Скачать fb2
S.T.I.K.S. Территория неудачников [СИ]

S.T.I.K.S. Территория неудачников [СИ]

Аннотация

    Главный закон улья: «или ты — или тебя». Даже если тебе повезло на старте, через пару недель здесь ты либо пойдешь на корм зараженным, либо сам превратишься в тварь, готовую бороться за выживание любой ценой. Увести добычу у тех, кто дал тебе возможность перевести дух в относительной безопасности? Перебить патруль таких же иммунных как ты? Уверен, что после всего этого ты остался человеком, даже если формально ты сохранил человеческий облик? S-T-I-K-S — мастер сюрпризов, умело вытаскивающий на поверхность самые темные стороны своих обитателей. Каждый иммунный здесь преследует свою цель и, если тебе показалось, что ты нашел друзей — рискни, расскажи свою историю, но будь готов, что все твои слабости будут использованы против тебя.


    Территория неудачников
    ( S-T-I-K-S. Человек с собакой - 2 )
    ГригорийСемух
    Главный закон улья: «или ты — или тебя». Даже если тебе повезло на старте, через пару недель здесь ты либо пойдешь на корм зараженным, либо сам превратишься в тварь, готовую бороться за выживание любой ценой. Увести добычу у тех, кто дал тебе возможность перевести дух в относительной безопасности? Перебить патруль таких же иммунных как ты? Уверен, что после всего этого ты остался человеком, даже если формально ты сохранил человеческий облик?
    S-T-I-K-S — мастер сюрпризов, умело вытаскивающий на поверхность самые темные стороны своих обитателей. Каждый иммунный здесь преследует свою цель и, если тебе показалось, что ты нашел друзей — рискни, расскажи свою историю, но будь готов, что все твои слабости будут использованы против тебя.
    S-T-I-K-S. Территория неудачников
    Глава 1
    Впервые с момента крушения поезда, Шутник, бывший Алекс, почувствовал себя человеком. У него был весьма солидный по местным меркам капитал, особо не разгуляешься, но на жизнь без излишеств хватит, если особо не шиковать то несколько месяцев можно прожить не покидая стаба, и это если не учитывать в расчетах жемчуг. Две жемчужины, по слухам, можно было толкнуть очень задорого, пусть даже они обе черные, с самым большим риском осложнений. За будущее можно было не переживать, никто в этот конкретный момент убить Шутника не хотел, его не мочил дождь, не кусали мухи, он не голодал, а его постель, каждую ночь согревала одна из девушек что работали в гостинице Цыгана.
    Рыжий пес, по имени Рыжий — наверное лучший друг Шутника не только в этом мире, но и в старом, в том, откуда его перенесла перезагрузка — окончательно выздоровел и умирать больше не собирался. Шутник частенько ловил себя на мысли что не так уж сильно сожалеет о переносе. Пес жив, и теперь такую псину хер убьешь, Шутник тоже в полном порядке да еще и обзавелся супер силой. У него появились несколько друзей — Шаман, знахарь-электронщик, Шнобель — весельчак и балагур, и Кабан — суровый и временами угрюмый кваз.
    Однако сидеть в стабе, проедая богатую добычу, Шутнику не хотелось, да и опасно было. Он в одно рыло зачистил деревню, с которой кормилось немало местных рейдеров, а потому светить большими деньгами, то есть споранами и горошинами, не мог. Приходилось каждый день покидать стаб, якобы отправляясь на промысел, страдать херней, шатаясь по округе, и даже пару раз прокатиться на дело в компании нескольких рейдеров и Кабана со Шнобелем, чтобы никто не задавался вопросом, на какие шиши Шутник живет. Вряд ли это вообще могло кого бы то ни было заинтересовать, но Шутник начал немного параноить в последнее время.
    Из этого стаба, он выжал все что мог, и пора было двигаться вперед, либо перебраться в какой-нибудь стаб подальше, и стагнировать уже там, не переживая что кто-то задастся вопросом — откуда у Шутника столько денег, и попытается связать его богатство с зачищенной деревней. Из-за того что Шутник зачистил в одно рыло село, в стабе и правда начались проблемы со споранами — видимо поселок и впрямь был любимой поляной местных рейдеров. Находился он недалеко, жителей там было много, застройка свободная — всегда можно убежать… Как супермаркет — приходи и бери тварей сколько надо, главное не допускать появления элиты, и зачищать село вовремя.
    Теперь же, местным добытчикам приходилось либо шакалить по окрестностям, в поисках случайного зомбака, либо соваться в город, в котором было опасно. Плотная застройка, куча окон, дверей и подворотен, из которых в любой момент могут выскочить голодные твари. Узкие улочки, на которых толпа зомбаков легко может обложить небольшую группу рейдеров, большое расстояние до стаба — в случае ранения, лишние пара десятков километров, могут стать тем самым, что тебя убьет. Хорошо что продолжался кризис не долго — спустя недельку по возвращении Шутника деревня перезагрузилась, а сейчас, спустя пару недель после перезагрузки, там появилось уже достаточное количество тварей. Однако пару неприятных недель, рейдерам все же пришлось провести — цены резко взлетели на все, от номеров в гостинице, до патронов, а местный безопасник строивший планы на элитника, до сих пор лютовал.
    Надо валить — Сыч пусть и не шибко крутой сыскарь, скажем даже, далеко не крутой, но рано или поздно все же сообразит. Убить наверное не убьет, но кто их знает, этих службистов, да помимо Сыча, куча народу недовольна тем что произошло. Надо валить. Однако прежде чем сорваться с места и пропасть с радаров, Шутник решил повторить свою авантюру, и зачистить деревушку снова.
    В этот раз Шутник продумал все, как ему казалось. В первую очередь конечно же узнал насчет мин. Как оказалось стоили они недорого, при тех запасах финансов что были у него, можно было позволить себе организовать целое минное поле.
    Усатый седой мужик, который выдал ему несколько жестяных банок из под краски, которые и служили корпусами мин, сразу же поинтересовался какие детонаторы Шутнику нужны. Выбор был достаточно большим, от банального фитиля, до детонаторов с радиоуправлением, и именно детонаторы как раз таки стоили большую часть цены. В самом деле, намешать селитру с алюминиевой пудрой и углем, или что именно они добавляют в свой аммонал, не трудно, беда в том что такая смесь не взорвется от спички или искры, тут нужен промежуточный детонатор, именно за него, по сути, покупая мину ты и платишь, а основной заряд, это уже условно говоря, дается на сдачу.
    Завальненские химики кстати, поступали очень грамотно. Усатый, который выдавал детонаторы Шутнику, сразу же предупредил что срок годности у них невысок — две три недели и все, после этого момента никто за них ответственность не несет. В лучшем случае — не воспламенятся, в худшем — сдетонируют самопроизвольно, так что не стоит хранить их слишком долго.
    — Хитро — кивнул Шутник — это типа для того чтобы постоянно покупали? Чтобы рынок не насытить?
    — Типа того — ухмыльнулся мужик — в том числе, но в основном просто несовершенство технологии и материалов.
    Шутник вскрыл целлофановую обмотку одного из детонаторов, и увидел что тот состоит из чего-то белого, и легкого, похожего на пенопласт. Принюхавшись, он отчетливо почувствовал легкий запах уксуса, и вроде бы, нотки ацетона. Лизнув детонатор и скривившись от кислятины, он убедился в своих догадках.
    — Триперекись ацетона?
    — Она, родимая — подтвердил усатый — извиняй, тротил тут нигде не водится, так что либо триперекись ацетона, либо этиленгликоль, из тосола делаем, но он жидкий, неудобно, так что в основном триперекись. Ну и опять же маркетинговый ход, ее главный недостаток — быстрое самопроизвольное разложение, в нынешних реалиях стал плюсом.
    — Понял. Про пульт еще раз расскажи.
    Детонаторы были радиоуправляемые, но самые дешевые. Работали на расстоянии не больше сотни метров, и сделаны были до невозможности кустарно. Точнее они не были сделаны — никакой работы с радиодеталями или пайки плат, все было так просто и тупо, что даже, в каком-то смысле, умно.
    Оказалось что в качестве пульта управления детонаторами, служит обычный планшет, примерно такой же как и у самого Шутника был, еще в том мире, на котором он смотрел кино, да в интернете шарился. Обычная машинка, ничем не примечательная, разве что здесь, к корпусу были колхозно присобачены какая-то белая круглая хреновина, дополнительная батарея, по сути просто повербанк, и репитер с парой длинных антенн. Насколько Шутник знал, это хреновина которая усиливает вай-фай. У него дома стояла похожая штука, потому что роутер, расположенный на первом этаже, очень плохо добивал до второго, на котором у Шутника располагался рабочий кабинет, и интернет там был нужен как воздух.
    Проблему решили именно таким вот репитером — приехал молодой пацан из сервис-центра, притащил похожую коробочку, включил в розетку и собственно все — она улавливала едва заметный вайфай от роутера, и усилив, раздавала дальше, так что на втором этаже дома сигнал прекрасно ловился.
    По ходу объяснений Шутник понял примерный смысл всего этого добра. Планшет раздавал сеть, репитер, подключенный к приколхоженному снаружи повербанку, его улавливал, и усиливал, так что даже в сотне метров сеть ловилась, а дальше происходила магия. Система умного дома. Да, вот так все просто.
    Местные механики додумались использовать для этого дела систему умного дома. Эта белая штуковина, как раз и являлась главным модулем, хабом системы умного дома от одной китайской компании, о которой в своем мире Шутник не слышал, видимо такой там не существовало, потому что когда он выбирал систему умного дома для своего жилища, успел перечитать информацию про кучу фирм.
    Главными действующими лицами в этой системе являлись маленькие светильники-светлячки. По сути пальчиковая батарейка, светодиод, и модуль вайфай, или блютуз, черт их пойми. Такие светильники подключались к системе умного дома, и с телефона, можно было их включать, выключать, и менять цвет. Формой они были похожи на маленькие свечки — пластиковый цилиндр в котором скрывалась пальчиковая батарейка, и модуль управления, а сверху стеклянный плафон, в виде язычка пламени, в котором располагался светодиод. Конструкция была размером чуть больше пальчиковой батарейки, и для детонатора подошла просто идеально. Светодиод выпаивался, вместо него припаивалась спираль, из проволоки от паяльника или чего-то подобного, конец цилиндика, который со спиралью, погружался в заряд промежуточного детонатора, и теперь если включить этот светильник с телефона, то спираль раскалялась, поджигала промежуточный детонатор из триперекиси ацетона, а уж он в свою очередь, вызывал детонацию основного заряда аммонала.
    Система оказалась достаточно удобной. Таких светильничков к модулю умного дома можно было подключить хоть десяток, или два, каждому назначить свое имя, и включать их как по кнопке, так и по таймеру к примеру, либо добавить некоторые другие модули, из все той же системы умного дома.
    Например там был умный выключатель — по сути, это датчик движения на батарейках и с вайфаем, или опять же блютузом, Шутник пока не разбирался какой именно протокол беспроводной связи тут используется. Подключается к главному хабу системы умного дома, и через приложение привязывается к конкретному компоненту, в данном случае — к светильнику. Как только появляется движение, эта хреновина включает свет, то есть активирует детонатор. Удобно для растяжек. В общем, вариантов масса, система умного дома оснащалась огромным количеством датчиков — от детекторов движения или освещенности, до датчиков влажности или задымления, и комбинировать их друг с другом было очень легко, но минус был один — беспроводная сеть. Все компоненты должны быть подключены к одной сети. С помощью репитера и кастомных антенн, у местных технарей получилось добиться серьезного усиления мощности вайфая или блютуза, или что оно там, но все равно, дальше одной-двух сотен метров, сеть не ловилась, так что подорвать мину за километр, было нельзя.
    Конечно же оставалась возможность докупить несколько центральных хабов. Условно говоря, связываешь один хаб со светильником-детонатором, и датчиком движения. Эта конструкция оставляется в конкретном месте, непременно рядом, чтобы была связь, и все — можно уходить. Как только датчик движения засечет кого-то, он включит свет, то есть подорвет бомбу. И ждать свою жертву, такая конструкция могла до тех пор, пока не сядут батарейки в датчике и светильнике, или не разрядится аккумулятор хаба умного дома. Если запитать это добро от автомобильного аккумулятора к примеру, то работать вся эта хрень могла с полгода запросто, а то и больше. Вопрос — зачем это нужно, ибо банальная леска или нажимная мина, скорее всего сработают не хуже.
    Тема была обширная и интересная, но сейчас Шутнику вполне хватало и тех двухсот метров что предлагало стандартное решение. К детонаторам-светльникам он закупил несколько датчиков движения да с пол десятка камер, и поблагодарив усатого, отправился к себе в номер.
    Пустой лист бумаги на столе, по идее должен был быть планом действий, Шутник хотел разметить места в которые заложит мины, чтобы подрывать тварей, хотя так обычно и не делают.
    Деревню всегда чистят так сказать в ручную — туда ходят одиночки, которые набивают себе пяток фрагов и валят обратно, ходят группы рейдеров из завального, и периодически, собираются крупные отряды. Как в прошлый раз например, когда дотянули до элиты. Чем раньше начинают чистить деревню, тем больше тварей (разумеется после примерного срока обращения большей части жильцов) если чистить село позже, то твари матереют, но их становится меньше — часть разбредается, часть подъедается другими тварями, покруче, в общем если нужно много споранов — надо идти чистить село пораньше. Если нужно побольше гороха — попозже. Хочешь добыть жемчужину — жди до последнего, и иди прямо перед самой перезагрузкой, примерно так же получилось в прошлый раз у Шутника. Тварей было немного, но среди них попадались элитники.
    Через шесть дней по возвращении Шутника, деревня перезагрузилась. С тех пор времени прошло уже немало и по примерным прикидкам в деревне обратилась уже половина народа. Еще пяток дней, и людей там не останется совсем.
    Завальновские ребята как правило отсылали туда пару разведчиков, которые пасли ситуацию, следили за деревенскими, и по большей части, все проходило примерно стандартно.
    После перезагрузки, наступал краткий момент паники, когда люди не понимали что происходит. Бывало несколько человек отправлялись на разведку, в разные стороны от деревни, часто доезжали до Завального или натыкались на патрули стаба. Их сразу же принимали, проводили тесты, если люди оказывались иммунными, оставляли в стабе на пару недель, пока не зачистят деревню, объясняя это карантином, потом отпускали. Если же оказывалось что это будущие твари, их как правило, пускали в расход прямо на месте. Все патрули имели одноразовые тесты на иммунитет, которые обычно не врали, погрешность не более одного процента.
    Иногда на разведку вообще никто из деревенских не выезжал, деревня переходила в своего рода спящий режим. Люди почти прекращали активность, ждали помощи, если и делали вылазки, то совсем недалеко. Спустя денек — другой, редкие “счастливчики” начинали обращаться. Люди пугались, как правило начинали ходить слухи сначала про бешенство, которое пытались лечить а больных запирать, потом про зомби-апокалипсис, кару небесную и прочее в том же духе. Зараженных пытались содержать в сараях, в надежде что вот сейчас вернутся разведчики, приведут с собой ученых и докторов, а уж те вылечат бедолаг, но никто не возвращался, а тварей становилось все больше и больше. Деревня переходила в осадный режим, когда выжившие прятались по домам, либо собирались толпой, чтобы держать оборону. Но то один, то другой из таких вот команд, превращались в тварей, поэтому люди все же дробились на мелкие кучки, как правило распадаясь на отдельные семьи, и выживали сами — заколачивали окна, запирали двери, доставали дедовские двустволки, прятались по чердакам и подвалам.
    Уже на этом этапе, можно было отстреливать тварей шастающих по округе, чем и промышляли рейдеры-одиночки. Твари были слабыми, далеко не в каждой были даже спораны, не говоря уж про горох, но зато почти безопасными. Через недельку людей становилось меньше, а тварей больше, да и матерели они, и тут наступали времена малых групп, и если они не выбивали всех тварей, то за недельку до перезагрузки, наступало время больших отрядов, потому что появлялись редкие элитные твари, которые легко справлялись с одиночками, да и с мелкими группами тоже.
    В тот раз именно до такого состояния и дотянули. На всю большую деревню осталась пара сотен тварей, но тварей быстрых и сильных, больше чем в половине был горох, и даже один элитник затесался. В этот раз наверное, зачистят деревню раньше, одиночки, насколько знал Шутник, уже шныряют по окрестностям, отстреливая таких же одиночных тварей. Надо бы и самому сгонять на разведку, посмотреть что там да как, выбрать подходящее местечко для засады…
    Отметив что перед выездом надо зайти к ксерру и пополнить запас пуль, Шутник набодяжил себе раствор гороха, и разделив стакан мерзкой на вкус дряни с собакой, отправился на тренировку. Уселся в позу лотоса — почему-то именно такая поза ассоциировалась у него с медитацией и духовными практиками, положил руку на кровать, в последнее время именно она служила Шутнику балластом, и врубил стелс.
    Амальгама послушно растеклась по телу, и мерцающее ртутное пятно, принялось расползаться по кровати. Из комнаты с узкой солдатской койкой, Шутник уже давно переехал, и сейчас спал на здоровенной кровати, которую и пытался утащить в стелс. Получилось. Не прошло и пяти секунд как амальгама покрыла кровать и та, вместе с Шутником, растворилась в невидимости.
    Большой объем непросто утащить в стелс, но если этот самый объем, в дальнейшем будет оставаться в неподвижности, то удерживать его не так уж и сложно. Оставаясь в стелсе, Шутник поглядывал на настенные часы, пытаясь выжать из себя как можно больше драгоценных минут. Стрелка неторопливо ползла по циферблату, запасы сил подходили к концу, Шутник, скрипел зубами от усилий, мысленно отмечая что сегодня получилось продержать невидимость уже на пятнадцать секунд дольше чем вчера.
    Почувствовав что еще десяток секунд, и он вывалится из стелса, Шутник поднял с пола заранее заготовленный шприц со спеком, и вколол стимулятор, чувствуя как бешено начинает колотиться сердце, а стремительно пустеющие резервы сил, начинают заполняться. Да, заполняться считанными каплями, не больше нескольких минут невидимости, но это при пустых запасах, то есть организм как бы берет у себя в долг, работает на отказ. Шутник пытался проводить аналогии с бодибилдингом, там насколько он знал, тоже надо повторять упражнение до отказа, до тех пор пока следующий повтор сделать просто не сможешь, только в этом случае, опять же, насколько знал Шутник, можно заставить мышцы ускоренно расти. Неизвестно работал этот принцип на способности улья, или это было просто самовнушение, но тем не менее, результаты были.
    Выжимая из себя остатки стелс, Шутник, чувствуя приближение отказа, потянулся и подхватил с пола баллон со сжатым воздухом и пищалкой — такие любят использовать на стадионах спортивные фанаты. К стрельбе в стабе относились настороженно, Шутник не знал что будет если он начнет стрелять — предусмотрен ли за это какой-то штраф, или просто выселят с территории, но как минимум — Цыган за пальбу в его гостинице по голове точно не погладит. Стелс срывать как-то было надо, громкий звук для этого подходил лучше всего, потому он и обзавелся подобной штуковиной. На последних секундах он нажал на кнопку, и мощный, паровозный гудок напрочь сорвал с Шутника маскировку. По голове словно ударили мешком с песком, в глазах зарябило а из носа хлынула кровь, но Шутник знал что такой стресс полезен для его способности. Да неприятно, да следующие пара часов восстановления будут далеко не самыми приятными в его жизни, но уже завтра, он сможет просидеть в невидимости дольше еще на двадцать — тридцать секунд, а может быть на целую минуту… Если бы еще чертов спек не стоил так дорого, все было бы вообще замечательно.
    Затолкав в нос два клочка туалетной бумаги, Шутник завалился на кровать, и закрыл глаза. Голова кружилась, а с закрытыми глазами было немного полегче.
    Провалявшись минут сорок, и дождавшись пока состояние придет в норму, Шутник вытащил из под кровати своего рода жилет, сшитый на собаку из прочного брезента. Закинув его в рюкзак, и свистнув пса, направился к внешней стене, там проходили тренировки собаки.
    Остановившись у кучи стройматериалов, валяющихся на месте снесенного дома, Шутник принялся набивать кирпичами специальные карманы на жилете. Там, в своем мире, у его знакомого был здоровенный ротвейлер, и помнится выводя пса на прогулку, друг надевал на него специальную шлейку с грузами. Собакен был очень здоровый и сильный, при обычной прогулке его не получалось толком утомить, и нерастраченную энергию он потом тратил носясь по квартире. Такая шлейка с грузами здорово облегчала жизнь владельца ротвейлера, и Шутник взял стратегию на вооружение.
    Вес грузиков которые таскал тот ротвейлер, кажется составлял около пяти килограмм, Рыжий же, за время проведенное в улье, здорово подрос, заматерел, да и отожрался тоже. Шутник иногда замечал что собакен ночью пропадает, и возвращается только к утру. Не каждый день, но пару ночей в неделю точно. Оставив как-то раз на столе включенную гоупроху, Шутник на утро имел удовольствие наблюдать как пес, дождавшись пока хозяин уснет, телепортировался в неизвестном направлении, а появившись перед рассветом, очень долго вылизывался, но кровью от него все равно утром воняло.
    Устроив допрос с пристрастием, Шутник узнал что шкодливая псина бегает жрать всякую дрянь, вот только в отличии от обычных собак пес шарится не по помойкам, а носится вокруг стаба в поисках зомбятины. На людей слава улью пока что не нападает, но тенденция Шутнику не нравилась, пес явно подсел на человечину.
    Видимо на зараженном мясе зомбаков, пес и рос как на дрожжах, сейчас он весил уже больше Шутника, его вес составлял почти девяносто килограммов, в холке пес был уже почти по пояс Шутнику, а встав на задние лапы, легко мог положить передние, на плечи хозяину. В ширину псина тоже здорово раздалась, а еще за последнюю неделю у него прошла линька. Шутник вычесал с собаки около двух мусорных пакетов шерсти, и теперь пес стал еще более рыжим чем был, почти красным.
    В общем, пес мутировал в непонятную херню, но Шутник, вроде как отметил что набор массы помаленьку прекращается. Наверное пес дотянет таки до центнера, и на этом прекратит расти. Как бы там ни было, сейчас им предстояла тренировка. Натянув на собаку жилет из толстого брезента, и застегнув все ремешки, Шутник принялся распихивать по петлям кирпичи. Сейчас собакен тренировался уже с шестью кирпичами. Навскидку, каждый кирпич весил килограмма три, так что пес таскал на себе едва ли не четверть своего веса, плюс сам Шутник.
    Закончив экипировать собаку, Шутник вытащил из рюкзака бейсбольный мячик, еще тот самый, который купил на следующий день после прихода в стаб, и от души размахнувшись, швырнул.
    В следующий миг, его привычно сжало со всех сторон, протащило сквозь червоточину, кротовую нору, четвертое измерение, или черт его знает через какое пространство телепортируется пес, и выбросило в реальный мир. Сделав пару шагов по инерции, но все же устояв на ногах, он резко обернулся, и выбросил вперед руку, как раз чтобы перехватить летящий бейсбольный мяч.
    Снова размахнувшись и запулив мяч вдаль со всей силы, Шутник вновь вывалился из подпространства, успев его поймать. Поначалу не получалось, но со временем пес научился четко рассчитывать расстояние, каким-то своим непонятным чутьем, и выскакивать из телепорта в той самой точке, куда должен был упасть мяч, так что теперь такая игра стала действительно просто игрой, и собаке очень нравилась.
    Погоняв собаку с полчаса, Шутник опустошил карманы собачьей разгрузки, снял с пса жилет, и убрал в рюкзак. Дал зверюге напиться воды из припасенной бутылки, и двинулся домой, номер в гостинице он даже в мыслях называл домом, и в целом как ему казалось, помаленьку втянулся в местный ритм жизни. Возвращались они так же как и шли на тренировку — едва ли не перебежками, стараясь лишний раз не показываться никому на глаза, активно тренируя и телепорт, и стелс.
    Наскоро перекусив, человек с собакой отправились спать. Перед сном Шутник не забыл установить напротив кровати экшн-камеру, которую купил за пару споранов, благо такое добро тут почти ничего не стоило. Проверив заряд батареи и емкость флешки, шутник навел объектив на кровать, и чуть приглушив свет, улегся спать. Закрыв глаза, он ушел в стелс, и попытался дать себе установку не выходить из невидимости до тех пор, пока не закончатся запасы сил.
    Этот эксперимент он проводил уже четвертый день подряд. Задачу себе он поставил достаточно простую — попытаться удержать стелс во сне. Как показывает практика, если лежать не двигаясь и не издавая звуков, то запасов невидимости хватает на гораздо больший срок. Сейчас, при достаточно активных движениях, лишь бы без громких звуков, Шутник может пребывать в стелс больше получаса, почти сорок минут, но если просто лечь и не двигаться, не издавая никаких звуков, то время в невидимости получается растянуть чуть ли не до часа.
    Со временем, Шутник надеялся что сможет поднять свой скилл часов до двух-трех в активном режиме, и часов до шести или семи в режиме неподвижности. Если получится удерживать стелс во сне, то можно будет даже спать в стелсе. Сейчас вся безопасность завязана на собаку, пес спит очень чутко и может почувствовать угрозу издалека, но Шутнику хотелось научиться обеспечивать свою безопасность во сне самостоятельно, тем более, как показала практика, гадкий пес вполне может бросить хозяина и свалить на добычу зомбятины.
    Пока что, ничего не получалось — просматривая по утрам записи, он видел, что стелс с него спадает, практически сразу, когда он засыпает, но что было намного интереснее — несколько раз, на записи было видно как прямо во сне, Шутник на несколько секунд уходит в невидимость. Почему способность срабатывает самопроизвольно, он так и не понял, но случалось такое всего пару раз.
    Поставив будильник на шесть утра, Шутник закрыл глаза, и активировав стелс принялся считать овец. Сегодня надо было хорошенько отоспаться, завтрашний день обещал быть непростым.
    Глава 2
    Затвор клацнул, выбросив пустую гильзу и встал на задержку. Патронов больше не было, а сумасшедшие психи еще остались, точнее остался. Последний.
    С рычанием голый человек, который на человека походил уже слабо, налетел на старика с автоматом, стоявшего, казалось, на границе миров — обычная земля, покрытая пожухлой травой, резко переходила в сплошную черноту. Старик бросился в сторону, уходя с линии атаки, и перехватывая автомат как дубину. Промахнувшийся псих, вылетел за границу черноты, по которой брел старик, свалился на землю, отчего черная трава под ним захрустела, но встать уже не смог.
    Псих рычал, катался по земле, пытался встать, но казалось что его конечности работали вразнобой — упираясь в землю одной рукой, второй, он в то же время пытался поцарапать небеса. То же происходило и с ногами — одна отталкивалась от земли, вторая же, бесполезно болталась из стороны в сторону. Черная, словно выжженая ядерным взрывом земля, оказывала сильное влияние на разум не только людей, но как оказалось и этих людоедов, которых людьми назвать было уже затруднительно. Что это было — радиация, боевая химия, или еще какие-нибудь лучи смерти, Доку было непонятно, но он и не пытался искать ответы на столь сложные вопросы, его куда больше волновал вопрос выживания. Еды у него нет, воды тоже — единственное чем он может утолить жажду, это какой-то слабоалкогольный напиток во фляжке снятой с трупа.
    Старик глубоко вздохнул — он уже успел привыкнуть к непонятной выжженной земле, за те несколько раз что выходил на нее, спасаясь от сумасшедших, выдерживать ее воздействие у него получалось, но приятного в этом все равно было мало.
    Шагнув на черноту, он взмахнул автоматом, и опустил приклад на голову психа. Череп треснул, расплескивая свое содержимое по черной траве, но месиво из мозгов, старика не заинтересовало. Ему показалось что из черепа психа вывалилось что-то странное, и подвинув носком ботинка кусок черепа, он это увидел. На затылочной части головы, у психа росло что-то вроде огромной бородавки, размером и формой похожая на половину чеснока, или половину очищенного мандарина. Удар приклада расколол череп и вскрыл эту штуку, из которой теперь торчал ворох какого-то черного мха.
    — Приплыли — сам с собой заговорил старик — вот вам батенька, и мозговые паразиты какие-то… Так, ладно Док, спокойно. Рано или поздно мы дойдем до обитаемых мест, и все узнаем. Не надо паниковать, просто иди вперед. Просто переставляй ноги, сначала левую, потом правую… Левую, правую…
    Патронов не осталось, мучила жажда, да и есть хотелось со страшной силой. В голове была каша, но Док упрямо шел вперед, вдоль границы черноты, надеясь что когда-нибудь она все же закончится.
    Четкая граница между черной землей, и нормальной, казалось разделяла мир на две части, словно инь и янь — тьма с одной стороны, свет с другой. Док брел вдоль грани света и тьмы, не заходя на черноту но и не удаляясь от нее, словно не мог принять решение, примкнуть ему к свету, или к тьме, но на самом деле, чернота была для него жизненно важна, как и нормальная земля.
    После крушения поезда, когда на пассажиров напали сумасшедшие людоеды, и когда он, Док, умудрился потерять железную дорогу, ему уже несколько раз встречались стаи этих психов. Автомат у него был, но патроны он берег, и в случае появления людоедов, уходил на черноту — психи туда не совались. Дождавшись пока сумасшедшие уйдут, Док выходил обратно, потому что долго находиться на черноте было нельзя, и продолжал двигаться вдоль границы.
    Он заметил что граница черноты постепенно сворачивает в сторону, но отрываться от нее не рисковал, а вскоре за ним увязалась группа психов. Док привычно ушел на черноту, отошел на сотню метров и побрел вдоль нее, но психи не разбежались, и продолжали двигаться параллельно ему по нормальной земле, как называл ее Док — зеленке.
    Поняв что так сбросить хвост не получится, и такими темпами чернота его просто прикончит, Док вышел на зеленку, и вступил с психами в бой. Он завалил шестерых, больше сумасшедших поблизости не было, и сменив магазин, все же решил идти вглубь нормальной территории.
    Ему пришла в голову простая мысль — возможно что чернота, это всего лишь небольшое выжженное пятно — допустим километров десяти в поперечнике. Если это так, то он, Док, бродя по границе черной земли никогда не выберется отсюда, просто будет наворачивать круги вокруг непонятной черной кляксы. Да, непонятная черная херня, неплохо защищает от сумасшедших каннибалов, но полагаться только на нее нельзя, пора двигаться дальше.
    Приняв такое решение, он повернул в сторону, и побрел, отдаляясь от черноты. Спасительная тьма осталась позади, теперь, при встрече с психами, придется драться с ними до конца, а из оружия лишь автомат с одним магазином.
    Глава 3
    Выжженная земля осталась далеко позади, Док прошагал уже несколько десятков километров, если не сотню. Шел весь день, остановился лишь на кратковременную ночевку, а проснувшись еще до рассвета, двинулся дальше.
    По пути убил еще одного психа — в первый момент Док даже подумал что это нормальный человек, он хотя был не голым, но когда случайный встречный с диким рыком бросился на него, старик понял что это такой же псих.
    Хватило одного патрона. Этот сумасшедший был не таким как предыдущие — у него даже морда не исказилась, превратившись в страшную рожу. Вполне себе стандартное лицо мужика средних лет, в футболке, джинсовой куртке, и самое главное — с объемным рюкзаком за спиной.
    Перевернув труп, Док стащил с его спины рюкзак, и не смог сдержать вздоха разочарования — вместо горы ништяков, вроде еды, инструментов, и палатки, там оказался большой фотоаппарат с несколькими объективами, разложенными по отсекам рюкзака. Единственное что порадовало, это пол литровая бутылка с водой, притороченная к рюкзаку сбоку.
    Утолив жажду, старик решил сменить курс и двинуться туда, откуда пришел этот натуралист. Док уже понял что сумасшедшие психи, изначально были нормальными людьми но потом с ними что-то случилось, и они сошли с ума. Если этот мужик с фотоаппаратом тоже был нормальным и сошел с ума судя по всему не так давно, иначе уже изодрал бы о кусты одежду, то по идее идти он должен был откуда-то. У него должна быть машина на которой он в эту глушь приехал, или палатка в которой он ночевал. Не мог же он упереть хрен пойми куда только с фотоаппаратом? Если ушел далеко — значит где-то есть машина или палатка с припасами. Если ушел недалеко — значит где-то поблизости есть населенный пункт.
    Свернув в сторону, Док часа через два, отыскал машину. Это было не так чтобы очень сложно — трава высокая, и след мужика был хорошо заметен. Проследовав по нему, Док понял что мужик бродил странным кругами, наворачивая длинные петли, но от машины он отдалился не слишком далеко. Джип-паркетник, нашелся аккуратно припаркованным в теньке под деревом. Дверь была закрыта, и даже заперта. Запоздало вспомнив что не обыскал карманы психа, на предмет наличия ключей, Док призадумался что сделать проще — попытаться вскрыть и завести машину с помощью дерьма и палок, либо же вернуться, и обыскать труп? Разогнав почесыванием затылка мыслительный процесс, Док понял что надежнее вернуться и поискать труп. Трава высокая, если пройти по своим следам, труп получится найти без особого труда.
    Когда спустя еще пару часов Док снова вернулся к машине уже с ключами, он к своей радости обнаружил что аккумулятор не разряжен, бензин есть, а в бардачке валяется большая плитка шоколада. Утолив голод, Док завел джип, и тронулся по колеям в траве, спустя час выбравшись на грунтовку, которая внезапно перешла в хорошую асфальтовую дорогу, а еще через два часа, увидел вдалеке верхушки высоток.
    Радостной встречи с людьми не получилось. Километрахв двух от города, проклятый паркетник застрял. Дорога снова резко сменилась — хороший асфальт исчез, словно его срезали ножом, и начали жуткие колдобины — выбоины, трещины в асфальте, ямы, в конце концов дорога превратилась в одну сплошную большую яму, пытаясь объехать которую, Док посадил машину на брюхо, и даже с помощью такой-то матери, выбраться не смог. Пришлось бросить тачку, взять автомат и двинуться к городу, но стоило только попасться на глаза местным ментам, как его тут же скрутили, отжали автомат, и заперли в обезьяннике. Отстреливаться Док разумеется не стал, на монстров менты не походили, но с каждой минутой, это его миролюбивое поведение, разочаровывало Дока все больше и больше. Надо было перебить этих ментов и валить лесами вокруг города. Желая выйти к обитаемым местам, он вышел всего лишь к огрызку обитаемого мира.
    По идее, менты поймали мужика с руками по локоть в крови, и боевым оружием, как пить дать террорист или минимум маньяк-убийца, но у них имелась проблема посерьезнее — куда-то исчез город.
    Пару часов, усталый капитан на беседы с Доком все же выделил, но казалось всерьез к его рассказу не отнесся. Док рассказал про поезд, про сумасшедших психов, и клыкастую тварь. Рассказал про выжженную землю, и про инопланетянина, но менту это кажется было по барабану. Казалось бы чего проще — отправить машину с парой ребят, чтобы проверить слова Дока, и все встало бы на места, у старика уже появился какой-никакой но опыт, в общении с местным окружением. В частности Док мог рассказать и про сумасшедших уже не похожих на людей психов, рассказать про инопланетных ракотараканов которые ползают в окрестностях — раз был один, значит и другие могли быть, Док мог предупредить о том чтобы на черноту не совались, но менты его слушать не стали.
    Впрочем со своей стороны капитан тоже рассказал Доку кое-что интересное. Вчера все вокруг затянуло плотным, вонючим туманом, а когда тот рассеялся, оказалось что большая часть города куда-то исчезла, остался лишь один район. Проблемы начались сразу — отключилось электричество, пропал интернет и сотовая связь, телефоны тоже не работали. Вода, газ, канализация — все что могло не работать, не работало, и даже то, что по идее сломаться не должно — сломалось, причем одномоментно.
    Народ запаниковал, начались волнения, но мародерства в магазинах и драк за продовольствие, как опасался капитан, не случилось. Выяснив для себя что старик не может прояснить куда и как исчез город, и все твердит о проделках инопланетян, менты зашвырнули Дока в камеру и казалось забыли про него, но главное про то что задержанного надо кормить и поить, они не забывали.
    Два дня назад, Док слышал перестрелку на улице, а менты вернулись очень взволнованными. Пока старшие не видели, двое сержантов с бутылкой водки спустились вниз, и слегка прибухнули в кабинете неподалеку от КПЗ. Слышно было не очень хорошо, но КПЗ это все же не полноценная камера, и здесь не глухие стены, и толстая железная дверь, которую зэки называют роботом, а всего-лишь решетка, да и менты говорили далеко не шепотом. По обрывкам разговоров, Док понял что в город нагрянула колонна, во главе с бронетранспортером, неизвестные люди отогнали очередями из крупняка полицию, охранников, и случайных зевак, а потом подчистую обнесли оба местных супермаркета.
    Почти сразу после ограбления, начались странности. В район потянулись непонятные люди — чаще всего голые, странно выглядящие, и очень агрессивные. Нескольких из них, небольшому отряду полиции — все вооруженные силы какие оказались в районе, удалось взять живьем. Попытка допроса успехом не увенчалась, непонятные люди были сумасшедшими, слов не понимали, говорить не умели, только рычали и орали. Более того, некоторые из психов даже на людей похожи не были — искаженные рожи, огромные пасти, клыки. Таких было немного, но они были, что с этим делать, местные менты не знали, а потом им стало банально не до того — у остатков городка поехала крыша.
    Менты расчехлили стволы посерьезнее. Теперь вместо штатных макаровых и дубинок, почти каждый полицейский таскал калаш, не снимал броник и постоянно имел при себе шлем. Психи были опасны — кусались, царапались, один из лейтенантов уже лишился глаза.
    После того как началась заварушка с сумасшедшими, капитан вспомнив что о чем-то похожем ему рассказывал старик, снова вызвал Дока на разговор, рассказал о том что происходит в городе, просил рассказать Дока что он видел, прежде чем на них напали психи, расспрашивал о недомогании — многие полицейские, да и вообще жители города, мучались головной болью, болью в горле, у некоторых начались психозы…
    Док рассказал все что знал, пересказав свою историю едва ли не поминутно, с момента аварии, но капитан, несмотря на все происходящее вокруг, скорее всего решил что старик все же спятил… А потом снова появились психи.
    В городе был введен комендантский час, жителям рекомендовано было вооружиться кто чем сможет, а так же обращать внимание на членов своих семей и соседей. Все же у местных хватило ума понять, что с ума сходят далеко не сразу, и в первую очередь, у будущих психов проявляются некоторые симптомы, которые можно заметить.
    Менты пробовали было, начать таскать психов в КПЗ, но ничего хорошего из этого не вышло.
    Первый раз менты притащили мужика — голый, с синюшной кожей, скованные наручниками запястья изрезаны едва ли не до костей — вырывался псих отчаянно. Орал, дергался, но менты держали крепко, а дотащив до соседней с Доком камеры, втолкнули внутрь, и вызвали санитара.
    Пока сутулый мужик в белом халате пытался сделать укол, а два мента прижимали к шконке вертящегося и орущего психа, тот таки перерезал наручниками запястье — кисть оторвалась, и освободившийся псих, вцепился освободившейся рукой в лицо одного из ментов, порвав щеку, и едва не выцарапав глаз. Второй мент опешил на секунду от такого зрелища, сумасшедший, вскочил и тут же впился ему в руку зубами.
    Врач таки вколол шприц куда-то в шею психу, и того слегка повело. Орать он стал чуть тише, руками махать не так активно, и менты вместе с врачом сумели отступить из камеры. Спустя несколько минут менты позвав еще двоих человек на помощь и нацепив шлемы с прозрачными забралами, броники, и вооружившись щитами и дубинками, снова вошли в камеру. В этот раз они не деликатничали и сумели завалить психа, попутно наверное переломав тому половину ребер, а санитар вколол какой-то препарат, впрочем тоже почти не успокоивший сумасшедшего. Кое как сумев зафиксировать психа на лежанке, и перебинтовав тому оторванную руку, менты с врачом ушли.
    — Да этого хватит чтобы быка усыпить — услышал Док слова санитара, сказанные усталому капитану — пристрелите его нахрен и все. Тут уже не помочь.
    — Делай что-нибудь — устало проворчал капитан — пробуй, коли все что есть, пилюли какие-нибудь дай. Мы не можем перестрелять половину города. У многих симптомы.
    — Доктор, доктор — послышался голос еще одного полицейского, кажется это был молодой сержант, тот которого укусил псих — а я теперь стану таким же? Зомби?
    — Не неси чушь, какой зомби? — прервал его врач — я так полагаю это какая-то разновидность бешенства. Я стерилизовал рану и взял кровь, сделаю анализ когда электричество нормально заработает. Обычное бешенство передается через укус, так что есть опасность что и эта разновидность тоже передастся….
    Док напрягал слух, пытаясь различить слова, но говорящие удалялись от камер. Спустя пару часов пришел сержант, с перевязанной рукой и красными глазами, оставил Доку миску с едой, пластиковую бутылку с водой, и не сказав ни слова, ушел. Ночью Док почти не спал — проклятый псих орал, гремел, пытался вырываться. В середине ночи, не выдержав этого, в камеру вошел дежурный мент, которого Док до этого не видел, отмудохал привязанного психа дубинкой, а затем вышел, но вскоре вернулся с полотенцем. Скрутив из него некое подобие кляпа, он затолкал его в рот психу, обмотал по кругу скотчем и ушел, впрочем тишина долго не продлилась. Сумасшедший таки сумел выплюнуть кляп, и снова принялся реветь белугой, но больше мент не приходил. Видимо смирился с шумом, а может быть надел наушники и слушает сейчас какую-нибудь музычку.
    На следующее утро, Дока разбудила хлопнувшая металлическая дверь, и на пороге снова показался давешний покусанный сержант. Док думал что тот принес завтрак, но мент, прошел мимо его камеры, к той в которой примотанный к кровати все еще лежал псих, вытащил из кобуры ствол, и направил его на сумасшедшего.
    — Сука — заорал он — сука! Почему меня? Почему ты укусил меня? Я не хочу, слышишь? Не хочу становиться как ты!
    — Стой — на пороге показался заспанный капитан — брось пушку, Михалыч еще не получил результаты, вот придет к обеду, скажет свой вердикт. Прекрати, может быть ты и не обратишься.
    — Нет! — снова заорал молодой сержант, пистолет в руках которого ходил ходуном — не хочу!
    Грохнул выстрел, голова психа мотнулась, забрызгав кровью лежанку, но вслед за первым выстрелом прозвучали еще четыре.
    Полицейские макаровы нельзя назвать особо мощными стволами, но вот так, почти в упор, да одну пулю за другой… Голова зараженного превратилась в окровавленные лохмотья с паклей волос перемешанных с содержимым черепа, а молодой сержант, уже откровенно впав в истерику и давясь рыданиями, упер ствол себе под челюсть, и выстрелил.
    Мозги сержанта забрызгали белый потолок камеры, Док отпрянул в сторону, а капитан бросился к упавшему на пол телу. На грохот выстрела прибежал еще один мент, видимо это все кто был сейчас в участке, быстро сообразив что сержанту уже не помочь, они подхватили труп, и утащили его куда-то, оставив Дока одного, с трупом психа в соседней камере.
    Сколько Док просидел в одиночестве, было непонятно, наверное не меньше чем пол дня, но вскоре снова вернулись менты, притащив вчерашнего врача, вот только теперь этот самый врач урчал и норовил укусить тащивших его ментов.
    — Пристегнув врача наручниками к нарам, менты ушли, и до самого вечера не появлялись. Док за весь день не получил ни воды, ни еды. Водопровод не работал, канализация тоже, и Док начал подумывать что если в ближайшее время никто к нему не зайдет, то он поступит по примеру щенка, которого хозяева оставили одного в квартире надолго, и начнет срать по углам, но до этого не дошло.
    Послышалась стрельба, и по лестнице скатился капитан, вслед за которым, с автоматом наперевес, ворвался сержант с обезумевшей рожей, и от бедра, длинной очередью высадил в капитана весь магазин.
    Выстрелы стихли, Док, пригнулся за унитазом, накрыв голову руками, сержант что-то бормоча себе под нос, пытался перезарядить магазин. Хрипел раненый, или уже умирающий капитан, рычал зомбо-врач в соседней камере, а сержант с автоматом, странно похрюкивал, вставив магазин в автомат обратной стороной, и со всех сил стуча по нему кулаком, пытаясь вогнать на место.
    — О! — вдруг выдал сержант, и вытащив магазин из автомата, перевернул его, и вставил правильной стороной, но тут же завис, задумавшись, а потом медленно, словно боясь обжечься, оттянул затвор. Замер наверное на целую минуту, видимо забыв что делать дальше, но все же вспомнил, и отпустил затвор. Тот сыто лязгнул, дослав патрон, а спятивший мент навел автомат на Дока…
    Спрятаться за унитазом явно не получится, а умирать в обнимку с толчком набитым дерьмом, Док не хотел. Встал, выпрямился во весь рост, готовясь сдохнуть пусть не с честью, но хотя бы не совсем позорно, однако когда загрохотали выстрелы, удержаться и не вскинуть руки в инстинктивной но бесполезной попытке защититься Док не смог. Боли не было, и взор красной пеленой не заволокло, лишь в глазах слегка расплылась картинка.
    Доку казалось что он смотрит на мир сквозь лужу, по которой растеклась радужная бензиновая клякса, все точно так же переливалось и искажалось, но Док видел как давит на спусковой крючок сумасшедший мент, видел вспышки выстрелов, и направленный на него ствол автомата.
    Прошли долгие несколько секунд, прежде чем Док осознал что все еще жив, и умирать пока не собирается. Время словно замедлилось. Сумасшедший мент пялился на Дока красными глазами, дергая спусковой крючок, из ствола автомата вырывались всполохи пламени, позади мента, в открытую дверь, ввалились и теперь замерли с удивленными рожами, два неизвестных мужика, в камуфляжных куртках.
    Сам же старик, со столь же удивленной физиономией пялился на переливающуюся полупрозрачную кляксу, это именно из-за нее ему показалось что в глазах все поплыло, на самом деле, Док просто смотрел на мир, сквозь неправильной формы кусок непойми чего. Это было похоже на мутное переливающееся, и казалось даже слегка светящееся стекло, чуть выпуклой формы, словно срез мыльного пузыря, или кусочек большого стеклянного шара. Это нечто просто появилось и зависло в воздухе напротив рук Дока.
    Пули, ударяя в этот своеобразный щит, вызывали на поверхности легкую рябь, что-то вроде кругов на воде, и переливчатое мерцание в местах попаданий. Время для Дока словно замедлилось, он наблюдал как пуля за пулей ударяют в эту стеклянную преграду, как по полупрозрачной защите начинают змеиться трещины, как очередная пуля отколола от стеклянной массы кусок, размером с ладонь, и тот, едва отделившись, истаял, растворившись в воздухе.
    Трещины покрыли уже весь барьер, по краям, при каждом выстреле отпадали осколки, казалось что Док спрятался за куском бронированного стекла, с потрепанными краями. Свечение почти исчезло, щит становился все прозрачнее и прозрачнее, казалось еще секунда и он исчезнет, как вдруг автомат, казалось с громоподобным щелчком, встал на задержку, и время вновь понеслось вперед, словно пришпоренное.
    На Дока навалился такой приступ слабости, что подкосились ноги, и он свалился на пол, двое мужиков появившихся за спиной сумасшедшего мента, бросились на него, свалив с ног. Док, чуток отдышавшись, и сумев сесть, обратил внимание на лужу крови, растекающуюся из под мента, и на то, что его спасители куда-то пропали, впрочем, судя по шуму чуть в стороне, ушли они не слишком далеко.
    — Как это тебя угораздило то, братан? — появился в дверном проеме один из этой пары — вот честно, не ожидали иммунного тут встретить. Ты из какого стаба? Как тебя эти придурки взяли?
    — Чего? — удивился Док — что за стаб?
    — Ааа — потянул мужик, как показалось Доку, слегка расслабившись — новичок? То-то я смотрю, видок у тебя не очень. Но не переживай, поживешь тут пару месяцев, перестанешь на древнего старпера походить… Меня кстати Тухлым зовут, а тебя?
    Говоря это, мужик ковырялся в замке камеры, пробуя по очереди ключи, которые видимо отыскал либо на телах ментов, либо где-то в кабинетах.
    — Живем — в помещение ввалился второй тип — мент это не только восемьдесят кило мяса и дерьма, но и ценный мех, в смысле оружие и патроны. Четыре ксюхи, шесть макарычей и патроны.
    — Готово.
    Замок со скрипом провернулся, и Тухлый отступил в сторону, позволяя Доку выйти. Держались двое бродяг вроде бы дружелюбно, но Док не мог не заметить как напарник Тухлого, словно невзначай положил руку на висящий на ремне автомат.
    — Николай — Док протянул руку Тухлому, и покачнулся, едва не упав. Последние пару дней у него начались головные боли, слабость, те же симптомы что были после пребывания на выжженной земле, он все списывал на нервы и переутомление, но сейчас его накрыло совсем основательно.
    — Аккуратнее, Колян — Тухлый подхватил его, и помог сесть, оперевшись спиной на стенку, а его напарник отстегнул от пояса флягу, и протянул Доку — на, глотни, поможет.
    Док принял из рук мужика флягу, и сделал несколько глотков. Какой-то легкий алкоголь, с непонятным, но знакомым привкусом. Туман в голове почти сразу начал рассеиваться, голова кружиться перестала и даже тремор в пальцах утих. Помогает.
    — Слушай Николай, давно тут? Окрестить не успели как вижу?
    — Не очень — ответил на вопрос Док, и тут же спросил сам — окрестить? Это как?
    — Погоняло имею в виду дать, мы тут именами не пользуемся, видимо не успели, раз спрашиваешь.
    — Доком называли, врач я — пояснил Док — можно так.
    — Ну, пусть так. Дар Улья вижу появился, неплохой кстати. Слушай Док, мы уходим, хочешь — давай с нами, не хочешь — оставим тебе АКСУ с парой магазинов, и чеши на все четыре стороны. По-хорошему стоило бы тебе все как следует рассказать, объяснить куда ты попал, живчик делать научить. Новичкам помогать принято, но мы не хотим тут лишний раз задерживаться, этот кластер завальненские чистят, а с ними связываться неохота, так что извиняй. Либо с нами, либо, сам выгребай как сумеешь, мы тебе и так уже помогли, да и автомат дадим, это уже много.
    — С вами — кивнул Док не раздумывая и секунды. Эти двое мужиков как минимум источник информации, именно то, чего сейчас так не хватает. Для начала надо хотя бы понять что случилось, а мужики ведут себя довольно уверенно.
    С помощью Тухлого, Док поднялся на ноги, и с удивлением обнаружил что слабость отступила, и свалиться в обморок больше не тянет.
    — Автомат в руках держал когда-нибудь — спросил Тухлый, и получив в ответ кивок, протянул Доку АКСУ — без команды не стрелять, только если тебя пытаются сожрать, в остальном повторяй за нами, иногда лучше прокрасться тайком, чем стрелять во все что шевелится. Полегчало? Глотни еще живчика и выдвигаемся. Рюкзак сможешь утащить? А то мы малость загрузились.
    Док кивнул и подхватил рюкзак который протянул ему мужик, забросил за спину, подтянул лямки, и все трое вышли на улицу, двинувшись вдоль домов, стараясь перемещаться от подъезда к подъезду, и подолгу на открытых местах не маячить.
    Глава 4
    От города тройка бродяг отошла уже на достаточно большое расстояние. Никого не потеряли, хотя пострелять довелось немало. Потратили немного времени чтобы побродить по дворам, и украсть велосипеды. Зашли в подъезд новостройки, сделанной на европейский манер — вход в подъезд на одном уровне с землей, без ступенек, двери стеклянные, подъезды сквозные. Как правило в новых домах на первом этаже есть специальная комната, для велосипедов, колясок и тому подобного, так оказалось и в этот раз. Взломав стеклянную дверь, тройка мужиков добралась до стоянки велосипедов и детских колясок. Выбрав три из них, мужики оседлали железных коней, и погнали по дороге туда, где по словам Тухлого и второго типа, которого звали Шуруп, заканчивался этот огрызок города.
    Док бездумно крутил педали, да до хруста в пальцах сжимал велосипедный руль. Голова была забита невеселыми мыслями. Ребята оказались интересными, взяв небольшой темп и поравнявшись с доком, Тухлый и Шуруп принялись активно вводить новичка в курс дела. За те часы что он путешествовал с новыми знакомыми, интересного он услышал немало, и новости были как хорошие, так и плохие.
    Хорошая новость — никакого нападения инопланетян на землю не было, никакой войны, никакой радиации и бомбежки. Это хорошо, это означало что его родня, дочка, внучка, живы, и никакой опасности им не грозит. В последнее время именно их судьба волновала Дока больше всего — если инопланетяне появились даже в таких откровенных ебенях, и отбомбились по какому-то захолустному городишке, значит мимо больших городов они тоже пройти не могли. Сейчас же, поняв что ничего страшного с планетой не случилось, у него от сердца немного отлегло.
    Плохая новость тоже была — к своей родне Док больше никогда не попадет. Он оказался в другом мире, странном и непонятном, живущим по своим собственным законам. Поверить в это было трудно, но Док настолько боялся того, что Земля вступила в контакт с инопланетянами, что с радостью ухватился за версию с параллельным миром.
    Мир был чудным — в нем существовала магия. Конечно же двое его спутников называли это по-другому, но по факту, это была именно магия. Перезагружающиеся кластеры, черная земля, люди с разных миров, бессмертие, сверхчеловеческие способности… Это была магия, никакой физикой и биологией объяснить это было невозможно.
    Да, Док допускал что где-то существую симбионты, благодаря которым печень сможет разлагать и выводить из организма цианид, а иммунитет давить любую заразу, он допускал даже существование чего-то, что ускоряет регенерацию и тормозит старение, это хоть как-то объяснимо, но вот эти его силовые поля, аура, которую видит, и на которую может воздействовать Тухлый, или ускорение Шурупа, это магия. Кто бы и как бы все это не называл, но магия, она и есть магия.
    Что делать дальше, тоже было непонятно. В краткосрочной перспективе все ясно — дойдет с Шурупом и Тухлым до стаба, как понял из объяснений Док, это своего рода укрепленный населенный пункт, где можно отдохнуть в относительной безопасности и пополнить припасы, а дальше то что?
    Чем заниматься оставшуюся жизнь здесь? Бродить как неприкаянный по кластерам, потрошить зомби, да собирать содержимое их затылков чтобы обменять на водку и патроны… Бухать и убивать, убивать и бухать, и так целую вечность, до тех пор, пока кто-то не убьет?
    От дурных мыслей, Дока отвлек Шуруп, который долго молчать не мог, и сейчас, увидев развилку на дороге, посчитал это отличным поводом, чтобы начать беседу.
    — Вот, если по прямой — ткнул он пальцем в сторону — там Завальный будет, хороший в принципе стаб, крепкий, хотя иной раз беспределят сволочи… За ним, еще дальше, там уж Камчатка, как мы его называем, а туда вот — Шуруп указал рукой в сторону, мы и едем, Озерный, тоже неплохой стаб, со своей изюминкой даже… Хм, а тут кстати почти все стабы такие, с изюминкой какой-то. Там еще есть Мусарня, стаб который менты держат, ох и лютые сволочи, зато муров в нашу сторону не пускают, у них, где-то за Мусарней, своя база есть. Давно стабы хотят уже собраться да зачистить тварей, но все как-то руки ни у кого не доходят.
    — Далеко ехать то? — уточнил Док на минуту оторвавшись от перекатывания в голове невеселых мыслей.
    — Не очень, сейчас мы с дороги свернем, там в километре отсюда велики наши припрятаны, мы на них пересядем, они получше будут. Дальше уже по полю двинем, дня три пути и мы на месте. Видишь тут какое дело, СТИКС относительно безопасен, если держаться подальше от мест обитания людей, и дорог. Перезагружающийся в чистом поле кластер, вреда не несет — людей там нет, а хищное зверье у нас не так чтобы часто встречается. Вот когда ты в последний раз видел медведя? В лесах еще ладно, но в полях хищников почти не бывает. Лес кстати будет, есть тут несколько кластеров с лесными массивами, но мы к ним приближаться не будем, они вдоль дорог расположены.
    — Ясно — кивнул Док — а мы вот далековато от города были, да и не на дороге, но к нам пришли твари.
    — Бывает конечно, но система тут примерно такая — из мест своего появления, то бишь городов и деревень, твари как правило уходят по дорогам, вслед за людьми, которые само собой, тоже зачастую именно по дорогам идут. Делать в голой степи зараженным нечего, так что именно по степи мы и поедем дальше. Бродя вдоль дорог от города к городу, или от деревни к деревне, твари сбиваются в большие кучи, потому как маршрутами примерно одинаковыми ходят, и их миграции приобретают своеобразный цикл. Ходят от города к городу, от перезагрузки к перезагрузке, постепенно у них выстраивается своего рода график — твари которые хотя бы десяток перезагрузок пережили, понимают что где кисляк, там и сытно, но опять же, если кисляком не издали несет а уж под пятками вонять начинает, понимают что сваливать пора. Говорю же, умные сволочи. Туман этот вонючий издали чуют, так что могут находить места где перезагрузка происходила. Видимо толпу тварей перезагрузка из города прогнала, а ваша как раз только что отгремела, вот твари что из города вышли к вам подались.
    — Понятно. Потому мы и чешем по полям… А чего на великах? — спросил Док, который уже подустал крутить педали, и с куда большим удовольствием ехал бы на машине.
    — Ездить тут можно только на велосипедах или броневиках — пояснил Тухлый — обычную машину твари легко разорвут и услышат издалека, не поленятся с дороги свернуть да побежать на звук. То же и выстрелов касается кстати. Так что на машине ездить — себе дороже. На велосипеде же, быстрее чем пешком, да и тихий он, так что велик в реалиях Улья, нужная вещь.
    — Шум значит… — переводя дыхание, успевшее сбиться от непрекращающегося вращения педалей, начал Док — потому и с пневматикой бегаешь? Неужели помогает?
    — До великов доедем, привал устроим, там и поболтаем.
    Ускорившись, Тухлый выехал чуть вперед, и повел велосипедный караван за собой, Док вздохнув, принялся крутить педали активнее, дабы не отстать от своих попутчиков, которые были намного его моложе, дай бог лет по двадцать пять — тридцать, так что ехали быстрее.
    Добравшись до зарослей невысоких, колючих кустарников, Шуруп и Тухлый, отыскали накрытые маскировочной сеткой два велосипеда, намного более навороченных чем те, что они своровали во дворах, и пару объемных баулов. Вытащив из недр рюкзаков три пачки армейского сухпайка, Шуруп плеснул воды в пакеты саморазогрева, и поместил туда же, пакеты с пайком.
    Не прошло и минут как из пакетиков потянулся пар, и через несколько минут, еда достаточно разогрелась.
    — Угощайся — протянул Шуруп паек Доку, ща передохнем и дальше двинем, и живчик тоже глотни.
    Док принял протянутую флягу, сделал глоток, протянул Тухлому, но тот отрицательно покачал головой, вместо этого закинув себе в рот какую-то конфету и принялся причмокивая посасывать.
    — А ты живчик не пьешь?
    — Не — ответил Тухлый — не переношу алкоголь, да и привык вот так.
    Мужик высунул язык, показав что там у него не конфета а споран — Доку уже показали эти штуки и рассказали что их из шишек на затылках зомбаков вырезают.
    — А что так можно?
    — Можно, не так удобно как в жидкой форме, но все же можно.
    — Док — позвал Шуруп сделав большой глоток и теперь вытряхивая в рот последние капли из фляги — хер знает как дальше все обернется, так что смотри сюда, покажу как живец бодяжить, чтоб не сосал спораны как этот дурень.
    Бодяжить живчик Шуруп решил не во фляге как обычно делал а в пластиковой бутылке, чтобы показать новичку как растворяется споран, как всплывают хлопья, которые отфильтровывать надо, а потому вылил остатки воды из пластиковой бутылки, и закинув туда споран, залил водкой.
    — Вот смотри, как только споран растворится, жижу надо процедить, хлопья вот эти, очень знаешь ли, не полезны.
    — Ядовиты? — спросил Док, глядя как Шуруп переливает жидкость из бутылки во фляжку, через маленькую воронку, уложив на ее дно пару ватных дисков из пакета с медикаментами.
    — Можешь попробовать, но не советую — усмехнулся Тухлый.
    — А сам как же? Ты же их целиком жрешь.
    — Ну во первых не жру, как леденцы рассасываю, а это дерьмо… — Тухлый сплюнул на землю чем-то темным — ну как-то так.
    — Тухлый у нас вообще страшная личность — усмехнулся Шуруп, закончив возиться с живцом — представляешь, его угораздило попасть на изолированный, глючный кластер, в окружении черноты. Ты бы видел его когда он таки до людей добрался.
    — Ну давай, давай — недовольно начал ворчать Тухлый — еще ведь не каждая собака в Улье знает…
    Шуруп попытался задавить улыбку, наползающую на морду, но получалось у него это плохо, видимо история которую он собирался рассказать новичку, очень уж его самого веселила.
    — Вот нихрена смешного, знаешь ли — опять начал ворчать Тухлый — пожил бы ты так, вот тогда посмотрел бы я как будешь ржать.
    — Не, без базара — сразу посерьезнел Шуруп — твоей судьбы врагу не пожелаю, и ржу я не над этим, но согласись, когда ты к людям вышел это забавно было.
    — Ну тут ты наверное прав — покачал головой Тухлый — вам гадам наверное и впрямь смешно было.
    — Так вот — начал Шуруп — у меня погоняло такое, потому что крестный дурак был. Обычно ведь как? Новое имя выбирается худо-бедно по характеру или каким-либо чертам, навыкам новичка ну и так далее, мой крестный мудрить не стал. Шуруп, потому что Шуруп и все тут, а вот у Тухлого кликуха соответствует…
    — Вот заебете вы меня окончательно — проворчал Тухлый, но было заметно что ворчит он скорее для проформы — уйду из этих краев, да перекрещусь по новой, теперь уж поводов для такого погоняла не будет.
    — Расскажи ему начало — перебил ворчание Тухлого Шуруп и продолжил, откупорив банку с консервой — у тебя лучше получится, я расскажу с того момента когда ты к людям вышел.
    — Ну слушай — Тухлый тоже потянулся за своей банкой — попал я сюда как и все, кислый туман, и вот я тут, но появиться меня угораздило в океане черноты, глючный кластер, который грузится раз в хер знает сколько. Появился я не один конечно же, а в комплекте с куском Москвы, но побольше чем те куски городов что тут обычно прилетают — тысяч на двадцать жителей.
    Паника, мародерка, стычки между жителями, все как обычно, а тут еще некоторые начали обращаться в зомбарей, а весь мир вокруг города, превратился в антрацитовую черную гладь. Вот честно, я подумал что мы в ад попали, ну а как еще это назвать? Многие так подумали, даже секта собралась, они верили что мы все умерли и за грехи наши в ад угодили, а это собственно и есть наше наказание. Психи — это демоны или бесы. Те кто свой срок отмотал в них превращаются и грешников жрут… Жесть конечно была а не секта. Людей тварям скармливали, сами тварей ели, пытались демонической крови напиться и тоже демонами стать, благо люди далеко не одновременно обращаться начали.
    Я тоже в секту вступил, потому наверное и выжил — во первых поначалу толпой легче было, а во вторых, я тоже демонину попробовал, ну в смысле мясо тварей, демонов как мы тогда считали, а потому когда еда совсем закончилась, жрать зомбятину мне было не впервой. Время шло, люди обращались, твари отъедались, жрали людей и друг друга, люди тоже друг друга весьма активно жрали, крыша ехала только в путь. Некоторые пытались сквозь черноту пройти, мы видели с крыш высоток что за чернотой что-то есть, но никто и ста шагов не мог пройти. Иных пробовали со страховкой отправить — привязывали веревку к ним, и когда они падали — тащили обратно. Но оказалось что после такого они долго не живут.
    Тогда никто про живец разумеется не знал, в своем соку варились, а если свой родной кластер не покидать, оказалось что живец не нужен. Те кто на черноту вышел — те уже все, иммунитет родного кластера спадал и теперь им нужно было живчик пить, ну а его у нас не было, так что умирали. Обращаться кстати не переставали — наверное к третьему месяцу обратились уже все. На весь город осталось наверное сотня — две человек, остальные в тварей превратились, хорошо хоть поначалу получалось их быстро валить, не успевали отожраться, а вот когда людей стало мало, твари начали матереть.
    Оружия было немного, патроны уже вышли, я ходил с копьем, самодельным луком и рогаткой. Жил в метро, благо перезагрузка как оказалось работает не только на поверхности земли, подземка тоже переносится… Мне вот инетресно, если над перезагружающимся кластером будет спутник пролетать, тоже перенесется? Впрочем я отвлекся, так вот, жил как дикарь, охотился с рогаткой на крыс, их было дохрена. Валил тварей, жрал и их. Пару раз даже людей довелось, магазины и склады к тому моменту полностью выпотрошили. Прожил я так наверное с полгода, на крысах и тварях, но это не точно, время отмерять особо не получалось, сам прятался как крыса по щелям и стараясь лишний раз из метро не выползать. К тому моменту мне уже казалось что я с ума сошел, потому что бывало неделями света не видел, в темноте жил, а вот крыс да и вообще любую живность отлично видел без света — живое словно само подсвечивалось, как будто всю живность, и даже тварей, окружает некая дымка светящаяся. Я так понял что это аура, в общем вот так и жил — некоторые тоннели в метро затопило, фиг знает откуда там вода появилась, но у меня было что пить, было что есть — крысы, твари и люди. Если никто не спускался в тоннеле, то я сам по ночам выбирался наружу, охотился. Я не только видел эту светящуюся дымку вокруг живности, но я на нее и воздействовать умел — если моя дымка, их дымки касалась, то я мог вырубить, а крыс так и вовсе убивал. Как пользоваться этим не знал — достаточно прикоснуться было.
    Но со временем фишки кое какие выучил — моя дымка плотнее стала, и гуще, а если ее разрядить до плотности обычного человека, то она метров на десять вокруг меня расползалась, такой вот аурный туман. Я мог пройтись по тонелю, и все крысы в щелях дохли. Я их свечение видел, еще какое-то время после смерти оно держалось, выковыривал из щелей… В общем, свыкся с такой жизнью, и если наверх пореже вылезать, то можно сказать почти ничего не опасался.
    Однажды, думаю к тому моменту уже около года прошло, ко мне в тоннель очередной человек зашел, думаю уже один из последних — твари откормились и охотиться на них все сложнее было. Мне помогала моя способность их вырубать, а как другие люди выживали, вообще не представляю. Так вот, спустился ко мне человек в тоннель, ну я как водится на него сразу напал. Человек ведь, это килограмм пятьдесят мяса, ну или сорок, толстяков к тому времени знаешь ли не осталось. Победил я его достаточно быстро. Он был блеклый — я уже давно перестал для себя определять людей по телосложению или весу, я тогда больше на ауру полагался, так вот его свечение было бледным, истощенный до последней стадии, хромой, в общем, для меня он противником не был. Завалил я его легко, дара у него не было. Потом уже, понял что он на черноту выходил — на одежде эта проклятая черная пыль была, из-за этого видать и ослабел, а до того может и был дар у него, но мне повезло, я его нашел тогда когда он уже едва живой был.
    В скоротечной схватке я его грохнул, просто налетел со спины, он оказался в пределах моей ауры, ну а дальше как обычно — ему сразу же херово стало, не вырубился как слабые твари, но я его забил уже чисто играючи. Когда закончил с ним у меня уже слюни текли — крысы совсем закончились, жарл последний раз дня четыре назад, так что едва завалил, сразу же кусок оттяпал…
    Тухлый замолк и задумался, Шуруп кажется стал даже жевать потише, а сам Док, как оказалось уже давно оставил банку с консервой и полностью сосредоточился на истории Тухлого, понимая что ему, в общем-то, очень даже повезло.
    — Так вот — сглотнув продолжил Тухлый — оттяпал значит… Ну, решил как обычно обшмонать, может что полезное есть, нож там, или еще что-то… О спичках мечтал, ты не представляешь как. Так хотелось жареного съесть, вот реально, на тот момент я мечтал, реально мечтал, о спичках, и представь себе — нашел. У этого человека в карманах оказался коробок с несколькими спичками.
    Ну я решил себе пир устроить, думал зажарю ногу этого типа, хлама всякого в метро много, в том числе деревянного, вот только когда попытался ее отрезать, оказалось что нога, которую я присмотрел, на самом деле протез. Прищурился, почти закрыл глаза — на тот момент спичка меня слепила как сварка — зажег, посмотрел на ногу, которая протез, ну вот тут собственно мир для меня еще раз перевернулся. Я знал этого человека. Это был мой друг, не скажу что очень хороший, скорее приятель, но знал я его хорошо, узнал только по протезу. Внешне у него вообще ничего от старого не осталось, а этот протез я помнил. Он тогда на мотоцикле расшибся, ногу потерял. Все храбрился, пытался не показывать насколько ему херово, а когда протез получил, предложил всем на нем расписаться и написать что-нибудь, ну знаешь как на гипсе делают? Вот мы все и написали там, кому что в голову пришло. Протез он потом лаком покрыл чтобы не постиралось все это, так и носил разрисованный. Вот эту пластиковую ногу я и нашел. Грязную, покоцанную, но присмотревшись и протерев от грязи руками, даже свою подпись нашел, и пожелание свое… Черт, меня так не рвало никогда в жизни. Казалось бы должен был привыкнуть, а вот поди ж ты. Блевал так, что думал желудок выплюну, а потом в тупую вышел на поверхность и к черноте пошел, заебало, решил что лучше сдохнуть чем так жить.
    Вышел на черноту, вырубился, и был готов сдохнуть но меня нашла тварь. Здоровенная скотина, отожравшаяся. Тоже бедняга видать оголодал, потому что полез на черноту за мной, подошел, аурой моей его видать не особо сильно ударило, то ли прокачанный был, то ли я уже ослаб к тому времени, хрен его знает, но когда он меня жрать начал, тут что-то вроде вспышки случилось, или импульса, не знаю как это назвать, но ударило тварь знатно. вырубился короче, ну а я очнувшись, хрен знает зачем, пополз все же к нормальной земле. Не хватило смелости сдохнуть.
    Чуток оклемался, но уже понял что мне пизда, никто еще не выживал после черноты. Хрен знает зачем потащился к себе в логово, видимо чтобы скрутиться там калачом и сдохнуть, херово было до ужаса и с каждым часом все хуже. Там, в лежке когда искал бутылку с водой, нашел и мешок с той херней что из зомбячьих бошек доставал. Мы тогда уже поняли что в зомбаках какая-то хрень попадается, думали это что-то вроде жемчужин в ракушках. Просто собирали непонятно зачем, а вот тогда, глядя на них сам не понял что меня толкнуло на это, просто закинул в рот один споран и начал рассасывать. Инстинкт сработал какой-то видимо. Но так или иначе, а ведь не сдох. Оклемался помаленьку, плечо в кашу разодрано было, но заросло. Я понял что можно выходить на черноту, что это вовсе не так смертельно как казалось, начал выбираться помаленьку, с каждым разом заходил все дальше, пребывал на черноте все дольше, тренировал, и спустя месяц или около того, решился. Собрал свои нехитрые пожитки, и пошел. Брел долго, но все же сумел добраться до нормальной земли, ну а там уже людям на глаза попался…
    — Это был пиздец — встрял в рассказ Шуруп — грязный, в рванье, воняет как от деревенского сортира, а стоило нам подойти на десяток шагов, как весь патруль тут же скрутило в приступе блевоты. Иммунные все же посильнее так что не вырубились а просто мутило дико. Башка кружилась, болела, тошнило, вестибулярный аппарат сбоил… в общем проблевались все, но черт, не бросать же человека? Мы поняли уже что он иммунный, так что сопроводили в стаб, решили что знахарь поможет ему эту способность контролировать. Тот конечно тоже проблевался сначала, но все же что-то сумел сделать, вот только Тухлый долго держать это дерьмо в себе не мог. Бывало выплескивалась эта дрянь в самые неподходящие моменты, когда он в трактире например сидел. Вот тогда всё вокруг сразу же оказывалось заблеванным. А при физическом контакте, даже если это дерьмо он в себе держал, людей все равно мутило…
    — Ну давай, рассказывай — фыркнул Тухлый — вижу же как тебе хочется, небось только ради этого эпизода все и начинал.
    — Шлюху он как-то себе снял — едва сдерживая смех начал Шуруп — к тому моменту вроде как уже научился держать эту гадость в себе, а вот поди ж ты, в тот самый момент, ну ты понял в какой, с него не только сам знаешь что выплеснулось! Уа-ха-ха.
    — Очень смешно блядь.
    — Как рассказывала Анька, ее словно прострелило, сквозь все тело… В соседних номерах постояльцам тоже досталось, а как же ее пробило, страшно представить. Бедняга. Дар Тухлого отбомбился по максимуму. Бедная девка проблевалась и обгадилась, разумеется на нашего героя, а потом вырубилась. Так он и вышел из номера, в дерьме и блевотине, с беспамятной девкой на руках, а по его движению люди падали на колени и блевали, некоторые сознание теряли… Еврей — хозяин гостиницы, проблевавшись, орал во всю глотку что больше этот тухлый ублюдок у него не появится. Вот с тех пор он Тухлым и стал, на тот момент у него другая погремуха была, но все единолично решили что теперь он будет Тухлым.
    — Я с тех пор многому научился — недовольно пробормотал Тухлый, пока Шуруп ржал, роняя изо рта тушенку — больше такого не повторялось, да и с аурой я намного лучше работать наловчился. Могу не только вырубить но и убить, даже сильную тварь или иммунного человека. А еще умею оставлять кляксы своей ауры на предметах, если эта клякса твоей ауры коснется, получишь мощную плюху по мозгам. Сдохнуть не сдохнешь, но вырубишься. Могу подержать в руках камень, чтобы на нем моя аура осталась, а потом кинуть его в тебя, и даже если это будет мелкая галька, мало тебе не покажется. Пневматика по тому же принципу — держу в руках, чуть распускаю ауру, она ложится на пульки, так что стреляю я не просто металлическими шариками, но и кляксами моей ауры. Такие маленькие порции, держатся всего секунд пять-семь, но пулька успевает долететь.
    — Крутая способность — кивнул Док — опасная.
    — Держать ее трудно — покачал головой Тухлый — я ведь ауру словно втягиваю постоянно, усилием удерживаю внутри себя, стоит отвлечься, и она наружу лезет. Обычно я могу ее держать, но во сне она вылезает, это чтоб ты вопросов не задавал когда мы на ночлег располагаться будем — я сплю в отдалении от основного лагеря.
    — Кстати про ночлег — оторвался от банки Шуруп — сейчас доедем, и надо будет немного поднажать. Есть у нас хорошее место, где мы обычно на ночь останавливаемся, но добраться туда желательно засветло, потому давайте ускоримся, доедайте быстрее и поедем.
    Глава 5
    Ранним утром, Шутник в очередной раз принялся перебирать своего железного коня. Урал сам по себе мотоцикл удобный, пусть у Шутника был по сути не сам урал а его прообраз, но разницы между ними почти нет, этот старичок наверное даже покруче будет. Шаман же, сумел сделать его еще лучше, превратив в идеальный транспорт мародера — быстрый, проходимый, относительно маневренный, маленький, вместительный, бесшумный и, что самое главное, с практически неограниченным запасом хода.
    Между коляской и мотоциклом располагались системы крепления для винтовки, вместо штатного топора, в креплениях красовалась пара альпенштоков, лопату Шаман оставил на месте, канистру тоже. А вот запаски не было. Шаман установил в колеса что-то вроде толстого шланга из вспененной резины, вместо камер. Такие штуки Шутник видел в своем мире но для велосипедов, оказалось для мотоциклов тоже такое бывает. Так как прокол этой шине не страшен, и запаска по сути больше не нужна, на крышке коляски Шаман установил крепежи для рюкзака, чуть ниже, висел свернутый рулон брезента, и две тубы — зеленая и коричневая. В них покоились маскировочные сетки двух цветов — соответственно зеленая, и коричнево-желтая, под сухую листву. Снега тут видимо не выпадало, иначе Шаман, Шутник был в этом уверен, докомплектовал бы мотоцикл белой маскировочной сеткой, впрочем вряд ли стоило зимой на мотоцикле ездить, так что может и бывает она в этих широтах.
    Установив винтовку в систему крепежей, между мотоциклом и коляской, Шутник сдвинул с приклада щиток, открыв обыкновенную розетку, и подключил туда провод, уходивший куда-то в недра мотоцикла. Судя по инструкции, что дал Шаман — у этого техноманьяка дома имелся принтер так что напечатать несколько страниц для него не являлось сложностью — этот провод подавал питание с ядерного реактора винтовки, в бортовую сеть мотоцикла.
    Панель зажглась, кустарный датчик грубо приколхоженный Шаманом к рулю, показал что начался процесс зарядки аккумуляторов, которых в мотоцикле было немало. Шаман затолкал батарею в бак, и свободное место образовавшееся там, где размещался немаленького размера ураловский двигатель. Еще одна батарея разместилась в канистре. Сбоку, на коляске, располагалась обычная советская алюминиевая канистра, на двадцать литров, которую шаман разрезал, собрал внутри батарею, и скрепил корпус канистры обратно. Теперь на боку коляски подключенный к бортовой сети, и постоянно от нее заряжающийся, висел по сути огромный аккумулятор. Получается что у Шутника была обычная металлическая канистра, которую удобно можно было носить за стандартную ручку, которая не боялась воды, и в которой, если открыть горловину, можно было найти обычную розетку. Выдавал этот гигантский повербанк под двести вольт, а емкость имел просто шедевральную, так что от него можно было запитать не только мотоцикл, но и практически любой электроприбор. Ограничение на токоотдачу, ну и время работы — условный телевизор, проработает больше чем условная электроплита.
    Сейчас заряжались сразу все батареи, и Шутник, решил так же поставить на зарядку еще и все его гаджеты — планшет, который умный дом, вайфай-камеры, датчики движения. Отыскав в инструкции нужный пункт, он узнал что в багажник коляски выведен обычный удлинитель на пять розеток, в который можно подключить зарядку.
    Открыв крышку коляски, Шутник с немалым удивлением увидел что на обратной стороне крышки, закреплена маленькая, компактная индукционная электроплитка. Если откинуть крышку вниз, то она фиксировалась в таком положении, и на плиту можно было поставить котелок. Нашел в инструкции описание. Шаман писал что она подключена к бортовой сети, что запускать ее без подключенной винтовки не стоит, и что варить на ней борщи тоже не нужно, а вот разогреть банку тушенки, или вскипятить воды для чая, можно легко.
    Вместо пулемета, на штатном крепеже, был установлен мощный фонарь, по сути прожектор, тоже может пригодиться наверное, как и видеорегистратор, установленный в фару коляски. Шаман просто разобрал поворотник, логично рассудив что ГИБДД тут нет, и за неработающий сигнал поворота никто штрафовать не станет, вставил внутрь маленький видеорегистратор, размером чуть больше обычной экшн-камеры, просверлил дырку для объектива и подключил его к бортовой сети. Загерметизировал все, чтобы система не боялась воды, так что теперь регистратор было не достать. Записи с него, предложил выводить по вайфаю, на телефон или планшет, который у Шутника служил детонатором.
    В принципе тоже полезная штука — в случае чего, всегда можно заново посмотреть свой маршрут, найти детали которые не заметил, или составить примерную карту, проехав по местности всего один раз.
    — Сюда бы еще холодильник, с ящиком пива, и вообще красота была бы — прокомментировал Шутник увиденное — ладно зверюга, забирайся в коляску.
    Установил на зарядку все гаджеты, включая маленький квадрокоптер, популярной модели, которую хотел купить еще в своем мире. Удобная машинка, не зря многие любят этот дрон — серого цвета, со складными лапами, компактный, удобный, который легко засунуть в рюкзак. Хорошая камера и мощные передатчики, которые позволяют ему отлетать на пяток километров. Шутник был уверен что ему такой пригодится. Он бы пригодился и там, в своем мире, как банальный селфидрон, полетать, поснимать что-нибудь интересное, но тут у него намного больше вариантов применения.
    Захлопнул крышку багажника коляски, загрузил взрывчатку, посадил пса, натянул ему на морду подаренные Шаманом очки, и аккуратно повернул рукоятку газа. Электродвигатель с тихим шелестом погнал байк по асфальту, и Шутник убедился что звуков движок почти не издает — колеса по дороге шуршали громче, чем гудел электромотор.
    Отъехав без приключений на пару километров от стаба, Шутник остановился, достал из багажника квадрокоптер, и подключил к пульту. GPS в улье конечно же не работал, так что летать можно было только по камере и вручную. Интеллектуальные режимы, вроде облета по точкам или возврата домой, тоже были по большей части завязаны на систему GPS, а те, что не были, являлись по сути бесполезным в нынешних реалиях украшательством. Придется осваивать пилотирование полностью в ручном режиме, и не улетать далеко. Если пропадет сигнал, то домой квадрокоптер уже не вернется, как сделал бы это в обычном мире с работающими системами GPS. Поэтому улетать далеко не стоит.
    Полетав по округе, не отдаляясь более чем на пару километров, Шутник убедился что управление отзывчивое, качество сигнала на удивление хорошее, да и картинка на экране смартфона, который подключался к пульту, выглядит отлично. Квадрокоптер окупил себя практически с первого же вылета — в полутора километрах от себя, за жиденькой лесополосой, Шутник рассмотрел с высоты стайку тварей, которую с земли увидеть было никак нельзя.
    Два десятка простеньких на вид зомбаков, неторопливо двигались примерно в сторону Шутника, и в принципе, можно было устроить им засаду, глядишь получится собрать немного споранов, а может и гороха, заодно и проверить свои силы.
    Определив с дрона, откуда примерно должны будут показаться твари, Шутник вернул квадрокоптер, сложил и убрал в багажник коляски. Снова загнав убежавшего пса в коляску, уселся на байк и погнал навстречу тварям. Остановился в паре сотен метров от лесополосы, бросив мотоцикл на месте, отошел чуть в сторону, улегся на землю, положив перед собой свернутый валиком брезент. Уложил на него винтовку, взглянул в прицел, проверив обзор.
    — Рыжий, давай сюда — позвал Шутник, и пес зная что от него надо, улегся рядом с Шутником, прижавшись к его левому боку.
    Активировав стелс, Шутник растворился в невидимости вместе с псом. Эксперименты показали что не обязательно касаться собаки руками, достаточно чтобы просто сохранялся контакт.
    Спустя несколько минут, из леса показались твари. Двигались они неторопливо, добычи поблизости не видели, так что спешить им было некуда. Мотоцикл Шутника они увидели сразу, но интереса не проявили — техника стояла тихо, не тарахтела, так что ничего съедобного зараженным не сулила. Не отвлекаясь на мотоцикл, зомбаки прошли мимо, Шутник же, прицелился в голову самому последнему.
    Потянул за спусковой крючок, и зараженный упал на землю не издав ни звука. Несколько тварей обернулись на упавшего, но без большого интереса — вокруг никого не было видно, звука выстрелов тоже слышно не было, так что глупые зомбаки ничего не сообразили. Хорошо развитых тварей, которые отличались неплохим интеллектом, среди них не было, так что мобилизировать тупое войско было некому. Парочка тварей все же притормозили и неторопливо побрели к падшему собрату, видимо желая того схарчить. Скорее всего эти были самыми слабыми и самыми голодными, потому что остальные монстры трупом не заинтересовались.
    Прицелившись в следующего зараженного Шутник выстрелил, а затем еще раз и еще. Винтовка на минимальной мощности практически не издавала звуков, сквозь пелену стелса Шутника и пса видно не было, а сам Шутник, прекрасно видел тварей сквозь прицел, и мог стрелять не торопясь, как в тире.
    Ни одна пуля даром не пропала, даже под конец когда твари все же сообразили что происходит что-то неладное и засуетились, Шутник с такого расстояния легко выцеливал зомбаков, и упокаивал, не потратив ни на одну тварь лишней пули.
    Процесс не занял и десяти минут, даже учитывая то, как неторопливо Шутник целился, так что запасов стелса, оставалось еще достаточно. Шутник практически не шевелился, так что и силы расходовались очень экономно. Сбросив невидимость он встал, отряхнул штаны, и вытащив нож принялся ходить от зомбака к зомбаку, проверяя споровые мешки.
    Ничего интересного не было — редкие спораны, по одному — два, а в некоторых вообще ничего не попадалось. Горошиной не обрадовал никто, так что можно сказать поохотился в минус. Надо было не стрелять, а валить гадов в рукопашную, но уж очень хотелось пострелять из полного стелса. Шутнику понравилось это чувство — когда сам находишься в полной невидимости, в абсолютной безопасности, а противник умирает даже не представляя откуда в него прилетают пули. Правда немного портили впечатление слишком уж низкоранговые зомбаки, это все равно что играть с ботами, слишком скучно. Надо поохотиться на тварей посерьезнее… Ну или на людей.
    Пока собрал трофеи, пока вернулся к байку, квадрокоптер успел немного подзарядиться, поэтому Шутник сделал еще один рейс, пролетев на пару километров вперед и не обнаружив ничего интересного, вернул дрон, снова поставив на зарядку, и поехал по разведанному маршруту.
    До деревни добрался без приключений, и даже сумел обогнуть незамеченным один из секретов “Завального” — пятеро человек засели неподалеку от дороги, и видимо наблюдали за поселком. Увидев их с дрона, Шутник прислушавшись к своим чувствам и поняв что запасы стелса почти восстановились, ушел в невидимость в месте с мотоциклом, и сумел проскочить мимо, не потревожив наблюдателей. В полукилометре, от секрета, свернув на грунтовку, он дыша как загнанная лошадь сбросил стелс, и отметил для себя что здоровенный урал с коляской, скрыть гораздо сложнее чем маленький электромотоцикл. Впрочем, отметил он для себя и то, что его способности растут. В первые свои дни здесь, вряд ли бы он вообще сумел проехать хоть десять метров, удерживая в скрыте такую громадину.
    Отъехал подальше, остановился, загнав мотоцикл поглубже в кусты. Отстегнул маскировочную сеть, накрыл мотоцикл, и сам пристроился рядом, надо было передохнуть, восстановить запасы стелса, а уже потом двигаться дальше. Пока отдыхал снова полетал на квадрокоптере, сначала поднял его вертикально вверх над собой, и набирал высоту до тех пор, пока не перестал слышать жужжание лопастей, а дальше летал, стараясь не опускаться ниже этой высоты. GPS как уже понял Шутник, тут не работал, но квадрокоптер оказался на удивление умной машинкой, и умел определять высоту по барометрическому датчику, так что отображал на дисплее достаточно точные показатели и держать высоту было не трудно. Немного портило все впечатление только небольшое время полета — всего пятнадцать — двадцать минут, после которого стоило посадить квадрокоптер и заменить батарею, благо у Шутника их было три штуки.
    Осмотрев с высоты местность, Шутник отыскал небольшой овражек метрах в восьмистах от дороги. Глубина небольшая. метра полтора или два, покатые склоны, так что и спуститься, и выехать оттуда будет легко. Загнать мотоцикл он решил именно туда, так что посидев минут сорок и отдохнув, снял с байка сетку, и доехал до оврага, где накрыл его маскировочной сетью снова. Теперь с дороги его было заметить практически невозможно, а взглянув на овраг с квадрокоптера, и внеся некоторые коррективы, в частности наломав немного кустов, и дополнительно замаскировав байк ветками и листьями, Шутник понял что и с воздуха разглядеть спрятанный байк будет весьма непросто.
    — Ну что зверюга, бросим нашего коня тут? — спросил Шутник совета у пса, но ответа разумеется не услышал, впрочем это его не остановило от продолжения диалога.
    — Я так думаю, мы спрячемся где-нибудь в деревне, и будем отслеживать ситуацию. Сейчас по округе бродят зараженные, жрут коров, свиней и остальную живность что убежать не успела, в том числе и людей. Те колхозники что не переродились, сейчас наверное сидят по домам, высунув из каждого окна двустволку, так что отсвечивать особо не стоит. Проберемся в деревню, подберем себе помещение, и там засядем. Я буду выходить в стелсе, расставлять камеры и мины, дождемся когда твари чуток подрастут, и выпаливая их по камерам, будем взрывать минами самые крупные скопления. Накроем всех к херам, потом соберем ошметки, достанем трофеи и свалим в закат. Что скажешь? Вот и я думаю что круто придумал.
    Сняв с коляски рюкзак, Шутник закинул его за спину, отцепил от мотоцикла канистру-повербанк, пристегнул к паре петель на корпусе ремень, и перекинул его через плечо. На второе плечо он повесил нолдовскую винтовку, винторез брать с собой не стал.
    Пустив пса вперед, проверять путь, он двинулся следом, приближаясь к деревне по широкой дуге. Миновали комплекс зернохранилища, или как это правильно называется — по сути система огромных цистерн, диаметром метров в шесть, и длиной под два десятка, поставленных на попа, то бишь вертикально. Эти бочки-колонны соединялись промеж собой трубами, по которым видимо это самое зерно, или что там внутри, и подавалось.
    Пес зарычал вздыбив загривок, и Шутник, положив руку ему на холку, тут же ушел в стелс, вертеть башкой лучше всего из невидимости. Оглядев окрестности, он увидел как из-за строения, неизвестного назначения, припадая на правую ногу показался толстый мужик. Дико вопя и зачем-то размахивая руками, он бежал по направлению к Шутнику, а за ним, неслась толпа тварей, числом в десяток рыл.
    — Догонят, как пить дать — прокомментировал ситуацию Шутник, не обращая внимания на то, что стелс полностью гасит звуки, он прекрасно знал что пес воспринимает не его слова а скорее мысли, но озвучивая их вслух, Шутнику было удобнее думать самому.
    — Что делать будем? Подождем пока начнут жрать толстяка, и аккуратно завалим холодняком? Или спасем мужика да зададим несколько вопросов? Вот, я тоже так думаю. Давай Рыжун, фас!
    Можно было перебить зараженных издали, но Шутник не видел в простеньких тварях угрозы, а тратить пули не хотелось. Пес ушел в рывок, и спустя мгновение вывалился в реальный мир, для промежуточного прыжка. Еще один рывок, и вот Шутник с собакой оказываются в самом центре небольшой стайки. Альпеншток вонзается в висок офигевшего от такого поворота монстра, а пес вскакивает на его соседа, легко сбивая на землю. Хруст костей, и мощные челюсти пса раскалывают голову зомбака как орех, пока Шутник орудуя парой альпенштоков, пробивает головы еще паре зараженных.
    Толстяк наконец спотыкается и падает на землю, твари буквально сидящие у него на плечах, бросаются к жертве, но пес, повинуясь мысленной команде Шутника, уходит в рывок, и на мгновение появившись рядом с толстяком, уходит в рывок вновь, уже вместе с ним. В сотне метров вспыхивает облако рыжего смога, рассыпаясь крупными дымными хлопьями, из которого словно выпущенный из катапульты вылетает толстяк — гасить инерцию на выходе из портала Шутник научился с большим трудом, толстяка же швырнуло с такой силой, что он несколько раз кувыркнулся по земле.
    Пес же, успев эвакуировать мужика, снова метнулся в драку, выдернув из толпы самую опасную на вид тварь. Пробовать на зуб ее череп, пес не стал, просто затащив телепортом на пару сотен метров вверх, и метнулся обратно, помогать хозяину. Один из зараженных сумел таки добраться до Шутника, и вцепился зубами в рукав мотоциклетной куртки. Пластиковый щиток сработал прекрасно, не дав твари добраться до плоти, а Шутник, отпихнув урода ногой, ушел в скрыт, шагнул за спину замершей в недоумении твари, и всадил ей альпеншток в затылок. Тут же рядом свалился заброшенный псом в небеса зомбак, и Шутник потратил секунду чтобы упокоить все еще шевелящуюся тварь.
    Пес прикончил еще одного зараженного, ловко заскочив телепортом ему на плечи со спины, и вонзив зубы куда-то в район шеи, одним рывком буквально выдрал позвоночник из тела слабенькой твари. Еще несколько взмахов альпенштоком, и все было кончено. Схватка не продлилась и тридцати секунд.
    — Слышь зверюга — подбросив альпеншток в воздух, и поймав его за рукоять когда тот сделал несколько оборотов, весело произнес Шутник — а мы с тобой матереем, смотри какую толпу завалили без единого выстрела, и отделались всего лишь порванным рукавом. Где там наш толстяк? Давай к нему.
    Рывком переместившись к толстяку, Шутник дал отмашку псу на сбор трофеев, а сам, шлепнув паникующег отолстсяка пару раз по морде, и вроде как приведя в чувство, усадил его на землю, спиной к одной из цистерн-зернохранилищ. Себе под задницу подтащил покрышку, которая валялась неподалеку, можно сказать устроился с комфортом. Усевшись, начал задавать вопросы.
    Поначалу толстяк, как это ни странно, пытался быковать и качать права, видимо тут, в селе, он был большим начальником, и даже разнос в рукопашную толпы тварей, не слишком его впечатлил… А может был просто в шоке и до него пока, ничего не дошло толком. Впрочем, по мере того как Рыжун приносил Шутнику трофеи, глаза толстяка все больше и больше лезли на лоб, а разговорчивость заметно усилилась.
    Пес не умел выковыривать трофеи из споровых мешков, а потому поступал проще. Мощные челюсти позволяли ему без особого напряжения оторвать трупу голову, попутно налакавшись так любимой ему зомбячьей кровушки. Эту самую голову, Рыжий тащил к Шутнику, а уже тот, выковыривал из споровых мешков добычу.
    Потроша оторванные головы с таким видом словно чистит картошку, Шутник спрашивал у толстяка про обстановку в деревне, толстяк же, совсем перестав понимать что вокруг творится пел соловьем.
    Получалась в принципе та же история, что нарисовал сам себе Шутник. Деревенские начали массово обращаться. Большинство народа, перестало лишний раз общаться с другими односельчанами уже достаточно давно, как только начали появляться первые зараженные. Кто-то разнес по деревне новость о том что началась эпидемия странной болезни, и те кто был при мозгах, решили устроить такой вот импровизированный карантин. Попрятались со своими семьями по домам, заколотили окна и двери, высунув через щели старые дедовские двустволки, и невежливо заворачивали всякого, кто пытался к ним в дом сунуться.
    Большая часть деревни со временем сошла с ума, и принялась поедать меньшую, которая к тому времени уже полностью распалась на отдельные дворы-крепости, между которыми, даже иной раз начинались стычки за баллон газа, или ящик консервов. Тех что сошли с ума, поначалу запирали в сараях и подвалах, но слишком уж они опасны были и страшны, так что их стали выгонять. Завалить своих же родичей, пусть и сошедших с ума мог не каждый, потому их просто выпихивали из дома. Поломившись в забитые окна несколько минут или часов, те, вскоре находили себе занятие поинтереснее, и уходили, а потому теперь, по окрестностям деревни шлялись целые стаи из таких вот психов.
    — Понятно — кивнул Шутник — ну все, я пошел.
    — Эй, стой! А я? — тут же вскочил толстяк, видимо намереваясь пойти вслед за Шутником, но тот остановившись демонстративно передернул затвор пистолета, и многозначительно взглянул на толстяка. Тот решил не лезть на рожон, и развернувшись побежал куда-то к зернохранилищу.
    По идее, зомбакам тут делать нечего, зерном они не питаются. Большая часть тварей сейчас должны бродить по территории животноводческой фермы, отъедаясь на коровах со свиньями, и именно туда и собирался сходить Шутник, только сначала следовало подобраться поближе, и осмотреться.
    Подобравшись к окраине деревни почти незамеченным тварями — всего лишь две скоротечные стычки, в которой человек с собакой завалили двух зомбаков в первый раз, и троих во второй — Шутник осмотрелся, прикидывая какой бы дом занять, чтобы передохнуть, перекусить, и совершить марш-бросок сквозь все село, туда, где располагалась животноводческая ферма, или просто коровник, как его называли. Можно было обойти вокруг, поселка, лучше уж завалить несколько тварей, все равно они не очень опасные пока что, чем напороться на случайный выстрел от какого-нибудь колхозника, но тут в дело вступила банальная лень. Идти вокруг поселка дольше, а сквозь деревню еще и интереснее, Шутнику хотелось посмотреть что творится на улицах поселка, медленно превращающегося в филиал ада.
    — Ну ка, Рыжун, давай, пускай в дело свой слух. Скажи пустой вон тот дом или нет? — Шутник ткнул пальцем в двухэтажный коттедж, и пес замер на секунду, с умным видом.
    — Пусто? Ну и отлично, там и спрячемся. Передохнем немного.
    Запрыгнув телепортом в дом, и перебравшись на чердак, Шутник открыл банку тушенки, перекусил сам и накормил собаку. Затем оставив канистру-повербанк и рюкзак с винтовкой, взяв лишь пистолет и пару вайфай-камер, ушел в стелс и пробежался по улице до перекрестка, прицепив там одну камеру. Вторую камеру поставил с другой стороны, на подходе к дому, так что теперь улица просматривалась в оба конца. Вернувшись на чердак, врубил планшет, активировал раздачу сети и подключился к камерам. Картинка оказалась стабильной, достаточно четкой, камерами можно было вертеть в разные стороны, прямо из приложения, и что самое главное — они не только транслировали картинку, но и вели запись на флешку. Включались когда в зоне действия замечалось какое-то движение, потому очень экономно расходовали заряд аккумуляторов, процент заряда которых, кстати, тоже отображался в приложении.
    Спустя пару часов, Шутник наставил камер едва ли не в каждом углу вокруг своего логова, в пределах действия сети. Интересного на камеры попадалось довольно много. Попадались стайки зараженных, которые курсировали по окраинам, но в центр не совались. Группа выживших деревенских, в два десятка человек, тоже попалась — они вышли к колодцу, обычному, с воротом, и пока пять человек набирали ведром воду, и разливали по баклажкам, остальные бдили. Вооружены деревенские были слабо — десяток ружей, в основном обычные двустволки как понял Шутник, качество изображения с камер все же было не слишком хорошим, а остальное холодняк — топоры, вилы, некие подобия копий из кос, или чего-то подобного. Затарившись водой, деревенские отступили плотной группой в сторону школы, видимо оборону они держали именно там.
    Удивительно что столь большая группа еще не раскололась под воздействием страха обращения. Как они поступают с теми кто обратился? Выгоняют, или убивают? Или им повезло и вся их группа оказалась из “медленных” и пока никто из них не обратился?
    Несколько раз становился свидетелем того, как зараженные штурмовали дома деревенских. В паре случаев им получалось оказать сопротивление, и после нескольких выстрелов, наверное из ружья, зараженные, потеряв часть состава, откатывались от домов, на поиски добычи попроще. В других случаях зараженным таки удавалось взломать заколоченные окна или двери, скорее всего у тех кто находился внутри, огнестрела не было. Что там творилось видно конечно не было, но дураку понятно, что ничего хорошего. Запустив квадрокоптер и полетав за пределами района, Шутник увидел еще много подобных эпизодов, вмешиваться не стал, но заинтересовался одним двором.
    С квадрокоптера хорошо было видно как из дома вышла женщина, дошла до колодца, набрала воды, и неторопливо побрела обратно в дом. Казалось что она не находится посреди деревни кишащей зомбаками, а просто между делом за водой вышла, чтобы посуду помыть да ужин мужу приготовить.
    Маленькая группа зараженных, числом в семь рыл, видимо услышали скрип ворота колодца, или шаги женщины, и бросились к дому, окруженному высоким забором из профлиста. Шутник уставился на дисплей, уже прокручивая в воображении как зараженные легко сметают хлипенький заборчик, нападают на женщину, потом вламываются в дом… Однако полет его фантазии грубо прервала группа из трех человек, выскочивших из соседнего дома.
    Перехватив зараженных, троица вырезала всю стайку легко, и как показалось Шутнику — бесшумно. С дрона подробностей драки разглядеть не удалось, но огнестрел вроде бы никто не применял. Женщина с ведром вообще ничего не услышала, судя по всему. Она пересекла двор и вошла в дом, в то время как тройка бойцов волоком, утаскивала с дороги трупы зараженных. Скрывшись вместе с трупами в соседнем доме, бойцы пропали из виду.
    Пульт пискнул, сообщая что батарейка квадрокоптера почти села, и пора бы вернуть дрон домой. Шутник развернул квадрик, и погнал его обратно, пытаясь опознать крышу нужного дома. Заблудился, потратив драгоценные минуты, но все же сумел отыскать нужный дом, и на последних процентах заряда, посадить квадрокоптер на крышу.
    Забрал дрон, вынул батарейку и поставил ее заряжаться от канистры, вместо нее подключив к квадрокоптеру свежую. Активировал машинку, и полетел к тому же самому дому, ему стало интересно что здесь происходит. Долго крутился по району, выжигая драгоценные минуты заряда батарей, но нужный дом отыскать все же удалось, и попал Шутник к еще одной стычке.
    К дому снова подбирались зараженные с одной стороны, и пяток ребят чем-то явно вооруженных с другой. С такой высоты понять что тащат в руках мужики было трудно, но то что это не автоматы — факт. Скорее всего какой-то гладкоствол, да и на рейдеров они не смахивают — явно местное мужичье.
    С какими намерениями они шли понятно — скорее всего не с самыми хорошими. Толстяк рассказывал Шутнику что селяне начали конфликтовать между собой из-за ресурсов, которые постепенно становятся дефицитными, потому как подвоза продовольствия извне нет, скотина сожрана зараженными, на огородах никто не работает, попрятавшись по домам, а свои запасы имеют свойство заканчиваться.
    Видать мужички решили пощипать соседа, но в этот раз им не повезло. Из соседнего дома снова выскочили три фигуры, причем выскочили задолго до того как незваные гости подошли близко к дому. Скорее всего каким-то образом этот отряд наблюдает за подходами, например по камерам, как у Шутника, или еще как-то.
    Отряд из трех человек разделился — двое побежали наперерез колхозным мародерам, а один — к стайке зараженных числом в четыре особи. Те что двое, свернули с улицы во дворы, ловко вскарабкались на крышу одного из домов, и замерли там, ожидая когда мимо них пройдет отряд колхозных мародеров. Что интересно, это Шутник видел всю позицию с высоты, тем двоим, по идее не должно было быть понятно кто и где именно находится, но видимо кто-то их координировал. Возможно тоже камеры как у Шутника, а возможно такой же дрон, но как бы там ни было, эти двое точно знают с какой стороны к ним приближается группа противников.
    Когда вооруженная группа деревенских миновала дом, на крыше которого засели эти двое, в спину им высадили несколько очередей из чего-то автоматического. Шутник прятался не так чтобы очень далеко, и выстрелы по идее, услышать должен был, но не услышал, из чего сделал вывод что стреляли из чего-то бесшумного, типа вала, или его винтореза. Вооружение с высоты полета дрона, он рассмотреть не мог.
    Слишком уж много бесшумного оружия в этом районе, создается впечатление что с глушителями бегает едва ли не каждый второй, а ведь эти штуки, насколько знал Шутник, не особо долговечные, да и встречаются не очень часто. Интересно, откуда местные берут эти бесшумные стволы?
    За несколько секунд завалив всю группу деревенских, парочка соскочила с крыши, и принялась стаскивать трупы с дороги, во двор того дома на крыше которого они прятались.
    Развернув дрон, Шутник повел его в сторону откуда приближались зараженные, ему было интересно что будет делать тот одинокий боец, но он успел только к шапочному разбору. Трупы зараженных валялись на дороге, а одиночка, схватив за ногу одно из тел, тащил его прочь с дороги. Как ему удалось завалить тварей — в рукопашную или с применением огнестрела, Шутник не понял, но если человек и пользовался оружием, то оно опять же, было бесшумным.
    — Смотри как интересно — сообщил псу Шутник, разворачивая квадрокоптер на обратный курс — какой-то деревенский дом, непонятно зачем, опекает группа серьезных бойцов, скорее всего иммунные. Как думаешь, в чем тут дело?
    Пес не ответил, но Шутник, наконец отыскав дорогу обратно, и вдавив стик газа до упора, продолжал думать вслух.
    — Тебе все еще интересно охотиться на зараженных? Или сперва сходим, проверим что это там за народ обосновался? Стоит? Может забьем на этих непонятных ребят? Как бы пулю промеж глаз не схлопотать, ребята явно серьезные, страшновато к ним лезть…Нет, я конечно понимаю, мы круты до безобразия, замочили без шума и пыли пару десятков зомбаков за сегодня, но одно дело едва живой, еле волочащий ноги зомбарь, и совсем другое — вооруженный иммунный, возможно даже с даром улья. Забыл уже того невидимку? А я вот помню… Я в тот момент очком лом перекусил бы запросто, ну его нахер снова так подставляться. Едва живы остались.
    Посадив на крышу квадрокоптер и затащив его внутрь, Шутник поставил на зарядку батарею, а сам, прихватив пару камер, и погрузившись в стелс, направился к интересному дому. Пес шел рядом, Шутник держал его за ошейник, не позволяя собаке проявиться в видимом спектре. Да из-за этого одна рука была занята, но зато в случае опасности, пес мог перетащить их в безопасное место почти мгновенно. Собакен помаленьку развивался, и сейчас дистанция телепорта составляла уже не две сотни метров, а три. Шутник в плане дара улья развивался быстрее, но это видимо из-за того, что вовсю упарывался спеком, нагружая при этом дар. Штука как показала практика не полезная, по мозгам шибает знатно, Шутник едва ли не физически ощущал как деградирует его мозг, и насколько сложнее стало связно мыслить, и строить далеко идущие планы. Впрочем убиваться наркотой вечно, Шутник не собирался. Организм иммунных силен, так что стоит ему завязать со спеком, и разум вернется в норму, но сначала он Докачает время в невидимости хотя бы до часа… Не поехать бы к тому времени кукухой окончательно.
    Вскоре человек с собакой вышли на улицу, что вела к нужному дому. Приближаться Шутник не стал, остановившись за сотню метров до нужного дома, он приколхозил камеру, прицепив ее так, чтобы она особо не бросалась в глаза, и приказал собаке телепортироваться на крышу дома, в сотне метров. Там тоже установил камеру, направив ее на тот самый дом, который оберегали непонятные бойцы, и присмотрев подходящий коттедж неподалеку, приказал псу прыгнуть туда. Собакен вывалился в реальность на крыше коттеджа, Шутник с Рыжуном спустились на чердак, и засели в глубине, стараясь не шуметь и не отсвечивать лишний раз. Буквально в полутора сотнях метров от них, расположился непонятный отряд.
    — Вот скажи мне Рыжун, зачем мы сюда полезли? — спросил Шутник тыкая пальцем в планшет — ты вот любопытен? Вроде нет, да и я не особо, так нафига нам лезть в чужие дела? Не знаешь? Я вот тоже не знаю, а любопытно очень, видимо по сценарию надо, наверное мы тут что-нибудь интересное найдем.
    Включив планшет и раздав сеть, Шутник отыскал в приложении две камеры. Старые камеры теперь кстати не отображались, покрытия сети не хватало чтобы оставшиеся далеко камеры, смогли подцепиться и передать картинку, но сейчас хватало и новых двух.
    Ракурс был неплохой, и все было хорошо видно, так что Шутник смогу увидеть как тройка бойцов снова вступила в бой, перебив шестерку зараженных, среди которых один выглядел достаточно угрожающе.
    После расправы с зомбаками, группа снова стащила с открытого пространства трупы, спрятав их все в том же доме, в котором они базировались. Интересно, им там не слишком вонюче сидеть? Трупы все же разлагаются, и воздух отнюдь не озонируют.
    Любопытство буквально пожирало Шутника, он предвкушал что-то интересное, не могут же весьма неплохие бойцы, просто так опекать дом. Поначалу Шутник думал что там разместился какой-то штаб, или оперативная база какой-нибудь серьезной группировки, а эта троица что-то вроде охраны, но вскоре отбросил эту мысль. Рано или поздно но кто-нибудь из штаба вышел бы, до ветру, покурить (хоть эту привычку в Стиксе и недолюбливали) может просто ноги размять, или сменить кого-нибудь из дозорных, однако ничего подобного не произошло. Дважды из дома выходила та же женщина что набирала воду, один раз невысокий полный мужик, одетый в синюю футболку и камуфляжной расцветки шорты.
    Дождавшись когда тройка бойцов снова сорвется с места, на зачистку очередной группы, Шутник поддался любопытству, и скрывшись в стелсе, телепортировался с помощью пса к дому. Гасить инерцию на выходе из рывка он уже научился, рыжие хлопья непонятного дыма, пепла или как назвать эти частицы, разлетающиеся в стороны при телепорте, в случае рывка из стелса, не проявлялись в видимом спектре, видимо распадались раньше чем с них спадали остатки амальгамы, так что появлялись пес с человеком полностью бесшумно и незримо. Быстро преодолев открытое пространство, Шутник с Рыжуном подобрались к окну.
    Пес поводил носом, и у Шутника сразу заурчало в животе, от ароматных запахов, что учуял Рыжий. Не покидая стелса, Шутник заглянул внутрь. Перед его глазами оказалась кухня, на которой хлопотала все та же женщина.
    — Семейство, давайте к столу — позвала она, разлив по тарелкам суп — где вы там? Пойдемте есть.
    — Идем — раздалось из глубины дома, и в кухню вошел давешний мужик в синей футболке. Следом за ним, в кухню вошла девушка, в розовой майке и синей джинсовой юбке, так же заняв место за столом, а Шутник же, резко отпрянул от окна, и отполз в сторону, переваривая увиденное.
    Близняшка. Копия тех четверняшек, которых он видел в баре, и о которых рассказывали Шнобель с Кабаном. Так вот что это за группа опекает дом, то-то же Шутнику показалось что бойцы этого мини отряда, тоже какие-то мини. Шутник все же думал что это просто дрыщеватые низкорослые мужики, форма, разгрузка, броник и куча навешанного оружия, магазинов и прочего, скрывала очертания фигуры, так что заподозрить в этих весьма опасных бойцах девчонок, Шутник сразу не смог.
    Теперь было понятно почему они опекают этот дом, видимо выжидают обратится их клон в зомбака или нет, а потом, если окажется что она иммунная, заберут ее с собой.
    — Хм, глупо как-то — размышлял вслух Шутник, не опасаясь что его услышат, стелс надежно скрывал такие тихие звуки как негромкая речь — почему не купить одноразовые тесты? Намного быстрее было бы, чем торчать возле дома дожидаясь пока их копия начнет, ну или же не начнет обращение?
    Даже у Шутника были такие тесты — в последний свой визит к Шаману, он купил упаковку. Это была маленькая, плоская, картонная коробочка, по размеру как пачка жвачки, а сами тесты представляли себе толстые картонки, размером как раз с пластинку жвачки, замотанные в фольгу. Если такую пластинку смочить слюной — просто лизнуть или плюнуть на нее, то она начнет менять окрас, от красного до зеленого. Красный — тестируемый уже обратился, а если еще нет, значит процесс уже подходит к концу, и через пару секунд он попытается откусить от вас кусочек. Зеленый — тестируемый стопроцентно иммунный. Также были средние значения — своеобразный градиент, от зеленого к красному, по которым можно было определить что человек скорее обратится чем не обратится, или наоборот. Грубо говоря грязно-зеленый, скорее болотный, означал что человек если и обратится, то весьма не скоро, скорее все же вообще не обратится, а вот оранжевый наоборот — если еще не обратился, то обратится в ближайшее время. Бывали случаи желтого цвета, когда непонятно к какому он ближе, к оранжевому или зеленому, но такие случаи были редкостью, чаще всего либо оранжевый, либо зеленый.
    Такие тесты были местным эксклюзивом как понял Шутник, в других стабах это дело определяли с помощью косвенных признаков, или анализов крови, такого быстрого, точного и дешевого способа не было, а вот в здешних местах, нашелся знахарь который сумел наладить производство таких лакмусовых бумажек, на чем и рубил немалые деньги, точнее спораны и горошины.
    Почему близняшки не воспользовались такими штуками, Шутник не знал, но решил, на правах знакомого, пусть и не близкого, заглянуть к ним в дом, в котором они базировались, разумеется в стелсе. Глянуть что там происходит, да может предложить свою помощь с одноразовыми тестами. Не то чтобы он рвался помочь каждому встречному, но может это послужит мостиком для того чтобы завязать общение с девчонками. Близняшки ему нравились, как минимум внешне, а из головы еще не выветрился рассказ друга, который хвастался как провел ночь с близняшками.
    — И вовсе я не кобель — ответил Шутник псу — кобель у нас, это ты, а я мужчина, в самом расцвете сил, так что изредка думать вовсе даже не мозгом, мне простительно.
    Глава 6
    Док, Шуруп и Тухлый, ехали уже второй день. Миновали по широкой дуге Завальный, решив не приближаться к нему — на подходах, патрули могли докопаться до одиночек из дальнего стаба, отжать добычу и пусть как правило удавалось расходиться с ними миром, рисковать нарваться на неадекватов никому не хотелось.
    Сейчас, бродяги устроили короткую передышку, и отойдя от дороги на несколько сотен метров, вкушали холодную тушенку, запивая живчиком.
    — Так вот — продолжал объяснения Шуруп — способности обычно активируются спонтанно или с этим помогает знахарь, но смысл в итоге сводится к тому, чтобы поймать то самое ощущение активированного дара, и привязать его к какому-нибудь триггеру.
    — Это конечно хорошо, но как это сделать? — отпив из фляги, спросил Док у Шурупа — это все равно что орудовать третьей рукой или шестым пальцем. Я не знаю что надо сделать чтобы оно заработало.
    — Ну это мы легко поправим — усмехнулся Тулый и вскинув пистолет выстрелил.
    — Ох, тыж блядь! — Док подскочив, ухватился за ногу, куда ему прилетела пулька пневматического пистолета. Даже через толстые джинсы, это было больно, а Тухлый уже наводил на него ствол снова.
    Еще одна пулька ударила Дока в руку, потом в бок, снова в ногу, а следующая чиркнула по щеке. На очередном выстреле, Док вскинул руки и маленький свинцовый шарик, впился в ладонь, пробив кожу до крови. Еще одна пулька ударила в локоть, и вдруг, перед Доком развернулась полупрозрачная плоскость щита.
    Тухлый выпустил в Дока остаток магазина, но пульки раз за разом отскакивали от зависшей в воздухе полупрозрачной пелены. Под конец Тухлый замер на секунду, обхватив пистолет обеими руками, и последние пяток пуль, ударяясь в щит дока, оставляли на нем отчетливо видимые черные кляксы, которые правда, тут же растворялись.
    — Сумел поймать ощущение? — как ни в чем не бывало, продолжил Шуруп, кивнув на все еще мерцающий перед Доком щит — теперь постарайся воспроизвести его, одновременно пробуя наморщить затылок.
    — Наморщить затылок? — удивился Док, и щит тут же растворился — Черт. Исчез.
    — Да, вот как морщишь лоб, так же и затылок попробуй наморщить. Не пытайся в самом деле его морщить, смысл в намерении или попытке, не знаю как правильно объяснить. Просто захоти наморщить затылок и одновременно воспроизвести то ощущение что было у тебя когда ты врубил щит. Смысл в том чтобы привязать активацию к триггеру. Каждый раз вызывать в себе ощущение, которое активирует щит, слишком сложно. Намного проще постоянными повторами привязать это ощущение к какому-нибудь действию. Можно конечно привязать щит и к щелчку пальцами, но тебе же не надо, чтобы каждый раз как ты забывшись щелкнешь пальцами, у тебя активировался щит? Потому и привязываем к действиям которые выполняем очень редко или не выполняем вообще. Например шевельнуть ушами, подвигать мизинцем на ноге, поднять кончик носа, ну и так далее. Знахарь мог бы закрепить триггер одним прикосновением к твоей башке, но нам до нашего стаба еще сутки-двое добираться, а за это время вполне сможешь закрепить триггер сам. Просто будем на привалах повторять процедуру, думаю теперь даже стрелять в тебя не придется — организм помнит что пулька это больно, так что щит включится сразу как только Тухлый наведет на тебя ствол… Впрочем с другой стороны, твой организм может решить что пулька это не опасно и не стоит тратить силы. В общем будем пробовать.
    — Щит кстати крутой — влез в разговор Тухлый — я под конец аурой шибанул, но щит ее остановил, крутая штука. Если научишься делать не плоскость а купол, то получится отличная защита.
    — Да, щит это круто, защита всегда пригодится — подтвердил Шуруп — так что пока едим, сиди и пытайся затылок морщить.
    — Да морщу я, морщу — отозвался Док, пытаясь восстановить в памяти и поймать то самое чувство активации способности. Пока не получалось.
    — Я вот знаешь о чем подумал — подал голос Тухлый, закончив со своей порцией — помните разные легенды про всяких магов и волшебников, ну с нашей земли? У вас были такие? Про всякие тайные общества, про колдунов, и прочее в том же духе. Так вот, у нас в байках, часто фигурировал такой момент как испытание ученика. То бишь кандидату в маги, надо было выполнить что-то опасное — убить тигра, выжить сброшенным со скалы или сброшенным в воду. О! Вот еще вспомнил — испытание для ведьм, когда их связывали и реку кидали, мол если утонет то обычный человек, если выживет — значит ведьма. Смысл как я вижу в том же — создании экстремальных условий, при которых организм сам активирует скрытые способности.
    — Ты это ведешь к тому, что в наших мирах у людей когда-то тоже были какие-то дары, по типу даров улья?
    — Ага — подтвердил Тухлый — вот скажи, чем не магия? Были когда-то такие люди, но опять же, их процент был невелик, примерно такой же как процент иммунных среди попадающих сюда, да еще и всяческие гонения на них полностью извели породу. Способности пропали. Остались какие-то рецессивные гены, дремлющие, а вот попав сюда, они активируются. Все не-маги становятся зомбаками, ну а мы, потомки древних колдунов, остаемся людьми да еще и дары получаем.
    — Странная теория, но тоже имеет право на жизнь.
    — Не, ну серьезно — не унимался Тухлый — глядя на тех тварей в которых превращаются люди, только дурак не согласится что улей каким-то образом оказывает воздействие на ДНК. Люди мутируют, а вот у нас, активируется тот самый спящий ген, отвечающий за магию. Более того, я вам скажу что мы, маги, и есть цель улья.
    — Цель в каком смысле? — уточнил Шуруп, и Тухлый тут же принялся развивать свою теорию.
    — Я вот считаю, что сама суть, сам концентрат улья, это то, что мы из голов зараженных извлекаем — спораны, горох, жемчуг. Это с одной стороны как плоды, яблоки те же, или ягоды, а с другой, похоже на поведение паразитов, ну или в данном случае скорее симбионтов.
    — Ну поясняй — Шуруп уселся поудобнее, и отложив в сторону банку с тушенкой, взялся за флягу, приготовившись слушать что-то длинное и скорее всего скучное. Но иначе Тухлого все равно было не заткнуть.
    — Вот смотри, зачем деревья выращивают яблоки? Не ради интереса, а для того, чтобы семена съели какие-нибудь животные. Придет олень, сожрет яблоко, нагадит где-нибудь в сотне километров, а там уж из семечек в его какахе, вырастет новое дерево. То бишь плоды нужны чтобы семена попали в желудок к оленю, он деревьям нужен как транспортное средство. Еще я слышал есть паразиты, которые заводятся у мышей, но самой благоприятной средой для них, являются кошки. Задача такого паразита сделать так, чтобы мышь, в которой он очутился, съела кошка. Он полностью меняет биохимию мозга мыши, и делает так, чтобы ей нравился запах кошачьей мочи. Мышь по сути, сама кошку ищет, и все ради того, чтобы паразит попал в тело самого подходящего для него носителя. Другая херня бывает — она живет в коровах, там же и размножается, но отложенные яйца за кишечник держаться не умеют, а потому попадают на землю, а значит тем кто вылупится из них, надо снова в корову попасть.
    — Черт я же ем… пью — недовольно поморщился Шуруп — хватит уже про гавно всякое?
    — Ладно, закругляюсь. Ну так вот, яйца в коровьей какашке, какашку едят улитки, паразит вылупляется в улитках, но ему надо попасть в корову. Он заставляет улитку выделить какую-то слизь, в которой и живет, дожидаясь пока эту слизь съедят муравьи, а уже попав в муравья, берет того под контроль, и заставляет бедное насекомое залезать на самую высокую травинку, и ждать пока какая-нибудь корова, эту самую травинку сожрет. Короче, поведение вируса улья, очень похоже на поведение паразитов и одновременно плодовых растений.
    — Так мы кто? Кошки, мыши или олени? — подстебнул Тухлого Шуруп, но тот кажется не понял что это была шутка, и принялся подробно объяснять.
    — Вот смотрите, споры попадая во что-то травоядное, даже не пытаются развиваться — понимают что этот носитель слаб, и он им не подходит, то же самое происходит если носитель недостаточно массивен. А вот попав в человека, но не обнаружив этого самого магического гена, который им нужен, споры делают так, чтобы зараженный искал обычных людей. Это могут быть еще не заразившиеся новички, но тут скорее всего просто промах, самыми интересными для тварей являемся именно мы, иммунные.
    — Ну не скажи — поправил Тухлого Шуруп — обычных животных они тоже очень любят, коров тех же, собак, котов. Да и если бы улей хотел чтобы иммунные зараженных жрали, то включил бы какой-нибудь механизм, чтобы при виде нормального человека, зомбаков парализовывало или еще что-то такое, ато они ведь сами людей жрут.
    — Ну наводка на не зараженных животных, это как система свой-чужой. Жрать зараженным что-то надо, но система не дает убивать своих же, то есть носителей вируса. Потому им и нравится мясо не зараженных. Замечал что они до последнего своих не трогают, даже когда от голода почти сдыхают? А вот если грохнуть одного из них, то они быстро налетают и жрут. Иной раз могут даже за иммунным не погнаться а остаться и доесть своего падшего. Тут они как бы и еду получают, и одновременно спасают споры которые остались в трупе, поглощают их, не дают просто разложиться.
    — Прямо взаимовыручка. Сожри меня, друг спороносец, я умираю — хохотнул Шуруп, но Тухлый на него внимания не обратил.
    — Эволюция этого паразита, думаю происходила примерно так. Вот попали споры в простого человека, не иммунного, поняли что им нужно попасть в другой организм, а как это сделать? Если они просто будут дремать, то иммунный с зараженным никаким образом толком и не пересекутся, а спорам надо попасть в организм, то бишь чтобы иммунный съел зараженного. Для этого сначала надо иммунного найти, и споры меняют зараженного, заставляя его искать и нападать на иммунных, как бы ускоряя встречу. Если зараженный на иммунного нападать не будет, то иммунный и сам зомбака трогать не станет, так что вирус улья заставляет зараженных на иммунных нападать. Но тут косяк — люди, убитых людей, не едят, да и убить зараженного могут тоже не только люди. Обычные новички, которые потом окажутся такими же не иммунными, другие твари, какие-нибудь хищные животные, вроде тех же небольших собак, которые вообще не обращаются, но загрызть стаей одинокого пустыша могут. Вирус решает немного прокачать тело в которое он попал, чтобы убить его было сложнее, и если кто и убьет то это с гарантией будет тот, кто сильнее. Теперь надо попасть в организм иммунного, который, сука, убитых им тварей не жрет, так что вирус снова идет на ухищрение, и выращивает плод — эдакий концентрат себя, словно семечко. Тот самый споран, горох, жемчужину. То есть то, что иммунный сожрет.
    — А зачем иммунному есть спораны?
    — Не знаю — пожал плечами Тухлый — но можно допустить что мы, иммунные, все же не совсем подходящая для спор среда — жить им в нас комфортно, а вот разрастаться и менять наше тело мы им не позволяем. Чтобы восполнять потери, вирус улья заставляет нас жрать спораны, а когда их в организме накопится много — они смогут в некоторой степени его модифицировать… Эээ вот представь что у тебя стройка идет, ты собираешься построить дом, и носишь на участок по одному-два кирпича. Ты носишь, а сосед по ночам их у тебя ворует, и ты никак не можешь начать строительство, потому что у тебя больше трех-четырех кирпичей не собирается. И тут вдруг к тебе внезапно, привозят целый камаз кирпичей — ну то есть ты жемчужину съел, или горошину. Пока сосед не успел своровать у тебя с участка кирпичи, ты быстренько строишь дом, ну или кусок дома. А потом все начинается заново — таскаешь в день по одному-два кирпича чтобы компенсировать потери от вороватого соседа. Понятно?
    — Ну, примерно.
    — Кстати, только сейчас мысль посетила. Плоть зараженных тоже содержит вирус улья, а значит можно вместо споранов есть мясо зомбаков… Его надо будет много, потому что в споранах все же концентрат, но в некоторой степени поедание плоти зараженных по идее должно оказывать такое же действие как и прием споранов… Но это так к слову, потом можно будет это обдумать… Так вот, вернемся к теме. Изменить наше тело вирус не может, видимо какой-то ген у нас есть, который не дает вирусу наше ДНК менять, поэтому он работает на ментальном уровне. Взаимодействуя с тем самым геном мага, дает нам какую-то способность. А вот кваз это наверное тот, у кого либо иммунитет к вирусу слабоват, либо получил сразу большую дозу спор и они смогли продавить серьезную модификацию, то бишь изменение тела.
    — Ага, а как в твою логику укладывается обратное действие белой жемчужины? Если ты считаешь что цель вируса как раз модификация тела? По идее, белая жемчужина, самая редкая и самая крутая, должна наоборот обладать таким убойным эффектом, чтобы иммунного сразу в элитника превращать, только разумного. Не, не работает твоя теория.
    — Вот теперь мы к самому интересному подобрались — загадочно улыбнулся Тухлый — а если мы все неправильно поняли? Если самая крутая жемчужина, это черная! По идее улья, идеалом является кваз — у него и тело модифицируется, он становится сильнее, живучее, опаснее, и дары проявляются, то есть кваз по умолчанию круче человека. И это итог эволюции — дальше вирусу никуда двигаться не надо, он нашел своего идеального носителя, потому что в затылках квазов споранов не бывает. В иммунных тоже не бывает, так что они тоже близки к идеалу, но все же отстают.
    Так вот, жемчужина способная превратить в кваза, и есть самая лучшая, с точки зрения улья. Она самая правильная. Сам же наверное обращал внимание, что в природе то, что самое распространенное, то и самое лучшее. Да, у животных рождаются альбиносы, и они такие же редкие как белая жемчужина в улье, но альбинос это не круто, это наоборот плохо. Такое животное быстро умирает в естественной среде. Видишь, редко — не значит хорошо. Так же и с жемчугом. Вот грубо говоря чем белая жемчужина лучше черной? Да по сути ничем, они ценятся только за то, что дают способности без риска изменений. А вот о том, что способности полученные от белого жемчуга намного лучше тех что получены от черного, можно усомниться. Черный жемчуг самый убойный, самый правильный, потому и встречается чаще всего. Красный и уж тем более белый, это что-то вроде урезанной версии жемчужины, или своего рода жемчужина-выродок — красная почти не может выполнить свою задачу и превратить человека в кваза, а белая вообще косячная — совсем не может, и даже откатывает обратно. То есть это дефективный жемчуг. Красные появляются в самых крутых элитниках, когда споры понимают что их носитель и так крут, дальше им двигаться не надо, так что жемчуг создается постольку-поскольку. Скреббер вообще лютая тварь, вирус спор решает что все, он уже почти в идеальном носителе, так что в жемчужину вообще отдаются самые бросовые излишки. Ну а иммунный или кваз это самый идеальный тип носителя, а потому ни жемчуг ни спораны вообще не образуются. Белые жемчужины так редки, не потому что они так хороши, а наоборот, потому что они самые косячные.
    — Дурак ты Тухлый — усмехнулся Шуруп — смотри не ляпни такое на людях, засмеют ведь.
    — А чего сразу дурак-то? Рабочая теория.
    — Дохера таких теорий рабочих, а толку с того. Что белый жемчуг, что черный, и тот и тот дорогой и редкий, а белый жемчуг, от того что ты решил будто бы он дефективный, дешевле от этого не станет. Давайте доедаем в темпе и дальше двигаем, может мимо мусарни когда проезжать будем, на зону заскочим, проверим. А ты Док, затылок морщи, пробуй щит вызвать, если на зону решим сунуться, он нам не помешает.
    Глава 7
    Подобравшись к дому в котором засели близняшки, Шутник отправил пса на крышу, вместе с рюкзаком и нолдовской винтовкой. Случись что, пес услышит мысленный зов и придет на помощь, или притащит оружие, сейчас же, Шутнику проще было одному — легче стелс держать и не надо постоянно сохранять контакт с собакой.
    Аккуратно приоткрыв незапертую дверь, Шутник протиснулся в дом, и тут же недовольно сморщился, от мерзкой трупной вони, ударившей в нос.
    — Как они тут сидели — обратился он сам к себе, пытаясь вытряхнуть из головы наркотический туман мешающий думать.
    Неосязаемые и неслышные мысли словно растворялись в тумане, поселившемся у него в голове, а слова произнесенные вслух, пусть и неслышные в стелсе, помогали выстроить мысли в связную цепочку.
    — Черт, да тут целое кладбище!
    Шутник заглянул в комнату, и увидел сложенные штабелями трупы. Там были все. Начавшие меняться зараженные, практически не изменившиеся начинающие мертвяки, обычные люди, судя по одежде деревенские, наверное мародеры, а также рейдеры, если судить по их экипировке.
    Подняв за волосы голову одного из трупов, Шутник убедился что споровый мешок выпотрошен. Какими бы альтруистичные мотивы не двигали сестрами, которые защищали покой своей копии, но добычу они все же забирали.
    Сделав пару шагов в сторону, Шутник наклонился, и осмотрел голову еще одного трупа. В этот раз спорового мешка на затылке не было, видимо это был мародер-неудачник, который выбрал не тот дом. Осмотрев другие трупы, которые тут были сложены буквально штабелями, Шутник понял что ловить тут нечего, трупы выпотрошены, а сами близняшки куда-то делись, видимо пока он заглядывал в окна их бывшего дома, они бросились отбивать очередную атаку на дом.
    Ждать девчонок здесь, дыша трупной вонью, смысла не было, не хватало только пропитаться запахом мертвечины, который твари обожают. Девчонки не дуры судя по всему, и скорее всего базируется их группа не в этом доме, а где-то рядом, либо на чердаке, а может во дворе. Вряд ли они стали бы коптиться в этом трупном смраде. Пора было валить отсюда на свежий воздух, и Шутник уже сделал шаг к выходу, как вдруг среди штабелей трупов, заметил пусть и искаженное смертью, но знакомое лицо.
    Подобравшись ближе, он ногой спихнул в сторону труп, и вгляделся в лицо девушки, лежащей едва ли не на самом дне трупной кучи…
    — Черт! Что за херня тут творится? — присел над трупом Шутник вглядываясь в лицо — что за черт?
    Близняшка. Мертвая близняшка валялась среди кучи трупов. Откуда она здесь взялась? Кто ее убил и почему она почти голая? Успела обратиться и растеряла одежду? Нет, она точно была человеком на момент смерти, либо мертвяком практически не изменившимся, свежим. Такие одежду потерять не успевают. Тут что-то другое.
    — Тебя убили зомбаки а твои сестры похоронили тебя таким странным образом? Сняв одежду и закопав в куче трупов? Хм, вот наверное почему их трое, одна из сестер умерла.
    Мертвая девушка ничего не ответила, впрочем Шутник ответа и не ждал. Не понимая что тут происходит, он решил свалить из этого домика психов подальше, уже забыв о том, что планировал подкатить к близняшкам, поделившись тестами на зомби.
    Заскрипела дверь, и Шутник, на секунду забыв что он в стелсе, метнулся в сторону, пытаясь уйти с прямой линии, но на половине шага сообразил что его все равно не видят. Замер на секунду, мысленно позвав пса и получив отклик, сделал неторопливый шаг к стене, прислушиваясь звукам шагов входящих в дом людей.
    Три девчонки втащили труп зараженного, бросили в кучу, вышли чтобы через несколько секунд вернуться с еще одним. Дождавшись пока все три сумасшедшие девки отойдут от двери, ближе к куче трупов, Шутник двинулся к выходу, мимо них.
    — Тут кто-то есть — спокойно произнесла одна из девушек, наводя на невидимого Шутника автомат — стой и не двигайся.
    — Никого здесь нет — ответила другая, но автомат тоже вскинула, и направила в ту же точку что и ее сестра. Шутник с удовлетворением отметил для себя что его догадка была верной — у обоих сестер были ВАЛы.
    — Половица прогнулась — пояснила первая — примерно на полтора миллиметра, а затем вон та, и вон та. Судя по глубине изгиба, и расстоянию между половицами, это скорее всего человек, ростом от ста восьмидесяти пяти, до ста девяноста сантиметров, и массой около восьмидесяти пяти — девяноста килограмм. Сейчас стоит тут. Я держу его на мушке.
    — Невидимка, появись, иначе все здесь изрешетим, и хоть одна пуля да попадет — приказала вторая сестра, пока третья, молчавшая все это время, потянула из-за спины висящий на ремне дробовик, и навела примерно в сторону Шутника.
    — Чуть левее и выше — поправила сестру глазастая сука, а Шутник понял что пора проявляться. Проклятые сучки его таки заметили, но теперь он хотя бы знает какой дар у одной из них.
    Прежде чем сбросить стелс, Шутник извлек из кобур оба пистолета, и не сбросил стелс, как обычно, а принялся словно бы сталкивать с себя амальгаму, концентрируя ее в ладонях и скрывая пистолеты. Однажды этот трюк спас Шутнику жизнь, и он не забывал про него, старательно тренируя.
    Согнав амальгаму в ладони, и скрыв в стелсе только пистолеты, Шутник улыбнулся девушкам, нацелившим на него стволы.
    — Привет девчонки, а я вас знаю, видел в завальном. Я друг Кабана и Шнобеля, знаете их?
    — Кваз и хач? — чуть опустив ствол спросила одна из девушек, и Шутник кивнул, отвечая на ее вопрос — знаем, но не дружим, так что тебе это не поможет, извини.
    — Стоп! — Шутник направил на одну из девушек руку с пистолетом, выглядящую пустой — зачем вам меня валить? Разойдемся мирно, я вас не знаю, вы меня тоже. Взять с меня нечего, даже ствола нет.
    — На кластерах, человек без ствола, заставляет меня нервничать гораздо больше чем человек со стволом — одна из девчонок, видимо самая старшая, передернула затвор и вскинула автомат, но Шутник оказался быстрее, в последний момент все же чуть опустив руку, направляя пулю не в голову, а закрытый пластинами бронежилета живот.
    Девчонку отбросило назад, а Шутник, успев сделать еще один выстрел уже в другую сестру, метнулся в сторону, уходя в невидимость. Тихо захлопали выстрелы из вала, сопровождаемые лязгом автоматики, но последняя из стоящих на ногах девчонок, не успела довернуть ствол в сторону Шутника. Появившийся за ее спиной пес, впившись зубами в ногу девушки, исчез, чтобы через мгновение появиться вновь, а спустя пару секунд, пробив потолок, на пол рухнула близняшка.
    — Прекратите стрельбу дуры! — заорал Шутник, укрывшись за стенкой — хотел бы я вас грохнуть, стрелял бы из стелса, и в головы. Я знаю что все вы живы, ваши броники удержат выстрел из макарова. Сидите и не рыпайтесь, я ухожу.
    Пес появился рядом, но прежде чем Шутник успел коснуться его, чтобы уйти телепортом, входная дверь с грохотом отворилась, и на пороге появилась та самая близняшка которую Шутник видел в доме, все в той же розовой футболке и короткой, джинсовой юбке, но теперь в руках, она без особого напряжения держала пулемет.
    — Черт!
    Загрохотали выстрелы, Шутник, метнувшись рыбкой к собаке, ощутил привычное сжатие со всех сторон, но в этот раз неприятное, обычно, ощущение, показалось ему самым прекрасным что он испытывал в жизни. Теперь это проклятое телепортационное сжатие, у него всегда будет ассоциироваться с безопасностью.
    — Чертовы шлюхи! — сообщил псу Шутник, вывалившись из рывка на крыше соседнего дома — Рыжий, где моя винтовка? Сейчас эти суки оклемаются, не хочу встречать их только с пистолетом…
    Вооружиться Шутник не успел, из дома напротив, с двустволкой наперевес выбежал давешний мужик, видимо отец близняшек, вслед за которым, держа в руках топор, бежала, судя по всему мать.
    — Мама, папа! Домой! — скомандовала близняшка в розовой футболке, выбегая с пулеметом на улицу, и безошибочно определив где находится Шутник, выпустила очередь из пулемета, разворотив крышу, но Шутника там уже не было.
    Появившись на земле за домом, он окончательно рассердившись на тупых дур, которые палят не разобравшись, взглянул на собаку, коснувшись мыслью сознания Рыжуна, и продублировал приказ вербально:
    — Давай сюда эту сучку!
    Пес растворился в телепорте, а Шутник, хрустнув пальцами, перенес вес на правую ногу, и отвел назад руку, от души замахнувшись, и ударил пустоту.
    В тот же миг, навстречу его кулаку, из рывка вылетела одна из девчонок, тут же отхватив такую мощную плюху, что у Шутника отчетливо хрустнул сустав, не спасла даже тактическая перчатка, с пластиковыми щитками на костяшках.
    Девушка мгновенно отключилась, растянувшись на земле, а Шутник протянул в сторону руку, не сомневаясь что пес поймет. Не прошло и пары секунд как Рыжий появился рядом с хозяином, сжимая в пасти ремень винтовки. Шутник подхватил оружие, передернул затвор, и переключил магазин на экспансивные пули.
    — Эй вы, три идиотки — заорал он — вы что совсем ёбу дали? Я же ушел мирно, что с вами не так мрази? У меня ваша сестра, и предки на прицеле, выходите, поговорим, обещаю что не стану стрелять, если не вынудите… Но если не выйдете, мамашке вашей башку снесу прямо сейчас.
    — Стреляй — крикнули из дома — пришло их время.
    Шутник не собирался убивать стариков, не то чтобы ему было их жаль, скорее жаль патроны, но последние слова одной из сестер, засевших дома, заставили его взглянуть сквозь прицел на родителей близняшек, замерших на дороге на пути к дому.
    Так и есть. На лицах обоих родителей, отсутствовало осмысленное выражение. Перед Шутником, стояли только что обратившиеся зараженные.
    — Блядь! — выругался он, поняв что заложники внезапно пропали — хрен с вами, я ухожу, вас не убью. Мочите сами своих стариков.
    Подозвав пса, Шутник уже растворился в стелсе, как кто-то из близняшек все же ответил.
    — Убей их, пожалуйста.
    Тон, которым это было произнесено, мгновенно сбил с Шутника воинственный настрой, и он даже замер на секунду, переваривая услышанное.
    — Мы не стреляем — снова прокричали из дома, к которому уже неторопливо шагали свежеобращенные зомбаки — убей их, и уходи, клянусь следом не пойдем.
    — Чтоб вас, дуры — выругался Шутник вновь проявившись в видимом спектре, и прицелившись в вяло бредущих к дому где засели девчонки, зомбаков. Отец близняшек все так же тащил в руках ружье, только теперь держал его как дубину, мать же, топор бросила на землю, и теперь неторопливо шагала к дому, из которого ароматно несло тухлятиной. Навел перекрестие прицела на голову бати, потянул спусковой крючок. Едва слышно щелкнул выстрел и мужик свалился на землю, потеряв большую часть головы, а спустя секунду рядом с ним упала и мать близняшек.
    На душе вдруг непонятно с чего стало гадостно. Обычно убивая Шутник не ощущал никаких уколов совести, и не испытывал сожаления — для себя он четко решил что все местные не более чем мобы в виртуальной симуляции, или проходные картонные персонажи в книге, но сейчас, убивая родителей на глазах их детей, чувствовал себя достаточно мерзко.
    Потерявшая сознание девчонка, все еще валяющаяся рядом, зашевелилась, приходя в себя, оклемавшись от такой плюхи подозрительно быстро. Там как минимум сотряс должен быть, вломил Шутник от души.
    — Давай, крикни своим пусть выходят, поболтаем… Идиотки.
    Шутник вытянул руку с винтовкой в сторону, и пес поняв что от него надо, ухватился зубами за ремень, и исчез, спустя пару мгновений появившись уже без винтовки, которая как знал Шутник, сейчас лежит на крыше через один дом отсюда. Сам же он держал медленно поднимающуюся на ноги девушку на мушке, направив на нее пистолет.
    — Ты убил их? — сразу же спросила девчонка, с трудом поднимаясь на ноги.
    — Убил. Они как-то подозрительно вовремя обратились.
    — Они уже на грани были, могли обратиться в любой момент, а от сильного стресса часто происходит переход. Это тоже влияет на обращение — чем больше человек нервничает, тем быстрее происходит обращение, психика в этом деле очень важна…
    — Зови подружек, или сестер, или кем вы там себя считаете, мне интересно что за дерьмо тут у вас происходило. Догадываюсь уже, но хочу услышать подробности.
    — Не буду — покачала головой девушка, которую тут же повело в сторону, но Шутник подхватил ее под руку, и помог устоять.
    — Не бойтесь, хотел бы убить — убил бы, как минимум тебя. Давай, зови, поболтаем.
    Шутник убрал ствол, а девчонка все же крикнула своим что жива и в порядке, позвала их выходить, заверив что Шутник убивать их не собирается, так что оставшиеся близняшки начали выползать таки из дома.
    Шутнику они поверили — захоти он уйти или напасть, ему ничего не стоило убить первую близняшку, а потом караулить их в стелсе. С расспросами пришлось повременить — на пальбу прибыла стая голодных зомбаков, и пришлось от них отбиваться, а после скоротечной стычки, девчонки потратили с полчаса на то, чтобы похоронить своих предков — у них все было готово для этого процесса, и взорвав пару самопальных мин, они откопали приличных размеров котлован. Куда и уложили тела предков, засыпав их землей.
    На грохот взрывов конечно сбегутся все твари в округе, но девчонкам судя по всему было плевать, но в конце концов, Шутник все же дождался от девчонок их историю.
    — Мы живем здесь — начала та самая, что была в гражданской одежде, которая находилась в доме, с родителями — каждую перезагрузку, мы сразу же спешим сюда, вперед всех, пока никто еще не начал обращаться. Первым делом проверяем нашу сестру тестом на обращенных. Очень редко, но бывает такое что наш клон оказывается иммунным, таким образом нас и собралось четверо, иногда бывает так что нашей семьи нет, бывало так что семья прилетала в другом составе — либо отец с другой женой, либо мать, с другим мужем, либо детей у них нет. Всякие варианты были, но чаще всего семья в полном составе — мать, отец и наша копия.
    Копию мы сразу же похищаем, и если оказывается что она зараженная, то убиваем, а одна из нас, по жребию, занимает ее место в семье. Остальные охраняют покой — если зараженные не испытывают слишком большого стресса, то процесс обращения идет медленнее. Плюс некоторая диета — например раствор гороха и споранов может несколько отодвигать момент трансформации, не бесконечно, но лишних два — три дня, если зараженные с медленного кластера, горох и спораны могут дать.
    Мы живем нашей жизнью, какой жили до переноса, с папой, с мамой. У нас даже легенда заготовленная есть — папа с мамой болеют, да и в возрасте уже, так что осбо со двора стараются не уходить. Видят конечно что произошло какое-то дерьмо, но со внешним миром как правило коммуницирует именно одна из нас. Выходит, возвращается, приносит родителям фальшивые новости. Обычно мы говорим что в деревне вспышка какой-то болезни, похожей на бешенство, в общем вешаем им лапшу на уши, убеждая не покидать двора.
    Как правило у нас есть от недели до трех, и все это время одна из нас словно бы возвращается назад, живет с родителями… Ты не представляешь каково это, снова обнять маму, отца… Правда потом та кто жила в семье, обязана убить родителей, когда они обратятся, мы не можем позволить им ходить в виде тварей, чтобы кто-то убил их и выпотрошил, даже не похоронив. Лучше так… Да и если мама обратится, папа будет очень страдать и наоборот, поэтому как только мы замечаем что один из них обращается, убиваем обоих…
    Девушка вдруг разревелась, вслед за ней захныкали и остальные три близняшки, а Шутник мысленно матерился, увидев вместо группы опасных бойцов, четверых ноющих, баб. Совсем молодых, по сути всего лишь девчонок. Сколько им интересно? На вид лет по двадцать.
    — И что? Вы только тем и занимаетесь что живете тут от перезагрузки до перезагрузки?
    — В основном именно этим — подтвердила одна из сестер — иногда, когда наша семья не переносится, возвращаемся в стаб, или ходим за добычей. Когда-нибудь мы сумеем добыть белую жемчужину, точнее нам нужно две. Ты слышал что если дать белую жемчужину зараженному, он не обратится? Мы хотим снова собрать семью… Думаю папа и мама не расстроятся, если у них теперь будет четыре дочери… После этого мы перестанем ходить в деревню, покинем это проклятое место, поселимся на большой земле.
    — Слышал — подтвердил Шутник — вы теперь что дальше делать будете? В стаб вернетесь?
    — Да — кивнула одна из сестер, в этот раз другая — отдохнем а потом двинемся куда-нибудь. Ты свое любопытство удовлетворил? Можно считать что мы в расчете, за то что ты нас не стал убивать? Извини что напали, без обид?
    — Без обид — подтвердил Шутник — сам к вам полез, не стоило наверное так делать. Глядишь ваши еще денек продержались бы.
    — Так даже лучше получилось в конечном итоге — покачала головой та что в гражданском — никто серьезно не пострадал, а мне не пришлось убивать родителей, это очень сложно…
    — Ладно, пойду я тогда — поднялся на ноги Шутник, и протянул в сторону руку, в которую исчезнувший и через мгновение появившийся пес, вложил лямку рюкзака.
    Еще секунда и пес снова появился рядом с хозяином, на этот раз принеся винтовку. Третий прыжок, и на землю, к ногам близняшки в розовой футболке, упал пулемет, который та поднимать пока не стала, не желая заставлять странного мужика, с не менее странной собакой, лишний раз нервничать. Не ровен час решит что проще перебить их, чем оставлять за спиной, а на что он способен в тандеме с собакой, сестры видели, и проверять было ли это все, на что он способен, или у него в рукавах припрятаны еще фокусы, они не хотели.
    — Как вас хоть зовут? — спросил Шутник положив руку на холку пса, появившегося рядом, и медленно, напоказ запуская процесс перехода в стелс.
    — Лиля — ответила одна из сестер, уже почти в пустоту.
    — А меня Шутник — ответила пустота, и одна из сестер, самая зоркая, благодаря дару улья, заметила как чуть приподнялась примятая трава. Стебли поднялись буквально на полмиллиметра, но было понятно что то, что прижимало их к земле, теперь отсутствует. Странный человек, по имени Шутник, исчез.
    Четыре девушки по имени Лилия, направлялись в сторону “Завального”, покидая поселок в котором их больше ничего не держало, а Шутник смотрел им вслед через камеры, сидя на чердаке, затягиваясь сигаретой и осознавая что только что появились еще четыре человека, которых в случае чего, ему убить будет затруднительно.
    Шутник уже успел осознать что завалить к примеру Шнобеля, Кабана или Шамана, ему будет уже не так просто. При нужде конечно же убьет, если на то будет необходимость, но возможно это даже вызовет какое-то сожаление или моральные терзания, в последнем он однако был неуверен. Он знает их, знаком с их предысторией, пусть конечно и не полной, а персонаж с какой-никакой но предысторией, уже становится объемным, перестает быть картонным, проходным, или мобом, как Шутник таких называл, и становится почти что человеком.
    — Чертовы неписи — Шутник выдохнул последнюю порцию дыма, и погасил окурок — Рыжий, если я снова решу с кем-то поболтать, напомни мне никогда больше не интересоваться прошлым человека, ладно?
    Глава 8
    В очередной раз остановившись передохнуть, Док, Шуруп и Тухлый, напоролись на тварей. Всю дорогу они старались избегать зданий, которые частенько попадались на из пути, иной раз полностью выбиваясь из окружающего пейзажа. Например школа, или крупный супермаркет, торчащие посреди перелеска.
    — Это особенность наших мест — пояснял Шуруп Доку — обычно кластеры достаточно большие, но у нас встречаются и вот такие карлики, метров по сто-двести в поперечнике. Живем по сути на одном большом глюке, в окружении черноты, неудивительно что такие дела происходят.
    В этот раз собирались передохнуть и перекусить как обычно, под открытым небом в отдалении от дороги, но поздним вечером, когда без фар ехать было уже нельзя, троица рейдеров, встали на ночевку — ездить с фарами, означало привлекать к себе слишком много внимания.
    Едва они остановились, начал накрапывать дождь. Возиться с установкой палатки, бродяги не стали, хотя она и была приторочена к велосипеду Тухлого. Решили заночевать в одиноком здании, торчавшем посреди поля. Небольшое двухэтажное строение, по идее опасности не представляло, ну сколько там может быть тварей, и что им там делать? Однако стоило только бродягам подойти поближе, как из дверного проема показалась урдливая башка, матерого зараженного.
    — Черт, прошипел Шуруп, хватаясь за автомат, вот и нарвались.
    — Погоди пока — Тухлый, шедший впереди и теперь стоявший ближе всех к твари, не стал стрелять, а выступив дальше на пару шагов с силой притопнул ногой, и сразу же начал медленно отходить назад.
    Зараженный, увидев добычу, рванулся по прямой словно стрела, и в считанные секунды добежал до группы людей, но пробегая мимо того места где Тухлый стоял еще несколько секунд назад, он вдруг споткнулся, свалился на землю, а Тухлый, тут же подскочив к упавшей твари, вмазал зараженному ногой по голове, отчего тот опрокинулся и остался лежать, еле заметно подергивая конечностями.
    — Так, давай назад, назад — Шуруп ухватил Дока, уже вскинувшего автомат, и оттащил на несколько шагов от Тухлого — он сейчас ударит, нам лучше поблизости не стоять. Да не тереби ты ствол, Тухлый справится, там слабаки одни, а шуметь не надо, на шум могут посерьезней твари прибежать.
    Тухлый же, неторопливо воткнув нож в затылок оглушенной твари, выпрямился, стряхнул с ножа капли крови, и двинулся навстречу к четверке низкоранговых зараженных, один из которых даже одежду сохранил, показавшихся из дверного проема.
    Свою пневматику Тухлый не стал доставать из кобуры, просто кинул навстречу несущемуся на него зомбаку зажигалку, отчего тот свалился на землю, словно Тухлый кинул в него не маленьким кусочком пластмассы, а полновесным кирпичом. Поднялся на четвереньки, да так и замер, покачивая головой, словно контуженный. Тухлый подошел к твари, отчего та свалилась на брюхо, и тепреь лишь вяло трепыхалась, всадил в затылок нож, а в это время, троица оставшихся зараженных, не добежав до тухлого шагов десяти, резко замедлилась, и теперь брела как-то совсем уж вяло, покачиваясь из стороны в сторону, и потряхивая головами. Один из зараженных остановился, согнулся пополам и его вырвало на землю чем-то бурым. Следом за ним рухнув на колени начал блевать еще один, а тот что был в одежде, вообще крутанувшись на ноге, словно нелепая пародия на балерину, завалился мордой вниз и остался лежать.
    Док тоже почувствовал недомогание, пусть и находился в шагах десяти от тухлого. Голова пошла кругом, к горлу подступил комок, желудок скрутило спазмами, ноги начали заплетаться, но Шуруп оттащил едва стоящего на ногах Дока еще на пару шагов, и тому стало полегче.
    Пока Тухлый переходил от одного зараженного к другому, неторопливо пробивая им черепа, Док понял что стал свидетелем применения Тухлым своих способностей. Тот видимо просто отпустил ауру, создавая вокруг себя что-то сродни невидимой но ядовитой дымовой завесе. Первого зараженного он свалил, оставив перед ним кляксу своей ауры, словно мину, остальных же, накрыл завесой. Это впечатляло. Уж какие бы неудобства не создавала эта аура, иметь возможность свалить с ног всех в радиусе десятка метров, дорогого стоит. Впрочем Шуруп, судя по всему, не так уж сильно ощутил воздействие. Во всяком случае пока Дока корежило и мутило, Шуруп весьма твердо стоял на ногах.
    — Все можно — крикнул Тухлый, закончив выковыривать добычу из черепов зараженных — только к трупам не подходите, и возле топтуна аккуратнее, там жирная клякса поблизости, не вступите.
    — Черт, мужик, да ты силен — Док обходил трупы по широкой дуге, отчетливо чувствуя как возникает что-то похожее на легкое опьянение и туман в голове, стоит только приблизиться к мертвым тварям шага на два-три.
    — Это твари слабые, топтун далеко не матерый зараженный, да и он особо не пострадал, просто повезло что в самый центр кляксы вступил, да еще и на скорости. Когда бежишь, стоит получить даже легкий удар по мозгам, как ноги сразу же заплетаются, секунды потери ориентации, достаточно чтобы упасть, ну а там уж я добавил. Того же рубера кляксой особо не свалишь, тут в полный контакт работать надо, с близкой дистанции.
    — Все равно мощно.
    — Выглядит эффектно, не спорю — согласился Тухлый — только неудобств у этой штуки тоже много… Шуруп, ты рюкзаки оставил? Давай пройдись по трупам ну и вот там клякса еще не рассеялась, к ней тоже подойди.
    Док, с любопытством посмотрел как Шуруп прошелся от одного трупа к другому, а потом остановившись там, где Тухлый оставил кляксу для топтуна, покачнулся, чуть не свалившись, но все же уселся на землю, накрывшись куском целлофановой пленки, который вытащил из рюкзака.
    Рожа Шурупа побледнела, и даже слегка позеленела что ли, было видно что удовольствия эта процедура ему не доставляет, но зачем-то о остался лежать на пятне тлетворной ауры Тухлого.
    — Пойдем пока, лагерь разобьем в здании, да пожрать приготовим. Внутри вряд ли кто-то есть, иначе уже показался бы.
    Оставив Шурупа сидеть под крепчающим дождиком, Тухлый и Док вошли в здание и начали бродить из комнаты в комнату, подбирая местечко поудобнее. Судя по обстановке, это была какая-то казенная структура, вроде управы или конторы. Отыскав большой кабинет с длинным столом и парой десятков кресел, в котором видимо проводились совещания, бродяги решили остановиться на ночевку именно тут. Второй этаж, один вход, незамеченными сюда точно не попасть, да и расположиться можно в разных углах огромного кабинета — если Тухлый ляжет на ночевку у входной двери, то его аура не дотянется до Шурупа и Дока, а вот тех, кто решит к ним подобраться, ударит.
    — А что Шуруп делает? — спросил Док, после того как они разложили пожитки и закинули банки с тушняком в пакеты для саморазогрева.
    — Не надо ему мешать. Мы иммунитет к моей ауре развить пробуем. Я регулярно слегка на него воздействую, чтобы привыкал, вот пусть на кляксе посидит пока она не развеется. Мы все же в паре работаем, да и лагерь иногда разбивать приходится в стесненных условиях, когда я не могу лечь спать подальше. А так думаю со временем полный иммунитет выработается. Уже есть некоторые результаты — там где другой иммунный свалился бы, Шуруп на ногах стоит. Неприятно ему конечно, но не так как другим. Пусть посидит на кляксе минут пять, как раз еда разогреется. Ну и вечером перед сном повторим процедуру, пускай организм малость встряхнется. Поспим немного а на рассвете, часа в четыре утра, попробуем сунуться к зоне, она тут километрах в десяти.
    — А что там? Что за зона? — спросил Док, закидывая в пластиковый пакет элемент саморазогрева, и поливая его водой из фляги. Дождавшись пока из пакета тонкой струйкой повалит пар, он принял из рук Тухлого три плоских упаковки консервов, и положив их в парящий пакет, закрыл его на застежку.
    — Ну обычная зона — ответил Тухлый, как только пакет был отложен в сторону, и оставалось только ждать пока тушенка прогреется — тюрьма. Грузится время от времени. Шикарное место.
    Наши тюрьмы сам знаешь, как правило с перегрузом идут — зэки в камере на двадцать коек, по три — четыре десятка человек сидят, частенько спят по очереди, потому что кроватей не хватает. Ну вот и представь, прилетает такая тюряга, каждая камера набита полусотней зэков, охране не до них, они себя спасают, вот зэки и варятся в своем соку. Обращаются, жрут один другого, развиваются в камерах.
    Это прямо как супермаркет. Приходишь, заглядываешь в камеру, и прекрасно видишь сколько там тварей и каких рангов. Можно прямо там их и перебить без труда и без риска. Тварей много, тюряга большая. Конечно это местечко сразу стаб себе оттяпал, государственная делянка, ну то бишь чистят ее силы регулярной армии стаба, других оттуда гоняют. Но зона иной раз глючит — грузится не по плану, раньше или позже, а регуляры не могут стоять и ждать пока твари подрастут, они же кучу других точек чистят, по графику, так что залетные одиночки могут попасть в такой удачный момент когда и регуляров нет, и твари на зоне есть. Это прям золотая жила… Мы даже цапались с несколькими охеревшими рейдерами, решившими что зону после регулярных войск, только они чистить могут. Эти гады кстати тоже вполне возможно поблизости ошиваются, потому завтра надо быть повнимательнее, ну и поосторожнее…
    Тухлый открыл пластиковый пакет, из которого тонкой струйкой валил пар, пощупал жестяную упаковку тушенки, и приняв решение что она прогрелась достаточно, вынул из пакета и протянул Доку. Накрыв на стол, Тухлый позвал Шурупа, и тот вяло переставляя ноги, добрел до кабинета и уселся в мягкое, видимо директорское, кресло.
    Перекусив, бродяги распределили смены дежурства, и принялись укладываться спать, пусть время еще и совсем детское. Встать надо было еще затемно, чтобы когда начнет светать, быть уже на марше в сторону тюрьмы. Доку выпала очередь дежурить вторым, но он так и не заснул, провалявшись на поролоновом коврике под тонким одеялом, треть ночи, и гоняя в голове невеселые мысли.
    Отстояв свою смену, было время немного поспать, но Док так и не уснул, вместо этого оставшись дежурить вместе с Шурупом. Понимал что весь день теперь будет уставший и сонный, но заснуть так и не смог.
    Едва небо начало розоветь, Шуруп растолкал Тухлого — Док просто не мог к нему подобраться. Едва тухлый уснул, как по комнате словно расползся какой-то удушающий газ. Даже несмотря на то, что Тухлый расположился в самом дальнем углу большого кабинета, у выхода, его аура дотягивалась и до противоположной стороны, шибая по мозгам Доку и Шурупу. Не сильно, но все равно неприятно.
    Собрав вещи, бродяги покинули здание, Доку кстати пришлось вылезать через окно — за время сна, Тухлый провонял своей аурой половину кабинета, и идти по этому участку, было все равно что идти по черноте, даже немного более мерзко. Шуруп предложил помочь, но Док решил что лучше вылезет в окно, чем рискнет выблевать весь свой завтрак. Благо сразу под окном располагался козырек, что над крыльцом, так что вылезти было не сложно.
    Короткий заезд на великах, в быстром темпе, и группа подобралась к зоне. Шуруп как оказалось, умел очень быстро бегать, раза в три наверное быстрее чем обычный человек. Он прихвастнул что его крейсерская скорость, которую он может держать минут пятнадцать — восемьдесят километров в час, а рывками, на коротких дистанциях, он вообще способен разогнаться и до стадвадцати.
    Так как в случае чего, именно Шурупу было бы проще всех убежать, он и пошел на разведку, пока остальные прятались в небольшой рощице, в которой сидели уже час, тщательно осматривая строение, и прилегающие окрестности. Оббежав пару раз территорию, Шуруп не заметил угрозы — ни регулярных войск ментовского стаба, ни случайных бродяг тут не наблюдалось. Можно было заглянуть в тюрягу и проверить как там внутри? Есть ли твари, и давно ли была перезагрузка.
    Свистнув особым образом, он позвал оставшуюся метрах в трехстах парочку, но стоило только Доку и Тухлому показаться из рощи, как события завертелись с сумасшедшей скоростью.
    Перед Шурупом возник человек, словно выпрыгнув из ниоткуда, и тут же, в прыжке, врезал Шурупу ногой в пах. Охнув, Шуруп сложился пополам, а неизвестный мужик тут же исчез, появившись шагах в пяти правее, и пропустив мимо себя пулю из пистолета Тухлого, боевого пистолета, для пневматики было слишком далеко.
    Док вскинул автомат, но рядом с ним тут же появился еще один мужик, точно так же выскочив из пустоты, пинком выбил из его рук автомат и с хохотом маньяка исчез, появившись за спиной Тухлого.
    — Привет сука гнилая — а мы ведь этого шустрилу сразу узнали, поняли что и ты где-то поблизости.
    Тухлый резко обернулся, но никого за спиной уже не было. Человек появился перед Доком, который успел поднять с земли автомат, и врезал тому локтем в затылок. Пинком отбросил оружие в сторону, и тут же скрылся. Тихие хлопки пневматики, слились с грохотом огнестрела, но пули заряженные аурой Тухлого унеслись в пустоту — мужика атаковавшего их, на этом месте уже не было.
    Второй мужик, как две капли воды похожий на первого, в это время пинал скрючившегося Шурупа. Прервавшись на секунду, он подцепил носком ботинка ремень автомата Шурупа, и взмахнув ногой, отбросил ствол на несколько метров. Обернувшись, мощным футбольным пинком, врезал Шурупу по голове, и убедившись что тот упал и не дергается, исчез и появился шагах в пяти, чтобы через мгновение снова исчезнуть и появиться еще на пяток метров дальше. Пара секунд и пара десятков исчезновений-появлений, и мужик приблизился к Тухлому все еще стоящему на ногах, и Доку, которого очередной удар снова опрокинул на землю. Мужик казалось просто очень быстро бежал, мерцая на ходу, но Док понял что это что-то вроде коротких прыжков, метров на пять — десять.
    — Ну что, повеселимся?
    Оба мужика, похожих друг на друга как близнецы, исчезли одновременно, уворачиваясь от пуль Тухлого, чтобы тут же появиться за его спиной. Чертовы прыгуны исчезали и тут же появлялись чтобы ударить со спины, Тухлый пытался стрелять, махал руками, в одной из которых зажал нож, но прыгуны всякий раз успевали исчезнуть, чтобы появившись нанести новый удар.
    Док видел у каждого из них кобуру и ножны на поясе, но они не хватались за оружие, видимо их целью было не убить а просто повеселиться. Внезапно один из прыгунов словно споткнулся, упал на землю, очевидно попав в кляксу ауры Тухлого, но тут же исчез снова, уходя от выстрелов, вот только появился он не где-то за спиной, нанося очередной удар, а в паре шагов, на высоте метров двух, и все так же плашмя. Он словно бы не выскочил а тупо вывалился из пустоты.
    Брякнулся на землю, покачнувшись вскочил на ноги, и снова ушел в прыжок, уходя от атаки — патроны да и пневматические пульки у Тухлого закончились, поэтому он просто швырнул в мужика пистолеты, видимо несущие мощный заряд его ауры.
    — Док, сейчас тебе будет херово — пробормотал Тухлый, и словно взорвался изнутри. Док мог поклясться что периферийным зрением видел как из тела Тухлого, во все стороны хлынул какой-то поток, чего-то неосязаемого, но заметного, как дрожащий воздух над раскаленным асфальтом. Стоило приглядеться и непонятная рябь исчезала, но где-то на краю периферийного зрения, это непонятное нечто, оставалось заметным. Док понял что Тухлый выпустил свою ауру, а в следующее мгновение его скрутило, замутило, голова пошла кругом и он свалился на землю.
    Для самого Тухлого, картина виделась иначе — он отчетливо видел черный туман его ауры, гнили, как он сам ее называл, расползающийся во все стороны, но рассеивающийся метрах в пятнадцати от него. Казалось он превратился в дымовую шашку, дым которой не устремляется вверх, а словно стекает на землю, и расползается в стороны.
    Блинкеры тоже заметили что что-то изменилось. Что изменилось было непонятно, но когда один из братьев прыгнул в сторону Тухлого, намереваясь оказаться за его спиной, он словно вляпался в невидимый но осязаемый туман. Перехватило дыхание, нарушилась концентрация, он потерял контроль над способностью и вместо филигранного прыжка, вывалился из рывка как мешок с дерьмом. Голова закружилась, ноги не слушались, но он все же сумел уйти, на считанные сантиметры разминувшись с лезвием ножа.
    О способностях Тухлого они имели некоторое представление, знали что нельзя позволять ему к ним прикасаться но что он умеет делать вот так, да еще и накрывать такую площадь, они понятия не имели.
    — Вот сука, всю игру испортил, я только начал веселиться — появившись рядом с по видимому братом, произнес один из близнецов.
    Тухлый, стоял затравленно озираясь, вертясь вслед за скачущими вокруг него телепортерами, а во все стороны словно расползалась буферная зона. Телепортироваться в нее, это верная смерть. Младший уже испытал на себе воздействие способности этого гнилого ублюдка, так что снова соваться туда ему не хотелось. Оружия у Тухлого нет, только нож, но и к себе он не подпускает. Стоит пересечь незримую черту и все, ты превращаешься в неповоротливый, блюющий кусок мяса, который можно без проблем запинать ногами.
    — Ладно, валим его — недовольно произнес старший, и выхватив из кобуры пистолет, выстрелил. Тухлый зажмурился, но не почувствовал болезненного укуса пули, открыв один глаз, он увидел мерцающий перед ним силовой щит.
    Док, испачканный в блевотине, с ополоумевшими глазами и раскрытым ртом, тяжело дыша и покачиваясь, стоял поднявшись на ноги и вытянув руку.
    — Это что-то новенькое — хохотнул один из телепортеров, и выстрелил в щит.
    Пули врезались в полупрозрачную пелену силовой плоскости, вызывая радужные блики, словно кто-то капал в лужу, капли бензина. Плющились, и падали на землю, не сумев пробить преграду.
    — Хм — одновременно хмыкнули браться, и Док по какому-то наитию вскинул вторую руку, и обернулся, создавая позади еще одну плоскость щита, за мгновение до того, как в него ударили пули.
    Телепортеры скакали вокруг Дока и Тухлого, не прекращая пальбу. Тухлый выдавливал из себя все что можно, стараясь растянуть дымку своей ауры на как можно большее расстояние, Док, едва стоя на ногах и раскинув в стороны руки, вертелся, пытаясь не дать телепортерам оказаться с той стороны где щита нет, не опирайся он на Тухлого, уже давно свалился бы, под воздействием его ауры. Полусферы силовых экранов, казалось приросли к рукам Дока, двигаясь вслед за ними зависнув в воздухе на расстоянии метров трех, но закрыть Дока и Тухлого со всех сторон сразу не могли.
    Одна из пуль просвистела рядом с лицом Дока, вторая ударила в ногу Тухлого и тот вскрикнув упал на землю. Док по наитию упал рядом с Тухлым на колени и согнул руки, в локтях, как бы пытаясь обхватить свою голову, словно защищая ее в драке. Полусферы щита отреагировали мгновенно. Если еще секунду назад они висели метрах в трех от Дока, двумя большими щитами прикрывая его с двух сторон, то сейчас они словно сжались. Как будто приблизились, и срослись краями, образовав полноценный купол, пусть и совсем небольшого диаметра, в котором едва уместились Тухлый и Док.
    Пули отскакивали от мерцающей пелены щита, приблизиться к паре рейдеров прыгуны не могли, отыскать прорехи в защите тоже не удавалось.
    — Ладно, любую защиту можно перегрузить.
    Череда прыжков в разные стороны, и спустя пару мгновений оба близнеца вернулись обратно, и теперь стояли плечом к плечу, перед защитным куполом, однако не приближаясь слишком близко, чтобы не попасть под действие ауры тухлого.
    В руках одного близнеца был автомат Дока, в руках второго — автомат все так же валяющегося без сознания Шурупа.
    Загрохотали выстрелы. Пули ударялись в силовой купол, вызывая мерцающие блики, каждый такой выстрел, казалось бил Дока прямо в мозг, удерживать защиту было трудно, да еще и тлетворная аура Тухлого, выворачивала наизнанку. По полупрозрачному куполу побежали трещины, еще немного и защита не выдержит, но в этот момент, Шуруп наконец пришел в себя.
    Покачиваясь он поднялся, за секунду оценил ситуацию, и тут же, словно ракета рванулся с места, ускорившись так, как никогда раньше не получалось. За мгновение преодолел разделяющие его и остальных сотни метров, и как носорог, врезался сразу в обоих близнецов, сбивая их с ног, и влетая вместе с ними в область накрытую аурой Тухлого.
    Влетевшие прямо в щит тела, стали последней каплей, и барьер с тихим, слышимым только Доку звоном, раскололся на тысячи осколков, тут же растаявших в воздухе. Потерявшие ориентацию прыгуны, не смогли сразу подняться, как впрочем и Шуруп с Доком.
    Один из прыгунов ушел в прыжок прямо лежа на боку, но вместо того чтобы отскочить подальше от Тухлого, появился метрах в пяти над землей, чтобы рухнуть вниз, как мешок с дерьмом, придавив Дока. Второй, с трудом поднялся на четвереньки, но прыгнуть не решился, и как был, ползком, попытался покинуть зону поражения, оставляя за собой кляксы рвоты.
    Шуруп с рыком, словно раненый медведь, прыгнул вслед за уползающим прыгуном, но промахнулся, и лишь сумел ухватить того за ногу, тут же получив в лицо второй ногой, но не отпустив пытающегося спастись ползком телепортера.
    Док же, окончательно перестал понимать где верх, где низ, вестибулярный аппарат сбоил, голова кружилась, его тошнило, выворачивало наизнанку. Встать он даже не пытался, и единственное что пришло ему в голову, это обхватить упавшего на него прыгуна и не разжимать рук покуда хватит сил.
    Раненный в ногу Тухлый, единственный в этой свалке блюющих и мычащих тел, кто все еще сохранил понимание того что происходит. Подполз к ближайшему прыгуну — тот вяло трепыхался, пытаясь вырваться из захвата дока — и со всех сил врезал ему кулаком в висок. Если до этого прыгун трепыхался словно бы в дымке из ауры Тухлого, то теперь он получил по башке словно бы кирпичом, свитым из все той же ауры. Сознание он потерял мгновенно.
    Вытащив из его кобуры пистолет, Тухлый упер ствол телепортеру в голову, выстрелил, и прицелился во второго прыгуна, который пытался выползти из зоны покрытия его ауры, волоча на ноге Шурупа, с окровавленной рожей и сплющенным носом, но который все же не отпустил ногу противника. Выстрел. Прыгун затих. Доковыляв до раненого противника, Тухлый выпустил ему в голову еще одну пулю, поторопился закрыться, прекратив распространять тлетворное воздействие.
    Новый яд он больше не выпускал, но все вокруг настолько пропиталось его аурой, что убойный эффект продержится никак не меньше часа. Вытащить вконец отрубившихся Дока и Шурупа, у Тухлого, потерявшего много крови, просто не хватит сил, так что он решил оставить их тут, рано или поздно аура развеется и они очухаются. Сам же Тухлый, отполз в сторону, метров на двадцать, потому что чувствовал что еще чуть-чуть и тоже потеряет сознание, а тогда его аура расползется и снова накроет Шурупа с Доком.
    Отдалившись на достаточное расстояние, он извлек из кармана перевязочный пакет, и наскоро обмотал бинтом ногу, затянув выше раны, не слишком тугой жгут, после чего с облегчением откинулся на землю, и наконец позволил себе потерять сознание.
    Глава 9
    Первым очнулся Шуруп. Помяли его основательно, рожу расквасили, кажется сломали нос, но главное ребер не сломали, а сотряс он уж как-нибудь переживет. Не в первый раз. Убедившись что оба братца блинкера мертвы, он преодолевая растекшуюся словно грязная лужа ауру Тухлого, добрался таки до бессознательного друга. Казалось что вместе с кровью из тела Тухлого, вытекает и та мерзость, которой приятель воздействовал на остальных. Аура или гниль, как он ее иногда называл. Еще никогда Шурупу не было так херово, находясь рядом.
    Кое-как добравшись таки до Тухлого, Шуруп вскрыл ножом штанину, поверх которой тот намотал бинт, прежде чем отключиться, расстегнул ремень из которого Тухлый соорудил импровизированный жгут, но фонтан крови из раны не ударил, так что артерия скорее всего, не задета. Пуля прошла навылет, повезло что братья блинкеры носили ТТ, какой-нибудь макарыч, или любой другой пистолет сравнимой с макаровыми мощности, и пуля могла бы застрять в ноге, пришлось бы выковыривать… Приятного в этой процедуре мало, у Шурупа уже был неприятный опыт по этой части, и не будь регенерация пришпорена ульем, на его шкуре красовались бы отметины далеко не единственного пулевого ранения.
    — В такие моменты я понимаю зачем ксеноморфу из старого фильма, кислота вместо крови — заговорил Шуруп сам с собой, расчехляя аптечку — попалет пуля в тушу, а кровь её и растворит. Вытаскивать не надо…
    Прихватив края раны степлером из аптечки, Шуруп наскоро продезинфицировал ее и наложил нормальную повязку. Оставив Тухлого отлеживаться, поторопился покинуть радиус действия его способности, который как показалось Шурупу, несколько расширился.
    Док все еще валялся без сознания, немалую роль в этом видимо сыграло и то, что он находился в зоне поражения. Тухлый, судя по всему, прежде чем отрубиться отошел подальше от приятелей, но радиус его способности несколько возрос. Лежащего чуть дальше Шурупа не зацепило, а вот старика накрыло.
    Оттащив Дока на пару метров, Шуруп попытался привести того в чувство, похлопал по щекам, побрызгал водой на лицо, в конце концов дал нюхнуть нашатыря. Это сработало, и когда старик все же очнулся, первым делом получил в руки флягу с живчиком.
    — Черт кто это такие? — кивнул Док на трупы близнецов когда ему малость полегчало.
    — Левый и Правый — хохотнул Шуруп — им тоже крестный с юмором достался. Мы покусались с ними как-то. Братья-блинкеры. Везучие суки. Мало того что иммунными оба стали, так еще и дар классный и одинаковый у обоих открылся. Мгновенное перемещение на небольшие расстояния. Блинк, как они сами это называют. Вот не думал что сволочи реально будут нас поджидать. Ты хорошо кстати сработал, автоматный огонь конечно не пулеметный, но два ствола удержать всяко не просто.
    — Сам в шоке. Час назад я не знал как это дерьмо включается.
    — Организм тебе не дурак — сам знает что делать. Обычно в экстремальных ситуациях способность включается сама, теперь надо почаще тренироваться… Ладно, давай попробуем Тухлого в здание затащить, всяко лучше чем под открытым небом. Херово будет но попробуем доволочь.
    Проклятая способность оставшаяся без контроля хозяина, едва не прикончила Дока с Шурупом. Дотащив бессознательного Тухлого до помещения, они отползли чуть подальше и вырубились — может уснули, может просто потеряли сознание, но спустя пару часов, очнулись почти одновременно.
    Первым делом проверили как там Тухлый — похлопав того по щекам, Шурупу удалось его разбудить. Вроде как полегче чуток стало — скорее всего сама по себе рана особо опасной не была, вырубился от перенапряжения. Растягивать свою ауру на большую площадь, так же как и наоборот — прятать ее в себе, дается Тухлому с трудом, и если прятать ее внутри тела он уже привык, то накрывать способностью такую площадь, ему еще не приходилось.
    — Как такое вообще происходит — продолжал удивляться Док способностям мертвых близнецов — это же телепорт! Знаете сколько энергии надо чтобы пробой в пространстве открыть? Гигаватты! Ядерный реактор нужен, да и то, это только прикидки потому что на данный момент нет даже теории которая бы этот процесс описывала, насколько я знаю.
    — Это дар улья, и все этим сказано — ответил ему Шуруп — да и не телепорт это у них, а что-то вроде длинного, быстрого шага. Мы когда поняли что возможно придется с этими двумя сцепиться, справки про них наводили. Сквозь препятствия они ходить не могут, и вертикально вверх блинковать тоже. Точнее вверх могут, но только один раз — им словно бы оттолкнуться от земли нужно, шаг сделать… Хм, это кем же надо быть внутри, чтобы такой дар получить?
    — Это ты о чем? — удивился Док — Тухлый вроде говорил что дары случайно выпадают.
    — Есть теория, что мы получаем способность, которая соответствует нашему характеру или не характеру, не знаю даже как правильно сказать… В общем способность соответствует тому, какие мы внутри. Вот меня возьмем, я честно тебе скажу, довольно трусливый человек, не смотри что я здоровый, в детстве самым тощим в классе был, никогда не дрался, всегда убежать стремился. Через всю жизнь это со мной прошло — в универе, а потом и во взрослом возрасте, всегда я старался от конфликтов уходить, попав сюда получил супер скорость. Я теперь от всех убежать могу…
    — Дурацкая теория — влез в разговор Тухлый — ксерры кем тогда по твоему внутри являются? Реинкарнация офисного работника?
    — Хорошая теория — не согласился Шуруп — со мной во всяком случае сработала.
    — А кто тогда Док? Защитник слабых и обездоленных? Слушай, дружище, ты там, в своем мире, ночами по крышам в плаще и трусах не прыгал? Не защищал людей на ночных улицах?
    — Нет — покачал головой Док — но я в армии служил, военным врачом кстати, моя работа спасать жизни.
    — Херня то все. Если судить по этой теории, то ты должен был наверное какой-нибудь лекарский дар получить, знахарем стать например… О! Ая тогда, что, весь из себя гнилой внутри что ли? — вяло поддержал спор Тухлый, вряд ли ему действительно было интересно, спорил он скорее для проформы.
    — Ну естественно — хохотнул Шуруп — нормальный человек друзей жрать не станет.
    Здоровяк тут же залился веселым смехом, Док улыбнулся, и Тухлый парой смешков тоже дал понять что на подколку не обижается.
    — Ну да хрен с ними, нам то что теперь делать? — он все же видимо решил сворачивать этот вялотекущий спор — я точно не ходок, педали крутить не смогу. Придется посидеть тут немного, проверим зону, посмотрим как давно она грузилась, есть ли твари или уже вычистили ее. Живец есть, еда тоже, так что дня за три на ноги встану, ну а чем заняться найдем. Старый со своим щитом поучится работать, да и вообще подумаем как нам лучше работать втроем. Проверим пропускает ли щит Дока мою гниль, может ли он купол растянуть чтобы троих прикрыть, можно ли стрелять из под купола или у него непроницаемость в обе стороны. А еще я вас шибану немного аурой, будете все три дня в ней вариться. Иммунитет не разовьется конечно, но может хоть чуть-чуть привыкните, чтобы в обморок не падать, тогда сможем эффективно группой работать.
    — Ладно — кивнул Шуруп завинчивая флягу — ты отдыхай тогда, а мы с Доком прогуляемся, посмотрим кто тут в камерах чалится, глядишь нам повезло с перезагрузкой, и блинкеры не зачистили всех тварей.
    Оставив Тухлого отлеживаться, Док и Шуруп перешли из административного корпуса в основной — туда где за мощными железными дверями, возможно находились стаи зараженных.
    Добравшись до первой же камеры, поняли что им не повезло — дверь была вскрыта, а в камере валялись несколько трупов со вскрытыми затылками. Не повезло. Возможно это Левый с Правым перебили зомбаков, а может регуляры. В любом случае трофеев ждать не стоило.
    Обыскав на всякий случай все камеры, Док с Шурупом поняли что территория зачищена полностью. Еще одним интересным моментом были свежаки — трупы в последних камерах были совсем свежие, их явно завалили совсем недавно, так что скорее всего это не регуляры — вряд ли блинкеры висели у них на хвосте и оккупировали зону сразу после их ухода, да и даты не те, когда регуляры обычно зону чистят. Кластер опять сломался и перезагрузился намного раньше чем обычно.
    Тот факт, что зону зачистили блинкеры, оставлял надежду на то, что трофеи получить все же получится. Обыскав тела обоих братьев валяющихся снаружи, Док с Шурупом добычи при них не нашли, что впрочем было понятно — скорее всего, где-то здесь остались их рюкзаки, и теперь следовало обыскать территорию и найти их.
    Спустя четыре часа, проверив все помещения, и даже обыскав самые привлекательные следы снаружи, Док и Шуруп были вынуждены признать, что рюкзаки блинкеров найти не получится, но им на помощь внезапно пришел Тухлый.
    — После драки что-то случилось — сообщил он друзьям — вы светитесь чуть ярче чем раньше, я вас даже сквозь стены вижу, а еще я вижу капли вашей ауры на полу. Я и раньше их видел но не так отчетливо и только совсем свежие, не старше нескольких минут. А сейчас мне кажется я могу по следу идти. Надо попробовать. Помогите мне к трупам дохромать, попробую след взять.
    Спустя несколько минут, Тухлый, опираясь на Дока и Шурупа, уже прихрамывая бродил вокруг трупов.
    — Да, и правда что-то есть. Представляешь, сколько часов прошло а я вижу, как будто крохотные хлопья тумана на земле, или уголек где-то в траве тлеет… Да, еще бы часик-два, и все, не осталось бы ни следа. Ладно, пойдемте глянем где они чаще всего ходили.
    Пройдя по следам братьев, троица бродяг сделала интересное открытие — базой своей, блинкеры выбрали не административное здание, в котором были хоть какие-то удобства, а недостроенную или наоборот — разобранную, караульную вышку. С одной стороны было понятно — чем выше находишься и чем меньше пространство которое надо оборонять, тем тебе проще, но с другой стороны — один вход, он же выход, это ловушка, если обложат уже не выйти…
    Понять почему именно это место выбрали блинкеры, удалось достаточно быстро — неизвестно достраивали эту башню, или наоборот — демонтировали, но внутри не хватало лестничного пролета. Метров пять пустоты, на высоте четвертого этажа. Наружной лестницы не было — только дверь внизу, и лестничные пролеты внутри, снаружи только голая бетонная стена, видимо чтобы в случае чего зэки не залезли… Получилось на славу, залезть по голому бетону и правда был способен разве что человек-паук.
    — Как туда попадали они, это понятно — недовольно пробормотал Шуруп — просто блинком своим переносились через провел, но вот как нам туда попасть? Черт, была бы это не башня, будь тут место для разгона и я бы перепрыгнул, но как быть сейчас? Веревке там нечему зацепиться, голая бетонная площадка… Надо административное здание прошерстить и саму зону, может лестницу длинную найдем или еще что-то, все равно нам тут сидеть.
    — Можно проще сделать — задумчиво произнес Тухлый — слушай Док, прислушайся к себе, сможешь щит свой активировать?
    Док замер, попытался сосредоточиться, даже заскрипел зубами от натуги, в попытках наморщить затылок… Внутри головы, словно бы на задворках черепа, что-то заскрипело, но щит появляться не желал.
    — Давай, попробуй снова — поддержал его Тухлый — вспомни драку, попробуй в памяти восстановить не картинку или события боя, а внутренние ощущения.
    Док снова сосредоточился, даже глаза закрыл, восстанавливая в памяти все что с ним произошло за последние несколько часов, и как сказал Тухлый, пытаясь воскресить в памяти только эмоциональный фон. Что-то вроде бы получилось — внутренняя стенка черепа словно зачесалась, а в ладонях появилось неприятное покалывание… Мерцая словно картинка на экране старого, плохо работающего телевизора, перед Доком проявилась плоскость щита.
    Еще несколько секунд, и щит, похожий на чуть выпуклый срез мыльного пузыря, окончательно закрепился в реальности.
    — В бою ты им двигал — напомнил Тухлый — сейчас можешь?
    — Попробую — Док повел руку в сторону, призрачная пленка щита поползла по воздуху вслед за ней — работает!
    — Так, теперь попробуй повернуть его, и опустить вниз.
    Док повернул руку ладонью вниз, попытался представить что он пытается накрыть огромным полупрозрачным тазиком, ползующую по полу таракашку, и мерцающая плоскость щита, послушно повернулась. Теперь перед Доком, на уровне пола, висела чуть вогнутая призрачная пелена, словно действительно круглый щит из стекла, диаметром около метра.
    — Так — облизнув губы зачастил Тухлый — Шуруп, попробуй встать ногами на Щит, а ты Док попытайся его передвинуть. Раз пули это силовое поле не отбрасывали, значит ему по большому счету без разницы сколько энергии к нему прикладывается. Удержал автоматную очередь, значит и вес человека должен удержать.
    Шуруп с опаской наступил на полупрозрачный щит, который тут же пошел радужными пятнами под его ногами, словно в лужу вылили два стакана бензина.
    — Не двигается — сообщил Док — когда к щиту прикладывается усилие какое-то, он словно врастает в воздух.
    — Я бы даже сказал в саму структуру мира… — задумчиво произнес Тухлый — ну да, иначе бы его пули отталкивали. Жаль, жаль, я уж думал ты сможешь его двигать с грузом… Такой потенциал. Ну ладно, не получится из тебя имбы, и летать на щите мы не сможем. Растянуть его не получится?
    Шуруп соскочил с щита обратно на пол, позволив Доку наконец его сдвинуть с места и повозиться с формой и размером. Лепить из этой плоскости что угодно, не получалось. Щит почему-то стремился к округлой форме, вытянуть его в узкую и длинную полоску, чтобы перебросить как мостик через отсутствующий пролет, не выходило. Растянуть щит получилось почти до двух метров в поперечнике, на большее сил не хватало, но зато получилось создать два таких диска. Разместив их один позади другого, на расстоянии метров двух, друг от друга и от границ бетонного пола, получилось создать своеобразные островки, по которым Шуруп смог перескочить через провал.
    Через минуту он показался на той стороне с двумя рюкзаками в руках. Перебросил добычу через провал, и после того как Док снова создал щиты, перескочил обратно.
    — Ну что, проверим чего эти гады собрать успели? — радостно осклабился Шуруп, запуская в рюкзак руку — о, ничего себе, живем народ, считай не зря сходили.
    Добычу рассматривать сели прямо там где стояли — на лестнице караульной вышки, и оказалось ее достаточно много. Споранов было почти полторы сотни, так что поделили на троих по сорок с мелочью. Тридцать одну горошину поделили по десятку, плюс Тухлому накинули одну сверху за простреленную ногу. В бою участвовали все, так что каждый получил одинаковую часть трофеев, а Док еще и рюкзак одного из братьев забрал, очень уж он ему понравился. Пистолеты блинкеров Тухлому и Шурупу были не нужны — у каждого было что-то свое, так что оба ТТ с молчаливого согласия друзей, забрал себе Док. Да тяжелые, да громоздкие, но лучше есть и не нужно, чем нужно но нету. Автоматов у братьев не было — может хранились где-то в другом месте, может вообще они их не носили, но кроме ножей и пистолетов, никакого другого оружия найти не удалось.
    — Ну что Док, поздравляю — хлопнул его по плечу Тухлый — добычу взяли неплохую, так что теперь у тебя есть стартовый капитал, можешь обустроиться в стабе. На кров и еду точно хватит. Можешь пожить в свое удовольствие немного, отдохнуть ну или двинуться в любое место куда захочешь. Если не шиковать, то хватит на долго, но мы конечно, были бы рады видеть тебя в нашей компании, паладин с щитом нам бы не помешал.
    — Почему бы и нет — усмехнулся Док — места здесь как я вижу непростые, одиночке трудно придется, так или иначе надо с кем-то в компании ходить, а к вам я уже привык. Хорошие вы мужики, удачно что вы мне попались. Встретил бы меня кто-то другой, глядишь уже червей кормил бы, на расправу тут люди скорые, как я погляжу.
    — Заметано — Тухлый пожал Доку руку — тогда располагаемся на привал. Посидим тут дня два-три, пока рана не схватится как следует, ну а потом уже дальше двинемся.
    Глава 10
    Едва спровадив в сторону стаба четверняшек, Шутник снова засек движение. В деревне шуровала группа рейдеров. Открыв запись с камер, Шутник рассмотрел людей — четыре человека, рож не видно, но знакомых у Шутника практически нет. Наученный горьким опытом, бежать и знакомиться Шутник не стал. Проследил за группой покуда хватало камер, покружил над деревней на квадрокоптере, и убедившись что группа умотала в противоположную от его схрона сторону, продолжил свои изыскания.
    Ему нужно было определить в каких районах наибольшая плотность зараженных, где будет удобно закрепиться, чтобы безбоязненно отстреливать тварей и не дать им сразу убежать или наоборот — добраться до него. В опасных местах, или бутылочных горлышках, где может появиться возможность собрать толпу зомбаков, стоит заложить мины, может быть, заминировать некоторые дома и попробовать заманить зараженных внутрь…
    Телепорт пса позволял легко вступить в бой или оторваться от преследователей, с его помощью можно было проводить облаву с нескольких сторон в одиночку, заманивать тварей в ловушки. Невидимость, до поры позволит скрываться, пока приготовления не будут завершены, да и в бою стелс будет полезен. Шутник собирался собрать серьезную толпу зараженных, благо опыт в таких мероприятиях у него уже был, отрезать пути отступления, и перебить в ноль. Побираться, убивая по пять — шесть зараженных, ради десяти — пятнадцати споранов, он считал позорным, при его то способностях. Обычная стратегия — завалить пару тварей и бежать к стабу, попутно сочиняя балладу о своей крутости, ему не подходила. Шутник предпочитал выбираться из безопасного убежища пореже, рисковать чуть сильнее, но и собирать больше добычи. Логика Шутника могла показаться верхом идиотизма любому другому рейдеру, но он четко был убежден, что каждая его вылазка должна быть интересной, захватывающей и эффектной. Рутина означала смерть и забвение, а пока он интересен, он не помрет… Во всяком случае сам Шутник был в этом почти уверен.
    Вскоре до его слуха донеслась стрельба, грохнула граната, послышались далекие крики… Квадрокоптер был разряжен, так что выдвинуться и глянуть что там происходит, Шутник не мог, а лезть сам туда, где сейчас возможно опасно, он не хотел. Отметил место на примерной карте, которую составлял в планшете, подписал “опасно”, обвел красным кружком. Позже, когда прекратится возня, и твари, которые в этот самый момент наверное вырезают группу рейдеров, успокоятся и наедятся, он сходит туда и попробует восстановить картину событий. Камер в той части деревни у него нет, так что записей не будет.
    Помогать залетным рейдерам он не собирался, более того, в его же интересах было если твари перебьют всех — чем меньше людей останется в живых, тем меньше полезностей они унесут. Зараженным не нужны автоматы, не нужны рюкзаки с добром, а вот он сможет это дело подобрать. Нет, продавать за копейки лут собранный на месте побоища он не будет, но возможно что-то получится оставить себе…
    Спустя час после того как затих шум, Шутник решил что опасности скорее всего больше нет — тот кто жрал рейдеров, уже вероятно закончил с трапезой и ушел оттуда. Сидеть на месте и ковыряться осколками костей в зубах, зараженные не любят.
    Добравшись до примерного места схватки, Шутник нашел обглоданные трупы, лужи крови на земле, и парочку дохлых тварей. Обрывки одежды, разбросанное оружие и рюкзаки тоже имели место быть здесь же, но спускаться с крыши и мародерить Шутник не спешил. Судя по всему, драка была не с толпой слабых тварей, а с кем-то сильным. Будь иначе, тут повсюду валялись бы трупы зараженных, которых рейдеры сумели бы завалить отбиваясь, но раз тут их нет, вероятно рейдеров взяли не числом. На группу напал кто-то серьезный.
    Зараженные высоких уровней не только сильные, но и очень умные, так что устроить ловушку для них не проблема. Эти гады прекрасно осознают ценность разного рода вещей для иммунных, так что высокоразвитая тварь, может догадываться что за валяющимися тут и там рюкзаками, кто-то может прийти. Сталкиваться с сильными тварями Шутнику пока не хотелось, поэтому он в стелсе прыгал по крышам, осматривая поле битвы со всех сторон.
    Успокоив свою паранойю и не заметив ничего подозрительного, Шутник спустился на землю и проверил сперва дохлых зомбаков, вскрыв споровые мешки и отыскав в каждом по одному спорану, а затем рюкзаки. Проверять их на месте он не стал, просто собрал в кучу автоматы которые нашел и рюкзаки, а потом приказал псу тащить их отсюда.
    В несколько прыжков с крыши на крышу, человек с собакой отдалились от опасного места на километр, и Шутник наконец сунул нос в рюкзаки. Ничего интересного там не отыскалось, ребята оказались небогатые, что впрочем видно было по оружию — автомат имелся не у каждого, а те что были, давно не обслуживались и выглядели очень уж потаскано.
    — Даже сдохнуть с пользой не могут — Шутник недовольно сбросил на пол чердака последний рюкзак с нехитрыми пожитками — пожрать толком не взяли сволочи. Видимо уже вечером собирались двигаться обратно в стаб…
    Додумать мысль Шутнику не дала пальба, примерно в той же стороне. Загрохотал автомат, гулко затарахтел пулемет, если это был действительно пулемет, и даже сюда, донеслось яростное рычание тварей.
    — Хм, а эти где-то поближе, неподалеку совсем — Шутник тут же вытащил из рюкзака планшет и проверил камеры — проходной двор устроили, мать их.
    Все камеры молчали. Либо те кто сейчас ведет перестрелку не попали в поле действие камер, либо слишком далеко и камеры просто не подключены к сети.
    — Рыжий, давай туда — приказал Шутник, и спустя мгновение они вывалились из телепорта на крыше дома метрах в двухстах от своей базы.
    Слишком далеко, перестрелка ведется дальше. Прыжок на пару сотен метров, еще прыжок. Оказавшись на очередной крыше, Шутник увидел кто же там так шумит — парочка отстреливающихся от зомбаков рейдеров, показалась ему знакомой. Рассмотреть хари с такого расстояния было нельзя, но другой пары человека и кваза, Шутник не знал. Кабан и Шнобель, точно они.
    — Рыжий что думаешь? Это они? — уточнил на всякий случай Шутник у собаки, но не дождавшись ответа продолжил сам — вроде похоже. Харь не видать, но эта громадина с пулеметом точно кваз, а тощий шибздик скорее всего Шнобель. Хм, пулемет насколько я знаю штука дорогая, так что будет полезно дождаться пока их сожрут. В этом случае мы обзаведемся пулеметом.
    Шутник улегся на крышу, установил на сошки винтовку, и прильнул к прицелу, зум которого позволял наблюдать за боем словно в бинокль. Точно. Так и есть — Шнобель и Кабан. Рейдеры прижались к стене дома, и отбивались от наседающих на них тварей. Кабан перезаряжал свой громадный пулемет, а Шнобель в это время скупыми очередями из автомата пытался удержать зараженных на почтительном расстоянии.
    Ему это даже удавалось, пока из развороченного дверного проема соседнего дома, не появилась тварь посерьезнее. В три прыжка обогнав стаю низкоранговых зараженных, тварь приняла на грудь очередь из автомата, но не обратив на нее особого внимания взвилась в прыжке, распластав в стороны, словно для объятия руки, или точнее передние лапы.
    Кабан бросив так и не заряженный и видимо заклинивший пулемет, рванулся навстречу монстру, перехватил его в полете, и они покатились по земле, словно два сцепившихся в драке кота.
    — Может сами их добьем — спросил Шутник у пса — зачем ждать пока их сожрут, от пули всяко проще сдохнуть…
    Перекрестие прицела поползло к Шнобелю, который отщелкнул пустой магазин, уйдя на перезарядку в столь неподходящий момент. Палец Шутника поглаживал спусковой крючок, а перекрестие прицела почесывало затылок Шнобеля, к которому уже неслась тварь, раскрыв пасть и вытянув вперед лапы. Носатый рейдер вогнал в автомат магазин, но передернуть затвор уже не успевал, тварь взвилась в воздух в длинном прыжке, как вдруг словно споткнулась в полете и рухнула на землю в метре от Шнобеля, уже без головы.
    — А, черт с ним. Придется выручать, они нам почти друзья — пробормотал Шутник словно оправдываясь перед псом, и перевел перекрестие прицела на следующую тварь. Выстрелил, свалив на землю и дав Шнобелю дополнительную секунду на перезарядку, прицелился в следующего монстра.
    Клубок сцепившихся кваза и твари распался. Кабан отбросил от себя тварь, то ли слабого рубера, то ли матерого кусача, непонятно кто это был, и Шутник тут же забыв про стаю зараженных, в которых посылал пулю за пулей, переключился на противника кваза. Повернул регулятор мощности, добавляя напряжения, навел перекрестие на голову твари и выстрелил.
    Промах. Зараженный рванулся с места опередив выстрел на долю секунды. Там, где миг назад была его голова, пронеслась пуля, и не найдя цели улетела куда-то в сторону сеновала, или сарая, пробив в деревянной стене дырку. Шнобель длинной очередью поливал существенно поредевшую стайку тварей, а Кабан снова вошел в клинч с серьезным монстром, не давая Шутнику поймать его в перекрестие прицела.
    Рубер или кусач, кто бы он там ни был, с бешенной скоростью полосовал кваза когтями, но Кабан удерживал его на вытянутых руках, не давая подобраться вплотную к телу. Габаритами он почти не уступал зараженному а силой наверное, если и уступал то ненамного. Куртка на груди кваза превратилась в лохмотья, рожу пересекали несколько порезов, но кишки на дорогу пока не вывалились — либо тварь так и не сумела вскрыть толстую шкуру на брюхе и груди Кабана, либо под курткой у него имелся броник, который пока держался.
    Руки кваза засветились, раскалившись до красна, и он несколько раз вмазал твари по морде, каждым ударом срывая с рожи зараженного пласты шкуры, и оставляя ожоги. Рукава куртки уже загорелись, от Кабана валил дым, тварь тоже горела, но вцепившись в кваза мертвой хваткой, не собиралась его отпускать.
    Шутник добил последнего зараженного из низкоранговой стаи, который уже навалился на Шнобеля, снова расстрелявшего все патроны, и пытался добраться до его горла, не обращая внимания на нож, который носатый рейдер раз за разом всаживал в брюхо твари. Экспансивная пуля снесла зараженному половину головы, тварь дернулась последний раз, залив Шнобеля черной кровью и содержимым черепной коробки.
    Шнобель не прекращая что-то орать пытался сбросить с себя тяжелую тушу, а Шутник уже перебросил целеуказатель на рубера. Выбрал момент, потянул за спусковой крючок. Попал.
    Пуля не убила монстра, лишь вскользь чиркнув того по черепу, отчего в стороны брызнули капли крови и костяные осколки. Пуля зараженного не убила, но видимо этого хватило чтобы тварь на секунду потерялась, обмякла, и Кабан, крутанувшись на месте, сумел отправить ее в полет.
    Когти зверюги соскользнули с плеч кваза в которые та вцепилась мертвой хваткой, и горящая тварь, пролетела метров десять, унося в когтях ворох тряпья, в который превратилась куртка Кабана, и рюкзак, видимо застряв когтями в лямках. Врезалась в деревянную стенку сеновала, или сарая, или черт его знает что это за строение, и пробив тонкие жерди, исчезла где-то внутри постройки.
    Из пробитой дыры тут же потянулся дымок, видимо это все же был сеновал, и горящий зомбак умудрился влететь в стог сена. Изнутри раздался рык, полный то ли злобы, то ли страха. Тварь выскочила наружу, пробив еще одну дыру в тонкой деревянной стене, но тут же улетела обратно — в этот раз Шутник не промазал и экспансивная пуля, тяжелой кувалдой, ударила тварь в грудь, отбросив ее назад, в горящий сарай.
    Из дыры полыхнуло — пожар стремительно разгорался, видимо помимо соломы там хранились еще и какие-то горюче-смазочные материалы, а возможно запас хозяйского самогона, который сейчас активно подкармливал пламя.
    Едва слышимый хлопок телепорта, и Шутник появился рядом с парочкой рейдеров, уже придумывая чего бы сострить, но оказалось что ничего еще не закончилось.
    — Рюкзак! — заорал Кабан метнувшись к сараю, но из пролома в стене ему навстречу выскочил живучий зараженный. В правой части груди дыра размером с кулак, всю верхнюю половину тела охватило пламя, от морды почти ничего не осталось — удары раскаленных до красна кулаков кваза бесследно не прошли, но даже подыхая, проклятая тварь не сдавалась.
    — Рюкзак! — успел снова крикнуть Кабан, прежде чем тварь снесла его в длинном прыжке, и кваз с зараженным покатились по земле.
    Шнобель бросился к сараю, из пролома в стене ему навстречу полыхнуло, он отскочил обратно но не далеко. В отличии от огнеупорного Кабана, ему соваться в пламя было опасно. Прикрывая лицо рукой, он вглядывался в полыхающее нутро сарая, затем протянул руку, лицо исказилось, покраснело, словно от натуги, но ничего не произошло.
    — Не поднять!
    — Зайца! — заорал Кабан, тут же получив когтистой лапой по морде.
    Шнобель снова протянул руку, сжал кулак, дернул на себя, словно отрывая что-то, из из пролома в стене, ему навстречу вылетел чуть подпаленный розовый меховой заяц. Шнобель ловко поймал его в полете, обернулся к дерущимся.
    Шутник наконец сбросил ступор, в который его вогнала идиотская ситуация, опустил на землю бесполезную в данной ситуации винтовку, выхватил альпеншток и бросился на помощь Кабану. Подскочив к твари, навалившейся на кваза и замахнувшись словно собирался колоть дрова, всадил клюв альпенштока в затылок зараженного. Монстр обмяк. Кабан, руки которого раскалились уже до плеч, обхватил голову твари, сжал, и через несколько секунд в его ладонях остался только голый череп, с которого стремительно сползало жареное мясо. Хорошо прожаренные позвонки хрустнули, тело отделилось от головы, свалилось в сторону. Лапы зараженного еще подергивались, но было понятно что жизни в нем уже нет.
    Кабан поднялся, сковырнул пальцем жареную корочку спорового мешка, и на почерневшие от золы ладони, вывалилась пригоршня споранов и пяток горошин.
    — Рубер — ухмыльнулся Кабан, но тут же покачнувшись и выронив череп твари, ухватился рукой за забор, рядом с которым оказался в ходе драки.
    Дерево тут же начало дымиться и чернеть, под руками кваза, пусть они уже и не казались сделанными из раскаленного железа, только вынутого из горна. Грудь и плечи Кабана покрывали глубокие порезы, тлеющие лохмотья бронежилета сползли на землю, полностью выполнив свою функцию и не позволив когтям твари вскрыть ребра и брюхо кваза как консервную банку.
    Шутник поднял с земли кусок бронежилета с пластиной брони, чертыхнулся — стальная пластинка была еще горячей, и тут же присвистнул, разглядев глубокую борозду оставленную на металле когтями твари.
    — Ты как? Жить будешь? — обратился он к Кабану, на что тот, только кивнул, и тут же задал свой вопрос, ни к кому конкретно не обращаясь.
    — Заяц цел?
    — Цел — отозвался Шнобель — подкоптился малость правда…
    Кабан забрал мехового розового зайца, убрал в карман брюк. Сеновал уже вовсю пылал, ветер таскал какие-то тлеющие ошметки, неторопливо разгорался соседний сарай.
    — Черт, мы так деревню сожжем нахер — недовольно пробормотал Шнобель — Шутник, есть идеи как это тушить? Ты откуда тут кстати? А похер, что делать будем? Валим? Твари могут сбежаться, им же что пожар что свадьба, лишь бы не тишина. Сбегутся, суки.
    — Нет идей — ответил Шутник — пусть горит, авось все село не спалим. Тварей проверить надо.
    Вслед за Шнобелем, Шутник метнулся к ближайшему трупу, вытаскивая нож. Вскрыл мешок, выгреб содержимое, бросился к следующему. Свистнул Шнобелю, бросил тому ворох паутины, который тот тут же упрятал в мусорный пакет, бросился к следующей твари. Меньше чем за минуту все трупы, оказались очищены от содержимого споровых мешков. Похватав разбросанные пожитки, тройка рейдеров и собака, побежали вдоль улицы, подальше от горящего дома и сеновала.
    Навстречу попалась группа тварей, двоих, даже не сбавляя хода снес Кабан, просто протаранив как носорог, с третьей разобрался пес. Отставший на пару секунд Шнобель догнал группу, сжимая в руках ворох спутанной черной паутины.
    — Туда давай — кивнул Шнобель на большой двухэтажный коттедж из красного кирпича — на втором этаже можем окопаться, если твари подойдут, отобьемся как-нибудь.
    Кабан свернул в сторону, не сбавляя скорости снес калитку, точно так же проломил деревянную дверь, и покачиваясь побрел сквозь гостиную к лестнице на второй этаж, оставляя на ковре пятна крови.
    Шутник и пес бросились следом, Шнобель чуть отстал, наскоро закрепив в начале лестницы растяжку, но быстро догнал группу, разместившуюся в одной из комнат второго этажа. Вытряхнул из рюкзака большую аптечку, раскрыл, вытащил пару перевязочных пакетов, вскрыл. Начал обматывать бинтом раненую руку.
    — Возьми степлер — обратился он к Шутнику — помоги Кабану, я со своими болячками закончу, помогу если надо будет.
    Шутник покопался в аптечке, достал кожный степлер — он уже видел такие, его как-то штопали в больничке таким же.
    — Не, не этот — покачал головой Шнобель — это мой, им шкуру Кабана не пробить, для него там другой есть.
    Шутник снова сунулся в обширную аптечку, и с удивлением выкопал оттуда обычный мебельный степлер, каким к диванам оббивку прибивают.
    — Ага — кивнул Шнобель, со стоном стаскивая с себя одежду и стирая кровь с длинного пореза на груди — это его. Поможешь?
    Шутник подошел к кабану, под которым уже появилась лужа крови, выбрал самый большой порез, мимоходом подивился толщине кожи — на разрезе отчетливо было видно что шкура кваза в толщину наверное не меньше сантиметра. Сжал края раны, приложил к ней степлер. Щелкнул. Скоба вошла в шкуру стянув края раны. Шнобель передвинул машинку чуть ниже, щелкнул снова, повторил процедуру еще раз шесть. Стянув края самого длинного разреза. Перешел к следующему.
    Дезинфицировать кассету со скобами он не знал — организм иммунных на такие мелочи как инфекция, большого внимания не обращает. Был бы в достатке живец, и та дрянь, которая с попаданием в улей поселилась в организме иммунных и квазов, с легкостью задавит любую болячку.
    Тем временем Шнобель закончил со своими порезами и принялся помогать Шутнику. Ворочать тяжелую тушу потерявшего сознания кваза было непросто. Весил гад килограммов так под двести — двести пятьдесят, но на спине ран у кваза не было, так что всерьез вертеть его не пришлось. Обработав раны Кабана на груди и руках, на которые извели две кассеты скоб и три рулона бинтов, Шнобель с Шутником волоком оттащили кваза подальше от лужи крови, что из него натекла, и уложив на пол, оставили приходить в себя. Досталось ему крепко, но ничего серьезного — только кровопотеря. Рубер покромсал ему только шкуру и мышцы, до внутренних органов когти не дотянулись.
    — Жратва у тебя есть — поинтересовался Шнобель у Шутника — наша вся в мешке у Кабана была, а он сгорел.
    — Есть — кивнул Шутник — я видел этот момент, ты его пытался из огня вытащить. Телекинез у тебя?
    — Ага — подтвердил Шнобель — телекинез, но слабенький, дай бог килограмма три-четыре поднять смогу. Рюкзак не уволок, ну хоть зайца вытащил.
    — А что это за заяц? Я видел Кабан как-то уже показывал его в баре, но я не думал что он для него так ценен.
    — Подарок это, девушка ему подарила в тот самый день когда он сюда попал.
    — Она обратилась — понимающе кивнул Шутник — а это память?
    — Нет — к удивлению Шутника ответил Шнобель — не обратилась. Кабан мне рассказывал как дело было… Не знаю против он будет или нет, если я тебе расскажу…
    — Не обязательно — покачал головой Шутник — можешь не рассказывать, если секрет какой-то.
    — Ну, не секрет конечно — задумчиво пробормотал Шнобель устраиваясь поудобнее и принимая из рук Шутника банку с тушенкой — но хер с ним, не жрать же в тишине, просто не будем об этом разговоре Кабану сообщать…
    Шнобель вскрыл банку, подцепил вилкой кусок мяса, прожевал.
    — В общем Кабан сюда улетел на праздник — день святого Валентина. Они со своей девушкой прогуливались вечерком, а когда собрались домой, Кабан ее на такси посадил, им домой в разные стороны идти было. И спустя несколько минут после того как она уехала, все вокруг заволокло туманом, завоняло кислятиной и он очутился здесь.
    Ему не повезло, он сразу к мурам попал, везли на ферму, дня три или четыре он с ними катался, но те нарвались на стронгов. Кабан в заварушке сумел свалить, долго в одно рыло шлялся, даже с каким-то крутым зараженным голыми руками справился. Он всем говорит что рубер то был, но я склоняюсь к мысли что это был слабенький кусач, сегодня ты видел как он с рубером сцепился? В те времена такой зверюга как сегодня, разорвал бы его и не заметил… В общем пока суть да дело, пока влился в наш мирок, понял что к чему, сообразил что обратно дороги больше нет уже достаточно много времени прошло, но зайчика он все же сохранил, как память.
    Я его если честно понять не могу — ну как можно настолько зацикливаться на бабе. Все здесь родню потеряли, у всех кто-то остался в том мире, я например смирился, и даже рад что никто из моих, со мной сюда не прилетел. Пусть уж лучше мои останутся там, но я уверен что они живы, чем если бы кто-то из них оказался со мной тут, но превратился в тварь… Мы все смирились, а Кабан вот не смирился… Не понимаю я его.
    По пьяни он часто трепаться начинает, рассказывает что на душе у него. Видишь ли, он же свою девушку получается спас, последнее что он в своем мире сделал, это посадил ее на такси и отправил из зоны перезагрузки, но с другой стороны, у него нет твердой уверенности что она из зоны перезагрузки сумела выехать.
    Он как бы и правильно поступил и нет. Если она успела выехать из зоны перезагрузки, то он все сделал верно, а если не успела? Если она оказалась тут, буквально в километре от того места где появился он, но его рядом не было? Может быть она попала к такой же группе муров что и он, может она в соседней машине ехала? В общем он корит себя за то, что все же не проводил ее домой. В процессе прогулки он уже решил что обратно ее на такси отправит, потому и прошли чуть дальше чем обычно, если бы он решил ее проводить домой, и пройтись пешком, то они развернулись бы раньше. Если бы он позвал ее к себе с ночевкой, то они не стояли бы и не ждали такси, глядишь и вышли бы из зоны перезагрузки. В общем он накрутил сам себя, считает что во всем виноват именно он, но больше всего ему не дает покоя то, что он не знает где находится тот кластер, на котором он появился. За те дни, муры далеко могли уехать, плюс сам он шлялся хрен знает сколько. После того как он узнал историю близняшек, которые свои копии находят на перезагрузках, у него навязчивая идея появилась. Он хочет найти кластер на котором грузится его город, и попытаться найти там свою девчонку. Он сотни километров уже исходил, в наших местах его кластер не грузится, скорее всего он загрузился на большой земле а сюда с мурами попал. Нашу территорию он проверил всю, очень много кластеров на большой земле обыскал, но пока не нашел. Надежды он не теряет, не прекращает искать свой городок, и зайца хранит, чтобы его девушка смогла его в таком виде узнать…
    Здесь он ради белой жемчужины — скребберы в наших местах пусть и редкость большая, но встречаются все же чаще чем на большой земле. Хочет найти белую жемчужину для девушки своей, ну и для себя если повезет… Ну а меховой заяц это одновременно ключ к своей девушке, чтобы она смогла понять что он, это он, если Кабан найдет ее в таком виде, не приняв человеческого облика. Это последний подарок и наверное самое главное — напоминание что все что было в том мире, это правда, а не игра его воображения… Знаешь, вот у меня например, ничего не осталось из той, прошлой жизни. Я даже не уверен было ли все то, что я храню в памяти по-настоящему, или я просто появился здесь, с ложными воспоминаниями как репликант какой-то. Даже завидую Кабану что у него сохранилось что-то из той жизни…
    — Дела… — задумчиво протянул Шутник сделав большой глоток из фляги — не повезло бедняге.
    — Нам всем тут не повезло — усмехнулся Шнобель — каждого отделяет от перезагрузки пять минут, сто шагов, или неудачное решение — если бы я поехал на автобусе или пошел пешком, а не поторопился и поехал на такси, я бы тоже не попал сюда. Ты вот как сюда попал?
    — На поезде…
    — А вот полетел бы на самолете, не попал бы.
    — Я с собакой ехал, его в самолет не взять. Ему пришлось бы отдельно лететь, в клетушке, а он боится, да и болеет… болел точнее. За ним присмотр нужен был, вот и двинулся на поезде.
    — Ну, считай что в том, что ты тут, виноват твой пес.
    — Нет — покачал головой Шутник — в том что я тут, виноват сраный Док, чертов герой… Точнее это такая безумная теория в которую я верю, ну а мы все были массовкой для него. Две сотни человек которым не повезло, и я с ними.
    — Всем тут не повезло — кивнул Шнобель — ты улье, а улей это территория неудачников… Ты тоже неудачник.
    — Ты меня не совсем понял. Не повезло им, тем двум сотням пассажиров. А я же, удивительно везучий тип. Я не жалею что я здесь. У меня практически никого нет, там, в том мире… Да, есть родня с которой я не общался годами, последний раз видел сестру когда мы в суде делили квартиру оставшуюся от матери. Есть друзья, которые звонят только когда им что-то нужно, еще не так давно была девушка, которая трахалась с моим другом… Ага, одним из тех что звонил только тогда когда ему надо. Единственное близкое мне существо, это вот этот рыжий пес — Шутник потрепал собаку по загривку — за всю мою жизнь только он меня ни разу не предал, не обманул, и я уверен, никогда не предаст… Он умирал, а я ничем не мог ему помочь, и вдруг я тут, и он тут. Пес больше не умирает и вообще мы потенциально бессмертны. Это выигрыш в лотерею, и это лучшее что случалось в моей жизни.
    — Завидую я твоему мировосприятию — усмехнулся Шнобель — счастливчик.
    — Я счастливчик — кивнул Шутник — счастливчик, на территории неудачников.
    Глава 11
    Спустя пару дней относительно комфортного проживания в деревне, за время которых Шутнику и Шнобелю пришлось немного пострелять, отбивая все учащающиеся нападки зараженных, а Кабан отлежался и полностью встал на ноги, можно было с уверенностью сказать, что нормальных людей в деревне практически не осталось.
    Нет, на камеры конечно попадались редкие одиночки все еще сохранившие разум, но Шутник решил, а Шнобель подтвердил что это уже скорее всего иммунные. Все кто мог обратиться — обратились. Постепенно даже сложилось некое подобие разделения на фракции, и центр сил сместился к южному краю деревни — туда где располагалась животноводческая ферма, и где первые твари, отыскавшие этот источник мяса, быстро отожрались до серьезных габаритов.
    С дрона было отлично видно, как курсируют по окраинам монстры, отыскивая пищу, но совсем покидать обжитые места, почему-то не хотят, видимо наивно ждут, что здесь снова будет сытно. На глазах шутника произошли несколько стычек, когда местные твари, делили опустевшие загоны свинофермы, с какими-то пришлыми.
    За последние два дня, к деревне приходило уже шесть малых групп, по три — пять человек, охотились на мелких зараженных, и поднабрав споранов, отступали. Одна группа отступить кстати не смогла — нарвалась на матерого зараженного, не элитник конечно, но что-то среднее между рубером и кусачом, примерно такой же с которым дрался Кабан. Видимо на текущий момент это самый серьезный вид тварей которые обитают здесь.
    Твари чуть послабее, носились по деревне, вламывались в дома, ловили разбежавшихся свиней, коров, собак, кошек, и в целом создавалось впечатление что их уже достаточно много. Можно было приступать к охоте. Останавливало Шутника только наличие в его группе Кабана и Шнобеля. Несмотря на то, что они более-менее сдружились, коротая вечера за банкой консервы или миской бичпакета, Шутник не считал их закадычными корешами, и не желал делиться тем кушем, который планировал сорвать. За то время что они сидели втроем, споранов да и гороха удалось добыть немало, Шнобель искренне восхищался нолдовской винтовкой и мастерством, которое уже успел наработать Шутник, в обращении с этим оружием.
    Охота становилась все более и более рутинной — Шутник прятался на крыше, Шнобель выманивал на себя тварей, под его обстрел, а пес забирал носатого, если ситуация становилась горячей. Результативность выходила весьма неплохой, потерь или даже ранений не было, Шнобель был доволен, но Шутника такая охота уже начала подбешивать. Дурацкая, навязчивая идея, буравила мозг ржавым сверлом, и не давала покоя. Шутник был твердо уверен в том, что допускать рутины и скуки нельзя — скука это смерть, скучный персонаж неинтересен.
    Спас ситуацию Кабан — как только шкура схватилась достаточно чтобы швы не расходились от одного движения рукой, он предложил двигаться к стабу.
    — А чего тут сидеть — убеждал он — не дай бог элитник откормится, или прибежит откушать поросятины, вот уж нафиг нам такое счастье не нужно, связываться с таким. Охота получилась хорошей, а кластер дня через три-четыре, должен бы перезагрузиться, но уйти лучше пораньше, не дотягивая до последнего. Давайте валить отсюда.
    — Согласен — кивнул Шнобель — нормально добычи набрали, а вот смен дохера пропустили, мы же все таки на стаб работаем, не каждый день, есть свободное время конечно же, но на этом кластере мы задержались.
    — Кабан ты как нормально? Дойдешь? — Шутник решил убедиться что Кабан не сдохнет от потери крови по пути — руки нормально шевелятся? Швы не расходятся больше?
    — Пойдет — кивнул тот — больно конечно, мышцы походу еще не схватились, но шкура в порядке и ладно, не порвутся.
    — Ладно мужики — разогнав мыслительный процесс почесыванием в затылке, продолжил Шутник — давайте я тогда вас до окраины провожу, и присмотрю пока с глаз не скроетесь — если что прикрою издалека. А я останусь тут. Попробую еще чего-нибудь набить, а потом тоже в стаб двинусь.
    — Да ладно — ухмыльнулся Шнобель — сто пудов где-то тут нычку сделал и палить боишься, но не переживай, мы не претендуем, не до того нам.
    Спровадив с глаз долой Шнобеля с Кабаном, Шутник продолжил прерванную подготовку к большой охоте. Территорию деревни условно разбил на восемь секторов, и приготовил удобное место для ведения огня в каждом из них. Небольшой радиус раздачи сети, не позволяли подключиться сразу ко всем камерам и детонаторам. Интернета в улье к сожалению не было, но попав на определенную точку, Шутник мог подключиться к тем камерам, что располагались рядом.
    Повозившись так и эдак, он выбрал позиции в каждой из восьми ключевых точек, и за следующие пару дней расставил камеры так, чтобы из этой позиции видеть дальние рубежи… Ну как дальние — двести метров. По сути можно было и глазами увидеть, но камеры позволяли заглядывать за углы.
    Следующим пунктом были мины, они как полагал Шутник, должны были стать все же не основным а резервным вариантом, слишком уж много хлопот со сбором трофеев, после подрыва мин — ковыряться в куче рваного мяса не хотелось, да и головы не всегда можно найти. Мины Шутник собирался взрывать только в случае если тварей пожалует слишком много, либо, если в их компании окажется какая-нибудь матерая тварь, связываться с которой будет страшно.
    Прибыв вместе с собакой на первую точку — короткую улицу, на окраине, заканчивающуюся тупичком, Шутник осмотрелся и никого не обнаружив, прошел в конец улицы. Интересное место — своего рода узкая кишка, асфальтированная дорога в одну полосу, по обе стороны дома, в конце забор, за которым как ни странно дома не было — поселок заканчивался, дальше шел пустырь, а потом и граница кластера.
    Там уже стоял старенький “москвич”, который он нашел в одном из гаражей, и сумел завести, подзарядив аккумулятор. Глушитель был предварительно отломан, и половинка кирпича, уложенная на педаль газа, заставила машину реветь раненным медведем, созывая зараженных со всей округи.
    Оставив работающий автомобиль, Шутник вернулся к началу улицы и спрятался на крыше одного из домов. Этот дом он выбрал из-за крытой террасы, крыша которой была практически без уклона, и покрыта не шифером, а какой-то плоской кровлей, на которой было удобно лежать. По плану, зараженные должны были пробежать мимо него к машине, а он, в свою очередь, должен будет отстреляться им в спины. Посреди улицы была зарыта мина — ведро аммонала, мощности которого хватило бы на то, чтобы пусть не остановить, но как минимум озадачить даже танк, а плотную толпу зараженных, такая мина вообще должна была превратить в гору ошметков… Взрывать ее, Шутник все же решил только в крайнем случае, сначала попытавшись обойтись своими силами.
    Включив планшет, Шутник вставил в ухо наушник беспроводной гарнитуры, чтобы слышать оповещения от камер, иначе на фоне ревущего движка, расслышать такие тихие звуки было сложно. Приложение пискнуло и вывело на экран планшета окно камеры — так и есть, самые шустрые, или просто ближайшие зараженные, неслись небольшой толпой, в десяток рыл.
    — Так рыжун, готовимся.
    Уходить в стелс, Шутник не стал, просто улегся на крышу и постарался не шуметь. Запас невидимости надо было экономить, так что пока его не видно и не слышно, смысла скрываться в невидимости не было.
    Сбросив мощность винтовки на минимум, Шутник дождался пока группа зомбаков пробежит мимо него, и когда те отбежали метров на сто, прицелился в спину последнему зомбаку, и выстрелил. Орущий без глушака москвич, легко заглушил тихий хлопок выстрела на минималках. Несмотря на то, что Шутник в стелс не уходил, твари его не заметили.
    Сделав еще несколько выстрелов, Шутник добился того что твари все же что-то сообразили, и начали вертеть головами, но к тому моменту Шутник уже скрылся в невидимости и продолжал палить из стелса, благо винтовка на минимальной мощности почти не издавала шума, а переделанный Шаманом прицел, позволял целиться сквозь него, даже в стелсе.
    Это оказалось даже слишком просто. Остреляв прибежавшую группу, и заметив по камерам следующую партию, Шутник перезарядил магазин, сбросил стелс, чтобы перевести дух, глотнул живца. К тому моменту зомбаки уже подбирались к началу улицы, и в этот раз их было больше чем в первой партии — не менее пары десятков.
    Решив дать тварям отойти подальше, Шутник притаился на крыше, и проводил зараженных взглядом. Стая зомбаков пробежала всю улицу — метров восемьсот, и уперлась в тупик, где собственно и стояла заведенная машина. Твари столпились вокруг машины, и пусть никого внутри они не видели, все равно принялись долбиться в стекла. Шутник немного докрутил зум, скользнув пальцами в перчатке нолда по корпусу прицела, добавил винтовке мощности, и прицелившись выстрелил.
    Бронебойная пуля, угодила в плотную толпу, пробив, как показалось Шутнику, сразу двух или даже трех тварей. Переключившись на экспансивные пули, Шутник сделал несколько выстрелов по одиночным тварям, а потом, заметив как в одном месте твари скучковались в плотную толпу, снова переключил винтовку на бронебойные, благо двухмагазинная система позволяла делать это одним движением пальца. Два выстрела и пятерка зараженных завалилась на землю.
    Несколько довольно серьезных на вид зомбаков, повернули бошки, почти синхронно уставившись на Шутника. Стрелять из стелса было накладно — надолго бы запасов невидимости не хватило, поэтому Шутник, на время стрельбы, выходил из инвиза. В этот раз снова скрыться он не успел, впрочем не особо и пытался. Тварей осталось не больше десятка, так что угрозы они не представляли, даже заметив его.
    Заорав, три самых крутых и сообразительных на вид зомбака, которые срисовали Шутника, бросили пустую машину и побежали по улочке обратно, к дому, на крыше которого пристроился Шутник. Остальная стая тоже ломанулась следом, но добежать до Шутника сумели всего четверо — остальных он перестрелял по дороге. Те что добежали принялись карабкаться по деревянным стенам терассы, Шутник выхватил альпеншток — тратить пули, когда можно было обойтись холодняком, он не хотел, но в этот момент планшет снова пискнул — камеры засекли новую группу тварей.
    — Черт, не нужно чтобы эти идиоты валялись рядом с нашим домом и привлекали внимание — пробормотал Шутник — рыжий давай туда.
    Переместившись телепортом метров на двести вдоль улицы, Шутник выхватил пистолет и несколько раз пальнул примерно в сторону карабкающихся на дом тварей. Попасть из пистолета, с такого расстояния практически нереально, но он и не пытался — ему нужно было чтобы штурмующие крышу твари, обратили на него внимание.
    Зараженные среагировали быстро. Бросив карабкаться на стены, они развернулись и побежали к Шутнику. Дождавшись пока они отойдут подальше от дома, Шутник, убрав пистолет и снова взявшись за винтовку, успел выстрелить лишь трижды — твари преодолели разделяющие их и Шутника две сотни метров очень быстро, да и бежали странно, сильно рыская из стороны в сторону, поймать их в прицел было непросто. Последний зараженный был уже метрах в трех, когда в дело вступил пес. Прыгнув навстречу твари, пес растворился в воздухе вместе с зараженным, а спустя мгновение снова появился рядом с хозяином. Зараженный же, спустя пару мгновений рухнул откуда-то сверху. Добив едва живую тварь, Шутник кивнул псу, и тот ушел рывком обратно на крышу, утащив с собой хозяина.
    Едва очутившись на крыше, Шутник ушел в стелс, и в этот самый момент мимо пронеслась еще одна стая. Третья волна. В этой толпе мелькал здоровенный монстр, возвышающийся над толпой на две головы, и шириной в пару обычных тварей. Этого гада надо было мочить первым, причем с гарантией, так что добавив немного мощности, Шутник навел перекрестие прицела на широкую спину зараженного, и потянул спусковой крючок.
    Хлопнул выстрел. Экспансивная пуля при ударе разворачивается жутким металлическим цветком, оставляя рану размером с кулак, чего хватило чтобы перебить позвоночник, вырвать несколько ребер и клок мяса. Тварь упала, пусть и не сдохла, но теперь прыткости у нее поубавилось, Шутник сумел навести перекрестие прицела на основание шеи и выстрелить еще раз. Голова твари кувыркаясь покатилась по земле, орошая все вокруг брызгами черной крови, а Шутник уже ловил в перекрестие прицела следующего монстра.
    В этот раз твари обнаружили его намного быстрее — стелс Шутник экономил, а потому скрываться не стал, решив поиграть с тварями в догонялки. Бросившиеся обратно к началу улицы зомбаки, потеряли по дороге половину состава, но едва они добежали до дома, Пес в три прыжка переместил и себя и Шутника в конец улицы, туда, где все еще тарахтел москвич.
    Несколько выстрелов, опять же не из стелса, и твари бросают попытки вскарабкаться на крышу, и несутся к Шутнику. Завалив большую часть, и подпустив тварей на десяток метров к себе, Шутник снова дает команду псу, и спустя мгновение человек с собакой уже в паре сотен метров от остатков зомбаков. Добив несколькими выстрелами в спины тварей, потерявших добычу из виду, Шутник с псом, снова переместились на крышу. Остатки тварей побежали за появившимся на крыше человеком, но добежать до дома никто не смог.
    Машина продолжала работать, камеры исправно транслировали картинку, но тварей больше не было. Видимо все что были поблизости, уже здесь. Теперь либо ждать пока твари с дальнего края деревни услышат рокот мотора и прибегут, либо потрошить тех что удалось набить, да идти на следующую точку.
    Передохнув минут сорок, и дождавшись за это время всего десятка тварей, которые прибегали не толпой а группами в два-три рыла, Шутник решил что эта точка себя изжила. Позиция находилась на самом краю деревни, со стороны стаба, и видимо все твари что ошивались поблизости, уже лежат тут. Надо было выпотрошить добычу, и двигаться к следующей точке, но пока выдался тихий момент, стоило немного передохнуть, подкопить стелс и запас сил на телепортацию у собаки.
    — Как-то слишком уж утилитарно и не артистично мы их перебили — пожаловался Шутник псу, пока они сидели на крыше и под рокот все еще работающей машины, хлебали воду — думаешь зачем нам артистичность? Ну так за нами же наблюдают, поэтому все надо делать стильно. Пойми, Рыжий, чем мы интереснее, тем дольше проживем. Если мы будем скучными, то за нами наблюдать будет не интересно. Представь что мы действительно в виртуальной симуляции? Ну понаблюдает за нами исследователь, сделает какие-то записи, а потом, зевая, ткнет пальцем в клавишу Delete, и отправимся мы в корзину…
    Убрав флягу, Шутник принялся набивать патронами магазины
    — Не веришь что за нами наблюдают? — продолжал Шутник объяснять псу свою теорию — ну пусть будет не симуляция а кино. Представь что мы с тобой герои сериала, и на нас смотрят какие-то зрители. Пока мы ведем себя интересно, за нами, соответственно, интересно следить, но как только мы наберем ведро жемчуга, засядем на стабе и будем жить не вылезая из собственного особняка с блекджеком и шлюхами, то смотреть за нами станет не интересно. Рейтинг сериала упадет, денег на продолжение съемок не будет, и нас закроют… И пойдут актеры которые играют меня и тебя, сниматься в рекламе мази от геморроя и корма для собак. Что, тоже не веришь? А я вот верю. Знаешь что Доказывает эту теорию? Трясучка! Я навел справки у местных, оказывается если долго на одном месте сидеть, начинается болезнь — трясучка. Чтобы ее не было, надо периодически покидать облюбованный кластер, кататься с места на место… Ты видишь что происходит? Проклятый улей не дает сидеть на месте, заставляет перемещаться, то есть по сути, создает материал для новых серий. Поэтому я уверен — за нами точно наблюдают, не факт что это кино, возможно это книги или еще что-то, но наблюдают точно. Трясучку не я придумал, она есть, и я не понимаю с чего вдруг могла бы появиться такая болезнь, кроме как для того, чтобы гонять людей по кластерам. Все, чтобы получить материал для новых серий. Поэтому псина, надо тебя наверное выкупать, а то страшный как моя жизнь, и шерсть колтунами пошла, а я пожалуй пресс качать начну и вместо броника носить рубашку, непременно расстегнутую, чтобы сверкать голым торсом. Вдруг мы правда в сериале, надо завлекать женскую аудиторию… Ладно шучу, голым пузом очень удобно ловить пули и когти зараженных, так что лучше без женской аудитории но с кишками в положенном месте и без не предусмотренных природой дырок в организме.
    Писк планшета отвлек Шутника от трепа — это был звук оповещения о том, что включилась одна из камер. Запустив приложение, Шутник ткнул пальцем в активную камеру — то что она включилась, означало что датчик движения что-то заметил.
    Пара слабеньких на вид зараженных, один даже в рубашке. На таких патроны переводить жалко. Оставив винтовку на крыше, Шутник спрыгнул на землю, без телепорта, просто так, благо высота была небольшая, дождался пока зараженные добегут до него, и скрывшись перед самым их носом в стелсе, парой ударов сзади, пробил черепа замершим в недоумении тварям.
    Точку выдоили досуха. Тварей в округе нет, видимо из этих не столь хлебных мест они отошли в другие части поселка. К ферме, например. Надо было потрошить кучу мертвых тварей, и двигаться на новый участок.
    Вскрыв затылки последней парочке и ничего там не обнаружив, Шутник решил что это дурной знак — первые вскрытые твари и совсем пустые. Он особой суеверностью не отличался, но не любил когда какое-то дело начинается с неудачи, а потому к наваленным тут и там трупам подходил с недобрым интересом, подозревая что как минимум половина будет пустой. Начать, чтобы не портить настроение, он решил с самого крупного зараженного, что-то среднее между лотерейщиком и рубером, такие пустыми не бывают.
    Настроение сразу же приподнялось, как только вскрыв затылок твари, Шутник обнаружил не только спораны но и горох. Жемчуга не было, но насколько понял Шутник, в таких слабеньких тварях он если и есть, то только по праздникам, слишком большая редкость. Ссыпав добычу в рюкзак, Шутник двинулся к следующему зараженному, недовольно морщась от громкого звука работающего двигателя, и на ходу свернул в сторону, решив сперва заглушить машину, а то орет слишком уж сильно. Тварей тут было набито около четырех десятков, может больше, так что быстро с добычей потрохов работой не справиться, и лучше ее делать не под аккомпанемент дикого рева мотора. Добравшись до машины, пройдя буквально сквозь кучу трупов, Шутник повернул ключ, и удивленно замер — двигатель то он заглушил, но откуда тогда этот рев мотора?
    Додумать мысль ему не дали — свалив забор со стороны пустыря, на улицу вкатился БТР за которым просматривался еще один. Шутник не услышал их за ревом мотора москвича, а камер с той стороны у него не было — БТРы приехали из-за пределов деревни, и не отвлекаясь на такие мелочи, как выяснения личности встреченного им на пути рейдера, тут же открыли огонь.
    Пес мгновенно, едва ли не на рефлексах, ушел в рывок, но не назад, подальше от броневиков куда рвалось буквально все его естество, а повинуясь приказу Шутника, вперед, на встречу броневикам и дальше, за них.
    Очутившись позади машин, Шутник уже не торопясь выпустил амальгаму, скрывшись в стелсе, и подошел поближе к машинам, держась немного позади, но недалеко.
    Пулеметы продолжали грохотать, перечеркивая пространство линиями трассеров. Били наугад, просто водя стволами по сторонам. Патроны не экономят. Сжечь столько дорогих, крупнокалиберных патронов чтобы подстрелить одного случайного рейдера? Кучеряво живут ребята. Шутник отметил что один из броневиков с башенкой, на которой установлены спаренные пулеметы, по виду похож на российские БТРы, которые он видел в фильмах и на парадах — массивные, восьмиколесные, со скошенными бронелистами, а у второго башни нет, только турель с пулеметом, из которого стреляет мужик в камуфляже, высунувшись по пояс из люка, да и выглядит броневик как джип переросток. Трехосный, с ярко выраженным капотом, пусть и вместо лобового стекла у него бронелист со смотровыми щелями. Это скорее всего даже не БТР а бронемашина…
    — Вот суки, даже не поздоровались — недовольно пробормотал Шутник, когда грохот пулеметов стих — как так можно? А вдруг я хороший? Козлы.
    Броневики замерли, разъехавшись метров на двадцать, видать чтобы из одной машины можно было прикрывать другую, либо просто чтоб не кучковаться если по ним начнут палить из гранатометов…
    Папиросы, папиросы, лавандоса,
    Принесут мне очень скоро я буду боссом,
    Дорогая не смотри на меня косо,
    То что в папиросах — решает все вопросы…
    Дверь броневика, похожего на джип переросток распахнулась, огласив округу ревом музыки, из машины, выскочил мужик в кожаной куртке и тут же щелчком пальцев отправил в полет толстый, и явно самодельный окурок. Повертел головой в разные стороны, сплюнул, хрустнул шеей. Молодой, как показалось Шутнику, даже мелкий — не больше двадцати лет, а то и меньше. Среднего роста, с коротко стриженными волосами. Кожаная куртка стандартная — такие часто носят местные рейдеры, вот только у этого мужика она выглядела как-то слишком лощено что-ли, не потертая, не потасканная, видно что человек носивший ее, на брюхе по щебенке не ползал. На груди, нарочито, напоказ, висели парочка гранат, на бедрах — кобуры с какими-то здоровенными пистолетами, глянцево поблескивающими полированными боками, видимо стволы подбирали не по удобству использования, а чтобы смотрелись круто… Шутник сразу же окрестил мужика, или скорее даже пацана, “Мажором” и он в принципе, этой кличке соответствовал, экипировка, манера держаться, видно было что этот чмырь крутой. Особо опасным не кажется, но крепкий на вид, пусть и помельче того мужика что вылезал из броневика следом.
    Несмотря на то, что в этом броневике, или скорее бронеавтомобиле, имелась полноценная дверь, а не узкий люк, тот мужик что вылез вторым, выбрался с трудом. Высокий, на голову выше первого, широкоплечий, габаритами конечно помельче кваза, того же Кабана например, но все равно здоровый. Выглядит угрожающе, и чем-то неуловимо напоминает не солдата а бандита, только длинные блондинистые патлы, портили этот бандитский стиль.
    На ремне болтался автомат, на бедрах кобуры с пистолетами, на груди, на перевязи, несколько гранат…
    — Ушел? — спросил он Мажора, и Шутник подошел поближе, остановившись метрах в пяти от броневиков, заглушивших движки. Видно было что ребята сваливать отсюда не собираются, а значит плакала добыча Шутника — все соберут эти вояки.
    Глава 12
    Шутник.
    — Нет, не ушел — покачал головой Мажор.
    Я стоял меньше чем в десяти метрах за их спинами, и прекрасно слышал что они говорили, тем более, что этот лощеный придурок зачем-то намеренно повышал голос, говорил громче, видимо чтобы остальные тоже услышали.
    — На километр он бы смыться не смог так быстро, и я бы его почувствовал. Я не замечаю мыслей, так что либо он каким-то чудом сумел пробежать километр за десяток секунд, либо сдох. Думаю что он все же поймал пулю, и валяется где-то под забором. Отправь своих, пусть проверят.
    — Странный он какой-то — пожал плечами здоровяк — ты заметил? Он с собакой ходил.
    — Чего только не встретишь тут — пожал плечами Мажор — впрочем да, Викинг, ты все же отправь ребят, пусть тут все осмотрят, может еще кто-то есть, а Доцент, пусть займется трофеями, отправь ребят проверить трупы, глядишь что-то осталось.
    — Думаешь он не проверил? — спросил здоровяк, которого видимо и звали Викингом — явно ведь не один день тут сидит, подманивает тварей, убивает пару-тройку из невидимости а потом снова копит заряд и так день за днем, смотри сколько трупов… Вряд ли что-то осталось, думаю он их потрошит своевременно.
    — Может и выпотрошил, но когда мы приехали, он вроде бы, как раз вскрытием споровых мешков занимался, видать несколько трупов из этой кучи, свежие, не успел еще вскрыть. Ссыкло — ухмыльнулся Мажор — невидимки все такие. Бьют исподтишка, а как запахнет керосином убегают. Вот я, хрен бы бросил плоды своих трудов, дрался бы до конца, а этот слинял… Ссыкуны.
    Мажора явно потянуло на болтовню. Пока из броневика выходили солдаты, и начинали потрошить зомбаков, с удивлением замечая что трупы не вскрыты, а невысокий чуть полноватый мужик, принимал добычу и складывал в мешок, что-то отмечая в записной книжке, Мажор продолжал вещать.
    — Знаешь, я думаю улей не просто дает нам какую-то случайную способность, мне кажется он усиливает то, что уже есть внутри нас, смотрит на нас изнутри, и в зависимости от нашего характера или психотипа, дает способности. Так трусы, получают невидимость или скорость, тупые быки — физическую силу…
    — Да? А кто тогда получает способность ментата или сенса? — ухмыльнулся здоровяк взглянув на Мажора, но тот ответил не задумываясь.
    — Сильные. Сильные душой и разумом. Храбрые. Те кто не боятся заглянуть в себя, и смотреть в других… Мы настоящая сила и опора улья. Не бугаи, не стелсеры всякие, или там спидстеры. Мы, ментаты, сенсы, на нас все держится… Мы и есть сила, тем более такие как я, рождённые здесь. Мы истинные — а вот вы все, так, подделка.
    — Вот ведь сука пафосная — удивился я слушая поток сознания Мажора — силой он блядь себя возомнил. Рыжий, давай сюда эту гниду.
    Пес исчез, а через мгновение из пустоты, навстречу мне вывалился понтливый шкет, напарываясь на предварительно выставленный нож. Амальгама со скрытого в стелсе лезвия, мгновенно переползла на человека, спрятав его в невидимость, пес появившись рядом со мной раньше, чем с него слетели остатки амальгамы, прижался к моей ноге, получая новую порцию стелса, а я удерживал на ноже еще живого Мажора.
    Солдатики заметались, в ужасе вертя бошками и тыкая во все стороны автоматами, не понимая куда делся их командир, пулеметы загрохотали поливая очередями пространство перед собой, а крепыш уже орал, загоняя разбредшихся собирателей споранов обратно в броню. Мажор, слабеющими руками цеплялся за мою куртку, навалившись на меня, буквально повиснув на лезвии ножа, вошедшего ему снизу вверх, под челюсть, а я, не отпуская тела, чтобы почти труп не выпал из стелса и не попался на глаза солдатам, хлопал его свободной рукой по груди, вслепую отыскивая гранаты.
    — Ты глупый, слабый сукин сын — произнес я, несмотря на то, что моих слов не было слышно, и похлопав свободной рукой Мажора по груди, нащупал гранаты. Одна, вторая… — а я ультимативная имба. Рыжий, давай его обратно.
    Пулеметы стихли. Солдаты которые не попрятались с остальными в броневики, и белобрысый громила, водили стволами автоматов перед собой, все словно зависло в шатком балансе… Тяжесть мертвого тела пропала, труп Мажора вывалился из рывка, и покатился под ноги солдатам, на ходу теряя амальгаму и проявляясь в видимом спектре. Я хорошо представлял, как все происходило — пес, забрав Мажора, ушел в рывок, и вышел из портала навстречу броневикам, запульнув вперед труп. Тут же ушел обратно в рывок, и появился рядом со мной, стоявшим позади броневиков. Создалось впечатление что тот, кто убил не в меру понтливого молокососа, стоял впереди, и солдаты, подумали именно так.
    Загрохотали пулеметы и автоматы, вспахивая землю, и рисуя трассерами линии, оставшиеся снаружи солдаты ловко грузились в броневики, никому не хотелось поймать пулю, или получить ножом в спину, от прячущегося где-то тут невидимки. Трассеры сверкали, рассекая смертоносными росчерками полукруг перед БТРами, но меня там не было. Я стоял в безопасности, позади броневиков, и матерясь, вслепую разгибал усики на гранатах.
    — Давай внутрь — мысленно кивнул я на броневик с башней, и морально приготовился к неудаче, все же появиться внутри тесного пространства, у пса могло и не получиться.
    Застрять в текстурах я не боялся, Шаман говорил что если на выходе из рывка окажется препятствие, то из телепорта пес выпадет либо перед ним, либо после него. Можно не беспокоиться о том что окажешься в стене, по законам физики, если два атома окажутся в одном и том же месте, в одно и то же время, все кончится не взаимным проникновением а чудовищным ядерным взрывом, поэтому улей такие шутки зарубает на корню. В стене я точно не застряну — либо выпаду перед броневиком, либо внутри, либо мы с псом пролетим сквозь него и вывалимся по ту сторону.
    Сработал второй вариант. Я, вместе с собакой появился в тесном заброневом пространстве, и тут же приложился головой. Охнул, потерял концентрацию, и амальгама мгновенно с меня слетела.
    Два ряда сидений вдоль обоих стен, были заняты солдатами, которые теперь во все глаза смотрели на меня, даже не схватившись за оружие. Зависли на секунду, впрочем как и я сам — стоял и тупил, скрючившись в тесном проходе между рядами сидений.
    — Здрасте — помахал я рукой, роняя на пол гранаты, и тут же унесся телепортом, услышав напоследок грохот автоматных выстрелов — кто-то все же спохватился и начал стрелять.
    Прогремел взрыв. Видимо, кроме моих гранат, взорвалось еще что-то. Одна круглая граната и одна ребристая, не знаю как они называются, вряд ли могли произвести такой эффект. Взрывом выбило люки и сорвало башню. Броневик скрылся в огненном шаре — похоже взорвалось горючее, а я выхватив из кобур пистолеты, мысленно отдал приказ собаке.
    Появился во втором броневике, но в этот раз я был готов, и заранее скрючился, присев, впрочем из рывка выйти без импульса не получилось. Выпав из портала приложился плечом и головой, кажется рассадив бровь.
    Этот броневик изнутри выглядел совсем по-другому — только один ряд сидений, вдоль левого борта, так что проход был пошире. Шесть сидений, пустовали — солдаты припали к бойницам, с правого борта, наблюдая за тем, как горит вторая машина. Один торчал наполовину высунувшись из люка в потолке. Мое появление не заметили — снаружи грохотали разрывающиеся в огне снаряды, или патроны, черт его знает что именно. Трещала рация, в которую во всю глотку орал давешний толстяк в очках, которого кажется звали Доцент.
    — … ведем бой — услышал я обрывок переговоров — заметили одного, невидимка с собакой, но видимо их тут больше, как минимум есть боец с гранатометом. Первая коробочка горит…
    Стелс я не потерял, дожидаться пока меня заметят не стал, но кто-то все же обратил внимание на то, что загремел и вздрогнул ящик, в который я впечатался. Пара бойцов начали в нерешительности наводить в мою сторону автоматы, но я уже стрелял под прикрытием стелса, из пистолета с глушителем. Лазерный целеуказатель позволял целиться даже не видя ствола.
    Первыми упали те, что тыкали автоматами в мою сторону, вслед за ними остальные. Пара бойцов все же успела начать стрелять, но пули выпущенные в панике, летят куда угодно только не туда куда надо, ни одна меня не зацепила. В суматохе, завалить удалось всех.
    — Рыжий — я выщелкнул магазин из пистолета, сбрасывая стелс, и вогнал новый — это было даже слишком просто.
    — Пятая машина недалеко, уже идет к вам — зашипела рация — Викинг с тобой? Что с добычей? Где мелкий?
    — В порядке все с добычей — я поднял упавший на пол холщовый мешок, объемом ведра в два, из которого выкатилась пригоршня споранов.
    Заглянул внутрь. Спораны и горох вперемешку. Много. Очень, я бы сказал. Жемчуга там точно нет, такое добро в общую кучу не ссыпают, но и без того прибарахлился неплохо. Мешок забираем однозначно, даже не обидно что придется бросить так и не выпотрошенные трупы тварей. Еще один броневик едет сюда, надо поскорее сваливать, БТР брошу, управлять им я все равно не умею, даже передачу не знаю как включить…
    Что бы еще спереть помимо мешка со споранами? Мой взгляд шарил по внутренностям броневика. Пулемет? Вроде дорогая штука. Пару цинков с патронами? Трубу гранатомета? Надо срочно хватать самое ценное и сваливать, дожидаться следующую машину не хочется. Да, возможно я обогащусь на еще один броневик, а возможно мне проделают десяток лишних дырок в организме. Эти ребята были откровенно не готовы к нападению, да и на броню полагались слишком сильно, те кто уже спешит сюда, таких ошибок не наделают. Так и не решив что хватать, я бросился к телу очкарика, и принялся шариться по карманам, надеясь на то, что ребята все же сумели добыть жемчужину, и хранилась такая ценность именно у местного счетовода.
    От неуклюжей мародерки, меня отвлек рык собаки. Рыжий, вздыбив шерсть, пялился на правый борт броневика.
    — Что за черт? — я бросился к борту, и взглянул в узкую бойницу — блядь!
    Из горящих останков первого броневика, вылезал мужик, тот самый крепыш что разговаривал с Мажором, Викинг. Пламя окутало его фигуру, но тому кажется было пофиг. Присмотревшись, я заметил легкое голубоватое свечение, вокруг тела здоровяка. Силовое поле чтоб его, или какая-то неуязвимость… Сраный паладин.
    Мужик таки выбрался из обломков, ухватился за ствол искореженного пулемета, рванул, отрывая его с мясом от башни, и я понял что этот гад не только неуязвим, но еще и невероятно силен. Была бы винтовка, и я уверен, череп этого крепыша, раскололся бы как орех, под натиском бронебойной пули, ею можно было бронетехнику отстреливать, что уж говорить о людях, но винтовки не было.
    — Рыжий, разберись — отдал я приказ псу, почти не сомневаясь что от падения с высоты в две-три сотни метров, не спасет никакое силовое поле — пусть полетает.
    Пес исчез, и появился едва ли не на плечах мужика уже отошедшего от горящего броневика, и неторопливо двигавшегося к БТРу в котором засел я. Не знаю как он узнал что я тут сижу, может просто хотел подойти к своим, узнать в чем дело, но тогда он наверное не брал бы с собой пулемет, который тащил сейчас словно дубину.
    Пес заскочив со спины на паладина исчез в рывке, чтобы спустя пару мгновений снова появиться неподалеку. Что-то пошло не так, но кажется я понимал что именно. Проклятое силовое поле не позволяло псу коснуться Викинга физически, а следовательно и утащить его с собой Рыжий не мог. Надо валить отсюда и пробовать подстрелить этого гада из винтовки, либо просто убегать — вряд ли помимо суперсилы, у этого мужика есть суперскорость.
    Я уже собирался дать псу команду к отступлению, как тот, метнулся вперед, прыгнув на белобрысого. Неуязвимый принял удар стокилограммовой псины на грудь, почти не покачнувшись, двинул псу рукой, сбросив с себя, и подловил Рыжуна на следующем прыжке, махнув пулеметом словно бейсбольной битой. Пес взвизгнув отлетел метров на десять, и замер без движения, Викинг же, развернулся и двинулся ко мне.
    — Ах ты сука — я бросил на пол мешок, и вынырнул в люк в потолке, ухватился за ручки пулемета разворачивая оружие на турели.
    Загрохотали выстрелы, меня затрясло от мощной отдачи, трассеры четко отмечали траекторию полета пуль, я видел что попадаю, иной раз даже в голову, но хренов терминатор не обращал на выстрелы внимания, разве что, может быть чуть замедлился. Силовое поле мерцало, я видел что оно становится бледнее, еще немного продержать этого танка под обстрелом и я его перегружу входящим уроном, не может же он держать защиту вечно.
    Мужик начал вздрагивать под ударами пуль, и все же ускорился. В несколько прыжков преодолев разделяющее нас расстояние, он замахнулся пулеметом, словно булавой, и я, скатился в БТР — не хотелось оставить свои мозги на этой сраной дубине.
    Броневик вздрогнул, заскрежетал металл обшивки, боковой люк, или дверь, или как называется эта хрень, промялся. Из чего делают эту броню? Из консервных банок? Да ее же из любого пулемета можно пробить, нахер такой броневик вообще нужен? Прятаться от противников с охотничьими ружьями? Еще один удар, и броня рвется, как жестяная банка. Хренов терминатор судя по всему, намерен во что бы то ни стало, добраться до моей драгоценной тушки. Еще удар, и люк корежит, а Викинг, просунув в дырку руку, пытается сорвать его с петель.
    — Вот тебе блядь и ультимативная имба — я бросаюсь к люку в корме, и выныриваю из него, уходя в стелс. Викинг врывается внутрь броневика, вертит башкой но не находит меня, и увидев открытый люк, выскакивает вслед за мной.
    Я затаившись отхожу назад, за броневик, заходя мужику за спину, тот ударом ноги отламывает лебедку, закрепленную позади броневика, и ухватив за крюк, рывком отматывает десяток метров троса.
    — Твою мать! — я бросаюсь на землю а над моей головой, словно булава свистит болтающаяся на тросе катушка с мотором и блоком шестеренок, или хрен пойми что там на ней. Зажав в левой руке крюк, мужик крутит эту хреновину, видимо надеясь попасть по мне вслепую. Время поджимает, надо что-то делать.
    Отбежав подальше, метров на пятнадцать, чтобы выйти из зоны поражения булавы, я захожу терминатору за спину, сбрасываю стелс, одновременно вскидывая оба пистолета.
    Пули щелкают по силовому полю, напротив затылка противника, мужик вздрагивает, видимо щит все же слабеет и он чувствует прикосновение пуль, пусть они и не наносят ему вреда.
    Прекращаю стрельбу, ухожу в стелс, и бросаюсь вперед, едва ли не под ноги противнику, пока тот, вопя что-то, бросается ко мне, раскручивая свое оружие. Будь я впереди, меня бы точно снесло, но я уже был за спиной Викинга. Вскинул пистолеты, сбросил стелс, стараясь экономить каждую секунду невидимости, потому что запасов оставалось все меньше, и пули снова защелкали по затылку противника, осыпаясь на землю свинцовыми кляксами. Силовое поле исправно работало.
    Викинг с воплем разворачивается, бросая примерно в мою сторону согнутый пулемет. Я прыгаю в сторону, уходя в стелс, и едва амальгама покрывает меня полностью, тут же прыгаю обратно, а в то место где я только что был, бьет лебедка.
    Снова захожу за спину противнику, на этот раз отбежав чуть подальше, и меняю магазины в пистолетах. Последние. Надо что-то срочно решать. Целюсь из пистолета с глушителем в голову мечущегося берсерка, и не покидая стелса выпускаю всю обойму. Мужик ревет, вертится, пытаясь отыскать меня взглядом, машет своей булавой. Все это время я появлялся неподалеку, сейчас же я намного дальше, надо увести гада за собой, подальше от броневика. Сбрасываю стелс и стреляю из второго ствола прямо в харю Викингу. Тот с ревом бросается на меня, а я, скрывшись в стелсе, и чувствуя что в запасе остаются считанные секунды, бегу ему навстречу, низко пригибаясь чтобы не попасть под слепые удары лебедки на тросе.
    Падаю на брюхо, уходя от особенно низкого удара, вскакиваю, теряя на ходу стелс и бегу к броневику, чертов неубиваемый ублюдок бросается за мной, но я уже внутри. К пулемету даже не пытаюсь соваться, вся правая половина бронемашины покорежена чудовищными ударами, не факт что и пулемет не зацепило, или не погнуло турель. Нельзя тратить на это драгоценные секунды. Вместо того чтобы лезть к пулемету или схватить любой из автоматов мертвых солдат, я хватаю трубу гранатомета. Слава богу что это не раздвижная хреновина, какие я часто видел в кино — из него я бы точно не понял как стрелять, здесь же все проще. Длинная труба, с одной стороны которой торчит ракета, есть рукоятка как у пистолета, с обыкновенным спусковым крючком.
    Вскидываю трубу на плечо, какие-то обрывки знаний из книг, фильмов, и банальная логика, которая оказывается работает даже в такой ситуации, в последний момент выгоняют меня из броневика навстречу проклятому терминатору, напоминая что стрелять из гранатомета в замкнутом пространстве нельзя, есть риск поджечь самого себя. Опускаюсь на одно колено, навожусь на Викинга, который уже метрах в десяти от меня…
    — Сделай губки бантиком, сука!
    Ракета уносится к противнику, а я отскакиваю назад, накрывая голову руками, и зачем-то ухожу в стелс, уже на одних рефлексах. Ударная волна подталкивает меня в спину, кувыркаюсь по земле, теряя кляксы амальгамы, и не соображая где тут верх а где низ. Врезаюсь в забор, ломая штакетник, и наконец останавливаюсь, каким-то чудом, не переломав себе все что можно. Встать получается, значит ничего важного не сломано. Как минимум ноги и позвоночник целы, а остальное заживет. С ужасом замечаю движение, и понимаю что противник жив, но страх тут же отступает — мужик слабо возится на земле, не поднимается, видимо его потрепало сильнее чем меня.
    Покачиваясь бреду к валяющемуся на земле Викингу, на ходу выщелкиваю магазин, и убедившись что патроны еще остались, загоняю его обратно, собираю крупицы стелса, чтобы в случае чего, сразу спрятаться, но понимаю что это лишнее.
    От терминатора остался жалкий обрубок, кажется таких, после второй мировой называли самоварами — от рук и ног, почти ничего не сохранилось. Силовое поле отработало до последнего, защитив тело и голову, но вот все что выпирало, то бишь руки и ноги, оторвало к херам. Прицелившись в удивительно чистое, без малейшего следа копоти или крови лицо, я спустил курок, и голова противника мотнулась, а пуля словно расплющилась об лоб — едва заметные остатки защитного поля, сдержали удар. Я выстрелил еще раз, но теперь силовое поле сдержать пулю не смогло, пусть и приняло на себя часть энергии. До черепа добрался уже сплющенный кусок свинца, а потому вместо аккуратной дырочки, мужику своротило половину морды, и он наконец затих.
    Я устало выдохнул, и прижал руку к левому боку. Судя по всему, сломано ребро. Дышать больно…
    — Черт, Рыжий!
    Отыскал пса взглядом, и побрел к нему, на полпути облегченно вздохнув — собака дышала. Подошел, взглянул… Жив, но это единственная хорошая новость. Не помер сразу, значит должен выкарабкаться. Ребра ходили ходуном, как-то странно, видимо сломаны, от одного уха остались лохмотья, с черепа сорвало кусок скальпа и я увидел в ране белую кость… Правая передняя лапа судя по всему тоже сломана…
    — Рыжун, ну как так а?
    Я отыскал в кармане плоскую коробочку с инсулиновыми шприцами. Один был сломан, но еще два целы. Снял колпачок с иглы, и сделал псу укол. Спек должен помочь, теперь надо только придумать как дотащить здоровенную псину в центнер весом, до мотоцикла, при этом не повредив собаке еще чего-нибудь.
    На глаза попался стоящий в стороне москвич. Доковылял до него, завел, и голова отозвалась болью на дикий рев мотора без глушителя. Бросил взгляд на рычаг переключения передач и выматерился в адрес владельца автомобиля.
    — Хренов блядь Микеланджело. Ну нахрена этот колхозный тюнинг? Скульптор чертов.
    Вместо стандартного набалдашника, ручку переключения передач венчало произведение совкового искусства — шар из прозрачной эпоксидки, внутри которого был залит крупный паук.
    — Ну и как тут передачи втыкаются?
    Спустя пару минут все же разобрался, заглохнув пару раз. Подогнал машину к псу, мысленно перекрестившись обхватил зверюгу как сумел, затащил на заднее сиденье… Ну и тяжеленный, зараза. Устал так, словно разгрузил вагон цемента, видать меня тоже нехило приложило. Вернулся в бронемашину, подобрал мешок со споранами. Сел за руль, и поехал в начало улицы, к дому с террасой, на крыше которой оставил винтовку с рюкзаком.
    С кряхтением забрался на крышу, скинул рюкзак на землю, и оглядевшись по сторонам, заметил еще один броневик, который на всех парах несся сюда. Видимо это и есть та машина что отправилась на подмогу. Сволочи, тут же не работает никакой GPS и прочая навигация, как они узнали где их побитые товарищи? Хотя да, видимо ребята тут не впервый раз, есть какие-то ориентиры а может территория деревни разбита на условные квадраты, так что указать свои координаты можно парой слов. Мне надирают жопу в квадрате двадцать два, спасайте братья… Ну или как-то так.
    Броневик несся напролом, снося хлипенькие заборы, торопятся гады. Сломав очередной забор, бронемашина, а это был такой же джип переросток который я уже видел, вырулил к месту побоища, и остановился, видимо осматривая дела рук моих. Я же брякнулся на пузо, откинул сошки, поставил винтовку, выкрутил на максимум мощность, и пока конденсаторы заряжались, добавил зум, прицелился примерно туда, где сидит водила, и потянул за спусковой крючок. Грохнуло так, что наверное в домах поблизости стекла посыпались, в прицел отчетливо была видна дыра, а дико взревевший, и затем заглохший движок, намекал на то, что мехвода я таки зацепил.
    Спрыгнул с крыши, подвернув ногу, дохромал до москвича, завел движок и дал по газам. Загрохотал пулемет, буквально разрывая дом, с крыши которого я стрелял, едва ли не в клочья. Свернул в сторону и отъехав на сотню метров, заглушил движок, загнав москвич во двор. Выскочив из машины, активировал планшет. На экран передавалась картинка с камеры, было видно как броневик погнал вслед за мной, высадив несколько человек на месте побоища. Я же, ткнул пальцем в иконку умного дома, и выбрав нужную мину, стал ждать когда броневик окажется напротив дома с красными воротами. Есть.
    Прогремел взрыв, машину подбросило и опрокинуло на бок, в воздух взмыли оторванные колеса. Будь броневик таким как первый — именно БТРом а не бронированной машиной, вряд-ли миной удалось бы нанести существенный урон. Все же у аммонала при высокой фугасности, бризантность крайне низкая. С бронемашинами же дела обстояли проще — броня там в самом деле какая-то жестяная. Возможно эти броневики вообще самодельные.
    Подхватил винтовку, похромал в сторону от машины. Вышел на участок откуда можно было простреливать местность. Судя по всему взрыв таки добрался до тех кто был внутри, но всех не убил. В разгорающемся пожаре, я слышал вопли, но наружу никто не лез. Видать тех кто сумел выжить, зажало внутри. Можно было выстрелить несколько раз наугад, в надежде подстрелить тех кто сейчас заживо жарится в этой консервной банке, но я не стал. Пуль осталось немного, пусть горят, даже не буду досматривать это представление — если кто-то выберется, добивать не стану, оставшихся на месте побоища солдат тоже валить не буду — техники у них нет, мне они не угрожают, а ноги уносить надо срочно.
    На всех бронемашинах был нарисован символ — квадрат в квадрате. И только сейчас до меня дошло, что такой логотип я уже видел, он был нарисован на воротах Завального. В стаб мне теперь пути нет, думаю что тамошние особисты вспомнили что невидимку с собакой они уже видели, и что-то я не думаю что кроме меня, подозреваемых, подпадающих под это описание очень уж много. Надо уходить.
    Доехал на москвиче до спрятанного мотоцикла, перегрузил в коляску пса, и установив на место винтовку, подключил ее к бортовой сети. Загорелись индикаторы, стрелка вольтметра вздрогнула. Повернул ручку газа, и мотоцикл начал набирать ход.
    Назад возвращаться нельзя, теперь только вперед.
    Глава 13
    Тонкая нить дороги, словно ручей в реку, вливалась в широкую, многополосную магистраль, которая начиналась столь же внезапно, сколь и обрывалась. Узкая двухполосная трасса, словно обрезалась ножом, а дальше продолжалась уже в виде широкой магистрали, совершенно неуместной посреди чистого поля.
    — Вот это да — присвистнул Док, окинув взглядом транспортную развязку — та еще картинка…
    Огромная конструкция, в чистом поле, выглядела нелепо и казалась каким-то совсем уж циклопическим сооружением. Бетонные опоры, уводили полотно дороги в сторону и вверх, заворачивали трассу полукругом, но развязка обрывалась словно срезанная ножом, зависнув дорогой в никуда, на высоте третьего этажа. Светофоры, дорожные знаки и надземный пешеходный переход, завершали сюрреалистичную картину, но уже через пару километров, кусок транспортной магистрали исчезал, снова продолжаясь узкой двухполосной дорогой.
    — Интересное место — кивнул на развязку Тухлый — чем-то напоминает общественный туалет, ну в смысле кто хочет может пользоваться. Это такое место где любой бродяга может найти убежище. Видишь полотно дороги, которое над землей, держится на восьми опорах. В самом конце, между шестой и седьмой опорами, взорвана часть пролета, там теперь не хватает части полотна шириной метров в восемь. Последний кусок дороги как бы отдельно стоит, на двух опорах. Туда просто так не залезть, но кто-то из бродяг подсуетился, и теперь там через провал перекинута здоровенная лестница, из профтрубы сваренная. Она жестко закреплена на той стороне в станине из труб и приварена к арматуре что из полотна дороги торчит. Лестницу можно поднять как подъемный мост, если с той стороны за цепь потянуть. То есть переходишь по ней на тот край, поднимаешь за собой и все — никакая тварь вслед за тобой не пролезет. Метров на восемь — десять могут прыгать только крутые твари, которые тут не часто попадаются. От обычных зомбаков спрятаться можно. Потом опускаешь лестницу снова, и перебираешься обратно. С этой стороны лестницу не поднять, так что если площадка свободна то лестница откинута всегда. Просто так там никто не тусуется, но вот если ночь застала на марше, или ранен, один идешь и некому на стреме постоять, то это место может помочь. Еще есть пешеходный переход. Он обвалился с одной стороны, так что подняться теперь можно только в одном месте. Его удобно оборонять, если от зараженных прячешься, против людей не прокатит — он сплошь стеклянный, простреливается.
    — Нет, туда мы точно не полезем — покачал головой Шуруп — одна сторона обвалилась, вторая тоже небось, в любой момент обвалиться может. Это стаб, он тут уже хрен знает сколько лет, весь асфальт как после бомбежки, одни колдобины… Бетон наверное тоже не в лучшем состоянии, так что вверх мы не полезем. Обвалится под нами, а падать с пяти метров никакого желания н…
    — Тихо — прервал его Док — слышите?
    Бродяги замерли в напряженной тишине, каждый вслушивался в звук, пытаясь понять что же это такое, разложить, непонятный тарахтящий рокот на отдельные составляющие.
    — На машину не похоже — выдал Шуруп все, до чего сумел додуматься — может беспилотник? Некоторые из них, которые винтовые, тоже так тарахтят, не рокот как у автомобильного движка, а скорее стрекот, как газонокосилка или бензопила.
    — Давайте с дороги — кивнул в сторону Тухлый, и первым, прихрамывая, двинул свой велосипед в сторону — заляжем у обочины, авось не заметит.
    Стащив с дороги велики и спрятавшись в кустах, группа включилась в наблюдение за дорогой. Тухлый поскрипывал зубами, было видно что нога все еще болит, пусть кровить уже и перестала. Док весь обратился в слух, а Шуруп даже закрыл глаза, чтобы тихий, далекий звук было лучше слышно.
    Поначалу посматривали на небо, но вскоре стало понятно что звук исходит не сверху, а спустя минуту, мимо их лежки промчался скутер — самый обычный малокубатурный скутер, который и тарахтел этим стрекочущим звуком.
    — Идиот, целый паровоз собрал — проворчал недовольно Шуруп в адрес подростка проехавшего на скутере. Рассмотреть его не получилось, очень быстро он пролетел мимо, но судя по комплекции, это не взрослый человек. Про паровоз Шуруп не ошибся — вслед за скутером, пусть и серьезно отстав, неслась целая толпа тварей, не менее чем в сотню рыл. Быстрее всех бежал матерый зараженный, звонко цокая пятками по асфальту, словно у него на ногах копыта, а остальная толпа растянулась на пару десятков метров — твари что посерьезнее, неслись впереди, те что послабее — отстали, но все равно продолжали бежать, благо их жертва оторвалась не столь уж далеко и скорость скутера вряд ли превышала тридцать километров в час.
    — Видишь теперь почему ездить на моторе, это смерти подобно — кивнул вслед убежавшей толпе Тухлый — так что велосипеды рулят.
    — Посидим немного — высказался Шуруп — пускай они этого лихача сожрут и уберутся с дороги, а то если сейчас выдвинемся, подоспеем как раз к моменту когда твари аппетит только-только нагуляют. Не переживайте, долго сидеть не придется. Такой толпой они за пару минут закончат.
    — В смысле сожрут? — вскинулся Док — думаете они его догонят?
    — Конечно — кивнул Шуруп — дальше, там где магистраль к концу подходит, будет кусок дороги который совсем уж трещинами пошел, там колдобины такие что только на машине проехать. Мотоцикл тут не рулит, если это не урал конечно. Мы например пешком будем идти и велики катить. Скутеристу этому так или иначе но придется остановиться — либо мордой об асфальт, если решит проехать, либо слезть и идти ногами, если мозги есть. Там спрятаться особо негде — догонят, топтуны очень уж быстро бегают.
    — Так надо же ему помочь! — вскочил Док, но тут же упал обратно, когда Шуруп дернул его вниз.
    — Где ты его прячешь? — усмехнулся Шуруп и окинул дока взглядом.
    — Что прячу? — не сообразил Док.
    — Ведро белого жемчуга — продолжил рейдер — если у тебя при себе нет ведра белого жемчуга, то спасать каждого встречного неудачника мы не можем… Да и если мы его с риском для жизни сумеем защитить, все равно ведь валить пацана придется.
    — Зачем валить? — не совсем понял Док, на что Шуруп с Тухлым одновременно скорчили такие рожи, словно он ляпнул откровенный бред.
    — Ну обратится же он — недовольно проворчал Шуруп — мелкие знаешь ли, не хуже взрослых обращаются. На вскидку этот дрыщ хоть и мелкий, но всяко больше тридцати — тридцати пяти килограмм, а это максимально безопасная масса… Кто-то вообще говорит что все что больше двадцати уже в зоне риска.
    — Ну мы же не можем бросить человека просто так? — возмутился Док — вдруг он иммунный, мы должны ему дать шанс. Шуруп, где ты говорил скутерист остановиться должен?
    — В километре отсюда примерно, ближе к концу магистрали. Скорее всего он уже там, и сейчас бросив скутер убегает от тварей… Черт, лишь бы не в переход, удобная стоянка а теперь все кровью и кишками своими засрет.
    — Дурацкая там стоянка — всеми ветрами продувается, стекол почти не осталось, единственный плюс, это то что над землей, и все.
    — Обзор хороший — не согласился Шуруп — любую угрозу издалека увидеть можно…
    — Так, стоп — док попытался вернуть разговор в старое русло — человека спасать надо, его сейчас сожрут.
    — Док ты идиот… — начал было Шуруп, но Тухлый его прервал на полуслове.
    — Ладно, хрен с ним — Шуруп ты их догонишь за пол минуты, авось беднягу еще не сожрали. Отвлеки тварей на себя, уведи от дороги и стряхни с хвоста уже там. Уведи подальше, километров на десять, чтобы не вернулись быстро.
    — Пацана добиваешь ты — рявкнул Шуруп Доку, но с Тухлым спорить не стал, и буквально исчез, рванув с места гепардом.
    — Давай следом — недовольно проворчал Тухлый, и подхватив велосипед поволок его к дороге — за великом Шурупа потом ты возвращаешься, раз уж решил за первого встречного впрягаться.
    Док двинулся за ним, а Шуруп в это время за пол минуты догнал не так уж далеко отошедшую стаю, успел увидеть как скутерист, так и не затормозив перед жуткой дорогой, влетел колесом в ямку и покатился по выщербленному асфальту.
    Не сбавляя скорости, Шуруп плечом толкнул слишком близко подбежавшего топтуна, и зараженного буквально вынесло с дороги. Остановился, потер плечо, которое неприятно саднило, поморщился. Улей, давая способность, адаптирует к ней и тело, в противном случае Шуруп на таких скоростях рвал бы мышцы и сухожилия, стирал в ноль суставы, а если бы упал, оступившись, ломал бы чуть более чем все. Кувыркаться по асфальту на скорости в сто километров в час, приятного мало, это все равно что свалиться с мотоцикла, при этом не имея ни шлема, ни какой-либо другой защитной экипировки.
    Шуруп много раз падал, пока привыкал к способности, но при этом умудрялся ничего себе не ломать. Тело явно стало прочнее, выносливее. Принять пулю на грудь он не может, но вот разогнавшись, протаранить словно носорог другого человека, без существенного вреда для себя — запросто.
    Бегун улетел с дороги, а Шуруп, развернувшись и припав на одно колено, выпустил три скупых очереди, свалив самых активных зараженных, и дождавшись пока твари подступят почти вплотную, рванулся в сторону, разрывая дистанцию, но не сильно. Расстояние к нему, не должно заставить зараженных потерять интерес.
    У тварей улья есть некое подобие инстинкта, пусть не у всех но у большинства — выбирая между неподвижной добычей, и добычей которая пытается убежать, они зачастую гонятся за бегущим, подозревая что неподвижный человек уже никуда не денется. Так случилось и в этот раз — зараженные, всей толпой рванулись за Шурупом, оставив неудачливого скутериста, валяться на асфальте. Рейдер соскочил в кювет, зараженные ломанулись следом, нелепо падая и скатываясь со склона. Шуруп остановился, вскинул автомат, выпустил еще пару очередей. Зараженные послушно погнались за ним, безбожно отставая. Оторвавшись от стаи метров на сто, Шуруп снова остановился и отстрелял магазин, завалив штук пять зараженных, и перезарядив автомат снова рванул с места, отрываясь от погони.
    Док с Тухлым в это время догнали скутериста, который хромал куда-то вдоль дороги. Услышав крик, человек обернулся, и оказалось что это девушка. Невысокая, либо миниатюрная либо просто мелкая — определить возраст не давал шлем с затемненным визором, но фигура женская, без вопросов. Кожаная куртка, со множеством металлических заклепок, джинсы и берцы на толстой подошве создавали образ эдакой рокерши-байкерши, пусть и немного не завершенный, потому что вместо мощного спортивного мотоцикла, в наличии имелся только скутер.
    — Стой, подожди ты — прохрипел останавливая велосипед и переводя дыхание Тухлый — спокойно, ты в безопасности, стая ушла…
    В этот момент из кювета выскочил давешний топтун, которого Шуруп столкнул с дороги. Остальная стая унеслась за шустрым рейдером, но именно этот зараженный видимо от удара потерялся на минуту, и за оставшейся стаей не успел. Вместо этого очухавшись только сейчас, он заметил что добычи, вдруг стало втрое больше.
    Длинным прыжком топтун снес с велосипеда Дока. Железный конь жалобно дзынькнул звонком и улетел в сторону, а человек с топтуном покатились по асфальту, свалившись в кювет с другой стороны дороги. Тухлый упав с велика, тут же вскочил, и припадая на не до конца зажившую ногу бросился вслед за ними. Подбегая он понял что топтун подмял старика под себя, и сейчас вовсю орудует когтями, нанося обеими руками, размашистые, быстрые удары.
    Брызг крови видно не было, как и разлетающихся в стороны кишок и прочей требухи, вместо этого Тухлый отчетливо видел радужные всполохи силового поля, сдерживающего удары сильной твари. Док все еще был жив. Припав на колено, Тухлый вскинул автомат, сжал покрепче в руках, окутывая своей аурой, и выпустил в спину твари длинную очередь, не особо переживая что может попасть в старика — щит Дока выдержит несколько случайных попаданий. Топтун дернулся и затих, непонятно умер или просто вырубился, но Док выбравшись из под тяжелой туши, вынул наконец ствол из кобуры, и для верности выпустил в голову твари две пули.
    Выбрался на асфальт, подошел к Тухлому, и уже вдвоем они двинулись к девушке, которая сейчас медленно пятилась, отступая от парочки рейдеров.
    — Не подходите — раздалось из под шлема, было видно что девчонка еще не поняла куда попала и что вокруг происходит.
    — Спокойно, не нервничай — миролюбиво произнес Тухлый, закидывая автомат на ремне за спину — мы тебя только что спасли.
    — Отвалите!
    — Ладно, ладно, сейчас отвалим, не переживай — Тухлый подошел к девушке еще на пару шагов, и чуть приподнял руки, показав пустые ладони — мы тебе не причиним вреда… Пить может хочешь?
    С этими словам Тухлый снял с пояса фляжку, показал девушке, и бросил вперед.
    Девушка флягу поймала. Может на рефлексах, может правда пить хотела, но едва коснувшись руками фляги, она покачнулась, схватилась за шлем, расстегивая застежки, но снять его не успела и сделав несколько шагов в сторону, потерла сознание и свалилась на землю.
    — Ты зачем ее вырубил? — Док сразу же бросился к девушке, и стащил с ее головы шлем. Брезгливо поморщился и полез в рюкзак за пачкой влажных салфеток — можно было наверное на словах все решить.
    — Да ладно, проще так — подошел Тухлый и вгляделся в лицо девушки — хм, симпатичная… хотя малявка совсем. Сколько ей? Лет шестнадцать — семнадцать? А, похер в принципе. Сейчас Шуруп вернется, протестим ее на иммунитет.
    Шуруп вернулся минут через пятнадцать. Прибежал, выхлебал пол фляжки воды, и отчитался о том что сбросил стаю с хвоста километрах в пяти отсюда, может чуть больше. За лесом.
    — Дороги оттуда не видно, уходил я по широкой дуге, они по идее будут бежать в ту сторону куда ушел я, то есть подальше отсюда. Если стрелять не станем или концерты с плясками устраивать, то не привлечем их.
    — У тебя знахарский лакмус остался? — сразу же задал волнующий его вопрос Тухлый — проверим малую.
    — Остался — кивнул Шуруп, вынимая из кармана небольшую коробочку и извлекая оттуда квадратный стикер, надрезанный на полоски, как объявление с отрывными номерами телефонов, которые клеят на столбы. Оторвав один такой прямоугольный хвостик, Шуруп подошел к девушке и надавил ей на щеки, заставив открыть рот.
    — Ну что сказать — обернулся Тухлый к Доку, приняв из рук Шурупа полоску бумаги, окрасившуюся в оранжевый цвет — девчонка зараженная, иммунитета нет. Цвет бумажки оранжевый, говорит о том, что вот прямо сиюминутно она обращаться не станет. У нас есть от нескольких часов до пары суток. По-разному бывает, в зависимости от того, с какого она кластера… Ну в принципе даже лучше. Своего рода анестезия получилась… Прострелишь ей башку? Или мне?
    — Эй погодь, ниче так девка, погоди пока валить — подал голос Шуруп — давай привал сделаем, поднимемся на магистраль, поднимем мост, палатку поставим. Три недели уже по кластерам шляемся, отдохнем, развлечемся.
    — Это он имеет ввиду то, что я думаю — тихим голосом, в котором послышались угрожающие нотки, произнес Док, положив руку на кобуру.
    — Так стоп! Все успокоились — тут же заговорил Тухлый, поняв что обстановка внезапно накалилась — Док пойми, эта девчонка уже не человек, это зараженный, зомбак. Поверь ее лучше убить, милосерднее будет, ну а раз нам все равно ее убивать то почему бы и не поразвлечься? От нее не убудет. Не, мы конечно можем подождать пока она обратится, некоторые свежачков-пустышей даже больше людей предпочитают… Мы не из таких, но в принципе против ничего не имеем, просто если дожидаться пока она обратится, то мы теряем скажем так, одно из функциональных… эээ, в общем у нее на один свободный слот меньше станет, уж что-что а кусаются эти твари, даже свежие, очень уж охотно.
    Шуруп заржал, а Док напрягся еще больше, понимая в какую сторону клонит его новый друг, и не совсем соображая как стоит поступить.
    — Ну все старик, успокойся. Ты нам нравишься и я с тобой ссориться не хочу, но пора тебе уже вживаться в наши реалии. Ты не можешь спасти всех, и тебя не должно заботить что мы делаем с зараженным. Зараженный, это тварь, зомбак, который тебя сожрет при случае, ну а то, что он еще не обратился ничего не меняет. Тесты ошибаются дай бог в одном случае из тысячи, и если у тебя нет белой жемчужины, которую ты готов отдать первой встречной девчонке, поделать ты ничего не можешь. Хочешь ее бросить тут как есть? Ну ладно, и чего ты добьешься этим? Придут вари и сожрут ее, а умирать от зубов и когтей твари гораздо менее приятно чем от пули. Хочешь взять ее с собой? Но у нас нет велосипеда для нее, мы потеряем в скорости, а завтра нам придется ее все равно завалить. Хочешь убить ее прямо здесь и сейчас? Правильно, самый толковый вариант, но в этом случае не все ли равно, умрет она сейчас или через пару часов? Ты не думай, я половым гигантом никогда не был, да и Шуруп наверное тоже, нам по пол часа хватит, она может даже и не очнется… Хотя я бы лучше дождался пока придет в себя, а то как-то неинтересно без фидбэка…
    — Да, старый, не борзей. Я и так по твоей прихоти шкурой рисковал, уводя за собой тварей, и поверь, если бы девчонка оказалась иммунной, мы бы ее не тронули, но вышло как вышло. А потому хватит строить из себя оскорбленную невинность, и руку с кобуры убери, я нервничаю.
    Перед Доком развернулась мерцающая пелена щита, пистолет с тихим шелестом покинул кобуру, а Тухлый и Шуруп, одновременно вскинули свои стволы.
    — Док не дури, это просто зомбачка, мы же не будем из-за нее стреляться?
    — Просто уходим — не сбрасывая щита произнес Док — просто уходим и все.
    — А вот хер тебе — вспылил Шуруп — вот честно, мне похер на эту полутухлую шмару, но ты что-то дохера наглый стал. Спасите девку, оставьте девку. С каких пор ты главарем стал? Хочешь — вали дальше, мы тебя догоним. Не хочешь — можешь постоять в сторонке. Хочешь постреляться — рискни. Я всажу тебе пулю в затылок раньше чем ты обернешься.
    — Никто не будет стреляться — опуская автомат негромко произнес Тухлый — плевать нам на девку, мы уходим.
    — Говори за себя — рявкнул Шуруп — можешь валить вместе со старпером, я вас догоню.
    — Мы что, посремся из-за зараженной бабы? — прошипел Тухлый — дойдем до стаба, выберешь себе любую шлюху, благо не зря сходили, хабар богатый.
    — Нет, мы посремся из-за того, что в нашу команду затесался гребаный моралист, который лезет в дела других. Я не собираюсь в него стрелять если он просто свалит нахер, это старый что-то наглеет.
    — Док — вздохнув снова обратился к нему Тухлый — ну в самом деле, давайте избегать конфликтов. Вот чего ты вцепился в эту дурочку? Хочешь мы еще пару штук соберем где-нибудь неподалеку от стаба, будешь о них заботиться пока не обратятся, или даже потом, мяском подкармливать сможешь… А эту телку отдай Шурупу, коль уж он в позу встал, и конфликт будет улажен. В самом деле, не ссориться же нам из-за куска зараженного мяса. Всех не спасешь, привыкай. Ты, если не сразу сдохнешь, немало сам завалить успеешь, многих похоронишь, а еще больше народа бросишь просто так — без всякой помощи. Это в наших реалиях нормально.
    — Нельзя так жить — негромко но твердо, произнес Док покачав головой — человеком надо оставаться.
    — Только так и можно. Те кто остается человеком, слишком быстро мрут… Все Док, заебал. Либо вали девку, либо отдай нам, хватит тут сцену устраивать.
    — Не могу я ее добить… — покачал головой Док — добивал уже одну, хватит с меня. Но и вам не отдам.
    — Интересно, если бы это был мужик а не баба, стал бы ты за него точно так же впрягаться? Или позволил бы без проблем добить?
    — Думаю мужика вы бы не стали пытаться трахнуть.
    — И что мы будем делать? — ухмыльнувшись но не опуская ствола спросил Шуруп — ждать пока кластер перезагрузится? Так это стаб…
    — Ладно, я знаю что делать — Док не опуская щита, вскинул руку вверх, и один за другим выстрелял в небо все оставшиеся в пистолете патроны — как думаете, твари услышали? Где ты их там стряхнул с хвоста? В трех километрах? Я слышал у них слух получше чем у людей.
    — Тьфу — сплюнул на землю Шуруп, и опустил автомат — сука ты старая…
    — Ладно Шуруп — положил ему на плечо руку Тухлый — не стоит рисковать. Даже если мы девку затащим наверх до того как прибегут твари, то потом хрен выберемся. Там сотня рыл была, возьмут в кольцо и будут тут куковать, патронов на всех не напасешься. Половина тварей свежие, а значит пустые, не окупят патронов на них потраченных, не стоит одна девка того. В стабе их целая толпа.
    — Я могу их потом снова увести.
    — Не факт что мы вообще потом сможем слезть с магистрали — доберутся до обрыва, выстроятся там в пять рядов и будут ждать глядя на нас. Мы просто лестницу опустить не сможем, а прыгать с такой высотищи, или спускаться на веревках рискуя сломать шею, из-за того что тебе приспичило перепихнуться вот прям сейчас, я не собираюсь.
    Закинув за спину автомат, Шуруп со скоростью гепарда метнулся вдоль дороги назад, туда где остался его велосипед, чтобы спустя минуту-другую, появиться уже верхом на велике. Не сказав ни слова он проехал мимо Дока, и уже усевшегося на свой велосипед Тухлого.
    — Козел ты все таки Док… Ну да хрен с тобой, проставишься Шурупу в стабе, помиритесь.
    Тухлый оттолкнулся ногой и набирая скорость поехал вслед за Шурупом, который уже успел достаточно далеко оторваться от основной группы.
    — Эй, а девушка — крикнул в спину Тухлому Док, наконец решившись опустить щиты.
    — Сам добивай — не оборачиваясь бросил через плечо Тухлый, и ускорился, догоняя Шурупа.
    Они успели проехать уже достаточно далеко, Тухлый даже начал переживать что старик решил бросить их компанию, и дальше двигаться в одиночку. Не то чтобы Док так уж нравился Тухлому, но его щиты зарекомендовали себя как отличный инструмент, которого очень не хватало их группе. Проклятый Шуруп, не мог потерпеть до стаба… Грохнувший выстрел заставил Тухлого улыбнуться. Стрик выбор сделал, реалии улья принял, скоро догонит.
    — Помедленнее давай — окликнул он Шурупа и слегка сбросил скорость, дожидаясь пока Док их догонит. В том что старик двинется следом за ними, Тухлый уже не сомневался.
    Глава 14
    Шутник.
    Едва покинув деревню я понял что мне на хвост уже кто-то сел. Первым на меня вылетел пулеметный пикап, который каким-то образом вырулил мне на перехват. Скорее всего это был патруль который тусовался вдали от стаба когда все машины подняли по тревоге. Решив проблему двумя выстрелами, буквально разворотив тачке движок, я не стал тратить время на то чтобы добивать экипаж. Догнать меня без тачки они не смогут, а остальное не важно. Пусть живут.
    Проблема была в том, что за первой командой, двигались новые отряды. Рация, подаренная Шаманом, могла быть как маленькой, переносной, собственно рацией, так и полноценной радиостанцией, если подключить ее к док-системе с длинной антенной смонтированной в коляске мотоцикла. В таком режиме она позволяла принимать сигналы в очень широком диапазоне частот, и служить отличным сканером эфира. Время от времени мне удавалось ловить часть переговоров, и судя по обрывкам фраз, Завальный поднял в погоню за мной едва ли не все свои патрули, которые находились в нужной стороне, и созвал в погоню остальные, почти полностью обнажив свои границы. Впрочем, можно было особо не переживать, если сразу на след не встанут, то я смогу затеряться на диких территориях между стабами, поди найди меня потом.
    Оптимизм начал таять через несколько часов, после стычки еще с парой пулеметных пикапов. Последний даже заставил меня повозиться. Если первый я услышал еще издали, успел остановить мотоцикл на краю дороги, скрыться в стелсе, и завидев вражескую технику тщательно прицелиться и обездвижить машину одним выстрелом, то со вторым было немного сложнее. Мотоцикл ехал на энергии винтовки. Останавливаться чтобы подзарядиться я не стал, и когда заметил угрозу, не успел быстро извлечь винтовку из креплений.
    Пикап не догнал меня сзади, как можно было бы предположить, а вырвался, ломая кусты из редкой рощицы, словно заранее знал где я буду проезжать. Очередь из крупняка заставила меня вильнуть в сторону, уходя с дороги в кювет. Урал справился и не перевернулся, как и не застрял в кустах. Едва свалив с дороги, я поднапрягся, утащив мотоцикл в стелс, и принялся лихорадочно дергать силовой кабель, соединяющий винтовку с мотоциклом, и который именно сейчас решил заклинить и не вылезать из разъема.
    Пикап затормозил на обочине, а пулеметчик вслепую высадил длинную очередь поверх моей головы. Срезанные ветки кустов осыпались на землю, проклятый разъем наконец-то поддался, но прежде чем я успел навести перекрестие прицела на голову пулеметчика, тот подал голос, проорав что-то тем кто находился в кабине, и я убрал палец со спускового крючка.
    — Ну, где он? — орал пулеметчик — ментат мать твою ты или нет?
    — Это чужая метка — орал кто-то в ответ — не моя, не я ее ставил, трудно ее отслеживать понимаешь? Я вообще не вижу сейчас где он там. Просто нету его понимаешь? Что я сделаю?
    — Ищи мать твою — начал было пулеметчик, но я решил что услышал все что мне было нужно, спустил курок и голова пулеметчика разлетелась кровавыми ошметками.
    Водила пикапа тут же дал по газам выворачивая руль, а сидевший справа от него мужик, выпустил прямо через открытое окно очередь из автомата.
    Видимо водила решил не связываться с опасным стелсером, потеряв свой главный аргумент — пулеметчика, что в комплекте с ослепшим, потерявшим цель ментатом, наводило на нехорошие мысли.
    Выскочив на дорогу, я припал на одно колено, добавил зум в прицеле, и навел перекрестие примерно туда, где должна была находиться спина водилы. Выстрелил. машина вильнула, а потом взревела мотором и заглохла. Открылась пассажирская дверь и из нее вывалился человек. Вскочил, но едва сделав несколько шагов тут же свалился на землю, получив пулю промеж лопаток.
    Обыскивать машину я не стал. Пикап успел отъехать уже на полкилометра, может чуть больше, и бежать туда, а потом обратно не было времени. Вместо этого попытался вырулить на дорогу. Не получилось. Урал конечно проходимая зверюга, но кювет тут был очень уж крутой и глубокий, так что пришлось ехать по целине, сминая кусты, продираясь сквозь рыхлую грязь и отдаляясь от дороги, что впрочем было даже на руку.
    Отмотав километров пятнадцать, я заехал в какое-то сраное болото и едва не утопил в нем урал, зато наконец-то сообразил где я — эта топь и небольшая речушка были отмечены на карте что подарил мне шаман, на бумажной, потому как GPS тут не работал. Вскоре мне удалось найти узкую грунтовую дорогу, которая через несколько сотен метров, вывела меня к асфальтированной трассе. Не успев толком порадоваться тому что выбрался на нормальную дорогу, я снова попал под удар, и вновь противник выскочил наперерез, не дав толком опомниться и выхватить винтовку. Второй раз за сегодня слетев с дороги, в этот раз менее удачно, я таки завалил мотоцикл. Тяжеленная туша урала, не придавила меня только каким-то чудом. Рыжий вывалился из перевернутой коляски, я мысленно поморщился — у пса и так сломано невесть что, а тут я его еще как мешок с картошкой валяю… Черт, как же теперь эту громадину обратно перевернуть?
    На раздумья времени не было, так что я выхватил из крепежей винтовку, выскочил на асфальт, на ходу скрываясь в стелсе, и почти не целясь, довернул регулятор мощности и выстрелил в находящуюся от меня уже метрах в ста, машину.
    Пуля попала не движок, как мне хотелось. Броневик, я уже видел такие — похожий на помесь джипа и микроавтобуса — в этот момент начал поворачивать влево, видимо желая перегородить дорогу, и пуля гаусс-винтовки попала в правое переднее колесо. Конденсаторы успели зарядиться как следует, а потому тяжелая стальная пуля, разогнанная до огромных скоростей, угодив куда-то ближе к центру диска, вырвала колесо с корнем, отчего не успевшая замедлиться тяжелая машина, завалилась набок. Я же, удивившись такому поведению вроде бы военной машины, кажется начал понимать что скорее всего эти броневики голимый самопал — делают наверное из инкассаторских фургонов или чего-то похожего, проходимости скорее всего никакой, да и колесная база — две оси, весьма уязвима. Плюс отношение ширины и высоты — слишком узкие и высокие… Точно самопал. Мимоходом успел отметить что с броневика свалились две фигурки — одна побольше, вторая поменьше. Эти двое за каким-то хером ехали не внутри машины а на броне, за что и поплатились, улетев куда-то в кювет.
    Мозги работали на пределе возможностей, я едва ли не физически ощущал жар словно от раскаленного процессора, принимая решение о дальнейших действиях.
    Что делать? До броневика сотня метров. Можно залечь на краю дороги, и дождавшись пока из него начнут вылезать люди, валить их по одному… А что делать с теми двумя что уже валяются где-то у дороги? Вряд ли они получили серьезные ранения, будут палить, прикрывать своих, а потом еще и со спины попробуют зайти. Стелс не вечен а если попытаться еще и мотоцикл прятать то его вообще на считанные минуты хватит. Бросить пса и уходить? Вот уж точно нет… Надо не дать бойцам покинуть броневик. Черт, была бы граната, но гранат не было. Была пара мин, но они в мотоцикле да и без детонаторов, и были несколько шашек термита, купленных по принципу “чтобы было” да пара все тех же детонаторов для мин, в карманах куртки…
    Пока мысли бродили по тенистым закоулкам мозга, тело работало словно само по себе. Я вскочил и припустил во весь дух к упавшей, лежащей на боку машине. Успел как раз тогда, когда из пулеметного люка на крыше, показался выползающий оттуда человек. С разбегу пинком отбросил шустрого ползуна обратно, захлопнул люк, сбросил стелс чтобы видеть что делаю и примостив заряд на стык люка с крышей, дернул за шнурок, поджигая термитную шашку. Подпрыгнул, ухватился, и упираясь ногами в пулеметный люк забрался на борт в тот самый момент когда дверь, которая у этих броневиков открывалась как у микроавтобусов, поползла в сторону.
    С силой опустил пятку на пальцы, толкавшие массивную тушу двери, забросил внутрь детонатор для мины. Грохнуло. Вряд ли взрыв тридцати граммовой шашки триперекиси ацетона, к тому же в обычной бумажной гильзе, без осколочных элементов, мог причинить какой-то урон, но ошеломил и напугал, подарив мне еще несколько мгновений… Будь вместо винтовки автомат, можно было сунуть внутрь ствол и не отпускать спускового крючка пока не кончатся патроны, но с винтовкой в такой тесноте делать было нечего, а пистолеты там не котировались. Неизвестно сколько внутри человек, да и в такой тесноте стелс не спасет, поэтому рванув дверь на себя, я захлопнул ее, положил на стык термитную шашку и дернул шнурок, перебегая уже к водительской двери. Повторил процедуру. Шашек осталось три.
    Спрыгнул, бросился к заднему, кормовому люку, или двери, черт знает как оно правильно называется. Внутри заорали, видимо кому-то за шиворот капнуло немного расплавленного металла. Задние двери все еще не открылись видать те кто ехал в машине до сих пор толком не пришли в себя. Впрочем это мне кажется что прошло уже хрен знает сколько времени, на деле же, с момента как броневик завалился на бок, прошло меньше минуты…
    Шашка. Шнур Вспышка. Воняет паленым, трещат термитные шашки, превращаясь в расплавленный металл, орут внутри люди. Не успев перевести дух, краем глаза замечаю какое-то движение, и успеваю уйти в стелс и метнуться в сторону за секунду до выстрела. Перекатываясь по асфальту и выхватывая пистолеты успеваю отметить что вижу два висящих в воздухе больших пистолета непонятной модели. Прикидываю где по идее должна располагаться грудь человека, если пистолеты держит невидимка, и выпускаю несколько пуль примерно туда, впрочем никакого эффекта не заметив. Пистолеты повернулись в мою сторону, несколько раз выстрелили, но меня там уже не было.
    Вслед за летающими пистолетами за броневик забежали двое, их я успел заметить лишь мельком — в этот момент я уже скатывался в кювет на другой стороне дороги. Вскочив после падения, я бросился обратно, туда где остался мотоцикл, разрывая дистанцию. Сейчас отойду подальше, выберусь на дорогу, и смогу расстрелять броневик как консервную банку. Да, выпускать смогу по одной пуле в минуту, вряд ли эту броню можно прошибить на половинной мощности, но бойцам запертым в запаянном броневике деться некуда, а те двое, что остались снаружи, теперь ко мне незаметно не подберутся.
    Не сбрасывая стелс приподнялся над дорогой, вгляделся сквозь прицел как в бинокль. До броневика меньше сотни метров. Тех двоих не видно — спрятались за машиной, и теперь гремят чем-то, видимо пытаясь разблокировать заваренный термитом люк, а над броневиком в воздухе висят два пистолета, повернув стволы в мою сторону.
    Теперь у меня появилась возможность рассмотреть что же это за херня такая. Чуть докрутив зум, добился такой картинки словно эти пистолеты висят перед моими глазами, в полуметре… Так, что мы имеем? Действительно обычные пистолеты, только под стволами не фонарик, как показалось мне сначала, а какой-то прямоугольный блок, в котором я четко различил глазок камеры спереди, и короткий проводок антенны, не больше пары сантиметров… Что же это зе херня?
    В этот момент сбоку от машины высунулся один из противников, и я, раньше чем успел понять что к чему, выпустил в страшную харю пулю, но не попал.
    — Черт…
    Противник снова скрылся за броневиком, так и не выстрелив, а я сбросил стелс, задумался. Все квазы страшные как атомная война, но тот, который мелькнул только что, выглянув из-за броневика, был страшным как-то слишком знакомо.
    — Эй, Гюльчатай, покажи личико — заорал я во всю глотку — мне твой жуткий еблет напомнил харю одного приятеля… Кабан, это ты?
    — Блядь. Шутник? — донеслось с той стороны — ты какого хера творишь?
    — Шнобель с тобой?
    — Тут я… кхе-кхе — закашлялся Шнобель — рация, на тридцать вторую, хули орать как дебилы, зомбарей подманивать…
    Я покрутил ручку рации, настраивая нужный канал и вскоре из нее зашипело…
    — Всех зомбарей мы уже приманили… Черт, мужики, вы чего? — произнес я зажав кнопку и радуясь что не приходится рвать глотку — как вы тут вообще оказались? Вы же в стаб ушли. Прием.
    — Да мы едва до Завального добрели, как нас буквально на пороге подцепили, загнали в машину и бросили догонять какого-то беспредельщика, даже ран перевязать не дали… Шутник, так это ты тот самый беспредельщик?
    — Видимо я. Что делать будем?
    — Черт… Я так и понял по мотоциклу. Знал бы, хрен меня б из стаба вывезли… Слушай — прошипела рация голосом Шнобеля — мы же тебя знаем, ты хороший мужик. не мог ты просто так на патруль напасть. Либо попутали, либо за ними какой-то косяк есть. В любом случае там разберутся. Давай по-хорошему с нами к стабу сгоняешь, мы проследим чтобы все по чести было.
    — Не. Может лучше вы тут посидите, а я дальше пойду? Как я стреляю вы знаете, и в том что дыр не предусмотренных конструкцией, могу вам наделать, думаю не сомневаетесь… Ну или обойду вас по широкой дуге, да расстреляю в спины… Прием.
    — Слушай Шутник, а куда ж ты пойдешь? Мотоцикл твой как мне показалось перевернулся. Пока ты его на ноги ставить будешь кабан тебе в спину половину ленты всадит, да и мои ребята — пистолеты покачались в воздухе — подобраться к тебе сумеют.
    — А ты пиздишь приятель — усмехнулся я, вспомнив как Шнобель рассказывал что не умеет оперировать предметами на больших дистанциях и с большими массами — сам говорил что не можешь на больших расстояниях оперировать предметами… Что это за штуки вообще у тебя такие?
    Я откровенно тянул время, и понимал что и они тянут. Вряд ли Кабан и Шнобель так уж горели желанием со мной схлестнуться. Понимают что первый выстрел за мной, и даже если они меня положат, то от их парочки останется кто-то один. Тянут время, думают что делать, возможно подмогу ждут… Обойти их со спины? Но черт, проклятые болота, я же там утону к херам, или потрачу столько времени что они от старости раньше сдохнут…
    — Камеры от квадрокоптеров, с передатчиками и батарейкой — ответил Шнобель и стволы двинулись вперед, словно прощупывая дорогу — у меня тут FPV очки, от тех же квадриков, камеры картинку на них передают, могу за пол километра видеть изображение с камер… Жаль что дальше полусотни метров ствол не удержу…
    — Шаман делал? — пробормотал я в рацию, лихорадочно соображая как быть — крутая штука.
    — Шаман… Слушай, Шутник, время на нашей стороне, ты же понимаешь. давай по-хорошему, выходи и никто тебя не тронет, съездим в стаб, ты объяснишь как дело было, и все будет нормально…
    — Хорош пиздеть — раздался в эфире незнакомый голос, видимо слово взял кто-то из тех что в броневике сидели — вы двое, расходитесь, заходите по дуге и берите его в клещи, приказ был валить его наглухо.
    — Вот и поговорили — произнес я нажав на кнопку передатчика — прием.
    — Прием, мать его… Так что делать будем? Стреляться? Может честная дуэль?
    — Нахер. Ладно Ребята, не обессудьте, но я вас валю. Мою пушку вы видели. Я вашу телегу как консервную банку прострелю. Если вы с кабаном побежите подальше отсюда, я вас так и быть добивать не стану.
    — Не Шутник, не получится у тебя — произнесла рация голосом Шнобеля — в броне Зерг остался, у него способность крутая, все к чему он прикасается становится сверхпрочным, он даже за занавеской от пулеметной очереди спрятаться может…
    — Пиздишь… — я навел перекрестие прицела примерно на середину корпуса, конденсаторы уже успели зарядиться на максималку, и выстрелил.
    Грохнуло, ощутимо лягнула в плечо отдача, но через секунду я уже навел прицел примерно на то же место куда целился и с удивлением отметил что в крыше тачки не появилось сквозной дыры… Шнобель не врал.
    — Вперед сволочи, нехер прятаться тут, бездельники — начала материться рация, и я понял что нужно что-то срочно решать.
    — Кабан, вот скажи нахер тебе это? — в голове наконец выстроился план диалога и я начал говорить — мы не такие как эти придурки, нам не интересны их игры, стабы, войнушки, у нас есть цель. У меня своя, у тебя своя. Твою цель я знаю, ты девушку свою ищешь, тебе не нужно умирать за этих идиотов. Если они погонят тебя в атаку, я тебя убью, ты должен понимать что вдвоем со Шнобелем вы меня не возьмете. Если ты не пойдешь в атаку, то тебя потом грохнут свои же, оно тебе надо? В любом случае, ты свою девушку уже не найдешь, а ведь тебе нужно только это. Плевать на стаб, плевать на этих идиотов… Кабан, твой пулемет по сути, единственное что не дает мне уйти, сиди не высовываясь и все останутся живы.
    — Не могу — через несколько секунд ответила рация голосом Кабана — рано или поздно помощь подойдет, этих придурков мы вырежем из броневика, и ты сам сказал, нам со Шнобелем грозит что-то вроде трибунала… Завалят нас короче, за то что отсиживались и приказ не выполнили.
    — Вариант есть — перешел я к самому главному — я не могу пробить броню из-за этого вашего Зерга, или как там его, но вряд ли эта его способность превращает материю еще и в термоизоляционную.
    — Ты это к чему? — кажется начал понимать Кабан.
    — Ты их зажаришь. Я видел что ты умеешь, раскали броневик, пусть они сварятся внутри. Для этого не придется пробивать броню… А потом я дам мину, у меня есть в мотоцикле, подорвем броневик и своим скажете что попали в ловушку а вы выжили только потому что на броне бы а не внутри…
    — Кабан блядь! Не слушай его. В атаку сука, хуле сидите — звизжал в рации голос кого-то из командиров, в котором отчетливо слышались истерические нотки — сука Кабан, тебе с рук такое не сойдет. Подчиняйся приказу!
    — Я не смогу раскалить броневик — спустя полминуты произнесла рация — слишком большой.
    — Так тебе и не надо его раскалять. Просто нагрей градусов до двухсот и хана им. Кабан, зажарь этих гадов и останемся при своих. Ты им ничем не обязан, помирать ради них нет смысла, а помирать тебе придется если ты сунешься на меня или продолжишь и дальше отсиживаться. В живых оставлять этих чертей нельзя, ты же понимаешь. Если все же решишь выполнить приказ и сунуться ко мне, твоя девушка тебя уже не увидит, и этого розового зайца ты получается зря все время с собой таскал. Я завалю вас обоих, и уйду отсюда, разумеется этих чертей из броневика выковырять у меня не получится… Они единственные кто выиграет если мы решим устроить перестрелку… Так что скажешь? Можем уйти вместе, все трое, но вы как я понял в завальный вернуться хотите, так что свидетели вам не нужны.
    Рация ничего не ответила, и я пустил в ход последний аргумент. Кабан, у меня добычи с вашего патруля, целый мешок споранов и гороха. Готов поделить пополам, это овердохера. Сможешь не работать, просто колесить по кластерам и искать свою бабу. Жемчуга там нет, но споранов и гороха много.
    Несколько минут ничего не происходило, а потом я услышал вопли. Крики доносились не из рации, я даже рискнул натянув стелс высунуться и посмотреть что там происходит, и на какой-то момент даже ужаснулся. Броневик не раскалился до красна нет, но от него вовсю валил дым. Взглянув на него сквозь прицел винтовки, я увидел как краска вовсю темнела и плавилась, резина колес дымила, а из бронированного нутра заваренной наглухо машины, раздавались нечеловеческие вопли, слышимые даже тут в сотне метров и сквозь толстые бронепластины… Еще несколько минут и крики смолкли, а ветерок сменивший направление, донес до меня запах жженой резины и жареного мяса. Вряд ли Кабан сумел раскалить такую массу до очень уж высоких температур, но даже если раскалить броневик до температуры в сто пятьдесят — двести градусов, этого хватит чтобы зажарить всех кто был внутри.
    — Давай сюда Шутник — Шнобель вышел из под прикрытия туши броневика и помахал рукой примерно в мою сторону — готово тут все.
    Я прикинув так и эдак, решил что теперь им меня валить смысла нет, а вот мне можно попробовать положить обоих. Тот самый Зерг уже наверное мертв, и броневик больше не непробиваемый, так что я могу зарядив конденсаторы на максимум, пробивать машину чуть ли не на вылет… Шнобеля вообще могу грохнуть прямо сейчас. Несколько секунд потратил на обдумывание, но все же плюнул на все, вышел, приблизился в броневику, и Кабану со Шнобелем. Вряд ли они сейчас на меня нападут, хотя если смогут меня грохнуть это будет хорошим бонусом, когда им придется отчитываться перед начальством.
    — Ты говорил у тебя мина есть — сразу же начал Шнобель с главного — доставай, заметем следы а потом вали. Мы тут останемся. Ты кстати под ментат-меткой, в курсе? Тебя наши сенсы с ментатами могут издалека чувствовать. Не координаты конечно, но направление и расстояние.
    — Спасибо. Я в курсе…. А с Кабаном что? — я кивнул на бессознательную тушу кваза.
    — Перенапрягся. Он никогда такие массы не нагревал, слишком сложно, вот и не выдержал… Давай мину, давай обещанные спораны, и вали отсюда, мы пока алиби себе проработаем.
    — Мину дам, добычу тоже поделим, без базара, но я пока не могу уехать. Помощь Кабана нужна, у меня мотоцикл перевернулся, мы с тобой хер знает сможем перевернуть обратно или нет, больно уж он тяжел.
    — Хер с тобой — махнул рукой Шнобель — пошли попробуем сами, а если не получится, дождемся пока Кабан очнется.
    Глава 15
    Поставить на колеса мотоцикл, Шутник со Шнобелем не смогли. Оказалось что Шнобель при падении неудачно приложился рукой, и теперь она распухла и малость посинела. Скорее всего если не сломал, то получил трещину в кости, потому что пользоваться ею он толком не мог. Помощник из носатого был никудышный а справиться с тяжелым мотоциклом почти в одиночку, Шутник не смог.
    Пришлось дожидаться пока в себя придет Кабан, потерявший сознание от переутомления, все же раскалить громадную тушу броневика, это вам не флягу воды вскипятить. Шутник переживал что бойцы могли вызвать подмогу и в любой момент к ним может наведаться еще одна машина с бойцами, но Шнобель его успокоил, заверив что помощь если и успели вызвать, то раньше чем через пару часов никто сюда не доберется. Техники и людей не так чтобы много, потому сектор ответственности у каждого достаточно велик. Примерное направление сенсы чувствуют, но очень уж примерное, так что поисковики движутся очень широким фронтом. Как минимум пара часов у них точно есть.
    Пес ненадолго очнулся, когда его грузили обратно в коляску, но почти сразу снова отключился, видимо по голове ему прилетело знатно.
    Выкатив мотоцикл на дорогу, Шутник честно поделил добычу, отсыпав Кабану и Шнобелю половину мешка. Был соблазн вообще ничего не отдавать — Кабан еле на ногах стоит, Шнобель и с обеими руками так себе боец, а с одной тем более — Шутник вскроет ему глотку особо не напрягаясь. Поначалу Шутник вообще хотел убить Шнобеля пока Кабан валялся без сознания, а потом выпустить пару пуль в затылок кваза, но решил что лучше будет завалить носатого после того, как он поможет ему поставить на колеса мотоцикл, и выкатить на дорогу. Потом, когда оказалось что вдвоем им не справиться, Шутник решил подождать пока очнется Кабан, вытащить урал, и грохнуть уже обоих, но в тот самый момент, когда он уже опустил руку на кобуру, вдруг понял что не сможет убить этих двух раздолбаев. Судьба в который раз сводит их вместе, Кабан и Шнобель были первыми людьми с которыми он познакомился в этом мире, ну не считая пассажиров поезда и и тех кого Шутник убил по дороге. Возможно судьба снова сведет их, могут еще принести пользу, да и чисто по человечески Шутник относился к ним положительно.
    Кабан и Шнобель в свою очередь тоже не стали пытаться его грохнуть, хотя глядя на оставшуюся половину мешка с добычей, в глазах Шнобеля нет-нет, но мелькала жадность. Раньше, когда Шутнику встречались в книгах фразы по типу “я все прочитал в его глазах” он никогда им не верил — как можно что-то, прочитать в человеческих глазах? Это зрачок радужка да пара век, не так уж много составляющих, чтобы можно было что-то выразить, но поди ж ты, стоило встретиться с этим явлением вживую, и оказалось что писатели не врали — в глазах действительно можно многое прочитать. Если Кабан был равнодушен к оставшейся за Шутником доле трофеев, то вот Шнобелю они покоя не давали, однако кроме жадного блеска в глазах, никаких поползновений в сторону оставшихся трофеев не было.
    Закончив с разделом имущества, уложив пса в коляску и накрыв его одеялом, Шутник вернулся к расположившимся у броневика Кабану и Шнобелю.
    — Ну что, как вас легендировать будем? Я могу просто зарядить конденсаторы на максимум и наделать в машине дырок, мол я расстрелял броневик из гаусовки, но жареные трупы нас выдают. Нужен пожар.
    — Давайте восстановим события, чтобы понять что врать — решил начать с самого начала Шнобель — давай рассказывай что ты делал, чуть ли не посекундно, вплоть до того момента когда в дело мы включились, и решим что врать, чтобы не сильно отличалось от правды.
    Обдумав рассказ Шутника, Шнобель призадумался.
    — Ну в принципе, нам нужно только скрыть наше участие в зажарке экипажа броневика. Переговоры в эфире никто не слышал, рация машины уже не добивала до Завального когда мы тебя нагоняли. Чтобы связь наладить надо было остановиться и установить мачту с антенной. Так что никто наши переговоры не ловил, это точно. Морзянка бьет дальше, и там где голосовую связь хер наладишь, передавать сообщения морзянкой, пусть со скрипом но можно, так что в принципе сигнал подать могли. Не знаю успели ли наши передать что-то, но если и успели то это только сигнал SOS ну и координаты может быть. За эту сторону можно не опасаться.
    — Хорошо. Давайте тогда сменим только финал нашей истории, тем более все могло именно так и обернуться, будь я готов к вашему нападению — начал Шутник — итак, вас подобрали в стабе, доукомплектовали БТР и бросили в погоню за мной. Вы ехали на броне, Кабан на пулемете а ты Шнобель нахера из машины вылез? Ну похер, сам знаешь зачем вылезал, сам и расскажешь. Так вот, я отстрелил колесо, машина опрокинулась, вы улетели в кювет. Пока все так как и было. Вот только с этого момента все меняется. Я не стал заваривать броневик, потому что у меня наготове была мина. Вернувшись на дорогу вы увидели только как я закинул внутрь мину, что было раньше вы не видели. Это правда. Броневик взорвался, я исчез в стелсе и скрылся в неизвестном направлении.
    — Ну то что мы видели как ты забрасывал внутрь мину это вранье, и то что мы не в курсе что происходило это тоже вранье. Мы знаем как дело было, сами же тебя от брони отогнали.
    — Так и скажете. А вранье мы поправим. Я закину бомбу внутрь, а вы это увидите, так что сказав “мы видели как он закинул внутрь мину” вы не соврете, а то что там уже трупы лежали, никто не подумает уточнять. Теперь осталось позаботиться чтобы взрыв вызвал пожар, и тогда никаких улик не останется.
    — Так… — Шнобель потер виски — повторяем. Выстрел, коробочка опрокинулась, мы с Кабаном улетели потому что были снаружи. Я умудрился руку сломать, Кабан в порядке, только без сознания повалялся немного. Мы видели как ты закинул внутрь броневика мину а потом исчез. Все.
    — Да. Вроде нигде не соврали. Сыч ваш мне не показался очень уж умным. Для безопасника слишком он туповат, не думаю что станет закидывать разными наводящими вопросами и ловить на вранье. Он правду чует — вы скажете что машину взорвал я, это правдой и будет.
    Решив придерживаться этого плана, рейдеры вскрыли броневик — Шутник просто раскочегарил свое ружье, и выстрелил бронебойной пулей точно в сварочный шов, или скорее сварочное пятно — кляксу расплавленного металла, образовавшуюся на месте где прогорела шашка термита. Теперь внутрь броневика можно было забросить взрывчатку.
    Шутник извлек из багажника коляски мину из аммонала. У него их было две, но детонатор остался только один, а спичкой аммонал не поджечь. В принципе и одной такой — а это килограмм десять взрывчатки, хватит чтобы опрокинуть машину, а уж если взорвать ее изнутри броневика, его наверное вывернет наизнанку. Шнобель чего-то пошаманил с топливным краном, и уверял что от взрыва горючка непременно загорится. Шутнику было очень интересно почему горючка не воспламенилась когда броневик нагревал Кабан, но большого значения это сейчас не имело. Пора было устраивать спектакль.
    — Ладно приятель, удачи — пожал Шутнику руку Шнобель — ты с вектора движения попробуй свернуть, поисковики примерно знают куда ты поедешь, так что удались от этой точки километров на двадцать и сверни в сторону. Двигайся резкими зигзагами, поисковикам сложнее будет. Если у тебя карта есть то поищи на ней магистраль — это довольно интересный кусок дороги, в общем сам посмотришь, забавное местечко. Так вот, двигай в сторону магистрали, куда-то туда собирался Шаман, хотел с нами доехать на броневике, но его вежливо послали, так что скорее всего он своим ходом добираться будет. Это недалеко отсюда, так что попробуй сделать широкую петлю и чтобы погоню чуть в сторону увести, а сам вернись к магистрали. Если сумеешь с ним пересечься, может быть он поможет тебе с меткой. Снять наверное не снимет, он все же не сенс и не ментат, но глядишь придумает что-нибудь, Шаман умный.
    Распрощавшись с рейдерами, пожелав им всего хорошего и дождавшись пока они отойдут на безопасное расстояние, Шутник вскарабкался на борт броневика, сдвинул дверь и убедившись что Кабан и Шнобель смотрят в его сторону и смогут на допросе сказать что видели как он закинул что-то внутрь машины, активировал детонатор и закинул мину внутрь. Соскочил с броневика, забрался на мотоцикл, скрылся в стелсе и дал газу. Легенда была соблюдена — Кабан и Шнобель видели как он забросил в броневик мину, а потом скрылся в стелсе.
    Когда за спиной прогремел взрыв, Шутник поступил так, как поступают все герои голливудских боевиков, и как давно хотелось поступить ему самому — он волевым усилием удержал себя от того чтобы пригнуться, продолжая гнать с нарочитой невозмутимостью. Крутые парни не оборачиваются на взрыв… Пусть им и ссыкотно что в спину прилетит осколок.
    Отъехав километров на двадцать, как и советовал Кабан, Шутник резко ушел вправо на ближайшем же повороте, и снова свернул направо километров через восемьдесят, рисуя эдакий квадрат. Остановился, огляделся. Попытался прикинуть по карте, где же он находится.
    Быстро отыскал то самое болото, в котором не так давно чуть не потонул, дорогу. Масштаб у карты как оказалось соблюден далеко не везде так что двадцать километров которые он отъехал от болота, точно определить было непросто, но все ответвления дороги на карте обозначены были, проблема была только в том, что он не помнил сколько поворотов проехал, прежде чем повернуть.
    Вспомнил про видеорегистратор который у него установлен на мотоцикле, подключился к нему, просмотрел в ускоренном темпе запись, с момента как распрощался с Кабаном и Шнобелем. Первый раз он свернул на шестом ответвлении, во второй раз на девятом.
    Таким нехитрым макаром определил где находится, поискал на карте магистраль, ожидая найти широкий автобан или что-то похожее, но магистралью был обозван небольшой серый квадрат, словно бусина насаженный на нить дороги. Прикинул как туда можно добраться, сделал небольшую поправку чтобы предварительно заехать в небольшой городок что располагался поблизости от магистрали. Это не стаб, обычный кластер, на карте обведен оранжевым, это значит что грузится он с небольшим интервалом и есть риск попасть на перезагрузку. Поблизости с кластерами которые часто грузятся, можно было нарваться на серьезные проблемы, но Шутнику нужно было пополнить запасы еды, плюс найти какую-нибудь аптеку, чтобы сменить псу повязки, да раздобыть каких-нибудь лекарств… Впрочем лекарства отходят на второй план, скорее всего естественная регенерация иммунной собаки может сделать намного больше чем какие бы то ни было таблетки, разве что стоит можно регенерацию пришпорить спеком, но его Шутник берег на крайний случай.
    Приняв решение двигаться к магистрали, Шутник свернул совсем в противоположную сторону и дал газу, наворачивая широкую дугу, и стараясь уходить в стелс как только способность откатится, и держаться в нем столько, сколько получится. Как он понял, ментат-метка, перестает работать когда он уходит в невидимость, сенсы ее теряют и путаются. Да, он пропадает из их поля зрения совсем ненадолго, но все же хоть немного нервирует тех кто идет по его следу.
    Как ни странно, но развернувшись и начав двигаться обратно к Завальному, ни одного их патруля Шутнику на пути не попалось. Видимо кольцо охотников уже миновало эти края, осталось за его спиной, и сейчас наверное спешно разворачивается обратно, вслед за скачущей ментальной меткой. Пару раз пропустил мимо себя группу ментовских машин — как он уже успел понять, это представители мусарни на таких ездят — спецом не перекрашивают попавшие к ним в руки полицейские автомобили и на кластерах ищут именно такую технику, ну а если в их руки попадается что-то другое, специально наносят полицейскую ливрею.
    Решив не связываться с ними, Шутник ушел в стелс вместе с мотоциклом и сумел проскочить мимо незамеченным. Несколько раз попадались группы пеших рейдеров, один раз пришлось пробиваться сквозь толпу зараженных, растянувшихся по всей дороге и которых из-за крутых кюветов по обе стороны трассы, было просто не объехать. Пробившись сквозь стайку, даже не замедлился чтобы собрать трофеи, и поддав газу скрылся вдали, оставив за спиной цокот костяных пяток бегунов.
    Когда заметил что Рыжун снова пришел в себя, остановился, дал ему напиться из бутылки, попробовал накормить, но пес есть не стал и снова то ли заснул, то ли вырубился. В любом случае Шутнику немного полегчало — раз пес начал приходить в себя, то дальше должно быть попроще, вряд ли теперь помрет.
    Уже подъезжая к непонятному объекту под названием магистраль, свернул к городку в котором хотел пополнить запасы. Остановился, и по привычке запустил в небо квадрокоптер который уже успел зарядиться. Пролетев вперед и назад на километр-другой, заметил тройку рейдеров, движущихся по дороге, ему навстречу, как раз со стороны магистрали. Поначалу показалось что это тоже мотоциклисты, но опустив дрон чуть ниже, сообразил что они едут на велосипедах. Решив не пересекаться с людьми лишний раз и поберечь запасы стелса, Шутник, убедившись предварительно что сможет забраться обратно, съехал с дороги и пристроившись в кустах, пропустил группу велосипедистов мимо себя, заодно немного передохнув. Как только троица велосипедистов отдалилась на значительное расстояние, Шутник снова выбрался на дорогу, и продолжил движение к городку. Нужно было найти супермаркет, потому что почти не осталось воды, и какую-нибудь аптеку, пополнить запас бинтов.
    Город встретил тишиной. Машин не было, людей тоже, видимо перезагрузился городок уже достаточно давно, и все жители успели обратиться и сожрать тех, кто обратиться не успел. Не шумели машины, не было слышно выстрелов, лишь где-то вдали лаяли собаки. Мелкие шавки которые не доросли до того чтобы переродиться, любили сбиваться в большие стаи, по три-четыре десятка особей, которые были опасны не только для слаборазвитых зараженных, которых шавки пожирали с завидной регулярностью, но и для зазевавшихся рейдеров-одиночек.
    Пробираясь на малой скорости, держа наготове винторез, потому что гаусовка служила батарейкой мотоциклу, Шутник продвигался в глубь городка, точнее его огрызка, потому что город перенесся не целиком а как в этих местах часто случается, маленьким кусочком. Тварей на улицах не попадалось, видимо они все покинули разоренный город не найдя для себя пропитания, а может сбились в плотную толпу и кочуют из района в район. В любом случае, Шутник надеялся что пересекаться с тварями ему лишний раз не придется, добыча ему не нужна, а патронов на кластере раздобыть негде, придется заезжать в какой-нибудь стаб, а как обстоит дело с его розыском, он не знал. Распространили ли Завальненские по соседним стабам инфу о том что ищут рейдера-налетчика, ограбившего их патруль, какие из стабов в хороших отношениях с Завальным и могут выдать беглеца, а какие наоборот — конфликтуют с этим стабом и наоборот, будут рады приютить у себя их врага. Не обладая всей полнотой информации, Шутник не решился лезть в стаб. Потом, когда пес поправится, он покинет эту банку с пауками, перебравшись через пояс черноты на большую землю, подальше от этого архипелага нормальности в мертвом океане.
    Проезжая мимо одного из закрытых дворов, Шутник, за коваными воротами перегораживающими въезд, разглядел ряд гаражей. Четыре гаража пристроились на краю двора, отделяя двор одного дома от двора другого. Будь такое в Москве, уже небось снесли как самострой, но в этом городе (названия городка, огрызок которого притащил сюда улей Шутник не знал) гаражи все еще стояли.
    Во двор всего два входа — один маленький, с торца, тоже закрытый калиткой с домофоном, второй вход — широкие автоматические ворота, сейчас, без электричества конечно же не работающие. Место удобное.
    Остановив мотоцикл Шутник перелез через забор, открыл ворота изнутри и загнал урал во двор. Вскрыв монтировкой один из гаражей, он поставив старенький жигуль на нейтралку, выкатил его наружу, оттолкал ближе к краю двора, а на его место загнал мотоцикл с Рыжуном. Остановился, поправил на собаке одеяло, взял с собой винторез, с парой магазинов и альпеншток. Два пистолета, по три обоймы к каждому. В принципе этого было достаточно. Гауссовку решил оставить в креплениях, чтобы батарея мотоцикла подзарядилась хоть немного. Ездить постоянно на винтовке и не иметь возможности оперативно ответить огнем из главного калибра, Шутнику не нравилось. Пока он будет ходить по магазинам пополняя запасы воды и еды, батарея хоть немного но подкопит заряд.
    В гараже Шутник заметил сложенный велосипед, со снятыми колесами, на его раме висел мощный велозамок, с цепью в брезентовом рукаве. Ключи торчали в замке, словно подарок судьбы, так что Шутник сняв его с велосипеда вышел из гаража, закрыл за собой ворота и запер на этот самый велозамок. Теперь твари внутрь не пролезут, а случайно забредший во двор рейдер, вряд ли станет возиться с замком, чтобы пробраться в гараж, в котором скорее всего не будет толковой добычи.
    Выходя со двора, Шутник даже запер ворота, чтобы совсем уж свести к минимуму случайных бродяг рядом с собакой, и даже подумывал вернуться к мотоциклу за миной, чтобы поставить растяжку, но вовремя вспомнил что детонатора у него нет. Побоявшись что может заблудиться, Шутник сфотографировал на планшет табличку с названием улицы и номером дома. В случае чего найдет по указателям улицу, а там уж и дом отыщет, благо судя по карте Шамана, кластер совсем небольшой.
    Первым делом зашел в магазин который попался ему рядом с домом. Взял баклажку воды, бутылку водки, пригодится чтобы делать живец, и бутылку уксуса с пачкой соды — это для раствора гороха. Баклажку обмотал скотчем, рулон которого нашел здесь же, сделал лямки и забросил бутылку за спину, рядом с рюкзаком, который набил бичпакетами, и несколькими банками с тушенкой и шпротами, которые сумел найти в разграбленном еще до него, магазине.
    Проблема с продовольствием худо-бедно была решена, к тому же немного еды было у него в коляске, запасы воды он тоже пополнил, осталось только найти какую-нибудь аптеку и пополнить запас бинтов, может быть найти какие-нибудь медикаменты. Шутник задницей чувствовал что им с псом запас перевязочного материала, при их то образе жизни, будет точно не лишним.
    В поисках аптеки, Шутник отошел довольно далеко от двора в котором оставил мотоцикл. На удивление, прошагав квартала три, ни одной аптеки ему не попалось. Он уже начал было думать что ему не повезло и ни одной аптеки Улей в этот кластер не прихватил, но вскоре он понял причину дефицита аптек в этом районе — больница. Большая четырехэтажная поликлиника, в которой очевидно, имелась и аптека, потому на районе их и не было.
    Вход в поликлинику представлял из себя нечто, словно взятое прямиком со съемок стандартного зомби-хоррора. Выломанные двери, разорванные трупы тут и там, некоторые даже относительно свежие. Автомобиль скорой помощи, с распахнутыми дверями и разорванным, почти полностью обглоданным трупом на носилках. Неподалеку валялось опрокинутое инвалидное кресло с погнутым колесом, и если бы это самое колесо еще и медленно вращалось, со зловещим скрипом, Шутник бы точно подумал что попал в какой-то ужастик. Немного нарушало атмосферу то, что все это происходило днем а не ночью, но даже при свете дня было страшно до одури. Шутника почему-то всегда пугали больницы, морги, всякие крематории, кладбища и другие заведения неизбежно связанные со смертью, это такой иррациональный детский страх, который во взрослом возрасте он так и не преодолел, так что ночью он не сунулся бы сюда ни за что на свете. Жизнь в улье малость приглушила всякие иррациональные страхи, вытащив на первое место страхи вполне себе материальные — боязнь клыков и когтей жутких порождений улья, и боязнь не менее жутких тварей, в которых превращались обитающие тут люди.
    Миновав холл, который выглядел так словно там была война, Шутник начал восстанавливать примерную картину событий, и сразу же пожалел что вообще забрел сюда. В самом деле, куда податься голодным тварям как не в больницу, тем более такую большую, при которой скорее всего есть какой-то морг или другое хранилище трупов. Куча народу которая не может убежать или оказать толкового сопротивления, много неходячих больных, много мертвецов, стариков, которых разве что кетчупом полить, и можно подавать к столу. А если при больнице есть роддом, то там еще и мелюзги полно — для тварей это как наггетсы, многие из здешних монстров могут проглотить новорожденного ребенка даже не жуя…
    Скорее всего санитары, охрана, и вообще все кто был на ногах, организовали тут какое-то подобие сопротивления, на это намекали разрушенные баррикады, но шансов у них не было.
    Проходя по темным больничным коридорам, Шутник проклинал себя всеми словами, за то что решил сюда забраться — задушенные много лет назад страхи, вылезали наружу едва ли не пачкам, наслаиваясь друг на друга и заставляя пальцы на рукоятках пистолетов трястись мелкой дрожью.
    Темные длинные коридоры, пропитанные запахом хлорки, лекарств, безнадеги и крови. Сумрачные углы, из которых в любой момент мог выскочить в лучшем случае элитник, а в худшем — какой-нибудь неупокоенный дух, или любая другая бабайка, которые так любят прятаться в таких темных уголках подсознания. Под ногами хрустели разбросанные по полу ампулы, громоподобно шелестели пластиковые листы таблеток, поскрипывали старые кафельные плиты, давно отслоившиеся от бетона, и все еще лежащие на месте, только потому что соседние плитки пока держатся.
    Злобно сплюнув на пол — этот откровенно гопнический жест почему-то придавал ему уверенности, Шутник прикусил губу, волевым усилием заталкивая дурацкие, иррациональные страхи больницы и темноты поглубже в подкорку, и тут же сообразил какой он тупой. Стоило только врубить стелс, как мусор под ногами сразу же перестал хрустеть, и эхо собственных шагов, многократно отраженное от голых бетонных стен, перестало нагонять ужас.
    — Блядь, да что за хрень такая — вголос проговаривал Шутник, понимая что звуки из под пелены стелса не прорываются — почему так страшно то? Я перебил народу десятка два, а тварей уже не одну сотню наверное, какого хера меня пугают темные коридоры сраной больницы?
    Подойдя к очередной двери, Шутник толкнул ее, и та с режущим слух скрипом открылась — амальгама не покрывала ее, так что и скрип несмазанных петель не скрадывала. Едва дверь распахнулась и Шутник заглянул внутрь, как наружу, из темного помещения, на него бросился самый настоящий ужас! Комната скрылась в затопившем все вокруг мраке, поле зрения сузилось до считанных метров, и казалось что Шутник стоит в небольшом шаре тусклого света, посреди абсолютной черноты, сквозь которую едва-едва проступали контуры стен.
    Заорав во всю глотку, мгновенно теряя стелс и каким-то непонятным чувством ощущая как у него седеют волосы, Шутник в панике выпустил две обоймы, обстреляв темные углы комнаты, в которых ему мерещилось какое-то движение. Отскочил назад, с ужасом осознавая что воздух стал вязким словно мед и сквозь него приходится проталкиваться с усилием.
    Продолжая орать и щелкать спусковыми крючками пустых пистолетов, Шутник на ватных ногах несся по утонувшему во тьме коридору, понимая что продвигается до жути медленно, словно бредет по глубокому снегу, и не может убежать от чего-то страшного за спиной. Что именно его преследует он не знал, понимал только что нельзя дать этому ужасу его догнать… Но страх догонял.
    Липкие тени на полу цеплялись к подошвам, ноги тяжелели, каждый шаг давался все сложнее. Густые лохмотья теней в углах хватали за рукава, висли на плечах и волочились следом неопрятными хлопьями, пятно едва ощутимого света сужалось, еще немного и Шутник окажется в абсолютной мгле.
    Споткнувшись он упал, перекатился на спину и в панике щелкая спусковыми крючками разряженных пистолетов, пополз спиной вперед, отталкиваясь ногами от скользкого кафеля и ни на секунду не сводя глаз с ужаса, заполнившего собой казалось весь мир. Шутник знал что стоит на мгновение отвести взгляд, моргнуть и из этого клубящегося ужаса, появится… Что именно он не знал, но чувствовал что на этом все закончится. Волосы на голове шевелились, сердце с диким грохотом билось где-то под самым горлом, нога в очередной раз соскользнув с гладкой кафельной плитки, отказалась сгибаться снова, мышцы словно одеревенели, и даже сообразив что пистолеты оказывается можно перезарядить, Шутник понял что сведенные судорогой ужаса пальцы, разжать он просто не сможет.
    Огненный росчерк рассек темноту словно комета ночное небо, красная звездочка упала под ноги Шутнику и словно взорвалась рыжей вспышкой, в которой на мгновение мелькнула оскаленная собачья пасть. Страх вздрогнул, и поджал свои щупальца, теряясь под оранжевой вспышкой пламени, на мгновение осветившей темные углы комнаты, которую Шутник так и не покинул. Еще одна рыжая вспышка, такой знакомый хлопок телепорта, и разлетевшиеся вокруг рыжие хлопья, распадающиеся на невесомые частицы, словно мелкий рыжий песок, или повисшая в воздухе оранжевая пыль. Черноты стало меньше, рыжая взвесь казалось светилась, приглушенным оранжевым светом старых спиральных лампочек, а раздавшийся где-то на границе слышимости звонкий лай, отогнал непонятный шорох, который царапал мозг словно наждачная бумага и в котором тонули остальные звуки.
    Еще одна вспышка, и промелькнувшие в пятне света белые клыки, впившиеся в черную, липкую дрянь которая, казалось, обтянула тягучей нефтяной пленкой все сознание. Сквозь прореху в ужасе, Шутник увидел ту самую дверь, которую он так и не успел открыть до конца, свою руку с пистолетом, замершую неподвижно, и почти скрытый во мраке силуэт перед собой. Прореха в ужасе стремительно затягивалась, собачий лай слышался все дальше и дальше, словно не прекращая гавкать и подвывать пес, уносился куда-то вдаль. Рыжая, светящаяся пыльца телепорта почти рассеялась, потухла и страх снова начал давить тяжелыми плитами со всех сторон… Но Шутник успел понять и осознать один интересный момент. Уже невидимая за пеленой темноты его рука, сжимала пистолет, затвор которого так и не встал на задержку, в курок по-прежнему находился на боевом взводе. В это почти не верилось, потому что ужас вокруг был до невозможности реальным, но если хоть на миг, допустить мысль что ничего здесь произошедшего не было, то Шутник так и стоит перед дверью, сжимая в своей, но такой далекой и чужой руке, заряженный ствол.
    — Шевельни пальцем — приказал сам себе Шутник, чувствуя как остатки разума сжимаются в горошину и уносятся куда-то туда, где нет заряженного пистолета, нет руки и этого самого пальца, ничего нет кроме ужаса и темноты — шевели проклятым пальцем!
    Грохнуло. Перед глазами словно взорвалась бомба, разметав черноту, Шутник увидел перед собой худую скрюченную фигуру, прижавшую руки к животу, осознал что стоит, сжимает в руках пистолеты, и потеряв драгоценные доли секунды на то, чтобы понять почему же он держит пистолеты но не стреляет, вскинул оба ствола, и трясущимися руками выстрелял обе обоймы, выпустив мимо цели половину пуль… Но существу хватило и того что в него попало. Видимо это нечто не обладало костяной броней элитных тварей, так что схлопотав пяток пуль в брюхо, вполне по человечески согнулось, завалилось на землю и заскулило, подтянув к груди колени и скрючившись в позу зародыша.
    Шутник, получивший наконец возможность нормально двигаться, на негнущихся ногах подошел к все еще живому, подвывающему монстру, склонился над ним, подсветив фонариком, и с удивлением понял что перед ним человек! Худой, одетый в рваные и грязные лохмотья, босой, измазанный кровью, с отталкивающим лицом, перекошенным гримасой боли и чего-то еще… Заметив на руке человека, замызганный пластиковый браслет, на котором в свете фонаря читались какие-то буквы, Шутник стер рукой грязь и кровь с белого пластика, подсветил, вчитался в мелкий текст.
    — Евгений Натанович Крайний… Психиатрическое отделение ДСК-девятнадцать-сорок один, полифобическое обсессивно-компульсивное расстройство — удивился Шутник прочитав надпись — черт, приятель, так ты иммунный? Вот оно как бывает. Местный псих, получивший иммунитет и невероятно мощную силу. Интересно, умел ли ты контролировать ее, или просто посылал вовне то, что творилось в твоей собственной голове?
    Не придумав ничего лучше, Шутник перезарядил пистолеты, ткнул одним из стволов в затылок скулящего человека, и потянул за спусковой крюк. Грохнуло. Мозги вперемешку с кровью выплеснулись наружу, превратив в костяное крошево страшное лицо психа, а на затылке осталось лишь маленькое входное отверстие… Обычно бывает наоборот.
    — Покойся с миром приятель, надеюсь все твои страхи покинули наконец твою башку… А может и не было у тебя никаких страхов, а ты лишь весело хохоча вытягивал наружу наши?
    За болтовней с самим собой Шутник не заметил как в коридоре зашуршали чьи-то шаги, а подняв голову, увидел толпу тварей, робко топчущихся на пороге… Пазл в голове сложился мгновенно — зарешеченные окна, сильный психованный иммунный, управляющий страхами, толпа зомбаков запертая ужасом в другом крыле больницы и не имеющая возможности пересечь коридор, подпадающий под действие способности сумасшедшего… В следующее мгновение Шутник как был на полусогнутых метнулся от двери вглубь кабинета, а сквозь дверной проем, ворвалась целая лавина тварей. Одни монстры сразу же бросились к лежащему на полу трупу, другие понеслись к Шутнику, впрочем тут же замерев на месте и начав растерянно вертеть головами, когда тот скрылся в стелсе.
    Непонятная психическая схватка с ужасом, в которой каким-то образом фигурировал еще и пес, окончательно вымотала Шутника, так что запасов стелса почти не осталось. Высадив невидимость в ноль, он едва успел протолкаться мимо тварей к выходу, бесцеремонно распихивая их локтями и плечами. Последний зараженный, которого Шутник отпихнул, брякнулся на задницу, но тут же заурчал во всю глотку, вцепившись взглядом в проявившегося словно полароидный снимок, Шутника. Твари как по команде, единым потоком хлынули вдоль коридора, заполнив его от края до края, а Шутник переставляя ноги со всей возможной скоростью, бежал впереди стаи тварей, оторвавшись от них едва ли на десять метров, и как никогда четко осознавая что пес составлял половину его боевой мощи, если не больше.
    Не сбавляя скорости он через плечо, вслепую высадил одну обойму за другой и с удовлетворением отметил грохот упавшего тела, хруст, треск, завывания, и рискнув обернуться, увидел как твари, спотыкаясь о тело подстреленного Шутником сотоварища, валятся на пол, создавая пробку, и давая ему лишние секунды форы.
    Вырвавшись из кишки коридора на оперативный простор приемного покоя, Шутник метнулся к двери, перескакивая через три ступеньки выскочил на улицу, потратил две секунды чтобы вогнать в пистолеты два последних магазина, и обернувшись встретил двумя точными выстрелами первых тварей, уложив пули промеж глаз одному зомбаку, и прямо в раскрытую пасть второму, поднапрягся, скрывшись в стелсе на тех крохах энергии что успел подсобрать за время скоротечной погони, и понимая что невидимости у него лишь несколько секунд, и далеко он на этом запасе не убежит, выхватив альпеншток, врубился в тварей выбегающих из дверей больницы. Несколько ударов, четыре расколотых черепа, полведра выплеснувшихся на ступени мозгов и четверка тварей падает в проходе, создавая затор. Очередной зомбак дергается в предсмертной агонии и вырывает из мокрой от крови руки Шутника альпеншток, застрявший лезвием в черепе твари. Пистолеты словно живые прыгают в руки, покидая кобуры. Лязгает затвор выплевывая гильзы, грохочет сгорая порох, и пули вскрывают черепа еще нескольких тварей. Стелс срывается, щелчком, с болью, хлынувшей из носа кровью, и темнотой, затянувшей на мгновение взгляд, но этого достаточно. Затор из тварей даст секунд тридцать форы.
    Покачиваясь и покачивая головой, Шутник побрел в сторону двора в котором оставил мотоцикл с собакой, а через несколько секунд, окончательно прогнав темного и придя в себя, побежал со всех ног, на ходу убирая в кобуры пистолеты, и перебрасывая из-за спины винторез. Остановился на мгновение, обернулся, припал на одно колено, приник взглядом к прицелу, потянул спусковой крючок, укладывая пулю аккурат промеж глаз самой резвой твари. Побежал дальше.
    Магазин винтореза опустел быстро, десять патронов, а тварей не меньше сотни. В ход пошла следующая. Больше патронов для винтовки с собой не было, остальные остались в мотоцикле, и прикончив еще десяток тварей, винторез снова отправился болтаться на ремне за спину, а в ход пошли пистолеты. Проклятые твари догоняли. Отстрел самых резвых позволял держать их на расстоянии, но дыхалка уже сбоила, три квартала в таком темпе шутник не пробежит. Очередную пулю он отправил не в цокающих за спиной пятками тварей, а в витрину спортивного магазина, и вслед за пулей протаранил толстое стекло плечом.
    Стекло осыпалось на асфальт мелким крошевом, а Шутник уже вырывал из пластмассовых рук манекена деревянную бейсбольную биту. Пробежал сквозь торговый зал, под завывание тварей лезущих в витрину, подбегая к двери, решив перебдеть и не проверяя заперта она или нет, выстрелил несколько раз целясь в замок, и врезался в дверь всем весом. Так и не понял была ли она закрыта до того как пули повредили механизм замка, или просто туго открывалась, но дверь распахнулась, и он выбежал из черного хода, выходившего во двор.
    Твари ломились следом, отставая от Шутника на считанные десяток метров, когда он свернул в сторону, завидев очередной перегороженный коваными воротами двор. Просунул сквозь решетку биту, подпрыгнул, хватаясь руками за перекладину и полез вверх, упираясь ногами узорные вензеля. Перевалился как мешок через запор, подхватил с земли биту, и встретил пытающуюся вскарабкаться на преграду тварь, мощной плюхой, ударив сквозь прутья забора.
    Зараженный упал но на его место сунулся следующий. Получив по лапе битой, он отскочил назад, но напирающая толпа снова прижала его к забору. Шутник выхватил нож и со скоростью перфоратора принялся вгонять лезвие в туши тварей прижатых толпой к забору. Не сказать чтобы эффект был большой, гораздо лучше сейчас сработал бы потерянный альпеншток, надо будет вернуться и забрать его, после того как он перебьет всех этих тварей, знать бы только как…
    Посеяв некоторую сумятицу в рядах тварей, и создав некоторую свалку у самого забора, не дающую тварям перелезть через ворота сходу, Шутник бросился сквозь двор и покинул его с другой стороны. Твари оббежать вокруг не догадались, а потому продолжали ломиться через забор, уложившись под ним в четыре слоя, и самые прыткие, вскарабкавшись на своих собратьев, уже перелезали через ворота, оставляя клочья шкуры на острых, декоративных штырях торчащих поверху.
    Пробежав сквозь двор, Шутник снова выбежал на дорогу, и взглянув на табличку с названием улицы, понесся дальше, до спрятанного мотоцикла осталось совсем немного, главное добежать, там патроны, там гаусовка, получив оружие с боеприпасами и заняв какую-нибудь высоту, Шутник сможет перестрелять проклятых тварей по одиночке, или пробиться сквозь стаю и уехать в сраный закат, хрен они догонят мотоцикл.
    Хрипя как загнанная лошадь, Шутник увидел наконец знакомый двор, вскочил на забор, бросив биту, подтянулся полез наверх, проклиная себя за идиотскую идею запереть помимо гаражной двери еще и ворота… Сильная лапа вцепилась в щиколотку, рванула вниз, сдернув Шутника на землю. Тварь навалилась на него полоснула когтями, вспарывая ткань куртки и царапая пластиковые щитки, грохнул выстрел и мертвый монстр потеряв половину черепа скатился на землю, но ему на смену уже неслись новые десятки тварей.
    Оттолкнув ногой ближайшую тварь, Шутник спустил курок, направив пулю в голову твари, и пистолеты в его руках захлопали выпуская пулю за пулей в напирающих монстров. Еще недавно, когда пес был с Шутником, эту стайку они порвали бы не заметив, но в одиночку и с высаженным в ноль стелсом, сих не хватало.
    Очередная тварь навалилась на Шутника, впиваясь мощными клыками в руку. Щиток треснул, острые зубы вонзились в плоть, опустевший пистолет перевернулся в ладони, и в следующий миг обрушился на череп твари словно молоток. Тварь разжала зубы, выпуская из пасти руку, в которой тут же появился нож, впрочем он ничего уже не менял…
    Глава 16
    Шутник
    Я вогнал нож в шею навалившегося на меня зомбака, рванул, перерезав все что там было вплоть до позвоночника, но не оттолкнул от себя трепыхающийся труп, а наоборот, прижал его к себе поплотнее — так он будет мешать другим.
    Кто-то вцепился в руку, отчетливо заскрипел зубами по пластиковому щитку, но до плоти не добрался, видать слабенькая тварь, зубы слишком человеческие… Рванул руку, выдергивая из захвата, наверное вместе с парой зубов кусаки,
    Твари навалились такой толпой что они меня скорее раздавят чем загрызут. Орут, нелепо машут конечностями, грызут и меня, и трупы своих сородичей, и друг дружку. Кто-то настойчиво кусает ногу, пытаясь прогрызть крепкий материал нолдовского берца, кто-то тащит за ботинок, стремясь то ли вытащить меня из под кучи, то ли просто оторвать понравившуюся ему конечность. Гранаты нет, можно было бы уйти красиво, разом аннигилировав всю эту кучу тварей…
    Рядом мощно грохнуло. По ушам ударило словно раскатом грома, и хлопок тут же сменился противным писком, заглушившим все остальные звуки.
    Ударной волной тварей расшвыряло в разные стороны, меня проволокло по земле и припечатало к забору. Открыв глаза и проморгавшись от взметнувшегося облака пыли, я увидел перед собой Рыжуна. Это было не глюк, и не психическое проявление пса как было всего несколько минут назад. Пес стоял во плоти, покачивался, оторванное ухо кровоточило, сломанная лапа была бережно поджата, а судя по оскаленной пасти, он рычал, правда рыка я не слышал из-за противного писка в ушах.
    Что-то пошло не так с его телепортацией, потому что если раньше он появлялся с легким хлопком, и чуть заметным движением воздуха, то сейчас получился полноценный взрыв. Уже вскакивая и пьяной походкой бросаясь к собаке я успел отметить ошметки одеяла, кружащиеся в воздухе, а также мелкие кусочки металла и поролона, разбросанные по земле. Впрочем времени раздумывать о механизме произошедшего не было, так что я свалив пинком ближайшую тварь, ухватился за ошейник пса.
    — Уноси нас Рыжий — заорал я, приготовившись к неприятному, пусть и уже привычному ощущению телепорта… Но что-то опять пошло не так.
    Легкие знакомо парализовало — ни вдоха, ни выдоха сделать не получалось, но того самого ощущения сжатия со всех сторон, словно тебя протаскивают сквозь игольное ушко, не было. Открыв глаза я на секунду подумал что ослеп, но через мгновение зрение все же вернулось, пусть и видно было словно сквозь плотный дым, и как-то обрывочно что-ли. Мир казалось превратился в мозаику из тысяч малюсеньких кусочков, которые пусть и находились на правильных местах, но не стыковались, между кусками мира, казалось, имелся какой-то промежуток.
    Зомбак, словно склеенный из неплотно подогнанных кусков рванулся ко мне, я попытался вскинуть руку, с ножом, но зараженный просто пронесся сквозь меня. Еще толком не успев задуматься над тем что происходит, я опустил взгляд вниз, на собаку, и увидел что и пес, и моя рука, перешли в какое-то странное состояние, почему-то в голове сразу всплыл термин — фазовое. Мы словно начали перемещаться, но зависли посередине процесса. Пес, моя рука и ноги, казалось состояли из плотного черно-рыжего дыма, те самые хлопья, на которые распадается пес, но сейчас они не распались а продолжали сохранять форму наших тел.
    Меня самого казалось разрубило надвое, пробежавшим насквозь зомбаком — две половинки тела из рыхлого дыма, слабо связанные между собой тонкими шлейфами перемещающихся частиц. Зрение раздвоилось — глаза явно были не на тех местах где им положено быть и я сейчас смотрел на мир словно хамелеон. Каждый глаз демонстрировал свою собственную картинку.
    Слабо понимая что делаю, я повернулся, и побрел к забору, таща за собой собаку. Моя рука при этом стала совсем рыхлой, и удлинилась метров до трех, но облако частиц напоминающих по форме собаку, все же двинулось за мной. Каждый шаг выбивал облачко частиц из того что вроде как было моими ногами, но мы все же продвигались вперед, оставляя за собой шлейф растворящихся в воздухе дымных хлопьев. Моя рыхлая, теряющая клочья рука проходит сквозь забор. Вслед за ней нога, не встречая сопротивления, лишь теряя мелкие хлопья состава, словно дым который рассеивается на ветру. Еще несколько шагов и вслед за мной, сквозь решетчатый забор проходит пес. Долгие пару секунд мы стоим на месте, не понимая что делать, а потом все прекращается.
    Мы словно взрываемся наоборот, и размазанный в пространстве плотный дым, или ворох непонятных частиц из которых мы состояли, схлопывается обратно, снова собираясь в наши тела… Что-то снова пошло не так.
    Пес едва “собравшись” обратно, тут же валится на землю, видимо потратив весь запас сил, я охереваю от жуткого воя, не сразу понимая что это я же и ору, но вдруг осознаю что могу сделать вдох, чем тут же и пользуюсь. Вдох-выдох, вдох-выдох… В голове слегка проясняется, подступающая чернота откатывается, и я понимаю что мы за забором, а стая тварей осталась по ту сторону… Самые шустрые уже пытаются карабкаться по прутьям решетки, покрытым рыжей шерстью, кровью, и какими то обрывками тряпья.
    В этот раз повезло больше, и забор имеет слишком мало декоративных вензелей. Карабкаться по одним только вертикальным прутьям у тварей получается плохо, так что у меня появляется некоторая фора.
    Подхватив биту, бью самого активного и высоко забравшегося зараженного, свалив его обратно, подхватываю пса, каким-то образом взвалив на плечи все его сто килограмм, и ковыляю к гаражу, запертому на велосипедный замок. Сую руку в карман в поисках ключа, но с удивлением замечаю что кармана нет. Куртка превратилась в какие-то лохмотья, и там где был карман, сейчас дыра, сквозь которую виднеется голый и весьма исцарапанный бок. Пистолет в кобуре. Выхватываю, навожу ствол на замок, но он не стреляет, даже курок спустить не выходит, а потому я как можно аккуратнее опускаю пса на землю, и луплю битой по замку.
    Казавшийся таким крепким замок разлетается после пятого удара. Бросив биту снова подхватил пса, затащил в гараж, попутно удивившись покореженной коляске мотоцикла, которую словно немного вмяли внутрь и поотрывали куски…
    Запер дверь на имеющийся засов, и в нее почти сразу заколотили. Зомбаки все же перебрались через забор, возможно снова по головам своих же сородичей, но теперь меня это не пугало. Гараж прочный, кирпичный, железная дверь тоже хлипкой не кажется. Если не подтянется элитник, хрен они ее выломают, тем более что открывается дверь наружу. Сейчас отдышусь немного, поднакоплю стелс, возьму топор, который стоит в углу гаража, и поснимаю головы всем этим тварям. дайте только отдышаться, а то все болит дико…
    Заметив текущую из под рукава кровь, вспомнил что нужно осмотреться. Скинул куртку, часть которой оказалась словно сшитой из маленьких лоскутков — некоторые из них тут же посыпались на пол, половина куртки словно мгновенно обветшала и теперь разваливалась. Футболка под ней была в не намного лучшем состоянии, а уж шкура под этой самой футболкой… Первое что просилось на язык, это пиздец… Пиздц правда локальный а не общий. Пострадала в основном левая рука и левый бок. Тут и там, прямо из кожи торчали лоскутки ткани. Радовало то что эти ошметки не вплавились в кожу а словно были в нее воткнуты. Потянув за один лоскуток, я сумел его вытащить, оставив на руке маленькую кровоточащую ранку.
    Случилось то чего я так боялся, и чего по заверениям Шамана случиться не могло — я едва не застрял в текстурах, точнее текстуры застряли во мне. Создавалось такое впечатление что у Рыжего просто не хватило сил не то что перенести нас, но даже правильно собрать. Эдакий недотелепорт. Хорошо что мы не материализовались в момент прохода сквозь забор. Интересно что бы получилось? Взаимное проникновение атомов, как говорил Шаман, и следующий за ним термоядерный взрыв? Или же я бы просто оказался насажен на штыри забора вместе с собакой? В любом случае теперь стоит начать осторожнее относиться к телепорту. Либо мы ненароком взломали способность и нашли фичу, либо же мы нашли баг который улей в свое время не пофиксил. Интересно, получится ли у собаки повторить эту фишку с фазовым состоянием когда он отдохнет? Или это баг проявляющийся исключительно при попытке телепортироваться на последних крохах энергии? Ладно, разберемся потом, сейчас это не так важно.
    Коляску мотоцикла, словно раздуло. Я подозревал что это пес находясь в полубессознательном состоянии и без капли сил, телепортирвоался так неаккуратно — случайно утащив с собой частицы металла, подушки, одеяла, да еще и видимо создав некий всплеск давления, отчего коляску и помяло немного. Черт его знает какие физические процессы задействованы при телепортации, но стало понятно что это явление мной еще совсем неизученное, и весьма опасное. Вооружившись молотком что нашел тут же в гараже, я как сумел выпрямил борта, загнул острые края тех мест где куски металла оторвались, чтобы улететь вслед за собакой, постелил в коляску новую тряпку, кое как загрузил пса, и укрыл его остатками одеяла.
    Закончив с псом, я принялся за свои болячки. Вооружившись пассатижами, я выдергивал обрывки тряпок из шкуры, матерясь от боли и поливая ранки водярой. Как ни странно, но рюкзак уцелел, вместе со всей мародеркой что я насобирал. Даже бутылка с водой восстановилась в исходном состоянии и вода не вылилась. Сода тоже никуда не делась, как и водка с уксусом, так что пока все равно сидим, я решил набодяжить порцию живца, и горохового раствора, и дальше выдирал обрывки тряпок из шкуры приняв полстакана водки и догоняясь живчиком в процессе. Стало полегче. Чувства притупились и вырывать из кожи тряпки было не так больно. Зомбаки все это время продолжали ломиться в дверь, с упорством идиотов, а кто-то даже скребся в кирпичные стены. Их возня так и не привлекла никаких страшных тварей, видать элитные зараженные если и обитали здесь, то решили свалить подальше из опустевшего города, а вот эти бедняги, застряли в больнице, потому что на пути к свободе оказался сумасшедший иммунный, любивший поиграться с чужими страхами. Сразу же пришло понимание что скорее всего управлять своей силой он не мог, и бил буквально по площадям, а еще стало понятно что у зараженных тоже есть чувство страха… Впрочем намеки на это были и раньше — я не раз слышал от других рейдеров что обычные твари стараются не лезть к элите, ибо она их нередко может схарчить… Есть у этих тварей разум, есть. Хорошо что его все же не так много.
    Рыжему кстати, этот фазовый переход никакого вреда не нанес. Точнее я его не заметил. Мне в принципе тоже, казалось словно пес был центом порядка а чем дальше от него, тем сложнее атомам или на какие там частицы мы распадались при переносе, собраться в единое целое. У меня например в лохмотья превратилась не вся куртка, а в основном левая сторона, та что была дальше от собаки. Да и то, это был в основном рукав и фалды куртки, да еще кобура. Ноги не пострадали, точнее не пострадали от телепорта. Зомбаки же, нехило погрызли левое бедро и колено. Не так чтобы очень серьезно, куски мяса не поотрывали, но сумели прокусить ткань и кожу, вызвав обильное кровотечение. Протерев раны какой-то тряпкой, смоченной водкой, я наложил перевязку из кусков тряпки и поролона закрепленных скотчем и изолентой.
    Мда. Зря сунулся в больницу. Медикаментов не добыл, а вот проблем отхватил выше крыши. И если раньше бинты и лекарства были не столь уж нужны, то сейчас нужда в них проявилась вполне отчетливая. Идиотское было решение, как и решение искать Шамана. Надо было валить на всех парах прочь от Завального а теперь я стою на месте, чем даю возможность всем сенсам стаба взять меня на прицел, да еще и сам же упаковался в гараж как в подарочную коробку. Пора валить отсюда.
    Перезарядил один из пистолетов. Второй не получилось — банально не вытаскивался магазин. Но я все равно убрал его в кобуру, решив проверить что с ним стало попозже. Набил патронами запасной магазин к оставшемуся стволу, наполнил магазины винтореза. Сняв с креплений гаусовку, я прикинул что же теперь делать. Валяться и отдыхать, дожидаясь пока скопится запас стелса я не мог. Открыть дверь и палить во все что шевелится — тоже не самый лучший вариант. Что же тогда делать? В принципе, можно поставить ружье на максимум, и несколькими выстрелами проковырять в потолке дырку. Да, он вроде как представляет собой цельную бетонную плиту, но из моей винтовки можно отстреливать бронетехнику, вряд ли справиться с не столь уж толстым бетоном у меня не получится.
    Проковыряв дырку, можно выбраться на крышу гаража — вон и стремянка стоит, и начать отстреливать тварей с высоты. Эта тактика хорошо себя показала, план неплох, но привести его в действие я не успел. Едва я дождался когда загорится последнее деление на индикаторе, показывая что конденсаторы зарядились, как мое внимание привлек непонятный скрежет с улицы. Наверное твари таки свалили ворота или сломали запорный механизм, успел подумать я, и тут же в металлическую дверь ударилось что-то большое и тяжелое.
    Железо двери было чуть покрепче жести, и если удары обычных тварей оно держало неплохо, дверь всего лишь дрожала, то под ударами кого-то, кто решил подключиться к веселью, металл сразу же начал прогибаться. В дверь словно долбили кувалдой. Засов и петли держались, а вот металлическая воротина прогибалась под каждой плюхой. Ворчавшие снаружи твари притихли, и видимо расползлись подальше, полностью уступив инициативу кому-то большому, сильному, и очевидно, голодному.
    Быстро определив место в которое этот некто долбит, по вмятине, я навел перекрестие прицела на ворота, и дождавшись очередного удара, от которого весьма не тонкое железо лопнуло, но зато показало где находится тварь, спустил курок.
    Грохнуло так что заложило уши. Отдача едва не усадила меня на задницу, а стальная болванка прошила железные ворота даже не заметив. Вместо вырванного куска, как я невольно опасался, на железе осталась лишь аккуратная дырка, а снаружи кто-то заревел уже совсем другим тоном, в котором читался не страх, в нем читалась боль и ярость… Видимо ранение оказалось не смертельным.
    Ворота снова вздрогнули, металл со скрипом разошелся и в проеме мелькнуло что-то здоровенное, покрытое костяными плитами брони. Таких тварей я уже видел. Еще один удар, засов со скрежетом повис на одной петле, а дыра стала чуть больше. Вскочив на мотоцикл, я включил питание, довернул на винтовке регулятор мощности, и замер, наведя ствол на ворота.
    Следующего удара не выдержал ни запор, ни металл ворот. Тварь пробила металл ворот словно картон, и рванулась внутрь, но ей навстречу уже неслась тяжелая пуля.
    Башка рубера, которой почти не осталось — вместо нее имелся нарост похожий на раковину какого-то моллюска, непропорционально маленький на огромном теле — мотнулась, брызнула жижей, а монстр крутнувшись на месте завалился, вяло шевеля конечностями. Сука, не сдох. Видимо пуля прошла вскользь лишь чиркнув по башке, но из пистолета броню этой твари точно не пробить а дожидаться пока зарядятся конденсаторы нет времени. Вывернув ручку газа я погнал мотоцикл из гаража.
    Урал сам по себе любит вставать на дыбы, а уж когда откручиваешься с места на полную, делает это особенно активно. Переехал рубера, пытавшегося подняться на лапы, и подмяв под мотоцикл мелких тварей, которые сразу же сунулись в распахнувшиеся ворота, я снес висевшую на соплях воротину, продрался сквозь толпу к выходу со двора, находу отвешивая плюхи тем тварям что нацеплялись на мотоцикл. Вырвавшись на дорогу, вывернул в сторону руль и поддал газу, крутнулся на месте, отчего колесо коляски опасно оторвалось от земли, но мотоцикл все же не перевернулся, а стряхнуть большую часть тварей получилось. Погнал вперед, на ходу выхватив пистолет и наведя на прицепившуюся к коляске тварь. Чертыхнулся, вспомнив что он нихрена не работает, бросил его в коляску прямо на укрытого одеялом рыжего, выхватил второй ствол, тот что с лазерным прицелом. В несколько выстрелов очистил транспорт от зайцев, посшибав на землю прицепившихся к мотоциклу тварей, и бросив взгляд в зеркало, попытался вывернуть рукоятку газа посильнее, хотя дальше было уже некуда. Сраный рубер несся следом широкими скачками.
    Что делать? Держать скорость под восемьдесят километров в час, тварь не сможет. Вот только батарея зарядиться почти не успела, дай бог процентов сем набралось, а этого на максимальной скорости хватит хорошо если километров на десять, а скорее даже меньше. Надо постараться сбросить его с хвоста.
    Вывернул руль, направляя мотоцикл в сторону — надо попробовать затеряться между домов, мне нужно секунд тридцать времени чтобы установить винтовку на крепежи и подключить к бортовой сети. Завернув за угол, и оглянувшись через плечо, затормозил, метнулся было к толстому силовому кабелю, но вовремя увидел что заехал в тупик. Черт!
    Сраный двор-колодец с домом или домами образующими квадрат, с четырьмя арками, входов-выходов. Тот сквозь который въехал я, был открыт, а вот остальные три… Железные кованые ворота, но хрен бы с ними — одна пуля и дорога открыта, вот только местные жители, видимо в панике, побросали машины кто куда, и устроили у каждого выезда заторы.
    Вперед не проехать, а сзади уже стучат пятками по асфальту толпы тварей, с рубером во главе. Надо подстрелить его самым первым.
    Приняв такое решение я обернулся, вскинул винтовку, дожидаясь пока в проеме покажется тварь, но выстрелить не успел. Мне на спину вскочил кто-то тяжелый, а острые зубы впились в шею. Высокий воротник куртки помог, не дал зубам добраться до плоти, я рванулся вперед, заваливаясь на асфальт и стаскивая за собой хитрую тварь, устроившую засаду. Перекатился, вскочил на ноги, пинком отбросил зараженного — слабого, почти не изменившегося зомбака, на которого бы в лучшие времена даже внимания не обратил. Врезал прикладом по черепу, окончательно успокоив мешающуюся тварь, но из раскрытого подъезда уже перли новые зараженные. Обернувшись, вскинул винтовку, прижал к плечу приклад и почти не целясь пальнул в рубера, успевшего приблизиться. Пуля угодила куда-то в брюхо, вырвав из тела твари солидный кусок мяса, но не убила, пусть и замедлила. Припадая почему-то на правую ногу, рубер бежал дальше, уже протягивая лапы, а я не дожидаясь пока винтовка подкопит заряд, выцеливал колено твари. Выстрелил. Зарядиться конденсаторы как следует не успели. Мощности чтобы оторвать ногу к херам не хватило. Прочные костяные пластины выдержали, и вместо оторванной культяпки, тварь получила всего лишь перелом, но замедлилась еще сильнее.
    Несколько лишних секунд позволивших оторвать от рубера внимание и оценить обстановку у меня появилось. На улицу из раскрытых подъездов стягивались твари, откуда их тут столько?. Винтовку оставил висеть на ремне, подкопить заряд, решив не тратить драгоценные вольты или фарады, хрен его знает в чем там измеряется заряд конденсаторов, на эту слабую шелупонь. Каждую секунду конденсаторы заряжаются еще на чуть чуть, и это дополнительный шанс пробить твердую броню.
    Выхватил из кобуры единственный рабочий пистолет, и переулок наполнился эхом выстрелов. Свалив самых активных тварей и расчистив дорогу, Я обернулся к руберу, который приблизился уже на расстояние в несколько шагов. Бросать пистолет, вскидывать винтовку, целиться, времени не было, так что не заморачиваясь с выцеливанием уязвимых мест, перехватил ладонью рукоять висящею на ремне винтовки, и пальнул “от бедра”, примерно в середину груди, рубера.
    Тварь рванулась в сторону, хитрая скотина понимала опасность винтовки и почти успела уйти с линии поражения, но пуля ее все же достала — чиркнула по боку, не нанеся серьезных повреждений, но зацепила руку в районе локтя. Половина руки улетела в сторону, остаток, выворотило из плеча, едва не вырвав с корнем. Тварь развернуло на месте, и рубер свалился на землю.
    Винтовка успела зарядиться как следует и буквально улетела на отдаче… насколько хватило ремня. Рукоять вырвалась из ладони, ремень рванул меня, опрокидывая на спину, и я приложился затылком об асфальт. Несколько долгих секунд ушло на то чтобы земля и небо четко определились со своим положением, и я попытался подняться. Первое на что обратил внимание, это правая ладонь — на ней не было указательного пальца. Впрочем он тут же обнаружился застрявшим в спусковой скобе винтовки… Удивительно но пистолет из левой руки не выпал, и я увидев что рубер временно не в строю — он попытался подняться, нелепо ворочая культяпкой повисшей на какой-то требухе — обернулся и всадил пулю в ближайшего зомбака, который уже вытянул ко мне свои грабли.
    Попал, только потому что бил почти в упор. Перед глазами все плыло, земля под ногами качалась, к горлу подкатывала тошнота а твари все наступали…
    Сквозь шум в ушах различил рык мотора, и в следующий миг, выворотив ворота и растолкав загородившие дорогу машины мощным кенгурятником, во двор влетел грузовик… Армейский, такие вроде называются Урал. С лязгом ушла в сторону стальная задвижка, закрывающая окно пассажира и оттуда показался ствол пулемета. Я грохнулся на землю, прикрывая голову руками, и пулемет заработал, посылая в толпу тварей пулю за пулей.
    Тяжелые крупнокалиберные пули, рвали тварей на куски, пулемету вторили сухие щелчки винтовки и ближайшие ко мне зомбаки падали на землю с дырками в головах, а я, услышав тихий писк означающий полную зарядку конденсаторов, обернулся все так же лежа на земле, вытряхнул застрявший палец, прижал к плечу приклад, как сумел прицелился в рубера, что уже успел подняться и теперь пятился под градом пуль, и потянул испачканный кровью спусковой крючок… Грохнуло так, что заложило уши. Разогнанная до сверхскоростей пуля угодила точно в грудь рубера, разорвав монстра надвое. Пулемет заглох, видимо ушел на перезарядку, я вскочил, точнее вяло поднялся, добрел до мотоцикла — оставшиеся немногие твари забили на меня и теперь пытались пролезть в окно, откуда в них полетели непонятные штуки.
    Хлопнуло. Это не было похоже на гранаты, но тварей обступивших грузовик разбросало в стороны, машина взрыкнув двигателем начала пятиться, наматывая на колеса трупы, а я подключив наконец проклятый силовой кабель, и закрепив винтовку в крепежах, забрался в седло и повел мотоцикл вслед за грузовиком, тупо тараня и переезжая редких зараженных, уцелевших в этой бойне.
    Глава 17
    — Живой? — Шаман выскочил из грузовика, остановившегося в паре кварталов от места стычки с тварями, и подошел к Шутнику, который перевязывал руку куском какой-то тряпки.
    — О, а я тут кстати тебя искал — ухмыльнулся Шутник, только сейчас поняв что в грузовике все это время был Шаман. Он видел только пассажира, водилу не разглядел, просто понял что раз прикрыли то убивать скорее всего не будут, и поехал за ними. Когда грузовик остановился, он тоже остановил мотоцикл и решил перевязать рану, ибо кровь из обрубка пальца все это время продолжала течь, и голову уже начинало заволакивать ватой.
    — Покажи — Шаман взглянул на ладонь с огрызком пальца, и махнул рукой — нормально, новый отрастет. Бинты у меня есть, сейчас правильную перевязку сделаем.
    Перевязывая руку Шутника Шаман думал… Услышав стрельбу, он сразу же отправил квадрокоптер, чтобы посмотреть что там происходит. Момент схватки не застал но нашел гараж который обступили твари, и конечно же сразу узнал Шутника когда тот вылетел из ворот на мотоцикле. Решение помочь было принято за доли секунды, и Шаман бросив квадрокоптер, даже не став дожидаться его возврата, вдавил педаль газа в пол, выруливая в нужную сторону и надеясь что успеет добраться до Шутника раньше чем рубер.
    В целом стычка была должна быть легкой — грузовик бронированный, рубер всего один, в грузовике их двое, и пусть Шнырь не очень хороший стрелок, но пулемет пусть даже ручной, это весомый аргумент. В принципе все получилось так как он и рассчитывал. Шутника удалось отбить, рубера завалить, и пусть выпотрошить его не успели, решив свалить подальше пока все окрестные твари к ним не сползлись, спасение Шутника группу не напрягло… Если бы не одно но. Чертов Шнырь, высадив всю ленту, и пересравшись когда зомбаки принялись карабкаться в окно, вместо того чтобы выхватить пистолет или вообще отмахиваться топором, сделал идиотскую вещь — выбросил наружу, словно гранаты, детонаторы для мин, которые хранились у него в подсумке, не забыв поджечь фитили… Голова конечно работает, соображает придурок быстро, только не в ту сторону. Нет, все конечно сработало и обступивших грузовик тварей разметало, но это все же было лишним — они и так смогли бы выбраться, а вот как теперь быть со взрывными работами, непонятно.
    — Ты зачем сюда приехал? — спросил Шаман закончив с перевязкой, и убирая остатки медикаментов в поясную аптечку.
    — Бегу я от завальненских — усмехнулся Шутник — жадные они очень наступил я им на больную мозоль видать.
    — Знаю что бежишь, и дело тут не в том что ты у них украл, ты грохнул сына Сыча в процессе, так что он с тебя теперь не слезет… Меня то ты зачем искал?
    — Сына Сыча? Пиздец — заключил Шутник — ну да и хер с ним, мне этот ваш Сыч особо умным никогда не казался… Побегаем. К тебе шел чтобы ты с ментат-меткой помог. Пасут меня.
    — Сыч вовсе не глуп. Некомпетентен, это да, не те у него навыки чтобы безопасником работать, но он не глуп. Сыч в улье уже двадцать лет если что, такие реликты сами по себе опасны, а он еще и властью не обделен. Он был в числе тех кто основал завальный, и если ты думаешь что он лох, потому что не сидит в центральных районах стаба рядом с остальными шишками, то опять же ошибаешься. За эти годы руководство стаба уже раз десять поменялось, жрут друг друга как пауки в банке, грызутся за власть — интриги, подковерные игры, яд в стакан, шило в бок, пуля в затылок… Все уже сменились, основателей в живых и не осталось, та верхушка что правит сейчас, сменится через пару лет, а Сыч как был, так и останется. Нет, он не глуп. Сидит на своем месте и в ус не дует. Амбиций у него не много, потому и не помер еще, и он единственный кого я знаю кто сумел не просто завести ребенка в улье но и белую жемчужину ему достал, не дал в тварь обратиться… А ты пацана грохнул. В общем бежал бы ты на большую землю, здесь тебя Сыч достанет куда бы ты не залез.
    — Скреббера грохнул что ли? Я видел как-то одну такую тварь дохлой…
    — Не, скреббера убивать не обязательно. Белую жемчужину можно купить.
    — Я думал белый жемчуг это величайшая ценность улья, и белую жемчужину купить невозможно.
    — Все продается и все покупается Шутник. Белая жемчужина по сути, всего лишь жемчужина с парой особенностей. От черной она отличается только тем что не дает осложнений а если ты уже стал квазом, то возвращает в исходное состояние… Ну и не иммунного может иммунным сделать. Если у тебя есть белая жемчужина, то ты можешь черный жемчуг жрать без опаски — если начнешь превращаться в кваза, всегда можно откатиться обратно приняв белую. Так что если у тебя есть две белых жемчужины, одну можешь оставить а вторую выменять на пять черных, а если уж очень повезет то и на десять… Не нужны тебе две белых жемчужины, одной хватит с головой… Вот так Сыч свою беленькую и получил. Набил жемчуга черного а может тоже выменял на горох и спораны. Кстати. Я вот подумал. Что-то он слишком бурную деятельность в последнее время развил, свободных рейдеров щемит, делянки под себя гребет, ускоренно набивает спораны с горохом, и при этом очень уж психует… А Лариску его я уже давненько не видел, и что-то мне кажется когда увижу ее, у нее будет пузо… О как! Шутник. А ты то по ходу завалил не одного ребенка Сыча а сразу двух, дуплетом так сказать. Одного напрямую, а второго косвенно так сказать, когда спер добычу. Ее то он для обмена на беленькую готовит наверное.
    — Да и хер бы с ними, и с Сычом и с Сычатами. С ментат меткой поможешь?
    — Не хочу с Сычом ссориться, не дай бог всплывет… Мои планы по пизде пошли, так что я сейчас в Завальный возвращаюсь, и нет никакого желания провоцировать конфликт.
    — А что за планы у тебя были?
    — Да что толку сейчас о них говорить. Этот придурок — Шаман кивнул на молодого парня, что сейчас отирался у грузовика — просрал детонаторы. Всю блядь связку. Чем мне теперь мины взрывать? В завальный надо… Сука, неудачно получилось, столько времени впустую, да и кататься туда-сюда, сто пудов внимание привлеку… Бля. Меня люди ждут. Черт, все отменять придется. Тут же телефонов нет а рации сам знаешь работают на три шага. Приходится договариваться заранее и синхронизироваться чуть ли не по часам, а теперь все насмарку.
    — Если знаешь эти места и покажешь мне аптеку, хозмаг и какую-нибудь заправку или автомагазин, впрочем не важно, пойдет даже просто несколько брошенных машин, я тебе соберу детонаторы, это не сложно. Времени займет столько же сколько возвращение в завальный, то есть часа три или около того, но стоить ничего не будет, да и внимание катаясь туда-сюда не привлечешь.
    — Хм. А ты не прост. Ладно, давай. Поможешь с детонаторами, я помогу тебе с меткой. Снять не смогу но есть пара идеек.
    — Ну тогда показывай куда ехать. Автомаг и аптека… Только дай отдышусь немного, а то что-то херово мне.
    — Не могло из пальца столько крови натечь чтоб так сильно поплохело — Шаман пощупал щеки Шутника, заглянул в глаза, провел несколько раз рукой над его головой — у тебя энергетика, словно ее через мясорубку пропустили… Но это наверное даже хорошо, метка выветрится не через трое суток а через день-другой. Что случилось то?
    — Помнишь ты говорил что мы с псом в текстурах застрять не сможем если промахнемся с телепортом? Дескать Улей такого не допустит, внутриатомный взрыв и все такое?
    — Помню.
    — Ну, так вот сегодня мы чуть не застряли…
    Шутник пересказал Шаману свои приключения, рассказал про неудавшийся телепорт, подробно описал клочья тряпки застрявшие в шкуре. Показал смятую коляску и места откуда словно вырвали куски металла, сломанный пистолет.
    Шаман тут же полез в грузовик, а выбрался оттуда с аккумуляторной болгаркой. Распилил ствол, и долго еще тыкал в нос Шутнику внутренностями пистолета, которые словно спаялись. Ни одна подвижная часть теперь не двигалась.
    — Охренеть однако — наконец начал он — я думал у тебя пес перемещается по принципу физического переноса через червоточину или нуль-переход… Впрочем возможно так и есть. Помнишь ты говорил что видел мир словно разбитым на кусочки, возможно это и есть щели в реальности сквозь которые ходит твой пес… Читай на Книгоед.нет Хотя скорее всего это просто сбой зрительного восприятия. Неважно. Важно то что у вас метод перемещения оказался не такой как я предполагал — вы не переноситесь во плоти через какой-то подпространственный тоннель, вы буквально распадаетесь на атомы в одном месте, чтобы собраться заново в другом.
    — А какая разница? Главное что все работает.
    — Ну не скажи. Разница есть. Как минимум этическая. При телепортации, вы полностью уничтожаетесь. Вы просто исчезаете, от вас остается только информация, по сути это координаты — в каком месте какой атом находится, и по этому шаблону вы собираетесь снова, только уже в другом месте. По сути, из телепорта каждый раз выходит новая версия тебя. А ты, телепортируясь, каждый раз умираешь… Впрочем тут я могу ошибаться. Практическая же разница в том, что в таком режиме, видимо возможны ошибки как в этот раз. Повезло что ошибка была минимальная и собрались вы практически в порядке, а ведь может случиться так что однажды ты соберешься с хером на лбу… Ну чисто теоретически. Посуди сам — если пес может распылить вас на атомы и собрать в другом месте, то почему бы ему не собрать вас в другой форме? Эх, жаль что эта сила не у тебя а пес не может пользоваться ей осмысленно. Такой потенциал…
    — Например?
    — Ну например распылить что-то, но не собирать сразу, просто оставить как бы в подвешенном состоянии, не так как получилось у вас с псом — зависнуть в состоянии полураспада, а полностью распылить, но не собирать заново, как бы телепортироваться в никуда, пытаясь удержать в сознании информацию. Эдакий бэкап. Выждать несколько секунд и собрать снова, то есть телепортировать в ту же точку откуда объект исчез. Если получится то тренировками можно было бы увеличивать время вплоть до бесконечности и ты бы получил своего рода подпространственный карман, точнее эдакую флешку, в которой хранятся бэкапы объектов, которые ты в любой момент можешь собрать буквально из ничего. Ну или допустим подстрелили тебя, лежишь с пулей в пузе, о хорошем думаешь, помираешь помаленьку… Почему бы не развалиться на атомы, но осмысленно, так чтобы распылить только себя, а пулю оставить. А потом снова собраться, не только без пули в кишках, но уже и с целыми кишками. Почему нет? Формально эта способность намного больше чем телепорт, это своего рода атомарный конструктор… Впрочем опять же, могу ошибаться я же ничего об этой способности не знаю. Единственное что я понял, это то, что в этот раз собрались вы явно криво, вот тебя и колбасит малость. Но это ничего. Если сразу не сдох, то поправишься. Давай, прыгай в кабину, а за твой байк Шныря посадим. Он детонаторы проебал, вот пусть отрабатывает.
    Пока ехали на нужное место, Шутник даже успел немного поспать, но вскоре Шаман растолкал его и сообщил что они на месте.
    Выбравшись из грузовика Шутник первым делом проверил пса, убедился что тот все так же без сознания, и вошел в аптеку, к которой приехал Шаман. Побродил между разграбленных витрин, сунулся в один шкаф, затем в другой. Остановился, задумчиво почесывая затылок.
    — Мда, раньше все как-то попроще было. Говоришь что нужно, тебе это дают, а где сейчас нужные компоненты искать, хрен его знает.
    — Говори что искать, помогу.
    — Гидроперит ищи. Это перекись водорода в таблетках.
    Пока Шнырь стоял на стреме, Шутник и Шаман обыскали всю аптеку, но нашли таки нужные таблетки. Забрали все что было — целый ящик, прихватив помимо таблеток еще и по парочке гематогенок, и вернулись в машину.
    — Теперь хозмаг, строительный, или ашан какой-нибудь — дал указание Шутник, и пока Шаман вертел баранку, направляя грузовик в нужное место, он пассатижами, давил таблетки в порошок, не вскрывая упаковок.
    — Что нам тут надо? — поинтересовался Шаман останавливаясь перед небольшим одноэтажным магазинчиком, с вывеской ”Хозтовары”.
    — Тут попроще будет, ацетон нам надо. Иди пока ищи его, а я пойду к вон тем машинам, мне аккумуляторы нужны.
    Пока Шаман шарился по полкам хозмага, Шутник подбежал к нескольким машинам, столкнувшимся да так и брошенными хозяевами. Вскрыл капот, вытащил аккумулятор, вставил в горлышко заранее заготовленной баклажки, заранее заготовленную воронку, и принялся сливать из аккумулятора содержимое.
    Собрав в емкость электролит, Шутник выбросил пустой аккумулятор, достал второй, и повторил процедуру. Затем третий. Вскоре баклажка наполнилась электролитом, а Шаман показался из магазина с парой пятилитровых бутылок ацетона в руках.
    — Дальше что?
    — Куда тебе ацетона столько? Токсикоман. У нас электролита и таблеток не хватит на все… Ладно пофиг, пригодится. Давай поехали куда-нибудь, где можно будет на пару часиков зависнуть. Не забывай мне долго на одном месте не стоит стоять, Завальненские сенсы навестись смогут.
    — Ну с сенсами я тебе обещал помочь и помогу — Шаман огляделся по сторонам, особое внимание уделив мусорному баку что стоял у стены магазина, и в котором кто-то шелестел пакетами.
    Подошел к баку, прислушался, протянул к нему руку… Постоял пару минут с закрытыми глазами, а потом полез внутрь, и достал из бака спящую крысу. Аккуратно убрав грызуна за пазуху, Шаман сходил к машине и притащил оттуда квадрокоптер, такой же какой был у Шутника — серый, со складными лучами. Разложил дрона, кусочком изоленты примотал крысиный хвост к брюху квадрокоптера… Одной рукой придерживая крысу, а вторую положив на голову Шутнику, Шаман замер, закрыл глаза, явно что-то делая, а потом достал из кармана пульт от квадрика, только какой-то изуродованный — голая плата с примотанной к ней батарейкой, без корпуса. Включил плату замкнув проводок, сделал с ней что-то, а потом приклеил ее на спинку квадрокоптера. Поставил дрон на землю, отошел на пару шагов… Через три секунды квадрик запустил двигатели, взлетел с болтающейся под брюхом спящей крысой, и набрав высоту метров в сорок, рванулся стрелой куда-то на восток.
    — Метку я с тебя снять не смогу, но могу скопировать. Моя не такая сильная провисит хорошо если сутки а скорее даже меньше, но хоть так. У этого квадрокоптера запас хода — двадцать минут. С крысой и пусть максимально облегченным но все же что-то весящим пультом, пусть не двадцать а пятнадцать. За это время он успеет улететь достаточно далеко. Сигнал не потеряет потому что пульт тащит с собой, так что будет лететь пока не сядет батарейка, потом просто плавно опустится. Крыса очнется, перегрызет изоленту и убежит. Думаю от нас она к тому времени будет километрах в пятнадцати. На большом расстоянии это не заметно, вектор будет примерно один, но когда сенсы подойдут поближе, поймут что направления два. Если нам повезет они пойдут искать крысу, если повезет не очень, то разделятся ну а если совсем не повезет, то они всей толпой пойдут за тобой… Впрочем надеюсь мы к тому моменту разойдемся так что мне в принципе пофиг. Но есть шанс что они все же заглотят приманку и с тебя слезут.
    — Спасибо. Хитро. А просто на квадрик ментат-метку повесить было нельзя? Или на пулю? Из моей винтовки думаю пуля километров на сорок бы улетела.
    — Не. Такие метки на живое цепляются. Причем теплокровное, на муху ее тоже не повесить. Ладно пошли в машину, есть тут местечко где схорониться можно.
    Спрятавшись в здании банка, с зарешеченными окнами и толстыми стальными дверями, Шаман смотрел как химичит Шутник, а Шныря отправили стеречь грузовик и мотоцикл, что остались снаружи.
    — В принципе ничего сложного в производстве триперекиси ацетона нет — пояснял Шутник — запоминайте, вдруг надо будет повторить. Удивлен что ты Шаман еще не научился ее делать, мог бы нагуглить уже… Впрочем да, тут интернета нет и поваренную книгу анархиста не скачаешь. Кстати херня редкостная и толку от нее немного если честно. Так вот, берем гидроперит, измельчаем и растворяем в электролите, пока не перестанет растворяться. У нас электролита дофига, так что может быть этих таблеток не хватит, поэтому будем порциями делать.
    Шутник перелил из баклажки в обрезанную бутылку кулера примерно литр электролита и начал, помешивая какой-то пластмассовой палочкой, засыпать измельченные таблетки. Когда они перестали растворяться он долил еще электролита, размешал, подсыпал таблеток, снова добавил электролита и так пока таблетки не закончились.
    — Теперь в электролит надо влить примерно такое же количество ацетона, тонкой струйкой, постоянно помешивая, и на этом по сути все. Теперь емкость со смесью поставим отстаиваться, и через сутки получим внутри много белого осадка, который надо отфильтровать. Это и есть триперекись ацетона. У нас времени немного, так что осадок выпадет не весь. Хорошо если за три часа хотя бы треть, но нам хватит чтобы мину из аммонала завести. У тебя вроде игданитовые? Тоже должны сработать.
    — Хм, действительно просто все — удивился Шаман — да, ты прав. Интернета тут нет а без него не так просто нужную информацию найти… Удивительно, из негорючих по сути элементов, получается что-то взрывающееся.
    — Ацетон так-то очень даже неплохо горит, но ты прав, два компонента из трех не горят. Химия вообще удивительная штука. Например из уксуса и мелко натертого свинца, можно получить сахар. Да, это правда будет белый, сладкий порошок, растворимый в воде и получается он из кислого уксуса и металла… Вот серьезно, просто заливаешь семидесятипроцентным уксусом свинцовые опилки и они растворяются. А потом выпадает белый, сладкий осадок. Его даже в чай добавить можно, и чай будет сладким. Правда после этого ты сдохнешь, он ядовитый очень…
    — Опасный ты человек — усмехнулся Шаман — ну в смысле тут все опасны, а вот в старом мире тебя наверное лучше бы не злить, сразу траванешь небось, Медичи хренов…
    — Да вот не довелось — пожал плечами Шутник, накрывая тряпкой обрезок баклажки с раствором — был соблазн один раз, молодой был, глупый. У меня девушка тогда, с друганом моим загуляла. Ну бабу ясно — нахер послал, а вот с друзьями поговорить решил, и с тем что телку мою трахал, и с тем что знал, но мне не сказал. Позвал их значит на стрелку… Ну не стрелка, просто поговорить, вопрос решить… Договорились встретиться, я пивка взял… Отклеил ценники с крышек, пробил тонким гвоздиком дырки, и через шприц налил туда раствор отравы. Не свинцового сахара конечно — я не был готов к такому обороту дел, а потому пришлось импровизировать. За пару часов до встречи купил в садово-дачном магазине крысиный яд, нацедил в стакан пива, разбодяжил там отраву и обратно в бутылки шприцом с иголкой залил. Заклеил дырки в крышках ценниками, чтобы их не видно было, и пошел на встречу. Даже в карман закинул две пивных крышки целых, не дырявых, чтобы бросить их там где мы пить будем, а дырявые с собой забрать… Но по дороге видимо струхнул. Передумал травить этих придурков, все же многие годы друг друга знаем а телку эту я дай бог год к тому времени не знал. Решил что не стоит оно того. Скинул бутылки в мусорку и купил новые.
    — Сыкло — усмехнулся Шаман — но в принципе даже к лучшему. Такое часто бывает что бабы на друзей меняются по очень невыгодному курсу… Но с другой стороны, нахер такие друзья?
    — О смотри — Шутник ткнул пальцем в баклажку — мутнеет, начинает осадок образовываться. Дальше от меня уже ничего не зависит, пойду покемарю, разбудишь через пару часов, помогу тебе осадок отфильтровать и пластифицировать триперекись… Если делать нечего можешь припахать Шныря пусть поищет пенопласт. Может где-то тут коробки от техники остались. Нам он понадобится. Ацетон есть а вот пластика подходящего нету. Пенопласт подойдет.
    Прежде чем уснуть, Шутник вышел во двор, где стояли грузовик и мотоцикл, под охраной Шныря. проверил собаку, накрыл новым одеялом, которое нашел в каморке охранника банка, а потом и уснул на кушетке в той же самой каморке. Шаман же, решив не отвлекать от караула Шныря, принялся бродить по кабинетам, в поисках какой-нибудь коробки, в которой мог бы быть пенопласт, и вскоре набрел на кабинет сисадмина, который больше походил на какой-то склад. Коробки как оказалось хранились именно тут. Коробки от принтеров, мониторов, еще чего-то. Почти во всех были пенопластовые вставки, и вскоре Шаман натащил целую кучу пенопласта, складывая его у стола на котором покоилась баклажка, раствор в которой все более мутнел, а на дне уже начал образовываться осадок.
    Часа через два, Шаман растолкал Шутника, мирно храпящего на сдвинутых креслах, и позвал химичить дальше. Осадка действительно выпало много, наверное четверть емкости занимали хлопья белой херни, так что отфильтровав раствор через кусок тряпки, Шутник получил пару хороших горстей белого рассыпчатого порошка, похожего на муку.
    — Просушить надо — поковырял пальцем комок белой дряни сообщил Шутник — можно в мешок тканевый и на элемент питания винтовки моей положить, быстро просохнет.
    — На газету можно, видел тут валяются, или поднос пластиковый, в кабинете директора есть, точнее там видимо секретарша сидела, в предбаннике — предложил было Шаман, но Шутник тут же отверг эту идею.
    — Нельзя, бумага и пластик в этом плане опасны, статику накапливают быстро. Будешь пересыпать, от трения скопится статический заряд, а потом между бумагой и порошком проскочит крошечная искра и все. Минус пальцы, или руки, если не повезет. Давай лучше в тряпке сушить… Бенз на заправках кстати потому и не наливают в пластиковые канистры — он течет, движется то бишь, касается пластиковых стенок канистры, копит статический заряд а потом проскакивает искра и все…
    — Да знаю я про пластиковые канистры — недовольно огрызнулся Шаман, а Шутник, в котором проснулся учитель продолжал читать лекцию.
    — Пока сохнет, пенопласт давай. Будем делать основу для пластификации.
    Перелив немного ацетона в ведро, найденное в подсобке, Шутник и Шаман, принялись растворять в ацетоне пенопласт. Зрелище было забавное — на дне ведра плескалась скромная лужа ацетона, в которую, словно в портал, уходил один здоровенный кусок пенопласта за другим. Вскоре пенопласт закончился, а ацетон в ведре походил уже не на жидкость а на какие-то густые сопли, в которые Шутник с Шаманом засыпали просохший порошок, получив что-то вроде теста, или пластилина.
    — Почти что пластиковая взрывчатка — улыбнулся Шутник скатывая из полученной массы несколько цилиндров размером чуть побольше пальчиковой батарейки — ацетон испарится, пластик затвердеет, и наши детонаторы будут держать форму. Пока сырые, можешь воткнуть туда фитили или спираль, я не в курсе что ты будешь в качестве запала использовать. Главное мне оставь одну шашку, у меня тоже есть мина без детонатора.
    — А все оказывается довольно просто. Лишь бы работало не хуже покупных… Ладно тогда, давайте трогаться, пускай шашки просыхают в дороге, мне по делу надо в одно место. Ты как остаешься или с нами пока побудешь? Нам в противоположную сторону от того места куда я дрон с крысой направил, так что это направление тебе подходит. Если поможешь нам, то думаю до темноты у нас уже будет безопасный ночлег.
    Шутник немного подумав, решил поехать с Шаманом. Запасы стелса малость восстановились, обкусанная нога, на которой Шутник сменил перевязку и промыл рану живцом, болела уже не так сильно, так что в принципе можно было и отправиться в сольное путешествие куда-нибудь в сторону большой земли, но день уже перевалил за вторую половину, вечерело, а Шаман обещал безопасный ночлег. Всяко лучше чем рыскать ночью по кластерам в одиночку.
    К удивлению Шутника, Шаман гнал к магистрали — тому самому куску дороги с двухуровневой развязкой. Он подумал было что именно о ночлеге на дороге, точнее на том ее куске что поднимался над землей и говорил Шаман, но все оказалось интереснее.
    Их встретили. Человек восемь, при оружии, на двух машинах. Из слов их командира отчитывающегося перед Шаманом, стало понятно что они только-только приехали, но уже успели поставить поодаль пару палаток накрытых маскировочной сеткой.
    Перебросившись парой слов с Шаманом, один из встречающих ткнул пальцем в сторону, и Шаман свернул на обочину. Согнав грузовик с дороги, укрыв его за редкими кустами что росли вдоль обочины, Шаман и Шнырь принялись бродить вдоль дороги. Остальной народ тут же рассыпался в разные стороны. Оказалось что они даже успели подготовить посты где и заняли свои места, взяв под контроль окрестности. Шнырь временами замирал, садился, а то и ложился на брюхо, касался руками дороги, прислушивался к чему-то… В общем совершал какие-то непонятные действия.
    Побродив туда-сюда не меньше часа, он вскоре свернул с дороги, и побрел куда-то в сторону.
    — Здесь — остановившись, указал рукой вниз Шнырь — точно тут.
    — Уверен?
    — А что мы ищем? — подал голос Шутник.
    — Видишь кусок этой дороги? — махнул Шаман на бетонную громаду развязки — она явно не местная, понятно что такое в чистом поле не строят. Интернета у нас нет, но я все же сумел определить что это за участок дороги, и знаешь что интересно? Тут не только два уровня дороги, но еще и тоннель. Да, под этим куском дороги, проходит автомобильный тоннель, вот только ни входа, ни выхода из него нет.
    — Зачем тебе внутрь? — Шутник сразу понял ход мыслей Шамана — кроме машин и трупов в них, вряд ли там есть что-то ценное.
    — Ценность представляет не содержимое тоннеля, а сам тоннель. Разумеется если в него правильно попасть. Видишь ли, я конечно же могу взорвать покрытие и пробуриться прямо посреди дороги, но тогда смысла в тоннеле будет мало. Мне нужен технический коридор, и на этом участке дороги, судя по планам которые я добыл, таких технических ответвлений должно быть два. Я все исследовал здесь, выходов на поверхность нет, они обрезались, остались в другом мире, но тоннели должны быть тут. Шнырь умеет видеть сквозь преграды. Сквозь стены или землю, и только что он нашел один из технических коридоров.
    — Ясно — кивнул Шутник, пусть ничего толком и не понял — дальше что?
    — Копать — коротко ответил Шаман, и двинулся к грузовику.
    Запустив двигатель и подогнав тяжелую машину туда, куда указывал Шнырь, Шаман выбрался из кабины и принялся стаскивать тент с будки Урала.
    Грузовик оказался не армейским. На его борту, ранее накрытом, красовалась надпись, сообщающая что владелец этой машины промышляет бурением скважин под сваи и колодцы, прокладкой коммуникаций, септика и много чем еще. Ниже имелся номер телефона, а то что пряталось до поры под тентом, видимо и являлось тем, что используется для бурения скважин.
    Подъемная станина, труба бура на ней, будка генератора… Что-то похожее на небольшую стрелу подъемного крана, как у грузовиков-вороваек. Как Шутник понял позже, бригада бойцов тоже приехала на грузовике и не порожняком. Они привезли четыре куска толстой трубы. Трубы имели диаметр не меньше метра, а длиной были метра по четыре. Это все что сумел опознать Шутник, назначение остальных механизмов ему было непонятно, так что он просто остановился в стороне и начал наблюдать. Шаман со Шнырем быстро приготовили технику, запустили генератор или чем там была эта рычащая будка, труба с буровой насадкой на ней, завертелась и Шаман, дергая за рычаги, заставил бур опуститься, вгрызаясь в землю.
    — Мы на стреме — подбежав к Шутнику доложил Шнырь — нам выделили сектора ответственности. Мой сектор там, твой коль уж ты снайпер, соответственно туда. Техника Шумная, твари уже наверное услышали, так что наблюдаем и если заметишь что, сразу подавай сигнал.
    Шнырь развернулся и побежал в свою сторону, Шутник же, поднялся на второй уровень развязки. Снайпер что уже лежал там на брюхе, уважительно кивнул, осмотрев винтовку Шутника, подхватил две винтовки что лежали рядом — СВД и винторез, оставил поролоновый коврик на котором лежал, и серую маскировочную сетку, поднялся и спустился вниз, видимо занимая какую-то другую позицию.
    С высоты Шутнику было отлично видно окрестности, а из гаусовки он сможет без особых проблем отстреливать тварей километров с двух-трех… Да и если вдруг появятся броневики Завального, тоже сможет озадачить не подпустив даже на расстояние прямой видимости.
    Как ни странно, но пока Шаман работал, всего пара слабеньких тварей заявилась посмотреть что тут происходит, словно всех остальных зараженных из ближайшей окрестности уже кто-то увел. Пристрелив их издалека, даже не дав тварям увидеть людей, Шутник услышал что бур заглох. Обернувшись он увидел как Шаман машет рукой, подзывая их со Шнырем, и поспешил спуститься.
    — Пока хватит — кивнул тот на дыру в земле, диаметром с ладонь — Шнырь отгони машину, Шутник ты бы тоже свой байк подальше отвел. Тут сейчас Шумно будет.
    Последовав совету Шамана, и отогнав мотоцикл с собакой подальше, Шутник спрятал его в кустах, накрыл маскировочной сетью и даже расставил вокруг датчики движения, дабы никто не схарчил пса, пока он будет помогать Шаману в его горнопроходческих работах. Отдавать распоряжения наемникам Шамана он вряд ли имел какое-то право, так что не стал просить их приглядеть за байком с собакой. Вернувшись, он увидел как тот засыпает в шахту из большого пластикового ведра, белый порошок.
    — Тоннель расположен на глубине двадцати метров, но техническое ответвление идет немного вверх, дальше был выход на поверхность но он не попал в улей. Нам надо прокопать метров двенадцать — пятнадцать, вот только дыра нам нужна диаметром в метр, чтобы колодезные кольца туда опустить… Точнее я сначала планировал использовать именно бетонные колодезные кольца но решил все же остановиться на трубах, когда нашел кусок ветки газопровода. Короче, такие широкие дыры буровая не сможет проделать а потому будем взрывать.
    Засыпав пару ведер игданита — простейшей смеси аммиачной селитры с соляркой, Шаман опустил вниз на проводе детонатор из той самой триперекиси ацетона что изготовил ему Шутник. Засыпав еще пару ведер, Шаман опустил следующий детонатор, затем засыпал отверстие почти до верха. Утрамбовал бревном на рукоятке, засыпал землей, оставив снаружи только провода детонаторов, которые сейчас подключал видимо к таймеру.
    — Так, все в машину, надо отогнать ее подальше.
    Загрузившись в Урал и отъехав на пару сотен метров, Шаман сверился с часами на руке и принялся беззвучно шевелить губами, видимо отсчитывая секунды.
    — Три… Две…
    Шутник обернулся, и успел увидеть взметнувшийся на десяток метров фонтан земли, а потом все скрылось в облаке пыли, по ушам ударил грохот взрыва, а стекла урала вздрогнули от долетевших до машины отголосков ударной волны.
    — Погнали посмотрим.
    Когда Шутник с остальными добрались до воронки взрыва, вся братия уже была там, даже свои посты побросали, чтобы посмотреть что получилось. Воронка оказалось довольно обширной — метров десять в диаметре и глубиной не меньше пяти.
    — Шутник давай наверх, и верти башкой по сторонам, остальные за работу, расчищаем все и готовим площадку чтобы снова буровую загнать сюда.
    Кивнув Шаману, Шутник снова полез на второй уровень дороги, пока остальные готовились бурить шахту дальше. Взрыв прогремел нехилый, поблизости стабов немного, точнее в такой близости с которой могли бы услышать шум их вообще нет, но возможно рядом крутятся патрули, которые могли услышать взрыв. По-хорошему они не будут сюда соваться, когда поблизости что-то взрывается, тем более так мощно, стоит держаться от этих мест подальше… Но любопытных либо слишком ответственных дураков все же много, что и подтвердил появившийся на горизонте пулеметный джип, в сопровождении какого-то бронетранспортера.
    — Шаман, вижу гостей. Джип с БТРом — нажав на кнопку выданной ему рации сообщил Шутник — джип могу остановить броник не знаю.
    — Это за тобой? Или любопытные?
    — Знака Завального на машинах нет. Скорее всего не за мной… Ну или может быть наёмные охотники.
    — Понял. Люк, по твоей части… — успел услышать Шутник, прежде чем Шаман отключился.
    — Броневик берем на себя. Тачку глуши сразу после того как мы БТР остановим. Смотри не упусти их — спустя минуту снова ожила рация, отдав Шутнику приказ незнакомым голосом.
    — Принято.
    Шутник добавил мощности вывернув регулятор на максимум, чуть докрутил зум, поймав в перекрестие прицела капот шахид-мобиля. На полном заряде конденсаторов, пуля из гауссовки пробивает в движке автомобиля дыру размером с кулак.
    Дымный хвост ракеты протянулся от замаскированной на обочине позиции, до борта броневика, который не скрылся в огненном шаре как ожидал Шутник. Броневик покачнулся, когда с одного его борта вспухло дымное облако разрыва гранаты, и еще пару секунд он продолжал ехать, но вот он остановился, изо всех щелей повалил густой черный дым, а из башни, вертикально вверх полыхнул поток пламени. Засмотревшись на подбитую машину, Шутник едва не упустил Шахид-мобиль. Тот не стал притормаживать и интересоваться что случилось с соратниками, а поддал газе, едва не проскочив мимо лежки Шутника, но бронебойная стальная пуля нашла свою цель и машина остановилась. Заработал пулемет, длинной очередью обрабатывая кусты, где была лежка гранатометчика, до долго обстрел не продлился. Шутник пулей в голову упокоил стрелка, и еще двумя выстрелами добил выскочивших водилу и пассажира с автоматами.
    На этом стычка закончилась. Из людей Люка не пострадал никто. Выскочив и проверив трупы на предмет добра, они подцепили к уралу сначала пикап, сдернув его с дороги, и оттащив чуть в сторону, туда где поросшие мхом и травой уже гнили остовы одного танка и пары БТРов, затем впряглись в броневик и сумели стащить с дороги и его, хоть и пришлось посложнее.
    На все еще дымящийся броневик и пикап, с которого содрали пулемет, набросили маскировочную сеть и уже метров со ста, техника в глаза не бросалась, если не считать струи дыма все еще ползущей к небу из БТРа, несмотря на то, что его как следует обработали из огнетушителей.
    Прошло всего десять минут, а от группы из броневика и пулеметного пикапа, не осталось никаких следов… Если смотреть издалека.
    Работы продолжились. Пробурив еще одну скважину и взорвав очередную порцию взрывчатки, Шнырь подтвердил что осталось не больше метра-двух, и в ход пошли заряды послабее и лопаты. Еще через пару часов землекопы добрались до бетона. К тарахтящей будке на шасси урала подключили пару отбойных молотков, и принялись вскрывать тоннель.
    — Шаман, у вас тут смотрю все подготовлено по первому разряду, как получилось что у вас детонаторов не было? — поинтересовался Шутник, спустившийся со своего наблюдательного поста.
    — Да были у нас детонаторы, у Шныря… Видишь ли, мы уходили из своих стабов едва ли не тайком. Отправляйся мы большим караваном — непременно привлекли бы внимание. Люк с ребятами из мелкого стаба вдали отсюда, там любое движение сразу видно. Подготавливались на кластерах. Искали технику, оборудование, покупали то что сами найти не смогли, по чуть-чуть, небольшими партиями. Это уже довольно давний проект вообще-то. В общем оборудование и материалы минимально необходимые. На большее ни ресурсов нет, ни времени. Я бы сюда и экскаватор пригнал, но боюсь спалились бы. Всем стало бы интересно, чего это за придурки тут яму роют? Явно ведь что-то интересное нашли. А так взрывы и взрывы — тут много что взрывается. Долго мы дорогу держать не сможем, но еще три гранатомета у нас есть. Думаю не понадобятся, почти готово все…
    Все действительно было готово. Как только добрались до тоннеля, в яму сразу же спустили те самые метровые трубы. Получилось и правда что-то вроде колодезных колец, эдакий вертикальный тоннель. Оказалось что внутри труб были наварены скобы из арматуры, по которым судя видимо и предполагалось спускаться. Нижняя труба была установлена прямо в пролом тоннеля, торцом на пол. В ней прорезали что-то вроде двери, трубу приварили к арматуре торчащей из бетонного покрытия тоннеля, промежутки между покрытием и трубой накрыли листами толстой стали, обрезали как надо, сварили в цельный кусок и начали засыпать землей, сгребая ее в яму уралом, к которому присобачили что-то вроде карликового ковша от бульдозера, скорее всего самопального.
    Закопав трубу почти полностью, бедный урал распрягли, подогнали задницей к яме, и с помощью стрелы его миникрана, установили сверху второй отрезок трубы. Приварили к предыдущем, и снова принялись засыпать яму, гоняя бедный грузовик в хвост и гриву и махая лопатами, оставив караулить подступы всего одного снайпера и понадеявшись на датчики движения расставленные по периметру.
    Уже затемно, работа была закончена. Наварили последнюю трубу, засыпали яму почти вровень с землей, не доложив примерно полуметра глубины. Обрезали излишки трубы, подтянули опять же уралом, один из ржавых остовов БТРа, установили его днищем прямо на трубу, что сейчас была закопана вровень с землей.
    На днище броневика оказался люк, но довольно маленький так что его разрезали по диаметру трубы, к которой и приварили. Из БТРа получился эдакий предбанник, люк как понял Шутник, потом наварят и навесят какой-нибудь запор. Такой сразу и не вскроешь, да и кому понадобится что-то искать в сгоревшем и проржавевшем броневике.
    Засыпали яму землей окончательно, не оставив даже намека на углубление. Броневик оказался словно вросшим в землю, чуть ли не на полметра, теперь его только танком с места сдвинуть можно, да и то скорее всего не получится. Боец из отряда Люка в прошлом был сварщиком, и пусть варил в темноте и тесноте, но обещал что шов получился лучше не придумаешь. Колеса которые у броневика были, пусть и без камер, сейчас сняли, дабы он сидел на брюхе и еще больше сопротивлялся всем попыткам его сдвинуть, если вдруг кому-то захочется зачем-то попробовать это сделать.
    Конечно лысое пятно, выдавало себя с головой. Было видно что тут кто-то что-то копал, и надо было как-то его маскировать, но об этом решили позаботиться утром, а сейчас же пора было готовиться к ночлегу. Путь в тоннель был в принципе готов, выставить растяжку внутри БТРа и можно не опасаться что кто-то доберется до них незамеченным.
    — Ну что народ, давайте отужинаем на поверхности, да под землю полезем? Предложил Шаман вытаскивая из машины мешок со снедью — разбирайте да пойдемте похаваем.
    И первый подавая пример уселся у костерка, который несмотря на недовольство матерого рейдера из команды Люка, все же запалили.
    За весь день тварей практически не было, даже очень шумные работы привлекли всего нескольких тварей которых Шутник и второй снайпер упокоили играючи, а ребята люка выпотрошили бошки, и даже притащили Шутнику два спорана — его долю общей добычи.
    Серьезные твари не приходили, и не было никаких оснований считать что поблизости ошиваются элитники или вообще хоть кто-то посерьезнее бегунов.
    В общем несмотря на то, что костры в улье стараются не жечь, в этот раз огонь развели — слишком умаялись все, хотелось нормально отдохнуть.
    Пока все выбирали себе еду — набор консервов был весьма разнообразен, Шаман приволок какой-то ящик, покрышку, которую накрыл куском какой-то фанеры, ведро с крышкой, канистру и прочий хлам на который можно усесться. Едва он закончил расставлять вокруг костра импровизированные стулья, к костру начали подтягиваться остальные. Шутник тоже уселся на жестяную канистру, предусмотрительно накрытую какой-то дерюгой и начал уже примеряться к своей банке с этикеткой на буржуйском, когда Шаман, окину взглядом всех рассевшихся вокруг костра, и спросил.
    — А снайпер ваш где? Сурок? Или как там его?
    — Караулит. Пока мы жрем должен же кто-то за обстановкой следить. Потом поест.
    — Не, ну чего ему там торчать, пусть идет похавает. А Шутник пока метнется покараулит. Да Шуник?
    — Шаман, ты бы не наглел — сразу сагрился Шутник — я на тебя не батрачу в отличии от этих. Ты им платишь, не мне…
    — Шутник не нервничай. Не в службу а в дружбу — Шаман встал, поднял одеяло, которое было наброшено на ящик, служивший ему стулом, подошел к Шутнику — ну че те стоит сходи покарауль.
    — Знаешь что Шаман… — поднялся на ноги Шутник, но закончить не успел.
    — Ну что такого, покараулишь малость потом доешь, на вот, чтоб не замерз — Шаман подошел вплотную, накинул Шутнику на плечи одеяло, и шепотом добавил — будь готов.
    Понять что имел ввиду Шаман, Шутник не успел, но решил что поймет по ходу дела, а потому не стал спорить, но чтобы не рушить образ сплюнув на землю и бросив свою банку развернулся и подхватив винтовку пошел на верхний уровень магистрали, туда где сидел на стреме снайпер.
    — Сходи пожри — бросил он бойцу располагаясь рядом — я подежурю.
    Снайпер встал, похрустел спиной, и отправился вниз, не забыв прихватить обе свои винтовки, а Шутник остался караулить, вот только в отличии от давешнего снайпера, он смотрел не туда откуда могли прийти зомбаки или другие неприятности, он, переключив прицел на ночной режим, внимательно всматривался в круг бойцов, сидевших вокруг костра.
    Вот вниз спустился снайпер. Уселся на место Шутника. Что-то говорит. Вот Шаман не прекращая что-то говорить махнул рукой в сторону грузовика, встал, направился к машине…
    Внезапно на половине шага Шаман рухнул на землю, Шутник уже думал что его подстрелили, но в этот момент у костра, слившись в один, прогремели несколько взрывов.
    Бойцов Люка разбросало. Кто-то орал, кто-то дрыгал оторванными ногами не прекращая вопить, некоторые пытались подняться, хватаясь за оружие.
    Шаман вскочил, вскинул пистолет, выстрелил в Люка, который уже встал на ноги. Снайпер, тоже уцелевший, уже целился в сторону знахаря из винтореза, но Шутник успел навести перекрестие прицела на середину его груди и потянуть за спусковой крючок. Получив экспансивную пулю в брюхо снайпер рухнул на землю, выронив винтовку, а Шаман тут же потеряв к нему интерес выстрелил в вяло шевелящегося безногого инвалида, и принялся высматривать в неверном свете огня выживших, среди трупов.
    Одна из теней вскочила, но не обратив внимания на Шамана, не пытаясь на него напасть, бросилась прочь от дороги. Шутник поймав в перекрестие прицела бегущего, узнал в нем Шныря, но его палец на спусковом крючке не дрогнул. Экспансивная пуля пробила в человеке сквозную дыру размером с кулак, и он завалился на землю… Повисла тишина. Никто не кричал, раненые не стонали, живых не было. Поле боя осталось за Шаманом и Шутником.
    Глава 18
    — Ну давай, расскажи мне за что мы положили десяток человек? — сходу начал Шутник, спустившись с дороги к Шаману.
    — А то ты просто так никого не убивал? — отмахнулся Шаман, не отвлекаясь от дела — он шмонал жмуров и стаскивал их в одну кучу.
    — Убивал, но этих то зачем положили? Нормальные вроде ребята были, спецы, хорошо работали.
    — Слишком хорошо — Шаман сбросил последний труп, выпрямился, похрустел спиной — видал как они грамотно броневики размотали? Гранатомет, трос, буксир. Две минуты и как не бывало броневика. Опытные ребята.
    — Ну да, профессионалы, хорошо по ним заметно что не первый раз стволы в руках держат. И что с того? — не понял Шутник претензии Шамана к команде Люка.
    — Слишком круты чтобы согласиться работать за ту плату что я предлагал. Я знаешь ли, ведра жемчуга за душой не имею, так что оплату предложил весьма скромную, а они согласились… А почему?
    — Почему?
    — Потому что работали не ради оплаты. Им база моя нужна была. Для их группы огромная подземная база это хорошее подспорье… Ладно, пошли внутрь. Грузовик подгони сюда, я второй подгоню. Подожжем, разбросаем тела. Пусть будет похоже на место стычки. Твари на кровь сползутся за ночь, утром положим и их тут. Хоть слегка замаскируем земляные работы. Потом я тут еще все бензинчиком полью и подожгу, пусть лысое пятно кажется выжженным а не просто внезапно лысым.
    Прежде чем жечь машины, решили сначала спуститься в тоннель. Шаман прихватил с собой сумку, из той кучи мешков и коробок что остались валяться на земле. Барахло он вытащил из грузовика, к походу знахарь подготовился хорошо, вещей было много. Спустившись в тоннель, Шаман вынул из сумки пару противогазов, и протянул один из них Шутнику. Шутник заметил что там еще два осталось, запасливый мужик, был готов к тому что ему придется спускаться не в одиночку.
    — Надень на всякий случай, хрен его знает сколько тут народу было, и какие процессы протекали пока они тут все перегнивали. Возможно тут и кислорода толком не осталось. Проветрим чуть позже.
    Вооружившись фонариками, Шутник с Шамано преодолели технический коридор и попали в основной тоннель. Видимо перезагрузка произошла либо рано утром, либо поздно вечером потому что в почти полукилометровом тоннеле, оказалось относительно немного машин. Тоннель кстати шел не параллельно дороге, а слегка наискосок, что при узости кластера позволило улью захватить совсем небольшой его кусочек. На пятистах метрах было всего десятка четыре автомобилей, и штук шестьдесят мумифицированных трупов. Скорее всего они тут уже не первый год лежат, доступа воздуха не было, перепадов температур тоже, так что трупы не столько разложились, сколько подсохли и подвялились. Грызуны сюда видимо тоже не добрались — в тоннеле крыс скорее всего не водилось, чего им тут делать, так что с земли не перенеслись, а тут, в улье, никто на такой глубине не обитал.
    Часть трупов находились в машинах, часть — сидели или лежали у стен тоннеля. От чего люди умерли — от голода и жажды или от нехватки кислорода, Шутник решил не задумываться, страшно было представить что испытывали неудачники оказавшиеся тут — запертыми в отрезке тоннеля без выходов наружу. Технические ответвления, которых тут оказалось два, никуда не вели. В одной из машин Шутник нашел целую семью — два взрослых тела, и два детских, после чего поспешил поскорее захлопнуть дверь автомобиля и двинуться дальше. На удивление, тоннель не затопило. Ладно бетонные свод и стены, они не особо хорошо пропускают воду, но вот срезы — а там была просто земля, по идее должны пропускать грунтовые воды легко, почему тут не было воды — загадка. Видимо где-то тут проходят глиняные пласты, которые и служат гидроизоляцией. Впрочем Шутник в этих делах ничего не понимал так что решил не ломать голову.
    — Стаскивай трупы к выходу — прогудел Шаман из под противогаза — а я пока машину подгоню, там лебедка есть, выкинем тела наружу, пусть твари утилизируют.
    Спустя часа два работы, все трупы были подняты наверх и разбросаны вокруг. Шаман хотел устроить тут имитацию побоища и пожара, чтобы пятно раскопок не так в глаза бросалось, и полянка казалась не просто неожиданно лысой, а именно выгоревшей. Куча трупов людей, куча трупов тварей, сгоревшая техника… Глядишь никто и не подумает лезть в броневик, который являлся входом в логово Шамана.
    — Надо будет тут какие-нибудь потроха разбросать, да насрать у входа, люди не особо охотно лезут туда где насрато… — задумчиво почесал затылок Шаман — ну да ладно, потом разберемся, люк тоже надо будет как-то скрытым сделать и понадежнее чуток…
    Очистив тоннель от трупов, Шаман с Шутником решили проветрить его немного, чтобы можно было работать без противогазов. Попытавшись снять противогаз там, Шаман тут же натянул его обратно и посоветовал Шутнику не повторять. В одном из ящиков оказалась разобранная турбина — разборная стойка из толстых стальных труб, мощный мотор и винт, со съемными лопастями. Диаметр винта составлял чуть меньше метра и почти идеально вписался в шахту — было видно что Шаман готовился к такому развитию событий. Установив турбину, Шаман вынул из ящика два блока ядерных реакторов, таких же как в винтовке Шутника, только спаренных вместе, и подключил провода к мотору. Турбина завыла набирая обороты, причем завыла так мощно что стало понятно — сейчас сюда соберутся все твари в радиусе пяти километров. Слух у этих сволочей очень хороший.
    — Это даже хорошо — перекрикивая вой турбины сообщил Шутнику Шаман — нам их сейчас надо много, пусть жрут тела, потом мы и их завалим… Нам нужны масштабные декорации. Лишь бы элитник не пришел.
    — Шаман, ты меня когда с собой звал, обещал безопасный ночлег, но уже середина ночи а я все еще на ногах… Вот думаю надо было тебя в задницу послать…
    — Не переживай пусть немного проветрится тоннель, еще с часик, и спустимся вниз, а я твоего пса полечу немного, в благодарность за помощь. Пока давай займем места удобные, когда твари попрут надо будет отстреливать их, чтобы нас не схарчили, потом пусть пируют, когда мы спустимся.
    Спустя еще час и два десятка убитых тварей, Шаман с Шутником отключили и разобрали турбину и принялись спускать в тоннель ящики с барахлом, а потом, уже в самом конце, спустили на тросе рыжего, аккуратно обмотав собаку ремнями. Закрыли за собой дыру, железным листом, и так как пока не было никаких запоров, просто прихватили края сваркой, в нескольких местах. Шаман установил снаружи десяток беспроводных датчиков и камер, так что можно было следить за округой.
    Дышать в тоннеле было можно, пусть и чувствовался затхлый дух, впрочем со временем он наверное выветрится. Собаку уложили на толстый кусок поролона, накрыли одеялом, Шаман отыскал в техническом коридоре электрощит, и подключился к сети. Оказалось что у него с собой аж пять штук ядерных блоков. Где он добыл столько снайперских винтовок нолдов, и сколько потратил на это средств, оставалось загадкой.
    Запитав электросеть от ядерных источников питания, Шаман включил в тоннеле свет — лампы все еще прекрасно работали и теперь не нужно было передвигаться подсвечивая себе путь фонариками.
    — А что ты с машинами делать будешь? — поинтересовался Шутник оглядев ряды автомобилей.
    — У меня с собой полный набор инструментов и техники — от болгарки до плазменного резака. Разрежу и вытащу по частям.
    — Много это у тебя времени займет, в одно рыло то.
    — Так я и не спешу никуда. Заряжу аккумуляторы в тачках, заведу, сгоню их все в один конец тоннеля, повезло что их тут совсем мало. Мне пока столько места не нужно, я же замучаюсь все это отапливать. Притащу сюда брус, фанеру, отгорожу себе небольшой кусок, бытовую технику спущу, микроволновку, плитку, холодильник маленький. Запитаю все от ядерных элементов, ими же и отапливать буду, ну и начну помаленьку приводить остальной тоннель в порядок. Представляешь — пятьсот метров, это же огромная территория, тут можно столько всего разместить, и хер меня отсюда выкурят. Я тут за пару лет бетонные перегородки отолью, будет настоящая крепость. Натыкаю пулеметных турелей на дистанционном управлении, ловушек, проделаю запасной выход и вентилляцию… В общем планов много. Опыт кое-какой есть. У меня имеется уже один такой подземный схрон, только маленький совсем — из подземного пешеходного перехода сделан. Я взрывом обвалил оба входа, оставив только замаскированный лаз с одной стороны, и получилось что-то похожее на этот схрон, только поменьше. А тут целая цитадель. Эх, заживу… Ты кстати заходи если что. Твой пес когда на ноги встанет, сможет тебя сквозь заслоны просто телепортировать внутрь… Кстати, пойду займусь им, как обещал, подлечу маленько.
    — Шаман ушел возиться с рыжим, а Шутник зевая, развернул спальный мешок и полез внутрь, решив хоть немного вздремнуть. Завтрашний день обещал быть насыщенным. Нужно было решить что делать — остаться тут и отсиживаться в схроне Шаман — вряд ли ищейки додумаются искать его под землей. Даже если и придут на ментат-метку, то скорее всего будут бродить поверху, охеревая от того, что не видят Шутника под самым носом. Игра обещает быть еще более веселой, учитывая то, что они знают о способностях Шутника, о том что он стелсер. Будут наверное думать что Шутник бродит вокруг них в невидимости… Впрочем надо проконсультироваться с Шаманом по этому поводу, вдруг ищейки могут почувствовать что он под землей. Тогда не долго цитадели Шамана, оставаться тайной. Так и не додумав мысль до конца, Шутник вырубился. Слишком он устал за сегодня, надо было отоспаться.
    Пока Шутник спал, Шаман занимался собакой. псу досталось, но вроде ничего смертельного. Множество неопасных для жизни травм, сотрясение, та же проблема что и у Шутника — своего рода кривая молекулярная сборка, и крайняя степень истощения. Не в плане физического — пес выглядел весьма упитанным, истощение внутренних сил. Собаке надо просто полежать, отдохнуть и как только очнется надо начать его усиленно кормить. На то чтобы залечить физические раны, как раз будет нужная самая обычная энергия — банальные калории.
    Запустив процессы регенерации в организме пса, Шаман устало вздохнул, выбрал машину с удобными сидениями, и откинулся на спинку кресла. Отыскав на панели несколько кнопок, свидетельствующих о том что в данном кресле имеется функция вибромассажа, Шаман выбрался из машины, порылся в одном из ящиков и вытащил оттуда огромный, самодельный повербанк. Выставил на нем напряжение в двенадцать вольт, и подключил к выбранному автомобилю. Зажглась приборная панель — умерший хозяин оставил ключ в машине, и Шаман включив массажный режим расслабился в кресле, укрывшись одеялом — в тоннеле было холодно.
    Что делать с Шутником? Шаману он нравился, хороший мужик, да и изучить пса было интересно, но сейчас он был опасен. Сыч его ищет, и будет носом рыть все окрестности пока не найдет. Да, ментат метка с него скоро спадет, но проклятые ищейки могут понять что он под землей, если сумеют подловить его тут, в цитадели. Надо Шутника выгонять, но что если он откажется уходить? Что делать? Валить? Да, наверное так будет правильнее. К тому же секрет цитадели… Что знают двое, знает и свинья, так вроде говорят. Шаман перебил отряд Люка не столько из опасений что они отожмут у него схрон, сколько из соображений секретности. Даже если бы они пожали руки и разошлись, закончив работу, Шаман бы все равно убил их. Отравил, заминировал машину, или еще что-нибудь придумал, но когда он забирал на кластере спрятанный там грузовик, ему подвернулся Шутник и помог закончить дело… Нет, все же убивать его, Шаману не хотелось. Когда-нибудь может понадобиться помощь Шутника, да и у его собаки огромный потенциал… Сон не шел. Шаман вытащил из кармана маленький блокнот, ручку, включил свет в машине и принялся покрывать страничку закорючками формул, пытаясь выстроить теорию и принцип работы телепорта.
    Раньше ему казалось что пес умеет открывать червоточины, но теперь все выглядит иначе. Собака распадается на атомы, а потом собирается в другом месте… Нет, все не так. Шаман однажды видел как Шутник с псом играли за городской стеной — Шутник кидал мячик а пес ловил его, телепортируясь следом. Дождавшись пока они уйдут, Шаман ради интереса собрал образцы почвы из тех мест где исчезал пес, ему было интересно что же это за рыжие хлопья на которые он распадается.
    Проведя в своей лаборатории спектральный анализ собранных проб, Шаман ничего интересного там не обнаружил. Эти хлопья или непонятные частицы исчезали полностью. Скорее всего даже не распадаясь до атомов а, превращаясь в элементарные частицы — фотоны, нейтроны, электроны… То есть буквально превращаясь в ничто.
    Но тогда при расщеплении такого количества материала — пес весит сто килограмм и Шутник чуток поменьше, выделялось бы столько энергии, сколько при ядерном взрыве! Но этого не происходит. Где энергия? Куда она девается?
    Можно предположить что высвободившаяся энергия уходит на то, чтобы перенести сквозь пространство информацию о строении телепортируемого объекта, и собрать его в новом месте из новых атомов… Черт, вот бы загнать пса в герметичный стеклянный бокс, и заставить телепортироваться в другой — точно такой же герметичный стеклянный бокс, а потом проверить изменилось ли давление — то есть стало ли в кубе меньше или больше воздуха… Впрочем вряд ли пес собирается из готовых атомов, тут нужны элементарные частицы, а чтобы их получить надо расщепить новые атомы… Но, если пес умеет собираться из частиц, то возможно в качестве материала он может использовать банальный свет — это ведь всего лишь поток частиц, фотонов… Нет, бред какой-то.
    Шаман перечеркнул свои записи, и отложил в сторону блокнот. Ему стало понятно что без практических опытов ничего он не поймет. Оставил в склерознике пометку о том, что надо будет поговорить на эту тему с Шутником и когда псу станет получше, провести несколько экспериментов. Подпространственный карман и потенциал трансформации, не давали Шаману покоя. Ну действительно, если пес может собраться из ничего в другом месте, то почему бы ему не собраться в другой форме. И если пес может телепортировать вместе с собой определенный объект, то почему бы ему не уметь телепортировать этот объект без себя, то есть коснуться чего-нибудь и оправить телепортом, самому при этом оставшись на месте. Если такое у него получится, то в принципе, можно будет попробовать отправить объект в никуда. То есть просто распылить его и не собирать снова… Вопрос, а куда тогда денется энергия выделившаяся в процессе распада? Если ее тут же не потратить на новую сборку объекта может ли она выделиться ядерным взрывом? Загадка та еще… Но допустим энергия хранится где-то за кромкой — в параллельной плоскости реальности или в другом измерении, раз уж в этом мире при телепортации она никак не проявляется, получится ли у пса снова воссоздать объект телепортированный в никуда? Если получится то вот он, готовый подпространственный карман, как инвентарь в видеоиграх. Так стоп, а где хранится информация об объекте? Это же наверное миллионы террабайт… Опять хрень какая-то выходит…
    Бросив попытки разобраться в способностях собаки, Шаман выбрался из машины, спать ему почему-то совсем не хотелось, и прогулялся вдоль тоннеля. Остановился рядом со спящим Шутником, подумал насколько просто было бы его сейчас убить, но прогнал от себя эти мысли. Вместо этого закрыл глаза и попытался почувствовать ментат-метку, которая яркой кляксой висела в ауре Шутника. Почувствовал. Убедился что на близком расстоянии ощущается она очень отчетливо, так что ищейки легко поймут что он под землей… А это значит одно — Шутника надо будет выпроводить нахер.
    Проверил камеры — твари подтянулись на запах мертвечины и сейчас активно пировали наверху. Жрали людей Люка, жрали своих мертвых сородичей. Чуть менее охотно, жрали сушенку — те мумифицированные трупы, которые они с Шутником вытащили из тоннеля… Утром надо будет завалить всю эту толпу, проверить затылки глядишь получится поправить финансовое состояние, все же этот проект с тоннелем оказался очень затратным.
    На глаза Шаману попалась винтовка Шутника. Делать было нечего так что он подхватил ружье, и усевшись обратно в тачку, но теперь уже с винтовкой, начал думать что бы такого сюда можно было добавить, дабы улучшить ее боевые качества? На больших дистанциях винтовка и так показала себя хорошо, а вот в ближнем бою она оказалась не столь удобной. Оторванный палец Шутника тому доказательство. Приделать ему сюда штык что ли? А почему нет — ствол этой винтовки, как уже знал Шаман, это по сути титановый лом просверленный насквозь. Сталь просто не выдержала бы таких нагрузок — пули все же разгоняются до страшных скоростей. Такой ствол не согнется даже если по нему проехаться танком. Уж поработать в качестве копья сможет, ничего ему не будет. Но штык это совсем банально.
    Покопавшись в рюкзаках, Шаман извлек пару коротких штырей, длиной и толщиной наверное с палец. Вольфрамовые электроды. Только они выдержат те токи что текут в катушках винтовки. Проводки в самих катушках очень тонкие, как волосинки но не перегорают, потому что это металл с нулевым сопротивлением, они даже почти не разогреваются, а вот если ток из конденсаторов пустить по обычному проводу, тот расплавится мгновенно. Вольфрамовые электроды должны выдержать…
    Спустя несколько часов, когда Шаман припаивал последние проводки на свои места, проснулся Шутник, и подойдя к работающему знахарю принялся наблюдать как тот что-то химичит с его винтовкой.
    — Смотри — заметив рядом с собой Шутника, начал объяснять Шаман — видал какая приблуда получилась. Я тебе сделал насадку на ствол, это что-то вроде электрошокера получилось. Пристегиваешь это вот сюда…
    Шаман помахал перед носом у Шутника рукой. Тому спросонья показалось что знахарь показывает пальцами “козу” но он тут же понял что это не рука Шамана а та странная херовина которую он держал в руке. Прямоугольник размером с пачку сигарет, по краям которого торчали два заостренных штыря толщиной с палец.
    Закрепив штуковину на конце ствола, оказалось что снизу он уже приделал специальное крепление, Шаман ткнул пальцем в приблуду и принялся объяснять.
    — Я сделал отводку от конденсаторов. Если переключишь вот этот тумблер, то ток теперь будет подаваться не на катушки магнитов, а на эту херню. Получится электрошокер по мощности сравнимый с молнией. Ткнешь этой штукой в брюхо твари, нажмешь на спусковой крючок и все. Жареная зомбятина готова. Думаю даже элитника можно поджарить таким напряжением… Надо будет протестировать как-нибудь. Броня не спасет, ее не придется пробивать. Такая сила тока в сочетании с напряжением, в принципе может образовать дугу под пару метров в длину, но так лучше не делать управлять таким разрядом невозможно, молния может ударить куда угодно. Поэтому не спускай курок пока не упрешь шокер в кого-нибудь.
    — Хороший подарок — кивнул Шутник убирая съемную насадку-шоккер в карман куртки — в честь чего такая щедрость?
    — Прощальный подарок — усмехнулся Шаман — валить тебе надо. Если завальненские охотники подберутся близко, смогут понять что что ты под землей, начнут искать, а мне этого не надо. Поброди несколько дней и можешь вернуться, но сейчас тебе надо валить. Двигай на восток, там есть стабы которые в контрах с Завальным, туда не полезут. Можешь двинуть на северо-запад, сотня другая километров и граница наших мест, дальше море пояс черноты и большая земля. Думаю найдешь дорогу сквозь черноту если решишь на большую землю уходить. В общем, сам думай — прятаться на местных кластерах, или валить в закат, но в любом случае собирайся. Поднимемся на поверхность, зачистим тварей, пополним твои припасы и трогай. Чем дальше уедешь, тем лучше, все же ты долго на одном месте торчал ищейки уже могут быть совсем рядом, мне такие проблемы не нужны.
    Глава 19
    Шутник гнал байк, выжимая из электродвижка все что было можно. Где-то позади, но не так чтобы очень уж далеко, остались преследователи — завальненские ребята решили видимо, во чтобы то ни стало поймать проклятого стелсера.
    Оторваться получилось неплохо — Шутник запустил квадрокоптер, вернулся на километр назад, и с высоты рассмотрел четыре крошечных точки БТРов, ползущих по узкой нитке дороги, километрах наверное в пятнадцати, может чуть меньше. Догоняют сволочи. Все же мотоцикл давно уже едет исключительно на энергии винтовки, а у нее по словам Шамана, разовая токоотдача невелика, вот и не получается разогнаться выше пятидесяти — шестидесяти километров.
    Прямой видимости нет, но преследователи четко держат направление. Хренова метка, сколько же еще она будет висеть? Шаман говорил что если оторваться достаточно далеко, четкое направление теряется, вот только оторваться как следует, не получалось. Развилок встретилось за это время немало, и Шутник всякий раз сворачивал в рандомном направлении, разумеется предварительно подняв в небо дрон, и оглядев дорогу с высоты в несколько сотен метров, чтобы быть уверенным что трасса не закончится через километр-другой. Такое уже случилось однажды — дорога просто кончилась и все, и пришлось километров восемьдесят гнать по пересеченке, прежде чем он снова выбрался на асфальт. Благо урал, пусть даже на электротяге, оказался удивительно проходимым мотоциклом. Поняв это, Шутник начал специально сворачивать с трассы, и петлять по пересеченке, наворачивая такие петли, что иной раз выходил едва ли не в хвост преследователям.
    Преследователи же, несмотря на все дикие финты и петли, держались цепко — видимо был у них кто-то с хорошо прокачанными способностями, а может тоже имелись дроны, к тому же не гражданские как у Шутника, вполне возможно что и военные, а те, с большой высоты, всегда смогут обнаружить беглеца. Оптика у них всяко получше.
    С одной стороны, у Шутника было преимущество, у него не кончается горючка, и чисто теоретически, он может гнать хоть до скончания веков, но он за рулем уже двое суток, с тех пор как покинул схрон Шамана, и отмотал за это время уже наверное больше тысячи километров, пусть протяжённость островка нормальности, посреди моря черноты и не превышала пятисот километров в поперечнике. Держался Шутник только на спеке и морально волевых, а преследователи могут рулить посменно. Скорее всего именно так они и делают, вот только где топливо берут? Возможно у них треть объема броневиков занимают баки, а возможно они настолько хорошо знают здешние места, что умудряются сворачивать куда-то, заправляться и снова падать на хвост Шутнику. Скорее всего именно так, иначе бы его уже давно догнали.
    Однако дальше так продолжаться не может. Шутник старался объезжать десятой дорогой любой намек на обитаемые места, дрон поднимался в небо по кулдауну — стоило батареям зарядиться, как он отправлялся в полет, и если Шутникзамечал хоть малейший намек на обитаемые места, или стоило ему расслышать вдалеке рык мотора, как он либо сворачивал с дороги и прятался, либо пролетал мимо встречного транспорта в стелсе. Любые поселения объезжал за десяток километров, встречаться с людьми, или с тварями, ему лишний раз не хотелось, потому и навертел такой километраж. Незаметность кстати, очень сильно ему помогала — в очередной раз подняв дрон, не останавливая мотоцикл, лишь немного сбавив ход, он увидел что черные точки броневиков, окружены россыпью точек помельче — видимо стая зараженных прибежала на шум двигателей. Впрочем надолго это преследователей не задержало. Элитников среди нападающих видимо не было, а против обычных зомбаков, крупнокалиберный пулемет это стопроцентно действующая панацея.
    Больше суток ему удавалось гнать безостановочно, не натыкаясь на людей, но буквально вчера, он столкнулся с шахид-мобилем, на каких разъезжают патрули стабов. Этот пикап был не из Завального, герба стаба на нем не было — типичная полицейская сине-белая раскраска, с российским гербом на борту. Шутник вроде бы повода агриться не давал, но бойцы на пикапе почему-то решили непременно его затормозить. Разбираться в чем дело — бросили ли это клич завальненские, или просто местной службе безопасности интересно кто это тут ездит, Шутник не стал. Попытался удрать скрывшись в стелсе, но за два дня бесконечной гонки так устал, что стелс провисел считанные секунды. Пикап бросился в погоню, Шутник принялся отстреливаться…
    В общем, справиться с пикапом получилось, не слезая с мотоцикла, но в результате он поймал в ногу пулю, слава богу не из пулемета.
    С одной стороны не повезло — пуля навылет не прошла, застряла в ноге и ее придется вынимать, с другой — пройди пуля насквозь и она повредила бы батарейный блок, так что по итогу перестрелки — минус нога, но батарея в плюс.
    Кое-как перебинтовав на ходу рану, Шутник отправил дрон на разведку, и увидел что преследователи так и висят на хвосте, причем даже успели подобраться чуть ближе.
    Черт, какую же награду выставил за его голову Сыч, что привлек такие ресурсы к поискам? А может никакой награды и не было, он просто приказал своим людям, все же властью проклятый безопасник не обделен… С другой стороны, понять Сыча тоже можно. Обиделся, хотя может не только в этом дело. Ну убил Шутник его сына, бывает, тут люди мрут как мухи, но тратить столько ресурсов на то чтобы наказать обидчика? Нерентабельно. Вряд ли Сыч просто хочет покарать его за нападение, слишком много хлопот, скорее всего дело в добыче и вовсе не в споранах и горохе, мешок с которыми прихватил Шутник, не стоят эти трофеи такой гонки. Видимо у проклятого счетовода, имелось что-то более ценное, и Сыч об этом знал. Обыскав трупы и обломки броневика, это самое “ценное” чтобы оно там ни было, не нашли, и резонно предположили что это самое, утащил Шутник. Вот только он ничего подобного не находил.
    Да, возможно в грузовике была пригоршня белого жемчуга, но взорвавшийся броневик, это вам не шутки. Обломки, а уж тем более такую мелочь как жемчуг, могло разнести на километры вокруг, должны же были понимать? А может они хранились и не в броневике вовсе а в кармане у того же Викинга, который тоже попал под гранатометный обстрел, и добыча вполне могла банально потеряться. Впрочем Сыч, скорее всего решил что Шутник напал целенаправленно, чтобы завладеть ценным грузом. Никто ведь не мог предположить что он настолько тупой, чтобы влезть в серьезную драку просто потому что разозлился а не вовремя проснувшаяся гордость не позволила проглотить оскорбление?
    Шутник бы в такое не поверил, если бы не знал себя, и того факта что он конченный дебил, а вот завальненские, того что Шутник совсем поехал крышей, скорее всего не знали, так что выводы сделали свои — Шутнику кто-то шепнул о богатой добыче, и он напал на броневики.
    Надо было что-то делать. Либо остановиться и дать бой, но Шутник понимал что без рыжего ему придется трудно, либо предпринять какой-то финт, чтобы оторваться окончательно.
    В коляске у него было ведро аммонала, для изготовления ловушек на зомбей он потратил не все. Когда делал Шаману детонаторы, себе тоже оставил один. Если зарыть эту взрывчатку, и подорвать под преследователями, то можно было бы наверное отбить у них охоту к преследованию, ну или замедлить. Впрочем Шутник понимал что следопыт скорее всего заметит мину, а потому не стал даже пытаться. Вместо этого, приметив вдалеке кусок городского кластера, направил вперед дрон и осмотрелся. То, что он увидел ему не понравилось, но погоню это сбить с хвоста могло.
    Несколько секунд у него ушло на то чтобы все обдумать и принять взвешенное решение, потому что вариантов было всего два — либо бежать назад, либо вперед. На границе видимости, Шутник увидел сплошную шевелящуюся массу, похожую на стаю бизонов, которую он видел в старом мультике, эти твари тогда еще растоптали папу-льва…
    — Тьфу блять, какая херня в голову лезет — сплюнув и выбросив из головы не вовремя всплывшие воспоминания Шутник вернулся к текущим проблемам. Разумеется никаких бизонов там нет, это самая настоящая орда. За время пребывания тут, он уже успел выслушать наверное сотни разных баек, и в некоторых из них были истории про орду.
    Изредка, раз в несколько лет, глючное поле черноты, все же перезагружается, и разделяющий большой мир и этот затерянный островок земли, многокилометровый мертвый пояс исчезает. Чернота превращается в обычный кластер, держится он от нескольких часов, до нескольких недель, и размер орды зависит как раз именно от этого показателя. Затем еще одна перезагрузка, и кластер начинает чернеть буквально на глазах, буквально за сутки, снова превращаясь в поле черноты.
    Была теория, что черные кластеры, при перезагрузке тащат свою копию из каких-то мертвых миров, например выжженных взорвавшимся солнцем, ядерной войной, или какой-нибудь хреновой магией, и на самом деле перезагружается чернота часто, просто кисляка над ней нет, и всякий раз на место исчезнувшей черноты, грузится новая чернота… Впрочем это не объясняло того что оставшиеся на черноте люди, могли лежать там годами, лишь покрываясь слоем антрацитовой пыли. Впрочем по той же теории, иногда, словно переключается система координат, и кластер грузится не из мертвого мира, а из обычного, потому и загружается нормальная земля.
    Спустя какое-то время, система координат возвращается в норму, и кластер снова начинает загружаться из мертвых миров. Но это в принципе разницы никакой не имело, разного рода теории и предположения о принципах работы черных кластеров, Шутника волновали сейчас мало. Главное то, что из-за огромной протяженности океана черноты, на его берегах, со стороны большой земли, постоянно копятся огромные стаи тварей — зараженные, мигрируя, постоянно собираются у препятствий, как правило это реки, вдоль берегов которых, проходят чуть ли не трассы зомбаков, ну или вот такие пояса черноты.
    Зараженные всегда идут куда-то, а граница черноты, это своеобразная стена, в которую они упираются. Причем ближний к островку край большой земли, представляет из себя эдакий усеченный конус, постепенно сжимаемый с боков чернотой, потом широкий пояс мертвого кластера, в несколько десятков километров шириной, и маленькая (ну как маленькая, размером с Чехию, Болгарию, или в половину Беларуси) клякса нормальной земли.
    Твари прут широким фронтом, но постепенно сжимаются с боков чернотой, и копятся, огромной массой в оконечности этого самого конуса. Толпа зараженных очень инертная, и не может сразу же развернуться, наткнувшись на препятствие. Зомбаки бродят вдоль черноты, подолгу стоят на одном месте, начинают друг с другом драться, жрать один другого, и только потом, очень очень медленно поворачивают обратно, но им навстречу прут все новые и новые твари. Со временем там копятся огромные количества зверья. Старые уходят, новые приходят, движение не прекращается никогда, но иногда, когда происходит одномоментная перезагрузка титанических размеров мертвого кластера, который опоясывает оторвавшийся от материка островок земли, преграда исчезает. Дорога открывается, плюс такая мощная перезагрузка сносит крышу всем тварям которые находятся поблизости, и вся масса зараженных, скопившаяся за годы на границе, одной толпой рвется вперед, сметая на своем пути все.
    Уже сейчас во все стороны от приграничных стабов скорее всего отправляются колонны с беженцами, либо расчехляются все стволы, чтобы отбиться от такой толпы тварей. Разлетаются радиограммы и беспилотники с предупреждением для всех остальных. Вот только преследователи Шутника, оторвались от своих мест уже слишком далеко так что отозвать их некому, радиостанция просто не добьет, а есть ли поблизости от тех мест куда они сейчас забрались стабы, чью передачу можно было бы поймать, неизвестно. Последний раз люди Шутнику встречались вчера, а за это время он отмахал не меньше трех — четырех сотен километров, пусть и петлями, по прямой может оказаться что он и полусотни не проехал, но все равно, возможно что последний приграничный стаб уже оставлен за спиной, и впереди больше поселений нет, а потому никакой тревоги, никаких радиограмм, никакой эвакуации…
    Окончательно приняв решение, Шутник рванул ручку газа, и помчался навстречу орде. Гнал он не просто так, примерно на полпути к стае тварей, он увидел клочок города, судя по тому что ни дыма, ни света, никаких других признаков жизни не наблюдалось, это был не стаб, либо стаб, но необитаемый. Вряд ли там есть люди которые могли бы угрожать Шутнику, да и на фоне орды, это сущие мелочи.
    Шутник планировал добраться до города, и спрятаться в каком-нибудь доме. Твари когда несутся такой массой, не тратят время на то, чтобы тщательно обыскать все строения, они просто прут вперед, и если не привлекать их внимание песнями и плясками, они скорее всего пронесутся мимо этого пустого городка, здесь им большой добычи точно не обломится. У Шутника есть все шансы пересидеть волну, а вот транспорт преследователей, скорее всего встретится с ордой лоб в лоб.
    В расчетах Шутник ошибся — добраться до огрызка города загодя, у него не получилось, скорее всего из-за того, что он немного притормозил, чтобы преследователи подобрались поближе, настолько, что он даже увидел их в прямой видимости, и можно не сомневаться, они тоже увидели его. Неизвестно, знают они о приближающейся орде или нет, если дроны у них есть, то могли заметить, да и сильный сенс наверняка мог бы почувствовать такую массу живности, а вот если преследователей за Шутником ведет кто-то со способностями следопыта, узнать о приближающейся орде им неоткуда.
    Шутник влетел в этот клочок города едва ли не одновременно с тварями, правда с разных концов, и на то чтобы куда-то схорониться, у него оставались считанные минуты. Выбраться из мотоцикла, взвалить на плечи тяжеленного пса, все еще пребывавшего в бессознательности, на одной ноге войти в подъезд, и желательно подняться повыше, причем лифты разумеется не работают… Пытаться провернуть все это когда за задницу вот вот начнут кусать твари, Шутник не стал — на глаза ему попалась крытая парковка в три этажа высотой, и как он мог судить, всего лишь с одним въездом-выездом.
    План зародился мгновенно. Поддав газу, он влетел на парковку, и погнал мотоцикл вверх, по подъему. Примерно на полпути, на первом повороте, где то на высоте второго этажа, он остановился — дорогу перегородила брошенная поперек выезда машина, но этого было достаточно. Соскочив с мотоцикла, Шутник матерясь отстегнул винтовку, подхватил ведро с аммоналом, и тихо подвывая от боли в раненой ноге, поскакал назад. Отойдя, точнее отпрыгав от мотоцикла, Шутник окинул внимательным взглядом пол, пытаясь отыскать на глазок стык бетонных плит. Возможно он все же его нашел, а может Шутнику это показалось и пол парковки был из монолитного бетона, но как бы там ни было, Шутник вогнал в винтовку магазин с драгоценными вольфрамовыми пулями, не имея уверенности в стальных, и выставив мощность на максимум, пальнул в пол, чуть впереди себя, молясь чтобы пуля рикошетом не отскочила ему в рожу. Повезло. Разогнанная до сверхскоростей пуля, с визгом отрикошетила, угол был выбран неправильно, но все же оставила в толстом бетоне выбоину с кулак размером. Еще один выстрел, в этот раз удачнее — пуля вошла в край уже готового углубления а потому не отрикошетила, а прямо вгрызлась в бетон, отколов значительный кусок. Еще выстрел, а затем еще и еще.
    Дыра в бетоне расширялась, Шутник понимал что привлекает грохотом тварей, да и преследователи тоже его видели, во всяком случае он наблюдал БТРы меньше чем в километре, но иначе было нельзя, к тому же была надежда что к моменту когда твари доберутся до парковки, преследователи тоже преодолеют остаток расстояния и твари их таки увидят. Подвижная цель куда интереснее непонятного грохота, так что орда останавливаться точно не будет, и пройдет дальше.
    В бетонном полу стоянки, образовалась дыра, в которой просматривались арматурные прутья, прикинув размер Шутник решил что этого хватит.
    Оставив винтовку, он подхватил ведро с аммоналом, допрыгал до дыры, и с трудом засунул импровизированную мину в дыру, умостив ее на арматурных прутьях. Бомба была заложена. Вставив детонатор и уже улавливая рев движков и топот тысяч ног, Шутник выволок собаку из коляски, кое как отполз вместе с псом, за поворот подъема, и коснулся иконки детонатора на планшете.
    Грохнуло так что Шутник едва не потерял сознание, в глазах зарябило, а из ушей закапала кровь, пусть он и открыл рот, перед взрывом. Оставив пса, Шутник под надоедливый звон в ушах, похромал обратно, чтобы полюбоваться на дело рук своих.
    Получилось. Значительный участок пола провалился — теперь спуститься или подняться этим путем было невозможно, обрушился целый пролет бетонного перекрытия, а это метров пятнадцать — двадцать наверное. Нет, твари конечно же сумеют забраться по стенам, да и еще один вход для людей тоже должен был где-то иметься, но сплошным потоком они уже не попрут. Стадо, ворваться сюда потоком не сможет, а карабкаться по стенам, тварям вроде как незачем. Да Шутник нашумел, но заговоривший пулемет преследователей, выстрелы которого Шутник расслышал даже сквозь звон в ушах, шумит гораздо интереснее, потому что зараженным эти звуки знакомы — выстрелы для них, как приглашение на обед, да и цель твари видят. Можно было ожидать что большая часть рванется на броневики.
    Шутнику повезло, так что пусть часть потолка и обрушилась, создав дополнительную преграду, мотоцикл не завалило. У Шутника была еда, были медикаменты, пусть и почти не было воды. Все херня, он получил передышку. Если вести себя не особо шумно, твари на парковку не сунутся, а даже если и попытаются попасть на верхние этажи, главную дорогу Шутник уничтожил. Карабкающихся по стенам зараженных, сможет сбивать из винтовки на минимальной мощности, так что твари его не увидят и не услышат, а получив порцию мяса, ввиде своих павших сородичей, возможно вообще потеряют интерес к стоянке. Сейчас следовало отыскать лестницу для людей, если она есть, и как-то забаррикадировать ее, впрочем Шутник, окинув взглядом не столь уж большую площадь стоянки, увидев посреди площадки, между бетонных опорных столбов, что-то вроде прямоугольного строения. Бетонные стены от пола до потолка, и Шутник не сомневался, что этот прямоугольник бетонных стен, продолжается и на следующих этажах. Видимо именно там и расположена шахта лифта, да и лестница тоже. Если другой проход и есть, то это узкая техническая или пожарная лестница, какие бывают снаружи многоквартирных домов, которую заблокировать будет не очень сложно.
    Волна тварей прокатилась как сплошная лавина, продолжительностью минуты в три. Три или около того минуты сплошного потока тел, между которыми казалось, яблоку упасть негде. Сколько же их тут? Учитывая что фронт орды тоже был достаточно широк? Сейчас он конечно начнет расширяться и плотность толпы существенно спадет, плюс она растянется в длину, не все твари могут бежать с одинаковой скоростью, но сейчас, орда впечатляла.
    Шутник не только видел огромную толпу зараженных, но казалось даже чувствовал ногами вибрацию от топота тысяч лап. Твари действительно не обратили внимания на стоянку — некоторые сворачивать не стали, и пробежали сквозь нее, по первому этажу благо капитальных стен там не было, и пройти можно было свободно. Орда ломанулась дальше, снося перед собой все — ломая заборы, снося машины, и не встречая никакого сопротивления, но малая часть зомбаков, плетущихся в хвосте, все же осталась и разбрелась по городку. Видимо это самые слабые, или самые голодные твари, радовало что матерых, среди них не заметно, да и самих тварей не так чтобы много, пусть толпа оставшаяся в городе, и была достаточно плотной.
    Видать силенок бежать дальше этим тварям не доставало, потому они и принялись искать чем бы подкрепиться — вламывались в дома, вскрывали как консервные банки машины, несколько десятков с громким воем погнались за бродячим котом… Магия огромной толпы понемногу отпускала, и оставшаяся от орды часть зараженных, осталась здесь. Огрызок городка был совсем небольшим — не больше двух десятков строений, так что твари оккупировали его достаточно плотным слоем, и стоило только спуститься вниз, как нескольким из них, Шутник тут же попадется на глаза.
    Сейчас никуда рыпаться не стоило — надо было отдохнуть и заняться ранами, своими и собаки, и по возможности, стараться не шуметь. Рано или поздно твари наверное унюхают кровь, так что хорошо бы сменить повязку, а кровавые пятна на полу, залить бензином, глядишь поможет…
    Дохромав до центра парковки, Шутник убедился что тут действительно имелись два лифта, разумеется неработающих, и вход в кабинет, за широким застекленным окном, скорее всего тут располагался охранник, или вахтер, или как там его правильно называют.
    Войдя внутрь Шутник нашел стол, с лежащим на нем журналом, и чайником в углу. Стул, а у противоположной стены, узкую кровать. Видимо тут и впрямь располагался охранник. Шариться по шкафам Шутник не стал, потом обыщет, сейчас же он покинул кабинет и открыл дверь рядом с лифтами. Так и есть, уходящие вниз ступени, аварийного выхода. Пока что он просто подпер дверь ломиком, найденным в сторожке. Что он там делал неизвестно, но это и не важно было сейчас. Снова вернувшись в каморку сторожа, Шутник увидел швабру в углу. Годится. Положил на поперечную часть швабры, подушку со стула, обмотал тряпкой, примерил по росту, и отломал кусок снизу. Сил сломать толстую палку швабры руками не получалось, поэтому он не пожалел патрона, выстрелив из пистолета с глушителем, легко расколов деревяшку. Ударил разок об стену, отломав кусок дерева окончательно, и получил достаточно удобный костыль.
    Помогая себе костылем, побрел на третий этаж. Поднялся, огляделся. Все так же как и на втором — по центру площадки лифты и каморка охранника, вот только машин тут поменьше, буквально пяток штук, а на самом краю площадки, в уголке, скромно пристроилась кабинка туалета.
    Точно так же подпер дверь на лестницу, замков на ней не было, видимо запирался вход снизу. Надо будет передохнуть немного, и сходить вниз, проверить что со входом и как-нибудь его запереть, а то некоторые твари, видимо почуяв что-то интересное, начали пытаться забраться на второй этаж парковки.
    Взглянув вниз, Шутник понял что ему подфартило. Парковка не имела капитальных стен — только несущие столбы-опоры, из бетона, но почему то забранного в толстые, чуть ли не полметра в диаметре, металлические трубы. Когти в такие не воткнешь, так что по столбу тварям не влезть. По внешнему периметру, парковка была огорожена металлическим забором, из профтрубы высотой примерно по плечо, а вот высота потолков была не меньше трех с половиной — четырех метров, видать чтобы можно было припарковать высокую газель с будкой, или грузовик.
    По идее допрыгнуть у рядовых зараженных тоже не выйдет, а элитные твари побежали дальше, так что единственное направление с которого Шутнику стоило ожидать опасности, это лестница. Надо было срочно что-то решать с этой проблемой, но сначала нужно было заняться ранами.
    Глава 20
    Пулю из ноги Шутник достал, отыскав в багажнике одной из машин набор инструментов, в котором были небольшие пассатижи. В аптечках было много всякой дряни, но вот новокаина со шприцами, конечно же не завалялось. Запив водкой пригоршню анальгина и аспирина, Шутник, мало задумываясь о том, насколько все это дерьмо совместимо между собой, принялся ковыряться в ноге.
    Пулю нашел, пусть и столкнувшись с некоторыми проблемами. Шутнику казалось что запаса стелса уже не осталось, но стоило только попытаться раздвинуть края раны, как от боли рефлекторно включалась невидимость, и рана пропадала из виду. Сбросить стелс не получалось, видать организм руководствовался не разумом а своими собственными ощущениями, главным из которых была боль.
    В конечном итоге запасы стелса все же были высажены в ноль, и у Шутника получилось покопаться в своей ноге, едва не вырубившись от боли, отыскать что-то твердое, и надеясь что это пуля а не обломок кости, уцепить это пассатижами.
    Очнулся он с пассатижами торчащими в ране, и лужей крови которая успела оттуда натечь. Видимо вырубился, выдергивая пулю из кости. Трясущимися руками Шутник окончательно извлек сплющенный комок свинца, залил в рану остаток водки из бутылки, едва не вырубившись снова, и понял что зашить рану точно не сможет.
    Нарезав пластырь на куски, в ладонь длинной, Шутник как сумел стянул края раны, и зафиксировал их полосками пластыря, протянутыми поперек раны. Кое-как поднялся на ноги, под гул в голове, и тут же сообразил что этот гул, вовсе не в глубине его башки, кто-ломился в дверь, и судя по тому как бестолково это делалось, ломились в двери зараженные. Видимо таки учуяли кровь.
    Основной вход Шутник заблокировал обрушив пол, металлическая пожарная лестница, которая шла по внешней стороне строения, была срезана ниже второго этажа — обливаясь потом и кровью из простреленной ноги, Шутник сумел спуститься по ней чуть ниже, и с помощью болгарки, что имелась в мотоцикле, подключенной к винтовке, срезал пару штырей торчащих из стены. Перила и ступени тоже были срезаны, и целый пролет лестницы, с жутким скрежетом обвалился. Лестница теперь шла только от второго этажа, до третьего. Спуститься, и следовательно подняться с земли, по ней, было нельзя. С этой стороны Шутник себя тоже обезопасил.
    Оставались только двери лестничных пролетов. Дверь подпертая ломом все еще держалась, но судя по всему осталось ей не долго. Шутник накинул на плечо ремень канистры-батареи, снятой с мотоцикла, зажал под мышкой зарядку для автомобильного аккумулятора, и похромал к выбранной им машине. Под перестук швабры-костыля, он добрался до белого микроавтобуса, открыл капот, правда пришлось его для этого взломать альпенштоком, и и накинул контакты зарядника на клеммы аккумулятора, не отключая его от бортовой системы. Зарядник подключил к канистре-повербанку, забрался в салон, и вспоминая все что слышал о взломе, принялся ковыряться во вскрытой панели, пытаясь отыскать те самые заветные два проводка.
    Несколько минут на это дело ушло, благо все оказалось не так сложно как ему казалось изначально, и вскоре удалось включить зажигание — врубилась панель, загорелись фары. Еще немного возни, и удалось найти те самые провода которые заставляют работать стартер. Машину получилось завести, и вскоре Шутник уже подгонял тачку к двери в которую ломились зомбаки. Развернулся, подпер плоской задней частью микроавтобуса дверь, плотно прижав ее тяжелой машиной. Сдвинуть ее точно не получится, если к зараженным не подтянется элитник. Да, мера временная, но пока сгодится и так.
    Скрипя зубами от боли, Шутник поднялся по пожарной лестнице на третий этаж, и таким же образом заблокировал лестничный пролет и там. Какое-то время прорыва тварей можно было не опасаться. Нужно было отдохнуть, поесть, поспать, заняться ранами собаки, дождаться пока хоть немного полегчает с ногой, а уже потом думать что делать дальше.
    Судя по предыдущему опыту с простреленной ногой, провести на одном месте придется не менее трех — четырех дней, а скорее дольше. В тот раз ранение было легким, и чистым, в этот раз пострадала кость, да еще и в ране пришлось ковыряться засранными пассатижами, пусть она и была после этого продезинфицирована. Нога выглядела и ощущалась откровенно плохо, так что неделя, это самый оптимистичный вариант, и это при постельном режиме. Сейчас же, Шутнику приходится активно двигаться, даже после короткой поездки на автомобиле, нога начала кровить.
    Пес тоже был плох. В сознание он приходил но ненадолго. Помогло то, что Шутник, как оказалось, очень даже неплохо умеет чувствовать боль собаки, иначе пришлось бы потратить много времени, пытаясь понять что у собаки сломано, и где у него болит. Едва пес пришел в себя, и Шутник сумел поймать ментальный контакт, по мозгам шибануло так, что он мгновенно прочувствовал каждое сломанное ребро пса, и каждый сантиметр содранной шкуры.
    Кое-как отгородившись от эмоций собаки, Шутник принялся разбираться с его ранами. Таскать тяжеленного пса, на одной ноге — занятие не из простых. Собака осталась лежать там же, на бетонном полу, Шутник разве что сумел подложить под него одеяло да матрас снятый с кровати одного из охранников. В одной из машин — маленькой, красненькой, с детским креслом впереди, Шутник нашел пачку одноразовых пеленок, так что можно не париться о том что собачку выгулять не получится, а то что гулять пес будет еще нескоро, было понятно.
    Ребра и правая передняя лапа были сломаны. С ребрами вроде как все просто — если пса не ворочать, то по идее они должны подхватиться и срастись, можно наложить разве что тугую повязку, сыграет роль некоего корсета. С лапой сложнее, надо ее примотать к какой-то шине, насколько знал Шутник, но знал он не так чтобы слишком много, и надеялся по большей части на естественную регенерацию, пришпоренную ульем.
    По слухам, у местных даже оторванные руки-ноги вырастают, а уж простые переломы за несколько дней срастаются. Если положить лапу примерно так как надо, да примотать бинтом шину, хоть как-то, но срастись должно, а там либо организм сам поправит кость, сумел же он выдавить металлические штифты, когда они стали не нужны, либо Шутник с Рыжим доберутся до стаба, пусть даже на кривой лапе, найдут доктора, сломают лапу заново, и срастят уже правильно.
    С головой вроде порядок — челюсть вроде не сломана, хотя наверное пара трещин в черепе точно есть. Содран скальп с половины головы, оторвано ухо, впрочем новая кожа за это время уже успела затянуть кости, так что регенерация работает. Уха правда все еще не было, но и голым черепом пес тоже не сверкал. По-хорошему, сейчас достаточно просто не беспокоить сломанные ребра и лапу, да питаться как следует, и вскоре Рыжий, вместе с Шутником, встанут на ноги.
    С едой проблем не было — у Шутника багажник коляски был набит армейским сухпайком, имелись консервы, несколько пачек китайской лапши. Пса можно было подкармливать зомбятиной, ее он очень любит, а проклятых тварей сползлось отовсюду наверное под пару тысяч. Можно было просто швырять вниз крюк-кошку, и лебедкой вытаскивать зомбаков словно огромных, вонючих рыб. На тех запасах еды что имелись, протянуть неделю а то и побольше, можно было без особого труда, учитывая даже то, что на регенерацию энергии потребуется море. Проблема была не в этом — у Шутника почти не было воды.
    С собой фляга на литр с небольшим, в нескольких машинах удалось найти бутылки с водой, где полные а где полупустые, в каморках у охранников тоже было по почти пустой баклажке с водой, а в одной из каморок даже стоял полноценный кулер с бутылкой на двадцать литров, жаль что пустой. Этого было мало. Слив всю воду в один бутыль, Шутник получил всего лишь пять литров — одну полную баклажку.
    Пить хотелось жутко, потеря крови сказывалась, да и организму наверное вода нужна для строительных работ и выведения всякой дряни, где же ее только взять? Выбраться с автостоянки на одной ноге — нечего и думать. Спрятавшись в стелсе у Шутника получилось бы пройти небольшое расстояние незаметно для тварей, но расстояние это было бы слишком уж смехотворно. С водой надо было что-то решать, причем решать быстро. В каморке охранника была батарея отопления — вскрыв ее, Шутник воды там не нашел — видимо во время перезагрузки, где-то обрезается подземная водопроводная магистраль, и именно туда уходит вода. Проверять остальные батареи наверное бессмысленно, воды там уже нет.
    Туалета с унитазом, в бачке которого можно было бы отыскать воду, на стоянке не было. Шутник, исследуя стоянку, видел только кабинку передвижного туалета, но все же следовало подняться туда и проверить одну идиотскую, но потенциально спасительную догадку. В свое время, поездив по всяким Европам и Америкам, Шутник не раз видел такие вот туалеты — пластиковая кабинка, объединенная с пластиковым же баком для дерьма. В России такие кабинки ему тоже видать доводилось. Вот только если в Европе с Америкой в баки этих туалетов заливалась какая-то синяя химическая мерзость, благодаря которой туалет не вонял на три квартала, то вот в Российской версии подобных сортиров, в бак, видимо ради экономии, заливали простую воду. Получалась по сути просто бочка, наполненная водой, в которой плавали какахи.
    Вскоре в таком бачке получалось своеобразная настойка из дерьма, воняющая на три квартала. Однако, пусть эта жижа и являлась редкостной мерзостью, но в ее основе все же вода, и ее там очень много, литров сто, а может и того больше. Если дистиллировать эту дрянь, то вероятно можно получить чистую воду, вот только как собрать дистиллятор из говна и палок?
    Для начала следовало убедиться что вода в туалете все же есть, а уже потом думать как ее очистить. В принципе можно было растянуть те пять литров что у Шутника есть на два — три дня, а там глядишь и нога болеть станет поменьше, можно будет выбраться да поискать супермаркет какой нибудь, вот только в то, что нога так быстро зарастет, верилось с трудом, а потому, все же, Шутник решил ввязаться в авантюру с водой, в баке туалета.
    По пути к сортиру, Шутник вскрыл радиаторы нескольких автомобилей. Не повезло — везде был тосол, воду в радиаторах сейчас практически не используют, но зато в одной из машин, бачок стеклоомывателя оказался заполненным водой. Плюс пол литра. Неизвестно чистая эта вода или нет, но прокипятив и пропустив сквозь фильтр, можно было получить из нее, что-то питьевое. Впрочем этого все равно мало. На сутки человеку нужно литра два воды, раненому человеку, который восстанавливается, воды надо будет больше, не меньше трех литров. Еще собака, которая уже весит больше Шутника, так что и воды ему больше надо, итого имеем литров шесть в день на двоих, это самый минимум.
    Добравшись до кабинки туалета Шутник уже метра за три почувствовал как от него воняет, но заглянул внутрь и убедился что таки да — бак туалета заполнен не какой-нибудь заморской, буржуйской химией, а самой что ни на есть рабоче-крестьянской водой. В этой самой воде плавало такое же рабоче-крестьянское дерьмо, да и такие же рабоче-крестьянские ссыкуны, сюда тоже частенько заглядывали. Картина была удручающая, но и положительный момент был — этой вонючей мерзости, тут было много. Попробовав покачать кабинку Шутник убедился что весит она овердохера, так что на сто литров воды точно можно рассчитывать.
    Строить дистиллятор — не вариант, решил Шутник. В принципе из машин можно добыть шланги, радиатор, емкости, собрать все это воедино с помощью изоленты, проволоки и такой-то матери. В качестве источника тепла у него есть нолдовская ядерная винтовка и электроплитка в мотоцикле, но дистиллировать такими темпами, Шутник будет в час по чайной ложке. Да и не факт что вообще получится что-то собрать. Все же инструментов тут не так чтобы много.
    — Химик я или где — задумчиво почесал затылок Шутник — бомбу-то любой дурак сделать может, а вот очистить воду от дерьма, с помощью все того же дерьма и палок, это уже почти искусство.
    Шутник развернулся и побрел к мотоциклу, проверил как у него дела с содой. Он возил с собой все что нужно для приготовления живца, и раствора гороха, в том числе пару пачек соды и пару бутылок уксуса. Вот только он не помнил осталось у него что-то еще или нет, горох он жрет сумасшедшими темпами, Цыган даже советовал ему сбросить немного темп, опасаясь последствий. Если достаточное количество соды, в мотоцикле найдется, то Шутник начнет химичить. Если же соды не окажется, то он начнет строить дистиллятор.
    Проверив багажник коляски, Шутник нашел одну запечатанную пачку соды, и еще одну, в которой оставалось примерно половина. Электролита на стоянке — хоть залейся. В каждой тачке аккумулятор, а в каждом аккуме электролит. Что еще надо для счастья? А нужна, для полного счастья, еще ржавчина. Что впрочем тоже проблемой не являлось, и ржавых тазов на парковке было много.
    Наличие всех необходимых реагентов, решило вопрос очистки воды в пользу химического, на этом поле Шутник чувствовал себя более-менее уверенно, а вот в плане работы с металлом, руки у него росли явно из задницы, так что идею собрать дистиллятор из автомобильных запчастей, он оставил на крайний случай.
    Первым делом нужно было получить сульфат железа и карбонат натрия. С карбонатом все просто — достаточно просто прокипятить раствор соды, а с сульфатом железа посложнее. Достав нож, Шутник забрался под самую ржавую машину, из всех что тут были, и принялся соскребать с металлических поверхностей ржавчину, собирая ее на газету.
    Убив на это дело несколько часов, прервавшись только чтобы напоить пса, выпить немного живчика самому, да сменить повязку на ноге, Шутник получил изрядную кучу ржавой пыли. Это оксид железа. Пересыпав его в кастрюлю, которую нашел в шкафу у охранника, Шутник поставил ржавую пыль на плитку, прокалиться немного, после чего пересыпал ржавчину в стеклянную банку. Что в ней хранилось раньше, он не знал. Просто нашел в шкафу пустую и чистую банку, возможно в ней охранник приносил из дома супчик, и пообедав тщательно помыл баночку. Сейчас она и пригодилась. Туда же налил немного электролита из аккумулятора, поставил на теплый топливный элемент, вынутый из винтовки, и принялся помешивать. Греть на плите не стал. Да, так получилось бы быстрее, но была опасность перегреть. Градусов восемьдесят — сто, и раствор можно будет выливать — сульфат железа разложится.
    Шутник осторожничал, а потому все получилось с первого раза. Глубокой ночью, после трех часов нагрева и помешивания, он получил таки банку с искомым реактивом — раствор приобрел темно-бурый, почти бордовый цвет, это означало что в нем имелся нужный элемент. Перелив раствор из банки в бутылку, осторожно отделяя жидкость от осадка, Шутник, который уже хотел спать, все же принялся за соду. Здесь все было просто — помыл кастрюлю, после ржавчины, залил туда воды из баклажки, вылив около литра. Дальше в ход пошла сода. Шутник принялся помешивая, подсыпать ее ложку за ложкой, до тех пор пока она не перестала растворяться. После этого долил воды до полна, полностью опустошив пятилитровую баклажку. Больше воды не было. Если ничего не получится, то ситуация окажется действительно хреновой. Выбросил пустую пачку — ушла вся сода из начатой коробки, поставил кастрюлю на плитку, подключенную к винтовке. Прокипятил немного, и по идее сода должна была разложиться на углекислый газ, и карбонат натрия.
    Дождался пока раствор остынет, и прежде чем лечь спать, решил испытать полученные реактивы.
    Когда он работал преподавателем, они с учениками однажды провели такой эксперимент. С помощью сульфата железа и карбоната натрия, превратили бутылку колы, в прозрачную воду. Тогда на полторашку потребовалось шесть миллилитров раствора сульфата железа, и наверное миллилитров двадцать, раствора соды. Конечно в тот раз все реактивы были химически чистыми, а тут все сделано на коленке, но что-то получиться все же должно.
    Снова вооружившись костылем из швабры, куском шланга, найденном в багажнике старой шестерки и здоровенной бутылкой на двадцать литров, снятой с кулера, Шутник дохромал до туалета и опустил в бак шланг. Переливать горючее с помощью шланга, причем так чтобы его не наглотаться, Шутник умел. В молодости ему неоднократно доводилось сливать бензин из баков — родители подарили ему мопед наверное лет в четырнадцать, но вот о горючке он должен был заботиться сам. Ничего более умного чем воровать бензин, они с друзьями не придумали.
    Вонючая жижа, желто-коричневого цвета, потекла из шланга. Кусок тряпки, который Шутник намотал на его конец, служил своеобразным фильтром, не пропуская твердые фракции — Шутник даже мысленно не хотел называть эти самые фракции, дерьмом, боялся что его стошнит когда он будет пить эту воду, пусть даже он и очистит ее до чистоты дистиллята.
    Набрав бутыль немного не дополна, Шутник извлек из рюкзака бутылки с раствором соды, и сульфатом железа. На полтора литра колы, надо было около шести миллилитров качественного раствора сульфата железа. Того дерьма что наварил Шутник из ржавчины, надо будет наверное не менее восьми а лучше десяти, чтобы с гарантией. Итого на двадцатилитровую бутыль, надо будет грамм двести сульфата. Раствора соды, уйдет уже с пол литра, может быть миллилитров семьсот… А всего раствора карбоната натрия у него два с небольшим литра. Треть на одну очистку, и это даже будет хорошо. Возможно уйдет и половина.
    Добавив в бутылку сульфат, Шутник принялся вливать туда раствор соды, с удовлетворением наблюдая, как в мутной жиже, образовываются рыжие хлопья гидроксида железа.
    Частицы гидроксида железа, имеют очень малые размеры, а главное — положительный поверхностный заряд. Благодаря этому, в растворе они постоянно отталкиваются друг от друга, и не оседают на дно. Однако едва в растворе появится молекула заряженная отрицательно, как железо тут же притягивается к ней. Заряд нейтрализуется происходит слипание и этот своеобразный комок из частицы чего-то, окруженной железом, оседает на дно. Образуются флокулы, вот эти самые рыжие хлопья.
    Отрицательно заряжены анионы растворенных веществ — нитраты, хлориды, любая органика. Железо собирает практически все что можно из раствора. Это напоминало то, как работают лейкоциты в крови. Они точно так же облепляют бактерии, превращаясь в гной. Облепленные железом молекулы примесей в воде, превращались в рыжие хлопья, и неторопливо оседали на дно. Надо дать воде отстояться пару часов, а потом слить то что сверху, и выбросить осадок. По прикидкам, должно получиться от двенадцати до шестнадцати литров чистой воды, которую, впрочем, потом надо будет пропустить через фильтр из тряпок и угля, который Шутнику еще надо будет нажечь завтра, да прокипятить, чтобы окончательно убить всю живность что останется.
    Оставив бутыль, Шутник прихватил матрас с одеялом, и побрел к собаке, ночь провести он решил рядом с псом, на случай если тому вдруг станет плохо. Чем он сможет помочь если у собаки начнутся осложнения, Шутник не знал, но и оставить пса в одиночестве не мог.
    Глава 21
    Утром первым делом, Шутник побрел проверять бутыль с водой. С облегчением увидел что емкость на четверть заполнена рыжим осадком, а сверху, на три четверти почти кристально-прозрачной водой. Аккуратно слив воду, стараясь не потревожить осадок, Шутник понюхал ее, и убедился что вони почти нет. Есть конечно неприятный запах, но уже не откровенная вонь дерьма и мочи.
    Немного воды пришлось пожертвовать чтобы сполоснуть бутыль после того как Шутник вытряхнул из нее осадок — вот уж что воняло так воняло.
    Полученную воду стоило отфильтровать, прокипятить, и в принципе можно было ее пить. Технология работала, содового раствора Штуник потратил больше полулитра, готового осталось еще на две, может три чистки, если экономить. Недостаток карбоната натрия в принципе не слишком критичен — просто выпадение осадка замедлится в разы, но теперь вода есть и можно подождать пару дней. Когда кончится тот раствор что остался, в дело пойдет оставшаяся пачка, так что чисток десять еще можно провести. Электролита и ржавчины — хватит детям и внукам Шутника, об этом он не беспокоился, так что набора реактивов, наверное, должно хватить на очистку всей воды в толчке. За одну процедуру очистки у Шутника получилось чуть меньше пятнадцати литров.
    Уголь жечь не понадобилось — в багажнике одной машины, Шутник нашел разборный мангал, шампуры, а самое главное — мешок березового угля. Измельчив немного, и завернув его в тряпку, Шутник за несколько минут соорудил простейший фильтр. Накрыв кастрюлю тряпкой с замотанным в нее измельченным углем, он закрепил над ней бутыль с водой, заткнул самодельной пробкой с небольшим отверстием, через которое вода тонкой струйкой стекала на фильтр, а из него в кастрюлю.
    Оставив воду фильтроваться, Шутник проверил пса, выкинул грязную пеленку, постелил новую, и вскрыв банку тушенки, накормил Рыжего, который уже пришел в себя и вовсю порывался встать.
    Обругав собаку, и заставив того лежать неподвижно, Шутник мысленно поежившись, все же чуть расслабился и усилием воли поймал ментальную волну собаки. Состояние пса немного улучшилось. Видимо сотрясение мозга, или что там у него было, организм поправил, внутренние органы повреждены скорее всего не были, или были но не серьезно, так что сейчас основная проблема это сломанные ребра, и нога.
    Болели и ребра и лапа, сегодня меньше чем вчера, была надежда на то, что за неделю пес придет в норму, если его как следует кормить и поить. Дав псу остатки живца из фляги, Шутник потрепал собаку за единственным ухом, и побрел к мотоциклу.
    Отыскав в коляске бутылку спирта, набодяжил новый раствор живчика, пожалел что тратить соду на то, чтобы приготовить горошину нельзя. Проверил воду. Отфильтровалось уже около литра, и он решил что пока хватит. Заткнул бутылку, убрал в сторону, самодельный фильтр аккуратно повесил подсохнуть, а кастрюлю с водой, водрузил на плитку.
    Прокипятив и остудив воду, Шутник напился сам, отметив что вода пусть и получилась почти кристально чистой, но на вкус так себе, да и попахивает чем-то, похожим на болото. Пока пил старался не думать откуда эта вода получена, и пытался убедить себя в том, что это всего лишь выдохшаяся минералка — вкус был похож. Напившись сам, напоил собаку, псу кстати было абсолютно пофиг, пил с жадностью. Впрочем в родном мире Рыжий частенько хлебал воду из унитаза, так что ему наверное не в новинку.
    Дня на два или три, водой они пока обеспечены, теперь следовало позаботиться о провианте. Тушняк закончится завтра, осталось всего четыре банки. Экономить на еде нельзя, им нужно восстанавливаться ударными темпами и сваливать отсюда. Сам Шутник перейдет на сухие пайки, а вот пес их не особо жалует, пусть и жрет конечно. Собаке нужна еда посерьезнее, нужно мясо, а то, что он охотно жрет зомбятину, Шутник знал. Надо поймать зомбака, разделать его, и пустить на рацион собаке.
    Поймать зараженного можно было двумя путями. первый это приоткрыть слегка двери, в которые все так же вяло ломились зомбаки, впустить одного-двух, грохнуть и запереть дверь снова. Второй способ — подстрелить кого нибудь из тварей с высоты, а потом постараться зацепить крюком на веревке, и втащить на лебедке вверх.
    Нога все еще дико болела, и ходить без костыля не получалось. Уверенности в себе у Шутника не было никакой, так что зомбака добывать он решил рыбалкой.
    Взглянул вниз, с краю парковки, и увидел что зомбаков меньше не стало, наоборот, их явно стало больше. Видимо чернота все еще не подгрузилась, и твари продолжают переть. Первая, самая мощная волна схлынула, теперь, в отсутствии препятствий, твари не копятся на границе, а прут жиденьким ручейком, своего рода капельный поток. Он не так чтобы очень опасен, если состоит из мелких уродцев, но если к ним припрется кто-то серьезный, будут проблемы.
    Выцелив одну из тварей, что безуспешно пыталась вскарабкаться по бетонному столбу, Шутник прицелился из винтореза, и спустил курок, прострелив твари башку. Дохлый зомбак рухнул на асфальт, а Шутник размотав трос, попытался поддеть его крюком. Матерым альпинистом Шутник никогда не был, пользоваться таким агрегатом не умел, так что на то, чтобы надежно подцепить труп, у него ушло не меньше десятка попыток, но вскоре зараженный оказался насажен на крюк, и сидел вроде как надежно.
    Шутник повернул рычаг на лебедке здоровенного джипа, аккумулятор которого он зарядил за ночь, и вскоре труп оказался наверху. По пути к болтающемуся на веревке зомбаку, подцепился еще один, видимо таким экзотическим образом пытаясь попасть наверх, туда где сидел Шутник, но тому этот гость пока был не нужен, так что зараженный получил пулю в голову, и грохнулся на асфальт. Бродившие поблизости твари, медленно но верно сообразили что их собрат мертв, и сопротивляться не будет, так что вскоре внизу началась трапеза. Штук шесть зомбаков разорвали дохлого зараженного за несколько минут, растащив по углам даже кости.
    Шутник же, затащив к себе труп, посетовал что зараженные пока слишком недоразвиты, а потому от людей практически не отличаются. По сути сейчас, ему придется расчленить какую-то бабу, зараженный кстати оказался женского пола, чтобы скормить ее собаке. Хрень какая-то, крыша Шутника и так держалась на своем месте не так чтобы очень надежно, а после нескольких таких вот мясозаготовительных работ, грозила потерять оставшиеся точки опоры.
    Шутник все еще помнил как страдал от душевных терзаний после того, как случайно загнал кролика под машину, и он боялся снова оказаться убийцей. Спасало то, что Шутник был уверен в нереальности этого мира, а потому не испытывал сочувствия к местным, как он считал, неписям. Больше всего Шутник боялся понять, что мир на самом деле полностью реален, а он играет в кровавого маньяка, убивая людей направо и налево, отрывая им руки и ноги, а вот сейчас, готовится скормить труп собаке.
    Так продолжаться не могло — чтобы решить что делать дальше, Шутнику надо было окончательно понять, реален мир в котором он находится, или это все же симуляция. Как убедиться в том, что ты не псих? Точнее пусть даже псих но не единственный такой? Эксперимент надо повторить. Шутнику нужен был еще один человек прошедший через перезагрузку и оставшийся при мозгах, чтобы сравнить с ним свои ощущения. Вряд ли таких людей очень много, а потому скорее всего придется создавать его самому, благо это не так сложно — загнать кого-нибудь на перезагружающийся кластер, и проверить что с ним станет после перезагрузки.
    Проблемой было отсутствие статистики. Шаман говорил что он видел людей оставшихся на кластере во время перезагрузки, и все они поехали крышей. Если процентное соотношение тут такое же как и соотношение иммунных и неиммунных, то из сотни человек попавших на перезагружающийся кластер, остаться с неповрежденными мозгами могут разве что пара-тройка, в лучшем случае, и это если соотношение действительно примерно такое. Возможно что тут все еще более печально, и нормальным остается только один из двухсот, а то и из тысячи.
    Не повторив эксперимента пару сотен раз, нельзя с уверенностью сказать уникальный у Шутника случай или нет. Если случай окажется не уникальным, и сохранивший разум человек тоже начнет приходить к подобным выводам — то есть как говорил Шаман, выйдет за грань понимания этого мира, пусть и не далеко, и осознает его нереальность, это, по сути, даст Шутнику карт бланш на все что угодно.
    Подтверждение искусственности мира, подтвердит и то, что все здесь нереально, люди это просто неигровые персонажи, или части симуляции, а значит можно творить любую хрень и не испытывать угрызений совести. Более того, творение всякой херни, скорее всего будет даже полезно. Таким образом можно будет не давать наблюдателю заскучать и прекратить наблюдать — вносить искажения в ход эксперимента, если это симуляция, или создавать интересные моменты и повороты сюжета, если это действительно что-то вроде игры, или может быть фильма… Книгой это точно не является. Никто такое дерьмо читать не будет — решил Шутник.
    Значит, следовало озаботиться подопытной мышью — найти какого-нибудь одинокого рейдера, и затащить его на перезагружающийся кластер. Опять же надо найти еще и кластер, частота перезагрузки которого всем известна… Как там звали того мужика, что с Кабаном и Шнобелем по кластерам ходил? Который чувствовал когда перезагрузится кластер? Леший вроде… Вот чья способность бы не помешала в данном случае.
    Размышляя на отвлеченные темы, Шутник методично работал тесаком, расчленяя труп на куски, чтобы раненому псу было удобнее есть. Отрубленная голова, предварительно проверенная на спораны, улетела вниз — зачем она нужна? Мяса там нет, только кости и шкура. Вслед за головой, вниз полетел основной торс — там тоже одна требуха, ничего интересного, девушка попалась худая, кожа да кости. Для пса Шутник отобрал только ноги и руки. Несколькими взмахами тесака, разрубил их на куски, чтобы они не походили на человеческие конечности, выбросил ступни, кисти рук, получив куски того, что не стесняясь мог назвать просто мясом, и полученные обрубки, потащил псу.
    Всего одна банка тушенки, собаку явно не устроила, так что Рыжий с видимым удовольствие сожрал несколько килограмм зомбятины, довольно похрустывая костями, и Шутник понял что жизнь начала налаживаться. Едой и водой они обеспечены, осталось просто ждать. Пересидеть недельку, и можно будет начинать поиски стабильно перезагружающегося кластера, да отлавливать рейдеров-неудачников, в качестве подопытных крыс.
    Что он будет делать если ни у кого из подопытных не появится симптомов похожих на его собственные, он не знал. По сути, это будет говорить о том, что его случай уникальный, и скорее всего это вовсе не выход на новый уровень восприятия, а банальное сумасшествие. Из этого следует, что Шутник убивал обычных людей, а не какие-то там проекции, или части симуляции. Как только он окончательно убедится что это так, сбитый автомобилем кролик, который заставлял его мучиться от угрызений совести несколько ночей, покажется ему сущим пустяком…
    — Нет, я не убийца — решительно заявил Шутник, скармливая собаке очередной кусок человечины — я людей не убиваю.
    Это все не по-настоящему, и я это Докажу. Докажу не другим, плевать на них всех, но Докажу себе. Если ни один из сотни испытуемых не проявит моих симптомов, это всего лишь будет означать, что счастливчики вроде меня большая редкость, и появляются не один на сотню, а к примеру один на двести человек… Я проверю. Проверю на двух сотнях испытуемых, если понадобится выжгу мозги трем сотням, или четырем, но рано или поздно должно получиться. Это все перезагрузка. Она помогает увидеть нереальность этого мира.
    Это как осознанные сны — все остальные просто спят и не понимают что видят сон. Я не мог просто сойти с ума. Я осознался. Я не убийца, и Докажу это, даже если мне придется убить тысячу человек…
    Конец второй книги
    FB2 document info
    Document ID: 56cd489b-882d-4913-aee1-9e9bb314afd3
    Document version: 1
    Document creation date: 20 October 2019
    Created using: FictionBook Editor Release 2.6.6 software
    Document authors :
    About
    This file was generated by Lord KiRon’s FB2EPUB converter version 1.1.7.0.
    (This book might contain copyrighted material, author of the converter bears no responsibility for it’s usage)
    Этот файл создан при помощи конвертера FB2EPUB версии 1.1.7.0 написанного Lord KiRon.
    (Эта книга может содержать материал который защищен авторским правом, автор конвертера не несет ответственности за его использование)
    http://www.fb2epub.net
    https://code.google.com/p/fb2epub/
Top.Mail.Ru