Скачать fb2
Искуство быть собой

Искуство быть собой

Аннотация

    Настоящую любовь найти непросто, а завоевать доверие любимого человека – еще труднее. Кейтлин Роуз уже не раз попадалась на мнимое очарование «настоящего» мужчины, и до сих пор прошлые боль и разочарования не отпускают ее. Тому Картрайту предстоит нелегкая задачка – доказать красавице Кейтлин, что он – ее судьба.


Сорейя Лейн Искусство быть собой

Глава I

    Он едва подавил тяжелый вздох. Впрочем, пребывание в кабинете директора – сущая ерунда по сравнению с тем, что ему придется испытать сейчас. Это намного лучше, чем оказаться в окружении шестилетних разбойников. И как только он согласился ввязаться…
    – Дядя Томми! – Звонкий голосок Габи вывел его из задумчивости.
    Девчушка в ярком комбинезоне с разбегу бросилась к нему и резво взобралась на колени, чтобы удобно расположиться там для важного разговора. 
    – Ух ты! – Она одним пальчиком, потом другим потрогала накачанные бицепсы Тома.
    «Ну, вот и все, – усмехнулся он про себя, – так я и попался».
    Он легко поцеловал племянницу в пушистую макушку и спустил ее с коленей. Она едва доставала ему до пояса, но все равно подняла ручонку и покровительственно обняла его за талию.
    – Что-то ты грустный сегодня, – с самым деловым и озабоченным видом произнесла Габи.
    Том посмотрел на нее сверху вниз, стараясь при этом выглядеть как можно более беззаботным:
    – А ты уверена, что действительно хочешь, чтобы я пошел туда?
    – Я же всем рассказала о тебе! И еще ты не такой скучный, как мама с папой, – хитро улыбнулась она.
    Он взял ее теплую ладошку в свою руку и послушно пошел в класс, едва сдерживая улыбку. Если бы она только понимала, что говорит!
    – Габи, твоя мама – офицер в отставке, а папа – военный летчик! Не думаю, что про них можно сказать «скучные».
    Казалось, девочка его совсем не слушает и занята своими мыслями.
    Том всю жизнь старался не афишировать свою профессию, тщательно оберегая родных и близких от ненужного риска. А теперь? А теперь перед ним был целый класс маленьких детишек, которые ждали рассказов о его подвигах.
    «И почему только я согласился? Да потому, что одна маленькая леди решила, что это ей обязательно нужно! – сам себе ответил он. – Но теперь-то я могу спокойно рассказать обо всем, что делаю», – улыбнулся он.
    Том приоткрыл дверь в класс и пропустил Габи вперед. У него перехватило дыхание – малышня во все глаза смотрела на него.
    – Так, и что нужно сказать? – услышал он мелодичный голос.
    Том слегка повернул голову, стараясь понять, кому мог принадлежать этот голос. Том совсем не ожидал увидеть в классе молодую девушку, сидящую за учительским столом. Она приветливо улыбнулась ему:
    – Прошу вас, входите!
    «Нет, не может быть, чтобы эта улыбка предназначалась мне, – промелькнуло у него в голове. – Никогда бы не подумал, что учительницы бывают такими красивыми… Фотомодель просто!»
    – Доброе утро, мистер Картрайт! – дружно поздоровались дети, с любопытством разглядывая гостя.
    Габи изо всех сил вцепилась ему в руку, явно не собираясь отпускать ее.
    – Э-э-э… Доброе утро! – ответил Том, стараясь отвести взгляд от молодой учительницы.
    Она встала из-за стола и подошла к нему. Темные, практически черные волосы собраны в конский хвост, несколько завитков выбились из прически, обрамляя нежное лицо. Зелено-голубые глаза смотрели на него с явным интересом.
    Том невольно отвел взгляд, подумав: «У нее поразительные глаза! Не серые, не голубые, а именно зелено-голубые. Скорее, даже зеленые». А его не так-то просто было сбить с толку!
    – Спасибо, что пришли к нам, мистер Картрайт, – сказала девушка неожиданно теплым голосом. – Габриелла много о вас рассказывала! Дети так ждали!
    Том напрягся. Габриелле всего шесть лет, что она могла знать о его профессии и о том, чем ему приходилось заниматься? Что она могла рассказать? Он старался унять бешено стучащее сердце.
    – А вы, наверное, учительница Габриеллы, – в ответ улыбнулся он. Улыбка у него была невероятно обаятельной, она сразу смягчала суровое выражение лица.
    – Да, я – мисс Роуз, – представилась девушка, едва заметно коснувшись его руки. – Можно просто Кейтлин, – еле слышно произнесла она, – но не при детях.
    Том едва подавил желание сделать шаг назад. Его всю жизнь учили держать дистанцию, а эта девушка вторглась в его пространство! Это было так непривычно для него. Но на самом деле ему было приятно, что Кейтлин оказалась мисс, а не миссис.
    – Том, – ответил он, стараясь держаться так же непринужденно. – А то обращение «мистер Картрайт» сразу же напоминает мне об отце.
    «А я бы не хотел быть похожим на отца», – промелькнуло у него в голове.
    – Габриелла, мне кажется, пора представить твоего дядю, – мягко напомнила Кейтлин.
    Девочка с обожанием посмотрела на Тома и смело шагнула вперед.
    – Я привела в гости своего дядю Тома, – начала она. – У него такая интересная профессия! – Габи взглянула на него, как будто ища поддержки.
    Том одобряюще кивнул ей.
    – Он офицер морского флота США! – с нескрываемой гордостью добавила девочка. – Правда, сейчас он не выходит в море, потому что учит… – Она замялась, вспоминая новое для нее слово.
    – Я учу новобранцев, – пришел на выручку Том.
    Его сильная загорелая рука легла на плечики Габи. Эта девочка заставила его позабыть свое прошлое, свою боль. Все то, что у него отняла его служба офицера специальных войск. И не важно, что произошло в его прошлой жизни. Важно лишь то, что есть сейчас.
    – Он был спецназовцем военно-морского флота! – Прежняя уверенность вернулась к Габи, ее глаза радостно блестели. – Ему доверяли секретные операции!
    Внезапно Том почувствовал себя шутом, выставленным на всеобщее обозрение. Кейтлин по-прежнему стояла рядом и спокойно смотрела на него, высоко подняв голову, как будто желая приободрить его. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной рядом с мускулистым, подтянутым гостем.
    «Я как двоечник, которого вызвали к доске, – подумал про себя Том. – Вроде бы взрослый мужчина, военный… Ладно, я не позволю сбить себя с толку!»
    – Ну что, ребята, у вас есть вопросы? – решил действовать Том, хотя меньше всего на свете ему хотелось отвечать на вопросы о работе спецназовца.
    Только самые близкие люди знали о его работе, и то далеко не всю правду Том мог им озвучить. Даже будучи в отставке, не так-то легко говорить о том, каково было служить в спецназе и выполнять боевые задания в разных уголках планеты.
    – А правда, что не все могут пройти курс спецназа? – Бойкий мальчишка просто сгорал от любопытства.
    Том едва подавил вздох: ну конечно, можно было бы догадаться, что спрашивать будут в основном мальчики, их же всегда интересуют пушки, пистолеты…
    – Все спецназовцы военно-морского флота проходят тяжелый курс обучения, включая и физическую подготовку. Да, это нелегко. Почти восемьдесят процентов желающих попасть в отряд спецназа не выдерживают испытаний, – четко, по-военному ответил Том.
    – А женщин принимают в спецназ? – спросила какая-то девчушка.
    – Пока нет, но все может измениться, – уклончиво ответил Том.
    Другая девочка упрямо поджала губки и сжала кулачки, как будто Том обидел ее лично, поставив крест на карьере девушки-спецназовца.
    – А это правда, что быть спецназовцем очень тяжело? – Все тот же мальчишка не давал Тому покоя.
    Том едва заметно усмехнулся, вспомнив себя в этом возрасте. Ему, конечно, тоже хотелось бы знать все: как принимают в спецназ, как учат, в чем заключается работа, какие задания выполняют бойцы. Он был рад, что пришел сюда. Неподдельный интерес детей возвращал его к жизни, заставляя забыть о своих неудачах.
    Он присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с малышней.
    – Ты знаешь, было очень тяжело тренироваться пять дней подряд, практически не смыкая глаз, – обратился он к любознательному ученику. – На сон оставляли только четыре часа. Я едва мог стоять на ногах от усталости! Но тот, кто выдерживает и это испытание, становится настоящим бойцом!
    Класс замер. Все слушали Тома.
    – А спецназовец – это как супергерой, да? – не унимался мальчишка, с восторгом разглядывая Тома.
    – Наверное, да! – рассмеялся Том. – Только когда понимаешь, что идешь на смерть, ты чувствуешь… – запнулся он, вдруг осознав, что сказал больше, чем было можно сказать детям. – А, ерунда! Забудьте! Но тот, кто поставит перед собой цель стать настоящим бойцом, будет учиться и тренироваться, обязательно им станет.
    Было задано еще немало вопросов после этих слов, но время урока, отведенное для встречи, пролетело удивительно быстро.
    – А теперь нам всем нужно поблагодарить мистера Картрайта за то, что он смог прийти к нам в гости, – мягко завершила встречу Кейтлин. – Давайте все вместе скажем ему «спасибо»!
    – Ну-у-у… – заныл класс, – можно еще немного поговорить?
    – Что? – Она вопросительно подняла одну бровь. – Вы, наверное, не услышали очень важной вещи, о которой говорил наш гость? Это – дисциплина, которая нужна бойцам и в учебе, и в бою!
    – Спасибо, мистер Картрайт! – дружно сказали дети.
    – А где ваш значок-трезубец? Он у вас с собой? – все же не удержался от последнего вопроса все тот же любопытный мальчуган.
    – Трезубец? – переспросил Том.
    – Ну да, трезубец бойцов Нептуна! – гордо посматривая на одноклассников, сказал мальчишка.
    «И откуда он все это знает?» – поразился Том.
    – Нет, у меня его нет сейчас, – честно признался он. – Большинство ребят отдают свое сердце вместе с этим значком. Боец дарит этот трезубец на золотой цепочке своей невесте, – добавил он, пристально посмотрев в глаза Кейтлин, мысленно снова ахнув от цвета ее зеленоватых, как утреннее море, глаз.
    Том глубоко вздохнул: как же хотелось выкинуть из головы эту красивую брюнетку! «Не нужно мне так смотреть на нее, – подумал он. – Еще и романтическую историю приплел, неизвестно зачем, про трезубец… Ну и ну!»
    – Какая трогательная традиция, – мило улыбнулась Кейтлин, слегка потупив взгляд.
    От Тома не укрылось, что она слегка порозовела, услышав его историю про трезубец для невесты.
    «И что это на меня нашло? Никогда в жизни не думал, что буду рассказывать эту романтическую чушь едва знакомой девице!» – сам себе удивлялся Том.
    У него не было невесты никогда, и он ничего не мог предложить своей избраннице, тем более сейчас. Никто не должен знать, чем он занимался и через что ему пришлось пройти на службе в специальных войсках. Он не знал, кто он, что сам из себя сейчас представляет и чем дальше будет заниматься. Пережитая боль опустошила и не отпускала его. Он просто не имеет права тянуть на дно своих переживаний кого-нибудь еще. Особенно такую девушку, как Кейтлин.

    – Габи, я пойду провожу нашего гостя, а ты ответственна за дисциплину в классе! – Кейтлин изо всех сил постаралась придать лицу самое строгое выражение.
    Она прекрасно знала детей, которые до сих пор находились под впечатлением от встречи с героем спецназа. Стоит ей лишь захлопнуть за собой дверь, как класс будет стоять на ушах, спорить и перекрикивать друг друга. Дети есть дети. Конечно, было бы разумнее попрощаться с гостем здесь, вместе с учениками, но ей очень хотелось уделить ему еще немного внимания, ведь он потратил свое время, согласившись прийти сюда. Тем более, он так хорошо общался с детьми… Оставалось только надеяться, что ей удастся избежать обжигающего взгляда этих темных, практически черных глаз, которые затронули в душе что-то пока неясное ей самой.
    – Спасибо большое, капитан, что нашли время прийти к нам, – поблагодарила его Кейтлин.
    Том галантно пропустил Кейтлин вперед и плотно прикрыл за ними дверь класса.
    Она была приятно удивлена его вниманием: давно уже она не встречала так хорошо воспитанного мужчину. «Вежливый, внимательный и, кажется, добрый», – отметила про себя Кейтлин. Она всегда обращала внимание на такие, как казалось многим ее коллегам, мелочи, хотя многие ее подружки посмеивались над ней: где же она найдет мужчину с безупречными манерами? Такие бывают только в сказках!
    «Мне нужен настоящий мужчина, которым я могла бы гордиться, – всегда отвечала Кейтлин. – Я не собираюсь размениваться по мелочам!»
    Она чувствовала – он хочет сказать ей что-то еще, но явно не знает, с чего начать.
    – Понимаете, я совсем не ожидал, что придется рассказывать о морском флоте в таком ключе, – усмехнулся Том. – Странно и непривычно как-то… Но Габи и слышать не хотела о том, что я не пойду в ее класс!
    Кейтлин не могла сдержать улыбку: как трогательно, что этот суровый боец легко признается, что какая-то маленькая девочка имеет над ним такую власть. Ей не могло это не понравиться.
    – Я уверена, что дети в полном восторге, – сказала она. – Вы побили рекорд! К нам приходят родители и рассказывают о самых привычных профессиях – врач, финансист, бухгалтер, полицейский, в лучшем случае юрист. А тут настоящий герой-спецназовец!
    – Я вовсе не герой! – отрезал он.
    Его глаза угрожающе потемнели, казалось, что он еле сдерживает себя. Кейтлин оцепенела, не ожидая такой непредсказуемой реакции на свои слова.
    – Да, но Габи так гордится вами, – робко заметила она. – Еще раз спасибо! Надеюсь, это не последняя наша встреча! – быстро добавила Кейтлин, готовая немедленно убежать от этого вмиг помрачневшего гостя.
    Она резко повернулась и пошла назад в класс, не давая возможности Тому хоть что-то ответить. Может быть, он был добр и внимателен к своей племяннице, но то, что она увидела в его глазах минуту назад, повергло ее в шок.
    Она выросла в семье военного, а ее первая серьезная любовь – моряк. Эти мужчины всегда знали, что хотят, и умели добиваться своего. Все военнослужащие имели одну общую профессиональную черту – ощущение собственной силы и власти. Нет, она больше не поддастся на это мнимое очарование «настоящего» мужчины!
    Кейтлин перевела дыхание. Она прекрасно понимала, что ей сейчас придется унимать расшалившихся детей. Подойдя к классу, она обернулась посмотреть на Тома. Его могучие плечи были опущены, но взгляд по-прежнему горел яростным огнем.
    «Да, он очень симпатичный, – призналась себе Кейтлин. – Но это ничего не значит! Я вполне довольна своей нынешней жизнью… Я никогда не связала бы свою жизнь со спецназовцем, пусть даже и бывшим. Абсолютно не мой тип!»
    И Кейтлин решительно открыла дверь класса.

    Том мгновенно вышел из себя, стоило Кейтлин упомянуть его геройство. Но вместе с удушающей яростью он почувствовал и нотку сомнения. А ведь он не привык сомневаться! «Зачем я жестко говорил? Возможно, обидел ее? Я не для нее, она не для меня», – с досадой подумал он. Том никогда не позволял чувствам взять над собой верх.
    Он с трудом узнавал себя. Если бы не Габи, он до сих пор был бы во мраке своих переживаний и сомнений: он превратился бы в чудовище. Том ни о чем не мог думать, кроме своей ошибки. «Не бросай товарища в беде!» – девиз спецназа болью отозвался в его сердце.
    Товарищи, военная карьера – увы, это все в прошлом. Однажды он был на линии огня и совершил непоправимую ошибку. Теперь он расплачивается за свои грехи. Вихрь воспоминаний охватил его: вот он очнулся от резкого, едкого дыма. Рука обездвижена. Раздается ужасный крик. Том потряс головой, стараясь прийти в себя, и с усилием открыл глаза. То, что он увидел, навсегда останется в его памяти: жуткая кровавая бойня.
    Том вздрогнул. Как же он ненавидел слово «герой». Нахмурившись, он зашагал прочь из школьного двора. «Нужно чем-то срочно заняться!» – твердо решил он. Только работа могла немного отвлечь его от горьких и тягостных воспоминаний.

Глава 2

    Когда-то она думала, что балет – ее будущее, но ее мечты разбились и ушли навсегда, словно первая любовь. Но ее тело имело свою память и все еще хранило в себе движения танца. И Кейтлин изо дня в день занималась хореографией, мысленно благодаря своих преподавателей за то, что они воспитали в ней привычку к ежедневным тренировкам.
    – Ой, простите, а мы пришли чуть пораньше! – Мама ее ученицы входила с дочкой в класс.
    – Ничего страшного! Проходите, – улыбнулась Кейтлин.
    Она подошла к высокому окну. Несколько знакомых машин уже стояли на парковке – это родители привозили своих детей на занятия. Какая-то новая машина привлекла ее внимание. «Да это же мистер Герой!» – удивилась Кейтлин и непроизвольно поправила завитки волос. Том вышел из машины и неторопливо разглядывал двор школы. Темно-синие джинсы обтягивали его мускулистые бедра, под простой белой футболкой угадывались литые мышцы. От всей его фигуры исходило ощущение скрытой силы и угрозы. Это был опасный хищник, готовый растерзать противника в любую минуту. Для родных же Том всегда был надежным защитником и опорой, который, казалось, был готов закрыть их собой даже от ветра и дождя. Рядом с ним прыгала Габи, дергала за руку, смеясь, заглядывала ему в глаза, стараясь привлечь его внимание.
    Кейтлин поспешно отступила назад: «Господи, что он здесь делает?»
    – Мисс Роуз! – позвал ее детский голосок.
    – Доброе утро! Да-да, уже начинаем! – задорно отозвалась Кейтлин. – И начинаем занятие с упражнения на растяжку!
    Она хотела и все еще не могла оторвать взгляд от Тома, лениво прислонившегося к машине. Кейтлин поспешила начать урок, ей нужно было заняться своими прямыми обязанностями учителя и отвлечься. Ее мысли были заняты мужественным Томом Картрайтом. Он притягивал ее словно магнит. Какая-то невидимая, неясная сила влекла ее к нему, заставляла думать о нем.
    «Нет, это никуда не годится! Я не встречаюсь с такими парнями, как он, – думала Кейтлин, показывая ученицам новое упражнение и поправляя тех, кто в этом нуждался. – Если у него накачанные бицепсы, то это еще совсем не значит, что он будет защищать меня. Я слишком хорошо усвоила недавний урок!»

    Том задумчиво пригладил волосы рукой. После отставки он мог позволить себе другую прическу, а не обычный армейский ежик, но все никак не мог привыкнуть к этому.
    – Так ты останешься здесь и подождешь меня? – Габи нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, как бы пританцовывая, и напоминала маленькую яркую птичку.
    – Ну конечно. – Он ласково улыбнулся и погладил ее по голове.
    Габи просияла и помчалась в класс. Теперь Том был предоставлен самому себе. Он неторопливо оглянулся по сторонам – в углу стояли мамочки, оживленно о чем-то болтая.
    «Так, здесь мне точно делать нечего», – усмехнулся Том и решительно поднялся наверх, чтобы посмотреть на Габи.
    Ну и ну, присвистнул он про себя. Юные балерины облачком окружили свою учительницу, стараясь усвоить новое упражнение. В центре облака из бело-розовых пачек стояла Кейтлин, улыбаясь, что-то объясняла и показывала своим ученицам. Обворожительна! – не мог прийти в себя Том. Кейтлин, сама того не ведая, выглядела очень соблазнительно в черных тонких легинсах, которые только подчеркивали красоту ее длинных ног, а простой бледно-розовый топ обтягивал ее высокую грудь. Ему так хотелось подойти к ней ближе, чтобы она улыбнулась и ему тоже, заглянуть в эти необыкновенные зелено-голубые глаза… И поцеловать ее! Казалось, ее губы были созданы именно для его поцелуев. Том глубоко вздохнул и повел плечами, словно стряхивая с себя это наваждение. Он и понятия не имел, что Кейтлин преподает еще и танцы.
    «Ни за что бы не пошел сюда, если бы знал, что Кейтлин здесь!» – рассердился он на себя.
    – Простите, но вы, наверное, здесь впервые. – Женский голос вывел его из задумчивости. Это была мама одной из учениц. – Не так много пап приводят дочек на занятия, – продолжила она. – Я бы вас запомнила!
    – А… Том, – представился он. – Я пришел посмотреть на свою племянницу!
    – Ах, тогда все понятно! – обрадовалась женщина. – Вы женаты или просто не носите обручальное кольцо? – поинтересовалась она.
    «Черт, вот только этого мне не хватало!» – разозлился Том, начиная тяготиться ненужными расспросами.
    – Нет, не женат, – выдавив улыбку, ответил он.
    Казалось, его собеседница совсем не обращает внимания на его явное желание прекратить разговор.
    – Тогда, наверное, стоит обратить внимание на учительницу? Вы же на нее пришли посмотреть? – лукаво улыбнулась она.
    Неужели это так очевидно? – на мгновение испугался Том.
    – Ничего подобного, мне просто хочется посмотреть на свою племянницу. Кроме того, я обещал дождаться ее после занятий, – невозмутимо ответил он, хотя краска уже заливала его лицо. – Рад был познакомиться, – добавил он, давая понять собеседнице, что разговор окончен.
    Молодая женщина смущенно отвела взгляд. Его учили никогда не выдавать свои чувства, а сейчас он расклеился при виде какой-то хорошенькой учительницы. Можно подумать, он никогда не видел красивых женщин! Да, Кейтлин Роуз, безусловно, была красива.
    «Мне не нужны никакие отношения», – твердо решил Том. Меньше всего на свете он хотел ранить сердце нежной Кейтлин Роуз.
    Том встал и пересел в дальний угол холла, но все равно не мог заставить себя оторвать взгляд от танцевальной студии. Габи самозабвенно кружилась в танце, а рядом стояла Кейтлин, с улыбкой глядя на нее. Обе лучились счастьем и весельем.
    «Счастливые…» – усмехнулся про себя Том. В его мире нет больше места счастью. Усилием воли он отогнал прочь ненужные воспоминания. Да, он прошел через ад. Но никто из близких не должен узнать о тех мучениях, которые довелось испытать ему.

    Том отчаянно пытался сконцентрироваться. Габи же болтала без умолку.
    – А ты видел, как я танцевала, да? Видел, как хорошо я кружусь? – тараторила она, усаживаясь в машину.
    Том ничего не слышал из того, что говорила ему племянница. Он только видел в зеркале заднего вида изящную фигурку Кейтлин. Длинные волосы, прямые, как струи дождя, распущены, лицо нежное и немного печальное, полы легкого пальто развеваются на ветру.
    – Дядя Томми! – обиженно надула губки Габи, поняв, что Том ее совсем не слушает.
    – Прости, моя дорогая, задумался! – виновато улыбнулся он. – Подожди, нам нужно кое-что сделать! А ну-ка, пристегнись! – скомандовал он.
    «Она не могла далеко уйти!» – подумал Том, выезжая со стоянки и прибавляя скорости.
    От волнения у него внезапно пересохло во рту. Он даже не знал, что будет говорить ей и станет ли она его слушать.
    – Смотри, смотри! Мисс Роуз идет! – воскликнула Габи.
    – Точно! Мне кажется, она замерзла, – заметил Том. – Что скажешь?
    – Ага, – закивала девочка.
    – Давай-ка мы ее подвезем до дома! – предложил Том.
    – Хорошо, это будет правильно, – легко согласилась Габи.
    Том аккуратно притормозил рядом с Кейтлин. Она испуганно отпрянула в сторону. Черт, он совсем не хотел напугать ее!
    – Кейтлин! – окликнул он ее, выходя из машины. – Давайте мы с Габи подвезем вас!
    – Вы меня напугали до смерти! – сердито сказала Кейтлин, все еще крепко сжимая свою сумочку.
    Том затаил дыхание и на секунду прикрыл глаза, но ослепительное лицо Кейтлин не исчезло. Он словно хотел убедиться, что это не наваждение. Внезапно она улыбнулась ему. «Она узнала меня», – обрадовался Том.
    – На улице холодно, садитесь в машину! – улыбнулся он в ответ. – Пожалуйста! – С этими словами он распахнул дверцу.
    На мгновение Кейтлин застыла в нерешительности, но все-таки подошла и села в машину.
    – Спасибо, – поблагодарила она.
    Том закрыл за ней дверцу, на секунду задержав взгляд на ее стройных длинных ногах. Волна жара, возникшая в пальцах ног, поднималась все выше и плавила кости. Казалось, его тело сейчас растает и превратится в лужу.
    «Что она делает со мной? – растерянно подумал Том, удивляясь собственной реакции на присутствие Кейтлин. – Я всего лишь подвожу учительницу Габи до дома, не более», – напомнил себе он.
    – Вы всегда ходите пешком в такой холод? – небрежно поинтересовался он.
    – Да нет! – весело рассмеялась она, заметив хитрую улыбку Габи. – Моя машина в ремонте, вот и приходится пока ходить пешком. Но это отличная нагрузка, между прочим! Вы уверены, что вам по пути со мной?
    – Никаких проблем! – тихо и очень серьезно сказал он. – Меньше всего на свете мне хочется услышать, как Габи рассказывает всем, что ее любимая учительница заболела. И все потому, что дядя Том не подвез ее до дома в такую мерзкую погоду!
    Кейтлин мягко улыбнулась и легко коснулась пальцами его руки. Каким привычным показался ему этот невольный жест! Казалось, что она всю жизнь вот так ласково касалась его. От этого прикосновения по спине Тома побежали мурашки. Ощущение было удивительным и приятным.
    Том скрипнул зубами и лишь крепче ухватил руль машины. Он просто не привык к такому обращению! Никаких нежностей! Он суровый солдат. И точка.

    Кейтлин не могла унять бешено стучащее сердце. И виной тому был Том Картрайт. Она отчаянно надеялась, что Том не заметил ее волнения. Разве она не знала, что эти парни всегда могут отличить ложь от правды? Они же прошли спецобучение… Она не лгала ему, но учащенное сердцебиение с головой выдавало ее. Это значило, что ее что-то сильно волнует. А может быть, кто-то?
    – И как же ты осталась под присмотром своего дяди? – поинтересовалась Кейтлин у Габи. Она решила пообщаться с ребенком во избежание неловкой ситуации.
    – Мои родители уехали, – с готовностью ответила девочка.
    Кейтлин очень нравилась Габи – милый, хороший и доброжелательный ребенок, растущий в атмосфере любви и спокойствия.
    – У них второй медовый месяц, – улыбнулся Том.
    – Неужели они снова будут приносить клятвы любви и верности друг другу? – пошутила Кейтлин.
    – Папа подарил маме красивые сережки, такие блестящие! – похвасталась Габи. – А еще они все время целуются!
    Том и Кейтлин расхохотались.
    – Что-то послужило поводом? – спросила Кейтлин, перехватив взгляд Тома.
    – О, это долгая история! Пенни наконец-то ушла в отставку, а Дэниел сделал все, чтобы заслужить ее прощение и вернуться домой.
    – Звучит трогательно и романтично, – немного помолчав, задумчиво сказала она.
    – Они хорошая пара, – просто сказал Том. – Если, конечно, не сведут тебя с ума своей романтической ерундой! – усмехнулся он.
    «А он старается скрыть свое доброе сердце», – внезапно догадалась она.
    – Так вот почему вы остались с Габи! – воскликнула Кейтлин.
    Том хотел было ответить, но Габи уже радостно болтала:
    – Да! Бабушка тоже уехала, а тут приехал дядя Томми и сказал, что сможет остаться со мной!
    Казалось, Том совершенно не возражает, что девочка отвечает на вопросы вместо него. Он выглядел таким спокойным и уравновешенным.
    – Как же тебе повезло, что у тебя есть такой дядя!
    Кейтлин могла поклясться, что Тому нравилась роль дяди, оберегающего свою племянницу. «Может быть, я поторопилась, причислив его к ряду типичных военных, кичащихся своей силой? – подумала она. – Скорее всего, он хороший, добрый парень, который совсем не злоупотребляет своей физической силой. Совершенно ясно, что он искренне любит Габи, такое невозможно сыграть. А девочка просто обожает его. Это же видно невооруженным взглядом! Но это ничего не меняет! – одернула себя Кейтлин. – В моей жизни нет больше места любви!»
    – Дядя Томми! – позвала Габи. – Ты ничего не забыл?
    – Да? – отозвался он.
    – Ты же обещал мне мороженое перед обедом! – хихикнула девочка.
    – Разве я не говорил тебе, что это наша тайна, а? – пожурил он Габи. – Ну-ка, отвечай мне честно, Габриелла Картрайт! – неожиданно сурово сказал он.
    Кейтлин похолодела: как он мог так разговаривать с ребенком, неужели он…
    – Обещал-обещал! – подпрыгнула на сиденье девочка, улыбаясь во весь рот.
    Кейтлин облегченно выдохнула. Нет, он совсем не собирался обижать Габи!
    – Балую ее, – виновато сказал Том.
    – Ты же мой любимый дядя! – воскликнула довольная Габи. – Тут за углом кафе-мороженое, пойдем!
    Том вздохнул и остановил машину. Он галантно открыл дверцу и протянул Кейтлин руку, помогая выйти из машины.
    Она все еще не могла прийти в себя: «Ну почему я подозреваю его в самом худшем? Он так любит Габи!» Но она не могла просто выкинуть из головы воспоминания, которые давней болью отзывались в ее сердце.
    – Кейтлин, все в порядке? – услышала она голос Тома, внимательно смотревшего на нее.
    – О да, кажется, я задумалась, – пробормотала она.
    – Какое мороженое будете? – Том продолжал пристально смотреть ей в глаза.
    Они выбрали уютный столик около окна, вид из него вносил нотку очарования. Кейтлин думала, что она никогда больше не увидит Тома Картрайта, этого мужественного красавца с едва заметной сединой. А теперь вот она сидела с ним в кафе, слушая легкую болтовню Габи, и собиралась есть с ними мороженое. Удивительно!

    Том вернулся к столику с полным подносом.
    – Клубничное мороженое для Габи, шоколадное – для Кейтлин. Булочки с глазурью и булочки с корицей и маком, мятный чай – для вас обеих, а крепкий горячий кофе – водителю, – пригласил Том.
    – И как только я поддалась вам! – улыбнулась Кейтлин, показывая очаровательные ямочки.
    – Поверьте, эта девочка крутит мной, как хочет, – тихим заговорщическим голосом ответил он, наклоняясь к ее уху.
    Габи увлеченно ела мороженое, совсем не обращая внимания на взрослых.
    – У вас с ней такие теплые отношения, – заметила Кейтлин.
    – Габи очень многое для меня значит, – серьезно ответил Том, – и для каждого из нас.
    Кейтлин не спешила с расспросами. И Том оценил ее сдержанную деликатность. Он терпеть не мог, когда посторонние люди совали нос не в свое дело. Однако с Кейтлин он чувствовал себя удивительно легко. Казалось, с ней можно не играть в игры, не развлекать, а быть самим собой.
    – Когда Габи родилась, это было долгожданное чудо, – продолжил он. – Вся наша семья сошлась в одном мнении: каждый из нас сделает все возможное, чтобы она стала самой счастливой девочкой на свете. Было время, когда ее родители уезжали по долгу службы, и тогда с ней оставался я или моя мама. Габи просто обожает свою бабушку.
    – А вы, наверное, очень волнуетесь, вдруг… – Кейтлин замолчала, посмотрев на девочку, но Габи не было никакого дела до них, – вдруг что-то может случиться с ее родителями, и она останется совсем одна, – еле слышно добавила она.
    – Да, это правда, – после небольшой паузы кивнул Том.
    – Вы такой смелый, – неожиданно пылко проговорила Кейтлин.
    – Вы имеете в виду мою службу на флоте или то, что я забочусь о Габи? – с легкой улыбкой поинтересовался он.
    – И то, и другое, – призналась она, выдержав пронзительный взгляд его темных глаз. – Я никогда не видела, чтобы мужчина был так привязан к ребенку! Да что я говорю! Не все отцы любят своих родных детей так, как вы любите Габи.
    Том вздохнул с облегчением, слава богу, разговор шел только о детях, а не о его военной службе. Нет, о своем «геройстве» он не готов был говорить ни с кем, и с Кейтлин тоже. «Она такая хрупкая… – с нежностью подумал Том, – суровая правда просто раздавит ее».
    – Кто-то из нас однажды мог не вернуться, – нахмурившись, сказал он. – Я всегда поддерживал своего брата. – Внезапно ему захотелось открыть душу Кейтлин. – Он знает, что бы ни случилось, я никогда не оставлю его семью. А Пенни, его жена, она мне как сестра.
    Кейтлин с пониманием смотрела на него, теплая улыбка появилась на ее губах. Том едва мог поверить своим глазам: кажется, ей действительно был интересен его рассказ. «Да нет, приятель, ты ошибаешься, – одернул себя Том. – Она учительница, привыкла терпеливо выслушивать своих учеников и их родителей. Ничего личного!» Но что-то в глубине души подсказывало ему, что Кейтлин слушала его с искренним интересом, и дело вовсе не в ее профессии, а в нем самом. Том чувствовал, что его непреодолимо тянет к Кейтлин, он никогда не встречал таких необыкновенных девушек, как она.
    «Беги! Иначе попадешься в сети, от которых нет спасения», – промелькнуло у него в голове.

    Сидя в машине, Кейтлин украдкой посматривала на Тома. «Он так располагает к себе… Кроме того, у него потрясающие карие глаза, задумчивая улыбка… Пытается впечатлить меня? Да нет, вряд ли. Он просто очень обаятельный мужчина. – Она чувствовала – он что-то утаивает. Что-то явно не давало ему покоя. – Что бы он ни скрывал, наверняка он очень добрый и надежный», – решила Кейтлин, наблюдая, как Том общается с Габи.
    – Вы уверены, что у вас есть время довезти меня прямо до дома? – спросила она.
    – Нет, не уверен, – усмехнулся он. – Сначала я вас угощаю мороженым, а потом отпускаю на все четыре стороны. Вы за кого меня принимаете? – нахмурив брови, удивился он.
    – Все-все, вопрос закрыт! – запротестовала Кейтлин. – Я просто не хочу быть обузой и отнимать ваше время!
    «Ты совсем не обуза для меня», – хотелось сказать ему, но он лишь упрямо сжал губы. «Как вести себя с ней? Что сказать?» – терзался Том. Внезапно он почувствовал себя неопытным мальчишкой, не знающим, как выразить свою симпатию первой красавице класса. «Черт, ну почему я так реагирую на нее? Это почти гипноз, то, как она смотрит на меня. Прямо, открыто, во все глаза», – вновь рассердился на себя Том.
    А Кейтлин мучилась теми же вопросами… У нее просто было мало опыта в общении с противоположным полом. Да и не каждый мог осмелиться подойти к яркой красавице, весь вид которой словно говорил: «Не подходите ко мне, мне хорошо и одной».
    – Мисс Роуз, а вы замужем? – Вопрос прозвучал неожиданно.
    Кейтлин судорожно закашлялась, услышав эти слова. От испуга она даже не поняла, кто ее спрашивает об этом.
    – Габи, ну нельзя же так, – словно сквозь туман, донесся до нее голос Тома. – Это просто невежливо, – тихо добавил он.
    Кейтлин глубоко вздохнула: «Разве не я сама учила их стремиться узнавать новое и не бояться задавать вопросы? Ох, видимо, придется рассказать, какие вопросы могут поставить человека в неловкое положение».
    – Все в порядке, Том. Не ругайте Габи.
    – Так вы замужем или нет? – не унималась девочка.
    – Габи, – простонал Том.
    «Нет, не замужем, – с горечью подумала Кейтлин, но она скорее умрет, чем признается в этом сейчас Тому Картрайту. Ей хотелось выйти из машины и захлопнуть за собой дверь. – Никто и ничто не заставит меня больше страдать», – как заклинание повторяла про себя Кейтлин.
    – Простите… – Габи выглядела смущенной. – Но дядя Том не женат, и моя мама говорит, что ему нужно найти хорошую девушку!
    Кейтлин прыснула со смеху. И Том, и Кейтлин уже открыто смеялись, услышав слова Габи.
    – А что, я, по-твоему, хорошая девушка? – сквозь смех спросила Кейтлин.
    – Ох уж эти дети! – покачал головой Том.
    «Интересно, а Тому действительно нужна хорошая девушка или это его семья просто мечтает женить его? В любом случае это абсолютно не мое дело, – твердо решила Кейтлин. – Я не собираюсь строить с ним какие-либо отношения, ни с кем-либо другим!» Но Кейтлин была не слишком уверена в своих словах… Ее тело каждой клеточкой чувствовало присутствие Тома Картрайта.

Глава 3

    – И ты говоришь мне, что все нормально, да? – Насмешливый голос Люси, ее лучшей подружки, заставил Кейтлин поднять глаза. – Как будто я тебя не знаю! – фыркнула она. – Давай выкладывай, что стряслось!
    С Люси они дружили уже не первый год, вместе работали в одной школе, помогали и поддерживали друг друга.
    – Люси, все в порядке, честно! Не беспокойся! Ничего не произошло! – не слишком уверенно произнесла Кейтлин.
    – Но тебе-то как раз хочется, чтобы что-нибудь произошло, а? – хитро добавила она.
    Краска залила лицо Кейтлин.
    – Он, конечно, симпатичный, – начала она, – но это абсолютно не мой тип! В конце концов, что могло произойти, когда мы с ним только познакомились? Он же пришел пообщаться с детьми!
    В ответ послышался звонкий смех Люси.
    – Да, что ты говоришь! Не твой тип… Да по та-а-акому мужчине любая с ума сходить будет! Ты либо притворяешься, либо совсем ослепла! Кстати, а он очень даже ничего, – многозначительно протянула она. – Такие накачанные руки, торс… А глаза… Мечта! – вздохнула Люси. – И не надо мне лапшу на уши вешать. – Она шутливо погрозила подруге пальчиком. – Я же видела, как вы разговаривали в коридоре!
    Да, Том Картрайт был невероятно сексуален, его тело просто источало флюиды мужской привлекательности. И Кейтлин не могла отрицать этого. «Все равно он не мой тип мужчины, – размышляла она. – Такие красавчики обычно знают, как очаровать девушку. Если бы я ему действительно понравилась, то он давно был бы здесь!»
    – Ладно, мне пора, скоро начнется урок! – Кейтлин выпрямилась и встала из-за стола. – Люси, ничего ровным счетом не произошло. Я просто поблагодарила его, что он смог прийти к нам в гости.
    – Ну-ну. – Люси скептически изогнула одну бровь. – Кстати, мисс Роуз, у вас нет ни одной причины, чтобы невзлюбить его!
    Кейтлин пропустила колкость Люси мимо ушей и решительно направилась в свой класс. «Том, несомненно, красив, привлекателен, но я не хочу иметь с ним ничего общего! Достаточно с меня боли и разочарований! Мне совсем неплохо и одной!» – решила про себя Кейтлин. У реального мужчины не было практически никаких шансов завоевать расположение Кейтлин Роуз. Ей нужен был просто идеальный мужчина, который бы сразу предложил ей руку и сердце. Вот тогда, может, она и согласилась бы! А Том Картрайт был далек от идеала.

    Том стоял в преподавательской комнате в ожидании начала занятий и осторожно, маленькими глотками пил минеральную воду из пластиковой бутылки, как будто это был последний запас воды на земле. Ничего удивительного. Он был приучен к этому – нельзя попусту тратить воду. Никогда не знаешь, что ждет тебя впереди.
    – Сэр, простите! – Один из его учеников в нерешительности переминался с ноги на ногу. – Я увидел ваше имя на Доске почета, – объяснил он. – Это действительно вы?
    – Да, – сухо ответил Том.
    Когда-то он был лучшим пловцом в отряде «морских котиков»…
    – Мы гордимся вами, сэр!
    Том резко встал и подошел к окну. И мысли его были совсем далеко от этих мест. Он до сих пор не мог привыкнуть к своей роли преподавателя… Если бы только не врачебная комиссия, которая списала его! Он отчаянно хотел быть прежним Томом Картрайтом, смелым спецназовцем, одним из лучших в отряде «морских котиков», а не обыкновенным тренером будущих молодых бойцов. Мысли его были далеко от стен академии…
    До сих пор в его ушах звенел безжалостный приговор врачей:
    – Простите, капитан Картрайт, но теперь ваше место на суше… Никаких перегрузок! Исключить длительное пребывание под водой, ныряние! Иначе рискуете совсем потерять слух!
    – Но, доктор, – запротестовал ошеломленный Том. – Спецназ для меня – все! Да я здоров как бык! А слух – это временно, пару недель – и я снова буду в строю! – упрямо сказал он, не желая смириться с горькой правдой.
    Да, после последнего спецзадания Том чудом остался в живых, но вот последствия контузии давали о себе знать – появились проблемы со слухом.
    Том стиснул зубы: «Я не могу бросить спецназ! Я боец, моя работа – побеждать противника! Да что они понимают! Спецназ – моя жизнь!»
    – Капитан Картрайт! – строго и одновременно сочувственно взглянул на него председатель врачебной комиссии, седовласый мужчина в чине полковника медицинской службы. – Вы прекрасно знаете, какие нагрузки приходится выдерживать бойцам, а это, увы, больше не для вас!
    Том в бессильной ярости ударил кулаком по столу:
    – Доктор, дайте мне испытательный срок! Я смогу! Все сделаю!
    – Капитан, – уже более мягким голосом добавил главврач. – Я не могу допустить вас к службе в отряде «морских котиков». Приговор обжалованию не подлежит. Держитесь! Вы, прежде всего, боец.
    Том стоял не шелохнувшись. Этого не могло случиться с ним, Томом Картрайтом, одним из лучших бойцов элитного подразделения спецназа. Да он всю жизнь мечтал быть спецназовцем! Как теперь жить?
    – Том, не отчаивайтесь, жизнь не стоит на месте, – посоветовал доктор, словно прочитав его мысли.
    Он немало повидал на своем веку вот таких отчаянных бойцов, которые всю жизнь служили в спецназе, а потом волею судьбы оказались в прямом смысле выброшены на берег, не имея надежды хоть однажды вернуться в отряд спецназа. Он понимал этих ребят и знал, что теперь им придется заново искать свое место в жизни, оставив позади боевое прошлое, своих товарищей. Кроме того, он всегда симпатизировал Тому Картрайту – тот умел расположить к себе людей.
    «Ничего, приятель, – подумал про себя председатель врачебной комиссии. – Больно, но ты переживешь и это. Жизнь на этом не заканчивается! Благодари Бога, что остался жив!»
    – Том, вас никто не собирается увольнять со службы, – добавил он обычным голосом, осознавая, что мир Тома рушится. – Вы нужны нам. Вы будете инструктором, наставником новых бойцов спецназа. Ваш опыт бесценен, поверьте!
    Том с усилием отогнал от себя тяжелые воспоминания.
    – Ну, все! Перемена закончена! По местам! – строго скомандовал он.
    Он твердо решил, что сделает лучших спецназовцев из этих ребят.
* * *
    Том набрал телефонный номер.
    – Начальная школа «Браунвуд», добрый день! – услышал он приветливый голос.
    – Здравствуйте! Я хотел бы переговорить с мисс Роуз!
    Кейтлин не так-то часто приходилось прерывать урок из-за внезапного телефонного звонка, и сегодня совершенно неожиданно секретарь директора попросила ее подойти к телефону. Кейтлин почти бежала по коридору, боясь услышать непредвиденно-страшную весть.
    «Что? С кем? Что могло случиться?» – лихорадочно соображала она.
    – Да, – еле выдохнула она.
    – Кейтлин, привет! Это Том.
    – Привет! – облегченно вздохнула она, услышав его спокойный и даже несколько смущенный голос. – У вас все в порядке?
    – Да, все хорошо, – заверил он. – Просто я не смогу сегодня вовремя заехать за Габи, вы не могли бы присмотреть за ней часок?
    «А ты думала, что он звонит назначить тебе свидание?» – рассердилась на себя Кейтлин.
    – Кейтлин, вы меня слышите? – донесся до нее голос Тома.
    – Да-да, конечно! – самым деловым тоном ответила она. – Я присмотрю за Габи, не волнуйтесь!
    – Правда? Спасибо! Мне больше не к кому обратиться, – признался он.
    – Том, давайте я возьму Габи к себе домой после уроков, – предложила Кейтлин. – Если у вас есть срочные дела, не торопитесь! Мы найдем чем заняться с Габи.
    – Я вам так благодарен! Значит, я заеду к вам домой, до встречи! – сказал Том и повесил трубку.
    Глаза Кейтлин горели радостным огнем. «И что только я вытворяю? Я же пригласила его к себе домой. Это так… интимно… Я ведь никогда еще не приводила практически незнакомого мужчину к себе. Ну и пусть!» – легко решила она. Кейтлин всегда знала, что однажды ей встретится мужчина, которого ей захочется пригласить в свой дом.

Глава 4

    И все-таки Кейтлин очень хотелось произвести впечатление на Тома. «Что же надеть? – размышляла Кейтлин, открыв дверцы шкафа, критически изучая свой весьма скромный гардероб. – В роли учительницы он уже меня видел, а мне хочется быть для него просто Кейтлин, а не мисс Роуз, преподавателем начальных классов… Платье? Нет, чересчур торжественно… Он решит, что я специально нарядилась для него. Юбку и блузку? Слишком по-деловому…» В конце концов она остановила свой выбор на темных джинсах и легком джемпере, подчеркивающем все достоинства ее фигуры. Кейтлин даже решила приготовить свое коронное блюдо – лазанью.
    – Мисс Роуз! Смотрите! – позвала ее Габи.
    На ее коленях сидел рыжий пушистый кот – любимец Кейтлин.
    – А я смотрю, вы подружились! – Кейтлин одной рукой потрепала волосы Габи, другой почесала котенку ушко.
    Забавно, но они почти одинаково благодарно посмотрели на нее.
    – Мне так хочется котенка, а лучше собаку! – Габи прижала кота к себе.
    – А ты знаешь, что животные требуют много внимания? Это ведь не игрушка. За ними нужно ухаживать, кормить, водить к ветеринару. А с собаками нужно еще и гулять каждый день!
    – Ой, вы говорите совсем как моя мама! – хихикнула Габи.
    – Твоя мама очень мудрая женщина, – заметила Кейтлин.
    Неожиданно раздался звонок в дверь, потом еще один.
    – Бегу! – отозвалась Кейтлин.
    – Это дядя Том, – улыбнулась Габи, – он всегда так звонит. Мама говорит, что он как будто все время спешит куда-то.
    Кейтлин почти не слушала девочку. Ее сердце отчаянно стучало. «Я не хочу, чтобы он спешил. Хочу, чтобы был здесь, рядом со мной», – неожиданно подумала она, удивляя сама себя.
    – Привет, – с наигранной легкостью сказала Кейтлин, пропуская гостя в дом.
    Казалось, она всю жизнь вот так встречает его на пороге дома.
    – Извините, я немного задержался, – смущенно ответил Том.
    – Проходите! – Приглашение прозвучало так бесхитростно и просто, что он нерешительно улыбнулся, но только на мгновение.
    – Да нет, спасибо! Не будем отнимать у вас время, мы с Габи поедем домой.
    – А мисс Роуз приготовила обед! – Габи подбежала к Тому и умоляюще посмотрела на него. – Ну, пожалуйста! Я так люблю лазанью!
    «Спасибо, Габи», – мысленно поблагодарила Кейтлин.
    – Лазанья? – удивился Том. – Тогда это все меняет! – рассмеялся он и пристально посмотрел Кейтлин в глаза.
    Кейтлин почувствовала, как у нее закружилась голова от этого пронзительного, обжигающего взгляда.
    – Ура! – закричала Габи и бросилась ему на шею.
    Кейтлин счастливо улыбнулась.

    – Том, вы не расскажете о своей службе? Или это табу? – поинтересовалась Кейтлин за обедом.
    Том окаменел.
    – Если я вам расскажу о своей работе, то потом мне придется вас убить, – зловещим голосом произнес он.
    Девушка растерянно заморгала.
    – Кейтлин, я шучу! – обаятельно улыбнувшись, добавил он. – Не принимайте все так близко к сердцу!
    Она слегка усмехнулась:
    – Я не хочу лезть не в свое дело, просто поддерживаю разговор!
    – Кейтлин, я не хочу говорить об этом, – честно признался он.
    – Дядя Том, расскажи нам что-нибудь интересное о своей работе! – попросила Габи.
    «Нет, я была не права. Том совсем не похож на моего бывшего бойфренда, – подумала Кейтлин. – И потом, он явно обрадовался, когда я пригласила его на обед».
    – Габи, как-нибудь в следующий раз, договорились? – подмигнул он племяннице.
    – Давайте пить чай! – предложила Кейтлин, стараясь сгладить неловкую ситуацию. – У меня есть яблочный пирог!
    – Вот это да! – улыбнулся Том. – Так вы еще и печь умеете?
    – Немного расстрою вас, – кокетливо улыбнулась Кейтлин. – Этот пирог мы купили с Габи в нашем супермаркете.
    – Могли бы и не раскрывать секрет, боюсь, я не знаток, – весело ответил Том. – Но от такого лакомства не откажусь! – протянул он.
    Кейтлин беззаботно рассмеялась. «Мне так хорошо и… спокойно с ним, – неожиданно подумала она. – Я не чувствую никакой неловкости!»
    Она никогда не позволяла своим поклонникам входить в ее дом. Кейтлин тщательно оберегала свое спокойствие и израненное сердце.
    «Он всего лишь дядя Габи, и нечего так волноваться», – успокаивала себя Кейтлин.
    Но она не могла лгать себе. Ей очень понравился Том Картрайт.

    «Как же хорошо», – решил Том, наслаждаясь обществом Кейтлин. Он уже не помнил, когда он вот так сидел с красивой девушкой и свободно болтал ни о чем.
    – Том, кажется, Габи уснула, – шепнула Кейтлин.
    И действительно, Габи свернулась калачиком на диване, обняв одной рукой кота Кейтлин, который уютно устроился рядом с девочкой.
    – Давайте не будем ее будить, – предложила она.
    Том не мог оторвать взгляд от Кейтлин. Она сейчас была совсем не похожа на строгую школьную учительницу. Узкие черные джинсы подчеркивали ее соблазнительные формы, длинные темные волосы свободной волной падали на плечи. «Какая же она красивая!» – залюбовался он Кейтлин. Острое желание жаром отозвалось внизу живота. Усилием воли Том заставил себя продолжить разговор как ни в чем не бывало.
    – Кейтлин, надеюсь, вы не обиделись, что я отказался рассказать вам о своей работе? Я никогда не рассказываю об этом, даже своей семье.
    – Семья так много для вас значит? – Девушка внимательно посмотрела на него.
    – Да! Особенно Габи. Вы даже не представляете, как много сделала для меня эта маленькая девочка.
    – Да, – отозвалась Кейтлин, – дети творят чудеса, даже не подозревая об этом.
    – Наверное, звучит смешно, но Габи показала мне новую жизнь, полную радости и счастья.
    – Что же произошло с вами? – тихо спросила Кейтлин, всем сердцем чувствуя затаенную боль Тома.
    Мужчина на мгновение прикрыл глаза, отгоняя прочь непрошеные воспоминания. «Я не имею права взваливать на нее свою боль», – подумал он. Но он готов был поклясться, что Кейтлин ждет его откровений. Казалось, она сможет понять его. Неожиданно для себя он начал говорить:
    – Я был на спецзадании.
    Он никогда не забудет той ужасной картины – его лучший друг истекает кровью, вокруг лежат убитые бойцы…
    – Все шло по плану, ничего необычного, – продолжил он. – Мы были лучшей командой и всегда знали, что можем рассчитывать друг на друга. Но вдруг раздался странный шум. Взрыв. Осколки, кровь, убитые друзья…
    – Господи, как же ты выжил? – ошеломленно спросила Кейтлин, не обратив внимания, как перешла на «ты».
    – Повезло, – горько усмехнулся он. – Контузия… Проблема со слухом. Теперь я непригоден к службе. – Том развел руками. – Преподаю в военной академии. Все, я больше не солдат.
    Кейтлин посмотрела ему прямо в глаза:
    – Мне очень жаль. Я даже не знаю, что сказать…
    – Все в порядке. Не нужно ничего говорить, – тяжело вздохнул Том.
    – Мне кажется, я понимаю, каково вам сейчас, – немного помолчав, сказала девушка.
    Том едва подавил в себе нарастающий гнев: «Да что ты можешь понимать! Тебе не пришлось пройти через весь этот ад».
    – Кейтлин, не думаю, что хоть кто-нибудь сможет понять это, – стараясь сохранять спокойствие, сухо ответил он.
    – Поверьте, понимаю, – неожиданно твердо произнесла она.
    – Нет! Вы даже не представляете, о чем говорите! – взорвался он.
    Кейтлин прикусила губу. Она не могла поверить своим глазам – неужели перед ней был тот обаятельный Том Картрайт, который так нравился ей? Перед ней был разъяренный дьявол во плоти. Черные глаза метали молнии, руки угрожающе сжались в кулаки. «Что же делать? – испугалась Кейтлин. – Попытаться успокоить его или просто выставить вон?»
    Том решительно прошел в гостиную и осторожно подхватил спящую Габи на руки.
    – Спасибо, что присмотрели за Габи! – бросил он на ходу и вышел вон.
    Кейтлин не могла прийти в себя от случившегося. «Да он же просто чудовище! Хорошенький получился обед, ничего не скажешь! Грубиян!» – разозлилась она.
    Она вздохнула и пошла на кухню убирать со стола остатки обеда. «А я-то поверила, что он другой, – корила себя Кейтлин. – Неужели мне мало горького опыта? Пора бы понять, что все военные одинаковые».

Глава 5

    – Быстрее, еще быстрее! – командовал Том, ускоряя темп бега. – Не отставать!
    За ним бежал ряд новобранцев. «Я сделаю все, чтобы все эти ребята прошли «на отлично» курс спецназовца, – решил про себя Том. – Хорошая физическая нагрузка – это то, что и мне сейчас надо!»
    Но даже изнурительный бег не мог его отвлечь от мыслей о Кейтлин Роуз, ее зелено-голубых глазах, ласковой улыбке… И изумленного лица, когда, почти хлопнув дверью, он унес спящую Габи из ее дома.
    «Я вел себя как последний дурак, – корил он себя. – И после всего, что она сделала для меня… Отблагодарил за гостеприимство, ничего не скажешь!»
    – Еще один круг! – жестко приказал он.
    – Есть, сэр! – хором ответили юные бойцы, утирая пот со лба.
    Том знал, что мальчишки уже сильно устали, но он должен быть научить их выживать в любых условиях. Ведь это спецназ.
    Том мог по праву гордиться своим отрядом – ребята в кратчайшие сроки преодолели «тропу разведчика» – целый ряд препятствий и заграждений. «Что ж, неплохо», – усмехнулся про себя довольный Том, стараясь не показывать своей радости.
    Ребятам придется еще пройти множество испытаний, прежде чем они по праву смогут называться спецназовцами. Многие из молодых людей, стремящихся попасть в специальные войска, даже не подозревают, через что им придется пройти, прежде чем стать бойцами спецназа.
    Чего стоит лишь испытание на прочность – курс выживания на воде в боевых условиях. Ты должен уметь покидать терпящий бедствие корабль, выходить из затопленных помещений, грамотно оказать помощь пострадавшему и проплыть с раненым товарищем более полумили. Не многие из желающих попасть в элитный отряд «морских котиков» могли полностью пройти курс обучения. Но тот, кто сумел преодолеть себя, становился настоящим бойцом, который с гордостью мог сказать: «Я спецназовец».

    – Тебе просто необходимо развеяться! – изучающе прищурив глаза, сказала Люси. – Я же вижу по тебе!
    – Люси, я даже не знаю… С чего ты взяла? – начала было Кейтлин.
    – Так, отказы не принимаю! – опередила ее верная подруга.
    – Какая же ты настойчивая! – улыбнулась в ответ Кейтлин.
    – Да, настойчивости мне не занимать! Особенно когда речь идет о тебе. Посмотри на себя в зеркало: ходишь как в воду опущенная! Поверь, шумная дружеская вечеринка – это то, что нужно! Танцы, новая компания… Да ты через минуту выкинешь этого Тома из головы!
    Кейтлин была до глубины души тронута такой заботой подруги.
    – Люси, дорогая, спасибо! Но я вовсе не увлечена им и совсем не переживаю, честно! Я просто рассказала тебе, каким неожиданным хамом оказался этот милый Том Картрайт! – стараясь не выдать истинных чувств, ответила она.
    На самом деле, девушка была горько разочарована. Старая боль напоминала о себе с новой силой. Особенно тяжело было от собственной доверчивости. «Но об этом никто никогда не узнает! – решила она. – Все, никаких увлечений! А поклонники – что ж, я всегда смогу держать их на расстоянии вытянутой руки!»
    – Ну-ну! – скептически изогнула бровь Люси. – Ладно, сделаю вид, что поверила! Но завтра мы идем веселиться, ничего не знаю!
    – Ну конечно, пойдем! – постаралась как можно веселее ответить Кейтлин.
    – Да, и оденься, пожалуйста, пособлазнительнее! – Люси критически оглядела длинную юбку Кейтлин. – Забудь хоть на время, что ты учительница! Бери пример с меня!
    И правда, хохотушка Люси сейчас совершенно не была похожа на преподавателя начальных классов – яркий макияж, немного вызывающая одежда. Яркая и соблазнительная. Скорее, выпускница колледжа.
    Люси, хорошо зная свою подругу, догадывалась, что Кейтлин было совсем непросто сейчас, и поэтому с готовностью кинулась помогать любимой подруге. Она всегда слегка опекала ее.
    «Как хорошо, что у меня есть такая подружка, как Люси», – с нежностью подумала Кейтлин.
    – Какая же ты умница! Завтра буду при полном параде! – пообещала Кейтлин и, попрощавшись с Люси, побежала к своей машине – ей еще нужно заскочить домой перед уроком хореографии.
    «Только бы не столкнуться случайно с Томом, – взмолилась она. – Надеюсь, он не будет провожать Габи прямо до дверей танцевальной студии».

    – Габи! Ты положила пластиковый контейнер для ланча в посудомоечную машину? Или опять забыла? – спросил Том.
    – Ой, он в рюкзаке! – вспомнила Габи, хлопнув себя по лбу.
    – Хорошо, я все сделаю сам, – проворчал он, доставая коробочку с едой из школьного рюкзака.
    К контейнеру прилепился клочок какой-то бумаги. Том хотел было выбросить обрывки листа, но что-то привлекло его внимание на этом листочке – там было написано его имя…
    Том пригляделся внимательнее, это явно была переписка Габи с ее одноклассницей:

    «– Мисс Роуз пригласила вчера нас на обед!
    – Врешь! А кто был?
    – Я и мой дядя Том! Он та-ак на нее смотрит!
    – Ух ты!
    – Ага! У мисс Роуз такой вкусный пирог!»

    Том усмехнулся: «И дома мне нет покоя! Образ Кейтлин идет за мной по пятам!»
    – Что ты делаешь? – возмущенно закричала Габи, увидев Тома. – Ты рылся в моих вещах!
    – Ну что ты, Габи, – ответил Том, скомкав записку в кулаке. – Нужно же вытащить из сумки остатки ланча! Кстати, что тебе задано на завтра?
    – Задачки я все уже решила! – гордо ответила девочка. – Давай пойдем погуляем!
    – О’кей! – согласился Том. – Только вы, моя прекрасная леди, сначала должны прибраться в своей комнате!
    – Ладно! – Габи побежала собирать разбросанные книжки и укладывать игрушки на свои места.
    «Я должен извиниться перед Кейтлин», – твердо решил Том, вспоминая все подробности обеда у нее. Он взял ручку и что-то быстро написал на маленьком листе бумаги.

    На следующее утро, еще до начала уроков, Габи подошла к Кейтлин и, опустив глаза, протянула ручонку с зажатой в ней бумагой.
    – Что случилось? – спросила Кейтлин, увидев записку, которую тихонько передала ей Габи. – Что это?
    – Это вам, – смущенно произнесла девочка. – Я обещала дяде Тому.
    – Мне? – удивилась Кейтлин. – Ну, хорошо. Я обязательно прочитаю. А теперь садись, и мы переходим к следующему упражнению! – распорядилась она.
    Убедившись, что дети заняты, Кейтлин осторожно развернула листок:
    «Дорогая Кейтлин!
    Простите меня. Пожалуйста. Спасибо огромное за прекрасный обед! Я не хочу, чтобы вы считали меня неотесанным грубияном. Моя мама просто убьет меня, узнай, что я обидел такую девушку, как вы. Дайте мне шанс. Может быть, встретимся в субботу? Давайте погуляем. Я заеду за вами к двум часам.
    Том».
    «Как интересно… Свидание. – Кейтлин долго-долго смотрела на листок, словно что-то решая для себя. Глаза ее начали светлеть и в какой-то момент засияли. – Да, он вел себя как последний идиот… Но… надо же дать человеку еще один шанс!»
    Она в задумчивости прикусила губу, придумывая ответ Тому Картрайту. Потом подошла к Габи и аккуратно положила записку в кармашек ее рюкзака.

Глава 6

    – Габи славная девочка! – улыбнулся в ответ Том.
    – Может быть, поедем к нам на обед? Что скажешь? – настойчиво приглашала Пенни. Она выглядела такой счастливой и отдохнувшей, похорошевшей и загорелой.
    – Да нет, спасибо! В следующий раз. У меня уже есть планы, – замявшись, уклончиво ответил Том, старательно отводя глаза. Ему очень не хотелось обижать свою невестку.
    – Неужели свидание? – ахнула Пенни, отчаянно надеясь, что Том наконец-то нашел достойную девушку.
    – Если бы! – рассмеялся он. – Пойду, сегодня посижу с ребятами в баре!
    «Очень хочется верить, что Габи не проболтается», – вздохнул Том, рассчитывая на то, что маленькая болтушка соскучилась по родителям и будет занята привезенными подарками. Он вчера вручил Габи огромную плитку шоколада, взяв с нее обещание, что она ничего не расскажет маме.
    – Если передумаешь, приезжай! Ты же знаешь, мы тебя всегда ждем. – Пенни усадила Габи в машину и, тепло обняв Тома, попрощалась с ним.
    Том облегченно вздохнул и вошел в дом, перечитал записку Кейтлин еще раз:
    «Том, я не из тех людей, которые затаят обиду. Я вас прощаю на первый раз. Не скрою, я рада, что вы нашли в себе мужество извиниться. Прогулка… Звучит заманчиво. Правда, вам придется быть снисходительным ко мне. Я люблю активный отдых, но до выносливости спецназовца мне далеко. До встречи в субботу!
    Кейтлин».
    Том включил холодный душ. Прозрачные капли воды стекали по его мощному телу, отгоняя прочь усталость и заботы.
    «Ну вот, кажется, грядут перемены, – усмехнулся он. – Завтра я встречаюсь с Кейтлин, вместо того чтобы изнурять себя в спортзале».
    Том привык к ежедневным тяжелым нагрузкам, они были неотъемлемой частью его жизни; он должен быть примером для своих бойцов, поэтому и в выходные не позволял себе расслабиться – плавание, кросс, бокс…
    Он до сих пор не мог поверить, что Кейтлин согласилась встретиться с ним.
    «Как вести себя? О чем говорить с ней?» – нервничал он.
    Том не знал, как лучше построить их первое свидание. Но абсолютно точно знал, вернее, его сердце подсказывало, что Кейтлин Роуз – именно та девушка, которая так нужна ему.

    Том сидел в баре и задумчиво попивал коктейль, предвкушая завтрашнее свидание с Кейтлин. Настроение у него было приподнятое, он радовался записке, полученной от нее, простым и искренним словам, и одновременно надеялся, что больше не совершит ошибок. Второго шанса у него не будет. Несмотря на хрупкость, у девушки явно был твердый характер. Она была искренним человеком и того же ждала от него.
    – Ты посмотри только! Какая красотка! – Сэм, приятель Тома, ощутимо толкнул его в бок.
    Том обернулся.
    – Горячая штучка! – восхищенно присвистнул Сэм.
    Медленная, томная музыка заполнила зал. В центре танцпола стояла тоненькая девушка, которая, казалось, была полностью поглощена своим танцем, не обращая ни на кого внимания. Она соблазнительно покачивала бедрами в такт музыки, изящные руки в тонких браслетах двигались с изумительной легкостью, как будто приглашая невидимого партнера вступить с ней в чувственный диалог. Легкая туника обволакивала изгибы ее стройного тела, открывая взору длинные ноги. Перед ним была чарующая незнакомка.
    «Кейтлин?! – Том не мог поверить своим глазам. – Что она здесь делает?»
    – Ребята, эта цыпочка будет моя! – услышал он сквозь грохот музыки чей-то пьяный голос.
    «Да она хоть понимает, что вытворяет? – разозлился Том, сжимая и разжимая кулаки. – Хорошо, что я здесь! Нужно же защитить и увести ее! Не место здесь для такой девушки в окружении подвыпивших и возбужденных мужиков!»
    Он резко встал и решительно направился к танцполу.
    – Кейтлин! – Он подошел к ней вплотную и взял за руку.
    Нет, он не отдаст ее никому! Собственнический инстинкт поднимался выше разумной мужской планки.
    Кейтлин в растерянности взглянула на него, как будто не понимая, как он очутился здесь. Пара лишних коктейлей сделала свое дело.
    «Ничего, я все ей выскажу, когда придет в себя!» – подумал Том. Он боролся с искушением поцеловать ее. Сейчас. На виду у всех. Никто не посмеет подойти к ней!
    Какая-то разъяренная эффектная блондинка преградила им путь.
    – А, мистер Спецназ! – язвительно проговорила она. – И куда вы тащите мою подружку, позвольте узнать? С какой стати решили ее увести?
    Кейтлин захлопала глазами, достаточно смутно осознавая происходящее.
    – Мне нужно переговорить с ней с глазу на глаз, – тихо прорычал Том, едва сдерживая себя.
    «Да кто она такая? Это я должен защищать Кейтлин», – подумал он.
    – Люси, со мной все в порядке, это Том, – промурлыкала Кейтлин, пошатнувшись на каблуках, но продолжая легко пританцовывать.
    Том аккуратно подхватил девушку под руку и повел в холл, подальше от шумной толпы народа.
    – Ты так вкусно пахнешь, – продолжала мурлыкать Кейтлин. Уткнувшись лицом в его грудь, она едва стояла на ногах.
    «Не поддавайся! – приказал себе Том, осторожно взяв девушку на руки. – Она не понимает, что говорит сейчас. Завтра она и не вспомнит о своих словах!»
    Том бережно усадил Кейтлин на диванчик и сочувственно посмотрел на нее:
    – Что ты вытворяешь?
    Она была в безопасности с ним, и злость его совершенно испарилась.
    – Я? Отдыхаю! Люблю танцевать, – еле-еле ответила она. – Том, ты же не сделаешь мне больно?
    «Неужели она думает, что я способен обидеть ее? Да, я вышел из себя, но чтобы…» – поразился он.
    – Я и пальцем тебя не трону, – поспешил он успокоить ее. – Я просто не хочу, чтобы ты влипла в неприятности сегодня!
    – Да?
    – Кейтлин, – он мягко взял ее руки в свои, – я здесь, чтобы защитить тебя.
    «Какая же у нее нежная кожа», – неожиданно подумал Том, все еще сжимая руки девушки.
    – Том, не оставляй меня одну, – неожиданно попросила Кейтлин. – Кажется, я сегодня не в форме!
    Том ласково взглянул на нее:
    – Я всегда буду рядом!
    Ему так хотелось защитить ее от любых неприятностей… и внимания других мужчин. Кейтлин была создана для него – он готов был поклясться в этом. Именно такую девушку он мог бы привести домой, познакомить с мамой… Вместе с ней у него могла бы начаться жизнь, о которой он так давно мечтал. Том нежно провел рукой по ее волосам.
    – Всегда? – не поверила Кейтлин. – Мне нужна чашечка горячего шоколада, – внезапно сказала она.
    «И ты. Мне нужен ты», – чуть было не добавила она.
    – Давай вставать, я отвезу тебя домой, – твердо сказал Том.
    – А как же Люси? – Кейтлин начинала понемногу соображать.
    – О Люси не беспокойся, она в надежных руках, – улыбнулся Том.
    От его взгляда не укрылось, что Сэм разыскал Люси и уже вовсю развлекал ее, а она весело хохотала над его шутками.
    Том приказал Кейтлин сидеть смирно на диване и никуда не двигаться. А сам пошел за чашкой горячего шоколада и вызвал такси.

    – Кейтлин, где твоя спальня? – Том осторожно вытащил ее из такси и внес в дом.
    – Ты что, будешь спать со мной? – сонным и слегка заплетающимся голосом пробормотала она.
    Том скрипнул зубами – он терпеть не мог пьяных женщин, а Кейтлин была практически сейчас в полубессознательном состоянии.
    Как говорят, ее развезло от принятого алкоголя.
    – Нет, я уложу тебя спать и поеду домой, – ответил он, разговаривая с ней как с ребенком.
    – Томми, я так хочу есть. – Кейтлин с трудом открыла глаза.
    «Томми, – ухмыльнулся он про себя. – Только Габи так называет меня, а теперь еще и она».
    Том укрыл девушку пледом и направился в кухню сделать ей сэндвич. Вернувшись в спальню, он обнаружил, что Кейтлин уже мирно спит, подложив руку под щеку.
    «Маленькая куколка-балеринка, – с нежностью подумал он, – она выглядит такой беззащитной…»
    Как же ему хотелось обнять ее, обхватить хрупкое тело своими сильными руками и защитить от всего мира.
    – Спокойной ночи, моя хорошая, – прошептал он, прижавшись губами к ее щеке.
    Том аккуратно закрыл за собой дверь и вышел на улицу.
    «А мне не помешает хорошая пробежка сейчас», – усмехнулся он, резко вдыхая холодный воздух.
    До дома было не близко, но Том решил не брать такси, а устроить себе хорошую встряску. Только изнурительная пробежка могла спасти его от ненужных мыслей, а голова его была занята сейчас исключительно Кейтлин Роуз. Он не сразу узнал ее в баре… Все мужчины не могли оторвать глаз от прекрасной незнакомки с соблазнительными формами, которой, казалось, не было никакого дела до восхищенных взглядов зрителей. Он и не подозревал, что милая, добрая учительница начальных классов может посещать подобные заведения и вытанцовывать таким эротичным образом. Да учительницы просто не одеваются так! Том скрипнул зубами, вспоминая чувственный, откровенный танец Кейтлин.
    Волна желания с новой силой охватила его, отзываясь жаром внизу живота. Нет, перед ним была не учительница Габи, а настоящая искусительница, русалка с зелено-голубыми глазами. Красавица сирена, в сетях которой счастливо запутается и погибнет любой моряк.
    «Вернее, морской спецназовец, – усмехнулся про себя Том, ускоряя темп бега. – Ради нее я пошел бы и на смертельный риск! Она явно не соображала, что делает. Очевидно, что она совсем потеряла голову… Крепкий алкоголь совсем не для нее!» – решил Том. Ему совсем не понравилось, как на нее смотрели другие мужчины. «Она же просто создана для меня, – вдруг окончательно осознал он, – пусть она этого пока и не понимает. Я смогу доказать ей, что я настоящий. Завтра наше первое свидание, и я не дам ей повода для разочарований!»

Глава 7

    «Ох, как же невыносимо болит голова!»
    Она не могла прийти в себя после вчерашнего вечера и лежала в постели без единой мысли, пытаясь восстановить в памяти события прошедшей вечеринки. Резкий телефонный звонок заставил ее почти сползти с кровати.
    – Привет, дорогая! Ты как? – услышала она кокетливо-радостный голос Люси.
    – Люси, – с легким стоном выдохнула Кейтлин. – Что пришло тебе в голову? Ты что звонишь ни свет ни заря?
    – Не собиралась тебя удивлять! Но вообще-то уже полдень, соня. – В трубке отчетливо слышалось хихиканье Люси.
    – А что ты так подозрительно хихикаешь? – постаралась строгим голосом сказать Кейтлин.
    – Ну почему же нет? – уже откровенно и задорно рассмеялась она. – Кто-то у нас ушел с вечеринки вместе с красавчиком капитаном, между прочим! Алло, Кейтлин! Ты меня слышишь? – заволновалась Люси в ответ на долгое молчание в телефоне.
    – Да, слышу, – в полной растерянности ответила Кейтлин. – Я что, ушла домой вместе с Томом? Ох, – не веря самой себе, тяжело вздохнула она.
    – Так, в следующий раз, в лучшем случае, ты получаешь на вечеринке бокал шампанского после танцев! – строго сказала Люси.
    – Да? А кто заказывал нам коктейли? Еще и еще? – усмехнулась Кейтлин. – Люси, я никогда в жизни не напивалась, это мой первый опыт, и он мне не понравился, – призналась она.
    – И как наш капитан? Я жажду мельчайших подробностей! – не унималась озорница Люси. – Он остался у тебя на ночь? И как вы ее провели?
    – Нет, – ответила Кейтлин, горестно вздыхая.
    Она вообще смутно помнила вчерашний вечер. Вот они болтают с Люси, вот она танцует… вот какие-то люди, аплодирующие ей… Потом лицо Тома, попеременно меняющее свое выражение: то сердитое, то нежное… Как она добралась до дома? Как она оказалась в своей постели?
    – Люси, у меня ужасно болит голова, я должна привести себя в порядок, – сказала расстроенная итогами вечеринки Кейтлин. – Я тебе перезвоню!
    Она поднялась с постели. Кто-то заботливо оставил на тумбочке рядом с кроватью поднос, на котором были стакан с водой и сэндвич на тарелке.
    «Я вчера явно была не способна сделать себе сэндвич, – раздумывала Кейтлин, отпивая воду маленькими глотками. – Тогда кто? Неужели Том? Значит, он был в моей спальне? О-о!»
    Приняв контрастный душ и почувствовав себя чуть лучше, она прошла в гостиную, смутно надеясь увидеть Тома там. Но гостиная была пуста.
    «Он привез меня домой и уложил спать, – улыбнулась своим мыслям Кейтлин. – Том – настоящий рыцарь! Как же он помог мне вчера!»
    Она присела на диван в гостиной и увидела себя в зеркале, висящем напротив. Обхватив голову руками, она со стыдом подумала: «Он же должен приехать сейчас! А я едва могу стоять на ногах! Какой ужас! Я срочно должна привести себя в полный порядок!»
    «Еще раз в душ: холодная вода, снова горячая, снова холодная… Вымыть голову, высушить и уложить. Чуть крема и косметики. Вот так лучше!» – командовала себе Кейтлин, прикладывая все усилия, чтобы прийти в нормальное состояние.

    Кейтлин, одетая для прогулки, отчаянно боролась с неутихающими угрызениями совести и остатками головной боли. Она даже не услышала, как под окнами прошуршали колеса машины, на которой подъехал Том. Звонок в дверь оказался полной неожиданностью для Кейтлин.
    – Привет, – смущенно сказала она, потупившись, пропуская его в дом.
    – Привет-привет, – улыбнулся Том, вглядываясь в ее лицо. – Как самочувствие?
    – Хуже некуда, – неохотно призналась Кейтлин. – Спасибо, что отвез меня домой! Поверь, я очень ценю твою помощь!
    – Неужели? Просто не верится! – Том иронически приподнял одну бровь. – Между прочим, ты так хотела остаться там на всю ночь, так что я и не знаю, что думать, – заметил он, прищурив глаза, в которых так и прыгали чертики.
    – Ох, перестань! Ну, пожалуйста! – смешно сморщила нос Кейтлин, взгляд которой напоминал ему взгляд провинившейся Габи. – Не хочу вспоминать вчерашний день, договорились? Я никогда в жизни не напивалась, ясно? Так что я вчера была сама не своя. Все, забыли! Поехали? – решила она сменить тему.
    – Конечно, едем! – с готовностью ответил Том. – Но я все равно не могу все забыть, и не проси. Невозможно отделаться от всех воспоминаний о том, какая ты была вчера, – поддразнил ее Том. – Особенно в спальне!
    – То-о-ом! – она покраснела, – мы же договорились.
    – Да ладно тебе! Ты же как кузнечик! Конечно, крепкий алкоголь не для тебя!
    – Кузнечик? – рассмеялась Кейтлин. – Хотелось бы быть более элегантной…
    – Тогда присевшая на цветок стрекоза! – улыбнулся в ответ Том.
    – Между прочим, по тебе не скажешь, что ты не спал полночи, – заметила Кейтлин, в глубине души польщенная таким сравнением.
    – Вообще-то я крепкий парень, а не хрупкая балерина, – одними глазами улыбнулся он. – Привык к более суровым испытаниям, чем танцы вчера в клубе под аплодисменты восторженных поклонников. А ты, наверное, только недавно проснулась, да? – спросил он, открывая дверцу машины.
    – Да, – призналась Кейтлин, прямо посмотрев в глаза Тому и усаживаясь в его машину.
    – Я так и знал! – Его глаза озорно заблестели. – А я встал, как обычно, в шесть утра, сделал пробежку, позанимался в спортзале, съездил навестить Габи…
    – Не может быть! Вот это да! – недоверчиво сказала Кейтлин.
    – Это все вопрос самодисциплины, – хмыкнул он. – Ага, вот и ресторанчик фастфуда, подожди минуточку! – Том плавно притормозил.
    – Ты думаешь, балерины питаются гамбургерами? – слегка надменно удивилась Кейтлин.
    – Нет, конечно! Но тебе необходимо съесть что-то горячее, чтобы прошла головная боль, – ответил он.
    «Да, горячий вкуснющий гамбургер с соусом и листиками салата», – мысленно облизнулась Кейтлин.
    Том уже протягивал ей бумажный пакет фастфуд-кафе.
    – М-м-м… Какая вредная вкуснотища! – Кейтлин с удовольствием надкусила сочный гамбургер. – Сто лет не ела! А ты? – удивилась она.
    – Вообще-то я уже позавтракал, – с улыбкой признался Том, наблюдая, с каким аппетитом девушка уплетает горячий гамбургер и запивает горячим сладким кофе.
    – Ты плохо на меня влияешь, – в ответ пошутила Кейтлин. – Я же вообще не ем гамбургеры!
    – Ты единственная, кто сказал мне, что я могу плохо влиять на человека, – понизив голос, словно открывая величайшую тайну, сказал Том, и чертики плясали в его глазах с такой же сексуальной магией, как у Кейтлин на вчерашней вечеринке.
    Кейтлин почувствовала, как закружилась голова и перехватило горло. Ее тело чутко отзывалось на один взгляд, на одно лишь присутствие Тома Картрайта, который почему-то продолжал смотреть на нее вмиг ставшими очень серьезными глазами.
    – А долго нам еще ехать? – поинтересовалась Кейтлин, отводя взгляд и надевая темные очки, чтобы как-то разрядить вдруг возникшее в воздухе напряжение.
    – Еще немного, потерпи! – ответил Том голосом с вдруг возникшей легкой хрипотцой.
    – Том, почему ты решил прислать мне записку? – неожиданно спросила Кейтлин.
    Вопрос застиг Тома врасплох. «Потому что я хотел снова увидеть тебя!» – чуть было не вырвалось у него.
    – М-м-м, я хотел извиниться перед тобой, – вместо этого ответил он. – Я вел себя просто ужасно!
    – О да! – согласилась Кейтлин. – Так куда мы все-таки едем? Ты так и не сказал.
    – Сан-Педро Вэлей-парк.
    – Звучит заманчиво! – Напряжение отпустило ее, и она рассмеялась.
    Кейтлин с радостью приняла это предложение Тома: съездить в Сан-Педро Вэлей-парк. Она давным-давно не выбиралась вот так просто погулять по парку. Почти все субботы у нее были заняты дополнительными занятиями по хореографии в подростковой группе, а воскресенья она привыкла проводить одна, читая любимые книги или просматривая старые мелодрамы, слушая музыку, которую любила. Она собирала диски с хорошими исполнителями джаза, оперы, просто танцевальной музыки. Со временем у нее собралась очень достойная коллекция.
    Кейтлин оценила по достоинству выбор Тома – чудесное место для первого свидания. У них будет достаточно времени пообщаться, сфотографировать удивительные виды долины, утопающей в разноцветной осенней листве, и насладиться последним осенним солнышком. Более того, ей хотелось увидеть парк глазами Тома.
    «А ведь и мы с мамой когда-то ездили гулять в Сан-Педро Вэлей-парк, – улыбнулась про себя Кейтлин. – Как приятно, что Том пригласил меня именно сюда!»
    – Да, чуть не забыл, – самым невинным голосом добавил Том, – а дальше нужно пройти до долины две мили, ты справишься?
    – Ого! Я такого не ожидала, – честно призналась Кейтлин.
    – Даже Габи без остановки проходит такой маршрут! – поддразнил ее Том.
    – Что? Ты сравниваешь меня с шестилетним ребенком? – искренне удивилась она.
    – Кейтлин, но тебе же будет интересно увидеть диких животных парка, правда? – мягко спросил Том.
    – Конечно! – Ее глаза удивленно распахнулись и заблестели. – А разве это не опасно?
    – Очень, – серьезно ответил Том, хотя глаза его явно смеялись. – Дикие кролики, например! Но я тебя буду защищать и от них, если потребуется! – по-прежнему серьезным тоном добавил Том и рассмеялся. – Вот мы и приехали! – Он припарковал машину на специально отведенной стоянке.
    Кейтлин переобулась в удобные кроссовки, мысленно похвалив себя за предусмотрительность, и взяла с собой бутылку минеральной воды.
    – Готова? – спросил Том.
    – Конечно! – как-то по-особенному улыбнулась она.
    У Тома перехватило дыхание от одной этой улыбки. От Кейтлин исходил аромат тайны и соблазна.

    Том шел не спеша, стараясь приноровиться к шагу Кейтлин.
    – Не устала? – заботливо спросил он.
    – Все отлично! Даже не сомневайся! – легко ответила она.
    Кейтлин не привыкла сдаваться так просто и не хотела, чтобы Том принял ее за изнеженную девицу. Она-то знала, каким физическим перегрузкам подвергаются балерины. А внешняя хрупкость обманчива. Она верила в свои силы.
    – Том, расскажи мне о себе! Я же ничего не знаю о тебе, кроме того, что ты – бывший спецназовец, – произнесла она, нарушая подступившую тишину.
    – Мне особо нечего рассказывать. – Его лицо внезапно помрачнело.
    «Что ж, не хочет – не надо, не стоит давить на него», – мудро рассудила Кейтлин, наслаждаясь лучами осеннего солнца.
    – Я потерял лучшего друга, – неожиданно признался Том. – Мы были на боевом задании, и вдруг этот взрыв… Это не должно было случиться! – Его лицо окаменело.
    Кейтлин молчала, понимая, что Тому нужно выговориться.
    – Я должен был спасти его! – в бессильной ярости почти крикнул Том.
    «Ему очень больно, – уговаривала себя Кейтлин, стараясь не выдать охвативший ее страх, сразу вспомнив весь ужас его предыдущей вспышки гнева. – Нет, Том не способен ударить женщину». Она до сих пор помнила жуткие сцены своего детства – отец избивает мать, холодно и беспощадно. Такое забыть невозможно…
    – Прости, – еле слышно проговорил Том. – Но я не могу не думать об этом. Я должен был спасти друга… Давай больше не будем говорить о моем прошлом, – предложил он.
    Кейтлин в задумчивости прикусила губу. Конечно, она была рада, что Том приоткрыл ей дверцу в свою душу. Но тем не менее она все еще была напугана столь разительной переменой в нем. И не могла смириться с такими перепадами в его поведении. Именно эти переходы так пугали ее. Она мучилась мыслью: «Когда же он настоящий?» Ответа у нее пока не было, но она очень хотела надеяться на лучшее.
    «Я тоже однажды потеряла близкого человека, – хотелось сказать ей, – и я знаю, что ты чувствуешь!» Но она промолчала, видя, что Том не хочет продолжать начатый разговор.
    А ведь она тоже хотела поделиться своей болью, сказать, что не он один прошел через ужасные испытания и время поможет ему. Она надеялась, что сможет его поддержать, а Том упорно отгораживался от нее. Прежние сомнения, недоумение, что он занят только своей потерей, с новой силой нахлынули на нее.
    – Идем? – нарочито бодрым голосом сказал Том и зашагал вдоль тропинки.
    Кейтлин была рада тому, что Том шел не оборачиваясь. Слезы и горечь обиды подступили к глазам, и она не хотела, чтобы он заметил это.
    – Ах! – Внезапно Кейтлин споткнулась и, не удержав равновесия, чуть было не упала, но сильные руки подхватили ее.
    Том сделал неуловимое, неожиданное движение. Оно было таким гибким и невероятно мягким, что Кейтлин не успела понять, как это произошло. Том обнял ее и привлек к себе. Его глаза пылали, обжигая ее с ног до головы.
    – Кажется, я подвернула ногу, – прошептала Кейтлин, как завороженная глядя на его красивое, мужественное лицо.
    Какой же защищенной она чувствовала себя в его сильных надежных руках!
    – Не волнуйся, все будет хорошо, – заверил ее Том, проводя ладонью по ее длинным темным волосам, которые, казалось, слегка потрескивали, как при электрическом заряде, от магнетизма его касаний.
    Том бережно усадил Кейтлин и аккуратно снял с нее кроссовки – лодыжка слегка опухла.
    – Больно? – спросил он, сосредоточенно осматривая ногу, прощупывая пальцами поврежденное место. – Перелома нет…
    «Я уже не знаю, больно мне или нет, – проплыло у нее в голове. – Я ощущаю только прикосновение твоих рук».
    Кейтлин изо всех сил старалась не выдать охватившего ее волнения, сдерживая предательски прерывистое дыхание. Она боялась, что стук ее сердца будет громче звука ее голоса.
    – Боже! Откуда у тебя эти шрамы? – поразился Том, увидев легкие, едва заметные отметины на ноге Кейтлин.
    – Так, несчастный случай, – уклончиво ответила она, приходя в себя.
    Не могла же она сейчас признаться ему, что это следы побоев ее бывшего бойфренда… У нее, как и у Тома, было свое прошлое, которое она не хотела обсуждать ни с кем.
    – Ты сможешь идти? – нахмурившись, спросил Том.
    – Да, все в порядке. Я сильнее, чем ты думаешь, – тихо ответила Кейтлин, не в силах оторвать взгляд от его сильных рук.
    – Давай-ка держись за меня! – скомандовал Том, помогая ей встать на ноги.
    – Ой, – пискнула девушка, стараясь не выдать боли, пронзившей ее.
    – Больно, – утвердительно сказал Том, тревожно заглядывая ей в глаза.
    – Да, – выдохнула Кейтлин.
    Голова у нее закружилась еще до того, как их губы нашли друг друга. К головокружению добавилась волна жара, заставившая ее легонько застонать. Руки только со второй попытки поднялись и обвили его шею нежным кольцом.

    Том подхватил ее на руки, он просто не находил в себе сил отпустить ее от себя.
    – Прости, я не думаю, что делаю, – бережно отстранился он, уткнувшись в ее волосы.
    – Прости, я тоже, – рассмеялась Кейтлин.
    – Держись! – улыбнулся в ответ Том. – Я донесу тебя до машины.
    – Не надо, – запротестовала Кейтлин. – Тебе же тяжело!
    – Вовсе нет! – покачал он головой. – Ты просто пушинка. Ты же стрекоза на цветке, – вспомнил Том их шутку, – а спецназовец привык к долгим пробежкам со снаряжением. Нам не привыкать! Мои бойцы каждый день проделывают такой кросс, так что мне дополнительная нагрузка пойдет только на пользу, – весело добавил он.
    – Том, а правда, что у спецназовцев есть свои речовки? – спросила Кейтлин самым непринужденным тоном, стараясь скрыть свое смущение.
    – Да, – широко улыбнулся Том, подхватывая Кейтлин. – Держись крепче!
    Ему было приятно, что Кейтлин интересуется его работой, тем более такими вещами, как боевые речовки спецназа. А ведь многие по незнанию называли их армейскими песнями, а она знает, что есть именно солдатская речовка. Удивительную девушку нес он сейчас на руках.
    – А можешь спеть хоть одну? – продолжила Кейтлин.
    Молчание в ситуации, когда он несет ее на руках, а сама она вынуждена крепко к нему прижиматься, могло привести к непредвиденным последствиям.
    – Ну, – замялся Том.
    – Давай-давай! – подбодрила его Кейтлин. – Я никогда не слышала настоящую речовку спецназовца!
    – Мы пришли в спецназ служить, – начал Том, отчаянно фальшивя.
    Кейтлин изо всех сил старалась сдержать смех. Том ведь мог и обидеться!
    – Мы пришли в спецназ служить,
    Чтобы мир наш защитить!
    Мы – ребята высший класс!
    Потому что мы спецназ! – продолжил уже более уверенно Том.
    – Ох, здорово! – искренне воскликнула Кейтлин.
    – О, это только начало, – пошутил Том. – Сейчас еще вспомню парочку! – рассмеялся он.
    Кейтлин лишь крепче обвила его шею руками и засмеялась – она еще никогда не чувствовала себя такой счастливой.

Глава 8

    Он не мог вспомнить, когда в последний раз держал женщину на руках. Да и держал ли вообще. Это как заново учиться ходить, прикасаться, чувствовать, выстраивать отношения с другим человеком. Это было как возрождение из пепла.
    – Как ты себя чувствуешь? – спросил он, не глядя на нее.
    Кейтлин повернулась к нему и улыбнулась:
    – Нормально. Пожалуй, все не так плохо, как мне показалось.
    Том с трудом поборол сильнейшее желание нагнуться и снова дотронуться до нежной кожи на ее лодыжке. Но она отступила раньше, почти в панике, словно он собирался причинить ей вред.
    Том отмахнулся от своих прежних мыслей. Это глупо. Вероятно, он ошибся. Не может быть, чтобы Кейтлин в самом деле его боялась. Возможно, она нервничала, но не была напугана. Или была?
    Том изо всех сил старался сфокусироваться на чем-то другом, уводя взгляд от ее губ, пытаясь забыть, что произошло ранее между ними. По крайней мере, он надеялся, что сможет. Потому что от этого поцелуя у него кружилась голова.
    – Как ты думаешь, мне стоит показаться врачу? – спросила Кейтлин, прерывая затянувшееся молчание.
    Том распахнул перед ней дверцу и усадил на пассажирское сиденье.
    – Я уверен, что все в порядке. Поверь, нас обучают медицинским навыкам перед службой, а я тщательно осмотрел твою лодыжку. Но, держу пари, на несколько дней тебе явно понадобятся костыли.
    Кейтлин сняла резинку и запустила в волосы вместо расчески свои тонкие пальцы, прежде чем снова собрать их в хвост.
    У Тома мгновенно пересохло в горле. Все силы он бросил на усмирение своих желаний. Она не имела ни малейшего понятия о том, какое воздействие на него оказывает. Каждое ее движение возбуждало его до умопомрачения. Кейтлин ему нравится. Том убеждал себя, что в этом нет ничего плохого. Более чем допустимо, но нельзя позволить, чтобы влечение переросло в нечто большее, а это сейчас и происходило. Причем стремительно.
    – Том?
    А он не имел ни малейшего понятия о том, что она только что сказала.
    – Прости?
    Кейтлин озадаченно посмотрела на него:
    – Я спросила, нужно ли мне приложить лед к ноге, когда я вернусь домой?
    – Нет, – с трудом, возвращаясь к действительности, выговорил Том.
    – Нет? Приложить теплую грелку? Я думала, нужен лед.
    – Я не хочу, чтобы ты была дома одна. Как насчет того, чтобы заглянуть ко мне и поужинать, а я бы присмотрел за тобой? – не предложил, а почти попросил Том.
    – Ты готовишь? – Брови Кейтлин удивленно взлетели вверх.
    – Нет. То есть да. Я умею готовить, но сегодня не буду, – запутался Том.
    Кейтлин была поражена тем, что он, оказывается, умеет готовить.
    – Ты правда умеешь готовить? – переспросила она. – Вот так сюрприз!
    Да, она не привыкла к тому, чтобы «настоящий» мужчина мог встать к плите и приготовить себе хоть что-то съедобное. «Подай, принеси!» – и ее отец, и ее бывший бойфренд были сделаны из одного теста. Они были уверены, что женщина создана лишь для того, чтобы ублажать мужчину. А Кейтлин не хотела мириться с такой ролью. Все, с нее хватит! Только взаимное уважение и доверие может стать крепким фундаментом для любящей пары.
    – Поверь, жизнь полна сюрпризов, никогда не знаешь, что ждет тебя впереди, – многозначительно произнес Том.
    «Я готов баловать тебя, Кейтлин, и ты позабудешь о своей боли», – хотелось ему сказать. Но он понимал, что еще слишком рано говорить слова любви. А он полюбил Кейтлин – да, именно полюбил. Том открыто признался себе в этом. Это была любовь с первого взгляда.
    Кейтлин неожиданно поймала себя на мысли, что чувствует себя абсолютно спокойно в компании Тома. «Как будто всю жизнь его знаю, – улыбнулась она про себя. – Да, но какие у нас могут быть отношения, если он не доверяет мне? Он не хочет говорить о своем прошлом, той части жизни, которая так важна для него… Он даже не понимает, что я смогу поддержать его!» Кейтлин решила – нужно дать Тому понять, что он не одинок в своих страданиях.
    Ей так хотелось подойти к нему, обнять, стереть мрачные морщинки со лба, заставить его рассмеяться… Но, несмотря на все ее усилия, Том, казалось, отгораживался от нее твердой каменной стеной, когда дело касалось его службы в спецназе. А Кейтлин тяжело переживала такое явное недоверие.
    Она чувствовала себя совершенно сбитой с толку. Но желание еще какое-то время не расставаться с ним пересилило сомнения.
    – Что ж, предложение принято, если ты на самом деле хочешь, чтобы я зашла к тебе. Меня смущает плохая привычка, появившаяся у меня со вчерашнего дня. Я испортила тебе вчера все веселье, а теперь испортила прогулку, так что я не удивлюсь, если ты сейчас же убежишь и больше никогда не захочешь меня видеть.
    У Тома снова пересохло во рту. Она действительно не представляет себе, насколько соблазнительна… Густые волосы, пухлые губы, умопомрачительное тело… Она не просто красива, она мила своей разговорчивостью, доброжелательностью, открытостью. Она чудо и магия – вихрь мыслей и эмоций закружил Тома.
    – Вообще-то у нас сегодня семейный ужин, соберется вся родня, так что готовить будет моя мама, и я могу поручиться – это будет здорово.
    Кейтлин снова заволновалась:
    – Так ты приглашаешь меня на семейную встречу… – Она умолкла на полуслове. – Уверен, что твои родные не будут возражать?
    – Возражать? Да я никогда в жизни не приводил женщину в дом моей матери. Скорее, реакция будет прямо противоположной, – смущенно ответил Том.
    Кейтлин смотрела на него, ничего не говоря. Но ее губы изогнулись в легкой улыбке.
    – Я не хотел бы тебя смущать своим предложением, – начал извиняться Том. – Если хочешь, мы можем пойти в ресторан…
    Ее улыбка стала шире.
    – Я нисколько не возражаю и с удовольствием приду.
    – Ну, вот и ладно! – вздохнул Том с явным облегчением.
    – Может, тебе сначала стоит позвонить, предупредить маму? Вдруг она разволнуется от мысли, что у тебя свидание?
    Том старался не рассмеяться. Свидание? Если она хочет, чтобы это было свиданием, для него это не проблема.
    – Ты точно не против семейного ужина? – спросил он, чтобы быть полностью уверенным, что она не предпочтет ужин в ресторане.
    – У меня нет семьи, Том, и я буду рада провести время с твоей. Твое приглашение приятно мне, – просто, но с достоинством ответила Кейтлин.
    – У тебя нет семьи? – Как могло случиться, что он до сих пор этого не знал?
    Кейтлин продолжала улыбаться, но теперь это была грустная улыбка, счастье больше не отражалось в ее глазах.
    – Нет, только я.
    – Могу я спросить, что случилось? – осторожно спросил Том.
    – А нечего рассказывать. – Ее оптимистичный тон расходился с выражением ее лица.
    Том медленно кивнул, стараясь собраться с мыслями. Ему срочно нужно было сменить тему. Он отлично понимал, как необходимо бывает держать некоторые вещи глубоко внутри себя, поэтому не стал настаивать.
    – Значит, ты выжила после своего первого марш-броска, да? – перевел Том разговор в другое русло.
    Кейтлин с благодарностью улыбнулась ему:
    – С твоей помощью практически без потерь, – и кивнула на поврежденную лодыжку.
    – Ну, это лучше, чем подвергнуться нападению рыси, так что можешь считать, тебе повезло. – Том улыбнулся ей в ответ, прежде чем сосредоточиться на дороге, и вырулил с парковки.
    Еще вчера он бы расстроился, ведь в отношениях с Кейтлин далеко не все ему было понятно. Но сейчас он чувствовал себя воодушевленным, каким обычно бывал после выполненного задания или важной миссии, когда еще служил в спецназе. Да, ему не терпелось узнать о Кейтлин побольше, но он не строил иллюзий: эта загадочная девушка была причиной его эйфории, и он хотел быть рядом с ней. Было в этой миниатюрной балерине нечто интригующее, завораживающее, притягивающее, что заставляло его чувствовать себя таким живым, каким он не был уже очень давно.
    Когда Том вышел в отставку, ему казалось, что его жизнь окончена, что он уже никогда не увидит даже проблеска счастья. Но Кейтлин изменила это. Она заставила его поверить, что он способен снова улыбаться, чувствовать себя нужным и счастливым. И за это он должен ей нечто гораздо большее… Но что именно, он пока не мог сформулировать.

    – А почему ты стала учительницей? – неожиданно спросил Том, сидя в гостиной Кейтлин в ожидании, когда девушка переоденется к ужину.
    Ответа не последовало, и он задумчиво погладил по спине сидящего рядом с ним кота. Он никогда в жизни не слышал такого громкого кошачьего мурлыканья, но это не могло отвлечь его от мысли о том, что обнаженная Кейтлин сейчас находится в соседней комнате. А он сидит здесь и тщетно пытается притвориться, что это его не касается.
    Том чувствовал себя как сексуально озабоченный подросток. Прошло слишком много времени с тех пор, как он последний раз был с женщиной, но дело было не в этом, а в том, что он страстно желал именно эту удивительную девушку. У него все сжималось внутри, когда он видел ее. Том не был уверен, готов ли он к новым отношениям. Его жизнь складывалась не так, как он представлял, проходя службу в войсках. Все изменилось. К тому же женщины… никогда их не поймешь. Но Кейтлин! Черт возьми, ему начинала нравиться новая жизнь.
    Он подавил смешок. Его друзья-спецназовцы подняли бы его на смех, если бы увидели сейчас.
    – Кейтлин?
    – Извини, – отозвалась она из соседней комнаты, переводя дыхание. – Собираться, не имея возможности нормально ходить, гораздо сложнее, чем я думала.
    Том закрыл глаза. Ему было необходимо чем-то занять свои мысли, которыми прочно завладела переодевающаяся Кейтлин.
    – И все же, – снова спросил он, – почему тебе так нравится преподавать?
    – А я разве говорила, что мне нравится? – насмешливо уточнила девушка.
    Нет, но одного взгляда на то, как она общается с детьми, как ладит с ними, было достаточно, чтобы понять, что она любит свою работу.
    Взять, к примеру, Габи. Не было, наверное, и дня, чтобы она не вспомнила Кейтлин. «Мисс Роуз – то, мисс Роуз – это…»
    – Я уже и так это знаю, но мне хотелось бы знать почему.
    Она допрыгала до гостиной на одной ноге и остановилась в дверном проеме.
    – Потому что дети – как маленькие губки, и я помогаю им впитать в себя то, чему им нужно научиться.
    Том кивнул, стараясь не замечать, как привлекательно она выглядела в джинсах.
    – Значит, ты любишь их, потому что они маленькие и впечатлительные?
    – Полагаю, да. Но мне также нравится сам факт, что я им помогаю. Я им показываю, объясняю и, знаешь, горжусь ими, когда у них начинает получаться. Они так горды собой, готовы повторять снова и снова все то, чему научились. Они доверяют мне разные свои тайны. И только кажется, что это пустяки по сравнению с взрослой жизнью. Ты знаешь, когда именно ко мне они идут за советом, я ужасно волнуюсь! Я не имею права подвести их, не оправдать доверия. А глаза родителей? Счастливые глаза, когда они видят своего ребенка, который выучил новый танец, новые стихи… – Кейтлин, воодушевленная своим откровением, порозовела, глаза ее лучились каким-то особенно мягким светом.
    А Том продолжал гладить кота, чтобы не глядеть на нее во все глаза. Даже с босыми ногами она выглядела великолепно, миниатюрная и изысканная, с собранными в высокий конский хвост волосами, достававшими до середины спины…
    – Мы сейчас говорим обо мне или о тебе? Ведь у нас в чем-то схожие задачи. Только наши ученики отличаются возрастом, и мы их учим разным наукам, – с улыбкой сказала Кейтлин.
    Она проницательнее, чем он предполагал.
    – Это действительно интересно. В некотором роде и мне приходится чувствовать нечто подобное со своими бойцами. Я никогда всерьез не задумывался о том, каково это – быть учителем, пока служил сам. Нет-нет, у меня никогда не было проблем с обучением, самосовершенствованием, но быть по ту сторону – это совсем другое. – Том сам не ожидал, что так легко будет делиться своими проблемами и сомнениями с Кейтлин, интересоваться ее мнением.
    – Совсем другое, я знаю, – согласилась девушка.
    – Знаешь? – переспросил Том, ожидая продолжения.
    Кейтлин устроилась в кресле рядом с ним.
    – Однажды, когда ты будешь понимать своих бойцов как самого себя, ты сам удивишься, насколько важна для тебя эта работа!
    Том сомневался, что когда-нибудь предпочтет преподавание боевым действиям, но в данный момент у него не было особого выбора.
    – Так ты думаешь, что когда-нибудь я полюблю процесс обучения и общения с моими парнями больше, чем то, что мог бы реально делать сам в боевой обстановке? – Том удивленно и слегка раздраженно приподнял брови.
    Она покачала головой:
    – Ты сам должен прийти к этому ощущению. Без хороших учителей никто не сможет преуспеть ни в одном деле. Так что, чему бы ты ни учил, ты должен быть уверен, что ты – лучший пример для своих учеников.
    Том рассмеялся:
    – Ты точно не посещала учебные курсы военно-морского флота? У меня полное ощущение, что ты произносишь пламенную вступительную речь. Наставляешь перед выполнением боевого задания.
    Кейтлин повела плечами, словно стряхивая невидимый груз, откинулась на спинку кресла, устроилась поудобнее, подогнув под себя ногу, и задумчиво взглянула на Тома, словно стараясь лучше его понять. Ему было приятно, – и это ясно читалось в его взгляде, – что она наконец расслабилась. Довольно часто он ловил себя на мысли, что его присутствие заставляет ее нервничать.
    – Как только ты смиришься с изменениями в твоей жизни, ты начнешь по-другому относиться к своим новым обязанностям и тебе понравится то, чем ты занимаешься. Держу пари и даже готова поспорить с тобой на деньги.
    – Сколько же? – пошутил он. – Предлагаю грандиозную ставку в доллар.
    Девушка шутливо замахала на него руками и, держась за спинку кресла, потом самостоятельно поднялась на ноги.
    – Ладно, давай собираться. Не хочу испортить первое впечатление своим опозданием и показаться невежливой.
    Он вскочил и, бережно поддерживая ее за локоть, помог дойти до двери.
    – Уверяю тебя, как только моя мама тебя увидит, она точно не вспомнит про время, а начнет суетиться и хлопотать на кухне.
    Кейтлин округлила глаза.
    – Но это еще одна причина позвонить ей и предупредить заранее, что ты будешь не один, – настаивала она.
    Том только ухмыльнулся и пошире распахнул перед ней дверь, продолжая поддерживать ее твердой рукой. Но он не мог не думать о том, что она сказала.
    «Первое впечатление… Не хочу испортить…» Черт возьми! Значит ли это, что она хочет понравиться его семье? И что она, возможно, думает о том, чтобы увидеться с ним снова?
    Возможно, он поторопился, пригласив ее на семейный обед? Наверное, нужно лучше узнать друг друга? Том сжал кулаки, чтобы не запустить пальцы в волосы, что выдало бы его волнение. А он совсем не хотел, чтобы Кейтлин догадалась о его сомнениях. Том снова мысленно вернулся в тот день, когда они потеряли товарища на поле боя, когда звон в ушах сменился почти абсолютной тишиной. Тогда он думал, что его жизнь окончательно свернула на неведомый путь. Как судно, сбившееся с курса и потерявшее надежду найти верное направление.
    Но сейчас он чувствовал – Кейтлин меняет его ориентиры, дергая за невидимые ниточки в душе, помогая ему лучше сориентироваться в поиске самого себя. Она словно проверяла его, подталкивала и тянула в нужном направлении, и он не мог сказать, что это ему не нравится.
    Ему до сих пор было не по себе из-за этого двойственного состояния. Много месяцев все вокруг, как ему казалось, старались притвориться, что понимают его утрату, что могут почувствовать, как много он потерял… А Том считал, что потерял самого себя… И он замкнулся. Ему необходимо было научиться управлять своими чувствами, а он не смог. Хрупкая Кейтлин оказалась сильнее его. Она взвалила на себя тяжесть, которую он должен нести сам.
    Она заслуживает лучшего. Ему лишь надо понять, куда он направляется, какие новые правила предлагает ему жизнь, как следует жить в новых обстоятельствах…
    Теперь у Тома появился шанс двигаться дальше, уже хотя бы потому, что он сформулировал для себя свои проблемы, и теперь нужно искать пути решения. Ему нужно вернуться назад, в то время, когда он был в ладу с самим собой, когда демоны не терзали его по ночам. Нужно бороться за свое будущее, за самого себя. Не важно, насколько трудным будет этот путь, он должен двигаться вперед. Он офицер, он мужчина и должен делать все, чтобы изменить расклад.
    Том чувствовал, что, если не изменит ситуацию, вернее, свое отношение к ней, он будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

    Стоя перед дверью дома матери Тома, Кейтлин безумно волновалась, волновалась так, словно ей предстояло сыграть главную роль в новом спектакле перед незнакомой публикой. Ее волнения были такими же сильными, как перед выходом на сцену. Страшно и радостно. Радостно и страшно. Кейтлин понятия не имела, почему согласилась пойти в дом к практически незнакомым людям. Или имела?.. После стольких лет мечтаний о нормальной семье, в которой родители садятся за обеденный стол, не препираясь и не крича друг на друга, а радуясь возможности вместе есть вкусную еду, разговаривать, шутить, болтать о всяких милых пустяках. Маленький шанс стать частью такой семьи заставлял ее жаждать такого знакомства. Даже если это будет всего на один вечер.
    – Я не уверена, что это была хорошая… – начала Кейтлин. Входная дверь открылась, и она проглотила остаток предложения.
    – Томми! – В дверях стояла Габи, широкая улыбка освещала ее личико.
    Том наклонился, чтобы обнять и поцеловать племянницу:
    – Посмотри, кого я привел с собой в гости, малышка! – Он подождал, пока Кейтлин обопрется на его плечо, чтобы помочь ей войти. – Раненая, но не побежденная.
    – А почему мисс Роуз будет ужинать с нами? – Габи так была удивлена, что даже не поздоровалась и не спросила, почему лодыжка Кейтлин забинтована и почему на ней только одна туфелька.
    – Потому что у тебя самый лучший дядя на свете, и он захотел, чтобы я к вам присоединилась, – опередив Тома, улыбнулась девушка.
    Том странно посмотрел на нее, и она тут же пожалела о сказанном.
    – Что с вами случилось, мисс Роуз? – обеспокоенно спросила Габи, как только, наконец, заметила, что нога Кейтлин как-то странно выглядит.
    – Том, это ты? – донесся до них мелодичный женский голос.
    – Да, это я, мам.
    Кейтлин судорожно сглотнула, ее снова накрыла волна паники. Том почувствовал тревогу, волнами исходившую от нее, повернул к ней голову, мягко улыбнувшись, и подмигнул ей. И ее нервы натянулись, но уже по совершенно иной причине.
    Она могла смотреть на него бесконечно. Взгляд его карих глаз удивительным образом мог успокоить и возбудить ее одновременно. Она снова посмотрела на Габи, чтобы отвести взгляд от Тома.
    Кейтлин пыталась убедить себя, что ее пребывание здесь ровным счетом ничего не значит. Это просто дружеский ужин, и было очень любезно со стороны Тома пригласить ее присоединиться к своей семье, чтобы она не оставалась дома одна.
    – Том, а я уж подумала…
    Его мама говорила из соседней комнаты, пока они шли за Габи, которая вела Кейтлин за руку, словно желая поддержать ее, в сторону большой столовой.
    – Ой. – Слова застыли на губах матери Тома. – Я смотрю, у нас гости.
    За столом сидела элегантная, ухоженная женщина лет шестидесяти. Никто не смог бы подумать, что эта все еще привлекательная женщина была матерью двух взрослых сыновей и любящей бабушкой маленькой девочки Габи. Мать Тома прожила нелегкую жизнь, воспитывая в одиночку двух мальчишек. Их отец просто исчез из жизни сыновей, как будто его никогда и не было. Он совсем не вспоминал о своих, казалось, столь горячо любимых детях.
    Она была нежной, но требовательной матерью, управляя своими мальчишками железной рукой в бархатной перчатке. Ребята были с непростыми характерами. Особенно тяжело им дался развод родителей, они чувствовали, что отец их предал. Но она приложила все усилия, чтобы они выросли настоящими мужчинами. И сейчас она могла по праву гордиться ими.
    Мать Тома приветливо взглянула на гостью.
    «А ведь они так похожи с Томом, – с улыбкой подумала Кейтлин. – Те же яркие карие глаза, улыбка…»
    Кейтлин вспыхнула, она почувствовала себя девочкой-подростком, которая впервые встречается с родителями бойфренда. Выражение лица матери Тома мгновенно сменилось от удивления к радости.
    – Привет, мам. – Том ненадолго отпустил Кейтлин, чтобы заключить мать в объятия и поцеловать ее в щеку.
    Кейтлин посмотрела на женщину, сидевшую за столом, которую Габи дергала за руку. В ней Кейтлин тотчас узнала маму своей ученицы.
    – Ребята, это… – начал Том.
    – Мисс Роуз, – торжественно провозгласила Габи.
    Все дружно рассмеялись, включая саму Кейтлин. Том, стоявший рядом с ней, взял ее за руку.
    – Да, мисс Роуз. Также известная как Кейтлин, – уточнил он.
    – Как замечательно, что вы к нам присоединились, – сказала мама Тома, взяв руку девушки в свои руки. – Я Вики.
    – Мне действительно приятно увидеть вас, Вики. Я бы отпустила вашего сына, но, боюсь, в данный момент я не в состоянии передвигаться самостоятельно.
    Его мама выглядела удивленной и обеспокоенной, а мама Габи нахмурилась.
    – Пожалуйста, только не говорите, что это Том виноват, – сказала Вики, неодобрительно качая головой в сторону Тома. – Он ведь не заставил вас идти в поход?
    Кейтлин рассмеялась:
    – Он что, всех знакомых девушек в походы тащит?
    – Сомневаюсь. Я еще не видела ни одной, – шутливо сказала Вики.
    – Я Пенни, мама Габи. – Молодая женщина протянула Кейтлин руку. – Мы уже встречались с вами раньше. Вы, наверное, видите так много родителей, что с трудом можете всех упомнить.
    – Конечно же я вас помню. У нас нет других мам-военнослужащих, так что вас трудно не запомнить.
    Кейтлин расслабилась, когда Пенни взяла ее под локоток и увела от Тома.
    – Присаживайтесь, – сказала она и обернулась к Тому. – Подвинь же стул, пусть Кейтлин будет удобно, – начала командовать она.
    Том тут же начал выполнять указания, и Кейтлин не смогла сдержать смех.
    – Что? – недоуменно спросил Том.
    – Я поняла, что, если бы чуть больше тобой командовала, могла бы избежать растяжения, когда мы совершали марш-бросок в парке.
    – Я думал, ты хотела пойти, – потерянно сказал Том.
    Она дотронулась до его руки и улыбнулась. На смену беспокойству и волнению пришло полное душевное спокойствие. Она получала настоящее удовольствие, находясь с его доброжелательной семьей. Ей было так комфортно и хорошо на душе, словно после долгого-долгого пути она нашла старых друзей. Не было ощущения, что все присутствующие ей почти незнакомы.
    – Мне, в самом деле, все понравилось. Если бы не эта досадная боль, – она жестом показала на свою лодыжку, – день был бы просто идеальным.
    Вики подошла к столу, облокотилась на спинку стула, на котором сидела Кейтлин, и легким движением похлопала ее по ладони.
    – Давайте попробуем исправить и сделаем идеальным вечер, – предложила она и тепло улыбнулась. – Том, принеси Кейтлин что-нибудь выпить, а потом помоги мне на кухне.
    Он лукаво, словно напоминая о вчерашней вечеринке, посмотрел на Кейтлин, и она улыбнулась, подмигнула ему, устраивая поудобнее ногу на стул, который он ей придвинул.
    – Я тебя оставлю на минуту? – ласковым шепотом спросил Том.
    – Со мной все в полном порядке. Правда, – ответила она, утонув в теплом свете его карих глаз. Так оно и было на самом деле. Она давно не чувствовала себя такой спокойной и счастливой в обществе мужчины.
    Том слегка коснулся ее волос ладонью, провел пальцем по ее щеке. И у Кейтлин перехватило дыхание.
    Она увидела, что Пенни наблюдает за ними и улыбается.
    – Кажется, я начинаю понимать, почему Том так стремился присмотреть за Габи в наше отсутствие.
    Кейтлин встретилась взглядом с Пенни и увидела в нем только доброту и ласку, понимание и дружелюбие.
    – Я раньше никогда не встречала Тома, – призналась Кейтлин, испытывая потребность поговорить с его невесткой начистоту. – Он произвел на меня впечатление, как только пришел в мой класс.
    – Забрать Габи? – переспросила Пенни.
    – Я полагаю, Габи не сказала вам, что уговорила Тома выступить перед своим классом?
    Пенни заразительно рассмеялась:
    – Вы это серьезно? Том действительно согласился?
    – Знаете, Пенни, я думаю, вы недооцениваете ту власть, которую одна маленькая девочка имеет над своим дядей.
    – Вы правы, Габи может получить от любого знакомого мужчины все, что она пожелает.
    – О ком это вы говорите? – раздались мужские голоса.
    Кейтлин подняла взгляд одновременно с Пенни и увидела Тома и еще одного мужчину, стоящих плечом к плечу. Не было никаких сомнений, что они братья: те же темные волосы и карие глаза, и они оба почти заполнили дверной проем.
    – Привет, я Дэниел, – сказал мужчина, подходя ближе к своей жене. – И я точно знаю, кто вы такая. – Он ухмыльнулся Тому и поймал его сердитый взгляд.
    – Не ссорьтесь, мальчики. – Вики вернулась в гостиную с огромным подносом, уставленным тарелками с едой.
    Кейтлин, как зачарованная, наблюдала, с какой нежной заботой оба брата направились к матери, чтобы перехватить поднос и помочь ей накрыть на стол. Потом Дэниел последовал за матерью на кухню и вернулся с еще одним огромным блюдом. Было так трогательно видеть, как двое взрослых мужчин с нескрываемым удовольствием помогают женщине, которая родила их и вырастила. У Кейтлин слегка защипало глаза.
    – Выглядит невероятно, – выдохнула она.
    И действительно, вид угощений затмевал только аромат, густой и пряный, исходящий от еды.
    – Кейтлин, думаю, я пропустил ту часть рассказа о том, как вы с Томом познакомились, и что он такого натворил, что вы растянули лодыжку? – пошутил Дэниел.
    Кейтлин сначала посмотрела на Тома, который в это время разделывал жареного цыпленка, а потом с легкой улыбкой обратилась к его брату:
    – Довольно забавно. Сначала мы встретились в моем классе. А сегодня он пронес меня на руках до машины больше мили, так что мы почти квиты.
    – А что вы потребовали сверх того в качестве компенсации? – ответно пошутил Дэниел.
    Щеки Кейтлин вспыхнули, но она не собиралась делиться подробностями о вчерашнем вечере.
    – Кейтлин преподает в школе балетные танцы, так что я помогу ей собирать декорации для следующего выступления ее класса. – Ложь на удивление легко слетела с губ Тома, и Кейтлин была ему благодарна за косвенное заступничество.
    – Балет? – переспросила его мама. – Вы учите класс Габи?
    – Да, – ответила Кейтлин и положила себе еды. За столом каждый ухаживал сам за собой, и она была довольна, что не находится в центре всеобщего внимания, как гостья. – Габи – одна из моих любимых учениц и в балетном классе, и в школе.
    Габи, польщенная словами учительницы, заерзала на своем стуле от радостного возбуждения.
    – Хотите посмотреть, что мы выучили на прошлой неделе? – Ей не терпелось продемонстрировать свои достижения.
    Кейтлин смотрела и радовалась, как остальные взрослые одобрительно закивали, одобряя энтузиазм Габи и ее желание сделать всем приятное.
    В то время как ужин остывал на столе, Габи кружилась, танцевала и хихикала, пока все остальные не начали смеяться. Взрослые с удовольствием смотрели на ребенка, вместо того чтобы есть, и это очень радовало Кейтлин. Габи была ее ученицей, Кейтлин была отчасти причастна к ее успехам, и она ощутила себя на миг членом настоящей семьи. И ей это нравилось.
    Кейтлин взглянула на Тома, чтобы увидеть, понятны ли ему ее чувства. И опустила взгляд, когда он улыбнулся ей. Улыбка была такой чувственной и непринужденной, искренней и многозначительной, что она вздрогнула.
    Она так долго и упорно отвергала любого мужчину, пытавшегося за ней ухаживать. Долгие годы была сосредоточена на себе самой и выстраивала жизнь самостоятельной женщины, которая может и должна быть счастлива одна. Но сейчас она начала задумываться, сможет ли она построить отношения с Томом, получится ли у нее. Если она откроется ему, если они начнут строить будущее из того, что у них есть, может, она снова научится доверять? Надежда и ожидание должны заставить ее забыть предыдущий негативный опыт.

    Том накрыл руку Кейтлин своей и благодарно сжал ее пальцы. Ему хотелось провести так весь вечер: улыбаться ей, смотреть на нее, наблюдать, как она общается с его семьей. И он не мог не думать о том, что своей семьи у нее нет.
    – Ты в порядке? – спросил он настороженно.
    – Да. Вообще-то даже лучше, чем просто в порядке.
    Том не помнил, чтобы когда-нибудь видел ее настолько расслабленной.
    – Пойду соберу посуду, – сказал Том, неохотно убирая руку. – Не хочу, чтобы Дэниел опередил меня.
    – Всегда соревнуются. Стараются превзойти друг друга, – сказала Пенни, откинувшись на спинку стула с почти пустым бокалом вина в руке.
    Том еще раз взглянул на Кейтлин перед тем, как присоединиться к брату и матери на кухне. Он не хотел оставлять ее. У него было такое чувство, что он должен оставаться рядом с ней, но он проигнорировал его. Она сидела с его невесткой, и он должен был обуздать свой внезапный порыв защитить ее.
    – Ну, – спросил он брата, когда они остались на кухне вдвоем, – что скажешь?
    Дэниел пожал плечами, не желая повернуться к брату лицом, чтобы оно не выдало его настоящих чувств, которые за словами прятать гораздо проще.
    – Понятия не имею, как тебе удалось уговорить эту прекрасную женщину пойти с тобой. Ни малейшего понятия.
    Том схватил кухонное полотенце и резко шлепнул им брата чуть пониже спины.
    – Точно так же, как я никогда не мог представить себе, как это ты уговорил такую девушку, как Пенни, выйти за тебя замуж. – Том сделал захват вокруг шеи брата и удерживал его, пока тот не попросил пощады. Том не стал говорить, что вообще-то они с Кейтлин не встречаются. Пока… На данный момент они не более чем друзья.
    – Мальчики, оставьте свои детские игры! У нас гостья, и я слишком занята, чтобы оттирать пол от пролившейся крови из ваших носов.
    Том послал матери воздушный поцелуй. Они с братом всегда в шутку дрались и сражались. А их мама всегда шутила, что ей придется оттирать пол, если дело примет опасный оборот. Как тогда, когда Том случайно слишком сильно ударил Дэниела в нос или когда брат его слишком сильно толкнул и нокаутировал.
    – Так как ты ее пригласил? – спросил Дэниел, передавая брату чистую тарелку.
    – Это было… – Том остановился на полуслове, решив не объяснять, что между ними происходит, поскольку и сам толком этого пока не понимал. – В любом случае я рад, что она согласилась.
    Его мама улыбнулась ему с другого конца комнаты, в глазах ее светилось счастье. Том не хотел ее слишком обнадеживать, но он был рад, что она так безоговорочно приняла Кейтлин. Он раньше никогда не приводил девушек домой, хоть и встречался с ними по нескольку месяцев. Но ему почему-то захотелось представить именно Кейтлин своей семье, хотя у них еще не было ни одного настоящего свидания и знакомы они совсем недавно.
    Может, ему не стоило приводить сюда Кейтлин до тех пор, пока он не будет уверен, что их отношения пойдут дальше?
    – Ты ведь понимаешь, что не имеешь права причинить ей боль, правда? – строго поинтересовался Дэниел, увидев смятение в глазах брата.
    Том недоуменно взглянул на него. У него не было ни малейшего намерения обидеть ее. О чем, черт возьми, говорит Дэниел?
    – Я и не собирался! С чего ты взял? – возмутился он.
    – Отлично! Потому что в противном случае тебе придется иметь дело не с кем-то, а с Габи. И я тебе в этом случае не завидую. Она постоянно говорит мне, как любит свою учительницу.

    Пенни взяла бутылку белого вина и жестом предложила Кейтлин выпить. Она отрицательно покачала головой, и Пенни снова села за стол.
    – Я должна у тебя кое о чем спросить, Кейтлин. – Пенни решила перейти на «ты». – Тебе действительно нравится Том?
    Кейтлин не смогла сдержать удивления, которое тут же отразилось на ее лице.
    – Прости, это было невежливо с моей стороны, – выпалила Пенни, прежде чем Кейтлин успела что-то сказать. – Ты вовсе не обязана отвечать. Я всегда говорю Габи, чтобы держала рот на замке и думала, прежде чем говорить, а теперь я сама болтаю невесть что.
    Кейтлин вздохнула. Она была не против ответить, но…
    – Могу я поинтересоваться, почему ты хочешь это знать?
    Пенни рассмеялась.
    – Честный вызов, – сказала она и подвинулась ближе к Кейтлин. – Возможно, мне не стоит тебе этого говорить, но за все те годы, что я являюсь членом этой семьи, я не помню, чтобы Том хоть однажды привел женщину домой. Значит, для него все серьезно.
    – Может быть, он приглашал девушек, когда ты была на службе, – ответила Кейтлин, вспомнив, что Пенни подолгу не бывала дома.
    Пенни снова коротко рассмеялась:
    – Ну, нет! Думаю, все же права я, сказав, что ты – первая девушка, которую он привел домой, чтобы познакомить с мамой.
    Кейтлин молчала. Она действительно не знала, что сказать. Она не слишком давно знала Тома, у них даже не было ни одного настоящего свидания. Она, должно быть, еще и сама себе не ответила на все вопросы о Томе, ей сложно было сказать Пенни несколькими словами о том, что происходило между ними.
    – Я рада, что он пригласил меня, – просто сказала она Пенни. – Хорошо хоть на вечер стать частью семьи.
    – Я правильно поняла, что у тебя нет семьи? – извиняющимся голосом спросила Пенни.
    Кейтлин никогда не рассказывала о том, что произошло с ней в прошлом. Но с Пенни было по-другому. Кейтлин сердцем почувствовала – ей можно доверять, и это не праздный вопрос.
    – Где сейчас мой отец, я не знаю. А мама сбежала, когда я была еще подростком. – Она не стала упоминать о своей потаенной надежде, что отец давно умер и уже никому не мог причинить вреда.
    Кейтлин увидела в глазах Пенни сострадание.
    – Мой отец ушел еще до моего рождения, а мама умерла несколько лет назад.
    Да, Пенни ее понимала. Возможно, не все, но многое из того, что ей пришлось пережить.
    – Значит, ты рада быть частью этой семьи, правда? И ты ее часть!
    Сердце Кейтлин сжалось.
    Быть здесь, видеть, как все общаются между собой, чувствовать, какая любовь живет в стенах этого дома, – все это заставляло ее желать того же для себя и чувствовать себя совсем одинокой.
    Пенни задумалась, прежде чем заговорить снова, словно решала для себя, стоит ли поделиться с Кейтлин своей историей.
    – Когда умерла моя мама, я была абсолютно потеряна. Но мама Дэниела помогла мне справиться с этой болью своим сердечным состраданием, своей силой воли, с которой она тянула мою душу из мрака депрессии… Стала мне очень близкой и родной, и наша семья значит для меня все.
    – Я вижу это, – тихо ответила Кейтлин, боясь прервать рассказ Пенни.
    – Все эти годы Том был для меня как брат. Если бы я встретила его, а не Дэниела, я бы, наверное, вышла и за него замуж, настолько они между собой похожи: Вики, Дэниел и Том. Только не ревнуй, – поспешно сказала она, словно пожалела о вырвавшемся признании. – Я не имела в виду, что Том привлекает меня как мужчина, он для меня брат, и только. Я хотела сказать, что братья одинаковы по характеру, привычкам, правилам жизни. И это не только потому, что они кровные родственники, но потому, что Вики – удивительная мать, которая любила их одинаково и вложила душу в них тоже одинаково. Оттого они так похожи. Став членом семьи, я сама беспокоюсь о каждом из них… А сейчас я волнуюсь за Тома и поэтому хочу как можно больше узнать о тебе. А то, как они ведут себя, как заботятся о матери – это удивительно. Они подгоняют друг друга и постоянно дерутся, как дети, но они готовы отдать собственные жизни за тех, кого любят. А то, как они относятся к Габи, – это…
    – Что-то совершенно особенное, – закончила за нее Кейтлин. Слова слетели с ее губ прежде, чем она смогла заставить себя остановиться. – Я понимаю, о чем ты. Когда я впервые увидела Тома и Габи вместе, я еще не была увлечена им в романтическом плане, но я поняла, увидела его сущность, когда он смотрел на нее. Как сильно он ее любит.
    – А сейчас? – спросила Пенни, пытаясь оценить чувства Кейтлин к своему деверю.
    Кейтлин медлила. Она не знала. Она еще не спрашивала даже саму себя, что они с Томом значат друг для друга и что между ними происходит. Получится ли у нее забыть о прошлом, чтобы двигаться дальше? А может, все, что ей нужно, – противостоять своему прошлому?
    – Я не знаю, – честно и от всего сердца ответила Кейтлин. – Он мне действительно нравится, но я не уверена в том, что происходит между нами.
    Мягкий смех Пенни заставил ее поднять взгляд.
    – Не думаю, что тебе стоит волноваться о том, что чувствует к тебе Том, если это то, о чем ты беспокоишься, – сказала Пенни. – Знает он или нет, но взгляд его щенячьих преданных глаз и тот факт, что он привел тебя сюда, сказали мне все, что я хотела знать. Если бы сомневалась, я бы ему сказала, чтобы он не разбивал девушке сердце, но что-то мне подсказывает – это не твой случай.
    Кейтлин опустила глаза. Она не знала, куда смотреть и что сказать, но одно она знала точно. Ее сердце колотилось, как сумасшедшее, и голова кружилась так, что казалось, она может упасть со стула. И ее состояние не имело никакого отношения к половине бокала вина, которое она выпила.
    Кейтлин сделала глубокий вдох, чтобы собраться с мыслями.
    – Наверное, это прозвучит дико, но… – Она остановилась, не сумев пересилить себя.
    Воспоминания мелькали в ее голове, как кадры кинофильма.

    Она спрыгнула со стола и оттолкнула мать в сторону, стараясь отвлечь от нее внимание отца. Но он был слишком силен. Он наотмашь ударил ее, откинул, как котенка, в сторону и направился к своей любимой жертве. Ее матери.

    – Кейтлин? – Пенни с тревогой смотрела на нее.
    Кейтлин прижала пальцы к вискам, стараясь загнать воспоминания туда, откуда они появились. Она не должна была этого допустить.
    – Прости, все нормально.
    Пенни взяла ее руки в свои, переплетя между собой их пальцы. Так могла бы утешать ее сестра.
    – Не волнуйся, я умею хранить секреты. Я не собираюсь ничего рассказывать парням, если ты хочешь о чем-то по секрету у меня спросить.
    Кейтлин закрыла глаза, а когда открыла, взглянула на Пенни, черпая от нее силу.
    – Может ли Том применить ко мне физическую силу? Ответь мне, положа руку на сердце, может ли Том ударить женщину? Способен он настолько выйти из себя, чтобы потерять контроль?
    В глазах Кейтлин стояли слезы. Она не могла поверить, что так открыто спрашивает о том, что так мучило ее столько долгих лет.
    Пенни смотрела прямо в глаза Кейтлин, еще крепче сжав ее пальцы:
    – Я бы доверила Тому свою жизнь. – Теперь и в ее глазах сверкнули слезинки. – Я бы позволила ему растить свою дочь в мое отсутствие. Потому что Том скорее умрет, чем в гневе поднимет руку на женщину, говорю тебе это от всего сердца. Он может применить силу, если будет защищать тех, кого любит, но никогда не обидит тебя. Только не так.
    Кейтлин изо всех сил старалась не расплакаться, но ее губы предательски дрожали. Пенни ни о чем не спрашивала, но было между ними нечто не высказанное вслух. Пенни поняла, почему Кейтлин задала ей этот вопрос.
    – Дамы, вам что-нибудь нужно? Может, принести выпить?
    Глубокий голос Тома заставил Кейтлин поднять глаза, и они с Пенни разомкнули руки. От этой внезапной потери тепла рук другого человека у нее по телу пробежали мурашки. Она наблюдала, как Пенни встала и вышла из комнаты. Кейтлин в ее глазах прочла, что может доверять ей, хотя они обе не произнесли ни слова. Все, на что теперь могла смотреть Кейтлин, это Том. Он был настолько высоким, что ей пришлось запрокинуть голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
    – Нет, спасибо, – тихо сказала она.
    Том пересек комнату в несколько шагов и сел рядом с ней, достаточно близко, чтобы их колени соприкоснулись. Она не смогла сдержать улыбку.
    – Ты уверена, что все в порядке? Ты выглядела грустной, когда я вошел? Не думаю, что ошибаюсь. – Том казался расстроенным.
    – Со мной все нормально, – ответила она.
    Кейтлин постаралась справиться с дрожью, охватившей ее тело. Потому что она пообещала себе попробовать, поверить, что она может двигаться вперед и снова начать верить другому человеку, мужчине. По крайней мере, она должна дать ему и себе шанс.
    – Пойдем отсюда? – вкрадчиво спросил Том.
    Кейтлин хотела сказать «да» и в то же самое время не хотела этого. Ей так хорошо было здесь, но оказаться наедине с Томом…
    – Кейтлин?
    – Да, – медленно ответила она. – Да, было бы…
    Он помог ей подняться и нежно, едва коснувшись губами, поцеловал ее в щеку, ближе к уху. Пульс ее бешено зачастил, голова окуталась туманом, Кейтлин затрепетала.
    – Пойдем, – сказал он, беря ее за руку.
    Кейтлин была горда собой, почувствовав прилив внутренней уверенности, которая, как ей казалось, давно утеряна.
    Но то, что ей хотелось доверять ему, пугало ее едва ли не больше, чем прежние страхи. Она больше не хотела отталкивать Тома, она хотела притянуть его к себе поближе.

Глава 9

    Они подъехали к ее дому. Том не мог поверить, что всего каких-то пару недель назад даже не знал о ее существовании, никогда не ездил по этой улице. Жизнь полна неожиданностей.
    По крайней мере, ему не нужно что-то предпринимать прямо сейчас. Том оставлял отступные позиции Кейтлин и себе. Он не может попрощаться, не проводив ее до двери и оставив без помощи. Он уже целовал ее сегодня, но ему казалось, что с тех пор прошла целая вечность, и он должен был показать ей, что чувствует.
    – Ну, вот мы и приехали, – сказал он, припарковавшись. – Посиди, я помогу тебе выйти.
    Он наклонился, чтобы взять ее на руки, потому что не хотел, чтобы она без надобности нагружала больную ногу. По крайней мере, так можно объяснить Кейтлин, если она будет против…
    – Том, вовсе не обязательно… Ох! – тихо вскрикнула она, когда он оторвал ее от земли и крепко прижал к себе.
    Он улыбнулся, все еще не уверенный в том, что делать дальше. Или что сказать, чтобы она поняла, что он чувствует. Он хотел защитить Кейтлин. Может, он и не смог спасти товарища, которого потерял в бою, но будь он проклят, если не сможет защитить ее.
    – Мне совсем не трудно, – низким, хрипловатым голосом проговорил он, хотя хотел сказать что-нибудь более легкое и шутливое.
    Кейтлин хихикнула:
    – Хочешь сказать, я не слишком тяжелая, так что вполне можно потерпеть?
    Том старался не смотреть на нее слишком серьезно. И хотел бы выглядеть менее суровым, зная, какое впечатление он мог произвести на окружающих. Потому что Кейтлин была похожа на хрупкую птичку, готовую улететь каждую минуту.
    – Я совсем не это имел в виду. – Его голос стал совсем хриплым.
    – Нет? – Кейтлин серьезно посмотрела ему в глаза.
    – Я бы носил тебя на руках целый день, если это поможет мне быть рядом с тобой.
    Кейтлин была застигнута врасплох его словами. Она не могла себе поверить, что он действительно это сказал. Она застенчиво улыбнулась и залилась румянцем, который Том смог заметить даже в скудном освещении. Но тело ее говорило само за себя: она уютно прильнула к Тому, словно уверенная в том, что так и должно быть.
    Том не стал ждать, когда Кейтлин что-нибудь скажет. Вместо этого он уверенно поднялся на крыльцо, осторожно поставил ее на ноги и легонько прислонил спиной к входной двери. Смотря ей прямо в глаза, он, казалось, наполнял себя их светом, положил ладонь ей на затылок и придвинулся ближе, пока его губы не оказались всего в нескольких дюймах от ее губ.
    – Кейтлин, – тихо и нежно сказал он, словно просил ее о чем-то.
    Она неосознанно, но очень чувственно облизнула губы, сильно волнуясь и не зная, что делать и куда смотреть.
    Может, она напугана? Может, он ее обидел? Он надеялся, что нет, потому что ей нечего было бояться.
    Том ослабил объятия, чтобы Кейтлин не чувствовала себя в ловушке, и прижался к ней всем телом, прежде чем поцеловать ее. Он легко коснулся губами ее губ и немного отодвинулся, давая ей возможность сказать «нет» или оттолкнуть его.
    Но она этого не сделала.
    Кейтлин подалась ему навстречу и поцеловала, обняла ладонями лицо и снова прильнула к его губам. Реакция Тома была мгновенной, на этот раз он поцеловал ее более настойчиво, дразня ее губами и языком. Он целовал шею Кейтлин, лаская руками нежные изгибы ее стройной фигуры.
    – Том, – выдохнула она едва слышно. Она положила ладонь на его грудь и слегка отодвинула его.
    Он тяжело дышал, адреналин кипел в его венах.
    – Хочешь, чтобы я остановился?
    Кейтлин застенчиво взглянула на него, покачала медленно головой, словно сама не знала, чего хочет.
    – Будь нежен со мной, Том.
    Ему не нужно было повторять дважды. Он уже почувствовал всю ее хрупкость, и на этот раз он снова доверился своим ощущениям. Он бережно, словно ребенка, поднял ее на руки, пока она нащупывала в сумочке ключи и открывала входную дверь.
    Он закрыл дверь и пошел по коридору, останавливаясь через каждые несколько шагов только затем, чтобы пальцами приподнять ее подбородок и легко поцеловать Кейтлин в губы.

    Сердце Кейтлин колотилось так, как не колотилось никогда в жизни, а в ушах словно шумел океанский прибой. Внезапно она всем телом почувствовала тепло, исходящее от рук Тома. Никто никогда так ее раньше не обнимал. Вечерний свет лился из окна и туманной пеленой окутывал ее тело. Кейтлин закрыла глаза и вся отдалась во власть своих ощущений.
    Никогда прежде она не чувствовала себя в безопасности в руках мужчины. Никогда не ощущала себя такой желанной. И это было взаимно.
    – В твою спальню? – прошептал ей на ухо Том, и она молча кивнула.
    Кейтлин уткнулась лицом в его грудь, не зная, как смотреть на него, когда в его глазах пылал такой огонь. Жар и холод, трепет и боль. Каждое чувство в отдельности наполняло ее сердце, и все вместе сливались в удивительное томление и ожидание.
    – Да.
    – Ты уверена? – спросил он, заглянув ей в глаза. – Если попросишь остановиться, я остановлюсь.
    – Я уверена, – ответила она, стараясь, чтобы голос ее звучал ровно.
    Она смутилась, вспомнив, откуда он знает, куда идти, но в глубине души это ее больше не волновало. Том нес ее так легко, словно она весила не больше перышка.
    Пенни сказала, что может доверять ему, что он никогда не причинит ей вреда. Подсознательно Кейтлин и так всегда это знала, но ей нужно было подтверждение, чтобы довериться своим ощущениям.
    Он приостановился перед дверью ее спальни. Снова настойчиво взглянул в ее лицо в поисках подтверждения. В его же потемневших до черноты глазах было такое напряжение, которого она раньше в нем никогда не замечала. Она мягко улыбнулась, тем самым отвечая на его немой вопрос.
    – Ты знаешь, как ты прекрасна? – прошептал Том. – Ты такая красивая.
    Он снова припал к ее губам, заставив негромко застонать от наслаждения. Он бережно опустил ее на кровать, безо всяких усилий, словно она была невесомой. Он возвышался над ней в ожидании, не говоря ни слова.
    – Том… – Кейтлин произнесла его имя, не зная, что еще сказать. Внутренне она умоляла, чтобы он ласкал ее своими сильными руками, но никогда прежде она не говорила таких слов мужчине.
    – Я не хочу обидеть тебя, – сказал он. Его глаза светились тревогой и добротой. – Ты хочешь, чтобы я…
    – Остался, – закончила она за него. – Я хочу, чтобы ты остался.
    Она наблюдала, как его взгляд скользил по ее телу, остановившись на забинтованной лодыжке.
    – Ты действительно уверена?
    Кейтлин храбро улыбнулась:
    – Будь осторожен, и со мной все будет в порядке.
    Том через голову снял футболку и стоял с обнаженным торсом в изголовье ее кровати. Она смотрела на него так, будто никогда не видела голого по пояс мужчину. У него были сильные, широкие плечи и мощная грудь. Кожа Тома была смуглой, гладкой, без единого изъяна. Что он подумает о ее шрамах, ужасных отметинах на ногах, когда увидит вблизи? Что, если он знает, как она их получила и какие секреты таит в себе ее прошлое?
    Кейтлин отогнала от себя непрошеные мысли, она не позволит им испортить все. Несчастный случай и операция. Недели, проведенные без движения, – ничто не остановит ее. Тяжкие по сей день воспоминания она спрячет и запрет на замок. Не сейчас. Она и так многое принесла в жертву из-за случившегося, но это в прошлом. И сейчас настало время оставить эти воспоминания позади.
    Том напряженным до предела взглядом всматривался в ее лицо. Он до дрожи боялся, что она может передумать и попросить его остановиться.
    – Поцелуй меня, – попросила Кейтлин, становясь той женщиной, которой хотела быть, стараясь, чтобы ее голос звучал уверенно. – Поцелуй меня, Том, – повторила она.
    Он осторожно лег рядом с ней, проводя ладонью по ее ноге снизу вверх. Кейтлин напряглась от его прикосновения и перехватила его руку. Том тут же отреагировал, его рука застыла.
    – Есть что-то, что ты мне хочешь сказать? – спросил он охрипшим голосом.
    – Нет, – через силу сказала она, заставив себя расслабиться. – Нет.
    Том снова бережно прикоснулся к ней, в этот раз избегая, как он понял, запретной зоны, ее ног. Его пальцы медленно и почти невесомо, дюйм за дюймом двигались вверх вдоль ее тела, как бы знакомясь с ним и одновременно давая ей возможность в любой момент остановить его. Прикосновения были легкими и волнующими. Ему нравилось гладить ее бархатную кожу, а Кейтлин наслаждалась его руками, ласковыми и терпеливыми. Даже сквозь плотную ткань джинсов она чувствовала его прикосновения, от которых она покрылась мурашками. Том медленно наклонился и поцеловал ее в губы. Когда Кейтлин ощутила прикосновение языка на своей шее, она вздрогнула и выгнула спину, всем телом потянувшись к нему от удовольствия, которое ей доставляли его ласки. Затем она ощутила его пальцы под бретелькой своего топа. Когда его язык приник к соску и начал дразнить его, она сама потянула топ вниз, обнажая свою грудь. Она глубоко со стоном вздохнула, отчаянно желая, чтобы он ласкал ее всю ночь. Ей это было просто необходимо. Том сгорал от нетерпения, отчаянное желание переполняло его. Этот жар мог бы поглотить его, и все же он продолжал желать большего. Сильные пальцы скользнули по ее животу, вместе со стоном с ее губ слетело его имя. Том губами нашел губы Кейтлин, и они стали одним целым. Кейтлин судорожно хватала ртом воздух, вцепившись пальцами в простыню. Она напряглась под ним, Том вздрогнул от ее сдавленного крика, и их тела, переплетенные до этого, разом обмякли.

    – Нет!
    Кейтлин подскочила в кровати от крика, наполнившего комнату, и подтянула вверх простыню, чтобы прикрыть свое обнаженное тело. Страх нахлынул на нее мощным потоком, она изо всех сил старалась не закричать. Сон прошел мгновенно: она в своей спальне, рядом Том.
    – Нет! – снова раздался крик, еще более страшный, чем тот, от которого она проснулась, думая, что ей снится кошмар.
    Том. Это был Том. На его лице лежало страдание такой силы, что рвущий тишину дома крик уже не вызывал прежнего ужаса. Никто не собирался причинить ей вред. Кейтлин наклонилась к Тому, чтобы убрать прилипшие ко лбу волосы. Она толком не понимала, что происходит, но сразу почувствовала опасность. Но сейчас не ей требовались участие и защита.
    – Ш-ш-ш, все хорошо. – Она целовала его мокрое, покрытое бисеринками пота лицо. Он весь горел и дрожал от охватившего ужаса, стонал, крепко сжав зубы. – Том, все хорошо. Все хорошо…
    Его веки трепетали, Кейтлин видела это даже в темноте.
    – Я здесь, я с тобой, – шептала она, обхватив его голову руками и прижимая к груди.
    Дыхание Тома постепенно выравнивалось, а тело расслабилось от ее прикосновений.
    – Ш-ш-ш, – снова и снова шептала она, гладила его лицо и качала Тома в своих объятиях, словно успокаивала ребенка.
    Кейтлин покрепче прижалась к Тому и закрыла глаза.
    У каждого из них были свои демоны, и все, что она могла сделать для Тома, – держать его в своих объятиях. Потому что, когда ночные демоны одолевали ее, никого не было рядом, чтобы обнять и утешить, и от этого становилось еще тяжелее.
    – Кейтлин…
    Она вздохнула, когда Том неловко поцеловал ее в губы в темноте.
    – Спасибо.
    Ей не нужно было ничего говорить ему в ответ, и она снова уснула в теплом кольце его рук.

Глава 10

    Том. Ее Том… Она снова накрылась простыней и прижалась к нему. Он лежал на спине, одна рука закрывала его лицо, как будто он пытался загородиться от солнечного света. Кейтлин положила руку ему на грудь, кончиками пальцев ощущая его ровное сердцебиение.
    Он был прекрасен. Длинные загорелые и мускулистые ноги. Мощные руки. Сильный и сексуальный мужчина. Настолько безупречный, словно сошел со страниц модного журнала. Разве что был более крупным и сильным. Настоящим.
    Она снова провела пальцами по его спине. То, что они провели вместе ночь, еще не означало, что он хочет с ней длительных отношений. Он был первым мужчиной, которому она верила так долго. После того как ее последний парень, который был сначала таким милым, стал постепенно превращаться в копию ее отца, она начала бояться сближаться с людьми. Но сейчас…
    – Доброе утро, моя красавица. – Голос Тома обволакивал ее тело, ее душу.
    Кейтлин нежно поцеловала его в шею:
    – Привет.
    Улыбка озарила лицо Тома, он приподнялся на локте и взглянул на нее сверху вниз:
    – Я вижу, как двигаются твои губы, но не слышу, что ты говоришь.
    – Я забыла, что иногда нужно говорить громче. – Кейтлин дотянулась губами до его уха и нежно прикусила зубами, потянув за мочку. Потом она прижалась к нему всем телом и провела рукой по его спине.
    – Иди ко мне, – хрипло сказал он, схватив ее за запястья.
    – Том!
    – Я тебя предупреждал, от меня не так просто отделаться.
    Она пыталась высвободиться из его хватки, но на самом деле вовсе не хотела этого. Он держал ее довольно крепко, но она не боялась. Она перекатилась на него, потянув за собой простыню, пытаясь прикрыть наготу и стараясь не морщиться от боли, потому что слишком напрягла все еще болевшую лодыжку.
    – Так вот как ты со своими врагами расправляешься?
    – Детка, ты не мой враг.
    От того, как он это произнес, у Кейтлин пробежали мурашки по коже. Он был великолепен, и ей казалось, что по ее жилам течет не кровь, а жидкий огонь.
    – Я слышу тебя достаточно хорошо, просто очень хотел, чтобы ты снова оказалась сверху.
    Лицо Кейтлин вспыхнуло. Казалось, даже уши покалывает от смущения. У нее давно не было интимных отношений, а Том был так откровенен и раскрепощен. И это ей нравилось.
    Он нежно поцеловал Кейтлин в губы, прежде чем покрыть легкими поцелуями ее лицо.
    – Чем ты хочешь сегодня заняться? – Он вдруг смутился, посмотрев на ее ногу, он совсем забыл о вчерашнем происшествии. – Как твоя лодыжка?
    – Нормально, с тех пор как ты ее забинтовал. Все гораздо лучше, чем я думала, – прошептала Кейтлин. – И сегодняшний день я хотела бы провести в постели, – храбро добавила она.
    – Думаю, что могу вам с этим помочь, мисс Роуз, – сказал Том и еще крепче сжал ее в объятиях.
    Она откинула голову назад, и Том поцеловал ее в шею, предугадав желание. Казалось, он знал все чувствительные точки ее тела и заставлял вибрировать каждую из них. Она потянулась к нему и вся раскрылась, ощущая невиданную ранее свободу. Больше всего ей хотелось завернуться в этот чувственный туман, слушая биение его сердца.
    – Как же твоя утренняя зарядка? Я думала, ты рано встанешь, чтобы пойти на пробежку, – с незнакомым ранее уверенным кокетством сказала Кейтлин.
    – Нет… – Поцелуи Тома спускались ниже.
    – Ну и хорошо.
    – Пробежка может подождать, – задыхаясь, произнес Том. – Чуть позже я хочу тебя кое с кем познакомить, а пока что… – он нежно коснулся рукой ее груди, – ты – моя утренняя зарядка.
    Кейтлин расслабилась в крепких руках Тома, запрещая себе беспокоиться о том, что он увидит ее тело в дневном свете. Потому что она тоже могла его видеть и хотела этого. Она хотела видеть, как он ласкает ее, выражение его лица, когда он говорит с ней.
    – Я уже говорил, что ты потрясающая?
    – Говорил, но ты меня не расстроишь, если повторишь это.
    Кейтлин снова закрыла глаза. Ей не верилось, что она лежит в постели с таким мужчиной, как Том, и он осыпает ее комплиментами. В ее жизни годами не было мужчин, это было ее укрытие от мира, но сейчас ей было комфортно в собственном доме, как никогда. В обществе другого человека. В обществе Тома.
    Том так завораживающе медленно провел руками вдоль ее тела, что у Кейтлин перехватило дыхание.
    – Ты потрясающая, Кейтлин Роуз, уж можешь мне поверить.
    Когда чувства Тома насытились ее запахом, ее вкусом и ощущениями прикосновения к ее коже, он лег на нее и ждал, пока не открылись ее глаза, потемневшие от наслаждения.

    – Я вернусь меньше чем через час. – Том улыбнулся ей, выходя на подъездную дорожку около ее дома.
    Кейтлин, стоя на крыльце, покачала головой, не веря своим ушам.
    – Серьезно? А почему ты не хочешь взять свою машину? – Обычные слова совсем не вязались с ее чувственным видом, явно говорившим о том, что эта женщина только что провела необыкновенную ночь вот с этим мужчиной.
    Том засмеялся и упруго потянулся, а Кейтлин не могла отвести от него взгляд. Ее глаза жадно ловили каждое его движение. Она хотела бы отвернуться, но не могла.
    – Не могу поверить, что ты бегаешь каждое утро. Это же просто…
    – Одержимость, я знаю, – сказал он. – Но для меня это как наркотик. Я вернусь за машиной после пробежки.
    – Я встречаюсь с фитнес-наркоманом, – поддразнила она.
    Том прошел вперед по тропинке, обернулся и широко улыбнулся Кейтлин:
    – Встречаешься, значит?
    – Посмотрим, как скоро ты вернешься со своей пробежки, тогда и поговорим об этом, – сказала она с наигранной храбростью, которая выглядела не слишком естественно.
    – Я скоро вернусь и приведу ее. – Том послал ей воздушный поцелуй и перешел на бег трусцой.
    Кейтлин недоумевала, кого он имел в виду. Ее это не особенно волновало, если только это не его тайная жена.
    Она наблюдала, как Том легко бежит по дорожке. А она так устала после минувшей ночи. Хотя… Кейтлин быстро взглянула на часы. Утро не было таким уж ранним, но по воскресеньям она привыкла валяться в постели до тех пор, пока желудок не позовет ее на кухню приготовить что-нибудь к позднему завтраку.
    Кейтлин танцующей походкой направилась в ванную комнату, напевая про себя любимую песенку. Ее тело все еще хранило в себе воспоминания прошлой ночи, прикосновения и объятия Тома. Кейтлин слегка покраснела, вспоминая вчерашнюю ночь. Том оказался нежным и чутким любовником, который ловил каждый вздох, каждое желание своей избранницы.
    Да, ее неудержимо влекло к Тому Картрайту, она не могла противиться той неведомой силе, которая так притягивала ее к нему. Кейтлин не могла отрицать, что Том невероятно сексуален, его тело так и источало мужскую силу и привлекательность. Кейтлин счастливо улыбнулась. Она не сразу узнала себя в зеркале: на нее смотрела чувственная красотка с чуть припухшими губами. Это была не собранная, аккуратная преподавательница начальных классов мисс Роуз. Кейтлин включила душ и взяла с полочки миндальный гель. Струи прохладной воды медленно стекали по ее стройному телу, возвращая ей силу и бодрость. «Давно я не чувствовала себя такой счастливой! – подумала Кейтлин, подставляя лицо брызгам воды. – Нет, он не обидит меня, – пронеслось в ее голове. – Он не такой…»
    Завернувшись в пушистое махровое полотенце, Кейтлин тихо прикрыла дверь ванной и заглянула в кухню. У нее уже урчало в животе от голода.
    Пожалуй, она съест фрукты. Это здоровая пища, которая не вызовет в ней чувства вины из-за собственных пропущенных тренировок, пока не заживет ее лодыжка.
    Кейтлин медленно направилась в кухню, заметно прихрамывая, и остановилась перед холодильником, глядя на черно-белое фото балерины, которое она прикрепила к нему магнитом. Никто, кроме нее, не знал, что на фотографии она. Можно было подумать, что она взяла фотографию со спектакля, который когда-то видела. Но это действительно была она, и Кейтлин могла часами смотреть на этот снимок.
    Но только не сегодня. Она проигнорировала женщину на фотографии и распахнула дверцу холодильника в поисках вкусностей. Балерина на снимке достаточно долго не давала ей покоя. Кейтлин казалось, что она была храброй и сильной и преодолела то, что случилось, но это было не так.
    Кейтлин положила фрукты на столешницу и взяла фото, вытащив из-под магнита, державшего его. Она в последний раз взглянула на девушку, стоявшую в красивой балетной позе, поцеловала ее и выбросила снимок в мусорное ведро.
    Она учительница. И ее роль заключается в том, чтобы помочь другим осуществить свои мечты, и это правильно. Кейтлин нравилась балетная дисциплина, она позволяла ей держать себя под контролем, и никто не мог у нее этого отобрать. До того случая, который положил конец ее карьере.
    Балет навсегда останется в ее сердце, но пришло время двигаться дальше. И она наконец готова к этому. По крайней мере, ей нравилось думать, что это так.
    Кейтлин улыбнулась своим мыслям и отрезала кусочек дыни. Том был подходящим объектом для переключения внимания, и она не могла дождаться, когда он вернется.

    Том еще не пробежал обычную утреннюю норму, но ему ужасно хотелось снова увидеть Кейтлин. Он быстрее побежал к дому. Все, чего он хотел сейчас, – поскорее к ней вернуться.
    Прошлая ночь была потрясающей… Забавная мысль пришла ему в голову: если бы ему надо было выбирать между супермашиной и Кейтлин, он бы бросил машину, а это о многом говорило.
    Том почти набрал номер брата, но в последний момент нажал отбой. Дэниел поднял бы его на смех, если бы узнал, что ему настолько понравилась женщина, что он готов отказаться от машины. Черт, да это все равно что руку отсечь!
    Да, и еще он спал. После того как она проснулась от его ночного крика и держала его в своих объятиях, он проспал, как младенец, несколько часов. Он уснул, держа Кейтлин в своих объятиях, и не просыпался до самого утра.
    Том добрался до дома, наскоро принял душ, побрился и переоделся, прежде чем сесть в машину и поехать к Кейтлин.

    – Том? – удивилась Кейтлин, выглянув из окна, когда он неожиданно вышел из машины.
    – Выходи и встречай нас, – ответил он.
    Том старался сохранять невозмутимое выражение лица, наблюдая, как Кейтлин медленно спускается с крыльца. Она выглядела смущенной, и ее лодыжка еще явно болела, судя по прихрамывающей походке.
    – У тебя новая машина? – спросила Кейтлин.
    – Это не какая-то новая машина!
    Она застонала:
    – О, пожалуйста, только не говори, что ты хотел познакомить меня именно с машиной! – Она посмотрела на него с жалостью. – Я-то думала, ты – мистер Совершенство, а ты просто парень, помешанный на машинах. Автомобильный фанат!
    Том обнял ее и помог дойти до машины.
    – Я не фанат. – Он старался не засмеяться, но ему определенно понравилось, как из ее уст прозвучало «мистер Совершенство».
    – Еще какой, – сказала Кейтлин, толкнув его локтем в бок. – Абсолютный фанат!
    – Эта красавица – кабриолет «форд-мустанг» 1965 года, – гордо сказал Том. – Я восстановил ее с нуля собственными руками.
    Взгляд Кейтлин перебегал с машины на Тома и обратно.
    – Хорошо, я признаю, машина выглядит очень симпатично, но я не уверена насчет столь официального представления.
    – Салли, – сказал он, с трудом сдерживая смех.
    – Прошу прощения? – Кейтлин с недоумением смотрела на Тома.
    – Ее зовут Салли.
    На этот раз Кейтлин расхохоталась.
    – Ты дал ей имя? Господи, ты действительно ненормальный!
    Том старался казаться оскорбленным, но ее веселье было слишком заразительным.
    – Просто садись в машину, – сказал он.
    – А я-то волновалась, что ты где-то прячешь жену и детишек, – пробормотала она.
    – Что? Я не слышу! Ты снова забыла? – пошутил Том.
    Он никогда не думал, что его частичная глухота однажды может стать для него поводом посмеяться. Но сейчас ему казалось, что Кейтлин может заставить его смеяться над чем угодно.
    Кейтлин снова толкнула его под ребра и быстро похромала к пассажирской двери.
    – Я не попадусь на это снова, Картрайт! Придумай что-то новенькое!
    – Как ты назвала меня?
    – Картрайт, – самоуверенно сказала она и дерзко на него посмотрела. Ему понравилось, что она выглядела такой уверенной.
    Том наклонился к Кейтлин, положил руки ей на талию и притянул к себе, чтобы поцеловать, прижавшись к ней всем телом.
    – Ты можешь не уважать меня, но не машину, ясно? – сказал он, почти касаясь губами ее губ.
    Кейтлин откинула голову, слегка отдалившись от него.
    – Куда мы поедем? – прошептала она.
    – Куда ты только захочешь.
    Он не дал ей задать больше ни одного вопроса. Том целовал ее, наслаждаясь теплом и мягкостью ее губ.
    Еще несколько недель назад его раздражало все в собственной жизни. Он почти ненавидел свою работу, точно ненавидел то, каким образом изменилась его жизнь. Но то, что происходило сейчас, помогало гораздо лучше, чем терапия. Раньше у него было такое ощущение, что он заблудился и не успевает за быстрыми переменами вокруг. А сейчас он понял, что, если не изменится сам или, по крайней мере, не откроется для перемен, все равно попадет в тупик, куда бы ни шел.
    Он все еще хотел выходить в море, быть на поле боя и делать то, что любил. Это желание никогда не покинет его, но это новое состояние ему нравилось. Кейтлин помогла залечить его раны, если это вообще было возможно, и сегодня он собирался отблагодарить ее.
    Она была как яркий луч солнечного света, как пушистое белое облачко на кусочке лазурного неба, в то время как стальной небосвод затянут тяжелыми свинцовыми тучами. Том чувствовал, что есть вещи, которых он о ней не знает, вещи, которые она прячет глубоко внутри. Он не хотел ее торопить, но она начинала доверять ему. И он гордился этим.
    Том отстранился, прежде чем запечатлеть еще один поцелуй на ее губах, и, глядя прямо в ее глаза, сказал:
    – Спасибо тебе.
    – За что? – Кейтлин вопросительно изогнула брови.
    – За то, что заставила меня вспомнить, кто я есть на самом деле.

Глава 11

    – И куда же отвезет нас красотка Салли? – Ей понравилось, что Том назвал свою машину Салли.
    – Может быть, съездим пообедать в какой-нибудь ресторан, на котором написано «Пообедайте в шикарном месте»? – усмехнулся он.
    – Хорошо, какие идеи? – поинтересовалась она.
    Ему так хотелось растрепать ее аккуратную прическу и поцеловать ее! Но он сдержался. Несмотря на то что они провели вместе ночь, он боялся нарушить тонкую связь, которая возникла между ними.
    – Том! – позвала Кейтлин. – Ты меня совсем не слушаешь!
    – Прости, – пробормотал он.
    – Так что мы собираемся есть на ланч?
    – Посмотри на заднем сиденье! – сказал он. – В корзине лежат сэндвичи и суши.
    – Суши? – изумилась Кейтлин.
    – Да, я же не знаю, что ты больше любишь, – рассмеялся он. – Поэтому я взял и то, и другое.
    – Если честно, то я люблю и сэндвичи, и суши, – весело ответила Кейтлин. – Том, ты не показывался врачу? Я имею в виду последствия контузии? – пользуясь его отличным настроением, спросила она.
    – Время от времени хожу к врачу, – нехотя признался Том. – Но к службе я больше не пригоден. Так что я могу только преподавать, – с горечью усмехнулся он.
    – Ты всегда будешь бойцом спецназа, даже будучи преподавателем, – заметила Кейтлин.
    – Нет, – покачал головой он. – Контузия была слишком тяжелой, и дорога в спецназ теперь закрыта. Почему ты спрашиваешь меня об этом?
    – Потому что я хочу все о тебе знать! Ты мне нравишься, Том, – просто ответила Кейтлин.
    От внимания Тома не укрылось, что ее голос слегка дрогнул.
    – Я хочу понять, через что ты прошел, – уже более спокойно добавила она.
    – Прости, но… – Тому не хотелось говорить об этом сейчас.
    Он наслаждался прекрасным днем, легкостью и теплотой, которые ему подарила Кейтлин.
    – Что «но»? – сердито спросила Кейтлин и отвернулась к окну, осознав, что Том опять закрылся.
    Том ничего не ответил. Он так надеялся провести день, полный самых приятных впечатлений! Предвкушал пикник, видел перед собой смеющееся лицо Кейтлин. И вот опять! Ну почему ей так нужно знать его прошлое?!
    Том припарковался и помог Кейтлин выбраться из машины. Она ничего не сказала ему, лишь пристально посмотрела в глаза. Она все еще ждала ответа от него.
    – Я не знаю, какого ответа ты ждешь, – вздохнул Том.
    Ему было больно смотреть на несчастное лицо Кейтлин. Том не привык, чтобы его кто-то жалел. И он не хотел и не мог допустить жалости со стороны Кейтлин.
    – Том, просто поделись со мной, – попросила она. – Не закрывайся от меня! И ты, и я можем делать вид, что все прекрасно. Но мы оба знаем, что настоящее кроется в глубине сердца.
    Том почувствовал, как волна ярости накрывает его.
    – Кейтлин, поверь, есть вещи, о которых тебе лучше не знать, – стараясь говорить спокойно, ответил он.
    – Правда? – рассердилась Кейтлин. – А мне кажется, я должна знать, что случилось с тобой!
    – Кейтлин, ты мне нравишься, очень нравишься. – Том взял ее руки в свои. – Давай не будем портить сегодняшний день ненужными разговорами! – С этими словами он мягко поцеловал ее.
    Кейтлин ответила на поцелуй, но она все еще не могла отказаться от своих чувств. Ей казалось, что-то очень страшное тяготит Тома. Она должна знать всю правду о нем.
    – Том, ну почему, когда речь заходит о твоей службе, ты словно отворачиваешься от меня? – упрекнула его она. – Я смогу понять и поддержать тебя!
    – Кейтлин, что ты говоришь! – взорвался Том. – Ты хочешь знать всю правду? – почти кричал он, крепко схватив ее за руку. – Тебе нужна правда?
    – Отпусти меня! – потребовала Кейтлин.
    – Я прошел через ад, слышишь? – Том не обращал на ее слова никакого внимания. – В страшном сне не приснится!
    – Том, отпусти, – взмолилась Кейтлин. Слезы появились в ее глазах.
    – Кейтлин, прости, – очнулся Том.
    Она отдернула руку. Глаза ее горели яростным огнем.
    – Не подходи ко мне! – собрав все силы, ледяным тоном сказала она.
    – Кейтлин, я не хотел тебя обидеть, – пробормотал он.
    – Неужели? Почему ты не веришь мне? Я знаю, что такое ад! – в отчаянии крикнула она.
    – Нет, не знаешь, – твердо ответил Том.
    – Ты думаешь, что только ты прошел через боль? Но это не так! Ты даже не хочешь выслушать меня! Ты не единственный на свете человек, которому пришлось потерять все.
    – Черт возьми, Кейтлин! – Его гневу не было предела. – Такое понять невозможно! – «Ну почему она лезет не в свое дело?!» – зло подумал Том.
    Никто не мог понять, что пришлось пережить Тому Картрайту.

    Кейтлин была в ярости. Сердце бешено стучало, а голова, казалось, вот-вот разорвется на части. Да как он только посмел!
    – Ты не мой инструктор, Том! – гневно сказала она. – И не жди, что я беспрекословно подчинюсь тебе! Отрапортую «Есть, сэр!».
    Ее буквально трясло от обиды, злости на себя. Ей хотелось убежать подальше от этого невыносимого Тома Картрайта, но Кейтлин изо всех сил старалась сохранить видимое спокойствие. Нет, она не струсит! Она никогда не позволяла страху одержать над собой верх. Ей приходилось выносить тяжкие побои отца, лишь бы он не трогал мать.
    – Кейтлин, послушай, я не хотел… – пробормотал Том.
    – Не хотел? – переспросила потрясенная Кейтлин. – Ты до сих пор думаешь, что никто не в состоянии понять тебя? Только ты пережил в жизни боль? Очнись! Повзрослей, наконец! – Кейтлин резко отвернулась. Ее сердце сжималось от боли. Но она не хотела показывать свои чувства Тому. Если бы он только согласился выслушать ее! Он понял бы, что не одинок в своих переживаниях.
    – Кейтлин, постой, – начал было Том.
    – Решил, что только ты знаешь, что такое потерять близкого человека? Только тебе знакома боль потери? – Кейтлин уже не могла остановиться, слишком долго она прятала свои эмоции.
    – Кейтлин, я потерял лучшего друга, – медленно сказал Том. – Потом лишился любимой работы… Я чувствовал себя как рыба, выброшенная на берег… Вряд ли ты сможешь понять, что я пережил, – покачал головой он.
    Кейтлин глубоко вздохнула. «Так можно спорить до бесконечности… Нужно рассказать ему, что случилось со мной», – решила она.
    Им предстоял долгий путь обратно.
    – Я выиграла стипендию Нью-Йоркской балетной школы. Мне тогда было шестнадцать. Это было просто невероятно! Мы с мамой тогда ушли от отца – он бил нас… Наконец-то перед нами была новая жизнь! Я уже думала, что моя мечта осуществилась, я могла гастролировать, стать хорошей балериной… – Кейтлин перевела дыхание, ей до сих пор было трудно говорить об этом.
    Она и сегодня помнила то чувство эйфории, которое испытала, когда услышала свое имя в числе учеников, выигравших стипендию. Это невероятно! Она просто не могла поверить своим ушам! Нет, Кейтлин не сомневалась в своих силах, она всегда была уверена, что рано или поздно добьется своего. Ее сердце радостно билось. «Теперь начнется новая жизнь! Репетиции, выступления!»
    – Мама! Ты не представляешь! Я выиграла стипендию! – Кейтлин сразу же позвонила матери, чтобы поделиться радостной новостью.
    – Кейтлин, дорогая, как же я счастлива за тебя! Ты заслуживаешь эту награду, как никто другой!
    Кейтлин работала, репетировала буквально день и ночь, лишь бы пройти конкурс. И мать знала, каким трудом, потом и кровью далась Кейтлин эта стипендия.
    – Мама, я готова прыгать от радости! – Эмоции переполняли обычно сдержанную Кейтлин. – Теперь я смогу выступать, ездить на гастроли! Ах, кажется, мечты сбываются!
    – Милая, я уверена, что тебя ждет блестящее будущее! – Мама всегда поддерживала стремление Кейтлин стать балериной.
    Но, увы, мечтам Кейтлин не суждено было сбыться. Она и в страшном сне не могла себе представить, какие испытания ей готовит жизнь…
    Том внимательно слушал Кейтлин.
    – Я тогда встречалась с одним парнем, – продолжила она. – Мне казалось, что он добрый, заботливый. Все складывалось, как нельзя лучше, пока… – Кейтлин запнулась.
    – Он тебя бил? – осторожно спросил Том.
    – Да, – выдохнула она. – Он был точно такой же… Как отец.
    – Кейтлин, я никогда в жизни не обижу тебя! – произнес Том. – Ты же не думаешь, что я способен ударить тебя?
    Как же ей хотелось верить ему! Но она не могла верить мужчинам. Сначала отец, а потом бой-френд… Они оба были уверены в своей правоте, считали, что могут безнаказанно обижать женщин. А Кейтлин этого никогда не забудет!
    – Том, ты уже обидел меня, не дослушав меня до конца, – горько усмехнулась Кейтлин.
    Том подошел к ней ближе и мягко обнял ее.
    – Кейтлин, я с тобой, – прошептал он. – Расскажи мне, что же случилось?
    – Он пил, – призналась она. – Я хотела уйти от него. В тот вечер он заехал за мной на машине. У меня было представление… – Голос Кейтлин стал еще тише. – По дороге домой я поняла, что он пьян, но было слишком поздно… Я очнулась в разбитой машине… Ног я не чувствовала. – Кейтлин уже не могла скрыть слез. – Полгода я пролежала в больнице. Мне жить не хотелось, стоило мне лишь подумать, что я никогда не смогу больше танцевать! Балет для меня – вся жизнь!
    Кейтлин перевела дыхание: ей было тяжело говорить об этом даже сейчас, спустя столько времени, но она понимала, что важно рассказать Тому все до конца.
    Откровенность за откровенность… Кейтлин надеялась, Том услышит ее и поймет, что не одинок в своем горе и отчаянии. Она прекрасно знала, что значит потерять все, она прошла через боль и разочарования. Никто не подозревал, что под сияющей улыбкой Кейтлин скрывалось столько боли. Но она выжила, несмотря ни на что, жизнь закалила ее. Она стала сильной и продолжала жить, решительно перешагнув через прошлое и открыв новые страницы в своей жизни.
    – Кейтлин, но я же видел, как ты танцуешь! – не мог прийти в себя Том.
    – Я могу преподавать танцы, что-то показать детям, – печально улыбнулась Кейтлин. – Но я никогда не смогу танцевать на прежнем уровне. Я тоже потеряла все, к чему стремилась всю жизнь.
    Кейтлин отстранилась от Тома и обхватила себя руками. Ей нужно было собраться с силами. Боль поглотила ее, заставляя окунуться в прошлое: разъяренный отец, избивающий их с матерью, катастрофа…
    – Кейтлин… – Том осторожно дотронулся до ее руки. – Поверь, я не всегда был таким, дай мне шанс. Пожалуйста! – попросил он. – Мне очень хочется быть с тобой и оберегать тебя. Ни в коем случае я не хотел тебя обидеть!
    – Знаешь, в чем разница между мной и тобой, Том? – спросила Кейтлин. – У тебя есть родные, которые любят тебя. Мама, которая сделает все для тебя. Любящий брат и его семья. А у меня нет никого, я могу рассчитывать только на себя, – тихо добавила она. – Отцу нет никакого дела до меня, а мама умерла.
    – Мне очень жаль. – Том взглянул на нее.
    – Мне тоже, – откликнулась Кейтлин. – Ты даже не представляешь, какой ты счастливый. Да, ты прошел через ужасные испытания, но, поверь мне, у тебя все будет хорошо. У тебя есть семья.
    – Кейтлин, у меня ощущение, что ты прощаешься со мной. – Том выглядел растерянным.
    – Да, – согласилась она. – Тебе нужно разобраться со своей жизнью, Том. Пока ты не поймешь себя, мы не сможем быть вместе.
    Кейтлин развернулась и медленно пошла прочь. Она не хотела, чтобы хоть кто-нибудь жалел ее, даже Том. Особенно Том. Да, Том много значил для нее. Несмотря ни на что, он тот мужчина, который мог бы стать частью ее жизни.
* * *
    Том стоял не шелохнувшись. Ему отчаянно хотелось удержать Кейтлин, но он не мог. «Каким же я был дураком! – сокрушался он. – Кейтлин пережила такую боль, а я зациклился только на своих переживаниях! И как только я сразу не догадался, через что ей пришлось пройти!»
    Том скрипнул зубами. Кейтлин все удалялась и удалялась от него. «Она хочет побыть одна, что ж, она дала мне понять, что она привыкла быть независимой, – подумал он. – Но я не могу дать ей вот так просто уйти из моей жизни! Я должен решить, как мне вернуть ее! Хорошая нагрузка – вот что мне нужно сейчас!»
    Том ринулся вперед, словно его преследовали демоны. Да, он был истерзан, но он не позволит прошлому разрушить свою жизнь. У него еще осталась надежда на любовь и счастье.

Глава 12

    Кейтлин с грустью посмотрела на празднично накрытый стол – красивая скатерть, цветы на столе… Она думала, что сегодняшнее свидание обернется романтическим ужином: свечи, медленная музыка и они с Томом – он и она. Мужчина и женщина. Вся жизнь у них впереди.
    «Какая я наивная, – усмехнулась про себя Кейтлин. – Уже начала строить какие-то планы, решила, что с Томом смогу начать новую жизнь. Ведь он мне показался таким надежным, добрым, заботливым… Каким-то настоящим…»
    Кейтлин медленно подошла к столу и спрятала в шкаф красные свечи. «А может, я снова ошиблась? И вижу в Томе только то, что хотела бы видеть в своем избраннике? – размышляла Кейтлин. – Ведь я однажды уже обманулась, и сильно. За мной также красиво ухаживали, были внимательны и предупредительны. А в итоге? Мой любимый человек оказался настоящим чудовищем! Слава Богу, все позади: эти ужасные сцены, крики, побои… Нет, я не хочу так больше жить!»
    Кейтлин включила музыку и постаралась занять себя танцами, придумывая на ходу новые упражнения для своих учениц. Но, несмотря на все усилия, тягостные мысли не отпускали ее. «Как грустно… Мне очень нравится Том, я так хотела, чтобы мы стали настоящей парой! В нем чувствуется крепкое мужское плечо. Да нет, Том не может быть грубым, я просто чувствую это! Его так любит Габи, а ведь дети не откроются жестокому человеку! А что, если Тому вовсе не нужны настоящие отношения? Вряд ли… Мне кажется, он мечтает о собственной семье и детях. Так же как и я… В любом случае Том должен сам решить, что для него важнее: прошлое, его боль, терзания или возможность жить полной жизнью».
    Телефонный звонок отвлек Кейтлин от грустных размышлений.
    – Привет, дорогая! – услышала она радостный голос Люси. – Я и не думала застать тебя дома. Но все-таки решила позвонить!
    – Привет, Люси, – обрадовалась Кейтлин. – Как хорошо, что ты позвонила!
    – О-о, – произнесла Люси. – Что случилось? – Она буквально по голосу могла отгадать настроение Кейтлин. – Поссорилась со своим капитаном?
    – Ох, Люси, – вздохнула Кейтлин. – Кажется, мне все-таки суждено быть одной.
    – Не торопись делать выводы! – наставительно сказала Люси. – Судя по всему, ты опять тоскуешь дома одна. Так не пойдет! Живо собирайся! Через полчаса жду тебя в торговом центре. Там такие платья! До встречи!
    Кейтлин хотела было отказаться, сославшись на проверку домашних работ своих учеников, но Люси была неумолима и просто не дала подруге возможности ответить «нет». Вздохнув, Кейтлин вышла на улицу и направилась к своей машине. «Немного развеяться мне не помешает!» – решила она.
    Припарковав машину, Кейтлин направилась в торговый центр. У входа ее уже ждала Люси. Ее трудно было не заметить! Красная куртка, яркий полосатый шарф: Люси никогда не потеряется в серой толпе.
    – Какая ты умничка, что приехала! – чмокнув подругу в щеку, защебетала Люси.
    – Ты же просто поставила меня перед фактом! – улыбнулась Кейтлин.
    – Вот я и говорю, спасибо, что приехала! – рассмеялась довольная Люси. – Я присмотрела себе платье! Пойдем и тебе найдем что-нибудь красивое!
    – Платье? И по какому же случаю? – поинтересовалась Кейтлин. – Это тебе поводов не нужно! – рассмеялась она.
    – Точно! – согласилась Люси. – Хотя… – Она многозначительно посмотрела на Кейтлин.
    – Люси, неужели новый поклонник? – изумилась Кейтлин.
    – Да, – промурлыкала она. – Завтра у меня свидание с Сэмом! Он пригласил меня на концерт!
    – Я так за тебя рада! – воскликнула Кейтлин.
    Люси счастливо улыбнулась, подхватывая ее под руку.
    В магазине две продавщицы кинулись к ним, спрашивая, чем помочь.
    – Дайте, пожалуйста, примерить вот это красное платье! – попросила Люси. – А моей подруге помогите, пожалуйста, подобрать что-нибудь изысканно-утонченное!
    С этими словами она упорхнула в примерочную.
    – Кажется, я знаю, что может подойти вам, – произнесла девушка-консультант. – Вот, взгляните! Это платье как будто дожидалось вас!
    Она протянула Кейтлин платье цвета морской волны, которое так подходило к ее зелено-голубым глазам.
    – Точно-точно! – подтвердила Люси, выглядывая из примерочной. – Ну-ка, примерь!
    Кейтлин послушно направилась примерить платье. И точно, оно, казалось, было сшито специально для нее. Тонкая ткань плотно облегала ее стройную фигуру, выгодно оттеняя все ее достоинства: высокую грудь, тонкую талию и длинные стройные ноги. А глаза казались просто изумрудными.
    – Русалка, – восхищенно выдохнула Люси. – Это платье твое!
    – Но куда я буду ходить в нем? – сопротивлялась Кейтлин. – У меня, между прочим, нет нового поклонника, чтобы щеголять перед ним в новом платье!
    – Сначала платье, а потом обязательно будет и поклонник! – засмеялась Люси. – Поверь, Кейтлин, все будет хорошо! – подмигнула она ей.
    «Хотелось бы верить в это», – подумала Кейтлин, расплачиваясь за свою покупку.

    Неделя шла своим чередом: занятия в школе, преподавание танцев, болтовня с коллегами за чашечкой чаю. «Все, как обычно, – усмехнулась про себя девушка. – Только нет звонков от Тома, к которым я уже так привыкла».
    Кейтлин действительно нравился Том Картрайт, и ей не хватало его общества. «Что ж, лучше быть одной, чем с заносчивым грубияном, – убеждала себя она. – Пока Том не отпустит от себя прошлое, у нас не будет никакого будущего!»
    В глубине души она надеялась, что Том сегодня же заедет к ней после уроков. Но, увы, он не объявился ни после школьных занятий, ни после урока хореографии.
    Кейтлин изо всех сил старалась не показывать свою грусть, убеждая себя, что Том не стоит ее переживаний. Напрасно… Ее мысли были заняты только им. Вечерами, сидя в своей уютной квартирке, она ждала, что вот-вот послышится стук в дверь, и войдет Том. Так прошла целая неделя, но Том так и не появился. Не было ни звонков, ни встреч. Только ноющее чувство одиночества. Ей так хотелось, чтобы он был рядом, почувствовать тепло его рук, прикосновение губ…

    Вечерами, сидя дома в кресле с любимой книгой в руках, Кейтлин чувствовала себя одинокой, как никогда. Она пыталась читать, но ловила себя на том, что не помнит ни слова из того, что только что прочла. Ни одно из любимых занятий не приносило ей сейчас былой радости. Она решила, что разумнее будет лечь спать, чем терзать себя мыслями о Томе.
    В своей спальне она медленно легла в кровать, разрываемая на части сотнями противоречивых чувств. Но она не могла совладать с ними. Она должна попытаться уснуть. Кейтлин закрыла глаза и направилась навстречу забвению.
    Ей снилось что-то смутное, просто образы, плывущие в ее сознании, когда появился Том. Он нежно прикоснулся к ее щеке, и она ответила на его жест, счастливо рассмеявшись. Он снова дотронулся до нее, и тело Кейтлин отреагировало так остро, как никогда прежде. Она ответила ему всем сердцем, наслаждаясь их эмоциональной близостью и пониманием. Наслаждаясь его прикосновением.
    Его рука нежно скользила по ее коже, искушая. Прикосновения становились все более настойчивыми, а язык, проникший между ее приоткрытых губ, – требовательным. Его глаза говорили, что это именно то, чего он хочет…
    Кейтлин резко проснулась, села на кровати и уставилась в темноту. Все, что она помнила – его настойчивость, ее ответная реакция, – всего этого не было на самом деле. Разве что где-то глубоко внутри, спрятанные от посторонних взглядов в самом дальнем уголке, где ее разум и чувства не были под контролем.
    «Нет, – сказала она себе, пытаясь быть непреклонной. – Я все это придумала. Нет между нами никакой эмоциональной близости. И не будет до тех пор, пока Том не начнет жить настоящим. И во сне мне нет покоя от тебя, Том Картрайт!» – в отчаянии подумала Кейтлин.

    «Какого черта она лезет не в свое дело? – кипел Том, давая своим новобранцам новое задание. – Что она может понимать? Вообразила себе, что может понять бойца спецназа. Злейшему врагу не пожелаешь таких испытаний!»
    Том сжал кулаки, стараясь не выдать своих эмоций.
    – Плохо! – крикнул он своим бойцам. – Время! Да в настоящем бою от вас уже не осталось бы мокрого места!
    Ребята выглядели удрученными. Несмотря на все их старания, учебное задание не выполнено.
    – Отряд, стройся! – громко скомандовал Том. – Испытание не пройдено! Всем придется заново пройти это упражнение!
    – Есть, сэр! – послышались разрозненные голоса.
    Новобранцы едва могли перевести дух после первого учебного испытания.
    – Не слышу! Где ваш командный дух? Вы бойцы спецназа? – рявкнул Том.
    – Да, сэр! – хором отозвались бойцы, мгновенно собравшись.
    Никто из них не хотел выглядеть изнеженным мальчишкой в глазах сурового капитана Тома Картрайта.
    Том гонял и гонял своих учеников, не давая им пощады.
    – Тяжело в учении, легко в бою! – не уставал напоминать им он.
    – Так точно, сэр! – хором отвечали ему ребята.
    Том понимал, что в обучении бойца не должно быть места жалости, иначе потом в бою их не пощадит жизнь. А он должен научить их выживать. Выживать несмотря ни на что.
    «Кейтлин, ну почему ты все испортила? – Том мысленно вел с Кейтлин непрерывный диалог. – Я так хотел просто побыть с тобой, насладиться твоим обществом. А ты опять решила напомнить мне про старую боль!»
    «Я хочу, чтобы ты доверял мне! Поверь, ты не одинок в своем горе», – как наяву, услышал он голос Кейтлин.
    «Я закрылся от мира, людей, – сам себе признался Том. – Но я ведь просто не хочу, чтобы близкие почувствовали мою боль. А что, если Кейтлин права, и я делаю только больнее и себе, и родным, не позволяя никому входить в мой мир? Ясно одно, Кейтлин не будет встречаться со мной, пока я не изменюсь. Нет, я не могу потерять ее! Теперь, когда я нашел ее, женщину моей мечты…»
    «Так борись за нее, сделай хоть что-нибудь!» – услышал он свой внутренний голос.
    «Да, я не упущу свой шанс! Я обязательно что-нибудь придумаю! Я не имею права потерять любовь», – решил Том.

Глава 13

    – Что скажешь? – спокойно спросил Том.
    – Если бы вы с мамой не промыли мне мозги как следует, то я бы потерял Пенни навсегда, – признался Дэниел. – А ты знаешь, как я люблю ее.
    – Что ты пытаешься мне сказать? – Том удивленно изогнул бровь.
    – Я думаю, что тебе нужно извиниться, вот и все, – развел руками Дэниел.
    Том вынужден был признать, что Дэниел прав…
    – Легко сказать, – вздохнул Том. – Мне кажется, что Кейтлин – та самая единственная девушка, которая предназначена мне судьбой. Я совсем потерял сон! – признался он.
    Кошмары войны вновь преследовали его, увлекая за собой в пучину страданий. Как же спокойно и хорошо ему было в объятиях Кейтлин, она заставила отступить прочь все его страхи и терзания.
    – Ого, что я слышу! – усмехнулся Дэниел. – Если она единственная и неповторимая, то мне ее искренне жаль!
    – Да она меня и слушать не станет! – сокрушался Том.
    – Извиняться всегда непросто, – резонно заметил Дэниел. – Если Кейтлин так много для тебя значит, действуй!
    Том скрипнул зубами – ему действительно нужно хоть что-то сделать, чтобы немного отвлечься от мыслей о Кейтлин. Он схватил гантели и начал сосредоточенно качать мышцы.
    – Дядя Томми! Что ты делаешь? – удивленно спросила Габи.
    – Твой дядя Том наказывает сам себя, – ответил Дэниел.
    – А зачем? – полюбопытствовала Габи.
    – Хочу выбросить из головы всю чепуху! – пробормотал Том.
    – А, мисс Роуз! – хихикнула она.
    – Так, а почему ты думаешь, что причиной всему мисс Роуз? – мягко спросил Том.
    – А она тоже всю неделю грустная, прямо как ты! – выпалила Габи. – А еще я видела, как вы целовались, вот!
    – Послушай, Габи, а у Кейтлин… то есть у мисс Роуз есть уроки хореографии в субботу?
    Габи, как настоящая маленькая женщина, лишь пожала плечиками. «Ничего, я найду ее и обязательно извинюсь!» – решил Том.
    – Дэниел, какая же у тебя чудесная семья, – улыбнулся он.
    – Это точно! – рассмеялся его брат. – Но мне не удалось бы сохранить семью, если бы я не уволился из армии.
    – Так, может, все к лучшему? – как бы размышляя вслух, сказал Том. – Теперь я в отставке…
    – Да, – поддержал его брат. – Ты больше не спецназовец, так что не упусти свой шанс!
    – Том, ты остался в живых, а это главное, поверь! – тихо сказала Пенни.
    Том совсем не заметил, как она вошла.
    – И что, ты все слышала? – усмехнулся Том.
    – Я слышала достаточно, Том. Все в твоих руках! – подмигнула ему Пенни.
    – Ладно, я пошел. – Том схватил свою куртку и помахал им рукой.
    – Тили-тили тесто! Жених и невеста! – веселилась Габи.
    Все трое, как всегда, были рядом. Дэниел умел выслушать своего брата и дать ценный совет. Пенни тоже его всегда поддерживала. А Габи подсказала ему, что и Кейтлин совсем непросто сейчас.
    «Дэн прав, я полный идиот, – ругал себя Том. – Кейтлин показала мне, кто я и что мне нужно делать, чего я хочу добиться». А больше всего на свете ему хотелось добиться прощения и любви Кейтлин Роуз. «Что же, мне не привыкать, – весело подумал Том. – Я всегда добиваюсь своего. Если Кейтлин не сможет простить меня сразу, я уговорю ее поверить мне еще раз».
* * *
    В субботу Кейтлин преподавала танцы подростковой группе. Она с радостью смотрела на своих учениц – когда-то и она была такой же.
    «О господи!» – испугалась Кейтлин. Она не обратила внимания, что дверь класса приоткрылась. В дверях стоял Том Картрайт. Она отчаянно старалась забыть его, не думать о нем. Но все было бесполезно.
    – Продолжаем делать растяжку! Я на минуточку! – распорядилась Кейтлин и решительно направилась к Тому.
    – Прости, что прерываю твой урок, – сказал Том.
    – Я не могу сейчас разговаривать, – строго ответила она, борясь с нахлынувшими на нее чувствами.
    «Как же я соскучилась по нему!» – подумала Кейтлин, вглядываясь в лицо Тома. Напрасно она старалась уговорить себя, что он не стоит ее переживаний. Кейтлин была счастлива его видеть.
    – Прости, я вел себя как последний дурак, – признался Том. – Давай встретимся после занятий!
    – Зачем? – спросила Кейтлин, хотя ей ужасно хотелось сказать «да».
    – Просто выслушай меня, – попросил Том, беря ее за руки. – Кейтлин, дай мне второй шанс!
    Она не могла просто сказать ему «да» – боль разочарования еще не утихла. Но и отказать ему она была не в силах.
    – Кейтлин, пожалуйста! – умоляюще взглянул на нее Том. – Если и после сегодняшнего разговора ты решишь, что я болван, хорошо! Я больше не буду беспокоить тебя!
    Кейтлин нежно дотронулась до его щеки. «Не важно, что было в прошлом, – решила она. – Я дам ему второй шанс, он это заслуживает».
    – Я никогда не считала тебя дураком, – с улыбкой призналась она.
    – Да, но я вел себя как дурак, – горько усмехнулся Том.
    – Хорошо, встретимся после занятий, – немного помолчав, произнесла Кейтлин.
    Том не мог скрыть счастливой улыбки.

    Капелька холодного пота стекла по спине Тома. «Без паники! – приказал он себе. – Пенни! Вот кто поможет мне!» Он же обещал Кейтлин, что изменится, он просто не может подвести ее!
    – Том! – обрадовалась Пенни, услышав его голос по телефону.
    – Привет, как дела? – как ни в чем не бывало поинтересовался Том, стараясь не показывать охватившего его волнения.
    – Да вот, играем в мячик с Габи! – весело ответила Пенни.
    «Играем в мячик…» Том отчаянно хотел, чтобы у него была собственная семья, чтобы вот так играть в мячик с детьми. С его родными детьми. Конечно, он обожал Габи, но он мечтал о собственных детях. «К черту прошлое! Я хочу жить настоящей жизнью, – подумал он. – И эту жизнь мне сможет подарить Кейтлин».
    – Пенни, мне срочно нужна твоя помощь, – признался, наконец, Том. – Только ты сможешь помочь мне! Я не знаю, как открыться Кейтлин, что сказать ей…
    – А, – протянула Пенни, – понятно! Дэниел мне уже поведал твою историю, – сообщила она.
    Том доверял Пенни, она была ему хорошим другом. Он верил, что и на этот раз Пенни сможет помочь ему в таком деликатном деле.
    – Скажи, как я должен поступить? – спросил он. – Как доказать ей, что я могу быть другим?
    – А ты не пробовал сказать ей все начистоту? – усмехнулась Пенни.
    – По-твоему, я должен вот так сразу все ей выложить? – рассердился Том.
    – Знаешь, я не собираюсь подсказывать тебе, как и что говорить. Это твоя жизнь. И только ты сам можешь сказать Кейтлин, что ты чувствуешь и почему она так важна для тебя.
    – Пенни, у меня есть только двадцать минут, чтобы решить, что же сказать Кейтлин.
    – Нет, дорогой мой, так не пойдет! Если ты действительно любишь Кейтлин, то справишься и без моей помощи. Знаешь, – после некоторой паузы сказала она, – насколько я поняла, Кейтлин не доверяет мужчинам. И тебе сейчас нужно доказать, что ты не такой, как все!
    – Да, но как? – вздохнул он.
    – Том, я уверена, ты справишься, – подбодрила его Пенни. – Удачи!
    – Спасибо, – пробормотал Том и повесил трубку.
    «Мне нужно доказать Кейтлин, что я отбросил свое прошлое. Я готов переступить через боль и начать новую жизнь. Я смогу стать другим!»
    Том решительно набрал телефонный номер. «Если эта идея не сработает, я придумаю что-то еще!» – твердо решил он.

    Кейтлин закончила урок хореографии и улыбнулась своим ученицам.
    «Нужно пойти переодеться», – подумала она, прощаясь с девочками до следующего занятия. Она задумчиво стояла у зеркала, расчесывала свои длинные, густые волосы и думала о Томе Картрайте.
    «Может быть, мне вообще не суждено встретить настоящего мужчину? Я попыталась встречаться с Томом, и что из этого вышло?» – горько усмехнулась она.
    – Кейтлин! – окликнул ее Том.
    – Подожди минуточку! – попросила Кейтлин.
    Она быстро припудрила носик и достала нежно-розовый блеск для губ. «Это ничего не значит, – пыталась убедить себя Кейтлин. – Я просто должна хорошо выглядеть!» Она вышла из танцевальной студии, стараясь сохранять спокойствие. «Он невероятно привлекательный. – Кейтлин приветливо улыбнулась ему. – Я сразу же обратила на него внимание. Высокий, мужественный, так уверен в себе… Но нет, это не мой мужчина! Хватит. Уже обжигалась!»
    – Привет! – широко улыбнулся он.
    «От одной только улыбки можно с ума сойти, – пронеслось в голове у Кейтлин. – Не буду себя обманывать, он очень мне нравится. Пусть он и обидел меня ненароком, но я точно знаю – он не способен ударить женщину».
    – Какие у тебя планы на сегодняшний день? – Том пропустил ее вперед.
    – А что? – спросила Кейтлин, теряясь в догадках, что он мог задумать.
    – Я тебя забираю с собой, дома будешь только поздно вечером, – ухмыльнулся он, поняв, что Кейтлин совсем не против пойти с ним куда-нибудь.
    – Но мне нужно покормить кота, – запротестовала она.
    – Покормим твоего кота, не переживай! – уверил ее Том.
    «Я все-таки должна дать ему второй шанс», – решила Кейтлин, послушно следуя за Томом.
    – Поехали! – скомандовал Том. – Готова?
    – Да! – твердо ответила Кейтлин.

    «Она согласилась поехать со мной! – ликовал Том. – Значит, у меня есть шанс. И я не упущу его!»
    – Как дела в школе? – как можно небрежнее спросил он.
    – М-м-м, неплохо! – лукаво улыбнулась Кейтлин. – Том, но ты же не про школьные дела хочешь спросить у меня?
    – Да, – признался он. – Я хочу извиниться.
    – Что ж, ценю!
    – Кейтлин, прости, я вел себя как последний идиот, не хотел выслушать тебя. – Эти слова дались Тому с явным трудом, он всегда был прав, знал, что делает. – В какой-то момент я понял, что веду себя как мой отец, а мне этого совсем не хочется, – тихо добавил он.
    – Как отец? – переспросила Кейтлин.
    – Мой отец бросил мать. И когда мы с братом сказали, что на стороне матери и будем жить с ней, он предал и нас – просто не захотел нас больше видеть.
    – Да, вы с Дэниелом не заслужили этого! – прошептала потрясенная Кейтлин.
    – Кейтлин, ты тоже прошла через боль и разочарования, но ты не закрылась от мира. Живешь новой жизнью. Я просто восхищаюсь тобой!
    – Я не всегда такой была, – усмехнулась Кейтлин. – Я не думала, что мне есть ради чего жить дальше. Но один мой друг показал мне, что я должна быть за многое благодарна судьбе.
    – Спасибо. – Том взял ее руки в свои.
    Ему отчаянно хотелось поцеловать ее, но он боялся нарушить хрупкую гармонию, возникшую между ними сейчас.
    – Том, за что ты меня благодаришь? – искренне удивилась Кейтлин.
    – За то, что дала мне второй шанс. – Он пристально посмотрел ей в глаза.
    «Я не хочу больше лгать и притворяться, – подумал Том. – Я хочу жить полноценной жизнью».

Глава 14

    – Не волнуйся, почти хорошо! – ответила Кейтлин, с любопытством оглядываясь по сторонам. – Ты же слышал, врач сказал, что это всего лишь растяжение. Неделя – и все пройдет!
    Кейтлин улыбнулась, вспоминая их визит к врачу. Каким обеспокоенным выглядел Том! Он сразу же привез ее в больницу, настоял, чтобы доктор срочно осмотрел ее. Он ни на минуту не отпускал Кейтлин от себя, держа ее на руках, словно хрупкую статуэтку.
    Они приехали в военно-морскую академию.
    – Том, а зачем ты привез меня сюда? – поинтересовалась Кейтлин.
    – Потому что мне хочется, чтобы ты получше узнала меня. Это мой второй дом. Я хочу показать тебе, почему спецназ так много значит для меня.
    «Неужели он готов раскрыться? Понял, что нужно жить дальше?» – ошеломленно подумала девушка.
    – Кейтлин, балет всегда был частью твоей жизни, а спецназ – тоже часть моей жизни. Я хочу быть откровенным с тобой, – добавил Том.
    – Спасибо! Я очень хочу узнать о тебе больше. – Она дотронулась до его руки.
    Том мягко обнял ее. «Я должна дать ему шанс, – решила Кейтлин. – Если он сможет отбросить свое прошлое, то и я смогу позабыть боль и страх».

    Никто из мужчин не мог остаться равнодушным к красоте Кейтлин – все с восторгом оборачивались на нее. Том покровительственно положил руку ей на плечи – ему хотелось закрыть Кейтлин ото всех. «Она моя», – словно говорил он.
    – Я думал, что всю жизнь буду в спецназе, – поделился с ней Том. – Я чувствовал – это мое.
    – Ты решил, что это твоя судьба, – с грустью добавила Кейтлин.
    – Да, – вздохнул Том.
    – Но почему именно спецназ, Том? Это такие испытания!
    – Я люблю преодолевать трудности, – ответил он. – Нужно быть лучшим, чтобы попасть в элитный отряд спецназа. Ты должен пройти суровую школу и научиться выживать в любых ситуациях.
    – Адреналин, – прошептала Кейтлин. – Я тоже всегда хотела быть лучшей! – призналась она. – Правда, что курсантам приходится подолгу быть под водой?
    – Да, есть своеобразный курс выживания, через это должен пройти любой боец. Плавание – обязательная часть тренировок спецназа. Хочешь посмотреть? – неожиданно спросил Том.
    – А разве можно? – неуверенно спросила Кейтлин.
    Ей отчаянно хотелось посмотреть на тренировки и понять, почему это так дорого Тому. Не зря же он привез ее сюда…
    – Конечно, – широко улыбнулся Том. – Никто и слова не скажет, ты моя гостья!
    Он взял Кейтлин за руку и повел вниз по коридору, где находился бассейн.
    Оказывается, здесь есть бассейн, удивилась Кейтлин, послушно следуя за Томом.
    – Марш в воду! – услышали они команду инструктора. – Время пошло!
    Группа ребят разом прыгнула в бассейн, погружаясь на самое дно. Никто не всплывал – дано задание высидеть под водой как можно больше времени.
    – Посмотри! – Кейтлин дернула за рукав Тома. – Они все еще под водой! – изумленно прошептала она.
    – Ничего, – усмехнулся он. – Это лишь начало испытаний. Как правило, такое время выдерживают все. Посмотрим, что дальше будет.
    Кейтлин с замиранием сердца смотрела на группу будущих бойцов. Мгновение – и один из учеников резко вынырнул на поверхность, судорожно глотая воздух.
    – Не прошел! – произнес инструктор.
    – Но почему? – спросила Кейтлин, поворачиваясь к Тому.
    Ей казалось, молодой человек проявил чудеса выносливости. Сама Кейтлин побаивалась погружаться в воду с головой.
    – Не прошел, – со знанием дела подтвердил Том. – В бою и не такие ситуации бывают. Увы, парнишка не справился, нужно было продержаться еще.
    И правда, большинство бойцов все еще находились на дне бассейна, выполняя задание тренера. Том взглянул на часы:
    – Сейчас всплывет большинство учеников, но те, кто сможет выдержать еще чуть-чуть, и есть настоящие бойцы спецназа. Никто не говорил, что будет легко. Да, это проверка на прочность. Никогда не знаешь, что ждет тебя на войне! Вот я и учу их науке выживания.
    Том слегка нахмурился, вспомнив на секунду свое прошлое. Он был готов ко многому, пройдя курс спецназа, являлся одним из лучших учеников. Казалось, знал и умел все. Но жизнь оказалась жестче, чем он мог себе представить: кровь, потеря друзей…
    – Том, что с тобой? – заволновалась Кейтлин, увидев вмиг помрачневшее лицо Тома.
    – Все в порядке, – усмехнулся он, отгоняя прочь непрошеные мысли. – Просто подумал, что еще ни разу не видел тебя в купальнике, – прошептал он, обжигая ее страстным взглядом.
    – Том, – ахнула Кейтлин, захлопав ресницами.
    – Кого я вижу! – К ним подошел один из военных.
    Это был Марк, товарищ Тома.
    – Привет! – Том пожал ему руку. – Кейтлин, познакомься, это мой друг Марк, мы с ним…
    – Мне тоже повезло выжить, – просто сказал Марк, оценивающе рассматривая Кейтлин. – А я наслышан о вас, – улыбнулся он. – Рад познакомиться, Кейтлин!
    – Спасибо, я тоже! – приветливо улыбнулась она.
    – Вы очень красивая, Том ни капельки не преувеличил! – сказал он.
    Кейтлин почувствовала, что краснеет. Том сердито взглянул на друга. Они с Марком давно дружили, прошли вместе не один бой. Том был уверен в нем на сто процентов. И все-таки ему не понравилось, как Марк смотрел на Кейтлин.
    – Кажется, я заболтался с вами! Пойду погоняю своих ребят! А то, наверное, расслабились, – подмигнул он Тому. – До встречи! – попрощался он.
    – Он очень славный. – Кейтлин посмотрела на Тома. – А Марк теперь тоже работает тренером?
    – Да, – ответил Том. – Марка тоже списали со службы. Кейтлин… – Том взял ее руки в свои. – Ты мне показала, что можно жить другой жизнью! Важно быть не только хорошим бойцом, но и научить других. – Он заглянул ей в глаза и нежно поцеловал ее. – Кажется, я влюбился в тебя, – прошептал он.
    Кейтлин замерла. Том замолчал, почувствовав ее замешательство.
    – Правда? – наконец спросила она.
    – Да! – серьезно ответил Том.
    Кейтлин отступила на шаг и внимательно взглянула на Тома.
    – Кажется, я тоже влюбилась в тебя, – призналась она, не замечая ничего вокруг.
    Она видела только его глаза, полные любви и ласки. Ей нравилось слушать его, видеть его улыбку. Нравилось то, какими золотистыми становятся его карие глаза, когда он смотрит на нее вот так, как сейчас.
    Впервые Том чувствовал себя абсолютно счастливым. Казалось, прошлое отступило, только настоящее имело смысл.

    – Неужели мы действительно преодолели все трудности, Том? – Кейтлин не могла оторвать от него взгляд.
    – Даже не сомневайся, – усмехнулся Том. Глаза его лучились счастьем. – Мы это сделали!
    Казалось, он понимал ее с полуслова. Кейтлин вздохнула: «Да, все правильно!» Она наконец-то почувствовала, что ее жизнь неуловимо изменилась. Изменился и сам Том – она научила его радоваться жизни, объяснила, что ему есть за что благодарить судьбу.
    Кейтлин видела, каким счастливым был Том в кругу семьи, как он заботился о Габи. Ей удалось помочь Тому залечить старую рану, заставить отступить боль и разочарования. Она показала ему, что главное – его семья, радость общения с близкими и… любовь.
    Казалось, с каждой встречей они все больше и больше сближались, рассказывая друг другу истории из своей прошлой жизни, внимательно выслушивая и сопереживая друг другу. Кейтлин с удовольствием заметила, что Том хороший рассказчик, он умел привлечь внимание слушателя захватывающими историями. Кейтлин же беззаботно смеялась над его шутками. Она чувствовала себя свободной и счастливой в его обществе.
    – Знаешь, я хочу свозить тебя в одно интересное место. – Голос Тома вывел ее из задумчивости.
    – Да? И куда же мы поедем? – Глаза Кейтлин горели любопытством.
    – Ну, это, конечно, не балетная труппа Нью-Йорка, но, надеюсь, тебе понравится!
    – Том! Неужели мы едем на балет? – не могла скрыть удивления Кейтлин.
    – Ну да. – Довольная улыбка появилась на лице Тома. – Я совсем не разбираюсь в балете, а для тебя балет – все. Я очень хочу, чтобы ты тоже показала мне свой мир!
    Кейтлин прикрыла глаза, стараясь не выдать охватившего ее волнения. После всего, что случилось с ней… Она прошла сквозь мучительные сомнения, пытаясь понять, есть ли ее вина в случившемся… А Том Картрайт перевернул ее мир вверх ногами, ворвался в ее жизнь подобно урагану.
    – Спасибо. – Она с благодарностью взглянула на него. – Ты даже не представляешь, как много для меня это значит.
    – Лучше расскажи мне, почему ты так любишь балет, – попросил Том.
    – Я всегда любила танцевать, мне так нравились порхающие балерины в воздушных пачках… Моя мама всегда подбадривала меня и говорила мне, что все в моих руках, – улыбнулась Кейтлин, вспоминая свое детство – первые пуанты, первые неуверенные па… – Мама так гордилась мной! Потом я выиграла школьную стипендию… Мне казалось, вот-вот начнется новая жизнь.
    Том внимательно слушал ее, не задавая лишних вопросов.
    «Он не такой, как все, – подумала Кейтлин. – Как глупо было с моей стороны плохо думать о нем… Нельзя судить человека, не узнав его. Конечно, он бывает излишне упрям… Но он очень добрый и чуткий человек, который умеет выслушать другого».
    – А мы думали, что мир рухнул, когда отец ушел от нас, – неожиданно сказал Том. – Но с нами была мама, – с нежностью добавил он.
    – Я бы отдала все на свете, лишь бы мама была со мной! – с грустью сказала Кейтлин. – Мне так хочется позвонить ей и просто поболтать, – вздохнула она.
    Том нежно провел рукой по ее щеке.
    – Кстати, на какой балет мы идем? – решила сменить тему Кейтлин.
    – Вообще-то это генеральная репетиция премьеры, – чуть смущенно произнес Том. – Это все, что я мог сделать!
    – Да это же просто здорово! – Кейтлин бросилась ему на шею.
    – Так здорово, что ты даже согласишься выйти за меня замуж? – серьезно спросил он, крепче обнимая ее.
    «Он что, шутит? – пронеслось в голове у Кейтлин. – Он просит меня выйти за него замуж?»
    – Выходи за меня замуж, Кейтлин! – Он встал перед ней на одно колено. – Я прошу тебя стать моей женой!
    – Ты серьезно? – спросила ошеломленная Кейтлин.
    – Серьезно, как никогда. – Том взял ее руки в свои.
    – Мне кажется, тебе лучше встать с колен, – пробормотала она, стараясь прийти в себя.
    – Вообще-то это не тот ответ, который я ждал, – усмехнулся Том, заглянув ей в глаза.
    Кейтлин выглядела явно растерянной.
    «Ну вот, как ты и мечтала: доблестный рыцарь на коленях просит тебя стать его женой, – произнес ее внутренний голос. – Что же ты молчишь? Опять тебе не угодили? Белого коня не хватает для полного счастья?»
    Кейтлин глубоко вздохнула. «Нет, я не могу сказать «да» сейчас, я люблю Тома, но прошло совсем мало времени с тех пор, как мы стали встречаться! Не стоит торопиться со столь важным решением, – мудро рассудила она. – Если он по-настоящему любит меня, то сможет понять и подождать чуть-чуть».
    – Том! Я не могу выйти за тебя замуж! – в отчаянии воскликнула Кейтлин. – Ты мне очень нравишься, очень! Но я не могу сказать «да», не узнав тебя, как следует. А мы с тобой практически не знаем друг друга!
    – Это не совсем то, на что я рассчитывал… Что ж, ответ «может быть», а не категоричное «нет», так? – мягко спросил Том.
    – Я очень хочу быть с тобой, но давай не будем торопиться со свадьбой! – умоляюще взглянула на него Кейтлин.
    – Да, кажется, я понимаю, – медленно проговорил он. – Пенни мне говорила не спешить, а я, как всегда, не послушал ее, – ухмыльнулся он.
    – Наверное, Пенни посоветовала тебе пригласить меня на балет? – лукаво улыбнулась Кейтлин.
    – Ты знаешь, нет, – честно признался Том. – Я знаю, что ты любишь балет, и хотел сделать тебе приятное.
    – Так мы пойдем на балет? – счастливо улыбнулась она.
    – Хм, раз ты пока не собираешься выходить за меня замуж, то какого черта мы пойдем на балет? – протянул он.
    – Том! – Кейтлин чуть не задохнулась от ярости.
    Он нежно поцеловал ее:
    – Тебе не говорили, что ты очень красивая, когда сердишься?
    – Нет, – кокетливо произнесла она, – но ты можешь сказать мне это!
    – Кейтлин, ты очень красивая, – прошептал он, обнимая ее за талию.
    Ее тело волшебным образом откликнулось на его прикосновение, и она лишь крепче прижалась к его мускулистому телу, отгоняя прочь ненужные мысли. Его губы жадно прильнули к ее рту. Она отдалась поцелую со всей страстью, забывая обо всем на свете. Кейтлин чувствовала себя абсолютно счастливой. Она просто любила Тома Картрайта.

Эпилог

    Кейтлин была просто ослепительно хороша в длинном белом платье, расшитом изящным кружевом. Пенни настояла на том, чтобы вместе выбрать его. Они обошли не один свадебный салон, прежде чем совершить покупку. Пенни полностью взяла на себя подготовку свадьбы и решила во что бы то ни стало устроить настоящее торжество. Она уже и не надеялась, что Том когда-нибудь женится, причем на такой милой девушке, как Кейтлин.
    – Мисс Роуз! То есть Кейтлин, – немного запнулась Габи, смущенно улыбаясь.
    Она все никак не могла привыкнуть называть свою учительницу просто по имени в кругу семьи.
    – А вы будете бросать букет невесты? – спросила она наконец, переминаясь с ноги на ногу.
    – Конечно! – Кейтлин ласково посмотрела на нее. – Девушка, поймавшая букет, будет следующей, кто выйдет замуж. Разве ты этого не знаешь? Почему ты спрашиваешь?
    – А вы можете бросить букет мне? – выпалила Габи.
    – Габи, подрасти немножко! – рассмеялась Кейтлин. – И у тебя обязательно будет и букет невесты, и самое красивое платье на свете!
    – Я хочу такого мужа, как дядя Томми! Чтобы он смотрел на меня так, как на вас, – призналась Габи. Щеки ее покрылись румянцем.
    У Кейтлин слезы навернулись на глаза. «Как я могла сомневаться в Томе? Он лучший мужчина на свете».
    – Габи, тебе еще рано думать о женихах! – погрозила пальцем Пенни, еле сдерживая смех. «Хотя не успею я оглянуться, как мы и Габи будем выдавать замуж», – подумала она, представляя себе повзрослевшую дочь.
    Кейтлин переминалась с ноги на ногу.
    – Стой спокойно! – скомандовала Пенни, поправляя ей прическу.
    Кейтлин улыбнулась – она уже привыкла, что Пенни должна всегда и всем руководить.
    – Как ты думаешь, он уже приехал? – взволнованно спросила она.
    – Конечно, приехал, сидит и ждет тебя, – усмехнулась Пенни. – Расслабься и ни о чем не думай! Просто наслаждайся сегодняшним днем! У вас вся жизнь впереди! Так что придется ему чуть-чуть поскучать без тебя! – весело добавила она.
    Раздался стук в дверь.
    – Кейтлин, это я! Можно войти? – спросил Том.
    – Да, конечно! – взволнованно воскликнула Кейтлин.
    – Не смей даже приближаться к двери! – сердито ответила Пенни. – Том Картрайт, шагом марш отсюда! – распорядилась она.
    – Мне нужно увидеть Кейтлин! – настаивал Том.
    – Пенни, ну, давай впустим его! – попросила Кейтлин, подбирая подол белоснежного платья. – В конце концов, он мой жених и имеет полное право меня увидеть!
    – Не сейчас! – строго сказала Пенни.
    Но Том уже не слушал никого, а просто ворвался в комнату.
    – Что ты делаешь? – возмущенно закричала Пенни. – А как же традиции?
    – К черту традиции, – бросил Том, обнимая Кейтлин. – Я так по тебе соскучился!
    – Том, – ласково упрекнула его Кейтлин, подставляя губы для поцелуя.
    – Вы оба просто сумасшедшие! – счастливо улыбаясь, проворчала Пенни. – Пять минут не могут подождать! Соскучились…
    Жених и невеста счастливо рассмеялись.
    – Ты просто великолепна! – восхитился Том, оглядывая Кейтлин с ног до головы. – А что, если мы нарушим традиции и к алтарю пойдем вместе? – поинтересовался Том.
    – Давай! – улыбнулась Кейтлин, хорошо понимая, почему он так сделал, и глаза ее увлажнились.
    Она была благодарна Тому: у нее не было никого, кто мог бы повести ее к алтарю, согласно традиции венчания. А Том был рядом, готовый подставить плечо и помочь ей в любом деле. Он проявил такую деликатность, нарушая все традиции, чтобы у нее ни на минуту, в этот важный для них обоих день, не было грустных воспоминаний. Уже больше года они были вместе, и Кейтлин была уверена, что Том – лучший мужчина на свете. Том ощутил ее трепет, готовность подчиниться своим чувствам – и его тоже. Он посмотрел в ее затуманенные глаза и протянул руку:
    – Готова? – Том бережно еще раз наклонился и долгим благодарным поцелуем прижался к ее ладони.
    – Готова! – ответила Кейтлин, подхватывая букет невесты, который предназначался Люси, верной подружке Кейтлин.
    Люси не скрывала слез счастья, узнав о свадьбе Кейтлин и Тома.
    – Подожди минутку! – попросил ее Том. – Закрой глаза!
    Кейтлин послушно выполнила его просьбу – она доверяла ему полностью. Она почувствовала прикосновение теплых рук. Том застегнул цепочку на ее шее.
    – Все! Можешь открывать!
    – Том! – ахнула Кейтлин. На ее шее красовалась золотая цепочка с трезубцем. – Это же твой трезубец!
    – Да, – смущенно улыбнулся Том. – Я ждал подходящего момента, чтобы вручить его тебе.
    – Спасибо, – прошептала Кейтлин. – Я помню, как ты рассказал историю про трезубец, когда пришел к нам в класс.
    – Я хочу, чтобы ты знала, что я очень тебя люблю, – произнес Том, взяв ее руку и целуя кончики пальцев.
    – Я тоже очень люблю тебя, Том! – призналась Кейтлин, прижимая к груди трезубец.
    – Идем! – сказал Том. – Гости уже ждут нас.
    Кейтлин счастливо рассмеялась, она была готова пойти с ним хоть на край света. Она дождалась своего мужчину, и не важно, сколько пришлось ей ждать. Главное, что он рядом. Ее Том. Единственный. Навсегда.
Top.Mail.Ru