Скачать fb2
Целого мира мало

Целого мира мало

Аннотация

    Темные, будь они неладны! И угораздило же связаться с одним из них! Вот уж чего Лизка от себя не ожидала. Впрочем, становиться царевной и перебираться в параллельный мир она тоже не планировала. Но ничего не поделаешь, приходится обживаться в мрачных Угодьях и повелевать злобными духами. А впереди свадьба с колдуном, обретение темного дара, новые друзья и враги. Козни злодеев опасны, но три желания от золотой рыбки с чем угодно помогут справиться. Главное — слушать свое сердце и не верить глазам.  


Катерина Полянская ЦЕЛОГО МИРА МАЛО


Пролог
КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

    В пещере было темно и сыро. Ни свечи, ни горящий ровно по центру огонь погоды не делали.
    — Вот и умница, — закатил маленькие глазки сухопарый мужичок и, запутавшись в слишком длинном балахоне, едва не бултыхнулся в котел. — Славная девчушка. Так и знал, что ты не станешь возражать. Я чувствовал!
    Прикованная к каменной стене тяжеленными цепями бледная особа явно не разделяла его чувств, но сообщать об этом радостно скачущему вокруг котла колдуну поленилась. А смысл?
    — Ты обязательно полюбишь меня, — ворковал мучимый балахоном воздыхатель, едва не макая носом в ароматное варево. — Как только будет готово зелье.
    Карие глаза придирчиво прогулялись по будущему предмету трепетных мечтаний. Зачарованные цепи недоверчиво звякнули.
    — А после мы убьем твоего темного и вместе будем править Угодьями. Нет… Миром!!!
    Вот тут прикованная не утерпела.
    — Ладно. Допустим, ты будешь править. А мне что с того достанется?
    На бледном лице отразился сложный мыслительный процесс, тонкие пальцы с не слишком чистыми ногтями поскребли затылок.
    — Ну… А чего твоя душенька желает?
    Из груди, скрытой лазурного цвета шелком, вырвался тяжкий вздох. Мужчины! Разве от них дождешься понимания!
    — Цветы, сласти, прогулки под луной. Засыпать в теплых объятиях, а не дожидаясь, пока с делами закончишь. Чтобы, как раньше, лягушечкой своей называл. Свадебный бал и много гостей. Еще к родителям съездить, и к другим тоже — на маленькую сестричку поглядеть.
    С каждым требованием лицо будущего жениха вытягивалось все больше. Видно, не говорили ему, что невесты — существа прихотливые, им так просто не угодишь. И за осознанием совершенно нового для себя факта как-то не заметил, что слова девушки предназначались вовсе не ему.
    — А, будет тебе! — порывисто махнул костлявой рукой колдунишка. — Что захочешь — то и будет. Ты, главное, зелье приворотное выпей.
    Тем временем булькающее варево как раз дошло до нужной кондиции и приобрело нежно-зеленый оттенок. Почти жених повел носом, одобрительно кивнул и наполнил золоченый кубок.
    — Царевна?
    Прохладный край коснулся аккуратно подкрашенных губ.
    — Терпеть не могу золота. В серебряный налей! И сахару положить не забудь, — подтвердила свое звание пленница. Царской дочери ведь положено быть капризной? А невесте? Вот то-то же!
    Зубовный скрежет на всю пещеру слышался. И тем не менее все требования были исполнены беспрекословно. И вот когда приоткрытого рта девушки вновь коснулся холодок…
    — Руки от нее убрал, — пронеслось по подземельям яростное шипение. — Живо!
    И в пределах видимости появились трое. Высокий брюнет с перекошенным от бешенства лицом, светловолосая женщина с медовой улыбкой и мужчина в алом плаще с парными клинками.
    — Господин? — Несостоявшийся герой-любовник вздрогнул всем тщедушным телом и попытался всочиться в стену. Без видимого, впрочем, результата. — Это вовсе не то, что вы поду… ма… ли…
    Последние звуки жалкими хрипами вырвались из внезапно пересохшего горла. Колдун всхлипнул и медленно осел к ногам спасенной жертвы приворота.
    — Вечно ты все удовольствие испортишь, — проворчал обладатель плаща и клинков, убирая последние в ножны.
    На что блондинка только плечами пожала.
    — Не обижайся, любимый. Следующий будет твой.
    Брюнет, а по совместительству и господин, шепнул пару слов и замер словно бы в ожидании. И было чего! До этого сырое помещение (если можно так назвать каменный мешок) только что инеем не покрылось. Несколько смазанных теней стремительно заскользили к царевне… и цепи с грохотом осыпались на каменный пол, заодно мстительно приложив бесчувственного властолюбца по лбу.
    — Цела, — выдохнул мужчина и порывисто прижал освобожденную к груди. — Лизонька… Лягушечка моя.
    Девушка трепыхнулась, но тот факт, что недавно высказанные ею пожелания не только услышали, но и учли, все же отметила. Внимательный!
    — Почему так долго? — В голосе Лизы звенели льдинки. — У меня руки затекли и ноги замерзли. Обычно ты куда быстрее приходил!
    Мужчина мягко отстранился и принялся растирать пестреющие красными следами запястья суженой.
    — Прости, сокровище мое. Раньше было никак, о посольстве с твоим отцом договаривался. Первое официальное представительство в Темных Угодьях. Видишь, я держу слово!

ГЛАВА 1
Как Лизка в Темных Землях обживалась

    — …И тогда все народы объединились, чтобы дать достойный отпор тирану, — монотонно вещал домашний учитель, колобком перекатываясь вдоль стеллажей с ровными рядами томов.
    Единственная ученица изо всех сил старалась не зевать слишком заметно.
    Нет, она правда хотела получить нормальное образование! Высшее, то, которое дипломом обычно заканчивается. В привычном мире, в настоящем институте… Это же вообще пародия какая-то!
    Круглопузый мужичок в расшитом золотой тесьмой сюртуке битый час рассказывал об истории далекого Марианского царства. Лизка честно вслушивалась и даже пыталась воспринять новую информацию. Первые минут пять. После чего махнула на это совершенно ненужное дело рукой и позволила мыслям умчаться в неизведанные дали.
    Как же много за год изменилось! Из вполне обыкновенной жительницы провинциального городка Лизавета нежданно-негаданно превратилась в обитательницу параллельного мира, царевну, суженую самого жуткого из местных темных колдунов. И имя здесь у нее соответствующее — Лизанда.
    Правда, жених вовсе не такой кошмарный, как принято считать, но этой тайне за пределы их уже общего дома выйти не суждено. Пускай боятся, так оно надежнее! А еще в новой жизни имелись счастливо обретенные родители и прочие представители иномирного семейства, новые друзья, немного волшебства и хвост! Самый настоящий русалочий хвост. А как на солнце блестит — залюбуешься…
    — Царевна?
    Маленькие внимательные глазки устремили свой взгляд на девушку. Та аж вздрогнула, да так, что стол едва не развернула.
    — Вы что-то спросили? — чуть пристыженно уточнила Лизанда. Ругать ее не посмеют — все же невеста правителя, — только все равно жуть как неловко.
    — Урок окончен, — степенно склонился пожилой учитель. Наверное, во второй раз. — Я могу идти?
    Ах вот в чем дело было! Лизка тоже поднялась, потянулась, разминаясь.
    — Угу. В смысле да, конечно.
    И, дождавшись, когда шарканье шагов за дверью стихнет, почти бегом устремилась прочь из обители знаний и занудства. За прошедший год Лиза хорошо изучила свои владения. Поэтому больше не удивлялась ни призрачной кошке, живущей возле кухни и повадившейся в последнее время играть с собаками, ни то и дело срабатывающим магическим ловушкам. Вот и сейчас только губы поджала, наблюдая, как у самого кончика носа тает голубоватый шар заклинания. Ох и настырный же народ эти колдуны!
    Но со свадьбой стоило бы поторопиться, иначе Крейр совсем без подданных останется.
    Резные двустворчатые двери привычно были заперты, еще и парой вооруженных до зубов существ потусторонней наружности щетинились. Плечистых стражей в строгой форме можно было бы принять за колдунов, кабы не лица, мутной дымкой подрагивающие под надвинутыми на лбы капюшонами.
    — Господин велел не беспокоить. — Летящей на всех парах царевне попытались заступить дорогу.
    Но не зря она столько времени бок о бок с темным народом прожила!
    — Спокойно, Мердок, свои. — Лизавета притормозила и потрепала стража по плечу. Видно, посетители и в самом деле важные, раз колдун решил выпендриться и призвать из-за Грани подвластных ему духов.
    — Госпожа… — Обитатели потустороннего мира склонились перед девушкой в коротких поклонах.
    Огромная честь, учитывая, что темного дара у нее так до сих пор и нет. Да и не заслужила она ничем такого к себе отношения… Но думать об этом сейчас не хотелось. Лизанда пожала плечами, отгоняя роящиеся в голове вопросы, и толкнула дверь.
    — Милый, пора сделать перерыв! — Надо же, всего несколько часов не видела, а уже соскучилась до мурашек…
    И только потом сподобилась оглядеть собравшихся.
    Во главе чинно восседал правитель Угодий, мрачный и собранный. По обеим сторонам от него — Тенька и Крис, палачи. Здесь же толпилось еще несколько смутно знакомых колдунов. Но большинство мужчин, рассевшихся вокруг длинного прямоугольного стола, заваленного свитками, были Лизанде незнакомы. Больше того, колдунами они не являлись.
    — Как же ты вовремя, лягушонок, — скривился Крейр. Но все же поднялся и сердито чмокнул нареченную в лоб.
    Любопытные взгляды гостей десятком отравленных стрел вонзились в девушку.
    — Я прервала что-то важное?
    Ответить Крейр не успел. Один из гостей академически кашлянул, привлекая к себе внимание, поднялся и облек всеобщее любопытство в слова:
    — Что же вы, уважаемый правитель, не представите нам прекрасную девушку? Должен полагать, это ваша названая сестра сделалась такой красавицей? — И взгляд до того оценивающий, будто бы незнакомец в мыслях уже не только подсчитал приданое Ялиссы, но и распланировал, как им распорядится.
    Только с невестой прогадал.
    За что и удостоился прожигающего насквозь взгляда от Крейра и мимолетного — от Лизки. И ничего в нем особенного! Рост средний, внешность вполне заурядная, наверняка царевна завтра даже и не вспомнит смельчака. Ободренная такими мыслями, Лиза уже открыла было рот, чтобы разъяснить ситуацию, но напоролась на предостерегающий взгляд жениха и затихла в недоумении.
    Что-то здесь явно происходит…
    — Лизанда Заресская, моя невеста, — холодно изрек колдун, по-хозяйски приобняв нареченную за плечи. Выждал недолго, вглядываясь в лица собравшихся, после чего повернулся к девушке и совсем другим тоном продолжил: — Ничего ты не помешала, мы уже закончили.
    — Слышали? Аудиенция окончена. — Крис прошелестел алой мантией в сторону выхода и широко распахнул двери. — Правитель объявил свое решение.
    Вереница недовольных посетителей потянулась прочь с глаз правителя Темных Земель.
    — Тень, Крис, позаботьтесь, чтобы они сегодня же покинули Угодья, — озадачил подчиненных колдун, после чего устало опустился в кресло и усадил Лизу к себе на колени. — И не создавали проблем.
    Муж и жена отрывисто кивнули и тихонько прикрыли дверь с другой стороны.
    — Кто это был? — полюбопытствовала царевна, обняла жениха и принялась успокаивающе поглаживать напряженную спину.
    Мужчина скривился так выразительно, что без слов сделалось понятно — очередные неприятности. Давненько их не было!
    — Срочное посольство из Мариании, — соизволил раскрыть тайну государственной важности темный. — Совсем эти феерики страх потеряли! Их правитель и без того характер гадостный имел, а как женился, вообще с катушек слетел. А все потому что жена стерва попалась.
    — Ну а мы-то здесь при чем? — вполне резонно поинтересовалась Лизавета. А то его в нужное русло не направь — до вечера будешь слушать, что женщину допускать к власти нельзя. Так ведь и поссориться недолго!
    Не то чтобы Лизанда к этой самой власти стремилась… Но где были консервативные мысли Крейра, когда он составлял план обучения для будущей супруги?! История, международные и межрасовые отношения, несколько иностранных языков, тонкости этикета… Брр!
    — Совершенно ни при чем, — тряхнул темноволосой головой колдун. — Были, пока его драгоценная половина не положила глаз на Спящее озеро и несколько замков вокруг него. Теперь вот предлагают отдать по-хорошему. Продать в смысле или дать за Ялой в приданое. Их первый министр даже согласен на ней жениться.
    Это тот, который невзрачный весь? Лизка попыталась представить «жениха» рядом с красавицей Ялиссой и рассмеялась в голос.
    — А что, — Крейр верно уловил причину бурного веселья, — Ялка даже согласна. Обещала отравить сразу после обряда. Темные мы или погулять вышли?!

    Неслышной тенью царевна скользила по хитросплетению коридоров. В этот раз даже без магических ловушек обошлись. И хорошо! До свадьбы всего неделя осталась, глядишь, и не поредеет поголовье темных колдунов. Если глупостей делать не станут — у Крейра с этим строго.
    Изначально сие эпохальное событие еще на прошлую осень назначалось. Но провалилось с треском. Лизка до сих пор как вспомнит черное подвенечное платье, почему-то подозрительно похожее на саван, так нервным иканием и заходится. Да и колдуны оказались категорически не готовы несколько часов просидеть за одним столом с нормальными людьми и не напакостить. Бедных гостей потом с месяц по болотам и лесам отлавливали да местным аналогом валерьянки отпаивали.
    Короче, первый блин вышел комом.
    И только небо знает, каких трудов стоило Крейру заманить шокированных гостей на второй заход! Теперь часть дел Лизка взяла в свои руки, чтобы уж наверняка. Платье, меню, внешний вид духов, коим предстояло изображать прислугу и охрану, и даже воспитание отдельно взятых колдунов. Дел невпроворот! Хорошо, Тень и Ялисса помощь предложили, одной Лизавете в жизни бы не управиться.
    Наконец извилистый коридор уткнулся в тяжелую дубовую дверь.
    Лизка замедлила шаг, прислушиваясь, но ничего необычного не уловила и смело сунула нос внутрь.
    — Не помешаю?
    Картина, открывшаяся взгляду, казалась пугающей. Мрачный зал тускло освещают мерцающие свечи, в выдолбленном в каменном полу углублении горит огонь, а на огне весело булькает содержимым здоровенный котел. Только запах выбивается из общего антуража: вместо кисловатого зловония — пахнет мелиссой и еще чем-то терпким.
    — Входи скорее, — призывно махнула рукой Ялисса, словно фея крылышками, шелестя бледно-розовым платьем. Подняла взгляд от потрепанной книги, отбросила на спину надоедливую прядь иссиня-черных волос и сверкнула глазами-угольками.
    Как же, фея! Ведьма она и есть! Колдунья то есть.
    Лизанда мышкой проскользнула в лабораторию и плотно затворила за собой дверь.
    — Надеюсь, ты в курсе, что за тобой только что дух шел? — Яла чуть заметно сморщила нос.
    — Мердок… Наверное, Крейр приказал. — К осторожности суженого девушка давно привыкла, даже злиться не стала. Толку? Знает ведь, с кем живет.
    Колдунья пожала плечами, покосилась на дверь недобро, но продолжать разговор не стала.
    — Напитки к торжеству я отобрала. Попробуешь?
    На небольшом столике у дальней стены и впрямь толпились кувшины всех мастей.
    — Ага, — кивнула Лизка, даже шаг в указанную сторону сделала, но не заглянуть в призывно булькающий котел не смогла. — А это что? Свежий яд?
    — Ну тебя, почему сразу яд?! — Яла вроде бы даже обиделась. — Приворотное зелье!
    Глаза царевны весьма выразительно округлились.
    — И кто жертва?
    — Пока не определилась. — Почти родственница легкомысленно пожала плечами и наполнила два кубка пурпурного цвета жидкостью.
    А Лизка все продолжала принюхиваться к вареву. И ведь знала, с кем дело имеет! Но мысль о том, что Яла действительно вознамерилась кого-то опоить, укладываться в голове не желала категорически.
    — Тебя же совесть замучает!
    Аргумент вроде как. Особенно когда имеешь дело с темными, у которых совести нет по определению. Но попробовать-то стоило!
    — А совесть в доле, — весело хихикнула Яла и протянула гостье подземелья кубок. — Ей тоже внимания и ласки хочется. И вообще вы с Крейром меня вдохновили.
    Что тут возразишь! Вот и Лизка не нашлась. Да и пристроить Ялиссу в надежные руки было бы неплохо. Только где найти эти самые руки, которые надежны, когда кругом одни зловредные колдуны околачиваются?
    Проблема…
    — Это мне нравится… И вон то тоже. А в хрустальном графине что у нас?
    — А то, темно-красное, с добавлением моллиума, лучше в конце подавать. Уже через час даже самых крепких колдунов срубит. И никаких проблем!
    Дегустация в общем и целом прошла успешно. Ядов Лиза не выявила, несанкционированно добавленных ингредиентов — тоже. Да и идея усыпить гостей в конце торжества невесте определенно пришлась по душе. Никаких проблем — это очень даже хорошо. Жаль только в случае с колдунами почти нереализуемо…
    — Ты главное Крейру его не наливай, — хихикнула колдунья, — не то первая брачная ночь накроется!
    Лизанда ответила смущенной улыбкой и, как и полагается приличной девице местного розлива, немного зарделась. Сама-то царевна совсем не горела желанием соблюдать дедовские заветы — все же в другом мире воспитывалась, на идеях равенства полов, эмансипации и свободных отношений. Но вот Крейр… В общем, на грядущую первую брачную ночь Лизка возлагала большие надежды.
    — Ой, чуть не забыла… Я же посоветоваться с тобой хотела!
    — Та-а-ак… — Яла отставила кубок и заинтересованно подалась вперед. — Не можешь определиться с тем, что под платьем будет? Тут особо не заморачивайся, Крейр и без того на тебя как кот на сливки смотрит. Думаю, даже не заметит красоты.
    Теперь Лиза краснела от возмущения. Ага, как же! Разве что кот слишком воспитанный попался. Потому что в большинстве таких случаев если очень хочется, а нельзя, то автоматически становится можно!
    — Яла! — с притворной строгостью одернула подругу Лизавета. — Нет, тебе точно замуж надо, все мысли об одном. Я насчет подарка посоветоваться хотела.
    Колдунья заметно поскучнела, даже вновь заинтересовалась булькающим варевом.
    — А-а-а… Ну давай, советуйся.
    В прошлый раз оказалось вообще не до подобных мелочей. Времени было в обрез, свадьба готовилась впопыхах, подданные пакостили, гости истерили — какие уж тут подарки? Жених отделался комплектом фамильных драгоценностей, которые и без того должны были перейти во владение Лизаветы, невеста — сделанным на заказ кинжалом. На том и разошлись. В смысле пошли на второй заход.
    Но сейчас… Сейчас Лизанда всерьез вознамерилась наверстать упущенное. Да и идея подходящая в голову пришла.
    — Крейр не в ладах с наддами, — принялась разъяснять свою задумку царевна. — А призывать духов для каждого путешествия — это как-то слишком. Вот я и подумала, что неплохо бы перетащить сюда нескольких лошадей из мира, где я росла. Сама понимаешь, одной мне с таким не справиться…
    Несколько мгновений Яла молчала, задумчиво разглядывая Лизавету, после чего с опаской кивнула:
    — Могу попробовать, только сперва объясни, кто такие эти твои… лошади?
    Ближайшие несколько минут Лиза путано рассказывала колдунье про четвероногий транспорт, заодно и планами относительно разведения скакунов поделилась. В конце концов, как правительница Угодий, она должна заботиться о процветании своих земель. И вообще! Собак же Крейр разводит. А тут еще и прибыль неплохая, если все сложится хорошо.
    Ялисса слушала внимательно, под конец воодушевленной речи в темных глазах колдуньи даже заинтересованный блеск появился.
    — Ладно, так и быть, я в деле, — хлопнула в ладоши темная и принялась нервно кружить по лаборатории. — Только с Крейром сама договариваешься. И в качестве платы за услугу устраиваешь мне экскурсию по параллельному миру — я ведь в жизни, кроме этого дома и ближайших окрестностей, и не видела ничего. Согласна?
    — Заметано! — И Лизка с радостным визгом повисла на шее помощницы.

    — Госпожа?
    Девушка резко остановилась и вскинула руки, приготовившись нейтрализовать очередное летящее в нее проклятие. Благо за минувший год она наловчилась делать это осознанно и без последствий в виде полного энергетического истощения.
    Но ожидаемой вспышки не последовало. Из тьмы коридора выскользнула высокая фигура в свободном одеянии. И никому из колдунов она явно не принадлежала.
    — Мердок! Фу, напугал. Я же так поседею, а мне нельзя, у меня свадьба на носу!
    Видеть колеблющееся лицо духа царевна не могла, но готова была поклясться, что по тонким и почти незримым чертам пробежала улыбка. И сейчас же растаяла, сменившись привычным отстраненным выражением.
    — Вам пойдет быть блондинкой.
    — Скажешь тоже, — отмахнулась Лизавета и подавила зевок. Время уже позднее, а на завтра у нее великие дела запланированы. А еще Крейра уговаривать…
    Сонные мысли разогнала рука темного духа, холодом окутавшая узкую ладошку царевны.
    — Идемте, я провожу вас до покоев, — галантно предложил поименованный Мердоком. — Опасно здесь впотьмах бродить. Я пока ждал, троих колдунов обезвредил.
    Стоп! Лизка удивленно округлила глаза. Призванный дух? Обезвредил колдунов? Это что-то новенькое.
    Хотя… Его же сам Крейр подчинил. Наверное, естественно, что этот Мердок на порядок сильнее других духов. Во всяком случае, именно этим успокаивала себя Лизанда.
    — А я думала, он тебя уже освободил. — Лизка потянулась сонно и спрятала еще один зевок.
    Странно, но держать за руку духа оказалось даже приятно. Прохладная и чуть пульсирующая ладонь крепко сжимала ее собственную руку, а на особенно темных поворотах Мердок неизменно выбивался вперед, дабы заслонить собой, в случае надобности, будущую правительницу Угодий.
    В общем, пока шли до заветной двери, Лизка сделала для себя один вывод: завтра же велит не экономить на освещении! Им-то, колдунам, что, а она девушка беззащитная, любой обидеть может.
    — Кто? — не сразу понял дух.
    — Да Крейр же!
    Последовала короткая пауза…
    — А… Так он и освободил, еще когда посольство отбыло. Вот сейчас удостоверюсь в вашей сохранности — и сразу в родное измерение.
    На этом они как раз уткнулись в дверь хозяйской спальни, и Лизка, коротко кивнув на прощание, поспешила скрыться за оной. Приятно, конечно, когда тебя оберегают. Так, глядишь, и с обретением темного дара проблем не возникнет. Давно бы уже пора…
    И прямо с ходу очутилась в крепких объятиях.
    — Наконец-то. — Шею обожгло горячим дыханием, а следом за ним — поцелуем. — Я уж думал идти отбивать тебя у очередного ненормального.
    Ненадолго прижалась щекой к груди жениха и замерла, наслаждаясь близостью. Тепло, спокойно, и по телу растекается сладкая истома… Так бы и простояла всю жизнь!
    Что ж, очень скоро это желание осуществится. Осталось совсем немного потерпеть.
    — Мы с Ялой завтра собираемся на Землю. — Пришлось все же отстраниться и начать раздеваться. Глаза просто слипались, а голову так и клонило к подушке. — Она экскурсию хочет, да и засиделась я что-то. Пора бы развеяться.
    Вот, и почти даже не соврала! А капелька недосказанности ей сейчас простительна: подарок ведь должен стать сюрпризом.
    — Нет.
    Голос колдуна прозвучал до того холодно и резко, что руки царевны, как раз сражающиеся с завязками коротенькой ночнушки, замерли в воздухе. Лиза уже и забыла, каким категоричным может быть ее суженый.
    — Крейр!!!
    Нет, ну правда! Она ведь не терьер на поводке, дрессировке поддается плохо, команды и вовсе не исполняет. Ладно, одну, ту, которая горизонтальная, воплотила бы с удовольствием, так от него же не дождешься…
    — Я всю жизнь Крейр, и что? — Мужчина приблизился к ней почти вплотную и насмешливо сверкнул темными глазами, отчего Лизанда окончательно запуталась в желаниях. Не то обнять, не то сорочку натянуть так, чтобы коленки закрывала? Хотя последнее трудновоплотимо, есть риск выставить напоказ кое-что другое…
    — Злыдень ты! — обиделась царевна. Правда, в основном из-за того, что прийти к консенсусу с неразумной собой не удалось.
    Колдун скептически хмыкнул:
    — Это подразумевалось, но в данном конкретном случае о тебе же забочусь. — Теплые пальцы мягко подцепили подбородок девушки, вынуждая ее посмотреть в любимые глаза. — Пойми, лягушонок, сейчас не лучшее время для прогулок по мирам. Пока обряд не проведен и с даром ничего не ясно, ты особенно уязвима.
    И взгляд такой серьезный-серьезный.
    Выбора не осталось. Девушка вздохнула разочарованно и нехотя кивнула. По всему видно, подарок будет еще большим сюрпризом, чем изначально планировалось. Лизка себя даже сказочной героиней почувствовала, коей надобно пойти за тридевять земель, дабы раздобыть что-то очень ценное и нужное.
    — Вот и умница. — Темный легко поцеловал будущую жену в макушку, после чего подхватил ее на руки и устроил среди подушек и одеял.
    Легкое дуновение ветерка — и свечи погасли, погрузив спальню в бархатистый мрак.
    — Какие планы на завтра? — как бы между прочим поинтересовалась коварная злоумышленница, пока ничего не подозревающий колдун забирался под одеяло.
    Игра теней, или он действительно выглядит усталым и озабоченным? Лизка внимательно вглядывалась в смуглое лицо, борясь с желанием коснуться его и разгладить морщинки недовольства. Не одной ей предстоящее торжество всю душу вымотало!
    — Переход, — выдал правитель Угодий ничего не значащее для иномирной невесты слово. — На ритуал уйдет весь день, так что будь предельно осторожна и не скучай, ладно?
    Ундина покладисто кивнула, хотя осторожность уже предполагала тоску смертную, и спрятала улыбку в темноте. Вот и расчудесненько, задуманной хитрости ничто не помешает!
    Поддавшись порыву и хорошему настроению, придвинулась ближе и потянулась к жениху за поцелуем. Вдохнула терпкий мужской запах, зарылась пальцами в короткие темные пряди и… вместо губ коснулась ртом холодного уха.
    — Вот зар-р-раза! — в это самое ухо и зарычала, даже легонько кусанула от обиды.
    Всегда он так!
    — Спи уже, квакушечка, — посмеиваясь, отстранился непробиваемый жених. — Потерпи, ждать всего несколько дней осталось.
    Ну вот что на это возразишь?
    — Ква! — окончательно оскорбилась девушка и показала язык ехидно подмигивающей звездами темноте.

ГЛАВА 2
Прогулка в параллельный мир

    Заловили беглянок у самого портала.
    — Подчинить не смогу, все силы на двойной телепорт ушли, — с тоской констатировала Ялисса, обозревая Мердока.
    Воплощенный в человеческое обличье дух лениво подпирал плечом дверной косяк и вроде бы даже улыбался. За последнее никто из девушек ручаться не мог: капюшон мешал.
    Лизка удрученно вздохнула и обратила на темную фигуру полный мольбы взгляд.
    — Опять в охране?
    Если так, то с мечтами о побеге можно сразу прощаться. А как все хорошо начиналось! Соскучившаяся по привычным с детства местам девушка весь день распланировала. А Яла? Столько хотелось ей показать-рассказать! Ради такого случая привычная к платьям колдунья даже влезла в Лизкины джинсы, долго кривила нос, глядя на желтую майку с мультяшным котенком, но в итоге согласилась и на нее. Правда, битый час не понимала, на кой ей нужна сумочка и почему нести ее нужно самой и нельзя тому же духу отдать.
    И тут такой красивый облом!
    Только зареветь с досады и осталось.
    — Не поверите, госпожа, — в голосе призванного слышались по-доброму насмешливые нотки, — чисто случайно мимо проходил.
    Царевна и в самом деле не поверила. Но спорить не стала, предпочтя дождаться, что же дальше скажет дух.
    — А тут, гляжу, такой симпатичный портал. Дай, думаю, внутрь загляну… И что же я там вижу? Параллельный мир! — Непроницаемый капюшон опустился на плечи, открывая смуглое, сияющее детским возбуждением лицо.
    Лизавете даже пришлось себе напомнить, что оно, скорее всего, лишь копия кого-то, виденного Мердоком прежде. И Яле тоже — уж слишком живой интерес отразился в глазах темной.
    — Духи приворотных зелий не пьют, — не смогла удержаться и не подколоть подругу счастливая невеста, на что та только гневно поджала пухлые губки.
    А воплощенный меж тем дошел до основного.
    — Крейр не в курсе, ведь так? — Насупленное молчание было принято за знак согласия. — Тогда решено: я иду с вами! Должен же кто-то отвечать за безопасность первых дам Темных Земель.
    Если не придираться, все сказанное духом смотрелось более чем логично. Исключая разве что отсутствие приказа охранять… Так что, пошептавшись минутку для приличия, девушки дружно кивнули, потребовали от спутника обещания молчать и не выдавать, и, подхватив его с обеих сторон под руки, все вместе шагнули в переливающийся портал.
    — Ух ты! — взвизгнула Яла восторженно и тут же ткнула пальцем с длинным заостренным ноготком в ближайшую многоэтажку. — А кто там живет?
    Пришлось Лизке подробно разъяснять подруге азы иномирного существования.
    До конезавода добирались на обычной маршрутке, от которой колдунья пришла в такой восторг, что уже на второй остановке предложила Лизке вытолкать на фиг всех пассажиров вместе с водителем и запихнуть «эту дивную карету» в портал. Вот Крейр обрадуется!
    А потом еще долго не понимала, почему ее саму едва не высадили и к какому такому психиатру они как раз едут, по словам Лизанды. В общем, это путешествие надолго запомнить должны не только сами девушки, но и водитель, и основная масса попутчиков, имевших неосторожность толкнуть или наступить на ногу странного вида черноглазой девушке.
    — Прокляну! — рыкнула колдунья на дородную тетку, пытавшуюся через нее передать деньги за проезд. Та вся как-то скукожилась, кажется, даже похудела, но моментально отстала.
    — Вставай, ведьма, выходим, — хихикнула Лизка и выбралась вслед за подругой из душного нутра чуть было не угнанной в параллельный мир маршрутки.
    Позади раздался слаженный вздох теток, обставленных пухлыми торбами. Судя по размерам последних, с утра их владелицы уже успели смотаться на рынок и теперь, обсуждая сплетни и изредка переругиваясь, разъезжались по близлежащим селам и деревням. В чьей-то корзине радостно взмяукнул большой черный кот, тоже счастливый избавиться от общества колдуньи.
    — Интересно тут у вас, — заключила темная. — Только в пространстве совсем не чувствуется силы.
    — Откуда бы ей здесь взяться? Мир-то технический! — пожал плечами Мердок и уверенно увлек девушек на тропинку, уходящую от остановки в глубь призывно шелестящего листвой леса.
    К слову сказать, на его собственный облик отсутствие так необходимой магическим существам энергии не влияло никоим образом. Яла с непривычки ходила вся бледная, будто бы это она являлась духом и теперь теряла осязаемую оболочку, а этому хоть бы хны!
    На то, чтобы разжиться свадебным подарком, ушло добрых полдня. Приобрести его Лиза решила самым надежным и честным способом — купить. А для этого требовались деньги, и немалые, ради чего вся троица и отправилась в ближайший ломбард.
    Нет, грабить его никто не собирался, хоть Яла и предлагала! Тут очень кстати оказалось присутствие Мердока, который попросту заморочил еще сонного с утра работника. Рыжеватый паренек как ни в чем не бывало принял кожаный мешочек с крупными золотыми монетами, скользнул по странным посетителям невидящим взглядом и отсчитал нужную сумму. Полдела сделано!
    С заводчиками тоже договаривался дух, и если верить их деревянным лицам, методы Мердок использовал те же. Но никто особо и не возражал — обе девушки так хотели поскорее перейти к развлекательной части вылазки в параллельный мир, что готовы были спустить темному спутнику что угодно. Ну почти что угодно…
    В итоге собственностью Лизанды стала пара почти еще жеребят неприметной коричневой масти. На самом деле девушке жутко понравились совсем другие, белоснежный и черная как смоль, но это было уже слишком. Разве что потом, когда эти обживутся, для собственного удовольствия можно будет купить кого-нибудь… умопомрачительного!
    — Ты хоть ездить-то умеешь? — шепотом спросила Яла, недоверчиво поглядывая на пегую изящную лошадку. Животное отвечало колдунье полной взаимностью.
    — В детстве пару лет занималась, — пожала плечами Лизавета. Притом чувство у нее было такое, словно целая вечность минула с тех пор. — Думаю, справлюсь как-нибудь.
    Уговорились с заводчиками о дне, когда нужно будет забрать «товар», отдали залог и с чистой совестью отправились покорять незнакомый мир. Для большей части компании незнакомый.
    На обратном пути в город Яла вела себя на удивление мирно и умудрилась не шокировать никого из окружающих, даже не проклясть. Да что там, даже не угрожала! Выбравшись из маршрутки, Лиза первым делом свернула в знакомый с детства двор и минут десять, стоя под кустом белой сирени, наблюдала, как прогуливается с коляской мама Галя.
    Быть узнанной царевна не боялась, золотая рыбка знает свое дело хорошо. Да и изменилась Лизка сильно, с тех пор как полноценной ундиной сделалась.
    — Куда пойдем? — Колдунья дернула ее за рукав, возвращая в реальность.
    — В парк, потом поедим где-нибудь, пробежимся по магазинам, а вечером — в клуб. — Не то чтобы Лизавете самой очень хотелось всего этого, но разочаровывать подругу было жалко. Да и соскучилась она по родным местам, чего уж греха таить!
    На том и порешили.
    Ближайшие часа два гуляли в парке и катались на каруселях. Лизку переполнял знакомый с детства восторг, Яла от подруги не отставала, и только дух, которого девушки неизменно таскали с собой на каждый аттракцион, едва из физической оболочки не выпал от их слаженного визга.
    — И чего орать, я же поймаю, если вдруг оборвется что, — на полном серьезе сообщил он, когда неразлучная троица выбралась из-за очередного красочного ограждения.
    Девушки переглянулись и понимающе хихикнули.
    — Ничего-то ты не смыслишь в развлечениях, — вынесла воплощенному приговор колдунья.
    Комнаты смеха и страха, планетарий и тир Мердока тоже вдохновили мало. Правда, галантный дух все же «пристрелил» для подуставшей уже царевны плюшевого щенка, но на этом подвиги его и закончились.
    — Помнится, кто-то там заикался о еде? — окинул спутниц непроницаемым взором Мердок и сформулировал вопрос более понятно: — Что у нас на обед?
    Лизка заозиралась по сторонам в поисках подходящей кафешки.
    — Ты хочешь есть?! — А вот Яла вытаращилась на воплощенного так, будто видела его впервые.
    Только тот ничего и никому разъяснять даже не подумал.
    — А чего тут такого? — Мердок пожал плечами, улыбнулся чуть смущенно и сам увлек девушек в сторону открытого кафе под желтым навесом.
    Во избежание конфуза выбирала и заказывала еду сама Лизавета. Сперва глаз упал на красочные коробочки с лапшой и морепродуктами под каким-то там соусом (вредно, но вкусно же!), но сущность ундины изволила воспротивиться. В итоге девушку так скрутило, что добрых десять минут отдышаться не могла.
    А когда оклемалась, четко поняла, что в происшедшем есть своя логика. И в самом деле, ненормальная она, что ли, есть собственных подданных!
    Посему пришлось остановиться на пицце и охлажденной газировке.
    Потом гуляли по городу, Лизка рассказывала спутникам о самых интересных местах да и просто забавные истории из своей прошлой жизни. Было так странно разъяснять удивленно таращащей глаза Яле вещи, которые, казалось, знаешь всю жизнь. Про светофоры и подземные переходы, виды транспорта, бумажные деньги и прочее, прочее, прочее. Наверное, точно так же чувствовал себя Крейр, когда она только-только появилась в его жизни и совершенно не ориентировалась в реалиях полусказочного мира.
    Вечером Лизка потащила вяло сопротивляющегося Мердока и воодушевленную Ялу знакомиться с ночной жизнью немагического города. Клуб специально выбрала самый пафосный из всех, что знала!
    — А эти почему под дверью стоят? — Колдунья покосилась на галдящую толпу у входа.
    — Фейс-контроль не прошли… Идем!
    — Что-о?.. — Яла встала как вкопанная и с еще большим интересом стала разглядывать неудачливых искателей развлечений.
    — Чуда ждут, говорю, — отмахнулась Лизавета и, крепко ухватив подругу за руку, уверенно врезалась в толпу.
    Только иномирная гостья сдаваться не собиралась…
    — Чуда? — блеснула глазами Ялисса. — Да легко! Сейчас устрою, — и, вырвавшись из Лизкиной хватки, подняла руки для какого-то своего темноколдовского пасса.
    Но сей благой порыв был на корню задушен Мердоком, который в мгновение ока оказался рядом и сгреб не в меру активную девушку в охапку. Будто в распахнутые объятия бросился, даже поцеловать исхитрился.
    — Ух ты! — тут же отреагировала темная. — Никогда раньше не целовалась с духами… А ты ничего!
    Оцененный по достоинству обитатель оборотной стороны Грани особой радости по поводу ее замечания не проявил.
    — Полегче, госпожа Ялисса, не забывайте, что меня вроде как не существует, — холодно улыбнулся дух. — А одно только ваше появление — уже достаточное чудо для этих. Идемте!
    И Лиза, облегченно выдохнув, вновь устремилась ко входу.
    — Думаешь, нас пустят? — догнала ее Яла.
    Царевна гордо расправила плечи.
    — Абсолютная удача, еще ни разу не подводила, — и весело подмигнула без нескольких дней родственнице. — Эти двое со мной. — Последнее высказывание уже было адресовано шкафоподобному охраннику у двери.
    Но сегодня, видимо, везучесть взяла выходной.
    Нет, пропустили всех троих без вопросов, будто бы даже не заметили. А в блестящем хромированной мебелью холле…
    — Лизок, ты, что ли?!
    Оборачивалась царевна медленно… чтобы тут же закружиться в пищаще-обнимающем вихре двух подружек-студенток.
    — Поговаривали, ты без вести пропала…
    — Правда? — И вид максимально невинный.
    — Из института отчислилась, даже не попрощалась.
    — А Верка замуж вышла!
    — А Лерка с Витькой встречается, веришь?
    Под непринужденный щебет двух первых сплетниц Лизкиной давно уже бывшей группы вся компания перезнакомилась (причем Ялисса внезапно превратилась в Алису, а Мердок — в Макса) и отправилась на танцпол.
    Звучало что-то жутко модное, как водится, о любви. И тем не менее композиция на удивление плавная и приятная. Поэтому когда Мердок протянул Лизке руку, спасая ее (и себя заодно) от пристального внимания двух любопытных, царевна приняла приглашение с радостью.
    И закружилась в танце, заключенная в кольцо сильных рук.
    В какой-то момент девушке даже пришлось напомнить себе, что руки эти ненастоящие, воплощенные, как и все остальное. Помог нарисованный в воображении образ жениха. Сердце тут же дрогнуло, по спине пробежали трепетные мурашки, и жуть как захотелось поскорее перенестись в Угодья. Обнять, прижаться…
    — Любишь его? — Потусторонний словно прочитал мысли девушки.
    — Да, — без всяких сомнений отозвалась Лиза.
    Вот когда с тоской вспомнишь иномирные танцы с их хитрыми движениями, резкими поворотами и сменой партнеров. Здесь же приходилось практически топтаться, обнявшись, в группе точно таких же танцующих. Разноцветные огни играли на лице духа яркими бликами, делая его слишком земным и реальным.
    — Каково это? — не желал отставать Мердок.
    — Что именно?
    Порождение тьмы затихло на время, мучительно подбирая слова.
    — Чувствовать. Когда тебе не все равно. Любить… И бояться потерять.
    Поддавшись порыву, Лизанда приподнялась на цыпочки и коснулась прохладной и неестественно гладкой щеки. И очень четко поняла: он не понимает, что значит быть живым.
    Разве такое объяснишь?
    — Тепло, — улыбнулась девушка и отняла руку.
    Вроде бы Мердок хотел сказать что-то еще, но рядом появилась Яла, на которой буквально висел незнакомый светловолосый парень. А за ней, буравя колдунью завистливыми взглядами, маячили Машка с Дашкой, те самые институтские подружки Лизаветы.
    — Что грустим? — перекрикивая музыку, вопросила Ялисса и послала обворожительную улыбку внезапно образовавшемуся кавалеру.
    На оценку ситуации Лизке хватило нескольких секунд.
    — Признавайся — что он пил?
    Темная моментально сделала самый честный вид, на который только оказалась способна. Даже обиженный слегка.
    — Всего-то пару коктейлей! И я вместе с ним.
    Последнее, кстати, было очень даже заметно.
    — А в коктейле? — заломила бровь царевна.
    Устоять под ее напором Яла не смогла.
    — То самое…
    Дальше последовала шипящая нотация на тему поведения в чужом мире, еще несколько зажигательных танцев, болтовня с девчонками и пара коктейлей для самой Лизаветы. Уходить не хотелось, но мимолетный взгляд на часы живо напомнил, что все хорошее и веселое имеет свойство заканчиваться в самый неподходящий момент.
    — Пора. — Лиза осторожно тронула подругу за руку, вынуждая ее оторваться от очередного воздыхателя.
    Это сколько же она приворотного с собой приволокла?!
    Сопротивляться Яла не стала и покорно побрела на выход.
    — Как думаешь, Крейр нас хватился?
    Вряд ли. Лиза с почти полной уверенностью покачала головой и увлекла спутников к ближайшему темному закоулку.
    — Крейр занят, у него какой-то там Переход.
    — Что-о?! — Яла резко остановилась и с негодованием взглянула на довольную и уставшую подругу. — Переход! И ты покинула Угодья в такой момент?!
    Лизавета на всякий случай заблаговременно устыдилась, но все же спросила:
    — А что, нельзя было?
    — И она еще спрашивает! — От негодования у Ялиссы даже коктейли выветрились.
    Вид царевны сделался еще более пришибленным. Это гадостное чувство, когда вроде бы и понимаешь, что виноват, а вот в чем — ни в зуб ногой.
    С трудностями перевода помог справиться Мердок.
    — Госпожа Ялисса, не будем забывать, что царевна не так давно среди колдунов. Соответственно многие тонкости вашей жизни ей пока еще неизвестны.
    Что, кстати, было чистой правдой, и Яла не могла этого не признать.
    — Ладно, идем уже, по дороге растолкую.
    Безлюдный темный двор нашелся быстро. Внимательно огляделись, не смотрит ли кто из окна, но вроде бы кругом было тихо. Яла подцепила утренний след и легко восстановила портал.
    Все трое скрылись в сияющей вспышке и уже мгновение спустя обнаружили себя в подземелье дома Крейра. Третий уровень, если уж совсем точно.
    — Ты уже знаешь, что темный дар в нашем мире самый сильный, — начала колдунья.
    Лизка скептично хмыкнула и скрыла улыбку. Естественно, кто же тебя еще похвалит, если не сам!
    О том же думал и воплощенный.
    — Только воинам этого не говори, не то обидятся, — и весело подмигнул спутницам.
    Но его замечание темная проигнорировала.
    — Так вот, есть у нас одно большое и очень гадостное «но». Этот дар время от времени приходится подтверждать.
    — Как это? — заинтересовалась Лизанда. И очень вовремя — ей ведь тоже в скором времени предстоит стать колдуньей. Вот и хорошо бы выяснить кой-какие подробности.
    — Очень просто, — скривилась Яла. — Нужно отправиться за Грань и подчинить одного из духов. Справишься — будешь жить и станешь сильнее, а на нет и суда нет. Понимаешь теперь, почему темный народ в нашем мире самый малочисленный?
    Царевна поняла. И очень живо себе представила…
    — Крейр!!!
    Объятая ужасом, хотела было рвануть со всех ног к жениху, но вовремя сообразила, что понятия не имеет, где у них эти самые Переходы проводят. Может быть, в одном из бесконечных подземелий Угодий есть дверь, которая ведет прямо за Грань?
    Лизка вцепилась затравленным взглядом в Ялу.
    — Да не трясись ты так, он колдун опытный, не раз к духам ходил. Другое дело, что в прежние разы с ним Дирсен был… Но думаю, все прошло хорошо. Главная опасность состояла в том, чтобы подданные наши ничего не начудили в отсутствие правителя. Однако вроде пока тихо.
    Под успокаивающую болтовню подруги Лиза даже не заметила, как испарился в неизвестном направлении дух, а сама она оказалась у двери покоев, которые уже год делила с суженым.
    — Крейр!
    Царевна напрочь забыла и про подругу, и про всяческие развлечения и рванула к жениху. Только об одном думать могла: хоть бы с ним все было в порядке!
    — По какому поводу паника?
    Колдун — целый и невредимый! — обнаружился в кресле. Серый от усталости, он склонился вбок, водрузил локоть на мягкий подлокотник и подпер им подбородок. В мутных глазах сквозило опустошение. Разве что бледные губы дрогнули в улыбке при появлении суженой.
    — Смысла спрашивать, как все прошло, нет?
    — Ну я же здесь…
    — Это да, — протянула девушка многозначительно и, не справившись с чувствами, напала на жениха с объятиями.
    Колдун благодарно засопел ей в шею, а через пару минут и вовсе усадил к себе на колени и обнял в ответ.
    — Лягушечка моя… Хм. Лиз, а чем это от тебя пахнет?
    Другим миром?
    Царевна настороженно затихла, судорожно прикидывая про себя, чем бы его отвлечь. Как назло, в голову лезло исключительно неприличное. И провальное!
    — Без понятия, целый день у Ялы в лаборатории проторчала. Мы варили приворотное зелье и дегустировали напитки к свадебному банкету.
    Черные брови заинтересованно приподнялись.
    — Надеюсь, в исполнении моей названой сестры это не одно и то же?
    Но можно смело выдыхать, он позволил увести разговор в сторону.
    — Обижаешь! Я там все попробовала!
    — Вот это меня и настораживает.
    Во избежание дальнейших пререканий Крейр сгреб руку суженой, перевернул ладошкой кверху. Теплый, немного шершавый палец ласково обвел линию жизни… линию сердца… Губы мягко коснулись каждого пальчика.
    Царевна таяла. Закрыла глаза и полностью отдалась пьянящим ощущениям. Откинула голову к нему на плечо, когда по шее заскользили мягкие губы, оставляя за собой вереницу мурашек. Вцепилась в короткие гладкие пряди, притягивая его ближе, не желая отпускать.
    Забыла! Про твердолобость упрямого жениха и старомодные правила, которым уже даже в этом мире никто не следовал. Знала, что все будет как обычно: раздразнит только. Но и об этом с радостью забыла.
    Только выгибалась соблазнительно и прижималась все теснее.
    Все оборвалось как обычно.
    — Лизка! — перекрывая сладостный звон в ушах, до сознания долетел резкий голос. — Я ведь тоже не железный!
    Ундина подавила разочарованный вздох. Повезло с женихом, ничего не скажешь…
    Теперь бы еще дрожь как-то унять.
    — А какой? Деревянный?
    Ответом было нечто среднее между рычанием и шипением. Уже кое-что. Лизка даже подумала, что надо бы чаще его к духам отправлять, он тогда такой… неуравновешенный… И, улыбаясь своим исключительно неприличным мыслям, демонстративно скрылась в купальне.

ГЛАВА 3
Темная свадьба, или О приворотах и их последствиях

    Хорошо ночью в Угодьях, тихо.
    Рядом размеренно дышит суженый, прижимаясь несильно, в окно тихо скребется кривая ветка. Зловеще немного, да Лизка успела привыкнуть, даже полюбить звуки спящего дома.
    Где-то далеко провыл одинокий волк. Оборотень? Еще дальше, у самого океана, наверное, что-то плеснуло. И серебристый свет, бледной дымкой разлившийся по спальне, испуганно дрогнул.
    А встать и задернуть шторы было попросту лень.
    Ш-ш-ш-ш-ш… По каменным плитам пола прошелестели тяжелые юбки. Кому там не спится в поздний час? Показалось?
    — Лизка? Ли-и-изочка!
    Царевна осторожно сняла тяжелую руку колдуна со своей талии и, стараясь шуметь как можно меньше, на цыпочках прокралась к двери. Только бы не заскрипела!
    — Яла? Ты чего не спишь?
    Дверь не подвела.
    Лизанда оглянулась на спящего колдуна, умиленно улыбнулась расслабленному выражению лица суженого и выпала в коридор.
    — У меня там… проблема… — Ялисса выглядела испуганной и почему-то виноватой.
    Ох, не к добру… У царевны даже под ложечкой засосало от дурного предчувствия.
    — Что случилось?
    — Идем покажу. — И, не дожидаясь согласия, колдунья подхватила ундину под руку и увлекла в сплетение коридоров, уводя на нижний уровень.
    Шли быстро и потому совсем недолго. Только босые ноги Лизки все равно успели замерзнуть, что, само собой, хорошего настроения царевне не добавляло.
    И очень скоро очутились у двери покоев колдуньи.
    — Ты только не сердись, ладно? — Ялисса просительно посмотрела на Лизанду и распахнула дверь.
    О, это было трудно!
    — Ялка, ты что наделала?! — задохнулась от негодования Лиза.
    Светловолосый парень — тот самый, из клуба — в розовом интерьере, изобилующем рюшами и подушечками всех форм и размеров, смотрелся комично. В голову Лизаветы невольно закрались крамольные мысли. Еще и напомаженные мужчины в женских одеждах почему-то вспомнились…
    — Это не я! — пискнула в свое оправдание любительница приворотного зелья.
    — Ми-и-и-илая… — с блаженной улыбкой протянул иномирец. Но глаза его оставались совершенно безучастными.
    Девушки испуганно переглянулись. Яла так и вовсе придушенно пискнула, сжатая в крепких объятиях.
    — Вот как знала, что добром это не кончится, — посетовала Лиза.
    Щеки колдуньи залил румянец, что для нее уже являлось событием из ряда вон выходящим.
    — Мое зелье должно было подействовать совсем не так! Не так сильно… И обратимо! А в итоге он за нами пролез в портал и… вот. — Яла развела руками и на всякий случай уточнила: — Уже несколько часов!
    Дела… Лизка еще раз оглядела обнявшуюся парочку и в задумчивости поджала губы.
    — А сколько, говоришь, действует твое зелье?
    Вид у колдуньи сделался совсем жалким.
    — Две недели!
    — Поздравляю, подруга, ты их запомнишь надолго!
    Дальше дружно искали ответ на сакраментальный вопрос: что делать? То есть девушки искали, а иномирный гость восхищался объектом внезапно проснувшегося чувства. То здесь обнимет, то там поцелует и на скрип зубов злобной колдуньи не обращает совершенно никакого внимания.
    Лизавете была очень по душе идея пойти и честно рассказать все Крейру. Влетит, конечно, но он умный и сильный и наверняка знает, как надо поступить. То есть надо было вообще никуда не ходить, но теперь уже поздно. И срочно требуется подходящий выход из щекотливой ситуации.
    — А может, его обратно в портал?
    Принудительно влюбленный сделал вид до того обиженный, что Лизка чуть не расхохоталась.
    — Нельзя, — покачала головой царевна. — Он же теперь от нас не отвяжется.
    — Правильно, не отвяжусь, — подхватил блондин. — Ялочка, я же люблю тебя, — и подтвердил свои слова фанатичным блеском в глазах.
    Девушки слаженно вздохнули. Похоже, дело серьезно!
    — Вот именно, — склонила голову набок Лиза. — А нам через три дня за подарком возвращаться. Да и бесчеловечно это…
    Мастерица приворотов засопела протестующе, но с возражениями не нашлась.
    — И что ты предлагаешь?
    Ундина задумалась:
    — А есть у вас маги с таким даром, чтобы память стереть могли? И вообще навести порядок в голове?
    — Есть, но не у нас. Сама понимаешь…
    Лизка понимала отлично. Кто же согласится с темными бок о бок жить! Вон даже менталисты сбежали!
    И сама она сейчас очень хотела последовать их примеру.
    — Тогда план такой: до свадьбы ты его прячешь, а потом я с Жаном поговорю, он теперь почти царь, должен что-нибудь придумать. И не смотри на меня так, сама виновата! Продержишься три дня?
    Ялисса вздохнула мученически и кивнула.
    — Поздравляю, милый, — обернулась Лизка к блондину. — Ты попал! Смотри, не обижай мне его. — Это она уже подруге. Хихикнула и направилась к двери. Теперь ей здесь делать нечего.
    — Использую по максимуму! — в тон ей отозвалась колдунья.
    А Лизке почему-то подумалось, что использовать парня будут совсем не так, как ему мечтается.

    Предсвадебные дни прошли в суете. Рано утром царевна отправлялась в забег по учителям, модисткам, поварам и прочим очень нужным в праздничных делах личностям и только поздней ночью возвращалась обратно в покои. Сил доставало разве только на то, чтобы суженого поцеловать и улечься поудобнее.
    Зато к вечеру последнего дня столько дел переделала! Манеры и правила поведения на свадьбе усвоила, клятву зазубрила, меню проверила и лично продегустировала, десять ядов нейтрализовала, напитки еще раз попробовала, план рассадки гостей утвердила. И прочее, прочее, прочее.
    И сейчас с восторгом в глазах взирала на роскошное платье цвета бирюзы с золотыми нитями. Красота! Без слов ясно, что она ундина.
    — Госпожа, вы нарушите все существующие традиции, — пискнула миниатюрная фея-портниха и недовольно взмахнула прозрачными крылышками.
    Ах да, традиции… Лизанда окинула взглядом строгое черное платье, сохранившееся еще с первой попытки, и кисло скривилась. Подумаешь!
    — Крейр в курсе.
    Точнее, завтра будет, когда все собственными глазами увидит. Но этого лучше вслух не говорить, иначе феечек коллективный инфаркт хватит.
    Царевну одарили несколькими изумленными взглядами, но от комментариев воздержались. Не посмели. Невеста правителя темных колдунов многим внушала трепетный ужас, и феи не были исключением.
    Дальше последовала примерка, щедро сдобренная восхищенными вздохами портних. Лизавета и сама с замиранием сердца вглядывалась в большое зеркало в бронзовой оправе, силясь отыскать в отражении черты той прежней себя. Но тщетно. В молодой ундине от земной студентки разве что воспоминания остались, да их обычным глазом не увидишь.
    Странно, как девчонки по ту сторону портала узнали? С пробуждением силы, доставшейся от матери, изменилось все — от фигуры, которая вдруг обзавелась аппетитными формами, до цвета глаз, сверкавших синими искрами. И на коже теперь золотистый загар красовался, несмотря на то что солнце не желало посещать колдовские Угодья даже летом.
    — Просто чудо как хороша! — раздалось позади восхищенное.
    Лизка согласно кивнула и только потом обернулась.
    — Лули! Ты что здесь делаешь?!
    Золотая рыбка обиженно сморщила носик.
    — Я — твоя сваха. Как можно было забыть?!
    Действительно, такое не забывают. Лиза приветственно обняла подругу матери и, отстранившись, принялась выпутываться из платья.
    — Да помню я, помню. А три желания подаришь?
    Лицо Луилит сделалось серьезным и золотистые глаза глубокими-глубокими.
    — А надо?
    — Спрашиваешь! Забыла, с кем я живу?
    Рыбка-сваха опять скривилась — колдунов она не жаловала. Один Крейр являлся счастливым исключением и постоянно подвергался «ненавязчивым» таким уговорам перебраться в Подводное царство. Ради такого дела бабка с дедом Лизанды даже одно из морей будущему зятю предлагали, но темный держался, аки кремень.
    — Будешь жаловаться — к вам перееду!
    Угроза выглядела более чем серьезно.
    — Опасно. Темные — народ ушлый, зажарят еще.
    По известным причинам гости в Угодьях случались редко, поэтому по случаю приезда Лули организовали совместный ужин для всех обитателей дома. Кого-то со стороны позвать Крейр не рискнул: будет чудо, если темные хотя бы день свадьбы без пакостей продержатся, а вот собрать домочадцев виделось вполне безопасным.
    Лизанда проводила гостью к ее месту, неуловимо коснулась губами щеки суженого, кивнула невесть как затесавшимся в ближайший круг Теньке с Крисом и удивленно воззрилась на Мердока.
    — А он что здесь делает?! — Вопрос все-таки был адресован колдуну.
    Не то чтобы царевна возражала, просто странно это все…
    — Сейчас или вообще? — уточнил темный.
    Девушка выразительно зарычала. Духи знают с кем жить приходится!
    — Сейчас — ужинает, а вообще — ближайшие два дня играет роль начальника стражи.
    Что же, это вполне разумно. Чтобы справиться с ошалевшими колдунами, одних палачей недостаточно, тут сильный дух нужен. Придя к такому выводу, Лизка заметно успокоилась и наконец заняла свое место по левую руку от жениха.
    — А эти приборы для кого? — заинтересованно кивнула в сторону двух пока еще свободных мест, снабженных всем необходимым.
    То есть понятно, что один для Ялы, а второй…
    — А это Ялисса себе даму-компаньонку завела, — пояснил Крейр.
    Показалось или Мердок действительно подмигнул? Пока Лизавета обдумывала этот вопрос, в столовой изволила появиться колдунья с… кхм, компаньонкой. Вот тут Лизка искренне возрадовалась, что еще не успела начать жевать, не то точно бы подавилась!
    — Это что такое? — выдохнула ошарашенно, даже о присутствующих свидетелях в нехилом таком количестве забыла.
    Спору нет, владеть силой колдовской хорошо, просто замечательно. Один только вопрос терзал царевну: почему, ну вот почему столь ценный ресурс достается личностям, у которых мозги с рождения набекрень?!
    Приворожила. Ладно уж, сделанного не воротишь. О том, как это недоразумение влюбленное в портал пролезло, — вообще отдельный разговор. Но ведь попросила же сидеть и не высовываться! Зачем было обряжать это чудо в женское платье, мазюкать косметикой и тащить за стол?!
    Или, думает, не заметно, как на нее «дама» пялится?
    — Что-что… — пожала плечами темная. — Дань моде!
    Лизке в срочном порядке захотелось схватиться за голову, а лучше постучаться оной об стол.
    — Милая, не расстраивайся, — не пропустил перемены в состоянии невесты Крейр. — Хочешь, мы и тебе такую наймем? Только недели через две, потому что в самое ближайшее время нам никто третий не понадобится.
    Тенфьяль с Крисом обменялись понимающими взглядами. Лули так и вовсе просияла. Ну вот как тут не покраснеть?!
    На языке вертелось колкое замечание, что, мол, найми, милый, и вместо короны рога будешь носить, но Лиза его стоически проглотила. Не тот у нее милый, чтобы такими угрозами разбрасываться. Тут без жертв не обойдется.
    Первое время ужин тек своим чередом. Крейр с Мердоком и палачами обсуждал оставшиеся приготовления к торжеству, Лизка расспрашивала сваху, как там мать с отцом, да и о других узнать было интересно. Порталы Крейр, конечно, открыл, верный своему слову, да только времени, чтобы воспользоваться одним из них и перенестись в Заресье или в Подводное, у Лизы почти не было. То учителя обучают, то колдуны похищают!
    — Да нормально все, — махнула вилкой рыбка. — У Алиссы с Константином дело к свадьбе идет, только эти два барана упертых все никак решить не могут, в чьем царстве жить. Льяна с Вьяриком у матери гостят, там тоже, кажется, порядок. Рус отбывает ссылку, а Мьянти его ждет. Вот такие дела, — и отправила в рот кусочек золотистой оленины.
    И вот тут произошло страшное.
    Захваченная новостями, девушка не сразу заметила, что над столом уже которую минуту висит напряженная тишина. А когда сориентировалась…
    — Яла, — правитель Угодий вонзил в родственницу острый взгляд, — а что это твоя дама на тебя такими влюбленными глазами смотрит?
    Темная аж поперхнулась!
    — Тебе кажется!
    Но в Крейре уже проснулся блюститель нравов.
    — А тебя как звать, недоразумение?
    Иномирец затравленно огляделся в поисках какого-нибудь другого недоразумения, но, увы, обломалось. А вот Яла решила взять огонь на себя и уже открыла рот, чтобы ответить, но…
    — Молчать! — осадил ее грозный рык.
    Пришлось послушно захлопнуть рот.
    — Итак? Я все еще жду ответа…
    — Вася… — проблеяла «дама» совсем не женским голоском.
    — В следующий раз выберу немого, — печально вздохнула темная.
    Царевна с рыбкой, духом и палачами честно пытались сохранять серьезные лица. Получалось плохо.
    — Следующего раза не будет, — холодно бросил колдун. — Лули, проверь, как далеко все зашло. Боюсь, другую сваху прямо сейчас мне взять неоткуда. И сразу же после торжества займусь поиском подходящего зятя!
    Это было слишком даже на Лизкин любящий взгляд, о чем она и попыталась сообщить колдуну. Кто бы еще послушал!
    — А меня ты спросил?! — взвилась названая сестра.
    — Это не требуется. Как брат и опекун, я имею право принять любое решение. — Темный остался непреклонен.
    — Тиран! Деспот! Сатрап!
    И это не подействовало.
    — Любящий брат.
    Не найдя что возразить, Ялисса зашипела разъяренной коброй и, шурша юбками, унеслась в подземелья.
    — И с ним разберитесь, — непонятно кому бросил колдун, после чего тоже удалился.

    Свадебное утро отличалось от всех предыдущих разве что шириной зевков да нервной дрожью, которая начала бить Лизку, стоило только той выбраться из-под одеяла. Вот и настал заветный день!
    Вспомнив одну из земных традиций, Лиза отправила суженого ночевать в кабинет, а сама полночи ворочалась с боку на бок. Отвыкла за год спать в одиночестве. Предыдущая же половина темного времени суток ушла на то, чтобы проконтролировать, как именно Лули расколдует и вернет в родное измерение несчастного Васю, которого злой колдун поминутно порывался отдать Теньке с Крисом на растерзание.
    После чего Лизавета обзавелась в памяти зарубкой: никогда, ни при каких обстоятельствах, ни для каких целей даже не пытаться вызвать в колдуне ревность. Чревато!
    Стук в дверь раздался как раз тогда, когда девушка допивала вторую чашку кофе.
    — Открыто! — крикнула Лизка, ожидая увидеть феечек с платьем.
    Но пред заспанные очи будущей правительницы предстал кое-кто другой.
    — Позволите, госпожа?
    — Мердок?!
    Дух, воплощенный в привычное уже обличье, осторожно прикрыл за собой дверь.
    — Ты уверена?
    И Лизка замерла, утонула в черных омутах-провалах его глаз. Точно в ледяную бездну ухнула!
    «Не существует! Его даже не существует!!!» — билась на краю сознания испуганная мысль.
    — Да.
    Наваждение рассеялось, будто бы и не было его.
    Крейр проверял невесту?
    — А ты имеешь что-то против? — Слова слетели с языка прежде, чем Лиза успела сообразить, что именно она несет. Мердок — дух! Осязаемый, невероятно сильный, почти живой, но… всегда останется это «почти». Ему нет дела до человеческих судеб. Не должно быть!
    Но воплощенный молчал. Долго, напряженно. Лиза уже решила, что он вообще не собирается отвечать, когда потусторонний все же заговорил:
    — Если бы не Крейр…
    — Меня бы вообще не было в этом мире! — порывисто выпалила царевна и яростно сверкнула глазами в подтверждение своих слов.
    — Понятно. Тогда возражений не имею. Вот, возьми, — и протянул девушке плоскую бархатную коробочку, в каких обычно хранят драгоценности. — Будь счастлива!
    Вот он был — а вот его и след простыл! Только в воздухе сизая дымка витает, но и она скоро рассеялась.
    Лиза осторожно приподняла крышку и улыбнулась водяному надду. Тот сверкнул в ответ сапфировым глазом. Полное взаимопонимание! Царевна поразмыслила минутку и решила прикрепить подаренную брошь к подвенечному платью.
    — Луилит собирается проводить обряд при всех гостях, — пропыхтела Яла, врываясь к невесте. — Прямо в бальном зале, ты представляешь?!
    Царевна представила. И равнодушно пожала плечами. Ну и что?
    — Главное, чтобы в результате ее манипуляций мы с Крейром стали мужем и женой. А то знаю я эту оторву!
    — И не говори! Сказала, если зрителей будет мало, даже плавником не пошевелит.
    Угроза будущую правительницу Угодий не впечатлила совершенно. Как же, отвертится она! Крейр ей тогда так чем-нибудь пошевелит, что даже повышенная везучесть не убережет!
    Как и обещала, Яла взяла на себя заботу о том, что должно находиться под платьем невесты. И теперь счастливица задумчиво обозревала крошечный полупрозрачный комплект.
    — Даже немного жаль, что никто, кроме Крейра, красоты не увидит, — опечалилась колдунья, пока Лизанда впихивала вышеозначенную красоту в полупрозрачные лоскутки.
    — Предлагаешь устроить дефиле перед гостями?
    — Убьет. Точно убьет! Но идея хорошая…
    На что Лизка только головой покачала. Прав Крейр, кое-кому пора замуж. Срочно!
    Появились портнихи с результатом трудов своих, и следующие часа два погрязли в бесконечных охах и вздохах, перемежающихся с редким попискиванием мучаемой царевны. Лизка уже десять раз пожалеть успела, что затеяла масштабное торжество. Да тони оно все в тихом омуте! Надо было провести обряд в узком кругу да жить себе спокойно. Так нет же, веселья ей захотелось! Или приключений на одну из выпуклых частей тела.
    Время от времени раздавался стук в дверь. Сперва Славка вихрем залетела, закружила подругу в объятиях, осыпала золотистой пылью и, счастливая, ускакала делиться хорошим настроением с остальными гостями. Потом дед с бабкой пожаловали с поздравлениями и наставлениями, а следом за ними тетка. В общем, к тому светлому мигу, когда настала пора выходить, Лизка уже удивлялась, что до сих пор жива и цела, а не задушена в очередных объятиях и не разорвана на части любящими родственниками и друзьями.
    — Крейр только что спустился, — заглянула в покои невесты Тенфьяль. — Можно выходить.
    Лизка отрывисто кивнула и бросила контрольный взгляд в зеркало. Хороша! Просто чудо как хороша! Правда, образ разодетой ундины, окутанной облачком прозрачной вуали, у воспитанной в техническом мире девушки больше ассоциировался с маскарадом, но главное ведь настроение! А оно было самое что ни на есть бракосочетательное. Вот как глаза блестят!
    Только что хвост от волнения не отрастает.
    Взгляд помимо воли углубился в зазеркалье, туда, где горкой были сложены подарки. Картина от Славки с Жаном, набор ядов с подробной инструкцией, кого чем не травить (ибо все равно не подействует), от Ялы, подвесная люлька от родителей, какой-то прожорливый цветок с труднопроизносимым названием, который как раз дожевал простыню и перешел к занавеске, — это от Кариши. Еще были дротики, смоченные снотворным, от Теньки, разного рода книги от учителей — и так, по мелочи.
    Как донесла разведка в лице снующих туда-обратно дам, в покоях, где ночевал Крейр, высится точно такая же горка. А в холле сложены подарки от подданных, но их Мердок закрыл силовым полем и запретил приближаться к этому месту даже колдунам. Мало ли чего они там надарили!
    — Ну идем уже, хватит любоваться! — Яла при активной поддержке фей оттащила Лизавету от зеркала и направила к двери.
    Дрожа от волнения, Лизка даже не заметила, как промелькнули многочисленные коридоры. Только в начале лестницы опомнилась.
    — Тиш-ш-ш!
    Феечки мгновенно замерли, казалось, даже дышать перестали.
    — Что? — удивленно оглянулась на подругу Ялисса.
    Пришлось схватить ее за платье, потому что колдунья уже начала спускаться.
    — Вниз посмотри.
    У подножия лестницы, в холле, сверкающем черным мрамором, происходила встреча века. Константин и Алисса медленно двигались навстречу друг другу с разных концов огромного помещения. Впившись один в другого взглядами и вроде бы даже не дыша. Словно невидимая нить натянулась между мужчиной и женщиной, с каждым мигом становилась все короче и влекла пару друг к другу.
    Завораживающее зрелище…
    — Мы опаздываем, — шипяще напомнила Яла.
    — Не порть момента!
    Само собой, это далеко не первая встреча родителей за год, но присутствовать при других Лизке не довелось. А тут все так красиво… Волшебно. Вот так бы и любовалась до вечера.
    Царевне даже подумалось — а не попросить ли Лули под шумок и их соединить? Глядишь, и с вопросом совместного проживания быстрее определятся.
    Сошлись ровно по центру, даже слаженного вздоха восторженных зрительниц не услышали. С нежностью взялись за руки и…
    — Где же это видано, совсем засмущали ребенка! — золотистым облаком выплыла в холл рыбка. — Немедленно прекратить разврат! Вот поженитесь — тогда и будете обжиматься. А то знаю я вас, потом новую дочь по мирам искать придется…
    Влюбленные, словно ошпаренные, отскочили друг от друга. Потом спешно вспомнили о своем возрасте, напустили на себя степенно-царственные виды и устремились к дочери с распростертыми объятиями.
    Под свахино ворчание все перездоровались, переобнимались и прошли в бальный зал.
    — Удачи, — шепнула Алисса и ласково поправила волосы дочери, черным покрывалом укутавшие блестящие золотистой пыльцой плечи. — Берегите друг друга.
    Лизка кивнула, всхлипнула и в сопровождении отца приблизилась к жениху.
    Колдун выглядел взбудораженным. Лизанда скользнула сияющим взглядом по черному бархату костюма, идеально сидящего на худощавой фигуре, и улыбнулась самыми уголками губ. Суженый ответил ей тем же и протянул букетик серебристо-фиолетовых цветов.
    Несколько коротких шажков — и впереди возвышается золоченый алтарь. Сейчас начнется! Лизка инстинктивно вцепилась в руку Крейра, переплетя свои дрожащие пальцы с его.
    — Думай о том, что случится вечером, — дразняще шепнул Крейр, щекоча дыханием ухо девушки.
    Гости затаили дыхание. Луилит с мерцающим золотым покрывалом в руках медленно приближалась к алтарю.
    Откуда взялись ароматные свечи и тихая, приятная музыка, никто так и не понял. И слова, которые мурлыкала себе под нос золотая рыбка, вряд ли кто разобрал. Но краем глаза Лизка заприметила, что некоторые из гостей взялись за руки и обменялись полными трепетной нежности улыбками.
    Ох и прибавится же у кого-то работы после этой церемонии!
    Рука Крейра бережно сжала ладошку Лизанды, и пара двинулась вслед за свахой вокруг алтаря. Тепло близости суженого действовало успокаивающе, сознание того, что злой и страшный колдун волнуется не меньше нее самой, — пьянило. Лизавета даже задумала подразнить жениха, но подходящих слов подыскать не успела.
    Сознание заволок густой золотистый туман.
    И в тот же миг Луилит прикрыла головы жениха и невесты покрывалом.
    Царевне уже доводилось присутствовать на обрядах соединения половинок, поэтому она знала, что покрывало волшебное. Сейчас гости увидят сияние, золотыми лучиками пробивающееся из-под полотна, рыбка освободит их, украсит запястья золотыми браслетами, и все дружно усядутся за праздничные столы.
    Но, как оказалось, с обратной стороны сверкающего полога все видится немного иначе.
    Никакого света — только непроглядная темнота. Сердце сжалось от страха и… одиночества? Крошечной искоркой девушка стремилась вперед, разрывая мрак. Летела, искала, пока далеко впереди не забрезжил точно такой же огонек. Он!
    Теплые губы мягко коснулись виска.
    — Солнышко мое… Лягушонок!
    — Я тоже тебя люблю, — чуть слышно прошептала царевна, щурясь от яркого света.
    Скрывающее нареченных покрывало соскользнуло, позволяя почти супругам обозреть умиленные лица гостей.
    Запястья коснулся холодок, щелкнул крошечный замочек, Лули шепнула заветные, только свахе ведомые слова. И хоть в этом мире и не была традиционной фраза «Поцелуйте невесту!», Крейр сгреб новоиспеченную правительницу Угодий в объятия и припал к ее губам.
    Зрители испустили слаженный вздох, а кое-кто даже последовал примеру новобрачных.
    — Немедленно прекратить безобразие! — вознегодовала сваха. Но ее никто не послушал. — Люди… и все остальные… мне же завидно!!!
    Вот на этой высокой во всех смыслах ноте празднество и переместилось за богато накрытые столы.
    Градом посыпались тосты и поздравления с пожеланиями долгих лет счастливой жизни, скорейшего прибавления в темном семействе и дальше по списку. Знакомые с земными традициями, Жан со Славкой дружно вопили «Горько!». Остальные поначалу не понимали, но потом тоже вошли в раж.
    Атмосфера в бальном зале воцарилась самая что ни на есть безумная.
    Только к вечеру стало чуть спокойнее. Гости частично умаялись, частично упились, а третьей частью расползлись в неизвестном направлении. Вот повезет кому-то ближайшие несколько дней их по Угодьям отлавливать и по родным пенатам депортировать! Лизавета до сих пор содрогалась, вспоминая прошлый опыт.
    Впрочем, ей-то что? Крейр обещал, что ближайшую неделю они оба будут недоступны для окружающего мира. И девушка даже могла предположить, что послужит тому причиной…
    — Кто это? — Лизка уложила гудящую голову на плечо к жениху и указала взглядом на первого же неизвестного гостя. То есть проскальзывало в облике худощавого блондина что-то знакомое, но царевна готова была поклясться, что прежде парня не встречала. А вот соседствующий с предметом интереса мужчинка как-то заходил к Крейру. Только когда и зачем, Лизка припомнить не могла.
    Темный проследил за взглядом жены.
    — Правитель Мариании. Брат твоего Жана, кстати.
    Ундина так и подпрыгнула.
    — Ты его пригласил?!
    — А что? Помнится, это ты настаивала на добрососедских отношениях.
    Было дело. Только Лизка имела в виду не подлого обидчика друзей, а нормальных соседей.
    — А этот? — перевела взгляд на обрюзгшего мужика в деловом костюме с маленькой, подозрительно похожей на лягушачью, головой.
    — Президент Жабьего Банка. И по слухам, сердечный друг твоей тетки. — Крейр весело подмигнул прильнувшей к нему жене.
    Таким макаром Лизка со всеми гостями перезнакомилась. Крейр мягко обнимал ее за плечи и ласково нашептывал в ушко забавные истории из жизни правителей и их ближайшего окружения. Еще и целовать успевал, и обещать неприличное. Лизка так и лучилась счастьем.
    — Свадебный торт везут! — заорал кто-то глазастый.
    Лизка мгновенно оживилась, залпом допила оставшееся в бокале шампанское и устремила взгляд к распахнутой двери.
    — Вот мрак, сбежать не успели! — Реакция колдуна оказалась прямо противоположной. — Пошли, пока не поздно!
    Но Лизанда даже не подумала шелохнуться.
    — Куда? Я люблю сладкое!
    — Это тебе не понравится. Идем!
    — Почему?!
    — Просто поверь мне. Идем же!
    Поздно! В поле зрения медленно, точно смущаясь, появился обсуждаемый шедевр кондитерской мысли. Нет, совсем не трехэтажное великолепие, щедро украшенное кремовыми цветочками. А глыба, облитая черным шоколадом, на вершине которой красовались жених с невестой. То есть, наверное, уже муж с женой, судя по полному отсутствию на фигурках одежды.
    Рассматривать подробности Лизавета постеснялась. И без того щеки огнем горят!
    — Старинная традиция, — смущенно пожал плечами Крейр.
    — Но я заказывала совсем другой! — вознегодовала Лизка. Впрочем, быстро сориентировалась в ситуации. — А, к черту! Милый, скажи, что знаешь способ слинять отсюда прямо сейчас.
    Конечно же, как истинный темный, Крейр такой способ знал.
    — В спальню? — уточнил на всякий случай, предвкушающе сверкая черными глазами.
    — Нет, на псарню, — обломала все надежды любимого Лизавета.

    — Закрой глаза. И не подглядывай!
    — Как ты себе это представляешь? — вяло отбивался колдун.
    Ладонь царевны проворно пробралась под бархатный камзол и мягко погладила обтянутую рубашкой грудь.
    — Прекрасно представляю! Я же только что вышла замуж за самого сильного мага Темных Земель.
    Редко Крейр удостаивался подобного комплимента — все больше его колдуном величали. Ради такого стоило постараться.
    Ослепительная вспышка — и начищенная до блеска обувь ступила на усыпанный соломой земляной пол.
    — Теперь можно смотреть?
    — Рано, — таинственно мурлыкнула девушка.
    Колдун забеспокоился:
    — Что ты задумала?
    Царевна спрятала хитрую улыбку и взяла суженого за руку. Первый же беглый огляд помещения показал, что Мердок с возложенной на него секретной миссией по доставке свадебного подарка жениху из одного мира в другой справился безукоризненно. Жеребята были на месте, выглядели спокойными и даже сытыми. Ай да дух!
    — Можешь открыть глаза, — разрешила новоиспеченная повелительница Угодий, и муж осторожно последовал ее совету.
    Прищурился недоверчиво, окинул настороженным взором переминающийся с копыта на копыто транспорт.
    — Лиз, это то, о чем я подумал?
    Ундина на всякий случай попятилась. Что это вдруг так неуютно сделалось? Кем-кем, а грозной властительницей колдунов она себя в тот момент уж точно не чувствовала.
    — Свадебный подарок! Ты ведь подумал о нем, так?
    По губам темного расползлась нехорошая усмешка. Судя по всему, это значит «нет». Крейр шагнул в сторону молодой супруги — Лизка вновь попятилась.
    — Куда же ты, лягушонок? — невинно осведомился мужчина. Еще шаг. — Неужто не хочешь узнать, какие мысли посетили мою голову?
    Царевна энергично затрясла головой. Как ни странно, подобного желания она не ощущала. Да и природное любопытство куда-то запропастилось в самый неподходящий момент…
    — Лучше скажи: «Спасибо, милая, замечательные лошадки!» — и перейдем к следующей части программы.
    Спина прижалась к холодной брусчатой стене. Лизка оглянулась затравленно, грозно сверкнула на злосчастную помеху очами и замерла, прерывисто дыша.
    Крейр тоже остановился.
    — Той, что брачной ночью называется?
    — Вообще-то я имела в виду подарок невесте, — честно призналась Лизавета. Но, заприметив, как вновь сузились темные глаза, спешно пошла на попятный: — Но твой вариант тоже ничего.
    Оставшееся расстояние Крейр преодолел одним прыжком. Лизанда тихо айкнула и уже в следующий миг обнаружила себя висящей на плече мужа.
    — В общем-то идея неплоха, — сообщил правитель Угодий, открывая портал. — Может, что и получится. Но исполнение… Лиз, ты когда успела?
    Пришлось каяться.
    Лица благоверного Лизавета видеть не могла, но, судя по тому, как придерживающая ее конечность сжалась, буквально пригвоздив ношу к плечу, колдун был в шоке. Еще и портал кривой вышел — их буквально вышвырнуло в Лизкину кучу подарков. Да болезненно так! Провинившаяся кое-как приняла сидячее положение, отфыркалась и, обнаружив перед собой перекошенное лицо колдуна, пришла к выводу, что первая брачная ночь уже не задалась.
    Что же дальше-то будет?!
    — Надзирателя приставлю, — рыкнул Крейр и властно притянул к себе суженую. Отказываться от долгожданного удовольствия лишь потому, что царевна набедокурить изволила, он явно не собирался.
    И Лиза с энтузиазмом поддержала его порыв.
    Выгнулась, обнимая, прильнула всем телом, стремясь оказаться как можно ближе, запрокинула голову, жадно ловя ставший вдруг раскаленным воздух. Руки колдуна настойчиво скользили по девичьему телу, пока через ткань подвенечного платья.
    — И когда только переодеться успела? — без особого интереса вопросил Крейр, обозрел разваленную кучу подарков, на которых они изволили возлежать, после чего подхватил жену на руки и шагнул к кровати.
    Поначалу Лизка всерьез собиралась сказать про платье, но близость любимого дурманила, тело звенело от возбуждения, а вероятность очередного облома в самый интересный момент волей-неволей заставляла быть осторожной. Да и замутненный проснувшейся страстью взгляд выхватил аккуратно разложенное на кресле черное платье. То самое, традиционное.
    Вот и ладненько. Имеет же девушка право на маленький секрет!
    Меж тем царевну опустили на прохладные простыни, да так и оставили.
    — Имей в виду, если ты сейчас сбежишь — я за себя не ручаюсь! — предупредила Лиза колдуна, который как раз уверенно зашагал к двери.
    — Ни за что, лягушечка моя, — усмехнулся Крейр и щелкнул замком. Еще и щеколду опустил на всякий случай: от этих темных ведь всего ожидать можно.
    Лизавета блаженно откинулась на подушки и улыбнулась. Жена… Даже не верится как-то.
    Наконец-то свершилось! А сейчас и еще кое-что произойдет, не менее желанное и долгожданное. Если говорить начистоту, воспитанная в техногенном мире Лиза довольно легко относилась к близости между мужчиной и женщиной, если двое влюблены и счастливы. А тут даже не влюбленность, а самая что ни на есть настоящая любовь, которая большая и светлая. Так стоило ли целый год тянуть? Но Крейр посчитал, что так надо, и сейчас Лизавета даже была ему благодарна за волшебство момента.
    Жена… Как странно и непривычно. Но чудесно и… правильно?
    — Иди ко мне. — Лиза протянула руки, не желая дольше ждать.
    Камзол составил компанию черному платью. Крейр ослабил ворот рубахи, закатал рукава, взял с каминной полки бутылку шампанского и бокалы и присоединился к Лизавете.
    — За правящую пару Темных Угодий, да не ослушаются нас духи! — выдал пафосное и отсалютовал дражайшей половине бокалом.
    Лизка чуть шампанским не подавилась. Нашел за что пить, перед тем как…
    — За то, чтобы мой любимый супруг ничего не напутал ввиду долгого… хм, активного сопротивления, — свредничала новоявленная властительница колдунов (а что, ей теперь по статусу положено!) и сделала щедрый глоток.
    — Вот же нахалка, — умилился темный и с самым зверским видом рванулся к ехидно улыбающейся женушке, но та опять все по-своему сделала. Поймала мужчину в объятия, коснулась легким поцелуем и прошептала на ухо:
    — Разожги камин, а то меня уже трясти начинает.
    — Поверь, лягушонок, это не от холода, — заметил Крейр, но просьбу суженой выполнил.
    Из-под полуопущенных век Лизанда наблюдала за действиями нареченного. Почему-то вдруг захотелось на минутку-другую отсрочить заветный момент, насладиться предвкушением, прочувствовать. Ведь после этой ночи все будет совсем по-другому!
    Голова, тяжелая от взбудораженных мыслей и выпитого шампанского, сама собой склонилась к подушке. Веки смежились окончательно.
    «Пожалуй, последний бокал был уже лишним. Он меня убьет!» — пронеслись в голове заполошные думки, быстро сменившиеся желанием, чтобы кто-нибудь добрый ослабил корсет, а лучше вообще избавил ее от ставшего вдруг тесным платья. А потом и вовсе уставшее за день сознание вернуло царевну в ту ночь, когда она впервые очутилась в родном мире.
    Только теперь это было всего лишь приятным сном.

    Раннее утро сизой дымкой проникало в покои. Лиза нехотя шевельнулась, потерлась щекой о плечо спящего рядом мужа, нахмурилась, проснулась. Моргнула недоуменно… А почему это плечо новобрачного все еще обтянуто рубашкой?!
    На всякий случай сунула нос под тонкое летнее одеяло и заинтересованно обозрела прозрачный итог Ялкиных поисков. Перевела взгляд на хмурое лицо колдуна, будто бы мужчина полночи не спал. Зато сама Лизавета ощущала себя бодрой и выспавшейся…
    И о-очень виноватой!
    — Это же надо было собственную брачную ночь проспать!
    Царевна стрелой вылетела из-под одеяла, метнулась в купальню и принялась спешно наводить марафет. Мужья же народ нервный, еще испугается с утра пораньше — и все, первое брачное утро можно будет смело вычеркивать из памяти вместе с предшествующей ему ночью! А у Лизки на оставшиеся пару часов до завтрака большие планы.
    Осторожно притворив за собой дверь, вернулась в спальню и вновь забралась в постель. Колдун дышал ровно, из чего можно сделать единственный вывод — спит. Губы девушки тронула умиленная улыбка.
    — Счастье мое…
    Отказать себе в удовольствии оказалось выше Лизкиных сил, и ундина потянулась к мужу. Зарылась пальцами в растрепанные со сна волосы, которые заметно отросли за год и делали Крейра еще больше похожим на деда, осыпала легкими поцелуями лицо и толкнула любимого на спину.
    А сама беззастенчиво устроилась на его груди, продолжая ласкаться к сонному колдуну.
    — Бесстыжая, — проворчал темный, помогая Лизке устроиться поудобнее, и крепко обхватил за талию, дабы не возникло соблазна никуда деться. — Что ты делаешь?
    Это руки царевны справились с рубашкой и уплыли под одеяло.
    — Мм? — не пожелала прерывать увлекательного исследования Лизавета. — Не даю пропасть зря первому брачному утру, а заодно заглаживаю вину.
    Идея мужу определенно пришлась по душе. Темный согласно хмыкнул, резко перевернулся, подминая девушку под себя, и прижался губами к ее шее, ловя бьющуюся голубую жилку.
    — Приготовься раскаиваться долго и с удовольствием…
    Лиза блаженно растеклась по подушкам и прошептала что-то настолько же многообещающее. И мир потонул в черных глазах потянувшегося за поцелуем колдуна.

ГЛАВА 4
Свадебное путешествие

    — А ты мне что подаришь? — жадно сверкнула глазками Лизка, обводя тонким пальчиком чуть проступающие кубики на животе мужа. Воином Крейр не был, потому царевна немало удивилась, когда пару часов назад обнаружила, что у худощавого на вид колдуна, оказывается, есть на что посмотреть. И что пощупать тоже имеется. И как это она раньше не сделала сего занимательного открытия?
    Темный шумно сглотнул и перехватил наглую конечность. Разговаривать на отвлеченные темы при таком отвлекающем факторе было весьма затруднительно.
    — Вариант «себя в бессрочное пользование» не рассматривается?
    — Дудки! — возмутилась счастливая супруга и, когда колдун страдальчески вздохнул (мол, так я и знал), добавила: — У-у, жадина!
    Теперь уже Крейру пришлось в срочном порядке переключать внимание драгоценной половины на что-то другое.
    — Скоро тебя ждет первый Переход. — Он ласково погладил ундину по волосам, после чего ладонь как бы невзначай соскользнула на обнаженную спину да там и обосновалась. — Я сделал все, что от меня зависело, и очень вероятно, что отцовский дар удастся сохранить.
    Новость правда была важной и приятной, так что Лиза порывисто поцеловала колдуна в щеку и сменила гнев на милость.
    — Так и быть, засчитаю за подарок. А когда точно?
    — Ну этого тебе никакой прорицатель не предскажет.
    Особенно если учесть, что этих прорицателей, как и прочих магически одаренных и очень нужных в быту личностей, в Темных Угодьях отродясь не водилось.
    — Все у вас, колдунов, не как у людей!
    На что Крейр согласно хмыкнул и весело щелкнул суженую по носу.
    — Ну что, квакушечка моя, позавтракаем — и в путь?
    И прежде чем Лизавета начнет возражать, выскользнул из-под одеяла и утопал в купальню. — М? Ну и что это было? — вопросила царевна в пустоту.

    Пустота отреагировала полным пофигизмом, что уже радовало. Значит, домашние о существовании новобрачных на этот день забыли, и срочные дела государственной важности в ворота Столицы не ломятся. Уже хорошо.
    Царевна моргнула раз, другой и, сообразив, что единственный человек, который может ей хоть что-нибудь объяснить, только что бессовестно дезертировал, понеслась догонять наглеца.
    Притом в самом буквальном смысле: вплавь, еще и с хвостом. Только брызги в стороны полетели!
    — Ай! Утопишь ведь! — взмолился наконец колдун, уворачиваясь от очередного захвата плавучей супруги.
    — Темный ты человек! Мы, ундины, так размножаемся, — и плеснула сверкающим в свете волшебных светильников хвостом по воде.
    С первого же дня в доме правителя Угодий купальня с внушительных размеров бассейном, сделанным под небольшое озеро, стала любимым Лизкиным местом во всех Темных Землях. Фиолетовый и сиреневый цвета придавали комнате совершенно волшебный вид. Плавающие над головой светильники походили на особенно крупные звезды. А личное озеро, в котором можно отрастить хвост и подурачиться вволю, — вообще предел мечтаний каждой уважающей себя ундины!
    — Лиз, вы так слугами обзаводитесь, а я тебе муж.
    И то правда.
    В общем, ловить беглеца Лизанда не раздумала, но энтузиазма как-то поубавилось. Или это колдун проворнее оказался?
    — Немедленно признавайся, куда лыжи навострил, и, может быть, я тебя пощажу… — Как всякая женщина, Лизка решила оставить последнее слово за собой.
    Крейр на всякий случай отплыл подальше и довольно улыбнулся, любуясь на плещущуюся в воде и жутко счастливую жену.
    — Не я, а мы, Лизонька. Заканчивай с водными процедурами, мы едем в свадебное путешествие!
    Избавление от переливающегося всеми цветами радуги хвоста заняло некоторое время, поэтому Лиза догнала мужа уже в столовой. Подозрительно пустынной, учитывая, сколько народу должно ошиваться где-то поблизости.
    — А где все? — поинтересовалась на всякий случай царевна.
    Не то чтобы ей не хватало компании одного Крейра. Хватало, и с лихвой, да и видеть никого не хотелось. И вообще еще неделю имеет полное право! Но вокруг темные шастают, а для них, как известно, ничего святого нет. Вдруг уже прибили кого? Похитили с целью выкупа? Или себе, для опытов?
    В общем, на душе было волнительно.
    — Крис с Тенью и Яла с Мердоком уже занимаются транспортировкой гостей по домам, — поделился новостями колдун, поглощая яичницу с беконом и потягивая носом в сторону испускающего дивный аромат кофейника. — Расслабься, Лиз, все в порядке!
    В такое чудо верилось с трудом, но Крейр в обмане еще ни разу замечен не был. Посему Лизка радостно чмокнула мужа в нос и тоже принялась за завтрак.
    — Ты уже передумал насчет жениха?
    Темный недоуменно моргнул:
    — Какого?
    Вот тут царевна прикусила язык. Подставлять подругу, напоминая ее официальному опекуну о данном сгоряча обещании, не хотелось. А Крейр и забыл уже! С другой стороны, он Ялу искренне любит и зла названой сестре не сделает. А ту давно пора в надежные руки пристраивать, она сама об этом в последнее время частенько заговаривает…
    — Ты собирался сегодня утром найти Ялке мужа, — хихикнула Лизавета и скосила на суженого веселый взгляд.
    — Ах это… Вот вернусь — тогда и займусь поиском подходящей кандидатуры. В темном семействе ведь не каждый приживется, сама знаешь.
    Теперь странное чувство под названием «Я не поняла, что это вообще было?!» посетило саму Лизавету.
    — А что тут искать? Поговорил бы с Лули…
    — Если бы все было так просто! — вздохнул правитель Угодий. — У Ялы нет истинной пары, это еще Дирсен проверял.
    Лизавета поджала губы и надолго ушла в свои мысли. Что же за мир-то такой?! Волшебный! На первый взгляд просто сказка. У каждого какой-то талант особый имеется, свой собственный, уникальный. Магия кругом, чудеса сплошные. Половинки опять же. Никаких тебе браков по расчету или родительскому указу. Красота, живи и радуйся.
    А на поверку что? С даром все сложно. Лизка как подумает, что ей придется с духами общаться, — хоть сейчас готова в самый глубокий омут нырнуть и хвостом прикрыться. Аж жуть берет! Идеально подходящие друг другу пары вообще в последнее время смотрятся скорее исключением из правил…
    И Ялиссу жалко, вот просто до слез.
    — Ну что ты, лягушонок. — Заметив ее состояние, Крейр придвинулся ближе и внимательно вгляделся в дорогие глаза. Теплые, карие, а в последнее время еще и с сине-зелеными искрами, точно брызги морские. — Помнишь, я тебе рассказывал, как один из моих предков на свахе женился? С тех пор мы вообще народ проклятый и собственными парами обладаем редко. Не вешай нос, прорвемся! Лучше спроси меня — куда мы на медовый месяц поедем?
    Царевна тягостно вздохнула и заставила себя все-таки вспомнить, что она только первый день жена. И пресловутая половинка, в которые Лизка и не верила никогда, не мечтала даже, у нее есть. Радоваться надо!
    — И куда же? — заинтересованно заломила бровь.
    Крейр таинственно улыбнулся:
    — Пункта в программе всего три: Ледяной океан, мир, где ты выросла, и замок, доставшийся тебе в наследство.
    Первой реакцией стала отпавшая челюсть. А когда все же удалось вернуть ее на законное место, Лизанда с визгом повисла на шее любимого. Чуть оба со стульев не попадали!
    — Тише-тише, — притормозил разошедшуюся супругу темный. И, ввиду отсутствия должной реакции, добавил в ожидающую новобрачных сказку ложку дегтя: — Но освободить мне удалось всего неделю, так что на каждое место у нас будет где-то по два дня.

    Серые волны накатывали на каменистый берег, оставляя за собой клочья белесой пены. Лизанда вдохнула полной грудью напоенный прохладой воздух и звонко рассмеялась. Давно же она здесь не была!
    — Я знал, что тебе понравится. — Крейр неслышно подошел сзади и обнял жену за плечи.
    — Шутишь?! Я в восторге!
    Лизка вынырнула из рук колдуна и закружилась.
    Долгие месяцы ей строго-настрого запрещалось даже на берег океана ступать, не то что нырять в серую бездну. То есть без Крейра запрещалось, а разве его из дома вытащишь? Все в делах да заботах. Вот царевне и приходилось обрастать хвостом только в любимой купальне. Соскучилась — жуть!
    А тут простор, глубина и целый неизведанный мир там, внизу. Правда, мало кто верит в его существование, но Лизка-то точно знает. Ундина она или кто?
    — Это еще не все, — вклинился в безудержное веселье царевны темный. — Вот, возьми.
    На раскрытой ладони льдинкой блеснуло кольцо, найденное некогда Лизаветой в ледяных глубинах. Девушка замерла и неверяще воззрилась на супруга.
    — Ты отдаешь его мне?
    Тот согласно склонил темноволосую голову.
    — Я тщательнейшим образом все проверил — нет в этом кольце ничего опасного. Так, красивая побрякушка. Можешь забирать и владеть.
    Новоявленная правительница колдунов протянула мужу ладошку с растопыренными пальчиками, предлагая ему самому надеть кольцо. А все-таки замужем хорошо! И Крейр разом таким покладистым стал… То все нельзя да нельзя по поводу и без, а тут и к океану отвез, и колечко отдал, и сам рядом, ни на шаг не отходит. Чего еще не хватает для счастья?
    Кожи коснулся прохладный ободок. И сердце пропустило удар! Померещилось?
    Лиза затаила дыхание, вслушиваясь в себя, но ничего подозрительного так и не обнаружила. А тут еще и суженый отвлек:
    — Так и знал, что путь к сердцу девушки через побрякушки лежит.
    Ехидина! Но такая любимая… Лизавета вздохнула мечтательно и приклонила голову к широкому плечу.
    — Два дня?
    — Ни больше ни меньше, — согласился колдун.
    Ледяной кристаллик в кольце загадочно блеснул.
    — Тогда надо было палатку захватить, что ли…
    Хоть Лизка в мир, где выросла, только единственный раз за минувшее время перенеслась, да и то нагоняй получила, земные вещи давно стали в Угодьях обыденными. Особенно кофе, одинаковую нежность к которому питали оба темных супруга.
    Так почему бы колдуну не послать кого-нибудь из своих питомцев за палаткой? Климат в Угодьях неласковый, и спать на холодном берегу Лизавете совсем не улыбалось.
    — Она не понадобится, — качнул головой Крейр. — Здесь недалеко домик есть, в нем и заночуем.
    — Вместе с проклятием в наследство достался? — умиленно сверкнула глазами ундина.
    Темные! Лизка по сей день удивлялась, как это ей удается относительно спокойно воспринимать эдакое соседство. И это не говоря о семейных связях! И сердечных… Вот что с воспитанными в иномирье девушками черноглазые колдуны делают! Любая из местных давно бы бежала без оглядки.
    — Только от другого родственника.
    А царевна и не сомневалась! Пообвыклась уже, даже удивляться с некоторых пор перестала.
    — Лично я — плавать, — проинформировала округлившего глаза супруга и, на ходу избавляясь от длинной туники, потопала к воде.
    Крейр русалом не был, посему единственное, что он мог сделать, — это наблюдать за неприлично счастливой супругой, прикидывая в уме, как именно он поможет согреться ундине, когда выудит ее из глубин.
    Плавно повел ладонями, шепнул пару слов и скептично оглядел явившуюся на зов темную сущность.
    — Пригляди там за ней.
    А сам устроился на берегу, ждать.
    Лизка, которая как раз избавлялась от нижней части своего облачения, краем глаза проводила расплывчатую фигуру, принявшую очертания приплюснутой рыбины, и улыбнулась. Все же Крейр неисправим, и от этого в груди порой становится тепло-тепло. Колдун, и этим все сказано!
    Вылезла из штанов, послала мужу (звучит-то как, до сих пор не привыкнет!) воздушный поцелуй и с разбегу сиганула в ледяную воду.
    На миг дыхание сперло, словно в солнечное сплетение кулаком ударили. Перед глазами поплыли малиновые круги, кожу обожгло холодом. Вот когда довелось вспомнить, что во владениях северных ундин она чужая… Но хвост появился точно по расписанию, принеся с собой тепло и чувство относительного комфорта. Не в гостях у матушки, конечно, но терпеть можно.
    Найдя наконец взаимопонимание со своим телом, Лизка огляделась. Все как было. Царевне даже почудилось, будто и камешки на прежних местах лежат, и ракушки. Вот уж правда замерзшее место! Лизавета отфыркнулась от бредовых мыслей, тряхнула головой и стрелой врезалась в толщу воды. Раз уж выпала столь дивная возможность полноценно поплавать, глупо было бы ее игнорировать!
    И время растаяло, растворилось в крошечных пузырьках, окруживших ундину, счастливом визге и задорном плескании. Царевна носилась наперегонки с собой, за неимением других кандидатов в товарищи для игр, с любопытством исследовала безжизненное, но такое прекрасное подводье, даже в парочку пещер заглянуть осмелилась. Но и там ничего сверхъестественного не обнаружила, посему разочарованно вздохнула и, напомнив себе о Крейре, скучающем на берегу, начала всплывать.
    Совсем недалеко промелькнул вездесущий солнечный лучик, и до поверхности осталось всего ничего, когда Лиза почувствовала, что что-то ей мешает. Обвилось вокруг лодыжки и не дает добраться до поверхности.
    Лодыжки?!
    Уже от этого открытия ундина едва не захлебнулась. А где же хвост?
    — Мамочки… — булькнула царевна и на всякий случай глянула вниз, но искомой конечности так и не обнаружила. Как и причины, почему бы могла отказать магия, дарованная ей рыбкой.
    Ну да жизнь дороже, так что Лизка отложила на потом выяснение обстоятельств более чем странного происшествия и старательно забилась, силясь вырваться на свободу. Дышать под водой ей кое-как удавалось, но слишком велика была враждебность этого места. Северные воды не желали принимать чужачку, но и отпускать ее невредимой тоже не собирались.
    Да кто же их спросит! Уж точно не недавно связавший себя узами брака колдун.
    События разворачивались молниеносно. У самого носа насмерть перепуганной Лизанды мелькнула одна из многочисленных конечностей здоровенного осьминога, а вслед за ней — смазанная тень. И путы, тянущие вниз, испарились. Однако холод успел сковать тело настолько, что всплыть не нашлось сил. Но не успела царевна начать тонуть, как прямо над ней раздался до дрожи знакомый голос, и мощная волна силы вышвырнула правительницу темного народа прямо в руки взволнованного мужа.
    Спасена!
    Всеми силами вцепилась в суженого, обвилась вокруг него, аки настоящая морская змея, и судорожно всхлипнула. Пережитые волнения настоятельно требовали выхода и в конце концов нашли его в мелкой противной дрожи. Даже зубы застучали.
    — Наддочка моя. — Колдун неловко погладил жмущуюся к нему Лизку по спине. — Цела?
    Царевна судорожно кивнула и ухватилась за темного еще крепче, всем своим видом показывая, что отпустит еще не скоро. Не раньше, чем они окажутся в тепле и безопасности. Посему все заботы по транспортировке пребывающей в шоке супруги легли на плечи колдуна.
    Путь до дома, где паре предстояло провести без малого двое суток, потонул в девичьих всхлипах, шепоте колдуна и чавканье мокрой одежды.
    — Вроде ничего, только испугалась сильно, — оценила свое состояние Лизавета.
    Растянувшись у пылающего камина на чем-то мохнатом и завернувшись в сухой халат, царевна почувствовала себя куда лучше, даже успокоилась. Пляшущее пламя разбросало по комнате загадочные блики. Казалось, вот-вот и из шкафа или из-под кровати вылезет какое-нибудь любопытное сказочное существо… Но самыми сказочными в небольшом домике были они с Крейром, и от этого понимания Лизка с трудом сдерживала улыбку. Как же все-таки хорошо замужем!
    — Вот, выпей. — Крейр протянул жене кубок, над которым вилась дымка пара, и сам с точно таким же устроился рядом. — Это подогретое вино с пряностями.
    — Решил меня напоить и соблазнить? — заинтересовалась Лизанда. Судя по довольному блеску в глазах, идея ей понравилась.
    Темный насмешливо хмыкнул.
    — Положение главного злодея близлежащих царств обязывает быть коварным. Хотя… могу сначала соблазнить, а потом уже… Ай! — Это Лизка со смехом подзатыльник мужу отвесила и, пока он опять не выдал чего-нибудь эдакого, облокотилась на него.
    Обжигающе-терпкий напиток окончательно прогнал страхи, теперь на поверхность царевниной души выползло любопытство. Что же это было-то? Откуда взялась неведомая тварь в океане, где, казалось бы, не осталось ничего живого? И что ей понадобилось от нее, Лизы? Обед? Маловероятно. Тогда…
    — Ты ведь понимаешь, — прервал напряженные раздумья голос колдуна, — что купания в Ледяном океане с этого дня под строжайшим запретом?
    Первым порывом было обернуться и показать занудствующему мужу язык. Уж как Лизка ни любила Крейра, а эту его черту порой просто ненавидела. Страстно! Но вместо этого послушно угукнула и прижалась к нареченному теснее. Женская хитрость с замужеством проснулась, не иначе.
    Все равно по-своему поступит! Но не сейчас.
    — А как твой предок использовал этот дом?
    Только теперь Лиза сподобилась оценить окружающую обстановку. Просто, удобно и спокойно как-то. Так бывало в детстве, когда приемные родители отвозили ее к бабушке. Та же деревянная мебель, разве что резьба искусная, узорчатая, повсюду ковры мягкие, лоскутные одеяла, кружевные салфетки и милые статуэтки.
    — Никак. — Крейр потерся подбородком об ее макушку. — Это место принадлежало его жене-ундине, которая приезжала сюда с родней повидаться. Потом дом долго пустовал — наверное, мы первые, кто остановился здесь за последние несколько веков.
    — Звучит романтично!
    — Даже не думай, больше я тебя к океану не повезу. И не отпущу!
    Содержимое кубка как-то незаметно подошло к концу, связные мысли тоже залегли на дно до лучших времен. Сильные руки подхватили ундину и устроили на мягком ложе. А обжигающий поцелуй заставил ее утонуть во второй раз за день, но спасаться из этого омута у Лизанды не было ни малейшего желания.

    За потемневшим окном одна за другой вспыхивали звезды.
    Лиза уютно прижалась щекой к теплой груди колдуна, вслушивалась в размеренное биение его сердца и представляла, как где-то совсем близко небесные светила отражаются в замершем зеркале водной глади. И в сравнении с этим никакая магия уже не казалась чудом.
    Живое воображение мгновенно погрузило царевну под воду, заставило в мельчайших подробностях вспомнить посыпанное пылью инея дно. А потом отправило еще ниже, туда, где, наверное, спрятался подводный город изо льда со своими таинственными обитательницами. Как здорово было бы там побывать!
    Разве с такими думами уснешь? Вот и Лизка не смогла. Вздохнула глубоко, отпихивая подальше настырное любопытство вместе с вдруг проснувшейся тягой к приключениям, и осторожно, чтобы не потревожить спящего мужа, встала.
    — Не прямо сейчас, но однажды… — шепнула, вглядываясь в посеребренный лунным светом сад, и улыбнулась шевельнувшемуся в груди предвкушению.
    Оно и понятно, заскучала за суетой прошедшего года. Какие с колдунами развлечения? Пакости — это да, проблемы да заботы, а вот с весельем туго. Даже гостей не пригласишь без риска для чьей-нибудь жизни. А скоро дети пойдут — не напрасно ведь колдун без конца талдычит, что темному престолу без наследника никак. Да Лизка и сама не против, но как же хочется напоследок ввязаться в какую-нибудь авантюру! Наподобие той, благодаря которой она в родной мир вернулась…
    Вздохнула еще разок, силясь успокоить девичью душу, и устроилась перед камином. Разворошила тлеющие угли, подбросила поленце и от нечего делать стала разглядывать каменную кладь стены — единственной не отделанной деревянными панелями. Вот разгорится огонь — можно будет вернуться под бок к суженому. Пора бы уже, ночь на дворе.
    Пальцы неспешно скользили по теплым камням, огонь потрескивал, убаюкивая. Глаза и в самом деле начали нещадно слипаться, и Лизка имела все шансы отправиться в объятия Морфея прямо на этом месте, но тут ее угораздило неловко нажать на один из камней. А тот взял да и поддался…
    Ундина до боли закусила губу, но нет, не проснулась. Значит, происходящее не сон. А это в свою очередь значит, что тайник в стене самый что ни на есть настоящий. И сверкающий венец, обнаруженный в нем, тоже плодом расшалившегося воображения не является.
    Тетрадка в темной обложке, найденная под сияющим великолепием, и вовсе мелочью показалась.
    — Крейр!!!
    Колдун от неожиданности не только проснулся, но и кубарем с кровати скатился.
    — Где? — вопросил грозно и для внушительности полыхнул парочкой готовых заклинаний.
    Нарушительнице спокойствия только и осталось, что невинно ресничками хлопать.
    — Кто?
    — Ринда, — вздохнул темный и поспешил убрать свое грозное оружие. — Прости, лягушонок, никак не отвыкну.
    Девушка светло улыбнулась и приглашающе похлопала по свободному месту рядом с собой. В этом он весь.
    — Да забудь ты о ней уже! Не стоит эта ненормальная наших воспоминаний. Лучше посмотри, что я нашла.
    Правитель Угодий завернулся в тонкий халат и опустился рядом с супругой. И если тайник в стене удостоился лишь вздернутой брови, то при виде его содержимого в черных глазах поселился азартный блеск.
    — Нет, я тебя к океану больше и на расстояние выпущенного заклинания не подпущу!
    — Почему это?! — обиделась Лизка.
    Вот всегда он так: она найдет что-нибудь интересное (и плевать, что к нему очередные приключения прилагаются!), а он отнимет — и давай исследовать!
    Нечестно!!!
    — Потому что его тайны будто бы сами ходят за тобой по пятам.
    С этим утверждением поспорить было трудно, потому царевна скромно потупила глазки и передала находку во владение мужа. Чуть не квакнула с досады! Но не спросить все же не смогла:
    — Про венец хоть расскажешь? Откуда такая красота здесь взялась?
    Крейр с укором взглянул на суженую, вздохнул, видно окончательно прощаясь с недосмотренным сном, после чего вернул шедевр ювелирного искусства обратно в тайник и притянул Лизку к себе. И начал рассказ:
    — Очередная семейная реликвия. Слушай, Лиз, может, пустить тебя по нижнему ярусу подземелий погулять? Вдруг легендарные сокровища темных найдешь? — А в глазах такая надежда!
    — Вот еще! — Ундина совершенно не вдохновилась оказанным ей доверием. Нашел тоже ищейку!
    — Ну как знаешь… Могла бы и позаботиться о семейном достоянии.
    — Милый, тема дня — не прагматичность твоей натуры, а венец! Я слушаю.
    Пришлось колдуну мысленно проститься с так и не обретенными сокровищами.
    — Как ты, надеюсь, уже догадалась, он принадлежал все той же ундине из Ледяного океана. По преданию, она была старшей дочерью их царицы, даже в права наследования успела вступить, но тут любовь пришла. Никто не смог запретить ей выйти замуж за темного, а вот потом начались проблемы. Сестер не устраивала вечно отсутствующая правительница, и то средняя, то младшая поочередно пытались захватить ледяной трон.
    Лизанда понимающе хмыкнула и потерлась щекой о прохладную ткань халата. Тут же возникло настойчивое желание поскорей избавиться от явно лишнего предмета одежды и касаться теплой кожи, вновь вслушиваться в биение сердца… Что довелось пережить легендарной ундине, царевна понимала. За минувший год Крейр целых три переворота предотвратил. А ее саму сколько раз похищали? О пакостях, которые без лишнего шума нейтрализовывал до сих пор живущий в ней дар заресских царей, и говорить не стоит.
    — И? — Лизка дернула мужчину за рукав, торопясь дослушать увлекательную историю.
    — Что — «и»?
    — Смогла она дать отпор родственницам?
    Потомок древнего семейства неопределенно пожал плечами и подавил зевок.
    — Понятия не имею. Как и о том, что с ней и ее мужем стало впоследствии. В семейных хрониках даже их имен не сохранилось.
    На этом экскурс в преданья старины глубокой благополучно завершился. Колдун поднялся и, подхватив Лизку на руки, переместился в сторону кровати. А царевна и не противилась, у самой глаза из чистого упрямства до сих пор открытыми оставались.

    — Крейр…
    — Нет. — На губах темного не мелькнуло и тени улыбки, а значит, канючить бесполезно.
    Но царевны легко не сдаются!
    — Ну пожа-а-а-а-алуйста…
    — Нет.
    Лизка запыхтела обиженным ежиком и принялась нарезать круги возле кровати, на которой изволил возлежать непреклонный колдун.
    — Я только издали погляжу.
    — Нет, Лиза, и не проси!
    В глазах стали собираться невольные слезы. Вот всегда он так: то нельзя, сюда не ходи, мужа слушайся! А если девичьей душе свободы хочется? Да и разве еще представится возможность прогуляться по привычному с детства городу?
    Но всю бессмысленность своего нытья Лизка оценила еще раньше, чем озвучила просьбу посетить ставшие родными места. Попробовала, конечно, на всякий случай, но, нарвавшись на несколько строгих «нет», продолжать упрашивать темного передумала. В конце концов, она отпустила прошлое. Вот и не стоит ссориться с любимым мужем из-за остатков воспоминаний!
    Чтобы скрыть набежавшие слезы, отошла к окну и вгляделась в огни ночного города и стремительно несущийся поток машин. Ну и ладно, ну и пожалуйста… Переживет.
    И вот тут сердце колдуна дрогнуло.
    — Ладно, так и быть. Но учти: никаких контактов со знакомыми.
    Видно, для Крейра отказывать новоиспеченной супруге было не многим легче, чем свободолюбивой Лизке соглашаться с его категоричными «нельзя».
    — Спасибо! — Окрыленная внезапно свалившимся на нее счастьем ундина попыталась повиснуть на шее любимого. Но так как он все еще лежал, просто рухнула на него и обняла. — Я люблю тебя!
    — Я помню, — самодовольно кивнул Крейр и за поджатыми губами скрыл счастливую улыбку.
    — У-у, колдуняка зловредный!
    — Осторожно, радость моя, я ведь и передумать могу…
    Справедливо говоря, медовый месяц проходил замечательно. Со скидкой на его быстротечность, конечно, но об этом Лизавета старалась не думать. В конце концов, в Угодьях они тоже будут вместе. Это ли не главное?
    Утром, которое для парочки наступило в районе обеда, темные супруги перенеслись порталом в параллельный мир. Лизка добрый час разглядывала карту, пока наконец не отметила на ней несколько мест, в которых всю жизнь мечтала побывать. Оставшийся день им и отдали, благо заряд в амулете перехода был достаточным, чтобы из одного конца земного шара в другой перемещаться свободно.
    А вечером был номер в отеле (Лизка подозревала, что Крейру тоже пришла ее недавняя идея с ломбардом), ванна с пеной и совершенно не романтический разговор, закончившийся счастливыми объятиями.
    — А еще — никаких вылазок в соседние миры и поездок к океану без моего разрешения, — продолжил выставлять условия строгий муж.
    Тяжкий вздох был ему ответом. Но спорить Лизанда не решилась. Передумает еще! К тому же, если сильно прижмет, всегда можно поступить по-своему.
    — Как скажешь, любимый. Слушаюсь и повинуюсь!
    — И с порталами поосторожнее, пока с даром не решится.
    Что, и к родственникам нельзя?! Этого Лиза уже не стерпела.
    — Милый, — мурлыкнула царевна и предостерегающе заглянула в темные глаза, — еще несколько пунктов в списке запретов, и я вообще никакого дара не захочу. И мужа тоже!
    Хоть темный виду и не подал, но, судя по его следующим словам, угрозой впечатлялся:
    — Лизонька, в нашем мире разводы не приняты.
    На что молодая жена только фыркнула. Напугал!
    — И? Приглашать гостей в Темные Земли тоже до недавнего времени было не заведено. И кстати, цвет свадебного платья я тоже изменила, просто ты не заметил. Только с тортом недоработка вышла… Собственно, это я к тому, что традиции хоть с трудом, но меняются, а золотая рыбка давно мечтает попробовать себя в чем-нибудь необычном. Намек понятен?
    Несколько мгновений длилась мучительная тишина. Лизка всерьез испугалась, уж не перегнула ли она с угрозами, даже наиболее действенные способы примирения в уме прикидывала, но Крейр очнулся первым. Шевельнулся под ней, устраиваясь удобнее, и неуловимо коснулся губами подбородка ундины.
    — Ладно, уговорила, к отцу с матерью можно. — После чего стремительно перевернулся, подмял суженую под себя и гневно прошипел: — И чтобы я не слышал больше про такие новшества!

    Портал за спиной сверкнул в последний раз и исчез. Лизка крепче перехватила руку мужа.
    — Помнишь это место?
    Колдун повел взглядом, больше внимания уделяя сияющим от счастья глазам супруги, нежели длинной улице, утыкающейся в кованый забор парка.
    — А должен?
    Счастье в Лизкиных глазах щедро разбавилось негодованием.
    — Мы здесь познакомились!
    Темные глаза недоверчиво сузились.
    — А, так это здесь ты в лужу шмякнулась? Я-то думал, девушки предпочитают не вспоминать таких моментов…
    Лизка насупилась и потащила мужа прочь с памятного места.
    — Не романтичная ты душа!
    Саму же царевну кружил вихрь воспоминаний. Кто бы ей тогда сказал, что через год она станет женой незнакомца, которого приняла за промышляющего в ночи маньяка, — на смех бы подняла! А сейчас что? За руку держит и даже на излишнюю практичность благоверного почти не сердится. Вот уж правда, время чудеса творит!
    — Зато прагматичный, — как ни в чем не бывало откликнулся Крейр. — Не грусти, царевна, со мной не пропадешь.
    На этом перепалка закончилась, и началась обзорная экскурсия для колдуна по привычным для его жены местам. Совсем недавно Лизка проводила точно такую же для Ялы, так что вопроса, куда идти, не стояло.
    Начали опять же с парка, каруселей и мороженого. Темный подвига подвластного ему духа не повторил и плюшевого зверя для драгоценной половины не подстрелил, зато земные развлечения воспринял нормально и даже над Лизкиными воплями, когда кабинка закладывала очередной вираж, посмеивался. Потом накупил сластей и изобрел с десяток уловок, чтобы слизать что-нибудь с перемазюканного носа царевны.
    После аттракционов была прогулка по парку и прочим памятным местам прошлой жизни. Лизка до того заболтала темного, что он даже не заметил, как очутился во дворе, где когда-то поджидал беглянку у подъезда.
    — Вот же хитрюга! — И не поймешь, восхитился или возмутился.
    — Сама не заметила, как ноги сюда принесли, — с толикой смущения улыбнулась Лизанда и легко поцеловала мужа в щеку.
    Но тот даже не подумал разозлиться. Только увлек любопытную женушку поглубже в цветущие заросли сирени и обнял крепко, дабы той не пришло в голову глупостей наделать. Умный колдун, знает, что разбираться с последствиями придется ему.
    — Девочка? — с замиранием сердца вопросила Лизка, взглядом указывая на выкатывающую коляску приемную мать.
    — Как ты и хотела, Елизавета.
    Ундина умиротворенно вздохнула и уткнулась лбом в крепкое плечо. В этот раз соблазна подойти не возникло. Просто стоять здесь, прижавшись к самому близкому человеку в двух мирах, смотреть, охранять выпрошенное у рыбки счастье.
    Если бы кто спросил, вряд ли Лиза взялась бы определить, сколько времени так прошло. Ночной клуб выпал из списка мест, которые предстояло посетить, сам собой. Царевна в кои веки проявила благоразумие и рассудила, что нежная психика темного подобного не перенесет. И сидеть ей тогда в спальне, под всеми замками и строжайшим приглядом кого-нибудь злобного и до ужаса скучного. Оно ей надо? Ну вот еще!
    Посему следующим и последним на сегодня местом назначения был отель, где пара остановилась. Только до места привязки портала дойти и осталось.
    Но Лизанда не была бы собой, кабы не умудрилась привлечь очередные приключения. Даже непомерная везучесть не помешала!
    — Лизка?! — всего в каком-то шаге послышалось радостно-недоверчивое. — Как быстро ты меняешь парней… Всего неделю назад другой был!
    — А этот — тоже твой? — с едким любопытством поинтересовался еще один девичий голосок.
    Что называется — попала! Лизавета затравленно оглянулась и даже совсем не удивилась, обнаружив за спиной бывших сокурсниц. Преследуют они ее, что ли?
    Но подобное исключено, посему почетная жительница иного мира поспешила переключить внимание на дела насущные. Точнее, на супруга, коему полагалось сейчас пребывать в бешенстве.
    Собственно, так оно и было, только об этом узнала одна царевна. Да и то потому, что рука темного, доселе мягко обнимающая ее за плечи, болезненно напряглась. Только что косточки не хрустнули! Но внешне колдун оставался непробиваемо спокоен.
    — Дома поговорим, — рыкнул тихо и тут же шагнул к кокетливо улыбающимся девушкам: — Что же вы, дамы, так удивляетесь? У нее нас целый гарем.
    Любительницы сплетен округлили глаза и синхронно подались вперед, в надежде выведать еще какие-нибудь подробности. И если верить бесенятам, поселившимся в темных глазах, Крейр всерьез вознамерился им эти подробности предоставить.
    — Не позорь меня! — разъяренной наддой зашипела Лиза.
    Но колдуна было не остановить…
    — Целых четыре мужа и семнадцать наложников.
    После такого заявления изъясняться внятно остался способен только сам Крейр. Видно, наскучило ему вечно быть серьезным да сдержанным, на развлечения потянуло.
    — Ик! — впечатлялась Лизка внезапно свалившемся на нее богатством.
    — О-о-о, — восторженно закатили глаза девчонки. Не потому что сами о гареме мечтали, просто уже представляли лица знакомых, когда они будут эту новость рассказывать. А если еще каких нюансов додумать…
    — А еще… — вошел в раж правитель Темных Земель.
    — Замолчи немедленно! — рявкнула Лиза и, чувствуя, как лицо огнем горит и даже уши пылают, схватила бессовестного враля за руку и потащила прочь.
    — Есть, моя госпожа! — нарочно громко, чтобы все желающие услышали, провозгласил вредный колдун, после чего на полном серьезе отвесил жене низкий поклон и торопливо засеменил за ней.
    А из-за спины донеслось:
    — Так Лизка у нас теперь арабская царевна…
    Весь недолгий путь до портала Лизанда, трясясь от негодования и выразительно поскрипывая зубами, пыталась припомнить, есть ли у арабов царевны и позволено ли им заводить гарем. Однако то ли настроение оказалось неподходящим, то ли шествующий рядом и возмутительно спокойный колдун раздражал, то ли за год знания о привычном мире померкли, но нужной информации в своей теперь уже венценосной голове Лиза не обнаружила. Ну и ладно. Не очень-то и старалась.
    — Ты что творишь?! — напустилась ундина на благоверного, едва портал прощально полыхнул за спиной. — Совсем дар разум затмил? Они же не станут разбираться, где правда, а где абсурд, мигом на всю округу растрещат!
    А если еще добавить, что смуглый, черноволосый и темноглазый Крейр вполне мог оказаться причисленным к тому народу, куда Лизу переселили бывшие подружки по лекциям, так вообще взвыть в голос захотелось. Как же не вовремя он вспомнил, что является темным!
    — Тебе-то что? — пожал плечами мужчина, с комфортом устраиваясь в глубоком кресле. Попытался и Лизку притянуть к себе на колени, но царевна оказалась слишком взвинчена, чтобы усидеть спокойно. — Ты в этих местах в последний раз была, так какое имеет значение, что здесь о тебе говорят. Меня больше волнует, почему говорят вообще…
    Лизанда уже открыла рот, чтобы обвинить суженого в душевной черствости, но осеклась на полувдохе. Сознание царапнула какая-то деталь… Важная. Но вот что именно, Лизка, как ни старалась, с ходу сообразить не могла.
    — Ты о чем это?
    Темный обратил на царевну глубокий взгляд, в котором уже миг спустя вся ее нервозность растворилась. И умеет же!
    — Поправь меня, если ошибаюсь, но ведь твоим третьим желанием было проститься с этим миром, так? — И, дождавшись уверенного кивка, продолжил: — А значит, тебя должны были забыть не только приемные родители, но и все знакомые. Во избежание, так сказать.
    — Ну… да.
    — Тогда почему эти помнят?

    Очередная вспышка портала мигнула и погасла, после чего Лизавета обнаружила себя стоящей на укатанной дороге. Не мощеной, но достаточно ровной, чтобы по ней можно было передвигаться без гарантированного вреда здоровью. Да и ехать было бы удобно… Жаль, не на чем.
    — Ну и?.. — Лизка вопросительно посмотрела на мужа.
    — Обернись.
    Царевна последовала лаконичной инструкции, замерла на миг, ахнула и в который раз за последние дни с бурными благодарностями повисла на муже. Тот вяло отбивался, а Лизка нарадоваться на него не могла. Все дела оставил, свадебное путешествие по важным для нареченной местам устроил, все ее выходки стоически сносит… Вот какой он у нее, хоть и колдун!
    — А! Ой… Лиз, угомонись, затискаешь ведь!.. Потомства будущего лишишь… Сама же вечером пожалеешь! Ай… Да я-то тут при чем, это от Константина наследство!
    Тут ундина свои нежности прервала и с любопытством заглянула в смуглое лицо.
    — Наследство?
    — Было. Теперь свадебный подарок. Идем осваивать владения?
    Предложение виделось заманчивым. И счастливая новобрачная, справедливо рассудив, что уделить мужу внимание время еще найдется, кивнула и позволила увести себя к мосту, которым заканчивалась дорога.
    Замок был прекрасен. Высокий, из светлого камня, с большими окнами, террасами, балкончиками и башенками. А кругом — цветы. Окружал все это сказочное великолепие широкий ров с темной водой, в которой нет-нет да и мелькали надды (точь-в-точь как на брошке!), и высокие стены. Никто не подступится!
    Но сейчас ворота были распахнуты, а мост опущен, из чего следовал закономерный вывод, что нападения местные обитатели не ждут. Где-то в глубине царевниной души затеплилась надежда, что ждали их с Крейром, может быть, даже готовились.
    Лизанду переполнял восторг. Подумать только, она ведь могла здесь жить! Если бы Крейр не оказался правителем Темных Земель… Но он тот, кто есть, а другого ей не надо.
    — Только два дня. — Колдун, как обычно, безошибочно уловил настроение любимой. На лбу оно у нее написано, что ли?! — И прошу тебя, давай хоть здесь обойдемся без неожиданностей!
    Пришлось Лизке делать невинную мордашку и с видом из серии «А я вообще мимо проходила» ступать на мост. Отцовский подарок царевне заочно нравился, и не терпелось как можно скорее рассмотреть его во всех деталях, в каждый уголок замка заглянуть. Посему тратить время на пререкания, хоть в большей части и шутливые, не хотелось.
    — Как же здесь здорово! — Царевна впорхнула во двор и закружилась.
    — Лиз, я тут подумал… Теперь нам еще и дочка нужна.
    — Зачем?
    — Чтобы приданое было кому оставить.
    Девушка прервала танец нализавшейся наливки бабочки и с осуждением сверкнула глазами на благоверного.
    — Прагматик!
    — Знала, с кем связываешься. Вот и не жалуйся теперь.
    И хотелось бы возразить, да нечего. Так что Лизка решила заняться чем-нибудь более приятным. Например, сорвать во-о-он тот синий цветок с пышными лепестками. Но не успела нагнуться, как внимание отвлек звук отворившейся двери, и на крыльце возникла дама средних лет в строгом коричневом платье и белоснежном чепце. Экономка, наверное.
    — Добрый день, молодые люди. Вы к кому? Если к милорду, то он на охоту уехал, только к вечеру появится.
    Немая сцена. Занавес.
    Пока темные супруги исправляли перекос на лицах и о чем-то пытались договориться взглядами, домоправительница успела обеспокоиться, испугаться и даже открыть рот с намерением кликнуть стражу. Так что колдун очнулся очень вовремя:
    — К нему, родимому. Он нас с месяц в гости дозывается, вот мы и решили оказать честь, — и представился по всей форме, даже темной дымкой окружил себя и злобного духа для подтверждения личности позвать предложил.
    И с чего это дамочка отказаться вздумала? Лизка даже обиделась: это же надо, такой спектакль испортила!
    — Прошу за мной, господа, — сухо произнесла женщина и нырнула в недра замка.
    «Гостям» не осталось ничего другого, кроме как принять приглашение.
    — Ты хоть что-нибудь понимаешь? — шепотом спросила Лизка мужа, невозмутимо вышагивающего вслед за экономкой.
    Тот пожал плечами и поудобнее устроил руку ундины на своем локте.
    — Пока нет, но это пока.
    Холл, просторный зал с камином… Правительница слуг устроила гостей в уютной комнатке, выдержанной в бежевых тонах, и отправилась за чаем. Причем до того торопливо, что в голову царевны невольно закрались сомнения — сбежала!
    Чем колдун и воспользовался.
    — Эй, малец, иди-ка сюда!
    Подросток-паж, которого строгое начальство наверняка оставило проследить, чтобы мерзкие колдуны не натворили чего, сдавленно икнул, но ослушаться не посмел.
    — Что желает господин?
    — Скажи-ка мне, как твоего хозяина зовут?
    На самом деле господин желал спокойно провести оставшиеся два дня отдыха, но такое чудо ни ему, ни Лизке уже не светило. Вот Крейр и принялся за решение проблем со свойственным ему педантизмом.
    — Лейвеос, — проблеял мальчишка и «незаметно» отступил на шаг. Небось поставил уже гостям диагноз!
    Крейр заинтересованно наморщил лоб.
    — Марианский, что ли?
    — Был, но он лишился права называться родовым именем.
    Кивком отпустив слугу, темный повернулся к устроившейся в соседнем кресле Лизавете.
    — Поняла, кого мы отловили? — По уголкам темных глаз затаились улыбки.
    Царевна помотала головой.
    — Смутно.
    — Лейв — второй из марианских царевичей, на все царства известный авантюрными выходками. Понятия не имею, что у них там происходит, но его еще раньше, чем Жана, из дома выжили.
    Поглощенные один рассказом, другая слушаньем, ни Лиза, ни Крейр звука отворившейся двери не услышали.
    — Вот еще, я сам ушел! — возмущенно заявил о своем существовании бессовестный оккупант.
    Первым, что бросилось Лизке в глаза в его облике, оказались черные глаза. Не темно-карие, которые темнели от нахлынувших эмоций, как у Крейра, а именно черные. И это при пшеничного цвета волосах! Все остальное, включавшее в себя волевой подбородок, атлетическую фигуру и длинные мускулистые ноги, обтянутые узкими штанами, царевна оглядела лишь мельком. Чтобы и любопытство потешить, и строгого мужа не обозлить.
    — Охотно верю, — кивнул Крейр, — я бы тоже от этих чокнутых ушел. Но здесь-то ты что делаешь?
    — А ты? — не остался в долгу черноглазый блондин.
    — Владею замком!
    На этом категорическом заявлении Лизанда и решила вмешаться. Той женой, о которой правитель колдунов всю жизнь мечтал, она не была и молчать, когда мужчины выясняют отношения, не умела. А еще не желала и не собиралась! В конце концов, это ее замок, ее приданое и ее муж. И если кто-то в вопросах собственности предпочтет расставить акценты по-другому, это уж точно не Лизкины проблемы!
    — Ты брат Жайдана? — Царевна тоже встала и разгладила складки на струящемся синем платье.
    Феерик недоверчиво моргнул.
    — Если он что-то натворил, сразу говорю — мы давно не виделись. Награбленное не у меня!
    Муж с женой обменялись понимающими взглядами. И они еще колдунов во всех возможных пакостях обвиняют!
    — Он женат и счастлив. — При воспоминании о друге Лиза привычно заулыбалась. Сердце тронула легкая тоска: как-то они там без нее? Решено! Вот вернется в Угодья — и сразу в портал…
    — Рад за него.
    — А вот ты самым бесчестным образом посягнул на чужое имущество. Я — царевна Лизанда Заресская. Ладно, уже несколько дней как не Заресская, но это дела не меняет. Замок — мой!
    Лейв оценил полный превосходства тон ундины, скосил глаза на ее спутника и, очевидно, пришел к выводу, что пора начинать бояться. Даже шаг к двери сделал, но та, повинуясь неуловимому движению брови колдуна, захлопнулась. Единственный путь к отступлению оказался недоступным.
    — Она хотела сказать, — вкрадчиво заговорил правитель Угодий, — что строение вместе со всем содержимым, а также окрестные земли являются собственностью темной короны. Но вот незадача, тебя в списке перешедшего в мое распоряжение имущества не было…
    Пойманный с поличным царевич нервно сглотнул.
    — Ладно, признаюсь! Поймали. Что теперь?
    Темное семейство ответило такими улыбками, что надобность в словах отпала, а Лейв начал как-то странно коситься на окно.
    — Бантику скормим? — прищурился на жену Крейр.
    — Не трави мне собаку! Ему еще после призрачной кошки икается.
    — Подданным на опыты сплавим?
    — Еще чего! Он колдунов такому научит, что у-у-у… Вместо государственного переворота будешь предотвращать наглую кражу дома вместе со всем содержимым.
    Первым терпение потерял обсуждаемый:
    — Прекратите издеваться! Совсем колдуны распустились.
    — Кто бы говорил, — фыркнула Лизка. К темным она пока себя не относила, но за мужа почти обиделась. — Садись, подселенец, рассказывай, как дошел до жизни такой.
    Изгнаннику не осталось ничего другого, кроме как подчиниться.
    Нечто подобное год назад Лизанда уже слышала от других членов иллюзорного семейства. История оказалась похожей до обыденности. Родители умерли, оставив троих сыновей и дочь, старший брат по праву первенства занял трон. А средний возьми да сболтни, что, мол, уж очень радуется новоявленный правитель. И не причастен ли он к преждевременной смерти царской четы?
    Лейвеос пошутил, а к свежекоронованному царю пришла паранойя. Стоит ли говорить, что среднему брату жизни в родном дворце не стало? Все правителю чудилось, будто бы родственники на его трон метят. Даже маленькой Всеславы подозрениями не обошел.
    — Только через несколько лет до меня слухи про брата с сестрой дошли, — печально склонил голову Лейв. — Где уж тут искать было?
    Грусть в глазах и встрепанные волосы, которые он постоянно теребил, делали Лейвеоса похожим на мальчишку. Лизке даже пришлось специально напомнить себе, что он феерик, член царской семьи, следовательно — куда старше и сильнее, нежели кажется.
    Только жалость, вонзившая коготки в сердце, от этого слабее не стала.
    Взять его с собой в портал, что ли? Иного выхода царевне на ум не пришло.
    — И давно ты на шее у Константина сидишь? — поинтересовался практичный Крейр.
    Насколько Лизавета знала мужа, ему тоже сострадание было не чуждо. Вот только проявлялось оно, как правило, в достаточно колкой форме. В этом весь Крейр: если может, то обязательно поможет, но утешений от него редко когда дождешься.
    — Лет семь уже, наверное… Только почему сразу на шее?!
    — А на чем еще? — хихикнула Лизка, которой живое воображение уже успело нарисовать забавную картинку.
    — У меня, между прочим, свое дело имеется. Прибыльное!

    — Нет, я его точно колдунам отдам! На опыты!
    Лизка спрятала смешок, скользнула к темному за спину и положила ладони на напряженные плечи.
    — Да ладно тебе, это всего лишь беглый принц!
    Легкого отношения супруги к ситуации Крейр явно не разделял, доказательством чему послужило недовольное сопение.
    — Мрак с ним, с этим принцем! Но разбойничьего лагеря в окрестном лесу не потерплю.
    Когда Лейвеос заговорил о прибыльном деле, Лизка в первую очередь о фокусах подумала. Ну или, может быть, он художник, как брат с сестрой? Но образ разбойника с тем, что царевна успела узнать о мастерах иллюзий, не сочетался ни в коей мере.
    — Только, пожалуйста, не отдавай его колдунам, — попросила Лизка, массируя закаменевшие от усталости мышцы.
    Вот ведь свадебное путешествие, ни минуты покоя!
    — Это еще почему? — заинтересовался правитель Угодий, ревниво косясь через плечо.
    — Симпатичный он, почти родственник к тому же. Жалко…
    Ревности в темном взгляде прибавилось.
    — Отдам! Только не колдунам, а одной несносной колдунье. Пусть в приворотном искусстве упражняется.
    Вот так, не прерывая приятного, казалось бы, времяпрепровождения, темный и выполнил угрозу найти жениха названой сестре. Кабы умела, Лизка точно присвистнула бы восхищенно. Это ж надо! Обо всем позаботился. Ундина готова была поклясться, что в черноволосой голове мужа уже во всех подробностях созрел план. Осталось только эти самые подробности выведать.
    — А если у него своя половинка есть?
    — С Лули проконсультируемся. Зачем еще в семье сваха нужна?
    И то правда.
    — А вдруг Яла не согласится?
    — Кто бы ее спрашивал.
    Вновь истина. Этот колдун желаемого добиваться умеет, Лизанда сама не раз испытала. Притом «желаемое», как правило, свято верит, что действовало исключительно по собственному усмотрению.
    — Но тебе-то зачем такой зять невыгодный? Польза от него в чем?
    Крейр одобрительно крякнул, выудил благоверную из-за спины и усадил к себе на колени.
    — Молодец, Лизонька, верные вопросы задаешь. — По шее царевны ласково пробежались теплые пальцы и соскользнули на плечи. А потом и вовсе переместились к застежкам платья. — Я им на свадьбу дом у Спящего озера подарю. И будет у меня этот благородный разбойник стражем границы с Марианией.
    Царевна проводила взглядом соскользнувший лиф платья и, довольно жмурясь, выгнулась в настойчивых руках колдуна. С каждым поцелуем, с каждой лаской связных мыслей становилось все меньше, а поймать какую-нибудь из них за хвост — все труднее.
    — Брат против брата? — горячо выдохнула будущая темная в шею мужу и поймала губами пульсирующую жилку.
    Крейр согласно рыкнул.
    — Беспроигрышный вариант.
    Платье с шорохом соскользнуло на пол.

    Утро подкралось незаметно. Пошуршало одеялом, легким поцелуем коснулось ушка царевны и ушлепало в купальню. Лизка потерла сонные глаза. Бесшумно отворилась дверь, и молчаливая экономка, кивком поприветствовав госпожу, аккуратно разложила на кресле подготовленную одежду. Приглядевшись, Лизка определила в ней брючный костюм лазурного цвета и легкую накидку на тон темнее.
    Тут и любопытство подоспело, безжалостно задвинув оставшиеся крохи сна на задворки сознания.
    — Мы куда-то едем? — А зачем еще могли бы принести наряд, годный в этом мире разве что для верховой прогулки?
    Из-за двери купальни высунулась мокрая всклокоченная голова.
    — Смотр войск проводить.
    — Мм?!
    — С бандой разбойничьей знакомиться, говорю, — более понятно объяснил Крейр и вновь скрылся.
    Ундину посетило мимолетное желание присоединиться, но здравый смысл выступил против. Так они точно никуда не уедут! А на «прибыльное дело» посмотреть было интересно.
    Пришлось терпеливо дожидаться своей очереди.
    В итоге за ворота замка трое всадников выехали ближе к полудню. Лиза с Лейвом на наддах, Крейр же традиционно предпочел воспользоваться спиной принявшего нужный облик духа. Лизке тоже был предложен потусторонний транспорт, но она отказалась с таким энтузиазмом, что колдун вслух обеспокоился за предстоящий суженой Переход.
    Змеюки скользили бесшумно, разве что ветер в ушах свистел да изредка раздавалось шипение. Лизка жалась к нагретым солнцем зеленоватым бокам, опасаясь свалиться на пыльную дорогу, и с интересом поглядывала по сторонам.
    Лес! Солнечный, цветущий, зеленый, сплошь усыпанный цветами и ягодами. И нет нужды опасаться, как бы дары природы не оттяпали тебе что-нибудь нужное. Как же Лизанда отвыкла от этого! Соскучилась.
    В Угодьях все иначе. Темно, мрачно, неприветливо. Опасно. А вот все равно сердце дрогнуло, стоило лишь вспомнить про дом. И Лизавета поймала себя на улыбке. Привыкла?
    — Наслаждайся, Лиз. — Темный на ходу сорвал несколько ромашек и, потянувшись, воткнул их в косу ундины. — У нас так запросто по лесу не погуляешь.
    Лизавета загадочно улыбнулась, размышляя о своем, о водном, и окончательно решила по возвращении побродить по подземным коридорам. Вдруг правда сокровища найдет? Или еще какую тайну, срочно требующую разгадки… А вот Крейра, пожалуй, с собой брать не стоит. Он же беспокоиться будет!
    — А ты удрать не собираешься? — Царевна с интересом покосилась на подозрительно спокойного Лейва.
    — Смысл? Все равно к моим людям едем.
    Одетый в легкий светлый костюм, он как никогда напоминал младшего брата.
    — Вздумал на нас напасть? — решил поучаствовать в разговоре колдун.
    — Боишься? — Тонкая бровь насмешливо изогнулась. Только сейчас Лизка заметила, что она черная, совсем как глаза.
    — Чего? Думаешь, мои духи что-нибудь от твоей своры оставят? — В тоне правителя Угодий явственно чувствовалось превосходство.
    Атмосфера вокруг путников накалилась. Ловя напряженные взгляды мужчин, Лизка уже всерьез к первому желанию примеривалась. А как по-другому остановить смертоубийство?
    Но радикальных мер не потребовалось.
    Блондин моргнул, улыбнулся легко и вновь сделался беззаботным мальчишкой, феериком на всю голову.
    — Вот потому и не сопротивляюсь, что ты заведомо сильнее.
    И прежде чем кто-либо успел осмыслить неожиданно мудрые для человека с его даром слова, свернул с дороги и углубился в чащу.
    Дальнейший путь до разбойничьей стоянки проходил сквозь густые заросли деревьев и, что куда более неприятно, кустов. Острые ветки, а то и какие-нибудь колючки так и норовили зацепиться за одежду. В итоге за несколько минут такого удовольствия Лизка чуть с надда не грохнулась, дважды едва не осталась без штанов и щедро украсила толстую косу всевозможной растительностью. Так что самой себе она напоминала теперь не прекрасную ундину, а кикимору болотную, одну из тех, что у тетки служат.
    Наконец растительность расступилась, вытолкнув путников на просторную, залитую солнечным светом поляну. Вид это место имело достаточно обжитой. Тут и там белели шатры, виднелись следы от горевших накануне костров, валялись в художественном беспорядке предметы разбойничьего обихода. Нет, не оружие и награбленное добро! Книги, всяческие амулеты и прочие волшебные вещицы, даже один упитанный и до невозможности счастливый прис прыгал и довольно улюлюкал. Сразу видно — любимец!
    Лизка прищурилась недоверчиво, но все же не смогла не определить в нескольких мужчинах мастеров иллюзий. О возможностях других представителей «банды» царевна судить затруднялась — все же опыта маловато, — но вид все имели холеный, можно даже сказать, аристократичный.
    — Однако… — поддержал удивление супруги колдун. Он тоже ожидал чего-то другого.
    Отделившись от спутников, Лейв направился к своим людям. Зазвучали приветствия и довольные возгласы, кое с кем блондин обменялся рукопожатиями. И Лиза уже в который раз отметила происшедшую в нем перемену: вместо беззаботного юноши на поляне стоял принц. Степенный, самую малость высокомерный, чтобы помнили, с кем дело имеют, с прекрасными манерами и ослепительной улыбкой. Совсем не похожий на шалопая Жана.
    Нежданных гостей усадили на скамейки, покрытые мохнатыми коричневыми шкурами, и даже вручили по кружке охлажденного чаю.
    — Что ж, обсудим условия, — предложил Лейв с таким видом, будто одолжение делает.
    Лизка невольно восхитилась выдержкой. Или наглостью?
    — Решил продать себя подороже? — понимающе усмехнулся Крейр.
    — Нам, вторым сыновьям, только это и остается.
    Вот и ответ на вопрос, где он их набрал. Лизавета кивнула сама себе, соглашаясь с догадкой, и еще раз оглядела присутствующих мужчин. Человек десять-двенадцать. Все люди, если верить внешности, высокого происхождения. Больше маги, чем воины, хорошо, хоть и слегка небрежно, одетые. Видно, не у одного Лейвеоса разлад с семьей случился.
    Но сама идея царевне понравилась. Даже желание сунуть нос в недра шатров появилось. Вдруг среди них и девушки есть?
    — Твои условия? — смерил «товар» мрачным взглядом колдун.
    И только Лизка точно знала, что он откровенно забавляется ситуацией. Ибо давным-давно все решил. А судя по тому, что царевич удивленным не выглядит, и в известность будущего стража поставил.
    — Моя гвардия отправится со мной, комнатной собачкой у твоей сестры не буду, так что десять раз подумай, надо ли оно тебе. И чтобы никаких убийств! Мы такими делами не занимаемся.
    Ставшие черными глаза одобрительно блеснули. Если Крейр до этого не проникся добрыми чувствами к потенциальному родственнику, то после отказа стать плюшевой игрушкой в руках богатой невесты уж точно зауважал феерика.
    — Значит, так… Людей твоих приму, в Угодьях места всем хватит. Главное, чтобы колдунов не испугались. С Ялиссой будешь сам разбираться, но уже после свадьбы. А для темных дел у меня подданные есть. Так что, по рукам?
    Мужчины обменялись испытующими взглядами, будто бы спрашивающими: а можно ли вообще тебе верить?
    — По рукам! — откликнулся нестройный хор голосов.

ГЛАВА 5
О нестандартных ситуациях и неучтенных женихах

    — Надо заметить, неплохо поездка прошла. — Крейр приобнял супругу за плечи и шагнул к сверкающему порталу. — Обзавестись стражем с собственной дружиной я даже не надеялся.
    Лизка поморщилась, но указывать темному на неуместный прагматизм не стала. Потому как смысла нет! Да и правитель он, ему об Угодьях думать надо. Тут уж не до капризов.
    — А ты вообще уверен, что они явятся? Я бы на их месте залегла на дно — и поминай как звали!
    Оптимальным вариантом было бы запихнуть всех в портал, но заряда осталось только на них двоих. Вот Лизка и беспокоилась.
    Как бы там ни было, а беглый царевич ей понравился. Может, и сладится у них с Ялиссой? Не проверишь — не узнаешь.
    — И поступила бы крайне опрометчиво. — Колдун ласково коснулся самыми кончиками пальцев затылка ундины, и та не смогла скрыть охватившей ее дрожи. — Духи ведь с любого дна достанут.
    Прозвучали эти слова достаточно весомо, чтобы Лизка успела оценить, что плывет к ней в руки. Впитывать чужую силу себе во благо — это, конечно, полезно. Но иметь армию почти всесильных и идеально послушных слуг — вообще предел мечтаний любого здравомыслящего человека. Хочешь, завтрак в постель подадут, а понадобится — от любой напасти защитят и компанию в минуты одиночества составят. Последнее, правда, строжайше запрещено, но ведь для Мердока иногда делается исключение!
    Отчего же тогда Лизку всю аж коробит при одной только мысли о Переходе?
    Но поразмыслить над этим немаловажным вопросом будущая темная не успела. Яркая вспышка кольнула глаза, и перед крепко обнявшейся парой раскинулись их покои.
    Первой реакцией стала радость — захотелось визжать и кружиться. Второй — опасливая: вдруг нежно любимые подданные подготовили какую-нибудь пакость не менее любимым правителям? Соскучились, поди. Третья оказалась самой правильной: Лизка огляделась и вслед за мужем расслабленно выдохнула.
    Комната выглядела так, будто в нее эту неделю и не заглядывал никто. Кровать смята, подарки по полу разбросаны…
    — Ну лентяи! — восхитился Крейр. — Хоть бы прибраться додумались!
    И с видом «Кто в доме главный: я или мыши?!» прошествовал к выходу.
    — Уверен, что хочешь начать с разбора полетов? — Лизка завалилась на кровать, блаженно потянулась и мазнула взглядом по широкой спине темного. Притянуть бы его к себе, но далеко…
    — Да ну их, — отфыркнулся колдун, — с возвращением проклятием не поздравили — и на том спасибо. Я к Ялке, хочу новостью поделиться.
    Царевна разом растеряла всю благость.
    — Сейчас?! До приезда жениха две недели минимум!
    — Вот и отлично, будет время привыкнуть. — Правитель Угодий пожал плечами и выпал в коридор.
    Разве тут улежишь?! Вот Лизавета и подорвалась, как ужаленная, и рванула следом.
    — Погоди, я с тобой!
    Яла? Привыкнуть?! Трижды «ха!». Скорее, поскандалить, сбежать, а то и сварить сильнодействующий яд.
    Лестницы и коридоры пролетели стремительно.
    И вот темные супруги оказались перед нужной дверью. Обменялись заговорщицкими улыбками и, вознамерившись сделать сюрприз, стучать не стали.
    Крейр взялся за ручку… да так и замер!
    — А-а-ах!.. Еще. Да сильнее же! А-а-а…
    Голос, запыхавшийся и непривычно томный, принадлежал Яле, в этом сомнений быть не могло.
    — Лиз, скажи, что у меня галлюцинации, — взмолился колдун, отдергивая руку и украдкой вытирая ее о штаны.
    Попытка прожечь дверь подозрительным взглядом провалилась с треском. Противная преграда осталась стоять как ни в чем не бывало, разве что подозрительные звуки чуть скрадывала.
    Но все равно слышимость оставалась слишком отчетливой, чтобы усомниться в честности своего слуха.
    — А они бывают коллективными? — наморщила лоб Лизанда.
    Колдун энергично покачал головой.
    — Думаешь, там Яла? — Всегда уверенный голос прозвучал жалобно.
    — А ты сомневаешься?!
    — Интересно, с кем она… — А вот теперь — кровожадно.
    Лизка мученически вздохнула и сделала слабую попытку сгладить углы:
    — Может, лучше уйдем? Про жениха и завтра рассказать не поздно.
    Крейр медлил, пытаясь договориться с собственными принципами. Вроде бы как нравы в Угодьях не слишком строгие царят. Да и Ялисса за отсутствием половинки никому ничего не должна… Однако темные глаза все равно полыхали искренним возмущением.
    А тут еще ничего не подозревающая колдунья масла в разгорающееся пламя подлила:
    — Да, да, вот так… Да, мой хороший! О-о-ох-х-х… — В последнем возгласе Лизке почудилось разочарование.
    Колдун побагровел и вновь потянулся к двери. Но опять передумал в самый последний момент.
    — Ты его слышишь?
    Лизка обреченно замерла.
    А вот нет… Возгласы Ялы доносились отчетливо, а от ее… любовника?.. ни слова. В душе ундины робко шевельнулось любопытство.
    — Странно… — протянула царевна и, чувствуя себя извращенкой, подалась к двери.
    — Сильнее, ну же, еще… А ты что сидишь, присоединяйся!
    — Все, с меня хватит, — рыкнул Крейр и с силой толкнул дверь.
    Вопреки всем законам здравого смысла, та оказалась не заперта. Вот только увиденное ожиданиям соответствовало мало.
    — Ты что себе позволяешь?! — гаркнул правитель Угодий и хозяин дома в одном лице. А еще строгий брат и старомодный блюститель нравов. Только уверенность в его голосе таяла вместе со злостью. — Хм. А вы что вообще здесь делаете?
    Царевна с трудом протиснулась мимо остолбеневшего мужа и заинтересованно огляделась. М-да, жаркой любовной сценой тут и не пахнет! В лаборатории царил разгром: на боку валялся котел, растеклось зелье, заполнив едким запахом помещение (как пить дать яд!), рассыпались травы, книги послетали с полок. Картину довершали всклокоченная и измазанная чем-то зеленым колдунья, которую пригвоздило к стене, Бантик, ухватившийся зубами за лиловый подол, половину которого уже благополучно отгрыз, и Мердок, развалившийся в кресле и иронично поглядывающий на творящееся безобразие. Впрочем, вмешиваться дух не торопился.
    — Устраняем последствия дурного настроения вашей сестры, — пояснил воплощенный. Но подняться так и не соизволил.
    — Р-р, гав! — подтвердил здоровенный пес.
    — У-у, зараза потусторонняя, погоди, доберусь я до тебя!.. — просипела Яла. И тут же переключила внимание на Крейра: — Привет, братик! Как съездили?
    Уже по одному невинному тону стало понятно, что Ялисса не только накосячила, но и вину прочувствовать успела. Видать, долго висит.
    Зато у темного от сердца отлегло, бледность с лица сошла, а обычное для него спокойно-сосредоточенное выражение, наоборот, вернулось.
    — Снимите меня кто-нибудь отсюда, — взмолилась Яла. — Два часа уже вишу, все тело затекло…
    — Лиз, как думаешь, может, оставим ее так до приезда Лейва? Пусть парень сразу узнает, на что подписался.
    Соблазн согласиться пришлось жестко подавить. Лизка проглотила смешок и упрямо мотнула головой. Мотивация обоих мужчин ясна как день: месть. Феерик жаждет поквитаться со старшим братом, а колдун понимает, что лучше стража не найти. И угораздило же Ялу при такой расстановке приоритетов в невесты угодить!
    Делать нечего, надо вытаскивать.
    — Никак нельзя, его же кондратий хватит. Дай человеку хоть поначалу порадоваться!
    — Думаешь?
    — Что за мужик, кого и за что должен схватить? — нервно изогнулась темная. — Да отклейте меня уже наконец!
    Помочь хоть чем-нибудь было выше ее сил, потому Лизка отступила в сторону, дабы не мешать. А вот Крейр с до неприличия довольной улыбкой направился ко вверенной его заботам сестре.
    — Не так быстро, дорогая. — Колдун поравнялся с висящей девушкой и внимательно заглянул ей в лицо. — Сначала я тебе скажу, что нашел подходящего жениха, и если все сладится, помолвка состоится через неделю. А ты ответишь, что согласна, и пообещаешь не делать глупостей.
    — Ты… ты… ты… — Подходящего определения девушка подобрать так сразу не смогла.
    Но Крейра женской истерикой не проймешь.
    — Так что, Яла, согласна?
    — Нет! — взвилась темная и тут же упрямо поджала губы, изо всех сил стараясь не дать слезам прорваться. — Как ты вообще мог обо мне такое подумать?!
    Брат неопределенно пожал плечами:
    — Ну как знаешь… Надоест висеть — позовешь. Лиза, Мердок, пес, за мной!
    И буквально вытолкал всю компанию за дверь.
    — А это не слишком? — Выдержкой Ялы Лизавета и на десятую долю не обладала и уже не только прилично дрожала от напряжения, но и готовилась вот-вот расплакаться.
    Жених — это, конечно, хорошо, но Ялка же упрямая, как бы глупостей не наделала! Да и себя недавнюю царевна вспомнила… подумать страшно, что было бы, кабы родители не дали ей права выбора.
    — Верь мне, лягушонок. — Теплая ладонь ласково коснулась щеки. — Яла мне как сестра, я ей дурного не сделаю. Да и не бывает в нашем мире браков по принуждению.
    И то правда, чего это она? Только состояние все равно было нервозным, и Лизка вцепилась в единственное не занятое ничем существо. Поскольку муж прочно обосновался у двери в лабораторию, опасаясь прозевать момент, а Бантик успел удрать в неизвестном направлении, существом этим оказался дух. Осязаемый и горячий, словно печка.
    — Крейр!!!
    Выдержки хватило минут на пять.
    — Да, дорогая? — Голос звучит нейтрально, а сам колдун улыбается во все тридцать два.
    — Сюда иди, мерзавец проклятый!
    — И то и другое чистая правда, но могла бы и поласковее…
    Молчание. Пыхтение. Темный все-таки пошел на уступку и открыл дверь.
    И началось! Яла кричала, ругалась, обзывала, требовала и умоляла. Крейр молчал, слушал и изредка порывался уйти и вернуться, когда сестренка поостынет. А Лизка даже с помощью духа в толк взять не могла, каким таким образом эти двое при таких переговорах умудрились договориться. Чудеса, да и только!
    — За страшного не выйду, за дурака тоже!
    — А я тебе и не предлагаю!
    — В крайнем случае помолвку можно будет разорвать. А то ты меня знаешь — отравлю, опомниться не успеет!
    — Ладно, — нехотя согласился колдун.
    — И в свахи рыбку хочу!
    — Устроим. Так что, Яла, без глупостей?
    Ялисса задумчиво закусила губу и с минуту тянула с ответом. Видно, очень уж ей хотелось что-нибудь учудить. Наверняка и идеи имелись…
    — Ладно, расколдовывай уже, — наконец ослепительно улыбнулась темная. — Буду паинькой!
    — Вот и славно, только клятву сперва дай.
    Судя по тому, как скривилась колдунья, держать слова она не планировала. А вот теперь придется…
    Заветные слова ознаменовались темно-фиолетовым свечением, на миг окружившим названых родственников, после чего Ялисса съехала на каменный пол. И несмотря на то что взамен на физическую свободу сковала себя узами обещания, вздохнула с облегчением.
    — Ял, а сама-то ты почему не освободилась? — не сдержал научного интереса Крейр. — Только не говори, будто с такой мелочью справиться не смогла.
    На смуглых щеках колдуньи проступили чуть заметные следы смущения.
    — Как видишь, — совсем сникла девушка. — Крейр… Когда тут зелье взорвалось, у меня, кажется, дар пропал. Помоги, а?
    Остаток вечера ушел на выяснение всех обстоятельств происшедшего и диагностику. Решив, что и так уже наказана по самое «не балуй», Яла честно рассказала, чем занималась в отсутствие брата. И если трое привороженных за попытку проникнуть в покои правителя колдунов Крейра не слишком огорчили, то идея смотаться в параллельный мир на прогулку привела в бешенство.
    — Вам можно, а мне нет?! — искренне возмутилась Ялисса.
    Спасло колдунью то, что стремление расширить горизонты (темная открывала портал наобум, куда забросит, там и гулять собиралась) было прервано некстати явившимся духом. Тогда-то Яла и взбесилась и в целях успокоения взялась варить яд. Для Мердока. Ему-то ничего, потусторонних яды не убивают, а колдунье хоть мелкая, да радость.
    Но, видно, не зря техника безопасности придумана. В частности, правила, строго запрещающие колдовать в минуту душевного раздрая. Лизка до сих пор помнила, что было, когда Крейр воспользовался амулетом перехода во время драки с Жайданом. Ее чуть не убило!
    Вот и Ялке досталось.
    Колдун внимательно выслушал всю историю, долго проводил совершенно непонятные Лизке манипуляции, просматривая ауру, и в конце концов так скривился, что сомнений не осталось — дело плохо. Не зря же Крейр даже ругать отличившуюся сестру не стал!
    — Это навсегда, да? — испуганно всхлипнула Яла.
    Крейр устало потер лицо ладонями.
    — Завтра нас ждет совместный Переход. Там разберемся.
    Вроде бы ничего ужасного темный не сказал, а у Лизки внутри похолодело. Дурное предчувствие кольнуло сердце. «Да ну, не впервой ведь», — одернула себя царевна и на всякий случай взяла мужа за руку, успокаиваясь его теплом.
    На этом семейно-колдовской совет свернули и разбрелись по комнатам. Чтобы ничего не начудила, Мердока приставили к Яле. Так оно всяко надежнее.
    — Лучше завтра возьмите его с собой, мне так спокойнее будет, — поделилась страхами Лизавета и еще крепче вцепилась в руку темного.
    — Кого? — непонимающе моргнул Крейр, свернул в ближайший темный коридор и, не глядя, отбил летящее в него проклятие. — Энир-р-р! Убью заразу! Прости, Лиз, о чем это мы?..
    Царевна проводила взглядом затухающее заклинание и пожала плечами. Мог бы не напрягаться, она бы нейтрализовала.
    — О Мердоке. Если он отправится с вами, мне будет спокойнее.
    — Вот уж вряд ли, — хохотнул колдун.
    — Почему?
    За разговором коридоры пролетели незаметно, отворилась и затворилась за спинами хозяев дверь покоев.
    — Потому, сокровище мое, что на той стороне он нам враг. Как и все духи. — Крейр расстегнул рубашку, сбросил ее на стул и блаженно потянулся.
    — Даже подчиненные? — не желала успокаиваться Лизка.
    — Конечно! За Гранью они на своей территории.
    А колдуны, выходит, в роли захватчиков выступают. Само собой, ни понимание этой истины, ни слова темного Лизанде спокойствия не прибавили. Ундина даже задумалась — а не отправиться ли к матери, пока тут все не закончится? Но почти сразу поняла, что воплотить эту идею не сможет. Изведется вся!
    Ночь прошла в волнениях. Заснуть Лиза так и не смогла, все тревожные мысли одолевали да воображение подсовывало картинки одна другой страшнее. Рядом ворочался колдун. Вряд ли ему было так же жутко, как Лизавете — все же не первый год с духами сосуществует, — а вот поди ж ты, все равно не спит.
    А еще Яла… Как она там, за Гранью, без дара? Вдруг случится что, а она даже защитить себя не сможет? Темная и в нормальном своем состоянии в последнее время ходячим бедствием стала. И куда вся рассудительность девалась?
    Так, а вот за эту мысль интуиция зацепилась… Только обдумать все как следует Лизка не успела: за окном расплылась светлая дымка рассвета, и колдун осторожно, чтобы не потревожить затихшую жену, выбрался из-под одеяла.
    — Пора? — шепотом спросила царевна.
    Правитель Угодий отрывисто кивнул и улыбнулся, стараясь подбодрить испуганную суженую.
    — Все будет хорошо, Лиз, не трясись. Яла с двенадцати лет с духами общается, и ничего, цела. Про себя я вообще молчу.
    Так-то оно так, но на душе все равно неспокойно.
    Следующие несколько минут Лизка неотрывно следила за сборами, потом пошла с Крейром к Ялиссе и даже до зала с порталами темных проводила. Обменялась с мужем короткими поцелуями, проследила взглядом, как взявшиеся за руки брат с сестрой исчезают в темной вспышке, внутренне поежилась и попыталась сунуться следом. Но едва приблизилась к разрыву в реальности, как из темноты высунулась рука колдуна и упреждающе погрозила пальцем.
    Как же хорошо он ее изучил! Желание искать приключений на хвост мгновенно отпало.
    — Осторожнее там!
    Потянулись часы ожидания.
    Вернувшись в покои, Лизка забралась под одеяло и попыталась компенсировать бессонную ночь, но даже задремать не смогла. Плавание в любимой купальне под приглядом кружащих в воздухе огоньков тоже доставило мало удовольствия. Мысли то и дело устремлялись за Грань, туда, где Крейр и Яла с духами отношения выясняют.
    Как же долго их нет! Вдруг случилось что?
    А если и вовсе не вернутся?
    Царевна спешно отбросила прочь дурные мысли и выбралась из воды. Куда же себя деть, если даже родная стихия не принесла успокоения? Лиза натянула простое домашнее платье, заплела волосы в косу и принялась бесцельно бродить по покоям. Подходило время уроков, но слушать нудных преподавателей сейчас выше ее сил. В конце концов, она жена правителя, иногда и почудить может!
    Совесть уже почти умолкла, когда в дверь вежливо постучали. Сердце испуганно подпрыгнуло. Вдруг с Крейром беда? Но и этот страх был безжалостно задвинут в угол.
    — Кого там еще несет так вовремя? — проворчала Лизанда, направляясь на звук.
    На пороге обнаружился Мердок.
    — Ты в порядке? — Беспокойство на фальшивом лице выглядело неподдельным.
    Ундина кивнула и отступила в сторону, чтобы гость мог войти.
    — Зачем пришел? — Сердце испуганно замерло. Вдруг…
    — Тебя поддержать. Места себе не находишь, поди?
    Тут уж не поспоришь. Лиза устроилась в кресле, поджав под себя ноги, даже пледом укрылась. От волнения стало зябко. Да и климат в Угодьях ласковым не был никогда.
    — Ну, чем займемся? Хочешь, к лошадям сходим? Еще можно в подземелья спуститься, за город выбраться или к океану отправиться. Со мной ничего не опасно!
    Это все, конечно, заманчиво, но в ее состоянии… Лиза покачала головой.
    — Спасибо тебе за все, я ценю, правда! Но… ты ведь недавно оттуда, так? Скажи, у Крейра все в порядке? — и взгляд по-щенячьи умоляющий.
    Дух раздраженно скривился:
    — Понятия не имею, я их не видел.
    — Но как же… — Нужных слов почему-то не нашлось.
    Глаза потустороннего вдруг стали напоминать провалы, заполненные тьмой. А взгляд внимательный, будто бы выискивающий что-то. Лизке даже не по себе сделалось под таким пристальным вниманием.
    — Неужто он правда тебе так… дорог? — наконец сформулировал вопрос дух.
    — Я люблю его!
    — А если бы он над Угодьями не властвовал?
    — Все равно! — пылко тряхнула косой царевна, самым кончиком ее мазнув Мердока по ставшей вдруг размытой щеке.
    — Везет колдуну… — завистливо вздохнул дух.
    И поднялся на ноги.
    — Пойдем, царевна, отведу тебя к ним. Все собственными глазами увидишь. Думаю, тебе будет полезно.
    Лизка честно хотела отказаться, запрет мужа все еще звучал в ушах, да и сводить близкое знакомство с духами она как-то не торопилась. Но Мердок не ждал ответа и, пока царевна опомнилась, уже был у двери.
    Пришлось бежать следом!
    — Куда мы идем?
    За год ундина изучила дом неплохо — все же стать хозяйкой готовилась. Потому смену направления еще на лестнице уловила. Крейр с Ялой отправились за Грань из зала с порталами, в любом другом уголке этого дома разорвать пространство может лишь тот, в ком течет кровь правителей Темных Земель. Мердоку же ни кровь, ни магия перемещений по определению не положены. То есть сам-то он может в родную реальность перенестись, наверное, и не только в нее, но вот прихватить с собой что-то или кого-то — точно нет.
    Так что вопрос будущая темная задала вполне закономерный.
    — А куда я тебе обещал? — плутовато улыбнулся потусторонний.
    — За Грань! — с возмущением напомнила Лиза. — А сам кругами водишь!
    Дух откинул непроницаемый капюшон, подставляя породистое лицо падающим сквозь большое окно солнечным лучам. С непривычки тут же сморщил нос, чихнул и ослепительно улыбнулся.
    Еще несколько светлых широких коридоров, поворот и лестница, почему-то ведущая вверх, а не вниз.
    — Нет, Лиз, ты что-то путаешь. Я обещал, что ты сможешь все увидеть своими глазами и набраться ценного опыта. Сунуть тебя к злобным духам в пасть я точно не обещал.
    Царевна, по мнению которой одно подразумевало другое, предпочла смолчать.
    Дальше и вовсе начались чудеса. Последняя лестница вывела спутников в гостевое крыло. Здесь Лизка частенько бывала и, пожалуй, чувствовала себя спокойнее всего. Пустые комнаты, развешанные по стенам светильники — и никаких проносящихся мимо проклятий. Даже слабенькой порчи не встретишь, ибо все помещения тщательно защищены от любой волшбы. В целях сохранности редких гостей, так сказать. Крейр как-то рассказывал, будто еще один из первых заресских царей защиту ставил.
    — Так все-таки куда? — Теперь вопрос был вызван не подозрительностью, а простым любопытством.
    — На чердак, — не стал скрытничать дух.
    Коридор, поворот, коридор… Лизка вдруг поймала себя на том, что заблудилась. Просто невероятно: ведь она как свои пять пальцев знает наземную часть дома! Да и на первом уровне подземной неплохо ориентируется… Только факта это не отменяет.
    Тупик упирался в шкаф. Большой такой, во всю стену, из темного дерева, с бронзовыми ручками. Мердок уверенно направился к нему, Лизка следом. Не надо быть провидицей, чтобы сообразить, что скрывается за плотно прикрытыми дверцами. Лаз!
    Так и вышло. Дух распахнул дверцы и сжал руку царевны. В тот же миг из темноты выпорхнула серебряная лесенка, пара ступила на нее, и начался полет. Лизка охнула ошеломленно и крепче вцепилась в горячую (будто живую) ладонь потустороннего. А она-то, наивная, полагала, что у Темных Земель не осталось больше для нее чудес!..
    Полет продолжался недолго и закончился где-то на чердаке. Выбрались они через такой же шкаф-лаз, и Мердок вновь увлек спутницу в одному ему известном направлении.
    — Теперь-то куда? — Лизку грызло любопытство.
    Какое интересное место! Ни старья, ни пыли… Если бы не цель визита, ундина с удовольствием хорошенько обследовала бы тут все. А так — только спрашивать и остается.
    — Вниз посмотри, — скомандовал потусторонний.
    Царевна покорно опустила взгляд.
    Ну и чего она там не видела? Камни пола… Щель! Лизка недоверчиво моргнула, но видение рассеиваться не думало. Приличная такая щель, самое то, чтобы подглядывать за творящимся внизу.
    — Помнишь, ты как-то спросила, нет ли в доме двери за Грань? Так вот, отвечаю: есть!
    — Ох, ничего себе… — задохнулась от изумления царевна.
    Хотя от расчетливых колдунов следовало ожидать чего-то в подобном роде. С их-то почти физиологической потребностью держать все под контролем!
    — Не «ничего себе», а искривление пространства, — поправил ее Мердок. — Мы стоим как раз над потусторонней комнатой. А дыру в полу оставили специально, чтобы родители могли наблюдать за первым Переходом темного чада. Не у всех ведь призрачные родственники имеются, как у твоего муженька!
    Вроде бы он ворчал что-то еще, но Лиза уже не слушала. Ее внимание было приковано к происходящему внизу.
    Там сгущались тени, мрачные и загадочные. Первое время ничего другого разобрать не удавалось. Синеватый мрак клубился, складываясь в замысловатые фигуры. Они оживали.
    Духи, догадалась Лизка.
    Когда зрение перенастроилось с залитого солнечными лучами чердака на погруженную во тьму комнату за Гранью, ундина смогла различить две человеческие фигуры. Крейр и Яла, живые и вроде бы невредимые. Судя по всему, общаются с потусторонними они давно, но на чьей стороне перевес, Лиза, как ни старалась, понять не смогла.
    Наконец будущая темная не выдержала:
    — Что они делают?
    Мердок приблизился вплотную, оперся подбородком ей на плечо и заглянул вниз.
    — Разговаривают. Разве не слышишь?
    Лизка покачала головой. Ни звука!
    — Это потому что дара в тебе так и нет. По мне, лучше бы и не было никогда.
    В глубине души Лизанда была полностью согласна с воплощенным. Темный дар и неизбежное общение с обитателями противоположной стороны реальности ее страшили. Но никуда от этого не спрячешься. Можно, конечно, желание загадать, только это по отношению к Крейру и Темным Землям подлостью будет. Потому что дар у наследника должен быть сильным, иначе не выживет. Не духи, так собственные подданные со свету сведут. А какой дар от неравного союза?
    Придется терпеть.
    — О чем они говорят?
    — Выясняют, куда Ялкин дар уплыл, — о чем же еще!
    Новая попытка прислушаться и разобрать хоть что-нибудь успехов не принесла.
    — И?..
    — Духи отнекиваются. Сейчас Ялисса кого-то из них подчинять будет. Из тех, что и прежде ее были, чтобы не так опасно. Иногда во время привычных действий сила возвращается.
    Ундина в этом ровным счетом ничего не понимала, потому предпочла поверить на слово.
    А внизу и в самом деле происходило нечто необычное. Декорации менялись. Тени отступили, и как будто даже светлее стало. Крейр тоже ушел в сторону, перед этим ободряюще потрепав Ялиссу по плечу. Та вздохнула, кивнула и выставила руки перед собой, точно падать собиралась и хотела урона лицу избежать.
    Мимо колдуньи пронеслась смазанная тень.
    Дальше все произошло очень быстро. Колдунья шевельнула губами и сотворила несколько замысловатых пассов, но ничего не добилась. А дух только того и ждал. Тень метнулась к девушке, на ходу обретая очертания крупного зверя. При попытке напасть на хозяйку вокруг шеи потустороннего материализовалась светящаяся золотом цепь — некогда наложенные узы подчинения.
    Утробный рык, рывок… Цепь рассыпалась искрами, а Яла рухнула на пол, примятая тяжестью воплощения.
    Лизка всхлипнула от ужаса и судорожно вцепилась в Мердока.
    — Даже с самым слабым справиться не смогла… — задумчиво резюмировал дух. Но прильнувшую к нему царевну обнял, даже по волосам неловко погладил.
    Тем временем Крейр в один прыжок очутился в непосредственной близости от места событий, и, когда Лизка вновь сосредоточилась на происходящем внизу, шею зверя украшала новая цепь. Массивнее и ярче прежней.
    Подчинил!
    А ведь даже и бровью не повел вроде…
    Но хорошенько обдумать все тонкости Перехода Лизе помешал Мердок, схвативший ее в охапку и потащивший прочь с чердака.
    — Эй, ты чего?!
    — В покои. Бегом!
    Царевна продолжала тормозить, еще и смотрела на него непонимающе.
    — Они возвращаются, — пояснил воплощенный, пока серебряная лестница с головокружительной скоростью неслась вниз. Лизку даже мутить начало.
    Коридоры, коридоры, коридоры… Мердок не успокоился, пока за Лизандой не закрылась дверь хозяйских покоев.
    — Хочешь меня отблагодарить? — спросил дух пыхтящую и размякшую в кресле ундину.
    — Не надейся, все равно не поцелую.
    Лиза жадно хватала ртом воздух, силясь восстановить дыхание после забега по дому.
    — И не надо. Ты только колдуну своему про нашу вылазку не говори, идет?
    Спроси кто — царевна ни за что бы не объяснила, почему согласилась. Но сделанного это не отменяет. Получив в ответ кивок, Мердок довольно улыбнулся и растаял в воздухе, даже призрачной дымки после себя не оставил. А Лизка на негнущихся ногах побрела встречать колдунов.
    Как раз вовремя успела! Она только-только достигла зала с порталами, когда в темной вспышке появились колдуны. То есть Крейр сам появился, а Ялисса висела на нем тряпичной куклой и никакого отношения к возвращению в мир родной не имела.
    И куда было так бежать? Лизка обозвала про себя Мердока перестраховщиком и бросилась к мужу:
    — Ну?
    Темный устало покачал головой:
    — Не получилось.
    Это Лизка и сама знала.
    — И что теперь делать? Как дар вернуть? А с Ялой что, почему она без сознания? — посыпался на колдуна шквал вопросов.
    — Я не знаю, Лиз. — Крейр сгрузил свою ношу на пухлый диван и устало посмотрел на жену. — Но мы обязательно разберемся, еще и не с таким справлялись. Принеси воды. — Последние слова относились к возникшему рядом слуге.
    Тот моментально бросился исполнять поручение.
    Под холодными брызгами девушка быстро очнулась, но все еще чувствовала себя слабой и подавленной. Следующий час темные супруги отдали заботе о пострадавшей колдунье. Ялу накормили, уложили в постель, Крейр поставил защиту и выделил одного из подвластных ему духов. Слуги — это, конечно, хорошо, но в Темных Землях даже им лучше не доверять.
    — Соскучился, — пробормотал колдун, притягивая Лизку к себе.
    — Дай хотя бы до комнат добраться!
    — И она еще обижается, что я в самый приятный момент все обламываю!
    Ундина не выдержала и показала суженому язык. Звонкий девичий смех колокольчиком разнесся по темному коридору.
    — Опять занятия прогуливала? — строго вопросил муж. — На тебя все преподаватели жалуются.
    — Неправда!
    — Правда-правда! Просто они вслух свои претензии озвучить не решаются, боятся, что прокляну. С Ялкой в свое время так же было — учителя зубами скрипели, а к деду подойти с этим не решались.
    Царевна смешливо фыркнула и покрепче перехватила руку колдуна. Ворчит, дразнится, смешит. Значит, с ним и в самом деле порядок.
    — Знаешь, пока вас не было, я тут тоже о ней думала…
    — М? — выразил всю степень своего интереса колдун.
    — Яла всегда казалась рассудительной и очень похожей на тебя. Будто настоящая сестра.
    За изложением своих мыслей Лизка даже не заметила, как у привычной двери оказалась. И как прошла в нее, тоже не заметила.
    — Толика общей крови в нас есть, как, подозреваю, и во всех темных. Но степень родства определить затрудняюсь. Далекое, одним словом. Если помнишь, одно время Дирсен даже поженить нас хотел.
    — А ты, помнится, не был особенно против! — Проскользнувшая в голосе царевны обида не укрылась от колдуна. На смуглом лице расплылась довольная улыбка.
    — Я знаю свои обязанности, лягушонок.
    Сверх меры прагматичная натура колдуна Лизанде была хорошо известна и по-своему мила, так что она изо всех сил старалась не обижаться.
    Получалось плохо.
    — Вот мы и подошли к главному. — Ундина затолкала не к месту проснувшуюся ревность подальше и попыталась вернуть разговор в изначальное русло.
    — К вопросу наших с тобой обязанностей? — невинно поинтересовался Крейр и скосил выразительный взгляд на кровать. Откинутый полог словно бы подтверждал его правоту.
    Лизавета почувствовала, как горят щеки. С чего бы, ведь никогда скромницей не была!
    — К вопросу перемен в твоей сестре, — развеяла все надежды супруга царевна морская. — Крейр!!! Хватит меня совращать, начинай думать! Ничего ситуация не напоминает?
    Колдун вздохнул страдальчески и послушно включил мыслительный процесс.
    — А знаешь, Лиз, ты права… — наконец сделал он первый вывод. — Не припомню за Ялкой такого бесшабашного поведения.
    — Сообразил наконец!
    Смуглое лицо сделалось серьезным.
    — Это ты мне так намекаешь, что за делами Угодий неплохо бы и собственной семье время уделять? А, Лиз? Яла обиделась на меня за что-то? А может, тебе тоже внимания не хватает?
    Ундина со стоном рухнула в кресло и прикрыла глаза ладонью. Мужчины! Пока прямым текстом не скажешь, будут ходить вокруг да около. А этот еще и темный ко всему прочему. Вывод он сделал, ага.
    — Влюбилась Яла! Она же в семью принята? Значит, и ваши проклятия на нее перешли. Только воздействуют чуть мягче, чем на тебя в свое время.
    И пока Крейр переваривал услышанное, Лизка с нежной улыбкой на губах уплыла в недалекое прошлое. Что ни говори, а темным быть непросто. На одном только Крейре пакости всякой столько, что на десятерых хватит. Он, когда чувства к невесте проснулись, вообще едва в живых остался. Так что Яле, можно сказать, повезло.
    — В кого? — только и смог выдавить колдун после нескольких минут молчания.
    — Понятия не имею! — радостно сообщила царевна. — Это мы у нее выяснять будем.

    Все еще бледная и слабая после неудавшегося Перехода, Ялисса взирала на родственников широко распахнутыми глазами. В темных глубинах плескалось недоумение.
    — Влюбилась? Я?!
    — Да! — в один голос обрадовала колдунью счастливая чета.
    Та недоверчиво моргнула и отставила в сторону так и не начатый завтрак.
    В нежно-розовых покоях этим утром было тесновато. Видно, новость о том, что в сердце самой завидной невесты Угодий обосновался таинственный некто, за ночь не только дом, но и всю Столицу облетела.
    Сама Яла, аки нераспустившаяся роза, возлежала в облаке подушек, одеял и прочих постельных принадлежностей, следя взглядом, как над головой покачивается полупрозрачный балдахин. Лизка с Крейром устроились на краешке кровати и в ожидании признания поглядывали на девушку. Бантик и вовсе не стеснялся, вальяжно развалился под боком у Ялиссы и с надеждой поглядывал на отставленный поднос с едой. Вдруг достанется кусочек? А уж съедобное или нет — можно и после выяснить. К месту преинтереснейшего разговора придвинули кресла палачи, а заодно друзья темного семейства — Тень с Крисом. Эти тоже надеялись, что им что-то обломится, только не из еды, а из работы. Вдруг возлюбленный уже накосячить успел и его… того? Лизка будто бы видела эти мысли, написанные на хорошо знакомых лицах. А еще кожей чувствовала интерес кружащих в центре комнаты темных духов, а еще точно знала, что к двери ушами и заклинаниями прильнули слуги… Угодья! И этим все сказано.
    — Что-то не припомню… — разочаровала зрительскую аудиторию лишившаяся дара темная. — И в кого же? Нет, не говори… Дай, угадаю! В жениха, которого ты мне усердно подсовываешь?
    Правитель Угодий скривился, будто ему только что оттоптали любимую мозоль, но присущее ему самообладание сохранил.
    — Если есть другой, я готов освободить тебя от любых обязательств. Ну же, Ялка, кто он?
    — Заманчиво, — протянула колдунья и заскользила взглядом по комнате в поисках подходящего кандидата. Но не преуспела: ни одного свободного мужчины в пределах видимости не обнаружилось. Только пес, да и тот больше остывающим завтраком интересовался.
    Оценивающий взгляд смерил Бантика от ушей до кончика хвоста, будто Ялисса прикидывала, какой мужчина из него получится, если немножечко поколдовать. Но, видно, вовремя вспомнила, что магия для нее теперь роскошь недоступная, и заметно заскучала.
    — Нет у меня никого. Хочешь — Лули спроси, она в таких делах разбирается.
    Старайся Яла казаться искренней, и в умах слушателей всенепременно зародились бы подозрения. Но на лице девушки читалось лишь раздражение. Это если последствий вчерашнего ритуала не учитывать, конечно.
    — Но проклятие работает… — задумчиво напомнила Лиза.
    — Работает, — кивнул Крейр. Пока сестра отнекивалась, колдун успел просмотреть ее ауру и теперь знал наверняка. — Притом давно, примерно пару месяцев. Хоть и не совсем так, как это обычно случается.
    На несколько минут комната утонула в тишине.
    — Опять колдуны пакостят? — предположила Тенфьяль. — Разобраться?
    Тон наделенной даром убивать звучал строго, по-деловому. Это раньше Тенька на каждого встречного кидалась, пылая жаждой продемонстрировать свое мастерство. В Темных Землях преступность зашкаливала, работа валила к палачам косяками, по пути сыпала пустыми проклятиями и громко звенела кандалами. Так что Тень как-то даже поостыла.
    Или, может быть, это замужество на нее так повлияло?
    — Нет, — устало покачал головой правитель. — Пожалуй, надо действительно со свахой проконсультироваться. А пока придется что-то придумать с женихом…
    — Хочешь, чтобы мы… — с сомнением начал Кристем.
    Но был остановлен бурным протестом хозяйки розовых покоев:
    — Руки прочь! Мой жених!

    Две недели промчались очень быстро.
    Яла постепенно отходила от пережитого, Крейр нырнул в темные дела и по привычке принялся строить подданных, Лиза коротала дни, получая новые знания. Хоть и не слишком понимала, если честно, к чему молодой правительнице изучать азы алхимии или врачевания, если соответствующих сил в ней отродясь не водилось и с перемещением в мир родной не завелось. Так стоит ли тратить время на бесполезную теорию?
    Но разномастные учителя приходили регулярно и исправно пичкали свою подопечную нудными лекциями. А Лизке только и оставалось, что терпеть и с предельно сосредоточенным видом думать о чем-нибудь своем. Хоть бы похитил кто!
    Тут надо признать, что Крейр оказался прав. После свадьбы посягательства на ее теперь уже венценосную особу не то чтобы прекратились, но стали редкими и какими-то несерьезными. Будто не сильно-то и старались колдуны. Правителя побаивались? Или свою признали?
    — А еще кровь змеев в приворотных зельях широко используется, — вещала симпатичная темная с модной стрижкой.
    Лизка старательно фокусировала взгляд на преподавательнице, но запомнить совершенно ненужную информацию не потрудилась. Ей-то влюблять в себя кого бы то ни было уж точно не придется!
    — Что это? — кивнула царевна на сваленные на столе свитки, когда в монологе колдуньи наметилась пауза.
    Мэтрисса Севелис ей нравилась, молодая, временами веселая, остальными временами просто не слишком занудная. Вот Лизанда и позволяла себе на ее уроках некоторые вольности.
    — Наши газеты, — пояснила колдунья, пододвигая к ученице всю груду разом. — Специально принесла тебе показать. Правитель их где-то год назад ввел, когда из вашего мира вернулся. Какое-никакое развлечение плюс несколько дополнительных рабочих мест. Традиция прижилась, а недавно и в соседнем Заресье такие появились.
    Лизка улыбнулась (Крейр — он такой Крейр) и развернула ближайший свиток. Длинный! И предсказуемо рукописный. Выведенные красивым почерком с завитушками, пестрели заголовки: «За минувшую ночь мымры поймали трех лазутчиков. Какой станет их дальнейшая судьба?», «Марианский царь мечтает искупаться в Спящем озере», «В помощники к дегустатору ядов требуются бессмертные работники», «Люблю! Кого — не знаю. Состоится ли в правящей семье вторая свадьба?». И прочее, прочее, прочее в том же духе.
    Но сама идея ундине понравилась. Пусть темные лучше сплетни читают, чем к палачам ходят. Так, глядишь, население Угодий не сильно уменьшится.
    А вот соседи из Мариании интересовали Лизавету все больше. Что-то уж больно часто они в последнее время стали о себе напоминать…
    — Отвлекитесь, царевна, — оборвала Лизкину попытку продолжить изучение местных новостей мэтрисса. — К вам, кажется, гости пожаловали.
    Взгляд на окно показал небольшую процессию, въезжающую во двор. С Лейвеосом во главе.
    — Я так полагаю, урок окончен? — уточнила Севелис, которую Лизка уже окрестила про себя Белей.
    Понятливая!
    — Думаю, да, — степенно кивнула правительница Темных Земель и, дождавшись, пока колдунья скроется в недрах телепорта, рванула вниз.
    Крейр уже приветствовал гостей.
    — Нормально добрались? Надеюсь, проблем с въездом не возникло?
    — Какие проблемы! — хохотнул феерик. — Нас всего-то культурно послали, грубо прокляли, вежливо предложили навести три порчи на каждого и пригласили поработать дегустаторами ядов. А еще звали поучаствовать в каком-то жутко кровавом ритуале! В остальном неплохо добрались.
    Колдун удовлетворенно кивнул:
    — Вот и славно. Сейчас разместим вас, отдохнете с дороги, а вечером познакомим тебя с невестой.
    От навязанного замужества Ялисса не желала отказываться категорически, а приглашенная накануне Лули так и не смогла назвать имени более подходящего жениха. Вроде бы и занято сердце темной красавицы, но вот кем — то даже свахе неведомо.
    Гости раскланялись с хозяевами и в сопровождении похожего на скелет дворецкого отправились обживать выделенные им покои.
    — Уже и сам не рад? — За прошедшее время Лизка тоже неплохо научилась улавливать настроение любимого, а сейчас сомнения были буквально написаны на лбу колдуна.
    — Ох, не знаю… Лиз, в следующий раз, когда мне взбредет в голову повлиять на судьбу кого-то из близких, призови духов — и пусть лучше они мне устроят внеплановый Переход!
    Царевна улыбнулась сочувственно и прижалась к мужу. Как же он себя недооценивает! С его-то страстью командовать, пока у нее дар проснется, все Угодья будут по струнке ходить.
    — Может, она назло, а?
    — Ломать себе жизнь, чтобы досадить любимому брату, — как-то странно, не находишь? — Лизка потерлась щекой о плечо темного и умиротворенно вздохнула. Хорошо с ним. Жаль только, спокойные времена выпадают на их долю нечасто.
    — Что есть, то есть. От частого общения с подданными лезет в голову всякая чепуха.
    Мотивов сестры колдун явно не понимал и искренне беспокоился, так что Лизке даже совестно стало. С объятиями лезть кто угодно может. А делом помочь? Ну хоть попытаться! Тем более что в активе есть целых три неиспользованных и почти всемогущих желания.
    — Ладно, ты пока думай, что с обручением делать, а я к Яле схожу. Надо ей рассказать, что жених приехал. Заодно и поговорю еще раз.
    С этими словами Лизанда коснулась губами щеки колдуна и унеслась вверх по лестнице.
    Пока шла, и так и эдак вертела в голове ситуацию. То, что Ялисса влюблена, свершившийся факт. Как и то, что этот таинственный некто идеально подходит темной. Иначе не проснулось бы проклятие, и Луилит вряд ли смогла бы что-то определить. С этим все понятно.
    Но должно, должно быть что-то еще…
    Лизка старательно морщила лоб, припоминая, как было у нее самой. Ага! Крейр переносился к ней каждое утро. Царевна уже в красках представила, как под покровом предрассветных теней будет красться к Яле и лица парочки, пойманной с поличным, но тут же одернула себя. Не сработает. Они ведь не половинки, а значит, никто никуда не перенесется.
    Эх… А ответ был так близко!
    — Что за мир дурацкий! Еще и половинки эти!..
    Следующим в голову ундины пришел закономерный вопрос: а почему, собственно, Ялисса не признается, кто же этот таинственный ОН? Тут вариантов могло быть несколько. Проклятие так действует? Вредность некстати проснулась? А может, заранее знает, что Крейр жениха не одобрит?
    Последнее виделось наиболее вероятным. И одновременно пугающим. Что же за жених там такой, раз в темном семействе точно придется не ко двору?
    К счастью, впереди показалась нужная дверь, и мыслительный процесс пришлось прервать. И вовремя, потому что Лизу уже трясти начинало от собственных предположений.
    Лизанда поскреблась в дверь и после короткого «Не заперто!» вошла.
    В розовых покоях было непривычно тихо. Ни духов, ни заклинаний, ни даже запаха какого-нибудь отвара, принесенного Ялой с собой из лаборатории. Только ветерок просачивался сквозь распахнутые окна и играл с легкой дымкой балдахина.
    Ялисса обнаружилась в ворохе покрывал и подушечек. Пришлось даже небольшие раскопки провести, чтобы отрыть наконец цель своего визита.
    — А это у тебя откуда? — Взгляд царевны упал на красочный томик, страницы которого неспешно перелистывала темная. — Что-то не припомню, чтобы видела его у тебя раньше…
    Любовный роман! Земной!
    Вряд ли Яла его в домашней библиотеке взяла.
    — Опять в портал лазила?! — Лизке хватило нескольких секунд, чтобы сделать единственно возможный вывод.
    Приставать с расспросами к подруге, да еще когда той и без ее вопросов несладко, Лизанде не хотелось. Но как представила, что скажет на это Крейр… Уж лучше она сама!
    — И как ты себе представляешь сей подвиг? — саркастично поинтересовалась Яла.
    Ундина виновато склонила голову. А про пропавший дар-то она и не вспомнила!
    — Прости, — покаянно пискнула Лизка. — Но откуда тогда у тебя книжка?
    И в самом деле, откуда? Может, Ялисса научилась призывать вещи? А что, неплохая замена утраченному дару. Были духи, стали предметы!
    — Мердок принес, — созналась девушка, убирая улику подальше и усаживаясь. — Он ко мне в последнее время часто заходит.
    И вот тут Лизавету осенило!
    — Так вот ты в кого влюблена!
    — В кого? — хлопнула ресницами колдунья и подалась вперед, ожидая услышать нечто интересное.
    — Да в Мердока же, разве нет? Ох, Ялка, и угораздило же тебя… Крейра точно инфаркт хватит, а он мне еще живым нужен!
    Выслушав причитания подруги, Ялисса только расхохоталась. Громко, с сотрясанием и всхлипами! Лизка даже сощурилась подозрительно: истерика у нее, что ли?
    — Я-ал?..
    Темная сунула голову под подушку и еще какое-то время продолжала забавно хрюкать.
    — Что «Ял»? Что «Ял»? — вопросила она наконец с возмущением.
    — Не расстраивайся, все будет хорошо, — пообещала Лиза, присаживаясь на краешек кровати. — Хочешь, я с Крейром поговорю? И с Мердоком тоже могу…
    Видно, предложение оказалось впечатляющим, потому что Ялисса не только из своего укрытия вынырнула, но и заметно посерьезнела.
    — Нет уж, ни с кем говорить не надо. Если уж на то пошло, Мердок тут вообще ни при чем.
    — А ходит тогда зачем? — Вопрос ундине казался закономерным.
    — Так, — после короткой паузы отозвалась темная. — Книжку вот принес, иногда мы просто разговариваем. Пару зелий на нем тестировала. Знаешь, Лиз, когда вся эта чепуха с влюбленностью случилась, я и сама первым делом о нем подумала. Чего уж там, воплощение у него симпатичное. И всегда одинаковое, что у духов редкость.
    Царевна слушала и старалась запомнить новую информацию. С потусторонними ей еще общаться и общаться, так что лишние знания могут однажды оказаться полезными.
    — И что?
    — А ничего! — вновь хохотнула Ялисса. — Нет у меня к нему серьезных чувств. Оболочка нравится, конечно, но глубоко внутри сидит понимание, что все это не взаправду. Понимаешь?
    Это Лизе было близко, сама она не раз напоминала себе, что тот Мердок, который гулял с ней по другому миру, танцевал в клубе и не раз оказывался под рукой в трудную минуту, — всего лишь видимость. А настоящего его она и не знает, наверное.
    Поэтому кивок вышел искренним.
    — Кто же тогда? Неужели совсем никто на ум не идет? — с тоской спросила правительница Угодий, заранее зная ответ. Если уж рыбка не смогла определить…
    Но молчание Ялы вдруг сделалось каким-то… не таким, в общем. В груди царевны невольно шевельнулись подозрения. Рыбка рыбкой, но женскую интуицию не обманешь. Да и взгляд у подруги что-то уж больно мечтательным стал…
    — Я-ал?
    — Ну что еще?
    — Признава-а-айся, — растягивая гласные, почти пропела Лизавета.
    Вроде бы колдунья вознамерилась опять отнекиваться, но в последний момент отчего-то передумала.
    — Особенно не в чем, но одна догадка у меня есть.
    — Ну-ка, ну-ка…
    Долгий, задумчивый вздох.
    — Помнишь нашу первую поездку к океану? — В этом месте Лизка торопливо кивнула. — Ты тогда уплыла надолго, а я на берегу сидела. Вот там-то я его первый раз и встретила!
    — Кого? — попыталась внести ясность обладательница сверкающего хвоста.
    — Не знаю! — Лицо девушки просве