Скачать fb2
Друзей не выбирают. Эпизод I

Друзей не выбирают. Эпизод I

Аннотация

    Думала ли юная магичка, внучка известного на весь мир архимага, отправляясь учиться в Академию Магии, что её ожидает? Даже понятия не имела! И началось всё несколько странно: поругалась с фрейлиной принцессы, получила нагоняй от директора, поступила в Академию без экзамена да ещё познакомилась с двумя принцами-близнецами темноэльфийской Империи! С этого момента развесёлая жизнь Хеллианы Валанди только началась. Судьба, словно в насмешку, посылает ей разные испытания, которые, как это ни странно, заканчиваются вполне благополучно, а Хелли обзаводится новыми знакомыми, каждый из которых вовсе не так прост, как кажется… Впрочем, они этого особо и не скрывают… Перед читателями — эпизод I романа, события только разворачиваются…


Анна Кувайкова ДРУЗЕЙ НЕ ВЫБИРАЮТ ЭПИЗОД I

    Эта книга посвящается моему самому дорогому и близкому человеку — моей бабушке, Нине Вячеславовне.
    Бабуля, спасибо за то, что воспитала меня такой, какая я есть. Без тебя у меня бы ничего не получилось.

Глава 1

ХЕЛЛИАНА
    — И что мы имеем? — Я задумчиво почесала затылок, пытаясь рассмотреть немного… кхм… ладно, сильно помятую карту Аранеллы, моего мира.
    Ну, не виновата я, что положила её в задний карман штанов! Может, немного и виновата…
    — И долго ты будешь на неё смотреть? От этого дорога сама не покажется! — раздался насмешливый голос с моего левого плеча.
    Я с двойным усердием уставилась в карту, пытаясь сделать вид, что мне очень и очень стыдно. Судя по недовольному фырканью, мне это не ахти как удалось.
    — Да ладно тебе, Химо, не будь таким ворчуном. — Я с улыбкой почесала живое чучело паучка, который сразу же принялся отмахиваться от моей ласки практически всеми лапками, но вскоре довольно прищурился и забавно заурчал.
    Да, этот паук фыркает и урчит, я сама в шоке до сих пор! Особенно если учесть, что это действительно чучело…
    — Тебе всё лишь бы шутить! — пробурчал Химо, перебираясь с моей руки на карту.
    Я с интересом следила за его действиями. Может, действительно разберётся, куда мы забрели? Хотя мне кажется, что мы просто свернули не туда и дорога в Эллидар вот за тем поворотом. Об этом я и сообщила своему спутнику. Химо выпучил глаза:
    — Ты что, ельфик, что ли, чтобы лесные тропинки чувствовать?
    — Не ельфик, Химо, а эльф!
    Я убрала карту обратно в карман, а паучок тем временем уже прочно обосновался у меня на голове, окончательно превращая в воронье гнездо то, что раньше называлось волосы… Я махнула рукой на это безобразие и невозмутимо потопала дальше по тропинке. Встретятся разбойники, так хоть будет чем их напугать. А что, вполне сойду за местного лешего, благо и вид у меня после недельного путешествия по здешним лесам вполне подходящий: неумытая физиономия, пыльная одежда, из каждой складки которой торчат листья и веточки, плюс к этому ещё и стоптанные сапоги. В лесу, при отсутствии ручья поблизости и потерянного по собственной глупости зеркала, особо-то себя в порядок не приведёшь. Отдельное спасибо за мой внешний и не совсем подобающий вид стоит сказать Химо, которому, видите ли, почудился ручеёк «вон за тем кустиком»! Собственно говоря, мы из-за этого и заплутали.
    Несмотря на все заскоки этого старенького, местами побитого молью чучелка, Химо мне безгранично дорог как мой друг, советник и память о дедушке.
    Дедушка, он же почтенный архимаг Ауст Валанди, один из старейших магов Аранеллы, живёт последнее неполное столетие в небольшом городке под названием Скайра, находящемся в десятидневном переходе от главной человеческой столицы — Эллидара, которую, впрочем, населяют и другие расы, но их число не столь велико.
    Ауст воспитывал меня с тринадцати лет. Что было до этого… я не хочу вспоминать. Все свои познания о магии, да и о мире вообще, я получила именно от него.
    «У тебя удивительные способности, девочка», — не раз повторял он вечером, сидя за чашечкой отвара из пустырника. Кстати, пустырник хорошо успокаивает нервы, что Аустом было доказано на практике, ведь с такой нерадивой ученицей, как я, ему приходилось тратить весьма много нервных клеток. Что стоил только мой опыт по смешиванию стихий, которым я нечаянно (или, как сказал потом Химо, благодаря врождённой криворукости) запустила в старое чучело паука-тарантула. Как же было весело, когда чучело вдруг чихнуло, по-гномьи выругалось и в голос завизжало, увидев входящего в кабинет Ауста. Девушка, жившая по соседству и каждый день приносившая нам свежие овощи, как раз зашла в этот же момент, вместе с дедушкой… Стоит ли говорить, что она к нам потом месяц не приходила и мне пришлось самой ковыряться в грядках? А каково же было моё удивление, когда я узнала, что то несформировавшееся заклинание могло взорвать не только наш уютный домик, но и весь город! Смешивать стихии и так было запрещено, а теперь и вообще думать было нечего о том, чтобы повторить такой эксперимент, а вот на некромантию после этого случая Ауст решил обратить побольше внимания.
    Чучелко же мы в итоге успокоили, отряхнули, накормили, назвали Химо и оставили жить у нас. А старичок и не возражал. Да, это чучело ело, спало и вообще поражало нас всевозможными талантами практически каждый день. Так мы и жили, пока мне не исполнилось семнадцать лет и Ауст не решил, что мне пора отправляться в Академию Магии. Вот не было бы печали… Но дед сказал своё категоричное: «Хочешь всю жизнь прокопаться в огороде?», и я со скоростью дракона, раненного в ж… в пятку, в общем, понеслась собирать вещи.
    — Хелл! Ну, Хелл!! — запрыгал на моей голове Химо, отвлекая от воспоминаний.
    — Чего тебе надобно, старче?
    — Я те дам «старче»! Вперёд посмотри, дитя неразумное! — ещё сильнее запрыгал старый безобразник.
    Я подняла голову. Опачки…
    Впереди заканчивался лес, а за ним виднелась основная дорога, с которого мы день назад свернули в лес. По обеим сторонам пыльного тракта, в ширину которого могла бы поместиться небольшая армия, между высокими деревьями то и дело проглядывали маленькие, но симпатичные домики с аккуратными палисадниками. Полуденное солнце уже не просто освещало, но и вовсю припекало, вызывая дикое желание освежиться в ближайшей реке. Да и дорожную пыль не помешало бы смыть. И всё-таки я доползу до ближайшего трактира! В реке волосы так просто не отмоешь, да и город уже совсем недалеко. А там и горячий, сытный ужин, и горячая ванна… Окрылённая этой мечтой, я с удвоенной силой потопала прямиком к городским воротам.
    — Кто такая, к кому пришла, к какой расе принадлежишь? — задал дежурные вопросы солдат, стоящий на въезде в город.
    При этом даже не посмотрел на меня. А мне было не до этого, я уже мысленно окунала свою бренную тушку в ванну с горячей водой. Мррр… сейчас начну мурлыкать…
    Стражник, так и не дождавшись ответа, поднял-таки на меня глаза и усмехнулся в жиденькую бородёнку:
    — Шла бы ты отсюда, побирушек в городе и так хватает!
    — А? — Минуты две я тщетно пыталась поймать отвисшую челюсть.
    Я, конечно, понимаю, что сейчас похожа на малость пропылённый коврик у порога лесной избушки, но не настолько же!
    — Любезный, вообще-то я вполне нормальный человек, пришедший поступать в Академию Магии!
    Страж заржал:
    — Ой, не могу… В Академию она собралась! Милочка, спешу тебя огорчить, но в поломойках там не нуждаются!
    Остальные стражи, стоящие неподалеку, синхронно загоготали. Ну всё, этот чайник наполированный меня достал!
    Высвободив немного магии, я позволила ей пробежаться по моим рукам и остаться на ладонях зелёным некромантским огнём. В глазах заплясало такое же пламя, а если сюда прибавить мой не совсем идеальный внешний вид и ледяное выражение лица, то зрителям можно посочувствовать. Стражники впечатлились и тут же заткнулись, глядя на меня с благоговейным испугом. Я же рявкнула:
    — Слушай, ты, бесхребетный выползень в консервной банке! Повторяю: Я ИДУ В АКАДЕМИЮ!
    Страж закивал так, что казалось, голова отвалится. Следующие полчаса я наблюдала, как с бешеной скоростью заполняется въездной пергамент. Всё это сопровождалось извинениями («Простите, госпожа некромант, я больше не буду, госпожа некромант»), стенаниями («Как же мы ученицу самого Ауста Валанди не признали-то?!»), комплиментами («Ах, вы так молоды для некромантки!»), подхалимством («Давайте я знакомому записку в таверну напишу, что бы он вас поселил без проблем») и признанием, что они, засранцы такие, просто не признали мага в маленькой взлохмаченной мне. Химо только возмущённо фыркал у меня в волосах, не вмешиваясь в представление.
    — Смотри-ка, эта груда железа меня не обманула! — сообщила я Химо час спустя, алчно рассматривая немалых размеров деревянную бадью посреди комнаты.
    Страж действительно не обманул, и меня без проблем поселили в таверне со смешным названием «Пьяный дракон». Комната моя располагалась на чердаке, но была светлой, просторной, идеально чистой и с большой кроватью. Пока я обедала в общем зале, хозяин таверны, полуорк по происхождению, подсуетился и нагрел мне полную деревянную ванну воды.
    Химо не выдержал первым и с улюлюканьем спрыгнул в воду. Я же стала рыться в рюкзаке в поисках того, что поможет мне привести себя в порядок. Чую левой пяткой, дело это очень долгое и неблагодарное…
    — Ну вот, так намного лучше! — заметила я ещё спустя час, с удовольствием глядя в зеркало.
    Если раньше в нём отражалось Нечто с большой буквы, то сейчас вполне можно было полюбоваться на невысокую стройную девушку семнадцати лет, закутанную в большое полотенце. Аусту так и не удалось откормить моё немного тщедушное тело до более-менее приличного состояния, да я и не жаловалась, меня моя фигура устраивала. Иссиня-чёрные волосы теперь свободно ниспадали до талии шёлковым водопадом, зелёные глаза хитро изучали в зеркале мягкие, плавные черты лица, прямой носик и чёткие контуры чуть пухлых губ. Симпатичненько…
    — Хелл, ну у тебя точно кто-то из предков с ельфиком согрешил! — прокомментировал с подоконника Химо.
    — Да ну тебя! — Я отмахнулась от ворчуна. — Если и согрешил, то это было давным-давно, слава богам, моих ушек это не коснулось!
    — Что верно, то верно. Эльфы презирают полукровок, а тебя с ними легко спутать.
    — Я не полукровка, Химо. Я человек, — заверила я паучка и, напоследок показав язык своему отражению, отвернулась от зеркала.
    Я натянула чистую рубашку, новенькие замшевые бриджи и ботиночки. Распихала по карманам немного денег, посадила на плечо Химо и, довольная, вприпрыжку выскочила на улицу. До вечера было ещё достаточно времени, на сегодняшний отбор в Академии я должна успеть. Спросив у прохожего дорогу, я уверенно пошла к центру города. Насколько я знаю (пару раз была здесь с Аустом, когда он по делам ездил), от центральной площади ведут три дороги: налево — к Академии, направо — на один из рынков, прямо — к королевскому дворцу. Значит, мы пойдём на-ле-во! Я хихикнула, вспомнив присказку всех жён: «Дорогой, ты хочешь идти налево? Иди, за рога тебя никто не держит!»
    И мне налево надо! Но рогов у меня нет… Да и парня тоже нет… Ну и ладно, всё равно все мужики сволочи! Правда, кто не сволочи, с теми скучно… Хм, чувствую себя сборником цитат и афоризмов.
    Просторный двор Эллидарской Академии Магии встретил меня шумной толпой абитуриентов. Кого здесь только не было! Большинство, конечно, люди всех сословий, но встретились и несколько эльфов, множество полукровок и даже парочка дроу! Причём эти дроу явно были близнецы! Вау… Держите меня семеро, но только не за интимные места…
    Я во все глаза уставилась на тёмных эльфов, стоящих чуть в отдалении от основной толпы. Просто образцы мужской красоты! Ну или эльфийской, если точнее. Точёные, красивые и явно аристократические черты лица, крепкие, мускулистые фигуры, светлые волосы до лопаток, отливающие на солнце платиной, высокий рост — я, наверное, макушкой до подбородка им не достану. Если только попрыгать.
    Н-дя уж… Я с тоской оглядела присутствующих. Так и есть, вся женская часть с взглядами влюблённых блондинок нервно дышала в сторону дроу. Понимаю их состояние, однако. Практически все эльфы отличаются красивой внешностью и тренированными фигурами (особенно дроу, у них куда ни плюнь — в воина попадёшь), но одно дело, когда ты встретишь одного остроухого где-нибудь на улице, а другое — два абсолютно одинаковых красавца. Они, кстати, лениво оглядывали толпу, ни на кого не обращая внимания.
    Интересненько, а где же все архимаги Академии? У кого бы спросить?
    В середине толпы мелькнула одна подозрительно знакомая взлохмаченная макушка. Вот сейчас всё и узнаем! Я, с драконьей упёртостью расталкивая толпу, направилась к увиденному «объекту», в предвкушении потирая руки. Хоть одна знакомая физиономия здесь будет учиться!
    Взлохмаченный паренёк, одетый в простую тёмно-синюю рубаху и чёрные штаны, спрятавшись за какую-то огромную тушу, во все глаза пялился на стоящих неподалеку двух девиц. Туша, кстати, при ближайшем рассмотрении оказалась «немного» перекормленным абитуриентом, который и сейчас не переставал жевать огромный пирожок, мечтательно уставившись в пустоту.
    Я пристроилась рядом и шепнула на ухо созерцателю женской красоты:
    — Что-то интересное увидел?
    — Ага! По слухам, это сама принцесса Лея! И её подруга, дочь старшего советника леди Друсилия! — шёпотом ответил паренёк, не поворачивая ко мне головы.
    Наше с ним «убежище» в лице фигуристого адепта на нас не обратило никакого внимания, продолжая спокойно жевать.
    — Да… И что, нравится? — вкрадчиво поинтересовалась я, мысленно хихикая.
    Это ж как надо увлечься, чтобы не понять, кто стоит рядом с тобой!
    — Ага… У неё такие глаза!.. А какие нежные руки!.. — вздохнул в ответ этот явный поклонник королевского двора.
    И тут я не выдержала и рявкнула ему прямо в ухо:
    — Слушай, ты, юный фетишист! Приди в себя!
    Он подпрыгнул и уставился на меня ярко-голубыми, невинными до безобразия глазами:
    — Хелли?
    — Нет, эльфийская принцесса! Что, похожа?
    — Да!!! — заорал приятель и кинулся душить меня в объятиях.
    И это у него отлично получалось, несмотря на его комплекцию, которая, к слову, чем-то напоминала мою. По крайней мере, вес у нас почти одинаковый, приблизительно равный весу голодающего барашка. Только вот мой немощный, а точнее, просто не созревший друг даже при своей несколько угловатой фигуре умудрился меня стиснуть так, что глаза из орбит вылезли!
    — Идик, да отпусти уже меня… — прохрипела я, пытаясь вдохнуть.
    — Ой, Хелл, прости, я просто очень рад тебя видеть! — Идик наконец отпустил моё, наверное, уже посиневшее тельце и заботливо отряхнул. Удостоверившись, что я могу нормально дышать, тут же начал допрос: — Так это правда? Ауст отправил тебя учиться?
    — Нет, конечно, я просто мимо проходила и решила на принцесску местную попялиться!
    Идик покрылся румянцем. Ой, ну я не могу! Каждый раз краснеет, стоит мне что-нибудь ляпнуть. А так как он приходится младшим сыном директору Академии, который очень часто навещает Ауста, то мы с Идиком общались довольно много. Некоторые даже думают, что ярко-свекольный цвет его лица — натуральный. Чуть выше меня ростом, с нереально невинными голубыми глазами, вечно взлохмаченными светло-русыми волосами, нескладной фигурой и простым, но симпатичным лицом, Идик представляет собой забавное зрелище. Да и по его способности влипать в самые нелепые ситуации не скажешь, что он — сын директора Академии. Да и никто об этом знать, конечно, не должен… Но Идика я всё равно обожаю.
    — Ну, рассказывай, горе моё, чем ты тут занимался без меня? За кем ещё подглядывал? — устроила и я допрос приятелю.
    Лицо Идика, только что принявшее более натуральный цвет, опять начало медленно краснеть.
    — Ну что ты опять краснеешь, как девственница в первую брачную ночь? У-у-у… Ну, Идик!.. — взвыла я, увидев знакомый свекольный оттенок.
    Идик опустил голову и виновато поковырял ботинком землю.
    Я только рукой махнула:
    — Понятно всё с тобой. А где все маги?
    Идик тут же поднял голову и мгновенно побледнел:
    — Готовят зал для экзаменов и Испытания Силы.
    — Угу? Ты всё-таки боишься экзаменов?
    Идик кивнул:
    — Папа сказал, что если с первого раза не поступлю, то он меня женит на леди Айрин!
    — Нет!.. Он же не такой садист!.. — вздрогнула я.
    Идик грустно кивнул, подтверждая, что такой. М-дя…
    Айрин Норин, наверное, самая популярная придворная дама всей стране. О её таланте спугивать кавалеров ходят легенды. Маленькая, страшненькая, в больших очках, с вечно торчащими непонятно какого цвета волосами, она влюбляется во всех особей мужского пола и сразу же начинает завоевывать бедную жертву весьма оригинальным способом: бросается на шею и начинает выть в ухо нереально скрипучим голосом, при этом дико картавя: «Ох, как вы пхгекгасны! Пойдё-о-омте же пхго-гуля-аемся!»
    Я представила это чудо в белом подвенечном платье рядом со своим приятелем и нервно хихикнула. Лучше бы ему сразу поступить! Или повеситься.
    — Да уж, Идик, не завидую я тебе! Идик… Идик, ау!
    Идик снова пялился на принцессу, не реагируя на внешние раздражители. И что он такого увидел? Вроде не красавица, даже невзрачная, на мой взгляд, с тусклыми жиденькими волосами, худощавой фигуркой, недостатки которой пышное платье с кринолином только подчёркивало. Нет, я понимаю, если бы у неё были рожки, как у козла, или там хвост, тогда — да, экзотика и всё такое… А так на что там смотреть?
    А вот её компаньонка, конечно, другой разговор. Пышное бархатное платье с очень глубоким декольте подчёркивало все достоинства фигуры (недостатков пока не наблюдалось), очень светлые пшеничные кудри аккуратно лежали на спине и плечах, красивое лицо с гладкой кожей, розовыми губками и холодными карими глазами так и излучает надменность.
    Суду всё ясно. Среднестатистическая стерва. Да уж, когда Ауст рассказывал мне о внешности принцессы и её первой фрейлине, я думала, что он сильно привирает. Ан нет, дедушка, как всегда, оказался прав. Ладно, упырь с ними, лучше уж я попытаю приятеля на тему вступительных экзаменов и о событиях прошлого года, может, у него что интересного произошло?
    Кстати, пока мы с Идиком делились новостями, два объекта его наблюдения переместились к увиденным мною недавно дроу и теперь вели неспешную светскую беседу. Точнее, пытались вести. Близнецам, похоже, было весьма скучно, если судить по их сонливым физиономиям. Один из них чуть повернул голову и лукаво мне подмигнул. Советница начала сатанеть, а мне стало интересно, кто из них надменнее: придворные дамы или близнецы-дроу?
    От размышлений меня отвлёк дикий визг, который тут же перекрыл громовой хохот. Что за?.. Упс…
    — Идик, стой здесь, я сейчас! — крикнула я другу и рванула в сторону надменных особей… э-э-э, простите, особ!
    Дело в том, что визжала советница, смеялись все подряд, а причиной всего этого стал некий паук-тарантул, который неизвестно как оказался в декольте, а затем и в прическе названной дамы. Ну вот, а ведь Ауст просил меня вести себя культурно. Да не мне нужно было это говорить, а одному тарантулу-маразматику!
    — Прошу прощения! — Подойдя к месту событий и стараясь не попасться под мельницу рук визжащей девицы, я аккуратно постучала её по плечу.
    Всё-таки не рекомендуется ссориться с лицами, приближёнными к королевской семье… Мне-то, конечно, всё равно, но вот Ауст сильно просил.
    Девица, не обращая внимания, продолжала истерично визжать и крутиться на месте, шаря руками в некогда красивой прическе. Близнецы продолжали глумливо улыбаться, явно пытаясь не заржать в голос. Даже принцесса тихонько хихикала, пряча лицо в ладошках.
    — Да хватит вертеться! — повысила я голос, а то от её визга уже уши начало закладывать. Ноль реакции. Проще, по-моему, докричаться до привидения без заклинания вызова. Ну всё… — Да заткнись же ты, курица ощипанная! Что орёшь, как будто тебе волосы в зелёный цвет покрасили?! — изо всех сил рявкнула я, так что близстоящие люди шарахнулись в стороны, а эта… баньши, наконец, заткнулась и послушно замерла на месте, глупо хлопая длиннющими ресницами.
    Я же совершенно спокойно забрала у неё с волос Химо, который тут же шмыгнул мне на плечо и замаскировался моими волосами, подмигнула в ответ дроу и невозмутимо направилась к Идику.
    Меня остановил гневный окрик:
    — А ну стой, деревенщина!
    Я резко повернулась:
    — Это ты мне?
    — Тебе, тварь без рода и племени! Ты оскорбила меня! Тебе теперь придётся за это ответить! — взвизгнула порядком растрёпанная девица.
    Идик за моей спиной нервно икнул. Уж он-то знает, что бывает, если меня разозлить.
    — А харя не треснет? — скрестила я руки на груди.
    Как же бесят меня такие вот надменные личности, которые думают, что если у них есть титул, то им всё позволено! И ведь практически все окружающие думают так же, что меня бесит вдвойне! В пригороде Скайры, где я жила, таких не наблюдалось, там все друг друга знали, а вот в самом городе аристократов хватало. В город за травами и по поручениям дедушки я моталась часто, так что приходилось сталкиваться с подобным отношением к моей почти скромной персоне.
    — Да как ты смеешь? Да я…
    — Дай угадаю! — продолжила я и неспешно начала вышагивать кругами вокруг неё, заложив руки за спину. — Я никто, и звать меня никак, я оскорбила и прилюдно унизила дочь королевского советника, высокородную и титулованную особу, мизинца которой даже не стою! Теперь я должна нижайше молить о прощении и понести тяжелейшее наказание, дабы кровью своей смыть позор и грех с души моей!
    Навернув кругов пять вокруг девицы, которая застыла памятником самой себе, я остановилась и насмешливо поинтересовалась:
    — Это всё или я о чём-то забыла?
    Девицу снова заклинило:
    — Да ты…
    — Вай! Так мне продолжить? — обрадовалась я. Окружающий народ уже просто ржал в открытую, даже дроу не удалось до конца сохранить надменный вид, они буквально согнулись пополам от хохота. — Если нет, то я закончила. И обломись, дорогая, твоя проникновенная речь здесь не сработает.
    Глаза девицы опасно сверкнули, а я напряглась. Если я правильно разбираюсь в людях, то сейчас в меня что-то полетит.
    — Qartium Skutumus… — шепнула я, поворачиваясь к ней спиной.
    Мелодичный перезвон дал понять, что мои опасения оправдались и эта курица всё-таки не удержалась и швырнула что-то в меня. Слава Творцам и Хранителям, что мой щит сработал! Не зря я тайком лазила в записях дедушки, ой как не зря.
    — Что здесь происходит? — раздался громовой голос от дверей Академии, не предвещающий ничего хорошего ни мне, ни леди Тацит.
    Опа… Баста, карапузики, кончилися танцы! Вот и новое действующее лицо пожаловало.
    — Хелл, а твой щит ещё долго держаться будет? — шёпотом спросил Идик, мгновенно спрятавшийся за моей спиной при появлении местного блюстителя порядка.
    А он за порядком действительно строго следит, уж поверьте!
    — Минуты две, — так же тихо шепнула я, пытаясь сообразить, во что может вылиться этот небольшой скандальчик с первой фрейлиной принцессы Эллидара.
    — Пусти меня к себе, а? — с затаённой надеждой раздалось над моим правым ухом.
    Ага, а потом вместе куда прятаться будем? Ибо грозный архимаг с басистым голосом, рассматривающий нас сейчас из-под кустистых бровей, не кто иной, как Турин Итрон Тар Дайн Восьмой, отец Идика и директор Эллидарской Академии Магии. Эх, говорил мне Ауст, скромнее надо быть, тогда и проблем не будет. А судя по леденящему взгляду мага, проблемы у меня будут. И не маленькие… А ведь мне ещё сегодня экзамен сдавать!
    — Прошу проследовать за мной. — Архимаг круто развернулся на месте, взмахнув полами белоснежной хламиды, в которую был одет, и бросил через плечо металлическим голосом: — Леди Тацит, Хеллиана, не заставляйте меня повторять дважды.
    Поймав сочувствующий взгляд близнецов, почему-то виноватый Идика и злой Дурсилии, я понуро поплелась к крыльцу, тихо молясь Хранителям, чтобы меня не выперли из Академии ещё до поступления. Представляю, что в таком случае мне Ауст скажет! Ой…
    Похороните меня за плинтусом, а?

Глава 2

ХЕЛЛИАНА
    Тихие звуки проникли в мою спящую, ещё ни упыря не соображающую голову и заставили с трудом приоткрыть глаза. Мозг отстранённо понимал, что я не одна, но вот тело упорно твердило, что ему на это наплевать, и глаза мне позволили открыть с большим трудом! Сквозь пелену сна я разглядела… дроу?
    — Сгиньте, глюки позорные, — пробормотала я и уткнулась обратно в подушку.
    Спать хотелось неимоверно, вчерашний щит вычерпал мой резерв практически до дна, да и разборка с директором Академии тоже сил не придала. Правда, в Академию я всё же поступила, причём не сдавая экзамена. Директор Итрон так и сказал напоследок: «Если ты не только знаешь о „Хрустальном щите“, но и смогла воссоздать его и использовать, то я не вижу смысла устраивать тебе обычный экзамен. Ты принята».
    Когда я вышла из его кабинета, уставший мозг отказывался понимать своё счастье, а сейчас просто не проснулся. Подумаю об этом позже… и отпраздную тоже.
    — Смертная, вставай, мы не собираемся с тобой возиться! — раздался голос прямо у меня над ухом, и с меня стянули одеяло.
    От возмущения у меня даже широко открылся один глаз. Странно, неужели щит вчера не до конца сработал и мне прилетело по голове, вызвав галлюцинации как после знаменитых грибов орков? Иначе откуда бы в моей комнате оказались вчерашние близнецы-дроу?
    — Наверное, мне это снится, — пробормотала я, закрывая глаз.
    А что я ещё могла подумать?
    — Вставай, человечка! — рявкнул один из них, поднимая меня с кровати и ставя на пол.
    Вот это наглость! Я же буду мстить! Когда проснусь…
    — Потрясающая девица, — вздохнул второй, глядя, как я уткнулась лбом в плечо первого и пыталась досмотреть сон.
    Ну, не могу я сразу проснуться, не варит у меня башка! Хотя левая пятка в явном шоке оттого, что я позволяю трогать себя кому попало, да и вообще, как-то странно реагирую на присутствие двух мужиков в моей комнате. Точнее, не странно, а вообще никак не реагирую, словно так и должно быть!
    — И что ты предлагаешь? Устроить ей душ? — раздалось над моей головой, и, честно сказать, мне это предложение не понравилось.
    — Принесите мне чаю, — пробормотала я, так как запах, исходивший от тела дроу, который меня держал, вызвал довольно-таки приличный аппетит. Мандарин и корица — приятное сочетание, что ни говори.
    Послышалось хмыканье, а потом меня бесцеремонно закинули на плечо и куда-то потащили. Эльфы в основном двигаются невероятно плавно, но этот, похоже, специально перепрыгивал через каждую ступеньку, и поэтому, когда он сгрузил мои кости за стол в обеденном зале таверны, моё тело вполне проснулось и даже открылись глаза, но вот мозг категорически отказывался работать. Второй подошедший эльф заказал чаю и пирожные всем троим.
    — О, спящая красавица открыла глазки! — съехидничал дроу, который меня сюда притащил.
    — Сейчас я проснусь и буду тебя бить! — пообещала я, рассматривая потенциальную жертву.
    Всё-таки навестившие меня с утра пораньше дроу действительно были совершенно одинаковыми: абсолютно идентичные серые глаза с чуть приподнятыми кверху внешними уголками, ехидные улыбки, чуть резковатые скулы, даже выражения лиц! Оба одеты в тёмно-синие костюмы, состоящие из узких брюк, рубашек, облегающих мощную грудную клетку, и колетов до талии с золотистой вышивкой. О, я нашла отличие! У одного сегодня волосы свободно лежат на плечах, а у другого собраны в высокий хвост. У того, который меня сюда тащил, кстати.
    — Чем обязана такому пробуждению? — спросила я, закончив осмотр моих пленителей и с тоской глядя в сторону кухни.
    Похоже, мой желудок определённо начал просыпаться намного быстрее мозга.
    — Мы пришли…
    — Так, так, так, кого я вижу! — перебил моего собеседника хриплый голос.
    Я лениво повернула голову в его сторону. Ух ты, похоже, у нас прибавление!
    В двух шагах от того столика, где расположились я и близнецы (точнее, расположились они, меня никто не спрашивал), стоял какой-то мужик, алчно сверкая красными, явно с перепоя, глазами. Я поморщилась, чувствуя противный запах из его рта. За его спиной торчало ещё пять таких же небритых и «ароматных» красавчиков.
    — Мужик, отвянь, а? Мне чокнутых дроу с утра хватило, — с надеждой обратилась я к нежданному гостю.
    Дроу синхронно хмыкнули в ответ на мои слова и тоже уставились на мужика в ожидании ответа. Тот усмехнулся:
    — Меня предупреждали, что ты остра на язычок. И велели его укоротить.
    — Слушай, иди уже отсюда, а? Меня тошнит от твоего зловонного присутствия! — Я демонстративно зажала нос… и тут же получила неслабый удар по лицу, который опрокинул меня на пол. — Ай!.. Больно же!
    Лёжа на полу, я попыталась найти ответ на вечный вопрос всех магов-экспериментаторов: «Что это было?», но, когда падала, видимо, ещё и головой приложилась, так как мысли удирали без оглядки. Хм, кстати, неплохо удирали и те мужички, которым уже успели помять и даже поломать некоторые части тела мои утренние «будильники». Красиво они их отделали! Интересно, дроу с пелёнок учат драться? Да ещё и так красиво?
    Я села на пол и тряхнула головой, которая тут же отозвалась звенящей болью. Нисколько не запыхавшиеся дроу тем временем направились ко мне, а я уже с нечеловеческой скоростью неслась к ним, увидев, как напоследок один из нападавших бросил в спину близнецам заклинание. Близнецов-то я снести успела, а вот заклинание снесло меня… Проехавшись по полу, моё тельце, наконец, встретило препятствие в виде барной стойки, и сознание всё-таки решило меня покинуть.

    — Чтобы я ещё раз связался с человеком, да ни за что! — послышалось ворчание сквозь пелену боли и темноты.
    Чья-то прохладная рука скользила по моей спине, явно втирая какую-то мазь.
    — Дерек, успокойся. Если бы не девчонка, ты бы сейчас мог быть в Бездне, попивать чаёк с Хранителем Дарком, — послышался такой же голос, но с успокаивающими интонациями и немного со стороны.
    — Он наверняка был бы очень рад тебя видеть, — высказала я своё предположение, разлепляя глаза.
    Увиденная картина удивила меня до нервного тика верхнего века правого глаза: я в своём номере, в одних штанах, лежу на животе на кровати, а один из близнецов, тот, что с хвостиком, втирает в мою спину какую-то приятно пахнущую мазь, а второй дроу сидит в кресле напротив кровати.
    — И как это понимать? — спросила я, впрочем не пытаясь подняться.
    Всё-таки бесплатное шоу я показывать не собираюсь, я же не девочка облегчённого поведения!
    — Легко и просто, — хмыкнул мой «лекарь», у которого, я надеюсь, руки из одного места растут. — Ты поймала заклинание, которое предназначалось нам.
    — Это я помню, — буркнула я.
    Хех, лучше бы им не знать, что за заклинание это было, а то ещё и испугаются ненароком.
    — Ну, дык вот, — продолжил дроу. — Тебя вырубило, я так и не понял, что в тебя попало, но ты была жива и без сознания. Содранная кожа на спине и синяк на лице не в счёт. Через пару часов от твоего падения не останется и следа, если не будешь шевелиться.
    — Подожди секунду, — мигом насторожилась подозрительная часть моей натуры, большая часть, кстати. — Вы накостыляли бандитам, утащили меня наверх, да ещё и лечите! С чего такая щедрость? Эльфы презирают людей, а дроу считают, что они им не ровня, и даже не думайте переубеждать меня в обратном. Да и в благотворительность, кстати, я не верю.
    Дроу, сидевший в кресле, легко встал и опустился на корточки возле моей кровати так, что теперь его лицо было напротив моего.
    — Малышка, я ведь понял, что это было за заклинание. «Энергетический удар», так?
    — Да. — Внимательный взгляд тёплых серых глаз, в которых читалась забота (ещё один глюк?), почему-то заставил сказать правду.
    — А тебе ли не знать, что он только у людей отключает сознание, а вот у дроу способен остановить сердце. Ты ведь поэтому кинулась под заклятие?
    — Угу. Но ведь это не основная причина вашей доброты, ведь так?
    Ага, раскусил. Хм, а ведь он явно умнее своего брата!
    — Ты необычайно проницательна для человека. — Дроу одобрительно хмыкнул.
    О, а чего это его на комплименты пробило?
    — И к тому же слишком красива, — добавил второй, ни на минуту не прекращая лечебный массаж. Странно, но под его руками я полностью расслабилась, даже никакого неудобства от присутствия посторонних не ощущалось. Видимо, по тыкве мне всё-таки хорошо стукнули! — Но главная наша причина появления здесь — это Академия.
    Пальцы дроу невесомо порхали вдоль позвоночника.
    — А что Академия?
    — Сегодня мы узнали результаты экзамена. Как ты знаешь, сегодня на закате состоится ритуал Испытания Силы. По результатам экзамена адепты разбиваются на квадриум. Это…
    — Знаю, четверо магов, примерно равные по силам, — перебила я дроу, обняв двумя руками подушку и пристроив на ней голову так, чтобы дроу с распущенными волосами не исчез из поля моего зрения. — На ритуале произносятся настоящие имена и скидываются все личины, дабы у членов квадриума не было тайн друг от друга. Для этого же четвёрка живёт в одном спальном блоке до окончания учёбы. В квадриум входят четыре стихийника, но также один из них должен быть некромантом, а целители учатся совершенно отдельно.
    — Ну ты и заучка! — фыркнул «массажист», за что тут же и получил по рёбрам моей ногой. Спина мгновенно отозвалась саднящей болью, и я зашипела. Дроу положил на больное место руки и начал аккуратно поглаживать, при этом продолжив: — Как ты, наверное, догадалась, малышка, мы трое входим в один квадриум. А так как нам дико понравилось твоё вчерашнее представление, то мы решили нанести тебе визит и всё обсудить, чтобы потом не было скандалов и недопонимания.
    — Разумно. Кстати, а кто четвёртый — известно?
    — Ещё нет. Сейчас как раз заканчивается последний экзамен…
    — Угу… — Под чуткими пальцами новообретённого коллеги меня потянуло в сон, но уснуть мне не дали, легонько поцарапав кожу под лопаткой.
    — Не спи! Кстати, Хеллиана Валанди твоё настоящее имя? И кем тебе приходиться архимаг Ауст Валанди?
    — Настоящее. И опережу твой вопрос, я чистокровный человек. А Ауст Валанди — мой дедушка, а по совместительству и мой учитель.
    — Это он научил тебя тому щиту, который ты поставила вчера? — В голосе дроу, сидящего около кровати, проскользнуло уважение.
    Приятно, однако! Уважения от дроу так просто не получишь, проверено тысячами людей и веками жизни, не моей, правда.
    — Сдурел? Нет, конечно. Это же уровень архимага! Посмотрела нечаянно в его записях и долго потом тренировалась. «Хрустальный щит» даёт абсолютную защиту, но и сил затрачивается немало, у меня он вчера практически весь резерв выкачал. Кстати, а как вы узнали, где я остановилась?
    — Легко. Сегодня утром в Академии нам попался один до боли знакомый паучок, который всё и рассказал.
    — Ага, и где, интересно мне знать, сейчас этот членистоногий предатель?
    — Остался у директора Итрона, — послышалось сверху, а точнее, сзади.
    Хех, сзади — эльф в засаде! Да, у меня нездоровая фантазия, я знаю, и чувство юмора — тоже.
    — Ясно, — протянула я. Наверняка Химо сейчас передаёт директору привет от Ауста. Кстати, мне показалось или близнецы упорно не хотят называть свои имена? Глупо, всё равно на ритуале узнаю, но всё-таки стоит спросить: не убьют же они меня за это? — Вы ничего мне не хотите сказать?
    Руки дроу на моей спине на мгновение остановились, но тут же двинулись дальше. Тот, что напротив, поменял позу и теперь, всё так же сидя на полу, но уже скрестив ноги, уставился на меня невинным взглядом:
    — Нет. А что, надо?
    Не показалось, левая пятка, как всегда, права!
    — Надо. Например, сказать, как вас зовут.
    Дроу печально вздохнул:
    — Всё равно этого не избежать… — поднялся с колен и, отвесив на удивление изящный поклон, произнёс: — Позвольте представиться: я лорд Терен де Рен из Старшего Дома Аллианэр, а это мой брат — лорд Дерек де Рен из Старшего Дома Аллианэр.
    — Ой, хрдыр…
    Н-да уж… Действительно, стоит узнать человека поближе, как тут же хочется послать его подальше. В моём случае не совсем человека, а скорее нелюдя, и даже двух, но вот послать их хочется ой как далеко…
    Ибо судьба мне послала в квадриум двух близнецов из правящей королевской династии дроу. Два принца одной маленькой мне — это уже, пожалуй, чересчур!
    Всё, вот уж теперь мне точно стоит немного поспать. Мой организм в кои-то веки был полностью со мной согласен, и уже через несколько минут я на удивление быстро и спокойно заснула.
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    «Ты уверен, что мы правильно сделали, усыпив её?» — мысленно спросил я брата, аккуратно вставая с кровати, на которой безмятежно спала человечка, раскинув руки в стороны. Я чуть-чуть попялился на обнажённую спину, кожа на которой уже почти затянулась, и накрыл её лёгкой простыней.
    «Абсолютно. У людей есть такая интересная способность: всё произошедшее перед сном не кажется им столь важным после него. Не думаю, что она исключение», — так же мысленно ответил мне Терен, покидая комнату человечки и навешивая на её дверь защитные заклинания.
    С чего вдруг на него нашла такая доброта, я так и не понял.
    Спустившись, мы уселись в зале таверны, где хозяин этого заведения уже успел убрать устроенный утром бедлам, и заказали обед. Служанка вихрем кинулась исполнять поручение. Интересно, на её скорость повлияла длина наших клыков или наше обаяние?
    — Скорее второе, — фыркнул братец, прекрасно услышав мои размышления.
    Я улыбнулся и, удостоверившись, что в таверне сейчас мало народу и нас никто не сможет подслушать, продолжил разговор:
    — Вернёмся к нашей человечке. Кстати, ты заметил, на кого она похожа? Я уже грешным делом сначала подумал, что это она. Ну да ладно, это всё равно невозможно. Кстати, я полагаю, что она исключение и после её пробуждения нас ждёт скандал.
    — Не думаю. Мне кажется, она каждое утро вот так медленно просыпается, — выдвинул предположение братец.
    — С чего ты взял?
    — Она вчера отреагировала на заклинание, которое даже не видела, мощным щитом, а под проклятие, которое отразит и первокурсник, кинулась сама. Вывод…
    — Она спросонья ничего не соображает.
    — Я восхищён! Как же ты быстро догадался! — притворно схватился за сердце братишка и закатил глаза.
    Я насмешливо фыркнул и достал из кармана мандарин.
    — Терен, сердце находится с другой стороны.
    Брат вздохнул, перестал кривляться и достал такой же фрукт.
    — А если серьёзно, предполагаю, что она не будет падать нам в ножки из-за того, что мы принцы, и уж тем более принцы Империи дроу. Вспомни, как она вчера королевской советнице язычок укоротила?
    — Согласен, это было что-то… Похоже, нам с ней не придётся скучать. — Я в предвкушении потёр руки.
    — Похоже, человечка тебе понравилась? — вопросительно поднял бровь братишка. — Или же тебя тянет к ней только из-за сходства с Ниэль?
    Я усмехнулся, дочищая мандаринку:
    — Она забавная, красивая и не надменная. Такая же, какой была малышка. Ты же знаешь, маменькины фрейлины при Имперском дворе надоели до лысого демона. К тому же у Хеллианы прекрасное чувство юмора и огромный магический потенциал. Поправь меня, где я ошибся.
    — Снимаю перед тобой шляпу. Такие люди — редкость. Нам повезло, что мы попали в один квадриум. Но всё же предлагаю не лететь вперёд дракона, а дождаться её реакции на наше происхождение, а уже потом записывать её в вечные друзья.
    Я потянулся через стол и постучал Терена по лбу:
    — Ты чего тупишь, как пьяный орк? Не спорю, её отношение к этому немаловажно, но вот только то, что эта малышка спасла наши шкурки, а мы в свою очередь — её, уже делает нас практически кровниками!
    Терен согласно кивнул и ответил с набитым ртом, а я, наконец, получил возможность съесть любимый фрукт.
    — Я уже думал об этом. Демон тебя подери, братишка, мне тоже дико нравится эта девчонка. Кстати, о демонах, ты не думал, кто мог послать к Хеллиане утренних гостей? Да ещё и с готовым заклинанием?
    Я дожевал мандарин и пробубнил:
    — Конечно же вчерашняя оскорблённая невинность, кто же ещё. Но я думаю, после сегодняшнего они больше к ней не сунутся, с дроу мало кто рискнёт связаться, и жители этого города не исключение.
    — Возможно. Но не факт. Заселение в общежитие только завтра, как ты смотришь на то, чтобы после обеда переехать в эту таверну?
    — Положительно, — во все клыки улыбнулся я девушке, несшей нам обед.
    По тому, как сильно она побледнела, я понял, что перестарался с «обольстительной» улыбкой…
ХЕЛЛИАНА
    — Хелл, ну вставай же… Ну, Хелл! — уже минут пять прыгал на моей подушке Химо, пытаясь меня разбудить.
    Вставать было, как всегда, лень, но, кое-что вспомнив, я аккуратно приоткрыла один глаз. Убедившись, что дроу в комнате не наблюдается, я с наслаждением потянулась и открыла второй, прислушиваясь к ощущениям своего тела. Спина не болела абсолютно! Хорошо живём, однако.
    Пока я умывалась, Химо настойчиво расспрашивал, чего же от меня хотели близнецы. Пришлось рассказать, а то он же не отвяжется! Да и потом, от него-то мне что скрывать? Химо у меня друг, советчик, подсказчик и записная книжка в одном флаконе. Стандартный фамильяр, которого вроде как положено иметь каждой вздорной магичке, если верить легкомысленным эльфийским романам, а точнее, даже сказкам.
    — И что ты обо всём этом думаешь? — поинтересовался тарантул, чуть прищурив жёлтый, янтарной пуговицы глаз. Именно пуговицы, он же чучелко всё-таки.
    Я напялила рубашку и вздохнула:
    — Ты же знаешь, что спросонья я это не умею. Ну а если серьёзно, то, по мне, будь они хоть тёщей Дарка, мне это не важно. Уже тот факт, что дроу сами пришли поговорить с обычной человеческой девчонкой, о многом говорит. Они сильные маги, да и дерутся выше всяких похвал — похоже, что мне действительно повезло с командой. И самое главное, Химо, я могу им доверять.
    — Почему ты так решила? — подозрительно спросил паучок, зная моё абсолютное недоверие к малознакомым личностям.
    — Химо, ну выключи ты уже маразм! Они ничего не сделали со спящей мной, разрешили за меня проблемы с теми наёмниками, кстати, если бы не близнецы, неизвестно, чем бы это закончилось; не тронули, а, наоборот, вылечили мою бессознательную тушку. И к тому же похоже, что они навесили охранное заклинание на дверь перед уходом. — Я махнула рукой в сторону двери, от которой ощутимо несло чужой магией. Пробуждать истинное зрение, оно же магическое, чтобы посмотреть узор, было лень. — Ещё сомнения будут?
    — Нет, — ответил удовлетворённый доводами паучок, ловко забираясь ко мне на плечо.
    — Вот и славненько, — вздохнула я и, подавляя дикое желание упасть обратно спать, потопала вниз обедать. Хотя нет, скорее уже ужинать.

    Как же мне хорошо…
    Я с наслаждением погладила заметно округлившийся животик. Наверное, второй кусок яблочного пирога был лишний. Но, посмотрев, как Химо уплетает свою порцию, начала подумывать, не заказать ли мне ещё один кусочек. Только я начала обшаривать зал глазами в поисках разносчицы, как тут же наткнулась на входящих в таверну близнецов. Те сразу направились ко мне, Терен уселся по другую сторону стола, а Дерек рядом со мной на скамью. Пока один из них был с хвостом, различить их было можно и даже легко.
    — О, прынцы пожаловали! — ухмыльнулась я, разглядывая что-то непонятное, прикреплённое к левому бедру Дерека поверх штанов.
    Терен усмехнулся:
    — Это значит тебе всё равно, что мы особы королевских кровей?
    — А мне до упыря! Этикету меня всё равно не учили, кланяться я не умею, да и вы, похоже, не кричите о своём происхождении на каждом углу, так зачем мне тогда напрягаться? — ответила я, пододвигаясь к Дереку и незаметно протягивая руки к заинтересовавшему меня предмету.
    За что тут же и получила по слишком шаловливым ручкам:
    — Малышка, осторожнее нужно быть! Ты так когда-нибудь без пальцев останешься! Ты всегда такая любознательная?
    — Угу. А что это такое? — тыкнула я пальцем в незнакомый предмет, больше похожий на простую деревянную рукоять, обитую кожей, с вязью непонятных рун и гербом Старшего Дома Аллианэр — приготовившаяся к прыжку громадная, хищная, чёрная кошка, объятая языками пламени.
    И как я раньше этого не заметила?
    — Это сатар. Наше национальное оружие. Как-нибудь потом покажу, — ответил Дерек, легонько щёлкнув меня по носу.
    — А я-то думаю, что это такое она пытается там разглядеть! — хохотнул Терен, явно намекая на некую двусмысленность ситуации.
    — Фи, пошляк неприличный, — улыбнулась я в ответ, так как, несмотря на намёк, особой пошлости, а точнее, неприятной и обидной пошлятины в его интонации и взгляде не было.
    — А я что, я ничего, — прикинулся мальчиком-одуванчиком дроу. — Мне же из-за стола не видно!
    Я хихикнула, представив наш с Дереком разговор со стороны. Да уж… а близнецы-то забавные, оказывается!
    Со стола раздался довольный вздох. Это Химо, наконец, справился со своим куском пирога и, сыто икнув, перевернулся на спину, да так и остался лежать, подёргивая в воздухе волосатыми лапками.
    Дерек тут же выдвинул предложение:
    — Расскажу о сатаре в обмен на рассказ, где ты взяла это мохнатое чудо.
    Я со вздохом поднялась:
    — Ладно уж, торговец-самоучка! Хватай этого бездельника и пошли в Академию, по дороге секретами и поделимся.
    Дерек что-то прикинул в уме и, хитро усмехнувшись, обошёл стол и схватил брата в охапку! Терен возмущённо похлопал ресницами, словно наивная гномиха, которой эльф жениться предложил.
    — Дерек, я Химо имела в виду! — заржала я, не удержавшись, уж слишком смешно выглядела эта парочка.
    Ох, чует моя пятка, учиться в Академии будет веселее, чем я думала!
    Спустя час мы с хохотом ввалились во двор Академии — скоро должен был начаться ритуал. Близнецы всю дорогу смешили меня рассказами о своих похождениях при дворе. Чего они только не вытворяли! Да я сущий ангел по сравнению с ними! Кстати, общаться с ними оказалось невероятно легко, словно мы тысячу лет друг друга знали. У меня ни разу не возникло ощущения, что что-то не так. А они же откровенно дурачились, заставляя меня забыть о том, кто они такие на самом деле. Несмотря на то что я знала их первый день, неловкости между нами не было. Симпатия к ним возникла сама собой, хотя я обычно не сильно доверяю незнакомцам. Это было странно… но меня почему-то радовало, что рядом со мной находились эти дроу.
    Мы не переставали ржать всю дорогу и изрядно распугали прохожих: я своим безумным хохотом, а близнецы своими клыками. Уже во дворе Академии, где собралась приличная толпа поступивших студентов (которая, кстати, была в два раза меньше, чем вчера), я начала прыгать около Терена:
    — Ну, Терен, ну покажи! Ну, пожалуйста! Дерек, скажи ему!
    Терен только отмахивался от моих попыток залезть в его рот, а Дерек, стоя немного в стороне, видимо надеясь, что его такая же участь не коснется, ухмылялся:
    — Малышка, ну что ты, в самом деле, клыков не видела?
    — Не-а! К нам в город редко дроу заглядывали! В основном орки и гномы. Я про эльфов много читала, но вблизи не видела. Ну, покажи клыки, жалко, что ли?
    Терен, наконец, сдался и, наклонившись ко мне, открыл рот.
    — Ой, какая прелесть! — заявила я, оглядывая пару клыков на верхней челюсти, которые выделялись среди остальных зубов своим размером ногтя на два.
    — Чудовище, — с улыбкой прокомментировал Дерек. — Представь, что будет, если ей вампир где-нибудь по пути попадётся!
    — Заранее ему сочувствую! — заявил Терен, звучно захлопнув рот.
    — Э-э-э! Не надо из меня монстра делать! — возмутилась я, пытаясь в толпе разглядеть Идика, но из-за моего невысокого роста и стоящих перед нами студентов мне ни демона не видно. Я даже попрыгала немного. Да что ж такое! На ворота залезть, что ли?
    Дерек ещё немного понаблюдал за моими мучениями, но потом не выдержал:
    — Хелл, ты чего прыгаешь, как пустынный попрыгун?
    — Мне же не видно! А я хотела ещё до начала ритуала Идика найти, — загрустила я.
    Дерек устало вздохнул и, подойдя поближе, схватил меня за ноги. Через секунду я уже сидела на его широком плече, даже не успев испугаться, и с высоты оглядывала студентов. На плече дроу было удобно, и с чего-то пришла уверенность, что Дерек меня ни за что не уронит. Это было странно… но приятно, ничего не могу сказать.
    Идик ошивался около самого крыльца.
    — Идик! — со всей мочи заорала я и замахала руками.
    Дерек дёрнулся, придержав меня за ноги, чтобы я не свернулась, и свободной рукой демонстративно прочистил ухо:
    — Малышка, давай поаккуратней! Так же и оглохнуть недолго!
    — Прости, — виновато улыбнулась я.
    Совершенно забыла, что у эльфов слух в несколько раз лучше, чем у людей. Увидев, что Идик помахал в ответ и начал продвигаться к нам, я намного тише попросила:
    — Опусти меня.
    Терен легко снял меня с плеча брата и осторожно поставил на землю. Я благодарно улыбнулась близнецам и тут же повисла на шее у подошедшего Идика:
    — Привет!
    — Теперь ты решила мня задушить? — спросил приятель, отбиваясь от моей маленькой, но цепкой тушки.
    — Ага! Мстю за вчерашнее! Кстати, тебе вчера сильно влетело? — поинтересовалась я, отпустив приятеля.
    Идик вздохнул:
    — Да не особо. Но отец так валил меня на экзамене!
    — Но ты же сдал?
    — Ага! — радостно улыбнулся парень. — Представляешь, со мной в квадриуме сама принцесса!
    Хм, а у меня два принца, и что теперь? Говорить об этом я, конечно, не стала, но зато не упустила случая поддразнить приятеля:
    — Поздравляю! Теперь у тебя появилась шикарная возможность следить за ней днём и ночью! Идик, ну не красней! А представь, если она в неглиже будет?
    Дроу не выдержали и заржали, увидев свекольный оттенок лица моего приятеля.
    — Хелл, он всегда так краснеет? — с ехидной клыкастой улыбочкой поинтересовался Дерек, пристально рассматривая Идика, заставив его покраснеть ещё больше.
    Пришлось вспомнить о приличиях:
    — Ага. Кстати, позвольте вам представить: это мой друг Идикар Итрон. Идик, а это братья Дерек и Терен.
    Идик икнул и во все глаза уставился на дроу. Те переглянулись, усмехнулись, и в ответ уставились на моего приятеля с несколько плотоядным интересом. Молчаливый поединок прервал вышедший на крыльцо директор Академии. Он окинул серьёзным взглядом толпу перед собой и поднял вверх руку, требуя тишины. Студенты понятливо заткнулись.
    — Уважаемые адепты! Сегодня для вас великий день. Сегодня вы все пройдёте ритуал Испытания Силы. Ещё вчера мы разделили вас на квадриумы. Первое правило квадриума: между его членами не должно быть тайн. Также никакой вражды и никаких любовных отношений. Главный и ответственный за четвёрку в каждом квадриуме будет тот, у кого наибольшая сила некромантии. Я надеюсь, это понятно? — Директор обвёл взглядом возмущённую толпу.
    Народ, конечно, негодовал, но промолчал.
    — Отлично, — продолжил директор. — Теперь прошу запомнить следующее: я называю номер квадриума, его члены идут в холл и там по одному проходят ритуал. На ритуале вы ОБЯЗАНЫ назвать своё настоящее имя и принять истинный облик. После того как вы войдёте в эти двери, пути назад уже не будет. Желающие отказаться есть? Нет? Ну что ж, тогда, пожалуй, начнём. Первым пойдёт квадриум номер тринадцать! Прошу пройти в Академию.
    — Это мы. Идём, — шепнул Дерек и, расправив плечи, уверенно шагнул вперёд.
    Толпа быстро расступалась пред ними, что неудивительно — тёмных эльфов всегда опасались, о жестокости и равнодушии этой расы ходили легенды, и по большей части правдивые, но мне, похоже, повезло. Я быстренько пристроилась между близнецами, посматривая по сторонам в поисках последнего члена нашего квадриума. Каково же было моё удивление, когда к нам на крыльце присоединилась Друсилия! Вот демон…
    — Ты… — зло прошипела она, когда я вслед за Дереком поднялась на крыльцо.
    — Я тоже рада тебя видеть, — помахала я ей ручкой, мысленно матерясь так, что тролли бы от зависти нервно икали пару дней.
    Да, знаю, подслушивать чужие разговоры, особенно если это разговор наёмников в таверне, нехорошо, но что поделать? Жизнь такая… разнообразная, вот! И всё же, Хранители, сделайте так, что бы это было ошибкой и эта титулованная курица не входила в наш квадриум!
    — Заткнись, дрянь! — огрызнулась она и направилась к дверям.
    Дерек, слышавший перепалку, еле заметно улыбнулся и, легко открыв передо мной тяжеленную, обитую кованым железом дверь, галантно поклонился, приглашая войти. Я фыркнула и, благодарно кивнув, прошла. Следом за мной проскользнули близнецы, захлопнув перед носом несносной девицы дверь! Хохот студентов был слышен даже здесь!
    — Дерек, я тебя обожаю! — Я чмокнула эльфа в подбородок.
    Выше просто не достала.
    — А меня? — обиделся Терен и, не дождавшись ответа, распахнул обратно дверь и с презрением поинтересовался у застывшей каменным изваянием Друсилии:
    — Тебя долго ещё прикажешь ждать?
    Друсилия моментально вспыхнула и, приподняв край пышного платья, гордо шагнула вперёд… чтобы тут же получить по блестящим туфелькам захлопнувшейся дверью! Ой, я не могу…
    — И тебя я обожаю! — бросилась я на шею Терену, который не просто улыбался, а вовсю лыбился, показывая уже любимые мною клыки.
    — Прошу вас подойти ближе, — раздался ледяной голос, который эхом отскакивал от каменного свода Академии и проникал, кажется, в каждую клетку тела, вызывая толпу бодро марширующих по спине мурашек.
    Похоже, шутки кончились.
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    Девчушка во все глаза рассматривала позвавшую нас лесную эльфийку. Как и все представительницы этой расы, она была красива — с волнистыми белыми волосами и небесно-голубыми глазами, но всё впечатление портила надменность и отчужденность на её лице. Маленькая и хрупкая, даже не так — невероятно стройная и изящная, одетая в летящее голубое платье, она почти вежливо кивнула нам с братом, но вот человечку смерила презрительным взглядом. Я невольно оскалил клыки. Не люблю лесных сородичей именно за их отношение к людям. Наша раса более к ним снисходительна. А отдельные экземпляры людей даже заслуживают доверия и уважения.
    Такой вот один «экземпляр» на данный момент с детским любопытством рассматривал теперь холл Академии. Её интересовало буквально всё: и высоченный каменный свод потолка, и узорная лепнина стен, разноцветные арки порталов, и конечно же мраморный пол, в центре которого была высечена гексаграмма — шестиугольная звезда. Каждый её угол символизирует одну из стихий: вода, огонь, земля, воздух, стихия жизни и стихия смерти. Хелли говорила, что и раньше бывала здесь, но, видимо, сейчас рассматривала холл с другой точки зрения: примерялась к месту обитания на ближайшие пять лет.
    — Меня зовут Чаринита ти Зауэр, — представилась эльфийка. — Я маг земли.
    Громаднейшее пренебрежение в её взгляде, направленном на нашу человечку, вызвало желание побыстрее начать ритуал, чтобы наше истинное имя заставило эльфийку склониться перед нами.
    «С каких пор тебе приходят в голову такие мысли?» — телепатически спросил брат.
    «Сам не понимаю. Стоит мне только заметить, что ей что-то угрожает, как душу словно кто-то переворачивает. А ведь я знаю её всего два дня».
    «Такая же ситуация. Она такая маленькая, но такая шебутная. Словно наша младшая сестрёнка. Хочется о ней заботиться. Как о Ниэль».
    «Молчи! Мне до сих пор больно о ней вспоминать».
    — Для того чтобы пройти ритуал, вставайте по одному в центр гексаграммы и называйте своё истинное имя, тогда ритуал сам начнётся. И кстати, гексаграмму невозможно обмануть, — напомнила эльфийка, взяв в руки перо и пергамент, видимо для записи. — Кто начнёт первым?
    — Я!!! — Взбешённая Друсилия буквально влетела в центр гексаграммы. — Леди Друсилия Тацит Эллидарская, человек.
    Центр гексаграммы коротко вспыхнул, подтверждая правдивость её слов, затем начали загораться углы: слабо засветился голубой угол воздуха, ярко зазеленел угол земли, чуть посинел угол воды, не загорелся вообще угол жизни и угол огня, а вот некромантский вспыхнул с немалой силой. Вот демон! Вряд ли у нашей малышки такой же уровень тёмной силы. Даже наша с братом вряд ли её перевесит. Не хватало только главенства этой смертной!
    — Маг земли. Вероятный лидер квадриума, — объявила Чаринита.
    Друсилия, довольно улыбаясь и не скрывая злорадства, вышла из гексаграммы. Её место тут же занял брат:
    — Лорд Терен де Рен из Старшего Дома Аллианэр, тёмный эльф.
    Чаринита вздрогнула, но заставила себя поклониться. Правильно, не стоит ухудшать дипломатические отношения между светлыми и тёмными эльфами, открыто показывая своё неуважение.
    У брата, так же как потом и у меня, загорелись все углы. Королевским отпрыскам подвластны все стихии, именно это и отличает старшие дома эльфов от остальных. Но как я и подозревал, уровня дара смерти не хватило для лидерства ни у меня, ни у него. Терен стал магом воздуха, а я — воды. Настала очередь Хелли. Она безмятежно вошла в гексаграмму:
    — Хеллиана Валанди, человек.
    Несколько долгих секунд ничего не происходило, и я уже начал сомневаться: вдруг она нам солгала? Но тут, наконец, вспыхнул первый угол — дар жизни. Не слишком сильно, но вполне ощутимо, следом — угол земли, воды и воздуха примерно на одинаковом уровне, достаточно высоком. А вот угол огня полыхал неимоверно ярко, жар от него ощущался даже в другом конце зала, у второй двери, где мы и стояли. Но самое удивительное, что угол некромантии вспыхнул так, словно Хелл была племянницей Дарка, как минимум! Все шесть стихий, как такое может быть подвластно человеку?!
    — Не может быть, — тихо прошептал рядом со мной Терен.
    — Огонь и смерть… Лидер квадриума… — произнесла потрясённая эльфийка и, быстро буркнув: — Портал общежития, руна направления та же, что и номер квадриума. Вам разрешено осмотреть комнаты до заселения, заселение завтра в полдень, — вылетела из холла.
    Человечка недоумённо пожала плечами и, как ни в чём не бывало, пошла искать портал. Почти сразу же нашла нужную арку, начертила в воздухе руну и, спросив у нас: «Ну, вы идёте или нет?», исчезла в портале.
    Я переглянулся с братом и шагнул следом. Нам предстоял долгий разговор…

    — Да не представляю я, о чём вы говорите! Я человек, ты же сам видишь по ауре! — продолжала настаивать человечка, падая в глубокое кресло, обитое тёмно-синим бархатом.
    Кстати, кресел в нашей общей комнате было четыре, все стояли около камина. Всю обстановку и другие комнаты мы так и не успели осмотреть, ведь как только зашли, так сразу же устроили человечке допрос. Но она отрицала принадлежность к другой расе и вообще кричала, что ничего об этом не знает. Я вздохнул и сел на пол около её ног, положив голову ей на колени, заглянул в глаза и тихо спросил:
    — Ты точно в этом уверена? Малышка, это очень серьёзно, такая сила не даётся просто так.
    — Уверена. Это просто бред какой-то! Может, я просто очень одарённая, вот и всё? — с надеждой спросила Хелли, машинально запуская руку в мои волосы. — Ведь Ауст мне ничего не говорил!
    — Я уже готов поверить во всё, что угодно, — сел на подлокотник кресла Терен и устало потёр переносицу.
    Он, как и я, ничего не мог понять.
    — Разве кому-то так важна моя сила?
    — Важна? — Терен подскочил с кресла и заходил по синему с белыми разводами ковру, пытаясь объяснить всю серьёзность ситуации. — Малышка, если о твоей силе узнают эльфы, то тебя тут же попытаются уничтожить, человеческие короли всеми способами будут заставлять служить им, а аринии в каждом озере будут за тобой охотиться! Тебе этого мало? Это я ещё вампиров, демонов и некромантов к списку не прибавил!
    — Упс… — Тихий выдох человечки заставил меня понять, что зря мы на неё кричим, ей и так тошно. Поэтому я поднялся с пола и, вытащив Хелли с кресла, уселся в него сам, устроив человечку на коленях. Та тут же уткнулась мне носом в плечо и тихо шмыгнула: — И что мне теперь делать?
    Я погладил её по шелковистым волосам, ощущая, как в душе разливается тепло оттого, что нам она решилась довериться, пусть и познакомились мы совсем недавно.
    — Всё хорошо, Хелл. Мы что-нибудь придумаем. В первую очередь нужно выяснить, откуда у тебя такая сила.
    — А если не успеем и об этом кто-то узнает? — тихо спросила человечка, поднимая на меня взгляд испуганных зелёных глаз с жёлтыми искорками.
    Демон, похоже, она действительно до жути испугалась!
    — Не волнуйся, малышка. Мы не дадим тебя в обиду.

Глава 3

ХЕЛЛИАНА
    В обед следующего дня мы заселялись в общежитие. Утро прошло относительно спокойно, о вчерашнем я даже не хотела вспоминать, и сейчас, так же как и близнецы, недоумённо рассматривала предложенные нам апартаменты.
    Итак, что мы имеем? Просторная комната, выполненная в синих и голубых тонах, огромный и сильно вышарканный ковёр на полу, четыре кресла с потёртой обивкой около камина, с правой стороны огромное витражное окно в половину стены, под ним небольшая кушетка, обитая кожей. Видно, что эта обстановка не родная и досталась она нам от адептов, которые ранее проживали здесь, но, Хранители, как же давно это было?
    Слева холодильный шкаф, заполненный вечным льдом, и небольшой стол с табуретами, количество последних — четыре штуки, я даже не удивилась. Около входа вешалка, по всему периметру стен на приличной высоте развешаны магические светильники. По обе стороны камина две двери. Я, не задумываясь, зашла в левую, а дроу унеслись в правую.
    Угу… Я так понимаю, мне здесь жить? Ещё и с Друсилией… Перспективка ещё та, конечно.
    Две простые, грубо сколоченные кровати напротив друг друга, узкие до невозможности, письменный стол с потрескавшейся от времени столешницей около окна и два кособоких шкафа возле двери — вот и вся обстановка комнаты. Я тяжко вздохнула и отправилась к близнецам. Они стояли на пороге собственной комнаты, грустно повесив уши, причём в прямом смысле слова! Ушки-то у них длинноватые, как и положено тёмным эльфам.
    Я оглядела комнату, которая, несомненно, являлась копией той, в которой я только что была, и хихикнула:
    — Знакомая картина.
    — У тебя то же самое? — спросил Терен.
    — Угу.
    — Есть идея! — ухмыльнулся Дерек, предвкушающе потёр руки и… выставил меня за дверь!
    Вот гадство!
    — Хех, — проворчал с моего плеча Химо. — Хорошие ельфики, правильно делают, нечего тебе в комнате мужчин делать!
    — Да ну тебя! — отмахнулась я и прислушалась.
    Судя по всплескам магии, близнецы вовсю занялись декором комнаты. О! А я тогда займусь преображением общей гостиной! Я оглядела предстоящее поле боя.
    Что бы такое натворить?
    Неожиданно вспомнилась чудной красоты лесная полянка, которую я однажды видела во сне. Хм, а почему бы и нет? Настоящей земли сюда не натаскаешь, я просто не знаю, где её взять в этом городе, а вот иллюзиями и мороками побаловаться могу легко! Решено! Вперёд и с песнями!
    В первую очередь я создала сложное плетение изменяющейся иллюзии на потолке. Полюбовалась на голубой небосвод с лёгкими облачками, подкорректировала немного свойства, чтобы с наступлением ночи потолок темнел и появлялись звёзды, и удовлетворённо кивнула. Теперь стены. Что бы с ними сотворить? О, придумала!
    На месте холодильного шкафа обосновался вполне осязаемый фантом роскошного дерева с могучим стволом и пушистой кроной, упирающейся и закрывающей собой большую часть неба, извиняюсь, потолка. Теперь, чтобы залезть в холодильный шкаф, нужно отодвинуть кору дерева. Правда, я хотела многовековой дуб, но получилось что-то экзотическое с узкими листьями и кучей лиан. Я не поняла, что это такое у меня вышло, но мне понравилось! Этими же лианами я украсила стену с дверью, ведущей в коридор, а из вешалки соорудила зелёненький мохнатый кактус, заколдовав его так, что он будет падать на каждого входящего, на ком нет магической привязки. Настроила я его, разумеется, на себя и близнецов.
    Немного поразмышляла и — вуаля! Стену позади дуба оплела виноградная лоза с распустившимися цветами. Каменный пол покрыл ковёр из мягкой травы и мха, а кресла вообще уничтожила к упырям. Теперь на их месте появились сиденья из сгустков воздуха, меняющих форму по желанию отдыхающего. Выглядели они как четыре пушистых облачка. Кстати, это, наверное, единственный элемент декора, не являющийся иллюзией. Двери в комнаты я сделала арочными с двумя колоннами в виде священных эльфийских берёз, верхушки которых переплелись между собой над каждой дверью, а сами двери немного состарила и сделала массивнее, наподобие тяжёлых дверей в старинных замках. Их я негусто оплела тоненькими лианами. Камин перекрасила в глубокий серый цвет, добавила немного трещин и вьющихся веток с цветками омелы.
    Самое сложное было с последней стеной. Я исчерпала на декор комнаты больше половины резерва, но оно того стоило. Теперь ни окна, ни стены просто не было! Нет, они, конечно, были. Сквозящие чары довольно сложные, их изучают только на третьем курсе, но не зря же меня учил бывший преподаватель магии воздуха!
    Суть заклинания заключается в том, что можно видеть сквозь предметы. Но не больше трёх минут. Как я сейчас наложила эти чары на стену и окно, да так, что со стороны казалось, будто их просто нет, я не знаю. Да и получилось так, что останется это плетение на довольно долгий срок. Наверное, мне всё-таки удалось вплести заклинание в структуру стен, а если учесть то, что стены Академии пропитаны магией… Как бы это заклинание навечно здесь не осталось! Ну да упырь с ним, за то теперь можно любоваться на бескрайнее синее небо за окном и город внизу.
    Я вытерла пот со лба и вздохнула. Собралась с силами и с мыслями и решилась на последние штрихи: повесила длинную лиану посередине комнаты, наподобие качелей, добавила несколько белых цветков то тут, то там и уселась на качели, созерцая дело своих рук. Красота…
    Улыбнулась, кое-что вспомнив, и прищёлкнула пальцами, воплощая самое первое выученное мною заклинание. Заклинание иллюзорных бабочек, которые, повинуясь моей воле, тут же закружили по комнате, перелетая с цветка на цветок. Вот теперь действительно всё готово.
    — Хелли, иди полюбуйся, что мы сделали! — Из комнаты вылетели радостные и довольные до безобразия близнецы, но тут же остановились и захлопали глазами: — Ого…
    — Сама в шоке, — улыбнулась я, глядя на их ошарашенные лица. — Нравится?
    — Не то слово! Это же восхитительно! — одобрил Терен, подходя к бывшему окну.
    — Не бойся, не вывалишься, — засмеялась я, глядя, как он осторожно ощупывает невидимую стену. — Это всё иллюзия, правда полностью осязаемая. Фантом, в общем-то это даже мороком назвать сложно. Реальны только двери, камин и кресла.
    — Малышка, ты гений, — подошёл Дерек и чмокнул меня в щёку. — Пойдём посмотришь, что мы сделали со своей комнатой!..
    — Какая прелесть… А можно я жить у вас останусь? — с надеждой спросила я, оглядывая изменённую комнату близнецов. Пол теперь застилал огромный пушистый бежевый ковёр, стены были перекрашены ему в тон. Окно непонятно как сдвинули влево, а справа, упираясь в стену с окном, теперь расположилась невероятного размера кровать (на которой спокойно бы уместилось человек пять) с резными столбиками из красного дерева и с лёгким полупрозрачным балдахином. Напротив кровати возвышался большой шкаф с гербом Старшего Дома близнецов, такой же герб был и на ковре. Слева от двери стояло большое зеркало в резной раме, а справа в углу — большой письменный стол. Сверху лился мягкий свет из небольшого магического светильника, прикреплённого к потолку.
    — Как вы всё это сделали?
    — Заклинание сужения пространства. Всё это мы привезли из дома, кроме стен, конечно, — объяснил Дерек, явно гордый их с братом достижениями.
    — А окно?
    — Академия настолько пропитана магией, что буквально состоит из неё. Чуть поменять плетение нам не составило труда, — подключился к пояснениям Терен, подтвердив мои мысли насчёт стен.
    — Я тоже так хочу!!!
    Близнецы переглянулись и притворно вздохнули. Дерек улыбнулся:
    — Я так и думал. Пошли уж, посмотрим, что можно сделать.
    — Уря! — завопила я от радости и надежды, что жить в пустых стенах не придётся, и понеслась в комнату впереди всех.
    — Неисправимое создание, — прокомментировал Химо, перепрыгивая на руки к Терену.
    — За это она нам и нравится, — усмехнулся дроу и почесал паучка.
    Тот даже отворачиваться не стал, предатель несчастный! Впрочем, Химо, как и я, быстро привык к близнецам.

    — Э-э-э… неплохо… — пробурчала я, оглядывая то, что в итоге натворили близнецы.
    Опишу кратко: серебристо-серые стены, дымчатый ковёр, две кожаные кушетки с металлическими витыми ножками, почти чёрный полированный стол, огромнейшее зеркало в оправе из чернёного серебра. Шкафы остались те же, только изменили цвет на чёрный с серебристым узором. На стенах — тяжёлые канделябры.
    Всё вместе смотрелось довольно красиво и даже шикарно, но мне хотелось бы что-нибудь… поуютнее, что ли?
    Терен почесал затылок:
    — М-да… Похоже, мы маленько перестарались.
    — Согласен. Хелл, тебе не очень нравится?
    Я развалилась на одной из кушеток и, оценив удобства, ответила:
    — Жить можно. Правда, я не привыкла к такой роскоши. А так вполне даже ничего.
    — На этой обстановке настоял наш брат, дабы мы не позорили своим вкусом честь Старшего Дома, — объяснил Дерек, привалившись плечом к дверному косяку.
    — Терен, погодь, если мне не изменяет память и не врут учебники по истории, получается, что ваш брат — это кронпринц?
    — Да, — кивнул дроу и уселся на стоящую напротив кушетку, подогнув под себя одну ногу. — Наследник Старшего Дома Аллианэр. Не советую тебе с ним знакомиться.
    — А что так? — Мне стало интересно, хотя и терзали сомнения по поводу того, что он не такой обаятельный хулиган, как близнецы.
    — Он не любит людей. К тому же он слишком расчётлив и жесток. Холоден и циничен. В общем, типичный будущий правитель дроу, — пояснил Дерек, скривившись.
    Ага, старшего братика он не любит, однако, и даже не скрывает этого! Вот и доказательство: я слепо доверяю им, а они мне. Стал ли кто-нибудь другой раскрывать тайны своей семьи? Особенно такой семьи!
    — Но вы же не такие! — Я перебралась на кушетку к Терену и улеглась на спину, положив свою голову ему на колени. Так разговаривать определённо было удобнее.
    — Мы не наследники, малышка. Нас не готовили с рождения управлять страной. Да и жестокости в нас никогда не было. Неужели этого не заметно? — легонько щёлкнул меня по носу Терен.
    — Заметно. Вы какие-то дефективные дроу.
    — Эй! А в лоб? — шутя замахнулся на меня Терен.
    Инстинкты сработали вперёд меня. Я даже понять ничего не успела, как оказалась на полу, закрывая голову руками. Это действие я не могла контролировать, и, как бы ни старалась, такие вот шутки если и случались, то всегда заканчивались одинаково.
    В комнате стало так тихо, что начало закладывать уши.
    — Хелл… — неуверенно позвал меня Терен.
    Только тогда я поняла, что произошло. Но было слишком поздно. Вот млять… Я неуверенно отняла руки от лица. Ко мне тут же подскочил Дерек, стараясь, впрочем, не касаться меня руками:
    — Малышка, ты в порядке? Почему ты так испугалась?
    Рядом опустился Терен и осторожно коснулся моей руки, но тут же её отдернул, боясь напугать:
    — Хелл, поверь, я бы никогда тебя не ударил!
    — Я знаю, — тихо вздохнула я, пытаясь подняться.
    Это было сложно — колени дрожали. Дерек помог мне:
    — Тогда что случилось?
    — Я не хочу об этом говорить. Не сейчас, — мотнула я головой, чувствуя, как в горле встаёт ком и начинает подкрадываться паника.
    — Малышка, прости. У меня правда и в мыслях не было… — снова начал извиняться Терен.
    Я снова мотнула головой:
    — Это не твоя вина. Извините, ребята, я хочу побыть одна, — тихо прошептала я и выскользнула из комнаты, а затем и вообще из Академии.
    На душе скребли не просто кошки, а драконы, разрывая сердце в клочья, которые я, наверное, так никогда и не смогу собрать в одно целое.

    «Ты дрянь! Ты безмозглая девка, позорящая честь нашей семьи! В нашем роду никогда не было ни одного презренного мага! В кого ты уродилась, тварь?! Тебе не место в нашем доме!»
    «Ты снова это сделала?! Ты ведь снова использовала магию! Я запретила тебе! Ты живёшь в моём доме, значит, ты должна подчиняться мне!»
    «Ты жалкий отброс! Я тебя родила, значит, ты моя собственность! Ты будешь делать так, как я сказала!»
    Удары, тычки, пинки, свист плети… Издевательство отца… Домогательство брата…
* * *
    — Нет! Этого больше нет!.. — зашептала я, пытаясь отогнать призрачные видения прошлого.
    Это было давно! Давно и уже не имеет значения! Но почему-то кажется, как будто вчера…
    Видения не проходили, так же как и вызванная ими дрожь и животный ужас, сковывающий всё тело, мешающий не то что двигаться, а даже просто дышать.
    — Расскажи мне, девочка. Расскажи, — тихо попросил Химо, вытирая пушистой лапкой слёзы с моего лица.
    Надо же… Я даже не заметила, что плачу.
    — Я не могу, Химо. Это слишком больно.
    — Тебе станет легче. Поверь мне, старому дуралею.
    Я вздохнула, пытаясь привести себя в чувство, и, проглотив комок, вставший в горле, выложила всё, о чём раньше знал только Ауст.
    О том, что я родилась в семье, где презирали магию. О том, как я стала рабом, домашней зверюшкой для того, кого называла отцом; рабыней для той, кто являлась моей матерю; пустым местом для женщины, называвшей меня внучкой, и… игрушкой для того, кто приходился мне родным братом. О том, как я терпела постоянные побои и унижения, с какой ненавистью смотрела на собственные синяки, как мучилась под ударами плети.
    Так продолжалось, пока мне не исполнилось тринадцать лет. После того как меня практически насмерть запороли на конюшне, конюх, который всегда относился ко мне с теплом и заботой, тайком ото всех отнёс меня в соседний город к единственному магу, которого знал, — к Аусту.
    Пожилой архимаг, бывший преподаватель Академии, выходил меня, залечил все переломы, смог убрать застаревшие шрамы, заменил мне родных и дал своё имя. Четыре года я училась жить по-новому и пыталась забыть. И это почти получилось.
    Но Ауст не смог избавить меня от постоянных ночных кошмаров и не смог научить доверять людям. Я очень тяжело сходилась с людьми, ведь, какая бы я ни была теперь, прошлое всё равно преследует меня.
    — Я не знал, — тихо выдохнул тарантул, не представляя, что ещё можно сказать в такой ситуации.
    — А ты и не мог знать. Знаешь, Химо, а ведь близнецам я доверяю, хоть и не знаю почему. И они никогда не тронут меня, я уверена. Они не люди, у них иное восприятие мира и больше ценностей. Но захотят ли они теперь со мной общаться?
    — Захотят. Но ты должна им всё рассказать. Они успели полюбить тебя за то, какая ты есть, а не за то, что с тобой было. Они мудрые ребята. Держись их. — В устах паука это звучало странно, но почему-то правильно.
    Что ж, остаётся надеяться, что чутьё меня не подвело и что близнецы хорошие и понимающие ребята.
    Я вздохнула и вытерла слёзы:
    — Идём домой.

    — Хелл, а где мы? — неуверенно спросил Химо, пытаясь разглядеть дорогу в непроглядной темноте.
    Получалось это, если честно, и мне с большим трудом.
    Когда я выскочила из Академии, не хотела ничего и никого замечать, и, как добралась до этой части города и как уселась под мостом, наблюдая за потоками быстрой реки, я не помню. За это время мне стало не намного, но всё же чуть получше, но к тому моменту, как я пришла в себя, сильно стемнело, а небо заволокло иссиня-чёрными грозовыми тучами. Сейчас я чувствовала себя абсолютно разбитой, разговаривать не хотелось вообще. Но нужно было вернуться в Академию!
    Эх, была не была!
    Я двинулась по первой попавшейся улице. В конце каменной мостовой виднелся единственный фонарь, а под ним какая-то табличка, освещённая тусклым, желтым светом.
    — Хелл, ты видишь, что там написано? — спросил Химо, поглубже зарываясь во внутренний карман моей куртки, так как погода рассердилась не на шутку.
    Дул ледяной ветер, пронизывая буквально до костей, небо хмурилось, готовое вот-вот разразиться дождём. В конце августа погода до ужаса обманчива. Утром может быть жара, а уже через час реально насквозь промокнуть от налетевшей из ниоткуда грозы.
    Я передёрнула плечами и двинулась вдоль улицы, стараясь идти как можно тише.
    — Мне даже читать не нужно, я тебе и так скажу, где мы, — ответила я шёпотом, оглядывая улицу, из домов на которой раздавался пьяный смех и треск деревянных кружек, скрип ставен и храп спящих почти под каждым третьим забором мужиков.
    — Здесь пахнет алкоголем и рыбой, Химо. Мы в квартале Бедных рыбаков.
    Дурная слава квартала Бедных рыбаков ходила по всем ближайшим городам. Здесь жили самые отпетые пьяницы и разгильдяи, дебош в этом месте царил практически круглосуточно, и не дай Хранители зайти сюда обычному человеку… Если выживет, то он просто счастливчик, ведь этим людям, у которых в жизни только два удовольствия: рыбалка и пьянка, всегда нужны деньги на выпивку и девочки для компании. А про трупы, прикопанные у соседа под кустом, они наутро и не вспомнят.
    Король Эллидара многие годы пытался что-то исправить, но это всё равно что заставить дракона танцевать балет: никому не удавалось, да и пробовать как-то нет желания. А от крайних мер его величество отделяет то, что общество Бедных рыбаков (в редком трезвом состоянии) снабжает городской рынок рыбой, а лучшая рыба из королевской Рыболовной гильдии идёт на дворцовые кухни.
    Пройдя как можно тише до конца улицы, я почти бегом припустила на соседнюю, так как там, если пройти через Мёртвый переулок (позитивное название, правда?), можно оказаться недалеко от последних рядов Северного рынка, а там уже и до Академии недалеко, меньше часа ходьбы.
    Но стоило мне завернуть за угол, как я на полном ходу в кого-то влетела и, по закону подлости, повалила этого кого-то на землю, упав вместе с ним. Послышался грохот, мат, и я почувствовала дикий перегар. Кажется, я попала…
    — Так-так-так… Знакомые всё лица!.. — пробурчал уже слышанный мною ранее голос, и его владелец поднялся с земли.
    Я потёрла копчик и с тоской узрела вчерашнего посетителя таверны. Везёт мне, как утопленнику, который после смерти к некромантам попал!
    Вот упырь, а ведь утро так хорошо начиналось, я даже забыла и про странности с моим даром, и про вчерашних посетителей! Благо меня близнецы всё время развлекали, пока мы в общежитие заселялись. А тут на тебе, такой бухой подарочек.
    — О, а мои друзья тебя уже били! — почему-то жизнерадостным голосом заявила я, созерцая возвышающегося над собой мужчину довольно-таки крепкого телосложения.
    Ну, не могу я молчать. Когда мне страшно, у меня абсолютно сносит крышу.
    Вчерашний алконавт с сегодняшним запахом алкоголя за шкирку поднял меня на ноги и прорычал в лицо:
    — Не радуйся раньше времени! Теперь очередь моих друзей тебя бить. Мужики, подружка на ночь нужна?
    От стены ближайшего дома отлепились три фигуры и с сальными шуточками направились в нашу сторону. Вот демон! На этой улице ни одной души, сплошная темнота из-за отсутствия фонарей, даже свет в окнах не горит. А близнецов-то нету!
    Меня стала бить крупная дрожь от какого-то нереального, животного страха. Про то, что я молодой, но очень неплохо обученный маг, я напрочь забыла. Ага, болтать глупости — это я могу, а вот действовать — нет, поджилки трясутся, и мозг на время отключился.
    — Не, на мне отрываться за свои ошибки нечестно! Я же тебя не била! — попыталась я восстановить справедливость, одновременно выкручиваясь из хватки главного алконавта.
    Получалось плохо, отчасти из-за того, что у меня дико тряслись колени, а отчасти из-за того, что державший меня мужик был раза в три сильнее — ну не дал мне Хранитель Жизни нормального телосложения!
    Мне до хруста вывернули руку, заставив упасть на колени. А три фигуры тем временем приближались с угрожающей быстротой. Демон, глупо вот так умирать… В то, что я не выживу после этой передряги, я даже не сомневалась. Даже если меня, после всех издевательств, каким-то чудом отпустят, то я просто жить не захочу.
    А вот упырь вам! Я не хочу умирать! Я недаром терпела долгие годы мучений! Не для того, чтобы стать жертвой придурков, в руки которых попала по собственной глупости! Я не буду больше никогда чьим-то развлечением, хватит с меня!
    Невероятная, нереальная злость охватила меня, подпитываясь страхом, смешивая абсолютно все ощущения в кучу, что тут же привело к спонтанному выбросу сырой магии. Подобное невозможно проконтролировать даже опытному архимагу, так что уж говорить обо мне, малолетней смертной девчушке, хоть и обладающей невиданной для обычного человека силой? Подходящих мужиков разнесло в клочья, так же как и ближайшую пятёрку ветхих, но всё же каменных домов. Кругом, радиусом метров в сто, вздыбилась брусчатка, заборы разлетелись в щепки, останки которых тут же объяло магическое пламя. Кроме меня, в округе не выжил никто.
    И как оказалось, кроме того наемника, который меня держал. Видимо, остатки инстинкта самосохранения машинально заставили его во время взрыва спрятаться за меня, и его только отбросило на землю вместе со мной. Но у меня исчерпался до дна весь резерв, а вместе с ним и все физические силы.
    — Ах ты, малолетняя мразь! — Мужик сплюнул кровь с разбитой губы и с трудом поднялся с развороченной взрывом и опалённой огнём брусчатки.
    С соседней улицы уже раздавались крики разбуженных взрывом жителей. Если меня сейчас не прикончит этот человекоподобный упырь, то уничтожат живущие в этом районе отбросы общества, Магический Патруль просто не успеет появиться.
    Глаза нещадно щипало от дыма горящих домов, но сквозь слёзы я видела блеснувшую у наёмника в зареве пламени сталь короткого кинжала. Ну вот, пожалуй, и всё.
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    — Терен, что это было? — находясь в абсолютном апофигее, спросил я, глядя вслед выскользнувшей из комнаты человечке.
    — Я не знаю. Химо? — в полном замешательстве спросил брат у тарантула, сидящего у него на плече.
    — Не имею не малейшего понятия! Но я постараюсь узнать, — ответил тарантул и, перепрыгивая на стену и быстро перебирая лапками, выскользнул из комнаты.
    — Не оставляй её одну, — прошептал Терен ему вслед и упал на кушетку.
    Я сполз на ковёр, облокотился на кушетку и уставился в окно. По небу лениво плыли лёгкие облачка, а мозг лихорадочно соображал, но ему дико мешали сосредоточиться мысли и чувства брата: растерянность, непонимание и чувство вины.
    — Что я сделал не так? — вслух спросил Терен, хотя мы могли общаться и мысленно.
    Постоянно это делать нереально: или речь родную забудем, или окружающие подумают что-нибудь не то, и ладно, если просто за немых примут! Немой дроу — это, конечно, интересное зрелище.
    — Я не знаю почему, но ты напугал её, — вынес я неутешительный вердикт.
    — У меня и в мыслях не было…
    — Я знаю, — перебил я его оправдание. — Но это напугало малышку.
    — Я идиот. — Терен запрокинул голову и стукнулся пару раз головой об стенку.
    — Угу. Посильнее постучи. Только стену не пробей. Нужно было сразу всё разузнать о ней, чтобы сейчас не было таких неприятностей.
    — Неприятностей?! — Брат подскочил с кушетки и гневно тряхнул головой, кончики ушей нервно трепыхались, выдавая крайнюю степень взволнованности. — Это не неприятности, это полный хрдыр! — употребил братишка практически самое неприличное троллье ругательство. Я подозревал, что дело хуже некуда, но, когда брат прокрутил в памяти выражение глаз человечки, сердце полоснуло острой болью. Похоже, невинная шутка Терена пробудила какое-то слишком болезненное воспоминание Хеллианы.
    — Ты думаешь, Ауст жестоко с ней обращался?
    — Вряд ли, — ответил я, — Летрак описывал его как мудрого и сильного архимага, но никогда не упоминал о его суровости, что уж говорить о чём-либо большем? Особенно о таком, что заставляет её инстинктивно пугаться каждого замаха.
    — Брат мог и ошибаться, — заметил Терен, со вздохом активируя мини-портал в нашу тайную кладовую в Империи дроу и выуживая оттуда бутылку темноэльфийского вина.
    Самое то под наше настроение.
    — С его отношением к людям он действительно мог ошибаться, — подтвердил я, извлекая оттуда же два бокала, и небрежным взмахом закрыл портал.
    Терен разлил янтарное вино по бокалам и протянул мне один.
    — Но я всё же сомневаюсь. Что-то тут не так. Хелл отреагировала так, будто её много лет сильно били, но зачем Аусту бить её и учить одновременно?
    — Метод воспитания? — неуверенно предположил я, пригубив вино.
    Крепость этого напитка обожгла горло и заставила мозг соображать. Кстати, люди чисто физически не могут и глотка его сделать. Ант'турин — излюбленное вино аристократов дроу и чистый яд для человека.
    — Нет, не верю. Химо знал бы. Демон знает что! — выругался брат и залпом опрокинул в себя бокал вина, даже не поморщившись.
    Я чувствовал его настроение, да и мне было не по себе от того, что мы пусть и нечаянно, но всё же сильно обидели человечку. А ведь она только начала нам верить, а доверять дроу, тем более из королевской семьи, равносильно самоубийству, изощрённому, болезненному и гарантированному. Наверное, поэтому у нас и не было близких друзей. Знакомых и приятелей полно, имеются такие и в Эллидаре, а вот по-настоящему дорогих нам — нет.
    — Кроме неё, — продолжил, услышавший мои мысли, Терен.
    Я поднял бокал, признавая его правоту, и выпил его содержимое до дна, уже абсолютно не ощущая вкуса. Трудно терять первого в своей жизни друга, пусть ты и знаешь его всего три дня.
    Терен разлил по второй.
    — Я не хочу терять её.
    — Ты сейчас говоришь это как мой брат и её друг или как главный советник кронпринца? — Я не мог не удержаться, чтобы не припомнить братцу один нехороший период его жизни.
    — Дерек, прекрати. Это была моя ошибка.
    Я хмыкнул, рассматривая ножку бокала из чернёного серебра с изящным узором. Было такое время, когда Терен с головой ушёл в политику Империи, поддавшись влиянию кронпринца Летрака, нашего старшего брата. Но слава Хранителям, он всё же одумался и не стал столь же жестоким и холодным, скрывая под маской отчуждённости ненависть ко всему миру.
    — Летрак бы захотел заполучить её. Превосходный экземпляр для него.
    — Угу. Только через мой труп. Я не позволю никому обидеть моего первого и единственного друга.
    — Я тоже. За неё. Чтобы она смогла меня простить, — приподнял бокал Терен.
    Я его без тени сомнения поддержал.
    До самого вечера мы сидели в комнате, поджидая человечку и выпивая уже не знаю которую бутылку. Правда, пришлось перейти на лёгкое светлоэльфийское вино, чтобы не сильно опьянеть. За окном сгущались сумерки, через пару часов уже закроется на ночь Академия, а человечки всё ещё не было, не появлялся и Химо.
    — Ну, хватит! — поднялся на ноги Терен, глядя, как за окном разбушевался ветер. — Идём её искать.
    Я был с ним полностью согласен. Проходя через общую комнату, где ещё сегодня весёлая до крайности Хелли с любовью создавала каждую мелочь в обстановке, я почувствовал, как снова защемило сердце. Кстати, обстановка что-то мне напоминала, но вот что? Ладно, подумаю об этом позже, сейчас нужно её найти.

    — Есть новости?
    — Нет. — Терен помотал головой, пытаясь не обращать внимания на сильный ветер.
    Мы стояли на опустевшей рыночной площади, где встречались уже пятый раз и, не найдя Хелли, снова расходились, прочесывая квартал за кварталом, таверну за таверной, каждый закоулок, каждый тупик Эллидара, но всё без толку, человечки нигде не было.
    — Эллидар в пять раз меньше Карата, а мы не можем найти здесь одну-единственную человечку, — проворчал Терен, вглядываясь в темноту рядов Северного рынка.
    Торговые ряды, абсолютно пустые, зияли пустотой прилавков, отпугивая своей невзрачностью случайных прохожих. На рассвете это призрачное место снова наполнится галдящими продавцами, богатыми торговцами и множеством покупателей, придавая рынку обычный суетливый и оживлённый вид. Нужно будет сводить сюда Хелли. Хотя нет, лучше уж на Центральный, тот, что расположен на соседней от Академии улице.
    — Осталось только несколько кварталов, где мы не были, — подвёл я итог поисков.
    — Ты думаешь, она бы пошла в квартал Красных занавесок или Бедных рыбаков? — засомневался я.
    — А кто знает, куда она могла забрести в таком состоянии… — Терен уверенно двинулся в сторону Мёртвого переулка.
    — Логично. Но мы с тобой не проверили ещё одно место. — До меня внезапно дошла одна простая истина, которую, видимо, выдул ветер из моей головы.
    — Какое? — остановился на миг братишка.
    — Комнату её друга в Академии.
    — Точно! Тот, который краснеет постоянно, Идикар, кажется, — загорелись глаза Терена. — Пойдём в Академию или сначала проверим всё здесь?
    Выбор за нас сделали Хранители. По другую сторону рынка произошёл взрыв, магический всплеск которого долетел и до нас, сметая на своём пути с торговых рядов всё волшебство, которое навешивали владельцы на свои прилавки, дабы выглядели они поприличнее.
    Мы тут же рванули туда.
    — Квартал Бедных рыбаков, улица Наёмников! — с ходу определил Терен.
    Вот демон!
    «Надеюсь, с малышкой всё в порядке», — подумал я, издалека увидев пылающие дома.
    «Я надеюсь, что она вообще в Академии», — мысленно ответил Терен, заворачивая в Мёртвый переулок, располагавшийся между двумя тавернами и постоялыми дворами, которые прилегали плотно друг к другу и образовывали какую-то непонятную руну. Самый тёмный и нехороший переулок Эллидара (в него опасался заходить даже Магический Патруль), во тьме которого погиб не один десяток воров, наёмников, простых людей, случайных прохожих и красивых девушек. Надеюсь, наша человечка не станет одной из них.
    Терен выбежал из переулка первым, я же остановился, что бы посмотреть, какой самоубийца швырнул в нас кинжал, от которого я, впрочем, легко увернулся. Им оказался человеческий мальчишка, по возрасту чуть старше Хелли. Вот упырь, ну не убивать же его, в самом деле?
    Как показала практика, мне хватило просто достать сатар и зловеще улыбнуться. Мальчишка хлопнулся в обморок, а я побежал по улице, туда, где бушевал очаг магического пламени. Там же была и человечка, лежащая на земле, где ещё сохранились остатки каменной дороги. Не обращая внимания на пожар и разрушения, я подбежал к человечке, краем глаза заметив, как брат рядом легко отбивает сатаром удары нападающего на него мужика.
    — Хелл, ты в порядке? — Я опустился на колени перед ней. Она не отрывала застывшего взора от Терена. Я повернулся. Демон, да на что там смотреть? Этот наёмник с кинжалом в руках и полминуты не выстоит против вооружённого дроу. — Малышка, да очнись же ты! — легонько встряхнул я человечку.
    Та перевела на меня абсолютно бессмысленный взгляд и тихо прошептала, практически не разжимая губ:
    — Floresco Formido…
    — Нет!
    Из кармана человечки выпрыгнул Химо, но было поздно.
    За спиной раздался хрип, я обернулся. Терен ещё ничего не успел сделать, а наёмник схватился за горло и с хрипом упал на колени. Сосуды в его глазах полопались, из ушей тонкими струйками потекла кровь. Несколько долгих мгновений он катался по земле со страшным сипом, пытаясь вдохнуть хоть каплю воздуха, но всё тщетно. Агония продолжалась несколько минут, пока его сердце не остановилось. Хеллиана в оцепенении наблюдала, как умирает наёмник.
    — Хелли, зачем? — едва различимо сквозь треск пламени спросил тарантул.
    — Он хотел убить меня, — так же тихо ответила человечка, но в её глазах не было ни тени жалости или осознания того, что она только что убила человека.
    Для молодых девушек это более чем ненормально.
    — Ты в порядке? — спросил Терен, подходя к нам и убирая сатар.
    Я поставил человечку на ноги.
    — Да, — так же не реагируя ни на что, ответила человечка.
    Меня начало это пугать. Терен быстро взглянул на меня и, подойдя к человечке, приподнял её голову, ухватившись пальцами за подбородок, и заглянул в глаза:
    — Что случилось?
    На мгновение в зелёных глазах промелькнуло узнавание, затем боль, страх и понимание. Потом её глаза помутнели и закрылись, человечка начала падать. Терен тут же подхватил её на руки, а я просмотрел ауру. Сильный шок, магическое истощение, вывихнутое предплечье. Но жить, несомненно, будет.
    — Она просто в обмороке. Идём в Академию, сейчас появится Магический Патруль, — сообщил я Терену, увидев, как из уцелевших домов начали показываться люди.
    Скоро здесь соберётся полгорода.

    — Вам нельзя! Академия уже закрыта два часа назад! Те, кто приходит после начала комендантского часа, в Академию попадут только на рассвете! — начал возмущаться молодой некромант, дежуривший на входе, а точнее, читавший книжку, сидя на жёстком стуле в холле около двери.
    — Слушай, ты! — рявкнул я, легко приподняв его за шкирку чёрного балахона. — Запомни раз и навсегда наши лица. Мы будем приходить и уходить тогда, когда посчитаем нужным. А ты ни слова не скажешь ни нам, ни директору Итрону. Ясно?
    — Я бы не был в этом так уверен, — раздался спокойный голос за моей спиной.
    Вот упырь!
    Извиняюсь, директор Итрон собственной персоной. Хорошо, хоть брат уже успел войти в портал, ведущий в общежитие.
    — Отпустите молодого некроманта и следуйте в мой кабинет, — отдал приказ архимаг и, спокойно повернувшись, скрылся в портале, предназначенном только для учителей. Теперь в нём побываю и я.
    — Хранители, какая честь! — проворчал я, разжимая руки.
    Некромант шлёпнулся на пятую точку и быстро засеменил на четвереньках от меня подальше. И это третий курс? Надеюсь, что к пятому его отучат бояться дроу, а то ведь ему ещё и с трупами всю жизнь работать… Хотя мы в гневе бываем пострашнее несчастных покойников.
    Директор ждал меня на выходе из портала и тут же повел в сторону своего кабинета. Этаж учителей ничем особенным не отличался от этажей общежития студентов, разве что тут было почище, присутствовали статуи и живые цветы в кадках и на каждую дверь было навешано столько охранных заклинаний, что скулы сводило от витавшей здесь магии.
    Кабинет директора был просторным, освещён десятком магических светляков, с огромным письменным столом, заваленным разнообразными артефактами, свитками, и с невообразимым количеством стеллажей с книгами и манускриптами, расположенными вдоль стен. Было такое ощущение, что в этом помещении собрались все знания и мудрость веков, прожитых этим человеком.
    Архимаг уселся за стол и жестом велел мне присаживаться. Я упал в кресло, пытаясь подавить дикое желание помолиться Хранителям. За то, что мы устроили, нас вполне могут вышвырнуть из Академии. О суровости директора Итрона среди адептов ходили легенды.
    — Я надеюсь, ты понимаешь, что, не успев приступить к учёбе, вы уже нарушили главное правило Академии? Приходить после начала комендантского часа строжайше запрещено. — Директор внимательно посмотрел на меня.
    Я мгновенно вспомнил, что он один из самых сильных архимагов Аранеллы, да и старше меня раза в три, как минимум. А ведь с первого взгляда и не скажешь.
    — Угу, — буркнул я, рассматривая витражную мозаику незашторенного окна.
    — Не волнуйся, выгонять я вас не буду. Но и позволить такое поведение вам не могу. Предлагаю такой вариант: ты мне рассказываешь, что произошло, а я не назначаю вам наказание.
    Я поспешно закивал. Это было самым меньшим наказанием из всех возможных, и меня оно вполне устраивало…
    — Интересно, — задумчиво постучал пальцами по столешнице директор, когда я закончил свой рассказ.
    — Что именно? — осторожно спросил я, боясь услышать что-либо касающееся таланта Хелли.
    — Всё. — Архимаг откинулся в кресле и принялся накручивать на палец конец длинной, наполовину седой бороды. — Я не встречал в своей жизни людей с таким уровнем дара.
    — А может, среди её предков были другие расы?
    — Видишь ли, мой мальчик, — директор поднялся со своего места и прошёл несколько шагов по комнате. Подол его длинного серого одеяния тихо шуршал, задевая ворс светло-коричневого ковра, — я отлично знаю её деда, Ауст ни одно столетие преподавал в Академии, и я могу с точностью утверждать, что он абсолютно чистокровный человек. А какова была причина вашей ссоры?
    — Это не важно, — упрямо ответил я, против воли сжимаясь в кресле под пронизывающим взглядом архимага. Но, несмотря на это, всё же решил немного обнаглеть. — Если Ауст Валанди ваш друг, то почему тогда он никогда вам не говорил о силе Хелли? Он даже ничего не сказал ей самой.
    — Думаю, это дело тебя не касается. — Мне ненавязчиво дали понять, что развивать эту тему не стоит. — Знаешь, что мне действительно интересно, Дерек? Впервые на моей памяти дроу защищают и, даже более того, принимают в своё общество человека. И к тому же уважают её мнение, желание и тайны. Зачем вам это?
    — Она наш друг.
    Архимаг удовлетворённо кивнул и вернулся в своё кресло:
    — Первый и единственный, я полагаю? Что ж, я был прав, когда составлял квадриум. Из вас получатся великие маги. Если вы не вылетите из Академии, конечно. С вашими-то талантами к разрушению… — Директор красноречиво покосился в сторону окна.
    Даже отсюда виднелось зарево пожара на другом конце города.
    Мне стало почти стыдно. Ключевое слово тут — «почти».
    — Сейчас иди спать. Я так полагаю, помощь целителей Хеллиане не требуется?
    — Нет, мы справимся сами. Директор Итрон, скажите, а Хеллиане…
    — Ей ничто не грозит, её никто там не видел. Хотя я и удивлён, что она использовала это заклинание, за него обычно как минимум сажают в темницу. А насчёт разрушений — наверняка это был просто спонтанный выброс магии, он не карается по закону. Что же касается её силы — постараюсь, чтобы об этом никто не узнал. А сейчас иди. И ради всех Хранителей, постарайтесь до начала учебного года ничего не натворить, а то не посмотрю, что вы принцы, а она внучка моего давнего друга!
    Ага, а друг тот ещё жук, про силу своей внучки даже директору Академии не рассказал! Или же сам не знал?
    Со счастливой улыбкой наевшегося сметаны кота я дошёл до нашего крыла, распугав своим видом очень редких неспящих адептов. Правильно, нечего шарахаться по Академии, когда полночь наступила уже давным-давно!
    Терен сидел в общей комнате, слегка раскачиваясь на качелях из лиан. Химо пристроился неподалеку на небольшом пеньке, хмуро уставившись в одну точку.
    — Что было? — вяло спросил Терен, словно ему было и неинтересно вовсе.
    А то он сам не знает! Скорее, для проформы спрашивает.
    Я плюхнулся на траву, кстати, весьма осязаемую, мягкую и прохладную, и, вытянувшись во весь рост, заложил руки за голову, рассматривая ночное небо над головой:
    — Я рассказал всё директору. Ну, почти всё, кроме причины ссоры и того, кто нанял наёмников, у нас же всё ещё нет доказательств. Кстати, нам за наши приключения ничего не будет.
    — Слава Хранителям, — вздохнул Терен с облегчением. В чём-то он прав — мы легко отделались.
    — А где малышка?
    — Спит. — Брат кивнул в сторону двери, ведущей в нашу комнату. — Я пока не стал лечить её плечо, пускай отдохнёт.
    — Угу. Химо, ты ничего не хочешь нам рассказать? — покосился я на паучка, который обычно не в силах воздержаться от комментариев, но сейчас угрюмо молчал, задумчиво перебирая передними лапками.
    — Не хочу, но надо. Она сама не сможет, — с болью в голосе проговорил тарантул.
    Он, как и мы, сильно переживал за малышку Хелли. Когда она стала для нас малышкой, я так и не понял, но думаю, это уже было не важно.
    — Говори.
    И он рассказал.
    Твою ж мать…
    Как вообще так можно?! У меня в голове не укладывалось. Дроу бывают жестоки, но не настолько. Даже они так не поступают со своей семьёй! Да, они могут отречься от кого-то, лишить наследства, презирать, в конце концов, но не так издеваться! Как правило, в случае любой угрозы каждый из Дома голову оторвёт тому, кто посмеет унизить или нанести вред его родственнику, пускай даже дальнему! Но так калечить жизнь своей собственной сестре не стал бы и самый чокнутый дроу.
    Я машинально опустошил наш тайник в Империи на пару бутылок самого крепкого вина. Выпив залпом бокал грога, я тут же налил ещё, пытаясь собрать мысли в кучу. Получалось плохо, я был в полном шоке.
    — Кем была её семья? — тихо и спокойно спросил Терен, хотя его глаза метали молнии.
    — Она не сказала. Да и вряд ли скажет, — вздохнул тарантул. — Боюсь, эту тайну она никогда не раскроет, уж слишком многое ей пришлось пережить.
    В моих руках хрустнула и осколками осыпалась на пол бутылка из-под вина.
    — Узнай, какую фамилию она носила раньше, возможно, мы бы могли выяснить, откуда у неё такая сила. Выяснить, а потом уничтожить эту чокнутую семейку.
    Когда нужно, я могу стать истинным дроу, жестоким и беспощадным, как и принято нас считать. А это как раз тот случай.
    — Я с тобой, брат. Нужно аккуратно это выяснить. Но так, чтобы опять не потревожить память Хелли, ей и так слишком досталось в этой жизни.
    Некоторое время посидели молча, методично пытаясь напиться, но получалось из рук вон плохо. Первым нарушил тишину Терен:
    — Бедная малышка.
    — Не то слово. Неудивительно, что она убила наёмника. Я бы поступил точно так же.
    Терен поднял на меня глаза. Мне не нужно было спрашивать, что он думает или чувствует, я и так его понимал. И чувствовал то же самое: боль, волнение, тревогу, жалость и непередаваемую нежность к человеческой девчонке. Это трудно описать, это можно именно только почувствовать.
    Демон, если нам сейчас так плохо, то каково же ей?
    Ответ пришёл тут же: из нашей комнаты раздался женский крик. Мы с братом тут же вскочили.
    — Хелли…
ХЕЛЛИАНА
    Как же страшно… Демон, это темнота меня пугает до дрожи в коленках. Уже не знаю, сколько часов я бреду в промозглом сером холодном тумане. Так холодно, что сердце сжимается и грозит вот-вот покрыться коркой льда и остановиться совсем. Но я упрямо шла, надеясь, что это всё закончится, что пустота кругом сменится ярким рассветом и смехом людей, пусть незнакомых, но всё же живых. Мне кажется, что я уже здесь была. Когда-то, может, давным-давно. Нет, не могу вспомнить.
    Я хочу уйти отсюда, но я не знаю, куда мне идти. Хранители, помогите мне… Слёзы против воли потекли из глаз, и мне на миг захотелось перестать жить, чтобы не ощущать этого, чтобы вообще ничего не чувствовать…
Блуждаешь в тумане…
Звенит пустота…
И сердце сжимает от боли…
Не плачь! Не грусти!
Ты уже не одна!
Очнись! Моя песня с тобою.

Очнись, мой малыш!
Слышишь голос в ночи?
Пускай он тебя обнимает.
Не плачь! Не грусти!
«Я смогу!» — прошепчи,
Надежда лишь сердце спасает.

Блуждая в тумане,
Средь холода тьмы,
Наверно, устала до дрожи.
Скатилась слеза…
На мой голос иди!
Забудь всё, что сердце тревожит!

    Тихая песнь буквально вывела из отчаяния. Тихая песнь, словно доносящаяся из ниоткуда, высушила слёзы. Голос, несомненно, мужской, такой приятный и ласкающий слух, заставил туман исчезнуть, стало не так холодно. Я пошла на звуки голоса. Каким-то внутренним чутьём я ощущала, что он выведет меня отсюда, что он узнаёт меня. Кто же ты, неизвестный певец? Почему мне кажется, что я много лет тебя знаю? И я… я уже слышала эту песню! В своих снах и… наяву?
    Голос начал замолкать, тут же у моих ног вновь начал стелиться туман, а руки заледенели от окутывающего плечи холода. Нет, не исчезай, прошу! Но голос смолк, погружая меня в отчаяние…
    — Не-е-е-ет!!!
    — Малышка, проснись! Ну, проснись же!! Ты с нами, тебя больше никто не обидит!
    Кто-то тряс меня за плечи, я отбивалась, как могла, не видя ничего из-за пелены слёз. Было страшно, так страшно, снова я опять вернулась в далёкое прошлое, имя которому — боль и безысходность.
    — Ну же, Хелли, посмотри на меня! Это был всего лишь сон! Просыпайся, девочка!
    Распахнув пошире глаза, я с каким-то нервным облегчением поняла, что руки, аккуратно трясущие меня за плечи, принадлежат близнецам.
    — Терен? Дерек?
    — Слава Хранителям! — Терен крепко прижал меня к себе, давая время успокоиться. Дерек осторожно погладил пальцы, я же пыталась подавить всхлипы. Я в Академии, в комнате близнецов, они рядом, они со мной, это был всего лишь кошмар! Кошмар, страшный сон, со мной всё хорошо, со мной рядом друзья! — Всё хорошо, малышка? — заглянул мне в глаза Терен, вытирая слёзы с моих щёк, когда я чуть успокоилась, согретая теплом тела дроу.
    — Да. — Я глубоко вздохнула и мягко попыталась отстраниться от его рук. — Теперь в порядке.
    — Ты нас напугала! — Дерек перехватил меня у Терена и усадил к себе на колени.
    — Это был кошмар, но такой страшный…
    Меня всё ещё трясло от пережитого кошмара, но страх постепенно сходил на нет, особенно когда я, не выдержав, прижалась к сильному телу Дерека.
    — Всё уже позади, Хелли. Всё закончилось, — тихо прошептал мне на ухо Дерек, аккуратно поглаживая спутанные волосы.
    Я уткнулась в плечо дроу, вдыхая приятный аромат корицы и чуть уловимый запах мандаринов.
    — Никогда не думала, что буду рыдать на плече у принцев дроу, — шмыгнула я носом, сдержав нервный смешок.
    Да уж, давно меня кошмары не посещали!
    — А мы никогда не думали, что будем сломя голову носиться по городу, разыскивая вредную человечку! — усмехнулся Терен.
    По городу… Вот демон! Я мгновенно вспомнила, что натворила.
    Дерек тут же почувствовал моё настроение и крепче прижал к себе:
    — Всё в порядке, малышка. Он заслужил свою смерть. Так же как и те, что довели тебя до такого состояния.
    — Вы всё знаете? — Я подняла глаза на Дерека.
    Тот ласково улыбнулся и стёр последнюю слезинку с моей щеки.
    — Нам рассказал Химо. И поверь, нам всё равно, что было. Для нас важно то, какая ты есть сейчас.
    — Вы не стыдитесь меня? — Меня их поведение и раньше удивляло, как и моё собственное, но теперь это вообще казалось чем-то невозможным.
    — Нет, малышка. — Терен протянул мне бокал с вином и потрепал по волосам. — Ты же ни в чём не виновата. Что было, то прошло. Просто забудь об этом.
    — А мы тебе в этом поможем, — поцеловал меня в висок Дерек.
    Я улыбнулась и залпом выпила вино, чувствуя, как начинает оттаивать сердце и на душе становится тепло. Похоже, что я действительно встретила друзей. Плевать на то, что мы знакомы всего три дня. Они меня не обидят, я это чувствую всем сердцем.
    — Терен, а как вы нашли меня? Вы действительно облазили весь город? — Собственная подозрительность решилась-таки задать каверзный вопрос.
    — Угу. — Ничуть не смутившись, дроу кивнул, отпивая из своего бокала.
    Он вольготно разлёгся на кровати напротив нас с Дереком.
    — Да… — Я попыталась пригладить спутавшиеся волосы.
    Заставила я близнецов понервничать, однако!
    Дерек неожиданно пересадил меня на кровать и, приманив со стола серебряный гребень, начал распутывать мои волосы. К нему тут же присоединился Терен. Я же, довольно щурясь, потягивала вино. Непривычно, но хорошо, что ни говори!
    — Хелли, у меня возник вопрос: а как ты нас различаешь? — спросил за моей спиной Терен.
    Кстати, судя по ощущениям, мне заплетали пару косичек у висков под основной массой уже распутанных волос.
    — Не знаю. Вы абсолютно одинаковы. Но ты, Терен, сейчас сидишь слева. Я права? — наугад спросила я, тоже решив задаться этим вопросом. — Как, как… Не знаю, чувствую, и всё!
    — Я в шоке. Нас практически невозможно различить.
    Близнецы вновь уселись напротив меня.
    Я с удивлением осматривала косички необычного плетения, на концах которых были закреплены две продолговатые бусины из чёрного серебра, тончайший узор на которых оплетал две буквы древнеэльфийского алфавита: на одной «Т», а на другой «Д».
    — Что это?
    — Чёрное серебро — отличительный знак нашего рода. Такие бусины, мы их называем акор'элван, дроу в нашем роду дарят девушкам, которые им очень дороги. Это украшение невозможно потерять, а ту, которая их носит, всегда можно найти, где бы она ни находилась, — объяснил Дерек.
    — Я же не ваша девушка…
    — Да. Но ты в некотором роде наша подопечная и наш друг. Для своих будущих девушек мы сделаем ещё, а ты будешь под защитой нашего Дома. Ни один эльф тебя не тронет, увидев эти бусины. К тому же на них навешано множество охранок и запреток, — моментально успокоил моё возмущение Дерек, легонько щёлкнув меня по кончику носа.
    — Спасибо вам. — Я сползла на подушку, чувствуя, как начинают закрываться глаза.
    Обычно меня так резко не тянуло спать, но, похоже, на сегодняшний день я сильно потрепала собственные нервы. Да и истратить за два дня два раза резерв полностью — это вам не печенюшки у Ауста в буфете воровать!
    — Не за что. — Дерек лёг напротив меня, сграбастав в обнимку одну из подушек и погасил все светильники лёгким щелчком пальцев.
    — Спи, малышка, — прошептал Терен, устраиваясь за моей спиной.
    Я, уже находясь в полудрёме (всё-таки этот день меня слишком вымотал), прижалась спиной к Терену, сцапала за руки Дерека и прошептала:
    — Большие грелки…
    Близнецы тихо рассмеялись, а я заснула, понимая, что этой ночью ни один кошмар меня больше не посетит. На то, что я нахожусь в одной постели с двумя мужчинами, мне, откровенно говоря, было наплевать. Я почему-то знала, что они меня не тронут.

Глава 4

ХЕЛЛИАНА
    — Хелли, просыпайся! Просыпайся, говорю! — Терен тормошил моё плечо в тщетной попытке меня разбудить.
    — М-м-м… Отстань… — Я поплотнее завернулась в одеяло, надеясь ещё хотя бы немножечко поспать.
    Размечталась, ага… Тормошение продолжилось, только вот занимался этой экзекуцией уже Дерек:
    — Хелл, ну вставай уже, засоня. На завтрак пора.
    — Я на диете. — Я постаралась отвоевать одеяло, не открывая глаз.
    Наивная… Одеяло безжалостно забрали, так же как и подушку. Вот гадство!
    Я разлепила один глаз. На меня с улыбкой смотрели бодренькие и переодетые близнецы. За окном вовсю светило летнее солнышко, отчего в комнате было очень светло и уютно, прямо как дома. Подниматься с кровати категорически не хотелось, в глаза словно насыпали песка, а тело напрочь отказывалось шевелиться, так же как мозг — соображать. Но близнецы сидели по обеим сторонам от меня в одинаковых позах, скрестив руки на груди и постукивая пальцами по подбородку, а в серых глазах сверкали смешинки. Тоже мне, молчаливые будильники нашлись!
    Плюнув на всё, я переползла поближе к Терену и, положив голову к нему на колени, решила ещё поспать. Угу, так мне и дали! Он просто выскользнул из-под меня:
    — Вставай, соня. Завтрак пропустим, а если сейчас не встанешь, пропустим и обед!
    — Не хочу…
    — Надо! — Дерек легко взял меня на руки и поставил на пол.
    Вот что они меня, как куклу, тягают, а? Они ж в несколько десятков раз меня сильнее, а значит, сопротивляться бесполезно! И пользуются этим, заразы одинаковые. Вот и сейчас пришлось открывать глаза.
    — Злые вы, уйду я от вас! Не даёте бедному ребёнку поспать!
    — Куда ж ты от нас денешься?
    — Угу… Пойду на завтрак, например. — Я потопала в сторону двери.
    Уже в гостиной меня поймали близнецы и развернули в сторону моей комнаты:
    — Стой, горе луковое! Умойся хотя бы! Всех студентов пораспугаешь своим видом.
    — Да и упырь с ними, нам же еды больше достанется, — буркнула я, но покорно побрела в комнату, которую, как это ни странно, пока оккупировала в личное пользование. Где шлялась всё это время Друсилия, я не имела ни малейшего понятия, да и, если честно, не очень-то и хотелось знать. Поинтересуются учителя, почему у нас квадриум не в полном составе живёт, — так и скажу, что леди Тацит сделала куда-то ноги. А куда, упырь её знает!
    Зашла, напугала зеркало, испугалась сама и пошла умываться. Переоделась в простые брюки и рубашку светло-серого цвета, лёгкие сандалии и вышла к близнецам. Терен раскачивался на лианах, а Дерек стоял возле окна, с высоты птичьего полёта рассматривая город. Я подошла к нему:
    — Так что, мы идём?
    — Сейчас, только этот ребёнок докачается. — Дерек кивнул в сторону брата, который буквально взлетал до потолка.
    — Терен, осторожней. — Я попыталась подавить зевок и продолжить фразу о том, что это всё-таки иллюзия и от сильного воздействия она разрушается, но не успела. Возле самого потолка лиана исчезла, и Терен полетел вниз. Ой… Высота-то огромная!
    Но Терен, летевший спиной вниз, быстро перегруппировался и с тихим шелестом приземлился на одно колено. Я замерла, как окаменевший дракон, и икнула от неожиданности. Ничего себе акробат!
    — Показушник, — фыркнул Дерек.
    Терен легко поднялся и, улыбнувшись мне, вернул шпильку брату:
    — У тебя учился. Хелл, спасибо, что предупредила.
    — Я… это…
    — Не проснулась? Я так и понял. Ладно, не волнуйся. — Терен потрепал меня по волосам.
    Я фыркнула, всё ещё находясь под впечатлением. Красиво он исполнил прыжок, а главное, как изящно! Я действительно аж проснулась.
    — Малышка, не стоит так впечатляться. Нас таким прыжкам с детства учили, как и любых других воинов дроу, — рассмеялся Терен, глядя на мою замечтавшуюся физиономию.
    — Хелл, а у тебя есть ещё что-нибудь надеть, кроме этого? — обойдя меня кругом и подозрительно рассмотрев, спросил Дерек.
    Надо заметить, что ни один листочек, ни одна травинка не шелохнулась под его сапогами! Нужно попросить его, чтобы научил меня так же двигаться. Ну, мало ли, всякое в жизни может пригодиться!
    — Не-а. А что? — спросила я в ответ, рассматривая его.
    Сегодня на тёмном эльфе красовались узкие кожаные брюки, заправленные в сапоги до колена, из-за голенищ которых красноречиво выглядывали кинжалы, чёрная шёлковая рубашка с серебряной вышивкой и такого же цвета шнуровкой на груди, чёрная приталенная жилетка. Чёрный цвет выгодно подчёркивал платиновые волосы, свободно спадающие на плечи, а наличие серебряного цвета в одежде оттеняло бронзовую кожу. Терен выглядел точно так же, у него даже ни одна волосинка не растрепалась за время прыжка!
    Демон, какие же они всё-таки красавцы! Я аж прям сама себе завидую.
    — Да я вот думаю, необходимо тебя приодеть! — отвлёк меня от размышлений Терен, переглянувшись с братом.
    — ???
    — Подбери челюсть, малышка, а то споткнусь, — хмыкнул Дерек. — Всё-таки ты в одном квадриуме с принцами, пусть об этом и немногие знают, так что тебе нужно выглядеть соответственно. К тому же ты лидер, если ты не забыла!
    — И что, ты предлагаешь нарядить меня в чёрный балахон, купить парочку черепов для антуража и кучу всяких амулетов на шею? — попробовала я отшутиться, но близнецы практически в один голос возмущённо вскрикнули, закатив глаза:
    — Хелли!
    — Что Хелли? Мне и так неплохо! — На этот раз я уже возмутилась.
    Подумаешь, у меня всего три комплекта одежды! Мне их всегда вполне хватало. Хех, но, похоже, я опять забыла, что общественное мнение — это мнение тех, кого не спрашивают.
    — Хелл, ну не упрямься! — Близнецы оперативненько схватили меня под ручки и вытащили в коридор общежития. — Ты, конечно, в любом виде красавица, но всё же…
    — У меня денег нет!
    — А кто их у тебя просит? Ну, дай нам тебя побаловать!
    Близнецы упорно настаивали на своём, уже подходя к арке стандартного портала, ведущего в холл Академии, а уже оттуда — в столовую.
    — Выбора у меня нет? — тяжко вздохнула я, понимая, что этих двоих мне не переупрямить.
    Близнецы радостно закивали, мысленно потирая руки. И почему мне кажется, что я попала?
    — Упырь с вами! Только, чур, никаких рюшечек, кружавчиков, бантиков и ленточек!
    — По рукам! Может быть…

    — И куда мы пойдём? — буквально падая на лавку за низкий деревянный столик возле окна, спросила я у Терена, так как Дерек пошёл всем за едой.
    Мы всё-таки добрались до столовой, которая располагалась упырь пойми на каком этаже. Судя по виду из окна, этаже на шестом, если не выше! Дело в том, что в главном корпусе Академии нет вообще ни одной лестницы, несмотря на то что само здание состоит из высоченной башни (этажей в пятнадцать) и шести корпусов вокруг неё. Всё это обнесено вокруг высоким кованым забором из белого чугуна, хрупкого и тонкого на вид, но на самом деле его и дракон не снесёт.
    В башне находятся этаж учителей, столовая, кухня, библиотека, хранилище артефактов, медицинский кабинет и собственно общежитие адептов. А в корпусах соответственно: учебные кабинеты, тренировочные площадки, боевые арены, лаборатории алхимиков, залы предсказаний и прочие «пыточные» помещения, кошмар для любого адепта.
    Они никак не соединены между собой, только тропинками, но в главном холле башни (там, где проходил ритуал при поступлении) установлено несколько стандартных телепортов, ведущих в разные корпуса. Арка телепорта зелёного цвета — корпус земли, белого — целительства, чёрного — некромантии, голубого — воздуха, синего — воды, красного — огня, сиреневого — столовая, золотистого — этаж учителей, серый — библиотека, жёлтый — общежитие.
    Столовая занимала весь этаж башни и представляла собой немного мрачное помещение с тремя незашторенными окнами и кучей столиков, каждый из которых мог вместить не более четырёх человек. Тёмно-серый мраморный пол, серая стойка с множеством блюд да недовольное лицо раздатчицы (тётка неопределённого возраста с непонятной прической). Тусклое освещение и невыспавшиеся лица адептов буквально сразу же заставили меня потерять аппетит, как, впрочем, и принесённая Дереком еда.
    Я вяло поковырялась вилкой в чём-то непонятном, что должно напоминать гречку, и попыталась откусить то, что когда-то, лет двести назад, было котлетой, и бросила это гиблое дело. Проще заставить меня с утра делать зарядку, чем съесть это нечто!
    — Это же есть невозможно! Хелл, посиди секундочку, мы сейчас придём, — поднялся со скрипучего стула Терен, отбросив в сторону бесполезную вилку с погнутыми зубчиками.
    И близнецы, совсем недобро улыбаясь, направились к разносчице.
    Я же хмыкнула и уставилась в окно. Отсюда Центральный городской рынок виднелся как на ладони, так и приманивая к себе множеством лавок, прилавков, улыбчивыми продавцами и невозможным разнообразием товаров. На главной площади было не протолкнуться, люди, словно муравьи, сновали туда-сюда, пытаясь найти нужный товар и, насколько это возможно, сбить цену.
    И близнецы собрались меня туда утащить? Да ни за что! Меня же там затопчут!
    — Хелл, идём, — окликнул меня Терен, направляясь к арке телепорта.
    Судя по их лицам, договориться о нормальной еде не удалось. Обидно!
    Как и предполагалось, рынок встретил нашу троицу оживлённой толпой, всевозможными запахами и невероятным разнообразием товаров. В глазах рябило от различных украшений, россыпью лежащих на прилавках, изобилие одежды вызывало желание всё перемерить, широкий выбор оружия радовал глаз, а аромат свежей выпечки вызывал дикий голод. Одним словом: рынок!
    Терен, глядя на мои голодные глаза, не удержался от смеха и купил мне плюшку с вареньем у помощника булочника, что стоял неподалеку от пекарни, держа в руках большой лоток разнообразной и дико ароматной выпечки.
    Я аж попрыгала на месте от восторга. Мне начинает нравиться этот день!
    — Хелл, что ты как ребёнок? Как будто на рынке никогда не была! — хохотнул Дерек, глядя, как я зубами вцепилась в плюшку.
    — Нехприхотилош…
    — Хелл, выплюнь плюшку, она никуда не убежит!
    Я замотала головой, выпечка оказалась на удивление вкусной, с начинкой из апельсинового джема.
    — Да отстань ты от ребёнка, пусть поест! — возмутился Терен и с приторной улыбочкой потрепал меня по щеке. — Ешь, деточка! Дяденька ещё тебе купит!
    Я аж подавилась! Вот зараза!
    Дерек захохотал и потащил меня по рядам. За пару часов я насмотрелась и на оружие, и на украшения, и на животных, и на фрукты, и на лекарства, в общем, на всё, чем может похвастаться приличный рынок крупного города. В Скайре тоже был рынок, и не один, но не настолько обширный и богатый, это однозначно!
    В конце концов близнецы потащили меня туда, где обычные скромные прилавки заканчивались, а на глаза всё чаще стали попадаться небольшие строения местных вышивальщиц, а потом и огромные дома портных, домики белошвеек, ювелирные мастерские, оружейные палаты и аптеки, предназначенные для высших сословий общества.
    — Нам сюда. — Дерек увлёк меня к симпатичному двухэтажному деревянному домику с затейливой резьбой по всему фасаду.
    Я немного опасливо поднялась на крылечко и вошла внутрь. Мало ли, куда они меня притащили, от них всего можно ожидать!
    Тихо звякнул колокольчик, оповещая владельца о приходе клиентов. Первый этаж встретил нас приятной прохладой и лёгким запахом лаванды, который витал по торговому залу, где стояли манекены с готовой одеждой, небольшой диванчик для ожидания и деревянный прилавок, за которым сидела владелица этого заведения — среднего роста пухленькая женщина с приветливым открытым лицом. Смешные каштановые кудряшки забавно топорщились в хвостике на затылке, открывая по-эльфийски заострённые ушки.
    Увидев нас, она тут же вскочила и затараторила:
    — Дерек, Терен, как же я рада вас видеть! Неужели вы наконец решили посетить старушку Монти?
    Она с любовью обняла обоих братьев, улыбающихся до ушей, и посмотрела на меня:
    — А это что за очаровательная девушка? Терен, познакомь меня с этой прелестницей!
    — Тётя Монти, позвольте представить: эта девушка наш новый друг и лидер нашего квадриума Хеллиана Валанди. Хелли, эта весёлая хохотушка Монтиэла де Кан, пятиюродная сестра нашей матери и самая лучшая швея на всём белом свете!
    Хохотушка засмеялась и погрозила пальцем:
    — Ты мне льстишь, проказник! Хеллиана, я очень рада с тобой познакомиться! Кстати, поздравляю вас всех с поступлением в Академию. Может быть, чаю?
    — Нет, спасибо, тётя. Нам бы одеть эту малышку, — вежливо отказался Дерек, чуть подтолкнув меня вперёд.
    — Это запросто! Давайте сначала подберем что-нибудь из готового. — Эльфийка потащила меня в примерочную.
    — Тётя, ей нужно… — попытался вставить слово Терен, но Монти его перебила:
    — Цыц! Девушки сами знают, что им носить! Пейте пока чай, а мы тут сами разберёмся. — Она махнула в сторону диванчика, около которого на столике стояли расписной чайник, пара кружек и тарелочки с пирожными, печеньем и конфетами.
    Близнецы вздохнули, но покорно пошли пить чай.
    — Итак, девочка моя, что бы ты хотела? — Монти утащила меня в комнату, дверь которой виднелась за прилавком. Внутри, вдоль стен, стояли десятки манекенов с одеждой и зеркало. Всё это освещалось тёплым солнечным светом, льющимся в комнату через огромное окно.
    — Я даже не знаю, это была идея близнецов. Но платья я точно носить не буду! — завозмущалась я, увидев, как Монти рассматривает ближайшее голубое платье с корсажем и пышной юбкой.
    Она рассмеялась:
    — Я так и думала! Ну что ж, тогда приступим…
    За следующий час я перемерила огромное множество брюк, штанов и бриджей. В итоге остановились на неприлично узких кожаных брючках, с золотистыми нитями по швам, шёлковых зелёных и лиловых шароварчиках и бархатных штанах глубокого синего цвета.
    Также прибавили к этому свободные замшевые штаны серого цвета, облегающие бёдра, и парочку чёрных кожаных бриджей чуть ниже колена. Вообще-то оголять ноги и носить брюки для девушек считается неприличным, так же как и отсутствие корсета. Но я ж магичка, мне чужое мнение и запреты вообще до упыря!
    — Так… Теперь подберём рубашки, — окинув меня довольным взглядом, продолжила поиск вещей Монти.
    В итоге мы подобрали пару чёрных шёлковых рубашек с золотистой вышивкой, бледно-золотистый жилет к ним, две белые блузы с раскошенными рукавами и глубоким вырезом, лёгкую курточку из эльфийского бархата, колет из серой замши с воротником-стоечкой. Простого, но изящного кроя бледно-зелёную рубашку со шнуровкой на груди, голубую тунику со средней длины рукавами и очень красивую блузу бледно-сиреневого цвета со шнуровкой по всей длине рукавов.
    Теперь весь мой гардероб прекрасно сочетался. Я не удержалась и влезла в шароварчики и сиреневую блузку. Монти принесла такого же цвета ленту и забрала мои волосы в высокий хвост, спрятав косички.
    — А может, их лучше оставить?
    — Нет. — Эльфийка покачала головой. — Не стоит выставлять их напоказ, очень многим известно их значение.
    — Вы же не думаете, что я… — смутилась я, думая как бы продолжить фразу.
    Ещё не хватало, что бы она подумала, будто я их возлюбленная, а то и ещё что похуже.
    — Не думаю. Я вижу, что ты дорога им как друг, но остальные могут и не понять. А у людей языки злые, думаю, это ты и сама знаешь. Тем более вам могут попасться люди, которые знают, что чёрное серебро — металл королевской династии. Сложить два и два и понять, что они принцы, — не сложно. Им может грозить опасность.
    — Но зачем тогда их вообще носить? — удивилась я.
    — Эльфы их всё равно почувствуют. И они будут знать, что есть кому тебя защитить.
    — Ясненько… А почему здесь нигде нет серебра?
    Монти усмехнулась, упаковывая мой свежеприобретённый гардероб:
    — Я родня их матери, но я полукровка. Я не имею права на фамильные реликвии, отличительные знаки и прочее. Неужели ты сразу не поняла? Чистокровных пухлых эльфов не бывает.
    — Вы не пухлая…
    Монти махнула рукой:
    — Хелли, зеркало не обманешь. Да я и не горюю. Давай забудем об этом, лучше скажи, ты точно платья мерить не будешь?
    — Точно, Монтиэла.
    — Зови меня Монти. Вот возьми, это мой тебе подарок. — Она протянула мне относительно небольшой кожаный рюкзак.
    — Что это?
    — Эта сумка бездонна. В неё ты можешь складывать что угодно, подходящее по размеру, а весить она всегда будет столько, сколько весит первая положенная в неё вещь.
    — Она наверняка стоит огромных денег, это же практически артефакт! Монти, я не могу её взять!
    — Давай договоримся так. Ты берёшь рюкзачок, а взамен сделаешь мне приятное: через недельку придёшь хотя бы просто померить платье. Идёт?
    — Хорошо, — улыбнулась я, закидывая за спину рюкзак.
    У Монти такая приятная улыбка, что ей трудно отказать.
    Мы вышли к близнецам, которые к этому времени уже вели приятную беседу с двумя юными девушками, неизвестно как оказавшимися в салоне. Точнее, оказались-то они там наверняка через дверь, а вот как мы не услышали колокольчик? Видимо, слишком увлеклись одеждой.
    При виде нас близнецы тут же забыли про девушек и бросились навстречу.
    Терен склонился и поцеловал мне руку:
    — Малышка, ты прекрасна.
    — Терен, я ж сейчас покраснею!
    — От тебя дождёшься!.. Тётушка, спасибо, что приодела Хелли. Сколько мы тебе должны? — Дерек поцеловал руку Монтиэле.
    Та шлёпнула его по лбу:
    — Ещё раз заговоришь про деньги, и я оторву твои хорошенькие ушки! А теперь бегите, меня клиентки ждут. Хелли, ты мне обещала!
    Монти многозначительно посмотрела в сторону девушек, которые возмущённо обмахивались веерами, глядя на ушедших от них дроу, и быстренько выставила нас за дверь.
    — Дерек, а почему она не взяла с нас деньги? — спросила я уже на улице.
    — Когда-то давно она поругалась с нашей матерью и уехала жить сюда. Мы помогли ей открыть своё дело, и теперь она считает себя нам обязанной, хотя мы тысячи раз твердили, что это не так. Хелл, нам сюда! — Дерек увлёк меня в следующую лавку, стоящую через пару домов от магазина Монти.
    Там мы заказали ботиночки, сандалии под шаровары и высокие сапоги для верховой езды. И что самое приятное — мы купили настоящие дриадские сапожки! Лёгкие, изящные, удобные, в них просто невозможно стереть ноги! А ещё они меняют цвет и некоторые детали отделки по желанию владельца.
    На этом покупки не закончились. В ювелирной лавке мы, а точнее мне, купили ленту, расшитую жемчугом, специальные декоративные палочки для волос из железного дерева, несколько пар серёжек: с сапфирами, с жемчугом, с бриллиантами и с изумрудами.
    Честно, я сопротивлялась, как могла, всё же это не дешёвая подделка, которая продаётся на основном рынке, а изделия известного мастера! Им, кстати, оказался вампир…
    Пока близнецы торговались, я на свои деньги быстренько у помощника ювелира, стоявшего за вторым прилавком, купила им подарки, которые на улице им на шею и повесила.
    — Малышка, что это? — спросил Терен, рассматривая чёрный с серым отливом блестящий камень в форме удлинённой капли, висевший на серебряной цепочке ажурного плетения.
    Естественно, подарки были абсолютно одинаковыми.
    — Это гем'этат, его ещё называют Запретным камнем. Он защитит вас, если кто-то попытается проникнуть в ваше сознание. Думаю, вы всегда опасались, что ваш мысленный трёп кто-нибудь услышит.
    — Спасибо, малышка. — Близнецы чмокнули меня с двух сторон в щёки.
    Я только рассмеялась, увидев презрительный и недоумённый взгляд проходящего мимо светлого эльфа.
    Мы направились дальше, бодро топая по светлой брусчатке, как вдруг Терен остановился и подозрительно посмотрел на меня:
    — Хелли, а откуда ты знаешь про наши мысленные разговоры?
    — Да любой тролль знает, что эльфийские близнецы связаны между собой с рождения и что у них постоянная ментальная связь. У них даже, по сути, ощущения одни и те же. Что чувствует один, то почувствует и другой.
    — Хелл, об этом никто не знает! — серьёзно посмотрел на меня Дерек.
    — Ну, я же откуда-то знаю, — пожала я плечами.
    — В том-то и дело. Это многие века хранится в тайне, которая не выходит за пределы Дома. Откуда ты могла узнать?
    — Не знаю. Наверное, Ауст рассказал.
    — Ну, тогда всё в порядке, — выдохнул Терен и уже весело спросил: — Как вы смотрите на ужин?
    — Пока никак, ибо я его не вижу!
    — Вернёмся в Академию?
    — Терен, прислушайся к голосу разума! Слышишь? Слышишь, какую чушь он несёт? — постучала я ему по лбу. — Проще съесть собственные сандалии, чем есть в нашей столовой!
    — Логично, — почесал он голову.
    А Дерек тем временем что-то прикинул в уме и уверенно махнул рукой в сторону всё того же учебного заведения:
    — Идёмте, я придумал, где можно неплохо поужинать!

    — Дерек, ты точно уверен, что это таверна? — почесала я затылок, рассматривая покосившееся от времени двухэтажное деревянное здание, располагавшееся буквально в двух шагах от Академии.
    Выглядела она не лучшим образом: покосившиеся ставни на окнах, местами зелёная противная плесень на почерневших стенах, некогда широкое крыльцо, казалось, сейчас провалится из-за сгнивших досок, а покрытая побитой черепицей крыша вот-вот должна была рухнуть. Там, где располагался весьма захламлённый задний двор, стояла почти развалившаяся конюшня. В общем, доверия это здание не внушало.
    — Ничего не понимаю, — покачал головой Дерек. — Ещё год назад это место процветало! Что могло произойти?
    — Видимо, ничего хорошего, — нахмурилась я.
    — В любом случае нам нужно это выяснить! Идём, — легонько подтолкнул меня к двери Терен.
    Внутри картина была ещё хуже. Пыльное захламлённое помещение, практически пустые столики, за вычетом пары пьяных маргиналов непонятной наружности, спящих за ними, гигантская паутина по углам, грязная барная стойка, порядком сгнившая лестница, ведущая на второй этаж.
    — Да уж… — вздохнула я.
    Похоже, ужин нам точно не светит.
    — Эй, хозяин! Есть тут кто живой? — крикнул Дерек, оглядев зал.
    Ему ответила тишина.
    Но спустя две минуты со второго этажа, совершенно проигнорировав лестницу, спрыгнул человек. О нет, беру свои слова обратно, так грациозно двигаться могут только эльфы!
    Я, как необразованная дерёвня, во все глаза уставилась на приближающегося эльфа. Невероятно красивый, с правильными чертами лица и серебристыми, прямыми и гладкими волосами длиною почти до пояса. Острый подбородок, удлинённые заострённые уши, настороженные раскосые глаза цвета майской зелени, широкие плечи, внушительные мышцы под довольно простой одеждой…
    Кажется, я сейчас начну влюбляться!
    — Кто вы и что вам нужно? — спросил эльф мелодичным голосом, обнажив белоснежные небольшие клыки.
    Кхм, если судить по внешности, то это дроу! Я прикрыла глаза и быстро просмотрела его ауру. Так я и думала! Он дроу-полукровка! Причём вторая сущность явно не человеческая…
    — Проходили мимо и решили поужинать. Надеюсь, ты нам в этом не откажешь? — вышел из тени Дерек.
    — Ваше высочество! — Сереброволосый дроу побледнел и преклонил колено. — Прошу меня простить, я не узнал вас!
    — Вставай уже, перед Летраком расшаркиваться будешь! — усмехнулся Терен.
    Дроу поднял голову, лукаво улыбнулся и, легко вскочив на ноги, кинулся к близнецам. Я смотрела на их бурные и явно дружеские объятия и пыталась понять, куда я вообще попала.
    Наконец все трое дроу наобнимались и обратили внимание на меня:
    — Ты что стоишь, как неродная? Иди сюда, позволь тебе представить нашего хорошего друга Холлимиона де Див, из Младшего Дома Лиадон. Холлимион, эта человечка — наш друг и лидер нашего квадриума Хеллиана Валанди, — представил меня Терен.
    — Приятно познакомится, юная леди! Для вас я просто Холл, — улыбнувшись, поцеловал мою руку дроу.
    — Для вас я просто Хелл, — улыбнулась я в ответ.
    С каждой минутой этот экземпляр тёмноэльфийской расы нравился мне всё больше и больше. Было в нём что-то такое… милое?
    Близнецы рассмеялись:
    — Хелл, ну хватит поедать его глазами! Холл, ты нас накормишь?
    Мой желудок согласно заурчал. Я попыталась стыдливо покраснеть, но не получилось. Эх, не быть мне актрисой!
    — Конечно. Пройдём в мой кабинет, — улыбнулся дроу.
    Кабинет владельца таверны оказался очень чистым и аккуратным, с небогатой, но уютной обстановкой. А каким вкусным ужином нас накормил мой новый знакомый! Я съела, наверное, порции три запечённой рыбы со сладким соусом и виноградом и никак не могла остановиться.
    — Где ты так научился готовить? — спросила я, откинувшись в кресле напротив дроу.
    Тот улыбнулся и налил мне вина:
    — А нигде. Сам экспериментировал.
    — У тебя неплохо получилось. Я никогда не думала, что рыбу можно есть с виноградом!
    — Это ещё цветочки, ты не пробовала свинину с корицей в винном соусе, — ухмыльнулся Дерек в соседнем кресле.
    — Ты мне льстишь, — отсалютовал ему бокалом Холл. — Впрочем, как всегда. Значит, вы всё-таки поступили в Академию! Решили сбежать от дворцовой жизни?
    — Что-то вроде того, — неопределённо ответил, как всегда, дипломатичный Терен.
    — Ну да, вас политика никогда не интересовала, — ехидно улыбнулся дроу.
    — Как, впрочем, и тебя, — парировал Дерек, отхлебнув вина.
    — Вы хотите сказать, что он тоже из королевской семьи? — Я поперхнулась вином.
    Дерек заботливо постучал мне по спине и поспешил успокоить:
    — Нет, но члены Младшего Дома Лиадон — приближённые к королевской династии и хранители традиций нашей семьи.
    — А почему ты сейчас здесь, а не во дворце? — недоумённо поинтересовалась я, окинув взглядом кабинет.
    Здесь уютно, конечно, но если сравнивать с дворцом… я не понимаю этого эльфа.
    — Не сошёлся во мнениях с родителями и кронпринцем, вот и пришлось уйти, — пожал плечами Холл.
    Стало понятно, что разговаривать на эту тему он не очень-то любит.
    — Он экспериментатор. Всё время пропадал на кухне, изобретая новые блюда, а его семья признает только древние традиции и придворный этикет. Для них что-то новое — это позор. А с Летраком они не поделили подружку, — более понятно и подробно пояснил Терен.
    Дроу невинно похлопал глазами и развёл руки в стороны, типа «Каюсь, так оно и было!».
    — Поэтому я ушёл и организовал собственное дело.
    — Кстати, о делах. — Дерек отставил бокал и чуть наклонился к Холлу. — Как получилось, что буквально за год таверна пришла в такое упадочное состояние?
    — Ночные Всадники, — выдохнул Холлимион, и в его глазах промелькнула затаённая грусть, если не боль.
    Видимо, свою таверну он любил.
    — Не может быть! — подскочила я с кресла.
    Ночные Всадники — это отряд воинов, появляющихся после заката, чтобы наводить порядок там, где не могут справиться ни стража, ни лучшие маги. Одетые во всё чёрное, на вороных конях, они несут смерть всем, кто задумал недоброе. Они вошли в легенды, никто не знает, кто они на самом деле. Их ещё не удавалось поймать никому, ведь каждый день они появляются в новом городе. Их нанимают для поимки особо опасных преступников, но далеко не каждый сможет найти такие деньги, да они и не соглашаются на мелкие и низкие делишки.
    — Они пришли полгода назад. Я не знаю почему и за что, но они наложили проклятие на таверну, и с тех пор всё покатилось в Даркову пустошь. Крысы ходят толпами, здание разваливается, продукты гниют буквально за день, вся обслуга тут же заболевает какой-то странной болезнью, стоит им только переступить порог. Никто из магов Академии не смог мне помочь. Единственное, что мне удаётся сохранить, так это кабинет и свою комнату, и то смог сделать это совсем недавно, видимо, проклятие начинает ослабевать… — вздохнул Холл.
    Я прикрыла глаза. Так и есть, таверну охватывает искусное плетение некромантского проклятия.
    — Это проклятие может снять только тот, кто его наложил. Чтобы оно действовало, его необходимо время от времени подпитывать. Когда Всадники здесь были последний раз? — спросила я, привычно мысленно разобрав нити магии на составляющие.
    — Ровно три месяца назад.
    — Значит, сегодня они будут здесь. Дерек, Терен, как вы смотрите на то, чтобы остаться на ночь у вашего друга? — с улыбкой спросила я, чувствуя, что смогу помочь этому дроу с грустными глазами цвета весенней листвы.
    — Ты хочешь сразиться с Ночными Всадниками? Малышка, у тебя крыша поехала? — округлил глаза Терен.
    — Угу, твою пытается догнать. Нет, я просто хочу поздороваться со старыми друзьями, — ухмыльнулась я, доставая из-под блузы медальон и снимая с него невидимость. Простая на вид побрякушка из чёрного, но лёгкого чугуна с выгравированным конём, вставшим на дыбы, на самом деле являлась знаком отличия Ночных Всадников, знаком, лично подаренным мне Таминой, их предводительницей.
ХОЛЛИМИОН ДЕ ДИВ
    Всё разваливается… Хранители, как я устал!
    Порой мне хочется, чтобы моя таверна наконец уж совсем развалилась к Дарковой матери. Но ещё больше мне хочется, чтобы она всё-таки вновь стала прежней. Мечты, мечты, где ваша сладость? Ушли мечты, осталась…
    — Гадость… — прошипел я вслух, найдя наконец в углу одной из комнат крысиное гнездо, где успело протухнуть то, что эти твари сюда натаскали.
    И за что мне всё это?
    — Эй, хозяин! Есть тут кто живой? — послышался крик с первого этажа.
    Не сказал бы, что мне это понравилось, слишком уж властным был зовущий меня голос. Что могло понадобиться аристократу в этом захолустье?
    Отряхнувшись, я направился вниз, спрыгнул с перил, проигнорировав лестницу, которая могла провалиться в любой момент. Всё, с меня хватит! Сожгу к демонам эту таверну!
    Возле входной двери стояли трое. Ближе ко мне — девушка, за её спиной ещё двое — полумрак помещения не мешал мне их разглядеть, но они меня пока не заинтересовали так, как эта девушка. Демоны, она невероятно красива! На стройной фигурке отлично сидит необычный и явно дорогой костюмчик, длинные чёрные волосы, собранные в высокий хвост, подчеркивают белизну кожи, а зелёные с жёлтыми вкраплениями глаза на выразительном лице с удивительно правильными и чёткими чертами изучают меня с неподдельным восхищением. Что она здесь делает? К тому же я чую на ней запретку…
    — Кто вы и что вам нужно? — спросил я.
    За неё ответили те, которых я совершенно не ожидал здесь увидеть.
    — Проходили мимо и решили поужинать. Надеюсь, ты нам в этом не откажешь? — вышли из тени близнецы де Рен.
    — Ваше высочество! — тут же упал я на колено.
    Ну конечно, а я гадал, чья такая знакомая магия на запретке!
    Преклонить колено требовал этикет, были бы мы во дворце, можно было просто голову наклонить.
    — Вставай уже, перед Летраком расшаркиваться будешь! — усмехнулся Терен.
    Я тут же поднялся и едва не задушил этих засранцев в объятиях. Демон, как же я скучал по ним!
    Немного от радости встречи отвлекло любопытство. Кто же пришедшая с ними человечка?
    — Ты чего стоишь, как неродная? Иди сюда, позволь тебе представить нашего хорошего друга Холлимиона де Див из Младшего Дома Лиадон. Холлимион, эта человечка — наш друг и лидер нашего квадриума Хеллиана Валанди, — представил нас друг другу Терен.
    Валанди? Дочь или внучка архимага Ауста? Приятный сюрприз.
    — Приятно познакомиться, юная леди! Для вас я просто Холл, — улыбнувшись, поцеловал я её руку.
    Кожа человечки оказалась на удивление мягкой и гладкой и слегка пахла ванилью. Однако у неё недурной вкус. Познакомиться с ней поближе, что ли? Ах нет, запретка помешает.
    — Для вас я просто Хелл, — улыбнулась человечка в ответ.
    А она забавная. И голос мелодичный, как у эльфиек.
    Близнецы рассмеялись:
    — Хелл, ну хватит поедать его глазами! Холл, ты нас накормишь?
    Желудок человечки тихонько заурчал. О демоны, я идиот! Ну конечно, их нужно накормить! Я утащил их в свой кабинет и на скорую руку накрыл стол. Было приятно смотреть, как человечка с большим аппетитом, но в то же время невероятно изящно съела всё, что было ей предложено. Люблю девушек с хорошим аппетитом.
    Когда настал черёд вина, потекла неспешная беседа. Человечка, похоже, мной заинтересовалась.
    — …А с Летраком они не поделили подружку, — закончил краткий рассказ обо мне Терен.
    Я развёл руками. Не признаваться же сейчас, что Викония сама запрыгнула ко мне в постель, а с Летраком мы из-за этого вообще сошлись в поединке? К счастью, близнецы нас вовремя разняли…
    — Как получилось, что буквально за год таверна пришла в такое упадочное состояние?
    Что ж, глупо было ожидать, что они ничего не спросят. Пришлось рассказать. И в следующую минуту я не знал, что мне вообще делать! Человечка шокировала всех.
    — Нет, я просто хочу поздороваться со старыми друзьями, — ухмыльнулась девчонка, доставая медальон Ночных Всадников.
    Она одна из них!!! Точно такие же медальоны висели на шее тех ублюдков, что прокляли мою таверну. Демон, не будь она под защитой близнецов, я бы разорвал её сейчас не задумываясь!
    — Не смотри на меня так, Дерек, я не проклинала таверну вашего друга. Медальон подарила мне предводительница Всадников в благодарность за спасение её и её возлюбленного. Официально я одна из них, но я не участвую в их походах. Я смогу уговорить их снять проклятие.
    Демон меня задери, я ушам своим не поверил! Эта хрупкая человечка — Ночной Всадник? Да не может этого быть! Но медальон в её руке говорил об обратном.
    — Ты действительно сможешь это сделать? — жутко нервничая, спросил я.
    Ещё бы! Впервые появилась реальная надежда, что я смогу вернуть свою таверну!
    — Уверена, что смогу. Но до этого я бы хотела немного передохнуть, — улыбнулась человечка.
    — Да, конечно. — Я тут же поднялся и отвел её в свою комнату, более приличной спальни на данный момент в таверне не было.
    По дороге назад я заглянул в винный погреб и захватил бутылку ант'турина. Разговор предстоял более чем серьёзный.
    — Я жду рассказа. — Я разлил по бокалам вино и завалился в кресло.
    Дерек взял свой бокал и посмотрел на брата. Ну, конечно, тот умеет всё обстоятельно объяснить. Терен пригубил вина и начал рассказ:
    — Если бы мы сами знали. Поверь, о том, что она Ночная Всадница, мы и не ведали. Но если она говорит, что поможет, то так оно и будет.
    — Ты так уверен в этой человечке?
    Терен поднялся, потянулся и, пройдясь по комнате, остановился около кресла, на котором сидел его брат. Облокотился на спинку руками и, сделав глоток вина, ответил:
    — Как ни в ком другом, Холл. Мы знаем её всего несколько дней, но этого времени хватило, что бы принять её в друзья.
    — И хватило для того, что бы преподнести ей акор'элван, да ещё от обоих? — скептично поинтересовался я. — Ни за что не поверю, что вы в неё влюбились!
    — Не влюбились, а взяли её под нашу опеку! Мы всё-таки обязаны ей жизнью.
    Я поперхнулся вином:
    — Человечке? Каким образом? Вы же не какие-нибудь сопляки, а одни из лучших Клинков Смерти Империи! Как она могла спасти вам жизнь?
    Дерек фыркнул:
    — И?.. Ни один клинок не спасет дроу от «Энергетического удара».
    Я чуть опять не подавился:
    — Ты хочешь сказать, что…
    — Да. Она буквально закрыла нас собой. Её, конечно, размазало по полу, но в целом обошлось. А вот мы вряд ли бы выжили.
    Я почесал затылок. Ну и дела! Человечка не так проста, как кажется. Мало кто решится связаться, а тем более согласиться на дружбу с тёмными эльфами. Да кого я обманываю, на это из людей вообще никто не решится.
    — Да и к тому же с ней весело, и ей абсолютно плевать на наш титул, — добил меня Терен.
    — А я подумал, что она с вами как раз из-за титула, — признался я.
    Каюсь, промелькнуло у меня такое подозрение. А что ещё я мог подумать в такой ситуации?
    — Не-а. Когда она спасла наши задницы, она даже не подозревала о нашем положении в Империи.
    — Я так понимаю, вы всегда выбираете друзей по трём критериям: весёлость, начхательство на титул и необычные магические способности. Что такого особенного в ней?
    — Ей подвластны все стихии, — непринуждённо заявил Дерек, допивая остатки вина в бокале.
    Я подавился в третий раз:
    — Ты серьёзно?
    — Нет, я так шучу. Конечно, серьёзно, Котик, но мы ещё сами не выяснили, как ей это удаётся, — объяснил Дерек, попутно вспомнив моё детское прозвище. У-у-у, зараза… Убью когда-нибудь!
    — Упырь с ней, с человечкой. Точнее, два упыря, — выразительно посмотрел я на близнецов. — Расскажите лучше, как дела в Империи.
* * *
    С наступлением темноты все уже были готовы. Близнецы спрятались за крыльцом, а мы с Хеллианой расположились на крыше. Последние лучи заходящего солнца запутались в волосах человечки, которая пристально вглядывалась в сумрак улиц. Я начинал понимать, что такого нашли в ней близнецы де Рен, даже я всего за каких-то пару часов уже привык к её присутствию. Она проснулась за час до заката, но они с близнецами уже за это время успели меня доконать своими шуточками.
    Нужно признать, что человечка действительно недурна в общении, да и по внешности не уступает красивейшим эльфийкам. Ну, разве что до принцессы Селениэль ей далеко. Эх, приударить за ней, что ли? Но из-за магии акор'элван это возможно только в том случае, если близнецы разрешат.
    — Они приближаются, — шепнул я человечке, услышав тихий цокот копыт вдалеке.
    Хеллиана резко повернула голову:
    — Ты уверен? Я ничего не слышу!
    — И не услышишь с такого расстояния. Даже де Рен ещё ничего не услышали, — не удержался я и блеснул в темноте кошачьими глазами.
    — Ты наполовину аронт? Я так и знала! — уставилась на меня человечка любопытным взглядом.
    Вот демоны и упыри! Она что, действительно не боится? Да любая другая на её месте уже бежала бы отсюда с визгом, увидев мои ярко-жёлтые с вертикальными зрачками глаза и длинные, чуть изогнутые клыки. А что делать, всё-таки время уже позднее, а благодаря частичной трансформации я вижу в темноте в несколько раз лучше.
    — Как так? — Я с удовольствием выпустил когти, продолжая искоса наблюдать за человечкой.
    Та не проявляла никаких признаков беспокойства, а лишь только улыбнулась:
    — По ауре. Да и глаза и манеры двигаться у тебя кошачьи. А зачем ты сейчас принимаешь кошачий облик?
    — Выпендривается, — фыркнул снизу Дерек. — Не мучай девочку, перекидывайся уже, а то она от любопытства умрёт. Да и Всадники уже скоро будут здесь.
    Я усмехнулся и наконец перекинулся. Слух и зрение обострились ещё сильнее, добавились новые краски и запахи. Я с удовольствием почесался и уставился на человечку. Её зеленые глаза пылали неподдельным восхищением, и не прошло и секунды, как она вовсю меня тискала! Бедные мои усы и уши! Хотя нет, я привираю. Исследовала она мой кошачий облик довольно аккуратно, ласково почесывая за ушком, я даже чуть не замурлыкал.
    — Хорош балдеть! Они здесь… — Ветер донёс до ушей тихий шёпот кого-то из близнецов.
    Я уставился в темноту. В тишине улиц уже чётко слышен был цокот копыт, теперь их услышала и человечка. Её беззаботное лицо тут же приобрело сосредоточенное выражение.
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    «Он опять хвастается», — мысленно буркнул братец, наблюдая за крышей из-за чахлого деревца, которому пришлось послужить нам ненадёжным, но всё же временным убежищем от чужих глаз.
    «Наш Котик, похоже, решил приударить за Хелли», — усмехнулся я в ответ.
    — Выпендривается! — вслух ответил я на вопрос человечки.
    Еле уловимый всплеск магии, и на крыше уже разлёгся немалых размеров снежный барс, который с удивлением следил за не в меру любопытной человечкой. В первую очередь ей, наверное, было интересно, куда же делась одежда Холла. Понимаю её любопытство: я сам долго ломал над этим голову, пока Котик не признался, что она просто становится шерстью, когтями, кожей… Не знаю, сообразила ли это Хелли, но она явно стала воспринимать нашего друга как домашнего питомца. А ему, похоже, начало это нравиться.
    — Хорош балдеть! Они здесь… — еле слышно шепнул Терен, но и он, и я знали, что чувствительный слух наполовину аронта в своей второй ипостаси различит даже самые тихие слова.
    А Всадники тем временем уже приближались, теперь их услышала и увидела и человечка.
    Я сосредоточился. Хотя малышка и просила не вмешиваться, но я не уверен, что всё получится, ведь их пришло не меньше двух десятков. Все в чёрных плащах с капюшонами, скрывающими лица, на сильных и выносливых конях вороной масти. Оружия не видно, но это только пока. Я, конечно, не сомневаюсь в человечке, но мало ли чем всё это может обернуться…
    Терен достал из крепления сатар, мысленно согласившись с моими думами.
    Ночные Всадники осадили коней напротив таверны. И всего один из них соскользнул наземь и возвёл руки к небу. Я почувствовал, как он начинает плести заклинание. Незнакомое, но очень мощное. Чего же ждёт Хелли?
    И вот когда плетение понеслось в сторону таверны, сверху раздался рык Холла, а следом негромкий выкрик человечки:
    — Elido!
    Плетение мага тут же разлетелось на мелкие осколки. Ну конечно! Вот чего она ждала — некромантское проклятие можно разбить только в том случае, если оно уже готово! И как она отреагировала? Я бы не успел, наверное…
    — Кто посмел помешать воле Ночных Всадников? — раздался глухой голос из-под капюшона.
    — Та, кому вы сами дали это право. Та, которая с вами душой и телом. — На землю плавно слевитировала Хелли.
    Следом бесшумно спрыгнул Холл.
    — Кто ты? — спросила фигура.
    — Тамина! Ну, может, хватит валять дурака? — беспечно заявила Хелли, вертя в руках медальон Ночных Всадников.
    Холл уселся около её ног, небрежно вылизываясь, но его глаза зорко следили за Всадниками.
    — Хеллиана? Да быть того не может! — внезапно раздался звонкий девичий голос, и капюшон наконец был снят.
    На человечку удивлённо смотрела хрупкая девушка с золотистыми волосами и янтарными глазами с крестообразными зрачками, которые не оставили у меня ни малейшей тени сомнения насчёт расовой принадлежности этой девушки. Шиласска…
    «Я думал, их давно истребили!» — мысленно присвистнул Терен.
    «Я тоже! Но всё-таки это, без сомнения, она!»
    Шиласски — клан женщин-змей. Точнее, наполовину змей. В ипостаси женщины они отличаются от всех рас только глазами, а вот в другой… Верхняя часть тела покрывается чешуёй, нижняя преобразуется в хвост, удлиняются ногти, превращаясь в смертоносные иглы, раздваивается язык, образуется яд. Они редко владеют магией, но опасны не этим. Среди их клана не бывает мужчин, и шиласски продолжают свой род, соблазняя другие расы, а после ночи утех они… съедают свою пару. Несколько лет назад их раса была объявлена вне закона, их уничтожали все кому не лень. Как же этой удалось выжить?
    — Может, может! — ухмыльнулась человечка.
    Шиласска с визгом бросилась на шею Хелли. Всадники вздохнули с облегчением и один за другим стали снимать маскировку. Каких рас там только не было!
    Орки, люди, тролли, аронты, дроу и даже один лунный эльф! Подозрительно знакомый, кстати.
    Пока мы рассматривали легендарных Ночных Всадников, к девушкам подошёл высокий широкоплечий молодой мужчина с полностью седыми волосами и сгрёб нашу человечку в охапку:
    — Привет, племяшка! Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть!
    — Ветар? Привет, редиска!!! — радостно взвизгнула Хелли, повиснув на шее у мужчины.
    Что-что, а он явно против этого не возражал.
    — Ветар? Ветар Валанди? — уже не скрываясь, вышел из нашего укрытия Терен, я двинулся следом.
    Ветар резко повернулся и машинально спрятал девушек за спину, но, увидев нас, расслабился:
    — Глазам своим не верю! Сегодня что, вечер встреч?
    — А вы что, знакомы? — выглянула из-за его плеча Хелли.
    — Ещё как! — ответил Ветар, пожимая нам запястья.
    — Жду подробностей! — запрыгала тут же человечка.
    — Он учился в одном квадриуме с Летраком. Они наведывались пару раз в Империю во время преддипломной практики. Так и познакомились.
    — Пару раз? Да мы там большую часть практики проторчали, пока к драконам не слиняли. А где вы с этим демонёнком познакомились? — Ветар потрепал Хелли по волосам.
    Та возмущённо фыркнула, но тут же с радостной улыбкой повисла на дяде. Валанди идеально продумали легенду для Хелли: если Ветар её дядя, то Хелли — дочь его погибшего брата, а они оба — сыновья Ауста. Но я слышал, что Ветар тоже погиб, и не хотел спрашивать об этом Хелли.
    Похоже, ночь сегодня будет длинной…
    — Не поверишь, в Академии. Мы в одном квадриуме. — Я улыбнулся и посадил к себе на плечо Хелли.
    — Бывает же такое! Бедная Академия! Кстати, раз речь зашла о ней… Здесь есть ещё одна знакомая вам личность. Латриэль! — крикнул Ветар, обнимая шиласску хозяйским жестом.
    Хелли на моём плече икнула от неожиданности, увидев отделившегося от толпы нелюдя. Ах да, она же впервые видит лунного эльфа вживую, а не на страницах учебника по расам из домашней библиотеки Ауста!
    — Де Рен! Вот не ожидал вас здесь увидеть! — усмехнулся рыжеволосый статный эльф, склонившись в приветственном поклоне, что не помешало нам потом по-дружески обняться.
    Я, правда, совершенно забыл, что у меня на плече сидит человечка — она же практически ничего не весит. В итоге небольшой курьёз: Хелли хлопнулась на руки Латриэлю. Лунный эльф её поймал, но ещё минуты две в упор разглядывал. Вокруг повисла тишина…
    — Н-да… — ворчливо протянул Ветар, забирая свою племянницу и ставя её на землю. — Для полноты ощущений не хватает только Холла!
    — Терен, как ты думаешь, ему сказать? — со смешком поинтересовался я у братца.
    Тот фыркнул:
    — Я не знаю, почему он сам молчит?!
    — В смысле? — хором вопросили Латриэль и Ветар, явно ничего не понимая.
    Они что, серьёзно не знали, к чьей таверне приехали?
    — В прямом. Холл! Ты что, зараза усатая, молчишь? — поинтересовался Терен у огромного пятнистого кошака, сидевшего в сторонке.
    Все взгляды мгновенно устремились на него. Снежный барс гордо прошёлся и, остановившись около Хелли, сел, ткнув мордой ей под колени. Человечка тут же осела на землю и с офигевшим лицом почесала барса:
    — Ничего не понимаю!
    — Я, кажется, понял. Ветар, ты проклял эту таверну? — вмешался я.
    — Угу.
    — Это таверна Холла. Ты сможешь вернуть её в нормальное состояние? Отлично! Возвращай. Думаю, нам всем не помешало бы выпить!

Глава 5

ДЕРЕК ДЕ РЕН
    — А теперь я просто требую…
    — На тебе жениться? — ехидно закончил за шиласску Ветар, притянув её к себе поближе.
    После того как таверна Холла общими усилиями нескольких магов была приведена в первоначальное состояние, основные действующие лица остались в главном зале таверны, а Ночные Всадники разбрелись спать. Мы пытались отправить и Хелли, но она вцепилась в Ветара так, что пришлось её оставить.
    Для того чтобы все уместились, пришлось сдвинуть парочку столов. Холл, приняв свой человеческий облик, быстренько созвал слуг, которые тут же принялись за работу. Спустя какой-то час вновь запахло свежей выпечкой и изысканными блюдами, таверна и гостиница сияли чистотой, в практически новой конюшне похрустывали свежим сеном вороные кони. В общем, сомнений в том, что у Холла всё наладится, не оставалось.
    Но вот сам он, разлив всем вина, вновь улёгся за спиной Хелли в ипостаси снежного барса, благо немалой ширины лавки в таверне это позволяли. Похоже, аронт обиделся на Ветара… но не на его племянницу!
    — Ты и так на мне женат! — фыркнула шиласска, глядя на Ветара влюблёнными глазами.
    Я чуть не подавился. Женат?! На шиласске?! Мир сошёл с ума и забыл меня предупредить?
    — Не смотри так, Дерек, это правда. Мы с Таминой женаты уже два года. Правда, если бы не одна маленькая ведьмочка, нас бы, наверное, уже и в живых не было бы, — отсалютовал бокалом Ветар своей племяннице.
    Та послала в ответ воздушный поцелуй. Холл фыркнул, требуя к своей кошачьей персоне внимания. Человечка, рассмеявшись, почесала его за ухом.
    — Как это получилось? — спросил я, вполглаза наблюдая за Хелли, точнее, за Латриэлем, который украдкой ловил каждое движение человечки.
    «Терен…»
    «Вижу».
    — Да элементарно. Ты же знаешь, наш квадриум распался, Летрак с головой ушёл в политику, Латриэль умчался принимать пост старейшины лунных эльфов, а Холл скрылся упырь пойми куда, и я вернулся домой. Ауст как раз занимался обучением этой егозы, — махнул рукой в сторону племянницы Ветар, — а мне напрочь нечем было заняться. Вот я и направился в Магический Патруль Скайры. Как-то ночью нарвался на Ночных Всадников, ну и понеслось… Долго рассказывать, но, в общем, мне было плевать, что она шиласска и предводитель самой опасной в этом мире банды — я влюбился, как дурак. Кстати, у Тамины нет второй ипостаси, так что не бойтесь, она меня не слопает.
    — Только покусает, — вставила своё слово Хелли, не совсем прилично хихикнув.
    — Кто налил ребёнку вина? — возмутился Ветар, но бокал отбирать не стал, а, показав Хелли язык, продолжил рассказ: — В общем, мы решили пожениться, но кто-то пронюхал, что Тамина — шиласска, хоть и нечистокровная. Нас сдали Магическому Патрулю, меня объявили предателем, и нас приговорили к костру. Мы находились недалеко от Скайры, но мне даже не дали связаться с отцом. На наше счастье, когда Тамину уже повели на костёр, а меня заставили на это смотреть, на площади кто-то устроил «маленький» переполох…
    — Угу, после него площадь месяц ремонтировали, — усмехнулась шиласска, дёргая Ветара за прядь белых волос.
    Теперь понятно, когда он поседел… Когда увидел, как на смерть идёт та, которая ему дороже всего.
    — Оказывается, её Ауст в соседний город за покупками послал, за пустырником, нервы ему нужно было подлечить, а то он никак от её экспериментов отойти не мог. Ну, моя племяшка и поэкспериментировала в другом месте, на несчастье города и на наше спасение. Вот так вот.
    — Я что сразу я? Подумаешь, шарахнула по трибуне не тем, чем надо, но я же за вас беспокоилась! — шмыгнула носом Хелли. Холл тут же лизнул её щёку, заставив улыбнуться. — Хороший котик! Кстати, я так понимаю, вы были в одном квадриуме?
    — Да, — кивнул Латриэль, наливая человечке ещё вина, хотя, на мой взгляд, у неё и так уже глаза были в кучу.
    Ну да ладно, сегодня такое можно позволить, хотя магам, тем более молодым и с такой силой, напиваться ой как не рекомендуется!
    — Я, Летрак, Ветар, Холл и дракон, имя его тебе всё равно ничего не скажет.
    — Вас было пятеро? — удивилась человечка.
    — Да. Я был целителем и присоединился к ним уже после обучения, во время практики, — пояснил эльф, всё более внимательно присматриваясь к Хелли.
    — Но как ты оказался среди Ночных Всадников? — спросил мой братец.
    — Ехал по поручению Маркуса в Светлый лес, вот и прицепился по дороге, — пожал плечами эльф, словно это было чем-то само собой разумеющимся.
    Ох, что-то тут не то…
    — Угу. Остался последний вопрос. — Я потянулся и допил вино. — Кто нанял вас проклясть таверну?
    — Не поверишь. Летрак. Он назвал местоположение, сказал, что здесь собираются заговорщики, попросил уничтожить, вот и всё. Если бы я знал… — виновато развел руками Ветар.
    — Знаю, знаю, ты бы никогда такого не сделал, — раздался тихий голос Холла, который уже сменил ипостась и, сидя на скамейке, держал на руках спящую человечку. — Я отнесу её, не беспокойся. — Он легко поднялся, видя, что Ветар собирается вставать. — Для меня это только в радость. Похоже, я у неё теперь в долгу. Не каждому вот так легко удаётся разрушить планы кронпринца, который так и не оставил попыток мне отомстить.
    — Умеет моя племяшка заводить друзей! — улыбнулся Ветар, оглядев собравшуюся за столом компанию.
    — Я заметил. Что ж, господа, прошу меня простить, — поднялся с места Латриэль.
    — Сноб, — фыркнул Терен, провожая глазами лунного эльфа, поднимающегося по лестнице.
    — Я всё слышу! — не поворачиваясь, ответил Латриэль и, перед тем как скрыться на втором этаже, показал моему братцу язык.
    Фух, ну слава Хранителям, а то я уж подумал, что этот налёт аристократизма наполовину со снобизмом окончательно накрыл лунного эльфа с головой.
    — Ничего не меняется, — улыбнулся Ветар, тоже выходя из-за стола. — Предлагаю идти спать, наговориться и завтра успеем.
    — До завтра, — кивнул Терен.
    Мы с ним решили подождать Холла. Не прошло и десяти минут, как аронт вновь уселся за стол:
    — Я уложил её на чердаке, там самая большая кровать. Ваша комната в мансарде, как и в прошлом году. Там уже всё привели в порядок.
    — Спасибо, Холл. Но мы бы хотели с тобой поговорить, прежде чем пойдём спать, — покачал головой Терен.
    Да, братец привык всегда расставлять все точки над «ё», как шутит наша человечка.
    — О Летраке? Успокойтесь, мы с этим упырем никогда не ладили. Я понял, что вы ни о чём не знали.
    — Ну, тогда мы можем идти спокойно спать, — открыто улыбнулся я, не увидев во взгляде Холла ни обмана, ни фальши.
    Холл не из тех, кто долго злится.
    — Везёт же. У меня и так дел по горло, — вздохнул Холл и, махнув нам рукой, скрылся на кухне.
    — Проверим малышку? — спросил Терен, бесшумно ступая по коридору второго этажа вдоль комнат.
    — Само собой, — шепнул я, открывая дверь, ведущую на чердак.
    Холл не обманул: кровать, на которой спала Хелли, трогательно свернувшись в клубочек и разметав волосы по подушке, действительно поражала своими размерами. Так же как и сама комната с огромным окном и зеркалом в полстены. Но вот Холл, похоже, забыл нам сообщить об одной «маленькой» детали, сидящей на краю кровати.
    — Латриэль, что ты здесь делаешь? — тихо спросил Терен, оперевшись о дверной косяк и скрестив руки на груди.
    — Не беспокойся, я просто смотрю, — поспешил успокоить нас лунный эльф, не отрывая глаз от безмятежного лица человечки.
    — Тебя же никогда не интересовали люди. — Я скопировал позу брата.
    Многовековая привычка, ничего не поделаешь.
    — Всё верно. Но просто она так похожа…
    — …на малышку Ниэль? — закончил я за него.
    — Глупо, правда? — хмыкнул эльф и осторожно убрал прядь волос со щеки Хелли. — Ниэль больше двухсот лет мертва, а я всё ещё по ней скучаю.
    — Не ты один. — Я подошёл к Латриэлю и положил ему руку на плечо, прекрасно понимая его чувства. — Нам тоже до сих пор её не хватает.
    — Но это не Ниэль, это Хеллиана. Чистокровный человек, а не лунная эльфийка, — добавил Терен, пройдясь по комнате и удобно устроившись на подоконнике.
    — Я вижу по ауре. Но такое сходство не бывает просто так! — покачал головой эльф, закусив губу, видимо, чтобы справиться с нахлынувшими на него воспоминаниями.
    Что ж… я его понимаю. Но я не хочу, чтобы он видел в Хелли только Ниэль.
    — Видимо, бывает. Она действительно похожа на Ниэль и характером, и внешностью, но всё же она другая. — Как всегда, мои мысли полностью совпадали с мыслями брата.
    — Жаль, — горько усмехнулся Латриэль и нежно погладил Хелли по щеке.
    Человечка даже не пошевелилась, видимо, слишком вымоталась за день.
    — Мёртвые не возвращаются, Латриэль. Как бы нам ни хотелось, но Ниэль не вернёшь, — хмуро заметил я.
    — Я знаю.
    На несколько минут воцарилась тишина, нарушаемая только посапыванием Хелли, но эльф вскоре заговорил вновь:
    — Скоро день рождения Маркуса. Ваша семья приглашена.
    — Отец вряд ли поедет, — фыркнул Терен, покачав головой.
    — Но Летрак, как наследник Империи, быть обязан. Не берите с собой Хеллиану. Она слишком красива, Летрак может ею заинтересоваться.
    — Хорошо, Латриэль.
    Хелли беспокойно заворочалась, скинув с себя одеяло, и неожиданно открыла глаза:
    — Ну, какого упыря, нелюди? Что за собрание? Я всё равно никуда не поеду!
    Буркнула и, перевернувшись на другой бок, невозмутимо засопела дальше. Латриэль задумчиво почесал затылок:
    — Почему мне кажется, что меня только что куда-то послали?
    Я чуть в голос не засмеялся, но Терен вовремя захлопнул мне рукой рот и сам, с трудом сдерживая смех, ответил:
    — Нам ещё повезло, что она не полностью проснулась. Думаю, разбуди мы её на самом деле, такого бы понаслушались!.. Идём, пускай спит…
    — Вы позволяете человечке так с собой разговаривать? — уже в коридоре спросил Латриэль, глядя, как я навешиваю защитное заклинание на дверь.
    Хотя оно и не очень сильно было нужно — большинство из присутствующих в таверне отличные маги и наши друзья, да и Ночные Всадники кого попало к себе не берут. Но мало ли что, всё же Хелли слишком красива.
    — А что такого? Она наш друг. Вспомни, как вы общались с Холлом, Ветаром и драконом во время учёбы. Про Летрака я молчу, естественно. Самые ласковые слова у вас были: «ящерица недобитая», «кошак облезлый», «ушастик несчастный» и «демонов человечишка»! Дальше продолжать?
    — Сдаюсь! — поднял руки эльф. — Вопросов больше не имею. Что ж, раз мы всё выяснили, то я спешу откланяться. Доброй ночи, господа.
    — Сноб, — синхронно фыркнули мы с братом.
    Латриэль только улыбнулся:
    — Я знаю.
    И, насвистывая фривольный мотивчик, удалился в конец коридора.
    — Ничего не меняется, — с улыбкой повторил я слова Ветара. — Идём спать, Терен.
ХЕЛЛИАНА
    Тёплый солнечный лучик пощекотал шею, словно прося, нет, даже заставляя проснуться. Вставать было, как всегда, лень, но, повалявшись пару минут, я поняла, что больше не усну. Жалко…
    Я открыла глаза. Хех, и как я здесь оказалась? Помню, как близнецы спрашивали Латриэля, о том, как тот попал к Ночным Всадникам, помню начало его ответа — и всё, дальше тишь да мрак. Ну да ладно, это всё я смогу потом выяснить, сейчас надо бы понять, где я нахожусь.
    Комната, в которой я ночевала, поражала своими размерами. В огромные витражные окна заглядывал последний летний солнечный денёк, так что сразу захотелось встать и подойти к окну, чтобы из него рассмотреть панораму города. Тем более что комната, судя по потолку, находится на чердаке, и с такой высоты вид на город должен быть просто обалденным!
    Я попыталась выпутаться из одеяла, но только ещё больше замоталась в него и в итоге хлопнулась на пол.
    — Вот хрдырово одеяло!
    — Приличные девушки не должны так ругаться, — раздался чей-то мягкий голос около двери.
    — Приличные девушки не просыпаются упырь пойми где с похмельными синдромами и не помня, как они тут оказались! — буркнула я, продолжая выпелёнываться из плена одеяла. Одеяло не отпускало, борьба продолжалась с переменным успехом. Вот упырь, оно что, живое?!
    Неопознанный визитёр рассмеялся и, покинув свой выжидательный пост возле двери, подошёл, шикнув на одеяло, которое тут же ускользнуло обратно на кровать, и легко поднял меня с пола.
    — Это какой же гад подкинул мне с утра пораньше такой сюрприз? — спросила я раннего визитёра, пылая праведным гневом.
    Но тут же немного остыла, разглядев, кто это. Им оказался вчерашний лунный эльф. По виду старше близнецов, по человеческим меркам принцы выглядели года на двадцать три, а он лет на пять старше, но кто ж знает, сколько им на самом деле? Высокий, на ладонь выше дроу, широкоплечий, но с узкими бёдрами, в общем, такого… атлетического телосложения, вот! Одет в светлый кожаный костюм для верховой езды, явно дорогой и сшитый на заказ. Вчера в неярком освещении длинные волосы этого эльфа казались почти чёрными, но сейчас оказалось, что они тёмно-медные, а в ярких лучах солнца так вообще практически рыжие.
    Как и вчера, я уставилась на него во все глаза. Теперь я вживую убедилась, чем отличаются лунные эльфы от лесных! Более светлая, алебастровая кожа, аристократичные черты лица, большие миндалевидные вертикальные глаза. Мрр… Какая прелесть!
    — Что-то не так? — спросил Латриэль, внимательно глядя на меня изумрудно-зелёными глазами и насмешливо приподнимая бровь.
    — Извинтеляюсь, конечно, просто я никогда не видела лунных эльфов! — Я попыталась пригладить растрёпанные за ночь волосы, немного смутившись от его взгляда, а тут ещё и пальцы, как назло, запутались…
    Эльф фыркнул, а затем рассмеялся:
    — Тогда всё понятно. Разреши, я помогу. — Он усадил меня на кровать и мягко высвободил мои пальцы. Мне стало как-то неловко, особенно когда он взял с прикроватного столика расчёску.
    — Э-э-э, Латриэль…
    — Не волнуйся, Хелли, всё в порядке. Мне это не сложно. И ты не стесняйся моего присутствия, всё равно на сегодняшний день тебя поручили моим заботам, — сообщил мне Латриэль, расчёсывая мои волосы.
    Я фыркнула:
    — И кто ж подложил тебе такую свинью?
    Латриэль поперхнулся:
    — Это почему?
    — Потому что я — несносное создание! — поспешила я «обрадовать» свою сегодняшнюю няньку.
    Эльф усмехнулся:
    — Это мы ещё посмотрим. Откуда у тебя акор'элван? Близнецы подарили?
    — Угу. А кстати, где они?
    — Уехали по кое-каким делам для Холла. Они заходили утром, когда ты ещё спала.
    — Теперь понятно, чьих это рук дело. — Я ткнула пальцем в одеяло, которое, как котёнок, ластилось к ноге эльфа.
    Тот абсолютно по-кошачьи фыркнул:
    — Их любимая забава. Кстати, совершенно забыл, я же принёс нам завтрак!
    Я задумчиво погладила волосы, которые после ловких рук эльфа мягким покровом легли на мою спину, и переспросила:
    — Нам?
    Эльф поставил поднос с едой на кровать. Там действительно еды было навалом, хватило бы не только на двоих. Я тут же вцепилась в бутерброд с ветчиной, как в самое родное существо в мире. Правда, родное существо я бы есть не стала, но не суть…
    — Нам. Надеюсь, ты не возражаешь? Просто внизу ни одного свободного столика… — Латриэль разлил по маленьким чашечкам из расписного фарфора горячий шоколад и присел на край постели.
    — Нет, конечно! А что произошло?
    — Там половина города трапезничает! Оказывается, заведение Холла пользуется огромной популярностью, он даже готовить не успевает, — изящно пригубив напиток, с чарующей улыбкой произнёс эльф.
    Так, ещё один аристократ на мою голову…
    — Ничего себе! Теперь я знаю, где можно устроить праздник! — Губы против воли растянулись в улыбку, предвкушая грандиозное веселье.
    Уж что-что, а гулеванить я любила.
    — Какой праздник? — заинтересовался эльф, запуская руку в вазочку с печеньем.
    Неловкость первых минут уже прошла, и теперь его присутствие меня нисколько не смущало, и даже то, что он явно не простой эльф. Видимо, сказались дни, проведённые с близнецами, — я теперь титулованных особ вообще всерьёз не воспринимаю.
    — Последний день свободы! Ибо завтра десятки учеников согнутся под бременем учебных неурядиц и новейших неподъёмных знаний! — Я страдальчески закатила глаза, трогательно приложив руку ко лбу.
    — То есть вам завтра на пары? — рассмеялся Латриэль.
    — Ага. Нужно это отметить! — весело кивнула я, перестав дурачиться.
    — Одобряю и даже не скажу Ветару. Но только если ты поможешь мне, — хитро посмотрел на меня эльф.
    — И чем же? — тут же заинтересовалась я, отставив чашку с остатками напитка обратно на поднос.
    Эльф, просящий помощи у человека… это что-то новенькое!
    — Холл попросил меня кое-что закупить для таверны. Посодействуешь?
    — Угу. Раз уж меня всё равно поручили твоим заботам. А что именно будем покупать? — спросила я, мысленно прокручивая в голове всевозможные варианты.
    Что-то подсказывает, что этот поход по рынку не будет таким весёлым, как недавно с близнецами. Хотя, может, Латриэль не такой уж и зюка?
    — Скоро узнаешь. Ах да, близнецы просили тебе передать вот это. — Латриэль достал из кармана свёрток размером с ладонь и, взмахнув рукой, мгновенно увеличил его раз эдак в семь.
    — И что это? — Я с головой залезла в бумажный пакет.
    Внутри оказались те самые сапоги для верховой езды, которые мы с близнецами заказали вчера, и новенькая амазонка из тёмно-зелёной кожи.
    — Ой, какая прелесть!
    — У братьев де Рен неплохой вкус, — одобрил эльф, внимательно оглядев наряд, который я аккуратно разложила на кровати подальше от подноса с остатками еды.
    От греха подальше, памятуя о том, как мне иногда «везёт».
    — Значит, мы поедем на лошадях? — тут же сообразила я.
    Вот только жалко, что своей лошадки у меня нет, в домике дедушки их негде было держать.
    — Да. Надеюсь, ты их не боишься? — с хитростью глянул на меня эльф.
    — Нет, конечно. Я их обожаю!
    — Ну тогда одевайся, я жду тебя на конюшне, — поднялся с кровати Латриэль и скрылся за дверью, прихватив с собой поднос с остатками завтрака.
    Я быстренько умылась и влезла в подарок близнецов. Амазонка состояла из лёгкого колета с воротничком стоечкой, рукавами три четверти длиной и чёрным кружевом вдоль талии, узких, но удобных штанов с пришитой поверх них юбкой длиной до щиколоток и с разрезами до бёдер. К этому всему прилагался чёрный кружевной пояс и две палочки для волос из чёрного дерева.
    Амазонка сидела как влитая, так же как и сапоги, а вот с палочками возникли проблемы: волосы никак не хотели держаться, палочки выпадали, и волосы рассыпались по спине. Помучившись пару минут, я махнула рукой и побежала вниз, захватив палочки с собой. Попрошу Латриэля, может, что придумает.
    На лестнице я чуть не столкнулась с каким-то необъятным мужиком. Буркнув извинения, я кинулась дальше и замерла на полпути. Обеденный зал был просто забит народом! Слова лунного эльфа подтвердились: действительно, ни одного свободного столика не было. Да и сама таверна изменилась до неузнаваемости: ни одной пылинки кругом, натёртый до блеска светлый отполированный пол, аккуратные столы на пять-шесть человек из светлого дерева, новенькая блестящая посуда, аккуратные светлые шторы на окнах, стёкла которых сверкали чистотой, мягкий ковёр на ступеньках, новенькие деревянные перила с изящной резьбой. А какой запах…
    Осторожно пробираясь к выходу, я во все глаза рассматривала присутствующих людей. Ни одной знакомой физиономии, но все как один сверкают бриллиантами, пышностью нарядов и надменными рожами. Брр… Надо линять отсюда. Заведение Холла явно предназначалось для высших сословий магического и простого общества.
    — Хелл! Вот ты где, моя спасительница! — схватил меня сзади Холл и, прокружив пару раз, поставил на пол и чмокнул в щёку под завистливые взгляды женской половины посетительниц. — Всё это благодаря тебе! — Он махнул рукой на обновившуюся таверну, а точнее сказать, абсолютно новое обеденное заведение.
    — Да ладно тебе, — смутившись, махнула я рукой и тут же поинтересовалась, чтобы сменить тему: — А где Ветар?
    — У директора Академии.
    — Просит за мной присмотреть? Вот упырь! — сердито фыркнула я.
    Что все ко мне относятся как к маленькой несмышлёной девочке? Да, по сравнению с эльфами я и правда сопля зелёная, но всё же не до такой степени!
    — Хелл, но он же за тебя беспокоится!.. Кстати, тебя Латриэль заждался, — обезоруживающе улыбнулся аронт, словно разгадал все мысли в моей непутёвой голове.
    — Уже бегу. Холл, а можно сегодня здесь маленько с адептами покуролесить? — с надеждой поинтересовалась я, вцепившись пальцами в светло-зелёный шёлк рукава рубашки аронта.
    — Ради тебя хоть луну с неба! — улыбнулся аронт и, поцеловав мне руку, направился в сторону кухни.
    — Я это запомню! — крикнула я и направилась к задней двери таверны, которая вела во двор с конюшней.
    Там уже стоял Латриэль, держа под уздцы двух шикарных лошадей. Я аж замерла, глядя на жеребцов с пышными белыми гривами и длинными, такого же цвета хвостами. Лоснящиеся шкуры отливали на солнце цветом топленого шоколада, мышцы перекатывались под кожей… Меня сразу же потянуло к ним со страшной силой.
    — Нравятся? — улыбнулся эльф, глядя, как я подхожу к жеребцу поменьше.
    Конь косил на меня светло-голубым глазом, но подойти дал. Я как зачарованная погладила жеребца по шее. Эх, а как я на него залезу? Он же в холке выше меня ростом!
    — Где ты их взял? — с благоговением в голосе спросила я, поглаживая морду жеребца.
    Голубые глаза у лошадей — это же вообще редкость!
    — Хелл, ну ты же теперь адептка Академии! Вот и скажи мне, что в них не так?
    Я присмотрелась повнимательнее, пробуждая истинное магическое зрение. Опачки! На жеребцов был наложен умелый морок, изменяющий их внешность, который скрывал много чего интересного! Жеребцы были на самом деле немного выше ростом, намного мощнее телосложением, и у них были крылья!!! Клянусь любимыми тапочками, настоящие белоснежные гривы и хвосты покрыты густым оперением! Твою ж мать!
    — Пегасы… — восторженно выдохнула я, вновь окинув взглядом величественных созданий. — Это же такая редкость, а сколько они стоят…
    — А ты молодец, не думал, что так быстро разглядишь, — похвалил меня эльф, с улыбкой поглаживая шею второго пегаса, который стоял спокойно, но меня настороженно рассматривал.
    — Где ты их взял? — спросила я, тщетно пытаясь нащупать крылья.
    Морок оказался слишком сильным, действительно странно, что я его разглядела.
    — Хелл, моя семья не одну сотню лет разводит пегасов.
    — А кто твоя семья? И сколько у вас пегасов вообще? А какой породы?
    — Тихо, не все вопросы сразу, — засмеялся эльф, гладя своего жеребца. — Давай так, я отвечу на все твои вопросы, а взамен ты потанцуешь со мной на сегодняшнем празднике!
    — Согласна! А ты уверен, что он позволит мне оседлать его? — засомневалась я, глядя на жеребца и чувствуя, что у него далеко не меланхоличный характер, и это ещё мягко выражаясь.
    — Позволит. У него довольно спокойный, хоть и немного вредный характер. Но до Харона ему далеко.
    — А кто такой Харон?
    Латриэль улыбнулся:
    — Это гордость нашей семьи, самый лучший пегас, которого нам только удалось вывести. Но я всё тебе позже расскажу. Поехали.
    — Ага, только подожди секундочку!
    Я быстренько слиняла на кухню и выпросила у Холла пару морковок. Аронт махнул рукой в сторону кладовой, не отрывая глаз от кастрюльки, в которой что-то булькало и издавало восхитительные запахи.
    — Новый эксперимент?
    — Ага. Ужин в семь…
    Пегас во дворе задумчиво посмотрел на меня, но всё же аккуратно взял морковку бархатистыми губами и, тут же схрумкав, довольно заржал. Я засмеялась, и, достав из кармана ещё пару овощей, угостила обоих жеребцов. Те остались довольны. Таки уря, взаимопонимание достигнуто!
    — Подлиза, — прокомментировал мои действия Латриэль. — Тебе помочь залезть?
    Я отрицательно покачала головой и, перекинув повод на шею жеребцу, вставила ногу в стремя. Мысленно вздохнув и так же выругавшись, я забралась в седло.
    — А ты молодец, — снова похвалил наблюдавший за моими манипуляциями эльф, а потом легко забрался в седло своего жеребца, едва коснувшись стремян.
    Эх, ну вот и чего он весь такой грациозный?
    — Ну что, куда едем? — тут же возгордилась я, привычно подбирая поводья и машинально отмечая, что длина стремян уже подобрана под мои ноги.
    Интересно, все эльфы такие наблюдательные?
    — На выезд из города. А почему ты не забрала волосы?
    — Не смогла с ними справиться. — Я с виноватым видом достала из-за пояса деревянные палочки. — Не поможешь?
    — Конечно, — улыбнулся эльф, подъезжая вплотную к моему жеребцу.
    Несколько ловких движений — и волосы плотным узлом закреплены, и ни одного волоска не выбивается из причёски.
    Поблагодарив Латриэля, я тронула поводья.

    — Ты не мог предупредить сразу?! Ну ты… — возмутилась я, кое-как остановив жеребца уже в самом центре города.
    — Извини, я просто хотел посмотреть, хорошо ли ты ездишь, — рассмеялся Латриэль мелодичным голосом, подъехав поближе.
    — Посмотрел? И как оно? — попыталась я одновременно пригладить вставшую дыбом во время скачки чёлку, укоризненно посмотреть на лунного эльфа и удержать на месте гарцующего жеребца.
    Всё и сразу получалось с трудом.
    — Удивительно, но я думал, что ты свалишься на первой же лиге, — признался эльф, даже не пытаясь спрятать снежинки в глазах.
    — Я тоже так думала! А потом мне даже понравилось. Он всегда так? — Я кивнула на моего жеребца, который рванул галопом со двора таверны, стоило мне только чуть надавить пятками на его бока.
    Сколько раз я ни пыталась его остановить — всё без толку, один раз только удалось перевести его на рысь, но и то стоило только ослабить поводья, как пегас сразу же понёсся дальше, распугивая прохожих. С большим трудом мне удалось остановить его здесь, у фонтана, при этом не задавив никого из прохожих. Ух, сколько же я всего понаслушалась от испуганных людей за время нашей «поездки»… Собственный словарный запас обогатила, однозначно!
    — Всегда. Держи поводья крепче, он немного застоялся, — усмехнулся Латриэль, направляя своего жеребца вдоль широкой улицы.
    Я двинулась следом:
    — Немного? Да это бес какой-то!
    Жеребец тут же остановился и повернул ко мне голову, кося умным голубым глазом.
    — Бес? Его что, так зовут? — спросила я, похлопав жеребца по могучей шее.
    Тот довольно фыркнул и уже без понуканий двинулся следом за конём Латриэля, мерно постукивая копытами по каменной кладке дороги.
    — Его зовут Эльтар. В переводе с эльфийского «Бес», а с драконьего — «Грозовой сумрак», — пояснил лунный эльф, спокойно покачиваясь в седле в такт лошадиным шагам.
    — Интересное имя. А кто его так назвал?
    — Я. Так уж сложилось, что именами разводимых пегасов заведую я.
    — А у вас их много? — поинтересовалась я, пуская Сумрака шагом рядом с Латриэлем, а то мы немножко отстали и разговаривать было неудобно.
    — Около сотни. Мы довольно редко их продаём и только на королевские конюшни. Пегасы ценятся за выносливость и красоту. Ну и конечно же за полёт. Там, где придётся сутки ехать галопом на обычной лошади, пегас преодолеет расстояние за три часа. Но они требуют особенного обращения. Каждого нужно выезживать не менее четырёх часов в день.
    — Ты это серьёзно? — изумилась я. Обычной лошади, если я хорошо помню, хватит и двух часов в день, а то и всего лишь часа!
    — Разумеется. Все нюансы и секреты ухода и разведения пегасов передаются в нашей семье из поколения в поколение.
    — А кто ваша семья?
    — Старший Дом Эниаллис — приближённые к королевской династии лунных эльфов. Мой отец — член королевского Совета. Я же могу похвастаться титулом младшего королевского советника, — без пафоса и даже довольно спокойно сообщил эльф.
    — Вот хрдыр! — выругалась я на тролльем языке.
    Только ещё одной титулованной особы мне не хватало! Хотя что-то в этом роде я и предполагала.
    — Ты где научилась так ругаться? — вопросительно поднял брови Латриэль.
    — Лучше тебе не знать… — с видом заговорщика покачала я головой, пытаясь переварить полученную информацию.
    — Эх, никакого уважения, — шутливо вздохнул лунный эльф. — Придётся пожаловаться твоему дяде!
    — Хех, вот именно от него и услышала эти прелестные словечки!
    — Интересно, а что же такое случилось? — Челюсть эльфа чуть не сбрякала на пол.
    А что, не мне же одной шокироваться сегодня!
    — Да он просто нечаянно сел на мой опыт по алхимии, — со смешком вспомнила я тот случай.
    Кстати, после этого Ветар избавился от своей дурной привычки сидеть на краю стола. У меня такая же, кстати, только я всегда смотрю на то, на что собираюсь сесть!
    — Взорвалось? — с затаённой надеждой спросил эльф, едва сдерживая смех.
    — Не-а. Голубой хвост вырос.
    — Ой, не могу! — расхохотался во весь голос Латриэль. — Он никогда мне не рассказывал.
    — И не расскажет. Он с ним две недели ходил.
    — А что это было за зелье?
    — Любимым наказанием Ауста было заставить меня пропалывать грядки. Я и решила сварганить что-нибудь такое, что не позволит сорнякам расти. И по ходу что-то перепутала. — Я виновато развела руками, типа «я тут совсем ни при чём, это всё случайно получилось».
    — Дай угадаю. Грядки всё же пришлось пропалывать?
    — Угу. А хвост спустя пару недель убрала Тамина. Хотя и могла это сделать в этот же день.
    — А почему тогда ждала?
    — А ей хвост понравился!
    Бедный Латриэль чуть не свалился с жеребца:
    — Ну, вы даете! Теперь понятно, что нашли в тебе близнецы.
    — И что же? — спросила я.
    Мне действительно это было интересно, учитывая мой далеко не милый характер и далеко не безобидный нрав.
    — Ты потрясающая девушка. Красивая, с хорошим чувством юмора. Ты словно весеннее солнышко. Всегда весёлая, непосредственная. Я тебя знаю всего день, но уже неохота далеко от тебя отходить. Ты совсем как Ниэль. — Смеющиеся глаза Латриэля на последней фразе потемнели. Да и плечи как-то поникли.
    Я поравнялась с ним и положила ему руку на плечо, заглянув в глаза:
    — Кто такая Ниэль?
    Латриэль остановил своего пегаса, Сумрак тут же остановился сам.
    — Что ты знаешь о лунных эльфах? — неожиданно спросил эльф.
    — Лунные эльфы, они же высшие эльфы, население где-то около двух тысяч по всему миру. Думаю про их экономику говорить не надо. Что там ещё… Ах да, почитают лес, но не склоняются перед ним, как лесные эльфы. Особенности: светлая кожа, как правило, тёмные волосы, вертикальные зрачки, так как эти эльфы имеют вторую звериную ипостась. Что и дало им право называться высшими. Чем сильнее зверь, тем мощнее магия. Правит страной совет Трёх Старейшин, но только лишь до того, как принц Маркус достигнет своего совершеннолетия. Ранее наследников было двое, у Маркуса была сестра-близнец принцесса Селениэль, но она погибла более двух столетий назад, когда на дворец напали Адские гончие. Тогда же погибла и королева. Вот вроде бы и всё основное, но есть ещё и куча дополнений, — свернула я, наконец, свою лекцию.
    Ауст мог бы мной гордиться…
    — Любишь учиться?
    — Есть маленько, — улыбнулась я.
    Латриэль посмотрел на меня долгим, словно пронизывающим насквозь взглядом. И только тогда я поняла:
    — Ниэль? Принцесса СелеНИЭЛЬ…
    — Всё верно. Селениэль погибла, когда праздновали их с братом столетие. Для людей это довольно большой срок, а для эльфов такой возраст считается подростковым. Я был старше принца и принцессы, но рос вместе с ними, и для меня не было лучших друзей. Я не успел тогда её спасти. Близнецы де Рен тоже знали её, они всегда заботились о ней, словно видя в ней свою младшую сестру. Они все вместе весь дворец на уши ставили, только Маркус иногда спасался от их проказ. Вы с ней удивительно похожи, я поразился, когда вчера тебя увидел. У Ниэль были чуть резче черты лица, она была немного выше, да и волосы практически до колен. К тому же изящнее и утончённее. И неплохо сражалась. По стрельбе из лука ей не было равных.
    — Со мной всё сложнее. Попытки Ветара обучить меня владению мечом закончились шрамом у него на ключице и моей рассечённой рукой, — вздохнув, показала я ему правую руку, на которой между большим и указательным пальцами виднелся шрам от раны годовалой давности, которую я нанесла сама себе своим же мечом. Как так получилось, никто до сих пор и не понял.
    — Ниэль тоже влипала во всякие неурядицы. Я иногда называл её девочка-катастрофа, — грустно улыбнулся Латриэль, устремляя взгляд в небо.
    До меня неожиданно дошло, причём так, что защемило сердце.
    — Так, значит, близнецы просто видят во мне Ниэль?
    — Хелли, я не…
    — Спасибо, Латриэль. Спасибо, что рассказал.
    Я пришпорила жеребца. Сумрак понёсся галопом, до выезда из города оставалось не более одной лиги. Слёзы жгли глаза. Значит, вот как? Просто похожа? Просто замена? Значит, им всё равно, кто я, они видят во мне Ниэль!
    Я отпустила поводья, дав Сумраку полную свободу. Народ в воротах на въезде в город с воплем отхлынул в стороны, пропуская нёсшегося на полном ходу жеребца. Ну да, такой раздавит и не заметит…
    Уже где-то в поле, в трёх лигах от города, я остановила Сумрака и, соскользнув в придорожную траву, упала на колени, не сдерживая слёз. Да что ж такое, эта хрдырова полоса неудач когда-нибудь закончится?!
    — Хелли, прости, я не хотел тебя обидеть, — раздался позади голос Латриэля, тяжёлые руки легли на плечи, напрасно пытаясь меня успокоить.
    — Не нужно, Латриэль. Я всё поняла.
    — Эй, ты не дослушала! — возмутился Латриэль, поднимая меня и разворачивая к себе. — Ты практически копия Ниэль, но всё же особенная. Ты — это ты. Может, ваше сходство сначала и привлекло их к тебе. Но ты неповторима. А Ниэль уже не одно столетие мертва, как ни больно нам это признавать. Ты не заменишь нам её, но боль в душе рядом с тобой отступает. Позволь им, нет, позволь нам быть твоими друзьями!
    — Ты правда так считаешь? — с надеждой поинтересовалась я, когда смысл его слов наконец дошёл до меня.
    Может быть… может, всё не так уж и плохо, как я себе напридумывала?
    — Конечно. — Латриэль стёр с моих щёк слёзы. — Ты то, чего не хватало им в жизни. Так зачем же бежать от этого?
    — Я себя так глупо чувствую…
    — Это не глупо. Ты просто не поняла разницы. Всем свойственно ошибаться. Просто всегда будь собой. И кстати, близнецы не пытаются видеть в тебе Ниэль, они полюбили тебя такой, какая ТЫ есть.
    — Правда? — Я подняла заплаканные глаза на эльфа.
    Его присутствие, а точнее, его запах, запах лесной ежевики и горного ручья, успокаивал так, словно он мой самый лучший друг. И в самом деле, что это я расклеилась? Дерек и Терен, плевав на своё положение, посреди ночи искали меня по всему городу. Вряд ли тогда они с кем-то меня сравнивали. Они искали именно МЕНЯ! Так зачем я себя накручиваю?
    — Правда, — погладил меня по щеке Латриэль, стирая остатки слёз.
    — Я дурочка, — вздохнула я, пытаясь успокоиться.
    Меня всё ещё немножко колотило. Да, что-то я совсем размазнёй стала, не к добру это!
    — Ты не дурочка, просто понимание таких ситуаций приходит с опытом. Ты ещё слишком мала.
    — Если я мала, то ты старичок! — парировала я.
    Хорошее настроение начало возвращаться. В шею ткнулись мягкие губы Сумрака, словно напоминая о том, что он не против ещё побегать. Я погладила жеребца, мысленно улыбнувшись тому, что пегас сам ко мне подошёл, и повернулась к Латриэлю, который стоял практически вплотную ко мне. Я немного смутилась от его близости:
    — Спасибо, что успокоил.
    — Не за что. — Латриэль наклонился и, приподняв моё лицо за подбородок, неожиданно… поцеловал в губы! Затем отвернулся, не касаясь стремян, легко вскочил на своего жеребца и весело усмехнулся. — Наперегонки до города!
    — Согласна! — Я тут же вскочила на Сумрака, молясь, чтобы мои пылающие щёки не были так заметны, и пришпорила его.
    Встав на дыбы, жеребец с места рванул в карьер. Латриэль не отставал.
    Несколько минут — и скачка полностью захватила меня. Существовали на тот момент лишь ветер, свистевший в ушах, земля, с бешеной скоростью мелькавшая под ногами красавца жеребца, и предвкушение победы. А о неожиданном поцелуе я могу подумать и позже.

Глава 6

ХЕЛЛИАНА
    — А я… это… обалдеть… — только и смогла я выдавить из себя.
    В город я всё же влетела первая, обогнав Латриэля практически на два корпуса, но не успела отдышаться, как эльф, забрав поводья Сумрака, отвёл меня… на Лошадиный базар!
    Я с детства обожала лошадей, хоть совсем недавно научилась ездить верхом. А тут такая роскошь…
    Лошадиный базар Эллидара славился богатым выбором лошадей. Он находился на самой границе города, буквально в двух шагах от центральных ворот. Здесь можно было купить кого угодно: от простых крестьянских кляч до жеребцов королевских конюшен. Были здесь и тонконогие эльфийские сильфы — духи воздуха, и верховые демоны дроу — карнейлы, и спортивные скаковые жеребцы с королевской конюшни.
    Продавцы скакунов тоже отличались разнообразием: лесные эльфы, гномы, дроу, люди, ну и куда ж без знаменитых наёмников — троллей?
    На базаре было не протолкнуться, кто-то покупал, кто-то продавал, а кто-то, как и я, просто пялился.
    — Я вижу, тебе здесь нравится? — усмехнувшись, спросил Латриэль, явно довольным впечатлением, которое на меня произвёл рынок.
    — Не то слово… — выдохнула я, не отрывая глаз от белой кобылки неподалеку, которую держал под уздцы невероятно красивый светлый эльф.
    Его облепили со всех сторон девушки самых разных возрастов, что только прибавляло надменности выражению его лица, на котором было просто написано: «Как мне надоели все эти жалкие смертные!»
    Я невольно хмыкнула. Тоже мне, принц на белом коне! Красив, конечно: высокий, стройный, с копной светлых волос и льдисто-голубыми глазами, но с близнецами он даже рядом не валялся!
    Я уж промолчу про Холла — воплощение девичьей мечты, а глядя на Латриэля, так вообще сердце замирает…
    Но намного больше светлого эльфа меня заинтересовала кобылка, которую он продавал. Таких изящных лошадей я ещё не видела! Тонкие, стройные ноги, волнистые, переливающиеся грива и хвост и ни единого тёмного пятнышка на белой шкуре. Загляденье!
    — Нравится? — раздался вкрадчивый голос над ухом.
    — Очень! — не задумываясь, ответила я, продолжая любоваться кобылкой, которая, словно красуясь, тряхнула красивой головой, перекинув гриву с одной стороны шеи на другую.
    — Странно, я не думал, что это вызовет у тебя такой восторг, — задумчиво почесал затылок Латриэль.
    — Как можно этим не восхищаться?! Хранители, наверное, долго работали над этим созданием. Ты только посмотри на эти ровные зубы, на тонкие ноги, на мышцы под кожей…
    — Э-э-э, Хелл, я, конечно, всё понимаю, но мне это не совсем интересно… — сконфуженно попытался перебить меня эльф, но я его не слушала.
    — Смотри, какие ровные копыта! Её, наверное, даже подковывать не надо… — продолжила я вслух обсуждать кобылку, а точнее, сильфа, не обращая внимания на слова Латриэля.
    — Так ты это про сильфа? — захлопал глазами Латриэль.
    — А про кого ещё? — удивилась я, и только потом до меня дошло, как до утки на пятые сутки. — А, ты думал, я об эльфе?
    — Ну да, — сознался лунный эльф, немного смутившись.
    Я уставилась на единственный, неповторимый в мире экспонат, который сейчас можно было продать любому королевскому двору сотни за три золотых монет: СМУЩЁННЫЙ ЛУННЫЙ ЭЛЬФ!
    — Латриэль, да он по сравнению с тобой, Холлом и близнецами просто моль бледная! Так что там нечем любоваться.
    — Извини, я действительно не то подумал, — то ли с облегчением, то ли со смущением покаялся лунный эльф. — Ты не возражаешь, если я ненадолго отлучусь? Найдёшь чем заняться?
    — Конечно!
    — Я скоро вернусь, — произнёс Латриэль и быстро скрылся в толпе.
    Я же направилась туда, где располагались загоны с выставленными на продажу скаковыми жеребцами. Немного попялилась там, прошлась по рядам с иноходцами, но ноги опять вынесли меня на середину базара, туда, где стоял надменный эльф с сильфом. Судя по толпе, торги за кобылку шли вовсю. Я решила подойти погладить лошадку.
    Та посмотрела на меня внимательным, немного недоверчивым взглядом, но позволила себя приласкать.
    — Ах ты моя хорошая, — тихонько проговорила я, поглаживая её шею.
    Кобылка тихонько заржала и ткнулась мне в руку мягкими губами, вызвав у меня улыбку. Но улыбка тут же слетела, поскольку я оказалась на земле под дикий хохот окружающих. Надо мной нависал разгневанный эльф:
    — Как ты посмела своими грязными руками трогать мой товар?!
    — На свои посмотри, селёдка неумытая! — рявкнула я в ответ, поднимаясь с песка.
    Какой-то мужик в толпе заржал:
    — А девчоночка-то с коготками!
    — Я их быстро укорочу! — взревел эльф и со зловещей улыбкой свёл руки в сферу.
    Похоже, сейчас что-то будет. Я на всякий случай мгновенно сплела узор щита, но чувствовала, что от эльфийского заклинания это вряд ли поможет…
    — Прощай, человек. — Последнее слово эльф буквально выплюнул сквозь зубы, а с его рук сорвалось неизвестное заклинание.
    Какая-то женщина ахнула, кто-то выругался.
    — Опять выкаблучиваешься, Алкей?
    За долю секунды до того, как я поставила щит и в него врезалось эльфийское заклинание, кто-то встал между нами и, отразив заклятие взмахом клинка, вернул его отправителю. Эльф успел пригнуться, и заклинание за его спиной разворотило половину сарая с пшеницей, которую держали здесь для лошадей.
    — Не вмешивайся, Тамиор! Это не твоё дело! — крикнул эльф.
    Мужчина, стоящий ко мне спиной, небрежно сплюнул:
    — Это мой базар, и всё, что здесь происходит, касается в первую очередь меня. Что тебе сделала эта человечка?
    — Она лапала мой товар!
    — Покупатели имеют на это право. Мне надоели твои выходки, я тебя предупреждал! Ты отстранён от торговли здесь на три месяца. Убирайся! — спокойно сказал незнакомец.
    По лицу эльфа заходили жвалки, но, кое-как взяв себя в руки, он схватил поводья сильфа и двинулся на выход. Толпа расступалась со скабрёзными шуточками. Похоже, этого эльфа далеко не все тут любили.
    — Ты в порядке? — Ко мне повернулся мой защитник, убирая меч в ножны и наконец-то давая возможность его разглядеть.
    Ох ты, мать моя мартышка, тролль!
    Высоченный, с горой крепких мышц, одетый в потёртые штаны, высокие сапоги и безрукавку. Чуть зеленоватая кожа, такая в темноте ничем не отличается от человеческой, большие карие глаза с внимательным, оценивающим взглядом. Несколько грубые черта лица, на щеках — небольшая щетина. Чёрные жёсткие волосы собраны в хвост, серьга-кольцо в левом ухе — вот как выглядит стоящий передо мной усмехающийся экземпляр расы троллей.
    — Ага. Спасибо тебе.
    — Пустяки, я давно искал возможность приструнить этого сноба, он меня уже хрдыр как достал. Идём со мной.
    Тролль повёл меня в глубь рынка, где располагалась конюшня с имперскими беговыми иноходцами. Возле него находилась небольшая таверна, где посетители базара могли освежиться и обговорить детали сделки. Немного неухоженное, но довольно прохладное помещение с кучей столиков. Мой новый знакомый усадил меня недалеко от барной стойки и притащил две высокие деревянные кружки с элем. Самое смешное, у меня и мысли не возникло, чего я прусь за троллем.
    — Ну, рассказывай. — Тролль отпил из своей кружки и довольно крякнул, видимо выражая своё одобрение пенному напитку.
    — А что рассказывать? Просто приглянулся сильф, и я решила его погладить. А этот рыхтыгров эльф взбесился, — поморщилась я, вспомнив надменную рожу светлого.
    — А ты мне нравишься! — хохотнул тролль и решил представиться: — Я Тамиор, владелец этого базара.
    — Хелли, адептка Академии Магии, — ответила я, пожимая его протянутую лапищу.
    Рукой её назвать язык не поворачивался, моя ладошка в его руке просто утонула. Да уж, сломает и не заметит!
    — Первый курс?
    — Как ты догадался?
    — Легко, — хмыкнул тролль, — была бы старше, ответила бы универсальной защитой против иной магии.
    — Какой? Научи! — тут же заинтересовалась я.
    Ещё бы, я никогда не упускала возможности узнать что-то новое в плане магии. Тем более урок от тролля — это же вообще!
    — Ты её видела, называется клинком промеж глаз! — рассмеялся мой собеседник. — А если серьёзно, то можно было бы использовать сплетение всех стихий, тебе оно вряд ли подвластно. Это только эльфам дано, да и то далеко не всем. Ладно, не бери в голову, это я так, к слову.
    — А если рискнуть? — хитро прищурилась я.
    Так-так-так, оказывается, мои таланты можно вполне успешно применять на практике, да ещё и в качестве защиты… Я буду не я, если не узнаю это плетение, пускай даже таким сомнительным путём!
    — А давай! — Тролль, которого явно охватил азарт, отставил в предвкушении свою кружку. — Я тебе покажу, и если ты щитом отразишь вот этот кинжал, то я выкуплю для тебя того сильфа!
    Тролль достал из-за пояса кинжал, который мне показался просто тесаком для разделки мяса. Ну или одного надменного эльфа…
    Я прищурилась:
    — А если нет?
    — То ты приглашаешь меня на ужин! — выдал тролль.
    — По рукам!
    Тролль хмыкнул, но всё же объяснил, как ставить многослойный щит из переплетения всех стихий, отнимающий немного сил, но способный остановить даже арбалетную стрелу с расстояния в пять шагов.
    — Готова?
    — Готова! Идём во двор? — спросила я.
    Тролль хмыкнул:
    — Зачем? Люди ждут от нас представления.
    Я оглянулась. В таверне собралось около двадцати человек, и все внимательно за нами наблюдали. Кое-кто, расслышав наш спор, даже начал делать ставки. Это хорошо, деньги лишними не бывают… Почему-то у меня возникла уверенность, что у меня всё получится! Как говорил дедушка, нужно не путать уверенность в своих силах с банальной самоуверенностью…
    — Так не будем их разочаровывать! — улыбнулась я, направляясь к барной стойке.
    Если неправильно поставлю щит, так постараюсь увернуться от тесака, и не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из стоящих позади меня людей пострадал.
    Тролль встал напротив, шагах в двадцати. Посетители торопливо встали вдоль стен, оживлённо переговариваясь. Похоже, в меня мало кто верил. Млин, обидно даже!
    Я сосредоточилась и старательно построила основу щита: плетение воздуха, следом огня, некромантский щит, плетение воды, потом земли и светлый щит целительства. Осталось только всё мгновенно напитать до того, как кинжал достигнет цели. Надеюсь, успею.
    — Готова? — улыбнулся Тамиор, подбрасывая на ладони тесак.
    Хех, на его ладони он действительно смотрелся как кинжал, маленький такой…
    — А то, — хмыкнула я.
    — Раз, — начал отсчёт рыжебородый гном, стоящий неподалеку от двери.
    Его тут же поддержала толпа:
    — Два, три!
    Тролль резко, почти не целясь, метнул тесак. Я мгновенно, резким вздохом вобрала в себя магию стихий в округе и, пропустив сквозь себя, напитала щит. Успела!!!
    Щит вспыхнул всеми цветами радуги, когда в него врезался тесак. Он прочно застрял, причём так, что кончик лезвия даже не выглядывал с моей стороны. Теперь стало видно, что Тамиор целился не точно в меня, а чуть левее. Если бы щит не сработал, кинжал не причинил бы мне вреда, ну может быть, чуть-чуть оцарапал бы плечо, и то если бы я дёрнулась.
    Толпа заулюлюкала. Тамиор восхищённо захлопал в ладоши, подходя ближе:
    — Я поражён! Как тебе это удалось?
    — Я просто очень старательная и всё схватываю на лету, — с улыбкой поклонилась я, чувствуя, как меня распирает от гордости.
    Ведь не каждый день я такие фокусы проворачиваю!
    — Ага, а главное — скромная! — подхватил тролль, скалясь во все зубы.
    Кстати, у него тоже были клыки. Меньше, чем у дроу, и чуть изогнутее.
    Я шутливо раскланялась ещё раз.
    — Тамиор, а как убрать этот щит? — почесала я затылок, оглядев творение своих рук.
    — Никак, он сам распадётся со временем, — махнул рукой тролль.
    В подтверждение его слов щит лопнул, словно мыльный пузырь, с негромким звуком, оставив после себя лёгкий аромат ванили.
    — М-м-м… А почему после него остаётся такой приятный запах? — спросила я, усаживаясь за столик и принимаясь за недопитый эль.
    — А ты знаешь, кто впервые подумал о том, что можно совмещать стихии? — вопросом на вопрос ответил Тамиор, залпом допив свой эль и жестом подзывая разносчика.
    — Нет.
    — Принц Маркус.
    — Владыка лунных эльфов?
    — Будущий Владыка лунных эльфов, — поправил меня тролль. — По слухам, однажды его сестра подожгла шнурки на его ботинках, смочив их до этого водой. Шнурки пылали, но не сгорали. Это происходило на каком-то приёме и вызвало жуткий переполох, но Селениэль не наказали за выходку. Так она подала Маркусу идею о том, что даже противоположные стихии можно совмещать без последствий. А что касается запаха… Цветок ванили — символ королевской династии лунных эльфов, их отличительный признак. Так как принц Маркус впервые воспроизвёл этот щит, остаточная магия после него впитала запах его создателя.
    — Красивая история, — вздохнула я, допив эль.
    Услышав опять имя Селениэль, я почувствовала, внутри что-то замерло, но тут же отпустило. Я твёрдо решила себя с ней не сравнивать. Ни мысленно, ни вслух, ибо на фиг!
    Тамиор согласно кивнул.
    — Ваш эль и солёные орешки — за счёт заведения. — К нам незаметно подошёл гном, который начинал отсчёт, и поставил перед нами ещё две кружки с пенящимся напитком.
    — Раташ, ты же знаешь, я всегда плачу за свой заказ, — нахмурился тролль.
    Гном махнул на него рукой и взобрался рядом с ним на лавку. И правильно, мысленно хихикнула я, а то его из-за столика практически не видать. Гном усмехнулся в пышную бороду:
    — Да и плати сколько угодно. Это подарок от заведения для юной леди, которая знатно повеселила нас сегодня. И кстати, ваш выигрыш. — Раташ выложил на стол около пятнадцати золотых монет.
    Да на эти деньги неплохую лошадь можно купить!
    — На меня столько поставили?
    — Нет, — хохотнул гном, — все ставили, что мне придётся выносить отсюда ваше бренное тело. Но вы всех удивили. Клянусь своим топором, не ожидал такого от девчонки!
    — Много потеряли? — поинтересовалась я, запуская руку в орешки. М-м-м, вкуснятина!
    — Не особо, но я получил такую рекламу своему заведению! — погладил пышную бороду гном. — Я Раташ.
    — Хелли, — пожала я его маленькую, но крепкую руку и пододвинула ему пять золотых монет: — Это вам проценты с выигрыша.
    Остальные десять я смахнула себе в карман. Гном довольно хмыкнул, забирая деньги:
    — А ты знаешь наши обычаи. Подучил кто?
    — Да, мой дедушка.
    — А как его зовут?
    — Ауст Валанди.
    — Так ты внучка моего боевого товарища? Приятно слышать, давненько я его не видел. Где он сейчас? — Удивление в маленьких глазах гнома сменилось неподдельным интересом.
    — В Скайре. Отправил меня в Академию и ушёл на заслуженный отдых. А я и не знала, что он воевал! — изумилась я.
    Надо же, а дедушка у меня, как оказалось, разносторонний человек! Почему он мне об этом не рассказывал, а? И ведь даже не упоминал ни разу!
    — Он не любит об этом вспоминать. Ну что ж, передавай деду пламенный привет. Не буду мешать вашей беседе, — улыбнулся гном, слезая с лавки, и направился в сторону кухни, двери которой виднелись за стойкой.
    Могу поспорить, что там стоит длинная лавочка, иначе как бы гнома вообще видно было на его рабочем месте?
    Я присосалась к элю.
    — Быстро ты заводишь знакомства, — фыркнул тролль.
    — Сама поражаюсь, — улыбнулась я. — За последние несколько дней много интересных личностей узнала.
    — Надеюсь, расскажешь? — спросил тролль и после моего кивка продолжил: — Но сначала я хотел бы узнать, как ты одна оказалась на окраине города?
    — Я не одна! Ну, точнее, была не одна, я пришла сюда с другом. Он отошёл по делам, а я решила прогуляться, — призналась я, чувствуя некоторое подобие неловкости за лунного эльфа.
    — Уши бы оторвал такому другу. Это ж надо было додуматься! Если бы не я, этот рюмдрыхов эльф тебя по земле бы размазал!
    — Ещё раз спасибо, что помог.
    — Да ладно, — махнул рукой, а точнее, лапищей тролль, — мне не сложно. А ты забавная.
    — А ты тоже, — вернула я ему комплимент.
    Тамиор басисто расхохотался:
    — Малышка, ещё никто и никогда меня так не называл! И знаешь что? Мне дико захотелось видеть тебя среди моих друзей!
    Я чуть не поперхнулась: тролли никогда не предлагают свою дружбу человеку! Да и вообще редко заводят себе друзей.
    Так я не буду отказываться! Таких друзей упускать нельзя.
    Я протянула руку и пожала ему запястье, как и полагается друзьям. Знакомые пожимают только ладони.
    Тролль с улыбкой, осторожно, но крепко обхватил моё запястье:
    — Рад, что сегодня тебя встретил. Ну что, идём выкупать твоего сильфа?
    — Идём!
    Мы вышли на улицу. Жара немного спала, так как солнце уже начало клониться к горизонту. Близилось закрытие рынка, и на нём царило невообразимое оживление: все торопились завершить свои дела.
    Тамиор легко лавировал среди людского потока. Я старалась не отставать, но получалось плохо, горожане смело работали локтями, освобождая себе дорогу. А мне не то что наглости, мне просто силы не хватало.
    Тамиор повернул голову и хмыкнул:
    — Э нет, малышка, так не пойдёт, тебя скоро затопчут. Давай сделаем вот что…
    Тролль схватил меня в охапку и посадил к себе на плечо. Я повертелась, устраиваясь, и оценила все удобства такого перемещения: никто на ноги не наступает, самой идти не надо, видно всё вокруг, да и плечо тролля настолько широкое, словно сидишь на удобной скамейке.
    — Ну что, пошли?
    — Ага.
    Тамиор смело двинулся сквозь толпу, а я, как маленький ребёнок, пялилась по сторонам, пока мы, точнее, моё «средство передвижения» не дошло до выхода с рынка. Как раз там располагался большой навес, где покупатели могли оставить своих лошадей на время, пока ходят по базару.
    Там же и мы с Латриэлем оставили пегасов. Рядом с ними стоял Латриэль, с взволнованным лицом рассматривая выходящих с базара людей и нелюдей.
    — Латриэль! — помахала я ему рукой.
    Эльф тут же бросился навстречу с криком:
    — Хеллиана Валанди! Куда ты делась?! Я весь базар облазил!
    — Я в таверне была, — виновато покаялась я, хотя, собственно, это эльф запропастился демон пойми куда.
    — В таверне? Что ты там забыла?! И почему ты верхом на тролле? — не успокаивался Латриэль, подходя ближе.
    — Полегче, эльф, я же всё же не лошадь! — рыкнул «скаковой» тролль и опустил меня на землю.
    — Тамиор? Какого демона… — потерял дар речи Латриэль.
    — Ты лучше скажи, почему ты оставил её одну? — потрепал меня по волосам мой новый друг. — Я, кстати, собираюсь за это тебе твои хорошенькие уши надрать!
    — Я тебя искал! А с тобой позже разберусь, — тыкнул в меня пальцем эльф.
    Я показала ему язык и спряталась за Тамиора.
    — Только попробуй! Тогда точно уши надеру! — пригрозил мой защитник. — Она мой друг.
    Хе, мне показалось или у Латриэля действительно глаз задёргался?
    — Лат, выдыхай, а то упадешь, — хлопнул его по спине Тамиор. — Поехали, по дороге расскажу. А ты скажешь, что от меня хотел.
    Странно, и как Латриэль не упал от такого дружеского хлопка? Я бы на его месте лёгкие выплюнула!

    Примерно через час мы подъехали к уютному домику, находившемуся в двух шагах от ворот Академии. По дороге Тамиор рассказал Латриэлю о произошедших событиях, упустив только то, что щит мы проверяли метанием кинжала. Я была дико благодарна своему новому другу за это. А то, чувствую, Латриэль бы разболтал Ветару, и они вдвоём полчаса читали бы мне лекцию о моём поведении, да ещё и близнецов подключили бы к этому делу.
    — Хелли, ты хочешь сказать, что тебе подвластны все шесть стихий?! — шокированно выдохнул эльф. — Да быть того не может!
    — Да она ничего и не должна говорить, я сам это видел, — непринуждённо пожал плечами тролль, спрыгивая со своего пегого иноходца и направляясь к входной двери мини-особнячка.
    Лениво облокотившись о стену, он пару раз стукнул кулаком в дверь с затейливой резьбой. Как дверь не развалилась, я не знаю.
    От этого стука из ближайших кустов брызнула в разные стороны парочка кошек, а в доме зазвенели стёкла. Ничего себе у него сила…
    До этого я видела троллей несколько раз, но издалека. Похоже, мне повезло, что Тамиор теперь мой друг, ибо такого врага даже Друсилии не пожелаешь!
    — Кого демоны принесли? — Дверь распахнулась, явив нашему взору взлохмаченного светлого эльфа, моего сегодняшнего оппонента.
    Он уставился на меня пронзительным, полным ненависти взглядом, не обратив внимания на стоящего в двух шагах от него Тамиора:
    — Ты?!
    — Ага, — кивнула я, не зная, что ещё сказать.
    Эльф сделал несколько шагов:
    — Я надеюсь, ты пришла извиниться, иначе ты отсюда живая не уйдешь!
    Честно, я, как могла, пыталась удержать смех. Не получилось…
    — Ах ты… — разбушевался эльф и опять швырнул в меня какой-то гадостью. Видимо, из-за злости он не увидел и Латриэля.
    Кстати, на этот раз заклинание отразил он. Да что такое, мне дадут когда-нибудь самой разобраться с моими обидчиками, нет? Эльф наконец искоса глянул на моего спутника, разгневался ещё больше и крикнул:
    — Не смей мешать мне! Я — лорд Алкей ти Элистраи, доверенное лицо племянника Владыки! Эта человечка оскорбила меня!
    — Я — королевский советник Латриэль тер Сент, наследник Старшего Дома Эниаллис, говорю при свидетелях: эта человечка находится под моей защитой! — ледяным голосом сказал Латриэль, соскакивая с пегаса.
    Я с открытым ртом наблюдала за преображением друга: от смеющихся глаз не осталось и следа, лицо стало будто каменным, а вся фигура излучала власть и превосходство. Только сейчас до меня дошло: он действительно королевский советник, имеющий влияние на других.
    Мне стало не по себе. Я не воспринимала всерьёз, точнее, просто не могла себе представить вживую, что окружающие меня — не те, кем я уже привыкла их видеть.
    Они на сотни лет меня старше, опытнее, сильнее, и… у них есть ВЛАСТЬ. И вдобавок они не люди, они эльфы…
    Светлый эльф побледнел и склонился в глубоком поклоне:
    — Прошу прощения, антар, я не знал…
    — Это ещё не всё, — повелительным жестом прервал его Латриэль, — ты был слишком подвластен своим эмоциям, чтобы заметить, что эта человечка находится под защитой Старшего Дома Аллианэр.
    — Акор'элван… Прошу простить меня, юная фриния, за моё недостойное поведение. Я не заметил. — Светлый, мгновенно поникнув и побледнев, преклонил передо мной колено.
    — Вот рюмдрых… — вырвалось у меня.
    Возникшую тишину разорвал громовой смех тролля:
    — Ну, Лат, ты выдал. Бедная Хелли, похоже, в прострации!
    Тролль подошёл и легко поднял коленопреклонённого эльфа за шкирку:
    — Послушай, Алкей, я покупаю твоего сильфа. Хелл, малышка, что ты хотела с ним сделать?
    — Подарить Холлу в честь открытия таверны… — машинально ответила я, находясь в полном апофигее.
    — Таверна Холла вновь работает? Приятно слышать, — довольно оскалился Тамиор и «слегка» встряхнул эльфа, да так, что тот клацнул зубами. — Через час чтобы сильф стоял у него в конюшне. Ты всё понял?
    Эльф закивал так, что казалось, голова отвалится. Тролль отпустил светлого и, достав из кармана кошель с позвякивающими монетами, крикнул ему, уже улепетывающему в сторону конюшни:
    — Алкей!
    Тот боязливо обернулся, притормозив.
    — Деньги возьми за кобылку.
    Эльф поймал кошель и скрылся за дверью. Я вскочила на Сумрака, развернула его в сторону Академии и улыбнулась Тамиору:
    — Спасибо. Приходи на закате к Холлу, мы собирались там немного погулять.
    — Почту за честь, — отсалютовал рукой тролль.
    Я, не глядя на лунного эльфа, пришпорила Сумрака. Тот, только почувствовав мои пятки на своих боках, встал на дыбы и, опустившись, рванул галопом.
    Как теперь общаться с Латриэлем, Холлом и близнецами, я не знала.

Глава 7

ХОЛЛИМИОН ДЕ ДИВ
    Напевая какую-то легкомысленную песенку, я кружил по кухне.
    Всё шло просто великолепно: таверна вновь радовала глаз, от посетителей не было отбоя, я увидел старых друзей, вспомнил былые времена и познакомился с ну о-о-очень интересной человечкой. И надеюсь познакомиться с ней ещё ближе.
    Солнце клонилось к закату, когда я, наконец, упал в кресло в своём кабинете. Пришлось немного доплатить за срочный заказ, но зато теперь в кабинете красовались новенькая удобная мебель, бронзовые канделябры и художественные гобелены.
    — Холл, ты тут? — В кабинет заглянул Терен, и они с Дереком вошли.
    Ну конечно, когда это они ходили поодиночке?
    — Ага. Выдалась минутка передохнуть. — Я с удовольствием вытянул ноги, чувствуя приятную усталость во всём теле.
    Давненько же я так не работал!
    — Мы договорились с Магическим Патрулем, они будут приглядывать за таверной. На днях обещали заглянуть, — сообщил Терен, усаживаясь на кушетку.
    — Что бы я без вас делал? — с благодарностью вздохнул я.
    Что правда, то правда: без них я бы не справился, слишком уж много проблем и дел возникло в связи с возобновлением нормальной работы таверны. У меня на всё просто не хватало рук, вот и пришлось просить помощи.
    — Да ладно тебе, — махнул рукой Дерек, тоже падая на кресло.
    Хм, зря я заказал себе в кабинет два кресла и две кушетки, нужно было только кушетки. Если честно, то кресла я заказывал для себя и для Хелли, надеясь, что она будет часто ко мне заглядывать. Мечты, мечты…
    — А где малышка? — поинтересовался Терен.
    — Ещё днём уехала с Латриэлем, я попросил его купить десяток лошадей для конюшни.
    — Да, мы же сами попросили его, чтобы он присмотрел за Хелли, — хлопнул себя по лбу Дерек. — Они ещё не вернулись?
    — Нет, не видел, — пожал я плечами, поневоле вспоминая, как дивно на ней смотрелась кожаная амазонка.
    Всё-таки кожа — лучший материал для костюмов, предназначенных для верховой езды. Она не позволяет скользить в седле и так подчёркивает фигуру некой особы…
    Мои размышления прервал стук в дверь.
    — Входите!
    В дверях показалась взлохмаченная ярко-рыжая голова мелкого мальчишки, сына кухарки. Они жили здесь же, и мальчуган всегда был рад исполнить небольшие поручения. Весь персонал любил этого забавного паренька, а тот охотно выполнял просьбы как работников, так и клиентов.
    — Господин Хол-ли-ми-он, — старательно выговорил он по слогам моё имя, вызвав у меня невольную улыбку, — для вас оставили подарок.
    — Какой? — удивился я, скидывая с кушетки ноги. — И где он?
    — На конюшне.
    — Да? Ну, идём посмотрим. — Я поднялся.
    Близнецы конечно же отправились со мной.
    — Вот это да… — присвистнул я, рассматривая тонконогого, словно невесомого жеребца, ой, извиняюсь, кобылу, стоящую в деннике. — От кого же она?
    — Господин, оставивший её здесь, сказал, что её вам дарит какая-то Хелли, — подпрыгивал рядом со мной мальчишка.
    Я потрепал его по волосам:
    — Молодец, Лик. Ступай на кухню, ты заслужил пирожное.
    Мальчишка убежал вприпрыжку, а я повернулся к близнецам:
    — Может, вы мне это объясните?
    — Сами не в курсе! — буркнул Терен. — Приедет малышка, вот всё и узнаем. Кстати, похоже, вот и она. — Дроу повернул голову на раздавшееся цоканье копыт.
    Выйдя из конюшни, я увидел во внутреннем дворе только Латриэля и… Тамиора?
    — Не верю своим глазам, как ты здесь оказался? — изумился я, увидев самого знаменитого тролля в Эллидаре.
    Мы с ним всё никак не могли пересечься, оба были заняты делами, да и этот великан вечно где-то пропадает. На Аранелле, наверное, нет такого места, где бы этот тролль ещё не побывал.
    — Я тоже рад тебя видеть, дружище, — усмехнулся тролль и, спешившись, обнял меня так, что рёбра затрещали.
    — Полегче, я же не железный! — возмутился я, кое-как вырвавшись из железной хватки.
    Этот нелюдь иногда забывает про свою силу, и удивительно, как он до сих пор никого не покалечил! Из друзей, во всяком случае.
    — Как был хлюпиком, так и остался, — добродушно хмыкнул Тамиор, пожимая запястья близнецам.
    Ну да, для него только орки мелюзгой не будут, а все остальные так, мелочь пузатая!
    Хмурый Латриэль, ни слова не говоря, завёл своего жеребца и иноходца тролля в конюшню.
    — А где Хелли? — спросил Терен, сообразив, что больше никого во внутреннем дворе нет и, вероятно, не предвидится.
    — Малышка? Не волнуйтесь, она сейчас в Академии. Думаю, скоро появится. Холл, есть что пожрать? — спросил тролль, погладив живот.
    — Найдётся. Идём.

    Эта зараза тролль, как всегда, пока не набил брюхо, так ничего и не рассказал, несмотря на то что мы с близнецами уже полчаса буравили его глазами. Латриэль так к нам и не присоединился. Ушёл сразу наверх, буркнув, что не голоден. Даже взгляда на его упрямо поджатые губы хватило, чтобы понять, что эльф ничего рассказывать не намерен.
    — Ну? — Первым, естественно, не выдержал Дерек. — Где Хелли?
    Тамиор отставил тарелку и развалился в кресле:
    — Баранки гну! Я же сказал, в Академии. Ускакала, немного обидевшись на нашего лунного эльфика.
    — Что он натворил? — подскочил с кушетки Терек, чуть не уронив со стола посуду, чем заслужил мой неодобрительный взгляд.
    Я не для того запасся сервизами, чтобы он мог вот так легко их громить!
    — Выпендрился, что ж ещё, — хмыкнул тролль.
    На этот раз не выдержал и я и чуть не взвыл:
    — Да расскажи уже по порядку!..
    К концу его рассказа я подумывал о том, чтобы намылить шею Латриэлю. Это ж надо было додуматься!
    — Я его убью, — выдохнул Терен, запуская обе руки в собственные волосы.
    — Да ладно, — спокойно махнул рукой Тамиор, как будто ничего особенного не произошло, — вернётся, поговорите с ней, и всё. Она девочка не глупая, как я успел заметить, поймёт. Только не отпугните её. Ей и так не по себе от ваших титулов.
    — Так она же знала о них и раньше, — почесал я затылок, не понимая, почему это мнение человечки вдруг резко поменялось.
    Это было неприятно слышать, скажем так.
    — Знала, но не воспринимала их всерьёз. А наш дружок наглядно объяснил. — Тролль в кои-то веки решил всё разъяснить понятным языком, чего от него в принципе редко когда можно было дождаться. — Но я от девчонки в восторге. Давненько люди меня не радовали.
    — Они тебя вообще радовали только тогда, когда тебе не удавалось им все кости зараз сломать, — фыркнул я, припомнив все былые случаи общения этого индивидума с представителями человеческой расы.
    Приятного там было мало, и Хелли, кстати, знать об этом совсем не нужно.
    — Ну, было такое, — сверкнул зубами Тамиор, даже не пытаясь ничего отрицать.
    Прямолинейность — один из недостатков этого тролля. Если что не по нём, то он в лоб это скажет, причём любому, независимо от пола, возраста, титула и положения в обществе. Иногда его прибить за это хочется.
    Дверь без стука открылась, и в кабинет вошёл Ветар, одетый в простую, ничем не примечательную дорожную одежду неброского коричневого цвета, состоящую из простых штанов и рубахи. Сейчас по нему невозможно было сказать, что он принадлежит к Ночным Всадникам.
    — Что случилось с Хелли? Я встретил её в Академии, мне она показалась какой-то подавленной. За всю дорогу сюда она так и не призналась, что её мучает, — поделился своими мыслями маг, машинально приглаживая жёсткие седые волосы. Увидев тролля, он даже остановился от неожиданности: — О, Тамиор! Какими судьбами?
    — Да вот, вернулся недавно от аронтов, привёз новую партию фризов. Твоим Всадникам не надо? — У бывшего известного на весь Эллидар наёмника мигом проснулись инстинкты торговца.
    — Нет пока, — вежливо отказался Ветар, но потом, видимо что-то прикинув в уме, добавил: — Мор, я уезжаю сейчас, вернусь месяца через два, ты здесь ещё будешь?
    — Ну не прямо здесь, но в Эллидаре точно. Найдёшь меня на рынке, — кивнул Тамиор.
    Ветар быстро со всеми распрощался, сославшись на то, что Всадники его и так уже заждались, и напоследок вытребовав с нас обещание присматривать за его племянницей. Если честно, я и не сомневался, что так будет.
    — Мы пойдём поговорим с малышкой, — поднялись с места братья де Рен, как только все приличия были соблюдены и за Ветаром закрылась дверь.
    — А я пока накрою на стол, вы же вроде как праздновать собирались. Мор, поможешь? — Я потянулся.
    Вставать было лень, но, раз уж я обещал малышке, надо заняться делом. Надо же, как быстро приклеилось к ней это прозвище, данное близнецами, я и не заметил, когда уже начал думать о ней так!
    — Холл, ну ты же знаешь, десяток монет — и я в твоём распоряжении, — оскалился тролль.
    Хм, действительно, ничего не меняется…
ХЕЛЛИАНА
    — Хелл, ну в самом деле, что произошло? — подёргал меня Химо за прядь волос, выбившуюся из причёски.
    Тарантул уже минут пятнадцать допытывался, пока я наблюдала с подоконника на чердаке за отъездом Ветара. Прощалась с дядей я неохотно, всё же так редко удавалось увидеть и его, и Тамину.
    — Да ничего, Химо, — покачала я головой, пытаясь сделать вид, что меня всё это действительно мало волнует. Но взгляд глаз-пуговок красноречиво говорил о том, что актриса из меня никудышная. Пришлось сознаться: — Просто теперь я не уверена, что смогу общаться так же, как раньше, с близнецами, да и с Холлом тоже.
    — Из-за чего? — В голосе паука звучало искреннее недоумение.
    — Они выше меня по статусу. Это многое меняет, — неопределённо мотнула я головой, пытаясь подобрать слова, чтобы объяснить Химо, что именно это меняет.
    — Тебе же было всё равно! Не понимаю, что так изменило твоё мнение? — поскрёб лапкой своё пузико Химо, недоумённо вращая глазками. Смотрелось это настолько забавно, что я не удержалась и фыркнула:
    — Химо, прекрати вертеться, а то глаза выпадут!
    Паучок махнул лапкой:
    — Да ладно, такое ведь уже было. Соберёшь, тебе не привыкать.
    — Когда последний раз я собирала твои глаза со стола, владелица мясной лавки визжала полчаса не переставая и мне пришлось идти на другой рынок! — проворчала я, изо всех сил пытаясь не расхохотаться.
    — Хе, а что она такая нервная была? Тоже мне, как будто глаз никогда не видела! — закатил эти самые глаза Химо. Я всё ещё не перестаю поражаться способностям этого чучелка — сколько же магии я тогда в него вбухала, скажите кто-нибудь? — Ну да ладно, всё-таки что тебя беспокоит?
    — Химо, я…
    — Хелл, ты тут? К тебе можно? — В дверь протиснулся Терен, перебив меня на полуслове.
    Что-что, а стучаться близнецы никогда не умели, это я уже успела заметить.
    — Можно. А где Дерек? — Я подобрала под себя ноги, освобождая место на подоконнике.
    — Крадёт на кухне пирожные, пока Холл не видит, — с видом заговорщика сообщил дроу, присаживаясь на край импровизированного сиденья, каменного, но довольно удобного.
    — А что будет, если он заметит? — Этот вопрос меня заинтересовал.
    Ещё бы, не каждый день один из принцев дроу крадёт из кухни аронта пирожные!
    — Не даст потом поужинать. — В дверях нарисовался Дерек с полным подносом пирожных и тремя чашками чая.
    Я машинально принюхалась: чай был с добавлением страстоцвета.
    — Это чтобы я сильно не нервничала? — Я покосилась на кружку и повернулась к близнецам, иронично выгнув бровь.
    — Ага, — кивнул Дерек, ничуть не смутившись. — А то вдруг разобьёшь кружки о наши бедные головы.
    — Не, я возьму что-нибудь потяжелее, — фыркнула я, внаглую выбирая самое большое пирожное.
    А что, надо же подсластить горькую жизнь… Эй, откуда во мне пафос взялся, а?
    — Я в этом не сомневаюсь, — усмехнулся Дерек, усаживаясь позади меня.
    Я подумала. Потом ещё немножко подумала. А потом плюнула на всё и облокотилась на дроу, чему, кстати, он был несказанно рад, или же мне показалось?
    — А я думал, что ты теперь нас ненавидишь, — поднял бровь Терен, пытаясь незаметно утянуть моё пирожное.
    За что тут же получил по пальцам.
    — Цыц! Терен, если женщина говорит, что ненавидит, значит, она тебя любит, но ты — козёл.
    Дерек за моей спиной поперхнулся чаем, чудом не пролив его на меня.
    — А…
    — Ага, — ответила я на его невысказанный вопрос. — Я так понимаю, вам уже всё известно?
    — Там Тамиор внизу. А на свете нет никого болтливее тролля, — развёл руками Терен, чуть не размазав кусочек бисквита со сливками, который держал в правой руке, по окну. На секунду замер, отвёл руку с лакомством подальше от окна и попытался меня успокоить: — Не переживай, Хелл. Поведение Латриэля не означает, что наше положение будет как-то на тебя влиять.
    — Мы никогда, слышишь, никогда не воспользуемся своей властью во вред тебе, — чмокнул меня в затылок Дерек.
    — Эй! Я же тебе не салфетка! — возмутилась я, тыкая локтем ему в ребра и рискуя всё-таки получить порцию чая если не за шиворот, то на спину точно. — Ребята, насчёт вас я уже и не парюсь, да и насчёт Холла тоже. Два тёмноэльфийских принца крадут с кухни пирожные, чтобы накормить меня, хранитель традиций королевской династии у меня вчера был вместо домашней кошки, тролль меня катает на плече. Какие тут к упырям титулы и власть? Меня больше всего беспокоит Латриэль.
    — А что такое, малышка? — удивился Дерек, поставив-таки предмет моих опасений обратно на подоконник, впереди меня.
    При этом он даже умудрился не то что на меня не навалиться, но даже меня не задеть! Значит, эльфийская гибкость и ловкость — это далеко не легенды. Так, ладно, примем это как данность и займёмся проблемами насущными.
    Я всё же решила признаться:
    — Он меня поцеловал.
    — Он… что?! — Терен выронил изо рта пирожное.
    Я едва успела его поймать до того, как оно хлопнулось в мою чашку с чаем. Перемазала все руки взбитыми сливками, но хоть больше ничто не пострадало.
    — Угу. Сегодня днём, когда успокаивал меня. Я немного разозлилась на вас, — смущённо призналась я, стараясь не смотреть ему в глаза.
    — А мы-то тут при чём? — Дерек встал рядом с братом и забрал у меня его десерт, за что получил угрожающе-укоряющий взгляд серых глаз Терена.
    Кстати, когда близнецы злятся, глаза у них темнеют и становятся похожими на цвет осеннего неба.
    — Ну… я немного расстроилась из-за того, что вы сравниваете меня с принцессой Селениэль…
    — Ты знаешь? — обеспокоенно посмотрел на меня Терен.
    Я кивнула:
    — Знаю. И меня это уже не беспокоит. А вот Латриэль… Я не знаю, как себя с ним вести.
    — Хелл, Латриэль и Ниэль росли вместе. Для нас она была как сестра, а Латриэль, похоже, с годами влюблялся в неё всё больше и больше. Но её нет, а ты действительно на неё похожа, — объяснил Дерек, спокойно и открыто глядя мне прямо в глаза, словно давая возможность убедиться, что он не врёт.
    А я и так им верила.
    — И что мне теперь с ним делать? — спросила я, нахмурившись.
    Нет, ну правда, на кой ляд мне влюблённый (причём не в меня!!!) лунный эльф?
    — Влюблённый эльф — это очень настырное существо, — хмыкнул Терен.
    — Угу. Любовь — это умопомрачение. Лечение только одно: палкой по голове! — сердито буркнула я.
    — А это идея! Можно я? — с надеждой посмотрел на меня до сих пор молчавший Химо, который уже давно с комфортом устроился на подносе, прямо по соседству с пирожными, до которых наши загребущие ручки ещё не добрались.
    — Тебе-то куда? — Я почесала тарантула, с трудом удерживая смех.
    Перед глазами так и стоял озверевший Химо со священной светлоэльфийской берёзой из ближайшей рощи в лапах и убегающий от него Латриэль.
    Я не выдержала и скатилась с подоконника, следом свалились близнецы.
    — Это всё смешно, конечно, но… Дерек, да хватит ржать!
    Я пихнула хохочущего дроу и, видя, что он не успокаивается, запихала ему в открытый рот остатки своего пирожного. Он замолк, но лишь на долю секунды, и принялся нервно хрюкать. Терен же замолк сам и, нервно икнув, предложил:
    — Может, вам стоит попробовать просто поговорить?
    — Наверное, — ответила я, поднимаясь с пола, и решила, что тему нужно перевести в другое русло. — Я была сегодня в Академии. Человек пятнадцать обещали прийти на нашу гулянку.
    — Будем пить? — спросил, хотя нет, просто уточнил Терен, потянув руки к подносу за чем-нибудь вкусненьким.
    Увы, я слишком поздно заметила, к чему именно тянется его загребущая ручонка…
    — Нет, будем дезинфицировать душевные раны! Терен, гад, это моя вафелька! — Эта зараза сделала невинное лицо, спрятала за спину приглянувшуюся мне вафлю со сгущёнкой и, похоже, отдавать не собиралась. — Ах ты, зюка! — Я набросилась на вредного дроу, в надежде отобрать лакомство.
    Да куда там! Моя скорость рядом со скоростью дроу просто нервно курит в сторонке! Да и совесть, похоже, тоже…
    Представив мою совесть и скорость, нервно курящие в сторонке за обсуждением меня и дроу, я поневоле хрюкнула, но всё же попыталась догнать улепетывающего от меня дроу.
    Дерек, глядя, как мы бегаем кругами по комнате, не удержался от смеха (видимо, его сильно впечатлило моё зверское лицо) и сполз обратно на пол, откуда только что успел (и то не совсем) подняться.
    Но посмеяться ему не дал Химо, который спёр у него буквально из-под носа последний засахаренный орешек. С криком «Стой, чучело, я из тебя носок вязать буду!» второй дроу бросился за улепётывающим пауком.
    Теперь нас по комнате бегало уже четверо, причём по таким траекториям, что повторить потом вряд ли кому удастся. И даже нам самим.
    — Что здесь происходит? — раздался голос около двери в самый неподходящий момент.
    Я, не замедляя бега, оглянулась и взрезалась на полном ходу в притормозившего Терена. Естественно, мы тут же полетели на пол! В этот же момент, с криком: «Попался, будущий корм моей любимой моли!», на нас хлопнулся Дерек, зацепившись за мои ноги.
    Довершил картину маслом, причём в прямом смысле этого слова, Химо, который в последний момент выскользнул из рук Дерека и приземлился на край подноса с остатками пирожных. А так как этот паук в принципе не тяжёлый, но все же весьма материальный, всё это «удачно» обвалилось на нас.
    — Похоже, кто-то сегодня решил остаться без ужина… — многозначительно произнёс стоящий в дверях Холл, скрестив руки на груди и постукивая носком сапога по полу.
    — Дерек, хватит щекотать мне пятку! — засмеялась я, пытаясь выбраться из живого бутерброда, состоящего из меня и близнецов.
    Кто лежал на ком, с первого раза разобраться было невозможно.
    — Это не я, это Химо! — взвыл дроу, пытаясь с меня встать, но его шнуровка на рубашке зацепилась за мои палочки в волосах.
    — Да встаньте вы уже! Я же не пол, я всё чувствую! Дерек, это твои слюни?! — возмутился лежащий подо мной Терен.
    — Это не слюни, это джем! — заржал Дерек, мгновенно перестав барахтаться.
    Холл всё-таки не выдержал и засмеялся:
    — Ой, я не могу! Дерек, Терен, вы даже во дворце такого не устраивали! Хелл, ты на них плохо влияешь!
    — Я на них влияю! — фыркнула я, пытаясь выпутать юбку амазонки из ног Терена.
    Получалось это с трудом, а точнее, вообще никак, тем более что Дерек опять зашевелился, да ещё и пыхтеть мне в ухо начал.
    Аронт, не прекращая смеяться, подошёл и, легко выдернув меня из переплетения тел, поставил на пол.
    — Хелл, горе ты моё кремовое, там внизу уже почти половина Академии собралась, — улыбнулся он, счищая с моих волос остатки клубничного крема белоснежным платком, который выудил из кармана своей светлой кожаной куртки.
    — Серьёзно? — не поверила я, магией приводя одежду в порядок.
    С причёской или хотя бы с её подобием возиться не хотелось, так что я просто выдернула палочки, позволив волосам рассыпаться по плечам и спине.
    — Да. Я пока налил всем эля. Они тебя ждут.
    — Холл, ты просто золото! — Я чмокнула аронта в щёку и побежала окончательно отмываться, услышав только первые слова, обращённые к близнецам: — А вы поцелуями не отмажетесь! Пока всё здесь не уберёте, кормить не буду!!!
    Хих! Заранее сочувствую…

    Не успела я отмыться, переодеться и спуститься вниз, как тут же очутилась в чьих-то железных тисках, по недоразумению называемых объятиями.
    — Хелли, привет ещё раз! Обалденное место! Я никогда о нём не слышал! — На меня смотрели восторженные голубые глаза моего закадычного приятеля.
    — Идик, ты меня опять души-и-ишь…
    — Ой, прости. — Парень отпустил меня и пятерней разворошил свою и без того взлохмаченную светло-русую шевелюру.
    — Да ладно, — махнула я рукой, приглаживая свои растрепавшиеся за время приветствия волосы. — Ты всё-таки пришёл?
    — И не один. Собрался практически весь первый курс! — Приятель обвёл рукой значительную часть столиков, где уже веселились адепты Академии, а значит, и мои будущие сокурсники.
    В основном это, конечно, люди и полукровки. Видимо, высокородные адепты и другие расы решили сие мероприятие не посещать.
    — И знаешь, даже принцесса Лея пришла, — шёпотом добавил Идик, пока я делала для себя кое-какие выводы.
    — Лея Эллидарская? Та самая, что тебе нравится? Идик, ну не красней, тебя и так легко со свёклой спутать! Смотри, а то Холл тебя действительно перепутает и в кладовку утащит! — рассмеялась я, рассматривая уже немного хмельных адептов.
    Они что, последний день свободы уже с утра начали отмечать? Эх, чует моя пятка, что это точно первый курс!
    — А кто такой Холл? — спросил приятель, светлея лицом.
    — Идём, я вас познакомлю. — Я потащила Идика к ближайшему к барной стойке столику, за которым сидели покинувший своё место обитания (то бишь любимую кухню) аронт и… Тамиор? Уря, он всё-таки пришел!
    — Привет, малыш! — упала я на скамью рядом с ним, сделав ударение на последнем слове.
    Идик сел напротив, рядом с Холлом, настороженно косясь и на аронта, и уж тем более на Тамиора.
    — Привет, малышка, — оскалился тролль, пытаясь то ли показать, как он рад меня видеть, то ли ещё больше напугать Идика.
    Впрочем, у него получилось и то и другое.
    — Холл, Тамиор, позвольте представить моего давнего друга Идикара. Идик, это Холлимион, а это Тамиор.
    — Мор, — протянул Идику свою лапищу тролль. — Друзья этой малышки — мои друзья.
    — Холл, — протянул и свою руку аронт вслед за моим недавно приобретённым зеленокожим другом. — Надеюсь, ты не претендуешь на её чувства? А то у тебя может появиться серьёзный соперник.
    — Холл! — возмутилась я. — Я тебя покусаю за такие разговоры! И кстати, у Идика уже есть предмет воздыхания, так что не беспокойся, он тебе не конкурент… Тьфу! Вот и что за мысли у меня теперь из-за тебя, а? Так, ладно, о чём это я? А, вспомнила! Представьте себе, его предмет воздыхания сама принцесса Лея Эллидарская!
    — Да ну? — удивился тролль. — Это вон та мышка, что сидит в углу?
    Я посмотрела в сторону двери, где за самым дальним столиком сидели принцесса Лея и… Друсилия Тацит Эллидарская. Вот уж кого не ожидала! Видимо, обязана быть при своей госпоже.
    — Пойду засвидетельствую своё почтение, — поднялась я из-за стола.
    — Ну иди, — добродушно хмыкнул тролль. — Только не покалечь никого!
    И… шлёпнул меня по попе! Ах ты, упырёныш!
    Сделав пару шагов и увидев, что Мор отвернулся, я подкралась и под изумлённые взгляды Холла и Идика что есть силы щёлкнула тролля по самым кончикам ушей. Мор скорее от неожиданности, чем от боли поперхнулся элем, а я под смех адептов с ближних столиков ретировалась подальше с места каверзы, довольно потирая руки.
    А я маленькая мерзость…
    Стоило мне приблизиться к столу, где сидела принцесса, как она тут же поднялась в знак приветствия. Друсилию заметно перекосило, но ей пришлось встать следом. Ещё бы, нельзя сидеть, когда особа королевских кровей стоит, ибо это верх неприличия и вообще дурной тон.
    Хех, и когда Аусту всё же удалось вдолбить в мою голову основы этикета?
    — Ваше высочество, — присела я в реверансе.
    Наверное, в бриджах и рубашке это смотрелось забавно, учитывая, что я вообще такие фигуры выделывать не умею.
    — Леди… — начала девушка, явно намекая на то, чтобы я назвала своё имя.
    Хм, почему бы и нет?
    — Валанди. Хеллиана Валанди.
    — Леди Хеллиана, прошу вас, присаживайтесь, — кивнула принцесса на скамью рядом с ней и села сама, аккуратно разгладив складки на тёмно-лиловом платье с бордовой вышивкой.
    Друсилия тоже уселась и упрямо поджала губки.
    — Ваше высочество… — начала я, но принцесса меня перебила:
    — Не нужно столь официально. Я не хочу, чтобы все знали, кто я.
    — Ну, тогда вам просто необходимо сделать замечание вашей компаньонке. Ибо по её лицу издалека заметно, что вы птицы высокого полёта, — усмехнулась я, глядя на надменную физиономию леди Тацит.
    Кстати, я так ни секунду и не переставала сомневаться, что те наёмники — её работа. Я не спрашивала, но думаю, что такое же мнение было и у близнецов.
    — Увы, я уже пыталась. Но манеры, привитые с детства, уже ничем не исправишь, — махнула ухоженной ручкой принцесса.
    Жест получился на удивление изящным, впрочем, как и все её движения. Да, ей бы ещё красоты хоть маленечко!
    — Осмелюсь возразить, — улыбнулась я, — со временем всё меняется. Скажите, ваше высочество, а вам никогда не хотелось пожить простой жизнью?
    — Конечно, хотелось бы, — засмущалась принцесса.
    Вау, да по оттенку лица они с Идиком просто идеальная пара!
    — Так в чём проблема? — искренне удивилась я.
    Я действительно не понимаю: если что-то хочешь, так сделай это, и плевать на всё остальное! Ну, кроме особо опасных и неправильных случаев.
    — Видите ли, Хеллиана…
    — Можно просто Хелли, — перебила я её.
    Вай, как некрасиво с моей стороны…
    — Хелли, я поступила в Академию не только чтобы научиться управлять магией, но и в тайной надежде завести друзей и отдохнуть от придворной жизни, — призналась Лея, смущённо потупив взор.
    Смущение ей если и шло, то совсем капельку, незаметную такую.
    Но она не так плоха, как кажется!
    — Так в чём проблема? Я могу вам в этом помочь!
    — Как? — Во взгляде будущей правительницы Эллидара появился неподдельный интерес.
    — Легко! Давай для начала перейдём на ты! Я Хелли, — протянула я руку, совершенно не обращая внимания на Друсилию.
    — А я… Лея! — немного помявшись, но всё же твердо ответила принцесса, протянув свою ручку.
    О Хранители, она ещё худее меня! Её что, вообще не кормят?!
    — Вот и чудненько! Идём, я тебя познакомлю со своими друзьями, — пожала я её запястье, показывая, что уже считаю её своим другом, и вытянула её из-за стола.
    — Я не уверена, что это удобно, — промямлила Лея, отчаянно смущаясь.
    Но я её перебила, естественно проигнорировав зверский взгляд Друсилии, которым она меня уже не только убила, но и испепелила, и уже выбрала место, где можно закопать мой прах.
    — Неудобно, когда соседские дети на тебя похожи, а всё остальное — нормально! — соскабрёзничала я на сомнения принцессы и добавила: — Ну хорошо, вспомним этикет, который тебе, кстати, лучше позабыть на время обучения. Ты знаешь меня, значит, я имею полное право тебя представить. Да и к тому же там находится твой коллега по квадриуму, Идик. Так что всё нормально, всё в пределах приличий, если уж они так тебе дороги!
    — Идикар? Такой приятный молодой человек, — мило раскраснелась Лея.
    Я едва удержалась от смеха: ну точно, эти два «овоща» составят чудный огород. Нужно будет только к этому приложить руку… А ещё лучше не только мою.
    — Так идём? — И, не дождавшись ответа, я, очередной раз проигнорировав весьма выразительный взгляд Друсилии, потащила принцессу к столику у барной стойки, за которым уже сидели умытые и переодетые близнецы.
    Позже сочтёмся, леди Тацит, не сомневайтесь!
    — Мальчики, позвольте вам представить… — сделала я многозначительную паузу, — моя подруга Лея! Лея, знакомься, это мои друзья: Холл, Тамиор, братья Дерек и Терен, а с Идиком ты уже знакома.
    Я специально не произнесла её титул, но Лея спокойно протянула руку всем представленным и только немного смутилась и покраснела, протягивая руку Идику.
    Какая сладкая парочка свёколок намечается…
    — Малышка, это твоё, — пододвинул ко мне поближе высокую деревянную кружку Тамиор.
    Я, не глядя, отхлебнула и тут же закашлялась:
    — Это что?
    — «Эльфийская слеза». Никогда не пробовала? — спросил тролль.
    Холл тем временем принёс Лее лёгкое светлоэльфийское вино в высоком бокале, судя по всему, даже серебряном. М-дя, на таверну аронт денег явно не жалел.
    — Не-а, — резко выдохнула я.
    Кстати, этот напиток, обжигающий гортань после первого же глотка, оставлял во рту очень приятное послевкусие: ванили, аира и чего-то ещё.
    — Знаменитое эльфийское вино. По крепости даже меня пробирает почище, чем гномий самогон, — отсалютовал мне кружкой Мор.
    — Вино, созданное принцем Маркусом вскоре после гибели его сестры. Выпив залпом большой бокал, ты понимаешь, как горько ему на душе и то, как он любил свою сестру, — тихо промолвила Лея, залпом допив своё вино.
    — Откуда ты знаешь? — удивился Терен, который тоже налегал на вино, только, если я не ошибаюсь, тёмноэльфийское, оно отличается от напитка светлых более тёмным цветом, густотой и более терпким ароматом.
    Об отличиях этих вин каждый дурак знает, ибо большинство тёмноэльфийских вин для людей просто смертельно.
    — Я обожаю эту легенду, — призналась принцесса. — Эльфийский принц и его сестра — половинка его души…
    — Это не легенда, — покачал головой Дерек, не дав девушке договорить, — как минимум трое присутствующих здесь знают принца Маркуса и знали погибшую принцессу Селениэль.
    Я вдруг почувствовала, что просто обязана это сделать. Ради моих, пускай и недавно приобретенных друзей. Я поднялась из-за стола и, подняв кружку, произнесла:
    — За ту, что навсегда останется в наших сердцах. За ту, которая была и будет частью нас. За ту, что могла найти подход к любому сердцу. За наследную принцессу королевства Лунных эльфов, за принцессу Селениэль!
    Все, кто сидел за нашим столом, встали, не обращая внимания на недоумённые взгляды всех посетителей таверны Холла:
    — За Ниэль!
    Не соприкасаясь кубками и кружками, молча выпили до дна.
    Я не знала её. Но… Мне было её жаль. Жаль, что она погибла, так и не прожив долгую и счастливую жизнь в окружении родных и друзей, не познав любви и счастья. Не поняв, что настоящее счастье в том, что те, кто рядом с тобой, — твои самые родные души на свете.
    — Хелл, у меня… нет, у нас нет слов, чтобы выразить тебе свою благодарность, — меня с двух сторон поцеловали близнецы.
    Я не знала, что сказать, да и слова здесь были лишними.
    — Малышка, — тихо прошептал Холл, подойдя ко мне вплотную и обняв меня за плечи, — ты чудо. Спасибо тебе за всё. Сегодня твой праздник. Прошу, потанцуй со мной.
    Я залпом допила «Эльфийскую слезу», мысленно благодаря погибшую Селениэль за то, что она свела меня с такими друзьями, и встала из-за стола.
    Точнее, попыталась встать, в голове немного зашумело после вина, но Мор, не дав мне до конца очухаться, просто выдернул меня из-за стола, схватив за подмышки, и поставил рядом с Холлом.
    — Музыку! — мелодичным голосом крикнул аронт.
    Откуда-то сбоку заиграла интригующая мелодия, словно просящая двигаться и танцевать, танцевать до упаду.
    — Холл, я не умею танцевать, — шепнула я на ухо обнявшему меня аронту.
    — Не важно. Просто доверься мне, — так же тихо шепнул Холл.
    Я только улыбнулась и положила ему руки на плечи, внутренним чутьём понимая, что наполовину дроу, а наполовину аронт не даст мне упасть.
    Медленный круг, прикасание рук, кружение. Вновь коснуться его рук, нет, только кончиков пальцев, и он отвернулся. Плавная волна моего тела — и он вновь кружит меня в танце. Касание пальцев — и вот он, приподняв меня над полом, кружит вокруг себя. Бережно, словно хрустальную статуэтку, ставит на место, и я уже медленным шагом обхожу его вокруг. Резкий поворот, словно прямой намёк: я твоя, но ты должен меня заслужить. Изгиб назад — и он почти целует меня, но я отталкиваю его: мне не нужно всё и сразу. Движения моих рук твердят: ты должен меня завоевать, но сможешь ли?
    Разворот, поддержка, опасная, но красивая настолько, что дух захватывает. Толпа ахает, но меня волнует лишь одно: сможешь ли ты меня заслужить?
    Словно в ответ звучат последние такты музыки, твои глаза, цвета весны, умоляют дать тебе шанс, и я соглашаюсь. Ты подбрасываешь меня в воздух и тут же ловишь под громогласные аплодисменты публики.
    Но это всё не важно. Важно лишь то, что ты понимаешь язык танца. Я дала тебе шанс, и ты его принял. Но сможешь ли ты им воспользоваться?
    — Хелли, я и не знал, что ты ТАК умеешь танцевать! — Аронт плавно опустил меня на пол под восторженные выкрики публики посетителей таверны.
    И только тогда я немного пришла в себя. Не совсем, но достаточно для того, чтобы осознать, что мы сейчас с аронтом выкинули. Вот это номер, чтоб я помер…
    Хех, похоже, репутацию среди большинства адептов Академии я себе уже заработала!
    Нужно расцеловать Ветара в благодарность за уроки танцев. Но ведь он не учил меня эльфийским международным танцам. Или учил?
    — А ты думаешь, я знала? — Я поцеловала аронта в щёку и сказала: — Холл, мне нужно кое-что сказать своим сокурсникам.
    Аронт улыбнулся и без особых усилий посадил меня к себе на плечо. Хех, не оригинально, но зато уже почти привычно.
    — Дамы и господа! — начала я, кое-как перекрикнув аплодисменты адептов. — Можно, наверное, просто адепты. Завтра, нет, уже сегодня, — поправилась я, глядя в окна, за которыми освещала улицы полуночная луна, — мы отправимся грызть гранит науки. Хотелось бы пожелать всем нам не сломать зубы и пройти этот путь до конца! — Дождавшись, пока оживлённый рёв стихнет, я всё-таки продолжила: — И тост всем адептам и адепткам Эллидарской Академии Магии от меня лично: мы здесь собрались для того, чтобы выпить. Так выпьем же за то, что мы здесь собрались!
    — Уррра!!!
    Как ни странно, но меня, а точнее, мой тост, древний и известный, как не знаю что, поддержали абсолютно все: и адепты Академии, и просто посетители. Звон бокалов и стук деревянных кружек раздавались повсюду.
    Похоже, друзей у меня будет больше, чем я думала. Главное, чтобы они стали действительно друзьями, а не собутыльниками!
    Холл, так и не опустив меня на пол, донёс до столика, где расположились мои друзья.
    — Хелли, ты восхитительно танцуешь, — произнесла Лея, стоило только Холлу усадить меня за стол.
    — Сама тащусь, — отмахнулась я и, во избежание дальнейших расспросов, присосалась к кружке с элем, который нагло конфисковала у тролля.
    А что? В большой семье ушами не хлопай!
    — Малышка, так нечестно! — неожиданно заявил тролль, попыхивая трубкой с не очень-то ароматным табаком.
    — А конкретнее? — прикинулась я веником, выставив локоть на стол так, чтобы загородить им кружку моего зелёного друга.
    Может, ещё и не заметил, что я её стащила?
    — Мы с тобой заключили пари, — на такие мелочи, вроде своей полупустой тары, уведённой прямо из-под носа, торговец даже внимания не обратил, — если бы ты проиграла, то пригласила бы меня на ужин. Но ты выиграла, но всё равно пригласила сюда!
    — А… Это тебя не устраивает? Ну хорошо, я разрешаю тебе загладить свою вину, пригласив меня на танец! — И утащила Мора из-за стола в самый центр танцплощадки, где уже отплясывал добрый десяток народа. — Потанцуй со мной, малыш, — усмехнулась я, кружась вокруг Тамиора. Благо музыканты играли какую-то легкомысленную мелодию.
    — Ах так! — добродушно рыкнул тролль, хватая меня за руку.
    Кто сказал, что тролли плохо танцуют? Да вы просто ЭТОГО не видели!
    Да и вряд ли увидите.

Глава 8

ДЕРЕК ДЕ РЕН
    Внутренний будильник сработал, заставляя проснуться до того, как солнце начало подниматься над горизонтом.
    Значит, уже около семи часов, и меньше чем через час нам нужно быть на парах.
    Я открыл один глаз и удивлённо сразу второй, уставившись, словно человеческий подросток, на спящую рядом со мной человечку. Рядом — это мягко сказано.
    Она лежала, прижавшись ко мне спиной.
    После продолжительной вечеринки мы так и уснули здесь, на чердаке, в таверне Холла. Все оставшиеся адепты кое-как, но всё же дошли до Академии, а у малышки просто не хватило сил. После очередного танца с Холлом, во время моей беседы с принцессой Эллидара, она уснула, положив голову на плечо аронта, который большую часть вечера просидел в виде барса.
    Кстати, идея принять вторую ипостась пришла в голову Хелли. И увы, к разочарованию Холла, она видела в барсе милую домашнюю зверюшку, а не обаятельного молодого, привлекательного дроу.
    Похоже, наш Котик обломался…
    Я никогда раньше не замечал, как же это всё-таки приятно, когда кто-то маленький, невинный и добродушный прижимается к тебе в поисках защиты. Пускай неосознанно, во время сна, но всё же…
    Холл отнес её сюда спящую, но мы с братом не позволили ему остаться. Он слишком привязался к ней как к девушке, а мы с Тереном стали ей, пожалуй, как братья. Пускай и прошло всего несколько дней с момента нашего знакомства, но ближе её (кроме Терена, конечно) у меня не было. Именно по этой причине мы и остались спать в её комнате. Учитывая, сколько она выпила, вполне было возможно, что она проснётся посреди ночи и отправится искать приключений на свою пятую точку. Конечно, мы не знаем наверняка, но мало ли?
    «Ты уже проснулся?» — мысленно поинтересовался я у брата, хотя и так чувствовал, что он не спит.
    «Нет. Как я могу спать, когда рядом находится такое чудо?» — так же мысленно ухмыльнулся брат, открывая глаза.
    Как и он, я не шевелился.
    Вчера Хелли, стоило только положить её спящую на кровать, а мне и Терену лечь по её сторонам, тут же неосознанно переплела свои пальцы рук с пальцами брата и ноги с его ногами, а ко мне прижалась спиной. Холл только завистливо вздохнул, потоптался на пороге комнаты, явно не желая покидать её пределы, но всё-таки ушёл.
    Мне было приятно ощущать её хрупкое тело рядом. Такое тёплое, нежное, такое… родное?
    И никакого влечения! Такое впервые на моей памяти, да и у братца тоже. Находиться в постели с девушкой и не думать о… ну, вы поняли, это, по меньшей мере, странно!
    «Странно, правда?» — спросил Терен, легко прочитав мои мысли.
    «Угу. Но это не важно. Главное, что ей хорошо», — ответил я, любуясь человечкой.
    Чёрные ресницы отбрасывали тень на светлую кожу, а сами черты лица выражали спокойствие и умиротворенность. Так не хотелось её будить, если честно.
    «Надо», — мысленно выдохнул братишка.
    «Я схожу за чаем, а ты разбуди её».
    «Договорились».
    Я осторожно поднялся с кровати, стараясь не разбудить Хелли. По себе знаю, в резком пробуждении нет ничего приятного. Лишившись большой грелки в моём лице, человечка сердито наморщила носик и передвинусь поближе к Терену.
    Я усмехнулся, глядя на довольное лицо брата, и вышел за дверь, которую с трудом открыл. Вот упырь, это я вчера навесил столько охранок на дверь?
    В таверне стояла мёртвая тишина, лишь из-за некоторых дверей раздавались шорохи. Постояльцы таверны только начинали просыпаться.
    На кухне тоже ещё не было привычного оживления, лишь зевающий Холл возился у очага, видимо пытаясь его растопить.
    — Вы уже проснулись? — поинтересовался аронт, не отвлекаясь от своего занятия.
    — Мы — да, а вот малышку ещё не будили. Сейчас этим должен заниматься Терен, — сообщил я, оперевшись спиной на один из кухонных шкафов, в котором, судя по запаху, таились запасы сыров.
    — Ты за завтраком?
    — Угу, — ответил я, подавив зевок.
    Я определённо не выспался!
    — Иди. Пока соберетесь, я всё приготовлю, — махнул рукой Холл, подвешивая над очагом котелок и засыпая туда какие-то травы.
    Подавив очередной зевок, я пошёл обратно. Да что ж такое, я так скоро челюсть вывихну!
    «Так я и думал», — фыркнул я, поднявшись на чердак. Картина и в комнате и на кровати была всё та же.
    «Сам попробуй!» — огрызнулся Терен, которого Хелли прижала к себе на манер плюшевого медведя, не давая моему братцу ни единой возможности вырваться. Он только возмущённо зыркал глазами, безвольно уронив руки на простыню.
    Я уселся на постель и почесал Хелли, как котёнка, за ухом:
    — Малышка, вставай.
    — Ещё один изверг объявился, — буркнула человечка, не открывая глаз, и, отпустив Терена, закуталась с головой в одеяло.
    — Хелл, нам надо на пары идти!
    — Я сегодня рыбка, у меня нет ни ручек, ни ножек, и я никуда не пойду, — проворчала человечка, но из-под одеяла вылезла и даже открыла один глаз.
    Хм, кажется, я нашёл волшебное слово!
    — Доброе утро, — не сдержался я от улыбки, глядя на сонное личико человечки, обрамлённое растрепанными волосами.
    — Утро добрым не бывает! Как я сегодня не люблю весь мир! — вздохнула эта соня, сползая с кровати, и направилась в ванную комнату, шлёпая босыми ногами по гладкому дереву пола.
    Холодный душ, пусть и магический, для кого-то — вещь хорошая: через полчаса мы с братом, вполне бодрые, сидели на кухне и жевали пирожки, а Хелли пыталась подремать ещё хоть сколько прямо за столом.
    — Хелл, не спи. — Холл потрепал по волосам человечку и сунул ей в руку, которая лежала на столе, пирожок.
    — Я не сплю, — буркнула Хелли, с закрытыми глазами откусывая пирожок.
    — Это к обычной утренней сонливости ещё и похмелье? — участливо констатировал я, чувствуя, что ни у меня, ни у Терена похмельного синдрома нет и в помине.
    Мы — дроу, нам проще.
    — Угу. Мне вчера не было так хорошо, как сегодня плохо. Дерек, сделай что-нибудь, — отчаянно взмолилась она, даже не попыталась сесть нормально.
    — Постараюсь, — придвинулся я к ней поближе и положил руку на голову.
    Головную боль и тошноту убрать удалось, а вот с ломотой в костях и невыспавшимся организмом я ничего поделать не смог. Всё же у людей немного другие мышцы и нервные окончания, а ставить эксперименты заклинаний целительства на этой человечке я не готов.
    — Легче? — спросил Терен, поглощая пирожки.
    И куда в него столько лезет? Не дроу, а хомяк-переросток какой-то!
    «Я — молодой, растущий организм!» — мысленно заявил братец, помахав мне очередным пирожком.
    «А я что, по-твоему, старый разложившийся труп? Мне пирожков оставь!»
    — Жить буду, — вздохнула Хелли, поднимая голову. — Если не усну по дороге…
    — Держи. — Холл уже смотался на кухню и поставил перед девушкой чашку с дымящимся напитком и сел рядом на лавку.
    — Что это?
    — Настой женьшеня, аир болотный, цветки вербены, кора дуба и много чего ещё. Думаю, тебе не стоит знать весь состав тауринского зелья, — хмыкнул Холл, пододвигая чашку поближе к человечке.
    — А это поможет? — опасливо покосилась Хелли.
    — Поможет, примерно через полчаса. Но только много не магичь после него — вечером просто свалишься.
    — Да у нас сегодня всего два занятия до обеда и одно после, — махнула рукой Хелли и смело отхлебнула отвар.
    Посмаковала и, удовлетворенно кивнув, присосалась к чашке.
    — Чудо в перьях, — хмыкнул Терен, наблюдавший за её манёврами.
    — Сам такой, — беззлобно огрызнулась человечка, допив отвар.
    — Идём уже, а то опоздаем. — Я поднялся из-за стола. — Холл, жди нас на обед.
    — Ну куда ж я без вас! — шутливо всплеснул руками аронт, мгновенно принимаясь убирать со стола.
    — Никуда! — констатировал Терен, открывая входную дверь перед Хелли.
    Человечка вздохнула и уныло поплелась на улицу.
* * *
    — Так, перья и чернила взяли, тетради взяли, учебники нам дадут, — перечислил я всё, что в руках держал Терен. — Вроде всё… Хелли, хватит плющить личико, мы опаздываем!
    Эта упёртая человечка опять завалилась спать! Причём тогда, когда мы уже забрали необходимые вещи из комнаты в общежитии и собрались бежать на пары.
    На моё недовольное пыхтение она не отреагировала, продолжая лежать поперёк нашей с братом кровати. Ах так…
    — А я сказал — на пары! — Я подхватил человечку на руки и закинул её к себе на плечо.
    — Дерек, пусти меня! Я сама пойду! — застучала ногами по моему животу Хелли.
    — Ну уж нет, а то вдруг заснёшь по дороге! — фыркнул я, вылетая в коридор общежития.
    Там царил хаос…
    Такое ощущение, что абсолютно все адепты Академии проспали первый день занятий. Хех, ну первый курс-то наверняка, это я точно могу сказать.
    — Дорогу, дорогу, дорогу. — Терен уверенно шагал впереди меня, прокладывая нам путь среди толпы бегающих адептов.
    Хелли, болтаясь на моём плече, ругалась так, что парочка девушек около портала заслушалась, разинув рты. Но потом человечка успокоилась и безвольно повисла, прекратив сопротивляться. Так и висела молча, пока мы не добрались до корпуса Воздуха.
    — Терен, нам дальше куда? — Тряхнув плечом, чтобы висящая на нём человечка и не думала поспать прямо там, я повернулся к брату, как только мы вышли из телепорта.
    — Лекционный зал, третий этаж, — нехорошо ухмыльнулся братец, направляясь к узкому коридорчику.
    — Хелл, ты слышишь? Лестница…
    — Дерек, отпусти меня, — задёргалась вдруг Хелли, пока я бегом стал подниматься по лестнице, и начала материться… это записывать надо было! — Дерек, я тебе ноги повыдёргиваю, нет, я тебе уши в бантик завяжу! Терен, гад, чё ты ржёшь? Это тебя тоже касается, предатель несчастный! Я вас заставлю селёдку молоком запивать! Я всё Мору расскажу! Дерек, если ты сейчас меня не отпустишь, я устрою тебе свидание с кладбищенским упырем! Терен, я тебе пятки мёдом намажу и в муравейник засуну! Нет, я тебя на гномихе женю!
    — И за что ты меня так не любишь? — притворно вздохнул братишка, распахивая двери лекционного зала, до которого мы уже успели добраться, и, слава Хранителям, без особых приключений.
    — За то, что ты недоупырь, недочеловек и вообще нехорошая и некультурная оранжевая в зелёную крапинку и синюю полосочку редиска с длинными ушами!
    Из лекционного зала раздался ржач прекрасно услышавших последнюю фразу адептов и негромкий приятный мужской голос:
    — Такого оправдания от опаздывающих я ещё не слышал! Что ж, проходите, молодые люди, будем знакомиться.
    — Ой, а мы что, уже пришли? — мгновенно успокоившись и безвольно повиснув на моем плече, совершенно спокойным голосом поинтересовалась человечка.
    Нет, я с неё балдею…
ХЕЛЛИАНА
    Под громкий смех аудитории Дерек наконец поставил меня на пол. Я пригладила волосы, одновременно оглядываясь.
    Лекционный зал представлял собой большое помещение с иллюзионным окном, за которым вовсю светило летнее солнышко на безоблачном небе, освещая какую-то милую лесную полянку, где цвели первые весенние цветы и пели птицы. Романтика, блин!
    Парт как таковых не было, адепты расположились группами по четыре человека на каменных ступенях, образующих вместе полукруглый амфитеатр. Сверху все места были заняты адептами, лишь в самом низу, практически в первом ряду, слева оставались свободные места.
    Ступени амфитеатра заканчивались буквально в нескольких шагах от небольшого возвышения — постамента, на котором стоял мужчина среднего возраста, с густыми каштановыми волосами с проседью и приятным лицом. Среднего роста, среднего телосложения, одетый в тёмно-коричневую накидку с широкими рукавами и нашивкой магистра. Фух, хорошо, хоть не архимага!
    — Я так полагаю, адептка Валанди и адепты де Рен? — поинтересовался он, приятным на слух баритоном и вопросительно на нас посмотрел, приподняв лохматую бровь и старательно пряча улыбку в достаточно густой, но аккуратно подстриженной короткой бородке.
    — Нет — оранжевая редиска, голубая свёкла и рыжий крокодил, — не подумав, брякнула я.
    Бедные адепты чуть со своих мест не попадали! А Терен, сообразивший раньше Дерека, что так дело не пойдёт, быстро зажал мне рот ладонью.
    Вот, демон, чем меня утром Холл напоил? Я не только полностью проснулась так, что теперь на одном месте стоять не хочу, но и за языком своим уследить не могу.
    — Похоже, я угадал, — засмеялся магистр и махнул рукой. — Ну что ж, господа овощи, проходите на места, и я начну лекцию. Только корни не пустите.
    Терен, не убирая ладони от моего лица, положил вторую мне на затылок, несколько раз заставил меня кивнуть и потащил за собой на ступени. Я уселась между близнецами, краем глаза заметив где-то в середине лекционного зала сидящих рядышком Идика и Лею. По логике вещей, все нормальные адепты сидели в полном составе своих квадриумов. Но если честно, я предпочту лучше быть ненормальной, чем буду сломя голову искать Друсилию и уговаривать её сесть к нам! Ну её в пень, нам и втроем с близнецами неплохо!
    — Ну что ж, пожалуй, начнём, — прокашлялся магистр и начал рассказывать хорошо поставленным голосом: — Меня зовут Наур Пилат, для вас — просто магистр Пилат. Я — заведующий кафедрой огня и декан кафедры некромантии. То есть буду преподавать управление стихией огня и опекать некромантов — лидеров квадриумов. Поднимите руки те, кто владеет стихией огня.
    Я подняла руку и огляделась. Примерно из пятидесяти присутствующих адептов руки подняли человек пятнадцать, включая близнецов. А кроме них среди адептов-огневиков был и Идик!
    — Что ж, не густо, — озвучил осмотр магистр. — А теперь прошу некромантов поднять свои конечности.
    Я опять подняла руку. Некромантов в зале оказалось немногим меньше.
    — Вот мне повезло! — многозначительно посмотрел на меня декан.
    С верхних рядов послышались смешки. Эх, похоже, что это мне тоже с ним повезло!
    — С этим разобрались… Теперь я должен прочитать вам вводную лекцию. Но давайте я расскажу вам основы, а вы потом зададите мне вопросы. Идёт?
    — Так точно, — фыркнула я.
    Магистр прищурился и, погрозив мне пальцем, вновь заговорил размеренным тоном:
    — Отныне вы — адепты Эллидарской Академии Магических Искусств. Эллидарская Академия Магии, как говорят в народе. Экзамен вы все сдали, значит, у всех есть не только Дар, но и начальные знания. Учиться вам предстоит пять лет. Первый курс: основы прикладной магии, изучение управления стихией, неестествознание, основы целительства, изучение рас, ну и ещё кое-что по мелочи. Второй курс: защитные заклинания, физическая подготовка, травоведение, основы экономики, основы работы в квадриуме, углублённое изучение профилирующих стихий. Третий курс: работа в квадриуме, боевые искусства, боевая магия, основы ментальной магии. Четвёртый курс: проведение обрядов, магия крови, углублённое изучение алхимии и ядов, изготовление артефактов. Ну и пятый курс, финал ваших мучений: преддипломная практика, несколько курсовых, государственный экзамен и диплом! Вопросы?
    — Магистр Пилат, скажите, а у нас каникулы будут? — раздался голос с верхних рядов.
    Адепты рассмеялись.
    — Хороший вопрос! — одобрил декан и с улыбкой заявил: — Нет, не будет. Полгода отучились, сдали сессию — на практику. Отучились следующие полгода, сдали следующую сессию — и опять на практику. Кстати, кто не сдаст вовремя зачёты или экзамены — вылетит из Академии, у директора Итрона с этим строго. График занятий: пять дней учитесь — два отдыхаете. Ещё вопросы?
    — А где будет проходить практика? — поинтересовался Терен, переглянувшись с братом.
    — В зависимости от ваших оценок. Чем выше баллы, тем престижнее место практики. И тем она сложнее и опаснее. Место определяет педсовет, рассматривая поданные заявки от нанимателей.
    — А по собственному желанию можно? — спросил Дерек, быстро глянув на Терена.
    Чует моя пятка, что они что-то задумали!
    — Бывает и такое. Но редко.
    — Скажите, магистр Пилат, а если кого-то не устраивает, как нас разделили? — послышался высокий голос с соседнего ряда.
    Я повернула голову. Вот она где!
    Справа на соседнем ряду, поджав губы, сидела Друсилия, в окружении каких-то трёх девиц с одинаково презрительным выражением лица. Пшеничного цвета волосы Друсилии едва прикрывали четыре глубокие, параллельные царапины на правой щеке и лиловый синяк на скуле.
    — Дерек, это кто её так? — Я пихнула в бок дроу, который сидел справа от меня.
    — Что значит кто? Ты же сама с ней вчера сцепилась, — шепнул Терен, ответив вместо брата.
    — Я?!
    — Нет, я! — фыркнул Дерек и многозначительно почесал себя по шее с левой стороны.
    Я недоуменно расстегнула воротник светло-серого замшевого колета, который надела сегодня утром, и обнаружила на собственной шее царапины от чьих-то наманикюренных ноготочков.
    — Я что, действительно с ней вчера дралась? — округлила я глаза.
    В ответ получила интенсивные кивки от обоих дроу.
    — А почему я этого не помню?
    — Пить надо меньше! — хохотнул Терен.
    Вот рюмдрых…
    — Леди Тацит, — магистр подошёл к краю постамента, поближе к Друсилии, — вопрос, конечно, интересный, но… ой, а кто это вас так?
    Пилат в упор уставился на Друсилию, которая мгновенно покраснела и попыталась закрыть лицо волосами.
    Со всех рядов послышались не то что смешки, а практически неприкрытый ржач, особенно с галёрки.
    Ну почему половина Академии в курсе драки, а я узнаю об этом только сейчас?
    — Бешеная бродячая кошка поцарапала, — ответила за «пострадавшую» сидящая рядом с ней расфуфыренная девица.
    — Бедная кошка, — прокомментировала я, — ей теперь, наверное, неделю придётся отмываться от слоя штукатурки с лица одной особы.
    Терен нервно хрюкнул и почти сполз со ступеньки. Дерек всё же не удержался и глумливо, вслед за всеми, захихикал.
    — Кажется, я начинаю кое-что понимать, — поскрёб затылок магистр, старательно скрывая улыбку, — в том числе и причину, сподвигшую вас на этот вопрос. И объясняю для всех: квадриумы распределены, и никаких замен произведено не будет. Если кого-то отчислят, то, может быть, что-то и поменяется. Но до этого с такими вопросами к преподавателям лучше не соваться. Да, и пока не забыл: магические поединки в Академии строго запрещены. Разрешается только «Поединок чести» и то только в крайнем случае.
    Раздался дружный разочарованный вздох.
    — Ничем не могу помочь, — развёл руками декан. — Все вопросы к директору Итрону. Желающие есть? Нет? Вот и чудненько! Ну, думаю, на этом свернём вводную лекцию. А сейчас небольшой сюрприз!
    Магистр хлопнул в ладоши, и у меня на коленях материализовался листок пергамента. Я оглянулась: все адепты ошарашенно уставились в свои точно такие же листки, лежащие у каждого на коленях.
    — Наше обожаемое руководство хочет проверить ваш уровень знаний. Каждому из вас дано пять вопросов и час времени для ответов на них. Ах да, проклятый склероз, — стукнул себя по лбу Пилат. — Не забудьте указать своё полное имя и место, где обучались ранее.
    — А если нигде? — спросил кто-то из адептов.
    — Так и пишите: домашнее обучение. И не забудьте указать имя учителя. Ну всё, я пойду чаёк попью, а вы тут трудитесь, я через час вернусь, — потёр руки декан и скрылся за дверью.
    Ой, что сейчас начнётся…
    Но, как ни странно, в аудитории стояла гробовая тишина. Я попыталась спросить Дерека, какие у него вопросы, но… не смогла произнести ни слова!
    Быстрый осмотр подтвердил мои опасения: магистр Пилат зачаровал всех своих учеников так, чтобы никто не смог говорить! Умно, теперь поделиться своими скудными знаниями никто не сможет! Беззвучно хохотнув, я уставилась в свой пергамент.
    Итак, пишем: Хеллиана Валанди. Домашнее обучение, учитель Ауст Валанди.
    Отложив перо, я начала читать вопросы.
    Вопрос первый: «Назовите пять отличий упыря от зомби».
    Ну, это легко.
    «Зомби вызывает некромант, а упырь поднимается сам. Зомби можно поднять из чьего угодно тела, а упыри при жизни были тёмными магами. Упыри питаются живой плотью, а зомби не питаются вообще (на вечной диете, бедненькие). Зомби легко упокоить специальным заклинанием, а вот на упыря действует только магия огня и хорошая сталь. И ещё одно и самое главное: у упыря сохранились остатки разума и инстинкта самосохранения, а у зомби — нет, он просто марионетка, которой управляет некромант».
    Быстро накидав ещё парочку отличий (просто так, на всякий случай), я перешла к следующему вопросу.
    Вопрос второй: «Перечислите свойства папоротника».
    Да это вообще первый класс, вторая четверть!
    Пишем: «Папоротник растёт вблизи рек и водоёмов. Цветёт раз в пятьдесят лет. Цветок папоротника используется при создании артефакта невидимости и артефакта управления погодой. Листья папоротника используются для приворотных и отворотных зелий. Также используется для изготовления оберегов. Настой из его корневищ используются для ванн, обтираний и примочек при судорогах ног, ревматизме, гнойных ранах, геморрое, язвах».
    Так, и дальше по списку: припарки, отвары, притирания, список оберегов, условия сбора и сушки. И не забыть добавить, что семена папоротника используются для изготовления слабительного!
    Вопрос третий: «Заклинания-исключения, не относящиеся ни к магии стихий, ни к прикладной магии».
    Напугал ёжика задним карманом брюк!
    Пишем: «К заклинаниям-исключениям относятся те заклинания, при воссоздании которых не используется сила стихий и основные магические приёмы. Например: заклинания льда („Вечный лёд“, „Ледяная стрела“, „Ледяной щит“ и тому подобное, с кратким описанием), левитация (потому как изменяются физические параметры тела), зеркальные щиты, ну и ещё десяток примеров с описанием и принципом действия».
    Кстати, когда я дошла до конца пергамента, тот сразу же удлинился. Удобненько.
    Идём дальше. Четвёртый вопрос: «Описание и принцип действия одного из щитов третьего уровня».
    А оно мне надо? Я лучше пятый уровень напишу!
    Итак, «Хрустальный щит»… и бла-бла-бла ещё на полстраницы. Ну ладно, и щит третьего, как и просили.
    И последний вопрос: «Назовите и объясните главное правило мага-стихийника».
    «Главное правило мага-стихийника — никогда не совмещать в заклинаниях магию различных стихий. Особенно противоположных, так как это вызывает резонанс, способный вызвать необратимые последствия. Потому что каждая из шести стихий имеет собственную структуру и управление, не совместимые друг с другом. Особенно несовместимы вода и огонь, так как…»
    И ещё полстраницы.
    Хм, оставить так или выпендриться?
    А, была не была! И я принялась строчить: «Но существует исключения, такие как „Радужный щит“…»
    Я быстренько набросала всё, что рассказал мне Мор. И состав, и построение, и свойства, и распад, и кто и как его изобрёл. Поставила жирную точку и свернула пергамент. Получился нехилый свиток.
    Я посмотрела на близнецов. У них свитки были не меньше моего, и они тоже только что закончили. В ответ на мой вопросительный взгляд Дерек показал мне оттопыренный вверх большой палец. Значит, всё отлично!
    Улыбнувшись дроу, я махнула головой в сторону двери. Близнецы согласно закивали, и мы ретировались из аудитории. Никто из адептов даже головы не повернул, все были слишком заняты. Не успели мы выйти в коридор, как тут же наткнулись на магистра Пилата, попивающего чай, сидя прямо на подоконнике напротив двери.
    — О, вы уже всё? — спросил он, болтая ногами в воздухе, как подросток.
    Интенсивные кивки в ответ.
    — Точно? Не обманываете? Ещё полчаса до окончания, — прищурился магистр.
    Такие же интенсивные вращения головой.
    — И не списывали?
    Полные возмущения взгляды в ответ.
    — Ну хорошо, — отставил чашку декан и, легко спрыгнув с подоконника, подошёл к нам. — Это всё вы сами написали? Молодцы… — Магистр быстро пробежался глазами по работам близнецов. — Что ж, достойно похвалы. Развёрнутые ответы, точная информация. А ведь я дал вам вопросы третьего курса!
    Близнецы довольно переглянулись и, пожав друг другу руки, внимательно уставились на магистра.
    — Что ещё? Ах да, работа вашей атаманши. — Он улыбнулся и развернул мой свиток. — Так-с… Пять отличий упыря от зомби… Я вообще-то просил пять, а не пятнадцать, но всё верно. Папоротник, ага… Заклинания, угу… Щит… ого, не только третий уровень знаешь, но и пятый? Похвально, похвально. Так, стоп, ты зачем меня сбиваешь? «Хрустальный щит» — это же уровень архимага! Ещё скажи, что поставить его сможешь?
    Я виновато поковыряла ножкой мраморный пол.
    — Так ты та самая адептка, что приняли без экзамена? — спросил магистр и, дождавшись кивка, продолжил: — Слышал уже. И был в шоке. Ну да ладно. Ух ты! Ты ещё и про «Радужный щит» знаешь? Но откуда? Это же эльфийская магия высшего порядка! Надеюсь, ты не намекаешь на то, что можешь его воспроизвести? Можешь?!
    Я отступила несколько шагов и, сосредоточившись, поставила щит, сплетя все стихии.
    — Так, овощи, а ну брысь отсюда! Я и так уже из-за вас свою норму по удивлению перевыполнил! — замахал на нас руками декан и быстро скрылся за дверью лекционного зала.
    Мы не выдержали и расхохотались, направляясь к лестнице. Голоса вернулись буквально через пять шагов.
    А декан у нас, оказывается, обалденный!

Глава 9

ХЕЛЛИАНА
    Поиски аудитории, в которой должно было проходить следующее занятие, не заняло много времени. Корпус целительства, третий этаж. По расписанию — изучение рас. По дороге мы обсуждали декана. Похоже, лучший преподаватель вряд ли найдётся во всей Академии.
    Аудитория, в которую мы зашли, представляла собой просторный кабинет, на этот раз с партами и стульями, но расположенными всё также снизу вверх и уже в два ряда. Присутствовал также и преподавательский стол на небольшом возвышении.
    В большие незашторенные окна светило уже взошедшее солнце, освещая пустые парты — до начала пары оставалось ещё полчаса.
    Я поднялась по ступенькам и уселась на третью парту в левом ряду возле окна. Как и во всей Академии, парты были рассчитаны на четверых. Но вопреки всем правилам, вряд ли мы в ближайшее время будем сидеть здесь вчетвером, приняв с распростёртыми объятиями леди Тацит, которая, в свою очередь, точно так же не спешила сделать наш квадриум единым целым. О, кстати, о птичках…
    — Ну, рассказывайте. — Я заболтала ногами в воздухе, как недавно магистр Пилат.
    — А что рассказывать? — прикинулся мальчиком-одуванчиком Дерек, тоже усаживаясь на парту, но в соседнем ряду.
    Терен пристроился на стуле за партой, на которой я сидела.
    — Дерек! Как я умудрилась сцепиться с Друсилией? — Я почесала затылок.
    В голове было совершенно пусто…
    — Как, как… С криком: «Ах ты, мочалка нестираная!» — усмехнулся дроу, показав клыки.
    Я нервно икнула:
    — Я?
    — Ну не я же! — засмеялся Терен. — Мы еле вас разняли! Нет ничего хуже женской драки, хорошо, вы хоть магией не воспользовались! Тебя вообще только Мор смог оттащить, а Друсилию нам пришлось облить водой и на улицу вывести.
    — А по какому поводу я на неё налетела? И почему я ничего не помню?
    — Малышка, после пятой кружки «Эльфийской слёзы» Мор в восьмой раз пригласил тебя танцевать, и ты почти согласилась, но тут вмешался Холл с заявлением, что пришла его очередь. А пока тролль с аронтом спорили, ты на скорость пила вино с принцессой. Кстати, ты выиграла, — хмыкнул Дерек.
    — Я вчера споила принцессу Эллидара? Ой, ё…
    — Да ладно, на ногах она устояла! Но сам факт сильно взбесил леди Тацит, и она решила утащить принцессу в Академию. Лея, как ни странно, сопротивлялась, а ты за неё вступилась. Слово за слово, ну и… — развёл руками Терен.
    — Ты ведь что-то недоговариваешь? — Я внимательно уставилась на старшего из близнецов.
    А почему я решила, что он старший? Не знаю, просто мне так кажется. Да нет, я уверена! Нужно будет потом уточнить.
    — Э-э-э… Хелл, я не уверен, что тебе это нужно знать. — Терен уставился в парту, старательно избегая смотреть мне в глаза.
    — Терен!..
    — Ну хорошо, она назвала тебя эльфийской подстилкой, — немного помявшись, сознались братья в один голос.
    — Ах вот оно что… Мало я ей личико подправила, — задумчиво поскребла я подбородок, прикидывая, как бы отомстить этой особе за мою порушенную честь.
    Не то чтобы меня её слова беспокоили, вот просто не надо всякие слухи распускать!
    Дерек легко спрыгнул с парты и, подойдя ко мне, крепко к себе прижал:
    — Малышка, мне очень жаль, что так получилось. Мы не хотели, чтобы пошли такие слухи.
    — Дерек, ты дубина. — Я хлопнула дроу по лбу и прижалась к его груди, вдыхая аромат корицы и мандаринов. — Да чихать я хотела на Друсилию! Пускай сколько угодно болтает, но, упырь, куда вы от меня денетесь!
    — Я в этом и не сомневался, — улыбнулся Дерек. — Будешь мандаринку?
    До начала занятий мы не переставали жевать мандарины. И откуда у близнецов их столько? Когда в аудитории начали появляться адепты, мы, наверное, уже не меньше килограмма съели, причём каждый из нас.
    — Хелл, доброе утро! — В дверях нарисовался Идик и Лея.
    — Не-е, добрым оно не было. Как вы? — хмыкнула я, припомнив собственное недавнее состояние.
    — Не спрашивай. — Парень рухнул за парту, стоящую перед нашей, правда вежливо пропустив вперёд себя принцессу.
    Та опять премиленько покраснела.
    Эх, а магистр Пилат ещё нас овощами называл…
    — Нагоняй получил?
    — Угу. Правда, не от отца, а от матери. Утром, когда похмелье лечить пришёл. Голова просто раскалывалась, — сознался Идик, положив голову на руки.
    — А у тебя мама в крыле целителей работает? — удивился Дерек, подмигнув принцессе, вмиг смутившейся от такого внимания.
    — Ага. Оба родителя в Академии.
    — Не повезло тебе, — фыркнули близнецы.
    Тем временем аудитория уже активно заполнялась адептами, оживлённо обсуждающими магистра Пилата и проверочную работу, которую он устроил. Судя по репликам, особо недовольных не было, магистр Пилат понравился почти всем. Были и исключения, конечно, но они, как известно, только подтверждают правило.
    — Идик, а ты не знаешь, кто у нас будет вести расы? — поинтересовалась я.
    — Не-а, точно не скажу. Но вроде взяли кого-то нового.
    Словно в ответ на мой вопрос со стороны дверей раздался мелодичный, приятный до дрожи голос:
    — Уважаемые адепты, прошу вас занять свои места.
    Женская часть аудитории восторженно ахнула, а я повернулась, чтобы посмотреть, какое чудо света, вызывающее такой восторг, будет у нас преподавать.
    Да, тут есть от чего потерять голову: высокий, стройный, широкоплечий, одетый в чёрные брюки, заправленные в высокие сапоги, лёгкую светло-зелёную рубашку из эльфийского шёлка, поверх которой накинут чёрный жакет, подчёркивающий узкую талию. Тёмно-медные волосы, длиной чуть ниже плеч, на солнце отливают рыжим, а зелёные, с вертикальными зрачками глаза миндалевидной формы в обрамлении густых ресниц внимательным взглядом изучают засуетившихся адептов. Довершают картину утончённые и невероятно красивые черты лица, которые только подчеркивает совершенная, я бы даже сказала, манящая улыбка.
    Всё это великолепно, если бы не одно но…
    — Латриэль? — синхронно отвисла челюсть у близнецов.
    Вот так номер…
    — Твою ж мать. — Кажется, я сказала это вслух, наблюдая, как лунный эльф лёгкой кошачьей походкой направляется к учительскому столу.
    — Хелл, ты что, его знаешь? — шёпотом поинтересовался Идик, сидевший чуть ниже нас.
    — Угу. Я вчера с ним целовалась… — брякнула я, не подумавши, а Идик, похоже, побил все немыслимые рекорды по яркости оттенка лица.
    — Доброе утро, господа адепты, — улыбнулся Латриэль, элегантно присев на своё место за учительским столом.
    — Доброе утро, учитель, — раздались женские голоса, полные нежности и томления.
    Хех, если женская половина первого курса узнает, что этот ходячий афродизиак вчера меня поцеловал, то из Академии я вряд ли выйду. По крайней мере, живой. А быть первым учебным пособием по некромантии (зомби то бишь) я не подписывалась, а посему — молчим в тряпочку!
    — Хочу поздравить вас с первым учебным днём, — продолжил эльф, небрежным жестом откинув волосы за спину. — Позвольте представиться: меня зовут Латриэль тер Сент, для вас просто — учитель тер Сент.
    — А разве у вас нет звания хотя бы магистра? — поинтересовался один из адептов мужского пола, причём с явным сарказмом в голосе.
    Хе, в отличие от Пилата, Латриэля, похоже, будут любить не все.
    — Есть, — улыбнулся Лат. — Вообще-то я архимаг. Но я не люблю, когда ко мне так обращаются.
    — А вы не слишком молоды для архимага? — кокетливо поинтересовался кто-то с первого ряда.
    Я присмотрелась. Ох, ё, ну куда ж нам без Друсилии-то!
    — Леди, я бы не хотел вас обидеть, но я как минимум на две сотни лет старше вас, — усмехнулся Латриэль.
    Интересно, а если бы он присутствовал вчера вечером на гулянке с дебошем, то не улыбался бы ей сейчас?
    — Так сколько же вам лет? — ехидненьким голоском поинтересовался Дерек.
    Вот зараза, теперь «преподаватель» уставился на нас. И таким же ехидным голоском ответил:
    — Я всего лишь на двадцать пять лет старше вас, адепт де Рен.
    По залу понеслись перешёптывания. А я, старательно избегая взгляда Латриэля, шепнула на ухо Дереку, сидевшему справа от меня:
    — Зря спросил. Девушки поняли, что вы с ним знакомы. Теперь замучаешься отказываться от свиданий вчетвером в неформальной обстановке.
    — Почему вчетвером? — побледнев, спросил дроу.
    — Ну, вы вдвоём, девушка, жаждущая общения леди, и Латриэль. И это ещё хорошо, если она одна будет!
    — А я-то тут при чём? — приподнял бровь Терен.
    — Терен, напоминаю, вы же близнецы, вас так легко перепутать…
    — Ой…
    — Ну что ж, начнём наш урок, — продолжил тем временем Латриэль.
    А я представила, как на перемене Латриэль с близнецами, мгновенно растеряв свой лоск, что есть силы улепётывают от возбуждённых адепток Академии. Картина получилась на редкость живенькая и забавная, я еле удержалась от смеха.
    Несмотря на все томные вздохи и кокетливые взгляды адептов, Латриэль провёл интересную лекцию. Полтора часа, отведённые на занятие, пролетели словно один миг, во время которого лунный эльф хорошо поставленным голосом рассказывал обо всех особенностях расы гномов.
    Я вспомнила время, когда Ауст рассказывал мне о подземных гротах, где маленький, но воинственный народ добывает свои минералы и металлы для изготовления оружия, при этом я обычно навешивала на себя внимательно слушающий архимага морок и тихо сопела, лёжа на парте. Слушать же Латриэля оказалось увлекательно, он интересно преподносил информацию о гномах, щедро разбавляя её своими комментариями и забавными шутками.
    Заинтригованные адепты издали недовольные звуки, когда звон колокола возвестил об окончании занятия.
    — Ну что ж, на этом закончим, — улыбнулся эльф. — Все свободны. Задавать ничего не буду.
    — Хорошо, учитель, — защебетали адептки, а адепты широкой вереницей потянулись на выход.
    — Ах да, адепты де Рен, адептка Валанди, задержитесь, пожалуйста, — добавил Латриэль, даже не взглянув на нас, а просматривая какие-то свои записи, лежащие у него на столе.
    Упс… только этого ещё не хватало! Не хочу я с ним разговаривать! Точнее, просто не знаю как.
    — Прошу прощения, учитель, но я не могу. У меня сейчас начнётся следующее занятие, не хотелось бы опаздывать в первый день, — наклеив на лицо самую невинную улыбку, заявила я и, шепнув Терену, чтобы они меня не ждали, схватила Идика и ретировалась из аудитории.
    — Хелли, ты что делаешь? — остановил меня приятель, когда мы вышли из портала в главной башне.
    — Идик, если я бы осталась, меня адептки, во главе с Друсилией, просто порвали бы! — отшутилась я, направляясь в сторону арки портала, ведущего в корпус Огня.
    Близнецы со мной не пошли, сейчас у нас были разные занятия — каждый учился в совершенстве осваивать ту стихию, которая ему больше всего подвластна. Вот мы с Идиком и топали в одиночестве. Но не рассказывать же ему, почему я не хочу, а точнее, не могу себя заставить разговаривать с эльфом! Его лицо, полное надменности и превосходства, тогда, около дома светлого эльфа, так и стояло перед глазами.
    Идик только головой покачал.
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    — И… а… э… — изумлённо выдавил из себя Латриэль, как только человечка скрылась за дверью.
    — Что «э»? — передразнил его Терен, усаживаясь прямо на стол Латриэля, так как последний адепт только что покинул аудиторию.
    — Она не хочет со мной разговаривать? — немного расстроенно спросил приятель, все ещё поглядывая на закрывшуюся дверь.
    — Как видишь. — Я развёл руками, констатируя очевидное.
    — Сам виноват, — фыркнул Терен. — Думать нужно было, прежде чем лезть к ней целоваться и строить из себя великого королевского советника. Бедная девочка теперь не может отделаться от ощущения, что ей нужно склоняться в поклоне, как только ты появляешься на горизонте.
    Латриэль виновато опустил кончики ушей:
    — Я не хотел.
    — Не хотел он, — проворчал я. — Не хотел, а получилось! Теперь учти: сам натворил, сам виноват, сам убиваешься, вот и будь дальше таким самостоятельным. Мы тебе здесь не помощники.
    — Да понял я уже, — махнул рукой эльф.
    — Ты мне лучше скажи, как ты здесь оказался? — спросил Терен.
    — Как, как… молча! Директор Итрон попросил. А так как дома всё равно заняться нечем, старший советник сейчас — Кристиан, то я с чистой совестью и уехал.
    — Ты же говорил, что ты едешь в Светлый лес, — подозрительно уставился на него мой братишка.
    — Ну, нужно же было что-то сказать! Хотел устроить вам сюрприз, — улыбнулся Латриэль.
    — Сюрприз удался, — призналась мы. — У тебя сейчас занятие?
    — Да, последнее на сегодня. А у вас?
    — У нас с Тереном нет, а вот у малышки ещё третья пара — управление огнём. Там что-то напутали с расписанием, и те, чей профиль не огонь, могут отдыхать.
    — Ну что ж, встретимся позже. — Латриэль согнал Терена со стола, так как в дверях уже начали появляться адепты второго курса.
    — До вечера, — кивнул Терен.

    — А где малышка? — спросил Холл, ставя перед нами горшочки с запечённой картошкой и курицей.
    Хелли сказала её не ждать, но мы всё-таки решили её потом встретить, а пока зашли к Холлу перекусить, так как в столовой Академии питаться совершенно невозможно.
    — У неё сейчас третья пара… Угадай, кто ведёт у нас расы? — Терен пододвинул к себе горшочек и, алчно сверкая глазами, схватился за ложку.
    Я тоже чувствовал себя в таверне Холла диким, вечно голодным орком, так как готовил аронт — пальчики оближешь! И обглодаешь, и съешь.
    — У нас вела какая-то древняя старушка, я уже и не помню, как её зовут. Я всё время спал на её лекциях, — сознался аронт, перекидывая полотенце через плечо и присаживаясь за стол. — Неужели её наконец-то заменили?
    — Её заменили. Латриэлем, — пробурчал братец с набитым ртом.
    — Да ну? — поразился аронт.
    — Ну да, — ответил я.
    — И он молчал? Во даёт, — покачал головой Холл.
    — Ага, не успел войти в кабинет, как тут же повлюблял в себя всех адепток, — хмыкнул я, вспомнив восторженную реакцию сокурсниц.
    — Это он может. А как отреагировала Хелли? — вроде бы совершенно спокойно спросил наш кошак. Но я-то знаю, что его беспокоило!
    — Как, как… Быстренько смылась после занятия, несмотря на его просьбы задержаться, — хохотнул Терен.
    — Сам виноват, — хмыкнул аронт. — Ладно, пойду посмотрю, как продвигаются дела на кухне. Через час здесь будет уйма народу.
    — Холл, мы собираемся немного поразмяться, не присоединишься? Или ты уже давно свой сатар используешь для нарезки овощей? — крикнул вслед уходящему Холлу Терен.
    — Вот надеру тебе им задницу, тогда и узнаешь, — блеснул кошачьими глазами аронт, остановившись около барной стойки.
    Не ответить на брошенный ему вызов он просто не смог.
    — Мы будем на улице.
    Через полчаса мы с братом лениво обменивались ударами сатаров во внутреннем дворе таверны возле конюшни, когда к нам присоединился Холл.
    — Ну что ж, приступим. — Аронт скинул рубашку и медленным шагом двинулся по кругу, всё быстрее и быстрее раскручивая в руках сатар.
    Два лезвия со свистом рассекали воздух, подходить сейчас к аронту было делом чересчур опасным. По мастерству владения им Холлу не было равных, ну, за исключением нашего брата, Летрака… Не изменилась ни скорость реакции, ни опасность и хитрость его манёвров.
    Я уселся на траву под деревом, наблюдая, как брат и Холл сошлись в поединке. Я уже размялся с аронтом и теперь давал телу остыть после бешеной схватки, что приятель мне устроил, когда почувствовал, что кто-то настойчиво пытается вломиться мне в сознание. Я чуть ослабил защиту, желая понять, кто это такой наглый.
    «Латриэль? Что случилось?»
    «Хелли в крыле целителей!» — по нервам ударил мысленный ор лунного эльфа.
    — Что?! — одновременно завопили мы с братом, даже не заметив, что Терен, отвлёкшись, получил длинный, глубокий порез на плече.
    Краем сознания я почувствовал его боль, но постарался сейчас не обращать на это внимания.
    «Я освободился чуть раньше и зашёл к ней на пару, но декан сказал, что она в больничном крыле! Я сейчас бегу к ней», — так же мысленно ответил Лат.
    «Мы скоро будем!» — ответил ему Терен, накидывая рубашку.
    — Да что случилось? — заорал аронт, направляясь за нами и тоже накидывая рубашку.
    — Малышка в больничном крыле! — буркнул Терен, бегом пересекая обеденный зал таверны, чуть не сбив входящих посетителей.
    — Что? Как?! — Холл тут же обогнал нас с братом.
    — Не знаю, Латриэль только что сказал, — отмахнулся я, прибавляя шагу.
    Люди на улице шарахались в сторону, провожая нас неодобрительными взглядами, но возразить боялись. Правильно, есть более простые способы самоубийства, чем возразить дроу. А двум злым дроу и одному аронту — тем более.
    Буквально через несколько минут мы влетели в башню Академии, рыкнув по дороге на всё того же знакомого некроманта, который сейчас попытался возразить, что, мол, посторонним вход воспрещён.
    — Что случилось?! — хором заорали мы, как только вылетели из портала и увидели лунного эльфа, стоящего у дверей крыла целителей.
    — Да не знаю я! — рыкнул он, шагами меряя пространство возле тяжёлых двустворчатых дверей. — Меня пока туда не пускают.
    — Хеллиану вызвала на «Поединок чести» леди Друсилия Тацит, — послышался незнакомый голос, и из тени угла вышел не замеченный нами ранее молодой человек с гривой густых белоснежных волос, обрамлявших смазливое личико.
    — Ты кто? — уставился на него Латриэль, мгновенно вспомнив, что он вообще-то с недавних пор один из преподавателей этой Академии.
    — Я Луксор Эйлит из рода Ранканар, один из ваших учеников, — в почтительном поклоне склонил голову парень.
    Хм, судя по имени — вампир… А по ауре — чистокровный вампир.
    — Это правда? — уточнил Холл, с подозрением рассматривая парня.
    — Мне нет смысла лгать, это я принёс её сюда, — хмыкнул адепт, презрительно посмотрев на аронта. — Мы в паре тренировали построение огненного столба, когда в аудиторию вошла магистр ти Зауэр с Друсилией и объявила о поединке. Декан не смог ничего возразить.
    — Это леди Тацит её так? — мотнул головой в сторону двери Латриэль, сжав кулаки.
    — О нет, — расхохотался адепт, — у неё кишка тонка для этого! Хеллиана буквально размазала её по стенке, несмотря на артефакты, которыми Друсилия была увешана, словно новогодняя ёлка.
    — Это же запрещено! — рыкнул я.
    — Да, но декан заметил это уже после поединка. Почти в самом конце Друсилия швырнула в Хеллиану какой-то гадостью, которую даже магистр Пилат не сразу распознал. Хеллиане пришлось выставить «Хрустальный щит». После этого она приклеила Друсилию к полу, стукнула её сгустком воздуха и засыпала лягушками, покрытыми слизью, — хохотнул молодой вампир, — а вот после того, как магистр ти Зауэр отлепила от пола и утащила визжащую Друсилию, Хеллиана упала без сознания. Я еле успел поймать её.
    — Всё ясно, — побледнел Холл и рухнул на один из диванчиков, обитых кожей, стоящих вдоль стен.
    — Что ясно? — взревел Латриэль, который ничего и не понял.
    — Она утром выпила тауринского зелья, — выдохнул я, падая рядом на диван с аронтом.
    — А? — поднял бровь адепт, смотря на нас непонимающим взглядом.
    — Рано тебе знать ещё! — рявкнул на него Латриэль. — Брысь отсюда!
    Вампира как ветром сдуло вместе с его спесью.
    — Я не хотел, — покачал головой Холл, с виноватым видом глядя на нас с Тереном.
    — Успокойся, — махнул я рукой. — Никто не знал, что так получится.
    — Угу, — согласно кивнул Терен и посмотрел на меня, — но почему Друсилия вызвала малышку на поединок? Они же после вчерашнего не сталкивались!
    — Сталкивались! — Из портала вывалился Идикар, в прямом смысле этого слова, и шмякнулся на пол.
    Неуклюже поднялся и, отряхнувшись, подошёл, с опаской глядя на злющего Латриэля.
    — Когда?
    — Перед парой мы зашли ко мне в комнату, я забыл тетрадь, — сознался парень, взъерошив собственную шевелюру, — а там Друсилия пыталась наорать на Лею, внушая ей, что она ведёт себя неподобающе принцессе, якшаясь со всяким сбродом. Хелли в ответ покрыла её перьями.
    — Демон, демон, демон! — выругался Терен. — Так я и знал, что нельзя оставлять её одну!
    — Что случилось, то случилось, — твердо произнёс я, — уже ничего не изменишь. Виноваты все и понемногу.
    Холл и Латриэль согласно кивнули.
    — Молодые люди, не могли бы вы вести себя потише? Больной нужен покой. — В коридор вышла довольно молодая женщина, одетая в лёгкую белоснежную накидку, увешанную разнообразными амулетами. Несмотря на строгое выражение лица, которое подчеркивали светлые волосы, собранные в тугой аккуратный узел, её ярко-голубые глаза светились добротой.
    Теперь понятно, от кого у Идикара такие невинные глазки.
    — Мама, что с ней? — вылез вперёд Идик.
    — Полное магическое и физическое истощение, — покачала головой целительница. — Скажите, а она не пила, случайно, тауринское зелье?
    — Пила, — кивнул Холл.
    — Тогда всё понятно. Я оставлю её здесь до утра, ей нужно отоспаться. Завтра она может пойти на занятия. Но два дня никакой магии!
    Мы дружненько закивали.
    — А к ней можно? — спросил Латриэль.
    — Только под вашу ответственность, антар тер Сент, — улыбнулась мать Идика и тут же погрозила пальцем, — но только на одну минуту!
    Мы заверили целительницу с серьёзными лицами, что так оно и будет, но, как только она скрылась в портале, тут же кинулись в палату.
    Палатой назвать это помещение можно было с трудом. Белые стены, такой же потолок, небольшое окно, прикрытое бежевой шторой, и узкая кровать, на которой лежала Хелли, накрытая бледно-бежевым тёплым одеялом. Её одежда висела рядом на стуле.
    Насколько я знал, больничное крыло принимает нужные размеры в зависимости от обстоятельств, благодаря небольшому источнику магии, спрятанному за соседней дверью. Вот и сейчас комната расширилась практически в два раза, появилось второе окно, небольшая тумбочка у изголовья кровати и пять стульев.
    Хелли, которую, скорее всего, разбудило наше появление, зашевелилась и открыла глаза. Сонно поморгала и удивлённо выдала хриплым спросонья голосом:
    — Что за собрание? Я ещё умирать не собираюсь!
    Холл присел на краешек кровати и осторожно погладил Хелли по щеке:
    — И даже не думай об этом! Как ты?
    — Как будто по мне дракон потоптался, — слабым голосом призналась человечка, слегка поморщившись.
    — И выглядишь паршиво, — с другой стороны уселся Терен.
    — Догадываюсь, — фыркнула Хелли, — спасибо за комплимент.
    — Хелли, я виноват… — тут же начал исповедь аронт.
    — Э нет, никакого самобичевания! — перебила его Хелли. — А то я себя действительно чувствую как на смертном одре! Идик, солнце моё, ну хоть ты себя виновным не считаешь?
    — Э-э-э…
    — Понятно, — вздохнула человечка и неожиданно закашлялась.
    — Хелл, ты в порядке?!! — На кровати тут же оказались мы все.
    — Да нормально, только чувствую себя столетним упырем, — наморщила она носик.
    — Так, это что ещё такое?! — В палату вошла целительница. — Антар тер Сент, я думала, вы намного ответственнее! Кыш все отсюда!
    Латриэль виновато опустил голову. Затем, наклонившись, нежно поцеловал Хелли в лоб и вышел из палаты. Быстро распрощавшись с малышкой, мы выскользнули за дверь, пообещав зайти к ней вечером.
    — Кажется, мне пора кое-кого навестить, — недобро усмехнулся Латриэль, направляясь к порталу.
    — Зайдёшь потом в таверну?
    — Хорошо.
    Вздохнув, мы с Холлом поплелись на улицу. Идикар, быстренько попрощавшись, скрылся в портале общежития.
    Без присутствия малышки день обещал быть скучным.

Глава 10

ХЕЛЛИАНА
    Неужто я выспалась?
    Насыщенным выдался вчерашний денёк. Это ж надо — первый учебный день — и сразу в больничное крыло! Хорошо, хоть уже сегодня можно идти на учёбу. Ксанафия, мама Идика, вчера вечером сказала, что физически я уже в норме, а вот с магией придётся подождать пару дней.
    Да я и сама чувствовала себя опустошённой, хотя и проспала весь день и всю ночь. Вечером забегали близнецы, притащив кучу всяких вкусностей от Холла (сам он не смог прийти, к нему заглянула на ужин какая-то очень важная персона), заглядывали Идик с Леей, заходил даже декан Пилат и принёс новости о том, что Друсилию наказали, заставив чистить картошку на кухне. Педсовет очень возмутило, что эта падлюка пользовалась артефактами, что правилами «Поединка чести» строжайше запрещено. Кхм, догадываюсь, кто из преподавателей следил за наказанием Друсилии.
    Хех, а вчера по ходу поединка выяснилось, что без артефактов Друсилия как маг абсолютная пустышка, ничем сильнее «Ледяной стрелы» она не атаковала. А когда я шандарахнула её «Ветвистой молнией», эта краса решила подложить мне свинью. И ведь подложила же! Причём такую, от которой только «Хрустальный щит» и спас. Если бы не этот факт, мой резерв не слишком-то и пострадал бы.
    Кстати, Латриэль заходил, но уже глубоко за полночь, когда я уже спала. Об этом свидетельствовала белоснежная роза, лежавшая на тумбочке. Обалденно благоухающий цветок я обнаружила на рассвете, когда проснулась, но вскоре меня вновь сморил сон.
    Открыв глаза, я с удовольствием потянулась… бы, если бы не была… связана? Что за…
    — Доброе утро, спящая красавица, — надо мной нависла чья-то смазливая физиономия. Тряхнув головой и разогнав туман перед глазами, я разглядела Луксора, моего вчерашнего напарника с урока магистра Пилата. — Я уже заждался. — Парень сел в кресло около кровати, положив ногу на ногу, и, элегантным жестом откинув со лба волосы, уставился на меня взглядом, полным превосходства.
    Твою ж мать, да что мне так не везёт?
    Не обращая внимания на Луксора, я принялась осматриваться.
    Так-с, и что мы имеем? Просторная комната с высокими потолками, старинными гобеленами и камином. На глаза попалось развешанное по стенам разнообразное оружие, письменный стол, огромный шкаф, несколько кресел, на одном из которых уселся Луксор, и просторная, с тяжёлым балдахином кровать, на которой, собственно, я и лежала на спине с привязанными к одному из столбиков кровати руками.
    Весело, ничего, не скажешь.
    — Луксор, какого упыря?
    — Не упыря, а вампира, — хмыкнул парень.
    — Да мне до лешего! У меня магия на нуле, я даже ауры смотреть не могу, — буркнула я.
    Опасности я не чувствовала, воспринимая всё это как досадное недоразумение. Причин же на это было несколько. А конкретно: за окном с витражной мозаикой виднелся базар и таверна Холла, значит, я в Эллидаре. От комнаты ощутимо несёт магией (если я не могу ею пользоваться, это не значит, что я её не ощущаю), значит, я в Академии. На мне акор'элван, значит, Терен и Дерек меня обязательно найдут. И самое главное — за окном восходит солнце, значит, скоро на занятия и близнецы зайдут в крыло целителей за мной и обнаружат пропажу.
    Так что всё в норме, можно расслабиться и послушать, что этот упырь слащавый от меня хочет.
    — Это и было главной причиной того, что я так легко сюда тебя принёс. А что касается того, зачем ты здесь… Всё очень просто… — сверкнул белоснежной улыбкой вампир.
    Поверю ему на слово. Э-э-э, а клыки где? Нет, не буду верить!
    — Я тебя очень внимательно слушаю, — послушно закивала я.
    Интересно же!
    — А ты не из пугливых, — довольно усмехнулся Луксор и продолжил, рассматривая свои отполированные ногти: — Видишь ли, я коллекционер, собираю редкие вещи. Оружие, что ты здесь видишь, и гобелены стоят баснословное количество золота. Но это ничтожная часть моей коллекции. Я также собираю красивейших девушек Аранеллы. А красивее тебя в Академии я ещё не встречал.
    — Ой, ну что ты, не стоит, — нахально переигрывая, смутилась я.
    — Не ёрничай! — угрожающе зашипел вампир.
    Ах, боюсь-боюсь!
    — А я что? Я ничего! — сделала я испуганный вид и, сдув с лица чёлку, продолжила: — Луксор, я, конечно, понимаю, страсть и всё такое, но есть же какие-то традиционные методы…
    — Не смеши, — низким голосом расхохотался парень, — эта парочка дроу и близко не даст к тебе подойти! А я привык брать то, что хочу.
    — Не сомневаюсь, — закатила я глаза.
    Хех, с его-то идеальной внешностью (правда, слишком смазливой, на мой взгляд) и восхитительной фигурой (ну, признаюсь, есть такое) девушки наверняка штабелями ложатся к его ногам. Эх, вампирчик, попадись ты мне на глаза раньше, до того как я встретила близнецов и Латриэля с Холлом, может, я и клюнула бы на тебя. А так не тягаться тебе с их чистой первозданной красотой (эй, что за поэт во мне проснулся?). Но говорить вслух я этого не стала, чтобы не расстраивать красавчика. А то вдруг комплексы и всё такое…
    — Тебе и не нужно сомневаться, лучше меня нет никого! — властным голосом произнёс Луксор, поднимаясь с кресла.
    — А я не был бы так в этом уверен, — раздался спокойный, но вызывающий целую армию дружно топающих по спине мурашек.
    Вот и близнецы пожаловали.
    — Что? Как вы меня нашли? — развернулся к двери вампир.
    — Это тебе знать не обязательно! — рыкнул Терен и резко, без замаха звезданул Луксору в нос.
    Бедного вампирчика снесло в угол.
    — Малышка, ты в порядке? — На кровать вскочил Дерек и принялся развязывать верёвки на моих руках.
    — В полном! — бодро заявила я. — Терен, а почему его так унесло? Я читала, что вампиры сильнее дроу.
    — Не намного. А этот молодой ещё, ста лет даже не исполнилось. — Старший дроу презрительно мотнул головой в сторону угла, где тихо поскуливала жертва собственной глупости.
    — Чувствую себя младенцем, — пожаловалась я, слезая с кровати и растирая запястья.
    — Подрастешь ещё, — чмокнул меня в висок Дерек. — Идём отсюда.
    — Эта девушка всё равно будет моей! — постарался придать угрозу своему голосу Луксор, в отчаянной попытке подняться с пола.
    Дерек и Терен переглянулись.
    — Твоя очередь, — фыркнул Терен в сторону брата.
    Дерек, подойдя к вампиру, рывком поставил его на ноги и заявил угрожающим тоном (кстати, у него интонации лучше получились, чем у Луксора):
    — Слушай, ходячее недоразумение! Ещё раз протянешь руки к этой малышке, и я повторно сломаю тебе челюсть.
    — Как повторно? Ты же ещё не… — недоумённо начал вампирёныш.
    — А я сказал — повторно, — с нажимом произнёс Дерек, ставя его на пол, и легким движением руки надавил ему на подбородок.
    Судя по хрусту и дикому вою вампира, челюсть Дерек ему всё-таки сломал.
    — Идём, — потянул меня к двери Терен.
    Заботливые близнецы сходили вместе со мной в общежитие, подождали, пока я переоденусь и возьму свои вещи, и сопроводили на первую пару — некромантию. Умчались только тогда, когда я вошла в аудиторию. Хотя, будь на то их воля, они бы и на некромантию со мной пошли бы, забыв про свои стихии.
    Как же я их всё-таки люблю…

    Итак, корпус некромантии, аудитория в самом дальнем уголке подвала, лекция «Некромантия, оживление скелета». Преподаватель — высоченный, похожий на жердь магистр, с неприятным сухим лицом и чёрными, сальными волосами, свисающими до плеч. Одето это чудо в чёрный балахон с нашивкой магистра и тяжёлые кожаные ботфорты с кучей заклёпок. И голос у него такой, что уши закладывает!
    Ах да, зовут этот субъект магистр Галанодидодел Ксилосценифанифифт. Причём он потребовал, чтобы его называли только по фамилии, и никаких «господин магистр», «учитель» и так далее.
    Аудитория мне понравилась. Такие миленькие стены из чёрного камня; симпатичненькая паутина по углам; хорошенькие канделябры в готическом стиле со свечами, висящие на стенах; очаровательные скамеечки и столы из чёрного мрамора; песок на полу; упоительные кучи костей по углам; скелеты около входной двери и восхитительное чучело торигога в натуральную величину, стоящее около задней стены.
    Какое романтическое и позитивное местечко!
    Для тех, кто не в курсе, торигог — это такая милая зверюшка, напоминающая по внешнему виду дикую помесь мамонта с носорогом. Тело и уши (волосатые паруса) мамонта, ножищи носорога и три рога разной величины на морде. Всё это покрыто короткой, но ужасно острой щетиной, которую очень сложно пробить, имеется небольшой миленький хвостик, покрытый шипами, каждый величиной с мою ладонь, и отливающие красным глаза. Ах да, этот миленький пушистик ещё и плюётся слюной, которая разъедает приличный кусок скалы за три минуты. Вот вроде бы и всё.
    А, нет, вспомнила! У этой зверюшки на некоторых местах туловища и морды нет кожи, мышц, ну и там ещё чего-нибудь, в зависимости от возраста.
    Торигог — не живое и не мёртвое существо, неудачный опыт какого-то сумасшедшего некроманта.
    Вот и представьте: стоит у нас такое чудо в кабинете, отсвечивает связкой мышц на пояснице, наполовину сгнившей мордой и костями с остатками сухожилий на передней ноге. Хе-хе, а вон и желудок виднеется!
    Как же я люблю свою Академию!..
    — Это чем же такая туша питается? — Рядом со мной за парту плюхнулся ошарашенный адепт.
    Тот «большой», за которым Идик прятался перед экзаменом.
    — Ну, скажем так, ты был бы его любимым лакомством! — хитро прищурилась я.
    Адепт нервно икнул и спрятал в карман остатки булочки, которую до этого держал в руке.
    Эх вы, магистр Ксилосцефи… цефанис… цефифт… Тьфу ты, язык сломать можно! В общем, дяденька магистр, что ж вы бедного адепта без завтрака-то оставляете? Он и так во-о-н какой худенький!
    Адепт ещё раз взглянул на торигога, нервно сглотнул и, повернувшись ко мне, протянул руку:
    — Я Айсантер.
    — Хелли, — пожала я его ладонь, которая была так раза в три больше моей и могла сравниться своим размером разве что только с лапищей Тамиора.
    — Господа адепты! — тем временем заголосил магистр.
    Я зажала уши:
    — Кто-нибудь, уберите отсюда этот напильник!
    — И чем скорей, тем лучше, — согласился со мной Айсантер, повторяя мой жест.
    — Вас должны были предупредить, но, как видимо, этого не сделали! — продолжил скрежетать магистр, не обращая внимания на корчащихся адептов, которых в сумме было около пятнадцати человек. — Первое занятие у нас будет проходить на старом кладбище. А теперь брысь отсюда, и через полчаса встречаемся там. И мне глубоко начхать, на чём вы будете туда добираться! Опоздавшие больше ко мне на занятия не зайдут.
    — В конюшне Академии должны быть лошади, — махом сориентировался какой-то паренёк с задней парты.
    Адепты тут же ломанули на выход.
    — Ты идёшь? — посмотрел на меня Айсантер, грузно поднимаясь со скамьи.
    — Не, у меня своё средство передвижения, — махнула я рукой и смылась из кабинета.
    По всей видимости, придётся мне клянчить у Холла сильфа. Главное только, чтобы он никуда не уехал! Сгонять до Мора я просто не успею.
    Холл оказался в таверне, как всегда, на любимой кухне, шаманя над каким-то котелком.
    — Котик, солнце, можно я одолжу твоего сильфа?
    — И почему всем так нравится это прозвище? — возмущённо воскликнул аронт, поднимая голову. — О, Хелл, ты откуда здесь? Почему не на парах? С тобой всё в порядке?
    — Всё нормально, — отмахнулась я, — у нас первая пара на кладбище. Некромантия. Так можно?
    — Конечно, можно! Только зачем? Латриэль оставил Сумрака в твоём полном распоряжении. Я только недавно его почистил.
    — Правда? Это же отлично! Спасибо! Жди на обед. — Я повисла на аронте и, быстренько чмокнув его в щёку, ретировалась во двор.
    — Хелл, стой! — остановил меня возле двери окрик Холла. — Вот, возьми, перекусишь по дороге.
    Я поймала картонную коробочку размером с ладонь и, послав аронту воздушный поцелуй, поспешила в конюшню.
    Сумрак встретил меня радостным ржанием.
    — Привет, мой хороший! Как ты смотришь на то, чтобы размяться?
    Пегас огласил конюшню радостным ржанием и встал на дыбы, грозя разнести своё скромное деревянное убежище.
    — Тогда вперёд! — улыбнулась я, открывая дверцу денника.
    Сумрака даже не пришлось ставить на развязку, умный конь спокойно стоял на месте, пока я водружала на него вальтрап, потник и седло. Трендель на уздечке он взял в зубы сам.
    Пять минут делов, и я уже скачу к западной границе Эллидара, распугивая редких утренних прохожих. Правда, только тут они редкие, по ту сторону Академии жизнь уже вовсю бьёт ключом. Правильно, здесь кладбище неподалеку, кто тут жить захочет? Это я сейчас про людей говорю.
    Старинное кладбище ничего, кроме уныния, не внушало. Привязав Сумрака около покосившихся металлических ворот, которые издавали леденящее душу скрежетание при каждом порыве ветра, я двинулась в глубь кладбища, вертя головой по сторонам.
    «Миленько», конечно…
    Среди старых могил с покосившимися и почерневшими от времени крестами кое-где виднелись новые могилы. Ну, как новые? Лет двадцать, как минимум! Старые, уже практически развалившиеся склепы и гробницы зияли ужасающей чернотой, отпугивая редких посетителей. Вымощенная грязно-жёлтым кирпичом дорожка, ведущая от ворот до центра кладбища, где находилась небольшая округлая площадка с непонятной, но явно не вызывающей симпатию статуей, кое-где потрескалась и поросла мхом. На этой площадке и собрались мои сокурсники, юные некроманты, с опаской поглядывающие в сторону хвойного леса, начинающегося сразу за кладбищем. Лес пугал своей темнотой, так как сквозь густую крону деревьев не проникал ни один лучик света, и необъятностью. По слухам, у этого леса не было конца и те, кто туда уходил, не возвращались.
    Высоченные сосны зловеще скрежетали на ветру, а на ближайшей многовековой ели, словно издеваясь над напуганными адептами, каркнул огромный ворон.
    Так, я срочно хочу обратно в Академию, в нашем кабинете некромантии мне как-то поуютнее!
    — Господа адепты, — начал магистр, как его там, появившись, словно из ниоткуда, — мы собрались здесь…
    — …в последний раз, — жизнерадостным голосом закончила я за него, облокотившись на постамент статуи и вызвав нервные смешки сокурсников.
    А я что? Я ничего, я просто настоящий оптимист, который даже на кладбище вместо крестов видит плюсы!
    — Да не дождётесь! — рассмеялся противным голосом магистр. — Вы теперь тут будете частенько бывать. Сегодняшняя наша тема — оживление скелета. Так как вы поступили в Академию уже с базовыми знаниями, то вы должны знать, как это делается. Все знают? Поднимите руки.
    Я торопливо вытянула руку, одновременно кутаясь в тоненькую замшевую куртку, а солнце, как назло, скрылось за серыми, а местами и серо-чёрными тучами, и подул ледяной ветер. Эх, нужно сегодня же купить вещи потеплее.
    — Ну, тогда начнем, пожалуй… с тебя! — ткнул длинным тощим пальцем магистр в ближайшего адепта.
    Им оказался мгновенно побледневший Айсантер, стоящий в тени статуи по другую сторону от меня. Бедняга даже булочку уронил. Эх, второй раз за день пареньку поесть не дают!
    — Ты же знаешь, как это делается? — вкрадчивым, не предвещающим ничего хорошего голосом поинтересовался магистр.
    Айсантер неуверенно кивнул.
    — Приступай! Вот тебе могила, достаточно старая, там уже должны быть только голые гости! — взвизгнул магистр, ткнув пальцем в ближайшую могилу, крест которой уже давно лежал на земле, развалившись пополам, а земля осыпалась в глубокую яму, зияющую чернотой.
    Самый «стройный» адепт неуверенно подошёл поближе и, сложив ладони полусферой, произнёс заклинание призыва немного заикающимся голосом:
    — Summoning. Cadave. Accedo! — Последнее слово заклинания адепт произнёс громким голосом, сильно хлопнув в ладони, и уставился на могилу, куда угодил зелёный луч призыва.
    Несколько долгих мгновений ничего не происходило, и остальные адепты уже вздохнули с облегчением, но в это время в могиле что-то зашевелилось.
    Я особо не волновалась, скелеты — самое безобидное существо, которое можно вызвать. Я даже однажды приноровилась такого использовать для прополки грядок, но после того, как мой почти живой помощник до нервного тика напугал соседку, пришлось его оттащить обратно на кладбище под бдительным взором Ауста.
    Так что всё будет в порядке, даже если призывающий потеряет над скелетом контроль. А вот если Айсантер что-то напутал…
    Я на всякий случай отошла подальше, всё-таки резерв у меня на нуле. Ну, не понравилось мне, как Айсантер заикался при заклинании вызова, честно признаюсь!
    — Получилось! — довольно сказал магистр, с интересом склоняясь над шебуршавшейся могилой. — Я уже и не ожидал и, право, сомневался, но… Это что такое?!
    Некромант дико взвизгнул, на добрых два локтя подскакивая на месте. Адепты, внимательно наблюдавшие за могилой и магистром, испуганно шарахнулись от ямы. И было из-за чего!
    Наполовину выбравшись из могилы, цепляясь синеватыми руками с обломанными ногтями за пожухлую траву, пустым взглядом глаз без зрачков и радужки на нас смотрел труп. Растрёпанные, блёклые каштановые волосы, пожелтевшая и сморщившаяся местами кожа, потрёпанная и испачканная в земле одежда — в общем, красавчик ещё тот. Но что-то меня в нём смущает…
    — Это не скелет! — взвизгнул магистр. — Мне не нужен зомби! Убери его!
    Айсантер пожал плечами и, опасливо покосившись на трупик, пробормотал заклинание:
    — Vado statim.
    В могилу с трупом ударил зелёный луч, после которого труп должен обмякнуть и свалиться в могилу. Должен…
    Но труп взвизгнул, стряхнул с себя луч и, ощерившись жёлтыми зубами, выкарабкался из могилы.
    — Это не зомби, — тихо просветила я замерших адептов и медленно начала отступать назад, — это упырь!
    Адепты во главе с магистром долгие две минуты соображали, разглядывая вылезший босоногий труп. Только когда упырь щёлкнул зубами, адепты, расталкивая друг друга, с визгом бросились в сторону выхода с кладбища. Как рассказывал мне Ауст, архимаги Академии зачаровали ворота так, что ни одна нечисть не сможет выйти с этого погоста.
    И адепты с магистром сделали правильно, ломанувшись на выход, а вот я, похоже, зря начала отступать в сторону леса.
    Упырь, чьим именем я так люблю ругаться, сделал два неуверенных шага в сторону ворот, но, зацепившись за корягу выступающую из земли, рухнул на землю. С тихим глухим рыком упырь поднялся с земли (кстати, мне показалось, или он вполне осмысленно, будто недовольно тряхнул головой?) и наткнулся взглядом на тихо отступающую меня.
    Увидев повторно его улыбку, я почувствовала, что нервы не выдержали, и ноги сами собой рванули в лес. Ой, дура… Как я оттуда выбираться буду?
    За спиной слышались тяжёлые шаги упыря (кстати, плотоядного), а я неслась всё дальше в лес, думая о том, что же мне делать. Магии нет, оружия тоже, близнецов не предвидится…
    Я, как заяц, петляла между соснами, пытаясь оторваться от упыря. Впереди не было ни единого просвета, казалось, что лес никогда не закончится, а в боку нещадно кололо, дыхание сбилось, но упырь не отставал ни на шаг.
    Вот тогда мне стало действительно страшно. Я не смогу долго бегать, а упырю достаточно всего одного прыжка. Он пока просто играет со мной, как кошка с мышкой, забавляясь охотой…
    Страх придал сил, и я с удвоенной скоростью понеслась по заросшей тропинке, когда мне под ноги попался ветвистый корень, за который я запнулась и рухнула на землю, ободрав ладони о сухие ветки и камни.
    За спиной раздался торжествующий рык, и я почувствовала зловонное дыхание. Вот теперь я точно доигралась…
    Я мысленно попрощалась с жизнью, чувствуя, как упырь меня обнюхивает. Сердце колотилось с бешеной скоростью, отдаваясь стуком в ушах. Нервы были натянуты, словно струна, но упырь ничего не предпринимал. Почувствовав что-то на моей ноге, я вздрогнула и прошептала, чувствуя собственные слёзы, стекавшие по щекам:
    — Пожалуйста, не надо…
    Раздался тихий шелест, и затем наступила тишина.
    Несколько долгих минут ничего не происходило. Неужели он ушёл? Боюсь в это поверить.
    Вскоре я решила повернуться. Медленно села, затем так же медленно повернулась… и увидела упыря в двух шагах от меня. Меня тут же против воли снесло в сторону, я спиной натолкнулась на дерево и сползла на ковёр из мха, который покрывал всё пространство около столетнего дуба, похоже, единственного на весь лес.
    Но мне сейчас было не до этого, возбуждённый мозг только краем сознания замечал мелкие детали, а вот все остальные мысли занимал упырь, сидевший напротив меня на земле, вытянув ноги и изучая меня внимательным взглядом.
    — Ты что, меня есть не будешь? — не подумав, брякнула я — видимо, сказалось нервное напряжение.
    Но каково было моё удивление, когда упырь насмешливо фыркнул и отрицательно замотал головой!
    Я точно не ударилась головой, когда падала?
    — Точно? — знаю, бред, но на всякий случай уточнила я.
    Упырь кивнул, обнажив в улыбке щербатые зубы. У меня глюк или его улыбка уж не выглядит настолько ужасно?
    — Постой, ты что, меня понимаешь? — ошарашенно спросила я, потихоньку отлепляясь от дерева.
    Упырь ещё раз кивнул и пристально уставился на меня, а точнее, на карман моих брюк.
    Что он там интересного увидел? Ах да, коробочка с завтраком! Ну, если он не съел меня, то я не против поделиться с ним своим завтраком.
    Осторожно, все ещё опасаясь делать резкие движения, я достала и открыла коробочку, которая тут же увеличилась в три раза. Внутри оказалось: пара бутербродов с курицей, один с джемом, три пирожных, несколько засахаренных орешков, лакричные леденцы, несколько кусочков мармелада и мятные леденцы. Хех, если Холл меня будет кормить так каждый день, то я скоро растолстею!
    Ни капли не сомневаясь, я протянула упырю бутерброд с курицей. Но нежить отрицательно покачала головой и уставилась на кусок хлеба с джемом. Ну что ж, если ему так хочется…
    Упырь вцепился в бутерброд с таким блаженным лицом, что я не удержалась от смеха:
    — Никогда не видела нежить, которая ест человеческую пищу!
    Упырь проглотил бутерброд и с надеждой уставился на меня.
    — Ты ещё хочешь? Держи. — Я протянула ему коробочку со сладостями, оставив себе бутерброды с курицей.
    Страх отступил, и я вдруг поняла, что проголодалась.
    Нежить взяла коробку так, словно это самое дорогое сокровище в мире, и аккуратно принялась поглощать десерт. Съела пирожные, немного орешков и леденцов, а всё остальное старательно распихала по карманам своих ветхих брюк.
    — Так ты не съел меня потому, что любишь только сладкое? — неожиданно дошло до меня.
    Упырь-сладкоежка?! Да быть того не может! Я аж надкусанный бутерброд выронила.
    Мертвец покачал головой, поднял с земли мой бутерброд и, заботливо оттряхнув от мелких листиков и травинок, которые на него налипли, протянул его мне.
    — Спасибо, — машинально ответила я, впиваясь зубами в хлеб, и попыталась собрать мысли в кучу. Получалось плохо, и я решила бросить это бесполезное занятие, когда заметила, что упырик за мной наблюдает со счастливой улыбкой. — Подожди секунду. — Я осторожно приблизилась к нежити.
    Упырик настороженно замер, но позволил дотронуться до его лица.
    Я аккуратно убрала травинки и кусочки мха с его волос, которые оказались неожиданно мягкими, и рукавом стёрла с его лба и щёк пыль и землю, которая предавала его коже жёлтый оттенок.
    — Да ты же совсем молодой! — ахнула я, проведя пальцем по щеке упыря, кожа на которой оказалась абсолютно целой, просто очень и очень бледной.
    Упырь тоскливо вздохнул и прижал мою ладонь к своей щеке. Его рука была очень холодной, неживой, но никакого отвращения не вызывала. Мне стало его очень жалко. При жизни, вероятно, он был моим ровесником.
    — Как получилось, что у тебя полностью сохранилось сознание?
    Упырик попытался что-то сказать, но только вздохнул так, что у меня защемило сердце.
    — Послушай, у меня есть идея! Могу я дать тебе имя?
    Нежить посмотрела на меня с невозможной надеждой, и это было видно, несмотря на то что в его глазах не было зрачков. Но вот только теперь меня это не пугало.
    — Я буду называть тебя Рик! Не могу же я называть упырик, это как-то некрасиво по отношению к тебе. А сокращенно — Рик! И правдиво, и звучит красиво! Тебе нравится?
    Упырик немного подумал и радостно закивал.
    — Вот и отлично! Ой, вся Академия, наверное, уже думает, что ты меня на лоскутки порвал! — спохватилась я, увидев яркие лучи солнца, проникающие сквозь густую крону дуба.
    Рик виновато вздохнул.
    — Ничего страшного, я же в целости и сохранности. Но теперь все знают, что на кладбище есть упырь, поэтому тебе грозит опасность. О, а давай я скажу, что я тебя убила!
    Рик передёрнул плечами, но в следующую минуту согласно закивал, признавая мою правоту.
    — Так и сделаем. Но вот как мне отсюда выбраться?
    Упырь-сладкоежка поднялся и, подав руку, помог подняться мне. Он не отпускал мою руку всю дорогу, пока мы не дошли до того места, где заканчивался лес и начинались могилы. Вдалеке, около ворот уже виднелось скопление народа.
    — Рик, я всё улажу, ты только не высовывайся пока из леса. Я приду завтра, принесу кексиков с шоколадом. Хорошо?
    Рик немного грустно кивнул и, прижав на секунду мою ладонь к своей щеке, скрылся в лесной чаще.
    А я со вздохом направилась по жёлтой дорожке через кладбище к воротам. Мне предстояло объяснить магам Академии, что кровожадного упыря больше нет.
    А упыря действительно больше и не будет. Зато будет Рик.
    Пускай он и не может говорить, у него почти нет глаз, и он не совсем живой, но он такой милый…

Глава 11

ХЕЛЛИАНА
    — Хелли, что за цирк ты там устроила? — сердито спросил Латриэль, усаживая меня прямо на стол в его кабинете и осторожно снимая сапожок с моей левой ноги.
    — Ты о чём? Ай, больно! — невольно зашипела я.
    — Ты не могла убить упыря! У тебя нет ни капли магии! Что там произошло? — нахмурился эльф, растирая мою лодыжку, которую, как оказалось, я все-таки растянула, улепётывая по лесу от Рика.
    Заметила я это уже около ворот, когда удачно хлопнулась на руки Латриэлю под взглядами нескольких магов, и картинно заявила, сделав испуганные глаза, что, мол, нежить рассыпалась прахом и больше не побеспокоит юных некромантов.
    Маги поверили мне на слово, благо видок у меня был такой, как после реального забега от кровожадной нечисти (хотя почему как?): грязная одежда, взлохмаченные волосы, содранные в кровь ладони, синяк на скуле (приложилась о камень, когда падала), трава и листья по всему фасаду, да ещё и лодыжку повредила.
    Народ, который сбежался посмотреть на упокоение злобной нежити, впечатлился и немного разочарованно вздохнул. Правильно, не часто нежить посещает город, вдоль и поперек напичканный магами всех возрастов и способностей. Только декан Пилат хитро на меня посмотрел и незаметно подмигнул. Хе, а он, похоже, что-то знает, чует моя левая пятка!
    Дело закончилось тем, что взволнованный Латриэль разогнал народ и, посадив меня в седло своего пегаса впереди себя, увёз в Академию, попросив декана забрать Сумрака.
    — Лат, если я тебе расскажу, ты мне всё равно не поверишь!
    — А ты попробуй, — хмуро произнёс эльф, втирая в кожу какую-то мазь, которую достал из ящика своего стола.
    — Ну хорошо, — вздохнула я. — Был там упырь, но он меня не съел. Он больше сладкое предпочитает. Ай, больно!
    Латриэль сильно сжал мою ногу и сердито на меня посмотрел:
    — Хелли, это не смешно. Я серьёзно тебя спрашиваю: что там произошло?
    — Ты сейчас спрашиваешь как мой учитель, как королевский советник или как мой друг? — прищурилась я, услышав, с каким нажимом он произнёс последнюю фразу.
    — Конечно, как твой друг! — выпустил мою пострадавшую конечность эльф.
    — Мне так не показалось, — буркнула я, напяливая обувку.
    Кожу после мази приятно пощипывало.
    — Хелл, я…
    — Малышка, что случилось? — В кабинет вошли близнецы. — Вся Академия на ушах стоит! Говорят, что ты упыря убила! Когда успела?
    — Не убила, рука не поднялась. Он слишком милый, — хмыкнула я.
    — Всё шутишь, — хохотнул Терен, подходя ближе, и тут же побледнел, увидев мой видок. — Так это правда?
    — Что? — Рядом со мной тут же оказался Дерек и приподнял за подбородок моё лицо. — Как это произошло?
    — Да никого я не убивала, я же говорю, рука не поднялась! Мне попался неплотоядный упырь!
    — Такого не бывает, — недоверчиво покачал головой Терен, выпутывая из моих волос сухие травинки, а пока Дерек приводил моё лицо и ладони в порядок, я принялась рассказывать, что произошло в лесу.
    Этим нелюдям я могла доверять.
    — Ты это серьёзно? — спросил Терен, усаживаясь рядом со мной на стол немного погодя, когда я закончила свой рассказ.
    — Терен, почти двадцать человек видели, как упырь убежал вслед за мной в лес, а я оттуда вышла живая и со всеми конечностями, — хмыкнула я.
    — Слава Хранителям. Но я всё же не могу в это поверить, — покачал головой Дерек.
    — Почему не можешь? Смотри: голова — одна штука, ноги — две штуки, руки — тоже две. Всё в комплекте! — хохотнула я.
    — Хелл, да я про упыря, — засмеялся младший дроу.
    Латриэль оставался хмурым, как грозовая туча.
    — Я тоже сразу не смогла. Но это так. Представляешь, упырь-сладкоежка! Я назвала его Рик! — похвасталась я. — Я вас потом с ним познакомлю!
    — Что?! Нет, Хелли, ты туда больше не вернёшься! — неожиданно гневно воскликнул эльф.
    — Как не вернусь? Я обещала ему шоколадных кексов принести, — опешила я.
    — Хелли, это упырь! Тебе сказочно повезло, что ты отделалась одними синяками! Его нужно уничтожить! — непоколебимо заявил Латриэль.
    — Нет! Нельзя отнимать у него жизнь! Он никого не обидит! — вскочила я со стола и впилась взглядом в учителя. — Я ручаюсь за него!
    — Ну хорошо, — немного смягчился эльф, — но я обязан рассказать всё директору Итрону. Ждите меня здесь.
    — Хелл, может, он и прав? Может, тебе просто повезло? — спросил Дерек, глядя, как за Латриэлем захлопывается дверь.
    — Дерек, я была одна и без оружия, без магии, у меня были все ладони в крови! Да любая нечисть слопала бы меня, не задумавшись, без суда и следствия! А он мне ничего не сделал и даже проводил до выхода из леса! У него полностью сохранилось сознание. Понимаешь, сознание, а не инстинкты!
    — Пожалуй, ты права. Я бы хотел на него взглянуть.
    — Я вас познакомлю, — улыбнулась я, подходя к окну, — но только попозже, когда он ко мне привыкнет.
    — Представляю эту картину. Да нет, не могу представить! — фыркнул Терен.
    — А куда направился Латриэль? Он же к директору собирался, — спросила я, заметив через окно эльфа, который выехал на своём пегасе из дверей конюшни.
    — Малышка, я не хочу тебя расстраивать, но, похоже, он всё-таки решил уничтожить твоего упыря, — тихо произнёс Дерек, проследив глазами за тем, как Латриэль, выехав за ворота Академии, направился в сторону старого кладбища.
    — Нет, он не может… — изумлённо ахнула я, зажав рот ладонью.
    — Может, малышка. Он может.
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    — Латриэль, нет! — Хелли с отчаянным криком в последнюю секунду, но всё же успела выставить «Радужный щит» между Латриэлем и прижавшимся спиной к стволу многовекового дуба упырем.
    Мы неслись на кладбище с максимальной скоростью, как можно сильнее пришпоривая лошадей, но у самых ворот их пришлось оставить, так как пегас Хеллианы не мог пройти на нечистую землю.
    Хелли, словно метеор, понеслась в лес за кладбищем, откуда раздавался тоскливый, леденящий душу вой упыря. Латриэль загнал нежить в самую чащу и швырнул в него сгустком пламени, но малышка успела вовремя. Пламя расползлось по щиту Хеллианы, но не смогло продвинуться дальше. Упырь сжался в комок у корней дуба, торчащих из земли, и закрыл голову руками.
    — Хелли, отойди. Его нельзя оставлять в живых! — рыкнул эльф, зажигая в руке новый огненный сгусток.
    — Нет! — крикнула человечка, подбегая к упырю и взяв потоки магии от щита в руки.
    — Что ты делаешь? — гневно спросил Лат.
    Мы с Тереном стояли в стороне, не зная, что предпринять.
    — Защищаю его! — со злобой в голосе сказала человечка. — Ты солгал мне!
    По её лицу стекал пот от напряжения, но она упорно держала щит, который без магической подпитки просто бы распался. Все крохи магии, что сегодня в ней собрались, она использовала для защиты упыря.
    — Хелли, я…
    — Что ты?! Я думала, что могу тебе верить!
    — Хелли, ты защищаешь чудовище! Он в любой момент может разорвать тебя! — Лунный эльф сорвался на крик.
    — Лат, это ты чудовище, — тихо произнесла человечка. — Он ничего тебе не сделал, он никому ничего не сделал! Ты не вправе отнимать у него жизнь.
    Хелли стояла в трёх локтях от упыря, спиной к нему, а нежить её не трогала. А только смотрела на человечку с немой надеждой.
    — Тебе этот упырь так дорог? — изумлённо спросил Лат, погасив огонь.
    — Да, — так же тихо ответила Хелли, но щит не убрала, несмотря на то что у неё уже тряслись руки.
    — Но почему?
    — Потому что он считает меня своим другом.
    Латриэль не выдержал её взгляда и отвернулся. Но, пройдя пару шагов, остановился и, не поворачиваясь, произнёс:
    — Я не трону его только потому, что ты просишь. Даю слово.
    Хелли подождала, пока эльф скроется среди деревьев, и только тогда рассеяла щит. Ноги её уже не держали, и она мягко опустилась на землю. Я тут же бросился к ней, но меня остановил Терен, покачав головой. Действительно, малышку упырь не тронет, но кто знает, как он, после встречи с Латриэлем, отреагирует на нас?
    Пока же он не обратил на нас внимания, а почти ползком перебрался к Хелли, которая стояла на коленях, упираясь руками в землю. Волосы шёлковым водопадом падали на плечи, закрывая лицо, и касались земли.
    Нежить, стоя на коленях, заботливо и осторожно убрала волосы человечки с её лица и взволнованно заглянула ей в глаза. Я, волнуясь за человечку, с большим трудом остался на месте, в двадцати шагах от дуба. Хотя и видел все эмоции упыря, но не мог поверить в их присутствие, присущее только разумным расам.
    — Я в порядке, не волнуйся, — улыбнулась человечка, откидывая волосы и усаживаясь на траву. — Просто устала очень.
    Упырик вдруг завертел головой, нашёл небольшой толстый прутик и, расчистив небольшое пространство от сухих листьев, принялся что-то корябать на земле, высунув от усердия кончик языка.
    — Не за что, — улыбнулась человечка, когда упырь закончил свою работу.
    Я чуть подался вперёд и с огромным удивлением прочитал немного корявое, но всё же читаемое слово, написанное на эльфийском: «Спасибо».
    У меня, наверное, поехала крыша…
    — Терен, у вас остались мандарины? — обратилась к брату человечка.
    — Да.
    — Дай, пожалуйста.
    Терен пошарил в карманах и, выудив оттуда три цитруса, осторожно слевитировал их к Хелли. Человечка поймала их, благодарно кивнув, и протянула их упырю:
    — Держи, Рик. Прости, я не успела сходить за кексами.
    Упырик взял мандарины дрожащими руками и неожиданно прижался к руке Хелли, схватив её, как мягкую игрушку. Я с немым шоком понял, что по лицу кровожадной и чудовищной нечисти текут слёзы…
    — Эй, Рик, ты чего? Успокойся, всё хорошо! Тебя больше никто не обидит! — Человечка стерла слёзы с лица упырика (упырём и нежитью у меня этого теперь язык не поворачивался назвать) и улыбнулась ему.
    Он посмотрел на неё с немой надеждой в мёртвых глазах. Хотя почему мёртвых? Если они могут выражать столько эмоций, значит, он живее, чем это вообще может быть.
    — Правда, — серьёзно кивнула человечка. — Дерек, ты можешь наложить на его тело обтекаемый щит? Чем больше и надёжнее, тем лучше.
    — Конечно, малышка. — Я осторожно двинулся вперёд.
    Осторожно не потому, что упырь мог навредить Хелли, испугавшись моего присутствия, а потому, что просто не хотел напугать это милое существо.
    «Милый — это мягко сказано», — мысленно, но не менее шокированно фыркнул братец.
    «Я тоже такого никогда не видел».
    Упырь посмотрел на меня настороженным внимательным взглядом и повернулся к Хелли.
    — Не волнуйся, это мои друзья, — погладила его по плечу человечка. — Терен, знакомься, это Рик. Рик, это Терен, а это Дерек. Они тебя никогда не обидят, — уверенно сказала Хелли.
    — Да я и не собирался, — улыбнулся Терен, присаживаясь рядом с упырём на траву и пожимая ему руку.
    Рик немного неуверенно пожал её в ответ и протянул свою ладонь мне.
    Упырик и правда оказался очень молодым. Никаких следов разложения, только немного посиневшие руки и бледное, словно лист пергамента, лицо. Ну и глаза…
    И он действительно не вызывал никакого отвращения и чувства опасности. Просто милый, беззащитный трупик, наделённый душой.
    Я даже и не мог предположить, что такое возможно.
    «Я тоже», — подтвердил брат.
    — Ну вот, теперь его ничем не пробьёшь, — часом позже заявил я, вытирая пот со лба.
    Да уж, мы с братом постарались на славу, навешивая на Рика всевозможные защитные заклинания, пока он увлечённо играл с Хелли в крестики-нолики, корябая веточками руны на земле. Кстати, Рик довольно много раз выигрывал.
    — Ты уверен? — спросила человечка, поднимаясь с земли.
    Как оказалась, упырик не намного выше её ростом и даже похудее телосложением. Он был всего лишь подростком при жизни.
    — Абсолютно! Мы усилили его природную сопротивляемость к магии, добавили «Драконий щит» по контуру всего тела, несколько щитов от магического воздействия, ментальный щит, чтобы никто не смог им управлять (хотя такое сможет только очень сильный архимаг), и замедлили до максимума процессы разложения. Теперь ему точно ничто не угрожает, — ответил Терен, как и я, довольный проделанной работой.
    — Спасибо, — поблагодарила нас человечка, по очереди целуя каждого в щёку.
    — Хелли, нужно идти, а то уже стемнеет скоро.
    — Угу. Рик, мы пойдём? Но завтра обязательно вернёмся, — обратилась уже к нашему подопечному малышка.
    Упырик кивнул, поднимаясь с земли.
    Кстати, мандарины он не стал оставлять на земле, а заботливо положил в карман.
    Рик проводил нас до границы лесополосы, шутливо с нами раскланялся, прижался щекой к ладони Хелли и, грустно повесив голову, скрылся в чаще.
    — Мы же придём сюда, правда? — с надеждой спросила Хелли, взбираясь на застоявшегося Сумрака.
    — Конечно, — улыбнулся Терен, — мне Рик понравился.
    — Мне тоже. Куда едем? К Холлу? — Я подобрал поводья белого жеребца, которого совсем недавно, как и десяток других лошадей, привёл в конюшню аронта Мор.
    — Ребята, вы не против, если я немного побуду одна?
    — Нет, конечно. А ты точно уверена?
    — Точно. Я вернусь через пару часов.
    — Мы будем у Холла, — сказал Терен, разворачивая своего жеребца.
    Хелли кивнула и, пришпорив Сумрака, скрылась из вида, мгновенно затерявшись в вечерней городской толпе.
    — Едем, — кивнул я Терену, пришпорив своего жеребца. — Пора намылить кое-кому шею.
ХЕЛЛИАНА
    Проехав несколько улиц, Сумрак неожиданно остановился на какой-то тихой безлюдной улице и никак не хотел идти дальше. Сколько я его ни пришпоривала, он так и не сдвинулся с места.
    — Эльтар, да в чём дело? — Я слезла с жеребца и, погладив ему морду, заглянула в глаза.
    Сумрак фыркнул, раздув мне чёлку, и, повернув голову, ткнул губами в седло.
    — Что? Тебе седло натирает?
    Пегас закатил глаза, и, тряхнув гривой, вновь покосился на седло.
    — Ты хочешь, чтобы я его сняла? — неожиданно дошло до меня.
    Сумрак всхрапнул.
    Пожав плечами, я расседлала жеребца и спрятала седло в укромном уголке, за какими-то старыми бочками, оставив только вальтрап.
    — Хех, и как мне теперь на тебя залезть? — Я уставилась на коня.
    Со стременами-то на него залезать проблематично, а без них — так вообще нереально.
    Сумрак скосил на меня голубым глазом и, всхрапнув, опустился на передние ноги. Тихо косея от удивления, я залезла на пегаса, который тут же встал.
    Не могу не признать, что без седла сидеть на Сумраке было удобно.
    — Ну, малыш, теперь доволен? — похлопала я моего конягу по шее.
    Сумрак, коротко взбрыкнув, понёсся галопом по улице. Через несколько минут я поняла, что что-то не так, под коленями чувствовалось шевеление.
    Он что… ой, мама!
    Сумрак, оттолкнувшись передними, а затем и задними ногами, взмыл в воздух.
    Мама, роди меня обратно, я залезу аккуратно! Хотя нет, не полезу…
    Сумрак набрал высоту, и вот мы уже пролетаем над таверной Холла. Меня захватило пьянящее чувство полёта, обострённое ещё и тем, что крылья пегаса я не могла видеть, лишь только чувствовала своим телом движения его мышц.
    Это что-то нереальное! Ветер бьёт в лицо, высота такая, что дух захватывает, тишина, вечерний полумрак и нереальное чувство СВОБОДЫ…
    Я никогда не летала на пегасах, да и левитировала не часто, но, один раз попробовав, я уже не смогу от этого отказаться. Это чистая эйфория, неземной восторг, просто незабываемые ощущения!
    Как я не хочу спускаться вниз, туда, где люди привыкли лгать…
    Когда Сумрак заходил уже на четвёртый круг над городом, я поняла, что мои руки заледенели. Заметив под нами лошадиный базар, я попросила пегаса спуститься.
    Кстати, я даже не пыталась управлять жеребцом, он сам, словно чувствуя, чего я хочу, маневрировал в небе.
    Базар был уже пуст, но окна таверны ещё светились, когда Сумрак плавно опустился на землю. Соскочив с пегаса, я погладила его по вспотевшей шее и направилась в таверну, растирая по дороге замёрзшие руки.
    В таверне было немного народу, в основном работники базара. Весело потрескивали дрова в камине, с кухни доносились приятные запахи, а рыжебородый гном протирал запыленные стаканы, напевая что-то себе под нос.
    Я принялась рассматривать людей, сидящих за столами, пытаясь отыскать знакомое лицо.
    — Девочка, ты что здесь забыла? — крикнул крепко сбитый мужчина за ближайшим к входной двери столиком.
    — Не волнуйся, не тебя, красавчик, — хмыкнула я.
    — А может, всё-таки меня? — начал подниматься мужик, накручивая на палец кончик пышных усов.
    — Я тебя расстрою, Кор, но эта красотка по мою душу, — раздался знакомый голос из дальнего угла, и на свет вышел Тамиор.
    — Мор, привет! — улыбнулась я.
    Тролль подошёл и, легко меня приподняв, посадил на свою согнутую руку.
    — Привет, малышка! Какими судьбами?
    — Соскучилась!
    — Я тоже! А ты чего вся как ледышка? — поинтересовался тролль и понёс меня к камину.
    Притащил лавку, усадил меня на неё и сунул в руки огромную кружку с горячим чаем.
    — Спасибо, Мор. Представляешь, Сумрак меня покатал! — чувствуя себя маленькой девочкой, похвасталась я.
    — Так вот почему ты так замёрзла! И как полёт? — спросил тролль, отхлёбывая из своей кружки.
    — Обалденно! Никогда в жизни такого не испытывала! — поделилась я впечатлениями, прихлёбывая мелкими глоточками ароматный чай из семи видов трав.
    — Тебе повезло, пегасы редко кого катают, кроме лунных эльфов. А никого из тёмных к себе вообще не подпустят, — хмыкнул Мор.
    — Значит, мне повезло, — не сдержала я улыбки. — Как у тебя дела?
    — Да ничего нового. Ты лучше скажи, что у тебя? Как учёба? Латриэль тебя больше не обижал?
    — Да у меня всё нормально, на учёбе весело. Представляешь, Латриэль у нас расы преподаёт!
    — В учителя подался? Ничего себе! — удивился тролль.
    Удивлённый тролль — это забавное зрелище. Хотя не настолько, как танцующий.
    Мы ещё немного поболтали о том о сём, я рассказала о поединке с Друсилией, о похищении меня Луксором и о весёлом кабинете некромантии. Правда, я не стала ему рассказывать о Рике, меня и так слишком зацепило поведение Латриэля. В душе твёрдо поселилось убеждение, что эльф меня предал.
    Через полчаса меня начало клонить в сон. Сказалось пережитое, да и меня разморило от тепла камина.
    — Поеду-ка я домой, — зевнула я, хотя и уходить-то не очень хотелось.
    Кажется, я на удивление быстро привыкла к этому зеленокожему нелюдю. Хотя если учесть, что всего за день подружилась с близнецами, то уже ничему не удивляюсь! Моя подозрительная натура молчит, а значит — всё в порядке. А себе я доверяю.
    — Куда ты поедешь? — хмыкнул тролль. — Давай я тебя отвезу. А завтра приведу твоего Сумрака, всё равно я к Холлу собирался.
    Я только кивнула, упорно пытаясь не уснуть прямо здесь. Мор вернулся буквально через десять минут, держа в руках плащ:
    — Держи, на улице сильно похолодало.
    Я напялила на себя плащ, оказавшийся мне на пять (это минимум!) размеров больше, и вышла на улицу. Действительно, было очень холодно. Быстренько попрощавшись с Сумраком, стоявшим в тёплой конюшне, я, с помощью Мора, забралась на его здоровенного иноходца.
    Сам тролль уселся позади и, тряхнув поводьями, направил конягу в сторону заведения Холла. Иноходец тем и отличается от обычных лошадей, что мягко двигается, да ещё на мне был тёплый плащ, и придерживала меня крепкая и надёжная рука тролля. Так что неудивительно, что вскоре я задремала.

Глава 12

ХОЛЛИМИОН ДЕ ДИВ
    — Долго нет её что-то, — нахмурился Терен, вертя в руках бокал с вином и поглядывая в сторону входной двери.
    — Не волнуйся, я думаю, с ней всё в порядке, — произнёс я, закидывая ноги на маленькую табуретку.
    Мы сидели у меня в кабинете, обсуждая последние события.
    Меня поразил рассказ о новом друге Хелли. Да, малышка выдала! Это ж надо, упырь-сладкоежка! Нужно будет обязательно на это посмотреть.
    Но как меня взбесил рассказ о вампире… Да так, что я нечаянно раздавил хрустальный бокал, который держал в руке. Захотелось сразу сходить в Академию и сломать кое-кому руки.
    — Может, уже поискать её? — предложил Дерек.
    — Да успокойтесь вы оба, — фыркнул я. — Пусть побудет одна, ей сейчас это нужно. Вы всего час здесь сидите.
    — Наверное, ты прав, — вздохнули близнецы.
    И я, откинувшись на спинку кресла, продолжил размышлять, глядя на весело потрескивающие дрова в камине.
    Латриэль… Не ожидал от него такого. Неужели он не понимал, что своим поступком он теряет доверие Хелли?
    Да и вообще, что с этим эльфом такое? Когда мы учились в Академии, он таким не был. Всегда весёлый, иногда серьёзный, но никогда не лгал. Неужели его настолько изменила жизнь при дворе и статус королевского советника? Я в своё время из-за этого и смылся из Империи, когда родители стали давить на меня своими традициями.
    Я лучше останусь без семьи, но останусь таким, какой есть.
    Кстати, близнецы с Латриэлем так и не поговорили, они его не нашли в Академии.
    Дверь в кабинет тихонько скрипнула и без стука открылась, заставив близнецов подскочить. Я остался сидеть в кресле, так как знал, что без стука ко мне вламывается только Мор.
    В дверях действительно стоял тролль, держа на руках человечку, закутанную в плащ.
    На этот раз меня сдуло с кресла. Подбежав к Тамиору, я осторожно забрал Хелли в свои руки.
    — Мор, что с ней?
    — Тсс… Она просто спит, вымоталась за день. Сумрак особенно этому помог, — многозначительно усмехнулся друг.
    — Слава Хранителям, — синхронно вздохнули близнецы.
    — Мор, открой, пожалуйста, дверь, я отнесу её наверх, — попросил я тролля.
    — Может, мы лучше отнесём её в Академию? — спросил Терен. — А то у тебя посетителей много, неудобно комнаты занимать.
    — Неудобно в шкафу сидеть, ожидая ухода мужа своей любовницы! — мотнул я головой. — Я специально не сдаю ваши комнаты, от этого дохода меньше не станет. Если бы не она, его бы вообще не было.
    Близнецы расслабленно плюхнулись обратно на диванчики, а я понёс человечку на чердак под недоуменные взгляды вечерних посетителей. Да мне плевать на их мнение, если честно.
    Положив человечку на кровать, я аккуратно, стараясь не разбудить, снял с неё плащ и накрыл одеялом. Какая же она всё-таки красивая, несмотря на то что немного худая и с растрёпанными волосами. Среди людей такую красоту нечасто встретишь.
    Человечка пошевелилась во сне, поудобнее устраиваясь на огромной кровати, и повернулась ко мне спиной.
    Опять спиной.
    Как же мне добиться твоего расположения? Неужели ты видишь во мне только друга?..
    — Как малышка? — поинтересовались близнецы, как только я спустился вниз и плюхнулся в своё любимое кресло.
    — Спит.
    — Это хорошо. Холл, разбудишь нас завтра? — попросили братья де Рен, поднимаясь со своих мест.
    — Нет проблем. — Я пожал плечами.
    Близнецы ушли, а мы с Мором ещё немного посидели, поговорили о лошадях, которых он мне привёз, но вскоре тоже разошлись.
ХЕЛЛИАНА
Пройдёт и дождь, и снег, гроза,
Засоня, нам вставать пора!
О, милая девица,
Не дай мне сматериться!
Открой свои глаза,
На пытку нам идти пора!
Ведь нет на свете места лучше,
Чем то, где вянут наши уши!
В Академию пойдём, мой друг,
Чтоб там навек поймать всех мух!

    Песню с таким содержанием старательно и громко насквозь фальшивым голосом напевал в ванной Дерек следующим утром.
    Зараза…
    Я положила на голову уже третью подушку и закуталась в одеяло, но ничто не помогало. Терен и Холл катались от смеха, впрочем совершенно не собираясь затыкать этого «соловья». И их совершенно не волновало, что за нашей дверью уже собрались все постояльцы таверны.
    А всё дело в том, что ночью я проснулась от кошмара и не успела отдышаться, как в моей комнате тут же очутились близнецы. Как они узнали, что мне снится, находясь в своей мансарде, я так и не поняла, но была им очень благодарна за заботу.
    И я опять уснула, прижавшись спиной к Дереку и сграбастав руки и ноги Терена.
    В таком виде нас и застал Холл, который утром пришёл нас будить. Близнецы-то сразу встали, а мне открывать глаза было категорически лень. Тогда, отчаявшись, Дерек пошёл на крайние меры в виде вот такой утренней серенады, надёжно оккупировав мою ванную комнату.
    — Ну хорошо, я уже встала! Только я тебя умоляю, замолчи! — взмолилась я, откидывая одеяло и садясь на кровати.
    — О, свет моих очей, неужто ты проснулась? Явлюсь на взор тебе, но убери лишь сковородку, ведь мне сегодня на свидание идти к прекрасной деве, чьи пышные усы растреплет ветер! — ещё громче заголосил дроу из ванной.
    Твою ж мать…
    Я не выдержала и с хохотом свалилась на пол, где уже стучали пятками Холл и Терен. Тёплое одеяло, которое вновь оживили близнецы, сползло следом и недоумённо ползало по полу от меня к ребятам, пытаясь накрыть с головой то одного, то другого.
    У него это не получилось, мы просто спихивали вредное существо с себя. И вот тогда постельная принадлежность разозлилась и с тихим рыком набросилась на Холла. Я, правда, так и не поняла, каким местом оно рычало…
    Аронт опешил и стал отбиваться, одеяло не сдавалось и затыкало Котику рот. Мы с Тереном забрались с ногами на подоконник и, не прекращая хохотать, начали делать ставки. Терен болел за владельца таверны, а я, из вредности, за собственное одеяло.
    — Да отпусти ты меня, чудовище шерстяное! Тьфу, зараза… Я тебя на валенки и половые тряпки пущу! Ай, волосы не трогай, это святое! Ну всё, ты меня достало! Хана тебе, пододеяльник нестираный! — Дико матерясь, Холл, наконец, выбрался из плена кровожадного тряпичного изделия и, усевшись на него сверху, принялся молотить по нему кулаками.
    Одеяло жалобно взвизгнуло и попыталось выбраться.
    На свою беду, из ванной вышел Дерек, одетый в одни штаны и с полотенцем на шее. По его загорелому телу стекали капельки воды. Видимо, спешил на шум и вытереться как следует не успел.
    Холл отвлёкся на звук открывающейся двери, чем тут же воспользовалось одеяло, мгновенно выбравшись из-под аронта. И то ли в поисках защиты, то ли почувствовав в себе родство с полотенцами (а может, ему просто понравился полуобнажённый дроу), бросилось на Дерека.
    Дроу, не ожидавшего такой подставы, просто снесло обратно в ванную комнату.
    — А-а-а! Ты что делаешь, хренотень рюмдрыхова?! Отстань! Отстань, я тебе говорю, ошибка моей глупости! Так вот я тебя оживил, я тебя и убью! — донеслись из ванной крики.
    Испугавшись за сохранность периодически живого, но всё-таки полюбившегося мне одеяла, я слезла с подоконника и пошла их разнимать. Дроу, катаясь по полу в ванной, пытался задушить одеялко, но оно не сдавалось, хрипело и стремилось вырваться.
    — Дерек, ты что творишь?! Ему же больно! — возмутилась я, забирая полузадушенное одеяльце.
    Оно тут же свернулось в компактный комочек и жалобно заскулило.
    — Пошутили, называется, — почесал затылок с ещё мокрыми волосами Дерек. — А это ещё что такое?
    Я повернулась в сторону, куда уставился младший дроу. За дверями стояла уйма народу. Кто в одних штанах, кто в забавных пижамах, кто в ночных рубашках, но все, полностью загородив проход и выглядывая друг из-за друга (а некоторые и подпрыгивая), пытались рассмотреть утреннее представление. В саму комнату они зайти не смогли, охранки, поставленные на ночь близнецами, не давали, а вот распахнуть настежь дверь догадались.
    — Мне тоже это интересно! — раздался визгливый голос, и кто-то, быстро растолкав народ, подошёл к двери.
    О, это же магистр Галанодидодел Ксилосцефи… цефанис… цефифт… Короче, тот хмырь тощий, который меня на кладбище бросил!
    Видимо, он вчера не решился возвращаться в Академию, боясь получить втык от директора Итрона, вот и притащился сюда, не зная, что я тоже тут живу периодически.
    Вот хмырь…
    Одеяло, которому, видимо, не понравился этот субъект, одетый в смешную ночную рубашку до колен с кружевным воротником-жабо и высокий ночной колпак, плюхнулось с моих рук на пол и, зверски зарычав, бросилось на магистра. Я еле успела поймать его за кончик хвоста (одеяло, а не магистра).
    Магистр по-девичьи взвизгнул и, как пчелой ужаленный, ломанулся по коридору под радостный ржач публики.
    Интересно, у нас всегда по утрам будет такой цирк?
    — Хелл, вы на пары опаздываете! — спохватился вдруг Холл.
    Ох, ё…

    Весьма и весьма опаздывая, я неслась по коридору корпуса Огня, когда услышала какие-то голоса в одном из закоулков. Причём интонации были не совсем доброжелательные.
    Резерв у меня полностью восстановился за ночь, а после той гадости, что заставил меня утром в спешке выпить Холл, он просто бил через край, и я решила посмотреть, что же там происходит. Отсутствие близнецов, которые сейчас были на занятиях по своим стихиям в других корпусах, меня не смущало. Что я, маленький ребёнок, в самом деле?
    Картина, представшая перед моими глазами за углом под лестницей, позитивных эмоций не вызывала. Три девицы, сидевшие тогда, на проверочной работе магистра Пилата, с Друсилией, зажали в самый угол под лестницей какую-то бедную, дрожащую от страха девчушку.
    — Мы тебе сказали уйти из Академии! Почему ты всё ещё здесь?! — рявкнула взбешённым тоном страшная, как моя жизнь, высоченная девица в фиолетовом платье из муслина и со светлой косой в мою руку толщиной.
    — Я не могу! Мне нужно учиться, — почти прошептала девчушка, из светло-карих глаз которой уже текли слёзы.
    — А нам наплевать! Такие отбросы, как ты, нам здесь не нужны! Ты больше не зайдёшь в нашу комнату! — заявила вторая, одетая в сиреневую амазонку для верховой езды, с высокой причёской и тонюсенькой длинной косичкой.
    Кхм, волосы накладные, что ли?
    — Но я же тоже там живу, — попробовала возразить девчушка, ещё больше вжимаясь в стену.
    — Ты, мерзкая полукровка, запомни: мы — элита, и только нам решать, можно ли тебе вообще жить! — высокомерно рассмеялась третья, та, что отвечала на проверочной за Друсилию.
    Точнее, объясняла, откуда взялись на ней царапины.
    — Эй, элита углов и переулков! Я вам не помешаю? — Я решила, что пора вмешаться, и, небрежно сунув руки в карманы, вырулила из своего укрытия. То бишь из-за угла.
    — Это ты, — синхронно повернулись ко мне девицы легко… ой, извиняюсь, некультурного поведения.
    — Ага. Вы не ждали, а я припёрлась, — хмыкнула я, оглядев трио девиц.
    Во мне, как по заказу, проявилась врождённая наглость, с которой и следует обращаться вот с такими вот людьми.
    — Уходи, это не твоё собачье дело, — бросила мне девица в фиолетовом платье.
    — Хранители, ну до чего тривиально, — закатила я глаза и облокотилась на стену, скрестив руки на груди. — Сейчас я скажу, что это моё дело, а вы начнёте меня посылать. Я пошлю вас, потом вы на меня наброситесь все втроём, я быстренько вам накостыляю, и вы убежите, чтобы построить коварные планы мести. Может, сразу перейдём к драке?
    — Она блефует! Я сама слышала, как учителя обсуждали поединок, они говорили, что резерв у неё не скоро восстановиться! — скороговоркой проговорила правая рука Друсилии, обращаясь к своим подругам.
    — Ты в этом так уверена? — Я зажгла на ладони огненную розу.
    — Это ничего не значит! Нас больше, — задрала подбородок девушка в амазонке.
    — Ну, так вперёд, девушки! А то я и так на лекцию опаздываю, — подбодрила я их.
    Девицы переглянулись и одновременно атаковали ползучими ядовитыми лианами.
    Их что, Друсилия под себя тренировала, что ли? Она ж у нас маг Земли. А судя по тому, что они не произнесли само заклинание при вызове, а обошлись ментальным приказом, тренировала она их долго и упорно.
    Я легко отразила ползучую гадость чарами помех. Лианы сбились с курса и поползли к своим отправительницам. Те мгновенно растерялись и принялись прыгать на одном месте, то и дело повизгивая.
    — Inverto statim, — улыбнулась я, предвкушая будущую пакость.
    Девицы тут же попадали на пол. С первого раза у них встать не получилось, юбки помешали, а вот до второго дело не дошло, их оплели собственные лианы.
    Ой, а где они такие ругательства услышали? Я же вроде молчала…
    Так, что там дальше по плану? Ах да!
    Заклинанием я убрала лианы, позволив разъярённым девицам встать. Какие же они потрёпанные! А ведь яд от лиан ещё не подействовал, значит, красные волдыри и жёлтые пятна вскоре появятся…
    Девицы бросились на меня, но тут же изменили траекторию, нарвавшись на простенькое заклинание страха.
    Схватившись за кончик куцей косички пробегающей мимо меня девицы, я прошептала вслед визжащим девицам:
    — Emplumio.
    Косичка вместе с высокой прической осталась у меня в руках, а кожа на открытых спинах девиц неярко засветилась, подтверждая, что заклинание сработало.
    — Девушки! Что за шум? А ну быстро на занятия! — распахнулась дверь в коридоре, и какая-то пожилая преподавательница загнала этих неадекватных в аудиторию.
    — Ничего себе! Ты же их опозорила! — Ко мне, хихикая, подошла девчушка, которая наблюдала за всей баталией из своего угла.
    — Фигня война, главное манёвры! Смотри, что будет дальше, — подозвала я поближе девчушку, мысленно считая: «Раз, два, три, четыре, пять!» — Та-да-да-там! — воскликнула я, указывая на дверь, которая тут же распахнулась, и оттуда с дикой истерикой и перекошенными лицами вылетели всё те же девицы, но под такой громогласный хохот, который, наверное, услышали во всех корпусах!
    А причина, собственно, вот в чём: трио очаровашек, одна из которых с коротким ёжиком зелёных волос (низзя экспериментировать с магической краской, если у тебя руки не из того места растут!), покрылись гнойными красными волдырями и жёлтыми пятнами, а по всей коже, не закрытой платьями, у них пошли ярко-жёлтые перья.
    Ой, извиняюсь, не только там! Когда они пробегали мимо нас, оказалось, что у них выросли милые петушиные хвостики, которые прорвали платья им на пятой точке.
    Я с диким хохотом сползла по стенке. Рядом со мной сгибалась девчушка, вытирая выступившие от смеха слёзы.
    — Ой, я не могу, — простонала она.
    — За что они тебя так? — наконец отсмеявшись, спросила я.
    — Долгая история. Спасибо тебе, — неуверенно поблагодарила девушка.
    — Не за что. У тебя сейчас какая лекция?
    — Управление огнём. — Девчушка поудобнее перехватила тетрадки.
    — У меня тоже. Идём, там всё и расскажешь.

    — Таким образом, систематическое воспроизведение заклинания позволяет… О! Мой любимый овощ пожаловал! — оборвал свою лекцию магистр Пилат, как только мы вошли в аудиторию. — Ну, заходите, коли пришли! А чего опаздываем?
    Я замерла на месте, пытаясь откровенно не заржать, вспомнив причину опоздания. Девчушка тоже скорчилась от смеха за моей спиной.
    — Так-с… Что-то здесь не так, — почесал затылок магистр. — Пойду-ка проверю. А вы марш на места! И чтоб ни звука!
    Декан торопливо покинул аудиторию, подозрительно на меня посмотрев.
    Мы с девчушкой упали на последнюю парту, не обращая внимания на недоумевающих адептов.
    — Ну, рассказывай, — уставилась я на девушку.
    Кстати, при ближайшем рассмотрении оказалось, что глаза у неё не просто карие, а орехово-золотистые с багрово-красным зрачком. Такого же цвета кудрявые волосы обрамляли кругленькое очаровательное личико с пухлыми губками. Сама девчонка была такая худенькая, что поневоле возникал вопрос: как её ветер не сдувает? И ростом она мне всего по плечо.
    Девчушка немного помялась и, расправив складки на подоле тоненького, простого кроя ситцевого платья, начала рассказ.
    Девчушку зовут Аилиния, и учится она в квадриуме вместе с теми девицами (хотя сейчас правильнее сказать — с перепёлками). В целом девушек с такой историей, как у неё, довольно много. Если бы не одно но…
    Аилиния жила в среднеобеспеченной семье с дедушкой и отцом, мать бросила их сразу после её рождения. Дедушка учил её магии, отец работал плотником у какого-то богача, а она сама подрабатывала в таверне.
    Но потом дедушка умер, и у её семьи пошла полоса неудач: богач разорился, и отец Аилинии лишился работы. Те девицы частенько приходили в таверну и постоянно издевались над молоденькой разносчицей, а после того, как они ушли в очередной раз не заплатив, владелец её выгнал. Они с отцом долго не могли найти работу, и вскоре у них за долги забрали дом, и им пришлось пойти в квартал Бедных рыбаков. Кое-какую работёнку они нашли: отец то там, то сям, а девушка пошла в местную таверну, и им дали комнату в хибарке, прилегающей к зданию питейного заведения. Так они худо-бедно и жили.
    А вот тут-то и наступает то самое но…
    — Однажды ночью на улице раздался взрыв, снёсший множество домов, в том числе и таверну. Хорошо, хоть в тот момент нас с отцом не было дома. Но жить нам больше было негде. Тогда отец и отправил меня в Академию, а сам попросил пристанища у какого-то старого знакомого. Но мне опять не повезло, я попала в квадриум к ним, — закончила рассказ Аилиния, грустно вздохнув.
    — Угу… — пошкрябала я подбородок. — Один вопрос: ты иритари?
    — Лишь наполовину, — улыбнулась девчушка. — Я не могу питаться эмоциями, как моя мать.
    — Вопросов больше не имею. Слушай, но нужно же что-то с ними делать! — уверенно тряхнула я волосами. — Нельзя позволять так над собой издеваться!
    — А что я могу? — всплеснула руками Аилиния. — Они меня даже в комнату не пускают! У них есть власть, а я… я никто!
    — Эй, выбрось такие мысли из головы! — положила я ей руку на плечо, видя, как её глаза наполняются слезами. — Таких, как они, нужно воспитывать. Без этого они совсем задерут нос.
    — Ты так говоришь, будто уже кого-то воспитывала. Не считая сегодняшнего раза, — фыркнула Аилиния, вытирая слёзы.
    — Ну-у-у… Не совсем я, но вот с этим красавчиком уже проводили воспитательные беседы, — кивнула я на Луксора, сидевшего с гордым видом на первой парте, слушая восхищённое щебетание двух девиц по соседству.
    — А что с ним не так?
    — Посмотри истинным зрением, — посоветовала я, разглядев на вампире морок, который прикрывал лиловые синяки на носу, под глазами и на подбородке. Видимо, перелом ему залечили, а последствия убрать не смогли.
    — Кто его так? — ахнула иритари.
    — Мои друзья. Хочешь, расскажу? — Я полушёпотом начала сплетничать с Аилинией, увидев в её глазах живой интерес.
    Мы не переставали хихикать даже тогда, когда в аудиторию вошёл магистр Пилат, отчётливо топая ботинками по каменному полу. И чем мне не понравилось выражение его лица? Наверное, своим красным цветом.
    Ой, мама, он что, на меня злится?
    Магистр Пилат рухнул за преподавательский стол и уставился на меня. Я постаралась слиться со стенкой за моей спиной.
    — Я вот что хотел сказать… — начал декан, но вдруг хрюкнул и расхохотался. — Ой, я не могу! Это ж надо!
    Адепты стали переглядываться, силясь понять, что происходит с преподавателем.
    Мы же с иритари одновременно уткнулись лбами в парту, пытаясь не заржать.
    — Эх, ладно, идите. Думаю, вы сами скоро всё узнаете, — отсмеявшись, отпустил всех адептов магистр. — Адептка Валанди, задержитесь, пожалуйста.
    — Ты внучка архимага Валанди? — спросила Аилиния, собирая свои тетради с парты.
    — Угу. Подожди меня, пожалуйста, — попросила я, подходя к преподавательскому столу.
    — Хорошо, — кивнула иритари и скрылась вслед за остальными адептами за дверью.
    — Хеллиана, что ты натворила? — пытаясь сделать грозный вид, спросил магистр.
    — Небольшой курятник, — как можно невозмутимее пожала я плечами.
    — Это я заметил, — хохотнул магистр. — Но зачем?
    — Они сами виноваты! Так издеваться над бедной девочкой! — не сдержавшись, вспылила я.
    — А вот с этого момента поподробнее, — нахмурился магистр.
    Я выложила ему всё, что видела сегодня.
    — Магистр Пилат, а можно её поменять местами с Друсилией? — чуть позже спросила я.
    — Хелли, я не могу этого обещать, — покачал головой мой декан, — но попробую поговорить с директором. А ты точно уверена, что вы уживётесь с ней в одном квадриуме?
    — Точно, — кивнула я. — Я помню, вы говорили, что замены невозможны… но можно хоть раз за всю историю существования Академии сделать исключение? С ней, я уверена, у нас проблем не возникнет!
    Если я с двумя эльфийскими принцами ужилась, то что говорить о маленькой девочке? К тому же я чувствовала себя виноватой. Ведь из-за меня она уж точно лишилась своего последнего дома.
    — Что ж, сделаю всё, что в моих силах, — пообещал магистр и махнул рукой в сторону входной двери. — Иди на занятия, там тебя уже твои друзья ожидают.
    — Заранее спасибо, — улыбнулась я и поспешно ретировалась в коридор, где меня действительно ждали близнецы и Аилиния.
    Надеюсь, они между собой поладят.

Глава 13

ХЕЛЛИАНА
    — Хелл, ну правда, не стоит! Ты и так слишком много на меня потратила! Я же век с тобой не рассчитаюсь!
    — Лин, да успокойся ты! Тебя никто и не просит рассчитываться! А тёплые плащи нам с тобой необходимы! — успокоила я иритари, с упорством пьяного дракона расталкивая толпу людей на рынке. И, видя, что девушка всё ещё сомневается, добавила: — И к тому же эти деньги мне всё равно достались даром, я их в споре выиграла.
    — Ну, не знаю… — покачала головой Аилиния.
    — Зато я знаю. Идём, — схватила я её за руку.
    Каким-то образом магистру Пилату всё же удалось уговорить директора Итрона, и Аилиния теперь входила в наш квадриум, а Друсилия отправилась в тот змеиный клубок. Но это ещё не всё! Я поговорила с Тамиором, и теперь отец Аилинии работает у Мора. Тот даже предоставил ему жильё в таверне рыжебородого Раташа. Оказалось, что и дед, и отец Лин, как я её теперь называла, тоже знали моего дедушку. А ведь Ауст не говорил, что у него такое огромное количество знакомых. Хотя чего я удивляюсь? Наша Академия Магических Искусств, или проще — Академия Магии, — очень известное заведение.
    Первая учебная неделя пробежала незаметно, и, как только замаячили выходные, я потащила Аилинию на рынок. Всё равно собиралась покупать тёплые вещи, а тут ещё и отец Лин проговорился, что у неё сегодня день рождения…
    В общем, я во что бы то ни стало решила развлечь девчушку, как когда-то меня близнецы. Кстати, и им, и Холлу Лин понравилась. Наверное, своей детской непосредственностью и неиспорченным характером. А может, просто своей хрупкостью и обаянием.
    Если уж я для близнецов — ребёнок, то что уж говорить о Лин?
    Девушка оказалась очень скромной, общительной, любящей учёбу и просто гиперактивной. Теперь с утра меня будили уже трое.
    Но что мне больше всего нравилось, так это добрый и всепрощающий взгляд Лин на жизнь. Она твёрдо считала, что всё будет хорошо и что всех людей можно исправить. Наивная, конечно, но это её не портит.
    — Эй, меня подождите! — раздался позади нас голос.
    Я хлопнула себя по лбу.
    — Лея, прости, я задумалась, — призналась я.
    За всеми своими размышлениями я совершенно забыла, что потащила с собой и принцессу Эллидара. Совсем недавно она жаловалась, что ей до ужаса мешают ходить все её платья. А на практических занятиях так вообще представляют собой смертельную угрозу. Поэтому мы решили обновить и её гардероб. Близнецы и Идик остались у Холла готовить пир горой. Кстати, они стрясли с нас магическую клятву, что мы обязательно наведаемся в ближайший магический салон красоты. И даже снабдили деньгами, от которых мы отказывались всеми силами, но в конце концов нам запихали их в карманы и выставили из таверны. Пришлось идти, а что было делать?
    — Куда идём? — поинтересовалась Лея, догнав нас.
    — Я хочу купить кое-что для Рика, а потом мы займёмся нашим гардеробом, — ответила я, поворачивая к рядам с одеждой.
    — Это называется кое-что? — ошарашенно заявил с моего плеча Химо, которого мне наконец вернул магистр Пилат.
    Дело в том, что этот негодяй умудрился каким-то образом напиться, когда мы отмечали наш последний учебный день, и, проснувшись поутру и не обнаружив меня, поплёлся в Академию, где и попался на глаза магистру. Декан заинтересовался и выпросил его у меня на неделю, чтобы подробнее изучить.
    — Это много чего. Но я бы ещё добавила вот это. — Лея, осмотрев всё то, что я выбрала, добавила к куче толстый коврик из спрессованных стружек пальмового дерева, которые в обилии произрастают на Драконьем острове.
    Девушки, кстати, были без ума от Рика. Он их нисколько не пугал, а только вызывал материнский инстинкт. А упырик мило стеснялся, когда принцесса и Лин приходили с нами в кладбищенский лес. Химо тоже подружился с упырем и довольно часто у него оставался.
    — Согласна! — кивнула я, доставая кошелёк.
    Аилиния помогла убрать купленные для Рика одежду и книги в мой рюкзачок, и мы двинулись дальше, с трудом протискиваясь сквозь толпу. В выходной день на рынке яблоку негде упасть.
    — А теперь мы куда? — спросила Лин.
    — К Монти. Я обещала к ней зайти. Это тётя близнецов, — пояснила я, сворачивая на нужную улицу.
    Надеюсь, у неё немного народу.
    — Хелли! Как я рада тебя видеть! — обняла меня швея, как только мы вошли в её ателье.
    — Привет, Монти! Мы тебе не помешаем? — поинтересовалась я, оглядывая помещение магазина.
    Там было человек пять.
    — Нет, что ты! Они пока ещё не определились с выбором. Вы за тёплой одеждой? — спросила эльфийка, утаскивая меня и девочек в примерочную. — Кстати, Хелли, когда ты померяешь платье? Ты мне обещала!
    — Ага, я это помню! Но только в следующий раз это сделаем, хорошо? Знакомься, это Аилиния, а это принцесса Лея, — представила я девушек.
    — Ваше высочество, — присела в реверансе Монтиэла. — Привет, Аилиния.
    — Мы знакомы, — улыбнулась Лея и пожурила эльфийку: — Монти, я же тебя просила!
    — Помню, помню, Лея, — хихикнула Монтиэла и пояснила мне: — Я была несколько раз во дворце, шила ей несколько платьев.
    — Ясненько, — кивнула я. — Дерек и Терен передавали тебе привет.
    — Не забыли ещё про меня, — улыбнулась Монти, ища что-то среди вешалок с одеждой.
    — Нет, конечно, — фыркнула я.
    — Приятно слышать, — сверкнула глазами Монти. — Вот, примерьте.
    Через час мы вышли из лавки Монти, нагруженные бумажными пакетами. Эльфийка подобрала нам несколько комплектов тёплой одежды и плащи, которые мы тут же напялили, так как на улице, несмотря на солнечный день, дул колючий ветер. Также она сняла мерки с принцессы, пообещав к концу недели закончить ей новый гардероб.
    — Идём, — потянула нас Лея в ближайший салон красоты.
    Ой, ё, куда она нас притащила?!
    — Вы уверены, что нам сюда? — тихо поинтересовалась Лин, невольно отступая.
    — Я тоже не совсем в этом уверена, — повторила я её манёвр.
    — Конечно, уверена, — фыркнула принцесса. — Сюда часто приезжала моя мама и брала меня с собой, когда я была маленькой.
    — Поверю на слово, — проворчала я Лее, которая тащила нас на буксире в сторону высокого стола, стоящего слева от входа.
    В заведении, куда мы зашли, всё просто кричало от роскоши. Два дивана для посетителей, обитые кожей, кофейный столик из красного дерева, стены из резного голубого камня, небольшой фонтан с бассейном, в котором жили золотые рыбки. Всё это смотрелось очень мило, но… Мне тут было как-то не по себе.
    — Вы записаны? — вежливо поинтересовалась молодая ухоженная женщина, сидящая за столом на высоком табурете, отрываясь от бумаг, которые перебирала.
    — Нет, — покачала головой Лея. — Я к леди Литарии.
    — К нам без записи нельзя. Может быть, вас записать на другой день? — участливо спросила женщина, впрочем, в её интонациях явно читалось скрытое пренебрежение.
    — Нам не нужна запись. Передайте леди Литарии, что её ожидает принцесса Лея Эллидарская, — твёрдым, уверенным голосом произнесла девушка, которая буквально за мгновение перестала быть затюканным подростком, а стала леди.
    Женщину как ветром сдуло.
    — Ну ты даёшь… — хихикнула Лин.
    — Просто так мы бы сюда никогда не попали, — улыбнулась принцесса, присаживаясь на бортик бассейна и опуская руку в прозрачную воду. — Всё-таки быть принцессой иногда хорошо.
    — Ну да, — кивнула я и пригрозила: — Только нос не задирай, а то откушу!
    Лея испуганно закатила глаза и положила руку на лоб, делая вид, что вот-вот свалится в обморок. Мы с Лин рассмеялись.
    — Леди Лея! Добро пожаловать! Ох, как вы выросли! — Из двери, располагавшейся чуть сбоку от стола, вышла светлая эльфийка и поспешила к нам.
    — Добрый день, леди Литария, — улыбнулась Лея, поднимаясь на ноги.
    — Вы одна?
    — Нет, я с подругами. Мы хотели бы привести себя в порядок. Это возможно сделать сейчас? — вежливо спросила Лея.
    — Конечно, конечно, — засуетилась эльфийка.

    — Э-э-э, — я разглядывала своё отражение в зеркале на полстены, — это точно я?
    — Ну да, — кивнула Лин, тряхнув блестящими, багрово-красными волосами и уточнила: — Наверное…
    Светлые эльфы — просто волшебники. Из троих взлохмаченных адепток Академии они за два часа сделали очаровательных юных леди.
    Меньше всего изменения коснулись меня: волосы стали блестеть и больше не путались, немного неровная раньше чёлка теперь была подстрижена наискось и аккуратно ложилась на лоб, кожа отбелена, а ногти аккуратно подстрижены и отполированы. Мне понравилось.
    Аилиния изменилась больше: непослушные кудри, торчавшие раньше во все стороны, теперь мягкими волнами ложились на спину и плечи, красиво переливаясь при свете солнца. С кожи лица исчезли все недостатки в виде чёрных точек. Ногти ей ровненько подпилили и отполировали. В целом получилась такая нежная и беззащитная особа.
    Эх, нужно её откормить. Впрочем, так же как и Лею, хотя принцесса сейчас выглядела сногсшибательно.
    Оказалось, что Друсилия постоянно подсовывала ей какой-то шампунь и крем для лица, заявляя, что леди должна сама заботиться о своей внешности и косметологи ей ни к чему. А когда волосы принцессы оставались тусклыми, говорила, что, мол, природа обделила.
    Когда же светлая эльфийка смыла всю эту гадость, оказалось, что у Леи восхитительные, густые, белоснежные волосы чуть ниже плеч, невероятно сочетавшиеся с большими, нет, просто огромными выразительными серо-голубыми глазами. Добавьте к этому очень стройную фигурку в виде песочных часов, загорелую кожу — и вот вам само очарование. Бедный Идик…
    — А я уже и забыла, как выгляжу, — произнесла Лея, рассматривая своё отражение в зеркале.
    — Как так? Ладно отец, но неужели твоя мать не замечала изменений в твоей внешности? — изумилась я, натягивая перчатки.
    — Она была слишком занята, — махнула рукой принцесса и наморщила носик. — Пыталась прогнать папину любовницу.
    — М-дя уж, — почесала я затылок.
    — И я даже знаю, кто она, — решила добить нас подруга. — Это мать Друсилии, я нечаянно об этом узнала.
    Добила…
    — Я в шоке, — покачала я головой и достала кошелёк, чтобы рассчитаться.
    — Не нужно, — остановила меня Лея и повернулась к эльфийке: — Леди Литария, отправьте счёт во дворец, пожалуйста.
    — Хорошо, ваше высочество, — поклонилась эльфийка.
    — Ну что, идём выбирать подарок Лин? — попрощавшись с эльфийкой, повернулась к нам Лея.
    — Идём, — кивнула я и схватила за руку Аилинию, видя, что она собирается смыться.
    Э нет, подруга, без подарка ты от нас не уйдёшь!
ДЕРЕК ДЕ РЕН
    — Дерек, если ты уронишь шоколадную розу, я тебе ноги повыдёргиваю! — ругался на меня аронт, пока мы с братом тащили его кулинарный шедевр с меня ростом в его кабинет.
    — Да не уроню я его!
    Мы сгрузили это сладкое недоразумение на маленький столик в углу и, накрыв его невидимостью, плюхнулись на диванчики.
    Отмечать день рождения нашего нового друга, то есть Лин, мы решили в узком кругу, в кабинете Холла, чтобы ещё больше не смущать бедную девушку, на которую и так слишком много всего свалилось.
    — Ой, а у вас уже всё готово? — поинтересовался спустившийся с потолка Химо.
    — Ага. — Радостный аронт поставил на стол последнее блюдо и уставился на паука. — Химо, а почему ты серебристый?
    — Да на меня нечаянно пролили какое-то зелье в магическом салоне, — отмахнулся лапками паучок, подкрадываясь к тарелке с пирогом.
    — Э нет, ещё нельзя, подождём, пока все придут, — поймал его на полпути Холл. — Кстати, а где девушки?
    — Выбирают Лин подарок, но скоро уже будут здесь, — ответил тарантул, карабкаясь на плечо к Холлу и сливаясь с его волосами.
    — Значит, они были в салоне? — поинтересовался Терен, расставляя бокалы.
    — Да. Принцесса теперь чудо как хороша, — поделился впечатлением тарантул.
    — Лея? Она и так очень красивая, — тут же зарделся Идик, раскладывающий салфетки.
    — Идикар, ну когда ты повзрослеешь? — поинтересовался тихо похихикивающий над парнем Холл. — В твоём возрасте нужно уже с девушками как минимум целоваться!
    Парень покраснел ещё больше.
    Наш тихий смех прервал звук открывающийся двери. Если без стука, значит, либо Мор, либо Хелли.
    В дверях стоял тролль, а рядом с ним Эсхил — отец Аилинии. Невысокий сорокалетний мужчина приятной наружности, с редкой сединой в тёмных волосах и с добрыми светло-карими, как и у дочери, глазами. Мор говорил, что он мастер на все руки.
    — Добрый вечер, — поздоровался со всеми Эсхил. — Я так вам благодарен за всё, что вы сделали для меня и моей дочери.
    — Не стоит, — махнул я рукой. — Нам это было не сложно. Всегда приятно помочь хорошему человеку.
    — Вы, наверное, Терен, — сел рядом со мной мужчина.
    — Нет, я Дерек. Терен вон там, — показал я рукой на брата, который тайком от Холла пытался стащить со стола котлету.
    Манёвр не удался, и братец, получив по пальцам, устроился на диванчике, вцепившись в бокал с вином и с детской обидой поглядывая на аронта.
    Кстати, Котик расстарался на славу, наготовил столько всего, что пришлось нести столы с кухни, так как вся еда не умещалась на небольшом стеклянном столике, что стоял до этого в кабинете. Принесли также и пару скамеек.
    — Холл. — Аронт представился отцу Лин и, пожав ему руку, направился в винный погреб, прихватив с собой Мора.
    — А где девочки? — спросил Эсхил, забирая предложенный ему бокал вина и благодарно кивая.
    Я не успел ему ответить, раздался звонкий смех, и в кабинет влетели раскрасневшиеся и счастливые Лея, Лин и Хелли.
    — Их что, подменили? — приоткрыл я рот.
    — Наверное, — выдохнул братишка, тоже во все глаза рассматривая преобразившихся адепток.
    — Пап, смотри, что мне подарили! — сверкая безупречной кожей и уложенными волосами, заявила Лин, падая к отцу на колени.
    В руках она держала летучую мышь-альбиноса с умненькими красными, как и зрачки девушки, глазами-бусинками.
    — А это вам, — улыбнулась преображённая до неузнаваемости принцесса, протягивая Эсхилу большой деревянный ящик.
    — Спасибо огромное, принцесса, — поблагодарил мужчина, открывая крышку. — Но мне-то за что? — С горящими от возбуждения глазами он стал любовно поглаживать новенькие столярные инструменты, обнаруженные в ящике.
    — За то, что вы воспитали такую прекрасную дочь, — пояснила Хелли, падая в кресло.
    Человечка сияла чистотой и ухоженностью, хотя и раньше была очень и очень неплоха. Но сегодня особенно красивой её делало светящееся на лице счастье.
    — Правда он прелесть? — спросила у отца Лин, указывая на нового питомца.
    — Да, дорогая, но ты красивее, — поцеловал Эсхил дочь.
    Было видно, что он её очень любит.
    — Ты тоже очень красивая, — отчаянно краснея, прошептал Идик принцессе, когда она села рядом с ним.
    Кто ж раньше ТАК скрывал её внешность? Сразу выделились глаза, таких больших я ещё не видел.
    Хм, а румянец смущения ей очень идёт.
    — О, вы уже здесь? — В дверях появился Холл с Мором, нагруженные бутылками с лёгким светлоэльфийским вином.
    Сегодня «пьянку с дебошем», как выразилась Хелли, решили не устраивать.
    — Девушки, вы восхитительны, — отвесил комплимент аронт, расставляя бутылки на отдельном столике. — Эй, а куда дели принцессу?
    — Холл, я здесь, — хихикнула Лея, помахав Котику ручкой.

    Праздник был в самом разгаре, когда отец Лин попросил слова:
    — Дорогие друзья! У меня просто нет слов, чтобы выразить вам свою благодарность за то, что вы сделали для моей семьи. — Он потрепал счастливую Лин по волосам и продолжил: — Я не знаю, что бы мы без вас делали. Если вам что-то понадобится, то тут же обращайтесь. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы вам помочь. Это самое малое, что я могу для вас сделать.
    — Да, а у нас с отцом тоже для вас сюрприз, — подскочила Лин. — Я не знала, что могу для вас сделать, но всё же кое-что придумала. Отец сегодня притащил в общежитие, в нашу гостиную, много земли и оставил там мою заготовку, которую я ему дала. К завтрашнему дню все растения, которые намагичила Хелли, вырастут по-настоящему!
    — Это же здорово! — подпрыгнула на кресле человечка. — Лин, спасибо!
    — Не за что, — смутилась Лин. — Мне это было несложно.
    — Эй, а у меня тоже большой сюрприз! — привлёк к себе внимание Холл. — Дерек, давай на счёт три. Раз, два, три!
    Я резко сдернул покрывало невидимости с шоколадной розы.
    — Какое чудо! — восторженно захлопала в ладоши Лея.
    — Обалдеть, Холл. Как? — уставился на это сладкое безумие Мор.
    — Вот это да… — протянула человечка, изумлённо хлопая глазами.
    — Шоколадная роза, — неверяще прошептала Лин, подходя поближе к десерту. — Я всегда мечтала её приготовить.
    — Ты умеешь её готовить? — подозрительно спросил Холл, подходя к иритари.
    — Да, — кивнула Аилиния, не отрывая глаз от огромного лакомства.
    — Она много чего умеет. Её хлебом не корми, только дай что-нибудь постряпать, — просветил нас Эсхил.
    — Может, поможешь мне завтра с обедом? — посмотрел на Лин аронт.
    — С радостью! — согласилась иритари. — Что будем готовить?
    — Я предлагаю…
    — Так, стоп-стоп-стоп! У нас праздник! Лин, пойдём потанцуем! — перебил их кулинарные планы Терен.
    Как раз из общего зала доносилась задорная кадриль, прекрасно слышимая в кабинете Холла.
    — Малышка, потанцуем? — С кресла поднялся Мор.
    Раньше несколько угрюмый тролль теперь, похоже, без танцев с человечкой свой отдых не представлял.
    — Как скажешь, малыш, — дерзко улыбнулась Хелли.
    Разошлись мы далеко за полночь.
ХЕЛЛИАНА
    Второй выходной день мы решили провести с пользой и где-то около полудня отправились в лес к Рику, в таверне остались только Холл и Лин готовить ужин, а Мор с Эсхилом ещё вчера уехали.
    Упырик был очень рад и нам, и подаркам, что мы ему принесли, а в особенности остаткам шоколадной розы. Посидев немного в лесу, мы замёрзли, но близнецы нашли выход, предложив сыграть в одну игру.
    Простая детская игра выжигало, в которую дети играют мячиком, сделанным из бычьего желудка, а великовозрастные дети с магическими способностями — шаровыми молниями.
    Рик с радостью согласился и оттащил нас на широкую полянку.
    Близнецы встали по сторонам, заявив, что с нашей-то скоростью их выжигать бесполезно. Таким образом в кругу оказались я, Идик, Лея и Рик. Последний уворачивался от электрического шарика размером с две мои ладони такими пируэтами, что мне аж завидно стало. Кхм, кому скажи, что я упырю завидую, — не поверят, а то и запакуют в ковёр и в лечебницу самолично доставят.
    Идик и Лея довольно быстро вылетели и теперь болели за нас с Риком. Уворачиваться от подачи близнецов оказалось делом непростым, я держалась на одном упрямстве, хотя с меня уже пот градом катил.
    Близнецы, эти заразы одинаковые, настроили, а точнее, ослабили шарик настолько, чтобы он не сильно, но ощутимо бил электрическим разрядом. Я и носилась как ненормальная только потому, что эти остроухие редиски целились мне пониже спины.
    Хотя они явно играли вполсилы, против настоящей эльфийской реакции не попрёшь. Если, конечно, ты не дракон. Или не упырь. Кстати, об упырях…
    Рик стоял посередине круга, расслабленно наблюдая, как я пьяной белкой скачу по поляне, а когда один из близнецов резко кидал в него молнию, подпрыгивал на добрых пять локтей без видимых усилий.
    — Ай! — взвизгнула я, поймав-таки пятой точкой шарик.
    — Есть! — радостно воскликнул Терен и зажёг новую шаровую молнию, так как старая распалась, попав в меня. — Остался последний.
    — Я посмотрю, сколько вы будете его гонять, — усмехнулась я, почёсывая пострадавшую, правда не сильно, филейную часть тела и отходя на край поляны, где под деревом расположились Идик и Лея.
    — Недолго, — усмехнулся Дерек.
    Рик радостно оскалился ему в ответ.
    Ё-ё-ё…
    Они и правда гоняли нас вполсилы, если не в четверть! Сейчас близнецы вовсю разыгрались, перебрасывая шарик с такой скоростью, что я не всегда успевала его даже рассмотреть, только замечала синий всполох то там, то сям. Это как вообще?
    Эх, я тоже хочу быть эльфом!
    Рик выделывал такие кульбиты и повороты, что у нас брови уползли не то что на лоб, а вообще куда-то на затылок и возвращаться, похоже, не собирались.
    Приблизительно через полчаса, когда мы с Леей уже успели снова замёрзнуть, Терен всё-таки зацепил Рика. Надо заметить, что настоящего, ой, простите, плотоядного упыря даже я убила бы быстрее (Рик ведь настоящий, а не искусственный). Дело в том, что реальный упырь рано или поздно сам на вас прыгнет, когда проголодается. А жрать он хочет всегда.
    Чуть позже, когда мы уже собрались идти к Холлу и помогали Рику сложить все книги в одну стопку, я вспомнила, что не сделала домашнее задание по неестествознанию. Пришлось поторопиться. Но прийти пораньше в общежитие так и не получилось: Холл и Лин наготовили такую вкуснятину, что мы наелись до отвала, а немного передохнув, потребовали добавки.
    Химо, который отказался идти в лес, а остался следить за кулинарным поединком, мало того что налопался всего подряд в процессе готовки, так и потом не смог оторваться от блюда из пяти видов расплавных сыров с грибами.
    Котик и так волшебник на кухне, но в паре с Лин они творят такое, что оторваться невозможно, хочется есть, есть и есть. И жрать. И кушать. И всё вместе!
    А за сыр я вообще родину продам…
    В общем, про домашнее задание я вспомнила, только когда мы пришли в Академию и завалились спать. Пришлось вставать и делать, так как магистр Амастасия, преподававшая неестествознание, очень требовательно относилась к своему предмету. Самое смешное, что Лин и близнецы уже давно свои работы сделали. И когда только успели?
    — Хелл, ты скоро? Ты уже два часа там что-то строчишь, — хриплым спросоня голосом спросила Лин.
    — Ой, прости, я тебе мешаю? — Я чуть приглушала свет магических светлячков, висящих над письменным столом.
    — Да нет, просто тебя опять завтра не добудишься, — донёсся с кушетки тихий шёпот засыпающей вновь иритари.
    Я уставилась на свой пергамент. Так-с, про болотников мелких я написала, а вот кто и в каком году придумал заклинание их уничтожения — запамятовала. М-да, сложно вспомнить, когда не знаешь. Шуганув одного из светляков на край стола, где стопкой лежали наши с Лин учебники, я с тихим разочарованием убедилась, что книги по неестествознанию там нет.
    Ах, точно! Её же на часик одолжил Идик ещё два дня назад, сославшись на то, что ему далеко сандалить до библиотеки. Ага, а как будто для меня книгохранилище ближе расположено, я ведь живу всего на два этажа выше Идика! Но сейчас придётся топать к нему. И чхать, что он спит, возвращать книжку надо было! Сейчас у Идика будет кошмар наяву в моём лице.
    В коридорах стояла мёртвая тишина. Конечно, у всего первого курса, который занимал последние три этажа башни, завтра первой парой неестествознание. А магистр Амастасия — не мой декан, к ней опаздывать не разрешено, я бы даже сказала — смертельно запрещено.
    Насвистывая фривольный мотивчик, я подошла к арке портала, располагавшейся в конце коридора. А пока вспоминала номер квадриума Идика, в лопатке почувствовалось жжение, словно меня укусила пчела. Почесав зудящую конечность, я неожиданно поняла, что пол приближается ко мне с ужасающей скоростью.
    И что это опять за хрдыр?
    «Это риторический вопрос», — констатировало моё сознание, перед тем как отключиться.
    Полностью согласна…

Глава 14

ХЕЛЛИАНА
    Проснулась я от ощущения, что что-то не так. Не хватает чего-то такого, что привыкла видеть или слышать каждое утро, как вопль магического будильника, например. У каждого человека бывает такое: проснулся, а открывать глаза лень, но уже больше не засыпаешь, а ждёшь, что свершится то, что свершается каждый день. Вот и я проснулась, глаза не открыла, а ждала. Чего ждала, сама не знаю, у меня мозг спросонья никогда не варит.
    Но в конце концов, мне это надоело, и я открыла глаза.
    Так, вроде знакомая обстановка: гобелены на стенах, колюще-режущее оружие там же, стол, огромный шкаф из тёмного дерева, просторная кровать с балдахином, Луксор в кресле.
    А, я поняла, чего не хватает! Дерек не поёт в ванной!
    Близнецы нашли-таки способ меня будить по утрам, и всю неделю я слушала серенады. Как показала практика, этот способ был самый действенный: просыпаясь, я не переставала хохотать, и сил на то, чтобы побить певца, у меня не оставалось. А вот хорошего настроения — сколько угодно! Самое интересное — эта зараза ни разу не повторилась! Каждое утро я слушала всё новые и новые произведения искусства, а близнецы не сознавались, кто из них выдумывает эту прелестную мерзость (песни Дерека то бишь).
    Так, стоп!
    Луксор?!
    — Доброе утро, спящая красавица, — с улыбкой произнёс вампир. — Ты сегодня хороша, как никогда.
    О нет, он что, опять?
    — Увидев твою харю, я поняла, утро добрым не будет, — буркнула я, дёргая руками.
    Ну конечно, они связаны! И почему я не удивляюсь?
    — Не дерзи! — одёрнул меня вампир, сверкая глазами. — Ты сейчас не в том положении, чтобы грубить.
    — Луксор, вот объясни ты мне, почему ты считаешь, что тебе это сойдёт с рук? — поинтересовалась я. — Близнецы нашли меня один раз, найдут и второй.
    — Сомневаюсь, ведь я учёл свои предыдущие ошибки, — усмехнулся вампир. — В тот раз, когда я нёс тебя сюда, было уже утро и меня могли заметить, а сегодня ты сама сделала мне подарок, выйдя ночью погулять. Я проверял — твой квадриум спал, вслед за тобой никто не вышел.
    — Удивительная логика, — закатила я глаза. — А о том, что они утром обнаружат пропажу, ты не подумал?
    — Маловероятно, — хмыкнул Луксор, закидывая ногу на ногу. — Меня никто не видел. Мало ли, куда ты могла деться? Враги, насколько я слышал, у тебя в Академии есть. — Луксор встал и, склонившись над кроватью, провёл рукой по моей щеке.
    — У тебя тоже, — хмыкнул кто-то позади вампира и, развернув его, красиво ударил в нос.
    Луксора снесло.
    — О, Терен! Доброе утро! — поздоровалась я с дроу, которые уже стояли около кровати.
    — Не совсем доброе, но я тоже рад тебя видеть, — хмыкнул Терен, распутывая верёвки на моих руках.
    Дерек в это время поднял с пола Луксора и, злобно оскалившись, произнёс:
    — Я тебя предупреждал!
    Раздался звук удара, негромкий хруст, звук падения чьего-то тела и негромкий стон. Хех, мне стало почти жалко вампирчика. И чего он ко мне привязался? Первого раза не хватило, что ли? Опять ему теперь ходить со сломанной челюстью и носом.
    — Горе ты моё, — поднял меня с кровати младший дроу, как только Терен развязал последний узел, — ну неужели так сложно проснуться в своей кровати?
    — Там скучно, — заявила я, целуя Дерека в щёку.
    — Эй, а меня? — тут же влез Терен.
    Я рассмеялась, но всё же поцеловала второго дроу. Луксор тихо поскуливал от боли где-то в районе пола.

    — Вы думаете, вам позволено опаздывать на мои занятия? Я такого не потерплю! Почему вы себе позволяете опоздания?! Я же себе такого позволить не могу! — уже полчаса кричала на нас магистр Амастасия.
    Мы с близнецами с виноватым видом стояли на пороге аудитории, и даже Химо, которого я забрала из комнаты в башне вместе с тетрадками, тихо помалкивал, надёжно спрятавшись в моих волосах.
    — Я вам твёрдо обещаю, зачёт вы мне не сдадите! — сердито заявила магистр, поправив круглые очки на носу.
    А вот этого я никак не ожидала. И что теперь делать?
    — Простите нас, — виновато поковыряла я ножкой пол.
    — Простить вас? — округлила глаза преподаватель. — Да я прощу вас только в том случае, если вы в ближайшие три дня доставите мне очень и очень редкую нежить, что абсолютно невозможно!
    Как ходили слухи, магистр Амастасия коллекционировала информацию и чучела очень редких и опасных нежитей и зверей. Такой вот маленький у человека пунктик.
    — Легко, — фыркнула. — Мы вам — нежить, а вы — зачёт нашему квадриуму.
    — Что?! Это невозможно! — рассмеялась преподавательница, но, видно, азарт её захватил. — Хорошо! Я ставлю вам зачёт в тот же день, когда вы принесёте мне нежить, которую я ещё не видела!
    — По рукам! — согласилась я, и, начиная шарить в волосах, спросила: — Ребята, у вас зачётки с собой?
    — Ага, — кивнул за обоих Терен.
    — Вот, держите. — Я протянула магистру Химо, который, всё прекрасно расслышав, неподвижно застыл на моей руке.
    — Валанди! — взвизгнула магистр. — Ты издеваешься?! Что я, по-твоему, чучело тарантула не видела?
    — Такого не видели. Химо, заканчивай валять дурака, — почесала я паучка.
    Химо заурчал, а стоило мне только прекратить, он тут же повернулся к магистру Амастасии:
    — Доброе утро, уважаемая госпожа! Чудесная погодка, не правда ли?
    Очки магистра поползли вниз, а брови вверх.
    — Ч-ч-ч-т-о э-т-о?
    — Не что, а кто! — гордо заявил Химо. — Позвольте представиться, прекрасная леди: меня зовут Химон, для вас просто Химо.
    На окончании фразы тарантул изобразил поклон, но, видимо, согнул лапки слишком резко, и у него выпал правый глаз. Выпал прямо на палец моей преподавательницы, который она протянула к паучку, чтобы потрогать его брюшко. Потрогать удалось только глаз, и магистр Амастасия, закатив глаза, хлопнулась в обморок. Эх, а ведь ещё преподавательница по неестествознанию… Что же будет с ней, если ей показать Рика?
    Поднялся шум и гам, несколько первокурсников кинулись приводить в чувство магистра, а кое-кто побежал за деканом. А так как беспорядок устроила я, то и приведут сейчас наверняка магистра Пилата. Ох, и намучается он со мной во время учёбы!
    Адепты с опаской поглядывали на Химо, а некоторые девушки, кого впечатлил его цвет, бросились к нему, вереща от восторга. Химо, поначалу довольно щурящего глаза, чуть не затискали и не зачесали досмерти. Интересно, чучело тарантула вообще убить можно? Не знаю, как насчёт убить, но замучить его у адепток первого курса получилось, и бедный паук, поняв, к кому попал, торопливо перебирая лапками, спрятался у меня в волосах.
    — Хелли, ну что ты натворила? — неодобрительно покачав головой, обратилась ко мне Лея, обмахивая кружевным платочком магистра, лежащую на полу.
    Идик тоже суетился рядом, но, как и большинство адептов, больше мешал, чем помогал.
    — Она же сама попросила, — с виноватым видом почесала я голову.
    — Попросила что? — раздался вкрадчивый голос за спиной.
    Я повернулась. Ой… Какая ж сволочь додумалась привести