Скачать fb2
Имперские Коммандо : 1 : Пятьсот Первый

Имперские Коммандо : 1 : Пятьсот Первый

Аннотация

    В ходе великого истребления джедаи были уничтожены, а Республика пала. Теперь бывшие республиканские коммандос - лучшие галактические солдаты, являющиеся клонами Джанго Фетта - оказываются по разные стороны баррикад и в разных доспехах. Дезертиры сбежали на Мандалор вместе с наёмниками и изгоями-джедаями, вошедшими в силы Кэла Скираты против имперской оккупации. Другие, в том числе и коммандос из «Дельты» с «Омегой», теперь служат в качестве имперских коммандос в спецподразделении 501-ого Легиона Вейдера, целью которого является охота и уничтожение джедаев и клонов-дезертиров.
    Для Дармана, скорбящего об утрате жены и разлученном со своим сыном, это мучительное испытание на верность. Но он не единственный, кому предстоит пройти проверку узами братства. На Мандалоре, где клоны-дезертиры и сами жители планеты не испытывают любви к джедаям, необходимо поставить свои убеждения под сомнение. В новой, дикой эпохе галактического порядка старые распри, возможно, придётся отложить, чтобы объединиться перед более мощной угрозой, и никто отныне не может смириться с прежней преданностью.


Звездные войны Имперские Коммандо  Книга 1 Пятьсот Первый. Карен Трэвисс

ПРОЛОГ

    Донесение разведслужбы (отрывок)
    Классификация: для служебного пользования
    Кому: начальнику Имперской разведслужбы
    От: инспектора участка Джей 506
    ТЕМА: Особые угрозы безопасности
    С сожалением вынужден доложить, что ряд потенциальных угроз для безопасности молодой Империи остаются неразрешенными.
    Среди них небольшое, но вызывающие опасения количество случаев дезертирства солдат-клонов из рядов бывших Республиканских сил особого назначения. Мы считаем маловероятным, что это череда несчастных случаев, о которых не было доложено, из-за характера связей, прослеживающихся между пропавшими. Дезертировали:
    1. ЭРКи "Нулевой" серии: Н-5, Н-6, Н-7, Н-10, Н-11 и Н-12. Крайне опасные и инициативные коммандо из отдела тайных операций, чья преданность всегда была под сомнением вследствие сильной привязанности к тренировавшему их сержанту, Кэлу Скирате.
    2. ЭРКи серии "Альфа" А-26 и А-30 (Есть и другие, числящиеся пропавшими без вести, но они могут быть реальными потерями). Не менее опасны, и - стоит ли напоминать Императору? - подготовлены для того, чтобы действовать как "армия из одного человека".
    3. Неизвестное число республиканских коммандо - по меньшей мере 3 целых и неполных отряда. Специалисты по саботажу и ликвидациям.
    4. Мандалорианские наемники и военные специалисты, работавшие в составе сил особого назначения Великой Армии Республики, а также инструкторы, обучавшие пропавших клонов - Кэл Скирата, Вэлон Вэу, Мидж Гиламар, Вад'э Тай'хааи.
    5. Среди беглецов-джедаев (иными словами тех, чья ликвидация в ходе Приказа 66 не была подтверждена или их гибель под сомнением ) числится генерал Бардан Джусик. Допрос нескольких падаванов перед исполнением приговора выявил, что Джусик покинул Орден и присоединился к Мандалорианам в качестве наемника. Едва ли я должен говорить, какую опасность представляет владеющий Силой мандалорианин.
    6. Заключенная доктор Оволот Куэйл Утан после похищения из Республиканской тюрьмы по-прежнему остается на свободе. Было ли это осуществлено бывшими сепаратистами, связано ли это с предполагаемым промышленным шпионажем Скираты на неизвестную коммерческую клонирующую фирму - биолог Утан представляет угрозу для Империи, вследствие её работы над FG36, биологическим оружием, нацеленном на геном Фетта. Она является гражданкой Гибада, а Гибад до сих пор отказывается соблюдать соглашение о прекращении огня.
    Рекомендации:
    1. Продолжить розыск пропавших военнослужащих из сил особого назначения.
    2. Провести действия репрессивного характера относительно Гибада вследствие двух причин: как наиболее вероятный источник биологического терроризма и как пример для устрашения других оппозиционных правительств.
    3. Тщательно проверить тех клонов из имперских коммандо, у кого имеются пропавшие сослуживцы - таких как бывший отряд "Омега" - и тех, чья преданность под сомнением. Если они докажут свою благонадежность, нам следует использовать их для выслеживания их бывших товарищей.
    4. Предполагая возможные столкновения с клонами из бывших сил особого назначения в будущих военных операциях против повстанцев и оппозиционеров, удостовериться в том, что Имперские штурмовики достаточно оснащены для того чтобы иметь дело с той специфической угрозой, которую они собой представляют.
    Представлено на рассмотрение сегодня; инспектор участка J506, Офицер Мариганд Х.Ф.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

    "Мятежники и смутьяны всегда будут среди нас. Они живут ради несогласия. Большинство из них не желают прекращения военных действий в галактике , потому что тогда они лишатся предлога для своих мелких и непрекращающихся жалоб, которые и наполняют их жизни смыслом. Если им случится победить - они погрузятся в бесцельное отчаяние."
    - Император Палпатин, в разговоре о продолжении сопротивления имперскому режиму в некоторых мирах, несмотря на окончание Войны Клонов.

    Торговый звездолет "Рог изобилия", таможня сектора Мезедж, третья неделя новой эры Империи.

    Най Воллен никогда не нарушала данного кому бы то ни было слова, но теперь похоже было подходящее время чтобы научиться обману.
    Я точно была не в своем уме. Эта затея меня прикончит. И их заодно. О чем я только думала?
    Она даже не осмеливалась мысленно произнести это слово; двое её пассажиров были этими самыми. То короткое время, что она провела с владеющими Силой, заставило её нервничать до тошноты, и сейчас она чувствовала иррациональный страх от того, что её мысли, чувства и тревоги видны любому, у кого хватит умения обнаружить их. Это бред, она знала... нет, не знала.
    Она не была уверена, что её разум всё ещё принадлежит ей самой Это-то по-настоящему и беспокоило.
    Просто держите головы пониже и рта не раскрывайте, вы оба. Не сложно же? Вы ведь можете этой своей Силой обмануть охрану? Так валяйте.
    Таможенный терминал Мезеджа пропах машинным маслом, забитой канализацией, и тошнотворными сладкими булочками с почти несъедобным кафом - так же, как и везде, где собирались пилоты грузовиков. Она вяло грызла булочку, стараясь не думать, что в неё напихано. Запах ванильного ароматизатора всегда вызывал у неё недомогание. А сейчас к этому добавилось ещё и ноющее ощущение в животе, которое становилось всё сильнее, пока она стояла под фюзеляжем "Рога изобилия" в ожидании досмотра.
    Най репетировала про себя убедительную реакцию, на случай если её тайных пассажиров всё же найдут.
    "Никогда в жизни их не видела, солдат."
    "Эти беженцы куда угодно пролезут, верно?"
    "Спасибо вам, солдат, - а теперь уберите их с моего корабля."
    Но ни одна из этих заученных фраз её не убеждала, и она сомневалась в том что на такие отговорки поведутся и имперские штурмовики, проверяющие прибывающие и отправляющиеся из Мезеджа суда. Если зайцев обнаружат, они по, крайней мере, не узнают, куда летел "Рог Изобилия". Най ещё не задала курс на Мандалор, в навигационном компьютере нет ничего, что поможет властям обнаружить Кириморут.
    По крайней мере, не случится худшего.
    Но я-то точно знаю, куда мы летим, все имена и места проживания, так что самое худшее, что может произойти... произойдет со мной.
    Она уже давно была не в том возрасте, чтобы начинать жизнь вне закона. Если её поймают и будут допрашивать... она даже не представляла как долго сможет скрывать, что Кэл Скирата организовал убежище для клонов-дезертиров. Её шансы спастись бегством от четырех крепких солдат, гражданской охраны и гончего акка приближались к нулю.
    Да ладно, неужели они действительно могут меня в чем-то подозревать? Я женщина. Я стара. Мой корабль даже древнее меня, и ещё не известно, кто из нас двоих в лучшей форме...
    - Мне это дорого обходится.
    - Не надо спорить с Империей. - ответила Най. - Смирись с этим.
    Солдаты в белой броне её не пугали.
    Хотя она знала, что должны были бы. Они не были приемными сыновьями Кэла Скираты, клонами из спецназа, которых она знала, вроде А'дена, Мерееля и Корра. Они могли выглядеть одинаково под своими шлемами, но если бы она думала что они были друзьями - то она ошибалась бы, смертельно ошибалась. У этих парней были свои приказы, которые наверняка не включали в себя любезность к пожилым женщинам, считающим что в глубине души они хорошие ребята. Любой, кто помогает беглому джедаю, был врагом Империи по определению.
    Ну и зачем я это делаю?
    Сотрудник службы безопасности порта вел служебного акка в строгом ошейнике от судна к судну, пока тот обнюхивал трюмы и люки. Четверо штурмовиков застыли в готовности действовать, если зверь что-то почует или услышит.
    - Думаю, парни скучают по нормальной войне. - сказал родианец. - Их некуда девать, вот они и торчат здесь. Интересно, сколько Палпатин вбухал в эту новую броню? Чем его не устраивала старая? Пустили по ветру кучу кредиток налогоплательщиков.
    - Они ищут джедаев, - ответила Най. И моих друзей, как А'ден... и Ордо... и Кэл. Неужто родианец действительно платит налоги? - Мы же не знаем, сколько из них избежали чистки. Похоже достаточно, чтобы Палпи заволновался.
    Но Этейн Тур-Мукан была одна из многих джедаев, кому выжить не удалось, хотя и она не была убита в ходе чистки. Она погибла глупо. Она дала себя убить. Най на себе испытала, что такое утрата, и чувство вины, которое приходит, когда перестаешь винить мертвых за то что они мертвы, а тебе так одиноко, что не хочется жить. Но она даже не знала Этейн, до того как она привезла её тело домой, на Мандалор.
    Глупый ребенок. Если бы она просто прошла мимо, вместо того, чтобы защищать того клона-солдата, она сейчас бы жила. А у Дармана была бы жена, к которой он мог бы приехать, а у их ребенка была бы мать. Какая потеря. Какая ужасная и несправедливая потеря. Война ни за что, если не считать амбиций одного властолюбивого старого барва. Ну, или целой компании таких барвов, если верить Кэлу.
    Мой Терин тоже мог бы ещё жить. Проклятье, как мне тебя не хватает, милый.
    Боль теперь оставалась на контролируемом уровне, хотя она и хотела бы не узнавать деталей того, как умер её муж. Но если бы она не узнала, она представляла бы себе ещё более худшее. Её старик умер, это длилось считанные минуты, и на этом всё и закончилось. Он был не единственным человеком в торговом флоте, который умер во время войны; она не была единственной военной вдовой в галактике. Её горе не было чем-то особенным.
    - Надеюсь, их всех быстро переловят, и тогда мы сможем наконец-то снова нормально вести дела. - пробурчал родианец.
    - Кого? - Най мыслями была за многие парсеки отсюда, думая о погибших и старясь не спрашивать их, почему они совершили никому не нужные, но храбрые поступки, ни на йоту не изменившие ход войны. - Ты о чем?
    - Джедаи. Как бы то ни было, я никогда им не доверял. Мой приятель однажды лишился корабля, когда одному мастеру-джедаю понадобился транспорт для бегства. Ни компенсаций, ни спасибо тебе, ни пожалуйста. Ни вот тебе кредиток перекантоваться, дружище. Просто забрал и всё. Высшая инстанция. Таинственная и добродетельная. Да обыкновенное пиратство под прикрытием государства. Что ж, теперь они свое получили. Так им и надо.
    Най подумала о Джусике и Этейн, и подавила в себе желание возмутиться.
    - Ты выдашь джедая, если встретишь его? - спросила она.
    - Ага, и даже бесплатно. - родианец прищелкнул. - Как два пальца об косяк.
    Най стало интересно, что бы он сказал, если б знал, что балом по-прежнему правит владеющий Силой. И всё же у неё не было уверенности, что во всех бедах виноват этот... Сиф? Шит? Сит, вот его как. Какой бы разновидностью владеющего Силой ни был Палпатин - и, как сказал Скирата, даже если он и спланировал всю войну от начала до конца - ему даже не пришлось стравливать между собой системы. Старые враги просто ждали повода сцепиться вновь.
    Най никогда не слышала о ситах, пока не познакомилась с кланом клонов-дезертиров. Бардан Джусик рассказал о древней вражде между ситами и джедаями, такой же бессмысленной, как и сектантские войны на Саррассии, где две ветви одного религиозного культа тысячелетиями сражались из-за разногласий в должном проведении обряда с какой-то священной реликвией, то ли чашей, то ли статуэткой, то ли грудой костей - Най забыла с какой именно. Казалось, что разница между ними лишь в том, что они принадлежат разным партиям. Она ничего из этого не поняла.
    Осик. Подходящее слово. Мандалорианцы знают толк в ругани - оно даже звучит с шипением и свистом. Это всё большая куча осика.
    Было ещё много вещей, которые Най не знала или не понимала, и они были гораздо более личными. Она не знала Этейн, и потому не могла представить всю степень вины, которую Скирата чувствовал перед девочкой. Она не была знакома и с Дарманом, если уж на то пошло. Не понимала, почему Мандалор одобрил размещение имперского гарнизона на своей земле. И она не знала, как попала в растущую кучку неудачников, которые зовутся кланом Скираты, знала лишь что теперь она думала о Кириморуте как о своем доме, и что это случилось считай что за одну ночь.
    Но сейчас это не имело значения. Она ввязалось во всё это из-за двух причин, двух хороших причин, и вторая из них беспокоила её тем больше, чем больше она привязывалась к Мандалору.
    "Я дала слово. И... проклятье, ну почему я так доверяю Кэлу Скирате?"
    - Ну наконец-то. - изрек родианец. - Акк-укротитель ушел восвояси. Родианец повернулся к ней и кивнул с видом высшего существа обращающегося к равному - жест раздраженного и занятого пилота жесткий график которого портят идиоты - Я вот-вот потеряю премию за скорость доставки из-за этой канители.
    Най стояла с деклараций "Рога изобилия" в руках. Такова процедура: планшет с загруженным бортовым журналом наготове, стоять на некотором расстоянии от своего транспорта и ждать, пока с тобой не заговорят.
    Говори тогда, когда тебя спрашивают. Некоторые вещи неизменны.
    - Только не жалуйся им, ладно? - сказала Най. - Или они будут держать тебя тут, пока Мустафар не замерзнет.
    Она поняла, что сердце стучит как бешеное. Если акк почует двух её пассажиров, ей конец. Огромный риск. Но в таком случае её пассажиры потеряют не меньше её, и она знала, что в отличие от обычных беженцев, этих двоих найти намного сложнее.
    Най ждала. Она старалась чувствовать нетерпение, считая потерянное время и кредитки, как если бы это был настоящий фрахт, и надеялась, что этого будет достаточно, чтобы и люди и животные не распознали охвативший её страх.
    Она не первый пилот грузовика, который обнаружит на своем транспорте зайцев, и не первый, кто будет всё отрицать. Иногда так и случалось. Нелегалы проявляют чудеса ловкости и проникают на корабли, проскальзывая сквозь все меры предосторожности. Но то, что когда-то было рутиной и периодическими проверками властей по разным причинам - например Бориин не хочет терять квалифицированных металлургов, или Мил Велай не пускает в свое пространство людей, имевших судимости - теперь было вопросом жизни или смерти.
    Акк натянул поводок, когда подходил к ней. Обе передние лапы оторвались от земли, когда дрессировщик откинулся назад, придерживая животное. Потом он отпустил поводок, акк подбежал к открытой рампе "Рога Изобилия" и исчез внутри.
    Най вручила планшет штурмовику. Она не могла видеть его глаз за визором, но она наловчилась угадывать - куда на самом деле смотрят люди носящие шлемы, и тот похоже действительно был занят чтением с деки.
    - Ваше имя, мэм.
    - Найрин Воллен.
    - Груз?
    - Продовольствие и предметы первой необходимости для Лоуд Корпорейшен Майнинг, астероид 9-альфа-четрые, система Роше.
    - Пассажиры есть?
    - Нет.
    - Вам приходилось оставлять свой корабль без присмотра или незапертым?
    - Нет.
    - Вы проверили корабль на наличие любых форм жизни или предметов, которые не были загружены вами?
    - Да.
    Ну, это была правда. Она проверяла. Живых существ она загрузила лично. Штурмовик погрузился в чтение деки - возможно, давая акку больше времени на досмотр. Зацепиться там было не за что. В трюме действительно лежали только припасы: мука, семена, маринады, сухое молоко, мешки с бобами, мыло, сухофрукты, и прочее, что могло бы пригодится при осаде. Кириморут весьма напоминал осажденную крепость. И это ощущение прочно оседало в умах его обитателей, даже если они прибывали с другим настроением. И у неё тоже.
    Штурмовик вернул ей деку. Остальные неторопливо шли вокруг грузовика, осматривая его снаружи.
    Корабль, ко всему прочему, провонял топливом. Акк не сможет ничего учуять сквозь эту вонь... или сможет?
    Но акки были способными тварями. Они не были столь же умны, как стриллы - о, да, для Мирда у неё было припасено угощение в трюме - но их не зря привлекли на службу. Они хорошо работали. Всё чуяли, всё слышали и всё видели.
    Ни звука, ни лая, ноль реакции. Ну, пожалуйста, пожалуйста...
    Никогда ещё время не тянулось так медленно для неё. Как это возможно чтобы акк пропустил то что спрятано в пустых водяных баках? Он начнет скулить и царапать смотровой лючок. Она, скромный пилот грузовика, наверное совсем лишилась разума, если думала, что справится с этим. Мелкие поручения и несложный шпионаж для А'дена не шли ни в какое сравнение с этим её самоубийственным заданием. Даже та поездка, когда она помогала ЭРКу Суллу сбежать, была относительно безопасной. Най понимала, что теперь она прыгнула выше головы.
    Моя собственная глупость. Кэл не требовал такого. Это моя блестящая идея... и мои проблемы.
    Челнок родианца, получивший теперь разрешение на вылет, вырулил на взлетно-посадочную полосу и взлетел. Най проследила за ним взглядом, надеясь что она выглядит поглощенной заботами о том как поскорее доставить груз и получить оплату. Судя по тому что она видела - досмотровая партия обычно работала около десяти стандартных минут, и акку чтобы обнюхать "Рог Изобилия" должно было потребоваться примерно столько же.
    Почти всё. Ещё чуть-чуть и можно убираться. Почти... дома.
    А где же теперь её дом?
    И тут началось. Из открытого люка раздался отрывистый лай ищейки, характерное "ак-ак-ак", благодаря которому животное и получило свое название. Най поняла, что домой она сейчас не полетит, вообще никогда не полетит, и старалась не удариться в панику. Трое штурмовиков взбежали по трапу с бластерами наизготовку. Четвертый навел на неё пистолет.
    - Ждите здесь, мэм. - приказал он. Солдат вытянул шею, чтобы разобрать, что происходит. - Офицер, что там у вас?
    Акк заткнулся. Най услышала шаркающие шаги и шкрябанье когтями, и просто не могла заставить себя дышать. Вот оно. Зверь обнаружил беглецов.
    - Простите, парни. - из люка послышался голос охранника. - "Он ещё щенок, несмотря на размеры. Дисциплина хромает.
    Акк рысью спустился по трапу, волоча бедренную кость банты; конец кости с крупным суставом был крепко зажат между его челюстями. Это был подарок Мирду, мясо банты не так-то просто было достать на Мандалоре. У Най едва не подогнулись колени. Охранник пытался отобрать кость у своего питомца, но акк-стажер не был намерен расставаться с трофеем - таких у него ещё не было. Он дергал губами и глухо рычал, не разжимая стискивающие кость зубы.
    - Ладно уж, я найду другую кость. - сказала Най изображая раздражение вместо того, чтобы обнять акка и сказать, какой же он молодец, что сорвал досмотр. - Пусть забирает. Мне пора двигаться.
    Один из штурмовиков повернул к ней голову.
    - Зачем вам понадобилась кость банты, мэм?
    Най ответила, не думая. Просто потрясающе, как быстро и легко она научилась убедительно врать.
    - Один из шахтеров держит домашнего нека. - ответила она. - И, знаете ли, обычно на астероидах банты не водятся.
    Да, из неё получилась отличная лгунья. Та частичка её, которая жила в Най, до того, как вдовство закалило её характер, почувствовала разочарование, нынешняя же Найрин трепетала от волнения, обнаружив в себе решимость бросить вызов.
    Да, я преступница, я нарушаю закон, уже нарушила - но я же справилась!
    Закрывая люк, она видела, как охранник всё ещё пытается привести акка в чувство и напомнить ему о служебных обязанностях.
    Проклятье, надеюсь, тем двоим ещё есть, чем дышать. Пока "Рог изобилия" не окажется в гиперпространстве и автопилот не получит координаты, проверить это она не может. Казалось, что полет до орбиты Мезеджа занял не минуты, а часы. Лишь только звезды за лобовым иллюминатором размазались в полосы, Най проверила курс и передала управление навигационному компьютеру "Рога Изобилия".
    В трюме было тихо, если не считать гула двигателей и дребезжания обшивки. Вздохнув поглубже, Най принялась отвинчивать болты на техническом лючке водяной цистерны, думая о том не обнаружит ли она пару трупов вместо живых джедаев?
    - Почти попались, - Най подняла панель и сунулась вниз. Даже для Скаут, невысокой и тощей, там было тесновато. Как же должна себе должна была чувствовать длинная каминоанка? - Ну и как вы выкрутились?
    Растрепанная Скаут вылезла из горловины. Она выглядела так, будто голодала неделю. Кина Ха выбралась далеко не так ловко, не только из-за высокого роста, но и потому что была очень стара. Сколько ей было, Най затруднялась сказать, но каминоанка выглядела почтенной по чьим угодно меркам. Обычно Воллен с трудом угадывала возраст негуманоидов. Кина Ха двигалась медленно, её лицо покрывали глубокие морщины, а глаза казались тусклыми. Рядом с ней Най чувствовала себя молоденькой девчушкой.
    - Когда акк чересчур разволновался, я внушила ему разыскать кость. - ответила Скаут. - Но мы в порядке. Правда, Кина Ха?
    - Мы живы, - ответила каминоанка. - И это самая большая награда. Ты так рисковала ради нас, спасибо тебе.
    Еще несколько дней назад она бы приняла благодарность как должное, но теперь её кольнуло чувство вины. Джедаи не знали, куда летят, и не особо допытывались. А она не говорила им, в чей именно дом их приведет.
    Встреча обещала быть... интересной.
    Да без разницы: как сказала Кина Ха, они живы - и это уже награда.
    "Рог изобилия" был обычным стареньким грузовиком класса "Монарх", кореллианской постройки, приземистый и основательный. За креслами пилотов вдоль переборки тянулась длинная скамья. Кина Ха уселась на неё с видом привередливой герцогини и пристегнула ремни безопасности. Скаут скользнула в кресло второго пилота, рядом с Най.
    Най вскрыла несколько контейнеров с едой и раздала их пассажирам. Она плохо представляла, чем питаются каминоанцы - рыбой, морепродуктами там разными? - Но здесь Кина Ха йобокрабов не найдет. Скирата говорил, что жители Камино не терпят яркого солнечного света, зато обожают хмарь и непрекращающийся дождь. С этим на Мандалоре тоже было напряженно. Но это была наименьшая из проблем для Кины Ха.
    - Летим на Мандалор. - наконец-то объявила Най. Она почему-то ждала воплей протеста или хотя бы судорожного вздоха. Но джедаи сидели молча. - Эй, вы меня слышали? Мандалор? Мэндо'айм?
    - Да, мы всё слышали, спасибо. - отозвалась Кина Ха. - Достаточно отдаленный и негостеприимный мир. Хвалю вашу изобретательность.
    - То есть с мандалорианцами у вас никаких проблем нет?
    - А должны быть?
    - Ну у многих из них с вами проблемы. С джедаями то есть.
    Кина Ха изучала содержимое контейнера с обедом с таким видом, будто по его содержимому предсказывала будущее.
    - Я смутно припоминаю, что мандалорианцы сражались за ситов. - сказала каминоанка. - Но я долгое время не интересовалась политикой в галактике.
    Какой срок имелся в виду, Най сказать не могла, но чувствовала, что речь идет о столетиях. Кина Ха была не просто старой джедайкой. Её геном был изменен; впрочем это касалось всех каминоан. Скирата говорил, что благодаря этому они пережили мировой потоп на своей планете и в конечном счете превратились в мерзких уродов. Но ни один соплеменник Кины Ха не был изменен точно так же как она. Она была существом уникальным - созданным для невероятно долгой жизни. И это означало, что она окажется полезной для Скираты - так, как она и представить себе не могла.
    Это геном был единственной вещью, которая спасет её от гнева Скираты. Он делал ставку на то, что найдет что-то в её генах, что-то чтобы избавить его сыновей-клонов от старения которое шло вдвое быстрее обычного.
    - Это твоя родина? - Скаут старалась привести пальцами свои рыжие лохмы в порядок. Толку от этого было немного. - Мандалор?
    - Нет, - ответила Най. - Я не мандалорианка. Просто помогаю им, когда они слишком заняты.
    И что рассказать им о Кэле?
    - Не хочу показаться неблагодарной,- начала Скаут. Кина Ха извлекала что-то из своего контейнера и задумчиво пережевывала. - Я просто боюсь.
    Ну вот!
    - Я везу вас в безопасное место, - успокоила Най. - От Императора прячется немало народу.
    - Другие джедаи? - спросила Кина Ха.
    Ну и как прикажите описать Бардана Джусика? Джедай-отступник? Джедай-изменник? Новоиспеченный мэндо? Очень скоро Скаут сама подыщет определение.
    - В некотором роде. - Най больше не могла обходить молчанием этот вопрос.
    - Вы будете жить с мандалорианским кланом из беглых солдат-клонов. Некоторые из них не любят вспоминать о Камино, Кина Ха. Будет только честно предупредить вас заранее. А дом принадлежит Кэлу Скирате, старому наемнику, он обучал клонов в Городе Типока... В общем он терпеть не может джедаев и каминоанцев за то, что те использовали клонов. Так что прием может быть какое-то время прохладным.
    Выговорившись, Най почувствовала себя немного легче. Кина Ха изящно наклонила голову.
    - Что ж, могло быть и хуже.
    - И там мы будем в безопасности? - недоверчиво спросила Скаут.
    - Кэл - хороший мужик. - Най, вопреки всякому здравому смыслу, слишком нежно относилась к Скирате и мгновенно встала на его защиту. - Он все силы тратит на спасение клонов. Но Камино оставило слишком сильный отпечаток на каждом. У одного из клонов была любимая девушка - джедай, она погибла во время Чистки, но у них остался ребенок. Сейчас там обстановка весьма напряженная. Но вы будете в безопасности. Кэл дал слово.
    "Напряженная обстановка" - это ещё мягко сказано. Най решила не пугать джедаев ворохом остальных проблем. Скоро они встретятся с доктором Утан, и с Джусиком, который как бы не джедай. И с воскресшей сестричкой Джанго Фетта, серийной убийцей... Узнают и про то, что за голову каждого назначена награда, и про Имперский гарнизон, и про планы восстания Фенна Шисы.... Да если трезво всё это обдумать - то проще уж прыгнуть сарлаку в пасть.
    Но при мысли о Кириморуте ей всегда невольно становилось легче. Владения клана были изолированным, унылым и суровым местом, пронизанным горем и безнадегой, но его согревала сплоченность живших там людей.
    А ещё оно не напоминало о Терине. Когда она была там - она могла думать о будущем. Оно больше не казалось пустотой, которую можно было лишь перетерпеть или пытаться от неё убежать.
    - А что случилось с тем малышом? - спросила Скаут.
    - С Кэдом? Он в порядке - не слишком ли много она выбалтывает? Имея дело с Великой армией, Най постепенно воспитала в себе чувство осторожности. Но девочка в любом случае всё сама увидит. - Растет как на дрожжах.
    - А кость? Для кого это? Какой-то архаичный мандалорианский обряд? Я слышала они коронуют своего предводителя настоящим черепом.
    - Думаю, что череп там просто на эмблеме, Скаут. - А точно ли? Най нравились Мэндо, однако они питали слабость к трофеям в виде кусочка побежденного. - Косточка припасена для Мирда. И если вы раньше не видели стриллов, он вас поразит. Очень редкий местный зверь.
    - Никогда не слышала о них.
    - Вот и расширишь кругозор.
    Най откинулась в кресле и вдруг подумала, что ей не удалось убежать от Империи. Просто она со сверхсветовой скоростью несется от одной беды к другой.
    - Кажется, я помню стриллов. - рассеянно сказала Кина Ха. - Но это было как раз до того, как ситы ушли в подолье.
    Най следила за приборами и слушала вполуха.
    - Прошу прощения, а когда именно исчезли ситы? - Она взглянула на кресло через плечо Очень немногие вообще слышали о ситах, так что странно было слышать, как Кина Ха без запинки произносит это слово. - Я не сильна в истории.
    Джедайка сосредоточенно нахмурилась, и по её морщинистом лбу пробежала длинная складка - от уха до уха, если бы у каминоан были уши.
    - Ну... где-то лет тысячу тому назад? - каминоанка по-змеиному повела длинной шеей. - Это было так давно, столько войн прошло с тех пор. Я забыла.
    Най подумала, что ослышалась. А когда до неё всё-таки дошло, мир для неё в очередной раз изменился до неузнаваемости.

* * *

    Казармы отряда специального назначения, штаб квартира 501-ого легиона, Центр Империи (бывший Корускант)

    Современная медицина может излечить почти всё, подумал Найнер, но в случае Дармана она была бессильна.
    Он наблюдал, как брат облачается в новенькую имперскую броню, угольно-серую с черным. Цвет очень напоминал их старую добрую Катарн-броню, но на этом сходство заканчивалось; в её формах всё, от шлема до нагрудника и наголенников было хотя бы немного, но иным. От этого Дарман выглядел чужаком. И ощущался он тоже как чужак.
    Дарман изменился за одну ночь. На самом деле Найнер другого и не ждал. Что ещё можно ожидать от мужа, который видит, как гибнет его жена, а сделать ничего не может? Они с Дарманом теряли братьев на войне, и им оставалось только идти дальше и каждую следующую минуту бороться за свою жизнь.
    Погоревать можно было потом и про себя. В конце концов, к смертям привыкаешь. Но Найнер не знал, что такое любить женщину и быть отцом её ребенка, и догадывался, что боль Дармана, это что-то новое и необъяснимое. Из разряда несбывшихся надежд на будущее, о котором ни один клон и помышлять не мог.
    Но у нас может быть другая жизнь, с обычными её радостями. У Фая есть жена. И у Атина с Ордо. Они живут, как свободные люди, мандалорианцы. Я знаю, чего хочу.
    Найнер никогда не видел Кириморут и сейчас он вообще должен забыть это слово. По крайней мере он не знает, где находится ферма, никто не сможет выбить из него эти сведения. Найнер не говорил на посторонние темы даже в раздевалке. Их новые казармы могли быть оборудованы прослушивающей аппаратурой по приказу Императора, пожелавшего знать, кто из солдат верен ему, а кто - старому режиму.
    Во главе мог оставаться старый босс с новым титулом, но новая Империя уже была миром, ощутимо непохожим на Республику.
    Дарман пристегнул бронепластины к нательному костюму и вцепился в свою ДС-17 словно в уютное одеяло. В 501-ом коммандо разрешили оставить свое оружие насовсем. Вероятно, из сугубо практических соображений: они привыкли к своим дисишкам и не нужно было тратить время на переучивание. Но всё равно это воспринималось как любезность и уступка, чтобы им было легче приспособиться к новой и непривычной имперской армии. Найнер всё пытался понять - что же так сильно изменилось. Нет, дело было не в наплыве огромной массы новых клонов, выращенных на Центаксе-II по технологии Спаарти. Эти парни ему почти не встречались. Нет, он лишился того, что составляло суть его жизни все 13 лет.
    Товарищей.
    Он не мог позвонить Скирате. Рядом не было генерала Джусика. Или Фая, Корра и Атина. Или всех тех, на кого он мог положиться в трудную минуту. Оставался только Дарман.
    И он был нужен Дарману, осознавал он это или нет.
    Дар мог исчезнуть с остальными и быть сейчас с сыном, но он остался. Остался с Найнером. Такую верность и братскую дружбу ни за какие деньги в галактике не купишь. И теперь Найнер был в долгу и перед Кэдом.
    Дарман пошевелил пальцами, хрустя новенькими перчатками.
    - Ты собираешься весь день шебс отсиживать? Давай, надевай ведро. Нельзя заставлять Лорда Вейдера ждать.
    - С тобой что-то не так, - ответил Найнер, - и это не вопрос.
    - Нормально всё. Ты опять за свое?
    Найнер повредил позвоночник в ту ужасную ночь, когда был объявлен Приказ 66. Дарман не оставил его. Боялся, что Найнеру грозит то же, что и Фаю - что он будет жить до тех пор, пока не отключат аппарат жизнеобеспечения. Кому нужны искалеченные клоны и куда их девать? Найнеру не нужно было напоминать, что он застрял здесь, вдали от сына, именно по его вине.
    - Я-то как новенький. - Найнер крутанулся пару раз и коснулся ладонями пола, не сгибая колени. - Гляди, как я могу. А раньше у меня так не получалось.
    - Пошли давай. Раньше начнем - раньше закончим.
    - Дар, о чем бы там ни говорил Вейдер, это будет обычная работа.
    - Как она может быть такой? Военные действия прекратились.
    - А, так ты думаешь что всё кончилось? Ты новости смотрел? - Новостные выпуски были единственным развлечением Найнера после операции на позвоночнике, когда он был прикован к фиксирующему аппарату. - Волнения продолжаются. Ещё остались миры, где местные сражаются с нами. Миры, которые не признают Империю.
    Дарман перебросил шлем из одной руки в другую, будто мячик.
    - Мелкие пограничные войны. Спецвойска там не понадобятся.
    - Ладно - так чего ты ждешь вообще? Нет, лучше не отвечай.
    Найнер ухватил брата за руку и потащил по коридору к плацу. Они не в казармах "Арка". Никому и ничему тут доверять нельзя. Когда они оказались на улице, он дошел до середины плаца, снял шлем и жестом попросил Дармана сделать то же самое.
    Это нужно было делать без лишних ушей. В обычной ситуации они могли бы спокойно пообщаться по секретной линии, в уединении их шлемов, но Найнер не был уверен, что новые системы связи не сделают их разговор достоянием кого-то ещё. Он бы попросил Джайнга или Мерееля поковыряться в этих штуковинах, но Нулевые-ЭРКи были за полгалактики отсюда. Приходилось импровизировать.
    - Что ты делаешь? - спросил Дарман.
    Найнер прижал палец к губам.
    - Проверяю датчики движения. Положи шлем на землю. Для особо любопытных, они были просто двумя клонами, тестирующими новые и ещё непривычные системы брони. Найнер положил шлем на землю и отошел, выразительно кивнув брату. Когда они отошли достаточно далеко чтобы оказаться за пределами чувствительности шлемных микрофонов (а потом и ещё чуть-чуть, просто на всякий случай) - Найнер остановился. - Так, Дар, через пару минут мы наденем шлемы, как будто ничего не происходит. Усек?
    - Параноик.
    - Это разумная предосторожность. Слушай, Дар, чего ты хочешь сейчас больше всего?
    - А это важно?
    - Да. Важно. Ты хочешь уйти? Ты хочешь... - Найнер едва осмеливался произнести это вслух, но в данном случае это было необходимо. - Ты хочешь разыскать Кэда? Присматривать за ним?
    По каменной физиономии Дармана понять было ничего нельзя. Будь здесь Бард'ика, Бардан Джусик, тот бы мог почувствовать, что творится с братом на самом деле. Но его не было, и Найнеру оставалось только гадать, потому что этот новый Дарман вел себя совершенно не так, как знакомый ему Дарман.
    Найнер два дня, пока выздоравливал, читал медицинскую литературу. Он мало что понял, но теперь знал, что бывает такое состояние рассудка, называемое диссоциативной амнезией, когда мозг отгораживается от памяти об ужасных событиях, просто чтобы не свихнуться. Найнер был уверен, что именно это и происходит с Дарманом.
    - Я такого имени не знаю. - наконец произнес Дарман.
    Ну и что прикажешь с ним делать? Всё что он мог, это приглядывать за братом и надеяться, что время и впрямь лечит.
    - Хорошо, - мягко сказал Найнер. - Ты хочешь остаться здесь.
    - Чего же мне ещё хотеть? Я коммандо.
    - Всё хорошо, Дар. Тебе станет лучше.
    Найнеру больше нечего было сказать. Дарман ни разу не заговаривал об Этейн с той ночи, когда она была убита. Найнер решил, что поднимать этот вопрос сейчас слишком опасно. Но он твердо решил вытащить Дармана из Имперской Армии даже если придется тащить его оттуда силой. Как - это уже другой вопрос. Но же коммандо. Придумает что-нибудь.
    - Ну, мы закончили? - спросил Дарман. - Потому что через несколько минут у нас инструктаж у Вейдера, и я слышал - он очень строг к опаздывающим.
    Не было больше сержанта Кэла, терпеливого отца с его поблажками. Теперь всё было куда строже. Существовала четкая система командования. Всё, что осталось им от прошлой жизни Республиканских коммандо - кроме дисишек - это номера, правда с новым префиксом "ИК".
    Они думают, что поменяв нам номера, они как бы поменяли нам имена, не так ли?
    Найнеру начало казаться, что он рационализирует действия Империи, приписывает ей поступки, которых не было. Может, это был его личный способ не сойти с ума.
    Они продолжили спектакль, подошли к шлемам и проверили включилась ли тревога; это сказало Найнеру что по крайней мере что-то в Дармане всё ещё помнило о том, что ему следует хранить свои секреты. На какое-то время Найнер задумался - не была ли паранойя Дармана ещё сильнее его собственной, и не мог ли он просто сознательно притворяться все двадцать четыре часа в сутки. Но ему в таких вещах было не разобраться. Дарман надел свой шлем, уничтожив этим всякие шансы на приватный разговор и они молча поспешили к инструктажному залу.
    Найнер не знал, что ждет его за дверьми. Выстроившиеся в ожидании Вейдера коммандос не были все сплошь из бывших спецотрядов. Найнер прикинул, что их здесь было меньше четверти; пожалуй - всего одна тысяча. Интересно, как их отбирали? Разобрать кто есть кто, Найнер никак не мог - нужно было, чтобы они заговорили или хотя бы подвигались, потому что индивидуальную раскраску которую они, в мандалорианском стиле, с гордостью наносили на броню, сменило черное море одинаковой униформы. И это яснее всего говорило, что галактика изменилась. Он даже не заметил Скорча, пока тот не встал за его спиной. Ярко-желтых полос на его броне больше не было.
    Забавно. Мы научились различать одинаковые лица, а потом я теряюсь когда все оказываются в одинаковой броне.
    - Как жизнь, нер вод? - спросил Скорч. - А вы, как обычно, не торопитесь.
    Найнер решил, что болтать на мэндо'а в присутствии чужаков не лучшая мысль. Чужаками он считал всех тех из 501'ого, кто не родился на Камино и не был обучен мандалорианскими сержантами. Он не был уверен, что может считать их братьями.
    - Мне нездоровилось. - невозмутимо ответил Найнер.
    - Слышал про твой позвоночник. Мерзкая вещь. - Скорч никак не показал, что в курсе подробностей драки на Шинарканском мосту. С другой стороны, все знали про погибшую женщину, которая встала между клоном и джедайским мечом. А вот кто из них знал, что это была Этейн, уже другой вопрос.
    - Жаль, тут нет ЭРКов. Прикинь, золотые мальчики носят то же самое, что и мы, не такие крутые парни... Дар, а ты как?
    - Ненавижу эту броню, - пожал плечами Дарман.
    - Ага, куча кредиток на ветер. Старое снаряжение было отличным. Фиксер тоже терпеть её не может. Даже Боссу не пофиг.
    - Есть новости о Севе? - Найнер не мог не спросить.
    Он задал вопрос как можно более нейтральным тоном. Тут не у одного Дармана были болезненные воспоминания. Каждый коммандо знал, что отряд "Дельта" потерял связь с Севом и бросил его, когда они улетали с Кашийка. Многие считали, что Дельте стоило попросить генерала Йоду отложить приказ об эвакуации, и вернуться за товарищем. Но и сам Йода теперь канул в лету, как и все джедаи. Сев был ещё одной трагедией в кровопролитной и на редкость бесполезной войне. Было очень больно терять братьев в последние её дни.
    Прямо как Этейн. Ещё минута - нет, секунды - и она бы спокойно улетела с Корусканта. Это жестоко. Всё должно было сложиться иначе.
    - Нет, - немного хрипло ответил Скорч. - Сев до сих по ПБВ.
    Он не стал спрашивать про Этейн. Но Дельты знали о ней и Дармане. Найнер только надеялся, что сплетни не дойдут до ушей Вейдера.
    Вейдер... Вейдер настолько не походил на генерала Арлигана Зея, насколько это вообще было возможно. Высокая фигура - шлем, броня, плащ - сплошной черный цвет. Его голос и свистящие дыхание, казалось, даже не были человеческими, хотя ходили слухи, что он человек. Он вошел в зал и даже не представился. Ему это и не требовалось. Через пару-тройку недель, его имя стали произносить в кантинах и столовых только шепотом. Он был правой рукой Императора, и откалывал такие трюки, которые были под силу только джедаям, вроде перемещения - и разрушения - предметов силой мысли.
    Кто-то говорил, что он когда-то был джедаем. Но и Дуку тоже был джедаем. Не удивительно, если это окажется правдой. Найнер не знал и не хотел знать, так ли это. Но с Вейдером нужно было быть осторожным. Найнер превратился в слух. Меньше всего он хотел быть замеченным сейчас, он вообще хотел бы исчезнуть.
    Вейдер стоял, заткнув за пояс пальцы, его хриплое дыхание звучало ритмично, словно машинное.
    - Мы выследили многих предателей, избежавших чистки, но наша работа ещё не закончена. - загромыхал Лорд. - Ещё есть джедаи, уклоняющиеся от правосудия, и есть дезертиры из наших собственных рядов, с которыми тоже нужно разобраться. Вы - "кулак Вейдера" и вы оправдаете свое название. Вы найдете оставшихся беглецов.
    Найнер ждал, что Дарман хоть как то отреагирует - хотя бы моргнет. Но он стоял абсолютно неподвижно. Вообще никто не дернулся и слова не сказал.
    - Ваши бывшие боевые товарищи большие специалисты по части убийств и беспорядков. - продолжал Вейдер. - Найти и уничтожить их можете только вы. Я рассчитываю, что пощады от вас им не будет. Когда-то они были вашими братьями, но теперь они изменники, оскорбляющие вас и ваше самопожертвование. Теперь вы Имперские Коммандо, Особый Отряд. Не разочаруйте меня.
    Список беглецов транслировался на ВИДы. Найнер знал, что каждый клон в этом зале делает сейчас тоже, что и он. Каждый переключил свое внимание на шлемный дисплей чтобы рассмотреть картинки и текст наложившиеся на окружающее в его визоре.
    Найнер знал, что обязательно увидит знакомые имена. Лица, разумеется, значения не имели. За исключением джедаев и некоторых других, они будут абсолютно одинаковыми. Да, вот их номера.
    ЭРК капитан А-26 и ЭРК Ф-30 - Мэйз и Сулл.
    "Мэйз? Старый зануда - и в самоволке? Вот уж о ком бы не подумал..."
    Найнер был впечатлен. Мэйз был помощником Зея, человеком, который всё делает по инструкции. Найнер ни за что бы не поставил на то, что капитан дернет из армии. Но в списке были и другие клоны, чье бегство удивляло: Отряд Йайакс, отряд Гиперион, отдельные коммандо из разных отрядов, которых он знал. Был даже клон-коммандер из пехоты, коммандер Левет, он служил под началом Этейн на Квиилуре.
    Корр и Атин в списке, разумеется, были, а вот Фай отсутствовал. По крайней мере в его липовую смерть поверили имперские регистраторы в госпитале. Хотя большая часть гражданского персонала была той же самой, что служила Республике несколькими неделями раньше, и сидела за теми же столами. Кроме названия для большинства населения Корусканта ничего и не изменилось. Теперь город назывался Имперский Город, а планета - Центр Империи. Конторским всего-то и нужно только поправить голокарты. Найнеру до сих пор было не привыкнуть к новому названию даже после того, как его привычный круг знакомых лиц так сузился.
    Корускант. Корри. Тройной ноль. Трип-зип. Спокойно. Но планета никогда не будет Центром Империи, так мне кажется.
    Список дезертиров был коротким, но внушительным. Собранные вместе они были маленькой смертоносной армией, с которой стоило считаться. Найнер видел, что может натворить один единственный ЭРК - начиная от подрыва ключевых целей и заканчивая развалом правительств. Да что говорить, он и сам с несколькими братьями и правильным снаряжением мог бы устроить кучу проблем. Они были опасными. Так уж их обучили.
    Хочу ли я остановить этих парней?
    Хочу ли я убить их?
    Нет, конечно же. Они свои.
    Были и другие, чьи фамилии уместно было снабжать фотографией. Те немногие в армии клонов, кто имел уникальную внешность - беглые джедаи. Имя Бардана Джусика было далеко не единственным в списке, который оказался длиннее, чем думал Найнер. В основном там были юные падаваны, некоторое число рыцарей и считанные единицы Мастеров.
    Одного рыцаря-джедая не было смысла искать. Они стояли в последних рядах, Найнер сомневался, что Вейдеру их вообще видно. Он ободряюще поддержал Дармана под руку, прекрасно зная, какое впечатление произведет имя Этейн Тур-Мукан на брата и какой лицо у него будет.
    Значит, они не знают о её гибели. Получается, они не могут сказать наверняка, кто мертв, а кто пропал.
    Изображение Этейн было не самым удачным, но всё равно у Найнера ёкнуло в груди. Он мог только гадать, что чувствует сейчас Дарман. Она была худенькой девушкой, с веснушками, каштановой шевелюрой и зелеными глазами. Если бы он не знал её, то решил бы, что это обычная молодая женщина, библиотекарь, продавец из магазина, клерк. Она не выглядела генералом, который сражается на войне и рискует всем на линии фронта.
    - Всё хорошо, Дар. - прошептал Найнер. Если кто и услышит его, он ничего не поймет. Но Дарман не отреагировал. - Удейзии. Не психуй.
    - Я чувствую, что многие из вас в смятении.- Вейдер умел накалить обстановку. - Вы были преданны некоторым из этих существ, и это похвально. Но они предали вас, и теперь не заслуживают милосердия. Конкретные задания отряды получат в ближайшее время. Разойтись.
    Ряды коммандос потянулись из зала и смешались в небольшие группы, идущие к казармам. Найнер периодически проверял, пришло ли на деку их новое задание. Это было довольно расточительным - явиться просто для того чтобы сказать им, что они получат список тех, кого следует убить. Но может быть, всё это было для того чтобы они увидели этого парня во плоти, и поняли что он шутить не будет. Генерал Зей никогда не производил на него такого впечатления; что же касалось Йоды - Найнер не мог припомнить чтобы ему приходилось видеть Йоду лично, но он был уверен что присутствие генерала не производило бы такое вытягивающее внутренности ощущение, которое производил Вейдер.
    Скорч пристроился рядом с Найнером.
    - Ненавижу всё это, - сказал он. - А ещё вместо Сева нам дают нового парня. Хотя это временно. И лучше бы он это понял.
    Найнер припомнил, как Корр пришел в отряд "Омега", когда Фая увезли на Мандалор. Всем было ясно, что Фай уже не вернется, но никто не желал соглашаться с тем, что Корр замена постоянная и окончательная. Найнер отлично понимал Скорча. "Постоянное" означало, что ты теряешь надежду увидеть своего брата снова, и заставляло чувствовать, что ты каким-то образом подтвердил его кончину тем, что смирился с уходом.
    - Так, а вот и оно. - сказал Дарман, шагая к кантине и заглядывая в свою деку. По крайней мере его аппетит остался прежним. - Взгляни на это.
    - Ну, и кого нам навязали? - спросил Найнер. Ему внезапно расхотелось заглядывать в собственную деку.
    - Теперь мы работаем с парнями из отряда "Галаар" - Энненом и Браем. И зовемся теперь отряд "Четыре-Ноль".
    - Я имел ввиду - кого нам нужно выслеживать?
    Дарман кашлянул достаточно выразительно, чтобы Найнер понял, что тот действительно расстроен всем случившимся, даже если он и кажется оцепеневшим. Клоны мало что могли утаить от товарищей; только не там, где приходится быть внимательным к малейшим жестам и звукам, чтобы отличать одного брата от другого.
    - Какого-то мужика по имени Джилам Кестер. - ответил Дарман. - Никогда о нем не слышал.
    Убийство оставалось убийством, но у Найнера отлегло на сердце - это был не Бард'ика.
    Интересно, не потому ли нашей целью стал незнакомый человек, что кто-то думает, что у нас не хватит мужества нажать курок?
    Найнер не мог представить, чтобы Империя - и кто угодно другой - стали бы церемониться с клонами, которые могут не исполнить приказ по сентиментальным причинам. Это выглядело тестом. Он подождал, пока они не останутся на плацу одни, прежде чем снять шлем.
    - Кому достались Скирата и Нулевые? И Вэу? - Найнер нигде не мог увидеть их имен. Он прокрутил список на своей деке, высматривая номера: Нулевые ЭРК, Н-7, Н-10,Н-11 Н-12,Н-5 Н-6 - Мереель, Джайнг, Ордо, А'ден, Прудии и Ком'рк. Невозможно чтобы Палпи поверил, что они сейчас все действительно мертвы. Они попали в список разыскиваемых до того, как сбежали.
    Дарман пожал плечами.
    - А что если они уже мертвы? Мы не слышали о них больше двух недель, с тех пор как...
    Он замолчал. Он впервые чуть было не заговорил о ночи после приказа 66, с тех пор как это случилось. Но продолжать не стал.
    Найнер ещё раз сверился с декой чтобы быть уверенным, что в списке были только дезертиры из Альфа-ЭРКов, Джедаи и республиканские коммандос. Мастера-джедаи и некоторые из рыцарей были помечены как подлежащие уничтожению, падаванов и некоторых из дезертиров следовало брать живыми. Либо Палпатин уже поймал Нулевых и сержантов-Мэндо - в чем Найнер сомневался - либо он послал за ними кого-то другого, например Имперскую Разведку.
    Удачи вам, ищейки. Она вам понадобится. Особенно - если вам не повезет их найти.
    - Хорошо, найди Эннена и Брая. - сказал Дарман. - А потом сделаем работу.
    На Дармана это не похоже. Он просто притворяется.
    - Тебя совсем ничего не беспокоит? - спросил Найнер.
    - В смысле - охота на джедаев?
    - Да.
    - Они отняли всё что у меня было. - проговорил Дарман, внезапно на несколько секунд становясь настоящим собой. - Можешь быть уверен, у меня с этим всё будет нормально.
    Больше он не сказал ничего. И Найнер не стал на него давить. Он не был уверен что готов услышать, как Дарман выплеснет всю загнанную внутрь боль.

* * *

    Северные окраины Келдабе, столицы Мандалора.

    Джусик никогда раньше такой штуки не видел, и даже теперь, стоя перед ней, всё равно не верил глазам. И не особо-то и хотел верить.
    Это был громадный череп, череп митозавра, с большущими, загнутыми книзу клыками, скошенными глазницами и длинными зубами. Он являлся каноничным символом Мандалора во всех смыслах; Манд'алора - как вождя вождей - и самого мира, Мэндо'айм. Но в таком грандиозном масштабе он выглядел нелепо.
    Череп и не особо убедительно слепленный скелет были настолько велики, что могли бы вместить целый батальон. Келдабе нельзя было назвать самым прекрасным городом во вселенной, но Джусик всё равно поражался, как могло кому-то придти в голову построить нечто настолько безобразное в общественном месте. Как бы выразились корускантские архитекторы - сооружение неприятное и не соответствует местной стилистике.
    - Уродливо, как осик. - Ордо же высказался предельно конкретно. - И бесполезное, к тому же.
    Джусик вылез из спидера и прислонился к двери - полюбоваться на вереницу штурмовиков и репульсоров с оборудованием исчезающую внутри черепа. В реальность происходящего даже не верилось. Он надеялся только, что они собираются демонтировать объект за то, что он является преступлением против эстетики. Единственная по-настоящему полезная вещь, которую Империя может сделать для Мандалора.
    - Что это такое?
    Ордо, скрестив на груди руки, брезгливо изучал сооружение.
    - Сдаюсь. Может это оригинальная реклама МандалМоторс. Это как раз их логотип. - он начертил пальцем воображаемый символ компании.
    - Ты серьезно думаешь, что среднестатистический мандалорианец будет покупать их технику, потому что у них есть гигантский череп митозавра? Это для аруэтии.
    - Нет, но я не могу придумать другое объяснение это странной штуке.
    - Может Фенн Шиса, как новый Манд'алор, устроит тут что-то вроде коронации?
    - Определенно не в его стиле. - Ордо запрыгнул в спидер. - На самом деле не уверен, что новоизбранные Манд'алоры проводили какие-то коронации с тех пор, как... ну, не знаю в общем. Это пошло. И расточительно.
    - Аруэтик. - Джусик захлопнул дверцу и завел двигатель. Что-то часто он стал использовать это слово в последнее время: "не мэндо", "предатель", "враг" или просто "не один из нас". Он принял свое новое отождествление целиком и полностью, так же, как когда-то был джедаем до мозга костей. И это до сих пор удивляло, стоило ему поразмыслить над этим вопросом.
    Говорят что нет никого ревностней новообращенного. Это обо мне?
    Да, так и есть.
    - Давай-ка выясним, зачем Империи это убожество.
    Джусик поднял спидер в воздух. Присутствие здесь Имперского гарнизона его не волновало - пока что. Кириморут был далеко и найти его в малонаселенной, дикой местности - каковой являлась большая часть Мандалора - было очень непросто. Так что Келдабе мог с тем же успехом быть и на другой планете. Но он понимал, что Палпатин вряд ли разместил здесь гарнизон для развития местной экономики, так что каждый ждал неизбежного подвоха. Но пока Империя нанимала мандалорианских наемников и платила аренду за землю - мнения насчет того, следует ли считать гарнизон угрозой, всё ещё были разными. Те мнения, что высказывались на публике.
    Неофициально же решение уже было принято.
    Шиса уже строил планы партизанской войны против Империи. Он уже понимал, что в будущем она станет нежелательным соседом. Кэл Скирата, Кэл'буир, Папа Кэл не желал связываться с тайной армией Шисы. У него у самого забот полон рот. Но он тоже никогда не хотел иметь под боком Империю.
    От этого никуда не денешься. Все понимали, чем кончится дело, были только сомнения, когда именно.
    - Ордо, ты знаешь, что Кэл'буир дорог мне так же, как и к тебе, - осторожно начал Джусик, ведя спидер в паре метров над речным берегом. - Не кажется ли тебе, что это не очень разумно - позволить Най привезти сюда джедаев?
    Ордо уткнулся в деку и никак не отреагировал на ироничную интонацию. В последнее время он куда спокойнее реагировал на разные вещи.
    - Да, не без риска.
    - И как тебе общество каминоанки?
    - Мы как-то пережили нашу дорогую гостью Ко Сай...
    - Вообще-то не очень. Да и она тоже, кстати. Покончила самоубийством. А Мереель... она дергала не за те рычажки.
    Джусик сразу понял, что он давненько не произносил такой глупости. "Не те рычажки!" Это ещё слабо сказано. Каминоанские клоноделы считали Мерееля и остальных Нулевых производственным браком, чем-то вроде больных животных, которых следовало ликвидировать, прежде чем начать всё с чистого листа. Любой нормальный ребенок обязательно бы свихнулся от такого обращения. Но эти дети были созданы, чтобы стать лучшими специалистами по тайным операциям, ужасно умными машинами для убийства - и их реакция вообще не поддавалась описанию.
    Джусик до сих пор поражался, насколько вменяемыми Нулевые умудрялись казаться большую часть времени. Мереель был обаятельным и приветливым парнем, пользовался успехом у девушек и всегда рад был пошутить. А в следующий момент на его место приходил другой Мереель, измученный и загнанный ребенок, который всегда жил глубоко в его душе, и так же внезапно пропадал. Как будто бы Нулевые отлично знали запрятанного в них раненого зверя и создали себе новые личности, чтобы держать его на привязи.
    - Извини, - сказал Джусик. - Не думай, что я несерьезно отношусь к тому, что с вами произошло.
    - Мереелю пришлось хуже всех. - пожал плечами Ордо. - Но у нас у всех чердак протекает. - Его откровенность в оценке собственного душевного здоровья была едва ли не умиляющей. - Термин неточный, но хорошо отражает эффект, который на нас оказало Камино.
    - Ты говорил об этом с Кэл'буиром?
    - Да, и я с ним согласен. Геном Кины Ха слишком ценен, чтобы упускать её просто потому, что каминиизе снятся нам в кошмарах.
    Джусик тщательно обдумывал следующие из этого выводы, пока он парковал спидер - как можно ближе к кантине Ойю'баат. Кина Ха была очередным выстрелом по далекой мишени в бою за розыск средства обратить ускоренное старение клонов; и всё это до сих пор оборачивалось опасными заданиями и предательствами. Если каминоанцы создали кого-то из своей расы для исключительно долгой жизни - то у них было что-то: какой-то набор генов, какая-то технология - в чем доктор Утан могла бы разобраться и переключить процесс старения клонов на нормальную скорость. Да, Джусик мог понять насколько это было важно; Скирата жил ради его сыновей-клонов и подарить им нормальный срок жизни было его священной миссией. Но это... тут на другой чаше весов находился риск выдать расположение Кириморута и то что могло случиться с симпатией Най Воллен к Скирате когда она поймет, что он сварит из Кины Ха суп, если будет уверен, что тот спасет его мальчиков.
    Это могло ранить Най. Может быть - и его тоже.
    - Позволь тебя спросить, Бард'ика. - сказал Ордо. - Тебе не беспокоит, что Кина Ха джедай?
    - С чего бы это?
    - Старые воспоминания.
    - Совершенно не беспокоит.
    Ордо это не убедило.
    - Что же она за джедай такой, ведь каминоанам сострадание не свойственно?
    Джусик задумался. Он никогда не слышал о чувствительных к Силе каминоанцах. И о таких, которым несколько сот лет, а может быть и тысяча - тоже, так что Кина Ха была единственной в своем роде.
    - Очень одинокий, я думаю.
    Ордо задрал бровь.
    - Я сейчас заплачу. Нет, серьезно. И Кэл'буир тоже, я уверен.
    Развивать тему он не стал. Джусик решил, Ордо думает, что выбрасывать из памяти свое прошлое - это абсолютно нормально, он сам так поступал, ну или хотя бы пытался. Казалось - его беспокоит, что появление настоящего джедая может поколебать решение Джусика оставаться Мэндо.
    Нет, конечно нет. Только настоящее имеет значение.
    Келдабе был в нескольких часах лета к югу от Кириморута, и климат тут был заметно мягче. Снег сюда не добрался. Джусик легко шел по узеньким улицам и переулкам, стиснутым неказистыми зданиями, смакуя непередаваемую атмосферу города. В одну минуту он был на улице, которая не менялась уже добрую тысячу лет, где кругом были покоробленные временем деревянные рамы и древняя штукатурка, а в следующую - оказывался в тени огромного индустриального цеха или у башни из полированного гранита.
    Келдабе был анархичным городом-крепостью на гранитном основании в излучине реки Келита, окружавшей его почти полностью; естественный ров, на протяжении километра переходящий от живописно-спокойной глади в бурный поток. Джусику нравилось это место. Это место собрало в себе всё, чем для него был Мандалор, и он был рад что сбор информации будет приводить его сюда ещё чаще.
    Клонам, конечно, приходилось носить шлемы не снимая. Мандалорианам было глубоко плевать, что их сосед может оказаться дезертиром из Великой армии, но неподалеку крутились имперцы. И они меньше всего хотели, чтобы какой-нибудь штурмовик повстречался с человеком, который выглядит точь-в-точь как он сам.
    Штурмаки, как их теперь все называли, в городе не появлялись. Во всяком случае, в Ойю'баат они вряд ли осмелятся зайти. Это была старейшая кантина на планете, она была открыта ещё в те времена, когда мандалорианцы сражались против Старой Республики. И, наверное, тогда же там последний раз обновлялось меню.
    Заведение было чистым, но в то же время как-то заманчиво потертым. Запахи, вырвавшиеся наружу, когда Джусик открыл двери, сами по себе были целым приключением. Он ощущал пульс истории, потому что здесь происходило всё; в нем, как и во всяком чувствительном к Силе, эхо событий отдавалось так, словно он сам был здесь, когда они происходили. Если бы у Мандалора было бы какого-то рода правительство, то его работа проходила бы в кабинках Ойю'баат, и у её длинной барной стойки, где главы кланов обсуждали бы дела, достигали согласия и заключали сделки.
    Так что Ойю'баат была самым очевидным местом, где можно было набраться слухов про Имперский гарнизон. Мэндо не имели привычки хранить чужие секреты внутри собственного сообщества. Вместо рискованной разведки, достаточно было просто сидеть здесь, слушать и потягивать пиво.
    Джусик снял шлем и заказал кружку не'тра гала. Его нынешняя физиономия не особо походила на фото в объявлении о розыске, висящем за стойкой. Множество таких плакатов украшали стену - для удобства владельцев кантины, которые, ко всему прочему, промышляли и охотой за головами. Но вряд ли кто-то выдаст Джусика. Он теперь мандалорианин, один из многих, принявших мандалорианский образ жизни, чье прошлое теперь не имело значения и не обсуждалось. Хотя, может быть, его не трогали как раз потому, что всякий, кто знал о прошлом Бардана Джусика, был и в курсе того, что теперь он под защитой Кэла Скираты. Но об осторожности он не забывал.
    Ордо, не снимая шлема, устроился в одной из кабинок. Джусик заказал для Ордо бутылку пива на вынос. Бармен бросил на Джусика дружелюбный взгляд.
    - Клон в бегах. Так, нер вод? - дружелюбно спросил бармен. Местные знали, почему некоторые мужчины никогда не снимают шлемов. Он подержал кружку с пивом в вытянутой руке, пока не спадет пена. - Не парься. Имперцы сюда не суются. Я об этом позаботился.
    Бармен не сказал, что ему пришлось для этого сделать, а Джусик не стал уточнять. До его ушей донесся громовой смех и словечко "кирбес" - череп митозавра, символ власти Мандалора.
    Ага, этим парням тоже смешно. Джусик решил сходить на разведку.
    - Водэ, а что такое с этим черепом? - спросил он. - Почему имперцы там осваиваются?
    Один из группы, коренастый мужик под пятьдесят в темно-коричневой броне и с рунами мэндо'а вытатуированными на костяшках смеялся так, что в конце концов закашлялся. Он пытался ответить. Но каждый раз, когда ему уже почти удавалось выдавить из себя хотя бы слово, на него снова накатывал хохот, и он сгибался, упираясь руками в колени. Его товарищи были в таком же состоянии, а один из них вообще мог издавать только придушенное хрипение. На них теперь смотрела вся кантина.
    - Не знаешь в чем дело? - наконец выдавил татуированный, утирая тыльной стороной ладони выступившие от смеха слезы. - Правда?
    - Правда. Мы нечасто здесь бываем и увидели эту штуку только сегодня.
    - Давай, Джаркус, расскажи ему! - похлопал его по спине один из группы. Джусик не представлял, что его ждет, ибо мандалорианский юмор был вещью специфической и вполне мог опускаться до сортирного уровня. Он просто чувствовал через Силу, что Джаркусу шутка кажется смешной и одновременно сбивающей с толку. - Это лучшая хохма, что я слышал за год.
    Джаркус перевел дыхание и откашлялся.
    - Идея просто аховая. Придурошный брат Хайара, - он ткнул большим пальцем в одного из своих товарищей, - подумал, что Мандалор может привлечь туристов. И несколько лет назад построил этот череп, такой вот тематический парк развлечений. Место, где публику будут развлекать дурацким осиком аруэтии. Стоит ли говорить, что он так и не открылся.
    Мэндо опять начали ржать. А у Джусика не сходились концы с концами.
    - Ну а имперцам-то он зачем?
    - Мы плохо себя вели. Мы наплели им, что это древний Мандалорианский храм, чья магическая мощь на нас обычных граждан имеет огромное влияние, так что... - он с сипением сделал ещё несколько глотков воздуха. - - В общем они захотели построить там гарнизон, раз оно имеет для нас такое колоссальное значение. Ну мы и продали им этот "храм"...
    Вся кантина вздрогнула от дружного смеха. Бескаровые перчатки молотили по столам. Да уж, вот она настоящая мандалорианская проделка: обдурить легковерных аруэтиизе да ещё и получить за это хорошую плату.
    - Митозавры ведь не были настолько большими? - спросил Джусик.
    - Может и не были, но они-то об этом не знают, верно?
    - Аруэтиизе. - отозвался Хайар. - Они поверят в любой древний осик, какой им не скорми. Они думают, мы суеверные варвары.
    - Эй, а давайте-ка немножко побудем суеверными, - предложил кто-то, перекрикивая всеобщий ржач. - Думаю, мы должны оставить что-то вроде жертвоприношений у храма. Пусть видят какие мы набожные.
    Идею тут же подхватили.
    - Какие, те что с пятиминутной задержкой подрыва, или те что зажигательные?
    - Похоже что кто-то на Камино забыл использовать клетки мозга Джанго.
    - Не-а, это не клоны. Это их гарнизонное начальство отличилось. Какой то аристократ с Кемла. Кайш мирш солус.
    Просто замечательное мандалорианское оскорбление: "клеткам у него в мозгу очень одиноко". У мандалорианцев было больше слов для описания глупости и ударов, чем в любых других языках, и Джусик не мог не задумываться от том, что это как-то взаимосвязано.
    - Ну, и о чем тебе это говорит? - спросил Джусик Ордо, забираясь в их кабинку.
    - Предположу, что Империя хочет внушить местным благоговение и изумленный трепет. - ответил Ордо. - Или они так заискивают перед нами. А другой стороны, это говорит мне, что решения принимал человек, который плохо знает мандалорианцев. Это не Палпатин, потому что я думаю, что он-то нас понимает. С точки зрения эксплуататора, правда.
    - Как говорит Кэл'буир - вопрос в беройазе бал бескар - Палпи хочет наших наемников и нашу железную руду. - Джусик в десяток глотков допил свое пиво. Он не любил пиво на Корусканте, но здесь всё ощущалось совершенно иначе. Он заматерел, прибавил в весе и мускулах и быть Бард'икой ему было радостнее, чем всё, что он прежде видел в жизни.
    - Я был бы не прочь посмотреть на череп поближе.
    - Вроде как поглазеть на спидер после аварии, верно?
    - Остались кое-какие чувства от прежней жизни.
    Ордо пожал плечами и сунул так и не открытую бутылку пива в карман.
    - Пошли, прогуляемся слегка по городу, посмотрим что как, а потом ты можешь полюбоваться на кирбес.
    Прогулка обычно приводила к закупке всяческих мелочей которыми они не могли разжиться в Энцери: запчасти для двигателей - в мастерскую Парджи, туалетные принадлежности для доктора Утан и сладости для всех. Джусик надеялся что в потрясающий список врачебных умений Миджа Гиламара входит и стоматология, потому что клоны и сладости шли рука об руку. Их ускоренное взросление явно требовало для себя массу калорий.
    К тому времени, как они нашли удобную точку наблюдения за гротескным митозавровым тематическим парком, Ордо уже счастливо умял полукилограммовый пакет засахаренных орехов и принялся за следующий.
    - Когда не сможешь влезть в свой бескар'гам - пожалеешь. - заметил Джусик, разглядывая череп через боковое окно спидера.
    - Да я это запросто сгоню.
    - Да, я тоже всегда так говорил.
    Джусик начал беспокоиться о том не изменяют ли ему Силовые чувства. У него было неприятное предчувствие насчет гарнизона - это в его личном списке проходило под грифом "очевидное" - но здесь было что-то ещё, что не давало ему покоя. Он рассматривал процессии штурмаков, строительных дроидов и имперских офицеров (эти уже влезли в новые униформы, и Джусик не мог припомнить, чтобы в Великой Армии по его запросу так же быстро приходило новое снаряжение) - и высматривал что-то, что отличалось бы от обычного для оккупационных сил порядка.
    - Как я погляжу они привлекают мэндо себе на помощь? - сказал он, фокусируясь на фигуре в красном бескар'гаме. Мужчину-мэндо всегда было нелегко отличить от высокой женщины, потому что броня, как правило, скрывала округлости и придавала женщинам походку, похожую на мужскую. Но он был уверен, что это был мужчина. - Впрочем, пока Шиса не объявил о сопротивлении во всеуслышание - что ещё им делать?
    Ордо сунул пакет орехов в бардачок спидера и протянул руку за электробиноклем.
    - Дай взглянуть.
    - Вот. Парень в красном, черный поддоспешник, говорит с имперцем.
    Ордо застыл на месте.
    - Ого.
    - Что-то не так?
    - Типа того.
    - Что?
    - Гиламар точно не обрадуется. Знаешь, кто это?
    - Если б я знал, Орд'ика, я бы не отдавал тебе бинокль.
    Ордо молча наблюдал ещё какое-то время - пока мужчина не стащил с головы шлем на секунду, почесать макушку.
    - Да, определенно это он, - подтвердил Ордо. - Бывший Куэ'валь Дар. Джанго Фетт промахнулся с выбором тренера-сержанта в его случае - хороший солдат, но законченный псих. Мидж Гиламар не раз пытался набить ему морду. У него есть подружка по имени Исабет Реу - тоже сержант, и тоже сумасшедшая, как коробка с Хейпанскими чагами.
    - Мне нужно имя. - Джусик припоминал все сплетни и мысленно перебирал имена. Ему нужно было знать, кто умудрился так расстроить добродушного Гиламара. - Ну же, кто это?
    - Это человек, который хочет восстановления старой Мандалорианской империи. - ответил Ордо, и он, похоже, потерял интерес к пакету с орехами. - Назад к старым жутким временам, в общем. Его зовут Дред Прист. И он уже покойник.

ГЛАВА ВТОРАЯ


    "Если мы нагрели галактическую банковую систему на триллион кредитов, воровали промышленные секреты десятков передовых клоноделов, убивали правительственных агентов разведки, шпионили, воровали, саботировали, и всю дорогу ставили Палпатину палки в колеса - от укрывательства беглых джедаев нам хуже уже не станет, верно?"
    Дезертир, ЭРК-пехотинец Нулевой Н-10 - сейчас Джайнг Скирата, Мандалорианский наемник.

    Кириморут, Мандалор.

    - Так ты знаешь что делаешь, Кэл, да?
    Мидж Гиламар редко давал советы, которые не касались его профессиональных умений - убийства и лечения - но иногда он использовал особый тон, который заставлял плечи Скираты поникнуть.
    Это был выговор. Это было аналогом строгих пальцев, сомкнувшихся на ухе, и он был ещё резче от того, что он был высказан дружелюбно. Нет, Скирата не был уверен в том, что делал. Он первым делом признался бы в этом. Если честно - он собирался признать это прямо сейчас. Он смотрел в сумрачное небо в том направлении откуда "Рог изобилия" должен был сделать заход на посадку, и спрашивал у себя - а не настал ли сейчас тот момент, когда закончился запас его таланта выпутываться из внезапных авантюр.
    Но дело-то не только в моей шее, так? Дело в моих ребятах. А также во всех остальных несчастных шабуирах, которые мне доверились.
    - Верно, я рисковал жизнью каждого, позволяя джедаям прийти сюда, - сказал он. - Чем больше людей я соберу тут, тем больше вероятность того, что нас обнаружат. Но, если честно, Мидж'ика, если бы у тебя был шанс заполучить в свои руки, какую-нибудь айвхову поживу, которая смогла бы продлить твою жизнь - ты бы пропустил этот шанс?
    Гиламар не отрывал глаз от неба.
    - Пожалуй что нет.
    - Я слышу, как приближается "но".
    - Слишком поздно менять планы. Я бы просто пристрелил.
    Cкирата услышал как что-то зашелестело в кустах. Первой его мыслью было что это Мирд, но стрилл был с Вэу, в многих световых годах отсюда, в секторе Кашиийка, занимаясь поисками следов Сева. После долгих лет охоты на Мирда, сейчас Скирата скучал по этому зверю; и, что было ещё большим сюрпризом для него, он также сильно скучал по Вэлону Вэу. Он вспоминал все случаи, когда он схватывался с этой парочкой, и сильно сожалел о годах проведенных в распрях, в то время как вокруг было столько настоящих врагов.
    Шелест оказался Мереелем и Джайнгом, продирающимися через кусты. Джайнг либо следил за Мереелем, зная его характер, когда речь шла о каминоанцах, или же планировал показать Кине Ха свои уникальные перчатки из серой кожи, чтобы напомнить ей - что может случиться с каминоанцем, который будет вести себя плохо.
    Уверен ли я в том, что это не западня? Как каминоанская джедайка с такими генами могла попасть прямо мне в руки? Она наверняка единственная в своем роде. Не настолько же я удачлив.
    Гиламар вздохнул.
    - Может быть, Най имело смысл завязать им глаза. Но они джедаи. У них есть способность ориентироваться, это их чувство направления...
    - Да, спасибо, я понимаю, что как только они доберутся сюда, они узнают наше местоположение. - Скирата вытащил корень руика, и начал жевать для успокоения нервов. - Если их поймают из них могут вытащить расположение этого места. Поэтому, как только они окажутся здесь... - Об этой части он ещё не думал. Что, к шабу, я делаю? - Но самое главное для меня, это сохранить моих ребят. Так что если мне придется пристрелить этих ребят с мечами - я сделаю это без колебаний. Об этом ты хотел меня спросить, Мидж?
    Гиламар медленно повернул голову к Скирате.
    - Кэл, ты сказал Най, почему ты готов скрывать тут джедаев?
    Нет, она не знала. Точнее - он не говорил об этом; он просто дал понять Най что он не такой хороший человек, которым она его считает, но что он любит своих мальчиков. Она знала какие тут ставки, что происходит с Ордо, и другими клонами. И она должна была сложить два факта вместе. А он не планировал извиняться за то, что он исполняет свой отцовский долг.
    - Нет, я никогда не говорил ей что Кина Ха нужна мне на запчасти. - сказал он.
    - Она видела только хорошего Папочку Кэла. - Гиламар потянулся за куском руика. - Пожалуй тебе надо подумать как выбить из неё это мнение. Может быть, это надо будет сделать мне. Врачебный долг перед пациентом и прочий подобный осик.
    - Сурово. Она хорошая женщина, но это не для неё."
    Скирате Най нравилась, настолько, что это его пугало. Сейчас он должен был вырасти из всей этой чепухи. И он был обязан ей. Но если А'ден чересчур усердно постарается свести их вместе - они обязательно где-то напортачат.
    А'дену придется подождать, пока он не изменится самостоятельно. У Скираты была своя задача, и он не собирался отвлекаться от неё. Его смыслом жизни были его сыновья, и без них... иногда он задумывался - а сколько он смог бы протянуть, если бы не принял тот вызов на Камино от Джанго. Кэл был уверен, что ещё год и он валялся бы мертвым в канаве с дыркой от бластерного выстрела в голове, убитый одним из многих молодых, сильных и быстрых наемников. Он даже подумывал о том, что мог бы сам прострелить себе голову тогда. Кэл не любил быть тем старым Скиратой.
    А потом он встретил Нулевых, потрясающе мужественных маленьких детей, достаточно больших, чтобы держать бластер в руках, и тогда его жизнь началась заново, он был воскрешен.Он получил второй шанс, чтобы сделать в своей жизни что-то большее, лучшее, стоящее.
    Я в долгу перед ними за всё это.
    - Хорошо, - сказал Гиламар. - Ты доверил ей местоположение, а также доверился ЭРК-пехотинцам, которых никогда не знал, таким как Спар и Сулл. Так что, пожалуй, ты сможешь довериться и этим джедаям.
    Джайнг подошел и стал позади Скираты, положив одну руку на плечо отца. Мереель повторил движение с другой стороны. Они двигались словно сработавшаяся команда телохранителей.
    - Я присмотрю чтобы они выучили наши домашние порядки, Буир. - сказал Мереель. - Независимо от того, насколько я хочу такую модную пару перчаток как у Джайнга.
    - Ищи себе своего собственного каминоанца, нер вод. - Джайнг нагнулся к Скирате и тот грубо обнял его и потрепал по щеке. - Мне для них нужен ещё и подходящий в тон ремень.
    Гиламар только улыбнулся. Как и Скирата, он никогда не носил трофеев. Но, как ни странно, Вэу тоже не носил трофеи. Их троица всегда выглядела достаточно безобидно для Мандалорианцев, без скальпов, шкур, нанизанных на нитку зубов, и других непонятных частей тела убитых ими врагов, свисающих с плечевых пластин. Возможно им и надо было выставить напоказ несколько сморщенных частей тела, не принадлежавших им, для того чтобы придать суровости их виду, но Скирата не мог представить что бы он делал со своим желудком при этом. Он не смог бы ни на чем сконцентрироваться. Иногда его собственная брезгливость сильно его удивляла.
    Мереель склонил голову.
    - Слушайте...
    - Все внутри? - спросил Скирата.
    - Я не думаю что девочка-подросток и дряхлый каминоанец будут угрозой для безопасности, Буир.
    - А если речь идет не только о них?
    Джайнг зарядил патрон в свою верп-винтовку.
    - Тогда я просто потрачу полный магазин, верно?
    Слух Скираты был испорчен многими годами проведенными на войне в шуме боя, но его глаза видели всё так же ясно. Он наблюдал, как грузовик Най скользил над самыми верхушками деревьев, без навигационных огней, принося с собой пьянящую смесь надежды на продление жизни его мальчикам, и реальный риск потерять всё, чем он жил.
    Каждый беспризорник и бродяга, что попал сюда, был потенциальным ртом, который мог выдать существование бастиона, хотели они того или нет.
    Это относилось и к Най Воллен.
    Скирата доверял ей потому, что ей доверял А'ден. И она поставила себя на одну доску с ними; она привезла тело Этейн домой, шпионила для клана, и не требовала никакой платы. Всё, чего она хотела, так это выяснить как именно пропал корабль её мужа, но сейчас она всё знала - и всё также была рядом, всё ещё оказывала им услуги.
    - Итак, у тебя сейчас есть женщина на побегушках, Буир. - сказал Мереель, не сумев полностью скрыть ухмылку при этом. - Мы, мэндо'аде, просто неотразимы.
    - Это не так. - сказал Скирата. - Она потерялась. Она нашла нас. Вот и всё.
    Он никогда не считал себя человеком, который доверился бы кому-то, кроме себя и своих ребят, но теперь он видел, каким длинным становился список доверенных чужаков. Это было не тем, что он планировал.
    "Рог изобилия" осел на амортизаторах, и дохнул паром, как загнанный зверь. Мереель и Джайнг, с винтовками, словно на тренировке, заняли позиции у основного шлюза и у люка аварийного выхода. Шаб, это выглядит так словно мы снова в городе Типока. Маленькие Нулевые отреагировали точно так же в первую ночь после их встречи - тогда неожиданный стук в дверь заставил их сорваться с места, найти себе прикрытие и занять позиции по сторонам от дверей.
    Я не должен забывать, что каминоанцы сделали с моими ребятами. Нет, двухлетний ребенок не должен знать, как это делать. Это неправильно. Это совершенно неправильно.
    Скирата теперь чувствовал себя лучше. Армия клонов, возможно, была сделана и не руками Кины Ха, но у него не было оснований извиняться перед ней. Люк открылся. Свет пролился на снег, и рампа опустилась со скрежетом и подергиваниями. "Рогу Изобилия" требовался хороший ремонт.
    - Эй, Коротышка. - Най ступила на рампу и ткнула через плечо большим пальцем. - Они за мной до самого дома шли. Можно мне их оставить?
    - Это должен был сказать Фай. - хмыкнул Скирата. Он изо всех сил пытался не улыбнуться ей, но не смог удержаться. Словно ему снова было четырнадцать, и он снова отчаянно волновался о том, что подумает о нем девушка, хотел быть повыше, и отчаивался или был на седьмом небе от счастья всего лишь от того взгляда, что она могла ему подарить. Он даже не замечал, что Най была не совсем в его вкусе; она высекала из него искры, и он страшился этого.
    - Он приготовил для тебя удж. Парджа подучила.
    - Ох уж эти мэндо, - сказала она. - Вашим талантам нет числа, верно? - Она глянула через плечо. - Скаут? Кина? Выходите, мне нужно отогнать корабль в укрытие. Мы тут всё ещё на военном положении.
    Скирата напрягся. Он не смел взглянуть на Джайнга или Мерееля.
    Расслабься. Это будет просто. Единственное, что нужно Утан - это тканевые пробы, не так ли? Никто возражать не будет. Никакой правоверный джедай не откажет другому живому существу в шанс на нормальную жизнь. А если она откажет - сама виновата.
    Для Скираты эталоном достойных джедаев были Джусик и Этейн. Он собирался изменить этих двух новичков, приблизив их к эталону, и чувствовал что имеет на это полное право. Но он так был зациклен на каминоанке, так сосредоточен на том, что её генетический материал может значить для клонов, что он почти забыл о малышке, которую Най звала Скаут.
    Она вышла из люка первой, и он просто не был готов к тому удару поддых, что обрушился на него.
    Скаут была падаваном в грязной бежевой одежде, вся в веснушках, и определенно очень тощая. Она дрожала от холода, а её волосы стоило бы хорошенько расчесать. Когда Скаут поправила свой пояс, и Скирата увидел висящий там световой меч - она настолько напомнила ему об Этейн, что он просто не смог вынести воспоминания. Скирата приложил руку ко рту, в шоке, пытаясь подавить рыдание.
    Гиламар протяжно выдохнул. Он увидел то же самое.
    - Мое имя Таллисибез Энвандунг-Эстерхази, - сказала она, отвешивая Скирате официальный поклон. - А можете просто звать меня, как все - Скаут. Спасибо, что согласились нас принять, мастер Скирата.
    Скирата даже не знал, были ли Джайнг и Мереель за его спиной сейчас. Кина Ха была временно забыта. Он провел рукой по рту, проморгал, чтобы прогнать слезы, и изо всех сил попытался успокоится.
    - Ты должно быть замерзла, ад'ика. - Он едва сдерживал свой голос от срыва. "Ад'ика" вырвалось само собой. Так каждый отец-мэндо называл своих детей, независимо от их возраста. - Ступай в дом, и поешь чего-нибудь горячего.
    Най говорила ему, что Скаут похожа на Этейн, но она сказала только что малышка не слишком сильна в Силе, и её с трудом можно считать джедаем. Он это понял как попытку убедить его, что Скаут не является для них угрозой. И всё же Най так и не сказала ему, что девочка настолько похожа на Этейн и во всём остальном.
    Впрочем, конечно же - Най никогда не видела Этейн живой. Она не могла знать.
    Гиламар увел Скаут, Скирата же всё ещё был так потрясен и сбит с толку, что вид Кины Ха оказался для него милосердным облегчением. Старая айвхова пожива спускалась по трапу со всей грацией, на которую была способна, но всё равно она выглядела очень древней. Скирата никогда не видел каминоанца, который выглядел бы так. Зная что они относились к нему как к дефективному, из-за его хромоты, он спрашивал себя, что они сделали бы с Кина Ха в городе Типока.
    Она опустила голову.
    - Найрин объяснила мне о ваших проблемах с моим народом, сержант. - Она использовала полное имя Най, дополнив древнюю внешность формальностью речи. - Что делает вашу щедрость достойной высшей похвалы.
    Скирата был слишком шокирован после встречи со Скаут, чтобы сказать что-то, кроме первого, что пришло ему в голову.
    - Я не святой, мэм. - сказал он. - У этого будет своя цена.
    Кина Ха кивнула.
    - Так устроена галактика.
    Най повела Кину Ха к бастиону так, как будто не хотела оставлять её с Джайнгом или Мереелем. Когда она взглянула на Скирату - она выглядела потрясенной, но непохоже было что это оттого, что она раньше не видела его плачущим. Может быть, она не понимала что он видел, глядя на Скаут.
    Чьи-то пальцы схватили Скирату за руку, осторожно, но твердо.
    - Тебе тоже лучше пойти домой, Буир. - Мереель потянул его прочь, пока Джайнг вошел в "Рог Изобилия", чтобы загнать судно в замаскированный ангар.
    - Ты в порядке?
    - А ты, Мер'ика?
    - Старая айвхова пожива не важна. - ответил он. - Я не дам им всем возможности меня расстроить. Но запомни кое-что буир: вторая - не Этейн. Скаут всего лишь маленькая джедайка, которая напоминает нам о ней. Хорошо? Не позволяй ей влезть тебе под кожу.
    Скирата почувствовал себя дураком. Он был дураком, потому, что Най Воллен заставила его чувствовать себя уязвимым. Он был дураком потому, что подросток, напоминающий ему Этейн, мог довести его до слез. Он был дураком, так как позволил всему этому осику взять над ним верх Его война ещё не окончена.Он должен оставаться жестоким и думать как солдат. У него было много незавершенных дел.
    - Я знаю, Мер'ика. - Он должен оставить переживания прошлого и сконцентрироваться на будущем. - Я просто старый и усталый. Однажды ты будешь таким же. Но не раньше чем должен.
    Мереель усмехнулся и зашагал в сторону ангара, скрытого под сеткой и наполовину зарытого в почву. Мереель никогда не казался расстроеным ускоренным старением. Но, с другой стороны и Скирата не понимал каково это - быть недолгоживущим в сравнении с хаттами, с которыми он вел дела; так что, может быть, Мереель просто ещё не осознавал реальности.
    Но это осознание настигнет его, когда он начнет обгонять Джусика на смертной дороге. Скирата болезненно осознал, как неумолимо тикает хроно, и приготовился к ужину с привидением.

* * *

    Кириморут, Мандалор

    - А это обязательно - любить джихаал? - спросила Руу Скирата.
    Она открыла металлический контейнер, позволив едкому аромату высушенной копченой рыбы вырваться в кухню. Джихаал мог храниться годами без заморозки, и он был одним из главных компонентов мандалорианских рационов. Най посчитала что это еда "на любителя". Она была благодарна судьбе, что ей не приходилось готовить это из сырой рыбы. Должно быть пока это сушилось - оно пахло ещё хуже.
    - Сомневаюсь, - сказала Най, стараясь задержать дыхание. - И думаю, многие из мандалорианцев его тоже ненавидят.
    Руу поморщила нос, когда вдохнула запах пищи. Она была очень сильно похожа на своего отца.
    - Хорошо. Ненавижу быть в меньшинстве.
    Теперь, когда кормить приходилось больше двадцати ртов, готовка в Кириморуте приобрела промышленные масштабы. Комплекс был большим, чем просто дом. Это был "айм" - частично казарма, частично комнаты для гостей, и комнаты для целых семей, частично фермерский дом - архетипичное мандалорианское клановое жилище. Всему Скиратовскому клану сильно повезло, что Лазима, Атиновская жена-тви'лечка, когда-то работала в ресторане, и потому легко справлялась с работой на кухне. Она знала все сложные вещи о размерах порций, а также хорошо следила за тем, чтобы всё оказывалось приготовленным вовремя. Най была счастлива принимать заказы от неё.
    - Я голосую за то, чтобы мы взяли дроида, - сказала Джилка, кроша янтарный корень. - Почему Мандалор единственное место, где все делают всё вручную?"
    - Благородство труда. - Бесани попробовала на вкус тушеную пищу, бурлящую в чане, проверяя достаточно ли там соли. - Тяжелая работа полезна для души. Очень основательно.
    - С моей душей всё в порядке. - сухо ответила Джилка. Чем злее она становилась, тем быстрее она нарезала зелень. - А мое тело - другой вопрос.
    Джилка глянула на свои руки, красные и воспаленные от кухонных работ, и Най почти что могла прочитать её мысли: "Как это могло случиться со мной?" Как и Бесани, Джилка работала в Казначействе в качестве следователя. Но в отличии от Бесани, она не последовала за мужем-клоном в Кириморут. Она была невинным свидетелем, подставленным шпионом-гурланином, чтобы отвлечь внимание от Бесани, когда та выкрала правительственную информацию для Скираты. Она была арестована секретной полицией, а после спасена из тюрьмы с помощью Ордо и Вэу. Жизнь Джилки была разрушена ещё до того, как она поняла - почему. Она пока не обвиняла Бесани ни в чем, но атмосфера между ними была ледяной. Их ссора была лишь вопросом времени.
    - Ты не обязана это делать. - Бесани протянула руку за ножом к Джилке, что могло быть плохой идеей. Джилка проигнорировала её. - Ты ничего не обязана...
    - Раз я застряла тут, то я буду нести свое бремя, - сказала Джилка и продолжила крошить зелень.
    Что ещё могла сказать Бесани? Что лучше было застрять в этом шабловом шебсе на краю галактики (Най старательно собирала все ругательства) чем оставаться в руках бандитов Палпатина? Ничего из этого не должно было случиться. Джилка просто дружила с неподходящей женщиной, в неподходящее время.
    Что ж, сейчас они не были друзьями.
    Корр просунул голову в кухонные двери. Най мимоходом подумала - научилась ли Джилка уже отличать клонов друг от друга?
    - Дамы, могу ли я здесь спрятаться? - Он одарил их самой лучшей нахальной мальчишеской улыбкой и с важным видом прошел внутрь. - Там слегка напряженная атмосфера. Айвхова пожива настороже.
    - С каких это пор на кухне повесили табличку "ТОЛЬКО ДЛЯ ЖЕНЩИН"? - спросила Джилка. - Почувствуй себя полезным, солдат.
    Корр подмигнул ей, взял нож из её рук, и начал крошить зелень с удивительной скоростью и мастерством. Но что было ещё удивительнее, она позволила ему отобрать у неё нож.
    - А если так, - сказал он, - то вы бы могли мне дать особые привилегии, правильно?
    Джилка пронзила его взглядом налогового инспектора.
    - Возможно.
    Он улыбнулся и ускорил темп нарезания. Он начал вести себя дерзко, уделяя больше внимания сейчас Джилке, чем ножу, и неизбежное случилось. Он порезал себе палец. Он остановился на секунду и выругался перед тем, как продолжить.
    Джилка пригляделась.
    - У тебя нет кровотечения.
    - А они не настоящие, ни одна из них. - Корр согнул обе руки. - Но сенсоры работают. Я чувствую боль. Но для улучшения моего самочувствия вы можете поцеловать их если захотите.
    - Не настоящие?
    Значит, никто Джилке про Корра подробно не рассказывал. Факт того, что Корр потерял обе руки до локтей, работая сапером, особо не афишировался. Теперь пришло время для этого. Протезирование конечностей было обычным делом, но потеря обоих рук каким-то образом переводила ранение из разряда обыденного в шокирующее.
    Улыбка Корра не дрогнула. Он снял синтеплоть покрывавшую одну руку и представил на обозрение металлические прутья и сервомоторы.
    - Срочное обезвреживание бомбы. - сказал он. - Я был в защитной броне, но перерезал не тот провод. Теперь такие малышки - стандарт для обезвреживания бомб. И хирурги их тоже ценят. Очень точно работают приводы. И они очень чувствительные - когда я одеваю синтеплоть.
    Он подарил ей хитрую улыбку. Джилка выглядела так, как будто он обезвредил её, также эффективно, как и любое другое взрывное устройство.
    - Я поражена, - сказала она.
    - Можно понять, - сказал Корр. - Ну а остальное у меня, конечно, мое собственное.
    Казалось, что Джилка немного оттаяла. Или её очень смутили его травмы, или он её здорово очаровал, и Най поставила бы свои кредитки на второе. Корр всё ещё крошил зелень, когда Скирата позвал его из коридора. Судя по всему Джусик и Ордо вернулись из Келдабе.
    - Держи лезвие теплым, красавица. - сказал Корр, вкладывая рукоять ножа в ладонь Джилки. - Я ещё вернусь.
    Он исчез. Джилка медленно повернула свою голову к Бесани.
    - Так. Твоя идея? Предложение мира и клон в владение?
    - Не совсем. - Бесани выглядела смущенной. - Он был очень застенчив, когда я впервые его увидела, но Мереель расширил его взгляды на жизнь.
    - Я вижу что это сработало.
    - Бывает и хуже, Джилка. Клоны ценят те вещи, которые мы принимаем как должное. Они не никогда ждали что у них будет что-то большее.
    Ни была удивлена упреком, но Джилка не огрызнулась в ответ. Она продолжила нарезку, зафиксировав взгляд на столе. На кухню зашел Атин с пластоидным ящиком в руках, полным сверкающей, свежепойманной рыбы.
    - Каминоанцы едят рыбу, верно? - спросил он, так как будто это только сейчас пришло ему в голову. - Я никогда не спрашивал этого в Типоке. Мы никогда не ели вместе с ними.
    Лазима подняла одну рыбину за хвост.
    - Ты их хорошо выпотрошил?
    - Конечно. И пройдут годы, прежде чем мои руки перестанут пахнуть рыбой.
    - Ты замечательный. А сейчас всё, что мне нужно - это немного джихаала чтобы их нафаршировать.
    - А ты знаешь что отец и ребята так называют каминоанцев? - Руу ложкой насыпала в горшочек высушенные ломтики. - Джихаал. Рыбная закуска. Это, конечно, тогда, когда не называют их айвховой поживой.
    Джилка казалась равнодушной к запахам; впрочем, ей по долгу службы налогового инспектора приходилось иметь дело с множеством хаттов.
    - Что ж, мы можем сделать довольно забавный бульон. Джихаал для джихаал.
    - Почти готовы двадцать пять порций бульона джихаал. Хватит на всех, сколько есть.
    - Фаю не надо. - Лазима попробовала бульон и нахмурилась. - После того что случилось с Ко Сай, он на него смотреть не может.
    Джилка послала Най взгляд говоривший "расскажи мне что это было", но Най решила что с этим можно подождать пару месяцев. Женщина и так выглядела достаточно расстроенной
    - Итак, сколько же нас сегодня будет? - Лазима проверяла данные на её деке. - Отряд Кова тут или у Рав Брэлор? Что насчет Левета? Утан останется в своей комнате, или как? Арла не выйдет из своей комнаты, это я знаю.
    - Я знаю, что мы не могли оставить её в психушке, - сказала Руу, - Но хоть кто-нибудь подумал, как будет себя чувствовать бедная женщина, окруженная незнакомыми мужчинами в мандалорианской броне?"
    - Но мы же не Дозор Смерти, - сказала Бесани. Она вошла в роль "альфа-самки" после того как стала женой Ордо. - Мы не те, кто убил её семью".
    - А она не Мэндо. - Руу, несмотря на долгую разлуку, явно восприняла культуру её отца - Она с Конкорд Давна. Это не тоже самое. Джанго присоединился к нам, но у неё такого шанса не было. Мы для неё все выглядим как Дозор Смерти.
    Лазима разложила рыбу по кастрюлям и поставила их на плиту.
    - Как вы думаете, она знает, что Джанго тогда выжил?
    - Я думаю, что она даже не знает, какой сегодня день. Бард'ика единственный, кто может говорить с ней. А также ты, Лазима.
    - Возможно, это потому что Бардан не похож на её брата, а Лазима - тви'лек, - сказала Джилка. - Арла должна была заметить семейное сходство с клонами, даже если никогда не видела Джанго взрослым.
    - Это, наверное, расстраивает её ещё больше. - Лазима разложила лакомые кусочки на поднос с несколькими цветами. В Центре Валорума с Арлой явно никогда так не обходились. - И я говорю не сколько с ней, сколько в её сторону - так, по нескольку слов время от времени. Может, она и Базовый-то не очень хорошо понимает.
    Най всё время приходилось напоминать себе, что Арла была помещена в психиатрическую лечебницу строго режима потому что убила несколько человек, и суд решил что она может продолжать убивать и дальше. Но здесь, казалось, все считали что у неё были на то свои причины, до того как не доказано иное. Таково было суровое мироощущение Мэндо. Скирата, похоже, вовсе не считал, что население Кириморута подвергается опасности.
    - Проклятье, это будет веселый вечер, - пробормотала Джилка. - Моя семья так же обедает только на День Республики. Вот серийных убийц у нас, конечно, не было, хотя насчет дяди Тобиаза я никогда не была до конца уверена...
    Най подумала что это было хорошее выражение, про этот вечер. Атмосферу вокруг огромного стола из вешока можно было нарезать ломтиками, хоте и не по тем причинам, о которых она подумала. Скирата выглядел потерянным и расстроенным. Она ожидала увидеть что его с ножом в руке, оттаскивают от Кины Ха. Но здесь были Ордо и Мереель, те кто всегда ходили парой, когда чувствовали что попахивает проблемами, и они выглядели мрачно и неодобрительно. Кина Ха сидела возле Атина. Най решила сесть напротив неё, и предложить моральную поддержку.
    - Я представлю всех. - Голос Скираты был хриплым, так как будто он глотал непролитые слезы. - Кина Ха, Скаут - это моя семья , а вы мои гости. - Он разъяснил кто был кем, рассказал кто был женат, а кто только собирался жениться, и кто был просто гостем. Доктор Утан была представлена как друг семьи, которая заботилась о здоровье клонов. У Скираты был талант к хитрым эфемизмам.
    Но что-то смогло выбить его из колеи, и Най догадывалась что это не Кина Ха, а Скаут.
    Маленький Кэд, Кэд'ика, сидел, для разнообразия, на коленях у Джусика и глядел на двоих джедаев. Ему уже было восемнадцать месяцев, он уже сам ходил и говорил, но у него была пугающая привычка останавливаться и разглядывать вещи с таким выражением лица, что он казался намного старше. В одной руке он держал игрушечного нерфа, мех которого был обуглен в погребальном костре его матери. Най нашла душераздирающим то, что крошечный ребенок хотел положить туда игрушку. Она пыталась понять - не чувствовал ли он себя обманутым тем, что Скирата вытащил нерфа из пламени, не дав оставить игрушку маме на прощание. Но сейчас Кэд не хотел расставаться с игрушкой. Скирата планировал сохранить её, до той поры когда Кэд станет постарше и сможет понять её значение. План продержался всего несколько часов.
    Малыш уже знал. Най видела это.
    Кэд никогда не спрашивал, где была Этейн, или когда она вернется домой. Как только Скирата показал ему её тело, он сразу понял, что она никогда не вернется, так что теперь он спрашивал "где Папа". Иногда он говорил "Бу", спрашивая про своего буира, что на Мэндо значило одновременно и "мать" и "отец". Но Най сомневалась, что он спрашивал про Этейн. Он просто пытался осваиваться в языке, который сейчас слышал чаще всего. Он хотел узнать про Дармана.
    Кэд уставился на Скаут, так как будто знал её, а затем покачал головой.
    - Он очень милый, - сказала Скаут. - Я чувствую, что Сила в нем сильнее чем во мне, но мне это мало что говорит. Мне многое дается с большим трудом - я не очень хороший джедай.
    - Мать Кэда не была очень сильно связана с Силой... - сказал Скирата, - ...и она была потрясающим джедаем.
    Най встретилась взглядом с Ордо и увидела, что его бровь немного поднята. Он всегда яростно защищал своего отца, всегда был готов вмешаться. Но сейчас вмешался Джусик.
    - Кина Ха, я никогда раньше не слышал о чувствительном к Силе каминоанце, - сказал он. - Могу ли я задать очень личный вопрос? Ваш геном пытались спроектировать так, чтобы увеличить количество миди-хлориан?
    Ко Сай не терпелось заполучить в свои руки образцы к