Скачать fb2
Незабудка

Незабудка

Аннотация

    Клэр Гарденс красива, умна, энергична и… очень упряма. Узнав, что цветочный магазин, хозяйкой которого она является, через несколько месяцев намечено снести, а на его месте построить крупный торговый центр, Клэр решает бороться за свой бизнес. И даже когда Бен Стивенс, будущий владелец торгового центра, пообещал выплатить ей очень выгодную компенсацию, а потом, поддавшись красоте и обаянию молодой женщины, предложил ей руку и сердце, Клэр решительно заявила: «Нет!» Хотя и сама уже давно неравнодушна к Бену…


Элен Росберри Незабудка

Глава 1

    Клэр украдкой взглянула на единственного посетителя своего цветочного магазина. Ничем не примечательная внешность, бесцельно блуждающий по цветам и лентам взгляд… Очередной зевака, зашедший в «Незабудку» с единственной целью — убить время. Скорее всего, он безработный, целыми днями обивающий пороги работодателей и заполняющий анкеты. Впрочем, демократичный наряд, состоявший из темно-синих джинсов и жемчужно-серого пуловера, мог принадлежать как безработному, так и миллионеру. Современная мужская мода уравняла социальные слои.
    Последнее обстоятельство радовало и Клэр. В свои двадцать четыре года она была не замужем и жила в съемной квартире. Родители ее несколько лет назад погибли в автокатастрофе, оставив им с сестрой небольшой капитал. Свою часть денег Клэр вложила в цветочную лавку на окраине Атланты. Сестра еще до катастрофы вышла замуж за ирландца и переехала в Дублин.
    Клэр снова выглянула из-за пузатой вазы с белыми хризантемами. Мужчина по-прежнему бродил по магазину, ловко маневрируя между вазами и корзинами с цветами. Клэр привыкла к подобным типам: они готовы сами любоваться орхидеями, но не купят даже скромную гвоздику. Впрочем, Клэр и не думала раздражаться. С раннего детства она обожала цветочные магазины. Восхитительные ароматы погружали ее в мир мечтаний о сказочных благоухающих садах. Так зачем лишать людей возможности хоть ненадолго вернуться в светлое детство?..
    Звякнул дверной колокольчик, и Клэр резко подняла голову, чтобы взглянуть на новых посетителей. Это была молодая пара. Высокая женщина примерно одних с нею лет и мужчина года на два-три старше. Они окинули цветы быстрым оценивающим взглядом и прямиком направились к ней.
    — Доброе утро, — с радушной улыбкой поприветствовала первых покупателей Клэр. Мужчину, сосредоточенно изучавшего рекламный плакат нового удобрения, она не расценивала как возможного клиента.
    — Доброе утро, — откликнулась женщина. — Нам нужен свадебный букет.
    — Как насчет бело-розового сочетания? — Клэр махнула рукой в сторону белых лилий и розовых бутонов. До молодой пары донесся восточный аромат ее духов. Пьянящий; коктейль из лепестков экзотического жасмина, ванили и солнечной амбры.
    — Джордж, тебе нравится? — с сомнением осмотрев предложенные цветы, спросила женщина. Ее спутник пожал плечами, как делают все мужчины, когда им задают вопросы из областей, в которых они мало что смыслят.
    Клэр улыбнулась — на сей раз ее улыбка предназначалась исключительно Джорджу. Он смущенно кашлянул и снова пожал плечами. Трудно было не заметить интерес, который проявила к нему привлекательная цветочница. Когда он поднял глаза, то снова встретился с прямым взглядом Клэр. Ее глаза были удивительного прозрачно-голубого цвета, как цветки незабудки, в честь которой назван был магазин.
    Длинные каштановые волосы, рассыпанные вьющимися прядями по плечам, обрамляли белое, как у фарфоровой куколки, лицо. Такую женщину сложно забыть, увидев хотя бы один раз, невольно подумал Джордж. Словно почувствовав смущение и заинтересованность другой женщиной, спутница дернула его за рукав пиджака.
    — Я думаю, что твоей сестре понравятся каллы, — неуверенно произнес Джордж, лишь потому, что обстоятельства требовали от него хоть какого-то ответа.
    — Ты с ума сошел! — воскликнула его подруга. — Лилиан терпеть не может каллы. Я не могу прийти на свадьбу единственной сестры с ненавистными ей цветами.
    Клэр улыбнулась и подмигнула озадаченному Джорджу. Она сразу угадала характер женщины, для которой требовалось подобрать свадебный букет. Белые лилии издревле служили признаком изысканного вкуса. Это был цветок роскоши, изящества и непорочности. Обычно женщины, недолюбливавшие лилии, обожали розы. Желательно ярких, насыщенных оттенков: красные, темно-малиновые или желтые.
    — Думаю, страстной натуре вашей сестры подойдут розы, — заметила Клэр после минутной задумчивости. — Букет из семи красных роз — традиционный подарок в день обручения.
    Не дожидаясь ответа покупательницы, Клэр вынула из большой напольной вазы семь самых крупных цветков.
    — Я могу оформить их с помощью шелковых лент, золотой сетки и сверкающей пудры.
    Быстро обернув розы в упаковку, Клэр покрутила в руках получившийся букет.
    — Восхитительно, — выдохнула покупательница, снова дернув спутника за рукав. — Правда, это настоящее искусство?
    Джордж кивнул в ответ, но не столько для того, чтобы выразить собственный восторг, сколько для того, чтобы его оставили в покое.
    Клэр села на свое рабочее, место и посмотрела на экран компьютера.
    — С вас пятьдесят пять долларов, — сказала она. — В нашем магазине действует система скидок. Следующий букет обойдется вам на пять процентов дешевле. А если вы сообщите мне адрес и дату рождения, то получите подарок в день своего рождения.
    — Ой, как здорово! — воскликнула женщина. — Меня зовут Мэг, и я родилась двенадцатого апреля. Хьюстон-стрит, двадцать шесть.
    Клэр быстро заполнила нужные графы в базе данных. Затем подняла голову и с недвусмысленной улыбкой спросила Джорджа:
    — А вас когда поздравить?
    — Мужчинам не дарят цветы, — сухо ответил он, но Мэг снова его одернула и протараторила за него:
    — У Джорджа день рождения ровно через месяц, десятого июня. Он живет на Магнолия-стрит.
    Прекрасное название для улицы, — заметила Клэр, щелкнув напоследок по клавише. Затем протянула свою визитную карточку Джорджу. — Приходите к нам еще.
    — Спасибо. Очень мило с вашей стороны. — Мэг опередила Джорджа с ответом. Судя по резкому тону, она уже не испытывала тех восторженных чувств, что переполняли ее в первые минуты пребывания в «Незабудке».

    Клэр проводила взглядом покупателей. Дверной колокольчик жалобно звякнул на прощание.
    — Разве вас не учили, что заглядываться на чужих мужчин — дурной тон?
    Мужской голос раздался настолько неожиданно, что Клэр вздрогнула. Ах, это тот тип, что водит здесь носом уже добрых полчаса. Она и забыла о его присутствии. Клэр бросила взгляд на его руки. И даже не удивилась, обнаружив, что они свободны.
    Все-таки она умела разбираться в людях. Семь месяцев общения с покупателями научили ее с первого взгляда распознавать не только их вкусы, но и финансовые возможности. Стоявший перед ней мужчина был не из тех, кто мог себе позволить без особого повода купить женщине корзину роз. Обыкновенные черты лица: не большой, но и не слишком маленький нос, довольно тонкие губы, серые глаза… Если бы Клэр встретила его через пару дней в толпе, то вряд ли узнала бы.
    — Меня зовут Бен, — по известной только ему причине представился незнакомец.
    — Клэр Гарденс, — с вялой улыбкой ответила она.
    — Не понимаю женщин, — продолжил Бен, несмотря на явное нежелание Клэр общаться.
    — Что же вам непонятно? — после затянувшейся паузы спросила Клэр.
    — Чем вам приглянулся этот тип? Он ведь и двух слов связать не может.
    — Вы не поймете… — вздохнула Клэр с таким видом, словно уже несколько часов подряд пыталась растолковать Бену очевидные вещи.
    — И все же попытайтесь мне объяснить, — не унимался навязчивый посетитель.
    — Неужели вам некуда спешить? — с вызовом спросила Клэр.
    — Атланта слишком деловой город, чтобы тратить время на ненависть, — ответил Бен девизом столицы штата Джорджия. — Сегодня у меня выходной.
    Клэр бросила на Бена скептический взгляд. Кого он пытается обмануть? Наверняка у этого Бена все дни — выходные, вот он и бродит по магазинам.
    Словно угадав ее мысли, мужчина добавил:
    — Вот я и гуляю по району, осматриваю все магазины и частные лавки. Я думал, что Атланту уже поглотили монстры вроде «Ленокс Сквер» или «Уолл-март». Ваш район — оазис мелкой торговли. Это так трогательно. Жаль, что скоро ему придет конец.
    Клэр невольно нахмурила лоб. Бен был прав: круглосуточные гипермаркеты и моллы, в которых можно было купить все — от носков до стиральной машины, практически не оставили шансов магазинчикам вроде «Незабудки». К тому же до Клэр уже давно доходили слухи о том, что некий миллионер, разбогатевший на акциях IBM, собирается построить на месте ее магазина огромный торговый центр со множеством бутиков, сервисных служб, ресторанов и кафе.
    — Так чем же вам приглянулся этот Джордж?
    — С чего вы взяли, что он мне приглянулся? — как можно беспечнее спросила Клэр.
    — Вы бесцеремонно флиртовали с ним на глазах его спутницы. Возможно, даже жены.
    — Они не женаты, — уверенно ответила Клэр.
    — О, разумеется, это коренным образом меняет все дело, — с сарказмом заметил Бен.
    — Видите ли, — ледяным тоном начала Клэр. — Мне нравится имя Джордж.
    Бен выразительно округлил глаза, но удержался от едкого комментария, чем вызвал Клэр на откровенность. К собственному удивлению, она открыла ему секрет, который доверяла лишь близким друзьям.
    — Пару лет назад, в канун Дня Всех Святых мне приснился сон. Я уже точно не помню, что именно мне приснилось, но проснулась я в твердой уверенности, что моего будущего мужа будут звать именно Джорджем. Вот так!
    — С тех пор вы кидаетесь на всех мужчин с таким именем? — усмехнулся Бен.
    Клэр кивнула.
    — Поздравляю, Джорджей в Америке не один миллион. Куда хуже вам пришлось бы, если бы вы вообразили, что вашего суженого должны именовать Арчибальдом или Робертом Филиппом Эдвардом Третьим.
    — Ваша ирония неуместна, — холодно ответила Клэр. И зачем только она начала с ним пререкаться? Даже родная сестра не разделяла ее веру в вещие сны. Чего тогда можно требовать от постороннего человека?
    — Мне жаль, — вздохнул Бен с таким искренним сожалением на лице, что Клэр почти поверила в его сожаление.
    — Меня? — вскинув левую бровь, спросила она.
    — Нас обоих.
    — А вы-то тут при чем? — не сдержала смешок Клэр. Мужчина казался ей все более странным. Сначала целый час бродил по магазину, осмотреть весь ассортимент которого можно было за десять минут, а теперь употребляет в отношении себя и ее местоимение «мы».
    — Клэр, вы очень привлекательная женщина.
    — Спасибо за комплимент.
    — Вы достойны гораздо большего. Неужели вы всерьез верите в сны?
    — Не во все.
    — Неужели только в те, где вам снятся Джорджи? — Еще не успев договорить, Бен понял, что допустил ошибку. Клэр наверняка подумает, что он потешается над тем, что для нее свято.
    — Бен, вы, пожалуй, тоже… приятный человек, — дипломатично избежала конфликта Клэр. — Но моя личная жизнь вас совершенно не касается.
    — Потому что мое имя не Джордж?
    — И поэтому тоже.
    — То есть вы не даете мне ни единого шанса?
    — У вас есть шанс стать моим другом. Не упустите его.
    — Что ж, — неопределенно пожал плечами Бен. — Мне уже пора возвращаться в офис.
    Можно подумать, он там уже успел побывать с утра, подумала Клэр, но не стала делиться своими мыслями вслух. Она не любила, когда люди совали нос в ее жизнь, и уважала право других жить так, как они считают нужным.
    — До свидания. Если понадобятся цветы, то… — Клэр покраснела и поспешила исправить допущенную оплошность: — Да нет, можете заходить и просто так, поболтать. В первой половине дня в «Незабудке» скучновато.
    — Непременно воспользуюсь вашим приглашением, — с улыбкой ответил Бен, уже подойдя к двери.
    Звякнул дверной колокольчик, и Клэр снова осталась наедине со своими благоухающими розами, гвоздиками, лилиями и камелиями.

Глава 2

    Клэр нервно переступила с ноги на ногу и в десятый раз посмотрела на часы. Что могло произойти? Почему Джордж опаздывал уже на пятнадцать минут? Может быть, он испугался ее напора и решил не идти на назначенное свидание?
    Клэр закрыла глаза, и ее захлестнула волна жгучего стыда. Как она могла первая позвонить мужчине и назначить ему встречу? Почему довольно умная и красивая — а Клэр считала себя именно таковой — женщина вынуждена делать первый шаг? Она вспомнила какой удивленный и растерянный голос был у Джорджа, когда она представилась.
    — Привет, это Клэр Гарденс из цветочного магазина, в котором ты с Мэг покупал букет для ее сестры.
    Пауза длилась не меньше минуты, прежде чем Джордж произнес:
    — Что-то не так?
    — Нет-нет, все нормально… — Клэр чувствовала себя настолько неловко, что хваленое красноречие отказало ей. — Я… Джордж, ты мне очень понравился.
    И снова повисла напряженная пауза. Клэр ругала себя за импульсивный поступок. Зачем только она набрала номер этого человека? Возможно, Бен был прав: он недостоин моего внимания. Единственное его достоинство — имя. Впрочем, это заслуга родителей.
    — Ты тоже очень милая, — откашлявшись, ответил Джордж. — Но…
    Клэр не позволила ему договорить:
    — Может быть, встретимся?
    — Почему бы и нет?
    — Я работаю до семи.
    — Хорошо, я подойду к твоему магазину ровно в семь, — пообещал Джордж, но Клэр не услышала за его словами воодушевления. Скорее обреченность или смирение перед тяжелой повинностью.
    Клэр снова посмотрела на часы. Двадцать минут восьмого. Джорджа по-прежнему не было в поле зрения. Она повернулась к стеклянной витрине «Незабудки» и критично осмотрела ее оформление. Розы казались вялыми, а пальмовые ветви — желтыми. Странно, ведь всего два дня назад Клэр поздравила себя с удачным дизайном.
    — Клэр? — раздался за ее спиной робкий голос Джорджа.
    Несмотря на нетерпение, она медленно и грациозно повернулась. Однако ее улыбка померкла от одного вида мужчины. Джордж был одет в потертые джинсы и серую несвежую тенниску. Вопреки здравому смыслу, Клэр застеснялась своего платья из малинового шелка и вечерних туфель на шпильках. О хорошем ресторане не могло быть и речи.
    — Я решил не приносить цветы, — развел руками Джордж. — Глупо дарить их женщине, которая целыми днями сидит в оранжерее.
    — Все в порядке, — скрыв обиду, ответила Клэр. На самом деле все было плохо. Вечер был непоправимо испорчен. Джордж оказался вовсе не тем мужчиной, за которого она могла бы выйти замуж.
    Дело даже не в том, что он пришел на свидание в таком виде, словно выскочил из дома за сигаретами. Даже отсутствие цветов не так задело Клэр, как отсутствие у Джорджа минимального воспитания.
    — У тебя, похоже, были какие-то срочные дела? — спросила Клэр, надеясь услышать в ответ убедительное и правдоподобное объяснение. Однако Джордж даже не потрудился солгать, придумав какую-нибудь героическую историю с собственным участием.
    — Я опоздал? — как ни в чем не бывало спросил он, посмотрев на часы. — Прости. Я думал, что ты подождешь меня в магазине.
    — Я ведь сказала, что работаю до семи, — не сдержала раздражения Клэр. — С чего ты решил, что я буду работать лишние полчаса?
    — Ты не в духе? Тогда зачем позвонила мне и назначила встречу?
    Не нужно было быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять его. Раз Клэр предложила себя незнакомому мужчине, то и обращаться с ней можно как с обыкновенной… Ну этого уж Клэр не могла снести.
    — Извини, Джордж, кажется, я ошиблась.
    — Не понял? — Джордж поднял брови, но не столько из-за удивления, сколько от возмущения. Женщины вечно не знают, чего хотят.
    — У нас не будет никакого свидания, — спокойно ответила Клэр.
    — Но мы ведь уже встретились. Почему бы нам не выпить по бокалу пива или по чашке кофе?
    Клэр вспомнила, что не ела весь день. Желудок недовольно заурчал, стоило только подумать о нем.
    — Хорошо. Выпьем кофе. Заодно ты расскажешь мне, как прошла свадьба, на которую ты был приглашен вместе с Мэг.
    — Как насчет «Кофе-хауса» за углом? — предложил Джордж.
    — Отлично. — Клэр уже порядком надоела эта дешевая кофейня со вчерашними пирожными, остывшим кофе и липкими пятнами на столиках, но ей не терпелось отделаться от Джорджа как можно скорее.

    Клэр дернула ручку вниз, и дверь подалась вперед.
    — Синтия? — негромко позвала она напарницу. — Ты уже здесь?
    Из-под прилавка поднялась рыжая кудрявая голова девушки лет двадцати.
    — Привет, Клэр. Разве у тебя сегодня не выходной?
    — Я решила заскочить и проверить, все ли в порядке, — смущенно ответила Клэр, чувствуя себя глупо из-за того, что начала оправдываться перед помощницей.
    — Судя по всему, вчерашнее свидание прошло не очень удачно, — заметила Синтия, осмотрев Клэр с ног до головы.
    — Откуда ты знаешь?
    — Во-первых, у тебя грустный взгляд. Как бывает всякий раз после разочарования в мужчине. А во-вторых, если бы у вас все получилось, ты бы сейчас нежилась в постели, а не стояла передо мной.
    — Ты права, — со вздохом созналась Клэр, присев на плетеный стул. — Джордж оказался самым дурно воспитанным типом из всех, кого мне доводилось встречать в этой жизни. Он опоздал, пришел без цветов…
    — …и без смокинга, — прыснула от смеха Синтия, — заранее зная критерии оценки Клэр.
    — Самое ужасное, что потом он потащил меня в «Кофе-хаус». — Клэр сделала многозначительную паузу, а Синтия брезгливо наморщила нос. — А потом ему позвонила его подруга, и он полчаса шушукался с ней по телефону, клянясь, что находится на деловом ужине.
    — Это уже слишком! — воскликнула Синтия. — Все мужчины лгут, что свободны, а потом выясняется, что у твоего ухажера толстуха жена и трое детей мал мала меньше.
    — Джордж и Мэг не женаты.
    — Это его не оправдывает. Раз пошел на свидание с другой женщиной — значит, был готов к измене.
    — Слава богу, до этого дело не дошло, — натянуто улыбнулась Клэр. — Мы выпили по чашке кофе, расплатились каждый за себя и разошлись по своим делам.
    — Он даже не угостил тебя кофе?! — возмущенно воскликнула Синтия.
    — Я пока могу себе позволить чашку кофе в «Кофе-хаусе».
    — Раз мужчина пригласил тебя на свидание, то…
    — Вообще-то, — перебила Синтию Клэр, — я сама назначила Джорджу встречу.
    — А-а-а, — понимающе протянула Синтия. — Из-за того, что его зовут Джордж.
    Клэр кивнула.
    — И когда тебе надоест заниматься глупостями? Вроде уже не школьница, чтобы верить в сказки и романтическую любовь. Лучше бы завела себе обеспеченного любовника и занималась цветами только ради личного удовольствия.
    — Я люблю свою работу и не собираюсь ее бросать ради мужчины, — категорично заявила Клэр.
    — Полюби меня миллионер, я бы поехала за ним на край света. Вернее, полетела бы на нашем частном самолете, — мечтательно закатив глаза, произнесла Синтия. Несмотря на юный возраст и миловидное личико, Синтия была не из тех женщин, которые способны с первой встречи вскружить голову мужчине. — Клэр, ты слишком капризна.
    — Ничего подобного!
    — А скольких ухажеров ты отвергла только потому, что их звали не Джордж? Будь у меня такие же роскошные волосы, грудь и талия, как у тебя, я бы уже давно разгуливала по Атланте с бриллиантом в три карата на безымянном пальце.
    Едва Клэр открыла рот, чтобы прочитать Синтии лекцию о бескорыстной и чистой любви, как звякнул дверной колокольчик. Женщины дружно повернули головы в сторону вошедшего. Им оказался парень с увесистой сумкой через плечо.
    — Кто из вас мисс Гарденс? — спросил он, переводя взгляд с Клэр на Синтию и обратно.
    — Это я, — подняла руку Клэр.
    — Я доставил вам распоряжение окружного суда. Пожалуйста, распишитесь в бланке о доставке.
    Клэр без лишних вопросов расписалась в нужной графе и взяла из рук посыльного большой конверт.
    — До свидания. У вас тут очень мило, — сказал на прощание курьер, и, как показалось Синтии, задержал на ней свой взгляд. Жаль, что Клэр сразу же уткнулась в письмо и не сможет подтвердить, так это или нет.
    — От кого послание? — игриво спросила Синтия, заглянув через ее плечо.
    — Это катастрофа! — прошептала Клэр, опустив присланную бумагу на колени.
    — Кто-то умер? — со свойственной ей беспечностью спросила Синтия.
    — Типун тебе на язык! — Клэр снова развернула письмо. — Здесь сказано, что через три месяца на месте «Незабудки»… ну и других магазинов, начнется строительство крупного торгового центра.
    — Ой, напугала! — отмахнулась Синтия. — Разве ты забыла, что нас уже сто раз пугали подобными слухами?
    — Похоже, что на этот раз все серьезно. К письму прилагается судебное постановление и план будущего торгового комплекса. Это будет очередной торгово-развлекательный монстр с множеством бутиков, сервисных служб, ресторанов и кинотеатров.
    — Клэр, не отчаивайся. Пока суд да дело…
    — Строительство начнется через три месяца. Следовательно, у нас всего девяносто дней на то, чтобы свернуть бизнес.
    — Ты в самом деле сдашься?
    — А что мне остается делать? Не могу же я объявить войну человеку, у которого есть такие деньги, которые мне и не снились.
    — А в письме сказано, кто намерен построить этот торговый центр?
    — Какой-то мистер Стивенс. Кстати, он обещает финансовые компенсации всем владельцам частных магазинов, которые пострадают из-за будущего строительства.
    — Знаешь, Клэр, я думаю нам нужно устроить митинг протеста.
    — Синтия, не смеши меня. Как ты себе представляешь акцию протеста двух слабых женщин?
    — Я тебя не узнаю! Разве тебе не дорог твой магазин? Сколько сил, времени и денег ты вложила в него!
    — Мы можем попытаться открыть «Незабудку» в другом районе, — неуверенно предложила Клэр. Сможет ли она начать все сначала? Синтия была права: «Незабудка» была ее любимым детищем, в которое она вложила все свои средства и умения. У нее были постоянные покупатели, некоторые из них стали друзьями.
    — Я схожу к этому мистеру Стивенсу, — неожиданно произнесла Клэр. Она и сама удивилась твердости голоса. — И сделаю все возможное, чтобы он изменил свои планы.
    — Только не вздумай нападать на него с кулаками, — усмехнулась Синтия, явно довольная тем, что ей удалось поднять боевой дух владелицы магазина. — Я тебя знаю. Если тебя задели за живое…
    — Вообще-то я собиралась использовать другую силу, — вкрадчиво заметила Клэр. — Я поговорю с ним как женщина с мужчиной.
    — Ты ведь не предложишь ему себя в качестве взятки? — с надеждой спросила Синтия, хотя решительный взгляд Клэр свидетельствовал об обратном. Она действительно была готова на все ради спасения «Незабудки», магазина, которому она отдала не только свое детское прозвище, но и часть души.

Глава 3

    Не обращая внимания на сидевшую в приемной секретаршу, Клэр направилась прямиком к двери Стивенса.
    — Мисс… куда вы? К мистеру Стивенсу сейчас нельзя. У вас назначена встреча? — на одном выдохе выпалила ошарашенная напором незнакомки секретарша.
    Вместо того чтобы терять время на ответы и объяснения с риском получить отказ, Клэр толкнула дверь и шагнула в затемненный кабинет. Ее никто никогда не учил, как нужно разговаривать с миллионерами, но она знала, в каком ключе стоит говорить с человеком, намеревающимся погубить ее детище.
    — Извините… — еще не подняв глаза на собеседника, произнесла Клэр. В следующее мгновение ее горло перехватило, словно его сжали чьи-то стальные пальцы.
    — Почему вы не постучали, прежде чем войти? — тоном строгого преподавателя спросил хозяин кабинета. От его холодного изучающего взгляда у Клэр пробежали по спине мурашки.
    — Извините, — снова произнесла Клэр. На сей раз ее голос прозвучал тихо и испуганно. Ах, если бы она обладала способностью к телепортации, то она бы сию минуту перенесла свое тело на другой конец города. Однако способностью перемещаться в пространстве Клэр не владела, и сейчас она чувствовала себя самым ничтожным существом на свете. Дело даже не в том, что она возомнила себя равноправной соперницей всесильного магната. Куда хуже было то, что она знала этого человека!
    — Мы с вами, кажется, встречались, — с язвительной усмешкой заметил Стивенс, встав из-за стола и подойдя к гостье, чтобы поцеловать ее руку.
    — Д-да. — Голос Клэр малодушно дрогнул, едва мужчина коснулся сухими горячими губами ее пальцев. Кто бы мог подумать, что вчерашний посетитель «Незабудки», представившийся Беном, окажется владельцем многомиллионного состояния. Она ведь было приняла его за безработного бездельника, убивающего время прогулками по магазинам.
    — Что заставило вас прийти… хм, точнее, ворваться в мой кабинет?
    — Вы ведь сами знаете. — Клэр опустила глаза, не в силах больше выдерживать прямой, пронизывающий ее насквозь взгляд.
    Стивенс демонстративно пожал плечами:
    — Ума не приложу. Меня ведь зовут не Джордж. Насколько я знаю, мисс Гарденс, вас интересуют исключительно Джорджи.
    Насмешливая интонация снова ударила по самолюбию Клэр. Какое ему дело до ее личной жизни? Она свободная женщина и имеет право встречаться с теми мужчинами, с какими захочет. Пусть Стивенс считает ее принципы женскими капризами или признаком небольшого ума. Это его дело.
    — Мистер Стивенс, — перешла на деловой тон Клэр. Главное — не показать, каких усилий ей стоило перебороть обиду и раздражение. — Сегодня утром я получила вот это письмо…
    Она помахала конвертом у самого носа Бена Стивенса. Мужчина от неожиданности даже отступил назад.
    — Неужели это любовное послание от очередного Джорджа? — с ухмылкой спросил Бен.
    Клэр не поддалась на провокацию. Как можно спокойнее она ответила, вновь подняв глаза и посмотрев в лицо Стивену:
    — Это судебное постановление и план будущего торгового центра. — Клэр достала из конверта листок с чертежами.
    — Можете мне не показывать. Я уже столько раз его видел, что смог бы нарисовать с закрытыми глазами, — самоуверенно ответил Бен.
    Он вернулся за массивный письменный стол и сел в кожаное кресло. Затем откинулся на спинку и положил руки под голову. Клэр готова была взорваться от распиравшей ее злости. Стивен вздумал показать ей, кто тут главный! А ведь вчера она точно так же могла попросить его покинуть ее магазин. Вместо этого она с ним не только болтала о пустяках, но и открыла свой маленький секрет. Она доверилась ему, увидела в незнакомом человеке нового друга, а он…
    — Но ведь на месте будущего строительства существует не менее десяти разных магазинов. Мы так просто не сдадимся. Мы обратимся в вышестоящие инстанции, устроим акцию протеста… — Клэр непроизвольно сжала кулаки, и Бен, заметив это, едва заметно улыбнулся. Эта мисс Гарденс, безусловно, создавала впечатление решительной и смелой женщины, но вряд ли она настолько безрассудна, чтобы наброситься с кулаками на молодого здорового мужчину.
    Поймав на себе улыбку Стивенса, Клэр и впрямь струсила. Бен смеялся над ней и не воспринимал ее угрозы всерьез.
    — Мисс Гарденс, если вы не в курсе, то я могу вам кое-что разъяснить. — Бен вздохнул, словно собираясь с мыслями. Клэр же была уверена: он заготовил речь заранее. — Я предложил всем владельцам мелких лавок денежную компенсацию, которая с верхом покроет их расходы на переезд в другой район. Возможно, даже позволит расширить бизнес. Вы, как и все прочие, должны были получить копию договора неделю назад. Кстати, большая часть договоров уже лежит в моем сейфе со всеми необходимыми подписями и печатями. Если по какой-то неизвестной мне причине вы не получили форму договора, то я незамедлительно попрошу свою помощницу принести ее вам. Вы сможете подписать договор прямо сейчас, в моем кабинете.
    — Я вам не верю, — сказала Клэр, но ее голос говорил о другом. Неужели все остальные сдались без боя? Неужели ей предстоит один на один сразиться с корпоративным монстром?
    — Только ради вас, Клэр. — Бен театрально вздохнул и сделал вид, что собирается подняться с кресла. — Я могу их показать.
    — Но… как же мой магазин?
    — А что в нем особенного? — хладнокровно спросил Бен. — Обычная цветочная лавка, в которую заходит пять человек в день.
    — Это неправда! — воскликнула Клэр. — «Незабудка» — лучший цветочный магазин из всех, что мне доводилось видеть.
    Бен снисходительно улыбнулся, и Клэр едва сдержалась, чтобы не дать ему пощечину. Как же она хотела стереть с его лица самодовольную ухмылку!
    — Ну конечно, сам себя не похвалишь… А многое ли вы видели в своей жизни, мисс Гарденс? Готов спорить, что вы не часто пересекали границы штата Джорджия. Бывали ли вы на цветочных базарах в Голландии, когда цветами усыпаны целые площади и улицы? Доводилось ли вам хоть раз в жизни полюбоваться настоящими цветочными часами? Бывали ли вы в Японии в праздничные дни цветения сакуры? Знаком ли вам чудесный аромат лотоса? — Вопросы сыпались на голову Клэр с такой скоростью, что она едва успевала представить себе названные картины. Нет, она никогда не бывала в Европе, хотя сестра не раз звала ее в Ирландию. О Японии она не смела даже мечтать.
    — Мистер Стивенс, если вы хотели унизить меня, показав, как мало я достигла в своей жизни, то вам это удалось. К сожалению, я не имею возможности ворочать такими деньжищами, как у вас! Я работаю с утра до вечера. Все, что у меня есть, — мой цветочный магазин. «Лавка», как вам нравится называть подобные заведения. Я вложила в «Незабудку» все оставшиеся мне после смерти родителей деньги…
    Бен перестал улыбаться. Теперь он слушал Клэр гораздо внимательнее. Ей даже показалось, что он пару раз кивнул в знак согласия с ее словами.
    — Вся моя жизнь связана с цветами!
    — Ну вы ведь не поставили крест на личной жизни, — неожиданно вставил Бен. — Вам уже удалось отбить Джорджа у той милой дамочки, которая покупала в вашем магазине свадебный букет для сестры?
    — Я и не пыталась, — покривила душой Клэр. Непрошеный румянец тут же выступил на ее щеках.
    — Разве? Мне показалось, что вы были весьма настойчивы и прямолинейны. Неужели это не тот Джордж, которому суждено стать вашим мужем?
    — Мистер Стивенс, а вам не кажется, что вы суете нос не в свое дело? — грубо спросила вышедшая из себя Клэр.
    — Я всегда выясняю, с какими людьми мне предстоит иметь дело. Неужели вы полагали, что я просто так, без особой надобности, шатался по цветочной лавке?.. Простите, ма-га-зи-ну, — с ехидством произнес по слогам Бен. — Или обычные посетители «Незабудки» уходят с пустыми руками? В таком случае ваш магазин, — во второй раз Бен произнес это слово обычно, — работает в убыток. Это блажь, каприз, а не бизнес.
    — Называйте это чем угодно, — с вызовом ответила Клэр. — Но это мой магазин. И я не желаю сдаваться без боя.
    — Что? — усмехнулся Бен и посмотрел на гостью с таким видом, словно она только что произнесла несусветную чушь. — Я вовсе не собираюсь с вами воевать. Вы не обижайтесь, Клэр, но я не вижу в вас достойного соперника.
    — Потому что у меня нет таких денег, как у вас?
    — Нет, потому что вы женщина, а во мне, хотите — верьте, хотите — нет, еще не погиб джентльмен.
    Клэр не нашлась что ответить. Меньше всего она видела сейчас в Бене Стивенсе джентльмена. Вначале она приняла его за живущего на государственное пособие бездельника, затем обнаружила в кресле крупного бизнесмена, а теперь он пытается ее убедить в том, что является рыцарем без страха и упрека.

    Чем дольше Синтия слушала Клэр, тем больше сомневалась в ее здравомыслии.
    — Ты правда ушла, хлопнув дверью?
    Клэр, нервно ходившая из угла в угол, на мгновение замерла и кивнула.
    — Но ведь теперь Стивенс точно сотрет «Незабудку» с карты Атланты, — сокрушенно воскликнула Синтия. — Клэр, как ты могла!
    — А что мне оставалось делать? — развела руками Клэр. — Этот тип начал оскорблять меня, едва я переступила порог его кабинета.
    — Уверена, что ты не потрудилась даже постучаться. Я уж молчу о том, что в деловых кругах принято предупреждать о своем визите при помощи телефонного звонка. Люди вроде Стивенса всегда заняты.
    — Это не тот случай.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Стивенс вчера заходил в «Незабудку». Правда, он забыл сказать, что он и есть тот самый человек, который собирается перекроить район. Он представился Беном. В какой-то момент мне показалось, что он приятный человек.
    — Он флиртовал с тобой? — Синтия лукаво подмигнула Клэр.
    — Не говори чепуху, — осадила ее Клэр. — Люди вроде Стивенса давно забыли о том, что такое бескорыстное чувство и искренняя симпатия. Он прикинулся простаком и закрался в доверие.
    — Зачем ему это понадобилось? — с сомнением спросила Синтия.
    — Ему, видите ли, требуется знать, с какими людьми предстоит иметь дело. Меня он счел глупой охотницей за чужими любовниками, — Клэр шмыгнула носом, чувствуя, что вот-вот расплачется от обиды и бессилия что-либо изменить.
    — Клэр, не преувеличивай. Ты расстроена и сама не понимаешь, что говоришь.
    — Помнишь, я рассказывала о Джордже, которого вчера пригласила на свидание?
    — Тот непунктуальный тип? — неодобрительно спросила Синтия.
    — Так вот, Бен Стивенс был в «Незабудке» в тот самый момент, когда я попросила у Джорджа и его спутницы телефоны. Он даже обвинил меня в том, что я кидаюсь на клиентов, как изголодавшаяся хищница.
    — Клэр, Стивенс может думать о тебе все что угодно. Главное, что ты сама о себе думаешь.
    — О, Синтия! Я ведь и правда заигрывала с Джорджем на глазах у его спутницы.
    — Это не преступление, — попыталась успокоить ее Синтия. — Ты молодая свободная женщина. Наверняка Стивенс тебя приревновал!
    — Не смеши меня. У этого мистера на уме только прибыль, и еще раз прибыль.
    — Он не женат? — деловито осведомилась Синтия.
    — Кольца нет, — тут же ответила Клэр.
    — Значит, ты обратила внимание, — подтрунивающим тоном заметила Синтия. — Может быть, он тебе приглянулся и ты сердишься, что его имя не Джордж? Может быть, стоит чуть приподнять планку?
    — Синтия, ты сама не понимаешь, что говоришь. Мне совершенно неинтересен Бен Стивенс. Он груб, самодоволен, высокомерен…
    — Может быть, тебя злит то, что он не поддался твоим чарам? Ты ведь шла в офис мистера Стивенса с твердым намерением если не логически убедить его, то соблазнить как мужчину. Судя по твоему рассказу, тебе не удалось ни то, ни другое. Вот ты теперь и бесишься.
    — Вовсе нет! Я расстроена из-за того, что придется закрыть магазин. По крайней мере, на какое-то время. Потому что всесильный мистер Стивенс не станет откладывать строительство из-за какой-то «цветочной торговки». — Слезы брызнули из глаз Клэр, и она поспешно отвернулась к витрине.
    — Он так тебя назвал? — тихо спросился Синтия, с сочувствием погладив подругу по спине. — Успокойся. Этот тип не заслужил твоих слез.
    — Людей вроде нас он ни во что не ставит. Мы для него всего лишь «лавочники», — Клэр всхлипнула. — А меня он и вовсе воспринимает как легкомысленную вертихвостку, которая только и думает, как бы поскорее выскочить замуж.
    — Ох, попадись он мне! — Синтия жестами изобразила, что она сделает, если в ее руках окажется шея Бена Стивенса.

Глава 4

    Синтия с любопытством и девичьим кокетством посматривала на вошедшего в магазин мужчину. На вид ему было не более тридцати двух. Темные волосы, сосредоточенное лицо. Он не был похож на голливудских актеров, которых Синтия обожала, но произвел на нее сильное впечатление. От него веяло силой и мужественностью. Благородная осанка, короткая стильная стрижка, вдумчивый взгляд и дорогой костюм из тонкой шерсти выгодно дополняли его облик.
    Заметив ее кокетливый взгляд из-под полуопущенных ресниц, незнакомец вытащил из большой напольной вазы не менее пятнадцати самых свежих чайных роз, поступивших в продажу только утром, и подошел к кассе.
    — Извините, мисс, а где ваша подруга?
    Синтия только усилием воли сохранила на лице улыбку. Почему все мужчины западают на Клэр, а не на нее?
    — Вышла по делам.
    — И когда же она вернется?
    Синтия пожала плечами:
    — Через час-полтора.
    — Что ж, тогда передайте ей этот букет. — Мужчина положил шикарный букет на прилавок и достал из кармана пиджака кошелек: — Сколько с меня?
    — Вы не желаете подписать карточку? — с холодной любезностью поинтересовалась Синтия.
    — Думаю, это не самая лучшая идея. Не хотелось бы обнаружить эти цветы в мусорной корзине.
    Синтия в недоумении приподняла брови, но странный незнакомец не пожелал объясниться.
    — С вас сто пятьдесят долларов.
    Мужчина отсчитал нужную сумму и тянул продавщице.
    — Я зайду через пару часов. — Мужчина сделал паузу. Потер в задумчивости переносицу и добавил: — Только, пожалуйста, не говорите об этом Клэр. Просто передайте ей цветы и мои извинения.
    «Вот еще! Я не стану выступать в качестве передающего устройства», — твердо решила про себя Синтия. Мужчина должен иметь смелость признать свои ошибки и попросить прощения. Неожиданно Синтию осенило. Наверное, это тот самый Джордж, который испортил Клэр прошлый вечер.
    Подруга ее была права: он весьма привлекательный мужчина. Но куда же подевались его потертые джинсы и застиранная тенниска, которые так разочаровали Клэр? Сейчас мужчина выглядел так, словно только что сошел со страниц модного журнала «VIP». С какой небрежной легкостью он отсчитал ей сто пятьдесят баксов! Теперь понятно, почему Клэр попросила у него номер телефона. Жаль, что этот парень не зашел в «Незабудку» во время ее смены.

    — Он больше ничего не сказал? — спросила Клэр, с затаенной улыбкой вдохнув аромат роз.
    — Нет. Только просил передать тебе цветы и извинения. Это самый милый Джордж из всех твоих знакомых. Думаю, тебе следует дать ему второй шанс.
    Клэр снова понюхала нежные цветы.
    — Может быть, ты и права. Я ведь толком и не поговорила с ним. В «Кофе-хаусе» слишком многолюдно и шумно для доверительных бесед. Вдруг у него в тот вечер стряслось что-то из ряда вон выходящее, и он постеснялся мне рассказать…
    — Кстати, у него приятная туалетная вода. Свежий и в то же время возбуждающий мускусный запах. У меня даже мурашки пробежали по коже, когда он подошел к прилавку. В общем, подруга, я одобряю твой выбор. Отличный парень.
    Клэр расплылась в довольной улыбке:
    — Спасибо. Как думаешь, мне стоит ему позвонить?
    — Ни в коем случае, — замахала руками Синтия. — Вот увидишь, он сам позвонит или придет.
    — Мне не терпится поблагодарить его за букет. — Клэр протянула руку к телефонной трубке, но Синтия ее опередила, загородив телефон.
    — Клэр, будь терпеливее. Мужчинам нравится чувствовать себя завоевателями неприступных крепостей.
    — Ты права.
    Клэр уже не раз поражалась рассудительности своей помощницы. А ведь Синтия была на четыре года ее моложе. Следовательно, менее опытна. Нет, разумеется, Клэр не считала себя всезнайкой в интимных вопросах. У нее было много поклонников, но ни один из ее романов не продлился дольше двух месяцев. Вряд ли подобный тип отношений можно считать идеальным. Скорее наоборот. Частая смена бойфрендов обнажала неумение Клэр вести любовные дела. А ведь ей так хотелось создать крепкую семью, обустроить уютный дом, родить ребенка… Сколько можно бегать на свидания?
    Возможно, именно из-за желания поскорее найти своего одного-единственного мужчину Клэр и сузила круг поисков. Сон в канун Дня Всех Святых оказался кстати. Ее будущего мужа должны звать Джорджем.

    Клэр продолжала разбирать счета, лишь изредка поглядывая на благоухающий букет в прозрачной прямоугольной вазе. Она уже два часа справлялась с собственным нетерпением и преодолевала страстное желание позвонить Джорджу. Должна же она, в конце концов, поблагодарить его за цветы!
    В заднюю комнату, служившую одновременно раздевалкой, подсобкой и бухгалтерией, вбежала запыхавшаяся и раскрасневшаяся от волнения Синтия.
    Клэр оторвала взгляд от счетов и удивленно посмотрела на помощницу.
    — Там… — Синтия указала обоими указательными пальцами на торговый зал, — снова пришел твой идеальный мужчина. Правда, он не очень-то разговорчив.
    — Как я выгляжу? — спросила поднявшаяся со стула Клэр.
    — Восхитительно, как всегда. Иди скорее. Я побуду тут, чтобы вам не мешать, хорошо?
    Клэр улыбнулась и знак благодарности за понимание.
    — Удачи, — шепнула ей вслед Синтия и, вопреки разбиравшему ее любопытству, надела на уши наушники и включила плеер.

    Клэр вышла из задней комнаты, на ходу поправляя замявшуюся юбку. Ослепительная улыбка и радостный блеск в глазах померкли, едва она увидела своего гостя. Она инстинктивно повернула назад, но вовремя осознала, что убегать слишком поздно. Бен Стивенс ее увидел и приветственно помахал рукой. Черт, худшего и быть не может! Почему этот тип появляется всякий раз, когда к ней приходит Джордж?
    Клэр растерянно осмотрелась по сторонам. В магазине не было никого, кроме Стивенса. Неужели Джордж ушел, не дождавшись ее?.. О нет, внезапная догадка едва не сшибла Клэр с ног. Синтия ошиблась: букет и извинения принес ей не какой-то там Джордж, а он — Бен Стивенс. О да, ему было за что просить прощение.
    — Добрый день, — холодно поприветствовала незваного гостя Клэр.
    Бен галантно склонил голову.
    — Вам поправился мой букет? — Не дав Клар ответить, Бен продолжил: — Я, конечно, понимаю, как трудно угодить женщине, которая ежедневно буквально утопает в цветах…
    — Разумеется, ведь я держу цветочную лавку! — язвительно заметила Клэр. Она остановилась напротив Бена и скрестила на груди пуки. Пусть у этого толстосума не возникнет даже грамма сомнения относительно ее отношения к нему.
    — Клэр, прости меня, — обратился он к ней на «ты».
    — За что? — Клэр изумленно подняла брови.
    — За то, что я повел себя как дурак…
    — Я и не заметила, — с деланым безразличием ответила она, хотя женское самолюбие получило утешительный приз. — Я привыкла, что мужчины, у которых есть деньги, считают остальных пылью на своих ботинках.
    — Я вовсе так не считаю. Тем более тебя, Клэр Гарденс. — Бен попытался коснуться её руки, но она резко отдернула ее. — Прошу тебя, прости.
    — Хорошо, я вас простила, мистер Стивенс. Это все?
    — Нет, — после паузы ответил Бен. — К чему такой официальный тон? Когда мы познакомились и ты не знала, кто я такой, ты была гораздо приветливее.
    — Именно потому, что я не знала, с кем имею дело. При нашем знакомстве вы были значительно скромнее и воспитаннее, чем в своем офисе.
    — Видишь, как благотворно влияет на меня твое общество, Клэр. — Бен упорно делал вид, что не замечает холодности и официальности Клэр. — Признаюсь, при первой встрече я почти влюбился в тебя. А ты беззастенчиво флиртовала с этим… Джорджем. Вот я и разозлился.
    — На меня?
    — Да. Из-за твоей глупой «джорджемании». Надо же такое придумать! Отказываться от своего возможного счастья из-за суеверия, по-моему, верх глупости!
    — Мистер Стивенс, с чего вы взяли, что являетесь моим счастьем? — Клэр заставила себя рассмеяться, но смех получился каким-то натужным.
    — Я не отрицаю такую возможность. Клэр, ты очень красивая и умная женщина. Почему же ты ведешь себя как неразумный ребенок?
    — Только не надо выступать в качестве моей мамочки, — огрызнулась Клэр, с детства не переносившая поучения и назидания старших. Даже если этот мужчина и старше ее лет на восемь, это не дает ему права поучать и воспитывать ее.
    — Прости. Я вовсе не собирался учить тебя жизни. — Клэр удивленно посмотрела на собеседника. Неужели Бен искренне раскаивался?
    — Я просто хочу пригласить тебя на свидание. Давай вместе поужинаем в ресторане. Выбираешь ты.
    — Нет.
    — Почему ты сразу отказываешься?
    — Потому что я решила больше не бегать на свидания с кем попало. — Клэр прикусила язык и несмело подняла глаза на Бена. Как она и предчувствовала, ее слова обидели его.
    — Что ж… Я думал, ты сделаешь исключение…
    — Бен, не обижайся, — смягчилась Клэр и тоже перешла на «ты». — Но я сейчас не в настроении. У меня слишком много проблем…
    — Из-за меня?
    Клэр молча кивнула. Совсем недавно она была готова на флирт с безликим мистером Стивенсом, чья подпись стояла на документах, доставленных курьером, а теперь не желала ужинать вместе с приглянувшимся ей с первого взгляда человеком. Клэр сама себя не понимала. Разум говорил одно, а сердце — другое. Почти забыв о недавней обиде, Клэр жалела лишь о том, что Бена звали Бэном. Если бы его имя было Джордж, то она бы дала ему второй шанс. К тому же это вселило бы хоть призрачную надежду спасти «Незабудку». Внутренние противоречия, судя по всему, отразились на ее лице, потому что Бен вдруг спросил, хорошо ли она себя чувствует.
    — Устала очень. С раннего утра на ногах. Приходится подыскивать новое помещение для магазина.
    — Нашла что-нибудь подходящее? — участливо поинтересовался Бен.
    — Пока нет.
    — Я мог бы помочь…
    — Спасибо, но вы и так уже слишком много сделали для меня и моей цветочной лавочки, — с сарказмом парировала Клэр, снова перейдя на официальный тон.
    — Я ведь попросил прощения. Клэр, посуди сама: не мог же я знать, что строительство нового торгового центра так усложнит твою жизнь. Ты оказалась единственной строптивицей в этом районе. Кстати, не самом престижном.
    — Спасибо, что напомнили о том, какое место я занимаю.
    — Я вовсе не…
    — Мистер Стивенс, я думаю, вам лучше уйти. Вы мешаете торговле.
    Бен озадаченно осмотрелся по сторонам:
    — Но тут ведь никого нет.
    — Именно потому, что здесь вы. — После недвусмысленного намека Клэр Бену ничего другого не оставалось, как попрощаться и уйти.
    Как только дверь за ним закрылась и колокольчик в последний раз звякнул, Клэр устало опустилась на ближайший стул и закрыла лицо руками. Боже, что она наделала? Сама же поставила крест на будущем «Незабудки». Какие бы мотивы ни привели Бена Стивенса сегодня к ней, он пришел с добрыми намерениями. Возможно, искал примирения. Неужели она совершила очередную ошибку?
    В конце концов, ужин с Беном — не самая ужасная кара. Возможно, она даже получила бы удовольствие от общения с умным и успешным мужчиной. В том, что Бен Стивенс именно таков, Клэр успела убедиться, пролистав в такси несколько журнальных интервью с ним.
    — Синтия, можешь выходить, — позвала помощницу Клэр. Зачем мучить себя сомнениями и упреками?.. Стоит позвать Синтию — и она с радостью возьмет на себя роль ее совести.
    Поскольку Синтия не появилась, Клэр встала со стула и направилась в заднюю комнату. Молодая женщина сидела в мягком кресле и негромко напевала какую-то песню. Увидев Клэр, она стянула с головы наушники и виновато улыбнулась:
    — Я, кажется, чересчур расслабилась.
    — Ничего страшного. Все равно покупателей нет. Середина недели — не самое удачное время для продажи цветов.
    — Твой красавчик уже ушел? — не скрывая восторга и легкой зависти, спросила Синтия.
    — Этого красавчик зовут Бен Стивенс, и он вот-вот пустит нас по миру…
    — Что?! — Синтия даже подпрыгнула неожиданного известия. — Ты не говорила, что этот миллионер такой душка.
    — Бен Стивенс кто угодно, но только не душка. — Клэр скривилась, словно съела дольку лимона. — Он волк в овечьей шкуре.
    — Зачем он приходил? — не вступая с подругой в бессмысленный спор, спросила Синтия.
    — Просить прощения за свое поведение в офисе.
    — Надо же, какой джентльмен, — мечтательно пропела в ответ Синтия.
    — Не понимаю, зачем ему понадобилось дарить мне цветы и приглашать в ресторан, — задумчиво произнесла Клэр. — Может быть, у него возникли какие-то проблемы, и он ищет союзников?
    — Клэр, перестань разыгрывать из себя невинную овечку! Зачем мужчины дарят женщинам цветы? Чтобы покорить их сердце или затащить в постель. Разве не так?
    — Только не Бен! — со смехом ответила Клэр. — Он слишком хитер, чтобы идти на поводу у своих инстинктов. Признаться, я почти попала под его обаяние. Наверняка он прошел профессиональные курсы по манипулированию людьми. А еще он первоклассный актер. Ловко же ему удалось обольстить тебя!
    — Это не так! — с жаром воскликнула Синтия и так сильно покраснела, что ее рыжие волосы перестали казаться столь яркими, как обычно.
    — Так! Наша Синтия влюбилась в мистера Миллионера! — начала дразнить подругу Клэр.
    — Прекрати, иначе я обижусь и… — Синтия никак не могла придумать достойное наказание, — и не буду разговаривать с тобой до завтрашнего дня.
    — Ты первая не выдержишь, — рассмеялась Клэр.
    Вместо ответа Синтия надула губы, вздернула носик и, отстранив Клэр, пошла в торговый зал, где как раз появились покупатели.

Глава 5

    Утро понедельника, как всегда, не радовало Клэр. Вряд ли первый клиент появится в «Незабудке» раньше обеда. Однако звон колокольчика раздался, едва Клэр успела подумать о чашечке кофе. Она встрепенулась и, изобразив на лице приветливую улыбку, поинтересовалась, чем может помочь вошедшему господину. Степенный мужчина лет сорока с едва наметившейся лысиной и сеточкой морщин вокруг глаз осмотрелся по сторонам и нерешительно пожал плечами.
    — Для кого вы хотите купить букет? — спросила Клэр тоном профессионала и тонкого ценителя цветочной красоты.
    — Видите ли, мой босс, Бен Стивенс, попросил купить цветы для своей прекрасной дамы…
    — Бен Стивенс?! — не сдержала удивленного возгласа Клэр. Осознав, что повела себя чересчур импульсивно, она покраснела и смущенно потупила взор.
    — Вы его знаете? — безразличным голосом спросил пришедший, словно от ответа Клэр не зависело ровным счетом ничего.
    — Кто ж его не знает? — бросила в ответ Клэр. Мужчина согласно кивнул головой и снова осмотрел вазы с цветами.
    — Мистер Стивенс просил лишь об одном: этот букет должен не просто говорить, а во весь голос кричать о его восхищении. Подберите цветы на свой вкус. Мистер Стивенс уверял, что он у вас отменный. — Мужчина ободряюще улыбнулся, и Клэр показалось что он ей заговорщически подмигнул. Она в недоумении посмотрела на покупателя, но его спокойное лицо не выражало уже никаких эмоций.
    «Почему Бен послал своего помощника именно в мой магазин? Может быть, решил проверить, как я работаю? Или хотел вызвать мою ревность? Надо же, у него имеется подруга! А ведь прошло только два дня, после того как он приглашал меня на свидание. Этот парень времени зря не теряет». Клэр невольно прикусила от досады нижнюю губу. Интересно, кто она, прекрасная дама мистера Миллионера?
    Как ни пыталась Клэр убедить себя в том, что ей безразличен Бен, женское самолюбие было уязвлено. Она не привыкла к столь быстрому отступлению мужчины. Обычно поклонники ухаживали за ней неделями и месяцами, прежде чем окончательно отчаивались. Разумеется, если их имя было не Джордж.
    — Я думаю, что для букета, выражающего восхищение, подойдут коралловые розы. Они дарят ощущение жизнерадостности и в то же время нежной любви.
    — О, вы говорите словно поэт, — заметил мужчина, уже достав из кармана кошелек.
    — Что вы?! — рассмеялась Клэр. — Я просто люблю цветы и знаю о них все. — Решив, что мужчина может воспринять ее слова как хвастовство, она добавила: — Я очень много читала о языке цветов и о старинных обычаях, связанных с растениями.
    — Теперь я понимаю, почему мистер Стивенс выбрал именно ваш магазин. Он не отоваривается, где попало!
    Клэр едва сдержалась, чтобы не наговорить в ответ дерзостей. В конце концов, этот добродушный человек не виноват в высокомерии своего начальника. Она быстро достала из вазы пять кораллового цвета роз на длинных мощных стеблях, обрезала нижние листья, затем обернула цветы прозрачной бумагой и прикрепила на нее несколько золотистых бабочек. Восторженный блеск в глазах следившего за ее действиями покупателя несколько сгладил неприятные ощущения Клэр.
    — Возьмите букет, — протянула она упакованные цветы. Мужчина бережно взял их в руки. Расплатившись, он предупредил, что завтра придет снова.
    Клэр вопросительно подняла брови.
    — Мистер Стивенс просил меня каждый день покупать цветы для его дамы, — не без гордости заметил мужчина, как будто порученная ему миссия приравнивалась к спасению мира.
    — Неужели он настолько влюблен? — стараясь придать голосу беспечность, спросила Клэр.
    Мужчина лишь пожал плечами, дав понять, что не ему судить о чувствах босса. Правда, через мгновение он добавил заговорщическим тоном:
    — Надеюсь, этой женщине удастся завоевать его сердце. Любому мужчине нужна жена. Все деньги мира не приносят столько радости и гармонии, сколько вечер в тихом семейном кругу. Я женат уже двадцать лет и ни разу не пожалел о сделанном выборе.
    — Может быть, вы хотите приобрести букет и для своей любимой супруги? — предложила с улыбкой Клэр. — Думаю, ей понравятся синие гиацинты. Ведь это знак постоянства.
    — Почему бы и нет? — с неожиданной радостью ответил мужчина, словно предложение Клэр выражало именно то, чего он тайно желал, но стыдился признаться.
    — Подождите пару минут. Я найду фиолетовые ленты. — Клэр любила чувствовать исходившую от клиентов благодарность. Именно ради этого она и работала в «Незабудке». Чтобы дарить людям радость и помогать им совершать красивые жесты в отношении близких и любимых людей.

    В среду помощник Бена Стивенса появился снова. Клэр встретила его радостной улыбкой, как будто они были старыми добрыми друзьями.
    — Доброе утро, чем могу помочь? — спросила она, выйдя из-за прилавка.
    — Мне снова нужен букет для подруги мистера Стивенса. Но… — Мужчина замялся, словно ему предстояло сказать нечто неприятное или обидное для Клэр.
    — В чем дело? Прошлые розы ему, вернее, его подруге не понравились?
    Клэр сама поразилась, насколько неприятно было ей упоминать другую женщину. Думала ли она, что на ее месте могла оказаться сама? Что это ради нее Бен Стивенс посылал бы помощника в цветочный магазин? Вот еще, мысленно осадила она себя. Я бы ни за что не взглянула на мужчину, у которого нет пяти свободных минут на то, чтобы купить цветы для любимой женщины! Хотя, разумеется, его избранница искренне верит в то, что Бен сам выбирал для нее цветы. Человеку вроде Стивенса не стоит особого труда убедить кого угодно в чем угодно. Клэр прекрасно помнила, какой эффект он произвел на Синтию. Девушка влюбилась в него с первого взгляда!
    — Не сочтите мистера Стивенса за придирчивого ханжу, но он счел розы слишком банальными цветами и попросил вас и вашу напарницу проявить чуть больше фантазии при составлении букета для его дамы сердца.
    Клэр вспыхнула, но тут же заставила себя успокоиться. Разве она не предчувствовала какого-нибудь подвоха со стороны Бена? Странно, что он вообще порекомендовал помощнику ее магазин. Он мог купить цветы в самом дорогом салоне, но предпочел ее скромную «лавку». Которую, кстати, собирался в скором времени смести с лица земли.
    — Может, мистер Стивенс высказал какие-нибудь особые пожелания? — с акцентом на слове «особые» спросила Клэр, стараясь держать себя в руках. Ведь, как говорится, покупатель всегда прав.
    — Нет. Он сказал только то же, что вчера и позавчера. Это должен быть самый роскошный букет для его прекрасной дамы…
    Клэр задумчиво пощелкала языком по зубам, осматривая стоявшие вокруг нее цветы. Может быть, лилии? Нет, столь нежные цветы дарят в знак невинного чувства. О целомудрии же своей избранницы Стивенс не упоминал. «Роскошный букет для моей прекрасной дамы», — снова прокрутила она в уме слова Бена. Как бы ей хотелось почувствовать себя такой вот прекрасной дамой! Прочесть искреннее обожание в восхищенном взгляде мужчины, преподносящего цветы. Услышать из его уст признания в любви…
    К сожалению, в жизненном спектакле ей досталась иная роль — быть лишь исполнителем чужой воли, посредником в любовных делах. Думая, что она устала от цветов, мужчины редко приносили ей букеты и еще реже выражали свои чувства при помощи этих прекрасных созданий природы.
    — Как насчет орхидей? — спросила она с такой радостью, словно сама мечтала именно об орхидеях. — Более утонченных и изысканных цветов, на мой взгляд, не существует.
    Мужчина согласился с ее выбором быстрым кивком. Клэр его реакция показалась чересчур сдержанной, но она не была вправе делать ему замечания. Помощник Бена Стивенса стал постоянным клиентом «Незабудки», и ей следовало молить бога, чтобы влюбленность Бена Стивенса продлилась как можно дольше. Однако Клэр думала вовсе не об этом.
    Вопреки здравому смыслу, ей хотелось, чтобы ежедневные приходы помощника Бена прекратились. Она была уверена, что Бен Стивенс изобрел для нее новую пытку, столь тонкую и изощренную, что ей позавидовали бы даже древние китайцы. Собирая букеты для подруги Бена, она чувствовала настолько болезненные уколы ревности и зависти, что у нее в буквальном смысле слова опускались руки.
    Почему она должна выбирать цветы для другой женщины? Но разве не в этом состояла ее работа? Почему она с радостью и воодушевлением упаковывала цветы для кого угодно, но только не для Бена Стивенса? Почему ее так злило, что цветы из «Незабудки» окажутся в руках женщины, на чьем месте могла оказаться она?
    Клэр чувствовала себя в ловушке. Она сама отказала Бену, а теперь не могла смириться с тем, что у него есть другая женщина. Неужели она всерьез полагала, что он будет до конца жизни умолять ее поужинать с ним? В конце концов, Бен Стивенс молодой, привлекательный и весьма обеспеченный мужчина. Наверняка ее подруга Синтия далеко не единственная девушка, потерявшая голову после пяти минут общения с ним. Бен Стивенс умел был обходительным. Вернее, умел казаться таковым. Клэр искренне полагала, что только ей известна его истинная, коварная, сущность.
    — А вы хоть раз видели подругу своего босса? — спросила Клэр с наигранным безразличием.
    — Нет, ни разу. Он настолько влюблен, что скрывает от всех свою избранницу, будто боится, что ее украдут, как самый ценный бриллиант коллекции.
    — Так, значит, ее никто не видел?
    Мужчина покачал головой.
    — Как странно, — тихо произнесла Клэр. Ей казалось, что Бен Стивенс принадлежит к тому типу мужчин, которые, наоборот, любят похвастать своими женщинами. Тем более если они красивы и хорошо воспитанны. Либо Бен действительно без памяти влюблен в женщину, которую заваливает цветами, либо она настолько некрасива, что он стыдится появляться с ней на публику. Последняя мысль показалась Клэр приятной, и она едва заметно улыбнулась.
    — Думаю, мистер Стивенс ждет особого случая, чтобы представить всем свою невесту, — предположил покупатель.
    — Н-невесту? — От неожиданности Клэр поперхнулась воздухом и закашлялась.
    — А что? Бену уже тридцать три. Самое время задуматься о семье и наследниках, — рассудительно заметил его помощник. — Я рад, что у него появилась дама сердца. А то уже поползли всякие слухи…
    — Мне кажется, что Бен Стивенс — еще тот ловелас. Наверняка ему приписывали множество романов, — предположила Клэр, надеясь, однако, услышать опровержение.
    Мужчина почесал затылок, словно пытаясь припомнить хоть один подобный случай.
    — Нет, мисс, вы ошибаетесь. Бен Стивенс никогда не давал повода так думать о себе. Даже журналистам «желтой» прессы не удалось разнюхать ничего скандального. Никаких романов с замужними женщинами или моделями.
    — И он никогда не был женат? — спросила Клэр, протягивая коробочку с тигровой орхидеей.
    — Нет, но я убежден, что он способен стать самым лучшим мужем и отцом. Во всех начинаниях мистер Стивенс старается добиться совершенства… Если он поставил цель, то добьется ее любым способом. Кроме того, он обладает редким и удивительным талантом — изобретать нестандартные пути достижения намеченной цели. Он видит дальше своих конкурентов.
    — К сожалению, бизнес и любовь — не одно и то же, — резонно заметила Клэр.
    — Разумеется. Но некоторые законы действуют и там и там. Например, первый шаг на пути завоевания нового клиента… — Мужчина сделал паузу, — и женщины — привлечь к себе внимание и заинтересовать…
    — Хотите сказать, что принципы рекламы сработают и в романтической сфере? — недоверчиво усмехнулась Клэр.
    — А почему бы и нет? Каждый человек так или иначе старается преподнести себя с лучшей стороны. В саморекламе нет ничего зазорного. Например, мистер Стивенс никогда не скрывает своих достоинств. Напротив, он постоянно их демонстрирует.
    — Должно быть, возлюбленная мистера Стивенса в восторге от его ухаживаний. Она ведь не подозревает, что цветы для нее покупает вовсе не Бен, — язвительно заметила Клэр.
    — Какая разница! — возмутился его помощник. — Главное, что он оплачивает мою и вашу работу. Мистер Стивенс — слишком занятой человек, чтобы бегать по цветочным лавкам.
    Клэр открыла было рот, чтобы защитить свой магазин, но затем благоразумно промолчала. И почему она решила, что на Бена работают не похожие на него люди?
    Разумеется, Бен Стивенс слишком занят чтобы тратить свое драгоценное время на таких, как она. Можно благодарить бога, что он вообще обратил свой взгляд на столь незаметную особу, как Клэр Гарденс. Что, кроме своих голубых глаз, она может предложить ему? Цветы? Это смешно. Даже если Бен Стивенс скупит все ее цветы, это вряд ли подорвет его финансовое положение.
    — Ладно, мне пора бежать, мисс. Иначе, мистер Стивенс рассердится.
    — До свидания, — с вымученной улыбкой попрощалась Клэр. Разговор с помощником Стивенса расстроил ее. Она получила очередное доказательство меркантильности и всепоглощающей прагматичности мира, и Бена Стивенса в частности.
    Неужели он и правда относится к любви, как к очередному бизнес-проекту?..

Глава 6

    Синтия с удивлением осмотрела лежавший на прилавке букет из нарциссов, петунии и ноготков. Клэр сидела на плетеном стуле и с отсутствующим видом глядела в окно.
    — Доброе утро, для кого этот букет? — наконец спросила Синтия, сняв жакет и повесив его на спинку свободного стула. — Клэр вздрогнула от неожиданности, а затем растерянно улыбнулась, увидев напарницу. — Сегодня ведь не день дурака. Над кем ты решила подшутить?
    Синтия взяла букет в руки и покрутила его, чтобы лучше рассмотреть со всех сторон.
    — Предупреждаю сразу: тебе вряд ли понравится моя затея…
    — Клэр, что ты задумала?
    — Этот букет я сегодня отдам помощнику Бена Стивенса.
    — А-а-а, — понимающе протянула Синтия. — Тому типу, который подрядился каждый день приходить за цветами для подруги своего босса? Повезло же ей! Постой, ему ведь нужны самые красивые цветы. Что это значит?
    — Ты сама знаешь, что нарциссы — цветы себялюбия, петуния выражает раздражение и негодование, а ноготки говорят о ревности.
    — Это все, конечно, забавно, но тебе не кажется, Клэр, что ты преувеличиваешь знания обычных людей. Уверяю тебя, большинство из них и не подозревают о том, какой цветок что символизирует. Для всех это лишь необычно составленный букет, — скептично заметила Синтия. Она видела, что Клэр в последние дни очень раздражена, но только сейчас поняла причину дурного расположения духа владелицы магазина. Все дело было в Бене Стивенсе. Вернее, в его новой пассии, для которой он был готов скупить весь их цветочный магазин. Клэр злилась из-за собственной ревности и стыдилась в этом признаться.
    — Ты права, — после минутной задумчивости согласилась Клэр. — Дай-ка мне ручку. Я напишу записку.
    — Клэр, не делай глупостей. Положение «Незабудки» и так шаткое. Ты ведь помнишь, что у нас осталось меньше трех месяцев на поиски нового места. А организация переезда потребует дополнительных денег. Может быть, не стоит портить отношения с нашим, самым выгодным покупателем, а? — Синтия слишком хорошо знала Клэр. Она всегда поступала так, как считала нужным. Если она решила что-то сделать, то только землетрясение могло ее остановить.
    Клэр порылась в сумке в поисках ручки. Наконец она ее нашла. Взяв пустую карточку, она написала несколько слов ровным каллиграфическим почерком.
    — Что ты написала? — не скрывая беспокойства, спросила Синтия.
    — «Для очаровательной Клэр», — с серьезным видом прочитала Клэр.
    Брови Синтии сами собой поползли вверх.
    — Интересно было бы увидеть, как Бен Стивенс будет оправдываться перед своей любовницей, — усмехнулась Клэр. — По меньшей мере, ему придется признаться в том, что он не сам покупал ей цветы, и объяснить, почему «цветочной торговке» понадобилось пакостить ему…
    — Клэр, ты меня удивляешь. Я всегда думала, что ты взрослый рассудительный человек. Чем уж тебе так насолил этот тип?
    — Ничем. Просто хочу научить его уважать других людей.
    — Ты обиделась из-за того, что у него есть другая женщина?
    — Синтия, не говори глупости! Мне абсолютно плевать на то, с кем спит этот самовлюбленный мистер Стивенс. Думаешь, он ежедневно покупает цветы в моем магазине случайно? Нет, он хочет унизить меня и потешить свое уязвленное самолюбие.
    — Клэр, ты говоришь как параноик. Почему бы не предположить, что Бену понравилась «Незабудка» и он решил немного помочь нам перед закрытием?
    — Сразу видно, что ты не знаешь его.
    — Можно подумать, ты его хорошо знаешь, — обиженно надула губы Синтия.
    — Прости, я не хотела тебя обидеть, — тут же отозвалась Клэр. — Давай не будем ссориться из-за этого чванливого богача!
    — Тогда не усложняй нам жизнь. Если тебе неприятно, то я могу сама быстро упаковать цветы для Стивенса. Его помощник придет с минуты на минуту. Он каждый день приходит в одно и то же время.
    Клэр не успела ответить, как раздался звон дверного колокольчика и на пороге появился знакомый мужчина в деловом костюме.
    — Доброе утро, девушки, — поприветствовал он Синтию и Клэр. — Надо же, какая удача. Вы обе сегодня работаете.
    — И ваш букет уже готов — отозвалась Клэр, с любезной улыбкой протянув ему цветы, ставшие предметом недавнего спора. Синтия укоризненно посмотрела на подругу, но, поймав на себе взгляд покупателя, натянуто улыбнулась.
    — Спасибо. Сколько с меня?
    Дав положенною сдачу, Клэр помахала на прощание рукой. Едва за ним закрылась дверь, Синтия накинулась на нее с упреками:
    — Что ты натворила?! Бен Стивенс разнесет «Незабудку» в пух и прах.
    — Он в любом случае это сделает, — спокойно ответила Клэр. — Через несколько месяцев наш магазин будет снесен.
    Она старалась скрыть от Синтии охватившее ее волнение, но с каждой минутой ей это давалось все хуже. Клэр опустила глаза и посмотрела на руки. Мелкая, едва заметная дрожь, сопровождавшая ее с раннего утра, превратилась в настоящую тряску. Правильно ли она поступила, пойдя на поводу у чувств? Может быть, Синтия права: Стивенс не собирался оскорблять ее? Почему бы ни предположить, что он действительно влюбился? Вряд ли влюбленному мужчине есть дело до других женщин.
    — Если Стивенс заявится сюда, чтобы устроить скандал, то я не буду тебя защищать, так и знай!
    — Хорошо, Синтия. Я одна выдержу оборону, — с невеселой усмешкой ответила Клэр. В глубине души она именно на это и надеялась. Что Бен Стивенс лично придет в ее магазин. А уж кто кому устроит скандал, она еще посмотрит.

    — Итак, Бен, когда ты намерен приступить к строительству торгового центра в районе Парка Джона Кеннеди? — спросил темноволосый мужчина, закуривая сигару, которой его только что угостил хозяин кабинета.
    — Ты уже уладил дела с мелкими торговцами? — вопросом на вопрос ответил Бен Стивенс, выпустив несколько клубов дыма изо рта. Он сидел в высоком кожаном кресле, заложив руки за голову.
    — Разумеется. Последние договоры были подписаны вчера. Все формальности соблюдены.
    — Я рад, что у меня есть такой толковый адвокат и незаменимый сотрудник, как ты, Джордж.
    — Брось, Бен. Мы знакомы уже столько лет, что обмениваться пустыми любезностями даже смешно, ей-богу. Не забывай, что работать на тебя, прежде всего, выгодно.
    — И, надеюсь, комфортно. Мне, по крайней мере, очень приятно иметь с тобой дело. — Бен осекся на полуслове, встретив ироничный взгляд своего университетского приятеля, а ныне ведущего юрисконсульта его компании. — Я не виноват, что мне действительно нравится с тобой работать.
    — Мне тоже, Бен. Какой еще босс стал бы постоянно угощать меня дорогущими гаванскими сигарами ручной выделки? Надеюсь, взаимные комплименты закончены?
    Мужчины дружно рассмеялись, прежде чем сделать еще по одной затяжке.
    Раздался робкий стук в дверь. Казалось, что стоявший за дверью посетитель всерьез опасается разбудить спящего ребенка или помешать интимной беседе двух влюбленных.
    — Входите. — Голос Бена мгновенно изменился, став более строгим и командирским.
    Дверь открылась, и на пороге замер немолодой мужчина с букетом цветов в руках.
    — О, Роджер, заходи. Ты, как всегда, вовремя, — улыбаясь, поприветствовал его Бен. — Что у нас сегодня?
    Роджер молча протянул букет начальнику. Несколько минут Бен и его приятель изучили принесенные цветы.
    — Спасибо, — произнес Бен в сторону помощника. Роджер кивнул и попятился к двери, уловив в голосе Стивенса просьбу оставить их одних.
    — Что это значит? — спросил озадаченный Джордж, указав взглядом на букет, который Бен по-прежнему держал в руках.
    — Я и сам пока не знаю, — растерянно пробормотал Бен, пытаясь достать прикрепленную к одному из нарциссов карточку.
    Сегодняшний букет разительно отличался от тех, что Роджер приносил раньше. Что хотела сказать им Клэр? Все что угодно, но только не желание выразить женщине восхищение. Бен мало что смыслил в цветах, но все же мог отличить шикарные розы и орхидеи от дешевых садовых цветов, которые не принято дарить любимой женщине.
    Тем временем Бену удалось достать из букета карточку. Он быстро открыл ее двумя пальцами. Мгновение он стоял как каменный. Джордж постучал карандашом по деревянной поверхности стола, чтобы вывести приятеля из странного оцепенения, в которое тот впал после прочтения послания.
    В следующий миг произошло то, чего Джордж ожидал меньше всего. Бен расхохотался. Громко, заливисто, запрокинув назад голову. Несколько минут Бен просто хохотал, словно услышав оригинальную шутку или остроту.
    — Что стряслось? От кого эти цветы? — Джордж ничего не понимал, и потому чувствовал себя неловко. Так бывает, когда входишь последним в комнату, полную гостей. Шумный разговор вдруг смолкает, и все смотрят на тебя, топчущегося в нерешительности на пороге. Ты просишь всех продолжить беседу и не обращать на тебя внимания, но, пока ты пробираешься к единственно свободному месту за столом, все только и делают, что разглядывают тебя.
    — Эти цветы от меня самого, — ответил Бен и зашелся в очередном приступе смеха. Растерянность и непонимание Джорджа веселили его еще больше, чем записка, вложенная в цветы Клэр.
    — Если ты намерен и дальше изъясняться полунамеками, то я, пожалуй, пойду, — обиделся Джордж. — А ты тут смейся, пока не надоест.
    — Извини, дружище, — мигом успокоившись, сказал Бен. — Я сейчас все объясню.
    — Будь любезен!
    — Ты ведь сам просил меня обойтись без любезностей, — напомнил с усмешкой Бен. — В общем, мне понравилась одна женщина…
    — Я ее знаю? — деловито осведомился Джордж.
    Бен отрицательно помотал головой.
    — Нет. Я познакомился с ней на прошлой неделе.
    — И когда ты только успел? — искренне удивился Джордж. — Я думал, ты днями и ночами готовишься к запуску нового проекта.
    — Ее зовут Клэр. Наше знакомство напрямую связано с новым торговым центром.
    — Вот как? Она инвестор?
    — Нет, — ответил Бен, не зная, как представить Клэр приятелю, чтобы тот понял, что это не очередное увлечение, а нечто серьезное.
    — Ей принадлежит лучший цветочный магазин в том районе, где скоро начнется строительство.
    Джордж задумчиво потер переносицу, словно пытаясь о чем-то вспомнить.
    — Как ее фамилия? Я ведь заключал договоры на денежную компенсацию со всеми владельцами магазинов.
    — Она была единственной, кто отказался от наших денег, — ответил Бен со смешанным чувством раздражения и восхищения.
    — Уж не та ли это нервная особа, что пыталась призвать других торговцев устроить акцию протеста? — спросил Джордж, смутно припоминая молодую привлекательную женщину с горящими от гнева глазами.
    — Наверное.
    — И что, теперь она присылает тебе цветы, надеясь разжалобить? — криво усмехнулся Джордж.
    — Нет, это я поручил Роджеру ежедневно заходить в «Незабудку». Это название цветочного магазина Клэр, — пояснил Бен. — И покупать самый роскошный букет якобы для моей любовницы.
    Судя по ошарашенному виду, Джордж ничего не разобрал.
    — Я и не знал, что у тебя в данный момент есть любовница, — заметил он безразличным тоном, чтобы у Бена не возникло ощущения, что он его каким-то образом контролирует или лезет в личную жизнь.
    — Вообще — то у меня ее нет, — ответил с печальной улыбкой Бен.
    — Тогда для…
    — …для кого я покупаю цветы? — продолжил за него сам Бен. Джордж кивнул.
    — В какой-то степени для Клэр. Вернее, ради Клэр.
    — Бен, прекрати говорить загадками. Я ничего не понимаю.
    — Видишь ли, Клэр понравилась мне с первой встречи. Но у нее есть одна дурацкая причина, по которой она мне отказала. — Бен смахнул воображаемые капельки пота со лба. — Я решил вызвать у нее ревность, тем самым доказав ей самой, что и я ей небезразличен. Именно поэтому я дал поручение Роджеру каждый день заходить в магазин Клэр и покупать у нее цветы якобы для моей дамы сердца.
    — …Которой на самом деле не существует, — добавил Джордж, для которого все наконец-то встало на свои места.
    — Верно.
    — Но я не понимаю, чему ты так радовался десять минут назад.
    — Тому, мой дорогой друг, что мой план сработал. Клэр уже сходит с ума от ревности. Но, как и все женщины, она весьма странно выражает собственные чувства.
    Клэр надеялась доставить мне крупные неприятности, но ее мелкая пакость лишь рассмешила меня. — Бен протянул карточку Джорджу. — Прочти.
    Адвокат быстро пробежал глазами карточку и усмехнулся, сообразив, что имел в виду Бен. Клэр действительно приревновала Бена к выдуманной им женщине. Она явно надеялась подмешать ложку дегтя в бочку меда чужих романтических отношений, а оказалось, что все ее усилия были напрасны. Попытка поссорить Бена с его несуществующей любовницей вызвала лишь бурный смех.
    — Ловко же ты ее проучил. Теперь пусть кусает локти от досады, что упустила такого парня, как ты.
    — Я вовсе не хочу, чтобы она кусала свои милые локотки, — смущенно улыбнулся Бен. — Моя цель — завоевать ее сердце…
    — А потом разбить? Как всем прежним женщинам? — без всякого упрека спросил Джордж.
    Они с Беном были ровесниками и одинаково относились к жизни. Оба достигли определенных высот в своей области. При этом оба пока были не женаты. Ни одно из их многочисленных любовных увлечений не было настолько серьезным, чтобы сказать: всё, женюсь!
    — Нет, у меня с Клэр все иначе. Я не хочу причинить ей боль. Она красивая, умная и сильная женщина. И при этом, похоже, очень ранимая…
    — Ты так говоришь только потому, что она стала первой, кто дал тебе отпор. Кстати, по какой причине? Даже не верится, что великому Бену Стивенсу отказала какая-то цветочница…
    — Не смей называть Клэр «цветочницей», — рыкнул на него Бен. От неожиданной грубости приятеля Джордж на мгновение лишился дара речи.
    — А ты, дружок, похоже и впрямь влюбился. Так в чем проблема? Сделай ей предложение. Наверняка она строит из себя недотрогу в расчете стать миссис Стивенс.
    — Тебя извиняет лишь твое незнание всех обстоятельств дела, — мрачно заметил Бен. Он покосился на букет и хмыкнул.
    — Чем же ты не устроил Клэр? Неужели она настолько привередлива, что ей не подошел такой привлекательный, умный и состоятельный мужчина, как ты?
    — Клэр не подходит мое имя… — усмехнулся Бен.
    Джордж вскинул брови, но не стал торопиться с вопросами. Из адвокатской практики он хорошо усвоил, что сначала нужно выслушать мнения сторон, а уж потом приступать к допросу.
    — Несколько лет назад ей приснился какой-то там сон, после которого она вдруг решила, что ее будущего мужа непременно должны звать Джордж. — Не обратив внимания на скептическую усмешку приятеля, Бен продолжил: — С тех пор Клэр встречается только с Джорджами. Безумие какое-то, честное слово! Но ее невозможно переубедить. Казалось бы, умная современная женщина, а верит во всякую чепуху вроде суеверий и сновидений.
    — И самое ужасное во всей этой истории, что тебя угораздило в нее влюбиться.
    — Если бы я был тобой.
    — Бен, только не превращайся в такого же ненормального, как твоя Клэр. Она выдумала себе ограничения, а ты и впрямь собрался играть по ее правилам. Лучше забудь ее.
    — Я не хочу ее забывать.
    — Тогда могу предложить тебе провернуть одну аферу. Или лучше сказать, маленькую хитрость. Если даже она не сработает, то у тебя — никаких шансов.
    — Что ты придумал? — живо откликнулся Бен.
    Джордж имел репутацию самого нестандартно мыслящего адвоката Атланты. Он умудрялся продумывать такие ходы и схемы, которые не могли прийти в голову обычному человеку. Главное — они со стопроцентной гарантией срабатывали.
    — Только не обвиняй меня в беспринципности и циничности, — предупредил Джордж. Лишь дождавшись согласия Бена, он изложил свой план.

Глава 7

    Клэр в очередной раз выглянула в окно. Дождь по-прежнему отделял «Незабудку» серой стеной от остальных домов. Молодая женщина обреченно вздохнула и открыла дверь. Первые тяжелые капли дождя упали на ее голову, затем медленно проползли по лбу, носу и упали на темный мокрый асфальт. Клэр втянула голову в плечи и быстро засеменила в сторону автобусной остановки. Обычно она добиралась до дома пешком, но сегодня у нее не было ни малейшего желания гулять на свежем воздухе и вернуться домой мокрой до нитки.
    Неожиданно она услышала шуршание шин тормозившего автомобиля. Стараясь не обращать на серебристый «Фиат» никакого внимания, Клэр еще больше ускорила шаг.
    — Извините, мисс, позвольте я вас подвезу, — раздался приятный мужской баритон. Клэр млела от этого тембра голоса: в меру низкий, вкрадчивый, немного с хрипотцой. Такой голос располагал к себе с первой минуты. Она невольно обернулась и посмотрела в сторону «Фиата». Из открытого окна ей улыбался молодой привлекательный мужчина лет тридцати пяти. У незнакомца были темные, коротко стриженные волосы и карие глаза. Или Клэр так только показалось из-за слабо освещенного салона автомобиля.
    — Спасибо, не стоит беспокоиться, — вежливо ответила Клэр. Незнакомец произвел на нее хорошее впечатление, иначе бы она по обыкновению огрызнулась на подобное предложение.
    Клэр с детства усвоила, что знакомиться на улице, а тем более садиться в чужую машину, дурной тон. К тому же это может быть опасно. Однако мужчина, улыбавшийся ей из «Фиата», вовсе не казался ей опасным. Напротив, именно с таким человеком ей хотелось посидеть в кафе за чашкой кофе. И с чего она взяла, что он непременно окажется приятным и остроумным собеседником?..
    — Разве вы не заметили, что идете без зонтика под проливным дождем? — с легким осуждением спросил мужчина. Он держал руль прямо, и автомобиль медленно катился рядом с Клэр. — Я даже через открытое окно чувствую, как противно и холодно на улице.
    — В таком случае закройте окно, — ответила Клэр, но решив, что была слишком груба, с улыбкой добавила: — Я и так уже промокла.
    — Я не допущу, чтобы такая очаровательная женщина заболела воспалением легких. Не дурите — сейчас же садитесь в машину.
    — Это приказ? — игриво спросила Клэр.
    — Воспринимайте, как хотите.
    — Я не сажусь в машины к незнакомцам.
    — Тогда давайте познакомимся. Меня зовут Джордж Харрис. А вас?
    Клэр вздрогнула и на мгновение замерла. Уж не ослышалась ли она? Возможно, она выдала желаемое за действительное? Ей явно понравился этот мужчина, и подсознательное желание услышать, что его зовут Джордж, повлияло на ее слух и восприятие.
    — Как вас зовут? — повторил свой вопрос Джордж.
    — Клэр Гарденс.
    — Что ж, Клэр, теперь мы знакомы, и вы можете смело сесть в мое авто.
    Клэр остановилась в замешательстве. Она как никогда хотела принять предложение нового знакомого, но не решалась нарушить негласное правило. Она мысленно ругала себя за детские страхи, но тем не менее не могла перебороть их. Положение, казавшееся ей безвыходным, спас Джордж. Он открыл дверцу и вышел из автомобиля. В руках он держал большой черный зонт. Клэр открыла от удивления рот. Что он задумал?
    — В таком случае и провожу вас. У меня есть вот это… — Он открыл широкий черный зонт и поднял его над головой обомлевшей Клэр.
    Джордж оказался и на голову ее выше. Она смело взяла мужчину под руку.
    — Спасибо, — тихо сказала она.
    — Вы не оставили мне выбора, — усмехнулся Джордж. — Не мог же я бросить вас на улице под ливнем.
    Клэр пожали плечами:
    — Почему нет? Я бы добралась до дома на автобусе. И нужно-то всего одну остановку проехать.
    — Надеюсь, вы не проклянете меня, если я попрошу вас прогуляться со мной пешком. Мы ведь теперь под зонтом.
    Клэр с сомнением посмотрела на спутника. Какой странный мужчина! Предпочел комфортному автомобилю сомнительное удовольствие — прогулку под дождем в компании незнакомой женщины. Клэр представила, как она выглядит после напряженного рабочего дня: с неуложенными мокрыми волосами, без губной помады. Возможно, у нее потекла тушь…
    — Да нет, я вовсе не против, — произнесла Клэр, посмотрев на свое отражение в витрине магазина, мимо которого они проходили. Вопреки ее опасениям, выглядела она довольно сносно, Если, конечно, не считать мокрых прядей.
    — Чем вы занимаетесь?
    — Держу цветочный магазин.
    — Мне следовало догадаться, — неожиданно заметил Джордж. Клэр удивленно посмотрела на него, требуя объяснений.
    — От вас очень приятно пахнет. Такой нежный ненавязчивый цветочный аромат… — Джордж слегка наклонился к ее шее и потянул носом: — М-м, что это?
    У Клэр перехватило дыхание. Она слышала биение своего сердца, словно его подключили к сильнейшим динамикам. Едва заметный стук превратился в оглушающий грохот. Клэр украдкой посмотрела на спутника: не слышит ли он, как бешено колотится сердце? Судя по улыбке, охватившее ее волнение осталось незамеченным.
    Не дав Клэр ответить, Джордж продолжил:
    — Подождите, я сам угадаю. — Он снова наклонился к ее шее. Горячее дыхание обожгло ее кожу. Затрепетавшие волосинки пощекотали шею и область за ухом. — Пьянящий, возбуждающий запах лепестков жасмина… ваниль и что-то еще.
    Клэр рассмеялась, пытаясь разрядить накалившуюся атмосферу. Впервые в жизни она чувствовала себя так неуверенно и в то же время раскованно в компании малознакомого человека.
    — А вы чем занимаетесь?
    — Я адвокат.
    — Наверняка талантливый, — кокетливо произнесла Клэр и тут же покраснела от собственного комплимента. Только бы Джордж не решил, что она льстит ему, чтобы понравиться. Впрочем, так оно и было. Клэр не скрывала своего интереса. Неужели она встретила предназначенного ей судьбой Джорджа? Умного, красивого, обходительного и — судя по костюму от Армани и дорогим швейцарским часам — хорошо зарабатывавшего.
    Польщенный Джордж рассмеялся:
    — Босс частенько меня хвалит, но редко повышает зарплату.
    — Скажи своему боссу, что он скупердяй, — рассмеялась в ответ Клэр, не заметив, как перешла на «ты». Уж очень легко этот симпатичный молодой мужчина расположил ее к себе.
    — Я обязательно передам ему… твои слова, — произнес Джордж тоном, заинтриговавшим Клэр.
    — Мы почти пришли. Следующий дом — мой. — Клэр указала рукой на пятиэтажное строение и тут же спрятала руку обратно под зонт.
    — Ты поужинаешь завтра со мной? — Джордж остановился и, обняв женщину за талию одной рукой, развернул ее к себе.
    — Почему бы и нет? — ответила Клэр чересчур поспешно и виновато улыбнулась.
    — Тогда я буду ждать тебя завтра в семь на этом месте. Подходит?
    Клэр кивнула, не веря свалившемуся на нее счастью. Она знала! Знала, что когда-нибудь так и будет. Что она непременно встретит мужчину своей мечты. И его будут звать Джордж, а вовсе не какой-то там Бен. Бенджамен…

    «Фиат» медленно ехал по дороге, освещенной фонарями, яркими рекламными щитами и неоновыми вывесками. Клэр с любопытством разглядывала надписи. Она впервые ехала по этому району вечерней Атланты, глядя на роскошные особняки из окна шикарного автомобиля.
    Минут через пятнадцать машина остановилась у мрачного каменного здания с двумя башнями в романском стиле. Похоже на средневековый замок, подумала Клэр.
    — Ну вот мы и приехали. Клэр, ты еще не заснула на заднем сиденье? — спросил Джордж, выключив двигатель и открыв дверцу.
    — Нет, а ты на это надеялся?
    — С чего ты взяла? Спящая красавица мне ни к чему. Впрочем, и Снежная королева не в моем вкусе. Так что рекомендую перепрофилироваться в Жар-птицу.
    — Я учту твои пожелания, — с усмешкой ответила Клэр, выйдя из машины.
    Они подошли к двери, возле которой была старая деревянная табличка. На ней готическим шрифтом было написано «Тайна».
    В следующее мгновение тяжелая дверь отворилась, и Джорджа с Клэр поприветствовал распорядитель ресторана в костюме английского аристократа позапрошлого века.
    — Добро пожаловать в «Тайну», — басом произнес он. — Прошу вас — проходите.
    Клэр ахнула от изумлении, едва переступила порог. В помещении со сводчатым потолком было сумеречно. Очертания предметов казались зыбкими из-за мерцания витых свечей, которые в великом множестве стояли в канделябрах вдоль стен. Тихо звучал саксофон. Игра света и тени делала небольшой зал каким-то фантастическим, нереальным. Запах плавленого воска и легкая завеса сизоватого дыма превращали обычную деревянную мебель в туманные сказочные предметы. В дальнем от входа углу располагался камин, в котором тлели рубиново-красные угли. По обе стороны от камина стояли мягкие кожаные кресла с широкими подлокотниками, накрытыми пледами. Они словно попали в старинный особняк, где их ждали как самых желанных гостей.
    Джордж посмотрел на Клэр, стоявшую с широко распахнутыми глазами.
    — Я знал, что тебе здесь понравится.
    — Это просто… волшебство, — произнесла Клэр, не в силах подобрать более подходящее слово. Да и было ли оно вообще?
    Джордж улыбнулся, обнял Клэр за талию и слегка подтолкнул вперед.
    — Давай присядем вон за тот столик в углу, иначе, боюсь, ты так и будешь стоять с открытым ртом всю ночь.
    Клэр последовала за Джорджем, ощущая через тонкую ткань тепло его руки.
    Они сели за дальний столик, хотя необходимости уединяться не было. В зале сидела только одна молодая парочка.
    — Желаете сделать заказ? — спросил подошедший официант, протянув Джорджу и Клэр меню.
    — Спасибо, — ответил Джордж, беря красную папку с золотыми вензелями.
    Клэр до сих пор не могла поверить, что это не сон. Джордж подождал, пока Клэр сделает заказ, затем попросил официанта принести бутылку шампанского.
    — Отпразднуем наше знакомство? — игриво спросила Клэр, похлопав длинными ресницами. Ее щеки горели от приятного возбуждения, а голос дрожал, словно она сдавала самый сложный экзамен в своей жизни.
    — Нет, мы будем пить сегодня только за твою красоту и мою удачу…
    — Удачу? — спросила озадаченная Клэр.
    — Разумеется, мне ведь очень повезло познакомиться с тобой. Наверное, я всю жизнь мечтал о такой женщине, как ты. Жаль что… — Джордж умолк, лишь махнув рукой.
    — …Что? — не удержалась Клэр почувствовав, что недосказанные Джорджем слова причиняли ему боль.
    Ею овладел какой-то азарт. С каждой минутой она все больше убеждалась в том, что на завоевание такого мужчины, как Джордж Харрис, стоит мобилизовать все свои силы, чары и способности. Клэр привыкла добиваться своего путем упорного труда, но сейчас требовались быстрые нестандартные, действия.
    — О чем ты задумалась?
    Клэр коснулась мочки уха, машинально потеребила сережку, затем, чуть наклонив голову и искоса взглянув на Джорджа, произнесла:
    — О судьбе и о том, что нам послано Всевышним…
    Джордж усмехнулся. Ну вот, наконец-то Клэр проявила свои недостатки. А он уж было вообразил, что она умная современная женщина. Но нет, она и вправду верит во все эти сказки о предназначении одного человека другому.
    Джордж замолчал и откинулся на спинку стула, чтобы не мешать официанту, расставлявшему на столе принесенные блюда. Затем молодой человек в расшитом золотом камзоле налил в фужеры шампанское. Когда он, учтиво поклонившись, удалился, Клэр нетерпеливо спросила:
    — Джордж, ты веришь в то, что у каждого из нас есть вторая половинка, которую он ищет по свету?
    — Если честно, не знаю, — уклонился от прямого ответа Джордж, но Клэр не унималась:
    — Иногда интуиция подсказывает, где именно следует искать. Я верю в вещие сны, гадания и озарения…
    — А я считаю все это суеверием, — с миролюбивой улыбкой ответил Джордж. Меньше всего ему хотелось поссориться с Клэр на первом же свидании. Дело было даже не в том, что она милая и очаровательная женщина, а в том, что у него была тайная миссия, которую он не мог бросить на полпути.
    — А как ты тогда объяснишь, что на самолетах, потерпевших крушение, всегда оказывается на пятнадцать процентов меньше пассажиров, чем на благополучных рейсах? — с вызовом спросила Клэр.
    — Случайность.
    — Именно из таких случайностей складывается человеческая жизнь, — глубокомысленно заметила Клэр.
    — Тогда давай выпьем за случайности, — предложил Джордж, чтобы хоть немного сгладить назревавший конфликт.
    Клэр подняла фужер. Они чокнулись. Хрусталь переливался всеми цветами радуги, отбрасывая яркие блики на поверхность стола и стен.
    — За случайности и закономерности, — предложила она ответный тост, прежде чем пригубить игристое вино. Затем Клэр приступила к лазанье, заказанной по совету Джорджа.
    Через некоторое время принесли десерт. Огромные куски торта со взбитыми сливками, клубникой, спелыми вишнями и кремовыми корзинками.
    — Это поистине сказочное лакомство, — с восхищением отметил Джордж. — Надеюсь, ты не на диете?
    — Нет, — почему-то смутившись, ответила Клэр. — Пока у меня нет такой необходимости.
    — Слава богу, а то мне уже начало казаться, что все женщины скрытые мазохистки, которые получают удовольствие, истязая себя всевозможными диетами.
    — Довольно жестокое замечание, Джордж, — попыталась защитить прекрасный пол Клэр. — Не забывай, что женщины делают это ради мужчин.
    Джордж скептически усмехнулся.
    — Давай скорее попробуем это чудо. Никогда в жизни не видела ничего аппетитнее.
    — Что же ты скажешь, когда попробуешь торт на вкус? — Джордж аккуратно положил кусочек кондитерского шедевра на маленькую тарелочку и подал ее Клэр.
    — Мм, божественно, — сказала она через минуту.
    Джордж протянул руку и нежно провел пальцем по ее губам, вытирая воздушный крем. Затем облизал свой палец. Клэр замерла. Она посмотрела прямо в глаза Джорджа, затем потупила взор. Рука Джорджа скользнула по нежной коже ее щеки и нырнула под волосы. Затем он ласкал ее шею, перебирал шелковистые локоны… Это могло продолжаться бесконечно. Клэр закинула назад голову, наслаждаясь неземными ощущениями, которые дарил ей Джордж.
    Внезапно рука исчезла, Клэр с разочарованием вздохнула и открыла глаза. Перед ней по-прежнему сидел Джордж и улыбался. Затем он встал и, подойдя к Клэр, помог ей подняться.
    — Ты не против того, чтобы немного прогуляться? — Это был скорее риторический вопрос. Джордж, не дожидаясь ответа, слегка коснулся оголенных плеч Клэр. — Не замерзнешь?
    — Если ты не позволишь…
    Они вышли на улицу. Воздух посвежел, дневная жара сменилась приятной вечерней прохладой. Дул легкий ветерок, приятно щекотавший кожу и развевающий шелковое платье Клэр. Жаль, что звезд на ночном небе такого большого города, как Атланта, не увидишь даже в августе, вздохнула Клэр.
    Клэр хотела взять Джорджа под руку, но он предложил:
    — Давай возьмемся за руки, как в детстве. Так гораздо романтичнее.
    Клэр вспомнила свои первые прогулки с соседскими мальчиками. Как трогательны и невинны были те отношения, первые трепетные поцелуи в щечку…
    Клэр вложила свою маленькую ладошку в мужественную ладонь Джорджа.
    Они шли по темной аллее, сопровождаемые шелестом листьев и стрекотанием ночных насекомых. Клэр ощущала невидимые токи, пронизывающие ее ладонь, их переплетенные пальцы. Казалось, что тепло, передаваемое от Джорджа, разливается по всему ее телу. Слабый, мерцающий огонек в центре ладони на пересечении линий жизни, судьбы и любви разгорался в пылающий костер, разгонявший по венам обжигающую кровь.
    Они медленно шли в полном молчании. Слова казались излишними. Наоборот, они могли разрушить ту волшебную атмосферу, которая окружала Джорджа и Клэр.
    Через некоторое время Джордж остановился и, не отнимая руки, повернулся к спутнице. Клэр приоткрыла губы для поцелуя, но… Джордж отвел взгляд в сторону.
    — В чем дело? Что-то не так? — с волнением спросила Клэр.
    Джордж нервно кашлянул:
    — Клэр, я… не должен.
    — Чего ты не должен, Джордж? Я хочу этого! Ну же, поцелуй меня. Не бойся, я не кусаюсь. — Клэр растянула губы в жалком подобии улыбки. — Джордж, ты мне понравился и я… я действительно не понимаю…
    — Возможно… не знаю… Клэр, давай не будем об этом говорить. Я отвезу тебя домой. Уже поздно, тебе завтра рано вставать. — Джордж поспешно зашагал в обратном направлении. Клэр ничего не оставалось, как последовать за ним.

Глава 8

    День тянулся настолько медленно, что Клэр спрятала часы, дабы не смотреть на них каждые десять минут.
    Утром она проснулась с мыслью о Джордже. Эта же мысль не давала Клэр покоя, пока она умывалась, одевалась и делала макияж.
    Придя в «Незабудку», она на какое-то время забылась, поглощенная разбором свежих цветов. Однако к обеду тревожные мысли вернулась вновь. Она никак не могла разобраться, что произошло накануне. Почему чудесный, почти сказочный вечер закончился на минорной ноте? Джордж казался ей идеальным мужчиной. Неужели она не произвела на него такого же впечатления? Он не захотел ее поцеловать ни около ресторана, ни на прощание перед ее подъездом. Может быть, она слишком торопится? Опережает события? Если бы она была безразлична Джорджу, зачем бы он стал приглашать ее на второе свидание?
    Дверной колокольчик отвлек Клэр от тяжелых мыслей. Она подняла голову, уже растянув губы в дежурной улыбке. Перед ней стоял человек, которого она в равной степени ожидала и боялась увидеть. Бен Стивенс собственной персоной.
    — Добрый день, — поприветствовала посетителя Клэр, стараясь не выдать своего беспокойства. После многообещающего знакомства с Джорджем недавняя проделка с букетом для любовницы Бена показалась ей совершенно бессмысленной шалостью. Почему она не послушалась Синтию, а пошла на поводу у своих эмоций?
    — Не такой уж он и добрый, — ответил Бен, подойдя к ней вплотную и посмотрев сверху вниз.
    Клэр почувствовала, что ее ноги сами собой подкашиваются, и она вот-вот упадет. Она схватилась рукой за спинку стула.
    — Как ты объяснишь свою вчерашнюю выходку? — громовым голосом спросил Бен.
    — Какую? — невинным голоском спросила Клэр, как будто и в самом деле не понимала, о чем шла речь.
    — Эту! — рявкнул Бен, бросив на прилавок скомканную карточку. — Узнаешь?
    — Она из моего магазина, — спокойно ответила Клэр, понимая, что показное спокойствие отнимает все ее моральные силы.
    — Зачем ты написала на ней, что цветы предназначаются тебе?
    Клэр с вызывающей улыбкой пожала плечами:
    — Возможно, я ошиблась…
    — Ошиблась?! — Похоже, Бен не ожидал подобной наглости со стороны милой цветочницы. — Ты хоть понимаешь, чего стоила твоя ошибка?!
    — Извините, мистер Стивенс, — перешла на официальный тон Клэр. За несколько месяцев работы она усвоила, что вежливость действует на вспыльчивых людей лучше холодной воды, мигом охлаждая их пыл. — Если произошла столь досадная ошибка и карточки были перепутаны, то я готова принести извинения не только вам, но и той женщине, которой предназначались цветы.
    — Признайся, что ты сделала это намеренно, — потребовал Бен, чувствуя, что нашел в Клэр достойного противника.
    — С какой стати?
    — Ты ревновала меня. Поэтому и решила насолить. Ты ведь надеялась вызвать ссору, не так ли?
    — Что вы себе позволяете, мистер Стивенс! Я не какая-нибудь… интриганка. — Клэр покраснела, почувствовав прилив жгучего стыда.
    — Посмотри мне в глаза, — попросил Бен, смягчив голос.
    Клэр робко подняла ресницы, но, встретившись с проницательным, все понимающим взглядом Бена, снова уставилась в пол.
    — Клэр, в ревности нет ничего постыдного, — нравоучительно начал Бен. — Я даже рад, что ты заинтересовалась мной. Признаться, я намеренно пытался вызвать в тебе ревность.
    — Намеренно? — не веря своим ушам, повторила Клэр.
    Бен кивнул.
    — А как же ваша подруга? «Самая прекрасная дама на свете»? Кажется, так о ней отзывался ваш помощник.
    — Никакой «прекрасной дамы» не существует. Я ее выдумал, чтоб проверить твои чувства. Вернее, она существует, но…
    — Это низко!
    — О, Клэр, тебе ли говорить о низости, после того как ты пыталась разрушить мои отношения?
    — Вымышленные! — выпалила Клэр.
    — Но ты ведь об этом ничего не знала, — с хитрой улыбкой парировал Бен.
    — Я … мне нет до вас никакого дела.
    — Ты всегда пакостишь людям, до которых тебе нет дела? — поинтересовался Бен, облокотившись на тот же стул, за который держалась Клэр. Его лицо было так близко, что Клэр всерьез испугалась, что Бен сейчас поцелует ее. Она отпрянула назад точно так же, как накануне отпрянул Джордж. Догадка о том, что он не захотел с ней целоваться, горящей стрелой пронзила ее мозг.
    — Клэр, с тобой все хорошо? — участливо спросил Бен, заметив, что женщина резко побледнела.
    — Нет… я прошу, пожалуйста, уходите.
    — Присядь на стул. — Бен помог Клэр сесть. Затем осмотрелся по сторонам и обнаружил возле кассы алюминиевую банку с холодным чаем. Он подал ее Клэр: — Сделай пару глотков, тебе станет легче. Я не хотел тебя расстраивать, прости меня.
    — Вы тут ни при чем.
    — Тебе не надоело это повторять?
    — Нет. Вам ведь не надоело портить мне жизнь. Неужели мало того, что скоро я пойду по миру из-за ваших грандиозных планов?
    — Клэр, я ведь предложил тебе очень неплохую денежную компенсацию за переезд. Я даже могу подыскать подходящее место.
    — Мне не нужна ваша помощь. Оставьте меня в покое!
    — Ты ведь хочешь совсем другого, не так ли? — Бен присел на корточки перед Клэр и заглянул в ее глаза. — У тебя такие красивые голубые глаза, что их невозможно забыть. Не-за-буд-ки, — по слогам произнес Бен, не отводя взгляда.
    Клэр смущенно прижалась к спинке стула.
    — Я хочу, чтобы вы ушли. Я могу вернуть деньги за вчерашний букет…
    — Оставь их себе. Если честно, ты меня повеселила.
    Такого признания Клэр не ожидала. Она подняла брови и вопросительно посмотрела на Бена.
    — Ты такая непосредственная и искренняя в своих порывах, — не скрывая восхищения, произнес Бен. — Вообразила, будто я самовлюбленный нарцисс, и тут же высказала мне это в лицо. Пусть и не совсем обычным языком.
    — Ты… ты понял язык цветов? — спросила Клэр с какой-то детской радостью. Неужели еще остались люди, способные тонко чувствовать и понимать символическое значение растений?
    — Трудно было не понять, — усмехнулся Бен.
    — Прости.
    — Тебе не за что извиняться. Ты ведь действительно считаешь меня эгоистом. Как бы я ни убеждал тебя в обратном… ты мне не доверяешь, верно? Я говорю о том, что ты мне понравилась с первого взгляда, что я хотел бы углубить наши отношения, а ты словно в панцире, от которого все мои слова отскакивают, как мяч от стенки.
    — Бен, я ведь уже объяснила, что дело не в личной неприязни. Я готова поверить, что ты хороший порядочный человек…
    — Но тебе подавай Джорджа! И никого другого. А если он не появится? Ты до конца жизни будешь ждать принца по имени Джордж? Или сколько их уже не прошло твой строгий отбор?
    — Между прочим, — с нажимом начала Клэр. — Я уже встретила мужчину своей мечты.
    — И хочешь сказать, что это не я? — с грустной улыбкой заметил Бен.
    — Мне жаль, но это действительно не ты, — сказала Клэр, хотя в ее интонации не было ни грамма сожаления. Скорее, она желала что-то доказать Бену. Или самой себе. — Он талантливый адвокат.
    — Поздравляю, — с сарказмом произнес Бен.
    — Спасибо.
    — Думаешь, это серьезно?
    — Очень на это надеюсь.
    — Только потому, что его имя Джордж?
    — Вовсе нет. Джордж… — начала Клэр и тут же смутилась. Теперь Бен подумает, что она приняла ухаживания мужчины только из-за его имени. — Он очень умный, обаятельный и прекрасно воспитанный мужчина. Мне хорошо с ним.
    — Что ж… — Бен поднялся на ноги и слегка размял затекшие мышцы. — Я подожду, пока ты снова будешь свободна.
    — Боюсь, ждать придется долго.
    — Посмотрим…
    Сказав это, Бен направился к двери. Остановившись на пороге, он обернулся и бросил на Клэр прощальный, полный восхищения и затаенной грусти взгляд.
    Когда он вышел, она закрыла лицо руками, едва не заплакав. Почему ее сердце сжимается от одной мысли, что она причинила боль этому мужчине? И почему ее так радует его признание в том, что он выдумал любовницу, чтобы вызвать ее, Клэр, ревность?
    Я не должна думать о Бене, внушала себе Клэр. У меня теперь есть Джордж, и я уже почти люблю его… Почти. Клэр старалась не вникать, что мешает ей обойтись без этого «почти». И тем более она упрямо не желала признаться себе, что ее сердце, помимо воли, отдано Бену Стивенсу.

    В том, что Джордж действительно лишен недостатков, Клар убедилась на втором свидании. Вернее, на пикнике, организованном ее новым другом.
    — Ой, ты бы предупредил, чтобы я оделась по-спортивному, — смущенно произнесла выпорхнувшая из подъезда Клэр, обнаружив в руках Джорджа плетеную корзинку для пикников.
    На ней была тонкая полупрозрачная блузка и плиссерованная юбка чуть выше колена.
    — Я могу подождать, пока ты переоденешься, — предложил Джордж.
    — Отлично. Я вернусь через десять минут, — пообещала Клэр. Она бегом взбежала по лестнице на второй этаж, открыла дверь и влетела в квартиру. Затем скинула с себя наряд и натянула первые попавшиеся на глаза джинсы и яркую тенниску. Босоножки с тонкими ремешками сменили кроссовки. Бросив на свое отражение беглый взгляд и оставшись им вполне довольна, Клэр побежала вниз, где ее ждал Джордж.
    — Ты будто метеор, — заметил Джордж, оценивающе осмотрев Клэр с ног до головы. — Очаровательный и притягательный метеор.
    Клэр хихикнула в ответ на комплимент и приподнялась на мысочки, чтобы поцеловать Джорджа в губы. Однако в самый последний момент он подставил щеку.
    Похоже, этот парень крепкий орешек, подумала Клэр, чмокнув Джорджа в чисто выбритую и пахнувшую морским бризом щеку.
    — Куда отправимся?
    — За город. Я знаю одно чудное местечко, где нам никто не помешает…
    — Звучит заманчиво… — пропела в ответ Клэр.
    К ее разочарованию, последняя реплика осталась без ответа. Джордж молча взял ее под руку, довел до автомобиля и помог сесть на заднее сиденье. При этом Клэр позволила себе немного покапризничать и попросила прикрыть окно, из которого на нее якобы сильно дуло. Джордж молча исполнил ее просьбу.
    Когда они добрались до выбранного Джорджем места, солнце уже стояло высоко в небе. Клэр пожалела, что не захватила солнцезащитные очки. Ей приходилось постоянно щуриться, и она стеснялась разговаривать с Джорджем, стоя или сидя против солнца. Впрочем, Джордж, казалось, был поглощен сэндвичами с пармезаном куда больше, чем спутницей.
    — Ты такой выдумщик, — кокетливо сказала Клэр, помахав перед собой вишенкой, извлеченной из фруктового салата. — Как тебе пришла идея устроить пикник посреди недели?
    Джордж только пожал плечами. Через несколько минут молчания Клэр снова заговорила:
    — Твой босс не станет сильно ругаться за прогул?
    Джордж промолчал, но вопрос Клэр, казалось, развеселил его. Он обнажил белоснежные зубы в широкой улыбке. На щеках появились ямочки, окончательно покорившие Клэр. Она пригубила красного вина из одноразового стакана.
    — А почему ты тогда обратил на меня внимание? — задала Клэр следующий вопрос, хотя предыдущий так и остался без ответа.
    — Когда? — прожевав изрядный кусок ветчины, спросил Джордж.
    — Во время дождя. Сомневаюсь, что я выглядела очень привлекательно в мокром платье.
    — Мне показалось, что ты — вышедшая из моря Афродита, — заявил Джордж таким безразличным тоном, что Клэр не разобрала, была это шутка, или Джордж говорил серьезно. На всякий случай она решила улыбнуться.
    — Ты мне тоже сразу понравился, — заглянув в его глаза, произнесла Клэр. — С первого взгляда.
    Джордж перестал жевать. Его рука с сэндвичем так и зависла в воздухе на полпути ко рту.
    — Знаешь… — Клэр коснулась рукой его щеки. Дрожавшие пальцы пробежали до виска, но, словно испугавшись собственной смелости, Клэр отдернула руку и сглотнула подступивший к горлу комок. — Я давно мечтала о таком мужчине, как ты.
    — Как я? — Джордж усмехнулся. — И что же тебе понравилось во мне больше всего?
    Клэр пожала плечами.
    — Не знаю… Не могу назвать только одно качество. Скорее меня привлекла их совокупность. Мне кажется, что у тебя нет недостатков.
    — Прости, Клэр, — перебил ее Джордж. — Но ведь мы ведь почти не знакомы. Тебе не кажется, что ты слишком торопишься с признаниями?
    — А ты?
    — Что — я? — Джордж наконец положил сэндвич обратно на тарелку, решив, что скоро доесть его не удастся. Похоже Клэр не терпелось разъяснить ситуацию. И почему женщины так любят выяснять отношения? Разве они не знают, что это лучший способ их испортить?
    — Что ты думаешь обо мне?
    — Ты… — Джордж внимательно посмотрел на сидевшую напротив женщину. — Ты очень красивая. У тебя изумительные голубые глаза… но я хотел бы узнать тебя получше. Кто твои родители? Как прошло твое детство? О чем ты мечтаешь? С кем дружишь? Чего боишься?..
    Клэр дождалась последнего вопроса и улыбнулась.
    — Я рада, что у тебя столько вопросов. С какого начать?.. — Она подняла глаза вверх и сощурилась от ослепительного солнца. — Мои родители погибли два года назад…
    — Извини… Мне очень жаль.
    — Тебе не за что просить прощения. Ты имеешь право это знать. В их машину врезался огромный грузовик, за рулем которого сидел пьяный водитель. — Клэр отвела взгляд в сторону, не желая показывать повисшие на ресницах слезы. — Я предчувствовала их смерть, но ничего не сделала, чтобы предотвратить ее…
    — Как это?
    — Накануне их отъезда в Новый Орлеан мне приснился страшный сон. Наутро я помнила лишь отдельные фрагменты, но и они были ужасны. Я видела раскуроченное железо нашего старого «Бьюика» и кровь… много крови. Я проснулась от собственного крика. А когда рассказала родителям и сестре о ночном кошмаре, они лишь усмехнулись и посоветовали мне не забивать голову всякими пустяками. «В вещие сны верят только старики, которым больше не о чем беспокоиться», — сказали они. И я постаралась забыть о страшном предзнаменовании… Пока нам не позвонили из дорожной полиции и не сообщили, что родители погибли. — Клэр уже не пыталась сдержать слезы, и они текли двумя горячими ручейками по ее щекам. Она всхлипнула, смахнула слезинки и продолжила: — С тех пор я верю в то, что во сне можно увидеть будущее.
    — А ты видела еще что-нибудь в этом роде? — спросил Джордж, ожидая услышать уже известный ему ответ.
    — Да, но я не хочу об этом больше говорить, — неожиданно ответила Клэр. — Давай лучше поговорим о чем-нибудь приятном. Например, о твоей работе или друзьях.
    — Боюсь, тебе эта тема быстро наскучит, — увильнул от разговора Джордж. — Лучше расскажи мне о цветах.
    Дальше упрашивать Клэр ему не пришлось. Начав рассказывать о тайном языке цветов, Клэр и сама расцвела. Она с упоением рассказывала Джорджу о растениях-афродизиаках, издревле используемых жрицами любви для разжигания мужской страсти; о старинном обычае осыпать прохожих лепестками роз и о том, какую роль играли эти цветы во времена падения Римской Империи.
    — А однажды, — начала Клэр, раскрасневшись то ли от вина, то ли от азарта, — император Гелиогабал устроил пиршество, на котором забросал гостей таким количеством розовых лепестков, что некоторые задохнулись под ними.
    — А я всегда считал, что роза — символ любви и красоты, — заметил Джордж, несколько утомленный той лавиной информации, которую обрушила на его голову увлекшаяся Клэр.
    — Так принято считать, поскольку богиня любви Афродита, первая красавица Олимпа, впервые появилась перед глазами восхищенных богов из набежавшей на берег волны, и морская пена на ее груди тут же превратилась в благоухающие розы. — Клэр сделала паузу, чтобы сделать вход, и продолжила: — Недаром лепестками роз усыпали ложа новобрачных, а обитательницы гаремов умащивали тело розовым маслом, чтобы привлечь внимание султана.
    Клэр заметила, что Джордж посмотрел на часы, и тут же умолкла. Она только сейчас заметила, что солнце клонилось к закату. Небо на западе окрасилось в оранжево-малиновые тона, и утомленные от дневного зноя цветы склонили свои головки к земле.
    — Пожалуй, нам пора возвращаться в город, — с наигранной грустью заметил Джордж и глубоко вздохнул.
    — Спасибо за этот чудесный день на природе, — ответила Клэр, не в силах утаить от Джорджа своего разочарования.
    День действительно показался ей прекрасным, но не совершенным. Она до сих пор не могла разобраться в чувствах и намерениях Джорджа. Она была уверена в том, что он заинтересован ею. Он засыпал ее вопросами и жадно ловил каждое слово. Однако Клэр готова была пойти дальше дружеских бесед, а Джордж никак не проявлял желания даже поцеловать ее.
    — Мне тоже очень понравилось общаться с тобой. Никогда не встречал более искреннего и непосредственного человека. Это редкий дар — сохранить в себе детские черты и во взрослом возрасте…
    Клэр ничего не сказала в ответ, хотя в ее голове пульсировала мысль: неужели Джордж не видит во мне женщину, а воспринимает как ребенка? Чем еще объяснить его странное поведение?
    Клэр было суждено скоро узнать истинную причину холодности Джорджа…

    — Бен, я отказываюсь! — заявил адвокат, решительным шагом входя в кабинет своего босса. Темные круги под его глазами красноречиво говорили о бессонной ночи.
    Сидевший за письменным столом человек поднял голову и непонимающе уставился на раннего посетителя.
    — Во-первых, закрой за собой дверь. А во-вторых, объясни, от чего ты отказываешься?
    Мужчина захлопнул дверь и подошел к столу Стивенса.
    — Я чувствую себя последним негодяем.
    — Откуда такая совестливость, Джордж? Неужели ты совратил монахиню?
    Посетитель, не дожидаясь приглашения, тяжело опустился на стул. Затем облокотился на стол и посмотрел прямо в глаза собеседнику. Минутный поединок взглядов закончился поражением Бена. Не выдержав тяжелого, словно осуждающего взгляда приятеля, он посмотрел на стоявшую в углу кадку с финиковой пальмой. Он и не заметил, как она разрослась. Скоро ему самому не останется места в собственном кабинете.
    — Я не хочу больше обманывать Клэр. Если бы ты только знал, что она пережила!
    Бен мгновенно посерьезнел.
    — С нею все в порядке? — взволнованно спросил он.
    — Я ведь считал ее глупой суеверной девчонкой. Оказалось, что она очень зрелая и необыкновенно сильная женщина.
    — Я тебе об этом и говорил.
    — Да, Бен, но ты ведь не сказал, что она похоронила обоих родителей. Более того, накануне их гибели ей приснился вещий сон. Бедняжка винит себя в том, что не предотвратила беду.
    — Уверен, что Клэр ни в чем не виновата! — с жаром воскликнул Бен.
    — Я тоже. Но теперь становится понятной ее «джорджемания», над которой мы с тобой потешались. Конечно, это полная глупость, но… чем черт не шутит. Вдруг Клэр и в самом деле суждено выйти замуж за Джорджа.
    — Нет, — твердо возразил Бен. — Я знаю, что эта женщина создана для меня.
    — Но ты, возможно, не создан для нее, — возразил Джордж. — Я не желаю причинять ей еще большую боль. Я просто исчезну из ее жизни.
    — Нет, Джордж, ты должен довести свой план до конца.
    — Наш план, — поправил его Джордж. — Не пытайся свалить всю ответственность на меня. Да, я полушутя предложил этот розыгрыш, но я не думал, что все зайдет так далеко. Клэр действительно влюбилась в меня. Или думает, что влюбилась.
    — Если ты доведешь дело до конца, то это будет лучше для самой Клэр. Как ты не понимаешь, что она препятствует своему счастью из-за каких-то предрассудков?!
    — Откуда тебе или мне знать, что будет лучше для Клэр? Мы с тобой слишком циничны, в отличие от нее. Ты, Бен, всю жизнь думал только о себе и своих интересах. Ты и сейчас желаешь добиться поставленной цели, словно речь идет об очередной фирме, которую ты намерен поглотить, а не о живом человеке!
    — Ты ошибаешься, Джордж. Я люблю Клэр и желаю ей добра. Поверь: меньше всего я хочу причинить ей боль. Ты должен закончить игру так, как мы условились. Для блага Клэр. — Последнюю фразу Бен произнес низким, гипнотическим тоном, словно желая убедить Джорджа на подсознательном уровне, в обход норм морали и принципов.
    — Бен, я не хочу с тобой ссориться, но если ты обидишь Клэр…
    — …То буду иметь дело с тобой, — умиротворяющим тоном продолжил Бен.
    — Вот именно. Потому что еще ни одна женщина не говорила мне столько хорошего обо мне самом. Возможно, Клэр обманывает себя и видит меня сквозь розовые очки, но я благодарен ей.
    — Джордж, половину из того, что она сказала тебе, она говорила всем Джорджам, встречавшимся в ее жизни, — охладил его пыл Бен.
    — Может быть, но Клэр понравилась мне. — Заметив ревнивый блеск в глазах Бена, Джордж тут же добавил: — Нет, я вовсе не влюбился в нее, как ты. Скорее, я очарован ее по-детски непосредственным восприятием мира. Я наконец-то понял смысл выражения «чистая душа».
    — И ты думал, что я смогу растоптать душу ребенка? — гневно спросил Бен. — Нет, Джордж, я буду беречь Клэр как самое большое сокровище.
    — Ладно, — сдался Джордж. — Я завтра закончу весь этот фарс. Надеюсь, ты подоспеешь вовремя и утешишь Клэр.

Глава 9

    Клэр смотрела на Джорджа и улыбалась так, словно ждала встречи с ним не сутки, а целую вечность.
    — Привет, прекрасно выглядишь! — После дежурного комплимента Джордж чмокнул Клэр в щеку и, положив руку на ее талию, легонько подтолкнул к машине.
    — Куда мы поедем?
    — Сегодня выбираешь ты.
    Клэр подняла глаза вверх и, поразмыслив несколько минут, предложила поехать в какой-нибудь тихий уютный ресторанчик в деревенском стиле. Джордж согласно кивнул и завел автомобиль. «Фиат» тихо тронулся с места.
    Они остановились около «Таверны» и с трудом нашли свободное место на парковочной площадке. В последнее время это заведение стало едва ли не самым популярным среди жителей города.
    — Я забыла, что сегодня суббота, — с виноватой улыбкой сказала Клэр, высматривая свободный столик.
    — Не беспокойся. Хозяин этого ресторана — мой друг, — успокоил ее Джордж. — Считай, что мы уже сидим за лучшим столиком.
    Клэр одарила его восхищенным взглядом. Джордж сконфузился от столь открытого выражения чувств и, чтобы скрыть смущение, обратился к официанту с просьбой сообщить о его приходе хозяину «Таверны».
    Не прошло и десяти минут, как Клэр и Джордж уже сидели за столиком. Как он и обещал — лучшим. Сделав заказ, Клэр задала вопрос, мучивший ее две последние ночи.
    — Джордж, что во мне не так?
    — Не понял? — произнес Джордж как-то испуганно и настороженно.
    — Ты приглашаешь меня на свидание. Мы взрослые независимые люди, но… — Клэр вздохнула, собираясь с мыслями. — Почему я неинтересна тебе как женщина?
    — С чего ты взяла?… — попытался возразить Джордж, но она не дала ему закончить:
    — Мы ни разу не поцеловались. По-настоящему, в губы.
    — Видишь ли, Клэр, — медленно начал Джордж, чтобы выиграть немного времени. — Ты очень мне понравилась. Наверное, ты даже самая прекрасная женщина, что мне встречалась в жизни.
    — Но?..
    — Но я не могу обманывать тебя.
    Клэр подняла брови.
    — Много лет назад, когда я, будучи мальчишкой, с родителями отдыхал в Европе, к нам подошла пожилая цыганка и предложила погадать. — Клэр слушала, затаив дыхание. — Она предсказала мне долгую спокойную жизнь… и еще она сказала, что я женюсь на женщине с именем Каролина.
    — О боже, — тихо выдохнула Клэр, поняв трагическое несоответствие.
    Джордж пожал плечами и горестно вздохнул:
    — С тех пор я ищу свою суженую, Каролину. Когда я увидел тебя, то влюбился с первого взгляда, но… — Джордж снова вздохнул. — Но, к сожалению, тебя зовут Клэр…
    — Но это ведь очень похожие имена! Может быть, ты ослышался, или у цыганки был акцент и… — Джордж поднял вверх указательный палец, попросив Клэр помолчать.
    — Нет. Она очень четко произнесла: «Ка-ро-ли-на».
    — Джордж, это же так глупо — верить гадалке. К тому же той, которая бродит по пляжу и заманивает разомлевших на солнце туристов.
    — Возможно, Клэр, ты и права. Однако я слишком много лет верил в предсказание и уже не смогу отказаться от мечты. Думаешь, ты первая женщина, с которой мне пришлось расстаться…
    А вот об этом ты мог бы и не упоминать, подумала уязвленная Клэр.
    — Джордж, я уверена: у нас все будет хорошо… Я постараюсь…
    Он с трагическим выражением лица покачал головой:
    — Нет, Клэр. Тем более теперь, когда ты узнала правду.
    Клэр чувствовала себя самой несчастной женщиной на свете. Неужели мужчина, которого она уже считала своим будущим мужем, откажется от нее лишь из-за имени? Ирония судьбы заключалась в том, что она сама верила в предсказания. Почему же она так рьяно принялась разубеждать Джорджа, говоря, что ему не следует обращать внимание на старое гадание? Разве ей говорили не то же самое, когда она отказывалась встречаться с не-Джорджами?
    — Я хочу домой, — сказала Клэр, чувствуя, что вот-вот разрыдается от обиды и несправедливости судьбы.
    — Но мы ведь еще не поужинали? — резонно заметил Джордж.
    — Если ты очень голоден, то оставайся. Я не обижусь. — Клэр положила салфетку на пустую тарелку и поднялась из-за стола.
    Джордж поднялся следом за ней:
    — Разумеется, я отвезу тебя домой. Я надеюсь, мы сможем остаться друзьями.
    — Дай мне немного времени, — попросила Клэр, смахнув уже набежавшие на глаза слезы.

    Клэр высморкалась в носовой платок и только потом взяла в руки телефонную трубку, Быстро набрав хорошо знакомый номер и прослушав три длинных гудка, она наконец услышала жизнерадостный голос подруги.
    — Алло, Синтия? — неуверенно спросила Клэр.
    — Привет, что стряслось. У тебя ангина?
    — Нет, с чего ты взяла?
    — Голос какой-то глухой и хриплый. Ты точно не заболела?
    Решив, что Синтия предложила отличную идею, Клэр согласилась:
    — Вообще-то да, у меня сильно болит голова, да и голос сел… Сможешь подменить меня на пару дней?
    — Разумеется, — бодро отозвалась Синтия, и Клэр показалось, что она услышала на заднем плане мужской голос. Боже, она совсем не подумала о том, что Синтия проводит вечер не одна. Какая же я бесцеремонная, мысленно упрекнула себя Клэр.
    — Спасибо большое. Если в магазин заявится Стивенс, то… — Клэр так и не смогла придумать, как следует поступить в этом случае Синтии. Голова и в самом деле раскалывалась, и мысли упрямо не желали облекаться в слова.
    — Не беспокойся. Все будет хорошо. Если возникнут проблемы, то я сразу тебе позвоню. Как свидание с Джорджем?
    — Мы решили остаться друзьями, — ответила Клэр тоном, по которому Синтия безошибочно определила, что разговор на тему Джорджа Харриса окончен. Причем навсегда.
    — Значит, не судьба, — философски заметила Синтия. Снова послышался мужской голос. На сей раз ближе и отчетливее. Клэр живо представила, как дружок Синтии подошел к ней сзади и склонился, чтобы прошептать пару нежных слов на ушко.
    — Еще раз спасибо и до встречи.
    — Пока.
    Из трубки послышались короткие гудки. Видимо, Синтии не терпелось приступить к любовным утехам, с какой-то завистью решила Клэр.
    Дурное настроение мало-помалу перерастало в депрессию. Через час раздумий о несправедливости мира Клэр уже всерьез начала считать себя самой несчастной и невезучей женщиной на свете. Почему ей нужен именно Джордж, а ему — только Каролина? Глупо. То, во что она верила последние месяцы, сыграло с ней дурную шутку.
    На утро настроение Клэр ухудшилось. На смену сожалениям и вопросам пришло раздражение. Клэр приходила в бешенство от каждой мелочи: от не выключившегося вовремя чайника до мятых занавесок. Казалось, даже окружавшие ее вещи пытаются доставить неприятности или вызвать злость хозяйки.
    Весь день Клэр провела в постели с книгой какого-то мрачного романтика. От чего отметка ее настроения снизилась еще больше. Если даже герои выдуманных историй то и дело погибают на дуэли или выходят замуж за нелюбимых, то что уж говорить о реальности?
    Пару раз позвонила Синтия. Первый раз, чтобы спросить о том, где Клэр оставила моток золотой ленты, а второй — уточнить, сколько стоят гардении. Клэр ответила на оба вопроса, хотя ей и показалось, что Синтия позвонила вовсе не ради них. Вероятно, она хотела убедиться, что ее начальница не впала в уныние и не наделала глупостей.
    Клэр старалась говорить как можно более веселым голосом, но Синтия все равно посоветовала ей больше пить жидкости и соблюдать постельный режим. «Голос какой-то у тебя нездоровый», — заметила Синтия напоследок и положила трубку.

    Звонок в дверь вывел Клэр из задумчивости, в которой она пребывала уже второй день. Недоумевая, кто к ней пожаловал. Клэр медленно поднялась с кровати и, накинув по пути халат, пошла к двери.
    — Кто там? — спросила она, завязывая пояс.
    — Бен Стивенс.
    Клэр замерла, не зная, что делать. Зачем она выдала свое присутствие вопросом? Нужно было на цыпочках подойти к двери и посмотреть в глазок. Поздно. Она выдала себя с головой. Оставалось одно — открыть дверь и столкнуться нос к носу с врагом, который нагрянул, как всегда, в самое неподходящее время.
    Клэр отперла замок и распахнула перед незваным гостем дверь. Бен не заставил себя долго упрашивать и зашел внутрь.
    — Ты неважно выглядишь, — заметил он.
    — Кажется, ты пытался меня убедить, что в тебе еще не умер джентльмен, — съязвила Клэр. — И я почти тебе поверила.
    — Твоя помощница сказала, что ты заболела.
    — И ты пришел, чтобы убедиться в этом лично? — надменно спросила она.
    — Клэр, зачем ты так? Я волновался за тебя. Кстати, это тебе. — Бен протянул ей букетик незабудок.
    — Как видишь, со мной все в порядке. — Клэр взяла в руки нежные цветы, выпрямила спину и попыталась улыбнуться. — Где ты их раздобыл? Ведь сейчас не сезон.
    — Пришлось постараться, — без излишнего хвастовства ответил Бен. — Может быть, угостишь меня кофе?
    — Он у меня закончился.
    — Что ж, не откажусь и от чашки чая, — настаивал Бен.
    — Боюсь, тебе придется самому его приготовить. У меня сегодня все валится из рук, — призналась Клэр.
    — Без проблем, — охотно согласился Бен.
    — Заходи, — Клэр направилась в кухню и махнула гостю рукой, чтобы он следовал за ней. — Наверняка я живу гораздо скромнее, чем ты. Но не жалуюсь. — Последние слова, к досаде Клэр, прозвучали особенно жалостливо.
    Бен осмотрелся по сторонам. Не очень богато, но чисто, опрятно и со вкусом.
    — Как твой идеальный мужчина-адвокат? — спросил он, принимая чашку поданного Клэр чая.
    — Он больше не мой, — сухо ответила Клэр, уверенная в том, что Бену уже все известно. Откуда? Этот вопрос следовало бы задать самому Стивенсу.
    — Ты ведь уверяла меня в том, что в самое ближайшее время выйдешь за него замуж, — с издевкой продолжил Бен.
    Клэр отвернулась к окну и скрестила на груди руки. Она чувствовала себя слабой и подавленной до прихода Бена, но теперь она едва сдерживалась, чтобы не накинуться на него с кулаками. Как он смеет насмехаться над ней? Да, она отвергла Бена, но не унижала и не старалась причинить боль своими едкими замечаниями.
    — Клэр, с тобой все в порядке? — неожиданно участливо спросил Бен. — Ты дрожишь.
    — Уходи. Пожалуйста, Бен, уходи!
    — Почему ты меня гонишь? Клэр, я чувствую, что тебе нужна поддержка.
    — Только не твоя.
    — Ты злишься на меня? Да, ты имеешь на это все основания. Но обещаю, что больше не станут дразнить и расстраивать тебя.
    — Дело не в этом… — Клэр проглотила подступивший к горлу комок. — Мне стыдно смотреть тебе в глаза.
    — Что за чепуха?
    — Представляю, какой ты меня считаешь дурой. Не знаю, зачем ты пришел, Бен, но прошу тебя: уходи.
    — Я вовсе не считаю тебя дурой.
    — Не лги. Я вижу это в твоих глазах. Ты смотришь на меня и видишь перед собой суеверную идиотку, которая отказывает мужчине лишь из-за его имени… Не надо, не оправдывайся, — сказала Клэр, заметив, что Бен собирается ей возразить. — Я теперь понимаю, каково это — получить отставку из-за предрассудка, который человек может вбить себе в голову.
    — Клэр, я сейчас уйду, потому что ты меня просишь, и я вижу, что ты расстроена. Но я приду завтра.
    — Нет, — не допускавшим возражения тоном ответила Клэр. — Я не хочу встречаться с тобой. Я больше вообще ни с кем не хочу встречаться.
    — Ты успокоишься, отдохнешь — и снова станешь прежней очаровательной Клэр Гарденс, — с ободряющей улыбкой произнес Бен, прежде чем выйти из кухни.
    Через минуту хлопнула входная дверь. Клэр отвернулась от окна. На столе дымились две чашки с чаем.
    Бен Стивенс ушел.
    Она снова осталась одна. С букетом незабудок.

Глава 10

    Клэр осознала, насколько соскучилась по «Незабудке», сразу, как только вдохнула цветочный аромат. И зачем только она просидела дома три дня? Добровольное заключение хорошо, когда вас двое и вы любите друг друга. Тогда можно провести в постели хоть неделю, выползая из-под одеяла лишь для того, чтобы взять из холодильника сыр или ветчину.
    Увидев хозяйку магазина, Синтия начала прыгать на месте от радости и хлопать в ладоши.
    — Привет, откуда столько восторга? — спросила несколько озадаченная Клэр. — Не ожидала, что тебя так обрадует мое возвращение. Что было бы через неделю?
    — Привет. У меня хорошие новости, — Синтия подошла к Клэр и обняла ее.
    — Скорее их выкладывай. Мне жизненно необходима позитивная энергия.
    — Прочти сама. — Синтия протянула Клэр распечатанный конверт.
    Клэр достала из него пачку бумаг и принялась их изучать.
    — Может быть, присядешь? — поинтересовалась Синтия. Клэр молча покачала головой, не отрывая взгляда от изучаемого документа.
    Через несколько минут напряженного ожидания, Синтия робко спросила:
    — Ты не рада?
    — Я не пойму, что отмечено на плане будущего торгового центра Стивенса?.. Подожди, найду условные обозначения. Так, красный квадрат… — Клэр нашла то, что искала, и, прочитав, открыла от удивления рот.
    — Бен хочет, чтобы «Незабудка» располагалась в его торговом центре. Между бутиками Сваровски и Кавалли. Ты хоть представляешь какая это удача?! Теперь я понимаю, что ты не зря сражалась. Или ты переспала с Беном?
    — Синтия, ты не понимаешь, что говоришь. Кстати, зачем ты дала ему мой адрес?
    — Я думала, что тебе плохо. У тебя был такой грустный и расстроенный голос.
    — И ты решила добить меня визитом Стивенса.
    Синтия ничего не ответила и обиженно надулась.
    — Прости, но я сама не понимаю, зачем Бену это понадобилось.
    — Если я скажу, то ты снова разозлишься, — пробурчала себе под нос Синтия.
    — Только не начинай нести романтический бред о том, что он влюблен в меня.
    — Ты и сама это понимаешь.
    — Синтия, это не так. Ты не знаешь Бена Стивенса. Он думает только о себе и своем бизнесе. Все его действия заранее продуманы. Я абсолютно уверена, что Бен никогда не прислушивается к голосу сердца. Он рационалист до мозга костей. В противном случае Стивенс не был бы миллионером.
    — Во-первых, ничто человеческое ему не чуждо. А во-вторых, он приходил сюда пару раз, пока тебя не было.
    — Зачем? — насторожилась Клэр.
    — Вот видишь: ты снова подозреваешь его в чем-то дурном.
    — Синтия, зачем сюда являлся этот тип? — с угрозой в голосе спросила Клэр.
    Девушка пожала плечами.
    — Просто так. Хотел посмотреть, как мы работаем. Спрашивал о тебе.
    — Надеюсь, ты не наболтала лишнего? — Наверное, это Синтия рассказала Бену о ее разрыве с Джорджем Харрисом.
    — Его интересовали самые обычные вещи о тебе. Что ты любишь, как предпочитаешь проводить свободное время… Он действительно переживал за тебя. Кстати, теперь я еще лучшего мнения о Бене.
    — Куда уж лучше? — скептично усмехнулась Клэр. — Кажется, ты визжала от восторга уже после первой встречи с ним. Он ведь идеальный мужчина, по-твоему.
    — Идеальный мужчина для тебя, — поправила ее Синтия. — Рядом с ним ты сможешь почувствовать себя слабой женщиной.
    — Синтия, мне не нужен мужчина. Тем более Бен Стивенс, — не очень уверенно ответила Клэр.
    — Любой женщине нужен мужчина. Если ты снова из-за имени, то…
    К удивлению Синтии, Клэр помотала головой.
    — Нет, я больше не стану отказываться от встреч с понравившимся мне мужчиной из-за дурацкого суеверия. И прошу тебя: никогда не напоминай мне о том, какой я была дурой.
    Синтия расплылась в улыбке и снова обняла подругу.
    — Наконец-то. Значит, теперь ничто не мешает тебе закрутить роман с Беном.
    — Синтия! — строго остановила ее восторженную речь Клэр. — Это вовсе не означает, что я собираюсь завести с кем бы то ни было роман.
    Телефонный звонок раздался настолько неожиданно, что обе женщины вздрогнули, а затем, переглянувшись, рассмеялись над собственной нервозностью.
    — Алло, — ответила Синтия. — Да, да… хорошо, сейчас. — Она протянула телефонную трубку Клэр, которая увлеченно рассматривала свежие розы. — Тебя, — одними губами произнесла Синтия.
    — Клэр Гарденс слушает.
    — Привет. Какой официальный тон. Я даже испугался, — произнес на том конце провода знакомый голос.
    — Разве ты чего-то боишься? — Вопрос был риторическим, и потому Клэр продолжила: — Я получила твой план. Честно говоря, удивлена. Что ты хочешь взамен?
    — Не будь такой суровой, Клэр. Тебе это не идет.
    — Бен, я не верю в твою благотворительность и бескорыстие. Ты ведь наверняка придумал какую-нибудь хитрую комбинацию. Ты хочешь закладную на «Незабудку»?
    Синтия сделала страшные глаза и протестующе замахала руками.
    — Перестань видеть во мне чудовище, Клэр. Я стремлюсь к взаимовыгодному сотрудничеству. Но если тебе так хочется меня отблагодарить, то у меня есть одна просьба, — произнес голос в трубке.
    — Я так и знала, — с какой-то необъяснимой радостью ответила Клэр.
    — Я хочу, чтобы ты поужинала со мной. Сегодня.
    — Зачем?
    — Если я скажу, что хочу, чтобы ты немного развеялась, ты мне все равно не поверишь. Так что можешь по-прежнему считать меня монстром и шантажистом.
    — Хорошо, но только не думай, что я стану с тобой спать, — предупредила Клэр.
    — У тебя далеко идущие планы, дорогая. Я собирался поесть с тобой устриц, выпить белого вина и немного прогуляться. Но если ты будешь настаивать, то, возможно, я не удержусь. Я ведь не железный. — Бен усмехнулся, и Клэр готова была уже забрать свое согласие обратно.
    Нет, даже ради «Незабудки» она не станет унижаться. Словно почувствовав перемену в ее настроении, Бен добавил:
    — Клэр, обещаю: ты не пожалеешь об этом вечере. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы он стал для тебя самым незабываемым в жизни.
    — Хорошо. Я работаю до семи, — ответила Клэр, дав понять, что не станет прихорашиваться и переодеваться ради ужина с ним. Он пригласил ее ради нее самой. Что ж, она вполне может сходить в ресторан в будничной темно-зеленой юбке и светло-желтой блузке, делавшей ее похожей на строгую преподавательницу.
    — Я буду ровно в семь.
    Они попрощались. Клэр положила трубку. Синтия сразу же накинулась на нее с вопросами:
    — Ну, что он сказал? Вы сегодня встречаетесь?
    — Да.
    — Тебе нужно съездить домой и привести себя в порядок, — безапелляционно заявила Синтия.
    — Вот еще! Я не собираюсь завлекать Бена.
    — Клэр, не упрямься. Я все равно уже тут. Нам нет надобности работать вдвоем.
    — Хорошо, — сдалась Клэр. — Я вернусь через два часа.
    — Не торопись, — сказала ей на прощание Синтия. — Ты должна быть неотразима.
    «Какая разница, — подумала Клэр, заводя машину, — какой я предстану сегодня перед Беном. Он все равно видел меня в домашнем халате с опухшими от слез и долгого сна глазами». Однако вскоре Клэр захотела сразить Бена наповал. Пусть знает, что ему не так легко будет завоевать столь шикарную женщину, как она.

    Для ужина с Беном Клэр выбрала маленькое черное платье, которое пришлось бы по вкусу самой Коко Шанель. В меру строгое и в меру сексуальное, платье из тонкого трикотажа облегало фигуру Клэр, при этом колени и грудь были открыты. Маленькие кружевные рукава-фонарики придавали ее облику пикантность и романтичность. Клэр критично посмотрела на свое отражение в зеркале и решила не надевать много украшений, а ограничиться изящными золотыми сережками в форме цветочков и цепочкой с таким же кулоном. Длина цепочки была настолько идеально подобрана, что кулон скрывался в ложбинке между грудей.
    Клэр распустила волосы и уложила их с помощью мусса и фена, придав природным кудряшкам более четкие формы спирали.
    В пять часов дня Клэр вернулась в «Незабудку».
    — Классно выглядишь! — одобрительно кивнув, заметила Синтия. — Бен наверняка потеряет дар речи, когда тебя увидит.
    — Тогда мы с ним, возможно, не поругаемся в первые пять минут. — Клэр усмехнулась.
    — Мне почему-то кажется, что вы поладите, — с загадочной улыбкой произнесла Синтия. Клэр сдвинула брови к переносице, и девушка предпочла не продолжать.
    Бен приехал ровно в семь. В руках у него была ярко-красная роза. Он протянул ее Клэр. Она слегка склонила голову в благодарность и приняла из рук Бена цветок. Затем слегка наклонилась, чтобы вдохнуть нежный аромат.
    — Ты великолепна. Неужели ты всегда являешься на работу в вечернем наряде? Странно, что такую красавицу еще не похитили.
    — Спасибо за комплимент, — сдержанно поблагодарила Клэр. — И за розу. Это мои любимые цветы.
    — Рад, что мне удалось тебе угодить. — Бен улыбнулся. И подал Клэр руку: — Я ведь обещал устроить тебе незабываемый вечер.
    — Куда мы отправимся? — спросила Клэр, боковым зрением заметив подмигивание Синтии. Девушке уже не терпелось уйти из магазина. Наверное, у нее снова назначена встреча с мужчиной, вот она и выпроваживает их с Беном.
    — Надеюсь, ты любишь французскую кухню. Я заказал столик в «Ле Гранд кафе».
    Клэр неопределенно пожала плечами. Она никогда не была во французском ресторане, но с некоторой брезгливостью относилась к пристрастиям французов есть лягушачьи лапки. Словно угадав ее мысли, Бен поспешил успокоить спутницу:
    — Не волнуйся: никто не заставит тебя лакомиться лягушками. Далеко не все французы их едят. Они предпочитают виноградных улиток. Причем добавляют в блюда такое количество зелени и пряностей, что практически не чувствуют вкуса самих улиток.
    — Ну, улитки меня тоже не слишком прельщают. А ты бывал во Франции? — спросила Клэр, заранее уверенная, что он скажет «да». Сама она с детства мечтала побывать в Париже. Подняться на Эйфелеву башню, пройтись по залам Лувра, прогуляться по Елисейским Полям…
    — Много раз. Чудный город! Правда, не настолько, чтобы умереть, увидев его. Мы обязательно должны съездить туда вдвоем…
    Клэр закашлялась от неожиданности. Неужели Бен настолько уверен в собственной неотразимости, что уже строит планы на их совместное будущее? Кажется, она предупредила его о том, что их сегодняшний ужин — знак примирения и дружбы. А вовсе не романтическое свидание.
    В «Ле Гранд кафе» было шумно и многолюдно. Метрдотель проводил Клэр и Бена на второй этаж и предложил им занять самый отдаленный от входа столик. Этакий укромный уголок для влюбленной парочки, подумала Клэр.
    Бен отодвинул стул и помог Клэр сесть, затем занял стул напротив.
    Официант подал меню и карту вин. Клэр раскрыла папку и в недоумении уставилась на Бена, сосредоточенно изучавшего список блюд.
    — Что-то не так? — спросил он, почувствовав на себе ее взгляд.
    — Тут все названия на французском, — ответила Клэр шепотом, чтобы стоявший чуть поодаль официант не расслышал ее слова.
    — Разумеется, это ведь французский ресторан. Его хозяин, шеф-повар и официанты — французы.
    — Но я ничего не понимаю, — призналась в собственном невежестве Клэр. — Можешь сделать заказ за меня?
    — Как насчет устриц с белым вином, сыром и зеленым салатом? — быстро спросил Бен.
    — Отлично, — согласилась Клэр, хотя ее отношение к устрицам мало чем отличалось от пренебрежения к лягушкам.
    Бен подозвал официанта и на уверенном французском продиктовал заказ. Единственное слово, которое разобрала Клэр, было «шабли». Значит, Бен заказал для них белое вино.
    — А что такое белон? — спросила Клэр, чтобы поддержать беседу после ухода официанта.
    — Вид плоских устриц. Их выращивают на специальных плантациях с малосоленой водой, — без всякого снобизма и всезнайства пояснил Бен.
    — Откуда ты все знаешь? — спросила Клэр с кокетливой улыбкой. Она получилась случайно, и если бы кто-то сообщил Клэр о том, что она флиртовала со Стивенсом, она начала бы горячо спорить и отвергать подобные предположения.
    Бен рассмеялся и пожал плечами:
    — Не знаю. Наверное, читал в детстве много книжек.
    — А как прошло твое детство? — спросил Клэр.
    — Не подумай, что я рисуюсь и хвастаюсь своими достижениями, но я человек, который может сказать: «я сделал себя сам». Мои родители всю жизнь боролись с бедностью и едва справлялись с долгами. Стоило им погасить взятые кредиты, как у них заканчивались деньги, и им приходилось влезать в новые долги. Мы с братом начали подрабатывать лет с двенадцати — четырнадцати. Мыли машины, работали на заправках, бегали курьерами и разносчиками пиццы. Не подумай, что жалуюсь. В конце концов, это дало мне неоценимый опыт. Я уважаю людей, зарабатывающих на хлеб собственными руками.
    Такого ответа Клэр не ожидала. Она считала Бена баловнем судьбы, с детства купавшимся в золоте.
    Принесли устриц со льдом и лимоном, большое блюдо с разными сортами сыра и две тарелки с зеленью. Официант медленно откупорил бутылку, положил пробку на поднос и наполнил бокалы. Бен внимательно изучил надпись на пробке и удовлетворенно кивнул головой.
    Клэр, мало смыслившая в элитных винах, доверилась вкусу Бена. От былой неприязни не осталось и следа. Клэр чувствовала себя легко и беззаботно в обществе этого, безусловно, очень обаятельного и умного мужчины.
    — Почему ты все-таки согласилась поужинать со мной? — спросил Бен после двух бокалов вина.
    — Потому что ты обещал выделить площадь в новом торговом центре для «Незабудки», — покривила душой Клэр.
    На самом деле она с каждой минутой убеждалась в том, что приняла верное решение. Пока неизвестно, окажется ли сегодняшний вечер самым незабываемым в ее жизни, но одно она знала точно: Бен ей очень и очень приятен. После нескольких бокалов вина и истории Бена о становлении его корпорации Клэр едва сдерживала желание поцеловать его. Как завороженная, следила она за движением хорошо очерченных, слегка припухших губ сидевшего напротив мужчины. Лишь изредка вспоминая о правилах ведения беседы, Клэр поднимала глаза и смотрела на переносицу Бена.
    — Я тебе не верю, Клэр Гарденс.
    — Считаешь меня лгуньей? — с игривой улыбкой спросила она.
    — Да. Потому что ты согласилась на мое предложение по другой причине.
    — И по какой же, интересно узнать? — с вызовом спросила Клэр, опустив подбородок на переплетенные пальцы рук.
    — Думаю, я тебе нравлюсь. И ты, кажется, перестала комплексовать из-за моего имени. Что случилось?
    — Просто я поняла, как глупо вела себя. Мужчина — не заказанная в офис пицца. Ты не можешь выбрать любимого человека лишь на основании перечня ингредиентов. Любовь — нечто необъяснимое. Некая космическая связь, возникающая между людьми случайно и мгновенно. Ты просто видишь человека и понимаешь, что он именно тот, кто тебе нужен. Вот и все. А уж потом ты узнаешь, как его зовут и в какую школу он ходил.
    Бен медленно похлопал в ладоши.
    — Браво, Клэр. Я поражен. Какая быстрая перемена. Неужели тебе снова приснился сон, изменивший твое отношение к выбору мужчины?
    Клэр поджала нижнюю губу, как она делала всякий раз, желая скрыть обиду.
    — Нет, Бен, просто я взглянула на мир, сняв розовые очки. Теперь даже не имеет значения, кто именно мне их снял.
    — Тогда давай поднимем бокалы за твой новый взгляд на мир, — предложил Бен.
    Клэр охотно подняла бокал. Они чокнулись и продолжили трапезу и беседу. Вечер они закончили лучшими друзьями, хотя Клэр не отказалась бы от прощального поцелуя в губы.
    Они сидели в машине перед ее подъездом и никак не могли расстаться.
    — Мне пора, — в десятый раз сказала Клэр и взялась за ручку автомобильной дверцы.
    — До завтра, — глядя ей прямо в глаза, ответил Бен. — Не забудь одеться по-спортивному.
    — Может, не стоит… — с сомнением начала Клэр, хотя они час назад договорились провести следующий день на конюшне Бена. — Я не умею ездить верхом. Я даже лошадь близко не видела.
    — Завтра у тебя будет отличный шанс не только увидеть ее, но и оседлать. Не волнуйся, в этом нет ничего страшного.
    Клэр вздохнула и снова убрала руку от дверцы. Она не знала, должна ли поцеловать Бена первой, или пусть все идет своим чередом. Но тогда она вообще может не дождаться поцелуя. Вдруг Бен опасается действовать смелее, после того как она предупредила насчет их дружеских отношений.
    — Спокойной ночи, — снова сказала Клэр.
    — И тебе сладких снов.
    Она вышла из машины и направилась к подъезду.
    — Клэр, постой, — раздался за ее спиной голос Бена. Она замерла, боясь пошевелиться.
    Через мгновение она почувствовала на своей талии горячую руку. Бен развернул ее лицом к себе и жадно впился губами в ее губы. Они были мягкими, податливыми, сладкими, как согретые солнцем персики. Бен забыл обо всем, растаял в этом поцелуе, в страсти, вспыхнувшей в нем, подобно сухой траве, к которой поднесли зажженную спичку.
    Клэр была ошеломлена его неожиданным поцелуем. Слишком ошеломлена, чтобы воспротивиться. Она ощущала вкус его жадных губ и сильные уверенные руки, которые искусно ласкали ее тело. В смятении она подчинилась томному, обволакивающему желанию, от которого закружилась голова.
    — Мне пора, — тихим осипшим голосом произнесла Клэр, нехотя отстраняясь от этого притягательного мужчины.
    — Хорошо. — Ей показалось, что Бэн слишком поспешно капитулировал, но Клэр не оставалось ничего другого, как придерживаться выбранной роли.
    Они попрощались, старательно пряча друг от друга глаза.
    Лишь наутро, промучившись всю ночь от бессонницы, Клэр осознала, что не испытывает к Бену тех чувств, которые люди питают к друзьям. Ее одолевало желание. Сильная, смелая, всепоглощающая страсть.

Глава 11

    Как и обещал Бен, следующий день они провели в его конюшне. Клэр впервые каталась верхом на лошади и чувствовала себя необыкновенно счастливой. Бен был обходителен и ласков. О вчерашнем поцелуе оба старались не вспоминать. Клэр старательно делала вид, что не видит в Бене мужчину и относится к нему как к другу.
    После верховой езды Бен предложил немного отдохнуть и выпить по бокалу вина, произведенного на его виноградниках.
    — У тебя есть виноградники? — искренне изумилась Клэр.
    — Да. Несколько лет назад я купил небольшой участок земли в Бургундии, в Кот-де-Бон, где производят сухие белые вина.
    — Я с удовольствием продегустирую твое вино, — улыбнулась Клэр. Бен удивлял ее все больше и больше. Интересно, чем он поразит ее завтра?
    Вино оказалось очень приятным и пьянящим. После двух бокалов Клэр хохотала и рассказывала о своем детстве с той степенью откровенности, которая возможна либо между старыми друзьями, либо между давними любовниками. Если бы Клэр спросили о том, кем они с Беном являются друг для друга, она, скорее всего, не смогла бы дать однозначный ответ. Они с Беном разговаривали о прежних романах как друзья, но держались за руки как любовники.
    — Ты веришь в любовь с первого взгляда? — спросила Клэр, заглянув в глаза Бену. Он сидел напротив нее, положив ногу на ногу.
    Мужчина усмехнулся, но тут же спрятал свою усмешку за бокалом с вином.
    — Разумеется, я ведь полюбил тебя сразу, как только увидел. Ты показалась мне цветочной нимфой. Нежная и прекрасная незнакомка среди роз и орхидей, — с поэтической интонацией почти пропел Бен. — Даже не представляешь, как я был зол из-за твоего флирта с тем типом, который никак не мог решить, какие цветы брать на свадьбу.
    — Ты имеешь в виду Джорджа и его подружку? — Клэр похлопала ресницами, словно невинное создание, обвиненное бог знает в чем.
    Бен кивнул и подлил вина в бокалы.
    — Кажется, мне больше не стоит пить, — со смехом сказала Клэр, сделав пару глотков. — Еще чуть-чуть, и я потеряю контроль над… над ситуацией, — закончила она.
    — Разве ты еще не поняла, что именно этого я и добиваюсь? — страшным голосом киношного серийного убийцы произнес Бен.
    Клэр захохотала. Беззаботно и заразительно.
    — А я тебя не люблю, Бен Стивенс. Потому что из-за тебя все мои проблемы, — стараясь говорить отчетливо, произнесла Клэр.
    — Я тебе не верю, Клэр Гарденс, — парировал он, прищурив глаза.
    — И я тебе тоже.
    — Ну так давай выпьем за взаимное чувство, — предложил Бен, чокнувшись с ее бокалом. — Хоть в чем-то мы согласны.
    Домой Клэр вернулась далеко за полночь. Голова кружилась. То ли от выпитого вина, то ли от влюбленности. Ей хотелось петь и танцевать. Впрочем, влюбленность тут ни при чем, попыталась она убедить себя. Они с Беном Стивенсом — только друзья. Приятная нега растекалась по ее расслабленному телу, а в уходящем сознании медленно, словно запись граммофонной пластинки, крутились слова: «Мы только друзья…» Мужчины и женщины вполне могут быть друзьями. Никакого секса, только разговоры. Друзья всегда обмениваются новостями и впечатлениями…
    Клэр старалась не вспоминать о призывных взглядах, нежных касаниях, намеках и полуулыбках, которыми они с Беном обменивались весь вечер.

    Вечера Клэр и Бен проводили вместе. Они гуляли по городу, заходили в маленькие уютные ресторанчики или пробирались на задние ряды кинотеатров и смотрели американские фильмы «золотой эпохи» Голливуда. Через неделю дружеского общения Клэр поняла, что не хочет оставаться с Беном только друзьями.
    — Может быть, поднимешься ко мне на чашку кофе? — спросила Клэр, призывно глядя в глаза Бену.
    — Если ты меня приглашаешь… — Бен лукаво улыбнулся, дав понять, что разгадал намерения Клэр. Насколько он помнил, в ее доме кофе не было.
    Они медленно поднимались по лестнице, делая вид, что им некуда спешить. Нетерпение и желание Клэр достигло пика.
    Она открыла дверь, и первая нырнула в темную прихожую. Затем потянула Бена за руку. Зажигать свет они не спешили. Бен прижал Клэр к стене и поцеловал. Его горячая рука скользнула в вырез блузки и нащупала ее крепкие упругие груди.
    — Постой… Бен, позволь мне закрыть входную дверь. Иначе местные блюстители морили вызовут полицию нравов, — с нервным смешком заметила Клэр, не успевая отвечать на поцелуи любимого мужчины.
    Бен продолжал целовать ее лицо и шею, в то время как пальцы его расстегивали непослушные пуговки на шелковой блузке. Вскоре ставший ненужным предмет гардероба упал к ногам Клэр. Она прижалась всем телом к Бену. От прикосновения грубой джинсовой ткани к голой коже Клэр ощутила новую волну возбуждения.
    Клэр тоже расстегнула рубашку Бена. Под ее ладонями судорожно вздрагивали напрягшиеся мускулы его груди, поросшей шелковистыми волосками. Клэр гладила и пощипывала кожу Бена, а потом прижалась к ней губами…
    — Я хочу тебя, — выдохнула Клэр.
    — Я тоже… — сквозь сбившееся дыхание пробились слова Бена.
    — Пойдем в спальню; — предложила Клэр, выскользнув из его объятий, и потянула за руку куда-то в темноту.
    Бен послушно последовал за проводницей, предвкушая блаженство, которое они подарят друг другу.
    Они быстро скинули с себя оставшуюся одежду.
    — Я так давно об этом мечтал, — признался Бен, любуясь безупречной фигурой любимой женщины.
    — Бен, иди же ко мне.
    Он медленно привлек Клэр к себе, ласковыми поглаживаниями успокаивая нервную дрожь, которая охватила ее при соприкосновении с его обнаженным телом.
    — Тебе хорошо? — прошептал Бен, прижимаясь щекой к ее волосам.
    — Да!
    Он стал медленно целовать ее шею, щеки, виски, затем прильнул к губам с такой страстью, с таким нетерпением, что Клэр почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног. Бен поднял ее на руки и опустил на кровать, а сам лег рядом и продолжал целовать и ласкать, пока каждая клеточка ее тела не наполнилась желанием. Натянутые нервы исступленно требовали все новых и новых ласк…
    Его вторжение она приняла с блаженным стоном. Наконец происходило то, чего уже давно требовало ее тело, что было так правильно, так замечательно, так восхитительно! Какое счастье! Теперь Бен полностью принадлежал ей!
    Клэр гладила его спину: бери меня — я твоя! Она плыла на волнах экстаза, чувствуя, как в страстном порыве напрягается его тело, как учащается дыхание, как по телу пробегает дрожь, предвещающая заключительный аккорд их соития.
    — Бен, я… я люблю тебя, — едва слышно прошептала ему на ухо Клэр, когда он остановился.
    Бен крепко сжал ее в объятиях и прильнул к губам медленным, долгим и чувственным поцелуем.

Глава 12

    — Синтия, мне не звонил Бен?
    — Ты меня спрашивала об этом полчаса назад. Нет, за это время он не позвонил.
    И Клэр ничего не понимала. Вчера они были близки, им было так хорошо вместе, она призналась Бену в любви…
    Он покинул ее посреди ночи, сказав, что у него рано утром важная деловая встреча и он не хочет будить ее в шесть утра.
    Сейчас был полдень, а Бен до сих пор не позвонил. Клэр не решалась звонить сама, опасаясь, что вклинится в деловые переговоры. Правда, через три часа она настолько встревожилась, что набрала номер мобильного телефона Бена. Безразличный голос оператора сообщил, что телефон абонента выключен либо находится вне зоны действия сети.
    Почему Бен не предупредил, что собирается куда-то уезжать?
    Клэр попыталась отвлечься от тревожных мыслей о Бене, погрузившись в работу. К вечеру, так и не дождавшись от него звонка, Клэр не знала, что и думать. Она снова набрала его номер — и получила тот же ответ, что и несколько часов назад.
    Неужели Бен специально отключил телефон? Но зачем? Может быть, он жалеет о вчерашней ночи? Той самой, которую Клэр считала самой потрясающей в своей жизни. Не допустила ли она ошибку, первая признавшись ему в любви? Может быть, она испугала Бена своим напором и поспешностью? Да, они много времени проводили вместе, гуляли, ужинали, болтали о всяких пустяках, даже занимались любовью… Но когда она прошептала Бену о своих чувствах, он закрылся, словно раковина моллюска. Он даже не отделался малозначительным «я тебя тоже». Просто собрался и ушел. Посреди ночи…
    А вдруг он по-прежнему считает ее суеверной дурой и не верит в искренность ее признания? Как доказать Бену, что она выкинула из головы мысли о каких-то там Джорджах?..
    Через пару дней напряженного ожидания и беспокойства Клэр решила навестить Бена в его офисе. В «Незабудке» осталась Синтия.
    Она внимательно наблюдала за поникшей Клэр в последние дни, но не лезла с вопросами, боясь расстроить ее.

    Офис корпорации «BS» располагался на пятнадцатом этаже пятидесятиэтажного небоскреба. Клэр вышла из лифта и тут же окунулась в мир высоких технологий. Повсюду стояли компьютеры, принтеры, телефоны, факсы, сканеры и копировальные аппараты. Зато из мебели в приемной Стивенса были лишь стол, за которым сидела секретарша, и двухместный мягкий диван напротив.
    — Извините, мисс, но мистер Стивенс сейчас занят. У него деловая встреча с юрисконсультом, — заявила секретарша Бена, преградив пуль Клэр.
    — Мне нужно срочно увидеть его.
    — У вас назначена встреча? — спросила секретарша, заранее зная ответ. Она не только принимала звонки, но и составляла рабочее расписание босса.
    — Нет, я по личному вопросу, — сконфуженно ответила Клэр.
    Секретарша хмыкнула с таким видом, словно она уже устала отбиваться от поклонниц своего патрона.
    — В любом случае вам придется подождать…
    — Сообщите мистеру Стивенсу о моем приходе, — попросила Клэр.
    — Только после того, как он освободится, — безапелляционно заявила секретарша, вернувшись на рабочее место. — Можете присесть вот на этот диван и подождать.
    Клэр благодарно кивнула женщине, все же вошедшей в ее положение. Она села на мягкий диван и взяла с тумбочки один из журналов. Пролистав несколько страниц, Клэр отложила его в сторону. Новости экономики финансов мало занимали ее. Тем более сейчас, когда она не понимала, что происходит в их личных отношениях.
    В то, что она нужна была Бену только на одну ночь, Клэр отказывалась верить. Однако она не могла придумать ни одного правдоподобного объяснения его внезапного исчезновения. Может быть, у него много срочных дел? Или возникли какие-то семейные проблемы? Но неужели нельзя было позвонить и предупредить? Клэр терялась в догадках.
    Справа от нее скрипнула открывшаяся дверь. Она резко повернула голову… Если бы она стояла, то наверняка рухнула бы на пол от потрясения.
    — Спасибо, дружище, за помощь!..
    Голос Бена отдался глухим эхом в ушах Клэр. Она смотрела широко распахнутыми глазами на двух мужчин, дружелюбно улыбавшихся друг другу. До этого момента Клэр казалось, что она знает обоих.
    — Не за что, Бен. Ты всегда можешь рассчитывать на меня. Если возникнут какие-то проблемы с партнерами — сразу звони.
    — Джордж?.. Бен?.. — пролепетала Клэр, с трудом передвигая ноги, чтобы подойти к мужчинам ближе.
    — Клэр, что ты здесь делаешь?
    — Пришла узнать, все ли с тобой в порядке. Я волновалась… — Клэр медленно переводила взгляд с Джорджа Харриса на Бена Стивенса и обратно, и все мысли в ее голове смешались.
    — Ну, я пойду, — произнес Джордж, уже сделав шаг в сторону выхода. Участвовать в скандале у него не было ни малейшего желания. Тем более на глазах у секретарши.
    Бен быстро кивнул ретировавшемуся Джорджу.
    — Клэр, зайдем в мой кабинет и спокойно поговорим, — мягко попросил он, попытавшись взять ее за руку.
    Клэр отдернула руку и с ненавистью посмотрела на мужчину:
    — Что все это значит?! Откуда ты знаешь этого человека?
    — Он мой юрисконсульт и приятель со студенческой скамьи, — вынужденно сознался Бен.
    — Но… почему вы это скрыли от меня?
    Клэр бессильно опустилась на диван и закрыла лицо руками, пытаясь собраться с мыслями. Было ли ее знакомство с Джорджем Харрисом случайным? Теперь совпадение их судеб показалось ей подозрительно неправдоподобным. Он отверг ее ради Каролины, которую ему нагадала цыганка, точно так же, как Клэр отметала кавалеров, не носивших имя Джордж.
    — Салли, пожалуйста, принеси нам кофе и булочки с джемом, — обратился Бен к секретарше, старавшейся остаться незамеченной.
    Женщина с видимым облегчением поспешила к выходу. Становиться свидетелем чужих тайн и размолвок — опасное занятие для подчиненного.
    — Клэр, выслушай меня. — Бен опустился на корточки перед ней и принялся рассказывать: — Мы с Джорджем действительно дружим и доверяем друг другу, как братья. Я как-то пожаловался ему на то, что женщина, в которую я влюбился с первого взгляда, отказалась пойти со мной на свидание только лишь потому, что мое имя Бен, а не Джордж. Я даже сказал, что завидую ему. Будь я на его месте — как все было бы просто! Ты бы наверняка сразу ответила на мои ухаживания. Тогда он и предложил мне помощь…
    — Обольстить и бросить меня! — с болью выкрикнула Клэр. — Вы решили преподать мне урок! Что ж, весьма благодарна вам за ваше участие в моем… излечении.
    — Клэр, ты ничего не поняла. Я сделал это ради тебя. Я… люблю тебя.
    — Ты обманывал меня. Всегда лгал мне глядя в глаза. Даже той ночью, которую мы провели вместе. Все было ложью. Ты добился, чего хотел, и выкинул меня на помойку, словно ненужную вещь.
    — Нет, Клэр. Умоляю, не говори так. Если бы ты только знала, как я хотел рассказать тебе всю правду. Да, наш розыгрыш был слишком жесток, мне было больно смотреть, как ты страдаешь. Именно поэтому я тогда и пришел тебя навестить…
    — Хотел убедиться, что удар пришелся в цель?
    — Я не предполагал, что ты так сильно увлечешься Джорджем. Возможно, я был слишком самонадеян, но я всегда думал, что ты влюбилась в меня с первого взгляда. Как я в тебя…
    — Именно поэтому ты перестал звонить и отвечать на мои звонки, после того как переспал со мной? — с сарказмом сказала Клэр. — А я была такой дурой! Я ведь поверила в твою искренность. Я отдала тебе не только тело, но и открыла душу. Спасибо, Бен, за еще один урок. Никогда не доверять мужчинам.
    — Клэр, я растерялся. Я не знал, как реагировать на твое признание. Прости меня. Я действительно люблю тебя. Но я запутался. Не знал, как рассказать о Джордже. Я боялся, что ты рассердишься и неправильно все истолкуешь…
    — Я как раз все очень правильно поняла. Вы меня обманули, жестоко посмеялись над моей наивностью. — Клэр резко поднялась и направилась к выходу. Затем обернулась и, уже не стесняясь льющихся по щекам слез, сказала:
    — Надеюсь, мы больше никогда не увидимся с вами, мистер Стивенс!
    — Нам в любом случае придется встречаться, — с надеждой ответил Бен, намекая на то, что «Незабудка» вскоре станет частью его торгового центра.
    — Я что-нибудь придумаю, — пообещала Клэр напоследок.

    — Клэр, можно с тобой поговорить? — нерешительно спросила остановившаяся в шаге от нее помощница.
    — Конечно, Синтия. В чем дело?
    Девушка отвела глаза, стараясь скрыть смущение, и робко спросила:
    — Ты точно решила продать «Незабудку»?
    Клэр кивнула.
    — А ты не могла бы продать ее… мне?
    Клэр подняла голову и непонимающе посмотрела на девушку.
    — Тебе? — спросила она таким тоном, словно желала убедиться в том, что ослышалась.
    — Да. Я, конечно, не смогу заплатить тебе сразу всю сумму, но если бы ты дала мне небольшую рассрочку… Майк обещал помочь с деньгами.
    — Майк? — Уже произнеся незнакомое мужское имя, Клэр догадалась, что Синтия говорила о своем друге.
    — Да, — с улыбкой ответила Синтия. — Мы решили пожениться. Так что он готов вложить деньги в наш семейный бизнес.
    — Поздравляю, Синтия! — Клэр обняла помощницу и, глядя ей в глаза, укоризненно произнесла:
    — Почему ты мне ничего о нем не рассказывала?
    — Ну, у тебя были свои проблемы…
    — О которых ты все знала, — напомнила Клэр. — А сама ни слова не проронила о том, что у тебя появился жених. — Она шутливо погрозила Синтии пальцем.
    — Если честно, я и сама не ожидала, что все так быстро произойдет. Мы с Майком встречаемся всего три месяца, а вчера он сделал мне предложение и я… я согласилась. — Синтия стыдливо покраснела и показала Клэр палец с обручальным кольцом.
    — Это же прекрасно. Когда свадьба?
    — Через месяц.
    — Так скоро?
    — Была бы воля Майка, мы поженились бы уже завтра, — усмехнулась Синтия. — Но у меня еще столько хлопот. Надо выбрать платье, разослать приглашения, выбрать подружку… Кстати, может быть, ты?
    — Что — я?
    — Будешь моей подружкой на свадьбе, — нетерпеливо пояснила Синтия.
    — Извини, но у меня вряд ли получится приехать, — не скрывая огорчения, ответила Клэр.
    — А ты разве куда-то уезжаешь? — воскликнула Синтия таким возмущенным тоном, словно Клэр скрыла от нее жизненно важное известие.
    — Да. Навещу сестру в Дублине, — с напускной веселостью ответила Клэр. — Я уже договорилась, что погощу у них пару недель… Правда, Дженнифер уговаривает меня вообще перебраться в Ирландию.
    — Нет, Клэр, ты не можешь уехать из Америки. Здесь же твоя родина. Ты там затоскуешь.
    Клэр пожала плечами и снисходительно улыбнулась Синтии, словно та была маленькой девочкой, видящей мир в розовом свете.
    — Моя сестра прекрасно себя чувствует среди изумрудных лугов и белых овечек, — с изрядной долей скепсиса ответила Клэр. Ее всегда забавляло то, в каких восторженных выражениях сестра рисовала идиллическую картину Ирландии.
    — Клэр, ты ведь деловая женщина, всю жизнь прожившая в большом городе. Какие еще овечки?
    — Я устала, — вздохнула в ответ Клэр. — От беготни и мужского предательства…
    — Обещай, что приедешь на мою свадьбу! — капризным тоном потребовала Синтия. — Я не хочу, чтобы ты навсегда осталась по другую сторону океана. Я уже столько рассказывала о тебе Майку, что он мечтает познакомиться с тобой лично.
    — Представляю, что ты ему наговорила обо мне, — усмехнулась Клэр, вообразив лицо мужчины, услышавшего о ее пристрастии к мужчинам с именем Джордж.
    — Я сказала, что ты самый добрый, бескорыстный и отзывчивый человек на свете.
    — Если я отказала Стивенсу, то это еще не означает, что я бескорыстная, — возразила Клэр. — Например, я назначила за «Незабудку» довольно высокую цену. Правда, для тебя сделаю скидку.
    — Нет-нет, — протестующе замахала руками Синтия. — Я заплачу тебе именно ту цену, в которую мы вместе оценили магазин. Не забывай, что у «Незабудки» хорошие перспективы. Разумеется, если Бен Стивенс не изменит свое решение из-за твоего отъезда. — По лицу Синтии пробежала тень. Она нахмурила лоб и с опаской посмотрела на Клэр.
    — Не беспокойся. Я поговорю с Беном, если он поведет себя непорядочно.
    — Но ты ведь уедешь!
    — Синтия, ты так говоришь, словно я уезжаю на край земли, где нет средств связи. Я оставлю тебе адрес и номер телефона своей сестры. На всякий случай. Только не вздумай сообщать их Стивенсу, как в прошлый раз.
    — Клэр, что между вами произошло? Я думала, что вы подружились. Ты была такая довольная и радостная в последнее время. Убегала с работы ровно в семь. Признаться, я решила, что у вас с Беном начался роман.
    — Синтия, я не хочу говорить об этом типе. Скажу только, что он самый циничный и лицемерный человек на свете. Ради своей цели он готов пройти по головам других людей.
    Синтия недоверчиво посмотрела на Клэр. Казалось, она не поверила ни единому слову, сочтя их жалобами обиженной женщины.
    — А если бы вы помирились… — Синтия покосилась на Клэр, желая убедиться, что ее допрос не вызовет бурю негодования, — ты бы осталась?
    — Примирение невозможно. Я не желаю, даже случайно, встречаться со Стивенсом. Именно поэтому я продаю «Незабудку» и уезжаю к сестре.
    — Убегаешь от проблем, как последняя трусиха?
    — Да, — нисколько не стыдясь, спокойно ответила Клэр.

    Через два дня был куплен билет на самолет до Дублина. А еще через неделю, уладив все дела и обсудив денежные вопросы с Синтией и Майком, Клэр поднялась на борт авиалайнера.

Глава 13

    Соседнее место занимал молодой мужчина, заинтересованно изучавший «Финансовые известия». Клэр, извиняясь, пробралась на свое сиденье и, не дожидаясь указания стюардессы, застегнула ремень безопасности. Мужчина оторвал взгляд от журнала и оценивающе осмотрел попутчицу.
    — Привет, — с обезоруживающей улыбкой сказал он.
    — Привет, — чуть смутившись, ответила Клэр.
    — Джордж Тишер, независимый финансовый консультант. — Мужчина отложил журнал в сторону, вполоборота повернувшись к собеседнице.
    — Клэр Гарденс — бывшая владелица точного магазина.
    — Как здорово! — искренне восхитился вый знакомый. — Про такое говорят: работа в свое удовольствие. Вы и сами похожи на экзотический цветок.
    Объявили окончание посадки. Стюардесса начала обычный инструктаж о мерах безопасности и поведении в случае катастрофы.
    — Вы летите в Дублин к кому-то в гости? — спросил Джордж, наклонившись к уху Клэр, чтобы она расслышала его вопрос.
    — К сестре. Она замужем за ирландцем. У нее уже двое детей. — Клэр удивлялась, с какой легкостью она рассказывала о себе практически незнакомому мужчине. Быть может, дело было в том, что его звали Джорджем, и она инстинктивно чувствовала к нему расположение?
    — Надолго?
    Клэр пожала плечами:
    — Может быть, навсегда. В Штатах меня больше ничто не держит. Я продала свой магазин. Теперь у меня есть небольшой капитал, для того чтобы открыть свое дело в Дублине. Что бы вы мне посоветовали? — спросила Клэр, вспомнив, что разговаривает с финансовым консультантом. Редкая удача — получить совет профессионала бесплатно.
    Однако Джордж тоже пожал плечами и отделался парой ничего не значащих фраз о том, что у каждого человека должна быть своя ниша, свое дело, к которому лежит душа.
    Тем временем самолет поднялся в воздух, и стюардесса предложила пассажирам напитки. Клэр выбрала ананасовый сок, а ее спутник предпочел виски с содовой.
    — Вы сказали, что вас ничто не связывает со Штатами. Неужели у такой красивой и обаятельной женщины нет мужа или… близкого друга?
    — Нет.
    — Я вам не верю! — неожиданно воскликнул Джордж.
    Клэр изумленно вскинула брови.
    — Этого не может быть, потому что не может быть никогда.
    — Если честно, то у меня никогда не было проблем с мужским вниманием, но… видимо, я всегда выбирала не тех мужчин, — с нескрываемой горечью ответила Клэр. — Временами я верила в то, что встретила настоящую любовь, но затем разочаровывалась.
    — Похоже, ваша последняя попытка оказалась самой неудачной, — сочувственно произнес Джордж, взяв Клэр за руку и слегка сжав ее дрожавшие пальцы.
    — Вы правы, — согласилась Клэр, чувствуя непреодолимую потребность выговориться и поделиться своим несчастьем с человеком, которого она, скорее всего, больше никогда не увидит.
    — Да. Я влюбилась и даже призналась в любви первой…
    — И что он? Сбежал?
    — Да. Его, видите ли, испугали слова моего признания и то, как быстро они прозвучали. А что я могла с собой поделать? После ночи любви я не могла молчать…
    Клэр осеклась и смущенно посмотрела на собеседника, но Джордж сидел с таким видом, словно она не сказала ничего сверхъестественного. Словно он ежедневно выслушивал истории женщин о неразделенной любви. Или его нервную систему так закалила игра на бирже?..
    — Возможно, через некоторое время ваш избранник придет в себя и поймет, что жить без вас не может, — предположил Джордж.
    — Слишком поздно. Я узнала кое-что такое, чего не смогу простить. Извините. — Клэр достала из сумочки бумажный платок и промокнула выступившие слезы. — Вы не смогли бы присмотреть за моими вещами пока я схожу в дамскую комнату? — спросила она Джорджа.
    — Конечно. Не беспокойтесь.
    Клэр расстегнула ремень безопасности, встала и вышла в проход между рядами.
    Когда она вернулась, то застала нового знакомого за чтением «Финансовых известий». Он выглянул из-за журнала лишь на секунду, чтобы удостовериться, что с соседкой все в порядке. Клэр улыбнулась ему и поблагодарила за то, что он выслушал ее.
    — Клэр, я желаю вам как можно скорее встретить свою вторую половину и создать счастливую семью. Такую же, как у вашей сестры.
    — Спасибо. Мне было приятно с вами общаться. — Поскольку Джордж уткнулся в журнал, Клэр сочла бесцеремонностью надоедать ему и дальше сентиментальными беседами.
    Лишь приземлившись в международном аэропорту Дублина, Джордж обратился к Клэр:
    — Прощайте. Надеюсь, у вас все будет хорошо.
    — Спасибо, вам того же.
    Клэр посмотрела на часы. Самолет приземлился вовремя. Значит, сестра с мужем уже в зале ожидания. Она быстро взяла свою сумку и направилась к выходу. Джордж затерялся где-то в толпе. Видимо, он опаздывал на важную встречу или совещание финансовых консультантов, решила Клэр, смутно представляя, в чем именно заключается работа нового знакомого. Джордж Титер не сказал о себе и десяти слов, а ведь она открыла перед ним душу… Клэр почувствовала угрызения совести за то, что половину полета обременяла незнакомого человека своими проблемами.
    Лишь проходя паспортный контроль, Клэр перестала себя в чем-то винить. Оказалось, что ее новый знакомый растворился в толпе вместе с ее кошельком.
    …Семейная пара с двумя детьми вглядывалась в выходящих в зал ожидания пассажиров недавно прибывшего самолета.
    — Почему Клэр так долго нет? Дженнифер, ты уверена, что она села именно на этот рейс? — спросил мужчина, посадив на плечи двухлетнего мальчика, заплакавшего от усталости.
    — Она позвонила мне перед взлетом и сказала, что все по-прежнему. Она будет в Дублине без десяти пять.
    — Все пассажиры уже прошли паспортный контроль. — Мужчина осмотрел полупустой зал ожидания. — Может быть, у Клэр возникли какие-то проблемы с визой?
    — Лукас, пожалуйста, не волнуй меня еще больше, — взмолилась Дженнифер, крепче обняв ребенка, которого держала на руках. — Она слегка прищурилась и вгляделась в «зеленый» коридор, из которого должна была появиться Клэр. Но ее по-прежнему не было видно.
    Что могло произойти? Дженнифер уже не на шутку встревожилась. Лукас был раздражен из-за долгого ожидания американки, а дети начали капризничать. Дженнифер уже жалела о том, что взяла двухлетнего Адама и полугодовалую Скарлетт в аэропорт встречать тетю, которую дети никогда не видели.
    — Это случайно не она? — неуверенно спросил Лукас, указав на медленно двигавшуюся к ним молодую женщину с чемоданом на колесиках.
    — Да, это Клэр. Но почему она плачет? — Дженнифер бросилась навстречу сестре.
    Клэр была бледнее напольного кафеля. Она растерянно озиралась по сторонам. Заметив торопившуюся к ней сестру, она вымученно улыбнулась.
    — Привет, что стряслось? — спросила Дженнифер, обнимая и целуя сестру. — Ты сама не своя.
    — Дома расскажу, — устало сказала Клэр, и перевела взгляд на племянницу. — О, это маленькая Скарлетт? Какая хорошенькая! Вот уж не ожидала познакомиться со всем твоим семейством в аэропорту. Я думал, что вы только с Лукасом встретите меня. Кстати, где он?
    Дженнифер обернулась и позвала мужа.
    — Он, наверное, сердится, что я так долго? — Клэр старалась говорить как можно веселее, но ее состояние выдал расстроенный голос.
    — У него все равно сегодня выходной, — успокоила ее Дженнифер. — Познакомьтесь: это моя сестра Клэр, а это мой любимый муж — Лукас Гринфилд. А у него на плечах — Адам Гринфилд. Поздоровайся с тетей.
    — Здрасте, — картавым голоском произнес маленький Адам. Он улыбнулся, и на его щеках появились ямочки, приведшие Клэр в полный восторг и умиление.
    — Очень приятно, — улыбнулась Клэр.
    — Пойдем к машине. Давай сюда свой чемодан, — скомандовал Лукас.
    Клэр послушно уступила ему ручку чемодана. Она уже немножко завидовала сестре. Ведь у Дженнифер были дети и муж, умевший в нужное время взять на себя все заботы.
    По пути к дому Клэр укачало. Впервые в жизни. Заметив ее недомогание, сестра сказала:
    — Меня тоже поначалу штормило. Это все из-за холмистой местности и узких извилистых дорог. Скоро привыкнешь, — закончила она на оптимистичной ноте.
    — Надеюсь. — Клэр закрыла глаза и положила голову на плечо Дженнифер.
    Дом Лукаса выглядел именно так, как Клэр и представляла себе жилище ирландца. Небольшое двухэтажное строение с парковкой со стороны улицы и небольшим задним двором. Дженнифер не любила возиться с цветами, поэтому вместо традиционного цветника за домом был всего лишь квадрат свежескошенной травы. На газоне стояли детские качели, печка с решеткой для приготовления барбекю и шезлонги для желающих позагорать в ясный солнечный день.
    Глядя на низкое пасмурное небо, готовое в любую минуту разразиться дождем, Клэр сомневалась в том, что ей удастся приобрести золотистый загар во время пребывания в Дублине. Клэр уже не была уверена в том, что останется в Ирландии навсегда. После неприятного инцидента в самолете она почувствовала себя чужой в стране.
    — Проходи. Как видишь, живем мы не очень шикарно, — словно извиняясь, произнесла Дженнифер, едва Клэр переступила порог их дома.
    Внутреннее убранство также не поразило Клэр. Сразу с улицы они попали в гостиную на первом этаже. Здесь же располагалась кладовка и кухня. На втором этаже были спальня Дженнифер и Лукаса и две крошечные детские спаленки. Во всех комнатах наблюдалась общая тенденция к минимализму. Простая деревянная мебель — самая необходимая — и гладкие оштукатуренные стены. Клэр тут же захотелось украсить голые стены картинами или хотя бы повесить часы. А то у нее создалось впечатление, что она попала в офис или, того хуже, в больницу.
    — Очень мило, — ответила Клэр, осмотревшись по сторонам.
    — Мы уже решили, что ты займешь спальню Адама, а они со Скарлетт поживут пока вместе.
    — Не стоит причинять детям неудобства, — попыталась возразить Клэр, но Лукас ее перебил:
    — Пусть привыкают. В тесноте да не в обиде, так ведь говорят. — Лукас занес чемодан гостьи в отведенную ей комнату. — Можешь пока принять душ, немного отдохнуть, а потом вы с Дженнифер поболтаете. Я с детьми поджарю на улице мясо.
    — Хорошо, — согласилась Клэр, устало опустившись на кровать. Только сейчас она почувствовала, как гудят ее ноги.
    — Полотенца, ночная сорочка и прочие женские мелочи вот в этом шкафчике. — Дженнифер указала на двустворчатый шкаф в двух шагах от кровати. — Как только придешь в себя — спускайся вниз. Я приготовлю тушеные овощи и испеку черничный пирог.
    — По маминому рецепту? — с ностальгией спросила Клэр.
    Дженнифер погладила младшую сестру по голове, словно та была маленькой девочкой, и улыбнулась:
    — Да. Наш любимый праздничный пирог.
    …После душа и получасовой дремы Клэр спустилась вниз. Дженифер хлопотала на кухне, а с заднего двора доносились детские голоса. Вот та самая идиллия, о которой писала Дженнифер в своих письмах, подумала Клэр, присев на одну из табуреток.
    — А теперь выкладывай, что случилось в аэропорту? Почему ты вышла из самолета самая последняя?
    — Вообще — то я вышла вместе со всеми, — после минутной паузы начала Клэр. Она не хотела тревожить сестру, но и скрывать правду было не в ее правилах. — Видишь ли, один из пассажиров авиалайнера украл мой кошелек. В нем была довольно приличная сумма денег и… я заявила в полицию, сразу как только вступила на землю Ирландии.
    — Клэр, но зачем было брать с собой наличные деньги? Ты могла перевести их на пластиковую карту или обменять на дорожные чеки, — вспылила Дженнифер.
    — Так поступила бы ты, потому что всегда все продумываешь на десять шагов вперед, — вздохнула Клэр. — Откуда я могла знать, что мой попутчик окажется вором? Такой солидный с виду мужчина…
    — Так ты знаешь, кто украл твои деньги?
    — Он представился Джорджем Тишером. Сказал, что работает независимым финансовым консультантом. Однако, как выяснилось позже, никакой Джордж Тишер не регистрировался на рейс, которым мы прилетели.
    — Боже, Клэр, тебя так легко обмануть!
    — К сожалению, в последнее время я в этом убеждаюсь чуть ли не ежедневно.
    — Почему же ты не учишься на своих ошибках? — горестно воскликнула Дженнифер. — Надо спросить у Лукаса, что лучше предпринять в такой ситуации.
    — Не надо его втягивать в это дело. Я уже заявила в полицию. Они составили фоторобот на этого Тишера. Как-никак мы с ним проговорили не один час.
    — Неужели ты сразу не заподозрила неладное?
    Клэр покачала головой.
    — Он показался мне очень приятным мужчиной. Такой воспитанный, внимательный… — Не договорив, Клэр поняла, что именно своей показной «внимательностью» лже-Тишер втерся в ее доверие. Она рассказала ему о своих неурядицах и о том, что продала магазин… затем попросила проследить за ее сумкой, пока ходила в туалет…
    — Клэр, тебе уже двадцать четыре, а ты до сих пор не научилась разбираться в людях!
    — Дженнифер, ты права. Во всем права, — согласилась она’ склонив голову. — Именно поэтому я и приехала в Дублин.
    — Милая, давай ты расскажешь мне о своих проблемах после ужина. Мне нужно время, чтобы обмозговать то, что ты мне уже поведала.
    — Если хочешь, я вообще не стану обременять тебя своими неприятностями. Похвастать мне все равно нечем. Если полиция не поймает лже-Тишера с моими деньгами, то мне придется устроиться на работу продавщицей или официанткой. Я заметила, что в Дублине огромное количество пабов.
    — У тебя ведь аллергия на пиво, — напомнила Дженифер.
    — Я что-нибудь придумаю, — заверила сестру Клэр.
    — Только сначала посоветуйся со мной. Я все-таки твоя старшая сестра.
    — Только обещай не ругаться из-за моего поведения в Атланте.
    — Клэр, я ведь твоя сестра. Я люблю тебя. Ты всегда можешь положиться на меня. А насчет работы ты не спеши. Возможно, Лукас подберет тебе что-нибудь подходящее. Но только не раньше, чем через две недели полноценного отдыха. Ты ведь приехала ко мне в гости. Уверяю тебя, в Ирландии есть на что посмотреть. Это очень компактная страна. Только здесь можно утром выехать из столицы, а через три с половиной часа окунуть ноги в вечноледяные воды Атлантического океана, или сесть на автобус в центре Дублина, а через сорок минут уже блуждать по развалинам горного монастыря шестого века. Здесь есть всё: горы, море, океан, реки, озера, водопады, старинные замки, роскошные особняки, древние развалины — максимум пять часов на машине или на поезде.
    — Спасибо, Дженнифер. Если бы не ты…
    — Ну вот, глаза уже на мокром месте, — подтрунивающим тоном начала старшая сестра, и Клэр показалось, что с ней разговаривает их мать. Неужели интонации и тембр голоса способны передаваться на генетическом уровне? — Иди-ка лучше позови Лукаса и малышей за стол.
    Клэр послушно встала и пошла на задний двор, где испытала первое сильное впечатление от Ирландии — такого сильного и дурманящего запаха свежескошенной травы ей не доводилось ощущать никогда прежде. И этот аромат показался прекраснее всех цветочных запахов.

    Следующие два дня Клэр посвятила знакомству с Ирландией. Точнее, Дженнифер рьяно взялась за это дело.
    — Ирландия ежегодно принимает три миллиона туристов. Для небольшой страны на окраине Европы это число просто огромное. Лето здесь начинается семнадцатого марта — со Дня Святого Патрика. Апогей лета — Блумсдэй — шестнадцатого июня, когда Леопольд Блум совершил путешествие Улисса на страницах одноименного романа. — Дженнифер сделала паузу, чтобы перевести дыхание, и продолжила: — Джойс увековечил Дублин с исключительной топографической точностью, так что многие его почитатели используют его как путеводитель.
    — Неужели ты читала этот роман? — с сомнением спросила Клэр, зная о нелюбви сестры к книгам.
    — Да его вряд ли кто-то осилил до конца… Это не книга, а издевательство над читателем, — Клэр улыбнулась. В категоричности оценок была вся Дженнифер. Для старшей сестры мир делился на черное и белое. Никаких полутонов и оттенков.
    Они поехали в старую часть города, где Дженнифер показала Клэр старейшее высшее учебное заведение Ирландии — Тринити-колледж. В помещении старой библиотеки стоял бюст самого известного ирландского писателя — Джонатана Свифта, который уже через девятнадцать лет после возвращения на родину стал деканом собора Святого Патрика.
    Собор Святого Патрика удивил Клэр в первую очередь тем, что являлся протестантским храмом, а не католическим, как положено быть главному собору католической страны. Внутри собора располагалась плита с крестом, которая прикрывала источник, в котором в 450 году Святой Патрик крестил кельтов. В алтарной части были вывешены флаги рыцарского ордена Святого Патрика, а по периметру — эпитафии, напоминающие об ирландцах, павших в многочисленных войнах.
    Когда Дженнифер предложила пройтись по Национальному музею, Клэр закатила глаза и пожаловалась на то, что еле стоит на ногах.
    — Тогда пойдем на Графтон-стрит и посидим в каком-нибудь кафе, — предложила неугомонная Дженнифер. Клэр покорно последовала за сестрой на главную торговую улицу Дублина.
    Заказав эклеры и два кофе по-ирландски, со сливками и виски, — Дженнифер обратилась к сестре с вопросом, которого Клэр ждала боялась с момента прибытия в Дублин.
    — Ну давай, рассказывай, как твои дела на личном фронте?
    — Плохо, — искренне призналась Клэр.
    Дженнифер изумленно округлила глаза, как будто впервые слышала от младшей сестры жалобы на Невезение с мужчинами.
    — Помнишь, я тебе рассказывала о сне после которого решила встречаться только с Джорджами? — спросила Клэр. Дождавшись утвердительного кивка сестры, она продолжила: — Так вот, теперь я считаю все это глупостью.
    — Слава богу, — с видимым облегчением вздохнула Дженнифер. — И кто тот человек, которому удалось вправить тебе мозги? Ему нужно поставить памятник. Сколько раз я убеждала тебя выкинуть из головы эту суеверную чепуху и веру в вещие сны?!
    — Этого человека зовут Джордж.
    Дженнифер непонимающе уставилась на Клэр.
    — Несколько дней мне даже казалось, что я влюблена в него. Однако потом он разрушил все мои иллюзии, признавшись, что женится только на женщине с именем Каролина.
    — Сумасшедшие что, притягиваются друг к другу? — скептично хмыкнула Дженнифер и отхлебнула кофе из маленькой керамической чашечки.
    — Джордж сказал, что имя будущей жены ему предсказала гадалка, когда он был еще ребенком.
    — Клэр, неужели ты поверила во всю эту чепуху?
    — Представь себе, да.
    — Выражаясь языком современной молодежи, это самый дешевый развод на свете. — Дженнифер состроила снисходительную гримасу и подмигнула Клэр. — Ты ведь выяснила, кто решил над тобой посмеяться?
    — Временами я жалею, что сбежала из Штатов, — призналась Клэр. — Будь ты рядом, я избежала бы львиной доли ошибок. — Она вздохнула. — Да, ты права. Потом я совершенно случайно узнала, что история с гадалкой — выдумка.
    — Это же ясно как белый день.
    Клэр пожала плечами.
    — Значит, я была слепа. Потому что меня угораздило влюбиться в того самого человека, который подговорил Джорджа так жестоко проучить меня.
    Дженнифер внимательно посмотрела на сестру.
    — Ты действительно влюбилась?
    — Да. Мне казалось, что Бен самый умный, добрый и сильный мужчина в мире.
    — Так, значит, его зовут Бен, — произнесла Дженнифер таким тоном, словно делала в уме какие-то математические вычисления.
    — Да, Бен Стивенс, владелец корпорации «BS».
    — Только не говори, что отвергла миллионера из-за шутки, которая тебе же пошла на пользу. Ты избавилась от навязчивой идеи выйти замуж непременно за Джорджа!
    — Джениифер, ты все перевернула с ног на голову, — парировала Клэр. — Бен вовсе не думал обо мне в тот момент, когда подговаривал приятели разыграть меня. Он хотел лишь одного… и добился этого.
    — Клэр, ты ведь любишь его, — мягко произнесла Дженнифер, взяв Клэр за руку.
    — С чего ты взяла? Я ненавижу этого самодовольного эгоиста, — со слезами на глазах ответила Клэр.
    — А твои глаза говорят другое… Ты обижена и расстроена из-за того, что Бен позволил тебе уехать.
    — Это не так. Я уехала, потому что не желала больше видеть Стивенса. А если бы я осталась в Атланте, то мне пришлось бы почти ежедневно встречаться с ним. Ты просто всего не знаешь. Ради того, чтобы заманить меня в постель, Бен предложил мне устроить магазин в его будущем торговом центре. Он постоянно мне лгал, говоря, что любит…
    Клэр осеклась на полуслове, осознав, что сболтнула лишнего. Раз уж она решила представить Бена в глазах сестры как эгоистичного лицемера, то не стоило говорить о его чувствах. Впрочем, его слова были ложью. Именно поэтому Бен и не нашел, что ответить на ее признание. Предпочел спрятаться. Чем, как ни трусостью, назвать подобное поведение мужчины?
    Или это безразличие? Бен не просто переспал с ней. Он дождался того момента, когда она призналась ему в своем чувстве. И именно в эту минуту охладел к ней, как к прочитанной и поставленной на дальнюю полку книге. Когда-нибудь Бен, возможно, вспомнит о ней, чтобы привести подходящую к случаю цитату, или, проходя мимо цветочного магазина, скажет: «Я был знаком с одной особой…»
    — Клэр, ты выражаешься, как героиня бульварного любовного романа. «Ради того, чтобы заманить меня в постель», — передразнила сестру Дженнифер. — Ты хоть представляешь, сколько женщин мечтают заполучить богатого мужчину в свои объятия? Он мог бы выбрать любую, но он сделал все, чтобы добиться твоего расположения. А ведь это было не так-то просто сделать с именем Бен.
    — Дженнифер, ты даже не знаешь Стивенса, а уже защищаешь его. Я ведь твоя сестра! Ты должна быть на моей стороне.
    — Я и так на твоей стороне, Клэр. Но в тебе говорит обида.
    — Тогда почему?..
    Дженнифер не дала ей договорить:
    — Потому что я хочу видеть на твоем лице улыбку, а не слезы. Если ты по-настоящему любишь мужчину, так борись за свою любовь, а не прячь голову в песок, как страус.
    — Хочешь сказать, что я зря прилетела в Дублин? — с вызовом спросила Клэр, зная, что на столь провокационный вопрос Дженнифер не сможет ответить утвердительно.
    — Не зря. Но теперь я уже не уверена, что тебе стоит оставаться здесь навсегда. Ведь твое сердце осталось по ту сторону океана.
    — Это не так. Вот увидишь, не пройдет и недели, как я забуду о Бене Стивенсе.
    — Сомневаюсь, Клэр. Ты ведь уже скучаешь по нему. Через неделю ты готова будешь лезть на стену от тоски. К тому же я не советую тебе надолго оставлять мужчину одного. Тем более такого завидного жениха. Всегда найдется более проворная женщина.
    — Дженнифер, чем больше мы будем говорить о Бене, тем сложнее будет мне забыть о нем. Расскажи лучше об ирландском виски. Это правда, что его изобрели вовсе не шотландцы?
    Дженнифер поморщилась, словно сестра наступила на ее больную мозоль.
    — Представь себе, эти шотландцы даже название извратили! — возмущенно ответила она, снова сделав глоток. — Единственное, что нам осталось, — кофе по-ирландски.
    — Самый вкусный из всех, что мне доводилось пробовать, — ответила Клэр, вспомнив, какой отвратительный вкус был у едва теплого напитка в кофейне за углом «Незабудки». А ведь ей приходилось там перекусывать чуть ли не каждый день.
    В Ирландии все-таки очень много хорошего, подумала Клэр, поставив на стол пустую чашечку.

Глава 14

    Лукас нетерпеливо побарабанил пальцами по рулю и посмотрел в зеркало заднего вида на Клэр. Та сделала вид, что изучает будущий маршрут.
    Через пять минут терпение Лукаса иссякло, и он попросил Клэр сходить в дом и узнать, почему Дженнифер так долго собирается.
    Клэр переставила с колен на свободное место заднего сиденья корзинку с продуктами, открыла дверцу и вылезла из машины. Взбежав на три ступеньки, она громко позвала сестру:
    — Дженнифер, ты где? Если ты не выйдешь через минуту, Лукас взорвется.
    — Я уже бегу, — раздался голос Дженнифер со второго этажа. Через мгновение она уже бежала по винтовой лестнице.
    — Я думала, ты забыла что-то в кухне, — озадаченная Клэр пристально смотрела на сестру, словно надеясь прочитать объяснение у нее на лбу. Они с детства умели угадывать настроение друг друга. Сейчас, глядя на Дженнифер, Клэр была уверена: сестра что-то задумала.
    — Нет, все в порядке. Проверила, везде ли я выключила свет. У нас с этим строго. — Дженнифер улыбалась, но Клэр по-прежнему видела в ее глазах прыгающих чертиков, которые в детстве появлялись после дерзкой проказы. — Можем ехать.
    Женщины вышли из дома. Прежде чем сесть на заднее сиденье, Дженнифер склонилась над открытым окном Лукаса и нежно поцеловала мужа в щеку.
    — Прости, дорогой. У меня были мелкие неприятности, — с кокетливой улыбкой прошептала она ему на ухо. Однако достаточно громко, чтобы ее шепот достиг ушей Клэр.
    — Пустяки. Дети с няней. А до Белфаста всего два с половиной часа, — растаял от нежности жены Лукас.
    Клэр молча подмигнула сестре. До чего же та умело обращалась с любимым мужчиной. Клэр оставалось только наблюдать и учиться.
    Идея провести день в Белфасте пришла в голову Дженнифер, и она тут же уговорила мужа и Клэр совершить маленькую экскурсию в другой город. В намеченной Дженнифер программе было посещение зоопарка и дока компании «Хэрэнд энд Вольф», печально знаменитого тем, что именно здесь был спущен на воду «Титаник».
    — Клэр, ты не пожалеешь, — уговаривала накануне вечером сестру Дженнифер. — Док похож на римский цирк гигантских размеров. Он стоит того, чтобы его увидеть. Тем более теперь, когда судостроение в Белфасте сошло на нет.
    — Может быть, вместо зоопарка посетим «Краун ликер Салун»? — предложил Лукас.
    — Тебе лишь бы по пабам ходить. Неужели мало того, что ты все субботние вечера проводишь в них? — возмутилась Дженнифер, заранее зная ответ Лукаса.
    — Но там ведь собирается весь Дублин.
    С этим фактом Дженнифер поспорить не могла. Дружный ирландский народ действительно любит отдыхать после работы за кружкой «гинесса» перед экраном, транслирующим спортивный матч.
    Вернулись из Белфаста они лишь поздним вечером, и тут же разошлись по своим спальням. У Клэр не было сил даже на то, чтобы выяснить у сестры, что ее все-таки задержало в доме перед отъездом. В том, что Дженнифер задумала аферу, Клэр не сомневалась. Слишком нашкодивший вид был у нее, и чересчур хорошо она вела себя всю прошедшую неделю.
    За семь дней, что пролетели с того дня, как Клэр и Дженнифер пили кофе по-ирландски на Графтон-стрит, старшая сестра ни разу не завела разговор о Бене. Временами Клэр распирало от желания пожаловаться на лицемерие и снобизм Стивенса, но она боялась, что Дженнифер начнет упрекать ее в том, что она не держит данного слова — забыть Бена за неделю. Даже когда Клэр спускалась к завтраку с опухшими от слез и бессонницы глазами, Дженнифер делала вид, что ничего не замечает. Она не задавала вопросов и не выражала сочувствия. В общем, она ни единым словом не обмолвилась о причине грусти Клэр.
    Засыпая, Клэр дала себе обещание, что утром обязательно расскажет Дженнифер о том, что уже не думает о Бене… который умеет быть таким нежным и ласковым, что в его объятиях забываешь обо всем на свете… Она погрузилась в сон почти с таким же наслаждением, как некогда окуналась в блаженство поцелуя с Беном Стивенсом.

    Клэр проснулась от солнечного луча, лениво блуждавшего по ее лицу. Разлепив глаза и посмотрев на окно, она осознала, что допустила ошибку, оставив шторы открытыми. Клэр медленно повернула голову и посмотрела на стоявший на прикроватной тумбочке будильник. Надо же, почти десять часов утра! Странно, что Дженнифер не разбудила ее и не позвала завтракать. Обычно Гринфилды поднимались рано и уже в восемь собирались в кухне за общим столом. Дженнифер была рьяной поборницей строгого соблюдения режима дня. К тому же она приучала детей и мужа. Правда, Лукас весьма неохотно вставал в столь ранний час в выходные дни, ссылаясь на усталость или головную боль. Сегодня была суббота, но даже это вряд ли задержало бы Дженнифер в постели дольше семи утра. Что же все-таки случилось?
    Беспокойство, закравшееся в душу Клэр, с каждой минутой возрастало. Чтобы не теряться в догадках, она поднялась с кровати и, нащупав тапочки, встала на пол. Потянувшись и зевнув, она посмотрела на свое отражение в зеркале на дверце шкафа. Если не считать спутанных за ночь волос и заспанных глаз, то она выглядела вполне сносно.
    Клэр подошла к двери и невольно прислушалась, надеясь услышать суетливую беготню Дженнифер или топот маленьких ножек племянников. Однако в доме было тихо. Клэр открыла дверь и выскользнула в коридор.
    — Дженнифер! Лукас! — громко позвала она, спускаясь по ступенькам лестницы.
    Поскольку ей никто не ответил, Клэр снова позвала:
    — Дженнифер, ты дома?
    И снова — ничего. Клэр заглянула в кухню, но обнаружила там лишь одиноко стоявшую на столе кружку с молоком. Видимо, Адам снова раскапризничался и отказался его пить. Увидев знакомую примету, Клэр немного успокоилась. Но куда же подевалось семейство Гринфилдов? Неужели они ушли, не предупредив ее? Наверное, Дженнифер решила ее пожалеть и позволила выспаться. Звучало более гуманно, нежели правдоподобно.
    Через десять минут, обойдя весь дом и заглянув в каждый угол, Клэр убедилась, что осталась в доме одна. Никакой записки обнаружить не удалось. «Вас что, инопланетяне похитили?» — спросила саму себя Клэр.
    Она почувствовала себя такой одинокой и никому не нужной, что на глазах набухли слезы. Если бы она была в Атланте, то отправилась бы в «Незабудку» или погуляла бы по городским улицам. В Дублине Клэр чувствовала себя чужой и боялась заблудиться. За прошедшую неделю она могла бы освоиться на местности, но Дженнифер всегда сопровождала ее. Нужно было просто успевать за стремительно шагавшей сестрой. Может быть, позвонить Синтии и узнать, как у нее дела с подготовкой к свадьбе?
    Пока Клэр шла к телефону, в дверь позвонили, и она с детской радостью бросилась ее открывать, нисколько не сомневаясь, что вернулась Дженнифер с детьми. Она часто забывала ключи от дома и звонила в дверь, уверенная, что Клэр отопрет.
    Однако на пороге оказалась вовсе не Дженнифер.
    В первую минуту Клэр показалось, что она спит и видит фантастический сон. Она незаметно ущипнула себя, надеясь проснуться, но неожиданный гость по-прежнему стоял перед ней и улыбался.
    — Привет! Эти цветы для тебя. — Мужчина протянул Клэр букет как минимум из пятнадцати красных роз, но она не спешила принимать подарок.
    — Что ты здесь делаешь? — спросила она, не зная, радоваться или плакать.
    — Приехал за тобой, — спокойно ответил он. — И привез тебе розы из «Незабудки». Даже не представляешь, сколько у меня возникло из-за них проблем в аэропорту. Меня не хотели пускать в самолет с цветами. Мол, не положено. Купите, когда приземлитесь. Но я ведь хотел подарить тебе именно эти розы. Твои розы…
    — Они уже не мои. Разве Синтия тебе не сказала, что я продала магазин?
    — Разумеется, она мне похвасталась. Видела бы ты, какая она счастливая.
    — Она выходит замуж, — неизвестно зачем сообщила Клэр. Разве Бену Стивенсу было какое-то дело до других людей?
    — Ты меня так и оставишь на пороге? — спросил Бен, обернувшись через плечо и посмотрев на дорогу. Клэр тоже заметила соседку, замедлившую ход велосипеда, чтобы повнимательнее рассмотреть, кто это стоит на пороге дома Гринфилдов.
    — Заходи, — без особого энтузиазма и гостеприимства сказала Клэр, пропустив Бена внутрь.
    — Здесь довольно тесно, — заметил он, осмотревшись по сторонам.
    — Им хватает места. Главное, что Дженнифер и Лукас любят друг друга, — нравоучительно ответила Клэр, словно Бен подверг сомнению взаимность Гринфилдов.
    — Клэр, я умоляю тебя вернуться. Со мной. — Бен сглотнул подкативший к горлу комок и добавил: — Ко мне… Я не могу без тебя…
    Она с деланным удивлением подняла брови.
    — Ты сердишься на меня из-за Джорджа? Но я ведь уже попросил у тебя прощения и объяснил, что пошел на этот шаг ради тебя и нашего счастья. — Бен сделал нажим на слове «нашего», после чего Клэр скептично хмыкнула.
    — Я вовсе не сержусь на тебя, Бен Стивенс. Я надеялась больше никогда о тебе не слышать, но… тебе зачем-то понадобилось продолжать весь этот фарс. Синтия, значит, опять разболтала тебе о том, где я нахожусь.
    — Я узнал это без помощи Синтии, так что не ругай ее. Она славная девушка и верный друг. Даже не представляешь, чего ей стоило отказаться от льготы по арендной плате.
    — Как ты мог? Ты шантажировал ее!
    — Вовсе нет. Я ее искушал, если угодно, но не шантажировал и не угрожал.
    — Так как тебе удалось разнюхать адрес моей сестры? — Клэр осеклась и закрыла рот рукой. — О боже! Это Дженнифер тебя вызвала?
    — Клэр…
    — Признавайся, Бен, это Дженнифер позвонила тебе и сказала, что я не сплю ночами и скучаю по тебе, верно?
    — Ну, в общих чертах.
    — И ты решил совершить акт милосердия и навестить меня. — Клэр скривила губы в презрительной усмешке. — Мне не нужны твои подачки.
    — Клэр, я люблю тебя. Ты ведь тоже любишь меня. Тогда почему ты все портишь?
    — А что портить, собственно? Между нами ничего нет. Могло быть, но не сложилось. Ты упрекаешь меня в том, что я все порчу. Но кто первый испугался ответственности и серьезных отношений? Кто все испортил, Бен?
    — Клэр, я был последним кретином. Но я не могу жить без тебя. Каждый день казался мне мучительной, бесконечной пыткой. Мне не хватало твоих глаз, вопросов, смеха… Клэр, я не хочу больше тебя терять. Никогда…
    Последнее слово Бен произнес шепотом, словно магическое заклинание. Затем он посмотрел в ее глаза.
    Клэр старалась сдержать нахлынувшие чувства и не показать Бену, что он затронул ее самые чувствительные струны.
    — Нет, я не могу… — тихо сказала, уже оказавшись в объятиях Бена.
    От неожиданности Клэр не сразу сообразила, что нужно делать. Лишь через мгновение она раскрыла губы и обхватила его плечи руками. Страстный глубокий поцелуй привел ее в давно не испытываемое возбуждение. Его мягкие губы ласкали, прикусывали и нежно щекотали ее податливые губы. Сбитое дыхание Бена стало ее дыханием. Клэр и Бен потеряли счет времени. Сколько продолжалось безумие: секунду? Десять?.. Как же она могла так долго обходиться без ласк любимого мужчины?!

    — Как ты могла так со мной поступить?! — накинулась на сестру с упреками Клэр, едва та переступила порог дома.
    — Ты виделась с Беном? — опасливо спросила Дженнифер, закрыв за собой дверь.
    — Это ведь ты все подстроила, да? Оставила меня одну, вызвала Стивенса и устроила нам «романтическое свидание». Жаль, что ты не расставила по всему дому свечи. Было бы чем запустить в этого нахала.
    — О, Клэр! — Дженнифер поставила на пол сумку с продуктами и детскими игрушками, затем обняла сестру и крепко прижала к груди. — Я надеялась… я думала, что вы помиритесь. Ты ведь любишь его и так страдаешь. Думаешь, я ничего не замечала? Твои мысли были заняты только Беном. Ты даже не замечала, как оговаривалась и называла Лукаса или Адама его именем.
    — Не может быть! — выдохнула Клэр.
    Дженнифер только молча кивнула и еще сильнее сжала младшую сестру в объятиях.
    — Тогда-то я и решила действовать. Я позволила твоей помощнице и узнала номер телефона Стивенса. Мне понравился его голос, манера разговаривать… Я решила, что он очень воспитанный и добрый человек. Только после того, как он сказал о том, что любит тебя и хочет найти, я продиктовала ему наш адрес. Он обещал прилететь на следующий день.
    — Так, значит, мое чутье меня не обмануло. Ты позвонила Бену в то время, когда мы с Лукасом ждали тебя в машине перед поездкой в Белфаст.
    — Да. Я больше не могла ждать и наблюдать, как ты страдаешь. Но раз ты снова плачешь и злишься… Клэр, прости меня, умоляю. Я старалась сделать как лучше. Неужели вам с Беном не суждено быть вместе? Это так печально.
    — Дженнифер, какая же ты у меня умница! — неожиданно радостным голосом воскликнула Клэр и, приподнявшись на мысочки, расцеловала ошеломленную сестру в обе щеки. — Ты все сделала правильно. Спасибо тебе огромное. Я теперь в неоплатном долгу перед тобой.
    — Постой, Клэр. — Дженнифер отстранила сестру и в недоумении уставилась на нее. — Так вы с Беном помирились или нет?
    — Да, — со счастливой улыбкой ответила Клэр.
    — Тогда где же он?
    — Ждет нас в кухне и лакомится твоим пирогом.
    — Ах ты, негодяйка! — С напускным недовольством сестра шлепнула ее по заду. — Я чуть с ума не сошла от переживаний, а ты нашла время шутить. Сейчас же веди меня к Бену и знакомь со своим будущим мужем. Он ведь предложил тебе выйти за него замуж, не так ли? — Дженнифер нахмурила лоб и выжидающе посмотрела на Клэр.
    — Да, — ответила Клэр и залилась краской, словно призналась в чем-то очень и очень личном. — Я ответила «да».
    — Разумеется, ты ответила «да», — вздохнула Дженнифер. — Надо ли было терять столько времени зря?
    — Ладно, Дженни, перестань меня воспитывать. Ты ведь знаешь, что я этого не выношу. Пойдем лучше — я познакомлю вас. У нас мало времени.
    — Только не говори, что Бен собрался тебя увезти прямо сегодня.
    Клэр кивнула и стыдливо опустила глаза.
    — Ты ведь обещала, что пробудешь в Дублине как минимум две недели, — с обиженными нотками в голосе сказала сестра.
    — А мы пока никуда и не собираемся уезжать. Бен снял номер в отеле «Мариотт».
    — Классно! — воскликнула Дженнифер. — Мы с Лукасом провели там первую брачную ночь. В номере воистину королевская кровать… Уверена, вам там будет нескучно!

Глава 15

    — Клэр, скорее! — поторопила подругу заглянувшая в комнату Синтия.
    — Никак не могу пристегнуть этот идиотский бант, — воскликнула Клэр таким трагическим тоном, словно речь шла о нераскрывающемся парашюте.
    — Давай я помогу. — Синтия услужливо подлежала к невесте и принялась за бант, который и в самом деле никак не удавалось приладить. Он то топорщился, то, наоборот, висел, как хвост ящерицы. — Ну вот. Кажется, нормально.
    Синтия критично осмотрела подругу с ног до головы.
    — Ты самая красивая невеста из всех, что мне доводилось видеть в своей жизни, — с восхищением заметила она после детального осмотра. — Даже на мне свадебное платье смотрелось хуже.
    Клэр скептично хмыкнула. Две недели назад она не могла подобрать восторженных эпитетов и превосходных степеней, чтобы описать свой восторг от Синтии в роли невесты.
    — Нет, правда, — вспылила Синтия. — Бен потеряет дар речи, когда увидит тебя в свадебном платье.
    — Лишь бы он снова смог говорить, когда священник спросит его, согласен ли он взять меня в жены, — с улыбкой заметила Клэр.
    — Бен жутко волнуется, а Майк над ним подтрунивает, — прикрыв рот ладонью, словно сообщая большой секрет, прошептала Синтия. — Ему хорошо, он ведь уже прошел «страх и трепет» свадебной церемонии.
    — Я и сама боюсь предстоящего действа, — призналась Клэр. — Хорошо хоть, что под длинной юбкой не видно, как трясутся мои колени. С этой свадьбой одна морока! — в сердцах воскликнула она.
    — Что ты говоришь? — осадила ее Синтия. — Это самый счастливый день в твоей жизни — ты выходишь замуж за любимого мужчину. К тому же Бен баснословно богат. Ты просто волнуешься, вот и не веришь в собственное счастье, — поучительно закончила Синтия, словно она была старше Клэр лет на десять-пятнадцать. — Посмотри на нас с Майком. Думаешь, нам не было страшно? А теперь мы часто вспоминаем день свадьбы и радуемся, как дети. Я всегда знала, что все сложится хорошо. Надеюсь, ты не жалеешь, что продала «Незабудку»?
    — Ну что ты, — с улыбкой ответила Клэр. — Я рада, что магазином управляет человек, который так же, как и я обожает цветы. Мне теперь придется руководить многими людьми в торговом центре Бена. Так что я к тебе буду частенько заглядывать. Для восполнения потраченных сил и нервов, так сказать.
    — Конечно. Вот будет здорово. Я — подруга самой главной начальницы.
    — Ну, я не самая главная, — возразила Клэр со смущенной улыбкой. — К тому же не надейся, что я дам тебе поблажку. Я не позволю «Незабудке» загнить на корню. — Синтия рассмеялась над невольным каламбуром Клэр.
    Невеста подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. Оставшись довольной результатом, она вновь повернулась к подруге:
    — Дженнифер готова была не спать и не есть, лишь бы выдать меня поскорее замуж, — сообщила она Синтии.
    — Твоя сестрица мне призналась, что ужасно соскучилась по детям и по Ирландии. Она, похоже, ждет не дождется, когда закончатся ее американские каникулы.
    — Просто ей надоело общаться с Лукасом по телефону. А он устал нянчиться с детьми. Но что я могла поделать? Дженнифер сама попросилась на роль главного распорядителя свадебного торжества. Она меня и близко не подпускала ни к музыкантам, ни к пожарам. Такое чувство, что моя свадьба — дело ее жизни. В какой-то степени, это она соединила нас. Видимо, она чувствует себя ответственной.
    — Клэр, пошли скорее. Нас уже и так заждались. — Синтия подхватила невесту под руку и потащила к двери, но Клэр с такой силой уперлась ногами в пол, что Синтия остановилась в метре от выхода, окончательно выбившись из сил.
    — Я боюсь, — призналась Клэр. — Синтия удивленно покосилась на подругу. Клэр и в самом деле побледнела. — Брак подразумевает гораздо большую степень ответственности, чем просто близкие отношения. А вдруг?..
    — Никаких «вдруг». Вы с Беном любите друг друга. Пусть у вас все шло не так гладко, как у нас с Майком. Главное, что вы наконец поняли друг друга. — Синтия усмехнулась вспомнив громкие фразы подруги о том, что она ненавидит Бена и считает его самовлюбленным лицемером и бездушным дельцом. — Скоро вы отправитесь на Гавайи и великолепно проведете время в этом райском уголке.
    — Дамы, не могли бы вы поторопиться?
    Клэр и Синтия вздрогнули и резко обернулись. На пороге стоял Майк. Он, как всегда, сгорал от нетерпения и торопил женщин, из-за которых вечно случались заминки и промедления.
    — Бен уже выкурил полпачки сигарет, — заметил Майк. — Если ты сейчас не выйдешь, то Бена отвезут на «скорой помощи» в больницу. Или он приударит за какой-нибудь твоей подружкой.
    — Бену не нужен никто, кроме меня. Я ему доверяю на сто процентов! — произнесла Клэр уверенным тоном, а потом добавила: — Пойдемте скорее! Похоже, я уже опаздываю на собственную свадьбу! Бедный Бен уже заждался меня!..
    Внимание!
    Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
    После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
    Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
Top.Mail.Ru