Скачать fb2
Сказки народов Африки, Австралии и Океании

Сказки народов Африки, Австралии и Океании

Аннотация

     В книгу вошли сказки о животных, волшебные и бытовые сказки народов Африки, Австралии и Океании.
    Составление, вступление и примечание К. И. Позднякова, Б. Н. Путилова.
    Иллюстрации Л. Токмакова. 


Сказки народов Африки, Австралии и Океании
(том 6 из серии "Сказки народов мира")







    Редакционный совет издания «Сказки народов мира»:
    Аникин В. П., Ващенко А. В., Кор-оглы X. Г., Михалков С. В., Налепин А. Л., Никулин Н. И., Путилов Б. Н., Рифтин Б. Л., Шатунова Т. М.
    Научный руководитель издания В. П. Аникин.
    Составитель, автор вступления и примечании к сказкам народов Африки К. И. Поздняков.
    Составитель, автор вступления и примечаний к сказкам народов Австралии и Океании Б. Н. Путилов.
    Оформление серии Б. А. Диодорова.
    Художник Лев Токмаков.

Сказки народов Африки


К. И. Поздняков Начало тропинки

    Лесная куропатка вновь зовет зарю. Африканская сказка просыпается. Уходит с седьмого неба многодетная луна. Плывут за луной ее сиятельные дети — рыбы-звезды. Гаснут тысячи огней и на земле: затихает страна светлячков, не сверкают на рассвете угольки лесных глаз.
    Нехотя поднимает затекшую руку дедушка Солнечная Подмышка: свет и тепло разливаются по бескрайней саванне.
    В небе на разноцветных крыльях парит свинья. Выпрошенные у птиц крылья приклеены к щетине воском. Обомлевшая от неизведанных впечатлений, свинья тихо похрюкивает.
    На горизонте виднеются три горы, они подпирают первое небо. В одной горе — клад.
    Местами с небес спускается паутина, висят веревки. По ним черепаха-почтальон взбирается к небожителям.
    Разбрелись по саванне пузатые баобабы. В одном из них устроился змей. До поры до времени он дремлет, мирно посасывая свой хвост.
    У второго баобаба расселись звери, опять надо царя выбирать: последний из них, макака, не оправдал возложенных надежд — что же это за царь с черными, грязными ладошками? Что люди скажут?
    В ветвях третьего баобаба — гнездо. В нем живет прекрасная девушка, которую похитил орел.
    Посреди саванны — чудесное дерево — это древо жизни. Здесь отдыхают орлы, которые доставляют на небо героев.
    Вот поднялась пыль, послышался топот больших и маленьких лап: вихрем пронеслась за зайцем толпа одураченных зверей. Сейчас беднягу поймают, и опять ему ломать голову — как улизнуть?
    От реки доносится шум — это хитрец паук заставил бегемота и слона состязаться в перетягивании каната. Канат вот-вот порвется. Рыбы предусмотрительно отплывают от опасного места: не ждать же им, когда на голову бегемот плюхнется.
    На болоте уж-молодец занят увлекательным делом. Схватил лягушку, тут же ее выплюнул и оживляет волшебной травой: «А ну-ка очнись! Вставай! Ты еще со мной поборешься!»
    Запомните на всякий случай место, где волшебная трава растет.
    Не всем так весело, как ужу. По всей Африке висят в нелепых позах застрявшие в ловушках хищники. Вот доверчивый зверек освободил пантеру, вот уже пожалел об этом. Тут же лесной судья появляется: «Покажи-ка, как ты в ловушку попала, я вас рассужу». Не хочется пантере обратно лезть, да делать нечего — сказка!
    А в муравейнике переполох. Замшелый дух лесной распекает оплошавших юнцов. Вроде все они сделали как надо, пока снаряжали лазутчика в деревню к кузнецам. Загодя выбрали самую красивую девушку, три месяца сооружали ей необыкновенную прическу и выращивали для нее крылья — по семнадцать тысяч на каждое плечо. Столько же разложили запасных крыльев вдоль всей дороги. Все вроде честь по чести, а дух лесной недоволен: «Что вы наделали?! Надо было спереди тысячу семьсот косичек заплести, а сзади — ровно тысячу. А у вас все наоборот!» Придется духам еще три месяца прическу переделывать.
    Из саванны доносится радостный вой — зайца наконец поймали, сейчас будут судить. Вдруг звери затихли и тревожно подняли морды — над ними слышится бешеный цокот копыт: капоти-капота, капоти-капота. Это мчится юноша на крылатом коне. За ним летит четырехглазая старуха колдунья. Семь лет летят они друг за другом, а расстояние между ними не сокращается. Вот колдунья опять вытянула костлявую руку, и снова герою приходится бросать вниз что-нибудь волшебное. Шарахаются испуганные звери — то река вдруг разлилась, то гора выросла, то огонь взметнулся к небу. Над старухой изредка пролетает самолет, он попал сюда из нашей с вами жизни. Лев беззлобно сетует: «У людей самолеты, машины… Как их одолеешь?» Жалобы льва вполне понятны — современная техника прочно вошла в африканскую сказку: духи устраивают перестрелку, их тащат в полицию; капитан корабля, узнав о несметных богатствах змея, шлет в его подводный дворец пятерых водолазов. Все сокровища забрали водолазы, приходится змею корабль топить.
    В небе опять слышится свист летящего тела и жалобный визг: солнце растопило воск, крылья у свиньи отклеились — и она шлепнулась рылом об землю (с тех пор у нее рыло сплющено).
    У зверей опять переполох. А где же заяц? Конечно, улизнул в суматохе…
    Много есть способов попасть в этот интересный мир. Вот один из них. Собери в рюкзак семь книг с волшебными африканскими сказками (не забудь прихватить и эту!) и читай их в лесном шалаше семь дней подряд. На исходе седьмого дня вглядись внимательно в пламя костра и ложись поудобней на устланную лапником постель. Прикрой глаза, и ты окажешься в африканской стране светлячков — тех, что сами зажигают огонь.
    На опушке леса стоит покосившаяся хижина, крытая пальмовыми листьями. В ней скоро должен появиться на свет мальчик. Промой глаза водой из волшебной тыквы, и ты увидишь начало тропинки. Вьющийся стебель тыквы, как чудесный клубочек, поведет тебя по ней прямо к хижине. Мальчик просит маму родить его побыстрее — у него в сказке много важных дел. Детство ему выпадет тяжелое — со злой мачехой да бессердечными братьями. Правда, чем больше ему достается от мачехи, тем больше у него друзей. Из них самые надежные — пес, кот и петух.
    Пса зовут Верный, Быстрый или Сильный. Иногда пес может сплоховать: выронит в воде заветное кольцо или позарится на подброшенную недругами сахарную косточку. Но в беде он не бросит.
    Кот держится поближе к очагу, к хозяйке. Он долго бродил по свету и искал достойного хозяина: от льва к слону убежал, от слона — к охотнику. Но когда увидел, что охотник, гроза слонов, отдает добычу женщине, смекнул: вот кто в мире самый главный!
    Петух — боец хоть куда. Когда начинается война птиц и зверей, петух идет во главе пернатого войска. Если надо, он может когтями и гору до основания срыть — одну из тех трех, что небо держат.
    Придет время, пес, кот и петух помогут мальчику. Когда мальчика посвятят в юноши, появятся у него и другие помощники: браслеты да мешочки, колокольчики да ножички, — одним словом, амулеты, оберегающие хозяина от разных напастей. Велика у амулетов сила, хотя иногда и трусоваты они бывают. Перед тяжким испытанием появляется у них вдруг срочное дело — в страну лягушек слетать или в селение попугаев.
    В любом случае могучего противника побеждает юноша, а не амулет.
    Много в сказочной лесной чаще всяких чудищ. У одного — сто пятьдесят два хвоста, у другого — глаза на затылке. Бродит по сказке огромный кот, носит людоедке добычу, а у людоедки-карлицы туман и молния в услужении.
    Живет в лесу и другая старуха, все за нее делают волосы-змеи: и сироту поймают, и дров в огонь подбросят, и котел на огонь поставят. А некоторые людоеды из сказочного леса не то люди, не то птицы — не поймешь: оттолкнется людоед клювом и подпрыгивает, а клюв у него длиннее, чем дорога от города до города. Водятся в сказочном лесу и духи, которых от людей не отличишь, если, конечно, не заметишь, что под золотой пластиной они хвост свой прячут.
    Бродят по еле приметным сказочным лесным тропинкам и добрые старички да бабушки. Их надо накормить, они всегда голодные. С радостью примут они от тебя последнюю лепешку, хотя в их котомках — всякие волшебные горшки, в которых горы еды умещаются, а заодно и толпы могучих воинов и искусных музыкантов с барабанами.
    Барабаны звучат в сказке и ночью, и днем. Вот звонкие барабаны львов, их лихие ритмы заманивают доверчивых девушек. Вот продирается через чащу огромный заяц-барабанщик. А вот муравей. Стянул барабан у леопарда и тащит его в деревню, где бог живет. Ночью в лесу шелестят, как сухие листья, далекие барабаны предков: ведут непонятный нам разговор.
    В сказочном мире все поют: звери и вещи, травы и реки. Эти песни давно отдалились от мира людей и не всегда понятны для нас. Что ж, главное, сказочные герои их понимают. Для героев песни и звучат.
    Позволь сообщить тебе, читатель, заранее: юноша победит чудовище и в конце концов женится. Жена у него будет такая красивая, что, когда она ночью войдет в деревню, люди проснутся от яркого света и скажут друг другу: «С добрым утром!» Кстати, деревенские невесты живут обыкновенно в верхних комнатах дворцов (иногда на 37-м этаже). У молодых будет много скота и еды. Они будут счастливы, но… здесь сказке становится скучно — ей неинтересно следить за благополучием героев, к которому она их так долго вела. Сказка их бросает. «Мою сказку съела лягушка», — внезапно сообщит рассказчик у ночного костра, а непрошеные гости — десятки облепивших костер лягушек — распахнут пошире рты, благосклонно принимая очередную порцию мошек, опаливших в пламени крылья.
    И летят по Африке сказки от костра к костру, от народа к народу. За сказками вот уже добрую сотню лет мчатся неутомимые охотники-собиратели: хорошая сказка — ценная добыча. Ценная и редкая!
    Тысячи лет разбредаются сказки по Африке: то плывут в узких лодках по желтым рекам, то пробираются неведомыми тропами через темные леса, то бредут по раскаленной саванне. Повсюду мелькают пестрые платьица сказок. Их когда-то сшила сказкам мышь. «Мышь могла проникнуть всюду. Она бывала в домах богачей и бедняков, и ее маленькие блестящие глазки были свидетелями многих тайных дел. И вот однажды мышь решила сплести себе сказки из всего того, что повидала на своем веку. Каждую сказку она одела в яркое платье — черное или белое, красное или синее. Своих детей у нее не было, и сказки заменили ей их» — так начинается одна из африканских сказок о сказке. А кончается тем, что глупый баран налетел на хижину мышки — и сказки разбежались по всей земле.
    Платьица африканских сказок различаются не только цветом. Бушменские сказки, например, одеты в немудреные переднички из звериных шкур. А красавицы сказки народа йоруба облачились в роскошные одежды. Видно, шила их не полевая мышка, а городская, которая жила в могущественном средневековом городе йоруба. Летят по Африке и сказки-близнецы в похожих платьицах. Как определить, где родилась такая сказка — на берегах Конго или Нигера, у озера Чад или в горах Нуба? А может, она вообще пришла в Африку издалека, ведь здесь поселились и близнецы знакомых нам с детства европейских и азиатских сказок.
    Жила-была в Африке… Снегурочка. Точнее, ее сестрица-близнец. Только сделана она не из снега, а из воска. И зовут ее подружки не по ягоды, а за листьями баобаба — из них соус вкусный готовят. В русской сказке девочку прячет да кормит печка, а в африканской — термитник. В русской сказке кузнец тоненький язычок волку выковал, а в сказке народа камба дело вот как было.
    Задумал злой дух грубый свой голос изменить, чтобы детей съесть, пришел к колдуну, а тот духа наставляет: «Иди на тропу рыжих муравьев. Когда их увидишь, высунь язык и положи его прямо на муравьиную тропу. Пусть они как следует его искусают. Держи его так, пока он не опухнет. Потом дальше иди, пока черных муравьев не встретишь. Дай и им искусать свой язык, чтобы он опух. Снова отправляйся в путь и иди, пока не встретишь скорпионов. Пусть они тоже твой язык искусают. После этого возвращайся домой, поболеешь месяц и выздоровеешь. Тогда-то ты и сможешь петь так же хорошо, как тот охотник, что своих детей на баобабе спрятал».
    Неотступно идут по следам сказки охотники из разных научных племен: из племени фольклористов, из племени этнографов, из племени языковедов, из племени историков. Еще недавно африканской сказке частенько удавалось скрыться — то на роге антилопы умчится, то попросит своего друга паука сплести над ее следами паутину (недаром во многих языках Африки «паутина» и «сказка» — одно и то же слово!). Увидит паутину незадачливый собиратель и поверит, что сказка здесь давно пробежала. Махнет он рукой и вернется в свой отель, где воздух попрохладнее. Но охотники за сказкой становятся все искусней — редкая научная экспедиция возвращается домой без богатой добычи; тысячи и тысячи замечательных африканских сказок бережно хранятся у собирателей.
    В нашей книге собраны очень непохожие сказки очень непохожих народов, и, наверно, каждый читатель сможет найти среди них свою. Может быть, это будет одна из «львиных» сказок. Так в Восточной Африке называют сказки о четвероногих. Что ж, «пришла сказка издалека, и коснулась она льва».
    Промой глаза водой из волшебной тыквы (недаром ведь прорицателя называют «Тот, кто промыл глаза»), и ты сможешь заглянуть прямо в «львиную» сказку. Язык зверей можно запросто выучить в сказке народа бари «Змеиное слово». Правда, эта сказка учит не столько говорить, сколько помалкивать. Надо сказать, что многие африканские звери свободно владеют иностранными языками: в сказках загава птичка чирикает с сильным арабским акцентом, а креольский волк с Сейшельских островов болтает почти по-французски, это и не удивительно — ведь он в Африке иностранец.
    Ну а если ты пока не в ладу с иностранными языками, слушай лесную музыку. Музыка не знает языковых барьеров! Эту известную истину еще раз подтвердили лев и леопард из сказки народа луба. Ходят они два дня с дудочкой по лесу, а дудочка поет:
Есть в лесу два смелых парня —
Лев и леопард!

    А может быть, тебе больше понравится одна из охотничьих сказок — дремучих, как сам тропический лес? Тогда на всякий случай влей миску львиных слез в молоко пантеры и выпей его — сразу станешь сильней любого слона. После этого смело входи в охотничьи сказки басаа и мандинка, каранга и нкундо. Только все-таки наверх иногда поглядывай: сила силой, а если слон, которого охотник вчера в небо подкинул, на голову свалится, то и молоко пантеры не поможет!
    Каждая встреча в сказке — это испытание. Если ты, читатель, готов отправиться в этот опасный мир, прими несколько практических советов.
    Не подбирай чужих игрушек! Незнакомая кукла может вполне обернуться змеем, который проглотит тебя вместе с домом.
    Опасайся людей с гладкой кожей! Человек без племенных знаков на лице — оборотень!
    Если дерево предложит тебе на выбор два манговых плода, бери не тот, что кричит: «Возьми меня! Возьми меня!» — а тот, что кричит: «Не бери меня! Не бери меня!» И вообще выбирай то, что попроще.
    Перед путешествием почитай сборники загадок, тебе обязательно придется их отгадывать. Немало загадок есть и в этой книге.
    Если попадешь в лапы к людоеду, не отчаивайся. Сразу он тебя есть не будет, решит откормить сперва. Вот тут действуй без ошибки. Ляжешь спать, положи под кровать чурбан — его всегда можно будет подсунуть обжоре вместо себя. И когда соберешься бежать от людоеда, выжди, пока он заснет глубоким сном: «Суи, суи, суи». Если же людоед храпит так: «Хоу, аваба, хоу», то не спеши — сон его еще чуток. Если все-таки людоед тебя догонит и схватит за ногу, не кричи «мама!» — это бесполезно, а спокойно скажи, что это не нога, а корень. Людоеды обычно этому верят.
    Если привалило богатство, щедро делись с теми, кто рядом, а то попадешь в беду.
    Гуляя по незнакомым сказочным городам, не забывай, что «даже слон в чужом городе — кролик».
    К. И. Поздняков

I. Как появился месяц

Как появился месяц
Перевод Д. Ольдерогге

    Сказка манден

   
авным-давно, когда еще не было луны, не было и смерти. Люди не умирали. Ведь с неба свисали цепи. Когда люди уставали от жизни, они взбирались по цепи на небо, выше облаков, и отдыхали там сколько хотели.
    Жил тогда кузнец по имени Фазого Ба Си, очень искусный в своем ремесле. Жизнью он не был доволен. Еще бы! У всех людей было много детей, много сыновей, у него же были только две дочери и ни одного сына. Не было у него помощника. Это огорчало его, ведь он должен был сам все делать: и разжигать угли, и раздувать мехи — и все сам, и только сам.
    Сколько ни горевал он, даже гневался, а сына нет и нет. Вот однажды кузнец и сказал людям:
    — С меня довольно, ухожу на небо.
    Люди отвечали ему:
    — Подожди немного, у тебя еще будут сыновья, и тогда станет тебе легче.
    И остался Фазого Ба Си. Но однажды, когда он докрасна раскалил кусок железа, то снова пришел в гнев, взял железо и влез на небо.
    Увидели это его дочери и последовали за ним.
    — Пойдем за отцом. И чтобы он никогда с нами не расставался и не мог уйти от нас, надо обрубить цепи, — сказали они.
    И как сказали, так и поступили.
    И с того времени люди стали умирать: они навсегда потеряли цепь, когда кузнец со своими дочерьми ушел на небо.
    А железо, которое кузнец только что выковал, стало месяцем.
    И когда месяц узким серпом встает на вечернем небе, говорят:
    — Вот Фазого Ба Си раскалил свое железо.
    Когда полный месяц сияет на небе, говорят:
    — Вот кузнец окончил свою работу.
    А около месяца две маленькие звездочки. Их видно только в очень ясную погоду. Это дочери кузнеца.

Как дети забросили на небо солнце
Перевод Е. Котляр

    Сказка бушменов
   
режде солнце было человеком и жило на земле. От одной из его подмышек исходило сияние. Когда человек-солнце поднимал руку, становилось светло, опускал руку — наступала тьма. Днем солнечный свет был белым, а ночью — красным, как огонь.
    Но стоило старику-солнцу прилечь, светло становилось только вокруг его дома, а весь мир погружался во мрак, будто небо сплошь затягивало тучами.
    Позвала женщина детей и говорит им:
    — Ляжет старик-солнце спать, подберитесь к нему и, если увидите, что он крепко уснул, хватайте его поскорей и бросайте вверх, в небо. Да повыше!
    Отправились дети к человеку-солнцу. Шли они осторожно, тихонечко, старик и не заметил, как дети схватили его и бросили вверх, в небо.
    И крикнули дети человеку-солнцу:
    — О наш дедушка, Солнечная Подмышка! Оставайся там, будь жарким солнцем, чтобы вся земля была светлой да теплой, чтобы всех нас ты обогрел. Станешь ты к нам приходить, тьма сразу умчится прочь!
    С тех пор так и повелось. Солнце приходит — тьма уходит. Солнце садится — тьма спускается на землю. Тогда выходит луна. Она освещает все вокруг, и тьма отступает.
    А когда появляется солнце, оно гонит луну, отрезает ножом от луны по кусочку. Тогда луна просит:
    — О солнце! Ради моих детей оставь мне хотя бы спинной хребет!
    И солнце уступает просьбам луны. Постепенно луна снова становится полной и большой. Она ведь сандалия кузнечика-богомола Цагна[2], которую он бросил в небо, приказав ей стать луной. Вот она и бродит в ночи.
    Так появилось на небе солнце.
    Днем вся земля сияет, кругом светло, люди могут везде ходить, все видеть: и кустарник, и газелей, на которых они охотятся, и антилоп, и других зверей.
    Люди ходят друг к другу в гости, и солнце освещает им путь.

Как девушка сделала звезды
Н. Охотиной

    Сказка бушменов
   
давние времена жила девушка. Взяла она однажды горсть золы из костра и забросила ее на небо. Зола рассыпалась там, и по небу пролегла звездная дорога. С тех пор эта яркая звездная дорога ночью освещает землю мягким светом, чтобы люди возвращались домой не в полной темноте и находили свой дом.
    Но когда восходит солнце, звездная дорога белеет, звезды ее блекнут и исчезают.
    Уйдет солнце, вновь выплывает звездная дорога, и опять проплывает она по старым следам.
    И так солнце и звездная дорога ходят друг за другом вокруг земли.
    Чтобы звездной дороге не было скучно ночью одной, девушка забросила на небо сладкие коренья. Она швырнула их туда еще и потому, что рассердилась на свою мать, которая дала ей так мало кореньев, что девушка не могла ими насытиться. Девушка эта была больна, она лежала в хижине и сама не могла пойти на поиски съестного. Вот она и рассердилась на мать и забросила коренья на небо, чтобы те стали звездами. И эти сладкие коренья тоже стали звездами.

Как люди добыли огонь
Перевод М. Андреевой

    Сказка чагга
     
аньше у людей не было огня. Они вынуждены были есть мясо и бананы сырыми, как павианы.
    — Кто хочет потрогать?
    Дети подошли, и он прикоснулся к ним нагревшейся стрелой. Дети вскрикнули и разбежались. А мальчик стал вертеть стрелу еще сильнее, чтобы она нагрелась еще больше, а потом снова дотронулся до детей. Тогда и они стали помогать ему и предложили:
    — Давайте нагреем еще сильнее.
    Они снова начали вертеть стрелу — тогда появился дым. Клочок сухой травы, лежащий внизу, начал тлеть. Дети принесли еще травы, чтобы увидеть больше дыма и повеселиться. И в то время как они стояли и смотрели, вверх взметнулось пламя — пшш… пых! Оно осветило и поглотило траву, стало расти и уничтожило кустарник и все время гудело и трещало: «во-во-во-во-во», будто проносилась буря.
    Люди со всей округи сбежались сюда, смотрели на пламя и говорили:
    — А где же те, кто послал нам это чудо?
    Потом они отыскали детей и закричали:
    — Откуда вы взяли это чудо?!
    Взрослые были очень рассержены, и дети испугались. Но они все-таки взяли свои деревяшки и показали, как их вертели. И тогда снова вспыхнуло пламя. Взрослые закричали:
    — Что вы наделали! То, что вы придумали, уничтожит всю нашу траву и деревья!
    О том, что огонь может сослужить и добрую службу, взрослые узнали, когда дети стали искать на месте пожарища принесенную на пастбище пищу. Дети сказали:
    — Подите-ка сюда, взгляните: всю нашу еду уничтожил Вово! — Они назвали огонь Вово, потому что когда он горел, то гудел: во-во-во-во.
    Но когда дети, проголодавшись, все же попробовали бананы, то обнаружили, что они стали намного мягче и слаще, чем были. Они снова развели небольшой огонь и положили в него бананы — и снова нашли, что бананы стали вкуснее.
    И тогда все люди понесли Вово домой и стали печь на нем свою еду.
    Однажды к ним пришел незнакомец, отведал их еды и спросил:
    — Как вы это готовите?
    Тогда ему показали огонь. Незнакомец пошел домой и взял козу, чтобы обменять ее на огонь. Он повстречал другого человека, и тот спросил его:
    — Куда это ты идешь с козой?
    А незнакомец ответил:
    — Я иду к Вово за огнем.
    Вот так и пришло много людей. Они купили огонь и разнесли его по всей земле. И научились добывать огонь из кусков дерева трением. Мягкое дерево они назвали кипонгоро, а другое — овито. Эти две деревяшки они стали держать наготове на полу хижины и говорили:
    — Это на случай, когда наступит долгая ночь и все люди будут спать, так что никто не сможет достать огня у соседа.

Как на земле появились горы и реки
Перевод М. Вольпе

    Сказка камба
     
 начале всех времен, когда земля была плоской равниной, жил в одной деревне великан по имени Мвука. Однажды он собрался на охоту и позвал с собой соплеменников, самых сильных и выносливых.
    — Вы понесете мой лук и одну-единственную стрелу, а также возьмете бочки с пальмовым маслом, — сказал великан своим спутникам.
    Лук великана был согнут из исполинского ствола, тетива была втрое толще человеческой руки, а стрела — длиной в сотню человеческих рук.
    Не успели охотники выйти за деревню, как уже выбились из сил, до того тяжелым оказалось снаряжение Мвуки. Пришлось великану освободить товарищей от этой ноши. Он легко закинул лук за плечи и, поигрывая стрелой, словно перышком, двинулся вперед. Другие охотники еле-еле поспевали за ним.
    Вскоре они пришли на поляну, где паслось большое стадо носорогов. Охотники сказали Мвуке:
    — Смотри, сколько носорогов, стреляй в них.
    Мвука только отмахнулся:
    — Вот еще, буду я терять время на таких мелких зверюшек!
    Через некоторое время охотники наткнулись на стадо слонов. Опять они говорят Мвуке:
    — Возьми в руки лук, Мвука. Видишь, сколько слонов.
    Тот и головы не повернул:
    — Было бы на что стрелу тратить! Не нужна мне такая мелюзга!
    Люди дивились на Мвуку. Какого же зверя хочет убить великан? Вскоре они увидели стадо жирафов, которые щипали листву с верхушек высоких акаций.
    — Стреляй, Мвука!
    Великан лишь засмеялся в ответ:
    — Малышки мои, вы, видно, проголодались. Будет вам мясо.
    Он взмахнул рукой и повалил столько животных, сколько у человека пальцев на двух руках.
    Охотники освежевали добычу, развели костер и нажарили мяса жирафов. Наелись они до отвала. Только Мвука ничего не ел. Он сидел поодаль от костра и думал о чем-то своем.
    — Для какого зверя бережет он стрелу? — спрашивали охотники друг друга.
    Какую только дичь не повстречали они в лесу! А Мвука и не помышлял об охоте.
    Набрались охотники сил и отправились дальше. Они долго шли, пока не очутились в стране, куда никто из их соплеменников прежде не забредал. Тут они устроили привал, и великан наконец сказал:
    — Я хочу подстрелить зверя нзангамуйо, о котором говорится в сказаниях предков. Нет ничего вкусней его мяса. Если нам удастся справиться с этим зверем, потомки будут с гордостью вспоминать о нас.
    Он очистил от травы просторную поляну, а охотникам велел соорудить длинные лестницы. Когда все было готово, люди по лестницам взобрались на плечи Мвуки и полили его тело маслом из бочек. Они тщательно растирали маслом спину, грудь, шею и руки великана, чтобы они залоснились. До поздней ночи охотники занимались этим. Весь следующий день Мвука лежал на животе и грелся на солнце. Перед закатом он взял свой лук и стрелу.
    До самой темноты натягивал он тетиву, пока не почувствовал, что лук стал достаточно гибок, чтобы поразить нзангамуйо, когда тот появится.
    Едва взошло солнце, Мвука ушел от становища, а вернулся с несколькими жирафьими тушами.
    — Разведите большой костер, вытопите жир, — велел он.
    Охотники натопили много жира и вылили его на великана, так что жир стекал с тела Мвуки, как струи дождя. День за днем великан приносил обильную дичь. Люди растирали жиром его тело, а мясо съедали. Сам Мвука за это время поел лишь один раз, но проглотил сразу столько жирафов, сколько у человека пальцев на двух руках.
    Наконец наступил день, когда у самого горизонта охотники заметили пыльное облачко. Солнце успело подняться высоко и закатиться, а столб пыли словно замер на месте. Но на следующее утро охотникам показалось, что он немного приблизился.
    — Нзангамуйо идет, — сказал Мвука.
    Пыльный столб все приближался и приближался. Люди со страхом ждали, что будет. Великан успокоил их:
    — Шесть раз солнце сменит на небе луну, лишь тогда появится голова нзангамуйо.
    И действительно, утром шестого дня столб пыли поднялся под самые облака и растекся по небу, точно широкое озеро. Охотники увидели голову нзангамуйо. Она была на удивление маленькой и плоской, шириной всего в десять человеческих рук.
    Четыре рога торчали на его опущенной голове. Зверь как бы бодал высокую траву и подцеплял ее снизу. Он все время жевал, при этом раздавался звук, похожий на журчание речных струй; когда зверь глотал, раздавался грохот, и был этот грохот подобен шуму водопада. На морде нзангамуйо было четыре ноздри, по две с каждой стороны, а глаза располагались на темени.
    Увидев голову чудища, охотники в испуге бросились бежать, но Мвука их удержал. Он взял стрелу и стал не спеша затачивать железный наконечник, потом окунул стрелу в сосуд с ядом.
    — Стреляй же скорее! — торопили его перепуганные люди.
    Мвука улыбнулся в ответ:
    — Рано. Нужно ждать еще четыре дня.
    Весь следующий день охотники видели длиннющую и толстенную шею невиданного зверя. Густая жесткая грива, которая покрывала ее, волочилась по земле и сметала траву, валила деревья, подминала под себя зазевавшихся животных. Там, где волочилась эта грива, оставалась широкая пустынная полоса, без единой травинки.
    На третий день показались передние лапы чудовища. Они с грохотом опускались на землю. Люди почти оглохли от шума, но продолжали лить растопленный жир на тело Мвуки. Перед заходом солнца великан взял в руки лук, приладил стрелу. Всю ночь охотники поддерживали в костре жаркое пламя, чтобы спина и плечи великана не застыли в ночной прохладе. Мвука медленно натягивал тетиву.
    На четвертый день охотники явственно разглядели грудь нзангамуйо. Зверь дробил ногами камни и превращал их в пыль. Мвука натянул тетиву еще сильнее и прицелился в самое сердце нзангамуйо.
    В полдень Мвука спустил стрелу. Словно раскат грома расколол небо. Люди повалились наземь. Толстая, как бревно, стрела пронзила тело нзангамуйо насквозь. Зверь рухнул, земля затряслась от его падения, словно при извержении вулкана. Мвука глубоко вздохнул и, обессиленный, присел отдохнуть.
    Минуло немало времени, прежде чем люди пришли в себя. Мвука сидел в той же позе. Наконец он произнес:
    — Снимите с нзангамуйо шкуру и изжарьте мясо. Мы устроим пиршество после удачной охоты.
    Два дня трудились люди, но смогли освежевать лишь малую часть туши. Мвука изжарил мясо на угольях, разжевал его и отдал своим спутникам. Оно оказалось таким жестким, что сами охотники не смогли бы разжевать его. Зато оно было очень вкусным. Когда все наелись, Мвука сказал:
    — Расступитесь пошире, я буду танцевать.
    Люди отступили далеко-далеко. Когда они удалились, великан исполнил священную пляску охотников. Он благодарил духов предков за то, что они послали ему богатую добычу. В танце Мвука так сильно притопывал, что равнина сбилась в складки.
    Так на земле появились горы. Утомился великан, бросился на шкуру нзангамуйо и заснул. Во сне он так сильно храпел, что на небо набежали черные тучи. К утру они пролились неистовыми дождями. Дождевая вода собиралась в ущельях между гор и превращалась в бурные реки.
    До сих пор стоят эти горы. Во время дождей по ущельям текут полноводные реки, но в засуху их русла пересыхают. Люди смотрят на них и вспоминают о великой охоте Мвуки.

Отчего у людей кожа бывает разного цвета
Перевод Н. Охотиной

    Сказка сото