Скачать fb2
Неразлучные друзья

Неразлучные друзья

Аннотация

    Сборник рассказов.


Олег Ксенофонтович Зобнин Неразлучные друзья

Алёнка


    Однажды вечером к Алёнке в деревню вместе с тётей Полей приехал двоюродный брат Власик.
    Алёнка давно хотела, чтобы у неё был такой маленький братик, и поэтому очень обрадовалась.
    Когда Власика ввели в избу, он сразу подбежал к самовару.
    — Это кто? — спросил он.
    — Это самовар! — сказала Алёнка. — Из него чай пьют! — Она открыла кран и налила из самовара полную чашку кипятку.
    Власику тоже захотелось налить кипятку. Он дотронулся до крана и обжёг себе руку.
    Алёнка подула ему на пальцы, погрозила кулаком пузатому самовару, и Власик засмеялся.
    — А это печка! — показала Алёнка. — В ней мама пироги печёт. — Алёнка открыла заслонку, взяла рогатый ухват и вытащила из печки горячий горшок. — И обед варит. Это каша.
    Власик хотел пощупать горшок, но побоялся.
    Весь вечер Алёнка не отходила от брата, играла с ним, рассказывала сказки, а когда мама и тётя Поля сговорились завтра пойти в лес за малиной, она охотно согласилась остаться с Власиком.
    Мама рассказала ей с вечера всё, что нужно было сделать, но утром Алёнка проснулась и ничего не могла вспомнить. Вчера помнила, а сегодня всё из головы вылетело.
    Алёнка испугалась, залезла под одеяло и стала вспоминать. Вспоминала, вспоминала — и вспомнила.
    — Сначала покормить Власика, — зашептала она, — потом кур, потом пополоскать бельё, потом смотреть за Власиком… Вспомнила, всё вспомнила! — захлопала Алёнка в ладоши и соскочила с постели.
    Тут и проснулся Власик. Алёнка схватила его в охапку, поставила на стул и стала одевать. Надела рубашку, а воротник с пуговками очутился на спине, как у Алёнкиного платья.
Вот и вот и вот и вот,
Вышло задом наперёд!.. —

    запела Алёнка и стала стаскивать с Власика рубашку, а Власик взял и пощекотал её. Алёнка шлёпнула его по рукам и засмеялась.
    В избу вошла Алёнкина подружка Зоя с плетёной корзинкой в руках и сразу подбежала к Власику:
    — Ой, какой хороший! Он чей?
    — Наш! — сказала Алёнка. — Он теперь мой братик-пузатик.
    Алёнка снова потянула с Власика рубашку, а он вырвался и побежал по комнате.
    Алёнка с Зоей поймали его, одели и посадили за стол завтракать.
    Зоя отошла от стола и сказала:
    — А я за ягодами! Пойдёшь?
    — Пойдём! — обрадовалась Алёнка. — Только мне кур покормить надо да бельё пополоскать, — я быстро.
    Но Зоя ждать не согласилась и побежала за другими подружками.
    — Мы за тобой зайдём! — крикнула она с улицы.
    Алёнка скорей налила Власику супу и стала его кормить. Власик закрутил головой, заболтал ногами, ничего не ел и совсем не хотел брать ложку.
    Алёнка уговаривала, уговаривала его, а когда Власик нечаянно зазевался, сунула ему в рот ложку с супом.
    Власик сжал губы и суп не проглотил.
    — Противный! — топнула на него Алёнка. — Ешь, тебе говорят!
    Но противный Власик никак не хотел проглотить суп и сидел с раздутыми щеками.
    Алёнка сбегала на кухню, принесла новую тарелку, на которой была нарисована какая-то картинка, и поставила на стол. Власик потянулся к картинке. Алёнка взяла и налила в тарелку супу:
    — Скушай суп, тогда узнаешь, что нарисовано на дне тарелки!
    И Власик взял ложку. Он кушал и всё время заглядывал в тарелку, но картинка чуть покажется и опять зальётся супом. Зато, когда Власик съел весь суп, он увидел на дне тарелки двух больших слонов. Слоны стояли под пальмой и поливали друг друга из хоботов водой.
    Алёнка похвалила Власика за то, что он хорошо кушал, и повела его с собой кормить кур.
    — Цып, цып, цып! — пронзительно закричала Алёнка и прямо с крыльца стала разбрасывать мочёный хлеб.
    К ней со всех сторон сбежались куры.
    Власик от радости затопал ногами и тоже стал бросать хлеб:
    — Гули, гули, гули!
    — Это куры, Власик! — сказала Алёнка. — У вас в городе голуби, а это куры.
    За курами прибежали гусята.
    — Тега! Тега! — закричала Алёнка, выбросила остатки хлеба гусятам и побежала в избу за бельём.
    Власик остался один.
    Гусята ели дружно и не жадничали, а куры всё время бегали по двору и отбирали друг у друга куски.
    А два петушка встретились на дорожке и начали драться.
    — Тетушок! Тетушок! — закричал Власик и побежал за петушками.
    Петушки забежали в крапиву, и Власик — за ними.
    Алёнка вернулась, вывела Власика на дорожку и повела его на пруд полоскать бельё. Пруд был в конце двора.


    По дороге ветер сорвал с Власика панаму и покатил её прямо в воду.
    Алёнка догнала её, надела на Власика. А Власик взял и бросил панаму сам. Панама покатилась, Власик побежал за ней и прямо в сандалиях влетел в воду.
    Алёнка испуганно схватила его за руку и вытащила на берег.
    — Противный какой! Нельзя в воду! Утопнешь! — Она выложила на мостки бельё, зачерпнула в тазик воды и поставила его Власику подальше от берега.
    Власик чуть-чуть побрызгался, взял тазик обеими руками и опрокинул его себе на голову.
    — Ох ты, горе ты моё! — рассердилась Алёнка. — Сейчас Зойка придёт, а он не даёт полоскать! На вот, подержи! — Алёнка дала ему в руки полотенце, а сама стала полоскать бельё.
    Власик стоял на месте, никуда не бежал и ждал, когда Алёнка заберёт полотенце.
    А Алёнка забрала полотенце и дала ему платок, — приходилось стоять.
    Когда всё бельё было выполоскано, прибежала Зоя с подружками. Алёнка отнесла бельё домой и выбежала на улицу.


    — Ой, девочки, мне же нельзя, у меня Власик.
    — А ты его спать уложи, — сказала Зоя.
    — Рано спать, мамка заругает!
    — Ну тогда сиди дома, мы сами пойдём! — Зоя повернулась, и девочки пошли за ней.
    Алёнка посмотрела им вслед, и ей ещё пуще прежнего захотелось пойти.
    — Вы тихонько идите, я догоню!
    Алёнка торопливо отвела Власика домой, уложила его в постель:
    — Спи, Власик, спи! Алёнка сейчас придёт.
    Но не успела Алёнка выйти из избы, как Власик вскочил с постели и побежал за ней.
    Алёнка вернулась, отшлёпала его, снова уложила в постель и сама прилегла с ним на краешек.
    Власику захотелось поиграть с Алёнкой, и он опять стал её щекотать, но Алёнка больно шлёпнула его по руке:
    — Спи! Глаза закроешь — сказку расскажу.
    Власик изо всей силы зажмурил глаза и приготовился слушать сказку.
    — Жили-были два гуся, вот и сказка вся, — сказала Алёнка, вскочила и выбежала в сени.
    К дверям подбежал Власик и закричал:
    — Акый! Акый!
    Алёнка открыла и вытолкнула его на крыльцо:
    — Играй здесь, противный! Насыпай песок в моё ведёрко, а я тебе сейчас совочек принесу… Никуда не ходи! — Алёнка забежала за угол, немножко постояла и выглянула.
    Власик насыпал в ведёрко песку, осмотрелся и побежал к пруду.
    — Ах ты, непутёвый! — крикнула Алёнка и поймала Власика у самой воды. — Ну что мне с тобой делать! На минутку не оставишь! Других мальчиков оставляют, а тебя нельзя! Не ходи к воде, опять утопнешь. Забыл, как утоп?
    Алёнка отвела его к крыльцу и снова посадила в песок. С дороги доносились весёлые голоса подружек.
    И зачем она только осталась с этим противным Власиком!.. Сиди теперь дома… Алёнке стало обидно и захотелось плакать. Но вдруг она повеселела, взяла Власика за руку, подвела к плетню и поставила в густую высокую крапиву.
    — Стой! А то укусит!
    Власик стоял. Он боялся шевельнуться: кругом росла злая, колючая крапива.
    — Я тебе сейчас петушка поймаю! — сказала Алёнка, выскочила из крапивы и побежала за подружками.
    Догнала она их, когда те уже подошли к лесу и начали собирать ягоды.
    Алёнка сорвала ягодку, положила в рот и, вдруг вспомнив о Власике, побежала домой.

Подарок


    Таня проснулась, когда ещё все девочки спали. Она встала и подошла к окну. Со двора тянуло ароматным лесным настоем. За частыми, словно к празднику побелёнными стволами берёз, на клубной веранде лагеря пестрели разноцветные стенгазеты, вывешенные к приезду родителей. Под окном, на усыпанной жёлтым песком дорожке, бегала трясогузка. Не переставая покачивать своим длинным хвостом, она то приостанавливалась, то, мелко перебирая лапками, сновала из стороны в сторону, хватая на лету мошек, которых Таня даже не могла увидеть.
    К даче с большой стопкой постельного белья подошла техничка Ольга Ивановна, худенькая, небольшого роста женщина.
    Трясогузка отбежала и, видимо не испытывая страха перед знакомой фигурой уборщицы, продолжала своё дело.
    Ольга Ивановна, придерживая подбородком бельё, поднялась на крыльцо и долго не могла нащупать дверную ручку. Таня побежала на помощь.
    Тане всегда хочется помочь Ольге Ивановне, потому что они с ней большие друзья. Тётя Оля ласковая, хорошая, с ней всегда обо всём можно поговорить — как с мамой.
    — Давайте я вам помогу, Ольга Иваночка! — Таня открыла дверь и забрала половину белья. — Ольга Иваночка, — Таня сама придумала это имя, — а сегодня мама приедет!.. Хотите, я вам её покажу?
    Ольга Ивановна положила на тумбочку бельё:
    — Покажи, какая у тебя такая особенная мама…
    Она и в самом деле была бы не прочь познакомиться с Таниной мамой. Уж очень часто эта востроглазая щупленькая девчонка заводила разговор о своей маме.
    Вот уже две недели, как Таня в лагере, но, куда бы она ни шла, что бы ни делала, мама всегда с ней. «А меня мама уже научила», — показывала она девочкам, как вышивают болгарским крестом. «А я умею стёкла мыть, я маме помогала», — говорила Таня, протирая с Ольгой Ивановной в спальне окна. Словом, «мама» не сходила с Таниного языка.
    Возвращается отряд с прогулки, Таня несёт корзину грибов.
    — Ольга Иваночка, можно у вас посушить? Это я маме…
    И, конечно, Ольга Ивановна сушила. Грибов теперь у Тани целая связка. А про орехи так она по нескольку раз в день справлялась: «Не поспели? Нельзя ли их уже рвать?»
    Очень интересно было познакомиться с Таниной мамой.
    — Как вы думаете, Ольга Иваночка, когда приедет мама: к завтраку или к обеду?
    — Не знаю, Таня. Похоже, что к завтраку не поспеют. Лагерь-то наш, сама знаешь, вон какая даль…
    — А по-моему, всё равно к завтраку!
    Зажмурившись, Таня нацелила друг на друга указательные пальцы, покрутила ими, развела и стала соединять. Пальцы коснулись друг друга.
    — К завтраку! К завтраку! — громко закричала она.
    — Таня, это ты? — послышался чей-то голос. — А я скажу, ты всех будишь.
    — Да ну тебя, Лиза-подлиза, — сказала Таня. — Вечно ты ябедничаешь!
    — Что — вечно? — высунулась в дверь краснощёкая толстушка Лиза Душечкина. — Тебе одной можно не спать, да, одной?.. Тётя Оля, давайте я вам тоже помогу бельё разносить. — Она подошла к Ольге Ивановне, забрала с тумбочки стопку простыней и унесла в свою комнату.
    После подъёма девочки особенно старательно убирали спальни. Они тщательно заправляли кровати, навели образцовый порядок в тумбочках, поставили на подоконники цветы.
    Все ждали родителей.
    Таня принесла от Ольги Ивановны грибы, хорошо упаковала их. Затем, выждав момент, когда из пионерской комнаты все ушли, она осторожно наклонила гипсовый бюст Чкалова и вытащила из-под него объёмистый свёрток с конфетами.
    Примостившись в укромном уголке в коридоре под лестницей, Таня стала перекладывать конфеты в коробку. Осторожность здесь необходима: вожатые не любят, когда кто-нибудь полученные к чаю конфеты не ест в столовой, а уносит с собой.
    Тут были и шоколадные, и тянучки, и леденцы — в красных, жёлтых и полосатых бумажках. И у всех конфет был довольно сомнительный вид: на одних бумажки потёрты до дыр — эти Таня долго носила в кармане; другие были расплющены и больше напоминали лепёшки, чем конфеты, — эти побывали под матрацем. Но, как бы то ни было, Тане есть чем угостить маму.
    По ступенькам кто-то пробежал. Таня притаилась и вдруг неожиданно для себя громко чихнула. Шаги затихли, и под лестницу заглянула Лиза Душечкина:
    — А… А что ты тут делаешь? Ваш отряд дорожки подметает, а ты?
    Таня, застигнутая врасплох, прикрыла конфеты рукой. Но Лиза заметила это и подошла поближе.
    — А я про тебя не сказала, что ты утром не спала…
    — Подумаешь, и говорила бы!
    — Хочешь, я тебе мешочек дам… Хороший!
    Лиза смотрела на конфеты с явно повышенным интересом.
    — Не надо мне мешочка. На́ вот тебе! — И Таня протянула ей расплющенную клюквенную конфетку.
    — Нет, не давай, я не хочу.
    Таня сменила клюквенную на «раковую шейку», и Лиза не устояла, взяла.
    «Раковую шейку» она уничтожила в один миг, но уходить не собиралась.
    Таня поняла, что её конфетам угрожает опасность. Надо было сделать так, чтобы Лиза ушла.
    — Ты не видела, наверно, уже мамы приехали? — спросила Таня.
    — Нет, что ты, не приехали!
    — Да ты же во дворе не была. Сходи!
    — А я и так знаю — не приехали.
    Лиза получила ещё одну конфету и только тогда согласилась побежать во двор. Но через минуту она вернулась.
    — Нет, не приехали… А ты их для кого бережёшь?
    — Да так просто, ни для кого…
    Неизвестно, чем бы всё это кончилось, если бы с улицы не донеслись голоса девочек: «Приехали! Приехали!»
    Таня быстро завернула конфеты и выбежала во двор. Но оказалось, что машина пришла без людей.
    Шофёр дядя Коля сказал, что заводской автобус неисправный и родителям ехать не на чем. Зато он привёз всем подарки.
    Вожатые рассортировали в кузове машины пакеты, свёртки и разнесли их по отрядам. Таня вместе с другими девочками толкалась около окна, где вожатая Женя раздавала подарки.
    В дверях стояла Ольга Ивановна и смотрела, как девочки получали подарки.
    Всякий раз, когда Женя брала в руки пакет или свёрток, Таня гадала: «Мне! Вот этот обязательно мне!» Но свёрток отдавали другим. Подарки на подоконнике быстро таяли.
    «Вот этот обязательно мне!» — решила Таня, когда вожатая взяла последний подарок.
    Но и этот свёрток передали не ей. Больше пакетов не было. Таня в первую минуту не поняла, что произошло. Закусив губу, чтобы не заплакать, она прошла к своей кровати.


    Ольга Ивановна хотела было к ней подойти, но потом остановилась и быстро вышла из комнаты. По лицу её можно было догадаться, что она что-то задумала.
    Таня боялась оглянуться на девочек и, едва сдерживая слёзы, смотрела в окно. Девочки, увлечённые письмами и гостинцами, сначала не обращали внимания на Таню. Но потом Таня почувствовала, как за её спиной сразу все замолчали.
    В эту минуту любая девочка, не задумываясь, отдала бы ей свой подарок, но разве Таня возьмёт? Стоит ей предложить хоть одну конфетку, она сейчас же расплачется. В комнате наступило тяжёлое молчание.
    Вдруг с шумом отворилась дверь, и в спальню вместе с Ольгой Ивановной вошли пионерки соседнего отряда.


    — Девочки, у вас Таня Смирнова есть? — спросили они. — А то в наш отряд её посылка попала.
    — Есть! — закричали девочки.
    У всех отлегло от сердца. Таня, смахивая рукой слёзы и смущённо отворачиваясь от подруг, распаковывала пакет.
    В пакете были и яблоки, и большой золотистый апельсин, и «мишки», а письма от мамы не было. Таня растерянно посмотрела на девочек.
    — Ну что ты, чудачка какая! — подошла к ней Ольга Ивановна. — Может, твоя мама прямо на работе посылку собирала, вот и не успела написать.
    — Правильно! На работе! — дружно подтвердили девочки.
    Таня успокоилась и, не скрывая радости, начала угощать подруг.
    Вечером она завернула в толстую синюю бумагу грибы, коробку с конфетами и написала на пакете: «На завод, мастеру по вязальным машинам Смирновой (маме)».
    В подарок она положила письмо: «Здравствуй, дорогая мамочка! Мама, как ты живёшь, а я скучаю. За подарок спасибо, мамочка. Мама, нас кормят хорошо, было кино. Мама, у нас в отряде девочки хорошие и тётя Оля тоже хорошая. Мам, помнишь, ты хотела купить мне платье, не надо мне никакого платья. Есть у меня старые — и хватит. Больше кушай и поправляйся хорошенько. Мама, посылаю тебе грибы и конфеты. Тётя Оля сказала, что завтра можно идти за орехами. Наберу тебе много-много орехов. Целую тебя, дорогая мамуля.
    Таня».
    Перевязав шпагатом свёрток, Таня отнесла подарок в машину, дяде Коле.
    Утром девочки собрались за орехами. У Тани не нашлось никакой сумочки, и она, вспомнив, что вчера ей Лиза предлагала мешочек, побежала к ней.
    — Не дам я тебе никакого мешочка, — сказала Лиза, — сама пойду за орехами. Я и так тебе вчера апельсин дала.
    — Какой апельсин? — удивилась Таня. — Когда?
    — А вот тогда… Когда девочки тебе посылку собирали.
    Таню словно ударили. Она покраснела, закрыла лицо руками и выбежала в коридор.
    Вечером из города приехал начальник лагеря и привёз Тане большой синий пакет — подарок от мамы. Мама писала, что она только сегодня вернулась из командировки.

Неразлучные друзья


    В деревне все ребята ещё спали, а Тимка и Колька уже побежали на речку. Тимка и Колька всегда вместе: пойдёт Тимка в лес за ягодами — зовёт с собой Кольку. Отправится Колька в магазин за леденцами — бежит за Тимкой. Жить друг без друга не могли!
    Они даже и похожи были друг на друга: у Тимки серые глаза и у Кольки — серые; у Тимки волосы от солнца белые, как лён, и у Кольки — белые; Тимке в речке «с ручками» и Кольке — «с ручками». И бегали они одинаково: Тимка не мог обогнать Кольку, а Колька не мог обогнать Тимку. Словом, Колька и Тимка — неразлучные друзья.
    Когда они прибежали к речке, на берегу не было ни души. Только носатая гусыня соседки тёти Маши ходила и щипала траву. А неподалёку от неё кучкой лежали гусята. Крайним гусятам было холодно, и они прямо по головам лезли в середину. А те, которых выталкивали, поднимались и тоже карабкались в середину.
    Но холодно было только гусятам, Тимке и Кольке — жарко.
    Колька на ходу отстегнул лямки, снял штаны и, подскочив к берегу, пощупал ногой воду.
    — Ух ты! — отдёрнул он ногу. — Тёплая!
    Тимка тоже разделся, вошёл в речку и, отчаянно стуча зубами, сел.
    — И п-правда, т-тёплая…
    — Нет, а я не так. Посмотри, я сейчас с горки! — сказал Колька.
    Он отошёл назад, разбежался и шлёпнулся животом об воду. Вскочив на ноги, Колька задом наперёд вышел на берег, чтоб Тимка не видел его покрасневший живот, и, приложив к уху ладошку, запрыгал на одной ноге:
Мышка, мышка, вылей воду
На дубовую колоду!..

    Потом Колька подошёл к Тимке и сел рядом с ним по пояс в воду.
    — А где наши ноги?
    — Нет ног!
    Они оба начали болтать ногами.
    — А я с бородой! — сказал Колька. Он достал со дна целую горсть синей глины и вымазал себе подбородок.
    — И я с бородой и с усами! — сказал Тимка и запел:
Сами с усами,
С бородой, с ушами!..

    — А я нашёл, смотри! — Колька показал Тимке ракушку.
    — Чур, на двоих! — крикнул Тимка и забрал у Кольки ракушку.
    Колька отполз ещё подальше и, вытянув шею, чтобы не наглотаться воды, стал опять шарить руками по дну.
    — А я ещё нашёл! Во! — Он вытащил из воды стекляшку, глянул в неё и замер: кругом всё было красное! И лес на той стороне речки красный, и гусята красные, и небо красное. Колька, не помня себя от радости, выскочил на берег и стал кругом всё смотреть.
    — Тимка, вся деревня красная! И наш дом красный, и ваш красный!
    Тимка тоже выскочил из воды и, подбежав к Кольке, протянул руку к стекляшке. Но Колька отвернулся от него. Тимка опять забежал. Колька опять отвернулся.
    — Дай! — попросил Тимка.
    Но Колька ещё сам не насмотрелся. Он навёл стекляшку на белое облако, и облако стало красным. Убрал — белое, навёл — красное. Белое — красное, белое — красное. Как в кино! Ух ты!
    Такой стекляшки у Кольки ещё никогда не было.
    — Дай хоть одним глазком глянуть! — снова затянул своё Тимка.
    Колька ещё раз посмотрел на облако, на свой дом, на гусят и, не выпуская из рук стекляшки, поднёс её к Тимкиным глазам.
    Тимка чуть глянул и хотел вырвать стекляшку, но Колька вовремя отдёрнул руку.
    — И не давай, не давай! Смотри теперь один! — обиделся Тимка и побежал в деревню.
    — Тим! Тим! — закричал Колька и, догнав Тимку, отдал стекляшку.
    Тимка, не отнимая стекляшки от глаз, долго смотрел во все стороны, так долго, что Кольке снова захотелось посмотреть в свою стекляшку, и он сказал:
    — Хватит, давай назад!
    Но Тимка отскочил от него и спрятал руки за спину:
    — А вот и не отдам! Не отдам! Что в руки берётся, назад не отдаётся! — Он повернулся и хотел бежать, но Колька вовремя схватил его за руку, и они кубарем покатились по траве.
    — Отдай стекляшку! — крикнул Колька, очутившись верхом на Тимке.
    — Не отдам!
    — Отдай!
    — Нет, не отдам!.. На! — Тимка разжал кулак и бросил стекляшку в траву.
    Колька кинулся за ней, но, только нагнулся, — откуда ни возьмись, гусыня.


    Колька отступил. Он знал эту гусыню: эва носище-то какой! А шишак на лбу! Позавчера она Нюрку-соседку так отщипала, что Нюрка по сей день сидеть не может.
    — Теперь давай стекляшку… Всё равно давай! — сказал Колька.
    — Бери! — засмеялся Тимка. — Возьмёшь — твоя будет!
    Колька, чувствуя, что его стекляшка пропадает ни за грош, стал подкрадываться. Шагнёт — и постоит, шагнёт — и постоит. Сам одним глазом на гусыню косит, а другим — на стекляшку. Только подкрался, протянул руку, а гусыня как зашипит, крылья как распустит — и на него!


    Колька — бежать. Гусыня догнала его да как хватанёт за ногу!
    — Ма-ма! — во всё горло заорал Колька и припустил ещё быстрее.
    Когда Колька скрылся за поворотом, Тимка взял палку, прогнал гусыню и забрал стекляшку.

Вовкин самокат


    С тех пор как Вовкина сестра Люся стала учиться в первом классе, дела у Вовки пошли неважно.
    Делали они с папой самокат и уже совсем было доделали, а теперь всё остановилось…
    Пришла Люська в первый день из школы и сразу заставила папу работать:
    — Папа, учительница велела принести десять палочек-считалочек.
    Отложил папа Вовкин самокат и начал мастерить палочки. А на другой день по приказу Люськи папа делал указку. Она и маме никакого покоя не давала.
    Сшила ей как-то мама кассы-кармашки для азбуки, а Люська говорит:
    — Нет, не так! Учительница велела, чтобы все кармашки были одинаковые, а у тебя, мама, один узкий…
    Нечего было и думать, чтобы Люську отправить в школу с узким кармашком, — пришлось «кассы» перешивать.
    Из-за Люськи и Вовке житья в доме не стало: громко разговаривать нельзя, молотком стучать нельзя, приятелей приводить нельзя…
    В общем, всем она голову закружила, а сама и учиться не умеет. Когда папа с ней сидит, она ещё учится, а как уйдёт — сразу за куклы. Проходили в классе буквы — Люська кое-что знала, каждый день на одну букву умнела; а как начали читать — села на мель. «Ма-ма», «па-па» у неё выходит, а попался «мак» — и не вышло.
    Как-то Вовка с папой приделывали к самокату второе колесо и услышали, как Люська читает:
    — Ма-аа…ка-а… — И получилось у неё смешное, непонятное слово: «Мака!»
    Папа отложил самокат и подошёл к Люське:
    — Ну-ка, прочитай ещё раз.
    Люська сразу притихла и еле-еле прошептала:
    — Ма-ка…
    — Ну как же ты так? — сказал папа. — Нужно называть сразу все три буквы: — Мак!
    — Мак! — обрадовалась Люська.
    Но на следующем слове опять споткнулась:
    — Ко-о… тэ-э…
    — Да не «котэ», а кот! — сердито сказал папа.
    Вовка тоже рассердился: к самокату осталось приделать всего только одно колесо и самокат готов, а папа опять с Люськой занялся.
    — «Котэ! Котэ»! — передразнил Вовка Люсю, но тут же замолчал и стал слушать, что будет дальше…
    А дальше ничего не было, Люське повезло: следующее слово она прочитала правильно.
    — Дуб! — вырвалось у неё. — Дуб! Дуб! — Люська запрыгала и сразу вскарабкалась папе на плечи.
    Папа закрутил руками, начал притопывать, запыхтел и превратился в паровоз.
    Люська закривлялась и запела: «Баровоз! Баровоз! Дай, схвачу тебя за нос!» — и хотела схватить, но «паровоз» крутнул головой и на всех парах начал носиться из комнаты в комнату, пока из кухни не пришла мама и не закрыла семафор.
    А Люська взяла и сделала папу доктором. Она надела на него мамин больничный халат, дала в руки «докторский» чемоданчик — мамину сумку — и повела к больной матрёшке.
    — Тут болит! — запищала Люська матрёшкиным голосом. — Тут колет!..
    — А тут не колет? — крикнул доктор и начал щекотать Люську.
    Вовка не выдержал, подбежал и тоже стал щекотать.
    Люська брыкалась, царапалась, а спастись не могла. Спаслась, когда мама начала щекотать и Вовку и доктора.
    Люська вырвалась и убежала вместе с мамой.
    Вовка обрадовался: теперь-то уж они с папой доделают самокат! Но не тут-то было! Папа снял «докторский» халат, позвал Люську и снова стал с ней читать. Эта Люська отдохнуть даже не даст! Вовка показал ей язык и отвернулся к окну.
    Во дворе мальчишки катались на самокатах. Эх! Вовка бы на своём прокатился, так прокатился! Через весь бы двор! Или ещё лучше — на ту сторону улицы! Проехать и ещё разок посмотреть в новом магазине покупные самокаты! Только через улицу Вовке не разрешают: машин много. Маленький, говорят, — всего только шесть лет. А Вовка всё равно сегодня сбегал туда и посмотрел самокат. Стоял он там, стоял и вдруг видит — Люська на матрёшек глазеет. Вовка в сторону и убежал…
    Вовка отошёл от окна и задвинул самокат под кровать. Когда же всё-таки самокат будет готов?..
    Папа часто возвращался с работы, когда Вовка уже спал, а если приходил рано, то сразу смотрел у Люськи тетрадки и садился с ней учить уроки.
    Вовке очень хотелось, чтобы папа из-за чего-нибудь рассердился на Люську и перестал с ней заниматься. Но он никак не сердился: хитрая Люська никак не попадалась ни папе, ни маме со своими проделками.
    А вот Вовке однажды попало!
    Поднимается как-то Вовка вечером домой по лестнице и видит: стоит Люська и пишет на стенке мелом.
    — Ага! Попалась! — обрадовался Вовка.
    Люська вздрогнула, а потом протянула Вовке мел:
    — На!.. Хочешь, научу?..


    Не знает Вовка, как это могло случиться, но мел оказался у него в руке, и Люська стала водить его руку по стенке.
    На стенке получилась настоящая буква.
    Вовка никогда не думал, что он может писать, и, оттолкнув Люську, написал такую же букву сам.
    — Пиши, Вова, пиши! — ласково сказала Люська.
    Вовка ещё бы писал, да внизу кто-то хлопнул дверью, и они с Люськой убежали домой.
    Только успели они раздеться, за дверью послышались папины шаги. Люська сразу села за уроки, а Вовка вытащил из-под кровати самокат и стал ждать папу.


    Папа вошёл и, не раздеваясь, заглянул в комнату.
    — Кто писал на стенке? — строго спросил он.
    — Люська! — сказал Вовка.
    — И Вовка писал! Писал! Писал! — закричала Люська. — Вон у него и руки в мелу!
    Вовка хотел спрятать руки за спину, но папа уже увидел на его пальцах мел и послал на лестницу стирать буквы со стенки.
    Писали двое, а стирать пришлось Вовке одному.
    Вернулся Вовка сердитый, но сразу повеселел: папа приделывал к самокату руль. Сегодня самокат Вовке обязательно надо доделать! Завтра мальчишки сговорились устроить перегонки, и Вовке без самоката никак нельзя.
    Но не успел папа приделать руль, взял и спросил Люську:
    — Ну-ка, покажи, как ты сделала уроки?
    — А она не сделала, — сказал Вовка. — В магазин бегала, матрёшек смотрела!
    — В какой магазин?
    — В новый, через улицу, я сам видел!
    — А ты как туда попал? — сердито сказал папа и, бросив недоделанный самокат, сел с Люськой учить уроки.

Зеркальный карп



    Началась горячая сенокосная страда. Все колхозники были на лугах. Ушли на покос и Тимкины родители.
    Остался Тимка один во всём доме. Сидит за столом, пьёт молоко и думает, чем бы ему сегодня заняться, что бы такое придумать… Расправился Тимка с молоком и выбежал на улицу. Тихо в деревне, нет никого. Только дед Сидор ходит по берегу колхозного пруда и бросает корм рыбе.
    Всё кормит, кормит своих зеркальных карпов, а ловить ни разу и не ловил. «Рано, — говорит, — не выросли ещё». Тимка даже и ни одним глазком на эту рыбу не посмотрел! Может, она и не растёт?.. А хочется Тимке посмотреть зеркального карпа, ой, как хочется!..
    Дед вытряхнул из корзины остатки зерна и пошёл к деревне.
    Тимка озабоченно почесал стриженый затылок и, выждав, когда дед скрылся за высоким забором колхозного склада, побежал в сарай. Из сарая он вышел с небольшим берёзовым удилищем и, оглядываясь по сторонам, шмыгнул в огород. Добрался огородами до пруда, выбрал подходящее местечко, где кусты погуще, насадил на крючок шарик из картошки и закинул удочку. Сидит, а сам боится — от каждого шороха вздрагивает.
    Конечно, рыбу ловить нельзя, но ведь Тимка только одну рыбку. Вон сколько их! Плавают карпы у самого берега, тычутся мордами в илистое дно, а поплавок не шелохнётся.
    — Ну, клюнь, клюнь! — шепчет Тимка.
    «Может, эта рыба картошку вовсе и не ест?» Да нет, Тимка сам видел, как дед Сидор бросал в пруд варёную картошку.
    Позади зашумел орешник. Тимка вздрогнул и лягушонком шлёпнулся в траву. Сердце так заколотилось — вот-вот выскочит. «Ну её, эту рыбу!» — решил Тимка и, приподняв голову, потянулся за удилищем.
    Вдруг поплавок вздрогнул и скрылся под водой. Тимка схватил удилище обеими руками, рванул и перекинул через голову. В густой траве запрыгала небольшая золотистая рыбка. Тимка прихлопнул карпа рукой и притих.
    Конечно, Тимка не виноват. Ведь этот карп сам попался. Тимка уж совсем было хотел уходить домой…
    Орешник зашумел снова. В кустах показалась соломенная шляпа деда Сидора.
    Тимка сунул под рубашку карпа, вскочил и побежал сколько было духу. Добежал до деревни, оглянулся: дед Сидор за ним не бежит.
    Отдышался Тимка, прижал холодного карпа к животу и повернул к дому.
    И вдруг перед ним, словно из-под земли, вырос Сёмка. Тимка отскочил к плетню.
    — Ты чего, струсил?
    — А тебе чего! — огрызнулся Тимка и пошёл боком.
    — А что у тебя под рубашкой шевелится?
    — Где шевелится? Это ты сам шевелишься…
    Но Сёмка прищурил глаз и пошёл к нему. Тимку даже в жар бросило. Вдруг он почувствовал, что из-за плетня кто-то царапнул его за рубашку.
    Как подскочит Тимка — и бежать.
    С плетня соскочил рыжий Сёмкин кот, мяукнул и пустился вдогонку. Сёмка оторопело смотрел, как мелькают Тимкины пятки: никогда он не думал, что Тимка так здорово бегает.
    Прибежал Тимка к себе во двор, захлопнул калитку и смотрит: Сёмка не бежит. А кот тут как тут. Под ногами крутится, усами дёргает и просит: «Мяу… Мяу…»
    Рассердился Тимка и так двинул кота, что тот отлетел к забору; заодно и карпа ткнул кулаком, чтоб знал, как при Сёмке шевелиться. Вытер Тимка вспотевший лоб рукавом и запечалился. Что же делать с карпом?.. Теперь уж он на него насмотрелся. Сварить его, что ли? «Сварить и съесть», — решил Тимка и побежал в избу. Хотел было на кухне взять чугунок, да вовремя одумался: чугунок рыбой пахнуть будет…
    Тимка разыскал в чулане старый отцовский котелок, налил в него воды, положил карпа и пошёл в огород. В конце грядок, в густых зарослях бузины, развёл костёр, поставил котелок на огонь и стал варить. Прислушивается, как в котелке вода булькает, а сам всё по сторонам смотрит да дым рукой разгоняет. Всё бы ничего, да рядом, в картофельной ботве, сидел кот и бессовестно орал — рыбы просил.
    «Эх, если бы это был не Сёмкин кот… А с этим разве что-нибудь сделаешь?» Тимка от досады махнул рукой и снял котелок с огня.
    Вытащил карпа, подул на него, чтоб остудить, и попробовал. И-и-их!.. Уж такой отравы Тимка в жизни никогда не едал: сырая, несолёная, да ещё и с чешуёй. Тимка плюнул и запустил карпом в Сёмкиного кота. Кот отскочил, но тут же вернулся, принюхался и, прижав карпа лапой, довольно заворчал.
    — Тим-ка!.. — донеслось со двора.
    Тимка спрятался за грядку и выглянул. По спине у него пробежали мурашки: кричал Сёмка.
    — Тим-ка-а!..
    — Чего тебе? — вышел Тимка из огорода.
    — Ты знаешь, — подлетел Сёмка, — в нашем пруду кто-то рыбу ловил!
    — Врёшь!.. — Тимка сделал круглые глаза.
    — А вот и не вру. Дед Сидор удочку нашёл. Удилище такое берёзовое и даже короткое, поплавок из пробки и леска волосяная… Да ты не расспрашивай… Бежим быстрее, я уж всех ребят собрал! А дед за тобой послал, чтоб и ты пришёл. Мы ведь знаем, у кого какие удочки.
    Сёмка схватил Тимку за руку и потащил к пруду.
    У пруда было шумно. Ребята толпились на берегу и, вырывая друг у друга Тимкино удилище, рассматривали его. Сёмка подбежал к ребятам, забрал удилище и поднёс его Тимке.


    — Ну? — толкнул он Тимку в плечо. — Знаешь, кто ловил?
    Все смотрели и ждали.
    Тимка исподлобья покосился на Сёмку. Сёмка молчал… Тогда Тимка нашёл глазами деда Сидора. Дед плавал на своей пузатой лодке и, не обращая на него никакого внимания, разбрасывал корм на самой середине пруда.


    Хитрый дед! Теперь рыба к берегу не пойдёт, на удочку её не поймаешь…
    — Ну, знаешь, чьё удилище? — повторил Сёмка вопрос.
    — Не-е… — Тимка отрицательно покачал головой. — Не знаю. У нашего папки удилище длиннющее и совсем даже дубное…
    Ребята засмеялись.
    — Дубовое! — поправил его Сёмка.
    — Ладно!.. Смех маленький! Проворонили вора, теперь искать надо… А не то дед на нас подумает… А давайте дежурить! — придумал Сёмка. — Может, вор придёт за своим удилищем, а мы его и цап-царап!
    — Правильно!
    — Давайте дежурить.
    Тимка хотел было улизнуть, но глазастый Сёмка увидел его, и пришлось вернуться.
    Через минуту в кустах вокруг пруда ребята уже сидели в засаде. Залёг вместе с Сёмкой и Тимка. Лежит — дежурит.
    Солнце поднялось совсем высоко и начало здорово припекать Тимкину спину. Но Тимка молчал.
    В траве надоедливо скрипели кузнечики. В тени одинокой ивы, раздувая круглые бока, теснились колхозные овцы.
    Жара!..
    «Купнуться бы!» Тимка посмотрел на Сёмку. Сёмка не пошевелился. У Тимки онемела нога, и он заворочался.
    — Лежи! — пригрозил ему Сёмка.
    Ноет нога у Тимки, ползает под рубашкой жучок-ползучок, но лежит Тимка, лежит, смотрит только, как дрожит над дорогой раскалённый воздух.
    — Сём! — едва шевеля пересохшими губами, прошептал Тимка. — Пойдём по разику нырнём.
    — Молчи! — лягнул его Сёмка. — Вора спугнёшь… У воров знаешь какие уши?.. Во! — Сёмка приставил к голове ладошку и показал, какие у воров уши.
    Тимка повернул голову и украдкой пощупал своё ухо.
    По пруду мелкой рябью пробежал ветер, потянуло прохладой. Заквакала лягушка, одна, другая… Над Тимкиным ухом угрожающе пропищал комар. Тимка поднял воротник рубашки и втянул голову в плечи.
    — Не ворочайся! — зашипел на него Сёмка.
    Рядом послышались шаги. Из кустов вышел дед Сидор.
    — А-а… Караульщики! Ловко придумали! Сами рыбачили, сами и рыбака ловите…
    — Да нет же, дедушка, мы не рыбачили. Все наши ребята не рыбачили, — сказал Сёмка.
    — А ты за всех не отвечай! — Дед посмотрел на Тимку. — Значит, вор не объявился?
    — Нет… — промычал Тимка.
    — Да с ним разве поймаешь! — пожаловался Сёмка. — Разговаривает всё время, ворочается…
    — Это плохо, что ворочается… Вора поймать — не карпа выудить. Не просто… Вот я случай помню…
    Дед прилёг на траву рядом с Тимкой и начал:
    — Давно это было. Тогда мы только-только колхозы организовывали. Ну вот, привезли нам тогда из города два трактора. Да и тракторы-то были не такие, как сейчас: махонькие, колёса со шпорами… Поработали те тракторы, а на другой день и поломались. Части какие-то пропали… Съездили в город, привезли части, а через день тракторы опять не пошли… И тогда один человек догадался, что сами части пропадать не могут, и стал караулить. Выйдет ночью и караулит, выйдет и караулит… Смотрел, смотрел и всё ничего не видел, а потом и увидел… У трактора вор ходит.
    — Ходит? — вытянул шею Сёмка.
    — Ну да, ходит, — почти шёпотом продолжал дед. — А в руках у него какая-то железяка, и пошёл он с этой железякой прямо на того человека. А человек стоит. Вор идёт, а он стоит. Потом человек как крикнет: «Стой!» — и схватил вора за руку. Вор как заскрипит зубами, как вытаращит глазищи… Человек и опустил руку.
    — Испугался? — подскочил Сёмка.
    — Нет, сынок, не испугался, а признал он в нём соседа. А сосед-то как тюкнет его по голове железякой — и бежать.
    — Убил? — не выдержал Тимка.
    Дед молча достал трубку и закурил.
    — Нет, не убил… А вот метку оставил…
    Дед сдвинул на затылок шляпу и показал ребятам глубокий розовый шрам на виске.
    — Дедушка! — вскрикнул Сёмка. — Так это ты?..
    Дед провёл рукой по шраму и поправил шляпу:
    — Вот они какие, воры-то, бывают…
    — А зачем этот вор части воровал? — чуть слышно спросил Тимка.
    — Богатей был, кулак, колхозу вредил…
    — Значит, он враг?
    — А ты думал?! Все воры враги! — опередил деда Сёмка.
    — Ну уж, все… — Тимка повернулся к Сёмке и выкрикнул: — А я не враг! Я только попробовать одного карпа…
    Сёмка схватил его за руку и закричал сколько было духу:
    — Ребя! Сюда! Все сюда — рыбака поймал!

Лыжная прогулка


    С крутого берега реки вниз, под уклон, с шумом скатывались ребята. Скатывались по-разному: кто на санках, кто на лыжах, а кто и просто на куске фанеры или на собственной шубе. Ребят собралось много, всем сразу скатиться было нельзя, и поэтому они становились друг за дружкой, подходили к горке и так, цепочкой, с визгом и смехом уносились вниз.
    Дальше всех мог прокатиться шестиклассник Вадик. Он катался не на какой-нибудь там фанерке, а на лыжах. Лыжи у него были новые, без единой царапинки. Он то и дело скатывался с горки и каждый раз, возвращаясь наверх, становился в общую цепочку. Мальчишки с завистью посматривали на его финские лыжи, на дорогие металлические крепления.
    Ловко работая палками, Вадик опять вскарабкался на горку, стряхнул с варежек снег и остановился… В конце цепочки, окружённая малышами, стояла его новая соседка по дому — Нина. Хотя двери их квартир выходили на одну площадку и они часто встречались, но на горке Вадик Нину видел впервые. Она держала в руках лыжи, на которых были точно такие же крепления, как у Вадика, и, перекидывая зажимную скобу, показывала ребятишкам, как работают крепления.
    «Подумаешь, лыжница… — Не понравилось Вадику, что около Нины собрались ребята. — Наверно, и кататься-то не умеет…»
    И Вадику почему-то захотелось, чтобы его новая соседка посмотрела в его сторону.
    Но Нина продолжала разговор с ребятами. Вадик постоял, потом подпрыгнул, гулко шлёпнул лыжами и, красиво выбрасывая палки, прошёл вдоль цепочки.
    Но Нина на него не посмотрела. Тогда он растолкал мальчишек, протяжно запел по-петушиному и, смешно замахав руками, покатился с горы.
    Мальчишки громко засмеялись. Засмеялась и Нина. Вадик вернулся наверх. Теперь Нина смотрела на него.
    Он подошёл к краю горки, оттолкнулся и укатил почти до самой середины реки. Не замедляя хода, он сделал плавный поворот, вернулся назад и, не снимая лыж, как это делали другие ребята, ёлочкой поднялся в гору. Нина тоже вышла на горку, надела лыжи, сильно наклонилась вперёд и поехала. Вадик поспешил за ней.
    — Пойдём ещё, — притормозив лыжи, остановился около неё Вадик.
    — Нет, на горку я больше не пойду. Мне на ровном месте тренироваться надо.
    — Тренироваться? — с улыбкой переспросил Вадик.
    — Да… У нас скоро в школе лыжные соревнования, — подтвердила Нина и вышла на лыжню.
    — Ну, тогда давай я тебя потренирую, — предложил Вадик. Он решил показать Нине, как по-настоящему ходят на лыжах. — Это называется русский шаг! — не оборачиваясь, крикнул Вадик и пошёл крупными шагами, легко перенося корпус с одной ноги на другую.
    Нина тоже прибавила шаг.
    — А вот это финский, — глотнув полной грудью густого колючего воздуха, ударил палками Вадик.
    Нина пошла финским. Шаг у неё был упругий, лёгкий, и Вадик понял, что она катается не хуже его.
    Он уже чувствовал усталость в руках, а она не отставала. Вадик испугался, что Нина его обгонит, и остановился.
    — Тренироваться лучше по пересечённой местности, — сказал он. — Пойдём через лес. Да там и проходит лыжня, где вы будете соревноваться…
    На той стороне реки, за широким снежным полем, виднелся лес. Нина посмотрела через поле, оглянулась на дом…
    — Да ты не бойся, ведь не одна же… Я с тобой! Пошли! — И Вадик с силой налёг на палки.
    Нина решилась. Ей захотелось узнать места, где будут проходить соревнования, и она потянулась вслед за Вадиком.
    Подходили к лесу. Редкие берёзы отчётливо выделялись на фоне тёмных густых ёлок. Зимой берёзы были какие-то неуклюжие и выглядели точно так, как их рисуют малыши, — кривой столб, а наверху реденький пучок голых веток.
    По целине идти было приятно. Лыжи утопали в снегу. Мягкий белый пушок наплывал на ботинки, вздувался и отваливал по сторонам. А в лесу было ещё лучше. Высокие ели, густо усыпанные комьями искрящегося снега, бережно, как бы стараясь не стряхнуть их, покачивались. Те, у которых вершины были выше и гуще, качались сильнее, с редкими вершинами — едва заметно. Особенно хороши были молоденькие ёлочки — ветки их почти совсем упрятались под снегом. Нина остановилась около такой ёлочки, ткнулась лицом в снег и дунула. Снежный пушок залепил ей глаза, уши, набился под шарф, но ей было весело. Вадик, довольный, что здесь не надо торопиться, тоже засмеялся и,