Скачать fb2
Восстание архидемона

Восстание архидемона

Аннотация

    Новеллизация игры Dragon Age. Origins-Awakening. Задействованы все игровые ГГ (Айдан Кусланд, Дайлен и Солона Амелл, Фарен Броска, Нерия Сурана, Дюран Эдукан, Терон Махариэль, Дарриан Табрис), хотя не все становятся Стражами. Соблюдение канона, но с вариациями в деталях.
    Книга 1. Пятый Мор стал тяжелым испытанием для тех, кто имел несчастье жить в это нелегкое время. И все же люди не опускали рук, бросая все силы на противостояние архидемону и его орде порождений тьмы. Рассказывают также и о неком Герое, остановившем их. Но был ли Герой один - от начала и до конца? История мужества, надежд и разочарований, дружбы и любви, тревог и радостей, крепости духа, самоотречения и великодушия, которые подарили победу и дали начало рождению историй о легендарном Сером Страже...
    Книга 2. Архидемон продолжает бушевать на Глубинных Тропах. У Стражей остается не так много времени прежде, чем зима окончится и слуги оскверненного дракона вырвутся из-под земли, чтобы уничтожить все сущее в обреченном Тедасе...


    Век Дракона 1-2  

1.Восстание Архидемона  

Часть 1.

    Церковь считает, что именно людская спесь привела в наш мир порождений тьмы.
    Маги пытались захватить небеса, но уничтожили их.
    Они были изгнаны, поражены тьмой, прокляты и всему виной их порочность.
    Они вернулись под личиной чудовищ, первых порождений тьмы.
    Безжалостные и непобедимые, они принесли в наш мир Мор.
    Они вернулись и прокатились Мором по земле - неумолимым и безжалостным.
    Первым пали королевства гномов. С Глубинных троп порождения тьмы снова и снова поднимались в наш мир, пока мы не оказались на грани полного вымирания.
    И тогда появился орден Серых Стражей.
    Мужчины и женщины всех рас, воины и маги, варвары и короли. Серые Стражи пожертвовали всем, чтобы остановить натиск тьмы. И они победили.
    Это случилось четыреста лет назад, но Серые Стражи не теряли бдительности.
    Они ждали нового прихода тьмы.
    И вот Мор снова пришел. Серые Стражи и только они смогут остановить Мор.
    Но какой ценой?




Часть 1 - 1



       Смотр войск в огромном внутреннем дворе замка Кусландов длился уже несколько часов и вот-вот должен был подойти к концу. Большинство незанятых работой обитателей замка, сбежавших поглазеть на бравых солдат, уже разошлись. На стенах остались самые упорные мальчишки. Интерес их можно было понять - мысленно каждый из юных зрителей был там, во дворе, в шеренге с такими же как он боевыми товарищами. Готовыми идти на войну, к защите своих земель, победе и славе в веках.

       Один из лицезревших сверху парней стоял чуть в стороне. В отличие от других, одетых, как простолюдины, он был затянут в кожаный доспех, плотно пригнанный к его ладной фигуре. Со стороны могло казаться, что юноша и его доспех составляют единое целое, ровно как и меч выглядел продолжением его тела. Внешность молодого воина отличалась необычностью. Его шевелюра была медно-рыжей, такой, что казалось - еще немного, и она начнет отбрасывать блики на стены. Зато кожа наоборот имела золотистый, даже смуглый оттенок безо всякого намека на пятна на лице, характерные для людей с его цветом волос. В целом внешность юноши можно было бы назвать приятной, если бы ее не портило сейчас выражение угрюмой злобы, вот уже несколько часов не сходившее с его лица.





       Айдан Кусланд, младший сын всеми уважаемого Брайса Кусланда, тейрна Хайевера, смотрел на маршировавших по двору его родового замка солдат, но мысли его были далеко. Он словно пребывал на полпути между миром смертных и Тенью, хотя всем известно, что осознанный путь в Тень доступен только для магов. Айдан, больше привыкший откликаться на уменьшительное от своего имени Айан, уже долгое время пытался отрешиться от обжигающей его нутро душной боли, которая толкалась в груди с каждым ударом сердца, но никак не желала прорваться наружу, превращая его душу в единое больное естество. Состояние это было чем-то новым, доселе неизведанным и приводило юношу в такое отчаяние, что он с трудом обуздывал его, скрывая от посторонних глаз. Еще утром сын тейрна проснулся в отличном расположении духа, собираясь вместе с отцом и старшим братом принять смотр войск, а затем... Впрочем, думать дальше особо не хотелось. Повинуясь всеобщему призыву, его отец и брат отправлялись в Остагар, на помощь королю, собиравшемуся дать бой орде порождений тьмы, и навсегда закрыть для них дорогу в земли северного Ферелдена. Его же, Айана, участие в походе до сих пор стояло под вопросом. Замок и поместья вокруг тоже нельзя было оставлять без присмотра и защиты. И хотя Айан небезосновательно полагал, что матушка со всем этим справится гораздо лучше, окончательного ответа от отца, возьмут ли его на войну, он так и не получил.

       Впрочем, он был готов подчиниться воле отца, какой бы она ни была. У него имелись свои причины оставаться в замке. Очень веские причины, как он полагал этим же утром, несколькими часами ранее. Когда по привычке мягко ступая по каменным плитам двора, шел на кухню, чтобы выпросить у Нэн свежих оладий с молоком до завтрака. Старая нянька, грубая и сварливая даже с младшими господами, любила его как сына, чем Айан охотно пользовался, особенно когда он просыпался по ночам от самого настоящего голода, часто мучившего его растущий организм.

       Однако Нэн на кухне еще не появлялась. Айан издали увидел ее, идущей на скотный двор, и понял, что придется подождать. Зная характер Нэн, она ни за что не отвлечется от нужных дел, разве если только на то не будет прямого приказа от самого Брайса Кусланда. Конечно, можно было бы войти на кухню и потребовать раннего завтрака от работавших там эльфийских поваров, но Айану отчего-то не хотелось так поступать. Принять еду от Нэн было гораздо приятнее. К тому же, он все равно проснулся и больше не ляжет. Торопиться некуда.

       От нечего делать, юноша присел на один из многочисленных ящиков, стоявших у кухонной двери и, опершись локтями о колени, приготовился терпеливо ждать. Он примерно представлял, что скажет Нэн, когда вернется на кухню, и застанет его здесь: "А, вы снова проголодались, милорд? Как, опять? И куда все девается в этом молодом медведе, если он один ест, как целый взвод голодной солдатни?" Кусланд ухмыльнулся и привалился к стене, лениво прислушиваясь к доносившимся из-за двери кухни голосам.

       - Я в восхищении! Как тебе это удалось? Он действительно на крючке! Хотя пока это можно увидеть только, если приглядываться специально. Эти благородные господа умеют скрывать свои чувства от окружающих.

       - От слуг, ты хотела сказать, - сердце Айана, услышавшего другой голос, мелодичный и спокойный, стало биться чаще. - Да, мне пришлось немало потрудиться. Но сейчас я могу сказать, что гораздо ближе к своей цели, чем когда я два года назад записалась в охрану замка.

       - Никогда не понимала этого, - судя по всему, одна из двух говоривших молодых женщин, пожала плечами. - Зачем тебе становиться оруженосцем нашего господина, если тебе действительно удалось заставить его полюбить тебя? Разве ты не думала о том, чтобы... ну, ты понимаешь... сделаться госпожой Кусланд? Как ты думаешь, у тебя могло бы получиться и это?

       Возникла пауза, но продержалась она недолго. Собеседница рассмеялась.

       - Не делай вид, что ты глупее, чем есть на самом деле, Амалия. Конечно, выйти за него было бы лучше. Но надо смотреть на вещи так, как они есть на самом деле. Айдан - сын тейрна. Не какого-нибудь бана, и даже не эрла... Тейрн Хайевера - это, знаешь ли, титул. А я... Старый Брайс никогда не даст согласия на наш брак, а мальчишка ни за что не ослушается папочку.

       - Но ведь милорд Айдан не всегда будет младшим сыном... Я хочу сказать... тейрн Брайс не вечен, и уже в летах. Может, тебе стоит хотя бы попытаться? Только представь, быть хозяйкой всего этого!

       - Кроме Брайса есть еще матушка, - явно передразнивая кого-то конкретного, напомнила обладательница мелодичного голоса. - И уж она-то точно не позволит сыночку совершить такой неблаговидный поступок, как женитьба на простолюдинке, у которой в крови, к тому же, мешались остроухие плебеи. Я уверена, еще год-два, и они женят его на какой-нибудь невесте голубых кровей, которую выберут сами. Айдан слишком послушный сынок, чтобы огорчать своих высоких родителей. Нет, если чуда не произойдет, мне никогда не сделаться госпожой Кусланд. Но вот служба в оруженосцах у такого вельможи откроет передо мной ворота казарм даже королевской гвардии. Это то, чего мне хочется больше, чем ходить в платьях, вышивать подушки или жить с мягкотелым дурачком, от которого слышно только "да, отец", "как скажешь, матушка". И который только внешне похож на мужчину.

       В затылок словно ударилось что-то душное и горячее. Айан машинально провел по волосам ладонью, но, конечно, снять ничего не получилось. Неслышно поднявшись, он шагнул было прочь, но едва донесшийся до него следующий вопрос любопытной Амалии заставил его замереть.

       - Кэйна... а ты уже спала с ним? С молодым господином? Быть может, если ты понесешь ребенка...

       - С кем, с ним? С этим рыжим мальчишкой? - тон ее голоса, каждое слово как будто плескало в зиявшую рану на груди Кусланда новую порцию жидкого огня. - Он безнадежный девственник! И ведет себя, как будто готовится стать храмовником. О, и самое интересное, ты не поверишь, но Айдан до сих пор уверен, что я тоже невинна! Я! - Кэйна рассмеялась вновь. - Нет, я с ним не спала. Только поцелуи. Да и так все выходит лучше, чем нужно. Конечно, я могу соблазнить его в любой момент, но придержу это на потом. Если в силу каких-то обстоятельств он будет удаляться от меня, придется это сделать. Хотя я терпеть не могу рыжих.

       - Ну, вот тут ты преувеличиваешь. Милорд очень хорош собой...

       - Знаешь ли. Я предпочитаю настоящих мужчин.

       Понимая, что еще слово, и он не сможет сдержаться, Айан спешно пошел прочь от кухонной двери. Он услышал все, и даже более того, что ему хотелось бы услышать. Теперь оставалось самое сложное - скрыть бурю, которая последовала вслед за услышанным в его душе.

       - ... Милорд!

       Айан вздрогнул, и с трудом стряхнул остатки воспоминаний, обернувшись к караульному.

       - Прибыл эрл Хоу, милорд. Его светлость настаивает на вашем присутствии.


Часть 1 - 2.

       В приемном зале, уступавшему размерами разве что тому, который был у короля, у большого очага стояли двое вельмож. Оба были уже в летах. На одном из них был расшитый золотом богатый камзол. На другом - запыленное дорожное платье. Однако, как видно, различия любого рода ничего не значили для этих двоих. Держались они так, как могут держаться только старые и очень хорошие знакомые, которых связывают не только дела, но и общее ратное прошлое.

       - ... Коли так, полагаю, что твои солдаты скоро прибудут? - видимо, продолжая беседу, переспросил один из них.

       Старый воин в дорожном платье слегка склонил седую голову.

       - Я думаю, что они начнут подходить сегодня вечером, и завтра мы сможем выступить. Прошу прощения за задержку, милорд. Это моя вина.

       - Нет-нет. Появление тварей на юге всех застало врасплох. Я сам получил приказ пару дней назад. С моими людьми я отправлю старшего, а мы с тобой поскачем завтра вдвоем. Как в старое доброе время.

       - Верно. Только тогда мы были не такими седыми. И драться приходилось с орлесианцами, а не с... чудовищами.

       - Да, но запах войны не изменился! - хозяин замка обернулся на звук грохнувшей боковой двери, пропустившей в зал высокого рыжего юношу. - А вот и ты, Волчонок. Хоу, помнишь моего сына?





       Айан подошел к старшим и слегка поклонился - не меньше, но и не больше того, чем обязывало его положение.

       - Я вижу, он стал настоящим мужчиной, - эрл Хоу с одобрением оглядел статную фигуру молодого Кусланда. - Рад снова тебя видеть, парень. Моя дочь Делайла спрашивала о тебе. Я вот думаю, может, привести ее в следующий раз?

       В памяти Айана всплыла высокая худая темноволосая девушка. Застенчивая до немоты, она была полной противоположностью Кэйне, с ее острым, как бритва, языком, и постоянной тягой к приключениям.

       - Как вам будет угодно, эрл Хоу. Я не против.

       - Вот и славно, - видя облегченные улыбки на лицах обоих седых вельмож, Айан понял, что его ответа и отец и его давний приятель ждали с некоторым напряжением. Похоже, Кэйна оказалась права. Его явно задумали женить, быть может, уже этой осенью. Что ж, оно и к лучшему. По крайней мере, он не будет больше попадать в истории с такими, как Кэйна. - Делайла все уши мне прожужжала, какой ты замечательный воин, - продолжал тем временем эрл Хоу весело переглядываясь с его отцом. - Парень, она определенно твоя поклонница!

       - Впрочем, Волчонок, я позвал тебя по делу, - отец опустил руку на его плечо. - Помнишь наш разговор о том, стоит ли тебе идти с нами в поход? Так вот, я решил. Пока мы с твоим братом будем в отъезде, оставляю замок на твое попечение.

       Айан бросил быстрый взгляд на прислушивавшегося к их беседе эрла Хоу и неслышно вздохнул.

       - Отец, я сделаю все, что в моих силах.

       - Хорошие слова! - отец еще раз улыбнулся, снимая руку с его плеча. - Здесь остается лишь немногочисленная стража, а тебе придется поддерживать порядок в окрестностях. Знаешь пословицу: кот из дома, мыши в пляс. Да, и я хотел бы познакомить тебя кое с кем, - он обернулся к караульному. - Позовите Дункана!

       В зал вошел высокий смуглый и чернобородый человек. При его появлении Айану сделалось вдруг не по себе. Чувства безопасности, защищенности и собственной силы, не покидавшие его с рождения, сменились глухой тревогой. Встретившись взглядом с чернобородым, сын тейрна отчего-то смутился и опустил глаза. Ни с того ни с сего пришло твердое убеждение - этот человек, несомненно, очень хороший воин, уж кого-кого, а воина видно всегда. Так вот этот человек обладает властью, непостижимой, способной вырвать его, Айана, из его привычного, уютного, домашнего мира и швырнуть... куда? Этого молодой Кусланд не знал. Но по мере того, как он находился в обществе странного гостя, дурацкая уверенность, что незнакомец прибыл сюда именно за ним, Айаном, росла совместно с уверенностью в том, что дойди до этого дело, отец - даже отец не сможет его защитить. Вот последнее уже было полной нелепицей. Выругав себя за глупые мысли, несомненно, навеянные его недавними душевными переживаниями, Айан направил горячую молитву Создателю с просьбой послать ему столько сил, чтобы никто из находившихся в комнате не догадался об обуревавших его чувствах.

       Впрочем, никто, кроме чернобородого, на него и не смотрел. Эрл Хоу, казалось, был растерян.

       - Ваша светлость не упоминали, что здесь будет Серый Страж.

       Серый Страж. Теперь все встало на свои места. Оказывается, его беспокойство не было таким уж нелепым. Серый Страж мог отдать приказ - и никто, будь он хоть сын тейрна или сам король - не имел права отказать ему.

       - Дункан прибыл только что без предупреждения, - отец пожал плечами. - А что тебя смущает?

       - Ничего, - эрл Хоу уже овладел собой. Чувствовал он то же, что и Айан? Нет, навряд ли, Стражам нужны молодые и крепкие. Они редко берут стариков. - Разумеется, ничего. Но гостя такого ранга полагается принимать по определенным правилам. Я оказался в невыгодном положении.

       Брайс Кусланд кивнул.

       - Редко выпадает удовольствие видеть Серого Стража своими глазами, это верно. Волчонок, я надеюсь, твой учитель рассказывал тебе о них.

       Не поднимая головы, чтобы не встретиться с испытывающим взглядом чернобородого, Айан ответил, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно.

       - Да, отец. Много лет назад Стражи одержали победу над порождениями Тьмы и остановили нашествие Мора на наши земли.

       - Но боюсь, та победа была не окончательной.

       Айан машинально посмотрел в сторону теперь только заговорившего Серого Стража и тут же попал под гипнотическое влияние его темных глаз. Отец же ничего этого не заметил. Казалось, то самое напряжение, которое создавало такое неудобство для Айана, существовало только между ним и чернобородым Дунканом.

       - Все верно. Однако если бы они нас не предупредили, что порождения Тьмы возвращаются, половина страны была бы захвачена еще до того, как мы сумели среагировать. Сейчас Дункан ищет новобранцев, а потом со своими людьми присоединится к нам на юге. Мне кажется, он положил глаз на твоего товарища, сэра Гилмора, Волчонок.

       - Не хочу показаться дерзким, но полагаю, что ваш сын тоже отлично подойдет.

       Айана словно бы облили холодным кипятком - от макушки до самых пяток. Брайс Кусланд, впрочем, тоже казался несколько ошарашенным словами Стража.

       - М...может это и почетно, - через силу проговорил он спустя какое-то время, пока все ждали его ответа. - Но ведь речь идет об одном из моих сыновей, - он обернулся к Айану, словно за поддержкой.

       - Если мне дозволено будет выбирать, - отчаянно борясь с подавлявшей его волей чернобородого, почтительно ответил молодой Кусланд. - Я бы предпочел остаться со своей семьей.

       - Видите, Дункан, - с видимым облегчением поддержал его отец. - Его это не привлекает. Так что если вы не воспользуетесь Правом Призыва...

       Взгляд Серого Стража обжег Айана напоследок, а потом Дункан медленно, словно нехотя, отвел глаза.

       - Вам незачем бояться, - с явным сожалением оттого, что упустил свою жертву, проговорил он. - Хоть нам и нужны новобранцы, я не собираюсь пускать в ход принуждение.

       Отец и сын Кусланды переглянулись.

       - Волчонок, постарайся, чтобы за время моего отсутствия Дункан ни в чем не нуждался.

       - Конечно, - все так же вежливо принял к сведению Айан, вовсе не обрадованный тем, что после отъезда отца Серый Страж останется в замке, и с ним, вероятнее всего, придется иметь дела.

       - Хорошо, - отец мотнул головой в сторону двери. - Сын, отправляйся наверх и передай Фергюсу, что он поведет войско один. Мы с эрлом Хоу выступим завтра. Я присоединюсь к вам, как только смогу убедиться, что уже ничем не смогу быть полезен нашим гостям.

       Айан вновь склонил голову и, повернувшись, вышел. До самой двери он всей спиной чувствовал провожавший его взгляд Серого Стража.


Часть 1 - 3.


       Юный Кусланд отправился спать очень рано. Предыдущий день принес ему немало волнений, грядущий грозил еще большими, а вечера его обычно принадлежали Кэйне, с которой Айан еще не решил, что сделает - вышвырнет из замка или все же оставит на службе, где-нибудь на кухне. Воин, не уважающий своего командира - плохой воин, а Кэйна не уважала никого из Кусландов, и даже осмеливалась так бесстыдно трепать об этом языком с кухарками. Определенно, путь воина для нее был закрыт. Во всяком случае, в замке Айана. Но любая встреча не сулила ничего хорошего, и, чтобы не вводить себя в это искушение, Айан сбежал в свою комнату сразу после ужина, оставив для общества только боевого волкодава мабари по прозвищу Иеху, про которого говорили, что "он слишком умен, чтобы разговаривать". Иеху, чувствуя настроение хозяина, не стал приставать, и улегся у его кровати, выполняя свою обычную работу "сторожить". Потрепав его по голове, Айан сбросил с себя одежду и нырнул под покрывало. На сегодня с него всего было довольно.

       Спал он тревожно, и снилась все какая-то гадость. Периодически из глубины его видений выплывали образы Кэйны, оголявшей плечи и призывно подмигивающей, бледной и тощей Делайлы Хоу, смотревшей на него с ужасом и отвращением, и чернобородого Дункана, который с улыбкой людоеда пинками гнал связанного Айана по бесконечной и очень серой степи, навстречу кровожадно ухмылявшимся и потиравшим мерзкие лапы порождениям тьмы. "Не упрямься, - громовым голосом отдавал приказы Дункан. - Ты им тоже отлично подойдешь". Айан с ужасом смотрел на бесконечную, превышавшую своим числом все мыслимые и немыслимые пределы Орду самых отвратительных тварей, которых только могло бы создать его воображение, а чернобородый подгонял его все сильнее и сильнее. Наконец, добравшись до цели, он схватил Айана за волосы и со словами "Приветствуйте вашего нового вождя, отребье!" с силой швырнул Кусланда в лапы в единый миг взвывших тварей.

       Айан сел на постели, потирая грудь. Увиденный им бред никак не хотел идти из головы. Занятый стряхиванием ошметков недавнего сна, он не сразу обратил внимание на поведение пса. Мабари у кровати уже не было. Он стоял у самой двери и, пригнув голову, негромко, но злобно рычал на что-то, очевидно, находившееся за ней. Прислушавшись, Айан различил какие-то неясные вскрики, как будто звон и звуки ударов.

       Вскочив, юный Кусланд спешно обмотал бедра куском полотна, и рванулся было за мечом, когда дверь его комнаты распахнулась. На порог вскочил молодой слуга, подававший по утрам воду для умываний.

       - На помощь, милорд! На замок напали...

       Больше ничего сказать он не успел. Пущенная кем-то стрела навылет пробила ему горло. Злобно гавкнув, Иеху перепрыгнул через труп, и ринулся в коридорную комнату, откуда послышались отчаянные крики и его яростный лай.

       На пороге показался вооруженный человек. Не добежавший двух шагов до подставки с оружием Кусланд столкнулся с ним лицом к лицу. Узнав сына тейрна, воин коротко полоснул его мечом, но Айан легко увернулся от удара и, перехватив руку противника, уверенным движением вывернул ее. Еще в воздухе подхватив падающее оружие, Кусланд танцующе развернулся и, использовав всю силу от этого движения, всадил короткий меч в живот противнику по самую рукоять.

       Следующего он встретил уже собственным мечом. Пропустив нападавшего в комнату, Айан с силой грохнул дверью сунувшегося было за ним третьего, и, отбив довольно точный удар, едва не снесший ему голову, нырнул под меч. Ошеломленный столь неожиданно близким контактом с врагом воин отпрянул, и покрутившийся в умелой руке клинок страшно ударил - сверху вниз, наискось пронзив сердце. Противник еще падал, когда дернувшийся в сторону Айан пропустил мимо себя удар чьей-то булавы и, провернувшись на пятках, единым движением полоснул по незащищенному наплечниками горлу.

       Путаясь в складках размотавшегося полотна, Кусланд выскочил из комнаты. В проходной валялся еще один труп, принадлежавший к той же группе, что и другие нападавшие. Иеху с рычанием терзал своими страшными клыками кого-то еще живого, но уже явно не жильца. Услышав окрик хозяина, мабари тут же отпустил свою жертву. Однако одного взгляда на этого легковооруженного лучника оказалось достаточно, чтобы убедиться - тот уже никому и ничего не скажет. Миг Айан стоял молча, соображая, что бы все то, что произошло, могло значить. А в следующее мгновение тело отработанным движением прыгнуло к рывком открывшейся двери на лестницу.

       - Стой! - тейрна успела вскинуть руку до того, как меч Кусландов в руках ее сына повторил тот самый страшный удар сверху вниз, от которого почти не было спасения. Айан с трудом сдержал руку, чувствуя мгновенно выступивший на лбу холодный пот от осознания того, что он чуть только что не сделал.

       - Матушка! - он подхватил с пола размотавшееся полотно, но тейрне не было дела до его наготы. Она стремительно пересекла комнату и открыла дверь в покои его брата Фергюса. Мгновение спустя оттуда раздался ее стон, полный боли и отчаяния.

       - Создатель, нет! Мой маленький Орен... Негодяи! Убить невинного ребенка!

       Не веря своим ушам, Айан заглянул ей через плечо. Жена его брата и племянник валялись на полу, в лужах крови. Его мать, тейрна Элеонора стояла над ними, прижимая ладонь ко рту.

       Однако все это продолжалось всего несколько мгновений. Тейрна стремительно выпрямилась и, шагнув из комнаты, прикрыла дверь.

       - Чего ты ждешь, Айдан? Одевайся, живей!

       Опомнившись, юный Кусланд бросился к себе. Пока он спешно натягивал кожаный доспех и вооружался, его мать стояла в дверях, привалившись к косяку. Теперь только Айан заметил, что она тоже была одета в доспехи. У ее бедра висел меч из легкой стали, уже вымаранный в чьей-то крови.

       - Меня разбудили крики, - безжизненно произнесла тейрна, глядя, как ее сын затягивает кожаные ремни нагрудника. - В зале были люди. Я закрыла двери на засов. Ты видел их щиты? Это же люди Хоу! Но с чего им вздумалось напасть на нас?

       - Он предал отца! - Айан натянул сапог и уверенным движением всадил в гнездо засапожный нож. - Вместо того чтобы вместе идти на помощь королю в Остагар, он дождался, чтобы брат увел все наши войска и напал на замок! Получается, он нарочно задержал своих людей, чтобы Фергюс успел уйти подальше. Но зачем, матушка?

       - Я... я не знаю, - тейрна мотнула головой, словно пытаясь таким образом отогнать все гнетущие мысли. - А ты... не видел отца? Он ведь так и не ложился.

       - Я был в своей комнате, матушка, - Кусланд поднялся, выражая готовность идти. Тейрна кивнула.

       - Внизу идет бой, сын. Мы должны пробиться в главный зал. Именно там я видела твоего отца в последний раз.

       Готовые ко всему, они спустились по лестнице во двор замка. Повсюду действительно шла жаркая схватка между солдатами Кусландов и людьми Хоу. По всему было похоже, что пока защитники одерживали верх. Все-таки охрана Хоу не была такой же многочисленной, как гарнизон оставленных в замке воинов. Однако, если войска эрла, отобранные будто бы в помощь королю, сейчас стояли под стенами замка, их прорыв вовнутрь был только вопросом времени. Судя по звукам, идущим из-за стен, все так и было.

       - Быстрее, сын!

       У самых дверей, ведущих в главный зал, их атаковали четверо мечников. Айан прыгнул им навстречу, заслоняя мать, однако, особого геройства тут не понадобилось. Защитники замка быстро разделались с этой группой. Ровесник Айана и его некогда товарищ по детским играм сэр Гилмор уверенно и четко руководил всем тем, что осталось от гарнизона. К тому моменту, когда тейрна и ее сын встретились с ним, он отправлял группу солдат на стены. Другая спешно укрепляла ворота замка чем попадалось под руку.

       - Ваша светлость! Милорд! Я боялся худшего... Люди Хоу напали неожиданно. Мы успели закрыть ворота - вот и все, что нам удалось сделать. С теми, кто прорвался, мы уже почти разделались, однако, основное войско эрла - под стенами замка. Я... боюсь, мы долго не продержимся.

       - Где мой отец?

       - Тейрн направился в сторону кладовой. Он, как видно, ждал, что вы присоединитесь к нему там. Тейрн был едва жив от ран, когда я в последний раз видел его. Вам... вам лучше поспешить. Мы постараемся как можно дольше удерживать этих ублюдков.

       Тейрна слегка склонила седую голову.

       - Благослови тебя Создатель, сэр Гилмор.

       - Да позаботится Создатель обо всех нас.

       Рыцарь быстрым шагом направился к воротам, куда со всего двора продолжали собираться уцелевшие стражники замка Кусландов. Тейрна решительно мотнула головой, и они с сыном повернули в другую сторону. Некоторое время они петляли между построек, то и дело натыкаясь на тела, и, наконец, добрались до кладовой. Кладовая была устроена прямо в стене замка, противоположной от главных ворот. Почти у самого порога в луже собственной крови сидел Брайс Кусланд. С трудом повернув голову к ним, тейрн Хайвера улыбнулся бледными губами, но это все, на что его хватило. Он даже не смог пожать пальцев жены, с тревогой и болью склонившейся над ним.

       - А вот и вы оба, - с усмешкой на заляпанном кровью лице, довольно спокойно просипел он, но и так было понятно, во что ему обходится такое спокойствие. - Я все ждал, когда же вы придете.

       - О, Создатель, да что же здесь происходит! - в присутствии мужа тейрна Элеонора растеряла всю свою жесткость. Брайс сделал над собой усилие и, подняв руку, провел кончиками пальцев по ее щеке.

       - Люди Хоу набросились на меня. Едва не прикончили... Ну ничего. Ему это не сойдет с рук! Король его...

       Тейрн не договорил, поморщившись, и застонал сквозь стиснутые зубы. Тейрна Элеонора сильнее сжала его руку, с болью заглядывая в глаза.

       - Брайс! Нужно выбираться отсюда, слышишь! Сын, - она резко обернулась к застывшему Айану, которому никак не удавалось справиться со своим жалостно кривящимся лицом. - Отсюда за стену ведет потайной ход. Там, за бочками. Ты сможешь нести отца?

       - Конечно, матушка, - рыжий потомок Кусландов решительно шагнул вперед, вкладывая меч в ножны.

       - Нет, - тейрн покачал головой, отводя руки сына. - Это бесполезно. Мне уже не подняться. Мерзавцы Хоу вот-вот пробьются через ворота. Кто-то должен найти Фергюса и рассказать, что здесь произошло.

       - Вот сам и расскажешь! - Айан присел перед Брайсом Кусландом, твердо глядя тому в глаза. - Отец, я всегда был послушен тебе. Так прости меня теперь, когда я тебя ослушаюсь. Клянусь Создателем, я буду нести тебя до тех пор, пока мы не выберемся отсюда. А если... Они не получат и твоего тела! Так что умоляю тебя, хватит разговоров, и позволь мне...

       - Боюсь, это невозможно.

       Незаметно подошедший со стороны двери Серый Страж Дункан был заляпан кровью куда больше тейрна Брайса, но судя по тому, как он держался, вся кровь на нем была чужой. Он склонился над хозяином замка и, бегло осмотрев его раны, покачал головой.

       - Я только что со стен. Люди Хоу еще не нашли этот ход, но они окружили замок. Пробраться мимо них будет непросто. И если вы собираетесь бежать, нужно торопиться.

       - Дункан, - Брайс возвысил голос, напрягая последние силы. - Я знаю, вы ничем мне не обязаны... Но умоляю, выведите мою жену и сына в безопасное место!

       - Выведу, ваша светлость, - чернобородый успокаивающе стиснул плечо тяжело дышавшего тейрна. - Но боюсь, мне придется попросить кое-что взамен.

       - Что угодно!







       Страж посмотрел на него, скользнул глазами по лицу тейрны Элеоноры и, наконец, остановил взгляд на присевшем в напряженной позе Айане. Несмотря на то, что происходило вокруг, тот снова почувствовал на коже холодный кипяток.

       - Ваше несчастье бледнеет перед тем, что прорывается сейчас в наш мир, - твердо проговорил чернобородый. - Нас мало, и нам нужны новые Стражи. Я прибыл в ваш замок в поисках новобранцев. Исходящая от порождений тьмы угроза не позволяет мне уехать с пустыми руками.

       - Я... я понимаю, - Брайс встретился глазами с сыном, но на этот раз не нашел в себе сил улыбнуться ему.

       - Я доставлю тейрну и вашего сына в Остагар, - продолжал Дункан все тем же спокойным голосом. - Сообщу Фергюсу и королю о том, что случилось. А потом ваш младший сын Айдан вступит в Серые Стражи.

       Айан отшатнулся от чернобородого. Он понимал, что поступает недостойно, показывая свои чувства, но был слишком молод, чтобы до конца удерживать себя в узде. Единственное, что он мог сделать, это опустить глаза в пол, чтобы не видеть обращенных к нему лиц. Он так и поступил.

       - Если это нужно, чтобы справедливость настигла Хоу - я согласен.

       Слова отца донеслись как через толстое шерстяное одеяло. Айан стиснул зубы, еще внимательнее разглядывая узор камней на полу. Дункан удовлетворенно кивнул, впервые напрямую обращаясь к нему.

       - Итак, сим я предлагаю вам, Айдан Кусланд, вступить в ряды Серых Стражей, - видимо, исполняя часть какого-то ритуала, заговорил он. - Будем биться бок о бок с порождениями тьмы.

       Возникла пауза.

       - Я не хочу, - тихо проговорил Айан, когда молчать дальше уже было попросту нельзя. Он действительно никогда и ничего в жизни так мучительно не хотел. Молодой Кусланд понимал, что не время теперь было думать о себе, и с готовностью пожертвовал бы жизнью, будь на то необходимость, пусть даже немедленно. Но та жертва, которую от него требовали здесь и сейчас, внушала ему только страх и отвращение.

       - Хоу считает, что этот хаос поможет ему возвыситься, - Брайс со стоном прижал руку к страшной ране на животе. - Волчонок, покажи ему, что он ошибается. Сделай так, чтобы справедливость его настигла! Но в нашей семье долг всегда был превыше всего, - выражение горечи на его лице жарко тронуло сердце Айана. - Уходи ради себя и всего Ферелдена!

       Айан с трудом расцепил плотно сжатые зубы.

       - Хорошо, отец. Ради вас. Я согласен. Слышите? - он обернулся к чернобородому, глядя на него почти с ненавистью. - Я согласен!

       - Брайс! - молчавшая до сих пор тейрна сжала руку мужа. - Ты уверен, что поступаешь правильно?

       - Наш сын не станет жертвой вероломства Хоу. Он будет жить, и оставит след в мире!

       - Нам нужно идти, - чернобородый поднялся, уже по-хозяйски положив руку на плечо молодого Кусланда. Выпад последнего он предпочел, видимо, проигнорировать. Во всяком случае, пока.

       - Мальчик мой, иди с Дунканом, - тейрна Элеонора на миг прижалась к сыну, одарив его поцелуем. - Без такой обузы, как я, вам будет легче справиться.

       Тейрн переменился в лице.

       - Элеонора...

       - Не надо, Брайс, - его жена поднялась на ноги и, шагнув к двери, вытащила из ножен свой меч. - Мое место здесь, с тобой. И клянусь, чтобы выиграть для них время, я убью каждого ублюдка, который сунется в эту дверь! Сын, - Айан поднял на нее глаза, зеленые, как у нее самой. - Отныне твое место - среди Серых Стражей. Не мешкай. Уходи быстрее, пока еще есть время!

       Далекий грохот, казалось, прокатился по всему замку, заставив стены вздрогнуть. Все одновременно поняли, что он мог означать.

       - Они прорвались через ворота! - Дункан, как показалось Айану, бесцеремонно толкнул его в спину. - Нужно уходить!

       - Прощай, любовь моя!

       Бросив последний взгляд на обреченных родителей, Айан Кусланд вскочил и вслед за Стражем бросился в темноту кладовой.



Часть 1 - 4.


       Командор Серых Стражей задумчиво разглядывал своего свежего рекрута, с таким трудом уведенного им из замка Кусландов. Над северным Ферелденом стояла тихая и теплая ночь. Уже четыре солнца поднялось и зашло с того самого времени, когда, милостью Создателя выскользнувшие незамеченными из осажденного замка, Дункан и молодой Айдан Кусланд пробирались на юг, туда, где у руин Остагара стояла армия короля. Дункан торопился в Остагар и не торопился с юношей. Прежде, чем начать говорить с ним о долге, Командор хотел сначала понять, что такое был на самом деле сын тейрна Хайвера. Тем более, похоже на то, что Айдан Кусланд совсем не намерен был ему в этом помогать.

       Дункан появился в замке Кусландов так вовремя конечно, не случайно. Айдан попался ему на глаза на королевском турнире несколько месяцев тому назад. Ловкость, с которыми молодой еще парень обращался с мечом, и даже двумя мечами сразу поневоле привлекли внимание Командора. Ровно как и его физическая сила, больше приличествующая косситам, а не обитателям северного Ферелдена. Одним ударом щита юный Кусланд опрокидывал на землю воинов старше и опытнее себя, мог драться сразу с тремя и с пятью, с пешими и конными, и в целом, было видно, что его светлость немало сил потратил на воинскую сноровку сына. Пользуясь статусом гостя короля и умея оставаться незамеченным, когда того требовали обстоятельства, Дункан смог немало пронаблюдать за Кусландами и после турнира на приеме. Айдан умел держать себя в обществе, был учтив и почтителен ко всем, к кому обязывало положение, так же как и к тем, к кому оно ни к чему его не обязывало. Во всяком случае - внешне. Последнее, по крайней мере, говорило о здравости его рассудка, несмотря на юный возраст. В целом Айдан произвел довольно сильное впечатление на Командора, а своим ощущениям тот привык доверять. Вот почему, завершив дела и отобрав показавшихся ему достойными рекрутов, Дункан отправился к Кусландам в последнюю очередь. Не без оснований он опасался, что в случае с рыжим отпрыском столь благородного семейства могут возникнуть трудности. И, как показало время, он не ошибся.

       Тем временем Кусланд занимался тем же делом, что и обычно во время непродолжительных ночных стоянок перед сном: оторванным от подола рубахи куском полотна протирал оружие и доспех. На Серого Стража он смотреть избегал, безропотно исполняя его приказы, но никогда не обращаясь к Дункану первым. Командор не до конца понимал причину такого отношения. До сих пор все, кого он отбирал, считали честью оказанное им доверие и изо всех сил старались, чтобы их взяли в Стражи, а не наоборот. Возможно ли такое, чтобы он ошибся в выборе? Нет, такого с ним еще не случалось. Значит, дело в отношении самого Айдана. Привыкнув иметь дело со зрелыми и знающими, чего они хотят рекрутами и Стражами, Дункан все же представлял себе, что такое мальчишеское упрямство. Внутреннее чутье указывало на то, что сын тейрна со временем станет хорошим Стражем. Но это - со временем. Сейчас же необходимо было убедить его, что свершившееся должно было свершиться. Не больше и не меньше. Но как? Этого Командор пока еще не знал.

       Прямота - не лучший помощник в таких делах, но все попытки подойти к Кусланду в обход натыкались на вежливые ответы, не имевшие ничего общего с целью начинаемого разговора.






       - Мне хочется знать, отчего ты так сильно настроен против вступления в наш орден, - решив, что дольше оттягивать разговор все равно нельзя, выговорил Дункан. Против ожиданий, Кусланд повернул к нему голову почти сразу. Правда, перед тем, как заговорить, видимо, долго размышлял, подыскивая слова.

       - Есть множество причин. Вы обманули моего отца. Он отдал меня вам в обмен на спасение моей жизни. Но ее не было нужды спасать... с вашей помощью. Из замка мог выбраться я и сам.

       Голос Кусланда звучал почти спокойно. Видно, что за эти несколько дней он не раз проигрывал в голове этот разговор. Командор поднял бровь.

       - Да, есть еще причина, и она важнее первой, - юноша вскочил и вплотную подошел к чернобородому. Видно было, что этот разговор был нужен и ему тоже и, не признаваясь себе, он все же давно его ждал. - Я не знаю, что вы делаете с людьми, чтобы превратить их в Серых Стражей. Но не сомневаюсь, что что-то... сложное. Ведь понятно, что будь это не так - орден не держал бы в секрете... сам процесс, и всех без исключения людей можно было бы сделать подобными вам. Это так?

       Дункан помедлил и кивнул.

       - К сожалению так, Айдан. Могу даже сказать - этот, как ты его называешь, процесс - не из приятных. Тебя это пугает?

       - Меня не пугает боль, если вы об этом.

       - Тогда что?

       Юноша резко отвернул голову в сторону, прикусывая щеку. Командор спокойно ждал продолжения. Все указывало на то, что момент для разговора он выбрал крайне удачно.

       - Мой отец, - наконец через силу и даже некоторое смущение выговорил Айдан, - отпустил меня с вами и потому, что он не желал, чтобы наша семья осталась без наследников. Мой брат Фергюс, быть может, уже погиб. Я хочу знать... правду. После того, что вы со мной сделаете, я смогу... Я хочу сказать... смогу продолжить свой род?

       Впервые за беседу Дункан широко усмехнулся сквозь усы.

       - А если я скажу тебе "нет", ты сбежишь от меня тотчас же ночью? Успокойся, - понимая, какое впечатление могли оказать его слова, поспешил уверить он. - С этим все останется в порядке. Наследники у тебя будут. Разумеется, если нам удастся остановить Мор, а ты найдешь себе невесту.

       Сын тейрна, как казалось, облегченно вздохнул, после некоторого колебания, опускаясь рядом. Это была победа. Не совсем полная и окончательная, но все же победа. Необходимо было закрепить ее. Дункан протянул руку и с силой сжал крепкое плечо.

       - Прости, что пришлось обмануть твоего отца, - негромко попросил он. - Но когда я обещал свою помощь, я не знал, что она не понадобится. Я вынужден был забрать тебя по принуждению. Но таков долг Серого Стража. Нас очень мало, а порождений тьмы все больше. Если мы будем брать только добровольцев... они победят. Ты ведь понимаешь, что будет тогда?



Часть 1 - 5.


       - Королевские войска уже провели несколько боев с порождениями Тьмы. Именно здесь на нас двинутся основные силы Орды. Серых Стражей сейчас в Ферелдене немного. Но все, кто есть - в Остагаре. Мор должен быть остановлен здесь и сейчас. Если он распространится на север - Ферелден падет.

       Айан внимательно слушал Дункана, после вчерашнего разговора с которым ему сделалось легче воспринимать того, как командира. Однако при этом он не забывал смотреть по сторонам. Ибо по сторонам действительно было, на что посмотреть.

       Остагар, до руин которого они добрались-таки на четвертый день ближе к полудню, даже в том виде, в котором он сохранился, поражал своей красотой и величием. Айан с восхищением разглядывал гранитные стены, раза в три повыше, чем в его родовом замке, мощные оборонительные сооружения, величественные колонны и каменную резьбу. Даже ярко выраженным следам запустения, глядевшим отовсюду, не удавалось испортить впечатление от того великого творения разума и рук, каким был Остагар.

       - Уже близко, - указывая на огромную каменную арку впереди, обнадёжил рекрута Дункан. - Сейчас пройдем мост, а за мостом уже лагерь. Там мы, наконец, сможем поесть.

       Последнее было бы совсем нелишне. Айан давно чувствовал свой живот прилипшим не к спине, а к шее.

       Когда они уже были возле арки, к ним навстречу выступили высокий светловолосый молодой человек в самом лучшем доспехе из тех, которые когда-либо доводилось увидеть Айану, под охраной двух латных рыцарей. Он приветственно поднял руку. Через мгновение только в сознание Кусланда толкнулось узнавание - перед ним был король.

       - Приветствую, ваше величество, - Дункан не стал припадать на колено и Айан, сделав над собой усилие, тоже остался на ногах. - Признаться, я не ожидал...

       - Что сам король выйдет тебе навстречу? - король Кайлан радостно улыбнулся Командору Серых Стражей. На непроявление почтительности он не обратил внимания вовсе, из чего Айан сделал вывод, что либо война сделала короля Кайлана равнодушным к церемониям, либо, что вероятнее, Серые Стражи могли их не придерживаться.

       - Тебя давно не было, Дункан, - тем временем продолжал король, обменявшись пожатием рук с Командором Серых Стражей. - Я уж боялся, ты решил пропустить такую потеху, которая скоро здесь начнется.

       - Кто, я? - добродушно улыбнулся тот. - Да ни за что на свете, ваше величество!

       - Значит, я все же выйду в битву бок о бок с могучим Дунканом? Великолепно! От Стражей я узнал, что ты отлучался в этот раз за весьма одаренным рекрутом. Я так понимаю, это он?

       Айан поклонился.

       - Ваше величество, разрешите представить...

       - Не нужно, Дункан, - король подошел вплотную, вглядываясь в лицо юноши. Потом поднял взгляд на его рыжую шевелюру, и вспомнил. - Ты младший сын Брайса, верно? Мы ведь встречались раньше.

       - Да, ваше величество, - молодой Кусланд не опустил глаз под пристальным взглядом короля. - Мое имя Айдан.

       - Твой брат с отрядом солдат Хайевера уже прибыл в лагерь, но твоего отца еще нет.

       Айан переглянулся с Дунканом.

       - Не ждите его, ваше величество. Мой отец погиб, когда был захвачен наш родовой замок.

       - Погиб? Что ты имеешь в виду? - король недоуменно обернулся к Командору. - Дункан! Ты что-нибудь об этом знаешь?

       Чернобородый утвердительно склонил голову.

       - Ваше величество, тейрн Кусланд и его жена убиты. Эрл Хоу предательски захватил замок Хайевер. Если бы мы не бежали из замка, он убил бы и нас, а потом придумал бы какую-нибудь убедительную историю.

       С каждым словом Командора лицо короля все больше чернело от гнева.




       - Я... просто поверить не могу, - запинаясь от бешенства, наконец, выговорил он. - И как эрл... мог подумать... что ему сойдет с рук такое предательство? - он взял себя в руки и закончил более спокойно. - Как только закончится битва, я поверну войско на север и предам Хоу правосудию. Слово короля!

       Айан поклонился еще раз.

       - Благодарю, ваше величество.

       Кайлан помолчал. Помолчали и остальные. Наконец, король дружески положил руку на плечо молодого Кусланда.

       - Ты, конечно, хотел бы повидаться с братом, - благожелательно предположил он. - К сожалению, он со своим отрядом отправился на разведку в Дикие земли. Боюсь, он вернется не раньше, чем закончится бой. До тех пор мы не можем даже связаться с ним. Прости, но сейчас я ничего не могу сделать для тебя. Разве что предложить, чтобы ты выместил свое горе на порождениях Тьмы.

       - Мне достаточно будет знать, что эрл Хоу расплатится за свое предательство.

       Король хлопнул Кусланда по плечу и с сожалением отвернулся от него. Видно было, что он с удовольствием провел бы больше времени в обществе Серых Стражей.

       - Жаль прерывать нашу беседу, но мне пора возвращаться в шатер, - он вздохнул. - Тейрн Логейн с нетерпением ждет возможности заморочить меня до полусмерти своими тактическими выкладками.

       - Твой дядя шлет тебе наилучшие пожелания, - вмешался Дункан, до сих пор помалкивавший. - Он напоминает, что войско Редклифа может прибыть сюда меньше, чем за неделю.

       - Ха! Эамон просто хочет примазаться к нашей славе, - король покачал головой. - Мы выиграли уже три битвы с этими чудовищами, а завтра выиграем и четвертую! Я даже не уверен, что это - настоящий Мор. Порождений тьмы на поле боя хватает, но увы, мы еще пока не видели архидемона.

       - Вы разочарованы, ваше величество?

       Король улыбнулся.

       - Я мечтал, что это будет такая война, как в старинных сказках. И король плечом к плечу с легендарными Серыми Стражами ринулся в битву с мерзостным богом тьмы! Что ж, придется мириться с тем, что есть, - он вздохнул. - Мне надо идти, пока Логейн не выслал людей на поиски. До встречи, Серые Стражи.

       Дункан и Айан поклонились. По знаку Командора, Кусланд задержался, давая Кайлану и его охране уйти далеко вперед. Они же со Стражем пошли медленно, едва передвигая ноги, зато имея возможность поговорить без свидетелей.

       - Король сказал правду, - произнес Дункан, как только убедился, что их никто не может слышать. - Здесь было одержано несколько побед над порождениями Тьмы.

       Однако в голосе его особого воодушевления не было. Кусланду это было понятно.

       - Победы победами, но орда порождений тьмы растет, - тем временем продолжал Дункан, неспешно прогуливаясь по направлению к лагерю.

       - Слова короля заставляют сомневаться в том, воспринимает ли он всерьез порождений тьмы, - негромко сказал Айан. И, видя, что Страж ждет продолжения, пояснил. - Я точно не осведомлен, сколькими именно силами сейчас располагает король Кайлан здесь, в Остагаре, но из того, что мне довелось услышать - люди эрла Эамона не успевают к битве, а то касается отряда эрла Хоу, довольно многочисленного, он вообще не придет. Рассчитывает ли король свои действия с учетом того, что армия будет ослаблена на такое значительное количество солдат?

       - А что бы предложил ты?

       - Я бы предположил худшее, - не смущаясь под испытывающим взглядом Дункана, Айан повел плечом. - Что нас намного меньше, чем порождений тьмы, и на месте короля укрепился в Остагаре и завалил тропу, которая соединяет южный и северный берега. Насколько мне известно, другого пути на север нет. Мы бы выиграли несколько дней, чтобы подошли подкрепления от эрла Эамона и других опоздавших, и... вы говорили о Серых Стражах Орлея?

       Дункан невесело улыбнулся.

       - Все же я не ошибся в выборе, мой мальчик. Тебе не нужно ничего объяснять. К сожалению, король не хочет прислушиваться к моим доводам. Он высоко ценит Серых Стражей, но все же не настолько, чтобы внять голосу осторожности. Взамен он верит, что легенда, которая окружает Серых Стражей, делает его неуязвимым. Однако, в Ферелдене не так много Серых Стражей. Остается одно - делать то, что в наших силах и ждать войск тейрна Логейна. Так что не будем тянуть с ритуалом посвящения.

       Айан промолчал.

       - Сейчас в лагере поешь и отдохнешь, но не более часа, - Дункан остановился перед огромным мостом, соединявшим два берега Ферелдена. - Когда будешь готов, найди мой шатер. В лагере есть Страж, его имя Алистер. Если меня не будет на месте, он введет тебя в курс дела. Помимо тебя у нас еще двое рекрутов. До начала битвы нужно будет успеть завершить ритуал для вас троих.



Часть 1 - 6.


       Айан доел третью миску каши и зажевал приложенный к ней лист салата. Поймал вопросительный взгляд повара и отрицательно покачал головой. К удивлению больше в него не лезло, хотя изначально он был уверен, что способен съесть все, что было в общем котле. Лагерь армии короля ему нравился - он был разбит по всем правилам в очень удачном месте. Кайлан ухитрился поднять под свои стяги очень многих, которых ранее вообще трудно было бы вообразить стоящими плечом к плечу. Чего только стоили храмовники, прогуливающиеся в своих меченых доспехах неподалеку от палаток магов Круга! Айану несмотря на то, что ему доводилось не раз бывать в столице, раньше не приходилось видеть такого скопления магов в одном месте. Как, впрочем, и служителей Церкви. Он уже успел побывать и у псарни, где несколько десятков волкодавов мабари, особых особей крупнее оставленного в замке Иеху, готовились к своей последней битве. Айану объяснили, что в случае победы собак все равно умертвят, так как те неоднократно пробовали на клыки плоть порождений тьмы, и скверна уже поразила их тела. Вдоволь налюбовавшись на солдат со всех концов страны, и перекинувшись словами с очень многими, молодой Кусланд отправился, наконец, утолять свой голод. Несмотря на общую обстановку тревожности окружавших его людей и собственный страх перед таинственным ритуалом посвящения, Айану здесь нравилось. Кроме медной шевелюры, не свойственной для человеческих жителей Ферелдена в принципе, хотя и встречавшейся, ничего более его не выделяло. О том, что он - сын тейрна, знали только он, Дункан, и сам король. Остальные обращались к нему как к простому солдату, пусть даже благородных кровей, и Айану такое было неожиданно по душе. Он даже стал раздумывать о том, чтобы, когда все кончится, и права его семьи на родовые земли будут восстановлены, не возвращаться в замок, оставив титул тейрна Фергюсу, а самому... Быть может даже, судьба была права, бросив его в орден Серых Стражей?

       На этой крамольной мысли, Айан поднялся и, поблагодарив дарующих яства, отправился на поиски палатки Дункана. Ее он нашел довольно быстро. О том, где был разбит шатер Стражей, знали все. Возле палатки на обломке камня сидел высокий, не ниже Айана, коротко стриженный светловолосый воин и что-то делал с ножнами от меча. Сам меч лежал на куске полотна у его ноги.

       Когда на него упала тень от подошедшего близко Кусланда, воин поднял голову. Айан увидел, что этот парень старше его самого самое большее на год. У воина было довольно приятное лицо, причем лицо его показалось Кусланду как будто бы знакомым. Должно быть, светловолосый был отпрыском благородных кровей, во всяком случае, его черты не были свойственны тем, которые в большинстве своем встречались у простолюдинов. Чем дольше вглядывался в лицо этого парня Айан, тем сильнее крепла в нем уверенность - еще чуть-чуть, и он даже сможет назвать, из какой благородной семьи был этот человек.





       Однако долго разглядывать себя и размышлять на эту тему тот не дал. Отложив ножны, светловолосый поднялся и протянул руку.

       - Я уверен, ты - Айдан Кусланд, про которого говорил Дункан. Я - Алистер, новообращенный Серый Страж. Рад знакомству.

       Как того требовал обычай, Айан положил руку поверх протянутой к нему руки и на миг почувствовал крепкое пожатие Стража. Однако после пожатия Алистер его не отпустил, а отвел голову, будто бы присматриваясь.

       - Вряд ли, конечно, но все-таки должен спросить. Ты, случаем, не маг?

       Айан поднял брови.

       - Это сильно осложнило бы тебе жизнь?

       - Да нет, - Серый Страж отпустил его руку и рассмеялся. - Просто прикидываю свои шансы ни с того ни с сего превратиться в лягушку.

       Айан улыбнулся. Всегда встречались люди, которые жить не могли без шуток. Похоже, Алистер был из их числа. И, в отличие от большинства шутников, он, что было крайне важно, не вызывал никакого раздражения.

       - Дункан весьма похвально отзывался о тебе, - Алистер снова присел на камень и взялся за ножны. - Откровенно говоря, он отправился в Хайевер только затем, чтобы привезти тебя сюда. Тут еще двое рекрутов. Как младший член ордена я буду сопровождать вас во время подготовки к посвящению.

       - Сопровождать? Куда? - не понял Айан, присаживаясь рядом прямо на землю. Если с присутствием Дункана в своей жизни он смирился, то Алистер сразу же завоевал его расположение. Немаловажную роль тут, видимо, сыграл и возраст самого Стража, с которым сын тейрна был ровесником.

       - Дункан расскажет, когда подойдут остальные, - Алистер починил, наконец, застежку на ножнах и, приладив ее ремень через плечо, застегнул на груди. После чего почти нежно поднял с земли меч и вложил его в ножны за спину.

       - Вот мне интересно, - неожиданно обратился он к Айану, уже решившему, что Страж утихомирился, а потому сунувшему в рот соломину. - Ты когда-нибудь сражался с порождением тьмы?

       Кусланд выплюнул траву.

       - Нет, а что?

       - Когда у меня был первый в жизни бой с порождением тьмы, я оказался не готов к тому, как чудовищно выглядела эта бестия, - Алистер кивнул, подчеркивая свои слова. - Не сказал бы, что я предвкушаю новый бой с таким противником.

       В памяти Кусланда всплыли события двухлетней давности, когда в ответ на жалобы крестьян, сообщавших о нападениях болотной гидры, тейрн Брайс отправил отряд, который в первый раз в жизни самостоятельно вел его младший сын. Они убили тварь без потерь, ценой только трех раненых, но испуг при виде показывавшейся из ночной трясины мерзости остался в душе Айана на всю жизнь.

       - О, а вот и они, легки на помине, - Алистер качнул кистью в сторону двух подходивших к шатру воинов. - Странно, что Дункана еще нет. Представляю, как ему не терпится начать.

       Айан скорчил неопределенную гримасу, но промолчал. Ему пришлось подняться, чтобы поприветствовать еще двоих рекрутов Серых Стражей.

       Эти двое были постарше, чем Страж Алистер. Низковатый лысеющий мужчина средних лет показался Айану рыцарем, выбившимся из простолюдинов. Зато второй, среднего роста и худощавый, должно быть, был отлично незаметен в толпе.

       - Приветствую! - еще издали поздоровался рыцарь, доброжелательно скрещивая руки на груди. В ответ Айан слегка наклонил голову.

       - Ты, как я полагаю, еще одна жертва вероломства Серых Стражей, любыми способами затягивающих к себе новых рекрутов?

       Кусланд слегка опешил. Он не ожидал, что еще кто-нибудь здесь поймет его чувства так быстро.

       - Не слушай Давета, - лысеющий рыцарь махнул рукой на худощавого. - Быть избранным Серыми Стражами - большая честь!

       - Ага, особенно если тебе не дают выбора.

       - У тебя был выбор - идти в Серые Стражи или болтаться на веревке, - Алистер пожал плечами, явно не обрадованный таким поворотом разговора. - И ты сам его сделал. Чем ты недоволен?

       Худощавый Давет подмигнул Айану, у которого отчего-то резко улучшилось настроение.

       - Серые Стражи меня не искали - я сам их нашел, - сверкнув зубами, поведал он. - Срезал в толпе кошелек у Дункана. Он схватил меня за руку, я вырвался и побежал. Он - за мной. Бегает старикан о-го-го, но сцапали меня все равно стражники. Они хотели меня повесить, но вмешался Дункан. Объявил право Призыва и... короче, мне показалось, это лучше, чем болтаться на веревке. Когда я уходил с Командором, показал стражникам фигу. Скажу вам, оно того стоило!

       - Сам видишь, кто он такой, - рыцарь хмыкнул. - Я - сэр Джори, из Редклифа. Но Дункан нашел меня в Хайевере. Это город на северном побережье. Ты там бывал?

       - Я там родился, - не стал вдаваться в подробности Айан. Сэр Джори покивал.

       - О, тогда ты знаешь, какое это замечательное место. Ну, так вот, я был в свите эрла Эамона на погребении короля Мэрика. И потом в Хайевере я познакомился со своей Хеленой. Она поразила меня в самое сердце. У моей Хелены такие красивые глаза! С тех пор я под любым предлогом старался вернуться туда. Мы поженились год назад. Эрл Эамон отпускал меня служить в Хайевер, но я пытался убедить Хелену уехать со мной жить в Редклиф. А потом меня призвали Серые Стражи.

       Айан попытался припомнить этого рыцаря. Но не сумел.

       - А как тебя нашли Серые Стражи? - полюбопытствовал он. Впрочем, в вопросах не было нужды, сэр Джори и так был достаточно словоохотлив.

       - В прошлом месяце в Хайевер приехал Дункан и банн устроил турнир в его честь. Я стал победителем. Признаться, я уверен, это судьба.

       - С какой стати? - подал голос худощавый карманник, который явно скучал, выслушивая восторги товарища по призыву.

       - Да потому, что до меня трижды турниры в Хайевере выигрывал Айдан Кусланд, младший сын тейрна Брайса. Сам я не видел, но говорят, во всяком случае, на мечах его побить очень сложно. Я не надеялся на победу, разве что на почетный щит. Но за день до начала турнира на милорда Кусланда напала стая диких собак. Не знаю, в чем там точно было дело, но в турнире участвовать он не смог. И скажите теперь мне, что это не веление свыше - попасться на глаза Дункану как победитель!

       - Да, действительно, - не стал спорить Кусланд, и, видя обращенные на него взгляды, нехотя пошел на откровенность. - Отец отдал меня Дункану в ответ на важную услугу с его стороны.

       - Услугу?

       - Воспользоваться ею его отцу не довелось, - раздалось за их спинами. Увлеченные разговором, они не заметили, как подошел чернобородый Дункан. - Айдан очень зол на меня. Он полагает, что я преднамеренно обманул его отца. Я прав, Айдан?

       - Уже нет.

       - Нет? - Дункан поднял брови.

       - Нет, - Кусланд пожал плечом. - Теперь я не вижу в этом смысла.

       Командор Серых Стражей обернулся к остальным.

       - Позвольте внести ясность: вы не добровольцы. Призваны вы в орден, или пришли сами - не важно. Вы были выбраны потому, что это необходимо. Дороги назад нет. Поэтому, соберите все свое мужество. Оно вам понадобится.

       Он помолчал.

       - Вы вчетвером отправитесь в дикие земли на юге, чтобы выполнить два задания. Первое - добыть три пузырька свежей крови порождений Тьмы, по одной на каждого рекрута. И второе. Недалеко отсюда в диких землях есть... была застава Серых Стражей. После того, как мы вынуждены были сдать тут позиции, был утерян архив, который сейчас представляет для нас большую ценность. Не так давно стало иnbsp; Кусланд выплюнул траву.
    звестно, что там могли остаться некоторые свитки, защищенные магическими печатями. Алистер, я хочу, чтобы вы достали эти свитки - если сможете.

       - Если эти свитки еще там, мы принесем их, Дункан.

       - Вы должны понять - это очень важно. В тех свитках - соглашение о взаимной помощи. Очень скоро они могут прийтись очень кстати, - Дункан вздохнул. - Времени у вас на все про все сегодня до полуночи. Застава Стражей не далее, чем в двух часах пути отсюда. И столько же на обратную дорогу. Два-три часа, если что-то задержит вас в дороге. Но помните, до полуночи вы должны вернуться. Ты понял, Алистер? Береги своих подопечных.

       - Будет исполнено.

       - Собирайтесь, - отдал приказ новообращенный Страж, после того, как Дункан отошел снова - в сторону разбитого в отдалении королевского шатра. - Выступаем через полчаса.



Часть 1 - 7.


       - Так тебя зовут Айдан? - интересовался сэр Джори, пока они, поминутно озираясь, быстрым шагом мерили старую дорогу в земли Коркари, поросшую зеленым разнотравьем. - Я слышал, Дункан называл тебя так. Мы ведь не успели узнать твоего имени.

       - Друзья зовут меня Айаном.

       - Так нам-то тебя как звать?

       - Зовите, как я сказал, - Айану хотелось подольше оттянуть момент, когда товарищи узнали бы о его происхождении. Хотя он и понимал, что вечно скрывать это у него не получится.

       - И то верно, - вмешался Давет, придерживая ветку, чтобы она не шибанула по лицу идущего следом за ним Алистера. - Айдан - слишком вычурно. Больше подходит для благородных. Хотя... ты ведь тоже из них? Что-то такое проскальзывает у тебя через всю физиономию. Так все-таки, благородный? Или бастард? Я голубокровных нутром чую.

       - Что ж ты не почуял этого в нем раньше? - добродушно поинтересовался Алистер, не забывая прислушиваться, приглядываться и в целом следить за дорогой. - К чему тогда твои вопросы?

       - О чем хочу, о том и спрашиваю, - огрызнулся Давет, приостанавливаясь и делая знак другим. - Погодите. Там кто-то есть!

       Они постояли, прислушиваясь. Однако густо поросшие лесом южные земли не располагали к тому, чтобы толком что-либо расслышать в том шуме, который не стихал в них ни днем, ни ночью. Алистер досадливо махнул рукой в непроизвольном жесте.

       - Пойдем дальше. Будьте начеку.

       Они и без того были начеку. Однако несколькими десятками шагов позже выяснилось, что, по крайней мере, здесь в этом не было особой необходимости. Заросшая лесом дорога привела их на вытоптанную поляну, через которую со стонами ковылял безоружный человек в заляпанных кровью доспехах. Завидев выходивший из леса отряд, воин издал невнятное восклицание и ускорил шаг.

       - У вас есть лечебная настойка? Хоть немного? Я прошу вас!

       - У меня есть в сумке настойка и бинты, - Алистер снял с плеча дорожный мешок и принялся там копаться. Айан и сэр Джори, усадив раненого на траву, осторожно снимали с него продырявленный доспех и исподнюю рубаху, липшую к ранам и причинявшую воину сильную боль. Тот терпел молча, изредка постанывая сквозь стиснутые зубы

       - Это сделали порождения тьмы? - закончив промывать раны из походной фляги и наложив бинты, спросил Алистер, когда все было кончено. Воин глотнул из пузырька с лечебным снадобьем и благодарно кивнул.

       - Да, Страж. Они напали на наш отряд. Вылезли прямо из-под земли! Мы... не успели опомниться. Многие из нас были убиты на месте. Мы сражались с ними, но их как будто прибывало с каждым убитым. Мне удалось уцелеть только чудом!

       - Ты дойдешь сам до лагеря? - Алистер убирал бинты в сумку. По его лицу трудно было понять, как подействовали на него эти слова.

       - Да! Большое спасибо вам, - с помощью Айана раненый поднялся на ноги. - Я буду упоминать вас в своих молитвах!

       Они провожали воина взглядами, пока тот не скрылся из виду. Потом переглянулись между собой. Сэр Джори не выдержал первым.

       - Вы слышали? Они перебили весь патруль! А ведь это были опытные солдаты!

       Алистер поднял бровь.

       - Спокойнее, - ровно посоветовал он. - Если мы будем осторожны, все пройдет хорошо.

       - Эти солдаты тоже были осторожны, и что с ними сталось? Сколько порождений тьмы мы сможем перебить вчетвером? Сотню? В этих лесах их целая орда!

       - Да, тут есть порождения тьмы, но уверяю, орда нам не встретится, - тон Серого Стража был таким же ровным, словно он не стоял посреди враждебного леса, ожидая, что в любой момент из чащи вылетит стрела или выскочит какой-нибудь зубастый ужас.

       - Откуда нам знать? Я не трус, но это глупо и безрассудно! Давайте вернемся!

       - По-моему, ты говоришь, как трус, - не выдержал Айан, обтирая кровь с рук об древесный ствол. На него сильного впечатления вид раненого не произвел. После того, что он видел в своем родовом замке, особенно.

       Рыцарь, казалось, был обескуражен.

       - Я... я просто хочу уцелеть. У меня беременная жена! И... я же не сбежал, ведь так?

       Алистер шагнул между ними.

       - В страхе нет ничего постыдного, - примирительно сказал он. Айан почувствовал, что новообращенный Страж на самом деле далеко не так спокоен, и что в роли старшего группы чувствует себя не в своей тарелке. Однако, старался он изо всех сил, и, похоже, никто кроме Кусланда его истинного состояния не понимал. - Мало кто способен радоваться встрече с порождением тьмы. Я уж точно не из таких.

       Айан пожал плечами и вытер остатки крови листьями.

       - Я этого не говорил.

       Алистер поблагодарил его взглядом.

       - Могу сказать, что все Серые Стражи издалека чуют порождения тьмы, - сказал он вслух. - Им не захватить нас врасплох. Вот почему я пошел с вами.

       - Видишь, сэр рыцарь, - Давет ухмыльнулся, проверяя, легко ли выходят из ножен его клинки. - Может, мы и помрем, но сначала нас об этом предупредят.

       - Пошли, - Айан напоследок потер ладони о шерстяные обметки сапог. - Мы еще не добрались, а уже вот-вот пора будет возвращаться.


       ... Лес не кончился, но перешел в перелески, утопавшие в болоте. Вечерело, и множественные насекомые вносили свою лепту в общий гомон, стоявший над дикими землями. Земля под ногами уже долгое время была мокрой и влажной, и смачно чавкала, стоило сойти с тропы. Сэр Джори уже дважды попадался в коварные объятия болота, из которых тащить его приходилось общими усилиями сразу трех мужчин. К тому моменту, как в трясину провалился Айан, все уже были заляпаны грязью по самые брови, уставшими и такими злыми, что вполне могли сами сойти за порождений тьмы для неискушенного зрителя. По крайней мере - издали.

       - Мы почти пришли, - Алистер указал вперед, на видневшиеся далеко, чуть ли не на горизонте, руины какой-то башни. - Это должно быть там.

       - А ведь нам еще обратно идти, - негромко подсказал Давет, снимая с плеча Айана длинную ленту мокрицы. Сэр Джори жалостливо поморщился.

       - Надеюсь, свитки окажутся там. Зря, что ли, мы тащились в такую даль по болоту? И как быть с первым заданием Дункана? Никаких порождений тьмы мы еще не...

       Договорить он не успел. В воздухе свистнуло, и Айан, мгновенно пригнувшись, пропустил что-то зеленое и мерзкое, целившее ему, видимо, в горло, но безобидно прокатившееся по спине под ноги остальным. Алистер первым полоснул тварь своим клинком, другие присоединились спустя мгновение. Сердца их не успели сделать и по десятку ударов, когда сменившая цвет с зеленого на красный непонятная тварь замерла на земле, похожая на рваные тряпки.

       - Ты же говорил, что издали их чуешь! - почти взвизгнул сэр Джори, прыгнув к Алистеру. Серый Страж нарочито спокойно присел и вытер клинок о зеленовато-серую шерсть.

       - Я и чую, - не стал отрицать он. - Если они - порождения тьмы. А это - обыкновенный кровосос. Зеленый. Прыгают из болота, вцепляются в горло и присасываются намертво. Отодрать их зубы можно только с мясом. Они у этих тварей - как крючки. У тебя хорошая реакция, Айан.

       Кусланд машинально потрогал свое не защищенное наплечниками горло. От мысли, что его путь Серого Стража мог закончиться прямо здесь, на болоте, в животе запоздало шевельнулся неприятный холодок.

       - Подождите! - Алистер внезапно замер с таким выражением на лице, точно его припекло настолько срочно, что он понял, что не успевает выбраться из доспеха. - Подождите и заткнитесь все! Я что-то...

       - Ну, что еще?

       Однако, и Давет, и Айан уже поняли, прыгая друг к другу и разворачиваясь спина к спине. Это получилось у них так слажено, что в другой ситуации могло бы только порадовать командира отряда. Сейчас же Алистер, как почуявший дичь мабари, втянул воздух носом и внезапно развернулся лицом к тропе, по которой они только что пришли.

       - Ты уверен?

       Раздавшиеся вслед за этим утробный рев и улюлюканье подтвердили правильность чутья Серого Стража. Частично, потому что доносились они со всех сторон. На глазах застывших рекрутов охапки гнилья и грязи вокруг разлетались, выпуская порождений тьмы словно бы из-под земли. Почти все твари были в рост человека, кроме двух стрелков, сразу отбежавших дальше по тропе и как по команде вскинувших скверные луки.

       - Стрелы! Берегись!

       У Давета не было щита, поэтому Айан, толкнув его, принял стрелу на свой. Второй стрелок так и не успел спустить тетиву, осев в болото с ножом карманника в горле. Давет выхватил второй клинок и, пригнувшись, отразил колющий удар первого порождения тьмы.

       Дальше все смешалось. Нашедшие сразу друг друга Давет и Айан дрались спина к спине, и вдвоем создавали довольно мощную взаимную оборону, в особенности когда к ним сумел пробиться Алистер. Зато сэру Джори приходилось туго. Он с самого начала был отрезан от остальных, и пока удерживался на ногах только чудом. Случайно обернувшись, Айан заметил неуверенное движение рыцаря, щитом отражавшего удар порождения тьмы, и понял, что дела сэра Джори плохи. Вне сомнений, он был ранен, причем, скорее всего, даже неоднократно. Отшвырнув от себя рослого порождения тьмы в ржавом кольчужном доспехе, Кусланд привлек внимание Алистера, кивком указав на погибавшего товарища.

       Втроем им удалось сдвинуться на шаг, потом еще один... Порождения тьмы не отступали, в их выеденных скверной глазницах горел лишь зов, бездумное желание убивать, и останавливаться они не собирались. Однако их число тоже не могло быть бесконечным. К тому моменту, когда товарищи подобрались к изнемогавшему и истекавшему кровью сэру Джори, им осталось разобраться лишь с теми тварями, которые окружали его. Спустя короткое время все было кончено.

       - Не здесь! - Алистер жестом остановил собиравшегося усесться прямо там, где стоял, раненого рыцаря. - Тут везде их кровь! Вы еще не Стражи и не имеете защиты. Скверна поразит тебя. Отойдем.

       - Меня дважды ранили в бедро, - пояснил сэр Джори, отойдя на значительное расстояние от места схватки. - Раны не тяжелые, не стоит снимать доспех. Потеряем время. Просто перевяжите меня. Не хотелось бы оставаться в этом проклятом месте до темноты.

       - Займись им, - Алистер кивнул Давету, сбрасывая тому на колени свой походный мешок. - Я наберу крови. Айан, иди за мной.

       Кусланд повиновался и следующие несколько минут они потратили на то, чтобы набрать в стеклянные пузыри той вязкой жижи, которая текла в жилах тварей вместо крови. Несмотря на то, что ее носители были мертвы, жижа отказывалась покидать их жилы, и ее приходилось буквально выдавливать. Айан то и дело морщился, когда очередной мокрый шлепок свидетельствовал о том, что новый сгусток оказывался в сосуде.

       - Не знаю, зачем они вам... нам нужны, - не сдержался он, бросая руку одного из мертвых чудовищ, которую сдавливал, пока Алистер ловил неохотно текущую из разреза кровь. - Но я рад, что в ней мараешься ты, а не я. В первый раз вижу такую мерзость.

       Алистер промолчал, закручивая последнюю крышку. Теперь по крайней мере одно задание Командора было исполнено.
       - Они всегда такие? - кивая себе под ноги, спросил Айан. Разбросанные всюду тела тварей были мерзостны на вид, но не настолько, чтобы кровь стыла в жилах, вызывая смертный ужас. Прокаженные, говорят, могут выглядеть и страшнее. Этих же издали можно было бы даже принять за людей. Вблизи их гнилостная кожа, клыки, когти и уродливые морды не оставляли ничего человеческого. Но до "кошмарно выглядевшей бестии" о которой говорил в лагере Алистер, или хотя бы до болотной гидры им было далеко.

       - Думаешь, я знаю? - Серый Страж пожал широкими плечами и, тщательно вытерев нож, спрятал его в прилаженный на боку чехол. - Я ведь новообращенный. Видел немногим побольше твоего. И не горю желанием видеть намного больше.

       Теперь промолчать пришлось Айану. Так в молчании они и вернулись к остальным. После перевязки сэр Джори уверил, что сможет идти дальше. Ему предпочли поверить, тем более что цель их похода была уже близко.

       До самых руин драться больше ни с кем не пришлось. Наученные горьким опытом, они даже сумели избежать коварных объятий болота, что было кстати, потому что болотная грязь, попадая в раны, часто вызывала лихорадку. Однако, сами руины их тоже разочаровали. Это были настоящие развалины, поросшие густыми болотными травами. Все, что могло сгнить - давно уже сгнило, а ржавеющее - рассыпалось в прах. От предполагаемой башни остался только полуразрушенный остов. Стараясь держаться вместе, они бродили по двору крепости, заглядывали в то, что осталось от ее построек, Давет, как самый ловкий и легкий из всех, даже рискнул подняться по еле державшейся лестнице и обследовать башню. Однако, то, что их усилия были бесполезны, стало ясно еще на подходе к крепости. После получаса активных поисков это признал даже Алистер.

       - Если здесь что и было, его уже нет, - карманник устало пожал плечами, опираясь спиной об уцелевшую внешнюю стену крепости. - А нам еще идти назад. Давайте уходить. Мы ничего не найдем.

       - Поддерживаю, - осматривая напитавшуюся кровью перевязку, подал голос рыцарь.

       - Поддерживаю, - кивнул Айан, у которого под доспехом невыносимо зудело между лопатками, толи от пота, толи оттого, что туда кто-то заполз и теперь кусал, пребывая в относительной безопасности.

       Алистер вздохнул, но было видно, что он согласен со своими подопечными.

       - Идем обратно, - решил он, и прибавил с огорчением. - Дункана наша неудача сильно расстроит. Ему очень важно было найти те документы.

       - О каких документах говорите вы? - раздалось со стороны. Очумело дернувшись на речь, товарищи по оружию обнаружили стоявшую на стене одной из уцелевших построек рослую девицу. Каждый из них мог бы поклясться, что минуту назад ее еще там не было. Но плоше всего было не внезапное появление, а ее одежды. Сшитые из шкур охотничьи штаны скрывали низ, что до верха, то груди незнакомки были едва прикрыты узкими и тонкими кусками материи. Зато на ее шее, поясе и руках болталось такое количество самых разнообразных амулетов, что сомнений в том, с кем свела их судьба, не возникало.

       Как-то незаметно для себя самих, воины сплотились ближе друг к другу, из толпы вновь превратившись в боевой отряд.

       - Не отвечай! - одернул открывшего было рот Алистера Давет. - Похоже, она из хасиндов. А значит, рядом могут быть другие!

       Незнакомка усмехнулась и повела плечом. Ткань на ее груди всколыхнулась, открыв так много, что Алистер и Айан непроизвольно отвели глаза, а карманник напротив, уставился с немалой долей интереса. Что касается сэра Джори, то он давно уже взирал на девицу в шкурах с ужасом.

       - Боитесь вы, что варвары набросятся на вас?




       - Да, - Серый Страж с усилием заставил себя снова поднять на нее суженные глаза. - Набрасываться нехорошо.

       - Это ведьма из диких земель! - мотнув головой, словно бы скидывая наваждение, вновь влез Давет. - Она превратит нас в жаб!

       Девушка подняла лицо кверху и расхохоталась. Против ожиданий, ее смех был довольно приятным, даже мелодичным, как журчание ручья.

       - Ох, как верите вы в сказки, - отсмеявшись, она легко спрыгнула вниз и медленно, словно танцующе, стала приближаться к мужчинам. - Однако и не убегаете, что меня немало забавляет. Эй, красавчик, - она оказалась перед Айаном так неожиданно, что он даже не смог отследить ее движение, успев только подумать, что захоти она всадить в него нож - у нее вполне могло бы получиться. - Ты тоже боишься меня? М? Осмелишься сказать мне свое имя? А я взамен скажу тебе свое. Чтоб соблюсти приличья.

       Стараясь казаться увереннее, Айан сложил на груди руки.

       - Обещай, что не причинишь нам вреда.

       Девица улыбнулась ему. Айан успел только заметить, что у нее полные губы и прямые черные волосы. Долго она себя разглядывать не дала, зайдя куда-то ему за спину.

       - Хорошо, - когда Айан обернулся, девушка уже миновала трех других его товарищей и, остановившись на расстоянии трех-четырех шагов, снова оказалась к ним лицом. - Во мне вы разбудили любопытство, так что даю я обещание.

       - Мое имя Айан, - признался Кусланд, прикидывая, может ли ведьма причинить ему вред, узнав его имя, или все россказни про такое - только враки. Девушка еще раз усмехнулась и кивнула.

       - Морриган - вот мое имя. Я уже давно за вами наблюдаю. Сначала решила я, что вы стервятники. Любители покопаться в мусоре. И лишь потом я поняла, что не похожи вы. Так что же, ищете вы свитки? С магическими печатями, не так ли? Так знайте, все напрасно. Их больше нет.

       - Они здесь были? - Алистер в волнении сделал шаг вперед. - Ты их видела?

       - Возможно, - Морриган кивнула, смеривая его взглядом. - Однако прежде, чем я отвечу на вопрос ваш следующий, ответьте вы на мой. Зачем вам сдались свитки те?

       - Мы - Серые Стражи, - Алистер вскинул голову, с вызовом глядя на ведьму. - Свитки принадлежат нам по праву.

       На некоторое время воцарилось молчание. Морриган, казалось, тщательно изучала каждого из них.

       - По крайней мере, один из вас - точно Серый Страж, - медленно произнесла она наконец совсем другим тоном. - Не думала я, что увижу кого-нибудь из вас.

       - Так ты вернешь свитки? - выкрикнул новообращённый, теряя терпение.

       - Не буду, - резко ответила ведьма, но тут же пояснила. - Потому что не брала. Их взяла моя мать.

       Алистер переглянулся с Айаном, который незаметно подошел, остановившись рядом.

       - Ты можешь проводить нас к твоей матери? - видя, что молчание затянулось, рискнул подать голос Кусланд. Морриган переключила внимание со Стража на него, и хмурое выражение на ее лице вновь сменилось благожелательной улыбкой.

       - Твоя разумна просьба, красавчик. Я провожу тебя. Нравишься ты мне.

       - Я бы на твоем месте не расслаблялся, - вполголоса пробормотал Алистер в сторону поднявшего брови Айана. - Сначала это вот "нравишься ты мне", а потом клац - и тебя перекусили пополам.

       - Попадем мы к ней в котелок, вот увидишь!

       Ведьма, звавшая себя Морриган, фыркнула.

       - То дело ваше. Вернуть хотите свитки - следуйте за мной.

       Безо всяких видимых опасений она повернулась к ним спиной и пошла куда-то вглубь болот. Четверо мужчин летуче переглянулись, и Айан пожал плечами. Непохоже было, чтобы для них имелся хоть какой-то выбор.



Часть 1 - 8





       По счастью, идти пришлось недалеко. Хижина, где Морриган жила с матерью, обнаружилась уже за ближайшим перелеском. Подойдя ближе, воины увидели саму старую женщину, словно бы поджидавшую их на пороге. Ее руки были заложены за спину, но сама поза на угрожающую не походила. Старуха была высока, худа и здорова на вид. Приближения дочери в компании четверых вооруженных мужчин она ожидала с видимым спокойствием.

       - Мама, приветствую тебя, - Морриган небрежно кивнула через плечо. - Вот Серых Стражей четверо. Они...

       - Я вижу, девочка, - старуха продолжала спокойно стоять, поочередно вглядываясь в лица мужчин. Алистера она разглядывала дольше остальных. - Признаться, такое я не ожидала увидеть, - отведя, наконец, от него взгляд, пробормотала она, обращаясь больше к себе.

       - Приветствую, добрая женщина, - решил взять на себя переговоры Айан, видя, что Алистер этого делать не торопится, завороженный взглядом старухи. - Мы пришли к тебе по делу. Твоя дочь Морриган сообщила нам, что ты взяла свитки Серых Стражей, защищенные магическими печатями, за которыми мы явились в дикие земли. Если они еще у тебя, мы бы хотели их забрать. Если нет - укажи, где они могут быть, и мы уйдем с миром.

       Старуха покачала головой. На ее губах появилась усмешка.

       - Уважительность и учтивость. Вот уж воистину, находишь их в самых неожиданных местах... совсем как старые носки. Ваши свитки я сохранила, - она вынула, наконец, руки из-за спины, в которых держала несколько плотно скрученных в рулоны листов бумаги. - Хваленые магические печати давно истлели. Я защитила их.

       - Ты... сохранила их? - не поверил Алистер, принимая бумаги. От этого изумления он даже не успел изумиться по более весомому поводу - что старуха заранее знала, что они идут за свитками, и вышла навстречу, держа их наготове.

       - А почему нет? - старуха пожала плечами. - Отнесите их Серым Стражам и передайте - угроза Мора сильнее, чем они думают.

       - Благодарю тебя, добрая женщина, - Айан поклонился с глубоким почтением, и вслед за ним поклонились его товарищи. - Как мы можем тебя отблагодарить?

       - Вам не нужно этого делать, - старая ведьма кивнула в такт своим мыслям. - Мы все обязаны помогать Серым Стражам, разве нет?

       - Ну что ж, вам пора идти, - вмешалась Морриган. Старуха хмыкнула.

       - Не будь смешной, девочка. Они - твои гости. Проводи их к границам Остагара самой короткой дорогой через болота, и проследи, чтобы с ними ничего не случилось.

       Видно было, что Морриган совсем не по душе был приказ матери, но ослушаться она его не посмела даже на словах. Бросив недовольный взгляд на Айана, затем на Алистера, и проигнорировав двух других гостей, она сделала им знак следовать за собой.



Часть 1 - 9.


       В Остагар рекруты вернулись до того измученными, словно на них было вспахано не одно поле. Морриган действительно провела их незаметной тропой через болота, которая была вдвое короче той дороги, по которой они пришли. Однако у тропы имелись и минусы - она была уже и мокрее большой дороги, и мужчины то и дело оступались, сразу по колено уходя в топь и проклиная всех и вся. Ругаться, впрочем, тоже приходилось исключительно шепотом, чтобы не привлекать ничьего ненужного внимания. Сумерки между тем спускались все быстрее. У поляны, на которой они сами днем встретили раненого, девушка распрощалась с ними - без слов, в своей манере. Она просто указала рукой вперед, и без объяснений ушла, бесшумно растворившись в ночных зарослях. Впрочем, к тому моменту рекрутам Стражей было не до нее. Последние несколько сотен шагов им приходилось по одному помогать сэру Джори держаться на ногах. Раны на его бедре воспалились, из-за чего нога распухла до самой щиколотки, хотя Алистер щедро вылил на нее остатки целебного снадобья из своей фляги. Рыцарь держался, и старался идти быстро, не отставая от остальных, но все равно сильно задерживал отряд. Так что к тому времени, когда лесные заросли раздвинулись, и темнота впереди осветилась светом десятков костров, потенциальные Серые Стражи способность испытывать хоть какие-то чувства почти потеряли, и возвращение не обрадовало их в той степени, в какой бы могло.

       - Отведите его к целителям, - Алистер устало снял с плеча сумку, в которой нес драгоценные свитки. - Пусть сделают все, что возможно, и очень быстро. Потом все приходите к старому храму. Мы с Дунканом будем ждать вас там. Больше никуда не ходите и не задерживайтесь!

       Несмотря на утомление, он быстрым шагом ушел к шатру Стражей. Рекруты же без слов потащились выполнять приказ.

       К счастью, набившим руку целителям не пришлось объяснять дважды, что от них требовалось. Раны сэра Джори были обработаны с похвальной быстротой. Маг-целитель ухитрился даже частично снять отек и боль, торопясь перед предстоящей схваткой привести в порядок как можно большее количество солдат. Разобравшись с этим, рекруты отправились, куда им было приказано - к развалинам старого храма. Между собой они не разговаривали.

       Ночь уже приближалась к своей середине, но вокруг было светло - от многочисленных костров, и от святящегося роя облаков, низко висевших над Остагаром. Крыша храма давно уже провалилась, поэтому его внутренности и стоявший у алтаря Алистер были хороши видны. Возле Алистера на алтаре стоял большой кубок, вырезанный из цельной кости. Что в кубке, понять было трудно, если не заглядывать. При Алистере же почему-то подойти и заглянуть было неловко.

       - Чем больше узнаю о посвящении, тем меньше оно мне нравится, - прислонившись задом к стене, пробормотал сэр Джори, поглядывая то на Алистера, то на кубок. Дункан где-то задерживался, но новопосвященный Страж глядел суровее обычного и все трое непривычно робели в его присутствии теперь, чего раньше не было.

       - Опять хнычешь? - Давет подернул плечами.

       - Ну, зачем все эти испытания? Я уже показал себя!

       - Может, у них такой обычай. Может, они просто хотят досадить тебе.

       Рекруты разговаривали вполголоса, не будучи уверенными, слышит ли их Алистер. По его лицу сейчас понять что-либо было трудно.

       - А ты что думаешь, Айан?

       Кусланд покосился на Стража и дернул щекой.

       - Мне все это нравится ничуть не больше, чем вам.

       - Я знаю только одно: в Хайевере у меня жена, и она ждет ребенка, - сэр Джори сглотнул. - Все эти тайны нравятся мне все меньше. На что похоже это посвящение?

       - Какая разница, - Давет покачал головой, разглядывая пол. - Пусть даже этот ритуал может нас убить. Я бы чем угодно пожертвовал, если бы знал, что это остановит Мор. Может, ты умрешь. Может, мы все умрем. Но если никто не остановит порождений тьмы, всем нам крышка.

       - Мы приблизились к ритуалу посвящения, - Дункан, как всегда, подошел незамеченным и сразу начал говорить. - Орден Серых стражей был основан во времена первого Мора, когда род людской стоял на краю гибели. И тогда первый Страж испил крови порождений тьмы и сумел обуздать скверну.

       - Что? - поперхнулся сэр Джори. - Нам придется пить кровь этих... этих тварей?

       Айан почувствовал, что нутро у него куда-то опустилось. С большим удовольствием он бы выпил жидкого дерьма.

       - Так же, как и первому Серому Стражу до нас, так же, как и всем нам до вас, - Дункан сделал утвердительный жест рукой. - Именно в этом источник нашей силы и залог нашей победы.

       - Те, кто выживает после посвящения, становятся неуязвимыми для скверны, - пояснил Алистер, по примеру Дункана незаметно приблизившись к ним со спины. - Мы чувствуем ее в порождениях тьмы, и используем, чтобы одолеть архидемона.

       - Те, кто выживает?

       - Серые Стражи имеют перед собой смерть, - Дункан едва заметно пожал плечами. - Не стану скрывать. Не все из тех, кто выпьет крови, останутся в живых. Тот, кто останется - изменится навсегда. Может так статься, что вы заплатите свою цену сейчас, а не потом. Вот почему посвящение - тайна. Такую цену платим мы, чтобы спасти мир.

       Он помолчал.

       - Перед посвящением мы говорим немного. Но эти слова звучат с самого первого ритуала. Алистер, ты готов?

       - Присоединяйтесь к нам братья и сестры, - новопосвященный опустил голову и заговорил тихо, так тихо, что неожиданная серьезность этих слов поползла в их сердца холодной жутью. - Присоединяйтесь к нам, сокрытым тенью. Присоединяйтесь, ибо на нас лежит долг, от которого нельзя отречься. И если суждено вам погибнуть, знайте - ваша жертва не будет забыта, и когда-нибудь мы все присоединимся к вам.




       Дункан взял в руки кубок и, обернувшись к рекрутам, обратился к побледневшему от волнения карманнику.

       - Давет, подойди.

       Тот без слов шагнул вперед и обеими руками принял кубок. Совсем едва помедлив, приложился и глотнул. Дункан отступил на шаг. По меньшей мере, четыре пары глаз были устремлены на Давета.

       Несколько мгновений как будто бы ничего не происходило. Внезапно Давет схватился за горло и упал на колени. Распахнутым ртом он пытался сделать вдох, но видно было, что тело больше его не слушалось. Пальцы карманника скрючились, его словно корежили чьи-то невидимые, но не ведающие жалости огромные руки. Все это продолжалось от силы несколько мгновений, однако для охваченных ужасом рекрутов, казалось, прошли часы. Наконец, в последний раз дернувшись, он упал на затертые камни пола и больше не поднимался.

       - Мне жаль, Давет, - Дункан снова поднял кубок. - Подойди, Джори.

       - Дыхание Создателя! - рыцарь отступил на шаг, потом еще. Глаза его метались, как у безумного. - Нет! Вы не можете! У меня ведь жена... ребенок... Если б я только знал...

       - Назад дороги нет.

       - Нет! - сэр Джори выхватил меч, выставив его в сторону надвигавшегося на него Дункана с кубком. - Бесславная смерть - это слишком!

       Дункан медленным движением отдал кубок в руки подскочившего Алистера и вытащил свой собственный меч, не отводя взгляда от пятящегося рыцаря.

       - Опомнись, пока не поздно.

       - Нет! - Джори прыгнул вперед, замахиваясь. Дункан легко, словно бы и не заметив, отбил его удар и, не дожидаясь следующего движения рыцаря, всадил свой клинок тому в живот. Брызнувшая кровь в единый миг осела на лице Дункана, его одежде, и даже на доспехах стоявшего в нескольких шагах от действа Айана.

       - Мне жаль.

       Чернобородый вытащил клинок, и, обернувшись, посмотрел в глаза последнему из Кусландов. Поняв без слов, Алистер вновь шагнул вперед, отдавая кубок старшему.

       - Посвящение еще не закончено.

       Айан бросил быстрый взгляд по сторонам. Он не был уверен, сможет ли он выстоять один против Дункана и Алистера, который наверняка присоединит свой меч к чернобородому. Хотя... стоило ли пробовать?

       Он принял в руки оказавшийся неожиданно тяжелым кубок, на дне которого плескалось... Айану хватило и запаха. Стараясь не дышать, он поднес ко рту, прикрыл глаза и - опрокинул в себя все то, что там оставалось.

       - Ради вящего блага да отдайся ты этой скверне...

       Голос Дункана звучал как будто издалека. На миг Айану показалось, словно ему заткнули оба уха. В голове зашумело, сильно, еще сильней... разъяренное нутро вздыбилось, собираясь выбросить то, что Айан ему дал, и тому пришлось схватиться за горло, чтобы оставить все внутри. Из неоткуда пришла резкая, скручивающая боль, в единый миг сокрушившая кости и перекрутившая все мясо и жилы... Айан рухнул на каменные плиты, ударился головой, но не почувствовал этого, крича и самого себя не слыша, пытаясь вдохнуть - и не вдыхая. Перед его застеленными пеленой глазами все быстрее и быстрее замелькала бескрайняя серая степь, черные стены страшного и незнакомого города, сотни, тысячи лап, которые хватали его, мяли, комкали, душили и ласкали, тянули куда-то далеко и вниз, и сладкий зов, ужасный и прекрасный одновременно звучал и манил, обещая радость и покой, уют и единение... Айан видел морды миллионов тварей, они смотрели на него и хотели его - их соратника, их брата, часть их естества... Он растворялся в них, растворялся так, как капля дождя растворяется в озере с водой, как щепоть праха исчезает на ветру, как маленькая искра сливается с единым ревущим пламенем... И вот уже он был с ними, в них и частью них, и все утратило свою важность, кроме Зова, того, без чего раньше он мог жить, и эту проклятую жизнь теперь обязывался искупить своей кровью и кровью Врагов... Айан снова мог дышать, смотреть и слышать, и он был счастлив - так, как никогда раньше в той, другой, нелепой жизни. Могучие и многочисленные лапы братьев подхватили его и повлекли - куда? Он вскоре понял. Источник зова был уже рядом, еще чуть-чуть и... И перед ним из пустоты, таинственной и манящей, вспыхнули два изумрудных глаза. Айан подался вперед, всем естеством желая слиться с Ним, Тем, который звал и даровал Свободу... слиться, чтобы остаться навсегда, ведь только так было единственно правильным...

       Чудовищный рев, рев ярости и узнавания потряс всю его преобразившуюся сущность. Братья, бросив его, разбежались в разные стороны, а самого Айана ухватило вновь, и понесло, дальше от Зова, от Него, от братьев и сладости упущенного счастья, понесло... куда? Но вмазало со всего размаха, с силой, болью и страданием. И - все прервалось. Он уже не был частью единого целого, не ощущал с собою братьев, не слышал сладостного зова. Все прошло, оставив вязкую горечь не сбывшегося и комканную боль во всем теле. В теле?


       Айан открыл глаза. Склоненные над ним лица были ему откуда-то знакомы. Еще через миг в голове прояснилось, и с вернувшимся зрением пришло узнавание.

       - Все кончено. Добро пожаловать.

       Алистер протянул руку, помогая ему подняться. Это было нелишне, потому что Айана шатало так, как на палубе корабля при хорошем шторме. В голове еще стоял легкий шум, правда, он скорее был последствием удара затылком о камень, чем заново зарождавшимися в нем отголосками зова. Во всяком случае, Кусланду так казалось.

       - Отныне и навсегда ты - Серый Страж.

       Айан опять схватился за горло, так как нутро все еще воевало с содержимым. Правда, на этот раз вяло и нерешительно. На серьезную схватку это уже не тянуло.

       - Еще две смерти, - Алистер повернул голову в сторону неподвижно лежавших тел. - Когда я проходил посвящение, умер только один из нас, но все равно это было ужасно. Рад, что хоть тебе удалось уцелеть.

       - Как ты себя чувствуешь, Айдан?

       Кусланд тоже посмотрел на лежавшего в луже крови сэра Джори.

       - Все прошло. Я в порядке, - не стал распространяться он. Тем более что даже если бы хотел, к такому слов ему было не подобрать. Дункан испытывающе поглядел на него в последний раз и неслышно вздохнул.

       - Теперь ты знаешь, что такое - быть Серым Стражем.

       Перед глазами Айана всплыла та оргия, которой он чуть было не предался с порождениями тьмы по ту сторону барьера, и его замутило.

       - А видения были? - Алистер уже оправился от тягостного происшествия во время обряда. Или, во всяком случае, казался таковым. - У меня были ужасные видения после посвящения.

       - Видения придут позже, - пришел Айану на помощь Дункан. - В ближайшие месяцы тебе много чего предстоит узнать об этом. Сейчас я хочу, чтобы вы двое отправились со мной на встречу с королем. Времени у нас немного. Если ты уже оправился, мы должны идти.

       - Подождите, Дункан, - Алистер протянул Айану подвеску на тонкой металлической цепочке. - Здесь немного этой крови. Мы все носим такие, чтобы они напоминали нам о тех... кто ушел раньше.

       Айан послушно одел эту гадость на шею. В первый миг она показалась ему тяжелее кузнечной наковальни.




Часть 1 - 10.



       - Тейрн Логейн прав - король ведет себя как д... дитя, - проговорил Айан, вслед за Алистером быстрым шагом пересекая мост, соединявший два берега Ферелдена. На мосту за деревянными укреплениями спешно рассредоточивались лучники и пращники, призванные прикрывать выстроенную под мостом армию короля Кайлана. Сам Кайлан вместе со всеми Серыми Стражами Ферелдена за исключением Алистера и Айана, стоял во главе своего войска.

       Совет, если его можно было так назвать, закончился ничем. Король еще раз озвучил свое желание сражаться с порождениями тьмы в первых рядах, бок о бок с Серыми Стражами. Задачей его отряда было заманить армию порождений тьмы в ловушку, где в нее с тыла ударил бы тейрн Логейн со своими людьми. Логейн должен был атаковать по световому сигналу, зажженному на самой высокой из уцелевших башен Остагара. Именно туда сейчас и отправлялись два новоиспеченных Серых Стража. Подчиняясь непонятному приказу Дункана, Айан и Алистер все время, пока длился совет, усиленно мозолили глаза Кайлану, и в последний момент король решил, что честь зажечь огонь должна выпасть именно им.

       - Ты полагаешь? - Алистер обошел очередное укрепление, на этот раз защищавшее магов Круга, непривычно одетых в легкие доспехи. Видно было, что в таких одеяниях привыкшие к мантиям маги чувствовали себя неуютно. - А по-твоему, как он должен поступить?

       - Королю вообще не следует идти в бой, - Айан бросил взгляд вниз, на выстроенных солдат и в его душе шевельнулось нехорошее предчувствие. - На короля смотрят все. А он, в свою очередь, должен видеть всю картину сражения. Он стратег! Дункан и другие Стражи, если они идут в первых рядах, должны сражаться в полную силу, чтобы сдержать первый, самый страшный натиск. Вместо этого они вынуждены будут нянчиться с королем, уследить за которым в схватке будет непросто. Ведь его могут убить. Я бы вообще занял здесь глухую оборону, и дождался подкреплений от эрла Эамона и Стражей Орлея. А ход на север просто завалил. Здесь полно магов, совместными усилиями они бы справились быстро. А вместо этого он выстроил армию перед врагом, как на блюде. Без прикрытия флангов, без должного количества защитных сооружений для лучников, без...

       Айан споткнулся и прикусил язык. Алистер помалкивал, слушая товарища. Тактические выкладки сына тейрна были как будто бы убедительны. Плохо было, что сам Алистер мало что в них смыслил. Айан вне сомнений получил хорошее образование, и разбирался в тактике и стратегии лучше его, сироты и недоучки. Оставалось верить ему на слово или не верить вообще. Алистер предпочитал первое. И не только потому, что Айдан Кусланд стал его братом по Ордену. Нет, что-то такое Алистер чувствовал и сам, какую-то неправильность, которая не давала ему покоя еще на Совете. И теперь у него на сердце было неспокойно. Командор Дункан, самый близкий человек из всех, кого когда-либо знал Алистер, в чем-то заменивший ему отца, стоял сейчас внизу, в ожидании появлении армии порождений тьмы, а он, Алистер, не мог быть рядом, чтобы если что, протянуть ему руку помощи. Или умереть, защищая его. Нет, определенно многое не нравилось новообращенному Стражу. Но сейчас у него было задание, и все его "не нравилось" могло сводиться только к тому, чтобы слушать недовольное бормотание нового побратима и быстро добраться до указанной им башни.

       - Вот они! Идут! Порождения тьмы! - раздалось внезапно, когда Серые Стражи уже почти достигли противоположного берега. Не удержавшись, Алистер и Айан бросились к каменной кладке, некогда служившей перилами этому великому мосту и вгляделись в тьму.

       Сначала приближение армии порождений тьмы больше всего походило на факельное шествие, даже скорее не шествие, а бегство, потому что в темноте казалось, что твари передвигаются стремительно. Возможно, так оно и было. Потом кроме отдаленных огней стало возможно различить неясные очертания Орды - настолько пугающие, что кровь стыла в жилах даже у стрелков, стоявших пока что в относительной безопасности на мосту. Думать, что чувствовали солдаты под мостом, которые вот-вот должны были столкнуться с порождениями тьмы лицом к лицу, не хотелось.

       - Лучники! - раздался снизу зычный приказ короля. Сотни луков разом поднялись вверх, готовые по следующему сигналу пустить сотни стрел в ночное небо.

       - Пошли! - Айан дернул Алистера за локоть. Опомнившись, тот побежал, видя перед собой уже спину Кусланда. Неизвестно, когда мог наступить тот самый момент в битве, когда нужно будет зажигать сигнальный огонь, и лучше будет наблюдать за ходом сражения, стоя рядом с приготовленным костром.

       Башня была рядом, быть может, не более чем в сотне шагов от моста, так что добрались они быстро. Но у самого входа им преградили дорогу двое насмерть перепуганных потрепанных магов.

       - Хвала Создателю, Стражи здесь! Башня захвачена!

       - Что??

       - Башня захвачена! Порождения тьмы! Они вылезли прямо из-под земли. Сейчас башня кишит ими!

       - Порождения тьмы - здесь? Что ты мелешь? - не выдержав, заорал Айан, нервно оглядываясь назад, на шум уже начавшейся схватки. - Как они могли здесь оказаться?

       - Не знаю, Серый Страж, но клянусь Создателем, они там, и их там много! Мы едва успели спастись!

       Стражи переглянулись.

       - Я... не знаю, что делать, - Алистер беспомощно оглянулся на лучников, беспрерывно посылавших все новые стрелы под мост и вновь посмотрел на Айана. - Нам неоткуда ждать помощи.

       - Зато они там ждут помощи от нас!

       - Если будет дозволено, мы поможем Серым Стражам, - подал голос один из магов, который казался старшим. - Мы хорошо управляемся с боевыми заклинаниями.

       Айан бросил еще один взгляд на товарища и принял решение.

       - Идите за мной. Поможете нам пробиться наверх.

       Двери башни были заперты изнутри, но совместными усилиями маги вынесли ее с третьей попытки. Внутреннюю площадку башни патрулировали пять порождений тьмы из тех, что повыше. С ними Стражи расправились даже без помощи магов. С лестницей же пришлось сложнее. Крутая и узкая, она была идеальным местом для обороны, а вот атаковать противника, стоявшего выше на ступеньках, было чудовищно непросто. Подгоняемые чувством долга и страхом, что из-за них Логейн не успеет на помощь королю и произойдет самое худшее, Стражи отчаянно набрасывались на замахивавшихся на них ржавыми мечами порождений тьмы, вознося хвалу Создателю за то, что, несмотря на их многочисленность, как следует драться твари так и не умели. Маги осыпали врагов комьями плазмы и молний, но это почти ничего не решало в схватке, служа, скорее, отвлекающими маневрами. Впрочем, как для порождений тьмы, так и для самих Стражей, вынужденных то и дело уворачиваться от неточно запущенных заклинаний. С невероятными трудностями им удалось преодолеть один пролет, затем другой... На пятачок площадки перед узкой деревянной лестницей, ведущей на крышу башни, Стражи вползали уже на четвереньках.

       - Стой, Айан! - тяжело дыша, и вытирая заляпанный кровавой жижей лоб тыльной стороной руки, от чего тот едва ли стал чище, просипел Алистер. Его воззвание, впрочем, было услышано. Кусланд сам не стремился одолевать еще один лестничный пролет прямо сейчас. Задыхаясь, они привалились спинами друг к другу. Несколькими ступенями ниже упал, где стоял, старший маг. Младшего они потеряли еще на нижних пролетах.

       - Мы не можем долго сидеть, - Алистер предпринял еще одну попытку протереть глаза. - Король ждет нашей помощи.

       - В любой момент могут появиться еще твари, - едва слышно подал бесцветный голос утомленный, будто бы выжатый маг. Он прижимал окровавленную руку к животу, поддерживая края рваной раны. - Нужно закрыться наверху и продержаться... сколько сможем.

       Сделав над собой усилие, Алистер поднялся. Мир едва не кувыркнулся перед его глазами, оставив тупую неприятную боль в затылке и под желудком. В последнем бою он пропустил несколько ударов, и, хотя броня частично защитила его, боль никуда не девалась, напоминая о себе при каждом его шаге. Вслед за ним со стоном поднялся Айан. Кусланду досталось еще больше. Его легкая кожаная броня, в которой он пришел из Хайевера, была пригодна разве что для охоты на мелкого хищника - чтобы вцепившийся зубами волк не сразу прокусил до мяса. Но никак не для сражений с хорошо вооруженным противником. Тем более теперь, когда после восхождения на верх башни, она висела на нем лохмотьями.

       - Ты сильно ранен, - собственный сиплый голос заставил Алистера прокашляться. - Если не наложить перевязок прямо сейчас, истечешь кровью.

       Айан раздраженно дернул плечом и скривился. Плечо левой руки было вывихнуто когда-то давным-давно. Толи на восьмом, толи на десятом лестничном пролете.

       - Лучше помоги мне, - хрипло попросил он, протягивая Алистеру руку. - Я не могу орудовать щитом.

       - Я не уверен... - Страж запнулся о взгляд товарища. - А, тьма с тобой. Дай попробую.

       Несколько мгновений спустя громкий хруст и стон Айана возвестили благополучное вправление его плеча на место. Дружески хлопнув его по спине, Алистер спустился на несколько ступенек вниз и присел над неподвижным магом.

       - Он не дышит.

       Все еще морщась, Айан кивнул.

       - Я был удивлен, что этот человек вообще сюда дошел с такими ранами.

       Он посмотрел на последний пролет деревянной лестницы, упиравшейся в крепкие дубовые двери. Встретившись взглядом с Алистером, которого одолевали те же мысли, улыбнулся углом рта и кивнул в ту сторону.

       - Готов?

       - Пошли, - Алистер поднял меч. - У нас приказ.

       Плечом к плечу они поднялись по шаткой деревянной лестнице. Заскрипев, отворилась незапертая дубовая дверь. За дверью оказалась частично крытая смотровая площадка верха башни. Отсюда открывался прекрасный вид на сражавшиеся армии, однако, кучи дров, которые им нужно было зажечь, Стражи не обнаружили. Точнее, не обнаружили в одном месте. Большая часть дров исчезла, а те, что оставались, были разбросаны по всей крыше. Но хуже всего было не это.

       Хуже всего было огромное, мощное и рогатое порождение тьмы, стоявшее на четвереньках задом к ним. Заслышавшее шум, оно поднялось на массивные толстые лапы и обернулось к вошедшим. При виде его морды у обоих Стражей сердца опустились к желудкам.




       Чудище взревело и бросилось вперед. Айан и Алистер метнулись в разные стороны, чем на несколько мгновений озадачили рогатое порождение тьмы. Однако, при том, что думать оно не умело, надолго его такой маневр не остановил. Выбрав того, видимо, кто ему показался аппетитнее, рогатый бросился за Алистером, что дало Айану небольшую фору в разработке стратегии. Монстр был огромен, в полтора человеческих роста, и такой массивный, что сходиться с ним в ближнем бою теперь, когда оба Стража были вымотаны до предела, было бы верхом неразумия.

       Намотав круг по площадке, Айан остановился у самого ее края, там, где каменная кладка перил полностью осыпалась, открывая обрыв.

       - Алистер!

       Товарищ понял на удивление быстро и из последних сил побежал прямо на него. Рогатый догонял его сотрясавшими пол мощными скачками. Двадцать шагов, пятнадцать... Айан приготовился, покрепче уперевшись ногами, и готовый в любой момент оттолкнуть от себя пол. Десять, пять... В самый последний момент свернувший в сторону от пропасти Алистер упал на край обрыва, хватаясь руками за кромки кладки. Айан же, прикрыв голову щитом, бросился под ноги несущемуся на них чудовищу.

       Рогатый не успел ни увернуться, ни затормозить. Лапы его заплелись, он потерял равновесие, грохнулся и, перекатившись по инерции, с ревом исчез за обрывом.

       Алистер с усилием поднялся и бросился к Кусланду, скрючившемуся на боку рядом с погнутым щитом.

       - Грохнул в бок ступней, ск-котина, - прохрипел Айан, сплевывая кровью. - Запри двери.

       Опомнившись, новообращённый бросился к дверям. С трудом задвинув проржавевший засов, он забегал по комнате, собирая оставшиеся дрова для сигнального костра, который, судя по видимому им ходу битвы, они вот-вот должны были зажечь.



Часть 1 - 11.


       Пламя костра над сигнальной башней взвилось высоко в темное небо. Стоявший во главе своей армии тейрн Логейн поднял голову и на его лице отразилась угрюмая злоба.

       - Труби отход, - коротко приказал он стоявшей рядом женщине в дорогой броне. Та обернулась с изумлением.

       - Отход? Но король... разве мы не должны?

       - Выполняй приказ!

       Костер на башне продолжал ярко пылать, даже когда последний из бывших в засаде солдат растворился в темноте на дороге, ведущей в Денерим.