Скачать fb2
Методом исключения

Методом исключения

Аннотация

    Повести екатеринбургского писателя Владимира Турунтаева посвящены будням районного отдела милиции, в котором служит немало талантливых сыщиков, таких, как главный герой книги Сергей Бородин — оперуполномоченный уголовного розыска. Они-то и ведут бескомпромиссную борьбу с преступностью.


Владимир Федорович Турунтаев Методом исключения (Авторский сборник)

МЕТОДОМ ИСКЛЮЧЕНИЯ

1

    Дверь отворилась почти неслышно, будто от сквозняка. В кабинет ворвались невнятные коридорные шумы, однако никто не входил.
    Старший оперативный уполномоченный райотдела милиции дописал фразу, поставил жирную точку и, повернув голову, увидел в дверном проеме массивную фигуру в черном дубленом полушубке. Бескровные губы на румяном, с мороза, лице мужчины были скорбно поджаты. Льдисто голубые глаза влажно блестели.
    — Бородин кто, вы будете?
    — Я. Заходите.
    Мужчина нерешительно переступил через порог, прикрыл за собою дверь и приблизился к столу, за которым Сергей Бородин сочинял рапорт о выезде в Заречный микрорайон, где минувшей ночью произошла квартирная кража.
    — Присаживайтесь, — пригласил он вошедшего.
    Однако мужчина продолжал стоять, комкая в руках ондатровую шапку. Он попытался было что-то сказать, но вместо слов вырывались нечленораздельные сдавленные звуки, перешедшие в хриплый кашель. Лишь со второй попытки ему удалось выдавить из себя несколько слов:
    — Жена моя… Пропала… Оля… Ольга Степановна… — и, прижав к губам руку, замотал головой.
    — Да вы присядьте! — Бородин кивком указал ему на стул и, сунув рапорт в ящик стола, достал чистую бумагу. — Расскажите толком, когда и как это случилось.
    Мужчина расстегнул полушубок. Поискав глазами, куда положить шапку, оставил ее в руках и осторожно опустился на стул.
    — Тридцать первого. В аккурат перед Новым годом ушла…
    — В котором часу?
    — Часов в девять.
    — Утра, вечера?
    — Вечера. Ушла, и с концом…
    — Откуда ушла, из дому?
    — Ну да.
    — Одна, что ли?
    — Одна.
    — А вы где были?
    — Дома остался.
    — Я что-то не улавливаю, — сказал Сергей. — Куда пошла ваша жена?
    Покусывая губы, мужчина скорбно смотрел мимо Бородина на затянутое изморозью окно и молчал.
    — Так куда пошла ваша жена? — повторил вопрос оперативник.
    — К Петрякову, — с тихой злобой обронил мужчина.
    — Кто такой?
    Мужчина пропыхтел, выплюнул что-то маловразумительное. Бородин разобрал только последние слова:
    — …и с концом, нету ее!
    — У Петрякова, может, осталась? — предположил Бородин.
    Мужчина помотал головой.
    — Сперва я тоже так думал. Потому и не заявлял.
    — Что же теперь вас заставило это сделать?
    — Так ее ж и на работе нет! — убито вымолвил заявитель. — Два раза оттуда приходили справляться. И паспорт ее… Вот он, тут у меня! — с этими словами он извлек из внутреннего кармана красную книжицу и протянул Бородину.
    Сергей раскрыл паспорт.
    Морозова Ольга Степановна, 1963 года рождения, проживает по улице Заводской… состоит в браке с Морозовым Иваном Григорьевичем, 1958 года рождения…
    С фотографии на Бородина смотрела миловидная женщина с курчавой челкой на лбу, небольшим вздернутым носом и пухлым чувственным ртом. «Видать, шустрая бабенка», — подумал Бородин.
    — Где работает?
    — На железной дороге. Оператором.
    — А сами вы?
    — В стройуправлении… — Морозов назвал номер. — Мастер я.
    — Значит, вы предполагаете, что ваша супруга, Морозова Ольга Степановна, вечером тридцать первого декабря девяносто второго года ушла из дома к гражданину Петрякову?
    Морозов кивнул и внес поправку:
    — Не предполагаю, а точно знаю!
    — Как звать-величать Петрякова?
    — Михаил, а отчества не знаю.
    — Где живет?
    — В девятиэтажке на Шаумяна, напротив хозмага. Номера дома не скажу. Я только видел, как Оля входила в подъезд, а больше мне ничего знать не требовалось.
    — Это вы когда, вечером тридцать первого декабря, видели, как она входила в подъезд того дома?
    — Нет, недели затри до того, — сказал Морозов. — В тот день она призналась, что это самое… Что другой у нее на стороне…
    — И вы решили проверить?
    Морозов сконфуженно поморгал, кривя губы.
    — Ну я думал… Может, она так, с досады. У нас перед тем были всякие такие разговоры. Немного даже поругались…
    — Значит, вы увидели, как ваша жена вошла в подъезд того дома на Шаумяна. И что было дальше?
    — Да ничего такого, — Морозов вяло развел руками.
    — Я тут же вернулся домой.
    — А ваша жена когда вернулась?
    — Часа через два.
    — Вы спросили у жены, где она была?
    — Зачем? И так было ясно.
    — А тридцать первого декабря она вам сказала, что пошла именно к Петрякову?
    — Да.
    — Она что, назвала его по имени-фамилии?
    — Нет, никак она его не называла. «Он», «была у него», и все тут.
    — Теперь расскажите подробно, что произошло между вами вечером тридцать первого декабря, — попросил Бородин Морозова.
    Тот зябко поежился, словно бы с глубокого похмелья, однако опер не уловил запаха перегара.
    — Тяжело все это вспоминать, — надрывным шепотом признался Морозов. — Да и ничего такого не произошло. Я сидел, смотрел в комнате телевизор, а Оля была на кухне. Даже не знаю, когда она успела накраситься и надеть нарядное платье. В комнату вроде и не заходила, пока совсем не собралась. А как собралась, заглянула в дверь и говорит: «Там тебе чебуреки и селедочный салат». У меня сердце прямо зашлось, — Морозов ударил себя в грудь кулаком. — «К нему?» — спрашиваю. Молчит. Я не заругался, ничего, только сказал: «Хоть в Новый-то год посидела бы дома!» «Зачем?» — спросила и еще усмехнулась. Я ей: «Хороший у меня праздник: жена с хахалем, а муж один куковать будет». Она опять усмехается: «Ложись пораньше спать». Я не заругался, ничего. Сказал только: «Все-таки пока что ты моя жена и не должна себя так вести». Она и бровью не повела: «Сама знаю, что не должна, только не могу по-другому». «Почему, — спрашиваю, — не можешь? Если ты порядочная женщина…» Она не дала мне даже договорить: «Значит, я непорядочная!» И все. Хлопнула дверью. Слова доброго не сказала напоследок… — Морозов тонко заскулил.
    Бородин воспользовался паузой, чтобы позвонить жене:
    — Я задержусь…
    — Если б хоть сказала, что у них с Петряковым… Что любит его… — сдавленно проговорил Морозов в пол, не поднимая головы. — А так выходит… — не закончив фразы, он достал из брючного кармана несвежий носовой платок. Громко сопя, стал вытирать лицо.
    — Вы ее всю ночь ждали? — спросил Бородин.
    — Часов до двух. Высосал поллитровку, с непривычки повело, и не заметил, как уснул. В седьмом часу просыпаюсь, а в доме пусто, нету ее. И к вечеру нет, и на другой день…
    — Как вы узнали фамилию Петрякова?
    — Нинка сказала, подруга Оли. Смелякова. Она в курсе была. Я пятого к ней ходил. Думал, может, она что знает…
    Морозов помотал опущенной головой.
    — Я думаю, что и у Петрякова ее нет, — высказал он предположение. — Не могла она так: взять и не ходить целую неделю на работу. Что-то, видать, случилось…
    — Уехать из города она не могла? — спросил Бородин.
    Морозов опять покачал головой и, выпрямившись вдруг на стуле, посмотрел на опера мокрыми красными глазами:
    — Не могла она так — вот взять и бросить работу!
    — Почему вы так думаете?
    — Потому что добросовестная! Уж насчет этого будьте уверены! — выпалил Морозов с неожиданной горячностью. Словно оттого, поверит ему сейчас опер или нет, зависела судьба его жены. — С температурой бывало встанет и начнет собираться, — уже спокойнее пояснил он. — Я-то вижу: кидает ее из стороны в сторону, предлагаю врача домой вызвать. «Нет, не надо!» — говорит.
    — Родители есть у нее? Братья, сестры?
    — Один брат, старше ее, в Алма-Ате живет. Родители здесь, в Алапаевском районе.
    — Вы у них не справлялись?
    — Нет. Говорю: не могла она никуда надолго уехать!
    Сцепив пальцы у лба, Бородин задумчиво разглядывал фотографию под стеклом: жена и двое сыновей-погодков в обнимку с Чарли, серым спаниелем. Глянув на Морозова в упор, спросил:
    — Где ж все-таки может находиться ваша жена?
    Морозов вяло пошевелил большими красивыми пальцами рук.
    — Если б знать. Зачем бы тогда я к вам пришел?
    — И догадок нет?
    — Уж все перебрал. Одна только и остается, да боюсь об этом и думать… — и быстро, скороговоркой, с отчаянием: — Завел куда-нибудь в лес и там прикончил!
    — О ком вы? — спросил Бородин.
    — Да о нем, о Петрякове!
    — Какие у него могли быть для этого мотивы?
    — Его и спрашивайте!
    — Хорошо, Петрякова мы спросим, — пообещал Бородин. — А вы мне еще вот что скажите. Такие разговоры у вас с женой, как в последний вечер, давно начались? Вы с ней почти три года состоите в браке, поди не всегда так было? Надо думать, любили друг друга?
    — Я-то ее всегда любил! — проговорил Морозов и страдальчески сморщился, однако тут же взял себя в руки и продолжил: — Первое время мы хорошо с ней жили, дружно. Пока не случился выкидыш. Из-за него она стала нервная. Покрикивать стала на меня, чего до этого никогда не бывало. Ну, может, когда и за дело, а больше так… Очень уж ей ребеночка хотелось…
    — Давно это случилось у нее?
    — В марте прошлого года.
    — А с Петряковым когда она познакомилась?
    — Я так понимаю, в середине ноября.
    — До ее признания у вас были на этот счет подозрения?
    — Нет, не было.
    — Она что, не отлучалась тогда из дома?
    — Нет. С работы возвращалась в обычное время.
    — А в выходные не уходила?
    — Нет. Они познакомились, а потом долго не встречались. Когда опять встретились, Оля почти сразу сказала мне, что с Петряковым у нее… Что, в общем, будет с ним видеться…
    — И как вы отнеслись к ее признанию?
    — Переживал, ясное дело. И стыдил ее.
    — Как Ольга Степановна реагировала на ваши увещевания?
    — Сам, дескать, виноват. Не захотел понять. А Петряков, дескать, понял… Ну ясно, как… понял…
    — Она что, все это время, до исчезновения, ходила к нему?
    — Ну да!
    — И вытерпели?
    — А что я мог? Делал вид, что ничего не замечаю.
    — Это как же так? — удивился Бородин. — Ваша жена возвращается Бог знает когда от любовника, а вы делаете вид…
    — Когда и вовсе ночевать не приходила, — Морозов тяжело вздохнул.
    — И вы ничего?
    — Нет.
    — Да как же так?! Почему?
    — А что бы это изменило?
    — Спали-то как? Вместе?
    — Нет.
    — Стирка, готовка?
    — Когда бывала дома, то и постирает. И приготовит.
    — Это у вас который брак?
    — Второй.
    — Дети от первого брака были?
    — Сын и дочь.
    Страничка «Дети» в паспорте Морозовой была чистой.
    — А Ольга Степановна раньше была замужем?
    — Нет.
    Бородин перечитал запись беседы, которая вся уместилась на полутора страницах. Одну фразу, морща лоб, перечитывал особенно долго. Запоздало вспомнил, спохватился:
    — Что за разговоры были у вас с женой перед тем, как она сообщила вам о своей связи с Петряковым?
    Морозов насупил брови:
    — Я уже не помню в точности…
    С каждой фразой допроса Сергея не покидало чувство, что он беседует не с земным человеком, а с инопланетянином, у которого и кровь другая, и чувства, совсем не похожие на наши, земные. Он не знал, какой вопрос задать, о чем спросить своего собеседника. «Черт его знает, чурка какая-то, а не человек!» Но не мог, не имел права сказать вот так прямо, в лоб. Поэтому, вчитавшись в протокол допроса, спросил:
    — Вот я записал с ваших слов:
    «Может, она так, с досады. Перед тем были всякие разговоры…»
    Когда Бородин произнес эти слова и оторвал глаза от листа бумаги, то заметил, что Морозов со своего места внимательно и настороженно вглядывается в протокол.
    — Не знаю, зачем это все записывать, — хмурясь, проговорил Морозов. — Вы со своей женой, что ли, никогда не ссорились?
    — Но ведь не моя, а ваша жена пропала! — строго поглядел на него Сергей.
    — Так ведь она к Петрякову ушла и от него не вернулась! — проговорил с обидой в голосе Морозов. — А то, что когда-то мы с ней ругались… С кем не бывает! У нас все больше по пустякам. Только бы нашлась голубка! Все простил бы, забыл. Только найдите мне ее! Вам не со мной надо, с Петряковым…
    Все вроде верно. Правильные слова говорит человек. Но что-то в них не так, не та интонация, не те чувства выражают его слова. Но чувства к протоколу не приобщишь. Нужны доказательства, а не чувства. А доказательств пока и нет. И, услышав слова о Петрякове, Бородин сказал:
    — Ладно. С Петряковым разговор впереди. А сейчас мне необходимо выяснить, не привели ли те ваши ссоры с женой ко всем последующим событиям. Не были ли ее встречи с Петряковым следствием ваших ссор?
    Морозов озадаченно заморгал, словно не понимая, о чем идет речь.
    — Ну да, появился на стороне мужчина, а родной муж стал не мил, — пояснил свою мысль Бородин. — Не сразу же все это случилось. С чего-то началось.
    — Я думаю, из-за выкидыша все, — сказал Морозов. — Раньше-то не было всяких этих фиглей-миглей…
    — Вы сказали, что она иногда стала покрикивать на вас.
    — Мало ли что бывало. Ваша жена тоже поди не всегда вам улыбается.
    — Да оставьте вы в покое мою жену! — осадил его Бородин. — Отвечайте на мои вопросы, если хотите, чтобы я вам помог! — И тут же отходчиво улыбнулся: — Оно и правда: иногда полезно бывает на нас, мужиков, прикрикнуть. Чтоб знали, кто в доме хозяин. И чтоб на других бабешек не заглядывались.
    — У меня, кроме Оли, никого отродясь не было, — сказал Морозов.
    — А выпивши домой приходили?
    — Нет, не было такого.
    — Никогда? — Бородин поглядел на него недоверчиво.
    — Ну, может, раз или два было, — признался Морозов. — За все время-то!
    — После выкидыша?
    — После, — со вздохом ответил Морозов. — До этого у нас отношения были спокойные… Ну, может, не сразу это началось…
    — Что — это? — не понял Бородин.
    Морозов сердито и смущенно засопел.
    — Ну, ровно как изголодалась… по этому делу… Не знаю, как сказать… Я мужик в общем-то здоровый, хоть сколько могу, да только ей стало все не так. — Он помолчал. — Я ничего не мог понять. Ни с того ни с сего вдруг заплачет. Ночью, после всего. «Что с тобой?» — «Не знаю». И почти каждый раз… — опять помолчал, поразминал руки. — В тот день принесла откуда-то книжку… Тебе, дескать, стоит почитать. Я посмотрел, а там всякие такие картинки. Ну, про это самое. Написано: для мужчин. Секс то есть. Не то чтобы мне все это в диковинку: по телевизору сейчас много чего показывают… Но когда жена говорит, что это тебе полезно почитать, то хоть стой, хоть падай. Ни фига себе, думаю! А ей сказал вроде как спокойно, хоть внутри всего заколотило: «Знаешь, кому это все нужно?» А она в глаза мне так смотрит и отвечает с насмешкой: «Ну хоть мне, например, нужно!» Я прямо офонарел. Потом сказал: «Подумай, Оля, чего ты такое несешь, ты ведь не б… какая-нибудь»… Не ругался, ничего. Но тут она меня совсем доконала. «Если я и сделаюсь б… то исключительно из-за тебя. Ты меня по ночам только терзаешь». Ну вообще!.. «Тебе только одно и надо: самому получить удовольствие!» И пошла, и пошла. Я тоже начал горячиться. Много чего наговорили мы тогда с ней, язык не поворачивается все в подробностях рассказывать…
    — Ну и не надо, — согласно покивал Бородин и спросил: — Про Петрякова-то она когда вам сказала? После этого разговора?
    — Может, через неделю.
    — Опять ссора была?
    — Да нет, наоборот. Как раз было воскресенье. Ушла днем, а куда не сказала: всю неделю мы не разговаривали. Часов в одиннадцать только вернулась. А я весь день дома сидел, места себе не находил. Решил: надо мириться, хватит! Ну так всю ж неделю постился, не подпускала она меня к себе. И вот, когда пришла, в одиннадцать-то часов, я и говорю… Спокойно так, а самого аж трясет всего: «Ну ладно, Оль, извиняюсь, коли обидное что сказан тогда». Не ругался, ничего. Она, значит, вроде как улыбнулась, покраснела только сильно, и отвечает: ладно, мол, извиняю. Я-то думал: все, помирились! А когда немного погодя хотел ее взять, она вот так руками мне в грудь уперлась, — Морозов выставил перед собой кулачищи, — и говорит: «Поздно!» Я не понял и спросил: «Как это поздно? Еще и двенадцати нет!» Она и выдала тут… Оказывается, она уже нашла себе… Я сперва даже не поверил. Думал, так это она, для порядка время тянет. Ну а потом…
    — Что было потом?
    — Ничего, — обреченно вздохнул Морозов и прикрыл глаза ладонью. — Пришлось поверить… — помотал головой и плачущим голосом выдавил: — Только бы нашлась!.. Кажется, все бы, все…
    Немного выждав, Бородин спросил:
    — Вы не пытались понять свою жену? Может, вам стоило все-таки почитать ту книжку? Не убыло б…
    Морозов взглянул на него враждебно:
    — Зачем это? По телевизору нагляделся на всякое такое. Говорю вам: я мужик здоровый, нормальный, без всяких этих самых придурей. И она тоже была… Раньше-то у нее ко мне претензий не было! Считаю, что это у нее нервы поехали. Из-за выкидыша. Полечиться бы ей, так и слышать не хотела…
    — Хорошо, — сказал Бородин, подвигая на край стола чистый лист бумаги. — Сейчас напишите заявление. На имя начальника райотдела. А часа через два будьте дома, мы должны произвести осмотр вашей квартиры.
    В красных мокрых глазах Морозова отразились протест и недоумение:
    — Мою-то… нашу-то квартиру зачем осматривать? У Петрякова ее ищете!
    — Таков порядок, — объяснил Бородин. — Квартирой Петрякова займемся особо.

2

    С уходом Морозова закончились дежурные сутки Бородина. Были они неспокойны: убийство и две крупные кражи. Не считая происшествий, которые не требовали срочного выезда на место. Как тот же случай с Морозовым.
    А незадолго до прихода Морозова Сергей закончил долгий и утомительный разговор с одним из подозреваемых. Шестнадцатилетний паренек упорно не желал ни в чем признаваться, но под конец нервы не выдержали, и он попался на слове. После чего вскоре вынужден был назвать двоих сообщников.
    Осмотр морозовской квартиры Бородин решил поручить младшему инспектору уголовного розыска Юре Ковалевскому.
    — У меня башка гудит, — мотивировал он свое решение. — Хоть пару часов подремать…
    Юра с готовностью согласился и сразу стал прилаживать под мышкой тяжелый «Макаров».
    Сергей ввел его в курс дела.

3

    У Петрякова была пшеничного цвета шевелюра, выразительные карие глаза и какие-то не мужские, яркие и влажные, тонко очерченные губы. Вдобавок ко всему бархатный, хорошо поставленный голос. Ростом, правда, не вышел. И брюшко заметно выпирало. Он взволнованно и сердито расхаживал по комнате.
    Михаил Павлович Петряков. Кандидат наук, старший научный сотрудник НИИ цветметавтоматики. Закоренелый холостяк, одиноко проживающий в небольшой двухкомнатной, оставшейся после смерти родителей, квартире с широкой, на обе комнаты, застекленной лоджией.
    Пригласив понятых, Бородин не торопясь осмотрел комнаты, кухню, ванную, туалет. Попросил Петрякова открыть створки платяного шкафа. И другого, встроенного в прихожей. А также вежливо попросил выдвинуть широкий, вместительный ящик для постельного белья в нижней части громоздкого дивана-кровати. Затем прошел на лоджию и удостоверился в том, что человеку на ней совершенно негде спрятаться: только и было на лоджии, что легкий белый пластиковый столик с двумя такими же креслами да полупустой шкаф-буфет.
    Отпустив понятых, Бородин присел за квадратный, как диван, громоздкий, на толстых крепких ножках журнальный столик. Маленький Петряков с независимым видом, однако все более нервничая, хлопая подтяжками и непрестанно поглядывая на часы, расхаживал по комнате.
    — Хотите кофе? — резко остановившись, спросил он.
    — Спасибо, — отказался Бородин и приглашающе кивнул: — Берите стул и подсаживайтесь. Есть вопросы.
    — Пожалуйста! Я понимаю. — Петряков ногой пододвинул стул и уселся напротив опера.
    — Так вы говорите, что Ольга Степановна Морозова ушла от вас первого января где-то около двух часов? — приступил Бородин к разговору. — То есть среди ночи. — Бородин всмотрелся в моложавое, без единой морщинки, напряженно застывшее лицо Петрякова. — Надеюсь, вы ее проводили домой?
    — М-м… Знаете, нет, — и Петряков умолк, решив, видимо, не вдаваться в подробные объяснения.
    Однако Бородин не удовлетворился столь лаконичным ответом.
    — Можно узнать почему? — спросил он. — Обычно мужчина считает своим долгом проводить даму. А тут и время самое глухое. Что вас остановило?
    Петряков страдальчески улыбнулся.
    — Я обязан отвечать на такие вопросы?
    — Сами подумайте: пропал человек, ваша гостья, — спокойно разъяснил Бородин.
    Натянутая улыбка на вздрагивающих губах Петрякова погасла.
    — Но что вам еще не ясно? — надрывно вопросил он. — Морозова — взрослый человек. Побыла у меня и ушла. Если сомневаетесь в том, что действительно ушла от меня, спросите соседей. Я уверен, что кто-то видел, как она уходила. По-моему, в это время на лестничной площадке были люди. Вам ведь только и требуется зафиксировать факт ее ухода, после чего вы обязаны оставить меня в покое: ведь я не могу отвечать за ее дальнейшие поступки. А обсуждать мои поступки с точки зрения моральной стороны, простите, это… — голос Петрякова окреп и возвысился, рука вознеслась к потолку. — Ну ваше ли это дело? Поверьте, между нами не было ничего серьезного. Легкое знакомство, мимолетный взаимный интерес. А Ольга не из тех женщин, которых принято провожать домой. Надеюсь, вы ее разыскиваете не как правонарушительницу?
    — Я вам уже сказал: человек пропал без вести. У нас есть заявление ее мужа, — разъяснил Бородин и добавил: — Пока все сводится к тому, что она не вернулась от вас домой.
    — Но если она ушла!..
    — Вы — последний, кто ее видел.
    — О-ля-ля! — Петряков театрально вскинул руки. — Красавица загуляла! И вы хотите от меня…
    Бородин осадил его сердитым сумрачным взглядом:
    — Не надо ломать комедию, Михаил Павлович! Все куда серьезнее. Есть основания полагать, что ушла она от вас при обстоятельствах несколько странных. По словам мужа, связь с вами для нее была далеко не мимолетным увлечением. Вы встречались систематически, и Ольга Степановна собиралась даже подавать на развод.
    — Непостижимо! — снова Петряков воздел руки. — Женщина изменяет мужу. Тот, ослепленный ревностью, вообразил себе Бог знает что, и на этом основании вы… Можете мне поверить: я не давал ни малейшего повода ей рассчитывать на что-то такое, что выходило бы за рамки свободных отношений! Уж если на то пошло…
    — Тут я вам не судья, — перебил его Бородин. — Давайте остановимся на том, что Морозова пришла к вам не впервые и не вдруг и что вы заранее условились встретить Новый год вместе…
    — Но что из этого следует? — патетически воскликнул Петряков. — Сколько мужчин и женщин…
    — Рассмотрим ситуацию вот с какой стороны, — снова перебил его Бородин. — Согласитесь, что Новый год — праздник на всю ночь. Тем более когда мужчина и женщина встречают его вдвоем. До этого же она оставалась у вас до утра, и ничего! А тут в самый, можно сказать, разгар праздника вы расстаетесь. Возможно, случилось что-то непредвиденное. Во всяком случае, я вправе это предполагать. И кто знает, может, это «что-то» имеет отношение к дальнейшей судьбе Ольги Степановны. Повторяю: будет лучше, если после этого разговора у меня не останется к вам вопросов. Пока что их предостаточно, и картина не в вашу пользу. Я человек дотошный, рано или поздно, а докопаюсь до сути. Но тогда вам уже минус пойдет. Тогда вы не рассказывать будете, а оправдываться. Есть разница?
    Петряков бессильно уронил руки:
    — Сдаюсь! Вы правы: ни к чему этот туман. Но все куда проще, чем вы думаете. Разумеется, Ольга собиралась остаться у меня до утра. А раньше времени она ушла из-за того, что и в самом деле случилось нечто непредвиденное. — Петряков с удрученным видом махнул рукой. — Черт-те что!.. Понимаете, какая-то пьяная женщина, а вернее сказать, безобразно пьяная, совершенно мне незнакомая, ни с того ни с сего стала ломиться в мою квартиру. Устроила целый тарарам. Я так думаю, что она просто перепутала адрес, что неудивительно при ее состоянии. Ну вы сами понимаете: не мог я ей открыть! Да и зачем?
    — Кто она такая? — спросил Бородин.
    — Ну вот!.. — Петряков горестно всплеснул руками. — Я же вам говорю: совершенно незнакомая женщина!
    — А чего ей тогда понадобилось от вас?
    — Откуда мне знать!
    — Но что-то ведь она спрашивала? Чего-то требовала?
    — Ну молола всякий вздор и долбила в дверь. Чуть совсем ее не вышибла. Вы только поглядите! — Петряков быстро прошел в прихожую и провел ладонью по входной двери. — Вон, швы даже разошлись. А тут, похоже, выдавлено. — Он открыл дверь и осмотрел ее с наружной стороны. — Ну да, как раз по этому месту она и долбила каблуком! Что вы хотите, дверь-то картонная…
    — Не помните, что она при этом говорила?
    — Говорила!.. — Петряков с сарказмом усмехнулся. — Вопила как оглашенная. Будто я у нее украл телевизор! Это я-то! Требовала вернуть. Бред собачий! С кем-то, должно быть, меня перепутала, спьяну попала не в тот дом…
    — И чем же все кончилось?
    — Кончилось!.. Если бы, — снова недобро усмехнулся Петряков. — В первый раз, когда она стала ломиться в дверь, соседи вызвали милицию…
    — Что, был и второй раз? — удивился Бородин.
    — Конечно! Участковый было увел ее, а через какое-то время слышу опять она буянит этажом ниже. Выбила стекла в дверях на лестничной клетке, а затем опять сюда притащилась. Опять принялась в мою дверь долбить… — последовала секундная заминка. — Должен вам сказать, что Ольга — женщина импульсивная, впечатлительная. Почему-то решила, что я непременно должен открыть дверь и объясниться с этой пьянчужкой…
    — Может, и лучше было бы? — рассудил Бородин.
    Петряков замотал головой, не соглашаясь:
    — Объясниться с пьяной взбесившейся женщиной?! Покорно благодарю! Представляю, что тут началось бы, стоило ей только увидеть в моей квартире…
    — Морозова могла бы выйти в другую комнату и не показываться ей на глаза, — сказал Бородин. — Та женщина увидела бы, что вы не тот, кто ей нужен, и оставила бы вас в покое.
    Петряков опять не согласился.
    — Вы думаете? Тогда вы, извините за откровенность, плохо знаете женщин! Много ли им надо, чтобы… Ольга тоже ведь вообразила… Решила, что я знаком с этой пьянчужкой. Вы понимаете?!
    — Эта женщина вас называла по имени? — быстро спросил Бородин, пристально поглядев Петрякову в глаза.
    Петряков опустил глаза и с яростью, скрипнув зубами, сжал на груди кулачки.
    — В том-то и дело! Ну да, она выкрикивала мое имя! По какому-то дичайшему совпадению…
    — Вы убеждены в том, что незнакомы с этой женщиной? — Бородин продолжал смотреть на Петрякова в упор.
    — Вот так да! — Петряков схватился за голову. — И вы туда же! Как Ольга…
    — Всего лишь предположение, — Бородин пожал плечами. — Вы же дверей не открывали и, как я понимаю, лишь по голосу определили, что женщина вам незнакома. Вы не могли ошибиться? Тем более что женщина была, как вы говорите, изрядно пьяна.
    Петряков густо покраснел.
    — Вы что, за идиота меня принимаете?
    — Ну хорошо, — миролюбиво проговорил Бородин. — И что же было дальше?
    — Дальше?.. — Петряков словно потерял нить разговора. — Короче говоря, у меня с Ольгой произошел некоторым образом… Даже не ссора. Скорее, маленький скандальчик. Кстати, вы ошибаетесь, если думаете, что я был последним, кто ее видел. Отнюдь! Я ж вам говорю: когда она уходила, в коридоре и на лестничной площадке находились люди…
    — Расскажите подробнее, как Ольга от вас уходила, — попросил Бородин Петрякова.
    — Пожалуйста! — нате, мол, режьте меня на куски, рвите на части! — Дело в том, что буквально за несколько минут до того, как Ольга вышла из моей квартиры, мужчины-соседи стали силой вести ту женщину по лестнице. Было слышно, как она визжала внизу. А Ольга продолжала настаивать на том, чтобы я пошел и поговорил с ней. Тут я, признаться, немного вспылил и, может, в излишне резкой форме повторил, что мне совершенно не о чем говорить с этой психопаткой. Тогда Ольга, ни слова не говоря, оделась и ушла.
    — И ничего не сказала напоследок?
    — Говорю вам, что нет! И, как я понял, не собиралась больше возвращаться: прихватила свою сумку и буркнула: «Пока». Но в глубине души я надеялся, что она все же вернется, ведь живет-то неблизко, а с транспортом ночью сами знаете как.
    — И отпустили ее среди ночи одну! — еще раз посокрушался Бородин, вылезая из-за столика.
    — Что ж мне, за руку ее было удерживать? — с обидой и раздражением проговорил Петряков. — Да ее попробуй-ка удержи, характерец еще тот!
    — Не сахар?
    — Как найдет. Впечатлительная сверх всякой меры!
    — Похоже, вы неплохо изучили ее характер, — улыбнулся Бородин. — Не совсем мимолетное знакомство, а?

    Седой сгорбленный старик из 28-й квартиры так увидел происходившее в новогоднюю ночь:
    — Я вам скажу: это был не праздник, а Мамаево побоище! Мы с женой проснулись, и оба подумали: землетрясение, кого-то вытаскивают из-под обломков. Грохот, душераздирающие крики! Не поверите, домина в девять этажей раскачивался как былинка на ветру! Стены, крепкие кирпичные стены, так и ходили ходуном! Я ничего не выдумываю, только немножко добавляю красок. Чтобы вы могли себе представить эту кошмарную жуть. И если б через час после моего звонка не явился милиционер…
    — Неужели через час? — не поверил Бородин.
    — Вы ж понимаете: когда все кругом трясется и грохочет, больше веришь тем часам, которые у тебя внутри…

    Более спокойную картину нарисовала соседка Петрякова из 30-й квартиры:
    — Вы знаете, мне показалось, что эта женщина не ошиблась квартирой, а пришла именно к Михал Палычу. Сперва-то она так: «Мишук, открой, это я!..» Несколько раз по-хорошему попросила. А потом уж по-другому заговорила: «Мишка, гад, я ж знаю, что ты дома!» Тот затаился со своей подружкой и — ни гугу. Ну дальше-то она его и матом пошла крыть, и всякое-разное. И в дверь каблуком, да так, что каблук отлетел…
    — Вы ее видели раньше? — спросил Бородин.
    — Нет, не приходилось. Вроде как женщина приличная, пальто хорошее, шапка из чернобурки новая. Не похожа на марамойку. Перебрала где-то и пришла к Михал Палычу выяснять отношения. Побухает в дверь, поругает его на чем свет стоит, а потом приникнет к щелке и жалобно заскулит: «Ну, Мишулик, миленький, сволочуга ты этакий, открой, я только погляжу в глаза твои бессовестные…» Он, конечно, молчит, а она подождет-подождет и опять ему в дверь каблуком, и опять в крик. Я на свою голову встряла: наплюй, говорю, на него, иди домой, а утром разберетесь! Куда-а! И меня туда же послала, — и доверительно, шепотком: — У Михал-то Палыча что ни месяц, то новая. А к этой, видать, он сам похаживал. Что-то она кричала про телевизор, будто он взял у нее. И белье какое-то…
    От Петрякова Бородин позвонил участковому, который подтвердил: было дело, выводил он под Новый год из подъезда того дома по Шаумяна пьяную скандалистку. Работы, как всегда в праздник, было через край, а женщина пообещала пойти домой, сказала, что живет поблизости.
    Короче говоря, участковый отпустил ее с миром, а паспортные данные на всякий случай записал:
    Ираида Аркадьевна Софийская, улица Ясная…
    — Вам знакомо это имя? — спросил Бородин, показывая Петрякову бумажку с записями.
    — Гм… Ираида Софийская!.. — продегустировал тот. — Ни дать ни взять святая! Нет, со святыми красотками мне покуда не доводилось встречаться. Оно, может, и жаль, — и повторил со смаком: — Ираида Софийская… Ну сами подумайте: разве я мог бы запамятовать это бесподобное имя? Нет, надо же… Вы мне позволите списать адресок? Вдруг пригодится…

4

    У Сергея было подозрение, что женщина всучила участковому заведомую липу. Такое нередко случается. И все же он решил лично удостовериться в этом, благо улица Ясная — вот она. И время еще не позднее, половина девятого. И вообще, чем черт не шутит…
    Минуты через две он уже нажимал на кнопку дверного звонка.
    — Кто там? — послышался из-за бронированной двери звучный и мелодичный женский голос.
    — Милиция, — отозвался Бородин. — Здесь проживает Ираида Аркадьевна Софийская?
    Последовала небольшая пауза.
    — Вы из какого отделения? — немного погодя снова спросили из-за двери.
    — Верх-Исетский райотдел, старший оперуполномоченный уголовного розыска Бородин, — доложил Сергей.
    — Простите, а ваше имя-отчество?
    — Сергей Александрович, — терпеливо ответил Бородин.
    — И что же вас интересует, Сергей Александрович? — вежливо осведомились из-за двери.
    — Если позволите, хотел бы задать вам пару вопросов, — не менее вежливо ответил Бородин.
    — Слушаю вас внимательно, Сергей Александрович!
    Вот язва!
    — Только не через дверь, Ираида Аркадьевна! — в тон ей откликнулся Бородин. — А то так мы с вами соседей распугаем.
    Еще одна короткая пауза.
    — Тогда минуточку! — И он услышал, как, отходя от двери, хозяйка квартиры жизнерадостно пропела: «К нам приехал, к нам приехал Сергей Саныч дорогой…» — а затем последовал такой разговор: «Соедините меня, пожалуйста, с Верх-Исетским райотделом!.. Дежурный? Скажите, пожалуйста, у вас работает старший уполномоченный Бородин?.. Как это зачем? Если спрашиваю — значит, надо! Если не работает, то попрошу срочно выслать наряд по адресу… Тут какой-то тип в милицейской форме требует, чтобы я открыла ему дверь… Не знаю зачем! Может, задумал меня изнасиловать! Назвался старшим уполномоченным… Простите, оперуполномоченным… Ну да, так и сказал… Работает? Именно Сергей Александрович? А усы у него какие? Скобочкой? Ну спасибо, все сходится! А то ведь обстановочка сейчас сами знаете, какая криминогенная…»
    «Вот язва, — подумал Бородин, — завтра ребята обсмеют…»
    А хозяйка квартиры пока не спешила открывать дверь:
    — Минуточку, Сергей Саныч, я только халатик накину! — крикнула она с веселым смешком.
    Сергей терпеливо ждал. Он решил, что пришел по правильному адресу: такая особа да еще в подпитии запросто могла переполошить целый дом.
    Наконец проклацкали-прощелкали замки, и тяжелая стальная дверь медленно отворилась.
    — Прошу вас, Сергей Саныч, проходите, будьте как дома!
    Какое-то время Сергей очумело взирал на тоненькую, с простенькой прической, совсем не накрашенную женщину лет двадцати восьми. Одета она была в легкий светло-желтый с голубыми незабудками халатик.
    — Значит, вы и будете Ираида Аркадьевна Софийская? — осведомился Бородин, перешагивая через порог и затворяя за собой стальную дверь.
    — Нарочно не придумаешь, правда? — в блестящих ореховых глазах хозяйки прыгали смешинки. — Ох уж эти мне родители, никогда не думают о том, каково будет их чаду, когда оно вырастет…
    — Прошу вас ответить, я с вами серьезно разговариваю, — сказал Бородин.
    — А что будет, если я вам не отвечу? — кокетливо прищурилась хозяйка.
    — Послушайте!.. — Бородин начал терять терпение.
    — Сергей Саныч, не надо нервничать, снимайте пальто и шапку и проходите в комнату, — миролюбиво проворковала женщина. — Сейчас, сейчас мы обо всем переговорим, на все ваши вопросы я охотно отвечу. Располагайтесь поудобнее, а я пока сварю кофе…
    — Спасибо, кофе не надо, — решительно отказался Бородин, однако хозяйка, не слушая его, убежала на кухню, откуда тотчас послышалось звяканье посуды.
    Делать нечего, Бородин разделся, причесался перед трюмо, степенно прошел в комнату с разложенной и небрежно заправленной тахтой. По спинкам стульев были развешаны всевозможные дамские причиндалы, а вокруг единственного кресла, которое стояло перед включенным телевизором, была рассыпана шелуха семечек.
    Экран телевизора светился, двое известных политиков, неприязненно поглядывали друг на друга, раскрывали рты и шевелили губами. Отсутствие звука, видимо, подействовало на Бородина успокаивающе, и к тому времени, когда в комнату вошла хозяйка с дымящимися чашечками на маленьком подносе, Бородин совершенно успокоился.
    — Честное слово, напрасно вы… Ираида Аркадьевна! — застеснялся он.
    — Придвиньте к себе вот этот столик, — бесцеремонно распорядилась она. — Извините за беспорядок.
    Исполнив, что ему было велено, Бородин пересел из кресла на стул, однако его попросили снова сесть в кресло:
    — Вы мой гость!
    — Ошибаетесь, — возразил Бородин. — Я сейчас нахожусь при исполнении.
    — Тем более, — сказала хозяйка. — Сидя в кресле, вам будет удобнее писать протокол.
    Загадочно улыбнувшись, она перебросила со стульев на тахту кое-какие вещицы и подсела к столику, наставив на Бородина туго обтянутые полами халата коленки.
    — Что случилось, Сергей Саныч? — любезно улыбнулась она, осторожно отхлебнув чересчур горячего кофе.
    — Скажите, Ираида Аркадьевна, где вы нынче встречали Новый год? — спросил Бородин, одним глотком опорожнив свою чашечку наполовину.
    — Очень интересный вопрос! — сдержанно отметила Ираида Аркадьевна. — Отвечаю коротко: дома! — и поводила пальцами по халатику вдоль бедра.
    — Из квартиры ночью куда-нибудь выходили? Скажем, после часу ночи?
    — Ни после часу, ни после двух, — с серьезным видом ответила Ираида Аркадьевна. — А в четвертом часу я уже легла спать. Причем одна. Знаете, меня так и подмывает задать вам встречный вопрос, но уж ладно, наберусь терпения. Очень любопытный у нас с вами намечается разговор. Так что валяйте, спрашивайте дальше! Вам, наверное, не терпится узнать, сколько мне лет? Я с тысяча девятьсот семьдесят второго… пошла в школу, а в тысяча девятьсот…
    — Вы случайно в новогоднюю ночь не заходили в дом по улице Шаумяна, восемьдесят два? — спросил Бородин.
    — Вы меня убиваете! — Ираида Аркадьевна закинула ногу на ногу, забыв при этом поправить полы халатика. — Ни в этот, ни в какой другой дом я в новогоднюю ночь не ходила. И вообще, не имею привычки шляться по ночам. Потому что я ужасная трусиха, будет вам известно!
    — Но адрес вам этот знаком? — продолжал Бородин бить в одну точку.
    — Первый раз слышу! А что там случилось?
    — Фамилия Петряков вам о чем-нибудь говорит? Петряков Михаил Павлович.
    — Его что, убили в пьяной драке?
    — Знаете его или нет?
    — Хоть и не знаю, а все равно жалко человека…
    Бородин отодвинул от себя пустую чашку.
    — Я вам еще принесу кофе! — встрепенулась Ираида Аркадьевна.
    Но Бородин решительным жестом остановил ее.
    — Продолжим разговор, — сказал он суровым тоном. — Хотите знать, что случилось на Шаумяна? В новогоднюю ночь пропал без вести человек. Женщина, приблизительно ваших лет…
    — Значит, это вы меня разыскивали, родненький? — радостно удивилась Ираида Аркадьевна. — Тогда вам больше не о чем беспокоиться, и мы с вами сейчас обмоем счастливую находку!
    — Пожалуйста, послушайте дальше! — предельно вежливо потребовал Бородин. — Приблизительно до двух ночи эта женщина находилась в двадцать девятой квартире. Затем она ушла оттуда, но домой до сих пор не явилась. Ее муж подал в розыск. По некоторым сведениям, вы могли быть последней, кто ее видел в новогоднюю ночь…
    Ираида Аркадьевна нахмурила золотистые бровки.
    — Ей-богу, хотелось бы вам помочь, — сказала она. — Но я правда была в Новый год дома.
    — Если так, извините, — вздохнул Бородин. — Значит, меня ввели в заблуждение.
    — Кто, если не секрет?
    — Неустановленная особа. Назвалась вашим именем и фамилией, а вместо своего сообщила участковому инспектору ваш адрес. Из этого следует, что она каким-то образом с вами знакома, Ираида Аркадьевна…
    — Зовите меня Леной.
    — Что?! — Бородин чуть не поперхнулся.
    — Потому что я — Лена Смирнова, а никакая не Ираида Софийская! — проговорила Лена с веселым блеском в глазах.
    — Хорошенькое дело… — пробормотал Бородин. — Выходит, одно из двух: либо адрес был назван наугад, либо та женщина вас знает. Возможно, что и вы ее знаете. Не исключено, что она проживает в вашем доме и даже в вашем подъезде. Сколько у вас в подъезде квартир?
    — Пятнадцать.
    — Может, попытаемся вычислить эту особу… Ираиду Аркадьевну?
    — Я бы с радостью! — молвила Лена. — Только скажите, какая она из себя.
    — Где-то под тридцать, у нее шапка из чернобурки, а пальто стального цвета в рубчик, с воротником из ламы. Волосы точь-в-точь как у вас: светлые с рыжиной…
    — Вы что, видели ее?
    — Если бы видел! — улыбнулся Бородин. — Приметы со слов свидетелей. Портрет, конечно, неполный. Но сколько тридцатилетних женщин проживает в вашем доме, которые носят такое пальто и такую шапку? А такие волосы, может, только у Ираиды Аркадьевны да у вас…
    Лена шлепнула его по руке ладошкой:
    — Будет вам ее возвеличивать!.. Ох, извините!
    — А вы драчунья! — с шутливым укором посмотрел на нее Бородин.
    — Но я же извинилась! — с притворной стыдливостью проговорила Лена и, сделав плавное движение рукой, погладила подушечками пальцев на его руке то место, по которому пришелся шлепок. — Будем звать ее Ираидой. А что касается вычислить, то я уже перебрала в уме всех женщин из нашего подъезда, которые старше меня. Вроде бы нет похожих.
    — Тогда спасибо за кофе! — Бородин хотел подняться, но Лена удержала его за руку.
    — Давайте еще подумаем! — она поправила полы халатика, но они тотчас опять разошлись, открыв взору гладкие бело-розовые бедра и колени. — Интересно, кто же мог с ходу назвать мой адрес?.. Я так хотела бы вам помочь, Сережа! Знаете что? Я сейчас сварю еще по чашечке кофе! Чтоб лучше соображалось. Торопиться некуда…
    — Нет-нет, все! — Бородин решительно поднялся. — Вы тут подумайте сами. Если что придет в голову…
    — Вы мне завтра позвоните, да? — подхватила Лена, внезапно погрустнев. — Я до десяти утра дома. И после шести вечера.
    — Да, на всякий случай запишите мне свой телефон, — сказал Бородин, направляясь к двери.
    — Сейчас, надевайте пока свое пальто! — кинула ему вдогонку Лена и потом, выйдя в прихожую, небрежно сунула ему во внутренний карман пальто вчетверо сложенную бумажку.
    Спускаясь по лестнице, Бородин подумал, что вряд ли ему понадобится когда-нибудь звонить Лене по телефону. Он уже знал, кто ему назовет настоящее имя и адрес Ираиды Аркадьевны.

5

    Утром, придя в райотдел, Бородин первым делом позвонил Петрякову на работу и предложил срочно явиться в уголовный розыск.
    Петряков было заартачился:
    — Неужели мы с вами еще не наговорились?
    — Видимо, нет, — ответил ему Бородин.
    — Я занят! У меня работа, — отрезал Петряков.
    — Прислать нарочного с повесткой? — строго спросил Бородин.
    И Петряков сдался:
    — Не надо…
    Бородин попросил его не опаздывать.
    Положив трубку, он бросил через стол младшему инспектору:
    — Юра, я подаю рапорт начальнику.
    У Юры Ковалевского вытянулось лицо:
    — Что-нибудь серьезное?
    — Серьезнее некуда. Или пускай доплачивают за вредность, или я ухожу из уголовного розыска.
    Юра не на шутку встревожился:
    — Да в чем дело? Не томи!
    — Вчера, понимаешь, когда я находился при исполнении служебных обязанностей, одна молодка выставила мне под нос свои голые ляжки. Как хочешь, так и опрашивай ее. Я ж не железный, так и концы отдать недолго!
    Юра облегченно рассмеялся.
    — Все ясно! А собой она ничего?
    — Баба как будто неплохая. Живет одна, мужа нет. Вот и одичала. А та, которая назвалась Ираидой Софийской, сдается мне, еще почище будет. Второй раз подряд мне такой артподготовки не выдержать. В конце-то концов живой я человек или нет?
    — Ираида — это которая дом раскачивала?
    — Ну. Скоро сюда явится Петряков, скажет ее адрес, и мы с тобой вдвоем к ней пойдем. Будешь меня подстраховывать и в случае чего примешь огонь на себя…
    Тут зазвонил телефон. Сергей поднес трубку к уху, назвался по форме, и лицо его болезненно сморщилось.
    — Сережа? — услыхал он знакомый мелодичный голос. — Это я, Лена! Здравствуй! Могу кое-что сообщить… Может, не надо по телефону, тогда мы могли бы…
    — Говорите, — обреченно выдавил Бородин, испытывая неодолимое желание поставить вконец обнаглевшую бабенку на место и растолковать ей, как надо обращаться по служебному телефону к старшему оперуполномоченному уголовного розыска. Однако он взял себя в руки и вслушался в звонкий говорок.
    — …Столкнулись на лестничной площадке и нечаянно зацепились друг за друга. Я только ойкнула, хоть и опаздывала на работу, а у нее глаза сделались как у дикой кошки, и она обозвала меня хамкой. Ты только подумай! Поди тут разберись, кто за кого зацепился… Ну так вот: она позвонила в дверь к старушке, которая живет напротив меня…
    — Лена, вы про кого мне толкуете? — прервал ее словоизвержение Бородин. — Я что-то не улавливаю…
    — Ну я и говорю: надо встретиться! Подходи к шести вечера, вместе сходим к Марье Захаровне…
    — Кто такая?
    — Да старушка, которая напротив меня! Она сама тебе все расскажет. У меня, например, нет сомнений, что именно та мымра и назвала мою квартиру. В отместку.
    — Подожди, Лена! — Бородин не заметил, как сам перешел на «ты». — Какая мымра?
    — Та, что приходила к Марье Захаровне, у нее муж умирал от рака. Мымра — медсестра, понимаешь? Она вводила старику морфин. Я еще вчера, как ты ушел, поговорила с Марьей Захаровной. Описала ей эту дикую кошку. Все сходится: и пальто, и шапка, и волосы! Ее Вероникой зовут. И знаешь, что я подумала? Наверняка она наркоманка, ведь с одного перепоя разве стала бы воспитанная женщина так себя вести, наверняка укололась перед тем… Хотя какая она воспитанная!..
    «Возможно, она и есть», — подумал Бородин, проникаясь к Лене теплотой и симпатией.
    — Спасибо, Лена, ты нам очень помогла. А в какой поликлинике Вероника работает, не знаешь?
    — Должно быть, в сороковой, — не слишком уверенно ответила Лена.
    — А фамилия ее?
    — К сожалению…
    — Ладно, узнаем, — пообещал Бородин и хотел было положить трубку, но не успел.
    — Сережа, ты позвонишь вечером? — воззвала Лена, когда трубка была уже на полпути к аппарату. — Сережа, ты меня слышишь?
    По загоревшимся глазам Юры Бородин понял, что тот слышал последние отчаянные вопли из трубки. Пришлось опять поднести трубку к уху.
    — Э… Меня срочно зовут… Извините! — и стремительно отправил трубку на место. — Видал, что делается! — сказал он Юре, пытаясь скрыть смущение.
    Юра загибался от смеха. А успокоившись, спросил:
    — Информация хоть стоящая?
    — Есть над чем подумать, — ответил Бородин. — Во всяком случае, с Петряковым теперь скорее найдем общий язык, имя гражданки Софийской нам, кажется, уже известно.
    Опять затрезвонил телефон. Потянувшаяся к трубке рука Бородина зависла в воздухе.
    — Лучше ты, Юра! — попросил он Ковалевского. — Если опять она — меня нет!
    Ковалевский заговорщицки подмигнул и взял трубку.
    — Его нет!.. Жена пришла. Не знаю, что там у них: вся в слезах. Может, квартиру обчистили или ребенок захворал… Да, конечно!.. Трое, четвертого ждут… Ладно, передам. А вы на всякий случай мне свой телефончик скажите. Если не он, то я вам обязательно позвоню, мы же с ним в одной связке работаем… Все, Леночка, золотце, записал! В шесть не обещаю, работы сегодня много, а часиков в девять-десять, если тебя это устроит… Подходит? Ну прекрасно! До вечера!.. Все, ласковая, бегу на задание! — повесил трубку и победно поглядел на Бородина: — Вот так надо!
    Бородин протянул ему через стол руку:
    — Юра, ты настоящий друг!
    — Знаешь, она ведь расстроилась, когда я сообщил ей о твоих семейных неприятностях.
    — Будешь звонить, скажи, что моя Люба благополучно разрешилась двойней.

6

    Петряков явился точно в указанное время. Однако Бородин намеренно продержал его еще с полчаса за дверью, после чего сунул ему под нос статью Уголовного кодекса об ответственности свидетеля за дачу ложных показаний или за уклонение от дачи показаний. Подождав, пока Петряков переварит эту информацию, грозно сверкнул глазами:
    — Надеюсь, все понятно? Я ведь на этот раз церемониться не намерен — в момент оформлю уголовное дело! Как миленький загремишь у меня! Садись теперь вон туда, — Бородин указал рукой на стул, заранее поставленный метрах в полутора от стола, — и отвечай на вопросы четко, не виляя. Первый вопрос: как фамилия женщины, которая скандалила у дверей твоей квартиры ночью первого января?
    Петряков был бледен, голос его дрожал и срывался, когда он отвечал оперу, тупо глядя поверх его головы:
    — Я уже сказал вчера, что не знаю, кто эта женщина…
    — Это не подумавши, — сурово глянул на него Бородин. — А если подумать?
    Петряков передернул плечами:
    — Тут сколько ни думай, но если я действительно не знаю этой женщины!..
    — Неправда! — возвысил голос Бородин. — Ты ее прекрасно знаешь!
    — Прошу обращаться ко мне на «вы»! — срывающимся на фальцет голосом выкрикнул Петряков. — Мы с вами свиней не пасли!
    — Имя, отчество, фамилия и адрес твоей знакомой! — загремел Бородин, пропуская мимо ушей призыв Петрякова к вежливому обращению.
    — У меня много знакомых женщин, — выговорил Петряков с натужной усмешкой.
    — Ну хватит прикидываться! — обрезал его Бородин. — Прекрасно знаешь, о которой идет речь.
    Петряков похрустел сцепленными пальцами.
    — Представьте себе, не знаю!
    Бородин пошел по новому кругу:
    — Как ее зовут?
    — Понятия не имею! — в отчаянии выкрикнул Петряков.
    — Да Вероника же! — негромко, с добродушным выражением на круглом румяном лице подсказал Юра Ковалевский. — Что уж вы ее так скоро забыли?
    Петряков злобно глянул на него и мотнул головой:
    — Не знаю никакой Вероники!
    — Как ее по отчеству? — продолжал наседать на него Бородин.
    — Не знаю! — храбро продолжал упорствовать Петряков.
    — Где живет?
    — На деревне у дедушки!
    — Ты просто неумный человек, Петряков, — хмуро бросил ему Бородин и кивком показал Юре на дверь. — Отведи его в камеру. Может, там вспомнит.
    — Не имеете права! — заверещал Петряков. — Я пожалуюсь прокурору!
    — Тебе давали читать статью? — Бородин грозно хлопнул по Уголовному кодексу. — Непонятно написано? Мы ж ее все равно разыщем, эту твою медсестру, и тогда, может, еще какая статья к тебе привяжется: видать, не случайно ты запираешься!
    — Да что это такое на свете творится! — продолжал верещать Петряков, в то время как Юра выпроваживал его в коридор. — Вы ответите… Я буду…
    Не успел Сергей подойти к чайнику и налить в кружку воды, как дверь кабинета с шумом отворилась. Вошли Петряков с Юрой Ковалевским.
    — Он что-то вспомнил, — сказал Юра, подмигнув Бородину из-за спины коротышки.
    — Латушенкова Вероника Ивановна! — с отвращением на лице выговорил тот.
    — Адрес? — спросил Бородин.
    Петряков сказал и адрес.
    — Ну, и зачем было запираться? — укоризненно глянул на него Бородин. — Вы соображаете, что наделали? Столько времени зря потеряно. Может, Морозовой и в живых уже нет…
    — Ох, стерва! — простонал Петряков. — Как она меня запачкала! Теперь до смерти не отмыться…
    — Можете идти, — разрешил ему Бородин. — Больше вы нам не нужны, — и добавил с угрозой в голосе: — Если только правильные координаты дали.
    — Да она это, она, чтоб ей пусто было! — визгливо выкрикнул Петряков и исчез за дверью.
    Сергей тут же принялся инструктировать Ковалевского:
    — Лучше будет, если ты отправишься пораньше и пройдешь по квартирам в том подъезде, где живет Латушенкова. Только так, чтобы она сама не фигурировала. Спрашивай, не видал ли кто незнакомую женщину в подъезде или возле подъезда в промежутке с двух до пяти утра первого января…

7

    Без четверти шесть они встретились на троллейбусном кольце, на Посадской. И вот какую информацию сообщил Юра Бородину.
    Жилец с пятого этажа провожал в ту ночь, приблизительно в половине третьего, своего приятеля. В дверях подъезда они натолкнулись на двух женщин. Одна из них, Латушенкова из двадцать четвертой квартиры, была сильно пьяна и не хотела проходить в дверь. Упиралась руками, выражаясь нецензурно. Другая — незнакомая женщина — была как будто трезва и уговаривала Латушенкову идти домой. Она попросила мужчин помочь ей довести пьяную до ее квартиры. Что они и сделали, а потом ушли.
    Юра показывал этому свидетелю фотографии нескольких женщин, и он опознал Морозову. Он же подтвердил, что Латушенкова действительно работает в сороковой поликлинике медсестрой.
    — Ты знаешь, что я думаю, — задумчиво проговорил Бородин, ловя себя на том, что присваивает себе мысль, которой поделилась с ним Лена Смирнова. — Не укололась ли Латушенкова перед тем, как ей пойти воевать с Петряковым? Хорошо выпила да наркотика добавила — как не одуреть…
    — А что? Все могло быть, — охотно согласился Юра.

    В отличие от Лены Смирновой Латушенкова с большей доверчивостью отнеслась к людям из уголовного розыска. Лишь поглядела в дверной глазок и тут же открыла.
    Молча, с неживым лицом она отступила за порог комнаты. Словно давно ждала этой минуты и приготовилась ко всему.
    — Где нам можно присесть? — спросил у нее Бородин.
    Латушенкова с приглашающим жестом отступила в глубь комнаты, посреди которой в окружении нескольких красивых мягких стульев стоял стол, застеленный ярко-пунцовой, с белыми цветами плюшевой скатертью. Скатерть хозяйка откинула с одного края, чтобы удобно было писать на столе.
    Комната сияла стерильной чистотой. На полочках и в шкафах за стеклами все было расставлено в идеальном порядке. Сиденье дивана-кровати было застелено красивым ковриком.
    Латушенкова неслышно присела напротив Бородина. Поглаживая тонкими бледными пальцами скатерть и сдвинув к переносице светлые бровки, она напряженно вглядывалась в рисунок ткани, словно выискивала на нем какие-то важные для себя знаки.
    — Вероника Ивановна, — вежливо обратился к ней Бородин, — мы вынуждены опросить вас как нарушителя общественного порядка, а также как свидетеля по делу Ольги Степановны Морозовой, которая пропала в новогоднюю ночь. По имеющимся сведениям, в последний раз ее видели вместе с вами у дверей вашей квартиры.
    Латушенкова разлепила губы:
    — Я помню, какая-то женщина в ту ночь провожала меня домой. Но я не знаю, кто она такая, откуда взялась и куда исчезла.
    — Она заходила к вам в квартиру?
    — Возможно.
    — Опишите свои действия, начиная с минуты, когда вы вошли к себе квартиру.
    Латушенкова криво усмехнулась:
    — Думаете, я способна это сделать? Я же ничего не помню! Могу лишь сказать, что утром я проснулась на неразложенном диване. И в платье. Ни простыни, ни подушки…
    — Проснувшись, вы не обратили внимания на какие-либо следы пребывания в квартире той женщины?
    — Нет. Разве что… — Латушенкова поднялась из-за стола, выдвинула верхний ящичек мебельной стенки, извлекла из него золотую сережку с красным камушком и положила на стол перед Бородиным: — Это я нашла в прихожей на полу.
    — Вы утверждаете, что она не ваша? — спросил Бородин, разглядывая сережку.
    — Нет, не моя!
    — В таком случае придется изъять ее у вас, о чем будет составлен протокол. — Бородин кивнул Ковалевскому, передал ему сережку и продолжил опрос: — В каком состоянии находились ваши пальто, шапка, сапоги?
    — Да, вопросик… — Латушенкова опять криво усмехнулась. — Пальто висело на плечиках в шкафу, в прихожей. Шапка лежала на верхней полочке в том же шкафу. А сапоги стояли под пальто.
    — Вы могли сами так аккуратно раздеться?
    — Затрудняюсь сказать. В обычном состоянии я очень аккуратна, но тогда… Поверьте: со мной такого еще не было…
    — Где вы нашли утром ключи от квартиры?
    — На тумбочке перед зеркалом. В прихожей.
    — В каком состоянии находилась входная дверь?
    — Была закрыта на защелку верхнего замка.
    — Записки вам не было оставлено?
    — Нет.
    Бородин помедлил, прежде чем задать следующий, весьма щекотливый, вопрос:
    — Вероника Ивановна, как же случилось, что уже через час с небольшим после наступления Нового года вы оказались, по свидетельству жильцов дома по Шаумяна, в таком состоянии?
    — Хотите сказать: в состоянии полной невменяемости?
    — Ну что же, можно и так, — согласился Бородин и добавил: — Если верить жильцам того дома.
    Латушенкова плотно сжала губы и опять принялась разглядывать узоры на скатерти. Казалось, она не собиралась отвечать.
    — А, Вероника Ивановна?
    Латушенкова зябко передернула плечами и подняла на опера невидящие глаза.
    — На работе посидели. Потом одна из лаборанток напросилась ко мне в гости. Явилась вместе с приятелем… Выпили шампанского за старый год, потом водки… К двенадцати открыли вторую бутылку шампанского и опять перешли на водку. А затем мои гости стали вести себя так, словно были одни в квартире. Знаете, такой прелестный получился у меня праздник: они лижутся, а я на них любуюсь. Но этого им показалось мало, потом они намекнули мне, что… Ну зачем я все это рассказываю!.. Короче говоря, я попросила их убраться вон. И осталась дома одна. Может, все бы обошлось, будь у меня тогда телевизор… То есть он был, но незадолго перед тем сломался, — она оглянулась на сиротливо пустую тумбочку. — Вчера увезли в ремонт… Скажите, а вам никогда не приходилось встречать Новый год в полном одиночестве? Хотя… Нет, надо быть женщиной, чтобы понять мое тогдашнее состояние… Господи, ну что вам еще надо объяснять!
    — Кое-что все-таки придется, — сказал Бородин. — Например, зачем вы отправились в ту ночь к Петрякову?
    — Значит, что-то вы все-таки поняли? — криво усмехнулась Латушенкова.
    — Как давно вы с Петряковым до этого встречались? — спросил Бородин.
    — Порядочно. Мы познакомились… В тот день, десятого августа прошлого года, у меня в трамвае разрезали сумочку… Видите, какой невезучий был для меня год?.. Вытащили деньги, паспорт. Паспорт тут же подбросили, а Петряков первым его увидел, поднял и преподнес мне как подарок. Проехал со мной лишнюю остановку и проводил до дома. Всю дорогу, не переставая, что-то говорил, говорил. Ну я уши-то развесила. Хотя вид у меня вроде как неприступный, так мне все говорят, но на самом деле… — Латушенкова приложила руку к груди. — Чего уж скрывать: только и жду, когда какой-нибудь приличный мужчина обратит на меня внимание. Петряков мне показался именно таким. Приличным. Правда, ростом ниже меня, но тут уж, знаете… К тому же до встречи с ним я года три жила без мужчины. Совсем одна. Чего ж вы хотите!.. Ну вот, когда мы с Петряковым второй-то раз встретились, он стал зазывать меня к себе на кофеек. Однако я решила, что приличнее будет, если я его у себя приму. Так что я у него в гостях не была ни разу…
    — Говорят, вы требовали, чтоб он вернул вам телевизор.
    — Я этого не помню, но раз говорят жильцы… Было так было!.. Но когда я шла к Петрякову, то думала не о телевизоре…
    — Чего ж вы хотели от него?
    Латушенкова удивленно посмотрела на Бородина:
    — Ну чего, как вы думаете, пьяная баба может хотеть от мужика? Тем более что мы с ним не ссорились. Он просто перестал приходить ко мне. Мне было так одиноко, что я готова была… Ну не знаю! Да и незачем вам все это слушать! Что вас еще интересует, касающееся Морозовой?
    — Когда вы ломились к Петрякову, то были уверены, что он дома?
    — Видимо, — пожала плечами Латушенкова. — Смутно припоминаю, что, прежде чем подняться к нему, я посмотрела на его окна. Они были освещены.
    — О присутствии в квартире женщины догадывались?
    — Что касается женщины… Ну если мужчина дома и не открывает дверь, то что еще может прийти в голову?
    — Вы сказали, что не были у него дома, — включился в разговор Юра. — И все же нашли дверь и окна. Как вам это удалось?
    Латушенкова с интересом поглядела на Юру:
    — Мальчик далеко пойдет! Моментально разоблачил меня! Хотя я действительно не бывала у Петрякова.
    — И как же вы отыскали его квартиру? — спросил Бородин.
    — Интересно? Ну хорошо, расскажу, — она обращалась персонально к Юре, который от такого внимания засмущался и начал краснеть. — Однажды, когда Петряков заночевал у меня, я вытащила у него из кармана паспорт. Хорошо ли, плохо ли я сделала — судите как хотите. Но мне надо было узнать, женат он или нет. Эти странички в его паспорте были трогательно чисты. И на всякий случай я списала его адрес, а когда он пропал из виду, предприняла маленькую слежку. Однажды поднялась до его квартиры, но позвонить не решилась. А выйдя на улицу, определила расположение его окон. Ну а потом как глупая девчонка стала прохаживаться вечерами по другой стороне улицы и смотреть на его окна… Еще будут вопросы?
    — Да, — кивнул Бородин. — Конкретно о Морозовой. Где она к вам подошла?
    — Видимо, это был исторический момент, но я, к великому сожалению, не сохранила его в памяти. Первое смутное воспоминание связано с каким-то настойчивым ее вопросом. Возможно, она добивалась, чтобы я сказала ей свой адрес…
    — Вы его сказали?
    — Возможно. Помню, как валялась в снегу, а она меня пыталась поднять. Помню, как хватала ее за ногу, и она тоже падала, и я смеялась… Кажется, меня разбирал смех. Никак не могла остановиться. А дальше в памяти полный провал. До того момента, как двое каких-то мужчин взяли меня под руки и поволокли вверх по лестнице. А что было дальше, вы уже знаете…
    — Вы догадывались, что Морозова — та самая женщина, которая была у Петрякова?
    — Да Боже мой, конечно же, нет! Единственно, чего я хотела, чтобы она от меня отвязалась. Я хотела вернуться к Петрякову, но как-то так в конце концов получилось, что эта женщина привела-таки меня домой…
    — Кто такая Ираида Аркадьевна Софийская?
    Латушенкова удивленно приподняла брови:
    — С чего это она вас заинтересовала? Работала у нас нянечкой, недавно ушла на пенсию. Славная в общем-то старушка. С ней ничего не случилось?
    — Нет, ничего, — Бородин подавил улыбку и продолжал допытываться: — А чей адрес вы сообщили участковому?
    — Что, был еще и участковый? — испуганно изумилась Латушенкова. — Мать честная! Как видно, я основательно повоевала там…
    — Насчет этого не сомневайтесь, — сказал Бородин, с трудом сохраняя на лице серьезное выражение.
    Латушенкова озадаченно поморгала.
    — Вот даже как! А что за адрес я сообщила участковому?
    Бородин сказал, и она тотчас вспомнила:
    — В тот дом я ходила прошлой осенью к раковому больному. Одна крайне неприятная особа из квартиры напротив как-то, помню, нахамила мне. Возможно, что номер дома и ее квартиры подсознательно сорвались с языка… Ну не знаю!..
    Бородин посмотрел на Юру:
    — У тебя есть еще вопросы?
    — Один, — кивнул тот. — Насчет уколов. Вы вводили морфин тому раковому больному?
    — Ну и что? — удивленно посмотрела на него Латушенкова. — Это в порядке вещей.
    Однако Бородин уловил в ее глазах испуг.
    — Нет, ничего, — сказал Юра. — Вы забыли — я напомнил.
    — Ничего не поняла! — Латушенкова вопросительно взглянула на Бородина.
    Он откашлялся.
    — Вероника Ивановна, сейчас мы обязаны провести осмотр вашей квартиры. Юра, пригласи понятых!
    Юра удалился.
    Бледное лицо Латушенковой покрылось розовыми пятнами.
    — Позвольте, — дрожащим голосом начала она. — Вы что, собственно говоря… Неужели я должна отвечать за то, что какая-то совершенно незнакомая мне женщина без моей просьбы, а скорее вопреки моему желанию, почти насильно помогла мне добраться до дому и вошла в мою квартиру без приглашения? Я даже не знаю, что она тут делала, воспользовавшись моим беспомощным состоянием! Что вы рассчитываете найти? Ее скелет в моем шкафу? Тогда я, наверное, вправе потребовать, чтобы вы показали мне ордер на обыск!
    Бородин попытался ее успокоить:
    — Разрешение прокурора у нас имеется. Но ни о каком обыске и речи нет, Вероника Ивановна! Простая формальность. Поскольку Морозову в последний раз видели рядом с вами, у дверей вашей квартиры, то мы ее, вашу квартиру, обязаны осмотреть. Согласно инструкции. К тому же остались следы пребывания здесь Морозовой. Хотя бы эта сережка. А чтобы Морозова отсюда уходила — этого, к сожалению, никто не видел. Повторяю: речь идет не об обыске, мы ни к чему не будем прикасаться руками. Разве что, с вашего позволения, посбрасываем с балкона снег…
    — Надеетесь отыскать там труп? — не без ехидства спросила Латушенкова.
    Бородин еще раз, подробнее, пояснил:
    — Вероника Ивановна, у нас есть инструкция, которая предписывает определенные действия при осмотре вероятного места…
    — …убийства? — закончила фразу Латушенкова.
    — Вероятного места происшествия, — поправил ее Бородин.
    — Чрезвычайного происшествия! — еще точнее выразилась Латушенкова. — Ну да, я проломила ей голову утюгом, а затем закопала в снег на балконе. До весны. А весной… Ну я еще не решила, как буду выходить из положения…
    Бородин чувствовал, что она на грани истерики.
    — Вероника Ивановна, поймите, — он постарался придать голосу как можно больше задушевности, — нам необходимо лично убедиться в том, что ни живой Морозовой, ни ее трупа в вашей квартире нет. Чтобы уж больше вас никогда не беспокоить. Ну такой у меня характер: уверен, что Морозова в ту ночь ушла от вас, но ничего не могу с собой поделать. Обязательно должен соблюсти установленный порядок!..
    — Интересно, как только жена с вами уживается! — и нос Латушенковой смешливо сморщился.
    — Сам не понимаю! — простодушно улыбнулся Бородин.
    — Ну раз уж такой у вас характер, — сказала Латушенкова. — Тем более что снегу нынче навалило… Так и так его надо сбрасывать, — и улыбнулась, что окончательно разрядило обстановку.
    — Надеюсь, мы с вами расстанемся по-хорошему, — улыбнулся в ответ Бородин.
    — Ну посмотрим на ваше дальнейшее поведение, — все же поосторожничала Латушенкова.
    Юра привел двоих мужчин.
    — Приступим, — сказал ему Бородин и стал медленно обходить комнату, в то время как Юра в сопровождении одного из понятых отправился на кухню.
    — Будьте добры, откройте дверки шкафа! — попросил Бородин хозяйку. — Так, можете закрыть… Диванчик позвольте отодвинуть от стены…
    — Двигайте, — миролюбиво разрешила хозяйка.
    Поразительно: за диваном на полу ни пылинки, ни соринки!
    Обойдя по часовой стрелке комнату, Бородин вновь задержался у мебельной стенки, напротив секции с маленькими выдвижными ящичками.
    — В котором у вас хранятся лекарства? — спросил он.
    — У вас что, голова заболела? — спросила та, не двинувшись с места.
    — Живот, извиняюсь, — улыбнулся Бородин.
    Латушенкова вспыхнула:
    — Скажите уж прямо, что именно вас интересует! Лекарства я держу в трех ящичках.
    — Тогда выдвиньте их по очереди.
    — Вы же сказали, что обыска не будет!
    — Обыск — это когда в квартире все переворачивается вверх дном, — разъяснил Бородин. — Я же прошу показать мне только вашу аптечку. Трогать я ничего не собираюсь.
    — Но в этих ящичках может оказаться и дамское белье, — упорствовала Латушенкова. — Надеюсь, вы не из тех любителей…
    — Сомневаюсь, чтобы в этих ящичках было дамское белье, — покрутил Бородин головой.
    — Откуда вам знать?
    От поглядел на нее с добродушной усмешкой:
    — Я уже немножко вас знаю. Прошу…
    Верхний ящичек был битком набит импортными упаковками, видимо, дефицитных лекарств. А то, ради чего Бородин затеял осмотр аптечки, обнаружилось во втором ящике, у задней стенки. Это была весьма потрепанная коробка с ампулами морфина.
    — Как он здесь оказался? — строго спросил Бородин.
    — Так уж вышло, — сквозь зубы ответила Латушенкова.
    — Объясните подробнее.
    — Да вы поглядите срок годности! Шесть лет назад кончился! После смерти больного осталось шесть ампул, в прошлом году мне пришлось снова ходить в ту семью, и однажды хозяйка отдала мне эту коробку. От греха подальше: боялась за свою двадцатилетнюю дочь. Я не стала отказываться: мало ли что может случиться…
    Бородин открыл коробку и требовательно-вопросительно поглядел на Латушенкову:
    — Так говорите, оставалось шесть ампул?
    В коробке их было всего две. Лицо Латушенковой выражало удивление и растерянность.
    — Не знаю…
    — Четыре ампулы, значит, уже пригодились? Одну, предположим, вы ввели себе под Новый год…
    — Я не вводила себе морфин! — сердито отрезала Латушенкова. — Здесь было шесть ампул!
    — Да ну, не вводили? — не поверил Бородин. — Такая серьезная, положительная женщина ни с того ни с сего принялась раскачивать девятиэтажный кирпичный дом…
    — Извините, но вы уже паясничаете! — голос у Латушенковой сорвался, в глазах засверкали слезы. Однако истерики и на этот раз не произошло. — Вы, должно быть, не знаете… Морфин не возбуждающее средство. От него бы я поплыла в страну грез и даже не вспомнила бы ни о каком Петрякове.
    — Тогда что же?..
    — Исключительно алкоголь. Такая, значит, у меня нервная система: нельзя много пить. Теперь буду осторожнее.
    Бородин взвесил в руке коробку.
    — Тогда почему здесь только две ампулы? Где еще четыре?
    Латушенкова закусила губу. Что-то про себя прикинув, решительно тряхнула головой: — Эти ампулы кто-то взял без спросу.
    — Вы знаете кто?
    — Нетрудно догадаться. Но у меня нет доказательств, поэтому имени называть не буду.
    «Вот и ответ на вопрос, почему коротышка так истово запирался», — подумал Бородин и понимающее улыбнулся Латушенковой:
    — Не стоит пачкаться, да? Но ампулы мы у вас изымем под расписку. Что ж, осталось только на балконе посмотреть. У вас есть лопата?
    Увидев вошедшего в комнату Юру Ковалевского, он подошел к нему и тихо спросил:
    — Везде посмотрел?
    Юра кивнул.
    Низ балконной двери заплыл молочно-дымчатым льдом.
    — Желательно еще какой-нибудь топорик, — снова обратился Бородин к Латушенковой.
    У нее нашелся только молоток. Пришлось просить понятых, чтобы раздобыли необходимый инструмент у кого-нибудь из жильцов.
    Осторожно, чтобы не повредить дверь, Бородин тюкал молотком по обушку топорика, скалывая лед. Осколки Юра собирал в ведро. Наконец открылись обе двери, и внутренняя и наружная. Бородин проткнул лопатой снег, заваливший балкон почти до верха перилец.
    Под снегом было что-то твердое.
    — Доски, — сказала Латушенкова.
    — Сейчас поглядим, — кивнул Бородин и принялся скидывать лопатой снег с балкона.
    Юра смотрел, чтоб не попало кому-нибудь на голову.
    Верхний слой снега был рыхлым, а дальше пошли слежавшиеся пласты, под которыми и правда оказались струганные дюймовые доски во всю длину балкона. Сергей стал поддевать топориком одну из досок.
    — Да ладно, ничего нет! — сказал Юра.
    Однако Бородин все же приподнял доску и увидел, что под ней тоже доска. Штабель состоял из трех рядов досок и брусков.
    — Еще позапрошлой весной брат завез, — сказала Латушенкова. — Который год собирается обустроить мне балкон. А вас не знаю как и благодарить! Приходите еще. Когда опять снегу навалит.

8

    На следующий день приехали из Алапаевского района родители Ольги. От брата из Алма-Аты пришла телеграмма. Больше близких родственников не оказалось.
    Юра Ковалевский обзвонил все городские больницы, побывал в судебно-медицинском морге. Ни там, ни тут женщины с приметами Морозовой не зарегистрировали. Ни живой, ни мертвой.
    Родители намеревались обратиться к экстрасенсам. Бородин не стал их отговаривать, хотя и не верил в новоявленных магов, которые охотно берутся за розыск пропавших, однако большей частью пропавшие объявляются не там, куда показывают за хорошие, разумеется, деньги экстрасенсы.
    Впрочем, родителей можно понять: какая-никакая надежда на чудо лучше полной неизвестности. Экстрасенсы могут хоть что-то сказать утешительное. Милиция же советует лишь набраться терпения и ждать.
    Бородин еще до того, как побывал у Петрякова, созвонился с подругой Ольги — Ниной Семеновной Смеляковой, которая работала воспитательницей в детском комбинате. Телефон находился в кабинете заведующей. Хриплый прокуренный бас в ответ на просьбу пригласить к телефону Смелякову разъяснил, что «у меня нету рассыльных» — и тут же послышались сигналы отбоя.
    Пришлось снова набрать тот же номер и представиться по всей форме.
    — Простите, а… в чем дело? — заметно встревожился бас.
    Бородин многозначительно промолчал.
    Трубка подышала-подышала и с утробным «гос-споди-и!..» брякнулась на стол. Вдалеке хлопнула дверь, и все стихло.
    Минуты через две тот же прокуренный бас оповестил Бородина, что «щас подойдет». Это «щас» длилось еще несколько минут. Не выдержав, Бородин несколько раз громко «алёкнул». Трубку тут же взяли:
    — Слушаю вас… — голос был негромкий, глуховатый.
    Последний раз Смелякова видела Морозову дня за два до Нового года. А тридцать первого они поздравили друг друга. Звонила Морозова, около пяти вечера.
    Бородин спросил, не обратила ли Смелякова внимание на что-либо необычное во время последнего их разговора.
    — Нет, ничего такого я не заметила, — после небольшой паузы отозвалась Смелякова.
    — Помимо поздравительных слов, она вам что-нибудь еще сказала?
    — Да ничего такого особенного, — ответила Смелякова скучающим голосом.
    — Какое настроение у нее было?
    — Я ж ее не видела. По голосу предпраздничное, какое же еще оно может быть.
    — Не сказала, где и с кем собирается встречать Новый год?
    — Даже не помню…
    — Вам знакома такая фамилия — Петряков?
    Долгая, томительная пауза. И наконец:
    — Да…
    — Ольга Степановна упоминала об этом человеке в одном из ваших последних разговоров?
    — Кажется, да.
    — В какой связи?
    — Надо вспомнить. Сейчас мне трудно…
    И снова долгое молчание.
    — Я вас не слышу! — напомнил о себе Бородин.
    — Кажется, в связи с Новым годом…
    — А именно?
    — Собиралась вместе с ним встречать Новый год.
    — И как вы к этому отнеслись? Она ведь замужем.
    — Я стараюсь не вмешиваться в чужую жизнь.
    — Но ведь она ваша близкая подруга.
    — Все равно.
    — Ольга Степановна вас познакомила с Петряковым?
    — Случайно, на улице. Мы тут же разбежались.
    — Как он вам показался?
    — О вкусах не спорят.
    — Что вы хотите этим сказать?
    — Что он не в моем вкусе, только и всего.
    — Что, по-вашему, могло случиться?
    — Ума не приложу.
    — Не может она где-нибудь скрываться?
    — На нее это не похоже. Впрочем, не знаю.
    — Из города выехать не могла?
    — Куда?
    — Не знаю.
    — И я не знаю.
    — Нина Семеновна, если еще что-нибудь вспомните, не посчитайте за труд, позвоните.
    — Хорошо.
    Уже прошло три дня. Смелякова не давала о себе знать. Бородин решил поговорить с ней еще раз, уже не по телефону. И более основательно.
    Судя по всему, она знала куда больше, чем соизволила сообщить оперативнику. В телефонном разговоре она старалась уходить от прямых ответов. Бородина насторожила ее заминка при ответе на вопрос, не может ли Морозова где-нибудь скрываться. Слишком поспешно сорвалось у нее с языка: «Это на нее не похоже». И тут же дала отбой: «Впрочем, не знаю…»
    Наверняка что-то знает!
    На этот раз Бородин рассчитывал добиться более определенных ответов. Потому что если Морозова не такая, чтоб где-то скрываться или куда-то выехать из города, то ее, может статься, и в живых-то уже нет.
    В новогоднюю ночь все могло случиться. Понятие «криминогенная обстановка» имело для Бородина конкретное выражение: не из третьих рук получал он информацию о том, сколько трупов по весне вытаивает из-под снега в окрестных лесах.
    Но это лишь одна из версий. Наихудшая, но сравнительно маловероятная: все же девяносто пять процентов тех, на кого заводятся розыскные дела, через какое-то время благополучно возвращаются домой (или их возвращают, или от них приходит домой весточка).
    Впрочем, они не всегда возвращаются в свои семьи.
    Не так давно на стол Бородина легло заявление гражданки К. о том, что ее младший 19-летний сын три дня назад ушел из дому и до сих пор не вернулся.
    В день его исчезновения была суббота, мать находилась на садовом участке. А в воскресенье, когда она вернулась, старший сын рассказал, что за Алешей зашел какой-то незнакомый парень и увел его с собой.
    Работал Алексей в коммерческом киоске, неплохо зарабатывал, но мать с тревогой отмечала, что последние три-четыре месяца с ним стало твориться что-то непонятное. Обычно живой и веселый, он стал задумчив и неразговорчив, перестал встречаться с прежними друзьями. Но и новых, похоже, не завел. Даже девушка, за которой он до недавнего времени ухаживал, куда-то по его словам, уехала. Однако мать на днях видела ее мельком на улице… Несколько раз пыталась вызвать Алешу на откровенный разговор. Но он делал вид, что не понимает, чего мать хочет от него.
    Бородин уже побывал в киоске, где Алеша работал до своего исчезновения, встретился с его друзьями, направил запросы в разные места, когда мать получила от него письмо:
    Мама!
    Я не хочу быть таким, как мой брат и мои друзья, потому что понял: в этой жизни, где кругом деньги и презрение, я просто не выживу.
    Я полюбил Бога.
    Мама, не плачь, я выбрал эту дорогу сам. Не знаю, может, это временное желание, но я не хотел бы, чтобы оно когда-нибудь прошло.
    Мама, мне очень трудно было расставаться с вами, но я ничего не мог с собой поделать. Наверное, мои прежние друзья, узнав о моем поступке, посчитают меня ненормальным. Я долго думал об этом и в конце концов понял, что если я и правда ненормальный, то в лучшую сторону.
    Мама, ты очень меня любишь. Но, пожалуйста, не оплакивай меня, так как для меня эта дорога лучшая. Когда ты получишь это письмо, я буду уже далеко от дома. Куда направлюсь, пока скажу только в общем: в православный монастырь. В какой именно, об этом после того, как меня в него примут.
    Мама, я очень люблю тебя. Прости. Твой сын Алеша.
    «А не могла Морозова после пережитого в новогоднюю ночь решиться на такой же отчаянный шаг?» — подумал Бородин.

9

    — Бог с вами! — Смелякова тут же отвергла его предположение на этот счет. — Ольга и креститься-то не захотела, как я ее ни уговаривала. Один раз, правда, на Рождество в прошлом году, сходила со мной в церковь. А в Пасху, на всенощную, так и не пошла.
    — Вы сами, значит, верующая? — спросил Бородин.
    — Два года назад была крещена и с того времени живу с Богом в сердце.
    Они сидели по разные стороны стола в кабинете заведующей, которая неохотно предоставила им возможность побеседовать без свидетелей.
    Смеляковой, как и Ольге Морозовой, было под тридцать. У нее была хрупкая плоскогрудая фигура, коротко и неровно подстриженные рыжие волосы, бледное, без намека на косметику, остроносое личико и большие серые, лучащиеся мягким внутренним светом глаза. При первом взгляде на эту женщину Бородин подумал, что она верит в Бога. А если так, то под ее влиянием Морозова запросто могла проникнуться религиозными чувствами.
    — Ее мужа, Ивана Григорьевича, вы хорошо знаете? Что он за человек?
    Смелякова безразлично пожала плечами и ответила, созерцая расписанное морозными узорами окно:
    — Мужчина как мужчина. Здоровый, самостоятельный, надежный…
    — Почему у Ольги не сложилась с ним жизнь?
    — Я не хотела бы обсуждать их взаимоотношения, — ответила Смелякова тоном просьбы и извинения. — Бог им судья.
    — В данном случае не совсем так, — сказал Бородин и, глядя в лучистые глаза Смеляковой, спросил: — Нина Семеновна, вы себя считаете законопослушной гражданкой?
    — Разумеется, — ответила та, краснея.
    — Я к тому, что вы, как свидетель, по закону обязаны отвечать на мои вопросы, — вежливо разъяснил ей Бородин. — Речь идет о розыске пропавшего человека. Вашей близкой подруги! И скажу откровенно: я не уверен на сто процентов, что сейчас она находится в добром здравии. Неужели вы не понимаете? Вы, живущая с Богом в сердце?
    — Ну конечно, я все понимаю, — опустив глаза и прикрыв их густыми ресницами, тихо молвила Смелякова. — Но к чему вы?..
    — Нина Семеновна! — прервал ее Бородин. — А вот мне бы никогда не пришло в голову учить вас, как надо воспитывать дошколят!
    Смелякова выслушала упрек, глядя на Сергея кроткими глазами, и не пыталась возразить.
    — Хорошо, если это необходимо. — Она быстро провела острым кончиком языка по верхней губе. — Тогда вам, наверное, надо знать и о ее прежних неофициальных мужьях?
    — Да, пожалуй, — согласился Бородин.
    — Это чтобы понять, чем был для нее Иван, — совсем тихо пояснила Смелякова. — Просто удивительно, как ей не везло с мужчинами… Первый ее «принц» оказался душевнобольным, другой — алкоголиком, а третий изменял ей, извините, с мужчинами… На свою беду, Ольга на редкость самоотверженная и преданная женщина. Таких сейчас мало. Каждый раз она боролась за человека. Когда Петра положили в психлечебницу, она была верна ему, пока оставалась надежда на выздоровление. Потом мучилась со Степаном. Уж как она убеждала его вшить эту самую «спираль». Ни в какую. Все боялся, что это лечение скажется на таланте. Он был художником и вроде как на самом деле талантливым. Его картины даже в Москву на выставку брали.
    — Вы сказали «был художником»?
    — Он попал под машину. Полгода лежал неподвижно и умер на руках у Оли. Она все эти полгода кормила его с ложечки.
    — Он что, в нетрезвом виде попал под машину?
    — Да он, мне кажется, никогда и не бывал трезвым.
    — А третий ее… муж?
    — О нем ничего не хочу говорить, — поморщилась Смелякова. — Поверьте мне на слово: грязный тип.
    — Отчего же Ольга Степановна была так неразборчива?
    — Да вот такая она: что ни любовь у нее, то с первого взгляда. А уж если влюбилась, то будто шоры ей кто на глаза надевает.
    — А были ли достоинства у всех троих?
    — Конечно, не без этого, — неохотно согласилась Смелякова.
    — И у третьего тоже?
    Смелякова вздохнула и поморщилась:
    — И у него тоже. Компанейский мужчина. Обходительный и собой ничего. Но ведь одна ложка дегтя…
    — А Морозова вы хорошо знаете?
    — Скажу нет, вы ведь все равно не поверите, — слабо улыбнулась Смелякова.
    — Охарактеризуйте его. Можете начать с достоинств.
    — Я ведь, кажется, уже… Ну хорошо. Трезвый он мужчина. Хозяин. Незлопамятный. Ольге, сколько знаю, никогда не изменял. На работе его ценят и уважают. Что еще? Другая женщина жила бы с ним как у Христа за пазухой, а Ольге, видите, еще чего-то захотелось…
    — А как же шоры на глазах?
    — Были, пока любила мужа. Как ни встретимся, все нахваливает своего Ванюшку. «Сплюнь!» — говорила я ей. Только похохатывала в ответ. Потом забеременела, и все разговоры только о ребенке. О детях. Еще не родив, решила каждый год рожать. Вот так вот…
    — С любовью-то что случилось? — спросил Бородин.
    — У них самих надо спрашивать, — ответила Смелякова, поглядев на дверь. И вдруг поднялась из-за стола, быстрыми шажками направилась к двери, бросив на ходу: — Погляжу на своих детишек. Я сейчас…
    Бородин скользнул взглядом по ее острым выпирающим лопаткам, плоскому заду, тонким кривоватым ногам и подумал, что напрасно завел разговор про любовь: видать, расстроилась.
    Однако Смелякова тут же вернулась, опять уселась за стол на прежнее место и как ни в чем не бывало спросила:
    — Что вас еще интересует?
    — Вы ничего не сказали о недостатках Морозова, — напомнил ей Бородин.
    Смелякова покраснела и вымученно улыбнулась.
    — Может, и у меня шоры на глазах? Мне сейчас его жалко, так я ничего плохого в нем не вижу. А потом ведь… — она сглотнула. — Ольга все жаловалась, что его из дому не вытащишь ни в гости, ни в кино, ни просто погулять. Как ни придешь к ним, все чего-нибудь мастерит. Мебельную стенку сделал не хуже фабричной. А то одно время загорелся вечным двигателем. Автомашину соседу ремонтировал, все вечера в гараже сидел…
    — Своей-то машины нет?
    — Водить ему нельзя. Из-за зрения.
    — А характер у него какой: спокойный или вспыльчивый?
    Смелякова покусала верхнюю губу.
    — Вообще-то спокойный, — и, подумав немного, добавила: — Редко когда сердится.
    — При вас бывало такое, чтоб сердился?
    — При мне никогда! — с явным облегчением ответила Смелякова.
    — Только со слов Ольги об этом знаете?
    Смелякова кивнула и тут же оговорилась:
    — Без подробностей.
    — Вы с Петряковым, говорите, были знакомы?
    — Виделись мельком, — Смелякова стрельнула глазами на дверь кабинета.
    — Как он вам показался?
    — Да никак! Вы ведь уже спрашивали о нем. Не знаю, что Ольга в нем нашла, — быстро и не скрывая раздражения, проговорила Смелякова. — Мне кажется, дурь ей в голову ударила. Я так и думала, что поиграет он с ней и тем дело кончится. А оно вон как вышло.
    — Вы с ней говорили на этот счет?
    — Я ей сразу сказала, что думала. Да она разве послушает! Заклинала ее хоть Ивану-то пока ничего не говорить. И тут не послушала: «Не хочу встречаться с Мишей тайком». Я на что надеялась: рано или поздно она должна была понять, чего Петряков стоит, и вернется к Ивану. А тогда пускай перед ним исповедуется и покается в своем грехе. Знаю, Иван простил бы ее. Он в Ольге души не чаял…
    — Вы когда с ним последний раз виделись?
    В глазах Смеляковой отразился испуг.
    — С кем, с Иваном? — словно бы в замешательстве спросила она.
    — Да, с Морозовым, — кивнул Бородин.
    — Пятого числа.
    — О чем говорили?
    Смелякова бросила быстрый взгляд на дверь.
    — О чем говорили?.. Ну… — и опять взглянула на дверь. — Строили предположения, где Ольга… Иван плакал… — Нина Семеновна тряхнула головой, пытаясь справиться с собственными слезами.
    — Морозов спросил, не приходила ли его жена к вам в ту ночь? — высказал Бородин догадку.
    Смелякова быстро поднесла к глазам платочек и помотала головой. Однако успела еще раз взглянуть на дверь.
    — Спрашивал или нет? — повторил вопрос Бородин.
    Женщина кивнула, не отнимая платочка от глаз.
    — А вы что ответили?
    — Что я могла ответить!
    — Сказали, что не приходила?
    Смелякова снова кивнула, плача и вытирая платочком глаза.
    — И действительно не приходила?
    Ответить она не успела. В кабинет шумно вошла заведующая, женщина гренадерского роста. Бросив на Бородина укоризненный взгляд, сообщила Смеляковой:
    — Там твой Рыжков истерику устроил!
    Бородин моргнуть не успел, как Смеляковой и след простыл.
    Не вовремя раскапризничался Рыжков. Что-то важное ускользнуло от Бородина. Чего-то не договорила Смелякова. Чего-то ей, похоже, очень уж не хотелось договаривать. И этот испуг в глазах, нетерпеливые взгляды, которые она бросала на дверь. Словно ждала, что вот-вот появится заведующая и сообщит, что Рыжков бьется в истерике…
    Бородин глянул на часы и решил, что еще успеет съездить на Сортировку, где до недавнего времени работала оператором Ольга Морозова.

10

    С четверть часа ему пришлось идти вдоль железнодорожных путей, пряча лицо от жгучего встречного ветра. Нос и щеки ломило так, что временами приходилось к ветру поворачиваться спиной.
    Потом отогревался большой кружкой горячего жидкого чая, и одна из товарок Ольги, Вера Михайловна, сидя у телетайпа, рассказывала, какая Ольга веселая, общительная и отзывчивая, как добросовестно относится к работе. Даже по уважительной причине редко когда не выйдет на смену. Бывало, что и с температурой прибежит (Морозов правду сказал), а один раз, тут Вера Михайловна слегка замялась, пришла с «фонарем» под глазом.
    Потому-то ее невыход на работу после праздников не на шутку их встревожил, и они решили съездить к ней домой. А узнав, что Ольги уже пять суток нет дома и муж не знает, куда она подевалась, устроили Морозову разгон: другой давно бы заявил в милицию, а этот знай посиживает дома и утирает слезы платком.
    — Отругали вы его, а он что? — спросил Бородин.
    — Обещался на другой же день подать в розыск. Седьмого мы опять у него были, сказал, что отнес заявление. Ну раз вы пришли — значит, не соврал.
    — А про какой «фонарь» вы тут толковали?
    — Да это так, бытовая травма, — отмахнулась Вера Михайловна. — Мыла полы у себя дома и поскользнулась на мокром. Уж не знаю, как ее угораздило. Об стул, говорит, щекой стукнулась.
    — Может, муж поцеловал? Она не жаловалась на него?
    — Нет, не жаловалась, — ответила Вера Михайловна. — Не в ее характере это, жаловаться. Бывала, конечно, и сердитая, а когда и слезки прольет. Спросишь, что случилось, тут же тебе и улыбнется, и шутить начнет. А то озорную частушку споет, голос-то хороший.
    — И как часто она плакала?
    — Не сказать, чтоб уж так часто. В последнее время только, — и, словно открывая ему служебную тайну, шепотом сообщила о выкидыше. — После этого она сильно переменилась, глаза стали какие-то чужие, и часто в задумчивость впадала…
    — А это когда случилось? — Бородин поводил пальцем у себя под глазом.
    — Постойте, когда у Сомовой был день рождения?.. — задумалась Вера Михайловна и тут же вспомнила: — Восьмого!
    — В каком месяце?
    — В декабре! Оля работала с утра. Пришла вот с таким синяком, а про подарок имениннице не забыла, даже в стихах поздравление написала!..

    Когда он возвращался к трамвайной остановке, ветер дул также свирепо, но теперь уже в спину, а потому не мешал думать.
    Ситуация все более запутывалась. Неужели Морозов мог дойти до рукоприкладства? Что же тогда получается? Выходит, что и сам Бородин, проговорив с человеком целый час, не сумел разгадать его характер, и Смелякова, прекрасно знавшая Морозова, ввела опера в заблуждение. Из того, что она рассказала о нем Бородину, никак нельзя сделать вывод, что у Морозова драчливый нрав.
    Однако Морозова пришла на работу с синяком приблизительно в то же время, когда призналась мужу в своей связи с Петряковым. Совпадение? Конечно, в жизни всякое бывает: допустим, что Морозов в состоянии сильного возбуждения все же ударил свою жену. Знала об этом Смелякова или нет? Если знала… Так, так… А почему испугалась, когда он, Бородин, спрашивал ее о последней встрече с Морозовым. Испугалась, а потом в слезы. И невнятные ответы на простой, настойчивый вопрос: приходила ли к ней в ту ночь Ольга? И эти ждущие чего-то, нетерпеливые поглядывания на спасительную дверь…
    Так, еще раз: куда Морозова могла пойти от Латушенковой? К Петрякову — навряд ли. После всего, что случилось. По крайней мере, маловероятно. Да и квартиру Петрякова Бородин осмотрел очень тщательно. Подозревать Петрякова в сокрытии сожительницы, а тем более в убийстве, покуда нет оснований.
    Остаются еще два известных адреса. Морозова могла пойти либо домой, либо к подруге, которая проживает на той же улице, что и Морозовы, всего в двух кварталах. К закадычной подруге Ольга могла заявиться и среди ночи, тем более в праздник. Пробыть у нее день, остаться на следующую ночь и на воскресенье, до утра понедельника, словом, до того часа, когда надо идти на работу. Но с того понедельника минуло уже много дней, и только гипотетически можно допустить, что Морозова до сих пор скрывается у подруги, не имея при себе необходимых вещей и сколько-нибудь значительных средств к существованию. А главное, так вот легко и просто, никого не предупредив, бросить работу! Даже если допустить, что Смелякова при ее откровенно неодобрительном отношении к поступкам Ольги предоставила ей убежище в своем доме на столь длительное время. Исключено! Если б такое и случилось, то Смелякова как-нибудь да выдала б себя в разговоре с опером. Испуг в глазах? Нет, тут что-то другое, связанное с ее последней встречей с Морозовым. Что-то ей стало известно во время этой встречи. Что-то, испугавшее ее…
    В чем мог признаться ей Морозов?
    Так, еще раз: допустим, от Латушенковой Ольга пошла домой, куда она и до этого бесстрашно возвращалась со свиданий. И муж знал, откуда и от кого она возвращается. И все это терпеливо сносил. Как явствует из его собственных слов. Но когда-то его терпение могло кончиться. И новогодняя ночь — самое подходящее для этого время. Когда особенно невыносимо одиночество, и ты знаешь, что твоя жена в это самое время…
    Она заявляется домой около трех часов утра с размазанной по лицу краской, с растрепанными, выбившимися из-под шапки волосами, в мокром от снега пальто, слегка под градусом. Да и он сам, Морозов, по собственному его признанию, успел к этому времени высосать поллитровку. Это по его словам, а на самом деле, может, и больше. И если он уже однажды не выдержал и посадил любимой жене под глазом фонарь, то мог и теперь сорваться. А Ольга, и без того взвинченная, да с ее строптивым характером, навряд ли согласилась бы подставить под его кулак второй глаз. Скорее всего, повернулась бы и убежала из дому. Но куда? М-м… да…
    …А если Смелякова неравнодушна к Морозову? А если влюблена? А может, у них сложились близкие отношения? Все может быть, все может быть… Возможно, что и после пятого января они встречались. Не исключено, что и каждый день.
    Если так, то Морозов мог и признаться Смеляковой в том, что Ольга приходила домой ночью первого января. Приходила и опять ушла. Куда? К Смеляковой? К своей лучшей подруге, которая влюблена в ее мужа и потому завидует Ольге черной завистью?
    И что из этого следует?.. Если развивать эту версию дальше, то можно черт-те куда зайти. Например, предположить, что оба они — и Морозов, и Смелякова — прекрасно знают местонахождение Ольги…
    А если Ольга все-таки решила вернуться к Петрякову? В это почти невозможно поверить. Однако Бородин достаточно долго прослужил в уголовном розыске и по собственному опыту знает, какие невероятные, немыслимые, невозможные вещи случаются порой в повседневной жизни. Из тех, которые нарочно не придумаешь.
    Поэтому он мог допустить и версию с возвращением Ольги к Петрякову. Как одну из многих версий. Ну допустил. А дальше-то что?
    Дальше — ничего. Тупиковая ситуация.

11

    На другое утро, вскоре после оперативки, Бородин заглянул к начальнику уголовного розыска Феоктистову. В кабинете у него бочком к приставному столу сидела следователь Домбровская и со свойственной ей экспрессией делилась с хозяином кабинета впечатлениями от ночного дежурства. Зная разговорчивый характер Домбровской, Бородин хотел было вернуться к себе, но Феоктистов кивком пригласил его войти.
    Домбровская ввела его в суть того, что уже успела рассказать начальнику уголовного розыска.
    Где-то около полуночи в милицию пришла женщина. По паспорту ей было двадцать восемь, а по виду можно было дать и все сорок. Одета была не по сезону легко: в какое-то замызганное пальтишко на рыбьем меху, фетровый берет и разбитые полусапожки. Все лицо в кровоподтеках. Захлебываясь слезами, стала бессвязно жаловаться на каких-то мужчин, которые систематически ее насилуют и бьют. Сперва ничего нельзя было понять. Домбровская провела ее в кабинет, напоила чаем и попросила не торопясь рассказать все с самого начала.
    Года два назад эта женщина приехала с двумя детьми в Екатеринбург из Таборинского района. Здесь, в городе, у нее не было ни прописки, ни родни, ни видов на работу. Познакомилась с мужчиной лет на пятнадцать старше ее и стала с ним жить в его трехкомнатной квартире на улице Токарей. Первое время все было нормально. Сожитель даже обещал прописать ее у себя вместе с детьми, а сама она присматривала себе работу.
    Но вот с полгода назад вернулись из заключения двое взрослых сыновей мужчины и поселились в этой же квартире. Тут-то и начался для бедной женщины кромешный ад. В отсутствие отца, а он часто выезжал из города по служебным делам, «сынки» стали принуждать женщину к совершению половых актов да еще со всякими извращениями. А она все это терпела, потому что некуда было ей деться.
    Однажды за пьянкой они проговорились отцу, и тот пришел в неописуемую ярость. Сыновей-то трогать побоялся, а сожительницу избил до полусмерти. С тех пор отец только за порог, как они набрасываются на свою жертву и насилуют как им вздумается. А после похваляются перед отцом. Он же вместо того, чтобы приструнить насильников, каждый раз отыгрывается на ней.
    — Вчера днем опять ее поколотил и уехал, а вечером «сынки» набросились на нее, как голодные псы, при детях, — продолжала рассказ Домбровская. — Я поинтересовалась, где они работают. «Нигде, — ответила женщина, — хотя деньги у них водятся: пируют почти каждый день». — «Откуда же у них деньги?» — «Промышляют». — «Каким образом?» И тут женщина придвинулась поближе и шепотком сообщила, что эти «сынки» — настоящие бандиты. И рассказала, как недели за две до Нового года они привели поздно вечером с улицы хорошо одетого, с перепоя ничего не соображавшего мужчину лет пятидесяти пяти. В квартире они его зверски измолотили, сняли дубленку, шапку, меховые сапоги, вытащили бумажник, а затем выволокли на лестничную площадку. Что было дальше, женщина не знает, потому что…
    — Заявление от пострадавшего не поступало? — поинтересовался Феоктистов.
    — …потому что! — с нажимом повторила Домбровская, словно опасаясь, что не успеет досказать самое главное. — Потому что, когда она высунула нос из двери на лестничную площадку, один из них огрел ее чем-то по голове, и очнулась она уже под утро, на полу в ванной комнате. Дубленка того мужчины, по словам женщины, до сих пор находится в квартире ее сожителя, шапку продали на другой же день, а сапоги носит младший: они ему пришлись впору. Заявления от потерпевшего не поступало. По крайней мере, в нашу дежурную часть. А я вот что думаю… — с этими словами Домбровская привстала и ткнула указательным пальцем в фото под стеклом у Феоктистова на столе, — уж не он ли это?..
    С интересом поглядев на фото, словно только сейчас увидел его на своем столе (Бородин тоже вытянул шею и тоже словно впервые взглянул на знакомое фото), Феоктистов спросил у Домбровской:
    — Той женщине показывала?
    — Нет, ночью у меня не было под рукой этого фото, — ответила Домбровская. — Но женщина должна скоро подойти, тогда и проведем опознание. По ее описанию, приметы совпадают: у того тоже были длинные, до плеч, седые волосы, крупные черты лица и приблизительно тот же возраст…
    — Милая ты моя! — Феоктистов снисходительно усмехнулся. — Если бы так просто раскрывались убийства…
    — Ну где же мне знать! — в тон ему бросила реплику Домбровская, обиженно сверкнув глазами.
    — Не забывай, что я пятнадцать лет работаю в уголовном розыске…
    — Но ведь и время совпадает! — продолжала доказывать свое Домбровская. — И сарай, в котором нашли голову, — она кивнула на фото под стеклом, — сарай ведь тоже на Токарей, более того, в том же квартале!..
    Задумавшись, Феоктистов некоторое время смотрел на фото. Затем протянул руку к телефонному аппарату.
    — Ну, Марина, ты меня совсем заколебала! — проворчал он, набирая номер. — Иннокентий? Зайди сейчас к Марине, она тебя проинформирует и даст адрес. Пошли туда ребят. И сам туда поезжай. Без промедления, — и посмотрел на Бородина, наклоном головы указывая на Домбровскую: видал, какие у нас пинкертоны растут! — и Домбровской: — Ты прямо как тот астроном, который на кончике пера открыл неизвестную планету, — прищелкнул пальцами: — Забыл вот только какую…
    — Кажется, Нептун, — без особой уверенности подсказала Домбровская. С этими словами она поднялась и быстро направилась к двери, высокая, фигуристая, с копной наспех зашпиленных темно-русых волос.
    Проводив ее задумчивым взглядом, Феоктистов обратился к Бородину:
    — Что там у тебя с Морозовой? Вчера в твое отсутствие ее муж ко мне заходил. Интересовался, как долго ты собираешься разыскивать его жену. И мне тоже интересно это знать.
    Бородин обрисовал ситуацию и высказал предположение, что Морозова могла прийти в ту новогоднюю ночь домой.
    — А муж врезал ей.
    — Ты думаешь? — усомнился Феоктистов. — Не похоже на него.
    — И я так считал, — покивал Бородин. — Но был прецедент, а ведь лиха беда начало.
    — Есть зацепки?
    — Ольгина подруга Смелякова что-то знает, но пока молчит. На этот раз вызвал ее повесткой. — Бородин поглядел на часы. — Скоро должна подойти. Побеседуем…

12

    На другой день с утра Юра Ковалевский собирался на завод. По делу о розыске сварщика, который три дня назад ушел в ночную смену и домой с завода не вернулся. Как в воду канул. Как испарился.
    — На обратном пути заверни на Заводскую, — напутствовал его Бородин. — Поговори с соседями Морозовых. Может, кто из них что слышал под утро первого января. А то и видел Ольгу, чем черт не шутит…
    — Заметано, — бросил на ходу безотказный Юра.
    Ровно в два часа в дверь кабинета тихонько постучали.
    Вошла Смелякова. Поздоровалась и неслышно опустилась на стул. После этого Бородин еще некоторое время молча, ни разу не взглянув на свидетельницу, перебирал на столе бумаги. Давая понять, что разговор предстоит долгий.
    Посидев, Смелякова расстегнула дрожащими руками верхние пуговицы беличьей шубки, ослабила белый пушистый шарфик на шее, а затем долго пристраивала на коленях руки, не находя для них удобного положения.
    Наконец Бородин резко вскинул голову — женщина даже слегка вздрогнула — и, хмуро глядя Смеляковой в глаза, спросил:
    — Ну так что, Нина Семеновна, может, расскажете сразу, как все было на самом деле? Я ведь в тот раз… — и примолк, увидев, как Смелякова разлепила губы, собираясь что-то сказать.
    Вслед за тем услышал тихий глуховатый ее голос:
    — Была Ольга у меня.
    — В котором часу? — спросил Бородин.
    — В начале четвертого.
    — Как объяснила свой приход?
    — Она была в ужасном состоянии. Я поняла, что с Петряковым у нее все кончено: даже говорить о нем не хотела. Когда я спросила, что же он такого сделал, ответила: «Он дерьмо». И все. Никогда раньше я не видела ее в такой растерянности и злобе…
    — И что было дальше?
    — Разговор у нас не получался. Был какой-то сумбурный. Оля даже не стала раздеваться: так в пальто и сидела на диване. Только шапку сняла, и у нее все валилась из рук на пол…
    — Но что-то она говорила?
    — Почти ничего. В основном, что все мужчины — скоты… Извините… И что ей никто не нужен. Я сказала: «А Иван? Он ведь любит тебя!» Оля никак не прореагировала. Обхватила голову руками и стала раскачиваться вперед-назад. Потом остановилась и стала смотреть на меня так, словно хотела понять, что я ей сказала. Я посоветовала ей пойти домой. Она горько так усмехнулась: «Ничего и слушать не хотел!» Я сказала: «Теперь выслушает. Он сильно переживает!» Она спросила: «Ты когда его видела?» «Недавно», — ответила я. «Когда недавно?» — «Ну неделю назад». Она: «Ты не говорила, что видела Ивана!» И больше ничего не стала спрашивать. Смотрела на меня как на пустое место и что-то прикидывала про себя. Я предложила ей раздеться и выпить по рюмочке за Новый год. Правда, я уже спала, когда она пришла, и вид у меня был, наверное… Короче говоря, Ольга поднялась и стала застегивать пальто. «Куда ты?» — спросила я. «Пойду». И ушла. Не знаю, что и думать…
    — Морозов сказал вам, приходила она домой, нет?
    — Нет, не приходила.
    — Как вы думаете, могла она пойти к Петрякову?
    — Просто не знаю, что и думать…
    — Вы только что сказали, что виделись с Морозовым приблизительно за неделю до Нового года…
    Смелякова потупилась.
    — Он зашел ко мне домой вечером после работы. Говорили об Ольге. Он спрашивал совета, как ему дальше быть, — Смелякова хрустнула сцепленными пальцами.
    — И что вы посоветовали?
    — Постараться вызвать Ольгу на откровенный разговор. Если не получится, то набраться терпения и ждать, пока у Ольги не закончится этот роман. А что еще я могла?
    — Морозов чувствовал вину перед женой?
    Смелякова удивленно округлила глаза. Но тут же снова потупила взгляд и какое-то время сидела не шелохнувшись.
    — Вы ведь не все мне сказали, Нина Семеновна!
    — Чего же я вам не сказала? — не подымая глаз, спросила она. — Кажется, все уж…
    — А если подумать?
    — Не знаю, чего вы от меня хотите… — Смелякова чуть заметно передернула плечами. — Может, думаете, что-то было между нами? С Иваном… — она набрала в легкие побольше воздуха. Прозрачные крылышки ее носа затрепетали. — Так не было ж ничего! — в отчаянии выкрикнула она и вдруг сникла, глухо пояснила: — Он других женщин, кроме Ольги, в упор не видел!
    — А вы к нему, похоже, неравнодушны?
    — Это никого не касается! — сердито отрезала Смелякова и, помолчав, дрожащим от негодования голосом добавила: — И вас тоже!
    Исчерпывающий ответ.
    — Я только хочу понять, что заставляет вас скрывать очевидные факты, которые могут представлять интерес для уголовного розыска, — спокойно пояснил Бородин.
    — Ну что я скрываю, что? — всплеснула руками Смелякова.
    — Кое-какие неприятные подробности во взаимоотношениях супругов Морозовых. В частности, в начале декабря прошлого года, а точнее, восьмого числа, когда Ольга вернулась домой от Петрякова и заявила мужу, что отныне порывает с ним супружеские отношения…
    — Не знаю, что там было у них… — едва слышно бормотала Смелякова.
    — Ох, знаете, Нина Семеновна! — возразил Бородин.
    — Ну, предположим, знаю…
    — Вот и расскажите!
    — Чего уж там рассказывать! — с досадой отмахнулась Смелякова. — Ну ударил он ее! Сердце-то поди живое. И что, думаете, переживала она из-за этого? По-моему, даже рада была: решила, что теперь ей все можно. Я считаю, сама она во всем виновата! Видела, что Иван выпивши был, могла бы и не выступать! Он ведь непьющий, до этого, пока они с Ольгой жили, капли в рот не брал. Ему нельзя вообще пить…
    — Вам приходилось видеть его пьяным?
    — С какой стати? Я ж говорю: до того раза Иван вовсе не пил! А рассказываю это с его и ее слов.
    — А почему у него с первой женой не сложилось?
    Смелякова удрученно покивала:
    — Вот из-за этого и разошлись. Тогда он часто выпивал, ну и…
    — Поколачивал жену?
    Смелякова не ответила. Помолчав, продолжила:
    — Потом, после развода уж, взял себя в руки. Что тут говорить: если б Ольга не повела себя так, никогда бы Иван не поднял на нее руку! И не искали б вы ее теперь. Сама она виновата, сама!
    — Значит, Ольга сказала вам, что пошла домой?
    — Так и сказала! — энергично подтвердила Смелякова. — А куда потом свернула, этого я не знаю!
    — Ну что ж… — Бородин на секунду задумался. — У меня еще только один вопрос к вам, Нина Семеновна. Хотелось бы, чтоб он оказался последним.
    Смелякова заметно насторожилась.
    — Какой?
    — А вот какой: почему вы сразу-то не сказали, что Морозова была у вас? И муж ее тоже скрыл этот факт.
    — Он ничего не скрывал, — вступилась Смелякова за Морозова. — Он и сам ничего до сих пор не знает.
    — Как так? — удивился Бородин. — Вы разве не сказали ему?
    — Нет.
    — Почему?
    — Сперва растерялась. Когда он пришел и сказал, что Ольга дома не появлялась. Ну а потом я подумала, что, может, она по дороге изменила решение и опять подалась к этому, извините, засранцу. Жалко стало Ивана, так жалко…
    — Вы только что говорили, что к Петрякову она вряд ли могла пойти, — напомнил Бородин.
    — Это я сейчас так думаю, — сказала Смелякова. — А тогда сразу в голову стукнуло: к Петрякову опять пошла! Куда ж еще, если дома нет? Как тут ему скажешь, что Ольга собиралась домой пойти? Он и так сидит передо мной и плачет. Не стала я ничего говорить. А раз ему не сказала, то и вам…
    — Интересная у вас логика! — усмехнулся Бородин.
    — А что, теперь вам легче будет ее найти?
    Бородин не стал отвечать. Молча подписал повестку и, протягивая ее Смеляковой, сухо попрощался.

    В восьмом часу вечера в кабинет ввалился Юра Ковалевский.
    — Без сенсаций, — лаконично отчитался он.
    Бородин поморщился:
    — Ты знай рассказывай, а насчет сенсаций я сам решу!
    — В ночь на 1 января и позднее никто из жильцов Ольгу Морозову не видел. Что касается шума, то его хватало, поскольку во многих квартирах всю ночь работали телевизоры, а где-то пели и плясали. В одной квартире, этажом выше Морозовых, случилась пьяная драка: отец пытался учить уму-разуму взрослого сына, а тот, защищаясь, расквасил отцу нос. Милицию не вызывали, — подчеркнул Юра.
    — Дальше!
    — Пожилая женщина, проживающая в квартире этажом ниже Морозовых, рассказала, как после упомянутой драки, задремав, внезапно проснулась, услышав короткий вскрик, который больше не повторился. Женщина не могла сказать с уверенностью, вскрикнул ли кто-то на самом деле и чей был голос, мужчины или женщины. Супруг ее, спавший в той же комнате, ничего не слышал и убежден, что его жене этот вскрик привиделся во сне. Так уже было не раз. Однажды проснулась оттого, что будто бы кто-то ее поцеловал…
    — В какое время она проснулась? — спросил Бородин.
    — На часы она не поглядела. Где-то, говорит, в четыре или начале пятого.
    — Вот почитай-ка! — Бородин перебросил ему на стол объяснение Смеляковой.
    Прочитав его, Юра заключил:
    — Мне кажется, она все-таки пошла к Петрякову.
    — Не заходя домой?
    — Может, и зашла.
    — А потом куда девалась?
    Юра пожал плечами.
    — Надо точно установить, заходила она домой или нет, — сказал Бородин. — Завтра снова поговорю с Морозовым, — и ворчливо добавил: — Вешают, понимаешь, лапшу…
    — Если она была дома, то почему он Смеляковой-то об этом не сказал? — спросил Юра.
    — Видно, совестно было признаться, что опять навесил любимой женушке «фонарь», — рассудил Бородин и поглядел на Юру с шутливым осуждением. — А тебе, друг мой ситный, жениться надо, тогда не будешь задавать детских вопросов! С Леной-то уже познакомился?
    Юра улыбнулся:
    — И даже кофе попили!
    Он хотел еще что-то добавить, но в это время дверь распахнулась, и в кабинет ворвался Иннокентий, старший оперуполномоченный из группы по тяжким преступлениям.
    — Серега, у тебя есть?.. — и он завершил фразу щелчком по горлу.
    — По какому случаю? — поинтересовался Бородин, догадываясь, впрочем, что речь пойдет о «сынках». Выдвинув нижний ящик стола, он извлек из него опорожненную на две трети бутылку с загадочным напитком «Империал».
    — Расслабляйся, Кеша. Что там было-то?
    — Много чего, — сказал Иннокентий, доставая с сейфа стаканы.
    Бородин вылил в один стакан все содержимое бутылки и пододвинул Иннокентию. Тот опорожнил стакан единым духом, крякнул и повел рассказ:
    — Чтоб вам понятно было: ночью к Марине во время дежурства пришла женщина…
    — Это мы знаем, — прервал его Бородин. — Домбровская при мне докладывала Феоктистову. Вы туда, к «сынкам», приехали, и что дальше было?
    — Произвели, значит, обыск. Нашли дубленку и сапоги. Те в отказ: купили, дескать, на свои кровные, заработанные в зоне. Но женщина уже опознала голову…
    — Ты смотри! — поразился Бородин. — Ну Марина! Тут ходишь, ходишь, никакого просвета не видишь, а она — раз! Не сходя с места. Как тот астроном.
    — Слушай дальше! — потребовал Иннокентий. — Запросили мы экспертов. Они облазили всю квартиру и лестничную площадку. Улик вот так! — он полоснул себя пальцем по горлу. — На топоре само собой. А что на лестничной площадке было, ты себе представить не можешь!
    — Ну да, я только и видел, как курицу режут! — обиделся Бородин.
    — Какая тебе курица! Там будто быка резали! По всей лестничной площадке кровь, кровь, кровь!.. В щелях так прямо сгустками…
    — Признались?
    — Куда ж им деваться было? — Иннокентий сокрушенно помотал головой. — Просто, знаешь, оторопь берет: на лестничной площадке рубили человека топором на куски, и хоть бы кто из жильцов выглянул…

13

    Домой Бородин пришел часов в десять. Отдал жене получку, поужинал и подсел к телевизору, а Чарли устроился у его ног.
    Спросил у старшего про отметки в школе. Тот отмахнулся, по-взрослому морщась:
    — Не мешай!
    Показывали паршивый американский боевик.
    — По русскому, небось, пару схватил?
    — Да нет! — не сводя глаз с экрана, снова сердито отмахнулся сын.
    — А по математике?
    — Не спрашивай сейчас ни по чему! — уже по-ребячьи завопил тот.
    Бородин почел за лучшее оставить его в покое и отправился в спальню. Там жена, сидя бочком на застеленной кровати, с задумчивым видом разглядывала разложенные по достоинству купюры.
    — Дама бубен сварила бульон? — подначил жену Бородин.
    В ответ последовал тяжкий вздох.
    — Изжарила десять котлет?..
    — Тут котлеты тебе!.. — горестно проговорила жена. — Сливочное масло уже по двадцать тысяч кило.
    — Будем лапу сосать, — сказал Бородин.
    — А парни как? — с укором посмотрела на него жена. — Они-то как расти будут?
    — Вырастут, — пообещал Бородин.
    И подумал: если Ольга Морозова жива, чем она кормится, не работая? При таких-то ценах…

    Около пяти утра он открыл глаза с острым чувством недовольства собой. Соскочив с кровати, в одних трусах пошел на кухню, спустил из крана холодную воду, наполнил эмалированный ковшик и поставил на огонь.
    Пил кофе небольшими торопливыми глотками, и по мере того, как мысли прояснялись, недовольство собой теряло остроту. Всегдашний спасительный аргумент: если б всегда и все делалось без ошибок и просчетов, то раскрываемость преступлений была бы близка к ста процентам. А так даже думать неохота: по тяжким — около сорока…
    Ну ладно, в чем же состоят его собственные ошибки по этому делу? Возможно, более опытный оперативник не клюнул бы на «Ираиду Софийскую». И еще при первом знакомстве с Петряковым вытряс бы из него настоящие координаты Латушенковой. Можно допустить теоретически, что при осмотре квартиры Петрякова Бородин проглядел какую-то существенную мелочь, которая… При условии, что Ольга от подруги направилась не домой, а к Петрякову. Но если домой, то уже не теоретически, а сугубо практически необходимо провести повторный осмотр квартиры Морозовых. Ведь тогда Иван оказывается последним, кто видел Ольгу. При этом был нетрезв, а следовательно, мог находиться в состоянии невменяемости. Допустим, Ольга является домой, и пьяный муж набрасывается на нее с ножом. Вот и короткий вскрик…
    …Но легко сказать: произвести вторичный осмотр квартиры! Это значит снова вторгаться в жилище и без того убитого горем человека. Не так легко будет объяснить Морозову, почему понадобилось второй раз все тщательно осмотреть. Опять придется кидать снег с балкона. Да… Снег с балкона… Хотя ведь Юра в тот раз…
    Было без пяти шесть, когда Бородин пружинисто вскочил и подбежал к телефону. Торопливо набрал номер. Длинные, томительные гудки. Телефон на вахте общежития не отвечал. Общежития, где в непредсказуемо долгом ожидании ордера на отдельную комнату в обычной квартире временно проживал Юра Ковалевский.
    Нет, все-таки трубку сняли. Дежурная безропотно отправилась на четвертый этаж будить Юру. Ходила-ходила и вернулась ни с чем: не смогла достучаться.
    Значит, нет его в комнате, а то проснулся бы.
    Бородин подошел к вешалке и порылся в карманах пальто. Нашел бумажку с номером телефона Лены Смирновой и обрадовался, что сразу не выбросил! Развернул и сперва решил, что не та бумажка: «Сережа, ты мне нравишься!» Тьфу ты! А вот пониже и номер телефона!
    Снова бесконечные гудки. Долгое, томительное ожидание. Чтоб их там!.. Наконец в трубке щелкнуло, и сонный голос хрипло отозвался:
    — Алле…
    — Старший лейтенант милиции Бородин. Юрий у вас?
    Молчание.
    — Лена, вы меня слышите?
    — Что случилось, Сережа?
    — Пусть он возьмет трубку.
    — Он спит.
    — Ну так разбудите!
    — Но ведь еще…
    — Вы меня поняли?
    — Но он только-только уснул!
    Бородин сердито бросил в трубку:
    — Рад за вас обоих. И все-таки…
    — Хоть полчасика еще дайте ему поспать! — взмолилась Лена. — Ну, Сережа! Не будь…
    — Завтра отоспится!.. Алле!..
    — А если не разбужу?
    — А вот приеду и молотком по вашей стальной двери!
    — Какой ты бандит, Сережа, вот не думала! — в трубке прошуршало-стукнуло, и воцарилась тишина.
    Немного погодя снова в трубке зашуршало, и сквозь шорох прорезался сиплый голос Ковалевского:
    — Ну чего?
    — Слушай, ты когда квартиру Морозовых осматривал, балкон хорошо проверил?
    — Ну проверил! Я ж в рапорте все написал!
    — Что там было, на балконе?
    — Снег.
    — Много его было?
    — Порядком. Там у него над балконом крыша порвалась. Она из пленки была. Ее, видать, продавило снегом, и весь балкон завалило…
    — Ты снег-то с балкона скидывал?
    Молчание.
    — Скидывал или нет?
    — Нет…
    — А как?
    — Лыжной палкой потыкал.
    — До пола?
    — Ну там у него пиломатериалы. Как у Латушенковой.
    — Ты смотрел их?
    — Я ж снег не скидывал.
    — Зря.
    — Так что теперь?
    — Надо исключить балкон, — сказал Бородин.
    — Ты что, думаешь?..
    — …чтоб больше о нем не думать, — докончил фразу Бородин. — Приезжай в контору, я сейчас там буду!
    — И че?
    — …через плечо! — рявкнул Бородин и бросил трубку.

14

    В начале восьмого они с Ковалевским подъехали к дому на Заводской. Пригласили понятых и поднялись на четвертый этаж.
    В двери квартиры Морозовых светился глазок.
    Бородин нажал на кнопку звонка. Прошло не меньше минуты, прежде чем донесся из-за двери скрип половиц.
    Глазок погас и снова засветился.
    — Кто? — спросил знакомый голос.
    — Милиция! — громко сказал Бородин. — Открывайте, Морозов!
    Со смачным хрустом провернулся механизм замка.
    Морозов был в домашней застиранной рубахе неопределенного зеленовато-серого цвета и синих тренировочных брюках. — На ногах — стоптанные шлепанцы.
    — Вам когда на работу? — спросил у него Бородин и, не раздеваясь, в пальто и шапке прошел в комнату.
    Морозов нерешительно последовал за ним.
    — Я в отпуске… А что… что такое?
    Он на глазах осунулся и побледнел. Руки дрожали и не находили места.
    Бородин круто развернулся, посмотрел на него в упор и раздельно проговорил:
    — Вы скрыли правду, Морозов! Полагаю, что сейчас мы от вас наконец-то ее услышим! Но прежде мы должны произвести повторный осмотр вашей квартиры. Придется сбросить с балкона снег, для этого потребуются лопата и…
    Не успел Бородин договорить, как Морозов со сдавленным ревом опустился на корточки:
    — Не могу!.. Не могу-у-у!..
    Бородин посмотрел на понятого — мужчину:
    — У вас найдется лопата?
    Морозов, повалившись на пол, громко рыдал и бился головой.
    — А ну встаньте, Морозов! — зычно прикрикнул на него оперативник.
    Тот приутих, но с пола не поднимался.
    — Встать! — рявкнул Бородин.
    Морозов медленно поднялся, закрывая лицо руками. Неверными шагами приблизился к дивану, осел на него мешком и снова завсхлипывал, закашлялся.
    Понятой принес ржавую лопату. Юра Ковалевский без особого усилия распахнул обе балконные двери, выглянул наружу и тут же обернул к Бородину удивленное лицо:
    — Снег-то!..
    Снега на балконе было совсем мало. Видно, Морозов только что сбрасывал его. Кое-где проглядывали доски.
    Но когда Юра убрал с балкона весь снег, то увидел, что длинные доски лежали только внизу, в два ряда, образуя площадку, на которую были поставлены перевернутые кверху дном тарные ящики. Юра приподнял один и увидел, что у ящиков нет торцевых стенок. Они образовывали что-то вроде короба, которым было накрыто…
    Когда Юра разглядел в тусклом, падавшем из окна свете то, что было внутри, он попятился в комнату. Обернувшись, глянул на Бородина шалыми глазами, словно не узнавая товарища:
    — Тут…
    Морозов, издав утробный возглас, снова рухнул на пол и на четвереньках пополз к балкону, причитая сквозь рыдания:
    — Олюшка!.. Прости, не хотел!.. Не хоте-е-ел!.. Ох, не могу, не могу-у!..
    Бородин преградил ему дорогу к балкону.
    — Поздно, Морозов, поздно! Иди сядь и успокойся!
    Ольга лежала на спине со сложенными на груди руками. В зимнем пальто и меховой шапке. С раскрытыми незрячими глазами.
    — Вызывай бригаду, — велел Бородин Юре Ковалевскому…
    Вот что рассказал Морозов, размазывая по лицу слезы, пока не подъехала дежурная бригада:
    — Входит, улыбается… Не ждал?.. Рука сама… Хотел только… Извелся весь, а ей смешно… Зло взяло… Рука сама… Не знаю, в которое место угодил… Один только раз и… Голову вскинула… Куда-то в шею кулаком попал… Без звука…
    — Что, даже не вскрикнула? — спросил Бородин.
    — Сперва подумал, что без сознания она… Думал, отойдет…
    — Почему в милицию сразу не сообщили?
    — Не знаю! — затряс головой Морозов. — Два дня провалялся в жару, — и тихо завыл. — Потом…
    — Что потом?
    Уставившись в одну точку, Морозов тихо поскуливал и временами бормотал скороговоркой себе под нос что-то невразумительное.

15

    После того, как прибывшие на место происшествия дежурный следователь с экспертами закончили свою работу, а Морозов был отконвоирован в изолятор, Бородин с Ковалевским вернулись в райотдел. Юра уселся писать покаянное объяснение по поводу необнаружения трупа Морозовой при первоначальном осмотре квартиры, а Бородин — рапорт об его обнаружении.
    — Сам-то что-нибудь понимаешь? — спросил Юра, оторвавшись от неприятной писанины.
    — Что я должен понимать — не понимать? — спросил Бородин.
    — Для чего он труп-то на балконе держал? Зима скоро кончится, а дальше? Неужели решился бы расчленить?
    — Похоже, что готовился: видишь, снег разгреб! Только вот как дальше он жить-то стал бы… — И тут Бородин подпустил Юре шпильку: — Считай, что ты вовремя подоспел!
    Юра покраснел:
    — Издеваешься? Лучше скажи, как ты догадался, что труп у него на балконе?
    — Ты ведь знаешь: я мужик дотошный! — усмехнулся Бородин. — Еще утром, когда проснулся, голова прямо пухла от версий. А потом вспомнилось, как мы с тобой скидывали снег с балкона у Латушенковой. Когда докопались до первых досок, ты — помнишь? — сказал: да ладно, дескать, там уже дальше ничего нет! И у меня в мозгу засвербило: может, и у Морозова ты так же вот… Ну пришлось тебя разбудить и спросить. А когда так и оказалось, тут уж другого решения быть не могло: надо было исключить балкон. Ты знаешь, преступления ведь часто раскрываются методом исключения…

    Бородин только-только закончил писать рапорт, когда в кабинет, робко постучавшись, вошли родители Ольги Морозовой. Благообразная чета сельских учителей пенсионного возраста. Мать вынула из кошелька листок синей бумаги с напечатанным на машинке текстом и протянула Бородину:
    — Вот, экстрасенс дал нам, — у нее был приятный грудной голос. — Здесь все расписано и указано место, где, по всей видимости, находится Олечка…
    Бородин несколько раз пробежал глазами по строчкам. Смысл хитроумных фраз не доходил до сознания. В голове только одна мысль: сейчас на этих славных людей обрушится безмерное горе…
    И он, сколько мог, тянул время, безуспешно стараясь понять, какое отношение к Ольге Морозовой может иметь двухэтажный бревенчатый дом с мезонином, зелеными наличниками на окнах и с высоким крыльцом…

УПРЯМЕЦ

1

    На дворе сгущались ранние зимние сумерки. После ночного снегопада слегка подморозило. Вдоль улицы, как в аэродинамической трубе, дул резкий, пронизывающий ветер. Прохожие убыстряли шаги и прятали лица в воротники.
    Слегка подвыпивший парень в куртке-дутыше и черной вязаной шапочке и девица в мохнатой шубке нашли прибежище в тесном темном тамбуре одного из женских общежитий на улице Ясной. Девица проживала в этом же общежитии и, как впоследствии призналась, была у нее договоренность с соседками по комнате, что они на пару часов исчезнут, но, как назло, именно в этот вечер к одной из них приехали родичи из деревни. Поэтому и пришлось влюбленным довольствоваться тамбуром.
    Впрочем, парень и тут времени не терял. Как выяснилось во время следствия, в момент появления в тамбуре третьего лишнего, некоего типа в дубленке и норковой шапке, с цветным мохеровым шарфом на шее, куртка на парне была распахнута.
    Тип этот, войдя в тамбур, остановился, прикрыл за собою входную дверь и, не удостоив парня своим вниманием, небрежно кинул девице:
    — Сходи-ка позови Пономарёву из сто восьмой!
    Девица растерянно посмотрела на кавалера. А у того и так не было настроения. Он еще шире распахнул куртку, выпятил могучую грудь и зарычал:
    — Ты, бля, вали-ка отсюда! Ф-фраер! Она тебе кто, бля, рассыльная?
    Пока парень раздувал меха, тип в дубленке прицеливался к нему тяжелым насупленным взглядом.
    — Козел вонючий! — с гадливым видом бросил он в лицо парню и неожиданно сделал стремительный выпад, после чего резко отдернул руку, круто развернулся и вышел на улицу.
    Удивленно взревев, парень схватился руками за живот и неуклюже двинулся вслед за типом. Однако не удержался на ногах, рухнул на колени, затем упал на руки. При этом он толкнул дверь, и голова его оказалась на крыльце. Он увидел, как этот тип усаживается в такси. И даже успел заметить номер машины.

2

    Утром следующего дня молодому следователю Владиславу Орехову были переданы материалы происшествия. Пока что они состояли всего лишь из трех сцепленных канцелярской скрепкой разноформатных листков.
    Из медицинского заключения, где было сказано, что «у потерпевшего, наладчика с завода электроаппаратуры М. И. Студенова, 1972 г.р., имеет место тяжелое проникающее ранение длинным, узким и плоским, похожим на отвертку, предметом. Задета печень. Состояние тяжелое».
    Из рапорта дежурного оперуполномоченного, который успел перемолвиться несколькими словами с потерпевшим, и тот сообщил номер такси, а также имя и фамилию своей подружки, находившейся с ним в тамбуре общежития, и фамилию девушки, которую просил позвать тип в дубленке.
    Из подписанного дежурным следователем постановления о возбуждении уголовного дела по факту нанесения тяжкого телесного повреждения гражданину М. И. Студенову неустановленным лицом. Не так уж и мало информации: номер такси известен, и подружка потерпевшего, надо полагать, опознает преступника.
    В общем, зацепок хватало.
    Орехов еще раз проглядел рапорт дежурного опера:
    «…Знакомая потерпевшего, Татьяна Судакова, скрылась с места преступления. Разыскать ее к настоящему времени не удалось…»
    Найдется, куда денется!
    «…Знакомая лица, совершившего нападение на Студенова, Т. В. Пономарёва, месяц назад уволилась с завода и уехала к родителям в Курск, где вскоре скончалась от перитонита!..»
    Да, эту уже не пригласишь в качестве свидетельницы.

3

    По линии уголовного розыска этим делом занимался Паша Савельев. К тому времени, когда Орехов зашел к нему перемолвиться словом о дальнейших совместных действиях, Паша уже знал номер квартирного телефона таксиста — надо же, какая удача, телефон у мужика дома оказался! Даже успел переговорить с ним и составил словесный портрет подозреваемого: лет двадцати — двадцати двух, худощавый, нервный. Ну еще бы он выглядел спокойным! Роста выше среднего. Одет был в коричневую дубленку, норковую шапку и цветной мохеровый шарф. Цвета глаз и волос водитель, конечно, не запомнил, а скорее, и не видел даже, потому что шапка у парня была надвинута на самые глаза, а в машине было уже темно.
    — Считай, что этот субчик у нас в кармане, — сказал Савельев Орехову, грузно вылезая из-за стола. — Значит, так: машину парень велел остановить у входа в общежитие и сказал водителю, что сейчас же поедет дальше. Почти тут же вернулся и велел ехать к железнодорожному вокзалу. Савельев снял с плечиков в шкафу меховую куртку и продел одну руку в рукав. Никаких криков в тамбуре общежития водитель не слышал, потому что как только парень показался в дверях, сразу включил скорость. Пассажир в мгновение ока оказался на сиденье, и они поехали. На привокзальной площади парень расплатился и вышел, с размаху хлопнув дверцей. Куда он пошел, таксист не обратил внимания: вокзал же, народу тьма… Савельев уже застегивал куртку.
    — Куда собрался? — спросил Орехов.
    — На завод, — ответил Савельев. — Пообщаюсь с Танюшей Судаковой.
    — Что, объявилась?
    — Сутра на работе.
    — Ты звонил в цех?
    Савельев скромно кивнул.
    Оперуполномоченным он стал не так давно, с полгода назад, а до этого работал младшим инспектором в группе по розыску пропавших без вести. Обычно медлительный, меланхоличный, насколько знал его Орехов, на этот раз Паша проявлял похвальную прыть.
    — Ну а я тогда проеду в общежитие, — решил Орехов. — Поспрашиваю соседок Пономарёвой, с кем она встречалась последнее время.
    — Лады, — кивнул опер.

4

    Сто восьмая комната, в которой до отъезда проживала Лена Пономарёва, оказалась запертой. Комендант общежития могла назвать лишь фамилии и места работы девушек, проживавших сейчас в этой комнате. Две из них работали на том же заводе, что и пострадавший, а третья в аптеке на Шаумяна. Тут же неподалеку.
    В аптеку и направился первым делом Орехов. Однако интересовавшей его девушки, Али Брагиной, на рабочем месте не оказалось: накануне она взяла несколько дней за свой счет. Решила навестить в деревне больную сестру.
    Из аптеки Орехов пошагал на завод. Из двух оставшихся девушек только одна, Нина Режикова, знала Лену Пономарёву лично. Белокурая, крупнотелая, с красным потным лицом, она, по всему видать, радешенька была такому неожиданному перерыву в работе и словоохотливо отвечала на вопросы следователя. Однако в ее зеленых глазах и тоне скрипучего голоса сквозила явная неприязнь к бывшей соседке, хоть теперь и покойнице, царство ей небесное… Причем Режикова не стеснялась в выражениях:
    — Мишку-то она, ясно, пыталась окрутить. Совсем было уж собралась за него замуж, для того поди и подставилась. Ну а Мишка тоже не дурак: что надо получил, и до свидания. Да какая из Ленки жена? Ни готовить не умела ничего, только хвостом вертеть. Зачем такая, он ведь парень простой, и жена ему не для гулянок нужна, а чтоб дом вести. Мало ли что спали, и теперь вроде как рожать ей понадобилось. Если не убереглась, то сама и виновата, я так считаю. Не надо быть дурой, ведь не из деревни приехала. Я тоже не монашенка, а в интересном положении еще ни разу не была. А сколько слез-то, сколько слез было! Только она больше, я считаю, от злости ревела. А когда Мишка окончательно отказался на ней жениться, тут же и аборт сделала, быстро сообразила!..
    — Почему же она уехала? — спросил Орехов.
    — А из-за аборта! Что-то не так ей сделали, боли какие-то начались. Тут уж мы все ее жалеть стали. А родители ее в Курске получили новую квартиру. Позвали дочечку. Моментом собралась. Без отработки, без трудовой книжки уехала. Может, чувствовала, что никакая трудовая книжка ей больше не понадобится…
    — Не вспомните: она до Михаила с кем-нибудь из ребят встречалась?
    Нина подперла подбородок кулачком, задумчиво вытянула губы трубочкой и, подумав, принялась вспоминать:
    — Были у нее парни. Она ж и так-то девка смазливая, так еще и глазки строить умеет. Был у нее Дима с Уралмаша. Черненький такой. Еще Сережа сюда похаживал. Этот блондинчик. Голубоглазенький. А который перед самым Мишкой был… Постойте, как же его она звала? Совсем чудно. И встречались они… Постойте, не Суслик ли? Правильно, Суслик!..
    — Лена встречалась с этим Сусликом после того, как Студенов ее бросил?
    Нина опять подперла подбородок кулачком и задумчиво вытянула губы трубочкой.
    — Вроде как ошивался он тут под окнами, — вспомнила она. — Сама я не видела, а девчата говорили. Да вы лучше с Алькой поговорите, она больше знает!
    — Да вот нет ее в городе, — посожалел Орехов.
    — Может, завтра к вечеру вернется, — обнадежила его Нина. — Да, еще вспомнила: нездешний он, кажется, этот Суслик. Ага, из Верхней Пышмы! Поэтому они больше по выходным встречались. А я на выходные редко когда остаюсь в общаге, в Дегтярск уезжаю к матери, я ведь оттуда, там у нас дом свой. Поэтому я этого Суслика, можно сказать, и не видела.
    — Но все-таки приходилось встречаться?
    — Может, раз или два за все время, — с минуту покопавшись в памяти, ответила Нина. — Как-то, еще осенью, заявился он к Ленке, а ее что-то не было. Сидел вот тут, дожидался. Зубы мне заговаривал. Пройдоха, сразу видать. Мне такие не больно нравятся…
    — Сколько ему лет?
    — Ну, может, года так двадцать два… Или двадцать.
    — Внешность его можете описать?
    — Ой, да где теперь!.. — слабо отмахнулась Нина Режикова. — Глаза как будто карие. Но не очень темные, а как бы коричневые с рыжиной. Нос обыкновенный. Зубы ровные, красивые, белые… Ничего, симпатичный. А больше не знаю, что сказать.
    — Волосы?
    — Кажется, шатен. Помню, одеколоном от него разило, только что, видать, из парикмахерской.
    — Роста какого?
    — Повыше среднего, — и опять губы трубочкой. — Уж не знаю, что там у них вышло. Может, Ленку не устраивало, что только по выходным могли встречаться, потому к Мишке и прильнула. А может, что другое, не скажу…
    — Значит, он из Верхней Пышмы? — переспросил Орехов.
    — По-моему, оттуда…

    Тем временем Паша Савельев пообщался с Таней Судаковой, последней подружкой Михаила Студенова.
    — Сбежала-то почему? — спросил у нее Паша.
    Таня уронила голову и часто-часто заморгала густыми от туши ресницами.
    — Сбежишь, пожалуй… — швыркнула носом, будто всхлипнула. — Кровища как брызнула, как брызнула! А я крови ужас как боюсь!..
    Все-таки крикнула на бегу вахтерше: «Мишку убили!» — а уж затем, опрометью выскочив черным ходом из общежития, поехала к тетке на Посадскую. Там заночевала, а утром, не заходя в общежитие, сразу явилась на работу.
    Как и Михаил, она раньше никогда не видела этого парня в дубленке, а Пономарёву знала только так: Пономарёва и Пономарёва. Ленка. Ну знала, конечно, что они с Мишкой встречались, так ведь и у нее самой, у Тани, в то время был парень. И Мишку она у Пономарёвой не отнимала. Потому что встречаться они, Таня с Мишкой, стали, когда Пономарёвой уже и след простыл.
    А какая кошка между ними пробежала, она тоже не знает.

5

    — Надо ехать в Верхнюю Пышму, — сказал Савельев. — Ты как?
    — Поехали, — кивнул Орехов.
    Со стороны начальства возражений не последовало, и за ними на весь оставшийся день закрепили служебную машину.
    В 14:40 они припарковались у Верхнепышминского горотдела милиции. В тамошней уголовке у Савельева были знакомые ребята.
    — Братцы, кровь из носу — нужен парень лет двадцати с хвостиком! Кличка Суслик. Возможно, судимый. Пользуется отверткой.
    Верхняя Пышма — городок небольшой, здешних рецидивистов в уголовном розыске знают как облупленных. Екатеринбуржцам предложили на выбор сразу двух Сусликов.
    Один сразу отпал: усатый-бородатый цыган тридцати двух лет.
    Зато другой Суслик, Евгений Александрович Рябов, годился по всем статьям: 22 года, был судим за нанесение тяжких телесных повреждений. Правда, отвертка в уголовном деле не фигурировала, имело место жестокое избиение без применения каких-либо орудий, но долго ли в зоне переквалифицироваться!

6

    Дом, в котором проживал Суслик-Рябов, имел несколько подъездов. Машину поставили возле первого, сами направились в пятый. Поднялись на нужный этаж, позвонили. Савельев держал наготове пистолет.
    Дверь открыла дородная дама лет пятидесяти, в чалме из полотенца, под которым топорщились бигуди. На груди у нее уютно пристроился лохматый щенок.
    — Здравствуйте! — беззаботно поприветствовал ее Орехов. — Женька дома?
    — Нету, — ответила дама, пристально вглядываясь в лица незнакомцев и ласково поглаживая щенка.
    — Скоро придет?
    — Ничего не сказал. А вы откуда?
    — Из Екатеринбурга, — честно ответил Орехов. — Мы кооператив создаем, так нам еще один партнер нужен. Женька говорил, что знает подходящего человека.
    — Не знаю, когда придет, — и Орехову показалось, что в глазах у нее мелькнуло беспокойство. Что-то, видать, заподозрила.
    — Вы его мать?
    Дама молча кивнула.
    — Ну ладно, мы попозже заглянем, — пообещал Савельев. — Нам еще в одно место заскочить надо.
    — Заходите. Может, он к этому времени придет, — торопливо проговорила дама и захлопнула дверь. Последний взгляд, брошенный ею на детективов, не вызывал сомнений: она заподозрила неладное.
    Орехов с Савельевым спустились вниз, сели в машину и отъехали от дома, но так, чтобы можно было видеть подъезд.
    Прошел час, другой. Снова въехали во двор дома. Поднялись наверх и позвонили в квартиру. На этот раз дама ответила, не открывая двери:
    — Еще не приходил!
    Вернулись в машину и продолжили наблюдение. В подъезд изредка заходили люди. Мужчины и женщины. Однако Суслик не показывался. На дворе было уже совсем темно, поэтому подъехали ближе. У них были обыкновенные «Жигули», без мигалки и опознавательных знаков. Все же поставили машину так, чтобы на нее не падал свет из окон.
    — Он может и вовсе не прийти домой, — высказал предположение Савельев. — Заночует у какой-нибудь молодки. Я бы на его месте вообще бы эти дни не показывался дома.
    — Интересная мысль, — в тон ему проговорил Орехов. — А может, он со вчерашнего дня прячется дома и слышал все, что мы плели его мамаше?
    — Может, и так, — легко согласился Савельев.
    — И что тогда делать?
    — Подождем еще немного и тогда решим, — рассудил Савельев.
    На исходе был четвертый час ожидания, когда из-за угла дома показалась еще одна мужская фигура. Она приближалась спокойным размеренным шагом. Под ногами идущего человека поскрипывал снег.
    — Опять мимо!.. — ворчливо обронил Орехов.
    Но вот человек прошел через полосу падавшего из окна света, и сыщики увидели на нем коричневую дубленку и норковую шапку.
    Орехов вопросительно поглядел на Савельева. Тот кивнул.
    Они одновременно выскочили из машины и скорым шагом двинулись навстречу человеку в дубленке. Тот остановился.
    — Чего надо?
    Савельев раскинул руки, словно собрался заключить старого приятеля в объятия:
    — Ба, Суслик?
    — Ну допустим… — Суслик внимательно всмотрелся в одного, в другого. — А вы кто такие? Вроде не встречались…
    Савельев достал из кармана удостоверение.
    — Оперуполномоченный уголовного розыска, — и кивком указал на Орехова. — Это следователь, — сунув удостоверение в карман, он предложил Суслику пройти к машине. — Есть вопросы.
    — Нет, а что случилось? — заупрямился Суслик. — Я уже исправился.
    — Не шуми! — строго прикрикнул на него Савельев и ухватил за рукав. — Если исправился, то скоро будешь дома.
    — А чего тянешь в машину? — продолжал упираться Суслик.
    — Тебе русским языком сказано: есть вопросы!
    — Ну так спрашивай!
    Орехов только собрался ухватить его с другой стороны, как Суслик, ловко извернувшись, побежал через двор к темневшим неподалеку гаражам. Но у Савельева реакция мгновенная, и бегал он превосходно. Догнав Суслика, он подножкой повалил его в снег.
    — Говоришь, исправился, а сам в бега!
    — А чего лапы распускаешь? — огрызнулся Суслик.
    Его впихнули в машину.
    — И куда ж это вы меня волокете, мужики? — с надрывом в голосе спросил он.
    — Потерпи, скоро все узнаешь, — пообещал ему Орехов.
    На выезде из Верхней Пышмы он опять зашебутился:
    — А где ордер на арест? Прошу предъявить!
    — А мы тебя не арестовывали, Рябов! — разъяснил ему Орехов.
    — Так дайте мне выйти! — потребовал Суслик и сделал попытку дотянуться до дверцы. — Если я не арестован!
    Савельев отвел его руку.
    — Побеседуем, а тогда и определимся, — сказал Орехов.
    Суслик нервно всхохотнул.
    — С каких это пор на беседу волокут под конвоем? Или я чего-то не понимаю. Хоть бы объяснили, чего я такого сделал.
    — Ну, Рябов, ты ж не новичок!
    — Старое вспомнили? — взорвался Суслик. — Так я давно исправился!
    — …И должен знать, — продолжил Орехов, — что каждое сказанное тобою слово должно вноситься в протокол. А в машине писать протокол несподручно.
    — На хрен мне ваш протокол, если я не виноват! — заорал Суслик. — Имею я право знать, за что вы меня замели?
    — Не прикидывайся девочкой! — бросил ему Савельев.
    — Только без намеков!
    — Ведь прекрасно знаешь, что вчера натворил!
    — Ну, гражданин начальник, это уже выходит за рамки! — Суслик чуть не задохнулся от возмущения. — Надо же: все-то они про меня знают! Да сколько ж вам надо повторять, что я давно не ссорюсь с Уголовным кодексом! Чту его, как папу своего покойничка. Честно, мужики: кодекс у нас замечательный, и если б не вы, работнички-уголовнички, то у меня к нему и претензий бы не было… Вы из него делаете пугало…
    — Помолчал бы лучше, — цыкнул на него Савельев.
    Но Суслика неожиданно поддержал Орехов:
    — Ты, Рябов, интересно рассуждаешь, но однобоко. Я, со своей стороны, могу сказать, что не такой уж он замечательный, этот наш Уголовный кодекс. Если бы он соответствовал всем необходимым нормам, то ты, Рябов, все еще вкалывал бы на лесоповале. Тебе какой срок давали?
    — Три года.
    — А домой вернулся через год. Неправильно это.
    — Вот здорово: ментам кодекс не нравиться! — с наигранным удивлением воскликнул Суслик. Похоже на провокацию, а?
    — Ну вот тебе конкретный пример, — продолжал Орехов. — Предположим, ты поразил человека отточенной отверткой в самое сердце…
    — А! Кажись, соображаю, что вы мне шьете! — яростно вскинулся Суслик. — Потому, значит, и пригласили побеседовать!
    — Это же только пример! — сказал Орехов.
    — Ладно! — энергично кивнул Суслик. — Тогда так: к примеру, кто-то из вас двоих шлепнул меня выстрелом в сердце. Отвертка вам ни к чему, у вас под мышкой по «макарову»…
    — И если твоя жертва…
    — Вон его жертва! — кивнул Суслик на Савельева.
    — …скончалась на месте, мгновенно и безболезненно, то, согласно нашему замечательному Уголовному кодексу…
    — Статья сто вторая! — мгновенно подсказал Суслик.
    — Точно: если убийство умышленное: то вплоть до высшей меры, — кивнул Орехов. — А если ты ткнул человеку отверткой, предположим, в печень…
    — Предположим, он мне ее продырявил! — опять показал Суслик на Савельева. — Плохо прицелился из своей пушки, мазила!
    — …и жертва скончалась в страшных мучениях на второй или на третий день, то это, согласно нашему кодексу, уже не убийство, а всего только нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших за собою смерть. Даже если это сделано умышленно, больше двенадцати лет не получишь. Считаешь, это справедливо?
    — Да, есть над чем поразмыслить, — согласился Суслик и поглядел в окошко. — Только зря вы на меня время тратите: я ни разу в жизни на «мокрое» не ходил!
    Миновали железнодорожный вокзал и дальше покатили по улице Челюскинцев.
    — Уже скоро, — сказал Орехов.
    — А обратно тоже на «Жигулях»? — спросил Суслик. — Я ж не обязан тратить свои кровные на ваши тяпы-ляпы!
    — Дай тебе Бог, чтоб мы ошиблись, — с усмешкой пожелал Суслику Савельев.
    На протяжении всего этого разговора Орехов внимательно наблюдал за выражением лица задержанного, вслушивался в интонации его голоса и только поражался выдержке парня: ему прямым текстом обрисовали характер совершенного им преступления и даже назвали орудие, которым он воспользовался, — даже не вздрогнул. Еще и ерничает!

7

    Когда прибыли в милицию, там лишь в дежурном отделении, за большим аквариумным окном, чувствовалось оживление. Две броско одетые пьяные девицы в окружении постовых милиционеров и дежурных что-то громко доказывали прокуренными голосами, а слушатели хохотали.
    На третьем этаже, где находились кабинеты следователей, было пусто и тихо. Суслика усадили на стул, и Орехов устроил ему короткий допрос:
    — Вам знакомо женское общежитие на улице Ясной?
    — Ну допустим. Захаживал.
    — Кто там у вас?
    — Была одна.
    — Кто именно?
    — Ну, допустим, Лена. Пономарёва. А что такое?
    — В какой комнате проживает?
    Суслик наморщил брови.
    — Кажись, в сто восьмой, — и опять спросил: А что такое?
    Орехов и Савельев многозначительно переглянулись.
    — Кого еще вы знаете в этом общежитии?
    — Да больше никого!
    — Может, кого-нибудь из подруг Пономарёвой или ее соседок по комнате?
    Суслик потряс головой.
    — Была там одна белобрысая кобыла… А что такое?
    — Вы знаете Михаила Студенова?
    Суслик удивленно вскинул брови:
    — Кто такой?
    — Короткая же у тебя, братец, память, — попенял ему Савельев.
    — Не скажите! — обиделся Суслик. — Память у меня что надо! Только если я этого вашего Студнева…
    — Студенова, — поправил его Орехов.
    — Один хрен! — отмахнулся Суслик. — Только если я его отродясь в глаза не видел, то как, скажите, мне его помнить?
    — Ох, Рябов, Рябов!.. — огорченно проговорил Орехов, подвигая на край стола листы с записью его показаний. — Прочитайте внимательно и напишите внизу: — С моих слов записано верно. И распишитесь.
    Суслик сделал, как ему было сказано, и поднял на Орехова вопросительно-выжидательный взгляд живых, близко поставленных маленьких глаз, пошевелил остреньким, несколько вытянутым вместе с верхней губой носом.
    — А дальше куда?
    — Вперед, в кутузку! — сказал Савельев.
    Суслик подпрыгнул со стула.
    — За что?!
    — Сам знаешь.
    Суслик посмотрел на Орехова.
    — Не надо загадок, гражданин следователь! Говори прямо: кого я убил?
    — К счастью для него и для вас, не убили, а тяжело ранили Михаила Студенова, — ответил Орехов.
    — Да вы что? — завопил Суслик. — Я ж вам… Я ж в глаза его не видал!..
    — Вот завтра и разберемся, — сказал Орехов. — Если не виноваты, отпустим на все четыре стороны.
    — Завтра! Вам хорошо говорить, а там мать всю ночь будет ждать меня! У нее сердце больное, может не выдержать…
    — Дома есть телефон?
    — У соседей, — Суслик сказал номер.
    — Сообщим матери, — пообещал Орехов.
    — Э!.. — встрепенулся Суслик. — Небось, скажите ей, что я арестован?
    — Задержаны, — уточнил Орехов.
    — Тогда уж не звоните совсем! — убито проговорил Суслик. — Лучше уж пускай думает, что я у Верки остался. А завтра вы меня так и так отпустите, я ж правда ни в чем не виноват!..

8

    Утром следующего дня к Орехову явилась вызванная повесткой Таня Судакова. Узнав, что ей предстоит опознавать парня, который на ее глазах тяжело ранил Михаила, девчонка вся сжалась в комочек.
    — Я его плохо… я не смотрела… — залопотала она тихим голосом. — Я… Я не смогу его узнать!..
    — Но ведь он стоял рядом с тобой, и он к тебе обратился с просьбой! — уговаривал ее Савельев, который пришел сообщить, что для проведения процедуры опознания все готово, и нужно лишь пройти в соседний кабинет.
    — Я… Я не видела его… Я на Мишу смотрела! — едва слышно лепетала Таня.
    — Да ты вспомни: когда он попросил тебя позвать Пономарёву, в этот момент ты наверняка взглянула на него! — продолжал давить на нее Савельев.
    — Не знаю!.. — Таня вскинула на него испуганные глаза. — Я же на Мишу только смотрела, и опять опустила голову, так что густая челка совсем закрыла глаза.
    — А может, все же взглянешь на парней? — спросил Савельев. Ну не опознаешь и не опознаешь…
    Однако девчонка была уже в слезах.
    — Не надо! Я боюсь! Отпустите меня!.. — тихо подвывала она, некрасиво кривя рот.
    Орехов шепнул оперу:
    — Ладно, все, — сделал в повестке отметку и отпустил Таню с миром.
    Когда она выходила из кабинета, он увидел мелькнувшие в коридоре белокурые патлы Режиковой и, подскочив к двери, не дав девчатам перемолвиться словом, позвал Нину в кабинет.
    Она и глазом не моргнула, когда перед нею предстала троица разномастных обитателей кутузки: один, худой верзила с помятым лицом, угрюмо глядел поверх ее головы; другой, круглоголовый крепыш, криво улыбаясь и посверкивая золотой фиксой, мерил ее нагловатым раздевающим взглядом водянистых глаз. А третий…
    Третьего Нина опознала без колебаний.
    — Он и приходил тогда к Ленке, — пояснила она, когда парней увели. — С час дожидался ее в комнате.
    — Не вспомните точно, когда это было?
    Нина поглядела в потолок.
    — Так… В середине июля я вышла из отпуска. Ну, где-то через неделю или две после этого.
    — И потом еще видели его?
    — Не помню уж… Нет, кажется, больше он не приходил.

    Савельев несколько раз звонил на квартиру таксисту Шмелеву, который уже отработал ночную смену и ему давно полагалось быть дома. Но всякий раз трубку снимала его жена и неизменно сердитым голосом отвечала, что мужа нет.
    — Он часто задерживается после смены? — решил поинтересоваться Савельев.
    — Бывает, — коротко ответила жена.
    Потом квартира Шмелевых перестала вообще отвечать. На квартире у сменщика телефона не было, а диспетчер таксопарка ничего не могла сказать о его местонахождении: где-то на линии.
    В середине дня с разрешения главврача провели опознание в больнице. Перед койкой пострадавшего рядком посадили Суслика и еще двоих. Тяжелый взгляд Михаила Студенова прогулялся взад-вперед по лицам и мстительно уперся в Суслика:
    — Этот!..

9

    — В воскресенье семнадцатого января, около семнадцати часов, вы вошли в тамбур женского общежития на улице Ясной и после короткой перепалки со Студеновым ударили его в область печени острым предметом, причинив ему тяжкое телесное повреждение. После чего скрылись с места преступления…
    — Мужики! — патетически воскликнул Суслик, нетерпеливо перебив Орехова. — Одно из двух: либо у меня, либо у вас крыша поехала!
    — Тебе еще не надоело выламываться? — осадил его Савельев. — Тебя потерпевший опознал, соседка Пономарёвой опознала — чего еще надо?
    — Не берите меня на понт! — пронзительно заорал Суслик. — Семнадцатого января я и близко не подходил ни к какому общежитию! Ни к женскому, ни к мужскому. А самый острый предмет, бывший тогда при мне, — это ключи от квартиры, которые вы у меня отобрали!
    — В таком случае повторите еще раз, где вы находились семнадцатого числа после шестнадцати сорока пяти, — попросил его Орехов.
    — В Екатеринбурге! Ходил по «комкам» и «толчкам», искал себе башмаки. Подходящих не нашел и часов в шесть вечера поехал на троллейбусе к железнодорожному вокзалу…
    — А не на такси вы туда приехали?
    — Нет! На троллейбусе.
    — Жаль, что никто этого не может подтвердить, — сказал Орехов.
    — С алиби скверно, это факт, — заметил Савельев.
    Суслик весь ощетинился, глаза его засверкали.
    — Факт, что у вас нет против меня фактов! Где тот острый предмет, которым я будто бы кому-то проткнул брюхо? А кровь на мне вы нашли? Ну понятно: если я признаюсь, то вы и без вещдоков обойдетесь! Уж хрен, тут я вам не помощник!
    — Ошибаетесь, Рябов, — возразил Орехов. — Мы и без вашего признания обойдемся. Ведь мы только начали расследование. Появятся новые свидетели. И следы крови будут обнаружены, и «острый предмет», и другие вещественные доказательства, которые помогут установить истину.
    — Да не подкалывал я того козла, честно вам говорю! Вы хоть понимаете?.. Если человек не виноват, то он в гробу видал все ваши доказательства! Вещественные или хрен знает какие еще… Не докажете вы мою вину! Нет ее на мне! И крови на мне чужой не найдете, даже не старайтесь! Я этого козла вонючего… Сколько раз надо говорить?.. Ну не видел я его, не видел, не видел до сегодняшнего дня! И ему было хорошо, и мне!.. — подпрыгивая на стуле, Суслик свирепо рубил воздух ладонями.
    — Может, и с Ниной Режиковой вы незнакомы? — спросил Орехов.
    — Про эту кобылу ничего не скажу, — мотнул головой Суслик, — встречались. Так это когда было!
    — Когда же?
    — В прошлом году, чуть не летом!
    — Судимость-то у тебя по какой статье? По этой же самой, по сто восьмой, — напомнил Савельев.
    — Ну так и что? Тогда за дело били.
    — За какое?
    — Тот гад сестренку моего друга изнасиловал! Этого мало?
    — И вы решили устроить над ним самосуд?
    — Девчонке-то дальше жить, зачем ей клеймо!
    — А наказать парня надо, так?
    — А что, спустить ему?
    — Но огласка все-таки вышла. И вас примерно наказали.
    Суслик передернул плечами:
    — Ну наказали и наказали. Что теперь? А фамилия девчонки на суде не называлась. И мы держали язык за зубами, и тому гаду невыгодно было говорить правду.
    — А вам не кажется, что мотивы последнего преступления и того давнего очень схожи?
    Орехов давно приготовил этот вопрос и только ждал подходящего момента, чтобы его задать.
    Суслик нервно тряхнул головой.
    — Ё-мое! Ну откуда ж мне знать про это ваше последнее, если я его не совершал? Сами подумайте!
    — Лена Пономарёва красивая девушка?
    Суслик пожал плечами.
    — Дело вкуса. Ну, допустим. И что дальше?
    — Вам она нравилась?
    — Ну допустим!
    — Да нравилась, чего уж там! И вдруг предпочла вам другого парня…
    — Мне?! Этого козла? А наоборот не хотите? Может, это я ей отставку дал! Может, другую получше ее нашел!
    Орехов не сдержал улыбки.
    — Красивее Лены Пономарёвой? И где же такие проживают, интересно знать?
    — А не скажу вам! — с шутовской гримасой отрезал Суслик. — Еще отобьёте, глазом не успею моргнуть. Вы ведь такой народ…
    — Нет, Рябов, как это ни печально, — с серьезным видом заговорил Орехов, — как это ни печально, а все-таки не вы Пономарёвой дали отставку. Все-таки она предпочла вам Студенова.
    Суслик дурашливо всхохотнул.
    — А дальше что? Интересно послушать, я-то ведь ничего не знаю!
    — Может, вначале вы и смирились со своей судьбой, решили, что насильно мил не будешь, — продолжал рассуждать Орехов. — Как говориться, ушли с дороги. Но затем каким-то образом вам стало известно, что Студенов оставил Пономарёву в интересном положении… Знаете, на вашем месте я тоже, наверное, захотел бы отомстить…
    — Вы побудьте на моем месте, — Суслик ткнул пальцем вниз, — а потом я бы вас послушал…
    — И когда вы узнали о смерти Пономарёвой?.. — спокойно продолжал Орехов.
    — Вы не шутите? — вскинулся Суслик. — Она что, в самом деле?.. Да нет, вы…
    — Не прикидывайтесь, Рябов, будто вам ничего не известно! — сказал Орехов.
    — Если хотите знать, последний раз мы с ней встретились где-то в сентябре прошлого года. Поговорили по-хорошему и решили поставить точку. Не было у нас никакой любви! — и опять задергался, замахал руками: — Мужики, одумайтесь!
    — Это все, что вы можете пока нам сообщить? — спросил у него Орехов.
    Суслик как отрезал:
    — Всё!
    — Тогда вам придется еще одну ночь провести в кутузке. Подумайте хорошенько еще раз обо всем и примите правильное решение, — спокойно напутствовал его Орехов.
    А когда Суслика увели, закинул сцепленные руки за голову, откинулся на спинку стула и устало проговорил в потолок:
    — До чего упрямый парень!
    — До утра образумится, — пообещал Савельев. — Он же выдал себя с головой.
    — Каким образом?
    — А назвал Студенова «козлом вонючим»! Это ж у зеков самое непереносимое ругательство. И тот тип в дубленке…
    — Ну да, тоже обругал Студенова «вонючим козлом», — оживился Орехов. — Ты это здорово подметил, Паша. А то я уже начал сомневаться…
    — С чего вдруг? — удивился Савельев. — Все нормально. Утром этот артист расколется, я тебе говорю!

10

    Однако следующее утро началось с плохих новостей.
    Обыск, произведенный накануне вечером на квартире у Рябовых, не дал ожидаемых результатов: не было обнаружено ни отвертки со следами крови, ни следов крови на одежде Суслика. Тщательное обследование дубленки, в которой задержали Суслика, тоже ничего не дало.
    Поэтому рассчитывать на то, что прокурор даст санкцию на арест, сейчас и думать было нечего. По закону, подозреваемый может быть задержан в интересах следствия не более чем на трое суток. Затем он либо освобождается из-под стражи, если нет достаточных оснований для его ареста, либо арестовывается с санкции прокурора на более длительный срок, если в результате предварительного расследования такие основания возникают.

    Когда Орехов зашел к Савельеву обменяться соображениями на этот счет, Паша говорил по телефону. Заказывал билет на самолет. До Томска.
    Орехов сразу почувствовал неладное: он знал, что в Томске проживают родители Савельева, и что его отец болен раком.
    — Худо? — спросил Орехов, когда Паша положил трубку.
    Вместо ответа Савельев молча протянул телеграмму:
    «Вылетай. Отец…»
    — Прими соболезнования…
    Савельев промолчал, скорбно кривя губы.
    — Как я без тебя буду? — спросил немного погодя Орехов.
    — Да уж немного осталось, — сказал Савельев.
    — Вся надежда на таксиста, — Орехов тяжело вздохнул. — Ты не звонил ему?
    — Нет еще. Позвони сам.
    — Ладно.
    Скупо простились. От Савельева Орехов зашел к своему шефу, начальнице следственного отдела, и поплакался в жилетку.
    Ангелина Андреевна согласилась с ним, что при сложившейся ситуации без помощи опытного опера не обойтись. Тут же созвонилась с начальником уголовного розыска Феоктистовым, и тот пообещал подумать.
    Видимо, думал он на этот раз недолго, потому что уже через каких-нибудь полчаса к Орехову зашел старший оперативный уполномоченный Бородин и попросил для ознакомления все имеющиеся в наличии материалы по делу.
    — Посмотрю, потом поговорим, — и снова ушел.
    В связке с Сергеем Бородиным Орехову работать еще не приходилось, однако он знал, что это классный оперативник, у которого самый высокий процент раскрываемости. Но и по всякого рода взысканиям он также шел с большим отрывом от остальных сотрудников уголовного розыска: методы его работы не всегда согласовывались со статьями уголовно-процессуального кодекса. Ко всему прочему, он не любил заниматься писаниной. Но это, последнее, Орехов заранее решил целиком взять на себя.
    Пока Бородин отсутствовал, Орехов созвонился с таксопарком, и водителю Шмелеву было передано по рации уведомление о том, что ему следует к такому-то часу явиться в милицию.
    Таксист подъехал, а к этому времени и Бородин ознакомился с материалами по делу, так что следователь и опер вместе провели процедуру опознания.
    Когда Суслика вместе с двумя другими задержанными ввели в кабинет и усадили на стулья, он продолжал качать права. И даже после того, как Бородин рявкнул на него, возмущение отчетливо читалось на бледном худощавом лице Суслика.
    Шмелев показал на него, но без особой уверенности, оговорившись, что более всего запомнились ему дубленка и норковая шапка, которая была надвинута на самые глаза. А полосатый шарф закрывал низ лица, почти до носа. Во время же процедуры опознания Суслик сидел в одном пиджаке, без шапки и шарфа.
    — Так он или не он? — нетерпеливо допытывался Орехов у Шмелева, когда Суслика и статистов увели.
    — Точно не могу сказать, — честно признался Шмелев. — Если б его одели, как он тогда был…
    С тем таксист и вернулся к своей баранке.
    А Бородин спросил у вконец расстроенного Орехова, не поинтересовались ли они с Савельевым, что сейчас поделывают приятели Суслика, проходившие вместе с ним потому старому делу.
    Нет, не успели поинтересоваться, не до того было.
    — А как сейчас у Суслика по части женского пола? С кем-нибудь встречается?
    — Упоминал он какую-то Верку, — вспомнил Орехов. — Я понял так, что его мать не одобряет эту связь…
    — Где живет Верка?
    — Бог ее знает, об этом речи не было.
    — Ну ладно… — Бородин потер ладонью лоб. — Давай тогда вот что сделаем: узнай сейчас, приехала ли из деревни бывшая соседка Пономарёвой… Как ее?
    — Брагина.
    — Вот узнай про нее. А я пока позвоню в Верхнюю Пышму.
    — Зачем?
    — Попрошу кое о чем ребят. На всякий случай, — и ушел к себе.
    Он попросил к телефону дежурного опера верхнепышминской милиции и наказал ему принести из архива городского суда уголовное дело Рябова Е.А. Опер ответил, что он не может никуда отлучаться.
    — Ну кто-нибудь из следователей пускай принесет и отдаст тебе! — резко прокричал в трубку Бородин. — Расследуется тяжкое преступление, понял!
    — И куда мне с ним? — спросил опер.
    — Держи пока у себя, я вечером подъеду — полистаю!

    Брагина этим утром вышла на работу.
    — Позвони еще раз в аптеку, — сказал Бородин Орехову. — Пускай Брагина сейчас же едет в общежитие, там с ней и потолкуем.
    — И Суслика туда повезем для опознания?
    — Думаю, обойдемся фотографиями, — сказал Бородин.

    В тамбуре общежития он задержался, оглядел стены, потолок, двери. Спросил у Орехова, на каком месте стояли Студенов и его подружка. Этого Орехов не мог сказать.
    Затем они поднялись в сто восьмую комнату. Аля Брагина уже была там.
    Опознание провели по всем правилам: выложили на стол перед девушкой три фотографии похожих друг на друга парней в возрасте от двадцати до двадцати пяти лет.
    — Можешь узнать кого-нибудь из них?
    Аля ткнула пальчиком:
    — Вот этого.
    — Как его звать, знаешь?
    — Ленка его Сусликом звала.
    — Когда она с ним встречалась?
    Аля задумалась.
    — Чуть ли не летом познакомились, — вспомнила наконец. — Не то в июле, не то в августе.
    — А потом?
    — Потом они перестали встречаться… Какое-то время не встречались…
    Орехов с Бородиным переглянулись.
    — Из-за Мишки Студенова. Ленка с ним стала гулять.
    — А потом?
    — Потом Ленка аборт сделала. Потом…
    — Нет, ты сказала, что с Сусликом она какое-то время не встречалась, — перебил ее Бородин. — Я так понял, что затем они снова стали встречаться.
    — Не то чтобы стали встречаться, — пошла Аля на попятный. — Ленка крепко за Студенова держалась и больше ни на кого не хотела смотреть. А этот, — Аля ткнула пальчиком в фотографию, — приезжал из Верхней Пышмы и околачивался под окнами, вызывал ее через девчонок, а она не выходила к нему.
    — Вы сами видели, как он под окнами стоял? — спросил Орехов.
    — Нет, не видела. Ленка рассказывала.
    — А девчат, которых за ней Суслик посылал, можешь назвать? — спросил Бородин.
    — Их я тоже не видела. И еще вот что… Это уж зимой, последний месяц она гуляла со Студеновым. Вроде как Суслик за ними следил на улице…
    — Только следил? В разговор не вступал?
    — Как будто нет. По ее словам, Толик всегда на расстоянии держался. Ну Мишка же вон какой здоровый, он бы такой разговор устроил…
    — Я что-то не улавливаю, строго посмотрел на Алю Бородин. — Ты нам про какого Толика толкуешь?
    — Ой, и правда! — засмущалась, засмеялась Аля. — Толя другой парнишка. Ленка с ним прошлым летом встречалась, как и с Сусликом. Но серьезно она к нему не относилась, к этому Толику. Он моложе ее был.
    — А Лене сколько было лет?
    — В декабре двадцать один исполнился.
    — Ты этого Толика видела?
    — Нет, не пришлось.

11

    Когда спустились в вестибюль, Бородин подошел к вахтерше и спросил у нее, горела ли в тамбуре лампочка в то время, когда случилось происшествие.
    — Откуда ей было гореть, когда она вывернута была! — ответила вахтерша. — Я уж потом, когда Студенова на «скорой» увезли, под батареей ее нашла и опять ввернула.
    Бородин посмотрел на часы. Было без двадцати пять. Спросил у Орехова:
    — Будем проводить следственный эксперимент?
    — Что ты хочешь делать? — не понял Орехов.
    Ни слова не говоря, Бородин вошел в тамбур, вывернул лампочку и сунул к себе в карман.
    — Становись в этот угол! — велел он Орехову.
    — Что ты хочешь? — снова спросил Орехов.
    — Потом все растолкую. Стой пока и смотри, что будет.
    С этими словами Бородин вышел на улицу. На углу стояли два рослых парня в одинаковых черных вязанных шапочках.
    Бородин подошел к ним, представился и попросил одного парня зайти в тамбур и спросить у человека, который там стоит, который час.
    — И больше ничего? — недоуменно спросил парень.
    — Больше ничего.
    Парень дурашливо ухмыльнулся, но пошел.
    Было без десяти пять. Начинало смеркаться. С поправкой на прибавление дня за минувшие трое суток это было как раз то время, когда тип в дубленке вошел в тамбур и подколол Студенова.
    Не прошло и полминуты, как парень с хохотом выскочил из тамбура.
    — Ну и че? — спросил он у Бородина.
    — Пока оба постойте тут, не уходите, — и подозвал Орехова, который выглядывал из дверей тамбура, а когда тот подошел, спросил, указывая на парней: — Который с тобой общался?
    Оба парня, глядя на сыщиков, весело скалились, как перед фотоаппаратом.
    — Ты понимаешь, только по цвету куртки могу его опознать, — сказал Орехов, растерянно глядя на парней. — И то только потому, что она белая…
    — Прямо скажем, темновато в тамбуре без лампочки, — подытожил Бородин. — Погоди, надо ее ввернуть, — и, достав лампочку из кармана, направился в тамбур.
    — Студенов, выходит, тоже не мог видеть лица Суслика? — размышлял Орехов, когда они уже шли к автобусной остановке. — Но тогда что получается? Наугад он, что ли, ткнул в Суслика пальцем?
    — Зачем наугад? — возразил Бородин. — Как и таксист, поди сразу определил, который из троих сам просится, чтоб его опознали. Перед таксистом Суслик вон как дергался и рожу кривил, будто задницу ему скипидаром смазали, а те-то двое спокойно сидели. И там, в больнице, поди так же было?
    — Ну, примерно так, — признался Орехов. — И что теперь у нас в активе? Только показания Режиковой и Брагиной?
    — Не знаю…
    — Чего ты не знаешь?
    — Ехать или нет мне сегодня в Верхнюю Пышму? Хотел полистать уголовное дело Суслика. Думал, может, там что-нибудь выплывет.
    — А если нет?
    — Ну, тогда не знаю…
    — А что там может выплыть?
    — Не знаю…
    — В общем, дела как сажа бела, — убито заключил Орехов.
    В автобусе не разговаривали. Бородин смотрел в окно и о чем-то думал. То есть все о том же: ехать или не ехать. Не было у него уверенности, что это вконец запутанное дело удастся раскрыть. Но какие-то моменты остались не проработанными, и раз уж взялся, надо бы до конца все прояснить. Например, встретиться с Веркой. Вряд ли она много скажет, но поговорить с ней надо. И полистать дело. А уж тогда, если ничего не выплывет, можно и точку ставить.
    Когда вышли из автобуса, он сказал Орехову:
    — Пожалуй, смотаюсь в Пышму.
    — Когда, сегодня?
    — Завтра уже никакого смысла не будет туда ехать: надо успевать, пока птичка в клетке. Завтра ведь Суслика придется отпустить на все четыре стороны?
    — Боюсь, что придется, — тяжело вздохнул Орехов. — А ты на чем хочешь ехать?
    — Рейсовым.
    — А обратно как?
    — Там видно будет.
    — С Сусликом поговорить не хочешь?
    — А ну его к…

    Из своего кабинета Бородин позвонил жене:
    — …Ты как-нибудь там объясни гостям… Ну что, что! Надо смотаться в одно место… Часа на три… Все, все! — и бросил верещащую трубку.

12

    В уголовном деле фигурировали четверо сверстников Суслика — свидетели и обвиняемые. Трое из них выбыли из города, четвертый заканчивал здесь десятилетку. Анатолий Свиридов. 18 лет. Он был свидетелем обвинения и к тому же, как видно из материалов дела, был связан дружбой с потерпевшим, который изнасиловал девчонку. Вряд ли у этого Анатолия может быть что-то общее с Сусликом. О девчонке в деле не было ни единого упоминания.
    Ничего пока не всплыло.
    Оставалась Верка. Однако по одному имени адресный стол справок не выдает. Значит, сперва надо было повидаться с матерью Суслика.
    Было около десяти вечера, когда Бородин переступил порог квартиры Рябовых.
    Вопреки его ожиданию, мать Суслика, Александра Сергеевна, встретила его спокойно. Поглядев в служебное удостоверение, пригласила на кухню.
    С немым укором, нежно поглаживая собачку, она смотрела на него и на протяжении всего дальнейшего их разговора. И лишь когда речь зашла о Верке, не удержалась от площадной брани в ее адрес. Смысл ее тирады свелся к тому, что пока она, Александра Сергеевна, жива, духу этой… то есть Верки, в ее доме не будет. Потому что Верка из тех тварей, которые только одним известным способом и могут лишать разума слабохарактерных мальчиков.
    И еще понял Бородин, что Верка и есть та самая девчонка, которую изнасиловал парень, проходивший по тому уголовному делу в качестве пострадавшего. Из-за которой Суслик и получил срок.
    Адрес Верки Бородину все же удалось вытянуть из Александры Сергеевны.
    Дверь ему открыл парень хипповатого обличия, длинноволосый, в закатанных до колен дырявых джинсах. Из комнаты в прихожую низвергались и били по ушам децибелы немыслимой силы.
    Парень с готовностью, даже не спросив у Бородина, кто он такой, выкрикнул Верку из комнаты.
    Она вышла, высокая, статная, с полуторагодовалым младенцем на руках. Простое лицо с голубыми, широко расставленными глазами и несколько великоватым припухлым ртом. Густые волнистые, коротко остриженные, белокурые, как и у хипповатого парня, волосы.
    Разговаривать и тут пришлось на кухне.
    Младенец вел себя спокойно, пока Верка, узнав, где находится ее милый, не взвыла по-бабьи в голос и с причитаниями. Пришлось ей заголосившего в унисон с матерью сынишку унести обратно в шумную комнату и сдать кому-то на руки. А самой умыть лицо холодной водой. И пока она умывалась, здесь же, на кухне, Бородин постарался ее успокоить, сообщив, что завтра к вечеру Евгений Рябов вернется к ней в целости и сохранности. Так что на все вопросы опера она отвечала предельно коротко, но исчерпывающе:
    — Когда вы познакомились с Евгением?
    — Мы с детства знакомы.
    — Ребенок от него?
    — Нет.
    — От Жерланова?
    — Да.
    Жерланов — тот самый парень, из-за которого Суслик отмотал срок.
    — Когда Евгений стал за тобой всерьез ухаживать?
    — В августе прошлого года.
    — До этого у него была девушка?
    — Да.
    — Ты с ней была знакома?
    — Нет.
    — А как ее звать — знаешь?
    — Леной.
    — Евгений продолжал с ней встречаться после того, как стал за тобой ухаживать?
    — Нет.
    — На чем основана такая уверенность?
    — Я бы почувствовала.
    — Такая любовь?
    «Да» — ответила глазами.
    — У Евгения много друзей?
    — Есть.
    — Твой брат в их числе?
    — Да.
    — А Толя Свиридов?
    — Тоже.
    — Но ведь он на суде выступал свидетелем обвинения!
    — Нет.
    — Что значит нет? Я не улавливаю…
    — Он там ничего плохого про Женю не сказал. Наоборот…
    Бородин пожалел, что толком не прочитал показания Свиридова — слишком спешил.
    — Свиридов знаком с Леной?
    Кивок.
    — Встречался с ней?
    — Да.
    — До самого последнего времени?
    — Нет. Осенью Лена с другим парнем ходила. Женя говорил, что тот недавно ее бросил, и она куда-то уехала насовсем.
    — Как Евгений об этом узнал?
    — От Толика.
    — Свиридов переживает из-за всего этого?
    — Конечно!
    — Как это у него выражается?
    — Я не знаю. Но Женя за него боится.
    — Чего именно боится?
    — Как бы, говорит, глупостей Толик не наделал.
    — Так и сказал: глупостей?
    — Нет, он по-другому сказал.
    — Как?
    — Ну не буду повторять! А смысл такой.
    — Ну хорошо. И как же насчет глупостей? Уже поди наделал?
    — Я не знаю.
    — Ты на этих днях видела его?
    — Вчера ходила.
    — И что он сказал тебе про Евгения?
    — Не знает он ничего.
    — А с матерью Евгения ты разговаривала?
    — Нет. Не ходила я к ней.
    — Почему?
    — Не могла.
    — Почему она тебя не любит?
    — Считает, что я во всем виновата. И ребенок.
    — А Свиридов с ней говорил?
    — Обещался сходить сегодня.
    — Ждешь его?
    Кивок.
    — Он в чем ходит зимой?
    — Когда в пуховике, а когда в дубленке. У них с Женей одинаковые дубленки и шапки.
    — У вас тут что, в Верхней Пышме, фабрика дубленок и норковых шапок? Полгорода, смотрю, в них ходит.
    Первый раз за все время разговора Вера улыбнулась:
    — Нет, это фабрика детской игрушки по бартеру их так много получила…

    Около полуночи Бородин вернулся в здешнюю милицию и оттуда позвонил Орехову домой.
    — Слава, сейчас дуй в райотдел, хватай дежурную машину и…
    — Кто мне ее даст сейчас?
    — Это твои проблемы, а машина чтоб была! Подъедешь сюда, прямо к милиции.
    — Да что там случилось, хоть скажи!
    — Брать будем.
    — Кого?
    — Кстати, прихвати с собой Суслика, он нам больше не нужен.

13

    Когда они втроем — Бородин, Орехов и опер из местной уголовки поднимались по лестнице в квартиру Свиридовых, Бородин на всякий случай переложил пистолет из кобуры в карман куртки и снял с предохранителя.
    Позвонили.
    За дверью тихо. На лестничной площадке темно, свет вырублен.
    Стояли почти не дыша, напряженно прислушиваясь.
    Но вот за дверью скрипнула половица. Что-то тихонько звякнуло.
    — Кто?..
    — Толик, это я, открывай! — скороговоркой выпалил Бородин, имитируя суматошный говорок Суслика.
    И опять все тихо. Но вот из-за двери послышался глуховатый голос:
    — Чего тебе?
    — Чего-чего!.. — продолжал играть Бородин под рассерженного Суслика. — Верка прислала сказать… Да открывай, короче, бля!..
    Суетливо защелкали замки. Дверь приотворилась. Бородин выбросил на порожек ногу, а Орехов, ухватившись за край двери, отворил ее настежь.
    Крупный парень с модной стрижкой и золотым крестиком поверх белой майки побледнел на глазах и молча попятился вглубь прихожей.
    — Лицом к стене и руки на стену! — громко скомандовал Бородин.
    Анатолий беспрекословно исполнил команду, прижавшись к стене еще и лбом.
    Орехов прошел в комнаты, в то время как Бородин прощупывал на парне одежду, а местный опер отправился за понятыми.
    Осмотрев комнаты, Орехов заглянул на кухню и затем надолго застрял в ванной, занявшись переборкой нестиранного белья.
    — Ну что, брат, натворил дел? Придется отвечать! — сказал Анатолию Бородин.
    Тот не проронил ни звука. Видать, он все эти дни провел в изнурительном ожидании. И уже не осталось ни душевных, ни физических сил для того, чтобы хоть для проформы прикинуться непонимающим.
    — Кстати, где родители?
    — В гости ушли, — пробубнил Анатолий в стену.
    «Повезло, — подумал Бородин. — При родителях не так-то просто было бы его забрать».
    Орехов вынес из ванной комнаты измятые вельветовые брюки, показал Бородину и подошедшим к этому времени понятым. Возле правого кармана и в самом кармане отчетливо вырисовывались бурые пятна.
    Орехов свернул брюки и вложил их в полиэтиленовый пакет. А спустя некоторое время, порывшись в ящике с инструментом, который стоял под ванной, выудил три разнокалиберных отвертки и укороченный шампур с плоским, косо срезанным и остро заточенным концом.
    — Чем подколол парня? — спросил Бородин Анатолия.
    Тот тупо поглядел на инструмент. Кивком показал на шампур:
    — Этим…
    — Из-за Лены Пономарёвой? — спросил Орехов.
    Парень кивнул.
    — И надо было?
    Анатолий молча отвернул голову.
    Бородин велел ему одеваться. Анатолий подошел к вешалке и трясущейся рукой стал снимать с крючка пуховик.
    — Ты вот что, — сказал ему Бородин. — Надень-ка дубленочку! Уж будь при всем параде, как в тот день.
    Дубленка висела тут же, в прихожей, и Анатолий, не говоря ни слова, надел и ее, и норковую шапку.
    — Шарфик тоже не забудь, — подсказал Орехов.

ДЕЛО РАССЕРЖЕННОЙ ДАМЫ

1

    В кабинет решительно вошла дама в сером пальто с воротником из голубой норки и в круглой шапочке из того же меха. На вид ей было лет около тридцати пяти. Вызывающий взгляд ярких темно-карих глаз, упрямо поджатые губы и агрессивно вздернутый нос ничего хорошего не сулил от встречи.
    Бородин внутренне собрался, приготовился к отражению атаки.
    — Вы — специалист по раскрытию квартирных краж? — спросила дама.
    — В самую точку попали, — улыбнулся Бородин.
    Дама не оценила милицейского юмора.
    — И когда же вы намерены заняться моим делом? — взяла она с места в карьер, утверждаясь на стуле с таким видом, словно собралась провести здесь многодневную сидячую забастовку.
    — Может, вы для начала представитесь?
    — Да, разумеется. Зверева. Раиса Алексеевна. Старший референт в Уралтрансбанке. Но вы мне все-таки ответьте…
    Бородин вытянул из груды папок тощий скоросшиватель, заглянул в него и спросил:
    — Кража совершена семнадцатого ноября?
    — Вот именно! И сегодня уже восемнадцатый день, как…
    — Вы заявили о краже девятнадцатого, — перебил ее Бородин. — Почему так поздно?
    — Потому что меня не было в городе! Я ездила за мамой в Талицу, — и вновь перешла на патетический тон: — Восемнадцатый день! У меня уже иссякло всякое терпение!..
    — Это плохо, что оно иссякло, — посочувствовал ей Бородин, но только подлил масла в огонь.
    — Нет, сколько можно! — дама бросила на оперативника испепеляющий взгляд. — Вчера я поговорила с вашим непосредственным начальником, но это еще не все. Прямо от вас я намерена пойти к прокурору! Расскажу ему, как бездействует наша славная милиция. А не поможет прокурор — подам в суд. Я на вас…
    — Одну минуту! — остановил ее Бородин. — На кого вы хотите подать в суд?
    — А на того, кто бездействует! Кто пальцем не пошевелил, чтобы найти вора. Почему-то я на своем рабочем месте…
    — Вы тоже занимаетесь ловлей воров? — спросил Бородин.
    Дама захлопала глазами:
    — Как вас надо понимать?

    В глубине души Бородин считал, что дама по-своему права. Квартирная кража — дело такое: если сразу, по горячим следам, ее не раскрыл, то вся дальнейшая работа может пойти впустую. Восемнадцать дней — слишком большой срок, чтобы сейчас можно было всерьез на что-то рассчитывать.
    Конечно, не ему судить Кожевникова, который тогда дежурил и выезжал по сигналу на место кражи. Бородин помнит, сколько сигналов было в те дни, только успевай поворачиваться. Весь личный состав уголовного розыска занимался убийствами да изнасилованиями, а до квартирных краж часто руки не доходили.
    Бородина тоже тогда подключили к группе по тяжким преступлениям, и дело, которым он занимался полторы недели, лишь вчера было передано следователю. А сегодня утром Феоктистов, начальник уголовки, вызвал его к себе и обратился совсем не начальственным тоном, а каким обращаются с глубоко личной просьбой:
    — Уж ты, Сережа, постарайся, — только что «голубчиком» не назвал. — Уверен, ты справишься…
    Бородин даже кивком не подтвердил этой уверенности начальника. Молча забрал с его стола скоросшиватель с материалами по делу и отправился к себе, изучать их содержимое.
    Прочитав рапорт Кожевникова, мысленно пожелал, чтобы того приподняло да хорошенько шлепнуло.
    — Ты что, красавчик, со свидетелями-то не говорил? У тебя тут одни только фамилии записаны. А где объяснения?
    — Скажи еще спасибо, что фамилии успел записать! — обиженным тоном отозвался Кожевников. — Только провел поквартирный опрос, а мне уже новую директиву дают: на Викулова надо ехать, старуху там пристукнули. Это которую дочь…
    Как выяснилось, убийство матери заказала родная дочь. Опять же из-за квартиры…

    Между тем гражданка Зверева продолжала наступать на Сергея Бородина. Со всей категоричностью она потребовала от него немедленно предпринять поиски некоего Агаркова Ростислава Антоновича, не имеющего в городе Екатеринбурге постоянного места жительства и работы. А потому в любой момент могущего скрыться от органов правосудия. Если уже не скрылся.
    Бородин внимательно посмотрел на даму и спросил:
    — У вас серьезные основания подозревать этого Агаркова в краже?
    — А вы что думаете! — Зверева ожгла Сергея взглядом. — Более чем серьезные, к вашему сведению! Лично у меня нет ни малейших сомнений.
    — Расскажите об Агаркове подробнее. Сколько ему лет?
    — Тридцать.
    — Где работает?
    — Я уже сказала: нигде!
    — Но ведь на что-то он живет?
    — Так называемый свободный художник. Так он сам себя именует. Но я не сподобилась видеть ни одной серьезной его работы. Хотя рисует он, надо отдать ему должное, весьма недурно. При случае покажу вам свой портрет, который он буквально за полчаса набросал карандашом и, могу сказать, очень удачно поймал момент. У меня лицо не очень фотогеничное, я совершенно не нравлюсь себе на фотографиях, а этот портрет одно время даже висел у меня на стене в рамочке. Потом я, конечно, сняла его и убрала подальше…
    — В каких отношениях вы находились с этим Агарковым?
    Зверева, слегка покраснев, сардонически усмехнулась:
    — Некоторое, впрочем, весьма не продолжительное время мы с ним… Как это у вас называется? Сожительствовали! — Всем своим видом и тоном она давала понять, что к этому прискорбному факту ни в коем случае нельзя относиться серьезно. — Нет, лучше напишите так: мы с Агарковым находились в близких отношениях! Не знаю, как он, а мои чувства…
    — Как вы познакомились, если не секрет?
    — Да уж какие от вас могут быть секреты! История наиглупейшая. Сперва-то он клеился к моей подруге. Но у Татьяны были другие виды. А чтобы он отвязался от нее, она и дала ему мой телефон. Так мне его расписала! Ну я по своей доверчивости и попалась на удочку! Позвонил он пятого октября, а уже девятого мы встретились. Вроде приглянулся: высокий, морда смазливая, и вообще держался интеллигентно. Сожитель, прости Господи!.. — Зверева состроила брезгливую гримасу. — Всего-то раз пять и виделись. А потом, грубо говоря, слинял… Нет, вы ничего такого не думайте, я женщина далеко не легкомысленная, ведь он был не разведен, я своими глазами видела штамп в его паспорте. Поэтому полагала, что знакомился он с самыми серьезными намерениями. Ну первый-то раз… Я понимаю, мужику нелегко бывает сразу решить, подходит ему женщина или нет. Но во второй-то свой визит, шестнадцатого октября, уж такой был восторженный и нежный, так хвалил мою стряпню… Предложил полки на кухне сделать. Тут же помчался к какому-то приятелю, притащил досок и целый чемодан инструментов. Не поверите: весь субботний день и все воскресенье пилил, строгал, колотил. Ну мастер он, скажу вам, оказался замечательный. Полочки получились — хоть в лучшем мебельном магазине на продажу выставляй, оторвут с руками и ногами! В следующий раз, с двадцать третьего по двадцать шестое октября, обои мне выбрал и наклеил. Потом, с тридцатого, за три дня, сделал на кухне под окном ларь для картошки. Знаете, такой снаружи красивый, из полированных досок, а внутри вместительный. Дырки в стене на улицу продолбил, чтобы нужная температура поддерживалась, два термометра вмонтировал… А на пятый раз все, сник. Напилился, настрогался. Днем шестого ноября объявился, а уже к вечеру куда-то заспешил, заторопился. Надо думать, к этому времени у него уже все было готово…
    — И тем не менее, на чем основываются ваши подозрения, Раиса Алексеевна? — спросил Бородин.
    — Так я ж вам говорю: он великий мастер! И по дереву режет всякие там маски, и лепкой занимается. Ему слепки с ключей сделать раз плюнуть. А ключи у меня, когда я дома, всегда торчат в дверях изнутри. Долго ли ему, пока я в ванной под душем плещусь или еще где уединяюсь, долго ли ему, я вас спрашиваю, подойти к двери и сделать слепок?
    — Но это пока только ваши предположения!
    Зверева снова ожгла его взглядом.
    — Да вы меня выслушайте до конца!
    — Я вас слушаю, — смиренно обронил Бородин.
    — Уже восемнадцать дней прошло! От вас что требуется? Я предлагаю вам версию, а вы уж, будьте добры, проверьте ее, если у вас других нет. Только ради Бога не сидите сложа руки! Кстати, у меня, к вашему сведению, не только предположения, потому что… Сколько там у меня вещей взято — лишь он мог знать, где некоторые из них лежали. Ведь до него у меня вообще года два никто в квартире не бывал, кроме моей подруги. Ну, чтобы кто-то без надзора хоть на минуту оставался…
    — Ваша квартира на каком этаже?
    — На восьмом.
    — Я так понимаю, что ни взлома, ничего такого не было?
    — Абсолютно ничего! В чем и дело: у меня две входные двери, металлическая и простая. Все замки целы, двери тоже.
    — Вы их закрыли когда уезжали?
    — Замки в металлической двери я закрыла на два оборота, а когда вернулась, обе двери были просто захлопнуты.
    — Что из вещей было взято?
    Зверева возмущенно вскинулась:
    — Вы, смотрю, даже не заглядывали в эту папочку! А там все должно быть перечислено.
    — Протокол я читал, — сказал Бородин. — Но уж коли я взялся за ваше дело, то хотел бы услышать из первых уст.
    — Ну пожалуйста, мне не трудно, — Зверева отходчиво улыбнулась. — Японский цветной телевизор, видеомагнитофон, тоже японский… Дальше, мутоновая шуба, совсем новая. Все золото. Три пары обуви — двое сапог и туфли. Ну там кофточки, французские духи «Шанель». Ковер тоже потащил было, но мой сосед по подъезду заподозрил неладное, погнался. Тогда Агарков бросил ковер и удрал.
    — Ваш сосед узнал Агаркова?
    Зверева досадливо отмахнулась платочком, который был у нее в руке.
    — Как он мог его узнать, скажите на милость, если до этого ни разу не видел! Но приметы совпадают…
    — Кстати, из материалов дела следует, что вор был не один, — сказал Бородин.
    — Ну разумеется! — тут же согласилась Зверева. — Как же обойтись без сообщника: одному ведь не под силу столько всего уволочь! Но вы разыщите Агаркова, а тогда и приятель его отыщется.
    — Договорились: будем разыскивать вора, — улыбнулся Бородин.
    Зверева была явно разочарована.
    — Но все-таки я хотела бы знать, с чего вы начнете розыск. Мне кажется…
    — Раиса Алексеевна, давайте уж не будем подменять друг друга. Как сказал Наполеон: один плохой полководец лучше, чем два хороших. Такие вот дела.
    — Ну пожалуйста! — с кислой миной согласилась Зверева, поднимаясь со стула. — А когда мне ждать результатов?
    — Спросите что-нибудь полегче, — Бородин тоже поднялся, извлек из кармана связку ключей и подбросил на ладони. Извините…
    — Я вас не держу! — бросила Зверева с оскорбленным видом и вышла, не попрощавшись.
    Как только в коридоре смолкли ее шаги, Бородин опять уселся за стол и начал обзванивать свидетелей.

2

    Алексей Иванович Севастьянов, моложавый пенсионер («…пока что бегаю трусцой, слава Богу, да мяском не злоупотребляю, больше на фрукты-овощи налегаю») рассказал, как семнадцатого ноября, около трех часов дня, позвонила ему по телефону соседка Зверевой по этажу Ольга Ивановна Белова и, крайне волнуясь, сообщила, что двое каких-то незнакомых мужчин выносят вещи из квартиры Зверевой. На вопросы Беловой они ответили, что хозяйка наняла их пособить с переездом в другую квартиру. Беловой показалось странным, что самой хозяйки в квартире нет. Она на всякий случай спросила, как Звереву звать по имени-отчеству, и один из мужчин ответил, что Раисой Алексеевной, однако глаза у него при этом бегали.
    Квартира Севастьянова на втором этаже. Он быстренько оделся, выскочил из дому и одного мужчину сумел догнать. Того, который тащил ковер.
    — Я ему: «Ну-ка, стой!» Так он еще поднажал. А ковер-то большой, неловко с ним. Я раз — подножку. Парень хоть и удержался на ногах, но ковер выронил. И наутек! Тут я маленько промешкал: ковер прямо в ногах у меня развернулся… Гляжу, а парень уже через ограду деткомбината перемахнул и за бугром скрылся. У нас во дворе, если видели, бугры насыпаны, частные гаражи под ними. Ничего на той стороне за ними не видать. Но мне сдается, что вор либо к сто двадцать восьмому дому, по Бебеля, рванул, либо к соседнему…
    Дежурный оперативник в рапорте отметил, что один из жильцов пустил по следу свою овчарку. Собака привела к подъезду сто двадцать восьмого дома. Поднялась по лестнице до четвертого этажа и там закрутилась, потеряла след.
    — Вы смогли бы узнать этого мужчину, если бы опять увидели? — спросил Бородин.
    — Какой разговор! — не задумываясь ответил Севастьянов. — Высокий такой, смуглый…
    — Сколько лет вы ему дадите?
    — Ну тридцать! Может, чуть меньше.
    — Глаза какого цвета?
    — Вот этого не скажу! — расстроился ветеран. — Где там было вглядываться в глаза?..
    Ольга Ивановна Белова заверила Бородина, что очень хорошо запомнила лицо одного из воров:
    — Глаза голубые, а нос немного помятый и щеки в светлой щетине…
    Третья свидетельница, наблюдавшая описанную Севастьяновым сцену из окна своей квартиры, утверждала, что, возможно, смогла бы опознать вора, если бы увидела его вблизи. Четвертый очевидец встретил спешившего к подъезду сто двадцать восьмого дома молодого коренастого мужчину с двумя большими сумками в руках. Одна сумка синего цвета, другая не то бежевая, не то светло-коричневая. Глаза у мужчины были какие-то шалые, потому очевидец и обратил на него внимание.
    Затем Бородин пригласил свидетелей в компьютерный класс и устроил просмотр видеофильмов, запечатлевших физиономии квартирных воров и грабителей: однако никто не увидел среди этой публики знакомых лиц.
    Что ж, еще вся оперативная работа еще впереди. А пока сами собой напрашивались три версии:
    1. Кражу могли совершить лица, проживающие в соседних домах.
    2. Либо сюда пожаловали гастролеры из какого-то другого района, воспользовавшись услугами местного наводчика.
    3. Одним из участников кражи мог быть Агарков.
    В пользу последней версии свидетельствовал способ проникновения воров в квартиру: похоже, что они воспользовались ключами-дубликатами, которые мог изготовить Агарков по слепкам.
    С Агаркова Бородин и решил начать.

3

    Продавцы Художественного салона сказали ему, что резчик по дереву с фамилией Агарков им не известен, и посоветовали обратиться в Союз художников.
    В Союзе художников, когда Бородин туда зашел, оказался человек, приятель которого увлекался резьбой по дереву и участвовал в недавней зональной выставке деревянной скульптуры.
    Созвониться с резчиком оказалось делом одной минуты. И вот:
    — Записывайте адрес!..
    Спустя еще полчаса Бородин подходил к одиноко стоявшему среди заснеженных развалин двухэтажному бревенчатому бараку, который казался необитаемым. Почти все оконные стекла были выбиты. Однако приглядевшись, Бородин приметил в одном из окон второго этажа кое-какие признаки жизни: занавесочки, стакан, большой китайский термос и даже растение в горшке на подоконнике.
    Через разверстый дверной проем Бородин вошел в густой сумрак подъезда. Пригляделся. Нетренированному человеку нелегко было бы подняться по хлипкой лестнице без перил, с выбитыми через одну и через две ступеньки. Но Бородин легко одолел это препятствие. Очутившись на площадке второго этажа, он постучал в единственную дверь. У остальных бывших квартир двери отсутствовали, и даже полы были разобраны, остались одни лаги.
    Кто-то крикнул из глубины единственной обитаемой квартиры:
    — Открыто!
    Бородин дернул на себя дверь и очутился в тесной прихожей, одна стена которой была сплошь увешана одеждой, а другая заставлена натянутыми на рамы холстами. Из дверей комнаты высунулась голова: длинные нечесаные лохмы, жиденькая козлиная бородка и приветливо посверкивающие маленькие глазки — «разночинец».
    — Проходи! — и никаких вопросов.
    В прокуренной комнате, вся меблировка которой состояла из обшарпанного продавленного дивана, стола, двух табуреток, задвинутого в дальний угол мольберта и стеллажей с книгами, альбомами, иконами, глиняными и резными деревянными фигурами на полках, находились пять человек разного возраста, пола и обличья. Стены комнаты были плотно увешаны картинами, изображавшими что-то непонятное.
    Бородин сразу положил глаз на смуглого синеглазого брюнета в изрядно потертом джинсовом костюме. Он примостился на корточках у ног полулежавшей на диване женщины лет двадцати пяти, одетой в мужскую рубашку и широкие штаны с цветными вставками. Мужчина держал в руке стакан с густым дымящимся чаем. У женщины в тонких, без маникюра пальцах дымилась сигарета.
    — Ростислав Антонович? — обратился Бородин к брюнету, предварительно поздоровавшись во всеми присутствующими.
    Мужчина легко поднялся, поставил на край стола стакан с чаем и спросил:
    — Чем обязан?
    — Просили вам привет передать, — сказал Бородин.
    — Что ж, передавайте, коли просили, — разрешил Агарков и в свою очередь поинтересовался: — Сами-то кто будете?
    — Старший оперуполномоченный уголовного розыска, — представился Бородин. — Мы можем поговорить наедине?
    — Ого-о!.. — протянул кто-то.
    А кто-то даже присвистнул. И только Агарков не изменился в лице, невозмутимо спокойном и слегка ироничном.
    — Такого гостя у нас еще не было! — радостно воскликнул «разночинец» и, подойдя вплотную к Бородину, спросил с неподдельным радушием: — Хотите чаю?
    — Спасибо, не надо, — Бородин выжидательно и требовательно смотрел на Агаркова.
    — Уважьте хозяина! — не трогаясь с места, попросил тот Бородина. — Чай превосходный, цейлонский. Участковому очень нравится, он сюда частенько заглядывает.
    — По какому поводу? — спросил Бородин, принимая стакан с чаем.
    — Дом надо сносить, а я не выселяюсь! — словоохотливо пояснил «разночинец». Электричество уже отключили, воду, канализацию. А теперь участковый за меня взялся. Но я тут законно живу, у меня ордер. Хотите, покажу?
    — Ладно, Витя, успокойся. Разговор этот бесполезный, — сказал Агарков и спросил у Бородина: — Кухня устроит?
    В кухне не на что было присесть. Агарков вернулся в комнату и принес оттуда табуретки.
    — От кого привет? — поинтересовался он.
    — От Зверевой Раисы Алексеевны, — сказал Бородин.
    — Вот как!.. — озадаченно произнес Агарков. Вытянув из пачки сигарету, он предложил закурить и Бородину, но тот помотал головой. — Чего это она к вам обратилась? На розыск, что ли, подала?
    — Вы не могли бы сказать, где были днем семнадцатого ноября? — спросил Бородин.
    Агарков нахмурился.
    — Что-то случилось?
    Бородин молча, со значением кивнул.
    — Надеюсь, жива-здорова? — снова спросил Агарков.
    — Жива-здорова, — сказал Бородин. — Но вы мне не ответили, а уже столько вопросов задали.
    — Да… Где же это я был в тот день? — задумался Агарков и громко позвал: — Витя! — а когда тот нарисовался в проеме кухонной двери, спросил у него: — Вить, не помнишь, где я был и что делал семнадцатого ноября?
    — Ну, сразу-то… — хозяин квартиры почесал затылок. — Это какой день был?
    — Среда, — подсказал Бородин.
    — Так-так… Постойте… — И вдруг встрепенулся: — Презентация ж была! Новую экспозицию открывали!
    — А, ну да! — вспомнил и Агарков. — Презентация, — и пояснил Бородину: — Это мы так, между собой называем. Просто состоялось открытие выставки наших молодых художников. В фойе Дома работников культуры. Там у нас постоянно действующая, так сказать, картинная галерея…
    — В котором часу открылась выставка? — спросил Бородин.
    — В пять вечера.
    — А где вы были в три часа дня?
    — Да там же! — сказал Витя. — Надо ж было все подготовить, каждой картине найти подходящее место.
    — Кто-нибудь еще мог бы подтвердить, что вы были там в это время? — спросил Бородин у Агаркова.
    — Ну, там постоянно находится Лида. — Так сказать, хозяйка галереи. — Можете у нее спросить. Еще были художники… — Агарков назвал несколько фамилий.
    — Хорошо, — кивнул Бородин и, записав фамилию Лиды и художников, а также телефон Дома работников культуры, сказал Агаркову: — Больше к вам нет вопросов.
    — А что все-таки случилось? — спросил тот.
    Бородин прищурился на него одним глазом:
    — Лучше спросите у нее сами. Или больше не намерены встречаться?
    — Вообще-то нет… — Агарков вдохнул. — Не по пути нам, — он кивнул в сторону комнаты: — Вы ж видите, как я живу. Все имущество в одном чемодане. Ну еще работы.
    Витя по-свойски похлопал его по плечу и сказал Бородину:
    — Жаль, здесь нет его работ. Но можно съездить посмотреть, — и он вопросительно глянул на Агаркова: — Как ты на это смотришь, Слава?
    Тот покачал головой:
    — Они же упакованы.
    — Да и я спешу, — сказал Бородин. — Давайте уж в другой раз?
    — Это будет нескоро, — сказал Витя. — Он ведь на днях в Париж улетает!
    — В Париж? — не поверил Бородин.
    — На международную выставку, — пояснил Витя. — У него в кармане заграничный паспорт! Слава, покажи!
    — Да будет тебе! — смущенно отмахнулся Агарков.
    — Это правда? — спросил Бородин у Агаркова.
    — Да, пригласили, — нехотя ответил тот и достал из кармана куртки заграничный паспорт.
    Бородин с интересом полистал его, посмотрел на фотографию. Возвращая паспорт, поинтересовался:
    — Вы кто по специальности?
    — Свободный художник, — улыбнулся Агарков. — А вообще-то по образованию юрист. И папа был юристом.
    Бородин понятливо улыбнулся на шутку.
    — Сейчас не работаете по специальности?
    — Смотря что понимать под работой, — Агарков едва заметно передернул плечами. — Но это долгий разговор, а вы торопитесь.
    — Да, к сожалению, надо бежать, — покивал Бородин и спросил, со значением поглядев Агаркову в глаза: — Нашей общей знакомой привет не передавать?
    — Полагаюсь на вашу проницательность, — улыбнулся Агарков.
    — Все понял! А вы, Витя, держитесь до упора, вам обязаны предоставить взамен жилплощадь, — и, пожав им на прощание руки, Бородин покинул гостеприимный дом.
    Итак, одна версия отпала.

4

    Улица Каляева по своей конфигурации напоминает клюшку хоккеиста, длинная часть которой тянется параллельно улице Бебеля, а загнутый конец врезается в нее почти перпендикулярно. На завороте, широко раскинув корпуса-крылья, стоит девятиэтажный дом под номером 27. А следующий, тоже девятиэтажный и тоже угловой, одним крылом значится по Каляева, 31, а другим по Бебеля, 128. У этих двух больших домов общий, замкнутый с трех сторон корпусами-крыльями двор, довольно просторный, вмещающий два подземных гаража и детский комбинат с игровой площадкой, обнесенной высокой металлической оградой.
    Так вот, квартира Зверевой находится в доме по Каляева, 27. А похищенные вещи были занесены в один из подъездов на Бебеля, 128. Предположительно, в одну из квартир на третьем, четвертом или пятом этажах.
    Бородин вошел в подъезд около семи часов вечера. В нескольких квартирах никого не оказалось дома (впрочем, не исключено, что кто-то, поглядев в глазок, не захотел или побоялся обнаружить свое присутствие).
    И тем не менее уже в самом начале обхода, в квартире на третьем этаже он получил интересную информацию от пятнадцатилетней девчушки, которая именно семнадцатого ноября встретила на лестнице незнакомого мужчину с двумя большими сумками в руках.
    Девчушка бежала вниз, а он поднимался навстречу. К сожалению, она не обратила внимания на его лицо. Зато посмотрела на сумки. Одна была синего цвета, другая коричневая. Обе сумки были чем-то туго набиты и застегнуты на «молнии».
    — Лифт, что ли, не работал? — спросил Бородин.
    — Нет, почему? Наверное, работал.
    — Тогда почему ты спускалась по лестнице?
    — Потому что быстрее! Пока этот лифт придет… — ответила девчушка, задрав кверху обсыпанный конопушками нос и с нескрываемым любопытством разглядывая сыщика золотисто-карими, по-взрослому серьезными и умными глазами.
    Глаза у девчушки были взрослые, а ростом и комплекцией сошла бы за двенадцати-тринадцатилетнюю. Густые огненно-рыжие волосы были подстрижены коротко, под мальчика. Люба Пермякова. Матери нет, умерла. Живет со старшим братом, который работает шофером на междугородних перевозках. Сейчас он в рейсе.
    — На какой этаж поднялся тот мужчина, не обратила внимания? — спросил Бородин.
    Люба помотала головой, подумала и сказала:
    — Когда я выходила из подъезда, он еще топал.
    — А встретились на каком этаже?
    — Между третьим и вторым.
    — Быстро он шел или медленно?
    — Торопился. Через две ступеньки шагал.
    «Мог и до шестого этажа дойти, если не выше», — подумал Бородин.
    — Ты точно помнишь, что это было семнадцатого ноября?
    — Точно! — уверенно ответила Люба.
    Это был ее день рождения, и брат дал ей десять тысяч на подарок. Вот она и побежала в «комок».

    К половине десятого он добрался до девятого этажа. Никто из опрошенных, кроме Любы, мужчину с сумками не видел.
    Но тут, на девятом этаже, одна интеллигентная старушка с выкрашенными в лиловый цвет волосами вспомнила, как в один из дней — недели три с тех пор, пожалуй, прошли — сидела она после завтрака на скамеечке возле подъезда, и в это время подъехала легковая машина. А немного погодя из подъезда вышли двое молодых мужчин с большими дорожными сумками. Погрузились в машину и уехали.
    Внешность мужчин старушка смогла описать лишь приблизительно: «простые рабочие лица». Цвета сумок — синий и коричневый. Вернее, не совсем коричневый, а ближе к бежевому. Машина же была красного «пожарного» цвета. В марках старушка не разбирается. На номер тоже не посмотрела. Да если бы и посмотрела, то навряд ли бы запомнила.
    — Память стала совсем никуда, — пожаловалась она. — Иной раз на почтовом конверте свой адрес надо написать, так не поверите: за дверь выглядываю, чтобы на номер квартиры посмотреть… Постойте-ка!.. — Она задумалась, приложив ко лбу растопыренные пальцы. Ее маленькие руки с наманикюренными ногтями походили на птичьи лапки.
    Немного погодя старушка подняла на сыщика выцветшие глаза и, заговорщически понизив голос, сообщила:
    — Там ведь еще мальчик стоял и смотрел на машину. Он в нашем подъезде живет. Хорошо бы вам его найти: у его отца точно такая же машина, только другого цвета.
    — Не вспомните, в какой квартире живет этот мальчик? — спросил Бородин, чувствуя, как внутри все напряглось.
    Старушка махнула на него обеими руками, словно отгоняла наваждение:
    — Бог с вами! Я ж говорю: свою квартиру забываю, какой у нее номер! — Помолчав, добавила: — Красивый мальчик такой. И мать у него красивая, в каракулевой шубке ходит. Шубка черная, а берет белый, из меха нутрии, очень ей идет…
    — На каком они этаже — тоже не вспомните?
    Старушка ласково улыбнулась:
    — Нет, миленький, не вспомню!
    — Мальчику приблизительно сколько лет?
    Старушка подумала. Затем просветленно посмотрела на Бородина:
    — Как-то я у него спросила, в каком классе он учится. Сказал — в шестом. У него такие выразительные черные глаза! И волосы тоже черные, кудрявенькие. — И уж совсем тихо: — Еврейчик…
    На седьмом этаже Бородин имел разговор с красивой женщиной-еврейкой. На все его вопросы она отвечала вежливым «нет»: ничего не видела, ничего не слышала. И даже за порог своей квартиры не пустила.
    Было уже около одиннадцати, когда он снова позвонил в ту квартиру. Не снимая с двери цепочки, женщина все также вежливо осведомилась, что еще могло понадобиться работнику милиции в такое позднее время. Ведь она же сказала, что ничего не видела, ничего не…
    Бородин спросил про мальчика. Женщина, все так же из-за цепочки, ответила, что мальчик уже лег спать, потому что ему рано в школу. И в этот момент Бородин услышал:
    — Мама, кто там?
    — Я сыщик, мальчик! — представился ему через цепочку Бородин. — Мне надо у тебя спросить кое-что очень важное!
    — А что? — заинтересованно спросил мальчик, подойдя к двери.
    Бородин ответил таинственным шепотом:
    — Об этом нельзя говорить громко…
    Женщина откинула цепочку и впустила Бородина в прихожую. На ее недовольный взгляд он не обратил внимания.
    — Тебя как звать? — спросил он мальчика.
    — Илья, — ответил тот.
    — А я Сергей Александрович, — представился ему Бородин. — Так вот, Илья, ты мне здорово поможешь, если припомнишь, как недели три назад к вашему подъезду подошла красная легковая машина, и в нее сели двое дяденек с большими сумками.
    — «Шестерка», да? — спросил мальчик.
    — Точно?
    — Точно, если красная! — уверенно подтвердил мальчик. — Номер двадцать два семнадцать?
    Бородин оторопело уставился на мальчика:
    — Ты… и номер помнишь?
    Мальчик скромно покивал.
    — У Ильи феноменальная память на цифры, — тепло улыбнулась женщина.
    — Может, и буквы помнишь? — с надеждой спросил Бородин, понимая, что хочет слишком многого.
    И действительно, букв перед номером Илья не запомнил.
    — Ты даже не представляешь, как мне помог! — сказал ему Бородин. — Теперь мне легче будет их искать!
    — Кого искать? — спросил мальчик.
    — Воров, которые садились в машину. А ты не помнишь, как они выглядели? Какие у них были лица? Как были одеты?
    Нет, этого мальчик не мог сказать. Единственное, что он еще запомнил, на куртке у водителя была эмблема фирмы «Адидас».
    — Куртка какая, кожаная? — спросил Бородин.
    Мальчик пожал плечами.
    — Цвета какого?
    И этого он не помнил.

5

    Ни на одном из водителей четырех красных «шестерок» с номером 22–17, зарегистрированных в городе, куртки с эмблемой фирмы «Адидас» не оказалось. И вообще никто из них не имел когда-либо такой куртки.
    Либо была еще пятая красная «шестерка» из какой-нибудь соседней области, либо кто-то из тех четверых предусмотрительно снял и спрятал куртку.
    Бородин проверил алиби всех четверых водителей и трое сразу отпали. А с четвертым оказалось достаточно побеседовать с «профессиональным» подходом, и через каких-нибудь полчаса ведущий инженер одного из бывших «почтовых ящиков» Леонид Федорович Цыпкин увяз по уши.
    Сначала он божился, глядя на сыщика кристально чистыми голубыми глазами, что ни сном ни духом не ведает ни о каком доме по улице Бебеля и знать не знает никаких мужчин с дорожными сумками. Ему даже оскорбительно было слышать о том, что он кого-то подвозил за деньги.
    Верно, в этот день он и в самом деле не был на работе, потому что его предприятие перешло на трехдневный режим. Но из дому он никуда не выходил, и это может подтвердить его жена.
    Разговор происходил дома у Цыпкиных, и жена Леонида Федоровича с готовностью подтвердила его слова:
    — Утром мы немножко поссорились… Ну, сами понимаете, какое сейчас нервное время, а Леонид Федорович, — она выразительно посмотрела на мужа, словно заранее извиняясь за свою излишнюю болтливость, — всегда все ужасно преувеличивает. Короче говоря, у нас случилась неприятность, и пока я переживала-плакала в спальне, он вот здесь, в этой комнате, нарезался, извините, совершенно по-свински и уснул прямо на полу. Вот здесь вот, — она кивком указала место между столом и сервантом, где ее пьяный муж улегся спать. — Разве не так было, Лёнечка?..
    — До которого часа вы спали? — спросил Бородин у Цыпкина.
    Тот вопросительно, как бы советуясь, взглянул на жену:
    — Часов до четырех?
    — Примерно до без четверти четыре, уточнила жена. В четыре ты включил телевизор и стал смотреть «Вести».
    — А уснул во сколько?
    — Ну… — и Цыпкин опять вопросительно посмотрел на жену.
    — Где-то около десяти я ушла в спальню и закрыла за собой дверь. Уж не знаю, сколько времени ты уговаривал эту поллитровку. Где-то около двенадцати я вышла, извиняюсь, в туалет — ты уже дрых… — подробно все расписала жена.
    — Леонид Федорович, — спокойно заговорил Бородин, выслушав супругов. — Должен вас предупредить об ответственности за ложные показания. На тот случай, если вам придется выступать на суде в качестве свидетеля. К подсудимым закон в этом отношении гораздо снисходительнее: они вправе менять показания либо вообще ничего не говорить… Ладно, я пока не буду нажимать на эту педаль. Пока что вы для меня только свидетель и, следовательно…
    — Да какой я вам свидетель! — завозмущался Цыпкин. — Я вам уже сказал…
    — Слышал, что вы сказали, — кивнул Бородин. — Но другой человек видел, как в тот самый день вы ставили свою машину в гараж.
    — Кто такой?
    — Если дойдет до очной ставки, то вы его увидите, — сказал Бородин. — А пока я хотел бы вам напомнить, что у подъезда дома по Бебеля, сто двадцать восемь, где ваша машина загружалась крадеными вещами…
    — Крадеными?! — завопил Цыпкин.
    — Гос-споди!.. — простонала его жена.
    — …сидела в это время на лавочке старушка, которая все видела. И еще на крыльце стоял мальчик, который учится в школе с математическим уклоном и обладает удивительной памятью на цифры. И не только на цифры. Он припомнил, что на вас тогда была куртка с эмблемой фирмы «Адидас».
    Супруги переглянулись.
    — В жизни не было у моего мужа куртки с такой эмблемой! — проговорила Цыпкина, до ушей заливаясь краской.
    Бородин вежливо разъяснил Цыпкину:
    — Леонид Федорович, прежде чем вы подтвердите или опровергните слова вашей супруги, послушайте, что я вам скажу. Куртка с эмблемой фирмы «Адидас» вещь дорогая и очень заметная. И если вы ее носили, то ваши соседи по подъезду, конечно же…
    Цыпкин остервенело махнул рукой.
    — Ну есть у меня такая куртка! Только что это доказывает? У меня одного, что ли…
    — А если ничего не доказывает, зачем же было… скрывать этот факт? — мягко спросил Бородин, обращаясь к одному Цыпкину.
    — Лично я еще ничего не успел вам сказать по этому поводу! — ответил тот и сердито посмотрел на жену.
    — А потому что вы обложили его со всех сторон! — с отчаянием в голосе выкрикнула Цыпкина. — Вам только б найти виноватого! Но он… Ведь Леонид Федорович живой человек!.. — последние ее слова потонули в слезах. Закрыв лицо руками, супруга убежала в другую комнату.
    — Леонид Федорович! — Бородин посмотрел Цыпкину в глаза.
    — Вы подъезжали на своей машине восемнадцатого ноября к подъезду дома по Бебеля, сто двадцать восемь?
    — Нет! — крикнул тот в лицо Бородину. — И еще раз: — Нет!!!
    Бородин выдержал его яростный взгляд.
    — Должен предупредить вас, что содержимое тех сумок… Словом, хотелось бы надеяться, что вам оно неизвестно, потому что…
    — И трагическим тоном протянул: — Леонид Федорович, Леонид Федорович!..
    — Я в их сумки не заглядывал! — как-то вдруг сник Цыпкин.
    — Это точно? — спросил Бородин.
    — Да с какой стати! Я этих парней первый и последний раз в жизни видел. Попросили подвезти…
    — Где они вас подцепили?
    — На улице Белинского, у пожарки. Я перед светофором остановился, а они тут и подскочили… А что было в сумках-то?
    — Я уже говорил вам: краденые вещи.
    — И все?! — На лице Цыпкина отразилась целая гамма противоречивых чувств.
    — Вам этого мало? — Бородин изобразил удивление.
    — Я уж думал… — Цыпкин бросил на него злобный взгляд. — Послушайте, так ведь и до инфаркта можно довести!
    — Вас никто не принуждал врать! — резко бросил ему Бородин.
    — Да, подловили вы меня!..
    — В ваших же интересах, — сказал Бородин. — Вы сами же себе вредите: ведете себя так, словно вы с теми ворами одна компания.
    — Никогда прежде их не видел, правду вам говорю!
    — Теперь мне это ясно, — сказал Бородин. — Ну а как дальше: будете правду говорить или опять станете изворачиваться?
    — Еще-то что вам от меня надо? — осторожно спросил Цыпкин.
    — У меня к вам еще куча вопросов! — признался Бородин.
    Цыпкин горестно мотнул головой.
    — Вот влип, так влип! Как говорится, без вины виноватый. Я что, не могу подвезти людей, если просят? На лбу ведь не написано, воры они или честные люди!
    — Сколько они вам заплатили?
    — Пятьдесят.
    — И куда вы их отвезли?
    Цыпкин вздохнул и уставился в потолок. Прошла минута, другая. Он не менял позы.
    — А, Леонид Федорович? — напомнил ему о себе Бородин.
    — Лёня, не вздумай сказать! — из спальни высунула голову его жена. — Нам еще жить с тобой…
    — Они вам угрожали? — спросил Бородин у Цыпкина.
    Тот едва заметно кивнул.
    — И вы, значит, боитесь?
    — А как вы думаете? — с укором проговорил Цыпкин. — Вы ж к нам охрану не приставите!
    — Охрану нет, — честно признался Бородин. — Но ведь можно сделать так, что им и в голову не придет подумать на вас.
    — Как это? — живо заинтересовался Цыпкин.
    — Очень просто: будем считать этот разговор неофициальным. Если сейчас вы дадите мне правдивую информацию, то я не стану составлять протокол. И вызывать вас тоже никуда не будем — ни на допросы, ни на опознание преступников. И в суде вам тоже не придется выступать в качестве свидетеля. Вы как бы останетесь в стороне от этого дела. Но при условии, если назовете правильный адрес, по которому отвезли своих пассажиров.
    Цыпкин подумал, обменялся с женой взглядами и спросил:
    — Не обманете?
    Бородин бросил на него строгий взгляд.
    — У меня нет привычки обманывать людей. Как у некоторых.
    — Ну ладно, — решил, наконец, Цыпкин. — Это на Белинского. Номер дома не помню, могу только нарисовать.
    Бородин согласно кивнул и сказал:
    — Рисуйте!
    Супруга принесла Цыпкину вырванный из тетради листок, и он вычертил схему: три квадратика — дома, нужный отметил стрелкой, троллейбусную остановку крестиком, цепочку киосков кружками.
    — Какой этаж? — спросил Бородин.
    Цыпкин пожал плечами:
    — Я с ними в квартиру не поднимался. Выгрузились, и я уехал. Пока разворачивался, успел заметить, в какой подъезд они зашли. И все.
    На другой день Бородин, прихватив себе в помощь оперуполномоченного Мишу Андрейчикова, поехал на место. И впустую: не нашли нужный дом. Либо Цыпкин что-то перепутал, либо всучил сыщику липу.
    Пришлось опять ехать домой к Цыпкину и брать его в оборот.
    Цыпкин валялся в постели с температурой. На табурете у изголовья постели голубел больничный лист. Стопочкой лежали рецепты.
    Увидев вошедшего в комнату Бородина, Цыпкин закапризничал:
    — Обещали оставить меня в покое, а сами опять!..
    Бородин сунул ему в руки схему:
    — Сколько там домов?
    Цыпкин с минуту поизучал свое творение.
    — Я ж не считал…
    — Который же дом тот? — с нажимом произнес Бородин. — Второй, третий или четвертый?
    — Их четыре там, что ли? — спросил Цыпкин.
    — Выздоровеете — съездим вместе, — отрубил Бородин. — На месте покажете.
    — Сколько еще это будет продолжаться? — заканючил Цыпкин.
    — Пока не получу правдивой информации! — сказал Бородин и ушел.

6

    Это только в романах детектив неделями распутывает одно дело. У районного оперуполномоченного сроки другие. То есть он может и месяц, и полтора, смотря по обстоятельствам, заниматься одной кражей, но параллельно занимаясь еще добрым десятком других уголовных дел, половина которых, если не больше, по истечении установленных сроков попадает в разряд так называемых бесфигурантных, а попросту, когда нет даже подозреваемых. Согласно статистике, раскрывается лишь треть зарегистрированных квартирных краж. У Бородина эта цифра выше, но таких дел и на его личном счету хватает.
    Пока Цыпкин отлеживался в постели, Бородин занимался другими делами.
    …Он только вошел в кабинет, а там уже сидит бабуля: какие-то парни выхватили у нее из рук сумку, из сумки достали кошелек, из кошелька деньги. Кошелек опять сунули в сумку, а сумку в руки бабули. Все это они проделали с ловкостью фокусников, бабуля и охнуть не успела, как парней и след простыл.
    Случилось это на мини-рынке, на улице Заводской. Бородин курировал этот район и знал, кто там, на мини-рынке, обычно крутится.
    — Какие они из себя? — спросил он у бабули про парней.
    Но та, конечно, не разглядела их. Один будто Лешка — женщины подсказали. Бородин глянул в свою картотеку. Вот два брата, живут неподалеку от мини-рынка.
    — Приходите завтра утром, — сказал он бабуле. — Может, какие новости будут.
    А вечером поехал домой к парням. Оба дрыхли без задних ног. Запах перегара в комнате стоял такой, что хоть нос затыкай. Растолкал парней, привез в райотдел и до утра — за решетку.
    Утром бабуля опознала их. Только денежки ее они, конечно, уже пропили.
    …Еще до его знакомства со Зверевой случилась квартирная кража на улице Викулова, и в это время Бородин занимался ею, прорабатывая версию за версией. Там буквально не за что было зацепиться, и он всерьез опасался, что это дело попадет в разряд безнадежных.
    И тут, пока Цыпкин болел, вдруг поступили сразу два сигнала. Пострадавшая случайно увидела на остановке парня, на котором была, как ей показалось, похищенная курточка ее дочери. Этого парня она раньше в глаза не видела, а потому не решилась вступить с ним в разговор и потребовать объяснений.
    И другая информация: несовершеннолетний Вадим Скоробогатов сдает скупщику ценные вещи и на вырученные деньги гуляет. Бородин с помощником тут же выехали по указанному адресу, однако Вадима уже не застали дома: спешно уехал в деревню к бабушке. Через пару-тройку дней снова нагрянули к нему, задержали и доставили в КПЗ. А к этому времени Бородин уже выяснил, что Вадим был, оказывается, знаком с дочерью потерпевшей. И даже пару раз был у нее дома. В отсутствие матери.
    — Тебя видели в курточке с цветными вставками, — сказал ему Бородин. — Где ты ее взял?
    — Друг дал поносить, — ответил Вадим.
    — Где сейчас эта куртка?
    — Я ее нечаянно порвал.
    — Ну порвал. А все-таки где она?
    Вадим простодушно пожал плечами.
    — Куда мне ее рваную-то! Выбросил.
    Бородин не поверил. Видел он квартиру Скоробогатовых: не так богато живут, чтобы модными курточками, пусть и порванными, разбрасываться.
    — Друга как звать?
    — Николай.
    — Где живет?
    — Не знаю его адреса…
    — А дом показать сможешь?
    — Я у него не был.
    — Вот так друг! — поразился Бородин. — Курточку дал поносить и даже не требует вернуть!
    Сходил к следователю, объяснил ситуацию:
    — Курточка наверняка дома у Скоробогатовых. Необходимо произвести обыск.
    Следователь, молодая женщина, ну ни в какую:
    — Ты можешь и не найти ничего, тогда не тебя, а меня к прокурору потянут!
    — Да я уверен, что найду!
    — Мало ли что ты уверен!..
    Так и не получив согласия на обыск, Бородин решил действовать иначе. Позвонил матери Вадима — благо, на квартире телефон — и, ничего не объясняя, попросил привезти сыну какую-нибудь легкую куртку.
    Женщина посокрушалась:
    — Ох, я ж ее только что замочила, грязная была!..
    — Хоть не порванная?
    — Нет, вроде как целая…
    К вечеру выстиранная, отглаженная курточка была в руках у сыщика. Едва ее увидев, Вадим перестал запираться и рассказал, как они вместе с Николаем, тем самым его другом, совершили кражу и как сдавали вещи за бесценок скупщику.
    Бородин был уверен: если бы не куртка и не случайная встреча пострадавшей с вором на улице, дело об этой краже, скорее всего, попало бы в разряд бесфигурантных. Хотя кто знает…
    Так вот: в самый напряженный момент эпопеи с курточкой, когда Бородин ни с чем вернулся от следователя к себе в кабинет и мучительно раздумывал, как быть дальше, ему позвонил Цыпкин и кисло поинтересовался:
    — Поедем, что ли?
    Бородин сердито ответил:
    — Сейчас некогда!
    — А мне завтра в командировку! — сразу повеселел Цыпкин.
    — Ну так съездите без меня! Запишите номер дома и потом перезвоните. Я буду ждать.
    Через час с небольшим Цыпкин перезвонил и сообщил номер дома.
    Но прежде чем Бородин отправился разыскивать воров, ему пришлось выдержать очередной малоприятный разговор со Зверевой по телефону.
    — Вы нашли Агаркова? — спросила она с присущей ей категоричностью.
    — Могу сообщить, что ваше дело продвигается, — решил порадовать ее сыщик. — Возможно, что через несколько дней…
    — Я спрашиваю: вы Агаркова нашли? — голос Зверевой завибрировал, стремительно набирая высоту и силу.
    На что Бородин ответил спокойно, однако достаточно жестко:
    — Раиса Алексеевна, вы пытаетесь вмешиваться в нашу работу. Я не улавливаю, что вам требуется: результат или Агарков? Могу сказать, что лично меня интересует результат…
    — Да сколько можно? Сколько еще вы намерены водить меня за нос?!
    — Мы работаем, — сказал Бородин.
    Однако Зверева не унималась:
    — А я вам говорю: пока не арестуете и не допросите Агаркова, никакого результата у вас не будет! Потому что двери открыть мог только он или его сообщник. Вы…
    Тут Бородин не выдержал и, извинившись, положил трубку.
    Час был поздний, а завтрашний день обещал быть нисколько не легче дня прошедшего. Когда телефон снова зазуммерил, Бородин был уже за порогом кабинета и не стал возвращаться.

7

    Прежде чем войти в дом, на который указал Цыпкин, Бородин зашел в жилотдел, к паспортистке. Там он списал паспортные данные жильцов в возрасте от 20 до 25 лет и переснял их фотографии.
    А затем, вернувшись в свой кабинет, стал вызывать свидетелей кражи и проводить процедуру опознания по этим фотографиям.
    Свидетели являлись неохотно, пропуская сроки. Некоторым пришлось несколько раз напоминать об их обязанностях. А Андронниковой, той, что из окна наблюдала за схваткой Севастьянова с вором, Бородин даже зачитал соответствующую статью Уголовного кодекса.
    Интеллигентная старушка с лиловыми волосами долго вглядывалась в лица на фотографиях, но так никого и не признала.
    Люба Пермякова, тихонько похихикивая, не без интереса прогулялась по фотографиям своими умными золотисто-карими глазами раз, другой, третий…
    — Умрешь! — поделилась, наконец, с Бородиным своими впечатлениями. — Вот этот и этот, а? — она ткнула в фотографии пальчиком.
    — Ты ж только одного видела! — напомнил ей Бородин.
    Люба похлопала ресницами, непонимающе глядя на сыщика. Затем до нее, видимо, дошел смысл его замечания.
    — А, на лестнице-то которого?
    — Да, на лестнице.
    — Так его тут нет!
    — Чего ж ты на этих-то двоих показала? — недоуменно спросил Бородин.
    Люба смешливо поморщила нос:
    — Просто они мне понравились. Клевые парни! Скажете, нет?
    Соседка Зверевой по лестничной площадке не очень уверенно показала на Евгения Тропинина.
    — Похож. Но я его плохо разглядела из-за ковра. Второй мне больше запомнился, но его здесь нет.
    Последний, к кому обратился Бородин, водитель «шестерки» Цыпкин, снова напомнил об уговоре:
    — Вы обещали не привлекать меня к опознанию!
    — Не вызывать, — уточнил Бородин. — Так я ж опять сам приехал к вам! Как и договаривались, не будет никакого протокола. Вот взгляните, — он разложил на столе перед Цыпкиным несколько фотографий. Если кого узнаете, шепните мне на ухо.
    — Этот! — показал Цыпкин на Тропинина. — А второго тут нет.
    — Вот и спасибо! — поблагодарил его Бородин. — Думаю, что больше беспокоить вас не будем, — и с улыбкой добавил: — Пока не выследим второго вора.
    Итак, двое свидетелей показали на Тропинина. Правда, один, вернее, одна свидетельница — с оговоркой. Что ж, нерешительных можно понять: и времени со дня кражи прошло порядочно, а главное, когда от одного твоего слова зависит судьба человека, то поневоле задумаешься и на всякий случай ввернешь это спасительное «вроде как».
    Теперь Бородин решил повидаться с самим Тропининым. Минут бы на пяток пораньше выскочить. Но его помощник Миша Андрейчиков замешкался в соседнем кабинете, где ребята потрошили сумку с инструментом только что задержанного при попытке совершить кражу шестнадцатилетнего парнишки.
    И тут — телефон. Зверева, будь она неладна!
    Как и следовало ожидать, спросила опять про Агаркова. Разговор грозил принять затяжной характер, однако Бородин сумел перехватить инициативу.
    — Кстати, Раиса Алексеевна: когда вы вернулись из Талицы и вошли в квартиру, все форточки были заперты изнутри?
    — Я уже отвечала на этот вопрос и вам, и вашему предшественнику: да, все форточки были заперты на вертушки, а створки окон заклеены бумажными лентами! — сердито ответила Зверева. — Но вы мне…
    — И в комнатах были заперты, и на кухне?
    — Да, да, да! Но вы…
    — Дело в том, что воры, проникнув в квартиру, могли сами, для отвода глаз, закрыть форточки, — продолжал Бородин. — Вы хорошо помните, что закрывали их перед отъездом?
    — Полагаю, что да! — уже не столь категорично, однако же утвердительно ответила Зверева.
    — Полагаете или точно? — потребовал Бородин полной ясности.
    — Послушайте, с чего это вы прицепились к форточкам? — с новой силой завозмущалась Зверева, однако незаметно для себя самой включилась в нужный Бородину разговор. — Вы видели форточки в нашем доме?
    — Да, Раиса Алексеевна, видел, — живо отозвался Бородин. — Маленькие, что и говорить…
    — Только кошка в них и пролезет!
    — Ну, пожалуй, еще и мальчик лет двенадцати-тринадцати. — Бывали такие случаи.
    — Восьмой же этаж, Бог с вами! — пораженно воскликнула Зверева. — На вертолете он, что ли, подлетел? Послушайте меня еще раз: в мою квартиру вошли через двери, имея ключи! И я требую, чтобы вы нашли Агаркова, потому что ключи мог изготовить только он!
    — Ну хорошо, — вздохнул Бородин. — Скоро все выясним.
    — Мне очень интересно знать как? — язвительным тоном спросила Зверева.
    — Спросим у вора. Надеюсь, он все нам расскажет.
    — Вы что, уже поймали его?
    — Собираюсь с ним повидаться, а вы меня задерживаете. Всего вам хорошего, Раиса Алексеевна! — Трубка в ответ лишь успела квакнуть.

8

    Самого Тропинина дома не оказалось. Двери открыла его мать. По документам ей было сорок шесть лет, но выглядела она значительно старше: все лицо в морщинах, глаза водянистые, нос налился краснотой с лиловым оттенком.
    Она тоже куда-то собиралась: была в сапожках, теплой кофточке, с шерстяной вязаной шапкой в руках.
    — С работы еще не приходил, — прокуренным голосом ответила она на вопрос о том, где ее сын.
    Было семь вечера.
    — Он всегда поздно приходит?
    Женщина равнодушно пожала плечами.
    — Когда как. Вчера пришел — шести не было.
    — Может, пригласите нас в комнату? К вам у нас тоже будет разговор.
    — Так не убрано! — попыталась отговориться хозяйка.
    Однако Бородин уже снимал пальто.
    — Мы люди не гордые, — и кивнул Андрейчикову: — Раздевайся!
    Какого-то особенного беспорядка в комнате не было заметно. Разве что пыль по углам да куча сваленного на диван чистого белья, еще пахнущего уличной свежестью.
    — Мария Васильевна, — обратился Бородин к хозяйке, — вспомните, были ли вы дома в середине дня восемнадцатого ноября.
    — Ой, да где ж это мне вспомнить! — горестно приложила хозяйка ладонь к щеке. — Сколько уж прошло…
    — В этот день ваш сын и его приятель занесли сюда вещи, — подсказал Бородин. — Две сумки и, возможно, телевизор.
    — Откуда у Женьки телевизор, Бог с вами! — испуганно встрепенулась женщина, но голос прозвучал фальшиво. Было ясно, что она определенно что-то знает!
    — Ваш сын, Евгений Павлович Тропинин, подозревается в совершении квартирной кражи! — сообщил ей Бородин.
    — Какая кража! — неестественно удивилась Мария Васильевна. — Отродясь он чужого не брал!
    — Судимости есть у него?
    — Не-ет, что вы! — отмахнулась как от нечистой силы.
    — Давно живете без мужа?
    — Пятый год.
    — Что случилось?
    — Бросил. Не нужна стала, — при этих словах она быстро заморгала, прогоняя слезы.
    — У вас еще дети есть? — спросил Бородин, когда она успокоилась.
    — Дочка. Замужем.
    — Муж у нее кто?
    — Дмитрий Ежов. В магазине работает грузчиком.
    — Судимости у него были?
    — Сидел.
    — За что?
    Женщина долго молчала, терзая в жилистых руках паспорт.
    — А не знаю я! — наконец ответила она и крепко сомкнула тонкие синеватые губы.
    — Если вашего сына опознают свидетели, — сказал Бородин, — то посоветуйте ему не запираться.
    — И много дадут? — спросила женщина, скорбно глядя на Бородина.
    — Это мы не решаем, — пожал плечами Бородин. — Одно знаю наверняка: чем больше правды скажет, тем меньше получит.
    — Господи, горе-то какое! — со стоном вырвалось у женщины. — Вот жизнь проклятая, хоть бы уж помереть скорее!..
    — Мария Васильевна, я вам дал совет, а вы уж сами решайте, как поступить, — тут Бородин глазами указал Андрейчикову на дверь и поднялся.
    Когда они выходили из лифта, навстречу им толкнулся парень с хорошо знакомым лицом.
    — Тропинин?
    Парень отпрянул назад, но Андрейчиков, метнувшись вперед, крепко ухватил его за руку. Впрочем, парень не сопротивлялся.
    — Чего надо? — спросил он хмуро.
    — Пойдем-ка с нами! — сказал Бородин. — Есть разговор.
    Парень предпринял слабую попытку высвободить руку.
    — Пустите, ну! Чего я вам сделал?
    Бородин достал из кармана наручники.
    — Нацепить или сам пойдешь?
    — Ладно, пойду! — снизошел парень. — Только не знаю, чего вам надо.
    — Насчет этого не беспокойся: скажем! — пообещал Бородин.

9

    Тропинин безоглядно шел в отказ: на Каляева никогда в жизни не бывал, даже не знает, где эта улица находится. Никаких краденых вещей в свою квартиру не привозил. А где был днем восемнадцатого ноября, а также и семнадцатого не помнит, потому что времени с тех пор много прошло, а жизнь такая интересная, что все дни похожи один на другой.
    Впрочем, кое-что вспомнил: в ту неделю он, кажется, работал во вторую смену, а днем часто выпивал.
    — Женя, ты по своей неопытности сам себе подножку ставишь, — терпеливо внушал ему Бородин. — Сейчас бы все рассказал, и мы с тобой написали бы явку с повинной. На суде это очень даже принимается во внимание. А ты по глупости отрезаешь себе все пути. Я вот еще немного послушаю тебя и вызову свидетелей, которые видели вас обоих с ворованными вещами. Проведу очную ставку. Не беспокойся, свидетелей хватает. Вызову соседку Зверевой, которая разговаривала с вами на восьмом этаже. Вызову старушку, которая сидела возле подъезда, когда вы грузили сумки в красную «шестерку». Вызову ветерана, который у тебя ковер отнял. Да и твоего напарника приведем. Он-то уже сидел и знает, что если засветился, так нет смысла идти в отказ.
    Бородин блефовал: Ежова пока не удалось задержать — ни дома, ни на работе его не оказалось.
    — А после очной ставки уже никакой явки с повинной у тебя не получится, — сказал Бородин. — Ты меня понял?
    — Ну понял… — Тропинин досадливо поморщился.
    — Да ничего ты не понял! — сердито бросил ему Бородин и посмотрел на часы. — У тебя до вечера еще есть время подумать над тем, что я сказал. Если ты не дурак, то придешь к правильному решению. А если… Ну дурака-то чего жалеть!
    — Так чего я буду на себя наговаривать, если не виноват? — спросил напоследок Тропинин, перед тем как его отвели в камеру. — Для этого ума много не надо!

    Бородину позвонил эксперт, который обследовал крышу над квартирой Зверевой, лоджию и окна. Как и следовало ожидать, на крыше были обнаружены свежие следы веревки как раз над кухонным окном. И еще прицепившийся к оконной раме, в проеме форточки, волосок натурального рыжего цвета.
    — Похоже он и не думает признаваться, — сказал Андрейчиков.
    Бородин словно не слышал.
    — Тут я без тебя с экспертом говорил. Рыжий волос нашли в форточке. Недлинный. Какого-то мальца, значит, спускали с крыши. Как я и думал.
    — Хоть рыжий, и то хорошо, — удовлетворенно покивал Андрейчиков. — Легче будет найти, и усмехнулся: — Ха, вождь краснокожих!
    — Это точно, — согласился Бородин.

10

    — Так вас, оказывается, было трое? — спросил Сергей у Тропинина при следующей встрече, когда они опять уселись в кабинете друг против друга. — Без рыжего, значит, не обошлись? Вот, значит, еще и с вождем краснокожих тебе очная ставка будет.
    — С каким вождем? — тупо уставясь на оперативника, спросил Тропинин.
    — А который в форточку пролез и двери вам открыл! — по тому, как напрягся Тропинин, как вдруг забегали его глаза, Бородин понял, что попал в яблочко. — Ну, Женя, не губи свою жизнь молодую на корню, лишние годы за проволокой тебе совсем ни к чему. Ну нечем тебе крыть, совсем нечем! А у нас и свидетели есть, и вещественные доказательства, и ваш помощничек рыжий… Я с тобой до завтра пообщаюсь и передам дело следователю, а он еще что-нибудь раскопает. Хотя и того, что есть, за глаза хватит любому суду. Вещи-то уже все пропили?
    — Какие вещи? — механическим голосом спросил Тропинин.
    — Женя, кончай эту волынку! Пойми: нет у тебя козырей, а без них что за игра! Давай спокойно посидим, молча поглядим друг на друга, и ты принимай решение. Мне ведь что? Осталось только рапорт написать начальнику, и все! С плеч долой это дело, за другое тут же примусь, — Бородин похлопал ладонью по стопе папок. — Ишь, сколько их у меня на очереди, дел-то уголовных! Как только передам тебя следователю, усажу на твое место другого Женю. Или Петю. А про тебя и думать забуду. Я-то забуду, а ты меня не раз потом вспомнишь, да поздно будет! Вот пока ты еще передо мной сидишь, думай головой, кому твоя явка с повинной больше нужна, мне или тебе…
    Тропинин поднял на сыщика тоскующий взгляд:
    — Чего писать-то?
    Сердце у Бородина гулко застучало.
    — Явку с повинной! — внезапно севшим голосом проговорил он.
    — Как писать-то ее?
    — А вот сюда садись, за стол… На тебе бумагу и ручку… Так… Готов? Пиши: «Семнадцатого ноября сего года мы втроем…» В общем, описывай все подробно, с чего начали и чем кончили, а я сейчас вернусь. Миша, ты тут присмотри, — наказал он Андрейчикову и вышел в прохладный коридор. Там прошелся несколько раз из конца в конец, затем вернулся в кабинет, глянул поверх плеча Тропинина на то, что было написано, и удивленно спросил:
    — Ты чего только две фамилии написал? Третью забыл, что ли? Вписывай ее вот тут!
    — Кого вписывать? — в глазах у Тропинина было непритворное удивление.
    — А вождя краснокожих! Рыжего-то!
    — Какого еще вождя? Мы с Димкой вдвоем были…
    — А двери-то кто вам открывал?
    — Так они открыты были!
    — Ой ли? — Бородин облокотился о стол и заглянул Тропинину в глаза.
    — Побожиться, что ли? — спросил тот, не отводя глаз.
    — Пришли, и двери открыты были?
    — Были! — кивнул Тропинин.
    — Кто ж их для вас открыл?
    — Я-то почем знаю! У Димки спросите.
    — А ты сам у него спрашивал?
    — Больно мне надо!
    — Ладно, рассказывай тогда все по порядку, а потом сформулируем и запишем.
    — Чего рассказывать… Пришел и говорит: «Дело есть…»
    — Куда пришел?
    — К нам домой.
    — Во сколько?
    — Перед обедом.
    — И что было дальше?
    — Ну я спросил, какое, мол, дело. Тыщ, говорит, на восемьсот, а может, и на два миллиона. Верняк, мол, и все уже готово, только прийти и забрать. Хозяйка, сказал, далеко, раньше как послезавтра не придет. Научил, как соседям, если что спросят, отвечать…
    — Сказал, как звать хозяйку?
    — Ну.
    — А он от кого узнал?
    Тропинин молча пожат плечами.
    — Ну ладно, поехали дальше, — махнул рукой Бородин. — Куда с вещами-то направились?
    — Сперва в соседний дом.
    — Что унесли?
    — Не знаю, чего там Димка в сумки понапихал, он их и тащил. А я ковер, но во дворе пришлось бросить…
    — И после этого ты куда побежал?
    — В дом на Бебеля.
    — С пустыми руками?
    — А как? У меня только ковер и был.
    — Прибежал в тот дом…
    — Димка меня в подъезде уже дожидался. Велел домой ехать.
    — С сумками дожидался?
    — Не помню.
    — На другой день опять встретились?
    — Нет, в тот же день он зашел ко мне. Сказал, что надо перевезти вещи, а то мигом нас заметут. Раз засветились.
    — Значит, на другой день опять в тот дом, на Бебеля, отправились? Ты в квартиру-то заходил на этот раз?
    — Ну заходил…
    — Это на каком этаже?
    — На третьем.
    — На третьем?! — Бородин не сумел скрыть удивления. — Димка, что ли, там теперь живет?
    — Зачем? Это Пашкина хата.
    — Как фамилия?
    — Не знаю. Вообще-то он… Ну, в общем, отбывает срок.
    — Кто ж вас пустил?
    — Любка. Сестренка Пашкина.
    Бородину понадобилось некоторое время, чтобы осмыслить услышанное. Удивление уступило место досаде и стыду. Вот уж прокол так прокол! Как же это он не подумал о рыжей Любке, когда получил информацию о находке в форточке? Ну сыщик, еж тебя задери! На блюдечке ведь поднесли! Ай да девка! Ай да вождь краснокожих!..
    «Ну ничего, Любушка, скоро опять повидаемся!» — подумал он не без злорадства.

11

    Когда они с Андрейчиковым и следователем Ореховым вышли из машины во дворе дома по Бебеля, 128, навстречу им, как по заказу, выпорхнула Люба Пермякова собственной персоной. В лаково поблескивающей курточке с меховыми отворотами, вся такая накрашенная, напомаженная. Конопушек на мордашке как не бывало, Бородин едва узнал ее.
    — Далеко собралась? — спросил он, радушно поздоровавшись, как и полагается старым знакомым.
    «Ох, Любка, Любка!» — то ли грозил он ей мысленно, то ли жалел, зная наперед, какая судьба ее ждет, то ли в момент встречи нестерпимый стыд ожег его при мысли о том, как ловко провела его эта соплюшка.
    Любка дернула носом, презрительно глянула исподлобья на сыщика, но ничего ему не ответила. Хотела пройти мимо, но Бородин приобнял ее за плечи, развернул лицом к двери подъезда и подтолкнул вперед.
    — Как думаешь, надо нам с тобой поговорить или нет? — спросил он.
    — Мне ж некогда! — вдруг захныкала Любка, оказавшись с тремя мужчинами в лифте.
    — Куда тебе некогда? — спросил Бородин. — Кавалеры, что ли, ждут?
    — А хотя бы! — сквозь слезы всхохотнула Любка. — А вы не пускаете!
    — Поди мелкота какая-нибудь! — предположил Бородин. — Ты на нас погляди!
    — Ой, держите меня! — снова всхохотнула Любка.
    — Вот и держим! — улыбнулся Бородин. — А что нам, старикам, еще остается? Держать покрепче, чтоб не убежала к своим недомеркам.
    — Ой, старики!..

    Андрейчиков сразу отправился по соседям звать понятых, Орехов занялся предварительным осмотром квартиры, а Бородин усадил Любку за стол, напротив себя, и повел такой разговор:
    — Такие вот дела, Любушка-голубушка: провела ты меня в тот раз как малого ребенка. Оказывается, воры никуда выше третьего этажа не поднимались, а пришли прямо к тебе домой и где-то здесь оставили краденые вещи, — он окинул внимательным взглядом комнату.
    — Какие вещи, вы че! — глаза у Любки расширились от удивления, и так, продолжая удивляться, она тоже осмотрелась вокруг себя. — Вы че это! Никаких вещей тут нету!
    — Ну нету! — развел руками Бородин. — Ведь их на другой же день увезли на красных «Жигулях». Забыла?
    — Не зна-а-а-ю! — изумленно протянула Любка. — Да кто вам сказал?
    — А Женя и сказал! — Бородин играл с ней в гляделки — кто кого пересмотрит. — Женя Тропинин.
    — Какой это?
    — На Белинского живет. Ежов его в помощники взял да оказалось, что напрасно: бросил ковер на полдороге и с пустыми руками сюда прибежал. На другой день к нему на квартиру вещи и увезли…
    — Какие вещи? Кто увез?
    — Краденые вещи. А увезли их отсюда Ежов с Тропининым. Ну да ты и сама все лучше меня знаешь! А чего не знаешь, эти ребята тебе скоро дорасскажут. Ждут они тебя в одном месте.
    — Глаза у Любки сузились и сухо, зло заблестели.
    — А может, и не все они отсюда вывезли, — сказал Бородин, — вдруг да оставили что. Поэтому мы проведем тут обыск, ты уж не взыщи.
    Орехов показал Любке ордер. Андрейчиков уже привел понятых. Любка завертелась на стуле, как на горячих углях.
    — Сиди спокойно! — строгим голосом велел ей Бородин.
    Занимаясь делом, он старался не спускать с нее глаз.
    В передней комнате краденых вещей не нашли. В другой, смежной, следователь выковырял из щели синий пластмассовый язычок от застежки — «молнии».
    Бородин показал Любке находку.
    — У тебя есть такая «молния»?
    Ответить Любка не успела: из смежной комнаты донесся удивленный возглас Орехова:
    — Ё-мое!..
    — Что там? — крикнул Бородин.
    Орехов показался в проеме двери. Он держал в вытянутой руке полную горсть украшений из золота с просверками драгоценных камней.
    Пораженные увиденным Андрейчиков и Бородин подскочили к нему поглядеть на это чудо.
    — Ну-ка, ну-ка!.. Вот это да!..
    Лишь на какие-то секунды Бородин выпустил Любку из виду. А когда спохватился и обернулся, ее в комнате уже не было.
    — В туалет пошла, — сказала женщина-понятая.
    Но в туалете, как и следовало ожидать, Любки тоже не было.
    Бородин выскочил на лестничную площадку и услышал, как дважды хлопнули двери подъезда. Он кинулся вниз по лестнице, прыгая через пять-шесть ступенек.
    Выскочив из подъезда, он сумел ухватить взглядом в сгустившихся сумерках рыжую голову, мелькнувшую за прутьями высокой ограды, окаймлявшей территорию детского комбината.
    Любка бежала через двор на улицу. А когда Бородин выбежал вслед за ней на тротуар, Любка уже неслась меж домами по другую сторону улицы Каляева.
    Бородин еще поднажал. Расстояние между ними заметно сокращалось. Любка понеслась было прямиком к стоявшему поодаль школьному зданию, однако, немного не добежав до него, круто повернула вправо, опять на улицу Каляева.
    Выскочив на тротуар, она пронзительно завопила:
    — Помогите! Грабят!
    Бородин был в штатском, и это осложнило его положение. Какие-то двое подвыпивших мужиков попытались его остановить, но ему удалось проскочить мимо них.
    А чертовка продолжала орать благим матом, она неслась по тротуару к самым людным местам. Прохожие испуганно шарахались от Бородина и что-то кричали ему в спину.
    Наконец он настиг девчонку и ухватил за ворот куртки. Любка пронзительно визжала и извивалась у него в руках. Вокруг них стала собираться толпа. Кто-то предлагал вызвать милицию.
    — Я — сотрудник милиции! — крикнул он зевакам.
    — Врет! — заверещала Любка. — Он куртку хотел снять! — и тут, изловчившись, она вонзила в ладонь Бородина острые, как у хищного зверька, зубы.
    Воспользовавшись замешательством сыщика, у которого от боли потемнело в глазах, она вьюном вывернулась из его рук и опять задала стрекоча.
    На этот раз он ухватил ее крепче. Но эта рыжая зверюшка села на тротуар, обхватила обеими руками его ногу и впилась зубами ему в бедро. Бородин непроизвольно ухватился рукой за укушенное место, а Любка принялась рвать зубами его ладонь. К счастью, ребро правой ладони было у Бородина мозолистым и твердым, как панцирь черепахи, и оказалось Любке не по зубам.
    А тут подоспел на машине и Андрейчиков. Вдвоем кое-как впихнули продолжавшую вопить и извиваться Любку на заднее сиденье «Жигулей», а как только дверца захлопнулась, Любка тут же притихла. Всю дорогу до милиции она, не отрываясь, смотрела в окно, на проносившиеся мимо дома и прохожих.
    «Чего доброго, еще и шрамы останутся, будет память на всю жизнь», — сердито размышлял Бородин, сидя рядом с Любкой и прижимая носовой платок к ноющей ладони.
    И словно угадав его мысли, Любка вдруг повернулась к сыщику лицом, взглянула участливо в глаза и спросила:
    — Тебе очень больно?

12

    Дмитрий Ежов, когда его задержали и доставили в милицию, сразу же потребовал адвоката. В противном случае он отказывался что-либо говорить.
    Это был жилистый крепыш двадцати восьми лет с темно-голубыми холодными глазами и перебитым носом на круглом лице.
    Пока дожидались адвоката, Бородин показал Дмитрию его фотокарточку:
    — Узнаешь молодца?
    Ежов поглядел и удивился:
    — Где взяли?
    — Так признаешь себя или нет?
    Ежов с напускным безразличием пожал плечами.
    — Ну моя икона. И что с этого?
    — Значит, мы не ошиблись, — удовлетворенно заключил Бородин.
    Глаза Ежова угрожающе сузились.
    — Это кто ж вам на меня показал?
    Бородин приблизил свои глаза к глазам Ежова.
    — Предположим, этого я тебе не скажу. Но твои помощники, с которыми ты обчистил квартиру на Каляева, уже тут, — он ткнул пальцем в пол.
    — Что за улица такая? — с недоумением поинтересовался Ежов. — Первый раз слышу.
    — А я эти слова уже второй раз слышу, — сказал Бородин. — Женя Тропинин с них же начинал наше знакомство: первый раз, мол, слышу про улицу Каляева! Ну потом вспомнил, что вы не так давно провернули там дельце. И Любка Пермякова, которая живет по Бебеля, сто двадцать восемь…
    — Какая еще Любка Пермякова! — возмутился Ежов. — Ну Женьку, предположим, я знаю: шурин мой. Так он с чем у вас тут? Подрался, что ли, опять? С него станется…
    — Кражу он совершил, — сказал Бородин.
    — Надо же! — сокрушенно мотнул головой Ежов. — Скажи, дурень какой! А где это он?
    — На Каляева, двадцать семь.
    — Надо же! И что, поди меня припутывает? Так вы ему передайте…
    — Нет, — сказал Бородин. — На тебя мы вышли через других людей. Забыл, что ли, как вы с Женькой из квартиры Зверевой выходили — он с ковром, а ты с двумя дорожными сумками, синей и светло-коричневой? И как соседка Зверевой из квартиры напротив спросила вас, куда вы понесли вещи… Не помнишь?
    — Ясно, нет! — дернулся Ежов. — Не было меня там!
    — А что ты помнишь?
    — А что я должен помнить, начальник? — и Ежов решительно отверг подозрения на свой счет.
    — Тяни, тяни резину! — со скучающим видом заключил Бородин. — Не знаю только, чего добьешься. Сейчас запишу, что скажешь, и начнем проводить очные ставки. Тебя трое видели с крадеными вещами, суду этих свидетелей вот так хватит!
    …Когда пришел адвокат и спросил у Ежова, не желает ли он сделать заявление, тот сказал, что хотел бы написать явку с повинной. Ему было позволено это сделать.
    Затем Бородин опять стал вызывать свидетелей и лишний раз убедился в том, что рассчитывать на показания очевидцев, особенно в присутствии подозреваемых, дело почти безнадежное. Боятся. А может, и правильно делают, что боятся, потому что никто их потом не защитит. Нет в нашем славном государстве такого механизма, который защищал бы свидетелей. Чтобы они чувствовали себя в безопасности.
    Соседка Зверевой по лестничной площадке, утверждавшая, что «второго вора» она хорошо запомнила, теперь, поглядев на Ежова, засомневалась:
    — У того глаза были голубые, а у этого синие…
    — Да голубые же у него глаза, посмотрите внимательнее!
    Гражданка — в обиду:
    — Я что, не вижу! Как есть синие!.. Нет, не похож на того…
    И ветеран войны Севастьянов, приглядываясь к Тропинину с некоторой опаской, бормотал себе под нос:
    — Не могу ручаться наверняка, примите во внимание мой возраст…
    И тут случилось такое, чего ни Бородин, ни Орехов, ни тем более новичок Андрейчиков еще не видели в своей практике. Женя Тропинин слушал-слушал, как ветеран плетет лапти и не выдержал.
    — Кончай, дед, придуриваться! — сердито бросил он. — Больно скоро забыл, как подставлял мне подножку да сам в ковре запутался!
    А потом были очные ставки. Сперва усадили напротив Любки Тропинина. На вопрос следователя, знакома ли ему эта пичуга, Евгений ответил утвердительно. И рассказал, при каких обстоятельствах встречался с ней.
    Любка же сидела молча, поджав губы и сумрачно поглядывая на сообщника.
    Затем на место Тропинина посадили Ежова.
    — Знакома ли вам сидящая напротив вас девушка? — спросил у него следователь.
    — Да, я ее знаю, — ответил, опустив глаза, Ежов. — Это Люба Пермякова, в квартиру которой, по предварительной договоренности с нею, мы заносили похищенные у гражданки Зверевой вещи.
    И затем рассказал, как Любка сама предложила ему «вымолотить хату», в которой много чего есть и хозяйка которой уезжает на два дня из города. Как эта Любка, спустившись ночью с крыши по веревке с навязанными узлами (Ежов подстраховывал ее) пролезла в форточку на восьмом этаже. Как открыла изнутри квартиры двери. Как он, Ежов, снес в Любкину квартиру сперва цветной японский телевизор, который еще затемно отвез скупщику на такси. Потом Любка предложила ему еще раз потихоньку наведаться в квартиру Зверевой, только сама пойти туда не захотела, а придумала план с переездом Зверевой на другую квартиру. И тогда Ежов сговорился с Тропининым, посулив ему легкую наживу…
    — Золотишко-то когда взяли? — спросил как бы между прочим Бородин. — Ночью или днем?
    — Какое золотишко? — Ежов так удивился, что остался сидеть с раскрытым ртом.
    И Любка, продолжавшая хранить молчание, делала вид, будто тоже не понимает, о чем идет речь.
    Тогда Бородин сообщил Ежову про изделия из желтого металла и драгоценных камней, которые были изъяты во время обыска на квартире у Любки.
    Ежов задохнулся от возмущения и свирепо вытаращился на Любку:
    — Ты че это?.. Стырила и ни гугу?.. Совсем оборзела? — и посмотрел на Бородина: — Да если б я знал!.. Ух!.. Не сидел бы я тут перед вами!
    Бородин готов был с ним согласиться: не пойди Ежов второй раз в квартиру Зверевой, кража эта, скорее всего, осталась бы не раскрытой. Не за что было бы зацепиться, ведь никто не видел этих воров ночью.
    — Ах ты, сука! — Ежов не находил слов, чтобы выразить свое негодование и обиду. — Ах ты, су-ука!..
    Поглядев на него с брезгливым презрением, Любка процедила сквозь зубы:
    — Веники долбаные!
    Это была единственная фраза, которую услышали от нее за все время, пока продолжались очные ставки.

13

    На этот раз Бородин сам позвонил Зверевой и пригласил ее для разговора.
    — Надеюсь, вы мне наконец-то?..
    — Могу сообщить, что кража нами в общем-то раскрыта, — скромно оповестил он пострадавшую.
    — Вы разыскали его?
    — Личности воров установлены, все они задержаны и находятся под стражей, — Бородин сделал вид, что не понял, про кого она спросила.
    — И… Агарков тоже? — голос Раисы Алексеевны как-то странно задрожал.
    — Агарков никакого отношения к краже не имеет, — вынужден был огорчить ее Бородин.
    — И вы… даже не попытались его найти? — тусклым голосом, после продолжительного молчания поинтересовалась Раиса Алексеевна.
    Теперь долгую паузу выдержал Бородин, не знавший, как ему отвечать на столь щекотливый вопрос.
    — Раиса Алексеевна, сейчас речь не об Агаркове, — сказал он наконец. — Вам надо подъехать, чтобы…
    — Сомневаюсь, надо ли…
    — …чтобы принять участие в одном следственном действии. Лично я нисколько не сомневаюсь в том, что вам будет очень интересно узнать некоторые подробности.
    — Вы меня заинтриговали, — со скукой в голосе, даже как будто с зевком, протянула Раиса Алексеевна. — Что же это за действие такое?
    — Приезжайте, — сказал Бородин.

    Шумно войдя в кабинет и увидев его перебинтованную руку, Зверева по-женски выразила сострадание:
    — Вы… ранены? Надеюсь, не опасно?
    — Пустяки, — отмахнулся Бородин здоровой рукой. — Так вот, Раиса Алексеевна, должен вам сообщить, что проникновение в вашу квартиру было совершено через форточку.
    — Да что вы говорите?!
    — Преступник… Несовершеннолетняя преступница спустилась с крыши по веревке и пролезла в вашу форточку. Это значит, что форточка все же была оставлена открытой.
    — А я вам говорю, что перед отъездом закрыла все форточки!
    — Возможно, и закрыли, — согласился Бородин. — И тем не менее…
    — Вы говорите загадками!
    — Немного терпения, Раиса Алексеевна, и мы с вами их разгадаем.
    — Ну что ж, буду рада… — горестно вздохнула Зверева.
    — У меня к вам несколько вопросов, — сказал Бородин.
    — Спрашивайте… — с полным безразличием разрешила Зверева.
    — Вопрос первый. Перед тем, как случилась кража, вам на глаза не попадалась в подъезде рыжеволосая девочка лет двенадцати-тринадцати на вид? Нос в конопушках…
    — Видимо, вы спрашиваете про Леночку, которая живет у нас на девятом этаже? Неужели выдумаете?..
    — Вы ее хорошо знаете?
    — Они недавно вселились. Вы что, всерьез думаете?..
    — Как вы познакомились?
    — Не знаю, можно ли это назвать знакомством… У ее матери что-то случилось с сердцем и Леночка попросила у меня валидол. Я ей дала, она поблагодарила и ушла.
    — После этого вы встречались?
    — Один раз. Я возвращалась с работы, а она сидела на ступеньке лестницы между нашими этажами. Увидела меня, вежливо поздоровалась и спросила, который час. Я в свою очередь поинтересовалась, почему она тут сидит. Леночка сказала, что забыла ключи, когда отправлялась в школу, а мамы дома нет и придет не скоро. И вдруг заплакала. Я спросила ее, почему она плачет. И что вы думаете? Вот-вот должна была начаться очередная серия «Дикой розы». Ну я сказала: «Можешь у меня посмотреть, заходи!» Быстренько перекусили мы с ней и сели рядышком у телевизора. Мне показалось, что она была просто счастлива: у них дома, сказала, простой, черно-белый телевизор… Да, еще раз она зашла часа за полтора до моего отъезда. Пока я собиралась, она смотрела какую-то передачу… Вы думаете?..
    — Вы с ее матерью не знакомы?
    — Даже не видела.
    — И в какой квартире они проживают, тоже не знаете?
    — На девятом этаже…
    — А номер квартиры?
    — Как-то не приходило в голову спросить. Я к ним в гости не собиралась. Значит, вы…
    — Пройдемте в соседний кабинет, — предложил ей Бородин. — Там сидят три девочки. Посмотрите на них внимательно.

    Когда после процедуры опознания они вернулись назад, вконец расстроенная Раиса Алексеевна схватилась за голову и молвила трагическим шепотом:
    — Какой ужас, какой ужас!.. Всего двенадцать лет, подумать только!..
    — На самом-то деле пятнадцать, — уточнил Бородин.
    — Все равно… Невероятно…
    — Талантливые у нас дети, — сказал Бородин.
    Зверева неожиданно просветлела лицом, на губах заиграла улыбка:
    — Но вы знаете, у меня словно камень с души свалился: я рада, что Агарков… — И засмущалась: — Выходит, я была к нему несправедлива!
    — Просто поторопились с выводами, — поправил ее Бородин.
    — Я так рада, что даже не сержусь больше на него. Что ж, насильно мил не будешь, — неожиданно глаза Зверевой увлажнились. — Знаете, у него такое благородное лицо…
    — Да, приятное, — согласился Бородин и, увидев как удивленно расширились, как плотоядно заблестели глаза у Зверевой, понял, что проговорился.
    — Так вы… встретились? — все тем же трагическим шепотом спросила она.
    «А в конце концов, какое мне дело!?» — в замешательстве подумал Бородин.
    — Да, мельком, — признался он. — Все-таки я должен был…
    — Где?
    — На квартире у его приятеля-художника. В полуразрушенном бараке, где ни света, ни воды…
    — Какого же черта вы молчали? — зарычала на него Зверева. — Адрес!
    «Пускай сами разбираются!» — сердито подумал Бородин.
    Он продиктовал ей адрес, даже нарисовал схему расположения барака и предупредил, что по лестнице на второй этаж подниматься опасно.
    — Об этом прошу не беспокоиться! — обрезала его Зверева и лихо выбежала из кабинета.
    А Бородин с некоторой долей злорадства подумал, что Агарков, вероятно, уже в Париже.

В НОЧЬ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

1

    В пятом часу вечера старшему оперуполномоченному райотдела Бородину позвонили из дежурной части: поступил сигнал о квартирной краже на улице Каляева.
    Через двадцать две минуты бригада выехала по указанному адресу.
    Ограбленная квартира находилась на первом этаже девятиэтажного дома. Окна — в ажурной вязи решеток. Когда Бородин с экспертом и участковым инспектором вошли в подъезд и остановились перед бронированными дверьми, из квартиры раздался свирепый захлебывающийся лай.
    Хозяева успокоили собаку, и Бородин, переступая порог, не сразу ее увидел: огромная, серая с бурыми подпалинами овчарка смирно сидела в глубине прихожей, настороженно глядя оттуда на вошедших, однако не делая попыток сорваться с места.
    Перебивая друг друга, супруги Рыбаковы перечисляли похищенные вещи:
    — …Восемь золотых украшений, компьютер сына, графин богемского стекла с шестью бокалами, импортный мужской пуловер, импортные дамские туфли, норковая шапка…
    — …Из телевизора вынули декодер…
    — …Что удивительно: оставили в шкатулке массивную золотую булавку с бриллиантом…
    В квартире не было заметно обычного после налета воров беспорядка.
    — Сын прибрал, — пояснила Рыбакова, — а когда он пришел из школы, тут вот так было!.. — женщина выписала в воздухе рукой затейливую загогулину.
    В раме боковой двери стоял, позевывая и потирая ладонью глаза, довольно рослый для своих пятнадцати лет русоволосый паренек. Веня, сын Рыбаковых.
    — У вас он один? — спросил Сергей.
    — Еще старший есть, но он с нами не живет, — с видимой неохотой ответила Рыбакова и поспешно добавила: — У него даже ключей от этой квартиры нет!
    — Сколько ему?
    — Двадцать два.
    — Работает, учится?
    — Временно не работает.
    — На что живет?
    — Даже не скажу, — Рыбакова бросила быстрый упреждающий взгляд на мужа. — Мы редко видимся, он у нас как бы отрезанный ломоть. Одно время работал в ларьке, но недавно, мне сказали, ларек у них сожгли…
    — Судимости у него были?
    — Бог миловал! — опередил супругу Рыбаков.
    — Кого-нибудь сами подозреваете?
    Рыбаков открыл было рот, собираясь высказать свою догадку, однако супруга опередила его:
    — Ой, нет, увольте! Тут только начни перебирать, — она натянуто хохотнула. — По правде говоря, не думаю, что это кто-нибудь из наших знакомых. Уж вы сами, мы вам полностью доверяем, вы ж профессионал…
    Пока эксперт занимался своей работой, Сергей обошел квартиры в подъезде и поговорил с соседями Рыбаковых.
    Пожилая женщина из тридцать первой квартиры рассказала, что накануне, часов около двух дня, она видела в подъезде, на площадке между первым и вторым этажами, незнакомых ребят: один, постарше, ровесник Вени, другой года на два младше. Одеты были прилично, но когда женщина спросила, что им тут нужно, ребята ответили грубостью и выскочили из подъезда. Она видела, как они свернули за угол соседнего дома.
    — С Веней они раньше не встречались, вы не обращали внимания? — спросил Сергей.
    — Нет, не помню, чтобы я их когда-нибудь раньше видела, — ответила женщина. — А вы у него самого не спрашивали про его дружков? — и, не дождавшись ответа, прибавила: — Тут в сороковой квартире живет Аркаша Пестряев. По-моему, Веня с ним дружит, я их часто вижу вместе.
    — Что за парень этот Аркаша?
    — Ничего плохого о нем не скажу. Конечно, современная молодежь, может и не поздороваться. Но не такой грубиян, как эти двое…
    Дверь сороковой квартиры открыл хмурый мужчина в полосатой пижамной куртке. Он сказал, что Аркадий только что вышел. Поглядев на вешалку, сообразил:
    — Пальто и шапка его тут, значит, к Рыбаковым спустился, — и со значением посмотрел на Сергея: не мне, мол, вам рассказывать, что там случилось. — Между прочим, это уже третья кража в нашем доме за последние два года, а милиция, похоже, только тем и занимается, что опрашивает жильцов. Был бы хоть какой-то результат…
    — На этот раз должен быть, — обнадежил его Сергей. — Согласно статистике, раскрывается каждая третья квартирная кража.
    Он знал о тех двух, упомянутых отцом Аркадия. Одна случилась летом прошлого года, другая осенью позапрошлого. Но те кражи были со взломом дверей и к последней, у Рыбаковых, навряд ли имели отношение: у каждой группы квартирных воров, как правило, свой почерк, своя, так сказать, методика проникновения, которую они редко меняют, а стараются отработать ее, раз от разу набираясь опыта. Одни поднаторели на подборе ключей, другие успешно применяют «фомки», третьи, подобно скалолазам, предпочитают спускаться с крыш на веревке.
    Один юный «скалолаз» при помощи веревки с навязанными узлами обследовал двенадцать квартир, пробираясь в них через лоджии и балконы. Сергей тогда еще не занимался делами о квартирных кражах, но об этом парне был много наслышан. Сразу после ареста «скалолаза» в райотдел милиции явилась его мать с кучей медицинских справок и заключений, из которых следовало, что ее сын инвалид второй группы по причине врожденного недоразвития почек. И вообще дышит на ладан. Адвокат стал добиваться его освобождения из-под стражи под денежный залог. Прокурор категорически возражал против изменения меры пресечения: «Двенадцать краж! Вы в своем уме? Ах инвалид? Вы когда-нибудь видели инвалида, который лазал бы, как обезьяна, с шестнадцатого этажа на девятый и обратно?» Поместили «скалолаза» в медсанчасть следственного изолятора, и там ему вскоре стало хуже, а потом он и вовсе расхворался. Врачи согласились с тем, что ему необходим домашний постельный режим, и возник разговор даже о переводе его на первую группу инвалидности. Только тогда и освободили парня под залог. Однако не прошло после этого и трех месяцев, как он опять пошел надело, подобрав себе новых помощников, которые должны были подстраховывать его с крыши и поднимать туда «изъятые» вещи. На лоджию десятого этажа парень спустился благополучно, бесшумно выставил оконные стекла, проник в комнату. Однако тут у него случился сильнейший приступ. Боль была такая, что он даже не слышал, как вернувшиеся из гостей хозяева вызвали милицию. Сообщники «скалолаза» удрали, а сам он опять был водворен в медсанчасть, где и скончался от полной атрофии почек. Шестнадцати лет от роду.

    У Рыбаковых случай был особый: следов проникновения воров в квартиру пока не обнаруживалось. Решетки на окнах целы, и навряд ли кто-то сумел подобрать ключи к двум импортным замкам, приваренным к стальной двери.
    Опросив соседей, Сергей вернулся к Рыбаковым и действительно застал там Аркадия. Оба парня сидели на диване в Вениной комнате и развлекались с овчаркой. Виляя хвостом, собака ловила зубастой пастью руку Аркадия. При появлении оперуполномоченного она сердито зарычала и развернулась к нему, но Веня поймал ее за ошейник и приказал сидеть смирно.
    Бородин спросил о парнях, что накануне ошивались в подъезде. Нет, не знают, поскольку в это время были в школе.
    — Может, Вовка с Пашкой, — предположил Аркадий, вопрошающе поглядев на приятеля, и пояснил Сергею: — Они из тринадцатой квартиры вон того дома, — он показал кивком головы в сторону окна. Два брата. Турыгины.
    — Может, и они, — безразлично дернул плечом Веня. — Не знаю, зачем приходили.
    Прежде чем распрощаться с Рыбаковыми, Сергей задал еще несколько уточняющих вопросов родителям. Для этого он вышел в прихожую и прикрыл за собой дверь Вениной комнаты.
    — Как он у вас, — кивнул Сергей на дверь, — в своей-то комнате сам прибирает?
    — Да мы не требуем, лишь бы учился хорошо, — вздохнула мать.
    — Без двоек и пятерок, — улыбнулся отец.
    — Да уж ладно! — сердито посмотрела на него жена. — Посмотри как вон другие учатся!
    — А мусорное ведро выносить — чья обязанность?
    — Когда и он вынесет, — мать кивнула на дверь Вениной комнаты.
    — Если хорошо попросишь, — вставил отец.
    Тут Сергей заметил, как тихонько, совсем чуть-чуть приоткрылась дверь в Венину комнату, и в щели блеснул любопытный голубовато-серый глаз. Сергей поманил пальцем:
    — Ну-ка, друг ситный, поди сюда!
    Веня нехотя, смущаясь, вышел в прихожую:
    — Че?
    — Все слышал?
    — Не, немного.
    — Вот твои родители говорят, что неважно ты учишься! Пятерок совсем нет.
    — Зачем они мне?..
    — Ну как это зачем? Ты кем быть-то хочешь?
    — Сыщиком! — выпалил из-за его спины Аркаша.
    — Не думал еще, — честно признался сам Веня.
    — Сникерсами будет торговать! — Аркаша хохотнул и выдул изо рта молочно-белый пузырь из жвачки.
    — Ты помолчи, Аркадий! — грозно осадила его Рыбакова.
    — Послушай, друг, — сказал ему Бородин. — Ты иди-ка домой! Потом мы с тобой отдельно побеседуем.
    — А че? — спросил тот, не двинувшись с места.
    — Ты понял? — жестко глянул на него Бородин.
    Аркаша, продолжая чутко прислушиваться к разговору, подался к двери. Когда он ушел, Сергей обратился к Рыбаковым-старшим с неожиданной просьбой: отпустить сына с ним в райотдел милиции.
    — Надолго? — встревоженно осведомилась мать.
    — Так уж, наверное, до утра, — сказал Сергей. — К утру мы с ним обязательно раскроем эту кражу, — и, увидев, как растерянно, закусив губу, посмотрел Веня на родителей, ободряюще похлопал его по плечу: — Ты что, сомневаешься?
    Держась за косяк, Веня почесал ногу об ногу и еле внятно обронил:
    — Я откуда знаю…
    — Скромничает! — улыбнулся Сергей. — Мы с ним оба неплохо знаем здешнюю шпану, не торопясь поразмышляем и непременно вычислим воров. Как говорится, одна голова хорошо, а две лучше… — он взял Веню за подбородок и посмотрел ему в глаза: — Значит, решено, едем?
    Веня дернул головой и растерянно уставился на мать:
    — Че, ехать?
    — На всю ночь? — ужаснулась Рыбакова. — У нас и телефона нет, чтобы в случае чего позвонить…
    — Да вы не беспокойтесь! — сказал Бородин. — Мы с ним будем неразлучно. У меня в кабинете есть мягкая скамейка, захочет спать — ляжет, укрою его своей шинелью, чем не романтика!
    — Но ему завтра с утра в школу! — спохватилась Рыбакова. — К тому же он завтра у нас именинник.
    — Что до именин, так не сегодня же, — возразил Сергей. — А со школой мы уладим, — и спросил у Вени, где живет его классная руководительница, и есть ли у нее дома телефон. — Не знаешь? Плохо… А как ее фамилия? Тоже не знаешь? Звать как?
    — Эльвира, кажется…
    — Ну, брат, это какая-то фантастика! — поразился Бородин.
    — В нашем доме завуч живет, в шестой квартире, — выручила сына Рыбакова.
    — Тогда вот что, — велел Бородин Вене, — одевайся, выходи и жди меня в машине, а я зайду к завучу, договорюсь насчет тебя.

2

    Сперва они зашли в дежурную часть, которая размещалась сразу при входе за широкой, как витрина, стеклянной перегородкой. Тихонько переговорив с сидевшим за пультом капитаном, Бородин провел Веню в мрачноватый коридорчик, где за черной железной решеткой притулились, втянув голову в воротники курточек, два паренька приблизительно тех же лет, что и Веня. Отдельно от них сидел седобородый старик в перепачканном чем-то белым пальтеце с полуоторванным воротником.
    — Эти двое — карманные воришки, — кивнул Бородин на пареньков и провел Веню дальше, где по одну сторону коридорчика шел ряд железных дверей с глазками.
    — Ну-ка, погляди сюда, — поманил Бородин Веню к одному из глазков.
    Тот поглядел и увидел расхаживающего взад и вперед по тесной камере рослого, с ног до головы одетого в фирму молодого мужчину с окровавленной щекой и распухшим носом.
    Глаза мужчины горели бешенством.
    — А он че сделал? Убил кого-нибудь? — шепотом поинтересовался Веня.
    — Чужую машину угнал, — сказал Бородин и легонько подтолкнул Веню к выходу из мрачного коридорчика. — Давай-ка пошли работать!

    Два стола в кабинете, что стояли у окна, были придвинуты вплотную друг к другу. За один из них («Это стол моего начальника!») Бородин усадил Веню, предварительно предложив ему раздеться, затем повесил в шкаф у двери шинель и форменный китель, снял висевшую под мышкой кобуру с «макаровым», вынул из нее пистолет, а из пистолета обойму с патронами.
    Веня с нескрываемым интересом наблюдал за его манипуляциями.
    — Никогда не держал в руках? — с улыбкой спросил Бородин.
    — Нет…
    — Ну на, подержи! — и он протянул Вене через стол разряженный и поставленный на предохранитель пистолет.
    — Вы в кого-нибудь стреляли из него? — спросил Веня, примеривая тяжелый вороненый пистолет к своей мальчишеской руке.
    — А вот этого я тебе не скажу! — засмеялся Бородин.
    — Почему?
    — Военная тайна, — он забрал у Вени пистолет, снова зарядил его, вложил в кобуру и запер в сейф, который служил одновременно подставкой для телевизора японской фирмы «Сони». Другой телевизор, отечественный «Кварц», стоял на полу ближе к двери.
    — Зачем вам столько телевизоров? — спросил Веня. — Один, что ли, неисправный?
    Бородин объяснил, что это — вещественные доказательства, изъятые у пойманных с поличным квартирных воров.
    — Твой компьютер, когда мы его разыщем, тоже маленько побудет у нас. Потом ты придешь за ним, и мы тебе его отдадим под расписку.
    Бородин достал из ящика стола бумагу и начал писать протокол:
    — Рыбаков, так?
    — Так, — кивнул Веня.
    — Имя-отчество?
    — Вениамин …илич.
    — Вениамин как? Ильич?
    — Василич!
    — Число, месяц, год рождения?
    — Восьмое февраля семьдесят девятого года.
    Сергей машинально глянул на календарик под стеклом. Сегодня было седьмое.
    — Скоро праздновать будем?
    — Ну, — у Вени вырвался смешок.
    Выспросив все анкетные данные, Бородин поднял на мальчика вдруг посуровевший взгляд:
    — Давай не будем понапрасну терять время. Быстренько расскажи мне, как все случилось.
    — Чего рассказывать? — поморгал Веня большими серо-голубыми глазами с красноватой обводкой по краям век.
    Сергей посмотрел на часы. Было без двадцати десять.
    — А с самого начала, — подсказал он. — Чтобы я мог представить картину дня. Во сколько, например, ты сегодня встал?
    — В семь разбудили…
    — Ну, разбудили, а дальше что?
    — Оделся, с папой попил чаю, потом… Нет, сперва я с папой попил чаю, потом оделся, вывел собаку и пошел в школу.
    — Собаку обратно, что ли, не заводил?
    — Завел! Взял сумку и пошел в школу.
    — Во сколько пошел в школу?
    — Где-то без двадцати, без пятнадцати восемь.
    — А во сколько кончается смена?
    — Когда шесть уроков — без пяти час, а сегодня было семь, значит — без двадцати два кончились.
    — Так, пошел в школу… А кто последним выходил из квартиры?
    — Мама.
    — Ты двери за собой захлопнул?
    — Нет. Мама сказала: не закрывай пока двери, я сейчас тоже ухожу! — Веня заерзал на стуле.
    — Ты чего? — спросил Сергей. — В туалет хочешь?
    Веня кивнул.
    — Ну давай сходим!
    Когда вернулись, Веня, усаживаясь на свое место, спросил:
    — А вы зачем все это пишете? Вы, что ли, меня допрашиваете?
    — Да, допрашиваю, — честно ответил Сергей и уточнил: — Как свидетеля. Ну и для памяти тоже: я ведь тебе сказал, что мне всю картину дня надо в подробностях представить. Давай дальше рассказывай! Во сколько пошел домой?
    — Без двадцати два у нас кончились уроки, минут десять я шел и, значит, без десяти два был дома…
    — Еще не дома, а в подъезде, — поправил его Бородин.
    — Ну конечно, — согласился Веня. — Вошел в подъезд, смотрю, а дверь квартиры открыта. Зашел…
    — Погоди! — остановил его Бородин. — Дверь-то как была открыта?
    — Нараспашку. Ну я зашел. Сперва, значит, заглянул в комнату родителей. Думал, мама дома. Потом посмотрел в зал. Там было… Ну шкаф был открыт. Два ящика выдвинуты. В верхнем лежали книжки и всякие таблетки, а в нижнем лампочки, нитки — в общем, все такое… — Веня примолк.
    — Дальше! — потребовал Бородин.
    — Дальше я разделся в прихожей, вернулся в зал, прибрал там, задвинул ящики…
    — А зачем? Не надо было ничего трогать.
    — Так сперва-то я вообще ничего не понял! — волнуясь проговорил Веня. — Это потом уж, когда зашел в свою комнату и увидел на диване кожаные плащи. Вот это мне показалось странным. И собаки не было. Я что подумал? Что воры собаку прикончили! Я в ванную — дверь закрыта, а свет там горит. Открыл дверь — собака там сидит. Ну я оделся и поехал к папе на работу…
    — Подожди запишу, а то не успеваю, — сказал Бородин.
    Пока он писал, Веня неотрывно смотрел на выбегающие из-под шарика ручки неровные, забирающие кверху строки и нервно покусывал сустав согнутого большого пальца.
    — Значит, открыл дверь ванной, а там собака? — переспросил Бородин, глядя на Веню в упор.
    — Нет, сперва я свет увидел! Отвел задвижку, а она там…
    — Сколько твоей собаке — года три, четыре?
    — Три с половиной, — ответил Веня.
    Зазвонил телефон. Сергей снял трубку. Завуч Вениной школы. По просьбе Сергея она навела у учителей справки: Веня был в этот день на всех уроках, по географии ответил на тройку, а на немецком даже четверку за диктант получил. Между вторым и третьим уроками, во время четвертого и после пятого к нему приходили ребята из соседней школы…
    — Ну в общем-то картина ясна, — подытожил Бородин, когда положил трубку на рычаг. — Давай теперь маленько порассуждаем. Для начала определим возраст воров. Ты сам-то что думаешь на этот счет?
    — Откуда мне знать? — сказал Веня. — Я ж их не видел.
    — А посмотрим, что они сперли: твой детский компьютер — раз, кассеты — два, декодер вынули — три… Кому все это интересно? Да только пацанам, правда? Ведь взрослые что в первую очередь прихватили бы? Цветной телевизор, японский магнитофон, кожаные плащи! Словом, что подороже.
    — Тогда, если это пацаны, зачем они взяли хрусталь и туфли? — резонно возразил Веня. — И папин пуловер?
    — Затем, что небольшие вещи проще унести и легче сплавить. Уж ты мне поверь: опытные воры за парой туфель и хрустальным графином не полезут сквозь железные двери!
    — Так они ж еще золото взяли!
    — Если оно на самом виду лежало — отчего ж не взять! Кармана не оттянет, а толкнуть можно. — Бородин покровительственно улыбнулся Вене. — Такие вот дела, Венчик! Лично у меня по первому пункту нет сомнений: эта кража — дело рук пацанов. А ты все еще сомневаешься?
    — Может, и пацаны, не знаю, — неохотно обронил Веня.
    Бородин откинулся на спинку стула и некоторое время внимательно приглядывался к парню, удивляясь его упорству и выдержке. Смотрит прямо на тебя такими честными глазами…
    — А теперь, Венчик, из всех друзей-приятелей отберем тех, которые могли при помощи ключей спокойно войти в вашу квартиру.
    — Как это? — не понял Веня.
    — А вот так, — усмехнулся Бородин. — В квартире овчарка. Она ведь никого посторонних не пустит? Может укусить, а?
    Веня кивнул:
    — Ну может.
    — Или впустит в квартиру, а обратно не выпустит?
    Веня опять кивнул.
    — Тем более если посторонний начнет ее в ванную комнату заталкивать. Улавливаешь мою мысль?
    — Улавливаю…
    — Умный ты парень! — похвалил его Бородин. — Поэтому ответь мне на такой вопрос: кого твоя свирепая овчарка могла впустить в квартиру в отсутствие хозяев и даже не залаять, не зарычать?
    — Кого знает, того могла пустить…
    — А кого она знает?
    — Да всех пацанов.
    — Каких?
    — Всех наших. С кем я гуляю. И кто ко мне домой приходит.
    — Вот ты и назови мне их.
    — Всех? — Веня вроде бы даже опешил. — Их ведь много!
    Бородин приготовился писать:
    — Давай по порядку. Аркадий Пестряев… Дальше кто?
    — Зарипов Раис… — Веня напряженно вглядывался в стену над головою опера. — Фрумов Сашка… Григорьев Денис… Лавочкин Павлик… Брат его Сережка… Левандовский Вова… Маркин Женя…
    — Так, восемь гавриков, — подвел итог Бородин. — Подумай, может, еще кого вспомнишь.
    Веня закатил глаза.
    — Еще Петька Терехов. — Он еще подумал и качнул головой: — Все!
    — Так… Бородин поскреб затылок. — Девять пацанов. Теперь из этой оравы надо отобрать двоих-троих.
    — Зачем?
    — Затем, чтоб с ними поработать.
    — Как это? Двоих или троих…
    — Не понимаешь, что ли?
    — Нет, — честно признался Веня.
    — Слушай меня внимательно. Мы с тобой очертили круг, в котором девять пацанов. Только они могли войти в квартиру, верно? Других собака покусала бы. А она не только не покусала воров, а еще позволила им затащить себя в ванную и запереть там. Видать, хороший кусок мяса ей кинули. Подачки-то она поди тоже не берет у кого попало?
    — Нет…
    — Значит, всего девять таких пацанов. Ты — десятый…
    — Я, что ли, свою квартиру подставил? — решительно запротестовал Веня. — Когда бы я это смог, интересно?
    Сергей смотрел на него с усмешкой в глазах.
    — Значит, ты первый и выходишь из круга, потому что все это время был в школе. И сразу после школы не было у тебя ни времени, ни возможностей вынести из квартиры вещи, потому что соседка с третьего этажа с часу дня до половины третьего гуляла со своим ребенком и видела, как ты вернулся из школы, а минут через двадцать выскочил из подъезда с пустыми руками и побежал к трамвайной остановке.
    — Это я к папе на работу, — пояснил Веня.
    — Вот-вот, — согласно кивнул опер. — Ты, значит, выходишь из круга. Кого еще можно исключить?
    — Петьку Терехова. Мы с ним в одном классе учимся, так он тоже на всех уроках был…
    — Еще кого?
    — Больше не знаю. Я ж не следил за ними.
    — Но ведь ты понимаешь, что все восемь пацанов не могли пойти на это дело. Самое большее — трое. А скорее всего двое. Открыли ключами дверь и вошли в квартиру.
    — Как? — взволнованно вопросил Веня, подавшись вперед. — Ключи-то все время были при мне!
    — У тебя ключи. Еще у кого?
    — У папы и у мамы. Все!
    — Ладно, с ключами после разберемся, отступился Бородин. А сейчас ты мне вот что скажи: кто к тебе сегодня из пацанов в школу приходил?
    Веня опустил глаза и видно было, как он весь напрягся.
    — А, Венчик? Из соседней-то школы кто к тебе приходил?
    — Ну приходил тут один…
    — Кто?
    — Ну парень знакомый… Фамилию, что ли, надо?
    — Вот-вот! Имя и фамилию.
    — Ну Аркашка…
    — Пестряев, что ли?
    Веня кивнул.
    — А чего ты так испугался? — с улыбкой спросил Бородин. — Что ему надо было?
    — Ему брат мой был нужен. Спросил адрес.
    — А где твой брат живет?
    — На Бардина, у бабушки.
    — Зачем он Аркашке понадобился?
    Веня пожал плечами:
    — Не знаю. Он у него, что ли, деньги занимал.
    — Кто у кого?
    — Брат у Аркашки.
    — Много?
    — Откуда у Аркашки много денег?
    — Твой брат часто к вам сюда наведывается?
    — Нет, редко. Последний раз был на прошлой неделе. Занял у Аркашки денег и уехал.
    — Для чего он их занял?
    Веня пожал плечами:
    — Сказал только, что в пенсию отдаст.
    — Что за пенсия?
    — Ну бабушка на днях должна была получить…
    — Все понятно. А кто еще приходил к тебе?
    — Больше никто!
    — Ой ли? — прищурился на Веню Бородин.
    — А, это Аркашка потом опять пришел! — вспомнил Веня. — Потому что первый раз его завучиха прогнала. Сказала, если он не в нашей школе учится, то ему нельзя тут находиться. Мы и поговорить не успели. Потом он опять пришел и вызвал меня с урока.
    Часы на руке Бородина пропикали одиннадцать.
    — Давай-ка мы с тобой чайку попьем! — предложил он Вене, снял с сейфа чайник, заглянул в него и, убедившись в том, что воды достаточно, включил в сеть. — Проголодался поди?
    Веня помотал головой:
    — Нет!
    — А то у меня бутерброды с колбасой.
    — Не хочу я есть! — еще решительнее отказался Веня.
    — Ну потом захочешь — съешь, я тебе оставлю.
    Веня нервно передернул плечами. От чая он тоже отказался.

3

    Подкрепившись, Бородин продолжил разговор:
    — Значит, Аркадий вызвал тебя с урока… Интересно, как же учительница разрешила тебе выйти?
    — Он сказал, что должен мне талончик передать, — объяснил Веня. — К зубному. Будто бы.
    — Ну а ты вышел и передал ему ключи от своей квартиры?
    Веня встрепенулся и бросил на опера сердитый, осуждающий взгляд:
    — Я передал? Интересно как?
    — А что? Разве это трудно?
    — Так они же в классе остались! В куртке, она на спинке стула висела.
    — Может, и висела, — согласился Бородин. — А были ли в ней ключи? Как ты это докажешь?
    — Пожалуйста! — и Веня с готовностью стал доказывать: — Когда я вставал со стула, то зацепил ее рукой, и ключи упали на пол. Сосед по парте видел, как я поднял их и снова положил в карман. Он еще сказал: «Чего гремишь?» А я ему показал ключи. Выпали, говорю. Он видел, как я положил их в куртку…
    — Ладно, ключи пока оставим, — сказал Бородин и неожиданно спросил: — А еще кто приходил к тебе в школу? Кроме Аркадия?
    Веня сделал удивленные глаза:
    — Больше никто!
    — Высокий смуглый паренек в коричневой, с красными и зелеными вставками куртке, — подсказал Бородин.
    — Не зна-а-ю! — раздумчиво протянул Веня, глядя на опера честными глазами, и подвигал шеей, словно ему жал воротник. — Может, не ко мне он приходил?
    Бородин смотрел на него с состраданием:
    — Улавливаешь, Веня, какая для тебя складывается неблагоприятная ситуация?
    — Какая? — с вызовом спросил Веня.
    — Ключи-то у вас у троих только: у тебя да у матери с отцом. Значит, кто-то из вас троих впустил воров в квартиру. Согласен?
    Веня молчал, напряженно вглядываясь в опера.
    — И как ты думаешь, кого я должен подозревать?
    — Меня, конечно! — плаксивым голосом выкрикнул Веня. — Только когда, интересно, я мог их кому-то передать?
    — А ты чего у меня-то об этом спрашиваешь? — с наигранным удивлением спросил Бородин. — Лучше тебя самого никто этого не может знать.
    — Нет, вы скажите: зачем мне было это делать? Компьютер-то зачем мне у себя красть? — голос у Вени переполнился неподдельным отчаянием.
    А опер продолжал гнуть свою линию:
    — Вот и это, Веня, я тоже хотел бы услышать от тебя самого. Знаешь почему? Потому что мне на такие вопросы положено отвечать в форме рапорта о раскрытии кражи. Но тогда ты будешь уже не свидетелем и даже не подозреваемым, а обвиняемым. Соучастником кражи. И сидеть тебе тогда не за столом моего начальника, а вон на той скамейке, — Бородин кивком через плечо указал Вене на стоявшую при входе в кабинет обитую дерматином низкую скамейку. — И разговор у нас с тобой тогда пойдет другой. Жесткий будет разговор! Улавливаешь разницу?
    — Пожалуйста! Могу и пересесть, — дернулся Веня. — Раз не верите…
    — Сиди пока, не хорохорься, — устало махнул на него рукой Бородин. — И подумай, какой тебе смысл дальше запираться. Ведь это ж просто детская игра с твоей стороны! Тут все ясно как Божий день: кражу совершили твои друзья-приятели, а ты передал им ключи. Ну, не так, что ли?
    — Зачем и когда? — в голосе вновь прорезались звонкие требовательные нотки.
    — Зачем? — переспросил Бородин. — Так, видно, деньги позарез были нужны. А ключи ты мог передать тому же Зарипову на школьной перемене. Или Аркадию, когда выходил к нему с урока.
    — Я же не брал с собой ключи, когда выходил из класса! — напомнил оперу Веня.
    — Уже слышал: твой сосед по парте может подтвердить! — покивал Бородин. — Но кто мне докажет, что ты не специально уронил ключи, чтобы твой сосед-свидетель их увидел? Ведь ты потом мог тихонько переложить их из куртки в брючный карман. Видишь, как оно поворачивается? Наконец, с каких это щей я должен верить на слово твоему соседу по парте? Может, ты заранее с ним обо всем договорился. Кстати, как его фамилия?
    Веня, казалось, не слышал вопроса. Глядел перед собою в стол.
    Бородин с минуту подождал и повторил вопрос.
    — Терехов… — едва слышно обронил Веня.
    — Петька?! — пораженно воскликнул Сергей. — Да он же в вашей девятке! Один из подозреваемых! Как он может быть твоим свидетелем? Не удивлюсь, если завтра-послезавтра выясниться, что он и передал кому-то твои ключи. Кому-то из девятки. По договоренности с тобой.
    — Ключи у меня были все время в куртке! — упрямо повторил Веня, вглядываясь в темноту за окном.
    — Веня, ты понимаешь, в чем дело? — раздумчиво-наставительным тоном продолжал Сергей. — Я на таких вот кражах зубы свои проел. Можешь мне поверить, что все детали наперед предусмотреть даже опытным ворам не удается. А тем более вам, пацанам. Вот как с ключами. В твоих-то глазах, верю, твой сосед по парте выглядел надежным свидетелем, а на поверку оказалось, что его показания гроша ломаного не стоят. Или еще пример. Когда ты вернулся после школы домой и увидел следы кражи, что ты прежде всего стал делать?
    — Закрыл шкаф, ящики задвинул… Прибрал немного… — ответил Веня, смело глядя Сергею в глаза.
    — Даже прибрал! — подивился Сергей. — И давно у тебя проснулась тяга к наведению порядка в доме? Мать сказала мне, что до сих пор за тобой такой привычки не замечалось. А? Или мать неправду мне сказала?
    Веня молчал, опустив глаза.
    — Не порядок ты наводил, милый мой, а стирал с дверки шкафа и ящиков отпечатки пальцев! Очень аккуратно все протер, наш эксперт просто диву дался, как ты все аккуратно сделал. Стер, а затем прошелся по полировке своими пальчиками как по клавишам баяна… И потом — собака. Никакого здравого смысла нет в твоем рассказе: ты, ее хозяин, пришел домой, а собака-овчарка, насидевшись взаперти, даже не гавкнула, даже не заскулила! Что за чудо твоя собака? Может ли быть такое?
    — Ну, если она нассала там или еще че, и я прихожу из школы, она никогда не появляется…
    — А ты пришел, собаки твоей нигде не видно, не слышно — ящички стал задвигать, прибираться! Веня, всякое можно допустить, но только не это. Я тебе скажу, как было на самом деле. Ты ведь еще когда входил в квартиру, то уже знал, что произошла кража, и первым делом, конечно же, кинулся в ванную вызволять собаку. Ну а уж потом…
    Веня сидел нахохлившись, склонив голову набок и опустив глаза.

4

    Было уже полпервого ночи. Сергей принялся писать дальше протокол. Исписал еще страницу, когда в кабинет с кружкой в руке вошел Равиль, другой дежурный оперативник.
    — Кипяток есть? — спросил и поискал глазами чайник.
    — Остыл уже, — ответил Сергей, дописывая фразу. — Ну так включи! Твой-то чайник что, опять сгорел?
    — Опять, — кивнул Равиль. — Спустился я, понимаешь, в дежурное отделение, а там, в кутузке, двое парней подрались…
    — Ну ясно! — с сочувствием покивал Сергей.
    — Пожалуй, надо долить воды, — Равиль с глубокомысленным видом заглянул в чайник и, отцепив шнур, направился к двери. — На удивление спокойно сегодня: с пяти вечера ни одного серьезного вызова!
    — Ну так весь же уголовный мир притих-затаился, — кинул ему Сергей вдогонку. — Там уже по всем каналам сообщили, что я допрашиваю красного партизана, — он кивком показал на Веню. — Ждут, чем все кончится. А мне только вот осталось…
    — Этот?! — Равиль сделал удивленные глаза и быстро прошел от двери к столу, за которым сидел Веня, вгляделся в него своими черными пронзительно-яркими глазами. — Как фамилия?
    — Рыбаков! — с вызовом ответил Веня.
    — Звать как?
    — Вениамин Васильич! — и дрожащие губы разъехались в улыбке.
    — Чего лыбишься? — рявкнул на него Равиль и помахал перед его носом указательным пальцем. — Ты вот что, Вениамин Васильич, ты этот тон оставь! Не надо! И свои честные глаза на меня не таращь, я ведь тебя насквозь вижу!
    — Понимаешь, какая ситуация, — сказал ему Сергей. — Я, например, еще не видал такого. Приходит этот партизан из школы, а двери открыты. Ни взлома, ничего. И овчарки сторожевой не слыхать, не видать. Так он, думаешь, куда первым делом кинулся? Стал порядок наводить в комнатах! А уж потом собаки хватился: «Где же ты, моя Жулечка?» Заглянул в ванную, а она там тихохонько сидит-посиживает! «Ох ты, моя Жулечка!» — Сергей насмешливо смотрел Вене в глаза. Тебе только артистом быть, Веняша! — и вдруг почувствовал, как что-то дрогнуло у него внутри от прямого, вызывающе-обиженного взгляда парнишки.
    Впервые закралось в душу сомнение: «Может, и правда без его ведома дружки все спроворили?! Но как? Надо подумать. Время еще есть. Только бы не наломать дров».
    — Ох ты, моя Жулечка? — смеясь повторил Равиль и строго уставился на Веню: — Долго еще собираешься нам тут сказки рассказывать?
    — Ладно, — махнул ему Сергей. — Я сейчас с ним закончу. Ты пока забери себе чайник.
    Равиль понимающе кивнул и плотно прикрыл за собою двери.
    Поставив локти на стол, Бородин долго смотрел невидящими глазами поверх Вениного хохолка, мучительно отрывая от сердца любовно выношенную и казавшуюся до сего момента безупречную версию, которая родилась сразу по приходе Сергея в квартиру Рыбаковых, после первого взгляда на их младшего отпрыска, старавшегося изо всех сил придать своему лицу заспанный вид. Настолько очевидными казались подтверждающие ее факты, что и мысли не возникало о возможности рассмотрения какой-то иной версии. Казалось, рассуждать можно было лишь о том, ходил ли Веня на кражу самолично или только передал дружкам ключи от квартиры. После звонка завуча стало ясно, что сам он никуда не ходил.
    И сейчас Бородин поражался тому, как это он, далеко не новичок в уголовном розыске, допустил столь не простительную ошибку: зациклился на одной-единственной версии.
    В самом деле, почему было не допустить, что ключи Аркадию или еще кому-то из великолепной девятки мог передать тот же Терехов, Венин сосед по парте и его надежный свидетель? Почему было не допустить, что ключи он выронил из курточки не нарочно? И что Терехов, увидев их, сообразил, как ими воспользоваться, чтобы комар носа не подточил…
    Да он и до этого знал, где Веня их держит! Терехов с Аркадием могли заранее все обдумать, и вызов Вени с урока мог быть составной частью их плана.
    «Ну и балда же я!..» — запоздало ругнул себя Сергей.
    …А перед шестым или седьмым уроком, во время суматошной перемены, Терехов мог опустить ключи в карман Вениной куртки…
    Сергей решил задержаться утром после суточного дежурства на работе, чтобы провести допрос Аркадия с Тереховым, которых надо будет пораньше доставить сюда, а попутно, с этой же машиной, забросить домой Вениамина.
    «Поблагодарю его в присутствии родителей за помощь в раскрытии кражи…»
    Правда, пока еще просматриваются в поступках парня не стыкующиеся с новой версией нюансы, что естественно: версия не отработана. Например: для чего Вениамину понадобилось поспешно наводить в квартире порядок? Опять же взять собаку… И что за парни толклись в подъезде накануне кражи? И еще…

5

    — У меня, Веня, осталось только несколько неясных моментов, — он постарался придать своему голосу как можно больше теплоты. — Давай побыстрее закончим и будем отдыхать.
    — Какие… моменты? — спросил Веня почти шепотом, не меняя позы нахохлившегося воробья.
    В самом деле, пора заканчивать допрос, хватит мучить парня, решил Бородин.
    — Да вот, скажем: кто второй-то к тебе в школу приходил? Аркадий, а еще кто? Ты мне так и не ответил.
    Веня как не слышал — сидел не шелохнувшись и не поднимая глаз.
    «Ну все, все!» — сказал себе Бородин и уже стал выравнивать листочки, на которых писал протокол, чтобы положить их в ящик стола. И тут…
    — Фомич… — выдавил Веня через силу сдавленным плачущим голосом.
    — Какой Фомич? — не сразу сообразил Бородин, однако насторожился.
    — Через два дома от нас живут. Роман и Федька. Два брата…
    Разговор приобретал новый неожиданный оборот: слишком хорошо он знал этих Фомичей. По обоим братцам давно уже плачет тюрьма. Младший только недавно попался на квартирной краже, но отделался легким испугом, поскольку ему еще не исполнилось четырнадцати лет.
    — Мы их так зовем: Фомичи…
    — Так это, значит, они тогда околачивались у тебя в подъезде?
    — Они…
    — Вон оно как!.. Понятно! Они что, уже до вас добрались, в свою компанию завлекают? Чего им от тебя-то надо было?
    — Денег, чего…
    — В карты, что ли, проиграл?
    — Ничего я им не проигрывал! Вымогательство это. Самое настоящее!
    Уже легче. Сергей отер ладонью лоб.
    — Вымогательство, говоришь?
    Веня поднял на него обиженные глаза:
    — А что это еще может быть? — голос его окреп. — Пришел он в школу…
    — Кто, Роман или Федор?
    — Роман!.. Пришел и говорит: «Когда деньги отдавать будешь?» Я говорю: «Я тебе не должен!» Он: «Как не должен? Должен!» Якобы. Пошли, говорит, за угол! Урок, говорю, сейчас начнется, не отпустят меня! И вообще. Тогда он говорит: «Пошли в нашу школу!» Это рядом. Минут за пять, говорит, разберемся. Но я сказал: «Не пойду!» Договорились на полвторого у нас в подъезде встретиться и объясниться. Я в полвторого… Вернее, без десяти два пришел, а там их нет… Потом все вот так вот было в квартире! — для пущей убедительности Веня покрутил перед собою руками.
    — Постой, ты уж больно торопишься! — осадил его Сергей. — Вошел в подъезд, а там их нет. Ты подождал их?
    — А чего я должен их ждать? Не мне ведь надо было! — резонно возразил Веня. — Ну и я домой пошел. Сунул ключ в замок, стал поворачивать, а он не поворачивается…
    — Но раньше ты говорил, что дверь была нараспашку?
    — Нет, она не распахнута была, — Веня поглядел оперу прямо в глаза. — Дверь как дверь, я ключ поворачиваю, а он…
    Бородин удрученно покрутил головой:
    — Я ведь, брат ты мой, ровно ничего не понял!
    — Я сказал все как было!
    Бородин тяжело вздохнул и несильно постукал кулаком по настольному стеклу.
    — Ты сказал, что Роман приходил вымогать деньги. Смотри, какой грозный вымогатель! Ты что, слабее его?
    — Нет, не слабее!
    — Тогда, может, они просто не решились прийти в подъезд?
    Секунду-другую Веня смотрел на опера, как смотрит взрослый на ребенка, удивляясь его непонятливости.
    — Нет, они приходили! — убежденно проговорил он.
    — И ты думаешь, что?..
    — Я думаю, что это они!
    — Гм… Как же их собака-то пустила?
    — Она их знает. Когда я выгуливал Альму, они с ней играли. И подачки она у них брала.
    Артист!..
    — Ну, предположим… — с видимой неохотой согласился Бородин и быстро спросил: — А ключи они где взяли?
    Веня поежился.
    — Вот именно, что не знаю, где они взяли ключи! — он, казалось, опять готов был заплакать от обиды и возмущения.
    А у Сергея опять взмок от напряжения лоб.
    — Ты вот что: успокойся, — миролюбиво посоветовал он Вене. — Давай вместе подумаем, как у Фомичей могли оказаться твои ключи.
    — Вот именно, что не знаю! — еще раз повторил, но уже нормальным голосом Веня.
    — Заладил одно! — с легкой досадой обронил Сергей. — Ну согласись, что не может быть такого, чтобы кто-то открыл без ключей дверь, запертую на два замка, и обворовал квартиру! Так где же у тебя правда?
    — Вот это вот правда… — Веня швыркнул носом.
    — Которая?
    — Которую я сейчас сказал!
    — А что ты сказал?
    — Ну что мы договорились на полвторого… Что встретимся в подъезде…
    — В твоем подъезде?
    — Нет, в соседнем…
    Чтобы не сбиться с темпа, Сергей решил пропустить мимо ушей эту новую поправку.
    — …Я пришел, а там никого не было, и мне это показалось странным… А когда стал поворачивать ключ…
    — Так, стоп! — вскинул Сергей ладонь. — Давай еще раз вернемся назад. Позавчера Фомичевы уже были у тебя в подъезде. Тогда-то они зачем приходили?
    — Так денег требовали! — со всхлипом выдохнул Веня.
    — Сколько?
    Тогда еще сорок…
    — Чего сорок?
    Красных… Ну тыщ…
    — Откуда у тебя такие долги? Говоришь, в карты не проигрывал.
    — Не проигрывал!
    — Так откуда же?
    — Ну из-за сигарет… — обреченно вздохнул Веня. — Роман спросил: «Есть сигареты?» Я ответил, что нет у меня сигарет… Потом оказалось, что были…
    — Что значит — оказалось? Ты что, не знал, были они у тебя или нет?
    — Вот именно, что их у меня не было!
    — А как потом они у тебя оказались?
    — Подсунул кто-нибудь из пацанов, наверное…
    — Сорок тысяч! — Сергей пораженно качнул головой. — По крупному споришь, братец! Но только я опять чего-то не пойму. Роман предложил поспорить на сорок тысяч, что у тебя есть сигареты, и ты согласился, так, что ли?
    Веня замотал головой:
    — Не поспорим, значит, я вруном оказался. Якобы. Ты, говорит, соврал нам! А я ему: ну и что? Тогда он: с врунов, говорит, полагается двадцать тысяч. По закону, говорит…
    — Это по какому такому закону?
    — У нас в компании такой закон. Чтобы никто не врал.
    — И ты, конечно, не отдал им деньги?
    — Я только десять им отдал, больше не мог.
    — А десять где взял?
    — Пацаны заняли.
    — И когда это было?
    — Еще на той неделе.
    — И что дальше? Отдал десять тысяч…
    — Ну, они стрелку на седьмое число поставили и сказали: седьмого будешь должен уже сорок тысяч. Минус десять, которые отдал. Если, говорят, не придешь седьмого, тогда счетчик поставим сразу на сто тысяч. А если придешь, но без денег, то только на пятьдесят.
    — Как я догадываюсь, ты пришел без денег, и долг возрос до полста красных?
    — До восьмидесяти, — уточнил Веня. — Полсотни на стрелке и еще тридцать, которые я должен был принести.
    — И как же ты решил расплачиваться?
    Как… Пошел к Аркашке. Говорю: «Посоветуй что-нибудь!» Он говорит: «Давай пока отдадим японскую магнитолу, ее тысяч за полтораста можно толкнуть. А то завтра они поставят стрелку на двести…» Я спросил: «Какую магнитолу?» Он говорит: «А которая у вас дома на телевизоре стоит!» Я говорю: «Нет, нельзя, отец заругается!» А сегодня…
    — Вчера, вчера! — сердито поправил его Бородин. — Сегодня уже восьмое, черт побери! Именинник! Приготовил себе подарочек! Ну и дальше что? Вчера пришел к тебе Аркадий…
    — Принес восемьдесят тысяч и говорит: «Завтра надо их вернуть с процентами. А эти пока отдай Фомичу, как придет!» Я спросил: «А как завтра-то долг возвращать будем? Где возьмем, да еще с процентами? Если вовремя не отдать, то Легостаев, у которого он занял, включит счетчик…» Аркашка тогда и предложил: «Как, как! Давай мы у тебя квадрат выкосим! А больше не знаю, че и делать…»
    Вторая версия рассыпалась как пироженка из песка. Бородин так разволновался, что и за столом уже невмоготу было сидеть. Встал, походил. Склонился перед Веней, уперев руки в стол: — Иначе говоря, Аркадий предложил тебе свои услуги?
    Веня кивнул.
    — И ты передал ему ключи?
    — Да…
    Как по писанному разыграли, стервецы! Да он же, Сергей, как только вошел в квартиру, так сразу и разгадал весь этот их сценарий! Но какой артист!
    — Кто с Аркадием в квартире был?
    Веня подумал.
    — Пашка Лавочкин мне ключи отдал, когда я из школы домой возвращался. Я думаю, что он…
    — А что булавку-то с бриллиантом оставили? — спросил Сергей с усмешкой. — Сообразили, что засыпаться на ней легко?
    Веня мотнул головой:
    — Нет, я сказал Аркадию, чтобы не брал эту булавку.
    — Почему?
    — Мама обещала подарить мне ее на свадьбу…
    Бородин зло расхохотался:
    — А ты однако предусмотрительный! Ну ладно, вот тебе ручка и бумага, пиши чистосердечное признание. Потом попьешь чаю с бутербродом и вон там, на скамейке, ляжешь спать.
    Веня глянул исподлобья на скамейку и помотал головой:
    — Не хочу я спать! И есть не хочу!
    — Молчать! — заорал на него Бородин. — Здесь покуда я распоряжаюсь! — и, сорвав телефонную трубку, набрал номер: — Равиль, ты чего там, уснул, что ли? Чайник-то верни!
    Ну надо же: засчитанные часы раскрыть квартирную кражу, и чтобы после этого так было погано на душе!..

«СНИЛСЯ МНЕ САД…»

1

    Восьмого января, в восьмом часу утра, когда суточное дежурство следователя Орехова подходило к концу, в милицию вдруг поступило сообщение, что на пустыре у начала улицы Ясной, между домом № 6 и улицей Чкалова, обнаружен труп мужчины с признаками насильственной смерти и ограбления.
    А вскоре к Орехову заглянул дежурный оперативник Кожевников.
    — Готов?
    — Одеваюсь.
    — Ночка-то как по заказу, а? Мало нам двух квартирных краж, так еще и мокруха на засыпку! Думал, хоть часок покемарю.
    — А я только собрался препроводить одного друга в следственный изолятор, да вот не успел.
    — Кого это?
    — Долгорукого. Кстати, твоего крестника.
    — А, тот… — вспомнил Кожевников, но интереса не проявил.
    На первом этаже, в дежурной части их поджидали эксперты. Степенным шагом проследовал к своей машине работник прокуратуры. Милицейский УАЗ урчал заведенным двигателем.

    Красно-коричневые пятна слабо просвечивали сквозь легкую порошу на пешеходной дорожке и неровным пунктиром тянулись от трупа к проезжей части улицы Ясной. На снегу валялся кем-то снятый с убитого серый окровавленный пиджак, а на трупе оставались только брюки, черная водолазка да обмотанный вокруг шеи вязаный шарф. И еще носки на ногах. Ни пальто, ни шапки, ни обуви. Денег, документов и ключей от квартиры также не оказалось, лишь немного мелочи в кармане брюк.
    На трупе эксперты обнаружили две колото-резаные раны, однако ни ножа, ни какого-либо другого орудия, которым эти раны могли быть нанесены, на месте преступления найдено не было.
    Убитый лежал кверху лицом, разбросав ноги в стороны и судорожно прижав кулаки к подбородку, словно в последней отчаянной попытке прикрыться от удара. На вид покойнику можно было дать лет тридцать восемь — сорок. У него был высокий чистый лоб, негустые светло-русые волосы и прямой тонкий нос.
    Распоряжался следователь прокуратуры. Орехову и Кожевникову он поручил провести поквартирный опрос в доме № 6.
    Морочное, неблагодарное дело этот поквартирный опрос. Необходимо переговорить по возможности с каждым из жильцов. Но ведь кто-то уже вышел из дому по своим делам. А кто-то просто не откроет двери своей квартиры из опасения, как бы его не ограбили переодевшиеся в милицейскую форму злоумышленники. А кто-то, может, и видел или слышал что-то, но не желает быть привлеченным к делу в качестве свидетеля.
    Продолжавшийся около двух часов опрос ничего не прояснил. И только участковый уполномоченный, опросивший персонал кафе «Русская изба», которое расположено на первом этаже этого дома, в своем рапорте отметил, что работница кафе Юсупова Ольга Лаврентьевна опознала труп, заявив, что убитый заходил ранее в кафе, причем неоднократно, из чего следовало, что он проживал или работал где-то неподалеку.
    — Не позавидуешь мужику, — Саша Кожевников кивнул на следователя прокуратуры, который давал последние наставления экспертам.
    — Да уж, — согласился Орехов. Он тоже не горел желанием заниматься этим делом, раскрыть которое вряд ли удастся в скором времени, если оно вообще когда-нибудь будет раскрыто.
    Впрочем, оба они, и Орехов и Кожевников, особо не беспокоились: раскрытие и расследование дел, связанных с убийствами — это прерогатива прокуратуры. Кроме случаев, когда убийцами оказываются несовершеннолетние. Но ведь для того, чтобы установить возраст убийцы, надо его еще поймать.

    В половине одиннадцатого Владислав Орехов вернулся в отделение милиции — решил все-таки отправить Долгорукого в следственный изолятор, так как сегодня истекал срок его содержания в КПЗ.
    В свои тридцать два года трижды судимый за квартирные кражи Долгорукий недавно, после очередной отсидки, вернулся в Екатеринбург и, казалось, взялся за ум: устроился на постоянную работу и даже решил жениться.
    Но нет, позарился на новые фирменные джинсы в цеховой раздевалке! Уличенный, он сразу признался в содеянном, и Саша Кожевников, который им занимался, передал Долгорукого следователю в комплекте с теми джинсами.
    Орехов еще раз по всей форме допросил вора, предъявив ему обвинение, подготовил дело для передачи в суд и сейчас спустился в помещение, где находились камеры предварительного заключения, имея на руках санкцию прокурора на арест.
    Долгорукий как глянул в бумажку, так тут же и поник головой.
    — Меня же опер обещал до суда отпустить домой!
    Ну понятно: обещал в обмен на чистосердечное признание! Оперативнику только это и нужно было: «Ты только расскажи все без утайки, и я сделаю так, что тебя отпустят, разве что возьмут подписку о невыезде!» И ведь знал Кожевников, что нет у него такого права — отпускать или не отпускать подозреваемых. Пообещал и умыл руки.
    — Лично я тебе ничего не обещал, — сказал Владислав Долгорукому. — Так что собирайся, поедем в тюрьму!
    — Ну вот здорово! — заныл Долгорукий. — Я бы тогда молчал как рыба и ваш опер ничего бы не доказал. Мало ли зачем я заходил в раздевалку! Никто и не видел, как я выносил эти джинсы… Верь вашему слову!..
    — Я могу отвечать только за свои слова, — сказал Орехов. — А у меня нет оснований отпускать тебя домой.
    — Да лично-то к вам у меня нет претензий, — понятливо покивал Долгорукий. — Но, гражданин следователь, войдите в мое положение: вот так надо на пару дней домой! — он провел ладонью поперек шеи. — С Полиной договорились расписаться. Главное, она согласна! Христом Богом прошу!..
    Короче говоря, Орехов отпустил его на два дня, строго-настрого предупредив:
    — Чтоб послезавтра к семнадцати ноль-ноль был в милиции как штык!
    — Какой разговор! Из тютельки в тютельку!
    — Смотри, не подведи меня!
    И Долгорукий побожился, что не подведет. Скорее умрет.

2

    А послезавтрашний день весь сплелся из неожиданностей, от которых следователя Орехова кидало то в жар, то в холод.
    Около полудня стали известны результаты патологоанатомической экспертизы обнаруженного на улице Ясной трупа. Оказывается, смерть этого человека наступила не от ран, а в результате последующего длительного охлаждения организма. И, согласно Уголовному кодексу, данный факт насилия над личностью следовало называть отныне не убийством, а всего лишь «нанесением тяжких телесных повреждений, повлекших за собою смерть».
    Значит, раскрытием и расследованием этого преступления будет заниматься милиция.
    И тут же вскоре Владислава пригласила к себе в кабинет начальница следственного отдела Ангелина Андреевна, женщина столь же яркая, сколь и крутая в обращении. На ее матово-смуглых щеках играли совсем не подходящие к ее должности и характеру ямочки. Характер ее, жесткий, несговорчивый, больше чувствовался в жгучих, черных, опушенных густыми ресницами миндалевидных глазах.
    С самой что ни на есть благожелательной улыбкой она сообщила Орехову, что ему следует принять к производству то самое дело о нанесении тяжких телесных повреждений неизвестному гражданину неизвестными лицами. Орехов знал, что отказываться бесполезно, хотя в производстве у него и так находилось четырнадцать уголовных дел, из которых половина еще нераскрыто.
    Поэтому он лишь пробормотал себе под нос:
    — Уравнение с одними неизвестными…
    Ангелина Андреевна услышала и, грозно нахмурив брови, махнула на него зажатой в пальцах дымящейся сигаретой:
    — Не остри! Потом спасибо скажешь. Когда это уголовное дело станет украшением нашего музея. И вообще, надо тебе расти или нет? О тебе же забочусь.
    — Куда денешься от ваших забот, — с улыбкой вздохнул Орехов.
    Ангелина Андреевна поправила черную прядь, пыхнула сигаретой и спросила:
    — Кстати, Слава, ты Долгорукого отправил в изолятор?
    Это был с ее стороны неумышленный удар под дых.
    — Нет, Ангелина Андреевна…
    — Поч-чему?
    — Я его отпустил.
    — Как — отпустил?!
    — Под честное слово. Ему вот так нужны были два дня, — Орехов провел ладонью поперек горла.
    Ангелина Андреевна сделала несколько быстрых затяжек и, окутав себя густым облаком дыма, сердито засверкала оттуда, из-за дымовой завесы, своими яркими, жгучими глазами.
    — Санкция на его арест у тебя есть?
    — Да.
    — Ты ему показывал ее?
    — Показывал.
    — И отпустил?
    Владислав почувствовал, как внутри у него волной поднимается протест.
    — Ну поверил я человеку! Считаю, что он не подведет меня.
    — Когда он должен вернуться?
    — Сегодня к семнадцати ноль-ноль.
    Ангелина Андреевна взглянула на часики и швырнула окурок в пепельницу.
    — А если не явится?
    — Сяду вместо него! — в сердцах проговорил Орехов.
    — Естественно! — удовлетворенно кивнула Ангелина Андреевна. — Свято место не должно пустовать.
    Этак полушутя-полувзвинченно и завершили разговор. Однако Владислав понимал, что если Долгорукий и впрямь не явится в условленное время, то выговор ему начальница влепит, не моргнув глазом. А если не явится совсем…
    Во время обеда ему кусок в горло не лез, все думал о Долгоруком: явится, не явится?..
    А вернувшись с обеда, узнал сногсшибательную новость: явился с повинной человек, который два дня назад, в районе улицы Ясной, нанес неизвестному гражданину тяжкие телесные повреждения. И Кожевников уже работал с ним. Орехов тут же помчался в уголовный розыск.
    Грузный меланхоличный оперативник расхаживал по тесному кабинету, руки в бока, а за его столом сидел худощавый темноволосый мужчина лет тридцати в потертом пальто из синего драпа с серым цигейковым воротником и, сердито выпятив тонкие губы, писал показания.
    — Ты, что ли, будешь расследовать? — спросил Кожевников, кивком указав на мужчину. — Мы скоро закончим. Все в ажуре, можешь сразу предъявлять обвинение.
    — Так и сделаю, — сказал Владислав и спросил: — Личность потерпевшего установлена?
    Кожевников поглядел на него с легким укором:
    — Ну, брат, ты сразу все хочешь!
    И Владислав вернулся к себе, не переставая думать о Долгоруком.

3

    — Фамилия?
    — Шаров, — глуховатым то ли от волнения, то ли от природы голосом ответил подследственный.
    — Имя?
    — Эдик… Эдуард Васильевич.
    Тридцать два года, холост. Живет с матерью и бабушкой на Уктусской. Работает слесарем по контрольно-измерительной аппаратуре на инструментальном заводе.
    Эдуард Шаров спал тяжелым пьяным сном в подъезде одного из жилых домов на улице Шаумяна, когда прибывший по сигналу жильцов милицейский патруль разбудил его и препроводил в ближайшее отделение.
    На его одежде и руках были коричневые пятна и мазки, а в кармане пальто при обыске был обнаружен складной нож-прыгунец, также с характерными пятнами коричневой окраски на лезвии.
    Ни фамилии, ни адреса пострадавшего не знает, только имя — Павел. И название улицы, где тот проживал, — Гурзуфская. Вечером накануне случившегося встретились впервые. На трамвайной остановке у автовокзала.
    Дело было так. После работы Эдик маленько выпил — в тумбочке со вчерашнего дня оставалось полчекушки — и решил проведать сестру с зятем, которые проживают в Юго-Западном районе. Павел тоже дожидался трамвая, тоже был поддатый, и ему тоже надо было в Юго-Западный район. Пока дожидались трамвая, озябли на холодном ветру, и Павел спросил: «Ты как насчет погреться?» — «Нормально», — ответил Эдик.
    Павел купил в киоске бутылку водки. Отошли в сторонку и, значит, погрелись. А уже потом, в трамвае, Павел вспомнил, что у него сегодня день рождения и позвал Эдика к себе домой. Когда вышли из трамвая, возле универсама, Павел купил бутылку «Кремлевской». Однако жена Павла не пустила их в квартиру и даже не открыла дверь. Крикнула только: «Нечего тебе тут делать, катись к своей „стиральной доске“»!
    — Номера дома и квартиры, куда заходили с Павлом, значит, не помните? — на всякий случай еще раз спросил Владислав.
    — Нет, не помню, — подумав, ответил Эдик. — Не присматривался.
    А когда опять вышли на улицу, продолжил он свой рассказ, то решили, что надо сразу погреться, не дожидаясь, когда холод проберет до костей. Тут же, во дворе дома, у гаражей, ополовинили «Кремлевскую», и Павел признался, что сильно виноват перед женой. Хотел попросить прощенья да не вышло. Теперь не знает, что и делать. С той женщиной, со «стиральной доской», у него тоже полный раздрай.
    Тут Эдик вспомнил, что ехал к сестре, и спросил у Павла, далеко ли отсюда улица Серафимы Дерябиной. Тот сказал, что рукой подать. Тогда Эдик предложил Павлу вместе отправиться к его сестре: «Хоть в тепле поговорим». Прикупили колбасы и еще поллитровку в расчете на Серегу, сестриного мужа. За все платил Павел.
    Однако сестра Эдика пустила их неохотно и то на кухню. А Серега и вовсе не показался на глаза. Потом уж Эдик узнал, что его не было в это время дома, оттого Галка и психовала. Только успели прикончить «Кремлевскую», как она велела им уматывать. Уходя, Эдик прихватил из ящика кухонного стола складной ножик на случай, если понадобится резать на улице колбасу.
    Прошлись они, значит, в сторону кинотеатра «Буревестник» и дальше, к хозяйственному магазину. Чего-то там задержались…
    — Ну и все… — медленно, тягуче продолжил свой рассказ Эдик, упорно не глядя на следователя. — Подошли к нам двое каких-то… Один помоложе, очень толстый, в лохматой шубе. Голос у него был писклявый, бабий, я сперва даже принял его за девку. Другой был постарше, худой и лицо стервозное, темное. Поговорили немного…
    — О чем? — спросил Орехов.
    — Да чепуховый какой-то разговор, — отмахнулся Эдик. — Или я уж так был пьян, что ничего не понимал…
    — Не ссорились?
    — В общем-то, нет. Ну и все… Потом пошли мы с Павлом дальше. Через дорогу был какой-то парк, не парк — в общем, что-то похожее. И мы зачем-то свернули туда. Помню, как шли по утоптанной дорожке, а потом сели на что-то. Вроде как на доску какую или бревнышко — не помню, что это было. Еще выпили и чего-то поели. Павел хотел еще купить водки, но я сказал, что мне домой надо. Ну и все… Заспорили чего-то, а потом и вовсе схватились. Оба упали в снег… Павел-то оказался сильнее, подмял меня, и мне показалось, что он начал меня душить. Кажется, в этот момент я и ударил его ножом. Но я не помню, как у меня в руке оказался нож… Ну и все… Я высвободился, встал на ноги, а он лежал на снегу и ругался. Сильно ругался, грозился меня прикончить. Я испугался и побежал…
    — В какую сторону? — спросил Владислав.
    — Не знаю. Сперва по снегу, через сугробы. Спотыкался, падал и опять бежал. Потом по улице. Как увидел дома, сразу опомнился и побежал обратно в парк. Опять бегал по снегу и звал Павла. Ну и все… Потом увидел его на снегу. Думал, он живой. Стал подымать его и понял, что он мертвый. Потом я совсем отключился. Так мне кажется, а на самом деле я что-то все-таки соображал, потому что пришел прямехонько к дому сестры. Открыл мне Серега. Я ему что-то говорю, а он ничего, видно, понять не может. Все переспрашивает и переспрашивает. Помню только, что я вдруг рассердился и стал кричать на него. Ну и все… Потом я опять шел куда-то по улице, а вокруг было темно и тихо… А дальше ничего не помню…
    — Тот дом на Гурзуфской, куда Павел вас приводил… Там какой-нибудь магазин был рядом? — спросил Орехов. — Или что-нибудь еще приметное?
    Эдик долго вспоминал.
    — Кажется, был магазин. Такой двухэтажный, стекляшка…
    — Через дом, через два?
    — Не помню, — и спросил: — Много дадут мне за убийство?
    — Тебя не за убийство будут судить, — сказал Владислав.
    Глаза у Эдика округлились от удивления. Какое-то время он соображал, усиленно моргая, затем несмело спросил:
    — Неужто живой?
    — Нет, умер, но позднее. Когда ты пытался его поднимать, он, видимо, был еще жив.
    — А я думал…
    — Какая разница, что ты думал, — Орехов поморщился. — От тебя все равно было мало проку.
    — Это верно, — вздохнул Эдик.
    И в это время зазвонил телефон.
    — Ну, явился твой Долгорукий-долгоногий?
    — Пока еще нет, Ангелина Андреевна, — ответил Владислав, чувствуя неприятный холодок в животе. — Он же в пять должен явиться…
    — А сейчас сколько?
    — Без десяти.
    — Ну-ну! — и повесила трубку.
    «Тоже переживает», — подумал Орехов, но легче от этого не было.
    — Как был одет Павел? — спросил он у Эдика.
    — Кожан был на нем теплый, на меху, и шапка хорошая, ондатровая никак.
    — А деньги он из кармана доставал?
    — Нет, вынимал из бумажника. Бумажник у него был такой толстый и тугой…
    Четверть шестого… «Обманул-таки ты меня, Долгорукий-долгоногий! Подвел, паршивец этакий!..»
    Закончив допрос, он отвел Эдика в камеру и, возвращаясь через дежурное отделение, увидел в вестибюле за стеклом до боли знакомое улыбающееся лицо. Сердце так и подпрыгнуло от радости и внезапного облегчения.
    Долгорукий, черт этакий, был под градусом, но чисто выбрит, и воротник рубашки был чист и хорошо отглажен. А рядом с ним, поддерживая его под руку, стояла женщина постарше его, с неприметным худощавым лицом.
    — Вы уж его простите, — с виноватой улыбкой проговорила она певучим тихим голосом.
    — Моя законная супруга Полина Ивановна Долгорукая! — громко и весело отрапортовал Долгорукий и провел по щеке женщины ладонью. — Теперь, гражданин следователь, можете показывать мне новую квартиру! — и, поправив на плече ремешок котомочки, хрипло пропел: — Нынче все дела закончены!..
    — Вы уж не сердитесь на него! — опять с виноватым и смущенным видом попросила женщина. — Это я не доглядела…
    — Ничего страшного, Полина Ивановна, — успокоил ее Орехов. — Вы тут обождите, а я сейчас…
    Прокуратура располагалась неподалеку. Кстати и сам прокурор оказался на месте. Выслушав Владислава, он не стал возражать, чтобы по отношению к Долгорукому была изменена мера пресечения. Тюремная камера — на подписку о невыезде из города.
    Когда он вернулся в милицию, глаза у Полины Ивановны были мокрые от слез. Она крепко ухватила мужа за руку.
    Тут же, в дежурном отделении, Орехов взял у Долгорукого подписку о невыезде.

4

    На другой день Шаров с таинственным видом сообщил следователю, что вспомнил «то слово».
    — Что за слово? — не понял Орехов.
    Шаров смущенно улыбнулся:
    — Когда мы с Павлом вышли из подъезда его дома, я забежал за гаражи, чтобы, значит, отлить. Ну и там было написано такое слово: «ПИМ». Крупно, белой краской…
    — Где — там?
    — На задней стенке гаража. А тот гараж — как раз напротив подъезда.
    Вместе съездили на улицу Гурзуфскую, нашли магазин-стекляшку, а чуть подальше увидели еще один точно такой же. Пришлось обходить все дворы по обе стороны улицы, осматривать все попадавшиеся на глаза гаражи, пока, наконец, чуть ли не в самом начале ее наткнулись на это загадочное слово «ПИМ».
    Женщина, открывшая им дверь, признала на фотокарточке соседа:
    — Павел Петрович! Прохоренко Павел Петрович, — и вдруг, вглядевшись в его лицо, запричитала: — Господи, да никак?.. Господи!.. А Анна-то Николаевна по больницам его разыскивает… Мало ей одной беды… — И соседка поведала о ночном грабеже, случившемся в ту же ночь, когда погиб Павел.
    В третьем часу ночи в дверь квартиры Прохоренко позвонили, и на вопрос Анны Николаевна «Кто там?» какой-то мужчина ответил, что он врач «скорой помощи» и что Павел Петрович только что доставлен в больницу с инфарктом. При этом «врач» сказал, что проживает в соседнем доме и потому после дежурства решил сообщить родственникам Павла Петровича, где им его искать.
    В дверной глазок Анна Николаевна видела круглое, широконосое и губастое, показавшееся ей добродушным лицо. А когда, повозившись с замками, открыла дверь, то в квартиру ворвался грабитель в натянутом на лицо черном капроновом чулке. Он связал Анну Николаевну и запер в ванной комнате.
    Был похищен цветной телевизор, видеомагнитофон, две шубы из натурального меха, две пары новых дамских сапог и все золото, которое лежало в ящичках серванта.
    Напрашивалась мысль о том, что убийство Прохоренко и ограбление его квартиры как-то связаны между собой.

    Из акта судебно-медицинской экспертизы:
    При судмедисследовании трупа Прохоренко обнаружены следующие повреждения: одна непроникающая колото-резаная рана в левой подключичной области, одна проникающая колото-резаная рана на правой боковой стенке живота с повреждением брыжейки тонкого кишечника.
    Проникающая колото-резаная рана живота прижизненна и обычно относится к разряду тяжких, опасных для жизни. Другая рана также прижизненна и обычно относится к разряду легких.
    Нельзя исключить, что при оказании пострадавшему своевременной медицинской помощи его жизнь могла быть спасена.
    Из показаний матери Шарова:
    Я проживаю вместе с сыном Эдуардом и своей матерью. Сын женат не был. Не могу сказать, были ли у него связи с женщинами, он всегда ночевал дома. Характер у него вспыльчивый и очень ранимый, не терпит, когда на него повышают голос. Мне кажется, что в компаниях его недолюбливают. С друзьями — я даже не знаю, есть ли у него друзья, — почти не встречается. Во всяком случае, домой он их никогда не приводил. Любит уединение, дома в своей комнате всегда плотно сдвигает шторы на окнах. Его раздражает любой шум, доносящийся из другой комнаты или с улицы. Не любит, когда в квартиру приходят гости.
    Мне кажется, что у моего сына что-то не в порядке с нервами. У него бывают странности в поведении, особенно когда он находится в нетрезвом состоянии. Выпивать он начал лет десять назад. Были случаи, когда он сильно напивался, и тогда у него случались галлюцинации. Например, ему начинало казаться, что кто-то стоит за дверью. А то вдруг начинает осматривать все углы в доме. В таких случаях я даю ему успокоительное или снотворное.
    Однажды он закрыл изнутри на ключ дверь комнаты, где мы сидели втроем, и сказал: «Теперь вы никуда отсюда не уйдете!» — и положил ключ в карман. Я решила отвлечь его и сказала: «Мы ведь потеряем ключ, потому что ты обязательно забудешь, куда его положил». Тогда он достал из кармана ключ и, вставив в замочную скважину, сказал с серьезным и даже несколько таинственным видом: «Не бойтесь, я этого не сделаю!» Не знаю, что он имел в виду.
    Несколько раз за последние годы, будучи в нетрезвом состоянии, Эдик терял ориентировку. Однажды, думая, что идет домой, направился пешком по тракту в сторону Первоуральска, и уже довольно далеко за окраиной Екатеринбурга его остановил работник ГАИ. В другой раз Эдик забрел в какой-то коллективный сад и там уснул.
    Мне кажется, он и сам понимает, что у него не в порядке с психикой, но моих советов не слушает и обращаться к врачам категорически отказывается.
    Из показаний Сергея Каменева, мужа сестры:
    Эдик бывает у нас в доме редко. Характер у него вздорный, тяжелый, но мне как-то удается не ссориться с ним.
    9 января он заходил к нам, по словам жены, около восьми часов вечера со своим собутыльником, и они какое-то время выпивали на кухне. Оба были сильно пьяны, и жена в конце концов выпроводила их.
    Второй раз Эдик пришел уже один, около полуночи. Жена спала. Открыв ему, я увидел, что на руках у него кровь, пальто было тоже выпачкано кровью. Я подумал, что, может быть, кто-то ударил его по носу. Когда я спросил, что случилось, он раздраженно ответил:
    «Ну что ты меня пытаешь!» И тут же стал что-то бессвязно объяснять. Но я мало что понял:
    «Такое было… Ты не представляешь, что это за люди!.. Не люди, а звери… Когда вернулся, ни того, ни этих. Потом нашел его… Убил…»
    Я спросил: «Эдька, кого ты убил, опомнись?» — «Друга, — ответил он. — Они напали на нас…» Я спросил: «Как это: на вас напали, а ты друга убил?» Тогда он вовсе психанул: «Ну что ты меня пытаешь!»
    Я велел ему идти в ванную и там умыться, а сам пошел будить жену. Пока ходил, Эдика уже и след простыл.

5

    Перечитав показания матери и зятя Шарова, Владислав подчеркнул двумя чертами слова: «Ты не представляешь, что это за люди!.. Ни того, ни этих… Они напали на нас…» А также упоминания о странностях в поведении Шарова: о галлюцинациях и потере ориентировки в нетрезвом состоянии.
    В начале следующего допроса он попросил Эдика рассказать еще раз все с самого начала.
    — Да ведь я уже два раза все это рассказывал! — недовольно возразил тот.
    — Если потребуется, то расскажете и в четвертый, и в пятый раз, — не допускающим возражения тоном разъяснил Орехов.
    — Я ж ни от чего не отпираюсь! — продолжал бубнить Эдик, потирая ладонью небритую щеку.
    — Я слушаю, — сухо, выжидательно обронил Орехов.
    Капризно дернув углом рта, Эдик с видимой неохотой стал повторять свою одиссею, опуская при этом кое-какие подробности, и Орехов не прерывал его до того момента, когда они с Павлом упали в снег, и в руке у Эдика оказался раскрытый нож.
    — В какой руке он у вас был? — спросил Владислав.
    — В правой, — ответил Эдик.
    — Вы не левша?
    — Нет.
    Владислав подал ему шариковую ручку:
    — Покажите, как держали нож.
    Эдик зажал ручку в кулаке шариком вниз:
    — Вроде бы так.
    — Теперь покажите, как наносили удар.
    Эдик взмахнул рукой, чиркнул перед собою ручкой сверху вниз.
    — В какой именно момент вы ударили Прохоренко ножом?
    — Он лежал на мне и давил на шею и лицо, а я отталкивал его снизу руками. И коленом ему в живот упирался.
    — И нож был у вас в руке все это время?
    — Выходит, что так.
    — А как вы сами-то думаете: вы могли с силой ударить его ножом в живот?
    — Трудно сказать… Я тогда не помнил себя, а он еще вот так зажал мне рот и нос, — Эдик показал, как это делал Павел. — Может, я его и ударил…
    — Покажите еще раз, как вы могли его правой рукой ударить слева. Ведь он, говорите, лежал на вас. Значит, если вы завели правую руку вот сюда, налево, она оказалась бы зажатой между вашими телами.
    — Наверное, так…
    — Каким же образом вы нанесли Прохоренко удар слева да еще и снизу вверх?
    — Не помню.
    — Но вы помните, как ударили Прохоренко ножом в область шеи?
    — Помню, но очень смутно. Как во сне.
    — Значит, отчетливо не помните?
    — Нет.
    — Почему же тогда вы берете на себя всю вину? Может, вы не наносили Прохоренко вообще никаких ударов ножом?
    — А кто же тогда?.. — спросил Эдик, вопросительно-выжидательно глядя на следователя.
    — Вот я и собираюсь это выяснить: кто? — сказал Орехов и добавил: — С вашей помощью.
    Эдик усмехнулся:
    — Плохой я вам помощник, если ничего не могу вспомнить!
    — Как можете, так и помогайте, — попросил его Владислав. — А я вам тоже буду помогать по мере возможности. Глядишь, общими усилиями и докапаемся до чего-нибудь.
    — Вряд ли, — упрямо отмахнулся Эдик.
    — А вы не настраивайте себя на такой лад! — Владислав бросил на него сердитый взгляд. Знаете, память такая штука: сегодня пусто, а завтра что-то вдруг мелькнет, засветится. И тут главное успеть ухватить это «что-то» за хвостик, не дать снова ему спрятаться в темный уголок.
    — Попробовать, конечно, можно, — опять скептически усмехнулся Эдик. — У меня в голове много чего мелькает, особенно по ночам. И вы весь этот бред будете записывать?
    — Там видно будет, — сказал Орехов. — Что-то запишу, а что-то, может, и так послушаю.
    — Попробовать можно, — уже без усмешки повторил Эдик. — Только зачем это вам?
    И тут Орехов неожиданно повернул разговор совсем на другое:
    — У вас были женщины?
    В глазах Эдика сверкнули недобрые огоньки. Он мгновенно ощетинился и ушел в себя.
    — Вам и это надо знать? — обреченно спросил он.
    — Хотелось бы, — кивнул Орехов.
    После долгого томительного молчания Эдик признался:
    — Ну была девушка…
    — Была? А сейчас где она?
    — Замужем.
    — Давно?
    — Лет десять.
    «Десять лет, как начал выпивать» — припомнились Орехову слова матери Эдика.
    — А с тех пор… других у вас не было?
    — Другие меня не интересуют.
    — Одна-единственная любовь? На всю жизнь?
    — Считайте, что так. Но я не понимаю…
    Приходилось вторгаться в святая святых человеческой души. Туда, куда не имеют доступа даже родные. Кто дал ему, следователю, такое право? И тем не менее… Тем не менее надо продолжать…
    — Эта женщина знает, что вы ее любите?
    — Это неважно, — Эдик по-прежнему смотрел в сторону.
    — Встречаетесь? Ну случайно, на улице?
    — Иногда.
    — Разговариваете?
    — Так…
    — У нее дети?
    — Двое.
    — С мужем хорошо живут?
    — Кто теперь хорошо живет…
    — Где она работает?
    — В школе.
    — А муж?
    — На заводе у нас работал. Вроде как под увольнение попал. Недавно видел у пивного ларька, — губы Эдика скривились в усмешке. — Все ясно?
    Владислав понимающе кивнул и выдержал небольшую паузу.
    — А что у Прохоренко случилось? — спросил он чуть погодя. — Почему жена его домой не пустила?
    Эдик бросил на следователя быстрый диковатый взгляд. Владислав заметил, как у него сжались кулаки. Но тут же, словно опомнившись, Эдик снова отвернул лицо в сторону и безвольно свесил руки.
    — Чего теперь… Все уж…
    — Он говорил о своих отношениях с женой?
    Эдик нехотя кивнул:
    — Из-за того и вышло у нас…
    — Вы об этом ничего не сказали.
    — Зачем? Какая теперь разница, из-за чего мы с ним схватились? Я, может, об этом жалею…
    — В прежних своих показаниях вы назвали другую причину: Павел предложил купить еще спиртного, а вы отказались.
    — Так и было, — не стал отрицать Эдик. — Но мы с ним еще до этого…
    — Где именно?
    Каждое слово из Эдика надо было вытягивать.
    — На Серафимы Дерябиной. Когда вышли от моей сестры.
    — И что же тогда произошло?
    — Ну он стал ругать ее за то, что она выставила нас на улицу. А я сказал, что его жена не лучше… Что она, в общем, еще даже и похуже. Он ухватил меня за воротник, стал трясти. Ругался последними словами. Кто-то из жильцов через форточку закричал на нас и пригрозил милицию вызвать. А потом в парке, когда распили последнюю бутылку, Павел сказал, что ему еще надо. А я сказал, что поеду домой. Спать, мол, хочу. Ну и все…
    — И из-за этого он полез в драку? — не поверил Орехов.
    Эдик мотнул головой.
    — Нет, не из-за этого. Не только из-за этого, — поправился он. — Сперва сказал: ты, мол, ничего не понимаешь, поэтому хочешь меня тут бросить. И вообще, начал разводить… Души, сказал, в тебе нет. И все такое. У меня, сказал, сердце сейчас, может, порвется от горя, а тебе на это наплевать. И расплакался. Ну и все… Тут я отключился. Не знаю, сколько времени прошло. Наверное, немного, потому что мы все еще с ним разговаривали. Я как из ямы какой вынырнул. А он в это время рассказывал, как изменял своей Аннушке с разными там… И все подробно. Одну даже домой приводил, когда жена была на работе. Я ему сказал: «Ну хватит, заткнись!» А он опять: ничего, мол, ты не способен понять. Потому что, говорит, ты толстокожий, и кровь у тебя холодная, как у змеи. И опять в слезы. Шапку в снег швырнул и с руганью топтать ее стал. «Убить, — сказал, — меня мало. Гад я ползучий!» Это он про себя. Я ему говорю: «Ну хватит, пошли домой!» А он мне: «У меня нет дома!» И все повторял и повторял, что его убить мало. И что Аннушка его не женщина, а святая великомученица. Ну и все… Меня тут зло взяло. Я ему сказал: «Вот ведь ножик, возьми да убей себя, чем говорить!» А когда он увидел, что я ножик-то раскрыл, то прямо по-звериному зарычал. И кинулся на меня…
    — Вот вы и вспомнили, как у вас в руке нож оказался, и когда вы его раскрыли! — подытожил Орехов с чувством облегчения.
    — Так оно, видно, и было, — согласился Эдик.
    Орехов зачитал ему выдержки из показаний его зятя, где приводятся его, Эдика, бессвязные слова о «людях-зверях», которые будто бы напали в ту ночь на них с Павлом.
    Эдик внимательно выслушал все, посидел в задумчивой позе, облокотившись о колено и подперев ладонью подбородок. Затем решительно выпрямился.
    — Не помню, что я тогда говорил Сереге! Был какой-то разговор, но помню только его заспанное и недовольное лицо…

6

    — Ну хорошо, — сказал Орехов. — Давайте вернемся немного назад. Когда вы встретили у магазина этих двоих, о чем все-таки вы с ними говорили?
    Эдик вяло отмахнулся:
    — Да так, чепуховый какой-то был разговор. Сперва они попросили сигарет. Потом тот, который постарше, в черной шапочке, спросил у Павла: «Ты меня помнишь, падло?» Павел ответил: «Ну как не помнить хорошего человека! А ты кто?» — «Твой крестник!» И так зверски оскалил зубы… Я думал, он сейчас кинется на Павла и разорвет его…
    — Такой свирепый был у него вид, у этого, в черной шапочке?
    — У!.. А глаза какие! Не знаю… Такие они были… И зубы оскалил. Ну прямо… — Эдик не находил слов.
    — И что было дальше?
    — Я, кажется, отошел от них в сторону. Не знаю… Наверное, испугался… — Эдик с трудом продирался сквозь препятствия, извлекая из памяти обрывки каких-то недавних событий. — Помню, Павел махнул мне: пошли, мол!.. А я в это время стоял за углом. Там помойка. Контейнеры. Я возле них помочился. Ага, потому и отошел!..
    — А тот, в шубе, где в это время был?
    — Он куда-то уходил. Вроде как домой, за спичками. Потом опять пришел, но мы с Павлом уже отваливали оттуда… Ага, вот еще: когда мы пошли, тот, в черной шапочке, выматерился нам в спину и назвал Павла вертухаем. Я у Павла еще спросил: «Чего он так тебя?» А Павел сказал: «Псих. Ну его к…» — и тоже завернул матюгом. Ну и все…
    — Те двое как-нибудь называли друг друга?
    — Не помню.
    — Ну хорошо, — сказал Орехов. — Мы к этому еще вернемся, а сейчас хотелось бы уточнить один момент. После того, как в парке Павел на вас накинулся, и вы, как вам показалось, ударили его ножом возле шеи и куда-то побежали…
    — Нет, я не сразу побежал! — помотал головой Эдик. — Сперва я, кажется, отключился. Будто кто стукнул меня по башке. Наверное, Павел своим кулачищем… Знаете, я не помню, как вскочил и побежал!..
    — Раньше вы по-другому описывали эту сцену: «Я высвободился, а Павел остался лежать на снегу и сильно ругался…»
    — Нет, не так было, — сказал Эдик. У меня тут провал. Я как бы на бегу стал просыпаться. Когда через сугробы перескакивал. А как улицу с домами увидел, то вспомнил про Павла. Как я его ножом…
    — Потом вы вернулись, нашли Павла и попытались его поднять…
    — Так, — подтвердил Эдик.
    — И как он был тогда одет?
    Эдик удивленно, непонимающе взглянул на следователя:
    — На нем был этот… кожан! Как еще?
    — Вы это хорошо помните?
    Эдик посмотрел на руки, пошевелил пальцами.
    — Ну да, помню. Кожан был задубелый и скользкий. Трудно было ухватиться.
    — Вам не показалось, что возле Павла уже кто-то побывал, пока вы бегали?
    — Да много чего мне казалось! — Эдик смотрел в одну точку. — Говорю вам, все как во сне было! — и вдруг поднял на следователя немигающие безжизненные глаза: — Вам не снятся такие сны, чтобы все было как наяву и чтобы в этих снах еще какие-то другие сны были?
    — Я свои сны тут же забываю, — признался Орехов.
    Эдик опять увел взгляд в сторону и раздумчиво покачал головой:
    — А потом не разберешь, где был сон, а где настоящее, — и сделал неожиданный вывод: — Может, это мне только приснилось, что я вернулся к Павлу?
    Владислав напряженно всматривался в худощавое бледное лицо Эдика с упрямым тонкогубым ртом, нервно подрагивающим носом и убегающим в сторону затаенно-тревожным взглядом и чувствовал нарастающее недовольство ходом допроса. Эдик явно чего-то не договаривал.
    Владислав закурил, но сигарета отдавала каким-то дерьмом, и после двух-трех затяжек он пригасил ее.
    — Вам нравятся эти сигареты? — спросил он у Эдика.
    Эдик кивнул:
    — В самый раз.
    Владислав уже почти не сомневался в том, что на месте преступления находился кто-то еще, помимо Эдика. Один или двое. Но может ли быть, чтоб в памяти у Эдика совсем уж ничего не сохранилось о присутствии этих людей…
    — Вы упомянули, что встретились недавно с мужем вашей любимой женщины у пивного ларька. Какого числа это было?
    Эдик пожал плечами.
    — Может, недели полторы назад. А может, и две…
    — И с тех пор больше вы его не видели?
    — Нет.
    Соломинка, за которую попытался ухватиться Орехов, оказалась чересчур слабой.
    На этом он прервал допрос.

    Заключение эксперта:
    Происхождение крови на пальто Шарова и на орудии преступления, а также на марлевых тампонах (смывы с пешеходной дорожки) не исключается от потерпевшего Прохоренко.
    Из акта освидетельствования:
    При осмотре установлено, что на теле Шарова нет ни ножевых, ни каких-либо других ранений или следов побоев.
    Из характеристики на Шарова:
    За время работы в цехе в качестве слесаря по ремонту контрольно-измерительной аппаратуры показал себя хорошим специалистом своего дела. Однако были случаи нарушения трудовой дисциплины, имеет склонность к злоупотреблению спиртными напитками.
    Из показаний Елены Анатольевны Шапошниковой:
    С Эдуардом Шаровым мы вместе учились в школе. Отношения были чисто товарищескими. Во всяком случае, так я считала. За время моей учебы в институте у нас было несколько случайных встреч. Лишь после того, как я стала работать в школе, встречи наши приняли систематический характер, но ограничивались исключительно прогулками и посещениями кинотеатров или эстрадных концертов.
    О своих чувствах ко мне Эдуард никогда не говорил и не предлагал выйти за него замуж, что я объясняю исключительно его нерешительностью, так как я видела, что он ко мне неравнодушен.
    Сама я каких-либо ответных чувств к нему не испытывала. Насколько помню, я иногда давала ему это понять словами или поступками. Откровенно говоря, мне было с ним скучно, во время наших встреч он большей частью молчал.
    Когда я встретила и полюбила своего будущего мужа, то откровенно сказала об этом Эдуарду. Наши встречи после этого прекратились, хотя отношения остались доброжелательными. Если случайно увидимся на улице, то рассказываем друг другу о себе. Правда Эдуард о себе говорить не любит, и я о его теперешней жизни ничего не знаю. Откровенно говоря, мне это и неинтересно.
    …Мой муж действительно в прошлом году около трех месяцев не работал и не получал зарплаты из-за того, что на заводе было остановлено производство по причине нехватки запасных частей и сырья. Однако с середины декабря муж вернулся на свое рабочее место.
    Систематически мой муж спиртных напитков не употребляет. Предпочитает пиво, которое покупает исключительно в дни получек и с моего согласия.
    Восьмого января мой муж весь вечер находился дома, так как это был мой день рождения. У нас в гостях были супруги Леонтьевы и Морозовы, которые могут это подтвердить.
    Отношения у нас с мужем хорошие, воспитанию детей он уделяет достаточно много внимания…
    Из акта судебно-медицинской экспертизы:
    …На основании вышеизложенного можно утверждать, что Шаров страдает серьезным расстройством нервной системы, которое возникло на почве алкоголизма несколько лет назад и проявляется в замкнутости, недоверчивости, неправильных и нелепых поступках, периодически повторяющихся страхах, тревоге, бессоннице…
    Заключение эксперта:
    При сравнительном исследовании волос-улик, обнаруженных в руках потерпевшего, и волос-образцов с головы обвиняемого Шарова и с головы потерпевшего Прохоренко найдены признаки различия, касающиеся основных морфологических свойств, что позволяет исключить происхождение волос, обнаруженных в руках потерпевшего, как от обвиняемого Шарова, так и от потерпевшего Прохоренко.
    Последняя экспертиза была закончена только по прошествии двух недель со дня совершения преступления. Из ее результатов со всей очевидностью следовало, что в этом преступлении принимало участие, помимо Эдика, еще одно лицо. И что Прохоренко был еще жив, когда это третье лицо появилось на месте преступления.
    — Как видите, мы обошлись без вашего признания, — заявил Владислав Эдику при их очередной, очень короткой встрече. — И должен сказать, что дело принимает для вас весьма серьезный оборот. Отныне вы оказываетесь участником группового разбойного нападения, учиненного с целью грабежа. Поэтому предлагаю вам еще раз все хорошо взвесить и постараться вспомнить, как все было на самом деле и кто был вместе с вами или поблизости от вас в парке на улице Ясной вечером и ночью с девятого на десятое января…

7

    Дня через два Орехову позвонили из следственного изолятора и сказали, что Шаров хочет дать какие-то показания.
    Уже через полчаса Владислав приехал в тюрьму.
    Привели Шарова. Он был бледнее обычного, черты лица еще более заострились. Он мелко дрожал всем телом.
    — Х-холодина там собачий, — стуча зубами пожаловался он, обнимая себя за плечи обеими руками.
    Владислав приготовил бумагу и ручку. Эдик отрицательно покрутил головой и сказал:
    — В-вы т-только не записывайте ничего!
    — Это почему же так? — спросил Орехов.
    — Н-не н-надо! — продолжал упорствовать Эдик.
    — Мы же не за рюмкой будем сидеть! — рассердился Орехов.
    — Рюмка н-не помешала бы, — при этих словах Шаров одарил следователя скупой улыбкой.
    — Ну понятно! — согласился с ним следователь. — Но все же почему вы не хотите, чтобы я записывал?
    — Потому что я вам сон буду рассказывать, — тихо проговорил Эдик. — Не знаю только, что вам это даст…
    — Сон?
    — Я так думаю, что это сон. Хотя, может…
    — Может, что-то наяву было и во сне вспомнилось?
    — Н-не знаю. Вы сперва п-послушайте!
    — Ну хорошо, — Владислав отодвинул бумагу на край стола.
    Эдик помолчал, собираясь с мыслями.
    — Вы, конечно, не поверите, если я скажу, что не помню, как и один-то раз ударил Павла ножом? — робко спросил он.
    — Вы рассказывайте, а уж я решу, чему верить, а чему нет, — сказал Орехов.
    — Когда он стал меня душить… Что-то у меня случилось с головой, словно бы я куда-то провалился…
    — Вы говорили, что вас словно бы кто-то ударил по голове.
    — Да, и тут самое непонятное. Мне сегодня приснился сон, как будто я тогда уснул и увидел сон…
    — Сон во сне?
    — Ну да! И мне снилось, что я в каком-то саду. Днем. Солнце светит, кругом цветы. Много цветов. А на деревьях красные-красные и вот такие большие яблоки. Я, значит, иду, и в голове одна мысль: сейчас встречу Лену… Иду, иду… И вдруг слышу: кто-то рычит! Собака или зверь какой — не знаю. А еще кто-то вроде как стонет и тяжело дышит… — Эдик задумался.
    — Что же дальше-то было? — нетерпеливо спросил Орехов.
    Эдик улыбнулся через силу, и лицо его приняло плаксивое выражение.
    — Глядь, а никакого сада уже нет и в помине! Кругом темно, перед глазами что-то мелькает. Потом кто-то крикнул, а я как в яме и оттуда, из ямы, слышу голоса. Один хриплый, скрипучий, а другой писклявый и хныкающий. Первый на кого-то прикрикнул: «Повяньгай мне еще, падло!» А другой: «Пошли-и скорей!..» Нет, еще раньше хриплый сказал: «Не слушай, он уже готов!» Я еще подумал, что это про меня говорят и хотел что-то сказать, но голоса не было… А потом я как будто проснулся и подумал, что все это мне приснилось. Но подумал опять же во сне, потому что увидел Лену и… Не знаю, зачем я вам эту чепуху рассказываю. Мне и раньше всякие голоса слышались…
    — И все-таки захотелось об этом рассказать?
    — Ну да, захотелось, — покивал Эдик. — А знаете почему? Этот хриплый голос, — он всматривался в ржавое пятнышко на стене и словно к чему-то прислушивался. — У него был такой же… Ну да!..
    — У кого? — спросил Орехов.
    — А который цеплялся к Павлу возле магазина!.. И еще что-то я хотел сказать… Забыл… Правда, что-то важное!..
    — Не волнуйтесь, сейчас все вспомните, — сказал Орехов, чувствуя, как у него самого от волнения зубы начали выбивать мелкую дробь. — Торопиться нам некуда…
    — Пошли скорей… Пошли скорей… — бормотал себе под нос Эдик, держа перед собою сложенные вместе ладони. — Вроде как… Погодите… — Он опять словно к чему-то прислушался. — Ага, он его Ромкой назвал! «Ромка, падло, канай сюда!..»
    — Кто кого назвал Ромкой? — спросил с сильно бьющимся сердцем Орехов.
    — Не знаю. Я сон вам рассказывал… — Эдик растерянно улыбался. — Все перепуталось…
    — Нет, постой! — сказал ему Орехов. — Хриплый голос тебе показался знакомым? И другой, писклявый, тоже? Вот и вернемся давай туда, к магазину. Расскажи мне еще раз, подробно, что там у вас было. Может, ты еще что-нибудь вспомнишь, какой-нибудь чепуховый разговор? Они ничего у вас не просили?
    — На бутылку, — сказал Эдик. — Но Павел им не дал.
    — Ага! А ты в тот раз не говорил, что они на бутылку просили! И что было дальше? Вы пошли, а они так и остались у магазина стоять?
    — Обождите… — Эдик опять что-то начал вспоминать. — Я, кажется… Ну да, я потом обернулся, и мне показалось, что они за нами идут…
    — Когда ты обернулся? Где вы были в этот момент с Павлом?
    — Мы уже к перекрестку подходили. Я спросил Павла, чего этот хрипун его вертухаем обозвал, а Павел сказал: «Псих он». И я обернулся, посмотрел.
    — Увидел их. А Павлу сказал, что они за вами идут?
    — Не успел, мы как раз улицу стали переходить. А потом я про них забыл.
    — Больше не оборачивался?
    — Нет. Не знаю, куда они потом подевались.
    — Может, это не они за вами шли?
    — Ну один в шубе был.
    — В шубе могла быть и женщина.
    — Ну мне показалось, что это были они, — Эдик уже настаивал на своей версии.
    — Но ведь темно было?
    — Нет, там был какой-то свет. Они как раз по светлому проходили…

8

    — Ты, кажется, ужасно переживал из-за того, что дело Шарова выглядело уравнением с одними неизвестными, а теперь сам еще больше все усложняешь! — попеняла Ангелина Андреевна Орехову, когда он стал объяснять ей, почему не занимается другими уголовными делами, которых у него скопилось уже два десятка. — Ты в самом деле считаешь, что этот Ромка не плод воображения Шарова?
    — Но волосы…
    — Волосы, возможно, и принадлежат второму убийце или сообщнику убийцы, но вряд ли ты его найдешь по этой бредовой наводке, — сказала Ангелина Андреевна. — Снились ему, видишь ли, голоса! Только что не сад в подвенечном уборе.
    — Вот именно: сад ему и снился, а в саду голоса. Знакомые голоса. Тех двоих, с которыми Шаров и Павел встретились у магазина. Я думаю, стоит попытаться найти этого Ромку.
    — Как ты его хочешь искать?
    — Еще не знаю.
    — Ну ладно, мое дело тебя предостеречь, — отступилась Ангелина Андреевна. — Ты ведешь расследование — тебе и решать.
    — Постараюсь уложиться в срок, — пообещал Владислав.
    — Ладно, ступай, — закуривая сигарету, махнула на него рукой начальница. — Будет он мне тут соцобязательства давать!.. Хотя постой! — вернула она его. — Ты вот что: поговори с Кожевниковым.
    — Поговорю, — пообещал Орехов.

    Кожевников ни о каком Ромке и слышать не хотел. Понятно: ведь если смертельный удар Павлу Прохоренко нанес не Шаров, то выходит, что Кожевников вместо щуки поймал карася.
    — Шаров же признал вину, чего тебе еще! — сказал он Владиславу. — Имеются его собственноручные показания.
    — Да пойми ты, — с горячностью доказывал Владислав. — Не мог Шаров ударить Прохоренко в живот из того положения, в котором он находился! А чьи волосы остались в руке пострадавшего? Почему мы одного Шарова должны привлекать к суду?
    — Он так и так должен отвечать.
    — А главный убийца останется на свободе?
    — Ну ты сам знаешь, сколько у нас нераскрытых убийств и сколько махровых убийц расхаживает по улицам, а тут хоть какой-то результат. Шаров даже не пытается возражать против обвинения его в убийстве. И нож у него нашли. А что он не мог ударить Прохоренко в живот… Ты ведь исходишь из его собственной версии. А может, все было не так? Может, он был на ногах, когда подкалывал Прохоренко?
    — Так тоже могло быть, — вынужден был согласиться Орехов. — Но тогда чьи волосы остались в руке у Прохоренко? И кто эти «люди-звери», о которых Шаров говорил зятю?
    — Стрессовая ситуация плюс белая горячка, — пожал плечами Кожевников.
    — А волосы?
    — Ну волосы… Найди-ка теперь их хозяина!
    — Все-таки стоит поискать, — сказал Орехов. — Мне кажется…
    — Ну так перекрестись, — посоветовал ему Кожевников, направляясь к двери. — Времени у тебя много, что ли? — с тем и ушел.

    Орехов не на шутку разозлился и тут же отправился к Сергею Бородину, старшему оперу, с которым ему не раз уже приходилось работать в одной связке, и он знал: если Бородин возьмется распутывать это дело, то доведет его до конца. Лишь бы только взялся. Орехов считал его лучшим сыщиком из всех, с кем имел дело за четыре года своей работы следователем. Правда, начальство не разделяло его мнения на этот счет, но тут уж его, начальства, проблемы.
    Бородин оказался на месте и как раз заканчивал писать рапорт о «собеседовании», как он сам это называл, с квартирным воришкой, застигнутым на месте преступления с набором инструментов и огромной сумкой из тончайшей высокопрочной материи. К счастью для воришки, он, спустившись по веревке с крыши и проникнув в квартиру на девятом этаже, ничего не успел положить в свою замечательную сумку, потому что ошибся подъездом и по злой иронии судьбы нырнул в квартиру, не более как за неделю до того хорошо обчищенную его же собратьями по профессии. А поскольку Уголовным кодексом не предусмотрено наказание за безрезультатные проникновения в квартиры наших граждан, то все «собеседование» свелось к чистейшей формальности.
    — Ну не переживай, и на старуху бывает проруха, — посочувствовал Бородин воришке, отпуская его с миром. — Сегодня не удалось — в другой раз сядешь, — и обратил взор на Орехова: — Ты чего, Слава, такой взъерошенный?
    — С Сашкой Кожевниковым пообщался, — ответил Орехов сердито.
    — Он вроде как не дерется, — сказал Бородин.
    — А ну его к ляху! — и Орехов без предисловий приступил к разговору: — Слушай, Сереж, помоги найти убийцу! Дело — конфетка, в твоем вкусе. Собственно говоря, мне только твой совет нужен…
    — И немножко побегать, да?
    — Можем вместе.
    Бородин посмотрел на часы.
    — Минут двадцать у меня для тебя найдется. Обрисуй ситуацию.
    Орехов уложился в двенадцать минут. После чего Бородин согласился, что дело интересное, но работать надо капитально, а у него есть начальник.
    — Если твоя шефиня, — сказал он, — замолвит словечко моему Феоктистову, тоя, пожалуй, и взялся бы…
    На том и порешили.
    Короче говоря, Ангелина Андреевна — на то она и Ангелина Андреевна — без особого труда договорилась с начальником уголовного розыска, и уже на другое утро Орехов с Бородиным отправились в следственный изолятор.
    За ночь Бородин успел ознакомиться с материалами дела, и потому вопросов к Шарову у него было совсем немного.
    — Тех двоих, что ошивались у хозмага, ты смог бы опознать?
    — Наверное, — сказал Эдик и, подумав, добавил более уверенно: — Да, узнал бы.
    — Ты говорил, что один, который в шубе, куда-то уходил, а затем вернулся. Он в тот же дом зашел, где и хозмаг?
    — Нет, он к пятиэтажкам прошел, которые за хозмагом.
    Бородин нарисовал длинный прямоугольник и перпендикулярно к нему еще три покороче.
    — К которому из них?
    — Не знаю. Я только видел, что он в сторону этих домов направился.
    — Сколько времени его не было?
    — Ну, может, минут десять… Он быстро вернулся.

    — Сколько нам потребуется времени, чтобы прокачать этого Ромку? — спросил Орехов, когда они покинули изолятор. — Двух дней хватит?
    — Двух дней? — переспросил Бородин, что-то прикидывая.
    — Сегодня ты, предположим, задействуешь свой актив…
    Бородин похлопал его по плечу.
    — Слава, ты спросил — я отвечу: если плотно проработаем, то часам к четырем, думаю, управимся.
    — Сегодня?
    — То есть будем знать, проживает твой Ромка в тех домах или нет, — уточнил Бородин.
    — А если нет?
    — Пока не стоит отвлекаться на эти «если». Ты сейчас поедешь в тамошнее жилуправление. Возьми у паспортистки карточки жильцов и начинай выбирать всех Романов. Думаю, их не так уж и много наберется: имя редкое. А я заскочу за фотоаппаратом и присоединюсь к тебе.
    К вечеру они достоверно знали, что в тех трех домах проживает всего три Романа: кандидат математических наук, ветеран войны и нигде не работающий семнадцатилетний парень с одутловатым губастым лицом.
    С фотографией этого парня они снова отправились в следственный изолятор и провели процедуру опознания.
    Из шести показанных ему фотографий молодых людей Шаров выбрал ту, на которой был запечатлен Роман Кунцевич.

9

    Они позвонили в эту квартиру около десяти часов вечера. Дверь открыл невысокий губастый толстяк в широких штанах из джинсовой ткани и замызганной, светлой, когда-то, должно быть, бежевой безрукавке с эмблемой фирмы «Мальборо». Парень был изрядно пьян и с трудом держался на ногах.
    — Роман Кунцевич?
    — Ага… Че такое? — пропищал тот.
    — Руки на стену! — скомандовал Бородин.
    Роман обалдело захлопал глазами:
    — А че?
    — Быстро лицом к стене!
    Пока Бородин занимался Романом, Орехов с понятыми прошел в комнату.
    За столом, заваленным объедками, скомканной промасленной бумагой и заставленным пустыми бутылками, сидела полуодетая лохматая блондинка лет двадцати двух, с мутными голубыми глазами и размазанной вокруг губ сиреневой помадой. А на железной кровати перед окном, прямо на матрасе, укрывшись засаленным ватным одеялом спали еще двое.
    — Ты тут кто будешь? — спросил у блондинки Орехов.
    Та с трудом провернула языком:
    — Его подруга, — и кивком указала на дверь в прихожую. — А что… нельзя?
    Орехов кивнул на спящих:
    — Эти кто?
    Девица хихикнула:
    — Мамашка со своим другом. А что… нельзя?
    Была еще комната, смежная с первой. Дверь в нее была плотно притворена.
    — Там кто? — спросил у девицы Орехов.
    Девица опять хихикнула:
    — Квартиранты… Нельзя, да?
    Орехов толкнул дверь.
    — Милиция!
    Половину этой комнаты занимала двуспальная деревянная кровать, закинутая измятой простыней как покрывалом. На краешке кровати сидела рыжая девица в очень короткой кожаной юбочке и белом шерстяном свитере. Глядясь в зеркальце, которое она держала в руке, девица торопливо подкрашивала губы.
    Прилично одетый мужчина лет сорока стоял у окна, заложив руки за спину и, видимо, ждал, чем все обернется. Глаза его сверкали бешенством, ноздри трепетали, губы беззвучно проговаривали какие-то слова.
    Орехов попросил его предъявить документы.
    — Зачем они вам? — спросил мужчина довольно резко и даже властно, но паспорт все-таки предъявил.
    Приезжий, из Новосибирска.
    Орехов вернул паспорт мужчине.
    — Уходите! — сказал он.
    В первой комнате уже находились Бородин с Кунцевичем. Спавшие пробудились. «Друг мамашки» в одних трусах сидел на кровати и протирал опухшие глаза. На вид ему было лет тридцать пять. «Мамашка», женщина неопределенного возраста с одутловатым синюшным лицом и почти лысая, приподняла голову и, не вылезая из-под одеяла, внимательно оглядывала непрошенных гостей.
    — У вас тут что, дом свиданий? — строго спросил у нее Орехов.
    Ни «мамашка», ни ее «друг» не проронили ни слова.
    Орехов потребовал у «друга» паспорт. Тот молча поднялся и, прошлепав босыми грязными ногами через комнату, достал из пиджака, висевшего на гвоздике у двери, помятую красную книжицу с золотым гербом. Орехов выписал паспортные данные:
    Воротников Николай Потапович, 1960 г.р., ул. Краснофлотцев…
    — Где вы были с вечера восьмого до утра девятого января? — спросил у него Орехов.
    «Друг» посчитал на пальцах.
    — В вытрезвителе! — с готовностью, даже как-то радостно сообщил он, закончив подсчеты. — Пятого приехал в Ирбит, брата хоронить, а седьмого, назавтра после похорон, как раз в Рождество, меня туда доставили. В вытрезвитель…
    — В Ирбите?
    — Там.
    — А в Екатеринбург когда вернулся?
    — Это уже двенадцатого января!
    — Проверим, — пообещал Орехов, возвращая паспорт Воротникову и повернулся к Роману: — Гражданин Кунцевич, вам понятно, за что мы вынуждены вас задержать?
    — Мы с ним уже потолковали, — сказал Бородин.
    — Не знаю ни про какое убийство! — пропищал Кунцевич. — Я никого в жизни не убивал!
    — Разберемся, — пообещал ему Орехов. — А сейчас одевайся — поедем!
    — Куда это вы его? — спросила блондинка. — Нельзя?..
    Она уже причесала волосы, собрала их на затылке в пучок и скрепила цветным колечком. Успела даже припудриться и покрасить губы.
    В прихожей висела коричневая шуба из искусственного длинноворсового меха.
    — Чья? — спросил Орехов у Романа, разглядывая подкладку.
    — Материна, — ответил тот.
    — А ты ее надеваешь?
    — Редко, — ответил после некоторого раздумья Кунцевич. — В магазин разве когда…
    Шубу изъяли как вещественное доказательство: на подкладке ее были заметны подозрительные пятна.

10

    Утром протрезвевший Роман продолжал запираться:
    — Не знаю, какое такое убийство! Слыхом не слыхал!
    — Где ты был и что делал вечером восьмого января?
    Роман сосредоточенно посопел.
    — Где… Дома, наверное. Я все больше дома сижу, у меня инвалидность…
    — По какому поводу инвалидность?
    — В ПТУ еще… Упал со стремянки и повредил позвоночник. Ничего не могу делать, болит…
    — Так где же ты был восьмого? — повторил Орехов вопрос.
    — Это какой день был? — подумав, спросил Кунцевич.
    — Вторник, — подсказал Орехов.
    — Ну тогда я точно был дома! Нинка пришла. Выпили, потом спать легли…
    — И ты никуда за весь вечер не выходил из дому?
    Кунцевич опять задумался, повертел пальцем в ухе.
    — Разве что в магазин, — еще подумал. — Ну точно, за поллитровкой бегал! Нинка же пришла.
    — В какое время в магазин ходил?
    — Я помню? Ну, может, часов в восемь…
    — Разве в это время магазин открыт?
    Кунцевич пошнырял маленькими заплывшими глазками по углам кабинета.
    — Нет, я не в магазине, в киоске брал, — поправился он. — Точно, магазин уже был закрыт!
    Следующий вопрос Владислав придержал, не было смысла продолжать в том же духе.
    — Роман, все, что ты сейчас сказал, мы проверим. С точностью до минуты установим, когда ты в тот вечер вышел из дому и когда вернулся…
    — Ну-к че!.. — Кунцевич как будто не возражал против этого.
    — …И, кроме того, проверим, нет ли крови на шубе, которую ты надевал в тот вечер, когда выходил из дому. Между прочим, у нас есть свидетель, который видел тебя возле магазина, а затем на месте преступления.
    — Да какого еще преступления? — спросил Кунцевич, глядя в пол. — Ничего я не знаю!
    — Роман, это совершенно бесполезный разговор! — поморщился Орехов.
    Он прикидывал в уме: если убийство случилось на глазах Кунцевича впервые, то навряд ли семнадцатилетний парень мог столько времени держать в себе впечатления от увиденного. Даже только от увиденного, а если и сам руки в крови выпачкал, то уж наверняка что-то кому-то рассказал. Пускай даже не во всех деталях. Той же Нинке. Или другу мамашки.
    — Роман, послушай еще раз меня внимательно! — Орехов сделал новый заход. — Пока что мы тебя задержим только на три дня. Но за это время опросим всех твоих родных и знакомых, всех твоих соседей и собутыльников-алкашей, найдем на твоей одежде кровь убитого человека. Кстати, у него в руке остались чьи-то волосы. Наши эксперты-криминалисты сравнят их с твоими. Мы устроим тебе очную ставку со свидетелем, который видел тебя у хозмага и потом на месте происшествия, в парке по улице Ясной…
    Не подействовало: Кунцевич отрицательно, протестующе мотал головой. Круглой, заплывшей жиром головой на толстой короткой шее. И повторял как затверженный урок:
    — Не убивал я никого! Не убивал!..
    — Но ведь кто-то убил человека на твоих глазах!
    — Почем я знаю! — твердил Кунцевич. — Не видел я ничего! Не был я ни в каком парке!
    — Роман, в твоих интересах рассказать, как все было! Если ты не убивал…
    — Не убивал!
    — Но видел?
    — Что я видел? Что-о? Я в это время дома сидел! С Нинкой. Пьяный был.
    Однако в глаза следователю он старался не смотреть.

    Владислав разложил на столе несколько фотографий мужчин в возрасте от тридцати до пятидесяти лет. Был здесь и Павел Прохоренко. Живой, улыбающийся, с растрепанными ветром волосами.
    — Роман, посмотри внимательно: нет ли тут твоих знакомых?
    В продолжение всего времени, пока Кунцевич разглядывал фотокарточки, взгляд его, как магнитом, притягивало к Прохоренко, чью фотографию Орехов положил с краю, чтобы легче было следить за направлением взгляда Романа.
    — Он? — спросил Владислав.
    Кунцевич вздрогнул и посмотрел на следователя с явным испугом.
    — Кто?.. — Никого я тут не знаю, — а взгляд его опять повело к Прохоренко.
    — Роман, ты пойми: я ведь прекрасно обойдусь и без твоих признаний, — снова принялся увещевать его Орехов. — Я уже говорил тебе: ты имеешь полное право вообще молчать. Да ради Бога, мне меньше бумаг писать!..
    Это верно: в Уголовном кодексе нет статьи, которая бы обязывала обвиняемых и подследственных непременно давать показания. И вот что интересно: пока они об этом не знают, то запираются изо всех сил. Но стоит только разъяснить им это их неотъемлемое право, как буквально на глазах меняется весь предварительный психологический настрой подследственного, и уже вскоре у него появляется желание говорить…
    В практике Орехова было немало подобных случаев, и сейчас он снова решил применить этот испытанный прием.
    Но на этот раз не получилось. Кунцевич продолжал мотать головой:
    — Если б хоть было что!..
    Что ж, пускай еще подумает, решил Орехов и отправил Романа в камеру.

    Орехову было над чем поломать в этот вечер голову: прошли сутки с момента задержания Кунцевича, а расследование дела почти не продвинулось. Если не считать того, что сон Эдика Шарова оказался не таким уж и бредовым, как думалось вначале. Во всяком случае, Орехов теперь не сомневался в том, что и Хрипун, равно как Кунцевич, вполне реальная фигура, и что оба они, по всей вероятности, имеют прямое отношение к убийству Прохоренко. «Не люди, а звери… Они напали на нас…»
    Время поджимало Орехова. Если в течение оставшихся двух суток внутренняя убежденность следователя не будет подкреплена весомыми доказательствами вины Кунцевича, подследственный по закону должен быть освобожден из-под стражи. И кто знает, не свяжется ли он тут же с Хрипуном…
    Между тем с фактами, которыми так стращал Орехов Кунцевича, было скверно.
    Результатов исследования волос, взятых с головы Кунцевича, надо было ждать не меньше недели. Не обнадеживали и результаты анализа крови:
    «Происхождение крови на шубе, изъятой у Кунцевича, не исключается от потерпевшего».
    Не исключается — вот и все. Но дело в том, что у самого Кунцевича та же группа крови, что и у потерпевшего. Провести же более глубокое исследование оказалось делом невозможным из-за мизерного количества крови на шубе: выпачканные места были замыты. И следствию остается лишь констатировать факт сознательного уничтожения следов преступления. Что ж, и это улика…
    Тем временем Бородин опросил «мамашку» и Нину-«подружку». Они, видно, сговорившись, повторяли, что вечером восьмого января Роман лишь ненадолго выходил из дому за спиртным. Приблизительно в девятнадцать тридцать.
    Опрашивал Бородин и соседей Кунцевичей по подъезду. Но никто из них не смог припомнить хоть что-нибудь связанное в этот вечер с Романом.
    Не возлагал Орехов особых надежд и на очную ставку: ведь Шаров не видел Кунцевича на месте преступления, а только слышал в состоянии беспамятства несколько малопонятных вне контекста обрывков чьего-то разговора. И как кто-то кого-то назвал Ромкой.
    Теперь не вызывал сомнения тот факт, что именно Романа Кунцевича и его сообщника видел Шаров возле магазина, между семью и восемью часами вечера восьмого января. Но Кунцевич и не отрицал, что именно в это время и в тот день он выходил из дому.
    Владислав ставил себя на место Кунцевича, разыгрывал в уме разные варианты: Кунцевич-убийца, Кунцевич-активный пособник убийцы, Кунцевич-пассивный свидетель, Кунцевич-невольный пособник убийцы… В первом, втором и четвертом случаях Роман, скорее всего, будет запираться, спасая свою шкуру.
    Орехов решил начать с третьего варианта. Досконально его проработать. Здесь поведение Кунцевича может определяться характером его взаимоотношений с главным действующим лицом. С главным убийцей. А что Кунцевич не главный, Орехов почти не сомневался.
    Главное действующее лицо, несомненно, Хрипун. Он мог пригрозить Кунцевичу расправой за длинный язык. Да, скорее всего, так оно и было. Внутренний голос подсказывал Орехову, и Бородин с этим соглашался, что вариант с угрозой расправы наиболее вероятен. Кунцевич, этот ленивый безвольный толстяк, помимо своего желания оказался втянутым в преступление. И если его освободить от страха перед расправой, то не исключено, что он заговорит…

11

    Утром, только Орехов сел за свой стол, зазвонил телефон.
    Голос был как из подполья — глухой, далекий и неразборчивый.
    — Говорите громче! — крикнул Орехов в трубку.
    — Полина… — с трудом разобрал он.
    — Простите, кто?
    Последовали сигналы отбоя. А через пять минут — опять звонок. На этот раз слышимость была хорошая.
    — Полина я, жена Ивана Долгорукого!.. Надо мне вас повидать, Владислав Олегович! Ох, как надо!..
    — Прямо сейчас?
    — А можно?
    — Конечно, приходите! Я у себя, комната…
    — Нет, я к вам не смогу прийти!..
    — Что-то очень серьезное?
    Женщина не ответила.
    — Алло! Полина Ивановна!
    — Ну да, серьезное!
    — Куда мне подойти?
    — Я тут, рядом, в «Гастрономе». С автомата звоню.
    — Хорошо, — сказал Орехов. — Ждите меня возле бакалейного отдела.
    Вот что поведала ему Полина Ивановна Долгорукая:
    — Третьего дня объявился какой-то прежний Ванин дружок. Всю ночь пили и свои разговоры вели. Я мало что поняла, ровно как не по-русски. Только мне показалось, что этот его дружок, Григорий, имеет на Ваню влияние. Сказал: «Пока поживу у вас!» — ровно как распорядился. Ваня велит помалкивать. А вчера Григорий привез к нам в квартиру заграничный телевизор и опять как распорядился: «Пока у вас постоит!» А мне кажется, что телевизор этот краденый…
    — Пальто кожаного не видели у него? — спросил Орехов. — На меховой подкладке.
    — Про какой-то кожан поминал. Толкнуть, сказал, надо.
    «Да нет, так не бывает! — подумал Орехов. — Слишком было бы просто…»
    — Полина Ивановна, я понял. Сегодня же решим, как быть с этим Григорием.
    — А Ване ничего за это не будет?
    — Будем надеяться, — сказал ей Орехов. — Он не знает, что вы со мной встречаетесь?
    — Нет.
    — И не говорите пока ему ничего. А главное, чтобы Григорий ничего не заподозрил.

    Бородин выслушал его и сказал:
    — Он или не он — надо брать.
    — Тогда и Долгорукого?
    — Тогда и Долгорукого.
    — Ну что ж, все ясно.
    В тот же день Григорий был задержан и препровожден в тюрьму. Он оказался известным квартирным вором-гастролером с тремя судимостями. Недавно сбежал из колонии и находился в розыске.
    Шаров не опознал в нем Хрипуна ни по лицу, ни по голосу. Голос у Григория был мягкий, чистый и певучий.

12

    — Я думаю, Роман, что твоя вина не столь велика, — сказал Орехов Кунцевичу на очередном допросе. — Не удивляйся: мы знаем уже почти все. Знаем, что от хозяйственного магазина вы с сообщником прошли следом за Прохоренко и его приятелем-собутыльником в парк на улице Ясной. Знаем, что не ты, а твой сообщник нанес Павлу Прохоренко смертельный удар ножом. Мы только не знаем имени твоего сообщника и где он скрывается. Это дело времени. Но ты знаешь. А раз знаешь и молчишь, то есть покрываешь убийцу, тем самым превращаешь себя в соучастника преступления. В активного пособника убийцы. Рано или поздно, а мы его разыщем, и ты пойдешь под суд вместе с ним…
    Кунцевич молчал, плотно сомкнув губы.
    — Все равно разыщем его, — раздумчиво, словно бы разговаривая с самим собой, повторил Орехов. — Как говорится, жадность фраера сгубила. Мало ему показалось бумажника с деньгами, кожаного пальто, которое вы сняли с Прохоренко, ондатровой шапки и сапог, он ведь еще — ты, наверное, знаешь…
    — Ничего мы не снимали!.. — выкрикнул писклявым своим голосом Кунцевич. — Никакого пальто!..
    — Не снимали, точно? — переспросил Орехов.
    — Нет! Точно!
    — Только бумажник взяли?
    — Ага…
    И тут лицо Кунцевича залилось густой краской, глаза заметались из стороны в сторону. Он шумно набрал полные легкие воздуха и так же шумно вытолкнул его из себя. Пальцы рук крепко вцепились в сиденье стула.
    Кунцевич поднял на следователя затравленный взгляд и со всхлипом выдавил:
    — Я не убивал!..
    — Знаю! — сказал Орехов. — Но ты был там.
    — Был…
    — И знаешь, кто убил Прохоренко.
    Кунцевич обреченно кивнул, и лицо его исказилось в беззвучном плаче.
    — Кто же?
    Кунцевич вытер глаза рукавом и швыркнул носом.
    — Ты боишься его? — спросил Орехов.
    — Ну а как?
    — Мы ж его посадим!
    — А что с того? — Кунцевич смотрел недоверчиво. — Руки-то у него длинные. И оттуда достанет.
    — Это он сам так говорит?
    — А не так, что ли?
    Помолчали. Орехову не хотелось врать. Еще неизвестно, поверит ли Кунцевич вранью, да и необходимости в этом не было.
    — Давай мы вот что сделаем, — сказал он Кунцевичу. — Ты мне все подчистую расскажешь, а я в протоколе пока не поставлю числа.
    Кунцевич не понял:
    — Как это?
    — Число поставим после того, как твой сообщник все сам расскажет. А до этого он не будет ничего знать о нашем с тобой разговоре. Например, он расколется восемнадцатого числа, а твои показания я помечу девятнадцатым или двадцатым. И когда он перед судом будет знакомиться с материалами уголовного дела, то подумает, что не ты его выдал, а он тебя.
    — А если он не признается? — подумав, спросил Кунцевич.
    — Такого не может быть, — улыбнулся Орехов. — У него ведь уже были судимости?
    — Ну были.
    — Значит, он в этих делах собаку съел. Так вот, я выдам тебе секрет: рецидивисты обычно долго не запираются. Как это делаете вы, новички. Во-первых, они знают, что это бесполезно. А потом, они рассуждают так: если уж попался, то надо постараться, чтобы срок дали поменьше. А чтобы срок был поменьше, надо признаваться и притом сразу. Как его звать?
    — Васькой. Василием…
    — Отчество?
    — Еще отчество!..
    — А фамилия?
    — Хохлов… — Роман с сокрушенным видом махнул рукой: — Говорил ведь ему: «Не надо мужика убивать!» А он только одно и знает: «Заткнись, падло!..»
    — Где он сейчас?
    — Не знаю.
    — Хорошо, мы это выясним, — сказал Орехов. — А теперь скажи, когда и где вы с Хохловым познакомились?
    Кунцевич ответил на этот раз без паузы, даже, скорее, торопливо, словно спешил избавиться от груза, который до сих пор держал в себе.
    — Прошлой весной. В мае, что ли. Подруга материна привела его к нам. Опенкина Клавдия. Он тогда жил с ней, а сейчас не знаю, живет, нет ли…
    — Так… — удовлетворенно протянул Орехов. — Привела, значит, Опенкина. А она сама где живет?
    — В овощесовхозе. Тепличницей работает там.
    — И часто Хохлов захаживал к вам?
    — Ну, может, раз в неделю.
    — Что он у вас делал?
    — Выпивал, что еще. Когда в дурака играли. Когда спал с матерью или с Нинкой…
    — Вино он с собой приносил? Или вы его угощали?
    — Почти каждый раз приносил.
    — Обычно в какое время он появлялся?
    — Когда темно становилось. Днем никогда не приходил.
    — Он где-нибудь работает?
    — Грузчиком. На железной дороге.
    — Какие-нибудь вещи приносил к вам домой?
    — Нет, не бывало. Обещал только… если пойду с ним… — тут Роман словно поперхнулся, примолк и забегал глазками по углам кабинета.
    — Куда же он тебя звал? — поинтересовался Орехов.
    — Куда… Известно, куда: надело! Только я никуда не ходил.
    — Отказывался всякий раз?
    — Ну.
    — И часто он делал тебе такие предложения?
    — Может, раза три.
    — Где именно он предлагал совершать кражи?
    — Этого не говорил.
    — Со своими приятелями он тебя знакомил?
    — Нет, всегда один приходил.
    — Когда и как ты встретился с Хохловым восьмого января? Расскажи все по порядку.
    Кунцевич немного подумал, тяжело вздохнул и приступил к рассказу:
    — С утра я был дома. Вместе с Николой, ну с материным хахалем, распечатали бутылку портвейна. Потом с работы пришла мать. Потом Нинка. Вчетвером выпили пол-литру и еще портвейна. А часов в шесть пришел Васька, принес пол-литру. Когда эту кончили, мать дала еще на бутылку. И мы с Васькой пошли. У «Буревестника» взяли «Московской», и тут Васька меня за руку схватил: «Видишь вон тех двоих? Идем-ка за ними!» Ну вот, один и был тот, которого вы мне на фотокарточке показывали! И с ним еще один. Оба сильно выпивши. Ну как и мы же. Они к хозмагу, и мы тоже. Там они чего-то остановились. Васька стрельнул у них сигарет. Зачем-то спросил у того, в кажане: «Не знаешь, сколько километров отсюда до Москвы?» Тот глаза вылупил: «Пешком, что ли, туда собрался?» Васька: «Ну да. А что?» — «Не дойдешь!» Тогда Васька сказал: «Что-то мне рожа твоя знакома. Ты кто такой?» Тот: «В родильном доме работаю. Акушером». Тут Васька мне велел отнести бутылку домой. Не знаю, что там еще у них за разговор был. Когда я вернулся, Васька с этим ругались. Васька его вертухаем обругал. Сказал, что вспомнил его. Теперь, сказал, рассчитаемся. Ну, двинулись они к перекрестку, а Васька мне: «Айда за ними!» Те свернули в парк, и Васька меня туда тянет. Я хотел домой воротиться, а Васька как глянет: «Убью, падло!» — прямо какой-то бешеный стал.
    Те пошли по дорожке, уселись прямо на снегу, стали выпивать и закусывать, а мы из-за деревьев за ними наблюдали. Потом они чего-то стали драться. Васька сказал: «Этот вертухай отпил и отъел свое». Я спросил: «Как это?» — «А сейчас увидишь». И пошел к ним. Я думал, он их разнять хочет. А он с этим, в кожане который, схватился. Когда я подбежал, Васька уже вытирал свой нож об него…
    — Хохлов его своим ножом ударил?
    — Своим.
    — А второй, Шаров, где в это время был?
    — Пластом лежал в снегу. Вырубился. И нож в руке. Я этот нож у него забрал, хотел себе оставить, а Васька отобрал его у меня, вымазал в крови и сунул в карман тому… Как его?..
    — Шарову?
    — Ага. Потом я приложил ухо к груди мужика, а Васька говорит: «Не слушай, он уже готов!» Я и не стал слушать. Потом Васька достал из его пиджака бумажник, заглянул в него и сказал: «Порядок!» И это… сунул его себе за пазуху.
    — А Шаров лежал на снегу?
    — Нет! Мы уже собрались уходить, а он как вскочит и бежать. «Ну все, заложит он нас!» — говорю я Ваське. А Васька: «Не боись, перышко-то у него в кармане! Да и бухой он, а проспится — и вовсе ничего не вспомнит». Потом пригрозил мне: дескать, сболтнешь лишнее — разговор будет короткий, ты меня теперь знаешь!..
    — После этого вы встречались с Хохловым?
    Роман помотал головой:
    — Не, больше он не приходил к нам!
    — Ты кому-нибудь про этот случай рассказывал?
    — Только Нинке. Она тоже велела держать язык за зубами. «И не бери себе ничего в голову, — сказала. — Раз ты сам не убивал, то и вины твоей тут нет». Легко сказать…
    Орехов понимающе покивал.
    — Значит, Хохлов забрал только бумажник с деньгами и документами? Или все-таки прихватил пальто и шапку?
    — Не, он только хотел снять кожан, да увидел дырку и сказал: «Ну его!»
    — Какую дырку? — не понял Орехов.
    — А которую ножом… И подкладка была в крови.
    — Точно не снимали пальто? — Орехов пристально вглядывался Роману в глаза.
    Роман поежился под его взглядом и снова мотнул головой:
    — Не… Я только пуговицы расстегнул. Ну он велел, чтобы подкладку посмотреть. И еще я сердце хотел послушать…
    — Когда уходили, пальто, значит, было на Прохоренко?
    — Ага, на нем так и осталось! А шапки сразу не было, еще раньше, видать, слетела…

13

    Хохлова арестовали в тот же вечер в овощесовхозе, на квартире Клавдии Опенкиной. При задержании, в котором участвовали, кроме Орехова и Бородина, еще начальник уголовного розыска с двумя омоновцами, преступник сопротивления не оказал.
    Здесь же, на квартире Опенкиной, при обыске были обнаружены похищенный у Прохоренко телевизор с нацарапанной на днище меткой — числом, составленным из дня, месяца и года рождения хозяина, а также пара дамских сапог, опознанных вдовой Прохоренко.
    Хохлов признался в совершенном грабеже, однако заявил, что действовал один, без сообщников.
    — Получается, что это вы сами представились гражданке Прохоренко врачом и затем сообщили ей, что муж ее доставлен в больницу с инфарктом? — спросил Орехов.
    — Сам! — не моргнув глазом ответил Хохлов.
    — Вы знали, что самого Прохоренко в это время нет дома?
    — Так я ж его две недели пас! — убежденно проговорил Хохлов. — За каждым его шагом следил.
    Орехов хмыкнул.
    — Где же он был этой ночью?
    — Известно где, — ухмыльнулся Хохлов. — У бабы.
    — Вы ее видели, эту женщину?
    — Ясное дело, видел!
    — Видели, как Прохоренко встретился с ней?
    — Ну да!
    — Где же именно произошла их встреча?
    — На Эльмаше, на Шефской улице, дома через два от его кооператива.
    — Где находится кооператив знаете?
    — Ясное дело! — и Хохлов назвал адрес кооператива.
    Бумажник Прохоренко при обыске не был найден — скорее всего, Хохлов от него избавился. Не исключено, что в бумажнике, помимо денег и паспорта, мог оказаться какой-нибудь документ с адресом кооператива. Или визитная карточка Прохоренко.
    — Встретились — и что дальше?
    — Дальше… Остановили машину, сели и поехали.
    — Вы не проследили, куда именно они поехали?
    — Бегом, что ли, я побегу за ними? Я к его дому сразу подался, до часу ночи там дежурил, с подъезда глаз не спускал. Ну и, значит…
    — Решили, что Прохоренко уже не явится?
    — Решил, да, — Хохлов принял подсказку.
    — Но ведь Прохоренко мог вернуться домой и в половине второго, и в два.
    — Конечно, мог, — согласился Хохлов. — Так ведь без риска ни одно дело не обходится, а то бы никто не попадался…
    — С вами кто еще был?
    — Никого не было! Один я…
    — Ну-ну, не надо!
    Что-то и впрямь было завораживающе жуткое в этих холодно мерцавших глазах на темном, словно закопченном лице с коротким ноздрястым носом и вздернутой верхней губой, отчего рот был постоянно приоткрыт. Такое лицо, раз увидев, уже вряд ли забудешь. Однако вдова Прохоренко уверенно заявила, что, разговаривая с врачом, видела в дверной глазок совсем другое лицо — круглое, широконосое, губастое…
    — Опишите ваши действия, начиная с момента, когда вы приступили к осуществлению своего замысла. Каким образом вы совершили ограбление квартиры Прохоренко?
    — Ну как… Очень просто: прямо тут, за углом, остановил машину…
    — Что за машина?
    Частник. «Жигуль».
    — Вы с ним заранее условились?
    Хохлов помотал головой.
    — В глаза до этого не видел.
    — И номера машины, конечно, не запомнили?
    — А зачем?
    — Так-так… — задумчиво покивал Орехов. — Незнакомый частник, значит, помог вам ограбить квартиру? Долго вам его пришлось уговаривать?
    — Никто его не уговаривал, — сказал Хохлов. — Попросил подождать, пока за вещами схожу.
    — За один раз все вынесли?
    — А что было нести? В одной руке телевизор, в другой — чемодан.
    — Как это вам удалось впихнуть в чемодан две шубы, видеомагнитофон и вдобавок еще две пары сапог?
    — Какие шубы? — удивился Хохлов. — Какой магнитофон? Первый раз слышу!
    — Ну к шубам мы еще вернемся, — легко отступил Орехов. — А сейчас мне хотелось бы вот что уточнить, — он выдержал паузу, чтобы подавить зевок. В то же время внимательно наблюдал за выражением лица Хохлова. — Два-три момента… — еще немного помолчал, порывшись в ящике стола. — Когда вы караулили Прохоренко на улице Шефской, вы в само помещение кооператива не заходили?
    — Нет, — сказал Хохлов. — Что мне там было делать?
    — Просто по улице прогуливались?
    — Ну да. По другой ее стороне.
    — Приблизительно, сколько часов вели наблюдение?
    — В тот день?
    — Да, непосредственно перед ограблением квартиры.
    Хохлов хмурил брови, припоминая.
    — Пожалуй, что часа три, а то и три с половиной, — ответил он наконец.
    — В котором часу Прохоренко встретился с той женщиной?
    — Да уже около семи.
    — Значит, наблюдение вы начали вести самое позднее в половине четвертого вечера?
    — Примерно так, — согласился Хохлов.
    — Еще было светло?
    Хохлов насторожился.
    — Может, и так, — осторожно согласился он. — Я уж не помню.
    — Но улица хорошо просматривалась? В частности, здание, в котором находится кооператив?
    — Ну я видел его, конечно!
    — Вход в кооператив со стороны улицы или со двора?
    Хохлов стрельнул глазами по углам кабинета.
    — На улицу, — ответил он после некоторой заминки.
    — Там что, вставка какая-то в доме или просто приспособленная квартира с отдельным выходом на улицу?
    — Похоже, как квартира, — сказал Хохлов.
    — Дом пятиэтажный, панельный?
    — Ну да, обыкновенный.
    — Значит, около семи часов Прохоренко вышел из подъезда на улицу, а вы в это время наблюдали за ним через дорогу, находясь на другой стороне улицы?
    — Ну так, примерно.
    — С женщиной он тут же, возле подъезда встретился?
    — Нет, прошел до угла. Она там, на углу, дожидалась.
    — На углу дома, в котором находится кооператив, или на углу квартала?
    — На углу квартала, — без запинки ответил Хохлов.
    — То есть на углу улицы Шефской и?..
    Хохлов застыл с раскрытым ртом.
    — Ну, какая там улица пересекает Шефскую? — заторопил его Орехов.
    — А Бог ее знает, какая там улица! — сказал Хохлов. — Мне дела не было до того, как она называется.
    Орехов посмотрел на него в упор:
    — Может, хватит, а?
    Хохлов прикинулся непонимающим:
    — Чего хватит? Ну не глядел я на названия! Одно было на уме: не упустить момента, когда он выйдет…
    — Не было вас там в этот момент, Хохлов! — сказал Орехов.
    — Как это не было?
    — Иначе вы знали бы, что кооператив, председателем которого являлся Прохоренко, расположен внутри квартала, в отдельно стоящей кирпичной постройке наподобие сарая… Но дело даже не в этом. Дело в том, что Прохоренко в тот день ни с какой женщиной в промежутке между восемнадцатью и девятнадцатью часами не встречался. Никакой машины он не останавливал, потому что в это время он находился возле автовокзала, на углу Щорса и Восьмого марта… Хотите, я вам расскажу со всеми подробностями, где вы сами находились и что делали в тот вечер, седьмого января? — Орехов вгляделся в напряженно застывшее, скалившееся мертвой улыбкой лицо Хохлова. — Приблизительно в семь часов вы слонялись возле хозяйственного магазина, что на улице Шаумяна, совсем в другом районе города…
    — Ты с кем-то меня путаешь, начальник! — глаза Хохлова злобно сверкнули, но голос ему изменил, прозвучал сипло и фальшиво.
    Орехов тяжело вздохнул.
    — Да нет, не путаю, — сказал он словно бы с сожалением. — Там, возле магазина, вы и с Прохоренко встретились. Приняли его за своего лагерного вертухая. Судя по всему, вы до этого с ним в Екатеринбурге не встречались…
    Хохлов сжимал кулаки до побеления суставов и нервно посапывал. А Орехов продолжал рассказывать:
    — Немного погодя, вы прошли следом за Прохоренко в парк на улице Ясной и там расправились с ним. Вас сопровождал толстый парень в меховой шубе, он помог вам оттащить бесчувственное тело Прохоренко в сторону от пешеходной дорожки и хотел послушать у Прохоренко сердце, но вы сказали: «Не слушай, он уже готов!»
    — Ромка, падло!.. — вырвалось у Хохлова с горестной интонацией.
    — Это так зовут вашего сообщника? — спросил Орехов и, быстро черкнув несколько слов в протоколе, улыбнулся Хохлову в лицо: — Нет, с Ромкой у нас еще не было разговора. Кстати, как его фамилия и по какому адресу он проживает?
    Хохлов молча, напряженно смотрел на следователя.
    — Ну хорошо, — сказал Орехов, — о Ромке мы еще успеем поговорить, тем более что у нас есть другой свидетель, видевший своими глазами от начала до конца всю сцену расправы над Прохоренко. Вспомнили? Тот, кому вы подсунули в карман нож… Будете рассказывать сами или устроить вам с Шаровым очную ставку?
    Хохлов с глухим утробным рыком провернул кулак на кулаке, словно хотел размазать их один о другой. На некоторое время замер, уставившись в одну точку на полу, и, наконец, махнул рукой:
    — Ладно, начальник, пиши!..
* * *
    Суд приговорил Хохлова, уже имевшего три судимости, к восьми годам лишения свободы с содержанием в исправительной колонии строгого режима. Было принято во внимание его чистосердечное признание и то обстоятельство, что смерть Прохоренко наступила в конечном счете в результате его переохлаждения.
    Назвав имя соучастника убийства Прохоренко, Хохлов так и не назвал имя второго участника ограбления квартиры, всю вину взял на себя одного.
    Роман Кунцевич получил два года условно.
    А в личном деле Прохоренко так и не нашлось отметки о том, что он когда-либо служил в системе исправительно-трудовых учреждений. Так что Хохлов, видимо, все-таки обознался.
    Не были найдены похитители кожаного пальто, шапки и сапог, в которых находился Прохоренко в тот роковой для него вечер. Возможно, вещи похитил случайный прохожий.
Top.Mail.Ru