Скачать fb2
Сказка о бумажном человеке

Сказка о бумажном человеке

Аннотация

    В основе этой сказки сюжет, который заинтересует и ребенка, и его родителей, – история героя, который стремится стать настоящим: он преображается, становится прекрасным, находит верных друзей и обретает полноту и смысл жизни. «Сказка о бумажном человеке» продолжает лучшие традиции книг для семейного чтения, в которых за увлекательным сюжетом открывается глубокий смысл.


Елизавета Андреевна Жданова Сказка о бумажном человеке

    © Е. А. Жданова, 2012
    © Е. Н. Подколзин, илл., 2012
    © Никея, 2012

    Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

1


    Это произошло совсем недавно, ведь Ежевичная фея – жизнерадостная рыжеволосая девушка из мастерской игрушек в городе Твигге – здравствует и поныне, и горожане с удовольствием покажут вам ее домик, увитый плетистыми розами.
    Случилось это так: Ежевичная фея Глэдис зашла к старому знакомому – старику Гилберту. Она заглянула к нему именно тогда, когда он разбирал хлам в маленьком домике-мастерской, купленном у одного художника. Гилберт был большой фантазер при обустройстве домов: любой сарай он мог превратить в ресторанчик, магазин или просто уютное гнездышко.
    Нетрудно было догадаться, что идет уборка: еще издалека Глэдис заметила облако пыли. Из-за него она даже не сразу увидела на крыльце хозяина – невысокого крепкого старичка с пушистыми усами.


    – Доброе утро, дедушка Гилберт, я принесла вам варенья.
    – Доброе! Ха! – мрачно усмехнулся старик. – Это худший день в моей жизни!
    – Что-то случилось? Я могу вам помочь? Неужто вас так сильно расстроила пыль?
    – Пыль! Если бы! Хозяин этого дома точно был сумасшедшим. Уехал, прихватив с собой свои картины, зато оставил полный дом всякого хлама. Ты только взгляни! – И он махнул рукой в сторону кучи, в которую были свалены куски картона, гипсовые руки и ноги, очки без стекол, гитара без струн, пустые бутылки, облезлые парики и еще много бесполезных вещей.
    – Могу вас утешить, моя мастерская игрушек наполнена еще более бессмысленным хламом. Сестра ворчит. Она любит, чтобы все было понятно и имело свое назначение. Впрочем, вы покупали этот дом не для того, чтобы в нем жить. Ведь так?
    – Я хотел устроить в нем маленькую кофейню, но уж теперь не знаю, за что браться… Одной пыли хватит, чтобы от нее чихало сто слонов! – сказал старик, закончив эту тираду многозначительным кивком. – И хоть бы кто вызвался помочь… – ворчливо добавил Гилберт.
    Глэдис вытащила из кучи хлама кусок картона – он оказался маской из папье-маше. Хотелось бы мне посмотреть на мастера, создавшего ее! Это была самая глупая шутка, которую можно сыграть с человеческим лицом (если это можно назвать лицом): длинная картонная физиономия с круглыми дырками для глаз, открытым ртом и кривым носом. Маска была не обработана и не раскрашена. Ничего, с позволения сказать, более картонного нельзя было и представить. И вот эта устрашающая рожа оказалась в руках прекрасной феи, которая смотрела на нее с величайшим состраданием (феи, как вы знаете, вообще очень сердобольны).
    – Бедняга, – сказала она, – ведь кто-то сделал тебя таким. Кто-то и не подумал, как тяжело быть таким уродом…
    – Ох уж эти феи! Вечно начинаете причитать над куском картона, забыв, что пообещали живому человеку банку варенья!
    – Простите, дедушка Гилберт, – улыбнулась фея, – я задумалась над тем, что было бы, если бы этот кусок картона оказался живым.
    – Опять за старое! Чуть что – сразу сказка! – проворчал старик.
    – Да, дедушка Гилберт, сказка. И если вы позволите мне, я и впрямь создам сказку… с вашей помощью. А вам достанется варенье… и вы, кажется, говорили, что вам нужен помощник? – спросила Глэдис, ласково проводя рукой по картонному лбу маски.
    – Да, нужен, неплохо бы. Да чтобы еще и есть не просил… Эй! Что еще за фейские штучки?! Стой!
    Но Глэдис со смехом бросила ему маску, поставила на крыльцо банку варенья и удалилась.

    – Дедушка! Я пришла! Ты тут? – молоденькая белокурая девушка быстро взошла на крыльцо, с которого час назад ушла Ежевичная фея.
    Это была внучка старика Гилберта, Энни. Она знала, что дед купил домик, но еще в нем не бывала и теперь остановилась в дверях, разбираемая любопытством.
    – Дедушка! – снова позвала она.
    Шум в комнате подсказал ей, что старик тут, и Энни беззаботно продолжала:
    – Я с хорошими вестями: Ежевичная фея написала письмо баронессе, и та теперь покупает яблоки только у меня. Правда здорово? Какое занятное место этот твой новый домик! А что здесь теперь будет? И почему тут так много ненастоящего? Яблоки из воска – как смешно! А это что такое?! – Последние слова она пролепетала в ужасе, потому что увидела, как с лестницы спускается кто-то в старом мешке с картонной маской вместо лица, необычайно уродливой.


    – Здравствуйте, сударыня, – заговорила маска, – я хотел предупредить… – Но договорить Бумажный человек не успел, так как Энни вскрикнула и в ту же минуту потеряла сознание.
    Когда Энни очнулась, первое, что она увидела, была та же маска, склонившаяся над ней. Энни вздрогнула, но, увидев рядом своего дедушку, успокоилась.
    – Я испугал вас, простите, – смиренно проговорил Бумажный человек. Голос у него был тоже бумажный, этакий шуршащий, негромкий голос.
    – Энни, это мой помощник. Его подарила нам Ежевичная фея. Правда страшный? – Старик говорил с такой гордостью, будто чем страшнее помощник, тем больше пользы он принесет.
    – Боже мой, дедушка! Я подумала, что в доме живет злой дух. Простите мне мой глупый испуг, господин… помощник.
    – Называйте меня как вам угодно, сударыня, – подобострастно ответил тот, – я привыкну. Да, я безобразен, но я же бумажный. Что мне до красоты?
    С тех пор Бумажный человек стал помогать старику Гилберту и его внучке. Энни поначалу не могла не вздрагивать при его появлении. Затем его уродство стало казаться ей просто забавным.

    Вскоре – стараниями дедушки Гилберта, Энни и, заметьте, Бумажного человека – старый домик, купленный по дешевке, превратился в уютную гостиницу. Гилберт вел хозяйство, а Энни готовила, в ее обязанности также входило сидеть в гостиной и украшать ее своим присутствием. Что до Бумажного человека, то он вел подсчеты, исполнял все поручения хозяина и как можно реже показывался постояльцам гостиницы.
    Дела гостиницы шли прекрасно. Но если вы думаете, что Бумажного человека по-прежнему не волновало его уродство, то вы ошибаетесь. Он был, в общем-то, не дурак, иначе не мог бы так хорошо и точно заведовать казной маленькой гостиницы. Жители города постепенно привыкли к нему, но девушки боялись повстречать его на своем пути. Дети заглядывали в картонное лицо Бумажного человека с ужасом. И разве мог он не замечать, что люди даже переходят на другую сторону улицы, завидев его?
    Иной раз в гостинице останавливались постояльцы, которым из праздного любопытства хотелось взглянуть на картонного помощника Гилберта. Вот как тот самый господин с рыжей бородкой, известный поэт. Ах, вы не помните его… жаль! Так я расскажу вам: какое-то время постояльцем гостиницы был некий известный поэт. Я не назову вам его фамилию: вы, вероятно, сразу же полезете в собрание его сочинений и биографические справки, дабы узнать, правду ли я вам говорю. Ни в одном своем письме известный поэт с рыжей бородкой не упомянул об этой гостинице и ее хозяевах и постояльцах. И вот почему.
    Как-то вечером он читал свои стихи вслух в гостиной нижнего этажа. Слушатели были в восторге. И правда, как же иначе, когда сам великий поэт с рыжей бородкой читает свои стихи, стихи о любви, превратностях судьбы, невежественной толпе и непризнанном гении поэта.
    Когда гости стали расходиться, к поэту подошли один из постояльцев гостиницы, его жена и хозяин, которого попросили представить гостей известному поэту. Что он, собственно, и сделал.
    Трепеща от восторга, молодая дама стала расспрашивать поэта с рыжей бородкой о его творческих планах. Тот отвечал, что в данный момент его тяготит творческий кризис, ему нужны сильные впечатления, дабы он мог восславить их своей лирой.
    Слово за слово, и между прочим постоялец, маленький человечек в очках, вспомнил, что сильнейшее впечатление последних дней на него произвел помощник хозяина гостиницы. Хозяин пояснил, что помощник его не совсем обычный – он сделан из картона.
    Но не успел старик Гилберт договорить, как на лестнице послышались шуршащие шаги Бумажного человека. Вслед за ним спускалась Энни.
    Увидев картонную маску, господин с бородкой сначала поморщился, затем любопытство в нем пересилило отвращение и он стал приглядываться, а потом, заметив заискивающий взгляд Бумажного человека, расхохотался в ответ на его вежливый поклон:
    – Вот это сокровище! Где вы его откопали? Ах, как безобразен! А эта девушка рядом… Как вас зовут, милая моя?
    – Меня зовут Энни, сударь. Могу я чем-нибудь помочь вам? – робко спросила девушка.
    – Ах, Энни… Чудесно! Какой тип… Будь я художником, написал бы его портрет… Похож на гнома… или нет… На этого… как его? – Он начал щелкать пальцами, будто вспоминая что-то. – Садитесь. Будете мне позировать, как художнику. Я напишу экспромт, который прославит вашу жалкую лачугу. Здесь – да, прямо здесь будет висеть памятная доска в мою честь!
    – Сударь, я прошу вас, – умоляюще протянул Бумажный человек, – если у вас есть поручения ко мне, скажите скорее. У меня еще много дел, я должен все успеть…
    – Скажите пожалуйста! У этого куска бумаги есть дела! Ха-ха! У вас что, свидание? Такой красавец, как вы, вероятно, пользуется успехом у бумажных кукол! Ха-ха! Что вы знаете о делах? Вы отнесете мои промокшие сапоги к огню, спуститесь в погреб за вином – и что? Кто вспомнит об этом через двести лет? А я поэт! Мне нужно вдохновение, ваше уродство вдохновляет меня – и я могу – и хочу! – изобразить вашу безжизненную бумажную физиономию в прекрасной элегии. Может, после моих стихов вами заинтересуется высший свет… а может…
    – Сударь, – смиренно отвечал Бумажный человек, – я знаю, что некрасив. Но люди, окружающие меня, обладают величайшей деликатностью и не напоминают мне об этом постоянно.
    – Смотрите-ка! Картонная маска пожила среди людей и делает вид, что умеет чувствовать обиду! А может быть, даже… Да это неплохой сюжет для поэмы!.. И эта деревенская девочка тоже хороша.
    Бумажный человек беспомощно оглянулся и увидел Энни. Она решительно шагнула вперед и обратилась, задыхаясь от гнева, к рыжебородому поэту.
    – Знаете что, сударь… – Энни была простой девушкой и иногда говорила не выбирая выражений. – Знаете что? Может быть, вы тоже не самый красивый человек на свете! Уж не знаю, почему вы решили, что если человек некрасив, то у него нет сердца и он не чувствует обиды. Что до меня, то я не смогла бы такие слова сказать даже своей кукле или огородному пугалу! И тому было бы обидно! А вы черствый человек, сударь, черствый!


    Никто и никогда не смел говорить таких слов человеку, так много писавшему о любви, превратностях судьбы, невежественной толпе и непризнанном гении поэта. Он побагровел, посмотрел на хозяина, потом на своих недавно восторженных слушателей – и ушел собирать вещи. Собравшись, он уехал из города, и больше никто его там не видел. Я сказала вам, что ни один биограф не упомянул об этом в своих исследованиях творчества поэта с рыжей бородкой. Однако в собрании его сочинений (кажется, в одиннадцатом томе) вы найдете горькую сатиру на невежественных жителей города Т., такого же хозяина гостиницы, его хорошенькую, но невоспитанную внучку, только о Бумажном человеке вы не встретите там ни слова. Поэтому исследователи до сих пор спорят, кому посвящена эта сатира, где находится город Т., есть ли такой город и действительно ли сатиру эту написал наш поэт с рыжей бородкой. Бедные, бедные исследователи!
    Впрочем, вернемся к Бумажному человеку. Он был безмерно благодарен Энни, что она заступилась за него. Ведь до этого над ним только смеялись. Энни всегда была добра ко всем, вы помните, она сказала, что не обидела бы и огородное пугало.
    Это была, в общем-то, правда. Не совсем, конечно… вы понимаете, даже в сказках не бывает красавиц, которые всегда и ко всем были бы добры. Но Энни была, в сущности, славная девушка. Это я вам говорю, чтобы вы впоследствии не судили ее строго. А честное слово, будет за что!
    Так вот, с тех пор Бумажный человек искал случая выразить ей свою благодарность. То он сорвет прекрасную белую розу и поставит на ее окно, да не забудет срезать шипы, чтобы Энни не поранилась; то поймает красивую бабочку: бабочка порхает по комнате Энни, а затем ее выпускают на волю (можете не беспокоиться за нее). В общем, Энни стала его единственным другом. А так как она с радостью принимала его дружбу, то бедняга и сам не заметил, как влюбился в девушку без памяти. Вот удивился бы поэт с рыжей бородкой, если б узнал!

    Как-то в один прекрасный сентябрьский день в городе Твигге проездом оказалась баронесса Андромаха. Да, у нее было такое имя. Это имя лишний раз доказывает, что все, что я пишу, – чистейшая правда: если бы я это выдумала, придумала бы имя покороче. Но ничего не попишешь – раз уж ее так звали, нечего лениться. Буду писать все как есть. Итак, это была та самая баронесса, которая покупала яблоки у Энни. Я вам расскажу о ней, чтобы вы лучше поняли то, что случилось потом.


    Баронесса Андромаха жила в Белом замке неподалеку от города. Она была очень богата и любила все необычное. Баронесса Андромаха была уже немолода, но хотела, чтобы все думали обратное. И для этого она окружала себя юными фрейлинами и никогда не дружила со старухами. Юных фрейлин она набирала из простых девушек, обученных рукоделию, выплачивала им жалованье, а потом выдавала замуж, зачастую весьма удачно. Девушки, в свою очередь, обожали баронессу, и не было во всем городе такой девицы, которая не хотела бы попасть к ней в услужение.
    Так вот, эта самая баронесса в дивный сентябрьский день велела остановить свою пышную карету у дверей скромной гостиницы дедушки Гилберта. Вы, конечно, можете сказать, что быть такого не может. Но я вам напомню, что баронесса любила все необычное (это, понимаете ли, для баронесс экзотика – скромные гостиницы) и к тому же очень любила яблоки и яблочный пирог, который чудесно пекла Энни.
    Баронесса вышла из кареты, опираясь на руку своего лакея, и величественной походкой взошла на крыльцо, снисходительно кивая постояльцам. Хозяина и его внучку она одарила лучезарной улыбкой, а увидев Бумажного человека, который боязливо выглядывал из-за плеча Гилберта, стараясь быть незаметным, поморщилась, хотя и продолжала улыбаться.
    Баронессу провели в гостиную, специально убранную по случаю ее приезда: повсюду стояли свежие цветы (гораздо больше, чем обычно), стол застелили кружевной скатертью ручной работы (ее доставали лишь по большим праздникам), на столе красовался парадный сервиз, расписанный причудливыми цветами и птицами.
    А если я добавлю, что фея Глэдис прислала банку ежевичного варенья, к которой прикрепила бумажку с волшебным пожеланием, то вы поймете, что приезд баронессы – это очень серьезно.
    Обед удался на славу. Баронесса была в хорошем расположении духа. Откинувшись на спинку кресла, она подозвала к себе Энни и начала расспрашивать:


    – Энни, милочка, сколько тебе лет?
    – Семнадцать, сударыня, – проговорила та, страшно волнуясь (говорили, что именно так начинается экзамен на фрейлину).
    – Семнадцать… неплохо. Что ж… А умеешь ли ты вышивать? Шить? Вязать?
    Энни торопливо отвечала, что она все это умеет, а в доказательство может принести вышитые ею скатерти, вязаные кружевные воротнички и с дюжину платьев, ею сшитых.
    – Чудесно, – отвечала баронесса, – я верю тебе на слово. Дитя мое, я приняла решение… – Баронесса обвела взглядом комнату, будто желая водворить благоговейную тишину. – Я хочу взять тебя в услужение. Ты будешь жить в моем замке, исполнять нехитрые поручения: печь яблочные пироги, вышивать бисером и читать вслух мои любимые книги. Такова воля моей светлости. Принимаете ли вы ее?
    Последние слова были обращены к Гилберту, который бросился благодарить баронессу. В этот момент баронесса Андромаха чувствовала себя прекрасной и великой. Ради таких моментов, когда в толпе слушателей и зрителей пробегает шепот восхищения и зависти, а облагодетельствованное существо смущенно благодарит ее, когда ее чествуют на свадьбах и крестинах как добрейшую из людей, – ради таких моментов жила баронесса Андромаха. Такова была ее маленькая слабость – быть великой благодетельницей. Я думаю, вы согласитесь, что это очень славная слабость, раз она приносит всем столько радости.
    Баронесса обводила восхищенных слушателей взглядом и благосклонно всем улыбалась. Затем перевела взгляд на Энни и ее дедушку и просто расплылась в улыбке:
    – Я жду завтра… нет, сегодня вечером. Устроим торжественный ужин в твою честь, милая.
    И, представьте себе, уехала.


    Что тут началось! Поздравления, советы – само собой. И сборы. Нервные сборы. Нет ничего более неприятного и волнительного, чем необходимость срочно собираться. Все суетятся, дают друг другу ценные указания, боятся что-нибудь забыть, переворачивают дом вверх дном – и в итоге в тот момент, когда сборы уже закончены, выясняется: что-то все-таки забыли. Так было и на этот раз.
    Энни страшно волновалась: в ее честь еще никогда не устраивали торжественного ужина. У нее не было подходящего платья. Она еще никогда не уезжала из дома надолго. Да и вообще никогда никуда не уезжала. Фея Глэдис пришла помочь Энни, Бумажный человек тоже очень хотел ей помочь, но скорее мешал, всегда неожиданно попадая под руку. А дедушка Гилберт, который, как и всякий нормальный человек, не любил суеты, набил трубку табаком и ушел посидеть на крыльце.
    – Глэдис, милая! Мне не в чем ехать! Меня засмеют с моими деревенскими платьями!
    – Энни, я ведь тебе говорила, что с радостью подарила бы тебе волшебное платье. Но феям запрещено делать дорогие подарки. Ты, наверное, помнишь фею, которая подарила крестнице прекрасное бальное платье, но в полночь оно превращалось в лохмотья! Нет-нет! И не проси!
    – Но, Глэдис, в чем же мне ехать? Я не прошу дорогого платья! Самое скромное, но подходящее. Ты же умеешь. Я знаю, у тебя хороший вкус. Ты бывала при дворе баронессы… Ты ведь такая милая… Глэ-э-эдис!
    Фея стояла нахмурившись и теребила прядь рыжих волос – было видно, что она колеблется.
    – Закрой окно. Чтобы ни звука! Белый шелк. Большего не проси. Не могу.
    – Глэдис, ну хотя бы с кружевом!
    – Ладно…
    – Спасибо, милая!
    – Тише! Ведь если об этом узнают, мне не разрешат больше делать игрушки! Вставай вот здесь!
    Энни встала туда, куда указала Глэдис. Сквозь щелку в ставнях проникал лучик света, когда он упал на лицо Энни, она зажмурилась. Открыв глаза, девушка увидела вместо простого платья белое шелковое, с кружевной отделкой.


    – Глэдис, милая, спасибо!
    – Тише, тише! Иди лучше займись прической, – ласково сказала фея.
    – Ах, еще причесываться. Боже мой! Уже шесть! А у меня ничего не собрано! – засуетилась Энни. – Еще надо… – В этот момент она увидела, как из сумрака прихожей на пороге возник Бумажный человек, и чуть не упала от неожиданности. – Целый день ты сегодня пугаешь меня! Что ты ходишь, как привидение?! Прочь с глаз моих! – чуть не плача, проговорила она и убежала собирать вещи.
    Иногда она снова натыкалась на Бумажного человека, так же внезапно, снова ругала его и прогоняла. Не со зла, конечно. И так продолжалось, пока часы не пробили восемь. К дому подъехала карета, присланная баронессой, чтобы забрать новоиспеченную фрейлину.


    К вечеру на небе сгустились тучи, духота осеннего дня вылилась в сильный сентябрьский дождь. Ливень размыл дорогу, от воды разбухло старое деревянное крыльцо. Энни, боясь замочить подол платья, осторожно ступила со ступеньки прямо на подножку кареты. Дверца за ней захлопнулась, и она укатила в новую жизнь.


    Заботясь о новом платье, Энни не заметила, как выронила кружевной веер, и тот остался мокнуть на крыльце. Увидел это лишь Бумажный человек, который боязливо выглядывал из залитого дождем окошка. Понимая, что веер милой Энни скоро испортится от воды, он осторожно приоткрыл дверь и вышел наружу.
    Бумажный человек нагнулся, поднял веер со свисающим намокшим кружевом. На картонный нос его попала капля воды, и он поморщился. «Нет, не пойду, – подумал он, – баронесса подарит ей еще сто вееров». Но потом с грустью посмотрел на потоки дождя, вздохнул и понял, что должен идти. Так поступают настоящие рыцари.
    Казалось бы, нет ничего героического в том, чтобы пробежать пару миль, пусть и под дождем, чтобы выручить даму своего сердца. Но вспомните, ведь он и вправду был бумажный! Бежал он, правда, легко и не замечал, что ноги его размокли в лужах, а лицо разбухло от воды, глаза стали маленькими, а нос, напротив, еще больше и кривее, но он все бежал и бежал и остановился, лишь когда достиг белого замка баронессы Андромахи.
    Тем временем в серебристом зале Белого замка, где сидела баронесса с фрейлинами после ужина, горели свечи. Если бы вы видели, как прекрасен был этот зал! Баронесса обладала тонким вкусом и велела убрать его серебристыми гобеленами, на которых цвели причудливые цветы, на ветвях тенистых деревьев сидели серебряные птицы, и, казалось, что на расшитых серебром коврах расцветает волшебный мир, где нет места ненастью и холоду. Окна зала были украшены серебристыми витражами, сквозь которые обычно проникал свет, но в тот вечер было пасмурно, и в окна рвался дождь, разбиваясь о стекло серебряными капельками.
    В центре зала в высоком кресле восседала баронесса. Вокруг нее на серебристых скамеечках расселись юные фрейлины, а позади баронессы стояла Ежевичная фея, единственная из всех присутствующих одетая в темное платье цвета чернил. К ней были прикованы все взгляды, ибо она рассказывала сказку. Девицы уже насмотрелись на Энни, новую фрейлину, уже забросила арфу Эвелина, другая юная фрейлина, и даже баронесса сидела вполоборота, чтобы лучше слышать голос рассказчицы. Голос у Глэдис был вроде бы самый обыкновенный, но, когда фея рассказывала сказки, он становился ниже, мягче. Временами он был похож то на мурлыканье кошки, то на призрачное эхо, а то и вовсе навевал воспоминание о тишине, какую можно почувствовать, если взглянуть в звездное небо.
    Никто и не заметил, как сказка кончилась и свечи будто бы стали гореть ярче. Баронесса и ее фрейлины очнулись словно от легкой дремы, а феи уже не было. Она ушла, как уходят феи, незаметно и не прощаясь. У нее были свои важные дела. Конечно, не нам с вами любопытствовать о делах феи, но обещаю вам, что расскажу позже, куда и зачем она ушла. Это важно для нашей сказки.
    Тут-то, очнувшись, Энни вдруг вспомнила о своем кружевном веере и отправилась на поиски. Бродили ли вы когда-нибудь в коридорах замка, когда все его обитатели собрались в одном зале и нигде, кроме этого зала, не горит свет, лишь в высокие окна бьется дождь и в лестничных пролетах воет ветер? Наверняка нет, но можете себе представить, я думаю. Вы можете представить, как Энни, суеверная, как большинство простых девушек (простых смертных, позволю себе добавить), пробиралась по этим неуютным коридорам, ежась при каждом порыве ветра не от холода (окна и стены замка были сделаны на совесть), а от неприятного ощущения, что рядом кто-то невидимый, кто заставляет ветер выть, дождь – стучать, а слабое сердце – дрожать как осиновый лист.
    Энни уже хотела было вернуться в серебристый зал, как вдруг увидела фигуру, надвигающуюся на нее из темноты. Боже мой! Натерпеться такого страху в мрачных коридорах замка! Нечто длинное и сгорбленное, с подгибающимися ногами, с крючковатым разбухшим носом, с которого капала вода. Кривые, мокрые ноги переступали тяжело.
    Большое мужество требовалось от Энни, чтобы признать в этом страшном призраке, протянувшем к ней руку, помощника своего дедушки! Как это бывает и с нами, поддавшись страху и отвращению, она закрыла лицо руками и разрыдалась, всхлипывая:
    – Ненавижу тебя, чудовище! Вечно ты меня преследуешь! Видеть тебя не могу!
    Бумажный человек подозревал, что Энни вряд ли отвечает взаимностью на его чувства, но еще никто и никогда не говорил, что ненавидит его. Он и представить себе не мог, насколько это убийственно, и к тому же едва ли понимал, что нельзя принимать всерьез слова легкомысленной девушки. Бедняга бросился прочь, а в голове его словно звучал надрывный голос: «Ненавижу! Видеть не могу!»
    Он оказался на улице, пробежал порядочное расстояние, как вдруг его ноги увязли в глубокой луже. Бумажный человек упал и не смог подняться. Вода поистине губительна для бумаги, но еще губительнее для всего на свете плохие мысли. В угасающем сознании пронеслось: «Так и надо. Я ведь никому не нужен. Энни даже видеть меня не хочет. Лучше всего мне сейчас и умереть».
    Так бы и окончил он свои дни (а мы – свою сказку) в осенней луже под проливным дождем, если бы мимо не шел городской часовщик. Это был забавнейший человек, друг Ежевичной феи, и притом слегка не в себе. Увидев помощника своего соседа Гилберта в таком плачевном состоянии, он бережно собрал его в охапку и понес в домик феи.
    Дождь все еще барабанил в окна, и ветер завывал в узких улицах, когда на пороге домика Глэдис возник часовщик и вывалил на коврик у горящего камина бесформенную груду размокшего картона, который страдальчески всхлипывал.
    – Полюбуйся. Жалко его. Лежал в луже, – коротко сказал часовщик и сел в кресло поближе к огню.


    – Зачем вы принесли меня сюда? – глухо всхлипнуло из кучи. – Зачем меня спасать? Зачем мне жить… бумажному? Зачем вы сделали меня таким…
    Глэдис резко повернулась.
    – Молчи! Неблагодарный! – гневно произнесла фея. – Я, используя свой волшебный талант, подарила тебе бесценную жизнь. Ты упрекаешь меня в том, что я не могу (и не стала бы, даже если бы могла) менять человеческую природу? Ты сетуешь, что ты бумажный, а из чего сделаны все люди? Прах человека убивает вода и огонь, как бумагу, его треплют болезни, тебе неведомые! Тебе повезло – ты не болен, и ты упрекаешь меня?! Ты был настолько счастлив, что смог испытать любовь, – и вновь упрекаешь меня?! И за что? За то, что ты испугал эту несчастную глупышку!
    – Да как могло быть иначе… я ведь сделан из картона… я не человек…
    – Молчи! Человек рождается бумажным, беспомощным и уязвимым, – но такими рождаются и те, кто, презрев свою «бумажность», ведет корабли к полюсам вселенной, и те, кто ищет эликсир вечной жизни. Не знают ли прекрасно и те и другие, что их попытки обречены? Разве не знал тот древний чудак, соорудивший себе ненадежные крылья и упавший в море, что улетит не далеко? Знал, конечно же! Но еще он знал, что если однажды не рискнет, то навсегда останется бумажным и никогда ему уже не стать настоящим!
    Даже ветер на улице, казалось, затих, прислушиваясь к словам Глэдис. Голос феи замер, и последняя фраза повисла в тишине. Даже огонь в камине стал потрескивать тише, внимая ей.
    Бумажный человек глухо простонал. Из глубины комнаты, слабо освещенной огнем в камине, он поймал торжествующий взгляд часовщика. «Стать настоящим!» – впилось в его мозг. Но он настолько обессилел, что уже не мог ни думать, ни отвечать своей покровительнице. Сознание как будто ушло в небытие.

2

    По преданию, со всех сторон света к замку были присланы животные, чтобы охранять его, но чтобы они не смущали покой обитателей, добрые феи поселили их на стенах в виде барельефов. Так, с северной стороны стена изукрашена изображениями оленей с ветвистыми рогами, крепкими и блестящими, как алмаз, и такими же копытами; с юга замок охраняют белоснежные львы с кудрявой гривой; восточную стену стерегут мудрые черепахи и змеи, древние как мир; с запада великолепные орлы защищают замок своими крыльями.
    В минуту опасности нужно лишь произнести волшебное слово, чтобы пробудить чудесных стражей.
    Теперь вы знаете, как выглядит Белый замок Твигга, и в путеводителе по Северному побережью вам расскажут то же самое. Да вряд ли вы выберетесь в такую даль!

    Вот уже год Энни прислуживала баронессе Андромахе и поначалу горя не знала. Баронесса расхваливала ее яблочные пироги, подруги в ней души не чаяли, дела в гостинице дедушки тоже радовали. Стоит только добавить, что за год Энни стала еще красивее. В общем, житье у баронессы явно шло ей на пользу.
    Но не нужно забывать, что и у баронессы бывает плохое настроение. Началось все одним ясным и душным майским вечером.
    Баронесса восседала в своем высоком кресле и пыталась скрыть, что причиной ее дурного расположения была головная боль. Она очень боялась, что, если она заговорит о болезнях, ее сочтут старой. И тщетно двое докторов стояли рядом, уговаривая ее измерить давление, – Андромаха упорно твердила с вымученной улыбкой: «У меня все прекрасно. Я не нуждаюсь в вашей помощи, господа». Уже сослана в дальний будуар любимая болонка, уже отправлена на кухню фрейлина Вильгельмина, в наказание за неуместные кружевные манжеты. Ничего не помогало баронессе Андромахе. Вот в зал вошла Эвелина со своей арфой. Но что может быть мучительнее для человека с головной болью, чем музыкальные упражнения?!
    – Эвелина, дитя мое, – прямо-таки взвизгнула баронесса, – эта пьеса звучит очень печально. Она усугубляет мою депрессию. Будьте добры, поищите в своем репертуаре что-нибудь контрастное.
    Эвелина послушно стала перебирать ноты, а когда нашла «контрастное» и начала играть, баронесса и вовсе разрыдалась:
    – Вы, верно, совсем не любите свою благодетельницу! Как вы можете, видя мое плачевное состояние, играть польку?! Вы же знаете мое тонкое душевное устройство! Эвелина, – добавила она, чуть успокоившись, – ступайте мыть окна. И пришлите ко мне Энни.
    И Эвелина, скрепя сердце и сдерживая слезы, ушла за счастливой любимицей баронессы.
    Целых пять минут, покуда не пришла Энни, баронесса сидела, прямая как палка, и нервно постукивала тонкими пальцами по подлокотнику своего кресла. Энни вошла и с милой улыбкой поклонилась.
    – Дитя мое, – с хмурой улыбкой заговорила Андромаха, – утешьте меня. Испеките яблочный пирог.
    – Слушаюсь, сударыня, – отвечала Энни. И побежала на кухню.
    Зря она так торопилась – тут-то и началось самое интересное!
    Едва Энни ушла из парадного зала, а баронесса вновь принялась постукивать пальцами и действовать окружающим на нервы, как вбежала одна из ее фрейлин и воскликнула, едва переводя дух:
    – Там внизу какой-то господин желает видеть вас, сударыня! Он прибыл в белоснежной карете с фонариками!
    – О чем ты? – сварливо осведомилась баронесса.
    – Он говорит, что прибыл по поручению заморского посланника. Честное слово!
    Баронесса резко поднялась с кресла и подошла к окну. Во дворе она увидела легкую карету, увешанную разноцветными шариками, излучавшими мягкий свет в вечерних сумерках. (С высоты она не поняла, что это такое. Но вам я скажу, что то были китайские бумажные фонарики.)
    Баронесса тут же встрепенулась и велела привести себя в порядок. Пока ее спешно припудривали, затягивали и надушивали, она призывала все свое самообладание, чтобы, презрев головную боль, натянуть на лицо улыбку. В конце концов приготовления были закончены (надо отдать должное фрейлинам и баронессе – они управились быстро), и гостя пригласили войти.


    Можете себе представить удивление Энни, когда та поднялась к парадному залу, держа в руках поднос с пирогом, и увидела у входа толпу юных фрейлин, подглядывающих в замочную скважину (пустили, само собой, не всех). Энни тихонько приоткрыла дверь и проскользнула внутрь, стараясь, чтобы ее не заметили, и встала позади толпившихся у стены счастливиц, которым позволили войти в зал и увидеть прием.
    Баронесса Андромаха вновь восседала в кресле, но теперь уже улыбаясь, как и подобает баронессе. В центре зала расположились люди в причудливых белых одеждах, украшенных золотом. Впереди всех стоял невысокий человек, одетый в самый богатый и изысканный костюм. Он низко склонился перед баронессой и представился советником и секретарем мудрейшего и благороднейшего заморского посланника. Баронесса отвечала, что рада видеть его в своем замке и желает быть полезной благороднейшему посланнику. Секретарь сообщил, что дела государственной важности не позволили посланнику лично увидеть чудо света – Белый дворец баронессы Андромахи. Однако он шлет хозяйке дворца свой почтительный привет и просит об аудиенции, которую, возможно, вынужден будет все же отложить на неопределенный срок, за что нижайше просит прощения.
    Баронесса зарделась от удовольствия.
    – Имею ли я честь знать господина посланника? – спросила она.
    – Господин посланник до сих пор был лишен этого удовольствия, – отвечал советник, – но, прослышав о добронравии вашей светлости, а также о красоте вашего замка, пожелал навестить вашу светлость. В знак вашего расположения господин посланник просит принять от него скромный подарок. – Советник махнул рукой одному из слуг, сопровождавших его, и тот поставил перед баронессой искусно украшенное блюдо, на котором высилась гора мелких яблок.
    Что это были за яблоки! Вы даже представить себе не можете, какой дивный аромат они источали! Все они были нежно-розового цвета и с такой тонкой кожицей, что просвечивали насквозь, словно бокалы с розовым вином. Восхищенный шепот пробежал по залу. Баронесса принялась благодарить, смутившись от такого волшебного подарка, но советник отвечал ей, что господин посланник не просит иной благодарности, как только позволения посетить однажды Белый дворец и саму баронессу Андромаху.