Скачать fb2
Нежная дикарка

Нежная дикарка

Аннотация

    С ранней юности Келси запомнился глубоко возмутивший ее презрительно-циничный разговор компаньона отца с по уши влюбленной в него девушкой.
    Как же случилось, что теперь се самое связывают совершенно непонятные и необъяснимые узы с надменным и жестоким Маршаллом? Как бороться с неодолимым влечением к этому мужественному, но безжалостному красавцу?..


Хелен БРУКС НЕЖНАЯ ДИКАРКА

Глава 1

    — Не понимаю, о чем ты. — Высокий женский голос звучал обиженно. — Я ничего особенного не говорила!
    — Не говорила! — С ветвей раскидистого дуба над головой Келси с протестующим писком вспорхнула стайка скворцов, и она узнала этот голос. — Не втирай мне очки. Ты намекала Дэвиду и Рут, что мы твердо намерены узаконить наши отношения.
    — У меня и в мыслях такого не было! — Раздраженному голосу женщины явно не хватало убедительности. — Я только сказала, что ты подумываешь, не купить ли и тебе здесь загородный коттедж.
    — Ты сказала, что об этом подумываем “мы”! А кроме того, если память мне не изменяет, где-то проскользнула фраза: “Пора устраивать гнездышко”? — Здесь раздался сардонический смех, от которого у Келси по коже поползли мурашки. — Таким грубым шантажом меня не возьмешь, Анна, даже не пытайся.
    — Маршалл, миленький, выслушай меня: ты все не так понял…
    Мягкий, вкрадчивый женский голос затих, и из-за высокой живой изгороди, отделявшей Келси от маленького, огороженного со всех сторон розария, донесся какой-то шорох — как будто руками схватились за хрустящую накрахмаленную ткань. Снова зазвучал мужской голос, на этот раз полный такого презрения, что сострадание к злополучной Анне заставило девушку вздрогнуть:
    — Не трать даром времени, Анна, ты забыла — я успел хорошо изучить все твои фокусы, и они начинают приедаться.
    — Но я всего лишь хотела… — пыталась возразить женщина, однако суровый голос оборвал ее на полуслове:
    — Я рассчитывал, что ты не вынудишь меня выходить за рамки вежливости, но, как видно, во избежание дальнейших недоразумений мне придется еще раз объяснить тебе все с самого начала. Я не намерен жениться на тебе ни теперь, ни в будущем. Подобное никогда не входило в мои планы, и тебе об этом было доподлинно известно с первого дня. Ты абсолютно точно знала, чего я ожидал от нашей.., ну, скажем так, дружбы, и жаловаться на мою скупость тебе не приходится… — В этом месте его перебил дрожащий от ярости и срывающийся на визг женский голос:
    — Как ты смеешь, Маршалл? Послушать тебя, так я немногим лучше проститутки…
    — Знаешь, дорогая, по этому поводу есть такая старинная пословица. — Мужской голос по-прежнему бил без пощады. — “Знает кошка, чье мясо съела”.
    На мгновение наступила такая зловещая тишина, что затаившей дыхание Келси показалось: сам воздух дрожит от напряжения.
    — Я тебе этого не забуду! — Визгливый женский голос стал просто отвратительным.
    — Этого-то я и добиваюсь. — Низкий мужской голос подрагивал от сдерживаемого смеха; это было уже слишком! — Не желаешь ли, чтобы я отвез тебя в Лондон? Полагаю, тебе действительно не терпится уехать, так ведь?
    — Ну тебя к черту! — После этого яростно застучали, постепенно затихая вдали, высокие каблучки, и Келси, облегченно вздохнув, откинулась назад; до нее внезапно дошло, что она, пусть и не намеренно, подслушала, как оказалось, весьма конфиденциальный разговор. Для провисшей парусины гамака такое резкое движение оказалось роковым, и, негромко охнув, она плюхнулась вниз, на мягко спружинившую траву.
    — Это еще кто? — вполголоса спросил, не скрывая раздражения, Маршалл, а спустя несколько мгновений маленькая деревянная калитка розария распахнулась, и он с недовольной гримасой на красивом лице вышел на дорожку. — Келси? — Он холодно наблюдал, как она силится подняться на ноги. — Вот уж не думал, что ты можешь шпионить.
    Ноги девушки внезапно стали ватными, а овальное личико пылало от смущения, но она, откинув с лица копну мягких золотисто-каштановых волос, взглянула ему прямо в глаза:
    — Не задирай меня, Маршалл Хендерсон! Я не какая-нибудь одураченная тобой бедняжка, которой ты устроил выволочку, и не намерена терпеть твои колкости. Дело в том, что я заснула в гамаке, а ты меня разбудил. Вот и все.
    — Ну и ну. — Он сделал шаг назад, чуть заметно улыбнулся, сложил руки на груди и наклонил голову набок. — Оказывается, у милого котеночка все-таки есть коготки. Значит, по-твоему, я устроил бедняжке Анне выволочку? — С холодным блеском в карих глазах он оглядел ее с высоты своего роста: стройная, прямая как стрела, янтарные глаза горят гневом.
    — Вот именно! — Она, как всегда, говорила то, что думала. — Говорить такое, быть с кем угодно таким бессердечным и жестоким, да ты просто, просто… — Когда она запнулась, подыскивая подходящее слово, чтобы выразить все свое возмущение, он, воспользовавшись моментом, перебил ее:
    — Если я не ошибаюсь, ты сказала “жестоким”? — На его лице появилось какое-то непонятное ей выражение, однако происходящее его, по-видимому, забавляло. — Я всегда задавался вопросом, соответствует ли твой, темперамент этим чудесным волосам, и похоже, я получил ответ правда? — Тон был снисходительным, будто он разговаривал с восхитительным, но чуточку упрямым ребенком. — Однако, если ты слушаешь разговоры, не предназначенные для твоих ушей, тебе не следует винить меня за то, что они тебя шокируют, не так ли, пчелка моя?
    — Не смей называть меня “пчелкой”! — Ее охватило острое желание сказать или сделать что-нибудь такое, чтобы с этого красивого лица исчезло самодовольно-снисходительное выражение. — Прибереги ласковые словечки для бедных дурочек, которые попадают в твои сети. Ты мне просто омерзителен!
    Она увидела, как от ее слов с его лица сбежала улыбка; он медленно выпрямился, глаза стали твердыми, как полированный оникс, а вокруг рта появилась жесткая складка.
    — Должен ли я это понимать в том смысле, что мне отводится роль бессердечного соблазнителя? — саркастически спросил он и шагнул к ней. — Нет, ты все-таки очень смешная молодая особа. Думаю, дело в том, что всю твою недолгую жизнь ты находилась под крылышком любящих родителей. Я в свои семнадцать лет уже год как жил в реальном мире и зарабатывал себе на жизнь тяжелым трудом.
    — А в двадцать два у тебя уже была собственная фирма, к которой за последние четыре года ты присовокупил еще несколько, — как видишь, я нет-нет да и прислушиваюсь к тому, о чем у нас говорят после обеда. Браво, мистер Хендерсон! — Она иронически похлопала в ладоши. — И вот еще что: если мои родители сочли нужным предоставить мне возможность окончить колледж, чтобы я могла заниматься любимым делом, мне кажется, тебя это не должно касаться. — Ее прищуренные золотистые глаза метали молнии. — Если ты используешь моего отца в качестве бухгалтера, это не дает тебе права…
    — Минуточку, юная леди. — Внезапно он и в самом деле рассердился, и на минуту она ощутила глубокое удовлетворение от того, что задела его наконец за живое. — Мои отношения с твоим отцом не имеют ничего общего с темой нашего разговора. На самом деле я ценю его как близкого и верного друга, и мне бы и в голову не пришло…
    — Ну, а по-моему — пришло! — Судя по изумлению, мелькнувшему на его загорелом лице, он не привык к тому, чтобы его перебивали. Оба они на минуту замолчали, а затем она, откинув голову назад, взглянула снизу вверх в его хмурые глаза. — Я вовсе не шпионила за тобой, как ты гадко выразился! Это мой сад и мой гамак, я здесь у себя дома. Откуда мне было знать, что ты выбрал именно этот вечер для того, чтобы смешать кого-то с грязью?
    — Если ты имеешь в виду Анну, то думаю, ты слегка драматизируешь ситуацию. — В его голосе слышалось напряжение. — Если эта леди что-то и чувствовала, в чем я лично очень сомневаюсь, то это не более чем уязвленное самолюбие.
    — Как ты можешь так говорить? — Келси потрясенно уставилась на него, и в огромных янтарных глазах, обрамленных густыми золотистыми ресницами, застыла неприязнь.
    — Я имею право так говорить, потому что это правда, — уверенно бросил он. — Тебе, девочка моя, предстоит еще многое узнать о жизни, и сомневаюсь, что колледж, в котором ты учишься, даст тебе в этой области существенные познания. Выбрось из головы свои детские предрассудки, будто Анне я хоть в какой-то мере дорог. Она чрезвычайно честолюбивая и алчная женщина, а мое богатство и влияние обладают притягательной силой. Только и всего.
    — Я тебе не верю! — (Его карие глаза стали совсем черными.) — Ты просто хочешь как-то оправдаться, вот и все. Я не дура и отлично все поняла.
    — Неужто? — Он оглядел ее неторопливым взглядом, и на его твердо очерченных губах мелькнула холодная улыбка. — Счастье твое, что я — гость в доме твоего отца, Келси. На этом свете не найдется женщин, которым бы удалось безнаказанно говорить со мной так, как это позволяешь себе ты.
    Она нервно облизнула внезапно пересохшие губы, и этот жест не ускользнул от его пронизывающего взгляда. Она всегда испытывала почтительный страх перед этим другом своих родителей, и теперь ей впервые удалось понять, в чем тут дело. От стоявшего перед ней высокого, широкоплечего мужчины исходила такая пугающая, мощная, физическая сила, что по спине у Келси пробежали мурашки.
    Он тревожил ее постоянно, с тех самых пор, как она впервые по-настоящему обратила на него внимание — было это около двух лет назад. Ей тогда исполнилось пятнадцать, и в том непонятном чувстве, которое он у нее вызывал, она теперь распознала страх, смешанный с волнением. Она, как правило, избегала его в те нечастые выходные дни, когда он появлялся у них в загородном доме, каждый раз в сопровождении новой женщины. Он был воплощением мужского начала, а потому был опасен.
    — Хочешь, я докажу тебе, что прав? — Он, казалось, читал ее мысли, и она молча вытаращила на него глаза. — Я намекну Анне, что она может, как и предполагалось, провести здесь остаток уик-энда. Всего лишь намекну. — Келси хотела что-то возразить, но он властным жестом заставил ее замолчать. — Обещаю, что не отступлюсь от своих слов и не буду ее каким-либо образом принуждать. Если, как ты считаешь, ее сердце разбито, по-моему, будет естественно предположить, что она откажется и немедленно уедет домой. Правильно? — (Келси медленно кивнула.) — С другой стороны, если прав я, она, вероятно, перестанет разыгрывать обиженную и вцепится в то, что чуть не потеряла, мертвой хваткой. Согласна?
    — А откуда мне знать, что ты не попытаешься ее уговорить?
    Он молча посмотрел на нее долгим взглядом, и в его холодных глазах было такое выражение, что она вдруг вся сжалась.
    — Не искушай судьбу, пчелка моя! — Его голос был вкрадчив и ровен, но в тоне явственно слышалось предостережение, еще более зловещее оттого, что он назвал ее домашним прозвищем. Она смутно помнила, как три-четыре года назад он сказал, что необычный золотистый оттенок ее каштановых волос напоминает по цвету бархатистый пушок пчелы, и с тех пор ее стали звать “пчелкой”.
    Она вспыхнула и ничего не сказала, а он, еще раз окинув ее на прощание взглядом, медленно удалился — все его движения были такими же плавными и неторопливыми, как ленивая поступь царя крупных кошачьих.
    После этого время для нее потянулось мучительно медленно. Воздух был по-прежнему напоен приторными ароматами позднего лета, которые приносил с собой ветерок, насекомые деловито сновали в кустах и на клумбах, легко взмахивая перепончатыми крылышками в душном воздухе, но, как ни старалась Келси углубиться в книгу, к которой потеряла всякий интерес, ее мысли вновь и вновь возвращалась к Маршаллу и Анне. Уик-энд, когда можно расслабиться и примириться со всем вокруг, оказался испорчен, а виноват в этом он! Деспотичная, самодовольная свинья, злобно подумала Келси, обнаружив наконец, что в третий раз начала читать один и тот же абзац.
    К ужину она сумела взять себя в руки. Она всегда очень любила эти вечерние минуты, когда ее родители и гости, если они были, собирались выпить перед ужином вина в большой гостиной; через открытые стеклянные двери из живописного сада, где сгущались вечерние сумерки, доносилось щебетание устраивающихся на ночлег птиц.
    Когда Келси вошла и налила себе шерри, Маршалл сидел и увлеченно беседовал о чем-то с отцом, а Анны нигде не было видно.
    — Ну, вот и ты, доченька. — Мать похлопала рукой по стеганому бархатному сиденью дивана, приглашая Келси сесть рядом. — Похоже, сегодня ты сгорела на солнце. А как по-твоему, Маршалл?
    Взгляд темных глаз Маршалла медленно скользнул по золотистой коже ее лица и окинул всю ее складную фигурку; на его лице застыло учтивое выражение, но в блеске карих глаз был тайный смысл, непонятный матери.
    — Она, как всегда, прелестна. Рут. — Сказав это, он снова повернулся к отцу, но не раньше, чем она уловила в его взгляде явную насмешку и вызов: из сада вошла Анна с огромным букетом распустившихся роз. — Анна хотела поставить у себя в комнате розы.
    Келси заставила себя поднять глаза и увидела совсем рядом его насмешливое лицо. Одна черная бровь безжалостно-насмешливо поднялась, и девушка, чуть заметно покраснев, опрокинула остатки шерри себе в рот, отчего у нее на глаза навернулись слезы.
    — Чудесные цветы, правда? — с улыбкой спросила она Анну, но брюнетка не сводила своих раскосых голубых глаз с улыбающегося лица Маршалла, и в этих холодных, как сталь в голубых глазах застыло откровенное вожделение.
    Ужин был для Келси сущей пыткой. Она с трудом вытерпела этот час пустой светской болтовни: все время перед ней стояло холодное смуглое лицо Маршалла, сияющее довольной усмешкой, ее растерянность его откровенно забавляла.
    Как только ей удалось улизнуть из дома, она выбралась в сад, туда, где на фоне изжелта-багрового закатного неба чернели силуэты знакомых деревьев и кустов. Присев на длинную деревянную скамью подальше от освещенного дома, она отдалась во власть тишины и гармонии, что царили в спящем саду. Они окутали ее блаженной пеленой, а тем временем небо над головой стало угольно-черным, и над затихшим миром раскинулся покров ночной темноты.
    За все свои семнадцать лет ей еще не приходилось ощущать себя такой неотесанной и наивной девчонкой. Почему у нее не хватило ума ни во что не вмешиваться? Все это в любом случае совершенно ее не касается. Она выставила себя перед ним дурой, и хотя холодная логика убеждала ее, что это неважно, на самом деле это было важно. Ужасно важно.
    — Так и знал, что найду тебя здесь. Она медленно обернулась на низкий, сочный голос: Маршалл стоял, прислонясь к свилеватому стволу старой ивы, черная тень которой скрывала его лицо. Вот что еще всегда действовало Келси на нервы — его голос. Он не был похож ни на один голос, который ей когда-либо доводилось слышать, — сочный, густой и низкий, с какой-то ленцой, но способный мгновенно перейти в хриплый рык.
    Она почти не сомневалась, что он будет ее искать: вряд ли ему захочется упустить такую замечательную возможность позлорадствовать над тем, как она опростоволосилась.
    — Мне захотелось подышать воздухом, — выдавила она из себя и, вглядевшись в темноту, увидела, что он медленно кивнул.
    — Разумеется.
    Она изо всех сил напрягала зрение, но в темноте его лицо казалось лишь расплывчатым белесым пятном, а вкрадчивый голос ни о чем не говорил.
    — Значит, ты был прав. — Она с трудом проглотила слюну. — Кажется, я не правильно оценила ситуацию.
    — Это что, извинение? — Он подошел ближе, и теперь его лицо было видно достаточно хорошо, однако на глаза падала тень, а резкие черты лица были непроницаемы.
    — Да, — едва слышно призналась она, отворачиваясь.
    — Ну и ну! Поистине, вечер сюрпризов. Мне известно не слишком много особей женского пола, способных признать свою не правоту. — В его голосе звучала скрытая насмешка.
    — Я не сказала, что не права.
    — Ладно, не порти впечатления.
    Келси чувствовала, что ему происходящее представляется донельзя забавным, и на нее внезапно нахлынуло желание проникнуть в глубины этого недоступного ей, скованного железным самообладанием ума.
    — Если хочешь знать, мое мнение о тебе ничуть не изменилось, хотя и она не лучше. — Она дернула головой в сторону дома, и длинная прядь блестящих волос упала ей на лицо.
    — Бедная Анна, — скривив губы, протянул он. — Неужто она так подставилась?
    — Если ты знал, что она собой представляет, зачем же ты, если на то пошло, повсюду таскаешь ее с собой? По-моему, это просто… — она поискала слово порезче и наконец нашла, — просто подло.
    — Подло? — Ей наконец удалось задеть его за живое: это чувствовалось по изменившемуся тону его голоса, в котором зазвучали металлические нотки. — Не говори глупостей. Что может ребенок вроде тебя понимать в подобных вещах?
    — Слава Богу, немного, но я вовсе не ребенок! — Она посмотрела своими ясными янтарными глазами ему прямо в лицо. — Родители воспитали меня в убеждении, что с людьми заводят знакомство потому, что они тебе нравятся и ты хочешь побольше о них узнать. Разумеется, зачастую это ни к чему не приводит — со временем люди меняются и им мешают обстоятельства, но быть с кем-то просто для того, чтобы… — Она поколебалась. — Так вот, по-моему, это просто…
    — ..подло. — От его голоса веяло арктическим холодом. — Это я уже слышал. — (Внезапно она поняла: несмотря на небрежную манеру держаться, он просто вне себя от ярости.) — Послушайте, юная мисс Совершенство, с какой это стати вы возомнили, что знаете ответы на все вопросы? У вас еще молоко на губах не обсохло, так что сидите и помалкивайте. Вас, уважаемая, всю жизнь держали под стеклянным колпаком, и вы ровным счетом ничего не знаете о реальном мире. Там все время идет борьба не на жизнь, а на смерть, девочка, не забывай.
    — Реальный мир не имеет ровным счетом ничего общего с тем, о чем мы говорим.
    — Не имеет? — Он отрывисто рассмеялся. — Да ну, неужели? Уверяю тебя, еще несколько лет — и твои взгляды и поведение изменятся и станут такими же, как у всех особей твоего пола.
    — Если ты имеешь в виду, что я опущусь до жизненных принципов, которыми руководствуешься ты, то ошибаешься, — гордо ответила она. — Мне кажется, ничего лучше тех женщин, которые, видимо, находят тебя привлекательным, ты и не заслужил. В жизни не встречала такого пустого, бесчувственного…
    В тот же миг он оказался рядом, и, увидев его лицо, она отпрянула и испуганно прижалась к твердой спинке скамьи. Похоже, она переборщила.
    — Да, продолжай, пожалуйста. — В темноте его твердые, как камень, глаза казались совсем черными. — Это весьма поучительно. Я, по правде сказать, всегда считал, что ты развита не по годам, вероятно, из-за того, что ты — единственный ребенок. — Он был несправедлив, и им обоим это было понятно.
    — Не по годам бывают развиты дети, а я не ребенок, — слабым голосом возразила она. Его близость беспокоила ее; в его поджарой, высокой фигуре было что-то такое, от чего она вся покрылась гусиной кожей.
    Слушая, он присел рядом; от его улыбки веяло холодом.
    — Нет, Келси, ты уже не дитя, — с готовностью согласился он. Голос его был мягким, как бархат, и когда он положил руку на скамью за ее спиной, она снова чуть заметно вздрогнула от страха, смешанного с возбуждением. — Однако мне трудно судить, насколько ты превратилась в женщину.
    Прежде чем она успела понять, что происходит, его твердые губы впились в ее рот; потрясенная, она застыла, а он легко притянул ее к себе, его упругие теплые губы раскрыли ее губы и проникли в сладостную глубину рта. Поцелуй, казалось, длился бесконечно; тело Келси медленно таяло в жаркой истоме, и она не в силах была пошевелиться, хотя крошечный уголок ее сознания, сохранивший способность трезво мыслить, подсказывал ей, что это рассчитанный прием.
    От него пахло.., волнующе. Эта смесь дорогого одеколона и чисто вымытой мужской кожи впервые пробудила в ней нечто, до сих пор дремавшее. Его широкие плечи охватывали ее со всех сторон, а там, где она касалась его ладонями, под одеждой отчетливо проступали напрягшиеся железные бицепсы. Когда он осыпал легкими, как перышко, поцелуями ее шею и уши, она не смогла сдержать чуть слышного стона наслаждения. Этого она никак не ожидала — ей трудно было представить, что мужское прикосновение может вызвать у нее подобные ощущения. Мальчики, с которыми она раньше встречалась, лишь раздражали ее своим навязчивым желанием потрогать и поцеловать и своими неуклюжими заигрываниями.
    Теперь его руки нежно и ритмично двигались по ее спине; от этой ласки в мягкой плоти рождались волны сладострастного возбуждения, затухавшие где-то внизу под тонкой тканью ее летнего платья. Она почувствовала, как его руки двинулись вверх, он снова впился губами в ее губы, но, когда его длинные пальцы слегка погладили ее упругую грудь, она, издав возглас удивления, отпрянула назад и потрясение взглянула ему в глаза.
    — Не надо, — еле слышно прошептала Келси; он, чуть заметно улыбнувшись, отвел руки. На его смуглом лице появилась все та же насмешка.
    — Так я и думал. — Он медленно поднялся и постоял, разглядывая ее при тусклом лунном свете. Где-то в темноте ухнула сова, но, если не считать этого, казалось, они одни на всей земле. Он окинул холодным взглядом ее распухшие, дрожащие губы и расширенные золотистые глаза. — Еще несколько лет, и ты будешь роковой женщиной, но пока ты еще не пробудилась для радостей любви.
    Она вся залилась краской, не зная, что выражает его смуглое лицо, осуждение или нечто иное. Он снова улыбнулся и, прежде чем Келси успела отстраниться, легонько провел пальцем по ее горячей щеке. — Ты разобьешь немало сердец, пчелка моя, дай только срок.
    — Не хочу я разбивать ничьих сердец, — не допускающим возражений тоном ответила она. — Я не из таких.
    Улыбка на лице Маршалла сменилась горькой усмешкой, он отступил на шаг назад и окинул спящий сад взглядом, обращенным куда-то вдаль.
    — Ты изменишься, красавица: чему быть, того не миновать. Это превращается в игру, и единственное, что заботит ее участников, — выигрыш любой ценой. — Чуть заметно тряхнув головой, он снова посмотрел на нее сверху вниз; теперь в его глазах появилась боль, которой раньше не было. — И эта милая чистота исчезнет, как сладкий сон.
    — Перестань! — От смущения ответ прозвучал особенно резко. — Я не изменюсь.
    — Да ты уже наполовину стала такой, маленькая моя пчелка. — Он окинул ее с головы до ног насмешливым и в то же время чувственным взглядом, и она прикусила губу, вспомнив, как легко далась ему только что победа над ней. — Они будут есть у тебя с ладошки.
    — Не все такие, как ты думаешь. — Келси встала и трясущимися руками расправила складки платья. — Это не обязательно должно быть игрой.
    — Когда-то я тоже в это верил. — В его низком голосе звучала такая горечь, что она оцепенела от ужаса; он вдруг повернулся к ней — на его освещенном луной лице была мука. — Потом я вырос и узнал, как оно бывает на самом деле. Ты не исключение, Келси, ты пойдешь по той же дорожке.
    — Не говори так со мной. — После сладостных поцелуев она не могла понять такую безжалостность. — Ты ничего обо мне не знаешь.
    — А зачем мне знать? — мрачно ответил он. — Ты ведь дочь Евы, разве не так? Это все у тебя в генах.
    Побледнев, она отступила на шаг и расширенными глазами вгляделась в его суровое лицо:
    — Что с тобой?
    — Что со мной? — лениво повторил он, сверкнув в темноте глазами. — Насколько мне известно, ничего. Просто, как я тебе уже объяснял, я живу там, в реальном мире. — Его губы искривились в некоем подобии улыбки. — Сожалею, Келси, что мы с Анной так тебя разочаровали. Пожалуй, нам лучше уехать, не мешкая, прямо завтра. Впрочем, думаю, эта женщина все равно себя исчерпала. — В его словах был вызов, в глазах — враждебность. — Когда поешь чересчур много одного и того же десерта, он начинает приедаться, тебе не кажется?
    — Анна — не десерт, а женщина, — с жаром сказала Келси, но он в ответ лишь негромко рассмеялся:
    — А разве это не одно и то же? — И, прежде чем она успела ответить, он исчез, мелькнув высокой черной тенью, подобно беззвучно крадущемуся коту, от которого только и жди беды.
    Келси долго сидела в темноте, изо всех сил пытаясь осмыслить причину его жестокости. Он и представить себе не мог, как потрясли ее не столько даже его слова, сколько холодная бессердечность тона, которым они были произнесены. Что она ему сделала, чем заслужила такое грубое обращение? Ее чуть подташнивало, будто после удара под вздох. В одном, однако, он прав, угрюмо подумала она, когда бешеное сердцебиение утихло и к ней вернулось самообладание: в прошлом родители действительно ее чрезмерно опекали. Она даже представить себе не могла, что существуют подобные люди, причем один из них носит личину друга ее отца. Отец не смог распознать, что он на самом деле из себя представляет!
    Ночная прохлада в конце концов заставила ее вернуться в дом, и она прошла к себе в комнату, не зайдя в гостиную даже для того, чтобы пожелать остальным спокойной ночи. Ей не хотелось больше видеть это красивое беспощадное лицо. Маршалл с такой бессердечностью распахнул перед нею темную сторону жизни, что она ему этого никогда не сможет простить.
    На следующее утро, когда она опасливо спустилась к завтраку, мать сказала, что Маршалла и Анну внезапно вызвали в город.., а вскоре с отцом случился первый инфаркт, и загородный дом продали.
    Она увидела Маршалла снова лишь несколько месяцев спустя, на похоронах отца, но для нее он был не более чем учтивый незнакомец, откуда-то издалека вежливо выражающий свое сочувствие: она была слишком поглощена своим горем, чтобы обратить на него внимание.
    Все это произошло почти четыре года назад, и уже много месяцев она о нем не вспоминала, так почему же теперь, накануне дня ее совершеннолетия, ему понадобилось прислать ей красную розу и пригласить этим вечером на ужин?

Глава 2

    "Просто не верится. Не верю, и все тут”. Келси недоуменно разглядывала коротенькое приглашение, написанное черными чернилами на визитной карточке с золотым обрезом, которую она держала в руке. И как это только ему удалось через столько лет разузнать ее адрес? Перебравшись год назад в эту крошечную лондонскую квартирку, она, конечно, сообщила свой новый адрес многочисленным друзьям и родным, но отнюдь не ему. Мама, должно быть! Да, Рут, кто же еще?
    Бросив остальную почту, полученную этим утром, на столик рядом с входной дверью, она в два прыжка оказалась на другом конце комнаты и, горя негодованием, схватила телефонную трубку. Матери отлично известно, что она просто не переваривает Маршалла, однако, насколько знала Келси, Рут — единственная ниточка, связывающая ее с ее давнишним врагом.
    — Мама? — (Мягкий, ласковый голос Рут ответил утвердительно.) — Знаешь, я только что получила по почте весьма странное приглашение. Ты, надеюсь, не в курсе?
    — А в чем дело, доченька? — Келси тотчас поняла, что она не ошиблась. В голосе Рут звучали с детства хорошо знакомые нотки наигранного удивления. Так и есть, мама опять сует нос в ее дела.
    — Оно от Маршалла Хендерсона. — Келси говорила спокойным тоном, но это давалось ей нелегко. — Ну, знаешь, того старого папиного друга, которого я просто не переношу. — “Подпусти-ка шпильку, Келси, — подумала она без тени раскаяния, — так ей и надо!"
    — Маршалла? Неужели?
    — Он приглашает меня поужинать сегодня вдвоем, а я ума не приложу, от кого это он мог узнать мой адрес. Ты, конечно, не в курсе?
    Последовала длинная многозначительная пауза, прежде чем в трубке снова послышался голос Рут.
    — От меня, — извиняющимся тоном прошелестела она на другом конце провода.
    — Мамуля! У меня просто нет слов. — Келси помолчала и затем продолжала уже спокойнее:
    — И когда же в таком случае ты его видела?
    — Понимаешь, мы иногда обедаем вместе, когда я бываю в городе, — деланно беззаботным тоном ответила мать.
    — Ты мне об этом ни разу не говорила. — В голосе Келси зазвучали обличительные нотки.
    — Я не знала, что тебе это может быть интересно, доченька, — благоразумно заметила Рут. — Ты всегда давала мне понять, что тебе нет до этого человека никакого дела, но он — старый друг твоего отца, и мы поддерживаем с ним отношения. Как-то я рассказывала ему о твоей квартирке — это было очень давно, еще когда ты только переезжала. Он, видимо, не забыл.
    — Тогда понятно, — протянула Келси, смягчаясь. По крайней мере здесь, похоже, не было злого умысла. Хотя в начале разговора голос у мамы был такой виноватый! — Ты знала, что он хочет со мной повидаться?
    — Кажется, последний раз он что-то такое обронил, — уклончиво ответила мать. — Мне пора, девочка, у меня куча дел.
    — Ну, хорошо. — Келси нахмурилась; все это ее просто выводило из себя. — Завтра утром я к тебе заскочу.
    — Келси!
    Она уже было хотела положить трубку, но ее рука застыла на полпути:
    — Да?
    — Так ты пойдешь?
    — Куда?
    — Ты встретишься с Маршаллом? — Мать очень старалась казаться спокойной, но это ей удавалось чрезвычайно плохо.
    — Сомневаюсь. Жди меня завтра, около одиннадцати. — Келси не хотела спорить с матерью, тем более сейчас, когда Рут так потрудилась, устраивая семейное торжество, на которое в воскресенье приглашено столько народу. Хорошо, что она оборвала разговор, иначе спора было бы не избежать.
    — О'кей, дорогая. — Рут умела достойно проигрывать. — Жду тебя с нетерпением.
    Мельком взглянув на часы, Келси поняла, что выбилась из графика, и, заскочив на минутку в душ, быстро оделась; на завтрак времени не осталось — опоздать на работу немыслимо. Этим утром у нее все просто валилось из рук. На блузке отлетела пуговица, и, поскольку пришивать ее было некогда, пришлось сменить весь костюм. Волосы, казалось, вышли из повиновения и никак не желали укладываться в прическу для работы — собранный на затылке свободный пучок. Закрывая квартиру, она сломала ноготь, а в довершение всего ее старенький потрепанный “мини” застрял в пробке за огромным грузовиком, который изрыгал прямо ей в лицо клубы зловонного черного дыма, пока она им вся не пропиталась.
    Она влетела в офис буквально за минуту до начала работы и обнаружила, что на ее стуле сидит, развалясь и закинув длинные ноги на стол, Грег. “Только этого не хватало”, — покорившись судьбе, подумала про себя Келси и, заставив губы сложиться в холодную улыбку, двинулась навстречу его плотоядной ухмылке.
    — Привет, ангелочек! Шикарно смотришься сегодня.
    — Неужели? — Она бросила взгляд на изящные золотые часики — последний подарок отца. — Сейчас… — она сделала паузу, — ровно девять, так что, если ты удалишься, я смогу приступить к работе.
    — Ладно, ладно. — Он неуклюже поднялся, разбросав при этом стопку документов. — Я вот чего зашел-то: как ты насчет пообедать вместе? О'кей?
    — Нет, извини. — Она посмотрела ему прямо в глаза, ее прекрасное бледное лицо с огромными янтарными глазами и тонко очерченными дугами бровей — бесстрастная маска. — Завтра мой праздник, а мне еще осталось кое-что решить с фирмой по обслуживанию банкетов. На обед времени не остается. Придется где-нибудь перехватить сандвич — вот и все.
    — Тысяча извинений. — Грег угрюмо сощурил светло-голубые глаза. — Ладно, завтра все равно увидимся, так ведь? Учти, все танцы мои. Вечером позвоню.
    Когда он вразвалочку удалился, Келси опустилась на освободившийся стул и чуть заметно вздохнула. И что это он такой непонятливый? Когда владелец небольшой фирмы по дизайну интерьеров, куда она устроилась работать, познакомил ее со своим сыном, тот показался ей приятным малым, хотя ему не хватало зрелости. Грегу было двадцать четыре, и он был хорош собой, вот только красота его, пожалуй, была чересчур броской; поначалу Келси принимала его приглашения в рестораны и театры не без удовольствия. Было с кем провести время, тем более что после переезда в столицу круг ее друзей резко сузился.
    Однако с каждой новой встречей его аппетиты росли, и однажды, проскучав с ним вечер в обществе его дружков-яппи, которые с каждой рюмкой все больше теряли человеческий облик, ей пришлось отбиваться от настойчивых приставаний на заднем сиденье его “порше”, и она дала себе зарок покончить с ним навсегда.
    Грег, однако, не желал смириться с ее отказом и с тех пор не давал ей проходу, заваливая ее квартиру дорогими оранжерейными цветами, а во время своего последнего непрошеного визита он даже сделал ей предложение и вынул из кармана кольцо, такое же помпезное, каким был сам. Словом, ситуация становилась все более неловкой, а в последнее время даже опасной.
    Может быть, учитывая происходящее, все-таки целесообразно встретиться с Маршаллом? Она захватила его карточку на работу, решив позвонить по телефону, написанному размашистым почерком на уголке, и отказаться от встречи, но теперь, по зрелом размышлении, заколебалась. Может быть, то, что она проведет вечер с другим мужчиной, убедит наконец Грега в том, что ему не на что рассчитывать, а другого подходящего для этой цели мужчины не было. Об этом успел позаботиться Грег. В какую ярость пришла она, когда вчера узнала от одной девушки на работе, что он предупредил Майка и Дэйва, единственных, кроме него, свободных сотрудников фирмы, что она — его девушка.
    Приняв решение, она сунула карточку обратно в сумку. Без сомнения, Маршаллу просто хочется повидаться с дочерью покойного друга и у него нет никаких задних мыслей. Что ж, это ей подойдет. С одной стороны, ее коробило при мысли о том, что она подчиняется его планам, но, с другой, он ведь и понятия не имеет, что побуждает ее это сделать, а это уже кое-что. Сам он частенько пользовался женщинами, когда это было ему нужно. Теперь ее черед отплатить ему той же монетой. Неважно, что он об этом никогда не узнает. И Келси удовлетворенно кивнула головой.
    Одеваясь вечером, она ни с того ни с сего не на шутку разнервничалась. Чуть раньше у нее был телефонный разговор с Гретом: он хотел за ней заехать и услышал в ответ, что она уже приглашена. Это не прибавило ей душевного равновесия, и теперь у нее на кровати выросла гора платьев, а на крохотном прикроватном коврике валялись как попало туфли и сумочки. В конечном итоге она остановилась на том, что выбрала с самого начала: простой костюм из черного шелка на подкладке, а к нему светло-золотистая блузка из того же материала. Свои волнистые каштановые с золотистым отливом волосы она распустила по плечам, чтобы смягчить строгий покрой пиджака, а из украшений надела золотые сережки и гладкий золотой браслет.
    — Ничего не поделаешь, — строго заявила она своему отражению в зеркале. — Перестань смотреть так, будто тебя только что приговорили к смерти, девочка. Выше голову!
    Но уговоры не действовали, она дрожала мелкой дрожью, и, когда у входной двери важно заверещал маленький домофон, она глубоко вздохнула. Господи, это испытание выше ее сил.
    — Да? — Келси перекинула рычажок, чтобы услышать ответ.
    — Добрый вечер, Келси. — Даже шорохи на линии не могли приглушить какой-то гипнотической силы, которая исходила от этого низкого, сильного, глубокого голоса, и душа девушки тотчас ушла в пятки. Зачем, ну зачем только она уговорила себя принять приглашение этого человека, к которому не чувствует ничего, кроме антипатии и презрения? Внезапно Грег показался ей совершенно незначительным.
    «Прекрати панику, Келси, — поспешно приказала она себе шепотом. — Может быть, он растолстел или, того хуже, стал занудой…»
    — Могу я подняться? — все тем же ровным голосом спросил он.
    Она перевела дух и деланно бодрым голосом ответила в миниатюрный микрофончик:
    — Да, конечно, поднимайся, пожалуйста. Четвертый этаж, квартира четырнадцать. — Это только на один вечер, один вечер — и все, твердила она про себя.
    Когда лифт с шумом остановился у нее на этаже, она закрыла глаза; после секундной тишины послышалось то, чего она напряженно ждала, — громкий стук в дверь. Келси глубоко вздохнула.
    — Здравствуй. — Когда Келси открыла дверь, ей пришлось задрать голову, чтобы встретиться с темно-карими глазами, в которых играли чертики. Она забыла о его высоком росте, но в остальном он ничуть не изменился, пожалуй, даже стал еще интересней. Высокий, худощавый, манера держаться непринужденная и уверенная, властные черты красивого лица выражают непреклонную волю. Ее внутренности сделали сальто-мортале. — А ты, Келси, все такая же красавица и.., очень выросла. — В этих загадочных словах был намек, но она решила пропустить его мимо ушей. Он действительно ни чуточки не изменился.
    — Надеюсь. — Она улыбнулась, но не решилась двинуться с места. Ноги стали будто из ваты. — Я теперь, знаешь ли, деловая женщина. — Взмахом дрожащей руки она пригласила его войти.
    — Ах, да. — Он неторопливо прошел в комнату, и, прежде чем повернуться к нему снова лицом, она закрыла дверь. — Насколько мне известно, дизайн интерьеров? Так, значит, колледж все-таки пригодился?
    — Да, пригодился. — Несмотря на ее четырехдюймовые каблуки, он возвышался над нею на целую голову, и от этого в ней почему-то шевельнулась легкая досада. — А ты что, сомневался? — Все-таки он задел ее за живое.
    — Ничуть не сомневался, — небрежным тоном ответил он. — Я отлично знаю, ты очень смышленая.
    — Вот именно, — холодно согласилась она, постаравшись придать лицу бесстрастное выражение, но в душе у нее все так и кипело против этого лениво-снисходительного тона. Увидев ее вызывающе запрокинутую голову, он прищурился, и она могла бы поклясться: на мгновение его твердые губы тронула легкая усмешка. До чего же неприятен был ей этот человек!
    — Ты снимаешь эту квартиру? — Он окинул крохотную комнатку проницательным взглядом, чуть задержавшись на заваленной платьями кровати, видной через полуоткрытую дверь спальни.
    Черт! Ей следовало закрыть дверь.
    — Да! Не у всех денег куры не клюют. — От ее едкого тона брови у него едва заметно дрогнули, но он не отреагировал, а она, выпалив эту резкость, почувствовала себя неловко. Теперь он подумает, что она настоящая мегера! Впрочем, какая разница, что он подумает? Какое право он имел иронизировать насчет ее скромного жилья?
    — Ты отлично устроилась. Я поначалу жил в одной комнате с общей ванной.
    От его великодушия кошки у нее на душе заскребли еще сильнее, и впервые за многие годы она почувствовала себя совершенно не в своей тарелке. И зачем только он снова на нее свалился? До сих пор все шло так хорошо, а теперь вдруг покатилось кувырком и наперекосяк.
    — Поехали?
    Она внезапно вспомнила, что ей следовало бы чем-нибудь его угостить, но было уже поздно. Она отрывисто кивнула и потянулась за сумочкой. Все получается значительно хуже, чем она предполагала. И зачем только она решилась принять это приглашение?
    Автомобиль Маршалла оказался длинным, темным, мощным — точная копия хозяина, мелькнула у Келси ехидная мысль, когда она грациозно впорхнула в шикарный салон, обитый плюшем. Ноги уже вполне ее слушались, хотя каждый раз, когда она ловила на себе взгляд этих прищуренных карих глаз, внутри у нее что-то переворачивалось.
    Он сел в машину вслед за ней и устроился поудобнее на сиденье, но и не подумал завести мотор.
    — Знаешь, ты меня просто ошеломила. Потрясенная, она вытаращила на него глаза, решив, что ослышалась, — ведь он говорил вполголоса.
    — Извини, не расслышала.
    Положив обе руки на оплетенный кожей руль, он повернулся к ней лицом:
    — Я сказал, что ты меня ошеломила, а я, если хочешь знать, не из тех, кто попусту расточает комплименты.
    — Да? — Уже во второй раз за последние несколько минут она почувствовала себя в полной растерянности и не нашла, что ответить. — Спасибо.
    — Ты и четыре года назад была красавица, но теперь… — Он медленно покачал головой. — Я не ожидал увидеть тебя настолько повзрослевшей. Ты сегодня просто чудо как хороша, Келси. — Он буквально впился в нее глазами, и она чалилась краской.
    — Это, наверно, все одежда… — “Дурацкая фраза! Глупая, глупая, глупая! Но он весь такой дьявольски невозмутимый и самоуверенный!"
    Внезапно он издал резкий, отрывистый смешок, который она не забыла за все эти годы.
    — Я тебя, видимо, смутил? Извини, я не нарочно. Ты, вероятно, помнишь: я страдаю одним недостатком — всегда говорю, что думаю.
    — Да, еще бы не помнить, — съязвила Келси, сохраняя бесстрастное выражение лица.
    Какое-то мгновение, показавшееся ей бесконечно долгим, он молча глядел на нее, а затем медленно покачал головой:
    — Да, я так и думал. — Его взгляд обжигал ее, она не выдержала и отвела глаза. — Все такое же червонное золото. — Он приподнял с ее плеча прядь тяжелых волос и обмотал их вокруг пальца. — Я никогда не встречал волос такого оттенка.
    — Это, видно, у меня от бабушки. — Она ответила машинально, усилием воли заставляя себя не дрожать, а он между тем осторожно и нежно приподнял рукой тяжелую волну волос и смотрел, как она, мерцая, медленно падает вниз. При этом у него было такое загадочное выражение лица, что она почувствовала, как ее бросило в жар. Его обаяние фатально, это прирожденный соблазнитель, но ее он не одурачит! Кто-кто, а она знает, что на самом деле представляет собой этот Маршалл. В ее памяти слишком отчетливо запечатлелся образ Анны. Он опасен, как заряженный пистолет, и играть с ним так же рискованно.
    — От каких мыслей поджимаются эти губки? — спросил он довольным голосом, заводя мотор и оборачиваясь, чтобы проверить, нет ли сзади машин, прежде чем выехать на оживленную улицу. При этом на нее пахнуло его восхитительным запахом, и воспоминания нахлынули волной, будто все произошло только вчера, но на сей раз очередной женщиной в его жизни была она — хотя и на один вечер. С ней этот номер не пройдет!
    Отвечая на его вопрос, она заставила себя говорить ровным и сдержанным тоном, хотя руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки, а сердце готово было выскочить из груди:
    — Я тут подумала: встречаешься ли ты еще с Анной?
    — С Анной? — Его лицо, повернутое к ней в профиль, выражало недоумение. — А кто это — Анна?
    — Та женщина, которая приезжала к нам с тобой за город в последний уик-энд.
    — Значит, так ее звали? — Он наморщил лоб, силясь вспомнить. — Не знаю, что с ней стало, да и какая разница? С тех пор прошло столько времени. — (Вернее сказать, столько женщин, мысленно добавила она.) — И лично для тебя утекло много воды? — Она намеревалась сохранить небрежный тон, но он уловил в ее голосе осуждение и, не отрывая глаз от лобового стекла, лениво усмехнулся.
    — Полагаю, ты имеешь в виду мою личную жизнь? — Она не ответила, и он небрежно пожал плечами. — Если речь об этом, в последние несколько лет я вел отнюдь не монашеский образ жизни. Да, у меня были женщины. А как у тебя? — Он немного помолчал. — Есть у тебя сейчас что-нибудь серьезное?
    — Нет. — Она посмотрела в окно на пролетавший мимо пейзаж. Яркие огни города остались позади, и они мчались по тускло освещенной дороге, пустынной и безмолвной. — Сейчас ничего. — Она сказала это деланно небрежным тоном.
    — Значит, кто-то все же был? — продолжал он бесцеремонно расспрашивать, но она почувствовала, что ее ответ почему-то для него важен — ему-то какое до этого дело! — и ответила, тщательно подбирая слова:
    — Я некоторое время встречалась с одним знакомым с работы, но теперь с этим покончено. Я бы ни в коем случае не назвала это чем-то серьезным.
    — Понятно, — сухо ответил он. — Стало быть, мне не грозит опасность схлопотать по физиономии от кого-нибудь из твоих разъяренных поклонников?
    Она бросила на него искоса быстрый взгляд из-под густых ресниц.
    — Не могу себе представить, чтобы кто-нибудь смог дать тебе по физиономии, Маршалл.
    — Нет? — Он вскользь глянул на нее. — Это говорит в мою пользу или тебе больше по вкусу хлюпики?
    — У меня нет определенного “вкуса”. — “В отличие от тебя”, — со злостью подумала она.
    — Ты уверена? — (Несколько миль они ехали молча.) — А этот.., безымянный некто с твоей работы? Он тоже потерял к тебе интерес?
    — Не совсем. — Она вспыхнула и обрадовалась, что в темноте этого не видно. — Дело в том, что он мне жуть как надоедает, но со временем все образуется. — И почему он не может сменить тему?
    — Бедняжка, — цинично прокомментировал Маршалл. — Разбитое сердце, так? Я ведь говорил: тебе придется отвечать за многие разбитые сердца. — Тон был снисходительно-поддразнивающий, и она почувствовала, как у нее внутри, где-то глубоко, нарастает гнев.
    — Все было совсем не так! — страстно запротестовала она и тут же замолкла. Она не позволит ему допрашивать себя, как инквизитору, ему-то какое до всего этого дело? Он ей даже не друг — ничего себе друг!
    — Хмм… — Они повернули в тихое фешенебельное предместье, и на повороте он снова на нее взглянул. — Итак, по всем показателям и признакам ты в данный момент свободна как птица и ни в кого не влюблена. Прежде чем ветер переменится, мне нужно извлечь из этой ситуации максимум возможного.
    — Я вовсе не такая кокетка, как ты думаешь, — жестко ответила она, и в янтарных глазах сверкнул опасный огонек. Он остался все таким же задирой, а высокомерия у него прибавилось.
    — Ты здесь раньше бывала? — (Она отрицательно покачала головой.) — Отлично! — обрадовался он. — Я люблю привозить сюда.., людей при первой встрече. Как здесь кормят! Это просто пища богов.
    Благодаря обострившимся чувствам она не пропустила мимо ушей секундную паузу перед словом “людей” и бурно вознегодовала. Он хотел сказать “женщин”, возмутилась она. До чего же обидно сознавать, что ты — лишь звено в бесконечно длинной цепи. Поняв, что к чему, она приосанилась и гордо подняла голову. Ну что ж, мистер Маршалл Хендерсон! Я постараюсь извлечь из этого вечера максимум удовольствия, и на этом — точка. Если уж на то пошло, отужинать в шикарном ресторане — это само по себе приятно. При этой мысли на ее губах мелькнула легкая улыбка.
    — Я бы многое отдал за то, чтобы узнать, о чем ты сейчас думаешь.
    Она не знала, что он на нее смотрит, и вдруг поняла, что, задумавшись, не заметила, как они плавно замедлили ход и остановились.
    — Рад, что ты сегодня согласилась принять мое приглашение, пчелка моя. — Он помог ей выйти из машины, но не отпустил руку, а осторожно повернул Келси к себе лицом, прищурившись, взял за подбородок и заглянул в широко распахнутые глаза. — Я так долго ждал этого вечера.
    — Неужели? — Прикосновение его рук обжигало, и главное — она ясно увидела, что его раскованность сродни холодному высокомерию. Внезапно она от всего сердца пожалела, что приехала сюда. Она играет с огнем, а он больно жжет. Ласковое детское прозвище, которое он вспомнил, немедленно вызвало ответную реакцию, которую она всеми силами постаралась скрыть, и это был испуг Более чем когда бы то ни было она была уверена, что испытывает к нему глубокую неприязнь, но от него исходила такая притягательная сила. Она как-то забыла об этом. Келси холодно улыбнулась:
    — Что-то мне не верится.
    Ему с трудом удалось удержаться от улыбки.
    — И все это написано у тебя на лице. Что ж, придется мне постараться найти какой-нибудь способ убедить тебя в своей искренности, а? — Осторожно взяв ее под руку и чуть заметно направляя, он повел ее вверх по широкой мраморной лестнице в неброский, но элегантный вестибюль, а ее продолжала терзать ирония его брошенных вскользь слов. — Хочешь сначала коктейль или предпочитаешь пройти прямо за наш столик? — Он кивнул на вход в роскошно обставленный ресторан. — Спешить нам некуда.
    — Тогда, пожалуй, коктейль? — Она вымученно улыбнулась. — Не каждый день у человека завтра совершеннолетие.
    — Двадцать один? — Маршалл медленно покачал головой. — О эти бедные мужчины. — Он хотел сказать комплимент, но вызвал лишь нестерпимое раздражение.
    — Ничуть не сомневаюсь, ты по части женщин тоже преуспел, — не задумываясь, выпалила она; его карие глаза сузились, и он задумчиво окинул ее проницательным взглядом.
    — Я не ослышался? — спокойно переспросил он, увлекая ее налево, в длинный коктейль-бар. — А что ты в этих делах понимаешь? — Она неловко пожала плечами и, подняв глаза, увидела, как его твердые губы насмешливо искривились. — Значит, ты по-прежнему меня решительно осуждаешь? Я правильно тебя понял? Что ж, может, в конце концов это не так уж плохо.
    Около Маршалла неслышно возник официант и деликатно кашлянул:
    — Добрый вечер, мистер Хендерсон, рад вас снова видеть. Вы привели молодую леди попробовать что-нибудь из моих фирменных смесей?
    Маршалл одарил невысокого пожилого официанта приветливой улыбкой:
    — Здравствуй, Джон. Безусловно, две твои фирменные смеси, только ту, что предназначена для мисс Хоуп, сделай чуть менее смертоносной, нежели обычно. — Подняв брови, он снова обернулся к Келси — его улыбка, как ей показалось, была рассчитана на то, чтобы обольщать. — Фирменные смеси Джона — штука хитрая. Легко потерять бдительность и впасть в самоуспокоенность, а когда уже кажется, что выигрываешь, — раз, и ты в нокауте.
    — Один из твоих приемов обольщения? — Она постаралась подсластить горькую пилюлю милой улыбкой, но тем не менее увидела, что не промахнулась. От смеха у него вокруг глаз появились морщинки, и она поняла, что лишь от души его позабавила.
    — Поверь мне, разгневанная пчелка моя, если мне нужна женщина, то, для того чтобы добиться своего, мне не требуются ни коктейли Джона, ни что-либо еще.
    — Не требуются? — Она хотела, чтобы ее голос звучал саркастически, но вышел жалкий задыхающийся шепот.
    — Не требуются, — двусмысленно протянул Маршалл.
    Она взобралась на табурет, приняла как можно более непринужденную позу и с напускным равнодушием огляделась вокруг. Помещение было великолепно отделано Большую часть его площади занимала огромная круглая стеклянная стойка, вокруг которой высилось множество мягких табуретов; Келси насчитала не менее дюжины официантов в щегольских ливреях; они суетились вокруг богато одетых посетителей, которые, негромко разговаривая, не спеша потягивали коктейли. Казалось, ничто на свете не может вывести этих людей из душевного равновесия. Вся задняя стенка бара представляла собой огромный аквариум, в котором плавали экзотические рыбы и причудливо покачивались растения; толстое стекло увеличивало их в несколько раз.
    — Прошу вас, мисс. — Джон поставил перед Келси переливающийся всеми цветами радуги коктейль. Келси его пригубила; в нем чувствовались ароматы апельсина и банана, в бледно-розовых глубинах напитка ей почудился джин и еще что-то непонятное с горьковатым привкусом.
    — Замечательно! — Просияв, она подняла глаза на официанта, который молча ждал ее приговора. — Просто чудо. Из чего он?
    — Военная тайна, мисс. — Перед тем как отвернуться, Джон ласково улыбнулся Келси, а она обернулась к Маршаллу, наблюдавшему за ними; в его глазах плясали насмешливые огоньки. Видимо, происходящее его явно забавляло.
    — Похоже, ты произвела здесь фурор, — протянул он.
    В его голосе она уловила иронические нотки и тут же вся подобралась.
    — Он должен быть любезным с посетителями, это его работа.
    — Ему не так уж часто приходится обслуживать таких молодых и красивых посетительниц, как ты. Большинство завсегдатаев этого бара несколько.., пресыщены.
    — Как ты? — Она старалась напустить на себя холодность, но реплика прозвучала неожиданно резко.
    — Вероятно, — лаконично согласился он. — Что это за глухая защита, Келси? — Тон его голоса чуть изменился, а взгляд карих глаз стал вопросительным. — Неужели я представляю собой такую угрозу?
    — Конечно, нет! — Она ответила слишком быстро и темпераментно.
    Негромко, обольстительно рассмеявшись, он наклонился вперед и легонько коснулся губами ее виска.
    — Успокойся, девочка, — насмешливо произнес он. — Я хотел, чтобы это был приятный вечер, и не более того. Мне хотелось, чтобы тебе было хорошо. — Она бросила на него опасливый взгляд, который, видимо, позабавил Маршалла: его бровь саркастически поползла вверх. — Я не собираюсь глотать тебя живьем, Келси, — это не мой стиль. — В его низком бархатном голосе появился холодок, а глаза стали почти черными.
    — Разумеется, нет, — бодро согласилась она. — Не сомневаюсь, в данный момент ты уже сыт по горло всяческими десертами. — Стоило этим словам вырваться, и она готова была дать себе пинка. На мгновение показалось, он немного растерялся, но затем до него дошло, что она имеет в виду, и его лицо стало непроницаемым.
    — Какая у тебя отменная память, милая моя крошка, — любезно промурлыкал он после долгой паузы. — Вижу, впредь мне придется быть с тобой настороже. Оказывается, все, что я скажу, может быть использовано против меня.
    Келси опустила свои длинные ресницы, но это не спасло: она чувствовала на себе его колючий взгляд.
    — Хочешь еще коктейль? — вполголоса вежливо предложил он.
    — Нет, спасибо, если они такие крепкие, как ты говорил, — лучше не надо.
    — Очень благоразумно! — В его глазах сверкнула скрытая усмешка. — Тогда не желаете ли пройти к столу? Должен признаться, я проголодался. — И он невозмутимо соскользнул с табурета.
    — Да, конечно. — Никогда в жизни она не чувствовала большего отвращения к еде, чем тогда, когда они шли из бара в ресторан, где рядом с Маршаллом в ту же минуту появился еще один официант и поздоровался с ним по имени, почтительно, чуть ли не заискивающе. Келси невольно обратила внимание, что везде, где бы Маршалл ни появлялся, он привлекал всеобщее внимание. Это был, бесспорно, мужчина, привыкший получать то, чего он хочет, он обладал непререкаемым авторитетом. Помимо мужского обаяния ему была присуща некая магнетическая сила, выделявшая его среди других мужчин, как волка среди домашних собак.
    Когда официант провел их к столику и подал огромные, украшенные золотым тиснением карточки меню, Маршалл снова расслабился.
    — Хочешь, чтобы заказал я? — выжидательно спросил он.
    Меню было на французском, и Келси сомневалась, хватит ли ее скромных познаний в этом языке, чтобы в нем разобраться. Она с деланным спокойствием посмотрела на него. Придется сказать “да”.
    — Да, будь добр. — Она снова обвела зал взглядом. На этот раз ее внимание привлекла небольшая танцплощадка, позади которой что-то негромко наигрывал небольшой ансамбль.
    — Значит, Грег тебя сюда никогда не приводил?
    Она подняла на него удивленные глаза и поспешно прокрутила в памяти весь их предыдущий разговор.
    — Не помню, чтобы я говорила тебе, как его зовут.
    — Ты и не говорила. — Он оставался совершенно невозмутим. — Твоя мама рассказала мне, чем ты занималась все эти годы, и в рассказе о последних месяцах его имя фигурировало довольно часто.
    — Значит, ты о нем знал? — Подтекст, проскользнувший в его последней фразе, она решила обдумать позднее. — Что ж ты притворялся?! — Маршалл в своем репертуаре!
    — Я не притворялся, — невозмутимо ответил он. — Я просто дал тебе возможность рассказать обо всем самой, и ты ею воспользовалась. — В его агатовых глазах читался вызов. — Мне показалось, что Рут удивлена, почему он так быстро исчез со сцены, — она ждала, что ты его с ней познакомишь.
    — Но ведь ей не пришлось отбиваться от него в машине?
    На мгновение он замер, а затем подался вперед; его голос оставался таким же спокойным, но выражение лица стало просто страшным.
    — Он тебя обидел? — (Она молча покачала головой; выражение его лица ее ошеломило.) — Точно нет?
    — Нет, все нормально. — Она не ожидала такой бурной реакции и слегка запиналась. — Только немного унизительно, вот и все. Тогда-то я с этим и покончила.
    — Ты ничего не сказала Рут? — В тоне его голоса она уловила укор.
    Келси медленно покачала головой:
    — Мне тогда казалось, так будет лучше: мама уж очень беспокоится обо мне.
    — Расскажешь ей завтра же, когда приедешь домой! — последовало дальше приказным тоном.
    Она удивленно посмотрела на Маршалла:
    — Я не думаю…
    — Думать нечего, делай, что велят. Она вытаращила на него глаза, и в ней стало нарастать возмущение. Что он, в конце концов, суется в ее жизнь!
    — Нет! — твердо ответила она.
    — Не спорь со мной, Келси. Твоя мать — не ребенок и не идиотка, она заслуживает, чтобы ей все как следует объяснили. Полагаю, завтра он будет на твоем дне рождения вместе с остальными сослуживцами, и тебе следует по крайней мере оказать ей любезность и дать возможность вести себя соответственно.
    — Тебя это не касается! — еле слышно прошипела она.
    — А кого же еще? — Он говорил негромко, но настойчиво, и она поняла, что перед ней открылась другая его сущность — та, благодаря которой к тридцати годам он практически стал миллионером. — Так ты скажешь матери или это придется сделать мне? — В голосе Маршалла звучал металл.
    — О, ради всего святого! — Она неотрывно смотрела на него в бессильном гневе. — Это моя жизнь, — снова повторила она.
    — Безусловно, и ты управляешься с ней на редкость скверно. — (Она почувствовала: еще немного — и она его ударит.) — Ты уже не дитя и понимаешь, что этот человек совсем потерял голову; Рут мне говорила, что он, разыскивая тебя, пару раз даже звонил ей домой. Если он тебе нужен — отлично. Если же нет, твоей матери следует объяснить, в чем дело, прежде чем все это зайдет слишком далеко. А вдруг в следующий раз тебе не удастся от него отбиться? — Его взгляд леденил.
    — Я вполне могу держать его в рамках! — Она говорила, но сама понимала, что это не так. С того вечера в машине Грег становился все настойчивее; при мысли о его жадных губах и цепких руках она едва заметно вздрогнула, а выражение ее лица лучше всяких слов сказало правду пытливому взгляду Маршалла.
    — Келси! — Он снова наклонился вперед, взял ее руку, будто невзначай перевернул и провел пальцами по мягкой ладони. — Я не хочу портить наш вечер спорами об этом хаме. Мужчина, который добивается желаемого грубой силой, не вызывает у меня симпатий. Ты сделаешь так, как я сказал. Понимаешь? — Его лицо стало холодным и жестким, ни капли тепла; расширенными глазами она заглянула в его глаза и увидела, что в них. Он был в ярости. Вне себя от ярости. По ее спине пробежал холодок, и она возненавидела за это и себя, и его.
    — Ну ладно, — неуклюже пробормотала она, пытаясь высвободить руку, — от его прикосновения она вся сжималась.
    — Обещаешь? — безапелляционным тоном спросил он, и она угрюмо кивнула:
    — Обещаю.
    — Хорошо. — Маршалл снова откинулся на спинку стула, будто они беседовали о погоде, а его лицо опять приняло привычное небрежное и в то же время непроницаемое выражение.
    Минуту спустя появился официант, Маршалл стал заказывать еду и вина, и Келси постепенно успокоилась. Она слушала малопонятную светскую беседу Маршалла с официантом, но вдруг, вздрогнув от ужаса, поняла, что боится этого человека. Это не был страх в обычном смысле слова, просто она вдруг осознала с убийственной отчетливостью, что Маршалл опаснее сотни таких, как Грег, и тем не менее какая-то неведомая сила неумолимо притягивает ее к нему.

Глава 3

    — Прошу прощения?
    — Когда сказал, что долго дожидался этого вечера, — терпеливо объяснил он, рассеянно проводя пальцем по ободку своего высокого граненого фужера.
    — Не понимаю. — Она настороженно поглядела на него. — Зачем тебе понадобилось снова со мной встречаться? — На самом деле ей вовсе не хотелось это знать.
    — Полагаю, из чистого любопытства, — негромко ответил он, любуясь игрой световых бликов на рыжевато-золотистых прядях ее волос.
    — Любопытства? — Она гордо вздернула голову.
    — А почему бы и нет? Не думала же ты, что я скажу, будто безумно в тебя влюблен?
    — И в мыслях не имела, — холодно ответила она. — Такого признания я ожидала от тебя меньше всего.
    — Похоже, ты обо мне не слишком высокого мнения, а? — вкрадчиво спросил он, а его глаза потемнели и стали похожи на сверкающие угли.
    — А что, есть основания? Он пристально посмотрел на нее и наконец, пожав плечами, небрежно бросил:
    — Знаешь, я начинаю подумывать, не следовало ли мне тебя назвать осой, а не пчелкой. Пчела — это ведь такое милое создание, правда? Комочек мягкого меха и чудесные прозрачные крылышки. — Она обожгла его взглядом, исполненным такой ярости, что он громко расхохотался, а в глазах заиграли озорные огоньки. — Да, оса, да и только.
    Она уже почти доела горячее — тончайшие телячьи эскалопы с гарниром из овощного ассорти и крохотных поджаренных картофелинок, — когда постоянно усиливающееся смутное беспокойство, которое она ощущала уже несколько минут, получило наконец свое объяснение. С той самой минуты, как они заняли свои места за столиком, она обратила внимание на то, что несколько женщин чаще, нежели допускают правила хорошего тона, бросают взгляды в их сторону, хотя Маршалл, надо отдать ему должное, полностью игнорировал эти откровенные знаки внимания. Развязка не заставила себя ждать: одна из посетительниц, рыжеволосая, казавшаяся привлекательнее прочих, улучив момент, когда Маршалл смотрел в ее сторону, приподнялась со стула и призывно помахала ему. Келси видела, как напрягся Маршалл, ответивший ей коротким взмахом руки; от этого на ее красивом, похожем на кошачью мордочку лице отразилось такое откровенное вожделение, что Келси невольно покраснела от неловкости за сидевшего рядом с этой женщиной высокого красивого блондина, который сразу помрачнел.
    — Одна из твоих старых подруг? — Как ни старалась Келси казаться безразличной, в тоне вопроса слышались саркастические нотки.
    — ч Вот именно. — Бархатный голос Маршалла был невозмутим, но Келси видела, что откровенная наглость женщины вызывает у него недовольство: его карие глаза стали черными как ночь и едва заметно прищурились. — Не хочешь ли потанцевать, пока принесут десерт? — сухо спросил он.
    Келси неотрывно смотрела на него через столик; благодаря мягкому, приглушенному освещению ее янтарные глаза казались равнодушными и отчужденными. Она не желала танцевать с Маршаллом, и все же, как ни ужасно, именно этого ей хотелось больше всего. Противоположные желания разрывали ее на части; она была смущена, не в ладах с собой и неизвестно отчего разозлилась.
    — Пошли. — Он наклонился через столик и, взяв ее за руку, поднял с места и притянул к себе. Когда он вел ее через зал, она не могла вымолвить ни слова; всем ее существом владела лишь одна мысль: сейчас она второй раз в жизни окажется в его объятиях. В прошлый раз она не произвела на него особого впечатления, и ей вдруг отчаянно захотелось, чтобы теперь было по-другому. Он так владел собой, вел себя так раскованно; казалось, ничто его не трогает.
    Уверенным и неторопливым движением он нежно привлек ее к себе, и они заскользили так слаженно, будто танцевали уже много лет. Когда мелодия сменилась и в зале зазвучали протяжные ноты медленного мечтательного вальса, Маршалл бережно и в то же время властно притянул ее к себе еще ближе, и его близость окончательно лишила ее самообладания. Прижатая к его широкой мускулистой груди, она непроизвольно трепетала и молила Бога, чтобы он этого не заметил, с волнением ощущая каждой клеточкой мощное мужское тело, движениям которого она так покорно следовала.
    — Да, этого стоило дожидаться. — Маршалл посмотрел на нее сверху вниз; уголки его рта чуть заметно раздвинулись в улыбке. — И зачем только я ждал так долго?
    Келси открыла рот для какого-то легкомысленного ответа, но слова замерли у нее на губах, когда она заглянула ему в глаза, а когда его теплые губы коснулись ее губ в легком поцелуе, она, не в силах сопротивляться, непроизвольно ответила. Это длилось очень недолго: он тут же откинул голову и снова прижал ее к себе, но она почувствовала себя совершенно разбитой. Ему нельзя подчиняться ни на секунду. Ей-то, слава Богу, известно, что он собой представляет, и она ведет себя непростительно. Женщины для него просто развлечение и ничего не значат — даже меньше, чем ничего. Но, как ни странно, это ее так волнует — быть в его объятиях, слышать медленное биение его сердца, ощущать…
    — Марш, дорогой… — Низкий женский голос был сладок как мед, а едва заметная чувственная хрипотца придавала ему неповторимое своеобразие. Келси не нужно было поворачивать голову, она и так знала, кто это.
    Рыжая и ее кавалер стояли рядом, и Маршалл заговорил именно с мужчиной; он сразу же протянул ему руку, другой продолжая слегка обнимать Келси за талию:
    — Привет, Кент. Рад тебя видеть. Когда вы вернулись?
    — На прошлой неделе. — Бледные щеки блондина пошли багровыми пятнами; Келси заметила, что он бросает подозрительные взгляды то на свою спутницу, стоящую рядом, то на невозмутимое лицо Маршалла. — А ты что, не знал?
    — А почему я должен знать? — Тон Маршалла оставался таким же небрежным, и после долгой паузы Кент, казалось, успокоился, заставил себя резко кивнуть головой и пожал протянутую Маршаллом руку.
    — Думаю, и впрямь незачем.
    — Марш, котик, ты нас не познакомил. Кто эта милая девушка, которую ты так благоразумно от нас скрывал?
    Маршалл обернулся и медленно смерил рыжую взглядом, и в его пронзительных глазах появилось такое выражение, что Келси судорожно проглотила слюну.
    — Келси — мой старый друг, — спокойно сказал он. — Когда-то я знавал ее отца. Келси, познакомься: это Джейд и Кент. Кент и Джейд, Келси. — Его тон был небрежным, и раскосые глаза женщины, еще более сузившись, стали похожи на осколки синего стекла, отчего ее маленькое лицо стало еще больше походить на кошачью мордочку; впрочем, это нисколько не испортило ее чувственной красоты, скорее наоборот.
    — Ты хочешь сказать “юный друг”, дорогой? — Она издала легкий смешок, хотя ее тяжелый взгляд испепелял, и дотронулась до шелкового рукава Келси длинными, похожими на когти хищной птицы наманикюренными ногтями. — Должна тебя предупредить, милочка, поберегись. Это самый настоящий злой серый волк, и он, похоже, проголодался.
    — Джейд! — Грубо рванув женщину за руку, Кент развернул ее к себе и, обращаясь к Маршаллу, который с каменным лицом наблюдал за происходящим, сказал извиняющимся тоном:
    — Прости, Маршалл, она сегодня не в себе.
    — Как раз наоборот. — Едкий, циничный, презрительный тон, каким это было сказано, не оставлял сомнений: Маршалл знает, о чем говорит. — Это и есть настоящая Джейд, Кент. Присмотрись, и ты убедишься.
    — Ну, ты!.. — Рыжая занесла руку для удара, но Маршалл остановил ее своей железной хваткой, не сводя глаз с побелевшего как мел лица ее спутника.
    — Отвези ее домой, Кент. — В голосе Маршалла звучала усталость.
    Двое мужчин обменялись коротким взглядом, выражавшим нечто, понятное только им. Чуть заметно кивнув головой, Кент наконец повернулся на каблуках и направился к выходу, чуть ли не силой таща за собой бушующую Джейд. Уже на пороге она обернулась и бросила на Маршалла злобный взгляд, исполненный какого-то непонятного болезненного вожделения, и Келси содрогнулась. От одного вида этой женщины ей стало не по себе.
    — Мне очень жаль. — Взяв Келси за подбородок, Маршалл заглянул ей в лицо; его прищуренные глаза были непроницаемы и холодны. — Я не знал, что они сегодня будут здесь. Мне казалось; они еще не вернулись из свадебного путешествия.
    — Свадебного путешествия? — Келси удивленно уставилась на Маршалла, который снова привлек ее к себе, и чуть отодвинулась назад, пытаясь заглянуть ему в лицо. — Какого еще свадебного путешествия?
    — Полагаю, это такой странный обычай, который у нас, особей вида “гомо сапиенс”, принято исполнять после некоей церемонии, — холодно ответил он и уставился на ее лицо, выражавшее крайнее недоверие.
    — Я отлично знаю, что такое свадебное путешествие, — яростно прошипела она, делая вид, что не замечает его молчаливого предостережения не развивать эту тему дальше. — Мне непонятно другое: почему эта женщина вышла замуж.
    — Тебя это удивляет? — глухо проронил он.
    — Да, безусловно. — Чтобы скрыть свою дрожь, она чуть отодвинулась от него, он почувствовал это едва заметное движение, и его губы зловеще сжались. — Ведь она от тебя без ума, и это совершенно очевидно.
    — У нее странный способ демонстрировать свои чувства, — бесстрастным голосом заметил он. — Или, по-твоему, дать кому-нибудь оплеуху — это признак любви?
    — Не передергивай мои слова, Маршалл! — Они уже перестали притворяться, что танцуют; он все еще держал ее за талию, но она высвободилась из его объятий. — Она жутко расстроилась, увидев тебя со мной; с чего бы ей иначе устраивать такую сцену. Да к тому же они только что поженились! Знаешь, по-моему, это все…
    — А по-моему, это все тебя не касается. — Его глаза стали ледяными. — И в любом случае, я не намерен обсуждать личные вопросы посреди танцплощадки. Думаю, нам пора вернуться за стол.
    Когда он, небрежно держа Келси за талию, вел ее к столу, ее щеки так и пылали. Его очевидное хладнокровие было просто возмутительно! Он держался с ней так, будто она во всем виновата!
    — Что ж. — Не отрываясь, он смотрел через стол ей в глаза. — Полагаю, после такой неловкой сцены я обязан дать объяснения, но прошу: избавь меня от твоего доморощенного морализирования.
    Чтобы поднять голову и спокойно посмотреть ему в глаза, ей понадобилось собрать в кулак все свои силы. Больше всего ей хотелось выплеснуть свой бокал ему в лицо.
    — Моя связь с Джейд закончилась с некоторыми.., осложнениями. — (Келси замерла.) — Пару лет назад мы знали друг друга и некоторое время неплохо проводили время, но вдруг Джейд взбрело в голову, что до того, как она отцветет, ей во что бы то ни стало нужно заполучить колечко на пальчик, а я, боюсь, не имел намерения удовлетворить это желание. Насколько мне известно, Кент всегда крутился рядом — этакий безмолвный воздыхатель; она, по-моему, придерживала его на всякий случай. — Маршалл брезгливо покачал головой. — Он молод, богат и обладает, по мнению Джейд, всеми необходимыми для брака качествами, так что… — Он наполнил ее и свой бокалы и лишь после этого закончил:
    — Она за него вышла.
    — Понимаю, — протянула она, — брак для прикрытия.
    — Сомневаюсь, — желчно ответил Маршалл. — Я дал им свое благословение и после объявления помолвки старался держаться от них подальше, однако, похоже, Кент меня по понятной причине невзлюбил. — Он бросил на нее насмешливый взгляд. — Джейд сумела сделать так, что мне было просто не отвертеться от приглашения на свадьбу, а во время приема она намекнула, что желает встретиться со мной по возвращении из.., поездки. В конце концов пришлось в некотором смысле.., скажем, пойти на грубость. — Он пожал плечами. — И делу конец.
    — Но она же любит тебя, Маршалл! — вознегодовала Келси.
    — Она не имеет понятия, что это такое.
    — Но…
    — Прошу тебя, Келси! — Было видно, что он сдерживается из последних сил. — Мир, в котором живет Джейд, нисколько не походит на твой, там действует совершенно другой моральный кодекс. Она обладает умом и характером и благодаря этому держится на плаву. — Келси неотрывно следила за ним глазами, полными отвращения, и он улыбнулся, но улыбка была неприятная. — Не скажу, что я в восторге от всей этой истории, но факты — вещь упрямая. А у меня, хочешь — верь, хочешь — нет, имеется свой кодекс чести, и я строю жизнь, сообразуясь с ним. И еще: я ни единого раза в жизни не брал ничего, что не принадлежит мне по праву.
    В глазах Келси ясно отражались все ее мысли, и он с тихим вздохом откинулся на спинку стула — бровь приподнята, по лицу блуждает добродушная усмешка.
    — Вижу, ты этому не веришь.
    — Я этого не сказала.
    — А тебе и не нужно ничего говорить. — Он окинул ее задумчивым взглядом. — Дело только во мне или ты так отрицательно относишься ко всему мужскому полу? Ума не приложу, как это у Грега хватило храбрости пригласить тебя на свидание.
    — Оставь его в покое! — Глаза Келси горели гневом. Как это он все передергивает в свою пользу?
    — С удовольствием.
    — А ты все такой же, да? — накинулась она на него, отбросив всякую осторожность. — Ничуть не переменился. — И Келси свирепо уставилась на него.
    — Благодарю за комплимент. — Он нарочно поддразнивал ее и, судя по его виду, получал от этого огромное удовольствие.
    — Ты знаешь, о чем я говорю, — негодующе продолжила она. — Одна женщина за другой, и всех втаптываешь в грязь… — Она умолкла: черты его красивого лица исказились, оно потемнело от гнева; у Келси от страха по спине пробежал холодок.
    — Поосторожней, Келси! — Он тяжело дышал. — Всякому терпению человеческому есть предел. Ты не имеешь абсолютно никакого понятия о моем образе жизни, так что прошу тебя: не морализируй.
    — Того, что я знаю, достаточно, чтобы ты мне был противен! — огрызнулась она. Он ничего не ответил, но продолжал пристально на нее смотреть. Молчание длилось бесконечно долго, пока ей не стало казаться, что сердце вот-вот выскочит у нее из груди. Зачем она это сказала? Что это с ней? Она себя в жизни так не вела.
    По-видимому, душевное смятение и боль, которые она испытывала, отразились у нее на лице, так как через несколько минут Маршалл откинулся на спинку стула, расслабился и с его лица исчезла гневная гримаса.
    — Я испытываю жгучее желание дать тебе хорошего шлепка по твоей великолепной филейной части.
    — Что?! — Она в ужасе уставилась на него.
    — Я частенько говаривал Дэвиду, что в старом изречении “Кто жалеет розгу, тот губит дитя” есть немалая доля истины, — задумчиво продолжил Маршалл, — и похоже, я, как всегда, оказался прав.
    — Попробуй, только попробуй…
    — Не искушай меня, Келси. — Его темные глаза сверкнули. — Ты ведешь себя как избалованный ребенок, и я вот-вот начну обращаться с тобой соответствующим образом.
    Келси сердито дернула головой, ее волосы золотистой волной заструились по плечам, и от этого в глубине его глаз вспыхнуло нечто такое, от чего у нее зашлось сердце.
    — Это только потому, что я не стала вешаться тебе на шею, как другие твои женщины?
    Все с тем же загадочным выражением лица он пристально поглядел на нее:
    — Прежде всего, ты не принадлежишь к числу моих женщин; тебе хотя бы из вежливости следовало подождать, пока тебе предложат. — Она залилась краской, но он, не давая ей возразить, продолжал:
    — Кроме того, у тебя, кажется, сложилось крайне нелестное мнение о моих взаимоотношениях с противоположным полом.
    — Я тебя ненавижу!
    — Отвращение, ужас, а теперь и ненависть. Похоже, я и в самом деле внушаю тебе сильные чувства, — задумчиво произнес он. — Знаешь, а я и представить не мог, каким занимательным окажется этот вечер. Вы выросли в настоящую штучку, мисс Хоуп. Интересно, где тот храбрец, который сумел бы вас укротить?
    — Убирайся ко всем чертям!
    — Я у них уже побывал.., и мне там не понравилось.
    На мгновение в его глазах сверкнуло нечто, изумившее ее до глубины души. Я, должно быть, ошиблась, уговаривала она себя; он слишком бесчувствен, слишком холоден, чтобы испытывать ту невыразимую муку, которая на секунду скользнула по его красивому лицу.
    — А вот и десерт. — Лицо Маршалла снова превратилось в маску холодноватой вежливости; он поблагодарил официанта, который поставил перед ними тарелки.
    Келси продолжала напряженно всматриваться в него. Да, конечно, ей это почудилось, просто игра света или что-нибудь наподобие.
    — Кушай, пчелка моя, это просто объеденье, — проговорил он с умиротворенной улыбкой, будто весь их разговор ей приснился.
    Она послушно воткнула ложечку в сдобный торт, прослоенный шоколадной помадкой и покрытый толстой шапкой свежего крема, и почувствовала себя совершенно беспомощной. Маршалл действительно очень странный человек; чем скорее кончится этот бурный вечер и она благополучно вернется домой, тем лучше!
    — Кофе?
    Его вопрос вывел ее из глубокой задумчивости, и она с раздражением обнаружила, что за размышлениями проглотила большую часть десерта, даже не распробовав вкуса.
    — Спасибо. — Она холодно кивнула, пытаясь подавить страх, который мягким серым облаком обволакивал ее. Вечер уже подходит к концу, ей нет нужды видеться с ним в дальнейшем; она сомневается, встретятся ли они когда-нибудь еще… При этой мысли ее губы тронула кривая усмешка. Почему же он так ее тревожит? Она не могла разобраться в своих чувствах, и это ей не нравилось.
    Почти весь обратный путь прошел в глубоком молчании, но Келси почему-то никак не могла успокоиться; наоборот, ее нервы были напряжены до предела. Салон машины был слишком интимным, а он — совсем рядом. Исходивший от него едва уловимый запах, его запах, кружил ей голову, она всем своим существом ощущала мощные руки на руле и длинные мускулистые ноги, вытянутые к педалям совсем рядом. Когда большая машина плавно затормозила у ее дома и он повернулся к ней лицом, черты которого из-за полумрака было трудно различить, она почувствовала какое-то странное ощущение в низу живота. Она хочет, чтобы он ее поцеловал! Стоило ей это осознать, и она вся напряглась, испытывая к себе глубокое отвращение.
    — Не беспокойся, я не собираюсь на тебя набрасываться, — лениво бросил он, решив, что она так напряжена оттого, что нервничает.
    — Спасибо за чудесный вечер, — вежливо сказала она, хотя ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. — Я получила огромное удовольствие.
    — Какая же ты все-таки лгунья, девочка! — бросил он дрожащим от сдерживаемого смеха голосом, и его губы тронула насмешливая улыбка.
    Резко откинув голову назад, она уставилась в темноту.
    — Да ты просто.., просто…
    — Сжалься! — В его глазах плясали веселые искорки. — Ей-Богу, еще одной словесной порки мне сегодня не вынести. — Он открыл дверцу и, стремительно обойдя вокруг машины, помог ей выйти на освещенную луной улицу.
    Они оказались лицом к лицу, и Келси подняла голову. В лунном свете он казался таким огромным и темным. У нее по всему телу побежали мурашки.
    — Спокойной ночи, Келси. — Нагнувшись, он коснулся губами ее щеки, и от разочарования она едва не топнула ногой. Неужели он сейчас вот так и уедет и не поцелует ее по-настоящему? А что, если она его никогда больше не увидит, а ей так хочется знать… На мгновение ее мысли запнулись, а затем снова помчались вскачь. Да, ей хочется знать, испытает ли она такое же потрясение, как в тот раз. Тогда вкус его поцелуя долго не давал ей покоя, ночь за ночью она металась и ворочалась в постели до утра, не в силах совладать со своим семнадцатилетним телом.
    — Спокойной ночи, — едва слышно ответила она.
    Он сел обратно в машину, и когда мотор мягко заработал, окно с жужжанием опустилось, и он негромко проговорил:
    — Кстати, я не забыл о подарке тебе. Завтра привезу.
    — Завтра? — Она непонимающе уставилась на него.
    — Рут пригласила меня на торжество. Ты что, не знала?
    — Нет, не знала. — Так она и думала! Мама снова занялась устройством ее судьбы. Если у Келси не было поклонников. Рут воспринимала это как личное оскорбление, а за последние месяцы она не раз напоминала дочери о том, что вышла замуж в двадцать один год. Маршалл ей всегда нравился больше всего на свете, если не считать сливочного сыра!
    — Мое присутствие нежелательно? — сухо спросил он.
    — Да.., нет… Я хочу сказать…
    — Решай, да или нет, и позвони мне домой, когда я приеду, — спокойно сказал он со все тем же загадочным выражением на бесстрастном, как маска, лице. Прежде чем она успела ответить, он исчез, а она осталась стоять с открытым ртом на пороге тускло освещенного парадного.
    Следующий день выдался погожим. Час она ехала к матери, везя на заднем сиденье груду поздравительных открыток, и все это время ослепительное солнце било ей прямо в глаза.
    Подъезжая по длинной извилистой дороге к дому, она заметила, что рабочие из бюро обслуживания деловито устанавливают на лужайке перед домом навес, и не в первый уже раз подумала о том, как мудро распорядился отец своим капиталом, обеспечив жену на всю жизнь. Ее мать могла не только продолжать жить в чудесном семейном доме, который она так любила, отец оставил ей также ежемесячный доход, позволявший вести безбедное существование. “Папа, милый папа”. Затормозив у широкого подъезда, Келси, не выходя из машины, окинула взглядом гладкую лужайку, окруженную вековыми деревьями и буйно цветущими кустарниками. “Как мне тебя не хватает!"
    Ощутив знакомый приторный аромат вьющихся роз, оплетавших каменный фасад дома, она выскользнула с охапкой открыток в руках из машины навстречу запахам позднего лета.
    — Келси! — Мать прямо на пороге дома стиснула ее в неистовых объятиях, будто они не виделись целых два года, а не две недели. — Как ты чудесно выглядишь, доченька!
    Потребовалась не одна чашка кофе, прежде чем они закончили обмениваться последними новостями. Келси разобрала предназначенный для нее ворох открыток и бандеролей. Остаток утра пронесся в вихре лихорадочной деятельности. К середине дня все было готово к приему полусотни гостей, которые были приглашены на вечер, и, когда рабочие удалились, обещав вернуться заблаговременно перед началом празднества, обе женщины рухнули от усталости.
    — Ты хорошо провела вчерашний вечер? — спросила Рут будто невзначай, когда они устроились на подушках в гамаках возле открытых стеклянных дверей гостиной, чтобы выпить еще по чашечке кофе.
    — Так себе. — Келси небрежно пожала плечами. Она не намерена говорить с матерью о Маршалле. Их взгляды на этого человека диаметрально противоположны.
    — Всего лишь “так себе”? — Рут недоверчиво подняла брови. — Только не говори мне, что ты предпочитаешь этого Грега настоящему мужчине, вроде Маршалла.
    — Ах, Грега? — Келси взглянула на мать, и ей сразу же вспомнилось обещание, данное Маршаллу. — Знаешь, я тебе кое-что должна о нем рассказать. — (Мать восприняла рассказ гораздо лучше, чем ожидала Келси, хотя под конец ее мягкие губы поджались, а голубые глаза стали непривычно суровыми.) — Ничего страшного не произошло, — спокойно заверила ее Келси, — но я не намерена искушать судьбу еще раз.
    — Еще бы! — На лбу у матери появилась угрюмая морщинка. — Жаль, что он вечером будет здесь. Полагаю, все это осложняется еще и тем, что ты работаешь у его отца?
    — Я не могла пригласить всех остальных и не пригласить его, — поспешила ответить Келси. — Кроме того, пусть лучше все умрет естественной смертью, а то неприятностей не оберешься. Я просто решила, что тебе следует знать, чтобы ты не суетилась вокруг него и тому подобное. Веди себя с ним точно так же, как с остальными, — вот и все, что требуется.
    Мать кивнула и устало потянулась.
    — Пожалуй, если не возражаешь, я пойду вздремну полчасика наверху? — спросила она, позевывая.
    — Отлично, давай, — не раздумывая, согласилась Келси. — А я, пожалуй, прилягу на коврике в розарии. Там так славно, — Мать уже закрывала за собой стеклянную дверь, когда, повинуясь безотчетному импульсу, Келси вдруг ее окликнула:
    — Мам? — (Рут обернулась и вопросительно посмотрела на нее.) — Я о Маршалле. Он ведь не женат или что-нибудь в этом роде?
    — “Что-нибудь в этом роде”, полагаю, у него было предостаточно, — сухо ответила мать, — но все его увлечения длились недолго. Боюсь, он убежденный холостяк. Впрочем, ему всего лишь тридцать, так что у него еще есть время. — Она как-то странно взглянула на дочь. — Знаешь, Келси, он вообще-то человек хороший.., твой отец был о нем очень высокого мнения.
    "Отец не был женщиной”, — подумала про себя Келси и с напускным безразличием кивнула головой.
    — Однажды он уже был женат, но это продлилось недолго, — задумчиво продолжала мать. — Случилось какое-то несчастье; твой отец знал об этом… — Она улыбнулась своей непонятной улыбкой и исчезла в доме.
    Несколько минут Келси сидела неподвижно; ей казалось, будто ее с силой ударили под вздох. Неужели он был женат? Так, значит, он и в самом деле был женат. Непонятно почему, но от захлестнувшей ее волны чувств: боли, разочарования, гнева — ей стало нехорошо. Однажды он уже любил какую-то женщину настолько, что попросил ее стать спутницей жизни. Но это продлилось недолго. Она повторила жестокие слова матери слово в слово Возможно, это для него ничего не значило? Возможно, даже брак был для него игрой, которая быстро приелась, и он избавился от жены тем же способом, что и от своих любовниц? От этих мыслей голова шла кругом, и, чтобы избавиться от наваждения, она вскочила и постаралась взять себя в руки. Ей-то какое дело? Это не имеет к ней никакого отношения, и сам он тоже не имеет к ней никакого отношения.
    Когда она опустилась на мягкий коврик в крохотном розарии, бывшем предметом радости и гордости ее отца, стояла невыносимая духота; небо, утром голубое, стало какого-то жемчужно-серого оттенка, а где-то высоко в знойном мареве висел слепящий диск солнца. Когда Келси, прикрыв глаза рукой, посмотрела в бездонное тусклое небо, она поняла: похоже, вот-вот разразится гроза. Она неподвижно лежала, а в душном воздухе стояло назойливое жужжание пчел, перелетавших от одного распустившегося цветка к другому; зной окутывал ее, как мягкое одеяло.
    Маршалл говорит перед алтарем “Да”… Маршалл с любовью смотрит на свою жену и прижимает ее к груди… Прекрати, прекрати сейчас же! Она прижала пальцы к вискам, пытаясь прогнать видения, сменявшие друг друга перед ее мысленным взором. Это безумие; что это с нею стряслось? Он уже давным-давно не играл в ее жизни никакой роли, с чего вдруг она расстраивается? Закрыв глаза рукой, она заставила себя расслабиться, покой уединенного убежища проник в нее и убаюкал.
    Спустя какое-то время она, внезапно вздрогнув, проснулась и, разомкнув тяжелые ото сна веки, почувствовала на себе горящий взгляд карих глаз Маршалла. Опершись на локоть, он лежал рядом с ней в ленивой позе; его лицо, как обычно, было неподвижно и непроницаемо. Минуту она пристально разглядывала его, не будучи уверенной, что видит его наяву. Кажется, только что он ей снился.
    — Привет. — Нет, это не сон: этот низкий голос и небрежный тон нельзя спутать ни с чем. На мгновенье он, заслонив солнце, наклонился над ней и слегка коснулся губами ее губ. — С днем рожденья, Келси.
    — Спасибо. — Она отвела взгляд от его загадочного лица, села, отбросив назад упавшие на лицо пряди спутанных волос, и подавила глубокий вздох. Его близость лишала ее мужества. — Как ты меня нашел?
    Он чуть заметно улыбнулся:
    — Обычно я нахожу то, чего хочу. Слушая его, она поменяла позу, и ее голая нога случайно коснулась его ноги. Тысяча напряженных нервов протестующе застонали, и она непроизвольно отдернула ногу.
    — Я не кусаюсь. — Он уже не улыбался, темные глаза сузились. — Во всяком случае, не все время.
    — Извини. — Ей удалось выжать из себя легкий смешок, но дрожащий голос выдавал ее с головой. — Я еще не до конца проснулась.
    — А-а… — Он насмешливо кивнул:
    — Понятно. — Он опустил руку в карман джинсов и вытащил маленькую бархатную коробочку. — Я решил, что следует привезти это сейчас и заодно узнать, приглашен ли я на вечер. — Он произнес это каким-то странным тоном, и, бросив на него настороженный взгляд, она подняла крохотную крышку и заглянула внутрь коробочки.
    — Ой, Маршалл, — невольно вырвалось у нее, когда она увидела лежавшую в коробочке малюсенькую пчелку. Брошь тонкой работы была сделана из сверкающего золота, причем ювелир не упустил ни одной мельчайшей детали. Брюшко насекомого представляло собой крупный бриллиант-солитер, ослепительно блестевший в свете уходящего дня. — Но я не могу ее принять — должно быть, она обошлась тебе в целое состояние… — Она заглянула ему в глаза, и он спокойно улыбнулся.
    — Я заказал ее специально к твоему совершеннолетию. Кроме тебя, мне ее дарить некому.
    — Какая красота, спасибо… — Она потянулась, чтобы запечатлеть на его щеке благодарный поцелуй, но он в тот же миг повернулся, и ее мягкие губы коснулись его рта. Мгновение он сидел не шевелясь, а потом заключил ее в объятия, привлек к себе и впился губами в ее рот. Это был неистовый поцелуй; казалось, сгорая от яростного желания, Маршалл потерял контроль над собой, и лоск цивилизации слетел с него в мгновение ока.
    Келси беспомощно откинулась на коврик; закрыв собою солнце, Маршалл жадно приник к ее губам, резкими рывками впиваясь все глубже в податливый рот. От испуга у девушки перехватило дыхание, но, несмотря на свое смятение, она ощущала, что в глубине ее существа поднимается волна ответного чувства, совершенно неподвластного ее воле. Он лихорадочно прижался губами к ее закрытым глазам, покрыл поцелуями лицо и вновь жадно впился в губы.
    Ее руки помимо воли обхватили широкие плечи Маршалла, и за секунду до того, как отстраниться, она почувствовала, как дрожит все его тело.
    — Что ж, в свое время я получал знаки благодарности, но лучше этого — ни разу. — Он попытался превратить случившееся в шутку, но она была настолько ошеломлена, что ничего не ответила. Когда она медленно села, он заглянул в ее потрясенные глаза, и его рот искривила усмешка. — Прости, Келси. Похоже, я полностью подтверждаю твое нелестное мнение обо мне.
    На мгновение их глаза встретились, а потом, с усилием оторвав от него взгляд, она тряхнула головой и спрятала лицо в густой завесе из золотистых волос. В эту минуту ее меньше всего беспокоило ее мнение о нем. Больше всего ее потрясло и ужаснуло то, что в его опытных руках она совершенно потеряла контроль над собой. Что она, совсем с ума сошла? Это же Маршалл, тот самый холодный, бессердечный Маршалл, который походя берет то, что пожелает, а потом уходит, не оглядываясь.
    — Ничего страшного. — Чтобы заставить голос не дрожать, ей пришлось напрячь всю свою волю. — Это всего лишь поцелуй. — С этими словами она поднялась, не спуская глаз с коробочки с подарком. — Пить хочешь?
    — Нет, спасибо. — Он поднялся вслед за ней, и, покинув чересчур интимный розарий, они бок о бок пошли по безопасному простору широкой лужайки. — Если я должен быть здесь вечером, мне нужно сматываться. Я приглашен или нет? — Он пристально вгляделся ей в глаза.
    — Это тебе решать, — беспечно бросила она. — Здесь принимают всех желающих. — Она не намерена отвечать на немой вопрос в его глазах. Его чары бьют без промаха, но есть на свете одна девушка, у которой от них не закружится голова. Ей точно известны его намерения: не более чем короткая интрижка, пока она ему не надоест. Вчера вечером она еще в чем-то сомневалась, но этот поцелуй подтвердил ее худшие подозрения. Она для него — что-то новое, вызов его амбициям, нечто, должное внести разнообразие в его пресыщенную жизнь, и больше она ему не поддастся.
    — В таком случае до скорого. — Насмешливо улыбаясь, он бросил взгляд на ее открытое лицо и, не сказав больше ни слова, направился за угол дома к своей машине, стоявшей на дорожке. Застыв на месте, Келси провожала его глазами; от него исходила невероятная жизненная сила, его высокомерие подавляло, это чувствовалось в каждом движении его широкоплечей, мускулистой фигуры. У Келси что-то сжалось и задрожало в низу живота, и она сделала глубокий выдох — оказывается, целую долгую минуту она стояла затаив дыхание.
    Будет нелегко уверить его, что у нее нет ни малейшего интереса продолжать их старое знакомство, и тем не менее это необходимо сделать. Внезапно Келси с необычайной остротой ощутила, что для нее это вопрос жизни и смерти.

Глава 4

    Костюм для дня рожденья Келси подобрала несколько недель назад и теперь, аккуратно разложив его на кровати, невольно снова им залюбовалась. Платье без рукавов держалось на плечах при помощи двух тончайших бретелек, а тонкий шелк играл всеми оттенками золотистого цвета, от темно-коричневого до мягкого бледно-янтарного. Юбка ниспадала тяжелыми переливающимися складками ниже колен, а подобранный в тон длинный жакет придавал наряду требуемое изящество, как и открытые туфли на высоких каблуках.
    Этот костюм обошелся ей в месячную зарплату, и в магазине она было заколебалась, но теперь была рада, что не пожадничала. Сегодня благодаря ему она будет выглядеть очень изысканно и элегантно, а ее кожа и волосы окрасились в цвет чистого золота.
    Потребовалось немало времени, чтобы уложить непокорные после мытья волосы, как она задумала, в шиньон, но, закончив, она убедилась, что не зря старалась. Она выглядела необычайно элегантно и поэтому все еще вертелась перед высоким зеркалом у себя в спальне, когда звонок в дверь возвестил о прибытии первого гостя. Келси не надела никаких украшений, кроме подаренной Маршаллом брошки и двух крошечных бриллиантовых сережек, которые сверкнули на солнце всеми цветами радуги, когда она, перед тем как выйти из комнаты, еще раз крутанулась перед зеркалом, чтобы полюбоваться переливами шелка юбки.
    Маршалл приехал довольно поздно. Сад был освещен мерцанием сотен крохотных лампочек, гирлянды из которых обвивали деревья и кусты и тянулись вдоль огромного навеса. Вечеринка была в полном разгаре, и большинство собравшихся лихо отплясывали под самый популярный хит сезона; его с жаром, хотя и без особой виртуозности, исполнял небольшой оркестрик.
    Прибытие Маршалла подействовало на Грега как красная тряпка на быка, и он стал вести себя с Келси как настоящий собственник, чем невыносимо ее раздражал.
    Она уже несколько раз танцевала с ним, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие, когда он бесцеремонно оттеснял других претендентов, не видеть его подозрительно раскрасневшегося лица и не замечать сальных взглядов, которые он на нее бросал. “Ты будешь паинькой, Келси, правда?” Изо всех сил стараясь избежать неприятной сцены, она прикусила губу. Он явился на вечеринку уже будучи сильно навеселе: в его горячем дыхании чувствовался запах перегара и он как-то странно растягивал слова.
    Спрятавшись, чтобы передохнуть, в тени деревьев, Келси потягивала из бокала вино и отбивала ногой такт, когда за спиной послышался знакомый низкий баритон:
    — Ты сегодня обворожительна.
    Она повернулась и оказалась лицом к лицу с Маршаллом: на его смуглом лице блуждала все та же ленивая усмешка; прислонившись к дереву, он стоял в расслабленной позе, но глаза смотрели внимательно.
    — Спасибо. Ты тоже. — Сказанный с насмешливой растяжечкой комплимент его рассмешил, но она сказала правду. Он был очень хорош в отлично сшитых на заказ брюках и серой рубашке, открытой у ворота. Глядя на него, она почувствовала, как земля уходит из-под ног, и быстро отвела глаза, когда взгляд упал на завитки волос, выглядывавшие из открытого ворота рубашки.
    — Принести еще? — Он указал на ее пустой бокал, она вежливо улыбнулась (она ему не поддастся, ни за что!) и чинно согласилась:
    — Спасибо.
    Он ушел за вином, и тут-то ее снова отыскал Грег.
    — Я тебя ищу по всему саду! — воинственно заявил он, возникнув перед ней: руки в боки, высокий, белокурый, красивый и невероятно самоуверенный.
    — Неужели? — Она пренебрежительно улыбнулась и повернула голову в сторону оркестра, но тут же резко отпрянула назад, когда большая рука Грега коснулась подаренной Маршаллом брошки на лацкане ее жакета, будто невзначай задев при этом упругую грудь.
    — Чей подарок?
    — Друга, — ответила она, холодно глядя на него.
    — Друга? — с пьяной разухабистостью повторил он. — Тебе не нужны никакие друзья, кроме меня. Я тебе уже говорил. Я дам тебе деньги, дом — все, что ты только пожелаешь. Одно твое слово — и дело сделано. Не веришь?
    — Я верю, что твое предложение искренне, Грег. — Она не сводила глаз с его багрового лица, пытаясь скрыть свою неприязнь. — Я тебе говорила, что очень польщена, но я тебя просто не люблю. Что тебе еще от меня надо?
    — Ну и дура ты, ну и дуреха. — Пошатываясь, он помахал у нее перед носом пальцем. — Ты же знаешь, я могу сделать так, что у тебя на работе будут большие неприятности. Я, Келси, не из тех, кого можно втаптывать в грязь.
    — Никуда я тебя не втаптывала, Грег, — терпеливо объяснила она, стараясь держать себя в руках. — Мы с тобой съездили несколько раз поразвлечься, повеселились, и делу конец.
    — Нет, не конец.
    "Если он еще раз взмахнет у меня перед носом пальцем, я его просто укушу”, — сердито подумала Келси. Кто-то позвал Грега по имени;
    Келси узнала одну из секретарш, с которой дружила на работе.
    — Я нравлюсь Дженис. Я бы мог ее поиметь вот так! — Он щелкнул пальцами и открыл было рот, желая что-то еще сказать, но тут же и закрыл: из-за его спины неожиданно раздался холодный низкий голос:
    — В таком случае, я полагаю, вам следует немедленно отправиться к этой леди сомнительных умственных способностей и дать ей возможность сполна насладиться вашим редкостным умом и непревзойденным чувством юмора.
    Келси не заметила, как подошел Маршалл. Когда Грег повернулся к нему, на его лице отразились смешанные чувства: изумление, недоумение и гнев, а у Келси от взгляда на лицо Маршалла кровь застыла в жилах. Видимо, то же самое ощутил и Грег: постояв некоторое время неподвижно, он пробормотал что-то себе под нос и не спеша побрел к девушке, которая его окликнула, чуть заметно встряхивая на ходу головой, будто боксер после боя.
    — Это, видимо, и есть твой вундеркинд? — сухо полюбопытствовал Маршалл; он был весел, сдержан и так обворожительно красив, что ей вдруг безумно захотелось упасть в его объятия и попросить защиты. Эта мысль так ее потрясла, что она чуть побледнела и сделала шаг назад. Она что, совсем с ума сошла?
    — Да, это Грег. Ума не приложу, как я могла с ним встречаться?
    — Мои мысли, слово в слово. — В его насмешливом голосе слышалось осуждение, и все в ней тут же так и закипело.
    — Кто бы говорил! Я, к сожалению, не могу сказать, что твое поведение в этих вопросах безупречно.
    — Неужто? А я никогда не жаловался, — сухо ответил он. — Я всегда точно знал, с кем и на что иду.
    — С чем тебя и поздравляю, — съязвила она в ответ, и его лицо медленно расплылось в загадочной улыбке.
    — Может, сменим тему? Какая ты вся зажатая.., пойдем, потанцуем. — Когда он вывел ее из тени, заключенная в последней фразе ирония дошла до нее, и она про себя улыбнулась. Если она зажатая до того, как они пошли танцевать, можно дать голову на отсечение, что после танца лучше не станет. К ее огорчению, едва он ее обнял, оркестр вместо легкого рок-н-ролла заиграл медленную мечтательную мелодию. — Сожалею. — Он почувствовал, как она еще больше напряглась, и поглядел на нее сверху вниз с холодноватой улыбкой. — Все претензии к музыкантам, моей вины тут нет.
    — Не знаю, о чем ты. — Подняв голову, она заметила, как в его глазах на мгновение мелькнуло горестное выражение, но в них тут же заиграли прежние цинично-насмешливые огоньки.
    — Какая ты врунишка, Келси Хоуп, — спокойно произнес он. — Ты не веришь мне ни на грош, и не скрываешь этого. — (Она уставилась на него, открыв от изумления рот.) — С той самой минуты, когда мы снова встретились, ты ждешь, когда же я начну тебя соблазнять, — задумчиво продолжал он, — и старая поговорка “Дай мужчине свободу, и он свернет себе шею” оправдывается каждую секунду. Всякий раз, когда я тебя касаюсь хоть пальцем, меня так и подмывает выкинуть что-нибудь такое, чтобы ты в ужасе отшатнулась.
    — Ты просто смешон, — только и нашлась Келси.
    Он небрежно улыбнулся:
    — Нет, просто честен. Ты же, кажется, любишь честность?
    — Ты понятия не имеешь, что это такое! — огрызнулась она.
    — Опять выпустила коготки? — Он взял маленькую руку, лежавшую у него на плече и, повернув, припал губами к ладони, не спуская с ее лица глаз. Дрожь, пробежавшая по ее телу, не ускользнула от его внимания и, удовлетворенно улыбнувшись, он положил руку на место. — Веди себя как следует, — умиротворенно сказал он, привлекая ее к себе и зарываясь подбородком в ее волосы, — а то мне придется наложить на тебя взыскание построже.
    — Ты просто…
    — ..невыносим. Знаю, знаю.
    Прижавшись к нему, она замолчала: ей трудно было говорить, когда он был так близко.
    Пробило уже полночь, когда то, чего она опасалась весь вечер, случилось. Она помогала матери выносить в сад еду, когда кто-то положил ей на плечо тяжелую руку. Интуиция подсказала ей, кто это, и она с неохотой обернулась.
    — А, это ты, Грег.
    — Ты что, избегаешь меня? — просипел он, уставившись на нее блуждающим взглядом, и она поспешила скользнуть в тень деревьев, так как несколько гостей с любопытством оглянулись в их сторону. Только сцен ей сейчас не хватало!
    — Нет, конечно же, нет. — Она оглянулась через плечо, ища глазами Маршалла. Она чувствовала на себе пристальный взгляд его жгучих глаз весь вечер, даже когда находилась на другом конце сада, это так успокаивало, так ободряло, и вот теперь, когда он действительно понадобился, его нигде не было видно.
    — Ищешь нового дружка? — все тем же омерзительным голосом продолжал Грег. — Он ушел в дом, ему позвонили — из Канады вроде бы. Очевидно, он дал твой телефон, чтобы с ним можно было связаться. Большая шишка. Кто он такой, кстати?
    — Его зовут Маршалл Хендерсон, — спокойно ответила Келси. Ну, вот и все! Грег дождался своего часа и бросился в атаку; теперь он сел на своего конька.
    — Маршалл Хендерсон? — Грег наморщил лоб, силясь заставить свой затуманенный алкоголем мозг что-нибудь вспомнить. — Это не тот ли самый Маршалл Хендерсон — владелец сети крупных фабрик и фешенебельных магазинов?
    — Вероятно, да. — Хотя Грег недоверчиво хмыкнул, от пристального взгляда Келси не ускользнуло, что он весь побагровел.
    — Вот теперь все понятно! Ничего удивительного, что ты дала мне по шапке, если подцепила его, — он стоит целого состояния! Полагаю, это он отвалил тебе эту побрякушку. — Грег развязным жестом ткнул пальцем в маленькую пчелку, и Колей усилием воли заставила себя сдержаться: ее горячая кровь уже закипала.
    — Он просто мой старый друг, и ничего больше.
    — Ну-ну, давай заливай! — Его голос дрожал от ненависти, глаза налились кровью.
    — Я тебе ничего не даю, — холодно возразила она, и он злобно рассмеялся.
    — Да уж, и теперь-то ясно, почему нет, а? Бережешься для большого босса? Только не рассказывай, что ему достаточно поцеловать да погладить.
    — По-моему, тебе бы неплохо попридержать язык, — ледяным тоном произнесла Келси, хотя внутри у нее все так и задрожало. Ситуация на глазах выходила из-под контроля.
    — Так ли он хорош в постели, как говорят? — спросил Грег притворно ласковым голосом. — Мне это всегда было любопытно.
    — Ты мне противен! — бросила она в ответ, и ее презрение, видимо, оказалось последней каплей.
    — Нечего задирать нос и играть со мной в недотрогу, если вовсю гуляешь с ним. — Он с силой схватил ее за руку и грубо дернул к себе. — Если ты — одна из его бабенок, то должна знать, что к чему.
    — Убери от нее свои грязные лапы! — (Не выпуская руку Келси из своих клещей, Грег повернулся на голос, она крутанулась вслед за ним и увидела налитые кровью глаза Маршалла.) — Сейчас я пересчитаю тебе зубы.
    Грег перевел взгляд с его лица на Келси и молча отпустил девушку. Она подбежала к Маршаллу и, схватив его за рубашку, преградила ему путь.
    — Пожалуйста, Маршалл, не надо. Он этого не стоит.., оставь его в покое.
    — В чем дело? — В голосе Грега звучало искреннее недоумение. — Тут нам обоим хватит.
    Тихо выругавшись, Маршалл попытался оторвать от себя руки Келси:
    — Уйди с дороги, Келси! Я не хочу, чтобы тебе досталось. — Его глаза, твердые как сталь, были устремлены на Грега, и впервые по лицу юноши пробежала тень сомнения.
    — Ладно, порядок. — Он сделал шаг назад. — Она твоя. Я ведь тебе ничего не сделал, правда, Келси?
    — Нет, нет, ничего, — запинаясь от испуга, подтвердила она. — Прошу тебя, Маршалл, это мой праздник. Не порти мне день рожденья. Грег уже уезжает.
    — Это правда? — зловещим шепотом спросил Маршалл, и лицо Грега побагровело. Он не привык, чтобы ему приказывали; с детства избалованный богатым отцом, он впервые был вынужден кому-то подчиняться — и воспринимал это как страшное унижение.
    — Пожалуй, да, — угрюмо проронил Грег, пятясь назад, и чем больше увеличивалось разделявшее их расстояние, тем больше у него прибавлялось храбрости. — Я-то могу и подождать.
    Она будет рада-радешенька приползти ко мне на брюхе, когда ты с нею покончишь.
    Келси услышала, как затрещала рубашка Маршалла; рванувшись вперед, он почти отбросил Келси в сторону. Грег, однако, предвидел, что соперник отреагирует на его слова таким образом. Он обратился в бегство, двумя прыжками пересек лужайку и скрылся за домом. Через несколько секунд до них донесся рев его спортивного автомобиля, промчавшегося по дороге, а потом шум двигателя заглушила музыка.
    Келси, вся дрожа, не сводила глаз с угрюмого лица Маршалла. Все произошло слишком быстро, и безобразная грубость Грега расстроила ее так, как она и представить себе не могла.
    — Ладно, пошли в дом. Я принесу тебе бренди.
    Она послушно прошла за ним в дом, он быстрым шагом провел ее через комнаты, где толпились гости, и они оказались в маленькой пристройке, раньше служившей ее отцу местом уединения. Происшедшее совершенно ее обессилило.
    — Посиди здесь, я сейчас вернусь. — Он усадил ее в старое кресло и вышел, захлопнув за собой дверь, но буквально через минуту вернулся с бокалом, почти на треть наполненным чистым бренди. — Пей.
    Не в силах спорить, она повиновалась. Когда огненная жидкость обожгла ей горло, она от удивления поперхнулась и беспомощно закашлялась, но едва она перевела дыхание, как Маршалл снова поднес бокал к ее губам и не отнимал, пока она его почти не осушила.
    — Извини за рубашку, Маршалл. — Нервная реакция и выпитое бренди настроили ее на легкомысленный лад, и она тупо уставилась на его обнаженную грудь, видневшуюся из распахнутой рубашки.
    — Ничего страшного, всего несколько пуговиц, — ласково ответил он и осторожно приподнял пальцем ее подбородок. — Как ты?
    — Ничего, — пробормотала она, с трудом шевеля побелевшими губами.
    — Жаль, что ты не дала мне ему двинуть как следует. — Его голос вдруг переменился и стал угрюмым. — Ему очень требуется хорошая встряска. Ну, что ты теперь намерена предпринять?
    — Что? — Она не могла думать; ее мозг, казалось, превратился в кусок льда.
    — Я насчет Грега, Келси. Что ты собираешься предпринять? Он тебе теперь на работе проходу не даст, — терпеливо объяснял он.
    — Да, пожалуй, ты прав. — Она посмотрела на него затуманенными глазами. — Я не могу туда вернуться. Чтобы я еще раз с ним встретилась.., да никогда в жизни! — Она вздрогнула, вспомнив озверевшее лицо Грега, извергающего на нее свои сальности. — Я могу найти другую работу; его отец не единственный на свете, кто занимается дизайном интерьеров.
    — Нет, конечно, но надо подумать и о другом. — Он говорил спокойно и неторопливо.
    — О чем? — Она подняла на него удивленный взгляд. — О чем еще нужно подумать?
    — Стоит ему начать поливать тебя грязью в определенных кругах, и твоему доброму имени конец, — бесстрастным голосом объяснял он. — Он уж постарается сделать так, чтобы не осталось ни единого человека, сомневающегося в том, что ты моя любовница.
    Маршалл был прав; когда это до нее дошло, она широко раскрыла глаза и залилась краской.
    — Ну и что?
    — А то! — Впервые с тех пор, как они вошли в эту комнату, он стал более или менее походить на себя. — Не говори чепухи.
    — Что ж, даже если ты прав, тут уж ничего не попишешь, так ведь? — со злостью ответила она. — Мне остается только переждать эту бурю и верить, что людей, которые меня по-настоящему знают, не удастся сбить с толку какими-то сплетнями.
    — Какой же ты все-таки иногда ребенок! — Он сердито посмотрел на нее. — Неужели ты всерьез думаешь, будто кто-нибудь хоть на секунду усомнится в услышанном? Так не, бывает, Келси, тем более что среди женщин обо мне уже сложилось вполне определенное мнение.
    — И совершенно понапрасну, — кисло сыронизировала она, и он таинственно улыбнулся:
    — Рад, что ты уже отходишь. Да, между прочим, именно так, совершенно понапрасну. Достаточно мне один раз появиться на людях с какой-нибудь женщиной, и все считают, что я уже полгода как с ней сплю. Обычно в тех кругах, где я вращаюсь, этому не придают значения, но я не хочу, чтобы предметом подобных сплетен оказалась ты.
    — И с чего бы это тебе обо мне беспокоиться? Я что-то не припомню, чтобы ты в свое время так беспокоился об Анне или, если уж на то пошло, о Джейд. — Она сердито на него взглянула. Это он во всем виноват! Она не знала точно, как, но виноват во всем один только он, это уж точно.
    — Ну, они — совсем другое дело. Женщины, подобные Анне и Джейд, отлично могут постоять за себя.
    — А я, значит, по-твоему, не могу?! — огрызнулась разъяренная Келси.
    — А что, разве можешь? — ласково спросил он, и спустя несколько долгих мгновений она подняла на него подозрительно заблестевшие глаза.
    — Оставь меня в покое, Маршалл, вот и все.
    Ты с этим все равно ничего не сможешь поделать. Я найду другую работу и начну все сначала. Пожалуйста, не беспокойся. — Единственное, чего она хотела, — это чтобы он ушел, а она могла заползти в свою спальню наверху и дать волю слезам, грозившим разорвать ей сердце. Нет сомнений, день ее совершеннолетия запомнится ей навсегда. Похоже, она одним махом теряет работу и двух поклонников. Ей понятно, к чему он клонит. Сейчас он скажет, что будет держаться от нее на почтительном расстоянии, пока все не утрясется. Ей не в чем его винить — это и впрямь разумное решение.
    — Я могу сделать очень многое, но ты должна мне помочь, — ровным голосом произнес он, и в тоне, каким это было сказано, звучали такие нотки, что она вскинула голову и пристально вгляделась в его лицо. На сегодня с нее довольно!
    — Да? — Она подняла на него огромные янтарные глаза, полные слез, и, когда он смерил ее взглядом с высоты своего роста, на его загорелой щеке на мгновение дернулся мускул. — И что же мне делать?
    — Согласиться выйти за меня замуж. Это было сказано негромко, все тем же невозмутимым тоном, и сначала Келси показалось, что она ослышалась, но одного взгляда на его смуглое лицо было достаточно, чтобы убедиться: он говорит совершенно серьезно.
    — Не понимаю. — Она не сводила с Маршалла потрясенных глаз. — О чем ты?
    — Я не требую, чтобы ты шла до самого конца. — Увидев, как она потрясение побледнела, он улыбнулся, пряча в глубине глаз горькую самоиронию. — Мне понятно, это будет для тебя просто непосильная жертва. Но если мы объявим о нашей помолвке сегодня, сейчас же, пока Грег еще не успел напакостить, проблема решится сама собой. Пройдет каких-нибудь полгодика, ты публично заявишь, что решила со мной порвать — объяснение этому придумаем позже, — и в результате твоя репутация не пострадает и никто не подумает о тебе плохо. Честно говоря, по-моему, многие поздравят тебя с тем, что ты вовремя одумалась.
    — Ты с ума сошел! — еле слышно пробормотала она.
    — Ничуть, а пока мы не подберем что-нибудь здесь, у меня есть для тебя отличная выездная работа. Я только что купил в Португалии дом, который нужно полностью перестроить, от фундамента до крыши, и при этом необходимо индивидуально спроектировать все интерьеры комнат. Строительную часть, разумеется, я взял на себя, но дизайн интерьеров могла бы выполнить ты. Я тебе, конечно, заплачу — это будет настоящая работа, без дураков.
    — Я не ослышалась? — От растерянности и недоверия она сбилась на фальцет. — Зачем это тебе, Маршалл, с какой стати? Ты не виноват, что Грег такой подлец. Если на то пошло, мне вообще не следовало с ним встречаться: у меня всегда были на его счет дурные предчувствия. И новую работу тебе для меня искать незачем. Я не останусь без куска хлеба.
    — Мне это известно, — быстро парировал он. — А что касается моих мотивов… — В его глазах что-то сверкнуло, но он тут же отвернулся, подошел к большому старомодному письменному столу, за которым раньше работал отец Келси, и, усевшись на него, снова повернулся к ней. — Допустим, я просто в долгу перед Дэвидом.
    — Перед папой? Ты делаешь это ради папы? — Внезапно она почувствовала, как что-то кольнуло ее в сердце, но не стала искать этому объяснение. — В чем дело, Маршалл?
    — Впервые я столкнулся с твоим отцом, когда я.., позволил обстоятельствам взять над собой верх и не мог справиться с последствиями. — Его голос выдавал волнение. — Мне грозил полный крах, я принимал ошибочные решения, и, хотя я был ему, что называется, не сват и не брат, он пришел мне на выручку и фактически спас мой бизнес своей проницательностью в финансовых вопросах. Мало того, он протянул мне руку дружбы и поддерживал во всем. Можно сказать, это был переломный момент: не прошло и пяти лет, как я владел сетью фабрик и магазинов, и все, к чему бы я ни прикасался, будто по волшебству, обращалось в золото. — Он сдержанно улыбнулся. — Теперь понятно?
    — Пока нет. — Она смерила его недоверчивым взглядом. — Мне-то ты чем обязан?
    — Ты — дочь своего отца, — невозмутимо ответил Маршалл. — Кроме того, есть и другие причины, о которых я в данный момент предпочел бы умолчать. Достаточно сказать, что, по моему убеждению, этот шаг необходим и он убережет твою мать от лишних треволнений.
    Келси тупо уставилась на него: его голос доносился до нее откуда-то издалека.
    — Нет. — Она медленно покачала головой. — Спасибо, не надо. Я не могу…
    — Можешь и сделаешь. — Это было сказано таким тоном, что она непроизвольно дернула головой и нервно облизала губы. — Я, Келси, не какой-нибудь прыщавый юнец, который имеет привычку распускать руки. Меня тебе незачем бояться. Это избавит тебя и Рут от множества неприятностей, и тебе придется делать вид, что ты от меня без ума, только на публике. В остальное время я ожидаю не более чем вежливого обращения.
    — Но послушай…
    Он сделал вид, что не слышит, и продолжил:
    — Все это, разумеется, останется сугубо между нами. Информировать Рут об истинном положении вещей нет необходимости.
    — Но погоди минуточку, я не…
    — Я только принесу из машины пиджак, и мы объявим о помолвке. — Его глаза насмешливо поблескивали. — Полагаю, мою рубашку лучше не выставлять напоказ, а? Чего доброго, люди не так поймут и решат, что ты меня скомпрометировала.
    Под его жестким взглядом гнев и смятение, бушевавшие в ее душе, сменились усталым безразличием. Судя по всему, он решил настоять на своем, а она так устала и растерянна, что не в силах сопротивляться. Должно быть, это какой-то чудовищный розыгрыш.
    Маршалл вернулся буквально через минуту. Когда он открыл дверь, ей показалось, что он чем-то встревожен, но стоило ей взглянуть ему в глаза, как выражение беспокойства исчезло, он снова стал прежним Маршаллом, умело прячущим свои чувства под маской внешней невозмутимости.
    — Я думал, ты воспользуешься представившейся возможностью и улизнешь, — весело сказал он, помогая ей подняться.
    — Я бы так не поступила. — Она смотрела ему прямо в глаза.
    — Да, это я глупость сморозил, — ласково согласился он. — Ты ведь у нас не трусиха, правда? Это одна из причин, по которой я… — Он внезапно замолчал, и на его лицо вернулась уже знакомая ей загадочная, надменная маска, под которой спряталась появившаяся было в глубине глаз нежность. — Одна из причин, по которой мне хочется тебе помочь, — без запинки закончил он, хотя у нее было ощущение, что он недоговаривает.
    Когда они подошли к двери, она бросила на него нерешительный взгляд, и он, поворачивая одной рукой ручку, другой приподнял ее подбородок.
    — Наши заверения в вечной любви будут выглядеть куда убедительнее, если ты перестанешь смотреть так, будто тебя ведут на гильотину, — негромко сказал он. — О'кей?
    — Маршалл, пожалуйста, погоди минуточку, — взмолилась она. — Может, отложим до утра? Незачем рассказывать всем об этом немедленно. Давай подумаем…
    — Этот выход напрашивается сам собой, а спешить необходимо, иначе Грег успеет предать гласности свою версию наших отношений. — Он криво ухмыльнулся. — Не беспокойся, пчелка моя, все утрясется. Поживешь полгодика в Португалии, приведешь в порядок мою виллу — и можешь возвращаться домой, свободная как ветер и с отличным загаром. Что может быть проще?
    Ей пришлось признать, что его доводы убедительны.
    — О'кей.
    Келси заставила себя улыбаться, идя с ним рука об руку через комнаты в сад, где находилась ее мать. Хотя она шла с ним рядом и он держал ее за руку, она не была уверена, что, согласившись на его невероятное предложение, поступила благоразумно. У нее было неприятное чувство, что, сменив Грега на Маршалла, она, возможно, попала из огня да в полымя, причем во много раз более опасное. Нет, она, наверно, сошла с ума, если доверилась ему, позволила его гладким словесам и внешней заботе о ее благополучии перечеркнуть все, что было ей о нем известно. Возможно, его предложение и в самом деле вызвано желанием вернуть старый долг отцу, но тем не менее она становится его невестой со всеми вытекающими из этого последствиями, и она не может точно предугадать, чего ей от него ожидать. Или, что гораздо важнее — и тут постепенно нараставший где-то в глубине панический страх перехватил ей дыхание, — она не знает, чего ей ждать от себя. Она доверяла себе еще меньше, чем ему; рядом с ним силы ее оставляли. Разумеется, это всего лишь физическое влечение, тем более что ему в таких делах опыта не занимать, но это ставит ее в уязвимое положение, а ей это не нравится.
    — Улыбочку, любовь моя! — вполголоса протянул Маршалл, когда они наконец разыскали Рут и направились к ней.
    — Ну, как вечер, Маршалл? — При виде парочки Рут расплылась в улыбке.
    — Лучше не бывает, Рут, — бархатным голосом пророкотал Маршалл.
    Он нагнулся и прошептал что-то матери на ухо, и у той глаза полезли на лоб. Когда потрясенный взгляд матери окинул раскрасневшееся лицо Келси, она содрогнулась от страха, а когда в глазах Рут отразилось удивление, восторг и ликование, она почувствовала, что сердце у нее уходит в пятки. Ясное дело, мама не будет против, если Маршалл прошептал ей на ухо волшебное слово “брак”. Она вдруг поняла, что где-то в глубине души надеялась на то, что Рут ни за что не согласится и потребует отложить помолвку, чтобы дать ей время на размышления.
    — Ax, доченька, поздравляю… — Когда мать заключила ее в объятия и крепко прижала к груди, Келси поймала поверх ее головы довольный взгляд Маршалла, которого происходящее явно забавляло. — Какая чудесная новость, да еще в твой день рождения! — ликовала мать, пребывая в блаженном неведении о том, что новоиспеченная невеста в этот момент посылает будущему супругу такой испепеляющий взгляд, что мужчину послабее он бы просто свалил с ног. — А я и знать не знала…
    Келси мужественно выдержала объявление о помолвке и последовавшие за ним шумные поздравления, пожелания счастья, улыбаясь через силу и необычайно старательно разыгрывая роль взволнованной влюбленной. Не ускользнувшие от нее озадаченные взгляды и перешептывания сослуживцев подействовали на ее нервы как укол адреналина. Было ясно, — усилия Грега не пропали даром: все они считали, что она принадлежит ему; от мысли, что она утерла нос Грегу, Келси приняла еще более горделивую осанку, и это дало ей силы ночь напролет смеяться и танцевать, так что никто не смог бы догадаться, что ее умственные и физические силы на пределе и она вот-вот свалится в нервной горячке.
    — Завтра во второй половине дня я позвоню и договорюсь о встрече, — шепнул Маршалл, прощаясь на крыльце. Он уезжал последним: остальные гости, поглотив целое море кофе, наконец разъехались. — Нам нужно кое-что обговорить, и мне бы хотелось, чтобы ты не позднее конца месяца выехала в Португалию.
    Она слушала и смотрела на него невидящими глазами; в ее душе царил такой хаос, что суть его слов не доходила до ее сознания, а что-либо ответить было выше ее сил.
    — Ты совсем разбита. — Он протянул руку и заботливо поправил упавший ей на лицо локон, затем его пальцы скользнули вниз по щеке и осторожно и очень нежно обвели причудливый контур губ, которые от этой ласки непроизвольно дрогнули. — Постарайся за остаток ночи как следует выспаться.
    Там, где он коснулся губ, кожу покалывало, но она по-прежнему не могла произнести ни слова и лишь пристально смотрела на него огромными потрясенными глазами, сиявшими в тусклом свете, падавшем из окон холла.
    — Какая ты красавица, — хрипло проговорил он, поглядев на нее сверху вниз, и медленно, как будто нехотя, наклонил голову и прильнул к ее губам — сначала нежно и вкрадчиво, а затем, когда она не шевельнулась и не попыталась высвободиться, медленным, мучительно-страстным поцелуем.
    Он все теснее прижимал ее к себе, пока она не ощутила все контуры его твердого, как железо, тела и у нее не осталось сомнений в неистовости его желаний; а едва она это почувствовала, как к ногам прилила теплая волна, колени задрожали, а руки сами собой обвили его широкие плечи. Когда он наконец осторожно отстранил ее, она, уже ничего не стыдясь, сама прижималась к нему, потеряв в водовороте захлестнувших ее чувств представление о времени и пространстве.
    — Похоже, на этот раз я поступаю вразрез с закрепившейся за мною репутацией и отказываюсь воспользоваться моментом. Для тебя это был очень тяжелый день. — С кривой усмешкой он отступил на шаг, а у нее вдруг возникло безрассудное желание размахнуться изо всех сил и залепить ему пощечину. Как он смеет оставаться таким невозмутимым и сдержанным, когда каждый нерв в ее предательском теле требует разрядки? Отсутствие опыта лишает ее возможности противостоять его чувственным ухищрениям; он пугающе опасен, а она превратилась в беспомощную марионетку, которую он дергает за ниточки, заставляя выделывать па, от которых он получает какое-то непонятное ей наслаждение.
    — Да, я очень устала, — с трудом шевеля губами, ответила она.
    — Тогда до завтра.
    — Если только не передумаешь. — Она сама не знала, что побудило ее сказать эти слова, но внезапно стоявший перед ней улыбающийся немногословный мужчина превратился в холодного, угрюмого незнакомца с леденящим взглядом черных глаз и угрожающе сжатыми губами.
    — Только не вздумай пойти на попятный, — вполголоса проговорил он. — Ты заключила это соглашение, и ты, как и я, будешь его выполнять. Тебе хорошо известно: я не собираюсь менять своего решения и тебе не позволю. Что сделано, то сделано. — От его взгляда у нее пересохло во рту. — Тебе понятно? — Испуганно опустив ресницы, она молча кивнула. — Я никому не давал себя дурачить, Келси, и не позволю этого даже тебе. Ты отправишься со мной в Португалию в качестве моей невесты и сыграешь выпавшую тебе роль до конца. После этого я ни к чему не буду тебя принуждать; у меня нет для этого никаких оснований, так ведь? — Он замолчал, и это напряженное молчание противоречило его словам, но Келси уже было все равно. Единственное, чего она желала, — это чтобы этот ужасный вечер наконец кончился и она смогла остаться наедине со своими мыслями. — Спокойной ночи, Келси. — Он больше не пытался до нее дотронуться и тихо ушел, не оглядываясь.
    В ту самую минуту, когда Келси блаженно вытянула гудевшие от усталости ноги под прохладной тонкой простыней, тишину нарушили первые раскаты грома. Гроза наконец разразилась, но, глядя на ослепительные вспышки молний за окном и слушая, как в стекло колотит град и шквальный ветер, Келси невольно пришла к печальному умозаключению, что этой грозе не сравниться с той бурей, что в клочки разметала маленький уютный мирок, в котором она жила. Маршалл снова ворвался в ее жизнь, как безжалостный смерч, вырвал из привычной, знакомой обстановки и, закрутив, перенес в дикую, полную тревог местность, начисто лишенную понятных ориентиров, по которым можно сверяться в пути.
    Как ни старалась, Келси так и не могла понять, почему она совершила такой безрассудный поступок и согласилась на его абсурдное предложение, однако дело было сделано. Она молча ворочалась с боку на бок, не в силах успокоиться. Грег при всей его злобе никогда в жизни не смог бы так ее потрясти, как этот мужчина. Гроза за стенами дома выдохлась и начала стихать, но, если бешено колотящееся сердце ее не обманывало, буря в ее жизни еще только начиналась.

Глава 5

    Вчера она от усталости буквально провалилась в сон и, проспав до позднего утра, проснулась от звука дождевых капель, тихонько стучавших в оконное стекло. Лежа в блаженном полузабытьи и прислушиваясь к памятному с детства бодрящему перезвону церковных колоколов, доносившемуся издалека, она стала размышлять о происшедшем, сопоставляя факты и отыскивая в них хоть какую-то логичность.
    Теперь, когда у нее появилось время для того, чтобы осмыслить вчерашние события, ей пришлось признать, что предложение Маршалла было и великодушным, и своевременным. В один миг он спас ее от страшных неприятностей, причем так, что не пострадали ни ее гордость, ни чувство собственного достоинства. Он ясно дал ей понять, что рассматривает их помолвку как нечто временное, ее можно расторгнуть по обоюдному соглашению в любое удобное для них время, а пока у нее есть чем заняться. О таком шансе ее подруги на работе могут только мечтать. Перепроектировать интерьеры целого дома! Большинство дизайнеров получают такой заказ, если только он вообще выпадает на их долю, имея за плечами лет этак двадцать работы. Внезапно Келси нахмурилась. Придется как следует потрудиться. Необходимо, чтобы он за свои деньги получил достойную работу.
    Проникшие в комнату соблазнительные запахи ростбифа и йоркширского пудинга подняли Келси с постели. Она быстро приняла душ и натянула чистые джинсы и пушистый теплый джемпер. Стоял сентябрь, и после грозы заметно похолодало. Келси расчесывала волосы до тех пор, пока они не легли по плечам блестящей волной, а затем, слегка тронув веки серыми тенями, а ресницы — тушью, спустилась вниз помочь матери приготовить завтрак. Если учитывать ее душевное состояние, она позавтракала с отменным аппетитом, а затем, уговорив мать подремать в гостиной, Келси убрала со стола и принялась мыть посуду. Наведя в кухне обычный образцовый порядок, она тихонько проскользнула к себе в комнату, написала заявление об увольнении с работы и села на кровать ждать Маршалла. Ждать его внизу было нельзя. Келси понимала, как не терпится Рут узнать всю подоплеку ее скоропалительной помолвки, а маминого допроса с пристрастием ей сейчас не вынести. Сегодня вечером она возвращается в Лондон, и если удастся оттянуть расспросы до этого момента…
    — Келси! Ты меня слышишь? Приехал Маршалл.
    Она бросила взгляд на золотые часики. Три минуты. Это вполне приличная пауза. Теперь можно спускаться. Она сумеет встретить его достойно.
    Не ответив матери, она молча спустилась по лестнице, внешне спокойная, но внутри вся как сжатая пружина. Из гостиной доносился его голос, и она похолодела. “Прекрати, — раздраженно приказала она себе. — Он тебя не съест”.
    — Добрый день. — Входя в гостиную, она сдержанно улыбнулась, и Маршалл, улыбнувшись в ответ, скользнул по ее лицу пытливым взглядом. Он не ответил на приветствие, а продолжал молча жечь ее глазами, и ей скоро стало не по себе. — А я как раз заканчивала писать заявление об уходе.
    — Само собой, — медленно протянул он. — Правда, я об этом уже позаботился. У меня с отцом Грега деловое знакомство; когда я позвонил ему и рассказал о нашей помолвке и моих проблемах с особняком в Португалии, он с превеликим удовольствием рассчитал тебя в ту же минуту.
    — Ты это сделал? — От гнева Келси даже стала заикаться. — А не кажется ли тебе, что это несколько.., чересчур…
    — Чересчур самонадеянно? — (Так, значит, и он через столько лет не забыл об их столкновении в саду?) — Ничуть. Со вчерашнего дня ты находишься под моим покровительством, и я буду поступать, как сочту нужным. Боюсь, с этим тебе придется смириться. — Он не повышал голоса, но в его темно-карих глазах она безошибочно прочитала предостережение.
    — Может, поедем куда-нибудь проветриться? — При матери она не могла высказать все, что думает о его самоуправстве, но, казалось, еще немного — и она просто лопнет от возмущения.
    Едва они оказались в машине, как она коршуном налетела на него:
    — Я вполне в состоянии улаживать свои дела сама, Маршалл! Не вздумай больше поступать подобным образом, не посоветовавшись со мной.
    Он уже завел было двигатель, но, выслушав ее нагоняй, тут же снова его заглушил.
    — А я-то думал, что это за уловки такие? — проговорил он с насмешливой улыбкой. — Мне уже даже начало казаться, что тебе не терпится остаться со мной наедине.
    — Я не шучу! — (Ему не удастся сбить ее с толку.) — Я…
    — Погоди! — Улыбка сбежала с его лица, оно стало холодным и жестким, а в голосе зазвучали такие нотки, от которых перед глазами Келси всплыло лицо Анны. — Во-первых, ты нисколечко не способна сама улаживать свои дела. А во-вторых, не знаю, как ты обычно разговариваешь со знакомыми мужчинами, но, если я еще хоть раз услышу от тебя что-нибудь в подобном тоне, ты очень скоро поймешь, что много на себя взяла. Вчера я говорил о вежливом обращении, и я не шутил. Понятно?
    В ее глазах застыла ярость, щеки залила обжигающая краска.
    — Понятно. Значит, мне не дозволено ни возражать тебе, ни иметь о чем-либо собственное мнение?
    Он шепотом выругался, с тихим вздохом откинулся на сиденье и слегка покачал головой, при этом скользнув взглядом по ее сердитому лицу.
    — Нет. Я не это имею в виду, и ты, черт возьми, сама отлично это знаешь. — Он не скрывал своего раздражения. — Ты можешь говорить мне что угодно, однако я рассчитываю на вежливый тон. Кроме того, было бы неплохо, если бы ты перестала видеть в каждом моем поступке злой умысел, но я не собираюсь требовать невозможного. Ну так как, ты серьезно хочешь покататься или, может быть, вернемся в дом?
    Изо всех сил стараясь взять себя в руки, она пожала плечами:
    — Делай что хочешь.
    — Ты лучше так не говори, — медоточивым голосом возразил он. — Если бы я стал делать то, что хочу, я бы тебя сейчас крепко-крепко поцеловал, как и положено поступать с девушкой, с которой ты только что обручился.
    В ответ она в замешательстве вытаращила на него глаза, и он тихо рассмеялся:
    — Ну, ты и злючка…
    Они неторопливо проехались по обсаженной деревьями главной улице маленького городка, который по размерам лишь ненамного перерос деревню. Выехав за черту города, Маршалл на перекрестке свернул с шоссе, которое вело к Лондону, и прибавил скорости.
    Проехав некоторое время в полном молчании, они оказались на маленькой площади, бывшей центром крохотной деревушки; здесь Маршаллу пришлось притормозить, чтобы пропустить перебегавших дорогу детей, как вдруг из живописной старинной церкви напротив на улицу высыпали люди: здесь была свадьба.
    — Ой, они хотят сфотографироваться на природе! — воскликнула Келси, видя, что кортеж располагается под раскидистым вишневым деревом, росшим на газоне в центре площади. — Давай посмотрим?
    — Как пожелаешь, — согласился с принужденной улыбкой Маршалл, плавно свернул и поставил лимузин на обочину.
    Невеста была одета в нечто воздушное из белого шелка, отделанное прозрачной светло-розовой кисеей и розочками того же цвета; легкий ветерок играл ее фатой, и было слышно, как она громко расхохоталась, когда один из гостей что-то ей крикнул.
    — Какая хорошенькая, правда? — восхищенно прошептала Келси; Маршалл не ответил, и она повернулась к нему, намереваясь повторить вопрос, но стоило ей увидеть его потемневшее лицо, как слова замерли у нее на языке. — Маршалл? — Она схватила его за руку. — Что с тобой?
    Он повернулся к ней — глаза расширены, зрачки тускло мерцают, лицо такое свирепое, что она в ужасе отшатнулась и прижалась к дверце машины.
    — Маршалл?! — При звуке ее голоса его глаза сосредоточились на ней, и ей почему-то показалось, что он возвращается откуда-то издалека: выражение лица стало постепенно меняться, ярость и злобу сменили горечь и презрение. — С тобой все в порядке? — Она не знала, что еще сказать. Больше всего ей хотелось выскочить из машины и бежать куда глаза глядят!
    — Конечно. — Он справился с собой, и его лицо снова приняло обычное насмешливое выражение, но Келси все еще с сомнением вглядывалась в него, сама не зная, чего ищет. — Просто эта женщина мне кое-кого напомнила — кого-то, кого я знавал давным-давно.
    Слова Маршалла ошеломили Келси. Вся похолодев, она повернулась и еще раз посмотрела на невесту. Хотя лицо девушки нельзя было назвать красивым, оно, бесспорно, было миловидным, большие дерзкие голубые глаза жизнерадостно сверкали, а мягкие белокурые волосы легкими волнами обрамляли узенькое личико. Она явно старалась извлечь из этого самого великого дня своей жизни максимум удовольствия и, похоже, считала застенчивость излишней: смеясь, заговаривала то с одним, то с другим гостем, без тени смущения кокетничала с ними и тут же, привстав на цыпочки, целовала жениха в щеку и шептала ему на ухо что-то такое, от чего его красивое лицо расплывалось в широкой улыбке.
    — Кого? — Она не могла удержаться и спросила, хотя и понимала, что он предпочел бы, чтобы она промолчала.
    — Лору, мою бывшую жену. — Его голос был теперь совершенно бесстрастен, но, когда она отвернулась, чтобы снова взглянуть на невесту, к ее горлу опять подкатила дурнота.
    — Она была такая же хорошенькая? — Келси с трудом удавалось скрыть свое волнение.
    — Думаю, да, — спокойно ответил он. — У Лоры были такие же глаза и волосы, и еще она была такая же энергичная и жизнелюбивая, как, кажется, и эта девушка.
    Стоило Келси услышать это имя, и ее сердце снова бешено забилось.
    — Где она теперь? — осторожно спросила она, стараясь не глядеть на Маршалла. Несмотря на бесстрастный голос и холодное лицо, она инстинктивно чувствовала, что причиняет ему своими расспросами страшную боль.
    — Она умерла. — Его слова повисли в неподвижном воздухе.
    — Умерла? — От потрясения Келси побледнела и повернулась к Маршаллу. — Ой, Маршалл, прости, мне об этом никто не говорил.
    — А к чему им говорить? — спросил он с кривой усмешкой, глядя все так же безучастно. — Она умерла через каких-нибудь девять месяцев после нашей свадьбы. Пара лет — и почти никто уже не помнил, что я когда-то был женат.
    — Но это же ужасно! — Она умерла! Его жена умерла?
    — Нет, именно этого я и хотел. — Он внезапно завел мотор. — Нужно всегда двигаться по главному фарватеру жизни, Келси, иначе увязнешь на мелководье. — Такого сурового выражения лица она у него еще не видела.
    — Да. — Смысл его слов был непонятен, но внезапно, сама не зная почему, она почувствовала себя очень несчастной. Столько лет она считала его холодным, бессердечным эгоистом, которому на всех и все наплевать, а он оплакивал свою умершую жену, с которой прожил так мало.
    Она вся похолодела. — Ты, должно быть, очень ее любил, — горестно сказала она.
    Перед тем как вывести машину на дорогу, он бросил на Келси еще один беглый взгляд.
    — Мои чувства к Лоре так же неизгладимы, как незабываемы мои воспоминания о ней. — Он произнес эти слова без всякого выражения, но ее они потрясли. Такая любовь.., знала ли его жена, какое счастье ей выпало? Какое великое, немыслимое счастье?
    — И тебе никогда не хотелось снова жениться? — Задавая этот вопрос, она посмотрела на его суровый профиль и увидела, что он сжал губы так, что рот превратился в тонкую белую черту. От боли, решила она.
    — Нет, — резко бросил он в ответ. — Я не видел в этом необходимости.
    В напряженной тишине она откинулась на спинку сиденья огромного автомобиля, который продолжал глотать мили. Свежий ветер унес тучи, небо очистилось, и неяркое осеннее солнце залило все вокруг теплым золотистым сиянием, но она не замечала красоты леса, через который они ехали: она ушла в себя.
    Как я ошибалась, терзалась Келси. Все эти годы я считала его бессердечным повесой, способным испытывать не более чем физическое влечение, а он тосковал по жене, которую потерял, и заполнял пустоту чередой любовниц, которые, по-видимому, нисколько не трогали его разбитого сердца. Она, наверное, умерла совсем молодой, какая трагедия! А вдруг он ее все еще любит? От этой мысли у Келси все внутри перевернулось и кровь застыла в жилах.
    — И о чем это так задумалась эта умненькая головка? — чуть насмешливо спросил Маршалл, и Келси возблагодарила небо, что он не может читать ее мысли.
    — Ни о чем. — Она выдавила из себя улыбку. — Куда мы едем?
    — Я знаю здесь неподалеку отличную маленькую чайную, — отрывисто проговорил он. — Теперь, когда мы уже сто лет как обручились, думаю, мы можем себе позволить такие светские развлечения, как ты думаешь?
    — Возможно. — Она старалась не смотреть на него.
    Он рассмеялся:
    — Что ж, учитывая то, что в некоторых других привилегиях мне будет отказано, я решил, что мне нужно попробовать немного подправить свой имидж.
    — Все равно у тебя ничего из этого не выйдет, — огрызнулась Келси, тряхнув головой, и он, негромко рассмеявшись, весело глянул на нее искоса.
    — Похоже, с вами не соскучишься, мисс Хоуп, — в вас есть гораздо больше интересного, чем одно хорошенькое личико. — Он шутил над ней, она это понимала и, желая поддержать взятый тон, так же шутливо заметила:
    — А я не буду спешить с выводами и посмотрю, смогу ли сказать то же самое о тебе.
    Он снова рассмеялся с явным удовлетворением, расправил плечи и быстро провел рукой по коротко подстриженным черным волосам. Как ей хотелось бы, чтобы он не был так высокомерен и красив, как хотелось, чтобы мужская сила, исходившая из всех его пор, била чуть меньше выражена, как хотелось… Внезапно она оборвала себя, смутившись и испугавшись направления, которое принимали ее мысли. Что это ей вдруг захотелось от него такую чертову уйму и все сразу?
    — Я бы хотел, чтобы мы уже к концу недели были в Португалии.
    Она бросила на него быстрый взгляд:
    — Мы? Ты что, собираешься в это время там жить? — При этой мысли Келси охватила паника.
    — А что, это так ужасно? — Он одарил ее быстрой язвительной улыбкой. — Нет, конечно, но я буду заскакивать по выходным посмотреть, как идут дела.
    — Заскакивать? — (Он говорил об этом так, будто хотел пойти к соседям одолжить чашку сахара.) — Но ведь это будет страшно дорого?
    — А что, мне следует быть экономным, по-твоему? — сухо ответил он.
    Она залилась горячей краской — надо же было сморозить такую глупость! Он, конечно, может это себе позволить, и ей это отлично известно.
    — Твоя чайная, должно быть, какое-то чудо; мы уже, кажется, проехали не один десяток миль, — сказала она, когда воцарившаяся в машине тишина стала бить ей по нервам. — Нам еще далеко? — Она оглядела свои джинсы и джемпер. — Меня туда вообще-то пустят в таком виде?
    — Ты бы прекрасно выглядела в чем угодно.., или даже вообще безо всего, — опасно пошутил он. — Да, мы уже приехали. Минута-другая — и мы на месте.
    С этими словами он въехал в высокие чугунные ворота, примыкавшие к узкой проселочной дороге, на которую они перебрались с шоссе несколько минут назад. Машина прошелестела по тщательно выметенной дорожке, и, когда они повернули за угол, у нее перехватило дыхание от удивления и восторга. Перед ней высился огромный трехэтажный особняк — он стоял в окружении высоких, грациозных сосен над маленьким озером, в прозрачной воде которого отражалась каждая мельчайшая деталь его фасада — была видна каждая клеточка свинцовых оконных переплетов, каждый закопченный старинный кирпич.
    — Какая красота! — задохнулась от восторга Келси. — И здесь поят чаем? Как ты узнал об этом местечке? Я не видела никаких вывесок. — Она вопросительно взглянула на него, но его лицо ничего не выражало.
    — Я знаю владельца этого заведения, — бесстрастно ответил он, плавно затормозив у главного входа, перед массивными дубовыми дверьми с роскошными медными ручками.
    Когда Маршалл помог ей выйти из машины, из небольшой рощицы, окаймлявшей с одной стороны ухоженную площадку перед домом, до них донеслось мелодичное воркование лесного голубя. Келси замерла и, склонив голову набок, зачарованно прислушалась.
    — Какая здесь тишина, — прошептала она едва слышно, хотя размеры и великолепие импозантного особняка невольно заставили ее пожалеть, что она не одета более респектабельно.
    Он взял ее за руку и открыл было рот, чтобы ответить, но вдруг одна из тяжелых дверей отворилась и на пороге появилась невысокая стройная женщина лет шестидесяти; ее лицо лучилось улыбкой.
    — Мне послышалось, что вы подъехали, мистер Хендерсон, и я не ошиблась, — радостно сказала она. — А это, должно быть, ваша молодая леди? Не думала я, что так скоро ее увижу.
    — Я тоже, миссис Рук, — непринужденным тоном ответил Маршалл. — Экспромт чистой воды. — Келси заметила, что он прячет от нее глаза.
    Не успел он умолкнуть, как раздался оглушительный взволнованный лай, и из дома пулей вылетел огромный зверь, а за ним пара собачонок поменьше.
    — Подлиза, лежать!
    Добежав до Келси, громадный ирландский волкодав рухнул на землю, закатил глаза и, смешно перебирая лапами, пополз к Келси, всем своим видом выражая дружелюбие.
    — Прости, Келси. Совсем забыл про собак. Они тебя не напугали? — Он одарил ее лучезарной улыбкой, но это на нее не подействовало: от гнева ее щеки стали пунцовыми.
    — Маршалл Хендерсон! Так это что, ваш собственный дом? И вы привезли меня сюда под ложным предлогом? — прошипела она.
    — Виноват, каюсь.
    Взяв ее под руку, он помог ей подняться по лестнице, но, как только они оказались в огромном холле, она вырвалась и, повернувшись к нему спиной, стала разглядывать толстые, ворсистые ковры нежно-голубого цвета и развешанные по кремовым стенам великолепные картины.
    — Не могли бы вы нас чем-нибудь угостить, миссис Рук? — невозмутимо спросил Маршалл, вводя Келси в просторную комнату слева от холла. — Не найдется ли у вас пары кусочков вашего неповторимого шоколадного торта? — Гнев Келси, видимо, нимало его не смутил.
    — Пожалуй, кусочек найдется, — рассмеялась миссис Рук, — хотя ума не приложу, как вы еще можете что-нибудь есть после такого сытного обеда. — С этими словами она закрыла за собой дверь, и они остались вдвоем.
    — Почему ты мне не сказал, что мы едем сюда? — сердито спросила Келси, когда Маршалл жестом предложил ей сесть на кресло или диван, которых в огромной комнате было превеликое множество.
    — А если бы я это сделал, ты бы поехала? — спокойно спросил он, и от удивления она даже заморгала.
    — Может быть, и да, — вызывающим тоном ответила она.
    — Сомневаюсь, — усмехнулся он, — даже при наличии такой превосходной дуэньи, как миссис Рук.
    Стараясь не показывать внешне своего восхищения, Келси окинула осторожным взглядом роскошно убранную комнату. Во всем чувствовался самый изысканный вкус: тяжелые бархатные портьеры были того же мягкого серого оттенка, что и серый с кремовыми разводами ковер, который особенно хорошо смотрелся на фоне нежно-розовой обивки мебели.
    Ей и раньше было известно, что Маршалл богат, но только теперь она получила ясное представление, насколько. При таком-то богатстве и исключительных физических данных стоило ли удивляться, что у него от женщин отбою не было?! Ее сердце учащенно забилось, и она потихоньку глубоко вздохнула, призывая свои расшалившиеся нервы к порядку. Это просто дом, и не более того, а Маршалл — всего лишь человек, чуть более энергичный и волевой, чем большинство, но все-таки всего лишь человек.
    Собаки, как оказалось, последовали за ними в комнату, и когда Келси внезапно почувствовала, как в ладонь ей тычется теплый нос, она удивленно опустила глаза и встретилась со взглядом огромных печальных глаз самой маленькой из них.
    — Какая ты миленькая! Как тебя зовут? — Келси присела на корточки, и собачка протянула ей для пожатия мягкую лапку.
    — Ее зовут Бархоткой из-за этих глаз, — пояснил Маршалл. — Несколько лет назад один мой приятель нашел ее и ее дружка Паука брошенными в старом фургоне. Там еще были щенки, но они не выжили, а вот маму с папой нам удалось выходить. — (Услышав свое имя, песик подошел поближе, но он, видимо, был не такой общительный, как его подружка.) — Подлиза взял их под свою опеку, и теперь они втроем — большие друзья.
    Келси внимательно посмотрела на Маршалла поверх собачки.
    — Ты живешь здесь один? — Она не могла представить его без женской компании.
    — Если не считать гарема наверху, — ответил он с кривой усмешкой, отлично поняв по ее лицу, что она имеет в виду. Глаза Келси в ответ негодующе сверкнули, и он негромко рассмеялся:
    — Прости, но я ждал подобного вопроса. Да, я живу здесь один, если не считать собак, хотя миссис Рук с мужем занимают квартиру за домом, над гаражами. Они предпочитают жить сами по себе.
    — А ее муж тоже у тебя работает?
    — В некотором смысле да, — спокойно ответил Маршалл. — Он уже несколько лет болен, но тем не менее он присматривает за садом и вообще следит за порядком в доме и на прилегающей территории.
    — Понимаю. — Она с любопытством посмотрела на его суровое лицо. — Похоже, у тебя здесь приют для убогих и бездомных?
    — Сомневаюсь, чтобы миссис Рук понравилось, что ее мужа величают убогим, но собакам, полагаю, все равно. — С этими словами он рассеянно погладил волкодава по огромной голове. Как только Маршалл сел, тот расположился у ног хозяина с комически важным видом, претендуя на особое положение в доме, с чем остальные две собаки, видимо, безропотно согласились.
    — А я и не думала, что ты филантроп, — сказала она с улыбкой, но его лицо осталось серьезным.
    — Мне отлично известно, какого ты обо мне мнения, пчелка моя.
    На мгновение их взгляды встретились, и казалось, между ними проскочила электрическая искра.
    — Ты считаешь, что в этом моя вина? — вызывающе спросила она.
    Он молча посмотрел на нее, и его суровое лицо тронула веселая усмешка.
    — Так, значит, ты этого не отрицаешь? Она грациозно пожала плечиками:
    — Мне не совсем понятно, в чем ты меня обвиняешь, а значит, отрицать что-либо было бы просто глупо, разве не так?
    — Туше, мисс Хоуп. — Он негромко рассмеялся. — И когда же вы наконец поднимете свое забрало?
    — Не знаю, о чем ты, — поспешно ответила она, и он снова рассмеялся, но тут открылась дверь, и миссис Рук вкатила в комнату сервировочный столик, заставленный лакомствами.
    — Боже правый, миссис Рук, похоже, вы решили нас сразить наповал, — ласково заметил он, и в ответ маленькая женщина улыбнулась; в ее карих глазах ясно читалось обожание.
    — Да ведь и вы не каждый день привозите сюда молодых леди, так ведь, сэр? — негромко ответила она и с приветливой улыбкой на круглом личике обернулась к Келси. — Я и мистер Рук, мы хотим вас поздравить, мисс Келси. Я так давно ждала этого дня. — Говоря это, она ободряюще кивнула головой, будто маленькая добрая фея, и не успела Келси придумать, что ответить, как миссис Рук выскочила из комнаты; ее туго завитые кудряшки при каждом шаге вздрагивали. Келси вопросительно приподняла бровь.
    — Я сообщил ей сегодня утром, — вполголоса ответил Маршалл на ее молчаливый вопрос. — Тебе придется ее простить; она смотрит на меня как на сына, которого у нее никогда не было, и проявляет повышенный интерес к моей личной жизни. — В его голосе не сквозило недовольство, и Келси снова удивилась этой новой для нее стороне его характера. Стоит ей только решить, что она знает его как облупленного, как он тотчас преподносит ей сюрприз! Должно быть, ее состояние отразилось на ее лице, потому что он улыбнулся и его карие глаза лукаво сверкнули, — Что же я опять натворил?
    Она не знала, что ответить, и просто напустила на себя невинно-простодушный вид и непонимающе пожала плечами, а сама изо всех сил старалась заставить себя не реагировать на последовавший за вопросом негромкий смешок. Вот уж действительно непонятный человек этот Маршалл! Безусловно, он способен на очень глубокое чувство, если вспомнить его слова о жене, но, с другой стороны, какое безжалостное и циничное, граничащее с жестокостью обращение с женщинами, подобными Анне или Джейд! А теперь он сидит перед ней — такой спокойный, домашний. Келси не знала, что и подумать. Она запуталась в этих противоречиях, но интуитивно понимала, что ее ждет еще немало сюрпризов, и от этого у нее не стало спокойнее на душе. В Маршалле уживались сразу несколько человек с прямо противоположными чертами характера.
    После чая с замечательным шоколадным пирожным — изделием миссис Рук — Маршалл повел ее осматривать сад; собаки весело трусили рядом. Едва они вышли из дома, он взял ее под руку, и хотя она едва заметно напряглась, он сделал вид, что не замечает этого. Через несколько минут она расслабилась, так как он завел с ней легкую беседу на отвлеченные темы, показывая и объясняя по дороге названия различных кустов и цветов.
    — Это атемисия, — негромко сказал он, когда Келси высказала свое восхищение султанами мелких цветов, красиво серебрившимися на фоне темно-зеленой живой изгороди. — Когда я сюда въехал, я сам ее посадил; она цветет, не переставая, многие месяцы.
    — Только не говори, что ты к тому же еще и садовод! — воскликнула она с долей сарказма, и он примирительно улыбнулся:
    — Не совсем. У меня нет на это времени.
    — Сплошная работа и никаких развлечений? — В ее голосе звучало недоверие. Уж ей-то хорошо известно, как он развлекается!
    — Именно так, — спокойно согласился он и остановился, чтобы привлечь ее внимание к золотистому сиянию цветущего майорана на аккуратной грядке в крошечном огородике миссис Рук.
    Когда они повернули домой, уже начало смеркаться; стоило тусклому осеннему солнцу опуститься за горизонт, и над ними нависло низкое свинцовое небо. Келси вдруг зябко поежилась, и Маршалл внимательно посмотрел на нее с высоты своего роста.
    — Тебе холодно? — Он вдруг привлек ее к себе и легонько провел рукой по ее волосам. — Если бы ты позволила, я бы мог тебя согреть.
    — Не сомневаюсь. — Она постаралась сказать это как можно беззаботнее, но, когда он, едва касаясь, обвел пальцем контур ее губ, на лице у него было такое выражение, что у Келси перехватило дыхание.
    — Твои губки просто молят о поцелуе. Тебе об этом известно?
    От звука его низкого, сочного голоса сердце у нее забилось еще сильнее, а кровь в жилах просто закипела. Она открыла рот, чтобы ответить, но он быстро наклонился и приник к ее губам жгучим поцелуем, который, казалось, пронзил ее насквозь.
    — Ммм… — пробасил он, подняв голову, — пчелка дает мед.
    Ей больше не было холодно.
    — Маршалл?..
    — Нет. — Он приложил палец к ее губам. — Ни слова. Разговоры нас до добра не доводят. Я поведу, а ты следуй за мной.
    Именно шутка, а не его ласки, вдруг подхлестнула ее мысль, когда он снова привлек ее к себе и покрыл ее губы короткими жадными поцелуями. Она его любит! Его губы выделывали что-то невероятное с ее ушами и шеей, ее тело слепо отвечало, и теперь она с ужасающей ясностью поняла, что, сама того не сознавая, любит его уже долгие годы. Вот почему ласки других мужчин никогда не зажигали огня в ее крови, между тем как от одного лишь взгляда этих сверкающих карих глаз у нее подкашивались ноги. Какая слепота! Какая идиотская, опасная слепота — влюбиться не в кого-нибудь, а именно в него!
    Он не должен догадываться о ее чувствах; этого унижения ей не вынести. Она совершила эту страшную глупость — согласилась провести ближайшие шесть месяцев в непосредственной близости от этого ужасного человека, который чувствует к ней не более чем легкое расположение, основанное главным образом на сильном физическом влечении, и, насколько ей известно, за ним гоняется целый табун опытных в любовных делах женщин, способных дать ему куда больше, чем она, и все они с превеликой охотой согласятся провести с ним время. Поцелуй затянулся, и она почувствовала, как напрягаются кончики ее грудей, прижатых к его стальному торсу.
    — Маршалл, пожалуйста! — Келси резко отстранилась, но теперь, когда рядом не было тепла его тела, она, как ни странно, почувствовала себя в чем-то обделенной.
    С деланно-сокрушенным видом он уронил руки по швам.
    — Знаю, знаю, нас ничто не связывает. Но ты ведь такая соблазнительная, сладкая моя.
    Ласковое имя, начинавшее уже входить в привычку, резануло ее слух как ножом. Если бы только все это было по-настоящему! Но он всего лишь предложил, как ему казалось, достойный выход из сложной ситуации, отлично зная, что в конце обговоренного времени она исчезнет из его жизни безо всяких осложнений и с минимумом потерь.
    На обратном пути она была очень подавлена и не раз чувствовала на себе его внимательный взгляд; говорил он очень мало, ограничиваясь общими фразами, на которые она отвечала односложно. Когда они подъехали к ее дому, уже стемнело и переменчивая погода преподнесла приятный сюрприз: на очистившемся от туч ясном небе сияли звезды, а воздух после грозы был прохладен и чист.
    — Через неделю мы вылетаем. — Она бросила на него испуганный взгляд, и он ответил привычной сардонической улыбкой. — Ну-ну, Келси, глядишь, все и образуется. Я давно заметил: если что-нибудь волей-неволей приходится выносить долгое время, постепенно к нему привыкаешь, и оно становится уже как бы по душе. Ты же не знаешь, может, в Португалии тебе даже понравится. — (Она натянуто кивнула.) — Даю неделю на приведение всех твоих дел в порядок, и учти: вернешься ты не раньше Рождества.
    — Я все еще не могу поверить, что это не сон. — Вид у нее был совершенно беспомощный: теперь, когда она разобралась в своих чувствах, в его присутствии у нее слова застревали в горле.
    — Возможно, вот это хоть немного убедит тебя в обратном, — сухо ответил он, вынимая из кармана маленький бархатный футляр. — Я хотел отдать это раньше, но к тебе было просто невозможно подступиться.
    Она взяла футляр; в темно-желтой глубине ее расширенных глаз пряталось беспокойство.
    — Открой, он тебя не укусит, — повелительным тоном произнес Маршалл; в его голосе вновь сквозило раздражение.
    — Нет-нет, Маршалл, я не могу это принять! — запротестовала Келси, едва подняв крышку и увидев лежавшее в футляре сверкающее чудо. Кольцо было потрясающе красивым и, без сомнения, баснословно дорогим: три крупных бриллианта в витой золотой оправе. — Оно слишком дорогое. — Она отодвинула футляр от себя, и его лицо потемнело.
    — Почему это среди всех моих знакомых женского пола ты единственная, кто поднимает шум всякий раз, лишь стоит мне сделать маленький подарок? — холодно спросил он, демонстрируя свою неизменную выдержку.
    — И это ты тоже называешь “маленький подарок”? — Она дотронулась до крошечной брошки-пчелки, которую, одеваясь утром, приколола к джемперу. — Да это моя зарплата за несколько месяцев. — Она не будет его игрушкой! Пусть не надеется.
    — Едва ли. — Его голос был по-прежнему спокоен. — А кольцо тебе придется принять, Келси. Если так тебе будет спокойнее, считай, что это просто необходимый реквизит в том маленьком спектакле, который мы разыгрываем.
    — Какое там “спокойнее”! — Она бросила на него сердитый взгляд. — Неужели ты не мог подыскать что-нибудь подешевле? Теперь я все время буду дрожать, что потеряю его и не смогу вернуть.
    — Кто сказал, что его нужно возвращать? — На этот раз звучавшее в его голосе раздражение переросло в гнев. — Пропади все пропадом, Келси, это кольцо — подарок. Тебе, и только тебе, решать, что с ним делать, когда мы расстанемся: можешь продать, можешь оставить себе, но оно твое. Понятно? — Он угрюмо положил футляр ей на колени и с силой придавил рукой.
    Глядя на футляр, Келси молча втянула в себя воздух. В эту минуту ей больше всего хотелось умолять его избавить ее от этой ужасной ошибки, но это был бы губительный шаг, и поэтому, придав лицу как можно более бесстрастное выражение, она спокойно кивнула.
    — Право, это очень любезно с твоей стороны, Маршалл. Не понимаю, почему ты доставляешь себе столько хлопот.
    — Об этом мы уже говорили, — отрезал он. — А теперь надень эту ерундовину на средний палец левой руки, и дело с концом. Должен заметить: покупая кольцо, я не предполагал, что мне придется заставлять тебя надевать его силой. — Судя по голосу, он был крайне раздражен, и, глубоко вздохнув, она надела кольцо и протянула ему руку.
    — Ну как? — Кольцо непривычно сжимало палец.
    Вместо ответа он повернулся на сиденье и запечатлел на ее мягких губах короткий крепкий поцелуй.
    — Отлично. — Он говорил не о кольце, и она слабо улыбнулась. — Ты — женщина, которую нужно целовать, — задумчиво произнес он, глядя в ее удивленные янтарные глаза и таинственно улыбаясь. — Тебе кто-нибудь об этом говорил? — Она покачала головой, и он снова улыбнулся. — Вот и хорошо. И в обозримом будущем пускай воздержатся от таких высказываний.
    Протянув руку, он запрокинул ей голову и, едва касаясь губами, обвел поцелуями контур губ; от этого у нее заныло внизу живота, а голова пошла кругом. Когда его губы властно сомкнулись на ее губах, все тело пронзило неописуемое наслаждение; от неожиданности она задохнулась и часто задышала ему в лицо. Через минуту он со вздохом сожаления откинулся на спинку сиденья.
    — Ты слишком соблазнительна, — произнес он. — Я, кажется, говорил тебе, что ты будешь укладывать поклонников одной левой, не так ли?
    Она слабо улыбнулась. Как опасно, оказывается, вот так оставаться с ним наедине; в голову приходят всякие немыслимые желания — к примеру, чувствовать рядом его большое тело и слушать, как он шепчет ей на ухо слова любви. Хоть бы он поскорее уехал. Он в последний раз окинул ее долгим, пристальным взглядом, затем резким движением открыл со своей стороны дверцу, обошел машину и бережно помог ей выйти.
    — Может, и неплохо, что через несколько дней между нами будет океан, — заметил он. — Это чрезвычайно поможет мне играть непривычную для меня роль галантного рыцаря. — Его лицо ясно выражало циничное веселье. — А тот, кто сказал, что воздержание благотворно действует на душу, точно не держал тебя в объятиях. По мне, уж лучше власяница.
    Келси не знала, что ответить, и поэтому промолчала; он легонько поцеловал ее в лоб, повернулся на каблуках и снова скользнул в машину:
    — Завтра я заеду к тебе на квартиру. Если не ошибаюсь, тебе понадобится кругленькая сумма, чтобы оставить ее за собой на ближайшие шесть месяцев? — (Она безмолвно кивнула.) — А если бы ты еще перестала смотреть на меня так, будто я — все твои кошмарные сновидения в одном лице, это было бы совсем неплохо. — При этих словах она вытаращила от удивления глаза, а он лихо развернул фырчащую машину, чуть раздвинув губы в улыбке, небрежно махнул рукой из окна и исчез из виду.
    После его исчезновения она добрых пять минут стояла и ждала, пока прохладный ночной воздух не вернет нормальный цвет ее раскрасневшимся щекам, а сердце не перестанет бешено колотиться. Он считает, что безразличен ей, — эта мысль ее немного успокоила. Ей было бы невыносимо видеть, как снисходительная ирония в его карих глазах сменится на раздражение или, хуже того, на жалость. С первой минуты, когда она много лет назад обратила на него внимание как на мужчину, он не скрывал от нее, что его взаимоотношения с противоположным полом — это непродолжительные и чисто физические связи, которые могут быть разорваны и рвутся без секунды сожаления с его стороны. Возможно, он просто из породы однолюбов, его жена забрала всю любовь, на которую он был способен, и его сердце умерло вместе с ней.
    Она несколько раз с силой вдохнула прохладный ночной воздух и постаралась привести в порядок расстроенные нервы. С этой минуты она будет осторожна, очень осторожна. Она сыграет свою роль как нельзя лучше, до конца и сделает из его дома конфетку, а когда наступит время расставаться, она будет небрежно-дружелюбна и ни за что на свете ни на одно мгновение не выдаст того, что он разбивает ей сердце. Он был к ней добр, когда она попала в беду, и она не отплатит ему за великодушие тем, что станет для него обузой, но как ей хочется — ой как хочется! — чтобы она никогда его больше не видела.

Глава 6

    — Минуточку, Инее. — Говоря это, Келси торопливо расчесывала и укладывала свои блестящие волосы. — Знаешь, я проспала — все из-за этих вчерашних танцев. — Девушка на другом конце провода хихикнула и повесила трубку, а Келси схватила папку и портфель с чертежами и эскизами и бегом бросилась вниз.
    Вот уже шесть недель, как она жила в Португалии, и ей казалось, что она перенеслась в волшебную страну стремительных рек, бегущих с поросших сочной зеленью гор, множества ослепительно ярких цветов и вьющихся лоз, древних замков, старинных церквей, мрачных монастырей и крохотных городков, архитектура которых вызывала восторг и вселяла благоговение.
    Все это было ничуть не похоже на то, что Келси ожидала увидеть в тот день, когда спускалась по трапу самолета рядом с Маршаллом — взволнованная, смущенная и совершенно ошеломленная той быстротой, с которой он стал распоряжаться ее жизнью.
    В аэропорту их встретила Инее — высокая, стройная девушка-португалка с длинными, черными как смоль волосами и огромными миндалевидными глазами; как выяснилось, она работала секретаршей у подрядчика, которого Маршалл нанял для выполнения строительных работ. Она мило поздоровалась, улыбаясь черными глазами из-под полуопущенных ресниц, и Келси сразу же почувствовала к ней расположение; это было очень важно, так как ей предстояло работать с Инее в самом тесном контакте.
    Инее отвезла их сначала в гостиницу — длинное, приземистое белое здание, уединенно стоявшее посреди сосновой рощи. Здесь они оставили вещи, а сами отправились на виллу, где, как известила их на ломаном английском Инее, их ждал Пирес, “наш — как это у вас называется? — босс”. Келси было интересно увидеть виллу, где ей предстояло доказать, что она недаром проучилась столько лет и чего-то стоит, но увиденное превзошло все ее ожидания. Выехав из маленького шумного городка в северной части страны, они свернули с шоссе на заброшенный проселок, в конце которого их встретила громкими криками и широченными улыбками группа людей.
    — Пирес. — Инее указала на высокого, крепко сбитого мужчину, стоявшего возле массивного двухэтажного особняка, но Келси не могла оторвать глаз от дома, над которым ей предстояло работать. Это было величественное старинное здание, сложенное из грубо отесанного камня; снаружи оно было, по португальскому обычаю, выкрашено в белый цвет, но краска потрескалась и облезла, решетчатые жалюзи широких окон и тяжелых дубовых дверей болтались на одной петле, а ажурные балконные решетки, украшавшие все проемы второго этажа, совсем обветшали. В плаке дом был Г-образной формы, крыша одного флигеля была высокая, двускатная, а второго — плоская и сплошь поросла зеленью. С некоторой натяжкой это здание можно было бы отнести к колониальному стилю, но оно отличалось от всего виденного ею ранее. В особенности Колей поразило крыльцо — куполообразное и целиком покрытое глазурованной голубой плиткой; из такой же плитки были выложены наличники всех окон дома.
    — Ну как? — С самого приезда Маршалл не сводил с нее глаз, и Келен порывисто повернулась к нему, ее лицо сияло восторгом.
    — Просто чудо, и такой необычный. Как ты его нашел?
    — В одном из городов на севере Португалии у меня есть друг, он давно подыскивал для меня подходящий дом. На этот особняк он наткнулся по чистой случайности. Его продавали просто за гроши; почему — увидишь, когда зайдем внутрь, — добавил он, усмехаясь, — и хотя работы здесь невпроворот, мне он понравился. Место просто идеальное — тихое, уединенное, а в придачу к дому продается большой участок земли. Энрике организовал строительные работы, а теперь вот и мы пожаловали. — Он пристально посмотрел на нее. — Ну как, придется потрудиться? — Говорил он с легкой иронией, но Келси почувствовала за ней теплоту.
    — Еще как, — ответила она полушепотом. Внутри дома объем предстоящей работы ее просто ошеломил. Всего в здании было четырнадцать комнат, шесть на первом этаже и восемь на втором, окна выходили в открытый внутренний дворик. В доме, должно быть, уже много лет никто не жил, и он пришел в полное запустение; везде чувствовался затхлый запах гнили.
    Два часа ушло на обсуждение с Пиресом первоочередных задач — в том числе было решено очистить от деревьев и кустарника обширную площадку позади дома, где Маршалл решил устроить большой бассейн. К тому моменту, когда Инее повезла их обратно в гостиницу, навалившаяся после дороги усталость, смятение при мысли о масштабах предстоящей работы и неотвязная мучительная головная боль, причиной которой был жаркий, влажный климат, окончательно доконали Келси.
    — Устрой себе сиесту, — отрывисто приказал ей Маршалл у двери номера, когда заметил, как помутнели ее янтарные глаза и мертвенно побледнело лицо. — Ужин будет только через три часа, я тебя разбужу заранее.
    С того вечера в Англии, когда Маршалл подарил ей кольцо, он стал вести себя с ней как-то отчужденно, и это порой причиняло Келси беспокойство, хотя она не могла не признать, что так ей легче скрывать свои чувства.
    Пробыв в Португалии ровно столько, сколько требовалось на то, чтобы одобрить первые наметки по ремонту фасада здания, устройству бассейна и перепланировке комнат, Маршалл уехал, пообещав на прощание, что будет звонить каждый вечер и узнавать, как продвигается работа.
    Еще до отъезда он говорил, что предполагает вернуться через пару недель, но Келси постеснялась напомнить ему об этом, когда они прощались, о чем сильно пожалела в ту самую минуту, когда его машина скрылась из виду.
    А затем потекли чудесные дни. В восемь часов, до наступления жары. Инее заезжала за Келси в гостиницу и везла ее на стройку, находившуюся на расстоянии нескольких миль. Там она погружалась в дела: набрасывала эскизы, обсуждала и утверждала план работ на день. Сразу же после полудня за ней снова заезжала Инее. Маршалл устроил так, что в ее обязанности входило быть не только компаньонкой и помощницей Келси, но одновременно и ее гидом. После обеда и короткой сиесты Инее знакомила ее со страной, и две девушки провели немало счастливых часов, осматривая крохотные городки и деревни в округе.
    Не прошло и нескольких дней, как Келси начала понимать страну, где ей предстояло провести ближайшие полгода. Вместе с Инее они бродили по улочкам ослепительно белых городков, уснувших в лучах жаркого полуденного солнца, любовались красотой живописных гор, напоминавших Келси зеленый Уэльс, и лесами на побережье, где сосны и эвкалипты, каштаны, дубы и тополя росли вперемешку, возвышаясь над разостланным под ними ковром из вереска и папоротника; они посетили несколько великолепных старинных церквей и музеев, и на их пути встретилось множество греющихся в золотистых солнечных лучах ветряных мельниц; треугольные крылья, вертевшиеся на их конических каменных башнях, походили на паруса яхт.
    Это была не жизнь, а просто идиллия, работа над домом тоже продвигалась вперед хорошими темпами, однако пролетела неделя, за ней другая, а Маршалл все ограничивался лишь ежевечерним коротким звонком, от которого у Келси оставался горький осадок неудовлетворенности, и постепенно Келси не на шутку забеспокоилась: а что, если он жалеет о совершенном великодушном поступке, если раскаивается в том, что пошел на их фиктивную помолвку? Дважды он уже собирался приехать и оба раза сдавал билет — якобы из-за того, что завален работой, и в конце концов, повинуясь импульсу, она несколько дней назад не выдержала и написала ему длинное сухое письмо, в котором объясняла, что для окончания порученной ей работы нет никакой необходимости продолжать помолвку; она будет рада ее расторгнуть и работать у него на сугубо деловых началах.
    Три последних дня она жила ожиданием звонка, но телефон упорно молчал — Маршалл перестал даже звонить, как раньше, по вечерам. Понапрасну просидев у телефона два вечера и порядком понервничав, она приняла приглашение Инее на чей-то день рождения в поселке, где жила ее португальская подруга, и приехала в гостиницу в предрассветные часы, не чуя под собой от усталости ног.
    В последний раз глянув в зеркало и полюбовавшись своим свежим загаром, придавшим ее коже персиковый оттенок, и золотыми бликами, игравшими в ее чуть выгоревших на солнце волосах, она открыла дверь своего номера и застыла: в дверном проеме темнела фигура высокого мужчины, поднявшего руку, чтобы постучать.
    — Маршалл? — Она удивленно взглянула на его угрюмое лицо. — Господи, что ты здесь делаешь?
    — Именно этот вопрос мне хотелось бы задать тебе. — Его лицо было холодным и жестким, ни капли нежности. — Что ты здесь поделываешь, Келси?
    — Что? — Она недоуменно следила за тем, как он, оттолкнув ее, прошел в комнату и медленно закрыл за собой дверь. — В вестибюле меня ждет Инее; пожалуй, мне…
    — Я ее видел, — отрывисто бросил Маршалл. — Я отправил ее на стройку сказать, что сегодня тебя там не будет.
    — Не будет? — Она посмотрела на него, и внутри у нее все растаяло. Он был одет в темно-серые, сшитые на заказ брюки и белую рубашку с короткими рукавами и открытым воротом. Это был настоящий мужчина, мужское начало чувствовалось во всем, каждая клеточка, каждая пора говорила об этом. — Когда ты приехал? — К своему огорчению, она обнаружила, что ее голос дрожит.
    — Вчера в десять вечера. — Его глаза сверкали, как стальной клинок. — Где ты была?
    — Где я была? — повторила она в замешательстве и вдруг от неожиданности так и подпрыгнула: он с силой ударил ладонью по крышке туалетного столика.
    — Не играй со мной в игрушки, Келси! Где ты была?
    — Инее пригласила меня на вечеринку. — Она не сводила глаз с его потемневшего лица.
    — Ах, значит, пригласила? — грубо переспросил он. — А нельзя ли поинтересоваться, кто сопровождал тебя и прекрасную Инее на вышеуказанное мероприятие?
    — О чем это ты? — Его тон начинал ее сердить. Не звонил, не звонил — и на тебе, ворвался…
    — По-моему, совершенно ясно, о чем это я. Я четко и недвусмысленно спрашиваю мою невесту на чистом английском, с кем она провела эту ночь.
    Заключавшийся в его словах намек внезапно дошел до ее сознания, и она почувствовала, как гнев пунцовой волной заливает ей щеки.
    — Ты что, думаешь, мы провели это время в обществе парочки мужчин? — В эту минуту ей больше всего на свете хотелось влепить ему пощечину.
    — Келси, мое терпение не безгранично. — Он скрипнул зубами. — Отвечай на мой вопрос. Я точно, знаю, что в три часа ночи тебя в гостинице еще не было, потому что перед сном я позвонил тебе в номер и телефон не ответил.
    — Да, в три меня здесь еще не было, — бросила она ему вне себя от ярости. — Дело в том, что Инее привезла меня домой в десять минут четвертого; если не веришь, спроси у нее, она подтвердит.
    — Ты так и не ответила на мой вопрос.
    — Вероятно, потому, что он заслуживает только презрения, — едко ответила она, и, когда его красивое лицо исказил бешеный гнев, у нее по спине пробежал опасливый холодок. И как это ей могло прийти в голову, что она любит такого высокомерного, противного?..
    — Ты играешь с огнем, девочка моя, — тяжело дыша, проговорил он. — Что ж, давай попробуем зайти с другого конца, если ты не против. Что это значит? — Он бросил на туалетный столик маленький голубой конверт, и Келси, вздрогнув, увидела, что он надписан ее собственным почерком.
    — По-моему, я все изложила как нельзя более ясно, — холодно ответила она, делая над собой отчаянные усилия, чтобы не дрожал голос.
    Он слегка прищурился:
    — Да уж, черт побери, куда яснее! Я возвращаюсь из паршивой поездки во Францию, которая достойно завершила адский месяц в Англии, когда несчастья сыпались на меня одно за другим, и обнаруживаю, что мне указывают на дверь. Вот так, никаких тебе объяснений, никаких извинений, ничего!
    Она изумленно вытаращила на него глаза.
    — Это совсем не то, что ты думаешь. — Она окончательно перестала что-либо понимать.
    — Неужто?
    — саркастически рассмеялся он. — Так что же это такое? Ты хочешь расторгнуть нашу помолвку? Так вот: мне бы очень хотелось знать имя мужчины, который этому причиной.
    Гнев куда-то улетучился, и Келси побледнела:
    — Если тебе так хочется это знать, то пожалуйста: его зовут Маршалл Хендерсон.
    Целую минуту он молчал, пожирая ее глазами, а потом шумно вздохнул, и его большое тело как-то обмякло.
    — Не потрудишься ли объяснить? — отстранение сказал он.
    — Могу я присесть? — спросила она с изрядной долей сарказма, и в первый раз с момента их встречи он улыбнулся, хотя в глазах все еще пряталась настороженность.
    — Давай. — Он махнул рукой в сторону кровати, но она после минутного раздумья демонстративно прошествовала к мягкому креслу в другом конце комнаты и смущенно примостилась на краешке. — Я жду, — протянул он, бросая красноречивый взгляд на ее белое как мел лицо. — И не нужно так пугаться.
    — Я вовсе не пугаюсь, — заявила она и резко откинула голову назад, выставив вперед маленький подбородок. — Не обольщайся.
    — Я редко обольщаюсь.
    Она проглотила ехидный ответ, готовый сорваться с языка, и хмуро посмотрела на него исподлобья, пытаясь проникнуть в его мысли. А он, казалось, уже совершенно расслабился — полный контраст с той яростной собранностью, в которой он пребывал всего лишь несколько минут назад, на твердо очерченных губах даже играло нечто вроде улыбки. Не человек, а хамелеон какой-то!
    — Ты сюда ни разу не приезжал, — запинаясь, начала она, понимая, что нужно говорить крайне осторожно, чтобы не выдать себя. Он ни за что не должен догадаться, как ранило ее его долгое отсутствие. — Я отлично помню, как в Англии ты говорил, что будешь приезжать каждый уик-энд, и я просто подумала.., ну.., что ты, наверное, занят. То одно срочное дело, то другое…
    Она запнулась, и он окинул ее ободряющим взглядом.
    — Ну и что?
    — Вот я и решила, что ты, может быть, сожалеешь об ограничениях, которые наша помолвка накладывает на твою светскую жизнь, о дополнительных трудностях…
    — Короче говоря, ты решила, что я не приезжал из-за того, что вращался в других.., сферах? — Его голос звенел, как сталь, и от нее это не ускользнуло.
    — Я не знала, что и подумать. Эти телефонные звонки — только спросишь, как дом, и сразу — бац! — бросаешь трубку! А в последние дни ты и звонить перестал.
    — Возможно, так оно и было, но дело в том, что я работал от зари до зари и сверх того, — мягко произнес он. — Когда я звонил тебе в последний раз, я предупредил, что еду во Францию и что там мне придется туго.
    — Я думала, ты едешь всего на один день. — Вид у нее был совсем унылый. — А сюда ты ни разу не приезжал.
    — Не потому, что не хотел. — Внезапно появившаяся в его взгляде нежность повергла ее в такое смятение, что она, повернувшись в кресле, стала смотреть в другую сторону. — Я не стану докучать тебе перечислением всего, что произошло за последние недели, но из Англии, Келси, мне было никак не вырваться. От меня зависели работа и благополучие слишком многих людей.
    — Настолько серьезно? — Она подняла глаза на его угрюмое лицо.
    — Поверь уж лучше на слово. — Он отбросил со лба черные волосы, и она впервые заметила, каким усталым он выглядит, каким измотанным. — Это было ужасно, но худшее уже позади, и потери минимальны. Как часто бывает в таких случаях, дело вдруг приняло неожиданный оборот, и мы теперь сильнее, чем прежде, но некоторое время все висело на волоске.
    — Правда? — Она вдруг почувствовала себя ужасной дурой. И зачем она только написала это письмо? Это все он, Маршалл. Из-за него она совершает поступки, которых в нормальном состоянии никогда бы не совершила.
    — Так или иначе, я приехал. — Он ехидно усмехнулся. — Рада меня видеть?
    — Да, рада. — Келси сочла, что честность в умеренных дозах не повредит. — Мне столько нужно тебе показать и…
    — Иди ко мне.
    Увидев, какое у него лицо, она застыла, а ее мысли понеслись галопом. Это же Маршалл, прирожденный обольститель: выражение сердечности и нежности на его лице ничего не значит, он, наверное, был таким со всеми, он…
    — Иди ко мне, я сказал.
    Она медленно поднялась и с каменным лицом, напряженной походкой пересекла комнату.
    — Ты все-таки обворожительный клубок противоречий, — лениво пробормотал он, властно заключая ее в объятия. — То сущая снежная королева, а через минуту — просто бочка с динамитом.
    Она бросила на него настороженный взгляд — лицо как мел, янтарные глаза прищурены.
    — Ты думаешь? — Келси напряглась в его объятиях, как натянутая струна.
    — Не думаю, а знаю. — Он коснулся ее лица, осторожно провел по нежному подбородку. — Какая у тебя чудесная золотистая кожа, маленькая пчелка моя. А волосы… — Его прикосновения ее загипнотизировали, зрачки расширились так, что глаза стали почти черными. — Ты рада меня видеть? В самом деле рада?
    — Да. — Ее голос был так же бесстрастен, как и ее лицо. Он ни за что не должен догадаться, как она рада. Этого унижения, в добавление ко всему остальному, ей просто не вынести.
    Что он думает, когда вот так смотрит на нее? Это было выше ее понимания. Келси замерла в объятиях Маршалла и напряженно ждала, что будет дальше, а он тем временем внимательно всматривался в ее лицо, изучая его дюйм за дюймом, черточку за черточкой.
    — Что ж, можно с уверенностью сказать одно: ты отлично знаешь, как приголубить мужчину, — насмешливо протянул он через некоторое время. — В чем, в чем, а в избытке восторженности тебя не заподозрить.
    Она ощутила сильный укол разочарования, когда он ее отпустил, даже не попытавшись поцеловать, подошел к окну и резким движением отдернул легкую занавеску.
    — Отлично! Мой “рейндж-ровер” уже пригнали. Терпеть не могу ездить пассажиром.
    Она подошла, встала рядом с ним и вгляделась в тихий дворик внизу:
    — Ты его взял напрокат? — Она почувствовала запах его одеколона, и мышцы ее живота немедленно отреагировали, судорожно сжавшись.
    — Купил. Коль скоро я решил сюда регулярно наезжать, мне понадобится приличная машина. — “Приличным” “рейндж-ровер” был безусловно: сверкающий свежим лаком бутылочно-зеленого цвета, он выделялся среди машин на стоянке, как принц крови среди простолюдинов. — Не беспокойся. — Маршалл скосил глаза и посмотрел на нее сверху вниз; его глаза улыбались. — Для более спокойных условий я потом куплю другую машину, но мне показалось, для знакомства со страной лучше подойдет “рейндж-ровер”. Что-то меня здесь потянуло в горы.
    — А я вовсе и не беспокоюсь, — равнодушно ответила она. — Полагаю, к тому времени меня уже здесь не будет.
    В его смуглом лице что-то изменилось, хотя она не могла точно определить, что именно, а потом он припал к ее губам медленным, дразнящим Поцелуем, от которого ее сердце бешено забилось, а в ушах оглушительно зазвенело.
    — Келси, — простонал он, хмелея от ее близости и страстно проводя руками по ее спине, — что же ты со мной делаешь? — Поцелуй вдруг стал почти свирепым, в нем была жестокая, звериная чувственность, от которой она беспомощно задрожала, а ее руки помимо воли обхватили его за плечи.
    Она не почувствовала, как он подвел ее к кровати, но, когда упала на мягкое одеяло, на короткое мгновение к ней вернулся рассудок, и от страха ее глаза расширились. “Маршалл, нет…” Ее шепот заглушили его твердые губы, он снова зажал ей рот, стремясь проникнуть в его сладостную глубину, а в его движениях появилась настойчивость, которой ее тело не замедлило подчиниться. Как она его любит…
    Лишь ощутив его руки, гладившие обнаженную кожу ее живота, она вернулась к реальности и осознала, насколько велик беспорядок в ее одежде. Она не знала, когда он успел расстегнуть ее блузку, и теперь, обнаружив, что полуобнажена, залилась пунцовой краской и, стремительным рывком отвернувшись от него, села.
    — Прости. — Она трясущимися руками запахнула блузку и низко опустила голову, так что упавшая копна волос закрыла ее красное лицо от его пронизывающего взгляда. — Я не хотела тебе позволить… Я не должна была… Мне не следовало…
    — Это мне не следовало. — В голосе Маршалла слышалась все та же ядовитая самоирония, и Келси не смела поднять на него глаза. — Входя в эту комнату, я дал себе зарок, что не трону тебя сегодня и пальцем. Я хотел, чтобы ты меня получше узнала и наши отношения как-то снова наладились.
    — А что, разве они когда-нибудь были налажены? — с горечью спросила она.
    — Возможно, и нет. — В его голосе появилась едва заметная хрипотца. — Но если я тебя соблазню, они вряд ли улучшатся, не так ли? Слушай, Келси, ведь ты мне не доверяешь? В этом все дело?
    — Нет, дело не в этом, — ответила Келси, не поднимая глаз.
    — Нет, черт побери, в этом! — грубо оборвал он ее. — Не знаю уж, с чего ты вбила в свою умненькую головку, что ты у нас эдакая Красная Шапочка, а я — злой Волк. Рано или поздно тебе придется подпустить меня поближе.
    — Почему? — Она наконец подняла голову и посмотрела в его загадочные глаза.
    — Потому, — отрывисто бросил он.
    — Почему — потому?
    — Потому — и все. — Он наклонился к ней и начал застегивать блузку; движения его пальцев были спокойными, уверенными, на лице холодная, отрешенная маска. Как он владеет собой! Гнев жаркой волной прилил к лицу Келси, и оно сделалось совсем красным. Камень какой-то, а не человек!
    — Чтобы ты поставил еще одну галочку в списке своих побед? — Злые слова сорвались с ее языка помимо воли; Келси понимала, что несправедлива к Маршаллу, но не могла остановиться — она была готова наговорить чего-нибудь еще похуже и задеть его еще больше, лишь бы только сорвать с его лица эту жуткую холодную маску.
    — Будем считать, что я этого не слышал. — Даже не удостоив взглядом ее пунцовое лицо, он встал и расслабленной походкой подошел к дверям. — У тебя десять минут на то, чтобы подготовиться и принести все твои эскизы и предложения. Хочу посмотреть, чем ты тут занимаешься в отсутствие мужской компании. — В тоне, которым это было сказано, улавливалась откровенно язвительная, злая насмешка, и на мгновение она его чуть не возненавидела. Все это для него лишь игра, веселое развлечение, нечто новенькое! — Не заставляй меня ждать, Келси.
    — Разве я осмелюсь? — Она вдруг поняла, что вот-вот сорвется у нее с языка, и почти остановилась, но не удержалась. — А что, Лора заставляла тебя ждать? — Ей стоило огромного труда выговорить это имя — горло перехватил спазм.
    Маршалл развернулся на каблуках и секунду, казавшуюся ей вечностью, пристально ее рассматривал. Она замерла, не зная, чего ожидать, но, когда он заговорил, его низкий голос звучал металлом, а слова вонзались в нее, как острые кинжалы:
    — Если ты дорожишь своим благополучием, Келси, никогда не произноси при мне ее имени. — Она вытаращилась на него, но его лицо было все таким же каменным, только глаза свирепо горели. — Поняла? — Она не смогла ответить и лишь вздрогнула, и тогда он с холодной яростью переспросил:
    — Да или нет?
    — Да. — Она не чувствовала своих онемевших губ и не поверила своим ушам, услышав собственный голос. Да, она задела его за живое, еще как! Как только дверь с грохотом захлопнулась за ним, она снова рухнула на кровать, охваченная чувством жуткой безысходности. Неужели он все еще так ее любит? Настолько, что не может слышать ее имени из уст другой женщины?
    Что же ей делать? Уже в этом вопросе заключалась насмешка над собой. И в самом деле, что же ей делать? Ей лучше, чем кому бы то ни было, известно, что любовь не спрашивает, когда и где ей возникнуть. Если бы выбор зависел от нее, она бы никогда его не полюбила, но так уж случилось, что она его полюбила, и ей так же не под силу избавиться от этого чувства, как ему — забыть свою покойную жену. Сами того не желая, они при каждой встрече высекают друг из друга искры, и, кажется, единственное, что он к ней чувствует, — это сильное физическое влечение. Но у нее нет ни малейших сомнений в том, что выражали его глаза перед уходом: то была ненависть.
    "Ну, прекрати, перестань реветь”, — настойчиво уговаривала она себя, торопливо ополаскивая разгоряченное лицо под холодной струей воды и приводя в порядок волосы. Ей нельзя позволить себе такую роскошь, как слезы; им она даст волю позже.
    Ровно через отпущенные им десять минут Келси уже была внизу и, завернув за угол, увидела, как из тени в углу вестибюля появилась и двинулась к ней его высокая худощавая фигура; на красивом лице — вежливая улыбка, как если бы он пришел на встречу с незнакомым человеком.
    — Дай-ка сюда. — Он без труда отобрал у нее огромную папку с эскизами и набитый бумагами маленький портфель, а затем, жестом предложив ей пройти вперед, направился к выходу. Она молча шла к “рейндж-роверу”, а в голове у нее царил сплошной хаос.
    По-прежнему не говоря ни слова, они доехали почти до места, а когда до виллы оставалось не более мили, он внезапно свернул на заросшую травой обочину и выключил двигатель. Они были вдвоем. Вдалеке по дороге шла большая группа одетых в черное женщин, но их голосов не было слышно, и тишину нарушал лишь шорох сосен, верхушки которых слегка покачивал легкий ветерок.
    — Ты в порядке? — негромко спросил он, повернувшись к ней, и она поспешила кивнуть:
    — Да.
    — Врунья, — удрученно заметил он. — Мне не следовало так на тебя набрасываться. Приношу свои извинения, но моя просьба остается в силе. Я не желаю слышать ее имени. — В его голосе снова зазвучал металл.
    — Понимаю. — “Что за глупость ты сморозила, — рассердилась она на себя, — ты ничего в нем не понимаешь и вряд ли когда-нибудь поймешь”. В эту минуту она его почти ненавидела.
    — Сомневаюсь. — Он наклонился и взял ее за руку, и она собрала всю свою волю, чтобы дрожь, которая била ее, не прорвалась наружу. — Давай замнем для ясности, ладно? Вот и умница. — Он взял ее за подбородок, приподнял голову и заглянул в глаза. — Займемся пока что нашим делом, и пусть все образуется само собой. — В его голосе звучала такая нежность, что ей вдруг захотелось разреветься. “Ну что я за тряпка такая”, — ужаснулась Келси.
    — Хорошо, пусть будет так. — Голос у Келси дрожал, и она поспешила переменить тему:
    — А что делают эти женщины?
    — Они собирают сосновую смолу, — негромко ответил он. — Потом из нее делают битум и скипидар, здесь эта отрасль промышленности находится на подъеме. Насколько мне известно, значительная часть ее продукции экспортируется.
    — А разве деревья от этого не погибают? — спросила она, чтобы только не молчать.
    — Сбор смолы начинают лишь в последние два года перед тем, как дерево будет срублено, а поскольку треть Португалии покрыта сосновыми лесами, недостатка в них не ощущается. Мужчины специальным топором с длинным лезвием делают в стволе отверстие, а под ним прикрепляют маленький железный стаканчик, в который стекает смола. Весной и осенью ее сборщиков можно увидеть повсюду, — добавил он сухо; он понял, что она уводит его в сторону от больной темы.
    — Понятно.
    Женщины исчезли из виду. Маршалл еще раз испытующе посмотрел на Келси и снова завел машину; его глаза были прищурены, лицо угрюмо.
    — Я вовсе не такое уж чудовище, пчелка моя. — Они уже свернули к вилле. Впереди показалась Инее, она им махала рукой. — Во всяком случае, не все время. Просто ты то и дело наступаешь мне на больную мозоль.
    — Знаю. — Она спокойно посмотрела на его настороженное лицо. — Ладно, как ты сам сказал, займемся делом. На данный момент это главное.
    — А что, разве я так сказал? — пробормотал Маршалл, спрыгивая на землю. Он обошел вокруг машины и помог ей выйти. Тут на них налетели Инее и Пирес, и времени на разговоры больше не было.
    За шесть недель Пирес и его рабочие многое успели, и Маршалл, осмотрев стройплощадку, остался доволен. Фасад дома сверкал свежей краской, а для предполагаемого бассейна уже расчистили площадку и вырыли котлован. Все комнаты вычистили и оштукатурили, а в три комнаты верхнего этажа провели водопровод — там намечалось разместить ванные. Внизу между двумя комнатами сломали перегородку: здесь предполагалось сделать оборудованную по последнему слову техники кухню, в которой можно будет также завтракать. А маленький внутренний дворик преобразился до неузнаваемости. По проекту Келси его выложили такой же голубой плиткой, как и крыльцо, а в углу устроили небольшой фонтанчик, хотя воду к нему еще не подвели.
    — Совсем недурно. — При виде дворика Маршалл не смог скрыть удовольствия, и Келси обрадовалась: архитектурное решение принадлежало исключительно ей. — Насколько я понимаю, скоро начнут строить бассейн, а одновременно — оборудовать ванные и кухню. У тебя уже готовы эскизы?
    Все утро она проработала, набрасывая возможные варианты отделки, и к полудню, к удовлетворению Маршалла, все проблемы, которые могли возникнуть, были решены.
    — Мы еще не начинали обивку комнат и меблировку, — сказала она, когда он велел ей заканчивать. — У меня лишь самое приблизительное представление о том, какие тебе нравятся цвета, и нужно массу…
    — Решай все сама, — безапелляционным тоном заявил он.
    Она изумленно на него взглянула:
    — Маршалл, но ведь это твой дом и тебе в нем жить. А если мой выбор тебе не понравится?
    — Понравится. — Этот тон она знала. Он означал, что спорить дальше бесполезно.
    — Что же, на твой страх и риск. — Она бросила на него беспомощный взгляд, и, когда их глаза встретились, его губы скривились в усмешке.
    — Да, как всегда.
    Она поспешила отвернуться: он стоял слишком близко.
    Распрощавшись с рабочими, они вернулись к “рейндж-роверу”, и он помог ей забраться на сиденье.
    — Тебе не нужно сначала заехать в гостиницу?
    — Сначала? — Она бросила на него удивленный взгляд.
    — Я приглашаю тебя пообедать, а потом покатаемся. Может быть, хочешь переодеться? — Этот вопрос не допускал возражений.
    — Я немного вспотела, — запнувшись, ответила она; внутри у нее снова что-то екнуло.
    Он утвердительно кивнул, и они помчались в гостиницу. Солнце уже пекло вовсю, и Келси очень пригодилась большая соломенная шляпа, которую Инее купила для нее в первый же день, — она надежно защищала ее светлую кожу.
    — Полчаса тебе хватит? — спросил Маршалл, когда они остановились у ее двери. — Если я тебе понадоблюсь, я в двадцатом номере, в конце коридора.
    Ты мне нужен все время, мелькнула у нее мысль, когда она закрывала дверь. К сожалению, ты не отвечаешь мне взаимностью, вот в чем проблема.
    Она с размаху повалилась на кровать и полежала минутку в умиротворяющей прохладе, а ее мысли между тем куда-то неслись с бешеной скоростью. Ей хочется провести где-нибудь вечер с ним вдвоем — еще бы: они не виделись больше месяца, и от желания быть с ним рядом у нее ноет все тело. Тем не менее она отлично понимала, что так легко нарваться на неприятности.
    "Черт, черт, черт!” Она вскочила, бросилась в ванную комнату и налила холодной воды. У нее от него раскалывается голова.
    Через пять минут она неохотно вышла из воды, растерлась досуха полотенцем и, накинув тонкий шелковый халат, подошла к зеркалу: слегка тронула веки тенями, а ресницы — тушью, волосы стянула на макушке высоким пышным узлом. Голую шею сразу обдало чудесной прохладой — она и не знала, какой жар идет от ее тяжелых волос, — а прическа подчеркнула мягкую красоту ее золотистой кожи и больших янтарных глаз.
    Отказавшись от юбки с блузкой, она вынула из гардероба светло-зеленое отрезное платье спортивного покроя из легкого ситца и подобрала ему в тон босоножки из мягкой кожи.
    Перед тем как выйти из комнаты, она схватила со стола, на котором лежали ее эскизы, темные очки — не столько для защиты от солнца, сколько для того, чтобы спрятаться от его пронизывающих карих глаз, которые по временам, кажется, способны читать ее мысли. Лучше такой щит, чем никакого.
    Она тихонько постучалась в дверь его номера, оттуда донеслось ворчливое: “Войдите!”, и она осторожно приоткрыла дверь:
    — Маршалл, это всего лишь я. Из ванной доносился плеск воды, а затем послышался и его низкий голос:
    — Извини, Келси, на этот раз ты управилась раньше меня. Как только я вернулся в номер, мне позвонили по важному делу, и разговор затянулся. Посиди, я сейчас.
    Он не заставил себя долго ждать, появившись из двери ванной через пару минут, и от его вида она просто обмякла. Если не считать полотенца, небрежно повязанного вокруг бедер, он был совершенно обнажен, мускулистое тело покрыто коричневым загаром, широкая грудь обильно поросла вьющимися темными волосами, в которых блестели, как жемчужинки, капли воды. Она глядела на него во все глаза и с ужасом обнаружила, что не в силах оторваться. От него веяло такой мужской силой, что у нее перехватило дыхание, а пальцы на ногах поджались.
    — Потерпи еще минутку.
    — Что? — Она подняла невидящие глаза навстречу его небрежному, ленивому взгляду и сразу поняла: он знает, какое впечатление производит на нее, и просто упивается этим.
    — Я говорю — потерпи минутку, — дразняще-вкрадчиво повторил он, и она рассеянно кивнула, титаническим усилием воли отрывая глаза от его глаз. Как это у нее получается — сразу любить и ненавидеть одного и того же человека?
    Он стал рыться в гардеробе, а она взяла со стоявшего рядом столика журнал и примостилась на краешке кресла. “Только бы он не вздумал здесь одеваться”, — молила она про себя, ее сердце бешено колотилось, а щеки горели огнем. Всем своим существом она ощущала присутствие его смуглой фигуры где-то рядом, и, если дрожь в теле ее не обманывала, он спокойно, не спеша одевался. Она сосредоточенно листала журналы, и когда несколько минут спустя он подошел и встал рядом, одетый в серые хлопчатобумажные брюки и рубашку с короткими рукавами, она с облегчением подняла голову и натолкнулась на его смеющиеся глаза.
    — А я и не знал, что тебя интересует техническое моделирование, — проговорил он. — Что до меня, то я им очень увлекаюсь; нужно будет показать тебе модель паровоза, которую я приобрел несколько лет назад.
    Она не сразу поняла, о чем это он, но, опустив глаза на журнал, увидела, что держит в руках специальное издание для коллекционеров, которое Маршалл, должно быть, привез из Англии. Он всласть потешился над ее смущением — как это на него похоже! Она вся ощетинилась и с трудом удержалась от того, чтобы не наговорить ему кучу дерзостей. Она знала наверняка: любой словесный поединок между ними обязательно кончается ее поражением.
    — Ты готова?
    Она встала, стараясь не глядеть ему в глаза и заставляя себя сосредоточиться на образах Анны и Джейд. Неважно, что сделало его таким, каков он есть, — главное, что это Маршалл, холодный, беспощадный Маршалл, который время от времени забавляется с очередной женщиной и бросает ее, как прочитанную газету. У нее нет оснований полагать, что он поступит с ней по-другому, если она поддастся охватившему ее безумию, — он ни на минуту не должен заподозрить, что она доверяет ему и испытывает нечто большее, чем дружеские чувства. Разве может она соперничать с тенью Лоры? Несомненно, с годами он все больше ее идеализирует. У нее нет ни малейшей надежды.
    — По-моему, было бы недурно пообедать в ресторанчике, который Инее порекомендовала нам утром. До него несколько миль, но время у нас есть. О'кей?
    — Ладно, — машинально ответила она. Ей было явно не до еды.
    Он позволил ей выйти из комнаты, даже не пытаясь к ней прикоснуться, но, когда они спустились по лестнице в маленький вестибюль гостиницы, он взял ее за руку и заглянул в глаза. На его твердых губах появилась сердечная, хотя и не без тени ехидства, улыбка.
    — Ну как, здесь тебе спокойней?
    — Не понимаю, о чем ты. — Она сердито отвернулась.
    — Что-то не верится. — Увидев, что она выхватила у него руку, он улыбнулся еще шире. — Мы помолвлены, Келси. Если я беру тебя время от времени за руку, это вполне в порядке вещей.
    — Ты же знаешь, что это не по-настоящему. — Ее глаза сверкали гневом, который должен был ее защитить; между тем они вышли на ослепительное солнце и направились к припаркованному у гостиницы “рейндж-роверу”. — Тебе не следует притворяться все время. Это действует мне на нервы.
    — А может, мне это нравится, — вкрадчиво ответил он, сощурив глаза.
    Она недоверчиво поглядела на него:
    — А мне нет.
    — А может, понравится — ты только расслабься и попробуй.
    — Чтобы стать еще одной твоей бывшей пассией? Нет уж, спасибо, — с чувством сказала она, — я в эти игры не играю. — Тут она отступила от него на шаг, и он нахмурился.
    — Понятно, — задумчиво протянул он. — Но физически ты меня хочешь, Келси, так ведь?
    Ее потрясенные глаза встретились с его спокойным взглядом, и она застыла, держась за ручку машины.
    — Ты обольщаешься. — Она это почти прошептала, и, несмотря на смысл сказанного, ее тон лишь подтверждал правоту его слов. Он ничего не сказал, но на его лице появилось спокойное, добродушно-циничное выражение. — Ты просто самоуверенный…
    — Не такой уж и самоуверенный, — решительно перебил он ее, не сводя глаз с ее раскрасневшегося лица. — Однако я считаю, что правде нужно смотреть в глаза, а именно этого, как мне кажется, ты и избегаешь.
    Она молча уставилась на него. Да кто он вообще такой?
    — Садись в машину, Келси.
    От нее не ускользнули нотки веселья в его голосе. Ах вот как, ему весело! Ей на мгновение страшно захотелось набраться мужества и вернуться в гостиницу.
    — Я не намерен продолжать дискуссию на такую.., э-э.., интимную тему на автостоянке, да еще в португальском климате, когда стоит такая жара.
    — Не я ее начала. — Она юркнула в “рейндж-ровер” прежде, чем он успел ей помочь, и устроилась на сиденье, гордо откинув назад голову. — Нечего все валить на меня.
    — Не будь ребенком, — холодно заметил он.
    Внезапно она ощутила страстное желание его ударить. Его холодная невозмутимость просто выводила ее из себя. Когда он устраивался поудобнее на сиденье рядом, Келси упорно смотрела прямо перед собой и резко дернулась, едва он дотронулся до кольца на среднем пальце ее левой руки.
    — Спокойно. — Его взгляд был каким-то странным. — Что-то ты разнервничалась.
    — Это все из-за тебя. — Слова эти вырвались у нее непроизвольно, и, осознав их смысл, она сердито прикусила губу. Теперь-то уж он воспользуется ее оплошностью на сто процентов! Однако, как ни странно, он молча завел мотор и, окинув ее непроницаемое лицо долгим задумчивым взглядом, со своим обычным шиком покатил по грунтовой дорожке, соединявшей гостиницу с шоссе, оставив Келси наедине с собственными далеко не утешительными мыслями.
    Первые несколько миль она сидела неподвижно, вся сжавшись, но затем красота сонного пейзажа, проплывавшего за окном, зачаровала ее, жаркий воздух также сделал свое дело, и она расслабилась. Да, он прав, она нервничает, а ей этого никак нельзя. Ей нужен весь ее ум, чтобы не позволить их и без того очень хрупким отношениям разрушиться после нескольких дней общения. Она понимала, что он не станет ей навязываться, и со своей всегдашней честностью призналась сама себе, что ему это и не потребуется: она, как спелый плод, готова сама упасть в его протянутую ладонь.
    На мгновение она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Как хотелось бы ей быть хоть чуточку поопытнее, как хотелось хотя бы не быть девственницей — может, это вооружило бы ее инстинктивным знанием, как защититься от него; но едва эта мысль мелькнула у нее в голове, она тут же поняла, что все это абсолютная чепуха. Она просто-напросто по уши влюблена в него, и никакие события в прошлом или будущем не спасут ее от той власти, которой обладает над ней этот холодный, беспощадный человек, сидящий рядом. И виной всему ее собственная слабость.

Глава 7

    — Симпатичное местечко, правда? — После получаса в дороге они остановились в маленьком тихом городке, который грелся здесь в лучах солнца еще со времен древних римлян. Келси сразу отметила новые постройки — два роскошных особняка и торговый центр выделялись среди приземистых беленых домиков, но они были вписаны в ландшафт тактично и со вкусом; однако сухой, жаркий юг был отсюда далеко, и наплыва туристов вряд ли можно было ожидать. — Инее говорит, что местные жители со всей округи съезжаются вон в тот ресторанчик на холме.
    Келси взглянула туда, куда показывал Маршалл, и увидела очаровательный белоснежный домик, стоявший поодаль от остальных зданий среди апельсиновой рощи на невысоком холме, с которого был виден почти весь городок. Дороги на холм не было — она кончалась за добрых сто ярдов до начала подъема, и к широким полукруглым воротам ресторана вела лишь немощеная извилистая тропинка.
    — Пошли. — Он помог ей вылезти из “рейндж-ровера” и на ходу взял ее за руку, и тут же ее щеки слегка порозовели — этот нежно-розовый оттенок можно было бы принять за загар, но солнце тут было ни при чем. Она вспомнила о лежащих в сумочке солнечных очках и поспешила достать их свободной рукой; у нее было предчувствие, что в ближайшие несколько часов лучше соблюдать инкогнито.
    Через несколько минут они прошли через распахнутые ворота в беленой стене, окружавшей харчевню, и оказались во дворе, где лучи солнца, пробиваясь сквозь листву апельсиновых деревьев, бросали причудливые тени на столы, застланные крахмальными белыми скатертями, и резные деревянные стулья. Изнутри стена была сплошь увита старыми бугенвиллеями, которые защищали глаза от блеска белой краски и создавали теплую тень, придавая интерьеру редкое очарование.
    Большинство столиков было занято, но стоило им появиться на пороге, как к ним проворно подскочил, сияя улыбкой, толстячок — владелец заведения; его радушие было искренним, хотя и немного напыщенным. Широким взмахом руки он указал им на маленький столик для двоих и тотчас вернулся, неся с собой украшенное вычурным узором меню, которое передал Маршаллу так, будто вручал закадычному другу бесценный дар; он также поставил на стол небольшой кувшинчик белого домашнего вина, который настоятельно просил принять в подарок, чтобы “утолить жажду после дальнего пути”. Если учесть, что он понятия не имел, кто они такие и издалека ли приехали, хозяин вел себя очень мило. За шесть недель пребывания здесь она уже успела заметить, что португальцы — народ гостеприимный.
    — Ты не возражаешь, если закажу я? Она заглянула в меню и тут же кивнула; из того, что там было написано замысловатым шрифтом, она не поняла ни слова. Маршалл продиктовал заказ дородной румяной официантке, которая стояла в почтительной позе у столика и, как только он кончил, смущенно улыбаясь, удалилась, оставив их вдвоем. Подняв глаза, Келси обнаружила, что он смотрит на нее в упор.
    — Я старался не рисковать. — Он улыбнулся ей, а она попыталась ответить в том же спокойном и непринужденном тоне, но его почти обнаженное тело, мелькавшее перед ее мысленным взором, этому как-то не способствовало. Прищурив глаза, он откинулся на спинку стула.
    — И что же ты выбрал? — неловко спросила она после паузы.
    — На закуску — ветчину со свежим инжиром, а потом курицу. Годится?
    Келси облегченно кивнула. Судя по запахам, долетавшим от соседних столиков, здешняя кухня была необычайно острая.
    — Можешь их снять. Здесь тень. — Прежде чем она успела возразить, он снял с нее очки, и Келси, вне себя от его самоуверенности, хладнокровия и высокомерия, готова была просто испепелить его взглядом.
    Ветчина оказалась просто великолепной, но, когда появилась курица, Келси встретила ее настороженно, а подняв глаза, обнаружила, что Маршалл изо всех сил пытается удержаться от улыбки:
    — Попробуй, тебе понравится. Она недоверчиво нахмурилась, но подчинилась и обнаружила, что пропитанное специями мясо просто превосходно.
    — При жарке в курицу втирают горячий соус “пири-пири”, отсюда такой цвет, — негромко пояснил Маршалл. — А салат сдобрен кориандром — просто пальчики оближешь.
    Она послушно проглотила кусочек и согласилась.
    — Вот и отлично. — Он откинулся назад и расслабился. — Я так и знал, что смогу тебе угодить.
    Слушая его, она обнаружила, что его жгучий взгляд спустился к ее губам, и поспешно пригубила вино. Маршалл способен любую пустяковую фразу закончить поцелуем.
    Они уже отведали сыра, ассортимент которого здесь был исключительно богат, и не спеша потягивали из бокалов выдержанный старый портвейн, за который хозяин снова наотрез отказался брать плату, как вдруг Маршалл потянулся через стол и взял ее за левую руку.
    — Я должен тебе кое-что сказать и очень прошу тебя: подумай минуточку, прежде чем ответить.
    Ну, вот и все. Ее подозрения оправдались. Их помолвка ему надоела, и он теперь хочет тактично подготовить ее к разрыву.
    Эта мысль заставила ее глаза, которые в рассеянном свете стали нежно-золотистого оттенка, заглянуть в его глаза, и она, невольно откинувшись назад, резким движением вырвала у него руку. Он нахмурился.
    — Позволь мне объяснить. — Голос его был ровным, и она поняла, чего ему это стоит. Он снова взял ее за руку и на этот раз сжал почти до боли, а от его взгляда у нее пропала всякая охота снова ее выдернуть. — Ты уже обвиняла меня в чрезмерной самоуверенности, но я всего лишь констатировал тот непреложный факт, что физически я тебе не безразличен. — Она зарделась, но его взгляд был все так же спокоен, а бархатный голос звучал по-прежнему ровно. — Жизнь холостяка начинает меня все более.., тяготить; мне сейчас требуется надежная хозяйка дома, хотя бы на пару раз в неделю, которой я мог бы довериться, а мне надоело полагаться на наемную прислугу или… — Он внезапно замолк.
    — Очередную подругу? — напрямик спросила Келси.
    — Именно. — Она заметила, что его выступающие скулы чуть заметно окрасились румянцем, но спустя мгновение краска исчезла, и она решила, что это, должно быть, игра света. — Ситуации, подобные той, что была у меня с Джейд, отнимают много времени и нервов, которые я не могу тратить на такие пустяки. Я должен упорядочить свою жизнь и придать ей стабильность. — Он говорил совершенно бесстрастно и казался спокойным и хладнокровным, но она заметила, что с каждым его бесстрастным словом в ней закипает гнев, а внутри что-то дрожит.
    — Ты хочешь прекратить нашу помолвку? — Это было сказано таким тоном, что он чуть прищурился.
    — В некотором смысле — да. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
    — Ушам своим не верю! — Она не отрывала от него глаз, а между тем дрожь охватила все ее тело. Когда он это почувствовал, по его лицу пробежала судорога гнева, он резким движением отбросил ее руку и откинулся на спинку стула. В эту минуту он, с глазами, пылающими гневом, был похож на мрачного ангела мщения.
    — Неужели выйти за меня замуж — это так плохо? — спросил он зловещим полушепотом.
    — Но ведь мы не любим друг друга, — безнадежно начала она, но у него вырвался горький смешок, и она вся так и сжалась.
    — Речь идет вовсе не о любви, а о браке. — При этих словах он наклонился вперед и впился в нее глазами. — Я вижу, что ты отлично справляешься с работой, Келси, и не буду возражать против того, чтобы ты продолжала свою карьеру, более того: у тебя будет своя фирма, я не хочу, чтобы ты обслуживала только меня. — (Онемев, она молча уставилась на него.) — У тебя будет собственная машина, свой банковский счет и так далее, у тебя будет вполне прочное и с финансовой точки зрения независимое положение. — Его глаза так и ввинчивались в нее. — Но я хотел бы, чтобы ты делила со мной постель и, когда потребуется, принимала гостей и тому подобное. — Наступило гробовое молчание; Маршалл схватил и залпом осушил свой бокал с портвейном. — Ну, так как?
    — Маршалл, сотни девушек ухватились бы за такую возможность руками и ногами. — Она помолчала, собираясь с мыслями. — Не могу только понять…
    — Келси, мы не на ярмарке, и я выбираю жену, а не корову. — Он снова говорил своим обычным бесстрастным тоном, а лицо его ничего не выражало. — Тебя я знаю чуть ли не с детства, и тебе я могу доверять. К сожалению, у меня язык не поворачивается сказать это же о ком-либо из моих знакомых женского пола.
    — Сегодня утром ты не очень-то мне доверял, — слабым голосом заметила она. Делить с ним постель — ну и ну! Перед ее мысленным взором вихрем пронеслись тысячи картин.
    — Ах, это? — Маршалл небрежно махнул рукой. — Нервный срыв, не более того. Ну, так как? — нетерпеливо повторил он.
    — Послушай, Маршалл, но это же безумие. — Бросив на него потрясенный взгляд, она увидела, что его смуглое лицо не выражает ни тепла, ни удовлетворения: все то же загадочное выражение. — Мы согласились устроить фиктивную помолвку, и я очень тебе благодарна за то, что ты помог мне в этой передряге, но доводить все до конца по-настоящему.., это… — Она не могла подыскать подходящее слово, которое объяснило бы ее изумление и нарастающую тревогу. Для него все это так мало значит.
    — Это логично, — перебил он. — Я бы мог дать тебе все, что тебе требуется, и удовлетворил бы тебя в постели. — Все это было сказано совершенно бесстрастным тоном. — Таким образом, Грегу не удастся тебя оклеветать и никто из нас не останется внакладе. Если мы сможем наладить сексуальную сторону нашей совместной жизни, то я уверен, что будем жить душа в душу и во всем остальном, а ты сама знаешь, что ты меня хочешь.
    От нахлынувшего гнева она внезапно вся похолодела. Какая самонадеянность!
    — Этого недостаточно. — К ее изумлению, она произнесла эти слова совершенно спокойно.
    — Вполне достаточно, не сомневайся. — Он смотрел на нее, и его глаза горели странным огнем. — Я знаю, что мы подойдем друг другу, а на этой почве установятся и дружеские отношения. В конечном итоге все определяет секс.
    — Но ведь в брак вступают не из-за этого, — медленно проговорила она.
    — Большинство браков держится только на этом. — Он был беспощаден в своей непреклонности. — Если тебя беспокоит моя верность, не тревожься. — Внезапно в его голосе зазвенела подкупающая искренность. — Если ты выйдешь за меня, Келси, я в жизни больше не взгляну на другую женщину. — Внезапно черты его лица окаменели. — И уж я позабочусь, чтобы ты не взглянула на другого мужчину. — Голос его был таким же холодным, как глаза.
    Она ошеломленно уставилась на него, и ее мысли завертелись с бешеной скоростью. Как будто ей захочется смотреть на других мужчин, если она станет его женой!.. Она в ужасе поймала себя на этой мысли. Что это с ней? Неужели она всерьез обдумывает это нелепое предложение? Но ведь есть один очень важный момент, о котором он не догадался, — она в него безнадежно влюблена. Она не сомневается: если бы он хотя бы на секунду заподозрил нечто подобное, он давно бы отшвырнул ее, как раскаленный уголь. Ему нужен только надежный тыл, и он совершенно однозначно дал ей понять, что любовь для него — не более чем слово из шести букв, которое в далеком прошлом действительно что-то для него значило, но давно уже стало мертвым, как латынь. Он раздавит ее и даже не заметит.
    — Прости, Маршалл. — Она с трудом подняла голову и увидела, что его карие глаза неотрывно следят за выражением ее побледневшего лица. — Я не могу согласиться. — Ее гнев вдруг куда-то улетучился, и ей страшно захотелось разрыдаться.
    — Слов “не могу” в моем лексиконе не существует. — Его голос из холодного превратился в совсем ледяной. — Подумай. Я не требую ответа до своего отъезда в четверг.
    — Это совершенно бессмысленная отсрочка, — бесцветным голосом возразила она.
    — Я сказал: подумай. — Лицо Маршалла вновь мгновенно изменилось: он вдруг улыбнулся, а в глазах заискрилась самоирония. — Приятно для разнообразия превратиться из дичи в охотника.
    Его слова подтвердили самые худшие ее предположения. Он хочет ее потому, что она его не хочет; ему до смерти надоели женщины, которые сами вешаются ему на шею. Эта мысль еще больше укрепила ее решимость. Замуж за него? Да это же самоубийство — дичь превратится в жертву, а волк не щадит тех, кого настиг. Она почувствовала, как болезненный спазм перехватил дыхание, и отпила глоток портвейна, чтобы смочить горло. Спазм прошел, но его причина осталась.
    Они еще немного посидели в теплом, наполненном ароматами саду, и когда пришла пора уезжать, Келси с удивлением отметила, что день уже стал клониться к вечеру.
    — А я и не заметила, как время прошло. — Она бросила быстрый взгляд на его помрачневшее лицо.
    — Только не вздумай сказать, что ты не заметила, как бежит время, из-за полученного удовольствия, — мрачно пошутил Маршалл, и от его слов Келси так и передернуло.
    Они вышли на палящее солнце — улыбающийся хозяин долго кланялся и махал им вслед, и ей стоило немалых усилий придать своему лицу вежливое выражение. Они молча подошли к “рейндж-роверу”. Хотя Маршалл припарковал машину в тени огромного раскидистого платана, в салоне оказалось, мягко говоря, жарковато, и Келси далеко не сразу смогла прислониться к нагретой кожаной спинке сиденья.
    — Говорят, жара скоро спадет, — нарушил молчание Маршалл, когда они помчались по каменистой дороге; встречный поток воздуха, бивший в лицо, приятно холодил ее разгоряченные щеки. — Средняя температура в это время года здесь — около шестидесяти пяти градусов по Фаренгейту плюс-минус градус-другой, но в этом году у них, похоже, настало бабье лето. — Он взглянул на нее сбоку, ожидая ответа, но она лишь рассеянно кивнула и продолжала рассматривать пейзаж за окном..
    — Мы ехали сюда другой дорогой, — сказала Келси, подозрительно глядя на Маршалла.
    — Я еще не намерен возвращаться. — Видимо, ее мнение в расчет не бралось! — Боюсь, тебе придется скрипнуть зубками и еще некоторое время побыть в моем гадком обществе. — Маршалл сидел, не оборачиваясь к ней, и упорно глядел на дорогу через лобовое стекло.
    Похоже, у него здорово испортилось настроение, удивилась Келси, ломая голову над тем, отчего это красивое лицо в зеркале заднего обзора такое хмурое.
    — Ладно, мне все равно, как ехать, — вполголоса проговорила она.
    — Как это чертовски мило с твоей стороны, — съехидничал Маршалл.
    Он вел машину через низкие покатые холмы и сонные долины, изредка за окном мелькали городки — старинные каменные дома с белеными стенами. Один раз они миновали мраморный карьер — единственный за весь путь признак наличия какой-то промышленности в этой сонной стране, а потом, когда уже стало темнеть и силуэты высоких изящных сосен, величавых дубов и многочисленных апельсиновых и лимонных рощ расплылись, Маршалл наконец притормозил на крохотной площади маленького городка, затерявшегося среди холмов. Во время поездки они оба хранили напряженное молчание.
    — Знаешь, что это за место?
    Келси удивленно оглянулась по сторонам и, хотя всего лишь несколько часов назад она плотно пообедала, вдруг почувствовала, что умирает от голода. Теплый вечерний воздух был пропитан ароматами отличной кухни, но на безмолвные улицы уже пала темным шатром ночь, и нигде не было заметно признаков жизни.
    — Здесь живет Энрике. Помнишь, я тебе о нем говорил? Это он нашел мне дом. — (Она кивнула.) — Я обещал ему, что как-нибудь заверну сюда. Он хочет с тобой познакомиться.
    — Со мной? — удивилась Келси.
    — Да, с тобой. Что в этом странного? В этих краях у женихов и невест в обычае иногда бывать вместе, — сухо заметил он; его лицо еще больше помрачнело.
    — И где он живет? — осторожно справилась она.
    В ответ Маршалл указал на широкие облезлые ворота в высокой белой стене, которая тянулась вдоль главной улицы.
    — Ему принадлежит единственная таверна в этом поселке, и к девяти вечера сюда собирается чуть ли не вся округа. Сейчас еще рановато, зато ты успеешь поближе познакомиться с Энрике — это колоритная личность.
    Маршалл с силой постучал в ворота, и через несколько минут из-за стены что-то быстро спросил тонкий, похожий на детский голосок. “Это Маршалл, Амалия”, — ответил Маршалл. Ворота немедленно распахнулись, и вместо маленького ребенка, которого ожидала увидеть Келси, в объятия Маршалла кинулась, тараторя что-то непонятное, высокая, стройная брюнетка.
    — Его жена, — объяснил Маршалл поверх ее блестевшей, как вороново крыло, черноволосой головы, и Келси молча кивнула. Она понимала, что это глупо, но видеть другую женщину в объятиях Маршалла ей было невыносимо.
    Она последовала за Маршаллом и, миновав крохотный дворик, оказалась в полутемном, смахивавшем на пещеру зале, который, казалось, простирается куда-то в бесконечность; вдоль стен стояли маленькие столики, на которых тускло мерцали свечи, но пока, кроме них троих, здесь никого не было. Келси зачарованно разглядывала чудесные росписи на каменных стенах, изображавшие певцов, тореадоров и жанровые сценки — дети сидят вокруг накрытого стола или играют, по-видимому, на деревенской площади, а их личики светятся радостью.
    Между тем Келси заметила, что Амалия далеко не сразу отпустила руку Маршалла и пошла искать мужа. Может быть, это и счастливая супруга, терзалась Келси, однако она отнюдь не безразлична к чарам Маршалла, да и он, кстати, тоже, видимо, весьма к ней расположен.
    — Какая красавица, — произнесла Келси, изо всех сил стараясь говорить небрежным тоном, и Маршалл без тени улыбки кивнул в ответ:
    — Да. Энрике просто счастливчик. Келси почувствовала легкий укол в сердце и поспешила отвернуться. Неужели они приехали сюда только для этого? Чтобы он мог повидаться с Амалией? Внезапно устыдившись этих мыслей, она поспешила себя одернуть. “Перестань, Келси, — сердито подумала она. — Что это с тобой?"
    Энрике оказался высоким, статным гигантом с изрытым оспой, но, несомненно, привлекательным лицом и озорными огоньками в черных глазах. Келси сразу поняла, что они с Маршаллом старые друзья.
    — Так это и есть твой английский роза, друг мой, — одобрительно проговорил он, окинув взглядом ее зардевшееся лицо. — Счастливчик! — И он изо всех сил хлопнул Маршалла по спине.
    — То же самое он сказал про вас, — с улыбкой заметила Келси, и Энрике темпераментно закивал, а его лицо расплылось в широкой улыбке.
    — Да-да, мы оба счастливчик. Но у меня с моей Амалия, у нас восемь детей! — Он оттопырил на своих огромных руках восемь пальцев. — Не скоро догоните! — Увидев, как она изменилась в лице, он громко захохотал, и даже Маршалл выдавил из себя кривую усмешку.
    Амалия отправилась укладывать детей, и за стаканчиком вина Энрике объяснил, что каждый вечер здесь целиком зажаривают на вертеле тушу быка.
    — Будьте мои гости, ладно? — радушно сказал он. — Немного отдохнем, повеселимся? — Он бросил одновременно вопросительный и озадаченный взгляд на своего друга. — Этот мужчина слишком много работай, — медленно объяснил он Келси. — Жизнь не надо принимать всерьез. Немножко работай, люби жена, рожай дети… — Он обвел зал красноречивым широким жестом. — Вот и все дела.
    — Ты тысячу раз прав, Энрике, — согласился Маршалл, а Келси между тем сидела как на иголках: ее терзала неловкость ситуации. Ей вдруг захотелось выложить веселому, общительному португальцу, что все это не по-настоящему, что Маршалл ей на самом деле не жених и их помолвка ничего не значит, но это, конечно, было невозможно. Маршалл бы ей такого никогда не простил.
    — Он часто мне о тебе рассказывай, маленький английский роза, — бодро продолжал Энрике. — Пора выбирай сети…
    — По-моему, Энрике, в дверь стучится первый посетитель, — холодно перебил его Маршалл; до них действительно донесся громкий стук, и Энрике вышел, а Келси, у которой разыгралось любопытство, повернулась к Маршаллу.
    — Ты что, говорил с ним обо мне? — не удержалась она от вопроса.
    — Конечно, — безо всякого выражения ответил Маршалл. — Энрике знал о твоем отце и нашей с ним дружбе. Я часто рассказывал о его семье.
    — Понятно. — Келси вдруг почувствовала ужасное разочарование и непонятную опустошенность, но она не успела углубиться в анализ своих чувств. Не прошло и нескольких минут, как появившиеся в зале двое старших детей Энрике, юноша семнадцати и девушка шестнадцати лет, начали расставлять по столам красные глиняные кружки и раскладывать сверкающие столовые приборы, готовясь к вечернему веселью, а длинный зал потихоньку начал заполняться. Энрике поставил перед ними большой кувшин красного пенистого вина, оказавшегося просто превосходным, и, глядя на красные губы Маршалла, Келси поняла, что и ее губы окрашиваются в такой же ярко-алый цвет.
    Над большим очагом посередине задымленного зала медленно поворачивалась целая половина быка, распространяя вокруг себя характерный пряный чесночный запах соуса “пири-пири”, и приблизительно через час Келси начало казаться, что она перенеслась в далекое прошлое и присутствует на средневековом пиршестве.
    — Нравится? — Маршалл придвинулся и, обняв рукой за плечи, привлек ее к себе. Ее охватило невыразимое блаженство, а когда он ласково коснулся губами ее волос, она подумала, что этот день, начавшийся так ужасно, далеко не самый худший в ее жизни.
    В конце зала Жайме, старший сын Энрике, запел, аккомпанируя себе на гитаре, протяжную, заунывную песню, а когда его сестра стала разносить дымящиеся куски мяса и ломти свежего хлеба, а также мисочки с овощами и соусами, Энрике снова наполнил их кувшин вином. Принявшись за еду, Келси слегка отодвинулась, и Маршалл приподнял ее голову за подбородок.
    — Крыша едет, правда? — беззаботным тоном спросил он, быстро целуя ее в губы крепким поцелуем, она молча кивнула, и тогда он снова ее поцеловал — на этот раз поцелуй затянулся надолго. — Ешь, девочка! — В его глазах снова появился блеск, отсутствовавший всю вторую половину дня, с самого разговора в ресторане, и чем дольше они сидели, тем крепче прижимал он ее к себе, пока она не услышала его сердце, бьющееся в такт со своим, и ей не показалось, что она тонет в свежем, бодрящем запахе его одеколона.
    Вскоре после полуночи посетители начали расходиться, и Маршалл, наклонившись, шепнул ей на ухо: “Пора уходить, Келси. Нам далеко добираться”. Чувствовалось, что ему, как и ей, не хочется покидать дом Энрике с его особой чарующей атмосферой, и она недовольно пошевелилась в его объятиях: до чего же ей хотелось, чтобы это блаженство никогда не кончалось. Здесь на несколько коротких, но восхитительных часов время остановилось. Там, за воротами, снова навалятся проблемы и переживания, а она хотела, чтобы Маршалл все так же прижимал ее к себе, а она чувствовала все линии его великолепного тела и знала, что пусть ненадолго, но все его помыслы — только о ней.
    Когда они прощались с Энрике и Амалией, та сунула Келси в руку маленькую куклу, искусно вырезанную из дерева.
    — Тебе, — запинаясь сказала она на ломаном английском. — Чтобы сделай большой сильный дети с твой мужчина.
    — Спасибо. — Келси не знала, куда деться от смущения, а Маршалл стоял рядом и весь трясся от с трудом сдерживаемого смеха. Едва они сели в машину, она, все еще пунцовая от смущения, потребовала у него объяснений. — Что это такое? — холодно спросила она.
    — По-моему, это амулет, дарующий женщине плодовитость, — спокойно ответил Маршалл, хотя легкая дрожь в голосе выдавала, что его по-прежнему разбирает смех. — Амалия воспитана в старых традициях. Ее подарок ничего не означает. Она думала, что оказывает тебе любезность.
    — И выходит, она ошибалась? — Едва он напомнил ей, что все это — фарс, лишенный какой-либо реальной основы, как ей очень захотелось разбить куклу о переднюю панель “рейндж-ровера”, а то, что Маршалла подарок Амалии, сделанный от чистого сердца, явно позабавил, еще больше усугубляло ее боль и гнев. Все это для него только шутка, а она — просто игрушка в его руках!
    — Ну-ну, в чем дело? — Он уже было завел двигатель, но, повернувшись и увидев написанное на ее побледневшем лице возмущение, снова заглушил. — Амалия не хотела тебя обидеть. В этих захолустных селениях многодетность по-прежнему считают главным признаком женственности. Не думай, она и в мыслях не имела тебя оскорбить.
    Келси смотрела на его озабоченное лицо, а в ее голове роились горестные мысли. “Неужели ты не понимаешь, что я бы отдала все на свете за то, чтобы родить тебе детей? — думала она, а глаза ее пылали гневным огнем. — Неужели ты не видишь, что все это меня просто рвет на части? Неужели тебе все равно?"
    — Знаю, — холодно сказала она вслух, нечеловеческим усилием заставив свой голос не выдать внутренней дрожи. — Только не кажется ли тебе, что в данной ситуации, учитывая, что я не намерена делить с тобой ни постели, ни жизни, этот подарок, скажем так, несколько неуместен? — Фраза вышла более резкой и жесткой, чем она хотела, но, увидев, как выражение озабоченности исчезло с его лица и оно окаменело, она поняла, что ей это приятно — да, она хотела причинить ему боль, хотела, чтобы ему стало не до веселья. Как только он посмел смеяться над ней? Как посмел?!
    — Возможно, ты права. — Он бросил на нее последний долгий взгляд и, не говоря больше ни слова, завел двигатель; лицо — ледяная маска, губы плотно сжаты.
    Я его ненавижу, он мне противен. Эти две мысли крутились у нее в голове весь обратный путь, и стоило им подъехать к гостинице, она, прежде чем он успел пошевелиться, выскочила из машины, стремглав поднялась к себе в номер, так что он едва за ней поспевал, и, отрывисто попрощавшись, хлопнула у него перед носом дверью.
    Оглушенная своим горем, она все еще стояла посреди номера, как вдруг через несколько минут в дверь негромко постучали. Она подошла и тихо спросила:
    — Кто там?
    — Это Маршалл. — Он говорил вполголоса.
    — Что случилось?
    — Открой эту чертову дверь, женщина! — Теперь она уловила в его тоне сильное раздражение и, секунду поколебавшись, неохотно отодвинула задвижку.
    — Ну, так что? — спросила она, чуть-чуть приоткрыв дверь.
    — Пропади оно все пропадом, открой дверь как положено, а не то я разнесу ее в щепки! — Он был на пределе, и она сильным толчком распахнула дверь настежь.
    — В чем дело? — Дверь стала медленно закрываться, и Келси отступила назад.
    — Что, черт побери, с тобой происходит, женщина?
    — Абсолютно ничего! Спокойной ночи. — Она уже собиралась было снова захлопнуть дверь, но Маршалл быстрым движением взялся одной рукой за ручку, а другой схватил ее за волосы и заставил поднять голову. Увидев, в какой он ярости, она испытала минутный страх, но его тут же смела волна поднимавшегося в ней гнева.
    — Я не намерен тебя насиловать, Келси. — Он был просто вне себя от ярости, глаза метали молнии. — Я всего-навсего хотел сказать, что под дверью моего номера оказалась записка от Пиреса и что завтра с утра он ждет нас на стройке. Там возникли проблемы. Ты сможешь подняться в восемь?
    — Думаю, да, — с трудом проговорила она дрожащими губами.
    — Договорились. — Он посмотрел сверху вниз в ее огромные янтарные глаза, перевел взгляд на зажатую у себя в руке массу золотисто-каштановых волос, подчеркнуто медленно разжал пальцы и опустил руки по швам. — Значит, в восемь.
    С этими словами он отступил назад и с громким стуком захлопнул дверь у нее перед носом. Она простояла целую минуту, тупо разглядывая полированные доски, а затем стала резкими движениями со злостью срывать с себя одежду, оторвав при этом две пуговицы.
    Это уже слишком! Хватит с нее этого холодного высокомерия. Она сыта им по горло. Если он и дальше намерен разыгрывать всех встречных и поперечных, пусть поищет себе в помощницы другую идиотку. С нее довольно. Завтра же она ему скажет, что выходит из игры, и немедленно.
    И лишь когда она уже лежала в постели, окруженная прохладной темнотой, ей припомнилась первопричина всех обманов. Это все было устроено ради нее! Чтобы спасти ее от клеветы, которую собирался распустить Грег. Маршалл сделал все это ради нее! Она застонала и перевернулась, отчего простыня обмоталась вокруг нее, и она оказалась спеленутой по рукам и ногам. И зачем она все это затеяла? Теперь ей казалось, что никогда в жизни она не была такой несчастной, как сейчас.
    На следующее утро, несмотря на почти бессонную ночь, ровно в восемь она уже была на ногах и ждала Маршалла. Стоило ему негромко постучать, и она сразу же вышла в коридор с папкой эскизов и чертежей под мышкой.
    — Доброе утро. — Она старалась говорить эдаким беззаботным тоном и молила Бога, чтобы Маршалл не заметил темно-лиловых кругов у нее под глазами, которые не удалось скрыть никакой косметикой.
    — Мое мнение об этом утре я сообщу тебе позднее, — сухо ответил он и взял у нее из рук тяжелую папку. Она заметила, как его пронизывающий взгляд на мгновение остановился на синяках у нее под глазами, но он тут же отвернулся, кивком пригласив ее следовать за собой. Он не вернул ей отобранные вчера очки, а она так и не смогла набраться мужества их у него попросить. Они бы ей сейчас пригодились: Келси чувствовала себя выжатым лимоном.
    В напряженном молчании они доехали до стройки, где под жаркими лучами утреннего солнца уже шла работа. Едва “рейндж-ровер” затормозил возле дома, к машине тут же подошел Пирес и повел их туда, где лежала целая коллекция разнообразных труб и муфт. Скоро выяснилось, что португальский строитель не правильно прочитал один из чертежей, и после безуспешной попытки разъяснить, в чем его ошибка, Келси оставила объясняться с ним Маршалла.
    Бассейн уже начали сооружать, и возле него гудел огромный грузовик с бетономешалкой. Келси заметила, что Пирес снова привез на стройку двух своих маленьких детей: у его жены должна была со дня на день родиться двойня, и ей было не справиться с пятилетним мальчиком и его четырехлетней сестренкой.
    Несколько минут Келси стояла и наблюдала, как они играют в какую-то сложную игру, понятную только им двоим, затем ее окликнул Маршалл, и она вернулась к мужчинам. Келси объясняла Пирес планировку кухни, как вдруг почувствовала, что стоявший рядом Маршалл напрягся.
    — Что за?.. — услышала она его приглушенный возглас, и он тут же куда-то ринулся. Они с Пиресом обернулись и с ужасом увидели то, что Маршалл, с его мгновенной реакцией, успел заметить секундой раньше. Огромный грузовик медленно надвигался на малышей, которые, присев на корточки спиной к нему, сосредоточенно разглядывали что-то нарисованное ими на мягком песке.
    Грузовик стоял на пологом уклоне чуть выше большой площадки, которую предполагалось забетонировать; он постепенно набирал скорость, а его огромные колеса, готовые смести и сокрушить все, что встретится на пути, были направлены точно на две крошечные худенькие фигурки. Келси слышала, как Маршалл что-то кричал на бегу, но несмолкающий гул бетономешалки на грузовике заглушал его голос — дети обернулись, когда Маршалл был уже рядом, а грузовику до них оставалось лишь несколько дюймов.
    Того, что произошло в следующие несколько секунд, Келси так впоследствии и не смогла восстановить в памяти с точностью. Она видела расплывшееся перед глазами пятно синего джинсового цвета — это Маршалл рванулся к детям и схватил их, и, казалось, в тот же миг ревущая стальная громада настигла всех троих. Послышался оглушительный удар, и, должно быть, она на секунду зажмурилась, так как опомнилась лишь тогда, когда грузовик уже лежал в котловане, выкопанном для бассейна, а Маршалла и двух детей нигде не было видно.
    Потом она бежала, кричала и снова бежала рядом с Пиресом и кем-то из рабочих, чтобы заглянуть в котлован, и заранее ужасалась зрелищу, которое могло предстать ее глазам, из которых градом катились слезы. На секунду слезы ее ослепили, а потом она услышала, как Пирес что-то крикнул по-португальски и вместе с несколькими рабочими спрыгнул в котлован, где скрежещущий грузовик выбрасывал из выхлопной трубы клубы черного дыма и завывал, как раненый зверь.
    — Маршалл! Маршалл! — услышала она чей-то истеричный вопль, не сознавая, что это кричит она сама, пока один из стоявших рядом рабочих не встряхнул ее с силой и не дал ей пощечину; она ошеломленно умолкла, а он тут же что-то затараторил извиняющимся тоном по-португальски.
    Она увидела, как мертвенно-бледный, трясущийся Пирес извлек из котлована сначала одного, а потом другого плачущего ребенка и подал стоящим наверху людям, и ее оцепеневший мозг отметил, что они по крайней мере вроде бы почти не пострадали. А Маршалл? Хотя ее побелевшие губы онемели, мысленно она продолжала выкрикивать его имя. Она не может без него жить…
    — Я не хочу показаться беспомощным, но был бы рад, если бы кто-нибудь подал мне руку, чтобы выбраться из этой чертовой дыры. — Келси услышала этот такой знакомый низкий голос, она увидела, как Маршалл выбрался чуть ли не из-под самого грузовика и, стоял, шатаясь; его с ног до головы покрывала смесь цемента и кирпично-красной земли, которая прилипла к его одежде, как сгустки крови. Она стояла, бледная как мраморная статуя, и изо всех сил пыталась осмыслить увиденное. Он жив! Он цел! Он не погиб!
    Маршалл. Она повторяла это имя, как беззвучную молитву, и, должно быть, хотя она и молчала, он почувствовал, что с ней что-то неладно, так как повернулся и посмотрел в ее затуманенные глаза как раз в тот миг, когда они начали закрываться и она внезапно повалилась на спекшуюся землю в глубоком обмороке, так и не узнав, что он выкрикнул ее имя и пулей вылетел из зияющего котлована.
    — Маршалл… — первое, что выговорила Келси, приходя в себя в его руках. Ее встряхнула долгая судорога, отозвавшаяся и в нем, и на мгновение ей показалось, что ее хрупкому телу не выдержать нахлынувших с небывалой силой чувств. — Я думала, ты погиб. — Его смуглое лицо расплылось у нее перед глазами: душившие ее слезы полились из глаз сплошным потоком, а он, услышав ее всхлипы, вздрогнул и с перекошенным от сострадания лицом прижал ее к себе.
    — Келси, все хорошо.., все хорошо, любимая. — Звук его голоса лишь подчеркнул всю невосполнимость того, что она чуть было не потеряла, и у него хватило ума дать ей выплакаться, поглаживая дрожащей рукой по волосам. Тем временем рабочие занялись грузовиком, а Пирес понес детей к себе в машину. — Иди ко мне. — Он взял ее на руки и, не обращая внимания на ее едва слышные протесты, отнес в тень дома. — Знаешь, Келси, это для нас с тобой типичная история, — насмешливо пробормотал он ей на ухо, едва ее рыдания стихли. — Я себя чувствую как боксерская груша, и мне же еще приходится тебя успокаивать. Кто бы этим со мной занялся? — Он хотел разрядить атмосферу, но едва она посмотрела вверх и увидела, как на его скуле наливается синевой огромный кровоподтек, как тотчас до боли прикусила губу, чтобы не разрыдаться снова. Она так его любит — и вот сейчас чуть было не потеряла навсегда.
    — Ты чуть не погиб. — Она говорила с трудом, а когда вспомнила весь этот ужас, ее огромные глаза стали еще больше. — Этот грузовик…
    — “Чуть” не считается, — мягко ответил он, откидывая волосы, упавшие на ее зареванное, потное лицо. — Я об этом не хочу вспоминать, не думай и ты. — И он снова прижал ее к себе.
    — Но, Маршалл…
    — Ну хватит, — твердо произнес он, окинув взглядом ее дрожащие губы и глаза в пол-лица. — Сейчас мы поедем в гостиницу, выдуем пару кофейничков, и ты снова будешь свеженькая как огурчик. Малыши в порядке, я в порядке, ну и делу конец. О'кей?
    — О'кей, — бесцветным голосом согласилась она. — Я уже могу идти сама.
    — Может быть, но мне уж очень нравится, когда ты у меня на руках. — Глядя ей в глаза, он понес ее к “рейндж-роверу”; она тоже не отрываясь смотрела на его смуглое лицо, покрытое грязью и залитое потом, с болью и любовью.
    — Маршалл, — тронула она его за руку, когда он подсадил ее на сиденье и пошел садиться за руль.
    — Да? — От палящего солнца его карие глаза были прищурены, в прорехе разорванной рубашки были видны черные волосы на груди. Что-то у нее внутри перевернулось, но она заставила себя произнести мучившие ее слова, не давая себе времени на размышления. Она должна быть с ним любой ценой.
    — Ты еще хочешь на мне жениться? На секунду ей показалось, что он не расслышал — его лицо не изменилось, но затем она заметила, что весь он будто окаменел.
    — Жениться на тебе? — хрипло переспросил он.
    — Да. Ты этого еще хочешь?
    — Да, хочу. — В том, как он вдруг замер, было что-то для нее непонятное.
    — Тогда я согласна. — Ей пришлось секунду подождать, прежде чем она увидела по его глазам, что до него дошел смысл сказанного.
    — Что ты сказала?
    — Я согласна. Я выйду за тебя замуж. Когда пожелаешь. — Она почувствовала, что ее голос срывается, и ей страшно захотелось, чтобы он что-то наконец сделал, как-нибудь отреагировал.
    — Почему? — Он придвинулся к ней так близко, что ей стала видна едва заметная щетина под его смуглым подбородком, а в нос ударил лимонный запах его одеколона. Он не прикоснулся к ней, лишь уперся руками в края дверного проема машины и пристально вгляделся в ее золотистые глаза. — Почему, Келси? Отчего ты вдруг передумала?
    Оттого, что моей любви к тебе хватит на нас обоих, мысленно ответила она ему. Потому что мир без тебя для меня пуст. Потому что, когда я подумала, что ты погиб…
    — Какая разница? — сказала она вслух и трясущейся рукой убрала волосы со лба. — Ведь ты этого хочешь, или я ошибаюсь?
    — Да, я этого хочу. — Он обошел машину, забрался на сиденье рядом с ней и, не говоря ни слова, завел двигатель. Несколько минут они ехали молча, а потом он съехал с дороги на извилистый, заросший травой проселок и отключил зажигание.
    Дрожа от волнения, смешанного с испугом, она ждала, что он ее обнимет или отпустит какую-нибудь колкость, но он не сделал ни того, ни другого, а лишь положил свои мускулистые руки на руль и посидел, глядя на расстилавшуюся перед ними небольшую долину.
    — Это навсегда, Келси. — Она не поняла, почему он говорит таким бесстрастным тоном, и ей вдруг захотелось плакать. — Не какая-нибудь легкомысленная связь, которую через несколько лет можно и разорвать. Это будет настоящий брак, во всех смыслах. Понимаешь?
    — Конечно, понимаю. — У нее вдруг стал такой же бесстрастный тон.
    — Не думаю, что ты это понимаешь. — Он бросил на нее быстрый взгляд, и ее поразило неистовое желание, написанное на его смуглом лице. — Ты еще ни разу не спала с мужчиной; ты ведь не знаешь, что это влечет за собой?
    — Я не ребенок, Маршалл! — Ее голос звенел от возмущения.
    Он на секунду закрыл глаза и покачал головой:
    — Да уж, черт возьми, это-то я знаю. — От неприкрытого желания его голос стал хриплым. — Так, значит, ты готова? Готова делить со мной постель и быть моей женой?
    Его женой! Несмотря на страх, ее сердце от радости безудержно забилось. Она станет его женой, и все Джейд с Аннами в мире будут не в силах этого изменить. Она заставит его полюбить себя, даже если на это ей потребуется вся жизнь. Как могла она так долго колебаться?
    — Да, я готова. — Она взглянула на него из-под опущенных ресниц. — А теперь можешь меня поцеловать.
    — Да ну? — В его голосе зазвучали прежние ироничные нотки, но, когда он небрежно откинулся на спинку сиденья, его глаза полыхали жарким пламенем. — Что ж, милая моя, это очень любезно с твоей стороны. — Увидев, как она удивилась, он негромко рассмеялся. — Именно так я сейчас и поступлю, но сначала я хотел бы тебя кое о чем предупредить. Обратного пути нет. — Он сделал паузу, чтобы подчеркнуть значимость этих слов. — Ты взяла на себя обязательство по доброй воле, и я заставлю тебя его соблюдать независимо от того, как изменятся твои чувства в будущем. Все это окончательно и бесповоротно.
    — Да? — слабым голосом спросила она, и он угрюмо кивнул.
    — А теперь давай пойдем и скрепим наш союз.
    Келси резко подняла голову. Она попыталась спокойно встретить его взгляд, но ее выдали внезапно зардевшиеся щеки, а он улыбнулся, но его карие глаза не смеялись.
    — Уже хочешь на попятный?
    — Нет. — Она окинула его сардоническое лицо спокойным, недрогнувшим взглядом. Кто бы мог сомневаться, что он не захочет ждать?
    — Значит, так тому и быть.
    Когда он вышел из машины и подошел к ее дверце, ее на секунду охватило жуткое смятение, но он уже был рядом и открывал дверцу.
    — Пойдем, посмотрим, что там. — Он указал на узкую тропинку, ведущую в глубокую, уединенную лощину с крутыми склонами, которую окаймляли невысокие холмы, заслонявшие ее со всех сторон, кроме неба, по которому летели низкие белые облака.
    — А кофе?
    Он медленно растянул губы в улыбке, обнажив крепкие белые зубы:
    — Позднее, милая моя, значительно позднее.

Глава 8

    — Овечку ведут на заклание, — усмехнулся Маршалл, помогая Келси перебраться через ограждение дороги. За ним расстилался сплошь покрытый зеленым ковром луг, спускавшийся к видневшейся вдали речке, берега которой были сплошь усыпаны крохотными белыми и алыми цветами, похожими на маргаритки и граммофончики, испускавшие приторный одуряющий аромат. Маршалл минуту постоял неподвижно, закрыв глаза и вдыхая благоуханный воздух; Келси отметила про себя, каким землистым, несмотря на загар, было его лицо.
    — Ты в порядке? — забеспокоилась она, но, когда он обернулся к ней, в его глазах играла улыбка.
    — Просто радуюсь, что живу, пчелка моя. — На его лице появилось то самое странное выражение, которое она уже стала узнавать, но так и не могла понять. Держа ее за руку, он пошел по пологому склону вниз, к реке, и она почувствовала, как у нее внутри что-то опасливо дрогнуло. Что ж, разве она не согласилась выйти за него замуж? Разве Маршалл — это Не Маршалл, который обязательно должен сразу потребовать своего? От испуга у нее по телу пробежали мурашки.
    Теплый воздух был напоен ароматами цветов; когда они дошли до реки, Маршалл повалился в траву и хлопнул рядом с собой по земле, приглашая ее последовать его примеру:
    — Иди сюда.
    Она послушно села рядом; ее ресницы, затрепетав, опустились и накрыли глаза густой вуалью. Знает ли он, что она неопытна? Совершенно неопытна? Что будет, если она не оправдает его чрезмерных ожиданий, разочарует? Она хотела было что-то сказать, но передумала. Что, в конце концов, может она ему сказать? Все, что приходило ей в голову, звучало как избитая фраза из третьесортного фильма. Не обижай меня, будь поласковей! От этой мысли у нее чуть не вырвался нервный смешок, и она покрепче стиснула зубы. Он еще, чего доброго, решит, что она сошла с ума.
    — Какая ты красавица, пчелка моя, просто загляденье. — Он оперся на локоть, его смуглое лицо было нежным, а глаза горели жарким огнем.
    — Спасибо. — Она бросила на него беспомощный взгляд, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. — Ты тоже очень даже ничего себе.
    На какую-то долю секунды он опешил, а потом так и закатился:
    — Ой, Келси, ты меня уморишь… — хохотал Маршалл, придвигаясь к ней вплотную.
    Она вся напряглась, и тогда он сел сзади нее, вытянув свои длинные, мускулистые ноги по обеим сторонам ее тела так, что она оказалась зажатой между ними, ее спина упиралась в его стальную грудь, а его подбородок покоился на ее шелковистых рыжевато-каштановых волосах. Его тело обжигало ее через тонкую ткань блузки, но она была не в силах отодвинуться.
    — Попалась, пчелка моя, — как-то сонно проговорил он своим низким, сочным голосом. — Ну так что, проглотить мне тебя живьем или как? — Она попыталась шевельнуться, чтобы взглянуть на него, но не тут-то было: он еще сильнее сжал ее бедра. — Нет, сиди тихо. И расслабься. Расслабься, и все.
    Легко сказать, расслабься, когда тебя зажали в такие стальные клещи, подумала она про себя. У нее что-то переворачивалось внутри, во рту пересохло, а с безмятежного неба нещадно палило раскаленное солнце. Этого не может быть. Это происходит не с ней. Все идет чересчур быстро.
    — Ты будешь послушной женой, Келси? — Она слышала, что его голос дрожит от смеха, и почувствовала нестерпимое раздражение оттого, что превратилась в жалкую трясущуюся развалину, а он упивается своей властью над нею.
    — Смотря…
    — Смотря что?
    — Ну, хотя бы как мы будем ладить между собой. — Она спиной чувствовала биение его сердца, и сохранять самообладание в таких условиях было немыслимо трудно.
    — Ну, а как мы, по-твоему, ладим сейчас?
    — Не так уж и худо…
    Стоило его голосу умолкнуть, как она почувствовала у себя на затылке его губы, и по ее спине пробежала дрожь восторга. Она затихла, а он откинулся назад в густую траву и, не выпуская ее из объятий, перевернул и положил на себя, так что она оказалась лежащей на нем лицом к лицу, а ее упругая грудь упиралась в его стальной торс.
    — Ты такая сладкая… — Он перекатился так быстро, что она не успела ничего почувствовать: просто он вдруг оказался над ней, закрыв своим мощным телом солнце, и нежно, едва касаясь, стал покрывать поцелуями все ее лицо, а затем впился в губы бесконечно долгим, жгучим поцелуем, и ей страстно захотелось, чтобы он целовал ее так еще и еще.
    Его руки скользили по ее телу, она с наслаждением вдыхала запах его кожи и уже не могла сдержать дрожи в руках и ногах.
    Медленно, бесконечно медленно его губы , продвигались к бархатистой ямке у основания ее шеи, а потом, когда он нежными, неторопливыми движениями расстегнул ее блузку, — и дальше. Под градом его поцелуев ей стало казаться, что она теряет сознание, и, снедаемая неистовым желанием, вызванным как по волшебству его искусными ласками, она затрепетала всем телом.
    — Маршалл…
    — Да, любимая? — Голос Маршалла звучал глухо и с хрипотцой, она чувствовала, как его тело выдает его неистовое желание, но все же нечто, железный самоконтроль, заставляло его сдерживаться и не переступать черты.
    Прикосновение его губ обжигало, она и представить себе не могла, что мужские руки могут быть такими нежными, как эти, которые зажгли во всем ее теле пламя доселе незнакомого желания, грозившего испепелить ее дотла.
    — Я этого не вынесу…
    — Не вынесешь, лапушка моя? — Она не сразу осознала, что он перестал ее целовать, а его руки не спеша приводят в порядок ее одежду.
    — Что случилось? — Она подняла на него затуманенные глаза, но его смуглое лицо было абсолютно непроницаемо.
    — Ничего, — холодно ответил он и сел, положив руки на колени.
    — Но я думала… — Его глаза неодобрительно сверкнули, и она замолкла.
    — Ты думала, я привел тебя сюда, чтобы заняться с тобой любовью? — В его холодном, бесстрастном голосе звучала сталь. Она медленно кивнула. — И ты была права. Разве я не занимался с тобой любовью?
    — Да, но… — Она внезапно умолкла. — Не.., я хочу сказать, ты не…
    — Я тебя не взял? — Это было что-то непонятное для нее, но имеющее первостепенную важность. — Нет, и этого не произойдет, пока у тебя на среднем пальце левой руки не появится золотое колечко. — Она уставилась на него с нескрываемым изумлением, смешанным с обидой. — Ты всегда считала, что я немногим лучше какого-нибудь петуха на птичьем дворе, — пророкотал Маршалл деланно спокойным тоном, но Келси подсознательно понимала, что такое мнение возмущает его и что обида и гнев глубоко укоренились в его душе. — Я могу доказать твою не правоту лишь одним способом, не так ли? — (Она смотрела на него в полном смятении.) — Я отнюдь не отказываюсь от того, что ты так мило мне предложила, Келси. — Он сделал паузу, чтобы подчеркнуть всю важность сказанного. — Я всего лишь откладываю осуществление.
    — Ах, ты…
    — Не обзываться! — Его глаза стали твердыми, будто куски оникса.
    Она смотрела, как он поднялся и огляделся вокруг — широкие плечи обтянуты тонкой рубашкой, все еще выпачканной в земле, смуглая кожа блестит на солнце. Никогда он еще не казался ей таким умопомрачительно красивым и таким далеким. Им никогда не понять друг друга, это судьба. Чтобы справиться с эмоциями, она прикусила губу до крови. Если он еще раз ее отвергнет, она этого не вынесет.
    — Ты понимаешь, о чем я?
    — Пожалуй, нет. — Она смотрела на него, не мигая, чтобы на глаза не навернулись предательские слезы. — Я тебя нисколечко не понимаю.
    — Если это хоть немного тебя утешит, я могу сказать то же самое о себе, — сухо заметил он, когда повернулся к ней лицом; его глаза снова были мрачны.
    — Так зачем же мы тогда женимся? — Гнев придал ей силы, и она рывком встала на ноги. — Мы не подходим друг другу, правда? — Она ощущала жгучее желание сделать ему больно.
    — Наоборот. — Его лицо стало жестким, и он внезапно оказался рядом. — Мы идеально подходим друг другу. — Он наклонился и еще раз поцеловал ее, на этот раз бешено, неистово, так что, когда он оторвался наконец от ее губ, она дрожала от страха и возбуждения, а его черные глаза светились самодовольством. — Мы сыграем свадьбу на Рождество.
    — Рождество? — Она с раздражением обнаружила, что ее голос дрожит, а щеки заливает горячая волна. — Но ведь до него всего лишь месяц с небольшим.
    — Мне очень жаль, но я не каменный. — Он резко развернулся и направился к дороге, и все же она успела заметить, как по его лицу прошла судорога, выдававшая испытываемые им муки неудовлетворенного желания.
    Когда через четыре дня Маршалл покидал Португалию, она уезжала с ним. С того дня, когда она согласилась выйти за него замуж, он держал ее на почтительном расстоянии, и, хотя сердце у нее от этого не раз сжималось, в глубине души она чувствовала облегчение. Ей все чаше и чаще начинало казаться, что она попала на огромную американскую горку и летит по ней куда-то навстречу неизвестности.
    Если бы я только могла держаться так же холодно и отчужденно, как он, не раз печально думала Келси, когда видела, как его глаза глядят будто куда-то сквозь нее. В тот день в долине она бросила ему в лицо чистую правду. Она его абсолютно не понимала, а ей этого так хотелось. Между тем от него веяло таким холодом, что казалось, он сделан из камня. Однако ей было известно, что на самом деле он совсем другой. По ночам, когда она без конца ворочалась в гостиничной постели, эта мысль не прибавляла ей спокойствия. Да, она знала — его сердце похоронено вместе с его женой, и она уже начала сомневаться, оставит ли его когда-нибудь призрак Лоры.
    В аэропорт их отвез Пирес, преисполненный благодарности к Маршаллу и необычайно гордый произошедшим прошлой ночью прибавлением в своем семействе.
    — Два мальчика, — едва приехав, сообщил он им, лучась улыбкой. — Во какие… — Он развел руки на величину небольшого бегемотика, и Маршалл снисходительно улыбнулся, а потом, полуобернувшись, незаметно подмигнул Келси. Это был его первый естественный жест за последние дни, и ее сердце так и подпрыгнуло. — Знаешь, как зовут первого? — продолжал Пирес, растягивая рот в улыбке от уха до уха. — Маршалл!! — Он, видимо, считал это большой честью.
    — Ну и имечко навьючили на бедного пацана, — саркастически усмехнулся Маршалл в сторону Келси, едва Пирес ушел отнести чемоданы в машину.
    «Маршалл? Навьючили?»
    — Что ж, тебе это имя не повредило, — спокойно сказала она, глядя в его красивое лицо. — И оно, должно быть, нравилось твоим родителям.
    — Об этом мы так никогда и не узнаем, — невозмутимо заметил он, беря ее под руку и ведя через вестибюль гостиницы на воздух, под ослепительное солнце. — Когда мне было всего несколько часов от роду, меня подкинули на ступеньки сиротского приюта, и следов моей матери так и не удалось отыскать. В это время по телевизору в комнате няни шел фильм про войну, в котором главным героем был маршал. Отсюда и имя — жаль только, что она не знала, как оно пишется!
    Она пристально вгляделась в его бесстрастное лицо; потрясение мешало ей превратить сказанное в шутку, которая была бы тактичной. Что за начало жизни! Как это на него повлияло? Ей вдруг безумно захотелось протянуть руки, пригнул” к себе его черноволосую голову и прошептать слова любви и нежности, которых он был лишен, будучи ребенком.
    — Тебя усыновили? — Она старалась говорить спокойно, понимая, что любое проявление чувств может его смутить.
    — Нет. — Он издал резкий, отрывистый смешок. — В детстве я был тот еще бузотер. — Они уже подходили к машине, когда он скосил глаза в ее сторону, чтобы оценить произведенное на нее впечатление. — Зловещий знак судьбы?
    — Ты просто читаешь мои мысли, — беспечным тоном согласилась она, стараясь, чтобы ее лицо не выдало сострадания, и была вознаграждена мимолетной улыбкой, которой он ее одарил, подсаживая в машину.
    Англия встретила их дождем и пронизывающим холодом, и когда “мерседес” Маршалла, который пригнал в аэропорт Хитроу его шофер, величественно пробивался сквозь вечерние заторы, Келси в который уже раз с момента своего появления на свет задумалась над тем, как власть денег облегчает жизнь.
    — Ты не хочешь пожить у меня пару дней, пока мы не запасем тебе продуктов и тому подобное? — внезапно спросил Маршалл, когда они подкатили к ее дому. Лондон с его тусклым освещением и потоками дождя казался ужасно грязным и закопченным после солнечного буйства красок, из которого они только что вынырнули.
    — Нет! — Она ответила так быстро и с такой страстью, что ей пришлось прикусить язык, едва она увидела, как на его лице появляется знакомая маска холодной отрешенности. — Нет, спасибо, — добавила она вежливее. — У меня впереди столько всего, нужно поскорее приниматься за дела. — Но было уже поздно. Тайная нить, ненадолго связавшая их после его рассказа о своем детстве, оборвалась, и, подняв багаж к ней в квартиру, он поспешил откланяться, как если бы тяготился ее обществом.
    В тот же вечер она позвонила матери, чтобы сообщить, что через пять недель ее единственная дочь выходит замуж, и, как и ожидала, услышала множество возражений, которые отмела одно за другим в соответствии с заранее полученными от Маршалла инструкциями.
    — Маршалл позвонил прямо из Португалии в церковь, и они согласились нас обвенчать, — твердо сказала она, умолчав при этом об огромном пожертвовании, которое Маршалл внес на ремонт этой церкви. — В это время года у них, можно сказать, глухая пора.
    — Но как же твое платье, и подружки невесты, и я! — горестно причитала мать. — А приглашения? Как быть с приглашениями?
    — Маршалл знает ателье, которое позаботится о платьях, все расходы он берет на себя, — твердо сказала Келси. — Там же подберут цветы и все остальное. Приглашения можно разослать на этой неделе, и, по-моему, никто из знакомых не занят ничем таким, чего нельзя было бы отложить. Банкет пройдет в доме у Маршалла, там же — торжественный ужин для ближайших друзей и родственников. О'кей?
    — Ну, я гляжу, у тебя уже все под контролем, — проворчала в ответ Рут, и Келси обрадовалась, что мама не видит кривую гримасу у нее на лице. Под контролем? Она не может держать под контролем ничего, а меньше всего — самое себя.
    Обещав приехать навестить мать на следующий день, она решила налить ванну и полежать в теплой воде, чтобы успокоиться. Под ложечкой сосало, но в буфете были только консервы и какие-то суповые пакеты, и она не решилась попытаться приготовить мало-мальски приемлемый ужин из таких скудных припасов. С едой можно подождать до завтра. Прошлой ночью она так плохо спала, что ей совсем не повредит лечь в постель пораньше.
    Она как раз вышла из ванной, завернувшись в толстый купальный халат, и вытирала насухо волосы, когда домофон сбоку от двери вдруг пронзительно заверещал. “О, нет!” — простонала она про себя. Она слишком измотана для того, чтобы с кем-нибудь сегодня разговаривать. Да и кому известно, что она уже дома? Может быть, они уйдут. Она подождала, но домофон сработал снова.
    — Слушаю?
    — Терпеть не могу этих штук, — донесся до нее приглушенный расстоянием ворчливый голос Маршалла. — Я привез тебе кое-что пожевать, чтобы ты до завтра не умерла с голоду.
    — Ой, спасибо! — растерялась Келси. — Давай подымайся. — Времени одеваться не было, и она лишь потуже запахнула халат, ненадежнее затянула пояс и засунула ноги в белые пушистые шлепанцы. Она торопливо расчесывала щеткой влажные волосы, когда в дверь нетерпеливо постучали. — Секундочку!
    — Какое у тебя смешное выражение, — лениво произнес он, когда она открыла дверь, и окинул внимательным взглядом ее раскрасневшееся лицо и длинные голые ноги. — Тебя будет приятно будить по утрам, — бросил он через плечо, не спеша прошел в крохотный закуток, служивший ей кухней, и стал распаковывать принесенную с собой коробку с продуктами. Она почувствовала, как щеки будто обдало огнем, но решила, что лучше сменить тему. Ей было неловко, а мысль о том, что под халатом у нее ничего нет, просто не давала ей покоя. — Пойду-ка я чего-нибудь куплю. Какую кухню предпочитаешь? Китайскую, индийскую?..
    — Не все ли равно? — Она взглянула на него из-под опущенных ресниц и, несмотря на то что его присутствие ее беспокоило, пришла на мгновение в такой восторг от того, что он рядом, что у нее закружилась голова. Какой он все-таки замечательный! Но Келси поспешила отогнать эту мысль прочь.
    — Выбирай, Келси, — медленно проговорил он, и в его голосе появились усталые нотки. — Тебе-то, может, и все равно, а я умираю от голода.
    — Тогда, пожалуйста, китайскую.
    — Отлично. Я поставил в холодильник бутылку вина, так что приготовь стаканы.
    Она застыла посреди комнаты с отсутствующим выражением лица, и, проходя мимо нее к выходу, он остановился, приподнял одной рукой ее подбородок, заглянул в потемневшие янтарные глаза, и его губы тронула легкая усмешка.
    — Ну что, гора пришла к Магомету? — Не договорив, он поцеловал ее крепким, страстным поцелуем, от которого у нее по всему телу побежали мурашки, и она невольно подалась к нему. — Ужин. — Он решительно отстранил ее. — Да?
    — Спасибо. — Он уже закрывал за собой дверь, когда она его окликнула:
    — Маршалл?
    — Да? — Он выжидательно обернулся к ней.
    — Как все быстро происходит. — Она хотела, чтобы он поговорил с ней, рассеял ее сомнения.
    — Быстро? — В его глазах появилось уже знакомое ей странное выражение, а лицо стало каким-то отчужденным и холодным. — Ты и представить себе не можешь, сколько я терпел, Келси.
    Не успела она его спросить, что он имеет в виду, как он исчез. Она раскупорила вино, зажгла газовый камин, пододвинула к нему два кресла, а сама ни на минуту не переставала размышлять, что бы мог означать этот странный ответ. Видимо, в том мире, где он вращается, связи возникают и рвутся намного быстрее, решила наконец она. Вероятно, он не привык ждать согласия женщины даже одну ночь, не то что месяцы. Вот, должно быть, и все, что он имел в виду.
    Они ужинали у камина под дробный стук дождя по оконному стеклу, и она ни на секунду не переставала ощущать рядом его большое тело, едва уместившееся в ее маленьком креслице, и его длинные, мускулистые ноги, вытянутые в ленивой, расслабленной позе. Она невольно ловила каждое его движение, и хотя ее желудок наполнялся пищей, впоследствии Келси так и не смогла припомнить, что же она такое ела?
    — Маршалл? — Она выглянула из крохотной кухни, где заваривала кофе. — Расскажи мне о себе. Я так мало о тебе знаю.
    Он настороженно посмотрел ей в глаза, чуть прищурился, когда увидел, что она не отвела глаз, тихонько вздохнул, его губы тронула горькая усмешка, и он начал говорить. Слушая его рассказ о юности и деловой карьере, Келси понимала, что он рассказывает далеко не все. Он говорил совершенно бесстрастно и отстранение, тщательно подбирая слова и не впуская ее в свои мысли. Когда он замолчал и они оба стали пить кофе, она понимала его ничуть не больше, чем до начала рассказа. Он ни словом не обмолвился ни о Лоре, ни о других женщинах, бывших в его жизни, а у нее пока не хватало духа спросить его об этом. Она понимала, что воспоминания могут причинить ему слишком сильную боль.
    — Я, пожалуй, пойду. — Он допил кофе и резко встал, и его напряжение передалось ей. — Завтра созвонимся.
    — Да, хорошо.
    Когда он стал натягивать на плечи свое тяжелое, толстое пальто, она взглянула в его сторону, не зная, что ее лицо выдает ее внутреннее смятение, а в глазах стоит тоска.
    — Не нужно так тревожиться, — запинаясь, проговорил он, взглянув на нее сверху вниз. — Не такой уж я людоед, как ты думаешь.
    — А я и не думаю, что ты людоед.
    — Черт побери, Келси, не смотри на меня так! — Он обнял ее и внезапно впился ей в губы с почти звериной жестокостью. Ей было больно, и она попыталась отстраниться, но он, казалось, этого не замечал и прижимал ее к себе с такой силой, что она едва могла дышать. На секунду она застыла под напором его чувств, но в следующее мгновение что-то внутри ее перевернулось, она рванулась к нему, стала жадно отвечать на его поцелуи и, изгибаясь, неистово прижиматься к нему в порыве страсти, распаляя его еще больше. — Мне надо идти. — Она не заметила, что халат на ней распахнулся, но, когда он оттолкнул ее и его взгляд обжег ее обнаженное тело, она поспешно запахнулась и трясущимися руками завязала пояс. — Ты понимаешь, что мне надо идти, или нет?
    — А тебе это надо?
    — Не осложняй, Келси, — с трудом сдерживаясь, ответил он, резким движением откидывая со лба черные волосы. — У нас все будет как положено, по закону. У тебя уже набралось моих прегрешений на целую книгу, и я не хочу давать тебе основание еще и ненавидеть меня.
    — Маршалл!..
    Не слушая ее умоляющий вопль, он в два шага пересек комнату, открыл дверь и захлопнул ее с таким неистовством, которое лучше всяких слов выдавало его внутреннее смятение.
    Надеяться было не на что. Она упала на стул и закрыла побелевшее лицо руками; потрясение было слишком велико, чтобы плакать. На его лице отражалась целая гамма противоречивых чувств, но главенствующим была невыразимая горечь. Ей даже чуть не показалось, что он ее ненавидит, а может, так оно и есть? В конце концов, она должна занять место Лоры. Для чего бы он на ней ни женился — чтобы иметь хозяйку в доме или партнера в постели, — она все же занимает место женщины, которую он когда-то любил и продолжает любить до сих пор. Так зачем он это делает? Зачем им обоим эта пытка? Ему придется слишком дорого заплатить за то немногое, что она способна ему дать. Положение становится совершенно абсурдным, и чем дальше, тем хуже.
    У нее началось сердцебиение, и она несколько раз с силой втянула в себя воздух, чтобы успокоиться. Что за глупости! Она так устала и измотана, что не может сегодня думать больше ни о чем, кроме одного — она его любит. Жизнь с ним, может быть, и не будет усыпана розами, но жизнь без него — это уж точно ад кромешный. Пути назад нет. Она жива, а Лора мертва. Разве можно всю жизнь любить призрак?
    Она заткнула уши, когда внутренний голос стал нашептывать, что ей никогда не удастся сравниться с прекрасным воспоминанием, и если таким красивым, умным, искушенным женщинам, как Анна и Джейд, не удалось удержать Маршалла, у нее и подавно нет никаких шансов.
    Он женится на ней — на ней, Келси Хоуп, и пока что придется удовольствоваться этим.

Глава 9

    Недели, оставшиеся до намеченного дня свадьбы, пролетели в суматохе спешных приготовлений, примерок и непонятных беспокойств то по одному, то по другому мелкому поводу, не оставлявших времени на размышления. Маршалл действовал как таран, сметая все на своем пути. Слова “нет” для него не существовало, он не останавливался ни перед какими затратами, и не было вопросов, даже самых мелких, в которые он :бы Не вникал и не решал с неизменным успехом, чтобы поспеть к сроку.
    Келси жила как в лихорадочном сне, и это длилось до самой ночи перед свадьбой. Она только что забралась в постель, слишком измотанная, чтобы поддаться грызущему ее уже много дней чувству смутного беспокойства, как вдруг телефон у кровати резко зазвонил.
    — Да? — усталым голосом спросила она; секунду в трубке молчали.
    — Я говорю с Келси Хоуп? — По характерной манере растягивать слова она узнала Джейд.
    — Да. — От низкого, с хрипотцой женского голоса у Келси перехватило дыхание. Перед ее мысленным взором, как живое, встало красивое, похожее на кошачью мордочку лицо.
    — Это Джейд Сарридж. Маршалл у тебя?
    — Нет. — Она почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. — А что?
    — Отлично. Мне-то нужна именно ты, — надменно заявила Джейд, не обращая никакого внимания на вопросительную интонацию в голосе Келси. — Мы только что вернулись из Америки, а тут ходят какие-то нелепые слухи, будто завтра у вас с Маршаллом свадьба. Это что, правда? — Тут самообладание изменило Джейд, и вопрос прозвучал резко, как выстрел.
    — Да, завтра я выхожу за Маршалла, — осторожно ответила Келси. Этот звонок явно был чем угодно, только не поздравлением.
    — Ну и ну, ну и ну… — Издевка в голосе Джейд жгла нестерпимо. — Какие мы хитренькие-то, а? Небось думаешь: “Ух, какая я умница!"
    — Прошу прощения? — Страх, от которого у Келси все внутри сжалось, внезапно исчез. Ее охватил гнев.
    — Ты меня отлично расслышала! — злобно прошипела Джейд, отбросив всякое притворство. — Ты появляешься — этакое беспомощное дитя с невинными глазками! — и пожалуйста, он уже на крючке. И как ты думаешь, надолго ли хватит этого твоего фокуса?
    — Не понимаю, о чем вы говорите, и…
    — Ну-ну, рассказывай! — Джейд было невозможно остановить; она вознамерилась излить на Келси весь свой яд до последней капли. — Я тебя раскусила с первой же минуты. Единственное, что меня удивляет, так это как Маршалл-то мог попасться на эту удочку. Мужчины иногда бывают такими болванами. — Голос Джейд исказила злоба. — Но вот что я тебе скажу, милый мой ангелочек. Пройдет совсем немного времени, и ты ему приешься; твоей чистоты и невинности хватит от силы на медовый месяц, а затем ты утратишь прелесть новизны. А я буду ждать. Всегда и везде. Я его не отпущу. Тебе ясно?
    — Ах, вы…
    — Я отлично знаю, кто я такая, и нечего навешивать на меня твои дурацкие ярлыки! — С языка Джейд сочился яд ненависти и злобы. — Я переживу тебя, крошка, вот увидишь. Может, мне не удалось прогуляться с ним к алтарю, но это не больно-то многого стоит. Каждый раз, когда он где-нибудь задерживается, каждый раз, когда его нет рядом, вспомни обо мне. Вот тебе мой свадебный подарок. — Хриплый голос Джейд стих до шепота, но от этого стал еще более зловещим. — Ты выходишь замуж за беду с большой буквы, и тебе с ней ни за что не справиться. Ты что думаешь, он тебя любит? — Послышался звук, похожий на что угодно, только не на смех. — Подумай-ка хорошенько. Да он же не способен никого любить! Единственное, что может удержать его у твоей юбки, — это постельный опыт, а по этой части мы с тобой просто-напросто в разных весовых категориях.
    Не веря своим ушам, Келси молча уставилась на телефонную трубку у себя в руках. Этого не может быть. Ошеломленная неистовой злобой Джейд, она так и не нашлась, что ответить.
    — Ты меня еще слушаешь? — Снова услышав желчный голос в трубке, Келси бросила ее с такой силой, что телефон грохнулся на пол. Ей давно следовало это сделать. Джейд, должно быть, просто спятила: нормальные люди так себя не ведут.
    Ее тело сотрясли рыдания, которые вырывались из самой глубины сердца, и, обхватив колени руками, Келси попыталась заставить себя мыслить логично, однако яд, выпущенный Джейд, уже проник ей в кровь, и ее душу охватило смятение. Как может она выходить за него замуж в таком состоянии? Ей придется соперничать не с одной Лорой, а с целым сонмом женщин, с которыми ей нечего и думать тягаться. А Джейд будет дожидаться своего часа. При первой же ссоре, при малейших признаках разлада ее роскошная рыжая шевелюра замаячит на горизонте. Келси вспомнила неприкрытое вожделение в синих глазах Джейд, и ей стало дурно.
    Она не сможет пройти через все это. Келси раскачивалась из стороны в сторону во власти мучительных сомнений, но, когда теплое одеяло согрело ее озябшие ноги, потрясение и ужас стали понемногу отступать. Что же ей делать? Она не может выставить его перед всеми на посмешище, ведь он, в конце концов, ни в чем не виноват. На первый взгляд после звонка Джейд ничего не изменилось. На самом деле все было по-другому, и не к чему себя обманывать. Этот брак несет ей одно только горе, и неизвестно, хватит ли у нее сил с этим справиться, ведь она так его любит.
    Лежа в темноте, Келси тихонько застонала, как от физической боли. Ей было бы намного легче, попробуй рыжая Джейд убедить ее, что Маршалл любит ее, Джейд, но по крайней мере в этом вопросе она была абсолютно права. “Он не способен никого любить!” Разъедающие душу слова Джейд запечатлелись у нее в сердце, будто их выжгли каленым железом. Нужно смотреть правде в глаза — она обрекает себя на жизнь без любви, и необходимо забыть эти глупые фантазии, будто она сможет заставить его полюбить себя и все такое. Ничего у нее не выйдет, он не из таких.
    Так лежала она в темноте, терзаясь, мучаясь и лихорадочно ища выхода, и лишь когда первые неверные лучи зари проникли в комнату, Келси забылась неспокойным, тяжелым сном.
    Ее разбудил звон будильника. Она спала всего три часа и встала с тяжелой головой. Накануне она обещала матери, что придет к ней с утра, чтобы подготовиться к церемонии, но наотрез отказалась провести там ночь перед свадьбой, о чем ее просила Рут. Она слишком хорошо знала свою мать. Той хотелось пошептаться с дочерью, вызвать ее на откровенность, рассказав о себе в аналогичной ситуации, но Келси о подобном даже и подумать не могла. Ей этого просто не вынести. А может быть, нужно было поехать к маме? Может быть, Джейд со своим ядом туда бы не добралась? Да нет. Эта женщина не остановилась бы ни перед чем, пока не высказала бы все, что у нее на душе.
    Хотя до их фамильного дома было недалеко, Келси по дороге почувствовала, что коченеет. День выдался холодный, но, хотя солнце и не грело, его яркие лучи высвечивали каждую веточку безлистных деревьев по обе стороны дороги на фоне серовато-голубого неба. Итак, день ее свадьбы настал! Невероятно, но факт. Она выходит замуж за Маршалла уже сегодня.
    Едва она приехала, как события стали развиваться, казалось бы, абсолютно помимо ее воли. Венчание было назначено на два часа, и стоило часам пробить одиннадцать, как мамы привезли двух маленьких подружек невесты, и с этой минуты времени на размышления уже просто не было.
    Девочки в длинных платьях зеленого и кремового бархата и коротких плащах того же цвета выглядели очаровательно, и все же, когда после прибытия свадебного кортежа в гостиную, где собрались приехавшие родственники, вошла Келси, по комнате пронесся всеобщий вздох восхищения.
    — Ты просто великолепна, дорогая моя, — любовно сказал ее дядя, бывший на этой свадьбе посаженым отцом, когда Рут вывела собравшихся на улицу, где их ожидали машины.
    Еще минута — и в доме впервые за утро все стихло, а Келси, не думая о платье, опустилась на диван и отсутствующим взглядом посмотрела в лицо дяде.
    — Спасибо, дядя Джордж. — Ее голос был каким-то холодным, бесцветным, и именно так она себя и чувствовала. За последний час, когда она облачалась в изящное платье из роскошного кремового бархата, широкий кринолин и облегающий лиф которого были расшиты вручную множеством крошечных жемчужин, все чувства в ней будто оцепенели. Дополнял костюм длинный, до пят, плащ с широким откинутым капюшоном из того же материала, что и платье, отороченный зеленым шелком под цвет платьев подружек, а вместо цветов она держала в руках большую бархатную муфту, у которой с боков свисали узкие зеленые ленты.
    Парикмахер уложил ее волосы в шиньон и перевил шелковыми нитями, унизанными сотнями крохотных жемчужин, однако сверкающее неземное отражение, которое она увидела в большом зеркале, стоявшем в ее девичьей спальне, лишь усугубило ощущение нереальности происходящего, не оставлявшее ее ни на минуту. Она смотрела на умопомрачительно красивую девушку в зеркале совершенно отстранение, будто это была не она. Она здесь не по-настоящему, все кругом тоже не настоящее. Это сон, еще немножко — и она проснется.
    Иллюзия нереальности происходящего владела ею до того самого момента, когда она пошла по проходу, не видя вокруг никого, кроме темного, высокого силуэта, неподвижно застывшего у алтаря маленькой, забитой до отказа церкви, но стоило Маршаллу повернуться — и мир рассыпался на множество осколков. Нет, это не сон. Все происходит на самом деле. Когда взгляд его темных, горящих глаз обдал ее жаркой волной, она чуть не сбилась с ноги и не споткнулась лишь потому, что дядя поддержал ее под локоть.
    Такого выражения на лице Маршалла, как сейчас, она не видела еще ни разу — то была смесь глубокой покорности, бьющей через край гордости и яростного, необузданного желания, которое он тут же обуздал, но его чувственная сила передалась ей.
    Потом она стояла рядом с ним и слушала его низкий, сочный голос, дающий обет любить ее до самой смерти. Это насмешка! Жестокое, безумное издевательство над священным таинством, и их постигнет за это кара! Ее смятенный ум перескакивал с одной шальной мысли на другую, но в это же время ее нежный голосок, лишенный всякого выражения, повторял вслед за священником клятву верности.
    А потом все было кончено. Она стала его женой перед Богом и людьми, и, наклонившись поцеловать ее, он будто ощутил смятение и страх, от которых она вся похолодела, и лишь слегка коснулся губами ее губ, прошептав: “Здравствуйте, миссис Хендерсон”. Она подняла на него глаза, но на мгновение его лицо заслонило лицо Джейд — в раскосых глазах насмешка, влажные красные губы выпячены вперед. “Что с тобой?” Она пошатнулась, но он успел ее подхватить, и она потрясение зажмурилась. Ей нужно поесть; когда она поест, ей станет лучше, но вот как избавиться от уверенности, что она только что совершила самую страшную ошибку в своей жизни?
    На фуршете, приготовленном в огромной столовой Маршалла для сорока самых близких гостей, присутствовавших в церкви на венчании, шампанское лилось рекой. Позднее, во время ужина, число гостей должно было возрасти до сотни.
    — Мы пробудем здесь с часик, не более, — вполголоса сказал ей Маршалл, улучив минутку, когда шум немного стих. — Я на эту ночь забронировал номер.
    — Да? — Как она ни старалась, ей не удалось скрыть охвативший ее испуг. Как могла она согласиться отдаться человеку, который ее не любит. В жизни еще не была она так напугана.
    Увидев ее лицо, он напрягся и медленно кивнул.
    — Я подумал, что ты будешь рада сбежать от гостей. Иди расшнуруйся и передохни немного.
    — Да, конечно. — Даже деревянная кукла, подаренная Келси Амалией, проявила бы, наверное, больше радости; губы Маршалла плотно сжались, он отвернулся и заговорил с кем-то из гостей. Я снова его рассердила, горестно подумала Келси. Дурной знак. Что-то будет ночью?
    Когда в восемь часов прибыли остальные гости, у нее уже болело лицо от деланных улыбок, и она была рада ускользнуть в тихую спальню Маршалла, чтобы сменить подвенечный наряд на новое белое шерстяное платье и пальто того же цвета, которые были разложены здесь на стульях. Теперь это и ее спальня. При этой мысли к ее горлу подступила тошнота, во рту пересохло. Если бы только он ее любил. Тогда все было бы по-другому.
    Она отказалась от услуг Рут, которая хотела помочь ей переодеться, но теперь, после тщетной попытки расстегнуть крохотные жемчужные пуговки на спине, она решила, что придется все-таки ее позвать.
    — Могу ли я чем-нибудь помочь? Издав возглас удивления, она обернулась и увидела Маршалла; он был в том же безупречном костюме в мелкую полоску и голубой шелковой рубашке, в которых венчался; Маршалл стоял, опершись о косяк открытой двери, и выглядел очень самоуверенно.
    — Нет… — Ее голос оборвался, едва она уловила в его безмятежно-спокойном взгляде веселые огоньки. Он ее муж. Он имеет полное право здесь находиться.
    — Думаю, если я тебе не помогу, ты здесь просидишь до утра, и хотя в этом платье ты выглядишь просто сногсшибательно, у меня на эту ночь другие планы.
    Она так и не смогла заставить себя улыбнуться и снова повернулась к зеркалу, и ей показалось, что, подходя к ней, он чуть слышно вздохнул. Его длинные пальцы управлялись со сложными застежками с удивительной ловкостью; не прошло и нескольких секунд, как он справился с пуговками и осторожно спустил платье с ее плеч. Когда она тут же подняла руки, чтобы прикрыть грудь, он тихонько рассмеялся, и его теплое дыхание согрело ее обнаженную спину. Когда он развернул ее к себе лицом, у нее невольно пробежал по телу легкий холодок. Он такой большой, сильный, такой мужественный, и в то же время это почти чужой человек. Ей уже не под силу было разобраться в своих чувствах.
    — Готово. — Он небрежным жестом указал на платье и в ту же минуту вышел из комнаты, закрыв за собой дверь; щелчок — и в прохладном воздухе остался висеть лишь призрачный, едва уловимый аромат его лосьона.
    "Он меня даже не поцеловал”. Ее шепот затерялся в просторной спальне; она разжала пальцы — и платье упало к ее ногам, превратившись в бесформенную груду ткани; ей не сразу удалось понять, какое чувство вызвала в ней его откровенная холодность — облегчение или легкую досаду. Она ощущала на себе его пронизывающий взгляд весь день, даже когда смотрела в другую сторону, и каждый раз, когда ее глаза встречались с его карими глазами, она ощущала страх, смешанный с волнением, и от этого дурманящего чувства кусок не шел ей в горло, а на щеках горел лихорадочный румянец.
    Едва пробило девять, они покинули ярко освещенный дом Маршалла; на прощанье их осыпали с ног до головы конфетти. Из смеющейся толпы провожающих неслись пожелания счастья, заплаканная Рут крепко обняла Келси и, будто отрекаясь, толкнула в объятия Маршалла, и на мгновение Келси вдруг безумно захотелось прижаться к материнской груди вместо того, чтобы ехать куда-то в ночь вдвоем с этим совершенно чужим ей человеком.
    Примерно через четверть часа езды под колесами захрустел гравий, и Маршалл припарковал машину на крохотной стоянке у маленькой деревенской гостиницы. В машине они оба молчали:
    Маршалл, едва они остались одни, как-то отдалился и помрачнел, она тоже была не в силах вымолвить ни слова.
    — Где ты хочешь поужинать, внизу или в нашем номере?
    Стоило им, пригнувшись под низкой притолокой, переступить порог заполненного до отказа бара, как Келси вдруг поняла, что сегодня она просто не может больше видеть людей и слышать их голоса.
    — В нашем номере, пожалуйста. Это ничего?
    — Конечно. — Он легонько прижал ее к себе и жестом подозвал хозяйку гостиницы, которая в ту же минуту поспешила им навстречу.
    — Ну, вот и вы, мистер Хендерсон, — весело сказала эта низенькая толстушка, и ее круглые, как пуговки, глаза приветливо засияли. — Ваш ужин готов, сэр. А это, должно быть, ваша красавица жена?
    — Могли бы мы поужинать у себя в номере, если это вас не затруднит? — негромко спросил Маршалл, и хозяйка согласно кивнула.
    — Конечно. Сюда, пожалуйста. — Они прошли вслед за хозяйкой в маленький холл, где чуть заметно пахло воском, а затем по узкой винтовой лестнице поднялись на второй этаж. Когда маленькая хозяйка открыла тяжелую старинную дверь и пригласила их войти, Келси с удивлением обнаружила, что оказалась в маленькой гостиной со старинным камином, в котором весело трещал огонь, а за проходом в виде арки виднелось нечто вроде спальни с альковом.
    — Как уютно! — Келси обернулась к Маршаллу и невольно положила руку ему на рукав; глянув сверху вниз на ее раскрасневшееся лицо, он улыбнулся.
    — Я знал, что тебе здесь понравится. Верхний этаж принадлежит миссис Джонс с мужем, но иногда они сдают его хорошим знакомым, а ведь мы с вами старые друзья, правда, миссис Джонс?
    — А как же, сэр! — просияла маленькая хозяйка, которая, видимо, никогда не переставала улыбаться, и, несмотря на свою нервозность, Келси не могла не улыбнуться ей в ответ. Пока Маршалл ходил за оставшимися в машине чемоданами, Келси заглянула в спальню, открыла дверь ванной и окинула беглым взглядом ее розовый интерьер, затем ее взгляд приковала стоявшая на середине спальни и занимавшая большую ее часть огромная кровать с балдахином. Сквозь кружево нарядного покрывала виднелись накрахмаленные простыни, в комнате было тепло, в воздухе стоял нежный аромат, исходивший от букета живых цветов в огромной вазе, — все это придавало спальне праздничный вид, не соответствовавший ее душевному состоянию: она ощущала необычайную скованность.
    Пройдет несколько часов, а может быть, и меньше — и она станет его женой в полном смысле этого слова. И тут Келси до конца осознала, какое его ждет разочарование. Джейд была права: она и понятия не имеет о тех интимных приемах, к которым привык столь искушенный мужчина, как ее Маршалл. Если бы он хотя бы ее любил! Когда любишь, закрываешь глаза на многое.
    Услышав на лестнице тяжелые шаги Маршалла, Келси бегом вернулась в гостиную и присела перед камином, протянув руки к красным языкам пламени; она не знала, до чего прелестна в белоснежном платье, с рассыпавшимися по плечам золотисто-каштановыми локонами, освобожденными от пут, которые стягивали их весь день. Она слышала, как он, войдя в комнату, на минуту задержался у двери, но не оглянулась и продолжала не отрываясь смотреть на мерцающие красные уголья. Он направился с чемоданами в спальню, и в тот же момент появилась миссис Джонс с ужином.
    Они поели за столиком, пододвинутым к огню, и, хотя на вид ужин был просто объеденье, Келси обнаружила, что с трудом может заставить себя проглотить несколько кусочков — еда застревала у нее в пересохшем горле, и она с благодарностью приняла из рук Маршалла большой бокал шампанского. Единственное, чего она желала и о чем мечтала, — это чтобы эти несколько часов поскорее прошли. Разве ей под силу тягаться с Лорой и остальными? Это глупость, безумие, она, должно быть, сошла с ума, когда думала, что он сможет довольствоваться только ею одной.
    — Успокойся, Келси. — Она оторвалась от созерцания пузырьков в своем бокале и увидела, что его карие глаза внимательно изучают ее побледневшее лицо. — Я не собираюсь заставлять тебя делать то, чего тебе не хочется. Хватит с меня того, что ты сейчас здесь, со мной.
    — Что? — Она вытаращила на него глаза, а он взял ее за руку, подвел к маленькому диванчику сбоку от камина и усадил рядом с собой.
    — Я не был уверен, что ты сможешь дойти до конца, — просто ответил он, лаская ее взглядом. — Последние дни ты была вся как на иголках. Мне казалось, ты вот-вот дашь задний ход.
    — Я бы тебя так не подвела! — вознегодовала Келси, глядя ему в лицо, и уголки его твердо очерченного рта тронула усмешка.
    — Нет, конечно. Мне следовало это понимать, правда? Ты совершенно права. — Он посмотрел в ее овальное личико, поднятое навстречу его взгляду, и медленно пропустил прядь ее шелковистых волос сквозь пальцы. — Просто я так хотел, чтобы ты была моей, что был уверен — что-нибудь да сорвется. Понимаешь?
    — Да. — Она ответила со всем спокойствием, на которое была способна, если учитывать ее бешено колотившееся сердце.
    — Сомневаюсь. — Пиджак он снял, еще когда они сели за стол, а теперь развязал галстук, расстегнул несколько пуговиц рубашки и умиротворенно вытянул длинные ноги. Он казался воплощением ленивой расслабленности, а она вся сжалась, как пружина, и сидела в напряженной позе, положив крепко сжатые кулачки на колени. — Почему ты за меня вышла, Келси? — спросил Маршалл, искоса взглянув на нее, и положил руку на спинку дивана за ее спиной. От неожиданности Келси вздрогнула.
    — Кажется, я тебе говорила, — поспешила солгать она.
    — Нет, не говорила, — задумчиво протянул он, нежно очерчивая пальцем контур ее лица. — Я тебе хотя бы нравлюсь? — (Она молча взглянула на него, подумав про себя, что, наверное, трудно представить себе более странный разговор между молодоженами в брачную ночь, и медленно кивнула.) — Но я тебя пугаю. — Это был уже не вопрос, а утверждение, и она судорожно проглотила слюну, подыскивая слова, чтобы ответить отрицательно и при этом не выдать правды.
    — Ты меня не пугаешь, Маршалл.
    — Да нет же, пугаю. — В его голосе сквозило замешательство. — Неужели, Келси, после всего, что между нами было, ты мне все еще не доверяешь?
    — Почему же, доверяю, — слабо возразила она, задаваясь вопросом, когда же все это кончится. — Просто дело в том…
    — В чем?
    — Не знаю, захочешь ли ты меня после того, как…
    — Как что? — Он явно не улавливал ход ее мысли.
    — После того, как мы будем вместе. — Ну вот, она и сказала. — Я не знаю, чего ты от меня ждешь, то есть я хочу сказать, я еще не… — Она стала запинаться не только от нервозности, но и от того, что на его смуглом, красивом лице появилось недоверчивое выражение.
    — И о чем ты только думаешь? — Он пристально смотрел ей прямо в глаза. — Пропади оно все пропадом, ты что, считаешь, я жду, что ты будешь вести себя как дрессированная собачка? — Он раздраженно провел рукой по волосам, и она поняла, что глубоко его обидела, но было уже поздно.
    — Нет, я знаю, просто Джейд… — Келси резко оборвала себя. Пытаясь исправить положение, она проболталась именно о том, что решила скрыть от него любой ценой.
    — Джейд? — Он молниеносно ухватился за это имя. — Так я и знал! Джейд-то туг при чем?
    — Ей-Богу, ни при чем. — По его суровому лицу она видела: его не провести. — Просто она кое-что сказала…
    — Выкладывай, Келси, — решительно потребовал Маршалл. — Наш с тобой роман был сущим посмешищем, и будь я проклят, если позволю Джейд или кому-либо превратить в посмешище еще и наш брак. Всю правду — и немедленно.
    — Пожалуйста…
    — Немедленно! — По мере того как она слово в слово излагала свой телефонный разговор с Джейд, он все более мрачнел, а когда она, запинаясь, добралась до конца, он резко поднялся, подошел к камину и минуту, показавшуюся ей вечностью, всматривался в мерцающие угли, а затем снова повернулся к ней; в его глазах застыла боль. — И ты поверила?
    — Нет, — торопливо ответила она. — Я не думала, что ты будешь мне изменять, нет, конечно. Но я подумала…
    — Ты подумала, что я буду ставить тебе отметки за поведение в постели. — Он говорил сдержанно, но немая ярость, от которой потемнело его лицо, пугала. — Черт побери, Келси, ты, похоже, не успокоишься, пока меня не доконаешь, так, что ли? — В его голосе слышалась такая ярость, что на секунду в ее потрясенном сознании мелькнула мысль — вот сейчас он ее ударит, однако вместо этого он шагнул к столу, сдернул со спинки стула свой пиджак и быстрыми шагами направился к двери.
    — Куда ты? — От ужаса голос Келси стал пронзительным, но он не замедлил шагов и остановился на минуту лишь в дверях; его глаза метали молнии.
    — Кто я, по-твоему, такой? — По контрасту с глазами его голос был ледяным, но эта холодность полоснула ее по сердцу, будто бритвой. — Кто я, черт возьми, по-твоему, такой? — Он окинул ее презрительным взглядом. — Нет, пожалуй, можешь не отвечать. Ты что, думаешь, я не понимаю, что Джейд мизинца твоего не стоит? Рядом с тобой… — Он внезапно оборвал себя и негромко выругался. — Не смотри на меня так, Келси. Мне нужно подумать, дай мне время подумать. — И, прежде чем она смогла найти слова, чтобы упросить его остаться, он с шумом захлопнул за собой дверь.
    Первый час после его ухода она просидела не шевелясь, но минуты шли, камин стал догорать, и ей пришло в голову, что он может и вовсе не вернуться. Она подбежала к окну и сквозь мелкие стеклышки в свинцовом переплете стала смотреть вниз, туда, где была стоянка. Его машина оказалась на месте! Он ее не бросил. От радости у нее закружилась голова, но она тотчас же снова напряглась, увидев, что пошел снег: с темного, хмурого неба медленно падали мягкие белые хлопья.
    "Он замерзнет”. Плохо, что она начинает привыкать говорить сама с собой, но, насколько ей известно, он не взял с собой пальто. На нем только его свадебный костюм. Может быть, он внизу? Вряд ли, но прошло еще несколько минут, и она заставила себя не спеша, спокойным шагом спуститься по винтовой лестнице в маленький холл. Ее ждало жестокое разочарование:
    Маршалла там не было.
    — А, это вы, деточка. Что-нибудь не так? — Миссис Джонс, собиравшая стаканы с опустевших столов, с удивлением обернулась на ее шаги.
    Келси глубоко вздохнула.
    — Я просто ищу.., моего мужа. — Она с трудом выговорила эти непривычные слова и почувствовала, как заливается краской. Господи, что может о ней подумать эта маленькая деревенская трактирщица?
    — Так он что, еще не вернулся? — Что бы ни подумала миссис Джонс, на ее лице ничего не отразилось. — Не беспокойтесь, лапочка моя, он сказал, что у него болит голова, и я дала ему ключ от входной двери. По мне, просто шампанского перебрал да переволновался. — Она заговорщицки улыбнулась. — Эти мужчины никогда ни в чем не знают меры, правда? Кого ни возьми, все мальчишки-переростки.
    Келси в ответ тоже улыбнулась и устало поднялась по лестнице наверх. Выхода нет, придется подождать еще.
    Когда пробило полночь, а он все еще не вернулся, она медленно приготовилась ко сну и скользнула под надушенные простыни с чувством безграничного отчаяния, от которого у нее в мыслях царил полный хаос. Все кончилось, еще не начавшись, и виновата в этом она одна. Боль была слишком велика, чтобы ее можно было облегчить слезами, глаза Келси горели, но были сухи. Почему только она не сумела удержать язык за зубами? Джейд все-таки добилась своего: она их разлучила. Келси беспомощно ворочалась в постели. Почему, ну почему она ей позволила все испортить?
    Она лежала, надушенная и облаченная в тонкую как паутинка шелковую ночную рубашку, которую купила специально для брачной ночи, но мужа рядом с ней не было. При этой мысли у нее чуть не вырвался истерический смешок. Кто из всех ее родных и друзей смог бы поверить, что Маршалл Хендерсон, именно Маршалл Хендерсон оставил свою молодую жену в брачную ночь одну в постели утирать слезы?

Глава 10

    — Маршалл, ты вернулся… — Замешательство, вызванное бурными событиями последних суток, не позволяло ей спокойно осмыслить увиденное, но, инстинктивно протянув к нему руки, чтобы обнять, она обнаружила, что он промок до нитки. — Маршалл! — Она села в постели и поспешно включила ночник. — Ты ужасно выглядишь.
    — Плевать. — От холода его голос дрожал; в тусклом свете ночника было видно, что его смуглое лицо посерело и осунулось, вода струйками стекала у него по шее и капала с черных волос.
    — Ты должен принять горячую ванну. — Она обеспокоенно оглядела его, но он покачал головой; его зубы стучали.
    — Нет. Я должен с тобой поговорить. Мне нужно было давным-давно кое о чем тебе рассказать, но я думал… — Он вдруг оборвал себя. — Я допустил много ошибок, Келси, и, может быть, их уже не исправишь, но все равно мне нужно с тобой поговорить. Ты должна меня понять.
    — Только после ванны. — Она думала лишь о нем и совсем забыла, что прозрачный шелк практически не скрывает ее наготы, когда бросилась в ванную и стала наполнять ванну горячей водой, от которой шел пар. Он остался стоять там, где стоял, и следил за ней взглядом, полным безнадежного вожделения. Он вернулся! Больше она ни о чем не могла думать.
    — Маршалл, пожалуйста, иди сюда… Ты простудишься.
    — Келси…
    — Маршалл, пожалуйста.
    Уловив в ее голосе нотки отчаяния, он покорно склонил голову и медленно побрел в ванную, машинально сбрасывая на ходу промокшую одежду; его лицо свела судорога. Несмотря на озабоченность, она, увидев его большое, поджарое, мощное тело, осознала, что почти раздета, и ее бросило в жар. Его смуглая, поросшая черными волосами грудь блестела под люминесцентными лампами, и, хотя Келси понимала, что ей следует уйти, она осталась на месте, как пригвожденная, не в силах шевельнуться: она упивалась его видом.
    Его большие руки теребили пряжку пояса, но пальцы замерзли, и пряжка никак не расстегивалась, тогда он повернулся к ней:
    — Ты бы не могла?..
    — Да, конечно. — Она, не колеблясь, шагнула вперед, хотя в душе была далеко не уверена, что сможет ему помочь; так и получилось. Приблизившись, она застыла в нерешительности, не в силах заставить себя проделать столь интимную процедуру. — Маршалл? — От смущения ее щеки зарделись, и она подняла глаза на него; он нежно взял ее руки в свои, поднес к поясу и неспешно, но настойчиво помог ей расстегнуть пряжку.
    Когда последняя одежда упала на пол, его тело лучше всяких слов сказало ей о том, как она ему нужна, и на этот раз он в свою очередь поспешно отвернулся, быстро забрался в ванну и, закрыв глаза, лег в воду, от которой поднимался пар; под его высокими скулами играл тусклый румянец. Она села рядом на пол, ей хотелось плакать, хотелось что-то сказать, но она не сделала ни того, ни другого. Через какое-то время цвет его лица восстановился; он согрелся, и конвульсивная дрожь, бившая его большое тело, стихла.
    — Прости меня, Келси, это не брачная ночь, а черт знает что. — Услышав его низкий голос, она вскинула голову навстречу его взгляду и увидела, что его лицо исказила гримаса какого-то чувства, но какого именно — она понять не могла.
    — Ничего страшного. — Это были жалкие слова, но лучше не придумать.
    — Да какое там, черт побери, “ничего страшного”! — Он увидел, как она вздрогнула, и понизил голос. — Я думал быть таким чутким, таким снисходительным, чтобы все прошло мило и гладко, а вместо этого… — Он издал свой характерный отрывистый смешок, в котором не чувствовалось веселости. — При имени Джейд…
    — Это я виновата. — Она уже не знала, что и сказать.
    — Нет, ты ни в чем не виновата. — Внезапно он сел и потянулся за полотенцем, потом встал и вышел из ванны, а она одновременно поднялась с коврика.
    — Маршалл… — Ее переполняли неистовая любовь, желание помочь ему, сделать так, чтобы ему стало лучше, чтобы с его лица исчезло это печальное, затравленное выражение, от которого складки по углам его рта превратились в глубокие борозды. — Маршалл, не прогоняй меня, пожалуйста.
    — Не прогонять тебя? — Он изумленно уставился на нее. — У меня и в мыслях нет тебя прогонять.., если бы ты только поняла…
    — Тогда поцелуй меня. — Испуг и замешательство предшествующих часов исчезли, на смену им пришло нестерпимое желание быть с ним рядом и произвести какое-нибудь, какое угодно впечатление, лишь бы расшевелить его холодную сдержанность. Она шагнула к нему и обхватила руками за шею. — Пожалуйста. — Больше ей этого было не вынести.
    — Келси! — Это был стон неистового желания, и когда она прижалась к нему, дрожь, бившая его, передалась ей. — Мне нужно с тобой поговорить, я не могу нормально думать, когда ты…
    — Я не хочу, чтобы ты думал. — (Когда он поднял руки, чтобы высвободиться из ее объятий, полотенце соскользнуло на пол, открыв его желание.) — Я хочу, чтобы ты меня хотел.
    — Хотеть тебя? — Вздрогнув, он привлек ее к своему мощному телу и впился губами в ее губы; этот жаркий, свирепый поцелуй пробудил в ней что-то древнее, глубоко спрятанное, и оно вспыхнуло ярким пламенем, пожирая ее. — Ты представить себе не можешь, моя хорошая…
    Забыв обо всем, она беспомощно прильнула к нему, а его горячие губы раздвинули ее губы и проникли вглубь; в страстном порыве его дрожащие руки сорвали тонкий шелк с мягких изгибов ее тела, и она спрятала лицо у него на груди с нечленораздельным возгласом: “Маршалл.., пожалуйста…"
    Железное самообладание Маршалла, так долго удерживавшее его от последнего шага, рухнуло перед лицом ее безоговорочной покорности. Келси лишилась способности мыслить: весь мир для нее сосредоточился в этом мужчине, ее муже. Кроме Маршалла, вокруг не существовало ничего.
    Схватив на руки ее трепещущее тело, он, жадно целуя ее в губы, отнес на кровать и, положив на мягкую постель, жадно всмотрелся в ее золотистую наготу. “Какая красота, какое совершенство…” На мгновение ей захотелось укрыться от этого огненного взгляда, но вот его руки и губы принялись ласкать и целовать округлые изгибы ее прелестного тела, и с этой минуты для нее исчезло все, кроме волн чувственных ощущений, которые захлестывали ее сильнее и сильнее. Она желала его больше жизни.
    Он был с ней терпелив — всю меру этого терпения она оценила лишь много времени спустя, когда он открыл перед ней все свое искусство любовника, но в ту ночь его прикосновения были нежны и в то же время настойчивы, они подготавливали ее к всепожирающему наслаждению, которое им было суждено испытать и подобного которому она не могла себе и вообразить.
    Когда он подмял ее под себя и вся мощь его тела уперлась в ее мягкую плоть, она, повинуясь женскому инстинкту, прильнула к нему, ее руки крепко обхватили его широкие плечи, а потом спустились на мускулистую спину, она изогнулась навстречу ему, вторя движениям его тела. На мгновение от страха перед неизведанным у нее перехватило дыхание, но он, тяжело дыша, покрыл ее лицо обжигающими поцелуями, и страх исчез.
    Она услышала свой голос, жалобно выкрикнувший его имя в тот миг, когда она ощутила тупую боль, но после этого наслаждение, которое она начала испытывать, все нарастало, пока не стало мучительным, почти невыносимым.
    От его ненасытной, яростной власти не было избавления, но она его и не желала. В этот миг он принадлежал ей, только ей — весь без остатка, душой и телом, все его помыслы и чувства устремлялись к ней одной.
    И когда мир рассыпался на тысячу звенящих светлых точек, она услышала, как он торжествующе выкрикнул ее имя, его голосу отозвалось ее бешено бившееся сердце, а потом он ее отпустил, и мир снова обрел покой и цельность.
    — Я не сделал тебе слишком больно, любимая? — дошел до нее его глухой голос сквозь влажные волосы, завивавшиеся в колечки вокруг ее лица; откатившись в сторону, он нежно положил ее рядом с собой, и она лежала в блаженном покое, положив одну руку на его покрытую волосами грудь. Впервые за много месяцев она чувствовала себя спокойно. Отдавшись ему полностью и без остатка, она обрела радость вместо унижения, удовлетворение вместо гложущего беспокойства. — Я хотел посвятить тебя в таинство любви медленно, бережно… — сокрушался он. — Но стоило тебе прийти ко мне в объятия, и я почувствовал себя как шестнадцатилетний мальчишка на первом свидании. Мне захотелось всего и сразу.
    — Я люблю тебя. — Она не собиралась это говорить, но, когда слова сорвались у нее с губ, она ощутила облегчение. Теперь уже не имело значения, знает ли он, какие чувства она к нему испытывает. То, что произошло между ними, и его неожиданная нежность каким-то образом заставили ее забыть о тех унижениях, с которыми было сопряжено неравенство в их отношениях. Маршалл рядом, и она любит его больше жизни.
    У нее целая жизнь впереди, чтобы заставить его полюбить себя так же беззаветно.
    — Келси? — Она почувствовала, как он напрягся от ее слов, и на секунду испугалась, что на его лице появится знакомое ей холодное, отрешенное выражение, но когда она подняла на него глаза, то увидела, что его прекрасное лицо исказила душевная мука, а карие глаза стараются разглядеть в тусклом свете ее лицо.
    — Ничего страшного, — быстро произнесла она, торопясь высказаться, прежде чем он, как бывало раньше, замкнется и отдалится от нее. — Я знаю, ты не можешь чувствовать того же, что я. Я все понимаю. Дело в Лоре, так ведь? Но…
    — Лора? — Она запоздало вспомнила, как сердился он раньше, стоило ей произнести это имя, но на этот раз его голос был полон нежности. — Что значит — ты меня любишь? Тебе незачем это говорить.
    — Но ведь я правда люблю тебя. — Отбросив всякую гордость, она искала в темноте взглядом его глаза. — Мне кажется, я любила тебя всю жизнь, но от этого ничего не меняется. Я ничего от тебя не требую, все равно… — Он не дал ей договорить: внезапно привлек к себе и так крепко обнял, что у нее перехватило дыхание, и далеко не сразу разжал объятия, а затем слегка отстранил, вглядываясь в лицо, и снова привлек к себе и положил ее голову себе на грудь.
    — Когда я ушел отсюда, я несколько часов бродил по улицам. — Он говорил медленно, с очевидной болью. — В первый раз я осознал, что сам все безнадежно испортил. — Она хотела что-то сказать, но он ее остановил и настойчиво попросил:
    — Пожалуйста, Келси, выслушай меня. Когда я бродил по улицам, мне казалось, что нет такой подлости, на которую ты сочла бы меня неспособным, такой грязи, в которой я, по твоему мнению, не могу вываляться. Но потом, поразмыслив, я подумал: а что ты, собственно, обо мне знаешь? Что я тебе о себе рассказывал? Ничего, ровно ничего, кроме сущих банальностей.
    — Маршалл…
    — Нет, пожалуйста, прошу тебя. Мне обязательно нужно тебе рассказать, ты должна это знать. — Она лежала, прильнув к нему всем телом, слышала биение его сердца у себя под головой. Ей не было видно его лица, но безнадежно-страдальческий тон подсказывал ей, что оно искажено болью. — Я не ожидал, что ты меня сразу полюбишь, я знал, что мне придется изрядно потрудиться для этого, но мне было все равно, сколько времени это займет. Когда ты согласилась выйти за меня, я почему-то боялся тебя торопить, мне было страшно, что ты пойдешь на попятный. Мне казалось: если хладнокровие мне не изменит, время на моей стороне. Но этой ночью, когда ты решила, что я тебя считаю очередной… — Он замолк и тяжело вздохнул. — Много лет назад, Келси, ты, сама того не ведая, спасла меня от безумия, когда мне казалось, что я схожу с ума. Спасла лишь тем, что была самой собой, неряшливым четырнадцатилетним сорванцом, отличавшимся бесконечной честностью и безграничным идеализмом. В то время ты и твоя семья были единственным светлым пятном в обезумевшем мире.
    Она лежала в его объятиях не шевелясь и старалась не дышать. В первый раз за все время он говорил с ней, по-настоящему говорил.
    — Я очень боялся, что ты вырастешь и изменишься, станешь как все, но с годами твоя честность и прямота лишь обретали зрелость. Я не понимал тогда, что люблю тебя, я осознал это гораздо позже, но с тех пор, как умер Дэвид, ты подсознательно всегда была где-то рядом, как тихая, сладкая боль, которая никак не утихала. Именно поэтому я и поддерживал контакты с твоей матерью. Я тогда еще не понимал, в чем было дело, но не мог порвать это знакомство. — Несколько мгновений в спальне царила полная тишина, если не считать доносившегося из гостиной размеренного тиканья часов.
    — Не понимаю, — удивленно проговорила она. — Лора?..
    — Я встретил Лору в двадцать один год, — почти холодным тоном остановил он ее; в его негромком голосе чувствовалось напряжение. — Она меня просто ошарашила. Не прошло и двух месяцев, как мы поженились.
    Келси занервничала, но заставила себя лежать тихо. Он должен продолжать, ей нужно выслушать все до конца.
    — Я в то время только становился на ноги в бизнесе и должен был работать как вол. Это означало, что мне нужно было засиживаться на работе допоздна, а иногда прихватывать и выходные, но она говорила, что все понимает. Она принадлежала к обеспеченной семье, и у нее не было недостатка в друзьях, чтобы с ними развлекаться; она повторяла, что не чувствует себя одинокой, и выглядела вполне счастливой. — В его голосе зазвучал металл. — Так или иначе, она всегда была чертовски рада, когда я возвращался домой. Когда она сказала мне, что беременна, я был так взволнован… — Келси почувствовала, как он едва заметно покачал головой. — Каким же я был легковерным идиотом.
    Прежде чем продолжать, он с шумом втянул в себя воздух.
    — Четыре месяца спустя я однажды вернулся в нашу квартиру и обнаружил, что Лора исчезла. Она не оставила ни записки, ничего. Все ее вещи, до последней нитки, были вывезены, а родители Лоры понятия не имели, где она находится. Я связался с некоторыми ее старыми друзьями, и они с превеликим удовольствием ввели меня в курс дела. Как выяснилось, я был просто олухом царя небесного. Перед тем как со мной познакомиться, она была обручена с другим, эдаким плейбоем, но у них случилась размолвка, он ей изменил. Неудивительно, что ее родители приняли меня с распростертыми объятиями. — Он горько усмехнулся. — Она вышла за меня, чтобы проучить его; просто, как все гениальное.
    Он беспокойно задвигался, в голосе появилась хрипота.
    — По всей видимости, все время нашего брака она с ним встречалась. Я разыскал их на курорте в Греции и встретился с ними обоими с глазу на глаз. Она призналась, что не знает, кто отец ее будущего ребенка, я или он. Он, не моргнув глазом, согласился с этим. Я пожелал им обоим смерти и ушел. В тот же вечер около десяти мое желание исполнилось. Мне в отель позвонили из полиции и сообщили, что такси, в котором ехали моя жена и “друг”, не удержалось на дороге и сорвалось в пропасть. Их смерть была мгновенной. — Келси вздрогнула от ужаса и, приподнявшись, заглянула в его лицо. Мука, искажавшая его, потрясла ее до глубины души., — Знаешь, что причинило мне больше всего боли? От чего я едва не сошел с ума? — Он с отчаянием заглянул в ее нежные янтарные глаза. — Я ведь ее совсем не знал. Я прожил с ней не один месяц, и тем не менее она оказалась совсем не той, за кого я ее принимал. Я не мог поверить, что один человек способен проделать подобное с другим. Я не знал, как дальше жить. — Он дотронулся рукой до ее лица. — Глупо, правда?
    — Нет, не глупо, — упавшим голосом сказала она.
    — На некоторое время после этого я потерял веру в людей. В какой-то момент у меня слегка поехала крыша. Мой бизнес трещал по всем швам, я скатывался в яму, и тут я встретил твоего отца. — Его лицо стало смягчаться. — Он в буквальном смысле слова заставил меня снова встать на ноги тем, что просто был самим собой. Ты очень похожа на него. Его мудрые советы спасли мой бизнес, но главное — он ввел меня в свою семью и тем самым вернул мне разум. — Его взгляд просветлел. — Я встретил тебя. Лишь в этот момент, сам не зная почему, я вдруг понял, что никакой Лоры на самом деле не существовало. Это был всего лишь красивый миф, пустоголовая бабочка-однодневка, обитавшая в мире, который я решил раздавить ногой. Я поднимался выше и выше, и мне казалось, все идет как нельзя лучше. — Он скривил губы. — Ко мне пришли и успех, и богатство, и все сопутствующие им атрибуты. А потом я вдруг узнаю от Рут, что в твоей жизни появился Грег, и мне наконец открывается печальная истина. Да еще какая печальная-то! Без тебя мне ничего в жизни не светит; ты всегда была рядом, а я тебя просто-напросто проморгал. В первый раз в жизни я точно знал, что мне нужно, но было уже поздно. — Его глаза потемнели. — Это был ад кромешный, Келси, но, поразмыслив, я решил, что на войне и в любви все средства хороши. Подай мне тебя — и все тут. Хочешь ты того или нет. Для этого я готов был пустить в ход все известные мне приемы, а их арсенал у меня, поверь, весьма обширен.
    — Я тебе верю, — сухо сказала она.
    — И вот я осторожненько навел справки.., и вдруг узнаю, что Грег исчез со сцены, а повзрослевшая Келси — девица себе на уме и не желает иметь со мной решительно ничего общего. Такого осложнения я не предусмотрел.
    — Нечто для тебя неизведанное? — с ехидцей спросила она, и он шлепнул ее под одеялом по заду.
    — Да уж конечно, девочка! Я решил, что лучше подбираться потихоньку да полегоньку, но это было непросто. Ты не поддавалась ни на йоту, так ведь? А еще говорят, что мужчины бывают жестокими!
    — Я думала, что я — еще одно твое увлечение. Что ты хочешь…
    — Я отлично понимаю, чего я, по-твоему, хотел, и ты была недалека от истины, — сухо ответил он. — А еще мне хотелось надеть тебе на средний палец левой руки колечко, чтобы отпугивать других волков, но это казалось так же маловероятно, как… — Он задумался, подыскивая подходящее слово.
    — Как то, что ты меня любишь. — Она вспомнила о своих мучениях, и в ее голосе послышалась боль, а он заключил ее в свои страстные объятия.
    — Это было неизбежно с той минуты, когда я тебя впервые увидел, — хрипло проговорил он. — Ты — все, что мне нужно, родная моя; все эти женщины… — он небрежно махнул рукой, будто отбрасывая саму мысль о них, — они ничего не значили. Все эти годы я искал и искал, сам не зная чего. Ты была так молода, так далека от меня. Я все понял лишь тогда, когда едва не опоздал.
    — Я так тебя люблю, Маршалл, — прошептала она ему на ухо; он отыскал в темноте ее лицо, и его глаза зажглись любовным жаром.
    — Ты заставила меня так долго ждать, — деланно грубовато проворчал он. — Сейчас я тебе за это покажу.
    — Я вся твоя, — ответила она, а в глазах у нее искрился смех, но когда он накрыл ее собой, она чуть отстранилась и любовно коснулась рукой его лица. — Это навсегда, Маршалл. Мы любим друг друга, мы вместе и все делим пополам.
    — Я знаю, — прошептал он хрипло. — И у нас вся жизнь впереди. — И когда он властно отыскал губами ее губы, она, содрогнувшись всем телом, поняла, что он принадлежит ей — полностью, окончательно и бесповоротно.

notes

Примечания

1

Top.Mail.Ru