Скачать fb2
Цветочки Святого Франциска

Цветочки Святого Франциска

Аннотация

    «Цветочки Святого Франциска» (I Fioretti di San Francesco) — средневековый итальянский флорилегий, состоящий из 53 глав, повествующих о различных удивительных, чудесных, поучительных и благочестивых случаях из жизни Святого Франциска Ассизского (1181 — 4 октября 1226) и его первых последователей.


Цветочки Святого Франциска

    «Цветочки Святого Франциска» (I Fioretti di San Francesco) — средневековый итальянский флорилегий[1], состоящий из 53 глав, повествующих о различных удивительных, чудесных, поучительных и благочестивых случаях из жизни Святого Франциска Ассизского (1181 — 4 октября 1226) и его первых последователей.
    «Цветочки» представляют собой итальянскую версию латинского сочинения «Actus beati Francisci et sociorum eius». В «Actus» имеются 22 главы, не встречающиеся в «Цветочках». Также как из глав «Цветочков» шесть отсутствуют в «Actus». Текст «Цветочков» написан анонимным тосканским автором или авторами.
    Появлению обоих текстов — «Actus» и «Цветочков» — предшествовало написание братом Уголино из Монтеджиорджио (Frate Ugolino da Montegiorgio), также известным как Уголино Брунфорте (Fra. Ugolino Brunforte), Провинциалом братьев-миноритов Анконской марки, сборника преданий о Святом Франциске под названием «Floretum». До наших дней это произведение не дошло, хотя известно, что в 1623 году копии его еще сохранялись. К ним обращался ирландский брат-францисканец Люк Ваддинг (1588–1657) в своих исследованиях истории Ордена. Точное содержание «Florentum» неизвестно. Его можно восстановить лишь по более поздним переработкам, каковыми являются «Actus» и «Цветочки».
    Самый ранний из сохранившихся манускриптов «Actus», значащийся в каталоге Ассизского монастыря, относится к 1381 году. Наиболее ранние списки «Цветочков» датируются 1390 годом (Берлинский экземпляр) и 1396 (Флорентийский экземпляр). Первое печатное издание «Цветочков Святого Франциска Ассизского» на народном итальянском языке вышло в 1476 году в Виченце.
    «Цветочки Святого Франциска» — не богословский трактат и не историческая хроника. Это собрание орденских и народных преданий о Святом Франциске. Однако этот документ позволяет пролить свет на происхождение и процесс формирования францисканской духовности. Вероятнее всего «Цветочки» были написаны на волне протеста против попыток римской курии сгладить бескомпромиссный дух Евангельской бедности, присущий изначальному францисканству. Постепенный отход от правила Святого Франциска, смягчение завещанных им обычаев в середине XIII века привели к кризису в Ордене. В 1257 году был низложен Генерал Ордена Иоанн Пармский, горячий сторонник соблюдения всей строгости Устава, данного Ордену его основателем. В этот тревожный момент создатель «Цветочков» стремился напомнить, с чего начиналось францисканство и какие цели ставило перед собой. В частности, доказательством этой гипотезы истоков «Цветочков» может служить глава 48, где упоминается и сам брат Иоанн Пармский и образно изображается кризис орденской духовной традиции и отход от Правила Святого Франциска. Кстати, в современной массовой культуре наиболее известным отражением происходившего в тот момент кризиса Ордена Святого Франциска является книга Умберто Эко «Имя розы».
* * *
    Публикуемый здесь перевод легендарных «Цветочков Святого Франциска» был сделан специально для этого сайта и не затрагивает ничьих авторских прав.
    Текст перевода передается автором в общественное достояние, может без всяких условий копироваться, распространяться, цитироваться, публиковаться и т. п.

Глава I

    Во имя Иисуса Христа, нашего распятого Спасителя, и Марии, Его Девственной Матери.
    В сей книге содержатся подлинные Цветочки — сиречь чудеса и примеры благочестия славного слуги Христова Святого Франциска и некоторых его блаженных спутников.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа. Аминь.
* * *
    Вначале да будет нам дозволено рассмотреть то, как жизнь славного Святого Франциска в каждом поступке согласовалась с жизнью нашего Господа. Подобно Христу, перед тем, как начать проповедовать, избравшему двенадцать Апостолов, научившему их пренебрегать мирским, следовать за Ним в бедности и всех прочих добродетелях, так и Святой Франциск при самом основании Ордена своего избрал двенадцать спутников, возлюбивших бедность.
    И даже, как один из двенадцати Апостолов, предавший Христа, повесился, так среди двенадцати спутников Святого Франциска был один, прозывавшийся братом Иоанном делла Капелла, который отступился и в конце концов повесился. Сие да служит великим примером для избранных и уроком смирения и священного трепета, когда они думают, будто никто не может до конца следовать за Господом в святости.
    Как святые Апостолы, исполненные Духа Господня, воссияли превыше всего мира в святости и смирении, так же стало и со спутниками Святого Франциска. Ибо со времен Апостолов до настоящего дня мир никогда не видел мужей столь чудесных и столь святых.
    Один из них, брат Жиль был, подобно Святому Павлу, вознесен на третье небо. Другому, брату Филиппу Высокому, как пророку Исайе, ангел прикоснулся пылающим углем к губам. Брат Сильвестр беседовал с Богом, как друг говорит с другом, подобно Моисею встарь. Еще один, смиреннейший брат Бернард, в мыслях своих проникавший в удивительные глубины, достигавший света божественного знания, подобно орлу, символу Иоанна Евангелиста, и истолковывавший глубочайшие тайны Святого Писания. Был среди них и один, освященный и утвержденный на небесах еще во время своей земной жизни. Сей был брат Руффино, знатный человек из Ассизи. Итак, все являли собой собственные примеры святости, как мы увидим далее.

Глава II
О брате Бернарде, первом спутнике Святого Франциска

    Первым спутником Святого Франциска был брат Бернард из Ассизи, обращенный следующим образом.
    Святой Франциск еще не установил своих благочестивых правил, хотя и отверг мир и подвергал себя столь строгой епитимье и умерщвлению плоти, что многие смотрели на него как на безумного. Над ним издевались, как над умалишенным, его изгоняли отовсюду и избегали общения с ним, его не пускали на порог. Его забрасывали камнями и грязью, когда он проходил мимо; но он уже встал на свой путь, принимая эти оскорбления и побои с таким смирением, как если бы он был глухим и немым.
    Тогда Бернард из Ассизи, один из богатейших и образованнейших дворян города, стал глубже вдумываться в поведение Святого Франциска: как сильно он презирает все мирское, как терпеливо он сносит несправедливость, и насколько прочной остается вера его, хотя он в течение двух лет служил предметом оскорблений и презрения со стороны всех горожан.
    В размышлении Бернард сказал сам себе: «Очевидно, на брате сем почиет великая милость Божья». И он решил пригласить Святого Франциска поужинать и переночевать в его доме.
    Святой Франциск принял приглашение. Бернард, решивший пристально рассмотреть святость своего гостя, приказал приготовить для него постель у себя в комнате, где всю ночь горела лампа. Святой Франциск, дабы скрыть свою святость, едва войдя в комнату, улегся на кровать и приготовился заснуть. Бернард также быстро лег в постель и принялся храпеть, делая вид, что заснул.
    Святой Франциск, думая, что Бернард действительно заснул, поднялся и принялся молиться. Возведя руки и очи к небу он восклицал с великим усердием и жаром: «Бог мой! Бог мой!», проливая при этом горькие слезы. И так он оставался коленопреклоненным всю ночь, повторяя с великой любовью и пылом слова «Бог мой! Бог мой!» и ничего более.
    Исполнившись Святого Духа он размышлял о божественном величии Бога и восторгался Им, проявившим жалость к бренному миру и возжелавшим спасти не только душу Франциска, малого бедняка, но и множество других чрез него. Разум его, озаренный Святым Духом, прозревал великие деяния, которые Бог совершит во умножение совершенства через него и через его Орден.
    И понимая свое несовершенство и греховность он молил и взывал к Господу, к его силе и мудрости, прося помощи и поддержки в том, что он сам не сможет совершить.
    Тогда Бернард, видя при свете лампы благочестивые дела Святого Франциска, его искренность и благочестивость его слов, набожно внимая ему, исполнился Святым Духом и решил изменить свою жизнь.
    На следующее утро он позвал Святого Франциска и так сказал ему: «Брат Франциск, я в сердце своем расположен полностью оставить мир и подчиняться тебе во всех делах, поступая так, как ты будешь повелевать мне».
    При этих словах Святой Франциск возрадовался всей душой и сказал: «Бернард, решение, которое ты высказал, столь сложно, это столь великое дело, что мы должны получить совет Господа Иисуса Христа и молить его, чтобы он явил нам волю свою и научил нас следовать ей. Пойдем вместе во дворец Епископа, где мы найдем доброго священника, который отслужит для нас Мессу. Мы будем молиться до третьего часа, моля Господа указать нам путь, который он желает, чтобы мы избрали, мы будем трижды открывать Миссал, дабы узнать волю Его». И когда Бернард ответил, что полностью согласен с этим предложением, они вышли вместе, выслушали Мессу и оставались в молитвах до установленного времени, когда священник, по просьбе Святого Франциска, взял Миссал, совершил крестное знамение и открыл его три раза во имя Господа Иисуса Христа.
    Во второй раз он открыл книгу на словах, которые Спаситель обратил к Апостолам, когда посылал их в мир проповедовать: «Не берите себе ни золота, ни серебра, ни меди в пояса свои, ни сумы на дорогу, ни двух рубашек, ни обуви, ни посоха»[3], желая научить их таким образом предавать заботу об их жизнях Ему и все свои мысли обращать к проповеди Святого Евангелия.
    Когда Миссал был открыт в третий раз, они узрели следующие слова: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною»[4].
    Тогда Святой Франциск, повернувшись к Бернарду, сказал: «Это знак, который Господь дает нам; ступай и соверши так, как ты слышал; и да будет благословен Господь Иисус Христос, наставивший тебя на путь его ангельской жизни».
    После этого Бернард пошел и продал все, что имел. Он был очень богат, и с великой радостью он раздал свое достояние вдовам, сиротам, узникам, монастырям, больницам и пилигримам. Во всем ему благоразумно и преданно помогал Святой Франциск.
    Случилось так, что человек по имени Сильвестр, видя, как Святой Франциск раздает много денег бедным, побуждаемый алчностью, подошел к нему и сказал: «Ты не достаточно заплатил мне за камни, которые я продал тебе на восстановление церкви. Теперь у тебя есть деньги. Заплати мне то, что задолжал».
    Святой Франциск, был весьма удивлен такой просьбой, однако, следуя заповедям Писания и не желая спорить, отдал деньги Сильвестру, сказав, что ежели тот хочет еще, он даст ему. Сильвестр, удовлетворенный, вернулся домой. Но вечером он размышлял о своей алчности, а также о святости и духовном жаре Святого Франциска. В ту ночь он увидел Святого Франциска в видении. Узрел он, будто золотой крест исходит изо рта Святого Франциска и достигает небес и распространяется от востока до запада.
    После этого видения он раздал все, чем владел, нищим, ради любви к Господу, и сделался братом-миноритом. Он стал весьма благочестивым и прославился особой милость от Господа, говорившего с ним, как друг говорит с другом, свидетелем чего часто бывал сам Святой Франциск, как мы увидим в дальнейшем.
    Бернард также получил от Господа многую милость — он обладал восторгом углубленной молитвы и созерцания, и Святой Франциск говорил, что Бернард был достоин всяческого почитания, и что он основал Орден, потому что Бернард был первым, кто покинул мир, раздав все достояние свое бедным Христовым, ничего не оставив себе. И исповедание евангелической бедности предало его нагим в руки Распятого, Коего мы все должны благословлять вечно.
    Аминь.

Глава III
Как Святой Франциск, допустивший дурные мысли о Брате Бернарде, повелел, чтобы тот попрал ему ногами шею и уста

    Святой Франциск, преданный слуга Распятого Иисуса, из-за постоянных рыданий и епитимьи почти ослеп, так что с трудом мог видеть. Захотев однажды поговорить с Братом Бернардом о божественном, он покинул место, где находился, и отправился к нему.
    Придя он узнал, что тот молится в лесу. Святой Франциск отправился дальше, взывая: «Приди, о Брат Бернард, и поговори со слепцом». Но Брат Бернард не отзывался, ибо его душа была исполнена восторгом сосредоточенной молитвы, и он не слышал обращенного к нему зова. Одним из особых даров Брата Бернарда была способность беседовать с Богом Всемогущим, чему Святой Франциск неоднократно был свидетелем.
    Святой, желая поговорить с ним в этот час, позвал его снова во второй раз и в третий. Брат Бернард, не слыша его, не отвечал и не подходил к нему. Святой Франциск направился прочь, опечаленный и смущенный тем, что он трижды звал Брата Бернарда, а тот не пришел к нему.
    С этими мыслями, проделав малый путь, он велел своему спутнику ждать его и, укрывшись в уединенном месте, пал на колени, моля Бога открыть ему, почему Брат Бернард не отозвался на его зов.
    В то время как он молился, был ему глас Божий, говоривший: «Бедный маленький человек, в чем печаль твоя? Достойно ли человеку оставить Бога ради творения Его? Когда ты звал Брата Бернарда, он был со Мною и не мог ни слышать тебя, ни идти к тебе. Не удивительно, что он не ответил тебе, ибо он был исторгнут из себя и не мог слышать всего, что ты говорил».
    Святой Франциск, получив сей ответ от Бога, вернулся с великим смирением к Брату Бернарду, кротко виня себя за дурные мысли о Брате Бернарде, которым он позволил войти в свой разум.
    Брат Бернард, увидев Святого Франциска, идущего к нему, направился навстречу и бросился пред ним на колени. Тогда Святой Франциск просил его встать, смиренно поведав о своих мыслях и о том, что ответил ему Бог. И, наконец, сказал так: «Я велю тебе, ради добродетели святого послушания, исполнить то, что я тебе скажу».
    Брат Бернард, страшась, что Святой Франциск заставит свершить над собой великое наказание, что было в его обычае, с гораздо большей охотой отказался бы повиноваться. «Я готов, — ответствовал он, — повиноваться тебе, отче, если ты также пообещаешь исполнить то, что я велю тебе». На это Святой Франциск согласился, и Брат Бернард спросил, что надлежит ему сделать.
    «Я приказываю тебе, — сказал Святой Франциск, — ради святого послушания, в наказание моей гордыни и злых мыслей в моем сердце, когда лягу я на землю, поместить одну твою ногу мне на шею, а другую — на уста. Так надлежит сделать тебе! Будь попран ты, сын Петра Бернардоне, ибо ты ничто, как подлый негодяй. Каким гордым ты стал, ты, ничтожный слуга греха!»
    Услышав сие, Брат Бернард глубоко опечалился, но, во исполнение святого послушания, с великой осторожностью совершил, что повелел ему Святой Франциск.
    Затем Святой Франциск, обещавший повиноваться Брату Бернарду, спросил, что тот хочет, чтобы он сделал, и получил ответ: «Я приказываю тебе, во имя добродетели святого послушания, всякий раз, когда мы вместе, обличать и исправлять с великой суровостью все мои пороки».
    Этот приказ весьма удивил Святого Франциска, ибо Брат Бернард был столь добродетелен и благочестив, что Святой весьма его почитал и не верил, что можно найти в нем хотя бы единый изъян. С того времени Святой избегал быть подолгу с Братом Бернардом, опасаясь как бы, ради святого послушания, ему не пришлось обличать того.
    И когда он был вынужден видеть Брата Бернарда или говорить с ним, он покидал его так скоро, как это было возможно. Весьма поучительно было слышать, с каким милосердием, восторгом и смирением Святой Франциск, предстоявший Брату Бернарду, говорил о нем, бывшем его первым сыном в Боге.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава IV
Как ангел Господень вопрошал брата Илью, Гвардиана (Наместника) обители Вал-ди-Сполето, и как, когда брат Илья гордо отвечал, ангел, перенесшись на дорогу в Сан-Джакомо, встретил брата Бернарда и рассказал ему о случившемся

    В самом начале Ордена, когда в нем было всего несколько братьев и не учрежден был ни один монастырь, Святой Франциск отправился, ведомый ревностью о вере, в Сан-Джакомо-ди-Галисиа, взяв с собой брата Бернарда и одного или двух других братьев. Путешествуя вместе встретили они по дороге больного бедняка. Святой Франциск, движимый состраданием к его мукам, сказал брату Бернарду: «Сын мой, я хочу, чтобы ты остался здесь и позаботился о сем больном». И брат Бернард, смиренно пав на колени, принял повеление своего почитаемого отца и остался, в то время как Святой Франциск и другие отправились в Сан-Джакомо.
    Придя туда они провели ночь в молитвах в церкви Святого Иакова, и Бог открыл Святому Франциску, что он утвердит множество монастырей по всему миру, и что Орден его возрастет и увеличится множеством братьев. После сего откровения Святой Франциск начал основывать монастыри в той местности. Позже, возвращаясь дорогой, которой он пришел, и найдя брата Бернарда с больным, который уже почти выздоровел, Святой разрешил ему придти в следующем году в Сан-Джакомо, а сам вернулся в Вал-ди-Сполето и поселился в пустынном месте с Братом Массео, Братом Ильей и другими. И все сии с великим тщанием пеклись о том, чтобы не тревожить Святого Франциска в молитвах его. Они почитали его и не решались докучать ему, ибо ведали, что Бог открыл ему великие вещи в молитве.
    И вот однажды, когда Святой Франциск молился в лесу, красивый молодой человек в дорожной одежде предстал перед воротами обители, стучась так громко, так быстро и так долго, что братья весьма удивились такому странному и необычному стуку. Брат Массео, вышедший и отворивший ворота, так спросил юношу: «Откуда ты пришел, сын мой? Ибо то, сколь чудным образом ты стучишься, заставляет меня полагать, что ты раньше никогда не бывал здесь».
    На сие юноша вопросил: «Как же мне следует стучаться?» Брат Массео отвечал: «Тебе следует сделать три удара, один за другим, а потом ждать столько времени, сколько потребно брату, дабы прочитать «Отче наш» и прийти, и открыть тебе; ежели он не придет за это время, тогда можешь постучаться вновь».
    «Я был в великом нетерпении, — отвечал путник, — ибо совершил долгое странствие. Я прибыл, чтобы поговорить со Святым Франциском, но он в этот час молится в лесу, и я не посмел помешать ему. Поэтому молю тебя, позови Брата Илью, я хочу задать ему вопрос, ибо наслышан о том, что он исполнен мудрости».
    Тогда Брат Массео пошел позвать брата Илью, но он, будучи разгневан, отказался выйти, и Брат Массео не знал, что ответить страннику. Ибо если бы он сказал, что брат Илья не может уделить ему времени, он бы солгал; а если бы он передал слова брата, сказанные во гневе, мог бы разразиться скандал. Пока брат Массео в нерешительности размышлял, как ему поступить, с каким ответом вернуться, странник постучался вновь также, как он стучался прежде. На это Брат Массео подошел к воротам обители и сказал укоризненно: «Ты не соблюл того, что я сказал тебе о том, как следует стучаться».
    На сие юноша ответил: «Поскольку брат Илья не пришел ко мне, ступай, скажи брату Франциску, что я пришел поговорить с ним, но, не желая мешать его молитвам, я прошу его повелеть брату Илье выйти ко мне». Тогда Брат Массео отправился к Святому Франциску, который обратив взоры к небесам, молился в лесу, и передал ему просьбу юноши и ответ Брата Ильи.
    Между тем юноша тот был ангелом Божьим в образе путешественника. Святой Франциск, не двигаясь и продолжая взирать на небеса, сказал брату Массео: «Ступай, вели брату Илье, ради добродетели святого послушания, выйти и поговорить с юношей тем». И так, брат Илья, получив повеление Святого Франциска, вышел к воротам обители в самом гневливом расположении духа, открыл их рывком и спросил юношу, что он хочет от него. Тот ответствовал: «Остерегайся гнева, который явственен в тебе. Ибо гнев ранит душу, мешая ей видеть истину».
    Брат Илья вопросил вновь: «Скажи, что тебе надо от меня». «Я желаю знать, — ответил странник, — дозволено ли, как следует из Святого Евангелия, есть все, что тебе предлагают, в соответствии со словами Христа к его ученикам? Я хочу спросить тебя также, дозволено ли человеку проповедовать учение, противное возвещенному в Евангелии?»
    На сие Брат Илья гордо отвечал: «Я знаю ответы на твои вопросы, но не желаю дать их тебе. Отправляйся по своим делам». Юноша ответил: «Я знаю лучше тебя, как ответить на вопросы сии». Тогда брат Илья очень разозлился. Он хлопнул дверью и ушел прочь. Но позже, размышляя над вопросами, которые были ему заданы, он усомнился, как ответить на них, ибо, будучи Викарием Ордена, он написал правила Ордена, следовавшие Евангельским истинам и Уставу Святого Франциска. В них значилось: ни один из братьев не должен есть мясо. Посему выходило, что вопрос странника был обращен против него самого. Не зная, как разрешить свои сомнения, будучи тронут скромным видом юного пилигрима, памятуя также слова его, что он сам лучше знает ответы на свои вопросы, брат Илья поспешно вернулся к воротам обители, в надежде застать его. Но странник исчез, ибо гордыня брата Ильи сделала его недостойным общения с ангелом.
    Тем временем Святой Франциск, которому Бог открыл все случившееся, вернулся из леса и укоризненно сказал Брату Илье: «Ты совершил ошибку, гордый Брат Илья, ибо прогнал прочь святого ангела Божьего, который явился, дабы наставить нас. Говорю тебе, что очень опасаюсь, как бы из-за гордыни своей ты не закончил свои дни вне Ордена». И так все и свершилось, как сказал Святой Франциск, ибо Брат Илья умер вне Ордена.
    В тот же день и в тот же час, в который ангел исчез от ворот обители, явился он брату Бернарду, когда тот возвращался из Сан-Джакомо и шел один берегом великой реки. Ангел, облаченный в одежду странника, приветствовал его словами: «Да пошлет Бог мир тебе, добрый брат».
    Брат Бернард, видя красоту юноши, который столь сладостным голосом приветствовал его, по обычаю его местности, спросил, откуда тот пришел. «Я пришел, — отвечал ангел, — из обители, где пребывает Святой Франциск. Я приходил туда поговорить с ним, но не смог, ибо он был в лесу, размышляя о божественном, и я не стал беспокоить его. В том же монастыре были брат Жиль и брат Илья с братом Массео, который научил меня, как стучаться в ворота обители по обычаю братства. Брат Илья не ответил мне на вопросы, которые я задал ему, но позже он раскаялся и искал меня, но было уже слишком поздно».
    После этих слов ангел спросил брата Бернарда, почему тот не пересечет реку. «Потому, — отвечал Брат Бернард, — что я боюсь погибнуть в водах, которые очень глубоки». Ангел сказал ему: «Давай перейдем ее вместе. Ничего не бойся», и взял его за руку. В тот же миг они оказались на другой стороне реки. Тогда Брат Бернард понял, что пред ним ангел Божий, и с великой радостью и благоговением великим воскликнул: «Будь благословен, ангел Господень! Назови мне свое имя». Ангел отвечал: «Зачем спрашиваешь об имени моем? Оно чудесно».
    Сказав слова сии он исчез, оставив брата Бернарда весьма утешенным, так, что он завершил свое странствие в великой радости, отметив день и час, когда явился ангел. Прибыв в обитель, где Святой Франциск обитал со своими спутниками, он рассказал им, что с ним приключилось, и они убедились, что тот, кто явился им в тот день и в тот час, истинно был ангелом.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава V
Как праведный брат Бернард Ассизский был послан Святым Франциском в Болонью, и как он основал там монастырь Святой Франциск и его спутники, призванные Богом нести Крест Христов в сердцах своих, свершать труды

    Крестные всеми жизнями своими, проповедовать его словами своими, были истинно распятыми мужами равно в поступках и в трудах своих. Искали они поношения и презрения из любви ко Христу, предпочитая сие славе мирской, почитанию и хвалам людским. Радовались они, когда их презирали, и печалились, когда их почитали. Так они странствовали по миру как пилигримы и странники, ничего не имея с собой, кроме распятого Христа. И поскольку были они от истинной лозы виноградной, которая есть Христос, то и производили они великие и дорые плоды во множестве душ, кои они взращивали для Христа.
    Случилось так, что в самом начале существования Ордена Святой Франциск послал как-то брата Бернарда в Болонью, дабы совершил тот многие добрые дела по благодати, данной ему от Бога. Итак брат Бернард, осенив себя крестным знамением, ради святого послушания отправился в Болонью. Однако, когда он прибыл в город тот, маленькие детишки, увидев его, одетого столь странно и столь бедно, смеялись и глумились над ним, приняв его за безумного.
    Все сии испытания брат Бернард принял, ради любви ко Христу, с великим терпением и великой радостью. Тщась найти еще большее поношение, отправился он на рыночную площадь, уселся там, и огромная толпа детей и взрослых собралась вокруг него, и они, ухватив его за капюшон, дергали его в разные стороны, другие кидали в него камнями, а иные грязью. Всему этому брат Бернард покорялся молчаливо, с выражением блаженной радости на лице. Несколько дней приходил он на то же место, дабы вновь претерпевать поношения.
    И вот, поскольку терпение есть труд совершенствования и утверждение добродетели, некий ученый доктора права, видя столь великое постоянство и добродетель брате Бернарда, которого столько дней ни поношения ни раны не могли вывести из себя, сказал в сердце своем: «Вне сомнения человек сей должен быть великим святым». И, пойдя к брату Бернарду, спросил — кто он и откуда пришел. Брат Бернард положил руку на сердце и, достав Устав Святого Франциска, дал его прочесть доктору. Тот, прочтя Устав, был поражен и удивлен изложенными в нем чистейшими истинами и, повернувшись к друзьям, сказал: «Истинно, сие есть превосходнейшее Послушание, о котором я когда-либо слышал, и человек сей и собратья его — суть праведнейшие люди, каких я встречал во всем мире. Поистине, нечестив тот, кто вредит ему. Мы же напротив должны оказать ему подлинные почести, как истинному другу Бога».
    И, обращаясь к брату Бернарду, сказал: «Если желаешь ты основать обитель в городе сем, где тебе было бы угодно служить Богу так, как велит тебе твое сердце, я весьма охотно помогу тебе, ради спасения моей души». Брат Бернард отвечал: «Верую, что Спаситель наш Иисус Христос наставил тебя в сем благом желании, и весьма охотно принимаю я твое предложение, во славу Христа». Тогда доктор с большой радостью и великой любовью отвел Брата Бернарда в свой дом и вскоре подарил ему землю, как и обещал, которую привел в порядок и обустроил за свой счет. И с того времени стал он отцом брату Бернарду и особым заступником братьев-миноритов.
    Брат Бернард, за его праведное наставничество, стал весьма почитаем людьми, так что те, кто могли видеть его и прикоснуться к нему, считали себя получившими благословение. Но он, как истинный ученик Христов и сын кроткого Франциска, опасался, как бы мирские почести и уважение не смутили бы его покой и тем не подвергли бы угрозе спасение души его. Посему однажды он оставил Болонью и вернулся к Святому Франциску, которому сказал так: «Отец, в Болонье основан монастырь. Пошли туда иных братьев заботиться о нем и жить там, ибо я не могу долее находиться в месте том. В самом деле, я боюсь, что чрезмерный почет, который мне оказывают, может принести мне больше ущерба, чем прибыли».
    Святой Франциск, выслушав по порядку обо всем, что Господь свершил чрез брата Бернарда, вознес хвалу Богу, Который начал умножать повсюду бедных последователей Креста. А затем послал он иных братьев в Болонью и в Ломбардию, и так утвердил многие обители в разных пределах.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава VI
Как Святой Франциск, покидая земную жизнь, благословил праведного брата Бернарда, назначив его Викарием Ордена

    Блаженнейший Брат Бернард воссиял столь ярко, что Святой Франциск весьма почитал его и часто можно было слышать, как он восхвалял его. Однажды, когда Святой Франциск молился, Бог открыл ему, что брат Бернард Божьим попущением претерпевает многие тяжкие битвы с диаволом. И вот Святой Франциск испытал великое сострадание к брату Бернарду, которого он любил как сына.
    Много дней возносил он слезные молитвы, умоляя Господа Иисуса Христа подать брату Бернарду победу над врагом. И однажды, когда Святой Франциск так возносил благочестивую свою молитву, Господь ответил ему: «Не бойся, Франциск, ибо все искушения, которым должно подвергнуться брату Бернарду, попущены Богом, дабы преумножить его добродетель и доставить ему венец воздаяния. Ибо обретет он победу над всеми своими врагами, ибо он — один из служителей Царства Небесного».
    Ответ сей исполнил Святого Франциска ликованием. Он возблагодарил Бога и с этого момента брат Бернард стал еще дороже Святому Франциску, чем прежде. И многие свидетельства благорасположения явил он брату Бернарду, не только во дни жизни его, но особенно в свой смертный час.
    Ибо когда Святой Франциск почти оставил этот мир, окруженный, как пророк Иаков, верными сыновьями, опечаленными уходом возлюбленного Отца, он так обратился к ним: «Где мой сын первородный? Позвольте ему подойти ко мне, дабы душа моя могла благословить его, прежде чем я отойду».
    Тогда брат Бернард прошептал брату Илье, который в то время был Викарием Ордена: «Подойди под правую руку Святого, дабы мог он благословить тебя». На это брат Илья встал справа от Святого Франциска, утратившего зрение из-за многих рыданий, и Святой, положив свою правую руку на голову брата Ильи, сказал: «Глава сия — не первенца моего, брата Бернарда».
    Тогда брат Бернард встал слева от Святого Франциска, который, сложив руки крестом, положил свою правую руку на голову брата Бернарда, а левую — на голову брата Ильи. И сказал он брату Бернарду: «Благослови тебя Бог, Отец нашего Господа Иисуса Христа, всем благословением духовным и небесным, ибо ты есть мой первородный сын в Боге, избранный в Ордене сем, дабы являть пример истинной добродетели и следовать за Христом в евангелической бедности; ибо ты не только раздал свободно и непринужденно все свое имущество и достояние бедным, но ты также предложил себя Богу в Ордене сем, как жертву сладостную. Благословен будь посему Спасителем нашим Иисусом Христом и мной, Его бедным слугой, благословением вечным, когда выходишь и входишь, когда бодрствуешь и когда спишь, в жизни и в смерти. И благословляющий тебя да будет благословен, и проклинающий тебя не останется безнаказанным. Ты будешь во главе всех твоих братьев, и все твои повеления братья исполнят. Я даю тебе власть принимать в этот Орден всех, кого ты захочешь принять. Ни один брат не будет властвовать над тобой. Ты волен идти, куда хочешь и оставаться там, где посчитаешь для себя лучшим».
    И после кончины Святого Франциска братья любили и почитали брата Бернарда как своего отца, и когда пришло ему время оставить земную жизнь, многие братья пришли от всех пределов мира, чтобы попрощаться с ним. Бывший среди них ангелический брат Жиль, узрев брата Бернарда, воскликнул с великой радостью: «Sursum corda! Брат Бернард, Sursum corda!»[5], и брат Бернард тайно приказал одному из братьев приготовить место брату Жилю, подходящее для созерцательных размышлений, которое тот укажет.
    И вот, когда настал последний час брата Бернарда, он попросил, чтобы его подняли на ложе, и так обратился к окружавшим его братьям: «Возлюбленные братья, не многое я хочу сказать вам. Я хочу, чтобы вы задумались над тем, что, как мой выбор пути в вере стал также и вашим выбором, так и час, который ныне приближается ко мне, приблизитсе некогда также и к вам. И вот что я нашел в душе моей, чтобы сказать вам. За тысячи миров я не стал бы служить иному Господу, кроме Спасителя нашего Иисуса Христа. Ныне винюсь я пред моим Спасителем и пред всеми вами во всех беззакониях, кои я совершил. Молю вас, дорогие мои братья, любить друг друга».
    И сказав слова сии и дав прочие добрые наставления, возлег он на ложе свое, и лицо его озарилось радостью и сиянием небесной чистоты, чему свидетелями были все братья. И в сем восторге радости святая его душа, увенчанная славой, оставила жизнь сию ради благословенной жизни ангельской.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава VII
Как Святой Франциск провел Великий Пост на острове на озере Перуджи, где он постился сорок дней и сорок ночей, съев не более половины одного хлеба

    Истинный слуга Христа, Святой Франциск был во всем будто бы вторым Христом, данному миру во спасение душ. Посему желал Бог Отец, чтобы Святой Франциск во многом уподоблялся его Сыну, Иисусу Христу, что мы уже обнаруживали как в призвании его двенадцати спутников, так и таинстве Святых Стигматов и в сорокадневном посте, который он совершил следующим образом.
    В один из дней перед Великим Постом Святой Франциск был неподалеку от Перуджийского Озера, в доме одного из своих верных чад, у которого он переночевал, когда был он наставлен Богом ступать и провести Великий пост на острове посреди озера.
    Посему просил Святой Франциск своего друга, ради любви к Богу, дабы тот перевез его в своей лодке на необитаемый остров в ночь на среду первой недели Великого поста, так чтобы никто не мог узнать, где пребывал Святой Франциск. И друг, преданный Святому, согласился на его просьбу и перевез его на остров. С собой Святой Франциск не взял ничего, кроме двух маленьких хлебов. Когда они достигли острова, друг оставил его и вернулся домой. Святой настойчиво просил друга никому не раскрывать, где он находится, и не приезжать за ним прежде Великого Четверга, что тот и пообещал исполнить.
    Святой Франциск остался один, и не было на острове никакого жилища, где бы мог он найти убежище. Войдя в чащу леса, где росли кусты ежевики и прочие подобные растения, он сделал из них подобие лачуги и погрузился в сосредоточенную молитву, размышляя о божественном.
    И в месте том провел он все время Великого поста, без питья и еды, не считая половинки маленького хлеба, из тех, что он захватил с собой, о чем мы узнали от его друга, который, приехав за Святым в Великий Четверг, нашел один из хлебов нетронутым, а другой съеденным лишь наполовину. Полагают, что ел Святой Франциск из благоговения пред нашим Благословенным Господом, проведшим сорок дней и сорок ночей без пищи, ибо, съев тот кусочек хлеба, Святой изгнал из себя яд тщеславия, и по примеру Спасителя постился сорок дней и сорок ночей. Позже, по заслугам Святого, Бог сотворил многие чудеса на том месте, где Святой Франциск постился столь чудесным образом, по причине чего люди начали строить там дома и жить там, и мало помалу разросся там город, окруженный стенами, славный и великий, и в городе том была обитель братьев-миноритов, прозываемая Островной Обителью. И до сих пор жители города хранят почитание и благоговение пред местом, где Святой Франциск провел тот Великий пост.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава VIII
Как Святой Франциск, идя с братом Львом, объяснил ему, что есть совершенная радость

    Однажды зимой, когда Святой Франциск шел с братом Львом из Перуджи в обитель Санта-Мария дельи Анджели и сильно страдал от холода, окликнул он брата Льва, шедшего впереди, и сказал ему: «Брат Лев. Если бы во всех пределах братья-минориты являли собой пример истинной святости и добродетели, напиши и особенно подчеркни — не в этом была бы совершенная радость».
    Немного времени спустя Святой Франциск окликнул брата Льва во второй раз: «O брат Лев, если братья-минориты могли бы заставлять ходить увечного, выпрямлять горбатого, изгонять бесов, возвращать зрение слепому, слух глухому, речь немому, совершать множество чудес, даже если бы они умели воскрешать мертвых на четвертый день после смерти, напиши, что не в этом была бы совершенная радость».
    Вскоре он воскликнул вновь: «O брат Лев, если бы братья-минориты знали все языки, были бы сведущи во всех науках, если они могли бы толковать Писание, если бы они облададт даром предвидения и могли бы постигать не только будущее, но и тайны совести всех людей и всех душ, напиши, что не в этом была бы совершенная радость».
    Сделав несколько шагов, он воскликнул вновь громким голосом: «O брат Лев, ягненочек Божий! Если братья-минориты могли бы говорить на языке ангелов, если они могли бы толковать положения звезд, если они разбирались бы в травах, если бы все сокровища земли были открыты им, если бы они знали всех птиц во всем их множестве, всех рыб, всех животных, людей, деревья, камни, коренья и воды, напиши, что не в этом была бы совершенная радость».
    Вскоре он воскликнул вновь: «O брат Лев, если братья-минориты умели бы такой дар проповедников, что от проповедей их все неверные обратились бы в веру Христову, напиши, что и не в этом была бы совершенная радость».
    И вот, когда, беседуя таким образом, прошли они две мили, брат Лев, весьма удивленный, спросил Святого: «Отец, молю тебя, научи меня, что же есть совершенная радость».
    Святой Франциск отвечал: «Если, когда мы придем в обитель Санта-Марии дельи Анджели, промокшие под дождем и трясущиеся от холода, покрытые грязью и обессилевшие от голода, если, когда мы постучимся в ворота, привратник придет злой и спросит нас, кто мы такие; если мы скажем ему: «Мы двое братьев», а он ответит сердито: «Вы говорите неправду, вы просто самозванцы, пришедшие, чтобы обмануть мир и украсть милостыню у нищих. Уходите, я сказал!»; если после этого он откажется открыть нам и оставит нас снаружи, беззащитных перед снегом и дождем, страдающих от холода и голода, в ночи, вот тогда, если мы примем такую несправедливость, такую жестокость и такое оскорбление терпеливо, без досады и жалоб, смиренно и милостиво, понимая, что привратник на самом деле знает нас, и что это по воле Бога он так говорит против нас, напиши, о брат Лев, это и есть совершенная радость.
    И если мы постучимся вновь, и привратник выйдет в ярости, чтобы прогнать нас, ругаясь, и вытолкает нас, как если бы мы были подлыми проходимцами, говоря: «Прочь, презренные грабители! Ступайте в приют, ибо здесь вы не получите ни еды ни ночлега!», и если мы примем все это с терпением, с радостью и с милостью, о брат Лев, напиши, что это подлинно совершенная радость. И если побуждаемые холодом и голодом мы постучимся вновь, позовем привратника, со слезами умоляя его открыть нам и дать приют ради любви к Богу, и если он выйдет еще более рассерженный, чем раньше, восклицая: «Упрямые негодники, я разберусь с ними, как они того заслуживают», и, взяв узловатую палку, схватит нас за капюшоны, повалит на землю, вываляет нас в снегу и будет бить нас, раня сучками палки, если мы снесем все эти несправедливости с терпением и радостью, думая о страданиях нашего Благословенного Господа, которые мы разделим с ним из любви к Нему, напиши, о брат Лев, это, наконец, и есть совершенная радость.
    А теперь, брат, слушай главное. Превыше всех милостей и даров Святого Духа, кои Христос дарует друзьям своим, есть дар побеждать себя и охотно принимать из любви ко Христу все страдания, все несправедливости, неудобства и испытания; ибо мы не можем славиться всеми остальными дарами, видя, что они происходят не от нас, но от Бога, по словам Апостола — «Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?»[6] Но, неся Крест бедствий и несчастий, можем мы обрести славу, ибо, как опять же сказал Апостол, «я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа»[7]. Аминь».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава IX
Как Святой Франциск поучал брата Льва, как тому следует отвечать, и как последний ничего не говорил, кроме того, что противоречило поучениям Святого Франциска

    Однажды, при самом начале Ордена, Святой Франциск был с братом Львом в одном монастыре, где не было ни одной книги, по которой можно было бы совершать богослужение. И вот, когда настал час Заутрени, Святой Франциск сказал брату Льву: «Возлюбленный брат мой, у нас нет Требника, по которому мы могли бы отслужить Заутреню, но, дабы совершить службу Господу, я буду говорить, а ты станешь отвечать мне, как я тебя научу. И остерегайся изменить слова, которые я повелю тебе говорить.
    Я начну так: «O брат Франциск, свершил ты так много зла и предан столь многим грехам мира, что достоин только ада», а ты, брат Лев, ответишь мне: «Сие есть подлинная правда, что место твое в глубинах преисподни». И Брат Лев сказал, с простодушием голубя: «Охотно совершу сие, Отец; начинай во имя Господне».
    Святой Франциск начал так: «O брат Франциск, ты совершил так много зла и предан столь многим грехам мира, что достоин только ада». И брат Лев отвечал ему: «Бог совершил столь много добра через тебя, что ты подлинно будешь пребывать на Небесах».
    «Не говори так, брат Лев, — сказал Святой Франциск, — но когда я скажу «брат Франциск, ты совершил так много зла против Господа, что должно тебе быть Им проклятым», ты ответишь «да, воистину, должно тебе пребывать среди проклятых». И Брат Лев отвечал: «Весьма охотно, о Отец мой».
    Тогда Святой Франциск, со слезами и вздохами, бия себя в грудь, воскликнул громким голосом: «О Господь небес и земли, я совершил так много грехов против тебя, столько беззакония сотворил, что желаю быть проклятым тобой». И брат Лев отвечал: «O брат Франциск, Господь соделает тебя среди благословенных единственным благословенным».
    И Святой Франциск, весьма удивленный тем, что брат Лев отвечал совсем не так, как он ему велел, упрекал его, говоря: «Почему отвечал ты не так, как я тебе указал? Велю тебе, ради святого послушания, делать так, как научу тебя. Когда я скажу: «о грешный Брат Франциск, думаешь ли ты, что Бог помилует тебя, когда ты столь согрешил против Отца Милосредия, что не достоен снискать милосердия Его», тогда ты, брат Лев, ягненок мой, станешь отвечать: «Ты не достоин снискать милосердия».
    Но когда Святой Франциск начал повторять «о грешный Брат Франциск» и так далее, брат Лев отвечал: «Бог Отец, Чье милосердие бесконечно больше твоих грехов, окажет великую милость тебе и наградит тебя многой благодатью». На это отвечал Святой Франциск со смиренным гневом и терпеливым нетерпением, говоря брату Льву: «Как смеешь ты противиться послушанию? Почему ты столь часто отвечал мне не так, как я велел тебе?» С великим смирением и почтением брат Лев ответил: «Бог ведает, Отче, что я каждый раз в сердце моем твердо решал отвечать так, как ты велел мне, но по воле Господа я отвечал так, как было угодно Ему, а не так, как желал я».
    Тогда Святой Франциск, пораженный, сказал брату Льву: «Умоляю тебя, возлюбленный брат, в этот раз отвечай так, как я тебе велел». И брат Лев сказал: «Говори, во имя Господа; на этот раз я точно отвечу тебе так, как ты желаешь». И Святой Франциск, рыдая, сказал: «O грешный брат Франциск, думаешь ты, что Господь помилует тебя?» И брат Лев отвечал: «Не только помилует, но и наделит особыми дарами. Он возвысит тебя и прославит тебя во всей вечности, ибо тот, кто унизится, возвышен будет. А я не могу говорить иначе, ибо это Господь говорит моими устами».
    После этого в смирении они бодрствовали до утра во многих рыданиях и душевном утешении.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава X
Как Брат Массео говорил Святому Франциску, подшучивая над ним, что мир пошел за ним; и как Святой Франциск отвечал, что это воистину так и есть — дабы смутить мир и по благодати Божьей

    Святой Франциск некогда жил в Монастыре Порциункулы с Братом Массео из Мариньяно, человеком великой святости и великих знаний, часто общавшимся с Богом, за что пользовавшимся большой любовью Святого Франциска. Однажды, когда Святой Франциск возвращался из леса, где он молился, Брат Массео, желая испытать кротость Святого, вышел ему навстречу, восклицая: «Почему за тобой? Почему за тобой?»
    На что Святой Франциск ответил: «Что такое? О чем ты говоришь?»
    Брат Массео отвечал: «Я спрашиваю, почему весь мир следует за тобой? Почему все люди желают видеть тебя, слышать тебя и повиноваться твоим словам? Ты не миловиден, не учен, не высокороден. Как это стало, что весь мир следует за тобой?»
    Святой Франциск, слыша эти слова, весьма возрадовался в душе, возвел глаза к небу и долгое время оставался с разумом и душой, обращенными к Богу.
    Затем, придя в себя, он встал на колени, возблагодарил Бога с великим душевным жаром и, обращаясь к Брату Массео, сказал: «Ты желаешь знать, почему все идут за мной? Это оттого, что Господь, сущий на небесах, видящий зло и добро во всех местах, — оттого, говорю я, что Его святые очи не нашли среди людей грешников более низкого, более недостойного, более грешного, чем я. И для свершения тех чудесных деяний, которые Он замыслил совершить, Он не нашел на земле создания более подлого, чем я. Он выбрал именно меня, дабы смутилась знатность, величие, сила, красота и мудрость мира и дабы знали люди, что всякая добродетель и всякое благо от Него, а не от твари, что никто не обретет славы перед Ним. Но если кто-либо славится, то слава его в Боге, которому принадлежит вся слава в вечности».
    Тогда Брат Массео, услышав такой смиренный ответ, данный с таким пылом, был весьма впечатлен и убедился совершенно, что Святой Франциск исполнен подлинной кротости и смирения.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XI
Как Святой Франциск заставил брата Массео кружиться, подобно ребенку, а потом идти в Сиену

    Однажды, когда Святой Франциск странствовал с братом Массео, шедшим впереди Святого, они пришли на перекресток трех дорог. Одна вела во Флоренцию, другая в Сиену, а третья в Ареццо. И брат Массео спросил Святого Франциска, которую дорогу они изберут. «Ту, которую Господь пожелает», — отвечал Святой Франциск.
    Брат Массео спросил: «И как же мы узнаем волю Бога?» «По знаку, который я тебе укажу, — ответил Святой Франциск. — Я велю тебе, ради святого послушания, кружиться на перекрестке сем, как кружатся дети, когда играют, и не останавливаться и не отдыхать, пока я не разрешу».
    И вот брат Массео начал крутиться, пока у него не закружилась голова, как это бывает, когда крутишься, и он упал несколько раз. Но, поскольку Святой Франциск не разрешал ему останавливаться, он продолжал крутиться, исполняя послушание, пока, наконец, Святой Франциск не сказал: «Остановись и не двигайся, и скажи мне, к которой дороге ты повернулся?»
    «К той, что ведет в Сиену», — ответил брат Массео. «Сия и есть дорога, — сказал Святой Франциск, — которую Господь велит нам избрать».
    Когда он пошел по дороге, ведущей в Сиену, брат Массео недоумевал, почему Святой Франциск заставил его вертеться, подобно ребенку, на глазах всех проходящих мимо, но из почтения перед Святым он не посмел спросить его об этом.
    Когда они достигли Сиены, люди этого города, услышавшие о приближении Святого, вышли навстречу ему, ведомые благочестием и, подняв Святого Франциска и брата Массео на свои плечи, принесли их в епископский дворец, так, что ноги их не касались земли.
    В этот же самый час жители Сиены бились друг с другом, и двое из них были убиты. Тогда Святой Франциск, поспешив к тому месту, где это случилось, говорил с ними проникновенно и благочестиво и принудил их помириться и прекратить междоусобицу. Епископ, услышав о сем праведном поступке Святого Франциска, пригласив его в свой дом, и принял его с великим почетом, оставаясь с ним весь день и всю следующую ночь.
    На утро Святой Франциск, во всех своих деяниях искавший только славы Божьей, поднялся со своим спутником очень рано и отправился своей дорогой, даже не попрощавшись с Епископом.
    На это брат Массео ворчал, говоря сам себе: «Что творит этот добрый человек? Он заставил меня кружиться, подобно ребенку, он ушел от Епископа, который принял его с таким почетом, не сказав ни слова, даже не поблагодарив». Ибо показалось брату Массео, что Святой Франциск поступил неблагоразумно.
    Однако по божественному вдохновению он мысленно себя осадил и так укорял себя за подобные мысли: «Ты обуян гордыней, что смеешь судить дела божественной благодати. За твою неумеренную гордыню ты достоин адских мук. Ибо брат Франциск вчера совершил столь праведные и чудесные деяния, что даже ангел Господень не смог бы сделать ничего более совершенного. И даже если бы он повелел побить тебя камнями, ты должен был бы принять это со смирением. Ибо то, что он совершил в Сиене — есть деяние Божье. Ведь, если бы не примирил он людей, сражавшихся друг с другом, то могло быть не только множество жертв, но дьявол заполучил бы множество душ в преисподню. Сие есть твое недомыслие и гордыня, заставляющие тебя роптать на то, что явно происходит от Бога».
    И вот, все эти слова, что брат Массео сказал в сердце своем, были открыты Святому Франциску, который, подойдя к нему, сказал: «Придерживайся того, что помыслил в миг сей, ибо сие есть доброе и благотворное, вдохновленное Богом. А ропот твой, что предшествовал сему, был слепым и тщеславным и исполненным гордыни, вошедшей в душу твою от дьявола».
    Тогда брат Массео ясно увидел, что Святой Франциск знал тайны его сердца, и понял, что дух божественной мудрости руководил его святым отцом во всех делах его.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XII
Как Святой Франциск поручил брату Массео обязанности привратника и альмонария и кашевара; и как, по просьбе других братьев, он позже освободил его от этих обязанностей

    Святой Франциск желал укротить брата Массео, дабы гордыня не вошла в душу его, ибо многие милости и дары получил он от Бога, и чрез смирение продвигался он от добродетели к добродетели.
    Однажды Святой Франциск, пребывая в уединенной обители со своими первыми спутниками, бывшими каждый примером праведности, одним из которых был и брат Массео, сказал перед всеми братьями: «O брат Массео, все сии твои братья обладают даром молитвы и созерцания. Но ты наделен даром проповедовать миру о Боге и располагать к себе людей. Посему я желаю, дабы они могли предаваться сосредоточенной молитве, поручить тебе обязанности привратника, и альмонария[8], и кашевара. И когда все братья будут трапезничать, ты будешь есть один за воротами обители, чтобы ты был готов сказать несколько благочестивых слов тем, кто придет к обители, прежде, чем они постучат в ворота. И чтобы никто не был принужден выходить наружу, кроме тебя. Сие тебе надлежит исполнять ради добродетели святого послушания».
    Тогда брат Массео скинул свой капюшон, склонил голову и смиренно принял и исполнил это повеление, исполняя несколько дней обязанности привратника, альмонария и кашевара. На это его товарищи, каждый из которых был человеком, исполненным Духа Божьего, видя его, исполняющего сие, стали в сердцах своих сочувствовать ему, видя, как брат Массео достигал большего, чем любой из них, совершенства, и как все дела обители выпадали на его долю, а не на их.
    Тогда пошли они к Святому Франциску, упрашивая его разделить между ними эти обязанности, ибо их совесть противилась тому, чтобы брат Массео нес на себе все бремя монастырских забот. На это Святой Франциск, вняв их просьбам, исполнил, что они просили, и, позвав брата Массео, сказал ему: «Брат Массео, твои братья желают разделить заботы, которые я возложил на тебя. Посему я желаю распределить бремя монастырских трудов между всеми вами».
    Отвечал брат Массео с великим смирением и покорностью: «Отец, все, что ты возложишь на меня, малое или великое, я приму, как велит Господь».
    Тогда Святой Франциск, видя милосердие братьев и смирение брата Массео, прочел им дивную проповедь о святом смирении, поучая их, что, чем больше дары и милости, которые мы получаем от Бога, тем больше должно быть наше смирение. Ибо без смирения нельзя воспринять ни одну добродетель. И закончив свою проповедь он с великим братолюбием распределил работы между ними.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XIII
Как Святой Франциск и Брат Массео положили хлеб, который они получили в милостыню, на камень подле источника; и как Святой Франциск восхвалял добродетель Святой Бедности, моля Святого Петра и Святого Павла умножить его любовь к ней. И как Святые Петр и Павел явились ему

    Чудесный слуга и последователь Христа, Святой Франциск, желая во всем следовать своему Господу, который, как говорит Евангелие, послал своих учеников по двое в города и страны, дабы они приготовили путь Ему, собрал своих двенадцать спутников и отправил их также по двое в мир — проповедовать.
    Дабы явить им пример святого послушания, он первым начал поступать, подобно Спасителю Иисусу Христу. Для этого, разослав своих спутников в различные части света, он взял с собой Брата Массео и отправился в провинцию Франции.
    Прибыв в некий город и будучи весьма голодны, они, как предписывает Устав, стали просить хлеба ради любви к Богу. Святой Франциск шел по одной улице, а Брат Массео по другой. Святой Франциск, будучи невысокого роста и заурядной внешности, не привлекал к себе большого внимания и собрал только несколько кусочков черствого хлеба, а Брат Массео, высокий и красивый, получил множество больших кусков хлеба и даже несколько целых хлебов.
    Закончив просить подаяние, они встретились за городом. В том месте был прекрасный источник и огромный камень, на который каждый и положил то, что он собрал. Святой Франциск, видя, что куски хлеба, которые собрал Брат Массео, были больше и лучше тех, которые получил он сам, возрадовался радостью великой и сказал: «O Брат Массео, мы не достойны сего великого сокровища». И повторил эти слова несколько раз.
    На это Брат Массео отвечал: «Отец, как можешь ты говорить о сокровище, когда мы столь бедны? Ибо у нас нет ни скатерти, ни ножа, ни блюда, ни стола, ни дома, где могли бы мы поесть, ни слуги или служанки, которые прислужили бы нам».
    Святой Франциск ответил: «Это и есть причина, по которой я считаю сие великим сокровищем. Ибо человек обладал всем этим, но Промыслом Божьим отдал все это нам, что мы и видим ясно в этом хлебе подаяния, этом камне, служащем нам прекрасным столом, и этом столь чистом источнике. Посему надлежит нам просить Бога, да поможет Он нам возлюбить сокровища святой бедности».
    После слов сих возблагодарили они Бога, а затем, подкрепившись хлебом и водой, поднялись и продолжили свой путь во Францию. Увидев церковь близ дороги, Святой Франциск сказал своему спутнику: «Войдем в эту церковь и помолимся». И войдя в церковь Святой Франциск пал на колени и молился перед алтарем. И когда он молился, Господь посетил его, умножив премного его пыл, и сим столь воспламенилось в душе его влечение к святой бедности, что казалось, будто пламя окружало голову его и исходило из уст его.
    И Святой Франциск, объятый сиянием и пламенем божественной любви, обратился к своему спутнику: «Ах! Ах! Ах! Брат Массео, приблизься ко мне»[9]. И сии слова он повторил трижды. На третий раз он дунул на Брата Массео, который от этого, к своему великому удивлению, подлетел в воздухе и упал недалеко от Святого. Позже он поведал своему спутнику, что в тот момент, когда поднялся над землей, он ощутил небывалую сладость в своей душе и обрел столь великое утешение от Святого Духа, каких никогда ранее не испытывал.
    После этого Святой Франциск сказал своему спутнику: «Отправимся к Святому Петру и Святому Павлу и помолимся им вместе, дабы они наставили нас и помогли овладеть безмерным сокровищем святой бедности, ибо сие сокровище столь велико и божественно, что мы недостойны обладать им в сих несовершенных телах наших.
    Это сей небесной добродетелью бываем наставлены мы презирать всё земное и преходящее, и через нее все помехи удалятся из души, так что она сможет свободно приобщиться к Богу. Через эту добродетель душа, обитая на земле, может общаться с ангелами на небесах. Сия добродетель есть то, что оставалось с Христом на Кресте, сохранялось во Христе, воскресло с Христом и с Христом вознеслось на небеса.
    Сия добродетель позволяет душе, пламенеющей любовью к Нему, в мире сем возноситься на небеса. Она охраняет истинное милосердие и смирение.
    Помолимся святым Апостолам Христовым, возлюбивших сию евангельскую жемчужину совершенной любовью, дабы обрели мы милость Спасителя Христа по великому милосердию Его, дабы стать нам подлинными возлюбленными, дабы созерцали мы Христа и стали преданными последователями сей драгоценнейшей, возлюбленнейшей, первейшей евангельской добродетели — бедности».
    Так беседуя пришли они в Рим и вошли в собор Святого Петра, где Святой Франциск коленопреклоненно молился в одном углу, а Брат Массео — в другом.
    По весьма благочестивой молитве, творимой в рыданиях, святейшие Апостолы Петр и Павел явились Святому Франциску в великом сиянии и так обратились к нему: «Христос и его святые Апостолы услышали твою молитву и узрели твое желание. Господь Иисус послал нас к тебе сказать, что молитва твоя услышана, и что тебе и всем твои последователям даруется сокровище святой бедности. Также надлежит нам сказать тебе, что всякий, кто, последовав твоему примеру, восприимет сию добродетель, приобщится к совершенному счастью на небесах. Ибо ты и все твои последователи будут благословенны Богом».
    Сказав эти слова они исчезли, оставив Святого Франциска исполненным утешения. И восстав от молитвы и возвратившись к Брату Массео он спросил его, не открыл ли тому Господь что-либо в молитве. Брат Массео ответил: «Нет».
    Тогда Святой Франциск рассказал, как святые Апостолы явились ему, и что они ему поведали. И оба возрадовались и решили вернуться в Долину Сполето, отказавшись от путешествия во Францию.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XIV
Как Господь явился Святому Франциску и его братьям, когда Святой говорил с ними

    При самом основании Ордена Святой Франциск собрал своих спутников, чтобы говорить с ними о Христе. И вот в миг великого пыла душевного повелел Святой одному из братьев во имя Господне открыть рот и говорить, как вдохновит его Дух Святой. И брат, сделав, как было велено, чудесно говорил о Боге.
    Когда Святой Франциск попросил его замолчать, другой Брат заговорил так же, весьма мудро и глубоко.
    Святой Франциск также велели ему замолчать и велел говорить третьему Брату. Тот начал говорить, столь глубоко приникая в божественное, что Святой Франциск убедился, что чрез всех них говорит Дух Святой.
    Сему он получил явное подтверждение. Ибо пока они так говорили, наш Благословенный Господь явился среди них в образе прекрасного юноши и благословил их всех.
    А они в восхищении пали наземь, будто мертвые, и были как бы в обмороке. И когда пришли они в себя, Святой Франциск сказал им: «Возлюбленные братья мои, возблагодарим Бога, снизшедшего и явившего миру через его верных слуг сокровища божественной мудрости. Ибо Господь дарует речь немому и речь простодушного наполняет мудростью».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XV
Как Святая Клара трапезничала со Святым Франциском и его спутниками в обители Санта-Мария дельи Анджели

    Когда Святой Франциск жил близ Ассизи, его часто навещала Святая Клара, дабы получать от него благочестивые наставления. И она, страстно желая трапезничать с ним, часто просила его позволить ей это. Но Святой никогда не давал ей этого утешения.
    Его спутники, зная об этом и ведая, сколь велико желание Сестры Клары трапезничать с ним, отправились искать Святого Франциска и так сказали ему: «Отец, кажется нам, что строгость твоя, с которой ты не отвечаешь в столь малой просьбе Сестре Кларе, деве благочестивой и любезной Господу, которая только того и просит, чтобы трапезничать с тобой, не подобает святому милосердию. Особенно, памятуя, как ты молился, дабы отвергла она богатство и роскошь мира сего. Воистину, если бы она попросила и что-нибудь большее, чем это, тебе следовало бы дать это своей духовной дочери».
    Святой Франциск отвечал: «Вы полагаете, что я должен удовлетворить просьбу ее?»
    Спутники его отвечали: «Да, Отец, тебе следует вознаградить ее таким своим расположением и утешением».
    Святой Франциск отвечал: «Если вы так думаете, быть по сему. Но дабы утешение ее было еще больше, я желаю, чтобы трапеза совершалась перед церковью Санта-Марии дельи Анджели, ибо после столь долгого затворничества в Сан-Дамиано хорошо ей будет созерцать церковь Святой Марии, где она приняла облачение монахини и стала невестой Христа. И так мы будем трапезничать вместе во имя Божье».
    Когда настал назначенный день, Святая Клара покинула свой монастырь с великой радостью, захватив с собой одну из сестер, и последовала за товарищами Святого Франциска.
    Она пришла в обитель Санта-Мария дельи Анджели и благочестиво приветствовала Деву Марию, перед алтарем которой она приняла постриг и облачение монахини. Ее проводили и показали ей обитель.
    В назначенное время Святой Франциск приготовил трапезу на голой земле, по своему правилу. Настал час обеда. Святой Франциск и Святая Клара с одним из братьев и сестрой, составившими компанию Святому, сели вместе, а остальные товарищи Франциска смиренно сели вокруг. Когда предложено было первое блюдо, Святой Франциск начал говорить о Боге столь сладостно, столь возвышенно и прекрасно, что милость Божья щедро снизошла на них, и все мысли присутствующих устремились ко Христу. Пока они пребывали в таком восхищении, взорами и сердцами обратясь к небесам, люди из Ассизи и Бетоны и со всей округи видели, будто бы обитель Санта-Мария дельи Анджели и окружающий ее лес были объяты пламенем.
    Им привиделось, будто бы церковь, монастырь и лес окутались пламенем. И жители Ассизи прибежали, торопясь потушить пожар. А приблизившись к монастырю, они увидели, что никакого огня нет. И войдя в ворота, они увидели Святого Франциска, Святую Клару со всеми их спутниками, сидящих за их скромной трапезой и погруженных в молитву.
    Тогда они поняли — то, что они видели, было огнем небесным, который Бог чудесным образом ниспослал, дабы сделать их свидетелями божественного огня любви, который снедал души этих святых братьев и монахинь. И они вернулись домой с великим утешением в сердцах их, обретя святое назидание. Спустя немалое время Святой Франциск, Святая Клара и их товарищи пришли в себя. И силы их полностью восстановились пищей духовной, так что они даже не прикоснулись к еде, приготовленной для них. Итак, когда благочестивая трапеза была закончена, Святая Клара, сопровождаемая братьями, вернулась в Сан Дамиано, где сестры приняли ее с великой радостью. Ибо они боялись, что Святой Франциск может послать ее управлять другим монастырем, как он уже отослал Святую Агнессу, сестру Святой Клары, назначив настоятельницей монастыря Монтичелли, во Флоренции. И сам Святой Франциск часто говорил Святой Кларе, «Будь готова на случай, если я отправлю тебя в другой монастырь». И она, как дочь святого послушания, отвечала: «Отец, я всегда готова идти, куда бы ты не отправил меня». Поэтому сестры очень обрадовались, когда она вернулась к ним. А Святая Клара с тех пор была совершенно утешена и спокойна.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XVI
Как Святой Франциск, узнав через Святую Клару и праведного Брата Сильвестра, что должно ему проповедовать и обратить многих к вере, учредил Третий Орден, проповедовал птицам и призвал ласточек к тишине

    Смиренный слуга Христа Святой Франциск вскоре после его обращения, уже собрав множество братьев в Орден, был весьма озабочен вопросом, что ему надлежит делать. Стоит ли ему посвятить себя молитве или проповедовать Слово. По смирению своему, он не был высокого мнения о себе или о добродетельности своей молитвы. Желая узнать волю Бога, он стремился познать ее через молитвы других.
    Во исполнение этого он призвал Брата Массе и так обратился к нему: «Ступай к Сестре Кларе и проси ее от моего имени, дабы она с самой благочестивой своей сестрой молилась Господу, да откроет Он мне, что желает, чтобы я делал — проповедовал или же пребывал в молитвах. А затем отправляйся к Брату Сильвестру и проси его о той же милости».
    Брат Сильвестр, тот самый, который в видении узрел исходящий из уст Святого Франциска золотой крест высотой до небес, а в ширь достигавший удаленнейших пределов круга земного, пребывал в миру. Брат Сильвестр был столь праведен, что все, о чем бы он ни просил Бога в своих молитвах, бывало даровано ему, и весьма часто он разговаривал с Господом. Посему Святой Франциск весьма его почитал.
    И вот Брат Массео сделал, как ему велел Святой Франциск, доставив послание сначала Святой Кларе, а затем Брату Сильвестру, который немедленно приступили к молитве и, получив ответ от Господа, пришел к Брату Массео и сказал ему: «Господь сказал — ступай и скажи Брату Франциску, что он призвал его, дабы спасти его душу, но что он может произвести плоды в других душах, и что через него многие души спасутся».
    Получив этот ответ, Брат Массео вернулся к Сестре Кларе, спросить, что она узнала от Бога. И она сказала ему, что она и ее сестра получили от Бога такой же ответ, какой Господь дал Брату Сильвестру.
    Тогда Брат Массео поспешил к Святому Франциску доставить ему сии ответы. И Святой Франциск принял его с великой милостью, омыл его ноги и приготовил ему трапезу. Когда трапеза завершилась, он позвал Брата Массео в лес и, встав пред ним на колени, скинул капюшон, сложил руки крестом на груди и сказал: «Какой ответ ты доставил мне? Что повелел мне Господь мой Иисус Христос?»
    Брат Массео ответил: «Господь Иисус Христос открыл и Брату Сильвестру и Сестре Кларе, что надлежит тебе идти по миру с проповедью, ибо ты был призван не только ради себя самого, но ради спасения прочих».
    Тогда Святой Франциск, получив ответ и узнав, какова воля Господа Иисуса Христа, порывисто встал и сказал: «Пойдем, во имя Божье». И, взяв с собой Брата Массео и Брата Аньоло, двух праведных людей, он вверил себя путеводству Святого Духа, не заботясь о дороге, куда ему с братьями идти.
    Вскоре они прибыли в город, называемый Савурниано, где Святой Франциск начал проповедовать, а пред тем приказал ласточкам хранить молчание, пока он не закончит. И ласточки повиновались его словам.
    Он проповедовал с таким жаром, что обитатели города желали следовать за ним из благочестивого почитания. Но Святой Франциск не позволил им, сказав: «Не делайте сего, не покидайте своих домов. Я скажу вам, что следует делать, дабы спасти свои души». Так основал он Третий Орден для спасения всех. И оставив горожан весьма утешенными и расположенными к покаянию, вышел он из города, и пошел, достигнув местечка между Каннайо и Беваньо.
    И вот, идя своей дорогой, Святой Франциск поднял глаза и увидел дерево, на котором расселось великое множество птиц. Весьма удивленный, он сказал своим спутникам: «Подождите меня здесь. Я пойду и буду проповедовать моим сестричкам птицам».
    И выйдя на поле он начал проповедовать птицам, а те сидели на земле. И все птицы, бывшие на деревьях, расселись вокруг него и слушали, пока Святой Франциск проповедовал им. И не улетели, пока он не дал им своего благословения.
    И Брат Массео позже рассказывал Брату Иакову из Массы, что Святой Франциск ходил между ними и даже касался их полами своего облачения, и ни одна из них не улетела. Суть проповеди была такова: «Мои сестрички птицы, вы принадлежите Господу, вашему Создателю, и вы должны воспевать Ему хвалу всегда и везде, ибо Он дал вам свободу летать повсюду. И хотя вы не ткете и не шьете, Он дает вам вдвое и втрое, одевая вас и ваших деток. Две породы из всех вас Он послал в Ковчег Ноев, дабы вы не исчезли из мира. Кроме того Он питает вас, хоть вы никогда не сеете и не пашете. Он дал вам источники и реки, дабы утолить вашу жажду, горы и долины, дабы было вам убежище, и деревья, на которых вы строите гнезда ваши. Ибо ваш Создатель очень любит вас, одаряя столь щедро. Опасайтесь, сестрички мои, греха неблагодарности и всегда стремитесь воздавать хвалу Богу».
    Когда он сказал эти слова, все птицы открыли клювы, вытянули шеи, раскрыли крылья и склонили головы к земле, стремясь своими движениями и пением выразить Святому Франциску свою радость.
    И Святой возрадовался вместе с ними. Он был удивлен, видя такое множество птиц, и очарован их разнообразной красотой, их вниманием и доброжелательностью, за что и возблагодарил Создателя.
    Закончив проповедь, Святой Франциск совершил крестное знамение и дозволил птицам улететь. И все птицы взмыли в воздух, сладостно распевая. И следуя крестному знамению, сотворенному Святым Франциском, они разделились на четыре стаи. Одна полетела на восток, другая отправилась на запад, третья на юг, а четвертая на север. Каждая сталя в полете пела чудесные песни.
    Сим знаменовалось, что как Святой Франциск, несущий Крест Христов, проповедовал им и осенил их крестным знамением, после чего они разлетелись на четыре стороны света, так и проповедь Креста Христова, обновленная Святым Франциском, будет разнесена им и его братьями по всему миру, и что смиренные братья, подобно птичкам, ничем не будут владеть в мире, но все заботы о жизнях своих препоручат Провидению Божьему.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XVII
Как малое дитя, вступивши в Орден, видело Святого Франциска молящимся в одну из ночей, и видело также Спасителя, Деву Марию и множество святых, разговаривавших со Святым Франциском

    Однажды, еще при жизни Святого Франциска, был принят в Орден истинно чистый и невинный ребенок. И монастырь, в котором он жил, был так мал, что монахам приходилось спасть на циновках прямо на полу. Случилось так, что Святой Франциск однажды пришел в тот монастырь, и вечером, после службы, отправился он на отдых.
    Когда все братья еще спали, он, по правилу своему, поднялся на молитву. Вышереченный ребенок очень хотел увидеть Святого Франциска, дабы воспринять что-нибудь от его святости и увидеть, что тот совершает, когда встает по ночам.
    Дабы не уснуть, он лег подле Святого Франциска, привязав конец вервия, которым был опоясан, к вервию, которым подвязывался Святой, так, чтобы проснуться, если Святой поднимется ночью. Сделал он это так осторожно, что Святой Франциск не заметил этой его хитрости.
    Когда же все братья спали, Святой Франциск поднялся ото сна и обнаружил, что вервие ребенка привязано к его вервию. Он осторожно отвязал его, чтобы не разбудить дитя, и один отправился в лес подле обители.
    Войдя в небольшую хижину, бывшую там, он принялся молиться. Вскоре ребенок проснулся и увидел, что Святой Франциск ушел, а вервие отвязано. Тогда он быстро встал и отправился искать Святого. Увидев, что дверь, ведущая в лес, открыта, он понял, что Святой Франциск ушел этим путем. Войдя в лес и торопясь к хижине услышал он множество голосов. Приблизившись, чтобы слышать и видеть, откуда они исходят, узрел он яркий и чудесный свет вокруг Святого. И в свете том был Иисус Христос с Девой Марией, Святым Иоанном Крестителем, Святым Иоанном Евангелистом и великим множеством ангелов. Все они беседовали со Святым Франциском.
    Увидев это, ребенок пал на землю, словно мертвый. Чудесное видение исчезло, Святой Франциск поднялся, чтобы идти в монастырь, и на тропинке споткнулся о ребенка, лежавшего, подобно мертвому. Святой бережно взял его на руки и прижал к груди, как добрый пастырь, пекущийся о своих ягнятах.
    Когда ребенок поведал Святому о своем видении, тот запретил ему рассказывать об этом кому-нибудь, покуда он, Святой Франциск, жив. Ребенок возрос в милости Божьей и весьма почитал Святого Франциска. Он стал одним из прославленнейших людей в Ордене. А после смерти Святого Франциска он поведал братьям о своем видении.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XVIII
О чудесном собрании, созванном Святым Франциском в обители Санта-Мария дельи Анджели, на котором присутствовали более пяти тысяч нищенствующих монахов

    Верный слуга Христов Святой Франциск однажды созвал генеральный капитул в обители Санта-Мария дельи Анджели, на который собралось более пяти тысяч нищенствующих монахов. Между них был также Святой Доминик, глава и основатель Ордена Братьев Проповедников, которому случилось оказаться здесь по пути из Болоньи в Рим. Дабы увидеть капитул, созванный Святым Франциском в обители Святой Марии дельи Анджели, он пришел туда с семью братьями своего Ордена. Также некий Кардинал, весьма почитавший Святого Франциска, которому Святой предсказал, что он когда-нибудь станет Папой, прибыл специально из Перуджи в Ассизи и каждый день посещал Святого Франциска и его братьев.
    Кардинал сей отслужил Мессу и проповедовал братьям. И каждый раз, когда он посещал благочестивое собрание, его принимали с большой радостью и почитанием. Видя нищенствующих монахов, сидящих вокруг церкви Санта-Мария дельи Анджели группками — здесь сорок, там сто, а подальше — восемьдесят — беседующих о Боге или молящихся, или занятых благочестивыми трудами, видя их всех, спокойных и серьезных, и удивляясь, как такое множество людей может быть столь организованным, Кардинал прослезился и воскликнул с благоговением: «Воистину, сие есть нива Господня, сие есть воинство, и мужи сии — суть рыцари Господни».
    Во всем сем множестве не было слышно ни одного суетного или праздного слова. Каждая группа монахов была занята молитвой, или же они совершали свою службу, рыдая о своих грехах и молясь за своих благодетелей, или беседовали о спасении душ. Множество палаток, сделанных из циновок, украсили поле, разделившись на группы, в соответствии с разными провинциями, из которых братья прибыли. Из-за этого Капитул был назван «Капитулом циновок».
    Монахи не имели других постелей, кроме голой земли, на которую они подстилали немного соломки. Подушками им служили камни или куски дерева. Все они пребывали в великом благочестии. И слава об их святости была столь велика, что многие приходили увидеть и услышать их из папского двора, который находился в Перудже, и из других частей Долины Сполето. Многие графы и бароны, многие рыцари и прочие благородные господа, многие Кардиналы, Епископы и Аббаты, многие священники и простые люди пришли увидеть это великое, благочестивое и смиренное собрание. Ибо мир никогда не видел такого множества праведных людей, собравшихся вместе.
    А наипаче все желали увидеть святого основателя, отца Ордена, забравшего из мира так много одаренных людей и создавшего столь прекрасную и благочестивую паству, дабы следовать по стопам истинного Пастыря Иисуса Христа.
    Когда Капитул собрался, Святой Франциск, отец всех этих праведных людей, изъяснял с великим пылом Слово Божье, говоря с ними громким голосом так, как наставлял его Святой Дух. Предмет, который он избрал для своей проповеди, был таков: «Дети мои, мы обещали Богу великое, и Бог обещал нам еще более великое. Если мы представим, что мы обещали Богу, мы безусловно воспримем то, что он обещал нам. Блага этого мира преходящи, но наказание, которое последует за ними, — вечно. Страдания мира сего незначительны, но слава грядущей жизни — безгранична».
    И проповедуя подобными словами весьма благочестиво, утешал он братьев, ободряя их в святом послушании, призывая почитать святую Мать Церковь, быть милосердными друг к другу, молиться Богу за всех людей, сносить с терпением бедствия жизни, со смирением принимать успехи, хранить ангельскую чистоту и целомудрие, пребывать в мире с Богом, с людьми и со своей совестью, любить, соблюдать и исповедовать святую бедность.
    Затем добавил он: «Я повелеваю вам, всем здесь пребывающим, ради святого послушания, не заботиться о том, что вам есть или что вам пить, или о еще чем-нибудь, необходимом для тела, но только размышлять, молиться и славить Бога, поручая ему заботы обо всем необходимом, ибо он особо позаботится о вас. И пусть каждый из вас примет это повеление со счастливым сердцем и с радостью».
    Святой Франциск закончил свою проповедь, и все братья приступили к молитве. Даже Святой Доминик, присутствовавший там, был поражен сим повелением Святого Франциска, почитая его неблагоразумным, ибо он не мог понять, как столь великое множество монахов сможет существовать, не думая о нуждах тела.
    Но небесный Пастырь, наш Благословенный Спаситель, желая показать свою заботу об агнцах своих и свою любовь к любви своих бедных служителей, вложил в сердца всех людей Перуджи, Сполето, Фолиньо, Спело, Ассизи и всех близлежащих мест, дабы принесли они еду и питье для сего святого собрания.
    И местные жители приходили отовсюду с лошадьми, ослами и тележками, нагруженными хлебом и вином, бобами и сыром и другими вещами, в которых нуждались нищие Христовы. Также принесли они полотенца и ножи, кувшины и стаканы и все, что было нужно такому множеству братьев. И те, кто приносили больше и служили лучше, радовались радостью великой. И рыцари, бароны и прочие дворяне, которые были там, прислуживали братьям с великим почтением и смирением.
    Святой Доминик, видя это и понимая, что сие было божественным Промыслом Господа, так заботившегося о них, признал с благочестивым почитанием, что он был несправедлив к Святому Франциску, полагая, что тот отдает неразумный приказ. Святой Доминик отправился к Святому Франциску, смиренно встал перед ним на колени и, признав ошибку свою, добавил: «Господь воистину особо позаботился обо всех праведных слугах бедности. Я узнал это сейчас, и впредь обещаю следовать святой евангельской бедности. И, во имя Божье, стану я порицать всех братьев моего Ордена, ищущих обладать чем-либо».
    И обрел Святой Доминик великое наставление в вере от весьма праведного Франциска, видя послушание и бедность столь большого и хорошо организованного собрания. И благословил он Промысел Божий, оделивший их всякими дарами в таком множестве.
    На том же Капитуле узнал Святой Франциск, что многие братья носят на теле маленькие железные сердца и вериги, из-за чего многие бывали скорбны плотью, к тому же это мешало им в молитвах.
    И Святой Франциск, как мудрый отец, приказал, во имя святого послушания, чтобы все, кто носит такое, сняли свои вериги и положили пред ним. И более пяти тысяч маленьких железных сердечек и вериг были сложены перед ним — некоторые для ношения на руках, другие — на теле — и образовалась из них огромная куча, и Святой Франциск повелел оставить все это в поле.
    Когда Капитул завершился, Святой убеждал всех творить благое, наказывал беречься греха в сем неправедном мире и затем, благословив во имя Господне, отправил всех по их провинциям исполненными духовной радости и утешения.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XIX
Как виноград священника из Риети, в чей дом вошел Святой Франциск, чтобы помолиться, был растоптан множеством людей, пришедших, чтобы увидеть Святого. И как лоза произвела даже больше винограда, чем обычно, по обещанию Святого Франциска. И как Господь открыл Святому, что небеса будут его уделом, когда он покинет этот мир

    Однажды Святой Франциск сильно страдал от болезни глаз, и Кардинал Уголино, покровитель его Ордена, искренне любивший Святого, написал ему письмо, в котором предложил прибыть в Риети, где тогда был превосходные глазные врачи. Святой Франциск, получив письмо Кардинала, вначале прибыл в Сан-Дамиано, где была Сестра Клара, праведная супруга Христова, дабы преподать ей духовное утешение, намереваясь затем отправиться к Кардиналу.
    На следующую ночь после прибытия в Сан-Дамиано глаза Святого заболели так сильно, что он не мог видеть свет и был вынужден отказаться от дальнейшего путешествия. Тогда Сестра Клара сделала ему маленькую хижину из камыша, чтобы ему было удобнее отдохнуть. Но Святой Франциск, из-за сильной боли и множества крыс, которые досаждали ему, не смог отдохнуть ни днем, ни ночью.
    Страдания продолжались несколько дней, и Святой начал думать, что все эти бедствия посланы ему Богом в наказание за его грехи. И он возблагодарил Господа в сердце своем и устами своими, рыдая и восклицая громким голосом: «Бог мой, я заслужил все это и дальше больше. Господь мой Иисус Христос, ты Добрый Пастырь, явивший милость твою нам, бедным грешникам, в различных скорбях телесных и страданиях, которые ты изволишь посылать нам. Пошли мне, твоему малому агнцу, такую милость, чтобы никакая боль, как бы велика она не была, ни немощь, ни страдания никогда не отделили меня от тебя».
    Когда он так молился, был голос с небес, говоривший: «Франциск, если бы вся земля была из золота, если бы все моря и источники, и все реки были бы из благовонного бальзама, если бы все горы, все холмы и все скалы были бы из драгоценных камней, и если бы ты мог найти сокровище более драгоценное, настолько, насколько золото драгоценнее земли, а бальзам — воды, и драгоценные камни — дороже гор и скал, если бы такое драгоценное сокровище было предложено тебе вместо твоей немощи, не был бы ты рад и удовлетворен?»
    Святой Франциск отвечал: «Господи, недостоин я такого сокровища». И глас Божий говорил вновь: «Возрадуйся всем сердцем своим, Франциск, ибо такое сокровище есть жизнь вечная, которую я уготовил для тебя, и сейчас обещаю тебе. И твоя немощь и болезнь есть залог этого благословенного сокровища».
    Тогда Святой Франциск исполнился радости от столь славного обещания. Он позвал своего спутника и сказал ему: «Пойдем к Кардиналу». Смиренно простившись с Сестрой Кларой и ободрив ее благочестивыми словами, Святой отправился в Риети.
    Когда он приблизился к городу, навстречу ему вышло такое множество людей, что он не пошел в город, но направился в церковь, что находилась милях в двух оттуда. Но люди, узнав, куда он пошел, направились туда же, даобы увидеть Святого.
    И вот виноградник, окружавший церковь, был сильно поврежден, и все лозы — втоптаны в землю. Священник, которому принадлежал этот виноградник, весьма опечалился и уже раскаивался, что согласился принять Святого Франциска в своей церкви. Мысли священника были открыты Святому. Он позвал того и сказал: «Дражайший отец, скажи мне, сколько вина приносил этот виноградник в урожайный год?» Тот отвечал: «Двенадцать мер».
    Святой Франциск сказал: «Молю тебя, отче, возымей терпение и снеси мое присутствие здесь еще несколько дней, ибо я обрел великое утешение в церкви сей. И, ради любви к Богу и ради меня, его бедного служителя, позволь людям топтать твой виноградник. Ибо обещаю тебе именем моего Спасителя Иисуса Христа, что твой виноградник будет приносить каждый год двадцать мер вина».
    И Святой Франциск оставался там во благо душ всех, кто приходил увидеть его, ибо многие уходили исполненными божественной любви и оставляли мирскую жизнь. Священник, веривший обещанию Святого Франциска, оставил виноградник открытым для всех, кто приходил увидеть Святого.
    И, о чудо из чудес! Хотя виноградник был полностью разорен, так что в нем оставалось несколько маленьких лоз, торчавших в разных местах, когда пришло время сбора винограда, священник собрал несколько гроздьев, которые остались, и положил их в пресс. И, по обещанию Святого Франциска, этих несколько маленьких гроздьев хватило, чтобы произвести двадцать мер превосходного вина.
    Это чудо учит нас, что, как по добродетелям Святого Франциска виноградник, хотя и лишенный лоз, произвел вино в изобилии, также и многие Христиане, чьи грехи лишили их добродетели, через молитвы и заслуги Святого обрели в изобилии добрые плоды покаяния.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XX
О чудесном видении, что было юноше, который до того возненавидел правила Святого Франциска, что даже замышлял оставить Орден

    Один юноша, благородный, с утонченными манерами, вступив в Орден Святого Франциска уже через несколько дней, по дьявольскому внушению обуян был сожалением о своем поступке, ибо правила ордена жестоко отличались от его привычек: он ненавидел форму рукавов у рясы, капюшон вызывал в нем ужас, длина одеяния и грубость ткани раздражали его. Облачение, которое он носил, казалось невыносимо тяжелым. Орден не нравился ему все больше и больше, и он решился покинуть его и вернуться в мир.
    В его правиле было, в какой бы час он не бывал перед алтарем в монастыре, где хранились Святые Дары, с великим почтением преклонять колени и, покрыв главу капюшоном и сложа руки крестом на груди, простираться ниц, как научил его наставник новообращенных.
    Случилось так, что ночью, когда юноша вновь мечтал о том, чтобы покинуть монастырь, он оказался пред алтарем и, пав на колени, как должно было сделать, простерся на полу. Тут дух его был исторгнут, и Господь послал ему чудесное видение.
    Увидел он пред собой великое множество святых, шедших в процессии по двое, одетых в ризы из драгоценных тканей. Их лица и руки сияли, подобно солнцу. Они пели, шествуя, под звуки небесной музыки. Двое из них были возвышены более остальных и одеты богаче остальных, и окружены они были столь ярким сиянием света, что никто не смог бы смотреть на них, не ослепнув.
    Шествие замыкал некто, столь украшенный славой, что был он подобен рыцарю новому, более отличенному, чем остальные.
    Юноша, созерцавший сие великолепное шествие, был поражен. Но хотя он не мог понять смысл этого шествия, не осмеливался он спросить, и будто бы онемел от изумления.
    Когда процессия почти удалилась, он набрался смелости и, обращаясь к тем, кто шел последними, сказал: «О возлюбленные, молю вас, скажите, кто все сии чудесные люди, идущие в сем почтенном шествии».
    Они отвечали: «Знай, сыне, что мы все — Братья Минориты, грядущие в Райской славе. И те двое, что сияют превыше прочих, суть Святой Франциск и Святой Антоний. А последний, коего ты видел особо отличенным — святой брат, недавно умерший, отважно сражавшийся с искушением и соблюдший себя до конца. Мы следуем триумфом к славе Рая. И прекрасные ризы сии, украшающие нас, даны нам Богом в обмен на грубые рясы, которые мы носили со смирением в вере. И свет славы, сияющий вокруг нас, дан нам в награду за смирение, святую бедность, послушание и целомудрие, которые соблюдали мы до конца жизни. Посему, сыне, не считай одеяние веры слишком грубым, ибо, если одетый во власяницу Святого Франциска, с любовью ко Христу, ты отвергнешь мир, умерщвляя плоть, отважно сражаясь с диаволом, то ты также получишь сии прекрасные ризы и воссияешь светом славы».
    Услыхав сии слова, юноша очнулся и почувствовал себя весьма укрепленным. Он отбросил все соблазнительные мысли о том, чтобы оставить Орден, исповедался в своем грехе Гвардиану (Настоятелю) и братьям и с той поры горячо возлюбил грубое одеяние Святого Франциска и прочие епитимьи и закончил свою долгую жизнь в Ордене в великой святости.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXI
О благочестивом чуде Святого Франциска, укротившего лютого волка в Агуббио

    Когда Святой Франциск жил в городе Агуббио, огромный волк обитал в его окрестностях, столь ужасный и столь свирепый, что он пожирал не только других животных, но преследовал даже людей. И поскольку он часто приближался к городу, все люди были в великой тревоге, и стали ходить по окрестности вооружась, как если бы для битвы.
    Несмотря на эти предосторожности, если кому-либо из жителей города приходилось встретиться с волком один на один, он неизменно бывал пожран, ибо защищаться от зверя было бесполезно. И опасаясь волка, никто не смел выходить за городские стены.
    Жалея жителей Агуббио, Святой Франциск решил пойти и встретиться с волком, хотя все страстно уговаривали его не делать этого. Сотворив крестное знамение и доверясь Богу, вышел он из города, взяв с собой своих братьев. Однако они из страха скоро остановились, и Святой Франциск продолжил свой путь один, направляясь к тому месту, где обитал волк, а множество людей следовало на расстоянии и наблюдало сие чудо.
    Волк, видя это множество людей, побежал на Святого Франциска, широко раскрыв пасть. Когда он приблизился, Святой, сотворив крестное знамение, воскликнул: «Подойди сюда, Брат волк. Я повелеваю тебе именем Христа никому более не вредить».
    Удивительно, но едва Святой Франциск сотворил крестное знамение, ужасный волк, закрыв пасть, остановился, подошел к Святому Франциску и лег у его ног, подобно кроткому ягненку. И Святой так говорил ему: «Брат волк, ты делаешь много зла в этой стране, уничтожая и губя творения Божьи без Его дозволения, и ты не только умерщвлял и пожирал животных, но имел дерзость убивать людей, созданных по подобию Божьему, за это ты достоин виселицы, как разбойник и злейший душегубец, и весь народ ропщет против тебя, собаки преследуют тебя, и все жители враждуют с тобой. Но я хочу, брат волк, устроить мир между тобою и ними, чтобы ты не обижал их больше, а они бы простили тебе всякую прежнюю обиду, и чтобы ни люди, ни собаки не преследовали тебя».
    Слушая эти слова, волк склонил голову и движениями тела, хвоста и глаз выражал согласие с тем, что говорил Святой Франциск. И Святой Франциск продолжал: «Так как ты согласен заключить этот мир, то я тебе обещаю, что люди этой страны станут питать тебя каждый день, пока будешь ты жить меж ними, так, что ты никогда не будешь страдать от голода, ибо я знаю, что ты с голода делал все это зло. Но если я добьюсь всего этого для тебя, ты должен обещать, со своей стороны, никогда больше не нападать ни на животных, ни на людей. Обещаешь ли ты это?»
    Тогда волк склонил голову в знак того, что он согласен. Святой Франциск заговорил вновь: «Брат волк, можешь ли ты дать мне залог твоей искренности, чтобы я поверил твоему обещанию?»
    И протянув руку, он получил клятву волка, который поднял лапу и дружески вложил ее в руку Святого Франциска, давая единственный залог, какой было в его силах дать. Тогда Святой Франциск вновь обратился к нему: «Брат волк, повелеваю тебе именем Христа немедленно следовать за мной без колебаний и сомнений, дабы мы могли вместе подтвердить этот мир, который мы заключили во имя Божье».
    И волк, повинуясь Святому, пошел рядом с ним, кротко, как ягненок, к великому изумлению людей. Весть об этом весьма удивительном чуде быстро разнеслась по городу, все жители, мужчины и женщины, от мала до велика, стар и млад высыпали на рыночную площадь, чтобы посмотреть на Святого Франциска и волка. Все люди собрались, и Святой проповедовал им, говоря, помимо прочего, что за наши грехи Бог попускает столь великие бедствия, и напоминая, насколько больше и опаснее вечное пламя ада, что оно страшнее ярости волка, который может убить лишь тело. И как нам следует страшиться пасти ада, если пасть такого малого животного, как волк, может заставить весь город дрожать от страха.
    Закончив проповедь, Святой Франциск добавил: «Слушайте, братья мои: волк здесь перед вами обещал и поручился соблюдать мир со всеми вами и не обижать вас больше, и вы должны пообещать кормить его каждый день. Если вы согласны, я обещаю от его имени, что он будет честно соблюдать договор».
    Тогда все люди в один голос пообещали кормить волка до конца его дней. И Святой Франциск, обращаясь к волку, вновь сказал: «И ты, брат волк, соблюдешь ли ты свое обещание хранить договор и никогда больше не обижать людей, животных и прочих тварей?»
    И волк склонился, опустив голову, и движениями хвоста и ушей старался показать, что он желает, насколько это в его силах, соблюдать договор. Тогда Святой Франциск продолжал: «Брат волк, поскольку ты дал мне ручательство этого твоего обещания, когда мы были вне города, то теперь я хочу, чтобы ты повторил сие перед всеми людьми, дабы я убедился, что сделал правильно, пообещав все сие от твоего имени».
    И волк поднял лапу и вложил ее в руку Святого Франциска. Это событие весьма обрадовало людей и умножило почитание Святого Франциска — и по причине того, что было явлено новое чудо, и потому, что был заключен мир с волком.
    И люди возвысили голоса свои до небес, хваля и благословляя Бога, который послал им Святого Франциска, через добродетели которого они избавились от такого дикого хищника.
    Волк прожил в Агуббио два года. Он свободно ходил из двери в дверь, никому не вредя, и все люди приветливо принимали его, кормя с великим удовольствием, и ни одна собака не лаяла на него, когда он проходил мимо.
    Наконец, через два года он умер от старости, и люди Агуббио сильно оплакивали эту потерю. Ибо когда они видели волка, идущего столь кротко меж ними, то вспоминали о добродетелях и святости Святого Франциска.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXII
Как Святой Франциск приручил диких голубей

    Один юноша как-то раз поймал очень много голубей. И вот, когда он продавал их, его увидел Святой Франциск, который всегда очень сочувствовал таким кротким животным. С жалостью глядя на голубей, сказал он юноше: «О добрый человек, молю тебя, отдай мне этих безобидных птичек, олицетворяющих в Писании кротость, чистоту и души, исполненные верой, дабы не попали они в жестокие руки, и не постигла бы их смерть».
    И юноша, по Божьему вдохновению, немедленно отдал птиц Святому Франциску. Тот же, укрыв их на своей груди, нежно заговорил с ними: «О мой маленькие сестрички голубки, такие наивные, такие невинные и такие целомудренные. Как же вы позволили себя поймать? Я спасу вас от смерти и сделаю вам гнезда, дабы вы плодились и размножались, как повелел Господь».
    Затем Святой Франциск сделал для всех них гнезда, и они стали откладывать свои яйца и высиживать их в присутствии братьев, и были столь доверчивы и послушны Святому Франциску и братьям, как если бы они были курами и выросли среди людей. И не улетали они прочь, пока Святой Франциск не дал им своего благословения.
    Тогда Святой Франциск сказал юноше, который дал ему этих голубей: «Сын мой, тебе надлежит стать братом этого Ордена и преданно и пылко служить Господу Иисусу Христу».
    Так и свершилось, ибо юноша стал братом миноритом, и жил в Ордене в великой праведности.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXIII
Как Святой Франциск избавил брата, который, попав во власть диавола, пребывал во грехе

    Когда однажды Святой Франциск молился в Монастыре Порциункулы, было ему видение от Бога, будто вся обитель окружена и осаждаема бесами, количеством подобными великой армии.
    Однако ни один из бесов не мог проникнуть в монастырь, ибо братья были столь праведны, что бесы не способны были войти ни в одного. Но бесы оставались на чеку. И вот, наконец, некий брат, обидевшись на своего товарища, осудил того в своем сердце и пожелал ему зла. И едва уступил он этим недобрым мыслям, как бес, увидев, что путь для него открыт, вошел в монастырь и овладел тем братом.
    На это Святой Франциск, как бдительный пастырь, всегда пекущийся о стаде своем, повелел брату тому немедленно признаться в ненависти, которую питал он в сердце своем к ближнему, и которая ввергла его во власть врага. Брат, сильно встревоженный, видя, что его святой отец проник в глубочайшие его мысли, признался, что зло вошло в сердце его, и смиренно просил прощения и наказания.
    Когда он сделал это и во искупление греха принял епитимью, Святой Франциск увидел, как бес вышел вон. И Брат, освободившись от столь жестокого чудовища заботами своего доброго пастыря, возблагодарил Бога и вернулся в малое стадо святого пастыря исправленным и укрепленным и жил после этого в великой святости.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXIV
Как Святой Франциск обратил в истинную веру султана Вавилона

    Святой Франциск, побуждаемый ревностью о вере Христовой и желая мученичества, взял однажды двенадцать своих праведнейших братьев и отправился за море с намерением идти прямо к Султану Вавилона.
    Прибыли они в местность, принадлежащую cарацинам, где все дороги охранялись людьми столь жестокими, что ни один Христианин, шедший теми местами, не мог избежать гибели. Но Господу было угодно, дабы Святой Франциск и его спутники избежали подобной участи.
    Однако их схватили, связали и, жестоко избив, доставили к Султану. Святой Франциск, представ перед Султаном, вдохновляемый Святым Духом, чудесно проповедовал веру Христову. И дабы подтвердить истинность своих слов, заявил, что готов броситься в огонь.
    Султан проникся великим почтением к Святому и за стойкость его веры, и за отказ от мира сего (ибо Святой отверг дары, которые Султан ему предлагал), и за пылкое желание обрести мученические страдания. С того момента он охотно внимал Святому и просил его придти вновь, дозволив ему и его спутникам проповедовать, где им будет угодно. Также он даровал им охранный фирман, ограждавший от всяческих посягательств.
    Наконец Святой Франциск, видя, что не может совершить более ничего благого в этих местах, был наставлен Богом возвратиться в края истинной веры. Собрав своих спутников он вместе с ними отправился к Султану, дабы попрощаться. Султан сказал ему: «Брат Франциск, я весьма охотно принял бы святое крещение, но боюсь сделать это прямо сейчас, ибо, если мои люди узнают об этом, они убьют и меня, и тебя, и твоих спутников. Ты совершил столько добра, а я должен завершить дела величайшей важности, и потому я не желаю быть причиной ни твоей, ни своей смерти. Но научи меня, как мне спастись, и я сделаю по велению твоему».
    На это Святой Франциск отвечал: «Господин мой, сейчас я покидаю тебя, но когда я вернусь в мою страну, когда умру и, по милости Божьей, отправлюсь на небеса, пошлю я тебе двух моих братьев, от которых ты примешь святое Христово крещение и будешь спасен. Так открыл мне Господь Иисус. Ты же в назначенное время избавишься от всех преград, дабы, когда благодать Божья снизойдет на тебя, смог ты утвердиться в вере и благочестии».
    Султан обещал сделать так и исполнил свое обещание. Святой Франциск вернулся в земли христианские со своими почтенными и праведными спутниками, а через несколько лет его земная жизнь завершилась, и он предал свою душу в руки Бога. Султан же тяжко заболел и, ожидая исполнения слов Святого Франциска, разослал стражников во всем пределам своей страны, приказав им, если встретят они двух братьев-монахов, одетых как Святой Франциск, то немедленно доставить их к нему. В это же время Святой Франциск явился двум братьям и повелел им, не откладывая, отправляться к Султану и спасти его душу, как Святой тому обещал.
    Монахи собрались, переправились через море и были доставлены стражей к Султану. Султан, увидев прибывших монахов, возрадовался и воскликнул: «Теперь я истинно знаю, что Бог послал сих слуг своих, дабы спасти мою душу, как обещал Святой Франциск по Божественному откровению». Приняв веру Христову и святое крещение от тех братьев Султан возродился в Господе Иисусе Христе и умер от своей болезни. Душа же его была спасена чрез заслуги и молитвы Святого Франциска.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXV
Как Святой Франциск чудесным образом исцелил прокаженного, тело его и его дух, и что ему сказала душа, отправляясь на небеса

    Верный ученик Христа, Святой Франциск во все дни своей земной жизни стремился всей душой следовать примеру Христа — совершенного Владыки. Посему, часто, через действие благодати, он исцелял душу и тело одновременно, подобно тому, что мы читаем об Иисусе Христе.
    И не только он сам охотно прислуживал прокаженным, но также желал, чтобы все братья Ордена, когда они путешествуют по миру или же когда прерывают свой путь, ухаживали бы за прокаженными ради любви ко Христу, который ради нас желал, чтобы к нему относились, как к прокаженному.
    Однажды случилось так, что в монастыре, подле коего в то время жил Святой Франциск, находился госпиталь для прокаженных и прочих немощных, за которыми ухаживали братья. И один из больных из-за своей болезни совершенно утратил кротость, терпимость, стал столь груб, что многие верили, будто он одержим дьяволом (как в действительности и было), ибо он бил и осыпал бранью тех, кто ухаживал за ним. И, что было гораздо хуже, он столь тяжко хулил нашего Благословенного Господа и его Пресвятую Матерь Благословенную Деву Марию, что никого не нашлось, кто мог бы ухаживать за ним.
    Братья во умножение добродетели стремились принимать со смирением несправедливости и насилие, творимые над ними, но их совесть не позволяла им сносить хулу на Христа и Его Матерь. Поэтому они были вынуждены оставить этого прокаженного. Но не могли они так поступить, не разъяснив прежде свое намерение Святому Франциску, как того требовал Устав.
    Чтобы изучить сие дело, Святой Франциск, бывший недалеко от тех мест, сам посетил прокаженного нечестивца и сказал ему: «Да пошлет Господь тебе мир, мой возлюбленный брат!»
    На сие прокаженный отвечал: «Какой мир я могу получить от Бога, который отнял у меня мир и все другие благодати, который заставил меня гнить, и для всех людей сделал меня мерзостным?»
    Святой Франциск отвечал: «Сын мой, будь кроток. Ибо немощи телесные посланы Богом в мир сей ради спасения души в мире грядущем. Есть великая благодать в скорбях, когда они сносятся с кротостью». Больной отвечал: «Как могу я сносить с кротостью боль, что терзает меня день и ночь? Ибо мало того, что я страдаю от немощи, так еще и братья, которых ты прислал ко мне, чтобы они ухаживали за мной, сделали мне только хуже, ибо не служили мне как должно».
    Тогда Святой Франциск, в откровении узнавший, что прокаженный одержим злым духом, начал молиться, настоятельно прося за него. Закончив свою молитву, он возвратился к прокаженному и сказал ему: «Сын мой, я поскольку я вижу, что ты не доволен братьями, я стану сам служить тебе».
    «Охотно соглашусь, — отвечал прокаженный, — но разве ты можешь сделать больше того, что они сделали?»
    «Все, что пожелаешь, я сделаю для тебя», — отвечал Святой Франциск.
    «Тогда я желаю, — сказал больной, — чтобы ты вымыл меня всего. Ибо я столь отвратителен, что сам себя выносить не могу».
    Тогда Святой Франциск согрел воду, добавив в нее множество благовонных трав. Затем раздел прокаженного и начал омывать его своими руками, пока другой Брат поливал водой больного. И свершилось божественное чудо — где Святой Франциск прикасался своими святыми руками, проказа исчезала, и плоть больного полностью исцелялась.
    Прокаженный, видя, что проказа его исчезает, испытал великое сожаление и раскаяние в грехах своих и горько зарыдал. Пока его тело водой внешне очищалось от проказы, душа его внутри очищалась от греха чрез слезы и раскаяние. И ощущая себя полностью исцеленным как телом, так и духом, смиренно он раскаялся в своих грехах, громко рыдая: «Горе мне! Я заслуживаю ада за свою злобу, что питал я к братьям, и за непокорность и богохульства».
    И пятнадцать дней он не прекращал горько рыдать о своих грехах, умоляя Господа помиловать его. И исповедался священнику. Святой Франциск, видя сие явное чудо, которое Господь дозволил ему совершить, вознес хвалу и благодарность Богу и отправился в удаленную местность. Ибо из кротости стремился он избегать всякой славы и во всех своих деяниях искал лишь славы Божьей, но не своей.
    Было угодно Богу, чтобы прокаженный, исцелившийся духом и телом, после пятнадцати дней епитимьи заболел другой болезнью. И, приняв Святые Дары Церкви, умер он весьма праведной смертью. По пути на небеса душа его явилась Святому Франциску, молившемуся в лесу, и сказала: «Узнаешь ли ты меня?» «Кто ты?» — спросил Святой. Душа ответила: «Я прокаженный, которого наш Благословенный Господь исцелил чрез добродетель твою, и теперь я отправляюсь в жизнь вечную, за что возношу благодарение Богу и тебе. Да будут благословенны душа и тело твои, святые слова и деяния твои, ибо чрез тебя многие души спаслись в мире. И знай, что нет ни одного дня, когда бы ангелы и другие святые не благодарили Бога за святые плоды твоих молитв и за деяния твоего Ордена в разных частях света. Будь утешен и возблагодарен Богом, и пусть Его благословение почиет на тебе». Сказав слова сии, душа вознеслась на небеса, оставив Святого Франциска весьма утешенным.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXVI
Как Святой Франциск обратил неких разбойников и убийц, как они стали нищенствующими монахами, и как одному из самых праведных братьев было чудесное видение

    Однажды, когда Святой Франциск шел пустынной местностью близ Борго-ди-Сан-Сеполкро и проходил мимо замка, называемого Монте-Касале, увидал он юношу благородной наружности, изысканно одетого, который подошел к нему и сказал так: «Отец, я желал бы стать одним из твоих монахов». Святой Франциск отвечал: «Сын мой, ты молод, знатен и учтив. Возможно, ты не сможешь выносить бедность и тяготы». Юноша сказал: «Отец, разве ты не человек, как и я? Если ты можешь выносить все это, милостью Божьей смогу и я».
    Ответ сей весьма понравился Святому Франциску, и, благословив юношу, он немедленно принял его в Орден и нарек его братом Анджело. И сей юноша был столь выдающимся и прославленным братом, что вскоре он получил назначение Гвардианом (Наместником) Монастыря в Монте-Касале.
    В это время в той местности были три знаменитых разбойника, которые совершили много зла по всей округе. Придя однажды в названный монастырь, они велели Брату Анджело, Гвардиану, дать им что нибудь поесть. Гвардиан, упрекая их, отвечал так: «Жестокие разбойники и убийцы, вы не стыдитесь отнимать у других плоды их трудов, и у вас достало смелости придти сюда, дабы пожрать милостыню, которую люди подали слугам Господа! Вы, которые не достойны земли, что носит вас, ибо не чтите ни человека, ни Господа, создавшего вас! Отправляйтесь прочь и больше не появляйтесь здесь».
    Тогда разбойники ушли в гневе, весьма разозленные этими словами. Вскоре Святой Франциск пришел в тот монастырь с мешком хлеба и маленьким кувшином вина, которые он и его спутники получили в милостыню. И Гвардиан поведал ему, как он прогнал разбойников. На это Святой Франциск сделал ему строгий выговор, сказав, что тот поступил жестоко, ибо грешников легче вернуть к Богу добротой, нежели суровыми словами.
    «Потому, — сказал он, — наш Господин Иисус Христос, Слову которого мы обещали следовать, и говорил, что врач нужен не здоровым, но больным, и что он пришел не для того, чтобы призвать праведных — но грешников, дабы раскаялись они. Потому-то он часто садился с ними трапезничать. Итак, поскольку ты был суров вопреки милосердию и Евангелию Христову, я повелеваю тебе, во имя святого послушания, взять сей мешок хлеба, который я получил в подаяние, и сей маленький сосуд вина, и отправляться за разбойниками, чрез холмы и долины, пока не найдешь их. И когда ты их найдешь, отдай им этот хлеб и вино. А затем, преклонив пред ними колени, смиренно признай свою ошибку и проси их от имени моего, не творить больше зла, но убояться Бога и никогда больше не гневить Его. Если они согласятся на это, я обещаю удовлетворить все их желания и дать им на все времена еды и питья. И когда скажешь им сие, должно тебе смиренно вернуться сюда».
    Когда Гвардиан отправился с этим поручением, Святой Франциск стал молиться, прося Бога тронуть сердца разбойников и подать им раскаяние. Покорный Гвардиан, найдя разбойников в их уединенном убежище, преподнес им хлеб и вино и сказал, как велел Святой Франциск. И было угодно Богу, чтобы разбойники, съев хлеб подаяния, который прислал им Святой Франциск, стали говорить между собой: «Увы нам, ничтожным людям! Что за муки ждут нас в аду! Ибо мы не только грабили, избивали и ранили ближних наших, но и лишали их жизни. И за все эти жестокости мы не испытывали ни малейших угрызений совести и не страшились гнева Божьего! Сей святой брат, что пришел к нам из-за нескольких суровых слов, которые мы, по справедливости, заслужили, кротко признал, что был неправ и принес нам хлеб и вино с весьма любезным обещанием от праведного Святого Франциска. Люди сии воистину служители Бога, заслуживающие Рая. А мы — дети погибели, достойные адских мук. И каждый день мы прибавляем к нашей погибели, но за все грехи, которые мы совершали до сих пор, можем мы обрести прощение у Бога».
    Один из них говорил так, а два других отвечали: «Истинно говоришь, но что нам делать.» «Пойдемте, — сказал первый, — ко Святому Франциску. И если он подаст нам надежду, что грехи наши могут быть прощены Господом, мы поступим так, как он велит нам, дабы спасти наши души от наказания в аду».
    Решение сие пришлось всем по душе, они согласились немедленно идти к Святому Франциску и, найдя его, обратились к нему так: «Отец, по множеству наших грехов мы не смеем надеяться на милость Божью. Но если есть в тебе надежда, что Он может пожалеть нас, мы готовы сделать так, как ты повелишь, и принять от тебя епитимью за наши грехи».
    Тогда Святой Франциск предложил им встать и с большой нежностью и милостью утешал их, представив им многие доказательства милосердия Божия и пообещав им просить Господа помиловать их. Он сказал им, что Его милосердие не знает границ, и что если бы даже грехи их не имели числа, милосердие Божие все равно больше, как сказано в Евангелии, и, как говорил Святой Апостол Павел, наш Благословенный Господь «пришел в мир дабы спасти грешников».
    Три разбойника, услышав слова сии, твердо решили отвергнуть дьявола и его дела. И Святой Франциск принял их в Орден, где они совершили великую епитимью. Двое из них умерли вскоре после их обращения и отправились на небеса.
    Но третий жил долго и, размышляя над своими грехами, свершал епитимью в течение пятнадцати лет. Кроме обычных постов, которые он соблюдал вместе со всеми братьями, он постился в другое время три дня в неделю, питаясь лишь хлебом и водой, ходил босым, не носил никакого облачения, кроме своей рясы, и никогда не спал после Заутрени.
    Во время то Святой Франциск ушел из земной жизни. Обращенный разбойник продолжал епитимью много лет, и вот так случилось, что однажды ночью после Заутрени посетило его столь великое искушение заснуть, что он не мог ни молиться, ни следовать своему правилу. Наконец, не имея сил больше сопротивляться, он бросился на ложе, дабы заснуть. Едва он преклонил голову, как дух его был исторгнут на высокую гору, с одной стороны коей разверзалась глубокая пропасть, окруженная острыми камнями, и большие скалы в ней были разломаны на куски, так что было страшно смотреть в эту пропасть. И ангел, сопровождавший Брата, толкнул его с такой силой, что он упал в эту бездну, и летел вниз, падая с камня на камень, со скалы на скалу, и когда он достиг дна, ему казалось, что он разбился на части. Он лежал на земле в жалкой немощи, и ангел сказал ему: «Вставай, ибо тебе предстоит долгое странствие».
    И Брат отвечал: «Ты жесток и неразумен. Ты видишь, что я умираю, ибо разбился на части, и ты говоришь мне «вставай»».
    На что ангел, спустившись вниз, прикоснулся к нему и исцелил все его раны. Затем он показал ему необъятное поле, полное острых и колких камней, устланных терниями и колючками, и велел ему бежать чрез то поле босиком, пока на добежит до другого края, где высилась пламенеющая печь, в которую ему надлежало войти.
    Брат пересек поле с великой болью и страданиями. Ангел велел ему войти в печь. Брат воскликнул: «Увы, как ты жесток! Ты видишь, что я почти умираю, перейдя сие ужасное поле, и ты велишь мне войти в сию огненную печь». И, посмотрев вокруг, узрел он великое множество бесов с железными вилами в руках. Он не решался подчиниться ангелу, и бесы втолкнули его в печь. Оказавшись в печи, он оглянулся и увидел одного из своих товарищей, объятого пламенем с ног до головы, и сказал ему: «О, несчастный мой товарищ, как оказался ты здесь?» И тот отвечал: «Пройди немного дальше и найди мою жену. Она расскажет тебе, за что мы прокляты». Тогда Брат, пройдя немного дальше, увидел ту женщину, объятую огнем. И он сказал ей: «О, несчастная женщина, за что ты осуждена на такие муки?»
    «За то, — отвечала она, — что во время великого голода, предсказанного Святым Франциском, мой муж и я обманывали людей, и продавали им овес и пшеницу ложной мерой. Вот за что я осуждена гореть в сем ужасном месте».
    Услышав сие, ангел, сопровождавший Брата, вытащил его из печи и сказал: «Теперь приготовься к еще более ужасному странствию». Тогда Брат горестно отвечал ему: «О жестокий проводник, ты не имеешь сострадания ко мне. Ты видишь, что я почти сгорел в печи сей, и ты приготовил для меня другое ужасное и опасное странствие!»
    Тогда ангел прикоснулся к нему, и Брат стал невредим и бодр. После этого ангел привел его на мост, чрез который нельзя было пройти без великой опасности для жизни, ибо он был построен ненадежно, был весьма узок и скользок, без перил, а под ним текла ужасная река, полная змей, скорпионов и драконов, издающая страшное зловоние.
    И ангел сказал Брату: «Пройди по мосту, ибо ты должен пересечь его». И Брат ответил: «Как могу я перейти этот мост, не упав в сию страшную реку?» Ангел сказал ему: «Следуй за мной и ступай туда, куда буду ступать я, и перейдешь мост безопасно». Тогда Брат пошел за ангелом, как тот велел ему, и достиг середины моста, как вдруг ангел улетел и оставил Брата, сам поднявшись на весьма высокую гору, чрезвычайно удаленную от моста. Когда Брат увидел, что ангел улетел, а он остался без его руководства, и, посмотрев вниз, узрел всех тех ужасных тварей, поднявших головы над водой и открывших пасти, дабы пожрать его, как только он упадет в реку, он затрясся от страха, не зная, что делать или что говорить, ибо не мог он вернуться и не мог идти вперед.
    Пребывая в столь бедственном положении и не имея защитника, кроме Бога, он склонился и вцепился в мост, всем сердцем со слезами поручив себя Господу, моля Его смилостивиться над ним. Когда он закончил свою молитву, показалось ему, будто бы за спиной у него выросли крылья, и он, весьма обрадованный, ждал, пока они не станут достаточно большими, чтобы он мог улететь с этого моста к ангелу.
    Немного времени спустя его нетерпение и желание покинуть мост стали столь велики, что он попробовал взлететь. Но его крылья еще недостаточно отросли, он упал на мост, и перья разлетелись. Он опять вцепился в мост, как делал до этого, и поручил себя Богу. Закончив молитву, он почувствовал, что крылья начали расти вновь. Но утратив терпение он попытался взлететь прежде, чем они выросли, и снова упал на мост, и перья вновь разлетелись.
    Видя, что во всем виновато его нетерпеливое желание улететь, он сказал сам себе: «Если мои крылья начнут расти в третий раз, я буду ждать, пока они не станут достаточно большими, чтобы я мог улететь на них». И придя к этому решению он увидел, что крылья начали расти в третий раз, и ждал столько, сколько требовалось, чтобы они выросли. И ему показалось, что прошло больше полутора сотен лет с того раза, когда крылья впервые начали расти, до третьего. Наконец он вновь встал, собрал все свои силы и полетел к тому месту, куда отправился ангел.
    Достигнув того места, увидел он врата и постучался в них. Привратник спросил, кто он и откуда пришел. На это Брат отвечал: «Я один из Братьев Миноритов». Привратник сказал ему: «Подожди немного, пока я схожу за Святым Франциском. Пусть он посмотрит, знает ли он тебя».
    Пока привратник ходил за Святым Франциском, Брат стал рассматривать удивительные стены, сияющие и прозрачные, так что он мог видеть чрез них хоры святых и различал, что они делают. Он был весьма удивлен всем этим. Тут к нему вышел Святой Франциск с Братом Бернардом и Братом Жилем, сопровождаемый великим множеством святых, мужчин и женщин, которые следовали за ним в земной жизни. И их было бессчетное множество. Святой Франциск сказал привратнику: «Впусти его, ибо он один из моих братьев».
    Едва войдя исполнился он великого утешения и ощутил такую сладость, что забыл все горести, чрез которые прошел, как будто их никогда и не было. И Святой Франциск, введя его внутрь, сказал: «Ты вернешься в мир. Ты останешься в нем семь дней, во время которых приготовишь себя, благочестиво и тщательно. Через семь дней я приду за тобой, и тогда ты будешь пребывать со мной в сей обители благодати».
    Святой Франциск был облачен в дивную мантию, украшенную прекрасными звездами, и его пять Стигматов были подобны пяти звездам, столь ярким, что все вокруг озарялось светом, из них исходящим. И Брат Жиль был украшен пламенеющим светом, и Брат видел там много других святых братьев, которых он знал в мире.
    Покинув Святого Франциска, он вернулся против своей воли в мир. Когда он проснулся и пришел в себя, братья служили утреннюю службу. Так что видение продолжалось только с заутрени до утренней службы, хотя казалось, что много лет прошло. Брат рассказал о видении Гвардиану, все — от начала до конца. Через семь дней он почувствовал болезнь и лихорадку, и на восьмой день Святой Франциск пришел к нему, как и обещал с великим множеством славных святых, и проводил его душу в жизнь вечную в царство благодати.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XVII
Как в Болонье Святой Франциск обратил двух школяров, ставших нищенствующими монахами, и как он избавил одного из них от великого искушения

    Когда однажды Святой Франциск пришел в Болонью, все жители вышли встречать его, и толпа была так велика, что ему было трудно пройти на рыночную площадь, которая была полна мужчин, женщин и школяров. И Святой Франциск, добравшись туда, встал на возвышенном месте и начал проповедовать то, что вкладывал ему в уста Святой Дух.
    И он проповедовал столь прекрасно, что был подобен ангелу. И его слова были, как острые стрелы, пронзавшие сердца тех, кто слушал его. И множество людей пришли к раскаянию через его проповедь. В их числе были два почтенных студентов из Анконской Марки — одного звали Пеллегрино, а другого Риньери. Сердца этих двух были тронуты божественным вдохновением после той проповеди. Они пришли к Святому Франциску и сказали, что желают покинуть мир и стать братьями его Ордена. И было открыто Святому Франциску, что они посланы Богом, дабы стать примерами добродетели в Ордене. Он принял школяров, радуясь их великому пылу, и сказал им: «Ты, Пеллегрино, в Ордене будешь следовать путем смирения. А ты, Риньери, станешь служить братьям».
    Так и было. Ибо брат Пеллегрино не стал клириком, но оставлася мирянином, хотя и был ученым человеком, сведущим в Священном Писании. И через свое смирение он достиг высот совершенства в добродетели, так что Брат Бернард, первый сын Святого Франциска, сказал ему, что он был одним из самых совершенных братьев во всем мире. В конце концов Брат Пеллегрино покинул этот мир исполненным добродетели, украшенный многими чудесами как при жизни, так и после нее.
    А брат Риньери служил братьям весьма предано и честно, живя в великой святости и благочестии, и стал близким другом и наперсником Святого Франциска. Получив пост Управителя в провинции Анконской Марки, он мирно управлял ей долгое время с великой прозорливостью. И Святой Франциск открыл ему многие тайны. И вот спустя некоторое время, по попущению Господа, великое искушение овладело его душой, что весьма печалило брата Риньери.
    Он исполнял строгую епитимью, содержал себя в неумолимой строгости, день и ночь, молясь и рыдая, стремился он избавиться от искушения, но не преуспев в сем, полагал он, что Бог оставил его. Пребывая в великом отчаянии, решил, как последнее средство, обратиться к Святому Франциску, говоря сам себе: «Если Святой, по своему обыкновению, примет меня приветливо и дружески, я могу надеяться, что Бог возымеет жалость надо мной. А если нет, это будет знаком того, что я покинут Господом».
    И выйдя он отправился к Святому Франциску, который в это время слег от мучительной болезни и находился во дворце Епископа Ассизи. И Бог открыл ему искушение, которое мучило Брата Риньери, и намерение последнего прийти к Святому. Тогда Святой Франциск, немедленно позвав Брата Льва и Брата Массео, сказал им: «Ступайте, встретьте моего возлюбленного Брата Риньери и, обняв его, приветствуйте от моего имени и скажите ему, что из всех братьев, рассеянных по миру, я люблю его более всех».
    И они вышли, встретили Брата Риньери на дороге, заключили его в объятья и сказали то, что велел им сказать Святой Франциск. Послание это было столь сладостно для него и так его утешило, что он был вне себя от радости, и, благодаря Бога всем сердцем своим, пришел он туда, где лежал больной Святой Франциск. И хотя Святой Франциск был тяжко болен, но, едва услыхав, что приближается Брат Риньери, он встал и вышел тому навстречу. Обняв его нежно, он сказал: «Дражайший брат мой Риньери, из всех братьев в мире тебя я люблю особенно». И перекрестив его Святой поцеловал брата, добавив: «Возлюбленный сын мой, Господь попустил тебе это искушение, дабы ты мог обрести великое умножение добродетели твоей. Но если ты не желаешь сего приобретения, Он избавит тебя от искушения».
    И, о чудо! Едва Святой Франциск проговорил сии слова, искушение оставило Брата Риниери, и ему показалось, что никогда в жизни он не был искушаем, и был он весьма утешен.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXVIII
Об экстазе, который снизошел на Брата Бернарда, и как тот оставался восхищенным от Заутрени до девятого часа службы

    Брат Бернард из Квинтавалле был примером воплощенной благодати Божьей среди бедных последователей Евангелия, оставивших мир ради Христа. Часто дух его возносился к Богу, размышляя по божественном, с тех пор, как воспринял правило Святого Франциска.
    Однажды, когда он пребывал в церкви и слушал Мессу, его разум был столь поглощен мыслями о Боге, что брат Бернард замер в восторге и будто бы не заметил момента вознесения Тела Христова[10]. Ибо он не пал на колени и не скинул капюшон, как сделали другие, но оставался неподвижным, с глазами, пытливо устремленными к небу, и оставался в таком положении от Заутрени до девятого часа службы[11]. Придя в себя он обошел весь монастырь, рыдая и говоря громким голосом: «O братья! O братья! O братья! Нет человека во всей этой земле, как бы велик и благороден он не был, который, если ему предложили бы дворец, полный золота, не пожелал бы взвалить на спину мешок монет, дабы овладеть столь великим сокровищем».
    И вот небесное сокровище, обещанное любящим Христа, открылось Брату Бернарду. И его разум был столь поглощен этим откровением, что пятнадцать лет его сердце и чувства исторгались к небесам. Во все время сие он не удовлетворял свой голод, хотя и ел то немногое, что ему предлагали. Он говорил, что, если человек не чувствует, что он ест, то его воздержание не в заслугу ему, ибо истинное воздержание есть обуздание себя в том, что приятно твоему вкусу.
    Его разум также столь просветился, что многое из божественного было открыто ему, дабы разрешить множество сложных вопросов и объяснить темные места в Писании, что он и совершал с великой легкостью. Его разум был столь отдален и исторгнут от всех земных забот, что он парил, подобно ласточке, над землей, и иногда оставался двадцать, а порой и тридцать дней на вершине высокой горы, размышляя о божественном.
    Посему брат Жиль говорил, что брат Бернард получил дар от Бога, какого не получал ни один человек, а именно — дар того, что он был питаем в своем божественном полете, подобно ласточке. И по причине чудесного дара созерцания, который брат Бернард получил от Господа, Святой Франциск охотно и часто проводил в беседах с ним день и ночь. И нередко их находили пребывающими в состоянии экстаза на протяжении целой ночи в лесу, где они обычно встречались, чтобы поговорить о божественном.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXIX
Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия, говоря ему, что все хорошее, что тот сделал — бесплодно, что он не в числе избранников Божьих, как это было открыто Святому Франциску, и как он объяснил брату Руффино заблужение, в кое тот впал

    Брат Руффино, один из самых благородных граждан Ассизи, спутник Святого Франциска и человек великой святости, был однажды тяжко искушаем мыслями о предопределении, так что погрузился он в печаль и уныние. Ибо дьявол внушил ему, что он проклят и что ему не суждена жизнь вечная, и заставил его увериться в том, что все его деяния в Ордене бесполезны. И в сем искушение, возраставшем все более и более, он не находил духа открыться Святому Франциску, хотя и не прекращал молиться и поститься: ибо враг его души усиливал его скорбь, нападая не только изнутри, но и извне, принимая разные формы, дабы обмануть его.
    Однажды он явился брату Руффино в виде Распятого и сказал: «O брат Руффино, для чего свершаешь ты епитимьи и возносишь молитвы, ежели ты все равно не предназначен для жизни вечной? Верь мне — ибо я знаю, кого я избрал и предназначил, и не верь сыну Петра Бернардоне, если он скажет тебе обратное. Не слушай его наставлений, ибо никто не знает истины, но лишь я, Сын Божий. Узнай же, что ты в числе проклятых. И сын Петра Бернардоне, отец твой, также, как и его отец, проклят, и кто последует за ним — будет проклят».
    Услышав сии слова, брат Руффино был так ослеплен духом тьмы, что утратил всю веру и любовь, которые питал к Святому Франциску прежде, и даже перестал общаться с ним. Но то, что брат Руффино не открывал своему святому отцу, было открыто тому Святым Духом. Когда Святой узнал, какая опасность угрожает его сыну, он послал к нему Брата Массео. Но Брат Руффино отказался слушать его, говоря: «Что мне за дело до Брата Францсика?»
    И брат Массео, просвященный Духом Божьим, распознал дьявольский обман и отвечал: «O брат Руффино, ты знаешь, что Святой Франциск, подобный ангелу Божьему, открыл истину многим душам в мире, и через него мы обрели благодать Божью. Посему ты пойдешь с нами к нему, ибо я ясно вижу, что ты обманут дьяволом».
    Услыхав сие, брат Руффино поднялся и пошел к Святому Франциску. И Святой, увидев его издалека, возрыдал: «O брат Руффино, глупец, кому ты поверил?» И подойдя к брату Руффино, говорил с ним обо всех искушениях, внешних и внутренних, которым тот подвергался, ясно показывая ему, что тот, кто явился ему, был дьяволом, а не Христом, и что брат Руффино не должен был внимать его увещеваниям. А если же он явится вновь и скажет «Проклят ты», пусть брат Руффино отвечает так: «Открой рот свой!», и по этому он ясно поймет, что сей есть дьявол, а не Христос. Ибо едва брат Руффино произнесет сие, тот немедленно исчезнет. «Ты узнаешь, — добавил Святой, — с кем ты сообщался, когда он восстанавливал сердце твое против всего доброго, ибо таков его обычай. Но Христос благословенный никогда не ожесточает сердца верных. Ибо напротив, его обычай — смягчать сердце человека, как сказал пророк: отниму у тебя сердце каменное, и дам тебе сердце из плоти».
    Тогда брат Руффино, видя, что Святому Франциску ведомы все его искушения в том порядке, в каком они являлись ему, был глубоко тронут его увещеваниями и, горько зарыдав, кротко признал, что был виноват, скрывая свои печали. Он был весьма утешен наставлением свого святого отца, которое Святой Франциск закончил так: «Сын мой, ступай исповедайся и не прекращай своих обычных молитв. Ибо в этом искушении, как ты вскоре поймешь, источник великого утешения и смирения».
    Брат Руффино вернулся в свою хижину в лесу. И когда он молился и горько плакал, враг приступил к нему, приняв обличье Христа, и обратился к нему так: «O брат Руффино, разве не я говорил тебе не слушать сына Петра Бернардоне, не молиться и не соблюдать пост, ибо ты все равно проклят? Что за польза от твоих лишений в этом мире, если у тебя нет надежды на спасение после смерти?»
    И брат Руффино немедленно сказал: «Открой рот свой!». И в тот же миг дьявол отступился от него в столь великой ярости, что вся гора Субазио, что возвышалась неподалеку, содрогнулась до основания, и огромные камни катились вниз, ударяясь друг о друга и производя великий огонь во всей долине. И был столь ужасный шум, что Святой Франциск и все его спутники вышли наружу, чтобы посмотреть, что случилось. И по сей день огромные камни те можно увидеть, лежашими в великом беспорядке.
    Тогда брат Руффино ясно увидел, что дьявол обманул его, и вернулся к Святому Франциску. Он бросился на колени, признавая свое заблуждение. Святой Франциск успокоил его нежными словами и отослал обратно в хижину весьма утешенным.
    Когда он истово молился, Христос благословенный явился ему и, наполнив его душу огнем божественной любви, так обратился к нему: «Ты хорошо поступил, сын мой, поверив Святому Франциску. Ибо тот, кто делал тебя несчастным, был дьявол. Но я Христос, твой Владыка. И дабы доказать тебе это, я обещаю, что ты никогда более не претерпишь подобного несчастья».
    Произнеся слова сии, он исчез, оставив брата Руффино безмерно счастливым, наслаждающимся таким умиротворением и сладостью духовной, мыслями столь высоко воспарившим над миром сим, что весь день и всю ночь он был исторгнут к Богу, и с того момента не сомневался он в своем спасении и стал совершенно новым человеком. С великой охотой пребывал бы он в молитвах день и ночь и в созерцании божественного, если бы ему было дозволено сие. Посему Святой Франциск говорил о нем, что брат Руффино был канонизирован при жизни самим Христом, и что отныне, кроме как в его собственном присутствии, он не мешкая станет называть его Святым Руффино, несмотря не то, что тот еще пребывал на земле.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXX
О чудесной проповеди, которую Святой Франциск и Брат Руффино произнесли в Ассизи

    Брат Руффино, о котором мы уже говорили, постоянно пребывая в созерцании, был так поглощен мыслями о Боге, что стал почти бесчувственен ко внешним вещам, и говорил крайне редко. К тому же он никогда не обладал даром слова, не был красноречив и не отличался самообладанием. Несмотря на это Святой Франциск приказал ему однажды идти в Ассизи и проповедовать людям то, что Господь ему укажет.
    Брат Руффино противился этому, говоря: «Честной отче, молю, прости меня и пошли какого-нибудь другого брата вместо меня. Ибо ведомо тебе, что я не оделен даром проповеди, ибо прост я и несведущ». На сие Святой Франциск отвечал: «Поскольку ты не повиновался немедленно, я велю тебе — скидывай свою рясу и свой капюшон, ступай в Ассизи, войди там в церковь и проповедуй людям. И совершишь сие ради святого послушания».
    Получив сие повеление, брат Руффино скинул рясу и капюшон, пошел в Ассизи и, войдя в церковь, поклонился алтарю, взошел на кафедру и стал проповедовать людями, которые, видя его столь странно одетым, смеялись над ним, говоря: «Эти люди столь усердствуют в своих епитимьях, что совсем выжили из ума».
    Тем временем Святой Франциск, размышляя о том, с какой поспешностью брат Руффино, один из благороднейших людей Ассизи, подчинился его суровому приказу, упрекал себя, говоря: «Как мог ты, скромный сын Петра Бернардоне, послать одного из самых видных людей Ассизи проповедовать людям в таком виде, словно он сумасшедший? Да простит тебя Бог! Тебе следует совершить тоже самое, что ты приказал сделать ему».
    И незамедлительно скинув рясу и капюшон с великим пылом он пошел в Ассизи, взяв с собой брата Льва, который нес одежду его и брата Руффино. Жители Ассизи, созерцая его в таком виде, осыпали Святого бранью, решив, что он и брат Руффино сошли с ума от своей великой епитимьи.
    Святой Франциск вошел в церковь, когда Брат Руффино говорил следующие слова: «O возлюбленные, бегите мира, оставьте грех. Воздавайте каждому человеку, что ему следует, если желаете избежать ада. Держитесь заповедей Божьих и возлюбите Господа и ближних своих, если желаете войти в Царствие Небесное».
    Тогда Святой Франциск взошел на кафедру и начал проповедовать столь прекрасно о святой епитимье, о мире, о добровольной бедности, о надежде на жизнь вечную, о наготе Христа и Страстях нашего Благословенного Спасителя, что все, кто слушал его, мужчины и женщины, стали горько плакать, жестоко терзаясь угрызениями совести. И во всем Ассизи Страсти Христовы были почтены, как никогда прежде. И люди были весьма наставлены сим деянием Святого Франциска и брата Руффино.
    Тогда Святой Франциск укрыл брат Руффино рясой и оделся сам и вернулся в обитель Порциункулы, славя и хваля Бога, который, в назидание стаду Христову, подал им благодать дар победы над собой и отречения от себя, и дал людям, чрез их пример, увидеть, как следует отвергать мир. И с того дня люди столь почитали их, что те, кого касался хотя бы край их облачения, уже считали, что получили благословение.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXI
Как Святой Франциск познакомился с тайнами совести всех его братьев

    Как Господь Иисус Христос говорил в своем Евангелии, «Я знаю овец моих, и мои знают Меня»[12], так и праведный Святой Франциск, как добрый пастырь, узнал чрез божественное откровение все добродетели и заслуги своих спутников, а также их недостатки и ошибки, и желал поговорить с ними об их нуждах, смиряя гордыню и вознося кротость, укоряя грех и славя добродетель — как мы читаем в чудесных откровениях, которые были явлены ему Богом о его первых чадах.
    Помимо прочего, рассказывают, что однажды Святой Франциск находился в монастыре со своими спутниками и говорил с ними о Боге. А Брат Руффино отсутствовал, ибо предавался созерцанию в лесу. И когда Святой разговаривал с братьями, Брат Руффино прошел мимо на некотором расстояния. Святой Франциск спросил собеседников, кого они почитают святейшей душой в мире.
    Они отвечали немедля, что они считают таковым Святого Франциска. Святой упрекал их, сказав: «Возлюбленные братья, я недостойнейший и подлейший человек в мире. Но посмотрите на Брата Руффино, который теперь отправился в лес. Господь открыл мне, что его душа — одна из трех самых святых в мире. И прямо говорю вам — я без колебаний называю его Святым Руффино, хотя он еще и жив, ибо его душа полна благодати и освящена и утверждена на небесах нашим Господом Иисусом Христом». Эти мысли Святой Франциск никогда не открывал в присутствии Брата Руффино.
    О том, что Святой Франциск был равно осведомлен о недостатках своих братьев, мы узнаем из истории о Брате Илье, которого Святой часто укорял за его гордыню. И также о Брате Иоанне делла Капелла, которому Святой предсказал, что он повесится. И о Брате, который был одержим дьяволом в наказание за его несмирение. И о множестве других, чьи недостатки и добродетели были ясно открытии Святому Франциску самим Христом.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Глава XXXII
Как Христос даровал брату Массео добродетель смирения

    Первые спутники Святого Франциска всеми силами стремились следовать святой бедности, избегая земного, и овладеть всеми другими добродетелями, как верными средствами достижения небесного и вечного достояния.
    Случилось однажды, что, когда братья собрались вместе, чтобы побеседовать о божественном, один из них привел такой пример: «Жил человек, великий друг Бога, которому был послан дар праведно жить в молитве и в трудах. В тоже время он был столь кроток, что считал себя величайшим грешником. И через это смирение он обретал святость, и утвердился в милости Божьей. Ибо так он возрастал в добродетели и спасся от грехопадения».
    И Брат Массео, слушая эти удивительные вещи о смирении и зная, что сия добродетель есть одно из величайших сокровищ жизни вечной, столь воспылал любовью и стремлением к добродетели смирения, что возвел глаза к небу и дал обет, твердо решив никогда более не веселиться до тех пор, пока не почувствует, что добродетель сия прочно утвердилась в его душе. С этого мига он постоянно пребывал в молчании в своей лачуге, изнуряя тело свое постом, бдением и молитвами, рыдая пред Господом, и умолял Его даровать ему добродетель сию, без которой он чувствовал себя достойным ада, и коей друг Бога из рассказа, услышанного Братом Массео, был столь щедро одарен.
    Через несколько дней, пребывая в такой состоянии духа, Брат Массео как-то вошел в лес и, восклицая и рыдая, просил Господа, Кто охотно склоняет слух Свой к голосам кротких молитвенников, даровать ему сию божественную добродетель. И услышал он глас с небес, который дважды позвал его: «Брат Массео! Брат Массео!».
    И узнав душой, что се был глас Христа, он отвечал: «Господь мой». Тогда Христос сказал: «Что дашь ты взамен того, о чем просишь?» И Брат Массео отвечал: «Господи, я охотно дам изъять глаза из моей головы».
    Христос отвечал: «Дарую тебе добродетель сию и при этом велю тебе беречь свои глаза». И сказав эти слова голос умолк. А Брат Массео так исполнился даром смирения, что с того времени постоянно пребывал в радости. И часто, когда он молился, то было слышно, как он издавал радостные звуки, подобные пению птиц, вроде «Фью-фью-фью», и его лицо имело выражение великой праведности и счастья. И он стал столь кроток, что почитал себя самым малым человеком в мире. А брату Иакову из Фаллероне, когда тот спросил его, отчего в радости своей он всегда издает одни и те же звуки, брат Массео с веселостью отвечал, что обретя всё благо одним способом, он не видел причин этот способ переменять.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXIII
Как Святая Клара по велению Папы благословила хлебы, что были на столе, и как на каждом хлебе появился знак Святого Креста

    Святая Клара, весьма преданная служительница Креста Христова и один из сладчайших цветов Святого Франциска, была столь праведна, что не только Епископы и Кардиналы, но и сам Папа желал видеть и слышать ее, и часто посещал ее. Однажды, помимо прочего, Святой Отец прибыл в монастырь, дабы услышать ее речи о божественном.
    Беседа их была долгой, и Святая Клара повелела накрыть стол и положить на него хлебы, дабы Святой Отец благословил их. Когда их духовный совет был закончен, Святая Клара встала перед ним на колени с великим почтением и просила его благословить хлебы, лежащие на столе.
    Святой Отец отвечал ей: «Верная Сестра моя, я хочу, дабы ты благословила этот хлеб знамением Креста, которому ты предана». Святая Клара сказала: «Святейший Отец, прости меня. Я буду достойна порицания, если я, ничтожная женщина, отважусь дать такое благословение в присутствии Викария Христа».
    На это Папа отвечал: «Дабы деяние сие не выглядело дерзким, но несло бы на себе знак послушания, я повелеваю тебе, во имя святого послушания, сотворить над хлебами сими крестное знамение и благословить их во имя Божье».
    И Святая Клара, как верная дочерь послушания, с благочестием благословила хлебы, сотворив над ними знамение Святого Креста. И — дивно рассказывать об этом! — на всех хлебах явственно возник Крест. И некоторые их них были съедены, а оставшиеся отложены, дабы засвидетельствовать чудо.
    И Святой Отец, узрев чудо сие, возблагодарил Бога. И взяв несколько хлебов удалился, благословив Святую Клару. В это время Сестра Ортолана, мать Святой Клары, и Сестра Агнесса, её сестра по плоти, жили вместе со Святой Кларой в монастыре. Обе они были весьма добродетельные женщины, исполненные Святого Духа, как и многие другие сестры. К ним Святой Франциск отправлял великое множество больных, которые все исцелялись их молитвами и знамением Святейшего Креста.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXIV
Как Святой Людовик, Король Франции, приезжал в одеянии пилигрима, чтобы посетить праведного Брата Жиля

    Святой Людовик, Король Франции, отправился в паломничество, дабы посетить святыни мира. И прослышав о славе святого брата Жиля, одного из первых спутников Святого Франциска, решил он в сердце своем идти и посетить его лично. Для этого он отправился в Перуджу, где жил сей брат. Придя к воротам обители как простой бедный пилигрим, Король весьма настойчиво просил позвать брата Жиля, не говоря привратнику, кто он, желающий видеть сего брата.
    И привратник пошел к брату Жилю и сказал ему, что у ворот стоит пилигрим, спрашивающий его. Но Господь открыл брату Жилю, что пилигрим был на самом деле Королем Франции. Он поспешно вышел из своей хижины и побежал к воротам, не задавая вопросов. Оба они встали на колени, обнялись с великой почтительностью и оказывали друг другу разные знаки любви и милости, как будто бы между ними существовала давняя дружба, хотя они никогда не встречались ранее.
    Они не говорили ни слова и некоторое время стояли, обнявшись, а затем разошлись в молчании. Святой Людовик продолжил странствие, а брат Жиль вернулся в свою хижину. Когда Король ушел, некий брат осведомился у одного из товарищей своих, кто был тот человек, что обнимал брата Жиля, и тот отвечал, что это был Людовик, Король Франции.
    И когда другие братья услышали об этом, они весьма огорчились, что брат Жиль ничего не сказал. И с горестью говорили они: «O брат Жиль, как мог ты быть столь неучтивым, что не сказал даже слова столь праведному Королю, который приехал из Франции, чтобы увидеть тебя и услышать от тебя несколько добрых слов?»
    Брат Жиль отвечал: «Возлюбленные братья, не удивляйтесь тому, что ни я, ни он не сказали друг другу ни слова. Ибо, едва мы обнялись, свет божественной мудрости открыл мне его сердце, а мое — ему. И по божественному соизволению мы читали в сердцах друг друга и лучше узнали, что хотели сказать, чем если бы изъясняли словами то, что чувствовали в сердцах. Ибо столь несовершенно язык человеческий открывает сокрытые тайны Божьи, что слова скорее воздвигли бы между нами преграду, нежели дали утешение. Узнайте же, что Король ушел от меня довольным и весьма утешенным в душе».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXV
Как Святая Клара, будучи больной, чудесным образом оказалась перенесена Рождественской ночью в церковь к Святому Франциску, где сослужила ему в Службе

    Однажды Святая Клара столь опасно захворала, что не могла даже пойти в церковь с другими сестрами служить Службу в ночь на Рождество Христово. Все прочие сестры отправились к Заутрене, а она оставалась в постели, весьма огорченная тем, что не может пойти вместе с другими сестрами, дабы получить духовное утешение.
    Однако Иисус Христос, ее Супруг, не желая оставить Святую Клару без утешения, чудесным образом перенес ее в церковь Святого Франциска, так что она была на Заутрене, сослужа в Полуночной Мессе, и приняла Святое Причастие, после чего оказалась вновь перенесена в свою постель.
    Когда Служба в церкви Сан-Дамиано закончилась, сестры-монахини вернулись в свою обитель и пришли к Святой Кларе и сказали ей: «O Сестра Клара, Матерь наша, сколь великое утешение обрели мы на сем празднестве Святого Рождества! Ах, если бы Богу было угодно, чтобы ты была с нами!»
    На что Святая Клара отвечала: «Хвалите и славьте нашего Господа Иисуса Христа благословенного, возлюбленные сестры и дочери мои. Ибо я не только сослужила всем службам этой святейшей ночи, но и обрела в своей душе даже более великое утешение, чем то, что обрели вы. Ибо по заступничеству моего отца, Святого Франциска и по милости нашего Спасителя Иисуса Христа, лично присутствовала в церкви моего почтенного отца, Святого Франциска, и своими ушами и душой своей слышала всю Службу, и звуки органа, и пение, и также приняла Святейшее Причастие. Возрадуйтесь же сей милости, кою я получила, и возблагодарите нашего Господа Иисуса Христа».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXVI
Как Святой Франциск разъяснил брату Льву чудесное видение, которое было тому явлено

    Однажды, когда Святой Франциск был тяжко болен, брат Лев, молясь у его ложа, впал в экстаз, и душой перенесся к великой, широкой и быстрой реке. И увидев людей, кои переправлялись через нее, заметил он, как несколько братьев вошли в реку с тяжким грузом. И были они унесены потоком и потонули. Некоторые ухитрились пройти треть пути. Другие достигли середины течения. Но никто не мог выдержать напора воды, все падали и тонули.
    И увидел он, что пришли другие братья. Эти ничего не несли на своих спинах, но все несли на себе знаки святой бедности. Они вошли в реку и перешли на другой берег без малейшей опасности для себя. Увидев сие, брат Лев пришел в себя. И Святой Франциск, зная в душе, что брату Льву было видение, подозвал его и спросил, что он видел.
    Когда брат Лев рассказал о своем видении, Святой Франциск сказал: «То, что ты видел, есть сущая истина. Великая река — есть мир. Братья, кои были нагружены — суть те, кто не следовал своему евангельскому предназначению и не исповедовали великую добродетель бедности. Те же, кто пересек реку — суть те, кто не искал земных богатств в мире сем, кто довольствовался едой и одеждой и следовал за Христом, обнаженным на кресте, неся охотно и с радостью Его сладостное и легкое ярмо и возлюбя святое послушание. Сии с легкостью проходят через жизнь земную к жизни вечной».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXVII
Как Иисус Христос по молитве Святого Франциска обратил богатого владетельного сеньора, предложившего Святому Франциску великое пожертвование, и вдохновил его стремлением принять постриг

    Святой Франциск, слуга Христов, однажды поздним вечером пришел с одним из своих братьев в дом богатого и владетельного сеньора. Тот принял их, как если бы они были ангелами Божьими — со столь великой учтивостью и уважением, что Святой возлюбил его всем сердцем, ибо тот сердечно обнял его при входе, омыл его ноги и с кротостью вытирал и лобызал их, зажег большой очаг и приготовил ужин из самых различных блюд, с радостью прислуживая Святому.
    Когда ужин закончился, сеньор так обратился к Святому Франциску: «Смотри, отче, я предлагаю тебе себя и все, чем владею. Если ты желаешь приобрести рясу, мантию или любую другую вещь — купи ее, и я заплачу. Смотри, я готов дать все, что ты хочешь, ибо, по милости Божьей, сие в моей власти. Я в изобилии владею богатством преходящим, и из любви к Богу, который дал мне все это, весьма охотно одаряю я нищих Его из достатка своего».
    Святой Франциск, видя столь великую учтивость и великодушие, почувствовал великое расположение к сему владетельному господину. И попрощавшись с ним сказал своему спутнику: «Воистину, сей благородный сеньор был бы добрым приобретением для нашего Ордена, ибо он исполнен благодарности к Богу и столь добр и милостив с ближними и с бедными. Ибо знай, дорогой Брат, что милостивость есть одно из свойств Бога, посылающего дождь на справедливых и неправедных. Ибо милостивость есть сестра милостыни, она гасит ненависть и разжигает любовь. Я различил в сем добром человеке такие божественные добродетели, что весьма охотно обрел бы в нем спутника. Через несколько дней мы вновь навестим его, ибо возможно, что Господь тронет его сердце и склонит следовать за нами в служении Ему. Пока же помолимся Богу, дабы вложил он сие желание в сердце этого человека и дал ему силы исполнить его».
    И вот через несколько дней после того, как Святой Франциск совершил сию молитву, Господь тронул сердце владетельного сеньора. И Святой сказал своему спутнику: «Пойдем, Брат мой, в дом того милостивого господина, ибо я надеюсь, что по милости Божьей помимо своих даров из числа вещей преходящих, он предложит также себя и войдет в наш Орден». И, в согласии, отправились они в путь.
    Когда они подошли к дому, Святой Франциск сказал своему спутнику: «Подожди меня немного, ибо прежде я должен просить Бога споспешествовать нашему походу и помолиться, дабы, если будет сие угодно нашему Спасителю Иисусу Христу, ради Его святых Страстей, забрать из мира сего добродетельного сеньора и вверить его нам, Его бедным служителям».
    Сказав сие, он пал на колени в месте таком, где сеньор мог бы, проходя по комнатам, увидеть его. И было угодно Богу, чтобы тот заметил Святого Франциска молящимся пред Христом, явившимся в великой славе и стоявшим пред Святым. Увидел он также, что Святой долгое время был вознесен над землей. Увидев сие, сеньор почувствовал в сердце своем столь страстное желание оставить мир, что поспешил из своего дворца и с великим пылом подбежал к Святому Франциску, пал на колени у ног его, настойчиво и искренне умоляя принять его в Орден и дозволить ему принять епитимью.
    Тогда Святой, видя, что молитва его вознаграждена, и что сеньор просит об исполнении его желания, поднялся и радостно обнял его, искренне благодаря Бога, сделавшего такой подарок его Ордену.
    И сеньор сказал Святому Франциску: «Что ты желаешь, чтобы я сделал, отче? Я готов повиноваться тебе и раздать все свое достояние нищим, следуя с тобой за Христом, без всяких помех от преходящего».
    И следуя совету Святого он раздал все свое имущество бедным и вступил в Орден, живя жизнью праведной и покаянной и всегда говоря о божественном.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXVIII
Как Святому Франциску открылось, что брат Илья осужден и умрет вне Ордена; и как по желанию братьев Святой Франциск молил Христа о брате Илье, и как молитва сия была вознаграждена

    Когда Святой Франциск и Брат Илья жили вместе в монастыре, было открыто Богом Святому Франциску, что брат Илья осужден, ибо почти готов был к отступничеству, и что ему предстоит умереть вне Ордена. В следствие сего откровения Святой был так нерасположен к брату Илье, что с тех пор не обращался к нему и не беседовал с ним. И когда брат Илья направлялся в его сторону, Святой разворачивался и шел прочь, дабы не встречаться с ним.
    И вот брат Илья, видя, что Святой Франциск невзлюбил его, захотел узнать причину сего. Однажды приступил он к Святому, дабы поговорить с ним. Святой, как обычно, хотел избежать встречи с ним, но брат Илья учтиво задержал его и просил объяснить, почему тот избегает его общества и не желает с ним разговаривать. Святой Франциск отвечал: «Причина такова: было открыто мне Господом, что ты желаешь отступиться, и что умрешь ты вне Ордена. Также узнал я, что за грехи твои осужден ты».
    Услыхав сие Брат Илья сказал: «Честной отче, заклинаю тебя любовью ко Христу Иисусу, не отвергать меня и не отсылать меня от себя. Но, как добрый пастырь, следуя примеру твоего Господина, отыщи и спаси агнца, который погибнет без твоей помощи. Молись Богу обо мне, дабы, ежели возможно сие, избавил Он меня от осуждения. Ибо написано, что Господь простит грешника, если раскается тот в грехах своих. Я так верю в молитвы твои, что, если даже буду в аду, и ты станешь молиться обо мне, буду я утешен. Умоляю тебя, заступись за меня пред Господом, пришедшим в мир, дабы спасти грешников, чтобы помиловал он меня».
    Брат Илья просил с таким пылом и с великими слезами, что Святой Франциск исполнился сочувствия и пообещал молиться о нем, что и сделал. И когда молился он с великим благочестием, Господь открыл ему, что молитвы его были вознаграждены, что избавлен брат Илья от осуждения, возвещенное о нем, что душа его будет в конце концов спасена, но Орден он все же покинет и умрет вне его.
    Так и случилось. Ибо Фредерик, Король Сицилии, восстал против Церкви и был отлучен Папой вместе со всеми, кто помогал ему или был советчиком. Поскольку брат Илья был известен, как один из ученейших мужей в мире, Король Фредерик послал за ним, желая увидеть знаменитого монаха. Тот повиновался приглашению Короля и так восстал против Церкви. За это он был отлучен Папой и был удален от Святого Франциска.
    Вскоре после отлучения брат Илья опасно заболел, и некий брат-мирянин, принадлежавший к Ордену, человек весьма праведной жизни, прослышав о его болезни, пришел навестить его, и, помимо прочего, сказал: «Мой дорогой Брат. Весьма тяжко мне видеть, что ты отлучен от Ордена и возможно умрешь в состоянии сем. Ежели существует способ, которым я мог бы вызволить тебя из сих бедствий, я бы охотно перенес любые тяготы и лишения, чтобы помочь тебе».
    Брат Илья отвечал: «Брат мой, я не вижу никакого иного пути, кроме как идти к Папе и умолять его, ради любви к Богу и Святому Франциску, Его слуге, по чьему наставлению я оставил мир, снять с меня отлучение и вернуть меня в лоно Церкви».
    И Брат-мирянин сказал, что он охотно предпримет путешествие сие ради спасения брата Ильи, оставив его, отправился к Папе, и смиренно преклонив колени пред ним умолял его пощадить брата Илью ради любви ко Христу и Святому Франциску, Его слуге.
    И было угодно Богу, чтобы Святой Отец удовлетворил просьбу брата-мирянина, велев ему вернуться к брату Илье, и, ежели найдет того еще живым, передать от имени Папы, что снято с него отлучение и возвращен он в лоно Церкви.
    Брат-мирянин поспешил к Брату Илье с сей радостной вестью и, найдя его на пороге смерти, передал ему послание Папы, сказав, что снято с него отлучение и возвращен он в лоно Церкви.
    С этим брат Илья и оставил мир сей, его душа была спасена по заслугам и молитвам Святого Франциска, на которого брать Илья возлагал столь великую надежду.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XXXIX
О чудесной речи, которую Святой Антоний Падуанский, брат-минорит, произнес в Консистории

    Дивный сосуд Духа Святого, Святой Антоний Падуанский, один из учеников и спутников Святого Франциска, позже назначившего Святого Антония Викарием, однажды проповедовал перед Папой и Кардиналами в Консистории.
    Там были люди самых разных народностей — греки, латиняне, французы, немцы, славяне, англичане и прочие. И Святой Антоний был так воспламенен Святым Духом и толковал Слово Божье столь благочестиво, столь сладостно, столь ясно, столь доходчиво и с такой ученостью, что все, присутствовавшие в Консистории, хотя и говорили на разных языках, понимали его так ясно, будто бы он говорил на родном языке каждого из них.
    И они были исполнены удивления, ибо казалось им, что чудо Пятидесятницы, когда Святой Дух научил Апостолов говорить на всех языках, вновь свершалось на их глазах. И говорили они сами себе: «Разве этот проповедник прибыл не из Испании? Как может быть, что все мы в его словах слышим звуки нашей родной речи?»
    И Папа, удивленный более остальных, видя, сколь глубок смысл слов Святого Антония, воскликнул: «Воистину человек сей есть Ковчег Завета и сокровище Святого Писания».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XL
О чуде, которое Бог совершил, когда Святой Антоний, будучи в Римини, проповедовал рыбам морским

    Благословенному Христу было угодно являть силу великой святости Его вернейшего слуги Святого Антония и показать, как следует людям с благочестием внимать ему, через посредство бессмысленных тварей. Однажды, помимо прочего, Он заставил рыб упрекать неразумных неверных еретиков: ибо даже в Ветхом Завете мы читаем, что в древние времена Валаам был упрекаем Им за невежество свое устами ослицы.
    Святой Антоний пребывал как-то в Римини, где было великое множество еретиков. И желая направить их к свету истинной веры, наставить на путь истинный, проповедовал он им несколько дней и убеждал их верой Христовой и Святым Писанием. Однако они не только противились его словам, но были ожесточены и упрямы, отказываясь слушать его. Наконец Святой Антоний, вдохновленный Богом, пошел на берег, где река впадала в море, и, встав между рекой и морем, начал говорить рыбам, будто бы Господь послал его проповедовать им: «Слушайте слово Божье, о вы, рыбы морские и речные, ибо неверные еретики отказываются слушать его».
    Едва он произнес сие, как вдруг столь великое множество рыб, больших и малых, приблизились к берегу, на котором стоял Святой Антоний, какого никогда не видели ни в море, ни в реке. Все рыбы высовывали головы свои из воды, и казалось, будто они внимательно смотрят в лицо Святому Антонию. Все они расположились в совершенном порядке: меньшие — около берега, за ними те, что немного больше, и дальше всех, где вода была глубже, — самые большие.
    Когда они разместились таким образом, Святой Антоний начал проповедовать им, говоря весьма мудро: «Братья мои рыбы, вы стремитесь, насколько это в ваших силах, вознести благодарность вашему Создателю, Который дал вам в обиталище столь достойную среду. Ибо вы можете выбирать сладкую воду или соленую. Вы имеете множество укрытий от бури. Также для пропитания вашего дана вам среда весьма чистая и прозрачная. Бог, ваш щедрый и добрый Создатель, когда сотворил вас, велел вам плодиться и размножаться и благословил вас. Во время всемирного потопа все прочие твари погибли, только вас Бог хранил невредимыми. Он дал вам плавники, дабы вы плавали, где пожелаете. Вам было даровано, по воле Божьей, уберечь пророка Иону и через три дня выбросить его целым и здравым на твердую землю. Это вы принесли нашему Спасителю Иисусу Христу статир для собирателей дидрахм, когда из-за своей бедности он не имел, чем уплатить[13]. По особому таинству вы были едой Царя вечного Иисуса Христа до и после Его Воскресения. За все сие вы обязаны хвалить и благословлять Господа, Который одарил вас щедрее и обильнее, чем прочих тварей».
    При словах сих рыбы стали открывать рты и склонили главы свои, стремясь, как могли, выразить свое почтение и показать свою благодарность. Святой Антоний, видя почитание рыбами своего Создателя, сильно возрадовался в душе и сказал громким голосом: «Благословен будь, Бог вечный. Ибо рыбы морские почитают Его более, чем люди неверные, и звери бессмысленные внимают слову Его с большим вниманием, чем грешные еретики».
    И пока Святой Антоний проповедовал, количество рыб возросло, и ни одна не покинула своего места. И люди города, услышав о чуде, поспешили увидеть его. С ними также пришли вышереченные еретики, которые, видя удивительное и явное чудо, были тронуты в своих сердцах. И бросились к ногам Святого Антония, дабы слушать его слова. Святой тогда начал излагать им Католическую веру. Он проповедовал так красноречиво, что все те еретики обратились и вернулись к истинной вере Христовой.
    Верные также были исполнены радости и великого утешения и укрепились в вере. После сего Святой Антоний отпустил рыб с благословением Божьим. И все они расплылись в разные стороны, радуясь, и люди вернулись в город. А Святой Антоний оставался в Римини несколько дней, проповедуя и пожиная множество плодов духовных в душах тех, кто внимал ему.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLI
Как преподобный брат Симон избавил одного брата от великого искушения, из-за которого тот был готов покинуть Орден

    В самом начале существования Ордена, еще при жизни Святого Франциска, один юноша из Ассизи вошел в число братьев. Звали его Симон. И Господь украсил его такими дарами и столь возвысил разум его, что во всю свою жизнь он был зерцалом святости, как я слышал от тех, кто долго жил вместе с ним. Он очень редко покидал свою хижину, и всякий раз, когда был в обществе братьев, говорил о Боге. Он никогда не учился, однако, рассуждая о божественном и о любви Христовой говорил он столь возвышенно, со столь глубокой мудростью, что слова его казались чем-то сверхъестественным.
    Однажды вечером он пошел в лес с братом Иаковом из Массы, чтобы поговорить о Боге, и они провели всю ночь в сладостной беседе о божественной любви. Когда настало утро, им показалось, что они провели вместе всего несколько минут, как тот самый Брат Иаков сам рассказывал мне.
    Брат Симон был столь поглощен радостью чудесного общения с Богом, и дух его был так переполнен любовью, что он часто бывал он принужден лечь, ибо покойная сладость, нисходившая на него с Духом Святым, требовала покоя не только души, но также и тела. И во время сих божественных посещений он часто бывал исторгнут к Богу, и был бесчувственен ко всему телесному.
    Онажды, когда он был таким образом исторгнут к Богу и бесчувственен к миру, сердце его так пылало божественной любовью, что все чувства его тела умерли для всего внешнего. Некий брат, желая убедиться, действительно ли это так, как кажется, взял из костра пылающий уголь и положил брату Симону на ногу. И брат Симон не почувствовал этого и не подал никаких признаков боли, хотя уголь лежал на его ноге некоторое время, пока не свалился.
    Приступая к трапезе, брат Симон, прежде, чем напитать тело, раздавал окружающим пищу для души, говоря о Боге.
    Юноша из Сан-Северино, весьма тщеславный и суетный, хотя и благородной крови и с изысканными манерами, был обращен через благочестивую беседу с братом Симоном и вошел в Орден. Когда тот принял его в монастырь, то забрал у него мирскую одежду. И юноша оставался с братом Симоном, дабы изучить Устав. Дьявол, всегда ищущий сотворить зло, искушал юношу через плоть столь сильно, что тот не мог сопротивляться и, пойдя к брату Симону, сказал ему: «Верни мне мою одежду, которую я носил в миру, ибо я не могу противостоять искушению плоти».
    Брат Симон, весьма сочувствуя ему, сказал: «Посиди пока здесь, со мной, сын мой». И говорил ему о Боге так убедительно, что искушение оставило его. Вскоре, однако, все повторилось, и юноша вновь пришел и потребовал вернуть свою одежду. И брат Симон отвратил его от желания сего, рассказывая ему о Боге. И так повторялось несколько раз.
    Наконец, однажды ночью искушение приступило к юноше с такой силой, что устоять ему было совершенно невозможно. Он пошел к брату Симону и умолял вернуть ему его студенческую одежду, ибо он не может более оставаться в монастыре. Тогда брат Симон как обычно усадил его рядом с собой и говорил с ним о Боге. Юноша слушал и, сокрушенно склонив голову свою, возложил ее на грудь брата Симона.
    Тот, сочувствуя брату, возвел очи к небесам и молился, чтобы Господь помиловал его. Во время молитвы исторгся он в экстаз, и молитва его была вознаграждена. Когда брат Симон пришел в себя, то нашел юношу полностью избавившимся от искушения и таким покойным, будто никогда не подвергался он дьявольским нападкам. Злой дух, что неистовствовал в его сердце, так сказать, сменился Духом Божьим, ибо брат сей стал подобен пылающему углю божественной любви, как говорил брат Симон, и сердце его с того времени было воспламенено любовью к Богу и ближним.
    Встретившись однажды со злодеем, который был приговорен к ослеплению, юноша сей почувствовал к нему такое сострадание, что отправился к правителю и при всем совете со слезами молил разрешить ему отдать один свой глаз, дабы преступник не потерял оба. Правитель и все, кто составлял его совет, были столь тронуты милосердием сего монаха, что простили обвиняемого.
    Брат Симон, молясь однажды в лесу, был раздражен стаей ворон, которые своим карканьем мешали его размышлениям. Он повелел им именем Христа улетать и никогда не возвращаться. И птицы улетели по его повелению, и никогда больше их не видели и не слышали во всей той округе. И все окрестности Фермо, где находился монастырь, были свидетелями этого чуда.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLII
О некоторых удивительных чудесах, которые Господь произвел чрез брата Петра из Монтичелло и брата Конрада из Оффиды. Как брат Бентивольо пронес прокаженного на расстояние в пятнадцать миль за весьма краткое время, как Святой Михаил говорил с братом, и как Дева Мария явилась брату Конраду и передала Своего Божественного Сына ему на руки

    Как небо украшается звездами, так и Анконская Марка в прошлые времена украшалась праведными и достойными подражания братьями, которые, подобно ярким светилам небесным, украшали Орден Святого Франциска и освещали мир своей верой и примерами добродетели. Первейшим среди них был брат Люсидо Антико, в коем сиял истинный огонь божественной милости и свет праведности. Ибо, наставляемая Духом Божьим, проповедь его производила неисчислимые плоды.
    Другого брата — Бентивольо из Северино — брат Массео видел парящим над землей, когда тот молился в лесу, после чего брат Массео и стал братом-миноритом и возрос в праведности так, что свершил многие чудеса, как при жизни, так и после смерти. Погребен он в Мурро.
    Брат Бентивольо, будучи как-то один в Траве-Бонанти, кормил одного прокаженного и ухаживал за ним. И получил он повеление от начальствующих своих ступать в монастырь в пятнадцати милях оттуда. Не желая оставить бедного прокаженного, он осторожно усадил его к себе на спину и терпеливо нес его на себе. Ко времени, когда наступил день, и солнце взошло, он прошел пятнадцать миль и прибыл со своей ношей в монастырь, куда был послан, и который назывался Монте-Санчино. Будь он орлом, не прилетел бы он столь быстро. Чудо сие вызвало большое удивление и восторг по всей той местности.
    Другой брат — Петр из Монтичелло, бывший Гвардианом (Наместником) древнего Анконского Монастыря, воспарил на несколько футов над землей и поднялся к Распятию, пред которым он молился. Этот же самый брат Петр однажды, соблюдя Михайлов Пост с великим благочестием, молился в последний день праздника в церкви, и один юноша, укрывшийся за высоким алтарем в надежде увидеть что-нибудь чудесное, услышал, как брат Петр говорил со Святым Михаилом. И слова, которые тот юноша слышал, были таковы. Святой сказал Брату Петру: «Ты с верой страдал ради меня и много дней умерщвлял свою плоть. И вот пришел я, чтобы утешить тебя, и любую милость, которую ты попросишь у Бога, я добуду для тебя». Брат Петр отвечал: «Пресвятой князь небесного воинства, верный слуга любви божественной и душ защитник праведный. Вот дар, о котором я прошу тебя, — вымоли у Господа прощение моих грехов». И Святой Михаил отвечал: «Проси другой дар, ибо сие исполнить весьма легко». Но, поскольку брат Петр не просил ни о чем другом, Архангел сказал: «За веру и твою мне преданность добуду я для тебя не только сей дар, но также множество других». И, когда беседа, длившаяся некоторое время, завершилась, Архангел Михаил исчез, оставив Брата Петра весьма утешенным.
    В то же время жил брат Конрад из Оффиды в монастыре Фораны в пределах Анконы, где проживал и брат Петр. Однажды брат Конрад пошел в лес поразмышлять о Боге, а брат Петр последовал за ним, чтобы посмотреть, что с тем будет. И брат Конрад стал молить Деву Марию с великим жаром и благочестием, дабы упросила она своего Благословенного Сына — да позволит Он ему испытать хотя бы долю сладости, что испытал Святой Симеон в день Сретенья, когда на своих руках держал Иисуса, Благословенного Спасителя. Когда закончил брат Конрад молитву, Дева Мария исполнила его просьбу — И узрите! — Царица Небесная явилась в великой славе со своим Благословенным Сыном на руках и, приблизившись, передала Святое Дитя на руки брату Конраду.
    Брат Конрад принял Его с великим благоговением и, обняв, прижал к своей груди, к серду, переполняясь и пылая божественной любовью и невыразимым утешением.
    Брат Петр, видя сие издалека, также испытал в душе великую сладость и ликование. Когда Дева Мария оставила брата Конрада, брат Петр поспешил в монастырь, дабы не быть замеченным. Но когда брат Конрад вернулся, исполненный радости и счастья, брат Петр сказал ему: — O брат, ты обрел великое утешение сегодня! И Брат Конрад отвечал: — О чем говоришь ты, брат Петр? Как ты узнал? Ты видел меня? — Я знаю, — отвечал брат Петр, — что Дева Мария со своим Благословенным Сыном посетила тебя. И брат Конрад, который из великого смирения желал сохранить в тайне милость, что обрел он от Бога, умолял брата Петра никому не говорить о том, чему он был свидетелем.
    И с того времени столь велика была любовь между этими двумя братьями, что казалось, будто у них была одна душа и одно сердце во всём.
    Сей брат Конрад, будучи однажды в Монастыре Сируоло, избавил женщину, одержимую дьяволом, молившись за нее целую ночь. Когда мать той женщины, придя, узнала о сем, брат Кондрад тем же утром покинул то место, дабы не воздавали ему почести местные жители.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLIII
Как брат Конрад из Оффиды обратил молодого брата, который был камнем преткновения для других братьев, и как после смерти душа сего брата явилась брату Конраду, прося молиться за него, и как посредством молитв брата Конрада был избавлен тот брат от великих мук в Чистилище

    Жизнь брата Конрада из Оффиды, великого последователя Евангельской бедности и Устава Святого Франциска, была столь примерна и столь похвальна пред Богом, что Христос благословенный отличил его многими чудесами, не только при жизни, но также и после смерти. Кроме прочего, когда он однажды пребывал в Монастыре Оффиды, братья просили его, из любви к Богу и святому милосердию, пожурить молодого брата из их монастыря, коий был ребячлив и несерьезен, и манеры имел столь распущеные, что смущал он всех братьев, старых и молодых, в божественном служении, и очень мало или вовсе не пекся о соблюдении обычаев благочестивого жития.
    По просьбе братьев и из сочувствия к тому юноше, брат Конрад призвал его однажды к себе и упрекал так кротко, что тронул сердце его, и юноша, оставив ребячества свои, стал столь кротким, столь смиренным, столь благочестивым, так стремился поступать верно, был готов услужить другим и столь рьяно упражнялся во всех добродетелях, что братья, для коих он прежде был подлинным камнем преткновения, были столь утешены и довольны им, что любили его сердечно.
    Вскоре после сего обращения было угодно Богу забрать того брата из мира сего. И смерть его произвела великую скорбь среди братьев. Несколько дней спустя после того, как душа его покинула тело, явилась она брату Конраду, когда он молился в монастыре пред алтарем, кротко приветствуя брата Конрада, как отца. Брат Конрад спросил, кто он, и душа отвечала: «Я душа молодого брата, что умер несколько дней назад».
    Брат Конрад сказал: «Возлюбленный сын мой, каково тебе?» И душа отвечала: «Милостью Божьей и чрез твои наставления, за кои я весьма благодарен тебе, не проклят я. Но за грехи, что я не смог искупить, пока жил на земле, сильно страдаю я в Чистилище. И молю тебя, Отче, как ты сострадал мне, когда я был жив, помоги мне теперь своими молитвами и прочти за меня несколько раз «Pater noster», ибо твои молитвы весьма угодны Богу».
    Тогда брат Конрад, все также сердечно привязанный к покойному, прочел по нем «Pater noster» с Requiem aeternam. На сие душа сказала: «Святейший отче, я уже весьма утешен, и молю тебя повторить твои молитвы ради меня». Брат Конрад сделал, как просила душа, и та сказала вновь: «По твоим молитвам обо мне, страдания мои уменьшаются. Посему молю тебя, не переставай молиться обо мне». Тогда брат Конрад, видя, что душа юноши освобождается по его молитвам, прочитал стократно «Pater noster». И когда он закончил, душа сказала ему: «Благодарю тебя, дражайший отче во имя Бога за твое милосердие ко мне. По молитвам твоим освобожден я от страданий в Чистилище и отправляюсь на Небеса». Сказав так, душа исчезла.
    Брат Конрад, дабы утешить и успокоить братьев, рассказал им о видении. И так душа молодого брата отправилась на Небеса чрез заслуги брата Конрада.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLIV
Как Богоматерь и Святой Иоанн Евангелист явились брату Петру и рассказали ему, кто испытал величайшие страдания по Страстям Христовым

    Когда брат Конрад и вышереченный брат Петр, два лучезарных светоча Анконы, жили вместе в Монастыре Форано, между ними царила такая любовь и взаимная забота, что казалось, будто у них одна душа и одно сердце на двоих. Они знали друг о друге всё и разделяли все милости, которые Господь посылал им. Пребывая в таком согласии, Брат Петр однажды молился, благочестиво размышляя о Страстях Христовых и о том, как Его Благословенная Матерь со Святым Иоанном Евангелистом и Святым Франциском пребывали у подножия Креста, будучи в своих душевных страданиях сораспяты со Христом, испытывал великое желание узнать, кто из трех испытал величайшие муки по Страстям Христовым — Матерь, которая родила Его, Ученик, преклонявший главу на грудь Его, или Святой Франциск, бывший как бы сораспят с Ним[14].
    Когда он размышлял о сем, явились ему Дева Мария со Святым Иоанном Евангелистом и Святым Франциском, облаченные в небесные одежды душ прославленных. И Святой Франциск, казалось, был одет богаче, чем Святой Иоанн. Брат Петр был весьма напуган cим видением, но Святой Иоанн успокоил его, сказав: «Не бойся, дорогой брат, ибо пришли мы просветить тебя в твоих сомнениях: знай же, что Матерь Христова и я, Его ученик, страдали и скорбели о Его Страстях больше всех созданий, а после нас более всех страдал Святой Франциск. Посему зришь ты его в такой славе».
    И брат Петр сказал: «Почему тогда, Пресвятой Апостол Христов, одеяния Святого Франциска прекраснее твоих?» «Потому что, — отвечал Святой Иоанн, — когда пребывал он в миру, то одевался скромнее, чем я». И с этими словами он дал брату Петру славное облачение, кое держал в руках, сказав: «Возьми сии одеяния, кои принес я тебе».
    И, когда Святой Иоанн едва не возложил облачение на брата Петра, тот упал в страхе и стал восклицать: «Брат Конрад, брат Конрад, поспеши, дабы помочь мне! Приди и узри чудеснейшее!»
    И едва он сказал сии слова, видение исчезло. Тогда Брат Петр рассказал Брату Конраду обо всем, что видел, и они вместе вознесли благодарения Богу.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLV
Об обращении, жизни, чудесах и кончине преподобного брата Иоанна делла Пенна

    Когда Брат Иоанн делла Пенна еще пребывал в миру и был простым мальчиком из провинции Анконы, однажды ночью прекрасное дитя явилось ему и, позвав, сказало: «Иоанн, ступай в Санто-Стефано, где проповедует один из Братьев-Миноритов. Услышь его слова и уверуй в учение, которое он исповедует, ибо я призвал его».
    Тогда мальчик Иоанн поднялся, весьма смущенный, и пошел в Санто-Стефано. Там он увидел великое множество мужчин и женщин, ожидавших проповеди. Тот, кто проповедовал, был братом по имени Филипп, один из первых братьев, посетивших Анкону, ибо тогда в той провинции было учреждено всего несколько монастырей. И брат Филипп стал проповедовать. И говорил он столь благочестиво, говоря не от мирской мудрости, но по вдохновению Духа Христова, возвещая Царство вечной жизни.
    Когда проповедь закончилась, мальчик подошел к брату Филиппу и сказал: «Отче, ежели примешь ты меня в Орден, я весьма охотно стану исполнять епитимью и буду служить нашему Господу Иисусу Христу». И брат Филипп, видя великую чистоту ребенка и его настойчивое желание служить Богу, сказал: «Приди ко мне в Риканати, и я приму тебя».
    Тогда провинциальный капитул находился в Риканати, и мальчик в своей наивности вообразил, что это и есть странствие, которое, как было открыто в видении, надлежит ему совершить, и что после этого странствия он отправится на небеса, как только Брат Филипп примет его в Орден.
    Поняв, что этого не свершилось, брат Иоанн, когда Министр объявил на Капитуле, что, ежели кто из братьев желает отправиться в Прованс ради добродетели святого послушания, то он охотно даст на то свое согласие, почувствовал великую охоту пойти туда. Ибо полагал в сердце своем, что сие и есть странствие, которое он должен совершить, прежде чем взойти на небеса. Но, побоявшись вызваться, поведал он о своем желании брату Филиппу и умолял его испросить для него дозволения отправиться в Прованс.
    Тогда брат Филипп, видя его чистоту и благочестивость его стремлений, испросил для него дозволения, о котором тот просил. И маленький брат Иоанн с радостью отправился в путь, ибо верил, что, свершив сие странствие, он сразу взойдет на небеса. Но Богу было угодно, чтобы он оставался в той провинции, куда направился, двадцать пять лет в ожидании дня, когда же он отправится на небеса, живя в великой святости, являя собой пример праведности и возрастая в добродетели и любви к Богу и людям.
    И он был любим как мирянами, так и братьями. И вот однажды, когда брат Иоанн молился, рыдая и скорбя о своем несовершенстве и о своем долгом странствии, Христос Благословенный явился ему, и он почувствовал, будто душа его растворяется в нем. И сказал Господь ему: «Сын мой, брат Иоанн, проси у меня, чего пожелаешь». И он отвечал: «Господь мой, я ни о чем не могу просить тебя, кроме как о Тебе Самом, более ничего не желаю. Однако же прошу Тебя простить мои грехи и даровать мне милость, дабы узрел я Тебя еще раз, когда буду весьма нуждаться в Твоем присутствии». И Христос Благословенный отвечал: «Твоя просьба исполнена». И сказав сие, исчез, оставив брата Иоанна весьма утешенным.
    Наконец братья провинции Анконы, прослышав о святости брата Иоанна, упросили Генерала Ордена повелеть ему, ради святого послушания, вернуться в Анкону. Едва приказ настиг его, он отправился в путь с великой радостью, надеясь, что по возвращении отправится на небеса, как обещал ему Христос.
    Придя в провинцию, он прожил там тридцать лет, никому не рассказывая о своем видении. И каждый день он надеялся, что, по милости Божьей, обетование исполнится. В это время он часто исполнял обязанности Гвардиана (Наместника Монастыря) с великой мудростью, и Господь сотворил через него много чудес.
    Кроме прочих даров, которые он получил от Бога, был дух пророчества. Как-то, пока он был вне монастыря, один из вновь обращенных братьев был столь жестоко искушаем дьяволом, что решил оставить Орден сразу по возвращении брата Иоанна.
    На это брат Иоанн, узнав через дух пророчества об искушениях и о решении новичка, поспешил вернуться в монастырь и призвав того повелел во всем признаться. Но прежде чем тот исполнил повеление, он сам поведал ему обо всех искушениях, как было открыто ему Господом, и завершил словами: «Сын мой, за то, что ты дождался меня и не покинул монастырь без моего благословения, Господь пожалел тебя, и ты не только не покинешь Орден, но и умрешь в нем по милости Божьей». И новообращенный брат остался в Ордене и стал праведным братом-миноритом. О сем поведал мне брат Уголино.
    Тот же брат Иоанн, хотя разум его и был весьма мирен и спокоен, говорил очень редко. Он был человеком молитвы и редко возвращался в свою хижину после Заутрени, а оставался в церкви до утра.
    Однажды ночью после Заутрени ангел Божий явился ему, сказав: «Брат Иоанн, жизнь твоя окончена, ибо момент, которого ты желал столь пылко, настал. Я знаю от Господа, что ты можешь просить его о даре, каком пожелаешь. Также я возвещаю тебе, что ты можешь выбрать между одним днем пребывания в Чистилище и семи днями страдания в мире сем». И брат Иоанн, выбрав семь дней страданий в этом мире, немедленно заболел и терзался от разных скорбей. Ибо он пребывал в сильной лихорадке, руки и ноги его поразила подагра, боль поразила все его тело, и многие другие страдания терзали его.
    Но хуже всего было то, что дьявол предстал перед ним, держа в руках длинный свиток, на котором были записаны все его грехи, которые он совершил в мыслях, словах и делах. И дьявол сказал ему: «За эти грехи, которые ты совершил в мыслях, словах и делах, ты осужден пребывать в самой глубине ада». И казалось брату Иоанну, что он не совершил ни одного доброго деяния. Он даже забыл, что пребывал в Ордене, поверив, что был проклят, как говорил ему дьявол. И когда братья спросили его, как он себя чувствует, он отвечал: «Я весьма несчастлив, ибо проклят я».
    Братья, видя сие, послали за старейшим братом по имени брат Маттео из Монте-Роббиано, который был человеком праведным и большим другом брата Иоанна.
    Когда брат Маттео пришел, настал седьмой день страданий брата Иоанна. И брат Маттео подошел к нему и спросил — как он себя чувствует. «Я в скорби, — был ответ, — ибо я проклят». Тогда брат Маттео сказал ему: «Разве ты не помнишь, что часто исповедовался мне, и что я отпустил тебе все твои грехи? Разве не помнишь ты также, что служил Богу много лет в этом святом Ордене? Разве ты не знаешь, что милость Бога больше всех грехов мира сего, и что Иисус Христос Благословенный, Спаситель наш, отдал себя ради нашего спасения? Надейся, ибо я знаю точно, что ты будешь спасен».
    И когда он умолк, испытания прекратились и искушения отошли. Тогда брат Иоанн, весьма утешенный, сказал брату Маттео: «Дорогой брат мой, ты устал. Молю тебя — иди и отдохни немного». Но брат Маттео не оставлял его. Поддавшись, наконец, его мольбам, он пошел немного передохнуть, и брат Иоанн остался один с братом, который ухаживал за ним.
    И внемли! Христос Благословенный явился в великой славе, как обещал брату Иоанну явиться, когда тот будет весьма в нем нуждаться. И Он исцелил его от всех немощей.
    Тогда Брат Иоанн сложил руки, благодаря Бога, дозволившего ему закончить долгое странствие своей земной жизни в руках Иисуса, Которому он поручил душу свою, удалившись от сей смертной жизни ради жизни вечной во Христе Благословенном, Которого он ждал так долго и жаждал узреть. Брат Иоанн был погребен в Монастыре Делла-Пенна-ди-Сан-Джовани.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Глава XLVI
Как брат Пачифико во время молитвы видел душу брата Юмиле, своего брата по плоти, восходившую на Небеса

    Были в Анконской провинции два брата, которые вступили в Орден после смерти Святого Франциска — одного звали брат Юмиле, а другого брат Пачифико. Оба они достигли великого совершенства и святости. Брат Юмиле жил в Монастыре Соффиано, где и скончался. Брат Пачифико жил в другом Монастыре, удаленном от того, где жил брат Юмиле.
    Было угодно Богу, дабы брат Пачифико, молясь однажды в уединенном месте, вошел в экстаз и увидел душу своего брата, только что покинувшую тело и беспрепятственно восходящую прямо на небеса. Через много лет, в то время, когда, по требованию Владык Бруфорте, братья Монастыря в Соффиано переселялись из прежнего монастыря в другой и переносили останки праведных братьев, что скончались там, брата Пачифико послали туда.
    И когда была вскрыта могила брата Юмиле, брат Пачифико взял кости его, омыл их вином, бережно вытер белым рушником и плакал над ними, целуя их с великой любовью. Другие братья были весьма удивлены тому, что он подает им столь дурной пример, ибо они не поняли, как человек настолько праведный может проявлять такую телесную привязанность к своему брату, почитая его останки превыше останков всех прочих братьев, которые были не менее праведны, чем брат Юмиле, и также заслуживали почитания.
    Тогда брат Пачифико, узнав, что братья не правильно поняли его, кротко разъяснил им свое поведение, говоря: «Дражайшие братья мои, не удивляйтесь тому, что я почитаю кости брата моего превыше останков других братьев. Ибо — благодарение Богу! — не из мирских чувств поступаю я так, но потому, что, когда брат мой ушел из этой жизни, молился я в уединенном месте, очень далеко от монастыря, где он скончался. И видел я душу его, восходящую прямо на небеса. Вот почему я уверен, что его кости святы и будут почтены на Небесах. Если Господь откроет мне подобное о других братьях, я буду воздавать их костям такое же почтение».
    Тогда братья убедились, что стремления брата Пачифико были благочестивы и праведны, и были наставлены тем, что он говорил им, и хвалили Бога, творящего такие чудеса ради праведных монахов Его.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLVII
О праведном брате, которому, когда он был болен, явилась Богородица и принесла три фиала с целебным бальзамом

    В вышереченном Монастыре Соффиано жил в прежние времена брат-минорит столь праведный, что казалось, будто он едва ли не существо сверхъестественное, и часто бывал он исторгнут к Богу. Он в заметной мере обладал даром созерцания. И частенько, когда брат сей пребывал в состоянии восторга воспарял над землей в экстазе, птицы всех видов слетались и садились ему на голову и на руки, распевая весьма чудесно.
    Он очень любил уединение и редко говорил. Но когда кто-нибудь спрашивал его о чем-либо, он отвечал столь разумно и милостиво, что казалось, будто бы он ангел, а не смертный. Он был человеком, целиком преданным молитве и созерцанию, и братья весьма его почитали. Завершая свою добродетельную жизнь, по воле Бога, брат сей опасно заболел, так что не мог принимать пищу, и избегал всех лекарств, уповая на Врача Небесного Иисуса Христа благословенного и на Его божественную Матерь, Которая, милостью Божьей, посетила и исцелила его. Ибо, когда лежал он на одре своем, всем сердцем и с великим благочестием приготовляясь к смерти, Славная Дева Мария, Матерь Христова, явилась ему с великим множеством ангелов и святых дев, окруженная сиянием.
    Она приблизилась к его ложу, и глядя на Нее брат-минорит испытал великое утешение и радость в душе и теле и стал смиренно молиться Ей, прося Ее божественного Сына освободить его душу из недостойной темницы плоти. И, когда он так, рыдая, настойчиво молился, Дева Мария позвала его по имени, говоря: «Сын мой, не сомневайся. Ибо молитва твоя вознаграждена, и я пришла утешить тебя немного, прежде, чем ты покинешь мир сей».
    Рядом с Девой Марией стояли три святых девы, державших в своих руках три фиала, наполненных целебным бальзамом. И Дева Мария, взяв один из фиалов тех, открыла его, и весь дом наполнился благоуханием. И зачерпнула Она полную ложку бальзама и дала больному брату. Едва тот попробовал бальзам сей, как сразу же ощутил сладость такую, что, казалось, душа не может более оставаться в теле его. И он зарыдал: «Не продолжай, благословенная Дева Мария, не продолжай, O благословенная Целительница, спасающая людей от страданий. Не могу я сносить сладость сию».
    Но сострадательная Богородица продолжала давать ему бальзам, пока фиал не опустел. Когда первый фиал был пуст, Благословенная Дева взяла второй и хотела дать Брату бальзам, но он сказал: «O Благословенная Богородица, если душа моя таяла от сладости и силы бальзама, который Ты уже дала мне, как смогу я выдержать второй фиал. Я молю тебя, Дева, благословенная превыше всех святых и всех ангелов, не давай мне больше».
    Славная Дева Мария отвечала: «Попробуй, сын мой, немного из второго фиала». И, дав ему немного бальзама, сказала: «Достаточно тебе, сын мой, на сегодня. Скоро я приду вновь, дабы проводить тебя в Царство Сына Моего, Которого ты всегда искал и желал». И сказав так Она оставила брата и исчезла. И брат был столь укреплен и утешен лечением, которое было дано ему, что прожил несколько дней в совершенном здравии и без всякой еды. Вскоре, во время веселой беседы с братьями, он, пребывая в великой радости, оставил сию земную жизнь.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLVIII
Как брат Иаков делла Масса узрел в видении братьев-миноритов всего мира в образе древа, и как добродетели, достоинства и пороки всех их стали известны ему

    Брат Иаков делла Масса, которому Господь открыл многие тайны и которому Он дал совершенное знание Святого Писания и будущего, был столь праведен, что брат Жиль из Ассизи, брат Марк из Монтино, брат Джинепро и брат Лючидо говорили о нем, что не знали они никого в целом мире, кто был бы более возвеличен Богом, чем брат Иаков. Я весьма сильно желал увидеть его, ибо, попросив брата Иоанна, спутника брата Жиля, изъяснить мне некие духовные вопросы, услышал от него: «Если хочешь получить доброе наставление в вопросах духовных, постарайся поговорить с братом Иаковом делла Масса. Ибо его слова — слова Духа Святого, никто не мог бы ничего добавить к тому, что исходит от него, и нет человека на земле, которого я бы больше желал увидеть, чем его».
    Когда брат Иоанн из Пармы был Министром, этот самый брат Иаков в один из дней молился, полностью исторгнутый к Богу, и оставался три дня в экстазе, полностью утратив телесные чувства, так что братья думали, будто он умер. И во время сего экстаза многое об Ордене было открыто ему. Узнав об этом, я желал поговорить с ним и убедиться в его великой праведности. Когда Господь дозволил мне увидеть его, я так обратился к нему: «Если то, что слышал я о тебе, правда, молю тебя, не таись от меня. Я слышал, что, когда ты три дня был как бы мертвым, помимо прочего, открыл тебе Господь, что будет с нашим Орденом. Так говорил мне брат Маттео, которому ты, по святому послушанию, открылся в том».
    Брат Иаков весьма кротко признался, что брат Маттео сказал правду. Вот, что было сказано мне братом Маттео: «Я знаю одного брата, которому Господь открыл, что будет с нашим Орденом. Ибо брат Иаков делла Масса рассказал мне, что, когда Господь открыл ему многие вещи о воинстве Церкви, узрел он в видении великое и прекрасное древо с корнями златыми, ветвями коего были люди. И люди те все были братьями-миноритами. И ветвей было столько же, сколько есть провинций в Ордене, и каждая ветвь была составлена из такого количества братьев, сколько было их в каждой из провинций. И он узнал количество братьев всего Ордена и каждой провинции в отдельности — с их именами, возрастами, чинами и различными обязанностями, которые они исполняли, а также с их добродетелями и недостатками. И узрел он брата Иоанна из Пармы на вершине высочайшей ветви дерева, и вокруг него были Министры каждой провинции. И увидел он Христа Благословенного, восседающего на престоле, Который, позвав к себе Святого Франциска, дал ему чашу, полную вина жизни, говоря: «Ступай к твоим братьям и дай им испить вина жизни вечной, ибо Сатана восстанет против них, и многие падут и не поднимутся боле».
    И Христос Благословенный дал Святому Франциску двух ангелов, дабы сопровождали его. И Святой Франциск взял чашу для своих братьев и первому предложил брату Иоанну из Пармы, который, приняв чашу ту, испил все содержимое поспешно, но с великим благоговением. И испив воссиял он, как солнце. Затем Святой Франциск предложил чашу всем другим. И некоторые приняли чашу и пили благоговейно. Те, кто поступил так, наполнились светом, подобно солнцу. Те же, кто брал чашу и пил без благоговения, чернели и коробились так, что страшно было смотреть на них. Те, кто испили часть содержимого и останавливались перевести дух, становились частью светлыми, а частью темными, в зависимости от того, сколь много испили. Светлее же всех был вышереченный брат Иоанн, который, испив до капли чашу жизни, узрел с помощью света небесного бури и страдания, которые почти уже восставали против древа, сотрясая и терзая его ветви. Посему брат Иоанн сошел с вершины древа, где пребывал, и встал под ветвями его, ближе к корням. Брат, который выпил часть и отверг оставшееся в чаше, занял место на ветви, которое он оставил. Едва оказался он там, как ногти на пальцах его стали как бы остиями железными. Увидев сие, поспешил он покинуть место, которое занял и в ярости хотел обратить гнев свой на брата Иоанна. И Брат Иоанн, узнав его стремление, воскликнул ко Христу Благословенному, восседающему на престоле своем, прося о помощи. И Христос, услышав крик его, позвал Святого Франциска и дал ему острый камень, сказав: «Возьми камень этот и обрежь ногти брату, что ищет растерзать брата Иоанна, дабы не мог он причинить тому никакого вреда». И Святой Франциск сделал, как было велено.
    Тем временем поднялась буря великая, и ветер сотрясал дерево так, что братья опадали наземь. Первым пали те, кто отверг чашу жизни вечной. И дьяволы унесли их в пределы тьмы, что полны боли и страдания. Но брат Иоанн и другие, кто испил чашу, были вознесены ангелами в пределы жизни вечной, полные света и сияния славы. И брат Иаков, которому было видение сие, ясно различил имена, состояние и судьбу каждого брата. И буря не улеглась, пока древо не упало и не было унесено ветром.
    И немедленно другое древо произросло из златых корней старого древа, и было оно целиком из золота, с листьями и плодами. Однако ныне мы не опишем красоту, достоинство и изысканность аромата этого чудесного дерева».
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава XLIX
Как Христос явился брату Иоанну из Алверно

    Меж ученых и праведных братьев и сынов Святого Франциска, которые, по словам Соломона, составили славу своего Отца, был почтенный и праведный брат Иоанн из Фермо, что в Анконской провинции, который жил в наши дни. Проведя большую часть своей жизни в святой обители Алверно, он там же и скончался и был известен под именем брата Иоанна из Алверно. Был он человеком великой праведности и великой святости.
    Сей брат Иоанн, будучи еще ребенком, весьма возлюбил епитимью, которая охраняет чистоту как тела, так и духа. И в самом раннем возрасте стал он носить железные вериги, усердно поститься и соблюдать воздержание. Особенно усердно он умерщвлял плоть свою, когда пребывал у Каноника из Сан-Пьетро-ди-Фермо, который жил в великой роскоши. Брат Иоанн избегал всех удовольствий и изнурял тело свое с чрезвычайной суровостью.
    Товарищи брата Иоанна, будучи противниками столь суровой епитимьи, всеми силами старались отвратить его от нее, отнимая у него орудия умерщвления плоти и мешая соблюдать пост. Однако праведное дитя, вдохновляемое Богом, решило оставить мир и его почитателей и предать себя в руки своего распятого Господа, приняв обычаи распятого Святого Франциска. Так он и сделал.
    Будучи принятым в Орден в весьма юном возрасте, доверился он заботам наставника новообращенных, и столь возрос духовно и стал столь благочестивым, что, когда бы он не слышал слова наставника, говорившего о Боге, ощущал, как сердце его пылает внутри него, будто бы объятое пламенем, так что он не мог сносить этого спокойно и бежал в сад, в лес и даже в церковь и возвращался обратно, ибо чувствовал он такую сладость, что казалось ему, будто сердце тает, как воск от лица огня. Шло некоторое время, юный сей праведник продвигался от добродетели к добродетели, и душа его украшалась и обогащалась дарами духовными. Он часто пребывал в экстазе, так что разум его воспарял к сиянию херувимов, к пыланию серафимов, и к радости блаженных.
    Однажды сей экстаз божественной любви, который, казалось, воспламенял его сердце огнем, продолжался три года, и было это на святой горе Алверно. Но, поскольку Бог особо печется о чадах своих, в разное время посылая им утешения или тяготы, бедствия или процветание, по нуждам их, дабы оберечь в них добродетель смирения или дабы пробудить в их сердцах еще большую жажду духовную, было угодно Ему, по божественной щедрости Его, когда три года прошли, отъять у Брата Иоанна сие пламя небесной любви и лишить его утешения духовного.
    И был брат Иоанн безутешен и полон печали, и великое сие испытание соделало его столь несчастным, что он бродил по лесу, вздыхая и обливаясь слезами о возлюбленном Супруге души своей, ибо без Него душа его не могла обрести мира и покоя. Нигде не мог найти он своего Возлюбленного или вернуть вновь ту сладость духовную, к которой привык. Испытание продолжалось несколько дней, в кои он усердно молился, рыдая и стеная, умоляя Господа пощадить душу его и вернуть ей ее Возлюбленного.
    Наконец его терпение было в достаточной мере испытано. Когда он, сокрушенно блуждая в лесу, присел, утомившись, и взирал на небеса глазами, полными слез, Иисус Христос Благословенный, явился ему, стоящим в молчании на тропинке, которой брат Иоанн шел. Тот узнал Христа и бросился к Его ногам, заливаясь слезами, и так сказал Ему: «Помоги мне, О Господь мой! Ибо без Тебя, мой сладчайший Спаситель, я пребываю в тоске и тьме. Без Тебя, Агнец кроткий, я в муках и страхе. Без Тебя, Сын Высочайшего Бога, я в смятении и бесславии. Без Тебя я лишен всякого блага, ибо Ты — Иисус Христос — свет истинный души моей. Без Тебя я потерян и проклят, ибо Ты — жизнь души, жизнь жизни. Без Тебя я бесплоден и бесполезен, ибо Ты — основание всякой милости. Без Тебя я не могу обрести утешения, ибо Ты, О Иисус — Спаситель наш, любовь наша, желание наше, хлеб утешения, вино, веселящее сердца ангелов и святых. Просвети меня, О милостивый Пастырь, ибо я агнец твой, хотя и весьма недостойный».
    Когда Господь медлит вознаградить желания праведников, их любовь к Нему еще более возрастает. Посему Христос Благословенный оставил брата Иоанна и пошел от него, не исполнив просьбы его и ничего не сказав.
    Тогда брат Иоанн поднялся и побежал за Ним, бросился к Его ногам, умоляя не оставлять его и рыдая: «O Иисус Христос, сладчайший Спаситель, пощади меня в моей печали. Ради правды спасения Твоего и по множеству милостей Твоих, верни мне радость милости Твоей, воззри на меня благосклонно. Ибо земля полнится милосердием Твоим». Но Господь Иисус пошел прочь от него, не сказав ни слова и не утешив его.
    Тогда брат Иоанн последовал за ним с великим пылом, и когда догнал, Христос Благословенный повернулся и, взглянув на него нежно, раскрыл свои святые и милостивые руки и обнял его. И когда раскрыл Он объятия свои, узрел брат Иоанн свет, исходивший из Его святой груди, который осветил весь лес также, как его душу и тело. И брат Иоанн пал на колени к ногам Христа Благословенного, Который, как некогда дозволил Марии Магдалине лобызать ноги свои, также дозволил теперь брату Иоанну. Брат Иоанн с великим благоговением омыл Его ноги слезами, как и Магдалина, говоря с благочестивой преданностью: «Молю Тебя, Господь мой, не призри на грехи мои, но, ради Твоих Святых Страстей и драгоценной Крови, которую Ты пролил, пробуди душу мою благодатью любви Твоей. Ибо Ты повелел нам любить Тебя всем сердцем и всеми силами нашими. И повеление Твое никто не может исполнить без помощи Твоей. Помоги мне, Возлюбленый Сын Божий, дабы мог я возлюбить Тебя всем сердцем своим и всеми силами своими». И когда брат Иоанн молился так у ног Христа, его мольбы были вознаграждены, и пламя божественной любви, которое он утратил, было возвращено ему, и испытал он великое утешение.
    И поняв, что благодать божественной милости возвращена ему, он стал благодарить Христа Благословенного и благоговейно целовать Его ноги. И поднявшись, взглянул он в лицо Спасителя, и Иисус Христос позволил ему целовать свои святые руки. И лобзая их, брат Иоанн преклонился ко груди Христа и обнял Его. Христос Благословенный принял его в Свои объятия. И когда брат Иоанн обнял Спасителя и Тот обнял его, воздух вокруг наполнился сладчайшим благоуханием, столь нежным, что ни один аромат в мире не мог бы сравниться с ним.
    Так брат Иоанн был утешен, просветлен и исторгнут в экстаз, и сладостное сие благоухание оставалось в душе его многие месяцы. И с того времени с его губ, испивших от источника божественной мудрости на священной груди Спасителя, сходили чудесные неземные слова, которые преображали сердца тех, кто слушал его, производя великие плоды в душах. И долгое время, когда бы брат Иоанн не следовал тропинкой в лесу, где ступали благословенные ноги Христа, он видел чудесный свет и вдыхал тот самый нежный аромат.
    Когда брат Иоанн пришел в себя после того видения, хотя телесно Христос исчез, дух брата Иоанна был столь просветлен и столь насыщен божественной мудростью, что, не будучи человеком ученым или сведущим в человеческих науках, он истолковывал весьма удивительно сложнейшие вопросы о Святой Троице и глубочайшие тайны Святого Писания. И когда говорил пред Папой, кардиналами, королем, баронами, владыками и докторами, те были удивлены его совершенными рассуждениями и словами мудрости, которые он изрекал.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава L
Как Брат Иоанн из Алверно, служивший Мессу в день после Дня Всех Святых, узрел множество душ, освобождаемых из Чистилища

    Брат Иоанн, служа Мессу о душах покойных в день после дня Всех Святых, как установлено Церковью, с такой любовью и состраданием предлагал сию Святую Жертву, которой покойные желают превыше всего, что мы можем свершить ради них, что со стороны выглядел он всецело охваченным и поглощенным жаром чувств, наполнявших сердце его.
    И, когда он преподнес Тело Христово и смиренно предложил Его Богу Отцу, умоляя Его, ради любви к Его Благословенному Сыну Иисусу Христу, умершему на Кресте ради душ человеческих, избавить от мук Чистилища души покойных, коих Он Сам создал и спас, то в тот же миг узрел великое множество душ, исходивших из Чистилища, подобных неисчислимым искрам огня, вылетающим из печи огненной. И видел он, как они восходили на Небеса, чрез заслуги Страстей Христа, каждодневно предлагаемого за живых и мертвых в Святейшем Теле Христове[15], достойном поклонения in saecula saeculorum[16].
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава LI
О праведном брате Иакове из Фаллероне и о том, как после смерти он явился брату Иоанну из Алверно

    В то время, когда брат Иаков из Фаллероне, человек великой святости, был опасно болен и находился в Монастыре Мольяно, в округе Фермо, брат Иоанн из Алверно, живший тогда в Монастыре в Массе, прослышал о его болезни и, любя его, как собственного дорогого отца, стал молиться, благоговейно прося Бога вернуть брату Иакову телесное здоровье, если сие будет полезным для души его.
    И молясь так, вошел он в экстаз и узрел над своей хижиной, находившейся в лесу, великое воинство ангелов и святых. Были они окружены таким сиянием и славой, что осветились все окрестности. Среди ангелов узрел он брата Иакова, за коего молился, облаченного в белые сияющие одежды. Узрел он также праведного отца — Святого Франциска со Святыми Стигматами на руках и ногах и в великой славе.
    Также заметил он праведного брата Лючидо, и брата Маттео из Монте-Руббиано, и множество иных братьев, коих он никогда не видел и не знал в жизни сей. И когда созерцал он с великим восхищением сие праведное воинство святых, было открыто ему, что больной брат, за которого он молился, умрет от своей болезни, и что душа его будет спасена. Но после смерти не взойдет он прямо на Небеса, ибо следует ему быть очищаемым некое время в Чистилище.
    И откровение сие наполнило сердце брата Иоанна такой радостью, что он не опечалился кончине брата Иакова, но ощутил великую сладость в душе своей. И говорил он сам себе: «Брат Иаков, мой дорогой отец. Брат Иаков, мой дорогой брат. Брат Иаков, верный слуга и друг Бога. Брат Иаков, спутник ангелов и один из воинства святых!» И возрадовавшись так, пришел он в себя. И немедленно покинув монастырь, отправился он к брату Иакову в Мольяно и нашел его столь плохим, что тот едва мог говорить.
    Тогда брат Иоанн возвестил брату Иакову смерть его тела и спасение и славу его души, в которых он был уверен чрез божественное откровение. И брат Иаков принял его весьма радостно, благодаря за добрые вести, и смиренно молил брата Иоанна не забывать о нем. Брат Иоанн же просил его после смерти прийти к нему и рассказать — где он, и какова его участь, что брат Иаков пообещал исполнить, если будет на то милость Господа.
    Когда брат Иаков был похоронен, брат Иоанн вернулся в Монастырь в Массе и там ожидал исполнения обещания, данного братом Иаковом, явиться ему после кончины. В тот же день, когда он молился, Христос Благословенный явился ему, окруженный множеством ангелов и святых. Но брата Иакова не было с Ним, чему брат Иоанн весьма удивился и благочестиво просил о нем Христа Благословенного.
    На следующий день он снова молился в лесу, и брат Иаков явился ему в окружении ангелов, сияя радостью. Брат Иоанн сказал ему: «O дражайший Отче, почему ты не явился мне в обещанный день?» Брат Иаков отвечал: «Потому, что надобно было мне очиститься в Чистилище. Но в назначенный час Христос явился тебе, и поскольку ты просил его обо мне, он вознаградил твои молитвы, и я был освобожден от всех страданий. И явился я брату Иакову из Массы, праведному брату-мирянину, бывшему у Мессы. И узрел я, как священная облатка, когда священник поднял ее, превратилась в прекрасного живого Младенца. И я сказал ему: «Ныне войду я с Младенцем Сим в Царство жизни вечной, в кое никто без Него войти не может».
    И, сказав слова сии, брат Иаков исчез и взошел на Небеса со святыми ангелами, а брат Иоанн обрел великое утешение. Этот самый брат Иаков из Фаллероне умер в канун дня Святого Апостола Иакова, в месяце июле, в вышереченном Монастыре в Мольяно. И чрез заслуги брата Иакова Милостью Божьей свершились многие чудеса после смерти его.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава LII
О видении Брата Иоанна из Алверно, чрез которое узнал он весь строй Святой Троицы

    Брат Иоанн из Алверно, отрекшись от всех мирских радостей и преходящих утешений и обратив все свои надежды и любовь к Богу, по Божественной Щедрости бывал вознагражден многими утешениями, особенно в дни праздников, когда поминаются деяния Христа Благословенного. И вот в дни, когда приближалось Рождество Христово, от которого брат Иоанн ожидал великого утешения Божьего, Дух Святой наполнил его сердце такой любовью к Христу, смирившего Себя до того, чтобы принять на Себя наше человеческое естество, что воистину казалось, будто душа брата Иоанна была печью пламенеющей. И великая любовь, охватывавшая его сердце, столь сильно волновала его, что он не мог устоять пред пыланием Духа Святого и удержаться от рыданий.
    В то же самое время, когда он испытывал столь великий жар, ощутил он такую уверенность в своем спасении, что казалось ему, умри он в тот миг — не будет он страдать в Чистилище. И в таком состоянии пребывал он шесть месяцев, хотя и не все это время ощущал он пылание то в равной мере, но пыл сей возрастал в нем в определенные часы дня. Во время сие было дано ему множество чудесных посещений и утешений от Бога, и часто входил он в экстаз, что лично видел брат, писавший строки сии.
    Однажды ночью брат Иоанн был особо исторгнут к Богу, так что видел в Нем, Творце, все сотворенное, как небесное, так и земное, во всем совершенстве, в его порядках и степенях. И познал он с ясностью, как каждая сотворенная вещь представляет своего Создателя, и как Бог присутствует над и внутри, и вне, и подле всего тварного.
    Также узнал он Бога единого в Трех Лицах и Три Лица в едином Боге, и безграничную любовь, чрез которую Сын Божий стал человеком из послушания Отцу. И наконец, познал он в сем видение, что нет иного пути души к Богу и к жизни вечной, кроме как через Христа Благословенного, Который есть путь, истина и жизнь души.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Глава LIII
Как, служа Мессу, брат Иоанн из Алверно упал, будто мертвый

    Весьма чудесные вещи приключались с братом Иоанном в вышереченном Монастыре Мольяно, о чем повествуют братья, бывшие тому свидетелями.
    В первую ночь после Октавы[18] Святого Лаврентия, в Октаву Успения Богородицы, когда он служил Заутреню в церкви с прочими братьями, ревность о благодати Божьей снизошла на него, и он вышел в сад, дабы поразмышлять о Страстях Христовых и приготовиться благочестиво отслужить Мессу, совершать которую была его очередь. Когда он размышлял о словах Освящения Тела Христова и о безграничном милосердии Иисуса, Который не только искупил нас Своей драгоценной Кровью, но и оставил нам Тело Свое и Кровь Свою как пищу для душ наших, любовь к сладчайшему Иисусу наполнила сердце его так, что он не мог сдерживаться и воскликнул несколько раз слова «Hoc est Corpus meum»[19]. Когда он произнес эти слова, Христос благословенный явился ему с Девой Марией и множеством ангелов, и Дух Божий открыл ему высшие тайны великого сего Таинства.
    На рассвете дня брат Иоанн вошел в церковь столь поглощенный виденным, что он повторял вслух вышеупомянутые слова с великим пылом духовным, полагая, что его никто не видит и не слышит (между тем там был некий брат, который молился на хорах и все видел и слышал), и пребывал в таком состоянии до той поры, пока не наступил час Мессы. Брат Иоанн приблизился к алтарю и приступил к совершению Жертвы, и в этот миг сердце его столь переполнилось любовью ко Христу, и чувства его были столь неописуемы, что не мог он выразить их словами, и был он в сомнениях, стоит ли ему прервать службу или продолжать. Но, поскольку подобное уже однажды было с ним, и в тот раз Господь умерил его чувства, так чтобы ему не пришлось оставить Мессу, то он, решив, что подобное будет и в этот раз, с великим страхом и трепетом продолжил службу.
    Когда брат Иоанн дошел до Префации о Пресвятой Богородице[20], божественный свет и страстная любовь к Богу столь возросли в его сердце, что достигнув слов «Qui pridie», он уже едва мог сносить сии ликование и сладость. Когда он приступил к Освящению и произнес над Облаткой половину слов, то, сказав «Hoc est», уже не мог продолжать, и повторял раз за разом одни и те же слова «Hoc est enim». А причина, по которой он не мог продолжать службу была в том, что он видел пред собой Христа со множеством ангелов и не мог выдерживать Его Величия. Он понимал, что Христос не войдет в Облатку, и она не пресуществится в Тело Христово, пока он не произнесет другие слова Освящения — «Corpus meum». И вот, когда он стоял так, в смятении и не мог продолжить, Гвардиан и прочие братья, а также множество мирян, что пришли церковь к Мессе, приблизились к алтарю и стояли в изумлении, взирая на то, что делал брат Иоанн, и многие из них благоговейно плакали.
    Наконец, после долгого времени было угодно Богу, чтобы брат Иоанн произнес громким голосом: «Enim Corpus meum». И немедленно форма хлеба изменилась, и на Облатке возник Иисус Христос Благословенный, воплощенный и прославленный, явивший чрез то кротость и любовь, которые побудили Его воплотиться от Девы Марии и каждодневно приходить в руки священика, когда тот освящает Облатку.
    Тут утешение, ниспосланное брату Иоанну стало еще сладостнее, достигнув такой степени, что, когда он вознес Облатку и освятил Чашу, был он исторгнут из себя, все телесные чувства его замерли, и тело его повалилось назад. Если бы Гвардиан, стоявший позади, не подхватил бы его, брат Иоанн упал бы наземь. И все братья-монахи с мужчинами и женщинами, бывшими в церкви, окружили его и отнесли в ризницу, как мертвого, ибо тело его было совершенно холодным, и его пальцы так окостенели, что их нельзя было ни разжать, ни пошевелить. И в таком состоянии он оставался до третьего часа. И в то время на дворе стояло лето.
    Когда брат Иоанн пришел в себя, я, находившийся там, весьма желая узнать, что он испытал, подошел к нему и просил, ради любви к Богу, все мне рассказать. И так как он весьма мне доверял, то поведал обо всем, что случилось с ним. Помимо прочего, брат Иоанн сказал, что, когда он освящал Тело Христово, ему казалось, что душа его тает, как воск, и тело его было будто бы без костей. Так что он не мог поднять руки или сотворить крестное знамение над Облаткой или над Чашей.
    Также поведал он мне, что перед тем, как стать священником, было открыто ему Богом, что он однажды упадет в обморок, служа Мессу. Но он отслужил множество Месс, и ни разу с ним не было ничего подобного, так что он думал, что откровение то было не от Бога. Тем не менее, примерно за пятьдесят дней до Успения Богородицы, когда с ним сие приключилось, было вновь открыто ему Богом, что случится с ним сие ближе к Празднику Успения. Но впоследствии, когда все произошло, он не вспомнил о том видении или откровении, данном ему Господом нашим.
    Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь
КОНЕЦ

notes

Примечания

1

    Флорилегий (лат.), иначе «цветник» (ц.-слав.) или «антология» (греч.) — собрание изречений отцов церкви, авторитетных церковных деятелей.

2

    Мф 19:21 — прим. переводчика

3

    Мф 10:9-10 — прим. переводчика

4

    Мф 16:24 — прим. переводчика

5

    лат. «вознесем сердца», первые слова начальной части анафоры Мессы, вступительный диалог, за которым следует Префация — прим. переводчика

6

    1 Кор 4:7, приводится по Синодальному переводу РПЦ — прим. переводчика

7

    Гал 6:14, приводится по Синодальному переводу РПЦ — прим. переводчика

8

    Брат, отвечающий за раздачу милостыни — прим. переводчика

9

    От переводчика: часто это место не вполне корректно переводят на русский как «дай мне себя» или «отдайся мне», что провоцирует всякие соблазны и домыслы. В действительности фраза dammi te medesimo на итальянском или give thyself to me в английском переводе означает просьбу подойти, наклониться, придвинуться, подставиться, типа как в русском выражении «дай-ка я тебе что-то скажу».

10

    Момент Мессы, когда священник поднимает Святые Дары над алтарем и произносит формулу Пресуществления — прим. переводчика

11

    Три часа дня — прим. переводчика

12

    Ин 10:14 — прим. переводчика

13

    См. Матфей, 17:24-27

14

    Речь идет о Святых Стигматах, Ранах Христовых, дарованных Святому Франциску — прим. переводчика

15

    Имеются в виду пресуществленные Святые Дары, Хлеб Причастия — прим. переводчика

16

    лат. «во веки веков» — прим. переводчика

17

    Псалмы 4:9, приводится в синодальном переводе РПЦ — прим. переводчика

18

    Праздничная неделя — прим. переводчика

19

    лат. «сие есть тело Мое», слова Христа, произносимые священником во время Евхаристии над Святыми Дарами, см. Мф 26:26, Мк 14:22, Лк 22:19 — прим. переводчика

20

    Префация — элемент анафоры, центральной части Мессы, во время которой свершается Таинство Евхаристии — прим. переводчика.
Top.Mail.Ru