Скачать fb2
Перебежчик

Перебежчик

Аннотация

    Цикл «Рассказы о мужестве» посвящен работе чекистов, подпольщиков, армейских разведчиков периода обороны Царицына во время гражданской войны.


Владимир Богомолов Перебежчик

    Гудок заводской котельной надрывался до тех пор, пока площадь перед главными воротами не была до отказа забита народом. На тревожный зов прибежали подкатчики и канавные, завальщики и обрубщики, даже кое-кто из подручных сталеваров, выскочив из душного, пропитанного чадом мартеновского, становился неподалеку, чтобы и речь послушать, и от печи особенно не отлучаться.
    На самодельную трибуну поднялся председатель рабочего совета завода. Оглядев собравшихся, он выкинул высоко над головой руку, и тотчас оборвался гудок, словно председатель движением своей руки перекрыл доступ пара.
    — Товарищи! — произнес он первое слово, и все мгновенно почувствовали, что случилось непредвиденное, что не зря они бросили свое рабочее место. Сейчас здесь, у проходных, решается их судьба, судьба завода, а может, города. Так думал и молодой слесарь Роман Лебедев. — Товарищи! Сегодня ночью на город напали три эшелона анархистов…
    Площадь колыхнулась, выдохнула единой глоткой досадливое «у у-у», а вслед за тем проклятья.
    — Эта черная контра стремится пробиться к центру города. Красная гвардия с трудом сдерживает натиск банд. Нужна наша помощь. Многие из вас уже принимали участие в таких операциях…
    Роман сразу вспомнил февраль, когда он, едва успев переступить порог цеха, был зачислен в отряд самообороны как сознательный пролетарский элемент, член клуба рабочей молодежи. Уже через день их отряд был брошен в пожарном порядке на станцию Разгуляевка, куда удалось прорваться одному эшелону, следовавшему с Кавказского фронта… Начиная с конца семнадцатого года через Царицын с юга и запада возвращались с фронтов домой солдаты и офицеры, бросившие передний край. Иногда целыми полками, с боевым оружием: пушками, пулеметами, винтовками. Зачем оружие дезертирам? — задумались в центре и дали по железнодорожным веткам строжайший приказ: эшелоны с оружием на Дон, в центральные губернии и за Урал не пропускать.
    Но всякому известно, что приказ легче отдавать, чем его выполнять. Тут Царицынскому губкому партии, военному комиссариату и сотрудникам Чрезвычайной комиссии работы было невпроворот.
    Поезда шли днем и ночью, на закате и на рассвете. И каждый нужно было встретить, проверить и лишь после этого поднять зеленый — жезл семафора или, напротив, на всех стрелках зажечь красные фонари. На станциях неусыпно дежурили красные политкомы, агитаторы. Эти, как правило, начинали разговор с теми, кто, навоевавшись, спешил домой. Конечно же ни о каком ленинском призыве «Социалистическое отечество в опасности!» они не слышали, что немцы прут на Питер, им чаще всего казалось ложью, что на Дону Алексей Каледин поднимает вольницу против Советов — наветом на славного казачьего атамана… Словом, как правило, ехала темнота. И эта часть после соответствующей прочистки мозгов и просветления глаз с пониманием относилась к распоряжениям новой власти.
    Но встречались и такие эшелоны, на которых не только слово агитаторов не влияло, даже пулеметы и винтовки, направленные на вагоны, оказывались своеобразным красным лоскутом для быка. С особой яростью отбивались от красноармейцев те, кто знал истинное положение вещей, кто спешил на помощь притаившейся контре в Петрограде, Москве, в Новочеркасске, Одессе, Астрахани, Баку…
    С еще большим остервенением сопротивлялись эшелоны, на вагонах и паровозах которых устрашающе-нелепо висели черные знамена с белыми черепами и транспаранты с афоризмами, вроде «Анархия — мать порядка». По пути следования анархисты беспощадно грабили склады, магазины, банки, церковные приходы, словом, как саранча, сметали все, что можно было погрузить в вагоны и увезти…
    Все эти тонкости Роман Лебедев узнал позже, а тогда в Разгуляевке он впервые понял, что такое классовый враг и как он умеет драться за свое добро, вернее, за добро, присвоенное им. И если бы не бронепоезд «За мировую революцию», может быть, эшелон пробился бы на Иловлю. Такие же задания отряд молодых металлистов выполнял и в марте, апреле. У ребят все больше вырабатывалось навыков, они стали, прежде чем оцеплять эшелон, применять смекалку, хитрость, делали все, чтобы с меньшей кровью задержать состав, а если нужно было — разгромить банду. Жаль, что в отряде Романа таких ребят после каждой успешной операции становилось все меньше и меньше. И это было обиднее всего. Умирали замечательные товарищи, молодые, здоровые, жизнерадостные, полные прекрасной мечты о светлом завтра. Правда, на их место становились тут же новые добровольцы. И в этом смысле цепь не теряла звенья, не рассыпалась, но ведь это были новые, необученные, необстрелянные…
    Все те операции, о которых вспоминал Лебедев, проводились отрядами разных цехов завода, чаще всего поочередно. А чтоб гудком поднимать весь завод — такое было впервые после ноябрьских дней семнадцатого года.
    Прежние банды, анархиствующие составы, даже явные контрреволюционеры были заинтересованы в одном — любой, ценой пробиться через советские кордоны, а эти банды вели себя не совсем обычно. На требование властей сложить оружие ответили ультиматумом: или вы беспрепятственно пропускаете нас, или мы захватываем город и стираем его с лица земли.
    Подобные ультиматумы редко, но предъявлялись и прежде. Но тогда они исходили от отчаявшихся параноиков, явных шизиков, располагающих одной, двумя батареями, дюжиной пулеметов, сотнями штыков. Сегодня картина была несколько иной: три эшелона небезызвестных в мире анархии вождей — Петренко, Воронова и Маруси Богуславки, растянувшиеся от Купоросной балки до Ельшанки, поставили задачей не унести ноги, а ни больше, ни меньше — стереть с лица земли город. Такого конца ему не сулил даже верховный атаман Дона генерал Краснов.
    Пока в городском Совете и штабе фронта решали, как быть, эшелоны, разгрузив батареи и пулеметные тачанки, ударили по поселку. Они довольно легко смяли малочисленные заградотряды, погнали их к Верхней Ельшанке и Царицыну.
    Через час эшелоны подошли к станции Владикавказская. До центра оставалось не более трех верст.
    На помощь Красной гвардии были брошены отряды с ближайших заводов — лесопильного, мыловаренного, гвоздильного.
    К ночи наступило относительное затишье. Враги не решились на штурм глубокого и широкого оврага поймы реки Царицы. Но с рассветом они вновь начали обстрел города и пошли приступом на железнодорожный мост. И хотя их атаки пока не увенчались успехом, штаб обороны призвал к всеобщей мобилизации.
    — Товарищи! — вновь выкрикнул председатель. — Над городом нависла смертельная угроза. Всех, кто способен носить винтовку, мы зовем на поддержку Красной гвардии. Поможем, товарищи, красногвардейцам разбить бандитов! Стройтесь повзводно у проходных и двигайтесь на станцию. Там вас ждет состав.
    …В штабе обороны металлургов ждали. Вез промедления каждому вручили винтовку и патронташ. Стояли группами, курили, подгоняли ремни, щелкали затворами. И все время невольно прислушивались к выстрелам, долетающим со стороны Царицы. Ждали, когда же их бросят туда. Наконец кто-то крикнул: «Идет!» Еще не зная, кто идет и зачем идет, Роман на всякий случай приказал своему взводу:
    — В две шеренги становись!
    К нему подошел командир красногвардейского отряда завода Василий Иванович Чанов, который вчера ночью увел первый батальон в город.
    — Ты за командира? — спросил Чанов, машинально протягивая руку Роману. Наметанным глазом окинул взвод. Крестовоздвиженскую церковь знаешь? Тогда — по четыре в ряд и на всех парах туда. Я сейчас дам задание другим и прибегу к тебе.
    Чем ближе взвод подходил к реке, тем слышнее били в уши залпы винтовок, очереди пулеметов, а когда Лебедев перед железнодорожным мостом подал команду «вольно», с Дар-горы ударила батарея. Залп был не прицельный. Снаряды упали в заросли камышей, подняв высоко над поймой столбы дыма и грязи.
    — Бегом, бегом, вперед! — приказал Роман, опасаясь, как бы второй залп не накрыл их на мосту.
    Но теперь снаряды грохнулись где-то на улице пригорода. «Значит, не по нашему взводу и даже не по мосту», — с облегчением подумал Лебедев, мысленно намечая маршрут к церкви, величаво взобравшейся на пригорок.
    За высокой железнодорожной насыпью были видны свежие следы боя: догорающие лачуги, вывороченные из земли деревья, окаймленные сизым пороховым налетом воронки. На бревнах вдоль забора каких-то мастерских сидели и лежали раненые. Увидев Романа с отрядом, они повеселели и охотно подсказали, как сподручнее приблизиться к Крестовоздвиженской церкви, занятой бандитами. От них же узнали, что анархисты еще держат в своих руках вокзал и прилегающие к нему улицы, а также всю железнодорожную ветку до самой Елыпанки.
    Огородами, дворами добрались к домам, окружающим церковь. Но высунуться на улицу не было никакой возможности — каждый метр был пристрелян. Не спешили подставлять под пулю свою голову и те, кто разухабисто любил петь: «А смерть придет, помирать будем».
    — Ну, Ромка, что предпримем? — спросил Чанов, неведомо как оказавшийся возле Лебедева. — В лоб ударим — без лбов останемся.
    — Это я понял, — подтвердил мысль командира Роман. — Тут хитрость нужна, Василь Иваныч.
    — Пока вокзал у них в руках, никакая хитрость не поможет, как уже давно продуманное и решенное, ответил Чанов. А станцию с такими силами мы не возьмем.
    — Не возьмем. — согласился Лебедев. — Поэтому и надо какую-то хитрость применить. Загораясь идеей, сказал: — Пустить на них бронепоезд! Он на всех парах подскочит, бах, бах, из пушек и пулеметов.
    — Эх ты, стратег, — дернул его за козырек картуза Василий Иванович. — Так они и подпустят бронепоезд. Выполняй задачу: не давай контре не только вылезти из логова, но и чтобы головы не высунули. Я — в другие изводы… В штабе сказали, что с южного участка сняли кавполк. Обождем чуток.
    Это, конечно, хорошо — дождаться полк, получше самим что-либо придумать, хотел сказать уходящему командиру Роман, но понял, что раз конкретного в данную минуту он предложить ничего не может, самое благое — промолчать. Но мысли о военной хитрости не покидали Лебедева. И, как назло, ни одной дельной.
    Когда он читал в журналах или газетах рассказы о георгиевских кавалерах, то там, как правило, герой за то и получал награду, что моментально оценивал обстановку и придумывал такой ход, который в считанные минуты решал успех операции. Особенно запомнился ему невероятный случай, когда один медведицкий казак Недорубов привел в свой штаб целый эскадрон австрийцев. Возвратился из разведки в то село, из которого вчера вечером ушел. Возвратился и ничего не может понять: ни тебе сторожевых пикетов, ни караула при штабе, ни патруля на улицах. Вроде все сквозь землю провалилось. Зашел к хозяйке, где квартировал. Та рассказала, что ночью его часть передислоцировалась в соседнее село, потому получили командиры секретную бумагу; будто австрияки обошли русских со всех сторон и у тех не было выбора: либо в плену оказаться, либо отступить. Сел Недорубов на завалинку, закурил и, должно, прикорнул, потому как не слышал, когда и кто подъехал ко двору. Открыл глаза, а за забором голоса. Прислушался — не по-русски лопочут. Но в разговоре чувствуется настороженность и сомнение. Плохо понимал неродную речь казак, но кое-какие слова за время войны запомнил. Про какое-то окружение толкуют. Ну, логически рассудил Недорубов, если бы они нас окружили, почему сами такие осторожные? Тут что-то не то. Выглянул в щелку. Трое. Хорошо бы их прихватить, решил казак и, перекрестясь, выскочил за калитку с криком: — Хенде хох! Вы окружены!
    Конники бросили поводья и вздернули руки вверх.
    И в тот же миг увидал Недорубов, что прямо на него едет австрийский офицер в сопровождении эскадрона. Офицер кричит своим разведчикам, что. мол, тут происходит, а они ему в один голос:
    — Мы окружены, господин лейтенант! Здесь засада!
    Лейтенант, видно, пентюх был большой, потому что сразу дал команду эскадрону сложить оружие, чтобы избежать ненужного кровопролития. И все солдаты начали складывать к ногам растерявшегося Недорубова карабины и шашки. Когда оружие было сложено офицер спросил, какие будут дальнейшие распоряжения.
    — Этих оставляем здесь, при трофеях, — распорядился казак, указывая на первых задержанных, — остальным следовать за мной.
    Вскочил в седло облюбованного жеребчика, скомандовал: по коням! И, не оглядываясь, дал шпоры лошади. Думал, что ускачет от врагов, но не тут-то было. Те тоже в галоп. Он давит бока лошади, скорость прибавляет, а неприятель не отстает. Вот так и въехал Константин Недорубов в расположение своей части и привел за собой целый эскадрон.
    Везет же людям! В который раз вспомнил этот случай Роман и — пожалел, что никакая подобная находка не приходит ему на ум. Ну ладно, как бы своей пустой фантазией не прозевать вылазку врага. Хотя не чувствуется, чтобы анархисты, укрывшиеся в самой церкви, ее пристройках и ближайших домах на той стороне улицы готовились к наступлению. Но тем не менее нужно всегда помнить, что враг коварен и хитер, он на любую подлость способен. Город решили смести с лица земли! Вот что значит люди без роду, без племени. Для них ничего святого в жизни нет. А если бы они знали, что это за город, в котором живет он, Роман Лебедев, может, дрогнуло бы у них сердце. Не от жалости, а от гордости за славу его. Может, и дожили мы до этих дней благодаря Царицыну. Сколько раз вставал он грудью на защиту государства Российского от нашествия кочевников-басурман. Сколько раз горели его крепостные стены, его деревянные избы. А он вновь поднимался на своем пепелище. Еще краше, еще могутнее. А какие люди побывали в нем! Столицей своей казацкой вольницы нарек Царицын Степан Тимофеевич Разин. И Петр Первый не объехал его стороной, собираясь в персидский поход. Емельян Иванович Пугачев бился у его стен. Сам Суворов несколько дней прожил в крепости…
    Да что для них история! Палят в белый свет, то ли страху нагоняют на красногвардейцев, то ли самим страшно, что заварили кашу, а расхлебать не могут. Опять палят. Сколько же нужно иметь патронов, чтобы вот так, без остановки, стрелять и стрелять? Ведь когда-то должны они кончиться.
    И эта простая, как колесо, мысль осенила Романа. Он ухватился за нее, словно падающий всадник за гриву коня. Не у них, анархистов, а у нас, красногвардейцев, кончились патроны. Что будет? Начнется паника. Кто-то побежит к бандитам. Почему «кто-то», а не Роман Лебедев? Да, конечно, лучше всего он сам перебежит в стан врагов, выдаст себя за насильственно мобилизованного сына известного в городе купца Лебедева, чьи магазины и лавки составляют в городе достопримечательность центральных улиц и площадей. Нужно только куртку и картуз сменить, лучше всего на гимназические. Фуражку он возьмет у Миши Огарева. А куртку следует поискать.
    Но прежде всего необходимо посоветоваться с Чановым. Что он скажет? Наверняка не разрешит идти на такую авантюру. Сказал же: не выпускайте гадов из укрытий, ждите, когда подойдет кавалерийский полк.
    И Лебедев решает взять всю ответственность на себя. Ведь, в конце концов, рискует лишь он, если враги не поверят ему и шлепнут как провокатора. Зато, если операция удастся…
    Роман подлез к Огареву и сказал, для чего нужна ему форменная фуражка. Тот долго смотрел на своего товарища и командира, думая, что ослышался. Фуражку решил не отдавать, не потому что жалко вещь, а жалко Лебедева. Они еще поспорили немного, и Роман, который был и ростом повыше, и сложен покрепче, не приказом, а силой стянул с дружка нужную ему фуражку.
    — Когда я побегу, стреляй в меня…
    Парень совершенно растерялся. Увидев его изумленное лицо, Лебедев скороговоркой пояснил:
    — Да не по правде. А то еще лупанешь. Ну, я побежал к ребятам.
    Через междворовые штакетники, плетни, заборчики, калитки пробирался Роман к отделенным и рассказывал о своей задумке. Те отговаривали командира, грозились донести Чанову, но, в конце концов, желали ему удачи.
    Красногвардейцы усилили обстрел анархистов. Те ответили тем же. В жарком воздухе трудно уже было различить отдельные выстрелы. Небо просто гудело и раскалывалось от грохота. Но вот со стороны красных выстрелы стали редеть, а скоро и совсем прекратились. На смену залпам пришли тревожные крики:
    — Патроны кончились! Командир, где патроны? Чем стрелять!
    И в это же время из ближайшего к церкви двора, как из преисподней, выскочил парень в синей куртке и гимназической фуражке. Не оглядываясь, он бежал к ограде. Из-за заборов по нему открыли огонь. Но мощные залпы анархистов заглушили жалкую стрельбу красных. Не добежав до церкви, парень споткнулся (а может, пуля задела), упал. Замерли обе стороны, выжидая. Роман, воспользовавшись растерянностью, вскочил и в несколько прыжков достиг ограды. Тут его, счастливого, подхватили крепкие руки бандитов.
    — Господа! — с веселым отчаянием произнес Роман, обращаясь к окружившим его анархистам.
    Те сердито загудели, заматерились, недвусмысленно вперили стволы наганов в его живот.
    — Какие мы тебе господа? — держа Лебедева, как нашкодившую кошку за шиворот, брезгливо спросил круглолицый детина.
    — Товарищи! — уже менее уверенно произнес перебежчик.
    Но снова не попал в цель: и это обращение пришлось не по вкусу анархистам.
    «Ну влип, дурачок», — мысленно бранил себя Роман, не продумавший такой, казалось, мелочи. Между собой эту разномастную тварь они ведь иначе как бандитами, контрой, уголовниками, в лучшем случае — анархистами не называли. Нот из-за такого пустяка может все рухнуть. Надо было посоветоваться с Чановым. Тот все знает.
    — Ну, как же вас назвать, братцы? — заискивающе спросил Лебедев, чем вызвал какую-то снисходительную мину на этих отвратительных физиономиях.
    — Граждане мы. Свободные граждане России, с достоинством объяснил ему круглолицый. — А ты кто такой? Из большевиков? Наружность у тебя очень даже аккуратная…
    — Сам ты из них, — обиделся Лебедев, доставая билет клуба рабочей молодежи, — я сын Игнатия Васильевича Лебедева — Роман.
    — Гляди-ка, братва, сын самого Лебедева! — начал ерничать рябой. — Это вроде как бы сын самого Наполеона.
    — Кончай треп! — бесцеремонно оборвал свободного гражданина верзила, державший Романа за шиворот. — Лучше прочти, что в этой книжице.
    — Точно, Лебедев Роман, — сказал рябой, заглянув в удостоверение. — Ну и что?
    — А то, — в тон ему ответил Лебедев, — что папаша мой, купец первой гильдии, сидит сейчас в трюме баржи и думает про вас, что явились его освободители.
    — Почему на барже? — пробасил верзила.
    — Краскомы всех почтенных граждан города на барже заперли. Там и Воронин, и Лапшин, и Репин, и Яблочков, и Паничкин… А нас мобилизовали и сюда послали… Ну, я как услыхал, что патроны кончились, к вам рванул.
    — Так это вы про патроны шумели, а мы думали, вам подкрепление подошло.
    — Из чего подкреплять-то? — со знанием дела стал объяснять Лебедев. — Разве из комиссаров. Но они не очень-то сюда рвутся.
    — Так, — задумался детина. — Картина проясняется. Говорил я батьке: давай на мост навалимся дружнее. Побоялся окружения, а теперь сиди тут, жди у моря погоды.
    — А может, брешет купчишка? В штаны небось наложил от страху, — подбросил кто-то ил толпы.
    — А может, он обыкновенный провокатор? — начал развивать мысль другой.
    — Подосланный самими комиссарами, — подлил масла в разгорающийся костер третий.
    — Факт, лазутчик! К стенке его! Подосланный! Кончай его! Троянский конь! — все больше распалялась толпа, сгрудившаяся плотным кольцом вокруг Лебедева, дышала в лицо Романа винным перегаром, острым чадом самосада.
    Но Роман внутренне не дрогнул: он был готов к такой встрече, мысленно уже прорепетировал подобную сценку. Раз она состоялась, уверовал — без батьки не кокнут. Пока будут таскать, допрашивать, угрожать, время будет неумолимо бежать вперед. А время теперь работало на красногвардейцев. Его мучила лишь одна мысль: как заставить бандитов рискнуть предпринять штурм города, как выманить их из-за этих непробиваемых стен, ускорить разгром.
    — Кокнуть завсегда успеем, — мудро решил самый здоровый из анархистов, очевидно вожак этой «свободной бригады». — Я сам приметил, что редко стали постреливать красные. Тут такая идея у меня. Ежели купчонок не брешет, рванем, опрокинем, город наш! А ежели он провокатор, то сам получит первую пулю. Мы ж его впереди себя пустим.
    Хотя подобный вариант тоже входил в план Романа, его товарищи не будут расстреливать своего командира, но никто не даст гарантии, что пуля не влетит ему в затылок. Почуяв что-то неладное, любой из этой кодлы с удовольствием разрядит свой маузер, наган, карабин, расстреливая красного лазутчика.
    Но тут Роман не был волен диктовать свои условия. Он должен до конца пройти тернистый путь купеческого отпрыска, жаждущего отмщения большевикам, готового на любые жертвы во имя спасения отца и других уважаемых граждан города, которых как мелких жуликов держат сегодня в камерах тюрьмы и в трюме большой деревянной баржи. Неужели они не понимают, что освобожденные граждане озолотят любого из спасителей. Например, его папан в качестве сувенира преподнесет свой лучший гастрономический магазин.
    Лебедев говорил все это так страстно и искренне, что у многих слушателей в глазах замелькали горячие искры, выдающие настроение поживиться на дармовщину.
    — Если напрямую, — уже намечал план наступления Роман, — то до Волги версты две, не больше. За железной дорогой у красных никаких заслонов нет.
    — Откуда тебе ведомо, где и что у красных есть или нет? — подозрительно взглянул на перебежчика рябой, который, как понял Лебедев, с самого начала мало верил его словам.
    — А я приметливый, — нагло ответил Роман, хвастаясь своей наблюдательностью, — Когда нас вели сюда, все примечал.
    — Ну так что, граждане? — обратился к толпе вожак. — В расход его, к батьке, или рвемся до Волги?
    Неизвестно, какое решение приняли бы анархисты, не скатись с колокольни поджарый паренек в студенческой тужурке.
    — Драпают, братцы. Комиссары драпают! — оглашенно завопил он, пробиваясь в середину толпы. — Наши обошли их с кладбища, жмут к оврагу.
    Этого сообщения оказалось достаточно, чтобы вожак лихо надвинул мичманку на самые брови и сказал:
    — Или грудь в крестах, или голова в кустах. Передай мою команду по кубрикам: снимаемся с якоря! Давай на марс, тащи святое знамя! — распорядился он, обращаясь к студенту.
    Несколько человек выбежало из церкви, очевидно, чтобы Передать приказ, а может, отправились по своим отделениям. Остальные начали проверять оружие, опоясываться патронташами, примыкать штыки.
    Лишь Роман, казалось, безучастно прислонился к колонне, расписанной святыми старцами. На самом деле он чутко прислушивался к тому, что происходит на улице. Его встревожило, как их обрадовало сообщение о прорыве со стороны кладбища. Если действительно красногвардейцы отходят, то, выводя еще одну группу, он, Лебедев, лишь поможет врагам. Если бы студент сказал только о перебежке красных, Роман тоже принял бы эту весть радостно: значит, все идет, как задумано. Но наступление со стороны кладбища наводило на грустные размышления.
    И снова он пожалел, что не посоветовался с Чановым. Но отступать было поздно. Он откачнулся от холодной каменной колонны, бегло перекрестился и подошел к атаману.
    — И мне винтовку! — скорее потребовал, чем попросил.
    — А мы тебе святое наше знамя дадим.
    — Знамя так знамя, — без энтузиазма согласился Роман, представляя, какое впечатление Произведет на товарищей зрелище — Лебедев с черной тряпкой впереди наступающих анархистов.
    Удивленный вдруг наступившей тишиной возле Крестовоздвиженской церкви, Чанов незамедлительно прибежал сюда. Выяснив все, вволю отматюкавшись в адрес губошлепа и анархиста Лебедева, Василий Иванович тут же отрядил два десятка бойцов. Им было велено скрытно пробраться к мусульманскому кладбищу и оттуда «ударить» в тыл красногвардейцам.
    Ожидая «удара», Чанов все больше проникался уважением к смелости и находчивости молодого слесаря. Он понял, что удачный исход задуманной Романом операции открывает путь к железнодорожному вокзалу — главной цитадели анархистов. Судя по ленивой, как этот душный день, перестрелке, Чанов догадывался, что сообщение перебежчика произвело определенное впечатление на врагов. Если бы они не поверили Лебедеву или заподозрили его в провокации, давно бы выбросили бездыханное тело юного бойца революции за ограду: нате, мол, любуйтесь.
    И потому несказанно обрадовался Василий Иванович, когда увидел впереди наступающих Романа с черным знаменем над головой. За ним почти вплотную бежал богатырского роста мичман, а чуть поодаль от них остальные. Минуты через две-три из дворов, прилегающих к церкви, выскочило еще не меньше роты анархистов. Заполнив всю площадь и улицу, не встречая организованного отпора, они бежали, ускоряя шаг, и вдруг все окрест вздрогнуло от их громового, дикого, озлобленного «ура!».
    Когда первые ряды достигли железнодорожной насыпи и Лебедев, задыхаясь от бега и отчаяния, ступил на щебенку, Чанов подумал: самый раз. И во всю мощь матросских легких заорал:
    — Огонь по сволочам!
    Хлестнул один, второй, третий, уже приготовленный и нацеленный залп. Командир сводного отряда красногвардейцев Василий Иванович Чанов понимал, что своей командой может нанести урон отряду и комсомольской ячейке завода, но он так же понимал, что революция без жертв не бывает. И в данном случае Роман Лебедев, сын его закадычного друга и тезки Василия Лебедева, может стать в любую секунду этой самой жертвой. Ну что ж, парень ведь сам избрал для себя дорогу.
    Когда смятые прицельным огнем анархисты — кто распластался, кто, предусмотрительно бросив винтовку, вздернул руки над головой — затихли, точно мыши, почуяв приближение кота, Чанов выскочил на улицу и громовым голосом потребовал:
    — Бросай оружие!
    Конечно, Василий Иванович не был гарантирован от любой шальной пули, но желание хоть как-то попытаться спасти Романа, помочь ему сохранить молодую жизнь толкнуло бывалого матроса-балтийца на этот отчаянный шаг.
    Поняв, что все дальнейшее лишь дело времени, анархисты сдались.
    Обнимая ошалелого от счастья Романа, Чанов так сунул снизу свой кулак в челюсть парня, что у того искры брызнули из глаз. Но Лебедев лишь потом ощутил боль, а сейчас он готов был вынести все муки ада. Ведь его первая самостоятельная операция увенчалась успехом. И хотя до полного разгрома анархистских банд было еще далеко, все понимали, что здесь, у Крестовоздвиженской церкви. Красная гвардия противопоставила грубой силе врага ум и находчивость.
Top.Mail.Ru