Скачать fb2
Знание-сила, 2000 №07

Знание-сила, 2000 №07

Аннотация

    Ежемесячный научно-популярный и научно-художественный журнал


Знание-сила, 2000 №07

    ЗНАНИЕ – СИЛА 7/2000
    Ежемесячный научно-популярный л научно-художественный журнал
    № 7 (877)
    Издается с 1926 года
    ЖУРНАЛ, КОТОРЫЙ УМНЫЕ ЛЮДИ ЧИТАЮТ УЖЕ 75 ЛЕТ’

Читатель сообщает, спрашивает, спорит

Здравствуйте, уважаемая редакция!

    Хочу обратиться к профессору И. Андрианову. Баши сетования на дисбаланс публикаций в сторону гуманитарных наук идут, извините, от недопонимания, что ли, роли данных наук в сегодняшнее время, весьма далекое от гуманизма.
    Уверяю Вас, естественных наук, начиная со школьной скамьи, более чем достаточно и даже слишком.
    А как и чем прикажете заполнить вакуум в душах, образовавшийся еще при Советах в результате гонений на социологию, психологию и другие человековедческие науки? Чем? Теоремой Пифагора?
    Уверяю Вас, что сегодня уровень знаний современных достижений в этих науках школьных учителей стремится к нулю. Это не упрек коллегам, это – искреннее сожаление и обида за нас всех. А результат? Мы увеличиваем до невероятия штаты правоохранительных органов, милиции, в первую очередь.
    Впрочем, я понял, что спор физиков и лириков далеко не окончен и вряд ли когда-нибудь они уравновесятся. (Закон четности?)
    Но мне думается, если в школе будет по 5 уроков математики и всего 2 истории и литературы, мы будем «сеять зубы дракона», которые прорастут очередной чечней, наркомафией и другими недочеловеческими образцами общественного сознания.
    Простите, если невольно чем обидел Вас, но от души желаю Вам всяческих успехов, а моему журналу процветания и творчества.
    С уважением – А. Куриленко, учитель Тульская обл., с. Ненашево

По поводу письма профессора Андрианова в «ЗС», 20П0, N° 1

    «Думаю, в упорном нежелании редакции «ЗС» получать деньги за счет рекламы есть изрядная доля снобизма… Не хотите рекламировать прокладки и презервативы? И не надо – свяжитесь с западными издательствами (Springer, World Scientific и т.д.), растолкуйте, что вас читают во всем мире (бывшие советские ученые сейчас активно работают по всему миру, и очень многие – ваши друзья и читатели). Ваш журнал много толковал о преимуществах рыночной экономики, о необходимости самим зарабатывать деньги и так далее, так покажите же это на деле, на своем примере. А то получается, что толковать мы все в России мастера…»
    Ну просто мои слова! Совершенно согласен с профессором. Вот на телевидении и радио реклама раздражает до тошноты, а в печатных изданиях я ее уже давно не замечаю. Я даже согласен на небольшую долю популистских мер, например дешевые сенсации и голые бабы, лишь бы журнал выжил.
    Впрочем, на самом деле проблема не в рекламе, а в человеческом факторе. Ваш журнал сформировался в советские времена и в таком виде в новых условиях нежизнеспособен. Вам жизненно необходимо переродиться и реорганизоваться. Влейте свежую кровь в виде новых работников, обязательно молодых. И не отметайте немедленно их на первый взгляд бредовые идеи.
    Ну-ка попробуйте не отвергнуть вот эти. Попробуйте выпускать тематические вкладыши и региональные выпуски, как журнал «Компьютерра». Кстати, «Компьютерра» близка вам по дух у, и там наверняка есть ваши почитатели. Может, они согласятся проконсультировать вас, как наладить бизнес? Впрочем, перед тем как делать региональные выпуски, конечно, надо завоевать розницу. Почему «ЗС» не видно в киосках? Никаких возражений не принимаю – в киосках полно московских изданий. А еще лучше, чем в уличных киосках, ваш журнал наверняка должен расходиться в вузах. Для повышения интереса публикуйте кроссворды. Я сам ими не интересуюсь, но, по моим наблюдениям, специализированные кроссвордные издания покупают больше, чем все остальные. На своем сайте организуйте конференцию для обсуждения статей.
    Поищите на стороне опытного менеджера. Встряхнитесь!

2. По поводу статьи «Чашка кофе против Венеры» в «ЗС», 1999, № 7-8.

    «Стало быть, ежедневно, ежечасно в нашей повседневной жизни мы подвергаемся воздействию куда более мощных перепадов ускорений, чем вариации ускорений от Луны и Солнца, не говоря уже о планетных».
    Автор утверждает, что планеты не могут что- либо изменить на Земле, так как их влияние слишком маленькое. А этому влиянию и не нужно быть большим. Сколько энергии нужно потратить человеку, чтобы подняться с нижнего этажа на верхний? А сколько он тратит, поднимаясь на лифте? Столько, сколько нужно энергии для передачи лифту информации о начале подъема. Так и у планет – их воздействие информационное. Вместе с вращением планет по орбите циклически изменяется и их влияние на Землю. Земля с момента образования находится под этим влиянием, и все процессы на ней «знают» о планетах.
    А горящая спичка и чашка кофе, с исторической точки зрения, – мгновенные искры, и земные процессы воспринимают их влияние как шум.
    3. Во многих местах и в вашем журнале в том числе я встречался с выражениями «человек – венец природы», «человек – цель эволюции». Я с этим принципиально не согласен.
    Наш мир устроен иерархически. Л юбой объект – это система более мелких объектов, и одновременно он – часть более сложной системы.
    Наверное, первым звеном эволюционной цепочки является Абсолют, то, что индуисты называют Брахманом. Я не вижу причины для ограничения роста этой цепочки. То есть человек – не венец природы и не цель эволюции, а рядовая ступенька на эволюционной лестнице.
    Исключать человека из обшсприродного эволюционного процесса противоестественно. Любой объект нужен природе, чтобы построить другой, более сложный объект. Электрон нужен, чтобы построить атом. Клетки нужны, чтобы построить организм. Люди нужны, чтобы построить цивилизацию, и т. д. Как верно заметил Хоцей, «общество – это вещь» (кстати, большое спасибо за ссыпку на его сайт).
    На вопрос, в чем смысл жизни, трудно ответить потому, что он задан неправильно. Лучше сформулировать так: «В чем смысл жизни человека с точки зрения цивилизации?»
    Еще я делаю такой вывод: смертную казнь отменять не нужно. Смертная казнь – это смерть человека от имени государства. Система «государство» включает в себя человека как подсистему и, следовательно, имеет право им распоряжаться. Никто ведь не возмущается, когда иммунная система организма уничтожает раковые клетки.
    4. Когда разбогатеете, огромная просьба к вам: не переходите на глянцевую бумагу. Ужасно раздражают блики.
    Да поможет вам Бог!

Приносим извинения

Глубокоуважаемая редакция!

    На стр. 9 № 2 за 2000 год я с некоторым удивлением обнаружил новость о том, что амфибии и рептилии представляют собой «некоторых млекопитающих», из которых выделены стимуляторы для регенерации мышечной ткани у мыши. Правда, не указано, к какой группе относятся сами мыши.
    Немножко стыдно либо за Питера Шульца, либо за переводчика и в целом – за редакцию.
    Профессор Алексеев, ЗИН РАН

Уважаемая редакция!

    С интересом читаю Ваш журнал уже много лет. Надеюсь, что это приятное и полезное занятие буду продолжать и дальше. Но именно потому, что журнал нравится, особенно обидно видеть в нем неточности и опечатки. Сейчас я буду писать только про № 2 за 2000 год. Например, в статье Ю. Ревича на стр.45 компьютер Сгеу назван Grey, а на стр.48 все правильно. Ясно, опечатка. А вот в статье Льва Гудкова уже ошибка. Я понимаю, что автор не биолог, он специалист в другой области, поэтому утверждение (стр.32) о том, что в биологии различают класс позвоночных, для него вполне допустимо, хоть это не класс, а тип. Но для редактора Вашего журнала пропускать это в печать – явный признак усталости. Равно как и следующее далее – «класс ракообразных и насекомых». Конечно, это не ошибка, но чтобы избежать неверного толкования, следовало бы написать «классы ракообразных и насекомых», их как ни как два. Кстати, уточнение насчет биологии. О тихоходках. На стр.89 указано, что их около 140 видов. А в «Жизни животных» (том 3, стр.535) указано, что видов около 300. Конечно, издание не новое, 1969 года, но сомнительно, чтобы за прошедшее с издания тома время выяснилось, что столько видов было классифицировано ошибочно. И температурный диапазон, который выдерживают тихоходки, в книге практически такой же, разница в один градус.
    Немного о связи материалов друг с другом. На стр.97 3-я Пуническая война датирована 149-146 годами до новой эры, а на стр. 89 написано, что эта война – самая продолжительная, она окончена в 1985 году. Разумеется, читатель сообразит, что такое разночтение происходит из-за разных дат фактического и формального окончания 3-й Пунической войны. Но мне кажется, хорошо бы дать ссылочку, скажем, на стр.89. А вот аналогичный пример, где, как я считаю, ссылка точно нужна (или примечание редакции). На стр. 62 Р. Нудельман упоминает о работах Джима Ферсиса, касающихся самозарождения жизни на основе неорганических матриц, например глины. Работы эти подтверждают гипотезу 30-летней давности, высказанную А Кейренсом-Смитом. Но на стр. 13 (вот не везет!) ведется речь о НОВОЙ гипотезе J1. Коэна и Г. Смита.
    Удивительно, но тоже о самозарождении жизни на основе глины… Вполне допускаю, что Р. Нудельман по каким- то причинам не хотел упомянуть о Л. Коэне и Г. Смите (мало места, не нравятся их результаты, подробно не знаком, да мало ли что!), но редактор-то видел оба материала. Нет, точно – примечание надо давать. Как учил нас Штирлиц, последнее запоминается лучше всего. Так вот. мне очень нравятся статьи и обзоры А. Семенова. Нередко он пишет, что материалы взяты из Интернета. Но никогда не указывает адресов, по которым можно подробнее ознакомиться с материалом. Если бы это были печатные работы, уверен, он бы указал использованную литературу. Я думаю, что Интернет уже вышел на тот уровень, на котором его можно ставить вровень с печатной продукцией. Уже часто попадаются в ссылках как сайты, так и журнальные статьи – на равных правах. Может, и Вашему журналу пора ссылаться не только на бумажные, но и на вебстраницы. Не беспокойтесь, читатель не уйдет от этого в сеть, на указанные сайты, честное слово. Думаю, что журнал от этого только выиграет. Да, кстати. Вы не знаете, где можно приобрести последнюю книгу Н.Н. Воронцова по истории эволюционных учений? Всего хорошего!
    Андреи Николаев
    От редакции: справки о книге Н.Н. Воронцова можно навести в издательстве «АБФ»> по тел. 124-87-11.

50 лет назад

Проф. В.Ю. Визе.

    Уже давно ученые-метеорологи, изучающие законы погоды, заметили, что существует какая- то связь между колебаниями погоды в различных местах Земного шара. Связь эта выражается в том, что если в одном месте какой-нибудь из элементов погоды, например, температура, отклоняется от обычной нормы, то и в другом месте, хотя бы значительно удаленном от первого, температура тоже неизбежно уклоняется от нормы.
    Уже раньше было замечено, что в Экваториальной Африке дождливые годы совпадали с незначительной ледовитостью Баренцова моря. И, наоборот, в засушливые в Африке годы количество льда в Баренцевом море оказывалось повышенным.
    Чем же объясняется такая закономерность? В основном, как это выяснила наука о «мировой погоде», она зависит от интенсивности обшего воздухообмена на Земном шаре. В настоящее время твердо установлено, что с возрастанием количества и скорости перемещения воздушных масс вдоль поверхности Земного шара уменьшается деловитость арктических морей, а с уменьшением интенсивности перемещения воздушных масс ледовитость увеличивается. В экваториальной зоне усиление общей циркуляции атмосферы вызывает увеличение количества выпадающих здесь осадков, что и отражается на уровне озер. Таким образом, два фактора, которые мы сопоставляли, оказываются связанными между собой потому, что оба они зависят от одного и того же третьего фактора – интенсивности общей циркуляции атмосферы.

М. Арлазоров.

    В 1913 году жители французского города Руана стали свидетелями неожиданного зрелища. С огромного пятидесяти трехметрового моста, переброшенного через Сену, прыгнул человек. Сначала он камнем полетел вниз, затем над ним раскрылся огромный шелковый купол, бережно опустивший его на воду.
    Однако парашют, которым воспользовался отважный прыгун, не был французским изобретением, и появлению его в Руане предшествовала долгая история, начавшаяся за три года до этого в столице России Петербурге. Инженер Глеб Котельников создал перспективную конструкцию парашюта. Но не было желающих опробовать его. На помощь пришел знакомый изобретателя – некий Ломач.
    В Париже Ломач нашел желающего совершить прыжок. Это был студент Петербургской консерватории В. Оссовский.
    Так появился парашютист на руанском мосту. Так первый в мире парашют, созданный русским изобретателем, был испытан отважным русским человеком, хотя и за рубежом. Испытание было замечательно и тем, что оно происходило с совсем небольшой высоты, всего лишь с 50 метров, и все же ранцевый парашют Котельникова сработал безотказно.
    Славный изобретатель парашюта Глеб Евгеньевич Котельников дожил до триумфа своего изобретения. Он скончался в 1944 году в Ленинграде. Перед смертью изобретатель, которому было около 70 лет, принимал участие в противовоздушной обороне города- героя от гитлеровских воздушных разбойников.

Новости науки

    Важным подспорьем в мини-драме двух игроков при назначении пенальти в футбольном матче может стать исследование английских ученых из Ливерпульского университета. Они утверждают, что, глядя на бедра игрока, подбегающего к 11-метровой отметке, вратарь может до удара отгадать направление полета мяча. Если игрок (правша!) подбегает к мячу перпендикулярно воротам, то скорее всего он будет бить в правый угол. Если же он отклоняется-то в левый. Ученые из Канады в свою очередь тоже проанализировали момент, когда пробивается пенальти, и пришли к выводу, что небьющая нога в 80 процентов случаев указывает на то место, куда попадет мяч.

    На южнокурильский остров Итуруп отправилась экспедиция Сахалинского академического института вулканологии и геодинамики. Она должна оценить состояние вулкана Кудрявый и дать заключительную оценку запасам единственного в России месторождения рения. Рений является важнейшим стратегическим металлом для всех деталей двигателя современного самолета. Он незаменим при создании межконтинентальных баллистических ракет класса «Тополь- М», которыми сейчас перевооружаются российские РВСН. В связи с этим российское правительство решило начать в 2000 году ускоренную разработку месторождения рения на Курилах. Бывший СССР занимал первое место в мире по добыче рения. Но все месторождения остались в бывших союзных республиках. За последние 20 лет мировые цены на рений колебались от 1100 до 3500 долларов США за один килограмм.

    Ученые из Университета Манчестера в Великобритании утверждают, что механизм, благодаря которому громкие звуки доставляют нам удовольствие, мы унаследовали от рыб. Человек слушает ухом, а рыба – сферическим мешочком саккулгосом. У человека этот мешочек тоже есть, но до недавних пор его считали лишь частью вестибулярного аппарата. Однако ученые из Манчестерского университета во главе с Нейлом Тоддом, специалистом по музыкальному восприятию, установили, что наш саккулюс настроен и на восприятие звуковых частот в музыкальном диапазоне. Возможно, поэтому человек получает удовольствие от громкой музыки. Вестибулярная система человека непосредственно связана с отделом мозга, гипоталамусом, который вырабатывает нейрогормоны и формирует чувство наслаждения и сексуальное влечение. Чувствительный саккулюс вполне может передать сигналы гипоталамусу и вызвать приятное возбуждение от музыки, пения хором или скандирования лозунгов на стадионе.

    Согласно данным американского генетика А Торрони, все разнообразие вариантов ДНК в генофонде коренных жителей Нового Света можно разделить на четыре группы – А, В, С и D. Когда эти же группы ДНК обнаружили у монголоидного населения Центральной Азии, ученые поместили древнюю родину индейцев в ее восточной части.

    Согласно исследованиям черных дыр, находящихся в центре более чем тридцати галактик, черные дыры появляются не перед рождением галактики, а непосредственно в течение ее существования.

    Шотландские ученые объявили, что ими обнаружены два гена на первой хромосоме, повреждение которых ведет в половине семей к развитию шизофрении. Ученые до сих пор не могут точно сказать, какое общее количество генов связано с заболеванием шизофренией. Однако уже сейчас ясно, что обнаруженные два гена играют ключевую роль в развитии этой болезни.

    Успехом увенчались усилия по корректировке наклона падающей Пизанской башни – одного из самых известных памятников Италии, так что в один из выходных первые посетители за последние 10 лет поднялись на вершину башни, преодолев ведущие наверх 230 ступенек.

    Ученые разработали компьютерную модель, которая в трехмерном виде показывает, как генерируется и изменяется магнитное поле Земли.

    Американский турист обнаружил в пустыне Египта, в 40 километрах от Каира, рисунки возрастом от 6500-7000 лет (сцены охоты) до 2500-3000 (религиозные сцены).

    Используя радиотелескоп в Аризоне, ученые обнаружили молекулу сахара в гигантском облаке около центра нашей Галактики. Условия в таких скоплениях напоминают те, при которых образовалась Земля, поэтому эта находка по-иному позволяет взглянуть на проблему возникновения жизни на нашей планете.

    Сотрудники французской фирмы Rhodia Recherches нашли способ свести к нулю разбрызгивание ядохимикатов, применяемых для обработки растений. Для этого к распыляемому раствору добавляют немного полиэтиленоксида. Этот полимер заставляет капли аэрозоля растекаться по листьям и побегам. Новая технология позволяет снизить расход пестицидов и тем самым уменьшить загрязнение окружающей среды.

    Шведские исследователи построили настолько миниатюрного робота, что он может перемещаться по венам человека с потоком крови. Он даже способен манипулировать отдельными клетками и, захватывая, переносить их на анализ.

    Московские историки из Института сравнительной политологии реконструировали демографический состав населения Москвы в годы Великой Отечественной войны на основе материалов Центрального муниципального архива Москвы и Центрального архива общественных движений. Ученые рассчитали, что в Москве накануне войны проживали более четырех миллионов человек. Эвакуация из Москвы началась уже 24 июня 1941. К декабрю 1941 года в восточные районы страны перебрались 2 млн 200 тысяч москвичей, включая 230 тысяч детей. Около миллиона москвичей ушли на фронт. К концу 1941 года население Москвы сократилось почти вдвое по сравнению с довоенным временем. Пик смертности в Москве пришелся на 1942 год – из тысячи человек умирали примерно 34. В первые годы войны особенно высока была детская смертность, связанная в основном с воспалением легких. Взрослое население страдало от сердечно-сосудистых заболеваний, туберкулеза и воспаления легких. За годы войны рождаемость в Москве упала более чем в 2 раза по сравнению с довоенным временем. С 1942 года москвичи начали возвращаться в свой город. Затри года, с 1942 по 1944, население Москвы увеличилось на 1 млн 95 тысяч человек. Среди приезжающих женшин было в три раза больше, чем мужчин. Подобная диспропорция дала о себя знать к концу войны, когда резко возросло число матерей- одиночек. Однако Москва пополнялась не только за счет своих бывших горожан. Свыше 64% приехавших в столицу были сельскими жителями. Приезжали из Татарстана, Узбекистана и Казахстана. К концу 1946 года в Москве была восстановлена довоенная численность. В 1945 году рождаемость в Москве резко возросла, но так и не достигла довоенного показателя. С окончанием войны число браков увеличилось, а число разводов уменьшилось: в победном 1945 году на сто браков приходился один развод.

    Любопытный эксперимент проделал англичанин Андриан Николас. По чертежам Леонардо да Винчи он построил парашют. Оказалось, что великий художник и инженер все рассчитал правильно, и прыжок с воздушного шара на высоте трех тысяч метров над Южной Африкой окончился вполне благополучно. Несмотря на все уверения экспертов, что парашют Леонардо да Винчи не будет работать и всякий, кто воспользуется им, полетит вниз камнем, парашют оказался очень приятен в обращении. Впрочем, эксперимент был не до конца чистым – на высоте 600 метров англичанин освободился от тяжелого, восьмидесятипяти килограммового древнего парашюта и продолжил спуск на современном. Большой вес парашюта да Винчи объясняется тем, что при его изготовлении были использованы материалы и инструменты, доступные в Милане времен Средневековья.

    В Национальном историческом музее Лондона обнаружен скелет мужчины, найденный в знаменитом Стоунхендже в двадцатые годы. Прежде он считался утерянным. Современное исследование костей этого скелета доказывает, что тридцатилетний мужчина (англосакс или римлянин) был убит мечом и захоронен в неглубокой могиле к юго-востоку от главного круга из камней. Гибель мужчины произошла уже намного после сооружения Стоунхеджа, и ученые считают, что его казнь не имела отношения к древним обрядам, связанным с солнцестоянием. Возможно, римская армия, захватив близлежащую деревню, просто устроила публичную казнь около Стоунхенджа, возможно, это была политическая казнь одного из саксонских королей.

    В результате отдаления Луны и Земли каждый год на 4 сантиметра, по мнению ученых, происходит уменьшение количества гравитационной энергии в системе Земля-Луна. Это приводит, в частности, к тому, что изменяется ход конвекции воды в Мировом океане. По оценкам ученых, гравитационная энергия взаимодействия Луны и Земли играет ключевую роль в перемешивании холодных океанических вод, подъема их к поверхности. Что, в свою очередь, сказывается на изменении климата нашей планеты.

    Американские антропологи выяснили интимные подробности диеты неандертальцев. Оказалось, что в их рацион входило много мяса. Девяносто процентов белка неандертальцы получали именно из него. Исследователи пришли к выводу, что в рацион неандертальцев было включено и мясо мамонтов. А такая охота требует уже плотного взаимодействия и понимания в группе людей. До недавнего времени в подобных социальных успехах неандертальцам отказывали, называя их туповатыми и примитивными. Мол, из-за этого и вымерли. Не тут-то было! Впрочем, и диета человека, который параллельно с неандертальцем жил в Европе, тоже была насыщена мясной пишей.

    Российские ученые доказали, что природный радиоактивный фон необходим для нормального существования и развития всего живого. Благодаря внешнему радиоактивному фону в организме постоянно происходит обмен электромагнитной информации, которая обеспечивает сушествование организма как единого целого. Ученые полагают, что очень малые дозы атомной радиации необходимы и полезны для живых организмов, а следовательно, и для человека.

    Исследователи из Массачусетсского технологического института на основе сети из нейроноподобных цепей создали чип, который впервые совмещает в себе цифровые и аналоговые электронные цепи. Он создан из транзисторов, расположенных в радиальной сети из 16 искусственных нейронов, которые соединены наподобие нейронов головного мозга человека. Каждый из нейронов, соединяясь с четырьмя соседними, «подключен» также к центральному нейрону, работающему как регулятор.

    В ходе исследований останков маленькой древесной ящерицы, жившей 220 миллионов лет назад, американские палеонтологи обнаружили на ее спине несколько пар перьев, которые это существо могло использовать для планирующего полета. Это открытие может привести к пересмотру теории эволюционного родства птиц и динозавров и позволяет предположить, что истинным предком птиц могла быть эта древняя ящерица, которая жила на Земле еще до появления на ней гигантских ящеров.

    По информации агентства «ИнформНаука», журнала «Nature», радиостанции «Свобода», радиостанции «Эхо Москвы», ВВС, Ассошиэитед Пресс, Рейтер.

Встречи для «ЗС»

Что нужно астроному?


    С этим вопросом наш корреспондент обратился к известному московскому астроному, кандидату физико-математических наук, старшему научному сотруднику Государственного астрономического института имени П.К. Штернберга (МГУ) Владимиру Георгиевичу Сурдину. Серия его статей о достижениях современной астрономии, опубликованных в последние годы, украсила, по общему мнению читателей и редакции, страницы нашего журнала. Их особенностью, помимо прекрасного знания сути дела, было явно неравнодушное отношение автора к судьбе занятия, которое, как многим сейчас кажется, становится уделом лишь малого числа избранных. А кажется так потому, что при всем интересе к заоблачным высям и звездопаду космических открытий мы все больше удаляемся от недавно массовой астрономической практики – ведь этот предмет на наших глазах исчезает даже из школьного расписания. Так чем же живет сегодняшний астроном – профессионал и любитель – и что ему действительно нужно?
    В. Сурдин: – Как известно, музыканту нужны рояль и скрипка, физику – дьюар и ускоритель, биологу – банка и сачок (да простят меня биологи, но перед глазами стоит образ Паганеля), астроному же, сами понимаете, нужны телескоп и компьютер. Впрочем, компьютер сегодня каждому нужен: и физику, и биологу, и даже музыканту. Именно поэтому компьютер нынче дешев, его можно купить даже на небольшой фант (что мы и делаем), а вот телескоп… За тысячу долларов вы можете получить весьма солидный компьютер, но всего лишь детский телескоп. Обзавестись профессиональной оптикой можно лишь за миллионы долларов.
    – К разговору о телескопах мы, конечно, еще вернемся, а пока хотелось бы уточнить: выходит, нет больше у вас проблем с вычислительной техникой, нет очередей и ночного бдения у старушки БЭСМ (Большая электронносчетная машина) нет больше зависти к заокеанским владельцам «Крея»? Теперь у каждого на столе – персональный суперкомпьютер?
    В. Сурдин: – У нас на столах сейчас стоит то, что еще вчера считалось суперкомпьютером. По правде сказать, порою с трудом верится, что в твоих руках такая власть над цифрами. Я еще не старый человек, а ведь помню, что студенческую работу по небесной механике считал на механическом арифмометре «Феликс»: крутишь ручку вперед – умножает, назад – делит. За это время успеваешь прикинуть результат в уме. Дипломную работу считал на логарифмической линейке, и лишь при подготовке кандидатской диссертации появилась возможность пользоваться электронным мозгом, который занимал несколько комнат в нашем институте. Привычной теперь клавиатуры и дисплея у него не было. Обшались с ним через операторов и перфокарты. Представляю, какое недоумение вызвало бы у нас тогда известие, что со временем у компьютера появится «мышь». Мышей тогда боялись, ибо открытые недра нашей БЭСМ-4М – шкафы, набитые тысячами скрученных проводов, – были чрезвычайно уязвимы. Теперь стократ более мощный вычислитель я ношу в портфеле, а от того, который стоит на столе, вообше мурашки по коже. Но если серьезно подумать, то по уровню современных возможностей на столе у меня по-прежнему «логарифмическая линейка». У наших коллег-астрономов в Японии, исследующих, как и мы, эволюцию звездных скоплений, в отделе стоит настоящий супермозг, работающий в тысячи раз быстрее наших «Пентиумов» (собранных, кстати сказать, своими силами). Процессоры японского чуда специально созданы для решения специфических задач звездной динамики, поэтому и цена их более миллиона долларов. Но мы не особенно завидуем: поднатужимся и соберем «на коленке» что-нибудь похожее.
    – А чему вы завидуете по-настоящему? Я не имею в виду зарплату западных ученых.
    В. Сурдин: – Мы тоже не имеем это в виду. Уровень бытовой жизни нужно соизмерять с реалиями своей страны: труженик науки не может жить лучше инженера или врача. Другое дело – уровень научной работы, тут не должно быть и не бывает скидок на экономический спад или политическую нестабильность в стране. Или ты выдаешь продукт мирового уровня, или ты не ученый. Не делая скидок на условия нашей работы, коллеги за рубежом все же понимают своеобразие этих условий. Недавно в одной английской монографии о переменных звездах я прочитал не совсем обычные слова – авторы посвятили свой труд фуппе моих коллег по Астрономическому институту, создавшей лучший в мире каталог переменных звезд: «С глубокой благодарностью за скрупулезный сбор и распространение данных о переменных звездах, проводимых десятилетиями в наитруднейших условиях, мы посвящаем нашу книгу…»
    Так вот, хотя жаловаться на условия работы у нас стало общим местом, я все же скажу, что есть вещь, в отношении которой мы искренне и почти безнадежно завидуем своим далеким коллегам, – это современный телескоп. Его не сделаешь на коленке и не купишь на фант даже с помощью «дядюшки Сороса». Для этого требуются серьезные деньги и правительственное решение. А астроном без телескопа, что рыбак без удочки: может только руками разводить.
    – Раз уж мы вернулись к разговору о телескопах, то объясните; пожалуйста, в чем смысл именно большого прибора,? Может быть, за те же деньги снабдить каждого астронома маленьким, но персональным телескопом? Ведь вычислительная техника пошла именно по этому пути. Вместо того чтобы стоять в очереди к одному уникальному инструменту, не лучше ли каждому специалисту иметь небольшой, но свой телескоп с неограниченным временем доступа?
    В. Сурдин: – Ваше предложение напомнило мне времена китайской культурной революции. Тогда в каждом тамошнем дворе была небольшая сталеплавильня. Железа выплавляли много, но все – второго сорта. Разумеется, персональный телескоп – мечта любого астронома. У некоторых он даже есть, и работу они ведут вполне полезную, но не на переднем крае. Прорыв в новое всегда осуществляют лучшие инструменты. Важнейшие достижения в оптической астрономии связаны с появлением телескопов-рекордсменов. Строительство каждого крупнейшего для своей эпохи телескопа через короткое время принципиально меняло наше представление о Вселенной: достаточно вспомнить телескопы Галилея и Гершеля, стодюймовый телескоп обсерватории Маунт-Вилсон и двухсотдюймовый Маунт-Паломарский инструмент. Каждый из них был лучшим в свое время и приводил к мощному прогрессу в астрономии.
    За последние годы благодаря работе Космического телескопа имени Хаббла, десятиметровых телескопов имени Кека на Гавайях, а также нескольких восьмиметровых инструментов с «полумягкими» зеркалами, в наблюдательной астрономии произошел сильнейший рывок, далеко продвинувший наши представления о формировании звезд и планет, об эволюции галактик и ранней Вселенной. Поэтому, если мы хотим участвовать в разгадке ее тайн, а не только читать об этом в научно-популярных статьях, нужно и нам строить современные инструменты. Заметьте, я не говорю «гигантские». Современный телескоп – не обязательно монстр. Главное – его гибкость, возможность управления многими параметрами для оптимизации процесса наблюдения.
    – В отношении телескопов мы обычно слышим эпитеты одного сорта – большой, огромный, гигантский. Но если вы сказали, что качество современного телескопа не ограничивается размером его объектива, то из каких же составляющих оно складывается ?
    В. Сурдин: – В первом приближении этих составляющих три: размер зеркального объектива, четкость даваемого им изображения и эффективность приемника света. Вопрос с последним можно считать решенным: сейчас астрономы переходят с фотопластинок на твердотельные приемники света, полупроводниковые матрицы, регистрирующие практически каждый падающий на них фотон. Именно такие приемники света используют в бытовых видеокамерах, способных, как мы знаем, давать изображение почти в полной темноте. Астрономические матрицы еще лучше (и заметно дороже) бытовых.
    Размер зеркала телескопа определяет его «дальнобойность», но размер – это еще не все, важно, чтобы большое зеркало давало идеально резкое изображение, иначе «размазанный» свет слабенькой звезды все равно останется незамеченным. Четкость изображения определяется не только качеством телескопа, но и качеством атмосферы над ним. С одной стороны, нужно благодарить природу, что мы вообще что-то видим со дна своего воздушного океана. Но уж если видим и знаем, что во Вселенной так много интересного и загадочного, то хочется разглядеть все это поотчетливее. Астрономы упорно ищут места на Земле, из которых лучше всего видна Вселенная. Как правило, это средней высоты горные вершины, одиноко стоящие в пустыне или в океане. Таких мест на Земле немного: Канары, Гавайи, горы на севере Чили и в Средней Азии. В этих местах много ясных ночей, сухой и прозрачный воздух. Хорошие телескопы дают там очень четкие изображения.
    – Но, вероятно, не такие качественные, как Космический телескоп имени Хаббла, которому земная атмосфера вообще не мешает ?
    В- Сурдин: – Разумеется, у Космического телескопа пока нет конкурентов по качеству изображения. Но скоро будут. Стоимость заатмосферного телескопа так высока, что астрономы не надеются на массовый запуск подобных инструментов на орбиту и пытаются создать нечто похожее на Земле. Новое «чудо-оружие» наземной астрономии – адаптивная, подстраивающаяся оптика, которая помогает бороться с главным врагом телескопа – дрожанием изображений, вызванным турбулентностью атмосферы. Даже при экспозиции всего лишь в несколько секунд оно способно размыть изображение светила и сделать незаметными его тонкие детали. Да и в тех тщательно выбранных местах для строительства обсерваторий, о которых я говорил, дрожание изображений составляет около 0,5 угловой секунды. Такому углу на поверхности Луны соответствует пятно размером один километр, а на поверхности Марса – пятно в 250 километров диаметром. В большинстве же обсерваторий мира редкой удачей считается угловое разрешение в одну секунду дуги.
    Чтобы победить атмосферу, уже давно были задуманы активные оптические системы, быстро перестраивающие параметры телескопа для компенсации атмосферного дрожания изображений (идея не нова, ее использует каждый, кто наблюдает в бинокль, находясь в движущемся и трясущемся экипаже: движения рук непрерывно компенсируют смещения изображения). В последние годы стали появляться работоспособные системы активной оптики для наблюдений в видимом и близком инфракрасном диапазонах. Разумеется, массивный телескоп – это не маленький бинокль, его невозможно целиком поворачивать за прыгающей по небу звездой. Поэтому сам телескоп с главным зеркалом остается неподвижным, а смещение изображения звезды компенсируется быстрыми покачиваниями маленького вторичного зеркала, порою оно совершает около сотни покачиваний в секунду.
    Если размер главного зеркала телескопа велик и превышает 1 – 1,5 метра, то флуктуации света, падающего на разные его части, хаотичны и простым покачиванием вспомогательного зеркала их не скомпенсируешь. Поэтому для крупных телескопов изготавливают гибкие вспомогательные зеркала, способные быстро, по командам ЭВМ, изменять свою форму, чтобы восстановить четкое изображение. На 3,6-метровом телескопе Южной европейской обсерватории в Чили формой гибкого активного зеркала управляют 52 механических пальца, способных изменять его форму сто раз в секунду. Для нового 8,2-метровош телескопа той же обсерватории, построенного в 1999 году, изготовлено активное вспомогательное зеркало с 250 «пальцами».
    – Позвольте, а откуда компьютер знает, какую форму должно иметь исправленное изображение? Если вы первый раз в жизни смотритесь в зеркало, то как узнать, зеркало кривое или физиономия?
    В. Сурдин: – Действительно, это одна из проблем активной оптики. Мы заранее должны сообщить компьютеру, какое изображение считается идеальным, то есть к чему он должен стремиться, исправляя изображение, испорченное атмосферой. При наблюдении звезд все ясно: «физиономия» далекой звезды – это идеальная точка. А как быть с объектами сложной формы – галактиками, туманностями, поверхностями планет, рисунок которых мы заранее не знаем? Для того-то и наблюдаем, чтобы узнать. Хорошо, если рядом с таким объектом видна звезда: исправляя ее изображение, система попутно исправит и объект нашего внимания. А если звезды рядом нет? Ну если нет, значит ее нужно сделать, решили астрономы. Помните, поэт вопрошал: «Если звезды зажигают, значит это кому-то нужно…» Еще как нужно! Астрономы научились создавать искусственное изображение звезды в верхних слоях атмосферы с помощью мощного лазера. Такую искусственную звезду всегда можно расположить перед глазом телескопа и дать активной оптической системе надежный эталон.
    Должен заметить, что быстрое развитие активной оптики отчасти связано с тем, что в ней были заинтересованы создатели лазерного оружия по программе звездных войн. Военная программа провалилась, но астрономы оказались в выигрыше: постепенно мы перестаем быть рабами атмосферы или сверхдорогих космических телескопов. Теперь есть возможность даже со дна воздушного океана четко видеть космические дали. Но для этого, повторю, нужны современные телескопы.

    Общий вид обсерватории VLT на закате, когда Солнце садится в облака. На переднем плане – башня телескопа Епун, на заднем слева направо – Анту, Куайен, Мелипаль

    Слева внизу внутреннее пространство нейтринного телескопа Камиоканде (Япония), впервые получившего изображение термоядерного ядра Солнца

    Телескоп Куайен (VLT) при лунном свете

    – Разрешите перевести наш разговор в иную плоскость. Развитие науки, естественно, приводит к тому, что ее передний край удаляется все дальше от возможностей непрофессионала, обыкновенного любознательного человека, простого любителя науки. Если когда- то самодельные телескопы Галилея и Гершеля позволили им сделать великие открытия, то на долю современного школьника или инженера – любителей науки, – вероятно, осталось лишь одно: читать научно-популярные журналы и завидовать профессионалам?
    В. Сурдин: – Лично у меня чтение хороших научно-популярных журналов чаще вызывает восхищение, чем зависть. Жаль, что таких журналов у нас становится все меньше. Многие еще помнят журнал «В мире науки» (переводимый на русский «Scientific American»). Думаю, что мы лишились его не случайно: большинство аналогичных наших изданий не выдерживало с ним конкуренции.
    Теперь позвольте рассказать о возможностях любителя науки. Бесспорно, есть научные области, совершенно недоступные любителю: физика высоких энергий, глубоководные исследования, молекулярная генетика, ну и подобные им высокотехнологичные и крайне дорогостоящие занятия. Но астрономия не из их числа: до сих пор остаются и еще долго будут оставаться серьезные занятия для любителей. В отличие от большинства других наук, в астрономии профессионалы успешно сотрудничают с любителями. Попробую объяснить, в чем тут дело.
    Говорят, любая наука проходит в своем развитии три этапа: сбор фактов, их систематизацию и создание теории (то есть системы принципов, из которой следуют все собранные факты). Я думаю, что в астрономии такой подход непродуктивен или, во всяком случае, преждевременен. Астрономические объекты лишь в силу своей удаленности кажутся однотипными. В действительности все они разные. Если физик изучил свойства одного протона, он вправе считать все протоны во Вселенной точно такими же. У астрономов такого права нет: все планеты разные, все звезды разные, все галактики разные. Сбор данных об их эволюции – процесс бесконечный. Быть может, когда-нибудь его удастся полностью автоматизировать, но не скоро. Поэтому лишние глаза еще долго будут нужны астрономам. Сейчас половину комет и новых звезд открывают любители. Прекрасно организованные любительские общества исследователей переменных звезд в США, Англии, Новой Зеландии и других странах ведут очень нужную систематическую работу по изучению жизни нестационарных звезд, самых важных для астрофизики. Главное богатство астрономов – каталоги небесных объектов и событий – теперь доступны каждому любителю науки, имеющему вход в Интернет.
    – Простите, но это звучит не совсем понятно. Когда я прихожу в библиотеку, то каталог лишь помогает мне найти нужную книгу. Карточка с выходными данными «Божественной комедии» или «Анны Карениной» не может заменить содержание самой книги. Неужели астроному для изучения каких-то объектов достаточно' лишь их каталога?
    В. Сурдин: – Если объект изучен детально и о нем собрано много данных, то всех их, разумеется, в каталоге не найдешь. Но таких объектов в астрономии очень мало. О подавляющем большинстве звезд в каталогах лишь две строчки – координаты и яркость; о галактиках – три строки (добавляется приблизительное описание внешнего вида). Тем не менее на этих, казалось бы, скудных данных астрономы возвели блестящую теорию эволюции звезд и смогли разгадать строение нашей Галактики. Уверяю вас, каталоги и карты – самое ценное для астрономов. Еще недавно они были труднодоступными даже для профессионалов, а для любителей, как правило, вообще недоступны. И вдруг за несколько лет это богатство «пришло в каждый дом». Не улыбайтесь, я понимаю, его не ждут в каждом доме, но для тех, кому оно действительно нужно, это неоценимая удача. Уже известны случаи, когда любители астрономии и студенты сделали очень полезные работы по научным материалам, размещенным в Интернете, и даже исправляли результаты признанных авторитетов. Стоит ли объяснять, что особенно ценной эта возможность стала сейчас для нашей страны: не имея денег на покупку печатных научных изданий, мы лишь благодаря компьютерной сети держимся на мировом уровне.
    – Однако не всех любителей звезд привлекает «архивная» работа; вместо того чтобы копаться в чужих каталогах, многие предпочли бы сделать маленькое, но свое открытие на небе. Возможно ли это сейчас?
    В. Сурдин: – Как раз сейчас это становится более возможным, чем раньше. Во-первых, для тех, у кого нет своего хорошего телескопа, появилась возможность заказывать наблюдение через Интернет на одном из специальных автоматических телескопов, размещенных по всему миру. Во-вторых, получать самому хорошие снимки небесных объектов теперь стало реальным даже на небольшом инструменте, например самодельном телескопе диаметром 20 сантиметров. В продаже появились потрясающе чувствительные цветные фотопленки, с помощью которых любители астрономии буквально творят чудеса: фотографии комет, полученные любителями, сделали бы честь любому профессионалу. Но все же фотоматериалы – это уходящая эпоха, двадцатый век. Будущее за электронными приемниками света.
    – Неужели близится конец эпохи фотографии?
    В. Сурдин: – Уверен, что это так. Астрономы были первыми, кто активно стал использовать фотографию в своей работе; вероятно, они же станут первыми, кто полностью от нее откажется и перейдет к новым методам получения и хранения оптических изображений.

    Большой солнечный телескоп обсерватории Маунт-Вилсон (США)

    Позвольте напомнить, что именно астроном Франсуа Араго сделал на собрании Парижской академии наук 7 января 1839 года первое публичное сообщение об изобретении Ньепсом и Дагером способа получения оптических картин, ставшего затем известным как дагеротипия. Тогда же, в начале 1839 года, английский астроном Джон Гершель, увлеченный новым научным методом, первым применил термины «фотография», «негатив» и «позитив». Астрономы первыми осознали возможности нового метода еше и потому, что сами к тому времени уже много лет искали способ «замораживания света». Задолго до Дагера сам Араго вместе с Лапласом и Малюсом безрезультатно пытался получить изображение Луны, спроецировав его линзой на экран, покрытый хлористым серебром. Кстати, еще в 1819 году Джон Гершель открыл растворяющее действие гипосульфита на галоидное серебро, то есть принцип общепринятого теперь способа «фиксирования» фотографических изображений.
    С появлением фотографии в корне изменилась работа астрономов. Хотя по традиции они продолжали говорить, что «наблюдают» небо, в действительности они стали заниматься его фотографированием. Огромное значение имело объединение телескопа, спектроскопа и фотокамеры: родился астрономический спектрограф, а с ним и астрофизика. Ни одна другая наука не обязана так фотопластинке, как астрономия.
    – А разве любителям астрономии были доступны фотопластинки?
    В. Сурдин: – Практически нет. Астрономическая фотопластинка – дорогое удовольствие. Обычно мы покупали их в ГДР (ORWO), а самые качественные – в США (Kodak). Любителям эта роскошь была недоступна. Но, поверьте, сейчас и профессионалы все реже используют фотопластинки. Похоже, астрономы станут первыми, кто полностью откажется от фотопропесса и перейдет на электронные приемники света. Эра фотографии действительно подходит к концу. Самое время ставить фотопластинке памятник. Она хорошо послужила науке. Коллекции фотопластинок, или, как мы их называем, стеклянные библиотеки астрономических обсерваторий еще долго будут бесценным собранием «небесных фактов». Но эпоха самой фотографии завершается.
    А виной всему – новые электронные приемники света, не только имеющие более высокую чувствительность, чем фотопластинка, но и позволяющие сразу вводить информацию в компьютер. Прежде всего, это полупроводниковые светочувствительные матрицы с передачей заряда, среди которых особенно популярны ПЗС-матрицы, основа современных видеокамер (ПЗС – прибор с зарядовой связью, русский аналог английской аббревиатуры CCD – Charge-Coupled Device). С момента своего рождения они превосходили фотоэмульсию по чувствительности в десятки раз, а также по спектральному диапазону и прочим качественным характеристикам. До недавних пор единственным недостатком матриц было малое количество чувствительных элементов, отчего полученные с их помощью изображения имели вид шахматной доски. В начале восьмидесятых астрономы начали экспериментировать с ПЗС-матрицами размером с ноготь, содержащими около 200 х 300 элементов, что давало возможность фиксировать небольшой участок спектра или небесный объект малого углового размера и незатейливой конфигурации. К тому же такие приборы были гораздо дороже фотопластинок и потому недоступны большинству обсерваторий.
    Правда, стремительный прогресс электроники уже несколько лет назад обещал нам в перспективе большие ПЗС-матрицы и дешевые носители данных. Астрономы ожидали к 2000 году создания телескопов с диаметром зеркала 10 метров и ПЗС-матриц с числом элементов около 4 миллионов, но и то, и другое появилось на несколько лет раньше. А совсем недавно родились два новых изумительных прибора.
    В начале 1997 года вступила в строй камера широкого поля на 2,5- метровом английском телескопе имени Исаака Ньютона (Канарские острова). Ее приемная часть состоит из таких ПЗС-матриц, что каждое изображение, полученное этим прибором, содержит 8,4 миллиона элементов информации. Это эквивалентно фотокадру, снятому профессиональной узкопленочной камерой типа «Зенит».
    А в начале 1999 года на Европейской южной обсерватории в Чили на 2,2-метровом телескопе начала работать камера с матрицей 8184 х 8196 элементов, то есть чуть более 67 миллионов элементов, что эквивалентно фотокадру, снятому высокопрофессиональной фотокамерой на пластинку 6x9 сантиметров. В поле зрения этой камеры помещается полная Луна. Такой кадр несет в себе 140 мегабайт информации. Однако астрономы не намерены останавливаться на достигнутом: сейчас создается новая камера, матрица которой будет иметь размер 16000 х 16000, то есть содержать 256 миллионов элементов изображения. При этом нужно учесть, что компьютерная память день ото дня дешевеет, а астрономические пластинки (ввиду понизившегося спроса на них) стали дорожать. Ясно, что электроника выиграла конкуренцию с фотопластинкой по всем параметрам! Любители астрономии это понимают, и некоторые уже начали переходить к электронным светоприемникам. Разумеется, они пока дороги и не каждому по карману, но для астрономического клуба это вполне доступная вещь. Зато сколько удовольствия!
    – Спасибо, Владимир Георгиевич. Мне кажется, вы ответили на вопрос, что нужно астроному. Желаю вам и вашим коллегам самого главного – чистого небаI

Во всем мире


«Тезафильм» – накопитель информации XXI века?

    Он прозрачен, хорошо клеит и скоро начнет играть важную роль в компьютерном мире. «Тезафильм» – бытовое средство в форме клейкой ленты – имеет шансы стать накопителем информации следующего поколения. Немецкий информатик Штеффен Нете и его коллеги из университета Мангейма совершенно случайно обнаружили, что эта кристально прозрачная клейкая лента, намотанная 90 слоями, прекрасно обрабатывается лазером. Лазерный луч выжигает на ней дигитально читаемые точки и при необходимости воспроизводит их. На катушке можно сохранять тексты, музыку и трехмерные изображения. Причем ее можно сделать такой маленькой, что она подойдет для мини-компьютеров и цифровых видеокамер. Ученые разрабатывают «Tesa-Rom» с объемом памяти три гигабайта, что соответствует объему 2300 обычных дискет


От «фантомаса» не скроешься

    У дортмундской полиции появился коллега, обладающий феноменальной способностью: «Фантомас» узнает каждого человека. Увиденное однажды лицо он никогда не забывает. «Фантомас» – это компьютерная программа распознавания образов, разработанная учеными Рурского университета и бохумского Центра нейроинформатики. Программа сравнивает видеозаписи или фотороботы, созданные на основе показаний свидетелей, с переведенными в цифровую форму портретами преступников. «Фантомас» узнает их лица, даже если они по прошествии многих лет состарились или носят парик, бороду и очки. «Фантомас» уже прошел успешные испытания в американском городе Санта-Ане и в Варшаве.


Дешево и надежно

    Обычные системы носителей, например, европейская ракета «Ариан», выносят свой полезный груз на околоземную орбиту и сгорают в плотных слоях атмосферы. Это дорого и рискованно. Стартовый ускоритель, разработанный в Техническом университете Берлина, сделает выход на орбиту более дешевым, надежным и экологически чистым. «Aguarius Х-Ratos» – так называется стартовый ускоритель, работающий на кипящей воде и разгоняющий космический аппарат, прежде чем он взлетит в воздух, параллельно земном поверхности. Вода разогревается в нем до большого давления. Когда запор резервуара открывается, перегретая вода превращается в пар и с огромной силой выстреливает установленный на рельсы или ролики ползун с двигателем и орбитальным аппаратом.

Не давай уму лениться

    Активная умственная работа в молодые годы служит хорошей защитой от старческой деградации интеллекта. Таково заключение психиатров из американского города Детройта.
    Эдвард Коффи и его коллеги обнаружили, что улиц с высшим образованием возрастное уменьшение объема мозга происходит быстрее, чем у тех, кто не смог окончить даже среднюю школу. Однако этот естественный физиологический процесс не препятствует образованным людям и в глубокой старости сохранять память, способность к восприятию новой информации и логическое мышление.

ТЕМА НОМЕРА Внимание, агрессия!

Агрессия. Главное – модели поведения

    – Агрессию! Агрессию надо объяснять. Не альтруизм – агрессию!
    Александр Малиновский, видный генетик-эволюционист, не кричал – он интонацией четко выделял каждый свой тезис.
    Я-то спрашивал его как раз об альтруизме: тогда, в 1971 году, после появления в «Новом мире» замечательной и нашумевшей статьи В. Эфроимсона «Родословная альтруизма», дискуссии на эту тему шли много месяцев.
    Малиновский ограничился тезисами.
    Объяснение дала Раиса Львовна Берг – генетик, этолог, автор замечательных статей «Почему курица не ревнует», «Чем кошка отличается от собаки» и других.
    Вот вкратце переложение ее рассказа.
    Этологи давно поняли, что в истории человечества шла своеобразная эскалация агрессивности, которая была обусловлена растущей свободой ее проявления. Человек не обладает ии рогами, ни мощными клыками – сам по себе он существо слабовооруженное. Но! Сначала человек использовал против человека каменное или деревянное орудие – орудие стало оружием. Потом появилось оружие, действующее на дистанции, – дротики, стрелы. Теперь не надо было сходиться с недругом лицом к лицу, а это важный психологический момент, позволяющий с меньшим усилием, напряжением переступить барьер запрета «Не убий себе подобного». Наконец, когда в древних коллективах возникла иерархическая организация, один человек – вождь – получил возможность посылагь другого против врага: теперь вождь вообще не присутствовал прн сцене насилия, что, безусловно, облегчало принятие решения. («В наш слабонервный век приговор умеет подписать каждый. Труднее найти человека, который приведет его в исполнение», – Александр Крон.) Ну и так далее, вплоть до межконтинентальных ракет.
    Этологи давно обратили внимание на различия и сходства в проявлении агрессии у животных и человека. Но и они, и психологи, и все-все остальные уже десятилетня спорят о корнях самой агрессии, о механизмах ее включения – так, помнится, рассуждала Раиса Львовна.
    С той поры прошло тридцать лет, ио споры вокруг агрессии как явления продолжаются, дискуссионную атмосферу читатель легко уловит в публикуемой ниже статье Маргариты Жамкочьян. Поведение человека – все-таки не простая механика.
    И именно потому, что это механика непростая, мне хотелось бы здесь, почти с самого начала, обратить внимание читателя на тему, которой М. Жамкочьян заканчивает свою статью. Тема эта – модели поведения.
    Модели поведении, срабатывающие в различных ситуациях, модели ответа на тот или иной вызов среды усваиваются человеком сначала у своих родителей и близких родственников. Потом – у сверстников (подражание в подростковом возрасте – мощный механизм, позволяющий завтрашнему юноше или девушке освоить новые социальные и культурные поведенческие территории и почувствовать свою «самость», свою отстраненность от мира взрослых и продемонстрировать им эту отстраненность как независимость). Наконец, у взрослых усвоение новых моделей поведения играет множество важных социальных ролей.
    Так вот. Мне кажется важным снова и снова говорить об этой теме (не смущаясь тем, что в статье М. Жамкочьян ей посвящен целый раздел), потому что…
    Во-первых, потому что агрессия проявляется вовне в виде некоего поведенческого акта, а в протекании подобных актов, как хорошо знают психологи, значительную, а порой и определяющую роль играют именно модели поведения. Не унаследованные от животных предков задатки, не некая абстрактная субстанция – нет, мы сталкиваемся именно с актом поведения. И этот модус агрессии открывает возможность повлиять на нее, снизить ее уровень, смягчить формы ее проявления, вообще свести ее на нет, используя разнообразные культурные модели поведения.
    Во-вторых, агрессия как некое предзаданное начало с развитием цивилизации обретает новые пути, облегчающие возможность ее проявления (вспомните Раису Львовну Берг). Но эта же цивилизация, перекрытая мощным пластом культуры, открывает возможности направить агрессивные импульсы в русло творчества или состязания.
    В публикуемой ниже статье И. Лалаянца рассказывается о том, как генетики ищут наследственные механизмы порождения агрессии. Успехи их, следует признать, невелики – пока, по крайней мере; но, возможно, они останутся таковыми и в будущем, поскольку агрессия – акт синтетический, имеющий много причин, н лишь в отдельных случаях, например при поломке какой-либо детали, лежащей в основании целой пирамиды биохимических, нейрофизиологических и нейропсихологических взаимодействий, может быть разрушена вся эта пирамида. Генетические исследования интересны как раз тем, что в случаях, когда удастся найти такие относительно простые поломки на генетическом уровне, будет надежда обнаружить такие же достаточно простые «противоядия» – лекарственные средства для точечного воздействия на наследственные механизмы. И тем самым повлиять в конечном счете на образ поведения.
    Но примечательно, главным образом, что генетика не подтверждает общераспространенного мнения, будто агрессивные черты характера – от «плохой» наследственности. Дело тут совсем в другом.
    Исследования последних лет убеждают, что в основе агрессии лежат страх, боязнь, неуверенность – прежде всего страх за свою безопасность, за свое выживание. Он может выливаться в конфликтах за самку, за территорию, за источники пищи в разных условиях н у разных видов животных по-разному. У человека же этот страх по большей части случаев глубоко спрятан в основе той пирамиды, на вершине которой рождаются поведенческие акты. Каким образом генетически программируется этот страх, в каких биохимических сцеплениях выражается действие центров мозга, отвечающих за самосохранение, изучение этого представляется серьезной исследовательской программой для ученых различных специализаций. Потому что тогда появится возможность, не посягая на глубинные инстинкты человека, модифицировать их проявление то ли лекарственными средствами, то ли новыми культурными формами поведения.
    Вот мы и вернулись к моделям поведения. Прислушайтесь, как говорят Взрослые с детьми на улицах Москвы: «Куда лезешь? Отстань! Сейчас дам по башке!» А в Прибалтике (раньше оиа была для нас крыльцом в Европу)? А в самой Европе? Там достаточно негромкого слова, движения руки, неодобрительного выражения лица, чтобы ребенок понял, что он что-то сделал неправильно. И будьте уверены: с раннего возраста сталкиваясь с той или иной системой поведения, проявляющейся в совершенно определенных знаковых системах, ребенок унесет усвоенную им модель в свою будущую взрослую жизнь, станет ей руководствоваться и обучит ей своих детей.
    Н если мы хотим уменьшить в нашем обществе уровень агрессии, изменить сам стиль общения и атмосферу в обществе, то нам надо начинать с самих себя – со своих моделей поведения. М. Жамкочьян права, обращая наше внимание на это.
    Когда-то Роман Подольный, наш друг и любимый автор, напечатал в журнале статью под названием «Мальчик – отец мужчины». Имелось в виду, что каждому мальчику когда-нибудь придется воспитывать своего сына. Неплохо бы нам всем усвоить эту мысль.

    Григорий Зеленко
    Маргарита Жамкочьян

Агрессия не исчезает и не появляется

    Агрессия вечна, как энергия или материя. Она принимает самые разные формы и приходит то в виде скрытого намерения, то в виде болезненных фантазий разрушения и насилия. Она затрагивает государства, этносы, поколения и вдруг может проснуться в двухлетнем ребенке, бьющем по лицу свою добрую бабушку.
    Агрессия совершает свой неизбежный круговорот в природе: начальник кричит на подчиненного, тот срывает зло на жене, та – на ребенке, ребенок пинает собаку, а собака кидается на начальника и кусает его. Так замыкается круг в карикатурных комиксах Херлуфа Бидструпа.
    Энергетический подход был сформулирован Зигмундом Фрейдом. Он находился под большим впечатлением от открытия закона сохранения энергии, который в то время обсуждался в научных кругах и прилагался ко всему, что было возможно. Не миновало это искушение и медицину. Век динамики и энергетики обогатил ученых новой концепцией человека, гласящей, что «человек является энергетической системой и подчиняется тем же самым законам, которые управляют мыльными пузырями и движением планет» (Холл, 1954).
    В центре психоаналитического учения – представление о человеке как энергетической системе, в которой энергия либо течет свободно, либо находит обходные пути, либо накапливается, как вода перед плотиной. Цель всего поведения – удовольствие, то есть уменьшение напряжения, или разрядка энергии.
    Источник всей побудительной энергии находится в подсистеме бессознательного, получившей название Оно (Id). Необходимая для человеческой жизнедеятельности энергия изначально черпается из сексуальных и агрессивных влечений Эроса и Танатоса, которые и образуют Оно. Оно стремится высвободить («разрядить») энергию возбуждения и напряжения. Эта подсистема действует в соответствии с принципом удовольствия – ищет наслаждения и избегает боли. То есть Оно не выносит запретов, помех, не обращает внимания на реальность и может находить удовлетворение как в реальном действии, так и в фантазиях. Оно хочет то, что хочет, когда захочет. Оно вне резонов, вне логики, вне ценностей, вне морали.
    Любопытно, что в новейших гендерных (связанных с полом человека) исследованиях обнаружились противоположные социальные представления об агрессии у мужчин и женщин. Женщины рассматривают агрессию как экспрессию – как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Не правда ли, как близко это представление к теории Фрейда, сложившейся, кстати, в долгую мирную эпоху королевы Виктории.
    Мужчины, напротив, относятся к агрессии как к инструменту для получения разнообразного социального и материального вознаграждения. Здесь уже явно недостаточно динамической теории Фрейда, придется поискать других объяснений.
    Вот как Фрейд видел отношение между агрессивной природой человека и культурой. «Люди – вовсе не благородные, дружелюбные существа, жаждущие любви, которые всего лишь защищаются, если на них нападают, напротив, суть в том, что сильно выраженное стремление к агрессии составляет существенную часть человеческих инстинктов».
    Культура направляет эту агрессивную энергию в приемлемое русло (армия, спортивные соревнования), ставит запреты в виде законов и моральных норм. И тогда одно из двух – либо сублимация этой энергии, то есть превращение ее в высшие стремления, одобряемые обществом (хирургия, живопись и т.д.), либо подавление и постоянный контроль за своим поведением. Тогда возникает «недовольство культурой»: чрезмерный контроль над собой заставляет нас чувствовать себя не вполне счастливыми, даже если все в целом благополучно.
    Надо отдать должное гению Фрейда: он писал о недовольстве культурой и страданиях благополучного человека в 1930 году. Тогда это была публицистика. Сейчас это клиника. В 80 – 90-е годы «несчастливость» (unhappiness) получила право на жизнь как диагноз со своими симптомами: подавляющее большинство населения западных стран жалуются на безрадостность бытия. Но есть и более страшные последствия тотального контроля над проявлениями агрессии. По современным данным, самые тяжкие преступления с насилием совершают люди, чрезмерно контролирующие свое поведение, которые даже в детстве не позволяли себе драться и скандалить. Как показали исследования, крайне агрессивные подростки, осужденные за особо жестокие акты насилия (убийство своих родителей, жестокие избиения), демонстрировали более низкую агрессию и до, и после заключения, более склонны к сотрудничеству, более послушны и приятны в общении, чем их сверстники, осужденные за драку.
    Очень часто преступниками оказываются пассивные, податливые люди. Они совсем не импульсивны, их трудно спровоцировать. Они кажутся терпеливыми, способными выносить страдания, умеющими себя сдерживать. Исследователи агрессии приводят показательную историю о Джиме, случайно заставшем свою жену в постели с соседом. Он просто закрыл дверь, вернулся к работе в поле и заплакал. Жена осмелела, любовник начал оставаться не только на ужин, но иногда и на ночь. В конце концов, через три года он загрузил грузовик домашним скарбом, скотом Джима, и, посадив туда его жену и четверых детей, уехал. Только много позже, вновь женившись и обнаружив, что вторая жена ему неверна, Джим, наконец, взорвался и с необычайной жестокостью убил ее вместе с любовником.
    Появился специальный термин – «чрезмерно контролирующие себя агрессоры».
    Добавим сюда еше и любопытное наблюдение Семена Файбисовича о метаморфозах новейшего времени: «Интересно, что пока в российском обществе агрессия убывала, она прибывала в американском. Не знаю уж почему. Некий загадочный взаимообмен веществ двух сверхдержав. Может, суммарное мировое зло находится все время примерно на одном и том же уровне?..
    Такие замечательные затеи, как мультикультурализм, политкорректность, забота о здоровье нации и т.д., обернулись в американской реальности не только борьбой за равноправие женщин, толстяков, национальных и сексуальных меньшинств, но и соответствующим внятным насилием над курящими и пьющими, над нормально сексуально ориентированными, вылились в возросшую агрессию черных, доносительство (студентов на преподавателей, детей на родителей, любовниц на любовников), судебный террор и вошедшее в моду публичное унижение личности».
    На этом витке социально-биологического кругооборота агрессии у нас, очевидно, уменьшается суммарная сила инстинкта разрушения, если, конечно, верить толкованию Фрейда.

Инстинкт, побуждение или научение?

    Хотя метафорическое толкование Фрейда о конфликте Эроса и Танатоса – инстинктов к созданию жизни и ее разрушению – весьма спорно, оно до сих пор завораживает умы своей мрачной красотой и сходством с личными переживаниями. Если энергия Танатоса не будет обращена вовне, это вскоре приведет к разрушению самого человека.
    Кто не ощущал чего-то подобного?
    В 60-70-е годы была очень популярна идея, что внешнее проявление эмоций, сопровождающих агрессию, может разрядить напряжение и предотвратить опасный ход событий. «Отвести душу» предлагалось на чучелах, старых автомобилях, изображениях «любимых» начальников и супругов. «Насилие сегодня ведет к прощению завтра!»
    К сожалению, выяснилось, что уровень агрессии не уменьшается, если человек вымещает свой гнев на неодушевленных предметах. И вообще, гнев и агрессия суть разные вещи, что и было доказано в весьма тонких экспериментах. Иногда напряжение падает как раз после действий совсем неагрессивных. Неожиданно получалось, что изучать надо модели неагрессивного поведения, которые замещают или трансформируют агрессию. Таких исследований, увы, очень мало.
    Долгое время считалось, что сцены насилия в кино нужны обществу для сброса накопившейся агрессии. Мальчишки все равно мечтают кого- нибудь поколотить; посмотрят фильм, отведут душу на постановочных драках и успокоятся. Увы, судя по результатам большинства исследований, подобный опыт скорее усиливает вероятность и интенсивность агрессивных проявлений в будущем. В памяти закрепляются образцы насильственных действий. Фильмы с насилием стали учебником, сводом шаблонов, значительно обогатив палитру проявлений агрессии.
    Ну, и наконец, агрессия спортивной борьбы, агрессия стадиона, который с древних времен служил местом разрядки страстей. Как выяснилось, наблюдение за борьбой тоже дает выплеснуться накопившемуся напряжению; но оно же и усиливает стремление к насилию, чему находится все больше свидетельств.
    И все-таки так называемый поведенческий катарсис действительно может произойти, но только при очень специфических условиях: когда разгневанные люди наносят вред непосредственно тем, кто их разозлил, либо становятся свидетелями того, как эго делают другие. То есть здесь действует скорее не принцип катарсиса, «очищения», а принцип справедливости. И мы говорим скорее о гневе, а не об агрессии.
    Фрейд, не имея научных доказательств, добытых много позднее в эмпирических исследованиях, утверждал то же самое: действие подобного рода способов снять напряжение минимально и кратковременно. И снова оказался прав, хотя почти половину столетия современным теоретикам очень хотелось доказать обратное.
    Картина агрессивных инстинктов будет неполной, если мы не обратимся к царству животных, где властвует инстинкт.
    Здесь нам поможет Конрад Лоренц, лауреат Нобелевской премии, знаменитый этолог, написавший книгу об агрессии у животных. Согласно Лоренцу, агрессия проистекает из врожденного инстинкта борьбы за выживание. Он считал, что агрессивная энергия генерируется в организме спонтанно, непрерывно, накапливаясь с течением времени. И выливается в действие в ответ на определенные сигналы извне. Чем больше агрессивной энергии накопилось, тем меньшей силы нужен стимул, чтобы агрессия выплеснулась вовне; когда же ее накопится слишком много, агрессия может начаться и безо всякого к тому повода. Вот вам и «немотивированная агрессия».
    Олин из самых важных выводов Лоренца стал достоянием культуры: все живые существа наделены возможностью сдерживать, подавлять свои стремления к насилию. И чем сильнее животное «вооружено» (когтями, клыками), тем сильнее в нем сдерживающее начало. Львы, тигры, волки, представляющие опасность не только для жертвы, но и друг для друга, умеют сдерживаться в драках с себе подобными специальными ритуалами, когда более слабый противник, подставляя сильному спину или незащищенную шею, может незамедлительно прекратить борьбу. А голуби, если их поставить перед необходимостью отстаивать территорию (в клетках и тесных вольерах), могут заклевать друг друга до смерти.
    Люди не очень опасные существа, от природы они слабо вооружены и совершают гораздо больше насилия к себе подобным, чем животные. Создание оружия массового поражения представляет угрозу выживания человека как вида. Но, к счастью, формы сдерживания тоже совершенствуются. С концентрацией оружия и власти наибольшую опасность представляют мировые лидеры. Лоренц объяснял стремление национальных лидеров подвергать целые нации риску cамоуничтожении как раз тем, что у человека способность к насилию превалирует над сдерживающими началами.
    Лоренц, как и Фрейд, считал агрессию неизбежной, но в отличие от последнего полагал, что участие в различных действиях, не связанных с причинением вреда, может предотвратить накопление агрессивной энергии до опасного уровня. Опять звучит этот странный мотив – агрессивная энергия уменьшается или блокируется через совершение неагрессивных действий. И все-таки кажется очевидным: единственное, что сдерживает подчас и в жизни и в лабораторном эксперименте, – ожидание, что тебе могут дать сдачи.
    Наверное, естественны до сих пор не очень удачные попытки прямо связать конкретный ген и агрессивное поведение. Ведь мы предполагаем внутренний конфликт, борьбу двух начал, соотношение, а не один или даже множество отдельно действующих факторов.
    Какие картины насилия носит в себе тот, кто до сих пор не тронул никого пальцем? 16-летний подросток, постоянная жертва насмешек и притеснений сверстников, мысленно расчленял своих мучителей на части, а девочек насиловал, но знал, что ничего такого никогда не сделает. За что отвечает генетика – за желание совершить зло или за неизбежность его совершения? Другой случай: пятилетний ребенок, чуть ли не е рождения агрессивный, активно стремится причинить боль, вред, признает только воинственные игры и фильмы, ребенок с постоянно накопленной агрессивной энергией, даже тогда, когда она направлена на завоевание любви и внимание к себе, – это очевидная наследственность? Отец утверждает, что и он сам в детстве был такой, а стал спокойным, выдержанным, успешным в делах и в отношениях с другими людьми. Только ли это эффект обучения и окультуривания? Может быть, и разворачивание неоднозначной генетической программы?
    Можно найти гены агрессивности, а потом найти гены миролюбия, но потом все равно придется отвечать на вопрос, как они взаимодействуют между собой.

Из глубины веков

    Люди издревле отмечали проявления необузданного нрава, ярости и агрессии у своих представителей. В библейской книге Судей рассказывается о Самсоне: «И сошел на него Дух Господень, и он растерзал льва как козленка». Именно такого Самсона видим мы в знаменитом фонтане Петергофа. Но если бы только лев! Читаем далее: «И вновь сошел на него Дух Господень, и убил там тридцать человек. И воспылал гнев его».
    Александр Македонский в припадке гнева убил ударом копья своего лучшего друга и преданного соратника.
    Знаменитый художник Караваджо в 1606 году убил ударом кинжала в живот человека, после чего вынужден был удариться в бега. Знаменитый английский художник Ричард Дадд провел в лондонском «Бедламе» – психиатрическом госпитале Бетлехем-Вифлеем – сорок лет после того, как зарезал своего отца и серьезно ранил одного из пассажиров дилижанса, в котором направлялся в Рим, чтобы убить там папу.
    Если бы агрессия ограничивалась лишь подобными актами… Но говорят, что только человеку как виду свойственна война, в ходе которой Холокосту – «полному выжиганию» по-гречески, – подвергаются с ходом веков все большее число людей, то есть особей собственного таксона.
    Герцен в своей «Афоризмате Тита Левиафанского» задавался вопросом: «Разве разум, а не безумие создал все военные державы от Ассирии до Пруссии (привычка к цензуре заставляет меня умалчивать о любезном отечестве)?»
    В «любезном отечестве» Иван Грозный тоже периодически впадал в ярость. Приступы сии сопровождались сажанием бояр на кол и размахиванием посоха, от которого погиб собственный сын.

    М. Эрнст. «Дева наказывает младенца Иисуса в присутствии А. Б., П. Е. и художника». 1926год

Намерение и поведение

    До сих пор агрессия представала неким мировым злом, которому противостоит культура. Его надо сдерживать, разряжать, отводить в приемлемое русло. За этим негласно стоит наивная уверенность: никто изначально не хочет причинять другому зло. Тогда любая агрессия мотивирована, дает некую, пусть не всегда очевидную, выгоду. Однако зло может быть привлекательно само по себе.
    Исследования мотивированного зла начинаются в конце 30-х годов, с наступлением эпохи тотального насилия. Тогда появляется и представление о фрустрации как главном механизме. Фрустрация, то есть помеха, препятствие на пути достижения цели, всегда побуждает к агрессии. А агрессия всегда является результатом фрустрации. Долгое время этот механизм почитался универсальным и все объясняющим. В схему легко укладывались ярость детей, которым не удается немедленно исполнить свои желания, и чудовищные убийства из-за какой-нибудь на первый взгляд незначительной причины: так малолетняя нянька из рассказа Чехова «Спать хочется» душит порученного ей младенца из-за непреодолимого желания уснуть.
    Теория получила широкое признание и среди ученых, и среди образованной публики. Агрессия предстала результатом лишения организма возможности удовлетворить какие-то существенные потребности. А раз так, оправдание налицо – оправдание не зла, но побуждения. Вроде насильник, но ведь и жертва – заложник своей потребности. Еще шаг – и изнасилование можно объяснить фрустрацией сексуальной потребности.
    Но, увы, все не так просто, как хотелось бы. И фрустрация, оказывается, не всегда ведет к агрессии, а в основном у тех, кто уже усвоил привычку реагировать агрессивно; и изнасилование в большинстве случаев, как сейчас признано, – это акт агрессии по отношению к женщине, а не сексуальные притязания. Желание причинить зло и утвердить свою власть силы первично. Те же, у кого сформированы другие привычки, кто умеет реагировать иным образом, могут и не реагировать на фрустрацию агрессивно.
    Оказывается, совершенно не обязательно искать фрустрацию всюду, где происходит насилие. Агрессия может быть выгодна, а может быть привлекательна сама по себе. Демонстрация агрессии – иногда главный показатель силы и «крутизны» в стайных сообществах, которые особенно характерны для юношеских и подростковых субкультур. Сюда можно добавить и межпоколенческую агрессию старых к молодым, отцов к детям. Агрессия открытая (наказания, порка и оскорбительная критика) и скрытая (давление, поучения, советы) по- прежнему остается основным инструментом власти. И если молодежь может чувствовать себя фрустрированной: ее долго не подпускают к взрослым благам, а за агрессию наказывают, то у взрослых агрессия есть модель поведения, весьма выгодная и к тому же морально одобряемая. Сколько желающих пойти в учителя и в родители! Вспомним тотальную модель перевоспитания и переделки всех и вся в советском обществе (от поучений соседскому ребенку до порицания академиков). Вот и подошли мы к тому, что агрессия усваивается, ей учат специально (обижай других, чтобы тебя боялись) и ее подсматривают у других.

Агрессия как модель или способность к заражению

    Многое зависит от нашей собственной интерпретации событий: и помеха на пути к достижению цели не побудит к агрессии, если она не переживается как неприятное событие. Если в лабораторных опытах, где помехи создаются искусственно, над испытуемыми еще и смеются или ведут себя в оскорбительной манере, количество агрессивных реакций резко возрастает. Парадоксальным образом интерпретация, восприятие своего эмоционального состояния становится впереди лошади, то есть самого эмоционального состояния. Если я считаю, что эта ситуация меня не обижает, я не обижаюсь. Если я интерпретирую ситуацию как оскорбляющую меня, я оскорбляюсь и злюсь. Этот «когнитивный переворот» (сознание впереди реакции) ведет к удивительно оптимистичным и плодотворным попыткам контролировать агрессию.
    Если прежде нам оставалось надеяться лишь на сдерживание или наказание (агрессия против агрессии), то теперь можно говорить о комментировании или обучении интерпретациям. Когда подросток рвется в драку, его остановить почти невозможно, и приходится отвечать агрессией. Но в спокойном состоянии он может описать, что с ним происходит, когда он злится. Например, кровь бросается ему в голову, он ничего не видит, кроме носа противника, в который хочет ударить, в голове становится пусто, а в животе холодно. Мы увязываем Все симптомы с интерпретацией злости, и когда потом в похожей ситуации симптомы появляются снова, он уже знает: то, что он испытывает, называется злость. А состояние, которое он может узнавать, предугадывать, он сможет и контролировать.
    Просто? Да. Как все гениальное. Маленький агрессор, о котором уже шла речь и которого нельзя было остановить никаким наказанием, совершенно переменился, когда мать по совету психолога начала просто комментировать то, что, по ее мнению, испытывает ребенок. Промучившись е его почти патологической агрессивностью несколько лет, она была потрясена тем, что за два-три дня удалось изменить его поведение и установить с ним доверительные отношения.
    В лабораторных экспериментах одно только изменение интерпретации события приводило к физиологическим сдвигам: снижению давления, частоты пульса и так далее.
    И наконец, о модели. Но сначала небольшое отступление.

Эволюция идей

    После сложной, убедительной теории Фрейда последовали теории агрессии простые, или монофакторные. Зато за ними – полвека эмпирических исследований и множество доказательств. Доллард: агрессия – это фрустрация цели: «Не стой на пути у высоких чувств». Одновременно бихевиористы объясняли агрессию, как и все остальные наши реакции, научением. Расцвет этих теорий приходится на сороковые – шестидесятые годы, хотя, конечно, они и сейчас живы. В семидесятые – девяностые начинают бурно развиваться когнитивные теории: главное в агрессии, как опять же и во всем поведении человека, сознание – мысль, интерпретация, убеждение. В конце XIX века все выводилось из законов энергии, в конце XX века – из законов информации. Сознание было поражено в правах в пользу бессознательного, теперь оно опять наверху и даже обрело свой собственный источник энергии.
    Остается только увенчать этот полукруг теорией, сравнимой по сложности, цельности и универсальности с психопинамической теорией Фрейда. И ближе всех к этой планке социально-когнитивная теория личности А. Бандуры и У. Мишела с их теориями личностной компетентности, зависимости поведения от убеждений и опытами по усвоению моделей поведения целыми шаблонами. Эти теории сейчас опережают по питируемости все остальные теории личности. И только у нас они мало известны, впрочем, и когнитивные теории у нас вообще не в чести.
    Попробуем восполнить этот пробел.
    Оказывается, все простые переговоры – на уровне «плохие парни – хорошие парни» – заканчиваются войнами (так начались войны в Корее и Югославии), все сложные переговоры с множеством разнообразных конструктов сознания – компромиссами (самыми сложными, с информационной точки зрения, считаются переговоры во время Карибского кризиса). Сложность, выносливость к неопределенности напрямую оказались связанными с терпимостью по отношению к другим людям.
    Люди нуждаются в моделях или шаблонах, образцах поведения^ они усваивают образцы как агрессивных, так и неагрессивных реакций. И значит, можно использовать глобальные информационные каналы для формирования ненасильственного мира. И главное открытие Бандуры: агрессивное поведение формируется не только в непосредственном опыте, но гораздо сильнее – через наблюдение! Более безопасно наблюдать за агрессивным поведением других; тут и складывается представление, которое в дальнейшем становится руководством к действию. Дети и взрослые практически одинаково легко перенимают новые агрессивные реакции, к которым ранее не были предрасположены, достаточно символического и отрывочного изображения в кино, телепередачах, даже в литературе. Особенно сильно это действует, когда примеры агрессии остаются без наказания или встречают одобрение. Поэтому нейтральная, безоценочная информация о насилии может порождать драматические сюжеты телевизионных эпидемий.
    Так распространяются образцы не только агрессивного поведения. В одном из небольших американских городов по местному телевидению рассказали о девушке, упавшей в обморок на улице из-за гипервентиляции легких. На следующий день «скорые» не успевали подбирать девушек на улицах города. Они падали, как кегли, то туг, то там. Бандура проводил эксперименты на маленьких детях со своей знаменитой куклой Бобо. На нее замахивались, ее ругали, ее шлепали в присутствии детей, а потом смотрели, как они ведут себя с этой куклой и другими игрушками. Все дети охотно повторяли увиденное, если «агрессора» за это хвалят или не наказывают.


Нет, не секс!

    В книге «Выражения эмоций у человека и животных» Дарвин показал, что эмоциональная экспрессия у людей имеет сходные проявления и у животных. А это предполагает общность эволюции формы и функции: речь шла о выражении страха, гнева и печали у приматов, причем в деталях и на большом фактическом материале.
    Когда Фрейд пытался повторить это в чопорной континентальной Австрии имперских амбиций, ему досталось по первое число. Вот почему Фрейд вынужден был завуалировать сугубо человеческие примеры из практики ссылками на мифологемы Эдипова и других комплексов. Что ж тут удивляться, что его одинаково ненавидели и Гитлер, и Сталин. Забавно, кстати, что ателье Гитлера и кабинет Фрейда находились в Вене на одной улице.
    Потом под эти воззрения начали подводить гормональную базу, объясняя агрессию переизбытком тестостерона – мужского полового гормона. Однако только сейчас мы поняли, что гормоны являются пусть и мощными, но только регуляторами ген-активности. Варьируя половые гормоны, можно кардинально менять поведение животного. С одной стороны, ими объясняется «стероидная ярость» накачанных анаболиками «качков», а с другой – введение крыеам-самцам женского эстрогена делает их поведение весьма сходным с самочным в «критические дни» течки.
    Неудовлетворенный столь «явным» доказательством природы афессии, за дело в 60-е годы взялся нобелевский лауреат и основатель науки о поведении животных – этологии Конрад Лоренц. Уж он-то об агрессии знал не понаслышке: будучи врачом, попал к нам в плен, сидел вместе с другими в лагере…
    Лоренц всю жизнь не стеснялся называть себя учеником Павлова, поэтому положения свои проверял в эксперименте, а не трактовал пусть и чрезвычайно интересные, но все же клинические случаи. В своем труде «Агрессиология» он писал: «Старинные дарвиновские рассуждения применимы лишь к внешним, окружающим условиям. Только в этом случае отбор вызывается приспособлением. Нельзя исключить, что действовали какие-то еще неизвестные факторы. Борьба между стаями крыс не выполняет видосохраняюших функций внутривидовой агрессии».
    Эго было смело для 60-70-х годов, когда Дарвина не подвергали сомнению. А еще Лоренц писал, что потенции и ограниченность человеческого разума имеют животное происхождение. В этом он также солидаризовался с Дарвином. Но и поводу влияния общества на мышление ученого не заблуждался: «Для тех, кто заинтересован в манипулировании личностью, собака Павлова представляется идеальным гражданином». Отголоски популярности опытов Лоренца над крысами донеслись неожиданно до нас летом 1998 года, когда в июне в Москву приехала знаменитая группа «Смэшинг памп кине» – «Толченая тыква», «Тыквенное пюре». Лидер группы Билли Корган исполнял песню из альбома «Пуля с крылышками бабочки», в которой были такие слова: «Несмотря на всю мою ярость я все еще всего лишь крыса в клетке».
    Что же установил Лоренц? Крысы, помещенные в клетки, действительно дерутся и загрызают слабых. Но дальше между стаями возникают нейтральные полосы, на которых «вырастают» цветы любви, вполне в духе хиппи, призывавших заниматься любовью, а не войной. Именно там, на нейтральных полосах скрещивались пары из разных враждующих стай. Так Лоренц пересмотрел те положения о территории, которые прежде были положены в основу этологии.
    Речь идет о том, что агрессия определяется не территорией или ее нарушением со стороны чужака, а – в духе того времени – пищевыми ресурсами. Где больше биопродуктивность, там больше популяций. Подобный вывод вполне в духе людей, переживших войну и голод. Но биология намного сложнее.
    Позднее сформулировалась идея сексуально-привлекательных феромонов, а также открыты знаменитые «леки» – площадки спаривания. Перенос лековой земли [ (каких-то пары лопат), пропитанной мочой самки, пахнущей феромонами, привлекает самцов ничуть не меньше самой восприимчивой самки.
    Потом были открыты сложные взаимоотношения самок североафриканских подземных крыс. Первая в иерархии самка приносит потомство и забивает других самок, которые из-за стресса остаются бесплодными. Гибель или изъятие альфа-самки из стаи приводит-к тому, что ее место занимает одна из недоразвитых «яловых» ювенильных товарок, которая после занятия трона становится половозрелой и восприимчивой к самцам. К тому же у нее резко разрастаются спинные позвонки, что приводит к ее росту и увеличению массы. И агрессивности по отношению к оставшимся…
    У приматов альфа-самка тоже агрессивна по отношению к нижестоящим в иерархии. Однако это вовсе не означает, что она приносит большее потомство: стресс борьбы резко снижает ее фертильность, то есть плодовитость. Да и мозг приматов устроен сложнее, нежели у грызунов. Можно упомянуть о чрезвычайно развитой у человека и обезьян миндалине – мощной группе клеток (ядра), локализующейся в глубине височной доли.
    К миндалине в последнее время привлечено большое внимание ученых, поскольку она управляет и нашими эмоциями, и ощущением страха, и социальностью индивида. Вполне возможно, что когда Фрейд говорил о подсознательном, он имел в виду структуру, подобную именно височной миндалине, с помощью которой мы оцениваем выражение лица человека и степень его угрозы именно для нас.
    Современная компьютерная техника позволила ученым заглянуть в глубь живого мозга. И тут открылись уникальные веши. При исследовании мозга 22 убийц выявилось, что у трех четвертей резко снижена активность в лобных долях: когда смотришь на компьютерные картинки, мозг убийцы просто не светится, в то время как у обычного человека лобный полюс буквально «горит», что свидетельствует о высокой активности клеток лобной коры.

И здесь – внимание, родители и воспитатели!

    Если наказание сильное, оскорбительное, жестокое, результат будет прямо противоположный. Маленькие наблюдатели будут обижать куклу еще чаще, чем в том случае, когда никакого наказания не было. А вот если санкция за «агрессию» была умеренной (прекращение агрессивного действия, неодобрение), дети в большинстве своем вообще не проявляют агрессии, а спокойно продолжают играть с игрушками.
    Косвенное научение через чужой опыт позволяет расширить поведенческий репертуар, но главное – раз это показано и сказано, это уже приемлемо, поскольку это есть. За наблюдение не надо расплачиваться сразу болью, виной, наказанием. А если учесть, что всякое появление на телевидении воспринимается как положительный факт (привлечение внимания), а наказание всегда отсрочено, то никакие кары, обещанные в будущем, не удерживают от запуска данной модели поведения. В экспериментах с Бобо наказание следовало сразу за демонстрацией агрессии, и это важное отличие от показа горячих событий и уж тем более от пессимистических заявлений журналистов, что, как всегда, преступление останется безнаказанным. Это и есть скрытое поощрение насилия, какими бы социальными оправданиями оно ни прикрывалось. Похоже, что если мы в такой степени зависим от представления поведенческих образцов, нашим журналистам надо бы проделать эволюцию в своем сознании.

    К счастью, новая теория не утверждает, что мы – сборище индивидов, которые постоянно испытывают потребность или побуждение к насилию. Мы можем вздохнуть свободно и не бояться себя. Если агрессия проявляется только в определенных социальных условиях да еше и при наличии в сознании образцов агрессивного поведения, у нас появляется шанс влиять на эти условия, изменять их и изменять образцы поведения. Кто сказал, что мы легко обучаемся только агрессивному поведению?
    Исследования продолжаются. Есть данные о том, что можно обогащать свой поведенческий репертуар новыми моделями поведения неагрессивного типа. Энергия возбуждения может находить и позитивный выход.
    В эпоху глобализации никуда ни от кого не скроешься, а значит, цельнокроеные и цельнотянутые шаблоны поведения будут приобретать все большее значение в массовом поведении. И от нас зависит богатство, разнообразие шаблонов и сознательное управление ими.
    Как это утверждение отличается от заявленного в начале статьи! Вместе с вами, вместе с идеями мы проделали значительную эволюцию – от полного и торжествующего пессимизма к осторожному и любопытствующему оптимизму. И это все об агрессии.

    Игорь Лалаянц

Слово – генетике

    Степень агрессивности может зависеть от очень простых биологических соединений – таков недавний вывод специалистов по молекулярной биологии. Например, от окиси азота, чья молекула состоит всего лишь из одного атома азота и одного – кислорода.
    Молекулярной биологии, находящейся сейчас на крутом подъеме, казалось бы, и карты в руки в изучении биологических основ агрессии. Однако никто из специалистов не возьмется сейчас утверждать наверняка, сколько «генов агрессии» есть в нашем геноме, да и есть ли такие специализированные гены вообще. Ведь гены, влияющие на наше поведение, многофункциональны, да и действуют опосредовано, через взаимодействие с другими генами, через различные этапы биохимических взаимодействий.
    Тем не менее кое-какие связи агрессии с генетическими структурами известны уже и сегодня, хотя методы манипулирования генами пока еще весьма примитивны. Ученым разных стран удалось определиться по меньшей мере с десятком различных генов.
    Так или иначе, сейчас уже можно подтвердить существование реальной связи между ощущением боли и нарастанием агрессивности, о чем известно в общем-то давно. Речь идет о «парадоксальной» реакции у самых что ни на есть мирных и смирных животных, например тех же кроликов, которые под действием боли могут выдать весьма агрессивный неадекватный ответ.
    Выключение различных генов, так или иначе связанных с эмоциями и ощущением боли, приводит к повышению агрессивности у мышей. Это связано в первую очередь с нарушением синтеза особого нейропептида Р (от англ. Pain – боль; пептид этот, состоящий из 11 аминокислот, был открыт пол века назад). Вещество, или субстанция боли Р участвует не только в передаче импульсов боли, но и в нейрогенном воспалении. Тут вполне уместно вспомнить Фрейда, который – судя по его недавно опубликованным письмам, – вместе с братом подвергался в детстве сексуальным домогательствам отца. Вполне возможно, что первый психоаналитик интуитивно нащупал связь между взрослой агрессией и детским ощущением боли.
    Но не болью единой жив нейрон. К повышению агрессии у мышей приводит и выключение гена серотонина – вещества «хорошего настроения», – а также близкого ему по действию энкефалина, опиоидного пептида, синтезируемого самими нервными клетками мозга. Энкефалин утишает боль и повышает наше настроение. Сходным образом действует на проявление агрессии и выключение генов, регулирующих работу и метаболизм нейронов. А вот выключение гена женского полового гормона эстрогена привело к снижению агрессии у мышей.
    Но вернемся на землю, к обыденной жизни, которую один микробиолог, рассматривая объекты изучения под микроскопом, охарактеризовал следующим образом: «Всюду секс и насилие?» Известно, что насилие проявляется на фоне алкогольного или наркотического одурманивания мозга (считается, что порядка 90 процентов убийств совершается под пьяную руку).
    Недавно выяснилось, что агрессивное возбуждение или сонливость после «принятия на грудь» обусловлены модификациями рецептора – белковой молекулы, – этилового спирта на оболочке (мембране) нервной клетки. Разница всего лишь в одной аминокислоте! Вполне возможно, что в будущем у каждого в индивидуальной карточке наряду с группой крови и резусом будут указываться и эти варианты рецептора.
    А пока же ученый мир всколыхнуло сообщение из голландского города Нимейгена, что рядом с Германией, в котором местные психиатры давно знакомы с одной семейкой, на протяжении вот уже пяти поколений славящейся дикими выходками своих мужчин. Молекулярный анализ показал, что у них нарушен ген МАО – моноаминооксидазы. Это особый фермент, который «гасит» активность нейронов, не дает им перевозбуждаться.
    Ген МАО расположен в женской половой Х-хромосоме (у женщин их две, а у мужчин всего одна). Такая локализации объясняет тот факт, что повышенная агрессивность проявляется в этой семье именно у мужчин, что сходно с другими примерами сцепления с полом – гемофилией и дальтонизмом. Женщины в данном случае являются лишь передатчиками дефектного гена, который у них не проявляется в силу того, что «прикрыт» нормальным вариантом во второй Х-хромосоме.
    Но самое выраженное повышение а!рессивности у подопытных мышек ученым удалось получить, выключив ген другого фермента, а именно NO- синтазы. Окись азота N0 – самый последний «новичок» в обширном семействе нейромедиаторов, то есть веществ – таких, как адреналин, серотонин и допамин, – которые осуществляют связь между нервными клетками. Она была причислена к лику медиаторов всего лишь в 1992 году. До этого никто не мог представить себе, что такая простая молекула может изменять работу нейрона наряду с другими гораздо более крупными и структурно сложными.
    Потом выяснилось, что стимулятором NO-синтазы является знаменитая виагра, синтез которой подтолкнул нобелевцев дать премию открывателям фермента в 1998 году.
    Экспериментальное выключение гена NO-синтазы приводит к резкому усилению агрессии у самцов мышей: в три-четыре раза больше атак, атаки начинают мутантные самцы в шесть раз чаще нормальных, а начинаются атаки в пять раз быстрее!
    Интересно, что у самок выключение гена не приводит к изменению поведения, самцы же проявляют сексуальную агрессивность на фоне нормального уровня тестостерона! Тем самым подвергнута сомнению старая теория о влиянии половых гормонов на проявление агрессивности.

Ну что сказать про Сахалин?

    На острове прекрасная погода, чего не скажешь о нашем понимании агрессии. Лишь под конец кровавого XX века ученые сумели подступиться к ранее неприступной крепости генов, влияющих на наше поведение. И первые же открытия, подобно трубам Иерихона, заставили пасть стены и бастионы ложных воззрений, псевдотеорий и толкований сложной природы агрессивности.
    Понимая, что он подставляется под критику, автор позволит себе утверждать: вряд ли в лоне нынешнего генетического знания может быть права концепция территории. Маркируя ее, животные всего лишь сообщают «граду и миру», что особь рецептивна и половозрела. Именно поэтому феромоны стабильны, начиная от дрозофилы и кончая слоном! Это давно найденные квантовые посылы, которые должны быть стабильны во времени и пространстве.
    Неправы и толкователи секса как основы агрессии. Скорее, суть дела верна с точностью до наоборот. Отдельная статья должна быть посвящена альтруизму, который также эволюционировал в различных животных системах.
    В заключение хотелось бы подчеркнуть только одно. На протяжении веков люди задумывались над природой агрессии. И словесная продуктивность авторов тех или иных теорий и идей была тем выше, чем меньше мы знали о биологии этого явления.
    Теперь настало время прагматического ген-анализа, когда не надо ничего выдумывать в оправдание тех белых пятен, которые всегда остаются при фенотипическом анализе. Впервые в истории ученые получили возможность количественного анализа: вот есть ген в одной или двух порциях, вот временные параметры, вот количество атак. И не надо ничего выдумывать и трактовать.
    В то же время последующий анализ и пересмотр общественных «договоров» с неизбежностью должен включать в себя современный генетический багаж накопленных экспериментальных данных. Иначе анализ этот будет неполным и легковесным, а отсюда и неверным.
    Что можно ожидать на будущее? В 1999 году в России родилось меньше ста тысяч детей. Девочек можно исключить, поэтому генанализ на состояние гена МАО у 50 тысяч не так уж трудно и провести. Что делать с людьми, у которых обнаружен ген, влияющий на агрессивность? Они должны знать об этом, чтобы сдерживать себя Выключать ли его?
    Мы пока еще не знаем, как тот или иной ген сказывается на творческом потенциале человека, его устремлениях и амбициях. Но обществу следует представлять свою структуру хотя бы в этих двух областях. Можно сказать, что поголовный ген-анализ очень дорог. Да, это действительно так. Но еще дороже обществу обходятся кровавые эксцессы…

ВО ВСЕМ МИРЕ

Здесь водились даже обезьяны

    Потребность немцев в энергии отчасти покрывается рейнским бурым углем, который образовался миллионы лет назад в заболоченных лесах, состоявших из гигантских деревьев. Недавно палеонтологам впервые удалось всесторонне исследовать содержащиеся в буром угле остатки фауны. В особо благоприятных условиях в нем сохранялись кости и зубы различных позвоночных. Панцири свидетельствуют о том, что в реках, протекавших по заболоченным лесам, водились крокодилы и черепахи. Многочисленные акульи зубы и позвоночник кита указывают на то, что Северное море не могло быть большим: морские животные постоянно заплывали в устья рек. Найдены здесь также предки слона и двух видов носорогов, зубы разных хищных зверей, в том числе медвежьей собаки (фото). Но самое удивительное, что были обнаружены зубы маленькой обезьяны, прыгавшей в заболоченном лесу с ветки на ветку.

    Михаил Бронштейн

По следам "одетых в рыбью кожу"

    Когда летишь на самолете над Приамурьем и видишь безлюдные горы, покрытые густой тайгой, трудно поверить, что здесь жили когда-то предки охотников безлесной арктической тундры. Еще сложнее представить, что в этих таежных краях проходила в древности граница Океании, и местные племена были частью народов огромного мира, простиравшегося от устья Амура до Австралии и Новой Зеландии.
    И уж совсем невероятным кажется, что в глухих лесных чащобах, на краю ойкумены существовала в течение многих столетий мощная и яркая культурная традиция.
    Тем не менее это так. Каждое из этих предположений находит все более веские подтверждения, а новые данные позволяют объединить их в своеобразный «амурский треугольник», не менее интересный, чем знаменитый «бермудский». И если споры о «бермудском треугольнике» еще далеки от завершения, то ключ к разгадке «приамурского феномена», как мне представляется, найден. Ключ этот – культура «одетых в рыбью кожу».
    Первые письменные свидетельства о «рыбьекожих» сохранились в китайских хрониках династии Хань, правившей Поднебесной империей с III века до новой эры по III век новой эры. «В двухстах ли от Хэлуна на север есть хребет, называемый Тайбаньшай, – сообщал в донесении о поездке к «северным варварам» китайский чиновник. – От сего хребта на север через тринадцать дней пути лежат горы Цили. Еще на север через семь дней пути река Лосян. Еще через пятнадцать дней на север река Тайлушуй. Еще через восемнадцать дней пути на северо-восток лежат владения уцзи…».
    Уцзи – древнее название одного из дальневосточных племен. Это их, аборигенов Приамурья, называли в Китае «одетыми в рыбью кожу». Народы Амура действительно шили из нее одежду, обувь и даже паруса лодок. Кожа лососевых обладала в глазах таежных охотников и рыболовов массой достоинств. Она была прочной, легкой, не пропускала воду; ее можно было украсить вышивкой, аппликацией, росписью.
    Правда, выделка рыбьей кожи была исключительно сложной, кроме того, требовалось большое количество рыбы. Но древним обитателям Приамурья эти задачи были по силам. Ежегодно из океана приходят в Амур на нерест кета, таймень, горбуша, другие виды лосося. Человек научился использовать несметные рыбные ресурсы великой дальневосточной реки, вероятно, еще в древнем каменном веке. Позднее, в неолите стабильные запасы пищи, которые давала рыбная ловля, стали главной экономической основой «цивилизации рыбьекожих».
    Народы Амура значительно раньше, чем родственные им жители Восточной Сибири, перешли от кочевого к оседлому образу жизни. В отличие от охоты, рыбная ловля, добыча идущей вверх по реке, «проходной» рыбы не требовала постоянных перемещений, в дальневосточной тайге возникли многочисленные поселения. Оседлость, в свою очередь, способствовала дальнейшему развитию материальной и духовной культуры, более сложными становились социальные отношения. Здесь, в амурских селениях, давно оставленных людьми, и удается отыскать наиболее ранние следы «одетых в рыбью кожу».

Уже в IV тысячелетии до нашей эры в Приамурье существовала культура «рыбьекожих».

    Археологические раскопки просторных, углубленных в землю жилищ эпохи нового каменного века позволили уточнить абсолютный возраст культурной традиции амурских рыболовов: он оказался значительно более древним, чем можно было судить по письменным источникам.
    Как жили эти люди шесть тысяч лет назад? Их рыбацкие селения были хорошо укреплены. Во главе общин стояли вожди и шаманы, и роль их была исключительно высока. Свидетельствует об этом широкое распространение «культа черепов». На берегах Амура и Уссури обнаружены наскальные рисунки, изображающие личины с большими, круглыми глазницами. Нередко загадочные лики покрыты орнаментом из концентрических кругов и плавно изогнутых линий. Иногда от человеческих голов отходят в разные стороны, словно солнечные лучи, извивающиеся змеиные тела. Подобные петроглифы были связаны с верой амурских народов в особую, магическую силу, которой обладали останки умерших родоначальников, вождей и жрецов. По данным этнографии, еще в недавнем прошлом на Дальнем Востоке тела ушедших из жизни шаманов препарировались. Их головы отделяли от туловища, мумифицировали и хранили в тайных, известных лишь посвяшенным местах.
    Святилища, о которых знали только избранные, существовали, вероятно, и у древних обитателей Приамурья. Близ старинного нанайского поселка Сакачи-Алян сохранилась целая галерея рисунков на камне. Выполнены они, главным образом, на валунах, значительную часть года скрытых водами Амура. Известный исследователь истории и культуры дальневосточных народов Л.Я. Штернберг писал о том, что когда он в начале XX века первый раз приехал в Сакачи-Алян. увидеть многие петроглифы не удалось – они находились глубоко под водой. Едва ли это была случайность. Древние жители селения изобразили таинственные личины на глыбах базальта, лежавших в месте впадения в Амур другой реки, то есть как раз там, где уровень воды практически всегда был высоким. Таким образом, увидеть рисунки полностью можно было лишь в строго определенное время года. Именно в эти дни, вероятно, устраивался обряд инициации – посвящение юношей и девушек в тайные знания племени.
    Поселения «одетых в рыбью кожу» были не только военными укреплениями и культовыми центрами. Судя по результатам раскопок, здесь жили искусные ремесленники. На среднем и нижнем Амуре, на берегах его многочисленных притоков найдены разнообразные по форме керамические сосуды. Древние гончары Приамурья были настоящими художниками. Их чаши, миски, вазы покрыты, как правило, сложным геометрическим орнаментом. Преобладают в нем те же концентрические круги и спиралевидные линии, что встречаются на наскальных рисунках. Есть на сосудах и рельефные изображения антропоморфных ликов.
    Сосуд, обнаруженный в древних жилищах Вознесеновки, неподалеку от места впадения в Амур Хунгари, – безусловно, выдающееся произведение мирового искусства. К сожалению, он сохранился лишь частично и восстановить его полностью не удалось. Однако общая композиция ясна. Всю верхнюю половину сосуда охватывали личины, каждая из которых несла индивидуальные черты. Антропоморфные маски причудливо соединялись с загадочными, звероподобными туловищами с извивающимися когтистыми лапами, рождая фантастические завораживающие образы.
    Часть рельефов на сосуде из Вознесеновки поразительно напоминает петроглифы Сакачи-Аляна, но есть и такие, в которых прочитывается иная, более утонченная художественная традиция. Особенно выделяется один лик с четко очерченными бровями, миниатюрным прямым носом, слегка приоткрытым ртом и большими, удлиненными глазами. Удивительный образ, сочетающий в себе достоверность, фантазию, декоративность! Невольно пытаешься встретиться глазами с загадочным ликом, удержать его взгляд, но это не удается….
    Сосуд, несомненно, предназначался для ритуальных целей, и рельеф на его тулове был изображением божества. Но независимо от того, какое содержание вкладывал в свое произведение древний художник, он создал светлый и возвышенный образ человека. А это значит, что духовная культура «одетых в рыбью кожу» прошла длительный путь развития.


    Женская фигурка, найденная близ таежного озера Эворон, созвучна великолепному рельефу из Вознесеновки. Выполненная из светло-коричневой терракоты, миниатюрная, живая, она была названа «Приамурской Нефертити». Скульптура произвела столь сильное впечатление на археологов, что, составляя ее описание, маститые ученые использовали сравнения, нечасто встречающиеся в научной литературе. По словам академика А. П. Окладникова, «Нефертити» похожа на миловидных и грациозных нанайских девушек, у нее нежный овал лица и маленькие губы, вытянутые вперед, словно в ожидании поцелуя…
    Эта скульптура – подлинный шедевр первобытной пластики. Она выполнена в условной манере – едва намечены руки, не разработан торс, но сколько в ней жизни, движения, 1рации! Немногословность деталей концентрирует внимание зрителя на главном – лице героини. Ты видишь его четко и ясно, как видят предмет, выхваченный из темноты ярким лучом света, и так же мгновенно запечатлеваешь в своей памяти.
    Вероятно, «таежная богиня» была охранительницей домашнего очага, она могла быть «хозяйкой» озера или реки, помощницей рожениц, покровительницей девочек,

    Керамический сосуд. Приамурье, IV-III тысячелетия до н. э.

    Судя по обилию и разнообразию рисунков на валунах близ нанайского селения Сакачи-Алян, здесь находи.яся в древности один из крупнейших культовых центров цивилизации «рыбьекожих»