Скачать fb2
«Илья Муромец». Гордость русской авиации

«Илья Муромец». Гордость русской авиации

Аннотация

    Этот самолет опроверг миф о «техническом отставании России». Этот авиашедевр совершил настоящую революцию в военном деле — до его появления специалисты полагали, что боевое применение авиации ограничится воздушной разведкой, а роль бомбовозов отводили дирижаблям-«цеппелинам». «ИЛЬЯ МУРОМЕЦ» стал первым многомоторным бомбардировщиком в мире — немцам удалось создать что-то подобное только через два года, а нашим союзникам по Антанте — лишь в конце войны. Громадный воздушный корабль (механики в полете прямо по крылу добирались до моторов, а на одной из фотографий просто стоят на фюзеляже, словно на палубе прогулочного парохода), «Муромец» оправдал свое богатырское имя, в годы Первой Мировой поднявшись на защиту Отечества. Сведенные в Эскадру Воздушных Кораблей, эти самолеты решали стратегические задачи разведки и бомбометания, будучи грозными противниками не только для сухопутных войск, но и для вражеских летчиков, — в ходе боевых операций стрелки русских бомбардировщиков сбили почти два десятка самолетов противника, тогда как собственные боевые потери за всю войну составили лишь один сбитый «Муромец».
    Эта книга — первое отечественное исследование истории создания, совершенствования и боевого применения легендарного самолета. Издание богато иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.


Марат Хайрулин «ИЛЬЯ МУРОМЕЦ» Гордость русской авиации

    Взлетает с воды опытный поплавковый «Илья Муромец»

От «Гранда» до «Русского Витязя»[1]

    История первого в мире многомоторного самолёта началась… с комара! Ранней осеню 1911 года молодой талантливый российский конструктор И. И. Сикорский, имевший уже большой опыт в создании и пилотировании аэропланов, едва не попал в авиационную аварию, вызванную остановкой двигателя. Причиной отказа послужил обыкновенный комар, попавший в жиклёр карбюратора. Молодой конструктор крепко задумался над обеспечением безопасности полёта и пришёл к выводу, что силовую установку необходимо дублировать. Уже весной 1912 года Сикорский сформулировал концепцию многоместного и многомоторного аппарата весом в несколько тонн. Аэроплан должен был иметь закрытую комфортабельную кабину экипажа с двойным управлением и с каютами для пассажиров, продолжительность полёта — не менее 10 часов. В полёте должен был быть обеспечен свободный доступ к моторам, установленным на крыле. Экипаж предположительно мог состоять из «пилота-капитана, пилота-штурмана, машиниста и помощника машиниста».
    Строительство такого большого самолёта не только в России, но и за границей считалось немыслимым. Все предпринимаемые ранее попытки сводились к установке нескольких (обычно двух) двигателей в фюзеляже с передачей вращения на один или два винта. Несмотря на мнения скептиков, Сикорский начал работать над проектом многомоторного биплана. Конструктор надеялся получить денежный приз на очередном конкурсе военных аэропланов с тем, чтобы потратить его на строительство гиганта. Но председатель правления акционерного общества Русско-балтийского вагонного завода М. В. Шидловский, обладавший неплохим чутьём бизнесмена и предпринимателя, предложил построить самолёт за счёт средств общества. Так в Санкт-Петербурге, в воздухоплавательном отделении РБВЗ, началась постройка аэроплана, получившего название «Гранд» (по-французски — большой, великий). Имя звучало благородно и аристократично, ведь другое прочтение названия означало титул высшего испанского дворянства.
    В феврале 1913 года изготовленные узлы и агрегаты «Гранда» перевезли в арендованный у Всероссийского императорского аэроклуба ангар на Комендантском аэродроме для сборки. 4 марта собранный аэроплан, оснащенный пока двумя моторами, был выведен из ангара для испытаний.
    Через два дня, Сикорский в своём докладе на заседании VII воздухоплавательного отдела Императорского русского технического общества изложил свои революционные идеи: «Большая масса и скорость — вот залог будущности авиации. Не нужно бояться больших тяжёлых машин! Дайте им скорость, и вы пустите в воздух вагон. Сменяемость пилота в воздухе, независимость полёта от остановки моторов, уход за ними в воздухе — вот громадные преимущества больших аппаратов».

    Игорь Иванович Сикорский. 1912 год

    По проекту на «Гранде» предполагалось установить четыре мотора «Аргус» As.ll мощностью по 100 лошадиных сил в двух тандемных установках на нижнем крыле у фюзеляжа. Размах верхнего крыла составлял 27,2 метра, нижнего — 20, а их общая площадь — 125 квадратных метров!
    Фюзеляж представлял собой хорошо отработанную Сикорским ферменную деревянную конструкцию в виде длинной четырёхгранной коробчатой балки, усиленной многочисленными продольными и поперечными внутренними и внешними расчалками. Из условий удобства работ и транспортировки фюзеляж был разделён на две части со стыком за шпренгельными стойками. Стык выполнялся с помощью четырёх стальных кронштейнов. Ширина фюзеляжа в передней части составляла 1,3 метра и, постепенно уменьшаясь, достигала в хвосте 0,6 метров. Носовая часть фюзеляжа была заострена подобно корабельному корпусу и образовывала открытый балкон, за которым шла закрытая кабина длиной 5,75 и высотой 1,85 метров, застеклённая часть которой возвышалась над фюзеляжем. Из-за этой характерной кабины «Гранд» прозвали «летающим трамваем». Остряки шутили, что ему не хватает только рекламного плаката шустовского коньяка на крыше!

    Ангар Русско-Балтийского завода, где проходила сборка «Гранда». Комендантский аэродром. Февраль 1913 года

    Части «Гранда» (крыло и верх кабины), привезенные к месту сборки. Комендантский аэродром. Февраль 1913 года

    С балкона в кабину можно было попасть через застеклённую двустворчатую дверь, расположенную по центру передней стенки кабины. Сразу же за дверью начиналась «капитанская рубка» с двумя расположенными по обе стороны от двери креслами пилотов, за которыми имелся проход в «пассажирскую каюту». Отсеки разделяла перегородка с застеклённой двустворчатой дверью. Салон, рассчитанный на 10 пассажиров, был оборудован расположенным вдоль правого борта столом, несколькими откидными и раскладными стульями и освещался электрическими лампочками. Далее из салона через одностворчатую дверь можно было попасть в комнату для отдыха с софой-раскладушкой и кладовку, где находился шкаф для одежды и позаимствованный у железнодорожников вагонный туалет-стул. На окнах висели занавески. В задней части «трамвая» имелись небольшие круглые иллюминаторы.

    Верхнее крыло «Гранда»5

    «Гранд» с двумя моторами «Аргус»

    Вид на пилотскую каюту «Большого»

    В проекте рассматривался и военный вариант, на котором предусматривалась даже установка двух пулемётов «Максим»: одного в носовой части на балконе, второго — сзади в верхней части кабины.
    Шасси «Гранда» было довольно громоздким. Оно состояло из двух длинных подфюзеляжных и двух коротких подкрыльевых полозов, крепившихся к фюзеляжу и нижнему крылу системой стоек. Между подфюзеляжными и подкрыльевыми полозами устанавливались собранные из вертикальных деревянных стоек и горизонтальных металлических штанг рамы прямоугольной формы, расчаленные системой проволочных расчалок и шнуровыми амортизаторами. К нижней перекладине рам крепились по две оси со шнуровой амортизацией, каждая с парой колёс от аэроплана «Ньюпор-IV», выпускавшегося тогда по лицензии на РБВЗ. Сикорский вскоре заменил одинарные колёса двойными, соединёнными попарно и обшитыми кожей. Это уменьшило давление на грунт и улучшило условия взлёта самолёта с грунтового аэродрома.

    Изображение проекта аэроплана «Гранд», опубликованное в журнале «Тяжелее воздуха» № 14 за 1912 год

    «Гранд» перед испытаниями в полёте. Март 1913 года

    Перед испытаниями. Март 1913 года

    Сикорский в кабине «Гранда». Март 1913 года

    Шасси «Гранда»

    Сикорский на балконе «Гранда», слева у винта стоит механик Панасюк

    Вид «трамвая». В окне виден Сикорский

    Первые пробежки «Гранда» Сикорский выполнил 15 марта[2], а на следующий день совершил даже два подлёта. В ход испытаний вмешалась оттепель, но помогли военные, разрешившие использовать свой Корпусной аэродром. Первый полёт там состоялся 27 апреля 1913 года.
    В мае на испытаниях побывал и журналист из «Огонька», который взял у Сикорского интервью. «Сикорский-истребитель» — такое имя дал журнал увиденному гиганту под впечатлением рассказов конструктора о будущем его использовании в военных целях. На него планировали поставить 37-мм орудие и тогда «он явится единственным аэропланом, способным бороться и истреблять дирижабли, которыми так богаты наши соседи». В дальнейшем Сикорский не откажется от своей идеи, оборудовав на первых «Муромцах» орудийную площадку, о чём речь пойдёт позднее.
    Убедившись, что размещение двигателей по обе стороны фюзеляжа не вызывает проблем в управлении самолётом, конструктор переделал аппарат в четырёхмоторный, установив ещё два двигателя «Аргус» за имеющимися. Вновь установленные двигатели получили толкающие винты.

    «Гранд». Вид спереди

    «Большой Русско-Балтийский». Сборка на Корпусном аэродроме. У аэроплана уже четыре «Аргуса» в двух тандемных установках. Апрель 1913 года