Скачать fb2
Легенда о рыцаре (СИ)

Легенда о рыцаре (СИ)

Аннотация

    Еще в детстве Райан Брандон потерял родителей. С тех пор прошло много лет. Райан заканчивает Рыцарскую школу. Впереди служба в лучшем отряде королевства Ризендолл, рядом верные друзья. Все меняется в одночасье - судьба снова испытывает Райана. От его действий зависят судьбы людей и благополучие королевства. Но как сделать выбор, если решения просто не существует?



                                                    Пролог. 
        Часы на рыночной площади отбили десять вечера, когда граф Витворт подъехал к городским воротам. Стражи у ворот, весело смеясь, играли в карты, железная решетка была поднята, а дубовые створы распахнуты вовсю ширь. За ними переливались огнями окна таверн на Королевском мосту. Кивнув караульным, граф миновал ворота и поехал вдоль берега реки.
        Уже стемнело. В глади широкой Ольмии отражалось звездное небо, и было так тихо, что он слышал ленивый плеск волн под берегом.
        В этот момент луна скрылась за облачком, и все погрузилось в чернильный мрак. Конь споткнулся, всхрапнул, нервно дернулся и встал.
        - Демоны Демониса! – выругался граф. Провел по шее своего любимца успокаивающим жестом и огляделся вокруг. Во мраке чуть белели городские стены, да далеко позади, мерцали факелы у въезда в город. Граф спрыгнул на землю и сделал несколько шагов, наощупь ища тропу – человек, назначивший ему встречу, настаивал, чтоб огня он не зажигал.
        - Это вы, ваша милость? - позвали из мрака, и граф спросил:
        - Кто вы? Для чего просили встречи за городом, ночью?
        На фоне белых стен показался силуэт, и испуганный голос ответил:
        - Я боюсь, что меня уже ищут. Встречаться в городе было бы опасно.
        - Кого же вы боитесь? Кто вы такой?
        Человек, сделав шаг вперед, сунул руку под плащ. Быстрым движением граф выхватил меч, но в руке, протянутой к нему, был всего лишь лист пергамента.
        - Я не враг вам! Я пришел потому, что только вы сможете остановить начатое….
        - О чем вы говорите? - взяв лист, граф засветил магический огонек. Не удержался и сперва взглянул на собеседника, но тот стоял отвернувшись, весь укутанный в темную ткань – ни дать, ни взять статуя скорби. Тогда граф взглянул на свиток и вздрогнув чуть не выронил его из рук: – Зачем вы принесли мне страницу из древней хроники с этим рассказом?!
        - Я знаю, что вы ищите связь между таинственными событиями, которые происходят в королевстве, ваша милость…, и я решил вам помочь.
        - Поэтому вы притащили мне страницу с текстом о древнем зле, которое давно похоронено? – спросил граф делано усмехнувшись. - Неоценимая помощь!
         Человек в плаще только пожал плечами, и протягивая следующий лист сказал горячо: – А что, если не похоронено? Посмотрите сами!
         На этот раз граф разглядывал протянутый листок подольше. – Кто это? – наконец спросил он с сомнением. – Лицо на рисунке похоже на змееликого, но это не он.
         - Оо, ваша милость! Это существо действительно имеет сходство со змееликими, но все же это совсем другая порода! Знаете кто это? – нагнувшись поближе он зашептал: - Это существо и есть хранитель... Хранитель того зла, о котором говориться в древней хронике! Вы только посмотрите! Посмотрите еще и вот это!
         Граф взял следующий лист, поднес поближе огонек, долго вчитывался в буквы, а потом выпрямился и сказал потрясенно – Нет… этого просто не может быть!
         - В том то и дело, что может, – кивнул головой человек. – Я случайно узнал об этом! О, как я тогда испугался! Сперва я спрятался. Ведь оно… Оно может следить за нами прямо сейчас! - голос человека дрогнул и оглянувшись вокруг он прошептал: - Кто знает, на что оно вообще способно?! Но потом я решил, что все равно найду вас и расскажу об этом. Вы – капитан Тайного отряда, и если кто и остановит все это, то только вы.
        - Прямо сейчас за нами не следит никто, кроме моих охотников, – попытался успокоить его граф. – Расскажите мне все, что узнали. Пока что я мало что понял…
        - Ваши охотники здесь?! Но вы должны были прийти один! Вы солгали мне! – протестующе закричал человек.
        - Этим людям можно доверять…
        - Нет! Нет! Вы не понимаете! – человек попятился, размахивая руками, а потом выхватил из-под плаща еще несколько листов, положил их на землю, и вдруг, развернувшись бросился бежать.
        - Схватить его! – скомандовал граф и тут же раскидистый куст за спиной у него дрогнул, меняя очертания. Двое охотников без слов бросились за беглецом, а третий остановился рядом. – Не беспокойтесь, капитан, с той стороны я выставил Ланисса и Мартина, они поймают его.
        - Де Куит… Ты слышал его слова?
        - Да, ваша милость, но я ничего не понял из них. О каком зле он толковал?
        - Сам посмотри! – граф протянул листы собеседнику, а сам начал собирать с земли страницы, оставленные беглецом.
        - Да этого не может быть! – пробежав текст, прошептал его заместитель. – То зло давно уничтожено! С тех пор прошли тысячи лет!
        - Вот именно!
        Вскоре с той стороны, куда убежал человек, послышался звук шагов, и охотник в черной форме вышел на освещенный пятачок.
        - Он сбежал, ваша милость. Мы не смогли его догнать.
        - Демоны вас побери! – выругался барон Де Куит. – Четверо охотников упустили этого увальня?!
        - Видимо этот человек готовился заранее, господин лейтенант, - ответил охотник смущенно хмурясь. – Его ждали. Я вернулся, чтоб сказать вам об этом, а остальные отправились по следу.
        - Хитрый, подлец! - толи похвалил, толи обругал барон. - Ладно, здесь делать больше нечего, нужно возвращаться в город, -  и повернувшись к графу, задумчиво крутившему в руке пергамент, спросил: - Вы расскажете об этом в Тайном совете?
        - Расскажу что? – вздрогнул граф выходя из задумчивости. – Что прочел пару старых сказок? Сперва все это нужно проверить. Просмотреть внимательно бумаги. Разыскать беглеца. И я очень надеюсь, что он просто сумасшедший…
       - Эй, кто там шумит?! – раздался грозный окрик с городской стены, и огненный шар взлетел вверх освещая берег реки.
        - Капитан Тайного отряда и его охотники, – задрав голову ответил граф.
        Огненный шар тут же погас и смущенный голос ответил: – Простите, ваша милость! В темноте и не разберешь!
        Вверху, на городской стене, караульный отправился дальше с обходом. Граф Витворт вспрыгнул в седло и развернул коня к городским воротам. Его заместитель, барон Де Куит последовал за ним.
        Все стихло, только волны Ольмии бились о берег.
        - Ну и задал ты мне хлопот! Пришлось искать тебя по всему Коненбергу! – раздался тихий голос и песок на берегу зашевелился. Показались две человеческие фигуры. Одна из них постанывала и трепыхалась как лист на ветру.
        - Хорошо, что граф Витворт решил сперва все проверить! А если б он сразу захотел пойти к королю?! Пришлось бы убить его прямо тут. А ты подумай, что началось бы в городе, если б под стенами, утром, нашли труп графа? А?
        Фигура снова затрепыхалась, изворачиваясь, раздался стон.
        - Вот именно, что ничего хорошего! – закончил человек. – А теперь мы с тобой прогуляемся. В лес, подальше от города. Познакомлю тебя с лесными тварями. Ну не дергайся, не дергайся так!
        Раздался смешок, отчаянная возня, и снова все стихло.
                                                  Глава 1.
                                     Канун Великой Семерки.                      
        В заводях Ольмии, под белоснежными стенами Коненберга, столицы Ризендолла, завели вечерний концерт лягушки. Из леса потянуло ночной прохладой, солнце казалось, запуталось среди веток и густые тени поползли вверх по стенам города.
        Вверху, на стенах, караульные наполняли Путеводные Чаши углем. Огонь в них должен гореть всю ночь отпугивая нежить и указывая дорогу запоздавшим путникам. С вершины Астрономической башни фигурки людей казались крошечными, и король Малео Ливин, глядя из окна на эту суету, подумал вдруг о муравьях.
        Последние лучи солнца еще заглядывали в окна Астрономической башни, а на улицы города уже опустились сумерки. Засияли окна особняков в Верхнем городе, улицы Нижнего города осветились факелами. А над Ольмией, на Королевском мосту появились огни в окнах таверн.
        - Что-то слишком светло на улицах сегодня… - заметил король, но не успел он додумать эту мысль до конца, как дверь распахнулась, и магистр Кардатос, глава Тайного совета ввалился в комнату, тяжело дыша после крутого подъема по лестнице.
        Сперва король решил, что произошло что-то серьезное, ведь никто из приближенных не осмеливался тревожить его здесь, но когда он узнал в чем дело, тревога прошла, и король начал раздражаться.
        Магистр Кардатос пришел, чтобы пожаловаться на графа Витворта: - Ваше Величество! Я отправил вестового за графом, но оказалось, что его нет в городе! – шипел он и даже кончики его усов возмущенно топорщились. - Вместе с Тайным отрядом королевских охотников, вчера вечером граф покинул столицу! И никто не знает, куда они отправились!
        Формально Тайный отряд подчинялся Тайному совету, главой которого был Кардатос. Так что граф Витворт должен был докладывать ему о своих перемещениях и о том, чем именно занимаются королевские охотники. Должен был, но не делал. И это ужасно злило Кардатоса.
        - Граф Витворт доложил об этом мне, – мягко сказал король, прекрасно понимая, что чувствует магистр. - Он очень спешил. Новые обстоятельства открылись в деле, которое они сейчас расследуют. Я просто забыл об этом.
        - Вот как! Они ведут расследование, а Тайный совет ничего не знает! – снова возмутился Кардатос.
        Король примирительно сказал – Я тоже узнал об этом только вчера. Граф объяснил, что дело настолько странное и опасное, что он не решается говорить о нем, не имея в руках веских доказательств.
        Кардатос поджал губы так, что щеки ввалились внутрь. Видно было, что он едва сдерживает ярость - Ваше Величество! Осмелюсь напомнить, что вы король! В то время как граф Витворт всего лишь ваш слуга! Капитан отряда королевских охотников! И он должен давать вам отчет во всех своих действиях!
        В ответ на эту пламенную тираду король только улыбнулся. – Граф Витворт не такой человек, чтобы злоупотреблять моим отношением. Мало кому я могу доверять так же, как и ему.
        На миг показалось, что Кардатос сейчас разразиться бранью - его лицо покраснело, но с усилием взяв себя в руки, он произнес
        - И граф пользуется вашим доверием не только для того, чтоб обходить прямое руководство. В последнее время он обнаглел до крайности! И это беспокоит и меня, и других советников!
        - О чем ты? - чуть поморщился король. В глубине души он был уверен, что граф не станет делать ничего предосудительного, тем более наглого.
        Этот конфликт, между Кардатосом, и графом Витвортом, которого король уважал и считал не столько подчиненным, сколько другом, начался давно. Граф был гораздо умнее и смелее своего непосредственного начальника, и кроме того просто не доверял Кардатосу.
        - Он так погряз в интригах, что думаю ему уже не до благополучия королевства, - не раз говорил граф.
        В чем-то король был с ним согласен. Раздражало только то, что Виктор Витворт ни в какую не соглашался занять место главы Тайного совета. - Ну сам подумай, Малео, если я сяду в парчовое кресло, кто будет распутывать нити заговоров и разоблачать врагов?! Вот когда я постарею и выращу достойного приемника, тогда...
        - Граф Витворт уже считает Тайный отряд королевских охотников чем-то вроде своей личной дружины! - кипятился между тем Кардатос. - Он считает, что может сам, единолично решать, кого он возьмет на службу!
        Король снова поморщился. Формально каждую кандидатуру должен был одобрить Тайный совет, но кому служить с ними бок о бок? Советникам, или графу? Поэтому король справедливо считал, что последнее слово должно быть за ним. Лишь бы не набирал крестьян с улицы. Ведь Тайный отряд королевских охотников был самым завидным местом службы в Ризендолле. Мечтой любого юноши. Но брали туда не каждого. Мало того, что кандидат должен был превосходно владеть магией и искусством боя, разбираться в политике, дипломатии, он должен быть дворянином и происходить из хорошей семьи.
        А влиятельных семей в королевстве было немало. И в каждой из них хотя бы по одному юноше, который мечтал о черной форме королевского охотника.
        Поэтому граф, как капитан отряда, сталкивался с ужасным давлением со стороны членов Тайного совета и кучи влиятельных аристократов.
        Король усмехнулся, вспомнив какой скандал разразился в Ризендолле лет десять назад, когда граф, в обход множества более знатных, но менее достойных соискателей, взял к себе на службу барона де Куита. Тогда король поддержал своего друга, хотя это и стоило ему много нервов.
        Кого же граф решил взять на службу в этот раз? Король улыбнулся, но улыбка тут же покинула его лицо. И не успел он прошептать про себя – Нет, только не он!, - как Кардатос вслух произнес это имя:
        - В Тайном отряде освобождается место. Так вот, граф Витворт хочет взять, (и даже нагло настаивает не этом!) своего приемного сына. Некоего Райана Брандона, который в этом году заканчивает Рыцарскую школу. Граф заявил об этом на совете! Мало того, что это требование неслыханно, так граф еще и хочет, что б его названный сын стал сразу же лейтенантом! В обход всех тех, кто прослужил в отряде долгие годы!
        Да, именно этого король и ждал. И все же надеялся, что Кардатос назовет другое имя. Райан Брандон, приемный сын графа Витворта. Конечно.
        - Я подумаю об этом позже, когда останусь один, - решил король, а вслух произнес: - А в чем собственно дело, Кардатос? Родители Райана - дворяне, так?
        - Но...
        - Он - лучший ученик Рыцарской школы при Храме. Об этом я слышал от отца Айвена и от Ронольда Латника, да и настоятель Храма не раз говорил, что у юноши особые таланты и огромные способности.
        - Но!
        - Что - но?
        - Но Ваше Величество! - заговорил Кардатос, и даже кончик длинного носа казалось, задрожал от возмущения - Тайный отряд - это символ королевства и его гордость! Достойнейшие и лучшие из лучших служат в нем!
        - Какой же недостаток ты находишь в сыне графа? - спросил король.
        - Названном сыне! Его настоящие родители - простые дворяне из Крастии! Его отца никто не знает! По слухам, старшему Брандону  приходилось самому пахать землю! И сыну такого человека командовать сыном герцога Скиннера?! Вы не можете требовать этого! - отрезал Кардатос.
        Король нахмурился: - А в остальном юный Брандон вполне годиться для Тайного отряда? Умом, характером и способностями?
        Кардатос тут же сменил тон - Простите, Ваше Величество мою вспышку! Я не хотел порочить этого юношу. Насколько я знаю, он действительно талантлив. Но в королевстве найдется множество других мест и возможностей для столь одаренного юноши. Я знаю от настоятеля, что в кузнице уже готовят для него синий панцирь рыцаря Света.
        - Вот так вот, после Рыцарской школы, ему готовы пожаловать синий рыцарский доспех?!
        - И Тайный совет не станет чинить тут препятствий! - поспешил заверить Кардатос. - Пусть станет рыцарем Света, или займет любое другое место - он достоин, но Ваше Величество! Тайный отряд оставьте для высшего дворянства! Юношам из лучших семей королевства тоже нужно где-то служить!
        Король задумался. В чем-то Кардатос был конечно прав... В этот момент за окном раздался резкий звук. Оказывается, пока шла беседа, на улице успело стемнеть, и подойдя к окну король увидел, что улицы Нижнего города залиты огнями костров и факелов, а Королевский мост над рекой сияет как елочная гирлянда, и в небо над ним взлетают салюты.
        - Что происходит в городе? - спросил король у Кардатоса. - Разве сегодня праздник?
        Немного замявшись, советник сказал - Дело в том, что завтра начинается Неделя Великой Семерки и как-то вышло, что сегодня с утра весь город оделся в зеленое...
        - Но день Рассверрисса зеленого, бога надежды, начнется только завтра, - заметил король. - Я что-то не знаю обычая, чтоб начинали праздновать заранее?
        - Может быть дело в том, что весна в этом году выдалась солнечной и теплой. Впервые за последние восемь лет. И это большая удача для королевства. С тех пор, как в Ризендолле начали происходить страшные события, у людей было мало поводов для веселья...
        - Кардатос! - покачав головой сказал король. - Праздники длятся целую неделю. У простых крестьян и ремесленников просто нет возможности так надолго оставить свое хозяйство, и большинство гостей приезжают в город только к концу Великой Недели. Для того, чтобы увидеть Испытания учеников Рыцарской школы в день Эрреррисса пурпурного. Но сейчас я вижу, что праздник развернулся в Нижней части города, как раз там, где живет небогатый люд. Так что, помимо хорошей погоды, предвещающей богатый урожай, заставило людей бросить свои дела и приехать в город? Да еще так бурно выражать свою радость? Или ты и сам не знаешь?
        Скривившись, словно съел что-то горькое, советник ответил - Вы знаете, какой интерес вызывают у народа выпускники Рыцарской школы... Поэтому большинство гостей и съезжается в город именно к Испытаниям. Но завтра, в день Рассверрисса зеленого, ученики заявят о выборе Пути.
        - Да, да, в святилище Храма. Каждый допущенный до Испытаний заявит, какой путь он

    избрал, то есть где продолжит службу после Рыцарской школы, я знаю. Но почему это событие вызвало такой интерес?
        Сквозь зубы магистр произнес - Потому, что среди выпускников этого года Райан Брандон.
        - Вот как? - король склонил голову задумавшись. – Райан Брандон...
        - В темные времена люди пытаются найти утешение хоть в чем-то, - быстро заговорил Кардатос. - Придумывают сказки себе, на радость.
        - Какую же сказку сочинили люди про него?
        - В народе верят, что этот юноша остановит бедствия и спасет Ризендолл от темных сил, но это только слухи! Может быть, причина их в том, что наставники Рыцарской школы слишком хвалили его, и об этом стало известно многим. Мне кажется, не стоит обращать внимания на...
        Король усмехнулся - Ты не в восторге от этого юноши, так ведь?
        И прежде, чем Кардатос успел ответить, направился к выходу - Мне нужно пойти в Храм и обсудить кое-что с отцом Айвеном.
        Лицо Кардатоса снова перекосилось, но король уже вышел из комнаты.

        А виновник этого разговора, весь день накануне Великой Недели провел за стеной Коненберга, на берегу Ольмии. Место он выбрал подальше от людских глаз, за кустами ивняка. И устроившись у самой воды, принялся бросать в воду камешки.
         Его красивое, мужественное лицо, было безмятежным, но в глазах, синих, как бездонные озера, застыла тревога. Время от времени он ерошил волосы и глубоко вздыхал.
         По реке проплывали лодки, украшенные зелеными флагами, люди пели и смеялись, и к вечеру из-за стен города стали доноситься громкие звуки веселья.
         Запустив в реку очередной камешек, Райан вслух сосчитал сколько раз он подпрыгнул над речной гладью, и вздохнув произнес:
         - Алекс, Трис, Павел! Хватит прятаться, выходите! И, Трис, я слышу, что ты плетешь заклинание, чтобы свалить меня в воду. У тебя ничего не получиться!
        Из-за кустов тут же вышли трое юношей, одетые, как и Райан в серую форму учеников Рыцарской школы.
        - Как он нас заметил? - спросил золотовласый Тристан стряхивая с пальцев остатки заклинания. Искры улетели в траву и погасли.
        - Видимо почуял твою магию, - ответил ему Алекс. Он возвышался над друзьями на целую голову, а форма на нем, казалось, вот-вот лопнет из-за огромных мышц.
        - Послушай, Райан! - сказал Павел, невысокий юноша с мышино-серого цвета волосами, и необыкновенно умным взглядом таких же серых глаз. - Мы ищем тебя весь день! Были и на рынке, и на Караульной башне, и на Королевском мосту!
        - Прости, Павел, - покаянно ответил Райан. - Я после занятий сразу пошел сюда...
        - А у нас с Алексом ты прощения попросить не хочешь? - златовласый Тристан присел на песок и заглянул другу в глаза - За то, что вот уже третий день сразу после занятий уходишь и прячешься от нас? А?
        - Трис, я...
        - Может быть пора уже сказать в чем дело? Или мне тебя и правда в реку скинуть? – подошел сзади Алекс.
        - Не надо бросать Райана в реку! – серьезно сказал Павел. - Видишь же, что он чем-то расстроен! А ты, Райан, должен понимать, что нам тяжело видеть тебя в таком состоянии!
        - Знаешь, Райан, мы такие специальные люди - твои друзья, - вставил Тристан. - Мы как бы для того, чтоб ты рассказывал нам о своих проблемах, понимаешь?
        Пожав плечами Райан сказал: - Пока еще не ясно, есть ли повод для тревоги... Я просто обдумываю возможные варианты...
        Тристан пристроил руку на колене и оперся на нее щекой копируя жест какой-нибудь старушки-сплетницы - Да, да, продолжай пожалуйста!
        Алекс опустился на песок с другой стороны, а рядом с ним сел Павел. Все трое молчали, и Райан вздохнув сказал: - Ну хорошо. Дело вот в чем. Похоже, никакого Тайного отряда не будет. - Сунув руку в карман он вытащил листок бумаги и протянул друзьям.
        " Новостей пока нет, но ты не волнуйся. Я вернусь накануне Великой Недели, как и обещал.

                                       Твой названый отец."
        - Что это значит? - возвращая листок спросил Павел.
        - Граф Витворт в свой последний приезд сказал мне, что Тайный совет не хочет, чтоб я стал королевским охотником. И боюсь, он не сможет переубедить их... Да и когда?! Времени уже не осталось! Завтра день Рассверрисса зеленого, и мы должны заявить о выборе Пути!
        - И если я скажу, - помолчав продолжил он, - что выбрал Тайный отряд, а потом меня туда не возьмут, что я буду делать? - он раздраженно взмахнул рукой, но тут же глубоко вздохнул, стараясь успокоиться, и сорвав травинку, засунул ее в рот.
        Друзья тревожно переглянулись, и Алекс спросил – Так советники против тебя? Но почему?
        - Как ты можешь их не устраивать? - удивленно спросил Тристан. - Ты - лучший ученик в школе...
        Поморщившись, Райан перебил его - Дело не во мне самом. Их не устраивает мое происхождение.
        - Но ты - сын графа Витворта! - возмутился Павел.
        - Названый! Названый сын, - тряхнул головой Райан. - А мой настоящий отец не был ни известным, ни знаменитым. По их меркам он никто.
        - Да какая разница кто твой отец, если ты так талантлив! - Тристан стукнул руками по коленям - В конце концов ты - дворянин!
        - Трис, можно подумать, ты не знаешь, кого берут на службу в Тайный отряд! - опустив голову сказал Райан.
        - Подожди, подожди! - потянул его за рубашку Павел. - Граф так и сказал тебе - ничего не выходит, в Тайный отряд ты не попадешь?
        - Да нет, - покачал головой Райан, - он сказал только, что советники против. Я толком ничего не понял... Думал, граф вскоре вернется и все объяснит, но завтра начинается неделя Великой Семерки, а его все нет! И я не знаю, что мне делать завтра? Что сказать завтра в Храме?
        - Но почему ты скрывал это от нас? - возмутился Тристан. - Почему не рассказал сразу?!
        - Да что тут рассказывать! – Райан передернул плечами. - Нечего же не ясно! Я хотел сперва поговорить с графом, узнать все точно, но...
        - Но вот уже канун Великой Недели, а его все нет! - повторил Тристан.
        - В тот день он сказал, что есть одна возможность... - начал Райан помолчав.
        - Какая? - перебил его Павел.
        - Граф хотел поговорить с королем обо мне...
        - Ну, так может получиться? - с надеждой сказал Тристан. - Все знают, что граф Витворт - друг короля. Вернее, у короля два друга, твой названый отец и отец Айвен. В доме родителей я много раз слышал, как Кардатос жаловался, что король ни в чем этим двоим отказать не может.
        - Ты думаешь, король пойдет против воли Тайного совета? Из-за меня? - хмыкнул Райан.
        Это казалось таким сомнительным, что Тристан отвел взгляд, а Павел совершенно фальшивым голосом произнес - Все получиться, Райан! - и Алекс посмотрел на него, покачал головой, и отвернулся.
        Райан подобрал еще один камешек с земли и запустив его в реку спросил - Вы, когда шли сюда, гномьего пива взять не догадались?
        Алекс тут же вскочил на ноги - Оно где-то тут, в кустах осталось, сейчас!
        Притащив глиняный кувшин, он поставил его на землю. Тристан прошептал заклинание, щелкнул пальцами, и пробка вместе печатью отскочила и улетела в реку
        - Ну и перед кем ты рисовался? А если бы кувшин разбил? - покачал головой Алекс.
        - При моем уровне мастерства...
        - О великий из великих! - перебил его Павел, доставая из кармана деревянные стаканчики. – Может, тогда создашь нам хрустальные кружки, непревзойденный маг, Тристан Тоус?
        - Вы прекрасно знаете, что я специализируюсь на боевой магии и магии Света! - немного обижено сказал Тристан и повернулся к Райану: – Тебе нужно принять решение сегодня. Только вот что выбрать?
        - Будто тут есть возможности, Трис! – воскликнул Павел.

        Райан молчал, вспоминая далекий день, когда названный отец предложил ему место в Тайном отряде. Граф только вернулся тогда из очередной поездки и как всегда пригласил названного сына к себе.
        За огромными панорамными окнами особняка на город падал снег, а в просторном зале горел камин и зеленели пальмы, привезенные с Южных островов. Граф как всегда расспрашивал об учебе, хвалил, радовался его успехам.
        От сытной еды Райана разморило, он начал клевать носом.  Чтобы скрыть, что почти спит, попросил графа рассказать о поездке.
        - Райан, - граф с улыбкой смотрел на сонное лицо своего названного сына, - ты знаешь, что ничего такого важного я рассказать тебе не смогу. Все мои дела – государственная тайна. Но я хотел бы поговорить о другом. Помнишь, я рассказывал, что барон де Куит уходит со службы? Его спина никак не восстановиться после раны. И мне нужен новый лейтенант. Как думаешь, кто займет место де Куита?
        - Ээ… Виконт Эрри? - предположил Райан. Лень и сытость боролись с его веками, заставляя их опускаться.
        - Да, должен бы Эрри, - кивнул граф. - Если б не его дурная слава...
        Райан усмехнулся - дурная слава, это даже приблизительно не описывало те безумные кутежи, о которых шепталась вся столица.
        - Понимаешь, ни король, ни я не хотим видеть такого человека почти во главе отряда. Как, скажи на милость, он будет принимать решения, если он, то пьян, то мучиться похмельем? Вот ты... Ты умеешь быстро принимать решения и брать на себя ответственность. Необходимое для воина, для командира качество...
        - Что в этом толку?! - подумал тогда Райан. - Если ты не виконт какой-нибудь и не сынок герцога? Быть просто дворянином - этого недостаточно для Тайного отряда королевских охотников!
        Слуга подошел к столу, наполнил опустевшие бокалы. Подняв свой, граф сказал:
        - Понимаешь, мне в отряде нужен смелый, решительный человек. Такой как ты. Я хочу видеть  тебя своим лейтенантом. Что скажешь? - и усмехнулся, увидев, как выпрямился Райан.
        - А это возможно?!
        - Да, возможно. Я все устрою, просто объяви в день Рассверрисса, что ты выбрал этот путь...

        Голос Павла вывел его из задумчивости – Райан, получается, что граф не может сдержать своего слова. Может быть тебе лучше заявить завтра, что выбираешь путь рыцаря Света?
        - Но тогда, если он сможет убедить короля, хоть я почти не верю в это… Так вот, если все же у графа получиться, то мне уже точно не служить в Тайном отряде.
        - Так заяви, что выбираешь Тайный отряд! А если граф ничего не сможет сделать, то просто останешься в Храме и все! - перебил его Тристан.
        Райан покачал головой – Сперва я и сам хотел так поступить – заявить о том, что выбираю Тайный отряд, а в случае чего остаться в Храме. Я пошел к настоятелю, все ему рассказал и попросил совета. И Рени Салфилль сказал, что это невозможно.
        - Но почему? - воскликнул Павел.
        - Выбор можно сделать только однажды - в день Рассверрисса. Потом обратного хода уже нет.
        - А если все же ученик изменит решение?
        - Тогда дорога для него одна – в солдаты.
        - Но ты ведь лучший ученик школы! - сказал Тристан. - Наставники не позволят тебе стать солдатом! Для тебя что-нибудь найдут!
        - Да, - кивнул Павел, - ты хорош и в бою, и в магических искусствах, а твоя интуиция...
        - Я просто занимаюсь больше, чем другие! - перебил Райан, опуская голову на колени. - Вот и все.
        - Ах, оставь ты эту вечную скромность! Мы не о том говорим сейчас! - возмутился Тристан. – Я не верю, что Рени Салфилль позволит тебе стать солдатом, если ты ошибешься с выбором!
        Райан снова покачал головой – Еще зимой, когда мы обсуждали с наставниками выбор пути, Рени Салфилль предупреждал меня, что не может назначить ученика своей властью в Тайный отряд. Он сказал, чтоб я хорошо подумал; ведь если что-то не получиться…
        - Но… – начал Тристан.
        - Говорю же! – перебил его Райан. - Я подробно рассказал все настоятелю и попросил совета. И он сказал, что ждал чего-то подобного. Что Тайный совет будет против, и граф не сможет их убедить! Он посоветовал мне хорошо подумать, прежде чем в день Рассверрисса заявлять о желании стать королевским охотником. Ведь если с Тайным отрядом ничего не выйдет… Рыцарский Храм будет для меня закрыт.
        - Так он и сказал?
        - Еще он сказал, что будет молиться за меня.
        - Нет, ну что за глупость? - возмутился Павел. - Ты учишься лучше всех, как могут наставники позволить пропасть твоему таланту?!
        Райан хмыкнул – Я всегда смогу отказаться от военной службы и стать фермером. Так что выбор есть. С моими умениями в магических искусствах... Это какие же тыквы я выращу!
        - Ни смешно ни капли! - Тристан встал и теперь мерял шагами берег. - Знаешь, я не понимаю этот Тайный совет! Это просто глупость, что…
        - Ублюдки! - взревел вдруг Алекс, не принимавший до этого участия в разговоре. С тех пор, как Райан начал рассказывать, он только слушал и его лицо кривилось. - Вот твари! - вскочив он сжал огромные кулаки. - Забросать бы уродов огненными шарами!
        Все трое удивленно посмотрели на него.
        - Иногда, - задумчиво сказал Райан, - я забываю, что Алекс сын того самого сэра Нортона…
        - Да, - кивнул Павел, - я тоже...
        - Что не так с моим отцом?! - Алекс остановился напротив них. Приступ гнева уже проходил, но он еще тяжело дышал, и глаза сверкали яростно.
        - Кулаки у нашего Алекса размером с женскую голову, - заметил Тристан. - Хорошо, что он стал рыцарем, а не грабителем...
        Алекс мутно посмотрел на него и снова обратился к Райану - Что ты говорил про моего отца?
        - Алекс! - Райан примирительно поднял руки. - Я ничего плохого не имел в виду.
        - Я знаю, - Алекс вздохнул и огромные кулаки медленно разжались. - Я знаю, Райан, просто подумал, ты что-то новое про моего отца услышал. Иногда про него такие легенды рассказывают! - он хмыкнул и присел на берег.
        - Да, слухи про твоего отца ходят удивительные! - усмехнулся Райан. - По-моему, только мы четверо знаем, что твой отец, сэр Киттеридж Нортон, кроме огромной силы отличался еще и необузданным нравом, и поэтому ему пришлось оставить королевскую службу. Так он и стал странствующим рыцарем. Силой ты в него. Говорят, он мог свалить медведя...
        - Я тоже смогу, - кивнул Алекс. - Только я не такой псих, как он. Помню, как что не по нем, так все вдребезги, кругом кровища! Мать с ним прожила всего то два года, потом сбежала, даже меня бросила, - он покачал головой. - Вот как допек ее папаша! Под конец его даже на постоялые дворы не пускали - боялись. Я ведь и в кровати не спал ни разу, пока в Рыцарскую школу не попал!
        - Жаль, что он умер. Тем более так… - Осторожно заметил Павел.
        - Отец то? - переспросил Алекс. - Да, как-то он разозлился и давай орать, да за меч хвататься. Тут и упал... Изо рта кровь. Ну и все. А меня в Коненберг отвезли, потому что не знали куда девать. Отец Айвен устроил меня в нашу школу… Хороший он человек.
        - Лучше послушай, Райан, что я скажу про этот Тайный отряд. – продолжил он немного подумав. - Брось ты его и забудь. Ты сильный и умный! И без Тайного отряда добьёшься всего сам. А они еще пожалеют, что тебя не взяли! Так что скажи завтра, что будешь рыцарем Света и все!
        - Я согласен с Алексом. За Рыцарский Храм! - тут же поднял стаканчик Тристан.
        - За Рыцарей Света! - поддержал его Павел.
        Они посидели еще некоторое время разговаривая, о чем угодно, кроме предстоящих Испытаний.
        Вскоре солнце упало за лес, над рекой заклубился туман, потянуло сыростью.
        - Не пора ли нам вернуться? - предложил Тристан, с тревогой поглядывая на противоположный берег реки.
        - Кажется, Трис боится! - поддел друга Алекс.
        - Мы за стеной, - спокойно ответил Павел. - И уже темнеет.
        - Здесь четверо рыцарей! - беспечно возразил Алекс. - Что может случиться?
        - И все же стоит уйти, - Тристан встал на ноги, всматриваясь в темный лес. - В последнее время за стеной небезопасно.
        Райан тоже поднялся - Говорят, караульные со стен видели странных существ, выходящих оттуда.
        На том берегу раздался звук, будто что-то большое шевельнулось во мраке, под деревьями. Теперь и Алекс тревожно глянул на темный лес. Стараясь не показывать друзьям своей тревоги, он молча последовал за ними. Вскоре они подошли к Королевском мосту.
        Река под ним сияла отраженным светом, тут и там взлетали в воздух фейерверки, слышались крики.
        - Ничего так гулянка развернулась! - сказал Алекс.
        Едва поднявшись на мост, они столкнулись с Метью, слугой графа Витворта. - Господин Брандон, - воскликнул он, - а я вас ищу! Его светлость вернулся и хотел вас увидеть.
        - Я сейчас же иду к нему! - сказал Райан.
        - Не застанете! - покачал головой слуга. - Господин граф заехал в Рыцарскую школу, а оттуда - во дворец, к королю. Но он просил передать вам, что утром вы узнаете новости...
        - Спасибо, Метью, - перебил его Райан, сунул мелкую монету, - повеселись немного.
        Когда слуга скрылся в толпе, Райан повернулся к друзьям - Похоже, все решиться сегодня. Слава богам, я устал ждать!
        Его слова перекрыл громкий взрыв салюта. - Прямо сейчас пойду ко дворцу.
        - Но послушай, Райан! - воскликнул Павел, стараясь перекричать гомон толпы - Сидеть возле дворца небезопасно! Там все время патрулируют караульные отряды! Знаешь, что будет, если они поймают ученика Рыцарской школы в это время на улице?
        - Просто не допустят до Испытаний, - ответил Райан, нетерпеливо глядя в сторону. - Я знаю.
        - К тому же откуда выйдет граф после встречи? - сказал Тристан. - Из каких ворот?
        - После встреч с королем граф всегда выходит из одной и той же калитки. - Райану пришлось наклониться ближе, потому, что в воздух снова взлетели салюты, и толпа закричала, завыла.
        - Там, напротив, есть галерея Рыцарей - Первопроходцев. Среди их статуй я спрячусь. Караульные никогда не заглядывают внутрь. - Он повернулся и бросил через плечо - Все, я пошел.
        - Подожди, Райан, мы с тобой...
        - Всех вместе нас точно поймают, - крикнул Райан удаляясь. - Встретимся ночью, в казарме.

        Дозорный отряд королевских гвардейцев, вернувшийся с Побережья, въехал на задний двор Рыцарского Храма. Уставшие люди спешивались, передавая поводья подоспевшим конюхам. Приехавшие рассказывали новости, но гул голосов стих, когда во двор вошел король Малео Ливен, в сопровождении телохранителей.
        Гвардейцы приветствовали короля, кое-кто поздравил его с наступающими праздниками, но в этот раз, обычно приветливый король, отвечал скупо и односложно. Он быстро пересек двор, не глядя по сторонам, и скрылся в малом святилище Рассверрисса.
        - Ты видел? - спросил один из гвардейцев. - Кажется на щеках короля слезы?
        - Слез я не видел, но и вправду не весел наш король, да? - громко ответил ему какой-то рыцарь.
        - А с чего королю веселиться? - тут же откликнулся кто-то еще. - Большое дело, из-за стен вернулся дозорный отряд!
        - Неужто все так плохо, что накануне Великой Недели нет повода для радости? Может, пока мы были в отъезде, что-то произошло? - взгляд гвардейца остановился на молодом конюхе, и немного оробев, мальчик ответил:
        - Нет, господин, пока вы были в отъезде, ничего такого не случилось. Только часа два назад прискакал гонец, но он привез бумаги из Академии Магии.
        - Что ж. Кто знает то, что знает король? Может из Академии Магии ему прислали весть, что до конца света осталось два дня?
        - Все может быть! В такое время...
        - Да, да, а я вот слышал на днях…
        И тут все заговорили одновременно, перебивая друг друга.
        - Вчера снова пропали люди. В Брантенском лесу...
        - На кладбище видели призраков. У них были красные глаза…
        Солдаты, гвардейцы и рыцари сбились в тесный кружок, и напряжение почти осязаемо повисло над толпой.
        - Итак, что здесь происходит?! - сэр Рональд, рыцарь Света, бывший капитан королевских гвардейцев, а теперь наставник в Рыцарской школе, прокладывал себе путь к центру скопления людей. - Что обсуждаем, господа?
        Разом все замолчали. Сэра Рональда уважал каждый в королевстве. О его подвигах, честном и прямом характере ходили легенды. И хотя теперь он оставил службу и стал наставником в Рыцарской школе, его слушались, и рыцари старше по званию.
        - Молчим? - обвел он собравшихся тяжелым взглядом. - Ночь на дворе, а вы затеяли тут спор как бабки с рынка! Стыдно, господа рыцари! Пора вернуться в казармы!
        Окинув всех суровым взглядом, он развернулся и отправился обратно. В наступившей тишине слышно было, как стучат о плиты железные подковы его сапог.
        - Говорят скоро конец света! - раздался голос в тишине.
        - Кто это сказал? – повернувшись, грозно спросил сэр Рональд.
        - Да все это говорят! - крикнул тот же голос.
        - Все знаки указывают, что приближается конец света! - сказал другой человек и снова все заговорили разом.
        - Люди бояться ходить в лес - странные звери бродят у самой опушки! Мой отец и дед всю жизнь были охотниками, и они никогда таких не видели!
        - Люди пропадают постоянно!
        - Нежить лезет из могил! Скелеты разгуливают по кладбищу! Мы боимся хоронить людей!
        - ...конец света...
        - ...последние времена...
        - ...почему король ничего не делает? Почему он так печален?
        - Ну все, господа! Довольно! - голос сэра Рональда, спокойный и властный, разрезал панику как нож. - Я тоже слышу все эти вести, и прямо вам скажу, они не радуют меня. Но повода для страха я не вижу. И вот почему.
        - Я рыцарь Света уже сорок лет. Мой отец был рыцарем Света и дед, и прадед. Жизнь всегда была разной. Были хорошие времена, но и войны были. И враги такие у Ризендолла были, что казалось все, крышка нам! Сто лет назад, прямо тут, в Коненберге, в этом самом замке мой прапрадед дрался с демонами. Тогда тоже говорили о конце света, но мы собрались с силами и показали демонам кукиш! И сейчас дать отпор сумеем!
        - А что король печален… - усмехнулся Рональд Латник. - Может быть у него изжога?
        При этих словах многие улыбнулись, и кто-то тихо рассмеялся.
        - Ну что господа? Будем и дальше сплетничать как старые бабки?
        Никто не ответил, и сэр Рональд кивнул - Ну вот и славно, тогда всем по казармам разойтись! - И твердым шагом направился к святилищу Храма.
        Тихонько переговариваясь, люди расходились, двор постепенно пустел. Шагнув под своды Храма, сэр Рональд устало привалился к стене, плечи его сгорбились и тяжелый вздох вырвался из груди.
        - Вы дали утешение людям, когда они в нем так нуждались, - неожиданно прозвучал голос.
        - Кто здесь?! - сэр Рональд выпрямился вглядываясь в темноту. - Аа, это вы отец Айвен... Давно вы здесь?
        - Я жду короля и невольно слышал все, что происходило во дворе.
        - Вот как...
        Они немного помолчали.
        - Приходите утром в Храм, сэр Рональд. Молитва облегчит вашу боль.
        - Мою боль? О чем вы?!
        - Вы встревожены. Как и все мы, - тихо произнес священник. - Но молитва помогает избавиться от тревог и принять волю богов.
        Сэр Рональд махнул рукой: - Воля богов! Да в чем она?
        - Постойте, отец Айвен, - вдруг спросил он, - я хотел узнать... Скажите мне прямо, вы верите в пророчество Догмара? В то, что высшие силы придут нам на помощь в темные времена? Я не паникер, но сейчас в Ризендолле происходят странные вещи! И я не верю, что мы сами, без помощи богов справимся с этим.
        Отец Айвен чуть улыбнулся в темноте - Это не простой вопрос… Верю ли я в пророчество... Как священник Храма я должен верить в такие вещи, но на самом деле я уже много лет вижу, что боги не вмешиваются в дела людей. Потому, что итак дали нам сполна все, что нужно.
        - Подождите! - поднял он руку, видя, что Рональд Латник морщится и хочет возразить. - В пророчество я не верю. Но я знаю, что богами нам уже послано орудие, или человек, который спасет королевство. Не знаю, будет ли это Дитя Духов, которая явиться, как гласит пророчество Догмара в свете пламени и упадет на алтарь святилища. Или это будет кто-то из завтрашних выпускников Рыцарской школы... Да мне честно признаться все равно...
        - Вот как вы думаете? - из молельного зала к ним шел король. – По-вашему нас может спасти даже обычный человек, не только посланник самого неба?
        - Ваше Величество... - сэр Рональд и отец Айвен склонились перед ним.
        - Таково мое мнение, - скромно ответил священник. - В древних хрониках мы часто читаем о героях, сумевших сделать то, что казалось невозможным. Но прежде чем стать героями, они были простыми людьми. И даже легендарные Рыцари-Первопроходцы были когда-то людьми и воинами.
        - Отец Айвен, прежде чем мы с вами заговорим о делах, - сказал король, кивнув Рональду Латнику, - объясните мне, говоря, что возможно нашим спасителем станет кто-то из выпускников Рыцарской школы, вы кого-то конкретно имели в виду, или сказали просто для примера?
        - Ваше величество, я простой священник, увы, - развел руками отец Айвен. - И конечно я могу только предполагать. Но если бы мне пришлось выбирать между учениками школы того, кто более всех способен стать героем... То я бы конечно же указал вам на Райана Брандона, - священник улыбнулся. - Не подумайте только, что я пытаюсь сделать предсказание. Я упомянул этого юношу потому, что среди выпускников Храма он выделяется своими талантами. Уже давно я не встречал столько силы и мудрости в одном человеке.
        - Райан Брандон? - заинтересованно переспросил король. - Только что я говорил о нем. Интересное совпадение... Брандон, Брандон... Я никак не могу вспомнить этот род. Вы случайно не знали его отца?
        - Нет, я не был знаком с ним, Ваше Величество, - ответил отец Айвен, - но граф Витворт говорил мне, что это небогатая дворянская семья, из Крастии... Райан потерял родителей в детстве. Какая-то трагическая история, - добавил он поймав взгляд короля. - И граф взял его к себе, а потом привез в наш Храм, в Рыцарскую школу.
        - Так что же, граф его родственник? - удивился сэр Рональд.
        - Вроде бы нет, я не слышал ничего такого... - озадаченно нахмурился отец Айвен. - Но об этом лучше спросить у самого графа.
        - Я думаю, граф хочет, чтоб Айвен стал лейтенантом в отряде королевских охотников, а между тем у юноши нет никаких известных предков, - пожал плечами король. - Тайный совет против этого назначения…
        - Вы хотите сказать магистр Кардатос? - лукаво улыбнулся священник и король не выдержав улыбнулся тоже, и кивнул.
        - Да, и именно он говорил мне только что, что весь Тайный совет против такого назначения.
        - С вашего позволения, - снова улыбнулся священник, - я считаю, что графу Витворту лучше знать, кто более других достоин служить в Тайном отряде. Все-таки он его командир...
        - Тут я согласен с вами, – кивнул король. - Но вы же понимаете, что такое Тайный отряд, королевских охотников? Советники поднимут крик, если я дам свое разрешение. Ведь Райан всего лишь юнец, выпускник Рыцарской школы... Неизвестного рода к тому же...
        - Прошу прощения Ваше Величество... - откашлявшись, сказал сэр Рональд. - Я никогда бы не осмелился давать советы королю, но все же позвольте высказаться...
        - Конечно, говорите!
        - Райан Брандон мой ученик, я его знаю с детства и скажу вам, он родился, что б стать командиром. К тому же ума у парнишки хоть отбавляй, и смекалка дай тоже! Одно только вот - родители не очень известные. Ну, так враг не спросит кто твой отец, правда? А я бы точно спал спокойней, если бы знал, что Райан в Тайном отряде.
        Король удивленно взглянул на него. Редко случалось, что бы сэр Рональд так горячо высказывался в чью-то поддержку.
        - Жаль, что я не знаю его так же хорошо, как вы, - произнес король. - Поэтому мне трудно решить.
        - А вы взгляните на него на Испытаниях и поймете, чем он отличается от других! - предложил Рональд Латник, и король пожав плечами кивнул. - Возможно... Я подумаю об этом...
        Слуга в оливковой ливрее, с гербом графа Витворта на груди, появился во дворе и замер, ожидая, когда они закончат разговор.
        - Кажется, это за вами, Ваше Величество, – кивнул на него отец Айвен, и король глянув на слугу сказал: – Да, граф вернулся. Мне нужно срочно во дворец. Отец Айвен, я хотел поговорить с вами…
        - Я весь внимание, – поклонился священник.
        - Нет, - покачал головой король, – это долгий разговор. О пророчестве Догмара, о ситуации в стране…
        - О пророчестве? – понимающе взглянул на короля священник. – Хорошо, пошлите за мной, когда у вас появиться время. Сегодня ночью в Храме будут бдения в честь Рассверрисса зеленого, но после этого…
        - О, все не так срочно, – улыбнулся король. – Вам нужно будет отдохнуть и выспаться, а разговор этот может подождать. – И попрощавшись, он покинул двор.

        Перед кабинетом король отпустил телохранителей и вошел. Граф Витворт поднялся ему навстречу сердечно улыбаясь, протянул обе руки: - Ну здравствуй, Малео!
        - Виктор, ты приехал во дворец сразу, с дороги? Даже не заехал к себе переодеться?
        Черная дорожная форма графа была покрыта пылью и выглядела помятой. Усталым и запыленным было и его лицо. Но голубые глаза смотрели задорно и весело, словно внутри горел огонек
        - Я только что спрыгнул с коня во дворе перед парадным входом! - рассмеялся граф. - Устал как собака - два дня в седле, а я ведь уже не мальчик!
        Все это он говорил таким задорным голосом, что король рассмеялся: - Виктор, надеюсь, в поездке тебе сопутствовала удача?
        - И, да и нет, - пожал плечами граф и попросил: - Не мог бы ты приказать, чтоб принесли еды и вина немного? Я только что с дороги, и после разговора с тобой сразу же покину Коненберг.
        - Я думал ты вернулся по крайней мере на праздники… - расстроено сказал король дернув шнурок.
        - Мне и самому не хочется покидать столицу, - ответил граф. - Завтра мой названный сын заявит о выборе пути, а я не смогу присутствовать при этом! Есть от чего опечалиться. Но дела таковы, что мне нельзя задерживаться здесь ни на день.
        - Что именно ты расследуешь, Виктор? Может пора уже поделиться?
        Дверь открылась, и слуга внес поднос с тарелками и кувшином. Едва он поставил поднос на стол, граф махнул рукой отпуская его, и сгреб с тарелок закуски. - Не считай меня старым перестраховщиком, Малео, - сказал он, когда слуга вышел из комнаты, - но я помолчу, пока не соберу все доказательства в руках. Дело в том, что я, кажется, нашел ответ на наш главный вопрос - кто вверг Ризендолл в пучину бедствий.
        - И кто же это сделал? - не выдержал король. - Скажи мне сейчас, Виктор!
        - Но дело в том, что я пока не знаю. Не знаю точно, - ответил граф не переставая жевать. - Прости, но все что я пока знаю, основано на моих догадках. И догадки эти чудовищны. Я никогда прежде не сталкивался с таким, Малео. Пойми, я не могу обвинить кого-то без доказательств. Ты и сам не поблагодаришь меня, если я ошибусь.
        - Но когда же, когда ты соберешь все, что тебе нужно?! - спросил король сердито. - Сейчас самое важное - понять причину наших бедствий, а ты говоришь, что знаешь виновного, но молчишь!
        - Я говорю, что догадываюсь, - ответил граф, собирая с тарелок остатки еды. - А это разные вещи. Дай мне время. Я вернусь в день Тирресса синего, и расскажу тебе все, что узнал. И пусть боги сделают так, чтобы сейчас я ошибался!
        Король рассмеялся покачав головой: - Пару часов назад у меня был Кардатос...
        - Жаловался на меня? - перебил граф. Из-за того, что он говорил и жевал одновременно, слова звучали неразборчиво, и король снова улыбнулся.
        - Ну да. Жаловался, как обычно. Говорил, что ты мой слуга и должен отчитываться в каждом своем действии и еще, что ты слишком нагл и требования твои немыслимы. Он сказал, что ты хочешь взять названного сына в Тайный отряд. Вроде бы даже на место лейтенанта…
        - Вот из-за этого то, я и бросил все дела на пол пути, и вернулся в Коненберг, - сказал граф стряхивая крошки с колен. - Мне нужна твоя помощь, Малео.
        Король только вздохнул, глядя как граф Витворт взяв с подноса кувшин, сделал пару больших глотков прямо из горлышка, презрев рюмку, стоявшую рядом с ним.
       - Иногда твои манеры оставляют желать лучшего, - безо всякого осуждения сказал он.
        - Малео, я буду прям, - сказал граф, отодвинув поднос. - Я готовлю Райана в свои приемники, поэтому и хочу, чтобы он встал сразу на место де Куита. Пока он будет подниматься из рядовых охотников, пройдут годы, а мне пора возглавить Тайный совет. Эти старики погрязли в интригах и им плевать на благополучие страны. Кто-то должен подумать об этом.
        - Все верно, Виктор, я и сам хотел бы видеть тебя во главе Тайного совета, но Райан - капитан Тайного отряда?
        - Я не потому хочу видеть его капитаном, что люблю как сына! - всплеснул руками граф. - Не теплое местечко для отпрыска я готовлю! Я хочу повесить на него ответственность за наши судьбы! И делаю это потому, что знаю - Райан лучший кандидат из всех, кого я видел за всю жизнь. В такое время...
        - Виктор, скажи мне, – перебил его король. - Ты готов назвать Райана своим приемником? Чтоб он продолжил твой род? Ведь у тебя нет сына...
        Король и граф Витворт никогда не затрагивали эту тему в своих разговорах. Десять лет назад жена графа и его маленький сын погибли в пожаре. С тех пор граф замкнулся и никогда не упоминал о них. Тогда же он и взял в дом Райана.
        Чуть помедлив, он ответил: – Какое значение это имеет, Малео? Я хотел бы. Но думаю, что Райан откажется. Он слишком любил своего отца. Слишком уважал его, чтоб взять другую фамилию и продолжать чужой род.
        - Так ты выходит, знал его отца? И близко? Как он погиб, когда?
        - Это случилось в ту же ночь, когда погибла Эмелина и мой сын, - ответил граф, глядя поверх головы короля в окно. - И я знал отца Райана. Это был исключительный человек, даже великий. Не только Райан потерял его, я тоже.
        - Ты никогда прежде не рассказывал о том, как... Как ты потерял свою семью… - осторожно заметил король. - И я не знал, что это связано с твоим приемным сыном. Что произошло тогда? - помедлив спросил он. - Это ведь не был несчастный случай?
        - Нет, их убили, - выдавил сквозь зубы граф. - Малео. Прошу тебя, не сейчас. Позже, когда я вернусь, мы сядем и поговорим. А сейчас я просто не в силах!
        - Да, хорошо, конечно! - быстро согласился король. - Не приказать ли, чтоб принесли еще закусок? Или может быть чего-то горячего?
        - Если я съем еще хоть что-то, то могу не влезть на лошадь! - по-прежнему беззаботно рассмеялся граф.
        - Ну так что? - тут же посерьезнел он. - Что мне сказать Райану? Завтра день Рассверрисса, и они...
        - Выберут путь, - перебил король. - И если он заявит, что станет охотником, а совет отклонит его кандидатуру, юноше прямая дорога в солдаты. Я знаю.
        Заложив руки за спину, он сделал несколько кругов по комнате. Граф молча следил за его передвижениями спокойными голубыми глазами.
        - Что мне делать? - спросил король остановившись. - Кардатос и Тайный совет поднимут вой до небес. Герцог Вендер, чей сын ждет своей очереди в отряд уже два года, будет вторить ему. С другой стороны, я не могу не признать, что тебе виднее, кто более достоин служить в Тайном отряде. Ведь ты его командир. И отец Айвен сегодня говорил мне о Райане много хорошего...
        - Отец Айвен хвалил Райана? - перебил граф удивленно.
        - Ну да. Он же его наставник по магическим искусствам, - ответил король. - Что тебя так удивило?
        - Да ничего, - пожал плечами граф.
        - И Рональд Латник хвалит его, и даже сегодня сказал, что будет спать спокойно, если я позволю твоему названному сыну служить в Тайном отряде...
        - Те, кто знает Райана, не могут сомневаться в том, что он достоин, - сказал граф чуть горделиво.
        - Ты так уверен в нем? Не застилает ли тебе глаза отцовская любовь?
        - Даже любя, я остаюсь командиром отряда и забочусь в первую очередь о Ризендолле, а потом уж о своих интересах. Кто как не ты знает это, Малео? - чуть обижено сказал граф и добавил: - Райан выбрал для Испытаний Черного Зверя! Это о чем-то говорит по-твоему?
        - Что?! - поразился король. - Выпускник Рыцарской школы сразиться на Арене с Черным Зверем один на один?! Даже опытные рыцари не решаются нападать поодиночке на эту породу драконов!
        - Вот именно! - ответил граф. - Вот именно. Когда ты увидишь его на Испытаниях, ты все поймешь сам.
        - Ну что ж, - заключил король. - Раз ты так уверен в своем названом сыне, то сделаем вот что. Пусть завтра он заявит, что выбрал путь охотника в Тайном отряде, но я не дам согласия до дня Испытаний. И если на Арене Райан покажет себя так, как ты и рассказываешь о нем, то я перед всеми заявлю, что он достоин стать твоим лейтенантом.
        Граф выдохнул и сказал: - Видимо Рассверрисс помог тебе принять верное решение!
        - Ты в нем так уверен? - снова спросил король.
        - И ты вскоре поймешь почему, - улыбнулся граф. - Ну а теперь мне пора. Встретимся в день Тирресса синего, или может быть в день Желтого бога-без-лица.
        - Если уж так говорить, то я лучше бы увидел тебя в день розового Дженнеррисса, бога радости, - рассмеялся король, но тут же посерьезнев, добавил: - Возвращайся скорее и если тебе на пути попадется терновая чаща, пусть боги пошлют тебе доспех, способный защитить от любых шипов!
        Они пожали на прощание руки, и граф вышел за дверь.

        Райан шел, прокладывая себе путь через толпу, которая заполонила весь Нижний город. На улицах горели костры, всюду люди, одетые в зеленое - цвет Рассверрисса, бога надежды.
        Слышались песни и беззаботный смех.
        Кое-кто узнавал его, и тогда Райан слышал, как люди повторяли его имя. Иногда ему предлагали остановиться и выпить немного вина в честь предстоящих Испытаний, или в честь солнечной весны. Многие просто желали ему удачи и Райан, страдая от повышенного внимания жалел, что не одел плаща с капюшоном.
         - Они просто не понимают, что я самый обычный человек, - думал он. – Если б они только знали какой я! Но они хотят видеть во мне героя, того, кто спасет их и от нежити, и от всех бед...
        Но вскоре он миновал Нижний город, а в Верхнем городе все было иначе. Иначе здесь и праздновали. Из-за высоких оград особняков доносились отголоски музыки и смеха, но улицы были пусты. И Райан пошел медленнее, осторожно оглядываясь по сторонам - один караульный отряд и прощай и без того хлипкое будущее.
        Улицы Верхнего города радиусами сходились возле дворца, и дойдя до ограды королевского парка Райан чуть не попался стражам. Он быстро отступил назад, но и там, позади, тоже раздался топот сапог. Пришлось лезть на забор, благо тут была широкая кирпичная стена. Прижавшись к ней всем телом, Райан затаил дыхание, следя за караульными из-под нависающих веток.
        Когда шаги стихли, он снова спрыгнул на землю и пошел вдоль решетчатой ограды. Сквозь металлическое кружево виден был белый замок, сияющий огнями.
        Вскоре он вышел на площадь Рыцарей - Первопроходцев. Посередине площади, в окружении подстриженных кустов, располагалась крытая галерея со статуями воинов внутри.
        Семь фигур на гранитных постаментах возвышались на два человеческих роста. Шестеро стояли друг напротив друга, а один монумент - впереди, чуть выдвигаясь из-под прозрачной крыши. Говорили, что это и есть легендарный Герман, который первым взял меч, и загнал змееликих на далекий Хийё, а орков на Абадан, где им самое место. Впрочем, никто точно не знал, что же происходило на Ариане многие века назад.
        Как раз напротив галереи, в ограде королевского парка была неприметная калитка. И если укрыться между гигантских фигур, он сможет наблюдать за ней, оставаясь незамеченным.
        Райан быстро скользнул внутрь, и усевшись прямо на гранитный пол, приготовился к долгому ожиданию. Звуки праздника сюда не долетали, и он слушал, как стрекочут в траве сверчки, а ночная птица заливается во весь голос, и ей вторит товарка.
        Какая-то мысль не давала ему покоя, и Райан тряхнул головой отгоняя ее
        - Я устал беспокоиться! - сказал он сам себе. - Откажет король, не откажет король! Пусть будет, как будет.
        Он прикрыл глаза, следя из-под ресниц за калиткой и начал представлять, что Испытания завершились, и король бросает ему на Арену белую ветку бузины, знак победы, и под рукоплескание толпы говорит - Ты достоин!
        - Достоин ли ты?
        Кто сказал это?
        Открыв глаза, Райан огляделся по сторонам. Площадь была пуста. Но он явно слышал чей-то голос. Еще раз оглядевшись по сторонам он поднял взгляд и заметил, что пустые глазницы Германа-первопроходца обращены к нему. Мороз прошел у него по коже. С трудом преодолев желание вскочить на ноги и убежать, он сказал себе - Все это чушь. Статуя не может разговаривать. Как-никак она сделана из гранита. Но сердце почему-то колотилось.
        В этот момент калитка скрипнула, и Райан вскочив на ноги, хотел уже выйти на площадь, но остановился - это был не граф. Высокая фигура, плотно закутанная в бархатный плащ, пошла вдоль ограды. Двое слуг следовали за ней. Что-то неуловимо знакомое было в этом человеке, и Райан даже дыхание затаил, пытаясь понять, где уже видел эту плавную походку, грациозные движения. Золотистый локон выбился из-под капюшона и скользнул вниз, до самой талии. Узкая рука тут же заправила его обратно. В лунном свете блеснули кольца.
        - Прекрасная Лили! - понял Райан. - Ну надо же! - что-то екнуло у него внутри.
        Прекрасной Лили ее называли недаром. Ведь она была самой красивой девушкой в Коненберге, а возможно и во всем королевстве. Года два назад она появилась неизвестно откуда и поселилась в одном из лучших особняков в Верхнем городе.
        У нее были самые модные наряды, самые роскошные экипажи. Говорили, что ее покровитель очень богатый и знатный человек. Называли разные имена, но точно никто не знал.
        - Это кто-то из Тайного совета подумал Райан, чувствуя вдруг необъяснимую злость.  Граф говорил, что только у них есть ключи от этой калитки!
        Он снова сел на землю, привалился спиной к постаменту, сжав зубы. Его это не касается! Уж точно!
        Но в памяти почему-то вставал ее образ.
       - Она будто обещает тебе что-то... - отстраненно подумал Райан. - Что-то прекрасное, чего без нее ты никогда не получишь. Но думать об этом я не буду.
         Калитка скрипнула снова, и на этот раз из нее вышел граф Витворт.
        - Райан! - воскликнул он увидев спешащего навстречу юношу. - Ты здесь! Ну почему меня это совсем не удивляет?
        - Я все равно не уснул бы, - сказал Райан подходя ближе, и протянул руку для рукопожатия, словно не заметив, что граф собирался обнять его. Граф вздохнул.
        - Раз уж ты здесь, - он старался не показывать, как его ранит эта всегдашняя отстраненность названого сына, - я провожу тебя до школы. Нарвешься еще на караульный отряд!
        Вдоль ограды они направились к Дворцовой площади. Оруженосцы графа следовали за ними.
        - Как ты понимаешь Райан, сегодня я говорил с королем о тебе. Я сказал ему, что вижу тебя своим приемником, - неторопливо начал граф. - Рассказывал о твоих талантах, о тебе...
        - Что вы рассказали ему? - внутренне подобрался Райан. - Правду?
        - Боги с тобой, мой дорогой мальчик! - граф удивленно посмотрел на него. - Твою настоящую историю знаем только мы, да еще один человек. Нет, королю я рассказывал то же, что и другим.
        - Конечно, Его Величество уже слышал, что я хочу видеть тебя своим лейтенантом, так что мои слова не удивили короля… и он пойдет навстречу моему желанию, если ты достойно покажешь себя на Испытаниях, - закончил граф широко улыбнувшись.
        - Но почему ты молчишь, Райан? - граф остановился и заглянул в лицо своему воспитаннику. - Ты не рад?
        - Пока рано радоваться, - ответил Райан. - Впереди Испытания, их еще нужно пройти...
        - О боги, Райан! - воскликнул граф. - Королю будет достаточно, если ты просто их пройдешь! А ты пройдешь их блестяще! Все наставники твердят в один голос, что у тебя таланты в любых областях!
        В ответ Райан только вздохнул.
        - Ты выбрал Черного Зверя для Испытаний! - продолжал горячо граф. - Этот дракон считается серьезной добычей и для опытного рыцаря! Я вообще не помню случая, чтобы на Испытаниях сражались с Черным Зверем!
        Райан открыл рот, словно хотел сказать что-то, но передумав, пошел дальше по улице. – Спасибо, - произнес он, и спросил. - А кто в совете был против меня? И почему? Из-за происхождения?
        Граф усмехнулся: - Нет, дело было не только в происхождении... Видишь ли, сам того не зная ты перебежал дорогу одному из советников.
        - Но как? - поразился Райан. - Я ведь даже не знаком ни с кем из них!
        - Так уж вышло, - граф снова хмыкнул. - Со временем ты сам поймешь, о чем я.
        Райан не стал расспрашивать, только пожал плечами. Вскоре они дошли до Храма и остановились возле ворот.
        - Давай я скажу Фернандесу, что ты был у меня, - предложил граф. - Чтоб не было неприятностей.
        Райан махнул рукой: - Не надо. Привратник спит наверняка, я просто перелезу через забор и все.
        - Метью сказал мне, что сегодня вы снова уезжаете. Правда? - спросил он помолчав.
        Граф виновато кивнул: - Да. Я знаю, - тут же добавил он, - что сейчас нужен тебе, и ни за что бы не уехал, если б обстоятельства не сложились так.
        - Вы снова распутываете заговор?
        Граф тяжело вздохнул: - Не просто заговор. Скажу тебе честно, никогда прежде я не сталкивался с таким...
        - Заговор против короля? - осторожно спросил Райан
        - Если б! - всплеснул граф руками. - К заговорам против короля, козням орков и змееликих, даже к нежити, я уже привык, но то что я узнал теперь... Даже в страшном сне не мог я такого представить! Я бы сказал, это заговор против всех людей, нет против всех народов Ариона.
        - А что...
        - Райан, ты понимаешь, я не могу пока рассказать тебе большего. Я даже королю не говорил об этом. Конечно, мои охотники догадываются… - сказал граф. - Но после Испытаний, когда ты уже будешь в моем отряде, я все тебе расскажу и очень надеюсь на твою помощь.
        Райан просто кивнул.
        - Я уезжаю дня на три – четыре, - продолжил граф. - Вернусь в день Тирресса синего, или Желтого бога-без-лица. У нас будет время, чтоб все обсудить и подготовиться к Испытаниям, хотя ты уже итак готов. И еще, Райан, я знаю, как важно для тебя быть самостоятельным и что принимать подарки от меня ты отказываешься, но в честь твоего окончания школы я хочу сделать тебе подарок, и я настаиваю - ты должен его принять.
        - Ну, если только небольшой, - нахмурился Райан.
        - Большой, - ответил граф. - Новый панцирь, оружие и коня.
        Райан подумал минуту, вздохнул: - Я так и думал, что вы захотите подарить мне снаряжение для Испытаний. Я приму ваш подарок.
        - Вот и ладно, - сказал граф. - Я боялся, что ты откажешься.
        - А я боялся, - улыбнулся Райан, - что придется стать фермером или лесорубом. Хорошо, что не все опасения сбываются.
        - Я не понял твоей шутки, - сказал граф. - Почему ты собирался стать лесорубом?
        - А! - махнул рукой Райан. - Когда вы сказали, что совет против меня, и в отряд меня не берут, я начал обдумывать другие возможности. Кроме лесорубов и фермеров ничего не приходило в голову.
        Лицо графа вдруг вытянулось: - Ты думал, - взволнованно сказал он, - что я предложил тебе рискнуть будущим?! Что я не был полностью уверен, что смогу добиться этого назначения для тебя? И все же предложил тебе?!
        - Но вы же сами сказали, что советники... - растерялся Райан.
        - Что советники против? Это всего лишь мнение Тайного совета! В том, что смогу убедить короля я не сомневался. И у меня есть веская причина для этого! Есть кое-что, и ты узнаешь со временем, что именно, но этот факт не давал мне сомневаться в согласии короля! Но ты подумал, что я... - от волнения голос графа сорвался.
        - Не сердитесь, граф! - тут же вставил Райан.
        - "Не сердитесь", "граф"! - передразнил он, и его губы скривились. - Пойми, я давно считаю тебя своим сыном и готов объявить своим наследником! Для тебя я сделаю все! Ведь я, именно я отнял у тебя... - граф прикрыл рот рукой, словно пожалел о невольно вырвавшихся словах. - Прости, прости, - сказал он быстро, - я не должен был вообще упоминать...
        Райан отвернулся в сторону. Лицо на миг стало жестким и замкнутым. - Да, не надо было. Но раз вспомнили, чего ж теперь извиняться? - пожал он плечами.
        Некоторое время граф молчал подыскивая слова - Ты правда не сердишься? - он сделал шаг к своему воспитаннику положив руку ему на плечо.
        Райан пожал плечами, и рука названного отца соскользнула: - Не сержусь. А... Куда вы уезжаете? – спросил он странным, чужим голосом.
        - В Крастию, - виновато ответил граф.
        - Что ж, - Райан натянуто улыбнулся. - Я желаю вам легкой дороги и прочного щита, чтоб ограждал от опасностей пути.
        - Я постараюсь вернуться как можно скорее, - нарочито бодро сказал граф. - И мы все обсудим с тобой.
        Он поплотнее завернулся в плащ, махнул рукой и быстро пошел прочь. Оруженосцы последовали за ним как тени.
        - Будьте осторожны, - прошептал Райан. На миг ему вдруг захотелось догнать графа и сказать что-то хорошее. Он даже сделал движение. Но остановился.
        - Я извинюсь перед ним, когда он вернется.
        Фигура графа скрылась за углом. Райан махнул вслед ему рукой, и уже поворачиваясь к ограде, краем глаза уловил какое-то движение в конце улицы. Ему показалось, что вслед за графом, пригибаясь в тени, следует кто-то. Он моргнул, тень исчезла. Темная пустая улица и не звука.
        - Показалось? - подумал он. Сделал несколько шагов в ту сторону. - Но что может угрожать графу здесь, в Коненберге, полном стражи?
        Словно в ответ на его мысли, в конце улицы послышались шаги караульного отряда. Райан быстро полез через забор. Когда он был наверху, луну вдруг закрыли облака.

        Спрыгнув на землю он постоял минуту ожидая пока глаза привыкнут к темноте. В будке у ворот, храпел старый Фернандес. Хоть из пушки пали, он не проснется. Райан улыбнулся и обогнув сторожку вышел на знакомую аллею. Невдалеке виднелись мутные силуэты ученических казарм. На окне, в одной из них подрагивал огонек свечи. Кто-то из друзей оставил его, чтоб было легче было найти дорогу в темноте.
        Райан посмотрел немного на огонек, а потом повернулся и пошел в другую сторону.
        Мимо конюшен и хозяйственных построек он дошел до забора, отделяющего службы Храма от святилища.
        Стеклянные купола уходили вверх. Задрав голову, он посмотрел на мерцающие в свете звезд изгибы, и вдруг вспомнил лицо Рыцаря-Первопроходца из галереи. И вопрос, что прозвучал в его голове в тот момент.
        Он тряхнул головой отгоняя непрошенные мысли. – «Нужно просто вернуться в казарму и лечь спать.»
         Но что-то грызло его изнутри и вместо покоя и усталости он чувствовал, что все тревоги и сомнения, все, на что он пытался не обращать внимания, поднялись вдруг с самого дна души… - Может пойти в Тренировочный зал? - обычно это помогало…
        Он вспомнил вдруг, как Тристан говорил, что молитва лечит душу и снимает тревогу.
        - Что ж, поглядим! - подумал Райан с каким-то вызовом, и перемахнул через забор.
        Дверь в малый зал Храма была открыта, и Райан вошел внутрь. В темноте не видно стен и слабый свет звезд проникал сквозь стеклянную крышу. В глубине, за занавесом угадывались очертания алтаря. Немного поколебавшись, Райан шагнул вперед. Остановился возле изображения Рассвериса, зеленого бога надежды и...
        - Я не помню ни одной молитвы! - с досадой прошептал он. - Зачем я вообще сюда пришел?!
        - За утешением, как и все, - раздался в темноте спокойный голос. И Райан вздрогнув чуть не подскочил. Это сам Рассверрисс говорит с ним?! Но в углу, не замеченный прежде, поднимался с колен отец Айвен, их наставник по магическим искусствам.
        Встретив его в такое время Райан немного оробел - не сердиться ли? Но священник смотрел на него улыбаясь, будто ничего особенного не было в том, что ученик Рыцарской школы не в своей постели в этот час.
        - Я хотел... - неловко начал Райан.
        - Помолиться, я слышал, - согласно кивнул священник. - Но ты не помнишь молитв.
    Движением руки он зажег огоньки в светильниках, висящих под потолком. Зал озарился слабым светом.
        - Я учил молитвы, - смутился Райан. - Просто...
        - Просто то, чем мы редко пользуемся, ржавеет или теряется со временем, - сказал спокойно отец Айвен.
        - Да, - развел руками Райан. - Я не очень то часто молюсь.
        Это тоже видимо не смутило священника потому, что он снова улыбнулся и сказал: - Ты можешь обратиться к богам просто так, без всяких молитв. Я именно так всегда и делаю.
        Райан посмотрел на него внимательно: - Не шутит ли?
        Но священник был совершенно серьезен.
        Вдруг, решившись, Райан сказал: - Я... Меня мучают сомнения! Я не знаю, что будет правильно... - и пожалел о своих словах не успев закончить фразу.
        Священник сделал вид, что не заметил колебаний на лице своего ученика, опустился на скамеечку и сказал мягко: - Я всегда готов выслушать и помочь любому из моих прихожан. Просто расскажи мне о том, что мучает тебя.
        Райан взглянул ему в глаза и невольно расслабился. Взгляд старого священника, казалось, излучал свет, а вокруг глаз лучиками собрались добрые морщинки.
        - Вы знаете, наверное, что граф Витворт хочет, чтоб я служил в его отряде? – решился он. - Чтоб я стал лейтенантом королевских охотников?
        - Об этом не знают только глухие, - чуть улыбнулся священник.
        - Так вот. Сегодня я узнал, что скорее всего получу это место, но меня мучают сомнения! - продолжил он не обратив внимания на тихое - «Поздравляю». - Достоин ли я этой чести? - он замолчал, напряженно глядя на старого священника.
        Немного подумав, тот ответил: - А почему сомнения возникли у тебя? Если граф, да и сам король считают тебя достойным?
        - Мое происхождение... - замялся Райан. - Я не особо известного рода... Мой отец... По меркам столицы он можно сказать вообще никто. И мне командовать сыновьями герцогов и графов?
        - Меня радует, Райан, что ты задаешь такие вопросы, – подумав ответил священник. – Это, знаешь ли, очень хорошо характеризует тебя. Я бы сказал, что твои сомнения похвальны.
        Райан разочарованно посмотрел на него: - Ну конечно! Чего он ждал? Откровения? Старик хвалит его за сомнения, которые терзают его душу.
        - Но чтоб ответить на твой вопрос я должен сам спросить тебя. Понимаешь ли ты, что должность эта, не только честь, но и ответственность? – продолжил священник, и Райан кивнул, не понимая, куда тот клонит.
        - Что тебе придется отвечать за других людей? Что от твоих решений будут зависеть их жизни? Что иногда тебе придется отвечать даже за весь Ризендолл?
        - Да, - снова кивнул Райан. - Я думал об этом.
        - Что ж, - улыбнулся отец Айвен. - Не кажется ли тебе, что ты уже ответил на свой вопрос? - И видя, что Райан непонимающе смотрит на него, добавил: - Если ты можешь нести столь тяжкое бремя ответственности, то и бремя чести этой нести ты достоин?
        Райан молчал обдумывая услышанное. – Да, - прошептал он чувствуя, как эта новая мысль проникает в его сознание. - А ведь вы правы!
        - Я рад, что смог помочь тебе, - просто ответил священник.
        - Теперь я понимаю почему Тристан Тоус так восхищается вами, - сказал Райан весело. - Он не раз говорил, что вы видите самую суть вещей, - и вдруг с удивлением понял, что священник смутился.
        - Спасибо за эти слова тебе и Тристану, - пробормотал он вставая на ноги. - Теперь я оставлю тебя, и ты сможешь спокойно помолиться.
        - А я уже будто помолился, - сказал Райан. - Лучше вернусь в казармы, ведь завтра занятия.
        - Урок у отца Пленти?
        - Да, так что я пойду, - он попятился к выходу. - Спокойной ночи.
        - Ну, - рассмеялся священник. - Сегодняшняя ночь спокойной не будет. После полуночи начнутся бдения в честь Рассверрисса зеленого, великого бога надежды. Но все равно спасибо, и передай мое благословение Тристану Тоусу.

        Райан вошел в казарму в приподнятом настроении. После разговора с отцом Айвеном ему стало как-то легче и спокойнее - с плеч словно тяжкий груз сняли. Прислушиваясь к сонному дыханию своих товарищей, он осторожно заглянул в спальню. Так и есть - над постелью Тристана висел слабый магический огонек, а сам он сидел с какой-то книгой в руке.
        - А я думал, что вы все спите, - тихонько прошептал Райан.
        - А я думал, что ты снова рванул за стену и сидишь там в компании лягушек, - ответил Тристан, и они оба расхохотались зажимая ладонями рты.
        Покинув спальню, они вышли в общую комнату. Магический огонек скользнул следом за ними.
        - Ну, какие новости? Что сказал граф? - спросил Тристан подтаскивая деревянный ящик, который служил стулом.
        - Сам не знаю, - пожал плечами Райан, опускаясь на такой же ящик возле окна.
        - Как это? - встревожился Тристан. - Ты его дождался?
        - Дождался конечно! - Райан поднял соломинку и принялся крутить ее в руке. – Граф говорил обо мне с королем и Его Величество сказал, что мое назначение зависит от того как я выступлю на Испытаниях…
        - Уф! - выдохнул Тристан. - Ну тогда ты точно принят!
        - Граф тоже так сказал… – рассеянно крутя соломинку ответил Райан. - Но ваша дурацкая уверенность вовсе не греет мне душу.
        - О чем ты, Райан? - удивился Тристан. - Все говорят, что ты лучший из лучших за многие годы!
        - Говорят, что за последние сто лет.
        - Да? - задумчиво переспросил Тристан. - Тем более!
        - Так, - перебил его Райан, - хватит об этом на сегодня. Расскажи, как вы провели время после того, как я ушел. И почему ты такой веселый? Познакомился с симпатичной девушкой?
        - Нууу... Кое с кем, да, - улыбнулся Тристан. - И это возможно последняя интрижка, учитывая, что до Испытаний осталась всего неделя, а после я приму сан священника и уже не погуляешь.
        - Даа... - расстроенно протянул он. - Вот почему так, скажи, Райан? Если получаешь что-то хорошее, то оно всегда идет в связке с чем-то неприятным - как сан и воздержание? Почему нельзя получить все сразу? Да это я так, не отвечай, - махнул он рукой. – Но веселюсь я потому что сегодня наш Алекс тоже заговорил с девушкой! Представляешь? И они были вместе, когда я уходил.
        - Да неужели?! - обрадовался Райан. - Быть не может!
        - Вот представь себе! Он отважился заговорить с девицей! - тихо рассмеялся Тристан. - Но не думаю, что у них что-то выйдет. Я готов поспорить, что он вернется домой еще до полуночи!
        Райан хмыкнул: – Неужели так плохо?
        - Если б ты видел! Он так краснел и запинался! - закатил Тристан глаза. - Странно, что он все еще не вернулся, хотя думаю, Алекс просто гуляет один по городу. Может, зашел в таверну.
        - Ты не думай, - нахмурившись, добавил он тут же, - что мы тут забыли о тебе.
        - Ничего, - улыбнулся Райан. - Не хватало, чтоб вы сидели втроем в ожидании меня! Даа, - протянул он. - Алекс все время теряется рядом с девушками. А ведь какой смельчак во время драки!
        - А где у нас Павел? - спросил он оглядываясь в сторону спальни. - Спит?
        - Нет, - поморщился Тристан. - Через пол часа, как ты ушел, Павел помчался в лабораторию. Ему вдруг в голову пришла какая-то мысль. И он решил толи сломать свой артефакт, толи исправить свой артефакт... Вроде он что-то там не доделал.
        - Тот, что он хочет представить на Испытаниях? – уточнил Райан.
        - А он думает о чем-то еще? – хмыкнул в ответ Тристан.
        Райан потянулся устало и поднял еще одну соломинку: - Скорей бы уж Испытания, пока мы все тут не сбесились...
        - Райан, Трис, вы тут? - входная дверь приоткрылась, и на пороге возник Алекс Нортон.
        - Ну, что я говорил? - развел руками Тристан. - Пожалуйста! А ведь еще нет и половины двенадцатого!
        - Что это ты тут про меня болтаешь? – улыбаясь, Алекс пихнул его в бок своим кулачищем так, что Тристан едва удержался на табуретке.
        - Ах так! - воскликнул тот и в ответ просто дотронулся пальцем, но Алекс подскочил едва не до потолка.
        - Тише вы! - смеясь сказал Райан.
        - Зараза! - ругнулся сквозь зубы Алекс. - Использовал магию!
        - Ну, кто на что горазд! - пожал плечами Тристан. – Давай, рассказывай скорее, что там у вас вышло с той девчонкой!
        - А, я и сам ничего толком не понял, эти женщины! – махнул рукой гигант и нагнувшись поближе тихо начал: - Вот значит...
        Слушая рассказ Алекса, Райан откинулся на стену. Глаза закрывались сами собой, как вдруг словно иглой кольнуло - снова вспыхнула тревога. Пытаясь понять причину, Райан огляделся. Все спокойно, но какое-то давящие чувство не покидало. Будто кто-то смотрел на него из темноты за окном.
        - В Демонис эти предчувствия! - выругался он про себя и поднялся на ноги.
        - Накопилось много лишнего? - смеясь спросил Тристан.
        Райан кивнул и вышел за дверь.
        На улице темно, тихо и пусто. Положив руку на рукоять меча, он настороженно оглядел двор. Никого.
        - Да что со мной сегодня? - сердито подумал Райан. - Весь вечер мерещиться не знай, что!
    Чувство тревоги не отпускало, и он шагнул со ступеней вниз.
        Вдруг выкатилась луна, полная, яркая. И он увидел, что по аллее, спотыкаясь и покачиваясь, идет человек.
        В первый момент он подумал, что кто-то из учеников возвращается после хорошо проведенного вечера, но человек был не пьян. Его мотало от слабости и боли.
        Райан сделал шаг навстречу, вглядываясь в лицо идущего - Павел?! Павел, что случилось?! - Он подхватил друга, готового упасть.
        - Не знаю, как ты понял, что я здесь, но слава богам, ты вышел.
        Что-то темное прилипло к его лбу. Райан протянул руку - кровь?!
        - Пойдем. - потянул Павел его в сторону. - Надо поговорить, вон хоть до конюшни, что ли...
        Голос его слабел и ноги заплетались. Райан подхватил друга под руки, ему пришлось почти нести его на себе.
        В конюшне он осторожно опустил Павла на стог сена, метнулся к лошадиной поилке и вернулся с ковшом воды. Щелкнул пальцами и небольшой огонек засветился у него на ладони. Райан осторожно отодвинул волосы, осматривая рану на голове друга. Нахмурился – рана была глубокой, а края обожжены. Явно не обошлось без магии.
        - Во что он впутался? – тревожно подумал Райан, а вслух сказал: - Я сейчас промою и наложу исцеляющее заклятие. Не волнуйся, рана пустяковая.
        - Спасибо, - прошептал Павел. Видно было, что он очень ослабел, на лбу выступили капли пота, лицо белое как бумага.
        - Почему ты не пошел в лечебницу? - тихо спросил Райан. Он наложил на воду очищающее заклятие и намочив тряпку начал смывать кровь. Павел тихонько застонал.
        - Я не мог туда пойти. Пришлось бы рассказывать...
        - Ты ввязался в драку? С кем-то из учеников? Или взрослых рыцарей? Я вижу, что ударили тебя магией. - Райан опустил тряпку в кувшин. Вода сразу стала розовой.
        - Я ж не Алекс – ввязываться в драки, - слабо усмехнулся Павел, и у Райана от сердца отлегло - раз пытается шутить, значит все в порядке.
        Он снова принялся смывать кровь. - Что произошло? Расскажешь?
        - Я не знаю, как это рассказать. Поверишь ли? - Он попробовал приподняться, заглядывая другу в лицо.
        - Не вставай пока, - приказал Райан, удерживая друга и прополоскав тряпку еще раз, сказал: - Говори, я поверю.
        - Когда ты ушел ко дворцу... - Павел снова прикрыл глаза и откинулся на спину. - Я кое-что вспомнил. На третьем курсе, мы изучали книгу Саломея. У меня просто слова всплыли сами собой - "Для укрепления же доспеха рыцарского возьмите землицы у крепостной стены". Помнишь?
        - Что-то было такое… - проговорил Райан. - "И произнесите над нею наговор, утвержденный", да? Ты просто помешан на артефактах, Павел! Твой шлем, который ты хочешь представить ни Испытаниях итак хорош.
        - Хорош. Просто хорош, но выдающимся его назвать нельзя! Вот если бы ты решил создать артефакт, у тебя бы он получился особенным! А у меня просто - хороший!
        - Брось, Павел! У меня получилось бы не лучше твоего, а в целом все зависит от стараний...
        - Когда-нибудь, Райан, еще при нашей жизни, на площади поставят в честь тебя статую! Вспомнишь мои слова.
        - Кажется ты здорово ударился головой, - пробормотал Райан. - Давай ка по делу.
        Опираясь на друга Павел все-таки сел: - Я сходил в лабораторию, - продолжил он немного дрожащим голосом. - Подобрал заклинания и пошел к крепостной стене...
        - Чтоб набрать землицы? - хохотнул Райан.
        - Да. И вот, когда я уже возвращался, я увидел двоих мужчин. Они тоже шли по направлению к Храму, и я пошел следом, а куда было еще идти? Было в них что-то... - Павел помолчал, подыскивая слова. - Что-то неправильное. Они вроде и не прятались, шли спокойно, но лица под капюшонами. Как назло, навстречу ни одного караульного отряда. Мы почти дошли до Дворцовой площади, и тут один из них что-то обронил на землю. Они остановились и принялись искать. Он маг, Райан!
        - Подумаешь, - сказал Райан спокойно, - многие могут взывать огонек, даже простые...
        - Нет, - перебил его Павел, - он вызвал синий магический огонь! Это же высший
    уровень!
        - Ого! - произнес Райан. - И что было дальше?
        - Я был недалеко от них, все думал - где же караульные? И вдруг увидел его лицо.
        - И?
        - И я вышел к ним навстречу!
        - Как глупо, Павел!
        - Это был отец Айвен.
        - Что?!
        - Это был он! Я видел его лицо! Ты веришь мне, Райан?!
        Райан вскочил на ноги: – Отец Айвен?! Ты уверен?!
        - Я видел его, как тебя, - сказал Павел тревожно глядя в глаза своему другу. - От синего огня лицо его было хорошо видно! К тому же, присев он скинул капюшон. - Павел замолчал на минуту. В тишине отчетливо слышно было его хриплое дыхание.
        - Я сказал: - «Добрый вечер», - продолжил он. - Отец Айвен не стал бы ругать меня, особенно, если б я бы объяснил, что ходил по делу, а не гномье пиво пить.
        Райан, нахмурившись, внимательно слушал. От напряжения голос Павла то взлетал, то падал.
        - И когда он увидел меня... Его лицо... Оно исказилось от ненависти! Видеть на лице отца Айвена такую ненависть! Я бы и сам не поверил, но я видел!
        - Что было потом? - резко спросил Райан.
        - Он ударил в меня вспышкой синего пламени... Даже не сказав ничего, просто вскинул руку, и я увидел струи синего огня!
        - Этот удар может убить.
        - Я сумел чуть уклониться, но все равно задело. Я упал, не мог двинуться, и услышал, как отец Айвен сказал своему спутнику – «Добей». Тот пошел в мою сторону. А я лежал на земле и ничего не мог сделать! Но видно вспышку заметили караульные. Я услышал их шаги и голоса, и эти двое убежали. Караульные погнались следом. Меня они не заметили. И тут я потерял сознание. Наверное, от боли.
        - Что было потом? Ты вернулся в Храм?
        - Нет, когда я пришел в себя, я сперва попытался найти то, что они потеряли.
        - Что-нибудь нашел?
        - Только вот это. - Павел что-то достал из кармана и протянул Райану.
        - Это же просто серебряный лей! Погнутый к тому же...  Наверное, его переехала телега. Может, ты сможешь где-нибудь поменять его...
        - Что ты думаешь об этом? - тревожно спросил Павел. - Ты веришь мне?
        - Тебе я верю, - задумчиво произнес Райан.
        - Значит ты веришь в то, что отец Айвен...
        - Когда именно это было? - Райан осторожно стянул края раны и принялся шептать исцеляющее заклятие.
        - В десять где-то. Как раз луна зашла за облака.
        Рана быстро срасталась, превращаясь в еле заметный розовый шрам.
        - В тоже время я вернулся в Храм, - сказал Райан и с удовольствием посмотрел на свою работу. - Через пять минут после того как скрылась луна, я вошел в малое святилище. И знаешь, кого я там встретил? Отца Айвена. Мы говорили с ним. Довольно долго.
        - Получается, мне привиделось? - растерянно взглянул Павел на друга.
        - Нет, - ответил Райан. – Я верю в то, что ты видел отца Айвена.
        - Как же?..
        - Иллюзия, - пожал плечами Райан. - Магия Искажения.
        - Магия Искажения! - воскликнул Павел. - Ну конечно!
        - Ты и сам бы догадался, если б так не треснулся башкой.
        - Ты понимаешь, что это значит? - тихо спросил Павел.
        - Конечно, - почти весело ответил Райан. – Это значит, что какой-то очень сильный маг, владеющий магией Искажения и магией Разрушения, бродит по городу прикрываясь обликом самого уважаемого человека в стране.
        - Зачем? - прошептал Павел.
        - Уж не обеды нищим раздавать, – пожал Райан плечами. - Сам как думаешь?
        Павел хотел было что-то сказать, но промолчал. Прикоснулся рукой к голове - Великолепная работа, Райан! - пробормотал он думая о чем-то. - Спасибо
        - Не за что...
        Оба посмотрели друг на друга.
        - Это наверняка очень опасно, да? - как-то жалобно сказал Павел.
        Райан в ответ только кивнул.
        - И мы должны рассказать об этом, вернее я должен, - голос у Павла стал еще тоньше. - Не видать мне Академии Магии как своих ушей.
        Райан снова кивнул. - Выгонят, если расскажешь, что был за стенами после отбоя.
        - За неделю до Испытаний. Единственный случай в истории Ризендолла.
        Райан немного помолчал и спросил – Что ты будешь делать?
        - Не спрашивай меня, ладно? - поморщился Павел. - Я знаю, что должен пойти к настоятелю, но я... Что со мной будет потом? О боги!
        - Даа, - произнес Райан вставая. - Ситуация...
        - Знаешь, если я струшу, то ты должен рассказать всем, - сказал Павел глядя в пол. - Мне может не хватить решимости. Я так мечтал попасть в Академию Магии... Что же теперь?
        - А как бы ты поступил на моем месте? - спросил Райан. - Пошел бы к настоятелю и рассказал, как мне советуешь?
        - Я? Не знаю... Нет... Или... Не знаю я, Райан!
        - А я знаю, - ответил Райан. - Ты бы не пошел. Ты бы не позволил мне разрушить мое будущее.
        - Но если мы скроем? Опасность может грозить всему городу!
        - Значит так, - Райан присел рядом с Павлом. - Опасность велика, это правда. Но давай думать здраво. Кому напишет настоятель об этой истории? В Тайный совет конечно, а они передадут дело королевским охотникам, так?
        Лицо Павла посветлело - Райан, ты сходишь к своему названному отцу? Поговоришь с ним?
        - Граф уехал в Крастию только что, но он вернется дня через три-четыре, в день Тиррисса синего, ну или может, задержится до Желтого дня печали. И тогда мы все расскажем ему.
        - А отец Айвен? - сказал Павел.
        - А что с ним? - пожал плечами Райан. - Наверняка этот маг выбрал его лицо просто потому, что слышал о нем. Да и кто в здравом уме поверит, что отец Айвен может быть замешан в чем-то темном?
        - Да, - кивнул Павел. - Ты прав. Это даже звучит смешно.
        - Отец Айвен - сторонник темных сил! - хмыкнул Райан.
        - Спасибо, - растроганно прошептал Павел. - Ты хороший друг, правда.
        - Да брось, ты также поступил бы.
        - Вернемся в казарму? - Райан встал и устало потянулся.
        - Хорошо. - Павел тоже встал.
        - Послушай... - сказал он помедлив. - Мы расскажем об этом Тристану и Алексу?
        Оба они знали, что Тристан любит отца Айвена гораздо больше, чем родного отца и растерянно замолчали.
        - Потом, - Райан мотнул головой. - Я думаю, лучше сперва рассказать графу, а потом уже им…
        Павел кивнул, и оба потрясенно посмотрели друг на друга - впервые появилось что-то, чем они не могли поделиться с Тристаном и Алексом.
                                                   Глава 2.   
                     День Рассверрисса, Зеленого Бога Надежды.
        Когда Райан и Павел вернулись в казарму, все уже спали. В темноте они пробрались к своим кроватям.
        - Ни за что не усну! - подумал Райан, прислушиваясь к своим мыслям - Словно рой озлобленных ос гудел в голове!
        Но не успел он коснуться подушки, как тут же провалился в сон. В его видении, в болотах Серых Топей, тонул отец Айвен. Он кричал на неведомом языке, и Райан не понимал ни слова.
        Едва он приблизился, чтобы помочь священнику, как сон изменился. Теперь между болотных кочек рыдала навзрыд девушка в странной одежде, с причёской как лошадиный хвост.
        Он хотел спросить, кто она и зачем так оделась, но тут девушка начала таять в огненном мареве - Кэтрин! Меня зовут Кэтрин! - зло закричала она и посмотрела прямо ему в глаза.
        Их взгляды встретились всего на миг, Райан тут же проснулся и вскочил на кровати, собираясь броситься ей на помощь.
        Первые лучи солнца проникали в казарму через окно, вокруг все спали крепким
    сном. И никакой девушки конечно же не было.
       - Вот приснится же! - он помотал головой пытаясь отогнать все разом - и ночные видения, и водоворот вчерашних мыслей, посидел еще немного, а потом встал с кровати, оделся и вышел за дверь.
        Через два часа в коридоре дежурный затрубил подъем. Поеживаясь от утреннего холода ученики начали вставать.
        - А Райан где? - спросил Алекс натягивая рубашку. - Он вчера вернулся, или нет?
        Тристан пожав плечами повернулся к Павлу - Ты, наверное, пришел позже всех? Видел вчера Райана?
        И тут Павел понял, как трудно врать друзьям. Поминутно запинаясь, он сказал, что вчера заклинание отскочив, ударило его в голову, а Райан помог исцелить рану. Ему казалось, что Тристан, и Алекс не поверят ему, рассмеются, ждал этого и краснел заранее, но Алекс сказал только - Здорово ж тебя приложило! До сих пор кряхтишь!
        А Тристан сочувственно покачал головой - Осторожнее с заклинаниями! Могло быть и хуже!
        От стыда Павел готов был провалиться сквозь землю. Наскоро одевшись, он выскочил за дверь первым.

        Путь в столовую лежал мимо Тренировочного зала.
        - Кто-то в такую рань колотит груши… - позевывая сказал Алекс, когда они проходили мимо.
        Ритмичные звуки ударов слышны были даже на улице. Одновременно они остановились и переглянувшись направились в зал.
        -Так и есть! - воскликнул Алекс заглянув внутрь.
        Райан Брандон без рубашки с деревянным мечом отрабатывал удары на манекене. Его тело двигалось как молния, тугие мускулы переливались под кожей.
        - И ведь никто не заставляет! - покачал Павел головой с недоумением.
        - Даа… - задумчиво проговорил Алекс. - Просто пример для человечества!
        Все трое рассмеялись.
        Услышав смех, Райан повернулся - Привет, что уже завтрак?
        - И тебе привет герой и надежда нашей расы! - шутливо поклонился Тристан. - Уже завтрак, да, идешь?
        Два часа в тренировочном зале растворили ночной кошмар не оставив даже воспоминаний. Вчерашние проблемы казались разрешимыми, и мир опять заиграл яркими красками.
        - Герои тоже должны есть! - рассмеялся Райан и подхватил рубашку.

        - Райан, – спросил Алекс, когда они подошли к столовой. - Чем думаешь заняться сегодня?
        - После занятий и службы? - уточнил он. - Пойду в библиотеку, или в тренировочный зал.
        - Да брось, - поморщился Тристан. - Последняя неделя, мы выпускники, помнишь?
        - А ты помнишь, что от того как я покажу себя на Испытаниях зависит мое будущее? - в тон ему ответил Райан.
        - Вряд ли ты очень многое узнаешь за оставшиеся шесть дней, - сказал Павел. - Может немного отдыха не повредит?
        - Слушай друзей! - Алекс сзади хотел подтолкнуть Райана, но тот смеясь увернулся.
        Возле дверей собралась целая толпа - ученики всей школы шли на завтрак одновременно. Первокурсники рядом с выпускниками выглядели совсем детьми.
        Один из первогодков, увидев Райана, застыл с открытым ртом, Алекс хохотнул и подтолкнул его.
        - Великий Брандон! - хмыкнул Тристан. - Статую еще не установили, так что приходиться смотреть в живую!
        - Я смотрю, этот клоун все развлекает тебя, Брандон? - невдалеке от них стоял Найт Ландом. - Небось здорово, когда у тебя в шутах самый богатый чувак в королевстве? - зло сощурив глаза он сделал движение рукой, будто стриг ножницами.
       - Ты бы ему хоть бы прическу поправил! - стоящие вокруг рассмеялись, вспоминая, как когда-то на третьем курсе Найт с дружками подкараулил Тристана и состриг ему несколько прядей волос.
        - Слишком много говоришь... - начал Райан, но Тристан перебил его: – Может, лучше я тебе прическу поправлю?
        Никто и глазом моргнуть не успел, как в пальцах Тристана сверкнули синие искорки. Он сделал шаг к Найту, пробираясь в толпе, и Павел с Алексом одновременно шагнули туда же, но в их помощи не было нужды - Найт уже отступал; гадости говорить - это одно, но связываться с одним из лучших по магическим искусствам? Ну уж нет!
        - Распоясался совсем! - сказал Алекс, когда они войдя в зал, усаживались на длинные деревянные скамьи.
        - Он трус, - спокойно ответил Павел. - Затеял ссору только потому, что вокруг была толпа народа, так что до драки бы точно не дошло. Найт всегда был таким! - посмотрев на Тристана он чуть нахмурился. - Брось, Трис! - сказал Павел с искренним сочувствием. - Все давно забыли о той истории! Сто лет прошло!
        Тристан улыбнулся и подмигнул Павлу, но какая-то невеселая у него вышла улыбка.
        Вошел Рени Салфилль - настоятель Храма, и все встали на утреннюю молитву.
        Началась неделя Великой Семерки и теперь молитвы вместо десяти минут занимали целых полчаса.
        Райан осторожно зевнул и оглянулся по сторонам - не видел ли кто?
        Рядом бубнил слова молитв Павел, устремив взгляд в струганную крышку стола. Алекс, глядя в окно поверх голов, лениво шевелил губами, а вот Тристан весь отдался молитве, даже его лицо преобразилось. Благоговейный взгляд устремлен на статую Рассверрисса, кажется в глубине глаз сияет огонь.
        Райан видел подобную метаморфозу каждый раз, когда Тристан входил в Храм. Он весь менялся, превращаясь из весельчака и бабника в копию отца Айвена.
        - Чего в нем больше? - думал иногда Райан. - И как это вообще уживается в одном человеке?
        Найт Ландом за соседним столом перехватив взгляд Райана, тоже посмотрел на Тристана и выразительно покрутил пальцем у виска. Райан отвернулся - Найт всегда вызывал у него чувство омерзения, чуть меньшее, может, чем виконт Эрри. Одни боги знают, как Найта вообще допустили до Испытаний!
        - Ему и звание рыцаря то давать не следует! Хотя... Если б не Найт, вряд ли мы с Трисом подружились, - вдруг подумал Райан. - Может прав отец Айвен, когда говорит, что наши самые страшные враги и самые печальные обстоятельства ведут к самому большому счастью?

        Тристан тогда выглядел совсем иначе - Райан вспомнил, как десять лет назад они встретились в пустом коридоре. Взгляд затравленного зверька, нервный и испуганный, того Тристана, как небо и земля отличался от Тристана сегодняшнего.
        Райан бежал тогда по пустынному коридору второго этажа. Занятия закончились, и ученики разошлись по казармам, так что Райан совсем не ожидал встретить там кого-то. Но возле окна стоял мальчик, и плечи его подозрительно вздрагивали.
        Райан резко остановился. Подойти? Пройти мимо? Этот мальчик пришел в Рыцарскую школу как раз накануне, и умудрился за пять минут нажить себе пол школы врагов и столько же недоброжелателей.
        Все дело было в шелковом, нежно зеленом костюме, богато украшенным вышивкой и жемчужинами, в котором Тристан появился в школе в свой первый день.
        Уж не везет, так не везет! Мало того, что в школу, содержащуюся на государственный счет, он пришел в таком вызывающе богатом наряде, так еще и сразу вышел в нем во двор, где собрались все ученики после занятий. Среди учеников, одетых в серое сукно он выделялся как яркое пятно.
        Райан с Алексом и Павлом сидели на смоковном дереве и лакомились спелыми ягодами, когда внизу кто-то крикнул - Эй, гляньте на этого клоуна!
    Все трое свесились вниз. Сквозь листву разглядели новоприбывшего.
        Алекс хмыкнул – Павлин с Южных островов! Видели его костюм? Это ж бархат! И брильянт еще на шляпе, да?
        Павел хохотнул – Шелк, а не бархат! Но он точно - павлин! Лучше не скажешь! А может это вчерашний мальчик жаловаться пришел?
        Как раз вчера ученики возле задних ворот закидали грязью такого же воображалу из Верхних кварталов, неизвестно как забредшего во двор Рыцарской школы.
        Внизу раздавались насмешливые шепотки, на новенького указывали пальцем, а он, стоя посреди двора вертел головой из стороны в сторону, видимо пребывая в растерянности и недоумении. И будто мало ему еще было, как во двор вошли двое слуг в расшитых ливреях, выглядящих в три раза богаче, чем суконные костюмы учеников Рыцарской школы. Они несли за ручки громадный кованый сундук переливающийся узорами.
        - Ваша одежда доставлена! - бодро отрапортовал один из них. - Куда прикажете нести?
        - Что?! - захохотал Алекс во все горло. - Да этот сундук пол спальни займет! А слуг он себе оставит? Будет под кроватью держать?
        - Так он сюда учиться что ли?! - догадался Павел. – Ох, не просто ему будет после такого!
        А внизу вовсю хохотали, уже не стесняясь, показывали пальцами на новенького. Кто-то бросил комок грязи, и на светлом шелке расползлось уродливое пятно.
        Мальчик вспыхнул до корней волос и схватился за детский меч, пристегнутый сбоку. Это вызвало новый взрыв хохота - ученики рыцарской школы носили настоящие мечи с первого курса.
        Алекс набрал полную горсть ягод и размахнулся, собираясь запустить ей в новичка, но Райан протянув руку, удержал его - Не надо, Алекс, ему итак достанется, - сказал он.
        - Тебе бы в монастырской школе учиться, а не в рыцарской! - проворчал тот в ответ, но руку опустил, а во двор вскоре вышел священник и увел мальчика в нелепом костюме с собой.
        Конечно же, про костюм не забыли и травили его как могли. Особенно старался Найт Ландом. Любимое занятие его и двух его товарищей Дерека и Аллена было найти кого послабее и издеваться. Только так, чтоб не видели отцы-наставники.
        И вот, в безлюдном коридоре, Райан столкнулся с ним. Мальчик стоял возле окна, но услышав шаги, быстро обернулся. И хотя в глазах плескался страх и отчаяние, кулаки были сжаты.
        Райан был не из тех, кто любит издеваться над слабыми, так, что улыбнувшись, он сказал - Привет... - и замолчал растерянно. - Что еще сказать человеку, даже имени которого не знаешь?
        - Если хочешь драться, то получишь, так и знай! - неожиданно твердо ответил мальчик и воинственно тряхнул головой.
        - Ого! - подумал Райан. - Так он не плачет! Молодец.
        - Нет, - сказал он вслух. - Драться я не хочу, ты ведь мне ничего плохого не сделал.
        - Меня Райан зовут, - добавил он.
        - Райан Брандон, я знаю, - быстро сказал мальчик. - Ты лучший ученик школы. А твои друзья - Павел Огре и Александр Нортон, да?
        Немного удивленный Райан кивнул - Да, верно, только вот Александра так лучше не называть.
        - А почему? - удивился мальчик.
        - Его все зовут просто Алекс. Ему так больше нравиться. - Райан улыбнулся, видя, как смотрит на него новенький - сосредоточенно, будто на уроке. - Так что его лучше не злить, учитывая, кто его отец.
        - Тот самый сэр Нортон, да? - сказал мальчик, понизив голос. - Сэр Киттеридж Нортон? Говорят, что он с огромным войском отправился покорять другой мир!
        Райан, прекрасно знавший, что отец Алекса умер, захлебнувшись собственной злостью, только хмыкнул. Мальчик оказался забавный, совсем не злой и не трус к тому же. Райан искренне посочувствовал ему. Он хотел расспросить, кто посоветовал ему прийти в школу в таком костюме, но потом решил, что про костюм лучше не вспоминать, и произнес только - Ну ладно, Павел и Алекс ждут меня во дворе.
        - Ну пока, - ответил мальчик. Его лицо снова стало замкнутым и грустным
        - А как тебя зовут? - спросил Райан.
        - Тристан Тоус, - ответил мальчик.
        - Тоус? - спросил Райан. - А скажи, ты родственник тем Тоусам? Самой богатой семье в королевстве?
        - Родственник, - совсем убито ответил мальчик.
        - Наверное обедневшая ветвь семьи, - сочувственно подумал Райан. - Его родня владеет половиной королевства, а он вынужден учиться здесь!
        Уже поворачиваясь, Райан заметил, что под форменной шапочкой, надо лбом мальчика выстрижен клок волос. Будто отхватили ножницами.
        - Найт! - с досадой подумал Райан. - Дать бы ему в ухо!
        Он уже собирался спросить, кто это сделал, как вдруг в конце коридора, за углом, голос Найта радостно произнес: - А, вот ты куда спрятался! Мы решили тебе еще немного прическу поправить! - раздалось щелканье ножниц и глумливый смех трех человек. Найт Ландом как всегда был не один - два его закадычных товарища, Дерек и Аллен, любители подобных забав, шли с ним вместе. Они пока не видели Райана, его скрывал выступ в стене.
        - Уходи! - шепнул ему Тристан. – Уходи быстрее! - и толкнул Райана в плечо.
        - Да он нормальный парень! - подумал Райан. С каждой минутой новенький все больше и больше нравился ему.
        Конечно же, он не ушел. Наоборот, вышел из-за угла и сказал лениво - Привет, Найт.
        Все трое остановились. Дерек и Аллен вопросительно посмотрели на Найта. - Одно дело издеваться над беззащитным новичком, и совсем другое задевать Райана Брандона.
        - Ээээ... Привет, Брандон! - нарочито развязано сказал Найт. – Вижу, ты тоже решил поразвлечься? - он кивнул в сторону Тристана. - Так мы поможем! - и он радостно защелкал ножницами.
        Дерек и Аллен снова засмеялись.
        - В чем же тут веселье? - медленно спросил Райан, отталкивая новичка, который так и норовил встать между ними. - Трое на одного! Это не по-рыцарски.
        - Предлагаешь поединок с ним устроить? - презрительно бросил Найт. - Как на рыцарских турнирах? Ну давай! - Он оглянулся и подмигнул своим друзьям.
        - Давай, - кивнул Райан и еще раз отодвинул новичка в сторону. - Трое надвое. Я и Трис против вас троих. Ну что? - добавил он, глядя, как переминаются противники с ноги на ногу. Связываться с Райанаом?! Ну уж нет!
        - Мы с Трисом торопимся, - сказал он, шагнув навстречу тройке. - Ну?! Будет поединок?! Решайте!
        Найт отступил - само собой! Прошипел как кошка: - Хочешь, чтобы наставники посадили нас в карцер? В следующий раз! - бросил он зло и развернулся. Дерек и Аллен потянулись следом.
        - Они трусы, - сказал Райан, провожая их взглядом. - Но когда они вот так вот подлавливают тебя в безлюдном месте...
        - Я бы справился! - упрямо сказал Тристан.
        - Может быть, - согласился Райан и добавил: - Не хочешь пойти с нами на реку? Мы будем ловить рыбу целый день...
        У Тристана будто огоньки зажглись в глазах - Я?? С вами? Ну конечно я пойду!
        - Только мы полезем через забор, а по правилам этого делать нельзя, - предупредил Райан. - Если поймают, будут неприятности.
        Но это нисколько не испугало новичка. Он заправил поглубже, под шапочку, выстриженные волосы и зашагал рядом.
        - А твои друзья не рассердятся, что ты привел меня? - вдруг спросил он и остановился.
        Райан хмыкнул: - Если только Алекс. Он не любит шелк. Но когда поймет, что ты нормальный, вы подружитесь. А костюм, ну тот, в котором ты пришел в школу, тебе Тоусы подарили?
        - Да, - ответил Тристан, передернув плечами. Я не знал, что это будет... Слишком для нашей школы.
        Во дворе их ждали - Алекс тряс ствол высоченной смоквы, а Павел собирал ягоды с земли и складывал их в карманы и в небольшой холщевый мешочек. Увидев, кто идет рядом с Райаном, они удивленно замерли.
        - Это Тристан Тоус, - сказал Райан, подходя поближе. - И он нормальный, просто родственник тех самых Тоусов, и они подарили ему одежду.
        Алекс презрительно хрюкнул, выражая тем самым свое отношение к костюму.
        - Только что на него в коридоре напал Найт с дружками, - продолжал Райан. - И он не испугался. Хотел справиться с ними сам.
        - Надеюсь, ты дал ему в ухо? - спросил Павел. – Найт-ублюдок, - пояснил он, обращаясь к Тристану.
        - Найт конечно же не захотел связываться со мной, - сказал Райан. - Хватит трясти дерево! Итак, уже много.
        - Ну, нас теперь четверо, - угрюмо буркнул Алекс, как бы принимая Тристана в компанию.
        И они принялись собирать упавшие ягоды.
        Тут то и начались странности.
        - На эти ягоды мы будем рыбу ловить? - спросил Тристан.
        - Рыбу на смоквы? - недоуменно спросил Райан. - Это как?
        Павел удивленно посмотрел на новичка: - Мы есть их будем! Сами!
        А Алекс только крякнул и посмотрел на Райана, покачав головой. Выражение его лица говорило - И он - нормальный?
        - Вы хотите есть это?? - воскликнул Тристан с презрением. - Но это же гадость! То есть,- тут же поправился он, - я их тоже буду есть. Я вообще люблю ягоды.
        Павел только плечами пожал.
        Тристан Тоус вообще оказался странным. Он не знал самых простых вещей - как ловят рыбу, как разжечь огонь, для чего старый Франциз собирает пиявок в зарослях камыша. Зато знал совсем уж ненужные вещи, например, сходу определял кому именно принадлежит проплывающая по реке яхта, только по одним цветам парусов, кто сшил одежду пассажирам и даже сколько стоят их украшения.
        К вечеру Райан, Алекс и Павел со все большим изумлением смотрели на него.
        - Может он служил прежде в богатом доме? У Тоусов, например, - предположил Райан про себя. - Но слуга не может быть дворянином и попасть в Рыцарскую школу!
        Одни загадки с этим новеньким!
        Солнце давно перевалило за полдень и желудки у всех четверых стали бурлить все настойчивей.
        - Так, я раскладываю костер, а вы чистите рыбу и мойте ягоды, - сказал Алекс.
        - У меня живот от голода сводит, - пожаловался Павел, с грустью разглядывая двух небольших рыбешек, которых им удалось поймать.
        - Есть еще ягоды, - сказал Райан. - И ужин вечером будет. Может, дадут чечевицу?
        Присев на корточки они принялись руками снимать с рыбешек чешую.
        - Я есть хочу, - сообщил им Тристан, с недовольством наблюдая за их занятием.
        Павел закатил глаза, а Райан терпеливо, как ребенку объяснил: - Мы все хотим. Только еду надо сперва приготовить. Вот мы почистим рыбу и пожарим ее над огнем. Есть еще ягоды.
        - И вы хотите есть рыбу с ягодами? Но почему? - перебил его Тристан.
        - Потому, что жареной картошки с говядиной мы сегодня не поймали! - отрезал Алекс, вернувшийся с небольшой охапкой хвороста. - Так что будь другом, заткнись и займись делом.
        - Но жаркое не нужно ловить! - возразил совершенно серьезно Тристан. - На Королевском мосту в тавернах можно поесть и жаркое, и говядину, и еще...
        - Заткнись, а? - не выдержал Павел. При упоминании о жарком его желудок выдал целую руладу.
        - Эй, там, малышня! - донесся до них крик с реки. - Ловите! - с проплывающей мимо лодки рыбаки бросили кусок хлеба, и он шлепнулся в воду у берега.
        Алекс бросился за ним - Спасибо! Дай вам богатого улова Рассверрисс зеленый! - крикнул он рыбакам, выуживая подмокший хлеб. - Вот повезло!
        Теперь повеселели все трое.
        - Королевское угощение! - сказал Павел, нанизывая на палочки рыбку.
        - Всем хватит! - радовался Райан.
        Только Тристан с надутым видом отошел к берегу.
        - Он что, есть не хочет? - спросил Алекс угрюмо глядя ему в спину - Странный он какой-то. Зачем ты его притащил, Райан!
         - Тише, он же слышит! - предостерег его Павел.
        Тристан действительно услышал. Вернулся и сказал с мрачным видом - Может я и странный. Только объясните мне! Ведь жаркое вкуснее! В сто раз! Так зачем мы будем есть это? - кивнул он на костерок. - Если так нужно, то ладно, я могу и рыбу есть и эти ягоды. Но почему?!
        - Он совсем ничего не понимает? - хмыкнул Алекс.
        - Потому, что еда в таверне стоит денег, - объяснил Райан, пожав плечами.
        - Я б и сам поел там! - мечтательно сказал Павел. - Какие у Сема котлетки! А...
        Тут Алекс толкнул его в бок кулаком - Не трави! Будь у нас хоть медный асс!
        - Но ведь нет, - развел руками Райан.
        - Есть! - выдохнул радостно Тристан. - Есть деньги!
        Все трое к нему развернулись - У тебя есть деньги? - недоверчиво спросил Алекс. - Потому, что если у тебя есть медный асс, то мы можем купить порцию жаркого, а хлеб у нас есть и...
        Тристан сунул руку за пазуху, и Алекс замолчал, глядя на то, что он вытащил. В руках Тристана сиял золотой дрегьянт. Павел поперхнулся. Даже Райан, всегда спокойный, изумленно замолчал.
        - Этого хватит! - радостно воскликнул Тристан.
        - Ты что?! – Алекс, подскочив к нему в одно мгновение, выхватил монету и спрятал, испуганно оглядываясь по сторонам - Ты что, хочешь, чтоб нас всех выгнали из школы?!
        Прежде, чем Райан, или Павел успели что-то сделать, Алекс толкнул новичка так, что отлетев, он упал на песок, и повернув испуганное лицо к Райану, спросил - Куда нам девать эту монету? В реку выбросить?
        - Где ты это взял? - спросил Райан, подойдя к новенькому. Тот сидел на песке непонимающе глядя на них. - Потому, что если ты ее украл, у нас будут огромные неприятности! Лучше признайся, если украл!
        - Я не крал! - возмутился новенький, вскакивая на ноги. - И сами вы странные! Хватаете! Деретесь!
        Не обращая внимания на подскочившего Алекса, Райан спросил: - Тогда где ты взял эту монету?
        - Мне дал ее отец! - ответил Тристан. - Что тут такого?!
        - Ну а кто же твой отец? - подошел поближе Павел.
        - Мой отец - Эндрю Тоус! - ответил Тристан. - И он дал мне деньги! Я ничего не крал!
        - Твой отец - Эндрю Тоус?! - воскликнули все трое одновременно.
        - Да, - ответил новенький поспокойнее. – И что?
        - Но тогда получается, что твой отец самый богатый человек в королевстве, - сказал Райан.
        - Да, - снова кивнул Тристан. - Говорят, что он богаче самого короля.
        - И что же тогда ты делаешь в Рыцарской школе? - логично спросил Павел.
        - Я ушел из дома, - ответил Тристан, вздернув нос. - И я не скажу почему. Отец Айвен помог мне попасть в Рыцаскую школу. Хотя я хотел в монастырскую. Я мечтаю стать священником.

        - Ну что, ты с нами? - дернул Алекс Райана за рукав, когда они после молитвы снова уселись за стол. Из кухни показались тележки с едой.
        Райан, вынырнув из воспоминаний, протянул свою тарелку дежурному, и тот щедро наполнил ее овсяной кашей.
        - А куда идем?
        - Алекс хочет сегодня залезть на городскую стену. Воображает себя стражем Храма, -    усмехнувшись сказал Тристан.
        - Как будто тебе не интересно! – хмыкнул Алекс и спросил, обращаясь к Райану: - Пойдешь?
        - Наверно, - кивнул он. - Только сначала зайду на рынок.
        - О, что-то хочешь купить?
        - Я может и хочу, - Райан попробовав кашу поморщился - подгорело, - но где же взять денег?
        - А вы знаете, ребята, - сказал Алекс, - возможно, очень скоро Райан будет богаче всех нас, ведь королевские охотники очень хорошо получают.
        - Ну, Тристана ему все равно не переплюнуть, - ответил Павел. - Тоусы - самая богатая семья в королевстве.
        - Тоусы то да, - хмыкнул Алекс. - Только вот священники отказываются от семьи, денег и даже от собственной фамилии. Так что через шесть дней Тристан будет уже не Тоус, а просто брат Тристан. К тому же бедный, как церковная мышь, - он хохотнул, засовывая в рот полную ложку каши.
         - Но ты не волнуйся, - подмигнул он Тристану, лицо которого немного вытянулось. – У нас всегда найдется немного денег, чтоб угостить тебя пивом! Ах да! - воскликнул он, следя за тем, как по лицу друга пробегают совсем не радостные гримасы, - вроде священникам и пиво нельзя?
        Павел хмыкнул в кулак и откашлявшись повернулся к Райану: - Зачем же на рынок, если ты не собираешься ничего покупать?
        - Может еще не поздно передумать, а Трис? Пока мы еще не начали просить у тебя благословения? - подначивал Тристана Алекс.
        - Я хотел узнать новости, - нехотя признался Райан.
        - Когда это ты начал интересоваться новостями? - удивился Павел. Алекс и Тристан вопросительно посмотрели на него.
       - Вчера, когда мы с графом прощались, - сказал Райан, задумчиво чертя ложкой, - мне показалось, что за ним следили...
        - Что? Следили?
        - Не уверен, может быть и нет… была ночь, а я сильно устал. Было какое-то ощущение...
        - А ощущения обычно тебя не подводят… - протянул Павел.
        - Просто я хочу найти кого-нибудь, кто по дороге встретил графа, вот и все.

        После завтрака ученики Рыцарской школы потянулись к Лекторию, на урок отца Пленти.
        - Как ты думаешь, - тихо спросил Алекс у Тристана, - о какой трагедии сегодня вспомнит наставник?
        - Иногда не помешает немного подумать о потерях и смерти! - резковато ответил Тристан - Не всегда же хохотать и веселиться!
        Алекс удивленно поднял брови, но ничего не ответил.
        Отец Пленти стремительно вошел в аудиторию, и положив на стол стопку книг поклонился.
        - Добрый день, наставник! - хором отозвался класс.
        - Сегодня у нас последнее занятие, - сказал отец Пленти приветливо улыбаясь. - Последний день, когда я вижу вас как своих учеников.
        - Этот год особенный для нашего Храма, - продолжал он. - Обычно, чести пройти Испытания удостаиваются каждый год четыре-пять юных рыцарей. Но в этом году! - Отец Пленти с горделивой улыбкой поднял палец вверх. - Семеро! Из вас добились этой чести. И все они сейчас сидят передо мной.
        Он по очереди взглянул на каждого, и вслед за ним взгляды всех студентов обратились к этим юношам. Больше всего взглядов как всегда было обращено к Райану Брандону, и он низко опустил голову глядя в стол перед собой.
        - Вам есть чем гордиться, - тихо и торжественно закончил он.
        - Итак, - наставник подошел к кафедре и вытащив из стопки книгу спросил: - Кто из вас помнит, когда началась Кровавая война?
        - Кровавая война началась сто одиннадцать лет назад, во время правления короля Феликса Ливена второго, - четко ответил юноша с верхнего ряда.
        - Спасибо, господин Мицио. А кто из вас скажет, почему я выбрал именно эту тему для последнего занятия? - обвел внимательным взглядом класс священник.
        В этот раз руки подняли только пятеро.
        - Как всегда, одни и те же, - хмыкнул отец Пленти. - Господин Клозовски, вы не догадываетесь?
        Юноша, к которому обратился священник, сказал: - Наверное, потому, что завтра день печали, а Кровавая война была самой страшной в истории Ризендолла?
        - В истории всего Ариона, господин Клозовски, - хмыкнул наставник. - Но я преследовал и другие цели. Кто еще рискнет предположить? - почти все ученики опустили руки. Обводя класс взглядом наставник покачал головой
        - Что ж, обратимся к желающим. Господин Брандон, ждем вашу версию.
        - Кровавая война называется именно так, потому, что никогда прежде в истории нашего мира не было столько жертв, - сказал Райан вставая. - В той войне все расы понесли ужасные потери. А большинство из нас, - чуть улыбнулся Райан, - станут военными. Я полагаю, вы хотите напомнить нам, как разрушительны войны, а мы в первую очередь - оплот мира.
        - Блестящая версия! - похвалил священник. - Я бы поставил вам высший балл, но их у вас уже столько, что еще один погоды не сделает.
        Класс захихикал.
        - Есть еще версии? Ну, кто-нибудь? В Рыцарской школе мы учили вас работать не только руками, но и головой!
        Не заметив больше желающих он сказал - Господин Брандон был прав отчасти, когда говорил, что я хочу напомнить вам как ужасны и разрушительны бывают войны. Не менее страшны и их последствия. Поэтому следует знать причины прошлых войн, чтобы суметь предотвратить грядущие. Господин Ландом, напомните-ка нам, как началась Кровавая война.
        Высокий юноша с самодовольным выражением лица начал: - Сейчас на Арионе живет пять рас - люди, гномы, эльфы, змееликие и орки, сто лет назад рас было шесть. Материк Лигурн принадлежал нечестивой, богомерзкой расе демонов.
        - Все расы жили в мире, разделив земли согласно Древнему Договору, пока демоны не решили захватить Южные острова. Однажды ночью они напали на остров Хардос, ближайший к их материку. Жители Бехистуна, соседнего острова, увидели ночью дым пожара и утром отправились, чтоб узнать, что произошло у соседей.
        - Что же они увидели там, господин Ландом?
        - Только выжженный камень, - глухо сказал студент. - Демоны сожгли весь остров, от берега до берега. Не пощадили никого, ни детей, ни стариков.
        - Что же случилось позже?
        - Демоны захватили остальные Южные острова. Один за другим. За пол месяца.
        - Как же им это удалось? - обвел пытливым взглядом класс отец Пленти. - Если мне не изменяет память, Южные острова густо населены. Есть там смелые воины и маги. Не думаю, что сто лет назад их было меньше. Так как же демонам удалось, пусть и с превосходящей армией, за две недели захватить все двенадцать островов?
        Теперь встал Том Горсвин - Я думаю, это случилось из-за того, что Южные острова враждовали. На каждом свой король и своя армия. Вот демоны и разделали их так легко - поодиночке.
        - Верно! - с нажимом сказал отец Пленти. - Именно - поодиночке! Будь на Южных островах согласие, демоны, возможно, пообломали бы о них зубы, но!.. Кто продолжит?
        Павел поднял руку.
        - Господин Огре? - кивнул ему священник. - Пожалуйста!
        - Узнав о том, что твориться на юге, Ризендолл, Эллиния и Кангорн объединили свои войска, чтоб остановить угрозу. Была собрана небывалая прежде армия. На тысяче кораблей войска отправились на Лигурн, чтобы загнать демонов через портал обратно, в Демноис, но...
        - Ту битву описывают десятки хроник, - перебил его отец Пленти. - Но смысл их всех один - Объединённое войско было разбито в одном сражении. Мы недооценили мощь Демониса, - сурово сказал он. - Ведь после подписания Древнего Договора, разделившего земли, мы жили у себя в Ризендолле, не очень то задумываясь о том, что происходит в землях богомерзких демонов. Непростительная ошибка! Тем временем силы Демониса все возрастали.
        Павел Огре опустился на стул. В классе было так тихо, что звук был слышен в каждом уголке.
        - Только несколько кораблей смогли отплыть от Лигурна, унося остатки войск по домам. И каждая раса начала готовиться к вторжению.
        - Вскоре демоны напали на Кангорн. Гномы надеялись, что в подземных городах смогут остановить их войска, но они не знали! - поднял голос священник, - что демоны видят в темноте как кошки и хорошо ориентируются в подземельях. Один за другим пали подземные ярусы гномьего царства и всего лишь через год демоны пировали в Саргоре, на Небесных Отрогах.
        Порыв ветра распахнул окно, качнулась белая занавеска и несколько лепестков яблони медленно кружась, упали на раскрытую книгу. Среди отзвуков прошедшей войны они выглядели чем-то лишним.
        - Настал черед Эллинии, - продолжал священник, мельком глянув на розоватые лепестки. - Все ждали скорой их капитуляции, но как ни странно эльфы сопротивлялись целых три года. В непроходимых лесах Эллинии демонам пришлось труднее всего. Оказалось, и мы снова не знали этого!, что демоны плохо ориентируются в лесах и неуверенно чувствуют себя на болотистых почвах.
        - Все вы знаете, что эльфа невозможно обнаружить в лесу, если только он сам не выйдет к вам навстречу. Эльфы-стрелки, скрываясь среди деревьев, нападали неожиданно, заманивали демонов в болота, и надежда, прежде покинувшая нас, загорелась снова.
        - Но на исходе третьего года, демоны начали жечь леса магическим, синим огнем. И когда все побережье Эллинии было выжжено до тла, эльфы, считающие лес живым существом, сложили оружие. Королева Флора покинула Зеленый Чертог и с остатками войска бежала к нам в Ризендолл. Пришел наш черед.
        Где-то в коридоре слышались шаги дежурного. Алекс сжимал и разжимал огромные кулаки.
        - Все, кто мог сражаться, бежали сюда, к нам, в последнее королевство, что могло дать отпор, - продолжал священник. - Король Феликс Ливен собирал войска здесь, в Коненберге, готовясь к последней битве, которая должна была решить судьбу нашего мира.
        - Демоны высадились на Побережье, возле ныне опустевшего Астена. Все жители из него ушли в столицу. За три дня демоны прошли путь от побережья до Коненберга, поджигая по пути городки и деревни. И я не могу, хоть наш разговор совсем не об этом, не вспомнить об оружейнике Стратосе и его подмастерье из Астена.
        - Когда жители покинули Астен, бежав от надвигающейся орды в Коненберг, оружейник Стратос со своим подмастерьем остались в городе одни. Они налили горючую смесь в бочки и разложили их в тайниках. Трудно представить, что чувствовали эти люди. Зная, что умрут, они заманили множество демонов внутрь городка, и когда те были готовы схватить их, взорвали бочки. Они погибли, но с собой унесли множество богомерзких тварей.
        - На исходе третьего дня лета со стен нашего города стали видны всполохи пожаров, а вскоре мы услышали мерзкие крики демонов, уверенных в победе.
        - Священники Храма, прочтя последнюю молитву, встали в строй рядом с крестьянами, рыцарями, солдатами и ремесленниками. Здесь же были остатки войск Кангорна и Эллинии. Дети и женщины взяли в руки оружие.
        - Ночью началась битва, - отец Пленти обвел класс взглядом. Студенты молча смотрели на него, казалось в их глазах отражаются всполохи давно потухших пожаров.
          Священник кивнул и продолжил: - В ту ночь мы остановили демонов. Здесь, на поле Павших, перед городскими воротами. Говорят, земля стала красной от крови. Страшную цену заплатил Ризендолл за свою победу. Полегло несколько тысяч воинов. Их похоронили в общей могиле, всех вместе, людей, гномов и эльфов - защитников Ариона. И сегодня на поле Павших в честь них начнется поминальная служба.
        - После, - другим тоном продолжил он, и напряжение в классе немного спало - мы погнали остатки демонских войск из своей страны. Огнем и мечом очищая землю от нечисти, мстя за каждый город, каждую отнятую жизнь. Мы очистили Эллинию и Кангорн. Освободили Привольный Архипелаг. Оставшиеся в живых на Южных островах подняли мятеж, и мы поспешили им на помощь. Мы загнали демонов обратно, на Лигурн, как нечестивую заразу! Остатки демонов вошли в портал, соединяющий наш мир с Демонисом. И наши маги запечатали его навсегда.
        - Нет семьи в Ризендолле, Элиинии, или Кангорне, которая не потеряла бы в той войне своих близких. Несколько десятилетий отстраивали разрушенные города. Искусства и ремесла были откинуты на столетие назад, потому, что мастера и художники тоже воевали и вместе с ними погибли их умения.
        - Страшная цена, правда? - обвел он класс суровым взглядом. - Почему же нам пришлось заплатить такую великую цену? Да, пожалуйста, господин Нортон.
        Встав, Алекс угрюмо сказал: - Вы ждете, что я поведу речь о тактике и политике, только я другое хочу сказать - надо было гнать их, как только они поселились тут. Топить в море, резать! Нечего нечисти на Арионе делать! Ведь если мы нежить встречаем, скажем зомби, мы ведь не спрашиваем, хороший он, или плохой? Просто жжем и все! Так и с демонами надо было! Нечисть она и есть нечисть!
        - Да, это вопрос политики, господин Нортон, - сказал отец Пленти. - К тому же демоны несколько отличаются от мертвецов, обладают рассудком, растят детей... Кому жить на Арионе, а кому нет решать не нам. Но я спросил о другом. Господин Ландом!
        - Мы были не готовы к той войне, - ответил Найт без обычной самодовольной ухмылки. - Мы не знали, что демоны готовятся к нападению. Мы не знали их повадок, их слабых мест. Мы жили на одной земле с ними сотни лет и ничего не знали о них. В этом была наша ошибка и за нее мы заплатили страшную цену.
        - Совершенно верно, господин Ландом! Мы ничего о них не знали! И что хуже всего, мы и не пытались узнать! У нас даже не было посольства на Лигурне! Мы сторонились их расы, как нечестивой, богомерзкой и не хотели ни-че-го! Про них знать!
        - Вот почему сегодня, на последнем уроке я вспомнил о Кровавой войне. Вскоре вы выйдете за эти стены, и в ваших руках будет будущее Ризендолла и всего Ариона! - произнося это, он почему-то смотрел прямо на Райана. - Не повторяйте ошибок предыдущих поколений! Помните, что нет ничего важнее знания! - он прошел к столу и сел, сложив руки на крышке.
        Класс молчал.
        - Что-то я не слышу сигнала к окончанию урока, - сказал через некоторое время отец Пленти.
        - Еще пол часа до конца, - ответил кто-то.
        - Что ж. Сегодня мы можем закончить пораньше, все-таки последний день. Вы можете покинуть класс и подготовиться к поминальной службе.
        Студенты, не спеша и переговариваясь, начали собирать вещи.
        - Наставник! - Тристан поднял руку.
        - Вы хотите что-то спросить, господин Тоус? - осведомился отец Пленти.
        - Да, хочу, - Тристан встал. - Почему, рассказывая о Кровавой войне, вы вообще не упомянули об орках и змееликих?
        - Это не имело отношения к смыслу моих слов, разве не понятно? - удивился священник.
        - Нет, - твердо ответил Тристан. И все студенты как по команде опустившись на свои места посмотрели на учителя.
        - Я хочу сказать, - продолжал Тристан, - что эти расы приняли в войне еще какое участие! И вчера на уроке политологии, у отца Пеллегрино, мы так и не пришли с ним к общему мнению! И я, нет, мы все, - посмотрев по сторонам сказал он, - хотим спросить у вас. Как, по-вашему, мы должны относиться к этим расам?
        - Я слышал о вашем споре от отца Пеллегрино, - медленно кивнул отец Пленти. - И политология - не мой предмет. Я учу вас истории и...
        - Вы уходите от разговора?! - Тристан перебил наставника - неслыханное дело!
        - Что ж. Давайте обсудим, - сказал священник. - Объясните мне вашу позицию.
        - Орки и змееликие отказались участвовать в том союзе, против демонов, - немного волнуясь начал Тристан. - И если змееликие тихо сидели у себя на Хийё и не высовывались до самого конца, то орки после того, как Эллиния пала, отправили к демонам свое посольство с дарами!
         Класс возмущенно загудел: - Они хотели заключить с ними союз! Но это же подлость! Почему мы должны терпеть их?!
        Сложив руки на груди, священник спросил: - Что ответил вам на это отец Пеллегрино?
        - Оо, много всего! - воскликнул Тристан. - Он сказал нам, что те орки, что предали нас тогда, давно умерли.
        - Будто их дети лучше! - воскликнул Алекс.
        - Что мы должны едва ли не благодарными быть змееликим, за то, что они не пытались вступить в союз с демонами, ведь они, как сказал отец Пеллегрино, древняя и могучая раса! И поддержи они демонов, неизвестно, смогли бы люди выстоять! Будто демоны пощадили бы их, если б мы проиграли! - усмехнулся он.
        - А еще отец Пеллегрино напомнил нам, что когда Эллиния была очищена от нечисти, и исход войны стал ясен, змееликие прислали нам на помощь небольшое войско! И нам их за это благодарить? - Тристан оглядел своих товарищей
        - Я считаю, им не место на Арионе! - закончил он, и ученики вокруг согласно загудели.
        Дождавшись, когда шум утихнет, отец Пленти сказал: - И это говорите мне вы, будущий священник Храма?
        - Да! - твердо ответил Тристан, глядя в лицо наставнику. - Как ученик Рыцарской школы я дам клятву защищать свою страну от врагов.  Как священник я буду отвечать за свою паству. И я считаю - этим расам не место на Арионе.
        Весь класс дружно захлопал в ладоши.
        Отец Пленти немного помолчал, колеблясь, потом махнул рукой, как бы говоря - Да, катись оно все: - А я, как священник и ваш наставник должен прививать вам милосердие и сострадание, но признаться честно, я думаю так же, как и вы. Только вот если дойдет до дела, и мы решим избавить Арион от этих рас, сможете ли вы пойти на это, господин Тоус? Уничтожить Абадан и Хийё, как демоны уничтожили остров Хардос?
        Тристан открыл было рот, но не произнес ни слова. Молчали и остальные.
        Отец Пленти покачал головой: - Одно дело - война, сражение равных противников, но уничтожить целую расу! Убить и детей, и стариков и женщин. Это совсем другое. Или вы хотите уничтожить только взрослых мужчин, а детей оставить, а господин Тоус?
        - Нет... - растерянно произнес тот.
        - А у вас хватило бы духу послать воинов с подобным приказом? Послать ваших друзей, чтоб они убили младенцев?
        Не дождавшись ответа, он произнес: - Вот этим то мы и отличаемся от демонов. Мы не убиваем невинных, но всегда готовы постоять за себя. Помните об этом! А теперь - до свидания.

        После занятий ученики всей школы отправились в Храм на праздничную службу. Распахнулись десятиметровые двери, ведущие в главное святилище. Через него все прошли в зал Рассверисса.
        Стены, увенчанные стеклянным куполом уходили ввысь, откуда то сверху доносились голоса певчих.
        Сияли сотни светильников, дымились чаши с курениями. Возле окон, посередине зала стояла статуя из зеленоватого камня, изображавшая Рассверрисса. Казалось, он улыбался, глядя на прихожан.
        Открылись двери за алтарем и вышли священники и инквизиторы, с Рени Салфиллем во главе. На вытянутых руках они несли блюда с дарами. Остановившись возле статуи они опустили блюда и запели молитвы.
        Служба началась.
        Райан стоял вместе с друзьями в первых рядах прихожан, рядом с высшим дворянством королевства. Про себя он повторял слова молитв, мысли его, однако были далеко отсюда. Странная тень, что скользнула вчера вслед за графом, все больше беспокоила его.
        - И надежды пламя пусть всегда горит в наших сердцах! - горячо повторил он вслед за священниками и склонился низко.
        Рени Салфилль встав с колен, повернулся лицом к прихожанам.
        - Имя Рассверисса, всемилостивейшего освещает нас и хранит нас. Узрите Слезу Надежды, дарованную добрым богом!
        Начиналось самое интересное, стоящие в задних рядах вставали на цыпочки.
        В глубине зала разъехались узорные занавески, открывая кружевные металлические створы, будто подсвеченные изнутри зеленым светом. Священники, взяв в руки позолоченные палки с длинными крюками на концах, зацепились за петельки и раздвинули их.
        Взглядам присутствующих открылось небольшое пространство, залитое подрагивающим сиянием. Посредине этого висел прямо в воздухе небольшой медальон на длинной металлической цепочке. Сам по себе он напоминал обычное женское украшение, если б не камень, вставленный в оправу.
        Стоящие в первых рядах шагнули назад, таким ярким было сияние. Камень словно был живым, он горел и переливался, внутри его что-то вспыхивало и снова гасло, туманные облачка, переливаясь, поднимались к поверхности и будто растворялись на глазах. Энергия от него исходила волнами, и Райан почувствовал, что его будто касаются чьи то руки, мягкие и сильные одновременно.
        Сияние камня завораживало, манило его. Он вдруг захотел шагнуть вперед и коснуться его. Рука сама по себе поднялась вверх. Райан вздрогнул и шагнул назад, тряхнул головой, отгоняя странное чувство. Павел вопросительно посмотрел на него.
        Иногда находились желающие прикоснуться к камню. Люди, вообразившие себя достойными принять божественную силу. Это всегда заканчивалось одинаково - их окаменевшие фигуры, с искаженными лицами священники утаскивали куда то на задний двор. Райан как-то нашел помещение, где стояло почти два десятка несчастных.
        Все знали, что ни человек, ни эльф, ни гном не способен прикоснуться к Слезе и остаться в живых. Но тысячу лет назад пророк Догмар предсказал, что однажды такой человек найдется. В один день - говорил Догмар, в свете пламени появиться Дитя Духов. Опуститься на алтарь в главном зале святилища и соберет в себе силу семи слез. После этого Дитя Духов остановит войну с демонами.
        - Только вот война давно кончилась, вход в мир демонов закрыт, но все же находятся те, кто верит в старые сказки! - внутренне усмехнулся Райан.
        Священники, распевая благодарственные молитвы, закрывали створы. Упал занавес. До следующего года его уже откроют.
        Рени Салфилль вскинул руки и в святилище воцарилась тишина. Люди, стоявшие около выпускников Храма шагнули назад, и семеро юношей допущенных до Испытаний, остались в середине зала. Со всех сторон на них смотрели любопытные глаза. Алекс совсем смутился и все старался спрятаться за спины других выпускников, что при его росте было просто невозможно, а Найт Ландом лез вперед и пыжился. Райан постарался отключится от происходящего и смотрел на статую Рассверрисса поверх голов прихожан, мечтая в душе, что б все это поскорее закончилось.
        Он не слушал речь Рени Салфилля, но слышал, как в толпе прихожан повторяли его имя и буквально чувствовал, как сотни глаз шарят по нему. Усилием воли он оторвал взгляд от статуи и посмотрел в зал. Найдя среди толпы ребенка, он улыбнулся ему и вдруг сердце оборвалось и застучало часто - в первом ряду стояла Прекрасная Лили и смотрела на него не отрываясь. Словно он был героем в ее глазах. Словно она пришла сюда только ради него.
        Когда их взгляды встретились, она чуть-чуть улыбнулась ему краешком губ и вскинула голову. Золотые локоны рассыпались по обнаженным плечам, обрамленным изумрудным платьем, а кулончик в ложбинке на груди призывно сверкнул. Собрав в кулак все силы, Райан улыбнулся ей, открыто и спокойно, и вдруг почувствовал, как напряжение покидает его, и сердце начинает биться ровно и четко. И когда Рени Салфилль вызвал его, Райан смог спокойным голосом произнести:
        - Я выбираю путь охотника в Тайном отряде королевских охотников, под командованием графа Витворта, моего названного отца, и приму то место, которое он мне укажет.
        Его не взволновало то, что настоятель приподнял недовольно брови, а сэр Рональд покачал головой. В толпе послышались удивленные перешептывания, и даже то, что Прекрасная Лили сверкнув жемчужными зубами, улыбнулась ему, только ему одному, не заставило его сердце биться сильнее. А потом служба кончилась, и на ватных ногах он вышел из святилища, и только тут понял, что его тело сжалось от напряжения в тугую струну, а во рту пересохло.
        Теперь обратного хода для него не было и все зависело от того, как в конце Великой Недели он покажет себя на Испытаниях. Так или иначе, выбор был сделан.
        Райан выдавил улыбку, помахал друзьям рукой и стал быстро выбираться из толпы. Один раз он увидел очень близко от себя Прекрасную Лили и ему показалось, что она машет ему, но отвернувшись он поспешил к городскому рынку и целый час бродил там расспрашивая прохожих.

        Среди приехавших в город было многие были из Крастии, но никто из них не встретил по пути графа Витворта, будто Тайный отряд сквозь землю провалился.
        - Куда же они делись? - с тревогой думал Райан.
        Успокаивало то, что дурных вестей не было тоже, да и кто бы осмелился напасть на Тайный отряд королевских охотников, где все сплошь маги и отличные воины? – говорил себе Райан, продолжая бродить в толпе и прислушиваясь к рассказам приезжих.
        На праздники, в город, обычно приезжало множество людей изо всех провинций, и можно было услышать столько новостей, сколько не узнаешь и за целый год.
        Райан с тревогой отмечал, что в этом году почти никого не было из Серых Топей, а те, кто приехал оттуда везли с собой страшные вести.
        Эта провинция всегда были большой бедой королевства из-за огромного болота и древнего кладбища, занимавших, почти всю ее территорию. И в лучшие годы там опасно было гулять после заката, нежить лезла из всех щелей. Но то, что происходило теперь...
        - Я проснулся ночью от странных звуков, - слушал Райан рассказ одного толстяка. - Я не знаю, что издавало их, но волосы встали дыбом у меня на голове!
        Толпа народа, окружившая толстяка, ловила каждое слово.
        - Я погасил свет, - продолжал он. - И добравшись до дверей, заперся на все запоры. Моя жена, проснувшись, обнимала детей и просила их не кричать, но бедные малютки от страха даже боялись пискнуть! - воскликнул он обводя толпу взглядом.
        - Всю ночь мы слышали шорохи и завывания неизвестно чего, иногда кричали мои соседи и трещали стены их домов, будто неведомая сила ломала бревна как спички, и тогда снова слышались крики, так кричат люди только в самом конце! - голос толстяка прерываясь упал.
        - И снова мы слышали только шорохи и этот вой, а потом опять кричали мои соседи, но уже другие.... Так продолжалось всю ночь.... А утром, когда рассвело и все это прекратилось, я отпер дверь и вышел на улицу… там... - он снова остановился, окружающие его люди затаив дыхание с ужасом ждали продолжения.
        - Дома моих соседей были разломаны… И повсюду кровь! - голос толстяка стал пронзительным, ахнула в ужасе какая-то женщина.
        - Кто мог сделать такое? - вопрошал толстяк. - Что за существо?!
        Райан услышал, что люди бегут из Серых Топей, бросая дома и все свое имущество.
        - Даже днем там нельзя теперь быть спокойным! - рассказывал в лавке мужчина в одежде охотника. - Я всю жизнь ловил змей на болотах и сдавал приезжим торговцам кожи, на то и жили. В последние годы стало пропадать много людей, но я думал, что ж? Может, кого и поймала нежить, ясно, но ведь если быть осторожным и не соваться, куда не следует, все хорошо будет.
        - И вот иду я, значит, однажды, день на дворе, пасмурно конечно было, но у нас, в Топях и не бывает никогда солнечно! Вот, значит, день белый, самое чистое время от нежити всякой, и иду я по самой тропе, а за пригорком вижу! - взмахнул рукой охотник и глаза его расширились от удивления, наверное, повторяя выражение, что возникло у него в тот день, – висит, - указал он рукой, и все невольно повернули головы в ту сторону.
        - Что висит? - спросил его лавочник.
        - Привидение!
        - Что??? Средь дня?? - послышались недоверчивые голоса.
        - Полдень был ... - растерянно сказал охотник.
        - Да как может такое быть?? - недоверчиво спросил кто-то.
        - Сам не знаю… - ответил охотник ни на кого не глядя. - А только я вернулся домой, взял что мог, посадил жену и детишек в телегу и прямым ходом на Побережье подался....
        - Многие бегут из Серых Топей? - услышал Райан знакомый голос, и повернувшись увидел Павла.
        - Многие, господин рыцарь, - ответил охотник кланяясь. - У кого ноги есть - те бегут.
        - А у кого нет? - неловко пошутил Павел, пытаясь разрядить атмосферу.
        - А у кого нет, - охотник поднял глаза, зло глядя на Павла, - тех прямо в их домах нежить сжирает! - И в голосе его была и боль, и ярость.
        - Пойдем отсюда, - подойдя к другу, Райан потянул его к выходу.
        - Что ты здесь делаешь? - растерянно спросил Павел, когда они вышли за дверь.
        - То же что и ты - байки слушаю, - пожал плечами Райан и развернулся к выходу с рынка. - Мне надо к воротам.
        - Мне тоже... - сказал Павел. - Страшные какие-то байки в этом году? Как думаешь? Прибавляют?
        - Всегда немного прибавляют... Так что не знаю...
        - Но привидение средь бела дня? Это похоже на правду? - воскликнул Павел.
        - А ты посмотри, что твориться в последние годы, - хмуро сказал Райан. - Будто кто-то открыл врата Демониса!
        - Да, - кивнул Павел. - Ты прав...

        Вместе они дошли до ворот и остановились. Количество народа, въезжавшего в город, было просто невероятным. Огромная пробка из повозок и верховых образовалась у въезда. Караульные с криками и руганью пытались как-то наладить движение.
        - Эй, там, внизу! – услышали они. – Поднимайтесь! - сверху им махал рукой Алекс.
        - Ты уже на стене! - крикнул Павел. - А мы тебя здесь ищем!
        - Давайте сюда! - позвал их Алекс. - Здесь здорово! Трис уже тут, а лестница сбоку!
        - Ты иди, - сказал Райан. - А я еще у ворот потолкаюсь.
        - Ну, ну, - ответил Павел. - Встретимся наверху.
        Райан осторожно пробирался в людском водовороте, со всех сторон его толкали, людскому морю не видно конца.
        - Райан Брандон! Надо же! - произнес сзади нежный женский голос.
        - Что ж тебя то сюда принесло? - с досадой подумал Райан, и поворачиваясь нацепил на лицо улыбку.
        - Прекрасная Лили! Рад тебя видеть, - он быстро окинул взглядом нарядный экипаж, запряжённый двумя белоснежными лошадьми, и красавицу, что едко улыбаясь, смотрела на него из окна кареты.
        - Не похоже, что рад! - нараспев сказала она, постукивая тонкими пальчиками по дверце кареты. - Что-то ты перестал отвечать на мои письма...
        - Так ведь Испытания скоро! - развел руками Райан.
        - Ну ну... - кивнула она. - А что тебя привело на рынок, такого занятого человека?
        - Были кое-какие дела, - пожал он плечами. - Уже ухожу. Меня ждут.
        - Наверняка король, и ты не можешь задержаться? - ехидно прищурилась Лили. - Или твой друг, туповатый Алекс, не может без тебя найти дорогу до Храма?
        Поморщившись, Райан ответил: - Знаешь, я наверное пойду, рад был увидеть, и все такое...
        Но едва он повернулся, Лили произнесла - Сегодня мне привезли пару новых браслетов... - ее голос тек как мед. - Просто чудо как хороши... Мой слуга сказал, что встретил Тайный отряд по дороге.
        Райан тут же развернулся и сделал пару шагов к назад: - Надо думать, ты знаешь, что я хочу услышать что-то о графе?
        - Надо полагать – да, - кивнула девушка улыбаясь.
        - И?
        - Что и? - ее улыбка стала еще шире.
        - Лили, зачем ты устраиваешь сцену, когда вокруг толпа народа? Тебе же самой это не на пользу. Просто скажи мне, что слышала о графе, и я пойду.
        - Не хочешь устраивать сцену - сядь в карету! - резко сказала Лили. - Все равно ведь не уйдешь пока не узнаешь новости. Ну? - она распахнула дверцу и подвинулась немного на сидении.
        Покачав головой, Райан полез внутрь, зло захлопнул дверцу. Перешагнув через пышные юбки, довольно грубо отодвинул девушку и сел на скамью, напротив.
        - Ну?
        - Я тебе не лошадь, - ухмыльнулась Лили, и высунув голову в окно крикнула: - Домой и поскорее!
        - Зачем это?
        - Прокатимся, мне скучно! - сказала Лили раздраженно. - С каких пор ты стал бегать от меня, Райан? - она тряхнула локонами и подняв руки потянулась. Зазвенели браслеты и платок, прикрывающий ее плечи, упал, открывая упругую грудь под платьем. Увидев, как Райан невольно перевел взгляд ей на грудь, она небрежно сказала
        - Что-то жарко сегодня...
        - Что насчет графа? - спросил Райан, не зная куда девать глаза.
        Лили поближе придвинулась к нему: - А ты милый, даже когда сердишься, а вот твой друг, Павел, всегда похож на серую, печальную мышь. Что за дурацкие мечты у твоего друга? - всплеснула она руками и золотые браслеты снова зазвенели танцуя. - Поступить в Академию Магии! Стать ученым! Фу!
        - Когда ты успела познакомиться с моими друзьями? - спросил Райан. А потом протянув руку, пальцем зацепился за браслет и потянул к себе: - Не знал, что ты интересуешься учениками рыцарской школы.
        - Меня не интересуют глупые мальчишки из вашей дурацкой школы, - Лили вздохнула опустив глаза и густая тень ресниц легла на нежные щеки. - Я просто хотела узнать, куда ты пропал... Не появилась ли у тебя другая девушка...
        - И как, появилась? - спросил Райан, наклоняясь ближе.
        - Нет... Но я тем более не понимаю... - Лили подняла голову и лицом к лицу оказалась с Райаном. Его синие глаза оказались в нескольких сантиметрах от нее, и он смотрел на нее так, что она вдруг задрожала.
        Рядом с ним она всегда теряла голову! Сколько раз она давала себе слово, что при следующей встрече будет разумной и холодной? Но всегда, всегда! Рядом с ним сердце начинало стучать сильнее, и в животе словно бабочки порхали! Если бы только он отпустил ее руку, она возможно смогла бы собраться с мыслями! Если бы только он не отпускал ее руку никогда!
        А Райан наклонился к ней еще ближе, лаская дыханием, дотронулся губами до шеи. Подавшись ему навстречу, Лили уткнулась лицом ему в грудь и тихонько застонала.
        - Ты все время проигрываешь мне в игре "кто кого соблазнит", - усмехнулся Райан и поцеловал ее в макушку. Потом выдернул шпильки и осторожно освободил золотистые локоны.
        - Я не играю с тобой, Райан, - тяжело дыша, возразила она.
        - Играешь, играешь, не спорь, - усмехнулся Райан, касаясь губами ее шеи. - И ты просто мастер в этой игре.
        - Но тебя мне не переиграть? - повернув голову вверх, она подставила ему губы.
        - Никогда! – улыбаясь, заверил он ее и поцеловал.
        Карета дернулась и проехала немного вперед. Лили упала к нему на колени тяжело дыша.
        - Я бы набросилась на тебя прямо сейчас, тут, в карете! - прошептала она, нежась в его руках.
        Райан улыбнулся: - Ну почему мне все время приходиться удерживать тебя от глупостей?
        - Не знаю, - Лили пальцами ласкала его ладонь. - Может потому что мне тебя не переиграть?
        Райан осторожно выглянул за занавеску: - Еще с площади не выехали. Так что придется потерпеть…
        Он откинулся на спинку сидения, увлекая девушку за собой: - А что насчет Тристана? Ты забыла сказать какую-нибудь гадость про еще одного моего друга.
        - Давай поговорим позже о твоих друзьях, - проговорила она улыбаясь как кошка, но он остановил ее: - Лили, будь хоть чуть-чуть благоразумна! Мы еще на Рыночной площади, кто угодно может заглянуть в окно!
        - Ох, ну тогда поговорим о твоем друге – златовласке! - Лили хитро улыбнулась Райану. - На самом деле я про него заготовила пару острот.
        - Например?
        - Ну я хотела сказать что-то вроде такого: - "твой чокнутый дружок мечтающий о синей сутане"
        - Как можно Триса назвать чокнутым? - удивился Райан. - Это один из самых лучших учеников школы!
         - Ох, разве ум в этом? - Лили села подвернув ногу под себя, и не отпуская его руку, горячо заговорила: - Ну ты сам посуди! Он же Тоус! Единственный сын самого богатого человека в стране! И что? Учиться в вашем клоповнике! Зачем ему это?
        - Не морщись, Райан! - хлопнула она его по руке. - Ты сам знаешь, что это так! У вас учатся бедняки, те, кому родители не могут нанять учителей. Я ничего плохого не имею в виду, что ни говори, но почти все полководцы, даже сам маршал когда-то учился у вас, но Тристан Тоус! Ну сам скажи, разве он не чокнутый? Отец мог бы дать ему все что угодно!
        - Так что насчет графа? - спросил Райан, снова целуя ее.
        - Ох, ну что может случиться с твоим графом?! - сказала Лили глухим голосом, зарывшись лицом в его рубашку. - Он уже на Побережье, в Гарлахе. Видимо выехал вчера ночью. Мой слуга встретил его сегодня у начальника порта. Говорил, что граф был очень сердит и ругался. И даже, - она хмыкнула, - схватил начальника за грудки.
        - Что?
        - Вот и я тоже удивилась! - беспечно откликнулась девушка. - Граф всегда такой спокойный!
        Райан уставился в угол, обдумывая услышанное.
        - Эй! - потрясла его девушка за плечи. – Ненавижу, когда ты так делаешь! В чем дело то? Почему ты насторожился и замолчал?
        - Все в порядке… - он рассеянно погладил ее по спине. - Просто граф сказал мне, что едет совсем в другое место.
        - Ну, мало ли, - пожала плечами Лили, проведя кончиками пальцев по его щеке. - Планы изменились вот и все.
        - Да, возможно... - пробормотал Райан.
        Лили немного отстранилась, внимательно вглядываясь в его лицо: - Если б ты не был таким скрытным, Райан, может быть я смогла бы тебе помочь. Ведь я многое вижу и знаю.
        - Даже слишком много, - улыбнулся Райан. - Твоя осведомленность о моих делах иногда просто пугает.
         Лили хотела что-то сказать, но Райан прикоснулся губами к ее рту, и она, забыв обо всем, прижалась к нему крепче.
        Через некоторое время Райан отогнул край занавески: - Мы так и не выехали с площади. Подожди, - он немного отодвинул девушку. - Да подожди ты, Лили, я ведь не железный!
        - Да? - спросила она, изгибаясь в его руках как кошка. - А иногда кажется, что очень даже... Особенно сегодня, в Храме, когда ты заявил о выборе пути! Видел бы ты себя со стороны! Стальной взгляд, решительность и смелость! У меня мурашки пошли по коже!
        Райан рассмеялся: - У меня у самого мурашки пошли, Лили! От страха. Мне кажется, что со стороны я выгляжу совсем другим, чем я есть на самом деле.
        - Может быть со стороны виднее, а? - спросила она,  лукаво улыбаясь.
        Он снова поцеловал ее, но тут же отстранился. - Ох, что за пытка! Отвлеки меня. Расскажи что-нибудь интересное.
        - Интересное? - Лили выпрямилась на сидении поправляя одежду. Лицо ее порозовело - Так интересное... Говорят, что граф - Твой родной отец. Интересно? - она внимательно вгляделась его лицо
        - Мой отец?! - рассмеялся Райан. - Хорошо бы! Тогда вряд ли бы я учился в этом, как ты говоришь? "Клоповнике"?
        Карета поехала быстрее и Лили чуть не упала с сидения, но Райан подхватил ее и прижал к себе.
        - Выезжаем с площади, - сказал он. - Скоро будем у тебя.
                                                   Глава 3.
                                День Желтого Бога-без-имени.
        После зеленого дня надежды наступил день бога веры - Аррерисса белого. Город, казалось, замело снегом.
        В день бога мудрости, Тирресса синего, город напоминал море. Все стало синим - даже ограду дворца затянули синими шелками.
        С каждым днем в столицу прибывало все больше народу, казалось пол королевства съезжается, чтоб увидеть Испытания небывалого размаха - семеро рыцарей допущены в этом году, и сам Райан Брандон среди них! Оказалось, что слухи о нем достигли самых дальних уголков страны.
        Сам же виновник разговоров был не очень то и весел. В день мудрости граф так и не приехал. Райан вечером сходил к его дому, на улице Правосудия, посмотрел на темные окна особняка, сходил и к городским воротам, но там караульные только пожали плечами.
        Павел вопросительно взглянул на него, едва Райан вошел в казарму вечером. Отрицательно качнув головой, Райан улегся на свою кровать.
        - Перед Испытаниями, на Великой Неделе в город может въехать кто угодно, - думал он напряженно. - Караульные вообще не смотрят, кто въезжает! Конечно, такая толпа! Но что, если этот маг с разными лицами собирает здесь своих союзников? Что, если они затевают что-то плохое? Нужно идти к настоятелю! - подумал он и сел на кровати. - А как же Павел?! Его не допустят до Испытаний и все его мечты рухнут! Его отец итак недоволен тем, что сын решил стать ученым, а не рыцарем. Что ему тогда делать?!
        - Кошмар приснился?
        Райан вздрогнул и повернулся. Тристан читал какую-то старинную книгу при свете магического огонька.
        На миг Райану захотелось все рассказать другу. Спросить совета, снять эту ношу с себя. Он даже почти решился, но потом отрицательно помотал головой и лег обратно.
        Казарма погрузилась во тьму - Тристан потушил свой огонек. В темноте раздался его голос:
        - Райан, у тебя есть друзья, не забывай об этом...

        После занятий в Лектории Райан отправился в библиотеку, и взяв том по магии Искажения уселся за стол. Почти треть книги была посвящена заклятью Иллюзии. Изучать его начинали на третьем курсе, и до последнего года обучения совершенствовали свое умение. Райан вспомнил, как они с друзьями на уроках учились менять цвет глаз, очертания лица. Не на самом деле конечно, а только в глазах окружающих. Но чем больше деталей нужно было соблюсти, тем сложнее звучало заклятье.
        "Изменение облика." - Прочитал он и перелистнул семь страниц, исписанных мелким текстом. Все это была формула заклинания.
        Мда... Как-то, на пятом курсе они пытались обмануть привратника и вернуться в Храм под видом наставников. Но Фернандес раскусил их с первого взгляда.
        - У вас усы перед лицом плавали, - со смехом объяснил он им позже. - Да и брови были выше лба.
        - Создать иллюзию не трудно, с этим мог справиться любой пятикурсник, - подумал Райан. - Только иллюзия, созданная пятикурсником, и смотрелась бы как иллюзия. Заклинание это было сложным, многогранным. Для того, чтоб созданное чарами лицо смотрелось как живое нужен был очень высокий уровень магии.
        - Насколько же силен этот маг, если Павел, глядя ему в лицо не заподозрил обмана?! - думал Райан листая страницы.
        Там то и нашел его Павел. Подошел и опустился на соседний стул: - Что с тобой происходит, Райан? Последние дни ты сам не свой.
        Он приподнял книгу и увидев название нахмурился: - Это из-за того, что я видел двойника отца Айвена, да?
        - Не знаю, - пожал Райан плечами. – Наверное из-за всего. Испытания через три дня, граф задерживается, да еще и это конечно.
        - Я тут решил, - Павел принялся разглядывать собственные ладони, - что пойду к настоятелю и все ему расскажу. Я не могу больше молчать...
        - Ради зеленого Рассверрисса! - воскликнул Райан захлопнув книгу. Страницы сомкнулись с чавкающим звуком: - Тебя же не допустят до Испытаний!
        - Райан, - Павел посмотрел другу в глаза, - я не имею права молчать! Ведь могут пострадать люди!
        Райан резко встал и отнес книгу на полку: - Расскажешь ты сегодня, или завтра, какая разница? - спросил он устало. - У меня самого на душе кошки скребут, но если ты погубишь свое будущее...
        Павел снова принялся изучать свои ладони: - Думаешь не надо говорить?
        - Подождем еще немного, - сказал Райан. – Сегодня-завтра граф вернется.
        - Как мы объясним все это Тристан и Алексу? - Павел наконец оторвал взгляд от стола. – Они рассердятся на нас.
        - Особенно Трис, – кивнул Райан. – Я и сам думаю об этом. Но рассказать им сейчас…
        - Юные господа! - голос библиотекаря разрезал тишину зала. - Что вы здесь делаете?! Служба в честь бога печали вот-вот начнется! А ну-ка быстро в святилище!

        - Тоска и скука! - сказал Алекс, когда они шли вместе с другими учениками к Харму.
        - День скорби все-таки, - логично заметил Павел.
        - День бога-без-имени, - сказал Райан. - Никто не знает, как его зовут, даже на изображениях он всегда с закрытым лицом. Почему интересно?
        - Не интересно, - перебил его Алекс. - После службы я иду в тренировочный зал. Павел, ты помнишь, что хотел сегодня отработать приемы с мечом? - Павел поморщился еле заметно. - И ты, Трис, тоже мог бы потренироваться, - Алекс дернул его за край плаща, но Тристан даже не повернулся, продолжал молча идти вперед. Губы его беззвучно шевелились, глаза смотрят на Храм.
        - Наш святоша! - махнул рукой Алекс.
        - Зато вечером, - сказал Райан, - на поле Павших, после поминальной службы будет весело...
        - Скажи это кому-нибудь, кто вчера приехал в Ризендолл! - снова перебил его Алекс. - Я каждый год там бываю!
        - Знаешь, - Райан мечтательно посмотрел в небо, - по-моему тебе надо успокоиться.
        - Извини, - пробурчал Алекс. - Я был после занятий тренировочном зале. У меня никак не выходит один прием. А он может пригодиться мне на Испытаниях. Может ты, Райан, поможешь мне немного?
        - С драконами лучше биться магией, - сказал Павел. - На Испытаниях я именно так и поступлю. Хотя драконы к магии почти нечувствительны, но это лучше, чем только копьем, или...
        - Знаете, что?! - лицо Тристана выражало крайнюю степень возмущения. - Имейте хоть немного уважения к богам! Вам что, вспомнить некого?!
        - Простите, отец инквизитор! - глумливо поклонился Алекс, но тут же получил тычок в спину - отец Ансельм, шедший сзади, видимо был согласен с Тристаном.

        Святилище бога скорби было залито траурным, желтоватым светом, посредине статуя бога. Сгорбленная фигура из желтого камня, ладони прикрывают лицо. Прихожане старались не смотреть на нее из-за поверья, будто бог скорби может приоткрыть ладони и увидевший его лицо умрет от тоски.
        Служба началась. От грусти в голосах певчих, слезы невольно наворачивались на глаза. Райан, стоявший с краю, возле колонн, обвел взглядом зал и увидел, что многие плачут, у Тристана, стоявшего в двух шагах от него, глаза странно блестели.
        - Кого он оплакивает? - подумал Райан. - Отец его жив... Правда, перед тем, как он пришел к нам в школу, у него умерла мать. Но прошло много лет, и он никогда не говорит об этом.
        - Вспомянем же ушедших от нас! - повторял хор после каждой фразы священников, и голоса, молящихся повторяли - Вспомянем!
        Он незаметно зевнул и принялся сверлить взглядом сомкнутые ладони статуи - смотри хоть весь день, каменный идол не откроет рук.
        Наверное, от того, что долго смотрел не мигая, ему показалось, что рука бога дрогнула. Райан моргнул. Конечно показалось! Статуя оставалась неподвижной.
        - Вспомянем же ушедших от нас на веки! - пел хор.
        - Вспомянем! - откликались вокруг.
        Сноп искр полыхнул вдруг у Райана перед глазами, и прорываясь сквозь реальность встало лицо отца, как наяву послышался голос - Сынок! Не приближайся! - и он услышал треск рушащихся стен.
        Райан тряхнул головой, отгоняя воспоминание. До конца службы он больше ни разу не взглянул на статую.

        Едва отзвучали слова молитв, люди заспешили к дверям. Желание поскорее покинуть мрачное место читалось на лицах окружающих. Толпой Райана отнесло далеко от друзей.
        - Здесь мерзко, как в темнице! - донесся до него голос с визгливыми нотками, и оглянувшись Райан увидел виконта Эрри. Он был так близко, что долетел запах кислятины и вина.
        Райан развернулся и попытался отойти подальше, но вокруг было слишком много народу, и толпа упорно толкала его обратно, к Эрри.
        Именно этот человек должен был занять место лейтенанта Тайного отряда. Когда граф Витворт объявил виконту, что он не получит повышения, тот устроил скандал. Заявился в Тайный совет и кричал там, что не позволит никому так обходиться с потомком древнего рода, а потом напившись до безобразия, отправился в Храм, и увидев Райана устроил отвратительную сцену прямо на глазах у священников.
         Его мотало от выпитого, размахивая руками он выкрикивал такие ругательства, что краснели люди, стоящие вокруг.
        Королевские гвардейцы поволокли его за шиворот по плитам двора, а он все кричал, угрожал, размахивая руками, и требовал отпустить его, что б он мог убить дворнягу.
        Дворняга, то есть Райан, чувствовал, как со дна души поднимается омерзение: - Как такой человек мог попасть в Тайный отряд? - думал он. - И что я буду делать, если он будет служить вместе со мной?
        Но потом Эрри все же выгнали из Тайного отряда. Всякой наглости есть предел.
        Райан выбирался из толпы так быстро, как только мог, но запах перегара буквально преследовал его, и когда он остановился возле входа в малое святилище, спрятавшись за колонной, голос виконта раздался совсем рядом: - Сборище идиотов! Какие тупые рожи!
        - Не будь так строг, - ответил ему мелодичный голос с переливами. - Лица скорбные, не тупые.
        Райан выглянул из-за колонны. В двух шагах от него, с виконтом разговаривала Прекрасная Лили. Будто кипятком в лицо плеснули. Он застыл глядя на них.
        - Пойдем домой! - дернул ее за юбку виконт. - Надоело тут торчать! Кругом одно быдло. Только посмотри на рожу этого вон! - он указал пальцем на кого-то. Не понизив при этом голоса даже.
        - Он говорит с ней, будто они знакомы давно, и он имеет право на это... - заметил Райан.
        - Так Эрри и есть ее таинственный покровитель? - подумал он с презрением. - Этот шут?!
        Он посмотрел на Лили, будто впервые увидел. Она была в переливающимся, нежно желтом платье, которое хорошо бы смотрелось в бальном зале, но в день скорби, на ступенях Храма, выглядело по меньшей мере неуместно. Низкий вырез открывал на обозрение слишком много груди, Изысканные браслеты обхватывали руки чуть ниже плеч, переливаясь золотом и камнями.
        - Зачем она так оделась? - холодно подумал Райан, а кулаки вдруг сжались, как у Алекса, когда его одолевал очередной приступ злости.
        Виконт повернулся, что-то сказал Лили, и она в ответ залилась смехом - прямо на ступенях Храма, у святилища бога печали!
        Внутри него росли ярость и разочарование.
        Невдалеке прошли Павел с Тристаном и Алексом, но Райан сейчас не хотел никого видеть. Он бросил последний взгляд на Лили. Виконт теребя подол ее платья что-то говорил, а она опять заливалась смехом. На миг ему захотелось подойти к ним. Но лучше не надо.
        Резко развернувшись на каблуках, Райан прошел через малое святилище и оказался в саду Храма. Сердце билось о ребра как паровой молот.

        Виконт снова дернул Лили за юбку: - Ну же пойдем! Там будет весело!
        Толпа прихожан поредела. Алекс Нортон, Тристан Тоус и Павел Огре прошли мимо, о чем-то разговаривая. Но сколько Лили не оглядывалась, она не заметила Райана. Может это и к лучшему. Вообще-то глупая была идея - показаться в Храме с его врагом, но где взять умных?
        Райан снова пропал. Два дня и никаких писем, ничего! Лили чувствовала злость и досаду.
        - Отстань! - зло сказала она Эрри. - Никуда я с тобой не пойду! Я хочу дождаться отца Айвена!
        Как она и ожидала, виконта передернуло при этом имени: - Как хочешь! Передавай святоше нижайший поклон! - он сделал неприличный жест и удалился покачиваясь.
        Прищурившись, она смотрела ему вслед. Да, хорошо, что Райан не видел их вместе.
        - Лили, девочка, ты меня ждешь? - ах, чтоб ей провалиться! Отец Айвен! А она в таком неподобающем платье!
        Лили любила старого священника. В конце концов он был единственным человеком, который хорошо к ней относился. Он, казалось, видел то, чего не видели другие – то хорошее, что было в ней. А она стоит тут в бальном платье, да еще и исповедь пропустила! О-хо-хо, сейчас начнется!
        - Доброго тебе дня! - улыбнулся священник, благословляя ее.
        - Эээ... Да, я вас жду! - сказала она, хотя на самом деле предпочла бы оказаться подальше. Смущенно улыбаясь, протянула ему ветку белой сирени: - Настоятель говорил, что эти цветочки защищают от злых духов! - она нервно хохотнула и облизнув губы спросила: - Как вы считаете?
        - Не стоит так улыбаться священнику, - мягко сказал старик, но глаза его не улыбались. - И тем более не стоило так одеваться для службы скорби.
        Девушка внутренне застонала: - Ну вот, началось!
        - Не обижайся, Лили, - продолжал священник, - но иногда твое поведение пугает меня. И что ты делаешь рядом с этим человеком? - он указал на удаляющегося виконта.
        - Ах, это! - воскликнула она краснея. - Виконт просто привязался по дороге...
        - Слава этого человека не украсит тебя, - сказал священник.
        - Говорю же! Мы случайно встретились! Так что, помогает ли сирень против призраков? - попыталась она перевести разговор на другое.
        - Давай ка спустимся со ступеней, Лили, - мягко потянул он ее за собой. - Ты проводишь меня до Монастырского дома, и мы поговорим. И отвечая на твой вопрос, я скажу, что любовь и красота всегда помогают в борьбе с силами зла. Хотя конечно, я бы не советовал вооружить такими ветками отряд гвардейцев, направляющихся в Серые Топи.
         Они спустились в Храмовый двор, и искоса глянув в лицо старику Лили сказала: - Вы выглядите бледным, отец Айвен! Что с вами?
        - Всего лишь ночные бдения, - улыбнулся он. - Стоит поспать и все пройдет. Но не думай, что из-за этого я забуду, что ты пропустила исповедь на этой неделе. И на той неделе тоже.
        Лили внутренне сжалась, но что поделать? Придется выслушать. - Я приду, конечно, на исповедь, только я не знаю, для чего это нужно, если все равно потом поступишь так же, - сказала она.
        - Люди часто повторяют свои ошибки. Снова и снова. Но это не значит, что они плохи и им нужно держаться в стороне от Храма и светлых богов. Рассказывая на исповеди о своих грехах, ты можешь посмотреть на себя со стороны и двигаться дальше. Может быть тебе нужно больше времени, чтоб измениться. Но не тревожься, боги поймут и простят тебя.
         - Ох, вы подо все подведете какие-то ученые размышления! - досадливо воскликнула Лили.
        - Что с тобой? - удивился отец Айвен. - Ты сегодня какая то раздраженная и все время оглядываешься, будто ищешь кого-то.
        Лили деланно рассмеялась: - Служба нагнала на меня тоску! - отмахнулась она. - Все эти - "вспомянем тех, кто ушел от нас"!
         - Без скорби не бывает радости...
         - Ну вот опять вы!
        Они вошли в сад Храма.
        - Уже зацвели яблони! - сказал отец Айвен. - За ночи бдений я много пропустил. Посмотри, какая красота! - Он сорвал цветок и протянул девушке: - Вдохни аромат, почувствуй весну.
        Она взяла цветок и послушно поднесла его к лицу: - Ага, приятный запах… - сказала она снова оглядываясь. Цветок выскользнул из ее рук и упал на землю.
        Священник вздохнул: - Лили, думаю тебе надо прийти на исповедь. Что-то тяготит тебя.
        Как всегда, отец Айвен прочел в ее душе. Каким-то непостижимым образом этот старик всегда знал, что твориться внутри нее. Иногда это помогало, а иногда, как сейчас - раздражало.
        - Мне не поможет исповедь, - зло сказала она.
        - Она очистит твою душу.
        - Ну вот опять вы! - воскликнула Лили и тут же произнесла покаянно: - Простите... Но я не чувствую облегчения на исповеди. По-моему, никто не чувствует.
        - Что печалит тебя? - спросил священник. - Скажи мне, может быть, я могу помочь?
        Лили только плечами пожала.
        - И все же? Зачем ты отказываешься от помощи?
        - Мне не нужна помощь! - воскликнула Лили медленно закипая. Как объяснить священнику, что вот уже много времени она дни и ночи думает об одном человеке? А он, кажется, и знать не хочет ее! - Мне нужно идти, - вслух сказала она, подумав, что ей лучше быть подальше от этого проницательного взгляда, сейчас, когда все кипит внутри. Она развернулась и вдруг замерла.
        Если б в тот момент священник посмотрел в ту же сторону, что и девушка, он увидел бы в соседней аллее Райана Брантона. Юный рыцарь поднял голову и холодно посмотрел девушке в глаза. А потом отвернулся, не улыбнувшись, и даже не кивнув, пошел в другую сторону. Закусив губу до крови она смотрела ему вслед.
        - Подожди одну минуту, Лили! Я хотел поговорить с тобой вот о чем, - продолжал между тем священник, ничего не заметив. - В одном доме, принадлежащем моим друзьям, людям весьма благочестивым и порядочным ищут служанку, и я подумал, может быть, ты захочешь начать новую, чистую жизнь?
        Лили не отвечая смотрела вслед удаляющемуся Райану.
        - Подумай, милая девочка! - продолжал увещевать ее отец Айвен. - Что за жизнь ты ведешь сейчас? Что будет с тобой завтра? Кто позаботиться о тебе? Ведь тебе нужно честное имя!
        - А что не так с моим именем сейчас?! - спросила Лили, разглядывая опустевшую аллею. В уголках глаз закипали злые слезы.
        - В городе тебя называют Прекрасная Лили, - сказал священник. Он не видел ее лица, иначе, может и не сказал этого. - Словно собачья кличка! Неужели тебе не хочется прямо и открыто глядеть в глаза людям?
        Тонкие ноздри Лили угрожающе раздулись. Она повернулась к священнику: - Почему вы все время стыдите меня, словно я ворую из сиротских приютов? - крикнула она. - Вы говорите, что мне нужно честное имя? Так у моей матери это было. Честное имя и муж! И она все время ходила в храм. То на исповедь, то еще зачем-то. Чем это помогло?! Она работала как вол в поле, только чтоб не умереть с голода!
        - Когда муж бил ее, чем помогла ей исповедь и честное имя?! Может, лучше б их вообще и не было?! А когда, - тут голос ее поднялся и зазвенел, - мой отец увидел, что я подросла и стала красивой, решил продать меня богатому соседу, чем помогло мне честное имя?! Слава богам, у меня хватило сил от него отказаться! И теперь я живу счастливо! У меня есть дом, деньги и будущее! А вы хотите, чтоб я пошла мыть полы и вышла замуж за подмастерье - пьяницу? И для чего мне это? Ради честного имени? Да плевать я на него хотела с Караульной башни!
        - Лили! - растерянно воскликнул священник. - Я хочу тебе только добра!
        - Нет! - отрезала она. - Вы хотите, чтоб я жила так, как вы считаете правильным. И вам плевать на то, чего хочу я сама!
        Она резко развернулась и пошла к выходу.

        Райан бродил по саду целый час, чувствуя, как кипит внутри ярость. Лили никогда не вызывала у него более сильных чувств, чем сегодня днем, когда он увидел ее с Эрри на ступенях Храма. Даже то, что спустя пол часа он встретил ее в саду, в обществе священника, не умерило его пыл. Наверное, дело в том, что она была с этим ничтожеством. Стояла с ним рядом, смеялась над его шутками.
        Наконец устав сбивать верхушки с ни в чем не повинной травы Райан отправился в тренировочный зал.
        Все арены были заняты учениками. Некоторые отрабатывали удары на манекенах, стоящих в углу.
        На одной из площадок Павел сражался с тремя озерными дракончиками, гигантскими стрекозами в полтора человеческих роста с прочной синей чешуей. Угрожающе звеня тремя парами крыльев, они пытались найти брешь в обороне Павла.
        - Что ты делаешь, Павел! - кричал Алекс бегая возле заграждения. - Меч! Действуй им! Это же не артефакт, он сам не сработает! Вспомни, чему я тебя учил!
        Павел сделал выпад, стараясь достать до незащищенного чешуей брюшка дракончика, но тот увернулся яростно пища.
        - Нет! - выкрикнул Алекс. - Не так!
        - Привет! - сказал Райан, подходя поближе. - Рубитесь?
        - О, Райан! - воскликнул Павел оглядываясь. - Хорошо, что ты пришел! Алекс учит меня сражаться мечом, но на Арене, с настоящим драконом, я буду биться копьем и магией! Так зачем мне все это?
        Дракончик, тонко звеня крыльями, метнулся к его незащищенной спине. Алекс бросился вперед, перепрыгнул через ограждение, вытаскивая меч на ходу, и быстрым ударом перерубил его пополам.
        - Я учу тебя нормально драться! - сказал Алекс и сделав молниеносным движение разрубил двух оставшихся. Крылышки еще трепетали, когда они упали на пол. - Вот так.
        - Объясни ему, Райан! - воскликнул Алекс вкладывая меч в ножны и перепрыгивая через барьер обратно. - Зачем это нужно!
        - Алекс учит тебя чувствовать противника, - сказал Райан. - Намерения противника. Предчувствовать их даже.
        - Да, - согласился Алекс, - именно так. - Он пошел к умывальнику, но оказавшись за спиной у Райана, вдруг швырнул в него деревянный чурбан. Райан, не поворачиваясь, перехватил его и аккуратно поставил на землю.
         - Вот об этом он и говорит, - пояснил он, опускаясь на только что пойманный чурбан. - Что преимущество в одну секунду спасет тебе жизнь, - он подмигнул Павлу. - Так что слушайся наставника Нортона, сын мой!
        Павел захихикал.
        - Ну хватит вам! - сердито сказал Алекс. - Вот ты, Райан смеёшься, тебе можно, а ты, - кивнул он Павлу, - не скалься. Тебе еще учиться и учиться.
        - Все равно после Испытаний я поеду в Академию Магии, - сказал Павел, перепрыгнув через перильца. - Буду изучать артефакты и заклинания. Так что вряд ли мне все это пригодиться.
        - Никогда не понимал твоего стремления закопать себя в книги, - сказал Павел осторожно.
        - Ни денег, ни славы, - со своей всегдашней прямотой сказал Алекс. - Зачем тебе это нужно?
        - Я ничего другого не хочу... - просто ответил Павел. - Ладно, на сегодня с меня довольно, - он вложил меч в ножны.
        - Да ты пол часа всего тренируешься! - возмутился Алекс. - Погоди, я сейчас еще несколько штук притащу!
        - Нет, не надо! - воскликнул Павел. - Я лучше просто посмотрю.
        - А откуда столько дракончиков? - спросил Райан.
        - Позавчера, - ответил Алекс, расстроенно глядя на Павла, - эти тварюги напали на деревню в лесу. К счастью королевские гвардейцы были в тот момент неподалеку. Половину они перебили на месте, остальных приволокли сюда, для тренировок. А в деревне хоронят двух человек.
        Райан поморщился: - В последнее время лесные твари совсем обнаглели. Жаль тех людей.
        - Конечно жаль! - сказал Алекс. - А ты будешь тренироваться? Может, вдвоем отработаем удары? Про которые я вычитал в той старой книге?
        - Ты вычитал? - уточнил Павел хмыкнув.
        - Ну ты, вычитал, ты!
        Райан покачал головой: – Что-то не хочется.
        - Да что это с вами сегодня? - воскликнул Алекс. - Ну давай, Райан! Немного разомнемся?
        - А знаете, что? - предложил Павел. - Устройте поединок!
        - Да не хочется... - начал Райан, но Алекс уже шагнул к стойке и взял деревянный тренировочный меч.
        - Что, Брандон?! Испугался?
        Райан покачал головой усмехаясь: - На слабо берешь?! Не дождёшься! - но встал, сбрасывая куртку.
        Алекс прыгнул прямо в центр арены.
        - Ну, держись, дружище! - хохотнул он, перекатывая меч в руках.
        На соседней арене двое учеников отложили оружие - Райан и Алекс устраивают поединок? На это стоит посмотреть. Оба подошли поближе.
        Райан не торопясь выбрал меч и пошел к арене, чуть поморщился, увидев, что ученики, бросив свои дела, спешат к ним.
        - Люди ждут! - широко улыбнулся Алекс. - Повеселим?
        - Я не ярморочный клоун, но развлеку не хуже! - рассмеялся Райан и бросился вперед.
        Они начали кружить по арене, делая обманные выпады. Вот Райан провел такую сложную комбинацию, что зрители засвистели от восторга. На миг показалось, что Алекс не удержит меч, но он отбил атаку, и отбросив прилипшую прядь со лба сам бросился вперед. Ему удалось, хоть и с большим трудом, прижать Райана к ограждению, и теперь каждый удар грозил стать последним.
        - Что здесь происходит?!  - наставник боевых искусств, сэр Рональд, появившись в тренировочном зале, прокладывал себе путь через толпу. Но оказавшись у арены, сказал только: - Укуси меня дракон! - и принялся следить за происходящим.
        Райан нырнул прямо под меч и оказался у Алекса за спиной, но и тот успел повернуться. Мечи снова скрестились.
        - Смотрите, учитесь! Вот как надо биться! - воскликнул сэр Рональд. - Ах, как Брантон провел комбинацию! Просто блеск!
        Это случилось неожиданно. Алекс споткнулся. Вернее, он чуть покачнулся, даже не потерял равновесия, просто отклонился в сторону, но за секунду до этого, Райан прыгнул вбок, словно знал, что случится, и когда Алекс покачнулся, нанес ловкий удар. И вот Алекс, разинув от удивления рот, уже лежит на песке, а его меч летит прочь от хозяина.
        Зрители выдохнули. Павел сглотнув огляделся по сторонам. Понеслись шепотки.
        - Как он это сделал?!
        - Откуда он знал, что Алекс споткнется?!
        - Он будто знал! Оказался там за мгновение...
        - Сынок! - наставник шагнул через барьер сурово сдвинув брови. - Мы не делаем так в тренировочном зале! Это тебе не урок магических искусств!
        - Но я не использовал магию! - ответил Райан, поднимая меч друга.
        - Ой ли?
        - Это был честный бой, - Райан твердо взглянул на наставника. Глаза сверкнули, словно две синие молнии.
        - Твой друг лежит на песке и я, убей меня дракон, не понимаю, как ты его уложил!
        Райан пожал плечами и сказал спокойнее: - Вы обвиняете меня в бесчестии? - синие молнии в глазах пропали.
        - Я не обвиняю! - немного сбавил обороты наставник. - Но объясни - как?!
        - Просто почувствовал и все, - Райан отвернулся и упорно смотрел в сторону
        - Что ж... - сказал сэр Рональд неуверенно. - Я и вправду не заметил никаких магических колебаний... Кто-нибудь заметил? - он посмотрел на стоящих вокруг арены учеников. Никто не ответил, только Павел решительно покачал головой. – Значит, схватка была честной! - громко объявил сэр Рональд.
        Ученики, переговариваясь, начали расходиться, а наставник тихо, так что только Райан, да может Алекс, стоящий близко, смогли услышать, сказал: - Знаешь, в своей жизни я бился со многими рыцарями. Сильными, опытными. Но никто так не пугал меня, как ты, Райан, - он покачал головой и полез прочь с арены.
        Райан бросил тренировочные мечи. Песок взлетел фонтанчиками. Он тихонько выругался сквозь зубы и перешагнул через заборчик.
        Алекс подняв оружие, свое и друга, отнес мечи к стойке: – Драконье сердце! Райан, как ты вытворяешь такие штуки? Я знаю, бой был честный, но просто скажи - как?
        - Сказал же! - огрызнулся Райан. - Я почувствовал.
        Он присел на деревянный чурбачок и вытер лицо рукавом: - За секунду до того, как ты покачнулся, у тебя на лице появилась гримаска боли. Может быть, ты встал неловко, или в сапог щепка попала, не знаю. Я увидел это и воспользовался. Вот и все.
        - Как можно это заметить? - Алекс присел рядом, вытирая вспотевшее лицо. - И тем более угадать, что будет дальше? Не понимаю!
        - Вот поэтому в школе и говорят, что твой предок был великий маг, - тихо сказал Павел.
        - Я не угадал, а понял! Это разные вещи, - ответил Райан немного сердито. - И не в колдовстве дело. Просто надо замечать, что вокруг твориться.
        - Но согласись, Райан, - резонно заметил Павел, - далеко не каждый умеет видеть так, как ты. Честно говоря, я таких людей вообще не знаю.
        - Меня учил этому отец, - последнее слово прозвучало как-то особенно тепло.
        - Граф Витворт?
        - Нет, родной отец. Я тогда был ребенком, и мы жили в Крастии, на краю леса... - Райан смотрел куда то, в пространство перед собой. Губы сложились в легкую улыбку. - Отец приводил меня в лес и ставил там. Он говорил мне - Слушай лес, просто стань его частью. И мы стояли так, часами, не шевелясь. Было ужасно скучно. Я начинал вертеться, один раз даже уснул, прямо стоя. И отец тыкал мне кулаком в спину! - Райан усмехнулся и покачал головой. - Я тогда обижался.
        - И вот я снова начинал слушать. Так мы проводили довольно много времени. А потом вдруг случилось это. Я действительно услышал. Как шелестят листья на деревьях, как идут вдалеке олени на водопой. Я услышал шелест ветра, и понял, что лист клена упадет мне на голову, прежде, чем он сорвался с ветки. И это было так... Чудесно! Я посмотрел на отца. Он улыбался. - Теперь ты и правда слышишь, - сказал он тогда.
        - Потом мы часто ходили в лес, слушали звуки. Я научился слышать, как растет трава, как плывут облака в небе...
        - Так слушают лес эльфы, - удивленно сказал Павел. - Помнишь, отец Пленти рассказывал об этом?
        - Так можно слышать не только лес. Если умеешь слушать, то начинаешь чувствовать иначе. Ощущать иначе мир вокруг тебя. Вот так я понял, что ты споткнёшься, Алекс.
        - Но, - сказал Павел, - откуда твой отец этому научился? Он ведь не эльф?
        Райан усмехнулся: - Нет конечно! Но родился в Эллинии. Недалеко от Зеленого Чертога. И слушать его научили эльфы.
        - Ничего себе! - воскликнул Алекс. - Я не слышал, чтоб люди жили в Эллинии! Эльфы ведь ненавидят людей!
        - Не то, чтоб ненавидят, - поправил Павел. - Скорее держаться подальше. И уж точно не учат людей своим тайным знаниям.
        - Я не знаю, как это вышло, - ответил Райан. - Отец не рассказывал много, к тому же я был тогда ребенком. Мне было пять лет, когда он умер.
        - А каким он был, Райан? - спросил Павел осторожно.
        - Очень сильным. Его все слушались, и соседи и... Все, одним словом. Он много знал.
        - Он был воином? - спросил Алекс
        Райан покачал головой: - Нет. Нет, у него не было ноги.

        Солнце клонилось к закату, и король Малео Ливен снова поднялся на вершину Астрономической башни. В руках у него был свиток с речью, которую он должен произнести на поле Павших. Перечитав ее еще раз, король усмехнулся: - Творчество Кардатоса! Так и сводит зубы от всех этих цветистых и скучных фраз!
        - Как можно быть таким формалистом? - подумал он делая круг по комнате. - Словно очередной указ о правилах въезда в город! - король отбросил речь и попытался найти в себе слова, достойные случая, но не успел он собраться с мыслями, как дверь за спиной заскрипела, и Кардатос ввалился в комнату.
        - О боги! - стиснув зубы подумал король. - Нужно будет сказать страже, что б не пускали его сюда!
        - Ваше Величество! - звенящим голосом произнес Кардатос поклонившись. - Простите, что потревожил вас, но только что мне привезли страшные вести.
        Рядом с магистром стоял мужчина в военной форме - Это командир дозорного отряда, капитан Грей, – представил его Кардатос. - Расскажите королю тоже, что и мне.
        Низко поклонившись, капитан начал: - Ваше Величество! Мой отряд только что вернулся из Серых Топей. Наш путь проходил мимо храма Желтого бога печали, и мы решили остановиться у святых отцов на ночь. Когда мы подъезжали уже темнело, но на стенах храма не было огней. Это удивило нас, ведь из-за вечного тумана, что стоит в болотах Серых Топей, огни на стенах горели даже днем.
        - Подъехав ближе, мы увидели, что ворота выломаны и валяются на земле. И ни в святилище, ни в кельях мы не нашли ни одного человека...
        - И? – король присел на кресло, чувствуя, как мороз прошел по коже. – Этого просто не может быть! – пронеслось в голове. – Вся обитель!
        - Их там не было. Ни одного человека.
        - Я понял. Но что-то же вы нашли? Тела? Раненых?
        - В том-то и дело… - заморгал капитан растерянно. - Они будто сквозь землю провалились! Никого! Мы обшарили всю округу, но так ничего и не отыскали!
        - А в вашем отряде были маги, или следопыты?
        - Ваше Величество! - удивленно вставил Кардатос. - Ни один отряд не поедет в Серые Топи без боевого мага и следопыта!
        - Ну да, - сказал король себе под нос. – Конечно, не поедет.
        - Что-то же вы там обнаружили? Следы магии? Пятна крови?
        - Во дворе храма, прямо среди плит, мы нашли разлом, ведущий вглубь. Его края казались опаленными, и видно было, что земля взломана изнутри.
        Пытаясь переварить услышанное, король смотрел на капитана, ожидая продолжения. Никогда прежде он не слышал о чем-то подобном. Что за страшная сила выбралась из глубин земли?
        - «Там же было сто тридцать два обученных магии священника!» - вспомнил он. – «Слуги, конюхи. А стены и двор храма защищены магией от проникновений. Что за демонова сила могла сотворить такое? Как будто мало нам несчастий!»
        - Мы бросили камень, но не услышали, чтоб он достиг дна. Камень все время стукался только об стены...
        - И? Что вы сделали? Обследовали разлом? Спустили кого-то вниз?
        Капитан замялся на миг - Оттуда, из-под земли, раздавались странные звуки. Мы не могли понять, что, или кто их издает, но в тот момент я подумал, что если все демоны Демониса соберутся вместе, то именно такие звуки они и будут издавать. Простите, Ваше Величество, но я отдал приказ людям уходить из храма, и мы провели ночь на болотах.
        Король невольно вздрогнул - болота Серых Топей кишели нежитью даже в хорошие времена, страшно представить, что твориться там сейчас. Он посмотрел на капитана Грея. Перед ним стоял опытный воин, но все же что-то так напугало его, что он предпочел провести ночь в болотах, когда мог остаться под прикрытием стен...
        - В вашем отряде никто не пострадал той ночью? - спросил он совершенно другим голосом.
        - Ваше Величество, на нас конечно же напали, но мы сумели отбиться от нежити.
        - Ну что ж. Идите отдыхать, капитан. И позаботьтесь о том, чтоб никто из ваших гвардейцев не рассказывал о произошедшем.
        - Так точно Ваше Величество! Служу Ризендоллу Ваше Величество! - бодро отрапортовал капитан и щелкнув каблуками покинул комнату.
        - Ну просто отличные вести! - откинувшись на спинку кресла пробурчал король. - Новость достойная дня печали! За что же нас так покарал Желтый бог-без-лица?! Что мы скажем людям?! О боги! Славная в этом году выдалась Неделя Великой Семерки!
        - С вашего позволения, Ваше величество, - вставил Кардатос, - я не советую сообщать людям эти дурные вести. По крайней мере сейчас. Иначе это действительно будут самые грустные праздники в истории королевства.
        Король поморщился. Да, люди в королевстве Ризендолл итак напуганы до предела. В последнее время происходило много чего странного и страшного.
        Но то, что случилось в храме Желтого бога печали, вообще не вписывалось ни в какие рамки.
        - Необходимо послать кого-то в Серые Топи для расследования, - говорил между тем Кардатос. - Ни в коем случае нельзя позволить, чтоб нежить завладела храмом Желтого бога.
        - Нежить ли это? - подумал король растерянно глядя в окно.
        - Я думаю, это нужно поручить королевским охотникам, - быстро сказал Кардатос. - Занятие как раз для Тайного отряда. А граф Витворт так и не вернулся в Коненберг до сих пор!
        - Да, граф задерживается, - произнес король, думая о другом. Ему хотелось побыть одному. О боги! Как же он устал!
        В последнее время происходило слишком много странных и страшных событий. Пропадали люди. Нежить появлялась там, где не должна была. В лесах завелись звери, невиданные доселе.
         Ночами король не спал, пытаясь решить загадки - как связано появление этих существ с пропажей людей? Кто мог одновременно поднимать нежить на кладбищах и создавать болота на месте лесных полян? Как, в конце концов, связаны между собой эти события?
        Словно мало было бед Ризендоллу, так еще и соседи, многолетние союзники, на помощь которых он очень рассчитывал, повели себя странно...
        Вспомнив об этом, король нахмурился, пересек комнату и остановился у противоположного окна. Отсюда хорошо было видно Ольмию и Большой Тракт - главную дорогу королевства. Она начиналась на востоке, у Подгорных Проходов, ведущих в Кангорн - гномье царство, пересекала весь Ризендолл, и возле Коненберга разветвлялась на двое. Одна ветвь вела на север, а вторая пересекала Фриландию, и через лес Германа-первопроходца уходила в Серые Топи, а там терялась в непроходимых Моровых Болотах.
        Еще десять лет назад по Моровым болотам стелили гати, и худо-бедно можно было проехать в Эллинию, но что-то произошло, гати начали тонуть в трясине вместе с людьми и обозами, и дорогу пришлось бросить.
        Да дорога в Эллинию теперь утеряна вместе с дружбой эльфов.
        Однажды ночью они просто покинули свое посольство. Без предупреждения, без объяснений. Сели на корабль и уплыли. Несколько человек видели их отъезд. Эльфы были спокойны, как всегда улыбались одними губами. Их фиолетовые глаза оставались холодными, а движения плавными. И никому из штурманов, выводящих корабль из бухты, в голову не пришло, что они чем-то расстроены, или опечалены. Никто даже не понял, что эльфы уезжают, никому не сказав об этом.
        А через неделю из Эллинии приехал граф Скиннер, который прослужил у эльфов дипломатом пятнадцать лет. Он сказал, что королева просто перестала принимать его, а через какое-то время Кей-Леар, ее советник, приказал графу покинуть Эллинию в самые короткие сроки.
        Малео Ливен пытался выяснить причину такого поведения. Писал одно за другим письма. Королева Флора не ответила ни на одно, будто черкнуть пару строк с объяснениями было ниже ее эльфийского достоинства.
        Король нахмурился и заложив руки за спину прошелся по комнате.
        - Да и гномы не лучше... Друзья-союзники! - вспомнил он о соседях на востоке. - Все проклятая гномья жадность! Три года назад они вдруг словно взбесились! Отказались платить ежегодную дань за использование Крейстонских рудников. Трисвен Торн, король гномов, прислал письмо полное отборной брани. Читая его, Малео Ливен сжимал кулаки от ярости.
        Если б не ужасные события в самом Ризендолле, он тут же объявил бы гномам войну. Но увы – в королевстве было столько проблем, что на войну с гномами сил не хватало.
        Вспоминая некоторые строки из того письма король до сих пор отчетливо скрипел зубами. Например, это – «Вы, люди, негодяи все как один, и если в Кангорне увидят хоть одного из вас - вздернут на первом же дереве».
        - Ну насчет деревьев они конечно погорячились! - Усмехнулся король - Учитывая, что весь Кангорн, это Небесные Отроги, задевающие вершинами облака, да узкая полоска земли у моря.
        Но его настроение тут же испортилось. Может быть деревьев у гномов немного, но добывали руду и ковали железо они куда лучше людей. И через три года в Ризендолле уже сильно ощущали недостаток гномьей продукции.
        И именно сейчас, сейчас, когда королевство терпит невиданные беды, когда страдают люди, гномы и эльфы взяли и оставили их в беде!
        - Мы и сами справимся, - король снова посмотрел вниз. Большой Тракт, насколько его было видно отсюда был пуст. И он мог поклясться, что так же пуста дорога и на востоке, в Крастии, и в Масании, на севере. А уж про Серые Топи и говорить нечего! - Мы и сами справимся! А потом и с вами разберемся, союзнички!
        - Что, Ваше Величество? - спросил Кардатос, и король вспомнил, что он не один в комнате.
        - Кардатос... - произнес он устало. - Тебе придется найти другой отряд. Отправь в храм Желтого бога печали инквизиторов и магов... Пусть они разберутся в том, что произошло. Ты прав, оставить это так нельзя. Нужно как можно скорее понять, что там случилось и отправить в храм новых священников! Иначе в Серых Топях будет править нежить.
        - Мы не будем сообщать людям об этом событии, да? - спросил магистр с надеждой.
        - Иди, Кардатос. - король махнул рукой. - А я поеду на поле Павших. Мы должны отдать дань уважения погибшим в Кровавой войне.
        - Помнишь, лет восемь назад, – хмуро произнес он, – из Эллинии и Кангона приезжали целые делегации, чтобы почтить тех, кто бок о бок с людьми умер, спасая Арион от демонов? А теперь я и не помню, как выглядят гномы и эльфы.
        - Я все время думаю, повторись такое сейчас… Кровавая война. Демоны перебили бы нас поодиночке. Как жителей Южных островов сто лет назад… Странные времена настали. Словно дружба и верность ничего не значат.
        - С вашего позволения, Ваше Величество, это случилось сто одиннадцать лет назад, - произнес Кардатос, и король удивленно обернувшись, подумал: – Неужели он и правда такой дурак? – но увидел только затылок магистра. Тот склонился низко, всей позой выражая почтение.
        - О боги! Где же Виктор! – пробормотал король выходя.

        После того, как окончилась Кровавая война, на месте, решившим судьбу Ариона, воздвигли монумент в честь павших воинов. Опираясь на двуручный меч, в даль смотрел рыцарь. Рядом гном в разрубленном шлеме замахнулся гигантским топором. Эльф натягивает тетиву лука, а вокруг, в сплошной скале, барельефы со сценами битвы.
        Возле монумента плотники соорудили помост для короля и расставили столы для поминального ужина.
        Райан по опыту знал, что после службы, когда король и его советники покинут поле, поминальный вечер превратиться в веселую вечеринку.
        И в самом деле, едва хлопнула дверца королевской кареты, скрипки и волынки заиграли веселее, вспыхнули костры, торговцы развернули свои палатки.
        Райан разглядывал сцены битвы, высеченные в скале, когда его нашел Тристан, одетый в изысканный бледно желтый камзол. Под руки он держал двух румяных девушек. Обе хихикали и прикрывали лица кончиками платков.
        - Не понимаю, как это в тебе уживается! - сказал Райан.
        - О чем ты? - не понял его Тристан.
        - Не важно! - махнул рукой Райан. - Потом.
        Тристан хмыкнул и чуть подтолкнул девушек вперед: - Познакомься, Райан, это Мария и Санта, и они очень хорошо относятся к юным рыцарям.
        Девушки захихикали опуская глаза: - Вас зовут Райан? - спросила одна, с кудрявыми, светлыми волосами. - Вы тот самый Райан Брандон?
        Райан кивнул и чуть поклонился: - Я Райан Брандон, да. Рад познакомиться, девушки.
        - Оооо, - они посмотрели на него с восхищением.
        - Санта, ты же хотела познакомиться с Алексом Нортоном? - сказал одной из них Тристан.
        - Санта - это я, - произнесла другая девушка.
        - Тогда значит, Мария хотела. Познакомиться с Алексом.
        - А у тебя, Райан, есть девушка? - спросила Мария.
        Райан кивнул: - Да, у меня есть девушка.
        - А где она? - спросила Мария, оглядываясь по сторонам.
        - Опаздывает, как и все красивые девушки.
        Мария вздохнула, не скрывая разочарования.
        - Давайте, поищем Алекса, - Тристан взял обеих девушек под руки. - Не знаешь где они, Райан?
        - Я видел их у палаток торговцев с Южных островов, - ответил он, следуя за ними.
        И в самом деле, друзей они нашли возле синих палаток. Павел разглядывал перо какой-то птицы диковинной птицы, а Алекс хохотал, как гром, переговариваясь с торговцем.
        - Познакомьтесь, девушки, это мой друг Павел, а это - лучший воин Храма, Алекс Нортон.
        Алекс обернулся и увидев девушек замолчал и перестал смеяться. А когда Тристан представил его, щеки Алекса стали розоветь. Даже в вечерних сумерках это было заметно.
        - А мы слышали, - сказала Мария и повернулась к Райану, - что лучший у вас в Храме - Райан Брандон? - и она улыбнулась ему.
        Алекс покраснел еще больше, а Тристан хмыкнув объяснил: - Да, лучший, это конечно же Райан, но на поле брани Алексу нет равных, клянусь богами.
        Санта захихикала, а Алекс покраснел еще больше: - Ну... Я это... В общем да... - произнес он и судорожно вздохнул.
        Райан кашлянул в кулак стараясь не расхохотаться. - Я пойду, поищу свою девушку, - сказал он. – Думаю, она уже приехала.
        - Давай! - подмигнул ему Тристан и прошептал нагнувшись: - Возле шатров я видел парочку красоток.
        Райан отошел от друзей и остановился, размышляя, что делать дальше. Мимо прошли две симпатичные девушки, окинули его призывными взглядами и рассмеялись. Райан отвернулся и пошел вперед разглядывая диковинные товары.
        В одной из платок торговец из Серых Топей поднял повыше кожу гигантской королевской кобры - из такой можно сшить целый плащ. Дальше продавали занавески из крылышек озерных дракончиков. Переливались зелья в бутылочках аптекаря, неведомые птицы кричали в клетках на разные голоса.
        В центре поля, вокруг поминальных костров, стояли столы с угощением. Пересчитав медные монеты, Райан вздохнул, и попросил стаканчик вина. Какой-то мужчина оглядев его серую форму сказал: – Позвольте вас угостить, господин рыцарь! Выпейте с нами за павших воинов, спасителей Ариона!
        Райан повернулся, чтоб ответить, но слова застыли у него на губах. Невдалеке от них, посреди толпы, одетой во все оттенки желтого, стоял мужчина в синей сутане. Его голову закрывал капюшон. Но нижняя часть лица была видна, и Райан подумал: - Откуда здесь отец Айвен?! Пол часа назад он садился в карету с настоятелем и королем?
        Райан сделал стойку, как гончая почувствовавшая добычу.
        - Куда вы, господин рыцарь? – разочарованно сказали ему вслед, но он ничего не слышал.
        Мужчина в синей сутане повернулся в его сторону. Словно окинул взглядом из-под капюшона. И тут же быстрым шагом пошел прочь с поля. Райан, прячась за палатками, последовал за ним.
        Они миновали Королевский мост и настежь распахнутые городские ворота, затем рыночную площадь, и углубились в переплетенье улиц Нижнего города.
        Мужчина целеустремленно шел вперед. Райан, не отставая, следовал за ним.
        Как назло, навстречу им не попалось ни одного караульного отряда.
        - Почему их нет, когда они так нужны? - с досадой думал Райан, но потом вспомнил, что большая часть стражей и ушла на поле Павших, за город, чтоб охранять порядок на празднике.
        Шаги идущего впереди мужчины гулко раздавались на пустынных улицах. Они поднялись в Верхний город.
        На перекрестке улиц Мира и Трех Сестер мужчина свернул за угол. Райан за ним, и остановился, недоуменно оглядываясь по сторонам – улица была пуста.
        - Куда же он делся? - подумал Райан, как вдруг услышал голос. Странный, словно лязгало железо: - Зачем ты преследуешь меня?
        В первый момент ему захотелось бежать подальше от этого мертвого голоса, но ноги сами повели его вперед. Как будто они подчинялись чужой воле. Он перебрался через кустарник и оказался в аллее, лицом к лицу с мужчиной в синей сутане. Капюшон по-прежнему закрывал его глаза.
        - Кто вы? - спросил Райан, но мужчина покачал головой повторив: - Зачем ты преследуешь меня?
        От его ледяного, неживого голоса мороз шел по коже.
        - Кто вы?! - воскликнул Райан пытаясь заглянуть под капюшон. Выбросив вперед руку, он хотел сдернуть его, но она словно наткнулась на преграду.
        - Скажи мне, мальчик, чего ты хочешь, и покончим на этом.
        - Что значит, покончим? - подумал Райан.
        - Я увидел вас на поле Павших. Мне показалось, что вы похожи на одного человека…
        - Вот как? - голова склонилась чуть вбок, словно невидимые глаза оценивающе на него смотрели.
        - Откройте лицо! - потребовал Райан.
        - Ладно, - неожиданно согласился мужчина. Он сбросил капюшон, и Райан увидел лицо отца Айвена. Только взгляд был совсем иным - со знакомого лица смотрели ледяные, совершенно лишенные чувств глаза. Райан сделал шаг назад.
        Что-то переменилось в облике мужчины, и Райан почувствовал - он смеется.
        - Гадаешь, что за магия? - спросил он. - Наверняка перебираешь названия, изученные в вашей глупой школе? Нет, мальчик, - покачал он головой. - Такому в вашей школе не учат. Это магия Морока.
       - Морока? - переспросил Райан с ужасом. Только однажды он слышал это слово…
       - Да, да - голова человека качнулась, будто ее раскачивал ветер. – Ты верно подумал, это магия древняя и запрещенная. В вашей школе на нее наложен запрет.
       - Он что, читает мои мысли? – мороз пошел у Райана по спине. – Что же делать?
        - Когда я увидел, что ты назойливо преследуешь меня, - между тем произнес человек с лицом отца Айвена, – то хотел убить тебя. Но не стал. Потому, что ощутил в тебе особую силу… Это не сила магии... В тебе словно струятся странные потоки. И я не понимаю их природы... Кто же ты?
        - Убить?! – воскликнул Райан. – Не выйдет! Ясно?
        - Не нужно кричать. Это не поможет, - поморщился человек и добавил помолчав: - Кто такой граф Витворт? Ты все время думаешь о нем… даже сейчас, - склонив голову на бок он изучающе смотрел на Райана. Лицо его начало расплываться и приобрело черты графа Витворта. В тот же миг Райан чувствовал обжигающую боль внутри головы. Ему показалось, что череп сейчас взорвется, будто чьи-то пальцы, проникнув в мозг, копались внутри.
       Неимоверным усилием он попытался сбросить это ощущение, противиться чужой воле и ему почти удалось это. Боль стала слабее. Открыв глаза, Райана увидел, что мужчина изучающе смотрит на него: - Как ты это сделал? Кто же ты? Кто ты такой? - спросил он удивленно, и Райан крикнул: - Я знаю кто я! А вот кто вы такой?!
        - Не спрашивай о том, чего не сможешь понять, - безжизненно сказал лже граф Витворт. И Райан снова почувствовал натиск чужой воли. Он пытался сопротивляться, но в этот раз напор был сильнее. От боли слезы брызнули у него из глаз, и он упал на колени, сжимая руками голову. Вдруг все прекратилось, и он смог встать на ноги. Его мучитель смотрел в сторону, и Райан услышал там шаги караульного отряда.
        - Хватит! - зло крикнул Райан пытаясь привлечь их внимание. - Хватит копаться у меня в мозгах! - он сделал движение, будто хотел оттолкнуть противника, но тот только рассмеялся.
        - Нужно быть очень, очень сильным, чтоб запретить мне.
        Стража прошла мимо, их шаги затихли вдали.
        - Они не услышат тебя, - пояснил мужчина, и улыбка исказила его губы, но глаза смотрели мертво и холодно. – И не помогут.
        - Что же делать? - судорожно думал Райан.
        - В тебе есть какая то сила... Поэтому мне жаль, что придется убить тебя, - говорил между тем лже-граф Витворт. – Возможно, ты бы пригодился нам... Но нет времени на все это…
        В его пальцах появились мерцающие искры. Райан не знал, что это за заклинание, да и не хотел знать. Он понял, что сейчас умрет, прямо тут, и никто не спасет его. Рука сама потянулась к мечу, хотя он знал, что меч не поможет, и в самый последний момент, когда синие искры в руках противника превратились в клубящиеся разряды, Райан вдруг крикнул: - Рассейся! - вложив в это простое заклинание все свои силы.
        В глазах мужчины с разными лицами появилось недоумение, даже рот чуть удивленно приоткрылся. И хотя заклинание в его руках замерло на миг, Райан знал, что оно вот-вот сорвется и приготовился к удару, но в этот же момент раздался крик: - Не трогай его! – из-за спины колдуна Райан увидел Павла.
        Мужчина резко развернулся, искры все так же клубились у него в руках, а Райан схватил камень и изо всех сил запустил его в спину врага.
        Заклятие в руках врага погасло, искры потускнели.
        - Павел! Беги! – крикнул Райан бросаясь вперед. А сиреневые линии рассеивания тем временем достигли цели. И пробегая мимо, он увидел, что лицо человека меняется.
        Маска графа Витворта вздрогнув поплыла, обнажая странную зеленоватую кожу, Райан успел заметить, что и глаза человека тоже меняются, становятся зеленоватыми, с длинными, кошачьими зрачками. Впрочем, может быть, это был отсвет далеких факелов, или воображение сыграло с ним шутку? Разбирать времени не было.
        Схватив Павла за руку, Райан бросился с площади, каждый миг ожидая удара в спину. Они выскочили за угол прежде, чем мужчина сумел им ответить.
        Но сейчас тот, с разными лицами придет в себя, покажется из-за угла и ударит. Второй раз им не повезет.
        Райан с разбегу вскочил на ближайший забор, таща Павла за собой. Спрыгнув вниз, они понеслись по саду к освещенному окну особняка. Не раздумывая, Райан вскочил на подоконник.
        У погасшего камина, в комнате сидела Прекрасная Лили. Увидев их, она вскочила, собираясь закричать, но Райан умоляюще приложил палец к губам. Она сглотнула, молча глядя на них.
        - Прекрасная госпожа! - влетев в комнату и приземлившись на ковер, произнес Мавел срывающимся голосом. - Простите нас за вторжение, но у нас не было другого выхода. За нами гоняться по пятам и...
        Лили прищурившись, посмотрела на Павла, а потом взглянула на Райана. – Надеюсь, вы сейчас же покинете мой дом! - холодно - фальшиво сказала она, одними глазами улыбаясь Райану.
        - Конечно, добрая госпожа, - сказал он, спрыгивая с подоконника. - Только прошу у вас позволения воспользоваться другим входом.
        Она выразительно подняла брови, но кивнула. Взяла с камина свечу. - Следуйте за мной. Хотя все это конечно возмутительная наглость... И куда интересно смотрит моя охрана? - спросила она, как бы у себя, идя вперед по коридору. - Незнакомые люди врываются в мой дом. Я может и пригласила бы вас! - подчеркнула она голосом. - Но вы очень занятые люди, у вас же совершенно нет времени!
        Павел молчал, не очень понимая, что следует ответить, а Райан прокашлявшись, произнес: - Вы можете быть уверены, что это именно так.
        - Откуда вы бежите, господин Огре? - спросила Лили, распахивая очередную дверь. – Наверное, вас преследуют братья какой-нибудь милой девушки?
        Удивленный тем, что Прекрасная Лили знает его имя Павел ответил: - Нет, мы просто гуляли в Верхнем городе и нарвались на караульный отряд...
        - Что же вы здесь делали? - продолжала допытываться Лили. То и дело оглядываясь, она сверлила Павла любопытным взглядом.
        Смущаясь все сильнее, он выдавил: - Мы... Просто гуляли. Вот и все.
        - Да? - подняла бровь Лили, останавливаясь у двери. - Ну что же. Проходите, господин Огре, - она распахнула дверь, выходящую в сад с другой стороны дома. - Раз уж не хотите признаваться.
        Хоть и было темно, Райан увидел, как покраснел его друг. Он неловко протиснулся мимо Лили. Райан шагнул следом. Протянул руку и сжал ее ладонь. - Спасибо.
        - Когда решитесь зайти в следующий раз, предупредите заранее! - усмехнулась она вслед. - Я накрою стол хотя бы.
        В молчании они дошли до забора, перелезли на улицу.
        - Знаешь, я думал она другая, - проговорил Павел. - Я думал она... Стерва. А она вон какая - веселая, умная.
        Райан хмыкнул: - Кажется, глаза Прекрасной Лили заставили тебя забыть, что нас только что чуть не убили.
        - Нет, - помотал головой Павел. - Я конечно помню, просто Лили...
        Райан посмотрел на растерянное лицо друга и вдруг расхохотался, запрокинув лицо к небу. Павел толкнул его в плечо, что ты ржешь, как конь?! И тут же расхохотался сам.
        - Как ты меня нашел? - спросил Райан, когда они вытирая слезы, выступившие от смеха направились к Храму.
        - Я увидел тебя на поле Павших и пошел следом за тобой, - у Павла голос все еще немного дрожал. - Ты вдруг рванул куда-то, и я решил - неспроста.
        - Ты понимаешь, - спросил Райан, - что спас мне жизнь сегодня?
        Павел плечами: - А что мне оставалось? Смотреть, как убивают моего лучшего друга? Я едва не потерял вас. В самый последний момент наткнулся посреди аллеи. Этот колдун прекрасно выставил защиту. Если б я не знал, что вы где-то в сквере, ни за что не нашел бы!
        - А еще говорят, что ты нерешительный! - хмыкнул Райан.
        - Ну, так и есть, - пожал плечами Павел.
        Из Верхних кварталов они вышли на дворцовую площадь и остановились около ворот Храма, распахнутых настежь.
        - Нам нужно пойти к настоятелю, – сказал Павел твердо. - И не останавливай меня!
        - Этот человек опасен, - кивнул Райан пытаясь понять, реальны ли были кошачьи зрачки, которые появились на зеленоватом лице? Может фонари сыграли с ним злую шутку? Ведь если ему не показалось, он видел змееликого. Змееликого, владеющего темной магией.
        - Что такое магия Морока?
        Вздрогнув, Павел ответил: - Это черная магия, Райан. Есть магия Хаоса, есть магия Крови, и есть магия Морока. Ее изучают священники, решившие стать инквизиторами, и маги в высшей школе волшебства. Она настолько опасна, что даже говорить о ней в Рыцарской школе запрещено. Говорят, только - темная магия. А что?
        Райан пожал плечами: - Просто спросил, - и добавил вздохнув: - Ты учился годы для того, чтоб чего-то добиться и сейчас можешь все это разрушить одним ударом. Если б этот чародей не был так опасен, я первый сказал бы тебе - молчи. Но он опасен. Очень. И я не могу утешать тебя. Я сам не знаю - что правильно. Так что решай прямо сейчас-идешь к настоятелю или нет?
        Павел тоже вздохнул.
        - От твоего решения зависит твоя судьба, друг, - произнес Райан. - И я прошу тебя подумать хорошенько, прежде чем решать.
        Павел молча развернулся и зашагал к ученическим казармам. Но увидев, что Райан остается на месте повернулся и спросил: - Ты идешь?
        - У меня остались кое какие дела… - чуть замявшись ответил Райан. - А ты иди, я вскоре вернусь.
        Минуту Павел молчал: - Ты решил проверить не вернулся ли граф? Райан, сходим утром вместе… О боги! Ты что?! Собираешься его искать? Да ты ума лишился?! Думаешь я тебя отпущу одного?!

                                                     Глава 4.                                                          
                      День Дженнеррисса Розового Бога Радости.
        - Райан! Где ты, Райан?! - громко прошептал Алекс Нортон, озираясь в кромешной тьме. Шуршание лап раздалось совсем близко, и перехватив поудобнее рукоять меча, он повернулся на звук, но тварь тут же смолкла.
        - Райан! Райан Брантон! - Алекс крутанулся на месте. Шуршание теперь приближалось с другой стороны, и он ударил мечом, но тварь опять увернулась.
        Это длилось уже давно - тварь подбиралась, стараясь застать его врасплох, а он ничего, ну абсолютно ничего не видел в проклятой темноте! Понять бы хоть, с кем имеешь дело! Да и Райан Брантон куда-то пропал.
        - Может во тьме его уже?... - но он тут же отогнал эту мысль. - Райан не из тех, кто легко попадет на зуб к какой-то твари.
        - Я достану тебя! - крикнул Алекс в темноту и сам бросился туда, где минуту назад слышалось шуршание. Но меч пропорол лишь воздух.
        Текли минуты, а неведомая тварь все так же кружила поблизости, подбираясь, подкрадываясь. Заныли плечи под тяжестью двуручного меча.
        И еще было что-то неправильное во всем этом. Как он попал в это подземелье? Куда подевался его друг? Но тварь оживала в темноте, стоило ему задуматься.
        Отражая очередную атаку чудища, Алекс споткнулся. Попытался восстановить равновесие, но нога снова подвернулась, и он упал на колени. Меч вылетел из рук и с глухим звуком упал на песок. Куда именно - разве поймешь в кромешной тьме?? Алекс кинулся на звук. Близко, близко, за спиной снова завозилось чудище, казалось, смрадное дыхание существа ударило в затылок, клацнули зубы, а руки все так же шарили по полу, захватывая лишь сырой песок.
        - Что же делать?? - лихорадочно думал он. – Где мой меч??...
        Сверкающая точка вдруг разорвала тьму, превращаясь в белое окошко света, Алекса потянуло прямо в него, и прежде чем свет поглотил его, он все понял: - Ах! Как же я так сглупил? - и открыв глаза увидел, что лежит на полу Тренировочного зала. Сэр Рональд, преподаватель боевых искусств, и отец Айвен, стояли тут же и смотрели на него с неодобрением.
        - Как же так, господин Нортон? Не распознали простейшую Иллюзию... - печально покачал головой отец Айвен. - А до Испытаний - всего два дня!
        - Ты чем думал Алекс?! - прорычал сэр Рональд. - Ты стоишь в тренировочном зале и вдруг - подземелье! Ты не удивился, а?!
        Вставая на ноги Алекс не мог поднять взгляд, действительно, как глупо!
        - До Испытаний - два дня! - продолжал возмущаться Рональд Латник. - Как ты выйдешь на Арену?? Вместо клоуна народ смешить?! А Райан Брантон при чем был? Почему ты звал его все время? Привык во всем полагаться на друга?
        Алекс покраснел как помидор, сзади раздались смешки других учеников, но стоило ему посмотреть в ту сторону, как смешки стихли. Тристан Тоус ободряюще кивнул и подмигнул.
        - Довольно, сэр Рональд, - тихим голосом сказал отец Айвен. – Впереди Испытания, и юноша возможно просто разволновался... Вот и результат.
        Алекс сцепил зубы и глубоко вдохнул - распекания сэра Рональда задели не так сильно, как замечание, что он волнуется, как какая-то девица!
        - Вы помните должно быть, каким заклинанием нужно прерывать заклятие Иллюзии?
        - Рассеиванием, - сквозь зубы выдавил Алекс.
        - Продемонстрируйте, и можете быть свободны, - сказал отец Айвен и сложив руки на груди отошел в сторону.
        Все так же сжимая зубы, Алекс произнес простейшее из заклятий, которое учат на первом курсе! И отошел к стене стараясь не смотреть, как неодобрительно качает головой сэр Рональд.
        - Не расстраивайся, кому мозги - кому сила! - хмыкнул Тристан хлопнув его по плечу.
        - Заткнулся бы, а?! - рявкнул Алекс. - А то попорчу твою смазливую мордашку!
        Тристан тряхнул золотистыми волосами так, что они взлетели вверх, а потом рассыпались по плечам, и о боги! как Алекс ненавидел этот девчачий жест!
        - Позанимаешься со мной, красотка? - бросил он решив в этот раз не обращать внимания. - Ты ж у нас спец в магических науках?
        Тристан отрицательно покачал головой: - Нет, сегодня не получиться, отец Айвен попросил помочь ему переписать хронику... Попроси Павла?
        - Я с утра не видел ни его, ни Райана! - пробурчал Алекс. - Они странно себя ведут, ты не заметил?
         Тристан нахмурился и согласно кивнул: – Я привык, что из Райана все нужно тащить клещами, но если и Павел начнет так себя вести...
        - Брантон! Райан Брантон! - позвал наставник и оглядевшись спросил: - Его что, нет? И господина Огре?
        - Что ж. Тогда закончим на этом, - сказал сэр Рональд и ученики заспешили к выходу, Алекс махнув рукой Тристану пошел к дверям, а Тристан отправился следом за отцом Айвеном.

        - История королевства Ризендолл насчитывает многие тысячелетия. А началось все с семи смелых Рыцарей – Первопроходцев, - мерно диктовал отец Айвен. В классе стоял полумрак - темные шторы задернуты. Запах полыни висел в воздухе и магические огоньки плавали над столом.
        - Арион в те времена был совсем иной. Селения орков и змееликих стояли в поймах рек, лесные чащи населяли эльфы, а гномы рыли свои подземелья под Драконьими Клыками.
        - Все изменилось, когда корабли Рыцарей-Первопроходцев причалили на юге, там, где теперь заброшеный Астен. Имена их - Герман-завоеватель, сильный воин, Ливин, ставший первым из королей, Витворт, Крастен, Сейлор, Скиннер и Вендер.
        - Прошли рыцари весь материк до северного берега, сгоняя старые расы с обжитых земель и уничтожая их капища. Тогда остальные расы обратились к Великим друидам за помощью...
        - Отец Айвен! - сказал Тристан подняв голову. - Я не понимаю...
        - Чего же? - спросил священник, оторвавшись от пергамента.
        - Как это возможно? Что семь человек завоевали почти весь континент? Кто они были? Гиганты? Или великие маги?
        Священник сидящий за кафедрой, улыбнулся, и его лицо словно засветилось изнутри, вокруг глаз собрались лучиками добрые морщинки.
        - Тристан, - сказал он. - Это единственная рукопись, повествующая о тех временах. Все остальные к сожалению, давно утрачены. Да и эта написана спустя много лет после прошедших событий. Думаю, автор опирался на слухи, отрывочные сведения. Вся эта история - почти легенда.
        Тристан разочарованно вздохнул.
        - Я же думаю, что рыцарей было не семеро, гораздо больше, - продолжал священник.
        - Но в книге сказано....
        - Скорее всего, автор говорит о полководцах, тех, кто управлял армией, - мягко перебил отец Айвен. - Я думаю те рыцари привели с собой большое войско, - и увидев, что Тристан снова собирается что-то спросить добавил улыбнувшись: - И я не знаю откуда они пришли. И кто были те Великие друиды. У нас нет о них сведений. К сожалению. Меня признаться все время занимал вопрос, - понизил он голос, - почему Рыцари-Первопроходцы вообще пришли на Великий совет?
        - То есть? - спросил Тристан.
        - Ну сам посуди, - отец Айвен сложив руки на груди откинулся на спинку стула. - Рыцари-первопроходцы побеждали. Зачем побеждающим делить земли миром?
        - А почему вы думаете, что они были так сильны? - удивленно спросил Тристан. - Может быть, у них не хватило бы сил занять другие земли?
        Священник покачал головой: – Уверен, сил у них было немало. Ты когда-нибудь задумывался о том, как разделен Арион? - и видя недоумение ученика улыбнулся. -Ты правда никогда не задумывался об этом? Ну посмотри - ведь Хийё, остров, что достался змееликим, хоть и довольно большой, но почти половина его покрыта ядовитыми болотами, непригодными для жизни. Говорят, их испарения могут свести с ума, а то и убить.
        - Змееликие же любят болота! - возразил ученик. - Они все время селились вдоль рек!
        - Вдоль рек, но не ядовитых болот же! И зачем тогда змееликие пытались купить за огромную сумму один их Южных островов? Подумай! А Абадан, что достался оркам? Случалось, мне как-то там побывать… - отец Айвен поморщился. - Жуткое местечко! Тоже одни болота, туман и вечная сырость! Знаешь, что растет там в изобилии? Камыш, - отец Айвен усмехнулся, глядя на обескураженное лицо ученика. - Не очень-то годиться в пищу, правда?
        - Но с эльфам и гномам достались хорошие земли...
        - Эллиния тоже была куском непролазных болот, - усмехнулся священник. - Вспомни, Серые Топи на востоке заканчиваются Моровыми болотами. Прежде вся восточная часть материка была ими покрыта. Разве отец Пленти не говорил вам об этом?
        - Да, правда, - ответил Тристан. - Он рассказывал как-то, что эльфийские чародеи осушали болота не одно столетие, а потом растили там леса...
        - Что же до Кангорна, принадлежащего гномам, это просто Небесные Отроги, горы, покрытые снегом и льдом, и узкая полоска земли у моря. И все. Гномам повезло, что они так хорошо роют шахты под землей. Говорят, под Небесными Отрогами у них целые города, ярус за ярусом уходят вниз, к самому сердцу земли.... Людям же досталась большая часть материка, Привольный Архипелаг, лежащие в центре торговых путей и Южные острова с их плодородными землями. Наша раса занимает большую часть земель Ариона, и лучшую уж конечно! А теперь скажи, согласились бы остальные расы на столь невыгодное предложение, если б могли воспротивиться людям?
        Тристан молчал.
        - Вот я и думаю, - мечтательно сказал священник, - почему те рыцари вообще пошли на этот совет? Но, - тут же прервал он самого себя, - предположить мы можем многое, но наверняка никогда не узнаем…
        Оба немного помолчали. - Я предлагаю закончить на этом наши занятия. Всегда замечал, что во время Великой Недели мне труднее сосредоточиться на работе. Вероятно, дух праздника витает даже в мрачных аудиториях.
        - А мне наоборот хочется читать и читать! – с сожалением сказал Тристан. – Так интересно узнавать о том, что происходило в старые времена! Вы конечно читали все эти хроники, может, знаете наизусть, а я читаю впервые и мне интересно!
        - Неужели это самое интересное из того, что с тобой сейчас происходит? – спросил священник, словно намекая на что-то.
        - Что вы имеете в виду, отец Айвен? – недоуменно спросил Тристан.
        - Твоего друга конечно, Райана Брантона.
        Тристан непонимающе молчал, и священник заговорил снова: - Мне кажется, или Райан Брантон чем-то очень расстроен?
        Тристан растерянно пожал плечами: - Я и сам не знаю... Он такой последние дни. Но вы же знаете Райана! - всплеснул он руками. - Из него же слова не вытянешь!
        - Может быть, - сказал священник задумчиво глядя в окно, - он переживает из-за предстоящих Испытаний?
        - Вот Райану вовсе не зачем о них беспокоиться! - отмахнулся Тристан. - Хотя, - тут же поправился он, - мы все конечно из-за них волнуемся, и Райан тоже, но…
        - Я очень хорошо помню день, когда впервые увидел Райана. - произнес священник, все так же глядя в окно, и Тристан заинтересованно посмотрел на него.
        - Я знал, что граф Витворт должен привезти своего названного сына в рыцарскую школу на обучение и ждал их. Райан сидел в седле позади графа. Это был его первый визит в столицу, и мальчик смертельно устал в дороге. Глаза у него слипались, но вида он не показывал, - священник чуть заметно улыбнулся.
        - В тот самый момент, когда граф Витворт снял его с седла и поставил на землю, открылись двери Главного Святилища, и маршал Ризендолла вышел после службы в окружении оруженосцев. Все они были в доспехах рыцарей Света, только шлемы несли в руках, ведь в Храм нельзя входить с покрытой головой. Так вот, - священник качнулся на стуле, и его синяя сутана чуть колыхнулась в такт движению, - я видел лицо мальчика в тот момент. Всю сонливость с него как ветром сдуло. Он с таким восторгом смотрел на рыцарей, когда они подошли к графу поздороваться! Позже он спросил: - Не боги ли они? Граф рассмеялся и объяснил кто это.
       - Тогда Райан сказал: - А как стать рыцарем Света?
       Граф объяснил, что для этого нужно окончить Рыцарскую школу, в которую он его и привез, но нужно очень хорошо учиться, чтобы тебя допустили до Испытаний в конце обучения. Райан сказал: - Я буду учиться в этой школе лучше всех. И знаешь, что? - священник посмотрел на Тристана. - Я ему поверил в тот момент. Это были не пустые детские слова, это было обещание взрослого человека, клятва если хочешь. В семь лет Райан уже знал, чего хочет...
        Священник замолчал, и стало слышно, как муха жужжит и бьется в оконное стекло.
        - Да... - протянул он. - Все годы обучения Райан хотел стать рыцарем Света. Об этом знала вся школа. Честно говоря, оружейнику давно заказали синие доспехи для него. И когда совет наставников, а я был там, сообщил Райану, что он допущен до Испытаний, все признаться были поражены тем, что он заявил вдруг, что хочет продолжить свой путь в Тайном отряде королевских охотников. Сперва мы думали это шутка, и даже не могли поверить... Скажи, ты не знаешь случайно, почему Райан вдруг так резко изменил свое решение?
        - Это предложил ему граф Виторт, - подумав ответил Тристан. – Ведь он командует Тайным отрядом.
        - И еще он советник короля, и его род берет начало от Рыцарей Первопроходцев, - усмехнулся священник.
        - Ну вы же знаете, что такое Тайный отряд, - вздохнул Тристан. - Нет ничего почетнее. Королевские охотники подчиняются только Тайному совету, и самому королю. Никто, ни один рыцарь, да даже сам маршал Ризендолла не смеет остановить охотника и задавать ему вопросы, потому что спросить об этом, значит пытаться проникнуть в государственную тайну. Все мечтают служить в этом отряде, потому что нет ничего почетнее и лучше.
        - И Райан тоже мечтал?
        - Ну конечно! Все мы мечтали...
        - Тогда почему же он раньше не попытался стать охотником? Ведь как ты справедливо заметил, его названный отец командует этим отрядом?
        - Ох, - поморщился Тристан, - он же такой гордый! И никогда ничего не берет у графа! Хочет всего добиться сам. Так что просить он не хотел. Но когда граф предложил, был очень рад.
        - Значит вот как было дело… - задумчиво сказал священник. - Просто я вообразил признаться, что Райан согласился на это место только чтоб не расстроить названного отца, а теперь жалеет, что предал свою мечту.
        - Нет, что вы! - воскликнул Тристан. - Да он чуть не прыгал от радости!
        - Что ж. Тогда понять причины его побега я вообще не могу, – развел руками священник. – У меня была мысль, что причиной стало нежелание служить в Тайном отряде, но теперь я в полной растерянности!
        - Побега?! – привстав с места воскликнул Тристан. – Какого побега, отец Айвен?!
        - Ты ничего не знал? – удивленно спросил священник. – Я был уверен, что ты в курсе… Все ждал, когда ты сам заговоришь об этом… Сегодня ночью они с господином Огре взяли лошадей в конюшне графа Витворта и попытались покинуть Коненберг. Вернее, им это удалось. Гвардейцы перехватили их уже на Большом Тракте.
        - Как?! Почему?! Это ошибка! – Тристан вскочил со стула и забегал по аудитории. Магические огоньки бестолково сбились в кучу над его головой. – Это ошибка! – твердо повторил он. – Наверное они просто хотели погулять, встретиться с девушками!
        - Тристан, Тристан успокойся! – отец Айвен открыл ящик стола и достал бутыль темного стекла. – Тут нет ошибки. Ты не знал, но на каждом ученике стоит заклинание обнаружения. Ведь наставники Храма несут ответственность за ваши жизни и здоровье. В праздничные дни радиус заклятья расширяется, ведь мы знаем, что вы выходите за ворота. Так вот, вчера ночью такое заклятье сработало сразу на двоих учениках – Райане Брантоне и Павле Огре. В этот момент они уже выезжали на Большой Тракт и направлялись в сторону Гарлаха. Гвардейцы догнали их у Королевского зверинца! На, выпей это! – наставник подошел, протягивая кружку.
        - А… А что это? Успокаивающее зелье?
        - Ты же не юная девица, – усмехнулся отец Айвен. – Это вино. Выпей и присядь.
        -  Я думал, что друзья посвятили тебя в свои планы, – сказал он следя как Тристан в два глотка осушил посуду. – Вы всегда вместе, и я решил, что план побега вы составили тоже - вместе.
        - Последнее время с ними обоими что-то происходит, – стукнув пустой кружкой по столу зло сказал Тристан. – И мы с Алексом ничего не знали. Вчера мы гуляли вместе на поле Павших. Познакомились с девушками. Я и Алекс. Райан отошел, сказал, что скоро придет. И не вернулся. И Павел ушел следом за ним. Вот и все, что я знаю.
        - Отец Айвен! – сложив руки в молитвенном жесте сказал он. – Их же теперь не допустят до Испытаний, да?! О боги! Что же делать?!
        Священник встал и налил еще вина из темной бутыли, отрицательно качнув головой сказал – Это мне.
        - Вы можете что-то сделать? – взмолился Тристан. – Хоть что-то!
        Отпив глоток вина, наставник прошелся по комнате. Магические огоньки выстроившись в цепь полетели у него над головой. Он махнул рукой, и они разлетелись, повисли вдоль стен под потолком. – Если б я хотя бы знал в чем дело! – всплеснул руками старый священник – Почему они убежали?
        Тристан только пожал плечами.
        - Я думал, что у Райана была веская причина, для того, чтоб покинуть город. И хотел выяснить ее у тебя, но вот оказалось, что ты и сам не знаешь! А решение следует принять прямо сейчас, ведь у нас осталось очень мало времени.
        - Так вы поможете? - с облегчением воскликнул Тристан.
        Кивнув отец Айвен продолжил: - Конечно, есть такие ситуации, когда правила школы можно нарушить, и если б Райан и Павел нарушили их по веским причинам…
        - Каким же? – приподнявшись с места спросил Тристан.
        - Представим себе, что ночью Райан получил письмо, где говорилось бы, что его названный отец ждет его… Это считалось бы веским основанием.
        - Но он не мог получить такого письма…  Думаете… Нет, кто бы смог принести письмо ночью в казарму учеников? Да стража не пропустит никого! – отмахнулся Тристан.
        - Ах сын мой! – лукаво улыбнулся священник. – Письмо – вот оно. А принести его мог и почтовый голубь. Или кот.
        Тристан недоуменно уставился на кусок пергамента, который возник в его руке словно из воздуха, потом на наставника. Отец Айвен продолжал говорить, и на лице Тристана появилась понимающая улыбка.
        - Так вот, если у Райан нет разумных объяснений по поводу их поступка, ты можешь сам предложить их ему. Пусть скажет, что ночью получил эту записку. Конечно, он был вне себя от волнения. Вскочил, оделся, выбежал на улицу. Павел тоже проснулся и поспешил следом за товарищем. Ночь, тревога. Они добрались до особняка графа, и убедившись, что его все еще нет, решили броситься на поиски. Кстати, Райан может добавить, что они были у настоятеля, ведь вчера Рени Салфилль гостил у друзей на улице Роз, и келья его была пуста.
        - А…
        - А найдешь ты их в темнице, под святилищем Эрреррисса. Там есть потайной ход. Начинается он под Караульной башней. Охраняют темницу простые стражи Храма. Оглушающее заклятье и заклятье забвения тебе вполне по силам. Алекс поможет отодвинуть плиту в полу Караульной башни – этим ходом не пользовались лет пятьдесят. Боюсь там все заржавело и понадобиться медвежья сила, чтоб сдвинуть ее с места. Но я не понимаю, почему ты еще тут?

        Метью, слуга графа Витворта ловко пробирался в толпе оглядываясь во все стороны. Возле трактира "Роза", лучшего на Королевском мосту он остановился.
        - Добрый день, господин Броф! - громко позвал Метью. Старый трактирщик стоя на верхней ступени стремянки украшал навес розовым тентом. Услышав голос, он вздрогнул и покачнулся.
        - Украшаете? – Метью поклонился и Тиму Брофу, сыну трактирщика. – Да прибудет с вами Дженнеррисс розовый, бог радости!
        - И вас пусть благословит розовый бог и да будет радость с вами каждый день! – ответил трактирщик разворачиваясь.
        - Скажите, а Райан Брантон у вас? - спросил Метью. – Я привез ему вести от названного отца.
        Трактирщик быстро переглянулся с сыном. Молодой Броф передернулся, будто от отвращения, и наклонился к коробке с розовой тканью.
        - Эээ… - замялся трактирщик. - Не у нас.
        - А кто-нибудь из его друзей? Господин Тоус? Господин Огре? Алекс Нортон?
        Трактирщик только головой покачал: - Никого сегодня не было.
        - Наверное готовятся к Испытаниям. Но если Райан Брандон зайдет, скажите ему, что Метью вернулся и ищет его, хорошо?
        Тим вдруг резко вынырнул из коробки, его ноздри возмущенно раздувались.
        - Что с тобой, Тим? – удивился слуга. – У тебя лицо покраснело!
        - Все в порядке, все в порядке! – трактирщик резво спускался вниз по лестнице. - Я все передам, если Райан Брантон придет, ну все, идите! – И он едва не оттолкнул Метью!
        - Странные они какие-то, - подумал он удаляясь.
        - Что ты творишь?! - возмущенно спросил Броф-старший. - Совсем ума лишился? - Но тут один из прохожих окликнул его:
        - Простите, господин, а вы сейчас не о Райане Брандоне говорили? Из Рыцарской школы? - рядом остановились еще несколько человек заинтересованно прислушиваясь.
        - Да, - подтвердил трактирщик. - Именно о нем.
        - А он что, заходит к вам в таверну? - продолжал допытываться прохожий.
        - Юные рыцари часто здесь бывают. Я всегда держу для них свободный столик.
        - А сегодня они будут? - это спросил уже другой мужчина.
        - Юные рыцари обязательно придут, если у них появиться время, - ответил любезно трактирщик, краем глаза отметив, что сын скривился, будто отведал кислого вина. - Получит у меня! - подумал он, а вслух сказал: - Сами понимаете, скоро Испытания, так что юные рыцари много тренируются. Но если у них выпадет свободная минутка, они придут обязательно. А в зале, на стене, у бара, висит знамя Ризендолла, подписанное маршалом лично! Когда-то, лет пятнадцать назад, и он сидел в моей «Розе» за столиком.
        Устав от такой длинной речи трактирщик довольным взглядом проводил новых посетителей и повернулся к сыну: – Пойдем-ка, поговорим!
        В кладовой он прихлопнул за собой дверь. - Что ты себе позволяешь?! Чуть не сказал грубость слуге графа! Молчи, я все видел! Ты понимаешь, что можешь по ветру пустить все что я создавал?!
        Тим нахмурился. Молча слушал отца. Когда Санни вдоволь набушевавшись замолчал, сказал угрюмо: - Пап. Люди судачат уже! Речь ведь о чести всей семьи!
        - Не случилось ничего! - ворчливо сказал старик. - Не о чем судачить!
        - Стоит этому рыцарю на порог шагнуть, как Милана бежит к нему и торчит у столика как привязанная! Кокетничает, глазки строит! Все это видят!
        - И что тут такого?
        - Она племянница простого трактирщика, а он - рыцарь короля.
        - Не рыцарь еще, - сварливо возразил Санни.
        - Пап, - устало сказал Тим, - ты все понимаешь.
        - Ну и что ты мне прикажешь делать? - всплеснув руками Санни опустился на деревянный ящик. - Прогнать Райана Брандона? Да ты понимаешь, что это невозможно?! Да и что я ему скажу?! Его названный отец выставит нас за городские ворота за пять минут!
        - Что же, ничего не делать?
        - Можно отослать Милану обратно в деревню.
        - И что скажет твоя сестра? Что родной дядя выставил племянницу за то, что она много улыбалась? Пап, - Тим присел рядом. - поговори с Райаном. Он же вроде хороший человек, должен понять…
        Трактирщик только всплеснул руками: - Что я ему скажу?! Это же оскорбление будет!
        - Все равно нужно что-то сделать, пап. Сегодня весь город у нас в таверне. Если придут юные рыцари и Милана опять... - Тим покачал головой. - Такой позор на глазах у всего города!
        - Пошлю ее на кухню, - решительно сказал Санни вставая. - А не поймет, так отошлю в деревню. Если нет мозгов у девчонки! И все, иди, закончи там с тентами, а я здесь... - он огляделся по сторонам. - Надо мне. Иди.
        Тим развернулся, и взявшись за ручку двери сказал: - Мозгов у Милы точно нет. Вчера она сказала маме, что хочет быть герцогиней, - усмехнулся и вышел.
        А Санни снова опустился на ящик.
        Когда-то давно, еще до ссоры с гномами, Санни поехал в Кангорн, чтоб договориться с тамошними пивоварами о поставках гномьего пива. Дорога в Саргор, столицу гномьего царства проходила мимо Бездонных озер.
        - Случалось вам бывать у Бездонных? – спросил его гном-проводник и Санни отрицательно покачал головой. Про эти озера говорили много странного. Будто бы никто не может устоять на ногах на их берегу. Но почему – не объясняли.
        - Тогда может свернем? Полюбуетесь? – предложил проводник и сперва Санни чуть не отказался. Холод стоял зверский, еще бы! Небесные Отроги задевали вершинами облака!
        Больше всего ему хотелось добраться до Саргора и оказаться в тепле гостиницы, но подумав он кивнул и свернул с тропы вслед за гномами.
        Когда из-за холмов показались два синих круга Санни подумал: - И это все? О чем тогда говорили?
        - Вы спуститесь с лошади, хлебните глоток, - настойчиво предложил гном. - Эта вода особая, целебная.
        Санни послушно слез. Подошел к самому берегу, подивился необычному цвету воды - сине-бирюзовому, яркому. Снег, лежащий вокруг, оттенял их своей белизной. И вдруг Санни показалось, что это два огромных глаза какого-то существа смотрят на него. Скрывая замешательство он подошел к кромке воды и нагнулся, чтобы зачерпнуть горсть, как вдруг голова закружилась, и ослабли колени - под синей гладью, прямо от берега начинался обрыв. Абсолютно прозрачная вода прикрывала его как тонкая вуаль. Видно было далеко вглубь, и казалось, что стоишь на краю бездны.
        Сзади гном подхватил его под локоть. - Поэтому то их так называют Бездонными, сказал с усмешкой. Сам нагнулся и зачерпнув горсть, протянул ему ладонь с водой - кусочком голубого неба.
        Санни навсегда запомнил синеву этих озер и слабость, что охватила его тогда, на берегу. И то же самое он почувствовал, когда решившись поговорить, очень деликатно и осторожно, с Райаном о племяннице, заглянул ему в глаза. Их синева излучала покой и безмятежность, но только сверху. В глубине сияла такая сила, что у Ленни едва не подкосились колени. Он ушел тогда ни сказав и слова.
        Вспомнив этот неприятный момент Ленни вздрогнул, пробормотал - Образуется все! - и встал с ящика.

        Сначала все шло как по маслу. Тристан с Алексом легко проникли в Караульную башню, вернее в подземный ход под ней. Тристан вызвал магический огонек и в его тусклом свете они разглядели сырые стены, все в каплях воды и плесени, и паутину.
        - Здесь много лет никого не было, - сказал Алекс разглядывая переплетение липких нитей. – Нужно идти. - Поеживаясь от отвращения от вынул меч и заработал им расчищая дорогу: - О боги! Какая гадость! Это хуже, чем чистить лошадиные стойла!
        С земляного потолка капала вода. Проход был довольно узким - только один человек мог пройти по нему. Через некоторое время Алекс, содрогаясь от отвращения, уступил место Тристану и теперь он принялся очищать дорогу от паутины
        - Что ж, - произнес он. - Зато мы точно знаем, что никого не встретим тут.
        В этот момент Алекс дернул его к себе, зажимая рот - впереди показался свет, гораздо ярче, чем от их магического огонька. Тристан махнул рукой, поспешно гася свой. Оба остановились прислушиваясь. За поворотом говорили несколько человек.
        - Это недопустимо! - гремел раскатистый голос. - Такое нарушение нельзя оставить безнаказанным! Все правила школы нарушены!
        - Магистр Кардатос, - прошептал убито Тристан. - О боги! Мы опоздали!
        - Но прежде, чем принимать решение, мы должны выслушать этих юношей, - это сказал настоятель.
        - Он тоже здесь! - потрясенно сказал Алекс.
        - Возможно какие-то обстоятельства вынудили их к такому поступку! – продолжал Рени Салфилль ледяным тоном.
        - Что тут делает магистр Кардатос? – прошептал Алекс. – Пусть командует в Тайном совете!
        Тристан пожал плечами и махнул рукой – тише! Оба снова прислушались.
        - Да, невозможно поверить в то, что юный Брантон решил нарушить правила школы без веских причин! - это сказал их наставник, отец Пеллегрино. - Все годы обучения Райан Брантон был примером для других учеников, не только в учебе, но и в поведении, в жизни! Немыслимо представить, чтобы он решился покинуть столицу просто так, зная, что за подобный поступок ему грозит отчисление! И это накануне Испытаний!
        - Именно! - снова взвился Кардатос. - Именно потому, что вы слишком восхищались им, потворствовали ему во всем, этот юноша уверен в своей безнаказанности! В том, что любой проступок сойдет ему с рук!
        Тристан осторожно выглянул из-за угла. Перед ними было довольно большое округлое помещение. Ярко сияли факела. Трое наставников в алых инквизиторских сутанах, настоятель и магистр Кардатос, стояли возле железной решетки. Прутья загораживали нишу в стене. За ними Тристан увидел Райана и Павла. Райан выглядел спокойным, словно сидел на кровати в ученической казарме, а вот Павел был бледен и на лбу у него выступили капли пота. Тристан нырнул назад. - Дело плохо, - сказал он Алексу.
        - К Райану Брантону относились так, как он того заслуживал, - чуть раздраженно ответил магистру Кардатосу отец Аурелио. - И давайте уже наконец выслушаем виновных!
        - Павел как раз ни в чем не виновен! Он... - горячо начал Райан воспользовавшись короткой паузой, но магистр Кардатос тут же перебил его:
       - Какие бы ни были причины, нельзя безнаказанно спускать такое! Дисциплина в Рыцарской школе...
        - Забота о дисциплине в Рыцарской школе - моя обязанность! - отрезал настоятель раздражённо.
        - Не хочу вас обидеть, но она оставляет желать лучшего! Мало того, что двое учеников накануне Испытаний сбежали из Коненберга, еще двое учеников пробрались в темницу, где им не место! И сейчас просто подслушивают наш разговор! Можете выходить, господа! - прокричал магистр. - Я обнаружил вас и скрываться бесполезно!
        - Это он нам, - убито сказал Тристан. - Придется выйти.
        - Давай я выйду один, а ты сбежишь?! - прошептал Алекс дергая его за рукав.
        - И слышу! - грозно добавил Кардатос.
        Тристан вздохнул и шагнул на свет. Алекс, передернув плечами от досады, двинулся следом. Завернув за угол, они оказались под укоризненными взглядами наставников. Кардатос смотрел на них презрительно прищурив глаза, а Райан вскинул руки молча выражая свое недоумение.
        - Господин Нортон и господин Тоус! Ну конечно! - с досадой произнес настоятель. - Что вам здесь нужно, юные господа?
        - И этих юношей вы допустили до Испытаний! - снова завел Кардатос. - Им вы позволили самим выбрать дальнейшую судьбу! Продолжить службу в лучших отрядах Ризендолла! О боги!
        Наставники казались растерянными. Все трое молчали, а Кардатос завывал не хуже сирены: - Не лучшие пополнения получат в этом году стражи Храма, Академия Магии и святые отцы! А про Тайный отряд кое-кому придется забыть! Да, да! Забыть! Ведь главное качество воина - дисциплина...
        - О нет! Главное качество воина – верность, - перебил его завывания тихий голос. - А господин Тоус, и господин Нортон отлично продемонстрировали ее сейчас. Ведь рискуя своим будущим, они пробрались в темницу, чтобы помочь друзьям. Не достойно ли это если не похвалы, то хотя бы уважения? - раздался спокойный голос отца Айвена. Дверь открылась, и стражник отступил, пропуская его внутрь. Священник неторопливо поклонился каждому, чуть улыбнулся Тристану и встал опустив взгляд. Его лицо и фигура дышали покоем, даже синяя сутана не колыхалась. В руках мерно щелкали четки.
        - У вас, отец Айвен, есть дурная привычка переворачивать все с ног на голову! - ядовито заметил Кардатос не ответив на поклон.
        - Вы хотите сказать, что я искажаю факты? - не поднимая глаз ответил священник.
        Магистр открыл рот и закрыл его. Настоятель тихонечко хмыкнул.
        - Ну, теперь, когда все немного успокоились, давайте выслушаем наконец то виновных! - предложил отец Аурелио.
        - Я бы хотел, чтобы сперва высказался Тристан Тоус, - предложил отец Айвен быстро глянув на растерянное лицо Райана. - Их проступок не так велик, и нам проще будет разобрать сперва это нетрудное дело, - Договорив, он на миг взглянул Тристану в глаза и кивнул.
        Поняв, чего от него ждет наставник, юноша кивнул в ответ и шагнул вперед, но магистр Кардатос не дал ему сказать ни слова: - С какой это стати вы распоряжаетесь тут, отец Айвен?! Вы отказались в свое время от алой инквизиторской сутаны, и тем самым отказались от права участвовать в управлении школой, и...
        - Вы ведь тоже не имеете к Рыцарской школе отношения, - твердо посмотрев Кардатосу в глаза отпарировал священник. - Но кричите тут громче всех. Но хорошо, я согласен с тем, что не имею права решать. Пусть этим займется настоятель. Его право вы не оспорите?
        Кардатос поднял руки и шагнул назад выражая этим жестом согласие с таким решением.
       Настоятель криво улыбнулся ему: - Благодарю, что разрешили, магистр! - в это короткое предложение он сумел вместить весь свой сарказм. Потом повернувшись спросил - Как вы объясните свое появление здесь, господин Тоус? Или может быть господин Нортон скажет?
        Тристан поспешно выступил вперед - Мы пришли для того, чтоб отдать Райану письмо. Мы знали, что это очень важно и поэтому полезли сюда. Чтоб отдать письмо. Сэр Рональд всегда говорил нам, что справедливость - важнее всего, - закончил он и твердо кивнул в ответ на вопросительный взгляд Райана.
        - Что за письмо? - нахмурился настоятель. - Так вы выходит знали, что ваши друзья решили покинуть столицу? И позволили им? Вы понимаете, что это все тянет на исключение из школы? Вы должны были остановить их!
        - Прочтите сперва, - тихо предложил отец Айвен. - Вы знаете, что эти юноши не глупы и не стали бы просто так нарушать правила.
        - Посмотрим... - пробормотал настоятель разворачивая лист. Отец Аурелио шагнул к нему и вместе они углубились в чтение.
        - О боги! - промолвил Рени Салфилль отрывая от письма взгляд. - Кто привез вам его?!
        Не давая Райану, растерянно переводящему взгляд с пергамента на наставников, вымолвить ни слова, Тристан снова заговорил: - Мы не знаем, ваше святейшество, кто принес это письмо. Я проснулся ночью и нашел его у Райана возле постели. А потом разбудил его, - и посмотрев на отца Айвена, добавил чуть поколебавшись: - Райан попросил меня тут же пойти к вам с этим письмом, но вас вчера ночью не было в келье....
        - Да! – сказал Алекс так громко, что наставники вздрогнули и на него посмотрели.
        - Ну короче так и было, - пробормотал он смутившись. - Трис все верно рассказал.
        Отец Аурелио хмыкнул прикрывая лицо алым рукавом.
        - Действительно, - произнес настоятель. - Вчера я был в городе, а вернулся после того, как мне доложили, что двое юных рыцарей нарушив правила, покинули Коненберг... В письме говориться, что ваш названный отец нуждается в вашей помощи. Это объясняет ваш поступок...
        - Дайте мне пергамент! - потребовал Кардатос. - Наверняка Тоус и Нортон только что состряпали его для отвода глаз!
        Рени Салфилль посмотрел на него, и неодобрительно покачав головой провел рукой над пергаментом. Лист вспыхнул ровным голубым светом - Вот видите? Письмо написано дня два назад! Господин Тоус по вашему такой идиот, что рискнул бы дать мне поддельный документ?! - в сердцах добавил он.
        - Это несколько меняет дело, – продолжил он помолчав. – Вы волновались за отца…
        - Названного отца! - визгливо выкрикнул Кардатос и все посмотрел ни него удивленно.
        - Я слышал, графа Витворта нет в столице. Это верно? - тихо спросил отец Пеллегрино у отца Айвена.
        - Он уехал в канун Великой Семерки, - откликнулся Райан. - И дал мне слово, что приедет в день Тирресса синего. А уже минул день Желтого бога-без-лица. Я хотел найти его. Помочь. А Павел не хотел отпускать меня одного. Павел не виновен ни в чем..
        - Браво, браво! - саркастично хлопая в ладоши перебил его Кардатос. - История безусловно красивая, но факты таковы, что правила Рыцарской школы вопиюще нарушены!
        - Да, граф и королю сказал тоже самое. Обещал приехать не позже дня Желтого бога-без-лица, - сказал отец Айвен словно не слыша Кардатоса. - Король волнуется не меньше Райана. Позвольте мне взять этот пергамент, чтобы показать его Его Величеству?
        Настоятель тут же протянул свиток и задумчиво сказал, словно ни к кому не обращаясь - Если Коненберг охвачен пожаром, имеет ли право ученик Рыцарской школы покинуть город? Или должен сгореть?
        Кардатос надул щеки, словно собирался разразиться длиннейшей тирадой, но ограничился кратким - Будьте уверены! Король узнает об этом! - и повернувшись быстрым шагом покинул темницу. Хлопнула дверь. Настоятель покачал головой глядя ему вслед - Мда...
        - Однако нам нужно решить, как быть с нарушителями, - сказал отец Пеллегрино подчеркнуто повернувшись к двери спиной. - Испытания послезавтра!
        - Завтра я соберу совет наставников, - произнес настоятель. - Моему секретарю придется сделать почти невозможное - собрать нас в день Оллиррисса алого, накануне Испытаний, когда все мы должны нести ночные бдения в честь Великой Семерки и полностью сосредоточится на молитвах! Вот что вы сделали господин Брантон! Хотя мотивы ваши я вполне понимаю.
        - Если мы отстраним от Испытаний всех четверых, народ будет роптать, - протянул отец Аурелио и настоятель резко оборвал его: - Не стоит обсуждать этого сейчас!
        Еще раз гневно посмотрел на учеников и направившись к двери бросил стражнику - Выпустите Брандона и Огре через час-другой! Пусть осознают свою вину! И не надейтесь, господа Тоус и Нортон, что вам удастся ускользнуть от наказания! Поверьте, нет!

        В «Розе», на Королевском мосту было многолюдно, хотя вечер едва-едва настал.
        Тристан с угрюмым видом сидел за столиком в углу и ворчал словно заправская бабка – Что за люди?! И это друзья?! Да как они могли?! Да они!
        - О, Райан, Павел! Здорово! – сказал Алекс с видимым облегчением. Покосился на Тристана и опустился на лавку обратно. – Пришли? Молодцы!
        Тристан отвернулся и смотрел в угол, словно и не заметил их. Повторил одними губами, но так, что Павел, и Райан отлично расслышали – О, друзья пришли! Надо же!
        - Что вы сидите за пустым столом? – неловко спросил Райан и покосился на него. Тристан молчал все так же сверля взглядом стену, и Алекс сказал – Сегодня много народу у Брофа, едва успевают поворачиваться…
        - Да… Народу полно… – протянул Павел. Тут Тристан повернулся к ним, и Райан быстро сказал – Что-то Тим Броф сверлит нас недобрым взглядом…
        - Будто ты не знаешь причины! – едко сказал Тристан.
        - Причины? – переспросил Райан.
        - Ну да, причины! А вот и она! Летит на крыльях! Вот-вот спадут ботинки!
        - Не цепляйся к ней, Трис, - угрюмо сказал Алекс.
        -Тише вы! – не успел Павел закончит фразу, как Милана, с раскрасневшимися щеками остановилась возле них.
        Райан равнодушно кивнул и отвернулся, а Тристан пристально глядя ей в глаза спросил - Что у тебя на ногах? Крылья?
        - Что вы говорите такое, господин Тоус? - пролепетала она краснея еще больше.
        Алекс дернул его за рукав.
        - Привет, Милана. Много сегодня народу, – заговорил Райан будто не замечая ее обжигающего взгляда.
        В ответ та кивнула согласно и пролепетала обращаясь только к нему - Что вам принести, господин Брантон?
        - Твой дядя, наверное, рад... - заметил Райан. – Рад удачному дню, да?
        Девушка с готовностью кивнула. – О, он очень-очень рад! И я тоже так рада! Денек удачный, много хороших людей у нас… Вы вот пришли… Господин Брандон.
        Тристан не выдержал и фыркнул, а Райан оглянувшись назад посмотрел на Тима. Сын трактирщика наливая пиво сверлил его злым взглядом. Райан вздохнул и повернувшись к девушке твердо сказал. – Мы - добрые друзья твоему дяде. И не хотим отвлекать тебя от других посетителей. Так что мы сами дойдем до стойки и возьмем кувшин гномьего.
        Милана кивнула, и он отвернулся к Алексу: – Ты не сходишь…
        Кашлянув тот выразительно кивнул и Райан обернувшись увидел, что девушка все так же стоит возле их столика.
        - Милана? – нахмурившись спросил он. - Ты хотела что-то еще?
        - Ээээ... - Нет... - протянула она смущенно. Немного помолчала. - Ну я тогда пойду?
        - Иди, иди, - скучно сказал Райан снова отворачиваясь.
        - Ну если что, зовите, - опустив плечи девушка отошла, но тут же вернулась и сказала горячо. - Райан! Я хотела сказать - господин Брандон! Мы все очень за вас болеем! Я обязательно приду на Испытания! И сяду в первом ряду! То есть мы все придем, - махнула она рукой куда-то за спину. - И дядя, и тетя и все мы...- на миг она сбилась переводя дыхание. - Мы очень будем за тебя болеть, то есть, - поправилась она быстро глянув на Павла. - За всех вас...
        - Спасибо, - в ответ на всю эту пламенную тираду Райан улыбнулся ей одним уголком губ и холодно сказал. - Не стоит садиться близко. Можно обжечься. На Испытаниях будут драконы.
        - Обжечься... - потерянно повторила девушка пытаясь скрыть разочарование.
        - Передавай привет своему дяде, - добавил Райан. - Мы все очень уважаем его и никогда не сделали бы ничего, что может его расстроить.
        - Я передам, - эхом повторила Милана. – Ага, - на миг показалось, что в ее глазах блеснули слезы. Понурив плечи она отошла от стола. Райан проводив ее пристальным взглядом и повернулся к друзьям.
        - А девочка по уши в тебя влюбилась, – протянул Павел.
        - Нечего сказать, кроме как обсуждать эту девку?! – взорвался Тристан. – Может обсудим кое-что поважнее?!
        - Трис, она не девка, – поморщился Райан. – Я понимаю, ты сердишься, но не стоит вымещать свое зло на ней.
        - Как вы могли, а?! – взорвался Тристан. – Мы дружим десять лет! Райан! Я спал на соседней кровати! Ты мог протянуть руку и разбудить меня! И Алекса! Почему вы так поступили?! – глянув на Павла, смущенно разглядывавшего поверхность стола он добавил: – Я не знаю, что случилось, но… Павла я меньше виню.
         - Но ты, Райан всегда был таким – скрытным, как будто мы чужие! – произнес он покачав головой. - Да ты три дня назад скрывал от нас, что у тебя проблемы с Тайным отрядом!
        - Это не по-дружески! – закончил он.
        - Может, сперва возьмем пива? – робко предложил Алекс. – Я его не оправдываю! – сказал он поднимая руки, потому, что Тристан повернулся к нему и открыл рот, явно собираясь произнести что-то гневное. – Просто пить хочу и все!
        - Мне приснился сон, – ответил Райан. – Очень странный. – Павел быстро глянул на него и снова опустил голову. – Что мой названый отец в опасности. И я решил проверить – не вернулся ли он.
        - А нас с Алексом разбудить трудно было?! – возмутился Тристан.
        - Нет, не трудно. Но в тот момент я не собирался уезжать из Коненберга. Просто хотел проверить, дома ли граф, – нахмурившись он продолжил. – Он правда должен был вернуться два дня назад… Но его все еще нет.
        - С ним все в порядке, Райан, – положив руку другу на плечо сказал Алекс. – Граф – сильный маг и воин. И с ним тридцать таких же, как и он бойцов! Вспомни, как-то раз, в тренировочном зале нам отец Вернис показывал свои умения?
        - Да, боевой маг Тайного отряда, – вставил Павел. – Он просто восхитителен!
        - Что за сон тебе приснился, а? – склонив голову на бок спросил Тристан.
        Райан поморщился – Не могу даже рассказать толком… Там был змееликий, и… И много всего.
        - Змееликий?! – переспросил Павел и Тристан цепким взглядом окинул его. – А что, Павел? Райан не рассказал тебе о своем сне?
        - Знаешь! – Алекс перебил начавшего что-то объяснять Павла. – Тебе нужно успокоиться, Трис! А то ты мне сейчас напомнил магистра Кардатоса! Он так же к Райану цеплялся час назад, в темнице!
        Тристан перевел взгляд на Алекса. Минуту подумал, а потом пожал плечами – Наверное. Ну все, забыли. Давай, Райан, сходим с тобой за пивом, а то в горле пересохло!
        Но когда они выбравшись из-за стола направились к стойке, наклонился и произнес – Может быть я и не прав, но почему-то я тебе не верю. Не думай, что считаю тебя лжецом. Но не договариваешь ты чего-то.
        Они остановились у стойки, ожидая, когда Тим освободиться и подойдет к ним.
         – Мой отец всегда лгал, – произнес Тристан так тихо, что Райан едва расслышал его. – С тех пор я не терплю ложь в других людях. Даже ради спасения…
        Райан посмотрел на друга. Тристан снова смотрел в стену напротив, и лицо его было одновременно и замкнутым, и обиженным. Казалось, вот-вот губы его задрожат, или слеза скатиться из уголка глаза
        – Трис, я…
        - Что вам угодно, господа рыцари? – перебил его Тим таким ледяным голосом, что Райан вздрогнул от неожиданности. Но прежде чем он успел ответить, Тристан смерил сына трактирщика презрительным взглядом с головы до ног и произнес – Нам угодно пива. Гномьего. И еще нам угодно, чтоб сын хозяина таверны проявлял немного уважения к рыцарям. Больше ничего, – ядовито закончил он в упор глядя на бедного Тима.
        - Пива?! Хорошо! – ответил юноша и рванул краник на бочке так, что струя ударила в дно кувшина выбивая пену. Он тут же отрегулировал напор и замер по ту сторону стойки глядя в сторону и тяжело дыша.
        - О боги! – скучающим тоном произнес Тристан обращаясь к Райна. – Представ себе, друг мой! Некоторые люди, – тут он бросил взгляд на Тима, – воображают, что для нас, рыцарей, какой-то интерес представляют вещи глупые и навязчивые. Некоторые воображают, что мы будем бегать по дешевым забегаловкам в поисках развлечений!
        Тим задрожал и чуть не поперхнулся. Его кулак судорожно сжимался и разжимался. Райан глянул на него и повернувшись к другу сказал – Трис. Иди к столу, хорошо? Я принесу пиво. Не надо.
        Тристан пожал плечами и небрежно бросил золотой дрегъянт на стойку. – Конечно, Райан. Не забудь взять сдачу. Ведь на нее можно купить половину этой помойки.
        Струя хлестала в кувшин, и из горлышка на стойку уже лилось темное пиво. Тим нагнулся, скрывая под свое пылающее лицо, а из кухни к ним бежал Санни Броф вытирая руки фартуком и тревожно посматривая то на Райан, то на сына.
        - Добрый вечер, господин Брантон! – воскликнул он закрывая кран. – Как ваши дела?
        - О, все хорошо, спасибо, – светским тоном произнес Райан. - Вижу, сегодня у вас полно народу?
        - О да! – нервно ответил трактирщик. – Дженнерррисс розовый благословил нас…
        Райан подумал минуту и решившись сказал – Вы знаете, господин Броф, что в нашей школе уважают вас…
        Трактирщик моргал молча глядя на него. Тим вылез из-под стойки и вытащив из-за пояса тряпку начал протирать кувшин. – Предположим, – пробурчал он.
        - Ну тогда вам не о чем тревожиться, – добавил Райан и замолчал. Не хватало еще унижаться до объяснений! Он не чувствовал никакой вины из-за того, что юная девица вообразила себе невесть что.
        Тим быстро глянул ему в глаза и спросил настороженно: – Вы уверены в этом, господин Брандон? Поймите, мы не хотим нанести обиды, но дело…
        - О чести вашей семьи, – перебил Райан. – Я знаю…
        Тим снова глянул внимательно, словно пытаясь заглянуть в его мысли, вздохнул чуть свободнее и улыбнулся уголком рта – Хорошо, господин Брандон! Не зря о вас добрая слава идет.
        Райан смутился, как и всегда, когда его хвалили. Потянул к себе кувшин, пробормотав – Вот деньги…
        - О, позвольте вас угостить! – сказал Тим, и отец поддержал его – Да, да, господин Брандон! Мы хотим угостить вас, не примите за обиду!
        - Ах да! – остановил его Санни Броф. – Вы знаете, что вас искал Метью, слуга графа Витворта?
        Райан развернулся так резко, что едва не уронил кувшин – Граф приехал в город?!
        - Кажется нет, – с сожалением ответил Санни Броф. – Он послал к вам слугу. Я не знаю для чего…
                                                  Глава 5.
                           День Оллиррисса Алого Бога Любви.
        Сразу за днем радости пришел день любви.
        Накануне Метью передал Райану доспех и коня, а потом уехал. На все вопросы отвечал уклончиво, сказал только, что граф где-то возле Брантенского леса и может быть, уже направляется в Коненберг.

        В день Оллиррисса алого, утором, после службы, Райан отправился к монастырскому дому. Возле кельи отца Айвена остановился, вздохнул и постучал в дверь.
        Открыв, священник удивлено посмотрел на него - Добрый день, Райан.
        - У вас есть немного времени?
        Отец Айвен кивнул и посторонился пропуская его в комнату.
        - Дело вот в чем, - начал Райан устраиваясь на колченогом стуле. - У меня к вам вопрос, как к преподавателю магических искусств.
        - Слушаю тебя, - сказал священник.
        - Я хочу больше узнать о магии, - начал он. - Не о конкретных заклинаниях, а вообще. В школе мы изучаем три направления - магию Света, магию Разрушения и магию Искажения. Но мне кажется, есть что-то еще?
        Священник сложил руки на груди и чуть улыбнулся - Говоря строго, Райан, в школе мы изучаем одно направление - Белую магию. А вот ее делят на три направления - Света, Искажения и Разрушения. Еще есть Черная магия, но...
        - Что? - быстро спросил Райан, уловив колебания в голосе отца Айвена.
        - Но настоятель считает, что в Рыцарской школе рано говорить о ней.
        - Но если я хочу узнать? - спросил Райан. - Что тогда мне делать?
        - Вскипячу-ка я чайник, - сказал священник и отвел взгляд. Прошептал заклинание и в маленьком очаге вспыхнули искры. Веселое пламя принялось лизать деревянные чурбачки.
         - Если хочешь узнать больше, тебе надо поступить в высшую школу волшебства, или стать инквизитором, - сказал отец Айвен, задумчиво глядя на огонь. - Только вот что мне непонятно - почему у тебя возник такой вопрос?
        - Я скоро стану рыцарем, - ответил Райан. - Мне придется сражаться с врагами. Среди них наверняка будут темные маги.
        Священник вздохнул – Вообще-то Черная магия запрещена повсюду. У нас, в Ризендолле, в Эллинии, в Кангорне. Даже на Хийё, у змееликих, Черная магия под запретом. Хотя... Говорят, что отряд наших гвардейцев, посланный туда королем Малео три года назад, был уничтожен как раз Черной магией Крови... Но это все слухи, - быстро добавил он. - В последние десятилетия нет ни одного достоверного факта, что кто-то применил Черную магию.
        - И вы уверены, что я не столкнусь с этим никогда?
        Священник снова вздохнул, пожал плечами - Я думаю... - он немного помолчал. - Я уже давно говорил настоятелю, что мы должны хотя бы представление давать в стенах школы. Но он упорствует, что только давшие обед служить Великой Семерке могут быть посвящены в эти знания…. Да ... - протянул он.
        Зашипел чайник. Отец Айвен встал и снял с полки чашки. - Не думаю, Райан, что тебе будет грозить такая опасность. Если тебе придется, - он подчеркнул голосом это слово, - отправиться в особо опасные места, то сопровождать тебя будут специально обученные боевые маги. Я знаю отца Верниса, боевого мага из отряда графа Витворта... Весьма, весьма толковый... - разливая чай, он будто бы взвешивал что-то про себя. – Нет, - закончил он твердо. - Не думаю, что ты столкнёшься с подобным.
        Райан осторожно взял глиняную чашку, наполненную до краев ароматным напитком.
        - Оо, что это? - спросил он вдыхая аромат. - Мята, ноготки и? ...
        - Как ты смог уловить аромат ноготков? - улыбнулся отец Айвен. - Запах мяты, гораздо более сильный, и обычно никто не чувствует других. А еще тут горечь - трава с Абадана. Этот напиток повышает силы. Особенно полезно накануне Испытаний, да? - подмигнул он.
        - Ну, - священник сел в кресло и спросил, желая перевести разговор на другое. - Графу сопутствовала удача в последней поездке?
        - Не знаю, - ответил Райан. - Он все еще не вернулся. Но вчера я видел Метью, его слугу. Он сказал, что граф вот-вот приедет. А вы можете рассказать мне о магии Морока?
        Чашка в руках священника звякнула. - Где ты услышал о ней?! Неужели Тристан... - он оборвал себя на полуслове. - Просто скажи мне, кто рассказал тебе об этом? Я обещаю, что у тебя не будет неприятностей.
        - Никто, - пожал плечами Райан. - Я прочитал про нее в одной старой книге.
        - А Триса он учит темной магии? - усмехнулся он про себя. - Надо же!
        - Что за книга? - спросил священник. - Где ты ее взял? Пойми, Райан, - поставив чашку на стол, он вздохнул. - Это может быть очень опасно! Если ты попытаешься использовать подобную магию без подготовки, без нужных знаний! Последствия могут быть! - он зажмурился и покачал головой. - А если узнает настоятель? Зачем так рисковать? Лучше будет, если ты отдашь эту книгу мне.
        - Это старинный роман, - ответил Райан, ненавидя, что приходиться врать. Он изо всех сил старался смотреть прямо и открыто. - Я взял его в нашей библиотеке.
        - Ах роман! - расслабился священник. - Все равно странно, что в нем упоминается это слово. Как называется эта книга?
        Райан отпил глоток и сказал небрежно - Я не помню названия, но если хотите, я принесу вам ее из библиотеки. Там не говориться о темной магии, просто по ходу повествования герой сталкивается со злодеем и тот использует против него черную магию.
        - И герой конечно же спасает прекрасную принцессу? - отец Айвен снова поднял чашку и поднес ее к губам пряча лукавую улыбку.
        - Да.
        Священник снова хмыкнул.
        - Что вас рассмешило? - удивился Райан.
        - Прости, - помотал тот головой. - Просто трудно представить тебя читающим роман. Ты... Ты кажешься порой таким далеким от всего романтического.
        Райан улыбнулся и кивнул - Да. Наверное.
        Они помолчали немного. Над чашками поднимался легкий парок.
        - Так вы расскажете мне про магию Морока? - снова спросил Райан.
        Священник вздохнул - Только если в общих чертах. И совсем немного. И ты не должен говорить об этом кому-то еще, хорошо?
        Райан согласно кивнул, про себя отметив, что видимо что-то сильно не так с темной магией, раз даже говорить о ней запрещено.
        - Прежде чем я расскажу тебе о Черной магии, я немного должен сказать о Белой. Чтоб ты мог уловить принципиальную разницу между ними, - сказал отец Айвен вставая. Он снял с полки старый том и вытащил из него три пергаментных листка. Увидев изображения, Райан улыбнулся - он сто раз встречал их в книгах по магическим искусствам.
        - Магия Света, - сказал отец Айвен, положив перед Райаном синий пергамент с белым голубем. - Самая лучшая, благословенная область магии. Она спасает жизни, возрождает из пепла раненые тела и лечит души! Все ее заклинания несут людям добро и спасение. Рассеивание снимет злые чары, Благословение очистит душу, словно прикосновение самой любви, Исцеление спасет жизнь и здоровье, - он шепнул что-то и в пальцах засиял серебряный свет. Его струйка коснулась Райана, и тот почувствовал воодушевление.
        - Благословение?
        - Именно оно, - кивнул священник. - Это заклинание использовали перед последней битвой Кровавой войны, там, на поле Павших. Тогда все священники и инквизиторы Храма произнесли его одновременно, и заклятье приобрело огромную силу. В хрониках пишут, что сияние разорвало тьму и воссияло над полем боя. Многие считают, именно оно помогло нам выиграть ту битву. Ну, кроме тех конечно, - усмехнулся он, - кто считает, что в ту ночь Великая Семерка спустилась на поле, чтобы спасти мир Ариона.
        - Вы не верите в это? Ну, что на поле была Великая Семерка? - спросил Райан и тут же пожалел о своих словах. Не следовало спрашивать о таком у священника Храма. Но отец Айвен только улыбнулся:
        - Я верю, что боги с нами все время, Райан. Они всегда здесь, и на поле боя, и в хижине умирающего бедняка, и на брачном пиру. И для этого им вовсе не нужно принимать телесный облик, - он подмигнул лукаво, и на миг Райану показалось, что глаза священника излучают тот же теплый серебряный свет, что и заклинание Благословения.
        - Магия Разрушения, - сказал священник и положил пергамент алого цвета с черным черепом поверх синего. Легкое движение и на ладони священника возникла крошечная молния. Вспыхнула синим светом и исчезла.
        - Твое любимое заклинание, да? И признаться, я не встречал ученика способного вызвать молнию такой силы как ты! Ты едва не разнес в клочья тренировочный зал, помнишь?
        Райан кивнул и поморщился, он не очень любил вспоминать этот день. От его заклятья по стене пошла трещина, а ученики отскочили в стороны. Они смотрели на него со страхом и восхищением, а Райан не знал куда глаза девать.
        Отец Пелегрино, присутствовавший в тот день на занятиях сказал вслух то, о чем шепталась вся школа - что предок Райана великий маг, и именно он передал ему свои знания. Райан пытался сказать, что тренировался все вечера, целый месяц, но его никто не слушал.
        - Эту область Белой магии еще называют боевой. Потому, что эти заклинания используют, когда противники сходятся в битве. Ледяные стрелы, огненные шары, молнии и прочие.
        - Конечно, маг скрывшись за углом может послать в тебя скажем огненную стрелу, но прежде, чем она убьет тебя, останется время, чтоб увидеть и противостоять. Совсем не такова магия Искажения.
        Отец Айвен достал зеленый пергамент с золотистой спиралью, уходящей в бесконечность.
        - С помощью этой магии мы меняем окружающий мир. Как бы меняем. Иллюзия создается для каждого человека и только от силы и таланта мага зависит поверит ли жертва в нее. Сильные маги могут внушать иллюзии большому числу людей одновременно, но чем больше народу ты захочешь убедить, тем больше сил ты потратишь…
        Отец Айвен сделал какое-то движение, и Райан едва не подскочил - на миг ему показалось, что по его ногам ползут гигантские муравьи. Он тут же прошептал заклятье Рассеивания и наваждение исчезло.
        - Очень хорошо, Райан, - кивнул отец Айвен. - Ты быстро понял, что это иллюзия, но готов поклясться, на миг ты ощутил движение их лапок на твоей коже. Так?
        Райан кивнул.
        - И это сделало твое воображение, твой собственный разум. Достаточно дать маленький толчок. А жертва мага закончит его работу. Если на поле боя вражеский маг осыпает тебя огненными шарами, то ты выставишь щит. Пошлешь в него свое, скажем молнию. А вот с магией Искажения бороться сложнее. Нужно вообще понять, что против тебя применили магию. Я так подробно говорю об этой области, Райан, потому, что она по сути своей сходна с магией Морока. Одно время ее даже хотели причислить к Темным наукам, - он замолчал на миг что-то вспоминая.
        - И магия Морока и магия Искажения меняют реальность вокруг тебя, - продолжил он. - И бороться с ними можно одними и тем же заклинанием - Рассеиванием. Разница только в одном - маг Искажения создает иллюзию пользуясь своими фантазиями, в то время, как маг Морока выуживает страхи прямо из твоей головы.
        - Как это? - спросил Райан.
        - Темные маги проводят ритуал, отдавая часть своей души темным силам. В результате они получают возможность читать чужие мысли. Твои мечты, ожидания, страхи открыты для мага Морока.
        - Скажи мне, Райан, чего ты больше испугаешься, если я нашлю на тебя огнедышащего дракона, или вытащу наружу твой потаенный страх?
        Райан пожал плечами.
        - Если ты вдруг увидишь себя на Арене? Вокруг толпы народа, и король бросает тебе черную ветку бузины, говоря во всеуслышание - Ты не достоин служить в Тайном отряде?
        Райан вскинул голову.
        - Вот видишь? - развел руками отец Айвен. - Я только сказал об этом, а ты вздрогнул. Что случилось бы, если б ты увидел это, ощутил, как наяву?
        - Я...
        - Не отвечай, итак понятно. Если я создам иллюзию, и ты увидишь, что оказался в Кангорне, ты удивишься, но быстро успокоишься и сможешь разобраться. Но магия Морока губительна тем, что ставит человека лицом к лицу с его собственными страхами, и увязнув в своих чувствах, человек почти никогда не спрашивает - реальны ли они. Он просто погибает.
        Райан немного помолчал - Но ведь тогда получается... Что магия Морока более действенна. Если б вместо магии Искажения использовали магию Морока, скажем разведчики, или...
        - Райан, Райан! - прервал его священник - Ты не уловил сути! Позволь мне продолжить. В Черной магии существуют еще два раздела - магия Крови и магия Хаоса.
        - Маг Крови накладывает на жертву печать, и становиться полновластным хозяином чужого тела. Человек не может управлять собой. Находясь в полном сознании, он обездвижен, или повинуясь желанию мага, убивает сам себя. Но иногда маги Крови делают еще хуже - выкачивают жизненные силы из своей жертвы для того чтоб пополнить свои, и тогда человек живет на грани смерти, словно охвачен тяжкой болезнью! И понять, что именно с ним происходит почти невозможно! Это страшно, Райан!
        - А маги Хаоса поступают еще хуже! Они используют силы природы, подчиняя ее себе. Были случаи, когда целые города смывало морем, или ураганы сметали целые области. Страдали виновные и невинные вместе! А сколько бед приносили самой земле заклинания Хаоса! Природный баланс очень тонок и его нельзя нарушать! Природа знает, когда стоит пролиться дождем, а когда нет и, нарушая баланс, ты причиняешь вред всему вокруг!
        - После того, как во времена короля Фергюса Ливена третьего с помощью магии Хаоса уничтожили один из островов, пострадал весь мир! Бушевали шторма страшной силы, и ни один корабль не мог выйти из порта. Огромные волны смывали прибрежные деревни! Засуха длилась три года и люди умирали с голоду! В Кангорне землетрясения обрушили несколько подземных ярусов! Тогда и запретили магию Хаоса - при всей своей эффективности последствия ее таковы...- священник покачал головой.
        - Черная магия, конечно же, более действенна, чем Белая, это так. Но знаешь в чем главное отличие между ними?
        - Я понял, – прошептал юноша. - Белая магия действует на человека снаружи. А Черная разрушает изнутри.
        - Да! Черная магия лишает человека воли, вторгается в мысли, тело, душу. И обращает против него сам мир, - закончил священник.
        - Что именно сделал тот злодей в романе? - неожиданно спросил он.
        - Что? - весь ужас Черной магии открылся ему, и Райан ответил не сразу. - Он использовал лица дорогих людей героя. И тот растерялся. И его чуть не убили.
        - В реальности убили бы, - жестко сказал священник. - За всю историю была лишь пара случаев, когда подготовленный человек выбирался из подобного. Трудно направить молнию в родное лицо, даже если знаешь, что это обман. А уж понять, что обман! - он покачал головой. - Что сделал тот герой?
        - Он использовал Рассеивание, - не сразу ответил Райан.
        - Да, - кивнул священник. – Единственное средство против мага Морока. Если ты сможешь ударить его Рассеиванием, то на некоторое время лишишь его силы. Маги Морока бояться Рассеивания как демоны – льда. Тот герой был сильным магом?
        - Нет, - покачал головой Райан. - Он был простым воином.
        - Эта книга написана дилетантом, не имеющим понятия о темных искусствах, – резко сказал священник.
        - Но почему? - спросил Райан. - По вашему простой воин, такой как я, например, не смог бы...
        - Не имея понятия, что против него использовали? Не представляя, как с этим бороться? Ты знал бы что делать, если б не дай боги конечно! встретился с магом Морока? Если ты никогда не слышал даже об этой магии? И не имеешь представления о том, что это такое? Какова вероятность того, что стоя лицом к лицу с опытным магом, который еще и видит твои мысли, ты смог бы использовать нужное заклинание? Ну и скажи мне сам, каковы были бы твои шансы в такой битве?
        - Нулевые… - прошептал Райан.
        - Опытные, сильные маги пасуют перед магией Морока, где уж справиться юному воину! Если только духи не...
        Дверь распахнулась, и в комнату без стука вошел настоятель Храма Рени Салфилль. Райан вскочил на ноги приветствуя его и поразился ненависти, с которой тот смотрел на старого священника.
        - Так-так! - сказал настоятель елейным голосом, подрагивающим от злости. - Отец Айвен! Вы кажется, говорите с учеником о темных искусствах? Я ли не просил вас держать эти знания при себе? Я ли не убеждал вас, что рано в столь юном возрасте отягчать неокрепший разум черным волшебством? Но вы видимо имеете на все свое мнение и слова вашего настоятеля для вас пустой звук? Словно вы сами уже настоятель!
        Отец Айвен встал и поклонился. Его лицо оставалось спокойным, как и голос, когда он произнес - Ваше святейшество, прошу вас простить меня! Я только объяснил Райану как опасна и разрушительна может быть темная магия!
        - Говорить о Черных искусствах в стенах Храма! - возмутился настоятель.
        - Но ваше святейшество, я не сказал ничего такого, чего при должном старании нельзя найти в книгах нашей библиотеки. Используя всем известные примеры истории, я объяснил, как опасна и вредна темная магия и почему она давно под запретом...
        - Значит пора почистить библиотеку! - рявкнул настоятель. - Сами упоминания о запретных областях магии следует искоренить не только из книг, но и из мыслей! Пока люди говорят об этом, темные искусства продолжают жить! И причинять вред! А вам должно быть понятно, как они опасны!
        - При всем уважении, ваше святейшество, я не послал бы на Хийё, или в топи Эллинии отряд без боевого мага сведущего в темных искусствах, - поклонился отец Айвен.
        - Но вроде бы Райан Брантон туда не собирается! - снова рявкнул настоятель. - Так зачем же вы забиваете ему голову всякими вредными и опасными сведениями?!
        - Ваше святейшество, я сам хотел узнать... - попытался вставить Райан, но настоятель не обратил на его слова никакого внимания.
       - Я уже не раз говорил вам, что недопустимо давать такие сведения каждому ученику! - рявкнул он обращаясь к отцу Айвену. – Вам ли не знать к чему такое может привести! Нельзя поощрять любопытство ради любопытства!
        Райан вдруг понял, что оказался свидетелем давнего спора, какой-то старой вражды. Настоятель как коршун обрушился на священника, забыв о том, что в комнате они не одни.
        - Да Рени Салфилль ненавидит отца Айвена! - догадался Райан.
        Это открытие его удивило. Прежде он считал, что все относятся к священнику с почтением и восторгом, и вот оказалось у него есть враг.
        Враг? Откуда взялось это слово? Ведь перед ним стояли священники Храма, которым положено любить всех вокруг. Но так смотреть можно только на врага… - подумал Райан, следя за лицом настоятеля. Тот вдруг глянул на Райана и сказал недовольно
        - Господин Брантон, не стоит интересоваться тем, что вас не касается! Особенно учитывая, что сегодня вечером будет решаться ваша судьба! А с вами, - повернулся он к священнику, - мы поговорим позже! - и вышел из комнаты шумно прихлопнув за собой дверь.
        Райан растерянно посмотрел ему вслед.
        - Нда ...-  проговорил священник, переставляя на столе чашки. - Неловко вышло. Ты уж прости.
        - Да он вас просто ненавидит! - произнес Райан.
        Священник поморщился - Ненавидит! Нет, не думаю, скорее... Но ты, Райан лучше держи свои наблюдения при себе. Не все любят, когда им вот так вот, прямо, говорят такое.

        Райан вернулся в казарму. Дежурный зевая сообщил ему, что никаких вестей не было. В спальне на кровати сидели Павел и Тристан и резались в карты.
        - Достойное занятие для будущего священника и ученого! - хмыкнул Райан, валясь на кровать рядом.
        - Не умничай! - щелкнул его картами по носу Тристан. - А то не будем с тобой играть.
        Павел расхохотался - Я видел твои карты, Трис! Если б мы были в таверне на пристани, тебя бы обчистили до нитки!
        - На пристани я бы вел себя иначе, - сказал Тристан бросая карты на кровать. - А ты мог бы стать богаче на одну монету!
        - Ну и где ты был? - спросил он Райана. - После службы тебя как ветром сдуло!
        - Я был у отца Айвена, - нехотя признался Райан и замер в ожидании расспросов, но друзья расхохотались.
        - Ага, а я - у Прекрасной Лили, - сказал Тристан. - Чай пил! Признайся уж, что бегал на улицу Правосудия, или к воротам!
        - Граф не приехал? - спросил Павел.
        Райан отрицательно помотал головой - Еще нет.
        - Он обязательно вернется до завтра, - сказал Тристан. - Завтра ведь Испытания! - Ну, раздаю? - спросил он, тасуя колоду.
        Райан кивнул - А вы почему здесь сидите? В городе праздник. И где Алекс?
        - Алекс, - ответил Павел, - как всегда в Тренировочном зале. И я тоже ухожу, мне нужно в лабораторию. Не хочешь со мной, Райан? - он сделал знак у Тристана за спиной.
        - Нет, - ответил Райан, - что-то я устал немного. Лучше останусь здесь.
        Павел внимательно посмотрел на него, пожал плечами и ушел.
        Тристан задумчиво посмотрел ему вслед. – Толи я схожу с ума, толи вы с Павлом странно себя ведете.
        - Что ты имеешь в виду? - насторожился Райан.
        - Только то, что сказал, - ответил Тристан. - Играем на медную монету. К счастью у меня их полно, ведь ты всегда выигрываешь.
        Райан поднял карты и с отсутствующим видом принялся их разглядывать.
        - Вот об этом я и говорю, - обиженно сказал Тристан. - Ты все время витаешь где-то, переглядываетесь с Павлом, будто у вас есть тайна какая-то. Он все время спрашивает у тебя про графа, с каких это пор? Нет, ты не подумай, - мотнул он головой, - мы все волнуемся из-за того, что он так задержался, но Павел что-то уж очень ждет его приезда в этот раз. Даже Алекс заметил, - закончил он и отбросив карты уставился в окно.
        - Это...
        - Ты подумай, Райан! Сегодня вечером наставники соберутся, чтобы решить нашу судьбу! Я понимаю, что от Испытаний нас не отстранят, но какое-то наказание все равно будет. Павел словно бы и забыл об этом! А о твоем названном отце спросил, едва ты вошел в двери! Не странно?
        - Мы привыкли, Райан, – продолжил он горько, - привыкли, что ты все время молчишь, ну характер у тебя такой, что поделать? Но это... Не по-дружески, то что вы с Павлом что-то скрываете от нас.
        Райан помолчал, обдумывая слова друга. Рассказать так хотелось!
        - Послушай, - медленно начал он, - ты ведь хорошо знаешь отца Айвена, так? - от него не скрылось как насторожился друг услышав имя старого священника.
        - Почему ты спрашиваешь? - встревоженно спросил он. - Что-то грозит ему? Скажи мне!
        - Не выпрыгивай из штанов, Трис, – реакция друга его разозлила. Не трудно представить, что сделает Тристан, если узнает, что имя отца Айвена связано с их секретом! - Ничего ему не грозит. Зря я спросил тебя.
        Тристан широко раскрыл глаза - Что ты так злишься-то?
        Помолчав немного, добавил - Знаешь, я редко говорю об этом, но отец Айвен очень много для меня значит. Честно, он мне дороже, чем родной отец. Поэтому я беспокоюсь за него так сильно.
        - Извини, - сказал Райан. - Просто я нервничаю. Из-за Испытаний. А с отцом Айвеном все в порядке, просто я случайно слышал, как они говорили с настоятелем во дворе. И мне показалось, что они ссорились.
        Тристан заметно расслабился и улыбнулся - Аа, тогда все понятно!
        - И все же? - спросил Райан. - В каких они отношениях с настоятелем?
        - Да в обычных! - отмахнулся Тристан. - Иногда не сходиться во взглядах, как и все.
        Райан вспомнил утренний разговор. Не сходиться иногда во взглядах? Нет, здесь что-то большее.
        - Настоятель боится отца Айвена, - неохотно сообщил Тристан. - Боится, что тот займет его место.
        - Займет его место?
        - Подумай, Райан, если отец Айвен решил бы стать настоятелем, у него бы это получилось?
        - О, ну да! - понял Райан. - Стоило б ему захотеть, его поддержал бы весь народ, и король.
        - Поэтому его и боится настоятель, - кивнул Тристан.
        - Но отец Айвен не хочет этого, - возразил Райан. – Ведь он решил всю жизнь носить синюю сутану?
        - Но настоятель боится, что он передумает.
        Не успел он ответить, вошел Алекс. Вода ручьями стекала с его голого торса, он вытирал волосы полотенцем.
        - Оо, ты упал в озеро? - спросил Райан.
        - Или плавать учился? - ехидно поинтересовался Тристан.
        - Плавать я умел еще, когда ты в шелковые штанишки писал! - Алекс шлепнул Тристана мокрым полотенцем. - А что вы сидите здесь в ожидании совета наставников? По две головы с нас не снимут! Пойдемте лучше на праздник, а?!
        - Можем и пойти! - сказал Тристан. - Помнишь Марию и Санту? Они собирались прийти.
        Алекс тут же немного покраснел и принялся усиленно вытирать волосы полотенцем.
        - А ты не хочешь сходить, Райан? - поинтересовался Тристан, с улыбкой следя за Алексом.
        Поколебавшись минуту Райан покачал головой. - Я, пожалуй, лучше схожу к воротам.
        - Алекс присел рядом с ним на кровать. - Не вернулся еще?
        - Нет, - ответил Райан. - Еще нет.
        - Может быть веселье тебя отвлечет? - спросил Тристан вставая.
        - Совсем нет настроения, - ответил Райан. - Вы идите, а я останусь тут лучше.

        - Тристан Тоус? – едва покинув казарму, они столкнулись со стражем Храма. Он посмотрел на них так, словно они собирались, по меньшей мере, совершить побег!
        - Да, я Тоус, – произнес Тристан немного вызывающе. – И что?
        - Настоятель просил передать вам, чтоб вы нашли отца Пленти и отца Миссино. И передайте им, что совет наставников начнется сегодня на час раньше.
        - Просто отлично, - скривился Тристан, – а почему я? Да и где я буду искать их?
        Страж приподнял брови и холодно осведомился - Вы слышали что-нибудь о дисциплине?
        - Найти отца Пленти? – тут же сбавив обороты неохотно протянул Тристан. – А точно это нужно сделать мне? Или может…
        - Вы можете сходить к настоятелю и уточнить, – перебил его воин. – Найдете вы обоих отцов-инквизиторов на городской стене.
        - Понятно теперь почему вас собираются на совете обсуждать, – процедил он сквозь зубы, уходя. – Дисциплинка!
        - Ну, а что? Я же только спросил, – пожав плечами Тристан посмотрел на друга. – А он сразу орать…
        - Что-то ты злой какой-то, Трис, – хмыкнул Алекс.
        - На стену городскую значит щас пойдешь… - протянул он. – А если я с тобой?
        - Ну, страж Храма не сказал же, чтоб я шел обязательно один?

        У Алекса улыбка будто приклеилась к лицу – Ох, как же тут здорово! - пригласил он обводя руками вокруг. В этот момент его лицо светилось от гордости, словно городская стена была, по меньшей мере, построена его руками. Тристан за его спиной скорчил забавную рожу.
        - Ты и в прошлый раз восхищался…
        - Ну так и в тот раз тут красиво было, – отпарировал Алекс.
        Тристан пожал плечами и свесившись вниз посмотрел туда, где Ольмия неспешно несла свои воды к морю. Лесные шорохи смешивались здесь, наверху, с голосами людей, доносящимися из города, стук копыт по брусчатке перекликался с птичьим пением.
        Поверху крепостная стена была вымощена каменными плитками, и ширина дорожки позволяла пройти по ней свободно, в ряд, четверым. Через равные промежутки стена расширялась, и на небольших круглых площадках стояли огромные железные чаши.
        - Это... - начал Тристан направляясь к одной из них.
        - Это железные светильники, - перебил его Алекс. - Это они горят каждую ночь до утра.
         Сморщившись, Тристан передразнил - "Железные светильники", ага! Это друг мой - Путеводные Чаши, так их называют.
         Алекс нахмурил брови и с сарказмом спросил - Ну и кто же их так называет?
         - Да все! - ехидно улыбнулся Тристан. - И назвали их так еще лет пятьсот назад, сразу после установки. Потому что эти чаши, как ночные маяки, не дают путникам заблудиться в темноте, указывают им дорогу к городу.
        - А мне говорили, - с не меньшим сарказмом ответил Алекс, - что эти огни скорее помогают отпугнуть тех тварей, что лезут по ночам оттуда. - Махнул он рукой в сторону леса - Да и какой нормальный человек ходит в наше время ночью по дорогам?
        - Но это только последние несколько лет, - возразил Тристан. - А история королевства насчитывает тысячелетия! Только представь, что будет, если из-за мимолетных трудностей станут переименовывать все вокруг! Какая тогда начнется путаница, - закончил он и хитро улыбнулся.
        - Сбросить бы тебя вниз, - сквозь зубы произнес Алекс. - Терпеть не могу, когда ты умничаешь!
        - Попробуй! - Тристан сделал движение, словно собирался на него напасть.
        - Что?? - взревел тут же Алекс. - Ты хочешь драться??
        Но Тристан опустил руки и произнес спокойно: – Ты все время злишься, Алекс, и чуть что в драку лезешь. Иногда бесит.
        - А тебя все бесит последние дни!
        - Ладно, прости, – тут же сказал он примирительно. – Погорячился. Знаешь ведь, что я в гнев впадаю, как папаша…
        - Если б ты умел думать, то понимал бы, почему я так злюсь! – обиженно сказал Тристан.
        - Ну, Трис, ну чего ты?! – снова взвился Алекс. – Я извинился, а ты снова!
        Тристан не ответил. С независимым видом он пошел вперед поглядывая по сторонам, то на город, то на лес за стеной.
         - Ну и чего тебя бесит? – догнал его Алекс. – Тоже думаешь, что ребята что-то скрывают?
         Тристан обернулся и удивленно посмотрел на него – Ты тоже заметил?!
         - Ну я не совсем дурак, – хмыкнул Алекс. – Кое-чего замечаю.
         - И что ты думаешь? – спросил Тристан горячо. – Как считаешь, что происходит?
         Алекс вздохнул – Нет ли какого заклятья, Трис, чтоб мои мысли прямо тебе в черепушку переложить, а? Потому что говорю я не так складно…
         - Успел привыкнуть за десять лет! – хмыкнул Тристан. – Давай, выкладывай!
         Они прошли чуть вперед, и присели возле Путеводной Чаши прямо на ящики с углем, спиной к городу. Вдохнув поглубже прохладный лесной воздух Алекс произнес. – Ну в общем вот. Райана мы всю жизнь знаем. Он такой всегда, его не переделать. Это как меня злиться отучить, Трис. Головой вроде я понимаю, что злиться плохо. Только чуть что – хочется за меч схватиться и на кулак кишки намотать.
         - Как поэтично! – вставил Тристан усмехнувшись краем рта. – Но продолжай, к чему ты клонишь?
         - Да ты что! – махнул рукой Алекс. – Никуда я не клоню, я не такой хитрый, чтоб клонить. Я хотел сказать только, что Райан такой вот. Ну не может он доверять как ты, как я. Кто-то его предал, или наказал крепко, и веру в людей из него выбил всю. Как мой папаша мозги вышибал, так и из него веру в людей вышибли. В общем… не со зла он это. Райан и хочет, да не может иначе. Ну а мы, друзья. Значит нужно быть нам добрее к нему. Так?
         Тристан подобрал кусочек угля и запустил в реку – Меня тоже обманывали, Алекс. Однако я все равно верю друзьям, даже, если мне иногда трудно. И Райан мог бы постараться…
         - Ты не уловил, – добродушно перебил его Алекс. – Вот ты учишься в Рыцарской школе, так?
         - Ну так, – осторожно кивнул Тристан.
         - А должен бы в Монастырской. Ведь хочешь стать священником. А в Рыцарской будущие воины, рыцари Света, стражи Храма, гвардейцы, хранители Тайн так? А священники и инквизиторы – в Монастырской. А ты священником хочешь стать. И все равно с нами учишься…
         - Это ты к чему?
         Алекс сморщил лицо – Ох, Трис! Ну не могу я все складно сказать! Ты вот хотел Райан переучивать, а я…
         - А ты имел в виду, что отец Айвен меня отправил в Рыцарскую школу потому, что хотел, чтоб я стал воином, а не священником? А я все равно не… не переучиваюсь?
         - Ну все ты понял! – облегченно произнес Алекс. – Про то и говорю. В каждом есть такое, что не переделать. В тебе вот вера в богов, во мне злоба видимо. А Райан вот никому не верит. Или боится может…
         - Райан? Боится?? – хохотнув, Тристан удивленно посмотрел на друга.
         Алекс чуть смутился, но тут же сказал – Да. Боится он. Вот заметь, он ведь молчит когда? Когда у него не выходит что-то. Вот как с Тайным отрядом. Райан будет мучатся, страдать, но ни к кому за помощью не пойдет. Так ведь?
         Райан открыл рот и закрыв его задумчиво вытащил еще один кусочек угля и покрутив  в руке запустил в реку.
         - Ну да... – пробормотал он. – Да, в общем то ты прав… Значит у него снова беда? Так получается?
         Алекс молча кивнул – Так выходит.
         - О боги! Точно! – Тристан вскочил на ноги. – Ну как я раньше не понял?! А ты? – тут же повернулся он к другу. – Раз ты все это понял давно, почему ты не спрашиваешь его?
         Алекс рассмеялся так, что из-за поворота выглянул страж стены и уставился на них недоуменно – Не, я в этот раз спокоен. С ним же Павел. А если б что серьезное, Павел сказал бы нам.
         - В смысле Павел? – снова взвился Тристан. – Что ты имеешь в виду?!
         - Я сказал только, что Павел видно знает про его проблему. Вот и все. Я потому и спокоен. Павел не даст случиться плохому. Ну а когда все закончиться, они нам расскажут.
         - И все равно это…
         - Вот и я говорю, – перебил его Алекс, – что Райан конечно не сахар. Скрытный он. Но друг – самый верный. Помнишь, как на пятом курсе мы змей притащили из подвала и в казарме выпустили?
         Тристан улыбнулся.
         - Вот, вот. Наставникам про это Найт сказал, так ведь Райан все на себя взял. Он всегда так – за нас горой. За друзей. И готов на все. Ну, так давай не будем злиться на всякую ерунду?
         Тристан еще раз пожал плечами и сказал – Так, давай найдем отца Миссино, а я пока подумаю?
         Но оказалось, что отцы наставники уже ушли в Храм.
         - Давай вернемся и вытащим ребят на праздник? – предложил Алекс.
         - Павел скорее всего в лаборатории, чахнет над своим артефактом, пошли, – ответил Тристан направившись к лестнице.
         Один из стражей свесился вниз,  держась руками за выступы, корзина с углем стояла рядом.
         - Что там? - спросил Алекс останавливаясь.
         - Да просто показалось... - выпрямляясь ответил он. - Ах нет, постой-ка… - и стражник снова свесился вниз.
         - Там… - теперь в голосе его явно слышалось недоумение. - Там отец Айвен с первокурсниками, под стенами возле реки!
         - Что за нелегкая понесла его туда вечером, да еще и с детьми?? - воскликнул Алекс тоже заглядывая вниз. - Может быть стоит его окликнуть? - с сомнением в голосе спросил он.
         - Неет… Лучше не надо… - протянул Тристан. - Отец Айвен знает, что делает... К тому же они вроде собрались возвращаться, - с облегчением проговорил он выпрямляясь, и добавил: - Не хотел б я узнать, что ответит отец Айвен тому, кто посмеет ему указывать.
         - Да, это точно - с виду божий одуванчик, но характер стальной у нашего отца! - усмехнулся страж. - Да и жаль ту нежить, что попадется ему на дороге.
         Попрощавшись, друзья начали спускаться вниз по веревочной лестнице, двое караульных смотрели на них сверху.
         - А ты узнал того, светловолосенького? - спросил один из них.
         - Нет, а кто это?
         - Это тот самый парень, что везде таскается за отцом Айвеном, говорят после Испытаний он оденет синюю сутану священника.
         - И учиться в Рыцарской школе?! - удивился его друг.
         - Ага! - кивнул стражник. - Не в Монастырской школе, а в Рыцарской! Представляешь?
         - Странно как-то...
         - Ну! Говорят, это отец Айвен ему устроил, попросил, чтоб его в Рыцарскую школу взяли.
         - Не понимаю, - пожал плечами его друг. - Зачем? Странно как-то...
         - А вокруг отца Айвена все время какие то странности творятся, - тоном завзятой сплетницы сказал стражник. - То он будущих священников в Рыцарскую школу устраивает, то детей вечером за стены тащит, а еще говорят, - он понизил голос и огляделся, - что по ночам наш святоша бродит по городу и черные дела творит.
         - Да врут! - возмущенно воскликнул его товарищ. - Не верю!
         - Вот, вот! - сплюнул сквозь зубы стражник, поднимая корзину с углем. - Мой родственник тоже не верил, пока своими глазами не увидел...
         - Что увидел то?
         - Спаси тебя Рассверрисс увидеть такое! - и ушел не оглядываясь.

        Когда за друзьями закрылась дверь, и казарма опустела, Райан лег на кровать и попытался расслабиться - Не буду думать ни о чем!
        Но мысли не оставляли его в покое. Райан не мог выкинуть из головы тревогу. Что делает сейчас тот человек с разными лицами? Какие козни замышляет? И когда же вернется граф?!
        Наконец вскочив на ноги он вышел на улицу, и постояв минуту свернул не к воротам в город, а во внутренний двор Храма. Перемахнув через невысокий заборчик, подошел к Караульной башне и распахнул дверь.
        Навстречу ему пахнуло сыростью. Райан вошел внутрь. Пусто и темно. Только слабый свет пробиваясь сквозь маленькие окошки причудливо освещал старую винтовую лестницу. Под его шагами она начала шататься и скрипеть как живая.
        - Когда-нибудь все здесь рухнет, - подумал Райан уклоняясь от голубей с возмущенными криками взлетающих у него из-под ног.
        Эту башню наспех построили сто лет назад, во времена войны с демонами. Тогда на вершине постоянно дежурили стражи, чтобы как можно раньше увидеть нападающих. Но война кончилась, и старая башня тихонько разрушалась под дождем и ветром. Памятник прежних, страшных времен.
        Райан шагнул на смотровую площадку и осторожно приблизился к краю. Далеко внизу качались верхушки старых дубов во дворе Храма. Весь город, вплоть до городских ворот лежал как на ладони. Позади, за оградой дворца возвышалась Астрономическая башня и Райан посмотрев в ее пустые окна повернулся к городским воротам.
        Ветер доносил ленивую перебранку стражей, шум городского рынка. Какая-то птица попыталась сесть на вершину башни, но увидев Райана вскрикнула и взлетела громко захлопав крыльями.
        Райан просидел на верхушке Караульной несколько часов. Солнце слепило глаза, но уходить он не собирался.
        Лестница внутри башни заскрипела под чьими-то шагами.
        - Павел? Алекс, Трис? - подумал Райан. - Или все сразу?
        Дверь открылась и на площадку вывалилась тяжело дыша и путаясь в юбках Прекрасная Лили. Сегодня она выглядела лучше, чем обычно. Хотя куда уж лучше? Алое платье подчеркивая стройную фигуру облегало тело до самых бедер, а внизу расходилось волнами причудливых складок. Золотистые локоны переливались на солнце, а глаза искрились на чистом лице словно драгоценные камни.
        - Ты? - Райан вскочил на ноги, и шаткие доски заскрипели под его весом.
        - Не двигайся! - вскрикнула Лили вытягивая вперед руки. - Не двигайся, а то мы рухнем!
        - Демон! - выругался он опускаясь снова на пол. - Как ты здесь оказалась?
        - Ох, Райан, все просто! - Лили сделала очень осторожный шаг к нему, пробуя пол на прочность. - Ты снова пропал, вот я и решила сама к тебе приехать.
        - Но как ты поняла, что я здесь? - недоумевающе спросил он.
        - Однажды, еще зимой, ты сказал, что в тяжелые минуты приходишь сюда, на Караульную башню. И я подумала, где тебе быть сегодня? Еще ты говорил, что ветер на вершине башни словно забирает все тревоги и волнения...
        - И ты запомнила? - спросил Райан внимательно на нее глядя, словно что-то искал в ее лице.
        - Я помню все, что связано с тобой, - ответила она опустив глаза и смущенно добавила - Не беспокойся, никто не знает, что я здесь. Все думают, что я приехала в Храм на исповедь.
        - А сюда забралась, чтобы броситься вниз после исповеди?
        - Не ехидничай, - сделав еще шаг Лили опустилась на пол рядом с ним. - Меня никто не видел.
        - Вот что ты делаешь? - с досадой спросил Райан. - Доски грязные, а на тебе красивое платье! - он протер пол своим рукавом. - Теперь садись, - сказал он старательно избегая ее взгляда.
        - Спасибо, Райан, - поблагодарила Лили немного растерянно. Оба помолчали глядя вниз.
        - Ты высоты боишься? - спросил он.
        - Да, очень, - кивнула Лили. - Но я привезла тебе новости, и хотела поддержать накануне Испытаний.
        - Если ты скажешь, что все будет хорошо, и у меня все получиться, я сброшу тебя вниз, - мрачно предупредил Райан. - Я слышу это каждый день. От всех. Но от этих слов мне не легче.
        - Нет, я не это хотела сказать тебе. Конечно, как и все я считаю, что ты герой, - Райан поморщился. - Но люди все время забывают, что ты еще и человек. И тебе тоже бывает... страшно. Хотя ты и очень сильный конечно! Но когда от того, что ты сделаешь, зависит так много! А тебе говорят – «Все будет отлично, ты ведь такая умная, такая красивая!» А ты внутри просто дрожишь от страха и неуверенности, и неизвестно справишься ли...
        Райан с интересом посмотрел на нее - А ты... Немного понимаешь меня.
        - Больше чем ты думаешь... - серьезно кивнула она.
        - Про Караульную башню я сказал тебе только один раз. Это было так давно! Меня удивило, что ты это помнишь, - тихо сказал Райан.
        - Говорю же, я помню все, что связано с тобой, - сказала Лили глухо.
        Отвернувшись от городских ворот, Райан посмотрел на нее серьезно и внимательно.
        - Прежде он никогда так не смотрел на меня! - подумала она, чувствуя, как колотиться в груди сердце. От его взгляда розовело лицо и где-то внутри словно запорхали бабочки, щекоча ее сердце легкими крылышками. Не выдержав, Лили отвернулась и произнесла - Я забыла самое главное... У меня есть новости о графе.
        - Что ты знаешь? - Райан резко развернулся и пол угрожающе заскрипел.
        - Только не вставай пожалуйста, здесь все трясется! - Лили закрыла глаза от страха.
        - Ох, прости! - Райан опустился обратно, подвинулся к ней поближе, нежно отвел ладони от лица. - На самом деле помост довольно прочный, ты не бойся, - и добавил посмотрев ей в глаза: - спасибо.
        - Ты благодаришь даже не узнав, что за новости? - нервно усмехнулась Лили и отвернулась. Он смотрел на нее так, что она просто не могла выдержать его взгляда! Будто пожар полыхал внутри!
        Райан взял ее за подбородок и заставил повернуться к себе. Сквозь дрожащие ресницы она видела, как он смотрит на нее. Долгим взглядом ласкает лицо. Он улыбнулся, увидев легкий румянец, заливающий ее щеки. Дождался, когда девушка откроет глаза. - За то, что ты приехала. Чтоб рассказать мне.
        В смятении она посмотрела на него еще раз и снова отвернулась. - Так вот, - выговорила она дрогнувшим голосом, - графа вчера опять видели в Гарлахе, в порту. Оттуда он отправился в королевский зверинец, и после этого собирался ехать в столицу. А учитывая, что старый Алессандро, смотритель зверинца - его приятель, а до столицы пол дня пути, думаю, он приедет на закате, и с головной болью, - закончила она улыбаясь и вдруг дотронулась до его шеи. Вопросительно заглянула в синие глаза. - Я слышу твое сердце, Райан... - ее губы немного дрожали. – Кажется, я всего тебя слышу...
        Райан накрыл ее руку своей и наклонился прижимаясь щекой к щеке. И вдруг притянул к себе и замер.

         Казалось, время замерло. Лили сидела прижавшись к нему, чувствуя его дыхание на шее, и хотела только одного – чтоб это никогда не кончалось. Райан тоже молчал, но вдруг какая-то птица резко закричала прямо у них над головой. Вздрогнув, они посмотрели вверх. Лили боялась, что сейчас он отпустит ее, разожмет руки и все закончиться.
        Она снова зажмурила глаза и сказала первое, что пришло в голову – лишь бы отсрочить неизбежный момент, когда Райан уйдет в себя и замкнется. – Ты очень красивый.
        - Красивая у нас ты, - усмехнулся Райан. - А я, может быть, сильный!
        Его руки по-прежнему обнимали ее. И в голосе не было обычного холода - Если тебя пугает высота, можем спуститься вниз. И... и поедем куда захочешь? К тебе? Или на праздник? ...
        - Нет! - облегченно рассмеялась Лили. - Посидим еще немного, как вспомню эту ужасную лестницу!
        - Раз тебе так хочется, хорошо, - легко согласился Райан. Казалось, что сейчас он согласиться на что угодно!
        - Может быть здесь действительно волшебный ветер? Или это Оллиррисс алый помог мне? – счастливо улыбаясь подумала она.
        - А пока мы тут сидим, я буду успокаивать тебя и расскажу, как прочна эта лестница, - произнес Райан таким нежным голосом, что она зажмурилась, боясь расплакаться.
         Медленно плыли облака в синем небе, Райан подтянув ее к себе так, что голова девушки покоилась на его груди, сказал - Посмотри, это облако похоже на гнома. Вон борода, и кирка в руках... Правда?
        Она кивнула – Даа... – а про себя подумала. – Я должна узнать. Понять. Сейчас, или никогда!
        - Почему ты не приходил два дня, Райан? - спросила Лили стараясь, чтоб в голосе прозвучало только любопытство и легкая озабоченность. Но не обида. И не тревоги. И не слезы, которые она проливала все эти ночи. - Я знаю, что ты скучал по мне, и что рад меня видеть, но ты так часто делаешь вид, что это не так....
        - Давай не будем говорить об этом! - попросил Райан, умоляюще заглядывая ей в глаза. - Не порти все, пожалуйста! Я только начал... - он вдруг словно осекся и замолчал.
        Лили повернулась к нему внимательно глядя на него. - Я не хочу ничего портить! Наоборот я хочу понять, что я делала не так, чтобы не повторять своих ошибок! Ты так дорог мне, Райан, и я все сделаю, чтобы тебе было хорошо рядом со мной!
        - Я только хочу понять тебя! - быстро сказала она, видя, что он молчит. - Мы так хорошо расстались в прошлый раз и вдруг ты пропал... Я не знаю, честно говоря, что мне думать! Мне кажется… - Лили протянула руку, коснувшись его лица, - что между нами есть что-то особенное...
        Будто тень вдруг легла на лицо Райана. В один миг он оказался за тысячу километров от нее.
        - Что я сказала? - растерялась Лили.
        - Все нормально, - совершенно чужим голосом сказал он и от этого у нее мурашки побежали по телу. Отпустив ее, он вытащил из кармана соломинку и засунув ее в рот сказал куда то в пространство - У меня не было времени, Лили, Испытания, тренировки.
        - Но... - начала было она.
        - Хватит, я не хочу говорить об этом, - оборвал ее Райан. - Давай решим раз и навсегда, - Он замолчал зло глядя куда то вдаль.
        Оторопев девушка прошептала - Что произошло, Райан! Что случилось прямо сейчас? Объясни мне!
        - Ничего не случилось, - произнес он. - Просто на миг я забыл.
        - О чем ты забыл??
        - О реальности.
        - И в чем же она??
        - Реальность – это Тайный отряд, Испытания. Дела и заботы. А чувства… Это просто чувства.
        - Вот как?
        - Ну да, – произнес он совершенно спокойным голосом, и она почувствовала внутри такую боль, словно он ударил ее в живот с размаха.
        - Райан… - она попыталась заговорить, но голос сорвался, и он посмотрел на нее с интересом.
        - Именно, с интересом, словно на диковинку на ярмарке, - отстраненно подумала она все еще купаясь в волнах оглушающей боли.
        - Хорошо, – произнес он не вынимая соломинку изо рта. – Если ты так хочешь – поговорим. Но давай будем честны. Я был для тебя просто каприз, признайся в этом, такой интересный, симпатичный мальчик, о котором ходят слухи, вот ты и решила немножко поиграть, правда? Только не лги мне, я это знаю!
        - Да, но…
        - А потом, когда я не стал плясать под твою дудку, как все мужчины вокруг тебя, ты завелась.
        - Но...
        - Что, но? - Райан смотрел на нее как-то... презрительно. - Хочешь сказать - потом все изменилось? Я стал тебе дорог? Ты меня полюбила? Это ты хочешь сказать?
        - Почему ты кричишь? - Лили подняла руки, словно пытаясь защититься. Никогда прежде она не видела, чтобы Райан Брандон, так себя вел. Что случилось? Она не понимала, хотя отчаянно пыталась, но суть происходящего ускользала от нее, словно в дурном сне...
        - Знаешь, что бы случилось, если бы я упал перед тобой на колени и начал петь серенады? Ты давно-давно потеряла бы интерес ко мне. Тебя заводит именно то, что я этого не делаю. Не клянусь в любви и не прыгаю вокруг тебя, как щенок в ожидании косточки.
        - Так вот в чем дело! - едва не закричала она. Как все просто! Он же боится, вот и все! Но взглянув в его глаза она не увидела там и следа страха, только какую-то злую решимость. И все же попыталась:
        - С чего ты это взял? Ты думаешь, что я тебя отвергну, если ты полюбишь меня?
        Райан удивленно взглянул на нее и вдруг громко расхохотался - Ты думаешь, что я влюблен в тебя и из страха молчу о своих чувствах? Нет, - покачал он головой. - Я просто объясняю тебе, что происходит, вот и все.
        - Но, Райан, подумай, - Лили повернулась к нему, пытаясь заглянуть в глаза, - мы так подходим друг-другу, мы понимаем друг-друга, и я лишь прошу, чтобы ты... - на миг замялась она. – Не пропадал! Просто будь рядом и все!
        - Тебе это не нужно, - сказал Райан скучным голосом.
        - Нет, нет, я...
        - Ты просто вообразила себе это, Лили, - перебил он. - Не говори того, о чем потом пожалеешь. У вас, женщин такое бывает, - недобрая усмешка исказила его лицо. - Сначала вы думаете, что любите того, потом - другого, потом опять первого, или еще кого-то... Которая по счету я «любовь всей твоей жизни», а?
        - Тебя кто-то обидел? - Лили судорожно пыталась понять. Его кто-то бросил? Обманул? Но она знала все о нем, с того дня, как он впервые приехал в столицу... А до того он был ребенком!
        - Я люблю тебя, - вдруг решившись сказала она. - И ты первый, кому я говорю такое, Райан! - она чувствовала, что слова не попадают в цель, будто он отстранился от нее! Как же это вышло?? Несколько минут назад он был с ней, такой открытый, такой близкий! Почему она не может найти нужных слов! Опять слезы! Как не вовремя! - Я люблю тебя! - повторила она отчаянно.
        - Ох, брось! Ты и плачешь то только от досады.
        - Райан, тебе кто-то сделал больно? – спросила она, смаргивая слезы.
        - Кто из нас избежал этого? - усмехнулся Райан. - Но дело не в том, что я не верю в твои чувства, а…
        - Но я люблю тебя, это правда! - она не могла сдержать слез и ненавидела себя за это!
        - Я уже сказал, я верю в то, что ты в это веришь...
        - Райан, скажи мне правду! Неужели ты ничего, ну ничего не чувствуешь ко мне?!
        - Почему же? Жалость.
        В первую секунду Лили чувствовала только боль, огромную, заливающую ее всю целиком, а потом пришла спасительная ярость.
        - Сволочь! - вскочила Лили на ноги размазывая слезы по лицу. - Грязная сволочь, неудачник!
        - Что, любовь прошла? - усмехнулся Райан тоже встав.
        - Я! - взмахнула рукой Лили. Доски под ней угрожающе заскрипели, но она даже не заметила этого. - Открыла тебе душу! А ты! - она толкнула его в грудь кулачком. - Размазал ее в грязи!
        - Продолжай, развлекайся! - Райан скрестил руки на груди. - Ни в чем себе не отказывай.
        - Я уже закончила! - глаза Лили сверкали от гнева. - Я отомщу тебе! Понял? – размахнувшись, она ударила его по лицу.
        - Когда-нибудь, очень скоро, я сделаю тебе больно! Гораздо хуже, чем ты сделал мне! И приду, чтоб рассмеяться тебе в глаза! - она снова ударила его.
        Райан схватил ее за руки и дернул к себе. - А ты не боишься, говорить мне такое? Лили?
        - Отпусти! - девушка попыталась выдернуть руку. - Немедленно отпусти! Ты, грязная, уродливая сволочь!
        - А то что? Выбросишь меня вниз? - язвительно спросил Райан, отпуская ее. Он отвернулся и снова скрестил руки на груди. Лили ругалась сквозь зубы, растирая запястья.
        - Я ухожу, - холодно произнесла она. Задела юбками проходя мимо. Бросила, уже приоткрыв дверь: - Надеюсь больше никогда тебя не видеть.
        - Прости… - прошептал он вслед, но она его не слышала.
        Несколько секунд Райан смотрел на захлопнувшуюся дверь. Потом сделал движение, словно хотел броситься вслед за девушкой, но тут же остановился, и вернувшись к краю сел и опустил голову. Но едва он опустился на пол, как тут же снова вскочил на ноги, потому что из-за двери донесся женский крик. Райан бросился туда, распахнув дверь крикнул - Лили! Что случилось?
        И столкнулся нос к носу с Алексом Нортоном. За ним, ниже по лестнице, стояли Тристан и Павел. Все трое смотрели на него широко открытыми глазами. Снизу раздавался дробный стук каблучков и ругательства Лили.
        - Прекрасно! - воскликнул Райан, снова возвращаясь на площадку. - Просто блеск!
    Трое друзей вышли вслед за ним. Несколько секунд все молчали, а потом Павел произнес удивленным голосом - Ты встречаешься с Прекрасной Лили??
        - Уже нет, - буркнул Райан.
        - Говорят, что ее таинственный покровитель - мой отец, - презрительно произнес Тристан.
        - Еще говорят, что сам король, - сказал Райан, - и магистр Кардатос, и герцог Лансер и даже Рени Салфилль.
        - Так кто же на самом деле?
        - Я не спрашивал, - сказал Райан глядя на город. - Мне это было не интересно.
        Немного помолчав, Алекс произнес - Ну ваще! Ну я не ожидал конечно! И почему ты молчал-то?
        - Я говорил, - возразил Райан сердито. - Но вы мне тогда не поверили!
        - Хм… И когда же ты нам говорил-то? - хмыкнул Павел.
        - Еще осенью. Помните после праздника сбора урожая? Мы тогда демонстрировали свои умения, и у меня особенно хорошо получилось вызвать молнию?
        - В тот день еще был холод собачий! - сказал Павел присаживаясь рядом с ним.
        - Ты шибанул молнией так, что весь народ на площади чуть не лег на землю со страха, - добавил Тристан опускаясь тоже. - А потом все орали твое имя....
        - Да, - согласился Райан, - а вечером, в казарме мне передали письмо.
        - Что-то припоминаю, - произнес Алекс. - Ты еще перечитал его раз пять?
        - Потому, что сперва думал, что кто-то подшутил надо мной, - объяснил Райан. - Но потом понял, что правда пишет Лили. И рассказал вам. А вы давай ржать как кони!
        - Мы думали, что ты шутишь! - возмутился Тристан. - Мог бы и еще раз сказать! Вы встречаетесь почти год! А мы только что узнали! В этом ты весь, Райан!
        - Я хотел тогда посмотреть, что вообще получиться, зачем она меня позвала... Чего хочет...
        - Почти год смотришь! - хмыкнул Павел.
        - Все так запуталось! - махнул рукой Райан.
        - Ну а сегодня что? Неполадки в раю?
        Райан снова махнул рукой. - Нет никаких неполадок. Все закончилось сегодня.

        Король смотрел в окно Астрономической башни. И хмурился. На верхней площадке Караульной башни, которая находилась совсем недалеко, четверо юных рыцарей о чем-то горячо спорили.
        - Кажется среди них и Райан Брандон? Названый сын графа Витворта, за которого вы так настойчиво просите?
        Отец Айвен шагнул к нему и тоже посмотрев в окно произнес – Да, это он. А с ним остальные нарушители порядка – Павел Огре, Александр Нортон и Тристан Тоус.
        - И кажется, подниматься на Караульную башню запрещено? – сердито спросил король. - Дело в безопасности самих учеников. Там все вот-вот развалиться. Башня стоит сто лет и ее ни разу не ремонтировали! У настоятеля все руки не доходят ее снести.
        - Это так, Ваше Величество, – согласно кивнул священник. - Но среди учеников ходят легенды о том, что на вершине башни отступают все печали. Говорят, что их уносит волшебный ветер. Возможно, поэтому они и поднялись туда. Ведь завтра Испытания…
        - И снова нарушили правила! – сердито возразил король. – Райан Брандон мог бы быть осторожнее! На кону его судьба! А он и в ус не дует! Восхитительная небрежность!
        Немного помолчав король сказал – Возможно, Кардотос был прав, когда говорил, что Райан испорчен всеобщим восхищением.
        Священник вздохнул и произнес печально – Причина недовольства магистра совсем не в заботе о дисциплине будущих рыцарей…
        - А в чем же? – спросил король.
        Но не успел отец Айвен ответить, как дверь открылась и Кардатос вошел кланяясь королю – Ваше Величество! Вы сказали, чтоб я пришел обсудить с вами, будем ли мы сообщать людям о том, что случилось в храме Желтого бога печали… – заметив священника он оборвал себя на полуслове, и небрежно поклонившись ему нахмурился.
        - Что ж… Давайте обсудим… – задумчиво глядя, как четверо учеников покидают смотровую площадку Караульной башни, сказал король. Эти юноши смеялись так беззаботно, что казалось, их не волнует, что решит вечером совет наставников, а завтра их ждет еще один выходной, а не Испытания на Арене! Неожиданно король почувствовал злость.
        - Но мы не одни… - почтительно сказал Кардатос и покосился на старого священника.
        - Я полностью доверяю отцу Айвену, – ответил король.
        - А что случилось в храме Желтого бога печали? – поинтересовался священник, и Кардатос протяжно вздохнув, коротко рассказал о докладе капитана Грея.
        - О боги! – произнес священник. Будто мрачная тень легла ему на лицо, и он склонив голову зашептал что-то под нос.
        - Молитвы тут не помогут, святой отец! – с сарказмом вымолвил Кардатос.
        - Но почему в городе не знают об этом?! – спросил священник не обратив на магистра никакого внимания.
        - Потому, что идет неделя Великой Семерки! А люди итак близки к панике! Пропадают путники на Большом Тракте! Недавно пропал магистр из Академии Магии! А в лесу…
        - Все это известно, – оборвал Кардатоса священник. – Но люди должны знать правду!
        - Как правда поможет в этом вопросе?! – взорвался он. - Она укроет их от темных сил?! Спасет их жизни?! Может быть, правда прогонит нежить из болот Серый Топей?!
        - Вы, Ваше Величество должны знать, как правда спасает людей. И как ложь губит судьбы, – промолвил священник пристально глядя на короля. – Ведь вам-то как раз известно, что одна маленькая ложь, ложь во спасение, может привести к беде даже через много лет! Вспомните пророчество Догмара!
        Король вздрогнул и посмотрел на священника беспомощным взглядом, а Кардатос недоумевающе спросил – И при чем тут древнее пророчество о слезах духов?! Всем известно, что святой старец много лет назад предсказал появление человека, который соберет в себе силу семи слез и остановит темные силы и спасет королевство! И Дитя Духов появилась в Рыцарском Храме, на алтаре. Там этого младенца и нашел король, и назвал своей дочерью! И вскоре Абигель вырастет, и прикоснется к Слезам, чтоб собрать в себе их силу! Так при чем тут вся эта история, а?
        Король вдруг застонал, словно от боли. Его глаза неотрывно смотрели на священника, а в уголках закипали слезы. Он поднял руки, словно пытался защититься, или о чем-то молил. А священник сурово произнес – Вот именно! И вот к чему ведет ложь. Вам ли не знать, Ваше Величество!
        - Вам плохо?! – подскочил Кардатос к королю. – Позвать целителя? Хотите присесть?
        - Оставь… - произнес король все так же глядя священнику в глаза. – Оставь нас, Кардатос, уйди!
        Замерев, магистр растерянно смотрел на короля.
         - Уйди же! – воскликнул он, и Кардатос испуганно глядя на него поспешил к двери.
         Едва она захлопнулась, король застонал и закрыв лицо руками опустился в кресло.
         - Отец Айвен! – воскликнул он. – Зачем вы? Зачем вы намекаете на это?! О боги! Дитя Духов! Какая насмешка! Зачем я только не открыл людям правду, когда мог?! Теперь уже поздно... - он посмотрел на священника и прошептал. - Вы один знаете все! Тогда, восемь лет назад я пришел к вам на исповедь, и попросил совета… Вы сказали, что лучше правды ничего нет, но я не послушал вас. Зачем?!
        Немного успокоившись, он заговорил, глядя в окно - Восемь лет назад я молился богам, просил о ребенке! И в тот день они откликнулись на мои молитвы! Утром, выйдя из Храма, я нашел корзинку, простую крестьянскую корзинку, а в ней ребенка, девочку, завернутую в грубый холст! Сердце мое сжалось от любви, и я решил, что этот подкидыш станет моей дочерью, но, глупец, я не чувствовал благодарности! Наоборот, я побоялся, что люди узнав, о том, что дочь моя простая крестьянка, осудят меня! Поэтому я вынул ребенка из корзины, раздел, положил на алтарь, запер зал изнутри, а сам вылез в окно и спрятал ее вещи. Потом я нашел настоятеля Храма... Вместе мы вошли в святилище и увидели ребенка на алтаре... Так и родилась легенда, что моя приемная дочь - Дитя Духов!
        Король встал и прошелся по комнате. Его плечи ссутулились, будто в миг он постарел на десять лет.
        - Боги! - воскликнул он подняв к небу сжатые кулаки. - Я не хотел причинить вред девочке! Я люблю ее как родную дочь! Всем своим сердцем! Я хочу исправить зло! Если бы был выход! А вы, отец Айвен, только мучите меня своими намеками! И заставляете вспомнить о том, что если... если... - тут плечи его задрожали, - если Абигель дотронется до Слез Духов, то просто умрет! Как и все, кто прежде пытался это сделать! Помогите мне, и я принесу вам любую жертву! - плечи короля опускались все ниже, хриплым голосом он закончил. – А вы поучаете меня, как школяра! Чего вы хотите? Чтоб я заставил людей плакать в день Испытаний, вместо того, чтоб они радовались? Хотите, чтоб паника охватила весь город?!
        - Решать вам, Ваше Величество, – опустив глаза ответил священник печально. – Вы – король.
        - И я решил, – король вытер глаза и сказал спокойнее. – Мы не расскажем людям о бедствии в храме Желтого бога печали. А теперь оставьте меня. Я хочу побыть один.
        Поклонившись священник направился к двери, на пороге задержался. – Один вопрос, Ваше Величество, что вы решили насчет Райана Брандона?
        Король нахмурился, и показалось, что он скажет что-то резкое, но лицо его неожиданно разгладилось, и он ответил спокойным голосом – Если совет наставников не отстранит его от Испытаний, я не стану препятствовать желанию графа. Вы понимаете почему? – спросил он помолчав.
        - Вы верите, что этот юноша спасет королевство, и вашей дочери не придется прикасаться к Слезам Духов?
        Король кивнул – Слухи заразительны. А об этом юноше ходит столько легенд, столько слухов… Что я невольно поверил им. И если он действительно избранник богов, то они ведь позаботятся о том, чтобы его допустили до Испытаний, да? Ну, или пошлют ему помощника, защитника… Вас, например, и вы горячо выступите в его защиту?
        - О, я так и собирался поступить, – лукаво улыбнулся священник.
                                                    Глава 6.
                   День Эрреррисса Пурпурного Бога Ярости.
                                               Испытания.
        Павел проснулся от того, что кто-то настойчиво хлопал его по голове. Сперва он ничего не понял, а потом разозлился. Открыл рот чтоб сказать – Убирайтесь в Демонис! Дайте выспаться перед Испытаниями! - как в руку ему ткнулось что-то теплое, маленькое, и открыв глаза он резко сел на постели. Кот, до этого сидевший у него на груди, съехал на колени и недовольно фыркнул.
        - Откуда он здесь взялся? – подумал Павел, но тут заметил, что к шее кота привязана записка.
        Павел протянул к ней руку. Кот выгнул спину ему навстречу.
        - Ты уверен, что принес ее именно мне? – недоуменно спросил он. Во всем Коненберге не было никого, кто мог бы ему писать, а родители из далекой Масании, посылали письма с почтовыми голубями, или с оказией. Котов же обычно использовали, когда записку нужно было перенести на небольшое расстояние – в самом городе.
        Заметив его колебания, кот еще больше выгнул спину, всем своим видом говоря – Что ты сомневаешься? Бери!
        Вздохнув, Павел отвязал записку и развернул ее.
        От листа исходил слабый аромат роз, жасмина и еще чего-то приятного, и Павел, втянув воздух поглубже принялся читать.
        Строки письма были неровными, видно писали волнуясь, а кое-где буквы разъезжались, словно от пролитых слез.
        «Умоляю тебя! Павел! Помоги! Сердце мое разбито, и кажется я умру!
    Вчера твой друг отверг меня, но я не понимаю – почему! Ты слышал его слова на Караульной башне…»
        - Так это от Прекрасной Лили! – присвистнул он.
        «Умоляю! Встреться со мной! Может быть, ты сможешь хоть что-то мне сказать! Я сейчас в таком отчаянии, что не знаю, к кому еще мне идти!
    Если ты откликнешься на мою просьбу, то найдешь меня в карете у ворот. Прямо сейчас…
    Только умоляю! Умоляю! Умоляю! Как рыцаря и как мужчину! Не говори об этом никому! Тем более своему другу!
                                             Прекрасная Лили
                       P. S. Самая несчастная девушка в мире…»
        Оторвавшись от письма Павел задумался. – Ого! Так она готова на все, чтобы вернуть Райан! А он? – повернувшись он глянул на спящего друга. – Ведь он весь год не встречался с другими девушками, мы даже беспокоились… И значит, встречался только с ней одной… Но он такой гордый… Возможно она сама не понимая того, обидела его, а он конечно же промолчал и вот!
        Кот вопросительно смотрел на него и решившись Павел кивнул – Я сейчас приду. Сможешь передать это своей хозяйке?
        Кот мякнул и резво побежал к двери, а Павел тихонько начал одеваться.
        Вокруг все спали - за окном едва забрезжил рассвет.
        Лили и правда ждала его в карете у ворот. До самого последнего момента он верил, что письмо это, и назначенная встреча – розыгрыш, но сомнения пропали, когда он открыл дверцу кареты.
        Девушка сидела в глубине. Ее плечи поникли и вздрагивали. Павел несмело сел на лавку напротив нее, и вздрогнув она отняла от лица ладони.
        Увидев дорожки слез на щеках Павел смущенно перевел взгляд на ее темно-пурпурное, почти траурное платье.
        - Спасибо, что ты пришел, – дрожащим голосом прошептала она.
        - Эммм… Да не за что! – протянул он и замолчал, не зная, что еще сказать.
        - Павел, – тихонько позвала Лили. – Я люблю его! Люблю так, что кажется, все отдала бы за него! И иногда я чувствую, что и ему я не безразлична! Но вчера он прогнал меня, и я не понимаю причины. Все казалось так хорошо, но потом… - девушка снова всхлипнула и Павел растерянно замер.
        - Скажи мне… - наконец выдавила она. – Скажи, у него есть другая? Мне нужно знать это!
        - Эммм… Лили, понимаешь, я ничего не знаю о других девушках, – пробормотал он. – Райан конечно очень скрытный… О боги! Только не плачь! Я думаю, у него нет больше никого! Зачем ему другая, когда ты так любишь его? И ты такая красивая! Просто он очень гордый, и, наверное, на что-то обиделся и все.
        Лили всхлипнула снова. – Павел! Я думаю, ты просто утешаешь меня! Но не надо! Лучше самая горькая правда, чем неведение! – и она прижала ладони к лицу, а плечи опять задрожали.
        Павел неловко протянул руку собираясь коснутся ее плеча, но тут же отдернул и спросил – Да почему ты думаешь, что я обманываю тебя?
        Подняв прекрасное, залитое слезами лицо, она сказала – Да потому! Потому, что ты с ним вместе ввалился в мою гостиную через окно! Это было в день Желтого бога-без-лица! Где вы с ним были?! Гуляли наверняка с какими-то девушками! Просто скажи мне правду!
        Павел расслабленно выдохнул – Лили. Вот тут ты ошибаешься! В тот вечер мы не гуляли ни с какими девушками! Можешь быть уверена!
        - Вот как? – недоверчиво спросила она, но плакать перестала. – И где же вы тогда были?
        - Вот этого я сказать тебе не могу. Это тайна.
        - О боги! – снова зарыдала она. – Ты обманываешь меня, я знаю! Ты просто хочешь меня утешить!
        От ее сдавленных рыданий у Павел мутилось в голове. А он то еще переживал из-за Испытаний! Вот где настоящее испытание!
        - Лили! – позвал он растерянно. – Ну мы правда не были у девушек…
        - Оо! Ты лжешь! Я знаю! Вы ворвались через окно! Оба едва дышали – от быстрого бега! От кого можно так бежать? Да вас застукали братья какой-нибудь красотки!
        - Нет, нет! – пытался он убедить ее, но Лили не слушала, плакала так горько, что у него сердце переворачивалось.
        - Послушай! – попросил он. – Да послушай меня! Это правда тайна. Я не могу тебе рассказать, я дал слово.
        - Эта тайна связана с девушкой, я понимаю!
        - Нет! – никогда в жизни он не чувствовал себя таким растерянным.
        - Тогда скажи мне!
        - Но я дал слово!
        - Ты думаешь, что я могу выдать тайну любимого человека? – она всхлипнула так, что у Павла в голове помутилось, и он сказал – Мы были в опасности. В городе появился человек. Сильный маг, и мы следили за ним. Чуть не попались. Все могло кончиться плохо.
        Она перестала рыдать и посмотрела на него – Вы были в опасности? Маг? Но кто он?
        - Я этого не знаю! – подняв руки сказал он. – Поверь!
        - Так, – произнесла она вытирая слезы. – Или ты все мне расскажешь, или я буду ходить по вашему Храму весь день и спрашивать у каждого, кого встречу об этом. Ты говоришь, что человек, которым я живу, в опасности, но не говоришь какая беда ему угрожает! Ты издеваешься?
        Павел сидел боясь шелохнуться. – О боги! Что мне делать?! Райан конечно легко бы разобрался с этим! Но я не Райан…
        - Я приехала в город довольно давно, – произнесла она. – И все понимают, что у меня есть сильный покровитель. Но ты когда-нибудь слышал кто он?
        Павел покачал головой не понимая, куда она клонит.
        - Я просто хотела, чтобы ты вспомнил, что я умею хранить тайны.
        - Никто и никогда не узнает! – сказала она и посмотрела на него так, что он поверил.
        - В конце концов, если это выплывет наружу, то пострадаю только я один, - он вздохнул и начал рассказывать.
        Солнце уже взошло, когда он закончил. Лили давно не плакала, сидела подперев щеку ладошкой и внимательно слушала. – Слава богам, что вы остались живы! – горячо сказала она. – Ты хороший друг, Павел, – добавила она, и он покраснел.
        - Но вы ведь расскажете об этом графу Витворту? – осведомилась она подумав.
        - Да, конечно. Сегодня же! – заверил он ее.
        - Хорошо... – сказала она рассеянно глядя в окно. – Хорошо, что ты рассказал мне об этом… Не представляешь, насколько мне это помогло…
        - Что? – удивился он.
        - А? – она словно бы на миг забыла, что он сидит с ней рядом. – А. Я говорю, это поможет мне потому, что теперь я знаю, что Райан мне не изменял.
        Она протянула руку и коснулась его щеки. – А ты очень милый и добрый! Но тебе пора – скоро все проснуться.
        - Ты ведь никому не расскажешь об этом? – спросил он не совсем понимая почему так изменилось ее настроение.
        - Конечно нет! – заверила она. – И ты Райану не говори тоже. Пусть это останется между нами?
        Он кивнул, и улыбнувшись ему мельком, она постучала рукой по крыше кареты. На козлах завозился кучер, и Павел полез в дверь, пока кони не тронулись. – Пока, – пробормотал он.
        - Пока! Удачи на Испытаниях!
        Карета поехала, едва он ступил на мостовую. – Ты ведь придешь на Арену сегодня? – крикнул он вслед.
        - Обязательно! – донесся до него веселый голос. – Как ты можешь сомневаться?

        Улицы города заполнили празднично одетые люди. Целые толпы весело разговаривая и смеясь гуляли по площадям, украшенным пурпурными флагами и лентами, пели и разглядывали диковинки, привезенные торговцами из разных уголков Ариона.
        Прямо посреди улиц жарилось на решетках мясо и кукуруза, аромат плыл над толпой смешиваясь с запахом пряностей и духов. Не протолкнуться было и на площади перед дворцом, здесь выступали бродячие артисты, музыканты и клоуны. Дети и взрослые весело смеясь уплетали сладости.
        Проходя мимо Арены, все с удовольствием прислушивались к стуку молотков, раздающихся оттуда - это плотники спешно заканчивали чинить помост.
        Малео Ливен подошел к окну и взглянул на площадь через занавеску. Улыбнулся.
        - Кажется люди довольны?
        - Да, Ваше Величество, праздник получиться лучшим за последнее десятилетие, я думаю, - ответил Кардатос.
        - А граф Витворт? - король развернулся слишком быстро, Кардатос едва успел придать лицу почтительное выражение - Я хотел поговорить с ним перед Испытаниями. Неужели его до сих пор нет?
        - Ваше Величество, я передал чтобы, как только граф въедет в город его сразу же предупредили о вашем желании. Сейчас я пошлю к воротам... - он подошел к столу и взял колокольчик. В комнату, едва не сбив Кардатоса с ног вбежала девочка лет восьми и бросилась к королю - Папа, папа! Смотри какое у меня платьице! А туфельки! Правда, что я очень красивая? - ее глазки сияли от радости.
        Подхватив девочку на руки король поднял ее и поцеловал в щеку - Ты прекрасна как солнце, мое сокровище! Хочешь посмотреть в окно?
        Из-за двери смущенно выглянула молодая женщина в чепце.
        - Не уследила, - промолвила она обращаясь к Кардатосу. - Простите.
        Пожав плечами тот отвернулся.

        Закончив помост, плотники ушли. На опустевшей Арене остались только четверо молодых людей, полностью облачённых в доспехи, хотя до начала Испытаний оставалось еще несколько часов. Из-за стены, с площади долетал шум толпы, обрывки разговоров, смех.
        - Ох, как подумаю, что все эти люди собрались чтоб на меня смотреть, так у меня аж руки холодеют, - сказал Алекс Нортон нервно оглянувшись после особенно громкого взрыва смеха. - Нет бы проводить Испытания без зрителей, а потом только оглашать результаты! Ей богу, лучше б я сразился с отрядом ящеров в их родных болотах, чем эта Арена!
        - Алекс Нортон не любит пристального внимания к своей персоне! - краем губ усмехнулся Тристан Тоус, одетый в алый, сияющий на солнце панцирь. - Вот ведь новость!
        - Зато ты, Трис, внимание обожаешь, не даром же так разоделся! - сказал Павел нервно пряча прядь волос под старый, потертый шлем.
        - Если б я хотел привлекать к себе внимание, я бы сделал вот так... - Тристан снял алый шлем, и его золотистые волосы рассыпались по плечам, обрамляя точеное аристократическое лицо с ярко синими глазами. - Не смотри на меня так Павел! Я не собираюсь проделать подобное на Арене! А то все дамы упадут в обморок! А ты где взял эти железные лохмотья?
        - Эй, полегче! - Павел пихнул его в бок. - Это панцирь моего покойного деда! Отец прислал мне его для Испытаний! Хотя я и выбрал не тот путь, о котором он мечтал для меня... - вздохнув юноша посмотрел в синее небо. Серая прядка снова вывалилась из-под шлема и закрыла ему глаза.
        Райан Брандон не принимая участия в разговоре, сидел рядом с ними на земле и грыз травинку с задумчивым видом.
        - Нервничаешь? - спросил его Тристан. - Сегодня ты очень уж молчаливый.
        - Нет... - безмятежно ответил Райан. - Нет, я не нервничаю.
        - Ну конечно, лучший ученик Рыцарской школы за последние сто лет, чего тебе волноваться?
        - Я не волнуюсь потому, что просто не могу себе этого позволить, - Райан открыл глаза, огромные, синие, словно небо, и взглянул на товарищей. - От меня ждут так много. Граф Витворт за меня просил. И поэтому от меня ждут чего-то особенного. Не просто хорошего выступления, а особенного выступления. Да еще и графа нет до сих пор! Да мне просто нельзя волноваться!
         - Эй, все будет хорошо, ты ведь и есть особенный! - Алекс хлопнул Райана по плечу, - Пойдемте, что ли, вернемся в зал ожиданий? Посидим там немножко до начала?
        - Ты что? - Тристан выразительно посмотрел на Алекса. - Туда никого не пускают кроме выпускников, и если граф придет, то они с Райаном смогут увидеться только тут! Возможно граф все же успеет...
        - Вам вовсе незачем торчать со мной под солнцем! - быстро сказал Райан. - Идите внутрь, отдохните.
        - Я лучше тут посижу, - Алекс опустился на траву. Павел и Тристан последовали его примеру. А Райан встал, и принялся бродить по полю, поглядывая на ворота с задумчивым видом.
        Разговор не клеился, и они просидели молча еще почти два часа, но граф так и не пришел. За стеной глашатаи протрубили, возвещая, что Испытания вот-вот начнутся. Пора было уйти внутрь. Райан хмурился и яростней обычного жевал травинку, Павел, Алекс и Тристан тревожно переглядывались у него за спиной.
        - Не передумал ли наш граф? - спросил тихонько Алекс у приятелей. - Как еще можно объяснить его отсутствие?
        - Тогда я придушу его сам, - пообещал Тристан.

        После обеда трибуны заполнились. Горожане и гости насмотревшись на всевозможные диковинки, с кульками еды в руках рассаживались на длинных скамьях. Те, кому не хватило места на лавках, устраивались в проходах. Глашатаи выкрикивали имена знатных гостей, Испытания вот-вот должны были начаться.
        Король с дочерью стоял за занавесом готовясь выйти к людям. Абигель в нарядном розовом платье и парадной мантии вся трепетала в предвкушении выхода. Но лицо короля было не веселым. С тревогой он смотрел на девочку.
        Загрохотали барабаны выбивая дробь, затрубили горны, король шагнул на балкон держа за руку дочь и под крики толпы занял место у края на троне.
        - Дитя Духов! - кричали люди, приветствую свою принцессу. И чем чаще и громче звучало это, тем мрачнее делалось лицо короля.
        Свесившись с балкона девочка улыбалась и кидала цветы. Потом сияя улыбкой повернулась к отцу - Так здорово что я - Дитя Духов, правда, папа?
        В ответ тот еле выдавил - Ну конечно здорово, милая!
        Тем временем на арену вывезли драконов в железных клетках, семерых, по числу выпускников. Огромные, покрытые переливающейся чешуей и шипами они выпускали длинные струи пламени и в ярости бились о стены клеток. Вздох ужаса пронесся по трибунам.
        Загрохотали решетки закрывая арену сверху, чтоб удержать гигантских драконов внутри и уберечь зрителей.
        Барон Амодей вышел на середину площадки для состязаний, поклонился во все стороны и начал громовым голосом, усиленным магией - Народы Ризендолла и Ариона! Сегодня мы собрались чтобы...
        Человеческий голос так близко, взбесил самку алого дракона, и она бросилась на дверцу клетки всем своим огромным телом, и та затрещав зашаталась, вылетели штыри из верхних петель, и гигантская лапа пролезла в образовавшуюся щель. Барон побледнев отскочил, но мужественно продолжил, косясь на отгибающуюся решетку - Сегодня семеро выпускников Рыцарского Храма в бою покажут свои умения...
        - Мне идти первым, - сказал тем временем Алекс Нортон стоя у выхода на Арену рядом с шестью своими товарищами. Все семеро бледны, Грей Тревес тихонько шептал молитву, кто-то еще, вроде Найт? Отчетливо стучал зубами.
        - Сейчас Алый Зверь сломает клетку и вылезет на Арену, а по жребию у меня Хвосторогий дракон, - растерянно добавил он.
        - Никуда он от тебя не убежит, - нервно усмехнулся кто-то.
        - А Алый Зверь уже почти вылез из клетки... - сказал Алекс. - Не сражаться же мне с двоими? - спросил он перекатывая в руках длинное копье.

        Занятый своими думами король рассеянно следил за происходящим. Испытания не особенно занимали его - каждый год одно и тоже. И когда первый юноша с копьем и в окружении трех оруженосцев вышел на Арену, король отвернулся к дочери.
        Послышались одобрительные крики толпы и рукоплескания, затем рев дракона и железный лязг.
        В отличии от отца Абигель явно получала удовольствие от происходящего. Сжав кулачки она напряженно смотрела вниз время от времени обращаясь к отцу
        - Папа, смотри... Ах, папа! Ты видел? Дракон чуть не задел хвостом этого Александра! - и сияющий взгляд обращался к отцу.
        Кардатос осторожно прикоснулся к его плечу. Переведя взгляд вниз, на Арену, король увидел неподвижное тело дракона, лужи черной крови, и Алекса Нортона со счастливой улыбкой среди всего этого. Его шлем, погнутый и помятый, валялся на песке, позади него. Волосы облепили потное лицо со сверкающими глазами. Он махал рукой и кланялся во все стороны.
        Подавая ветку белой сирени, знак успеха на Испытаниях, Кардатос тихо сказал
        - Как вам этот юноша? Что за сила! Справился с драконом почти без магии!
        - Драконы вообще мало чувствительны к магии, - ответил король, и поднявшись с белой веткой в руке громко спросил раскрасневшегося от гордости юношу
        - Какой путь избрал ты, Александр Нортон?
        Толпа затихла в ожидании ответа
        - Путь Стража Храма, Ваше Величество! - низко склонил голову Алекс.
        - Объявляю тебя достойным! - ответил король и бросил вниз белую ветку. Толпа радостно загудела, приветствуя победителя.
        А слуги тем временем посыпали свежим песком лужи крови на Арене, ловко уворачиваясь от языков пламени.
        Поехала вверх решетка следующей клетки, и из дальнего выхода появился спотыкаясь следующий участник.
        - Грей Томас! - объявили глашатаи.
        Склонившись к королю Кардатос прошептал - Грей Томас должен был сражаться с Алым Зверем, но Алый сумел выбраться из клетки и достался Александру Нортону. Теперь Грею предстоит сразиться с Хвосторогим, выбором Нортона.
        - Я думаю ничего страшного, - произнес король. - В Рыцарской школе они изучают повадки каждого вида.
        Тем временем серо - коричневый дракон прижав голову раскачивал своим страшным хвостом, готовясь к нападению. Он был похож чем-то на гигантскую кошку. В глазах - блюдцах отражался его противник.
        А юный рыцарь почему-то медлил. Застыв в дальнем конце Арены у входа в зал ожиданий, он неловко перекладывал копье из одной руки в другую. Люди напряженно следили за его действиями пытаясь понять их смысл.
        - Это ошибка! - вдруг срывающимся фальцетом воскликнул юноша. - Я должен был сражаться с Алым Зверем! - он пожал плечами отступая обратно к решетке. - Я не готовился драться с Хвосторогим, я не знал...
        Его оруженосцы переглянувшись скользнули обратно в дверь.
        - Уууууу... - разочарованно загудели трибуны.
        Тяжело вздохнув Кардатос нагнулся, разыскивая в корзине ветку черной бузины - знак поражения.

        Внутри зала ожиданий Райан хмуро смотрел на прижавшегося к решетке Грея, потом подняв руку потрогал свою щеку. Почему-то она дергалась.
        - Господи! Только не так! - воскликнул вдруг Тристан. Вскочив на ноги, он начал бегать по комнате сжимая лицо ладонями. - Только не позор, лучше смерть, чем позор на глазах всего королевства!
        - Сядь и успокойся! - резко приказал Райан. Он обвел взглядом своих однокурсников - Это всех касается, - голос его был холодным как лед. - Не сможете взять себя в руки сейчас - закончите как он, - кивнул Райан в сторону Грея.
        - Да, да, ты прав! - помотал головой Павел и выпрямил спину. Руки его немного тряслись. - А я следующий...
        - Так приготовься, - жестко приказал Райан. - Грей долго не протянет. И лучше нам всем отойти в дальний конец комнаты, - добавил он.
        Хвосторога, разозленный долгим ожиданием, бросился через все поле, выпуская струи пламени. А Грей беспомощно застыл у решетки. Только в последний момент он успел отскочить в сторону, но струя пламени, раскалив железные прутья добела, ворвалась в небольшое помещение и почти опалила прижавшихся к противоположной стене выпускников.
        - Ничего себе... - обалдело проговорил кто-то.

        Со смешанным чувством жалости и разочарования следил Малео Ливин с балкона за мечущимся у решетки выпускником. Когда-то давно, когда был он моложе и ловчее, король и сам сражался с драконами. И хорошо помнил леденящий страх, который внушают эти гигантские твари.
         - Бедный мальчик… - прошептал король глядя как несколько рыцарей, появившихся на Арене, теснят Хвосторогу обратно в клетку. - Никогда ему от этого не оправиться, - думал он бросая вниз черную ветку.
        Дальше Испытания пошли спокойно. Каждый из выпускников, кто-то лучше, кто-то хуже, но все справились со своими противниками. Сбросив вниз еще четыре белых ветки под рукоплескания и радостный рев толпы, король обернулся к Кардатосу.
        - На Арене остались два дракона и только один участник.
        - Да, Ваше Величество, - кивнул магистр, - Хвостороге повезло сегодня. Посмотрим, как справиться с Черным Зверем Райан Брантон.
        - Может быть, - сказал король, - выпустим против него Хвосторогу? Ведь Черный Зверь считается отличной добычей и для опытного рыцаря! Черные вообще не поддаются магии, хитры, коварны...
        - И именно с таким противником должен уметь справляться будущий лейтенант королевских охотников! - низко склонился Кардатос скрывая довольную ухмылку.
        - После сегодняшней трагедии... - начал король намекая на несчастного Грея, но решетка уже поехала вверх выпуская Черного Зверя.
        - Райан Брантон! - объявил глашатай.
         Юноша в одном только кожаном камзоле вышел на Арену.
        - Он что, сумасшедший? - воскликнул король разглядывая совершенно не подходящую одежду. – Где доспехи, где шлем, защищенные магией?
        - Райан Брантон, Райан Брантон! - пронеслось над трибунами.
        - Он бы еще без меча вышел! – пробурчал король, чувствуя себя так, словно старый друг, Виктор Витворт, обманул его.
        Между тем, внизу на Арене противники не торопясь изучали друг - друга. Черный Зверь, отличающийся от других пород более высоким интеллектом, не проявляя никаких признаков агрессии рассматривал неторопливо приближающегося к нему человека. Не дойдя десяти метров до первых ловушек, Райан остановился. Чуть поодаль остановились трое его оруженосцев.
        Дракон наклонив голову на бок издал какой-то странный, будто вопрошающий звук, от которого мороз пошел по коже. Сидящие на трибунах люди внимательно разглядывали Черного Зверя. Таких драконов никогда не выпускали на Арену - слишком серьезный соперник для юного рыцаря.
        Тем временем Райан с копьем в руках, подал какой-то знак оруженосцам и быстрее пошел навстречу дракону. Он пристально смотрел ему в глаза, и казалось, что между человеком и зверем происходит молчаливый диалог.
        И тут дракон как-то лениво дохнул, но струя пламени вырвалась из пасти на десять метров. Райан отскочил, укрывшись за камнем и снова двинулся вперед.
        А король, прежде возмущенно смотревший на неподходящую одежду, вдруг удивился его поведению. В отличии от остальных выпускников, Райан не выказывал никакого волнения. Двигался легко и уверенно, будто бы не в первый раз вышел против огромного зверя, способного испепелить его одним своим дыханием.
        Осторожно двинулся вперед и дракон, не спеша, постепенно наращивая скорость и ловко обходя все ловушки.
        Вообще, биться с драконом один на один, не используя хитростей - верная смерть. Никакой щит не спасет от удара огромной лапы, никакой меч не пробьет прочную чешую, а уж если дракон успеет разогнаться и налетит на полной скорости, не устоит никто, будь он трижды рыцарь. А потом, хлопая кожистыми крыльями, поднимется вверх громадина, поливая все вокруг огнем - костей не найдешь. Вот поэтому все поле перегораживали искусно расставленные ловушки, не давая хищнику разогнаться. А решетка отрезала от них небо. И воин с помощью оруженосцев мог закрутить, запутать, неуклюжую в узких проходах тварь, и загнать прямо на торчащие из земли копья.
        Теперь Райана отделял от дракона только небольшой ров с торчащими наружу кольями, и сделав обманный выпад он попытался отвлечь внимание дракона от оруженосца, пытавшегося подкрасться сбоку, но дракон даже не обратив внимания на ложный взмах копья, выпустил струю пламени в слугу. Тот успел уклониться, но падая закричал. Видимо его задело пламя.
        А дракон уже спешил к лежащему человеку, собираясь втоптать его в землю. Но вдруг споткнулся и начал проваливаться сквозь песок.
        Райан подскочил как туго свернутая пружина, одним прыжком перемахнул через ров и приземлившись прямо на спину зверю, ловко всадил копье под чешую и отскочил от удара огромного крыла.
        - Что?.. Как! Папа, папа, ты видел?! Куда дракон провалился?! - воскликнула Абигель подпрыгивая на месте от волнения.
        - Он навел заклинание невидимости на ловушку и заманил зверя в нее, - ошеломленно сказал Кардатос.
        - Очень умно, - восхитился король. - Раз уж Черный Зверь не чувствителен к магии, можно создавать иллюзии вокруг него!
        - Нет большого геройства в том, чтобы запутать глупую тварь, - презрительно бросил Кардатос.
        - Что с тобой? - удивился король. - Разве броситься на спину зверю - не геройство?
        Между тем, внизу Райану снова удалось обмануть дракона и на миг обездвижить. Пользуясь моментом, он снова бросился вперед и успел вонзить в гигантскую лапу копье, снова увернувшись от клыков.
        Восхищенно ревели трибуны, аплодировал король, только Кардатос смотрел вниз с каким-то странным лицом.
        А Райан бросив огненное заклинание на землю, под прикрытием дыма снова подбирался к ошеломленному дракону. На этот раз без копья, сжимая в руке только длинный меч.
        - Что он делает? - воскликнул король, не сводя с юноши восхищенного взгляда. – С одним мечом – против Черного Зверя?! Неужели боги послали нам нового героя?
        А дракон уже нервничал. Озираясь по сторонам и приволакивая раненую лапу, он бестолково суетился в дыму, посылая наугад струи пламени, пока оруженосцы пытались отвлечь его бросая палки и камни.
        Райан выскочил стремительно и неожиданно, словно молния вынырнул из клубов дыма прямо у передних лап дракона, и прежде, чем тот успел что-то сделать, высоко подпрыгнув вонзил меч прямо в шею зверя.
        На миг воцарилась такая тишина, что стало слышно дыхание ветра.
        Дракон покачнулся, черная кровь хлестала у него из раны, но перебить толстую шею одним ударом меча невозможно, и Райан быстро отпрыгнул подальше от драконьих клыков.
        И тут случилось неожиданное. Гордых драконов нельзя было ни приручить, не испугать, отважные звери всегда сражались на смерть. Об их стойкости ходили легенды, и самый стойкий, самый смелый из всех, Черный Зверь, вдруг повернулся и бросился обратно в клетку.
        Трибуны рукоплескали стоя. Люди скандировали имя героя несколько минут, даже глашатаи не удержались и протрубили победу три раза подряд. Под рев толпы король спустился прямо на Арену, держа в руках белую ветку. Остановился напротив юноши и вдруг, взглянув в его глаза, с удивлением заметил, что они, словно синие спокойные озера, будто и не было только что страшной битвы...
        - Какой путь избрал ты, Райан Брантон? - громко спросил он и шепотом добавил: - Проси то, что хотел, не бойся!
        И поклонившись, юноша ответил в наступившей тишине - Я хочу служить Ризендоллу в Тайном отряде королевских охотников.
        - И ты станешь лейтенантом графа Витворта! Объявляю тебя достойным! - воскликнул король вкладывая ветку в его руки.
        Снова кричали трибуны. Абигель перегнувшись вниз бросила букет к ногам юноши, и только глава Тайного совета, магистр Кардатос недовольно хмурясь оглядывал восхищенные трибуны.

        Поднявшись обратно, король впервые за последние годы посмотрел на дочь с надеждой. Сказал улыбаясь подошедшему Кардатосу - У графа появился отличный лейтенант, ты не находишь? А где кстати, он, так и не появился?
        - Ваше Величество! - в голосе Кардатоса слышалось волнение. - Вам нужно пойти со мной.
        - Что произошло?
        - Есть вести о графе, но я не знаю, что и думать...
        В комнате, куда король вошел вместе с Кардатосом, мальчик лет двенадцати, со следами слез на грязном лице, сидел на стуле. Увидев короля он вскочил и низко поклонился.
        - Кто ты? Что за вести ты принес?
        - Ваше величество, я Илик, помощник смотрителя зверинца, я уже два года у него работаю...
        - Повтори то, что сказал мне, - резко приказал Кардатос.
        - Я... Ваше Величество... - мальчик весь дрожал, казалось, от страха он потерял дар речи.
        - Не бойся, здесь ты в безопасности! - подбодрил его король.
        - Ваше Величество! Вчера на зверинец напали... Графа Витворта убили. И... И всех охотников тоже!
        - Что?! - вскричал король. - Зверинец в двух шагах от столицы! Как это возможно? То, что ты говоришь совершенно нереально! Кто смог бы уничтожить отряд лучших воинов и магов?!
        Мальчик замолчал. Моргая, он уставился на короля и слезы снова потекли по грязным щекам.
        - Ну же, ну! Успокойся и не плачь. Расскажи мне все по порядку, а то я не понимаю, что ты говоришь. Ты говоришь какие-то невозможные вещи. Объясни все еще раз с самого начала.
        - Ваше Величество! - мальчик дрожа опустился на пол. - Вчера вечером к нам в зверинец приехал граф Витворт. Он часто приезжал к нам, они с господином Алессандро друзья. Наш смотритель попросил его уничтожить огненных дракончиков, что завелись возле зверинца в лесу... Охотники провозились до ночи, и граф решил остаться переночевать у нас... А утром уехать... Они говорили целую ночь напролет, они ведь были друзья - наш хозяин и граф... - всхлипнул мальчик.
        - Не тяни! - рявкнул Кардатос и испуганно на него покосившись мальчик сказал
        - Простите, Ваше Величество! Граф очень торопился. Торопился сюда, на праздник. На рассвете они вышли за ворота... Но их уже ждали... Напали, едва он сел на лошадь... Это было ужасно! Мы никогда не видели такого! Гигантские лианы вылезли из-под земли! Схватили всех и задушили! Граф даже не успел вынуть оружие! Какие-то люди в масках ими управляли, мы не знаем кто это. Все произошло за минуту. Они перебили всех, кто был с графом, никто не смог спастись. Мы ничего не могли сделать. Мы только успели закрыть ворота. Они стреляли в нас из луков, убили двоих и подожгли зверинец. Но мы смогли потушить огонь... Господин Алессандро слег с горя... Мы боялись выйти всю ночь. Утром я побежал сюда, - мальчик закрыл лицо ладонями и снова заплакал.
        Король и Кардатос в ужасе взглянули друг не друга.

        Во время небольшого перерыва в зале ожиданий, у выхода на Арену раздавались взрывы смеха. Напряжение отступило, и выпускники велело хохотали вспоминая недавние страхи.
        - У меня ноги так тряслись, что я только того боялся, чтоб не брякнуться на землю! - смеялся Тристан. - А когда вышел - все прошло, как рукой сняло!
        - А я ...
        Вновь протрубили глашатаи, объявляя начало второго тура. Как по команде все вскочили, стихли смешки. Алекс оправив на себе одежду подошел ко входу.
        - Ох, опять я первый!
        - Ничего, второй тур - это уже для развлечения, только магические умения показать, - подбадривал его Тристан.
        - Для меня то это как раз самое трудное! - ответил Алекс печально.
        Подойдя к решетке, Райан выглянул наружу. Обводя взглядом вновь заполнившиеся трибуны, взглянул на короля, нахмурился.
        - Что-то случилось во время перерыва, - задумчиво сказал он.
        - С чего ты взял? - спросил Павел, подходя ближе.
        - Король выглядит очень расстроенным, но хочет это скрыть, - ответил Райан засовывая в рот травинку. - А до перерыва он был совсем другим, скучающим, хоть и не веселым.
        Найт выглянул наружу, посмотрел на королевскую трибуну и спросил скептически:
        - А может быть такое, что великий Брантон ошибся? Я отсюда короля то еле вижу, не то чтоб его лицо!
        - Я не по лицу сужу, а по жестам, - ответил Райан отойдя от решетки.
        - Да ты что, знаком с ним близко, чтобы знать такие вещи? - не мог успокоиться Найт.
        Райан взглянул на него сквозь ресницы - Не надо знать человека близко, чтоб понять в каком он настроении.
        И Найт больше ничего не сказав отошел.
        Тристан присел рядом - Как думаешь, что могло произойти?
        Райан развел руками – Может, узнаем, когда-нибудь.

        Испытания закончились на закате, но праздник продолжался. Люди опьяненные увиденным, покидали Арену, обменивались впечатлениями. А на улицах их ждали столы с бесплатным угощением, выставляемым каждый год - ешь, пей, не хочу!
        С наступлением темноты загремели фейерверки, расцвечивая ночное небо. Пушки стреляли каждые десять минут с невыносимым грохотом, всюду слышались смех и песни.     Люди как будто забыли о своих печалях, оставив заботы на завтра.
        Для вручения назначений выпускников пригласили в королевский дворец, в парадный зал. Магистр Кардатос лично вручил каждому диплом и пожал руку, только глянув на Райана он скривился так, будто съел что-то кислое.
        - Что это с ним? - рассеянно подумал Райан, но тут же выбросил эту мысль из головы. Гораздо больше его тревожило то, что граф так и не появился на Испытаниях. Или дела задерживали его, или с ним что-то случилось. Но об этом думать было совсем уж невыносимо.
        - Скорее всего он явиться ведя в цепях какого-то отъявленного злодея, за которым ему пришлось гоняться по всему Ризендоллу, - успокаивал себя Райан.
        После вручения дипломов выпускники вышли на улицу, прямо в гудящую толпу. Их приветствовали криками.
        - О Великая Семерка! Неужели я наконец то священник? - воскликнул Тристан сжимая свой диплом.
        - Было б ради чего стараться! - скорчил гримасу Алекс. - Толи дело я…
       Найт перебил его - Ребята, а вы понимаете, что возможно мы видимся в последний раз в жизни? - Найт стал Хранителем Тайн и вскоре должен был уехать на Южные острова.
        - Ну, ты же не завтра едешь! И когда-нибудь вернешься, - резонно заметил Павел. - Так что еще сто раз увидимся.
        Долгий день был закончен, всех охватила эйфория.
        - А не выпить ли нам по кружечке пива? - спросил Алекс.
        - Пожалуй это то что надо, после сегодняшнего дня! - блаженно потягиваясь сказал Павел.
        - Да, да, с завтрашнего дня никакого пива, надо пользоваться моментом, - сказал Тристан. - А ты что молчишь, герой дня, покоритель сердец? - он толкнул Райана в спину - С тебя причитается кстати. Теперь то ты точно нас всех должен угостить!
        - Сейчас посмотрим... - Райан полез в карман и загремел мелочью. - Что тут у нас есть... Уу, ну тут хватит как раз на пол кружки где-нибудь в придорожной канаве.
        - Фу! Как не стыдно, господин лейтенант! Куда вы деваете все свое огромное жалование?
        - Наверное пропиваю с другими друзьями, - рассмеялся Райан.
        - Как представлю, что в нашу следующую встречу ты будешь уже богаче меня... Не знаю, как я это выдержу! Ох, хо, хо! - шутя Тристан схватился за сердце. - Ну ладно, я вас всех сегодня угощаю! Идем в «Розу», будем пить лучшее пиво в городе!
        - Идем, раз ты так нас уговариваешь, хотя я смогу заплатить свою долю, мне родители послали немного…
        - Да брось ты, Павел, серьезно, я угощаю!
        - Я же и не сопротивляюсь! Только рад буду, если ты за меня заплатишь. Похоже теперь я буду самым бедным в нашей компании, ученики магов получают крохи.
        - А нечего было рваться в эту Академию, будто там медом намазано!
        - Я получил все, что хотел... Но я вспомнил, что не видел графа Витворта за весь вечер ни разу. Он так и не приехал… Где он интересно? - посмотрел он на Райана.
        - Господа! Постойте! - их догонял слуга в сине золотой форме с письмом в руке. - Господа, мне нужен Райан Брандон!
        - Не иначе как приглашение от одной Прекрасной дамы на чашку чая! - прыснул Тристан.
        Райан разорвал конверт, прочитал письмо.
        - Ну что там, не томи!
        - Это от нее, да?
        - Ребята, я что-то не пойму... Меня приглашает сам король!
        - Да ну, что еще за шутки! - Тристан вырвал письмо из его рук, прочел, потом еще раз.
        - Ну дела! И вправду король!
        - Господин Брантон, вы должны следовать за мной сейчас же! – нетерпеливо сказал слуга.  - Вас ждут во дворце.
        - Иди, иди! - Алекс подтолкнул Райана. - Мы ждем тебя в «Розе», если тебя конечно не бросят в тюрьму за то, что слишком хорошо выступал...

        Слуга молча шел впереди. Они вернулись на заполненную народом площадь, вошли во внутренний двор через боковой проход, и пересекли несколько совершенно пустых залов. Отдернув полог, слуга произнес
        - Сюда пожалуйста, - и отступил в сторону.
        Райан вошел и полог тут же упал за спиной, слуга остался по ту сторону.
        Он осмотрел небольшой темный зал. Через огромные окна от пола до потолка открывался вид на город.
        Сзади послышались шаги, и Райан повернулся к окнам спиной. По лестнице к нему спускался сам король. Он был совершенно один.
        Кланяясь, Райан поразился перемене, произошедшей с королем буквально за несколько часов. Его лицо словно осунулось. Складки печали избороздили лоб и щеки.
        - Здравствуй, Райан! - произнес король. - Представляю, как ты удивлен моим приглашением... И тем, что я встречаю тебя один в темноте.
        - Ваше Величество, удивлен - это не то слово!
        - Райан, до этого дня мы не встречались ни разу, но я так много слышал о тебе. От разных людей. Они тебя хвалили, говорили, что ты талантлив. И сегодня я увидел это своими глазами. Тебя хвалил, и сэр Рональд, и отец Айвен... Другие... Но больше всех конечно - граф Витворт... - вздохнул король. - Он хотел видеть тебя в своем отряде. Своим приемником. Он сказал мне это...
        - Вы знаете где он? - спросил Райан.
        Помолчав с минуту король кивнул - Да. Скажи мне, ты любил графа?
        - Он заменил мне умершего отца Ваше Величество, - произнес Райан удивленно. - Привез меня сюда, в Коненберг. Он всегда помогал мне... Простите, Ваше Величество, но почему вы спрашиваете? И где граф? Меня мучает какое-то предчувствие. Скажите прямо, что с ним?
        - Райан, я и сам не могу поверить в то, что собираюсь сказать. Все мне кажется, что это жестокая шутка.
        - Что с ним?! Он ранен? Заболел?
        - Нет. Он не болен. Он умер.
        - Что?! Умер? Это шутка?! - Райан огляделся, словно надеясь, что сейчас отодвинется полог и граф Витворт выйдет к нему улыбаясь.
       - Это все объясняет, - наконец сказал он и посмотрел на короля. - Только мертвый, граф мог пропустить мои Испытания!

        Звезды все так же сияли в небе, когда Райан вышел из дворца. На площади все так же веселились люди, все так же палили пушки, но теперь он едва замечал это. Огромная боль казалось заполнила его с головы до ног. Боль, ярость и досада толкали его вперед.
        - Почему я позволил графу уйти в тот день?! – мысленно орал он на себя - За ним явно следили!!! Я же никогда не ошибаюсь в своих предчувствиях! Почему я не пошел за ним?! Почему позволил просто уйти?! И я .... Я даже не извинился перед ним! Не сказал ни одного хорошего слова на прощание! - в ярости он сжал кулаки так, что ногти впились в ладони.
        - О! Да это же Райан Брантон! - кто-то потянул его рукав. - Выпей с нами! - ему протянули кружку, но тут же отпустили, и отпрянули в сторону, увидев его взгляд.
        Через пол часа Райан уже был на Королевском мосту, возле «Розы». Заглянул в зал, забитый народом. Найдя в этой толпе друзей, просто мотнул головой и снова выйдя на улицу обогнул таверну, и остановился у перил.
        Внизу лениво перекатывались темные волны.
        - Я найду их даже на краю мира! Найду и убью! - подумал Райан, сжимая резные перила.
       Сзади раздались шаги, и он повернулся к друзьям, с удивлением заметив, что в руке осталась часть металлического ограждения. Размахнувшись, он отбросил его в воду, а потом сказал
        - Граф Витворт мертв. Убит. Вместе со всем отрядом охотников.
        Не слушая пораженных возгласов и расспросов, добавил - Мне нужна ваша помощь. Король дал мне задание разыскать и покарать его убийц. Он позволил мне самому выбрать помощников для этого. Я выбрал вас троих. Если вы согласитесь, вам всем дадут отсрочки с новыми назначениями. Скажите только - вы поедете со мной?
        Первым откликнулся Алекс - Даже если б нам не дали отсрочек. Мы все равно поехали бы с тобой.
        Тристан шагнул вперед - Когда ехать?
        - Мы можем отправиться прямо сейчас, - сказал Павел. - Мы готовы.
        И Райан почувствовал, что дышать стало легче.
                                                      ГЛАВА 7.
                                                       ГОНКА.   
        С того самого момента, как Рональд Латник стал рыцарем Света, жизнь его была простой и ясной. Были враги, были друзья. Врагов нужно было уничтожать, друзьям помогать.
        Когда ему перевалило за пятьдесят, и проводить весь день в седле, с двуручным мечом в руках стало сложновато, Рональд Латник стал наставником в Рыцарском Храме и учил молодежь тому, что знал сам - бить врагов и помогать друзьям.
        Но то, что творилось в Ризендолле в последние годы, вносило сумятицу в его жизнь. События, странные и зловещие, происходили все чаще, но Рональд Латник перестал понимать – кто враг? Против кого ему, рыцарю Света, сражаться?
        Но, слава богам!, были в стране люди, которые могли, потянув за невидимые нити, найти виновных и вытащить их на солнышко. И Рональд Латник преклонялся перед ними, перед их умом и смелостью.
        И конечно, больше всех остальных уважал он графа Витворта, капитана Тайного отряда, от которого не мог укрыться ни один коварный замысел, ни одни заговор.
         Виктор Витворт в его представлении напоминал молнию, сияющую в ночи. Граф умел развеять самые мрачные тучи тайн и открыть все, что прятали враги государства во тьме. А что теперь?
        Рональд Латник тяжело вздохнул, и кивнув стражу, закрывающему городские ворота направился обратно, к Храму. Только что, через эти ворота, в ночную темь выехали четверо его учеников - Райан Брандон, Павел Огре, Алекс Нортон и Тристан Тоус.
        - Эхехех! - впервые в жизни сэр Рональд почувствовал, что железный нагрудник, который он одевал каждый день с утра, и не снимал до того, как ложился в постель, слишком тяжел. Или может быть на плечи ему давило известие, принесенное из дворца сине-золотым, ливрейным слугой? Ведь то, что было написано на пергаменте королевской рукой, переворачивало мир Рональда Латника с ног на голову.
        Выходило, что граф Витворт, тот самый, сияющий как молния, разрывающая козни врагов, убит этими самыми врагами. Нашелся кто-то хитрей и коварней графа, и вот солнце его жизни погасло. Навсегда.
        Сперва Рональд Латник не поверил. Перечитывая пергамент снова и снова, думал - да не может быть этого! Но через час к нему в комнату вошли четверо, и Райан Брантон протянув сопроводительные бумаги, подписанные Его Величеством, подтвердил тревожные вести - граф мертв, тридцать охотников мертвы, кто сделал это неизвестно.
        Райан говорил об этом спокойным, холодным голосом, но почему-то у Рональда Латника кровь стыла в жилах.
         Лицо его бывшего ученика на первый взгляд было невозмутимым, но когда рыцарь пошел с ними на конюшню, чтоб отдать лучших лошадей, то про себя удивился, как от этого взгляда не запылала вся его маленькая комнатка.
        - Так что может и прав был король, назначая юнца на такое важное дело... - проговорил он себе под нос - Уж кто-кто, а Брантон из-под земли их достанет!
        - Что вы сказали? - прозвучал знакомый голос, и сэр Рональд вздрогнул и повернулся. В темноте, перед ним, стояла фигура в синей сутане, с капюшоном, накинутом на лицо. Он узнал человека, и про себя подумав, что стареет, и уже не слышит так как раньше, сказал - А, это вы, отец Айвен! А я вас и не заметил...
        - У вас усталый вид. - сказал священник и пошел рядом.
        - Будешь тут усталым! - проговорил воин сердито.
        - А я решил прогуляться… посмотреть, что в городе происходит. – беззаботным голосом сказал собеседник.
         Они немного помолчали, и вдруг священник спросил - Кто отправился на поиски убийц графа?
        - Что? - повернулся к нему Рональд Латник - Вы знаете? Откуда?
        - От короля конечно! - хмыкнул старый священник и Рональд Латник подумал, что видно Его Величество советуется со своим другом обо всем на свете. – Ну вы же знаете, что пока об этом лучше молчать. Пока не разыщут убийц графа, - ответил он.
        - Я слышал, как вы упомянули Брантона. – произнес священник - Брантон этот тот самый юноша, который победил Черного Зверя на Испытаниях?
         И Рональд Латник остановившись, во все глаза уставился на него.
        - Что вы такое говорите, отец Айвен? - пробормотал он, пытаясь заглянуть поглубже под капюшон и еще не понимая, что происходит.
        - Ах, вот незадача! - рассмеялся беззаботно его собеседник и взмахнул руками, словно потешаясь над своей ошибкой, а потом произнес какие-то странные слова и потребовал - Расссскажи мне вссе!
        - Почему вы шипите? - схватившись за рукоять меча проговорил Рональд Латник, и вдруг, оставив рукоять в покое сказал - Да, это тот самый юноша. Он лучший ученик Храмовой школы. Что еще вы хотите узнать, мой господин?
        Что было потом, Рональд Латник не помнил. Очнулся он недалеко от ограды королевского замка. Голова гудела, словно он накануне выпил бочку вина.
        Кряхтя и постанывая он поднялся. Ноги дрожали, голова кружилась, а во рту было кисло и мерзко. Кое-как дотащившись до ближайшей калитки он постучал. Привратник долго не хотел впускать его, ругался, но потом все-таки согласился позвать хозяев.
        - Сэр Рональд?! - услышал он женский голос и подняв глаза покраснел - О боги Ариона! Как его угораздило упасть возле дома Прекрасной Лили?!
        Но уходить было поздно, и кое-как собрав в кулак остатки воли, он произнес
        - Прошу прощения... Мммм... Добрая госпожа, но я нехорошо себя чувствую, и не могли бы вы вызвать экипаж, или...
        - Да какой экипаж! - воскликнула она. - Вам лекарь нужен! И немедленно! Анжей! - это она крикнула привратнику. - Помоги сэру Рональду войти в дом и уложи его в гостиной! Таня! Села! Быстро сюда! - услышал он ее удаляющийся голос. - Немедленно разбудите лекаря и приготовьте исцеляющее питье! Скорее! - а потом она произнесла совсем рядом – Зачем же вы выпили так много вина, добрый господин? В вашем возрасте нужно быть осторожнее!
        От слов про возраст он немного вскипел, но тепло и нежность, прозвучавшая в ее голосе могли растрогать даже камень. - Я кажется не пил уж очень много... - смущенно произнес он.
        - Да, вроде бы вином не пахнет... - сказала она приблизив к нему свое прекрасное лицо. - Где же вы были? Кто вас угощал? Не выпили ли вы отравленного зелья?
        Краем ускользающего сознания он задумался - а где же он действительно был? И ответил прежде чем окончательно отключиться - Не думаю, чтоб меня опоили. Там был отец Айвен, он бы не позволил...
        - Отец Айвен? - произнесла красотка странным тоном - Ну надо же...

        Никто не напал на них ночью, вопреки страшным слухам, что ходили в городе. Несколько раз они слышали шорохи и шум в кустарниках, что росли вдоль дороги, но скорее всего это были зайцы, или другие мелкие звери.
        Наконец, въехав на холм, они остановились. Внизу лежала долина, подернутая предрассветным туманом, сквозь него виднелась желтоватая крыша королевского зверинца. После того, как стих стук копыт, они слышали только разноголосый хор цикад в траве, да какая-то ночная птица крикнула невдалеке.
        - Вы слышите что-нибудь? - спросил Райан. - Хоть что-то?
        - Нет, - покачал головой Павел отвечая за всех.
        Было еще темно, но в зверинце не горел ни один огонек, более того, молчали и звери, содержавшиеся внутри.
        - Обычно отсюда уже слышно ржание коней и вой медведей... - произнес Тристан.
        - Живы ли они?! - пуская коня вскачь сказал Райан.
         В это утро в королевском зверинце вдруг оказались заперты ворота и даже боковая калитка. На стук не отвечали, но внутри явно кто-то был. Теряя терпение Алекс сказал, что выломает ворота к демонам, и только после этого испуганный голос спросил кто они, и что им нужно. И снова все стихло.
        - Слава богам, они живы! - произнес Тристан. - Но почему не открывают, чего ждут?
        - Похоже они напуганы. - сказал Райан кусая губы. - Видели бы вы того мальчишку, Илика! Он трясся от страха.
        Прошло еще пол часа прежде, чем сам Алессандро окликнул их из-за ворот.
        - Это правда ты, Райан?
        - Да, я! Открывай скорее.
        Щелкнул замок боковой калитки, сквозь которую с трудом можно было въехать на лошади. Втиснувшись внутрь, они огляделись. Во дворе собрались служители зверинца - мальчики и подростки с испуганными лицами.
        Алессандро, бледный и осунувшийся, шел к ним навстречу. Одного взгляда было довольно, чтобы понять - Илик сказал правду, и надежда, что он возможно ошибся, погасла. С тревогой Павел посмотрел на Райана, но по его лицу ничего нельзя было понять. Будто его друг одел на себя маску.
        Подойдя ближе Алессандро всхлипнул.
        - Ты уже знаешь... Такая трагедия! – дрожащим голосом сказал он.
        - Да, Алессандро... Я приехал узнать детали, - сказал Райан спрыгнув на землю. - Мои друзья расспросят тут всех, а мы поговорим пока, ладно?
        - Как хочешь, Райан, все равно мы мало чем сможем тебе помочь. Король назначил тебя расследовать это дело?
        - Да.
        - Мудрое решение, ты достанешь его из-под земли.
        Поддерживая старика под локоть, Райан повел его в дом, а Павел, Алекс и Тристан остались во дворе.
        Усадив Алессандро на стул, он растерянно замер. Старик был бледен, а руки, сложенные на коленях подрагивали.
        - Послушай… - начал Райан смущенно. – Я понимаю, ты не в себе сейчас, но мне нужно знать, что тут произошло.
        Подняв усталый взгляд старик произнес - Я не знаю, что рассказать даже... За всю жизнь, сколько живу, ничего такого я не слышал, и не видел никогда!
        - Начни с начала, - попросил Райан. - С того момента, как приехал граф.
        - Все вроде бы было обычно. - пожал плечами старик. - Граф заехал по моей просьбе, чтоб истребить зверье, что завелась в лесу. Мальчики мои не могли выйти последние дни за ворота, огненные дракончики тут все заполонили... Граф само собой с ними быстро справился… Но закончили они только к ночи, вот и решили остаться тут, переночевать...
        - Подожди, - перебил Райан, - ты хочешь сказать, что граф испугался ехать ночью? Их было тридцать человек, хорошо вооруженных воинов. В каких только переделках они не бывали! Вчера мы с друзьями ехали всю ночь сюда, и никто не напал на нас. Дороги тут не так опасны, больше ходит слухов.
        - Что ты меня спрашиваешь, Райан? - отводя глаза пробормотал старый Алессандро. - Я графу не указчик. Решил остаться и остался.
        - Он приехал к тебе в день Оллиррисса алого. - сказал Райан сверля старика взглядом. - На другой день, то есть вчера, в столице были Испытания. Я точно знаю, что граф спешил ко мне. И вот ты говоришь, что испугавшись ночной тьмы, он решил остаться тут еще на одну ночь, а не помчался в столицу? Странно это, Алессандро!
        Смотритель снова отвел взгляд. Помолчал минуту глядя в стену, а потом сказал - Райан, граф - твой названый отец. Так он много тебе говорил о своих делах?
        Райан покачал головой - Нет конечно, его дела - государственная тайна.
        - Так и мне он много не рассказывал. - упорно смотрел в стену Алессандро. Райан даже проследил за его взглядом, вдруг там что-то важное? Но ничего кроме выцветших обоев не увидел.
        - Ладно. - примирительно сказал Райан. - Тогда скажи мне другое. О чем вы с графом говорили всю ночь?
        - Откуда ты узнал? - тут же вскинул голову смотритель - А, Илик рассказал...
        - Да. - кивнул Райан. - Он. Так о чем же вы говорили?
        С минуту старый смотритель молчал, а потом ответил насквозь фальшивым голосом
        - Эээ… Мы говорили о погоде, говорили о том, что в стране твориться. Граф много рассказывал о тебе, Райан, радовался твоим успехам, и тому, что ты теперь с ним служить вместе будешь. Вот и все. Ничего больше не было.
        - Не пытай ты меня. - попросил он устало. - Ничего я не знаю и помочь тебе не смогу. А если б знал, кто это сделал, сказал бы тебе сразу. Граф мне другом был лет двадцать. Да только я не знаю кто убил его.
        Райан посмотрел на старика и встал на ноги. - Где они?
        - Ты про тела-то? На ледник мы их унесли, - всхлипнул старик. - Там все тридцать человек и лежат.
        Уже выходя из комнаты, Райан спросил - Скажи, Алессандро, не знаешь, откуда к тебе приехал граф?
        - А не из столицы разве? - опять голос был настолько фальшивым, что Райан даже сморщился, и махнув рукой вышел из комнаты. Спустился по лестнице в подвал. На секунду задержался у двери, а потом открыл ее и вошел.
        Здесь лежали глыбы льда и было очень холодно. Прежде тут хранили еду, а теперь, вместо нее лежали люди.
        Сначала он увидел барона де Куита, лейтенанта погибшего отряда. Райан знал, что барон начал служить с графом еще десять лет назад, а до того был гвардейцем. Когда-то давно, в доме на улице Правосудия, он, подбрасывая Райана на руках смеялся - "Растут новые бойцы!" Теперь тело его перебитое и искромсанное, почти неузнаваемое, лежало неподвижно на глыбе льда.
        - Что за страшная сила могла так изломать взрослого мужчину? - подумал Райан остановившись на миг возле него. И ему стало страшно увидеть, что же сделали неведомые создания с графом.
        Преодолев минутную слабость, Райан глубоко вздохнул, поднял факел и осветил сразу все помещение.
        Все они были здесь. Тридцать человек, Тайный отряд королевских охотников. Райан пошел вперед, освещая мертвые лица. Вот граф Мартин, весельчак и балагур, чем-то похожий на Тристана, и герцог Лансер, единственный сын в семье. Райан вспомнил, как переживал, что станет начальником такого человека.
        Он пошел дальше. Факел в руках дрожал, тени прыгали по стенам.
        Графа Витворта он нашел в дальнем углу. Командир отряда, граф один лежал на огромной глыбе, одетый в черную форму королевских охотников.
        Райан подошел ближе и остановился. Ноги графа были вывернуты под странным углом, но лицо оставалось нетронутым, и Райан был рад этому. Он вгляделся в знакомые черты. Вспомнилась последняя встреча и горькая слюна наполнила его рот.
        Воткнув факел в стену, он опустился на колени. Некоторое время молчал, будто ждал, что граф сейчас встанет, но этого не произошло. Райан протянул руку и взял холодную ладонь в свою. Вместо слов из горла вырвался хрип. Помолчал минуту, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами, а потом заговорил. Голос звучал странно, как чужой.
        - Я помню нашу последнюю встречу. И то, что сказал тебе тогда. Я все бы отдал, за то, чтоб вернуть тот вечер и догнать тебя. Мне нужно было тебя догнать и попросить прощения, но я этого не сделал!
        От звуков его голоса пламя колебалось, и тени прыгали, плясали по стенам. На миг ему показалось, что граф улыбнулся.
        - Ты заменил мне отца, - продолжил Райан более твердо. - И я знаю, ты не обязан был этого делать. Но ты взял меня в свой дом, воспитывал, отправил учиться в Рыцарскую школу. Я знаю на какие жертвы ты пошел, чтобы скрыть правду обо мне. Я знаю, поверь. Ты столько сделал для меня!
        - И как я отплатил тебе за все это?! Я злился на тебя за то, в чем ты вовсе не был виноват. Мне просто надо было злиться на кого-то за тот, давний случай. А на самом деле я вел себя не лучше малого ребенка! Мне давно пора было повзрослеть. Но я хотел злиться.
        - Как ты мог доверить мне, полному обиды и злобы такой пост? Почему ты верил в меня? Скажи! - потребовал он, и крик отразившись от стен разлетелся многоголосым эхо.
        Райан судорожно выдохнул и сел на пол прислонившись лбом к ледяным пальцам названного отца. Текли минуты.
        Немного успокоившись он поднял голову и сказал твердым голосом - Я знаю, ты хотел, чтоб я признал тебя своим отцом, и где-то внутри я давно это сделал. Ты и правда был мне отцом все это время. Прости, что так и не сказал тебе этого.
        Он вытер глаза и встал на ноги. Потянулся, чтоб в последний раз обнять покойника.
        Под одеждой графа что-то хрустнуло. Сначала Райан испугался, что повредил тело, но под рубашкой и правда что-то лежало. Поколебавшись немного, Райан осторожно вытащил простую кожаную папку с завязками. Прежде он ее не раз видел ее в руках у графа.
        Вытащив из стены факел Райан сел прямо на пол и развязал шнурки. Внутри оказалось несколько листков.
        Обычный доклад из замка Грязинь, в Серых Топях. Сведения о погоде, урожае. Граф называл такие доклады бумагопереводительством. Райан отложил ее в сторону. Затем на двух листках шел пересказ старинной легенды, о древнем зле, некогда погребенном в недрах Ариона. В пересказе встречалось даже слово, обозначающее Их. Наткнувшись на это здесь, под землей, Райан поскорее отложил листок в сторону - это потом.
        Еще один доклад от начальника порта и странный рисунок, изображавший лицо очень похожее на змееликого, но в тоже время немного другое.
        - О боги! – выдохнул он. Поднес факел поближе, всматриваясь в изображение. – О боги! Это… Существо я видел в ночь Желтого бога печали. Его ли ты искал, отец? - это слово словно согрело его язык. - Связаны ли эти бумаги с тем, что случилось тобой, или это совсем другое дело?
        Граф конечно промолчал, и вздохнув, Райан аккуратно сложил листки в папку - Я посмотрю их. Если они важны, я пойму. Обещаю, отец.
        Он поднялся на ноги, бросил прощальный взгляд на графа - Клянусь тебе, что найду того, кто это сделал, или ты зря звал меня сыном.
        Выйдя он аккуратно притворил за собой дверь и несколько мгновений постоял, прислушиваясь к собственному дыханию. И вздрогнул, потому, что ему показалось, что видит призрака – от стены отделилась тень и тихий голос произнес
        - Я кое-что слышал, господин Брантон… Но мне будет плохо, если об этом узнает наш смотритель…
        Это был не призрак, всего лишь подросток, один из служителей зверинца. Подняв факел повыше, Райан оглядел пустой коридор и сказал
        - Ничего не бойся. Просто расскажи мне. А я … - он порылся в кармане, ища монету, но мальчик отрицательно покачал головой.
        - Не нужно денег, господин. И не подумайте, я не подслушивал. Я мыл полы в коридоре, возле комнаты смотрителя. А они говорили с господином графом. И я кое-что услышал, всего лишь пару фраз…
       Райан замер от нетерпения.
       - Господин граф сказал, что ему нужно будет после Испытаний поехать в лес Германа – Первопроходца. Чтобы найти атамана разбойников – Ризендольского Рока.
       - Это все? Больше он ничего не сказал?
       - Господин Брантон, если смотритель узнает об этом…
       - Он не узнает, даю слово!
       - А если все же узнает, я смогу приехать к вам, в столицу? Я могу быть пажом, или слугой, или конюхом? Я многое умею и…
          Райан вздохнул, подумал минуту и кивнул – Хорошо, если твои сведения окажутся полезными, даю слово – я не забуду о тебе.
        - Спасибо! – засветился лицом мальчик, и еще раз оглядевшись по сторонам сказал:
        - Граф говорил еще, что Ризендольский Рок обещал указать, где находиться логово Джеймса Крепкозубого. Граф сказал –«Сегодня я упустил его, но Ризендольский Рок укажет, где искать мерзавца!» - эту фразу я запомнил…
        - Еще граф говорил, что Джеймс Крепкозубый потопил корабль эльфов. Возле Привольного Архипелага, пару месяцев назад. Граф сказал, что Джеймс Крепкозубый – беспредельщик. Я не знаю, что это значит, но граф сказал, что из-за этого его и ищет. И что Крепкозубого нужно срочно остановить. Он завладел какой-то ценной вещью и использует ее во зло. И что Ризендольский Рок хороший, хотя и разбойник. Потому, что соблюдает законы. А Крепкозубый – нет. И еще там были странные слова, я их не понял.
        - Это все?
        - Ах да! – добавил мальчик. – Граф Витворт и его охотники не дракончиков в лесу ловили ночью. Они искали там лагерь Джймса Крепкозубого. Только вот Крепкозубого там не было. Граф сказал, что информатор обманул их.
        - Получается они вернулись ночью?  – спросил Райан.
        Мальчик кивнул.
        - Интересные у вас в зверинце порядки. – нахмурился Райан. – По ночам вы моете коридоры. Что ж, господин смотритель вам отдохнуть не позволяет?
        Даже в темноте было видно, как покраснел мальчик. – Простите… Я… Я восхищался графом Витвортом. Мечтал о службе в Тайном отряде! Я знаю, мне там не служить, но я хотел просто посмотреть на оружие графа. Подкрался к комнате, и… И услышал разговор!
        Райан спустился во двор один, Алессандро не вышел их проводить. Едва только они выехали, как за ними с лязгом захлопнулась калитка.

        - Есть хоть что-то? - спросил Райан, когда они отъехали от ворот.
        Тристан зевая во весь рот пожал плечами. Прошлую ночь они не спали ни минуты.
        - Вот тоже самое мы у тебя спросить хотели, но теперь понимаем, что нет смысла.
        - Брось язвить, Трис! - урезонил его Павел. - Сейчас для этого не время!
        Он коротко пересказал все, что они услышали. - Ничего такого, о чем не рассказал бы Илик.
        - О боги! Как я хочу спать! - простонал Тристан. - Давайте поспим хоть немного, а то в голове ни одной здравой мысли.
        - Все не спали прошлую ночь, но ноешь один ты! - пробурчал под нос Алекс.
        - И ты тоже прекрати! Ведете себя оба как дети. - Павел повернулся с Райану. – Так, получается, что мы в зверинце не узнали ровным счетом ничего. Что будем делать?
        - Доедем до первого стога сена и уснем. Может, когда проспимся появятся идеи. - Тристан почти лежал на лошади.
        - И ведь что странно, - проговорил Райан направляя коня вперед по дороге. - Алессандро явно что-то знает, но молчит.
        - Что? - спросил Алекс подъехав поближе. - Объясни-ка.
        - Он сказал, что граф остался в зверинце только потому, что побоялся ехать ночью...
        - Чего ему было бояться? - удивился Тристан. - Здесь не Серые Топи.
        - Вот именно! - согласился Райан. - Вчера мы с вами за всю ночь никого страшнее кузнечиков не встретили. А графу и в Топях приходилось ночевать, посреди болот.
        - Он бы не остался просто так в зверинце накануне Испытаний. Помчался бы в город, чтоб с утра встретиться с тобой! - уверенно сказал Павел.
        - Получается, старик темнит, - подвел итог Алекс. - Может вернуться и того? Припугнуть?
        Райан глянул на него хмуро. - Ты будешь пугать старого Алессандро?
        Алекс тут же замялся. - Ну... Нет, я не смогу, пожалуй. Мы ж его с детства знаем...
        - Вот именно, - кивнул Райан погоняя лошадь.
        - Куда мы так мчимся тогда? - поинтересовался Тристан. - У меня глаза слипаются! Стоит поспать немного, может тогда появиться хоть одна идея.
        - Я все-таки узнал кое-что, - сказал Райан. – Один из мальчиков подслушал разговор смотрителя и графа. По его словам, граф собирался поехать в лес Германа – Первопроходца. Чтобы найти атамана разбойников, Ризендольского Рока. Слышали про такого?
        - Слышали, – поджав губы ответил Павел. – Этому мерзавцу подчиняются все бандиты в королевстве. Не удивительно, что граф решил его поймать и повесить. Только странно, что собирался заняться этим он сам, а не поручил королевским гвардейцам.
        - По словам этого мальчика граф не собирался его ловить. Наоборот, он хотел получить его помощь…
        - Граф Витворт собирался обратиться за помощью к бандиту? А не врет ли мальчик? – недоверчиво спросил Тристан.
        - Я думаю, он говорит правду. – ответил Райан. – По его словам, граф искал совсем другого человека – Джеймса Крепкозубого. И Ризендольский Рок обещал помочь в этом. Граф хотел продолжить поиски. После Испытаний, – Райан замолчал и не останавливая коня нагнулся и сорвав травинку засунул ее в рот.
        Повисло неловкое молчание. Наконец откашлявшись, Павел сказал – Райан, конечно мы найдем этого Крепкозубого. И если он виновен в смерти твоего названного отца…
        - Мы его сами убьем, – закончил Алекс.
        - О нет, – покачал головой Райан. – Только не так. Я хочу, чтоб его повесили на площади, в Коненберге. Чтоб каждый в городе видел, что смерть моего отца не была напрасной!
        - Ну хорошо, – согласился Тристан. – Если ты так хочешь. А сейчас нам нужно поспать. Может, появятся идеи, что дальше делать.
        - А у меня уже есть идея, – ответил Райан. - Только она вам не понравиться…
        - И хоть вам это не понравиться, но мы поступим именно так. Поедем у Ризендольскому Року прямо сейчас.
        - Что?
        - Что??
        - Райан, ты кажется с ума сошел?
        - Сначала выслушайте. Я тут подумал – граф хотел попросить помощи у него. И я хочу поговорить с Роком Ризендольским. Может быть, он согласиться рассказать нам то, что хотел узнать у него граф.
        - Тьфу, тьфу и еще раз тьфу на такие размышления! - от возмущения Тристан привстал на стременах. - Ты предлагаешь нам пройти через лес Германа - Первопроходца, полный злобных тварей, к атаману разбойников, чтобы спросить какие у него были дела с капитаном Тайного отряда?!
        - Ты шипишь как кошка, Тристан!
        - А ты ума лишился, Райан!
        - Трис, успокойся! - Павел нетерпеливо махнул рукой. - А в твоих словах есть смысл, Райан. Тем более мы все равно не знаем где еще искать.
        - Но говорят у него там около трехсот разбойников! Нельзя же так соваться не подумав? Если они все же нападут на нас? - возразил Тристан.
        - Тогда мы погибнем сражаясь, Трис, как и положено рыцарям, - бросил Алекс через плечо. - Кого мы ждем? Едем, пока еще день и твари прячутся в норах.

        Через некоторое время они свернули с Большого Тракта к лесу Германа - Первопроходца. Утро уже наступило, и солнце сияло, золотя своими лучами верхушки деревьев. Широко раскинули ветки сотни дубов, между ними, кое-где, рос цветущий кустарник. Изумрудно-зеленая трава ковром стелилась под ногами. И над всей этой красотой пели на разные голоса сотни птиц.
        - Это и есть лес Германа - Первопроходца? Про который ходит столько мрачных слухов? - спросил останавливая коня Павел. - То жуткое место полное злобной нечисти?
        - Да, - кивнул Алекс останавливаясь рядом. - Это он и есть.
        - А мне кажется, этот лес больше подходит для добрых фей, чем для логова разбойников, - произнес Тристан. - Может мы заблудились?
        - Не знаю, – с сомнением в голосе сказал Райан. - По карте это именно он, да и нет другого леса к востоку от Коненберга.
        - Даже если это он. Как мы найдем здесь логово Ризендольского Рока? - поинтересовался Павел окинув взглядом нескончаемую полосу дубов.
        - Нужно вернуться в город, найти проводника и взять с собой отряд гвардейцев, - закончил Тристан.
        - Я бывал в лагере Ризендольского Рока, - сказал Алекс угрюмо. - Так что обойдемся без проводника.
        - Что? Ты бывал в лагере разбойников? - воскликнул Тристан. - Когда это интересно?
        - Отец ездил туда частенько, - буркнул Алекс. - И не спрашивайте меня зачем. Потому что ни за чем хорошим он не ездил. Но дорогу я помню. Нужно сперва ехать вот по этой просеке, - пустил он коня вперед.
        Переглянувшись, Райан и остальные последовали за ним. Никто не задал Алексу ни одного вопроса.
        К вечеру они свернули с просеки и теперь ехали по еле заметной тропе между деревьями. Райан отстал и молча ехал чуть позади них. Лицо его было спокойным, но все понимали, какие мысли одолевают их друга.
        - Кажется впереди болото, - понюхав воздух сказал Тристан. - Алекс, ты уверен, что мы едем правильно?
        Алекс хмыкнул - Я по этому запаху и чую, что до лагеря осталось совсем чуть-чуть. Мы весь лес проехали, до края. Дальше болото и бандитский лагерь.
        - Почему они устроили свой лагерь в таком месте? – удивленно спросил Павел.
        - Потому, что мало кто сунется в сюда, - пояснил Алекс. - Надежное местечко для лагеря в общем.
        Вскоре копыта их коней начали вязнуть в земле, запах усилился, а деревья вокруг поредели.
        - Уже приехали, - сказал Алекс. - Лагерь в двух шагах, вон за тем пригорком. А коней лучше оставить здесь. Для сохранности.
        Спешившись, все четверо поднялись на невысокий холм и застыли в недоумении. То, что открылось им, было вовсе не похоже на бандитский лагерь. В первый момент Райан подумал, что они все же заблудились, или Алекс, сбившись с пути, привел их совсем не туда.
        Насколько хватало глаз, болотистый берег был заставлен грязными палатками. Дети и домашний скот копошились вместе, прямо в грязи. Среди всего этого женщины на кострах готовили еду. Изможденные, больные лица смотрели на них со всех сторон.
        - Я не так представлял себе логово разбойников… - проговорил рядом Павел. - Это же... Это просто...
        - Это обитель скорби земной, - сурово произнес Тристан. - Вот где боги учат людей смирению.
        Покосившись на него Алекс сказал: - прежде тут все было иначе... Не было всех этих людей и… и тут было похоже на бандитскую стоянку.
        Они спустились вниз и пошли вперед, пробираясь между палатками. Их провожали настороженные взгляды.
        - Кажется за нами идут, - сказал Павел через некоторое время.
        Оглянувшись назад, Алекс хмыкнул. - Да это просто смешно. Там человек десять, но они того и гляди рухнут от измождения. К тому ж, вооружены деревянными дубинами.
        - А надо мной ты тоже посмеешься, весельчак? – дорогу им преградил здоровенный детина в плаще из шкур. За его спиной стояли еще несколько человек с мечами.
        - Добрый день, - Райан Брантон отодвинув Алекса, вышел вперед. - Я прошу прощения за слова своего друга, он не хотел никого обидеть.
        - Никто и не обиделся, - сплюнул ему под ноги детина. - Просто валите отсюда, вам здесь не место.
        - Вы здешний атаман?
        - А тебе какое дело, приятель? Я же сказал ясно - катись отсюда! Или тебе повторить дубиной по черепу?
        Райан напрягся, но все еще пытаясь избежать ссоры, сказал - У меня важное дело к вашему атаману. Я здесь по приказу короля.
        - Что-то мы тут вашего короля не видели ни разу! К нам он не заглядывает, так, ребята? – огляделся разбойник по сторонам. Люди, окружающие его согласно загудели - Ну и мы плевали на его приказы, верно? - Ропот стал еще сильнее.
        Райан схватился за рукоятку меча, и увидев этот жест, детина выхватил дубину, но тут между ними встал Тристан. Положив руки каждому на грудь, он произнес тихим голосом
        - Негоже так ссориться вам братия. Помните, что светлые боги учат нас любви и смирению! - и опустив глаза пробормотал слова молитвы.
        - А ты еще кто такой?? - взревел детина.
        - Ты можешь звать меня брат Тристан.
        - Священник! Священник! - пронеслось над толпой.
        - Так ты священник?? - воскликнул детина.
        - Да, я священник из Рыцарского Храма в Коненберге, - громко сказал Тристан.
        Детина растерянно отступил, а какая-то женщина бросилась к Тристану протягивая ему худого ребенка.
        - Благословите нас, отче! Мой сын болен! Помогите ему!
        - Я помогу, добрая женщина. Не волнуйся, - сказал Тристан. Из-за пазухи он достал небольшую чашу и четки, какие священники использовали в пути. Толпа завороженно следила за его действиями.
        - Да, - бросил он обернувшись к разбойнику. - Скажи мне свое имя, брат, и я буду просить богов, чтоб они освободили тебя от гнева.
        - Меня зовут Стефан...
        - Хорошо, Стефан, я помолюсь о тебе, а пока проводи моих друзей к атаману, у них к нему важное дело.
        - Конечно отче! Сейчас провожу! - гневная маска разгладилась, и разбойник даже попытался изобразить что-то вроде поклона. – Благословите меня, святой отец!
        - Не думал, что наш Трис так может, - прошептал тихонько Алекс.
        - Да, мы все время забываем, что он священник...

           Рассвет только занялся, первые лучи солнца слабо освещали лес. Шатаясь от усталости, Тристан подошел к лошади.
        - Помогите мне! - после двух бессонных ночей он едва держался на ногах.
        - Уверен, что не хочешь остаться и поспать хоть пару часов? - спросил Райан. - Ты не спал ни минуты этой ночью. И предыдущей тоже.
        - Я хочу убраться отсюда поскорее, - сквозь зубы прошептал он. - Больше не могу видеть истерзанных детей и умирающих женщин. Лучше бросьте меня в лесу.
        - Ну, ну, - Павел придержал ему лошадь. - Все будет нормально.
        Они пустили лошадей, тихим шагом удаляясь от лагеря.
        - А ты заметил, сколько здесь народу? - сказал Павел. - Говорили, что у Рока в банде человек двести - триста, а на самом деле их здесь больше тысячи.
        - Это не бандиты, Павел, это беженцы... Я исповедовал всю ночь, и они рассказывали мне свои истории. Знаете, откуда они взялись?
        - Арнольд Холл сказал нам, что почти все из Серых Топей. Бегут от нежити.
        - Ужасно! И в Храме ничего не знают об этом. Немудрено, что все эти люди так озлоблены… А кто это – Арнольд Холл?
        - Так зовут атамана, – пояснил Райан и хмыкнув добавил: – Нормальный мужик оказался, хоть и бандит. Кто бы мог подумать.
        - Так вот, атаман говорил, что беженцы из Серых Топей появились здесь восемь лет назад, – немного помолчав продолжил Райан. - Люди бежали из Серых Топей, спасаясь от нежити. Сначала с мест снялись те, кому нечего было терять - разбойники, перекати поле...
        - Лучше расскажите мне, пока я не уснул, что вам сказал Ризендольский Рок о Джеймсе  Крепкозубом, - попросил Тристан кое-как собрав в руках поводья.
        - Я к тому и веду! Этот Крепкозубый родом из Серых Топей, и одним из первых бежал, когда на Древнем кладбище начала подниматься нежить. Сюда он пришел со своей шайкой. Одно время работал на Рока, но потом тот прогнал его, потому что Крепкозубый стал зарываться, нападать на тех, на кого не надо, даже на королевских гонцов! Несколько лет назад были такие случаи. Тогда никто так и не понял, куда они девались, свалили все на диких зверей.
        - Припоминаю что-то.
        - Ну да, а в столице до сих пор считают, что их похитили неведомые темные силы, – Райан хохотнув покачал головой, а Павел посмотрев на друга укоризненно сказал
        - Знаешь, может есть случаи, которые можно объяснить простыми случайностями, но ведь не все?
        Сперва Райан хотел отрезать – все, но вдруг вспомнил каменную статую в святилище Желтого бога-без-лица и поморщившись, закончил
        - Не знаю, но возможно, все бедствия Ризендолла имеют какое-то разумное объяснение? Но я отвлекся. Так вот, когда Рок прогнал Крепкозубого, он на какое-то время затих, и о нем ничего не было слышно. Говорили, что он подался на Привольный Архипелаг, и заделался пиратом. Но недавно снова объявился здесь. Ризендольский Рок говорит, что граф уже давно разыскивает его. Он не знает зачем, но последний месяц граф почти все время посвящал поискам Крепкозубого. Недавно Джеймс Крепкозубый угрожал, что убьет графа, если тот не прекратит поиски... Трис! Трис! Ты же падаешь! Держите его! Спит. Ну как можно уснуть сидя в седле?
        Поехали медленнее. Тристан спал уронив голову на лошадиную гриву. Алекс и Павел поддерживали его с обеих сторон.
        - Сейчас все силы бросим на розыски Крепкозубого. А неизвестно еще, он ли напал на Тайный отряд? - проговорил Павел. - Угрожать может кто угодно, и я верю, что Крепкозубый ненавидел графа и желал ему гибели, но как простой бандит уничтожил тридцать охотников? Отличных воинов и магов?! Да граф один, спалил бы их шайку синим огнем и все!
        Райан пожал плечами о чем-то думая.
        - Может он артефакт какой украл? - предположил Алекс.
        - Артефакт? - переспросил Павел. - Я в артефактах хорошо разбираюсь. Но никогда не слышал о таком. Что за лианы видели служители зверинца? Нет, о таких артефактах я не слышал.
        - Я думаю, что возможно он украл магический свиток... - начал Райан, но Павел тут же замотал головой - Нет, нет. И заклятий таких не существует. Не верите мне, спросите у Триса, когда проснется.
        - Я и сам таких заклятий не знаю. Получается, это не артефакт и не магия? - склонив голову на бок, спросил Райан.
        - Ни то, и ни другое! - подтвердил Павел.
        - Но лианы видели все служители зверинца. К тому же тела охотников... - Райан чуть запнулся, - были изломаны как спички. Я сам их видел.
        - Ну не знаю, - пожал плечами Павел. - Может животное?
        Алекс хохотнул - Ага! Морской Кракен выбрался на сушу и пробрался в лес!
        - Пару месяцев назад возле Привольного Архипелага потопили эльфийский корабль! - очень громко сказал Райан, и приподнявшись на стременах оглянулся на Алекса и Павла, а потом насторожено оглядел полосу деревьев.
         Удивленно переглянувшись с Павлом Алекс спросил - Что за бабкины сказки?
        - Говорят, что именно Крепкозубый напал на тот корабль! - Райан все повышал голос. - И еще говорят, что он украл у эльфов что-то. Что-то ценное, кажется.
        - Райан, почему ты так орешь? - начал Павел, но тут Райан резко развернул лошадь и привстав на стременах метнул нож.
        - Ты с ума сошел?? - заорал Павел, у которого нож просвистел прямо возле уха. - Хочешь убить меня??
        От его крика лошади вздрогнули и разбежались в стороны. Тристан, которого никто больше не держал, грохнулся на землю.
        Промчавшись мимо них, Райан скрылся в лесу.
        - Что, демон возьми, происходит?! - крикнул ему вслед Алекс, спрыгнув на землю и пытаясь поставить на ноги Тристана, недоуменно хлопавшего глазами.
        - Демон, кажется что-то случилось! - Павел направил лошадь вслед за Райаном, но тот уже выезжал из-за деревьев. В руках у него отчаянно выкручивался какой-то человечек в костюме зеленого цвета.
        Связав покрепче руки странному существу, Райан с отвращением отбросил его. Коснувшись земли, человечек подпрыгнул как резиновый, и броситься прочь, но Алекс упер лезвие меча ему в грудь.
        - Стой, тварь! Покажи свое лицо!
        Павел подойдя поближе, протянул свой меч и осторожно откинул капюшон. Густые серебристые волосы рассыпались по плечам существа. Свозь копну волос показалось торчащее ушко.
        - Остроухая! - выдохнул Тристан.
        - Предпочитаю, когда меня называют эльфийкой! - гордо выпрямившись произнесла девушка и подняла голову. Сверкнули фиолетовые глаза.
        - Не смотрите ей в глаза! - крикнул Алекс. - Эти твари умеют гипнотизировать!
        - Зачем мне гипнотизировать тебя, ты неповоротливая махина!
        - Не знаю уж, зачем ты следишь за нами! Чего ты хочешь? И что вообще эльф делает в Ризендолле?!
        - Так, мне кажется мы не с того начали, - Павел слез с лошади и решительно отодвинув меч Алекса поклонился девушке.
        - Позвольте представиться, я Павел Огре, этот сердитый молодой человек - Алекс Нортон. А поймал вас наш командир, Райан Брандон, ну и это - брат Тристан, священник. А теперь позвольте узнать кто вы, и что здесь делаете?
        Передернув плечиками, эльфийка произнесла: - Я Ванесса из рода Зеленой Листвы.
        - Рад познакомиться с вами госпожа Ванесса, а что вы здесь делаете?
        - Ну, это вас вообще-то не касается!
        - Позволь, я развяжу ей язык, хватит с ней церемониться, Павел!
        - Помолчи, Алекс! - досадливо поморщился Павел и снова повернулся к эльфийке.
        - Мы рыцари Храма, госпожа Ванесса, и нас касается, что делает эльф в Ризендолле, ведь все отношения с вашей страной разорваны. К тому же вы следите за нами. Так что давайте объяснимся и попробуем разойтись по-хорошему?
        - Вы что, отпустите меня, если я вам все объясню?
        - Ну не тащить же вас с собой через весь лес? Или вам нужен провожатый?
        - Провожатый эльфийке в лесу? Вы кажется, смеетесь, господин рыцарь! - девушка расслабилась и улыбнулась краешком губ. – Значит, вы не собираетесь меня убивать?
        Молодые люди недоуменно переглянулись. - Вы следите за нами, и теперь спрашиваете не хотим ли мы вас убить?
        - Я за вами не слежу. Просто услышала, как вы говорите об одном человеке, которого я ищу, вот и заинтересовалась. И пошла следом. Я хотела сперва присмотреться к вам, а потом уж решить, стоит ли выходить, или не нужно. Простите. И я никак не ожидала, что человек сможет меня поймать! Как вы вообще заметили меня я не пойму? Вы очень ловкий для человека, - обратилась она к Райану Брандону.
        - Спасибо, из ваших уст это комплимент, - молчавший до сих пор Райан тоже поклонился девушке. - Простите, если причинил вам боль, я не знал, чего ждать от вас.
        - Да ладно, я не в обиде...
        - Прекрасно! Все довольны, что познакомились друг с другом, и я рад, что вы все рады, но о каком человеке вы услышали, леди? - Алекс с шумом засунул меч в ножны.
       - Вы говорили о Джеймсе Крепкозубом. Я тоже его ищу, - ответила эльфийка.
        - Предупреждая ваши вопросы, я все расскажу сама. Думаю, что могу вам доверять и наши цели совпадают. Только нам надо двигаться, до опушки еще далеко, а в лесу вам нельзя оставаться после темноты. Здесь нет нежити, но ночные звери могут быть для вас опасны, - Ванесса легко повернувшись пошла по тропинке. Ее движения были легкими и плавными, лес казалось, расступался перед ней, ветки скользили, словно гладили ее тело.
        - Эй, леди, может вам сесть на лошадь? Или вы собираетесь пешком прошагать всю дорогу? - крикнул Алекс.
        Оглянувшись эльфийка ответила: - Мы предпочитаем ходить пешком, и в лесу я все равно двигаюсь быстрее, чем ваши кони.
        - Вы говорили о том, что на эльфийский корабль возле Привольного Архипелага напали пираты, - начала она.
        - Эльфийский корабль у Привольного? - недоуменно переспросил Тристан. - Эльфы не появлялись в Ризендолле уже несколько лет. Даже ваше посольство опустело.
        На миг замявшись она ответила - Я сожалею об этом, поверьте мне…
        - Вы не о том говорите, - прервал их Алекс. - Как говорил отец Пленти - оставьте политику политикам. Так леди, вы начали с корабля, давайте ближе к делу.
        - На том корабле был мой родственник. Он принадлежал к роду эльфийских королей, роду Поющей Литвы... Его убили, как и всех, кто плыл с ним... И нам удалось узнать, кто именно сделал это. Это был Джеймс Крепкозубый...
        Переглянувшись с друзьями Тристан спросил. - Предположим, что это был Крепкозубый, но как вам удалось узнать это?
        - Вы прям как на уроке истории! - перебил его Алекс. - На кой нам знать, кто потопил ту эльфийскую калошу?! Бандиты все одним миром мазаны! Скажите лучше, леди, на кой вам этот Крепкозубый сдался? Вы хотите отомстить?
        - Конечно же нет! - эльфийка удивленно взглянула на Алекса - Эльфы не мстят, это портит карму. И потом, какой от этого прок?
        - Подожди, - Райан обратился к Ванессе. - Ты не хочешь мести, так зачем тогда тебе искать Крепкозубого?
        - Может, будет довольно того, что наши цели совпадают? - сказала эльфийка. Вместе мы скорее разыщем его, а там каждый пойдет своим путем.
        - Ну уж нет! - отрезал Алекс. - Откуда мы знаем, зачем тебе сдался этот разбойник? Мы ищем его чтобы повесить, а ты может, захочешь его с собой увести?
        - Я не буду забирать его с собой! Зачем мне этот убийца?!
        - Так зачем же ты его ищешь? Назови причину, и даю тебе слово рыцаря, что не расскажу на первом же перекрестке, что по лесу Германа-Первопроходца бегает эльф!
        На миг растерявшись девушка обвела их взглядом. Но все молчали ожидая ее ответа.
        - Ладно! Ладно, - произнесла она. - Я скажу. Мне просто нужно забрать у него кое-что. Вещь, которую он украл у моего родственника.
        - Что именно?
        - Эта вещь не нужна вам. Просто семейная реликвия, талисман. Старинное растение. Мы называем его Цветком и храним в своем роду, вот и все. Теперь вы мне поможете?
        - Тьфу ты! Ну, вы, эльфы и странный народ! - всплеснул руками Алекс - Из-за сушеной ветки, которой тыща лет, ты бегаешь по всему Ризендоллу?
        - Для меня и всего нашего рода эта "сушеная ветка" имеет очень большое значение! - обиделась Ванесса. - У нас в семьях чтят традиции и передают семейные реликвии из поколения в поколение! В нашем роду, роду Зеленой Листвы, храниться табличка с рецептом эликсира, написанная еще пять тысячелетий назад. А вы, - кивнула она Алексу, - вероятно назвали бы этот старинный артефакт "трухлявой деревяшкой"?
        Алекс расхохотался прямо ей в лицо. - Вы передаете из поколения в поколение сухие ветки и старые деревяшки? Бедно живут эльфы!
        - Стойте, стойте! - перебил их Павел приподнимаясь на стременах. - Артефакт, Цветок, передается из рода в род... Ванесса! А не о Цветке Герархиуса вы сейчас говорили?!
        - Что? - эльфийка покраснела в миг до корней волос и отчаянно замотала головой. - Нет! Герархиус утерян столетия назад, это совсем другой Цветок и…
        - И вы врете, - перебил ее Павел. - Вы говорили о нем, я чувствую просто!
        - Да с чего вы взяли?! - на весь лес воскликнула девушка. - Я не о нем говорила! О другом Цветке!
        - Что-то я никогда не слышал о существовании других артефактов с подобным названием! - возразил ей Павел, - А уж в артефактах я разбираюсь! Не бойтесь, - добавил он успокаивающе, - мы не бандиты и не собираемся присваивать его себе. Место Цветка в Эллинии, там, где он родился...
        - Эй, поясните непосвященным, что это такое? - потребовал Тристан.
        - Это сильнейший старинный артефакт, - сказал Павел. – Считалось, что он утрачен много лет назад... Этот Цветок почти легенда.
        - Но он все эти годы хранился родом Поющей Листвы. А теперь он у Крепкозубого. Неизвестно, что он с ним сделает, - грустно добавила Ванесса. – Хотя, это как раз известно. В общем Цветок нужно вернуть.
         - Не всем известно, - хмыкнул Тристан. - Что именно делает этот Цветок?
        - Этот артефакт обладает огромной силой, - пояснил Павел. - Он был создан тысячи лет назад, еще до Рыцарей – Первопроходцев, во времена древних рас. Из тела короля всех растений. И Цветок обладает властью над ними. Он способен управлять цветами, деревьями, он может оживить их... - проговорив эти слова, Павел вдруг с ужасом посмотрел на Райана, а Тристан воскликнул:
        - Огромные лианы, показавшиеся из-под земли! Это были корни деревьев!
        - Так вот что случилось там, у зверинца! - сверля злым взглядом Ванессу, произнес Алекс. - Вот кто передушил тридцать человек разом!
        Еще ничего не понимая, она спросила - Цветком кто-то воспользовался?
        - Да! - очень нехорошим голосом произнес Алекс. - И у нас к вам много вопросов, леди!
        - Ну хватит уже! - повернулась эльфийка к нему. - Мне не нравиться ваш тон, господин рыцарь! Кроме того, я не остроухая и не тварь, хорошо? Меня зовут Ванесса, и я предпочитаю, когда ко мне обращаются по имени, хорошо?
        - Ничего хорошего нет в том, что артефакт страшной силы гуляет по нашим лесам! - в гневе заорал Алекс. - Который упустили остроухие! А вам, госпожа Ванесса, не приходило в голову заглянуть в город и рассказать об этом?! Чтоб собрать ма-аленький такой отрядик для поимки Крепкозубого! У нас тут люди гибнут, пока вы по лесам слоняетесь! Мой друг вчера отца потерял из-за вашего Цветка! Как вам это? Ничего? Хорошо?!
        Огромные глаза эльфийки стали еще больше. Попятившись, она нырнула в подлесок и пропала, даже листья нигде не шелохнулись. Это произошло так быстро, что никто не успел даже шевельнутся.
        - Ванесса! - крикнул Райан. - Я за ней, никуда не двигайтесь!
        - Что ты наделал, Алекс? - закричал Павел. - Где нам ее теперь искать?
        - Очень расстроен, что не с кем теперь потрепаться про эльфийское дерьмо?!
        - Ну, ну потише, парни! - Тристан встал между ними. - Вы еще подеритесь до кучи…

        - Ванесса! Ванесса, да вернитесь же!
        Райан звал ее уже пол часа, но девушка не откликалась. Конечно, на земле он четко видел ее следы, но специально делал вид, что не может их обнаружить. Внутри Райана раздирала злость - Алекс был прав, когда заорав, обвинил ее в смерти графа Витворта. Если б только она сообщила о пропаже в городе! Его названый отец не лежал бы сейчас бесформенной грудой на леднике королевского зверинца!
         Если б он мог, как Алекс наорать, выпустить злость! Но ничего не поделать, нужно пока держаться с ней вместе. Глубоко вздохнув он снова позвал, тщательно контролируя голос
        - Ванесса, откликнитесь! Мы же останемся тут на ночь, если вы не появитесь!
        Нет ответа. Сдерживаясь из последних сил он крикнул снова - Простите моего друга! Он просто устал, мы все устали. Пожалуйста, появитесь, я просто хочу с вами поговорить!
        Теперь он знал, что она подходит к нему сзади. Ни один звук не выдавал ее шагов, так тихо она двигалась, но все равно Райан чувствовал ее приближение.
         - Я здесь, - раздался за спиной тихий голос. И сделав вид, что только что услышал, Райан повернулся к ней.
         - Уффф, как неожиданно вы появились!
         - Лес - мой дом...
        Она стояла прямо перед ним, склонив голову на бок. Через серебряные волосы торчало острое ушко, фиолетовые глаза прищурены.
        - Она что? Кокетничает со мной? - поразился Райан. - Вполне возможно, что считает себя привлекательной... Как будто его может привлекать кто-то причастный к смерти графа!
        - В первый раз вас заметить было легче, - сказал он вслух, еще не решив, как следует вести себя с ней.
        - В первый раз я не скрывалась… - кокетливо опустив глаза произнесла она - Люди обычно ничего не видят вокруг себя... Что вы хотели мне сказать?
        - Что ж... Придется притворяться, - подумал Райан и произнес теплым, сердечным тоном:
        - Простите моего друга. Он не хотел вас обидеть. Просто Алекс... Довольно взрывной человек, но он очень хороший.
        - Я не сержусь. Ведь в его словах есть доля истины... Просто мы эльфы так... Так яростно не выражаем свои чувства. Я не привыкла к такому, - немного помолчав она спросила - А кто потерял отца из-за Цветка?
        - Я, - просто ответил Райан.
        - О боги! Мне так жаль! Простите!
        - Ну, ведь не вы же это сделали... Но почему вы и правда одна тут в лесу? Не пришли во дворец рассказать о пропаже? Ведь Алекс прав, вам не справиться одной с шайкой разбойников...
         Кто бы знал, как трудно давался ему этот теплый тон!
        - Я не думала, - потерянно произнесла она, и в глазах ее стояли слезы, - не думала, что кто-то может причинить вред с помощью Цветка.
        И если б дело не касалось графа Витворта, Райан простил бы ее.
        - Могу я надеяться на вашу честность, господин рыцарь? - спросила Ванесса. - Никто не должен узнать про Герархиус. В прежние времена мы пустили такой слух именно потому, что слишком многие желали завладеть таким могущественным артефактом. Когда мы разыщем Крепкозубого, я заберу Цветок, а вы - бандита. На этом и разойдемся. Вы согласны?
        Минуту подумав Райан кивнул: – Скажу вам кое-что. Мы знаем, с чего начать поиски Джеймса Крепкозубого. Именно туда мы и едем. Но вас с собой взять я не могу. Там слишком много людей.
        - Я понимаю, – кивнула она. – Не все люди так спокойно реагируют на эльфов. Иногда мне кажется, что в Ризендолле многие готовы поднять меня на вилы, как какую-то нечисть.
        - Не преувеличивайте, – показалось ему, или нет, что говоря все это Ванесса облизнула язычком губы, а в фиолетовых глазах промелькнула какая-то искра?
        - Я говорю правду. Далеко не все относятся к эльфам с уважением, как вы, сэр рыцарь.
        - Не показалось, - понял Райан и внутренне скривился, но виду не показал. Наоборот улыбнулся в ответ и спросил:
        - И как мы с вами поступим?
        Она посмотрела ему в глаза, тут же смущенно отвела взгляд и сказала – Мммм.. Да. Как мы поступим…
        Шагнув вперед, он помог ей – Я имел в виду, как мы встретимся завтра утром?
        - А, вот вы о чем, – девушка снова улыбнулась, опустила глаза и сказала: – Вы сможете приехать на опушку? Я буду ждать вас там.
        - Ванесса… - позвал он, понизив голос. Как Райан и ожидал, она вздохнула и чуть подалась к нему. Внутренне усмехнувшись, он сказал – Я могу быть уверенным в вас? Вы придете завтра?
        - Да как я могу обмануть вас? – почти возмутилась она. – Я приду, что бы не случилось. А вы? Вы придете завтра, господин рыцарь?
        - О, да, – заверил о ее чувствуя, как внутри поднимается волна отвращения к ней, к самому себе, а больше всех – к Джеймсу Крепкозубому, который мало того, что убил его названного отца, но теперь по милости этого бандита, он стоит посреди леса, и делает вид, что ему нравятся заигрывания остроухой девчонки. В следующий момент Ванесса кивнула ему, шагнула назад и пропала, словно растворилась.

        Утром того же дня Рональду Латнику в лицо ударил яркий луч света. Он попытался перевернуться, завозился, открыл глаза и чуть не подскочил в кровати. Потому, что над ним склонилась с заботливой улыбкой молодая, курчавая девушка.
       - Доброго вам утречка! – нараспев произнесла она и протянула чашку: – Вот, выпейте это, сэр рыцарь!
        - Кто это такая? – оторопело подумал он, пытаясь понять, что же произошло накануне. В голове был один туман, а тело - тяжелым и непослушным, как с похмелья.
        - Неужели я вчера притащил девчонку в казарму?! – с ужасом подумал он, приподнимаясь на локте. Но комната, в которой он проснулся, была ему совершенно незнакома. На окнах висели веселенькие занавески в цветочек, теплые, персиковые обои, тоже в цветах, и повсюду цветы – в горшках, на полотняном абажуре, на ковре! В этом цветочном царстве странным пятном выделялся его нагрудник. Солнце отражалось от отполированного металла.
        - О боги! Кто начистил его, как елочную игрушку?! – подумал Рональд Латник и попытался спустить ноги с кровати, но курчавая его удержала.
        - Вам пока не следует вставать, добрый господин. Лекарь запретил строго настрого!
        Но видя, что он не оставляет попыток покинуть кровать, нахмурилась и произнесла – Вот я сейчас приведу его! Пусть он вам сам скажет! И госпожу позову тоже! – с легкой угрозой пообещала она, выходя из комнаты.
        - Девушка! А в чьем я доме? – спросил он.
        - Так в доме Прекрасной Лили конечно! – снова улыбнулась она, а в голове Рональда Латника стали оживать воспоминания о том, как он очнулся накануне вечером на улице, как постучал в чьи то ворота.
        - Так выходит это был ее дом? О боги, боги! Какой позор! – думал он, пытаясь натянуть свои штаны – тоже выстиранные и наглаженные до хруста.
        Едва он справился с последней застежкой, как дверь снова отворилась и на пороге возник седой мужчина в балахоне лекаря, не принадлежащего Храму, из-за его спины выглядывала хозяйка дома.
        Сперва лекарь попытался выставить ее за дверь – Простите, госпожа, но осмотр мужчины неприлично проводить в присутствии дамы!
        Но она только рукой махнула – Что такого неприличного вы собираетесь рассматривать? – и втиснулась в комнату широко улыбаясь Рональду Латнику.
        - Ну как вы сегодня? – спросила она участливо. От заботы, прозвучавшей в ее голосе Рональд Латник растерялся, и вместо него ответил лекарь
        - По-видимому пациенту гораздо лучше. Я бы даже сказал, что опасность миновала. Ваше тело, господин рыцарь, вскоре восстановиться полностью. – Заверил он его и поклонился.
        - Вы хотите есть, сэр Рональд? – спросила Лили, и не успел он ничего сказать, как пустой желудок заурчал, отвечая за него. Лили рассмеялась. Не зло, словно девочка – от радости, и повернувшись к дверям, позвала служанку. Сэр Рональд воспользовавшись моментом рассматривал ее.
        Прежде, в городе, он видел ее два-три раза, но всегда отворачивался при встречах. Не дело рыцарю смотреть на…
        Но вопреки его ожиданиям, в Лили не было ничего вызывающего, ну кроме того, что она была до неприличия красива. А еще мила, и смеялась, словно дитя.
        - Кто знает, что вынудило девочку встать на такой путь? – вдруг подумал он и отвел взгляд в сторону.
        Лили повернулась к нему и покраснев сказала: – простите, сэр Рональд мою неуместную веселость, более подходящую для ребенка, но это потому, что я очень рада видеть, что здоровье вернулось к вам! Вчера, когда вас нашли у ворот, вы были в ужасном состоянии. Признаться, я боялась… - тут голос ее дрогнул, и она замолчала.
       Служанка, та самая, кучерявая, принесла поднос и установив его на столе сняла салфетку. Аромат горячего кофе и жареного бекона поплыл по комнате, и Рональд Латник встал с постели. Лили тут же бросилась к нему пытаясь помочь, но он отстранил ее.
        Тогда, отпустив служанку, она начала ухаживать за ним сама, своими руками подкладывала в тарелку куски яичницы и мазала на поджаренные куски булки свежайшее масло.
        - Сэр Рональд… - произнесла она, когда первый голод был утолен. – Расскажите все же, что произошло с вами?
        Немного смутившись он ответил – Видимо я выпил слишком много вина, добрая госпожа…
        - Меня зовут Лилианна. – произнесла она смущенно. – Лилианна – мое настоящее имя. Но это не важно, сэр Рональд. Важно то, что вы вчера не были пьяны. Более того, вы были отравлены. Мой лекарь подтвердит вам это. Всю ночь он очищал вашу кровь от… От заклятий, – закончила она.
        - Заклятий? – поднял голову Рональд Латник. – Вы верно ошиблись!
        - О, нет. Тут не может быть ошибки, – покачала она головой. – Вчера, когда я увидела вас у ворот, я сперва решила, что вы пьяны. Но от вас не пахло вином. А выглядели вы словно покойник. Слава богам, что я быстро послала за лекарем. Мастер Алексис, которого вы видели, к счастью хорошо разбирается в таких вещах. Прежде он служил в посольстве на Абадане… и слава богам, он знал, что делать. Ведь вас бросили умирать, сэр Рональд! Если б вы остались на улице еще немного... Вы умерили бы.
       Рональд Латник молча смотрел на нее, словно не понимая.
       - Если хотите, я позову мастера Алексиса, и он сам все расскажет вам. Хотите?
       - Нет. – покачал головой Рональд Латник. – Нет, дайте мне сперва подумать… Я ничего не говорил вам вчера ночью? Может быть, на улице был кто-то возле меня?
       Лили чуть нахмурившись посмотрела на него. – Вы были один. Но кое-что сказали. Не знаю, стоит ли повторять...?
       - Повторите, мисс Лилианна. – твердо ответил он и встав на ноги потянулся за нагрудником.
       - Вы сказали, что с вами был отец Айвен, – произнесла она.
        И тут он все вспомнил. Шипящий голос, звон, пустоту в голове и то, как чьи то пальцы словно залезли ему под черепную коробку и копались внутри.
        - О боги! – произнес он. Голова снова закружилась, и он опустился в кресло. Железный нагрудник мягко звякнул о ковер.
        - Выпейте скорее это! – тут же протянула она ему чашку, и послушно выпив, он снова погрузился в сон.

        Это было то, что называют "злачное место", приют для всякого сброда. Люди, прячущее лица под капюшонами даже в темноте, наполняли зал. Таверна была огромной, со сводчатым, закопченным потолком. Единственным источником света здесь служил огромный очаг, сложенный из грубых камней в центре комнаты. Удушливый дым и запах жареного мяса наполняли помещение.
        - Ну вот и нормально, обычная забегаловка для всякого отребья, - сказал Райан, когда они уселись за стол. – По словам Ризендольского Рока хозяин этого заведения знает, где искать Джеймса Крепкозубого. Но нужно подумать, как выведать у него это. Может быть ты, Трис, сплетешь заклятье Гипноза?
        - Прямо сейчас? – с сомнением оглядев полный зал, спросил он.
        Тоже осмотревшись вокруг, Райан сказал: – Нет. Сейчас пожалуй не стоит. Но утром будет меньше посетителей. Заманим его в укромное место и тогда…
        - Я высплюсь, высплю-юсь, высплюсь! - тихонько пропел Тристан.
        - Завел свою пластинку…
        - Что желают добрые господа? - толстый трактирщик материализовался из полутьмы.
        - Добрые господа желают есть, пить и спать, - Павел бросил ему монету.
        Подхватив на лету, трактирщик поднес ее к глазам, внимательно рассмотрел... И на его лице вдруг появилась широкая улыбка.
        - Ну конечно, господа! Пить у нас пиво, гномье, свежее! Есть мясо на вертеле и лепешки. Сейчас все принесу! А вот спать только сеновал, - он смущенно улыбнулся - Но! Там почти нет мышей! Ну, а если господа хотят еще чего-то... Передать вести кое-кому, или кое с кем встретиться... - трактирщик с заговорщицким видом наклонился поближе к ним. - То я весь к вашим услугам.
        Все четверо проводили его взглядом и удивленно переглянулись.
        - Что это было? - прошептал Тристан, когда трактирщик танцующей походкой отправился в сторону кухни.
        - Он спутал нас с кем-то?
        - Может в темноте ты отвалил ему золотой?
        - Откуда у меня в кармане золото! Я дал ему серебряный лей, с лилией....
        - Наверное мы просто внушаем уважение по сравнению с местным сбродом, - предположил Алекс.
        - Нет, я чувствую он с кем-то он нас спутал, - произнес Райан сверля взглядом спину трактирщика. - Тут надо подумать.
        - Не надо думать! - Тристан молитвенно сложил ладони. - Надо есть и спать!
        Через несколько минут стол перед ними был уставлен разнообразными блюдами.                                                                 Пиво оказалось свежим, мясо вкусным. Наевшись до отвала и выпив по кружечке, все почувствовали дикую усталость. Сказались две бессонные ночи, проведенные в седле.
        - Не спать! - приказал Райан. - Все включили мозги!
        - Я ничего не соображаю! - застонал Тристан.
        - Попробую вытянуть что-нибудь из трактирщика, - сказал Райан не обратив на него никакого внимания. - А вы ждите меня у дверей.
        - Постой, - остановил его Павел. - Я кажется, кое-что понял... Дело в той монете, что я дал ему.
        - Что за монета? - тут же спросил Алекс.
        - Райан, ты помнишь монету, которую я подобрал на площади в тот день когда на меня напали? - дождавшись кивка он продолжил. - Ты сказал тогда, что ее, наверное, переехало телегой, и от этого она погнулась? Я потом разглядел ее повнимательней и мне показалось, что погнули ее специально. И ее я сейчас отдал тому трактирщику.
        - Думаешь дело в ней? Что это как бы условный сигнал?
        - Да, - кивнул Павел. – Ведь ты помнишь, кто ее потерял...
        Алекс и Тристан непонимающе следили за их беседой.
        - Кто-нибудь объяснит нам, о чем вы говорите? - спросил Тристан.
        - Да. Но чуть позже. Сначала вытрясу все что можно из трактирщика, - вставая на ноги сказал Райан. - А вы ждите меня у входа.
        - Что вообще происходит? - возмущенно спросил Алекс. - Что за секреты у вас?
        - Идем к выходу, Райану может понадобиться помощь, - Павел поднялся. - На всякий случай приготовьтесь, может придется драться.
        - Я ничего не понимаю! - продолжал ворчать Тристан двигаясь вслед за Павлом к дверям. – Какие-то тайны! Мне все это не нравиться!
         На улице Павел встал возле двери, внимательно глядя внутрь. – Кажется, Райан его ведет сюда...
         Алекс открыл рот, чтобы произнести что-то, но тут из двери вышел Райан, а следом за ним трактирщик.
        - Сюда, добрые господа, пройдемте на сеновал, там и поговорим свободно, - повернувшись к ним спиной он бодро зашагал по двору. Переглянувшись, друзья последовали за ним.
        - Любезный, а вы не боитесь, что нас кто-то подслушает? Тут полно подозрительного люда... - сказал Райан в удаляющуюся спину. - Мало ли?
        - Бояться тут нечего! Все эти люди - добрые друзья господина Крепкозубого, как и мы с вами. Надежней места не найти!... Что такое?
        Позади Павел едва успел схватить рванувшегося было вперед Алекса.
        - Все хорошо, просто темно, а у вас тут во дворе демон знает что валяется, - елейным голоском произнес Тристан и ткнул Алекса в спину кулаком. - Так и шею свернуть можно.
        - Простите господа! Не догадался факел захватить, но на сеновале и нельзя с факелом, сено там сухое... Сюда пожалуйста, - трактирщик открыл перед ними дверь и сам вошел внутрь.
        Где-то в темноте тихонько ржали лошади, сено шуршало под ногами.
        - Нуу… - Райан тянул время не зная с чего начать - Вы уверены, что нас тут никто не услышит?
        - Здесь точно никого нет, - заверил его трактирщик. - Потом, говорю же, тут все друзья. Некого опасаться. Но перейдем к делу. Вы хотите передать вести через меня, или вам нужна личная встреча с господином Крепкозубым?
        - Личная встреча, - ответил Райан.
        - Хорошо, тогда я вам нарисую, как пройти к тому месту, где он устроил новый лагерь... Сами понимаете, с прежнего места ему пришлось уйти. После недавних событий.
        Трактирщик порылся в карманах, достал огарок свечи и кусок бумаги, кряхтя разложил все это на полу, и встав на корточки принялся что-то чертить. Друзья переглянулись над его головой.
        - Меня немного беспокоит один вопрос, господин трактирщик… - начал Райан.
        - И что же вас беспокоит, добрый господин?
        - Вопросы безопасности... Не слишком ли прост опознавательный знак? Ведь на карту поставлена репутация известных людей...
        - Что ты несешь?! - одними губами прошептал Павел.
        Отмахнувшись, мол сам не знаю, Райан продолжил. - Что, если кто-то случайно повторит условный знак, и вы по ошибке выдадите информацию не тем людям?
        - Вам виднее, господин, какие знаки безопаснее, - проворчал с пола трактирщик - Я что? Мне подали монету с клеймом, пароль сказали, что еще нужно? Наш зачинщик недаром в совете заседает, знает, наверное, какие знаки подавать. На мой взгляд и этого довольно. Но коли там, в городе решат, что другой знак положен, буду его требовать. Помогите-ка мне подняться, а то я сам никак…
       Взяв под локти, Алекс рывком поставил его на ноги.
        - Ай! Ну и хватка у этого господина! Чуть не сломал мне все кости! - недовольно косясь на Алекса сказал трактирщик - Ну вот, собственно и карта....

        Трактирщик ушел, забрав с собой свечу. Помещение погрузилось в темноту. Опустившись на сено Павел произнес
        - Демон! Ребята, а ведь это заговор!
        - Да ладно! - с сарказмом бросил Тристан. Он зажег магический огонек и подбросил его вверх. Повернулся к Павлу и продолжил - Это заговор, и похоже глава его сидит в королевском совете! А теперь мне, вернее нам с Алексом, хотелось бы узнать, что там за история с монетой и нападением.
        Павел на миг замялся и бросил взгляд на Райана. - Может ты сам расскажешь, а?
        До этого момента Райан лежал на стоге сена и смотрел в потолок. По его лицу было видно, что он о чем-то напряженно думает. - Давайте отложим это на завтра.
         - Ну нет! - возмущенно сказал Тристан. - Да как ты можешь? Помнишь, Алекс, мы говорили с тобой о том, то они что-то скрывают? Так оказалось речь идет не о проблемах Райана, а о чем-то совсем другом!
        - Райан! - позвал Алекс. - Хватит валяться!
        - Вы же так хотели спать! - сквозь зубы процедил он приподнявшись на локте.
        - Райан! - в голосе Тристана прозвучало такое возмущение, что Павел вздрогнул и сказал - Не нужно так кричать... Нас могут подслушать.
        - А мне все равно! - снова крикнул Тристан. - Я хочу узнать правду!
        - И еще ты хочешь, чтоб ее узнала вся разбойничья таверна! - сверля друга недобрым взглядом произнес Райан. - Я сказал - все завтра! И хватит на этом!
        - А я сказал, что никто не будет спать, пока вы не расскажете нам всего! - тоже поднял голос Тристан. Он моргал, но продолжал смотреть Райану в глаза.
        - О, конечно! - подняв руки с сарказмом произнес Райан. - Господин Тоус привык, что все его желания должны немедленно исполняться! Только здесь не резиденция господ Тоусов и слуг тут нет! - отрезал он.
        Тристан вспыхнул и покраснев отвел глаза. Павел смущенно молчал, а Алекс кашлянул и произнес сурово - Ты, Райан, забываешь, что с другом говоришь! И Трис прав. Ты должен рассказать нам все.
        - А ты забыл, что я ваш командир. - Райан поднялся на ноги и подойдя к Алексу встал напротив - И я отдал простой приказ - отложить все разговоры на потом! Хотя бы до того времени, когда мы выйдем из разбойничьего логова!
        Алекс шумно сплюнул себе под ноги. - Не думал я, что ты наш начальник! Я другу ехал помогать!
       - Так можешь возвращаться в Коненберг! - заорал Райан. - Раз ты не хочешь подчиняться моим приказам, ты мне не нужен!
        На миг в конюшне воцарилась тишина. Только Алекс шумно дышал сжимая и разжимая кулаки. Тристан покраснел и смотрел в стену, на щеках ходили желваки.
         Павел кашлянул и несмело посмотрев на Райана произнес. - Послушай... Ты прав, но и не прав тоже. Ребята имеют право знать... Хотя тут не место конечно для этого разговора.
        - Ну и рассказывай тогда! Можешь выйти на улицу и проорать во дворе, что мы ловим Крепкозубого чтоб повесить! - раздраженно выплюнул Райан, но тут же взяв себя в руки помотал головой, словно отгоняя какие-то мысли и сказал тише. - Прости.
        Павел посмотрел на него, потом перевел взгляд на Тристана сидящего все так же, с плотно сомкнутыми губами и сказал - Хорошо. Я расскажу. Дело в том, что накануне Рассверрисса зеленого я попал в беду...
        - В канун Рассверрисса? - переспросил Алекс подняв голову и упорно избегая смотреть на Райана. - Мы же были вместе весь день.
        - Это случилось вечером, - ответил Павел нарочито спокойно. - Я ушел в лабораторию.
        - Да, да, точно! - излишне бодро вставил Тристан.
        - Так вот. На обратном пути на меня напали.
        - Напали? Кто? - на это раз Алекс и Тристан спросили хором.
        - Я не знаю. - Павел пожал плечами и посмотрел на Райана, словно ожидая, что тот продолжит, но Райан сел на ближайшую копну сена и демонстративно скрестил руки на груди.
        - Я встретил этого человека недалеко от Храма, - продолжал Павел. - Он был в капюшоне, и я не видел его лица. - Снова он взглянул на Райана, словно спрашивая разрешения, но друг по-прежнему молчал и жевал соломинку, и вздохнув Павел продолжил - Он заметил меня и понял, что я могу рассказать о нем страже. И метнул в меня синим пламенем.
       - Что? Синим пламенем? - снова воскликнул Алекс.
       - Это же высший магический уровень! - сказал Тристан и посмотрев на Райана нахмурился.
        - Тем же вечером Райан случайно вышел мне навстречу. И он помог мне - перевязал раны. Я все рассказал ему...
       - Так это случилось тогда, когда мы сидели в казарме и обсуждали неудачное свидание Алекса? И ты, Райан вышел на улицу? - развернулся к нему Тристан.
       - Именно тогда, – недовольно ответил Райан. - Все верно, Трис.
         - Я спасся потому, что вовремя заметил вспышку и понял, что это такое, - ответил Павел Алексу. - Успел отклонить голову и синее пламя пролетело почти не задев меня...
        - Ну конечно! Я вспомнил, как утром, в день Рассверрисса зеленого ты рассказал сказку, что какое-то заклятье отскочило в лаборатории, да? - с сарказмом вымолвил Алекс.
        - Ну да... - окончательно смутился Павел.
        - Самое главное в этой истории, - холодно произнес Райан выплюнув соломинку, - что колдун заметил Павла в тот момент, когда обронил что-то. Потом он попытался убить его. Но тут подоспели королевские гвардейцы и погнались за магом, а Павел через некоторое время пришел в себя. И нашел на земле ту самую монету, которую сегодня принял за условленный знак наш трактирщик.
        - Так, ясно, - протянул Тристан сверля Райана холодным взглядом. - Тут все понятно кроме одного. Почему вы скрыли это от нас?
       - Да потому, что до Испытаний оставалась неделя! А Павла не допустили бы до них, если б узнали, что он....
        - Да это ясно Райан! - перебил его Тристан вскакивая на ноги - Понятно, почему вы не трубили об этом на Королевской площади! Но я спросил, почему вы не сказали нам с Алексом?! Или ты боялся, что мы побежим к настоятелю, чтоб пожаловаться?!
        - Да это я сам решил... - вставил Павел тоже поднявшись на ноги, но Райан махнув рукой оборвал его
         - Не надо, Павел! Это была моя идея!
        - А видно ты уже тогда стал нашим командиром, раз приказал ему и он послушал?! - вставил Алекс.
       - Я хотел сперва рассказать об этом названному отцу! Кто ж знал, что его убьют, и я его больше не увижу! - заорал Райан, но тут же оборвал себя.
        - Мне жаль, что ты потерял его, Райан, но…
        - Это было мое собственное решение! – перебил Тристана Павел и повернувшись к нему тот отрезал
        - Да в том то и дело, что нет! Или ты скажешь, что Райан уговаривал тебя пойти и рассказать все нам, а ты уперся рогом и не захотел?!
        Павел вспыхнул до корней волос - Что ты имеешь в виду, Трис?! Ты не знаешь, что я чувствовал в тот момент! Мы решили утаить все от вас на пару дней! Кто же знал, что все так завертится?
        - И я чувствую, что это не последний секрет! - воскликнул Алекс. - Ну я нутром чую, что связано это с тем, что вы рванули из города в день Желтого бога печали! Да что вообще происходит, разорви вас дракон?!
        - Нет, я вообще не понимаю! Такое чувство, будто бы мы не дружили десять лет! Все эти тайны! Да как вы могли так поступить с нами?!
       - Мне жаль, - произнес Райан с таким видом, будто у него разболелись все зубы разом.
        - Жаль?! - взвился Тристан. - Да что ты говоришь?! А ты знаешь, что мы с Алексом чувствуем сейчас себя последними придурками?! Десять лет! Десять лет ты ведешь себя так! Постоянные тайны, недомолвки! Из тебя все нужно тянуть клещами, или догадываться самому!
        - Трис прав, - вставил Алекс. - Ты такой, Райан. И снова не говоришь всего. Вроде мы сто раз доказали, что нам можно доверять, и ты должен рассказать нам…
       - Мне понятно почему вы злитесь, - спокойным голосом ответил Райан, хотя глаза у него сверкали. - Но сейчас не время и не место для подобного рассказа. Не забывайте, что мы не в родной казарме, тут нас могут подслушать, а я итак уже много сказал... Вот завтра выберемся из этой дыры и все обсудим по дороге.
        - Так может сейчас прогуляться за ворота и поговорить?! - воскликнул Тристан. - Как считаешь, Алекс?
        - По мне так вы не договариваете и надо...
        - Ничего не надо! - взорвался Райан. - Все завтра! Как ваш командир я приказываю всем лечь и поспать! Мы в седле двое суток, а завтра трудный день! Так что все легли!
        Павел уставившись в пол произнес покаянным тоном - Ребят, не злитесь так на Райана. Это я просил его молчать, так что моя вина...
        Теперь вскочил на ноги Райан - Хватит, Павел! Ты ни о чем меня не просил! Это не твоя вина, это я сказал, чтоб ты молчал обо всем до Испытаний! А теперь все легли спать и забыли обо всем до завтра!
        - Как прикажете, господин лейтенант королевских охотников! - с сарказмом бросил Тристан. Грохнулся на сено. Взмахнул рукой и огонек под потолком погас - Только так как ты не делают! Недоверия ни я, ни Алекс не заслужили! А ты даже извиниться не хочешь!
        - А я с Трисом согласен, - проворчал Алекс из своего угла. - Не по-дружески! Нехорошо все это!
        - Так! Я буду спать на улице! - Райан развернулся на каблуках и вышел на крыльцо. Хлопнул в сердцах дверью и огляделся по сторонам. К счастью двор был абсолютно пуст.
        Постояв пару минут он спустился вниз по ступеням и пройдя пару шагов примостился возле перевернутой поилки. Вытянул ноги, накрылся плащом. Сон пропал, будто и не было.
        - Демон! Демон! Демон! - выругался он вставая.
        Получилось - хуже некуда! Конечно и Тристан и Алекс были правы. Ведь все выглядит так, будто они с Павлом усомнились в преданности друзей, скрывали от них происходившее, перешептывались за спиной... Если б он оказался на их месте, тоже возмущался бы. Конечно. И как, как, скажите на милость завтра он все это им объяснит? Райан даже застонал тихонечко от досады.
        - Что с вами, добрый господин? Не захворали ли? Стонете, будто голова разболелась! - Перед ним стоял трактирщик с белым свертком в руках. От неожиданности Райан вздрогнул.
        - Нет, просто не спиться. Думы одолевают.
        - Дуумы... - протянул трактирщик. - Все вы благородные господа думы думаете, вместо того, чтоб по ночам спать! Вот и зачинщик наш, как бывало не приедет, так всю ночь напролет и бродит по комнате, думает... - пожав плечами он поклонился Райану и пошел прочь.
        - Зачинщик? – насторожился Райан. – Так вы лично с ним знакомы?
        - Ну я ж не последнее лицо в этом деле, знаком конечно, – покровительственно улыбнулся трактирщик и пошел к воротам. – Спать ложитесь, господин рыцарь. Боги помогут, все сложиться.
        Райан двинулся за ним следом – А вы почему не спите?
        - Я бы спал, - охотно ответил трактирщик, - только мне дело сделать надо сперва. Коль не спиться, может пособите?
        - Конечно, - тут же согласился Райан.
        - Тогда лопату берите и за мной, сударь следуйте.
        Взяв то, что ему сказали, Райан с удивлением увидел, что трактирщик отпирает калитку - Вы хотите на улицу выйти?
        - Так во дворе то, что я хочу, делать не положено, - трактирщик вышел за забор, Райан следом.
        - А ваше имя то как?
        - Дерек Анжей, - произнес Райан первое что пришло в голову.
        - А я, стало быть господин Миллер. Стефан Миллер, можно звать дядюшка Стефан. Так вы не волнуйтесь, далеко мы не пойдем. Вот тут и хорошо... Копайте тогда яму прямо тут.
        - Зачем яма? - спросил Райан косясь на сверток.
        - Думаете я черную ворожбу затеял? - усмехнулся трактирщик. - Не волнуйтесь, это нити риолы охраняющей.
        - Чего, чего?
        - Эх, чему вас там, в городах только учат? - покачал он головой. - Вот вы там у себя, в столицах от ядов всякими наговорами, да оберегами спасаетесь, а того не знаете, что есть для того простое средство - риола охраняющая. Вшей нить из такой травы в рубашку, и если яд тебе поднесут, тут же станет она горячей как огонь. Понятно сразу станет, и спасешься от беды.
        Райан хмыкнул про себя, вспомнив про ядовитые стрелы и заклинания, а вслух сказал - Да, полезное растение, господин Миллер.
        - Ну а как же! - согласился тот. - Вот я и решил нитей наготовить и продавать людям, кому нужно. Денег то всегда не хватает...
        - А зачем яму копать? - спросил Райан орудуя лопатой.
        - Трава эта очень редкая, – не торопясь начал трактирщик. - Растет только в Кангорне, в ихних подземельях. Да уж не знаю, можно ли ее травой назвать? По виду это нити белые. Так вот, собирают их, значит, в положенное время, в растворе особом вымачивают, а потом надо их из раствора достать и в землю закопать на месяц. Вот затем и яма.
        - Ясно, - кивнул головой Райан, выкинул наверх еще пару лопат и спросил - Хватит столько, нет?
        - Довольно будет, - ответил трактирщик и протянув сверток попросил - Ты вытащи их из бумаги то и сложи в ямку. А потом закопай обратно, как было и сверху притопчи.
        - Давно ты с нами? В замысле в нашем участвуешь? - отдав Райану сверток он снова опустился на землю и вытащив из кармана трубку принялся раскуривать.
        - Не то чтоб очень... - уклончиво ответил Райан. - А вы? Давно?
        - Я то почитай с самого начала... С тех пор, как весной приехал к нам в таверну наш главный и уговорил помочь в добром деле... Сперва я отказаться хотел - не по мне все эти тайны, заговоры. Но уж очень занятно говорил он. И все правильно ведь сказал. По дорогам нежить бегает, в стране порядку нет. А все почему? Потому что нет руки твердой.
        - А не страшно? Ну, против законов, против короля идти?
        - Так кто ж на его особу священную покуситься?! - всплеснул руками трактирщик. - Дочку его замуж за правильного человека выдадут, а Малео с почетом в монастырь. Что ведь главное? - спросил он лукаво взглянув на Райана.
        - Что? - Райан нагнулся пониже, скрывая пылающее гневом лицо.
        - Главное - при власти твердая рука и все прилично. Вот что главное.
        - А вам то с этого толк будет? - Райан наконец взял себя в руки и выпрямившись начал закапывать яму резкими бросками.
        - Будет, не волнуйся! Потому, что наш главный такой человек, что его слово - железное. Одно слово - твердая рука.
        - Ясно, - Райан воткнул лопату в землю и взглянул в глаза трактирщику - А вы сами его видели получается? Лично?
        - Кто ж нашего священника не видел?! - удивленно воскликнул трактирщик. - Почитай самый уважаемый человек во всем Ризендолле. Отец Айвен плохого не затеет и люди за ним идут, потому, как знают, что человек он правильный и добра всем хочет.
        - Ну как, закопали? И отлично! Теперь, значит, через месяц ямку я и разрою и продам ниточки то... А не хотите, господин Анжей, пива выпить стаканчик на ночь, раз не спиться? Нет? Ну ладно... А то я смотрю на вас что-то лица нет... Ну и доброй ночи вам тогда.
       Едва трактирщик вошел внутрь и за ним захлопнулась дверь, Райан сжав кулаки саданул изо всех сил по створу ворот. Костяшки пальцев загорелись от боли, зато на душе стало легче. Едва он поднес руку ко рту, чтоб подуть, как сзади его схватили за плечи и потащили в угол, под навес.
        - Райан, Райан! Что все это значит?! Он про отца Айвена что говорил?! Райан, я ничего не понимаю! Это все наговор и ложь! Отец Айвен не стал бы затевать такое!
        - Тихо, тихо! - оглядевшись Райан зажал рот Тристану. - Я знаю, отец Айвен тут ни при чем! Это все тот, человек, который напал на Павла. Он использует магию Искажения и принимает вид отца Айвена.
        Тристан сглотнул и закашлялся, а потом сказал - Я вышел, чтоб перед тобой извиниться. Из-за того, что наорал на тебя. Но теперь не знаю. Может я и правильно сделал. И давай, Райан, идем за ворота. Ты мне все расскажешь. И не смей скрывать от меня хоть что-то!
        Глубоко вздохнув Райан пошел следом за другом.
        - Постарайся понять, Трис. Хотя бы попробуй понять почему я так поступил, не осуждай сразу. - попросил он, когда они уселись прямо на землю. Вокруг все так же пели сверчки, и Райан подумал, что хорошо, наверное, быть букашкой. Но ответственности, ни проблем. Пой себе песни в траве...
        - Говори, - Тристан ничего не ответил на его просьбу.
        По мере того, как он рассказывал о встрече Павла с двойником старого священника, и всего, что произошло потом, Тристан все сильнее хмурился и кусал губы. Смотрел он упорно в сторону и сводил брови к переносице. Райан закончил рассказ и замолчал в ожидании ответа. Но ответа не было.
        - Хоть попробуй понять, Трис! - снова начал Райан. - Будущее Павла было под угрозой, только поэтому я решил...
        - Ты решил скрыть не из-за Павла, - перебил его Тристан странным, чужим голосом. - Вовсе нет. Ты знал, что отец Айвен мне дороже родного и боялся, что я пойду к нему, если узнаю. Так?
        - Может и так...
        - Да, так, именно так! - нехорошо усмехнулся Тристан. - И я бы пошел. Потому, что знаю отца Айвена. И он ни за что не причинил бы вред Павлу, не позволил бы отстранить его от Испытаний. Отец Айвен заступился за тебя, когда ты с Павлом сбежал из города! Именно он придумал историю с письмом, чтоб защитить вас… Он очень хороший человек и не способен причинить никому зла. И он давно бы рассказал все настоятелю. И не выдал бы Павла, сослался бы на тайну исповеди и все. И этого человека, этого мерзавца уже искали бы. А теперь что?
        Тристан встал на ноги и пошел обратно во двор. Почувствовав что-то, Райан последовал за ним.
        - Куда ты, Трис?
        - Я еду в обратно, - бросил тот через плечо. - Возвращаюсь в Коненберг.
        - Да, наверное, это лучше всего… - едва разлепляя губы выговорил Райан. – И еще… Когда будешь говорить с отцом Айвеном, скажи, что все это была моя идея. Не впутывай Павла, хорошо? И поговори с капитаном Греем, пусть пошлет отряд в эту таверну…
       - Райан. - Тристан вывел свою лошадь из конюшни и остановился перед ним. – Я знаю, что тебе нужна моя помощь, но все же уезжаю. Потому, что мы уже не можем спасти твоего мертвого названого отца. А мой названый отец может быть сейчас в опасности! Так что я лучше спасу его.
        Он вскочил в седло, натянул поводья и бросил – Я потом сто раз пожалею об этих словах, но все же скажу. Может быть, и твой названый отец был бы жив, расскажи ты об этом вовремя.
        На миг Райану показалось, что воздух в горле застыл, а когда он сумел выдохнуть, то услышал, как зазвенели о камни Большого Тракта подковы коня Тристана. А потом все стихло. Райан постоял еще немного и вернувшись на сеновал рухнул на стог сена. В голове было пусто и гулко, а внутри - словно выла стая волков. Неужели он действительно виноват в смерти графа? Неужели он потерял лучшего друга?
        - Как я буду жить с этим? - успел подумать он прежде, чем его измученное тело само собой погрузилось в сон.

         К вечеру Рональд Латник проснулся. В этот раз его не удивила незнакомая комната. Голова соображала значительно лучше, чем с утра. Он потянулся и откинул одеяло. Тут же кто-то зажег свечу и Рональд Латник увидел Прекрасную Лили.
        - Вам лучше? – спросила она.
        - Да, мне уже хорошо, мисс Лилианна. – ответил он, пытаясь дотянуться до нагрудника, но девушка мягко отвела его руку в сторону.
        - Мисс Лилианна! Я уже вполне могу встать на ноги, не тревожтесь! – заверил он ее.
        - Вы хотите поехать во дворец? Или в Храм?
        - Дела такие, что думаю сперва мне нужен настоятель, – ответил он и попросил – Дайте воды, только не нужно того зелья, от которого клонит в сон.
        Она тут же протянула ему кружку и сказала – Добрый сэр рыцарь! Я хочу попросить вас… Во имя Рассверрисса зеленого!
        - Просите о чем угодно. Вы мне жизнь спасли! – он снова дернул нагрудник к себе.
        - Поймите, если вы пойдете к настоятелю с этим рассказом, то… то подозрение падет на отца Айвена!
        - Простите, мисс Лилианна, но настоятель разберется с этим…
        - Нет, нет, нет! – перебила она. – Вы не понимаете! Не отец Айвен напал на вас!
        - Я и сам почти не верю себе! – с досадой произнес рыцарь. – С отцом Айвеном я знаком лет тридцать, не меньше! Такой доброты я ни в ком не встречал! Я бы руку отдал, чтоб это не правдой было, но ведь помню я!
        - А вот и нет! – дернув нагрудник к себе, сказала Лили. – Выслушайте меня!
        Через пол часа Рональд Латник обхватив руками снова разнывшуюся голову сказал
        - Мисс Лилианна! Вы говорили сперва, что отец Айвен не пытался убить меня вчера ночью. А теперь говорите, что я не первый человек, на которого таким образом напали! И что у вас даже есть свидетели!
        - Да, – кивнула она. – На одного из стражей стены напали в день Арреррисса белого! Этот человек чудом выжил, как и вы. И он тоже клянется, что видел именно отца Айвена! Но! – она встала на ноги и Рональд Латник невольно откинулся назад, потому, что Лили сейчас напоминала порыв ветра, лицо ее горело от внутреннего огня. – Но. В тот же день, в день Арреррисса белого, в Храме были ночные бдения! Там были все священники! И отец Айвен среди них! Я спрашивала специально. Так что это не он. Кто-то использует магию Искажения, и приняв его облик творит черные дела.
        - О боги, тогда это не он, – прошептал Рональд Латник. – Слава Великой Семерке! Иначе я никогда не смог бы смотреть на мир и улыбаться, – выдохнул он. – Ну, отдайте же мой нагрудник, добрая девочка. Хорошо, что вы мне это открыли. И поверьте, я передам ваши слова настоятелю.
       - О нет! – попросила она. – Пожалуйста, не ходите к настоятелю, ладно? Ведь вы же знаете, что он не любит нашего священника! Хоть и делает вид, что это не так!
       Задумавшись на минуту Рональд Латник кивнул. – Но молчать об этом тоже нельзя.
        - Молчать и не нужно! Я просто прошу вас, позвольте мне сперва самой рассказать это отцу Айвену. А потом вы с ним вместе пойдете к настоятелю? Хорошо?
        Сперва Рональд Латник сказал – Но время идет! Кто знает, что творит сейчас тот черный маг?
           Но она умоляюще сложив руки на груди сказала – Я прошу вас о коротенькой отсрочке – пять минут! Я еду прямо сейчас, никто не пострадает!
            И он согласился.

        Старый священник прошептал заклинание и магические шарики под потолком чуть потускнели. Келья погрузилась в полумрак. Вздохнув, он свернул недописанный пергамент, уложил его в кожаный чехол. В другой чехол сложил старую хронику.
        Тристана не было уже два дня, а без помощи своего бывшего ученика переписывать тексты стало сложновато.
        - Может изобрести заклинание, произносящее вслух тексты? – промолвил он под нос и тихонько рассмеялся. Встал, прошелся по келье, разминая уставшее тело. Спать хотелось очень, но он почему-то знал – ложиться нельзя.
        Не успел отец Айвен подумать, что это за предчувствие и откуда оно взялось, как в дверь его кельи тихо поскреблись, и открыв, он увидел на пороге Прекрасную Лили.
        - Рассверрисс, бог надежды! Девочка! Проходи скорее! Что за беда привела тебя сюда ночью? – спросил он пропуская ее внутрь.
        - Простите, что долго не приходила, – произнесла она приняв его благословение. Лили действительно ни разу не была в Храме с Желтого дня печали, после того, как рассердившись неведомо по какой причине, убежала из сада, словно весь Демонис гнался за ней по пятам.
        - Отец Айвен! Выслушайте меня, – произнесла она садясь на стул.
         По мере того, как она рассказывала, священник все больше хмурился. А когда она закончила, встал со стула и сказал – Лили, хорошо, что ты пришла ко мне! Но почему ты молчала раньше? А Райан? О добрый, неразумный мальчик! Он, защищая друга, наделал дел! Нужно скорее идти к настоятелю!
        - Подождите, отец Айвен! – остановила она его у порога. – Вы расскажете настоятелю о том, что сделал Райан?
        - Я сошлюсь на тайну исповеди. Не стану упоминать Райана, или Павла. Не волнуйся, они не пострадают, – успокоил он ее, но глаза девушки сверкнули, и она сказала
        - Но вы должны говорить правду!
        - Милая девочка. Конечно Испытания уже позади, и исключать Райана и Павла из Храма уже поздно, но ведь их могут ждать неприятности из-за того, что они скрыли эти факты.
        Лили молча облизнула губы по-прежнему преграждая ему путь.
        - О боги! – воскликнул он. – Так вот чего ты хочешь!
        Она резко покраснела и едва открыла рот, чтоб ответить, но священник заговорил снова
        – Лили, дорогая! Месть не облегчит твою боль, не залечит раненое сердце! Нет, позже ты будешь жалеть об этом! Не отягчай себя этим грузом, не нужно!
        - Да о чем вы говорите! – запротестовала она.
        - Сейчас нет времени, чтоб объяснять окольными путями, щадя твои чувства, поэтому прости, я скажу прямо. Я знаю, и знаю давно, что ты влюблена в Райана Брантона. Знаю и то, что вы встречались. И встречи эти закончились ссорой. Но мстить ему - это низко, Лили! Одумайся!
        - Не знаю, как вы проведали о наших встречах, но дело совсем не в этом, - дрожа всем телом начала она, но не справилась с собой и закричала - Да он бросил меня!
        Отец Айвен быстро втянул ее обратно в келью и прикрыл дверь – Он бросил меня, посмеялся! Использовал как вещь и выбросил! Даже мой покровитель уважает меня больше, чем это заносчивый мужлан с железом вместо сердца! Я ненавижу его! Я хочу, чтоб он страдал! Хочу! – и она разрыдалась.
       - Ну будет, будет… – успокаивающе погладил ее по плечу священник. – Не нужно плакать. Ты молода и прекрасна, твоя жизнь еще только началась! Не отягчай свое сердце местью! Дорогая Лили, ты…
        Оттолкнув его она вытерла слезы и посмотрела с такой ненавистью, что священник отшатнулся.
        - Так вы конечно же тоже за него! Ну да, великий Райан Брантон! Все его обожают! И вам все равно, что он оскорбил меня.
        - Лили, на самом деле я считаю, тебе повезло, что Райан расстался с тобой. При всех его выдающихся качествах и обаянии, характер у этого юноши сложный. И ты не была бы счастлива с ним…
        - Не заговаривайте мне зубы. – прервала она его. – Вы мне поможете, или нет?
        - Как я могу помочь кому то мстить? – воскликнул он не обратив внимания на ее тон.
       - Отлично, – глаза Лили высохли и шумно вздохнув она сказала. – Значит нарушать правила школы, молчать о могущественном маге, даже то, что из-за этого пострадали люди - правильно. А то, что я хочу сказать правду, это значит несправедливо.
        - Ты хочешь отомстить. Это неправильно, – тихо сказал священник.
        - А вы видимо готовы всех простить, да? – горько усмехнулась она. – Ну хорошо. Потому, что теперь вам придется простить меня. Ведь прямо сейчас я пойду к одному человеку, вы знаете к кому. И расскажу ему все. И вы знаете, что он ненавидит вас так же, как и настоятель. Но ведь вы простите меня, когда вас начнут подозревать в сговоре с темными силами!
        - Ты видимо не в себе, дорогая Лили! – сказал священник пытаясь взять ее за руку, но девушка отклонилась, прошла мимо него и открыв дверь сказала – С минуты на минуту тут будет Рональд Латник, еще один мужлан в железном костюме и с железной головой. А я отправлюсь вы знаете к кому. И посмотрим, кто быстрее попадет к королю. И кому король поверит.
         Отец Айвен повернулся к столу, шаря по поверхности руками – за время их разговора магические шарики под потолком почти погасли, а от волнения он и не подумал, что нужно обновить заклятье. Наконец, нашарив четки, он бросился в коридор, чтобы догнать Лили, но прямо за дверью, перед кельей, увидел Рональда Латника, который поддерживал бледного до синевы Тристана.
        - Отец Айвен! Я скакал всю ночь, чтоб предупредить вас – в городе появился сильный маг, который принимает ваш образ с помощью магии! Я только сегодня узнал об этом!
        - Тристан! Ты словно призрак! Сэр Рональд, занесите его в комнату! Поскорее!
        - Не медлите, отец Айвен! – попросил Тристан и шатаясь сам вошел и рухнул на кровать. – Вам нужно срочно идти к настоятелю. И еще. Потом вы должны послать на Большой Тракт гвардейцев. В кармане у меня карта, хозяин этой таверны знает главаря. В столице заговор, – и рухнув на кровать уснул.
        - Так, сэр Рональд! – быстро сказал отец Айвен оглядев пустой коридор. – Я думаю, вам нужно заняться этой разбойничьей таверной, о которой сказал брат Тристан. Заговор дело серьезное.
         - Так точно, – по-военному ответил рыцарь. – А вам нужно поспешить к настоятелю.
         Отец Айвен вздохнув оглядел пустой коридор и промолвил – Боюсь, что уже поздно…

      - Где Тристан? - набросился на Райана Алекс едва они выехали за ворота утром следующего дня.
        - Он уехал, - неохотно сказал Райан. Вспоминать ночной разговор, а тем более последние слова Тристана было тяжело.
        - Ну что ты отворачиваешься и слова цедишь?! - взорвался Алекс. - Я не нежить, не покусаю! Скажи ты толком, что случилось?!
        - Мы поговорили ночью. - вымолвил Райан с трудом. - И Тристан уехал в Коненберг.
        - Ты его послал за отрядом?
        - Нет...
        - Час от часу не легче! - всплеснул руками Алекс гарцуя на лошади вокруг него. - Павел, ты что-то понял? Вот и я нет! Не заставляй вытаскивать клещами, Райан! Что вчера случилось? Не мог же Трис свое слово нарушить и сбежать?!
        Райан остановил коня и произнес насколько мог спокойно. - Алекс, вчера мы с Трисом поговорили. Решили вместе, что ему следует вернуться в Коненберг. Из-за отца Айвена. Ему может грозить опасность. И Трис конечно не нарушал своего слова. Я са