Скачать fb2
Земля опадающих листьев (Черная сага - 1)

Земля опадающих листьев (Черная сага - 1)


Булыга Сергей Земля опадающих листьев (Черная сага - 1)

    СЕРГЕЙ БУЛЫГА
    Черная сага
    КНИГА ПЕРВАЯ
    Земля опадающих листьев
    1.
    День кончился. Солнце скрывалось за лесом. Хальдер смотрел на солнце, щурился. Затем он медленно закрыл глаза, сел поудобнее... Нет, вовсе лег и вновь открыл глаза. Теперь в окно он видел только небо. Небо, оно везде одно - и здесь, в этой стране, и там, где он когда-то родился, и там, куда он после только ни ходил, где только ни был.
    А люди, они везде разные. Это, наверное, оттого, что и земля в каждом месте особая, разная. Здесь, скажем, в этой стране, на его новой, нет, если честно сказать, то на давным-давно привычной родине, и нивы тучные, и травы высокие, поля просторные, а в лесах много разной дичи. Зато рыба в здешних реках уж больно мелкая; такую рыбу там, где он родился, не брали. И корабли там были крепче. И хижины были из камня. Зато на тамошних деревьях не было листьев, были только иголки. И снег на той, его первой земле лежал, почитай, круглый год. Так на то там и север. Да, правда, и здесь снега тоже хватает. А вот зато за морем, в Руммалии...
    И мысль оборвалась - внизу опять дико, надрывно закричали. Хальдер поморщился. Пируют! А к ночи вовсе потеряют разум; пойдут плясать, потом возьмутся за мечи и станут выхваляться один перед другим, и быстро дойдет до обиды. Тогда Айга потребует, чтобы они бились без кольчуг. И они будут биться - всерьез. А посол...
    Лиса, а не посол! Утром пришел, сказал:
    - Великий регент!..
    Ха! Регент - вот как он сказал. Но ты не регент, Хальдер, ты ведь просто воин. Всю жизнь ты прожил воином и умрешь тоже воином. И вообще, посол явился не к тебе, а к Айге, вот Айга пусть всё и решает. Так ты вчера и сказал. Он, Айга, и решил. Принял посла и написали они договор, и поклялись они, потом ходили на кумирню и там опять клялись, жгли жертвенный огонь, бросали в него золото, рабов. Потом пришли сюда. Войдя, долго стояли у двери, боялись тебя потревожить. А ты лежал, молчал. Посол стрелял глазами, удивлялся...
    Да, это правда, ничего здесь нет. Только меч на стене, только соломенный тюфяк для отдыха, медвежья шкура, чтобы укрываться. И всего этого тебе, Хальдер, вполне довольно. Вот так-то вот, посол!
    И он, посол, помалкивал. А ярл сказал:
    - Вот, вечный мир, - и подошел к тебе, и подал тебе в руки свиток.
    На свитке были черточки, такие и такие. И если знать, что каждая из них обозначает, то можно было бы прочесть: "Мы, Айгаслав, ярл Земли Опадающих Листьев, и ярлиярл Цемиссий, автократор Руммалии, клянемся в том..." Ха! И еще раз ха! Они клянутся, словно они женщины. А вот ты, Хальдер, никогда не клялся. Зачем? Все клятвы - это ложь. И буквы - это ложь. Ты обходился и без них. И дальше всегда обойдешься. И потому сказал:
    - Так. Хорошо, - и отдал ему, Айге, договор. Спросил: - Это всё?
    - Нет, - сказал Айга. - Не всё. Еще посол хочет сказать. Позволишь?
    - Да.
    Посол вышел вперед, заговорил. Он, Полиевкт, старший постельничий, думный советник, простратиг, а ныне чрезвычайный и доверенный посол Владыки Полумира, желает всяких благ любезнейшему регенту...
    Ха! Снова регенту!
    ...любезнейшему регенту страны, столь поэтично названной Землёй Желтых, Золотистых Листьев. И впрямь, так слово в слово говорил посол, и впрямь страна эта на удивление прекрасна! И до того, как... до того... Буквально еще считанные дни тому назад никто из руммалийцев не мог себе даже представить, что здесь, на мрачном и суровом севере, где ежегодно выпадает снег и люди, спасаясь от холода, вынуждены кутаться в шкуры хищных зверей, и где еще никому не ведомы ни точные науки, ни благородные искусства, где лишь соха да меч - оплот цивилизации, живут такие мудрые правители: ярл Айгаслав и его регент Хальдер.
    Ну, это совсем уже зря, подумал ты тогда! Уж кто-кто, но ты, Хальдер, прекрасно знаешь, что на самом деле думает Цемиссий о тех, кого он называет варварами. Да и не только он, великий ярлиярл, так думает - любой, самый последний руммалиец твердо убежден, что на севере живут не люди, а дикие звери, и потому если их всех... Вот так! И это истинная правда, и пусть она и неприятна, но правду ты бы выслушал. А так... И ты тогда снова лег на спину и закрыл глаза. Но посол и не думал умолкать. Теперь он говорил о дружбе и крепком военном союзе, о торговле, о взаимной выгоде и выручке, о золоте, железе, зерне, парусине... А ты, Хальдер, дремал. Посол же говорил и говорил, как будто если много говорить, то его речи, как вода, проточат камень. Ха! И еще ты тогда же подумал: зря ты, посол, здесь на что-то надеешься, и вообще, зря ты покидал свой беломраморный, полный добычи дворец, зря так придирчиво осматривал корабль и подносил дары своим заступникам, зря долгих пять недель страдал морской болезнью, а после поднимался по реке, где по ночам глаз не смыкал возле костра и проклинал...
    Но тут посол вдруг замолчал. Ты настороженно открыл глаза. Посол, еще немного помолчав, тихо сказал:
    - Мой повелитель ярлиярл Цемиссий просит принять от него робкий поцелуй как знак того... как знак...
    И вновь посол запнулся. Стоял, смотрел прямо в глаза и не мигал. Ты, Хальдер, ничего не понял и спросил:
    - Как это "передать"? Да где это видано, чтобы поцелуй передавали?!
    - А так, вот так, - тогда уже совсем чуть слышно прошептал посол, он даже побелел от волнения. - У нас есть такой обычай. И что в нем такого удивительного? Ведь можно же передавать поклон, а можно и здравицу, и это никого не удивляет. Значит, можно... передать и поцелуй, - и тут этот посол вдруг опустился перед тобой, теперь уже сидящим, на колени, и потянулся к тебе, и попросил:
    - Позвольте... вашу руку!
    О! Ты тогда нахмурился, задумался... а после все-таки позволил - подал руку. Посол, низко склонившись к ней, опять заговорил:
    - Мой ярлиярл так наказывал мне на прощание: "Когда твои уста, о мой раб Полиевкт, коснутся длани великого регента, то помни, что это не твои это мои уста его лобзают; так и скажи ему о том!" Вот я и говорю. Вот я...
    И он припал к твоей руке в долгом и жадном поцелуе. А губы у него были дрожащие, холодные. Противно, тьфу! А взгляд его...
    Да, это верно: точно так же на тебя смотрел и его хозяин, ярлиярл, когда он пришел к тебе в шатер. И было это прошлой осенью.
    Но, правда, прежде к нему пришел ты. И не один! И не сразу. Ибо сперва ты три года тщательно готовился к этому великому походу и высылал туда лазутчиков, и высылал, и высылал... А прошлым летом, наконец, собрав семь раз по сорок кораблей, ты покинул эту давно уже родную для тебя страну и пошел на Руммалию! Шел - жег, шел - жег. И подошел к столице, выступил на берег, расположился станом, обложил. И призадумался...
    А что! Ибо какие высокие ты увидел там стены! А какие глубокие рвы! Конечно же, лазутчики тебя обо всем этом предупреждали, но тебе думалось, что быть того не может, такого нигде не бывает!.. А что теперь - то есть тогда, год назад, в Руммалии - было тебе делать?! Да ничего, ведь на то вы и воины, чтоб воевать. И раз, и два вы ходили на приступ, и много славных воинов тогда полегло и с той, и с этой стороны...
    А взяли что? Две крайних башни и плотину.
    Плотину, да! И сразу отвели от них, от осажденных, воду, почти что всю, а ту, что не смогли отвести, ту отравили. И вот тогда, уже через три дня после того, как ты взял плотину, Цемиссий, преклонивши голову, вошел к тебе в шатер - сам попросился говорить, а ты ему это позволил. Хей-ха! Вот так-то вот! Ты, просто воин, дикий человек, нет, даже белобровый - ты сидел, а он, великий автократор, стоял перед тобой - в богатых латах, в золотом плаще. И без меча - меч у него отобрали при входе. И вот так, без меча, без ножа, и вообще без ничего, совершенно безоружный, он, как они называют его - Владыка Полумира - стоял перед тобой и улыбался тебе, и жарко обещал тебе - толмач переводил - богатый выкуп. А ты на то...
    Ты, варвар, полузверь и вообще никто - ты молчал! Цемиссий же всё набавлял - еще, еще... Глупец! И трус. Да разве бы ты, Хальдер, пребывал в бездействии, да разве бы ты раз за разом откладывал приступ, если бы у тебя хватало на это сил? Но не хватало, ох, не хватало! Хотя, вне всякого сомнения, ты тогда привел с собой немало кораблей и многого чего добился да, много чего взял и много чего сжег. Но этот город так просто не взять. На следующий раз, так думал ты тогда, ты, Хальдер, будешь осмотрительней. Один плененный руммалиец очень подробно - ты так повелел, а он не смог перечить - очень подробно рассказал тебе вот что: для того, чтобы иметь успех в осаде, нужны тараны, катапульты, фашины, лестницы, машины огненного боя и, что может быть важнее всего остального, нужны мастера, которые возьмутся прорыть подкоп под Пятиглавой Башней. Правда, еще лучше, если бы этим мастерам удалось отыскать тайный проход во внутреннюю - Золотую Гавань. Но где сокрыт этот проход, плененный руммалиец не сказал поклялся, что не знает. Его убили. А теперь...
    То есть, тогда, в своем шатре, ты, Хальдер, хмурился и ничего не отвечал. И вообще, ты делал вид, что тебе нет никакого дела до того, что говорит Цемиссий. Он от этого очень сильно нервничал и то и дело менялся в лице. Тебя это тешило. Но потом ты спохватился, подумал, пора и меру знать. И потому, когда Цемиссий еще раз набавил цену, ты вдруг сказал:
    - Довольно, я согласен.
    Толмач кивнул и перевел. Цемиссий улыбнулся, отступил на шаг, дал знак слуге, тот подал ему свиток...
    - Нет! - сказал ты. - Постой. Сперва... вот это, - и властно поднял руку, согнул ее в кисти и протянул ее к нему. Цемиссий побледнел. А ты строго сказал:
    - Я жду!
    - Чего? - спросил Цемиссий, задрожав; точь-в-точь как сегодня посол...
    - Жду поцелуя, - сказал ты. - Он - знак твоей покорности.
    - Но я...
    - Не хочешь?!
    - Нет!
    - Тогда чего ты здесь стоишь? Иди. Я не держу тебя. Но завтра...
    - Нет-нет! - поспешно сказал ярлиярл. А потом...
    Х-ха! Ярлиярл, Владыка Полумира, автократор - встал на колени перед варваром, взял его руку, шершавую и крепкую руку настоящего воина, в свои почти женские, мягкие и пухлые ладони...
    Да, что и говорить, уже и тогда, в первый раз, тебе все это было очень противно. Но ты ведь знал - для них, для руммалийцев, это очень важно; пленник рассказывал, что это - знак рабской покорности. И ты терпел.
    И он стерпел - поцеловал. А после встал и резко, рукавом - как варвар! - вытер губы. Губы у него были серые, лицо тоже было серое. А вообще он держался довольно достойно, почти что как воин. Тебе это понравилось, и ты сказал:
    - Ну, вот и все. Теперь ты можешь идти. И я тоже уйду - сегодня же.
    - А мирный договор? Вот его текст, - и Цемиссий совсем уже собрался подать тебе свиток...
    - Потом, потом, - ответил ему ты. - Кто я такой? Я так, я просто воин. Я читать не умею. И потому я не буду его брать, этот твой договор, а я просто так уйду. А ты после пришлешь своих послов к нам в Ярлград, пускай тогда они, кроме даров, возьмут еще и этот договор, которым, я вижу, ты так дорожишь. Мой властелин, ярл Айгаслав, прочтет его. Он умеет читать, он не воин. Прочтет и, может, и подпишет. Он, мой властелин, умеет и это. Но все это будет потом, может, только в следующем году. Ну а пока... я больше не держу тебя.
    И ярлиярл ушел. И ты, обычный воин, снялся в тот же вечер. Шесть раз по сорок кораблей пришли в Ярлград. Народ встречал тебя на берегу, на пристани, народ в тот день много и радостно кричал. А ты как будто ничего не слышал; сошел на берег и сказал:
    - Как ты и повелел. Вот, принимай дары.
    И Айга принял. Молча. Он, Айга - ярл, нет - старший ярл над всей здешней землей - Землей Опадающих Листьев. Здешних двенадцать младших ярлов безропотно верны ему и платят ему дань. На то они и младшие, чтобы платить. А ты кто, Хальдер? Просто воин. Старый, неграмотный, и ничего тебе не нужно. Вот твоя горница, вот твой тюфяк, вот твой меч на стене. Меч. Х-ха! Даже посол - не воин, а почти что женщина - и тот, увидев этот меч, был поражен. И еще как! Стоял и всё смотрел, смотрел, смотрел, словно почуял! Меч - да, силен; твой меч, он... Да! Вот это настоящее сокровище, достойное настоящего воина. А золото и самоцветы, парча, шелка и благовония - всё это пусть достанется властителю страны, из-за которой ты, глупый старик...
    А ведь и вправду ты уже старик! Уже наверное лет тридцать минуло с той поры, как ты пришел сюда. Ты и тогда был просто воином. Был, правда, у тебя свой корабль, была своя дружина. Была и земля - та самая, на которой ты родился. И там ты жил, как все. То есть первых семь лет своей жизни ты провел в поселке, вместе с матерью и сестрами. Потом тебе разрешили охотиться, а потом и рыбачить, но недалеко. И только потом уже, когда тебе исполнилось четырнадцать, отец стал брать тебя с собой в набеги на соседние поселки. Потом ты уже сам ходил и начал сам себя кормить. Быстро, уже на следующий год, ты добыл себе корабль. И побеждал - это всегда. Вот за эту постоянную удачу тебя тогда и прозвали Счастливым. Но ты вместо того, чтобы держаться за это...
    Вдруг решил бросить все и начал готовиться к походу за море. Отец, как только узнал об этом, страшно рассердился. Он призвал тебя к себе и сказал:
    - Зачем это тебе? Что, разве здесь мало добычи? Весь Берег - твой.
    Да, это было так. Но что такое был тот Берег? Две сопки, три скалы, лед, мрак. И разве можно добыть много чести, опустошая и без того почти пустые, голодные и нищие поселки? А вот зато за морем, в тех далеких и благодатных местах, о которых ты к тому времени был уже столько наслышан... О! Но твой отец упрямо стоял на своем. Ты, говорил он, у меня единственный сын, а я уже стар, в следующем году я думаю уйти на покой и передать тебе все дела - то есть и сам наш поселок, и все корабли, а у нас их четыре, все они новые и крепкие, и люди на них проверенные, всё это, вместе взятое очень большая ценность. А что, так говорил отец, можно найти за морем? Только смерть. Почти все, ушедшие туда, ее, смерть, и нашли. Так стоит ли так далеко ходить?! И он еще хотел что-то сказать...
    Только тогда ты, Хальдер, не стал его дальше слушать, а резко встал, взял меч - еще не этот драгоценный меч, а тот, простой... Но всё равно уверенно сказал:
    - Так то были они. А это я. И я вернусь. Ведь я Счастливый. Да и к тому же я иду не так, как все.
    - А как это "не так"? - спросил отец.
    Но ты не ответил. С лязгом вложил меч в ножны и ушел к воде - там тебя уже ждали. А потом...
    А что было потом? Да ничего; шестнадцать дней гребли. Торосы, шторм...
    И ведь прошли-таки! На южном берегу вас встретили дымами. Кто жег эти костры, вы не видели, но прекрасно понимали, что там, за как будто пустынными песчаными холмами, вас уже ждут. Там знают, с чем приходите вы, белобровые...
    Да только вот на этот раз они ошиблись, ибо ты не стал причаливать к берегу - твой корабль резко свернул от него и двинулся едва ли не вдоль самой линии прибоя. Так тебя учили знающие люди, они говорили, что так безопаснее. Ты так и поступил. И так вы шли вдоль берега. И так продолжалось два дня. Ты стоял на корме и командовал, а воины гребли четко, размеренно. Вскоре дымы исчезли. Потом, уже на третий день, вы подошли к устью реки. Река, как ты об этом уже знал, была широкая и полноводная, течение у нее было слабое, а по обоим ее берегам - до самого горизонта - рос вереск. Кругом никого. И река, казалось, не представляла никакой опасности. Но, тем не менее, ты приказал табанить и развернул корабль вначале вправо, после влево... и потому, следуя одному памятному и очень полезному совету, благополучно миновал железный частокол, который был скрытно устроен на тамошнем дне, на самом перекате.
    А в полдень, на излучине, на правом берегу, вам открылся кумир. И про него ты тоже слышал. Ты велел остановиться и пристать. Пристали. Все оставались на своих местах, а ты один сошел на берег, опустился перед кумиром на колени и поднес ему две большие связки янтаря, китовый ус и старинный каменный кинжал - очень хороший. Кумир молчал. Ты встал и осмотрелся. На горизонте показался дым, потом еще один, еще... Прекрасно! И ты, победно улыбаясь, приказал:
    - На весла!
    Вы двинулись дальше. Шли дни. И в каждый такой день твои воины гребли, не жалея себя, от темна до темна, а этим пустынным берегам, казалось, никогда не будет конца. А потом, на двенадцатый день, вдруг сразу по обоим берегам пошли леса - сразу густые, непролазные. Тогда уже была осень, все листья на деревьях того леса были желтые. Они шуршали на ветру и падали, кружились на воде, пугали. Их били веслами, топили. А листья снова падали. И снова...
    Порой на берегу встречались поселения - десяток-два домов, ограда, ров, вот и всё. Вид этих поселений был, конечно, не ахти какой, но все равно каждый раз, приближаясь к очередному поселению, гребцы невольно замирали, весла начинали бить невпопад...
    - Нет! - говорил ты им. - И не просите. Мы не за тем идем. Р-раз! Навались! Р-раз! Р-раз!
    И так вы шли еще пять, десять, двадцать дней. Теперь уже не только поселения, но даже и целые маленькие города стали все чаще попадаться на вашем пути, а вид у этих городков с каждым разом был все богаче и богаче. Однако ты и к ним не позволял приставать, и даже для ночлегов каждый раз выбирал глухие, пустынные места. Люди кормились только солониной. Так что совсем неудивительно, что они понемногу начали роптать. Те, кто постарше, вспоминали о былом, то есть, конечно, о своих самых удачных набегах и, ясное дело, об очень богатой, ну просто баснословной добыче, а те, кто помоложе, все это с большим удовольствием слушали. И верили каждому слову. Когда же ты сказал им, что все это наглая ложь, потому что никогда еще никто из белобровых не заходил так далеко на юг, как сейчас зашли вы конечно, если не считать тех, кто проделал этот путь в ошейнике, то есть рабом... Но тебя не стали даже слушать! Тогда ты, потеряв всякое терпение, вызвал Угера и Крю и отрубил им головы - в честном бою, один против двоих. Тут все сразу поджали хвосты, замолчали. А ты сказал:
    - Глупцы! Терпение! Еще три дня терпения! А нет - так за борт. Ну?! Кто хочет за борт? Встать!
    Никто не шелохнулся. Тем это все тогда и кончилось.
    А еще через три дня, как ты и обещал, вы дошли до Ярлграда. О, Ярлград! Каким тогда для них, для белобровых дикарей, красивым и богатым показался этот жалкий варварский город! Гребцы сидели, побросавши весла, и смотрели, округлив глаза, на все эти кособокие терема, на их пестро размалеванные крыши, на крепостные стены в изразцах и на высокие массивные ворота, покрытые затейливой и, это можно и сейчас признать, довольно искусной резьбой...
    И - никого в том городе! Город, казалось, вымер. Или спал. Вы причалили к пристани, сошли на берег и, положив мечи на землю, принялись ждать. Ярлград по-прежнему молчал; долго никто не появлялся. Потом к вам все же спустился по тропке один человек. Он был высокий, кряжистый, русоволосый. И был он без оружия, без лат; значит, здешний хозяин. Он посмотрел сначала на тебя, а после мельком на других, вновь на тебя - и усмехнулся, потом молча ходил вдоль ряда сложенных мечей, смотрел на них, оглаживая бороду, и наконец сказал:
    - Беру. За треть.
    На том и порешили. Ярл Ольдемар - а это он и был - сказал, что он прямо с того же дня нанимает тебя и всех тридцать восемь твоих воинов к себе на службу и обещает вам сытный стол, теплый кров и треть добычи. Все вместе вы взошли наверх. И пировали. По случаю жары ярл приказал накрыть столы прямо в саду, в тени деревьев. А те столы... Это уже потом ты привык к подобным зрелищам, а в первый раз ты был сильно и очень неприятно поражен. Сидел, смотрел на своих воинов, которые, забыв обо всяком приличии, вели себя словно голодные свиньи. Конечно, думал ты, глядя на них, поход был долгий и трудный, но, тем не менее, воин должен всегда оставаться воином. Тебе было очень противно. И стыдно!
    Вдруг ярл спросил:
    - А ты чего не ешь?
    И улыбнулся. По-хозяйски. Так улыбаются, когда кормят собак - своих, прирученных. А, даже так! Какой он, этот ярл, надменный! И самоуверенный! Ну что ж! И ты тогда резко... Нет, ты все же сдержался. Сжал кулаки, не потянулся к ножнам, а только отвернул от него, от надменного ярла, свое горящее гневом лицо и смолчал. Тогда он снова спросил:
    - Так почему не ешь?
    Но ты уже окончательно пересилил себя и потому ответил просто:
    - А я не голоден.
    Ярл рассмеялся и сказал:
    - Вот это хорошо. Я не люблю голодных. - Потом подумал и добавил: Правда, и сытых тоже.
    И посмотрел тебе прямо в глаза. Он, наверное, ожидал, что ты снова отвернешься или хотя бы побагровеешь от гнева, начнешь кричать, а то и вообще схватишься за оружие. Но вместо этого ты только насмешливо улыбнулся и сказал:
    - Быть может, ты, ярл, и прав. Но разве это так важно? Кто голоден, пусть ест, кто сыт, пусть пьет. А я - просто воин. Живу мечом и от него и сыт, и пьян.
    - Но ты же его продал!
    - Нет, ярл. Не продал - только показал. И он тебе понравился. И ты готов платить мне за него. Ну так плати!
    Ярл зло прищурился, долго молчал... а после рассмеялся, встал и приказал:
    - Вина! Мне и ему - вина!
    Слуга подал вам чашу - одну на двоих...
    И с той поры ты с ним уже не расставался. Вместе вы ходили на Тэнград, на Ровск, на Глур и во многие другие места. Судьба благоволила вам, ты, Хальдер, всякий раз продолжал оправдывать свое прозвище Счастливый, и потому если кто-нибудь из здешних воевод вдруг заводил речь о том, что, мол, это негоже, когда каким-то белобровым чужакам дают столько власти и силы, тогда ярл Ольдемар тотчас гневно поднимал руку и требовал... Да что и говорить! Ярл Ольдемар был настоящий ярл. Был...
    ...Да! Хальдер зажмурился. Дышалось тяжело. Уже совсем стемнело. И вот опять внизу кричат, теперь уже намного громче. И вот теперь оно, пожалуй, и начнется: они снимут кольчуги, выйдут в круг, загремят бубны, завоют рога, они пойдут плясать - с мечами. Посол уже сейчас, небось, довольно ухмыляется. А был бы Ольдемар, так разве бы посмел этот наглец даже глаза поднять? Нет, конечно!
    Но Ольдемара давно уже нет. В тот год, когда случилось так, что он ушел, ты, Хальдер, был...
    Нет, ты ведь и тогда был тоже просто воином, тоже имел ночлег вот в этой самой горнице, и на этой же самой стене висел твой меч - пока еще простой, не этот. А Ольдемар к той памятной весне уже ох как заматерел! Тогда, лишь только снег сошел, были к нему послы с поклонами - пять ярлов из двенадцати признали его старшим. Это была большая удача! Но ему и этого показалось мало, и потому он грозно спросил у послов:
    - А после меня кто будет моим восприемником?
    - А твоим восприемником, - они ему ответили, - будет над нами твой сын Айгаслав. Его почтим.
    Вот так-то вот! Чего он, Ольдемар, и домогался, то есть отныне он и его род - старший над ними! И в том они клялись перед кумирами, ярл жег рабов, был пир. А Айгаслав... Трехлетний Ольдемаров сын Айгаслав был крепким, смелым и смышленым мальчиком. И он еще...
    Да, было это! Бывало, ярл посадит сына на колени, взъерошит ему волосы и скажет:
    - Вот этот знак - он неспроста. Сын, значит, будет счастлив. Я только пятерых ярлов прибрал, а он, я думаю, их всех вот здесь вот, в этом кулаке, будет держать! Так, Хальдер?
    И ты отвечал:
    - Да, это так, - и согласно кивал.
    У Айгаслава и действительно был знак - родимое пятно у левого виска. И всё, казалось, было хорошо - пять ярлов покорилось Ольдемару, шестой, ярл Бурилейф, просил о снисхождении, седьмой, а с ним восьмой...
    Вот ты тогда к восьмому и отправился - не жечь, а только поучить да указать, так Ольдемар тебе велел, да и большой дружины он тебе не дал и ты пошел лишь со своими, с белобровыми. Прошли один удел, второй, учили, они каялись. И вдруг тебе известие: Мирволод, самозванный ярл, взошел на Верх, а Ольдемар убит! И сын его убит, а Ярлград затаился, молчит - так говорили...
    Да, говорили так! Мирволод с братьями ворвался к Ольдемару и зарубил его. И сына. И жену. Потом их, обезглавленных, как падаль побросали в реку. Ярлград молчал, дружина помолчала да пришла и поклонилась, и сложили мечи у ворот, Мирволод их топтал, смеялся, а после взялся раздавать обратно...
    И они брали те мечи! И целовали их, клялись Мирволоду - и он те клятвы принимал. Вот так страна! А вам как быть? Вам, белобровым чужакам, которых-то и прежде не очень любили?! И тут-то вот...
    Ну, да! Вот так оно было тогда: с того кровавого известия прошло всего семь дней, как воин Хальдер - просто воин - нашел на берегу ребенка; живого, невредимого, и только багровый шрам у него на горле напоминал о том, что голову ему...
    А вот живой он, сами это видите! То было чудо! Небывалое! И потому, когда ты, просто воин Хальдер, пришел с тем мальчиком в Ярлград и показал его народу, Мирволод тебе не поверил.
    - Нет! - закричал он. - Нет! Врут чужаки! Ведь я же сам его... Нет!
    - Да! - кричали из толпы. - Да! Да! Он это! Это наш Айгаслав! Наш ярл! Наш ярл!
    И вот тогда...
    Нет, Хальдер, ты и после этого остался просто воином, жил в этой самой горнице, и был у тебя тот же самый тюфяк, набитый тем же самым волосом. Меч, правда, у тебя был уже не тот, простой, а этот, нынешний, который нынче утром так понравился послу.
    Да разве только ему одному?! Ты вспомни, Хальдер! Когда ты взял - вот так вот - Айгу на плечо и придержал его левой рукой, а правой вырвал этот меч из ножен, то сразу...
    Да! То сразу всё и началось: Мирволода судили самосудом, а тех, других, кто болтал лишнее, кто сомневался, кто не верил в спасение Айги тех с берега, как падаль, побросали в воду. Ярлград сразу успокоился. А за ним и вся остальная Земля. Потом, когда Айга подрос, ты начал брать его с собой в походы, учил его владеть оружием и вообще давал ему много советов. И вот теперь ярл возмужал, он храбр и щедр, а его Земля расширяется и богатеет. Но только что ему теперь эта Земля, если знающие люди говорят, что на свете есть места и получше. В прошлом году он повелел - и ты повел его дружины в Руммалию. Глянуть, что там...
    Хальдер вздохнул, закрыл глаза...
    Там, в Руммалии, море очень теплое, оно даже зимой не замерзает. И там, на этом теплом морском дне, круглый год растут цветы. Ты, перегнувшись через борт, показывал на них, воины ныряли за ними и приносили их тебе. Цветы были без запаха, на солнце они быстро блекли, а потом каменели. А может, это были совсем не цветы, а просто вот такие странные, диковинные камни. Те камни, говорят, растут как живые. А берег там, в Руммалии, скалистый и высокий. Но он совсем не такой, как Берег Белобровых, потому что там, в Руммалии, скалы режутся ножом, вот до чего они мягкие. И лесов у них нет, у них есть только сады. Деревья в тех садах высокие и стройные, листья на них зеленые и никогда не опадают. В садах у них всегда прохладно. Зато дороги у них безобразные, сплошная пыль да жар. И вообще, жар там всегда такой, что днем вся Руммалия словно вымирает...
    И днем их бить - как мух! Бить! Бить! Пора уже! Вначале - здесь; посла - на меч, пытать! А после выбросить во двор - псам на потеху. И всех его рабов туда же! А потом...
    ...Х-ха! Х-хы! Дерет-то как! Хальдер закашлялся, в глазах пошли кровавые круги. Ого! Что это с ним? И отчего? С утра он, как всегда, проснулся еще затемно, встал и проверил стражу, потом ходил к ручью, купался, поймал форель, распотрошил ее и съел... Легко поймал! Вот так вот руку выставил, а после р-раз ее под жабры! Это отец его так научил. Еще он говорил тогда: "Кто ловит рыбу неводом, тот не мужчина. Рука у воина должна быть крепкая".
    А тут она - как не своя! Вот, не поднять ее. Да и еще одышка, жар...
    А там, внизу, поют они, кричат. Все до единого пьяны. Да-да, пьян и посол, все руммалийцы таковы - сам не возьмет, но только поднеси, так не откажется, выпьет до дна. А коли так, а коли уже пьян, значит, пора уже, пора! И Хальдер крикнул:
    - Айга! Айга!
    ...Вот только крикнул ли? Нет, только прошептал, а крику не было откуда ему взяться! Так что ты, в самом деле, что ли, болен? И Хальдер попытался встать... Да вот не смог, упал. Вновь попытался - вновь упал. Значит, не встать пока, значит, лежи да жди...
    И он лежал и, повернувши голову, смотрел в окно. В окне - луна; ущербная. Меч на стене...
    А руку уже так сильно свело, что ни согнуть ее, ни повернуть. Что это?! Может...
    Нет! Не может того быть! Хальдер сжал зубы и прищурился, и весь напрягся; ну! Ну, еще, Хальдер, ну! И...
    Х-ха! Он сдюжил - сел-таки, уперся, не упал. И долго так сидел и тяжело дышал, а после все же отдышался. И вроде стало даже легче. Значит, опять позвать!
    - Айга! - сказал он тихо. - Айга!
    И тот...
    Тот сразу же вошел! Один вошел, без провожатых. Закрыл за собой дверь, зажег лучину, сел возле нее. Смотрел на Хальдера, молчал. Потом спросил:
    - Звал?
    Хальдер не ответил. Странно! Да как это он смог услышать, что ты его звал? Ты же шептал, и то чуть слышно! Так что, если...
    Нет! Это просто совпадение. И Хальдер ответил:
    - Да, звал, - и, помолчав: - Пора уже. Иди!
    Но ярл даже не шелохнулся. Он лишь прищурился да хмыкнул. В другой бы раз, гневно подумал Хальдер, он бы похмыкал, как же! А тут... Такая тяжесть, жар! И кровь стучит в висках. И все-таки... Хей, Хальдер, хей! И он сказал:
    - Айга, пора уже, совсем пора! Забыл, что ли? На меч его!
    - Нет, - сказал ярл, подумав. - Посол завтра уедет в Руммалию. И чтобы вдруг... Вдруг если я чего не знаю... Да! Вот еще что: я еще дам ему охрану.
    - Что?! - не поверил Хальдер. - Охрану? Ему? А как наш поход?
    - Будет поход, - и ярл кивнул. - Будет большой поход!.. На Владивлада.
    Сказал - и смотрит. Ждет. Поход на Владивлада! Да что там брать? Ничего там нет, только болота, гнус, протухшая вода! И гиблые огни, которые...
    - Да, - сказал ярл, - вот туда и пойдем. К Источнику! Посол мне говорил...
    Посол! Вот оно что! И Хальдер хрипло, неприятно засмеялся:
    - Ха! Говорил! А как же Марево? Он, твой посол, хоть знает, что такое Марево?! Он видел, как оно плывет? Вот так оно!
    И Хальдер поднял руку; опухшую и посиневшую, тяжелую... но тут же опустил ее - не смог больше держать. Жар донимал его. И вообще - дрожь во всем теле, холод, слабость... Но гнев, тот был сильней! И Хальдер продолжал:
    - Да, Айга, Марево. Тебе тогда был уже год. Нет, два! Отец твой, Ольдемар, послал меня за данью. В трех днях пути от Уллина, вверх по течению, мы сделали привал. И вот... еще было темно; все спали, я один проснулся. Не знаю даже, отчего, но я вдруг подскочил. Смотрю - нет никого. И - тишина кругом, только какой-то слабый треск, как будто от костра. Потом... из-за кустов над самой над землей поплыл туман - такой зеленоватый, душный, а в нем какие-то огни. Я закричал...
    - Ха! - засмеялся ярл. - Рассказывал. Не раз. И вы бежали. Дикари! А вот посол, он говорит, что это твое Марево...
    - Посол! Да что он может знать?! Он видел кости тех, кого сожрало Марево? Да и потом...
    Хальдер хотел еще что-то сказать, но поперхнулся и закашлялся. И этот кашель бил его, бил, бил - прямо до слез. Хальдер хотел было их вытереть, но рука не послушалась, не поднялась. Тогда он лег и попытался задержать дыхание...
    Но кашель сотрясал его. Ха! Марево, Источник! Чудо! Да только чудо уже было, теперь, похоже, дело за расплатой, и потому, Хальдер, тебе...
    Бред! Бред это! Очнись! И он открыл глаза. Айга по-прежнему сидел возле лучины. Ярл! Х-ха! Ярл Ольдемар не верил в чудеса. Он говорил:
    - Какие чудеса?! Есть только меч и Случай!
    И от меча он и погиб. А этот, Айга, ждет. Только чего тут ждать?! Он что, действительно уверен в том, что будто бы посол...
    Ложь! Нет Источника ни для тебя, глупец, ни для посла - пока я жив, а я-то жив! Да и потом... И потому вся его сегодняшняя сладкая болтовня - это обычная приманка, ярл, чтобы задержать тебя, отвлечь, сорвать поход и чтобы потом...
    Да, так-то оно так, да вот...
    Язык ворочался с трудом, слова были тяжелые, как камни, но Хальдер все-таки выдавил их из себя:
    - Не верь ты им. Твой путь другой. Посла - на меч... и пытать... узнать, где этот... тайный лаз... в их Золотую Гавань. И сразу... всем в поход. И я клянусь тебе - ты станешь... Ты...
    И Хальдер замолчал. Закрыл глаза. Зачем он клялся? Ведь он же знает, что все клятвы - это ложь, приманка для глупцов, чтобы потом их вот так, как сегодня его... Кровь словно закипела в жилах! Очень хотелось пить!..
    А ярл спросил:
    - И стану кем? Ну, Хальдер, продолжай! Что, стану ярлиярлом? Владыкой Полумира, а?
    Хальдер молчал. Хотел закрыть глаза - не закрывались. А ярл сказал:
    - А мне ведь ничего не надо. Ибо кто я? Кто я такой? Ты думаешь, не помню?!
    И усмехнулся Айгаслав, ворот оправил, значит, помнит; всё помнит - то, чего ты никогда и никому не говорил и никогда не скажешь, ты в этом слово дал, поклялся. А после, как ты пожелал, так оно и случилось: Ярлград расстроился, народ разбогател, соседи поклонились вам. Ярл Айгаслав ел, пил на золоте, спал на лебяжьих перинах, смышленым, смелым рос - как настоящий ярл. Но, правда, иногда...
    - А где это случилось? - спрашивал. - Где ты нашел меня?
    А ты, глядя ему прямо в глаза, отвечал:
    - Не помню. Да и зачем это тебе? Ты - Айгаслав, наследный ярл, отец твой - Ольдемар, а я... Кто я? Слуга, продавший тебе меч. Приказывай!
    Но ярл молчал. И уходил. Ха! Сколько уже лет прошло с той встречи на реке! Из тех, кто был тогда на корабле, один только ты, Хальдер, в живых и остался. Да если бы даже кто из них, из твоих белобровых, теперь и был бы еще жив, то все равно никто ничего не стал бы рассказывать, ибо таким не делятся.
    Они и не делились. Шло время. Много времени. И ярл смирился. Ярл вырос. Ярл пировал, охотился. Ярл принимал посольства, властвовал. Но при этом он внимательно слушал советы того, кого этот наглый посол теперь упрямо называет регентом... И вдруг он, Айга, говорит, что он все помнит! Но только разве сейчас важно это? Важно другое, да. Важно...
    Вот именно. Ну, хорошо, он, Айга, не пойдет на них, на руммалийцев, а заключит с ними союз. А дальше что? Да как всегда! Вначале сюда явятся купцы и станут торговать... Нет, поначалу они будут просто раздавать товары, и здешний люд - а люд везде один и везде глуп! - а люд начнет рассуждать:
    - Да, там, в Стране Высоких Городов, там жизнь! А здесь... Вот здесь бы тоже так бы, как у них!
    И станут привечать этих купцов. Потом, вслед за купцами, явятся... как их?.. ну, эти, в черных балахонах, и примутся учить, что вера в Хрт и Макью, а также и в Винна - это вера в идолов, а идолы - это обман. И тоже будут раздавать подарки и сулить всяческие другие блага и радости. Народ и им поверит. А потом...
    Х-ха! Так уже было в Песчаной Земле. И в Многоречье. И у Безволосых. А теперь тамошние ярлы платят руммалийцам огромную дань многими полезными вещами и, что хуже всего, еще и самыми лучшими воинами. И так будет и здесь, ярл Айгаслав! Глупец! Кругом одни глупцы! Хальдер с трудом лег поудобнее и посмотрел на руку. Рука почернела, раздулась, кожа на ней лоснилась и, казалось, вот-вот лопнет. Так, кстати, умирал Ольми, укушенный змеей. И было это в Руммалии. Там очень много змей - прямо в садах.
    А там, откуда ты пришел, змей не бывает. И вообще, там если ты решил кого-нибудь убить, так приходи к нему и прямо говори ему, чего ты хочешь, и вам дадут мечи и вы, как и положено мужчинам, сразитесь между собой. И колдунов там нет. И раны не врачуют. У белобровых так - раз должен умереть, так умирай. А здесь...
    Из тех, кого ты когда-то привел к Ольдемару, давно уже никого не осталось. А было сорок их! Последним был Ольми, Ольми оставлен в Руммалии. Теперь вот ты совсем уже один - и тоже умираешь. Вот видишь как оно все обернулось - хоть обещал "Вернусь!", а все же не вернулся. И что ты здесь нашел, что тебя здесь удержало? Хальдер поморщился и приоткрыл глаза...
    Ярл! Смотрит, щурится. Играет желваками. И... говорит:
    - ...Да-да, и не иначе. Вот и сейчас опять. Небось, лежишь и думаешь, какой же ты хороший: жил просто воином, не для себя, а только для других старался. Вот, скажем, для меня. Державу укреплял и расширял, добывал мне добычу, терем набил всяким добром, перинами, а сам на тюфяке... Ложь это, Хальдер. Ложь! Ты алчен. Ух, как алчен! Только другие алчут золота и самоцветов, а ты... ты алчешь власти. Мало того; ты хочешь властвовать, но так, чтобы другие этого не видели, но знали - знали обязательно! Вот почему ты до сих пор как будто просто воин, а я... Я - будто ярл!
    - Ты...
    - Замолчи! А знаешь, почему ты сегодня умрешь? Да-да, сегодня, я не оговорился! Так вот, ты сегодня умрешь... опять же из-за жажды власти. Ты пожелал, чтоб ярлиярл, как подлый раб, лобзал твои персты. Ха-ха! Словечки-то какие! И вот ты получил лобзание - змеиное! Вон что с твоей рукой! Посмотри на нее. Как раздулась!
    Но Хальдер смотрел не на руку - на ярла. Так, значит, вот оно что! Он, Айга, значит, с ними сговорился, дал отравить тебя! Вот почему посол прятал глаза, а губы у него были холодные и липкие, а ты...
    Глупец! Самонадеянный! Да как ты мог ему поверить? Как?! Ведь это ж Руммалия! Хальдер, вспомни: пять лет тому назад Цемиссий возжелал убить родного брата. И убил - и ведь не где-нибудь, а в их священном месте - в храме! Брат взял свечу, эта свеча вдруг необычно ярко вспыхнула - и брат горел и корчился, кричал. А все стояли рядом и смотрели. Так то был его брат, и то был его храм! А ты кто ему, Хальдер? Ты просто воин, враг, нет, даже раб врага...
    Да нет, не то! А просто срок пришел - и вот она, расплата. И вот ты от кого... А ведь ты знал! Ведь ждал! Вот каково склоняться и просить! Вот каково...
    Ярл усмехнулся и сказал:
    - Да, я не помню, где это случилось. Но зато я прекрасно помню, как всё это было. Да. Вот... Так вот это было, слушай! Тогда уже стемнело. Я спал и мне было тепло. Ведь я был в своем доме! Да, в тесном и задымленном, да, в нищем, да! Но то был дом, в котором я родился, и потому мне в этом доме было хорошо... Так вот, опять я говорю: я спал, и мне было тепло и уютно. И вдруг я просыпаюсь оттого, что слышу чей-то разговор. Я приподнялся, вижу... Да, вижу: за нашим домашним семейным столом сидят чужие люди. Один из них был ты, а второй... Второй, мне кажется, был Бьяр. Да, Бьяр, конечно же! Так вот, вы с Бяром сидели за нашим столом, а мой отец - родной отец, и это был совсем не ярл, а просто бедный человек, простолюдин - стоял возле двери. Он так и был одет, как все такие люди, просто. А на вас с Бьяром были блестящие кольчуги, были еще мечи у пояса. Мне стало очень любопытно, я захотел вас получше рассмотреть, и потому встал и вышел к свету. А ты, как только увидал меня, так сразу отшатнулся. Потом спросил:
    - Кто это?
    - Сын, господин, - ответил мой отец. - Мой сын.
    Ты долго, пристально меня разглядывал, потом сказал:
    - Мальчик, поди сюда, я угощу тебя.
    Я подошел. Ты посадил меня к себе на колени, дал хлеба. Потом спросил, что это такое у меня возле виска. Отец сказал:
    - Это родимое пятно. Недобрый знак. Такие дети, говорят, живут недолго, потому что...
    Но Бьяр, не дослушав его, громко рассмеялся. А ты, сделав Бьяру знак, чтобы он немедленно замолчал, оборотился к моему отцу и сказал:
    - Нет, смерд, ты не прав. Это хороший знак. Да и еще какой!
    И вдруг ты прижал меня к себе, к своей груди, и приставил к моему горлу нож. Отец мой очень сильно испугался и закричал:
    - О, господин! Ведь ты убьешь его!
    - Нет, - сказал ты, - я его только помечу. А вот тебя... - и закричал: - Хей! Хей! Сюда!..
    Ярл замолчал. Молчал и Хальдер. А что тут было говорить? Как объяснить? Ведь не поверит же! Да и сказать-то, главное, нельзя; ты ж ведь поклялся, что будешь молчать - это тогда было, возле... Вот так-то вот! Всего один раз в жизни ты поклялся, зато как! А ведь тогда казалось: ну и что? Ну, так или не так, но, главное, что с тобой будет Айгаслав - живой и невредимый, и ты придешь с ним в Ярлград, меч обнажишь - вот этот уже меч, что на стене, меч непростой, в нем скрыто столько силы, что даже в Руммалии на тебя...
    Но мысль оборвалась - ярл вновь заговорил:
    - Когда мне было восемь лет, я в первый раз решил тебя убить. Ты спал. А я пришел сюда, взял меч... Но нет, не смог. Так и ушел. Потом, через три года, снова приходил. Снова не смог. Потом еще... И почему я каждый раз не мог тебя убить, а ведь я очень этого хотел, меня просто трясло... почему я не знаю. Быть может, оттого, что понимал, что месть ничего мне не вернет. А может, чувствовал и ждал... И вот дождался! Сегодня посол мне сказал: "Ты промолчишь - и я тебе за то открою путь к Источнику". И ведь откроет, Хальдер, я ведь это чувствую! И я приду туда, и я... И там я припаду к Источнику и попрошу его только об одном - не о богатстве, Хальдер, нет, и не о славе, и не о власти, зачем мне все это... а попрошу я только вот о чем - вернуть меня в ту ночь, когда ты получил известие о смерти ярла Ольдемара и его семьи. И я тогда опять буду лежать, услышу ваши голоса, проснусь... но выходить к вам я уже не буду. И мы не встретимся! Ты уплывешь на своем корабле, а я останусь дома. В своем доме! И будут у меня отец и мать. И мое настоящее имя - то, с которым я родился. И большего мне ничего в этой жизни не надо. А ты... Ты умирай, теперь мне все равно.
    Ярл встал. Был он высокий, кареглазый, был у него родимый знак у левого виска, а на горле был шрам. А и действительно, что, если бы...
    Да, вы тогда действительно сидели за столом и спорили. Бьяр предлагал идти на Глур, а ты упрямо на это не соглашался. А получается, что зря! Ведь если бы ты сразу согласился, так вы бы сразу и ушли, мальчик не успел бы проснуться, и вы бы беспрепятственно отчалили от берега. Назавтра прибыли бы в Глур. Ярл Глура, Вальделар, и белобровых чтил, и свой народ вот так крепко держал, и войска у него было достаточно. Объединившись с ним, пошли бы на Ярлград. И там, даже простым еще мечом, ты легко одолел бы Мирволода, а после...
    Ха! Но того "после" нет, а есть другое "после" - есть Айгаслав и есть посол, есть меч, который уже завтра же этот глупец, а почему бы и нет...
    А если так, то всё, что ты еще можешь успеть...
    Да, это верно! Очень даже верно! И Хальдер сделал знак - склонись ко мне! Айга склонился. А Хальдер через силу прошептал:
    - Быть может, ты и прав. Пора мне уходить... Но не клади меня в курган! Я на костре хочу. Всего-то!.. И... там, уже перед костром, ты дай мне в руку меч... Мой меч. Дашь, Айга?
    Ярл молчал.
    - Дашь?
    Айга отвернулся. И это хорошо, ибо зачем ему смотреть, как у тебя, у воина, глаза, словно у женщины, вдруг сами собой заморгали, потом увлажнились...
    Ярл резко встал и хрипло выкрикнул:
    - Дам! Дам! - и...
    Хей! Хей-ха! Что это? Лист! Да, и действительно: осенний желтый лист проплыл у тебя перед самыми глазами! А вот еще один, а вот еще, еще...
    А вот уже не видно ничего - ни Айги, ни лучины, ни меча, а только одни листья, листья, листья. И Хальдер - молодой и сильный - идет вниз по тропе. Он наконец вернулся! Там, впереди, залив и хижины. И лодки у воды. И ничего, ну ровным счетом ничего с тех пор не изменилось! Остановившись, Хальдер поднял руки и громко-громко закричал:
    - Хей! Хей! Есть здесь хоть кто-нибудь?!
    И... свет в глаза! Он отшатнулся...
    2.
    Немного подождав и убедившись, что старик уже не дышит, ярл встал. Ну вот и всё, подумал он, теперь можно спускаться в трапезный покой и радовать посла, потом чинно выслушивать его, кивать, и даже, если это будет надо, пить за его здравие, а утром отправлять его обратно в Руммалию, а там уже и самому, да пусть хоть завтра же, отправляться в дорогу. Посол не лгал - он клялся страшной клятвой, он говорил, что ты легко найдешь Источник, и припадешь к нему, и загадаешь свое самое сокровенное желание...
    И тогда снова будет ночь, и ты - трехлетний, маленький - опять будешь лежать и слушать разговор, но к белобровым ты уже, конечно, выходить не станешь. Тихо и спокойно пройдет эта ночь, ничего страшного ни с кем не случится, утром белобровые поднимутся на корабль и отчалят, навсегда исчезнут, а ты останешься и будешь жить...
    А что?! И будешь, да. Ты видел, как живут крестьяне. Конечно, бедно живут, голодно. Зато тогда, в той твоей новой жизни, с тобой будут твои, а не подменные, отец и мать. Мать, правда, ты совсем не помнишь. А Хальдер уплывет к себе на север - там, говорят, и листьев на деревьях нет, и солнце на зиму скрывается, зимой там ночь. И так им и надо! А здесь Мирволод будет властвовать в Ярлграде, а в Глуре Вальделар, в Тэнграде Бурилейф. А в Руммалии...
    Будет всё по-прежнему! И руммалийский ярлиярл будет с усмешкой говорить, что здесь, в вашей нищей земле, живут дикие, но неопасные варвары, и станет засылать сюда сперва купцов, а после этих, в балахонах, а после, может быть, даже этот же самый посол снова придет сюда - но не к тебе уже, а к Мирволоду - и снова будет лгать. Да, лгать и лгать! Ибо он лжет всегда! И всем.
    Нет, почему же, не всегда. Ведь ты же чуешь, ярл, что он не лжет, он знает, как пройти к Источнику и как развеять Марево, он также знает даже то, с какими именно словами нужно обращаться к Источнику, когда ты будешь наклоняться над ним и зачерпывать воду. И все-таки все это очень странно! Вот почему ты, выслушав его, спросил:
    - Но если это так, тебе все так ясно открыто, то тогда почему ты сам не идешь к Источнику? Что, разве тебе нечего желать?
    - О, конечно же, есть, - ничуть не смутившись, ответил на это посол. Но прежде, чем думать о себе, я должен принести благо своей Державе, своему народу и своему повелителю. И, кажется, я это долгожданное благо им всем уже почти принес, ибо твой регент умирает. И вот как только он умрет, как только я увижу его мертвым, так я тотчас же отправлюсь к своему повелителю с тем, чтобы как можно скорее порадовать его этим счастливым известием. Ибо кто Хальдер ему, мне да и всей Руммалии? Коварный, алчный враг. Он приходил к нам, грабил, жег и убивал, и он приходил бы к нам еще и еще, чтобы снова грабить нас, жечь и убивать. Другое дело ты. Ты наш друг, и потому с тобой мы будем жить в добром мире и взаимном согласии. Вот почему мой повелитель ждет, чтоб я скорей вернулся и сказал ему, что враг наш мертв, а друг наш жив и здравствует. И вот только тогда, после того, как я выполню свой долг перед Владыкой и перед державой, - только тогда я вспомню о себе и вспомню об Источнике, и соберусь, скорей всего уже только на следующий год, и уже не как посол, а как твой друг, я вновь приду сюда. Но не один уже, и ты меня в этом поймешь, ибо и сам это прекрасно знаешь: для того, чтобы беспрепятственно пройти к Источнику, нужна надежная охрана. Трех сотен воинов, я думаю, будет вполне достаточно. Вот их-то я и приведу с собой. И вместе с ними дойду до Источника. И вот тогда... тогда я пожелаю...
    - Чего?
    - Зачем это тебе?
    - Да просто так. Ну так чего?
    Посол молчал, не отвечал. И, значит, он не лгал. И, значит, он не меньше твоего желает отыскать Источник и пожелать... Да пусть себе желает всё, что хочет. Если сможет! Ибо на следующий год, вперед его, взяв десять раз по сорок кораблей, ты, Айгаслав...
    Ярл вздрогнул. Нет! На следующий год ты будешь жить уже не здесь, а там, в поселке у реки, и у тебя будет уже совсем другое, простонародное имя. А вот какое, ты не помнишь. И вообще, из той, из прежней своей жизни ты помнишь только ночь и разговор, и то, как Хальдер посадил тебя к себе, взял нож, отец начал кричать, но тут же в хижину вбежали белобровые... И всё! Так что же получается? Ты, Айгаслав, который двадцать лет прожил в Ярлграде... Да, это так; пусть плохо жил, пусть ненавидел, пусть боялся но вырос-то ты здесь! Здесь - всё твоё, здесь каждая ступенька тебе памятна, тропинка во дворе, пруд, яблони... И здесь, когда был бунт, тогда вот в этой самой горнице Хальдер и Бьяр стояли у окна и стреляли по нападающим из луков, а ты лежал, накрытый вот этим самым тюфяком. А после хоронили Бьяра, и ты в тот день впервые сел на лошадь, народ встречал тебя и ликовал, а ключница, как звать ее, забыл... И всё это после того, как ты придешь к Источнику, уйдет, исчезнет без следа, как будто никогда ничего подобного и не было! И сам ты, Айгаслав, исчезнешь, а будет жить в поселке у реки совсем другой и неизвестный тебе мальчик. Тот мальчик, может быть, и будет счастлив. Но мальчик - это ведь не ты. Ты - это ярл, подкидыш; нет у тебя отца, нет матери, есть только... Был! Да, был лишь только Хальдер-воспитатель. Сперва он сделал тебе зло, страшней которого ничего на свете не бывает, а после вырастил тебя и даровал тебе всю эту Землю, а после...
    Нет, теперь это все уже неважно. А важно только то, что невозможно возвратиться в прошлое, при этом не убив себя нынешнего. И, значит, хочешь ты того или не хочешь, ты - это только Айгаслав, ярл Земли Опадающих Листьев, раб... Нет, теперь ты не раб. Ведь Хальдер мертв, значит, теперь никто не посмеет поучать тебя, грозить тебе. Хей! Х-ха! Вот, значит, как оно все повернулось - теперь ты и действительно самый настоящий полновластный ярл этой Земли и волен править ею так, как сам посчитаешь нужным. Так, хорошо! Мир заключен, посол завтра уедет - утром. А вечером...
    Ярл посмотрел на Хальдера...
    А нынче вечером, прямо сейчас, спуститься и сказать им... Да! Так им и сказать, как было обговорено. И отнести его. И сжечь! Он, Хальдер, сам так захотел, чтоб не в кургане, так и будет. Огонь пожрет его, ветер развеет пепел - вот и всё, нет Хальдера, как будто никогда его и не было. А вот курган стоял бы, ты смотрел и хочешь не хочешь, а вспоминал бы его, гневался. А так отнес его, поджег - и всё на этом.
    Ха! Если б всё! Как будто бы посол ехал сюда только затем, чтоб заключать союз! Да нет, как бы не так, ибо все клятвы - ложь, все буквы ложь, и ты прекрасно это знаешь! Песчаная Земля и Безволосые, и Многоречье, и Скалистый Берег - все начинали так, с союзов, а после что там было? То-то же. И так будет и здесь: посол надеется, что после смерти Хальдера никто уже не помешает ему прийти сюда хозяином. Он ненавидит Хальдера, боится Хальдера. Да и не он один - вся Руммалия перед ним трепещет. А над тобой они смеются! И говорят: "Подменыш, пастушок!" А пастушка нетрудно провести. И потому-то Полиевкт пришел не к Хальдеру, не к воину, а к пастушку, к тебе, и принялся плести какие-то нелепицы о том, что будто бы он что-то знает...
    Да ничего он, Полиевкт, не знает! А если бы даже и знал, то это бы ему все равно никак не помогло. Потому что уж если даже сам непобедимый Хальдер, и тот не смог достичь заветного Источника, то послу и тем более с этим не справиться. Ну а тебе... Тебе об этом и мечтать нельзя! И вообще, поскорее забудь об Источнике, и также забудь и о той страшной ночи, когда Хальдер и Бьяр сидели за столом и спорили, а ты, проснувшись, вышел и увидел их, а твой отец, стоявший у двери... Да, все это лучше скорее забыть, ибо теперь совсем неважно, кто ты от рождения, ярлич или смердич, а важно то, что ты вот уже двадцать лет здесь живешь, и, значит, здесь твой дом, и, значит, никакой ты не раб, ты - ярл. А если ярл, то ты в ответе за всех тех, кто присягал тебе. А о себе забудь!
    Подумав так, ярл подошел к стене и посмотрел на меч. Меч Хальдера. Меч да тюфяк, медвежья шкура, чтобы укрываться - и это всё, что тебе от него осталось. Да, еще воины. А сколько их! Они сошлись со всей Земли и ждут тебя, стоят в Забытых Заводях. И там же ждут тебя и корабли, их вдвое больше прошлогоднего, на них фашины, лестницы, тараны, катапульты и мастера из Многоречья, которые знают, как со всем этим управляться. Эти мастера стоили очень дорого, но Хальдер не поскупился. Так что, оказывается, вот сколько всего он тебе передал. Хотя ты его об этом совсем не просил. Даже наоборот - ты с самого начала был против войны с руммалийцами, ты яро спорил с Хальдером, кричал, доказывал, ты даже отказался идти с ним в поход. Вот, словно чувствовал! А что! Да ведь если бы не было того, прошлогоднего, похода, так сейчас не было бы здесь и руммалийского посла, и ты не слышал бы его льстивых лживых речей, и, главное, не поднимался бы посол сюда и не передавал бы Хальдеру змеиный поцелуй Цемиссия. А так вот стой теперь, смотри на меч. А внизу вон как пляшут, гогочут. Посол, небось, сидит и ухмыляется, смотрит на варваров, ждет меч...
    Да, меч, и только этот меч, ведь он так и сказал:
    - Его, и больше ничего не надо. А почему? Вот я вернусь к себе и припаду к ногам Владыки Полумира, а дальше что? Сказать, что Хальдер мертв? Но это же только слова, а слова - это не доказательство. Поэтому я, оглянувшись, скажу: "Подайте меч!". И слуги внесут меч. Меч Хальдера! Цемиссий, я скажу тебе, его очень хорошо запомнил. И потому, как только он его увидит, он уже даже не будет у меня спрашивать, жив Хальдер или нет. Так что, отдашь мне меч?
    И ты ответил, что отдашь. А вот теперь, когда ты обещал отдать его и Хальдеру, и не просто отдать, а в костер, а с кострами не шутят...
    Как теперь быть?! Ярл поднял руку, тронул меч. Меч был как меч - не длинный, но и не короткий, и рукоять у него была удобная, и ножны легкие, но крепкие, и были они сплошь покрыты довольно изящным, хоть и незатейливым узором: крючочки, черточки и крестики, вновь черточки, вновь крестики, развилочки, кружки - как будто письмена...
    Ярл вздрогнул - письмена! Да, несомненно, это не узор, а буквы, и их здесь немало, и они выстроены в строки, значит, это самые настоящие письмена. И как это он раньше этого не замечал? Ярл, сдерживая дрожь, обеими руками осторожно взялся за меч, снял его со стены и, подойдя к окну, под лунный свет, вновь принялся рассматривать то, что было начертано на ножнах. Да, это письмена, опять подумал он, конечно, письмена, вот только очень странные. Ни здесь, ни в Руммалии, ни в Многоречье, ни даже у Безволосых так не пишут. Тогда, быть может, это знаки белобровых? Но белобровые не знают грамоты. И Хальдер был неграмотным, и еще часто любил говорить, что он буквам не верит, что буквы - это ложь.
    А меч хранил. Да еще как! Когда тебе было шесть лет, это в тот год, когда убили Бьяра, то есть тогда, когда Ярлград забунтовал, и белобровые, едва успев закрыться в тереме, три дня были в осаде, а после им на помощь подоспели глурские, а вел их Вальделар, и чернь рассеяли и многих перебили, а сыновей Мирволода, они были зачинщики, сожгли перед кумирами... Так, вот, тогда, на следующий день, лишь только рассвело, Хальдер пришел к тебе и, разбудив, сказал:
    - Преславный ярл, вставай!
    Ты вздрогнул. Ну, еще бы! Ведь он тогда впервые назвал тебя ярлом, а то всё Айга, Айга, сын ярлов, ярлич... И вот, наконец-таки, ярл! Ты подскочил и обнял Хальдера за шею. А он, прижав тебя к груди, поднес к окну. Внизу, перед крыльцом, стояло множество людей, толпа. Они увидели тебя и закричали:
    - Ярл! Ярл! Наш ярл!
    И долго они так кричали, а ты смотрел на них, не отрываясь, тебе было очень радостно, ты улыбался... Но Хальдер вдруг сказал:
    - Всё, хватит тешиться. Иди, одевайся, - и отпустил тебя, а если честно, то почти что сбросил на пол.
    Ярл! Ха! Вот такой был ты ярл! Но ты смолчал, не подал виду. А в горницу уже один за другим входили белобровые, они несли тебе кто шапку, кто корзно, кто сапоги. Ольми нес бармы ярловы - они были тяжелые, из кованого золота. Шапка была высокая, соболья, корзно подбито горностаем, а сапоги из мягкой руммалийской кожи. Тебя одели. Ты молчал. Хальдер сказал:
    - Вот, хорошо. Почти как Ольдемар! Сойдем, ярл Айгаслав, воссядешь, люди ждут, - и уже протянул к тебе руку...
    Но ты не дался, отступил. Сказал:
    - А меч?!
    - И меч, конечно, - улыбнулся Хальдер. - Ярл без меча - не ярл.
    - А меч какой?
    - Испытанный. И заговоренный. Хороший меч! - и Хальдер, повернувшись, приказал: - Подайте меч!
    Подали меч - с поклоном, с нужным словом. Меч был хорош - в прожилках, двоюжалый, и ножны у него были богатые. Вот разве что...
    - Ха! - вскрикнул ты. - Да ты смеешься надо мной! Не меч это, а нож. Короткий, ха!
    - Короткий? - удивился Хальдер. - Ну и что? Так по твоей руке его и делали, я так велел...
    - А я? А у меня ты спрашивал?!
    - Нет, ярл. Прости, не угодил... Но меч, скажу тебе, хорош. Вот, сейчас сам убедишься.
    И Хальдер снова приказал:
    - Эй! Привести раба! Раба! - и поднял меч, твой меч; сейчас введут раба...
    - Нет! - крикнул ты. - Отдай!
    Хальдер, как будто ничего не понял, пожал плечами, отдал меч. Ты взял его и повертел и так и сяк. Меч был в прожилках, крученый, два раза закаленный. И такой на раба поднимать?! Чтобы вот так сразу взять и замарать?!
    - Позволь мне, ярл, - совсем уже иначе, кротко сказал Хальдер.
    Ты, помолчав... Нет, так и не сказал ты тогда ничего, а только согласно кивнул. И Хальдер, опустившись перед тобой на колени, сперва опоясал тебя серебряным наборным поясом, потом ловко приладил к нему меч... И вдруг, склонившись к уху, прошептал:
    - Мой взять хотел?
    - Твой.
    - Ха! Да он и так твой, ярл! - и Хальдер встал с колен, громко сказал: - Ярл Айгаслав велел: пора!
    И первым ты, а следом Хальдер, следом белобровые пошли из горницы. Ты шел и весь дрожал, тебе было обидно, горько, гадко...
    Зато лишь только вышли на крыльцо, ты сразу обо всем забыл! И было отчего. Народ кричал, выли рога, гремели бубны. А Хальдер вел тебя, ты важно выступал. И вот вы подошли. Он подсадил тебя, и ты легко вскочил в седло.
    - Хей! - крикнул ты. - Хей! Хей! - и поднял меч.
    - Хей! Хей! - кричали все.
    Ты тронул лошадь, и она пошла. И Хальдер шел у стремени, и он кричал, да так, что весь побагровел. И все кричали, все! Шум, грохот был такой, что птицы тучей поднялись над городом и там, кружась...
    Да только что тебе тогда были те птицы, когда вот уже и кумирня была перед тобой, вот и священные костры! И вот уже в их очищающий огонь вместе с рабами бросают и тех, кто еще давеча чернил тебя: "Подменыш! Пастушок!". А нынче смерть им, смерть! И ты так и кричал, как все:
    - Смерть! Смерть!
    И было по сему, их всех сожгли. Потом волхвы гадали по угольям и возгласили:
    - Любо!
    Значит, любо. И вынесли столы, и расставили их перед теремом. Был пир горой - день, ночь. Под утро вовсе потеряли разум и, похватавшись за мечи и поснимав кольчуги, как всегда, пошли рубиться - насмерть. Однако ты того уже не видел, потому что, когда еще только начало смеркаться, Хальдер сказал им всем:
    - Ярл утомился, ярл хочет уйти. Я провожу его!
    И он увел тебя, привел в опочивальню, помог раздеться, уложил, сел у тебя в головах, огладил тебе лоб... и начал так:
    - Всё хорошо, мой господин. Теперь ты настоящий ярл, а я при твоем стремени, я твой раб, и весь народ - твои рабы. Ты ж видел ведь...
    А ты вдруг взял да и заплакал. Ты знал, что ярлы никогда не плачут, но плакал - громко и навзрыд. И Хальдер не ругал тебя, как это нередко бывало с ним прежде, а побледнел, прижал тебя к себе и жарко зашептал:
    - Ярл! Ярл! Не верь ты им! Всё это ложь! Ты - ярл, ты - Ольдемаров сын. Мы шли вдоль берега, увидели тебя, я первым подбежал, к тебе наклонился и сразу узнал, и схватил... И вот - ты жив. А где они, лжецы? От них теперь одни уголья! Кумиры приняли наш дар, кумирам любо, так чего же ты плачешь?!
    Ты замолчал тогда, утер глаза, спросил:
    - А меч?
    - Который?
    - Твой. Так где ты взял его?
    - Я же говорил уже: а там и взял, возле тебя. Вот ты лежал, вот так, на самом берегу, а меч лежал в воде, возле тебя. Я взял его - он засверкал в моих руках. Я положил его - и он поблек. Другие его брали - не подняли.
    - Как это?
    - Так. Тяжелый, видно, был, вот оттого и не смогли они его поднять. Не по руке им был! А мне оказался как раз. И, значит, меч был для меня.
    - Но ведь он был при мне! Возле меня лежал. Мой, значит, меч! Мой, а не твой!
    - Твой, - Хальдер улыбнулся, - твой, конечно. И потому, чего бы ни случилось, он всегда будет при тебе. В моей руке! Я ограждал тебя и буду ограждать, пока я жив.
    - А после?
    - После будет после. Спи, ярл. Теперь ты настоящий ярл - воссел в седло, взял меч, накормил Хрт и Макью. А то, что твой нынешний меч кажется тебе коротким, так это же еще только отроческий меч. Потом, когда придет должное время, я дам тебе другой.
    - Ты дашь?
    - Я, да. А что?
    - А я хочу взять сам!
    - Сам! - Хальдер рассмеялся. - Сам! Вот и ответ на все твои вопросы. Сын смерда так бы не сказал, "сам" - это ярлово слово. А что бунтовщики вчера кричали, так ведь на то и бунт, чтобы лгать. А ярл на то и ярл, чтобы карать. И ты их покарал.
    - Твоим мечом.
    - Моим, но и твоим. Спи, ярл. И знай, что Хальдер, твой слуга, не лжет.
    - Так поклянись!
    Хальдер нахмурился. Долго молчал. Потом сказал:
    - Я никогда не клянусь. Я просто сначала говорю, а потом делаю то, о чем говорил. И потом за то, как я это дело сделал, я готов отвечать головой. Если не веришь - вон твой меч. Бери его и руби мне голову, а я и не подумаю уворачиваться. Ну, чего не берешь?!
    Ты ничего на это не ответил. Ты просто лег и отвернулся к стене. Потом сказал:
    - Уйди, я спать хочу.
    И он ушел. А ты не собирался спать, ты просто так лежал. Лежал - и всё. Ты даже ни о чем не мог подумать - не получалось.
    И вдруг на тебя навалился неодолимый, крепчайший сон. И в этом сне тебе представилось, что будто ты лежишь в углу какой-то грязной, тесной, душной хижины. Вот ты лежишь с закрытыми глазами и хочешь поскорее заснуть, но чей-то громкий разговор все время тебе мешает. И ты, не утерпев, встаешь, выходишь из-за печи и видишь - за столом сидят чужие. А твой отец - ты сразу это понял, что это твой отец - стоит возле двери. И ты, тогда сразу осмелев, ведь ты уверен, что отец не даст тебя в обиду, подходишь к этим двум чужим, очень необычно одетым людям...
    А дальше происходит то, о чем ты так боишься вспоминать. Вот так ты впервые увидел этот страшный сон. Потом он донимал тебя почти еженощно. И ты быстро осунулся и уже почти ничего не ел, ни с кем и ни о чем не разговаривал. Сперва тебя водили к шептунам, потом тебя лечили знахарки. Потом вернулся из похода Хальдер, страшно разгневался, три дня задабривал кумиров - жег всё и всех подряд, - но и это тебе тоже не помогло.
    И вот тогда...
    А наступила уже осень...
    В тот день шел сильный дождь, злой порывистый ветер срывал с деревьев листья, и эти листья падали и падали. Вскоре все лужи во дворе были усыпаны желтыми листьями. Дождь бил их, мял, переворачивал. Хальдер, закрывшись у себя, весь день и сам никуда не выходил и других к себе не допускал. И ты тоже весь тот день просидел у себя и просмотрел в окно. Вот уже начало смеркаться. Ты сидел. Потом совсем уже стемнело. Тогда ты встал, на ощупь подошел к стене, лег на тюфяк, закрыл глаза. Ты весь дрожал - ведь ты же знал, что вот сейчас ты снова вдруг заснешь и снова увидишь ту же самую хижину, снова услышишь тот же самый разговор...
    Как вдруг услышал:
    - Ярл!
    Ты поднял голову...
    Ха! Ключница! Она стояла у двери, держала в руке плошку, в плошке горел огонь.
    - Ярл, я к тебе, - тихо сказала ключница. - Позволишь?
    - Да.
    Ведь лучше ключница, чем сон!
    Ключница осторожно, чтобы не потревожить тебя скрипом половиц, прошла к тебе и опустилась возле твоего изголовья. А плошку она опустила на пол. Огонь в той плошке был зеленоватый, дым от него был приторный, но сладкий. А ключница...
    Как ее звали, ты не спрашивал - ни тогда, ни прежде, ни после. И в этом нет ничего удивительного. Ключница это и есть просто ключница, рабыня. Рабов всегда полон терем. Рабов приводят и уводят, их разве упомнишь? Да и зачем это? Рабы - этим всё сказано. Поэтому ты строго посмотрел на нее, потом для пущей важности, как Хальдер, немного помолчал, и только потом уже строго спросил:
    - Зачем пришла?
    Она просто, с улыбкой ответила:
    - Облегчить твою душу.
    - Ха! - хмыкнул ты. - Кумиры, и те не облегчили!
    - Так то ж кумиры, - снова улыбнулась ключница. - Кумиры - это свет, свет - это день, а ты, мой господин, снедаем ночью. Да! Мне всё известно. На то ведь я и ключница. Ведь днем я сплю, а ночью выхожу. И вот я хожу, хожу по терему, зорко смотрю и внимательно слушаю, и проверяю все двери, все окна, и если где-то что-то не так, то я могу и отворить, и затворить, на то мне ключи и даны. Много ключей! И эти ключи, мой господин, не только от замков, но и от душ. Да-да! И чтобы ты знал, что это не пустая похвальба, я могу рассказать про ключ к твоей душе. Я смотрела в нее. И видела твой сон!
    - Мой? - вздрогнул ты.
    - Да, - закивала ключница. - Тот самый: про мальчика, у которого как будто бы убили отца, а самому тому мальчику один очень опасный человек порезал горло ножом. Был такой сон?
    Ты не ответил - затаился. Да как она могла, подумал ты, узнать про этот сон?!
    А ключница опять заговорила:
    - Ну вот, теперь ты убедился, что от меня нет запоров, что мне всё известно. А вот еще: я знала того мальчика! И знала и его отца. И знаю и сейчас. Потому что он ведь и поныне жив, его тогда никто не убивал, я временами вижу его сны. А мальчик мертв. Да-да! А было это так: Хальдер и вправду пришел в то самое селение, которое ты теперь каждую ночь видишь в своем страшном сне. И была при нем его дружина, одни белобровые, а я их языка не знаю, и потому мне их сны плохо понятны. Так вот, они пришли, пристали к берегу, сошли и стали располагаться на ночлег. В той хижине, которую выбрал себе для отдыха Хальдер, жил маленький мальчик, он был тебе тогдашнему ровесник. А еще он был на тебя так сильно похож, что просто не отличить! Когда Хальдер увидел его, он очень сильно удивился, долго расспрашивал хозяина, а после белобровые, Хальдер и Бьяр, о чем-то совещались, спорили, но уже на своем, на белобровом языке, и сильно спорили, даже ругались... А после приказали всех будить, сошлись к реке, хотя было еще совсем темно, сели на весла и поспешно отчалили.
    - Куда?
    - Снова вверх по течению, к Уллину.
    - Зачем?
    - Затем, мой господин. Об этом я не могу тебе рассказать. Мне нельзя. Я дала слово.
    - А мальчик что?
    - А мальчик оставался дома. Он весел был, играл. И уже только на следующий день, он вдруг как упал, так уже больше не поднялся. Он умер.
    - Как? Отчего?
    - Не знаю, господин. Упал и умер, вот и всё.
    - А я?
    - А тебя нашли на реке. Ты лежал возле воды. На горле у тебя был страшный шрам. А рядом с тобой лежал меч. Теперь тот меч у Хальдера, он с ним не расстается.
    - И это правда?
    - Да.
    - Тогда поклянись!
    - Зачем? - удивилась она. - Я никогда не лгу. Так и сейчас: всё то, что ты от меня услышал, правда. А тот твой страшный сон - это ложь и наваждение. Забудь о нем. Закрой глаза, не бойся, тот страшный сон к тебе больше не явится, я его затворю. И вот я уже затворяю его, затворяю. И вот уже, и вот уже, и вот...
    И ты заснул. И крепко спал всю ночь. А утром встал веселый, посвежевший, и как только вышел в гридницу, так сразу потребовал еды. Хальдер вскричал:
    - Вот, наконец! Кумиры заступились!
    Ты ничего ему не отвечал - ел, пил. Хальдер спросил:
    - Случилось что-нибудь?
    - Нет, - сказал ты. - Хворь отпустила, вот и всё.
    - Какая хворь?
    - Не знаю.
    Он больше не расспрашивал - не смел. А, может быть...
    А, может быть, он и так всё знал и потому молчал. Это, может, он и присылал к тебе ту ключницу и подучивал ее, что ей надо тебе говорить - кто знает?!
    Но зато тот страшный сон тебя больше уже не донимал. А ключница...
    Ты ее с той поры больше уже не видел. А поначалу очень ждал! Вот ночь придет, все лягут и заснут, тишь в тереме, тьма. А ты лежишь и слушаешь, не заскрипит ли где половица, не раздадутся ли знакомые шаги, не мелькнет ли свет в щели под дверью...
    Так осень кончилась, пришла зима, а ключницы всё не было. Теперь ты по ночам лежал и слушал вьюгу, вспоминал... То есть пытался вспоминать, но ничего не вспоминалось. Нет, ты, конечно, помнил, правда, очень смутно, как Хальдер вез тебя на корабле, как вы пришли в Ярлград, как вы прямо на пристани встретили Мирволода, тот смотрел на тебя и кричал, и как его потом убили, это ты вообще помнил очень хорошо, и что было потом, ты тоже помнил... Но вот зато о том, кем ты был до того, как тебя нашли у реки, ты совершенно ничего не помнил! И понимал, что уже никогда и не вспомнишь и, значит, так за всю свою жизнь наверняка и не узнаешь, кем ты был от рождения, сыном смерда или сыном ярла, и где ты жил, в Ярлграде или в хижине. И потому лежал и слушал, ждал, очень сильно надеялся, что вот вдруг снова придет ключница, которая все видела и слышала, и ничего не забывает, она может поведать тебе обо всем на свете, раскрыть самые-наисамые сокровенные тайны, которые, если захочешь, могут сделать тебя или самым сильным, или самым богатым, или самым могущественнейшим ярлом на свете... Но только ничего этого тебе не надо, и потому, когда она к тебе придет, ты будешь спрашивать у нее только об одном: где расположен тот поселок, в котором жил тот мальчик, который был так поразительно похож на тебя. Вот только бы это узнать! Вот только бы! А уж потом ты повелишь - и Хальдер тогда уже не посмеет отказать! - ты повелишь ему, чтобы вы с ним пошли туда и разыскали бы ту хижину, и ты б вошел в нее, все своими глазами увидел бы...
    И тогда сразу бы понял, что в твоей жизни есть сон и что есть явь! Ты был в этом уверен! Да вот только ключница...
    Но кто такая ключница? Жалкая раба! Ярл о рабе не должен говорить, это стыд и бесчестие. И потому ты молчал. Только порою спрашивал у Хальдера:
    - Где ты нашел меня?
    А он каждый раз отвечал одно и то же:
    - Не помню. Да и зачем это тебе? Ты - ярл, мой господин, а я твой верный слуга.
    На этом разговор заканчивался. Но все-таки однажды ты, не стерпев, гневно спросил у него:
    - А ключница?!
    - Что ключница? Какая еще ключница? У нас уже давно не ключница, а ключник.
    - Как так?
    - А так. Та ключница сбежала еще осенью. И ничего ведь с собой не взяла! На месте всё. Странно это. Но зачем тебе она? Раба!
    - Да, и раба! Но та раба была мне по сердцу. Вот лягу спать и слышу, как она ходит, как шаркает, так мне сразу спокойнее, мне сразу сон. Так где она?
    - Не знаю, господин! Сбежала. Но если тебе нужно, чтобы по ночам кто-нибудь ходил у тебя под дверью, так я скажу - и этот ключник, сколько тебе надо...
    - Нет, его мне не надо! Пусть ночью спит.
    - Как повелишь.
    - Вот так и повелю!
    И потому, как и прежде, по ночам было тихо; сколько ты ни прислушивайся, ничего не услышишь - ни шороха, ни скрипа в твоем тереме. И сны к тебе не шли. А если вдруг и шли, то снилась тебе только ключница. То как будто бы она сидит перед тобой и рассказывает тебе сказку. А то поет. А то ведет тебя вдоль самого берега реки, а этот берег крут, а вода внизу черная как ночь и всё манит тебя к себе, манит...
    А ключница:
    - Не бойся, ты не один, ты же со мной! - говорит. И держит тебя за руку и ведет тебя дальше. С ней хорошо, с ней спокойно, легко. Вот так бы спал да спал!..
    Но только рассветет, сразу приходит Хальдер, будит. И ты встаёшь, выходишь в гридницу, ешь через силу, пьешь. Потом тебя выводят на крыльцо и там вы вместе с Хальдером творите суд. То есть, конечно, ты все время молчишь, а это Хальдер разбирает тяжбы и назначает, что кому присудить и кого наказать, а ты только утверждаешь: "Так!", "Так!" А то к вам в терем являются послы и вы принимаете их, а то у вас охота, а то пиры. А то поход...
    Как ты любил тогда походы! Его походы, не твои. Потому что как только он уходил в поход, так ты сразу оживал. Ты тогда легок был, весел! Ольми а Хальдер оставлял его с тобой вместо себя, он только одному ему тебя и доверял - Ольми ни в чем тебя не попрекал, он тебе всё позволял и, даже более того, играл с тобой как с равным. Вы с ним катали бабки, запускали змея, лазали за медом, ловили птиц. На птиц он был большой охотник! Сам плел силки, сам птиц приманивал - он умел свистать на любые лады... Но после всегда отпускал. Даст поиграть, а после говорит:
    - Птицу нельзя удерживать. Зачем ей крылья? Чтобы летать. Вот пусть и летает!
    А по вечерам он любил рассказывать тебе про Белобровую Страну. Из этих его рассказов получалось так, что хоть там и холодно и лета там почти не бывает, а зимой ни разу не увидишь солнца, но всё равно там хорошо. А еще все свои рассказы Ольми заканчивал почти одними и теми же словами, то есть примерно так:
    - Вот, здесь живу. И сытно мне, и почет мне. Но всё равно я потом здесь не останусь, все равно вернусь домой!
    Эти его слова тебе не нравились, но ты молчал. А потом однажды не утерпел и спросил:
    - Когда это "потом"?
    А он ответил:
    - Когда-нибудь.
    - Что, еще не решил, когда лучше?
    - Так то не мне решать. А как придет Она, так это сразу и решится, тогда и вернусь.
    - А кто это "Она"?
    - А та, которая всех забирает. Придет, возьмёт меня...
    - И отведет домой?
    - Нет, не домой. Положит здесь, в этой земле. А, может, и сожжет, но всё равно мой пепел останется здесь.
    - А говорил "вернусь"...
    - Да, и вернусь! Она ведь что? Она ведь только тело с собой заберет, а душу не сможет. Душа - это как птица! И птица улетит домой, туда, где я родился. Вот так вот я вернусь, ярл Айгаслав!
    - А я, когда умру, тоже вернусь домой?
    - Нет, ярл, ты не вернешься. Ты ведь и так в своей стране и в своем отчем доме.
    - А поклянись!
    - Клянусь!
    - А Хальдер?
    - Что?
    - А Хальдер после своей смерти тоже вернется к белобровым?
    - Да, несомненно, ярл. А что?
    - Так, ничего...
    Х-ха! Ничего! А ведь это именно тогда ты в первый раз и подумал, что вот если бы...
    Но больше ты о смерти и о душе с Ольми уже не разговаривал. Ну а про то, где они тогда тебя нашли, Ольми, как и все остальные, рассказывать не стал. Сказал только:
    - Не помню, ярл, забыл. Спросил у Хальдера, может, он что подскажет.
    И ты тогда...
    Когда вернулся из похода Хальдер...
    Принял его, но ничего у него, конечно, не спрашивал. Ходили на кумирню, пировали. Потом, когда все полегли, как снопы, ты тихо встал, прокрался к Хальдеру...
    Шел, думал: вот и хорошо, всем будет хорошо - Хальдер вернется к своим белобровым, ты - в свою хижину...
    Вот ты вошел к нему. Он спал. Ты подошел к стене, взялся за меч...
    Меч был горячий, обжигал, но ты терпел. Меч был тяжелый, но ты поднатужился...
    И - с тихим шелестом - меч выбрался из ножен. Да, выбрался! Не ты его достал, а он, как будто живой, сам выбрался из ножен, ты его только поддерживал...
    А после подхватил его обеими руками, занес над головой - и опустил его на Хальдера! Даже упал вместе с мечом - для пущей верности!..
    Но что это?! Ты открыл глаза, осмотрелся...
    А ты уже не у Хальдера - ты у себя в опочивальне! Лежишь ничком на тюфяке, твои глаза все в слезах...
    А за окном уже светает! А вот...
    Шаги. Это его шаги! Вот он подходит к твоей двери...
    Вот он прошел...
    А вот уже спускается по лестнице, выходит на крыльцо. Окликнул сторожей и те ему ответили...
    А вот пошел к воротам, по мосткам. Значит, пошел к ручью - там он сперва искупается, потом поймает рыбу, принесет, подаст к столу и повелит, чтобы ты ел ее сырой. И еще скажет:
    - Хладнокровие! Еще раз хладнокровие, мой ярл - вот что для нас важнее всего!
    Ну что ж, пусть будет так! И через две недели ты снова пришел к нему, снова взял меч и размахнулся им...
    А потом опять лежал на тюфяке, рыдал, а Хальдер жил как жил. Меч был не твой - его...
    И ты с этим смирился. Рос, молчал. И уже почти не вспоминал о ключнице. И страшный сон больше не мучил тебя. Когда ж ты наконец достиг четырнадцати лет, Хальдер привел тебя к кумирам и там опоясал тебя уже другим, уже настоящим боевым мечом. И жгли рабов, был пир, а после вы ушли в поход - уже вдвоем. Потом был еще один поход, потом еще и еще. Походов было предостаточно, с каждым разом вы уходили все дальше и дальше. Последним покорился Уллин. Ярл Владивлад тогда встречал тебя в воротах и стремя при тебе держал, а ты сошел и даже не кивнул ему, а сразу пошел на кумирню. Ты первым шел, а Владивлад шел за тобой. Потом, перед кумирами, ты восседал на Владивладовом щите, а Владивлад стоял. И был он без щита и без меча, и с непокрытой головой. Кумиры приняли дары - рабов и золото. Потом был главный дар - ярл Владивлад склонился перед тобой и ты обстриг у него бороду. И эту бороду сожгли. Волхвы сказали:
    - Любо.
    Хальдер сказал:
    - Быть по сему!
    А ты молчал. И также молча отказался пировать. Встал и вернулся к кораблю. И Хальдер пошел за тобой. И все остальные пошли. Сели на весла, развернули паруса и двинулись в Ярлград.
    Пять дней шли по реке. Жара была нестерпимая. Хальдер упрашивал:
    - Ляг, отдохни!
    - Нет! - отвечал ты.
    И всё стоял, смотрел на берега. Всё думал, что увидишь тот поселок. Увидел ли? Почти наверняка, что ты тогда его увидел, да вот только не узнал. А спрашивать у Хальдера не стал - ты осторожен был.
    И вот уже с той поры миновало два года. Опять поднялся Владивлад, опять не платит дань и, более того, уже даже грозит посчитаться за прошлое. А Хальдер говорит:
    - Что Владивлад? Что там возьмешь? Лыко да веники! Вот Руммалия - это да!
    Про нее он давно заговорил. Говорил, говорил! А ты в ответ только плечами пожимал. Но ждал, конечно. Ждал очень! И прошлым летом, когда он наконец пошел на Руммалию, ты провожал его и думал: не вернется! А он ушел - и ты опять пришел к кумирам, бросал дары, молчал, тайно молил, молил...
    А он вернулся! Без Ольми. Ольми, сказал он, там остался; Ольми лежал в шатре и спал, когда вползла змея. И ты подумал: почему?! Ведь ты молил не за Ольми - за Хальдера! А вслух сказал:
    - Ну что ж, значит, Ольми счастливей нас с тобой - он уже дома.
    - О чем ты?!
    - Так просто. Пир, пьян, вот и сказал...
    Хальдер смолчал. Поверил, не поверил? Зима прошла. И вдруг...
    Посол! И его речи. Он говорил:
    - Мне ничего не надо. Дай мне только его меч.
    Меч! Х-ха! Да этот меч всегда был при тебе, всю мою жизнь при тебе. Так что же теперь?! Отдавать?! Ярл потянул за рукоять, и меч - с легким шипением - стал выползать из ножен...
    3.
    Если сказать, что в трапезной было шумно, то это все равно, что вообще ничего не сказать. В трапезной творилось нечто невообразимое. Больше полусотни сильно пьяных дикарей ели, пили, разговаривали, пели, ругались и просто кричали во весь голос - и всё это одновременно и все сразу. Один только посол сидел неподвижно и молчал, опустив глаза в стол, стараясь не смотреть по сторонам. А что смотреть! Еще немного, думал он, и пока что притихшие возле огромной печи музыканты задуют, загремят, загрохочут в свои дикие музыкальные инструменты, и тогда вся эта пьяная толпа разом повскакивает со своих мест, выйдет из-за стола и начнет плясать. Будет много визга, свиста и бессмысленных воплей. И плясать они будут с мечами, чтобы потом этими мечами начать резать, рубить один другого. И делают они так каждый раз, но меньше их от этого не становится, ибо плодятся они еще быстрее, чем режутся. Вот же подумать только: богатая, бескрайняя страна, красивое название - и варвары! Ну почему это Всевышний так несправедлив? У них, у этих варваро, есть всё - железо, медь, меха, мёд, дикий хлеб, который можно собирать прямо в полях, но им здесь брезгуют, - и даже...
    О! Это было в самый первый день, уже на первом же привале. Он, Полиевкт, сначала просто не поверил увиденному. И лишь потом уже, когда все улеглись, он снова сошел к реке и зачерпнул полную чашу прибрежного песка, промыл его, потом еще раз промыл, и еще, а после то, что осталось на дне чаши, аккуратно, с трудом сдерживая дрожь в руках, накатал на ртутный шарик... Да, это было золото, в крупицах. И здесь его на этих берегах полным-полно! Но, хвала Всевышнему, варвары они на то и варвары, чтобы не уметь брать золото из россыпей. Поэтому, чтобы добыть его, они идут за ним в далекие и кровопролитные походы, или же они меняют его на рабов. Но ладно бы только одно золото, а вот даже Источник! Всевышний и его расположил у варваров. Об этом Источнике в цивилизованном мире (но и там, конечно, не всем, а только тем, кому это положено) известно почти всё - и в чём ты должен быть одет, когда ты идешь к нему, и как можно развеять Марево, и что нужно сказать, когда ты зачерпнешь из него пригоршню воды. Вот только где же конкретно он находится, этого еще совсем недавно не знали даже самые из самых посвященных.
    И вдруг невероятная удача! Хотя вначале это был леденящий, невероятный ужас, когда в Город пришло известие, что Листья двинулись на нас войной. У них тогда было почти три сотни их челнов, а если учесть, что на каждом из них расположено по сорок довольно-таки хорошо вооруженных воинов, то надо признать, что это большая сила. И, главное, они не знают страха смерти. Они идут как муравьи, как саранча. Их бей, топчи - им всё равно. Да и еще ведет их, как нам сразу стало известно, Старый Регент, дикарь из белобровых, то есть вдвойне дикарь, и к тому же еще и колдун.
    О, да, он великий колдун! Можно, конечно, не верить в их богов, можно высмеивать их дикие обряды, но как это ни прискорбно признавать, однако сила - да, она, конечно же, нечистая и дикая - но сила в тех обрядах есть. И Регенту подвластна эта сила, об этом нам было совершенно точно известно. И вот он, этот Регент, выступил на нас войной. И вот он уже вступил в наши пределы. Шел - грабил, жег, никого не щадил. Мы отступали. И в этом нет ничего постыдного, потому что точно так разумные люди отступают перед псом, подверженным безумию. Укусит - сам ведь обезумеешь! Итак, мы отступали. Но если мудро отступать, что, кстати, мы и делали, то можно заманить врага в ловушку с тем, чтобы потом его убить.
    Так не убили же! А все из-за Цемиссия, промедлившего с отправкой депеши в Южную Армию. И потому Старый Колдун, почти никем не встреченный, легко дошел до Города, стал лагерем и приступил к осаде. Хотя, конечно, так не осаждают. Чтобы осаждать по правилам, нужны фашины, приставные лестницы, машины огненного боя, стенобитные орудия или хотя бы лопаты и заступы, чтобы было чем рыть подкоп, и еще много всякого другого. А эти просто стали шумным, беспорядочным табором, настроили себе землянок, вбили вокруг них частокол, потом приволокли откуда-то кумира, насыпали курган, поставили кумира на кургане и, разведя перед ним священный, по их понятиям, огонь, три дня бросали в него пленных, несчастных жертв, исконных руммалийцев, и дико выли свои варварские гимны, а их волхвы, то есть священники, беспрестанно кричали "Любо!" - и так продолжалось день, ночь, день, ночь, день, ночь... А мы со стен всё это видели и слышали. Но гнева не было, а было только понимание. Ведь кто перед нами? Дикие варвары. Кто их привел? Старый Колдун, воспитанный в страшном невежестве, чванливый и разнузданный. Пусть себе тешится! Но лишь до той поры, пока к нам на подмогу не подойдет Нечиппа - архистратиг Нечиппа Бэрд Великолепный - и приведет с собой легионы Южной Армии, и вот тогда-то этим дикарям не поздоровится. А что! Еще никто не смог сдержать Нечиппу. Двенадцать раз он выводил войска в поход - и всегда неизменно возвращался победителем. А посему, так рассуждали мы тогда, не стоит волноваться, а нужно только подождать какую-то неделю, а там всё само собой решится наилучшим образом.
    Однако Регент решил все иначе. Он же не думал ждать Нечиппу. Поэтому дав своему войску три дня на то, чтобы немного отдохнуть с дороги и заодно сжечь всех имевшихся у них пленников, он уже на четвертый день начал штурм. Их было много, словно листьев - такая уж у них страна, - но шли они, как саранча. И мы стреляли в них, и они падали, и мы бросали на них камни, лили на них кипящую смолу... А они как бежали во всю возможную прыть через поле, так и бегом же спустились в крепостной ров - и сразу же начали рыть мечами подкоп под Влакернскую башню. Вот каково! Такого мы еще не видели! Одни из них вгрызались в землю, как кроты, а другие в это время ловко прикрывали их щитами. А мы их били, жгли! А они рыли, рыли, рыли! И Регент вышел к ним и всё кричал что-то, командовал. А мы стреляли в Регента...
    Но стрелы проходили мимо. А он же рядом был! И он смеялся нам в лицо! Вот так стоял и, подняв меч, кричал, теперь уже по-руммалийски, то есть на нашем родном языке он хулил и автократора, и небо, и Всевышнего. А его лучники, чтобы прикрыть тех, кто спустился в ров, стреляли в нас. Стреляли они очень метко.
    И так прошел весь день. Стемнело, и они ушли, вернулись к себе в лагерь. И мы ушли, и был Большой Совет. Мы долго спорили. Я предлагал, что нужно сделать вылазку. Меня не поддержали. Решили, что не стоит рисковать, а лучше подождать Нечиппу с легионами, и вот тогда уже и посчитаться с Регентом - один раз и сразу за всё! Что ж, хорошо, пусть будет так. Но тут, когда мы, члены Совета, уже собрались расходиться...
    Вбежал посыльный и сказал: Регент опять пошел на приступ.
    На этот раз они пришли с веревками и крючьями. Бросали крючья и втыкали в стены, и добирались к ним, и вновь бросали, вновь втыкали, и вновь, с каждым разом все выше и выше. К полуночи бой был уже вверху, между зубцами - на Влакернской и рядом, на Орксойской башне. Это вверху. Ну а внизу они опять рыли подкоп. И очень быстро рыли! К утру на Влакернской они уже ворвались в подземелье...
    Но там их встретили огнем, они сразу понесли очень большие, ну просто чудовищные потери, и Регент приказал трубить отбой. Трубят они в рога диких быков, рев получается донельзя противный - визгливый и надрывный.
    Потом еще был штурм. Потом еще. Потом еще...
    И, наконец, они взошли на Влакернскую башню и там закрепились. Потом, после целого ряда бешеных варварских атак, мы были вынуждены отступить и с Орксайской. Но обе эти башни - автономные, их закрывает Пятиглавая. И с Пятиглавой мы в них и стреляли. Они несли огромные потери и потому не решались развивать свое наступление дальше. Стемнело - и сражение затихло. Вновь был Большой Совет. На этот раз ввиду того, что наше положение стало весьма критическим, решили, что уже не стоит ждать Нечиппу, а нужно попытаться переломить ситуацию своими собственными силами. А это значит: завтра ровно в полдень мы распахнем Коварные Ворота - и в поле выйдут катафракты. Вы никогда их не видели? Жаль! Это весьма внушительное зрелище. Да, их всего пять сотен, этих воинов, зато каких! Шлемы, личины и сплошные латы, и кони в латах и наглавниках. И латы у всех черные, и кони черные, и копья черные, флажки на копьях - тоже черные. Когда ворота раскрываются, они выходят на рысях по десять в ряд, и также на рысях - без криков, абсолютно молча - неумолимым железным тараном стремительно мчатся на врага. И режут любой строй, и колют, топчут, бьют. А уже вслед за ними, на добивание деморализованного врага, устремляется наша пехота. И тоже не толпой, как варвары, а стройными когортами. Команды: "Р-раз! Р-раз! Р-раз!", строй - строго в линию, никто не засбоит, никто не закричит, не уклонится от стрелы. И, между прочим, еще ни разу не было такого случая, чтобы враг не побежал. Враг - варвар, враг - дикарь, а дикость - это хаос, а хаос бьют порядком, порядком, пор-рядком!..
    Но, к сожалению, снова все вышло совершенно по-иному. Регент взял штурмом Новую Плотину! А было это так. Лишь только рассвело, Старый Колдун собрал их всех возле их священного кургана, там они снова разожгли большой костер, и он взошел к нему и опустил свой меч в огонь и стал что-то выкрикивать, а из костра летели ужасающие искры, а дикари визжали как безумные, выли рога и грохотали бубны... А после они всей толпой - бегом, конечно же - направились к Плотине. Там их, конечно, уже ждали две наши наилучшие когорты, машины огненного боя, кипящая смола и стрелы, камни, и еще многое и многое другое!
    Но всё это было напрасно. Мы попросту не успевали их сжигать! Через каких-то полчаса они уже взобрались на плотину - и началась резня. Мы спешно отступили. А варвары набросились на шлюзы - как саранча, да они и есть самая настоящая саранча. Так что к полудню всё было закончено - река сменила свое русло и мы остались без воды. То есть, воды, конечно, оставалось много - только морской воды, ведь Город стоит на морском берегу, и наша гавань лучшая в мире. Но мы же не дикари, мы не пьем морскую воду...
    Ну и что, скажете вы мне на это, зачем, мол, вам морская вода, когда в вашем великом Городе несчетное число колодцев с прекрасной артезианской водой. А я на то отвечу: смешные вы люди! Правда, и мы сами тоже поначалу были смешными и тоже не очень-то печалились по поводу потери Новой Плотины, насмехались над наивностью варваров и надеялись на свои многочисленные колодцы питьевой воды...
    Хотя на самом деле мы уже были их лишены! И это тоже было из-за Регента! Я сам видел, как он, когда уже разрушили плотину, сошел к реке (точнее, к тому чахлому ручейку, который от нее остался) и долго, я бы даже сказал - тщательно мыл в ней свой меч. Меч был в крови, а может, в чем-нибудь еще, мне это неизвестно. Зато известно то, что уже через час вода во всех колодцах Города была отравлена! И была масса жертв. А началась эта страшная беда с конюшен катафрактов. То есть в положенный срок конюхи вывели лошадей к поилкам, те принялись пить - и почти сразу начали падать. Вот так, увы, одним махом мы были лишены практически всей своей тяжелой кавалерии. Теперь нечего было и думать о том, чтобы выйти за стены и навязать противнику встречное сражение. Поэтому, на вновь собранном Большом Совете, мы постановили следующее: да, наше положение весьма, весьма тяжелое, однако и Колдун устал и выдохся и теперь уже долго не решится нас штурмовать, а посему не стоит предаваться панике, в переговоры с ними не вступать, а терпеливо ждать Нечиппу с его легионами, тем более что он уже совсем недалеко, всего в двух днях пути, и вот тогда-то Регент нам за все ответит!
    Но автократор поступил по-своему: явился к Хальдеру и торговался с ним, и унижался перед ним, и ублажал его, как мог. И вся эта комедия кончилась тем, что варвары ушли, прихватив с собой огромную добычу. А потом под стены Города пришел Нечиппа, привел свои легионы. Он опоздал всего на каких-то два, три часа. Но Регенту этого оказалось вполне достаточно. Его челны к тому времени уже почти скрылись за горизонтом. Нечиппа был в неописуемом гневе! Все говорили, что Цемиссий для того и сговорился с Регентом Хальдером, чтобы лишить Нечиппу радости верной и легкой победы. Все говорили, да! Один лишь я молчал. Ведь я-то уже знал, что ни Нечиппа, ни Цемиссий, ни я и вообще никто не одолеет Хальдера до тех пор, пока в его руках этот проклятый волшебный варварский меч, а посему...
    Гм! Да! Я долго размышлял над происшедшим. И я также искал и тщательно расспрашивал всех тех, кто хоть когда-нибудь бывал у варваров, и снова размышлял. Я также дни и ночи проводил за книгами - читал, выписывал, сопоставлял и снова размышлял, а после в поисках все новых книг, которые могли бы оказаться мне полезными, свел множество самых неожиданных знакомств, порой весьма сомнительных. Зато именно благодаря всему этому мне открылось множество крайне любопытных сведений как о самом Регенте Хальдере, так и о его воспитаннике архонте Айгаславе - про его смерть и исцеление из мертвых, а также и про тот зловещий и непобедимый меч - где, когда и при каких именно обстоятельствах они его нашли. А после, встретившись с еще одним - неважно, как его зовут - с одним мошенником, я услыхал и про...
    Только зачем об этом вслух? И вообще, зачем такое многословие? А лучше скажем так: когда мой план уже вполне сложился, я прибыл к автократору и заявил, что единственным средством к наведению длительного и устойчивого спокойствия на наших северных рубежах является немедленное устранение Хальдера, а после обсказал, как это можно сделать, а после вызвался... Ну, и так далее. Цемиссий согласился. Конечно, он не очень мне поверил, но у него был свой расчет: во-первых, поскорее удалить меня из Наиполя, а во-вторых, Нечиппа Бэрд...
    Однако я опять впадаю в постыдное многословие! Итак, спешно покинув Наиполь, я двинулся на Север. Уже тогда я знал, каков он из себя, этот Источник. Знал я и про Марево. Знал и про то, что Хальдер знает, где находится этот Источник, и, может быть, он, Хальдер, даже...
    Нет! Вот в это я тогда еще не верил. Хотя и не исключал такой возможности. А поэтому, придя сюда, в Ерлполь, я вел переговоры, не спешил, и наблюдал, и примечал. И убедился... Как? А зачем вам это?! Вот убедился я - и этого довольно! А убедился я в том, что архонт - это действительно потомственный архонт, сын Ольдемара, а никакой не двойник. Но сам он этого не знает. И не надо! А вот еще: и он, архонт, и его свита, и воины, и плебс, короче, все в этой стране верят в Источник. Хорошо! И даже более того: вчера, напившись, как обычно, архонт, забыв об осторожности и следуя моим ловко расставленным вопросам, весьма простодушно и очень подробно поведал о том, что тот Источник, как он это теперь совершенно точно знает, скрыт где-то в землях одного из здешних полунезависимых правителей по имени ярл Владивлад. Резиденция этого ярла находится в некоем Уллине. Так вот, в двух днях пути от этого Уллина, а может, в трех, нужно сперва найти один поселок, а там уже...
    Но пьяный разговор - это всего лишь пьяный разговор. Я не стал придавать ему особого значения, хотя, конечно же, насторожился. И не зря! Уже сегодня утром, когда мы вместе с Айгаславом явились к Регенту и там, в его покоях, я увидел на стене тот самый меч... Да что там меч, а вот письмена на его ножнах - вот это сразу убеждает! И вот тогда, глядя на них, я сразу и до конца удостоверился в том, что Регент действительно был возле Источника, а эти письмена - это не просто какие-нибудь языческие гимны или заклинания, но тайный магический шифр, ключ к Источнику. Вот это да! Невероятная удача! Значит, теперь мне остался совсем уже пустяк: взять этот меч, вернуться с ним в Руммалию и там, при помощи моих многочисленных новых друзей, расшифровать эти записи, вникнуть в их тайный смысл, а уже только затем можно будет снова явиться сюда, а отсюда двинуться к Источнику. А то, что я наговорил, наобещал архонту - все эти псевдознания, приметы и премудрости, которыми он будто бы сможет остановить Марево - с этим пусть отправляется он, юный архонт. Кстати, он так мне и не сказал, чего он хочет просить у Источника, но разве теперь это важно? Ведь все равно он до него не дойдет. Жаль молодого варвара - он глуп. А вот старого ничуть не жаль! А, впрочем, все они едины - что здесь, что в Многоречье, что где ни возьми. Вот уже триста лет мы пытаемся донести до них свет цивилизации. И что? При первой же возможности эти неблагодарные негодяи начинают бунтовать. А бунт для них - это удобная возможность пограбить. Нет, их не изменить, не перевоспитать. Их только... Да! На следующий год, когда эта Земля снова распадется на полтора десятка враждующих между собой племен, я смогу без особого труда пройти к Источнику и пожелать...
    Но где же Айгаслав? Почему он так долго не возвращается? Мальчишка, трус! Наверное, опять что-нибудь выгадывает, медлит. Да, он такой! Даже тогда, когда я практически все взял на себя, он и тогда несколько раз спрашивал: "А что мне после говорить своей дружине, как объяснять им такую его странную, скоропостижную смерть?" И это называется ярл! Посмешище. Хотя как раз такие посмешища нам и нужны, потому что они хорошо управляемы и надежны... Нет! Такие-то как раз и ненадежнее всего. Подлее. Вот, скажем, он решит, что лучше всё свалить на нас, на руммалийцев, прикинется, что ничего не знал, что его обманули, и поэтому он теперь готов примерно наказать обманщиков.
    Нет! Нет! Источник для него дороже всего. Он всё сделает как надо и придет, и принесет то, что обещал, а после еще будет спрашивать, чего бы мне еще хотелось бы, будет заглядывать в глаза и лгать - все они, варвары, такие...
    Х-ха! Вот и он. Вошел, встал у двери. И поднял меч. Меч Регента!.. А ножны где? Что, он, что ли, не взял их с собой?! Вот только подойдет, сразу спрошу. Хотя...
    Нет, Полиевкт! Зачем тебе себя обманывать? Ведь ты же уже прекрасно понял, догадался, что ярл пришел не затем, чтобы, предварительно извинившись перед тобой за свою нерасторопность, передать тебе этот меч, нет, конечно, не затем, а будет все наоборот, то есть...
    Да, к сожалению, так оно и есть: вон как его перекосило, сейчас он закричит: "Убийца! Бей его!" И эти сразу бросятся. И разорвут тебя в клочья! И... Это, кстати, хорошо, ибо тогда они ничего от тебя не узнают. А через год, ну, через два вслед за тобой придут - и уже не послы, и не купцы, а легионы Нечиппы. Так что давай, ярл, говори. Ну, гневайся!..
    Но ярл пока молчал. И все они, сидящие вокруг тебя, все эти варвары, как только завидели его, так сразу притихли...
    Но вот он подошел к тебе, остановился. Положил меч на стол. Меч Хальдера, меч злейшего врага Державы! При свете факелов его широкое отполированное лезвие сверкало словно зеркало. Потом оно вдруг начало темнеть, стол задымился, затрещал, а меч всё больше, больше раскалялся... А, вот что ты задумал, ярл - пытать меня! И выбивать из меня признание! А после ты возьмешь меня с собой и поведешь к Источнику, и будешь на мне проверять, правду я тебе говорил или нет. Что ж, неглупо.
    Подумав так, посол не удержался и улыбнулся. А ярл еще сильнее помрачнел и глухо сказал:
    - Вот, ты просил меч. И я его принес. Теперь я слушаю. Ну, говори!
    - О чем?
    - О том, где скрыт тайный проход во Внутреннюю Гавань. Я жду, посол!
    - Но...
    - Я сказал!
    Посол, нервно тряхнувши головой, чуть выдавил:
    - Сейчас, сейчас, вот только я...
    И опять усмехнулся. Смешно! И еще как смешно! А если честно, то еще и страшно. Потому что это будет выглядеть очень глупо, если сейчас попытаться утешать себя тем, что уже через год, ну, самое большое через два Нечиппа всё же доберется до Источника и пожелает, чтобы варвары - все до единого везде в единый миг - в ужасных муках бы... Но письмена! Ведь он о письменах не знает! Так как ему тогда добраться до Источника, так как его предупредить...
    Ярл поднял меч. В лицо пахнуло жаром. Ну, вот и всё, увы! И так всегда, везде - Всевышний почему-то потакает не нам, цивилизованным, а варварам. А посему прощай, мой ярлиярл! Прощай и ты, архистратиг Нечиппа Бэрд Великолепный! Жаль, я не смог сдержать данного тебе обещания, а также мне еще жаль, что... А, что теперь! Посол зажмурился и, подвернув губу, резко сжал челюсти, стекляшка тотчас лопнула. Кровь! Яд! И смерть мгновенная. Тьма, тьма и только тьма! Гликериус! Глике...
Top.Mail.Ru