Скачать fb2
Эстафета под артобстрелом

Эстафета под артобстрелом


Владимир Ганкевич Эстафета под артобстрелом

    Тяжелая зима 1941–1942 года осталась позади. Она унесла в братские могилы Пискаревского, Богословского, Серафимовского, Охтинского и других кладбищ тысячи ленинградцев, погибших от голода, бомбежек, артобстрелов и в боях у стен города. Опасались распространения тифа, холеры… Но ленинградцы не допустили эпидемий. Как только стало пригревать солнышко, жители города начали расчистку улиц и дворов от снега и нечистот.
    Зима 1941–1942 года была не только морозной, но и снежной. Утрамбованный слой снега на проезжей части улиц доходил до полуметра и больше, а сколько было на улицах торосов льда от лопнувших водопроводных труб и канализации!
    Медицинская служба в целях профилактики эпидемических заболеваний проводила массовые прививки населению. Делали уколы и нам, командирам штаба фронта. После противотифозного или противохолерного укола многие, особенно пожилые и сильно ослабевшие от голода, чувствовали себя неважно и на три-четыре дня выходили из строя.
    Лежать мне не хотелось, и по совету заслуженного мастера спорта Бориса Николаевича Взорова — тренера сборной Ленинграда по легкой атлетике, прикомандированного временно к отделу физподготовки, я после уколов вышел на Дворцовую площадь и пробежал два раза вокруг Александровской колонны. Некоторые подтрунивали надо мной, пока на следующий день не слегли в постель с высокой температурой.
    А я чувствовал себя великолепно.
    Через месяц или полтора, когда делали повторные уколы, вокруг Александровской колонны вместе со мной бегали и те, кто раньше посмеивался.
    Помощник командующего войсками фронта генерал-майор Николай Никитич Степанов из окна кабинета, выходящего на Дворцовую площадь, увидел, что командиры, сняв с гимнастерок ремни, бегают вокруг Александровского столпа, вызвал адъютанта и сказал:
    — Почему это командиры штаба бегают по площади? Пойдите-ка узнайте, в чем дело, и доложите.
   
    Рис. 1. Август 1942 года. Стадион имени Ленина. В кроссе на дорожном велосипеде Мария Минина заняла первое место.

    Адъютант выяснил и доложил генералу, что это «противотифозный» кросс.
    Этот эпизод мне припомнился и потому, что весной 1942 года кроссам в частях Ленинградского фронта уделялось большое внимание.
    В течение осени и продолжительной зимы части и соединения фронта в основном находились в обороне, зарывшись глубоко в землю. Если и проводились наступательные операции, то на отдельных участках фронта, и больше всего с целью улучшения тактических позиций. Во время проведения этих наступательных операций можно было убедиться, что маневренность личного состава наших частей и подразделений резко упала. А по сложившейся на Ленинградском фронте оперативной обстановке войска нужно было готовить к наступательным боям. Кроссы лучше всего могли «растормошить» организм воина, восстановить его выносливость, сделать его способным переносить большие физические нагрузки в движении.
    Вот почему план спортивных мероприятий в войсках Ленинградского фронта и в городе на 1942 год в основном состоял из кроссов, легкоатлетических эстафет, гранатометания.
    8 мая 1942 года в Михайловском саду, у Инженерного замка, под кронами распускавшихся деревьев, собрались воины из различных частей на первый в условиях блокады гарнизонный кросс. Километровая дистанция кросса шла по подсохшим уже аллеям парка и отличалась от настоящих кроссов тем, что бежать нужно было по равнинной местности, — бежать в полевой форме с оружием, противогазом, в сапогах.
    В двенадцать часов дня заиграл оркестр, которого ленинградцы не слышали с осени прошлого года, и раздался выстрел стартера.
    В этом первом кроссе, с которого в блокадном городе возобновилась спортивная жизнь, победителями забегов были заслуженный мастер спорта Николай Гордиенко, Семен Богданов, Василий Бойко. Лучший результат показал Семен Паднос.
    В июле на стадионе имени В. И. Ленина, где к тому времени сохранилась только железобетонная трибуна (деревянную разобрали на дрова), проходил финал кросса Ленинградского фронта на три километра. Воинам-спортсменам нужно было пробежать два раза вокруг пруда, в повседневной форме, с оружием. На старт вышло около тысячи человек. Известный ленинградский средневик, мастер спорта лейтенант Евгений Миронов был лучшим.
    С 1942 года на улицах города начали проводиться легкоатлетические и комбинированные эстафеты.
    Пожалуй, первым соревнованием на улицах блокадного города была эстафета частей Краснознаменного Балтийского флота. Она проходила в мае, как только вскрылась Нева. Организовал эстафету инспектор физподготовки и спорта флота полковник Мохунов. Главным судьей назначили капитана Вячеслава Нецветаева. Эстафета состояла из десяти этапов, в ней участвовало десять команд различных служб КБФ.
    Старт был дан у Высшего военно-морского училища им. Фрунзе на Васильевском острове, маршрут проходил по Большому проспекту, 1-й линии, через Тучков мост, по Большому проспекту Петроградской стороны, Кировскому проспекту, к штабу флота на улице Попова, через Кировский мост, по набережной Невы, Литейному, Невскому проспектам, под аркой Главного штаба через Дворцовую площадь, к Медному всаднику, а дальше на шлюпках через Неву с финишем у училища им. Фрунзе.
    Эта героическая эстафета ободрила многих изнуренных голодом ленинградцев. Тысячи людей с удивлением и радостью наблюдали за ней.
    Ровно в двенадцать часов дня старт взяли бегуны в спортивной форме. Как только эстафета продвинулась по Большому проспекту метров на 300–400 вперед, на месте старта разорвались вражеские снаряды. Легкоатлеты передали эстафету велосипедистам, те — опять легкоатлетам, а когда подошли к Дворцовой площади, то эстафету приняли матросы с оружием и в бушлатах, опоясанные пулеметными лентами, как в октябре 1917 года. В нескольких кварталах города эстафета попадала под артогонь врага, но все обходилось благополучно. У Медного всадника моряки передали эстафету гребцам, которые на шлюпках двинулись через бурную Неву. Они попали под разрывы вражеских снарядов, фонтаны воды поднялись над рекой. Одну шлюпку опрокинуло, но моряки продолжали нести эстафету вплавь. Ударил еще один снаряд, ранив осколками нескольких спортсменов. Но, оказывая на ходу друг другу помощь, гребцы не сошли с дистанции. К финишу пришли все десять команд, хотя в двух были потери, как на поле боя.
    Не молчали музы в блокированном Ленинграде. Не умирал и спорт. Ничто не могло сломить ленинградцев.
    В трудном для Ленинграда 1942 году летом и осенью были проведены многие спортивные мероприятия, среди которых первенство Ленгариизона по гранатометанию, первенство Ленфронта по легкой атлетике, легкоатлетический чемпионат города, финал кросса Ленфронта.
    Выставляли команды на соревнования и вторые эшелоны армий Ленфронта. Примеру батальонов выздоравливающих Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота последовали пограничные войска, возглавляемые генерал-лейтенантом Григорием Александровичем Степановым. На стадионе «Динамо» состоялся футбольный матч ленинградских динамовцев с командой Балтийского флотского экипажа, руководимого подполковником Лобановым.
    В конце 1942 года, когда выпал снег, на Крестовские острова вышли лыжники базы КБФ, а в Невский лесопарк — лыжники Краснознаменного Балтийского флота, чтобы провести соревнования. Они шли дистанцию под залпы орудий эсминцев флота. Стоявших рядом с лесопарком на Неве. Раздевались и питались участники прямо на боевых кораблях.
    Все эти соревнования нужны были прежде всего для того, чтобы поднять дух войск, показать и ленинградцам, что хотя городу чертовски тяжело, но он живет, он не сломлен.
    К концу 1942 года бригада выздоравливающих вошла в состав 36-й запасной стрелковой дивизии, полки которой были расквартированы в разных районах Карельского перешейка и являлись базовыми пунктами не только подготовки резервов, но и боевой подготовки войск Ленинградского фронта. Командовал дивизией генерал-майор Яков Георгиевич Быстров, а комиссаром дивизии был Феодосий Васильевич Конончук.
    Спортсмены работали в батальонах выздоравливающих. Были они и в составе дивизии. Их отозвали с различных участков фронта и направили заниматься одним из важных элементов боевой подготовки войск физической культурой и спортом.
    Работая в отделе боевой подготовки штаба фронта, я не раз бывал в полках 36-й запасной дивизии и встречал там хорошо знакомых мне известных мастеров — спринтера Люлько, будущего олимпийского чемпиона по ходьбе Ухова, футболистов Кириллова, Кравца, Гостева, тренера сборной команды Ленинграда по футболу Окуня, гимнастов Зинченко, Терлецкого, Орешникова, штангиста Дуганова, пловцов Третьякова, Борисова, баскетболистов и волейболистов Куркова, Легкова, Рослякова, Михеева и многих других. Всего в запасной дивизии находилось больше ста заслуженных мастеров спорта спортсменов, составлявших основу сборных команд Ленинграда перед началом войны. Не случайно это запасное воинское соединение во время войны превратилось в центр физкультурно-спортивной работы фронтового Ленинграда.
    Тяжелые условия ведения войны в блокированной зоне предъявляли особые требования к боевой выучке воинов. Прежде всего нужно было восстановить силы бойцов, повысить их подвижность, так как, долго находясь в обороне, они уже не могли — временно — двигаться так же быстро, как прежде. А это качество можно было восстановить у бойцов только при систематически проводимой физической подготовке.
    В 36-й дивизии часто сменялся состав. Каждый ее полк обучал личный состав целой стрелковой дивизии: до 35–40 тысяч человек в месяц.
    Воины прибывали для боевой подготовки в запасную дивизию прямо с переднего края обороны, а на смену им шли хорошо подготовленные для ведения боевых действий части и соединения. Этот поток не прерывался.
    С самого раннего утра до поздней ночи спортсмены проводили утреннюю зарядку, учебно-плановые и методические занятия, лечебную физкультуру и спортивно-массовую работу в батальонах выздоравливающих. По воскресеньям устраивались различные соревнования на первенство роты, батальона, полка…
    В 36-й запасной дивизии были созданы сборные команды полков и дивизий по разным видам спорта. Они побеждали в состязаниях на первенство фронта и города. Самые подготовленные спортсмены дивизии выезжали во время войны на чемпионаты Красной Армии и Советского Союза.
    Часть лучших спортсменов Ленинграда была сосредоточена и в отделе физической подготовки ленинградского Дома Красной Армии имени С. М. Кирова. Начальником этого отдела был Александр Иосифович Иссурин, ныне заместитель председателя Ленинградского городского комитета по физкультуре и спорту, судья международной категории по легкой атлетике.
    В отделе физподготовки Дома Красной Армии сформировали передвижную группу из тридцати опытнейших методистов-спортсменов. Они постоянно бывали в частях и соединениях войск фронта, в тыловых районах и на переднем крае.

    В августе 1942 года мне было не до спорта: приходилось выполнять разнообразные поручения, связанные с инженерной обороной города и подступов к нему.
    Однажды в столовой штаба Сергей Васильевич Павлов, начальник отдела физподготовки штаба фронта, сказал мне:
    — Завтра на стадионе «Динамо» первенство Ленфронта по легкой атлетике. Участвуют спортсмены всех армий. Не хотите ли принять участие?
    Я поднял глаза на Павлова и, подумав, что подполковник шутит, спросил:
    — Вы серьезно, Сергей Васильевич, или испытываете меня?
    — Вполне серьезно. Приезжайте. Я там буду.
    Но на следующий день я получил задание выехать на Карельский перешеек. Не вполне поверив Павлову, я заехал по дороге — ради интереса — на стадион «Динамо». На беговой дорожке разминались спортсмены. Худые-худые! На трибунах зрители — правда, немного. Подошли знакомые спортсмены, Павлов, и стали уговаривать меня выступить. Я прикинул: времени для выполнения задания у меня еще достаточно. Была не была!.. Поставил велосипед под трибуну, переоделся — кто-то одолжил мне туфли с шипами, майку…
    Много перед прыжками не разминался, так как сразу почувствовал усталость. Энергии хватило всего на три прыжка. Покорились с первой попытки 160, 165 и 170 сантиметров.
    У Сергея Афанасьева, работавшего в одном из госпиталей, сил хватило на четыре прыжка. Он преодолел планку на высоте 175 сантиметров и стал чемпионом.
   
    Соревнования были в самом разгаре, когда зазвучала сирена воздушной тревоги. Спортсмены тревожно посматривали на небо, но главный судья Иссурин был спокоен. В тишине раздавались громкие выстрелы пистолета. Стартер стрелял из обыкновенного «нагана». В блокированном Ленинграде можно было достать снаряд, мину, но только не патроны к спортивным пистолетам. Здесь же, на стадионе, сразу после каждого номера программы, спортсменам, занявшим первые три места, вручали грамоты и призы — фотоальбомы о фронтовом Ленинграде с комментариями Николая Тихонова. Этот альбом самый дорогой для меня из всех полученных призов.
    Получив тогда приз, я сразу же отправился выполнять боевое задание командования.
    Через несколько дней подполковник Павлов рассказал мне в штабе: как только закончились соревнования, над стадионом появился прорвавшийся к Ленинграду немецкий самолет. Судейская коллегия, задержавшаяся на стадионе, подводила итоги. Бомба угодила в железобетонную трибуну.
    К счастью, там никого не было.
    В сентябрьские дни, когда шли бои по срыву подготовленного фашистами повторного штурма города, на стадионе им. В. И. Ленина наметили провести первенство Ленинграда по легкой атлетике.
    Обстановка на фронте была такой сложной, что отзывать спортсменов из войск армий для участия в соревнованиях категорически запретили. На стадионе собрались только спортсмены войск Внутренней обороны города, выступившие за Дом Красной Армии имени С. М. Кирова, «Динамо» и МПВО. Артур Шехтель выиграл метание диска (33 м 85 см). Александр Шехтель победил в метании молота. Михаил Зебрин стал чемпионом в троеборье, беге на сто метров и толкании ядра. У женщин стометровку быстрее всех пробежала Лидия Артемьева. Преодолев планку на высоте 1 м 65 см, Николай Сиверток победил в этом виде; он же дальше всех метнул гранату. Заслуженный мастер спорта Василий Гордиенко выиграл бег на длинные дистанции, а Евгений Миронов — на 1000 метров.
    Героиней первенства была, конечно же, Мария Минина, получившая звание заслуженного мастера спорта СССР в том же сорок втором году — за выдающиеся спортивные достижения и боевые заслуги в подготовке резервов для фронта (разносторонняя спортсменка, она обучила сотни бойцов народного ополчения рукопашному бою и искусству ходить на лыжах). Несколько дней перед соревнованиями она провела в Москве на антифашистском слете советских спортсменов. Несколько дней она нормально питалась и имела громадное преимущество перед остальными. Она стала семикратной чемпионкой Ленинграда!
    Недавно я был в гостях у Марии Ефимовны Мининой в двухэтажном коттедже на проспекте «Динамо».
    Вместе с Мининой и ее мужем, доцентом Педагогического института им. Герцена Артуром Шехтелем, мы вспоминали военные годы.
    Двести пятьдесят грамот, дипломов, призов Марии Мининой хранится в специальном шкафчике. Это довоенные, военные и послевоенные «трофеи» лыжницы, велосипедистки, легкоатлетки. Немало их и у Артура Яковлевича Шехтеля.
    На широкой красной ленте, которую спортсменка надевает в дни общегородских парадов, — правительственные награды, медали за победы на первенстве СССР по лыжам и велосипеду, за победы на первенстве Ленинграда и общества «Динамо»… Много их, этих медалей. Только золотых — девять… Рядом с грамотами и дипломами — мандат участника Всесоюзного антифашистского слета советских спортсменов, который проводился в августе 1942 года в Москве.
    Мария Минина отчетливо помнит тот летний блокадный день 1942 года, когда ее, а также заслуженных мастеров спорта Владимира Китаева и Олега Бормоткина отправили как посланцев спортивного Ленинграда на антифашистский слет в Москву.
    Они летели тогда через Ладогу в транспортном самолете, сопровождаемом истребителями. Сидели на каких-то ящиках и, пролетая над Ладогой, посматривали друг на друга, гадая, встретят их немецкие «мессершмитты» или обойдется. Когда самолет приземлился в Москве, то летчик, подшучивая над тремя спортсменами, сказал:
    — Хорошо, что не взорвались.
    — Как так! — спросил Китаев.
    — Вы же на ящиках со взрывчаткой сидели, — ответил старший лейтенант.
    Никогда, рассказывает Минина, не встречали с такой любовью делегатов Ленинграда, как в тот раз. На руках носили. Сразу после приезда пригласили в ЦК ВЛКСМ, потом во Всесоюзный комитет по физкультуре и спорту. Показывали Москву и бесконечно расспрашивали о Ленинграде… Уже солнце пошло к закату, трое заслуженных мастеров еле держались на ногах, а кормить их никто не собирался. Первым спохватился председатель Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту Василий Васильевич Снегов. И такой стол накрыли — глаза разбегаются…
    — Почему не едите? — спросил Василий Васильевич.
    Ленинградцы сидели за столом, смотрели на деликатесы, но не притрагивались к ним. Какие там деликатесы, когда вот он, родной ржаной хлеб! Мазали тонким слоем масло и ели медленно-медленно. Растягивали удовольствие, да к тому же опасались заболеть: отвыкли ведь от хлеба с маслом.
    Митинг в Колонном зале Дома Союзов транслировался на всю страну. Выступали все трое — Минина, Китаев, Бормоткин; рассказывали, как живет и борется город на Неве, что делают ленинградские спортсмены для помощи фронту.
    Заверив, что ленинградцы выстоят до конца и победят, Мария Минина, Владимир Китаев и Олег Бормоткин возвратились домой, на Ленинградский фронт.
    …До победы оставалось еще три года. Почти три года.
Top.Mail.Ru