Скачать fb2
Прикосновение Смерти

Прикосновение Смерти

Аннотация

    Джоди Маршалл не знает, как превратилась из нормального подростка в ходячую катастрофу. В одно мгновенье она проводит свой первый год в средней школе с идеальным парнем и лучшим другом. А в следующий момент ее преследует какой-то незнакомец, которого она никогда не видела. После того как незнакомец Алекс раскрывает себя, Джоди узнает что он необычный подросток как и она. С поцелуем, который убивает и прикосновением, которое возвращает к жизни, Джоди обнаруживает, что принадлежит к древнему клану некромантов родившихся под 13-м знаком Зодиака, Змееносец. Клан некромантов является потомками Медузы. Кровь, протекающая в жилах некромантов — отравлена. Джоди смертельна для живых, но еще более губительна для мертвых. Она должна оставить прошлую нормальную жизнь, прежде чем сделает больно людям, которых любит. Словно и так мало сложностей в ее жизни, Джоди узнает, что она избранная и должна спасти остальной ее род от рук Аида. И если она не поймет, как контролировать свой дар, история повторится и ее раса вымрет.


Келли Хешвей Прикосновение Смерти

    Редактор: Надюшка Леди

    Перевод: MURCISA, nasya29,
    Yucca, Monica, Lizzx, summer2

    Переведено специально для группы http://vk.com/club43447162

    Любое копирование без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

    Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Глава 1

    Красный свет предупреждал остановиться. Я знала это за долго до того как получила права, но я все равно продолжала ехать. Светофор был сломан в течение недели, и никто не знал, для чего его вообще здесь установили. Единственное, что было на проселочной дороге, это кладбище, которое находилось здесь очень давно.
    Сторож умер несколько лет назад, и никто не взялся выполнять его работу. Поэтому я не видела никаких причин обращать внимание на светофор, к тому же я опаздывала в школу. После домашнего обучения в большей части моей жизни, я еще не привыкла к тому, что бы рано вставать и ездить в школу пять дней в неделю.
    Я покрутила радио и поежилась. Статистика, новости, телефонные розыгрыши. Неужели больше не крутят по радио музыку? Я вздохнула и нажала кнопку выключения, решив, что тишина будет гораздо лучше, чем слушать пожилых людей изображающих из себя молодых в прямом эфире.
    Я потянулась к своему сотовому на пассажирском сиденье, но вспышка коричневого цвета привлекла мое внимание. Я выронила телефон и схватилась за руль, когда олень врезался в мою машину. Я закричала и вдавила ногой тормоз. Олень перелетел через капот и приземлился в кучу листвы на земле со стороны пассажирского сиденья автомобиля.
    — О, Боже! — Я схватилась за руль. Я едва была в состоянии дышать и с трудом двигалась. — Пожалуйста, не будь мертвым. Пожалуйста, не будь мертвым.
    Я никогда не сбивала животных раньше. Ну, возможно змею, но это не в счет, так или иначе, кто любит змей? Я облокотила голову на спинку сиденья и закрыла глаза. Мама убьет меня. Я получила эту машину только два месяца назад на свой день рожденья. Конечно, она была не новая, но стоила кучу денег, которых у нас и так не много.
    Я отпустила мертвую хватку с руля и открыла глаза. Я должна была оценить ущерб. Я помолилась про себя, что бы олень волшебным образом встал и попрыгал в лес, а мне все это привиделось.
    Толкнув дверь, я вышла на улицу. Холодный февральский ветер покалывал мои щеки. К счастью это была необычно теплая зима для Пенсильвании, поэтому я не носила теплое пальто. Дрожь пробежала по спине, когда я увидела гигантскую вмятину на капоте. Да, мама точно меня убьет.
    Струйки крови окрашивали автомобиль, как и полоска, указывающая на тело оленя. Я сделала еще один вдох, прежде чем собралась с силами, что бы убедится, что бедняжка был мертв. Мой желудок сжался, когда я увидела его лежащим в крови. Его челюсть отвисла, а ноги были согнуты. Теплые слезы потекли по моим щекам. Я убила его. Зачем я потянулась за телефоном? Почему я не уделила больше внимания дороге?
    Я наклонилась рядом с оленем. Его глаза смотрели в пустоту.
    — Мне так жаль, бедняжка. Я никогда не хотела тебя сбивать. — Что-то нахлынуло на меня, и я почувствовала, что должна прикоснуться к оленю.
    Я протянула руку и нежно погладила его по голове. Пара маленьких рожков, заставили меня задуматься, если бы у него только было время, он смог бы отрастить огромные рога. Если бы он не встретил меня, или скорее, я должна сказать мою машину? Но это только делает все более реальным и я снова заплакала.
    Я слышала, как по дороге ехал автомобиль, поэтому вытерла лицо. Тепло чувствовалось у меня на носу. Вытирая лицо, я не заметила на руках кровь. Дугой причиной была моя аллергия на шерсть, из-за чего началось кровотечение из носа. Я вытерла кровь и, не зная, что делать с оленем, погладила его по спине и встала. Стеклянно-карие глаза смотрели на меня, а пушистая грудь двигалась. Отшатнувшись, я не поверила своим глазам.
    Я несколько раз моргнула. Неужели я сплю? Не возможно чтобы олень был жив, но он, фыркая, он вскочил на ноги и кинулся в лес.
    Шокированная я смотрела ему в след. Черный Седан подъехал и остановился рядом. Я сразу же его узнала: Мистер Лиман, мой сосед. — Джоди? Ты в порядке? Ты попала в аварию?
    — Да, я сбила оленя. Или олень врезался в меня. Я не уверена. — Я сейчас ни в чем не была уверена.
    — Где он? — Мистер Лиман вышел из машины и огляделся. — На твоем капоте огромная вмятина. Сомневаюсь, что олень выживет.
    Я покачала головой, пытаясь разобраться в собственных мыслях, но они не имели никакого смысла. — Он встал и убежал. — Я показала в сторону леса.
    — Туда.
    Он покосился на меня и пошел к деревьям. — Я не вижу его. — Он повернулся ко мне. — Ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты не ударилась головой или еще что? Ты была, пристегнула ремнем безопасности?
    — Я в порядке. — Я все еще находилась в оцепенении.
    — Ты едешь в школу?
    Школа! Мне нужно ехать. Я ужасно опаздывала. — Сколько сейчас времени? Мне нужно в школу.
    — Эй, успокойся. Ты попала в аварию. Я думаю, в школе поймут твое опоздание. — Он взял меня за руку и помог мне вернуться к машине. — Может позвонить кому-нибудь? Кто-нибудь может тебя забрать?
    — У меня есть сотовый. Я позвоню маме.
    Я села на водительское сиденье и взяла свой телефон. Слава Богу, мама стояла на быстром наборе, потому что я не могла вспомнить даже свое имя. Мама ответила после третьего гудка.
    — Алло?
    — Мама это я.
    — Ты что-то забыла? Я уже ухожу.
    — Нет, я сбила оленя. Моя машина… ну, довольно повреждена. Я не знаю смогу ли на ней ездить.
    — Ты в порядке? Где ты? — Ее голос был напуган.
    — Мама расслабься. Я в порядке. Тут мистер Лиман. Он остановился посмотреть, не нуждаюсь ли я в помощи. Я на старом кладбище Уиллоу Диски.
    — Оставайся там. Я сейчас буду. — Она повесила трубку, прежде чем я смогла ответить. Я уронила телефон на колени.
    — Ты хочешь, чтобы я подождал приезда твоей мамы здесь? — спросил мистер Лиман.
    Я покачала головой. — Нет. Все нормально. Спасибо что остановились.
    — Нет проблем. Будь осторожна, ладно?
    Наблюдая, как он уезжает я выдавила легкую улыбку. Я повернулась в сторону леса. Как олень встал и так быстро убежал? Я была уверена, что он мертв.

    Мама приехала в считанные минуты. Она схватила в меня в объятья и сжала, так что я с трудом могла дышать. — Извини дорогая, — сказала она, наконец, отпуская меня. — Я вызову эвакуатор. Они привезут машину домой. И я позвонила в Офис предупредить, что опоздаю. Ты уверена, что не хочешь сходить к врачу?
    — Нет, я хочу пойти в школу. Второй семестр только начался и мистер Квимби сказал, что изучении мифологии по литературе будет очень тяжелым. Кроме того у меня до сих пор проблемы с тригонометрией. Ты ведь знаешь, что я не сильна в математике. И я не хочу получить за нее неуд.
    — Хорошо, — сказала мама, когда мы сели в машину и направились в школу.
    — Но если ты начнешь чувствовать себя плохо, в любом случае позвони мне и я приеду за тобой. Иногда травмы после аварии сразу не заметны.
    — Правда, все в порядке. — Она одарила меня строгим взглядом. — Я обещаю, что позвоню, если почувствую себя плохо.
    Мы подъехали к передней части здания, и я быстро сказав спасибо и пока, побежала прямо в центральное здание. Мисс Томпсон взглянула на меня поверх очков.
    — Причина?
    Я была уверена, что они нарочно нанимали людей имеющих личные качества администраторов.
    — Я сбила оленя. Мою машину отбуксировали.
    Она подняла очки и посмотрела на меня.
    — Ты должна посетить школьную медсестру, перед тем как прийти в класс. Ей нужно тебя осмотреть.
    — Но зачем?
    — Школа не может нести ответственность за происходящее с тобой в классе, если ты получила сотрясение мозга. — Проговорила она, не выражая никаких эмоций. — Посети мисс Стейнгалл, а затем сообщи мне.
    Я вздохнула и направилась в Офис медсестры. Быстро постучав в дверь, я вошла внутрь. Джимми Бентон лежал на мягкой кушетке, изображая боль в животе. Он делал это каждый раз перед тестом.
    Мисс Стейнгалл махнула на него рукой. — Мистер Бентон, я сказала вам уже два раза. У вас нет лихорадки. Бегом марш в класс.
    Джимми стукнул кулаком по скамейке и выругался.
    — Чем я могу помочь вам мисс…?
    — Маршалл. Джоди Маршалл.
    Она наморщила лоб, словно пытаясь вспомнить мое имя.
    — Вы новенькая? Я никогда не видела вас раньше.
    — Я поступила в сентябре. Раньше я была на домашнем обучении.
    — О, ну приятно с вами познакомиться. — Она села за свой стол и жестом пригласила меня сесть. — Чем я могу помочь сегодня утром?
    — Мисс Томпсон сказала мне встретиться с вами. Я попала в аварию по пути в школу. Сбила оленя. Но ничего серьезного.
    Я решила не упоминать о той части где «олень встал и убежал».
    Мисс Стейнгалл снова встала.
    — Я вижу. Хорошо давай осмотрим тебя. — Она мелькнула фонариком мне в глаза, заставляя их наполниться слезами. Я извинилась, когда несколько скатилось по моим щекам, падая на ее руку. Она махнула рукой и задала мне несколько вопросов. Это было некой проверкой для меня. — Ты выглядишь отлично, но в любом случае если что-то будет тебя беспокоить, приходи ко мне, ладно?
    — Конечно. — Я помахала и направилась обратно в регистратуру.
    Мисс Томпсон приподняла бровь и взглянула на меня.
    — Все в порядке?
    Я не могла не подумать, что система была немного странной. Я имею в виду, что могла только сделать вид, что ходила к медсестре и проверялась. Она бы просто поверила моим словам. — Все нормально.
    Она протянула мне карточку опоздания, и я направилась в класс английской литературы. Где у мистера Квимби уже была середина лекции.
    Он протянул руку за моей карточкой опоздания и положил ее на стол, даже не взглянув. Он не прекращал свою лекцию. Просто продолжал монотонно рассказывать о Зевсе. Почему мифология всегда о Зевсе? Неужели не было других богов? Возможно, некоторые были намного интереснее, чем парень с гигантскими молниями.
    Я села рядом с Мелоди, которая лихорадочно схватила свой телефон и начала набирать мне сообщение. Мистер Квимби не разрешал переписываться на уроке, но он казалось, не замечал наших мобильных под столами.
    У меня завибрировал телефон. — Что случилось?
    — Сбила оленя, — отправила я ответ.
    — Мисс Маршалл, — сказал мистер Квимби, показывая, чтобы я убрала телефон, лежащий у меня на коленях. Он сделал паузу, убеждаясь, что все мое внимание обращено к нему.
    — Да? — Я заерзала на стуле, убирая телефон в сумку.
    — Так как вы опоздали, я думаю, вам следует больше внимания уделить оставшейся части урока. Тем более в конце недели пройдет тест, от которого зависит тридцать процентов семестровой оценки.
    Я кивнула.
    — Отлично. Ну и возвращаясь к Зевсу, мы поговорим о том, что вас больше заинтересует. — Глаза мистера Квимби встретились с моими. — Если я правильно проконсультировался со всем классом, то у кого-то из вас день рожденье попадает на промежуток между 29 ноября и 17 декабря. — Верно, мисс Маршалл?
    Я выпрямилась.
    — Эм, да. На самом деле восьмого декабря.
    Мистер Квимби улыбнулся. — Очень хорошо. Значит, как большинство из вас слышало, это тринадцатый знак зодиака, верно?
    Несколько человек подняли руки.
    — Люди, родившиеся в период 29 ноября и 17 декабря, на самом деле родились под знаком Змееносца, а не Стрельца.
    — Змееносец? — переспросил Кайл Эриксон. Он оглядел меня с ног до головы. — Звучит уместно.
    Никто кроме Кайла не засмеялся. Он не совсем мне нравился, и сейчас я была этому рада. После утреннего происшествия мне совершенно было не до шуток.
    Мистер Квимби сердито на него взглянул.
    — Как я уже говорил, Змееносец имеет свое место в мифологии. Он был сыном Аполлона и нимфы Корониды. Его мать была убита после измены Аполлону, но еще не родившегося дитя спасли из чрева матери.
    — О, ужас! — разнеслось по классу, но мистер Квимби продолжал.
    — После того как Аполлон вырезал ребенка из утробы матери, он отнес мальчика кентавру Хирону, который воскресил его и научил искусству врачевания.
    — Так что люди, рожденные под знаком Змееносца должны быть хорошими врачами? — спросила Мелоди.
    — Не совсем. Видите ли, богиня Афина дала Змееносцу подарок. Два флакона крови.
    Звуки возгласов вновь пронеслись по классу.
    — Кровь Медузы Горгоны; Медуза, вы, вероятно, помните, что ее убил Персей, благодаря помощи Афины.
    И вновь мистер Квимби взглянул на меня, от чего мне захотелось залезть под стол.
    — Кровь с правой стороны тела Медузы имела возможность восстанавливать жизнь, в то время как кровь с левой части ее тела была ядовита.
    Теперь некоторые люди говорят, что Змееносец получил власть воскрешать мертвых благодаря змеи, вот почему его созвездие в небе иногда называют Змеем. Но, на мой взгляд, кровь является более вероятным источником его силы. — Он повернулся на каблуках и стал ходить взад и вперед.
    — Но продолжим. Змееносец так освоил свое умение воскрешения что Аид, бог подземного мира разгневался. Ему не нравилось, что мертвых становилось все меньше, благодаря Знаменосцу и поэтому он пожаловался Зевсу.
    Я закатила глаза. Все всегда происходит вокруг Зевса.
    — Зевс решил, что он должен как-то успокоить своего брата Аида, но в тоже время он не хотел обижать Аполлона, убийством Змееносца. Поэтому Зевс поразил его молнией и возвел на небосвод, как созвездие где им мог восхищаться каждый. — Мистер Квимби остановился и повернулся ко мне.
    — Кто-то хочет уточнить детали?
    Кайл поднял руку. — Значит, этот парень Змееносец может воскрешать мертвых?
    — Да, верно, — ответил Квимби.
    Кайл вновь поднял руку. — Но он ведь может использовать кровь Медузы Горгоны, чтобы убивать людей, если захочет, верно?
    Мистер Квимби кивнул. — Да, это тоже верно.
    Система тревоги заверещала. — Все учителя просьба оставлять учеников в классе пока не поступят иные указания. Если кто-либо из учеников в коридорах отведите их в любой класс немедленно.
    — Что происходит? — спросила я Мелоди.
    Она пожала плечами. — Вероятно проверка. Они делают это постоянно примерно в одно и то же время. Обычное дело. Мы просто посидим здесь, пока администрация не обойдет все здание, убедившись, что все в порядке.
    Даже после пяти месяцев я не мгла привыкнуть постоянно, посещать среднюю школу. Обычно меня обучала бабушка, когда мама была занята работой и частенько делала перерывы, сидя за кухонным столом.

    Дверь класса открылась и вошла девочка. — Мистер Квимби, объявили зайти в ближайший класс.
    — Садитесь, — сказал он.
    Она подошла к свободному месту за моей спиной и села. Я никогда не видела ее раньше, но это не помешало ей наклониться ко мне и прошептать.
    — Это не учения. Я была в холле, когда увидела, как школьную медсестру уносят на носилках. Она упала в своем кабинете. Джимми Бентон сказал мне, что нашел ее лежащей на полу.
    Я не могла в это поверить. Я была у нее минут двадцать назад. Мисс Стейнгалл выглядела отлично.
    — Ты знаешь, что с ней случилось? Почему она упала?
    Она покачала головой. — Не совсем, но должно быть это сердечный приступ или инсульт, ну или что-то подобное.
    — Почему ты так думаешь?
    — Потому что она мертва.

Глава 2

    — Мертва? Она не может быть мертва. — У меня закружилась голова.
    Девушка кивнула. «Поверь мне, она мертва. Я сама ее видела. Она была укрыта простыней, и рука ее свисала с носилок.
    — Это ужасно, — произнесла Мелоди.
    Мне стало плохо. Сначала олень, и теперь мисс Стейнгалл. Мой желудок не мог этого воспринять. Тихий звук сирены заставил меня повернуться к окну. Разве используют сирены когда человек мертв? У меня жуткое ощущение что кто-то следит за мной. На моем ряду в расстоянии трех парт сидел парень, которого я раньше не видела.
    У него были светлые волосы и нереально зеленые глаза которые не отрываясь смотрели на меня. Я хотела отвернуться, но не смогла. Он так пристально меня изучал. Знал ли он, что я была у медсестры, прежде чем я сюда пришла? Неужели он думает, что я как-то связана с ее смертью?
    — Джоди. — Мелоди дернула меня за рукав.
    — А? — Я повернулась к ней.
    — Что с тобой? О чем-то задумалась, или что?
    — Я думаю у меня шок. Я имею в виду, что мисс Стейнгалл была слишком молода для сердечного приступа, не так ли?
    Мелоди покачала головой. — Я не знаю. Возможно, у нее было слабое сердце.
    — Возможно.
    Я оглянулась через плечо. Зеленые глаза по-прежнему смотрели на меня.
    — Это просто жутко вот и все.
    Кто-то постучал в дверь, и мистер Квимби встал из-за стола. Он работал за компьютером, периодически листая журнал класса, будто бы выставляя оценки или отмечая посещаемость. Но у меня было ощущение, что он отправляет электронную почту или что-то еще, совершенно не относящееся к школе. Учителя старались улизнуть от должностных обязанностей при любой возможности. К тому же, он выглядел раздраженными от того, что ему пришлось ответить на дверной стук.
    Мисс Томпсон вошла в класс и осмотрелась. Ее взгляд остановился на мне. — Мисс Маршалл, выйдете со мной, пожалуйста?
    — Мисс Томпсон, что-то случилось? — спросил мистер Квимби.
    — Мисс Маршал необходима в Офисе.
    Мистер Квимби одарил меня легкой улыбкой. — Если какие-то проблемы, я могу поручиться за присутствие Джоди в моем классе. Она даже участвовала в лекции.
    Мое подтверждение дня рождения было сложно назвать участием в лекции, но я была благодарна ему за беспокойство. Никому неприятно, когда его вызывают в Офис особенно при ситуации тревоги. Тем более если кто-то умер.
    — Я могу заверить вас, что Джоди вне всяких подозрений, — тон Мисс Томпсон подразумевал скрытое «но»
    Мистер Квимби кивнул мне и я встала. — Должна ли я взять свои вещи?
    — Так будет лучше, — ответила мисс Томпсон.
    Мелоди ободряюще улыбнулась и прошептала: — Увидимся позже.
    Я кивнула и последовала за мисс Томпсон из класса. Мы шли молча. Я не могла не заглянуть в кабинет медсестры, когда мы проходили мимо. Дверь была открыта и опрокинут стул. Мисс Стейнгалл должно быть упала с него или уронил его при падении?
    — Мисс Маршалл? — Мисс Томпсон послала мне строгий взгляд и жестом попросила поторопится.
    — Извините.
    Я остановилась, когда мы подошли к приемной. Полицейский в форме стоял возле стола, держа руки на бедрах. Его пистолет, прикрепленный на поясе, казалось, смотрел прямо на меня.
    — Вы Джоди Маршалл? — Спросил Офицер.
    — Эм, у меня проблемы? — Ничего не говорило о том, что у меня возникнут какие либо проблемы. Конечно, если бы я не сказала «Я не виновна»
    — Мне нужно задать вам несколько вопросов. Почем нам не пройти в кабинет директора? — Он жестом указал мне идти вперед.
    Я прижала к груди книг, когда вошла в кабинет. Я была здесь лишь однажды, при поступлении. Я села в кожаное кресло и положила учебники на колени. Офицер сел в кресло, напротив предназначавшееся директору МакМитчелу.
    — Я Офицер Адамс. Мне сказали, что ты последняя видела мисс Стейнгалл живой.
    — Возможно. Я имею в виду, что меня направили в ее кабинет, когда я пришла в школу. Я попала в аварию. Олень выскочил перед моим автомобилем. Мисс Томпсон администратор, — добавила я, полагая что он вероятно не знал кто такая мисс Томпсон, — сказала что я должна посетить медсестру, прежде чем пойти в класс.
    Офицер Адамс делал пометки в блокноте, пока я говорила.
    — Я хочу, чтобы вы мне рассказали все, что помните о визите в ее кабинет.
    Было сложно из-за волнения сконцентрироваться.
    — Эм, она задала мне несколько вопросов по поводу аварии. Ударялась ли я головой, и был ли, пристегнут ремень безопасности. Затем она воспользовалась маленьким фонарикам, чтобы осмотреть мои глаза. Она сказала, что кроме покраснения от слез все остальное в порядке. После она разрешила идти мне в класс.
    — Был ли кто-то еще в кабинете? — Офицер Адамс быстро записывал каждое мое слово.
    — Нет, только я. Ну сначала там был Джимми Бентон. Он думал, что у него лихорадка, но мисс Стейнгалл убедила его, что все в порядке и отправила в класс.
    — Вам ничего странного не показалось? Возможно, она невнятно говорила или двигалась медленнее, чем обычно? — Он перестал писать и пристально смотрел мне в лицо.
    — Нет, я ничего не заметила. Она казалось, отлично себя чувствовало.
    — Вы поле этого сразу пошли в класс?
    — Ну, я сначала должна была взять карточку опоздавшего у мисс Томпсон. А после я пошла в класс.
    — Вы проходили мимо кабинета медсестры по пути в класс? — Он пристально смотрел на меня, от чего мне сложно было дышать. Я ничего не сделала плохого, но он заставляет, мня думать иначе.
    — Да.
    — А вы заходили в кабинет, проходя мимо?
    — Нет.
    — Вы уверены? — Он склонился над столом. — Это очень важно мисс Маршалл. Вы проходили мимо кабинета медсестры и не заметили ничего странного?
    — Нет, — слова прозвучали почти шепотом. — Зачем? Кто-то с ней что-то сделал?
    — Я не могу сказать. — Он встал, глядя на меня сверху вниз. — Но мое предчувствие подсказывает мне, что мисс Стейнгалл была уже мертва, когда вы проходили мимо ее кабинета.
    У меня побежали мурашки по коже. Мне нужно было срочно оттуда уйти. — Теперь мне можно идти?
    Он указал на дверь. Я, не раздумывая, схватила учебники и бросилась оттуда настолько быстро, как только могла, чтобы это не выглядело подозрительно. Я не разбирала куда шла. Мои ноги двигались сами по себе без определенного направления. Я завернула за угол и увидела Зеленоглазого парня.
    Почему он не в классе? Он стоял, приснившись к шкафчику держа в руках свой сотовый, словно только что получил сообщение. Когда он заметил меня, то отключил свой телефон и сунул в карман. Он оттолкнулся от шкафчика и направился ко мне.
    Я опустила и свернула в другой коридор. Я практически чувствовала позади себя его шаги. Я ускорилась, когда внезапно передо мной открылась дверь.
    — Эй, Джоди, — сказал Мэтт. — Куда спешишь? — Он схватил меня за руку и мои книги полетели на пол. — Извини. — Он наклонился, чтобы собрать их.
    Я обернулась в поисках зеленых глаз, но коридор уже был заполнен студентами.
    — С тобой все в порядке? — спросил Мэтт, протягивая мне книги.
    — Да. Утро не удалось. Я сбила оленя, а затем…
    — Ты сбила оленя? Ты в порядке? — Он схватил меня за руки и посмотрел в глаза.
    — Я буду чувствовать себя лучше, если все перестанут меня об этом спрашивать. — Улыбнулась я в ответ. Его красивые карие глаза и теплая улыбка мгновенно меня успокаивали.
    — Ты слышала, что нас раньше отпускают домой? — он подвел меня к шкафчикам.
    — Действительно? — Ничто не может сделать меня более счастливой, чем отправится домой и притвориться, что этого кошмарного дня не было.
    — Да, что-то произошло со школьной медсестрой или еще что-то. Я не знаю подробностей. Но приехали школьные автобусы и нас отпустили домой.
    — Фух, автобус. Мне придется ехать на автобусе, потому что мою машину отбуксировали.
    — Я тебя подвезу. Мы даже можем пообедать.
    После всего, что я пережила, мне точно не хотелось, есть, но я не могла отказать Мэтту. Мы только начали встречаться и даже еще не целовались. Он был самым милым парнем, из всех кого я встречала и настоящим джентльменом. Иногда даже слишком. — Звучит не плохо.
    Я положила книги в шкафчик и последовала к машине Мэтта. Он ездил на синем Мустанге. Машина была не новая, но выглядела великолепно. Я всегда была в восторге от Мустангов. Кроме того он был лучше моей Хонды Цивик.
    Мне стало лучше, когда мы вышли на парковку. Но тогда я вновь увидела Зеленоглазого парня. Он сидел в сером автомобиле, постукивая пальцем по рулю, словно ждал что-то или кого-то. Почему-то у меня появилось дурное предчувствие, что я догадываюсь, кого он ждал. Когда Мэтт свернул на главную дорогу, я заметила, Зеленоглазый парень преследует нас.
    Я пыталась сохранять спокойствие. Я имею ввиду что со мною был Мэтт, и он гораздо больше, чем парень с зелеными глазами. Мне не о чем было волноваться. Но все равно что-то меня беспокоило.
    — Куда хочешь пойти?
    — А? О, мне все равно. Туда куда ты захочешь.
    — Я не отказался бы от дичи.
    Я вспомнила о сегодняшнем олени и в ужасе повернулась к Мэтту. Он улыбнулся мне и рассмеялся.
    — Прости, я не смог сдержаться, к тому же ты запретила мне спрашивать о твоем самочувствие.
    — Поэтому ты решил надо мною подшутить вместо этого. — Если бы это был кто-то другой, то наверняка уже получил от меня выговор. Но это был Мэтт, и я ничего не могла сделать при виде его глаз.
    — Как насчет кафе у Альберто?
    — Мое любимое, — ответила я.
    Мэтт протянул руку, и мы переплели пальцы. Да, мой день становится гораздо лучше. Я даже забыла про Зеленоглазого парня.
    Нас посадили за стоик в углу. И мой желудок чувствовал, что не сможет много съесть, даже пирожное и коктейль. Мэтт же в свою очередь, заказал огромный гамбургер с острым соусом и с жадностью его ел.
    Как ты столько ешь? — Спросила я когда он проглотил последний бутерброд.
    — Хороший обмен веществ, это семейное. — Он указал на мое наполовину съеденное пирожное. — Ты всегда так мало ешь?
    — Нет, у меня обычно очень хороший аппетит. — задумавшись ответила я. Я встречалась с несколькими парнями и все еще не могла понять, зачем они задают девушкам вопросы про еду. Неужели они хотят, чтобы мы много ели?
    — Хорошо, я знаю, что не должен спрашивать, но как прошел твой день?
    — Ужасно. — Я улыбнулась в ответ. — Но он становится лучше.
    Дверной колокольчик звякнул, привлекая мое внимание. Парень с зелеными глазами вошел в кафе, разглядывая посетителей.
    — Ты знаешь этого парня? — Спросила я Мэтта, кивая на дверь.
    Мэтт слегка повернулся и незаметно на него взглянул. — Нет. А ты?
    — Он был сегодня в моем классе на уроке английского, но я не думаю, что видела его раньше.
    — Возможно, он перевелся.
    — Возможно. — Я отпила молочного коктейля. — Он любит смотреть.
    — На тебя? — Метт взглянул на него еще раз. — Он тебе докучает?
    Я поставила молочный коктейль на столик. — Нет, не сосем. Мне это наверно просто, кажется. После аварии я немного не в себе.
    — Пойдем, я отвезу тебя домой. Похоже, тебе нужно отдохнуть. — Он встал и собрал наши вещи.
    Я взяла свою куртку и взглянула на Зеленоглазого парня. Он все еще стоял у двери, но теперь набирал сообщение. Нам придется проходить прямо мимо него. Мэтт помог мне надеть куртку и подал руку. Я сжала его хорошо натренированный бицепс. Он, вероятно, не мог быть еще более идеальным.
    Мы подошли к двери, и Мэтт открыл ее для меня. Он встретился взглядом с зеленоглазым парнем и это был не просто взгляд, а скрытое предупреждение. Часть меня, хотела тут же броситься на Мэтта и расцеловать. Но я вроде как хотела чтобы наш первый поцелуй был более естественным и при другой обстановке чем в дверях кафе под пристальным наблюдением Зеленоглазого парня.
    Мэтт открыл для меня дверь машины. — Ты права. Ему нравится на тебя смотреть. — Он наклонился и поцеловал меня в лоб. — Но в этом я не могу его винить.
    Он отвез меня домой и припарковался на подъездной дорожке. Мой разбитый автомобиль, припаркованный рядом, выглядел жалко и я не знаю, как скоро мы сможем его починить. Мэтт повернулся в кресле и сел лицом ко мне. — Спасибо за обед. Я знаю, что ты на самом деле не хотела идти.
    Мое сердце вздрогнуло. — Мне было весело. — Я была слишком взволнованна, чтобы придумать лучшее оправдание. Это было глупо. Я целовала парней и раньше, но Мэтт был другой. Он был сладким, смешным и совершенным.
    — Я не верю в это. — Мэтт говорил очень раздражительно. Он смотрел мимо меня, в окно.
    — Что? — Я обернулась посмотреть, на что смотрел он. Зеленоглазый парень стоял между деревьями в стороне от моего дома. — Он за нами?
    — Иди внутрь и запри двери. Я планирую немного поговорить с этим парнем. — Мэтт вышел из машины и провел меня к двери. Я не знаю, был ли Зеленоглазый парень реально опасен, но судя по тому как прошел мой сегодняшний день, я бы не стала рисковать.
    Я подошла к окну в гостиной и посмотрела сквозь занавес. Мэтт и Зеленоглазый парень, разговаривали. Мэтт не выглядел веселым, но зеленоглазый парень ухмылялся. А затем толкнул Мэтта. Я побежала к двери, не имея понятия, чем собираюсь помочь. Я бы не смогла размерять двух дерущихся парней, которые были гораздо больше меня. Мои пять футов четыре дюйма не соответствовали ни одному из них. Тем не менее, я распахнула дверь и выбежала на улицу.
    — Мэтт!
    Зеленоглазый парень застыл, при виде меня. Мэтт замахнулся на зеленые глаза, который уклонился от удара, отступая назад.
    — Держись от нее подальше! Если я увижу тебя рядом с ней снова, я позвоню копам.
    Я схватила за руку Мэтта и потащила к дому. Он охотно пошел со мной. Зеленоглазый парень, не переставая, смотрел на нас. Закрыв дверь, Мэтт подошел к окну. — Какого черта он делает?
    Я присоединилась к Мэтту у окна. Зеленоглазый парень, не отрываясь, уставился на меня. Единственное что я знала, так это то, что мне было очень страшно.

Глава 3

    — Тебе нужно позвонить в полицию. Так просто он не отстанет, — сказал Мэтт, отвернувшись от окна. — Джоди, ты меня слышишь?
    Я начала смеяться. Я чувствовала себя, как сумасшедшая, но ничего не могла поделать с этим.
    Мэтт обнял меня, так или иначе, понимая, что я вот, вот расклеюсь. Прижавшись к нему, я стояла так до тех пор, пока не успокоилась.
    — Спасибо. — Освободившись из его рук, я потянулась к телефону и набрала 911. Я никогда раньше не звонила в полицию и не могла поверить, что у меня могли появиться на это причины.
    — 911. У Вас чрезвычайная ситуация?
    — Привет, это Джоди Маршалл. Хм, один парень следит за мной весь день. Он следовал за мной из школы и напал на моего бой-френда. — Я задвинула шторы назад. Зеленых глаз уже не было. — Где он?
    — Простите? — спросил оператор.
    — Он ушел. Я не вижу его.
    — Вы хотите, чтобы мы направили Офицера в ваш дом?
    — Я не знаю. Я имею в виду, что не уверена, действительно ли он ушел, или возможно прячется где-то в кустах.
    — Ваш адрес?
    — 118 Рейн стрит.
    — Я сейчас же кого-нибудь пришлю. Пожалуйста, оставайтесь в доме и заприте двери пока к вам не придет Офицер.
    Я повесила трубку, и меня снова обнял Мэтт. Мне хотелось остаться в его объятьях навсегда. Чувствуя себя в безопасности. Я сделала чай со льдом и попкорн, так как Мэтт вновь проголодался, и мы сидели, смотря телевизор до прибытия полиции. На самом деле я не смотрела телевизор, так как не могла сосредоточиться ни на чем кроме сумасшедшего парня снаружи.
    Я открыла дверь, ожидая увидеть сотрудника Адамс. Это было бы идеальным окончанием моего совершенно ужасного дня. Но это была женщина, стоящая на моем крыльце.
    — Ты, — она заглянула в свой блокнот, — Джоди Маршалл?
    — Да, это я.
    — И ты звонила нам по поводу сталкера?
    Сталкер? Это так ужасно звучало, но Зеленоглазый парень действительно меня преследовал.
    — Эм, да. Входите.
    — Вообще-то, я хотел бы остаться здесь. Вы сообщили, что человек следит за вами во дворе, верно? — Спросила она, даже не произнося своего имени.
    — Да, но я думаю, он сейчас ушел. — Я выглянула за дверь, осматривая двор.
    — Знаешь ли ты этого человека?
    — Нет, он не совсем человек. Он студент… в моей школе. Наверно. Я не знаю. Я никогда не видела его прежде до сегодняшнего дня, он был в английском классе. И следил за мной до сих пор.
    Мэтт положил руку на мое плечо для поддержки. Офицер посмотрела на него.
    — Кто он такой? Твой парень?
    — Да. — Я почувствовала, как на моих щеках вспыхнул румянец. Мы Официально не называли себя так до сегодняшнего дня. Мэтт в знак поддержки сжал мое плечо.
    — Ты видел того парня?
    — Да. — Кивнул Мэтт. — Он был здесь, когда я привез Джоди домой. Я сказал Джоди зайти в дом и запереть дверь, а сам пошел с ним поговорить. Он вел себя вызывающе и сказал, что не сделал ничего плохого. На что я ответил, что его преследования пугают мою девушку. А затем он напал на меня. Толкнул меня, и мы начали драться.
    — Ты видел его раньше?
    — Нет. Никогда.
    Она достала блокнот и ручку: — Можете описать его?
    — Грязные светлые волосы, зеленые глаза, около шести футов, или чуть меньше. — Я пожала плечами.
    — Телосложение? — Спросила она.
    — Он не выглядел мускулистым или, по крайней мере, я не могу так судить из-за его одежды. Но похоже он в довольно хорошей форме. — Я встряхнула головой, пытаясь вспомнить Зеленоглазого парня.
    — Любые отличительные признаки, татуировки?
    Я покачала головой и взглянула на Мэтта. — Нет, я их не видел, — сказал он.
    Она закрыла блокнот и сунула его в карман пиджака. — Хорошо, я осмотрю местность и останусь, сегодня здесь, чтобы убедится, что ты в безопасности. На твоем месте я бы по узнавала о нем завтра в школе. Возможно, кто-то знает этого парня. И если узнаешь его имя, то сообщи мне. — Она дала мне визитку и ушла.
    Я закрыла за собою дверь. Мэтт, обняв меня, подвел к дивану, замерев, я стояла, вдыхая аромат его духов. Как бы я хотела окунуться в него и забыть весь сегодняшний день. Наклонив голову, я взглянула в его глаза. Он наклонился и прижался губами к моей щеке.
    — Джоди! — закричала мама через переднюю дверь.
    Я села и откинулась на спинку дивана, а Мэтт опустил руки по швам.
    — Мам. — Я встала и жестом указала на Мэтта. — Это Мэтт. Я рассказывала тебе о нем.
    Она на секунду взглянула на Мэтта и повернулась ко мне. — Меня остановил Офицер полиции. Она сказала, что расследует дело о сталкере. — Она вновь взглянула на Мэтта. — Что происходит?
    Она запрещала мне приводить мальчиков в дом, когда ее не было. Это было одним из главных правил. Нет мамы — нет парней.
    — Мэтт и я ходили пообедать, так как в школе нас отпустили рано. Он подвез меня домой, а этот парень следовал за нами. Ну, на самом деле он следил за мной весь день, начиная с класса истории, затем в коридоре после того что случилось с мисс Стейнгалл. Боже мам ты слышала о мисс Стейнгалл? — Я была полной идиоткой и несла какую-то чушь пытаясь отвлечь маму от пристального изучения Мэтта, словно она вот-вот вызовет полицию.
    — Наверно, я должен идти, — сказал Мэтт. — Это был сумасшедший день, и вам нужно поговорить.
    Мама посмотрела на Мэтта и кивнула.
    — Я думаю, так будет лучше, спасибо.
    Мэтт улыбнулся и направился к двери. Я посетовала за ним, посылая маме извиняющийся взгляд.
    — Без проблем. Будьте в безопасности, ладно? — Он быстро сжал мою руку прежде чем вышел за дверь.
    — Спасибо за все, — ответила я на прощанье.
    — Джоди? — позвала мама.
    Я закрыла дверь и плюхнулась на диван.
    Мама сняла пальто и указала на чай со льдом, стоящий на журнальном столике. — Как долго он здесь?
    Серьезно? Я врезалась в оленя, разбившего мою машину, моя школьная медсестра умерла после того, как я побывала в её кабинете, меня преследовал жуткий парень, и она спрашивает меня о Мэтте?
    — Мама, Мэтт не хотел оставить меня дома наедине с тем парнем в окне. Он был серьезно жутким. Кроме того, я рассказывала тебе про Мэтта. Ты знаешь, мы только начали встречаться.
    — Да, я знаю, и это беспокоит меня.
    Я вздохнула.
    — Но, — она остановилась и издала долгий вздох, — учитывая обстоятельства, я думаю, я благодарна, что ты не была дома одна. — Она села и обняла меня.
    — Спасибо.
    — Есть ли у тебя идеи, кто этот парень? Тот, кто следил за тобой?
    Я сделала еще один глоток чаю и покачала головой.
    — Я видела его в классе первый раз сегодня, и он следовал за мной до сих пор.
    Мама откинулась на диване. — Прекрасный денек, не так ли?
    — Ты даже не представляешь на сколько.
    — Как насчет пиццы и кино? Тихий домашний вечер.
    — Звучит не плохо. Я тогда схожу в душ, пока не принесли пиццу. Мне нужно смыть с себя все ужасы сегодняшнего дня. Я встала и мама тоже, хватая меня в крепкие объятья.
    — Ты хочешь снова учиться дома?
    — Нет, — без колебаний ответила я. — Мне нравится находиться в кругу своих одногодок. Знаю, в школе нелегко, но я с этим разберусь.
    Она кивнула и пошла к телефону. Я поднялась по лестнице и направилась в ванную комнату. Горячий душ, помогал мне, расслабится, но я не как не могла смыть с себя события этого дня. Наконец сдавшись, я отправилась в свою комнату. Включив музыку, я проскользнула в пижаму и расправила волосы. Когда песня закончилась, я услышала стук за окном. Застыв с расческой посредине комнаты, я прислушалась.
    Ничего. Вновь заиграла музыка и я, положив расческу, подошла к окну. Я не хотела выключать музыку, на случай если там скрывался Зеленоглазый парень. Я хотела застать его врасплох. Поэтому схватив мобильный, я набрала номер, который мне дал Офицер. Я не планировала звонить и вызывать его, просто хотела быть на гитове в случае чего.
    Я стояла со стороны штор, вне поля зрения. Это действительно было отличным планом. Всего один быстрый взгляд и нажать на кнопку вызов в случае чего. Я досчитала до пять и наклонилась к окну. Возле окна лежала явно оглушенная коричневая птица. Она, должно быть, врезалась в стекло. Я открыла окно и взяла ее в руки. Прохладный воздух, ворвался в комнату. Я вздрогнула и нежно ее погладила. Птица не шелохнулась. Возможно, она жива, но вряд ли осталась бы не подвижной, не будучи мертвой. Но я не остановилась и сделала действительно что-то глупое, а точнее ткнула ее пальцем.
    Внезапно птица вздрогнула и кинулась прямо на меня. Я махнула рукой в открытое окно, когда ее когти впились мне в палец.
    — Ой! — Я сжала палец, чтобы остановить кровотечение. Блин еще один удар. Я взглянула вниз и заметила, что птица не подвижно лежит на земле. Качая головой, я закрыла окно. У меня было достаточно, мертвых случайностей за день.
    Перевязав палец я направилась вниз. В дверь позвонили, когда я подошла к кухне. — Я открою, — крикнула я маме которая сидела на диване.
    — Деньги в кармане.
    Я сунула руку в левый карман пальто и нашла двадцатку. Это было легко. Распахнув дверь, я даже не взглянув на парня из доставки, спросила: — Сколько я вам должна?
    — Я соглашусь и на двадцать минут твоего внимания.
    Подняв голову вверх, я увидела зеленые глаза.
    — Ты. — Моей первой мыслью было захлопнуть дверь перед его носом но он держал нашу пиццу. — Как тебе это удалось? Ты напал на парня из доставки пиццы?
    Зеленоглазый парень ухмыльнулся. — Я хорошо ему заплатил, чтобы он позволил мне принести пиццу к тебе домой.
    — Ну я надеюсь ты обойдешься и без чаевых. — Схватив пиццу, я резко захлопнула дверь.
    — Что такое? — Спросила мама, забирая у меня коробки.
    Мне не хотелось ее еще больше волновать, поэтому пришлось солгать. — Ничего. Я знаю этого парня, он из моей школы. Честно сказать он настоящий придурок.
    Я сунула двадцатку за пояс пижамы, прежде чем она успела заметить, что деньги все еще у меня.
    Поужинав, мы посмотрели одну из любимых мелодрам мамы. Она была ужасной, но меня это не волновало, так как я все равно не обращала на нее внимание. Тайком, я все же продолжала поглядывать в окно, ища любые признаки Зеленоглазого парня. Как он забрал доставку пиццы? Я имею в виду, откуда он вообще знал, что мы заказали пиццу? Кто он? По моей спине, проскользнули мурашки. И где полицейский? Она говорила, что будет дежурить тут всю ночь и следить за всеми.
    — Ну, все. — Зевнула мама и выключила фильм.
    — Закончился? — Спросила я.
    — Да, ты все пропустила. Сегодня ты где-то в другом месте. Ты даже не услышала, когда звонил твой телефон. — Она похлопала меня по колену. — Есть ли что-то о чем ты хотела бы поговорить, прежде чем я уйду спать?
    — Нет, я просто очень устала. — Встав, я взяла коробки из под пиццы с кофейного столика. — Я приберу, а затем пойду спать.
    — Спасибо, родная. — Она повернула замок на входной двери. — Я видела отъезжающую полицейскую машину минуту назад. Этот Офицер все еще патрулирует, так что не беспокойся, ладно?
    — Отлично. — Ответила я улыбнувшись, после чего она быстро скрылась наверху.
    Я отнесла пиццу на кухню и положила в холодильник. Затем проверила заднюю дверь. Она была заперта, и засов не был сдвинут. Для меня этого было вполне достаточно.
    Я поднялась в комнату и забралась в постель, положив телефон рядом на тумбочке. Он подал сигнал, сообщая о голосовой почте. Первое сообщение было от Мелоди. — Я слышала, ты обедала с Мэттом. Думаю, ваши отношения налаживаются. Жду завтра подробностей. — Мелоди была таким человеком, который мог узнать все. Она наверняка писала сообщения посетителям Альберто в то время пока мы с Мэттом ели.
    Следующее сообщение было от Мэтта. «Не знаю, должен ли я звонить. Твоя мама, похоже, не особо рада меня видеть. Надеюсь у тебя из-за меня не слишком много неприятностей» Я улыбнулась. Это было очень мило с его стороны. До этого я не особо была уверена, захочет ли он увидеть меня снова. Но сообщение все прояснило.
    Голосовая почта сообщила еще об одном сообщение. «Нам нужно поговорить. Так или иначе, ты должна меня выслушать». Телефон выпал из моих рук. Откуда он узнал мой номер? Неужели ему дал его кто-то в школе? Я подняла телефон и взглянула на пропущенный вызов.
    Чтобы он больше не звонил, следовало его заблокировать. Я до сих пор не имела понятия, что он от меня хотел. Поэтому положив телефон на тумбочку, я села и обняла колени. За моим окном виднелись мигающие огни полицейской машины. Сотрудник полиции все еще был там, но от этого мне не становилось легче.
    Если парень с зелеными глазами прошел мимо полицейского один раз, то, что же ему может помешать сделать это снова, и проникнуть в мой дом пока я сплю?

Глава 4

    Мама отвезла меня в школу на следующее утро. Она не хотела, чтобы я стояла на автобусной остановке, пока Зеленоглазый парень все ещё был на свободе. Для меня она пыталась притвориться, что ей не страшно, но я знала, что она боялась. Она даже не упомянула случай с медсестрой, и это действительно меня не касалось. Но что было бы, если бы я бала последним человеком, который видел мисс Стейнгалл? Не то, чтобы я могла что-то сделать с её смертью.
    Я вошла в класс и заняла место рядом с Мелоди.
    — Расскажи мне всё! — Она была настолько взволнована, что казалось, сейчас упадет со своего стула. — Я знаю, что ты был у Альберта, но что случилось потом?
    Я не могла сопротивляться. — Я заказала пироженное и молочный коктейль, а он огромный гамбургер. Это была чистая магия. — Я закатила на неё глаза.
    — Очень смешно, — сказала она. — Серьёзно, он тебя ещё не поцеловал? Скажи, что он тебя поцеловал.
    Я покачала головой. — Он почти это сделал, но зашла моя мама.
    — Оуч. Ты попалась с парнем в своём доме, пока не было мамы.
    — Мы не планировали возвращаться ко мне домой. Он отвёз меня после обеда и, — я понизила голос, — этот парень был там. — Я посмотрела через плечо на три задних места. Парта была пустой. Где был Зеленоглазый парень?
    Мелоди щёлкнула пальцами перед моим лицом. — Кто был там?
    — Прости. Парень из этого класса. Он пялился на меня вчера и шёл за мной по коридору после того, как медсестра Стейнгалл погибла, и потом он появился у Альберто.
    — Вау, у тебя есть маньяк? И он в этом классе? — Она осмотрела комнату. — Ну, кто он? У меня есть парочка фраз для него.
    Я потрясла головой, — Его нет. Но поверь мне, ты не захочешь с ним встретиться. Мне пришлось позвонить в полицию, и Офицер патрулировал мою улицу всю ночь. Но он всё равно проходил мимо. Он обманул курьера пиццы, чтобы самому доставить пиццу ко мне. И он оставил сообщение на мой телефон. Как он вообще достал мой номер? Его нет в списке. — Мой голос дрожал.
    — Успокойся. — Мелоди потянулась и взяла меня за руку. — Если он в этом классе, тогда мистер Квимби знает кто он. Давай спросим его.
    Мистер Квимби. Он должен быть в списке класса. Даже если Зеленоглазый парень недавно перевелся, то у мистера Квимби должны быть на него хоть какие либо документы. По крайней мере, имя.
    — Я пойду и поинтересуюсь у него. — Я встала со стула и Мелоди кивнув, отпустила мою руку.
    Когда я подошла, мистер Квимби читал газету. — Эм, доброе утро мистер Квимби.
    Он мельком взглянул на меня, после чего перевел глаза на часы, словно стараясь отметить, что он не был учителем до тех пор, пока не прозвенит звонок.
    — Извините, что беспокою вас перед уроком, но мне интересно, не могли ли вы сказать имя нового ученика. Парень, который вчера сидел в конце класса.
    Он на секунду встретился со мной взглядами, после чего вернулся к чтению газеты. Я никогда раньше не замечала, что его глаза были зелеными. Я имею в виду, кто вообще обращает внимание на глаза своего учителя? — У меня нет новых учеников. Должно быть, вы ошиблись классом.
    — Нет, Это был единственный класс, в котором вчера у нас проводились занятия. Нас отпустили раньше из-за… — Мой голос затих, так как мне не хотелось вспоминать вчерашние события. — Он сидел на соседнем ряду, за три парты от меня. У него грязные светлы волосы и зеленые глаза.
    Зазвенел звонок.
    — Извините мисс Маршал, но вы должно быть ошибаетесь. Теперь, пожалуйста, займите, свое место, мне нужно начать урок.
    Я поморщила лоб. Почему мистер Квимби не знает о Зеленоглазом парне? Учителя должны знать всех своих учеников. Пока я возвращалась на свое место, мистер Квимби уже начал повторение прошлой лекции, про ад и преисподнюю.
    — Ну что? — спросила Мелоди.
    — Он говорит, что новых учеников нет. И он не знает, о ком я говорю.
    Остальная часть учебного дня была словно в тумане. Мэтт был на приеме у врача, поэтому пропустил первые уроки. Я встретилась с ним лишь за обедом.
    — Эй, мы не смогли пожелать друг другу спокойной ночи вчера, в связи с тем, что произошло. Подумай, возможно, мы бы могли попробовать это еще раз сегодня вечером?
    Я улыбнулась и Мелоди пнула меня под столом. — Да, мы могли бы повторить. Но что именно ты имеешь в виду?
    Он присел на корточки рядом со мной, слишком занимая мое личное пространство. — Давай проверим новый ночной клуб Серпантин.
    Мелоди перегнулась через стол, пытаясь лучше расслышать.
    — Но мне нет двадцати одного. Мне даже и восемнадцать еще не исполнилось. — Господи, я выглядела по-дурацки. Мелоди вероятно это услышала, так как вновь меня пнула, но на тот раз гораздо сильнее. Я в недоумении взглянула на нее, но она кивнула в сторону Мэтта.
    Он рассмеялся. — Мой кузен работает там охранником. Его наняли около двух месяцев назад. Поэтому вход не проблема.
    Я пожала плечами. — Почему бы и нет?
    Он встал и поправил рюкзак на плече. — Отлично. Я должен бежать. Тебя подвезти после школы?
    — Эм, нет. Мелоди сказала, что подвезет меня. — На этот раз я ожидала пинка. Черт, да я и сама хотела себя ударить. Почему я отказалась от предложения Мэтта?
    — Хорошо, если передумаешь, сообщи мне. — Он погладил меня по плечу и ушел. А я смотрела ему в след, пытаясь не пускать слюнки.
    — Что с тобой? — Вскрикнула Мелоди.
    — Я не знаю, — поскулила я в ответ. — Он просто такой…
    — Прекрасный и вполне приятный. Но ты отказал ему в том, чтобы он тебя подвез. Невероятно. Вы двое в его машине.
    — Да, я знаю. Я идиотка. — Я взяла кусочек хлеба намазанного арахисовым маслом и вздохнула.
    Целый день я провела в обдумывании правдоподобной отговорки, почему Мелоди не сможет отвезти меня домой и как попросить Мэтти сделать это за нее. Все они казались совершенно сырыми. К последнему уроку я так и не смогла ничего придумать. Но были и хорошие моменты, такие как то, что я за целый день ни разу не увидела Зеленоглазого парня.
    Я постучала резинкой на карандаше по столу и уставилась на мистера Квимби. Повезло мне, что его предмет сегодня дважды за день. Он так же по-прежнему игнорировал мои расспросы. Возможно, он и, правда, не знал Зеленоглазого парня. А возможно он просто не хотел обращать много внимания на своих учеников. Или просто стыдился того что не знает всех учеников поименно. Однако это не означает что того парня здесь не было.
    Собрав вещи, я подошла к столу мистера Квимби. — Мистер Квимби, я хотела поинтересоваться, возможно, ли мне уйти раньше.
    Он перестал печатать на своем компьютере. — Зачем?
    — Ну, вы, возможно, слышали, что я попала в аварию вчера перед школой. Я сбила оленя. Я хотела попросить Мелоди подвезти меня домой, но ей нужно идти на работу. — Мэтт никогда бы в это не поверил, так как знал, что Мелоди нигде не работала, так как они были давними друзьями.
    И как раз Мелоди и познакомила нас.
    — Поэтому мне нужно успеть на автобус домой. Но я не подумала об этом заранее и думаю приодеться еще, купить проездной билет.
    Он изучающее смотрел на меня, пытаясь понять правду ли я говорю. Я улыбнулась, стараясь выглядеть невинно.
    — Хорошо. Ты можешь идти.
    — Спасибо. — Я поспешила к двери, прежде чем он успел передумать.
    Я отправилась в обход, чтобы не проходить мимо кабинета медсестры. Там висела надпись, о которой целый день все говорили. «Чрезвычайная ситуация. Всем кому нужна помощь просьба обращаться в приемную». Видимо у них не было замены для медсестры. Одна мысль о том, что миссис Томпсон будет ухаживать за больными студентами, заставила меня поежится. Я бы предпочла, скорее, отправится в класс, не же ли встретится с ней сейчас взглядами, но у меня не было другого выбора. Итак, натянув свою лучшую улыбку, я подошла к столу.
    — Добрый день миссис Томпсон. — Произнесла я с натянутой улыбкой.
    Он приподняла глаза. Ее взгляд был столь серьезным, что я невольно сглотнула. Он ничего не произнесла, так что я смогла продолжить.
    — Эм, мистер Квимби отпустил меня. Мне разрешено пропустить урок литературы. Он разрешил мне отсутствовать. Но я не имею в виду, что меня отстранили от занятий. Просто разрешили не приходить сегодня на урок.
    — Урок литературы? — Спросила она, словно я говорю на другом языке.
    — Начальная литература.
    — Ага.
    — У него на уроке вчера был новый ученик. Парень. Но мистер Квимби его не заметил. Видите ли у мистера Квимби была очень интересная лекция по мифологии, и так как это главная тема семестра, он не хотел прерываться и спрашивать имя этого ученика. — Я замолчала, оценивая ее реакцию.
    Ее лицо было ледяным, но так как она не закричала на меня и не заставила вернуться в класс, я продолжила. — Эм, поэтому мистер Квимби хотел чтобы вы дали мне документы этого парня чтобы он смог внести его в журнал класса.
    Я переплела пальцы в попытке выглядеть невинно, но при этом так сильно сжимала их, что рукам стало больно. Я коснулась пальцем таблички на ее столе и вздрогнула, когда она упала с гулким стуком.
    — Прошу прощения, — пробормотала я наклоняясь чтобы его поднять. Я ожидала, что мисс Томпсон скажет, что мистер Квимби должен сам прийти и получить документы, так как она не могла передать их другому студенту по причинам конфиденциальности. Но вместо этого она начала что-то набирать на компьютере.
    — У нас был только один новый ученик в последние две недели. Девушка, и она не перечислена в класс мистера Квимби.
    — Что? Этого не может быть. — Я наклонилась к ней, что бы посмотреть в экран компьютера.
    Она сняла очки, чего я раньше не видела чтобы она делал.
    — Простите, юная леди, но школьные файлы не для глаз студентов.
    Я снова отступила. — Но вы не понимаете. Этот мальчик был вчера в классе. Я видела его.
    — Послушай, — Миссис Томпсон положила очки обратно. — Я слышала, что мистер Квимби не самый лучший учитель из всех. Разве не возможно, что вы замечтались о новом мальчике?
    Замечталась? Кто мечтал о сталкере? — Нет, я — она посмотрела на меня и я поняла, что разговор окончен.
    — Благодарю вас за вашу помощь.
    — Скажи мистеру Квимби, пусть придет ко мне, если думает, что здесь какая-то ошибка.
    Я кивнула и вышла из кабинета. Нет смысла. Зеленоглазый парень это не плод моего воображения. Я видела его в классе. Мэтт видел его в Альберто, он дрался с ним в моем дворе. Он доставил пиццу в мой дом. Что-то здесь не так. Здесь что-то неправильно.
    Прозвенел звонок и студенты вышли в холл. Конец дня всегда слишком долгий. Я подошла к своему шкафчику и взяла несколько книг, прежде чем отправиться навстречу с Мелоди. К счастью, я еду с Мелоди, и мне не надо спешить, как тем, кто едет на автобусе.
    Почти все свою жизнь я обучалась дома, и в автобусе была всего несколько раз. И за это я благодарна. Там ничего не было кроме громких, неприятных детей, на которых выливали свою агрессию, после того, мы как куча лабораторных крыс, ходили по школе.
    Я свернула за угол, пытаясь положить мою куртку, которую не так легко носить с сумкой, полной книг. Я перебросила сумку через плечо, откуда вывалились книги и ручки.
    — Замечательно.
    Кто-то протянул руку и взял мою сумку. Я повернулась и увидела Зеленоглазого парня.
    — Ты!
    — Это твоё новое приветствие для меня? — спросил он.
    — Дай мне мою сумку. — Я дернула за ремень, но он крепко её держал.
    — Во-первых, нам нужно поговорить.
    — Прекрасно. Как насчет того, чтобы начать с того, что ты здесь делаешь? Ты не ходишь в эту школу. Я знаю. Я спрашивала. — Я схватил сумку, опять не повезло. Этот парень был сильнее, чем выглядел.
    — Ты спрашивал обо мне? — Он улыбнулся
    — Не льсти себе. Я только хотел узнать твое имя, чтобы я могла сказать, копу кто мне позвонил вчера вечером.
    — Итак, ты хочешь узнать моё имя, так, что ли?
    Я не могла поверить ему. Он был слишком дерзок.
    — Эй!
    Я отпустила свою сумку и повернулась, чтобы посмотреть, Мэтт бросился к нам.
    — Мы поговорим позже. — Зеленоглазый парень кинул мою сумку в меня и бежал в противоположном направлении от Мэтта.
    Я прижала сумку к груди и посмотрела ему в след.
    — Он не обидел тебя? — Мэтт потянулся ко мне.
    — Нет, он был просто задницей. Я в порядке. Правда. — Мэтт помог собрать мои книги обратно в сумку.
    — Пошли. Я отвезу тебя домой. — Он обнял меня
    — Эй, Джоди, ты там. Я ждала вас. — Мелоди остановилась и посмотрела на Мэтта. — О, гм, вы знаете, у меня есть одно дело, мне нужно идти.
    — Серьезно? — спросил Мэтт.
    — Да. — Кивнула Мелоди. — Так вышло в последнюю минуту. Я лишь только об этом узнала. Так что эм, Джоди я не смогу тебя отвезти домой. Мне очень жаль. — Произнесла она и подмигнула мне, это вероятно был самый коварный сигнал из всех, что бывали в истории подмигивания.
    Я закатила глаза и взглянула на Мэтта. — И она еще зовется моей лучшей подругой.
    Мэтт рассмеялся. — Вот и я не знаю почему.
    Мелоди покачала головой. — О, да просто идите уже вдвоем.
    Я улыбнулась в ответ и произнесла губами. — Я тебе позвоню.
    — Отлично, — произнесла она на распев.
    — Ты действительно не против, подвезти меня домой? — Спросила я, когда мы сели в машину.
    — Вовсе нет. На самом деле, мне станет гораздо лучше, узнав, что тот парень не торчит около твоего дома.
    Он действительно надеялся, что Зеленоглазый парень не ждал меня. — Наши планы на вечер все еще в силе?
    — Конечно. Я разговаривал со своим двоюродным братом. Он сказал, что бы мы пришли около девяти. Поэтому я заеду за тобой в 8.45
    — Звучит отлично.
    Мы подъехали к дому.
    — Оставайся в машине, а я пойду, проверю того парня.
    — Ты знаешь, я не думаю, что он планирует сделать мне больно. Я думаю, ему просто нравится меня пугать.
    — Ну, я не хочу что бы он что-то тебе делал.
    Я дождалась, пока Мэтт обошел дом и вернулся, пожимая плечами. Тогда я вышла из машины. — Все чисто. — Улыбнулся он.
    Он провел меня к двери, и я остановилась, перебирая ключ в руке.
    — Так в 8.45 ты сказал?
    — Да. — Он наклонился вперед и входная дверь распахнулась.
    — Привет дорогая. — Произнесла мама. — Мэтт, не так ли?
    — Да, мэм. — Кивнул Мэтт. — Рад вас видеть. — Он вновь повернулся ко мне. — Я заеду за тобой.
    Все что я смогла сделать, это лишь кивнуть. Сколько еще раз, моя мама планирует портить мой первый поцелуй с Мэттом? Я оттолкнула ее и пошла прямо в свою комнату. Он позвала, сообщая, что ужин будет готов через пять минут. Но я даже не ответила. Я распахнула дверь своей спальни и практически закричала.
    Моя комната была, перевернула. Вещи валялись по всюду. И я точно знала, кто это сделал. Зеленоглазый парень был в моем доме. Он был в моей комнате. И вероятнее всего тогда, когда моя мама была внизу.

Глава 5

    Я бросила сумку у двери. В моей груди словно находился борец сумо. Я не могла спрятаться от этого парня. Я ничего не могла сделать, чтобы отдалить его от себя. Он не был студентом Ламберт, но ему каким-то образом удавалась проникнуть в школу и посещать классы вместе со мной, не будучи пойманным. Теперь же он вломился в мой дом и перевернул мою комнату.
    — Джоди, ты в порядке? Что это за шум? — Крикнула мама, поднимаясь вверх по лестнице.
    — Извини, я бросила свою сумку с книгами. — Крикнула я в ответ, поднимая сумку и забегая в комнату. Закрыв дверь, я прислонилась к ней спиной. Я не могла позволить маме увидеть мою комнату в таком состоянии. Иначе она заставит меня бросить школу и вернуться, на домашнее образование. И она ни за что не отпустит меня с Мэттом сегодня вечером. Для того чтобы пережить все это дерьмо, мне нужна лишь одна ночь веселья. Одна прекрасная ночь с идеальным парнем и идеальный первый поцелуй. Это и все чего я хотела.
    Я просилась к кровати и начала убирать. Одна из моих подушек была вывернута, но я сунула ее обратно в наволочку и положила на место. Тогда я подошла к своему столу и начала закидывать в ящики разбросанные вещи, не заботясь о том что они не на своих местах. Я должна была все убрать до тех пор пока мама не поднялась на верх.
    Мой шкаф был открыт, и одежда валялась снаружи. Я быстро собрала их в кучу и бросилась в туалет. Я слышала шаги мамы по лестнице. Вероятно, она хотела, чтобы я помогла ей накрыть на стол либо нарезать салат. Я присела на колени и буквально сжала одежду и обувь из моего шкафа в руках. Я едва ли успела закрыть за собою дверь, прежде чем постучала мама.
    — Дорогая? — Она открыла дверь и вошла внутрь, осматривая комнату. — Здесь не помешало бы прибраться, тебе так не кажется? Ты должна немного убрать сегодня вечером.
    — Мама, у меня свидание с Мэттом сегодня вечером. — Она это знала. Ведь слышала наш разговор на крыльце, перед тем как грубо нас прервать.
    — Ну что же, значит, ты должна это сделать, прежде чем уйдешь.
    Я кивнула, — Конечно.
    — И я была бы очень рада, если бы ты помогла накрыть мне на стол. Обед будет скоро готов.
    — Буду внизу через секунду. — Ответила я, сдувая перо от подушки с плеча.
    Как только она ушла, я вышла и плюхнулась на кровать. Все становиться слишком сложным. Охота сталкера, секреты от мамы и я понятия не имею что надену сегодня в клуб.
    Ужин прошел без осложнений. Я не упоминала о взломе или же, о стычке с Зеленоглазым парнем в школе. Мама моментами интересовалось о случае с медсестрой. Самое смешное, что в школе об этом никто не говорил. Единственным упоминанием было объявление об организации похорон. И кроме этого больше ничего.
    Помыв посуду, я поднялась наверх, приняла душ и позвонила Мелоди.
    — Ты должна помочь мне подобрать наряд. Я никогда раньше не была в клубе, и хочу выглядеть потрясающе сегодня вечером. — Выпалила я, даже не поздоровавшись.
    — Разве это не означает, что ты хочешь отлично выглядеть?
    — Именно. Поэтому я и позвонила тебе.
    — Отлично, иди к шкафу и описывай всю одежду, которую видишь.
    Я подошла к шкафу и открыла двери, прежде чем вспомнила о взломе. Моя одежда лежала в куче на полу — Возможно, мне придется позвонить и все отменить.
    — Ни в коем случае! Я не позволю тебе этого сделать. Дай-ка подумать, — мне было слышно, как Мелоди постукивает пальцами по обратной стороне телефона. — Придумала! Надень те темные джинсы, которые ты купила на прошлой неделе. Те, которые я тебе подобрала.
    — Я выгляжу в них…
    — Как конфетка, — прервала Мелоди, — Надевай их. И затем найди свою черную блузку с кружевным воротничком. Она простая, но нарядная. К тому же, тебе будет удобно танцевать в таком наряде.
    — Хорошо. Спасибо, Мел.
    — Не за что. Теперь поторапливайся. Осталось всего полчаса, до того как за тобой заедет Мэтт.
    Что? Когда успело пролететь время?
    — Еще раз спасибо. Люблю тебя. Пока, — прокричала я в трубку, прежде чем бросить ее на кровать. Я порылась в шкафу и нашла черную блузку. Затем я метнулась к комоду в поисках джинс. Они оказались на дне, и все еще с этикеткой. Я бы никогда такие не купила, если бы не Мелоди. Они обтягивали немного сильнее, чем я привыкла. Но Мел — спец по моде, не говоря уже о свиданиях, так что я скользнула в джинсы. Точнее протиснулась.
    Туфли. Блин, я забыла спросить, что обуть. Я вернулась к шкафу и стала искать что-нибудь подходящее, разбрасывая обувь по всей комнате. Вот вам и уборка. Потянувшись за очередной парой, я рукой задела что-то пушистое. И завопила, когда смогла разглядеть, что это такое. Крыса. Большая мертвая крыса.
    Я отдернула руку и снова вскрикнула, уколов указательный палец брошкой на рубашке, которую держала. Капелька крови упала на крысу. Мама влетела в комнату в халате и с полотенцем на голове. Должно быть, она выбежала прямо из душа.
    — Что? — ее взгляд упал на крысу, лежащую в сантиметрах от меня. — Джоди! — Мама ткнула пальцем вниз, и я увидела, как крыса перевернулась на лапы и удрала под мою кровать.
    Я с визгом запрыгнула на кровать. Мама присоединилась ко мне, издав вопль. Мы прижались к друг дружке.
    — Что нам теперь делать? — я ухватилась за нее еще крепче.
    — Так, так… Нам нужно успокоиться и подумать.
    — Точно, — кивнула я. Думать об очнувшейся и скрывшейся под кроватью дохлой крысе. Нет. Размышления не эффективны.
    — Где твоя теннисная ракетка? — спросила мама.
    — Я не стану прихлопывать крысу теннисной ракеткой. К тому же, она под кроватью.
    — Отлично. Новый план, — мама оглядела комнату. — Мусорная корзина. Мы поймаем ее в мусорную корзину.
    — Но как мы выманим крысу из-под кровати?
    Мама помотала головой:
    — Полагаю, у тебя не завалялся кусочек сыра в тумбочке?
    Я посмотрела на нее с видом, говорящим «шутки в сторону».
    — Хорошо, — она подняла вешалку, котирую я бросила на кровать пока одевалась. — Я свешусь с одной стороны кровати и буду стучать вешалкой об пол. Ты жди с противоположной стороны с мусорным ведром наготове, и когда крыса выбежит, накрой ее ведром.
    Этот план мог заслуженно быть на одном из комедийных шоу неудавшихся домашних видео, но так как у меня не было идеи получше, я не возражала. Я подползла к краю кровати и потянулась за мусорным ведром:
    — Оно слишком далеко.
    — Попробуй зацепить вешалкой, — мама протянула ее мне, и я снова вытянулась в попытке достать мусорное ведро. Крыса пискнула под кроватью. Я вскрикнула и случайно зацепила вешалкой пластырь на пальце, заклеенном после вчерашней аварии. Пластырь отлетел, и я увидела, что палец снова кровоточит. Я уронила вешалку, увидев, как на ковер кремового цвета капнула кровь. Просто отлично.
    — У тебя еще вешалок не завалялось? — я уже знала ответ.
    — Время для нового плана?
    — Нет. Думаю, я смогу дотянуться до вешалки, не спускаясь с кровати. Придержишь меня, чтобы я не свалилась на пол?
    Мама наклонилась и ухватила меня за икры: — Держу, — как раз в такие моменты я была рада, что мама молода. Она не задумывалась лишний раз, совершая сумасшедшие поступки. Конечно, когда дело доходило до моих свиданий, она становилась чрезмерно консервативной. Но если бы у меня был шестнадцатилетний ребенок, я бы, пожалуй, тоже была консервативна на этот счет. Это навело на мысль, что у меня все еще нет хорошей отмазки о том, куда мы с Мэттом идем. Мама никогда не отпустит меня в клуб, особенно, такой как Серпентин, куда пускают только с 21 года.
    — Ты передумала? — спросила мама.
    Оказывается, я порядочное время обдумывала ситуацию со свиданиями, наполовину свесившись с кровати и совершенно забыв о крысе.
    — Набираюсь мужества.
    — Дай мне знать, когда наберешь достаточно. Я хочу убедиться, что держу тебя крепко. Не позволю ни одной крысе закусить моей дочерью.
    — Представляю, прекрасная картина, — вздрогнула я. — Так, приступим.
    Я задержала дыхание — не ради чего-то, просто так подсказывала ситуация, — и вытянула руку, захватывая вешалку:
    — Тащи меня!
    Мама дернула меня за ноги. Крыса снова пискнула, но в этот раз я не выпустила вешалку.
    — Молодец! — сказала мама, задыхаясь также как и я.
    — Я испачкала ковер кровью, — я показала палец.
    Она отмахнулась:
    — Не переживая. Я всегда предпочту кровь на ковре крысе под кроватью. Давай, наконец, поймаем и избавимся от этого отвратительного создания.
    — Точно, — с прошлой ночи на тумбочке лежала коробочка с пластырем, так что я заклеила палец и перехватила вешалку покрепче. — Небольшая передышка.
    Я снова устроилась на краю кровати, зацепила мусорную корзину и подтянула ее достаточно близко, чтобы ухватить:
    — Достала! — я подняла ее на кровать.
    Мама глубоко вдохнула:
    — А теперь самое сложное.
    Можно подумать до этого было легко.
    — Ты точно не хочешь ловить крысу, пока я стучу вешалкой по полу?
    — Мне придется свешиваться с кровати, чтобы спугнуть животное. А тебе всего-навсего нужно накрыть его мусорным ведром. Ты и вправду хочешь поменяться?
    Я представила, как крыса набрасывается на вешалку:
    — Забудь. Меня все устраивает.
    Мы расположились на противоположных сторонах кровати.
    — Готова? — спросила она.
    — Что если она побежит в ноги кровати?
    — Будем надеяться, что, доставая вешалку и ведро, ты наделала достаточно шума, чтобы отпугнуть крысу оттуда.
    Я кивнула. Мы на многое возлагали надежду.
    — Ну, поехали, — мама свесилась с кровати. Я ждала стука вешалки. Как только он раздался, крыса пискнула. Я удерживала мусорное ведро в руках, готовая захлопнуть мерзкого грызуна. Но мама закричала:
    — Она бежит в мою сторону!
    Я метнулась к ней, оттаскивая прочь от маленьких острых крысиных зубов и когтей. Животное высунуло голову из-под кровати, а затем вновь скрылось из вида.
    — Хорошо, итак, мы знаем, что крыса будет бросаться на вешалку, — мама тяжело дышала.
    — Я предлагаю придвинуться в ноги кровати. Так мы сможем лежать, свешиваясь насколько нужно. Так будет надежнее, чем лежа поперек кровати, особенно раз уж мы, таким образом, не помещаемся полностью.
    Мама вздохнула. Я знала, она не горит желанием пытаться снова, но что нам еще оставалось делать? Мы не могли выбраться из комнаты, и я не хотела спать с крысой под кроватью.
    — Так, давай разберемся с этим, прежде чем я растеряю остатки мужества, — она указала мне вешалкой. — Но как только мы закончим, ты уберешь в этой комнате. Если бы тут не было так грязно, крыса бы тут не завелась.
    Я не считала, что крысу привлек беспорядок у меня в комнате. Даже после того как Зеленоглазый парень перевернул все вверх дном. У меня было предчувствие, что это он принес крысу. В знак ненависти.
    — Обещаю, что приберусь, — сказала я. — Но не сегодня. Мэтт скоро заедет и мы пойдем в… — Что же я придумала? — В кино.
    — Надеюсь, он будет здесь достаточно скоро и поможет нам избавиться от крысы, — не похоже, чтобы мама радушно приглашала Мэтта в дом или радовалась, что я встречаюсь с хорошим парнем, но все-таки уже что-то.
    Я пододвинулась к краю кровати и вытянула ноги, удерживая равновесие. Мама легла точно также рядом. Она опустила вешалку и постучала ею по пружинам матраца. За этим последовали писки и взвизги: писк крысы и наши с мамой взвизгивания. Крыса бросилась прямо к вешалке, и я захлопнула ее под мусорным ведром.
    — У нас получилось! — обрадовалась я.
    Мама взвизгнула, на этот раз с воодушевлением, и обняла меня.
    — Полегче, — я прижала ведро к полу. — Крыса мечется как сумасшедшая.
    Я ощущала, как она налетает на стенки в поисках выхода.
    Мама спрыгнула с кровати:
    — Подожди. Я найду, чем ее можно придавить, и ты сможешь отпустить.
    Она взяла со стола стопку тяжелых книг и положила поверх ведра, выровняв их, прежде чем отпустить.
    — Должно сойти, — она отошла на шаг назад, выставив руку вперед на случай, если крысе удастся сдвинуть ведро и уронить книги. Ничего такого не произошло. Крыса даже не пискнула протестующее.
    Я выдохнула с облегчением и спустила ноги с кровати. Облегчение длилось не дольше десяти секунд, а затем прозвенел дверной звонок:
    — Мэтт приехал!
    — Проводи его сюда. Он может помочь нам избавиться от грызуна.
    Я оглядела комнату.
    Мама заметила мою нерешительность:
    — Какая жалость, барышня. Возможно, это послужит уроком, и ты станешь поддерживать чистоту.
    Я вздохнула и отправилась вниз. Открыв дверь, я просияла улыбкой. Там стоял Мэтт, невероятно прекрасный в своей стильной небрежности, и я была готова расцеловать Мелоди за выбранный мне наряд. Мэтт держал в руке розовую гвоздику. Он протянул ее мне, и она оказалась искусственная. Должно быть, я выглядела смущенной, потому что он засмеялся, заправляя цветок мне за волосы.
    — Сестра посоветовала его принести. Она сказала, что девушки любят цветы, но так как у меня не было времени зайти в цветочный магазин, и сейчас февраль, так что в саду ничего не растет, пришлось довольствоваться шелком. По крайней мере, Эмбер сказала, что это шелк.
    — Мне безумно нравится.
    — Ты выглядишь потрясающе, — он шагнул ко мне. — А твоя мама дома?
    — Вообще-то да. И мы хотели попросить тебя об одном маленьком одолжении, — я привела его наверх, ничего не объяснив.
    Мама охраняла мусорное ведро.
    — Привет, Мэтт. Ты как раз вовремя. У нас тут не прошенный гость.
    Мэтт взглянул на меня. Я знала, что он думает о Зеленоглазом парне. Если бы он только знал.
    Мама указала на ведро:
    — Мы поймали в него крысу.
    — Вот оно что, — в его голосе звучало облегчение.
    Он обошел ведро и убрал книги. Мы с мамой прижались к друг другу, когда Мэтт медленно поднял ведро.
    — Никаких проблем. Похоже, грызун умер уже довольно давно.
    Я шагнула ближе. Это невозможно. Он носился по комнате, прежде чем мы его изловили. Мэтт взял мусорный мешок и сгреб в него крысу. Он был прав. Она действительно была мертва. Я уставилась на пятно крови на ковре, задумавшись, насколько это странно — видеть каплю собственной крови там, где умерла крыса.

Глава 6

    Я была все еще потрясена всем инцидентом с крысой. Мама не взглянула на вещи, таким образом, она не видела, как кроваво и гнило это смотрелось. Не было никакого рационального объяснения по поводу того, как это, возможно, бежало вокруг под моей кроватью за минуты до этого, но я и слова не сказала. Мама взбесилась достаточно, и ничто не собиралось препятствовать для того чтобы мне пойти на свидание. Я была полна решимости провести свою прекрасную ночь с Мэттом. Ни за что не позволю, мертвой крысе, или даже Зеленоглазому парню, разрушить это.
    — Значит в твоей комнате всегда такой беспорядок? — Спросил Мэтт по дороге в клуб.
    — Скажем так, это была сумасшедшая неделя. — Ответила я, неловко ежась в кресле.
    Он улыбнулся и повернулся ко мне. — Я говорил тебе, что ты отлично выглядишь?
    — Я думаю что ты возможно упоминал об этом. — Мое сердце забилось быстрее и стало гораздо лучше за все это время.
    Мы подъехали к Серпантину, и нашли место на парковке позади здания. Существовала некоторая очередь перед входом, но Мэтт взял меня за руку и повел прямо к двери. Он обменялся рукопожатиями с вышибалой и произнес: — Джоди, это мой двоюродный брат Джаред.
    — Привет. — Сказала я, выпрямляясь и стараясь казаться старше. Ну, или по крайней мере, выше.
    — Отлично. — Ответил Джаред.
    Мэтт сунул ему двадцатку, и мы вошли внутрь.
    — Ты должен платить за вход собственному брату? — Спросила я, практически перекрикивая толпу.
    — Джареду нужно отчитываться перед своим боссом, чтобы тот ничего не заподозрил.
    В клубе было темно и шумно, но Мэтт знал куда идет. Он подвел меня к бару и заказал две бутылки воды. Одну из бутылок он вручил мне и наклонился, пытаясь не кричать. — Не знаю, должен ли я благодарить за это удачу. Но каждый раз, когда я здесь, босс моего брата смотрит в другую сторону.
    — Так значит, ты тут часто бываешь? — Спросила я делая глоток.
    — Ой, не совсем так. Могу ли я попробовать еще раз?
    — О, нет, ты так легко не выкрутишься. — Я послала ему игривую улыбку. — Как много девушек ты сюда приводил? И не пытайся мне говорить, что я первая.
    Он положил руку себе на подбородок и потер его, делая задумчивый вид. Я стукнула его по руке и его вода расплескалась.
    — Что? Знаешь ли, не так просто вспомнить всех девушек.
    — Очень смешно.
    Он подошел ближе. — Если серьезно, то я приводил сюда лишь двух девушек.
    Две. Меня мучил вопрос о том кто они.
    — Эмбер и ты. — Он наклонился ближе ко мне. Наши лица были всего лишь в нескольких дюймах друг от друга. И от него пахло невероятно.
    — Я думаю, что твоя сестра не в счет, да? — Рифленая бутылка с водой дрожала в моей руке.
    — Да, она не в счет. Но ты. — Он наклонился ближе.
    Это было оно. Мои глаза трепетали, и я уже хотела их закрыть, но тут появился он. Зеленоглазый парень. Прямо рядом со мной. Он схватил меня за локоть и потянул от Мэтта в центр толпы.
    — Отпусти меня! — Кричала я, хоть это было и без толку из-за громко ревущей музыки.
    Мэтту потребовалась секунда, чтобы понять что произошло. Он поспешил к нам, проталкиваясь мимо людей идущих к бару. Но к тому времени как он добрался до нас, Зеленоглазый парень уже отпустил меня и скрылся в толпе.
    Мэтт схватил меня за руки. В суматохе мы оба потеряли свои бутылки с водой. — Он тебе что-то сделал? Ты в порядке? — Мне хотелось хоть один день прожить, где бы он, не спрашивал меня об этом.
    — Он отодвинул меня от себя. Я думаю… — Покачала я головой. — Я думаю, он не хотел, чтобы мы поцеловались или еще что-то.
    — Это понятно. Что-то не так с этим парнем. Он одержим тобой, Джоди. — Мэтт был настолько зол, что раньше я его таким не видела. Обычно он был спокойным и вежливым. И к такому Мэтту я привыкла. Я была рада, что не рассказала ему об обыске моей комнаты Зеленоглазым парнем.
    — Послушай, я хочу, чтобы ты пошла в дамскую комнату. Оставайся там, пока я не приду за тобой.
    — Что ты собираешься делать?
    — Я собираюсь найти того парня и вышвырнуть отсюда.
    Я кивнула, и Мэтт указал на дамскую комнату. Он следил за мной до тех пор как я зашла внутрь и отправился на поиски. Мне почти было жалко Зеленоглазого парня. Мэтт был в бешенстве. А так как его брат к тому же был вышибалой, то у Зеленоглазого парня не было ни единого шанса.
    Я подошла к раковине и уставилась на свое отражение. Я почти была готова увидеть морщины и седые волосы после последних нескольких дней. Но я по прежнему отлично выглядела, и должна признать, Мелоди была права по поводу наряда.
    В ожидании я вымыла руки, так как не знала что мне следует делать пока не пришел Мэтт. Позади меня распахнулась кабинка, но я не обратила на нее внимания. И потянулась за бумажным полотенцем. Вытерев руки, я бросила его в мусорное ведро и вернулась к зеркалу, чтобы подправить макияж. Но мое отражение оказалось не единственным в зеркале.
    — Как по мне так ты отлично выглядишь. — Ответил Зеленоглазый парень позади меня.
    Я обернулась и мое сердце замерло. — Как ты сюда попал? Это женский туалет! — Но он ведь был Зеленоглазым парнем, что заставляло меня думать о том что ни одна дверь вероятно ни остановит его?
    — Как я уже говорил, нам нужно поговорить.
    — Поговорить, да? Так вот почему ты оставил дохлую крысу в моей спальне после того как перевернул ее верх дном? — Я скрестила руки на груди, пытаясь сделать вид, что не боюсь его.
    — Какая еще мертвая крыса? — Спросил он, даже не пытаясь отрицать остальное.
    Какой странный вопрос. — Ты оставил ее там. И разве ты не должен был знать, жива она или мертва?
    — Вопрос в том, знаешь ли ты?
    — Что? — Этот парень был все загадочнее и загадочнее.
    — А разве Алджерон не встал и не побежал по твоей комнате, разве нет? — Спросил он, словно зная, что это правда. Словно он знал, что крыса ожила или что-то такое. Я подошла ближе к двери, не отвечая. Он же последовал за мной.
    — Нам действительно нужно поговорить. Где-то в другом месте. Где-то где нас не увидят.
    — Я никуда с тобой не пойду. Ты преследуешь меня и подбрасываешь мне мертвых крыс.
    — Я должен тебе кое-что объяснить. Начиная с этого места. Знаешь ли ты, где находишься?
    — Ты? Я осмотрела дамскую комнату, в которой мы находились.
    Он ухмыльнулся. — Мило, но мы должны быть серьезными. Я имею ввиду это место, ты не заметила его название?
    — Серпантин. Ну и что? — Я не была уверена, почему до сих пор с ним разговариваю. Я давно уже должна была броситься к двери, но у меня было такое чувство, что он меня опередит.
    — Почему ты не обращаешь на меня внимания в школе?
    — Говоря о школе, что ты там делаешь? Я знаю, что ты не студент. Мистер Квимби понятия не имеет кто ты такой.
    — Мистер Квимби отлично знает кто я. Он тот, кто рассказал мне о тебе. Он тот, кто попросил меня следить за тобой.
    — Что? — Я покачала головой. — Это безумие. Я ухожу. — Я повернулась к двери, но он схватил меня за руку и повернул к себе.
    — Ты знаешь, что будет с твоим парнем, если вы сблизитесь?
    — Ты ему угрожаешь? — Я попыталась выдернуть руку, но его хватка была слишком сильной.
    — На самом деле, да. Один поцелуй, и он войдет в историю. Он будет холодным как камень, такой же, как и медсестра, осмотрев тебя после аварии.
    Мой желудок скрутило. Что именно он только что сказал? Дверь открылась, и девушка в коротком леопардовом платье зашла внутрь. — Ой, простите. Я не хотела ничему помешать.
    Я потерла руку, освобождаясь от Зеленоглазого парня. — Ты и не помешала. Я как раз планировала уходить. — Я взглянула на него еще раз, прежде чем девушка отошла от двери.
    — Меня зовут Алекс, — произнес он. — Я знаю, что тебя это интересовало.
    Девушка покосилась на меня. Отлично, теперь она еще и подумала, что я зажимаюсь со случайным парнем в туалете. Парнем, имя которого я даже не удосужилась спросить. Я покачала головой и вышла за дверь.
    Я заметила Мэтта, и его выражение лица гласило «Я не смог его найти. Он словно исчез.»
    — Да, он исчез там, — Произнесла я, жестом показывая на дамскую комнату.
    — Что? — Мэтт кинулся к двери.
    Я схватила его за руку. — Пожалуйста, не надо. Давай просто отсюда уйдем. — Он стиснул зубы и тяжело вздохнул. — Пожалуйста, Мэтт. — Я потянула его к двери и к счастью он меня послушался. Мы сели в машину, не говоря ни слова. Мэтт дождался, пока мы не окажемся на половине дороги к дому и начал задавать вопросы.
    — Что произошло?
    — Алекс — Так его зовут, ждал меня в дамской комнате. Так или иначе, он знал, что я туда приду. Но я не знаю откуда. Это какая-то бессмыслица. — Я хотела рассказать Мэтту о моей комнате и о крысе, но мне было сложно все это сейчас переварить.
    Мэтт свернул на обочину. Сейчас было лишь 9.45. Вернутся домой до комендантского часа. Мама бы точно что-то заподозрила?
    Я повернулась лицом к Мэтту. — Как давно мистер Квимби преподает в Лембете?
    — Мистер Квимби? Что такое? Почему ты сейчас спрашиваешь о нем?
    — Алекс мне кое-что сказал. — Я покачала головой. — Не обращай внимания. Это не имеет значения. Он вероятней всего лжет. — Я потянулась и прикоснулась к его руке. Он слегка отодвинулся.
    — Прости за сегодняшний вечер. — Я взглянула в его глаза. — Я не думаю, что ты захочешь его повторить еще, когда либо.
    Он опустил голову и рассмеялся. — Я думаю, эти слова сводят меня с ума. — Он взглянул на меня и улыбнулся. — Но давай все же попробуем еще раз. Завтра?
    Я кивнула. Я думала о том, чтобы поцеловать его и пожелать ему спокойной ночи, но мне было как-то не по себе, что наш первый поцелуй произойдет в тот вечер, когда случилось столько событий.
    — Позвони мне, — сказала я, открывая дверь.
    Мэтт открыл дверь уже готовясь провести меня на крыльцо, но я потянула его за руку. — Стой. Кажется, начинается дождь.
    Он кивнул. — До завтра, — произнес он с улыбкой.
    — Да, до завтра. — Я вышла из машины, пораженная своим невезением. Мне не хватило совсем немного для идеальной ночи с Мэттом. Я обернулась и помахала ему рукой, прежде чем зайти внутрь.
    — Ты уже дома? — Спросила мама, выходя из гостиной и держа в руках чашку с горячим чаем.
    — Еще есть? — Я указала на кружку.
    — Да, сейчас налью. Иди, присядь.
    Я прошла и плюхнулась на диван. Почему я не могла быть такой же, как и остальные девушки в Ламберте? Пойти на свидание с парнем в пятницу вечером. Неужели я слишком много хочу?
    Мама вернулась, неся в руках две кружки чая. Я подошла и забрала одну из кружек. Мне нравилось ощущение теплоты в горле, когда я делала глоток.
    Мама села рядом со мной и начала расспрашивание. — Теперь расскажи мне что произошло. Вы двое расстались?
    — Мы даже Официально и не были вместе. Я имею в виду, что мы гуляли несколько раз, но нельзя называть кого-либо своим парнем, если вы даже ни разу не… — Я сделала еще один глоток. Мы с мамой обычно говорили обо всем, но рассказывать о поцелуе с мальчиком, я думаю слишком серьезно для понимания мамы?
    — Ооо, — сказала она, пряча улыбку за чашкой с чаем.
    — Это не смешно мам. Мэтт, вероятно, думает что я полная дура.
    — Ну, милая, если ты не готова поцеловать Мэтта, то ему следует подождать.
    Конечно, проблема была не в этом, но я не могла ей сказать, что умираю от желания поцеловать его. Поэтому я промолчала и допила чай в три больших глотка.
    — Ты не должна так быстро пить чай. Наслаждайся им.
    — Мне нравится он горячим. И если медленно пить, то он остывает. — Так же как и мои отношения с Мэттом, если мы не поцелуемся в ближайшее время. Я поставила кружку на кофейный столик и встала. — Пойду спать.
    — Так рано? — Мама взглянула на часы. — Почему бы тебе не посидеть со мной? Мы бы могли еще поговорить. Или посмотреть фильм на твой выбор.
    — Спасибо, но думаю мне стоит заканчивать этот день. — Я обняла ее и отправилась на верх. У меня почти не осталось сил даже на душ, но мне не хотелось добавлять прилагательное «грязный» в описание моей жизни за последнее время. Я сделала это быстро, так как вода казалась обжигающе горячей и, натянув пижаму, взяла мобильный. Ни сообщений, ни звонков не было от Мэтта. Но почему бы им быть? Он, вероятно, решит встречаться с другой девушкой из школы. С той, у которой не было сталкера и той, которая броситься целовать его при первой возможности.
    Нет, мне не хотелось в это верить. Мэтт был хорошим. Он ничего мне не сказал по поводу сегодняшнего дня. Хотя я бы и не стала его винить, если бы он поступил так.
    Мой телефон зазвенел в руке. Мелоди. «Надеюсь, ты довольна!» Гласило сообщение. Да уж, весело. Я смутно помнила сегодняшний день, поэтому не стала отвечать. Вообще-то я до сих пор должна была быть в клубе, так что она вряд ли ждала ответа. Поэтому я положила телефон на тумбочку и подошла к окну. Мне требовалось немного свежего воздуха. На ковре по-прежнему виднелись слабые пятна крови. Мама, вероятно, пыталась их оттереть, пока меня не было. Ей стоило лишь дать повод одеть латексные перчатки, в которых она все мыла. Но и ковер от этого стал немного бледнее. Как постоянное напоминание об Алексе.
    К счастью дождь закончился, поэтому я открыла окно и впустила свежий воздух, ударивший мне в лицо. Это чувство было прекрасным особенно после горячего душа. Я услышала крики и поняла, что это были наши соседи Сандерсоны и их постоянные скандалы. Вероятно, они были самыми несчастными людьми, на планете. Так как все что они постоянно делали, так это ссорились, отказываясь от развода. Что, по их мнению, казалось лучше оставаться вместе ради детей. Так или иначе, они упускали тот факт, что их детей никогда не было дома. Они старались делать все, да бы избегать общества родителей.
    Мой взгляд упал на мою машину. Я совсем забыла спросить маму, когда ее починят. Я была уверена, что даже услуги эвакуатора стоили целое состояние. И поэтому была готова отказаться от карманных денег на целую неделю. Если бы подобное предложила мама. У нее, возможно, не было денег после отбуксировки машины эвакуатором. Я вновь взглянула на дом Сандерсонов. Сейчас их было видно в окно. Возможно, они правильно поступили, решив оставаться вместе. По крайней мере, у них не было проблем с деньгами.
    Мои родители не старались держаться вместе. Я даже не знала кто мой отец. По словам мамы он ушел сразу после того как узнал что она была беременная. Она сказала, что быть родителем подростком для него слишком сложно. Как будь-то для нее, это было легко? Она старалась сделать все, чтобы у меня были такие же вещи, как и у других детей. Бабушка с дедушкой подарили мне машину на день рожденье, а мама открыла счет и откладывала деньги мне на обучение.
    Я уже собиралась закрыть окно, но в кустах что-то хрустнуло. Сначала я подумала, что это медведь. У нас одно время жил черный медведь, который любил приходить к нашему мусору, но потом я вспомнила, что сейчас февраль. Медведь, как правило, проснется только летом. Поэтому я прищурилась, что бы получше рассмотреть. Пока он не выпрямился в полный рост. Зеленоглазый парень. Алекс. Мы замерли в ожидании не отрываясь, глядя друг на друга.
    Я не знала что именно меня больше пугало, тот факт, что он стоял и смотрел на меня, либо же то что я до сих пор не позвонила в полицию.

Глава 7

    Алекс вынул телефон и начал переписываться. На прикроватной тумбочке завибрировал мой телефон. — Ты должно быть шутишь. Я покачала головой и пошла за телефоном. Открыв его, я увидела сообщение
    — Выходи.
    Мне не хотелось отвечать. Он может подумать, что я разговариваю с ним. Поэтому, я вновь захлопнула телефон и подошла обратно к окну. Он прожигал меня взглядом. Тяжело вздохнув, я закрыла окно и задернула шторы. Это следует прекратить.
    Я плохо спала. Мне продолжали сниться кошмары о крысах с зелеными глазами. Они охотились за мной по всему дому, и единственной вещью, которой я могла себя защитить была дурацкая мусорная корзина. Я даже была рада, когда взошло солнце. Я скинула одеяла и оделась. Мама уже попивала свой утренний кофе в гостиной. Мы никогда не садились за кухонный стол. Всегда ели перед телевизором. Некоторым это может показаться странным, но для нас это было обычным делом.
    — Ты сегодня рано, сказала мама, и положила мне на тарелку вафлю.
    — Не могла уснуть. Я села возле неё и увидела, что она смотрит новости. В другой день, я бы сразу переключила канал, но корреспондент говорил о бешеном олене. Я сделала громче.
    — Прошлой ночью олень напал на животных на ферме Стентон, разрушая все на своем пути. Камера приблизилась, показывая разрушенный забор и красновато-черную субстанцию на траве, по всей видимости, это была запекшаяся кровь.
    — Фу, сказала мама, — выключи. Она потянулась за пультом, но я его отодвинула.
    — Подожди.
    — Олень, скорее всего, был бешеным или страдал от других болезней, так как его живот был невероятно большим, и из его рта стекала толстая струйка слюны, — продолжил репортер. — Операторы смогли получить эти съемки крупным планом. — На экране появились фотографии оленя. На первой олень был изображен сбоку. Весь раздутый и обесцвеченный. Это было уже достаточно плохо, но на второй было изображено лицо оленя. Кровь запеклась на его щеке, и белая пена сочилась из его рта. Я могла разобрать только две шишки у него на голове. Я с отвращением отвернулась, благодарная за то, что еще не успела прикоснуться к своей вафле.
    — Видеозапись свидетельствовала о том, что оленя скорей всего сбила машина. Он хромает на правую ногу и также характерная глубокая рана на его плече. — Это привлекло мое внимание. Я снова повернулась к телевизору. На экране показывали оленя, полу бегущего и полу хромающего по полю фермы.
    — О, Боже, ахнула я. — Мне кажется, это тот олень, которого я сбила.
    Мама сделала маленький глоток кофе. — Невозможно, милая. И что касается оленя, я сегодня отвезу твою машину в автомастерскую.
    Я отвела взгляд от телевизора. — Можем ли мы это себе сейчас позволить? — Я была готова расстаться с автомобилем на некоторое время а точнее на несколько месяцев, а не дней.
    — Мы справимся — Она передвинула свои вафли на тарелке, избегая моего взгляда.
    — Ты не хочешь, чтобы я ездила в школу на автобусе, верно?
    Она положила вилку и сложила руки на коленях. — После того как ты вызвала полицию из-за того мальчика… мне будет спокойнее зная что ты ездишь не на автобусе, куда он тоже может попасть.
    — Я могу ездить в школу с Мелоди или Мэттом. — По крайней мере, я надеялась что Мэтт все еще захочет меня возить.
    — Я думала об этом, но что если они будут заняты? Я не хочу что бы ты застряла в школе или села на автобус. — Она провела рукою по штанам. — Я уже договорилась с Боди Шопом. Я завезу твой автомобиль сегодня по дороге на работу. Механик сказал, что такое короткое расстояние она сможет проехать.
    — Как ты доберешься до работы?
    — Марта сказала, что подхватит меня у мастерской и подвезет до Офиса. Она так же предложила отвезти меня после работы домой. Марта была единственным человеком в Офисе, который нравился моей маме.
    — Ты не обязана делать все это. Я сама могу отвезти свою машину в ремонт.
    — Нет, нет и еще раз нет. Машины пробудет там несколько дней, так что тебе нужно как-то добираться до дома. И, кроме того, ты сегодня занята.
    — Я? — Я не помнила, чтобы она просила меня что-то сделать по дому сегодня. В субботу я обычно ленилась.
    — Ты забыла, что вызвалась добровольцем помочь восстановить общественный центр? Ты говорила, что тебе необходимо больше общественных работ, чтобы прикрепить их к своей заявке в колледж следующей осенью.
    — Ах, я совершенно забыла. — Я посмотрела на свой свитер и любимые удобные джинсы. Не совсем подходящий наряд для стройплощадки. Я была бы разочарована, если мои любимые вещи испачкаются в краске или порвутся о гвоздь. Я посмотрела на часы. — Я должна переодеться.
    — Мне уже пора идти, если я ещё хочу перед работой отвезти машину в мастерскую. У двери мама вытащила из сумочки ключи от машины и кинула их мне. — Будь осторожна. И приглядывай за бешеными оленями. — Улыбнулась она.
    — Смешно, смешно. — Как только она ушла, я снова села смотреть телевизор.
    У фермера брали интервью.
    — Он убил двух моих овец. Вдруг напал на них. С этим оленем явно что-то неладное.
    Это не может быть тот же олень. Или может? Я вздохнула и выключила телевизор. Мне нужно было переодеться. Я надела старые, выцветшие джинсы и футболку с длинными рукавами, которую я получила во время первого и единственного за всю мою жизнь 5 километрового забега. Дурацкие мероприятия в колледже. Почему им так важно всестороннее образование студентов? Сверху я надела старое клетчатое пальто моего дедушки. Он раньше оставлял его здесь для работы по дому зимой. Но вскоре у него начала болеть спина и он перестал нам помогать, поэтому я забрала у него пальто, чтобы надевать его, когда расчищаю снег или делаю другую работу на улице. К счастью, у нас уже давно теплая зима и не было снегопада уже больше месяца.
    Мелоди постучала в дверь. Мы собирались вместе прогуляться к общественному центру. И я очень кстати забыла рассказать об этом маме. Я приду домой раньше неё, поэтому она ни о чем не узнает.
    — Почему ты не позвонила мне вчера вечером? — спросила она, в ту же секунду как я открыла дверь. Я знала, что она не даст мне ответить, поэтому я закрыла за ней дверь, пока она отчаянно возмущалась.
    — Я не спала до 2-х часов ночи. Ты видишь эти круги под глазами? Не очень уж красиво. Мне пришлось использовать половину баночки консилера чтобы замазать их, и я все равно выгляжу ужасно.
    — Ты ведь даже не красишься. — Мелоди никогда не красилась. Возможно однажды, но и то на Хеллоуин. Она ненавидела ощущения косметики.
    — Ладно, но я все же думала об этом. — Она толкнула меня локтем и засунула руки в карманы. — Итак, что произошло? Мне нужны детали. Ты была слишком уставшей после секса и поэтому не позвонила мне?
    Если бы. — Не совсем.
    — Умоляю, скажи мне, что вы ребята целовались. Это физически невозможно не поцеловаться после того количества свиданий которые у вас были.
    — Поверь мне, это вполне возможно.
    Она посмотрела вниз и покачала головой. — Выкладывай.
    — Помнишь того парня о котором я тебе рассказывала? Того, который следил за мной?
    — Ты поцеловала его?
    — Что? Нет! Ты вообще будешь меня слушать?
    Она пожала плечами.
    — Прости.
    — Окей, в общем, его зовут Алекс. Он приходил в клуб, и он зажал меня в углу в женском туалете. Мэтт просто взбесился. Я никогда не видела его таким злым. Но я уговорила его отвезти меня домой вместо того, чтобы бить Алекса.
    — Из-за тебя практически подрались два парня? — В её голосе явно слышалось возбуждение.
    — Ты, должно быть, шутить, не так ли? Алекс полностью испортил мое свидание с Мэттом. Мы были очень близки к тому, чтобы поцеловаться. — Я показала указательный и большой палец в дюйме друг от друга. — И в этот момент, Алекс схватил меня за руку и утащил меня от Мэтта.
    — Вот это да! Так ты нравишься этому Алексу?
    — Если под 'нравишься' ты подразумеваешь то, что он вломился в мой дом, разгромил мою комнату и оставил мертвую крысу в моем туалете, то да, я ему нравлюсь.
    Мелоди запнулась. — Он сделал что?
    Я кивнула, не собираясь повторять ещё раз.
    — Ты единственная, кому я рассказала. Моя мама думает, что крыса появилась в моей комнате, потому что там был беспорядок. Я попыталась исправить это прежде, чем она увидела, но потом я обнаружила крысу и… ну, мама и Мэтт помогли мне избавиться от неё.
    Мелоди сжала голову руками. — Информационная перегрузка, Джоди. Что ты собираешься делать?
    — Я не знаю. Я пыталась доложить копам на него, но он нашел способ обойти и это. Я не уверена, что есть что-то, что я могу сделать, чтобы остановить его.
    — Чего он хочет? Он сказал тебе?
    — Да. Он сказал, что хочет поговорить со мной.
    — Может тебе нужно поговорить с ним. Это должно быть единственным путем, что бы заставить его оставить тебя. Если хочешь, я могу пойти с тобой.
    — Он хочет поговорить со мной наедине. Он сказал, что нам необходимый частный разговор.
    — Ни в коем случае. После всего, что он сделал с тобой, ты просто не можешь разговаривать с ним наедине. Это безумие.
    — Я знаю. Но что еще я должна сделать?
    Мы дошли до общественного центра и вошли внутрь. Там были волонтеры со всего мира. Кто знал, что столь многие люди охотно оставят свою субботу, чтобы исправить старые, разваливающиеся здания?
    Мужчина с планшетным-блокнотом поприветствовал нас. — Имена?
    — Джоди Маршалл — Он пролистал свой список и проверил мое имя.
    — Мелоди Синклер.
    — Я Майк, но вы можете называть меня Шеф. Любая из вас, девочки, делала какие-либо строительные работы ранее?
    Мы покачали головами.
    — Это не проблема. Мы получаем большинство волонтеров без опыта работы, — он осмотрелся вокруг. — Мне будет нужна одна из вас, чтобы помочь извлечь ржавые гвозди, а другая, чтобы подметать опилки.
    — Я буду подметать, — сказала Мелоди.
    Майк или Шеф, как он просил его называть — хотя сомневаюсь, что кто-то действительно использовал его прозвище — показал на веник в углу. — Это твоё. — Мелоди помахала мне рукой и пошла работать. — Хорошо, молоток на столе. Ты знаешь, как извлекать гвозди, да?
    — Я делала это несколько раз.
    — Прекрасно. Повеселись.
    — Веселье. Конечно. — Я схватила молоток со стола и подошла к одним из множества досок. Было нетрудно вытаскивать грозди, и я вошла в довольно хороший ритм через некоторое время.
    — Осторожно. — Прокричал кто-то.
    Я слышала, как кто-то кричит на строительной площадке постоянно, ты, как предполагается, должен остановить то, что ты делаешь, и закрыть голову. Поэтому я уронила свой молоток и подняла руки вверх, закрыв голову.
    Я услышала отвратительный звук. Вовсе не тот, который производит удар молотка по дереву. Убрав руки с головы, я глянула вниз. Молоток упал на белку.
    — Ох, — выдохнул Майк. — Что ж, именно поэтому животным не место на строительных площадках.
    Он упер руки в бока и огляделся:
    — Кто-нибудь хочет убрать эту гадость?
    Я смотрела, как на полу образуется лужа крови:
    — Я… Я нечаянно. Я ее даже не видела.
    Майк отмахнулся:
    — Не парься. Томми следовало кричать — белка, а не — осторожно, когда она выбежала из-за коробок. Это вовсе не твоя вина, ты правильно поступила, защищая голову. Умница.
    Не моя вина? Я уронила молоток на несчастное создание. Сколько еще животных я покалечу или убью на этой неделе?
    Майк указал на молоток, лежащий на земле:
    — Лучше подними его, а то на него натечет еще больше беличьей крови. Ты можешь ополоснуть молоток в переносной раковине в соседней комнате. Я попрошу кого-нибудь из парней убрать белку.
    Я кивнула и наклонилась, чтобы поднять молоток, не сводя глаз с белки. Я чувствовала себя кошмарно. Мы с мамой всегда прикармливали белок во дворике, и нам нравилось любоваться ими, их пушистыми хвостиками и крошечными лапками. Я почувствовал холод молотка, и ухватилась за него, протыкая указательный палец последним гвоздем, который вытащила из доски:
    — Ай! — я отдернула руку, с которой капала кровь.
    — Ты в порядке? — спросил, паникуя Майк. — Ты подписывала бланк обнародования, верно?
    Он перелистал бумаги на планшете:
    — О, хорошо. Он здесь, — выдохнул он. — Пойдем к аптечек. У нас есть антисептик и прочее.
    Я последовала за ним к карточному столу, стоящему у двери. Он открыл красную аптечку и начал в ней рыться.
    — Эй, Майк, — позвал другой парень. — Где эта белка, которую ты велел мне убрать?
    Майк неглядя указал туда, где мы работали:
    — Вон там. Прямо рядом с молотком на земле.
    Я надавила на палец, пытаясь унять кровотечение.
    — Тут нет ничего, кроме молотка и крови, — ответил парень.
    — Что? — мы с Майком переглянулись и подошли к парню. — Томми, мне некогда играть в игры. Я должен…
    Он остановился, уставившись на землю. Томми держал молоток, и единственное, что было на полу — это лужица крови, оставшаясь от белки.
    — Куда она исчезла? — спросила я.
    Майк пожал плечами:
    — Наверное, кто-то другой уже убрал ее, — он обернулся ко мне, забывая о белке. — Тебе следует сходить к доктору по поводу пальца. Ржавые гвозди могут вызвать столбняк.
    — Уверена, что делала прививку от него в сентябре перед школой, но я проверю на всякий случай, когда закончу тут.
    Поразмыслив над этим секунду, Майк протянул мне аптечку:
    — Хорошо. Нам предстоит еще много работы, поэтому я позволю тебе остаться. Но ты должна пообещать мне, что сходишь к доктору, как только закончишь с работой.
    — Я обещаю.
    — Да, и мне нужно, чтобы ты подписала еще одну форму. Доклад о несчастном случае, говорящий, что ты отказалась от немедленной медицинской помощи.
    Боже, этот парень настолько боялся судебных разбирательств.
    — Конечно. Не проблема.
    Вообще-то, я сомневалась, что в состоянии что-либо подписывать, так как порез был на правой руке, которой я вообще-то пишу.
    Кто-то закричал. Мы все обернулись посмотреть, что произошло. Мелоди пронзительно закричала, показывая пальцем на волонтера — мужчину среднего возраста, шлепающего себя по плечу. На нем было какой-то коричневатый бугорок, который шевельнулся, давая нам возможность рассмотреть его густой мех. Окровавленная белка с пеной у рта царапала мужчине спину, а затем впилась зубами ему в шею.

Глава 8

    Не знаю зачем, но я схватила со стола пальто и запустила им в голову того человека. Мелоди и Майк что-то кричали мне, но я даже не могла разобрать, что. Всё, что меня волновало — это убрать белку с шеи мужчины. Он упал на пол, сжимая комок под пальто. Белка была у него. С оглушительным тошнотворным звуком, звуком его разрываемой плоти, он отодрал её от себя. Он закричал, едва сбросил белку и пальто. Я добралась до ящика с инструментами на полу и широко его раскрыла.
    — Вот! — Я перекричала его. — Клади сюда.
    Он передал пальто над ящиком и забросил белку внутрь. Я захлопнула ящик, заперла его на ключ и отпрянула от него, как от бомбы.
    Белка царапалась и, наверное, запертая, сходила с ума, потому что ящик, даже со всеми инструментами внутри, ходил ходуном. Я не понимала, как белка там уместилась, среди всех этих молотков, отвёрток и прочих инструментов. Если она не вырвется наружу, она, наверняка, забьётся там до смерти.
    — Джейк, ты как? — Спросил Майк.
    Джейк прижимал руки к задней стороне шеи. Всё вокруг него было залито кровью, и его бежевая куртка была мокрой от крови. Он закатил глаза и, задев стол, рухнул на пол.
    — Кто-нибудь, вызовите 911! — Заорал Майк.
    Мелоди уже держала телефон в руках и диктовала адрес оператору.
    — Они выехали.
    Майк практически качал Джейка на коленях. Он снял куртку и вытирал ею кровь.
    — Уходите все отсюда. На сегодня довольно. Оставьте ваши инструменты, где они лежат.
    — Что делать с белкой? — Я указала ногой на ящик с инструментами.
    Мальчик из школы — то ли Брайан, то ли кто-то ещё — ответил:
    — Мой папа — ветеринар. Я его позову.
    — Да замочите вы её, — проворчал Томми. — Посмотрите, что она сделала с Джейком.
    — Нет, — ответили мы с Мелоди. Майк и Томми посмотрели на нас, как на душевнобольных.
    Я всё ещё дрожала, но мысль, что Томми или Майк прибьют её молотком, была мне невыносима.
    — Вы не можете убить её. Это же белка. Она испугалась или что-то вроде того.
    — Ты называешь это испугом? — Спросил Томми.
    — Может, она запаниковала, потому что я принесла её сюда, а она не смогла найти выход. Животные, если они попадают в ловушку, ведут себя очень дико, — настаивала я.
    Брайан захлопнул свой телефон:
    — Мой отец — рядом, за углом. Он сказал, что будет здесь через минуту.
    Тогда я почувствовала себя немного лучше. В конце концов, если ветеринар скажет, что белку нужно убить, он это сделает гуманно. Это же не молотком её прибьют и не палкой.
    Тут с улицы донёсся вой сирен и визг тормозов. Бригада скорой помощи ворвалась в здание. Мы стояли кругом и таращились друг на друга, пока парамедики укладывали Джейка на носилки. Они сказали, Джейк потерял много крови, и ему понадобится пройти курс уколов от бешенства, а потом всё будет в порядке. Лоб Майка покрылся капельками пота — вероятно, потому что он собирался заполнять следующий отчёт о происшествии. Я могу поклясться, что услышала, как он спрашивает Томми, будет ли тот судиться с Джейком.
    Как только парамедики унесли Джейка, вошёл отец Брайана.
    — Люк Хемшоу, ветеринар, — он потянулся и пожал дрожащую руку Майка.
    Майк указал на ящик с инструментами:
    — Она здесь.
    Доктор Хемшоу осторожно открыл ящик. Увидев белку, он охнул и быстро захлопнул крышку ящика. Этот звук снова взбудоражил существо, и оно заскреблось с новой силой. Он открыл свою медицинскую сумку и пробормотал:
    — Это невозможно. Этого не может быть.
    — Что? — Спросила я. — Она больна или что?
    Он повернулся и поглядел на меня.
    — Нет, она не больна. Она мертва.
    — Она не мёртвая, — заспорил Майк. — Она напала на Джейка. Только что разодрала ему шею.
    Я почувствовала, что два кусочка вафли, что я съела на завтрак, собираются вернуться наружу.
    Доктор Хемшоу достал из своей сумки шприц.
    — Сейчас я усыплю её и покажу, что я имел в виду.
    Усыпить? Он же только что сказал, что она мертва. Мелоди схватила меня за руку, передавая мне свой страх. Я смотрела, как доктор Хемшоу приоткрыл ящик с инструментами — лишь на чуть-чуть, только чтобы всунуть туда иглу. Через несколько секунд он вытащил иглу и, надев на руку латексную перчатку, просунул руку в ящик и достал оттуда белку. Она была вся в крови — в крови Джейка. Доктор Хемшоу повернул её в руке.
    — Поглядите.
    Никто не хотел её рассматривать. Мы застыли. Наконец, доктор Хемшоу сделал шаг вперёд и показал ее нам. Её затылок был разбит там, куда я ударила её молотком, внутри виднелся мозг.
    Мелоди зажала рот рукой и выбежала из комнаты. Майк последовал её примеру. Я замерла на месте, не в состоянии шевелиться или говорить.
    — С такой дыркой животное жить не может, — доктор Хемшоу покачал головой. — Но она на кого-то напала, и мне пришлось усыпить её. -
    Он вздохнул, поражённый бессмысленностью происходящего.
    — Вы что…? — я заткнула рот, мое горло сжималось от вида белки.
    — Извини.
    Он накрыл голову белки другой рукой так, чтобы я не могла больше видеть её мозг.
    — Что вы собираетесь с ней делать?
    — Единственный гуманный способ был усыпить её. Ей явно больно, и она не смогла бы выжить с этим. Другое животное погибло бы в считанные минуты.
    Я не была сильно уверена в этом. Я видела, что могла сделать белка даже с разбитой головой.
    — Я собираюсь забрать её в свой Офис, проверить её на бешенство и другие болезни, чтобы я смог сообщить больнице, как лечить… Джейк, или как его?
    Я кивнула, когда доктор Хемшоу подошел к двери. Я все еще была в изумлении. Моя жизнь не могла стать более странной.
    — Ты реально должна сходить посмотреть, что с твоей рукой, — сказал Майк, после того, как доктор Хемшоу уехал. Он записал его в свой планшет.
    — Да, я схожу. Мне просто нужно туда как-то добраться. Я пришла сюда пешком, так как моя машина на ремонте. — Я вспомнила об олене и о том, что он выглядел мертвым, а после подскочил и убежал. Убежал на ферму и убил двух овец. Репортер сказал, что олень вероятней всего был бешеным. Изображение оленя возникло в моей голове. Он выглядел… так же как белка. Больной. Мертвый. Что происходит в этом городе? И почему я всегда оказываюсь рядом?
    — Хочешь чтобы кто-то из парней подвез тебя? — Спросил Майк.
    — Нет, все в порядке. — Я не знала этих парней. Они казались достаточно хорошими, но мама убила бы меня, если бы я села в машину к незнакомому парню. К тому же моя травма была не особо опасна.
    — Давай пойдем домой. — Произнесла Мелоди, которая по прежнему плохо себя чувствовала.
    — Я должна обработать свою рану, и убедится, что ко всему прочему сегодня я не заработаю столбняк.
    — Моя машина дома. Как ты планируешь туда добраться?
    Идти пешком в клинику было сильно далеко. — Мама оставила мне свой автомобиль, но я плохо его вожу. Мне бы не хотелось тебя об этом просить, но не могли бы мы сходить к тебе домой, чтобы ты отвезла меня в больницу? Ты можешь высадить меня и уехать, если не захочешь ждать. Я позвоню Мэтту или еще кому-то, чтобы отвезли меня домой.
    — Да, конечно. Возможно, врач посоветует мне что-то о тошноты.
    Мы подошли к дому Мелоди, и она забежала внутрь за ключами от ее машины. Я прислонилась к двери со стороны пассажирского сиденья. Солнце ярко светило, от чего я чувствовала себя хорошо. Все мое тело было охлаждено изнутри, и это вовсе не из-за февральской погоды. Я услышала шорох в кустах и заметила виднеющиеся за ними светлые волосы.
    — Алекс? — В обычный день я вероятнее всего испугалась бы, но не сегодня. — Я не хочу тебя видеть. Достаточно игр. Я не в настроении.
    Он вышел на дорогу. Теперь мы, наконец, могли с этим покончить. Но Мелоди выбежала из дома неся в руках ключи. — Прости что так долго, — Она остановилась увидев Алекса.
    — Мелоди, познакомься, это Алекс. Мой личный сталкер.
    Он не отрываясь смотрел на меня даже не взглянув на Мелоди. — В другой раз. — Он повернулся и скрылся за кустами.
    Мелоди быстро открыла дверь машины. — Садись. Давай убираться отсюда, пока он не вернулся.
    — Он не вернется. — По крайней мере не сейчас. Он хотел встретиться наедине.
    Приехав в клинику, Мелоди настояла на том чтобы дождаться меня пока врач будет осматривать мой палец. — У меня будет шанс просмотреть все медицинские журналы в приемной.
    Я улыбнулась ей в ответ и последовала за медсестрой Беннетт в один из дальних кабинетов. Я знала ее всю жизнь, и именно по этой причине она приняла меня, не смотря на то, что у нее был обед. Смерив, мое давление она взяла мой палец. Рана была глубокой и по краям виднелись крупинки ржавчины. Поэтому это явно было опасным.
    — Джоди, ты поранилась о ржавый гвоздь, не так ли?
    — Да, сегодня утром я помогала в восстановлении общинного центра.
    Она надела пару перчаток, села на стул и прижала меня к себе.
    — Восстановление общинного центра? — Она взяла меня за руку. — Дай-ка угадаю, это для колледжа. Скоро время поступления, а у тебя нет общественных работ?
    Это меня очень расстраивало. Я была не против общественных работ. Но для меня лучшим было бы проводить время дома, помогая маме. Она так много работала. Для нее было тяжело обеспечивать нас обоих и содержать дом в чистоте.
    Я отвернулась, не желая смотреть, как медсестра Беннетт удаляла ржавчину. Теплая кровь стекала по моему пальцу. Она прижала кусочек марли, к парезу пропитывая кровь. Я сморщилась. — Держи так несколько секунд. — Я приблизила руку к себе и сжала так сильно на сколько могла. Рана на моей руке жгла, и кровотечение началось снова. Медсестра Беннетт вернулась ко мне с подносом, в то время как в кабинет вошел доктор Альварес, которому она объяснила мою ситуацию.
    Доктор Альварес сел передо мной. — Хорошо, я наложу небольшие швы на палец. так как думаю ты захочешь использовать свою руку в ближайшее время, а это поможет ей быстрее зажить.
    — Спасибо, — сказала я.
    Он положил использованные материалы на поднос, и медсестра вынесла их из комнаты. Когда доктор Альварес снял перчатки, его взгляд упал на кровавый пластырь на моей левой руке. — Другой порез? Давай освежим повязку и на нем. — Он снял грязный пластырь, в процессе чего несколько капель моей крови упало на его руку.
    — Простите. — Сказала я
    — Не беспокойся. У нас есть дезинфицирующее мыло, поэтому риск заражения минимален. Такое часто происходит. — Он подошел к раковине. — Нам не стоит беспокоиться о… — Он замолчал словно его рот был наполнен водой.
    Я подскочила с кушетки. — Доктор Альварес, вы в порядке?
    Он прижал мыльные руки к груди и упал на пол рядом с моими ногами. Я отскочила назад, опрокидывая поднос и стул. Медсестра Беннетт постучала в дверь и заглянула осматривая беспорядок и доктора Альвареса. — Что случилось? — Спросила она, на удивление спокойным голосом и наклонилась к нему.
    — Я не знаю. Он мыл руки. — Я указала на кран с которого по-прежнему текла вода. — А после у него начались приступы удушья. Я спросила, все ли с ним в порядке, но он схватился за грудь и упал.
    Медсестра Беннетт наклонилась прислушиваясь к звукам его дыхания и прижала два пальца к его шее. — Звони 911 и скажи Хелен что я использую АЕД. -Я схватилась за свой мобильник лежащий в заднем кармане но медсестра Беннет указала на телефон висящий на стене. — Используй стационар. — Я схватила его и набрала номер.
    — 911. Что у вас случилось?
    — Доктор Альварес потерял сознание. Я думаю у него сердечный приступ. Мы в клинике на Седьмой улице. Медсестра Беннет сказала что планирует использовать АЕД. -Я понятия не имела что это такое.
    — Клиника Фоксмур на Седьмой улице?
    — Да. Пожалуйста, пришлите кого-нибудь. — Взволнованно проговорила я перед тем как положить трубку.
    — Что мне делать? — спросила я.
    — Джоди, отправляйся в комнату для ожиданий. Мне нужно место для работы с АЕД. -Ее голос был спокойным, когда в комнату зашла Хелен держа в руках то что выглядело как черный ящик. Вероятно, она услышала, как медсестра Беннетт просила АЕД.
    Я кивнула и вышла. Мелоди читала журнал, совершенно не обращая внимания на то что происходит.
    — Знаешь ли ты что кукурузная еда увеличивает живот? — Выпалила она как только меня увидела. Она перевернула страницу, прежде чем вновь взглянула на меня.
    Я не выдержала, слезы потекли по моему лицу.
    Мелоди положила журнал в сторону. — Что случилось? У тебя есть шансы, заразится бешенством? Или они должны ампутировать тебе руку или что-то еще?
    Я схватила бинт со стола регистратуры. — Это доктор Альварес. Он упал. Я думаю, у него был сердечный приступ.
    — Серьезно? — спросила Мелоди.
    Я кивнула и бросила бинт в мусор. — Я позвонила в 911. Медсестра Беннетт пытается ему помочь.
    — Присядь. — Мелоди похлопала по месту рядом с ней. Мне не хотелось больше разговаривать. Это казалось слишком страшно. Мелоди казалось, это чувствовала, поэтому не донимала меня вопросами.
    Мы сидели в тишине пока в зал ожидания не ворвались фельдшеры. Я указала на кабинет. — Он там. Двое из них пошли вперед, а третий парень лет двадцати подошел к нам.
    — Вы в порядке?
    — Да. Шокированы, но в порядке. Я была с ним, когда это произошло.
    — Можете ли вы рассказать, что произошло? Как он себя вел? Что он делал?
    Опять множество вопросов. Каждый спрашивал меня вновь и вновь, заставляя меня переживать эти страшные моменты снова.
    — Я сожалею, — произнес он. — Я знаю, это тяжело, но рассказав вы можете помочь нам спасти его жизнь.
    Я глубоко вдохнула и прокашлялась. — Он накладывал мне на палец швы и его руки вымазались в моей крови, из-за чего он подошел к раковине чтобы помыть руки и начал задыхаться. Он схватился за грудь и упал на пол. — Я тяжело вздохнула, с трудом пытаясь сдерживать слезы.
    Фельдшер кивнул. — Спасибо. — Он встал и направился за остальными в дальний кабинет, но в этот момент вышла Хелен. Ее лицо было бледным. Мы смотрели на нее, ожидая, когда она что-то скажет о докторе Альваресе. Но она лишь покачала головой и отступила в сторону, когда парамедики завезли носилки в палату. Тишина казалась оглушительной. Через несколько минут, парамедики вывезли носилки обратно из комнаты, но на этот раз на нем был тело покрытое простыню.
    — Он мертв. — Я с трудом узнала свой голос.

Глава 9

    Парамедики практически вытолкали нас за двери. Беспокоясь о том, что наша психика травмируется при виде мертвого тела, но это было уже слишком поздно. За последнее время я видела больше трупов, чем гробовщик. Олень — я до сих пор могла поклясться, что он был мертв. Крыса, белка и теперь доктор Альварес. Но я все равно позволила нас проводить наружу. Я практически умоляла их, чтобы они нас отпустили домой самостоятельно. Они хотели вызвать для нас такси или родителей, но у нас не было денег, а наши родители работали. Мне не хотелось давать прамедикам время, чтобы они передумали, поэтому мы с Мелоди запрыгнули в машину и быстро оттуда уехали.
    Мелоди была в оцепенении и не обращала внимания ни на что. У меня не хватало смелости сказать ей, что она едет со скоростью двадцать миль в час на территории с ограничением пятьдесят. Я оставила ее в раздумьях позволяя, справится с мыслью о смерти Альвареса по-своему.
    Я смотрела в окно, наблюдая за пейзажами. Мы подъехали к перекрестку, и светофор загорелся красным, но Мелоди казалось, не замечала этого. Ситуация требовала внимания от нас обеих. Поэтому я закричала: — Мел, свет! Она нажала ногой на тормоз и с громким визгом шин, ее автомобиль остановился в сантиметре от белого пикапа. Он появился так неожиданно, что едва ли не врезался в нас. Мои руку намертво схватились в бардачок. Это была рефлексная реакция приближающегося столкновения. Одно из тех действий, которое вы делаете, даже не осознавая. Из-за чего я почувствовала боль в ране на пальце.
    Мелоди откинула голову на сиденье и разрыдалась.
    — Мне очень жаль. Я полностью отключилась и даже не заметила перемены света.
    Я сомневалась, что она вообще видела свет. — Все нормально. Никто не пострадал. И после сегодняшних событий, очень странно, что мы по-прежнему в здравом уме.
    Загорелся зеленый свет, но Мелоди не сдвинулась.
    — Эй, может лучше мне сесть за руль? Я чувствую себя отлично.
    Автомобили сигналили позади нас. Они явно бы не обрадовались, если бы мы выходили и менялись местами, но я не думаю что Мелоди в состоянии вести машину и дальше.
    — Конечно. Без проблем. — Мы поменялись местами под несколько громких гудков от внедорожника позади нас. Я улыбнулась и помахала водителю. Мама всегда говорила, что ничто так сильно не раздражает как хорошее отношение. По-видимому, это была правда. Так как водитель вылез в окно и начал раздавать комментарии, не имеющие никакого смысла. Я поняла, что мой жест полностью сбил его с толку.
    Я села за руль и успела проехать на зеленый как раз, перед тем как вновь загорелся красный. Водитель внедорожника проезжая мимо махнул нам в окно кулаком. Даже при всех обстоятельствах, у меня было состояние улыбнуться. Я съехала с 5-й улицы и решила остальную часть пути ехать по проселочной дороге. Я была на пол пути вниз по Уилов Драйв когда увидела оленя. Моего оленя. Или, по крайней мере, того, которого я сбила. Нет сомнений. Он выглядел… мертвым. Я остановилась и выскочила из машины.
    — Джоди! — Крикнула Мелоди, опустив окно, когда я вышла из машины. — Что ты делаешь?
    — Олень. Я сбила его. Прямо тут. — Я указала на деревья, где стоял олень, наблюдая за мной.
    — Ну и что? Что ты собираешься делать, попросить его сесть в машину, чтобы мы могли отвезти его к ветеринару? — Мелоди покосилась на меня. — Тьфу, он мерзкий. Что с ним случилось?
    — Он был сбит машиной, помнишь?
    — Да, но взгляни на это. Его кожа практически слезла. — Она высунулась из окна и вырвала на дорогу. Я отвернула, так как не могла видеть, как кого-то тошнит.
    Олень подошел ко мне ближе, и я увидела, что Мелоди была права. Его кожа обвисла, а местами и вовсе слезла. Я ничего не знала о бешенстве, но с этим оленем явно было не все в порядке.
    Мелоди застонала и прижала голову к окну. — Пожалуйста, давай уедим.
    — Хорошо. — Я направилась к машине, не сводя глаз с оленя. Он смотрел на меня приближаясь шаг за шагом к машине. — Прости приятель, но у меня уже есть сталкер и я не могу тебе ни чем помочь.
    — Поехали! — Закричала Мелоди.
    Я прыгнула в машину и вжала педаль газа. В зеркале заднего вида я видела, как олень вышел на дорогу и стоял, там глядя на нас.
    — Так, вот это было действительно жутко.
    — Не напоминай мне об этом. Мне нужно убрать этот ужас из моей головы пока меня вновь не стошнило.
    Я ускорилась в направлении дома. Меня даже не волновало, если меня остановят. Единственное что мне хотелось так это уехать от оленя. Мне хотелось уехать от всех ужасных вещей, происходящих в моей жизни, но сейчас было достаточно и забыть об олене. Я выехала на дорогу и выключила двигатель. Наклонившись вперед, я положила голову на руль. Мелоди была не в состоянии вести машину, поэтому мы просто сидели в тишине.
    Молчание было прервано вибрацией моего телефона в кармане. Я вытащила его и прочитала сообщение от Мэтта. «Будь готова к пяти. Я тебя заберу» Сейчас уже было три пятнадцать и я не знаю, как так быстро пролетело время.
    — Это Мэтт? — Спросила Мелоди с закрытыми глазами.
    — Да. Мы планировали встретиться вечером. Он сказал, что заберет меня в пять.
    Мелоди наклонилась вперед и открыла глаза. — Ты действительно планируешь с ним гулять после всего произошедшего сегодня?
    Она была права, но в другом случае, мне придется сидеть дома и думать обо всем ужасном что произошло сегодня. — Мне нужно разобраться в своих мыслях. Забудь обо… всем.
    — Что может быть лучше чем провести время с парнем который тебе нравится? — сказала Мелоди своим привычным тоном.
    Я засмеялась и почувствовала себя гораздо лучше. — Да, ты действительно можешь меня подбодрить.
    Мы смеялись, пока не заболели наши животы. Не потому что то, что я сказала, было смешно, а потому что мы должны были смеяться. Когда я, наконец, замолчала то достала свой телефон чтобы позвонить Мэтту и сообщить что немного опоздаю. В то время как Мелоди продолжала хихикать в своем кресле.
    — Привет, — ответил Мэтт. — Я не ожидал твоего звонка. Я думал, ты все еще занимаешься своими общественными работами.
    Неужели все кроме меня помнят что я взялась за это? — Нет, нас отпустили раньше. Это довольна длинная история.
    — Ну тогда тебе повезло. У тебя будет гораздо больше времени, чтобы выглядеть потрясающе.
    Я рассмеялась. — Да, неужели?
    — Да. Я думаю у тебя хорошие гены. Ну, так ты расскажешь что случилось.
    Я вздохнула, не уверенная что Мелоди сможет справиться слушая мой рассказ о событиях дня. — Эм…
    — О, просто расскажи ему. — Вздохнула Мелоди. — Если ты этого не сделаешь, он спросит меня, а я вот точно не смогу об этом говорить.
    — В общественном центре произошел некий инцидент. В здание попала белка, и это отчасти всех взволновало. Кто-то крикнул мне, что бы я ее не упустила, но я подумала, что на меня летит доска, поэтому я выронила молоток и прикрыла голову руками.
    — Думаю ты правильно поступила, — произнес он. — Если же конечно ты не уронила молоток на ногу.
    — Нет. Не на ногу. На белку.
    — Оу, это наверно больно.
    — Можно сказать и так. Мы все подумали, что она мертва, но после она напала на парня.
    — Напала на него? И что начала царапать?
    — Больше было похоже на раздирание его шеи зубами. — Мой желудок не мог этого вынести, и я была рада что сегодня не обедала. Я вообще мало ела эти дни.
    — Ты наверно шутишь?
    — Хотела бы. Но так все и было. После мы поймали ее и заперли в ящике, пока не пришел ветеринар и не… усыпил ее.
    — Звучит как захватывающий день.
    — Это было лишь утро. — Далее я рассказала ему о пальце, о докторе Альваресе и олене. Я вывалила все это на него, едва останавливаясь, чтобы дышать.
    Он был абсолютно молчалив на другом конце провода. Мой взгляд метнулся по сторонам. Что если он просто повесил трубку? Я бы не стала винить его, если бы он подумал что я сумасшедшая или же просто магнит для неприятностей. Хоть это конечно казалось и глупо. Наконец он заговорил. — Я сейчас приеду. И мы никуда не пойдем. Мы останемся у тебя дома и поговорим, пока ты не почувствуешь себя лучше.
    — Нет, все в порядке. Правда. Кроме того, со мной Мелоди. Она составит мне компанию до того как ты приедешь.
    — Ты уверена, что все еще хочешь свидание? Потому как ты не обязана это делать. Я все прекрасно пойму, если же ты захочешь остаться дома.
    — На самом деле, я думаю, мне стоит выйти на улицу. К тому же я очень хочу тебя увидеть.
    — Отлично. — Он сделал паузу. Это был один из тех не ловких моментов в начале отношений, когда человек не знает что приятное сказать.
    — Э-э… я тоже хочу тебя увидеть.
    — Отлично. Значит в пять?
    — Увидимся в пять. — Он повесил трубку.
    — Хочешь зайти ко мне? — спросила я Мел.
    — Зависит от того, есть ли у тебя что-нибудь, что сможет мне стереть память? Но только последние шесть часов или около того.
    — Если я это сделаю, то тебе будет явно больно и тебе придется драться со мной.
    Мы вошли внутрь. Мама скоро должна была прийти домой, и мне стоило готовиться на свидание. Но у меня оставалось еще немного времени для мороженного и печенья, дабы заглушить боль сегодняшнего дня. Не говоря ни слова, мы направились прямиком на кухню. Мелоди достала ложки, в то время как я достала два ведерца мороженного из морозильника. В такие моменты не хотелось возиться с выкладыванием еды, поэтому мы сели есть прямо из контейнеров. Я зачерпнула большой ложкой, и положила в рот, давая возможность мороженному растворится на моем языке.
    — Гораздо лучше, — сказала Мел с набитым ртом.
    Мы уже опустошили почти по половине ведерец, когда пришла мама.
    — Девочки, девочки, девочки, — начала ругать она нас. — Разве вы не знаете что мороженное не поможет решить ваших проблем? — Она взяла тертый шоколад и насыпала нам в ведерца. — А вот мороженное с шоколадом действительно может решить любые проблемы.
    Мы почти заканчивали доедать мороженное когда услышали шум на верху. — Что это было? — Спросила Мелоди, глядя в потолок. — Ребят, вы что завели кошку?
    — Нет, — ответила мама. — Джоди, ты что оставила окна открыты? — В разгар зимы я не любила свежий воздух. И собиралась было сказать нет, но вдруг поняла, что это было.
    — Эм, знаете, думаю, я все же забыла их закрыть. Бьюсь об заклад, ветер снова скинул мои вещи со стола. Пойду его закрою.
    Мама и Мелоди вернулись к мороженному, а я направилась наверх. Я медленно ступала по лестнице, стараясь не шуметь. Мне не хотелось, чтобы Алекс узнал, что я его слышу. Мне нужно было застать его врасплох, и увидеть то что он искал в моей комнате, и не оставит ли он мне еще подарков.
    Я в замешательстве остановилась у двери. Она был открыта, когда я уходила, но теперь дверь была заперта. Судя по всему, Алекс не хотел, чтобы заметили то, что он там делает. Поэтому я осторожно взялась за дверную ручку и, сосчитав до трех, распахнула дверь.
    Алекс бросился к противоположной стороне кровати. Я была немного разочарована тем, что как для сталкера он был слишком невнимателен.
    — Ищешь что-нибудь? Или ты подкинул мне очередную дохлую крысу?
    Он встал и поправил рубашку. — К сожалению ты права насчет крыс, но я должен убедится в том что прав по поводу тебя. Если бы ты поговорила со мной, то мне не пришлось бы прибегать к подобным методам дабы подтвердить свои подозрения.
    — Подтверждаешь свои подозрения? Да ты сам слишком таинственный и подозрительный.
    — Я делаю то, что должен. Если бы ты поговорила со мной сразу, то возможно спасла бы нас от многих неприятностей.
    — Я могла спасти нас от неприятностей? — Я понизила голос, понимая, что разговариваю слишком громко. Если мама или Мелоди услышат меня, то поднимутся проверить, с кем я разговариваю. И я вряд ли смогу объяснить что делает Алекс в моей комнате. — Ты виновник всех моих проблем. Как ты вообще попал в мою комнату? Ты взломал замок?
    — Ты бесполезно тратишь время, задавая все эти вопросы.
    Я взглянула на часы стоящие на тумбочке. — Да, ты прав. У меня свидание, и мне нужно подготовиться.
    Лицо Алекса побледнело. — Ты не можешь встречаться с Мэттом.
    — И почему же? То, что мы с Мэттом встречаемся не твое дело, и ты точно не имеешь право голоса в этом вопросе. Если ты каким-то странным образом влюблен в меня, то это уже твои проблемы.
    — Не льсти себе Джоди. — Он отвернулся и посмотрел в окно. — Как я уже пытался себе сказать ранее, нам нужно поговорить.
    — Давай поговорим. — Я скрестила руки на груди. — Мы одни. Так что говори.
    — Ты знаешь, что с тобой случилось? Что происходит с животными? — Он повернулся и посмотрел на меня.
    — Что ты об этом знаешь?
    — Ты сбила оленя. Он умер. Но после ты прикоснулась его и вернула к жизни.
    — Вернула.
    — И крыса, которую я оставил у тебя в комнате. Она была мертва, Джоди. Пока твоя кровь не попала на нее. Так же как и белка.
    — Стоп! — Мой голос вновь стал громким.
    — И тогда доктор Альварес. Ты не ожидала этого. Но парез на твоем пальце заразил его. Твоя кровь отравила его, превратившись в яд, и убила.
    — Стоп! Я никого не убивала!
    — Джоди! — Крикнула мама. Я слышала ее шаги по лестнице. — Ты в порядке?
    Я повернула голову в сторону двери, а затем обратно на Алекса. Мама не должна была увидеть его здесь. Я бросилась к нему и хватая его за руку затолкала в шкаф. — Стой не двигаясь и молчи. — Я закрыла дверцу не уверенная что со мной происходит. Я имею в виду, какая девушка станет скрывать сталкера в шкафу?

Глава 10

    — Джоди? — Мама оглядываясь вошла в комнату. — С кем ты разговариваешь?
    Я полезла в задний карман и достала телефон, пытаясь делать вид что он был в моих руках все это время. — С одним парнем из школы. Он все время звонит мне и не понимает намеков. Мэтта это уже действительно раздражает.
    Мама нахмурилась. — Дорогая, только потому что ты встречаешься с Мэттом, ты не должна так грубо разговаривать с другими парнями. Особенно теми, кому ты нравишься. Подумай, как бы ты себя чувствовала, если бы тебе нравился парень, у которого уже была бы девушка, и он постоянно тебе грубил.
    Я была не в настроении слушать лекции мамы, поэтому просто кивнула. — Ты права. Я постараюсь быть с ним помягче.
    Она подошла и поцеловала меня в лоб. — Это моя девочка. Мелоди сказала, что Мэтт приедет в пять. Так что лучше поторопись собраться.
    Я улыбнулась, глядя, как она уходит. Как только она скрылась из вида, я закрыла дверь и кинулась к шкафу. Алекс уже вылизал из него.
    Я скрестила руки на груди. — Что ты имел ввиду говоря о том что моя кровь заразила доктора Альвареса?
    Он подошел к моей кровати и сел. — Ты сказала мистеру Квимби что твое день рожденья восьмого декабря.
    — И что? — Я не понимала какое значение мое день рожденья имело ко всему этому.
    — Значит, ты родилась под тринадцатым знаком зодиака. Под Змееносцем. Это отличает тебя от других. Оно делает тебя опасной.
    — Опасной. — Я чуть не рассмеялась. Я была наименее опасным человеком из всех кого знала и даже никогда не повышала голоса. По крайней мере до встречи с Алексом. — Ты ничего обо мне не знаешь.
    — Я знаю, что кровь Горгоны течет по твоим венам. Я знаю, что твоя кровь имеет свойство воскрешать мертвых. И так же убивать живых.
    Я начала было протестовать, но он схватил меня за руку чуть ниже локтя. — Сколько времени продержался доктор Альварес?
    Я промолчала.
    — Я полагаю, что не много. Этого достаточно чтобы твоя кровь проникла сквозь все его тело.
    Слезы навернулись на глаза. — Я позвонила в 911 и медсестра сразу же применила АЕД.
    — Это не имеет значения. Современная медицина бесполезна против крови Горгоны.
    — Что ты имеешь в виду под словом Горгона? Это что-то вроде Медузы Горгоны? — Я выдернула свою руку из его.
    — Ты что не слушала, что рассказывал мистер Квимби на уроке? Единственная причина, почему этот семестр сосредоточен на мифологии, так это ты. Это все для того что бы научить тебя.
    — Как долго он преподает в Ламберте?
    — Он начал преподавать в то же время как ты поступила в школу. Ему нужно было следить за тобой. Мы знали, что ты получишь свои способности в ближайшее время. И было бы ужасно для твоей мамы оставлять тебя дома. Ты вела себя как обычный человек все это время, и мы должны были найти кого-то кто бы смог тебя защищать в школе. И чтобы защищать других от тебя.
    Я приложила руки к голове, не обращая внимания на то как мне было больно. — Нет, это безумие. — Он подошел и взял меня за руку. Его прикосновение было нежным и теплым.
    — Я знаю что ты чувствуешь. — Я взглянула на него. — Я такой же как и ты Джоди. Мы некроманты.
    — Некроманты возвращают к жизни мертвых. Но не убивают живых. — Я прочитала достаточно книг чтобы знать это. Все книги, что я читала, были фантастикой, но я не упоминала об этом.
    — Мы являемся особой группой некромантов, называющейся Змей. У нас гораздо больше энергии, чем у простых некромантов, так как в наших телах течет кровь Горгоны.
    — Змей, это что-то вроде Змееносца?
    — Да. Змееносец слишком длинное слово. — Улыбнулся он. — Поэтому мы решили сократить. К тому же подобным нам не большая группа. Это клуб, в котором ты была прошлой ночью, Серпантин — это одно из наших мест.
    — Ваше место?
    — Мы ведь должны как-то жить, верно? Я думаю что мы, конечно могли работать бы как наемные убийцы, но думаю это не соответствует морали.
    — И ты называешь воскрешение и убийство людей кланом Змей высокоморальным поведением?
    Он рассмеялся. — Не совсем, но именно поэтому мы создали наш клан. У нас есть безопасные места, такие как Серпантин, и ты не поверишь, как много денег он нам приносит.
    — Почему это название мне так знакомо? — Я знала что слышала его раньше, еще до того как Мэтт взял меня в клуб.
    — Это еще одно из названий созвездия Змееносец. Так же он известен как Носитель или Змея. И, между прочим, все это рассказывалось на уроке мистера Квимби.
    — Вот и отлично, это первое из доказательств, что я не принадлежу вашему клану Змей. Я ненавижу змей. Меня всегда бросает в дрожь при виде их.
    — Пожалуйста, не говори, что ты действительно думала, что змея знала, как использовать травы для лечения людей? Этот миф был создан для сокрытия правды. Чтобы скрыть клан Змея. В нас течет кровь Горгоны. Та же кровь, которая была подарена Змееносцу Афиной.
    — Мистер Квимби говорил, что было два флакона крови.
    — Да. Кровь правой части Медузы была для воскрешения мертвых.
    — А кровь с левой части была ядовитой. — Закончила я, думая о том что возможно Алекс говорил правду и мистер Квимби действительно проводил свою лекцию ради моего блага. — Ты говорил что мистер Квимби сказал тебе следить за мной. И то что он устроился работать в Ламберт чтобы следить за мной. — Он кивнул. — Значит он тоже член клана Змей.
    — Да. Он хочет, чтобы ты была в одном из наших безопасных мест.
    — В Серпантине?
    — Нет, это не достаточно безопасное для тебя место. Там слишком много людей. Члены клана Змея уже знаю, как держаться на расстоянии и не навредить никому. Как правило, они даже не всегда работают по ночам в клубе, давая возможность спокойно отдыхать людям.
    Я покачала головой, пытаясь все обдумать. Брат Мэтта тоже там работал. — Так значит там работают и обычные люди?
    — Да. В некоторые дни, но место, куда я хочу тебя отвезти, это что-то вроде школы, где тебя научат контролировать свои силы. Причиной, которых являются твои эмоции и передаются через кровь и… другие жидкости организма. — О, фу! Должно быть я ужасно выглядела, потому как он быстро добавил: — Это я про твои слезы и слюну. Вот почему ты не можешь сегодня встретиться с Мэттом. Если вы поцелуетесь, то ты убьешь его.
    Я вспомнила слова Алекса в Серпантине. Один поцелуй, и он войдет в историю. Он будет словно камень холодный, такой же как и медсестра после того как обследовала тебя после аварии. Медсестра. Я и забыла о ней. — Я убила миссис Стейнгал. Она светила мне в глаз фонариком. От чего у меня покатились слезы. Она извинилась за то, что заставила меня плакать и вытерла мне щеку.
    Алекс положил руку мне на плечо. — Ты не знала. Я должен был поговорить с тобой раньше.
    Мои ноги ослабели, поэтому я подошла к кровати и села. А мои плечи поникли.
    — Я обещаю, что все стане легче. Мы можем помочь тебе Джоди. Мы научим тебя контролировать свои силы и даже использовать их с пользой.
    Я не была уверена, что нечто столь ужасное, могла приносить пользу. Но после я поняла. — Ты хочешь сказать, что я смогу воскрешать? Животных или даже людей? И они будут совершенно нормальными, в смысле без пены во рту или окровавленных черепов?
    — Они будут именно такие, как и в тот момент, когда умерли. Возможна кровь или кишки, в зависимости как они умерли.
    — Но они будут собой?
    — Да. Они будут собой.
    Я не была уверенна, верю ли ему, но мне этого хотелось. Я не могла отрицать того что случилось с оленем, медсестрой, крысой, белкой и врачом. Я знала, что между ними есть что-то общее. И как бы мне не хотелось этого признавать, но все что с ними произошло, было по моей вине, хоть я этого и не осознавала. Поэтому научиться контролировать эту силу казалось не плохой идеей.
    — Где находиться эта безопасная школа?
    — Я могу тебя туда отвезти. Собери сумку и поедим.
    Я встала. — Взять с собой сумку? Куда именно мы поедим?
    Он подошел ближе и взял меня за руку. Почему же этот ненормальный сталкер настолько… нежный? — Джоди, ты можешь остаться здесь. Но твои силы увеличиваются с каждым днем. И находясь в кругу обычных людей, ты можешь им навредить.
    Ладно, возможно он и не столь милый. Он просто хотел увезти меня. Чтобы я бросила Мелоди, Мэтта и маму. Но я не могу этого сделать. — Ты не можешь просто взять и вырвать меня из привычной мне жизни. Что я скажу маме? Как все ей объясню?
    — Ты не сможешь объяснить. — Он отпустил мою руку и подошел к окну. — Мы должны убежать. Это единственный путь.
    — Ты серьезно? Мама позвонит в полицию. Она соберет поисковый отряд и отправит на мои поиски. Это разобьет ее сердце. — Он повернулся и вздохнул. — Не говоря уже о том, что все они будут тебя искать. Мэтт и Мелоди видели тебя.
    — Ты действительно беспокоишься об этом? — Его глаза не отрываясь смотрели на меня. — Или ты просто не хочешь бросать своего парня?
    Я не хотела бросать Мэтта, но это было не главным. — Я не столь мелочна. Мне не нужен парень. Я просто не хочу уходить, зная, как будет больно тем людям, которые обо мне заботились. Они не будут знать, что со мной случилось. Они начнут предполагать худшее. Например, то, что я мертва.
    — Ты сможешь позвонить маме. Хотя бы для того, чтобы сказать ей, что ты в безопасности. — Он подошел ко мне. — Джоди, пожалуйста. Я пытаюсь тебе помочь. Если ты не пойдешь со мной, то станет гораздо хуже.
    Что он пытался сказать? Неужели, в конечном счете, я убью всех, кто меня любит? Или же люди из клана Змея придут за мной?
    — Мне нужно время чтобы подумать. Ты не можешь так просто вывалить это все на меня, и надеяться что я убегу с тобой не задавая вопросов. — Это конечно было не совсем без вопросов, но все же.
    — Ты видимо хочешь попрощаться, — сказал Алекс.
    Я не была уверенна, убегу ли я с ним, но если он давал мне подобный шанс, то я должна согласится. — Да. — Я опустила глаза, избегая его взгляда.
    — Хорошо. Но ты должна пообещать мне, что не станешь целовать Мэтта. Ты не можешь идти на свидание с ним этим вечером. Это слишком опасно.
    — Я могу себя контролировать. Я буду в порядке, гуляя с Мэттом. Довольно просто, не целовать кого-то. — Я была в этом уверена, так как достаточно практиковалась в том чтобы не целовать Мэтта.
    Алекс скрестил руки на груди. — Мне вообще не нравится эта идея. Я должен сейчас же забрать тебя с собой.
    — Забрать меня с собой? Как ты планируешь это сделать, неужели перекинешь меня через плечо и понесешь? Неужели именно таким парнем ты хочешь быть?
    — До встречи Джоди. — Алекс подошел и открыл окно. Наконец я поняла как он проникал в мою комнату. — И кстати задвижка на окне сломана.
    — Полезно знать. — Я последовала за ним, наблюдая как он спускается по склону крыши и перебираясь на дерево. Остановившись на секунду, он похоже обдумывал что сказать. — И даже не думай просить меня быть осторожным.
    Он улыбнулся и, спрыгнув с дерева, направился в сторону заднего двора.
    — Джоди. — Мама постучала в дверь и зашла. Я успела закрыть окно, прежде чем она что-либо смогла заподозрить. Он взглянула на меня и ахнула. — Ты не одета. Мэтт приедет с минуты на минуты, а ты даже не накрасилась.
    — Эм… — Я не могла даже думать об оправдании. В дверь позвонили. — О нет! — Я огляделась в поисках полотенца. — Пять минут. Пожалуйста. — Я схватила полотенце, и побежала мимо мамы прямиком в ванну. Я забежала в душ, даже не ожидая пока нагреется вода. Если я замерзну то выйду быстрее. Поэтому плеснув на себя холодной воды, я начала тереть волосы как сумасшедшая. Ополоснувшись, я обмоталась полотенцем и бросилась в комнату.
    Мелоди сидела на моей кровати, и уже выбирала наряд. — Так, одевайся и суши волосы, а я скажу Мэтту что ты почти готова.
    — Спасибо. Ты мой спаситель.
    — Надеюсь, ты этого не забудешь. К тому же мой день рожденья не за горами.
    — Договорились. — Кивнула я. Она ушла и я бросилась к своей одежде. Для сушки волос потребовалось всего три минуты, и в этот раз я была рада, что у меня редкие волосы. Я наложила немного блеска на губы и взглянула на свое отражение в зеркале. Не идеально, но все же не плохо. Определенно не для поцелуев, которые я хотела избежать.
    Я побежала вниз по лестнице, спотыкаясь на последнем шаге. Мэтт подскочил с дивана, заметив, что я поскользнулась. Я ухватилась за перила и удержалась от удара лицом. — Я в порядке, — ответила я Мэтту с улыбкой. — Ты не против если у нас не много изменятся планы?
    — Э-э, думаю да. Но что ты имеешь в виду?
    Я взяла его под руку. — Идем со мной. — повернулась я к маме. — Мы будем на качелях. — Мама кивнула в недоумении хмуря брови. Я была уверенна, что она хотела знать, от чего наши планы сменились, но она не стала бы смущать меня перед Мэттом.
    В то время как у Мелоди, глаза казалось, выскочат из орбит. Она бросилась ко мне одаривая Мэтта мимолетной улыбкой. — Могу ли я с тобой секундочку поговорить? — Она потянула меня за свободную руку, на кухню не давая мне выбора. — Что ты делаешь? Ты собираешься полностью разрушить отношения с Мэттом. Он любит тебя и сможет смириться со многим. Так что, пожалуйста, не говори мне о том, что планируешь отменить сегодняшнее свидание.
    — Разве не ты предлагала мне остаться сегодня дома после всего случившегося?
    — Это было еще до того как вы начали встречаться с Мэттом…
    О, Боже. Как я не замечала этого раньше? Мелоди любила Мэтта. Когда мы познакомились, они сказали что просто друзья. Они выросли вместе. И я бы никогда не подумала, что у Мелоди были чувства к нему, но сейчас, глядя на нее, у меня не было сомнений. Какой же подругой была я? Она свела нас, потому что этого хотела я. Она беспокоилась о нас, потому что просто хорошая подруга. В отличие от меня. А я чувствовала себя грязной.
    — Мел.
    — Не надо. Это было давно. Еще до знакомства с тобой. Я поцеловала его один раз и все. Но он сказал что не относится ко мне так же. — Она так быстро все это говорила что мне стало больно. — Все хорошо. Я не могу его заставить себя полюбить. Но он заслуживает быть счастлив с тобой.
    Я не знала что сказать.
    — Иди. Не заставляй его ждать. — Она слегка толкнула меня в сторону гостиной, но я обернулась и заключила ее в объятьях.
    — Ты самая лучшая подруга из всех, что у меня, когда-либо были.
    — Да, да. И как я уже говорила, мой день рожденья не за горами. Ты сможешь меня отблагодарить, действительно хорошим подарком.
    Мы обе рассмеялись, и я поспешила к Мэтту, не желая оставлять его наедине с мамой. Мы направились на улицу к качелям на заднем дворике. Мы сели, и я не знала с чего начать. Я должна была порвать с ним. Ведь если Алекс говорил правду, то встречаясь со мной, он был в огромной опасности. И теперь я знала о чувствах Мелоди… Поэтому я обязана положить этому конец.
    — Мэтт, послушай, — начала было я.
    Но прежде чем я смогла продолжить, он наклонился и поцеловал меня.

Глава 11

    Мэтт поцеловал меня! Мэтт поцеловал меня! Это было единственное о чем я думала. Я прижалась к нему, целуя еще крепче. Но затем осознание ударило меня. Мэтт поцеловал меня! О, Боже, нет! Я отстранилась, хоть и зная что уже было слишком поздно.
    — Я сожалею, — сказал Мэтт, испуганно глядя на меня. — Я просто очень давно хотел это сделать, уже несколько дней я просто схожу с ума.
    Я смотрела на него, ожидая что произойдет. Но он выглядел отлично. Он был похож на Мэтта. На долю секунды, я даже подумала что Алекс лгал. Возможно он действительно был сумасшедшим сталкером, который просто хотел нас разлучить с Мэттом. Поэтому я расслабилась опуская напряженные плечи и улыбнулась Мэтту. — Нет, это мне очень жаль. Я тоже давно хотела тебя поцеловать.
    Мэтт наклонился ко мне вновь, но прежде чем мы поцеловались во второй раз, его лицо покраснело и он начал задыхаться.
    Нет, пожалуйста, нет. Пожалуйства будь это лишь совпадением. Он мог подавиться жвачкой. Но он поднес свои руки к горлу и явно не мог дышать. Его рука потянулась к груди. Я наблюдала как жизнь потухала в его глазах, зная что я была этому причиной. Он начал падать вперед и я словила его упав на колени. Я не знала что делать. Могла ли я сделать исскувственное дыхание? Мой мозг сумасшедше работал. Алекс сказал, что я воскресила оленя, белку и крысу. Но могла ли я воскресить Мэтта?
    Слезы струились из моих глаз, и я позволила им упасть на шею Мэтта. Я не знала сработает ли мой дар. До сих пор от этого не было ничего хорошего. Но я не могла себя контролировать. Мэтт был моим парнем. Мы только что впервые поцеловались. И теперь он мертв, из-за меня. Ну почему же я была настолько глупа чтобы позволить ему себя поцеловать. Я должна попробовать все исправить.
    Я смотрела на безжизненное тело Мэтта у меня на коленях, но ничего не происходило. Он не вскочил вернувшись к жизни как олень. Возможно, лишь слез было не достаточно для возвращения человек к жизни. Но после я вспомнила, что капли моей крови попали на оленя. Я огляделась вокруг. Если моя кровь была источником моей силы, то я должна была ее использовать, чтобы исправить то что натворила. Поэтому я облокотила его о скамью, поднялась на ноги и бросилась к сараю. Я бежала прямо к изгороди, где висели ножницы. Схватив их я побежала обратно к скамье.
    Мэтта не было. Я запаниковала, осматриваясь во круг двора. Что если Алекс все видел? Возможно он забрал Мэтта прежде чем я смогла его воскресить. Или возможно сработали слезы? Ну нет, мне ведь нужна кровь. Не так ли? — Мэтт? — Мой голос дрожал. — Мэтт, пожалуйста, если ты меня слышишь, скажи что-нибудь. Я могу помочь тебе. Просто скажи, где-ты.
    Я понятия не имела, как сработает воскрешение для человека. Животных же это приводило в сумасшествие и панику. Мэтт возможно чувствовал то же. Я должна была его найти, срочно. — Мэтт? — Я подбежала к скамейке, в поисках следов того, куда он мог пойти. Я проверила заднюю дверь. Она была по прежнему закрыта, но это не означало, что он не смог войти внутрь. Тем не менее это был мой последний вариант. Я не могла зайти в дом без Мэтта. Мама и Мелоди, стали бы задавать слишком много вопросов на которые я бы не смогла ответить.
    Я проверила кусты за двором. Но его нигде не было. Я пошла обратно по дороге возвращаясь во двор. Но когда я проходила мимо автомобиля Мелоди, то вздрогнула. Мэтт сидел на пассажирском сиденье. Выражение его лица было пустым. Он смотрел прямо на двери гаража. Я постучала в окно машины, но он не отреагировал на меня. Мои руки дрожали когда я потянулась к двери и открыла ее. Инстинкты подсказывали мне крепче держаться за ножницы и я ненавидела себя за эти мысли.
    — Мэтт? Ты в порядке? — Я нагнулась, пряча ножницы за спиной. — Что ты здесь делаешь?
    Он не ответил, поэтому я прикоснулась его руки. Он посмотрел на меня и вдохнул носом воздух. Я не понимала что это. Он что принюхивается? Наконец, он приподнял глаза и взглянул мне в лицо.
    — Почему бы нам не пойти на задний двор снова? Мы бы могли еще не много поговорить. — Я должна была выяснить что с ним не так в любом случае. Я понятия не имела, как он оказался в машине Мелоди тем более что она была припаркована с другой стороны двора. Единственное что я знала, так это то что не могла оставлять его здесь. — Пойдем. — Я взяла его за руку и осторожно потянула. Моя правая рука болела, и я заметила что швы на порезе разошлись. Я поняла что должно быть выпачкала его кровью еще на скамейке. И от этого вернула его к жизни. Он вышел и пошел со мной глядя на все как в тумане. Я как могла, тихо закрыла дверь. Меньше всего, мне хотелось привлекать к нам внимание. Но только выйдя к задней части дома, я услышала как нас зовет мама. Я остановилась а Мэтт врезался в меня и хмыкнул.
    — Прости, — прошептала я, прижимая палец к губам. Мама не должна была видеть нас. Нет, не сейчас, пока я не привела Мэта в порядок. Только вот у меня не было ни малейшего понятия как это сделать. Мы стояли на задней части двора ожидая пока не уйдет мама. Я заглянула за угол чтобы в этом убедится. Мы не могли возвратиться на скамейку. Это было слишком открыто, и мама с Мелоди могли выйти к нам. Поэтому я направилась к деревьям, посаженым на нашем участке. Все еще продолжая держать руку Мэтта, я провела его вдоль деревьев и завела в сарай. Никто не увидит нас тут.
    — Мэтт? Он смотрел мимо меня. Слезы снова потекли по щекам. О, Мэтт. Что же я с тобой сделала?
    Кролик прыгал по лужайке за ним. Я бы даже не заметила, если бы Мэтт не обернулся резко, практически вырывая мою руку из сустава. Я отпустила его руку и потерла плечо. — Ай. Что ты делаешь? В чем дело? А дело было в том, что он был мертв. И я это знала.
    Мэтт смотрел на кролика и выражение его лица исказилось. Его верхняя губа свернулась и он издал странный гортанный звук. — Мэтт, — но я сказала это слишком поздно, не то что бы мой голос оказывал на него влияние, но все же возможно бы имело смысл. Он сделал рывок словно змея и кинулся на кролика. Поднеся его к губам, он впился в зубами в его спину. — Нет! — Завопила я в ужасе. Этого не может быть. Я упала на колени и выронив ножницы закрыла лицо руками. Мэтт хмыкнул, и я услышала почавкивающий звук, создающий мне ком в горле. Затем последовала рвота. Я попыталась встать, но ноги больше не слушались. Мэтт бросил на землю кролика словно кошка приносящая добычу хозяину. Я съежилась и поползла назад, пытаясь уйти от Мэтта.
    Он смотрел на меня сверху вниз, наклонив на бок голову, его лицо было в крови, которая стекала на шею. Он подходил ко мне ближе, пока не зажал меня у стенки сарая. Мэтт поднял руку и сжав кулак, замахнулся мне в голову. Но прежде чем я успела закричать, Алекс схватил Мэтта за руку и бросил на землю.
    — Это не его вина! — Закричала я.
    Алекс не реагировал, продолжая прижимать Мэтта к земле.
    — Я не хотела, — рыдала я. — Я собиралась порвать с ним. Сказать ему, что не могу его видеть. Но прежде чем я произнесла это, он поцеловал меня. Я растерялась и целовала его в ответ. Я даже не понимала что происходит, пока не стало слишком поздно.
    Алекс пытался удержать его изо всех сил. Даже мертвый Мэтт был очень сильным. — Глупо! — Мне требовалась минута чтобы понять что Алекс обращался ко мне. Зачем ты осталась наедине с ним чтобы расстаться? Ты только лишь навлекла неприятностей. — Он уперся коленками в Мэтт и тот застонал. — Посмотри что ты натворила, Джоди.
    — Я знаю, — ответила я, будучи более злой на себя чем на Алекса. — Пожалуйста, ты можешь что-нибудь сделать? Помочь ему?
    Алекс покачал головой. — Я не могу это исправить.
    — Нет, ты можешь. Ты можешь убить его и правильно воскресить обратно. Ты сказал что так можно. И мне просто стоит узнать как это делать. Ты можешь это сделать. Ты можешь вернуть его таким, каким он был. — Не прекращала умолять я.
    Мэтт стиснул зубы и зарычал. Кровь и слюна брызнули из его рта. Алекс повернул его голову, так чтобы Мэтт смотрел на меня. Это заставило меня еще больше плакать. — Это не твой парень, Джоди. Это за неимением лучшего слова, зомби. И ты не знаешь как использовать свою силу чтобы вернуть его прежним. Он почти уже пустая оболочка. Нет ни мозгов, ни мыслей. — Алекс кивнул на кролика валявшегося на траве. — Я полагаю что он это сделал.
    Я не могла заставить себя отвечать, но и не должна была. Алекс и так все знал. Возможно он не был свидетелем всего этого, но он знал достаточно дабы собрать это воедино. — Пожалуйста, — молила я, — должно быть хоть что-то что ты сможешь сделать. Мы не можем оставить его в таком состоянии.
    — Нет, не можем. Мы должны убить его Джоди. Но на этот раз, навсегда.
    Я начала протестовать снова, но Алекс прервал меня. — Ты не знала что делала, возвращая его обратно. Ты сделала это не правильно. Если все делать верно, то они возвращаются такими же как были до смерти. — Он указал на Мэтта все еще рычащего и с окровавленным ртом. Все было бы правильно, если бы Алекс вернул его к жизни, но я превратила его в это.
    — Ты хочешь сказать, что он навсегда останется зомби*
    — Да, мне очень жаль.
    Я потеряла его и рыдала так сильно что едва могла дышать. Мои глаза были полны слез. Я ненавидела себя за то, что в первую очередь воскресила Мэтта. Если бы я не воскресила его, если бы дождалась, Алекс смог бы вернуть его к жизни как полагается. Я все еще не смогла бы встречаться с Мэттом, но он был бы жив.
    — Иди, — сказал Алекс. — Ты не должна смотреть на это. Я позабочусь о Мэтте и избавлюсь от его тела.
    — Что ты имеешь в виду «избавиться от его тела»?
    — Мы не можем позволить никому увидеть его таким. Он весь в крови.
    — Тогда мы избавимся от него. Я не позволю его семье узнать о том, что с ним произошло. Я не собираюсь заставлять страдать их еще большие. Известия о его смерти и так достаточно. Я встала. — Я сделала это. Я должна взять на себя ответственность за это, и должна сделать все, что смогу, чтобы компенсировать свою ошибку. Глупо называть ошибкой убийство парня который мне нравился. Ошибками были списывание на тесте или вранье родителям. Убийство человека не было ошибкой. Это было бесчеловечно.
    Алекс кивнул. — Хорошо. Мы избавимся от него и замаскируем все под несчастный случай. Хотя, эффект который оказывает наша кровь на людей больше похоже на сердечный приступ. Ты не знаешь, были ли у кого-нибудь из его семьи проблемы с сердцем?
    Я проигнорировала вопрос. Мэтту было семнадцать. Он был здоровым. Никто не поверит, что у него сердечный приступ. И помимо это, я вспомнила что говорил Алекс.
    — Мы не люди, да? Офи, я имею ввиду.
    Мэтт действительно становился неспокойным когда Алекс прижимал его к земле. — Сейчас слишком многое придется объяснять. Мы должны покончить с этим. Быстро.
    — Как ты это сделаешь? Ужасный вопрос. И я не хотела знать ответ на него. Но я не хотела чтобы Мэтт страдал и и не хотела чтобы Алекс делал нечто такое, что вызвало бы еще больше вопросов о смерти Мэтта.
    — Я использую силу моей крови. — Он достал из кармана нож.
    — Подожди! — Сказала я. — Может быть, мы должны использовать мою кровь. Я в первую очередь та, кто сделала это с ним. Я должна быть той, кто уберет свой беспорядок.
    — Прости, но ты не можешь. Я ценю то, что ты хочешь взять на себя ответственность, но у тебя еще нет контроля над твоими силами. Ты можешь в конечном счете сделать только хуже.
    Я не могла себе представить, как все могло бы стать еще хуже. Но я опустила руки.
    «Я должна использовать свою кровь для того, чтобы исправить всё. Взрослый Офи может освобождать души лишь приказав им, но у меня пока нет такой силы, поэтому я снова должна отравить его. Позже я объясню как это работает. Но сейчас ты должен отойти и чтобы не случилось не трогай меня или Мэтта. Понял?»
    Я подавила свой страх и кивнула, сделав шаг назад. Было тяжело смотреть на то, как Алекс ножом разрезает свою левую ладонь. Меня передернуло от вида крови. Он держал рот Мэтта открытым и накапал туда немного своей крови. На секунду Мэтт обрадовался крови и это заставило меня съежиться. Он больше не был человеком. А потом его тело полностью окоченело. Алекс встал и кивнул мне. — Готово.
    Я снова расплакалась. И удивилась, что есть ещё чем. Алекс подошел и обнял меня. Я странно себя чувствовала в его объятиях. Раньше он бы разозлил меня, но сейчас он спасал меня… от меня же самой. Несколько минут я кричала на него с облегчением от того, что мои слезы не могут навредить ему. Я могла оставаться собой рядом с Алексом.
    «Джоди, мы должны привести его в порядок и придумать правдоподобную историю, прежде чем твоя мама или Мелоди найдут нас.» Его голос был мягким и подбадривающим.
    Я отстранилась от него. — Позади дома есть шланг, но кто-нибудь может услышать или увидеть нас.
    Алекс положил руки на к себе на бедра и наморщил лоб. — Хорошо. Мне нужно вернуться внутрь. Скажи своей маме и Мэлоди что Мэтт порвал с тобой. Скажи что он узнал что тебе нравится кто-то другой.
    — Нет. Они никогда не поверят в это. Они знали, что я была без ума от Мэтта. Там не было никого другого. — Я съежилась, понимая, что уже заговорила о нем в прошедшем времени.
    Он вздохнул. — Ладно. Скажи им что он устал от всего этого. Ваши отношения были для него слишком непростыми.
    Это было правдоподобно. Особенно в том, какой была моя жизнь в последнее время. Я кивнула.
    — Хорошо. Я избавлюсь от него. Дай мне минут пять или около того. Этого достаточно. Потом возвращайся на улицу. Остальном беру на себя.
    Я была в ужасе от того что он будет делать, но Мэтт уже был мертв. Алекс уже не сделает ему больно. Я направилась назад к дому и остановилась у двери. Глубоко вздохнула и зашла внутрь. Мама и Мэлоди были в гостиной. Мама разговаривала по телефону.
    — Вот ты где! — воскликнула она. — Я пыталась позвонить тебе на мобильный. Где ты была?
    Я сдерживала слезы и не могла допустить еще больше случайностей. Собрав все силы, я стойко приняла это испытание. Это вероятно заметили мама и Мэлоди, потому что они устремились ко мне и усадили на диван.
    — Что случилось? — спросила Мэлоди.
    — Мэтт, — сказала я — Он порвал со мной.
    Мама рассердилась, а Мэлоди выглядела почти спокойно. Они обе ждали, чтобы я продолжила.
    — Он сказал, что встречаться со мной было слишком большой работой. Все было слишком трудно, и ему нужно двигаться дальше.
    Мэлоди повернулась и выглянула в переднее окно.
    — Где он? Его машина все еще ​​впереди.
    — Мы гуляли, но когда я рассталась с ним он был на заднем дворе.
    Мэлоди вскочила и в гневе выбежала из комнаты. Мама и я последовали за ней. Мы вышли через черный ход. — Мэтт! — Мэлоди крикнула так, будто готова сделать ему выговор. Но она остановилась когда посмотрела на бассейн на террасе. Мэтт лежал посреди него, а рядом соседский, издающий треск, электрокабель.

Глава 12

    — О мой Бог, Мэтт! — закричала Мелоди.
    — Стой! — схватила её руку я. — Это линия электропередачи. Если ты будешь идти в близи этого или воды вокруг Мэтта, тебя ударит током.
    — Мы не можем оставить его здесь ничего не сделав! — крикнула Мелоди. — Джоди, он мой лучший друг. Она сдалась и я не могла вынести этого. Я развернулась и побежала назад в дом, вопя что-то о 911. Я влетела прямо в кухонный стол и согнулась пополам. Было тяжело дышать. Я подняла голову и увидела Алекса у меня на кухне. Он набирал для меня номер, но потом сбросил.
    — Если ты позвонишь туда, полиция может спросить обо мне. Они должны поговорить с каждым, кто находился здесь. Ты должна сделать это.
    Я взяла телефон.
    — 911. Что у вас произошло? — сказал оперетор. Я действительно ненавижу этот голос.
    — Это Джоди Маршалл. Здесь случилась… авария. — Я подавилась словами. — Линию электропередачи отрезало. Мой парень ударился током.
    — Мисс Маршал, вы можете подтвердить мне свой адресс?
    Почему если я звоню чтобы заказать пиццу они могут назвать мой адрес по телефонному номеру, но для 911 нужно его подтверждать?
    — 118 Пайн Стрит.
    — Я пришлю кого-нибудь прямо сейчас. Пожалуйста, не приближайтесь ни к линии электропередач, ни к телу. Вы меня поняли? Если вашего парня ударило током, значит провод оголен и током может ударить любого кто к нему прикоснется.
    — Я поняла. Я повесила трубку прежде чем она успела продолжить лекцию.
    Алекс исчез. Я была удивлена тем, что хотела видеть его здесь. Но он знал правду. В данный момент он понимал мои чувства. Сейчас, он был единственным с кем я хотела поговорить.
    Открылась задняя дверь и мама, держа Мэлоди за плечи, завела ее внутрь. Она усадила ее за кухонный стол. Я отвернулась от нее. Как я могла смотреть Мэлоди в глаза после того, как убила парня, в которого она была тайно влюблена? Мама заварила всем чай, но мы не притронулись к нему. Приехали медики и сотрудники компании по энергоснабжению, мама провела их на задний двор. Мы остались внутри. Мама попросила медиков вынести тело Мэтта, обойдя дом. Она не хотела чтобы мы это видели.
    Я села за стол напротив Мэлоди, которая все еще была в шоке. Мама позвонила родителям Мэлоди и рассказала о том, что произошло. Она попросила позволить Мэлоди остаться у нас на ночь, но ее родители настояли на том, что приедут за ней. Они хотели чтобы она вернулась домой и хотели удостовериться что она в порядке. Ее отец появился минут через пятнадцать и забрал ее домой, сказав, что утром вернется за ее машиной. После этого в доме наступила жуткая тишина. В воздухе витало безмолвие смерти и именно я принесла ее сюда.
    — Я могу тебе помочь, милая? — спросила мама.
    — Нет.
    Она сделала глоток чая, который вероятно уже был ледяной. — Парень из компании по энергоснабжению сказал, что кабель похоже оборвала упавшая ветвь дерева. Они нашли одну под деревом за домом. Должно быть она сломалась из-за удара молнии или чего-то подобного во время последнего шторма. Она была хрупкой и, наконец, сломалась.
    Я удивилась, как Алекс сделал всё это в течение нескольких минут. Если только он не поработал над деревом, которое действительно было поражено молнией. Может быть, он видел его во время одного из своих преследований. Он, конечно, провел достаточно времени торча около моего дома, чтобы знать, есть ли дерево, пораженное молнией.
    — Сотрудники компании по энергоснабжению сказали что подобное случается чаще чем ты думаешь. И…
    — Мама. — Я подняла руки в отчаянии. Я не могла слушать это. Я не хочу думать о Мэтте или о глупой поддельной истории придуманной Алексом чтобы скрыть, как на самом деле умер Мэтт.
    — Пожалуйста, я не могу. Не сейчас.
    — Милая, извини. Я просто не знаю что сказать.
    — Давай ничего не будем говорить. Хорошо? Ничего из сказанного нами не вернет Мэтта и не изменит произошедшего. — Но Алекс изменил случившееся. Он защитил меня, сделал так, что все выглядело как необычный несчастный случай. — Я хочу прилечь. Проспать весь день и вырваться из этого кошмара.
    Мама посмотрела потеряно.
    — Это один из тех случаев, когда мне действительно жаль, что я была старше. То, что у меня не было как у тебя в шестнадцать. Возможно, если бы я была старше, я бы знала, как заставить тебя чувствовать себя лучше прямо сейчас. Как защитить тебя от таких вещей.
    — Мам. — Я обняла её, и она заплакала на моём плече.
    — Есть некоторые вещи, от которых я не смогу защитить тебя. — Как и я.
    — Я буду в порядке, мне просто нужно время.
    Она кивнула и стерла свои слезы.
    — Иди спать. Я запру здесь.
    Я знала что она собиралась сесть за стол и поплакать по-крайней мере еще минут двадцать. И худшее из всего этого то, что она чувствовала будто должна как-то защитить меня от всех несчастий в жизни. Она и понятия не имела что одной из этих несчастий была я. Она вообще не знала кто я. Черт возьми, да я и сама не знала этого.
    На следующее утро, полностью вымотанная событиями прошлого дня, я спала допоздна. Мэтт — мертв. Это было первое что пришло мне в голову когда я открыла глаза. Я убила его. Я вернула его к жизни и превратила в монстра, в животное которое разорвало миленького маленького кролика на куски. Я почувствовала как слезы наворачиваются на глаза.
    — Не начинай. — Голос Алекса заставил меня внезапно сесть.
    — Что ты делаешь здесь? Который час?
    — Почти полдень. Он стоял, прислонившись к моему подоконнику. — Твоя мама заходила посмотреть как ты где-то час назад. Ты была без сознания.
    Я взглянула на тумбочку. Мама принесла мне кекс и кофе. Там же лежала записка. — Джожи, я ненавижу поступать так по отношению к тебе, но меня вызвали на работу. Я сказала им что не могу долго задерживаться по личным причинам. Это их огорчило, но я настояла. Пожалуйста, поешь хоть что-нибудь и позвони мне когда проснешься. С любовью, мама.
    Я вздохнула.
    — Она пошла работать.
    — Вероятно так будет лучше. Алекс оттолкнулся от подоконника и сел на край кровати. — Как ты себя чувствуешь?
    — Как если бы я убила своего парня.
    Он нахмурился. — Я имею в виду, ты все равно чувствуешь себя вымотанной? Временами использование наших сил истощает нашу энергию. По-крайней мере, когда мы впервые учимся их использовать. Это не будет отбирать так много энергии когда мы привыкнем к этому. Он провел рукой по краю кровати. — За последнее время ты использовала много своей силы, не зная об этом.
    — Спасибо что напомнил. Думаю стоит пояснить свой ответ о моем состоянии. Должна сказать что чувствую себя так будто убила своего парня, доктора, медсестру и группу невинных животных. Да, так будет точнее. Я плюхнулась на подушку.
    — Если хочешь я помогу тебе собраться. Алекс обвел мою комнату глазами.
    Я закрыла лицо руками, осторожно, чтобы не задеть порезы и покачала головой. Он что серьезно? Я почувствовала на себе его взгляд, поэтому снова села и посмотрела ему в глаза. — Я никуда не пойду. Моего парня еще даже не похоронили. Все ждут что я буду на похоронах. Меня возможно даже вызовут в полицию для дачи показаний. Кто знает? То есть, я сказала маме и Мэлоди, что Мэтт порвал со мной. А что если полиция решит что мы ругались и ситуация накалилась? Что если они подумают будто я причастна к его смерти?
    — Ты и так причастна к этому. Эти слова причинили мне боль. — Но полиция никогда не узнает об этом. Сотрудники компании по энергоснабжению сказали что всему виной дерево в которое ударила молния. Смерть Мэтта была случайностью. Никто не поверит что ты имеешь какое-либо отношение к его смерти.
    За исключением того, что все-таки имею. — В это дерево действительно ударила молния или ты сделал что-то о чем я не знаю? У тебя есть еще какие-то сверхъестественные способности?
    Он ухмыльнулся. — Это был удар молнии. Вообще-то я видел как она ударила в него во время сильного шторма на прошлой неделе.
    — На прошлой неделе? У меня закружилась голова. — Ты шпионил за мной с прошлой недели? Я думала мистер Квимби просто сказал тебе начать приглядывать за мной несколько дней назад.
    Алекс повернулся ко мне, положив свою правую ногу на мой матрац. Наши ноги соприкоснулись и я не могла отвести взгляд от наших, лежащих рядом, конечностей. Боже! Что я делаю? Мэтт только вчера умер, а я начинаю трепетать от того, что мой преследователь касается моей ноги!
    — Джоди, меня послали приглядывать за тобой еще в сентябре. После того как мистер Квимби подтвердил наши подозрения — что ты Офи — я разбил лагерь здесь, среди деревьев за твоим домом. Наблюдая за тем куда ты идешь, когда возвращаешься домой, с кем встречаешься. Последние слова были произнесены с болью.
    — Сентябрь? Ты следил за мной в течение пяти месяцев? Я почувствовала себя ущемленной. Я наконец начала симпатизировать ему, не беспокоясь о его присутствии поблизости, а теперь вот это. Мы оказались там же с чего начинали. Я оттолкнула свою ногу от его ноги, подвернула ее под себя и подальше от его тела насколько это было возможно.
    — Прости что докучаю тебе, но ты должна помнить что мы пытаемся делать то, что лучше для тебя. Моя просьба пойти со мной — это тоже часть этого.
    — Ты меня просишь? Значит я могу сказать нет и так и будет?
    Он колебался. Почему-то я знала что все не так просто. Алекс вероятно не хотел ни к чему принуждать меня, но это не значило что другие Офи не станут. — Джоди, я хочу помочь тебе, но ты должна позволить мне это. Я не буду принуждать тебя.
    Я знала что это выглядело по-детски, но я скрестила руки и отвернулась от него. — Я не пойду с тобой. Это моя жизнь. Я не брошу маму и Мэлоди. Не пропущу похороны Мэтта. Я отплачу ему хотя бы так.
    Краем глаза я увидела что Алекс встал и подошел к окну. — Если я тебе понадоблюсь, у тебя в телефоне есть мой номер. Держу пари ты не удалила мои сообщения.
    Он был прав. Не удалила. Но почему? Кто хранит сообщения от своего преследователя? Может быть чтобы использовать как доказательство, но я прятала их от всех. Я раскрыла руки и повернулась в сторону окна, но Алекс уже исчез.
    Я не могла есть. День прошел и мне было все равно. Мама пришла домой около половины пятого.
    — Прости, прости, — сказала она, практически влетев через дверь. — Я была готова вырваться оттуда через час, но там произошел настоящий кризис. На компанию подали в суд и, если я не займусь делом, они уволят меня и найдут кого-то кто готов работать по воскресеньям.
    — Так и сказали? — спросила я, глядя на темный экран телевизора, впервые за весь день осознавая что я забыла его включить. Я даже не помню как спустилась вниз.
    — Да, так и сказали. Представляешь? Она повесила свое пальто и сумочку и села рядом со мной. — Я тут подумала, потушу-ка я мясо на ужин. Если начну сейчас, оно будет готово к позднему ужину, мы могли бы посмотреть фильм и не спать всю ночь. Что думаешь?
    Она старалась изо всех сил избегая разговора о Мэтте. Я должна была дать ей шанс, но мне нужно было кое-что знать. — Ты разговаривала с его родителями? Машины Мэтта не было на подъездной дорожке, значит они должно быть приходили за ней.
    — Полагаю ты сегодня не разговаривала с Мэлоди?
    Я покачала головой, чувствуя ком в горле. — Я не знаю что ей сказать, и думаю, она тоже не захочет со мной разговаривать.
    — Родители Мэтта звонили мне сегодня. Я смогла проскользнуть в туалет достаточно надолго чтобы выяснить детали. Она сомкнула колени. — Они уже сделали все необходимое. Они не хотят выставлять все напоказ. Говорят это слишком болезненно и им необходимо уединение.
    Я смотрела на нее, ожидая услышать то, что мне было нужно.
    — Похороны завтра. И панихиды не будет.
    — Не будет? Они просто собираются затолкать его в землю и покончить со всем? Это возмутительно. — Да что это за родители? А что Амбер думает об этом? Она и Мэтт были очень близки.
    — Джоди, — мама накрыла мою руку своей. — Люди скорбят по-разному. Я не знаю как бы я… Она замолчала и поморгала, чтобы остановить слезы. — Мы должны уважать желания этой семьи. Возможно для них слишком больно видеть Мэтта таким. Возможно они хотят покончить с этим и таким образом смогут запомнить его живым.
    Я встала.
    — Я иду спать.
    — А как же ужин? — крикнула мне вслед мама.
    Я влетела вверх по лестнице, громко хлопнула дверью и плюхнулась на кровать лицом вниз. Я сжала подушку в руках и кричала пока не заболели легкие. Мама не зашла ко мне. Телефон ни звонил ни разу. Алекс тоже не появлялся из своего укрытия в шкафу. Я была одинока. Я и моя отравленная кровь Горгоны ядовита для всех кого я люблю. Любила ли я Мэтта? Вероятно нет. Я никогда по-настоящему не любила, но к Мэтту, определенно испытывала сильные чувства. Когда он поцеловал меня, это было похоже на разряд. Никогда не чувствовала себя настолько живой. Поэтому и поцеловала его в ответ. Ну почему я сразу же не оттолкнула его. Этот поцелуй мог бы остановить время, а не сердце Мэтта.
    К тому времени когда я наконец оторвала голову от подушки, она была в слезах, а в комнате — темно. Солнце уже село. Я подошла к окну и высматривала Алекса. Он по-прежнему следит за мной? Думаю да, но он не позволял мне заметить его. Это не честно. Ведь он был единственным с кем я сейчас могла поговорить. Я знала, что если дам слабину и позову его, он снова попытается уговорить меня уйти и не была к этому готова. Вначале мне нужно попрощаться с Мэттом. Затем, я должна найти слова чтобы рассказать маме кто я такая, рассказать ей что ее дочь, которую она родила, на самом деле — монстр.
    Всю ночь я пролежала в кровати, глядя в потолок и размышляя как это сделать. К тому времени солнце уже встало, а ответа у меня по-прежнему не было. Я услышала как мама встала и приняла душ перед работой. Запах кофе проник ко мне в комнату. Рядом с ухом зазвенел будильник, но я била по нему пока он не стих. Наконец, мама вошла в мою комнату.
    — Не знала что ты уже встала.
    — Я не спала, — сказала я, продолжая смотреть в потолок.
    Мама глубоко вздохнула. — Может ты хочешь остаться сегодня дома? Думаю твои учителя поймут.
    Я не чувствовала что могу двигаться. Мне хотелось сейчас лежать там, абсолютно неподвижно, как Мэтт. Мне было интересно, положили ли уже его тело в гроб.
    Мама посмотрела на часы. — Послушай, мне нужно идти или я опоздаю. Напиши мне и дай знать если решишь остаться дома. Я могу позвонить в школу с работы. Она нагнулась и поцеловала меня в лоб. — Мне кажется хорошо, что панихида сегодня вечером. Обещаю, тебе станет легче когда она закончится.
    Почему-то я сомневалась в этом.

Глава 13

    Я лежала весь день. Не ела. Не спала. Я просто смотрела. Много. Но день все равно пролетел. Мой мобильный вибрировал больше одного раза и я знала что мама контролирует меня. Я никогда не звонила ей чтобы сказать что я дома. Я не могла встречаться ни с кем из школы. Все вопросы о смерти Мэтта, о нашем разрыве. Возможно Алекс был прав. Может мне и правда слишком опасно находится среди людей в данный момент. Или вообще.
    Мама ворвалась ко мне в комнату в ту же секунду как вернулась домой с работы. Сказать что она выглядела рассерженной было бы преуменьшением, и я могла представить какой была вся голосовая почта. — Ты не смеешь так со мной поступать! Я понимаю что ты расстроена. Понимаю что тебе больно. Но ты моя дочь. Ты хоть представляешь как я себя чувствовала сегодня на работе? Неудачницей. Я практически потеряла работу. Единственное что меня спасло — что нас спасло — так это я, рассказавшая моему бессердечному боссу о событиях субботы.
    Я села и прижала колени к груди. — Ты рассказала им про Мэтта чтобы предотвратить увольнение? Я не хотела чтобы мама потеряла работу, но винить ее ошибку со смертью Мэтта казалось очень удобным.
    Мама с ужасом посмотрела на меня. — Скажи, что нам делать если я потеряю работу? Ты ведь знаешь как тяжело я работала чтобы получить это место. Я не училась в колледже, Джоди. Мне не нужен диплом чтобы делать и половину из того, что я делаю. Она всплеснула руками. — Поэтому да, сегодня я воспользовалась смертью Мэтта, чтобы меня не уволили. И знаешь что? Это причина по которой я облажалась. Смерть Мэтта сделала тебя замкнутой. Ты не ответила ни на один из моих звонков. Потом, позвонили из школы и сказали что тебя там не было. Я понятия не имела все ли с тобой в порядке. Вот почему я облажалась, Джоди. Она села на край кровати и зарыдала, настолько сильно, что ее плечи тряслись. Я хотела обвить руки вокруг нее и обнять. Сказать ей как я сожалею что заставила ее волноваться. Рассказать ей…правду.
    Но я не могла. Я бы зарыдала. Да, зарыдала и она была бы мертва. А Алекс, продолжая держать обещание держаться подальше, не придет чтобы вернуть ее к жизни. Я ненавидела свою жизнб. Все это. Не было ни малейшего шанса попасть на похороны. Разве что у них есть чуть больше гробов, лежащих неподалеку, для погребения всех остальных людей, которых я отправлю в могилу.
    Я вскочила с кровати и подбежала к двери. Мама посмотрела на меня с недоумением.
    — Мама, — вхлипнула я. — Я не могу этого сделать. Она встала и протянула ко мне руки, но я, сделав шаг назад, вытянула руку чтобы остановить ее. — Пожалуйста. Не трогай меня, хорошо? Она остановилась, глядя на меня так, будто даже не знает меня. — Я не могу пойти на похороны, не могу встретиться с этими людьми. Мне нужно уехать. Побыть наедине.
    Дорогая, ты была наедине весь день. Тебе это не на пользу. Ты не можешь изолировать себя, это не поможет.
    — Мама, мне нужно время. Все произошло слишком быстро. Пожалуйста, мне нужно время чтобы все обдумать.
    Она кивнула. — Хорошо, мы не пойдем на похороны. Останемся дома. Мы приготовим отличный ужин. Ты ведь любишь когда мы готовим вместе. И мы давненько этого не делали.
    И как я собиралась бросить ее? Как можно сказать прощай не говоря этого?
    Я должна сделать это за ужином. Последний семейный ужин перед тем как я разобью сердце и брошу ее.
    — Да, ужин это хорошо. Но мне вначале нужно кое-что сделать. Кое-куда сходить.
    — Я подвезу тебя. Твоя машина все еще в ремонте.
    — Нет, я могу пойти пешком.
    — Мне это не нравится. После случая с тем парнем, который тебя преследует… Она тряхнула головой. — Мне будет неспокойно, если ты пойдешь одна.
    Я отмахнулась от нее. — Это недоразумение. Ему нужно со мной поговорить. Теперь мы отлично ладим. Практически друзья. Она посмотрела с недоверием, вероятно думая что я говорю то, что по ее мнению она хочет услышать. — Правда, мам. Обещаю.
    Она взяла мой мобильный и протянула его мне. — Возьми-ка его и отвечай когда я звоню.
    Я кивнула.
    — Дома быть в половине седьмого.
    Я посмотрела на часы. Было почти пять. Похороны скоро начнутся. — Поняла. Пожалуй пойду, пока еще не поздно.
    Она поцеловала меня в лоб. — Если тебя не будет дома в половине седьмого, я буду разъезжать на машине по округе и выкрикивать в окно твое имя. Мы обе рассмеялись потому как знали, что это правда.
    Полушагом-полубегом на кладбище. Мы жили недалеко от него если срезать через несколько дворов. Я была там в момент когда они бросали цветы на могилу Мэтта. Я спряталась за деревьями, не смея подойти ближе. Больше никаких несчастных случаев. Родители Мэтта и его сестра, Амбер, прижавшись друг к другу стояли у гроба. Казалось будто их мир рухнул. Я чувствовала жжение от слез в глазах и обернулась удостовериться что все еще одна и можно спокойно поплакать.
    Я ждала пока все уйдут. Тело Мэтта лежало в земле. Я подошла к его могиле, подняла по дороге упавшую красную розу и положила ее на могилу. — Прости меня, Мэтт. Хотелось бы мне сказать что-то получше. Что-то, чтобы изменило ситуацию. Но что скажешь парню, которого ты поцеловала, убила и превратила в зомби? Для этого случая Холмарк не сделал поздравительную открытку и я была в растерянности. Интересно, чтобы произошло если бы я проронила слезу на его могиле. Я не хотела знать, поэтому отступила, уткнувшись прямо в Алекса.
    — Тебе не стоило приходить. В его тоне не было упрека, он искренне беспокоился обо мне.
    — Я должна была попрощаться.
    — Я знаю. Он осторожно развернул меня лицом к нему. — Ты придумала как попрощаться с мамой?
    — Нет. Я притворилась что смотрю на птицу вдалеке. — Но я решила что должна ей хотя бы последний семейный ужин. Потом…ну, я не знаю как, но я как-нибудь уеду. Я не могу позволить чтобы с моей мамой что-нибудь случилось. Разбить ей сердце лучше чем остановить его навсегда.
    — Я могу помочь если ты хочешь.
    — Как? Я снова посмотрела на него. — Что ты скажешь? Что ты тот парень который преследует меня, но всего лишь хочешь сказать мне что я могу воскрешать мертвых и моя кровь, слезы и слюна ядовита для людей? Думаешь для нее лучше будет позволить мне пойти с тобой?
    — Хорошо, ты права. Мобильный при мне. Позвони когда будешь готова уйти. Он ушел, остановившись у могилы Мэтта и положив сверху розу. Я даже не заметила что он держал ее.
    Я вернулась домой с запасом в две минуты.
    — Тебе повезло, — сказала мама, вынимая сковороду. — Я уже собиралась брать ключи.
    — Удивлена что ты не прогрела свои голосовые связки. Приятно было вести себя как всегда. Я хотела чтобы это был обычный вечер. Что-то хорошее, что можно было вспомнить когда я уйду.
    — На столе зеленый перец и лук. Можешь нарезать и поджарить его? Мне нужно приправить курицу.
    Я взяла нож и начала резать лук. Было жутко больно благодаря порезам на пальцах.
    — Как все прошло? — спросила мама.
    — Что?
    — Похороны. Думаю ты была там и стояла позади где тебя бы никто не увидел.
    Я сжалась, размахивая ножом в руке. И почувствовала как он разрезал мой большой палец. Нет! Кровь капала тонкой струйкой из моего левого большого пальца прямо на разделочную доску. Я была шокирована. Не хотела делать резких движений, которые бы дали маме понять что что-то случилось. Мне нужно было вытереть кровь до того, как мама увидит и захочет помочь. Сердце стучало так громко что с трудом слышала что она зовет меня по имени.
    — Джоди! Ты могла бы по крайней мере подтвердить что слышишь меня. даже если не хочешь говорить об этом.
    — Говорить о чем? — спросила я. Пытаясь говорить естественно, я сжала палец и потянулась за бумажными полотенцами.
    — Похороны. Все в порядке? Тебе помочь нарезать это?
    — Нет! — резко ответила я. — Я…сломала ноготь. Вот и все. Секундочку и я закончу. Это было самое неубедительное оправдание.
    Мама поставила курицу в печь и подошла к разделочной доске. — Эй. Дай мне нож я закончу нарезку. Иди… Мне понадобилось слишком много времени чтобы вспомнить что моя кровь попала на разделочную доску.
    — Мама, нет! Отойди! Я схватила разделочную доску, прижимая ее к себе. Я бросила ее через стойку в раковину вместе с луком и всем остальным.
    — Джоди, ты порезалась. Дай-ка посмотрю.

    — Ничего. Я еще сильнее сжала вокруг пальца бумажное полотенце, желая остановить кровь.
    — Я хочу убедиться что с тобой все в порядке. У тебя кровь течет.
    — Я в порядке. Я сейчас же вымою все это в раковине в ванной. Нож все еще лежал на стойке и его край был красным. Я потянулась к нему.
    — Я помою его, — сказала мама. — Иди вымой руку.
    — Нет! Я сделаю это. Я схватила нож и положила его в раковину, затем открыла воду и смотрела как вода смывает кровь. Она не выглядела аномальной. Как она могла быть настолько ядовита?
    Мама потянулась за бумажными полотенцами и начала вытирать стойку. — Остановись! — я схватила бумажное полотенце. А когда повернулась назад, то задела рукой кран и вскрикнула когда ударилась большим пальцем о разделочную доску, лежащую в раковине. Бумажное полотенце слетело в пальца и тоже упало в раковину.
    Мама прекратила попытки вытереть стойку и ее взгляд упал на мою руку. — Нужно отвезти тебя в отделение скорой помощи. Возможно нужно наложить швы. Я подумала о докторе Альваресе. Он умер по моей вине. Одна из моих жертв. Я не могла позволить этому произойти снова. Схватив бумажное полотенце, которое мама оставила на стойке и вытерла им поверхность, убедившись что нигде не осталось ни капли крови. Я выбросила бумажное полотенце в мусор и попыталась завязать пакет. Я не была уверена может ли высохшая кровь убить и не хотела проверять это когда мама выбросит мусор. Завязывать пакет одной рукой было непросто, особенно когда на обеих руках порезы.
    — Дорогая, что ты делаешь? Не волнуйся об этом. Я позабочусь обо всем позже. А сейчас мне нужно посмотреть что у тебя с рукой.
    Она не собиралась. Мне было больно и все о чем она могла думать это как мне помочь. Если я в ближайшее время не расскажу правду, она умрет.
    — Мама, есть кое-что, что ты должна знать обо мне. Кое-что что тебе не понравится.
    — Чтобы это ни было, ты можешь рассказать мне это после того как мы поедем в отделение скорой помощи. Она пошла за сумочкой, которая лежала на кухонном столе.
    — Нет! Я должна была привлечь ее внимание, заставить меня слушать. — Я должна рассказать все сейчас. Прежде чем еще кто-нибудь умрет по моей вине.
    Она прищурилась, глядя на меня. — Мне кажется ты потеряла много крови и не можешь трезво мыслить. По твоей вине никто не умер.
    — Умирают. Я не могла вдаваться с детали и не могла рисковать, вдобавок к кровотечению начав плакать. Мама вернулась на кухню. — Мама, пожалуйста, не прикасайся ко мне.
    — Что значит «не прикасайся»? Я не понимаю, Джоди. Пожалуйста, просвети меня. Что с тобой происходит?
    — Я не та кем ты меня считаешь. Я одна из тех кого называют Офи и моя кровь отличается от твоей.
    Она тряхнула головой и ее ноздри раздулись. Видимо подумала что я все выдумала и начинала сердиться.
    Я продолжила прежде чем она могла начать кричать на меня. — Помнишь того парня который следил за мной? Того, которому нужно было поговорить со мной? Так вот он рассказал мне это. Он такой же как и я и хочет мне помочь.
    Мама наклонила голову набок. — Подожди, так это он виноват в вашем с Мэттом разрыве?
    — Что? Нет! Я в ярости сжала свой большой палец и поморщилась от боли.
    — Сейчас у нас нет времени на сказки, Джоди. Тебе нужен врач.
    — Нет! мой палец в порядке.
    — Тогда почему ты не даешь мне осмотреть его? Мама хлопнула рукой по стойке.
    — Потому что если ты коснешься моей крови — умрешь. Умрешь как Мэтт, когда поцеловал меня. Как доктор Альварес и медсестра Стейнгалл. Моя кровь ядовита. Меня трясло, вероятно потому что я сдерживалась чтобы не заплакать.
    Громкий стук в дверь прервал маму. Я прошла мимо нее, убедившись что не коснулась ее и открыла заднюю дверь.
    — Теперь ты готова уйти со мной? — спросил Алекс.
    — Ты снова следил за мной? Ты слишком любопытный.
    — Я пытаюсь сохранить тебе жизнь и, видимо, твоей мамы тоже. Ты собираешься меня впустить, чтобы я мог помочь тебе все ей объяснить?
    Я отошла в сторону и дала ему войти. — Мисс Маршалл, я — Алекс. я как и ваша дочь — Офи. Только я рос совершенно по-другому. Мои родители тоже Офи. Я хочу увезти вашу дочь в безопасное место, где ей могут помочь научиться контролировать ее способности. Он выпалил это, будто бы знал что у него всего одна попытка.
    — Контролировать ее способности? — спросила мама. — Ладно, это зашло слишком далеко.
    — Она — некромант, — сказал Алекс. — Она может воскрешать мертвых.
    Мама посмотрела Алексу в глаза. — А вы знаете что два дня назад здесь умер парень? Сегодня его похоронили. Как вы смеете шутить о воскрешении из мертвых после того что пережила Джоди?
    — Хотел бы я пошутить.
    Мама пристально посмотрела на Алекса. — Джоди, бери пальто. Я сейчас же отвезу тебя в отделение скорой помощи.
    Алекс встал между нами, загораживая маме проход. — Она не может туда поехать. Чтобы позаботится о ней, ей нужны Офи. Остальные умрут от соприкосновения с ее кровью.
    — Ее кровь — это и моя кровь. Я — ее мать!
    — Знаю. И не хочу чтобы Джоди жила в грузом ответственности за вашу смерть. Она уже…
    — Это ты задурил ей голову этими безумными мыслями. Мама повернулась ко мне. — Вот почему ты была так расстроена из-за Мэтта. Она кивнула головой в сторону Алекса. — Он сказал что ты виновата в смерти Мэтта. Никогда не видела маму такой рассерженной. Она ринулась вперед, отталкивая Алекса со своего пути и направилась ко мне. — В твоей крови нет ничего плохого. Твоя кровь — моя кровь. И прежде чем я осознала что она делает, она схватила руками мою раненную руку.
    — Нет! Я закричала так как моя кровь коснулась ее кожи.

Глава 14

    Я выдернула свою руку из ее и уставилась на красное пятно крови на ее ладони. Она задыхалась, ее лицо становилось красным как если бы она тонула. Алекс бросился к ней, протягивая к ней руки так как ее веки задрожали и она рухнула к нему на руки. Он опустил ее на пол, поддерживая ее голову на колени.
    — Нет, нет, нет! Пожалуйста! — закричала я, меня трясло. — Этого не должно было случиться. Не дай ей умереть.
    Алекс поднял на меня глаза полные грусти.
    Я наклонилась к нему, схватив его за плечо, не желая касаться мамы и еще больше отравлять ее моей кровью. — Я пойду с тобой. Сделаю все что ты скажешь. Только воскреси ее. Пожалуйста! Я рыдала без остановки.
    Алекс оттолкнул меня и опустил мамину голову на пол. — Не подходи. Нельзя чтобы кровь или слеза попала на ее тело. Мне нужна комната.
    Я отошла, благодаря его за то, что он собирается ее спасти. С закрытыми глазами он залез к себе в карман и достал оттуда свой нож.
    — Что ты делаешь? — запаниковала я, боясь что мои опасения насчет него ранее не были беспочвенными.
    Он игнорировал меня и разрезал лезвием свою правую руку. Пальцами прикрыл порез и вытянул руку на маминым ртом. Он открыл её рот второй рукой. — Стой! — закричала я когда он сжал кулак и проронил свою кровь маме в рот. Я хотела что-нибудь сделать, остановить его, но моё тело словно замерзло. Что-то сдерживало меня. Наконец Алекс открыл глаза и отступил. Я подбежала к нему и начала колотить его. Вместо того, чтобы отбиваться, он обнял меня и позволил поплакать на его плече.
    — С ней всё будет хорошо. Дай моей крови минутку на это. Она оживёт.
    Я повернула голову так, чтобы видеть маму. Она по-прежнему неподвижно лежала на полу. Я смотрела, секунды тянулись медленнее, чем я думала. — Может ты сделал что-то не так.
    — Нет. Голос Алекса звучал уверенно. — Терпение, Джоди.
    У меня перехватило дыхание. Сколько времени это займёт? Это была пытка. А если она не оживёт… Я не смогу пережить её потерю. И в особенности то, что моя кровь её убила.
    Мамины глаза открылись и она задыхалась. — Мама! Я опустилась к ней, но Алекс остановил меня, схватив за моё окровавленное запястье.
    — Мы ведь не хотим пережить это снова, — сказал он. — С ней все будет хорошо. У нее лишь небольшие трудности с наличием моей крови в ее теле. Через минуту или две она будет в порядке. Это ситуация не даст нам много времени чтобы уйти отсюда.
    — Что? Я не могу уйти. Не сейчас. Она даже не знает кто я.
    — Ты хочешь чтобы она была жива?
    Ну конечно хочу. Без сомнений. Он был прав. Этот случай мог легко повториться. Я не могла так рисковать и потерять её навсегда. Возможно Алекс не всегда будет рядом чтобы исправлять мои ошибки. Я даже не была уверена сможет ли он воскресить кого-то больше одного раза.
    — Позволь мне хотя бы сказать ей куда я ухожу.
    — Нельзя. Это должно остаться в секрете. Можешь позвонить ей позже и сказать что ты в порядке. Мамино удушье отступало. — Джоди, мы теряем время. Сквозь град слез, я посмотрела на нее.
    — Мам, я люблю тебя. Я отвернулась и выбежала через заднюю дверь. Нужно было как можно скорее покинуть это место или я не смогла бы заставить себя уйти. Если мама увидит и позовет меня по имени, я потеряю самообладание и соглашусь остаться, что было бы эгоистично и глупо. Я пробежала мимо маминой машины, слыша позади шаги Алекса. К моему удивлению, на дороге стояла еще одна машина.
    Алекс побежал к двери водителя. — Садись, открыто. Я послушалась. Мы съехали с дороги и по проселочным дорогам направились к шоссе. Я плакала. Не могла поверить что бросила маму. Не могла поверить что убила ее. Я внимательно посмотрела на Алекса. Он был спокоен, не отчитывал меня, не говорил насколько я глупа, что не уехала с ним раньше. Я ему стольким обязана. Он воскресил маму, дал ей ещё один шанс. Мне было ненавистно быть перед ним в долгу. Я едва его знала. Но себя я ненавидела больше.
    Алекс смотрел на дорогу, нажимая педаль газа. — Ты правильно поступила. Знаю, это было тяжело, но уйти означало дай ей жить.
    — Она действительно жива? Я хочу сказать она же не станет такой как Мэтт?
    — Она жива. Когда я начал процесс воскрешения её душа еще не покинула тело. Это похоже на спасение утопающего. Они могут быть мертвы несколько минут и благополучно оживлены.
    В некоторой степени, мама была похожа на утонувшую жертву. Она утонула в моей крови. Я задушила её. А был тем, кто спас её, чья кровь вдохнула жизнь в её тело. — Спасибо. Мой голос был слабым. — Я не могу даже описать насколько я тебе благодарна за то, что ты сделал.
    — Пожалуйста. Он потянулся, открыл бардачок и указал мне на коробку с пластырями. — Прикрой этот порез. Ему не нужно было повторять дважды.
    — Не знаю смогу ли когда-нибудь отплатить тебе за это.
    — Пойти со мной уже хорошее начало. Мне пришлось пройти сквозь ад, чтобы не увезти тебя раньше.
    — О чем ты?
    — Это не должно было занять столько времени. Я рассчитывал понравится тебе и поэтому, когда бы я сказал правду о тебе, ты должна была сразу же пойти со мной. Только вот я не справился с условием понравиться тебе, а вместо этого напугал.
    — Спасение моей мамы сделало тебя более привлекательным. Он посмотрел на меня и, увидев мою слабую улыбку, перевел взгляд на дорогу.
    — Эй, — сказала я, — а зачем ты был таким напористым поначалу? Я имею в виду, что слежка не лучший способ снискать расположение девушки.
    — Я взбесился. Я увидел тебя с Мэттом и потерял контроль.
    — Ты подумал что я собиралась его убить.
    — Да. Он замолчал.
    — И я сделала то, что как ты и предполагал я сделаю.
    — Нет. Он сделал в точности то, что как я предполагал он сделает.
    — Что ты имеешь в виду? Я не думала что он скажет подобное.
    — Он влюбился в тебя.
    Я покачала головой. — Мэтт не был влюблен в меня. Я ему нравилась, но он не любил меня.
    — Любил. Поверь мне, Джоди, парень не будет ходить по пятам за девушкой, которая его даже не поцеловала, не будучи влюбленным в нее.
    Никогда не понимала почему Мэтт был со мной так терпелив. Неужели Алекс прав? Неужели Мэтт действительно был влюблен в меня?
    — Помнишь момент, когда Мэлоди представила тебя Мэтту? — ухмыльнулся Алекс. — Парень практически растерялся.
    — Постой, откуда ты знаешь когда она представила меня Мэтту?
    — Я же говорил. Мне поручили следить за тобой еще с сентября.
    Верно. Это было жутко. Интересно, что еще видел Алекс. Я решила что лучше об этом не думать. Некоторое время мы сидели молча. Я попыталась понять куда мы едем, но похоже Алекс много раз поворачивал и дорога изменилась. Кажется он хотел сбить меня с толку. Я решила забыла об этом, полагая что догадаюсь куда мы ехали когда будем на месте, и поудобнее устроилась на сиденье. Ненавижу долго находиться в машине. Несмотря на то, что по всем стандартам я не была высокой, не могла находится в одном и том же положении надолго. Я повернулась на бок, распрямляя спину, и увидела на заднем сиденье сумку цвета лайма.
    — О, мой Боже! Это же моя спортивная сумка. Я потянулась за ней.
    — Я взял на себя смелость собрать твои вещи. Это к лучшему, так как у нас не было времени на сборы перед отъездом.
    Он знал что я не могла спорить с ним. Он разыграл карту «Ты убила свою мать, а я воскресил ее, поэтому ты не можешь на меня злиться». Я положила сумку на колени и открыла ее. Любопытно было взглянуть что Алекс решил взять для меня. Поначалу, все вещи были практичными: носки, кроссовки, джинсы, футболки. Я копнула глубже. — Ты залез в мой ящик с нижним бельем?
    — И что бы ты делала если бы не залез? Он приподнял бровь.
    Я вздохнула с раздражением. Он прав. Мне совершенно не хотелось ходить без нижнего белья, поэтому хорошо что он захватил для меня трусы и бюстгальтеры. Однако, мысль о парне, которого я едва знаю, роющегося в моем ящике с нижним бельем, была совсем не утешительной. Я положила сумку в ноги и отметила для себя постирать все вещи по приезду туда, куда мы направлялись.
    — Ну и как все будет происходить? Я еду чтобы остаться с тобой и другими Офи. Это вероятно одна из тех вещей, о которых я должна была спросить заранее.
    — Я отвезу тебя к своим родителям. Они живут в большом старом поместье. Одно время там была исправительная школа, но они потеряли финансирование и школу пришлось закрыть. Здание пустовало. Сейчас здесь живет группа Офи. Мои родители — владельцы, поэтому они командуют там и все хорошо ладят друг с другом. Он пожал плечами. — По большей части. Ну, кроме…
    Всегда есть один человек, который доставляет проблемы. — Кто он? Старший брат? Троюродный брат?
    — Её зовут Эббигэйл. Должно быть я выглядела удивленной, услышав что источником проблем является девушка. — Да, она… ну, я не могу подобрать слова чтобы описать Эбби.
    — Отлично. Не могу дождаться встречи с ней, — ответила я с сарказмом.
    — Должен тебя предупредить что ей нравится охотиться на новеньких.
    — Ну конечно же. Я закатила глаза. — Уверена, мы с ней станем лучшими подругами. Не лучшие слова я сказала, потому что они напомнили мне о Мэлоди. Хотя я не была её лучшей подругой. А еще убила парня, который ей нравился, возможно она его даже любила. А потом я уехала не попрощавшись и не сказав куда еду. Слабая оправдание подруги, дочери, да и вообще человека. Но ведь и не человек, верно?
    Алекс вытащил упакованный сэндвич из средней консоли. — Вот, с индейкой и сыром. Ты мало ела за последнее время, тебе нужно восстановить силы.
    Он был прав. Я заставила себя съесть этот сэндвич. — Можешь рассказать мне больше о том, кто мы? Я имею в виду, что знаю что мы — Офи и в нас течет кровь Горгоны, ну а еще? Я уставилась на Алекса. Правда уставилась. Он должно быть почувствовал на себе мой взгляд потому, что повернул голову и посмотрел на меня.
    — Уверен ты заметила мои глаза. Да, заметила, так как, до того как узнала его имя, обращалась к нему Зеленоглазый. Он засмеялся и перевел взгляд на дорогу.
    — Что? Неужели он как-то узнал о прозвище которое я ему дала?
    — Может тебе стоит посмотреть в зеркало с другой стороны солнцезащитного козырька. Он перевернул его. Все что я смогла разглядеть в маленьком зеркальце это мои глаза. Зеленые глаза. — У всех Офи зеленые глаза. Но это не значит что все у кого зеленые глаза — Офи. Не все. Вообще-то нас не так много.
    — Почему? Неужели кровь Горгоны не достаточно распространена?
    — Помнишь, мистер Квимби говорил: «Аид был удручен, потому что Змееносец воскресил всех мертвых и преисподняя опустела»?
    Я кивнула. — Да, поэтому Зевс поразил его молнией и посадил на небо. Добрый старый Зевс. Мне интересно, имеет ли отношение к тому что я Офи моя странная ненависть к Зевсу.
    — Верно. Ну, Аид не фанат Офи.
    Я покосилась на него. — Ты хочешь сказать сейчас? Аид и остальные боги до сих пор здесь? Осознать подобное практически невозможно. — И в этот самый момент Аид вас всех ненавидит?
    — Да, боги все еще здесь. Аид и тебя ненавидит, ведь ты одна из нас, припоминаешь?
    — И что это все значит? Он хочет чтобы Зевс низверг нас всех туда, вниз?
    — Нет, ничего подобного. Аид сделал так, что Офи могут произвести потомство только в возрасте двадцати пяти лет и наши дети должны быть рождены между 29 ноября и 17 декабря.
    — Бред какой-то. Значит, исходя из твоих слов, так как я — Офи, мне нужно родить ребенка в двадцать пять?
    — Если ты хочешь чтобы род Офи не исчез. Внеси свою лепту.
    — Хочешь сказать если мой ребенок родится в другое время он не будет Офи?
    Взгляд Алекса стал суровым. — Он умрет.
    — Ты угрожаешь ребенку, которого у меня даже еще нет? Боже, этот парень нравится мне все меньше и меньше.
    — Нет. Офи не могут иметь детей, которые не являются Офи. Если бы у меня родился ребенок после двадцати пяти лет и не под знаком Змееносца, он бы умер при первом вздохе.
    — Что? Почему? Ситуация продолжала ухудшаться.
    — Младенцев кормят матери. В жилах у ребенка будет течь твоя кровь Горгоны. Не будучи Офи, ребенок умрет.
    — Но, погоди. Моя мама не Офи. Как ты мне объяснишь это, если только Офи могут произвести на свет малыша Офи?
    Он посмотрел на меня, подняв брови. Я пожала плечами. — Что?
    — Ты не задумывалась откуда в тебе течет кровь Горгоны? Может кто-нибудь другой мог передать ее тебе?
    — Отец? Никогда не видела отца. Я даже не знала его имени. — Хочешь сказать мой отец Офи?
    — Должен им быть.
    — Но тогда почему моя мама жива? Он ведь должен был убить ее когда они… Не могла заставить себя закончить эту фразу.
    — Сколько лет твоей маме?
    — А что? Не могу ничего поделать с этой защитной реакцией. Люди всегда отмечают насколько молода моя мама. Никого не должно касаться то, что она была матерью-подростком. Причина по которой я большую часть своей жизни обучалась на дому было избежать насмешек в школе, главным образом от других родителей.
    — Дай-ка угадаю, тридцать три или тридцать четыре. Бьюсь об заклад, твой отец того же возраста, потому что он не мог обрести свои силы когда он и твоя мама… были вместе.
    — Что ты имеешь в виду?
    Ты ведь раньше целовалась с парнями, верно?
    Я скрестила руки, обняв себя. — Не вижу смысла тебе об этом знать.
    — Ну же, не скромничай. Тебе семнадцать. Ты горяча и наверняка целовалась с парнями.
    — Я — горяча?
    — Ну не надо так удивляться. Ни один из парней не умер, потому что ты еще не обрела свою силу. Обычно это происходит где-то в семнадцать, но твоя мама не Офи. В твоих жилах течёт её кровь, разбавленная кровью Горгоны переданной тебе отцом. И его кровь еще не была полностью кровью Офи и это все взаимосвязано.
    — Ого как много информации. Я вздохнула. — Думаю хорошо, что я еду с тобой. Я смогу познакомиться с другими подобными мне. Должно быть тяжело, будучи наполовину Офи, привыкнуть к своим силам, да?
    — Не знаю. У Офи прежде не было родителей людей. Ты — единственная. И, если пророчество о твоем рождении верно, это делает тебя Избранной.
    Все внутри сжалось. Как я могу быть единственной Офи с которой происходило нечто подобное? — Избрана для чего?
    — Чтобы спасти род Офи.

Глава 15

    — Ого! Я положила руки на бардачок, чтобы не упасть, но от этого разболелись порезы на руках. — Спасти род Офи? Да ты наверно шутишь. Скажи, это какое-то новое ребяческое посвящение или вроде того.
    — Прости, Джоди. — Алекс мельком взглянул на меня перед тем, как мы свернули на другую дорогу.
    — Поверь мне — после всего что с тобой приключилось сегодня — я бы не стал шутить на подобные темы. Я очень не хочу вываливать всё это на тебя сразу, но я пытаюсь отвечать на твои вопросы настолько честно, насколько это возможно.
    — Признательна тебе за это, но почему ты не рассказал мне об этом раньше?
    — А как бы ты отреагировала, если бы я во время нашей первой встречи сказал бы: «Кстати, ты единственная в своём роде Офи; и это означает, что ты обязана спасти остатки наших бедных задниц от Аида!»
    Я повернулась к нему. — От Аида? Что значит от Аида? Ты же сказал что он удостоверился что Офи немногочисленны, контролируя то, как мы появляемся на свет, когда мы рождаемся. Что же ему еще от нас надо? Я удивилась как легко я говорила «нас», принимая то, что я одна из них. Это одновременно казалось и нереальным и, странным образом, умиротворяюще.
    — Некоторые Офи злоупотребляют своими силами. Воскрешают людей и делают вещи, которые не должны делать. Аиду это не нравится. Он выслеживает их.
    — Ты имеешь ввиду убивает их.
    — Да. И это малоприятно. Аид заставляет их переживать жизни каждого, воскрешенного ими, человека.
    Я почувствовала как желчь стекает в мой желудок и грозит подняться наверх. Я опустила стекло и высунула голову под леденяще-холодный ночной воздух. Не могла думать о том, что Аид огорчен всеми моими неудачными воскрешениями. Олень, белка, Мэтт. Если Аид лишит меня жизни и заставит заплатить за их жизни, мне придется вытерпеть удар машины, удар молотка по голове и смерть от ядовитой крови. Сейчас Зевс с его молниями кажется не таким уж плохим.
    Наконец я откинула голову назад. — Легче?
    — Не очень. Но, думаю твои кожаные сиденья на данный момент безопасны. Однако, я оставлю окно открытым ненадолго, на всякий случай.
    — Весьма признателен.
    — Откуда мы знаем кого нам можно воскрешать, а кого нет? Мне стоит узнать сколько я могу себе создать проблем с Аидом.
    — Обычно Аид не хочет чтобы мы возвращали души из глубин подземного мира; места, называемого Тартаром — низший уровень Ада. И, поверь мне, ты и так не захочешь этого делать. Это самое пугающее из того, что ты можешь увидеть. Эти души подвергались настолько сильным пыткам, что их воскрешение ужасно и очень опасно. Они совершенно дикие и подобны животным. Для управления ими требуется большая сила и концентрация.
    — Тогда зачем кому-то нужно это делать? Зачем делать нечто настолько сложное и при этом попадая в список целей Аида?
    — Я не могу ответить на этот вопрос. Рада этому. Если бы он предоставил мне весомую причину, я бы подумала что захвачена опасным психом в быстроедущей машине. — Души Офи воскрешаются в лимбе или другом месте подземного мира, где они не подвергаются пыткам. Их все еще сложно контролировать, но это не так уж плохо.
    Я судорожно сглотнула, не желая думать о воскрешении чего-либо.
    — Послушай, наш путь займет какое-то время и становится поздно. Я знаю что мои родители захотят показать тебе округу и начнут твое обучение в ту же секунду как мы туда прибудем, поэтому тебе стоит откинуться на сиденье и немного поспать.
    Мне эта идея не была по душе. Я хочу сказать, я не знала Алекса, не очень. Ну, он спас мою маму, что стало единственной причиной которая, после того как изменилась моя жизнь, поддерживала меня сейчас. Но доверяю ли я ему настолько чтобы стать уязвимой? У него есть нож.
    — А почему ты носишь с собой нож? Думала только серийные убийцы постоянно носят с собой оружие.
    — Серийные убийцы и бойскауты. Я был скаутом когда был помоложе. Ну, во всяком случае, его эквивалент Офи. Взрослея я не долго находился среди людей.
    У Алекса не было нормальной жизни — никогда. Хотя та моя жизнь не такая уж и нормальная. Мать — подросток, учёба на дому, а потом еще и перевоплощение в Офи. — Что значит расти среди Офи, а не среди людей?
    — Не жалей меня, Джоди. Я никогда не знал другой жизни. Для меня моя жизнь нормальна.
    — Невозможно ведь скучать по тому чего у тебя никогда не было? Я не купилась. — Ты когда-нибудь вообще жил среди людей? Я хочу сказать, ты знал о скаутах, значит ты должен был жить среди людей по крайней мере недолго. Как Офи в Серпентарии.
    — Да, немного. Мама и папа заставляли меня смотреть телевизор. Они говорили что это исследование. Я мог узнать о людях не находясь среди них. И время от времени, один из моих инструкторов брал меня с собой на экскурсию. Туда где не людно, где я могу следить за людьми. Став старше, я должен был держать дистанцию. Его голос умолк, а глаза стали стеклянными. — Однажды я разговаривал с девушкой. Она вероятно была меньше меня на год. Она сидела на скамейке в парке. Было раннее утро и людей было немного.
    Моему инструктору позвонили и он сказал мне сидеть на скамейке и ждать его. Я так и сделал, но при этом смотрел на девушку и она меня заметила. Она сказала что невежливо таращится на людей. Я должен был сказать «привет». Думаю он не прислушался к ее совету, потому что со мной поступил точно также. — Но я никогда не разговаривал с людьми, не говоря уже о таких симпатичных. Она подошла и села рядом. Мой инструктор не заметил этого, потому что все еще говорил по телефону. Я несколько раз пытался привлечь его внимание, но наконец сдался и поговорил с девушкой. Он остановился, сжимая руль обеими руками.
    — Если не хочешь, не рассказывай. Это не мое дело. Мне просто было интересно. Я заерзала на сиденье, положив ноги на сумку как на скамейку для ног.
    Я услышала как Алекс судорожно сглотнул. — Она сказала что у нее скоро день рождение и что единственная вещь которую она хочет больше всего — это первый поцелуй.
    Сердце застучало как только я сопоставила все в голове. Я знала что произойдет, но слышать об этом было нелегко.
    — До этого я целовался с несколькими девушками-Офи, поэтому подумал что помогу исполниться желанию этой девушки. Я не знал что уже обрел свою силу. До сих пор все мои тренировки были подготовительными, поэтому я знал как контролировать свои силы когда обрету их. Итак, я поцеловал её. Когда мы оторвались друг от друга, я пожелал ей счастья. Но прежде чем смогла ответить, она опустилась ко мне на колени. Я был в ужасе. Я посмотрел на своего инструктора, но он исчез. Он отошел подальше чтобы его не было слышно.
    Я потянулась и коснулась его руки на руле. Он отдёрнул руку, в результате чего машина свернула направо. Я напряглась, мы точно врезались бы в телефонный столб, но Алекс быстро вывернул машину обратно на дорогу.
    — Я знал, что сработали мои силы, — он продолжал как ни в чем не бывало. — Я держал её в обьятиях и пытался насколько мог воскресить её. Но это не сработало. Я все испортил и она воскресла неправильно.
    — Как Мэтт, — сказала я.
    С начала этого рассказа Алекс впервые посмотрел на меня. — Да, как Мэтт. Только вот я тренировался. Предполагалось что я знаю как контролировать мои силы.
    — Алекс, ты…
    Он нажал на газ и я поняла намек. Я замолчала. Несколько минут и он молчал, а потом начал с того места, где остановился. — Когда мой инструктор нашел нас, он прогнал меня. Сказал мне сесть в машину и ждать его. Он убил её. И после этого мне больше не позволяли ездить на экскурсии. Мои родители заставили меня учиться и тренироваться в два раза больше.
    — Мне очень жаль, — сказала я, рискуя снова разозлить его; не выдержала. Мне было жаль. Я поняла как он себя чувствовал. Теперь я знала: не важно сколько времени пройдет, я никогда не смогу смириться с тем, что сделала с Мэттом. Неправильное возвращение кого-либо к жизни опустошает. Мне не нужны подробности о том, что делала девушка когда Алекс воскресил её. Я знала как это выглядело даже не спрашивая.
    — Это сделало меня сильнее, Джоди. Как и все с чем тебе приходиться сталкиваться, делает тебя сильнее.
    После этого сказать уже было нечего, поэтому я откинула своё сиденье и закрыла глаза. Странно, что подобная история заставила меня доверять Алексу. Но так и произошло. Она сделала его практически человеком. Несмотря на то, что технически он был Офи, с людьми мне по-прежнему было комфортнее.
    Когда я проснулась, на часах приборной панели было 2:15. Я огляделась. Мы остановились на заправке. Алекс стоял возле колонки. Я протёрла глаза. Мне очень нужно было размять ноги, поэтому я вышла из машины.
    — Доброе утро, — сказал Алекс. — Туалет не очень чистый, но если ты хочешь, он работает. Он указал на круглосуточный магазинчик за моей спиной.
    — Насколько далеко нам еще ехать? Мы ехали уже несколько часов.
    — Не очень. Если ты переживаешь, — он понизил голос, — насчет пребывания среди людей там, может хочешь подождать.
    Беспокоюсь о пребывании среди людей. Абсурд. Я находилась среди людей всю свою жизнь, но это до того как я думала что одна из них. Сейчас? Я кивнула и села в машину. Вскоре мы снова были в дороге. Алекс продолжал поглядывать на меня будто пытался убедиться что я не собираюсь развалиться.
    — Хорошо спала?
    — Кажется. Все равно чувствую себя уставшей.
    — Я спросил у родителей могут ли подождать чуточку дольше с тренировками, поэтому ты можешь ты сможешь отдохнуть когда мы приедем в школу. Уверен, они готовили для тебя комнату месяцами.
    Я повернулась к нему, изучая его лицо. — Когда именно ты собирался привезти меня?
    — Когда ты обретешь свои силы.
    — Значит мы как раз вовремя?
    — Согласно стандартам моего отца — нет. Он говорил одновременно и раздражающе, и пугающе.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Отец считает, что я должен был убедить тебя поехать со мной в тот же момент когда ты обрела свои силы. Когда ты вернула к жизни оленя.
    Я кивнула. Ну конечно же, он был там для этого. Следил за мною месяцами. — Почему же ты этого не сделал?
    — Я хотел представится как раз в тот время когда это произошло. Но твой сосед остановился чтобы помочь тебе и потом показалась твоя мама. Сердце сжалось при упоминании мамы. — Нужно было подождать. Поэтому я следил за тобой в школе. Я подумал для тебя будет лучше услышать лекцию мистера Квимби о Змееносце и крови Горгоны. Конечно, к тому времени, ты уже…
    — Убила медсестру Штейнгалл. Боже, прошлая неделя была кошмаром.
    — Когда я рассказал родителям о том, что произошло, они были в бешенстве. Они сказали мне привезти тебя той же ночью, любым способом.
    — Поэтому ты выглядел сердитым когда появился в Альберто?
    Он кивнул. — Я был зол на тебя, на себя. Смерть медсестры Штейнгалл на моей совести, не на твоей. Ты не представляла что могут натворить твои силы, да и вообще что они у тебя есть. Мое задание было рассказать тебе об этом. И я провалил его.
    — Алекс. Я потянулась к нему, но остановилась когда он отпрянул. — Все сообщения которые ты писал, ты общался с родителями? Продолжая докладывать им обо всем что я делала.
    — Им и мистеру Квимби. Ну конечно. Это объясняет то, что мистер Квимби всегда переписывался в классе и между уроками. Было кое-что еще что я должна была спросить у него. То, что не давало мне покоя. — Почему ты подрался с Мэттом?
    — Он всегда оказывался у меня на пути. Каждый раз когда я пытался сблизиться с тобой, он находился рядом. Это раздражало.
    — Но ты подрался с ним. Это было опасно.
    Алекс пожал плечами и я наконец поняла что действительно произошло. За исключением инициирующего толчка, Алекс не прикасался к Мэтту. Он не бил его. Он даже не позволил Мэтту ударить себя, избежав при этом кровопролития.
    — Ты пригнулся и отошел когда Мэтт замахнулся чтобы ударить тебя.
    — А что мне оставалось делать? Я мог с легкостью… убить его. Я был взбешен, но не хотел чтобы он умер. Я позволил ему сделать то, что по его мнению он должен был сделать для защиты твоей чести. Ну ты поняла, как все парни делают.
    Алекс свернул в главной дороги на ту, которую я могла с трудом различить. Вероятно когда-то это была причудливая дорожка из гравия, но сейчас она была больше похожа на заросшую тропу с камнями.
    — Держись. Дальше она станет немного ухабистой.
    Это было преуменьшение. Я схватилась за ручку двери и край моего сидения чтобы не подпрыгивать и не ударяться о стекло. Я вскрикнула от боли из-за моих израненных пальцев.
    — Скоро мы залечим их. Алекс указал на мои руки.
    Мой ремень безопасности был бессилен против так называемой дороги. Мы проехали мимо кладбища и я не могла унять небольшую дрожь. Сейчас, зная на что я была способна, находиться среди мертвых тел не казалось уж такой хорошей идеей.
    Мы следовали по дороге. Хотя я с трудом могла принять тот факт, что это дорога. На склоне стояло громадное старое здание. Алекс говорил что это поместье, но это было больше похоже на университет. Может это и к лучшему, так как похоже я в любом случае я не пойду в колледж. Алекс припарковался в шестиместном гараже. Шесть! Да, может его реконструировали, но его трудно не заметить.
    — Готова встретиться с семьей? Он одарил меня убийственной улыбкой. На секунду, мне показалось будто мы встречаемся и он привёз меня знакомиться с родителями. Надеюсь я им понравлюсь.
    Алекс вышел из гаража и махнул мне, приглашая последовать за ним. Я посмотрела на дверь ведущую из гаража в дом, всего нескольких шагах от машины, и снова на Алекса.
    — Ты не можешь появиться войдя там. Ну давай же, холл — лучшая часть дома.
    Я последовала за ним к фасаду здания. Там была изогнутая каменная лестница, ведущая к массивным деревянным двустворчатым дверям, по размерам как весь мой дом вероятно. Моя нервозность видимо была заметной, потому что Алекс сжал мою руку. Я посмотрела на его руку и ощутила странное ощущение внутри. О, Боже, я начинаю чувствовать что-то по отношению к Алексу. Это не «ужасающее чувство что мой-бывший-преследователь- касается-моей-руки». А чувство будто «я-могу-поцеловать-его-и-не-убить».
    Дверь открылась, хотя мы не стучали, или может Алекс воспользовался ключами. На пороге стояли двое, мужчина и женщина. Кстати, мужчина посмотрел на Алекса будто он самое большое разочарование, я могла лишь предположить что он был его отцом. И это значило, что потрясающе красивая блондинка рядом с ним была матерью Алекса. Я почувствовала себя неуверенно, стоя так близко к ней. Моя одежда была измята от длительного пребывания в машине, и уверена, что на голове тоже был бардак. Все, что у нас было общего — зеленые глаза. Но похоже её не волновала моя внешность, потому что она шагнула вперед, заключив меня в объятия, и сказала: — Добро пожаловать домой, Джоди.

Глава 16

    Дома? Я была дома? Интересно, что сейчас делает мама, все ли с ней в порядке. Глядя на мать Алекса, я знала, она никогда не будет такой же как моя мама. Однако, похоже что она рада видеть меня.
    — Спасибо вам, миссис, эм…мама Алекса. Я даже не знала его фамилии. Алекс смеялся, стоя позади меня, и я окинула его взглядом.
    — Пожалуйста, зови меня Виктория. Миссис звучит как-то старовато.
    — Приятно познакомится, — сказала я прежде чем повернулась к отцу Алекса. — А вы должно быть…
    — Трой Монтгомери.
    Напряжение нарастало. Я быстро посмотрела на Алекса прежде чем уставится на свою обувь.
    — Ну, проходи, — сказала Виктория. — Ты должно быть голодна.
    — Вообще-то, просто устала. Я шагнула в дом. Алекс не шутил. Вестибюль был великолепен. Арочный потолок с хрустальной люстрой в центре. Стены были сливочного цвета с дорогими на вид, золотыми и серебряными декоративными подсвечниками. В центре комнаты стояла статуя. Золотая статуя, уверена что из настоящего золота. Мои глаза были прикованы к голове статуи. Это была женщина и вместо волос на голове у нее были змеи, застывшие в различных извилистых позах. Медуза.
    Меня странным образом притягивала эта статуя. Я не понимала почему, ведь я ненавидела змей. И все же, я не могла отвести взгляд от них или от нее. Быть Офи значит что во мне течет кровь Медузы. Я обошла вокруг нее, осознавая что Алекс и его родители наблюдают за мной. Они казалось ни чуть не были удивлены моим интересом к статуе. Надеюсь это значило что я вела себя нормально как для Офи. Я действовала инстинктивно. Будто невидимая сила управляла моим телом, я протянула руку и прикоснулась к правой руке Медузы. И тот час же почувствовала прилив энергии. Я почувствовала себя живой. Живее чем могла бы вообразить.
    — Ого, — пробормотала я.
    Алекс подошел и встал рядом со мной. — Невероятно, верно? Знаешь почему так происходит?
    Я вспомнила урок мистера Квимби. — Кровь из правой стороны ее тела возвращает к жизни.
    Алекс кивнул.
    — Но это всего лишь статуя. Почему она так действует на меня? Я все еще держала правую руку Медузы, позволяя ее вдыхать жизнь в мое тело.

    Виктория положила руку мне на плечо. — Дорогая, это не просто статуя. Офи потребовали душу медузы после ее смерти. Потребовалась объединенная сила группы и большинство вовлеченных в это Офи погибло. Но эти смерти стоило ожидать когда ты заключаешь сделку с Аидом. Он позволил нам использовать наши силы чтобы воскресить душу Медузы в обмен на жизни нескольких Офи.
    — Но зачем ему души Офи, если у него могла быть душа Медузы? — спросила я.
    — Аид ценит души Офи больше остальных. Наши силы переходят к нему когда мы умираем. Он был готов расстаться с душой Медузы чтобы заполучить больше душ Офи, и это цена на которую наш род был согласен. Она замолчала и опустила голову, будто бы собиралась с мыслями. — Чтобы сохранить ее мы запечатали душу Медузы в этой золотой статуе. Она передавалась по наследству наиболее выдающейся семье Офи.
    Я опустила руку и посмотрела на Викторию, которая задумчиво смотрела на Медузу. Или по меньшей мере на ее душу. Я вздрогнула.
    — Не бойся, дорогая, — сказала Виктория. В некотором смысле, Медуза — мать всех Офи. Её кровь течет в твоих венах. Её кровь дает жизнь Офи. Она указала на мои руки. — Видишь, она даже исцелила тебя.
    Мои раны полностью исчезли. если у меня и были сомнения насчет этой статуи, они исчезли вместе с моими царапинами.
    Я посмотрела на Алекса. Он кивнул. — Ты привыкнешь к этому.
    — И знаешь что поможет? Виктория подняла мою левую руку к руке Медузы. Я начала вырывать её. Пока я наслаждалась суперзарядом, которым одарила меня правая рука Медузы, кровь текущая в её левой руке ядовита для меня. — Расслабься, Джоди. Её кровь не ядовита для тебя.
    Я вздохнула, вспомнив что это было правдой. — Извините, просто все это для меня в новинку.
    Виктория улыбнулась, и я знаю что она меня поняла. Она снова подняла мою руку и, на этот раз, я разрешила ей соединиться с Медузой. Необычное покалывание медленно поползло по моей руке, похожее на скольжение змей. Больно не было, но это напугало меня.
    — Что происходит? Мой голос дрожал.
    — Будто бы по тебе ползут змеи, но на самом деле ты ощущаешь яд в крови. Но как и сказала Виктория, он не ядовит для тебя.
    Виктория. Алекс называет свою маму Викторией. Это точно не похоже на мою семью, но они были ближе всего к понятию семьи, которая сейчас у меня осталась. Мне так захотелось позвать маму. Узнать как она. Сказать ей что я в порядке. А потом у меня появилось еще одно желание. Все еще держа левую руку Медузы, я схватила ее правую руку.
    — Остановись! — завизжала Виктория, но она опоздала.
    Мои волосы развивались, дико разлетаясь вокруг меня. Кровь в венах забурлила как кипящая вода, но больно не было. Было только ощущение силы. Слишком большой силы. Казалось что моё тело готово взорваться. Однако я не сдавалась. Мои глаза были закрыты, а голова запрокинута назад. Мой разум заполнила картина. Медуза. Её змеи извивались в направлении меня, высовывая свои язычки. По спине к ногам пробежал озноб, но я заставила себя отвести взгляд от змей. Ниже. На лицо Медузы. Её лицо и глаза были наполнены теплотой. Она выглядела… как мама.
    — Не бойся меня, Джоди. В твоих венах и сердце течет моя кровь. Ты — мой ребенок. — Прежде чем я смогла отреагировать Медуза исчезла и я почувствовала что мои руки сползли с ее рук. Я тяжело дышала, глядя на статую. В то время как все остальные уставились на меня.
    — Джоди, — спросила Виктория, — что заставило тебя взяться за обе руки Медузы?
    Я посмотрела на свои руки. — Не знаю. Я думаю это было инстинктивно. Я почувствовала что должна это сделать. Я посмотрела на Викторию. — А что? Я сделала что-то не так?
    Она выглядела удивлённой, как будто я задала самый тяжёлый вопрос. Наконец она откашлялась. — Джоди, каждый Офи, который видел статую Медузы, прикасался к каждой из её рук и ощущал силу, идущую из обеих половин её тела. Впервые я сделала все правильно. — Но ни один Офи не прикасался к обеим рукам Медузы одновременно.
    — Почему? Это было невероятно.
    Виктория подошла ко мне ближе и взяла за руку, поглаживая их. Она посмотрела на них так, будто там было что-то написано, но там ничего не было. — На что это было похоже?
    — Я почувствовала себя… могущественной. Как будто сила Медузы текла сквозь меня. Было немного страшно потому что я почувствовала слишком большую силу. Как будто она собиралась уничтожить меня. Но потом я увидела… Виктория сжала мои руки и кивнула, желая чтобы я продолжила. Я благодарна за то, что мои руки исцелились и не было больно. — Я видела Медузу. Настоящую Медузу. Или её дух. Она говорила со мной. Виктория сжимала мои руки как в тисках. — Она сказала мне не бояться её. Что я одна из её детей.
    Как только я прекратила говорить, Виктория отпустила меня и развернулась. Она подошла к окну рядом с входной дверью и посмотрела вдаль. Трой пристально посмотрел на меня и у меня возникло чувство что он пытается увидеть говорю ли я правду. Как будто я могла все это выдумать. В поисках ответа, я повернулась к Алексу.
    — Не понимаю. Что в этом такого?
    — Что такого, — сказала Виктория, поворачиваясь ко мне, — а то, что Медуза заявила, что ты одна из её потомков.
    Я пожала плечами. — И что? Я думала у всех Офи кровь Медузы.
    — Мы — да, — ответил Алекс. — Но на самом деле это не значит что мы связанны с ней родством.
    — Хочешь сказать я связана родством с Медузой? Ну будто бы пра-пра и еще сколько-то прабабушка?
    — Мы все считаем себя детьми Медузы, — сказала Виктория, — потому что в нас течёт её кровь. Свою кровь Змееносец получил от Афины. Но теперь пророчество о тебе становится понятнее.
    — Какое пророчество? Алекс говорил о чем-то подобном по дороге сюда. Что-то насчет того, что я как предполагается должна спасти всех вас от Аида.
    — Есть причина по которой ты должен был привезти ее сюда немедленно как только она начала обретать свою силу, — сказал Трой, практически прорычав это в лицо Алексу. — Было бы лучше, если бы она узнала обо всем этом в свое время. От нас. Он наклонился к Алексу. — Но ты, как всегда, сплошное разочарование. Алекс сдержал натиск, но могу с уверенностью сказать что это потребовало больших усилий.
    — Я хочу знать о пророчестве. И рада, что Алекс упомянул о нём.
    — Позже, сказал Трой. — Все прояснится со временем.
    — Нет, Трой. Она должна услышать о нём сейчас. Виктория вздохнула. — Твой отец был Офи, поэтому ты тоже Офи. Мы знали об этом. Чего мы не знали, так это то, что твой отец… Слово «отец» слетело с её губ как проклятие. — …не был обычным Офи. Он происходил от Медузы и должен был стать нашим лидером. Нашим спасителем. А сейчас, похоже что эта ответственность ложится на твои плечи.
    На мгновенье я подумала что Виктория собирается сказать мне будто моя мама состоит в родственной связи с Медузой. — Я кое-что не могу понять. Все трое уставились на меня. — Когда я увидела Медузу, она выглядела как моя мама.
    Виктория кивнула. — Медуза давно уже не одаривала Офи своим появлением, но ходят слухи что её дух может появляться в любом избранном ею образе. Если она хотела упрочнить связь с тобой, логично что она предстала перед тобой в образе твоей матери.
    — Разве это не коварно?
    — Вовсе нет. Она хотела чтобы тебе было комфортно, поэтому выбрала образ, который ты спокойно восприняла.
    Я обхватила голову руками. Как мне со всем этим справится? Избранная, потомок Медузы, эта совершенно новая жизнь? Я долго и глубоко дышала, пытаясь избавиться от стресса.
    — Джоди, уже глубокая ночь. Ты вымотана. Думаю нам стоит отложить остальные интересующие тебя вопросы до утра. Она обняла меня за плечи и повела к лестнице в конце огромного холла. — Алекс, покажи Джоди её комнату. Убедись что у неё есть всё что нужно, а потом зайди в кабинет. Есть вещи, которые нам нужно обсудить.
    — Я вообще-то немного устал. Мы долго сюда добирались и я с удовольствием бы…
    — Это не может ждать. Мы ждём тебя через пятнадцать минут. Виктория обняла меня. — Мы так счастливы что ты здесь. Хорошо выспись.
    — Спасибо, — ответила я. — Спокойной ночи. Я посмотрела как Виктория и Трой заходят в комнату справа. — Значит это и есть твои родители.
    — Ага. Это мои родители, — вздохнул Алекс. — Давай же. Знаю что ты устала, поэтому давай положим тебя в кровать.
    Как насчет тебя? Думаешь, твои родители долго тебя продержат?
    — Вероятно. Он пожал плечами, стараясь показать что ему все равно, но я не купилась на это. — Ну же. Твоя комната наверху.
    Лестница была узкой и скрипела при каждом шаге. Я была настолько уставшей и подумала что от усталости свалюсь раньше, чем доберусь до верха.
    — Не понимаю. Когда я держала обе руки Медузы, я чувствовала себя сильной и по-настоящему живой, но сейчас я была опустошена.
    — Так только поначалу. Твоя сила довольно быстро истощает запас энергии. Исходя из этого, ты получила огромный толчок от Медузы. И сейчас приходишь в себя. Уверен, если мы быстро не доберемся до твоей комнаты, ты заснешь прямо на лестнице. Он улыбнулся мне.
    — Смешно. Но так как я та единственная, которая должна спасти тебя и остальных Офи, думаю тебе бы стоило быть со мной чуточку любезнее. Если я рухну от усталости, по-крайней мере ты сможешь донести меня до кровати. В то же мгновение как я сказала это, я осознала как это прозвучало.
    Итак, понял ли Алекс, потому что он поднял бровь и сказал: — Очень интересно. Я запомню.
    Великолепно. Я нечаянно заигрывала с моим бывшим преследователем.
    Он провел меня по длинному коридору к третьей двери справа. — Это она. Он открыл дверь и жестом пригласил меня войти. Комната была большой, как будто мечта стала явью. Но она едва была заставлена мебелью. А все что у меня было с собой — одна жалкая, собранная Алексом, сумка.
    — Мы принесли ее сюда. Алекс указал на мою сумку на полу рядом с кроватью.
    — У вас здесь есть горничные и дворецкие?
    — Вроде того. Ты справишься или я могу чем-то помочь?
    — Я просто хочу переодеться в более удобную одежду и лечь спать.
    — И каков же вердикт, нужна тебе помощь или нет? Он одарил меня дерзкой улыбкой. Несомненно он выглядел сексуально, в смысле «во-мне-течет-ядовитая-кровь». Для меня это был единственный способ выдержать это, спасибо моим силам Офи. Я по-прежнему не могла думать о нем в таком свете. Нужно было перестать думать о нем как о парне. Это Алекс, мой наставник Офи. Наставник, который сказал что я горяча. Нет, я не буду об этом думать. Не могу.
    — Должен ли я воспринимать твое молчание как знак того, что ты размышляешь на этим?
    — Что? Нет! Я… я устала. Отключилась на минутку. Я скрестила руки и немного отвернулась от него, уловив своё отражение в зеркале. Мои волосы продолжали развиваться, вероятно из-за контакта с Медузой. Мои распущенные кудри напоминали змей. — О, симпатично. Напомни мне никогда больше не пробовать этот фокус с двумя руками. Я пригладила волосы.
    — Мне даже нравится, — сказал Алекс. — Ты выглядишь слегка дикой.
    — Тебе нравятся дикарки? Почему я произнесла это вслух?
    Он рассмеялся. — Зависит от девушки.
    С каждой минутой становилось все более неловко. Я поставила свою сумку на кровать. — Ты взял для меня вещи для сна?
    — Ну, вообще-то нет.
    Я вывалила одежду из сумки, что не было хорошей идеей, поскольку один из моих бюстгальтеров упав, пересек комнату.
    — Я подниму.
    — Нет! Я вытянула руку чтобы остановить его. — Стой там. Я подниму. И так достаточно того, что ты рылся в моем ящике с нижним бельем. Не нужно поднимать мой бюстгальтер. Я схватила его и запихала в верхний ящик туалетного столика. Ящик был пуст, за исключением, лежащего в центре медальона. — Что это? Я взяла его и протянула Алексу.
    — Не знаю. Никогда не видел его раньше.
    — Что ж, а чья это была комната?
    — Ничья. Никто здесь не жил с тех пор как родители стали хозяевами этого дома.
    — Хм. Спереди на нём был красноватый камень, а середина была зеленой. Выглядело почти как красная вуаль обернутая вокруг зелени в центре. Я уставилась на него, клянусь что красная часть напоминала кровь. Я прищурилась, подумав что меня подводят уставшие глаза, и перевернула медальон. С другой стороны была выгравирована буква М.
    — Он открывается? — спросил Алекс. — Внутри медальонов ведь хранят фотографии?
    Я подумала как его открыть. — Да, но похоже не в этом. Странно. Положу-ка его туда где нашла. Я развернулась к ящику, но вместо того, чтобы положить его внутрь, сжала в руке и спрятала от Алекса.
    — Прости что забыл захватить тебе пижаму. У меня есть футболка с длинными рукавами. Отопление тут ненормальное. Мы включаем его на минимум, но по ночам здесь все равно пекло. Тебе должно быть довольно тепло в футболке и, бьюсь об заклад, на тебе она будет выглядеть как платье. Он был намного выше меня.
    — Хорошо, да, спасибо.
    — Я сейчас вернусь. Он вышел из комнаты и я снова посмотрела на медальон. У меня возникло чувство, как и со статуей Медузы внизу. Этот медальон предназначался мне, поэтому я надела его и спрятала под футболкой до возвращения Алекса.

Глава 17

    На следующий день я проснулась, почувствовав себя намного лучше. Я отлично выспалась, чувствуя его запах, мне было уютно в серой футболке Алекса с длинными рукавами. Почему его запах так приятен? Я почувствовала себя виноватой за то, что обнюхивание футболки было первым что я сделала, открыв глаза. Не прошло и двадцати четырёх часов с момента похорон Мэтта, а я уже двигаюсь дальше? На самом деле нет. Это больше похоже на то, что я держусь его, потому что он единственный знакомый мне человек в моей новой жизни.
    У меня не было ни малейшего понятия что уготовано мне сегодня. Алекс сказал, что его семья научит меня пользоваться моими силами, поэтому я подумала что избрана для нудной кучи информации. По какой-то причине я не настолько хотела начинать учёбу. Я вспомнила о медальоне и потянулась за ним, вытаскивая его из-под моей футболки — футболки Алекса. Что-то в медальоне просто кричало — твой! Я очень надеялась что Алекс не упомянул о нём родителям. Мне не хотелось узнать что он принадлежал кому-то еще. У меня на шее он был на своем месте.
    Кто-то тихонько постучал в дверь и я запихнула медальон назад под футболку. — Кто там?
    — Алекс.
    О, нет! Уверена я выглядела как после автомобильной аварии. — Секундочку! Я сползла с кровати, при этом запутавшись в простынь, и упала на пол с громким звуком.
    Алекс распахнул дверь. — С тобой всё… Когда он увидел меня на полу в полнейшем беспорядке, он сдержал улыбку и постарался не засмеяться. — Я хотел сказать тебе что обед готов, в столовой.
    — Обед? Я выпуталась и встала, бросив простыни назад на кровать. — Который час?
    — Половина первого. Я так понимаю ты хорошо спала.
    — Да, спасибо.
    — Говорил же, в моей футболке тебе будет тепло. Он подмигнул мне и я покраснела. — Она на тебе отлично смотрится. Он собрался уходить, но остановился на пороге. — Столовая внизу. Пройди до конца по коридору слева от тебя.
    Я кивнула, чувствуя себя голой, будучи тем не менее в длинной футболке и нижнем белье. — Поняла.
    — О, и не волнуйся насчет постели. У нас для этого есть слуги. Поэтому поспеши одеться и спускайся к обеду. Он закрыл дверь, оставив меня в замешательстве.
    Обед оказался непростым. Столовая была размером как школьный кафетерий. Там были столы заставленные практически всеми видами пищи. Посреди комнаты стоял большой стол, за которым сидели незнакомые мне люди. Я быстро подсчитала в уме и оказалось здесь живет еще двенадцать человек. Я была тринадцатой — счастливое число.
    Алекс кивнул мне с полным ртом макарон с сыром. Я окинула взглядом стол. Все остальные ели сложные блюда — рёбра ягненка, лобстер, Филе Миньон. Все кроме Алекса. Виктория встала из-за стола и подошла чтобы поприветствовать меня. — Доброе утро, Джоди.
    — Утро? Сейчас полдень. Спящая красавица проспала всю утреннюю тренировку. Мне не нужно было спрашивать, кем была сказавшая это девушка. Алекс закатил глаза, подтверждая то, что это и есть печально известная Эббигэйл. У нее были черные короткие волосы до подбородка и, даже несмотря на то, что она сидела, я могла сказать что у неё идеальная фигура.
    — Пошли, — сказала Виктория, проигнорировав комментарий Эбби. Прежде чем я смогла присесть, Виктория сказала: — Прошу всех внимания, это — Джоди, новый член нашей семьи. Я кивнула, но прежде чем сесть, одарила всех слабой улыбкой и попыталась избегать их взглядов. За мной появился Официант и спросил что я желаю съесть. Я слегка повернулась чтобы ответить ему и содрогнулась. Его лицо было синеватого оттенка, а глаза впали. Он держал кувшин с водой и наполнил мой стакан. Кожа у него на руке обвисла и местами потемнела. После того как он наполнил мой стакан, он посмотрел на меня, ожидая ответ. Но я не могла произнести ни слова. Сомнений быть не могло. Этот мужчина был мёртв.
    — Она будет макароны с сыром. Как и я, — сказал Алекс.
    Я повернулась к нему и прошептала: — Спасибо.
    — Без проблем. К ним нужно привыкнуть.
    — К ним?
    Алекс указал вилкой на остальных слуг в комнате. Когда я вошла, они стояли спинами ко мне, но теперь я смогла рассмотреть их лица. Каждый из них был на разных стадиях разложения. У некоторых местами отсутствовала кожа, в то время как другие выглядели восковыми и бледными. У меня скрутило желудок.
    — Извините. Я вскочила со стула и бросилась к двери. Я врезалась в парня, несущего мою тарелку с макаронами и сыром и её содержимое вывалилось на меня. Он извинился, что заставило меня почувствовать тошноту еще больше. Судя по его внешнему виду, его достали из могилы и теперь он извиняется передо мной. Я выбежала, спустившись в холл и наружу через входную дверь. Я продолжала бежать вниз по лестнице, через лужайку, остановилась у плакучей ивы и спряталась под ее свисающими ветвями. Присела и заплакала.
    — Джоди. Алекс прибежал и сел рядом со мной.
    — Думаю тут невозможно побыть наедине. По-крайней мере когда люди, от которых ты убегаешь, так быстро бегают.
    — Ты сбежала от меня? По тону его голоса, я могла сказать что обидела его.
    Я подняла голову, встретившись с ним глазами. — Тебя устраивает то, что там происходило. Эти люди мертвы и вы заставляете их прислуживать вам. Я хочу сказать, как ты можешь наслаждаться пищей, когда тебе прислуживает мертвец? Господи! Они и еду готовят? У меня снова скрутило желудок. — И то, что ты сказал будто у вас есть люди которые убирают кровать, это ведь они?
    Алекс кивнул. — Но все не так плохо как ты думаешь.
    Я встала. — Не так плохо, прошу тебя, скажи мне что это все злая шутка. Они — ходячие мертвецы. Мертвецы, которых ты и твоя семья вернула к жизни, поэтому вам не нужно выполнять повседневную работу.
    — Думаешь им лучше будет в земле, быть съеденными червями?
    На этот раз я не смогла сдержаться. То, что я представила было хуже чем все то что я видела до этого. Я наклонилась вперед и меня стошнило на лужайку. Алекс вскочил. Вначале я подумала что он побоялся испачкаться, но он стянул мои волосы назад, убирая их от лица.
    — Извини. Мне не стоило говорить этого.
    Я вытерла рот нижней частью уже грязной футболки и Алекс опустил волосы мне на спину. — Это ведь была правда? Я покачала головой. — Я знаю что должна привыкнуть к этой новой жизни, но разве твоя семья не делает вещи, которые доставляют Аиду неприятности? Если для Офи все настолько плохо что вы нуждаетесь во мне, — я подавилась словами, — чтобы спасти вас всех, почему вы рискуете, заставляя Аида злиться на вас? Где тут смысл.
    — Мама с папой никогда не следовали правилам. Они управляют этим местом и предоставляют услуги Офи, поэтому считают что это дает им некоторые привилегии.
    Я покосилась на него. — Воскрешение из мёртвых — не привилегия.
    — Послушай, я поступаю не очень хорошо, объясняя тебе все это. Почему бы тебе не вернуться внутрь? Переоденешься, а я принесу тебе что-нибудь. Нет, я принесу еду тебе в комнату и даже сам приготовлю.
    — Зачем? Тупой вопрос, но я должна была узнать. — Зачем ты пошёл за мной? Ты ведь даже меня не знаешь.
    — Но я бы хотел узнать тебя поближе. Он ухмыльнулся. — Как только ты примешь душ и почистишь зубы.
    Я игриво шлепнула его по руке. Не могла не отметить, что между мной и Алексом все просто. Но я выставила себя полной дурой перед одиннадцатью другими людьми, которые, как мне кажется, не собираются понимать меня или быть терпеливыми со мной как Алекс.
    — Насколько все плохо?
    — Ну, скажем так, ты выглядишь лучше и остановимся на этом.
    — Нет, я имею в виду, насколько плохо я поступила по отношению к остальным Офи?
    — А. Он вздохнул. — Было несколько комментариев после твоего побега. В основном Эбби смеялась над тем, что ты испачкалась в макаронах с сыром. Хотя она предлагала отдать тебя Аиду в обмен на нашу защиту.
    У меня округлились глаза. — Вы можете так сделать?
    Алекс покачал головой. — Никто не выдаст тебя Аиду. Ты наш спаситель, помнишь?
    — Да, спаситель со слабым желудком.
    — Мы это исправим. И начнем с того, что приведем тебя в порядок и накормим.
    Мы пошли в дом и разошлись на лестнице. Я поднялась в свою комнату, взяла полотенце и кое-что из одежды. Я решила что дверь в холле напротив моей ведет в ванную. Прошлой ночью я пользовалась той что находилась внизу. Сейчас мне нужна была ванная с душем. Я повернула ручку и, войдя, была встречена громким визгом. — В этом доме стучат!
    — Ой, прости, — сказала я.
    Дверь распахнулась так, что почти вырвала руку из сустава. Передо мной стояла Эбби, уставившись на меня из-под своей толстой черной челки. — Смотрите-ка кто тут. Страстная любительница макарон с сыром. Отлично, не прошло и дня как я здесь, а уже получила кличку.
    — Извини. Я искала ванную.
    — Надеюсь, а то от тебя воняет! Она поморщила нос. — Ты что еще и вырвала на себя?
    — Ты не могла бы мне подсказать где находится ванная? — спросила я.
    Она указала на дверь справа от моей. — И сделай для всех нас одолжение, вымойся дважды! — крикнула она мне вслед.
    Я вошла в ванную и заперла за собой дверь. Как и всё в доме, она была огромной. Я заметила что сбоку есть ещё одна дверь. Я подошла к ней и легонько постучала, сказав: — Эй? Я не хотела повторить свою ошибку. Никто не ответил, поэтому я повернула ручку. Я чуть не упала когда увидела куда ведёт эта дверь. В мою комнату. Я просто предположила что дверь была ещё одним шкафом. — Ого, Эбби должно быть и правда считает меня идиоткой, — пробормотала я.
    — Можешь повторить это.
    Я развернулась и увидела Эбби, стоящую у другой двери. — Я думала, что закрыла её.
    — Ты и впрямь это сделала. — Она на секунду подняла серебряный ключ, а затем положила в карман. — Я подумала, что нам следует немного поболтать, а так как я вижу, что ты одна, это самое подходящее время.
    — Так что там с Офи и загнанными людьми в ванной?
    — Что ты мелешь?
    — Ничего. — Я уперлась руками в бедра, стараясь сделать вид, что я не боюсь ее целиком и полностью. — Говори.
    — Я заметила, что ты и Алекс, кажется… близки.
    К чему она клонит? — Он единственный здесь, кого я хоть немного знаю. Не сказала бы, что это делает нас близкими.
    Она подошла ко мне. — Отлично, потому что Алекс для тебя недоступен.
    Я знала что Алекс и Эбби не вместе. Алекс точно не влюблен в неё. Конечно это не значит что они никогда не были вместе. Если он был её бывшим, можно объяснить его неприязнь к ней. — Вы двое когда-то были вместе?
    — Не были, дорогуша. А сейчас вместе.
    Я приподняла бровь. — Хм, полагаю я ошиблась когда увидела его, закатывающего глаза, ранее в столовой.
    Она бросила на меня взгляд, который заставил меня задуматься о том, зачем я насмехаюсь над ней, когда сама нахожусь в ловушке. — Это было до того как ты стала Королевой макарон с сыром или после?
    Мой взгляд упал на футболку, испачканную оранжевым соусом и макаронами.
    — Ты наверное думаешь что особенная, потому что по общему мнению — девушка из пророчества. Но насколько я могу судить, ты не более чем полукровка. И рано или поздно, слабая человеческая кровь, разбавленная кровью Горгоны в тебе, покажет всем насколько на самом деле ты недостойна называться Офи. Она посмотрела на мою футболку, взяв её пальцами. — А впрочем, лучше помойся три раза. Она развернулась и вышла, а я полностью потеряла дар речи.
    Когда я пришла в себя настолько что смогла включить горячую воду и раздеться, я осознала еще одну проблему. Медальон. Я все еще не была уверена что он не открывается, поэтому не хотела носить его в душе. Но снимая его, почувствовала себя необычно. Будто бы не хватает части меня и это было странно, учитывая что я нашла медальон прошлой ночью. Я решила снять его и положить на край ванной. Так он находился недалеко от меня, но занавеска защищала бы его от влаги.
    Я залезла в ванную и открыла кран с горячей водой на максимум. Ничего не успокаивало меня лучше чем горячий душ. Пока мылась, я слышала в голове голос Эбби. И я вымылась три раза, чтобы убедиться что избавилась от комбинации рвоты и макарон с сыром. Я должна доказать Эбби что не боязливая полукровка как она подумала. Возможно сейчас я не знаю как контролировать мои силы, но научусь. Я уже сделала то, что ни один Офи не делал. Я держалась за обе руки Медузы и позволила её силе течь во мне. Если это не доказывает что я сильна или что я на своем месте, тогда не знаю что сможет.
    Даже если мне и Эбби это не нравится, теперь здесь мой дом. Эта мысль заставила меня скучать по маме. Что же я за дочь, которая крепко спит в своей новой кровати пока мама дома наверное выплакала все глаза, не уснув ни на секунду? Я позволила себе поплакать, позволила моим чувствам излиться вместе с водой. Потом, я пообещала сама себе, что когда вернусь к себе в комнату, позвоню маме. Скажу ей что со мной все хорошо. Чтобы она не волновалась, потому что я в безопасности. Я опущу упоминание об Эбби и ходячих мертвецах-слугах. Я лишь скажу… я не могла ничего придумать чтобы рассказать. Она не поверит мне, если я расскажу ей правду. А если снова попробую, она разозлиться. Я решила позвонить ей и повесить трубку сразу же как только скажу что я в безопасности. Это разобьет ей сердце, но по крайней мере она будет знать что я жива.
    Я выключила воду, осознав что пробыла здесь слишком долго и что Алекс наверное ждет в моей комнате с едой. При этой мысли у меня заурчал желудок. Я вытерлась и оделась так быстро насколько могла. Собрав волосы в хвост, вернулась за медальоном. Я посмотрела между занавеской и краем душа. Не найдя его, я потянула занавеску полностью открыв его. На краю ничего не было. Я посмотрела в ванной, подумав что он упал когда я вылазила из неё. Но его там не было.
    — Где он? Я запаниковала. Глазами я осмотрела ванную и остановила вгляд на двери, ведущей в холл. — Эбби со своим тупым ключом, — сказала я сквозь зубы.

Глава 18

    Часть меня хотела влететь в комнату Эбби и потребовать отдать мой медальон. Но другая часть меня знала, что это не очень хорошая идея. К тому же, медальон мог на самом деле принадлежать Эбби. Она могла потерять его, а один из слуг — мысли о них до сих пор вызывали у меня дрожь — могли подобрать и положить в мой шкаф для одежды по ошибке. Хотя у меня все ещё было ощущение что медальон должен быть моим. Но я как я могу доказать это? Нужно найти способ. И потом, украсть его.
    Не желая чтобы Алекс узнал что что-то не так, я подошла к зеркалу в ванной комнате. Он подумал что я положила медальон туда где нашла его и надеялась что он забыл о нём. Я улыбнулась своей самой лучшей фальшивой улыбкой и вошла в свою комнату. Как я и думала, Алекс сидел за столом, а перед ним стояла тарелка с едой.
    — Смотрю тебе нравится когда горячо, — сказал он.
    — Что?
    Я чуть не отпрыгнула. Он указал на пар, исходящий из открытой двери ванной комнаты.
    — А, да. Это помогает мышцам расслабиться.
    Я отнесла мои грязные вещи в плетенную корзину в углу.
    — Я подумал что тебе уже достаточно на сегодня макарон с сыром, поэтому принес филе миньон. Надеюсь угодил.
    — Отлично. Вообще-то одно из моих любимых блюд.
    Я не упомянула что причина по которой оно было моим любимым блюдом то, что мы крайне редко ели его дома. Это было слишком дорого.
    — Хорошо.
    Он встал.
    — Вот. Садись. Ешь.
    — Я что — собака? Вот. Садись. Ешь. Возможно я немного потрясена, но все ещё могу справиться с целыми предложениями.
    — Формально, садись и ешь — целые предложения.
    Я одарила его взглядом и он оставил эту тему.
    — Что же, в любом случае, я убеждён что Виктория и Трой дадут тебе время чтобы привыкнуть. Они сказали ты можешь побыть здесь и отдохнуть до ужина. Но после ужина Виктория хочет познакомить тебя с одним из твоих инструкторов. Должен предупредить, «познакомить тебя» — значит ты выслушаешь лекцию по истории Офи.
    — Звучит заманчиво. Именно так я и люблю проводить свои вечера.
    — Знаешь, ты стала более саркастичной с тех пор как обрела силу.
    — Возможно сарказм — часть набора сил Офи. Эбби похоже хороша в этом.
    Я взяла тарелку с едой в кровать и начала есть. Не могла припомнить когда последний раз ела.
    Алекс вздохнул.
    — Что Эббигейл на этот раз сделала? Отключила горячую воду у тебя в душе? Нет, постой, я видел пар исходящий оттуда.
    — Ты знаешь что у неё есть ключ от моей ванной комнаты? Как странно?
    Я прожевала еще один кусочек, давая Алексу возможность ответить, но он не ответил.
    — Не могу понять, зачем ей нужен ключ от моей ванной комнаты?
    — Она делит ванную комнату с другой девушкой, Бристоль. В отличие от тебя не у всех тут есть свои ванные комнаты. Но недавно Эбби нашла ключ и так как эта комната пустовала, она решила сделать эту ванную комнату своей.
    — Ну, думаю она должна отдать ключ, потому как теперь я здесь.
    — Почему? У тебя есть что прятать? Причина по которой ты не можешь делить ванную с Эбби?
    Он прищурился.
    — Разве её очаровательного поведения не достаточно?
    — Опять сарказм. Осторожней, Джоди, а-то люди начнут путать тебя с Эбби.
    Меня это задело. Я уронила вилку на тарелку, внезапно потеряв аппетит. Конечно, я уже практически съела все филе.
    — Прости. Просто она подшутила надо мной сегодня. Знаю я не должна опускаться до её уровня.
    — Она тебе что-то сделала?
    — Что например?
    Он заставил меня усомниться, действительно ли Эбби была угрозой для меня.
    — Неважно. Забудь то, о чем я спросил. Постарайся не дать ей достать тебя. Она злиться на весь мир, потому что её семья послала её сюда. Видимо она не жила по их нормам и они отправили её. Они даже не пишут и не звонят.
    Не могла слегка не посочувствовать ей, но я не могла позволить ей выйти сухой после кражи моего медальона, ведь я ничем не заслужила этого.
    — Хочешь я покажу тебе округу? Думаю я могу сбежать с обеденной тренировки, чтобы поиграть в гида для новой девушки.
    Мне хотелось посмотреть округу, но мне казалось не лучшей идеей то, что со мной будет Алекс.
    — Все тренируются после полудня? И что конкретно это за тренировка?
    — Да, мы все учимся. Ну все дети. Большинство взрослых здесь помогают нам лучше научиться контролировать свои силы. Это сложно объяснить не показав тебе. Увидишь завтра на своем первом уроке.
    — Хорошо. Что же, думаю я пока пропущу экскурсию. В другой раз. Я хочу закончить распаковку вещей и связаться с мамой.
    — Ого, что ты собираешься сказать маме? Ты уже…
    — Да, знаю, правда — не лучшая идея. Не волнуйся, я решила сказать ей что со мной все в порядке и всё. Ни то, где и с кем я нахожусь. Только то, что я в порядке.
    — А когда она начнёт засыпать тебя вопросами?
    Я глубоко и тяжело вздохнула.
    — Повешу трубку.
    — Не знаю, Джоди. Думаю тебе стоит вначале поговорить с Викторией. Она поможет тебе придумать что сказать и тебе не придется бросать трубку. Я имею в виду, ты и правда думаешь что сможешь закончить разговор с ней, если она будет плакать и умолять тебя вернуться домой?
    Это было не то, что я хотела услышать. Я покрутила покрывало пальцами, а потом вспомнила в каком виде оставила кровать перед тем как уйти обедать.
    — Фу, эти слуги застилали мою кровать.
    Теперь мне точно приснятся кошмары. Если ли я вообще смогу уснуть, зная что по дому бродит группа мертвецов.
    — Если ты не против убирать за собой сама, я скажу им что они теперь могут не трогать твою комнату.
    — Спасибо, я очень признательна за это.
    — Хотя все на самом деле не так плохо. Они отлично справляются со своей работой.
    — Поверь мне, ничего личного против них я не имею. Просто мне кажется это неправильно. Они не должны здесь быть. После смерти, твоя душа должна покоиться с миром.
    — Не все души.
    Он подошёл к двери.
    — Не пытайся понять все сразу. Тут как в кривой обучения.
    — Эй.
    Было кое-что о чем мне нужно было узнать прежде чем он уйдёт.
    — Как ты контролируешь слуг?
    — Со временем я смогу контролировать любую душу. Это — сила взрослого Офи. Слуг контролируют Виктория и Трой и они также заставляют их повиноваться нам.
    Он помахал мне перед уходом и закрыл за собой дверь.
    Я подождала секунд тридцать прежде чем подойти к двери и заглянуть в коридор. Там было тихо. На цыпочках я подкралась к двери Эбби и прислонила к ней ухо. Ничего. Я повернула ручку, но конечно же дверь была заперта. Она была девушкой-ключницей, я должна была предположить что она использует ключ и для своей двери. Я вернулась в свою комнату и взяла тарелку с кровати. Возвращение тарелки на кухню — небольшое прикрытие для меня, если кто-нибудь поймает меня шныряющей внизу. Раз комната Эбби сейчас для меня недосягаема, то я хотела узнать больше о «мёртвых сегодня, живых завтра» слугах. Интересно, был ли способ узнать это без того, чтобы видеть их.
    Спустившись по лестнице, у меня возникло странное ощущение. Что-то тянуло меня, будто моя кровь текла по правой стороне моего тела. Я обернулась чтобы посмотреть о чем моё тело пытается мне сказать. В фойе стояла статуя Медузы, спиной ко мне. Я поставила тарелку на ступеньки и подошла к Медузе. Я повернулась к ней начала рассматривать. В книгах Медуза всегда выглядела страшной и пугающей. Но, за исключением извивающихся змей на голове, эта Медуза была красивой.
    Я улыбнулась ей. Если раньше у меня были сомнения того, что я Офи, теперь связь с Медузой полностью уничтожила их. Меня тянуло к ней и снова захотелось прикоснуться. Я протянула обе свои руки к её рукам. Поток силы потёк сквозь мои вены. Я вздохнула, принимая заряд энергии, отдаваемый мне Медузой. Я закрыла глаза, позволяя себе быть поглощенной. Как и в последний раз, Медуза проникла в мой разум. Я увидела её стоящей передо мной. На этот раз она не выглядела как моя мама. Она была красивой, красивее чем кто-либо ранее увиденный мною Я вспомнила миф о том, что Медуза была настолько красивой что Афина прокляла её.
    — С возвращением, дитя моё. Я надеялась вскоре снова увидеть тебя.
    Я попыталась ответить ей, но не смогла и слова сказать.
    — Говори, используя лишь разум, Джоди. Мы связаны. Я услышу твои мысли.
    — Что это? — спросила я. Что эта связь делает со мной?
    — Я позволяю тебе в полной мере почувствовать всю твою силу. Ты избрана и должна научиться использовать всю свою силу, если хочешь исполнить свой долг перед Офи.
    — Как я исполню свой долг? Что я должна сделать?
    — Со временем ты поймешь. А сейчас, следуй своим инстинктам. Они дважды привели тебя ко мне. Они будут служить тебе до тех пор, пока ты не позволишь повлиять на них тому, что скажут тебе другие.
    — Что другие скажут мне? Я не понимаю.
    — Не все здесь твои друзья, Джоди. Некоторые попытаются направить тебя по неверному пути.
    Медуза подошла ближе и посмотрела на свою шею. Медальон, мой медальон, висел там.
    — Медальон принадлежит тебе!
    — Когда-то принадлежал, но сейчас он твой.
    — Я оставила его тебе, но ты не носишь его.
    — Носила, пока кое-кто не украл его.
    — Ты должна вернуть его назад, Джоди. Это необычный медальон. Внутри него флакон с моей кровью из самого центра моего тела. Он содержит и яд, и силу исцеления одновременно. Это опасная вещь, которой нельзя позволить попасть не в те руки.
    Красная оболочка поверх зеленой, я видела как они кружились. Это была кровь Медузы.
    — Я пыталась открыть медальон. Он плотно закрыт.
    — Во благо. Открытие медальона в неподходящее время приведет к катастрОфическим последствиям. Когда-нибудь тебе придется использовать кровь внутри него и ты будешь знать как. Но это значит что только для тебя. Ты знаешь у кого он сейчас?
    — У Эбби.
    — Верни его. Скорее.
    Я почувствовала как Медуза ускользает и почувствовала как пальцы обхватили моё предплечье. Я отпустила Медузу и открыла глаза, увидев Алекса.
    — Не уверен что тебе стоило делать это. Мы всё ещё не знаем как это на тебя влияет.
    — Медуза объявила меня одной из её рода, помнишь? Она не сделает мне ничего плохого. К тому же, думаю ты будешь счастлив от того что я пытаюсь узнать больше о том кто я.
    Алекс вздохнул.
    — Говоря о семье, ты звонила своей маме?
    — Нет. Ты был прав. Я не смогу бросить трубку. Она заплачет, а потом я заплачу и кто знает что наговорю.
    — Мы что-нибудь придумаем.
    Я кивнула.
    — Надеюсь, скоро. Не хочу заставлять её и дальше гадать. Вероятно это убивает её.
    Действительно неудачно подобранные слова.
    — Почему ты не на тренировке? — спросила я, желая сменить тему.
    — Был, но она закончилась.
    Он посмотрел на меня так, будто у меня три головы.
    — Как долго ты тут находишься?
    — Не знаю. Я несла еду на кухню, но я почувствовала…
    Не была уверена что стоит ему рассказывать о странной тяге к статуе, которая возникла у меня у подножия лестницы.
    — Ты что-то от меня скрываешь.
    Его лицо помрачнело.
    — Не доверяешь мне, я понял.
    — Нет, всё не так.
    Я положила руку к нему на плечо.
    Он отдёрнул руку.
    — Ого, у тебя пальцы горят.
    Я поднесла пальцы к лицу, но сразу же их опустила. Алекс был прав. Они были горячими как угли.
    — Что это значит?
    Алекс снова прикоснулся к моей руке.
    — В остальном ты в норме. Только руки.
    Я и Алекс посмотрели на статую Медузы.
    — Как долго, говоришь, ты тут находишься?
    — Всего несколько минут.
    Алекс подошёл к лестнице, поднял тарелку и поднёс её ко мне. Маленький кусочек мяса был сухим и напоминал чешуйку, как будто на нём сидели несколько часов.
    — Который час? — спросила я.
    — Шесть.
    Я покачала головой.
    — Не может быть. Невозможно. Я спустилась сюда через минуту после того как ты ушёл.
    — Джоди, это было три с половиной часа назад.
    Мои ноги обмякли и я рухнула вперёд. Алекс вовремя бросил тарелку чтобы поймать меня. Он подтянул меня к лестнице и усадил меня на нижнюю ступеньку. Всё потемнело. Я услышала шаркающие шаги и голос Виктории.
    — Алекс, что произошло?
    — Я нашел ее прикасающейся к статуе, опять. Как и прошлой ночью. Она пробыла там около трех часов. Думаю, всплеск энергии полностью уничтожил ее.
    — Боже, насколько пали могучие (фраза из Библии Самюэля, глава 1 стих 25 о поражении того, кто считал себя непобедимым, — прим. пер.), — насмехалась Эбби.
    — Эббигейл, ступай в свою комнату, — сказала Виктория.
    Мои глаза распахнулись и я почувствовала облегчение от того, что снова могу видеть. Алекс усадил меня опять, но я не сказала ни слова. Все уставились на меня, ожидая увидеть, все ли со мной в порядке. Алекс положил мою ладонь в свою. Я думала, он пытался быть милым, пока он не сказал:
    — Сейчас она кажется нормальной. Когда я обнаружил ее, ее руки были слишком горячими, чтобы к ним прикасаться.
    — Помоги ей добраться до своей комнаты. Она нуждается в отдыхе.
    — Нет, — сказала я. — Теперь я чувствую себя хорошо.
    — И все же я хочу, чтобы ты немного полежала, — сказала Виктория. — Ты слишком долго контактировала со статуей. И мы не уверены, как именно это повлияет на тебя.
    Я кивнула. Я не могла отрицать того, что мое тело нуждалось в отдыхе, даже если это было не так. Мне хотелось обыскать комнату Эбби, чтобы найти свой медальон — медальон Медузы.
    — Подождите, — сказала я, — прежде чем я пойду наверх, мне нужно спросить у вас кое о чем.
    Виктория скрестила руки.
    — Давай.
    — Где я смогу увидеть пророчество обо мне?
    — Почему ты спрашиваешь? Ты что-то увидела, когда притронулась к статуе?
    — Да. Дух Медузы опять явился мне. Она сказала, что у нее есть для меня подарок. Нечто, что принадлежало ей.
    Виктория застыла.
    — Сказала ли она тебе, что это за подарок?
    — Она показала мне его.
    — И? Что же это? — Виктория говорила медленно, будто она изо всех сил пыталась оставаться спокойной.
    Я взглянула на Алекса, сидящего рядом со мной на ступеньках. Его лицо было измученным и напуганным. Я совершила ошибку тем, что упомянула Виктории о подарке. Не знаю, о чем я думала. Но Медуза так мало сказала мне о нем, и Виктория должна была помочь мне, так ведь? Мне нужно было проверить ее, узнать знает ли она действительно что-нибудь о нем.
    — Это кольцо с красным камнем. Она не сказала мне, когда я получу его.
    — Ну что же, тогда вовсе не стоит переживать по поводу сегодняшнего вечера, — сказала Виктория, улыбаясь. Но я могла заметить, как в ее голове крутятся шестеренки. Офи могут много чего знать о себе и своих силах, но для них я до сих пор была загадкой. Потому что, опять же, я отличалась ото всех остальных.

Глава 19

    Алекс привел меня наверх и заставил лечь в постель, он отправил прислугу раздобыть мне немного еды. Когда я возразила он сказал, что мне нужно восстановить свои силы. Я и вправду не так уж и плохо себя чувствовала. Скорее, я была смущена. Как я могла контактировать со статуей в течении трех с половиной часов? Это прикосновение по длительности ощущалось, как несколько минут.
    — Все еще пытаешься расставить там все по полочкам? — Алекс постучал пальцем по моей голове.
    — Можно и так сказать. Я потеряла несколько часов своей жизни.
    — Ты, походу, довольно напугана сейчас, да?
    — Немножко, но не так, как ты думаешь. — Не Медуза пугала меня. Разумеется, она подвергла меня в некоторого рода умственный транс, который, своего рода, заставил остановиться время, но у меня было такое ощущение, будто она пыталась помочь мне. — Я думаю, что статуя помогает мне проявить свои силы. Когда я связана с Медузой, я могу чувствовать каждую долю силы в моем теле. И как будто обе части моей крови, отравленная часть и часть, которая восстанавливает жизнь, работают вместе. Разве такое вообще возможно?
    — Не то, чтобы я знал об этом. — Он посмотрел на одеяло на моей кровати, изучая его, будто оно было самой интересной вещью в мире. — Я переживал за тебя. У тебя была лихорадка, а не какая-нибудь там температура. Я ни разу не чувствовал что-нибудь настолько горячее, что не было в огне.
    — Я тоже не понимаю этого, но, может, это связано с тем, как реагирует моя кровь, когда я прикасаюсь к Медузе. Она закипает, как кипяток, вот только я не чувствую жара. По крайне мере, внутри.
    — Утром тебе стоит рассказать все мистеру Квимби.
    — Мистеру Квимби? Он здесь? Я не видела его.
    — Пока его еще нет, но он будет здесь утром. Он остался, чтобы закончить с несколькими незаконченными делишками после твоего отъезда.
    Алекс так и не взглянул на меня, так что я наклонилась вперед и схватила его за руку.
    — Какими незаконченными делишками?
    Он посмотрел на меня и нахмурился.
    — Теми незначительными вещами, которые, возможно, смогут привести обратно к тебе.
    — Например? — Мы бы позаботились о маме, да и Мэтт больше не был угрозой для Офи.
    — Например, олень, которого ты воскресила. Он принёс вред фермерским животным.
    Я забыла про оленя.
    — Белка со стройки. Ветеринар подумал что он умертвил её, но в действительности, она просто была в отключке. Хотя сейчас мертва. И потом, конечно же, он должен был что-нибудь сказать твоей маме.
    — Моей маме? Мистер Квимби разговаривал обо мне с моей мамой и решил начать с оленя?
    Должна быть причина по которой Алекс не рассказал мне об этом сразу. Что он пытается скрыть? Ох! На ум приходили слова только из словаря для мёртвых.
    — Алекс, что именно он сказал моей маме?
    — Я точно не знаю, но он должен был скрыть всё что могло привести людей к информации о нас.
    — Но я рассказала маме о своей крови. Она подумала что это была шутка. Бред сумасшедшей. Она не поверила и слову.
    — Да, но ты же рассказала ей вещи, о которых человек не должен знать.
    Теперь меня трясло. Офи были очень скрытны. Что они сделают с мамой чтобы заставить её сохранить нашу тайну?
    — Что мистер Квимби сделал?
    Мой голос дрогнул.
    — Джоди, он бы не причинил ей вреда. Он должен был убедить её в том, что ты несла чушь.
    — Чушь как например «Боже, у Джоди и правда странное чувство юмора» или «Джоди нужно запереть в дурдом»?
    Он не ответил, но это было лишним. Для меня все стало пугающе ясно.
    — Вот настоящая причина, по которой ты не хотел чтобы я звонила маме. Ты знал что мистер Квимби собирался поговорить с ней. Рассказать ей что её единственная дочь — сумасшедшая. Она не только думает о том, что я сбежала, теперь она думает о том, что я помешанная!
    Меня прервал стук в дверь.
    — Что? — крикнула я, не желая сейчас еще кого-либо видеть.
    Дверь открылась и в комнату вошёл один из слуг с закрытым подносом.
    — Ваша еда.
    Он принёс мне еду и наши руки соприкоснулись на мгновение. Я отдёрнула руку, пролив содержимое тарелки на покрывало. Слуга немедленно начал счищать рукой с покрывала спагетти и фрикадельки. Кусочек его плоти с ладони упало на покрывало.
    — Стой! — заорала я. Просто остановись!
    — Я просто пытался помочь, — сказал он.
    — Да, все здесь пытаются помочь. Но мне не нужна помощь. К тому же, ты единственный кому она нужна.
    Сердце забилось и я почувствовала как в моих венах течёт кровь. Она закипела как только я пристально посмотрела на слугу.
    — Ты не должен быть здесь. Это не правильно. Ты должен лежать в могиле. Твоё место там.
    Алекс схватил меня за плечи, но отпустил и вздрогнул.
    — Джоди, ты горишь. Тебе нужно успокоиться. Наша сила базируется на наших эмоциях. Если ты не возьмёшь себя в руки…
    — Не говори мне что я должна делать.
    Я бросила взгляд на Алекса прежде чем повернуться к слуге.
    — Прости за то, что тебя воскресили и заставили служить людям. Мне правда жаль. Прости за то, что ты разлагаешься и роняешь куски плоти на мою кровать. Прости за то, что тебя заставили остаться здесь, когда ты должен лежать в шести футах под землей.
    Я не хотела грубить. Мне действительно ненавистно видеть слуг, принуждаемых к такому существованию. Кровь в жилах вскипела, отчего меня затрясло.
    — Тебе нужно вернуться назад в свою могилу, потому что тебе здесь не место.
    — Джоди, нет! — закричал Алекс.
    Я повернулась к нему, не понимая почему он так расстроен.
    Слуга поклонился мне.
    — Как пожелаете. — Он развернулся и вышел из комнаты.
    — Нам надо остановить его, — проговорил Алекс, отбрасывая испачканное пастой одеяло от меня.
    — Что? Зачем?
    Алекс тяжело задышал и покачал головой.
    — Ты использовала на нем свою силу.
    — Нет. Я не проронила над ним ни слезинку, ни каплю крови. А только лишь сказала где ему место.
    — Он больше не человек. Теперь он дух, которого запихнули обратно в разлагающееся тело. Тело, контролируемое…
    — Твоей семьей. Это ты виноват.
    — Слуг контролируют взрослые. Я говорил тебе, они только слушают остальных, давая нам то что мы хотим, пищу и все остальное. Виктория и Трой приказывают им поступать так. Но несовершеннолетний Офи не знает как контролировать душу воскрешенную другим.
    Он пристально посмотрел на меня.
    — Кроме тебя.
    Я не знала как контролировать мои силы. Он говорил бессмыслицу.
    — С тобой сейчас что-то произошло. Ты изменилась. Стала настолько горячей что можно было обжечься прикоснувшись к тебе и приказала этому слуге вернуться в свою могилу.
    — Нет. Я не отдавала ему никаких приказов, а сказала где он должен находиться.
    — Что ни что иное как приказ, если ты используешь силу. И так оно и было.
    Я потеряла дар речи. Вновь я использовала свои силы, не желая того.
    — Что нам делать?
    — Нам нужно пойти за ним, а тебе — остановить его.
    — Но если он возвращается в свою могилу, он будет покоиться с миром. Он должен быть там, а не работать здесь.
    — Подумай, Джоди. Он вскопает землю и заползет в могилу. Нарисуй себе мысленно картину, потому что тебе нужно подготовиться к тому что ты там увидишь. И как только он найдёт путь в могилу и попадёт внутрь, он останется там. Но не будет упокоен с миром. Он не мёртв, Джоди. Это душа, застрявшая в мёртвом теле. И ты приговорила его остаться таким навечно.
    О, Боже! Я и понятия не имела. Если эта несчастная душа застрянет в могиле… Что ж, это будет хуже чем то, что сделала с ним семья Алекса.
    — Что же нам делать?
    Он потянул меня за руку и мы выбежали из комнаты. Мои силы еще полностью не восстановились, но меня это не остановило. Я создала проблему и я должна была её решить. По дороге я несколько раз споткнулась, но Алекс удержал меня от падения на землю. Могу сказать что он сдерживался, не бежал со всех ног, поэтому мог присматривать за мной. После того как быстро Алекс пришёл ко мне после обеда, я знала что этот парень быстро передвигает ногами. К счастью, мертвецы нет. Даже с учётом форы, слуга достиг лишь кладбища когда мы нагнали его.
    Не подумав, я потянулась за его рукой.
    — Нет! — сказал Алекс, рванув меня назад.
    — Он мёртв и его тело едва сдерживается от распада. Если потянешь его за руку, то тут же оторвёшь её.
    Подкатила рвота.
    — О, становится всё лучше и лучше.
    Алекс вытащил фонарик, который должно быть захватил выходя из дома. Действительно как Бойскаут — всегда готов. Он посветил фонариком на слугу, который нас игнорировал зигзагообразно перемещаясь между могильными плитами.
    — Что же нам тогда делать? Как его остановить?
    — Ты должна контролировать его также как ты сделала это в комнате.
    — Почему я?
    Мой голос был высоким и писклявым.
    — Я ведь еще даже ни разу не тренировалась.
    — У меня недостаточно сил для этого. Только взрослые могут контролировать воскрешённых мертвецов. Я начал учиться, но еще недостаточно силен.
    Он взял меня за плечи и развернул так, что я вынуждена была смотреть лишь на него и ни на что иное.
    — Так или иначе, у тебя для этого достаточно сил. Ты не такая как остальные. Сильнее. Нужно сконцентрироваться. Делай то, что делала тогда наверху.
    — Но я не знаю что я делала.
    За последнюю неделю, со мной просто что-то происходило. Я ничего не понимала и не контролировала это.
    Алекс опустил руки и повернулся посмотреть как далеко ушёл слуга. Я проследила за его взглядом. Он стоял возле своей могилы, в разные стороны разгребая руками грязь. Даже издалека я могла заметить как в процессе падала плоть с его рук. К тому времени как он раскопает свою могилу, от него ничего не останется. Я не могла позволить этому произойти.
    — Скажи мне что делать.
    — Хорошо, ты должна сконцентрироваться и скопировать свои эмоции.
    — Что это значит?
    Не время для загадок.
    — В комнате ты злилась. Эта злость которая разожгла твою силу. Тебе нужна сильная эмоция.
    Мои эмоции точно зашкаливают.
    — Хорошо, что ещё?
    — Позволь этой эмоции охватить тебя. Она должна захватить все твоё тело. И когда это произойдёт, ты почувствуешь свою кровь. Буквально, почувствуешь её с головы до пят. Тогда ты поймёшь что готова.
    Я подняла руку чтобы остановить его.
    — Прежде чем ты продолжишь, дай-ка мне поработать над этой частью. Не хочу чтобы меня сбили с толку столько деталей одновременно. Я новичок в этом.
    Он кивнул.
    — Нам нужно подойти поближе. Это поможет тебе сконцентрироваться на нём.
    Мы подбежали к могиле и остановились неподалёку, чтобы не быть забросанными грязью и кусками плоти.
    — Ты сможешь, — сказал Алекс, сжав мою руку.
    Я глубоко вдохнула, что было ошибкой, так как в воздухе витала смесь запахов гниющей плоти и грязи. Я позволила картинкам, всего что произошедшего со мной, заполнить мой разум. Начала с малого. Олень терроризировавший ферму и убивший овцу. Белка укусившая Джека за шею. Сестра Штейнгал и доктор Альварес. Мэт разрывающий кролика. Кровь в венах начала пульсировать. К тому времени как дошла до мамы, я была готова.
    — Что дальше?
    — Подумай о том, что ты хочешь чтобы этот парень сделал? Сформулируй четкие инструкции у себя в голове, а потом скажи ему. Ты должна быть убедительной. Он должен знать что командуешь ты.

    Я подумала о том, чтобы я хотела чтобы он сделал. Я хотела чтобы он прекратил рыть свою могилу. Хотела чтобы он забыл то указание, которое я дала ему ранее. Нет. Это было не то, что я хотела. Я хотела чтобы он обрел спокойствие. Хотела чтобы его душа вернулась куда-то туда где он был до того как семья Алекс поместила его в это разлагающееся тело. Я хотела освободить его.
    — Джоди, давай же, — торопил меня Алекс.
    Я открыла глаза, приковав взгляд к слуге.
    — Остановись!
    Я не была уверенна нужно ли кричать, но Алекс сказал что мне нужно быть убедительной. Слуга заколебался на мгновение, однако затем начал рыть снова.
    — Я приказываю тебе остановиться!
    На этот раз он послушался. Он продолжал стоять на коленях, но перестал копать. Я знала что Алекс не обрадуется тому, что я собираюсь сделать дальше, но я так решила.
    — Я приказываю твоей душе вернуться в то место, где она была до того как вернуться в это тело. Иди же! Приказываю тебе покинуть своё тело и вернуться туда где тебе место!
    Я так сильно сконцентрировалась, что моё тело затряслось. Кровь закипела, по лбу стекал пот.
    Слуга вскользь посмотрел на меня прежде чем его тело рассыпалось. Не уверена, но похоже он был благодарен мне за освобождение. Я улыбнулась и у меня подкосились ноги. Алекс ринулся ко мне помогая встать. Он положил мою руку на своё плечо для опоры.
    — Зачем ты это сделала? — спросил он.
    — Он не заслужил такой жизни. Его мучили. Освобождение его души было единственным способом возмещения за то, что я почти заставила его сделать.
    Алекс вздохнул.
    — Ты точно не такая как остальные Офи.
    — Не говори так. Прозвучало так будто они ужасные люди.
    — Нет, я не это имел в виду. Я хочу сказать, ты можешь делать такие вещи, которые остальные не могут.
    — Ты сказала что тебя ещё не научили этому, но это не значит что ты не можешь этого делать.
    — Было бы хорошо, если бы я могла сделать такое для…
    — Мэта.
    — Мне нужно было использовать свою кровь. Убить его второй раз.
    Алекс закрыл глаза и провёл рукой по волосам.
    — Если бы у меня были твои силы, я мог бы освободить его душу без необходимости его повторного умерщвления.
    — Я не виню тебя за то, что произошло. И даже Мэт. Ты сделал что мог чтобы исправить ситуацию. Ситуацию, которая возникла по моей вине. Он пострадал из-за меня, а не тебя.
    — Спасибо, но иногда я думаю что было бы легче если я был как ты.
    — Эй, ты хочешь быть Избранным с написанным о тебе пророчестве? Пожалуйста, на здоровье. Тогда может быть хоть раз в жизни я смогу быть обычной девушкой.
    — Нет, Джоди.
    Он улыбнулся и покачал головой.
    — Ты никогда не сможешь быть обычной девушкой.
    Почему-то, когда Алекс сказал это, таким уж плохим мне это не показалось.
    Он кивнул с сторону тела на земле.
    — Как мы будем объяснять Виктории почему она лишилась слуги?
    Об этом я не подумала. Узнав это, Виктория не обрадуется.

Глава 20

    Алекс сказал, что утром кого-нибудь пошлют похоронить тело. Нехорошо было оставлять этого парня лежать на могиле до утра, но Алекс был прав. Мы еле различали предметы при тусклом кладбищенском освещении. Мы зашли внутрь, чтобы найти Викторию, ждущую нас у двери. — Вот вы где. Мы повсюду искали вас. Я задержала ужин. -
    Она не должна была знать ни того, что Алекс посылал еду в мою комнату, ни того, что я уже ела.
    — Сожалею. Это было не обязательно-.
    — Ерунда. Это твоя первая, по настоящему, совместная с нами трапеза. Я и подумать не могла, чтобы начинать без тебя.-
    Я поняла, что моя небольшая выходка за обедом не была воспринята, как участие в общем застолье.
    — Кроме того, пропал один из слуг. Алекс, вы не видели его? Он тот, с..-
    — Вы даже не называете их по именам?-
    Виктория посмотрела на меня. — Они больше не живые, Джоди. Это не то же самое, если бы мы оживили их сразу после смерти. Мы вернули людей, которые уже некоторое время были мертвы.-
    Я вспомнила, что Алекс говорил о том, как это страшно, когда оживляют тела людей, которые были мертвы в течение долгого времени. Он знал про это, потому что его родители занимались этим. Но было не похоже на то, чтобы эти тела успели полностью разложиться. — Они не могли быть мертвы уж очень долго, иначе они были бы не более, чем куча костей-.
    Она улыбнулась мне, и положила руку на мое плечо. — Я должна помнить, что ты новичок во всем этом. Если мы используем достаточно силы для возвращения души в ее тело, то тело вместе с душой получает обратно часть или даже всю свою плоть. У тебя большие способности, Джоди, и со временем ты научишься пользоваться ими.-
    — Хм, насчет способностей Джоди. — Алекс посмотрел по очереди на Викторию и на меня. — Мы знаем, что случилось с вашим слугой.-
    Виктория наклонила голову на бок. — Продолжай.-
    — Я применила к нему свою силу, — вырвалось у меня. Я не могла не помочь Алексу. Виктория отличалась от моей мамы. Она искала любой повод, чтобы быть недовольной им. Я должна была сказать ей, что это была моя вина. — Я не хотела, но приказала ему вернуться в свою могилу.-
    — Ты управляла им? — Виктория прикрыла рот от удивления. Я думала, что она расстроится, но вместо этого, она улыбнулась. — Джоди, это замечательно. Большинство Офи не могут научиться этому до своего восемнадцатилетия. Ты даже более продвинутая, чем я ожидала-.
    — Это не все, что она может сделать, — прервал ее Алекс. Глаза Виктории расширились. — Она освободила его душу. Он раскапывал свою могилу, чтобы лечь в нее, когда Джоди освободила его. Его труп все еще там. Кто-то должен будет позаботиться о нем утром.-
    — Да, да, конечно. — Виктория обняла меня. — Ты можешь освобождать души. Это удивительно! — Ее голос был немного взволнован. Она шагнула назад и захлопала в ладоши. — Мы должны отпраздновать это. Ну, идем. — Она повела меня в столовую, держа за руку.
    Как и в прошлый раз, стол был накрыт, и все уже были за столом. Мне стало интересно, насколько долго Виктория заставила их сидеть, уставившись на пустые тарелки. Эбби прищурившись посмотрела на меня, и я почувствовала некоторое удовлетворение от того, что ей пришлось меня ждать. Я быстро взглянула на шею Эбби. Она не носила медальона. Может быть, она была не настолько смелой, чтобы украсть его, а затем носить его передо мной. Медальон, должно быть, спрятан в ее комнате, а это означало, что я должна была найти способ попасть туда.
    Виктория что-то шепнула одному из слуг прежде чем занять свое место во главе стола. — Все внимание, у меня есть очень интересные новости. — Слуги вынесли для всех бокалы с вином. — Похоже что, ужин был задержан по очень веским причинам. — Она сделала паузу, и посмотрела на меня. — Возможности Джоди растут быстрее, чем мы могли надеяться. Сегодня вечером, она не только смогла управлять одним из наших слуг, но она также освободила его душу — . Вдоль всего стола стали слышны шепот и вздохи. Снова все взоры были устремлены на меня. — Это лишнее подтверждение тому, что Джоди та, которую мы так долго ждали. И благодаря ее могуществу, ну, скажем, мы все выиграем от того, что она с нами. — Она подняла свой бокал. Все присутствующие последовали ее примеру. На секунду я заколебалась, но Виктория кивнула мне, и я тоже взяла свой ​​бокал. — Добро пожаловать в нашу семью, Джоди-.
    В то время как все остальные присоединились к приветствию, Эбби осушила свой бокал залпом. — Да, добро пожаловать, сестренка. — Она прислонилась плечом к Алексу. — Поприветствуй свою новую сестру, Алекс.-
    Он отодвинул свой стул от нее поближе ко мне. — Мы не все кровная родня, Эбби.-
    — Конечно, мы родня. В нас во всех течет кровь Горгоны, не так ли? — Она потянулась за бокалом вина и продолжила пить.
    Алекс закатил глаза. — Ты знаешь, что я имею в виду. Джоди не моя биологическая сестра. — Я делала вид, что не слышу их, поддерживая беседу на своем конце стола, но я видела, как Эбби наклонилась и пробежала пальцем вниз по руке Алекса.
    — И я тоже, Алекс.-
    Алекс оттолкнул ее руку и жестом пригласил одного из слуг. Он положил себе заказанную еду, и перестал обращать внимание на Эбби. Далее ужин проходил довольно-таки приятно, не считая того, что Алекс не смотрел на меня. Я не могла понять, что я сделала не так. Эбби была одинока в своих рассуждениях о родственных отношениях, явно расчитанных на Алекса. Я продолжала украдкой поглядывая на него, что было нелегко, так как мы сидели рядом друг с другом. Я потягивала вино, больше для того, чтобы быть чем-то занятой, чем для получения удовольствия, из-за странного металлического привкуса напитка..
    Как только Алекс закончил есть, он взял свою тарелку и пошел на кухню. Я не была уверена в том, для чего он это делает, так как после обеда все убирали слуги, но я схватила мою тарелку и последовала за ним.
    — Эй-. Я поставила свою тарелку на столешницу рядом с его тарелкой. — Что-то не так?-
    — Абигейл это Абигейл.
    — Она не сильно тебе нравится, да?
    Он поднял брови в притворном удивлении.
    — Как ты можешь говорить подобное?
    Я стояла оперившись на столешницу, пока он возился с тарелками. — Ну, ты-то ей определенно нравишься.-
    — Эбби любит всех.
    — Но не меня.
    — Это потому…. — Он покачал головой. — Не думай об этом. Она не стоит того, чтобы думать о ней. — Он перестал играть тарелками и повернулся ко мне. — Ты хочешь прогуляться? Я покажу тебе окрестности.-
    — Да. Ладно.
    Мы поднялись наверх, но вместо того чтобы остановиться на третьем этаже, на котором были наши комнаты, мы поднялись на четвертый этаж. Это было удивительно. Мы прошли через библиотеку, которая простиралась на всю длину крыла особняка, через застеклённые террасы;, замечательные комнаты отдыха с киноэкранами, и несколько учебных классов. Алекс завел меня в класс и сел.
    — Давно твои родители тут командуют?-
    — Мои бабушка и дедушка основали это место. Они искали безопасное место для Офи, в котором могли бы собирать и учить молодежь. Отличающееся от Серпентариуса. Там Офи не верят по-настоящему в возможность использования всех своих способностей.
    Мои родители приехали сюда после… -
    — Твои дедушка и бабушка умерли? Неужели это возможно? Я имею в виду, разве вы не можете использовать свои способности, чтобы их воскресить?-
    — В этом для Офи и заключается ирония. Мы не можем пользоваться нашей кровью друг для друга. Когда мы умираем, мы умираем-
    — Это не кажется справедливым.
    — Это еще один способ, которым Аид укрепляет свою уверенность в том, что не слишком много Офи коптят небо. Нам не дано жить вечно. Мы не бессмертны-
    — Ничего себе. Итак, вот почему для Офи так важно родить в двадцать пять. — Что-то щелкнуло в моей голове. — Но подожди. Как же мой папа, в конечном итоге, заимел меня в шестнадцать лет?-
    Алекс поднялся. — Нам, наверное, нужно спуститься вниз. Мои родители, должно быть, уже заинтересовались, где мы.-
    — Подожди- Я схватила его за руку. — Ты что-то знаешь. Выкладывай.-
    — Слушай, я не должен был рассказывать тебе так много. Мои родители и другие взрослые, вот кто должны объяснить тебе про это.-
    — Да, но их сейчас здесь нет. Здесь ты.-
    Он вздохнул и снова сел. — Причина того, что я был послан найти тебя в том, что ты не просто еще одна Офи. Ты особенная.-
    — Да, да. Мы прошли через все это.
    — Не все. Твой отец сделал то, что другие Офи не могут. У него в шестнадцать лет появилась ты. И ты появилась у него от девушки не Офи.-
    — И что?
    — То, что этого никогда не случалось прежде, и это никогда не случится снова. По крайней мере, так говорится в пророчестве.-
    — Что именно ты хочешь сказать?
    — Я говорю, что ты…-
    — Без шуток, выкладывай уж все.-
    Ты потомок Медузы. От крови которой берет начало род Офи.-
    Я хлопнула рукой по столу. «Алекс, все это я уже знаю. Я должна спасти наш вид от вымирания. Но как? "
    — Твоя кровь отличается от нашей. Если научишься управлять своей силой, то сможешь воскрешать и Офи, и людей.
    — Воскрешать Офи? Разве это не вызовет гнева богов, или что-нибудь подобное? Я точно не хочу, чтобы Аид пришел за мной.-
    — Тебе не надо переживать об этом. — Сказал он без уверенности в голосе. — Мы не говорим о воскрешении всех Офи и захвате власти над миром, или над чем бы то ни было.-
    — Тогда о чем мы говорим? — Мне нужен был прямой ответ. Больше никаких разговоров о пророчестве и сохранении расы Офи. Я хотела конкретики. — Предполагается, что это я должна сделать так, чтобы Офи могли быть бессмертными?-
    — Я правда не знаю.-
    — Не знаешь, или не хочешь говорить? — Мне показалось, что он беспокоится о том, как бы его откровенность со мной не привела к неприятностям.
    — Я не знаю. — Он опустил глаза, и стал разглядывать стол так, как будто на нем было написано что-то действительно интересное. — Взрослые, как правило, придерживаются того принципа, что мы должны знать лишь то, что нам знать необходимо. Я не могу ждать от них другого отношения до своего дня рождения. Тогда мне исполнится восемнадцать, и они, наконец, сделают меня полноправным членом своего собрания. Я стану взрослым.-
    Так или иначе, я думала, что его больше беспокоило то, что родители скрывали от него информацию, чем то, что он не был достаточно взрослым, чтобы считаться полноправным Офи. Я не могла себе представить, что мы с мамой разлучены. Но я собиралась начать привыкать к мысли о разлуке Я не могла больше позволить себе быть рядом с ней. Не могла даже позвонить ей. Но может… — Что ты знаете о моем отце?-
    — Не так много. Он был Офи.-
    — Был? — Алекс что-то знал. Он говорил о моем отце в прошедшем времени. Ты хочешь сказать, что он мертв? — Пожалуй, многовато смертей было в моей жизни.
    Алекс перестал пялиться на свой ​​стол. — Думаю, да… Я подслушал разговор моих родителей, перед тем, как был послан за тобой. Они говорили, что твой отец был важной особой. Он был сильнее других, но он отказался помогать Офи. — Алекс сделал паузу и посмотрел мне в глаза. Я не могла не подумать о том, почему Виктория сказала мне, что, по ее мнению, мой отец был обычным Офи. Это была ложь, но зачем ей было мне врать? — То, как они говорили о нем, конечно, я могу только предполагать, подразумевало, что он был мертв.-
    — Может быть, нет. — Я пожала плечами. — Может быть, он ушел, и поэтому твои родители говорили о нем в прошедшем времени. Возможно, он где-то ищет меня. Ведь отец понятия не имел, где мы жили с мамой.-
    Алекс не произнес ни слова, но мне было понятно, что он не согласен с моим предположением. Он думал, что мой отец умер, но промолчал, чтобы не расстраивать меня. Я не знаю, почему так упорно держалась за мысли об отце. Я никогда не встречалась с ним. Он никогда не пытался меня найти. Меня раньше не волновало жив он или мертв, но теперь, когда я в разлуке с мамой, я хотела знать об отце больше. Я должна была найти его, если он был жив.
    Алекс искоса взглянул на меня. Словно он догадался, что я пыталась придумать что предпринять. — Ты собираешься посвятить меня в свои мысли?-
    — Я хочу знать, когда мой папа был здесь. Это было недавно?-
    — Нет, я так не думаю. Я не помню его.-
    — Как ты думаешь, он, вообще, когда-нибудь был здесь? Я думаю, если он не хотел помогать Офи то, возможно, он и не приезжал сюда-
    — Джоди, мне очень жаль, но я не думаю, что могу помочь тебе.-
    — Но ты должен быть в курсе, как я про все это могу разузнать.-
    — Если ты действительно хочешь про это узнать, то поговори с Викторией. — Я только что убедилась в том, что она лгала мне о моем отце. Что бы такого сделать, чтобы вытянуть из нее правду?
    — А как насчет твоего отца? Ты зовешь мать по имени, а отца просто никогда не упоминаешь.-
    — Мои родители решили, что раз они здесь главные, то не нужно, чтобы другие Офи считали меня их любимчиком. Они велели мне называть их по имени так же, как и все остальные. — Он пожал плечом. — Это имеет смысл. Я не хочу, чтобы другие относились ко мне неприязненно лишь потому, что я сынок двух здешних руководителей. Мы, вообще, не используем здесь фамилий. Кроме тебя, никто не знает, что Виктория и Трой мои родители.-
    Что же, это объясняет, почему Эбби не опасалась приставать к Алексу прямо на глазах его предков. Она понятия не имела, кто они друг другу. — Семья не самое важное здесь, да?-
    — Мы, в каком-то смысле, все одна семья. Эбби не ошибалась в этом. Офи объединяет. то, что в каждом из них течет какая-то доля крови Горгоны.-
    — Да, но это не совсем то.-
    — Может и нет. — Он встал. — Пойдем отсюда. Завтра ты проведешь достаточно времени в этих классах, изучая всевозможные сведения из истории Офи.-
    — О, святые угодники- Я знала, что должен начать обучение и понять свои возможности. Мне повезло в случае с тем слугой на кладбище. У меня был там Алекс, чтобы направить меня. Я думаю, что только острая необходимость была причиной удачного окончания того дела. Я была слишком испугана, чтобы потерпеть неудачу. Но проводить время часами просиживая с мистером Квимби, беседуя о крови и смерти, это было не совсем то, что я понимала под веселым времяпрепровождением.
    — Эй, если мы здесь не пользуемся фамилиями, то как мне завтра обращаться к мистеру Квимби?-
    — Тони. Его зовут Тони.-
    — Тони Квимби. Звучит чудно для Офи. Безусловно, это для меня будет непривычно. Я никогда не называла учителя по имени-
    — Джоди, почти всю свою жизнь ты была на домашнем обучении. Ты звала свою учительницу мама почти до семнадцати лет. Если ты смогла полностью привыкнуть ко всем этим мистер и миссис, то сможешь привыкнуть и к этому. — Он был прав. — Ты хочешь, чтобы я показал тебе тут еще что-нибудь, или хочешь вернуться в свою комнату?-
    — В мою комнату? — У меня сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Он хочет вернуться в мою комнату?
    — Да, я провожу тебя обратно. Это по пути к моей комнате.-
    — О.-
    Он улыбнулся мне. — Что? Ты подумала, что я имею в виду…-,
    — Нет! — Ответила я слишком быстро. — Я знаю, что ты имел в виду. — По его лицу, я поняла, что он не купился на мои слова. — Я подумала, что мы могли бы вместе позаниматься, провести какой-нибудь урок перед сном. Ничего более.-
    — Так и есть-. Он кивнул. — Виктория и Трой сегодня фактически отменили вечерние уроки. Они сказали, что это специально для того, что бы остальные могли поближе познакомиться с тобой. — Мы пошли обратно к нашим комнатам на третьем этаже.
    — Я что, должна облачиться в свою пижаму, и постучаться в дверь Эбби?-
    Пожалуйста, не надо. Я думаю, вам обеим лучше держать дистанцию​​.
    Только, я не могла делать этого. У нее был мой медальон. Я была уверена в этом. Мы подошли к моей двери, и Алекс мягко сжал мою руку. — Хорошенько выспись. Завтра у тебя будет важный день.
    Я пожелала спокойной ночи, и зашла в свою комнату, заперев за собой дверь. Алекс был прав. Завтрашний день должен был стать важным. Я должна буду разыскать парочку кое-чего: мой медальон и моего папу.

Глава 21

    Я проснулась с планом в моей голове. После завтрака, я собиралась сделать то, чем не очень-то и гордилась: я хотела использовать свои силы, чтобы управлять слугой и дабы он позволил войти в комнату Эбби. Я бы подождала до тех пор, пока не была уверена, что она на своем первом уроке. Потом я бы взяла какого-то одного слугу и повелела ему открыть для меня комнату Эбби. Я бы нашла мой медальон и отправилась бы на собственный урок. В новинку, если бы она принесла мне немного извинений. Так как мне не потребовалось бы много времени, чтобы найти медальон, со мной бы все было в порядке.
    Я решила привести свой план в действие после завтрака. Мистер Квимби — Тони уже был в столовой. Он сказал, что рад снова видеть меня, и что с нетерпением ждёт нашего урока истории Офи. Я улыбнулась и съела кусок яичницы. Алекс подавил смех, ведь он знал с каким энтузиазмом я хотела изучать историю Офи. Я бросила на него взгляд, означающий — заткнись-, но от этого он засмеялся ещё больше. Как только он закончил есть, он прошептал — Удачи! — . Я закатила глаза и понесла свою тарелку на кухню. Алекс был единственным, кто убирал за собой тарелки и то это было всего один раз. Но я должна была попасть на кухню, чтобы поговорить с одним из слуг.
    Я поставила свою тарелку на стол рядом с раковиной. Один из слуг был занят мытьём раковины. Я оглядела комнату. Ещё один парень стоял рядом со стеллажами, заполненными банками, в кладовой. Замечательно. Я подошла поближе к нему и остановилась рядом. К счастью, слуги не задают Офи лишних вопросов, потому что я должна была стоять там несколько минут, пытаясь задействовать свои эмоции. Я пыталась сделать всё так же, как и в прошлый раз, вспоминая болезненные моменты прошлой недели. Как только я почувствовала, что кровь начала бурлить в моих венах, я положила свою руку на плечо слуге. Его кожа оказалась холодной и восковой. Фу! Мне потребовалась огромная концентрация, дабы не разволноваться и не побежать к раковине мыть свою руку, но я всё-таки смогла остаться сосредоточенной.
    — Поёдём со мной- сказала я ему. Он кивнул и последовал за мной из кухни. Я пошла наверх, двигаясь быстро и надеясь, что никто не заметит меня и не остановит. Было бы сложно объяснить почему за мной увязался один из слуг. Все ещё завтракали, когда мы проходили мимо столовой. Я ускорила темп, когда достигла лестницы. Приведя парня к двери Эбби, я повернулась к нему лицом. — Открой дверь-. Он уставился на меня, не двигаясь. Я поняла, что страх быть пойманной поборол мой гнев, отчего я потеряла контроль над слугой. — Чёрт побери! — Эти слова были одним из способов разозлиться. Моя кровь вновь закипела. — Открой дверь- повторила я.
    Он достал связку ключей из кармана и открыл дверь. — Сейчас, подожди здесь и не позволяй никому входить в эту комнату-. Он кивнул в ответ, и я зашла в комнату Эбби, закрыв за собой дверь.
    Комната была в зелёных оттенках. Это было не то, что я ожидала от Эбби. Я полагала, что её комната будет цвета пламени или даже пепла. Комната была такая же, как и у меня. Единственным отличием было то, что в этой комнате было мало мебели. Это было лишь мне на пользу, потому что у меня было не так много времени для того, чтобы найти медальон. Ведь мой первый урок начинался через 10 минут. Я начала с комода, так это то место, где я нашла медальон в своей комнате. Я обыскивала каждый ящик. У Эбби было достаточно одежды для того, чтобы открыть собственный магазин. Один из ящиков был заполнен джинсами. Только джинсами. Светло-синие, темно-синие, чёрные, серые и даже серебряные. Должна признаться, серые сильно бросались в глаза. Нижний ящик был заполнен письмами. Закрыты и помечены для возвращения к отправителю. Мой желудок упал, когда я поняла, что Эбби, должно быть, посылала их своей семье. В адресе ничего не было написано, кроме Серпентариуса. Алекс был прав. Они покинули её. Они даже не принимали её писем.
    Я не могла позволить чувствам помешать мне найти медальон, поэтому я закрыла ящик и перешла к тумбочке. На ней стояли будильник и светильник. Я включил лампу, чтобы стало хоть немного светлее. Эбби закрыла шторы, поэтому ее комната оказалась довольно тёмной. Я осмотрела абажур светильника, убедившись, что Эбби не спрятала медальон там. Я даже заглянула в аккумуляторный отсек будильника. Я была в отчаянии.
    Я осмотрела кровать, прогладив простыни и проверив наволочки. Ничего. Я посмотрела под матрас и пружинный блок. Ничего. У меня оставалось две минуты для того, чтобы уйти, иначе я опоздаю. Я проверила обувные коробки и сумку, лежащую на полу. Опять ничего. Я закрыла шкаф и вернулась к тумбочке, чтобы выключить свет, когда услышала голос Эбби за дверью.
    — Что это означает, ты не можешь пропустить меня в эту комнату? Это моя комната!-
    — У меня есть указание не впускать вас в эту комнату- ответил слуга. Чёрт! Почему я не была конкретней, когда давала ему этот приказ? Я должна была сказать ему никому ничего не говорить, и чтобы он стоял на страже. Я подошла ближе к двери, чтобы лучше слышать разговор. Хотя, я была уверена, что весь дом слышал, как кричала Эбби.
    — Слушай ты, личинко-охваченный труп, это моя комната, и я могу заходить в неё, когда я…-
    — Эббигейл! — прогремел голос Виктории. — Что здесь происходит?-
    — Он не позволяет пройти мне в мою же комнату. Я поднялась наверх, чтобы взять кое-что для занятий, а он стоял здесь, как сторожевая собака, что ли. Когда я сказала ему отойти, он сказал, что не может пропустить меня.-
    На мгновение воцарилось молчание, но я знала, что это не займёт много времени у Виктории, чтобы понять что к чему. Я срочно должна была скрыться. Под кроватью было не много места, единственным вариантом было спрятаться в шкафу. Я повернулась к тумбочке, чтобы выключить свет, когда увидела что-то под тумбочкой. Я подбежала к ней и ощупала дно. Мой медальон! Эбби приклеила его к низу тумбочки, но цепочка свисала вниз ровно на столько, чтобы видеть её. Я быстро дёрнула его, как Виктория сказала, — Кто-то контролирует его.-
    — Они все под чьим-то контролем, — сказала Эбби.
    — Нет! — отрезала Виктория. — Кто-то ещё контролирует его. Кто-то кроме нас с Троем.
    Я подбежала к шкафу и нырнула внутрь. Я втиснулась в угол за платьями и положила сумку поверх моих ног. Только тогда я закрыла дверь. Голоса Виктории и Эбби стали приглушенными, но я расслышала, как Виктория приказала слуге отойти в сторону. Она сказала, чтобы он больше не выполнял приказы кого-либо кроме неё. Отлично! Я сделала мысленную заметку, что именно этот слуга больше ничего хорошего для меня не сделает. Я надеялась, что Виктория не собирается сказать это всем слугам в доме. Если бы она была очень умна, она бы именно это и сделала, но я надеялась, что это она не повторит этого.
    Я услышала звук ключа в замке и голос Эбби. — Речь идёт о времени. Я уже опоздала на урок благодаря этому и… — Она перестала говорить, и я поняла, почему. Я была так взволнована из-за находки медальона, что даже забыла выключить лампу.
    — Что-то не так, Эбби? — спросила Виктория.
    — Н-нет, ничего. Но я думаю, что выключала свет. — Лампа сразу выключилась. Через решетчатую дверь шкафа, я увидела, что Эбби протянула руку под тумбочку. Она закрыла вид того, что делает от Виктории. Её ноздри раздулись, и она стиснула зубы, когда её рука оказалась пустой.
    — Вы получили то, что хотели, Эббигейл. Вы довольно припозднились.-
    — Да, Виктория. — Эбби подошла к своему столу и схватила книгу. Виктория жестом велела Эбби следовать за ней, но Эбби упрямо остановилась. Она всё знала, но не было ничего, что она могла с этим поделать, поэтому она с Викторией вышла из комнаты. Когда они ушли, я решила подождать десять секунд, до того, как выйти из укрытия. Я должна была убедиться, что они ушли как можно дальше, но если бы я ждала слишком долго, то Эбби смогла бы отстать от Виктории, чтобы вернуться и попытаться поймать меня здесь. Я повесила медальон на шею, спрятав его под рубашку и бросилась от этого места.
    Я направилась прямо наверх к последнему классу слева. Я увидела Эбби в соседнем классе и приостановилась. Она рассказывала женщине, что задержалась из-за одного из слуг. — Виктория может поручиться за меня, — сказала она так, будто она и Виктория были близки. Она развернулась на каблуках и направилась к своему месту, но увидев меня, остановилась. Я просто улыбнулась её и помахала перед входом в свой собственный класс.
    — Джоди, — сказал мистер Квимби- Тони, — Как всегда опоздала.-
    — Простите. — Я заняла свободное место. Помимо меня в классе были ещё два человека, девушка и парень. — Я здесь не так давно, и я всё время путаюсь. Ведь все коридоры абсолютно одинаковы для меня.-
    — Возможно, после сегодняшних занятий, ты сможешь попросить Троя научить тебя командовать слугами, чтобы они сделали для тебя карту.-
    — Трой? — Я была больше чем немного удивлена, услышав его имя. — Трой преподаёт?-
    — Конечно. Ведь он очень силён. Что может быть лучше, если Офи будет учить тебя пользоваться твоей силой?-
    Я улыбнулась, стараясь показать, что Трой совсем не пугает меня. Но всё же, существовало что-то жуткое в нем. Он никогда много не говорил. На самом деле, он как бы наблюдал, как Виктория тянет на себя бразды правления…
    — И теперь, — сказал мистер Квимби, — перейдём к сегодняшнему уроку. — Он подошёл к ноутбуку, находящемуся в задней части комнаты, и в считанные секунды появилось изображение, которое проецировалось на экран передо мной. Я ахнула. Очень громко. Это было изображение моего медальона.
    — Джоди, с тобой всё хорошо? — спросил Тони.
    — Эм, да. Я думаю, что жук залетел ко мне в рот. — Девушка, сидящая рядом со мной, скривила лицо в отвращении. — Я знаю, не так ли? — Я сказала, стараясь вести себя нормально.
    — Хорошо, — продолжил Тони. — Кто-нибудь знает что это такое?-
    Послышался стук в дверь, я обернулась и увидела Эбби. — Селена сказала мне присоединиться на сегодняшний день к вашему классу, так как я опоздала на свой урок. — Она повернулась и посмотрела на меня. — Судя по всему, я пропустила важную информацию, и она не смогла повторить. Поэтому, я здесь.-
    — Садись, Эбби. Мы как раз только начали.-
    Эбби прошла мимо меня и уронила свою книгу на меня. Ох, Джоди! — Она приложила руку ко рту с притворным ужасом. — Надеюсь тебе было не очень больно.-
    Я стиснула зубы от боли. — Вовсе нет. — Я всего лишь имела дело с небольшим трюком Эбби. Но, когда она увидела изображение на экране, её на мгновение захлестнула боль. Она ухмыльнулась и села. Я всё продолжала наблюдать за ней. Её глаза метались в сторону экрана, а руки сжимали её стол.
    — Это…-
    — Да, Эбби? — сказал Тони. — Ты знаешь что это?-
    Она посмотрела на меня, и я улыбнулась. — Пожалуйста, расскажи нам, Эбби.-
    — Я-я не знаю. — Она перекинула свои волосы за плечи, и я увидела, как её уверенность фактически возвращается. — Я была просто удивлена, как это отвратительно. Я имею в виду, кто будет носить что-то настолько уродливое. Только полный лузер. — Её взгляд устремился на меня.
    Тони откашлялся. — На самом дели, Эбби, то, что вы видите, это гелиотропный медальон, который носила сама Медуза.-
    Я была рада, потому что Эбби снова стремительно упала вниз, и я наконец увидела ужас на её лице.
    — Медуза? — прохрипела она.
    — Это так, — сказал Тони. — Эм, Джоди, взгляни на экран, пожалуйста. — Я кивнула и сново обратила своё внимание на переднюю часть комнаты. — Гилеотропный медальон является единственным в своём роде. Ходят слухи, что он сконцентрирован на сочетании крови Медузы. И яд и кровь, которая используется для оживления мёртвых, смешаны внутри этого медальона. Как вы все знаете, Офи должны пролить кровь, слезу, слюну или пот, чтобы засинтезировать свою силу, дарованную нам Медузой. Но сама Медуза не нуждалась в этом синтезе. Она могда просто призвать силу, чтобы её кровь приняла один из двух видов и тем самым совершить множество потрясающих подвигов.-
    — Вы имеете в виду, что кровь в её теле не была смешена? — Я повернулась в своём кресле так, чтобы видеть Тони.
    — Да. Она описывала это чувство, будто её кровь протекает по всему её телу, соединяясь с её силой и наполняя весь её организм. — Моя челюсть чуть не упала на пол. Протекает по всему её телу? Это было точно так же, как у меня, когда я прикоснулась руками к статуе Медузы.
    — Это то, что мы будем учиться делать? — Я не хотела упоминать, что уже попробовала себя в этом.
    Тони засмеялся. — Нет, нет, нет. Офи не умеют этого делать. Это было зарезервировано лишь у Медузы. — Видимо это как-то передаётся по родословной. Ведь она передала этот дар мне.
    — А что ещё она могла делать? — Я должна была знать больше.
    — Она могла освобождать души, то, чему хотите научиться, когда достигните совершеннолетия. Большинство из вас знает, что мастерство не наступает, пока не исполнится восемнадцать.-
    — Но Джоди уже умеет это делать, — сказала девушка, сидящая рядом со мной.
    Я повернула голову в её сторону. Я уже почти и забыла о речи Виктории за ужином. Она рассказала всем о том, что случилось на кладбище.
    — Да, — сказал парень за ней. — Летиция и я слышали, как Трой скомандовал слугам похоронить тело, лежащее на кладбище сегодня утром перед уроками.-
    Тони посмотрел на меня. — Джожи, это правда?-
    Я кивнула. — Но Алекс говорил мне, как это сделать.-
    — Тем не менее, вы не должны иметь такую силу в вашем возрасте-
    — Но у неё есть то, чего у неё не должно быть, — сказала Эбби. — У неё есть медальон Медузы.-
    Я чуть не упала со своего стула. Зачем Эбби так поступает? Я знала, что Эбби меня ненавидит, но зачем ей рассказывать, что у меня есть медальон Медузы? Если только она не знала, что они могут отнять его у меня. Этого не может случиться.
    Я покачала головой. — Я не знаю, о чём ты говоришь. — Инстинктивно, я прижала подбородок к груди, надеясь, что никто не заметит золотую цепочку на моей шее. Моя рубашка была с высоким вырезом, и я надеялась, что этого достаточно, чтобы скрыть медальон.
    — Неужели? — сказала Эбби. — Неужели это не ты пробралась в мою комнату и украла медальон? Неужели не ты командовала противным слугой, который помешал мне войти в мою комнаты, и неужели не из-за тебя я опоздала на уроки? Потому что я знаю, что ты пряталась в моём шкафу, но не хотела говорить, из-за того, чтобы ты не попалась Виктории.-
    Я встала, не уверенная в том, что собираюсь делать. Я никогда не ожидала, что Эбби может всё так ляпнуть. И она сделала это таким образом, что я ещё и осталась крайней.
    — Почему бы тебе не показать нам, что у тебя под рубашкой, Джоди? — продолжала Эбби. — Ох, и я не имею в виду туалетную бумагу, которой ты наполняешь свой бра.-
    — Я не наполняю мой, ох, забудьте об этом! Это смешно!-
    — Джоди, — сказал Тони, — медальон исчез, когда умерла Медуза. Согласно пророчеству, он передаётся по наследству. Этот человек будет уметь смещивать кровь как Медуза. Этот человек будет самым сильным из всех Офи. — Он сделал шаг вперёд и остановился передо мной. — Медальон действительно у тебя?-
    Эбби подскочила на ноги. — Нет, он достался мне, а она украла его!-
    — Что же ты, Эбби, — сказал парень, сидящий за Летицией. Я действительно должна была узнать его имя. — Любой поверит, что Медуза передала медальон тебе.-
    — А почему бы и нет? — прорычала Эбби.
    — А почему бы и нет? — прорычала Эбби.
    — Потому что ты ничем не лучше, чем остальные из нас, — сказала Летиция.
    — Кто бы говорил, Летиция! — Эбби протянула свою ногу, демонстрируя свои дизайнерские ботинки. — А где ты купила свою обувь? Вал-Март?-
    — Хорошо, девочки, хватит, — сказал Тони. — Эбби, нет никакой необходимости, чтобы оскорблять кого-то. Я уверена, что Летиция своим комментарием не имела ничего плохого. Я просто указала на то, что мы все равны.-
    — Не все из нас, — сказал другой парень.
    — Да, Рэнди, я думаю ты прав. — Тони снова посмотрел на меня. — Джоди, гелиотропный медальон сейчас с тобой?-
    Ну что я могла сделать? Я полезла под рубашку и вынула оттуда медальон. — Я нашла его в свою первую ночь здесь. Но кто-то, — я сделала паузу, чтобы посмотреть на Эбби, — украл его у меня, пока я мылась.-
    — Ах, — сказал Тони, вдруг всё поняв. — Эбби, я думаю нам нужно будет с тобой поговорить в ближайшее время.-
    Но никто больше не уделял большого внимания на Тони. Все взгляды были направлены на гелиотропный медальон на моей шее. В том числе и Эбби, и на этот раз, не такой, как всегда.

Глава 22

    Все время до конца урока Тони говорил о том, какой медальон особенный и что он означает для всех Офи. Неожиданно, Летиция и Рэнди стали обращаться со мной как с королевой. Они предлагали помощь в тренировках и даже в написании конспектов. Что? Конспектов? Это уже слишком как для школы. После первоначальной интриги с ожерельем, Эбби сидела надувшись на своем месте до тех пор пока Тони не отпустил нас на обед. Не могла поверить что находилась тут уже несколько часов. Все были настолько сосредоточены на том, насколько особенны я и медальон. Они задавали вопросы о моих силах и хотели разузнать обо мне все. За несколько секунд я превратилась из обычной новенькой в Мисс Популярность.
    К тому времени когда я спустилась к обеду, все говорили обо мне. Виктория ринулась ко мне и положила руки мне на щеки.
    — Джоди, дорогая, почему ты не рассказала мне? Это отличная новость. Она даже превзошла наши ожидания. Я хочу сказать, мы все знали что ты особенная. Из пророчества и все такое, но это! Это просто невероятно.
    Не знала что ответить, поэтому улыбнулась и села рядом с Алексом.
    — Итак, напряженное утро, да?
    Он опустил взгляд.
    — Отличное ожерелье. Думал ты положила его к себе в комод где и нашла.
    Я заметила болезненные нотки в его тоне, как будто он подумал что я специально скрывала это от него. Впрочем, так и было.
    — Извини, это все так странно. Мне показалось медальон принадлежит мне и не придала этому значение. Не была уверена что ты поймешь.
    — Вот как.
    Он отправил очередную порцию макарон с сыром в рот.
    — А потом Эбби украла его пока я была в душе. Воспользовалась тем маленьким ключом. Представляешь?
    Сменив предмет разговора на Эбби, я надеялась он забудет что я прятала медальон от него. Я поискала Эбби глазами. Её не было на обычном месте рядом с Алексом. Вообще-то, её даже не было в столовой. На минутку, я обеспокоилась тем, что она в моей комнате крадёт что-нибудь в отместку за возвращение медальона. Но чего-нибудь более стоящего у меня и не было. Хотя может ей понадобился мой поддерживающий бюстгальтер.
    — Так вот в чем было дело? Ты выглядела возмущенной и сердитой на Эбби когда я принёс еду. Подумал что ты высокомерная ну или вроде того. Как будто ты мнишь себя лучше неё.
    — Что? Нет! Я была расстроена из-за медальона.
    — Это все объясняет. Ты не похожа на других девушек здесь. Ну понимаешь, интриганок и язв.
    — Я совсем не такая. Мне просто не нравится что она вторгается в мое личное пространство. Она угрожала мне, а потом стащила мой медальон.
    — Угрожала тебе? Почему?
    — Из-за тебя, вообще-то. Она подумала у меня на тебя виды.
    Он снова отправил полную вилку макарон с сыром себе в рот и сказал:
    — Правда?
    Я не смогла сдержать смех.
    — Ну да. Я нахожу неотразимым, когда этот фальшивый сырный соус выливается у тебя изо рта.
    Он глотнул и покраснел.
    — Мы все еще друзья? — спросила я.
    — Подожди, позволь я набью рот прежде чем отвечу. Знаю тебе это нравится.
    Я шлепнула его по плечу. Да, мы — друзья. И он был прав. Мне действительно нравились все те странные вещи, которые он делал. Например, постоянное поедание макарон с сыром. Из всех отрицательных событий в моей жизни, только Алекс был положительным.
    После обеда я должна была приступить к своей первой тренировке. Я была взволнована, нервозна и немного напугана, вспомнив о том, что преподавателем будет Трой.
    — Эй.
    Алекс догнав толкнул меня когда я направлялась во двор.
    — Ты что делаешь? Опоздаешь на свою тренировку.
    — Я разговаривал с Викторией и она сказала, что из-за очень быстрого прогресса твоих способностей, я должен тебе помочь в тренировках.
    — Правда? Я думала что новичков инструктирует Трой.
    — Вообще-то, он обучает всех нас, но в разное время. Он решил что Летиция и Рэнди не совсем твоего уровня. Для тебя ему пришлось бы продвигаться медленно чтобы позволить им сравняться с тобой. Слишком поздно на сегодня менять твою группу — мы уже встречались этим утром. Поэтому, Виктория сказала что я должен провести с тобой что-то вроде персонального урока.
    Он улыбнулся и легонько толкнул меня локтем.
    — Персональный урок? Она правда так сказала?
    Он засмеялся.
    — Ну не совсем, но она действительно попросила меня помочь тебе. Мы не отдалимся от Троя и остальных, но будем работать над другими навыками.
    — Трой знает об этом?
    Не хочу сделать что-либо чтобы увидеть его худшую сторону. Когда злиться он пугает. Не могу стереть из головы тот взгляд, которым он одарил Алекса. Не хочу получить такой же.
    — Уверен, что знает, а если нет, Виктория вернет нас назад.
    Он соединил ладони и кокетливо помахал ресницами. Удержаться от смеха было невозможно.
    — Силы Джоди превзошли все наши ожидания. Так хорошо что она здесь. Она похожа на дочь, которой у меня никогда не было.
    — Пожалуйста, скажи что это не должна была быть Виктория. Ужасно получилось, — сказала я все еще смеясь.
    — Ну я не очень хорош в подражании девушкам. Слишком мужественный, я полагаю.
    — Да уж, видимо так и есть.
    Я покачала головой.
    — Знаю, сарказма в твоем голосе не было.
    — Совсем.
    Я продолжала смеяться когда повернулась в сторону открытого поля за домом.
    Алекс взял меня под локоть.
    — Нам сюда.
    — Но Виктория сказала что мой урок с Троем будет на поле.
    — Ты не тренируешься с Троем, помнишь?
    — Верно. И ты уверен что он об этом знает?
    — Расслабься. Я смогу справиться с Троем. Я разочаровываю его уже в течении многих лет.
    — А я нет. И хотела бы избежать этого.
    — Ну давай же.
    Он снова потянул меня за руку и я последовала за ним за дом. Нет, не может быть. Я ненадолго остановилась.
    — Алекс, это же кладбище.
    — Я поняла это по всем этим надгробиям. Я же умная.
    И одарила его своим взглядом «неподходящее время для розыгрыша».
    — Это — идеальное место для твоих тренировок.
    — Ты должно быть шутишь. Разве это не наихудшее место для некроманта?
    Он покачал головой и улыбнулся. Вероятно, я его забавляла.
    — Расслабься. Все будет в порядке. Ну, по крайней мере до тех пор, пока ты не планируешь оплевать все могилы или, вскрыв вены, пробежать мимо всех надгробий.
    — Ты правда считаешь себя шутником?
    Он пожал плечами.
    — Вроде того.
    Когда мы шли по кладбищу, я искала могилу того слуги. Лишь одна могила была свежевырытая и поэтому легко заметна. Я была счастлива, что он вернулся туда, где ему надлежало быть. Мне была не по душе идея использования мёртвых людей в качестве слуг. Я тоже контролировала одного из слуг и приказала ему пустить меня в комнату Эбби, но это совсем иное. Это было отчаяние и необходимость вернуть медальон Медузы. А после утреннего урока с Тони, я была удовлетворена тем, что сделала чтобы получить его. Эбби не должна владеть чем-то настолько могущественным как это. Я подняла руку и пробежала пальцами по камню. Кто знает чтобы сделала Эбби узнай она о силе медальона? У нее есть неразрешенные проблемы с семьей, питающие её гнев.
    Алекс привел меня к могиле.
    — Что ж, раз ты уже воскрешала мёртвых животных и…
    Он вдруг умолк. Я воскрешала не только мёртвых животных. Я воскресила Мэта. Только вот сделала это неправильно.
    — Не хочу чтобы нечто подобное опять случилось. Видеть как Мэт нападает на того кролика. Он был похож на…
    Не могла сказать это.
    — Зомби, — кивнул Алекс. Вернуть к жизни можно правильно и неправильно.
    По мне, всё это выглядит неправильным. Я хочу сказать, это ненормально. Если ты мёртв, то не должен возвращаться к жизни. Но я подумала о маме. Алекс спас её. Если бы он не сделал этого, она была бы мертва в свои 33 по моей вине.
    — Больше не хочу делать это неправильно, — сказала я.
    Алекс вздохнул.
    — Знаю что не хочешь. Поэтому мы здесь. Я собираюсь объяснить как это должно происходить, а ты должна будешь попрактиковаться на этих мертвецах. У тебя целое кладбище полное желающих помочь участников.
    Мне кажется слова «желающих помочь» здесь неуместны. У них нет выбора. Если тела доступны, Офи могут оживить их и люди, которым принадлежат эти тела, ничего не могут возразить на это.
    — Напомни мне что я хочу быть кремированной, когда умру. Ни в коем случае, не позволю никому вернуть мою душу назад в моё гниющее тело.
    — Джоди, не стоит об этом беспокоиться. Ты единственная, кто можешь воскрешать Офи, помнишь? За исключением…
    — За исключением чего?
    Он что-то скрывает.
    — Ничего. Это не важно.
    — Тебе не понравилось, когда я не рассказала о том, что медальон у меня, верно? Извинилась за то, что скрывала это от тебя и прошу теперь тебя не скрывать от меня эту информацию.
    Он стоял молча.
    — Отлично.
    Я развернулась и пошла прочь.
    — Если я чего-то не знаю, я не стану этого делать.
    — Подожди! — крикнул он. Джоди, вернись.
    Я повернулась к нему и он вздохнул.
    — Я не должен тебе этого рассказывать. Поэтому пообещай что не скажешь об этом никому ни слова.
    Указательным пальцем я сделала крест на сердце. По-детски, конечно, но он меня понял. Он подозвал меня жестом.
    — Не хочу говорить об этом слишком громко.
    Я встала рядом с ним. От него так приятно пахло. Интересно, каким мылом он пользуется. Сильный, но привлекательный запах. Так как у него уже была утром тренировка, он также источал слабый мускусный аромат.
    Он приподнял бровь.
    — Что?
    О, Боже! Надеюсь я не выглядела в этот момент глупо. Если он догадался что я обнюхивала его, я умру. По-крайней мере, я в отличном месте, если это случится.
    — Ничего. Просто вся в ожидании услышать то, что ты скажешь.
    Он ухмыльнулся. Да, он понял. Великолепно. Потянулся и дотронулся до моего медальона.
    — Виктория и Трой говорили об этом сразу после обеда. Они знали что Офи из пророчества — это ты и, к тому же, обладаешь силой воскрешать Офи. Но у них есть версия насчет медальона.
    Я потянулась рукой к медальону и наши пальцы соприкоснулись. Он посмотрел мне в глаза и я поняла что пропала. Тотчас же я подумала о Мэте. Милый, практически идеальный Мэт, который всегда знал что сказать и был так терпелив со мной. Алекс — его полная противоположность. Он — дерзкий, слегка опасный, со странными привычками, воскрешающий мёртвых, но тоже милый и к тому же мой защитник. И от него действительно приятно пахнет. В какой-то степени, Алекс идеально мне подходит. Готова ли я по-моему же мнению к тому что вероятно чувствую к нему?
    — Что за версия? — спросила я, разрушив чары между нами.
    Он сделал шаг назад, отпустив медальон.
    — Они считают, что внутри него смешанная кровь, которая даёт владельцу силу воскрешать Офи. Только они не знают как это сделать, как получить эту силу.
    В этом был смысл. И так как предполагалось что я спасу расу Офи от вымирания, мне предстояло найти способ высвобождения этой силы. Ещё этим утром я чувствовала себя великолепно из-за медальона, а также при виде лица Эбби, когда она поняла кому он принадлежит. Я была счастлива быть Избранной. Мне даже понравилось внимание ко мне Летиции и Рэнди. В кои-то веки быть иной принесло мне приятные ощущения. Но сейчас, я почувствовала свалившийся на мои плечи груз ответственности. Это слишком для одного человека. Особенно, если этот человек — я.
    — Отлично, ещё одна вещь, которую от меня ожидают — разгадать эту тайну дабы спасти положение.
    — Не думай об этом сейчас. Попробуй воскресить мёртвого. Правильно, — добавил он, как будто в этом была необходимость. Если сделаешь всё как надо, сможешь контролировать тела. Они будут подчиняться, даже не желая того.
    — Значит они для нас как рабы?
    Я подумала о том, как слуга пытался вырыть себе путь назад, в могилу, когда я приказала. Ужасно.
    — Вроде того, но они мертвы. Это имеет какое-то значение?
    — А что насчёт мамы? Она не находилась под твоим контролем, но ты вернул её к жизни.
    — Это другое. Чем дольше души находятся вне тела, тем слабее они могут противостоять нам, когда мы возвращаем их в тела. Если мы возвращаем кого-либо к жизни сразу же, как твою маму, они все еще полностью контролируют себя. Её душа никогда не покидала тело. Я не принуждал её вернуться назад.
    — Принуждать вернуться? Так ужасно звучит. Не уверена что смогу это сделать. К тому же, зачем нам хотеть возвращать чью-то душу назад в тело и контролировать его?
    Я отвернулась от могилы, не желая иметь ничего общего с этим. Сделала несколько шагов в сторону мавзолея и прильнула к нему головой. Соприкоснувшись со лбом, холод камня принес мне облегчение.
    Послышались тяжёлые шаги Алекса у меня за спиной.
    — Ты боишься нас?
    Он потянулся к моей руке и я позволила ему развернуть меня. Взяв меня за руку, он выглядел печальным.
    — Ты боишься меня?
    Второй рукой он нежно убрал прядь волос с моего лица, но она задержалась на моей щеке. Это прикосновение возбуждало.
    Моё сердце бешено забилось. Я испугалась. Испугалась того, что влюбилась в него.
    — Я…
    Он наклонился вперёд будто собирался поцеловать меня. Недолго думая, я тоже наклонилась к нему.
    — И что же это за тренировка? — спросила Эбби.
    Я отскочила назад. Скрестив руки, она пристально нас рассматривала. Алекс отвернулся от меня, проведя пальцами по волосам. Ещё один «почти-поцелуй» в мою коллекцию. Всё сначала, как с Мэтом.

Глава 23

    Эбби игнорировала меня и пялилась на Алекса.
    — Она должна воскрешать мёртвых. Если ты не в состоянии тренировать её, это может сделать кто-то другой.
    Она умчалась прочь прежде чем мы смогли хоть что-либо произнести. Не то чтобы нам было что сказать. Я была ужасно смущенна.
    — Думаю, нам стоит потренироваться.
    Я поняла что есть ещё что-то, что я хотела узнать. То, о чем его спрашивала. Но у меня настолько кружилась голова от нашего «почти-поцелуя» и трясло от того, что из всех людей, именно Эбби застукала нас. Поэтому я не могла вспомнить о чём мы разговаривали. Эбби точно была помешана на Алексе и этот инцидент мог заставить её ещё больше ненавидеть меня.
    Мы снова подошли к могиле у которой стояли. Алекс хлопнул в ладоши. Была ли это фишка Офи? Потому что многие здесь любят хлопать в ладоши.
    — Отлично. Нужно сконцентрироваться. Тебе предстоит совершить серьезную вещь.
    Его лицо стало каменным, не то, что до этого. Он точно не был похож на парня, который пытался меня поцеловать.
    — Ты должна научиться контролировать свою силу. Иначе, всё снова закончится случайным воскрешением. Это точно не для тебя, верно?
    Я поёжилась от сочетания смены его настроения и истинности слов.
    — Точно.
    — Хорошо.
    Он обошёл надгробие и положил на него руку.
    — Итак, когда воскрешаешь мертвецов из такой могилы, тебе не нужно их откапывать. Ты просто можешь позвать их, оросив несколькими каплями крови землю покрывающую могилу. Наша кровь могущественна. Если сконцентрируешься, найдешь цель. Но ты обязана сконцентрироваться. Это главное.
    — Я должна представить в голове мёртвое тело?
    — Нет. Если конечно ты не знаешь как выглядел человек при жизни, но это плохая идея.
    Он выдержал паузу, как будто пытаясь придумать как лучше это объяснить.
    — Ладно. Попробуй вот это. Закрой глаза и прикажи своей крови найти тело под землёй. Твоя кровь — часть тебя. Ты в состоянии контролировать её и поймёшь когда найдёшь тело.
    Он снова помолчал, хотя на этот раз убеждаясь в том, что я слушаю.
    — Поняла, — сказала я. Мы должны вначале попробовать сделать это, а потом уже беспокоиться о контролировании тела?
    — Нет. Для призыва тела тебе нужно логичное обоснование. Всему нужно обоснование. Если причин для воскрешения нет, все пойдет наперекосяк. Души знают что не должны быть возвращены в тела. Они ведут себя ненормально.
    — Как это делал Мэт. Он был сбит с толка и не управляем. Он вел себя так, как будто не осознавал что делает.
    — Точно. Ты ведь не хочешь снова пройти через всё это, поэтому давай предложим душе лёгкую задачу.
    Он огляделся и его взгляд упал на старую могилу слуги.
    — Вот. Ты можешь приказать ему служить Офи, живущим в этом доме. Он будет готовить, убирать и прислуживать. Это сработает и Виктория будет счастлива замене того слуги, которого потеряла.
    Мне была отвратительна идея заставлять другую душу стать рабом Офи, но Алекс прав. Именно я вернула душу назад где она была до того, как Офи поместили её в тело и это могло дать ей цель.
    — Хорошо. Но после этого, я никого больше не заставлю стать слугой. Если мне нужно будет практиковаться в воскрешении, я буду освобождать души после тренировок.
    Алекс пожал плечами.
    — Разумно.
    Он улыбнулся и постучал по надгробию.
    — Может попробуем?
    Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Не была уверена, что готова, но когда-нибудь надо начинать. Я опять открыла глаза, рядом со мной стоял Алекс с ножом в руке.
    — Ой! — я отскочила в сторону. Не делай так. Ты меня напугал.
    Он засмеялся.
    — Извини, но тебе понадобится капля твоей крови, и помни, я — настоящий Скаут и всегда готов.
    — Да, сожалею что приходиться сообщать тебе это, но когда девушка открывает глаза, она не хочет видеть нож в руке парня, которого она…
    Вовремя остановилась.
    Алекс наклонил на бок голову и ухмыльнулся.
    — Продолжай. Парня, которого она…
    — С которым она тренируется.
    Я взяла у него нож и подошла к изголовью могилы. Нужно было продолжать, чтобы у него не было времени сказать ещё что-нибудь. Я уколола правый средний палец и подняла его над могилой. Не была уверена стоило ли что-либо говорить вслух или просто подумать о словах, но подумала что не повредить произнести их.
    — Найди тело, покоящееся под покровом земли, — приказала я своей крови.
    Несколько капель упали на могилу. Я закрыла глаза и почувствовала удушье когда у меня в голове возникла картина. Я смогла увидеть как капли крови текут сквозь траву и землю. Они нашли гроб и проникли сквозь дерево будто оно не твёрже воды. Обнаружив цель, они проникли в практически разложившееся тело.
    Мысленно, я услышала пронзительные визги и крики. Увидела душу, летящую сквозь воздух и опускающуюся под землю, где она воссоединилась с телом. Душа боролась с моей кровью, не желая возвращаться назад, но сила крови одолела её. После воссоединения души с телом, на костях начала нарастать плоть. Несмотря на легкий ветерок, мои щеки были тёплыми и влажными. Слёзы — единственное внешнее проявление агонии внутри меня. Я мучила эту душу. Она была зла и чувствовала боль. Тело слегка двинулось, а затем он кулаками начал стучать по крышке гроба. Я больше не желала смотреть на это. Не могла больше выносить этого.
    — Нет!
    Я упала на колени и начала скрести землю, прорываясь сквозь траву и грязь.
    — Джоди!
    Алекс схватил за талию и поднял меня. Он отступил назад от могилы.
    — Прекрати! Успокойся. Расскажи что произошло?
    Я сложилась пополам в истерике.
    — Я всё видела. Эта бедная душа была вырвана из загробной жизни. Она рыдала от боли и ужаса когда осознала что вернулась назад в тело. Назад в свою могилу.
    Я сжала его руки.
    — О, Боже, Алекс, я вижу всё. Вижу как он пробивается сквозь гроб.
    — Открой глаза, Джоди.
    Своими руками он развернул моё лицо к нему.
    — Посмотри на меня, Джоди, посмотри на меня!
    Я открыла глаза, но всё двоилось. Я видела Алекса перед собой, но также я видела и тело. Его суставы были разбиты, а кожа свисала на костях. Он был на полпути из гроба и начал пробиваться сквозь землю.
    — Я всё ещё вижу его. Пожалуйста, останови это. Пусть всё исчезнет. Пожалуйста!
    Он прижал меня к груди и погладил по голове.
    — Тише-тише, всё хорошо, всё хорошо.
    — Как вы миритесь с этим? Как вы можете воскрешать всех этих мертвецов, видя через что приходится проходить душе?
    Я плакала, уткнувшись ему в грудь.
    — Мы не видим этого.
    Отпрянув, я посмотрела на него.
    — Как это?
    — Мы не видим этого. Мы понимаем когда наша кровь достигает тела. Чувствуем, но не видим ничего из происходящего. Должно быть это ещё одна сторона твоей силы, которой у нас нет.
    По его наморщенному лбу я поняла что он тоже был обескуражен происходящим. Для Офи это было в новинку. Они не встречали подобных мне ранее. Такой была только я, Избранная.
    — Везёт вам. Поверь, вы не захотели бы этого делать, если бы могли увидеть то, что сейчас вижу я.
    Я обернулась к могиле.
    — Он здесь, — сказала я за секунду до того, как его пальцы проткнули землю. Я бросилась к нему и протянула руку. Я обязана была ему помочь. Он так сильно страдал. Никогда не чувствовала такой страх и гнев одновременно.
    — Джоди, нет! Что ты делаешь?
    — Я должна ему помочь. Он мучается от боли, Алекс. Ему не выносимо тяжело.
    — Ты действительно можешь чувствовать тоже, что и он?
    — Да, и это убивает нас обоих. Пожалуйста, помоги мне.
    Алекс схватил за другую руку и помог мне вытащить тело из могилы. Он должен быть осторожен, чтобы не повредить ему. Через секунду он был свободен — от земли во всяком случае, потому что не имел больше своей собственной, — его глаза нашли меня. Выражаемая им ненависть была сильней, чем я могла вынести.
    — Ты должна сказать ему, что делать, Джоди. Скорей!
    Я затрясла головой.
    — Я не могу.
    — Ты сделаешь ему только хуже, если не прикажешь. Слуги которые находятся в доме не страдают. Не позволяй и ему.
    Я собралась с силами и посмотрела тому мужчине в глаза.
    — Ты вернешься в дом с нами. Будешь жить там и помогать остальным.
    Я хотела чтобы мой голос звучал как можно приветливее. Будто он часть семьи. Возможно, если я заставлю его так думать, всё это не будет настолько ужасно.
    — Ты будешь готовить и помогать другим в работе по дому. Ты меня понимаешь?
    — Джоди, тебе не нужно спрашивать его. Он будет тебе подчиняться.
    Алекс не понял.
    — Мне всё равно. Я хочу чтобы он понял. У него есть душа, он не просто пустое тело или игрушка. У него есть право знать что происходит и чувствовать себя частью этого мира.
    Алекс принял оборонительную позицию.
    — Его душа принадлежит тебе. Ты диктуешь ему свою волю.
    — Не говори так. У него есть душа.
    Алекс подошёл ко мне ближе и прошептал:
    — Думай о чём говоришь. Если ты наполнишь его голову такими мыслями, вроде того, что у него есть душа, он вероятно никому не будет подчиняться. Неконтролируемый живой мертвец может быть весьма опасен для всех нас.
    Хорошо, я попытаюсь не давать ему слишком много свободы. Найду золотую середину.
    — Пожалуйста, следуй за нами в дом и мы представим тебя остальным, подобным тебе. С ними ты почувствуешь себя как дома.
    Он стоял, глядя на меня отсутствующим взглядом. По-крайней мере, его ненависть испарилась.
    — Он ждёт тебя, — сказал Алекс. Ты приказала ему следовать за тобой. Мертвецы всё понимают буквально. Что бы ты ни приказала, они сделают всё в точности, поэтому аккуратнее подбирай слова.
    — Поняла.
    Я развернулась и направилась в сторону дома. Каждые несколько шагов я оборачивалась убедиться что он всё ещё следует за мной.
    Алекс ухмыльнулся и покачал головой.
    — Тебе не нужно этого делать. У него есть приказ.
    — Ненавижу отдавать приказы.
    Я снова посмотрела на слугу.
    — Сюда, пожалуйста.
    Единственное что я могу, так это проявлять вежливость. Остальные Офи склонны отдавать приказы слугам при помощи крика. Не хочу уподобляться им. Нет никакой причины вести себя подобным образом.
    Я направилась к лестнице, ведущей к главному входу, но Алекс показал что лучше обойти.
    — Мы должны провести его через вход для слуг. Он должен привыкнуть к нему.
    — Не думаю, что провести его через главный вход имеет какое-либо значение.
    — Джоди, пожалуйста, постарайся запомнить, насколько ты считаешь их людьми, настолько они таковыми не являются. Эта душа много лет покоилась с миром. Если ты хочешь облегчить его существование, помоги притереться с остальными слугами.
    Ненавижу это. Больше чем я могла бы объяснить Алексу. Я надеялась, что он почувствует тоже что и я, согласиться со мной и возможно даже убедит родителей освободить души остальных слуг. Смешно, что живущие здесь, не могут справиться со своей работой. Чёрт, я бы могла мыть посуду и заправлять кровати, если бы это позволило не мучить эти души. Но чем больше я об этом думала, тем больше понимала, что для Алекса это нормально, потому что он вырос тут. Среди Офи. Среди всего этого. Мертвецы-слуги — это его повседневная рутина. Сложно увидеть что не так, если тебе это знакомо с детства. Мне стало стыдно за него, поэтому я сдалась.
    — Мы зайдем там, где такие как ты входят в дом и выходят из него.
    Он продолжал смотреть на меня без какого-либо выражения на лице.
    — Сюда, пожалуйста.
    Он последовал за нами. Мы провели его на кухню. Я услышала звук котелков и другой кухонной утвари. Должно быть слуги готовили ужин. Наверное всё своё время они проводили готовя еду. Каждый раз на столе было много блюд на выбор. Мы зашли в кухню, но слуги продолжали работать, даже не заметив нас. Они были похожи на роботов, делали то что приказано не колеблясь.
    Я откашлялась, но это не привлекло их внимания. Алекс свистнул и крикнул:
    — Послушайте.
    Все слуги прекратили работу. Он наклонился ко мне.
    — Виктория сказала им бросать всё, если кто-то из нас свистнет. Это даёт им понять, что необходимо слушать. Такой способ хорошо работает, потому как мы не может контролировать их пока нам не исполниться восемнадцать.
    Я заметила, что женщина возле печи, положившая свою руку на горящую конфорку. Она оставила её там будто та не была включена. Я подбежала к ней. Услышала как зашипела её кожа и почувствовала запах горелой плоти. Её рука покраснела и покрылась пузырями.
    — Пожалуйста, иди сюда.
    Я подвела её к раковине и включила холодную воду.
    — Подставь свою руку под воду.
    — Она не чувствует боли, — сказал Алекс. С ней всё будет в порядке. Такое часто случается.
    — Это не придаёт ситуации нормальности.
    Я окинула его свирепым взглядом и он отступил, будто я его ударила.
    — Послушай, я знаю, что для тебя это ещё один обычный день. Ты не знаешь другой жизни. Но я считаю это ужасным. Они — люди. И пусть они мертвы, не чувствуют боли, но это не придаёт нормальности тому, что они обжигают свои руки в горячей печи или должны подчиняться вашим приказам.
    — Не придавай значения сказанным ею словам!
    Из-за двери прогремел голос Троя.
    — Возвращайтесь к работе. Все.
    Он посмотрел на меня, а потом с неодобрением на Алекса.
    — Вы, оба, в холл. Сейчас же!
    — Оботри руки влажным полотенцем, — прошептала я женщине с обожжённой рукой. Затем последовала в холл за Алексом и Троем.
    — Что конкретно вы думаете вы делаете? — спросил Трой, развернувшись и глядя на нас.
    — Служанка обожгла руку. Было ужасно и я попыталась помочь ей.
    — Не хотелось жареной плоти в кастрюле.
    Алекс пытался разрядить атмосферу, но Троя это не позабавило.
    — Джоди воскресила мертвеца. Мы привели его взамен того слуги, которого потеряли вчера.
    Трой смягчился.
    — Отлично, Джоди. Успешное воскрешение с первой попытки действительно похвально.
    — Спасибо.
    Я боялась, что Трой снова начнет кричать.
    — Что я слышу?
    К нам подошла Виктория.
    — Джоди воскресила и контролировала тело с первой попытки?
    — Да, — почти с гордостью выпалил Алекс. Она невероятна.
    — Ну, великолепно! Теперь у меня снова полный штат слуг.
    Она сжала руки вместе как очень взволнованный ребенок.
    — Меня восхищают твои способности, Джоди. Может ты скоро будешь преподавать. Похоже ты всё схватываешь на лету и теперь, когда медальон Медузы явил себя тебе, твоим силам нет предела.
    Из-за спины Виктории послышался смех.
    — Прелестная маленькая Джоди и её поразительная сила. Господи! Что же она сделала?
    Я даже не заметила Эбби.
    — Как насчёт всего что могут делать взрослые Офи? — сказал Алекс. Что сделала ты, кроме создания зомби, который вчера практически оторвал тебе голову? Слышал об этом. Квин сказал ты потеряла контроль за считанные секунды и с криком побежала в дом. И ты пыталась всем доказать что медальон явился тебе, а не Джоди?
    Он покачал головой.
    — Смешно.
    — Алекс, не стоит грубить, — сказала Виктория.
    Эбби сжимала кулаки.
    — Итак, Джоди сделала правильно всего несколько вещей и вы думаете всё, что она делает поразительно. Типа подержать Медузу одновременно за обе руки. Насколько это сложно?
    Она повернулась и пошла прочь.
    — Я покажу вам насколько это трудно.
    — Эббигейл! — крикнул Трой, но она уже направилась к цели. Мы последовали за ней к статуе в фойе.
    — Эбби, остановись, сейчас же!
    — Не глупи, Эбби, — сказал Алекс. Ты — не Джоди. В тебе не течёт кровь Медузы. По-крайней мере, не так как у Джоди. Ты не знаешь что может произойти, если ты попробуешь сделать подобное.
    — Я знаю что произойдёт, — сказала Эбби. Я докажу что в Джоди нет ничего особенного.
    Она протянула руки и взяла одновременно обе руки Медузы. На миг показалось ничего не происходит. Эбби пожала плечами.
    — Видите.
    Однако затем её лицо исказилось. Она закричала, а её тело забилось в конвульсиях. Глаза закатились и она упала на пол.

Глава 24

    — Эбби! — закричала я.
    Мы все подбежали к ней, но с уверенностью можно было сказать что это было не к добру. Алекс был прав. Моя кровь отличалась от крови остальных. Эбби не смогла выдержать силы Медузы. Само собой разумеется. Я — была Избранной, из пророчества. Единственной, кому надлежало спасти Офи.
    Трой приложил пальцы к шее Эбби.
    — Она мертва.
    — Нет!
    Мне не нравилась Эбби. С тех пор как я здесь, она не приносила мне ничего, кроме неприятностей. Но я не желала её смерти. Тем более в попытке доказать что она настолько же сильна как и я. Она пыталась доказать что я совсем не особенная, но на самом деле наоборот, что является такой же особенной как и я. По её мнению, я приехала сюда и стала центром всеобщего внимания, отобрав у неё это. Я не могла видеть её такой, после того как её бросила её же семья. Я должна что-то сделать. Мои руки потянулись к медальону. Медальон Медузы. Ответ был в смешении крови. Ядовитой и несущей жизнь.
    Я подошла к статуе, перешагнув через мёртвое тело Эбби, и взялась за обе руки Медузы. Мои волосы разлетались вокруг меня, а кровь начала закипать. Я закрыла глаза и тихо попросила Медузу мысленно прийти ко мне.
    — Я здесь, дитя моё.
    — Пожалуйста, помоги мне. Мне необходимо знать как воскресить Офи. Знаю, что секрет в смешивании моей крови, но что делать после этого?
    — Ты хочешь воскресить неблагодарное создание, лишившееся жизни пытаясь унизить нас?
    — Унизить нас? Что ты имеешь в виду?
    — Она не желает тебе добра, Джоди. Не верит в твои способности. И то, и другое унижает тебя и, в итоге, меня.
    — Медуза, она глупенькая. Она не знала что творит. Пожалуйста, позволь мне спасти её. Помоги спасти её.
    — Это действительно то, чего ты желаешь?
    — Да.
    — Хорошо. В этот самый момент твоя кровь смешивается. Ты можешь приказать крови смешаться. Она подчиниться. Тебе нужно будет пожертвовать каплю крови Эбби, если желаешь вернуть её к жизни. Но поспеши. Вскоре, её душа покинет тело и это будет сделать сложнее. Если ты не преуспеешь, она станет такой же как остальные слуги, воскрешенные Офи.
    Я хотела спросить Медузу о том, что она думает по поводу слуг, но времени не было. Душа Эбби не задержится надолго.
    — Спасибо.
    Отпустив руки Медузы, я повернулась к Эбби. Затем протянула руку Алексу.
    — Твой нож. Поторопись!
    Он молча отдал его мне. Я уколола свой правый указательный палец, убедившись что чувствую как моя кровь кипит и смешивается в венах. Я поднесла палец ко рту Эбби, уронила туда каплю и тихонько прошептала:
    — Верни Эбби к жизни. В момент до того, как она прикоснулась к рукам Медузы.
    Я отступила назад и отдала Алексу нож.
    — Откуда ты знаешь что это сработает? — спросил он.
    — Медуза сказала.
    Виктория и Трой обменялись взглядом. Могу с уверенностью сказать что они хотели спросить меня как, но Эбби закашляла. Мы все смотрели на неё сверху вниз.
    — Ты в порядке? — спросила Виктория.
    — Что случилось?
    Эбби выглядела смущенной, не совсем понимая почему она находится на полу.
    — Ты взялась за обе руки Медузы, чтобы доказать что ты такая же могущественная как и Джоди, — сказал Алекс. Только это не так. Статуя убила тебя.
    — Что?
    Эбби была напугана.
    — Я… как…слуги?
    — Нет, — ответила Виктория. Успокойся. Ты это ты и по-прежнему жива. Джоди спасла тебя.
    — Нет! — закричала Эбби, смотря на меня с ещё большей ненавистью нежели ранее.
    Я закатила глаза.
    — Не за что. И просто чтобы ты знала, Медузе до тебя нет дела. Она сказала ты опозорила её имя. Она не хотела помогать мне возвращать тебя к жизни. И сделала это только потому, что я умоляла её.
    — Почему?
    Эбби попыталась встать и оступилась.
    — Почему ты воскресила меня? Ты должна была оставить меня лежать мёртвой. Я лучше буду мертва, чем спасена тобой.
    Она встала и, оттолкнув меня со своего пути, побежала вверх по лестнице.
    — Рада, что смогла помочь, — крикнула я ей вслед.
    — Не переживай за неё, — сказала Виктория. Она оправится.
    Прищурившись, Трой посмотрел на меня.
    — Как ты воскресила её? Что ты сделала?
    — Смешала свою кровь. Я могу делать подобное с тех пор как прикоснулась к обеим рукам Медузы. Моя кровь закипает и смешивается по команде.
    Я умолчала что иногда это происходит без моего согласия.
    — Статуя наверное смешала кровь Эбби, — сказал Алекс.
    Я кивнула.
    — И это убило её.
    — Что означает мы никогда не сможем воскрешать Офи.
    Алекс смотрел на меня.
    — Только Джоди может.
    — Да, ну, хорошо что она здесь.
    Вкитория положила руки мне на плечи.
    — Почему бы вам обоим не привести себя в порядок к ужину?
    Она вместе с Троем направились прочь, без сомнения, чтобы обсудить произошедшее.
    Остаток дня я не видела Эбби. Она пропустила ужин, а двери её спальни были закрыты всю ночь. Я не была точно уверена, но надеялась, что столкнусь с ней в холле. Хотела убедиться что с ней всё в порядке. Что она придёт в норму. Я хочу сказать, я воскресила мертвеца с кладбища, но это другое. я его контролировала. Для Эбби, я сделала совершенно другое. Я вернула её к жизни, не превратив в живого мертвеца. Это намного отличается от воскрешения мёртвых слуг. Я чувствовала себя отлично. Даже если Эбби и не рада быть живой, меня это радовало. Я найду применение этой силы во благо.
    Впервые с того момента как я узнала что являюсь Офи я заснула с ощущением радости быть собой.
    Следующим утром, спускаясь к завтраку, я увидела слугу, который нёс еду в комнату Эбби. Кто бы мог подумать, что спасение человеку жизни может заставить его ненавидеть тебя еще больше. Похоже что Эбби не могла свыкнуться с мыслью что я спасла её. Возможно из-за моей капли крови в её телее, а может она просто не хотела быть у меня в долгу. Не уверена что когда-либо найду ответ, потому что она поразительно хорошо меня избегала.
    Сегодня Алекс вел себя со мной по-другому. Был застенчив. Интересно, почувствовал ли он себя так же странно как и я после нашего «почти-поцелуя». Мы завтракали в тишине пока не подошла Виктория, положив руки нам на плечи.
    — Джоди, я думаю что в свете последних событий, нам нужно увеличить количество твоих тренировок.
    — Увеличить? Но зачем? Я думала что справляюсь.
    — Да ты и справляешься. Просто я хочу ускорить твои тренировки.
    Её лицо вытянулось.
    — Я слышала о нападениях на Офи. Аиду мы не угодны. Мы думаем он может покончить со всеми нами одновременно. Пока, все в порядке, но нам нужно подготовиться. Ты наше наилучшее оружие против него.
    Мне была не по себе идея быть оружием, даже если и для самозащиты. Но я и понятия не имела что для Офи дела обстоят хуже некуда. С моей новой силой, я могла бы помочь.
    — Мы полагаемся на тебя, Джоди.
    Я кивнула.
    — Постараюсь.
    — Знаю.
    Виктория сдала моё плечо и вернулась на своё место.
    — Похоже после завтрака мы прямиком направимся на кладбище.
    Алекс отправил в рот ещё одну ложку макарон с сыром. Я могла смириться с их поеданием на обед и ужин, но есть их на завтрак как-то странновато.
    — А что насчёт занятий с мистером Квимом…с Тони?
    — Поверь мне, увеличение твоих тренировок подразумевает двое большее их активное применение. На сегодня ты получишь порцию нужных лекций.
    — И не могу пожаловаться.
    Я опустошила свой стакан с апельсиновым соком.
    — Может нам…?
    — Да. Полон макарон с сыром и готов воскрешать мертвецов.
    — Как ты можешь есть это постоянно? — спросила я, когда мы направлялись наружу.
    Алекс опустил глаза.
    — До того, как у нас появились слуги, ма… Виктория пыталась готовить для нас. Единственное, что она могла приготовить, были макароны с сыром.
    Он улыбнулся, погрузившись в воспоминания.
    — Ты называл её «мамой»?
    — Когда мне исполнилось десять, они решили что я должен повзрослеть. Вести себя как мужчина. Поэтому они сказали мне называть их Трой и Виктория. А когда я возразил, они сказали что не хотят чтобы другие дети думали будто они поощряют меня потому что я их сын.
    Мне стало его жаль. Его одержимость макаронами с сыром это крик о помощи. Он пытался таким образом послать своей маме сообщение, но она его пока не получила. Я могла с уверенностью сказать, что он не хотел продолжать разговор поэтому сменила тему.
    — Что ты припас для меня сегодня?
    — Воскрешение мертвецов, конечно.
    — Но я занималась этим вчера. И думала что отлично справилась.
    Я не хочу продолжать подвергать пыткам души, прошедшие через принудительное воскрешение.
    — Ну, вчера ты воскресила одну душу. Сегодня, попробуем две. Одновременно.
    У меня перехватило дыхание. Две? Одновременно? Двойная пытка, и с разных сторон. Голова закружилась как при обмороке. Я остановилась и ухватилась за надгробие рядом со мной.
    — Не думаю что смогу сделать это.
    — Конечно сможешь. Ты более могущественна чем все мы, вместе взятые. Однажды я воскрешал две души одновременно, и если смог я, сможешь и ты.
    Я не хочу указывать на то, что могу чувствовать тоже что и души. Эта привилегия, вероятно, приберегалась для меня. Остальные понятия не имели через что они заставляют пройти души при воскрешении. Легко игнорировать страдания если не ощущаешь их. Но я вздохнула и последовала за ним к двум могилам, находящимся бок о бок друг от друга.
    — Вот, мистер и миссис Умершие-давным-давно.
    Я покосилась на имена на надгробиях. Думаю для них все станет проще если я буду называть их по именам, но имена стерлись от времени.
    — Ладно, хватит шуток, — сказал Алекс, порицая себя за разговор о мертвых людях. Он стал таким серьезным и ужасным, когда мы тренировались.
    — Скажи мне, что делать.
    — Воскрешение двух душ мало чем отличается от воскрешения одной. Ты должна проронить по капле крови над каждой могилой и приказать им найти тела. Эта часть — легкая.
    Он посмотрел на меня.
    — Это будет занимать все твое внимание. Вообще-то, тебе нужно разделить внимание на два тела. Отдавать приказы им обоим одновременно не получится. И еще, если ты ослабишь внимание на одном, второе будет свободно делать что захочет. Поверь мне, в ту же секунду как ты потеряешь контроль, они используют это преимущество.
    Это казалось невозможным.
    — Как ты полагаешь я должна разделить внимание? Я не могу отдавать приказы в разные стороны одновременно.
    — Нет, можешь. Требуется некоторой практики, но это возможно.
    — Можешь мне по крайней мере сказать как? Потому что идей у меня нет.
    Я больше не чувствовала себя Избранной. Понятия не имею как это делать. Кроме того, Алекс говорил что делал это раньше, поэтому почему бы мне не предположить как?
    — Это похоже на то, когда ты абстрагируешься и даёшь волю воображению. Ты должна видеть каждое из тел. В тот момент когда они оба будут находиться в твоём поле зрения, ты можешь отдавать синхронные команды. Но они должны быть синхронными. Никаких команд обращённых к «Вам обоим» или вроде того. Поняла?
    — Нет. Синхронные команды? Что это вообще такое?
    — Давай начнём.
    Алекс не заботился о том, чтобы дать мне время всё осмыслить. Я должна была научиться этому путём проб и ошибок. И я надеялась что ошибки не приведут к разрушительным последствиям.
    Он дал мне свой карманный нож и я уколола свой палец, капнув по капле крови на каждую могилу. Закрыла глаза и произнесла:
    — Найди тело, покоящееся в этой могиле.
    Так как я не знала что такое синхронные команды, я повторила ту же команду ещё раз, надеясь на лучшее. Положила руки на каждое надгробие, готовя себя к тому, что как я знала будет происходить. В моем сознании я видела как капли крови прокладывали себе путь сквозь землю, гробы и прямо в тела. Слышала ужасные крики, когда души возвращались в свои тела. Видела как плоть вновь покрывает кости. Как и в прошлый раз, мои щёки были мокрыми от слёз. Я была рада что надгробия оказались для меня опорой, потому что я едва могла стоять.
    — Выбрось их боль из головы, — сказал Алекс, помогая мне стоять. Ты не сможешь чувствовать их боль, если не будешь пропускать её сквозь себя.
    Откуда он знает? У него нет этой способности. Ни у кого нет. Но попытаться стоило. Я отбросила боль, убрав руки с надгробий и буквально оттолкнув окружающий меня воздух. Боль стихла. Я всё ещё могла сказать что делают тела, но их ярость больше не поглощала меня.
    Они пробились сквозь свои гробы и ползли сквозь землю до тех пор, пока не достигли поверхности. Я открыла глаза и потянулась к первой увиденной мною руке.
    — Нет! — сказал Алекс. Ты должна контролировать их своим разумом. Ты не можешь помогать одному подняться и отдавать им команды по отдельности. Это не урок.
    Чёрт. Это похоже отличное решение всего вопроса синхронности. Я отступила. Мои глаза устремились между двух могил. Я не могла сконцентрироваться на обоих одновременно. Мертвецы уже почти выбрались наружу.
    — Встань передо мной и остановись! — сказала я настолько жестко насколько могла, хотя дрожь в моем голосе сделала меня больше похожей на испуганного ребенка чем на могущественную Офи. Мертвецы остановились и пошли по направлению к нам. Сердце заколотилось, но я сказала себе что они остановятся. Я приказала им. Вот, зараза! Я приказала им одно и то же, одновременно.
    Я посмотрела на женщину и сказала:
    — Стой!
    Затем посмотрела на второго, но он уже исчез. Исчез? Алекс крикнул, но так обрывисто так как мужчина обхватил руками шею Алекса, наклоняясь вперёд с открытым ртом. Он пытался укусить его!
    — Джоди, — под давлением рук мертвеца на горле прохрипел Алекс. Сделай что-нибудь.
    Теперь, та женщина, которая стояла передо мной, выскользнула из моего поля зрения, она прыгнула вперёд, ударив меня о землю. Я пнула её ногой, но хватка была железной. После я поняла что её зубы вонзились в моё плечо.

Глава 25

    Тот кто говорит что живые мертвецы глупы смертельно ошибается. У этих двоих точно что-то на уме. Месть. Они ненавидят нас за то, что мы подвергаем их пыткам. И если таков их путь, они заберут нас с собой в преисподнюю. Уверена, эти две души точно оттуда. Надеюсь всё-таки не из Тартара, иначе Аид в скором времени может почтить меня визитом.
    Я схватила женщину за затылок и потянула. С головы оторвались клок волос и кожа. Фу! Я швырнула их в сторону и подтянула колени к груди. Толкая её так сильно насколько могла, я оттолкнула её от себя. Затем вскочила на ноги и сконцентрировалась на смешивании своей крови. Как только почувствовала что кровь в венах закипает, закричала:
    — Я освобождаю твою душу. Возвращайся в преисподнюю откуда пришла.
    Она прыгнула на меня, но её тело внезапно упало на землю, а душа отлетела. Я снова услышала её крик.
    Моё внимание привлекли булькающие за моей спиной звуки. Алекс синел, а мужчина был в дюйме от того, чтобы отгрызть ему нос. Я подняла руку.
    — Остановись!
    Приказываю тебе возвращаться туда, откуда пришел до того, как я силой вернула твою душу назад в тело. А теперь иди!
    Тело резко упало на Алекса, ловившего ртом воздух. Я оттолкнула тело и помогла ему сесть. Он продолжал наполнять лёгкие воздухом и сердито смотрел на меня.
    — Полагаю сделала я это неправильно.
    Я присела напротив.
    Он указал на тела на земле.
    — Думаешь?
    Он вздохнул и покачал головой, по-прежнему глотая воздух.
    — Викторию будет недовольна.
    — Прости. Я и правда очень старалась, но не могу понять как отдавать приказы двум мертвецам синхронно, при этом не отдавая им одинаковых команд.
    — Это не совсем то что я имел в виду, но мы поработаем над этим.
    — Что же ты тогда имел в виду?
    — Ты вернула души. Если души были освобождены, их будет трудно призвать. Именно поэтому Виктория будет недовольна.
    Я прищурилась, глядя на него:
    — А что я должна была с ними делать? Превратить их в слуг?
    Он не ответил, заставляя меня гадать о чём-то худшем.
    — Убить их?
    — Не волнуйся. Нет проблем. Давай попробуем ещё раз. В следующий раз ты сделаешь всё как надо. Уверен.
    Попробовать снова? Он что-то от меня скрывает. Хотелось бы знать что. Но он посмотрел на меня тем взглядом, который заставляет меня почувствовать единственной, живущей на земле девушкой, не важно Офи или нет. Его так сложно понять.
    — Ты в порядке? Та женщина не поранила тебя?
    Я пожала плечами и внезапно вспомнила о плече.
    — Она укусила меня.
    Я потянула куртку и рубашку вниз, обнажая красные круглые отметины от её зубов. Слава Богу я была не легко одета.
    — А что насчёт тебя? — спросила я, припоминая что тот парень несколько раз укусил Алекса. Он собирался укусить тебя в шею и за нос.
    Алекс запрокинул голову.
    — Ничего страшного. От зубов остались только ранки.
    Я прикоснулась к его шее рядом с маленькой красной ранкой.
    — Ты ведь не превратишься в зомби или типа того? Я видела в фильмах, когда людей кусают зомби они потом становятся похожими на них.
    Он рассмеялся.
    — Нет. Ничего подобного. То, что ты видишь в фильмах всего лишь голливудский мусор. Зомби не могут заразить людей своей слюной.
    Нет, это касается только Офи и не уверена что от этого мне стало легче.
    — Хотя они хотят сожрать нас. Как Мэтт кролика.
    У меня сдавило желудок. Мне стало дурно от болезненных воспоминаний о том, что я сотворила с Мэттом и от грусти о том, что я потеряла первого парня, в которого я возможно действительно была влюблена.
    — Они не могут нас съесть. Если бы тот парень укусил меня, на самом деле, это могло бы стать моим преимуществом. Моя кровь снова бы убила его. И мне бы не пришлось столько ждать твоей помощи.
    Он ухмыльнулся, давая мне понять что всего лишь подшучивает надо мной.
    — Знаешь что я тебе скажу. В следующий раз, я припомню и дам мертвецу укусить тебя. Как тебе такое?
    Он рассмеялся прежде чем встать и дать мне свою руку.
    — А как насчет, в следующий раз, контролировать живых мертвецов?
    Я закатила глаза потому что позволила ему помочь мне встать на ноги.
    — Конечно, но это не так интересно как картина того, как тебя душит мертвец и ты орешь как девчонка.
    Я пошла прочь от двух лежащих тел, но Алекс остановил меня.
    — Куда это ты собралась? Ещё не всё.
    — Знаю. Я найду ещё две могилы, расположенные рядом как эти.
    Алекс покачал головой.
    — Нет-нет. Ты попробуешь снова на этих двух. Только на этот раз сделаешь всё правильно.
    — Но ты же сказал что вернуть души назад после их освобождения тяжелее.
    — Верно.
    — Тогда зачем ты заставляешь меня это делать? После того что произошло, думаю ты чуточку упростишь всё для меня.
    Он положил руки мне на плечи.
    — Как же ты зла была на этих двух?
    И в мыслях не было. Я хочу сказать, что это я принудила их вернуться в их тела, но они оказались весьма жестокими. Моё плечо всё ещё болело, а у Алекса на шее красовался укус. Эти тела хотели сожрать нас, заставить страдать.
    — Теперь, когда ты упомянул об этом, я немного зла на них.
    — Отлично. Используй это. Пусть это чувство наполнит тебя. Твои эмоции укрепляют твои силы.
    Он продолжает говорить об этом, но похоже всё совсем наоборот. Эмоции приводят к тому что люди срываются и не контролируют сами себя. Но мы не обычные люди. Мы — Офи.
    — Хорошо. Эти двое станут отличными работниками.
    Если конечно я догадаюсь как их контролировать. Я потянулась к медальону и слегка сжала его в руке.
    — Медуза, помоги мне. Пожалуйста, покажи как можно контролировать их обоих одновременно.
    — Ты молишься? — спросил Алекс, но прежде чем я смогла ответить, мои глаза закрылись и в голове возник образ Медузы.
    — Надо видеть их рядом друг с другом. Говори вслух с одним, а со вторым мысленно. В их телах твоя кровь. Она доставит твой негласный приказ.
    Она исчезла прежде чем я смогла поблагодарить её. Я открыла глаза и отпустила медальон.
    — Джоди? — Алекс водил рукой у меня перед глазами.
    — Я готова и знаю как это сделать.
    Он снова дал мне свой нож. Слава Богу, для воскрешения нужна всего капля крови. В противном случае, я бы уже страдала анемией. Проронив по капле крови над каждым телом, в ту же секунду я услышала их вопли и заблокировала их проникновение в мой разум. Хотя всё еще ощущала их боль и муки. Души узнали меня и начали бороться со мной, но я вышла победителем, приказав моей крови отдавать им приказания. Я не должна позволить их боли и злости заполнить меня. Руководила я, не они. Теплая кровь струйкой потекла из носа. Не уверена, проявление ли это моей аллергии или побочный эффект от использования моей силы. Я быстро вытерла её.
    Мертвецы встали и подошли к нам. Я приказала своей крови смешаться, почувствовав силу и уверенность потому что она закипела. Пристально глядя на них, я позволила себе видеть их обоих. Потом, в одно и тоже время, я отдала две команды. Одну — вслух:
    — Не двигайся.
    Вторую — мысленно:
    — Замри.
    Оба тела остановились и ждали дальнейшей команды. Фокусировка на обоих отняла всю мою энергию. Голова раскалывалась, но я мысленно надёжно удерживала их на месте. Скомандовав им подчиняться каждому моему слову и не делать никаких лишних движений без разрешения, моё тело затряслось от того, что я долго удерживала их.
    — Достаточно, Джоди.
    Алекс встал между мной и мертвецами, загораживая их от моего взора.
    — Ты справилась. Молодец.
    Я остановила кипение крови. Сила ослабела и я немного расслабилась. Я споткнулась, но Алекс подхватил меня.
    — Мне нужна передышка.
    Я сощурилась от сильной головной боли. Эта тренировка меня достала. Вся та концентрация заставила меня почувствовать будто мою голову сжимают в тиски. Но я справилась. Тела неподвижно стояли на месте. Я контролировала обоих одновременно, синхронно.
    — Голова болит?
    Алекс всё ещё держал меня.
    — Да, слегка.
    — Помню, тоже самое произошло и со мной. Но однажды ты станешь применять свои силы всё лучше и лучше. Тебе не понадобится так сильно концентрироваться. Это придёт само собой и головные боли уйдут.
    — Я не могу столько ждать.
    Он залез в карман своей куртки и достал платок.
    — На первых порах это тоже вполне естественно.
    Он прикоснулся к моему носу. А я и забыла про кровотечение.
    — Должно быть отлично выгляжу сейчас. Нос в крови, мокрые от слёз щёки и голова размером с воздушный шар.
    — Это только по ощущениям. Могу заверить тебя она пока нормального размера. Да и в остальном, выглядишь как Джоди.
    Не уверена что могу расценивать это как комплимент. Головная боль не позволила слишком долго об этом задумываться. Я поморщилась от боли.
    — Вот.
    Он слегка запрокинул мне голову и осторожно нажал двумя пальцами на каждый висок. Алекс массировал их, понемногу заставляя спадать давление.
    — Помогает?
    — Да.
    Я закрыла глаза, слегка застонала и мгновенно напряглась, смущенная ситуацией.
    Он рассмеялся.
    — Да, я произвожу такой эффект на девушек.
    — Скорее ты имеешь такой эффект на головную боль.
    — Хорошо, я заслужил это после всего того через что я вынудил тебя пройти на тренировке.
    Я открыла глаза и посмотрела на него.
    — Я тебя не понимаю. В одно мгновение ты полнейший засранец, в другое вежлив со мной. Что за перемены?
    — Пытаюсь тебе помочь. Иногда я должен быть строг. А иногда…
    Он прекратил потирать мои виски и заглянул мне в глаза. Правой рукой Алекс дотронулся до моей щеки и стёр оставшиеся слёзы. Он наклонился ко мне, а я потянулась к нему. В момент соприкосновения наших губ, меня что-то захлестнуло. Это было похоже на голод по контакту с другим человеком. Мои руки сплелись вокруг его шеи, притянув его ко мне. Мы опёрлись о мавзолей, не заботясь о том, что оба мертвеца, которых я воскресила, смотрят на нас. Я целовала его так как никогда. С тех пор как узнала что являюсь Офи, я боялась прикасаться к кому-либо. Моё прикосновение означало смерть. С Алексом мне не нужно было бояться и это взяло верх.
    Я не знала то, как долго мы стояли там и целовались, а только то, что я могла продолжать намного дольше, если бы не прибежала Виктория.
    — Алекс! Джоди!
    Смущенная, я отскочила, ударив голову о мавзолей.
    — Ай!
    Алекс убрал руки с моей талии и отошёл от меня.
    — Джоди воскресила и контролирует два тела.
    Он попытался отвлечь внимание Виктории от той сцены, свидетелем которой она только что стала.
    Она не смотрела на мертвецов. Она смотрела на меня. Я — девушка, которая целовалась с её сыном. Даже если она и не позволяет Алексу называть её Мамой, это не меняет того, что он её сын. Я почувствовала что у меня покраснели щёки.
    — Я созвала экстренное совещание. Вы оба явитесь в зал совещаний.
    Она переводила взгляд с меня на Алекса.
    — Немедленно.
    — Да, мадам.
    Алекс говорил так, что у меня возник вопрос, почему он не поприветствовал её. Я кивнула и смотрела как она уходит. Алекс жестом показал мне идти первой, но я остановилась рядом с мертвецами.
    — А что насчёт них? Может их освободить или пусть идут с нами?
    Плечи Алекса опустились как будто он удивленно уставился в землю. Никогда не видела его таким. От его нахальства не осталось и следа. Интересно, ждут ли его неприятности за то что он меня поцеловал. Мы в принципе не сделали ничего плохого, не так, что я не могла посмотреть в глаза Виктории.
    — Алекс?
    — Да.
    Он покачал головой.
    — Сейчас они нам не нужны. Думаю стоит освободить их.
    Я сощурилась, глядя на него. Интересно, жалеет ли он что поцеловал меня. Похоже было что он был доволен собой…до появления Виктории.
    Я подошла к мертвецам и позволила своей крови ещё раз смешаться. Я освободила души, повернулась к Алексу и увидела что он уже на полпути к дому.
    Не знаю даже что я должна чувствовать или о чём думать. Прежде, я думала о Мэтте, но потом мы с Алексом поцеловались и это казалось правильным. Между нами всегда что-то было. Даже до того момента когда я узнала его имя. Да, я натравила на него полицию, но что насчёт того, что я позволила ему выйти сухим из воды? Наблюдение за моим окном всю ночь, обыск моей комнаты, мёртвая крыса, оставленная мне. Всё это делал он и он же всё ещё меня привлекает. Как будто моя кровь рассмотрела что-то в его. С тех пор как я здесь, у меня складывалось впечатление что с ним происходит тоже. А теперь? Видеть меня с Алексом, Виктория точно не рада. Возможно нам не позволено быть вместе. Может ему нужно было поцеловать меня чтобы преодолеть своё влечение. Возможно я не более чем та, кто должна спасти его и других Офи.
    Я зашла в дом, осознав что понятия не имею где находится зал совещаний. Из того что я знала о плане поместья, я предположила что это где-то внизу. Так как гостиная, столовая, кухня и комнаты слуг все находились справа от лестницы, я направилась влево. Прошла бальную залу и направилась дальше. Я услышала голоса впереди слева. Дверь была закрыта, но не полностью. Я толкнула её и она открылась, все взгляды устремились на меня.
    — Займите свои места, пожалуйста, — сказала Виктория, взглянув мельком только на меня прежде чем направиться в начало длинного стола.
    Я направилась на своё место рядом с Алексом, по-крайней мере оно было моим во время трапезы, но он сидел между Летицией и Эбби. Она сидела с ним под ручку. Когда Эбби увидела, что я направляюсь в их торону, она прошептала что-то ему на ухо. Он кивнул, не отталкивая её и не высвобождая свою руку. На глаза навернулись слёзы, но я заставила себя пройти мимо. В этой части стола свободных мест не было, что означило что мне придётся совершить долгий и неловкий путь вокруг стола к противоположной его части, под пристальным взглядом Троя. Я села ни на кого не глядя, при этом ощутив их взгляды.
    — У меня плохие новости, — начала Виктория.
    Как будто мало мне плохих новостей.
    — Несколько минут назад, мне был телефонный звонок. Похоже Аид забрал жизни группы Офи из Вашингтона. Знаю, для некоторых из вас эта новость стала шоком.
    Она перевела взгляд на Летицию.
    — Твои родители были среди них. Соболезную твоей потере.
    Летиция закричала, а Ренди встал.
    — Что с моим отцом? Он…тоже?
    Виктория подняла руку.
    — Мы точно не знаем. Меня проинформировали о том, что он пропал. Я непременно продолжу следить за ситуацией и сообщу тебе как только узнаю что-нибудь ещё.
    — Что это всё значит? — спросила я.
    Наконец Виктория взглянула на меня.
    — Это значит что нам нужно обратиться к твоим силам. Мы должны поехать в Вашингтон к нашим братьям и сёстрам, а ты должна их воскресить.
    — Я? Но я не готова. Сегодня я воскресила двоих и не совсем успешно. Мне понадобилась пара попыток. А мы говорим об Офи. Что если я всё испорчу?
    — Я отлично осведомлена о произошедшем сегодня на кладбище.
    Виктория сверлила меня взглядом и я знаю что говорила она о поцелуе.
    — Я также осведомлена о том, что ты — Избранная. Готова ты или нет, мы должны просить тебя исполнить твой долг перед нами.
    Никаких «если ты готова». А я и не готова. Но это похоже никого не волнует.

Глава 26

    — Значит вы собираетесь привезти меня в Вашингтон? Так просто?
    — Ты не поедешь одна, — сказала Виктория.
    — Я поеду.
    Алекс встал, наконец убрав руку Эбби от своей. Прежде чем повернуться и испепелить меня взглядом, она с недоверием посмотрела на него.
    — Алекс, сядь, — сказала Виктория. Если Джоди нуждается в охране, я или Трой можем сопровождать её.
    Я встала и наклонилась вперед, оперившись руками на стол.
    — Не то чтобы мне нужна была охрана. Я никогда не пыталась вернуть к жизни Офи когда их души уже покинули их тела. Я даже не уверена как это делать. Воскресить Эбби помогла мне Медуза. Она показала как это сделать. Но это…это совсем другое. Несколько дней назад я только начала тренироваться. Как вы можете просить меня сделать что-то настолько значительное? Если Аид забрал жизни этих Офи, должно быть они чем-то его разгневали и заставили прийти за ними.
    Слова слетели с моих губ.
    Алекс кивнул.
    — Она права. То, о чём вы просите, слишком опасно. Вы сделаете её мишенью для Аида, и если она станет следующей жертвой, мы все будем обречены.
    Мне была необходима чья-либо поддержка и я так признательна ему за это.
    Летиция ударила кулаком по столу и встала.
    — Мне не важно станет ли она целью Аида. Мои родители мертвы.
    Она повернулась ко мне.
    — Ты единственная у кого есть силы вернуть их к жизни. Ты должна это сделать. Зачем тогда ты здесь если не для того чтобы помочь нам?
    Моё сердце сжалось. Я знала что такое потерять одного родителя, а она потеряла обоих.
    — Летиция, я поняла. Я сделаю это. Прежде чем приехать сюда, я случайно убила свою маму. Во время приготовления ужина я порезалась, а она прикоснулась к моей крови. Она пыталась мне помочь и это её убило. Если бы Алекса не было там чтобы воскресить её, я бы…
    — Она снова жива, и жива благодаря Алексу. Я прошу тебя сделать тоже самое для меня. Воскреси моих родителей. Пожалуйста, Джоди.
    Её трясло и мне не оставалось ничего кроме как сдаться и спасти её родителей.
    — Нет, — сказал Алекс. К тому моменту когда Джоди приедет в Вашингтон, их души уже покинут тело и двинуться дальше. Мы понятия не имеем кого мы воскресим. Возможно создадим больше слуг, только это будут Офи.
    Он покачал головой, глядя на Летицию.
    — Как ты переживешь то, что будешь видеть родителей в качестве слуг? Не более чем оболочки тех кем они являлись?
    Летиция повернулась к стоявшему рядом с ней Ренди. Она уткнулась в его грудь лицом.
    — Прости. Если бы я могла что-то сделать.
    Не знала что еще сказать.

    Виктория откашлялась.
    — Давайте прервёмся. Нам нужно обдумать план. Способ спасти нас от нападения Аида. И нам нужно больше узнать о силе Джоди, как она сможет воскресить Офи и сколько времени это займёт. Летиция, — она сделала паузу, ожидая пока Летиция оторвётся от Ренди. Летиция, если мы найдём способ воскресить их, такими какими они были, Джоди сделает это.
    — Да, сделаю, — кивнула я.
    Я хотела помочь, правда хотела. Не могла видеть Летицию в таком состоянии и убиваться, думая о том, что прямо сейчас не могу поговорить с мамой. По-крайней мере она жива.
    Виктория хлопнула в ладоши.
    — Решено. Мы выработаем новый план. На данный момент, жизнь течёт своим чередом. Каждого прошу вернуться к своим полуденным урокам.
    Я посмотрела на часы. Ого, Алекс и я тренировались до обеда. Виктория вышла из комнаты и все остальные медленно последовали за ней. Все, кроме Алекса.
    — Спасибо что поддержал меня, сказала я. Я подумала что после всего что случилось…ну, я и сама не знаю что подумала.
    — Послушай, сейчас я не могу болтать. Виктория сказала что я должен вернуться к тренировке с Троем.
    — А кто же будет тренировать меня?
    — Квин. Он довольно хорош. Он тебе понравится.
    — Но…
    Алекс больше не дал мне возможность что-либо спросить и выбежал из комнаты.
    Послеобеденная тренировка с Квином была ужасной. Не смотря на слова Алекса, он точно не был милым. Но я достигла успеха в воскрешении нескольких тел. Я дошла до трёх когда к нам присоединились Бристоль, Моли, Эрик и Деймон. Они все выросли в мире Офи и конечно же не обрадовались моему решению не пытаться воскресить мёртвых Офи. Вскоре наступило время ужина и я ушла оттуда. Я побежала к дому, столкнувшись там с Алексом.
    — Эй, сказала я, обрадовавшись видя его.
    Он оглянулся чтобы убедиться что в фойе находимся только мы одни.
    — Я хочу чтобы ты знала, Виктория сказала мне что я ставлю всё под угрозу сближаясь с тобой. Она сказала мне прекратить. И чтобы это показать, я стал интересоваться Эбби.
    Он усмехнулся.
    — Будто бы я вообще когда-либо смогу заинтересоваться ею. Но, пожалйста, поверь мне. Я делаю это только потому что Виктория приказала мне.
    Судя по его мучительному взгляду, я точно могу сказать что он говорил правду.
    — Мне нужно идти. Если мы войдём в столовую вместе, мне снова придётся её выслушивать.
    Я кивнула и коротко улыбнулась ему.
    — Алекс, — позвала я, прежде чем он вышел из холла, — я тебе верю.
    Он улыбнулся и вышел, оставив меня в фойе одну.
    На этот раз я была единственной пропустившей ужин. После того собрания и неловкой послеобеденной тренировки не было настроения есть и болтать со всеми. К тому же, на следующий час у меня есть занятие по-лучше. Так как все находились в столовой, я могла поискать информацию об отце. Мне просто необходимо знать что с ним произошло. Алекс не мог вспомнить был ли отец когда-либо здесь, но это мало что значило. Если отец тренировался здесь, как и многие другие Офи, он мог покинуть это место когда Алекс был еще ребенком. Мне нужно было найти какой-нибудь знак того, что он был здесь. Возможно они хранят записи о обучавшихся здесь людях.
    Я взяла яблоко из чаши в гостиной и пошла в библиотеку, которая была пуста. Ни света, ни слуг расставлявших по полкам книги. Великолепно, между мной и остальными целый этаж. Я нашла выключатель и включила свет. Комната была огромной, и везде были книги. Что-то мне подсказывало что они не пользовались десятичной классификацией Дьюи. Я села за компьютер в центре комнаты и начала искать книги о потомках Медузы, Избранной и пророчествах. Нашла множество книг и начала их листать, но все они оказались старыми. Настолько старыми, что в них невозможно найти информацию об отце.
    Я снова села за компьютер и попыталась поискать что-нибудь ещё. Я вышла из каталога библиотеки и начала искать на жёстком диске. Искала файлы о студентах, учителях, хоть что-нибудь содержащее имена людей которые были здесь. Я не нашла ничего. Компьютер — это тупик. Я прошла в заднюю часть библиотеки и обнаружила картотеку. Не думала что в наше время кто-то ещё пользуется картотекой. Да и зачем если ты можешь хранить информацию в компьютере.
    Я потянула за ручку, но не смогла выдвинуть ящик. Закрыт. Не везёт мне. Я огляделась вокруг в поисках подходящего предмета для открытия замка. Полки справа от меня были металлическими и на конце торчал болт. Я вытащила его. Должно было сработать. Понятия не имела как открыть замок, поэтому я воткнула его в замочную скважину и провернула. Время от времени я дергала за ручку чтобы посмотреть получается ли. Ничего. Я не сильна во всяких тайных штучках.
    — Помощь не нужна?
    Резко повернувшись, я увидела Алекса стоявшего со скрещенными на груди руками. Я облегченно выдохнула.
    — Я никогда не думал застать тебя при взломе.
    — Ну думаю ты был прав, так как у меня ничего не получается. — Я встала и ударила рукой по шкафу для хранения документов.
    — Теперь позволь попробовать мне. — Алекс взял у меня из рук металлическую булавку, заставая меня полностью врасплох. Он даже не знал, что я искала. Зачем ему помогать мне, не задавая вопросов? Он играл с замком в течении нескольких минут.
    — Но что, же ты все таки ты там ищешь?
    Эх, теперь это было больше на него похоже. — Я хочу больше узнать о моем отце. Он должно быть приезжал сюда. По крайней мере на некоторое время для обучения. Поэтому здесь должно быть что-то, что больше расскажет о нем. Что-нибудь. Я даже не знала его имени, но при всем том, что происходит с Офи и Аидом мне нужно просто знать о своей семье. Я не даже сказать моей маме. Я чувствую себя такой одинокой. Летиция и остальные хотят, чтобы я спасла Офи и ты единственный кто даже не думает что для меня это означает. Мне нужно это. Вне зависимости от того насколько этого будет мало. Я должна найти что-то. Что-то что будет поддерживать меня. — Я теряла его. Снова.
    Алекс обернул руки вокруг меня. — У тебя есть я. Ты не одна. Мне все равно, что говорит Виктория и Трой. Я здесь с тобой. Я не позволю тебе пройти это в одиночку.
    Я подняла голову отклонив ее назад чтобы взглянуть на него. Он действительно был всем что у меня теперь было. — Алекс я… — Как я могла благодарить его за то что он был здесь со мной? Для того чтобы пойти против своей семьи? Я поднялась на носочках и прижалась своими губами к его губам. Он поцеловал меня, и на мгновенье я забыла обо всем что происходит. Я позволила всему этому исчезнуть. Единственная вещь, о которой я позволила себе думать, был Алекс.
    Через несколько минут мы оба отстранились полностью затаив дыхание. — Ладно этот шкаф кажется заперт. Как насчет того чтобы поискать еще где-нибудь?
    — Я уже проверила везде. Это мой последний шанс. По крайней мере, здесь.
    Он глубоко вздохнул и сел на корточки перед шкафом. — Тогда я думаю так или иначе мы должны его открыть. — Он всунул булавку в замочную скважину а затем посмотрел вокруг библиотеки. — Мне нужно что-то еще чтобы вставить в замок. Что-то шире.
    — Как насчет твоего карманного ножа? Лезвие подойдет?
    — Возможно. — Он открыл его и всунул в замочную скважину с булавкой. Он провернул, и я услышала щелчок. Ящик открылся.
    — Я могла бы прямо сейчас тебя расцеловать!
    — Я не стал бы возражать. — Он одарил меня хитрой улыбкой.
    — Знаешь что, давай посмотрим, что здесь, прежде чем закончиться ужин. Тогда мы не будем говорить о том поцелуе.
    Я была уверена что он скрывал разочарование заглядывая в ящик и вытаскивая книгу в кожаном переплете. — Что это? — Спросила я.
    Он открыл ее. Над первыми несколькими строчками была надпись. «Они должны быть Офи»
    Я наклонилась ближе рассматривая имена. Только это были не просто имена. — Смотри. Рядом с именами есть даты.
    — Я знаю что это такое. — Его голос был печален. — Это регистр смерти. Когда Офи умирает его или ее имя записывают вместе с датой.
    Я не была уверена, что это могло чем-то нам помочь. Я не знала имени моего отца. Это было одно из того что я искала. И я не имела понятия, жив он или мертв.
    — Ты знаешь что-либо о своем отце? Что-нибудь что поможет нам выяснить есть ли он в этой книге?
    Я покачала головой. — Я никогда не видела даже своего свидетельства о рождении но мама говорила что в нем нет имени моего отца. Когда он бросил ее она решила воспитать меня сама. Она была заинтересована в том, чтобы у меня не было отца.
    Алекс так или иначе продолжал перелистывать имена. Он не хотел терять надежду. — Взгляни, рядом с этим именем звездочка. Дерек Коман.
    Я уставилась на имя. Дерек Коман. Я вспомнила как находила в шкафу мамин ежедневник. Именно когда она была на втором курсе. Ее последний год в средней школе. После того как она родила меня то получила диплом о среднем образовании. Она сказала что ежедневник ей прислали по почте так как она была дома со мной. — Когда я была маленькой то мама показывала мне фотографии своих одноклассников. Она отмечала всех тех кто высказывался по поводу ее беременности. Она даже позволяла рисовать мне смешные рожицы на их фотографиях, но одна из рамок была пуста. Там не было фотографии. Я не уверена но возможно это был Дерек Коман. — Если бы он действительно был мой отец то он был не понят как и Алекс. Он жил среди людей, прежде чем обрел силу.
    Алекс указал на дату рядом с именем Дерека. «12 января»
    — Это было лишь месяц после моего рождения. Ему было…
    — Семнадцать, — Сказал Алекс. — Неудивительно что я его не помню. Мне был лишь месяц.
    — Значит мой папа умер. — Я не должна об этом переживать. Я имею ввиду что никогда не виделась с ним он бросил мою маму. Ранняя беременность и мать одиночка. Родитель подросток. Я должна быть рада что он умер. Но это было не так. Он был моим отцом. Моя кровь.
    — По крайней мере, теперь мы знаем, что ты больше не должна искать.
    Я была уверена что Дерек мой папа. Я не могла объяснить, откуда это знала. Это чувство было глубоко в моей крови, но я до сих пор не знаю, как он умер. Что если он бросил мою маму, потому что у него появились способности? Возможно он хотел меня но ничего не мог с этим сделать. Возможно, он оставался в стороне, чтобы защитить мою маму и меня. Я думала что просто хотела узнать где он. Для ясности. Но вместо того узнала его имя и то что он умер сразу после моего рождения и теперь у меня еще больше вопросов.
    — Ты хочешь прогуляться? Освежить голову?
    — Нет, — я взяла книгу из его рук и положила обратно в шкаф. — Я устала. Это был долгий день и я просто хочу пойти спать.
    — Ты уверена? Потому что если ты беспокоишься о Виктории, я могу справиться с ней.
    — Нет. Я о ней не беспокоюсь. Мне нужно многое обдумать и я не смогу этого сделать если… — Я не хочу его обманывать. Он очень помог мне и я действительно ему благодарна, но я должна побыть в одиночестве.
    — Ладно. Я провожу тебя в комнату. — Он кивнул в сторону двери но я потянула его за руку и легонько поцеловала его в губы.
    — За то, что помог мне попасть в картотеку.
    Мы никого не в встретили по пути в мою комнату. Я решила что ужин затянулся. Все вероятно спорили о том как справиться с ситуаций с Аидом. Я была рада что пропустила его но мой желудок заурчал. Алекс взглянул на мой живот.
    — Я пришлю слугу с чем-то для тебя.
    — Спасибо но я думаю что буду спать. Если я поем, то это перебьет сон, а я этого не хочу.
    Мы остановились у моей двери. — Ну ладно. Тогда спокойной ночи. — Мы услышали шаги на лестнице.
    — Это, наверное, Эбби. Тебе лучше уйти. Да и Алекс, спасибо. — Это звучало не уверенно и не достаточно для того чтобы выразить именно то что я чувствовала обо всем что он сделал, но времени было мало поэтому пройдется так.
    Он улыбнулся и нежно поцеловал меня в губы, прежде чем я нырнула в свою комнату. Я даже не потрудилась принять душ. Я забралась в кровать полностью одетой. Тарелка с виноградом и сыром стояла на тумбочке. Должно быть, это принес один из слуг. Мой урчащий желудок не позволил пропасть еде. Я расправилась с сыром и виноградом, заснув с мыслью о том, кто такой Дерек Коман.
    Я крепко спала странным сном, учитывая то, что творилось в моей голове. Я думаю, что мое подсознание должно быть усердно старалось удержать меня в мире грез. Я не могла его обвинять.
    Мне снилось что мой папа был жив. Он пришел в особняк и потребовал, чтобы Виктория и Трой отпустили меня домой. Он сказал, что нашел способ быть рядом с мамой, не вредя ей, и мы могли быть настоящей семьей. Наконец-то. Единственной странностью было то, что я не носила медальон Медузы. Я не взяла его у Эбби. И даже во сне я не чувствовала его на шее.
    Когда я утром открыла глаза, первое что я сделала, это прищурилась от солнечного света. Я оставила свои занавески открытыми, и солнечный свет заливал мою комнату. В моей комнате был беспорядок. Я выпрямилась при виде одежды разбросанной из открытых ящиков. Мой шкаф был широко раскрыт и разбросаны вешалки. Я не могла не подумать о том что все было похоже на мою спальню дома после того как Алекс ее перерыл и оставил в шкафу дохлую крысу.
    Кто-то рыскал в моих вещах. Во-первых я не могла понять почему. Я почти ничего не взяла из дома и ничего не было ценным. Ничего кроме… мои руки взлетели к шее. Я взглянула вниз и не увидела ничего кроме майки.
    Мой медальон исчез

Глава 27

    Я откинула одеяло. Отбросив подушку в сторону, я увидела блеск золота между кроватью и изголовьем кровати. Мой медальон! Я достала его и прижала к груди. Рельеф обжог меня. Я знала что Медуза была не самая близкая моя родственница или что-то типа того но сейчас она была единственная моя семья.
    Я рассматривала каждый его дюйм, проверяя, не был ли он каким либо образом поврежден. Он выглядел нормально. Застежка, должно быть, раскрылась во сне. Я одела его, обратно, дважды проверив застежку. Убедившись, что с медальоном все в порядке как и раньше я начала прибирать в комнате. Казалось, что ничего не пропало. Возможно, тот, кто хотел меня обокрасть понял, что у меня ничего нет. Я решила, что уборка в комнате была хорошей расплатой за возвращение медальона.
    Я долго находилась в душе не желая отправляться на завтрак. Летиция вероятно по-прежнему сердита и я сомневалась, что компания придумала лучший план как остановить наступление Аида. Единственной причиной, ради которой я собиралась завтракать, был Алекс. Я хотела его увидеть. Воспоминания о нашем поцелуе и о том, как он мне помог узнать имя моего отца, разрывали мне мозг. Он был единственным человеком, на которого сейчас я могла рассчитывать.
    Отложив свои опасения в сторону, я пошла в столовую. Как обычно я пришла последней. Живущие здесь люди, вероятно, вставали с восходом солнца. У Алекса в тарелке как обычно лежала лапша с сыром, и когда я заняла свое место, слуга и передо мной тоже поставил тарелку.
    — Что это? — Я взгляну на тарелку с искусственным сыром и лапшей.
    — Я решил, что тебе для сегодняшнего дня следует хорошо подкрепиться.
    — Ты прав. Сегодня я проснулась в полностью перерытой комнате.
    Алекс бросил вилку в свою пустую тарелку. Он наклонился ко мне ближе и прошептал. — Разве что-то пропало?
    — Нет, — я взглянула мимо него на Эбби. Она отвернулась от нас и продолжила разговор с Рэнди. Я не помню, чтобы они раньше общались. Рэнди обычно сидел напротив меня а Куинн сидел рядом с Эбби. — Должно быть это Эбби.
    — Зачем Эбби рыться в твоих вещах? У тебя точно нет ничего, чтобы пришлось ей по вкусу. Она…
    — Жуткая и злая. — Вылетели слова. Я не хотела их говорить. По крайней мере, не настолько громко чтобы все услышали.
    Алекс кивнул. — Это слишком. Но я хотел сказать, что она предпочитает дизайнерские вещи, которые стоят дороже автомобиля.
    Мои глаза метнулись на мою обычную рубашку которую я купила на распродаже. — Да, у меня безусловно нет ничего подобного.
    — Я не это имел в виду.
    Я подняла руку останавливая его. — Нет все нормально. Я знаю что ты не пытался оскорбить меня. — Я окинула взглядом стол и заметила что каждый общается по парам. Тем не менее каждый то и дело поглядывал на меня. — Ну и дела, я задаюсь вопросом о чем они все говорят?
    — Не беспокойся о них. Они до сих пор в шоке из-за нападения в Вашингтоне и никто не имеет понятия, как решить эту проблему.
    — Кроме того чтобы практически бросить меня к ногам Аида. — Я взяла кусочек лапши с сыром. Я сжалась от искусственного привкуса сыра. — Фу серьезно? Как вы это едите? Я думаю ему уже шесть или семь лет. Я еще не готова есть не вкусную еду и думать что она полезна. — Я оттолкнула тарелку и откинулась на спинку стула. Алекс рассмеялся и взял мою тарелку.
    Я осмотрелась вокруг и решила, что если все поглядывают на меня, то я могла бы поймать их на месте преступления и заставить чувствовать себя неловко. На первый взгляд это было весело но затем я посмотрела на место Виктории за столом. — Эй, а где Виктория?
    — Она ушла когда я проснулся, — сказал Алекс доедая мою лапшу с сыром. — Трой сказал она улетела в Вашингтон, чтобы разведать обстановку.
    — О. — Я была в шоке, что она отправилась одна. Я полагала, что она заставит меня передумать или похитит меня, пока я спала. Я имею в виду, что она сможет сделать для связи с мертвыми Офи? Ну, хорошо, остановимся на том, что Виктории здесь не было, поэтому я и Алекс остаемся в стороне. Трой слишком занят, чтобы следить за нами поэтому от части мы могли вернуться к нормальной жизни.
    После завтрака Алекс и я направились на кладбище чтобы потренироваться в возвращении еще нескольких тел. На самом деле это было единственным над чем я работала в течении следующих двух дней. Все что я делала, это ела и спала. Мои головные боли стали немного уменьшаться, но кровотечение из носа было, как и прежде. Я чувствовала себя изнеможенной, поэтому, когда мы вернулись в особняк, я подошла прямо к Медузе и взяла ее за обе руки.
    Ее сила заполняла мою кровь и восстанавливала энергию. Я знала, что прикосновением к статуе восстанавливают свою энергию, но я была уже слишком истощена и нуждалась в толчке, если хотела быть в состоянии подняться по лестнице к себе в комнату. Я позволила ее власти восстановить мое тело к прежней жизни. И когда я уже собиралась ее отпустить, видение Медузы вспыхнуло в моей голове с такой силой, что я чуть не упала.
    Я шаталась изо всех сил стараясь оставаться с ней на связи. — Что такое? Что-то не так?
    — Да, дитя мое. Что-то очень не правильно. Ты больше не в безопасности в этом доме. Среди вас есть враги. В этих самых стенах. Ты должна защитить себя. Многие вещи не такие как кажутся. — Она взглянула вниз и ее взгляд остановился на медальоне. — Вовсе не такие какими кажутся.
    — Как я могу защитить себя? Пожалуйста, скажи мне что делать.
    — Ты должна найти силу внутри себя. Это единственное что у тебя есть, но она достаточна для того чтобы спасти тебя. Твой отец был такой, как и ты. Он был сильным. Но он не воспринял, мои предупреждения. Он доверял тем, кому не следовало доверять. Они дали ему выпить кровь. Он не узнал правду, пока не стало слишком поздно. Я не смогла спасти его Джоди.
    Мои мысли остановились на ее словах. Вино. Офи тоже пили его в честь моего приезда. И они давали мне один раз вино. Это было не такое вино, какое я, когда-либо видела, но все, же я выпила. Могло ли это что-то означать. Но если нет. Возможно, это была человеческая кровь. Возможно, все остальные пили обычное вино. Я вспомнила легкий металлический привкус. Могла ли это быть кровь? Тьфу! Я больше не знала, кому доверять. Последнее время эмоции зашкаливали особенно после нападения на Офи. Люди делают не осознанное, когда наступает опасность. Что теперь? Возможно, они пытались спровоцировать меня.
    Я не могла больше ни о чем думать. И Медуза здесь была лишь в виде духа, поэтому не могла мне помочь. Тем не менее, было кое, что с чем она могла помочь.
    — Можете ли вы рассказать мне о моем отце? Как он выглядел? Каким он был?
    — Он очень похож на тебя. Зеленые глаза. Темные волосы. Одна ямочка на правой щеке как у тебя. Он был очень высок. Почти шесть футов. Ему было семнадцать, когда я встретилась с ним.
    — Ему было семнадцать когда он умер, — сказала я.
    — Да, это правда.
    — Он был так молод. — Я не могла представить что моя жизнь оборвется в таком возрасте. Было еще много, что я хотела сделать. Он, вероятно, чувствовал тоже самое. Или возможно он не знал, что скоро умрет. Я не могла заставить спросить себя у Медузы. Я не была готова услышать о его смерти. — Дерек Колган. — Пробормотала я.
    — Я смотрю, ты узнала его имя. И да, он был молод. Когда он узнал, что здесь происходит, то он попросил меня защитить тебя.
    — Меня? Но он даже не видел меня. Он бросил мою маму после того как узнал что она беременна.
    — Да, он был вынужден покинуть ее. Он получил силы и не хотел причинить тебе боль, но он видел тебя. Когда ты родилась, он приходил в больницу. Он сказал, что ты такая красивая и такая маленькая. Он попросил защитить тебя. Я сказала ему, что ты избрана. Ты получишь свой медальон, который разблокирует твои силы.
    Моя голова опустилась. Глаза были по-прежнему закрыты, но я могла видеть медальон.
    — Джоди, — сказала Медуза. — Это не мой медальон у тебя на шее.
    — Что? Но вы дали его мне.
    — Я дала тебе медальон, но это не он. Это подделка.
    — Нет, это не возможно. Медальон не пропадал у меня из виду за исключением того когда его украла Эбби. Но она была расстроена, когда я вернула его. Она не стала бы так расстраиваться будь это не настоящий медальон. — Мои мысли и речь перемешивались в голове. Был полный беспорядок.
    — Успокойся дитя. Я чувствую свою кровь, кровь любой горгоны и ее нет в этом камне.
    Что если Эбби лгала обо всем? Это была всего лишь игра? Она могла бы обмануть меня сделав вид что расстроена из-за того что я вернула медальон в то время как именно этого она и хотела. Наполнена гневом я разжала руки медузы и направилась вверх по лестнице. Моя энергия была гораздо сильнее, чем прежде.
    — Джоди, подожди! — крикнул Алекс. Я забыла о том что он был рядом когда я прикоснулась к статуе. — Что случилось? Куда ты идешь?
    — Есть кое что, что я должна сделать. — Я промчалась по коридору и постучала в дверь Эбби.
    — Она сейчас на уроке, — сказал Алекс.
    — Мне нужно попасть внутрь. Она взяла кое-что мое.
    — Что она взяла? Я думал, что из твоей комнаты ничего не пропало.
    Я замерла. Эбби не возвращала медальон обратно, когда взяла его из моей ванной комнаты. Она взяла его несколько ночей назад когда обыскивала мою комнату. — Вот черт!
    — Что? — Алекс пытался идти рядом со мной но я была не в состоянии вдаваться в детали.
    — Есть ли у тебя ключи от ее комнаты? Это место твоих родителей, так что даже если они не хотят афишировать этот факт у тебя должны быть ключи от комнат.
    Он вздохнул и полез в карман. — Между прочим я себе никогда такого не позволяю. Поняла?
    Мое сердце замерло.
    Он открыл дверь и отступил в сторону, чтобы я могла войти. Я подошла прямо к комоду и стала разрывать его на части даже не пытаясь скрыть тот факт, что я была здесь. Я хотела, чтобы она знала, что я здесь была. Я хотела, чтобы она знала, что я объявляю войну.
    Алекс остался в коридоре. — Разве ты не хочешь мне помочь?
    — Ни в коем случае. Это между тобой и Эбби. Я прикрою твою спину Джоди но я не хочу неприятностей с Эбби. Если она признается что взяла то, что ты думаешь, то я пойду к Трою и скажу ему. Но я не собираюсь прикасаться к ее вещам.
    Я остановилась на секунду и посмотрела на него. — Ты рылся в моих вещах. Ты практически разрушил мою комнату, и раз мы перешли на эту тему то, что именно ты искал?
    Он опустил голову. — Твой дневник.
    Я рассмеялась. — Мой дневник? Разве это не для начальной школы? Я не вела дневник с восьми лет и даже тогда я там не писала ничего хорошего. Я была на домашнем обучении и выросла практически без денег. Что я по-твоему должна была писать в дневнике?
    — Может о воскрешении мертвых? — Он наконец-то вошел в дверь. — Мне были нужны подтверждения того что ты видела знамения.
    — Какие знамения?
    — Что ты меняешься. Ты не хотела говорить со мной, поэтому мне пришлось прибегнуть к другим способам, выяснить, что происходит с тобой и в чем ты уже разобралась.
    Это было просто. Я не понимала ничего. Я и понятия не имела что делаю все эти ужасные вещи. Воскрешение мертвых животных убийство людей, которые всего лишь пытались помочь мне. Я была в неведении.
    — Не плохо. — Сказал Алекс будто читая мои мысли. — Большинство Офи растут уже зная что с ними произойдет. Это не то, что скрывают от нас наши родители, так что в конечном итоге мы остаемся сиротами, так как Аид забирает их.
    Я опустила голову и поняла, что держала в руках пару кружевного белья Эбби. Тьфу! Я бросила их обратно в ящик и перешла к следующему.
    — Так что ты думаешь, она взяла?
    — Мой медальон. — Я продолжила искать, бросая вещи то вправо, то влево.
    — Хм, Джоди. — Алекс подошел и дотронулся до моего медальона. — Твой медальон на шее.
    — Нет, это не так. — Я прикоснулась к нему. — Это подделка. Мне об этом сказала Медуза. Когда я проснулась несколько дней назад, на моей шее не было медальона. Я перерыла кровать и нашла его между матрасом и спинкой. Я решила что застежка раскрылась или что-то типа того но я была не права. Эбби искала медальон, и она нашла его. Нашла его и подменила этой подделкой.
    — Зачем она это сделала?
    Я перешла к тумбочке и продолжила поиски. — Потому что она была со мной на уроке Тони когда он объяснял насколько он могущественный. Ты видел, что Эбби сделала со статуей Медузы. Она практически убила себя пытаясь доказать что я не единственная кто может установить связь с Медузой. Бьюсь об заклад, что она думает, что станет такой же могущественной как и я, если у нее будет медальон.
    Нас прервали крики внизу. Алекс и я обменялись тревожными взглядами и кинулись к двери. Мы побежали вниз по лестнице в фойе. Я остановилась и потянула Алекса.
    Виктория вернулась, и она привела с собой армию Офи. Мертвых Офи. Живых мертвецов. Летиция все еще кричала при виде пары, которая как я предполагала, были ее родители, но теперь уже не более чем зомби. Но мои глаза были прикованы к Виктории. Мой медальон окутывал ее шею.

Глава 28

    — Что вы сделали? — Закричала Летисия падая на колени.
    Рэнди бросился к ней но его глаза не переставали смотреть на группу живых мертвецов Офи. — Где мой папа? Вы нашли его?
    — Да мрачно сказала Виктория. — Я нашла его. — Она шагнула в сторону показывая труп который был так изуродован что я едва ли могла смотреть на него.
    Рэнди отвернулся и попятился по полу. Я не могла его винить. Потому что и сама с трудом сдерживала рвоту.
    — Что с ним случилось? — Спросил Алекс. — Со всеми ими. Почему они здесь?
    Виктория прошла мимо нас. — Может, соберемся в зале? Эта прихожая кажется немного тесной. — Проходя мимо меня она улыбнулась. Мои глаза не переставали смотреть на медальон. Мой медальон. Это не Эбби была в моей комнате. Это была Виктория.
    Алекс наклонился ближе ко мне. — Это она его носит?
    — Мой медальон. — слезы проступили на глазах. Я знала, что она не была матерью года, и я не была уверена во многих вещах, которые она сделала, но это было уже слишком. Эбби усмехнулась мне, когда последовала за всеми в зал. Я практически чувствовала себя плохо из-за обвинения ее в обыске комнат друг друга, но после этого взгляда я решила, что она в любом случае это заслужила. Я не должна ей ничего. Алекс последний кто зашел в зал. Оставались только стоячие места. По приказу живые мертвецы Оффи выстроились вдоль одной стороны стола. Остальные из нас стали по другую сторону стола не жилая быть рядом с ними.
    — Что случилось с моим отцом? — спросил Рэнди. — Почему он такой?
    Виктория вздохнула. — У меня было слишком много проблем. Управлять этим медальоном оказалось не так просто как я думала. — Она прикоснулась к резьбе на медальоне. — Но это я поняла лишь после нескольких попыток.
    Я взглянула на Офи воскрешенных ею. Некоторые из них выглядели не так уж плохо. Другие же были совершенно отвратительны.
    — Зачем вы сделали это? — спросила я. — Вы пришли ночью в мою комнату и украли медальон. Вы подменили его этой подделкой. — Все повернулись перекидываясь взглядами между мной и Викторией. — Вы бы могли сказать мне что собираетесь сделать. Узнать мое решение по поводу того что просили моей помощи. Или еще что-то.
    — Я не просила тебя о помощи. — Виктория выпрямилась и я клянусь она выросла на три дюйма. Она казалась огромной и устрашающей. — Именно в этой комнате. — Она ударила пальцем по столу. — Я сказала тебе что мы нужны тебе чтобы ты отправилась в Вашингтон и использовала свой дар для воскрешения Офи пока они не отправились в ад. Ты ответила, нет. Ты сказала, что не можешь этого сделать. Ты не потрудилась найти ни единого предлога чтобы помочь нам после того как мы приняли тебя и научили всему что ты теперь знаешь.
    Я с трудом сглотнула. — Но я не думаю что могла бы это сделать. Я боялась, что произойдет что-то плохое. Что что-то пойдет не так и они окажутся как…
    — Это! — Крикнула Летиция указывая на своих родителей. — Взгляни на них! Это не они. Они зомби, Виктория. Ты сделала из них зомби. — Она наклонилась вперед и заплакала.
    Виктория оставалась спокойной и равнодушной. — Да Летиция. Они вернулись не такими и это произошло из-за того что я не знаю как пользоваться медальоном. Он был предназначен не для меня. Но так как Джоди не захотела помочь… — Она бросила на меня взгляд. — Я сделала все что могла. — Она подошла к нескольким Офи стоявших рядом с ней. — Как вы можете видеть первые несколько которых я попыталась воскресить вернулись не такими. Моя кровь не сработала должным образом и это вызвало осложнения. — Она протянула руку чтобы коснуться огромного куска мяса свисавшего с лица отца Рэнди. — Но потом я почувствовала как медальон стал действовать и остальные вернулись такими какие и были. — Она прошла по линии останавливаясь рядом с человеком в самом конце. Его темные волосы были слегка с сединой, и ростом он был более 5 футов. Он выглядел вполне нормально не считая безумного взгляда в глазах. — Говори.
    Мужчина кивнул. — Меня зовут Кэлвин Девис. Я отвечал за группу в Вашингтоне. На нас напал Аид после того как мы пытались воскресить группу людей, недавно погибших в авиакатастрофе. Аид остановил нас, прежде чем мы успели это сделать. Он сказал, что в качестве уплаты за то что мы пытались забрать его души, он заберет наши. — Он засмеялся.
    — Виктория все изменилось. Хотя возможно пришлось использовать несколько попыток, чтобы все получилось, но ты можешь заметить, что я очень похож на прежнего себя.
    — Да, это сработало. — На лице Троя появилась улыбка. — Ты не обманывала.
    — Да. — Виктория улыбаясь повернулась ко мне. — Я это поняла.
    — Что нам теперь делать? — Спросила Эбби. — Как мы остановим Аида если он придет за нами? Я имею в виду, что он точно не обрадуется, узнав, что Виктория воскресила все эти души Офи. И так как она здесь, то это приведет его прямо к нам.
    — Это наверное правда, — сказал Трой. — Есть лишь одна вещь которую мы можем сделать. Мы должны воскресить как можно больше душ, чтобы получить себе армию.
    — Армия зомби для борьбы с Аидом? Вы с ума сошли? — Почему я единственная кто видел в этом проблему? — Он царь подземного мира. Куча трупов не сможет его остановить. Он за секунду возьмет над ними контроль, и мы все умрем. Кроме того, когда вы люди поймете что возвращаете мертвых для своих корыстных целей?
    Алекс повернулся ко мне. — Джоди не расстраивайся. Мы знали что, в конце концов, этот день настанет. Это было всегда нашим совместным планом. Это единственный способ защитить себя. Если у нас будет контроль над душами, Аид не сможет их использовать против нас. Мы сможем направить их против Аида и возможно победить его навсегда. Это должно сработать. Это может означать нашу свободу.
    Я смотрела на него не узнавая. Наша свобода в обмен на целую армию измученных душ не укладывалась у меня в голове. — Не расстраиваться? Как я могу не расстраиваться? Использовать людей подобным образом. Принудить души вернуться обратно в тела. Ты монстр! — Я окинула взглядом стол и наконец взглянула снова на Алекса. — Вы все.
    Эбби рассмеялась. — Ну это временно.
    — Заткнись Эбби, — сказал Алекс.
    — Ой да ладно. Не кажется ли вам что это зашло слишком далеко? Пора нам поведать Джоди, свой маленький секрет.
    — Я сказал тебе заткнуться, — сказал он сквозь зубы. — Это тебя не касается.
    — Да, но я так не думаю. Это касается нас всех.
    — Какой секрет? — Я взглянула на Эбби. — Скажи мне о чем ты.
    — С удовольствием. — Ее улыбка была пропитана ненавистью и счастьем от того что она могла меня обидеть. — Считай что это расплата за мою жизнь. — Я знала что это будет больно. Она имела возможность применить свою лучшую форму пыток. — Алекс проделал огромную работу для того чтобы ты стала ему доверять. — Она подошла к Алексу глядя на него сквозь темную челку. — Слишком большую время от времени. — Она снова повернулась ко мне. — Но вне зависимости от этого. Он делал то, что должен был.
    Я взглянула на Алекса. Выражение его лица говорило о том что Эбби не лгала. — Ты обманул меня.
    — Неужели ты думала что он заботиться о тебе? — Засмеялась Эбби. — Дорогая, у него уже есть девушка. — Она погладила Алекса по плечу. — И я в два раза лучше девушка чем ты бы могла когда-либо стать. Вне зависимости от того избранная я или нет.
    Алекс ударил ее по руке. — Не прикасайся ко мне Эбби.
    — Ой, уже достаточно. Ты просто делаешь, так как тебе велено. Я знаю это. Я больше не играю. — Она перевела взгляд на меня. — Я уверена что больше не стоит притворяться.
    — Это правда? Ты просто делал вид что заботишься обо мне? — Я пыталась заставить свой голос звучать ровно но мои руки дрожали от гнева и стыда. Как я купилась на это? Алекс даже не смотрел на меня. — Ты лжец! Ты солгал мне. Ты заставил меня доверять тебе. — Эбби рассмеялась на мои вспышки гнева и я выбежала из комнаты пройдя мимо всех. Я хотела остановиться у статуи и спросить у Медузы, что мне делать, но я не хочу рисковать, на случай если кто-то догонит меня. Особенно Алекс. Так что я продолжила идти мимо статуи к парадной двери. Я врезалась в одну из слуг поливавшей растения. Ее лейка подлетела в воздухе. Я подбежала, чтобы поймать ее, но когда она оказалась в моих руках, то я увидела что женщина тоже, держала ее. Она упала из-за нашего столкновения.
    — О Боже! — я бросилась к ступенькам и убежала. Мои ноги двигались так быстро, что я их не контролировала. Я поскользнулась на последней ступеньке и упала на дорогу. У меня на руках появились царапины, а джинсы разорвались на коленях. Прохладный ветерок привел меня в чувства, и я похромала в сторону кладбища. Я направилась к мавзолею, и прислонилась к нему, укрываясь от ветра. На мне не было куртки и я дрожала от холода хотя я знала что большинство из того что я узнала было гораздо хуже, особенно то что Алекс меня обманывал.
    Я повернулась прижавшись лбом к камню. Почему я пришла сюда? Это было место, где я с Алексом впервые поцеловалась. Не смотря на мои царапины, я оттолкнулась от мавзолея и продолжила идти среди могил.
    — Джоди!
    Я заставила себя бежать. У меня не было сил видеть Алекса прямо сейчас. Тьфу! Я была зла на себя за то, что убежала именно в, то место, куда бы он первым делом пришел меня искать. Только я действительно не ожидала, что он пойдет за мной. Зачем это ему? Он не заботиться обо мне. Все было ложью. Он играл со мной. Моя кровь закипала, и я перестала бежать. Я повернулась к нему лицом.
    — Вы это все вместе спланировали? — Я вскинула руки вверх. — Виктория попросила тебя притворяться чтобы я рассказала тебе как работают мои силы? Она украла мой медальон и выяснила, как им пользоваться. Очевидно, что это было ее целью. Найти способ стать такой сильной как я. Она никогда не хотела моей помощи. Она ненавидела то, что я избранная. Она ревновала. Как Эбби. Поэтому она нашла способ обойти меня.
    — Джоди, послушай. — Алекс обернулся. — Идут. Нам нужно куда-то уйти. Куда угодно только не тут. Они могу нас здесь найти.
    — Я никуда с тобой не пойду. Ты обманул меня. Ты заставил меня чувствовать что-то к тебе. — Я усмехнулась. — Ты знаешь, у нас ведь действительно могло бы быть будущее так как воскрешение мертвых не действует на тебя.
    Алекс повернулся в сторону дома. Я заметила как приближались другие. — Пожалуйста. — Сказал он. — Поверь мне этот раз. Пойдем со мной. Я тебе все объясню. Есть вещи, о которых ты не знала.
    — Ты думаешь, я совсем глупая?
    Он хмыкнул. — Мне нужно чтобы ты мне поверила. Лишь так я смогу тебе помочь. Они сделают тебе больно, Джоди. Они думают ты против них.
    — Я против них!
    — И они убьют тебя за это.
    Мои мысли путались. Убьют людей, которые против них. Вот почему они разбавили кровь моего отца. Он был против них. Я знала это. И при попытки воспротивиться его сила не сработала…. — Они убили моего отца. — Слезы текли по моим щекам. Мальчик-подросток, который пришел ко мне после моего рождения, который просил Медузу защитить меня.
    — Джоди, — позвал Алекс. — Я не лгал. Я заботился о тебе. Я до сих пор забочусь. Пожалуйста, позволь мне это доказать.
    — Я боюсь что уже слишком поздно для этого, — сказала Эбби, выходя из-за мавзолея. Она подкралась к нам. Я не должна была удивляться. Конечно, она последовала за Алексом.
    — Джоди беги! — Алекс повернулся и замахнулся на Эбби сбивая ее с одного удара. Я вытаращила глаза на лежащее тело Эбби на земле. — Беги! — Алекс толкнул меня заставляя бежать пока другие нас не догнали.
    — Зачем ты это сделал? — Спросила я натыкаясь на надгробия.
    — Потому что я пытаюсь тебе помочь. — Он потащил меня в сторону кладбища за какой-то сарай. — Мы не должны здесь долго оставаться. Я отвлеку их, а ты продолжай бежать. Следуй по грунтовой дороге, пока не достигнешь улицы. Тогда иди направо. И продолжай бежать.
    — Успокойся. — Я не собиралась никуда бежать без ответов. — Ты действительно пытаешься заставить меня поверить тебе? Не для этого ты притворялся, что любишь меня?
    Он взглянул в сторону кладбища, а после снова на меня.
    — Я не уйду, пока ты не скажешь мне правду. Ты мне так много должен.
    — Во-первых, да. Виктория приказала мне быть ближе к тебе. Но после того как я узнал тебя… все стало реальным. Когда я поцеловал тебя, это было по-настоящему.
    Сердце подсказало мне, что он имел в виду. Чувства между нами были настоящими.
    — Пожалуйста, я не знаю насколько долго смогу их сдерживать. Ты должна оторваться от них.
    — Что будет с тобой?
    Он взглянул в мои глаза и я заметила свой страх. Прежде чем я успела что-то сказать, он наклонился и поцеловал меня.
    — Мне жаль обо всем. Ну не совсем обо всем. — Он снова меня поцеловал быстро отстраняясь когда звуки шагов стали ближе. — Беги. И чтобы ты не услышала, не оборачивайся.
    Мне не нравилось, как это все звучало. Это казалось слишком многим для прощания. — Алекс…
    — Пожалуйста Джоди. — Он поцеловал меня в последний раз и выбежал из-за сарая. Я колебалась в течении секунды, достаточно долго чтобы увидеть как на него налетела толпа. Он принял все их удары. Это было самоубийство. Я не хотела бежать, но что еще я могла сделать? Алекс был сыном Троя и Виктории. И вне зависимости насколько они были сердиты на сына, за то, что он защищал меня, они позволили всей толпе его избивать.
    Я собрала все силы и бросилась к воротам в конце кладбища. Я слышала удары и крики позади меня. Виктория и Эбби кричали мне. Приказывая остановиться. Я слышала, как Виктория приказала армии живых мертвецов Офи не позволить мне уйти, но они были не в состоянии меня догнать. Я не должна была оглядываться назад. Я должна была послушать Алекса. Но повернулась посмотреть в порядке ли он.
    Я замедлилась и повернулась, увидев как Трой, схватил Алекса за рубашку. Взгляд Алекса упал на меня, и он закричал мое имя. Но я едва слышала его. Мое сознание казалось начало отключаться когда я увидела как Трой поднимает перочинный нож и в воздухе переносит его на грудь Алекса. — Нет! — Я остановилась и упала на колени, в тоже время тело Алекса упало на землю. Он по-прежнему смотрит на меня, а я вижу, как из его глаз утекает жизнь.

Глава 29

    Все онемели. Я наблюдала все будто во сне. Нет в кошмаре. Взгляд Алекса был выжжен в моей голове. Даже через занавес слез на моих глазах я ясно его видела. Я знала, что живые мертвецы Офи идут ко мне. Эбби приблизилась и стояла передо мной, в то время как зомби подняли меня на ноги. Но я не переставала смотреть на Алекса, мои глаза не отпускали его.
    — Это не должно было случиться Джоди. Если бы ты была настолько сильна как гласит пророчество то ты бы никогда не воспользовалась Алексом как щитом. — Она отдернула руку и ударила меня по лицу. — Взгляни на меня! Забудь его. Он был глуп.
    Я не дала ей почувствовать удовольствие от моего повиновения. Меня не волновало то, что они убьют меня. Когда Офи державший меня толкнул меня в толпу зомби, я поняла, что Виктория хочет убить меня и сделать зомби. В конечном итоге я стану их рабом.
    Я не позволю этому случиться. Ни я, ни, безусловно, Алекс. Я продолжала смотреть на Алекса, делая вид, что я все еще в шоке, но внутри я командовала своей крови смешаться. Она проходила по моем венам. У Виктории был мой медальон, но кровь Медузы текла по моим жилам. Мне не нужен медальон. Но я должна была приблизиться к Алексу, прежде чем Виктория воскресит его для себя.
    — Приведите ее сюда, — скомандовала Виктория.
    Я позволила Офи подвести меня к Виктории, которая стояла рядом с Алексом. Она даже не смотрела на его тело. Бедный Алекс. Он был убит собственным отцом и даже не был удостоен взгляда собственной матери. Но у него была я. Я никогда раньше не воскрешала Офи без Медузы, но я верила, что моя кровь знает что делать. Алекс говорил, что мои силы были связаны с моими эмоциями. Мое сердце разрывалось из-за Алекса. Я надеялась что в этих эмоциях будет достаточно силы для того чтобы воскресить Алекса прежде чем его душа покинет тело.
    — Ну Джоди, ты мне дорого обходишься, не так ли? — спросила Виктория. — Сначала слуга, а теперь Алекс. — Она пнула его ногой. Гнев растекался внутри меня, смешиваясь с болью о потери Алекса. Все эмоции бурлили во мне словно кровь. Все было готово. Я была готова. Я должна была не показывать Виктории, что делаю. Но как это сделать?
    Мне нужно было порезать себя, пролить мою кровь, чтобы она попала на Алекса, но как это сделать ведь у меня не было, ни ножа, ни чего-либо острого. Кэльвин и его зомби приятели держали мои исцарапанные руки, и я так же не могла до них добраться. Моя единственная надежда была в том, чтобы разозлить Викторию так чтобы та напала на меня. Это было рискованно но я не знала другого варианта. — Как у тебя работает медальон? — Спросила я все еще не отводя взгляда от Алекса. — Чувствуешь ли ты себя сильнее? Или жалкой? Я имею в виду, что он должен быть постоянным напоминанием, что я сильнее тебя. Что ты не остаточно хороша чтобы быть избранной.
    Виктория сузила глаза и ударила меня по лицу. Ее ногти разодрали мне щеку, и я почувствовала теплую струйку крови. Ох не так уж плохо но я позволила себе упасть. Прямо рядом с Алексом. К счастью Кельвин и другие отпустили меня, когда Виктория на меня набросилась. Я села и наклонилась над Алексом, но крови было недостаточно для капли. Настало время плана Б. Я протянула руку и коснулась своего лица подделкой медальона. Порез кровоточил по моим пальцам, и я прижала их к губам Алекса.
    Виктория взглянула на сына и засмеялась. — Хорошая попытка Джоди но у меня твой волшебный медальон. Без него ты не сможешь воскресить Офи. — Она наклонилась к Алексу. — Но я могу. Позволь мне показать, что я умею.
    Я увидела как веки Алекса вздрогнули. — Алекс ударил кулаком в нос Виктории. Она опрокинулась назад и схватила Алекса за ногу.
    — Как ты это сделала? У меня твой медальон. — произнесла Виктория вытирая окровавленный нос.
    — Забавная вещь медальон. Он нужен был лишь для того чтобы я в полной мере могла насладиться своей силой. В действительности эта вещь была всего лишь для уверенности. Но Медуза — ты знаешь ее, не так ли? Мой предок — она сказала, что мне не нужен медальон, потому что ее кровь находиться в моих жилах. Что означает, что я так же как и она по желанию могу смешивать свою кровь. И не требуется никакой медальон. — Я посмотрела на Алекса. — Ты в порядке? Чувствуешь себя нормально?
    — Отлично, как новенький. — Он улыбнулся мне.
    Виктория повернулась к толпе зомби. — Чего стоите! Схватить их.
    Алекс и я побежали. Мы бежали прямо к мавзолею и Алекс дернул, дверь. — Что ты делаешь? Мы окажемся в ловушке.
    — Мы должны туда попасть. — Он дернул дверь и я не понимая что мы делаем зашла внутрь. Это была глупая вера но Алекс знал свою семью лучше чем я. — Джоди я знаю как ты относишься к созданию зомби но от этого зависит наша жизнь. Ты должна понять тела из гробов.
    Я взглянула на гробы, застилающие заднюю стенку мавзолея. Мне не нравилась эта идея но я знала что смогу освободить души после того как они помогут нам.
    — Ладно, но я не думаю что успею воскресить их всех прежде чем остальные до нас доберутся. — Алекс из всех сил старался удержать двери закрытыми когда Офи ударяли по ней. Кельвин разбил окно надгробием. Стекло разлетелось, и я отскочила назад, чтобы избежать осколков. Я схватила осколок и понесла к руке.
    — Нет, — сказал Алекс. — Джоди, есть что-то что мои родители не рассказывали о пророчестве. — Он кряхтел но все же старался удержать дверь. — Тебе не нужна кровь чтобы воскрешать людей. Только Офи. Это проще с твоей кровью, но не обязательно.
    — Я никогда не воскрешала кого-либо без крови. Я не уверена, что достаточно сильна.
    Алекс с трудом сдерживал дверь, поэтому я подбежала и налегла на нее. Сгнившие руки просовывались сквозь окно, хватая нас.
    — Ты должна увеличить силу, — сказал Алекс.
    — Да, отлично но единственный способ, который я знаю это прикоснуться к статуе Медузы в особняке.
    Алекс ослабил натиск на дверь и взглянул на меня. — Медальона нет. Я проскользну туда и добуду его у Виктории. Когда я дам его тебе, выпьешь кровь из камня.
    — Ты хочешь, чтобы я пила кровь? Ты знаешь, что твоя семья давала моему папе пить кровь? Они разбавляли его силу человеческой кровью, и я уверена, что Виктория делала тоже и для меня. Вот почему я так крепко спала ночью, когда она украла мой медальон. Я была слаба от человеческой крови.
    — Я не моя семья. Кроме того в нем кровь Медузы. Это главный источник силы.
    Он был прав, но как он справиться со всеми Офи, чтобы обраться до медальона? Прежде чем я успела это спросить, он сказал, — Закрой это за мной, — и проскользнул в дверь.
    Я из-за всех сил налегла, чтобы снова ее закрыть. К счастью они вероятно были застаты врасплох что Алекс вышел и не заметили что их путь открыт. На улице началась огромная борьба, и я знала, что у Алекса нет ни единого шанса. Я схватилась за руку все еще хватающую меня через окно. Собрав все свои силы я приказала ему — Помоги Алексу. Напади на Викторию и помоги Алексу забрать у нее медальон. Быстрее! — Я выпустила его руку и он вытащил ее обратно через окно. Я выглянула. Человек шел прямо к Виктории, но другие все еще нападали на Алекса. Этого было недостаточно. Эбби схватила Алекса сзади. Я открыла дверь и бросилась к ней, дергая ее голову назад за волосы. Я повернулась к ожившему мертвецу Офи подходившего ко мне и приказала помочь Алексу. Труп отталкивал других, помогая Алексу высвободиться. Я крепко держала Эбби но она пнула меня ногой.
    Алекс бросился к Виктории но Трой вместо этого схватил его. — Я однажды убил тебя и сделаю это снова, сынок.
    Все взгляды упали на них. Никто не двигался.
    — Он твой сын? — Спросила Летиция. — И ты убил его?
    — Да, — выпалила я. — Он и Виктория безжалостны. Они заботятся только о себе. — Я толкнула Эбби к Виктории и она упала в кучу. — Летиция ты не должна следовать за ними. Подумай об этом. Если они убили собственного сына что остановит их от убийства вас?
    Летиция взглянула на своих родителей стоявших рядом с Троем. Она расплакалась и побежала к особняку. — Идите и верните ее, — поручил Трой ее родителям.
    Колено Алекса впилось в желудок Троя. Трой согнулся пополам, и Алекс подбежал ко мне. Мы схватили друг друга за руки.
    Трой встал держась рукой за живот. — Это было действительно глупо Алекс. На сей раз, я собираюсь разорвать тебя на части, чтобы твоя маленькая подружка не смогла снова тебя собрать целиком.
    — Нет — Мы были в меньшинстве. Я не знала выхода. Родители Летиции тащили ее кричащую обратно в толпу. Виктория и Эбби быстро встали на ноги. Они приближались к нам. Офи под моим контролем стоял не подвижно, ожидая приказа.
    Виктория рассмеялась видимо забавляясь моей жалкой вспышкой. — Ты упряма как твой отец. Он, знаете ли, не одобрял наши взгляды. Он думал, что гораздо лучше, чем остальные из нас.
    — Бьюсь об заклад вы пытались обмануть его так же как и меня, — сказала я. — Сделали вид будто бы он особенный когда на самом деле завидовали его власти. Так вот для чего ты напоила его человеческой кровью? Чтобы он не устоял на игровом поле?
    На этот раз Трой присоединился к ее смеху.
    — Очень хорошо Джоди, — сказала Виктория. — Да это была моя идея дать ему человеческую кровь. Знаешь ли, Трою и мне было двадцать пять лет, когда твой отец приехал сюда. Я только что родила. — Она повернулась к Алексу. — Если бы я только знала каким ты окажешься разочарованием. — Она покачала головой и отмахнулась. — Не важно. Я не собиралась идти на поводу у глупого мальчишки, который был достаточно безрассуден, чтобы от него кто-то забеременел. Это было отвратительно. Позор для Офи даже учитывая то, что он был отцом избранной. Он должен был заботиться о…
    — Поэтому ты убила его. — Даже без усилий моя кровь закипала.
    — На самом деле я убил его, — сказал Трой.
    Я должна была догадаться. Всегда спокойный. Виктория говорила о большой игре, но Трой был мышцами в их отношениях.
    — Вы кажется не очень расстроены этой новостью, — сказала Виктория.
    — Это старая новость. Ну большинство из них так или иначе. — Я взглянула на Троя. — Я смотрела файлы в библиотеке. Я узнала имя моего отца и дату его смерти.
    — Ну, отлично, ты не послушная Джоди Маршалл. Как я уже говорила ранее, ты похожа на своего отца.
    — Что вы с ним сделали? После того как убили его что вы сделали с его телом? — Я боялась что они скажут мне что сделали из него зомби. Я бы не справилась с этим.
    — Позволь мне показать тебе. — Она улыбнулась и пошла в другую сторону кладбища. Мы все последовали за ней. Она остановилась на безымянной могиле. Ее я видела раньше. Я проходила мимо нее каждый день, когда мы тренировались здесь с Алексом. Виктория подняла руку над могилой и порезала палец собственным ногтем. Я закричала, но это было бесполезно. Я ничего не делала и не могла ее остановить. Она уронила каплю, крови на землю и отступила.
    Я была свободна, я могла чувствовать его душу, хотя сама ее не вызывала. Чувство пыток в душе моего отца наполняли меня. Я словно находилась в могиле рядом с ним. Тем не менее, мои глаза наполнились горячими слезами, и я чувствовала желч в горле, когда увидела, как пальцы пробились сквозь поверхность земли. Я подбежала, чтобы помочь ему, но Эбби схватила меня сзади и отвела обратно.
    — Нет, нет Джоди. Мы в этом не помогаем зомби… — Прошептала Эбби на ухо.
    Я была в ужасе глядя на то как он вытаскивает себя из земли. Он был не старше меня. Его лицо было бледным и в некоторых местах фиолетовым.
    Виктория насмехалась — Ах, какая жалость. Похоже, человеческая кровь в нем не поладила с кровью Медузы даже после смерти.
    О, Боже! Это были пятна человеческой крови под кожей.
    — Джоди, познакомься с отцом, Дерек Колган. — Виктория обратилась к моему отцу. — Иди, обними свою любимую дочь Дерек.
    Эбби по прежнему меня держала а мой папа подошел ко мне и протянул руки. — Папа. — я знала что могла бороться с Викторией за него и сделать так чтобы он повиновался мне но мне не хотелось этого. Его руки обняли меня, и Эбби меня отпустила, прежде чем он прикоснулся ее.
    — Убедись что крепко обнимаешь ее, — сказала Виктория.
    Его руки сжались вокруг меня, что я едва ли могла дышать.
    — Джоди, отпусти его. — сказал Алекс. — Используй свою силу. Ты сильнее Виктории.
    — Заткнись! — отрезала Виктория. — Ты хочешь увидеть реальную власть мой дорогой сын? Взгляни на это. — Она взяла медальон обхватив его по резьбе. Закрыв глаза она прошептала. — Каждый мертвец на этом кладбище обретет свою душу и придет ко мне. — Ее тело качнулось заставляя ее отпустить медальон. Ее глаза закатились но она смогла оставаться на ногах. Это было похоже на одержимость. Что-то находилось в ее теле.
    — Пожалуйста, позволь мне уйти, — сказала я отцу надеясь что это сработает так же хорошо как и команда. Он отпустил меня, но не отступал.
    Земля начала дрожать и некоторые из живых мертвецов Офи упали, не имея полного контроля над своим телом. Захоронения взрывались то справа то слева. Алекс наклонился ко мне. — Мы должны получить медальон, — прошептал он. — Даже если ты не сможешь управлять целым кладбищем живых мертвецов нам нужна помощь.
    Я кивнула. Он был прав. Я не могла сделать это в одиночку. — На счет три? — спросила я.
    — Один, два, три! — Мы кинулись на Викторию легко сбивая ее с ног. Едва ли сами удерживаясь на ногах. Я дернула медальон с шеи звеня цепью. — Беги! — Алекс дернул меня и мы побежали сквозь руки и головы появляющиеся то с права то с лева. Зомби стонали от боли выкапывая свой путь из земли. Некоторые цеплялись за наши ноги, но их вопли приглушали мое собственное чувство боли. Я оглянулась чтобы убедиться что они не гоняться за нами. Виктория все еще лежала на земле. Трой держал ее голову руками и кричал остальным, чтобы те схватили нас.
    — Мне нужно место где я смогу это выпить, — сказала я Алексу.
    — Гуща деревьев. Возможно, там мы сможем оторваться.
    Мы кинулись к деверьям. Один из трупов выскочил из под земли и перекрыл нам дорогу. Я не могла достаточно сконцентрироваться, чтобы взять его под контроль. Не в то время когда я была занята спасением собственной жизни. Алекс кинулся на парня. Зомби упал и его голова раскололась о надгробный камень. — Продолжай! — Крикнул мне Алекс.
    Тела выпазили из земли и толпились вокруг нас. Видимо Виктория использовала медальон, чтобы приказать все трупам убить меня и Алекса.
    Они цеплялись за нашу одежду и кидали в нас частями тела. Некоторые причиняли себе гораздо больше вреда, чем нам, но это все таки замедляло нас. Толпа позади нас практически догоняла нас.
    Когда мы добрались к деревья, Алекс схватил с земли ветку и начал отмахиваться от зомби. — Пей кровь! Скорее! Я не знаю, как долго смогу их удержать.
    Я раскрыла ладонь и взглянула на медальон. Медуза говорила, что медальон открывается. Мне нужно было использовать кровь внутри камня, но я не знала что делать. Словно по рефлексу я повернула резьбу пальцами. Что-то щелкнуло, освобождая остальную часть медальона. Камень с кровью от моего прикосновения распался, словно по волшебству. Кровь была настолько густой, что я не знала, что со мной произойдет. Станет ли она фиолетовыми пятнами на моей коже? Станет ли кровь Горгоны сражаться с человеческой кровью во мне? Я не смогу бороться с Офи, если моя собственная кровь будет бороться сама с собой.
    — Джоди! — Алекс лежал на земле. Толпа зомби уже навалилась на него, а другая приближалась к лесу. Не было времени на раздумья. Алекс и я умрем если я не попробую. Я откинула голову назад и опрокинула содержимое камня в рот.
    Задыхаясь я упала на колени. Мои внутренности скрутила боль. Мои пальцы впились в землю когда я кричала в агонии. Я слышала как Алекс зовет мое имя. Я подняла голову и увидела что он был прижат зомби к земле. Они ждали команды убить, но только Трой и Виктория были слишком заняты, наблюдая за моими страданиями, чтобы давать ее. По крайней мере, я была благодарна за это.
    Еще одна волна боли еще более интенсивная чем в первый раз. Я кричала и царапала собственную кожу. Все горело. Не только моя кровь но и моя кожа. Я чувствовала что была в огне разжигающем меня изнутри. Обжигающая горячая кровь капала из моих ушей носа и рта. Красные окровавленные слезы лились из моих глаз. Металлический запах, и вкус крови заполнил мои чувства.
    Затем все потемнело.

Глава 30

    Лицо Медузы, всплыло в моей голове. Она вытерла кровь с моих глаз. — Моя кровь действительно сейчас в твоих венах, мое дитя. Трансформация завершена. Но я должна предупредить тебе, Аид положил на тебя глаз. Он чувствует твою силу, особенно сейчас. Он придет за тобой. Если ты заглянешь внутрь себя, ты найдешь там способ загладить перед ним свою вину. Она поцеловала меня в лоб. — Открой твои глаза, и встреться с твоими врагами лицом к лицу.
    Мои веки дрогнули. Я повернулась прочь от группы, но их крики и празднование моей смерти звенели в моих ушах. Мгновение я колебалась, собирая свои силы. Медуза сказала, что Аид придет за мной. Я была следующей целью. Также она сказала, что есть способ, чтобы отделаться от него. Я должна была выяснить, что это значило. Быстро.
    Перед моим лицом была нога Эбби, так что я лежала неподвижно, заставляя ее поверить, что я мертва. — Кто теперь наделен силой?
    Быстрее, чем я считала возможным, что можно двигаться, я протянула обе руки, схватила ее за ноги и повалила ее на спину. Я вскочила на ноги. — Я.
    Она отползала прочь от меня. — Нет. Ты была мертва! Мы все видели как ты умерла, выпив кровь Медузы.
    — Джоди, у тебя есть силы, чтобы вернуть себя назад к жизни? У Алекса в глазах стояли слезы, когда он наконец отделался от зомби.
    — Я никогда не была мертва. Я прошла через трансформацию. Так или иначе, теперь все это имело смысл. — Кровь Горгоны заменила человеческую кровь во мне.
    — Значит, ты больше не человек? — спросил Алекс.
    Это ранило меня сильнее, чем я думала. Если бы во мне не осталось бы человеческой крови, какая связь у меня осталась бы с мамой? — Теперь я полностью Горгона.
    Виктория начала смеяться. — Ты убила в себе человека, и все же нет души, для Аида. Я думаю, мы знаем, кто придет следующим.
    Это было то, что имела в виду Медуза. Я рассердила Аида тем, что вернула свою собственную человеческую жизнь, не послав к нему свою душу. Я должна была найти способ, сравнять с ним счеты, до того как он придет требовать мою душу.
    — Я почти хочу подождать и посмотреть, как Аид будет убивать тебя, — сказала Виктория, — но я бы от всего сердца сделала бы это сама. Она расставила свои руки в стороны. — Зомби, убейте ее. Она направила обе руки вперед, указывая на меня.
    Зомби двинулись на меня, и моя кровь откликнулась. Она смешивалась, давая мне знать, что я могла их контролировать. — Стоп! Они застыли на месте.

    — Нет! — закричала Виктория. — Я призвала вас. Я ваш мастер. Делайте, как я сказала, убейте ее!
    Зомби слегка колебались. — Игнорируйте ее команды. Почувствуйте мою силу и слушайте только меня. Я ненавидела то, как они подчинились моей воле, но знала, чтобы была единственной, кто мог освободить их. И я сделала бы это, как только они помогли бы мне с Аидом.
    Виктория кричала от отчаяния, но я игнорировала ее.
    — Схватите их. Всех, кроме Алекса. Не причините им вред. Я только хочу схватить их.
    Алекс покачал головой. — Джоди, ты не можешь дать им уйти. Они — монстры, ты же сама это сказала. Мы должны их убить. Я могла видеть, как слова ранили его, и я не могла позволить ему участвовать в смерти его родителей. Конечно, Трой убил Алекса, и оба, Троя и Виктория были злыми. Но Алекс нет. Я не знала, что убийство его собственных родителей сделало бы с ним. Зло, по-видимому, побеждало в его венах. У меня не было шанса воспользоваться этим.
    — Нет, я не могу убить их, Алекс. Я — не убийца, и не позволю тебе стать одним из них. Есть другой путь
    Офи прижались друг к другу, стараясь не дать зомби прикоснуться к ним. — Я убью тебя за это, Джоди Маршалл. Я обещаю тебе, — закричала Виктория.
    — Не давай обещаний, которых не можешь выполнить, Виктория. Я подошла к ней, глядя между двумя зомби, закрывающие ее от меня. — Твоя проблема в том, что бы всегда завидовала всем остальным. Боялась, что кто-то обладает большей силой, чем ты. Возможно, раскроется, что у тебя не больше силы, чем у любого другого Офи. На самом деле, ты, вероятно, даже слабее. Ты даже не можешь увидеть, какого великого сына имеешь. Ты относишься к нему, словно он ничего для тебя не значит. Как будто вы разочарованы в его способностях. Но ему не нужно было красть мой медальон, чтобы стать сильнее. Я видела его, воскрешающим мертвых, и о я не говорю, о зомбировании. Он вернул мою маму к жизни, до того, как Аид мог претендовать на ее душу. Бьюсь об заклад, вы никогда не спасали жизнь человеку.
    — Зачем мне это? Люди — подлые, никчемные существа. Они ниже нас. Я возвращала Офи назад к жизни.
    Я кивнула. — Да, ты делала это. Нужно ли нам спросить Летицию, как хорошо вы справились с этой задачей? Один из двенадцати, не лучшие показатели, и просто глядя на одного из тех, кого ты успешно воскресила, ты можешь увидеть, что он не на все сто процентов в себе. Я оглянулась на Алекса. Он, безусловно, все еще был самим собой. — Теперь один на один. Ну, два на два, если считать Эбби.
    Небо потемнело, и вокруг нас подул ветер. Алекс бросился в мою сторону. — Что происходит? — Спросила я его.
    — Это — Аид. Он идет.
    Я была настолько занята ходьбой взад вперед с Викторией, что забыла о Аиде. Мне нужно было сделать что-то. — Папа? — позвала я, оглядывая зомби. — Ты мне нужен. Пожалуйста, подойди сюда.
    Он вышел из группы и подошел ко мне. — Мне нужно, чтобы ты сделал мне одолжение. Мне нужно, чтобы ты пошел к Аиду. Скажи ему, у меня есть для него предложение. Он смотрел на меня совершенно невыразительно. Всю мою жизнь я думала о встрече с отцом. Как он будет выглядеть. Что он мне скажет. Это было не так, как должно было. Узнать, что он мертв, это одно. Но видеть его таким, было пыткой. — Я знаю, ты приходил навестить меня в больнице. — Я надеялась, что душа поймет, даже если она не могла ответить мне. — Я знаю, ты оставил меня и маму, потому что пытался защитить нас. Я не сержусь на тебя. Я люблю тебя, папа. — Я обхватила его руками и зарыдала в плечо. — Я освобождаю твою душу. Иди к Аиду и скажи ему прийти сюда.
    Его тело обмякло в моих руках, и я упала под его тяжестью. Алекс нагнулся и обнял меня сзади. Я рыдала до тех пор, поза земля не начала трястись. Земля треснула и раскрылась в нескольких метрах от меня. Крики наполнили воздух, когда Офи поднялись, чтобы избежать падения под землю. Зомби толпились около них, стараясь держать их в окружении, как я приказала. Из трещины поднялся черный дым и осел передо мной, обретая форму.
    Аид был моложе, чем я думала, или, по крайней мере, он выглядел моложе. Я полагала, что боги могли принимать любую форму, какую бы они хотели.
    — Это было очень глупо с твоей стороны послать своего отца с таким посланием, Джоди Маршалл. Я уверен, ты слышала, что я всегда наблюдал за тобой, и ты пошла дальше и сделала все, чтобы я легко смог тебя найти. — Его голос был низким, и, смею сказать, своего рода сексуальным?
    — Я… У меня есть для тебя предложение, — запиналась я. Это было клише, как и весь ад, но этот парень был действительно горячим. Я спрашивала себя, выбрал ли он эту форму специально, чтобы заманить меня в преисподнюю вместе с ним. Я имела в виду, если бы я не знала, что он был Аидом, и если бы я не по уши влюблена в Алекса, я бы последовала за этим парнем, хоть на край света.
    — Я не работаю с предложениями. Я получаю, что хочу и все.
    — Выслушай меня, — сказала я. — Это Офи, которые воровали твоих мертвых. Я знаю, что ты ищешь их тоже. Я предлагаю тебе забрать их в свой подземный мир. Попроси их помочь контролировать мертвых. Кто может лучше контролировать все души, чем некроманты?
    Он приподнял брови, удивленный моим комментарием. — Все о чем я прошу, это оставить остальных Офи в покое. Тех, кто не использует свою силу во зло. Тех, что освобождают души, которые вызывают. — Я указала на зомби созданных Викторией. — Я могу снова возвратить все их души обратно к вам, и научить других Офи, как делать то же самое. Пусть Алекс и я останемся здесь и используем это место как настоящую школу. Одну из тех, которая будет учить Офи, как использовать свою силу так, как ее нужно использовать.
    — Ты не можешь отдать нас ему, — вскрикнула Летиция.
    — Она права, — говорит Виктория. — Ты сама предавала везде Офи. Аид забирает нас одного за другим. Он причина, по которой мы должны были создать так много зомби. Нам нужна защита от него. Это был единственный способ спасти нам, нашу расу.
    Аид посмотрел на Викторию. — Ты знаешь, я только пытаюсь отомстить тем, кто обманул меня. Я не злой. Я требую душу, которые предназначены мне. Когда вы поднимаете души и крадете их из моей преисподней, вы обязаны заменить их. Если я решу заменить его твоей душой, это мое право как Бога.
    Я могла бы понять смысл. — Я обещаю, что отдам вам все души, которые у тебя украли. У нас тоже больше не будет слуг. Мы будем работать по вашим правилам. Если мы возьмем душу из преисподней, мы вернем ее или заменим.
    Аид кивнул. — Очень хорошо. Я могу согласиться на твои условия, Джоди Маршалл. Он наклонился ближе ко мне. — Я очень любил Медузу, и я вижу в тебе многое от нее. Она получила плохую репутацию на протяжении многих веков. Людям, казалось, нравилось сочинять страшилки о ней.
    Я улыбнулась. Было время, когда я верила в эти истории. Теперь я знала настоящую Медузу, и была горда, что я — часть ее семьи.
    — Очень хорошо. Я заберу с собой этих Офи в мой загробный мир.
    — Подожди, — сказала я. — Это убьет их? Я имею в виду, переход в загробный мир? Они должны умереть, чтобы отправиться туда?
    — Джоди, я — король подземного царства. Я могу устанавливать свои правила.
    — Сохрани им жизнь, — сказал Алекс. Он быстро добавил. — Пожалуйста. Их будет гораздо больше мучить, что они живы, и приговорены вечности в преисподней.
    Это кажется уместным. Они были так рады, что могут управлять зомби, и поэтому они спокойно будут делать это так — подчинять мертвых, — что они будут выполнять приказы Аида. Есть определенная справедливость в этом.
    — Джоди, — сказала Летиция, по ее лицу текли слезы. — Пожалуйста, не заставляй меня уходить. Я никогда не призывала души. Я только пришла сюда за несколько дней до вас. Я не такая как они. Пожалуйста, поверь мне. Я хочу учиться у вас. Быть хорошей Офи как ты.
    — Я тоже хотел бы сделать это, — сказал Рэнди.
    Я посмотрела на Алекса. — Что ты думаешь? Можем мы доверять им?
    Он вздохнул. — Они только делали то, что им приказывали Виктория и Трой. Большинство из них так делали. Даже Тони и, смею сказать, Эбби.
    — Никогда, — возразила Эбби. — Я не делаю что-то только, потому, что мне сказали.
    Ничего себе, она лучше проведет вечность в аду, чем быть рядом со мной.
    Аид поднял бровь. — Ты не хотела бы вернуться к нашей сделке, или, Джоди Маршалл?
    Я сделала шаг ему навстречу. — Только Летиция, Рэнди и мистер Квим, я имею в виду Тони. На этом все. Они действительно не сделали ничего плохого. Я хотела сказать, что другие дети тоже не сделали ничего плохого, но они были мини-версией Виктории и Троя.
    Аид зарычал, и я отступила назад, думая, что все испортила. — Я забираю свои души сейчас, пока вы не попытались украсть у меня еще больше.
    — Спасибо, — сказала я.
    — Но я буду наблюдать за тобой, Джоди Маршалл. Если ты не сдержишь свою часть сделки, я приду за тобой. Я не верю во вторые шансы.
    — Я поняла.
    По взмаху руки поднялся черный дым из трещины в земле. Он образовал мини торнадо и поглотил Офи. Всех кроме Тони, Летисии и Рэнди. Торнадо исчез в трещине. Крики наполнили воздух. Аид бросил на меня последний взгляд, такой страшный, что я задрожала. Он будет следить за мной. Очень пристально.
    Он унесся в облаке дыма вниз под землю. Земля задрожала и трещина закрылась. Я повернулась к живым мертвецам, неподвижно стоящим, ожидая указаний. — Возвращайтесь туда, где вы были до того, как Виктория призвала вас. Я освобождаю ваши души.
    Каждое тело опустилось на землю, и на этот раз я смогла не только почувствовать, что их души освободились, но и смогла увидеть их, струйки серебряного света, плывущие по воздуху. Я смотрела им вслед, понимая, чтобы была единственной, кто мог их видеть.
    Я села на холодную землю, подбирая медальон Медузы, и убрала его в карман. Алекс присоединился ко мне. — Не чувствуй себя виноватой. Ты сделала правильные вещи.
    — Я приговорила их к вечности в преисподней. Они были твоей семьей, Алекс.
    — Он вздохнул. — Я потерял свою семью много лет назад, когда мои родители решили, что сила важнее, чем все остальное.
    — А мой отец. Видеть его…
    — Мне жаль, что Виктория сделала это с тобой. Она никогда не должна была призывать его назад. Это было самое низкое, что она когда-либо делала.
    — Я хочу поставить свое имя на его могиле. Она не может быть без отметки.
    — Я могу сделать это.
    — А я собираюсь позвонить моей маме. Сказать ей, что я в порядке и не могу прийти домой. Я вообще больше не человек. Видеть ее слишком опасно.
    Алекс ничего не сказал. Он знал, что нечего было сказать. Сегодня мы оба потеряли родителей, тем или иным путем. Я могла, по крайней мере, позвонить маме, услышать ее голос, но я никогда не смогу сказать ей правду. По меньшей мере, не всю правду. Я бы рассказала ей, что нашла отца, и теперь он ушел. Я бы сказала ей, что собираюсь в школу, и что я буду учить и помогать другим. Это была бы вся правда, с которой она в состоянии справиться. У меня не было представления, по какой причине я не смогла бы снова с ней встретиться когда-либо, но я справилась бы с этим в другой день.
    Летиция, Ренди и Тони держались рядом, словно боялись меня. Я улыбнулась им, пытаясь ослабить напряженность. Летиция улыбнулась в ответ. — Спасибо, что спасла нас, Джоди. Я никогда не забуду это.
    — Никто из нас, — согласился Рэнди.
    — Вы были достойны спасения. Я действительно имела это в виду. Летиция и Рэнди были невинны. Они были в моем классе и только начинали узнавать о своих способностях. Ни один из них еще не поднимал мертвых, и это значило, что я могла научить их делать это правильно.
    — Я всегда знал, что вы умная девушка, — сказал Тони. — Даже если я был не настоящим учителем.
    — Конечно, вы были, и по-прежнему остаетесь. Тони знал все об истории Офи. Мы нуждались в нем. — У вас так много знаний, чтобы передать нам. Это значит, для меня быть учителем.
    — Что теперь будет? — Спросила Летиция.
    Я встала и отряхнула штаны. — Мы открываем свою собственную школу. Мы позовем Офи из ночного клуба Змееносец. Расскажем им о Аиде и других. Возможно, мы сможем убедить их присоединиться к нам.
    — Я позову их, — сказал Тони. — Я знаю парня, который работает там.
    Я улыбнулась и кивнула. — Спасибо.
    Все отправились к особняку, но Алекс схватил меня за руку, когда мы шли к мавзолею. — Я не знаю почему, но мне всегда нравился этот мавзолей.
    Я подумала о нашем первом поцелуе. — Ты знаешь, я могу понять почему. Я встала на цыпочки, обвила руки вокруг его шеи и поцеловала его, как никогда раньше еще не целовала никого, ни Офи, ни человека. Моя кровь кипела внутри вен, приливая в каждую часть тела. Мне пора было бы привыкнуть быть настоящей Офи. Также, как я могла бы привыкнуть к рукам Алекса.
    Я не была уверена, каким все это будет, школа и Алекс. Все, что я знала, так это то, что нужно быстро разбираться с вещами. Заключив сделку с Аидом, я сделала себя ответственной за всех Офи. Теперь я была главной. А это значило, что я была единственной, кто был в ответе перед Аидом.
Top.Mail.Ru