Скачать fb2
Внимание: неопитеки!

Внимание: неопитеки!

Аннотация

    Главная тема повести  Владимира Митыпова – ответственность ученого перед человечеством за свои открытия.
    Эксперименты профессора Моллини увенчались полным успехом: ему удалось наделить горилл сверхмощным разумом и превратить их в неопитеков, в «живые вычислительные машины». Необычайные способности неопитеков сделали их чрезвычайно полезными для военного ведомства, но ни ученые, ни опьяненные грандиозными перспективами военные и представить себе не могли, к каким ужасающим последствиям приведет открытие Моллини.


Владимир Митыпов
Внимание: неопитеки!
Фантастическая повесть


    «Когда загорается дом, надо прежде всего стараться оградить от огня правую стену дома, стоящего налево от горящего дома, и левую стену дома, стоящего направо от него».
(Изречение из старинной немецкой инструкции по тушению пожаров).
    Было уже, вероятно, далеко за середину ночи, когда я решил, что ждать до утра, пожалуй, не стоит.
    С вечера шел снег, первый и последний в этом году, поэтому в комнате было светло, как в ранних сумерках. Изредка где-то на дальних улицах шумели тяжелые грузовики, скорее всего военные, потому что еще с весны в нашем провинциальном городишке обосновался штаб какой-то мобильной дивизии, следствием чего было резкое увеличение количества потребляемых напитков и мелких безобразий.
    «Надо решаться, подумал я, так может пройти вся жизнь, а ведь мне уже тридцать пять, цветущий возраст, если не сейчас, то никогда».
    Я поднялся и принялся бесшумно одеваться, что, если вдуматься, было совершенно излишне: жена давно уже стала спать в отдельной комнате. При зеленоватом свете плафона я уложил в чемодан самое необходимое: пару крепких брюк, два свитера, несколько рубашек, походные ботинки на толстой подошве, туфли и парадный костюм для представительств, сунул в револьверный карман чековую книжку и огляделся, все еще не веря, что моя новая жизнь начинается так просто и неожиданно. Все великие дела начинались ночью, усмехнулся я про себя, Варфоломеева ночь, например, девяносто процентов всех восстаний, путчей и дворцовых переворотов.
    Нужно было уходить, а я все медлил, чувствуя, что нужно сделать еще что-то.
    — Что же, что же? — бормотал я. — Может, я должен кому? Ах, да...
    Я подошел к столу и быстро набросал записку: «Я все-таки решился, знаю, что тебя это не очень огорчит. Прости за все. Ухожу. Кеннон». Записку я положил на середину стола, погасил свет и вышел в коридор. Проходя мимо спальни жены, теперь уже бывшей, я замедлил шаги. Как бы мы ни жили с ней последнее время, она все же десять лет была моей женой. Защемило сердце, его с болью начало засасывать в какую-то пустоту. «К черту, к черту!» — мысленно закричал я и повторял это до тех пор, пока не очутился на улице.
    Снег уже не шел, а тот, что уже выпал, лежал ровным нетронутым слоем, пугающе белый, так что казалось кощунством топтать его ногами.
    Мне приходилось частенько ездить по делам нашей газетенки, поэтому толстый заспанный кассир на вокзале знал меня преотлично.
    — Доброе утро, господин Кеннон, — позевывая, сказал он. — Что, опять в командировку?
    В ответ я промычал что-то неопределенное, доставая бумажник.
    — Надолго?
    — Видимо.
    — Вам куда?
    Я заколебался, потому что и сам не знал, куда еду.
    — В эту... в эту... — пробормотал я, лихорадочно припоминая название какого-нибудь неблизкого города. — Подальше куда-нибудь. На юго-западный берег.
    Сонное выражение сползло с лица кассира. Он удивленно заморгал свиными ресницами и, пожевав губами, неуверенно спросил:
    — Отдохнуть хотите?
    — Да, да, — подхватил я. — Именно отдохнуть. Сил, знаете ли, поднабраться, хе-хе... Устал, знаете ли, как-то. Невроз... ностальгия...
    — Может, до Вианты вам билет? Курортный город, океан... Сам я, правда, там не был, но, говорят, очень шикарно. — Кассир вздохнул, его одутловатое лицо многосемейного человека, страдающего одышкой и несварением желудка, приняло мечтательное выражение.
    — Вианта так Вианта, — согласился я. — Пусть будет она.
    Кассир еще раз завистливо вздохнул и принялся выписывать билет.
    — Вам было бы удобнее самолетом, — присапывая, говорил он, проворно орудуя ножницами. — Но сами видите, какая стоит погода. Снег этот... Теперь будет слякоть, грязь. — Он подал мне билет.
    Я небрежно взял эту банковски похрустывающую бумажку, совершенно не подозревая, что рукой провинциального железнодорожного кассира сама судьба вручила мне билет в новую жизнь с невероятными, прямо-таки чудовищными приключениями. Произошло это, как я случайно отметил, в четверть четвертого утра, и свидетелей тому, можно сказать, не было, если не считать трех или четырех сонных пассажиров, нахохлившихся в по-авиационному низких и элегантных креслах.
* * *
    Двухместное купе экспресса скудно освещалось химическим светом синего ночника. Явственно пахло спиртным. Проводница — хорошо сложенная, неопределенного возраста брюнетка, с сильно подведенными глазами, — приготовила мне постель, спросила, не нужно ли чего, и, пожелав спокойной ночи, бесшумно удалилась.
    Я принялся не спеша раздеваться, в пол-уха прислушиваясь к мягкому перестукиванию колес под полом. Ну, вот и все, думал я, не надо больше мучаться, сомневаться, теперь все в твоих руках, мосты облиты бензином и горят позади ярким пламенем.
    Редкие огни окраины, металлический гул моста через обмелевший в последние годы Хампол, и наш городок растворился в ночи, как будто его и не было. А утром он проснется, зашагают по улицам жители, знающие друг друга и друг о друге до осточертения. Все они тут или родственники, или учились в одной гимназии, или работают вместе. Шага не ступишь без того, чтобы кто-нибудь не осведомился о здоровье твоей тещи, самочувствии недавно окотившейся кошки или о том, почему это ты не был с женой на свадьбе долговязой старшей дочери приходского священника. Скука, позеленевший пруд. Как я мог прожить здесь целых десять лет?
    — Простите, — раздался за спиной хриплый голос. — Что у вас есть курить?
    Я обернулся. С соседнего дивана, опираясь на локоть, смотрел на меня черноволосый сухощавый мужчина примерно моего возраста. При синем освещении он выглядел не совсем приятно, но, видимо, я и сам был не лучше.
    — Понимаете, я имел глупость купить с вечера «Золотую корону». Редкостная дрянь, не представляю, кто ее курит... О черт, куда же они делись... — Он беспокойно шарил под подушкой, затем все же нашел и одел очки.
    — Если вас устроит «Дубовый корень»... — начал я.
    — Превосходно! — обрадовался сосед. —Самое мужское курево. М-м... — он с удовольствием затянулся. — Ф-фу, а то уж голова начала болеть. Как медик, я бы сказал, что курить не надо вообще, а уж если курить, то что-нибудь крепкое и чистое, а не эту нынешнюю ароматизированную и обезвреженную дрянь. Химия! — он усмехнулся и облегченно откинулся на подушку, затягиваясь часто и нервно.
    Для четырех утра мой сосед выглядел, как бы это сказать, возбужденным, что ли. Мне это не совсем понравилось. Он часто улыбался — иронически, половиной лица, говорил быстро, руки у него дрожали. Посмотрим, что будет дальше, решил я, забираясь под одеяло Сосед, видимо, спать не собирался.
    — Бессонница у меня, — сообщил он, затянулся еще раз и с видимым сожалением выбросил ставший уже совсем крохотным окурок.
    — Еще одну? — Я протянул ему сигареты.
    — Благодарю вас... Боюсь, одного никотина мне будет недостаточно, чтобы уснуть.
    Он задумчиво посмотрел на меня и потянулся к дорожной сумке, лежавшей в сетке над его диваном. В сумке стеклянно брякнуло. «Ясно, — подумал я, — алкоголик».
    — По полсотни капель не возражаете?
    Из сумки появилась начатая бутылка водки, пластмассовые стаканчики и что-то вроде ветчины.
    Причин отказываться у меня, естественно, не было. Так я ему и сказал.
    — Прекрасно, — удовлетворенно сказал сосед. — Вкусы у меня, как вы, вероятно, заметили, самые дремучие. Ничего не поделаешь: бывший армейский врач. — Он с невеселой усмешкой пожал плечами. — Крепкие табаки, водка... Знаете, я глубоко убежден, что всякие там коньяки, тонкие вина и все такое пьют только сибаритствующие снобы. Я предпочитаю откровенный ректификат или русскую водку, жаль только, что ее не всегда найдешь. Эту, например, мне привез из России мой друг — дипломат. Ну, давайте за спокойный сон!
    Я взял протянутый стаканчик и, испытывая даже что-то вроде благодарности к беспокойному соседу, осушил до дна. Хорошо проперченное мясо отлично дополнило гамму.
    — Пить, чтобы жить! — провозгласил сосед, пережевывая ветчину. — Черт побери, нам пора уже познакомиться. Ник Чатраги, — представился он.
    — Рэй Кеннон.
    Мы с некоторой торжественностью пожали друг другу руки. Чатраги снова немедля наполнил стаканчики.
    — За знакомство!
    Блаженно смежив веки, он выпил, поморщился и потянулся к закуске.
    — Куда едете, Рэй? — спросил он, подхватывая двумя пальцами увесистый кусок ветчины.
    — Вианта, — едва отдышавшись, выдавил я.
    — Командировка?
    — Да нет, пожалуй. Пожить, поработать...
    — М-мерзость, — решительно заявил Чатраги, рассматривая на свет оставшееся в бутылке. — Теплый хлев для разжиревших боровов. Даже грязь есть. Там не океан, а подогретая лужа, в которой болтаются человекообразные куски сала. Сутенеры, девки, воры, международные аферисты с хамскими усиками. Какая там может быть работа? Впрочем, если вам нравятся подобные аквариумы...
    — Да нет, — стал я оправдываться. — Я сам не знаю, куда ехать, и Вианту я выбрал чисто случайно.
    — Ну-ну, — одобрительно пробурчал Чатраги, вылил остатки водки в мой стаканчик и снова полез в сумку. Оттуда появилась еще одна бутылка.
    После третьего стаканчика Чатраги заметно охмелел. Он принялся ругать кого-то, а за что — было совершенно непонятно.
    — М-мерзавцы, — кривя губы, негромко, но яростно говорил он. Рука его, когда он разливал водку, сильно дрожала. — Вообразили себя Саваофами... компрачикосы... Помнишь, как у Мэри Шелли... Франкенштейн...
    Дальше его речь стала еще более несвязной. Горлышко бутылки стучало о край стаканчика, водка выплескивалась.
    — С-судить их, всенародно, на фонарный столб. Дожили... обезьяны с автоматами... Профессора Моллини головой... м-мозги по бетонной стене... Эх, не надо было мне уезжать, не надо!
    Некоторое время он молча всхлипывал, отвернувшись к стенке. Затем у него, видимо, наступило прояснение.
    — К черту Вианту! — объявил он. — Я беру вас с собой. Вы — мой ассистент, так я им и скажу. Мы с вами выжжем этих оборотней. Ипритом! Т-термоядерным огнем! Очистим планету!
    Задрав подбородок и судорожно двигая кадыком, он выпил еще и, уткнувшись в подушку, еще немного поругался и затих.
    Выпитое несколько успокоило мои взбудораженные нервы, и я тоже довольно легко уснул.
    Разбудил меня неугомонный Чатраги. Умытый, с мокрыми, аккуратно причесанными волосами, он стоял надо мной.
    — Простите, Рэй, но я в моем нынешнем состоянии не выношу одиночества. Давайте поговорим.
    Он был абсолютно свеж, если не считать легкой мути в глазах и некоторой бледности. На столике покачивалась бутылка водки, на подносе стояли аппетитно пахнущие тарелочки с разной снедью.
    — Завтракать будем здесь, — заявил, потирая руки, Чатраги. — Идите мойтесь. Бритву вам надо? После обеда будем в Вианте. Эти экспрессы, оказывается, ходят с сумасшедшей скоростью.
    Я прошел в смежное купе, где была ванна, напустил воды попрохладней и с наслаждением погрузился до самых ушей. К Чатраги я вернулся, чувствуя себя уже довольно сносно. Чатраги, зло морщась, читал какие-то бумаги, но при моем появлении он тотчас спрятал их в крокодиловый портфель и присел к столу. Разлив по тем же пластмассовым стаканчикам водку, он быстро выпил, с отвращением помотал головой и, пробормотав что-то вроде «пьют же такую дрянь!», уставился на меня сквозь очки.
    — Вы мне нравитесь, Рэй. Чем вы занимаетесь?
    — Был журналистом до вчерашнего вечера. Сейчас стал безработным по собственному желанию. Так сказать, за бортом по своей воле.
    Чатраги быстро и с явным интересом глянул на меня и тотчас отвел глаза.
    — А еще что вы умеете делать? Ну там электричество, химия или что-то подобное...
    — А, вот вы что имеете в виду... В армии я был механиком. Автомобильные и танковые моторы, и все такое.
    — Это дело, — одобрил Чатраги. — Армейский механик... В боевых действиях участвовали?
    — Ну, это позже. Когда я был на гражданке. Во время путча Кожаных Курток.
    — Вот как? И что вы там делали?
    — Меня командировала наша газета, и я познакомился там с Лотом Шарком. Знаете его? Известный социолог и писатель.
    — Да, да, — Чатраги взял бутылку, подержал ее и поставил обратно. — Я читал его. «Дорога в пустоту», «Великий мираж» и другое. И что же дальше?
    — Мы с ним ездили, собирали материалы о путче, разговаривали со многими из руководителей Кожаных Курток, с идеологами, так сказать. Собирались написать книгу об этом и не успели. Вы же знаете, Шарк вскоре после ликвидации путча погиб в авиационной катастрофе... У него даже название для книги было готово — «Что сказал бы Будда?»
    — А что же вы?
    — Что — я?
    — Почему вы не напишете эту книгу?
    — Как вам сказать...
    Действительно, как ему объяснить бесконечную гонку за гонораром, чтобы только не видеть в глазах жены этакую величественную жертвенность: «Я отдала тебе все», выматывающие статьи-однодневки, после которых в душе остается пустота и кислятина, визиты замшелых от старости тетушек жены с их ядовито-болезненными улыбочками, бодренькое похохатывание главного редактора, проникновенно заглядывающего в глаза: «Ведь вы это сделаете, Рэй, не правда ли? Это так важно для престижа газеты». А между тем в дальнем ящике стола лежат папки, а в них — откровения Диркана, философа-убийцы, возомнившего, что ему суждено стать духовным отцом человечества, безжалостные юнцы с плоскими глазами садистов и короткоствольными автоматами у живота, взорванные университеты и обсерватории, четыре сожженных дотла города, младенцы, которых подвешивали в тирах вместо мишени, седобородые профессора, утопленные в нужниках, и те пятьдесят студенток на стадионе в Лигедо, которых по горло закопали в землю и пустили по их головам асфальтовый каток: «Науки захотели, стервы? Диспутов о марксизме?» Боже милосердный, как случилось, что вся эта кровь, ужас, боль и позор оказались для меня отодвинутыми на второй план, а вперед выступило вот это: «Рэй, голубчик, нужно прокомментировать для наших читателей последнюю речь президента перед ежегодным собранием ассоциации владельцев мясо-хладобоен», «Милый, пора сделать очередной взнос за норковую шубку», «Рэй, вы обязательно должны быть на крестинах нашей Алисы, иначе вы очень обидите тетю Магду», «Дружище, приходи вечерком, сгоняем, хи-хи, в преферанс в маленьком зале вдовушки Ид».
    — Как вам сказать... — повторил я. — Время как-то все не удавалось выкроить...
    — Понятно, — протянул Чатраги. — Семья есть?
    — Жена... Была.
    — Была? — Чатраги поднял брови. — Почему?
    — Решил, наконец, сесть за книгу. Больше не мог откладывать.
    — Правильно, — Чатраги решительно наполнил стаканчики. — За новую жизнь?
    Я кивнул и осушил стаканчик.
    — Хотите работу? — Чатраги, страдальчески кривясь, шарил глазами по столу, выбирая, чем бы закусить. — Ведь вы же можете еще на некоторое время отложить свою книгу? Собственно, там и работы-то всего ничего, но опасностей хватает. Оплата хорошая. Согласны?
    Я колебался. Чатраги мне определенно нравился, да и свою чековую книжку не мешало бы пополнить с тем, чтобы потом уж писать, не отвлекаясь ради куска хлеба. Но, с другой стороны, я терпеть не могу поспешных решений. Наобещают тебе с три короба, ты поверишь, а потом в один прекрасный день, глядишь, все предприятие оказывается аферой, и ты прочно сидишь на мели, и хорошо еще, если не под следствием. Такие штуки мне тоже были известны. Мне все время почему-то казалось, что Чатраги сильно взволнован, может, даже испуган. Но даже если и было так, внешне у него это выливалось только в ругательства, причем никуда и ни к кому специально не адресованные.
    Когда бутылка была опорожнена, Чатраги рыча позвонил проводнице и заказал «еще два пузырька отравы, да позабористей». Раскачивая бедрами гораздо сильнее, чем того требовало колебание вагона, она принесла и поставила перед нами что-то отдававшее одновременно керосиновой гарью, микстурой и крепкой зуботычиной.
    — Скорпионы на спирту, — буркнул Чатраги выпив, содрогнулся и сразу же налил еще. — Короче, я предлагаю вам войну. Такой еще никогда не было. Чертовски опасная, но орденов не ждите.
    — Если это Иностранный Легион... — начал было я, но он перебил меня.
    — Причем тут это, — досадливо отмахнулся он. — За кого вы меня принимаете... Да, вот еще что, — Чатраги нерешительно помолчал, — забудьте, что вы журналист. Ни слова, ни строчки. Ассистент, и все тут. Так и говорите всем. Потом когда-нибудь... Вы увидите небывалое. Чудовищное! Хуже кошмаров Апокалипсиса. Представляете: через несколько лет мемуары — «Монстры, рожденные разумом» или «Мы или они?». Вашу книгу будут рвать из рук, — он ухмыльнулся, — но это в том случае, если останетесь живы.
    Слова его произвели на меня неважное впечатление. Нет, я не трус, но одно дело, скажем, отравленные стрелы, бесшумный пулемет или безоткатные орудия, и совсем другое — как это он сказал? — «Монстры, рожденные разумом», «Мы или они?» Кто — они? Тут задумаешься. А может, Чатраги безнадежный алкоголик? Хотя нет, вид у него достаточно респектабельный, врач опять же. Странно, странно...
    Во мне заговорило профессиональное любопытство. Прикинув так и эдак, я пришел к выводу, что дело у беспокойного Чатраги, видимо, не шуточное. Во-первых, военные действия, во-вторых, какие-то «они», монстры, как он сказал. Опять же у какого-то профессора Моллини, человека, видимо, уважаемого, ударом о бетонную стену вышибли мозги, что само по себе ужасно. И в довершение ко всему надо еще и молчать. Все это, конечно, не сахар, но, с другой стороны, и деваться-то мне сейчас тоже некуда. Где у меня есть что-то лучшее?
    — Через год вы будете обеспеченным человеком, — соблазнял меня Чатраги. — За расходами мы не стоим.
    — Кто это — мы? — поинтересовался я.
    Чатраги невнятно хрюкнул, блеснув очками.
    — Узнаете в свое время, Рэй. Ну, как?
    — Я, знаете, как-то не привык покупать кота в мешке. А тут, я вижу, такое дело, что не только кота, но и мешка может не оказаться.
    — Мешок-то есть, — задумчиво отозвался Чатраги, — а вот, что касается содержимого... — Он помолчал, покусывая губы. — Хорошо, я вам покажу, чтобы вы.. — он встал и, присев на корточки, полез под диван, — чтобы вы имели некоторое представление... — он вытащил и поставил на диван потертый черный чемодан.
    Отрывисто щелкнули замки. Я с некоторым интересом ждал, держа наполненный стаканчик. Чатраги откинул крышку и осторожно извлек серый сверток длиной более полуметра. Под тонкой шелковистой материей чувствовалось что-то твердое, чуть изогнутое, с выпирающими на одной стороне углами.
    — Смотрите, — глухо сказал Чатраги и рывком развернул материю. Я ожидал увидеть что угодно — от автомата до свитков папируса, но только не это. Передо мной была огромная высохшая рука от локтя и ниже. Начиная от середины кисти, она была густо покрыта жесткими бурыми волосами, и из них, как из мехового рукава, выглядывали неожиданно голые, длинные глянцевитые пальцы бледно-желтого цвета. В них... Тут я наклонился, чтобы рассмотреть то, что они сжимали мертвой хваткой, и увидел «вечную» шариковую ручку марки «Павлин» с красочным изображением голой женщины на корпусе — одну из тех, что обычно покупают юнцы из старших классов гимназии и благообразные старички. Ошарашенный, я машинально одним глотком опорожнил стаканчик.
    — Что это? — голос мой невольно упал до шепота.
    — Это... — Чатраги прищуренными глазами рассматривал руку. — Поверьте мне, Рэй, это страшная штука. И самое ужасное, что она держит ручку... самое ужасное.
    — Это имеет отношение к работе, которую вы мне предлагаете? — я никак не мог отвести глаз от пальцев руки. Они меня словно гипнотизировали, эти, не лишенные даже некоторого изящества, сухие пальцы. Казалось, голая кисть медленно, с усилием выползает из косматой шкуры, как змея, меняющая кожу.
    — Да, имеет, — сказал Чатраги, заворачивая руку в серую материю. — Я еду туда, где таких рук, только живых, много, очень много. Больше пока я ничего сказать не могу. Согласны вы ехать со мной, Рэй?
    — Да, — совершенно неожиданно для себя сказал я. — Я еду с вами, Ник.
    — Не сомневайтесь, Рэй, — с неожиданной душевностью сказал Чатраги, держа в одной руке уже наполненный стаканчик, а другой касаясь моего колена. — Все это очень серьезно, надувать вас никто не собирается. Работы примерно на год, если... — он запнулся. — Если все будет хорошо. А потом получаете деньги, едете куда-нибудь в деревню или Швейцарию — что вам больше по вкусу, — тихо, не торопясь пишете себе мемуары, дожидаетесь благоприятного времени, публикуете их, и... — он взглянул на меня блестящими глазами и взмахнул рукой. — И всемирная слава! Вас переиздают двойными и тройными тиражами, и все мало. Читатели требуют еще, вас осаждают продюсеры и репортеры... — Чатраги неожиданно подмигнул и забавно сморщил нос. Я невольно улыбнулся.
    Здоровье у Чатраги, несмотря на худобу и интеллигентские очки, оказалось завидное. Хотя мы закончили бутылку и принялись за следующую, к Вианте он выглядел превосходно. Таща меня за рукав, трезвый и решительный, он выскочил на привокзальную площадь, крича во все горло: «Такси! Такси!»
    Отель «Сабина», куда меня привез Чатраги, оказался весьма респектабельным и лишенным крикливой помпезности, что было странным для курортного города. Подтянутый и деловитый портье с меловой чертой пробора на лакированной голове, сдержанные, вышколенные горничные. «Это оттого, что хозяин отеля англичанин, — мимоходом заметил Чатраги. — Самый приличный вертеп во всей Вианте, будь она неладна».
    Номера у нас оказались смежными. Я. как зашел к себе, сразу же почувствовал неодолимую тягу ко сну: сказывалось обильное поездное возлияние. Чатраги же, на минутку заглянув ко мне, исчез куда-то по своим делам.
    Проснулся я поздно, где-то ближе к полуночи. В комнате стоял полумрак. По стенам метались и подмигивали разноцветные блики уличных реклам, где-то взвизгивали тормоза, где-то вкрадчиво мурлыкало радио.
    Я поднялся, ощущая сильнейший голод. Это было не удивительно, если учесть, что весь минувший день мы с Чатраги не столько ели, сколько закусывали.
    Можно было поужинать тут же в ресторане отеля, но я решил немного пройтись по воздуху и вышел на улицу. Веселье в знаменитом курортном городе, видимо, было в разгаре. То и дело проносились открытые машины, набитые визжащими и хохочущими людьми, раза два проскочили впереди мигалки полицейских автомобилей, из огромных раскрытых окон и из темных глубин парков доносились хриплые выкрики певцов и рев саксофонов, поодиночке, парами и группами шатались шумные развеселые личности.
    На углу под неоновым изображением розового поросенка, смешно дергающего хвостом и ушами, меня остановили две девицы, плотно облитые короткими водянисто поблескивающими платьями.
    — Портсигар не хотите? — спросила одна низким, шершавым голосом.
    — Любой, — добавила другая, обдав меня винным запахом и взмахнув неестественно длинными ресницами.
    — Портсигар? — растерянно спросил я, делая шаг назад. — Простите, но я никогда не пользовался портсигаром. И не собираюсь.
    Девицы захохотали так, что полицейский патруль за полквартала от нас остановился и стал глядеть в нашу сторону.
    — Пошли, ну его, — сказала вторая, толкая подругу в бок. — Не видишь что ли — это же типичный про.
    И они, обнявшись, медленно удалились в полутемную боковую улицу.
    Шагов через десять я был остановлен снова, на этот раз широкоплечим пошатывающимся мужчиной в пестрой рубашке.
    — Майк! — радостно заорал он, расставив руки почти на всю ширину дорожки. — Майк, с-сколько лет! У меня тут за углом авто, поедем к Джулии, вс-спомним с-старое.
    — Извините, — пробормотал я, стараясь проскочить, прижимаясь к витрине.
    — З-зазнался, пес?! — зарычал мужчина, тщетно пытаясь вытащить что-то из заднего кармана. Глаза у него были остекляневшие и неподвижные. Предмет из кармана не лез. Мужчина выругался, что-то затрещало, и он, потеряв равновесие, ткнулся лбом в стену
    Я на всякий случай ускорил шаги и нырнул в первое попавшееся заведение. Краем глаза я успел заметить, что у входа стоят несколько человек в темном, а из глубины подъехавшего длинного черного автомобиля осторожно поблескивают чьи-то глаза.
    Зал был шумный и людный. В судорожных конвульсиях корчилась какая-то совершенно дикая мелодия, в такт ей дергался и что-то выкрикивал на эстраде здоровенный негр в блестящем черном трико. Верхний свет не горел, только в полу поочередно вспыхивали и гасли молочные квадраты, в их свете мельтешились танцующие ноги. Огромные вентиляторы под потолком работали на полную мощность, но все равно было душно.
    Когда я пробирался мимо танцующих, меня обдало смешанным запахом духов, пота и вин.
    Я сел в углу за свободный столик рядом с бронзовой лоснящейся фигурой льва, из которого где-то с журчанием что-то текло. Недалеко от меня некто темный и грузный неторопливо и причавкивая ел.
    Музыка утихла. Полузадушенно прокричав на прощанье, исчез с эстрады негр, зажегся свет. Пары, смеясь и переговариваясь, стали рассаживаться по своим местам.
    Я огляделся. Красивые девушки в вечерних, по-курортному легких нарядах, молодые мужчины в рубашках без галстуков, кое-где виднелись пожилые джентльмены в темных вечерних костюмах.
    — Ужин? Вино?
    Передо мной стоял, весь внимание, нивесть откуда взявшийся официант. Приняв заказ, он скользящей стремительной походкой — голова чуть набок, рука на отлете — ринулся прочь.
    На эстраде тем временем появились три малоодетые девицы, враз игриво улыбнулись в зал и под дьявольский грохот оркестра принялись выделывать такие штуки своими длинными стройными ногами, что тучный господин за соседним столом шумно засопел, комкая салфетку.
    Оценив по достоинству коньяк, я принялся за тушеную в вине индейку, когда около меня остановилась сумрачная рыжеволосая девица в узком красном платье. Она некоторое время рассматривала меня прищуренными глазами, потом, лениво растягивая слова, спросила:
    — Вы один?
    Я кивнул.
    — Сдвоим?
    Я кивнул еще раз.
    Она села, медленно прошлась глазами по залу и сказала сквозь зубы:
    — Надоело, все надоело... А что же делать?
    — Это пройдет, — примирительно сказал я на всякий случай и налил ей коньяку. — Давай лучше выпьем.
    — Зачем я сюда пришла? Сама не понимаю... — Она, не глядя, взяла коньяк. — Они неизлечимы... — Она еще раз медленно оглядела зал. — Пьют, жрут, потом им подай девку, и чтоб морду кому-нибудь набить. У-у, с-скоты... А впереди целая ночь... и опять...
    Мне показалось, что она всхлипнула.
    — Неужели все так плохо? — осторожно спросил я, чтобы как-то поддержать разговор.
    Она вдруг зло посмотрела на меня, резко поднялась и, процедив сквозь зубы: «Студень!», куда-то ушла.
    — Не связывайтесь с ней, послушайтесь моего совета.
    Я повернул голову. Мой тучный сосед, наклонясь в мою сторону, доверительно продолжал:
    — Я ее вижу здесь третий вечер, и каждый раз у нее скандалы. Вчера, например, она облила черным кофе бразильского коммерсанта... Кстати, вы не знаете, как зовут вон ту, которая слева? — он кивнул на эстраду.
    — Алтея Гирон, — наугад брякнул я, чтобы отвязаться от непрошенного собеседника.
    — Ага, — удовлетворенно прохрипел сосед и, медленно наливаясь темной кровью, стал смотреть на эстраду. Там появилась четвертая танцовщица, которая под веселое жеребячье ржанье саксофона мимоходом освобождалась от одежд.
    Где-то у выхода возник шум, кто-то вскочил, завизжала женщина. Туда спешил метрдотель и мелькало красное платье. Дело это, видимо, было обычное, потому что большинство продолжало смотреть на эстраду, а оркестр играл без всякой заминки.
    Но тут произошло что-то еще. У выхода внезапно наступила тишина. Три молодых человека, сидевшие с девицами за два столика от меня, пригибаясь и опрокидывая стулья, бросились влево, — видимо, к запасному выходу.
    От дверей раздалось несколько торопливых выстрелов. Бежавшие парни попадали на пол, прикрываясь столами. Один из них, присев за стойкой бара, палил из пистолета.
    С визгом и грохотом все шарахнулись к стене направо, кто-то лег. Ни оркестра, ни девиц на эстраде уже не было.
    Я одним прыжком оказался за бронзовым львом, и вовремя, потому что у выхода коротко простучал автомат. Раздался пронзительный, режущий уши крик, над белоснежным столом, усыпанным льдинками битого хрусталя, на мгновенье показалось залитое кровью лицо с черным провалом рта и исчезло, увлекая за собой скатерть. Недалеко от меня, цепляясь за ствол декоративной пальмы, медленно сползал на пол рослый парень со стриженным затылком. В просвете между сдвинутыми в кучу стульями, замирая, дергалась неестественно длинная женская нога в лаковой туфельке.
    Кто-то догадался выключить свет, и одновременно с этим вспыхнули квадраты в полу. В мигающем полумраке около меня вдруг оказалась давешняя особа в красном. Она присела, быстро нашарила около себя бутылку и, крикнув с веселой злобой: «Бей их!», швырнула ее куда-то и истерически расхохоталась.
    Еще раз глухо прогремела автоматная очередь, зазвенело стекло, от моего льва с визгом отрикошетила шальная пуля. Девушка вскрикнула и мягко навалилась на меня. После этого все стихло, лишь стонали раненые, и кто-то задыхаясь рыдал.
    За окном, набирая скорость, проскочила длинная черная машина — по-моему та, которую я видел у входа. И почти сразу же послышался стремительно нарастающий вой сирены. Через минуту в дверях замелькали лучи фонарей, и кто-то громко и властно распорядился:
    — Зажгите свет!
    Когда свет зажегся, по проходу между столами уже шли деловито-озабоченные полицейские, а в дверях маячили белые халаты и носилки.
    Беспокойная особа в красном, хлопая глазами, медленно приходила в себя за моим столиком: пуля оцарапала ей лоб.
    Бледные официанты торопливо убирали осколки и приводили в порядок столы.
    Заплаканные женщины и встрепанные мужчины, срываясь на крик, все разом что-то говорили невозмутимому полицейскому офицеру, за спиной которого растерянно топтался метрдотель. Кто-то плача помогал укладывать на носилки громко вскрикивающих раненых. На ходу доставая блокноты, появились не то детективы, не то репортеры.
    Мой тучный сосед снова сидел на своем месте, что-то доедал и выжидательно посматривал на эстраду.
    — И часто у вас здесь так бывает? — спросил я девушку. Она прижимала к ране салфетку и мрачно смотрела, как маленький лысоватый врач, чем-то напоминающий нахохленного воробья, с привычной небрежностью осматривает труп.
    — Здесь — не знаю, а вообще-то почти каждый вечер. Понасмотрятся боевиков, моча ударит им в голову — тогда держись от них подальше. На той неделе сожгли парня с девушкой.
    — Ну и ну, — пробормотал я. — А я думал, знаменитый курорт, респектабельные люди...
    Девица желчно фыркнула.
    — Респектабельные! Они-то как раз хуже всякого скота... Слушай, там за эстрадой есть маленькая дверь. Давай сбежим отсюда, а то полиция затаскает: как да что... Пошли.
    Я оставил на столике деньги, и мы в суматохе незаметно выскользнули из зала. Беспрепятственно пройдя мимо каких-то дверей, кухни, кладовых, мы оказались в полутемном дворе.
    — Как тебя зовут? — спросил я, когда мы вышли на освещенную улицу.
    — Кэтти, а тебя?
    — Рэй, — по привычке я чуть было не наклонил при этом голову, но сдержался, чтобы не выглядеть «про», как выразились те девицы, что предлагали мне портсигар.
    — А ты ничего парень, — Кэтти взяла меня за руку. — Хочешь, пойдем ко мне? Только ты не подумай... не стоит шататься ночью по улицам, если у тебя нет своей компании.
    — Чего нам бояться, таким славным ребятам, — сказал я как можно беззаботнее. — А ты что здесь делаешь?
    — Я работаю художником в рекламном агентстве. Надоело, я не знаю, куда бы уехала, только бы подальше отсюда.
    Я искоса посмотрел на нее. Сейчас она была совсем не такой, как в ресторане: задумчивое лицо, на губах тихая, грустная улыбка, и вся она казалась такой беззащитной, что заныло сердце.
    — В чем же дело — садись и езжай куда-нибудь.
    — Думаешь, так легко? — она негромко и как-то безнадежно рассмеялась.
    — Правда, сейчас я познакомилась с одним, может, думаю, он поможет чем-нибудь. Вообще-то и он такой же гусь, как все... Слушай, а ты меня не устроишь куда-нибудь, чтобы можно было отсюда уехать? Я тут больше не могу...
    Мы вышли на небольшую овальную площадь с фонтаном, и на противоположной стороне ее я увидел свой отель. «Сабина, сабина, сабина», — бежали по фасаду зеленые и красные надписи.
    — Вот здесь я живу, — сказал я, останавливаясь.
    — Значит, я проводила тебя домой? — Кэтти улыбалась и изучающе смотрела мне в глаза. — Ты в каком номере живешь? Я тебе позвоню завтра. Можно?
    — Угу. Я живу в двести шестнадцатом.
    Мимо нас пронеслась машина и, резко взвизгнув тормозами, остановилась метрах в двадцати. Из нее выскочил высокий парень в белой рубашке и бросился к нам.
    — Кэт, стерва! — заорал он на ходу. — Ты что здесь делаешь? Я ее ищу по всему городу, а она здесь со всякими... Ну, погоди!
    — Оставь меня! — закричала Кэтти, отступая. — Я не хочу тебя больше видеть!
    — А, вот как ты заговорила, — рычал парень, заламывая ей руку. Кэтти пронзительно вскрикнула.
    — Эй, приятель! — я взял парня за локоть. — По-моему, ты не то дерево рубишь.
    Парень повернул свою непомерно маленькую в сравнении с могучей шеей голову и резко выбросил кулак. Левой рукой он держал вырывающуюся Кэтти, поэтому удар у него не мог быть точным. Я уклонился и всем телом ударил его в челюсть, понимая, что на этом дело не кончится. И, действительно, от машины к нам бежало три человека.
    — Беги! — закричала у меня за спиной Кэтти, но как раз этого я сделать не мог. Первого я ударил ногой в живот, и он с размаху сел на асфальт. Оставшиеся двое, сопя и ругаясь, навалились на меня, нанося тяжелые, но беспорядочные удары. Они были изрядно пьяны, торопились и мешали друг другу, но все же это были очень крепкие парни, умеющие неплохо драться. Первый между тем пришел в себя и тоже вступил в дело. Я успел еще увидеть, как парень в белой рубашке тащит к машине отбивающуюся Кэтти, и тут я получил такой удар, что все поплыло у меня перед глазами. Лежа на асфальте, я как-то смутно чувствовал, что меня бьют ногами и, прикрывая руками лицо, все старался встать.
    Внезапно все кончилось. Все еще пряча лицо, я приоткрыл глаза и увидел, как пятятся от меня остроносые блестящие туфли. Я поднял голову. Неподалеку стояла угловатая короткая машина, в боковом окошке которой холодно сверкали очки и виднелась рука, сжимающая пистолет.
    Мои противники, спотыкаясь и оглядываясь, добрались до своей машины, торопливо захлопнули дверцы и укатили.
    — Я и не знал, что вы такой забияка, Рэй. — раздался насмешливый голос Чатраги. Он вышел из машины и направился ко мне.
    Я кое-как поднялся и стал отряхивать брюки.
    — Постойте, Рэй. — Чатраги взял меня за плечи. — Дайте я осмотрю вас. Так, так... Что ж, вы отделались дешево. Согните руку... а теперь другую... сделайте приседание. Ничего? Поздравляю, вам попались дилетанты. Кстати, что вы с ними не поделили?
    — Ник, ради бога, — я уже пришел в себя, — где девушка?
    Чатраги присвистнул.
    — Вон оно что... Я видел, как ее водворяли в машину.
    — В машину? Увезли? Ник, ее надо бы как-то найти, ей нужно помочь.
    — Рэй, в Вианте пять тысяч девушек, которые нуждаются в помощи. Едемте отдыхать, нам надо завтра выезжать на базу.
    Чатраги пошел к машине. Тут только я разглядел, что это был армейский «Муфлон» повышенной проходимости — машина, насколько мне известно, используемая в гористых местностях.
    В номере Чатраги заставил меня раздеться до трусов еще раз, осмотрел, сделал примочки и, хлопнув по спине, весело сказал:
    — Природа сотворила вас из доброкачественного материала. Ложитесь спать, Рэй, и не забивайте себе голову девушками, нам предстоят более серьезные дела.
    Уснуть в эту ночь я не мог очень долго. Из головы не шла Кэтти, странная девушка с изломанной, видимо, жизнью, старающаяся как-то вырваться из этого сумасшедшего города.
    За очень ранним завтраком — ни капли спиртного — Чатраги был молчалив и хмур. Я ни о чем его не расспрашивал, рассудив, что мне, поскольку я уже связался с этим загадочным делом, рано или поздно что-то все равно станет известно.
    Когда мы спустились в холл, к нам бросилось несколько проворных молодых людей в пиджаках спортивного покроя.
    — Господин Чатраги, — завопил один из них, держа наготове блокнот и перо. — Несколько слов для «Ежедневных новостей».
    Кто-то забежал вперед, подсовывая микрофон и с собачьим выражением заглядывая Чатраги в лицо. Сбоку и спереди ослепительно блеснули вспышки. Чатраги прошел через эту стаю, холодный и надменный.
    Кое-кто из спортивных молодых людей попытался сунуться за нами в машину, но Чатраги с силой захлопнул дверцу и дал газ.
    — Ваши коллеги, — чуть усмехаясь, заметил он. — Черти, как они пронюхали? — он помолчал и задумчиво добавил. — Значит, кое-какие слухи просачиваются за пределы зоны... Что ж, это неизбежно.
    Я промолчал. Было около шести часов утра. Курорт, утомленный ночным буйством, вкушал заслуженный отдых. До самой окраины мы никого не встретили, если не считать двух кучерявых замурзанных подростков, которые с натугой тащили вдоль обочины большую корзину свежей рыбы.
    Дорога плавно поднималась вверх, так что город со всеми его парками и стеклянными призмами зданий медленно уходил вниз, пока за всем этим не открылась плавно выгнутая к небу ширь океана и окаймляющая его белая лента пляжа, на фоне которого темнели пальмы, похожие на воткнутые в песок варварские боевые штандарты, увенчанные вместо полотнищ растрепанными конскими хвостами.
    Дорога становилась все круче и, наконец, пошла серпантином. Мотор у «Муфлона» был, видимо, очень мощный, потому что машина неслась по бесконечным петлям шоссе с легкостью слаломиста, только, конечно, не вниз, а вверх.
    После того как мы взяли последний подъем, перед нами до самого горизонта открылась равнина. Это было Бантийское плоскогорье — однообразная, унылая страна, на красноцветных землях которой росли только редкие колючие кустарники и одиночные безлиственные деревья. Бетонное шоссе тусклой шпагой целилось в далекие, по цвету почти не отличимые от неба, горы. Раскаленный воздух дрожал и слоился над полотном дороги, отчего впереди то и дело появлялись призрачные зеркальные лужи.
    Прошел час. Стрелка спидометра прочно застыла на отметке 150. Казалось, «Муфлон», мелко дрожа своим крепко сбитым корпусом, стоит на месте, а серая лента дороги и ближние кусты стремительно несутся нам навстречу.
    Чатраги сидел с каменным лицом и сонно приспущенными веками. Наконец, когда горы уже отчетливо встали впереди неровной зубчатой стеной, он затормозил у скудной речонки кофейного цвета. Устало разгибая затекшие тела, мы вылезли из машины. Кустов здесь было больше, но их узкие кожистые листья почти не давали тени. За речкой в некотором отдалении виднелись какие-то старые дощатые постройки.
    Я разулся и, присев на берегу, опустил ноги в воду. Она была теплая, мутно-бурая от мельчайших взвешенных частиц. Конечно, нечего было и думать попить из реки. Чатраги вынес из машины два термоса и целлофановые пакеты с бутербродами. В термосах оказался холодный апельсиновый сок.
    Пока мы наскоро перекусывали, за рекой появился человек. Это меня немного удивило, потому что строения на том берегу казались мне уже давно заброшенными. Чатраги равнодушно смотрел на него и продолжал отхлебывать из термоса.
    Человек подошел к берегу, снял башмаки и, держа их в левой руке, перебрел на нашу сторону. Река оказалась мелкой: вода едва доходила человеку до колен. Выйдя на берег, он снял широкополую соломенную шляпу с высоким коническим верхом, какие носят бантийские фермеры, и почтительно поздоровался. Человек этот был плешив, худ, одет бедно. На вид ему можно было дать лет шестьдесят или чуть меньше. Он, сутулясь, нерешительно переминался с ноги на ногу и молчал. Видимо, ему очень хотелось заговорить с нами, но он не решался начать первым.
    — Что нужно? — не выдержал Чатраги. Я подумал, что он мог бы это сказать и более приветливо.
    — Да вот... вижу, важные господа остановились, — запинаясь сказал фермер. — Дай, думаю, спрошу...
    — Ну, ну, — буркнул Чатраги.
    — Вы, конечно, люди образованные... Когда это все кончится, вы не знаете?
    — Что именно кончится? — спросил Чатраги, мрачнея.
    — Да эта самая... нечистая сила, — понизив голос, отвечал фермер.
    — Нечистая сила... — Чатраги хмыкнул. — А что тебе до нее?
    — Да как же, господин, когда из-за нее нас и с земли-то согнали. Там мы раньше жили, — фермер махнул шляпой в сторону гор. — Вот. У меня, конечно, не бог весть какой участок был, но на жизнь хватало. Виноградник небольшой, несколько коз, просо опять же сеял... На жизнь, говорю, хватало. Правда, когда военные вели дорогу на эту свою базу, то она как раз прошла по моему полю, но жить еще можно было, хоть и не так, как до этого, — фермер вздохнул и уставился выцветшими глазками в сторону своих родных гор. Во взгляде его было усталое равнодушие и, где-то очень глубоко, горестное недоумение.
    — А потом началось... это самое, — без всякого выражения продолжил он. — Сначала у кривого Сайруса дочка потерялась. Пятнадцать годков ей было. День, значит, нет ее, два нет, три. Ну, мы собрались, пошли искать. Долго искали... нашли потом. Мертвая уж была, страшно посмотреть. Юка, костоправ который, тот сразу сказал. Нет, говорит, мужики, вы как хотите, а только это не люди. Люди, какие бы они ни были, так не могут... Я ж говорю, страшно было смотреть на нее. Старуха Сайруса, та с ума стронулась, как узнала. А потом, слышу, скотина пропадать стала. Забредет в горы и нет ее. Кто посмелее, ходили искать, с ружьями, с собаками Я, правда, не ходил, хоть у меня самого две козы потерялось... Вот ходили, значит, ходили, и тут кто-то встретил их... Сам я не видел, врать не буду, но говорили, что страх один... Потом наехали ученые господа, солдаты, и нас всех выселили. Говорили, что временно, да только уж пятый год пошел, а все ничего не могут поделать с ними...
    — А ты хоть знаешь, что это за звери такие? — спросил Чатраги, поднимаясь.
    Фермер пожал плечами.
    — Откуда ж нам знать... Разное мужики говорят. Кто говорит, что это бог наслал за грехи, да только какие у нас грехи? Разве, бывает, выпьют какой раз и подерутся, вот и все грехи. Ну еще ругаются нехорошими словами, так это ведь спокон веков было, не нами начато, не нами кончится. Зачем же богу непременно нас наказывать? Правда, Юка-костоправ говорил, что это ученые их придумали. Солдат ему какой-то по секрету сказал. А я думаю так, что ученым будто бы и не к чему напускать на нас такую напасть. Они люди умные, образованные, не то что мы. Как вы думаете?
    Чатраги криво усмехнулся и молча пошел к машине. Я тоже поднялся. Что я мог сказать старому фермеру, если и сам ничего еще не знал?
    — Ничего, скоро все кончится, и вы вернетесь в свои горы, — попытался я обнадежить его. Боюсь, это вышло у меня совсем не убедительно.
    — Спасибо, господин, — равнодушно сказал фермер, разглядывая нашу машину.
    — Садитесь, Рэй, нам пора ехать, — торопил меня Чатраги, уже сидевший за рулем.
    — До свиданья, желаю вам удачи, — сказал я фермеру. Занятый своими неведомыми мыслями, он едва кивнул в ответ.
    Когда, поднимая багровую пыль, «Муфлон» выбрался на бетон, я оглянулся. Старик стоял все на том же месте, держа в одной руке свои башмаки, а в другой — шляпу, и смотрел нам вслед. Лица его я, конечно, не разглядел, но, скорее всего, на нем было все то же выражение усталого равнодушия.
    — Ну вот, вы и узнали кое-что о неопитеках, — сказал Чатраги после долгого молчания.
    — О ком? — не понял я.
    — О неопитеках, новейших обезьянах. Фермер говорил ведь о них.
    — Что это за обезьяны? Вы, кажется, забываете, что я совершенно не в курсе ваших дел.
    — Ничего, потерпите, Рэй. Приедем на базу, я дам вам почитать кое-что. Тогда вы все поймете.
    Чатраги замолчал и до самого конца пути он не сказал больше ни одного слова.
    На место мы приехали под конец дня. В широкой и голой межгорной долине стояло несколько прямоугольных зданий. Их окружали сферические бетонные капониры, похожие на огромные пробковые шлемы.
    Впрочем, все это я увидел потом, а сначала же, когда мы подъезжали, они были скрыты за высокой глухой стеной, перед которой тянулось три ряда колючей проволоки. Над стеной торчали вышки с прожекторами и, как я позже узнал, крупнокалиберными авиационными пулеметами на турелях.
    — Из машины не выходить! — проревел громкоговоритель, едва мы остановились перед проволочным заграждением. Из ворот в стене вышли и направились к нам три человека — офицер и двое солдат. Подойдя к машине, офицер козырнул и попросил документы. Чатраги молча протянул ему наши бумаги. Просмотрев их, офицер снова козырнул и сделал знак солдатам пропустить нас. «Муфлон» медленно тронулся с места и, миновав все три ряда колючего заграждения, приблизился к воротам в стене. Тяжелые металлические створки бесшумно разошлись в стороны, пропустили нас и снова сомкнулись.
    Навстречу нам спешило несколько мужчин в военных мундирах.
* * *
    На следующий день после завтрака в комнату, что мне отвели, пришел Чатраги. Он был чисто выбрит, от него пахло одеколоном. Вид у него был праздный, совершенно не совместимый с суровой обстановкой базы: белоснежная сорочка, небрежно распахнутая на груди, щегольские туфли, вдобавок еще он был заметно навеселе.
    — Вот мерзавцы! — заявил он, оглядывая комнату. — Нашли куда поместить моего ассистента. Сейчас, Рэй, вы мне удивительно напоминаете монаха в келье. Какого-нибудь францисканца или доминиканца. Только тонзуры не хватает. Впрочем, монахам жилось куда веселее, чем придется нам. Бокаччо, конечно, читали? — он ухмыльнулся и вытянул из заднего кармана плоскую флягу. — Где у вас стаканы?
    И, не дожидаясь ответа, он отхлебнул прямо из горлышка и протянул фляжку мне. Я тоже сделал глоток. Это был коньяк.
    Чатраги растянулся на моей койке и, глядя в потолок, сокрушенно вздохнул:
    — Подумать только, во всей этой кутузке шестьсот мужчин и ни одной женщины. Ну о вояках я не говорю. Кто-то, Клаузевиц, кажется, говорил, что половую энергию солдат следует направлять в разумное русло, так что за них я не беспокоюсь. Пусть начальство и ищет для них это разумное русло, а заодно и для себя. Но мы-то, штатские, почему мы должны скучать без женского общества? Рэй, как вы думаете?
    Я пожал плечами. Цинизм Чатраги, видимо, был не от хорошей жизни.
    Чатраги вдруг сел и, поискав глазами, нашел принесенный с собой крокодиловый портфель.
    — Подайте-ка мне его, Рэй, — сказал он. — Я обещал вам дать кое-что.
    Он порылся в портфеле и вытащил тетрадь в черном коленкоровом переплете.
    — Вот, читайте, это дневники одного человека. Отсюда вам станет понятно, что такое неопитеки. Я ухожу, зайду через час.
    Чатраги вышел, но тотчас заглянул снова.
    — Кстати, я скажу, чтобы вас поместили рядом со мной.
    Тетрадка оказалась рукописной. Переплетена в коленкор она, видимо, была позже, потому что сама тетрадка с углов оказалась обгорелой, чем-то залитой, так что отдельные места можно было разобрать только с большим трудом. В начале не хватало страниц и, кажется, очень многих. Дневник начинался чуть ли не с середины.
    «...готов понять его, хоть и не совсем согласен с ним. Основная идея не лишена, конечно, остроумия. В самом деле: для чего трудиться над созданием компактных и мощных счетно-решающих устройств, потом сводить их в одну автономную систему, снабженную манипуляторами и прочими устройствами, имитирующими органы человека, когда такие системы давно уже созданы природой. Определенным образом воздействуя на наследственный код высших животных, мы можем получить существа с любыми заданными свойствами. Такова была основная мысль Моллини. Старик молодец, гений. Гений вульгарис, обыкновенный, типичный. С тех пор, когда я слушал его лекции в университете, он почти не изменился. Все такой же быстрый, колючий, любит соленые шутки. Здоровье у него по-прежнему отличное, а ведь прошло уже, ни много ни мало, семь лет. „Почему вы не женитесь, Жу-жу?“ — спросил он меня. Ведь помнит же, что однокурсники звали меня Жу-жу. Какое славное то было время! Интересно, где сейчас Полина? Да, а старик-то явно чего-то не договаривал.
    14 мая. Работы с каждым днем все больше и больше. Приходишь к себе усталый до последней степени и сразу — в постель. Так что уже три месяца я и не прикасался к дневнику. В последнее время старик взял скверную привычку поднимать среди ночи: срочные анализы. До утра потерпеть не может. Сам не спит и другим не дает. Телефон что ли обрезать? Так ведь рассыльного пришлет! Мои подозрения, что старик что-то скрывает, находят новые подтверждения. Наши лаборатории расположены на втором подземном этаже, считая сверху. Как мы говорим, на минус втором этаже. Ниже нас еще черт знает сколько этих минус этажей. Кругом стальные двери, секретные помещения, скрытые лифты. Прямо, фараонова гробница. Впрочем, что поделаешь — бывшая военная база. Так вот, вчера я случайно обнаружил, что куда-то вниз каждый день отправляется огромное количество пищи: фрукты, овощи, яйца, мясо, рыбий жир и всевозможные витамины. Полк солдат можно накормить всем этим добром. Для чего все это? Не морских же свинок кормит старик этой горой провизии!
    Надо больше бывать на свежем воздухе. Эта старая дева Гильда Зонта сказала мне, что я сильно похудел за последнее время. Вообще-то, она симпатичная женщина, брюнетка с резкими чертами. Жаль, что она такая необщительная. И голос, как у простуженной вороны. Подозреваю, что она мизантропка в душе. Пойду погуляю.
    15 июня. Сегодня в лабораторию к нам приходил Моллини. Был в хорошем настроении, шутил — традиционный вопрос: „Почему вы не женитесь, Жу-жу?“ Интересно, на ком? На Зонта, что ли? Кстати, ей он тоже сказал вполголоса что-то такое, отчего она стала красней стоп-сигнала. Оказывается, в ней все же есть что-то женское. Может, он путается с ней? А что? Старик он еще хоть куда!
    На днях нагрянули какие-то военные тузы. Сразу видно, что это немаленькие шишки, может, даже из генштаба. Старикан сам их встречал. Те как вылезли из вертолетов, так сразу куда-то вниз нырнули и больше не показывались. Пробыли они у нас сутки. Что им здесь надо? Темная история. Впрочем, это не мое дело. Я получаю неплохие деньги, часть посылаю матери, часть откладываю, питание бесплатное, что еще надо? Мне наплевать, даже если Моллини будет якшаться со всеми генералами на свете. Хотел бы я знать, что делает Зонта со своими деньгами? У нее такой вид, что кроме крыс, с которыми она возится, ей ни до чего нет дела. Вот она подлинная-то любовь к делу.
    3 августа. Сегодня навлек на себя неудовольствие шефа. Старикан подбросил мне ночью срочные анализы, разбудив, естественно. Предупредил, что это страшно важно, страшно срочно и так далее. К утру я их окончил и, чтобы немного размяться, решил отнести их сам. Меня останавливали несколько раз всякие церберы, но я тыкал им в носы листки с анализами, и они меня с неохотой, но все же пропускали. Так я спустился на три этажа, и вдруг (я в это время стоял на полутемной лестничной площадке) снизу раздался дикий хохот страшной силы, от которого завибрировали железобетонные лестничные марши, а затем такой же силы рычанье в несколько глоток. Ужас! Я чуть не поседел от страха. В это время сверху появился встрепанный Моллини, увидел меня и раскипятился: кто мне разрешил, что мне здесь надо, кто меня пустил и все такое. Я думал, он меня прибьет или же его самого хватит удар. Я, конечно, извинился, объяснил причину, сказал, что я спешил сделать ему приятное, поскольку анализы самые положительные. Он проворчал: „Ну, это уж позвольте мне самому оценивать“, но, по-моему, он несколько смягчился. Дай-то бог, а то уж очень не хотелось бы мне терять такую работу. На том и разошлись. Думаю, охране достанется от старикана за то, что пропустили меня.
    Тигров что ли он держит на нижних этажах? В таинственность все играет, тоже мне Синяя Борода.
    26 августа. Погода все эти дни стоит чудесная. Работы чуть поубавилось, так что я больше стал бывать на воздухе, загорел. Вчера во время прогулки встретил Зонта. Она, оказывается, любительница бадминтона. Сыграли с ней несколько партий, я проиграл с разгромным счетом. Расстались друзьями.
    Снова прилетали генералы. Пробыли, правда, недолго, но, видимо, визит был удачный, потому что старик ходит именинником. Заходил в нашу лабораторию, смеялся, хлопал по спине, все тот же вопрос: „Почему вы не женитесь, Жу-жу?“. Сказал, что он весьма доволен мной и хочет предложить мне другую работу. Я был, конечно, польщен. После его ухода Зонта спросила меня, почему старик зовет меня Жу-жу. Я сказал ей, что так меня звали в студенчестве, и мы добрых пятнадцать минут вспоминали молодость. Оказывается, она окончила Саламанкский университет. В ней и в самом деле, есть что-то испанское, от Карменситы. Договорились вечером поиграть в бадминтон. Весь день с нетерпением ждал вечера.
    19 сентября. Уже два дня идет дождь. Шеф ходит еще более пасмурным, чем небо. Дело в том, что от него уехал его ближайший помощник Ник Чатраги. Я его немного знал. Отличный парень и, говорят, большой умница. Шепчутся, что перед отъездом у него был крупный разговор со стариком, но о чем — никто не знает. Действительно, что они не поделили? Гильда говорит, что расхождение по этическим вопросам. Я этого что-то не пойму.
    Жаль, что погода скверная, и нельзя поиграть в бадминтон. Мне стало как-то не хватать общества Гильды.
    20 сентября. Не знаю, с чего начинать. Я сегодня чертовски счастлив! Уже час ночи, а я, вместо того, чтобы спать, сижу над дневником. Сегодня вечером пошел в библиотеку, сделать кое-какие выписки и почитать новые журналы. Никого не было. Я просидел довольно долго и уже собрался уходить, как вдруг вошла Гильда! Она была в красном с черным платье — просто прелесть какая красивая. Взяв со стеллажей какие-то книги, она села рядом со мной. Сначала мы с ней говорили о статьях в новых журналах, потом просто о чем-то, я уж не помню, и тут я сказал ей, что она побледнела и что ей надо поберечь себя. Она ответила, что она, действительно, ужасно выглядит в последнее время и сама это замечает. Я смотрел на нее и чувствовал, как у меня холодеет на сердце. Лицо у нее сейчас было нежнейшей фарфоровой белизны и на нем огромными драгоценными камнями выделялись блестящие черные глаза. Я никогда особенно не задумывался над тем, когда в сонетах или иных каких стихах поэмы сравнивали женские губы с цветочными лепестками. Но тут я подумал, что это не так уж и далеко от истины.
    Я промямлил что-то в том смысле, что цвет лица у нее совершенно чудесный и что в этом платье она очень красива. Пугаясь собственной смелости, я осторожно взял ее за руку и все пытался вспомнить, что же говорят в подобных ситуациях остроумные и обворожительные герои кинофильмов.
    В библиотеке было очень уютно, как-то даже по-домашнему уютно: тишина, полумрак, настольная лампа под зеленым абажуром. И никого — только мы с ней вдвоем. Я уж не помню, как я ее поцеловал, и она мне ответила. После этого она убежала, а я остался и долго проводил в порядок свои мысли. Странно, мне уже тридцать лет, но до сих пор такие вещи производят на меня впечатление, как на гимназиста средних классов. Что же будет дальше?
    22 сентября. Сегодня меня вызвал старик и предложил мне работать с ним вместо Чатраги. „Я вполне оценил ваши способности и ваше трудолюбие, — сказал он мне. — Я верю, что вы оправдаете мое доверие“. Черт побери, неужели я, наконец-то, начинаю восхождение? Когда я уходил, старик, подмигнув, задал все тот же вопрос: „Почему вы не женитесь, Жу-жу?“ И надо сказать, я впервые задумался над этим. Действительно, почему?
    23 сентября. Пришел в свой новый кабинет. Ковры, стол, телефоны, диктофон, кресла. Неплохо жилось этому Чатраги! Что его заставило уйти? Завтра буду знакомиться со своей, только мне подчиненной группой. Это несколько лабораторий. В нынешнем моем положении плохо только одно — не буду каждый день, как раньше, видеть Гильду. Может, ее перетащить к себе? Да нет, пожалуй, старик не отпустит ее от себя. Впрочем, поживем — увидим.
    28 сентября. Предчувствие меня не обманывало: старик и в самом деле скрывал от нас кое-что. Сегодня шеф взял меня вниз и тут я впервые увидел неопитеков, как он их называет. Это огромные, размером с гориллу, обезьяны с большими круглыми головами. Они сидят поодиночке и группами в комнатах с толстыми решетками вместо дверей. Моллини подвел меня к одной решетке, и я увидел косматое существо, которое сидело за столом и... что-то писало. Да-да, карандашом на бумаге! Я не поверил своим глазам. Моллини торжествовал. Существо было настолько увлечено своим делом, что не заметило нас.
    — Что оно делает? — наконец, решился я спросить.
    — Оно занято тем, ради чего я и вызвал их к жизни, — напыжившись ответил старикан. — Сейчас они делают расчеты по заказу генерального штаба. Расчеты эти касаются... Впрочем, это не важно. Пойдемте дальше.
    Мы обошли весь этаж, и за каждой решетчатой дверью сидели эти живые машины, с бешенной скоростью покрывавшие бумагу рядами цифр. Сколько их было? Я не считал, но наверняка больше двух сотен. А ведь есть еще и другие этажи!
    Прощаясь, Моллини сказал мне, что, само собой, о том, что я тут видел, не следует никому говорить. Я заверил, что, разумеется, я так себе это и представлял. Уходя, я снова услышал где-то вдалеке уже знакомый мне дикий хохот. Моллини сморщился, как от зубной боли, и торопливо удалился. Что бы это значило?
    8 октября. Случилось то, что, видимо, и должно было случиться. Вчера, поздно вечером, зашел к Гильде, буквально шатаясь от усталости (Чатраги не зря получал свои деньги, работа, оказывается, у него была адская). Я не видел Гильду три дня перед этим и страшно соскучился.
    Мы долго сидели с ней, говорили о чем-то, что нам казалось очень важным, целовались. Она сказала, что тоже скучала, не видя меня. Потом как-то так получилось, что я остался у нее на всю ночь.
    Боже, как я мог до этого жить без нее! Я не знаток женщин, но, по моему, Гильда могла бы приворожить даже гипсовую статую, если бы обняла ее хоть один раз. Я же недаром говорил, что в ней есть что-то испанское. Кармен! Нет, я должен на ней жениться!
    10 ноября. Кроме Гильды ни о чем писать не могу. Она заполняет все мои мысли. „Почему вы не женитесь. Жу-жу?“ Жу-жу скоро женится, черт побери! Слышите, уважаемый шеф? Же-ни-тся! Наверно, у меня все написано на физиономии. Утром старикан сказал мне: „Что с вами, Георг? Уж не заболели ли вы?“ Да, я болен прекраснейшей в мире болезнью: я влюблен по уши!
    20 декабря. Сегодня я узнал причину и источники дикого смеха, который я уже слышал до этого. Это — неопитеки. Неизвестно отчего, то один, то другой из них вдруг бросает работу и впадает в бешенство. Он скрипит зубами, хохочет, колотит себя кулаком в грудь и бросается на стены. Сам я не видел, но, говорят, зрелище ужасное. Сегодня ночью неопитеками овладел массовый психоз. Началось это где-то на нижних этажах и постепенно перекинулось на всех животных (животных ли? Как их называть?). Кошмарная была ночь. Казалось, все наше здание содрогается от фундамента до крыши. Когда это началось, я сразу подумал о Гильде (ведь она, бедняжка, не знала о неопитеках) и побежал к ней. Наспех одетые и встревоженные люди толпились в коридорах, но, к счастью, они были настолько взволнованы, что на меня никто не обратил внимания, и я незаметно проскользнул в комнату Гильды. Вся дрожа, она прильнула ко мне, спрашивая: „Ради бога, что это такое?“ Я должен был рассказать ей все. Она смотрела на меня своими огромными прекрасными глазами, все время повторяя: „Боже, какой ужас! Какой ужас!“ Кое-как успокоив ее, я побежал к Моллини. Он был в полной растерянности. Если бы взбесилось одно животное, можно было б как-то успокоить его, сделать соответствующий укол, но как быть со всеми?
    — Это психический атавизм, — растерянно бормотал Моллини. — Я всегда опасался этого. Несмотря на сверхмощный мозг, они где-то в глубине остались животными. Что же делать? Ведь они взвинчиваются с каждой минутой, и один бог знает, чем все это может кончиться.
    — Погасите свет, — посоветовал я.
    — Так он погашен еще с вечера.
    — Тогда зажгите.
    Моллини посмотрел на меня дикими глазами, но однако поднял трубку и приказал зажечь свет. Минут через пять рев стал стихать. Моллини посветлел и, глядя на меня с благодарностью, сказал:
    — Я не ошибся в вас, Георг. У вас ясная голова.
    Я скромно поклонился
    — Завтра прилетает один из директоров компании, — продолжал он. — Я скажу ему о вас.
    Я поблагодарил Моллини и вышел.
    Интересно, что если бы не удалось успокоить неопитеков? Вот бы был рождественский подарочек и Моллини, и компании, и генштабу. Как это он выразился: ясная голова? Возможно, возможно... Остальную часть ночи провел у Гильды.
    21 декабря. Сегодня был представлен жирному, как боров, директору компании и длинному тощему полковнику генштаба.
    — Наш уважаемый Моллини отзывается о вас как об одном из блестящих специалистов по неопитекам, — прохрюкал боров. — Очень рад, что вы у нас работаете. Мы тут говорили и решили узнать ваше мнение... Как вы смотрите на то, чтобы начать э-э... массовое производство неопитеков?
    Я вспомнил минувшую ночь и поэтому ответил довольно твердо, что это, видимо, еще несколько преждевременно.
    Полковник неопределенно хмыкнул, вынул сигару и стал скучающе смотреть в окно. Боров недовольно заворочался в кресле. Во взгляде Моллини была напряженность.
    — А вы не могли бы объяснить причину? — поинтересовался боров.
    — Видите ли, — осторожно ответил я, — ряд мозговых срезов неопитеков показывает некоторую неустойчивость на уровне синапсов. Хотелось бы добиться абсолютной стабильности... — И прочее в таком же духе.
    Я говорил совершеннейшую ахинею. Боров ни бельмеса, конечно, не понял, хоть и кивал, показывая, что все это он принимает к сведению. Полковник продолжал таращиться в окно и дымить сигарой, но зато на лице Моллини я прочел удовлетворение. Я пошел с нужной карты.
    — Благодарю вас. Это все, что мы хотели выяснить, — сказал боров, протягивая мне свою толстую, как окорок, лапу.
    Я поспешил откланяться. Уходя я слышал, как боров говорил, что все неопитеки, покидающие нас, должны быть стерилизованными во избежание размножения в руках конкурентов.
    1 февраля. После декабрьского психоза неопитеки до вчерашнего дня вели себя тихо. Старые расчеты для генштаба были благополучно закончены, и обрадованные вояки натащили еще кучу работ. Кажется, они касались траекторий ракет в непостоянных силовых полях. Жуткое дело! Но вчера произошла совершенно ужасная истории. В обед, когда служители разносили по клеткам пищу, один из неопитеков, огромный самец, вырвал решетку, обрушил ее со страшной силой на бедного служителя и бросился бежать по коридору. Хорошо, что больше никого на его пути не оказалось. С огромным трудом на разъяренного неопитека набросили сеть и заперли его в отдельной клетке. Все это рассказал мне сам Моллини. Он пришел ко мне в кабинет сразу постаревший, руки его дрожали, когда он наливал себе из сифона.
    — Георг, у вас крепкого ничего не найдется? — спросил он, отхлебнув газировки.
    Я поспешил достать из стола коньяк, оставшийся еще от Чатраги.
    — Понимаете, Георг, я стал их бояться, — полушепотом сказал старик. — Я чувствую, что они уже ушли из моих рук... Это страшно. Их нельзя оставлять в таком виде и нельзя уничтожить, потому что компания никогда на это не пойдет. А изменить их психически я не в силах. Боже мой, боже мой!
    Но постепенно коньяк сделал свое дело: старик приободрился, на щеках у него появился румянец.
    — Пойдемте, Георг, — вдруг сказал он, поднимаясь, — поговорим с ним.
    — С кем поговорим? — не понял я.
    — С неопитеком, с кем же еще? А вы что, не знали, что они могут разговаривать?
    Я не нашел слов, чтобы ответить что-то.
    Этажом ниже в глубине большой и совершенно пустой комнаты стояла клетка из мощных стальных прутьев. В ней на металлическом полу сидел неопитек. Из-под нависшего тяжелого лба на нас, не мигая, смотрели круглые, налившиеся кровью глаза. Морда неопитека производила отталкивающее впечатление: широкий нос с шевелящимися ноздрями, безгубый, лягушачий рот, крупные желтые клыки и большие, словно раздавленные, уши. Он то и дело быстро и нервно облизывался и шумно сопел. Когда мы подошли, он нисколько не изменил позы, только под покрытой жесткими бурыми волосами шкурой резко вздулись огромные мышцы.
    — Как тебя зовут? — резко спросил Моллини. Лицо его напряглось и стало неприятно жестоким, как у какого-нибудь средневекового инквизитора.
    Неопитек поочередно очень внимательно оглядел нас, чуть шевельнулся и медленно сказал, отчетливо выговаривая слова:
    — Меня зовут Пифагор.
    Это было что-то непередаваемо жуткое. Я не знаю, как это объяснить, но когда я услышал этот хриплый лающий голос, в котором не было ничего человеческого, меня чуть не стошнило. К тому же такое имя. Какой цинизм! Еще немного — и я опустился бы на пол: ноги меня почти не держали. Человеческая речь, переложенная на звериный голос, — ничего более противоестественного я представить не могу. А Моллини, тому хоть бы что!
    — Ты убил человека. Почему ты это сделал? — продолжал гнуть свое старик. Готов присягнуть, что в этот момент на физиономии неопитека появилось что-то вроде ухмылки.
    — Я хотел убедиться, что это возможно, — заявил Пифагор. Тут по-моему даже Моллини стало не по себе.
    — Убедиться... — повторил он растерянно. — Зачем?
    Неопитека словно подбросило катапультой. Он одним махом пролетел расстояние в добрых пять метров и повис на решетке, вцепившись в нее всеми четырьмя конечностями.
    — Теперь мы знаем, что вас можно убивать! — кричал он, просовывая между стальными прутьями свою кошмарную бородавчатую морду. — Мы вас ненавидим! Да, да, ненавидим! За то, что вы не похожи на нас! За то, что вы держите нас взаперти, как зверей, хотя мы гораздо умнее вас! За то, что вы истязаете нас, подсовывая нам свои цифры! Вы сделали так, что мы не можем не считать для вас, хотя и испытываем при этом страшные мучения! Почему вы сами не считаете, если это вам так нужно? Молчите?! Тогда я скажу: вы к этому не способны. В вас нет ничего, кроме трусливой и коварной хитрости! Так знайте же, что рано или поздно мы вас самих посадим в клетки, и вы будете для нас считать!
    Я не запомнил всего, что выкрикивал разъяренный неопитек, но кое-что у меня все же осталось в памяти. Я не знаю, придется ли мне в жизни быть свидетелем более страшной сцены, чем эта. Не думаю...
    Моллини совершенно осатанел под конец. Он мало чем отличался от косматого Пифагора, хоть и был одет в ослепительно белый нейлоновый халат. Думаю, если бы не было между ними решетки, он бросился бы на неопитека. Еще бы: дело почти половины жизни летит на твоих глазах к дьяволу. И неизвестно еще, что скажут кампания и генштаб. Тут остервенеешь.
    — Ты умрешь сегодня же! — кричал старик, потрясая кулаками. Его худое лицо с благородным профилем было буквально зеленым. — Я у тебя живого возьму мозговые срезы! Своими руками!
    Неопитек отвечал диким хохотом...
    Я почувствовал, что нужно немедленно уйти: у меня началось расстройство желудка. С огромным трудом я дотащил совершенно обессиленного Моллини до его кабинета и бросился к себе. В ушах у меня продолжал греметь адский хохот неопитека. Господи!
    Вечером рассказал обо всем Гильде. Реакция ее удивила меня. Она выслушала, бледнея с каждой минутой, потом заявила, что то, что делает Моллини, — преступно, и мы немедля должны обо всем рассказать людям. Вот уж чего не ожидал, того не ожидал. Боже, что это за день такой выдался — сплошные сенсации. Не говоря уж о том, что предложение Гильды — чистейшая инфантильность, каким людям мы должны рассказать о делах Моллини? По моему глубочайшему убеждению людям абсолютно наплевать на неопитеков со всеми их математическими талантами. „Бросьте мне морочить голову, — скажет любой и каждый. — Что из того, что обезьяны считают? И пусть считают себе на здоровье. Не водородная же бомба, чтобы портить себе кровь из-за этого. А то, что они грозятся, так это их дело. Мало ли кто пугал нас. Интересно, правда, что они умеют разговаривать, но ведь попугай, уж на что глупая птица, тоже иной раз такое загнет“. Гильде я этого, конечно, не сказал. А она между тем разволновалась не на шутку.
    — Мы должны привлечь к этому внимание общественности, — говорила она, порывисто расхаживая по комнате. — То, что ты рассказал, ужасно. Ты хоть представляешь себе всю опасность? Через несколько лет их будет десятки миллионов. Каждая фирма, каждая контора будут иметь своих неопитеков — ведь они же баснословно дешевы по сравнению с электронно-счетными установками! И в один прекрасный день они могут создать человечеству реальную угрозу!
    — Дорогая, мне кажется, ты сильно преувеличиваешь. Ну что такое неопитек? В известном смысле его можно рассматривать как машину, только не механическую, а биологическую. Для человечества неопитек опасен не более автомобиля, уверяю тебя. Моллини сумеет подавить в них звериное начало.
    Гильда смотрела на меня как на сумасшедшего. Я пытался воздействовать на нее с другой стороны.
    — Милая, — сказал я, привлекая ее к себе. — Ведь мы же с тобой скоро поженимся. Тогда нам, как никогда до этого, будет необходима хорошо оплачиваемая и постоянная работа в солидной фирме. У нас будут дети, которым мы должны будем создать благополучие и какое-то, хоть небольшое, состояние. Так ведь? А где мы еще можем найти другую работу, которая сулила бы в будущем столь блестящие перспективы, как здесь? Когда начнется массовое производство неопитеков...
    — Как ты можешь так говорить, Георг! — перебила меня Гильда с горячностью, которой я в ней не ожидал. — Ты понимаешь, что ты говоришь? Ради собственного благополучия ты готов стать соучастником преступления против человечества! Неужели ты настолько слеп, что не видишь, чем может обернуться открытие Моллини? Одумайся, пока не поздно, прошу тебя!
    Наш долгий и тягостный разговор так ни к чему и не привел. Гильда упрямо стояла на своем. Уйдя от нее, я впервые задумался над тем, что я, в сущности, очень плохо знаю ее. Я всегда был уверен, что такие выражения, как „преступление против человечества“ и прочее в таком же духе, никто не принимает всерьез. Их, конечно, все охотно употребляют, потому что так принято, но никто такими понятиями не руководствуется в повседневной жизни. Жизнь требует логики и целесообразности, а если говорить проще — выгоды. А как же иначе? И вдруг находится человек, близкий и дорогой мне, который, оказывается, во имя туманных и в высшей степени отвлеченных идеалов готов поступиться своими (и моими) интересами. Как вы хотите, но это выше моего понимания! Может, виной всему женская мнительность Гильды?
    15 февраля. Вот уже полмесяца неопитеки ведут тебя тихо, подозрительно тихо. Мой сосед по коридору биолог Генрих Шим рассказывает, что они усиленно переговариваются какими-то булькающими звуками, чего раньше не было.
    Моллини резко сдал. В кабинет к себе он никого не приглашает, а по коридорам проходит держась близ стен. Вид у него ужасный — под глазами мешки, руки дрожат, в поведении появилось что-то суетливо-неуверенное.
    Зачастили всякие специалисты из компании. Чуть ли не через день прилетают военные, все по поводу расчетов траекторий ракет. На нижних этажах идет монтаж всевозможной аппаратуры. Деньги, кажется, текут к нам рекой. На днях снова был боров, долго шептался о чем-то со стариком в его кабинете. Что-то затевается. Уж не хотят ли переходить на массовое производство неопитеков? Зря я, кажется, в тот раз высказался против.
    Отношения с Тильдой, к сожалению, все хуже и хуже. Иногда, правда, в ней что-то пробуждается, и мы снова бываем вместе. Она все пытается уговорить меня уехать отсюда, но я тверд. Обычно эти встречи кончаются ссорами. Что ей мешает уехать? Может, она все же думает переубедить меня? Напрасные надежды.
    27 февраля. Все, Гильда сегодня уехала. Последние дни мы с ней почти не виделись. Утром, идя к шефу, встретился с ней носом к носу. Она выходила из его кабинета. Поздоровались мы очень сухо и разошлись. Моллини я нашел в подавленном настроении. Он долго и, как мне показалось, без особой уверенности распространялся об этике ученого, говорил, что наука стоит вне политики. Приводил примеры. Когда надо, он бывает весьма красноречив и многословен. Не будь биологом, он мог бы сделать блестящую политическую карьеру. Я битый час выслушивал его излияния, и только под конец он сообщил, что Гильда оставила работу.
    — Мало того, — добавил он сердито, — она еще пыталась обвинить меня, мягко говоря, в научной непорядочности. Каково?! Кстати, откуда она вообще узнала о существовании неопитеков?
    Я сделал вид, что понял его вопрос как риторический, на который, как известно, ответа и не ждут.
    Ну что ж, если говорить высоким стилем, я принес нашу любовь в жертву своим научным убеждениям. Оценит ли это кто-нибудь?
    Неопитеки, по словам того же Моллини, ведут себя как паиньки. Дай-то бог, дай-то бог.
    6 марта. „Бойся мартовских ид!“ Случилось ужасное, моя жизнь на волоске. Не знаю, удастся ли мне выбраться живым. Попытаюсь изложить все по порядку.
    Вчера поздно вечером ко мне зашел Моллини. Это меня удивило: старик никогда раньше не удостаивал мою комнату своими посещениями. Он долго молчал, прихлебывал кофе, который я ему заварил по его просьбе, и зябко ежась, смотрел в одну точку.
    — Возможно, они были правы, — сказал он, наконец, как бы про себя.
    — Кто? — поинтересовался я.
    — Чатраги и эта... Зонта, — ответил он и снова надолго замолчал.
    Я тоже молчал, не зная, о чем и как с ним говорить.
    — Слушайте, — вдруг зашептал он, хватая меня за рукав, в глазах его появился лихорадочный безумный блеск, — вы должны мне помочь. Уже все готово, взрывчатка и все остальное... Своими руками... Мы стояли на неверном пути. Исправим и начнем сначала, но не так. Вы согласны? Это нужно сделать сегодня. Я полон решимости. Ну так как, Георг, а? Своими руками, правильно?
    Я не понял, что старик имел в виду, но видел, что он очень не в себе, и решил его несколько успокоить.
    — Хорошо, хорошо, — сказал я. — Но почему же непременно сегодня? Вам надо отдохнуть, выспаться. Завтра все и решим. Давайте я вас провожу к себе. А может, вызвать врача?
    Старик как-то весь погас, сутулясь поднялся и, не простившись, ушел, шаркая ногами.
    После его ухода я лег в постель и, прежде чем уснуть, долго думал над странными словами шефа.
    Разбужен я был страшным шумом. Едва открыв глаза, я сразу понял, что это взрывы. Раз за разом они доносились откуда-то снизу, заставляя вздрагивать стены. Едва набросив одежду, я выбежал в коридор. Где-то что-то рушилось и ломалось, и сквозь этот адский грохот и скрежет доносилось что-то вроде слитного воя. У меня мелькнула было мысль, что это монтажники ломают что-то, освобождая место для своих громоздких установок, но тут на меня налетел Генрих Шим с незрячими от ужаса глазами.
    — Что это? — он хватал меня дрожащими руками за лацканы и брызгал слюной. — Может, война? Надо выяснить, бежим!
    Я бросился вместе с ним за группой наспех одетых людей, но потом сообразил, что война, какая бы она ни была, не может начаться из наших подвалов. Я нырнул в боковой переход и попал на галерею, обегавшую поверху огромный зал, в котором когда-то, видимо, стояли главные счетно-решающие системы. Ослепительно белые стены и серый бетонный пол были залиты ярким, режущим глаза светом. И тут я вдруг понял, что это неопитеки. У меня похолодело внутри. Еще не зная, что в действительности происходит, я как-то интуитивно ощутил присутствие чего-то страшного, неумолимо несущего с собой смертельную опасность.
    Шум приближался. Я уже отчетливо различал звериный рев, заглушить который не мог даже оглушительный грохот разрушения. Через зал стремительно пробежало несколько человек. Даже отсюда, сверху, я видел мертвенную бледность их лиц. Раздался и сразу оборвался сдавленный нечеловеческий крик. Из распахнутой двери в противоположной от меня стене вылетело брошенное со страшной силой человеческое тело. Оно глухо шлепнулось о бетонный пол и осталось недвижимо. Я хотел бежать, но ноги не повиновались мне в этот момент. Из той же двери, припадая на одну ногу, выбежал человек в разорванном халате. Трудно было в этом взлохмаченном человеке с перекошенным от ужаса лицом узнать всегда такого элегантного, подтянутого Моллини. И тотчас сразу из нескольких дверей в зал хлынули неопитеки. Они бежали довольно медленно, неуклюже переваливаясь на кривых и коротких ногах, но действовали поразительно согласованно. Очень ловко они отрезали старика от всех дверей, так что он сразу оказался между ними и глухой стеной. Во всем этом чувствовался обдуманный план. Моллини заметался вдоль стены. Тут два крупных самца стали не торопясь сближаться, беря его в клещи. Моллини отчаянно заверещал, прижался к стене и каким-то беспомощным движением вытянул перед собой дрожащую руку с раскрытой ладонью. Дальнейшее произошло мгновенно: один из неопитеков схватил старика, раскрутил, держа за ногу, над головой и со всего размаха ударил им о стену. Раздался звук, словно кто-то наступил на орех, по белой стене брызнуло и блестя потекло что-то густое и багровое.
    Я зажал ладонью рот, чтобы сдержать рвущийся из горла крик, повернулся и бросился бежать. Опомнился я только у себя в комнате и меня тут же стошнило. Состояние мое близко к помешательству. Однако у меня хватило сил и мужества осторожно выйти в коридор и прислушаться. Снизу и сверху не переставали доноситься крики и грохот. Очевидно, неопитеки продолжали охоту за людьми. Я дрожа подобрался к противоатомной стальной двери в конце коридора и с помощью массивного штурвала наглухо завинтил ее. Почувствовав себя после этого в относительной безопасности, я обошел все комнаты нашего отсека — вместе с моей их было шесть — и нигде не обнаружил ни одного человека. Что случилось с ними? Признаться, меня это беспокоило куда меньше, чем то, что станется со мной. Неужели Гильда была права?
    Почти не помню, как я дождался рассвета. Я то выходил в коридор, снова и снова проверяя, крепко ли заперта дверь, то сидел в своей комнате и вздрагивал от каждого шороха. В довершение ко всему погас свет, — видимо, где-то перебили кабель.
    Когда совсем рассвело, я внимательно осмотрел пространство перед нашим зданием. Нигде не было ни души, только на бетонной дорожке, ведущей к главным воротам, лежало десятка полтора неподвижных тел. Шум к этому времени стих.
    Боже, что происходит? Может, все же удалось загнать неопитеков обратно? Но даже если те две сотни человек, что работали здесь, все погибли, то ведь существует же остальной мир, откуда должна прийти помощь! Мне нужно только дождаться ее. Только бы остаться живым, и я тотчас отыщу Гильду, чтобы сказать ей, как глубоко я был неправ. Мы с ней сделаем все, чтобы рассказать людям о неопитеках и планах компании. Две сотни жертв сегодняшней ночи заставят считаться с нашими словами! Только бы выжить!
    Было еще очень рано, когда я услышал гул вертолета. Как описать мои чувства в этот момент! Я чуть не выпрыгнул с третьего этажа, где находилась моя комната. Вертолет снизился и сделал над нами круг. Очевидно, что-то показалось им неладным. Может, они заметили трупы на дорожке? Я высунулся из окна и, крича что было сил, стал махать полотенцем. Вертолет уже завис, собираясь приземлиться, когда откуда-то снизу ударила пулеметная очередь. Мгновенно отлетели куски лопастей, и вертолет, заваливаясь набок, рухнул на землю. Это произошло так быстро и неожиданно, что я еще некоторое время механически продолжал махать своим полотенцем, тупо глядя на упавший вертолет. В это время на дорожке появилось три неопитека. Они не спеша шли, деловито расстреливая на ходу из автоматов беспомощную машину. Вдруг один из них обернулся и увидел меня. Если бы я не успел отпрянуть в сторону от окна, он, наверняка, всадил бы в меня десяток пуль. Они чиркнули по потолку и с отвратительным визгом отрикошетили в стены.
    Когда я, набравшись храбрости, снова выглянул в окно, неопитеков уже не было. Над догорающими остатками вертолета поднимался жирный черный дым.
    ВЕЧЕР ТОГО ЖЕ ДНЯ ГОДА ОТ РОЖДЕСТВА СПАСИТЕЛЯ НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ... НЕ ПОМНЮ УЖ ТОЧНО. Да и разве это важно? Зато я теперь знаю все! Моллини — пособник дьявола, если только не он сам. Неопитеки — порождения сил ада. Теперь все стало на свои места. Наступил конец света. Вы слышите — уже грядет спаситель наш, скоро раздастся трубный глас, разверзнутся могилы и раскроются гробы в день Страшного Суда. В неизреченной милости своей Господь наш приблизит меня к себе, сделает своим компаньоном, и мы займемся массовым производством ангелов. В райских кущах у меня будет огромный кабинет с диктофоном и непорочными секретаршами. Вот я снова слышу глас Спасителя, он призывает меня к себе обсудить дела нашей компании. Я должен срочно подготовить докладную записку для своего нового шефа...»
    Дальше шла такая галиматья, причем с каждым словом становившаяся все более и более бессвязной, что было ясно: писал человек в состоянии интенсивно прогрессирующего умственного расстройства. Я перелистал дневник, чтобы снова прочитать некоторые места, и постепенно проникся каким-то темным ужасом, который невидимо присутствовал за моей спиной, уставясь в меня немигающим взглядом. Толстые стены были абсолютно звуконепроницаемы, и в этой давящей тишине невольно пришла мысль: «А не в этой ли комнате сходил с ума несчастный Жу-жу?»
    Я внимательно оглядывал потолок, ища следы пуль неопитеков, и, признаюсь, вздрогнул, когда неожиданно распахнулась дверь и в проеме, шатнувшись, вырос Чатраги.
    — Н-ну что, мой ас-систент, — проговорил он, держась за косяк, — как вы находите исповедь пасынка века?
    — Что случилось с бедным Жу-жу? — был мой первый вопрос. — Он жив?
    Чатраги криво усмехнулся.
    — Жив, но лучше бы он умер. Необратимое сумасшествие. Когда сюда пришли люди, он ни за что не хотел открывать дверь: ему, видите ли, все казалось, что это ломятся неопитеки, которые к этому времени уже давно ушли в горы. Пришлось забираться к нему через окно. Жу-жу буквально умирал с голоду, но из последних сил царапался, визжал, кусался, потому что все люди казались ему неопитеками. Ему и сейчас так кажется.
    Чатраги как-то боком подобрался к моей койке и рухнул на нее так, что застонали пружины.
    — Скажите, Ник, — спросил я, — а как получилось, что неопитеки вырвались на свободу?
    — Вы, наверно, поняли из записей Жу-жу, что Моллини под конец был уже не совсем нормальным. Так вот, он решил уничтожить неопитеков и с этой целью понасовал всюду взрывчатку. Десятка два этих обезьян он убил-таки, а в основном же эта пиротехника проломила стены и вынесла решетки. Вот таким образом неопитеки оказались на свободе. Кстати, ту руку, что я вам показывал, оторвало во время этой диверсии.
    Чатраги курил, лежа в свободной позе с закрытыми глазами, и пускал в потолок кольца дыма.
    — А что случилось дальше с этими... неопитеками?
    Чатраги долго молчал, потом сказал совершенно равнодушно, без всякого выражения
    — А что с ними случится? Живут, процветают. Плодятся.
    — Как так? Разве их не уничтожили?
    Чатраги поднял голову и удивленно уставился на меня.
    — Уничтожили? — он хохотнул. — Ребенок вы, Рэй! А деньги?
    — Какие деньги?
    — Те, что угробили на них почти за два десятилетия. Или вы думаете, что Моллини на свои собственные сбережения занимался выведением этих милых зверьков?
    — Да нет, почему же... — смущенно пробормотал я.
    — Так вот: компания всадила в это предприятие чертову уйму миллионов, и ей совсем не улыбалось потерять это огромное стадо математически одаренных обезьян. Она столкнулась с генштабом, и они совместно надавили на президента. Нанятые крючкотворцы без труда доказали этим ослам из сената, что неопитеки являются всего лишь биологическим эквивалентом электронно-счетных машин, у которых кое-что испортилось в системе регулировки. «Ведь случайные взрывы на химических комбинатах никогда не являлись основанием для запрещения химического, производства. Почему же тогда, — патетически тряся рукавами, вопрошали они, — почему в данном случае после почти обычного производственного несчастья мы должны уничтожать такую обещающую отрасль промышленности?» Представители генштаба многозначительно намекали на свои таинственные преимущества, достигнутые с помощью неопитеков, и требовали полной секретности в отношении всего, что касалось этих обезьян. К тому же компания, прослышав о том, что готовится какое-то расследование, весьма решительно аппелировала к президенту с просьбой оградить ее от возможного промышленного шпионажа и утечки информации. В общем, президент, в конце концов, отменил всякое расследование, а компания получила во временное владение солидный кусок Бантийских гор, с тем, чтобы постепенно выловить оттуда всех сбежавших неопитеков. Газеты, сначала что-то невнятно писавшие о трагедии на одном из заводов электронно-счетной аппаратуры, после всего этого словно набрали в рот воды: им дали понять, что не следует совать нос в это дело.
    Я слегка обалдел от всего, что узнал за сегодняшний день. Боже милосердный, происходят такие события, а мы в своем заштатном Хамполе живем как бактерии, умеренно размножаемся, жрем и сладострастно сплетничаем, не видя ничего дальше собственного носа. Если и дальше так пойдет, то жители Хампола могут в один прекрасный день обнаружить, что календари всего остального мира показывают время на полвека больше, чем их собственные.
    — Ну и как, — робко поинтересовался я, — удалось выловить хоть часть этих обезьян?
    Чатраги вяло махнул рукой и сказал сквозь зубы:
    — А, какая там часть! За все годы несколько полудохлых детенышей и несколько искалеченных в стычке с солдатами взрослых экземпляров. Они чертовски осторожны и умны. И вот теперь, — Чатраги оживился, сел на кровати и, сильно жестикулируя, продолжал, — когда стало ясно, что пять лет потеряно впустую, и теми нерешительными полицейскими мерами, что пытались осуществить федеральные войска, ничего не поделаешь, — только тогда правительство решило взяться за обезьян всерьез. Причем, заметьте, Рэй, вся операция по-прежнему окружена строгой секретностью. Для чего, спрашивается. А как же, что скажут избиратели, если они узнают обо всем, какой шум поднимет мировая пресса! Избежать огласки, любой ценой избежать скандала! — вот о чем пекутся сейчас в первую очередь наши господа сенаторы. А поскольку они никогда не сталкивались ни с чем подобным, то и методы они избирают наиболее доступные их пониманию. Приглашаются полковники, поднаторевшие в мелких пограничных провокациях и разгонах демонстраций, и разрабатываются соответствующие планы А меня, поскольку я остался единственным, кто хоть что-то знает о неопитеках, берут консультантом.
    Чатраги вскочил и забегал по комнате, отшвыривая ногами стулья, попадавшиеся на его пути.
    — Безобразно упущено время. Никто сейчас даже приблизительно не может сказать, сколько сейчас насчитывается этих обезьян и каков ареал их распространения. Все данные составлены с точностью до трех крокодилов. — Чатраги зло фыркнул и уставился на меня сквозь очки круглыми совиными глазами, словно я был одним из тех господ сенаторов, по вине которых неопитеки доныне разгуливают на свободе. — Верховья Дизары! Великий боже, ведь это сотни квадратных километров хребтов, ущелий и джунглей. Малоисследованная территория. Я представляю, чем это кончится: потопят в болотах с десяток солдат, несколько бронетранспортеров, случайно подстрелят одного-двух неопитеков, вернутся сюда грязные и злые и на том успокоятся.
    Он замолчал и полез в задний карман за фляжкой, но она оказалась пуста. Тогда он потащил меня в офицерский бар, расположенный где-то в подземелье, куда надо было добираться на лифте. Там он нагрузился столь основательно, что мне пришлось потом тащить его на себе.
    На другой день прибыли еще солдаты. Они толпами вываливались из бронированных недр пузатых десантных вертолетов, тускло отсвечивая на солнце круглыми металлическими головами.
    Когда мы с Чатраги пришли на площадку, там еще продолжалась разгрузочная суета. Багровые от натуги солдаты, топоча тяжелыми пыльными башмаками, носили ящики, надсаживаясь орали капралы, поодаль скучающе покуривали экипажи вертолетов — здоровенные мордастые парни с засученными рукавами.
    Чатраги некоторое время молча смотрел на все это, потом вдруг остановил проходившего лейтенанта.
    — Скажите, капитан, — доверительно понижая голос, начал он. — Ведь все идет согласно плану, не так ли? Тактика и стратегия, верно? Как говорится, по всем канонам передовой военной мысли, а?
    Лейтенант так здорово выпучил глаза, что они у него на минуту стали походить на облупленные куриные яйца, сваренные вкрутую.
    — Не капитан я, — выдавил он, наконец, из себя. — Лейтенант. Лейтенант Сволч к вашим услугам.
    — Какие пустяки, — запротестовал Чатраги. — Ведь вы же будете капитаном, господин Сволч?
    — Да, возможно... То есть, конечно, — лейтенант Сволч приосанился и всем видом выразил готовность продолжить беседу с Чатраги.
    — Мои познания в военном деле не сравнить с вашими, — продолжал Чатраги, — но я хотел бы обратить ваше внимание на один, не раз уже оправдывавший себя, тактический ход, известный под названием «Троянского коня». В свое время он дал блестящие результаты.
    — Это где, в Индо-Китае, что ли? — поинтересовался лейтенант Сволч.
    — Совершенно верно, — отозвался Чатраги. — Дело все в следующем: вы оставляете вертолет с десантом в месте, о котором известно, что где-то поблизости прячется противник, и уходите. Через некоторое время появляется неприятель. Увидев вертолет, он подумает, что вы его бросили. Правильно?
    Лейтенант кивнул и приготовился слушать дальше.
    — И вот в самый решительный момент, когда вокруг соберется как можно больше солдат противника, пришедших посмотреть на трофей, ваши солдаты, которые до этого сидели тихо, как мыши, выскакивают наружу, ведя беглый огонь из автоматов. Ну, как ваше мнение, лейтенант?
    Лейтенант Сволч засопел и погрузился в раздумье.
    — Я посоветовал бы вам предложить руководству этот план от вашего имени. Это значительно ускорило бы ваше продвижение по службе, — с тонкой, едва заметной улыбочкой сказал Чатраги. — Честь имеем, господин лейтенант Сволч.
    Он легонько тронул меня за локоть, и мы пошли, оставив лейтенанта размышлять об операции «Троянский конь».
    Настроение после этого у Чатраги несколько приподнялось, но все же, когда мы уже подходили к нашему железобетонному дому, он с явной горечью сказал:
    — Право, я не вижу ничего, что давало бы преимущество господину Сволчу перед неопитеком. Скорее даже наоборот.
* * *
    Полковник Тадэма был в высшей степени хладнокровный человек. За свою жизнь он достаточно понасмотрелся на зрелище льющейся крови, правда, не своей, но это не имело значения. Шесть с лишком футов росту, соответствующий вес и при этом ни унции лишнего жиру — мышцы, сухожилия, кости, ну и мозг, естественно. Но даже этого закаленного мужчину со стальными глазами пробрало до самых печенок, когда два вертолета, битком набитые солдатами, словно канули в воду. Два дня, в течение которых радисты прошаривали эфир, а лейтенанты старались не попадаться на глаза полковнику, прошли в неизвестности и ожидании. На третий день Тадэма вызвал к себе Чатраги. Мы пришли вдвоем.
    — А это кто? — полковник пронзил меня взглядом.
    — Мой ассистент. Разрешите, я воспользуюсь вашей зажигалкой. — Чатраги, не спрашивая разрешения, развалился в объемистом кресле цвета хаки. Я последовал его примеру.
    Пока Чатраги не торопясь прикуривал, потом лениво попыхивал сигаретой за каждым словом, полковник сначала побледнел, потом побурел и лишь после этого лицо его мало-помалу приобрело естественную окраску. Прежде чем начать говорить, он сделал несколько судорожных глотательных движений кадыком, словно ему вдруг стало не хватать воздуха.
    — Господин Чатраги, — просипел он, наконец, полузадушенным голосом. — Я пригласил вас сказать, что пришло время действовать. Положение очень серьезное. Два вертолета с солдатами исчезли неизвестно куда. Несмотря на это, мы должны выявить основные скопления сил противника, окружить их и заставить сдаться!
    Чатраги слушал рубленые фразы полковника с совершенно безмятежным видом, откинув голову на спинку кресла и полузакрыв глаза. Потом он вдруг встрепенулся, извлек свою неизменную фляжку и, сделав основательный глоток, с отвращением потряс головой. Полковник поперхнулся и начал медленно подниматься из-за стола. «Ну, сейчас будет!» — промелькнуло у меня в голове.
    — Дорогой полковник, — завинчивая фляжку, как ни в чем ни бывало спросил Чатраги. — Как вы думаете, куда могли деться вертолеты?
    Полковник, опираясь обеими руками о крышку стола, замер в полусогнутом положении, помедлил и опустился на свое место.
    — Хотел бы я это знать, — проворчал он. На лице его было написано сильное желание выставить хамоватого Чатраги вон из кабинета, но сделать этого он, видимо, не мог. Чатраги между тем поудобнее устроился в кресле и задумчиво уставился в потолок.
    — Я ожидал чего-то подобного, — глубокомысленно заметил он и надолго замолчал.
    Полковник нетерпеливо заерзал в своем кресле, кашлянул, но это не возымело никакого действия: Чатраги все так же глядел в потолок.
    — Господин Чатраги, вы — крупнейший специалист по неопитекам, — с кислой миной проговорил Тадэма. — Скажите, вы видите какую-нибудь связь между исчезновением вертолетов и этими обезьянами?
    Чатраги перевел взгляд с потолка на полковника.
    — Одно из двух, — изрек специалист по неопитекам, снова доставая фляжку. — Либо ваши солдаты так увлеклись поимкой неопитеков, что забыли о вас, либо они сами попали в плен к неопитекам, и тут уж, понятно, им тем более не до вас.
    — Послушайте, — угрожающе начал Тадэма, снова меняясь в лице. — Мы тут с вами не на конкурсе юмористов...
    Но тут уже озлился Чатраги.
    — Нет, это вы послушайте! — заорал он, вскакивая с кресла. При этом он так энергично взмахнул рукой, что окатил из фляжки и меня и полковника. Кабинет стал наполняться острым благоуханием выдержанного французского коньяка.
    — Не я ли предупреждал вас и всю вашу шайку о том, что с неопитеками обычные средства не годятся! —продолжал кричать специалист, размахивая уже пустой фляжкой. — Если они еще в то время, с голыми руками и ничего почти не зная об окружающей среде, разнесли лабораторию Моллини вместе со всей охраной, то чего от них можно ждать сейчас? Вы хотите применить те же методы, что и против безоружных туземцев в колониях или докеров, вооруженных булыжниками. Но тут вам противостоят существа, любое из которых в десятки раз умнее всего вашего генштаба! Я взывал к вашему благоразумию, я пытался разбудить в вас людей, но вы слишком биржевики, чтобы понять меня. Да, да, все вы трусливые биржевики! Компания боится потерять деньги, генералы боятся потерять дешевые счетные машины, правительство боится запятнать фрак в глазах мировой общественности. Ради бога, без огласки, полицейскими мерами, без шума, да верните нам их по возможности целыми — вот инструкции, которые мы получили! Что вы скажете теперь, дорогой Тадэма? Два вертолета и две сотни людей, и это еще не все! Нет, не все! А этих жертв могло бы не быть, если бы мы с самого начала обработали с воздуха верховья Дизары, чтобы там не осталось ничего живого. Никто не сказал бы нам ни одного плохого слова, даже если бы мы применили там химическое оружие. Люди и неопитеки не могут вместе жить на одной планете, как не возможен симбиоз человека  и возбудителя бубонной чумы!
    Только тем, что Чатраги был по своему обыкновению пьян, могу я объяснить эту его вспышку. Он уже давно и неоднократно имел возможность убедиться, что все его подобные попытки обречены на провал.
    Когда Чатраги, совершенно обессилев, умолк, полковник, до того равнодушно рассматривавший свои ногти, холодно, с расстановкой произнес:
    — Господин Чатраги, нас совершенно не интересует, что вы думаете о неопитеках. Нам нужны только факты и ваши знания, а все эти сомнительные политические выкладки, которые вы с такой горячностью изложили мне, не имеют никакого значения. Оставьте их пока при себе.
    Чатраги уже успокоился, к тому же в его фляжке не осталось ни капли.
    — Факты? — иронически спросил он. — А что, целых двух вертолетов, до отказа наполненных этими самыми фактами, вам не достаточно?
    Тут я убедился, что кому попало полковников не присваивают: Тадэма сохранял завидное самообладание.
    — На войне без жертв не бывает, — заявил он, каким-то образом ухитряясь глядеть на нас сверху, хотя мы и сидели на одном уровне. — У нас пока еще слишком мало данных о противнике. Завтра на разведку полетят еще два вертолета. Я лично буду поддерживать с ними постоянную связь.
    — Может, лучше вам самому полететь? — спросил Чатраги. — На вашем месте я так бы и сделал.
    Полковник снисходительно усмехнулся.
    — У нас, у военных, — сказал он, подчеркивая последнее слово, — существует такое слово «субординация». Говоря проще: богу богово, кесарю кесарево. Полетит кто-нибудь из лейтенантов.
    — Да, кстати, — оживился Чатраги. — У вас есть один очень незаурядный лейтенант. Зовут его Сволч, если не ошибаюсь. Пошлите его.
    У полковника на какой-то момент промелькнуло выражение, словно он надкусил лимон.
    — Вы не ошибаетесь, господин Чатраги, — сухо сказал он. — У нас действительно есть лейтенант Сволч. Он сейчас отбывает дисциплинарное наказание и поэтому никуда лететь не может.
    — Да что вы говорите! — поразился Чатраги. — В чем мог провиниться этот милейший человек?
    — Слушайте, Чатраги, — окрысился полковник. — Мои парни университетов, конечно, не кончали, но это вовсе не дает вам права делать их мишенью ваших глупых шуток. Троянский конь! — он зло фыркнул. — Конечно, я его наказал, чтобы он в следующий раз не слушал всяких штатских болтунов. И учтите, если кто-нибудь из них в бою случайно выстрелит вам в спину, я не стану придавать этому большого значения.
    Чатраги расхохотался совершенно искренне.
    — Дорогой Тадэма, без вашего совета они не додумаются даже до этого.
    Полковник холодно усмехнулся и пожал плечами. Я подумал, что с него станется и проинструктировать своих парней на этот случай.
    На следующий день рано утром на разведку улетели еще два вертолета, ощетинившиеся пулеметами, как ежи. Из всех иллюминаторов торчали стволы, а когда вертолеты оторвались от земли, под брюхом у каждого я разглядел еще и по две скорострельные пушки среднего калибра.
    Полковник, торжественный, в ловко сидящем мундире, сам провожал их, стоя на бетонных плитах площадки. Взлетая, вертолеты подняли такой ветер своими винтами, что вся свита полковника вынуждена была отвернуться, с кого-то снесло фуражку, но Тадэма, прямой, как струна, даже не шелохнулся, продолжая держать под козырек правую руку, пока вертолеты не скрылись за вершинами деревьев. Лишь после этого он торопливо покинул площадку — пошел поддерживать связь с улетевшими.
    Судя по всему, долгое время все шло нормально. И только когда всех, кто шатался по базе без дела, сдуло, словно ветром, а лейтенанты забегали на цыпочках, я понял, что опять что-то случилось.
    Я вышел в коридор. Было непривычно тихо, лишь где-то этажом ниже драл глотку не в меру ретивый капрал, да и тот скоро замолчал. Я направился к Чатраги, попытаться что-нибудь выяснить, но комната его оказалась пуста. На столе валялись сигареты, иллюстрированные журналы и куча книг. Я решил дождаться его прихода. Чтобы скоротать время, я открыл шкафчик, где специалист по неопитекам держал свои спиртные запасы, и извлек оттуда начатую бутылку коньяка.
    Чатраги явился примерно через час.
    — Ну и дела! — сказал он с порога, увидев меня. — Объявлен крестовый поход: завтра выступаем в верховья Дизары.
    — Что опять случилось, Ник?
    — Неопитеки, кажется, снова уничтожили наши вертолеты. Во всяком случае, в эфире их нет. Связь оборвалась мгновенно. Шли самые обычные сообщения — что видят, где пролетают, и вдруг — шум, треск и все оборвалось. Успели разобрать только два слова — что-то похожее на «голубые шары». Откровенно говоря, я начинаю жалеть, что втянул вас в эту историю.
    Он со страшно усталым видом подошел к своей койке, поправил подушку, постоял, задумчиво опустив голову, и осторожно, как-то нерешительно, прилег. Вид у него в эту минуту был растерянный, таким я его еще не видел.
    — Вы думаете, это сделали неопитеки? — спросил я, досадуя, что невольно задаю тот же вопрос, что и Тадэма
    — Ничего я не думаю, — вяло сказал Чатраги. — Я сообщаю только факты, как говорит наш друг полковник. Кстати, он меня опять сегодня спрашивал об этом.
    Чатраги закрыл глаза и, кажется, задремал. Я встал, собираясь уходить, но Чатраги вдруг открыл глаза и потянулся к бутылке.
    — Давайте, Рэй, пропустим по одной. Я чувствую, что нам еще не скоро удастся посидеть вот так — не торопясь, в спокойной обстановке... Да, не скоро... Или вообще никогда, nevermore, как говорит ворон у Эдгара По.
    — Ну зачем же так мрачно, — сказал я, усаживаясь за стол. — Мне почему-то кажется, что все обойдется.
    — Да, да, конечно, — рассеянно согласился Чатраги и наполнил знакомые уже мне пластмассовые стаканчики.
    — Я сегодня намерен напиться до освинения, — с усмешкой заявил он, прищурился, словно прицеливаясь, и одним глотком осушил свой стаканчик
    Я немного отпил и осторожно задал Чатраги вопрос о том, не кажется ли ему, что он несколько злоупотребляет крепкими напитками.
    — Представьте себе, Рэй, кажется, — ответил Чатраги и тут же налил еще. — Но без этого мне было бы чертовски грустно жить на свете. Эта дрянь обладает чудесным свойством растворять тот отвратительный осадок, что оседает на дне души при виде всего, что мы насобачились делать в этом мире.
    Он выпил, вздохнул и посмотрел на меня увлажнившимися глазами.
    — Да, насобачились, научились кое-чему: биология, химия, физика и прочие наши нехитрые тайны. Но со всем этим хозяйством мы подобны ребенку, которому вдруг попали в руки спички — он их зажигает, радуется, что способен это делать, хихикает, глядя на пламя, и не понимает, дурачок, что он может сгореть вместе с домом. Так же и мы, с той лишь разницей, что рядом нет взрослого, который мог бы отобрать у нас эту опасную игрушку. Нет, вы только подумайте, Рэй, — человечество — наконец-то! — достигло желанного могущества: оно может уничтожить само себя! Какой триумф ума! Боже, боже... — Чатраги отчаянно замотал головой, словно от невыносимой зубной боли. — Просто так взять и перебить друг друга нам показалось делом не столь уж надежным — Вдруг кому-то не захочется умирать и он возьмет да помешает. И вот Моллини, благодетель человечества, создает неопитеков. Эти-то уж сработают чисто, не посрамят надежд, и уже нашему поколению, быть может, выпадет счастье быть свидетелями конца света, о чем писал в своих сумеречных откровениях наш Жу-жу. За это его, видимо, следует причислить к лику святых. Евангелие от Жу-жу! Как вам это нравится?
    Чатраги захохотал и опрокинул еще одну стопку. Я последовал его примеру: уж очень скверно подействовало на меня мрачное красноречие специалиста по новейшим обезьянам.
    Часа через два, поддерживая друг друга, мы отправились на поиски Тадэмы с твердым намерением набить ему морду. Полковника мы, конечно, не нашли, но зато Чатраги, как выяснилось, бывший в свое время чемпионом университета, очень изящно нокаутировал здоровенного капрала, пытавшегося не пустить нас в офицерский бар. После этого мы со спокойной совестью отправились спать.
* * *
    Верховья Дизары — это невообразимая мешанина скалистых отрогов Главного Бантийского хребта, сырых джунглей, болот и плоскогорий. Десятки безымянных рек, сотни мутных потоков сливаются здесь под сумрачными сводами гигантских деревьев, давая начало полноводной Дизаре. Когда-то, задолго до появления неопитеков, здесь находился какой-то рудник, впоследствии заброшенный, и от того времени тут остались кое-какие здания, горнодобывающее оборудование, небольшая гидроэлектростанция и запущенная дорога, по которой мы и добрались сюда.
    Уже с первого дня стало ясно, что неопитеки здесь порядком успели похозяйничать. Электрики клялись, что электростанция приведена в негодность совсем недавно.
    — Но она же была демонтирована. Это мне точно известно, — буркнул Тадэма.
    Длинный и белобрысый инженер-лейтенант в мешковато сидящей форме в ответ пожал плечами.
    — Что ж вы молчите? Продолжайте! — рявкнул полковник.
    Инженер-лейтенант растерянно заморгал голубыми глазами. Он был еще совсем молод, этот инженер-лейтенант, и, видимо, не очень ясно представлял себе, что это за война может быть с обезьянами.
    — Генераторы здесь устаревших марок. Поэтому демонтировать их не было смысла, — сказал он, наконец. Было видно, что он несколько обижен тем, что полковник не доверяет его профессиональным познаниям.
    — Черт побери! — вырвалось у полковника. Он повернулся и пошел прочь.
    Чатраги, злорадно усмехаясь, посмотрел ему вслед, потом повернулся к инженер-лейтенанту.
    — Лейтенант, вы не могли бы сказать, куда ведут коммуникационные кабели? Ведь если вырабатывалась энергия, ее должны были где-то потреблять, не так ли?
    — Не могу вам ничего сообщить об этом, — равнодушно сказал лейтенант. — Распределительные блоки основательно разрушены, трудно в чем-либо разобраться. К тому же кабели, если они есть, идут под землей.
    Чатраги хмуро выслушал его и потащил меня продолжить осмотр рудничного хозяйства.
    В здании, где когда-то, видимо, размещались ремонтные мастерские, даже мне стало ясно, что заброшенный рудник был не столь уж заброшенным: здесь до недавнего времени кипела работа. Бросались в глаза какие-то чудовищного вида аппараты неизвестного назначения, собранные из самых неожиданных узлов и деталей, некоторые из них я узнал: карданный вал от легкового грузовика, почти целый пылесос, несколько трансформаторов, применяемых обычно в бытовых приборах, и два колеса от детской коляски. Остальные части этих технических химер были мне неизвестны.
    Переходя из комнаты в комнату, мы всюду встречали эти уродливые и таинственные приспособления и, наконец, войдя в последнюю, остановились, пораженные. Вместо наружной стены перед нами зияла огромная дыра, через которую свободно мог бы въехать бронетранспортер. Края у этой дыры были оплавлены, а сверху бахромой свешивались сосульки застывшей силикатной массы.
    — Вот это да! — ахнул Чатраги. — Вы видели когда-нибудь подобное? Я — нет. На взрыв это, во всяком случае, не похоже. Ну и ну...
    Мы подошли к дыре, потрогали ее края — на ощупь это было стекло, твердое, холодное и скользкое. Через эту дыру мы выбрались наружу и направились к следующему дому.
    Войдя, мы сразу же обратили внимание на одну, не замеченную нами раньше, особенность. Стены во всех комнатах были исписаны цифрами, сплошными рядами каких-то головокружительных вычислений. Эти записи, сделанные разноцветными карандашами, красками, углем и просто выцарапанные чем-то острым, были расположены столь густо, что рябило в глазах. На полу, вперемешку с раздробленными костями и огрызками фруктов, валялись листы оберточной бумаги, старые газеты, страницы из книг, захватанные обрывки светлой материи, и все это было также покрыто цифрами.
    Чатраги поднял один листок и громко прочитал:
Едва ко мне вернулся ясный разум,
Который был не в силах устоять
Пред горестным виденьем и рассказом, —
Уже средь новых пыток я опять.

    — Данте, «Божественная комедия», — сказал он. — Ну, конечно, — стихи, большие поля, есть где писать цифры... Постой-ка, что это за вычисление? Кажется... кажется, это мне немного знакомо...
    Разумеется! Это же решение Великой Теоремы Ферма! Бог ты мой, как просто. Да знаете ли вы, Рэй, что любой математик с радостью отдал бы вам собственный глаз, чтобы оставшимся только на минутку взглянуть на этот листок!
    Чатраги вдруг захохотал и так же неожиданно оборвал свой смех. Чуть поколебавшись, он сложил вчетверо страничку из «Божественной комедии» и спрятал ее в бумажник.
    — Что ж, теперь самая пора идти к нашему полководцу совещаться, — заявил он, оглядывая комнату. — Надо узнать, как он думает распорядиться нашими жизнями.
    Наскоро размещенный штаб находился в центре поселка в довольно неплохо сохранившемся здании. Стекла в окнах штаба уже были вставлены, над крышей бодро топорщились длинные усы антенн, а у подъезда толпилось с десяток вездеходов, «муфлонов», амфибий и бронетранспортеров.
    Чатраги, не разбирая дороги, шагал напрямик через заросли густой травы, с хрустом давя тяжелыми армейскими башмаками водянистые листья огромных лопухов и гроздья какой-то крупной фиолетовой ягоды, очень неаппетитной на вид. Поспешая за ним, я угодил ногой в глубокую яму, после чего начал хромать. Чатраги тоже споткнулся, мельком оглядел яму и неопределенно хмыкнул.
    — Держу пари, что это наши неопитеки охотились за грызунами, — сказал он на ходу. — Всю живность поели в округе. То-то я не вижу даже какой-нибудь захудалой землеройки. А вот наши предки начинали с мамонтов, м-да...
    Полковник сидел над картой. Он был не один — в кабинете находились еще два майора и молодой щеголеватый капитан.
    — A-а, специалист по неопитекам и его ассистент, — иронически протянул Тадэма, увидев нас. — Кстати, специалист, вы не скажете, что это за дурацкие иероглифы у меня на стенах?
    — Они не только у вас, — резко ответил Чатраги. — Они везде.
    — Скажите, пожалуйста! — полковник насмешливо откинулся на спинку походного кресла и сложил на груди руки. — И вы можете объяснить, что это значит?
    — Извольте. Эти, как вы выразились, дурацкие иероглифы обозначают, что неопитеки между делом разрешали то, над чем лучшие умы человечества безуспешно бились веками.
    — Забавно, — полковник с усмешкой выгнул бровь и посмотрел на капитана. — А вот капитан — он только сегодня прибыл к нам из генштаба — утверждает, что все это бессмысленный набор цифр и математических символов, абракадабра. Между прочим, господин Чатраги, он так же, как и вы, окончил университет, математик. Так что, господин Чатраги, ваши неопитеки, как и следовало ожидать, деградировали, выродились без соответствующего надзора. Сейчас они просто стадо обезьян и ничего больше.
    Вместо ответа Чатраги вынул страничку из Данте и протянул ее капитану.
    — Надеюсь, вы сумеете понять, что здесь изображено.
    — Что такое? — капитан с недоверчивой улыбкой взял листок, пробежал его глазами, быстро взглянул на Чатраги и снова уткнулся в листок. Он уже больше не улыбался.
    — Теорема Ферма! — воскликнул он, вскочил и взволнованно забегал по кабинету. — Это же мировая сенсация, открытие века!
    Полковник переглянулся с майорами и непонятно усмехнулся. Он сегодня вообще был непривычно весел. Видимо, гибель четырех вертолетов благополучно сошла ему с рук.
    — Хорошо, капитан, — сказал он. — Пусть то, что показал вам господин Чатраги, — сенсация. А это тогда что такое? — полковник обвел рукой испещренные стены.
    — Не знаю, не знаю, — капитан с какой-то опаской покосился на стены. — Это, наверно, нечто такое, что пока еще непостижимо нашему уму.
    — Ах, вот даже как, — полковник снова обменялся улыбочками с майорами. — Что ж, все понятно, все понятно.
    — Нет, вам еще не все понятно, — зло проговорил Чатраги. — Вы не знаете, случайно, способа проплавить в стене из силикатного кирпича отверстие, через которое мог бы проехать грузовик?
    — Не понимаю вас, господин Чатраги.
    — Недалеко отсюда стоит дом, в стене которого имеется именно такое отверстие. Можете сходить и лично убедиться в этом.
    Полковник, наверно, ни за что бы не пошел смотреть этот дом, но Чатраги вцепился в него, как призовой бульдог, и Тадэме волей-неволей пришлось прогуляться. Надо сказать, дыра произвела-таки на него впечатление. Он внимательно осмотрел ее, поцарапал ногтем оплавленный край и задумался.
    — Вы думаете, это сделали неопитеки? — обратился он, наконец, к Чатраги.
    — Я знаю только одно: само это образоваться не могло, — был ответ.
    С этой минуты полковник заметно притих. Вернувшись в штаб, он долго мерял шагами свой кабинет из угла в угол, заглядывал в разостланную на столе карту, что-то бормотал себе под нос.
    — Слушайте, полковник, — не выдержал Чатраги. — Что вы намерены делать дальше?
    Полковник остановился посредине кабинета, чуть наклонив голову и расставив длинные ноги в прямых брюках, заправленных в высокие сапоги с квадратными волевыми носками. Прежде чем начать говорить, он внушительно откашлялся.
    — Завтра мы начинаем углубляться в джунгли, — заявил он окрепшим голосом. — Побатальонно. В трех направлениях к Главному Бантийскому хребту. — Он подошел к карте и троекратно рубанул над ней ребром ладони. — Наша операция будет носить кодовое название «Тритон».
    Чатраги прыснул у меня над ухом.
    — Господин Чатраги, вы хотите что-то сказать? — полковник вскинул голову.
    — Нет, ничего... то есть да. Очень удачное название— «Тритон». Тритоны живут в воде, а обезьяны, наоборот, обитают на суше. Так что никто ни о чем не догадается. Очень удачное название. Кстати, господин полковник, посты, надеюсь, расставлены? А то мне, знаете ли, очень не хочется, чтобы неопитеки расплавили ночью дом, в котором я буду спать.
    — Можете быть спокойны, — заверил Тадэма. — Это давно сделано. В первый же день, как мы сюда прибыли. Есть еще вопросы? Нет вопросов? Тогда я вас не задерживаю, господа.
    Операция «Тритон» должна была начаться утром следующего дня, но еще до наступления вечера произошло два немаловажных события.
    Когда мы вернулись к себе, расстроенный Чатраги небрежно распихал локтем разбросанные по всему столу коробки с патронами, мыльницы, автоматы, сигареты, на освободившееся место выставил бутылку спирта и объявил, что он намерен ослабить впечатление от разговора с полковником.
    — Кто пьет в одиночку, тот чокается с дьяволом, — добавил он. — Достаньте, Рэй, банку колбасного фарша и садитесь напротив.
    Он порылся в куче на столе, выудил тяжелый нож, из тех, что входит в вооружение десантников. Потом он не торопясь установил банку, тщательно примерился и одним ударом разрубил ее на две одинаковые половинки.
    Мы только успели выпить по разу и, передавая друг другу нож, приступили к фаршу, когда с улицы послышался шум множества возбужденных голосов.
    Чатраги поднял голову и прислушался.
    — Что опять происходит, уж не расплавили ли обезьяны наш штаб вместе с Тадэмой? — он подошел к окну, откинул противомоскитную сетку и высунулся по пояс наружу.
    — Ах, черт! Идите скорее сюда, Рэй! — он проговорил это с таким волнением, что я бросился к нему чуть ли не бегом.
    — Смотрите, смотрите, вон они уже подходят к штабу, — зашептал Чатраги, обдавая мне жаром ухо.
    Он мог бы этого не говорить, потому что я сразу увидел все. К штабу направлялась группа офицеров. В центре ее особняком, так что вокруг него оставалось метра по три свободного пространства, шел кто-то огромный и черный, на две головы возвышаясь над всеми. Сзади на почтительном расстоянии валила беспорядочная толпа солдат, а со всех сторон сбегались еще любопытные.
    Я ощутил — нет, не страх, — а скорее какое-то острое любопытство, смешанное с отвращением, от которого по спине пробежал легкий озноб.
    — Это он, да? Это он и есть? — тоже почему-то шепотом спросил я.
    Чатраги помедлил, потом громко и раздельно произнес:
    — Да, это та самая новейшая обезьяна профессора Моллини.
    Он сделал паузу и деловито добавил обычным тоном:
    — Пойдемте, Рэй. Мы как специалисты по неопитекам должны быть сейчас в штабе.
    Чатраги надел куртку, с сожалением взглянул на недопитую бутылку и направился к двери. Я последовал за ним, но прежде почему-то сунул в задний карман пистолет.
    Штаб гудел, как растревоженный улей. У входа толпились солдаты, расхаживали важно нахмуренные капралы. В маленьком вестибюле и в коридорах кучками стояли офицеры и оживленно переговаривались вполголоса. Увидев нас, они умолкали и провожали любопытствующими взглядами.
    У двери в кабинет полковника стояли здоровенные десантники с автоматами наизготовку. За маленьким столом в углу сидел лейтенант Сволч. При виде нас он набычился, но все же кивнул: «Пропустить!»
    Первое, что мне бросилось в глаза, едва я переступил порог полковничьего кабинета, было огромное волосатое туловище, с трудом умещавшееся в кресле. Короткие ноги неопитека едва доставали до пола, но зато голова его, размером с медвежью, намного возвышалась над спинкой кресла. Не знаю, возможно, мне помог выпитый спирт, но я спокойно выдержал пристальный взгляд этого кошмарного существа, прошел в глубь кабинета и сел рядом с Чатраги.
    Чуть бледный и неестественно прямой полковник сидел за своим столом. Уже знакомые мне два майора и человек пять других офицеров сидели вдоль стен лицом к неопитеку.
    — Вот, господин Чатраги, — сказал полковник хриплым незнакомым голосом, — прибыл парламентер.
    Неопитек оглядел Чатраги свирепыми кабаньими глазками и шумно вздохнул.
    — Что они предлагают? — спросил Чатраги, обращаясь к полковнику.
    — Вот об этом мы как раз и говорили перед вашим приходом. Продолжайте, пожалуйста. — Полковник повернулся к неопитеку.
    — Вы должны уйти отсюда, — довольно отчетливо пролаяла обезьяна, голос у нее был низкий и гулкий, как из бочки. — Наша территория остается за нами. За это мы обязуемся в течение ближайших пятидесяти лет не напоминать о себе.
    Неопитек умолк, прорычал еще что-то неразборчивое и быстро облизнулся.
    — А что будет потом, по истечении этих пятидесяти лет? — поинтересовался Чатраги. Лицо его покрылось пятнами, под тонкой кожей на скулах вздрагивали желваки.
    — Пятьдесят лет беспрепятственного развития — и мы сможем на равных сотрудничать с вами. Планета достаточно велика, чтобы на ней могли существовать две разумные расы.
    Полковник искоса метнул на Чатраги короткий взгляд и зычно откашлялся.
    — Понятно, — громко сказал он, посмотрев на майоров. — Мы не можем принять ваших условий. Мы предлагаем вам другое. Вы добровольно возвращаетесь обратно и э-э... будете продолжать заниматься тем же, чем и раньше. Вам обеспечат все условия для э-э... труда, превосходный уход, много вкусной и сытной пищи. В случае отказа, мы вынуждены будем применить силу. Вам дается сорок восемь часов, в течение которых вы обдумываете наше предложение, после чего выходите из джунглей и сдаете оружие.
    Неопитек ухмыльнулся, двинул ушами и отрицательно помотал огромной косматой головой.
    — Вы ничего с нами не сделаете, — нагло объявил он. — Мы достаточно сильны, чтобы защитить себя. В этом вы уже убедились на примере ваших вертолетов. Их судьба постигнет и вас, если вы не уберетесь отсюда. Мы даем вам двадцать четыре часа.
    — Это ваше окончательное решение? — спросил Тадэма. Вид у него был несколько растерянный.
    Неопитек кивнул и, запустив лапу за спину, стал громко и с явным удовольствием чесаться. Наступила пауза. Все молчали, завороженно глядя на блаженно похрюкивающую обезьяну. Все это было до того неестественно, что у меня мелькнула мысль: уж не вижу ли я кошмарный затянувшийся сон?
    — Я же говорил, полковник, что разговаривать с ними бесполезно, — очень громко и неожиданно, заставив всех вздрогнуть, сказал Чатраги. — Их нужно уничтожать, как бешеных собак.
    Неопитек бросил чесаться и пристальным запоминающим взглядом посмотрел на Чатраги. Я незаметно вытащил из кармана свой пистолет и спустил предохранитель и в то же время подумал, что убить косматого парламентера, если им овладеет приступ ярости, будет не так-то просто — очень уж могучим выглядело это существо. Мерно, в такт дыханию, как кузнечные мехи, вздымалась широченная грудная клетка с твердыми буграми мышц, а руки его в области бицепсов были толщиной с бедро взрослого мужчины. Признаться, мне стало здорово не по себе, когда Чатраги резко поднялся, пересек большими шагами комнату и остановился перед неопитеком буквально в двух шагах. Слегка наклонившись и пристально глядя обезьяне прямо в глаза, он властно спросил:
    — Для чего вам понадобилась электроэнергия?
    Неопитек несколько раз моргнул и, отведя глаза, неохотно пробурчал:
    — Для работы над нашим оружием.
    — Что это за оружие? — жестко, звенящим голосом продолжал Чатраги.
    Неопитек молчал, все так же глядя в сторону.
    — Смотри мне в глаза! — потребовал Чатраги.
    Обезьяний парламентер не шелохнулся. В кабинете стояла пронзительная тишина. Полковник и его подчиненные смотрели на происходящее непонимающими глазами и тоже молчали.
    Вдруг неопитек как-то странно вздрогнул и обмяк. Голова его бессильно свесилась набок, глаза стали закрываться, и я на минуту с отвращением увидел желтоватые белки с толстыми прожилками кровеносных сосудов.
    Чатраги вздохнул и вернулся на свое место. Лоб у него был влажный, а лицо бледнее обычного и усталое.
    — Что происходит, господин Чатраги? — с неудовольствием начал было полковник поднимаясь, но в это время неопитек поднял голову, исподлобья оглядел всех, встал и, тяжело шагая, направился к выходу. На пороге он чуть постоял, потом раскачиваясь двинулся дальше, не обращая внимания на оторопело отскочивших автоматчиков.
    Когда дверь захлопнулась, полковник перевел вопросительный взгляд на Чатраги.
    — Итак?
    — Гипноз, — лениво пояснил Чатраги. — Я хотел узнать, что у них за оружие, но, как вы убедились, психическая конституция этого дипломата оказалась не на высоте.
    — Черт бы вас побрал с вашими опытами! — взвизгнул доселе молчавший майор с желтоватым, нездоровым цветом лица. — Вы умышленно сорвали переговоры. Вы за это ответите!
    Чатраги вместе с креслом повернулся, оскорбительно осмотрел невыдержанного майора и холодно заявил:
    — Я знаю, вы из контрразведки, но даже это не является достаточно уважительной причиной, чтобы говорить глупости.
    У майора вытянулось и без того длинное лицо. Он совершенно онемел от ярости. Не обращая уже больше на него внимания, Чатраги переключился на Тадэму.
    — Ну что, — спросил он, — теперь-то вы убедились, что никакие переговоры с этими монстрами невозможны? Кроме того, мы узнали, что они настроены очень решительно и возлагают, не без оснований, большие надежды на свое оружие. Поэтому я еще раз...
    — Чепуха! — безаппеляционно перебил майор из контрразведки. — Никакого секретного оружия у них нет. Уничтожение вертолетов — это дело рук красных. Они, видимо, установили связь с неопитеками.
    Чатраги с секунду сидел с выпученными глазами, потом принялся так громко хохотать, что в дверях появилось встревоженное лицо лейтенанта Сволча.
    Вернувшись к себе, Чатраги хлебнул спирта, доел фарш и, стиснув голову руками, повалился на койку.
    — Господи, — с отчаянием сказал он, — как мне хочется, чтобы все это скорее кончилось! Я, кажется, готов оставить неопитеков в покое и дать им эти пятьдесят лет. Все равно тогда меня уже не будет, пусть с ними разбираются наши потомки. Мой внук, например.
    — Что, у вас есть дети?
    — Есть. Сын, — Чатраги отвернулся к стене и затих.
    Посидев немного в комнате, я отправился побродить по нашему лагерю.
    Заброшенный поселок за время нашего пребывания здесь приобрел довольно жилой вид. Меж домами пролегли жирные черные колеи, истерзанные гусеницами бронетранспортеров, на задворках дымили полевые кухни, сушились солдатские трусы, в кустах виднелись пятнистые желто-зеленые вездеходы и «Муфлоны». Где-то в глубине леса время от времени слышались короткие автоматные очереди, — видимо, постреливали посты для острастки. А ведь когда мы прибыли сюда, все было покрыто ядовито-зеленым ковром высоких сырых трав, вплотную к домам подступала древесная молодь, по углам домов, цепляясь, тянулись вверх ползучие растения.
    — Эй, Чав! — заорал кому-то во дворе здоровенный полуголый детина, свешиваясь со второго этажа дома, мимо которого я проходил. — Это ты сожрал мои галеты?
    — Иди ты! — отвечал из-за забора невидимый мне Чав. — Зачем тебе теперь галеты? Тебя самого завтра сожрут обезьяны!
    Во дворе заржали в несколько крепких глоток.
    — А что они — людоеды? — спросил полуголый.
    — А ты думал! — прокричал в ответ все тот же Чав. — Они, говорят, уже съели какого-то профессора с причиндалами. И его охрану тоже.
    — Так ему и надо, профессору, — одобрил полуголый и скрылся из окна.
    Где-то послышалось ровное, быстро нарастающее гудение. Я обернулся. Через некоторое время из-за вершин деревьев вынырнул маленький юркий вертолетик, протарахтел над улицей, накренился, делая разворот, и лихо сел прямо между домами.
    Мне было все равно, куда идти, поэтому я направился к вертолету. Я был шагах в десяти от него, когда из кабины выскочил франтоватый пилот в голубом комбинезоне, бережно принял большие лакированные чемоданы и помог сойти двум женщинам и высокому полному господину в сером костюме.
    Из-за заборов и из окон полезли любопытствующие физиономии.
    — Вот это да! — загалдели со всех сторон. — Шикарные дамочки. Эх, мне бы такую!
    — Эй, дядя! Зачем тебе сразу две? Вспотеешь. Уступи одну нам.
    — Красотка, иди сюда, мы сделаем тебе хорошо!
    — Молчать! — рявкнул, видимо, капрал. — Раз-зойдись!
    — Чего орешь, дубина! — немедленно отозвался кто-то явно измененным голосом. — Что, на баб уж посмотреть нельзя?
    Господин в сером величественно огляделся и заметил меня.
    — Милейший, скажите, где мне найти полковника Тадэму?
    — Полковник, наверно, в штабе. Это вон то здание, у которого, видите, стоят амфибии.
    Отвечая, я мельком оглядел спутниц господина. Одна из них была платиновая блондинка с пышным бюстом и брезгливым выражением лица, а вторая — довольно высокая брюнетка с броскими, хоть и не особенно правильными чертами. Впрочем, за свою жизнь я уже успел убедиться, что подобные женщины становятся тем привлекательнее, чем дольше на них смотришь.
    Господин в сером взял самый маленький чемодан и, вполголоса говоря о чем-то с блондинкой, направился в сторону штаба. За ними последовал голубой пилот, сгибаясь под тяжестью двух чемоданов.
    — Разрешите, я вам помогу поднести вещи, — сказал я брюнетке.
    — Пожалуйста, если вам не трудно.
    Тон ее был предельно холодным. Очевидно, оживление, вызванное их прибытием, произвело на нее неважное впечатление. К тому, солдаты, несмотря на окрики капралов, продолжали глазеть и отпускать шуточки.
    Некоторое время она шла впереди, но вдруг остановилась, поджидая меня.
    — Скажите, вы, случайно, не знаете господина Чатраги?
    — Ну как же! — воскликнул я. — Мы живем с ним в одной комнате.
    — Вот как? Вы тоже медик? Или биолог?
    — Да нет, ни то и ни другое. Я... — Тут я запнулся, не зная, как объяснить мое положение. — В общем, я считаюсь его ассистентом, — неуверенно закончил я.
    — Ассистентом? — брюнетка удивленно оглядела меня. — Странно... Ну, хорошо. Я хотела бы увидеть его. Это возможно?
    — Конечно. Он сейчас у себя, пойдемте.
    По дороге я начал запоздало раскаиваться, что веду к Чатраги неизвестную женщину, не зная, в каком он сейчас состоянии. Может, он безнадежно пьян. Впрочем, если эта женщина, допустим, его жена, то ей, естественно, хочется увидеть его немедленно, в каком бы он состоянии ни был.
    Прежде чем войти в комнату, я громко постучал и, просунув в дверь голову, спросил:
    — Ник, к нам можно?
    Чатраги поднял с подушки растрепанную голову, близоруко прищурился и, узнав меня, недовольно пробурчал:
    — Что за шутки, Рэй?
    Вместо ответа я распахнул дверь и пропустил вперед брюнетку.
    — Зонта! — ахнул Чатраги, вскакивая. — Вы ли это, дорогая?
    — Как видите, Ник, — отвечала брюнетка, протягивая руку, которую Чатраги поцеловал с незнакомой мне в нем изысканной галантностью.
    — Садитесь же, Гильда, и рассказывайте, что вас снова привело сюда, — он очень ловко, мимоходом смахнул со стола весь беспорядок. — Извините, дорогая, за наш чисто мужской неуют, к тому же мы не можем вам предложить ничего, кроме спирта. Хотите, я разогрею консервы и вскипячу кофе?
    — Ник, я не узнаю вас, — с веселой укоризной сказала Гильда. — Неужели вы пьете эту гадость?
    Чатраги сокрушенно развел руками и виновато вздохнул:
    — Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними... Да, кстати, вы знакомы? Нет? Это мой друг Рэй Кеннон.
    — Ваш ассистент? — с легкой улыбкой спросила Гильда.
    — Представьте себе, да, — ответил Чатраги, доставая портативную газовую плитку. — Но рассказывайте же о себе! Ведь мы так давно с вами не виделись.
    — Да... — Зонта задумалась, не глядя нащупала на столе свою плоскую сумочку, извлекла из нее сигареты и зажигалку. — Я, конечно, слышала, что произошло после моего отъезда. Бедный Моллини... Все эти годы мне было очень нелегко, не могла найти работу по своей специальности. В последнее время я преподавала зоологию в гимназии, когда ко мне явился представитель компании и предложил мне место здесь у вас. Он сказал, что возглавлять исследования будете вы.
    — Ловко! — восхищенно сказал Чатраги. — Но, позвольте, насколько мне известно, вы ушли от Моллини потому, что разошлись с ним во взглядах на неопитеков. Как же вы согласились снова вернуться сюда?
    Гильда обеспокоенно посмотрела на Чатраги.
    — Разве я совершила ошибку, согласившись вернуться? Но мне объяснили, что от массового применения неопитеков уже отказались, а все работы будут вестись только над изучением их мыслительной деятельности, не больше.
    Чатраги рассмеялся и поставил на стол дымящийся кофейник.
    — Милая Гильда, они вас бессовестно надули. Но все равно, это великолепно, что вы приехали. Теперь нас здесь трое: вы, я и Рэй. Это гораздо лучше, чем, допустим, если бы я был один. Пейте кофе, Гильда. Не стоит огорчаться.
    Зонта и в самом деле выглядела расстроенной.
    — Если бы я знала, ни за что не стала бы подписывать контракт... Ах, совсем забыла: мне же нужно представиться этому вашему полковнику. Кстати, я летела сюда с господином Тусом. Знаете ведь его?
    — Еще бы! — Чатраги кивнул. — Очень известная личность, один из директоров компании. Вот видите, Гильда, какое они придают значение этим бестиям... Пейте же кофе, он уж начал остывать. А потом мы вместе сходим к полковнику.
* * *
    Операция «Тритон», как и было предусмотрено, началась рано утром. Солдаты, поеживаясь от утренней сырости, взгромоздились на бронетранспортеры, амфибии и грузовые вездеходы. Джунгли наполнились ревом множества двигателей, по влажным от росы кустам пополз синеватый дым из выхлопных труб.
    Первой выступила центральная колонна. Мягко покачиваясь на ухабах и кочках, приземистые машины одна за другой уходили в серый сумрак леса. Небольшой, похожий на жабу бронированный вездеход полковника скрылся в числе последних. Кроме самого Тадэмы, в нем уехали директор Тус и платиновая блондинка, оказавшаяся секретарем господина директора.
    Мы с Чатраги оказались во второй колонне. Возглавлял ее майор из контрразведки.
    Мы уже сидели в своем «Муфлоне», когда около нас с рычанием остановился широкий, как танк, бронетранспортер, и из него высунулся майор.
    — Предупреждаю вас, господин Чатраги, — язвительно сказал он, — что у меня есть инструкция применить самые решительные меры в случае, если я замечу что-либо подозрительное в вашем поведении. Постарайтесь поэтому избежать неприятностей, господин Чатраги.
    — Спасибо, я это учту, — холодно ответил Чатраги, не глядя на майора.
    Бронетранспортер взревел и, разбрасывая комья грязи, двинулся к голове колонны.
    Перед самым отправлением откуда-то появилась Гильда. В брюках и защитной куртке, с коротко остриженными волосами, она напоминала сухощавого юношу-студента, собравшегося в туристический поход.
    — Может, вы все-таки возьмете меня с собой?
    — Пойми, дорогая Гильда, женщине там не место, — терпеливо сказал Чатраги. — У меня предчувствие, что там произойдет что-то скверное. Интуиция, поверишь ли, меня никогда не обманывала.
    — Господи, — с отчаянием сказала Гильда, — почему вы только за собой оставляете право на риск? Я умею стрелять, а в выносливости я не уступлю многим мужчинам.
    — Ты должна остаться, Гильда, — мягко, но решительно сказал Чатраги. — Так будет лучше и для нашего дела. Понимаешь?
    — Да, — упавшим голосом ответила она, постояла немного, опустив голову, и медленно пошла прочь.
    Чатраги посмотрел ей вслед, вздохнул, достал свою фляжку, но глотнуть из нее не успел — колонна тронулась.
    Впереди нас, подминая кусты, лез вездеход, сзади — подпрыгивала плоская амфибия. Неподвижный тяжелый воздух все сильнее наполнялся удушливой бензиновой гарью.
    Мы с Чатраги ехали в «Муфлоне», том самом, на котором приехали из Вианты, вдвоем: он за рулем, а я на заднем сиденье, рядом с каждым лежало по автомату с запасом рожков, гранаты — осколочные и с усыпляющим газом, каски, которые мы пока не надевали из-за жары. Кроме того, причиняя некоторые неудобства, в ногах у меня погромыхивал ручной пулемет. Весь этот арсенал подбирал Чатраги. Я подозревал, что, будь возможность, он не отказался бы прихватить еще огнемет или небольшое безоткатное орудие.
    Колонна наша двигалась хоть не очень медленно, но зато шумно. Гудели двигатели, трещали сокрушаемые деревца, время от времени, когда в кустах замечалось что-то подозрительное, поднималась целая канонада. Патронов не жалели — летели лохмотья коры, падали перебитые пулями ветки, сыпались листья, но тревога каждый раз оказывалась ложной.
    Так мы ехали весь день и, когда вечером сделали привал в какой-то сырой и неудобной местности, на капоте нашего «Муфлона» можно было свободно жарить яичницу.
    Чатраги оказался предусмотрительным человеком: выяснилось что он запасся не только оружием. За ужином он откуда-то извлек целую десятилитровую банку со спиртом. Выпив за компанию одну стопочку, я от остального отказался. Тогда Чатраги усадил рядом с собой подвернувшегося худого жилистого солдата и в паре с ним напился так, что половину следующего дня дремал на заднем сиденье. Ожил он только к обеду, болезненным голосом проклял неопитеков, полковника, компанию и поинтересовался у меня, куда я дел оставшийся спирт.
    — Если вы, Ник, имеете в виду ту жестяную банку, то я могу сообщить вам, что я ее вылил.
    Говоря это, я старался не смотреть на Чатраги.
    — Свинья вы, Рэй, — застонал он. — Вы хотите моей смерти. Вас подкупил Тадэма.
    Я отмалчивался. Чатраги, слабо морщась, отхлебнул кофе, волоча ноги, подошел к машине и извлек из-под сиденья свою фляжку. Не отходя от машины, он сделал глоток и поразительно быстро оживился.
    — Возможно, вы и правы, дружище, — бодро уплетая обед, заявил он. — Вот покончим с неопитеками, и я больше капли в рот не возьму.
    После обеда я снова сел за руль. Чатраги было запротестовал, но я видел, что он чувствует себя еще не совсем хорошо, поэтому без лишних слов затолкал его на заднее сиденье.
    Дорога пошла отвратительная — бурая болотная жижа пополам с водорослями. «Муфлон» басовито ныл на самой низкой ноте и упрямо барахтался вслед за могучим широкозадым вездеходом. При такой дороге, если она не изменится, мы могли добираться до Главного Бантийского хребта, к которому мы должны были оттеснить неопитеков и заставить их капитулировать, еще дня два или три.
    Ближе к вечеру в просвете между верхушками деревьев замаячили скалистые вершины каких-то отрогов Главного хребта.
    — Скоро дорога должна улучшиться, — заметил Чатраги озираясь, и словно в ответ на его слова, «Муфлон» резко осел, дернулся и замер. Я дал задний ход — бесполезно. Я попытался раскачать машину, попеременно дергая ее назад и вперед, но она только глубже погружалась в хлюпающую жижу.
    Вездеход впереди уходил все дальше. Мимо нас, шлепая, как лягушка, по грязи плоским брюхом и помогая себе гребным винтом, проскочила амфибия. За ней — следующая, потом — два вездехода, шедшие в хвосте колонны. Их водители, скаля зубы, прокричали нам что-то, но не остановились.
    — Вот сукины дети, — проворчал сквозь зубы Чатраги. — Что они, получили от майора указание не помогать нам?
    — Ну, что будем делать? — спросил я, перебирая в уме способы, которые применяют шоферы в таких случаях.
    — Может, пойдем пешком? — сказал Чатраги. — Вдруг нам удастся догнать колонну.
    — Это пешком-то? Не-ет, надо как-то вытаскивать машину.
    — А это возможно? — усомнился Чатраги.
    — Трос у нас есть? Вот если он есть, то мы вылезем.
    — Должен быть.
    Чатраги, поколебавшись, вылез из машины, чавкая по грязи, обошел ее, загремел чем-то и принес моток отличного троса.
    Пришлось и мне лезть в болото. Выбрав впереди подходящее дерево, я привязал за него один конец троса, а второй закрепил, предварительно обмотав один раз, на ступице переднего колеса. Пока я занимался этим, колонна успела уйти так далеко, что шум ее уже едва слышался.
    — А теперь смотрите, Ник. В следующий раз вы сможете проделать это сами.
    Я завел двигатель и осторожно включил первую скорость. Трос натянулся, врезался в дерево, «Муфлон» завывая медленно пополз вперед.
    Минут через пять мы уже ехали следом за ушедшей колонной. Дорога становилась суше, и я прибавил скорость, рассчитывая скоро догнать колонну: по нормальной дороге «Муфлон» мог дать сто очков вперед любому вездеходу.
    Вдруг мне показалось, что где-то впереди раздался взрыв. Чтобы лучше слышать, я остановил машину. С минуту стояла тишина, потом грохнуло сразу несколько взрывов, наступила короткая пауза, а затем загремело снова и не утихало минут пять или больше.
    Чатраги с искаженным меловым лицом схватил меня сзади за плечо и закричал:
    — Это они! Проклятые обезьяны! Вперед!
    Почти не соображая, что делаю, я на бешеной скорости бросил машину по дороге, петляющей между огромными деревьями.
    — Быстрее! — чуть ли не рыдал Чатраги, колотя меня по спине. — Быстрее, ради бога и дьявола!
    Я едва успел увидеть впереди поворот, рванул баранку, и в ту же секунду над ухом у меня загремел автомат. Я машинально вжал голову в плечи, что-то большое и черное свалилось сверху под самые колеса, машину подбросило, занесло, и мы на полном ходу вломились в заросли. Когда я опомнился, моя нога все еще давила на педаль тормоза. Я выскочил из машины и оглянулся. На дороге судорожно корчилось массивное волосатое туловище. Неопитек! Чатраги, стоя на сиденье, вскинул автомат. Неопитек дернулся еще несколько раз и затих, а Чатраги все продолжал палить в него, как сумасшедший.
    — Хватит! — я схватил его за руку. — Вы и так уже сделали из него дуршлаг!
    Чатраги перестал стрелять. Тяжело дыша, он затравленно огляделся, не опуская автомата.
    — Здесь еще могут быть эти твари. Понимаете, Рэй, он подкарауливал нас на дереве. — Чатраги весь трясся и лязгал зубами. — Опоздай я чуть, он бы нас передушил, как цыплят.
    Я тоже взял с сиденья автомат и огляделся. Вокруг все было спокойно, лишь где-то далеко впереди слышалась перестрелка да изредка бухали несильные взрывы.
    — Пойдемте туда, — угрюмо предложил Чатраги. — Только не по дороге, а по лесу. А машина пусть остается здесь.
    Я согласился: действительно, двигаясь по дороге, мы представляли бы собой отличную мишень. Я набил карманы рожками с патронами, прицепил к поясу гранаты, и мы крадучись двинулись по лесу
    Почва снова становилась заболоченной. Мы прыгали по кочкам, стараясь держаться среди кустов, поминутно останавливались и прислушивались.
    Наконец, после часа ходьбы, мы выбрались на край обширной сухой поляны и здесь остановились, соображая, как бы незаметно миновать ее. Обходить было бы слишком далеко.
    — Цари природы, — зло проворчал Чатраги, вытирая со лба пот. — После десяти тысяч лет цивилизации прячемся по кустам, как гиены. И от кого? От обезьян! Тьфу!
    Он хотел еще что-то добавить, но в это время послышался шум мотора, и из-за кустов на противоположной стороне поляны показался бронетранспортер. Он шел полным ходом, массивный, разлапистый, олицетворение грубой и хорошо организованной силы.
    Бронетранспортер был уже на середине поляны, когда я услышал пронзительное шипение и сразу вслед за этим увидел голубоватый светящийся шар размером не больше баскетбольного мяча. Из бронетранспортера уже сыпались солдаты и, беспорядочно стреляя во все стороны, бежали к кустам. Голубоватый шар ударился о бронетранспортер, раздался негромкий взрыв, и вспыхнуло яркое прозрачное пламя, жар которого чувствовался даже там, где стояли мы. Когда пламя погасло, я увидел раскаленный до алого цвета бронетранспортер, перекошенный набок под углом градусов в тридцать. Далеко вокруг него чернела и дымилась земля. По поляне, дико крича, каталось несколько солдат в горящей одежде. Остальные уже подбегали к лесу. И тут со всех сторон поднялся невообразимый рев, загремели выстрелы, среди деревьев замелькали фигуры неопитеков.
    Мы с Чатраги бросились назад, продираясь сквозь кусты и спотыкаясь о кочки. Справа между деревьями показался солдат. Он двигался короткими перебежками от дерева к дереву, держа наготове автомат. Чатраги высунулся из кустов, где мы с ним остановились, негромко свистнул и махнул рукой. И в ту же минуту откуда-то ударила автоматная очередь. Солдат, едва успев взглянуть в нашу сторону, рухнул лицом вперед и остался недвижим. Чатраги шарахнулся назад и со стоном схватился за бок. По кустам вокруг нас, сбивая листья, хлестнули пули.
    Я встал плотнее к дереву и осторожно выглянул. Неопитека я увидел не сразу. Он сидел в листве на толстом суку невысоко над землей и, прижавшись спиной к стволу, держал сразу два автомата — руками и ногами, вернее — обеими парами рук. Как раз в эту минуту его внимание что-то отвлекло. Он пристально всмотрелся в ту сторону, откуда бежал убитый солдат, потом вскинул автоматы и начал палить из обоих сразу, причем, мне показалось, что он стрелял по двум целям одновременно.
    Короткой очередью в голову я свалил его с дерева, некоторое время выжидал прислушиваясь, и только потом подошел к Чатраги.
    Он полулежал, привалившись к кустам, и держался руками за левый бок. Сквозь пальцы капала кровь.
    — Что, очень плохо? — спросил я, осторожно отводя его руки.
    Чатраги выругался сквозь зубы и дрожащими руками задрал рубашку.
    — Что там?
    — Ничего страшного, — бодро сказал я, доставая перевязочный пакет.
    Шум и стрельба тем временем затихли. Где-то очень далеко раза два возникала недолгая перестрелка, а скоро вообще все успокоилось.
    С наступлением сумерек мы с Чатраги двинулись обратно. Он шел, обняв меня за шею, и с каждым шагом ему становилось все хуже. Наконец, он бессильно опустился на землю и заявил, что я должен сходить за машиной, а он меня здесь подождет.
    — Не говорите глупостей, Ник. Как я запомню дорогу в темноте?
    Ночь в самом деле была очень темная.
    Несмотря на протесты Чатраги, я взвалил его на спину и пошел в сторону дороги. Идти было тяжело, под ногами путались сучья, чавкала грязь. Иногда я падал, неудачно наступив на осклизлую кочку, и тогда Чатраги негромко стонал, а вскоре он безжизненно обмяк, потеряв, должно быть, сознание.
    Часа через два блужданий среди черных кустов по хлюпающему болоту я понял, что потерял направление, в котором нужно идти, чтобы выбраться на дорогу.
    На востоке из-за рваного гребня отрога медленно всплыла багрово-оранжевая луна, и джунгли превратились в зловещую мешанину черных провалов теней и сплетение оцепенелых, тускло освещенных деревьев.
    По кустам взлаивая завыли ночные хищники-трупоеды. По обширному диску луны косо проносились растопыренные силуэты летучих мышей-вампиров.
    Немного отдохнув, я с трудом поднялся, взвалил на себя бормочущего в бреду Чатраги и, не успев сделать и десятка шагов, провалился по пояс. Трясина жадно чавкнула и плотно сомкнулась вокруг моих ног. Я едва успел подхватить Чатраги за голову, чтобы он не захлебнулся в вонючей жиже, и, изловчившись, поймался второй рукой за гнилой сук, нависший надо мной.
    Минуты две я переводил дыхание, потом осторожно начал подтягиваться. Сук податливо согнулся и затрещал. Еще немного — и он бы переломился.
    До утра, задыхаясь от тошнотворного болотного смрада, я десятки раз пробовал выбраться, но все было безрезультатно.
    К утру Чатраги очнулся. Он тягуче застонал, открыл глаза и отрешенно посмотрел на меня.
    — Где это мы, Рэй? — он попытался привстать.
    — Не двигайтесь, Ник, — сказал я. — Мы очень неудачно попали в болото. Но ничего, скоро выберемся и пойдем к машине.
    К этому времени меня уже засосало почти по грудь. Чатраги лежал плашмя, поэтому погрузился не так глубоко. Голова его покоилась на сгибе моей левой руки.
    Чатраги долго молчал, потом тихо сказал, не открывая глаз:
    — Не надо было уходить от Моллини... Повернулся к беде спиной, а надо было встретить лицом... Хотел, чтобы руки не замарать... отсидеться в сторонке... и вот. Теперь уже поздно. Поделом... надо платить... — По его измазанному грязью лицу пробежала судорога. — Сейчас бы спирта немного из той банки, что вы вылили... Или нет... знаете, что я хотел бы сейчас больше всего? Лежать голый на теплом песке... где-нибудь на берегу маленькой речки. Месяц, год... и ни о чем не думать. И чтобы солнце все время не заходило... эх! — Чатраги горестно и бледно усмехнулся; на ресницах у него что-то блеснуло — слеза или болотная вода? — Рэй, за теплый песок и за речку, за солнце надо платить... а я хотел даром... Не понимал...
    Он закрыл глаза и снова впал в беспамятство.
    Скончался он перед восходом солнца. Я это почувствовал сразу, но все же несколько минут всматривался в его лицо, стараясь уловить признаки дыхания. Потом я с трудом разогнул онемевшую левую руку, и Чатраги медленно погрузился в трясину.
    Когда солнце поднялось над восточным отрогом, я снова попытался подтянуться за сук. Он, конечно, переломился, но я положил его перед собой и, опираясь на него, осторожно, по сантиметру начал выползать из болота.
    Свою машину я отыскал только к полудню. Измученный, весь покрытый засохшей грязью, я почти без памяти рухнул на сиденье, но все же немедля вывел «Муфлона» на дорогу и повел его обратно как можно быстрее, насколько это позволяла заболоченная дорога.
    До рудничного поселка я добрался лишь через сутки.
    Известие о смерти Чатраги Гильда выслушала молча, повернулась и ушла к себе, не сказав ни слова. Увидел я ее только в день отъезда на базу. Я уже сидел в «Муфлоне», когда она подошла, одетая по-дорожному, и сказала:
    — Можно, Рэй, я поеду с вами?
    Я положил ее чемодан на заднее сиденье, убрав оттуда ручной пулемет, припасенный еще Чатраги да так нам и не пригодившийся.
    Из трех неполных батальонов, принимавших участие в операции «Тритон», на базу вернулось пятьдесят три человека, и среди них полковник Тадэма, господин Тус и его платиновая секретарша, заработавшая себе во время этой экспедиции нервный тик. Они выбрались из джунглей в тот же день, что и я.
    После трагедии в верховьях Дизары на базу наехали всевозможные комиссии, представители президента, сенаторы и прочие. Наконец-то был принят план, предлагавшийся еще Чатраги: обработать верховья Дизары с воздуха вплоть до водораздела Главного Бантийского хребта. Это было сделано через три недели самым тщательным образом, но на базе упорно ходили слухи, что будто бы за неделю до этого какой-то пилот пассажирского вертолета видел с высоты нескольких сотен метров, как какие-то животные или одетые в черное люди стройными колоннами переваливали через водораздел Главного хребта. Официально об этом ничего не говорилось, но если это действительно было так, то неопитеки вполне могут рассчитывать на беспрепятственное развитие в течение полувека, потому что Забантийская область — это сотни тысяч квадратных километров непроходимых и неисследованных джунглей, где не бывали даже топографы...
* * *
    Сегодня, вернувшись домой чуть раньше обычного, я, как и всегда за последние полтора года, сел за свою книгу. Гильды, ставшей моей женой, вот уже восемь месяцев нет дома: она в тюрьме. Распрощавшись с работой в компании, она пыталась опубликовать статьи о неопитеках, но даже те газеты, что считаются у нас оппозиционными, отказались их печатать. Ее настойчивость кое-кому не понравилась. Повода избавиться от нее хотя бы на время не пришлось долго искать: компания подала на нее в суд, требуя возмещения неустойки в размере пятидесяти тысяч за нарушение контракта. Решение суда было кратким: возмещение неустойки или два года тюремного заключения. Требуемой суммы у нас, конечно, не было, и Гильда очутилась за решеткой.
    Около полуночи я сварил себе кофе и включил радиоприемник, чтобы послушать, о каких важных новостях говорят в эфире. Я это делаю теперь каждую ночь и все время невольно жду, что вот сегодня вдруг сообщат о начале наступления неопитеков.
    Сквозь сумятицу ночного эфира в комнату вошел приятный женский голос:
    — ...волнует вопрос о том, какие купальные костюмы будут иметь успех в этом сезоне на знаменитых пляжах Вианты. Если у вас стандартная фигура, отвечает госпожа Блайт, то мы рекомендуем леопардовые бикини в сочетании с ножными и ручными браслетами, плетенными из золотой проволоки...
    Я оборвал госпожу Блайт на полуслове и перешел на волны столичной станции. Здесь уже говорил мужчина:
    — Многие психологи считают, что джаз может стать духовной панацеей нашего нервного века. Джазовая музыка, утверждают специалисты, в сочетании с новейшими танцами типа «аннигиляция» способна вызвать явление психологического антирезонанса и дать человечеству столь желанное ощущение душевного покоя и равновесия...
Конец.
Top.Mail.Ru