Скачать fb2
Операция «Скрепка» и националистическое движение Украины как «пятая колонна» западных спецслужб

Операция «Скрепка» и националистическое движение Украины как «пятая колонна» западных спецслужб

Аннотация

    Еще не успели отгреметь последние залпы войны, как американская военщина приступила к реализации операции «Скрепка», которая была нацелена на выкачку патентов и другой технической документации, поиск образцов вооружения и техники и рекрутирование для американской военной промышленности нацистских военных специалистов. Особое внимание проявлялось к немецким спецслужбам, коллаборационистам и предателям разных стран. В область внимания США и их союзников попали и украинские националисты, дивизионники дивизии СС «Галичина» и боевики ОУН и УПА. Предателей и коллаборационистов использовали с целью оттеснения Советского Союза, а затем России на периферию мировой политики. Последние события на Украине показывают, что путем «смены режимов» и «продвижения демократии» Соединенные Штаты продолжают прежнюю политику. Анализируя многочисленные факты, автор обнажает истинные интересы Запада, его устремления.


Смульский Я. А Операция «Скрепка» и националистическое движение Украины как «пятая колонна» западных спецслужб

     
    Еще не успели отгреметь последние залпы войны, как американская военщина приступила к реализации операции «Скрепка», которая была нацелена на выкачку патентов и другой технической документации, поиск образцов вооружения и техники и рекрутирование для американской военной промышленности нацистских военных специалистов. Особое внимание проявлялось к немецким спецслужбам, коллаборационистам и предателям разных стран. В область внимания США и их союзников попали и украинские националисты, дивизионники дивизии СС «Галичина» и боевики ОУН и УПА. Предателей и коллаборационистов использовали с целью оттеснения Советского Союза, а затем России на периферию мировой политики. Последние события на Украине показывают, что путем «смены режимов» и «продвижения демократии» Соединенные Штаты продолжают прежнюю политику Анализируя многочисленные факты, автор обнажает истинные интересы Запада, его устремления.

Предательство народ не прощает

    История нам дала немало примеров, и можно со знанием дела утверждать, что предательство — вечный спутник человеческих отношений. Помните, в центре ада Данте поместил Иуду — его, в виде своеобразной «привилегии», терзал клыками сам Сатана. Это понятно, ведь Иуда предал не кого-нибудь, а Бога и Спасителя. Хотя он раскаялся и повесился на осине — по русским легендам, по европейским — на бузине, хотя ни та, ни другая в Палестине не растут. Его имя стало синонимом предательства. Сегодня у Иуды появилось немало адвокатов, утверждающих, что его поступок был одобрен самим Христом, но Евангелие говорит об этом иначе: «…вошел в него Сатана». Одни предавали ради денег, другие — чтобы ощутить себя хозяином жизни и смерти жалких людишек, копошащихся под ногами. Всегда, во все времена и у всех народов предательство считалось одним из тяжких преступлений.
    Но XX век нам дал еще такое понятие, как пятая колонна. Накануне и во время Второй мировой войны «пятой колонной» называли нацистскую агентуру в различных странах, помогавшую в этих странах немецко-фашистским войскам. На Украине «пятой колонной» являлось националистическое движение в ее западных регионах.
    Авторство термина «пятая колонна» принадлежит испанскому генералу Эмилио Мола, командовавшему армией франкистов в ходе гражданской войны. Наступая на Мадрид, он передал по радио в начале октября 1936 года обращение к населению испанской столицы, в котором заявил, что помимо имеющихся в его распоряжении четырех армейских колонн он располагает еще «пятой колонной» в самом Мадриде, которая в решающий момент ударит с тыла.
    «Пятая колонна» сеяла панику, занималась саботажем, шпионажем и диверсиями. Впрочем, ее эффективность Мола несколько преувеличивал, поскольку республиканский Мадрид продержался против фашистской осады еще два с половиной года.
    После разгрома фашизма предатели понесли заслуженную кару Например, маршал Филипп Петен, прославившийся в Первую мировую войну В 83 года он стал командующим французской армией и в 1940 году предал и армию, и свою страну. После немецкого вторжения он заключил с захватчиками мир и создал на юге Франции дружественное немцам «правительство Виши». Именем Петена нацисты казнили французских патриотов, отправляли евреев в лагеря смерти, вывозили в Германию богатства страны. Хотя суд над ним завершился смертным приговором, его прошлое более раннего периода было учтено и генералом де Голлем смерть заменена на пожизненное заключение. Он умер в 1951 году, не дожив пяти лет до столетия.
    Свои петены во время оккупации появились во многих странах Европы, но нарицательным стало имя одного из них — норвежца Видкуна Квислинга. Родившийся в 1887 году в семье сельского пастора, норвежский политик с начала 1930-х годов был известен своими симпатиями к нацистам. Когда он стал человеком Германии в Осло, король Хокон находился в Лондоне, где норвежское правительство в изгнании представляло в глазах союзников «истинную Норвегию» и придавало законность движению Сопротивления, сражавшемуся против немцев на родине. Норвежцы дружно ненавидели Квислинга как прислужника нацистов, и в 1945 году он был повешен по приговору суда.
    В древности все народы относились к предателям одинаково: их тут же убивали. Даже если это были царские дочери, которые из-за любви к неприятельскому вождю ночью тайком открывали для его войска ворота города. Мудрость древних заключалась в следующем: «Предавший раз — предаст снова».
    Можно привести еще множество примеров, но сегодня мы должны понять, что личные симпатии отдельных политиков, пусть даже и высокопоставленных, к тем или иным историческим персонажам должны служить не руководством к действию, а скорее предостережением, что нельзя перелицовывать историю в угоду собственным амбициям и интересам.

Охота за техническими достижениями поверженной Германии и нацистскими военными преступниками

    Победители во все времена были беспощадны к побежденным, старались как можно больше выжать технических новинок из побежденной стороны. Вторая мировая война не только поделила мир на два лагеря, но и наполнила экономику победителей новым содержанием, поскольку довоенная Германия была технически хорошо оснащена. Гитлер использовал промышленность и людские ресурсы почти всей континентальной Европы. После «поглощения» Чехословакии Германия превратилась в экономически самое сильное государство Европы. Чехословакия была развитой индустриальной страной. Только одни заводы «Шкода» поставляли немцам в ходе Второй мировой войны оружия столько, что это позволяло воевать 40 немецким дивизиям.
    Об этом с беспощадной откровенностью написал премьер-министр Великобритании в 1940–1945 годах Уинстон Черчилль: «Бесспорно, что из-за падения Чехословакии мы потеряли силы, равные примерно 35 дивизиям. Кроме того, в руки противника попали заводы «Шкода» — второй по значению арсенал Центральной Европы, который в период с августа 1938 по сентябрь 1939 г. выпустил почти столько же продукции, сколько выпустили все английские военные заводы за то же время. То есть источники техники, вооружения и материалов для ведения войны были у Германии почти неисчерпаемыми, а качество — очень высоким». Победа антигитлеровской коалиции в войне привела к дележу немецкого наследства.
    Здесь не лишне напомнить, как вели себя наши союзники по антигитлеровской коалиции. Союзники торопились подписать с фашистами договоры. Сначала они 4 мая 1945 года в г. Люнебурге подписали акт о капитуляции германских вооруженных сил севе-ро-западной части Германии, Голландии и Дании. 7 мая в г. Реймсе был подписан односторонний акт о безоговорочной капитуляции Германии. Это означало окончание войны на Западе, но не на Востоке. Трумен демонстративно в Вашингтоне 8 мая в 9.00 объявил о полном завершении войны в Европе, подчеркнув, что Германия полностью безоговорочно капитулировала перед англо-американской экспедиционной армией. Получалось, что на территории, где действует Красная Армия и все еще продолжались бои, советские войска просто не справляются. Этим публичным оскорблением западные «союзники», совершенно не считаясь с реальным положением дел, стремились не только унизить, но и выставить в нелепом виде СССР — принявший на себя основное бремя войны[1].
    Напомним, что Черчилль в директиве генералу Монтгомери требовал: «Тщательно собирать германское оружие и складировать его, чтобы его легко можно было раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжилось».
    Напомним, к концу 1943 года Британия начала вести против России подрывную деятельность, и план не был столь уж секретным. Британский шпион Дональд Маклин проходил в деталях британское антисоветское планирование в отношении российского правительства, которое, в свою очередь, подкармливало ими советские информационные агентства, начавшие нападения на «гнезда фашистской оппозиции на Западе». Эти разоблачения привели заместителя секретаря в министерстве иностранных дел, Джеффри Уилсона, к выводу, что «подозрение и даже враждебность Департамента Службы по отношению к России в настоящее время становится просто сплетней»[2].
    «В июле 1944 года, задолго до того, как война закончилась, высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел сэр Орм Сарджент (Orme Sargent) сообщил, что «начальники штабов и некоторые некоторые высокопоставленные офицеры говорили о Советском Союзе как о враге номер один, даже о необходимости обеспечения поддержки со стороны Германии в этом»[3].
    ФОТО 1. Чиновник МИДа Орм Сарджент. National Portrait Gallery, London
    В конце 1944 года MI-6 поддерживала контакт с группами антикоммунистической, пронацистской диаспоры из всех стран Восточной Европы. Среди них — организации, разделявшие идеи Intermarium (Междуморья), и Прометейская Лига, которые могли бы быть полезными для привлечения к сотрудничеству таких ведущих украинских прогитлеровских карателей, как Николай Лебедь и Степан Банд ера. Некоторых из этих пронацистских, анти-российских убийц должны были перебросить в Советский Союз после войны, чтобы вести подрывную антиправительственную деятельность. Других планировалось принять на службу в британскую МI-6 и в ЦРУ Аллена Даллеса, чтобы они координировали шпионскую деятельность по сбору разведывательной информации и осуществлению тайных операций[4].
    В первых числах апреля 1945 года 468 ведущих специалистов ракетного конструкторского бюро во главе с начальником ракетного центра генералом Дорнбергером, главным конструктором штурмбаннфюрером СС Вернером фон Брауном и начальником завода в Нордхаузене гауптштурмфюрером СС А. Рудольфом эвакуировались в район стыка границ Австрии, Германии и Швейцарии, намереваясь сдаться в плен американским войскам. «Они, — позднее писал Магнус фон Браун, отец Вернера фон Брауна, — предложили сотрудничество Америке, так как уже не видели никакой возможности продолжать свою деятельность в Германии, и изо всех наших прежних врагов Америка… в политическом и деловом плане подходила им более всего». Гитлеровским ракетчикам недолго пришлось искать покровителей из США. Их самих усиленно искали, и это им было хорошо известно.
    ФОТО 2. Генеральный конструктор «Сатурна-5» Вернер фон Браун (архив НАСА)

    Навстречу американским частям выехал Магнус фон Браун-младший, брат Вернера фон Брауна, с целью отыскать вашингтонского профессора Гетца Энтони Брифса. Вскоре выяснилось, что американский ученый находится в 44-й пехотной дивизии, подходившей к Оберйоху. И вот на дороге появился джип с тремя американцами. Один из них и был мистер Брифс. Фашистские ракетчики выстроились для встречи гостей. Но победителям было не до формальностей. Их интересовал единственный вопрос: «Где доктор Браун?» Последний не заставил себя ждать: знакомство состоялось.

    ДОСЬЕ. БРАУН (Braun) Вернер фон (р. 23.3.1912, Вирзиц (ныне Выжиск, Польша), немецкий ученый, конструктор ракетно-космич. техники. Учился в Цюрихском и Берлинском технологических институтах и в Берлинском ун-те. В детстве Вернер фон Браун (Wemher von Braun) зачитывался научной фантастикой и бредил космосом. Подростком оборудовал вместе с однокашниками маленькую обсерваторию. Родителям пришлось смириться с увлечением сына, хотя это далось им очень нелегко. Отец Вернера фон Брауна был родовитым аристократом, занимал высокие государственные посты (вплоть до министра сельского хозяйства Веймарской республики), а сын занимался какой-то ерундой. На уроках ему было скучно, и в седьмом классе он даже остался на второй год. Тогда родители отдали его в частный интернат, поставив категорическое условие: если он и там не выправит отметки, то может забыть о своем дорогостоящем хобби. Всего через несколько месяцев Вернер фон Браун стал первым учеником в классе. Это типично для него. Уж если он ставил перед собой какую-то цель, то всегда ее достигал. Как считает Stefan Brauburger, автор книги, Ein deutsches Genie zwischen Untergangswahn und Raketentraumen» во многом именно волей и целеустремленностью фон Брауна, а не только талантом объясняются его успехи как конструктора. Еще один важный фактор: он был блестящим организатором и прирожденным лидером. Защитив в 22 года диссертацию о конструктивных особенностях ракет на жидком топливе, фон Браун стал самым молодым доктором технических наук в Германии. Титул профессора глава нацисткой ракетной программы получил лично от Адольфа Гитлера (Adolf Hitler) и даже сохранил его, попав после войны в Америку, где на пике своей карьеры в 1970 году занял должность заместителя директора NASA. В США фон Браун сыграл одну из ключевых ролей в программе пилотируемых космических полетов «Аполлон».

Операция «Скрепка» (Paperclip)

    В конце Второй мировой войны Комитет начальников штабов (КНШ) США, возглавляемый Омаром Брэдли, начинает операцию «Скрепка» (заметим, без уведомления президента Франклина Рузвельта). Ее конкретное исполнение поручалось Объединенному управлению планирования разведывательной деятельности (ОУПРД)[5], под крылом которого были собраны все военные разведслужбы Соединенных Штатов. Как объяснит позднее директор ОУПРД Боскет Уив, «правительство уделяло много внимания ерунде — нацистским досье, вместо того чтобы отдавать приоритет интересам Соединенных Штатов, и понапрасну растрачивало силы, стремясь покарать мертвую нацистскую лошадь».
    Главная цель Управления стратегических служб состояла в захвате нацистских ученых с целью предотвращения попадания конкретных лиц в руки СССР или Великобритании, которые начали свои собственные программы.
    Начиная с 19 июля 1945 года, американский Объединенный комитет начальников штабов строил свои отношения с захваченными ракетчиками в рамках программы под названием операция «Оверкаст» («Беспросветность»).
    В начале 1946 года Координационный комитет армии и флота США разработал специальный документ, легализирующий ввоз в страну немецких специалистов и заключение с ними долгосрочных контрактов. В марте 1946 года проект «Оверкаст» превратился в более обширный проект под названием «Пейперклип» (Paperclip). Этот проект был одобрен президентом Гарри Трумэном 6 сентября 1946 года.
    Цель операции «Скрепка»: выкачка патентов, поиск техники, технической документации и рекрутирование для американской военной промышленности нацистских военных специалистов по ракетам Фау-1 и Фау-2, биологическому и химическому оружию, атомным исследованиям. В ходе операции «Скрепка», охоты за «мозгами» в побежденной Германии, был «импортирован» главный ракетчик III рейха Вернер фон Браун и еще ряд крупнейших специалистов. Армия США пристроила недавних врагов в Редстоунский арсенал (г. Хантсвилл, штат Алабама), помогать осваивать трофейные Фау-2 и разрабатывать новые боевые ракеты.
    ФОТО 3. Ракета Фау-2


    Специально выделенные войсковые подразделения, в которые входили специалисты предприятий в области ракетостроения и научно-исследовательских организаций, связанных с производством и развитием ракет, должны были захватить образцы ракетной техники и ее отдельных узлов, документы по технологии, ведущих ракетных специалистов. Руководил операцией генерал-лейтенант американской секретной службы Дональд Линдер Путт. Именно ему военное министерство США поручило заполучить не только нацистские ракеты, но и их конструкторов. В группе Путта состоял и американский инженер Ричард Уильям Портер, ему разведка США обязана многими весьма ценными сведениями о гитлеровских ракетчиках.
    Операцией «Скрепка» непосредственно в Германии руководил полковник артиллерийско-технической службы США Холгер Н. Тофтой. До 1944 года он занимал ответственный пост в технической разведке на европейском театре военных действий, а в 1945 году стал начальником лаборатории армии США по управляемым снарядам. Первоочередной его задачей была эвакуация оборудования с подземного завода в Нордхаузене до того, как эта территория, согласно договоренности, достигнутой на Ялтинской конференции, будет контролироваться Красной Армией. Одновременно Тофтой организовал в Гармиш-Партенкирхене спецлагерь, в котором группа американских экспертов тщательно допрашивала Дорнбергера, фон Брауна, Рудольфа и еще несколько сот бывших сотрудников ракетного центра в Пенемюнде. В небольшом отеле курорта Бад-Киссинген немецкие специалисты проходили отбор с точки зрения их технической квалификации. Там же находились их семьи.
    В течение нескольких лет из Германии в Соединенные Штаты были перевезены около 1 500 ученых-нацистов. В частности, они осуществляли исследования в области химического оружия, космоса, использования психотропных веществ во время пыток, и Пентагон в дальнейшем доверил им руководство этими программами, на которые они оказали сильное влияние.
    Примечательная деталь. Комитет начальников штабов, по существу, поделился на два лагеря. Одни офицеры, возмущенные увиденным ими в лагерях Дахау, Освенцим и Дора, требовали собрать как можно больше доказательств военных преступлений фашистов с целью проведения процесса над нацистскими руководителями. Вторые, напротив, считали, что германские военные преступники представляют собой незаменимый контингент, который необходимо привлечь к службе на «благо Америки». Нужно отметить, что операция по вербовке немецких ученых, работавших на III рейх, наталкивалась на резкое сопротивление многих высших должностных лиц Комитета начальников штабов. Да и позиция Франклина Рузвельта также была однозначной: на просьбу главы Управления стратегических служб Уильяма Донована о предоставлении привилегий «своим» дипломатам Министерства иностранных дел Германии и офицерам СС американский президент ответил отказом, заявив, что среди немцев, завербованных OSS, «некоторые должны однозначно предстать перед судом за совершение военных преступлений или, по меньшей мере, быть задержаны за активное участие в деятельности нацистов». Но Франклин Рузвельт вскоре умер. Тогда-то ОУПРД и принимает решение сфальсифицировать досье завербованных немецких ученых.
    В первую очередь американцы стремились заполучить тех ученых, чьи открытия принесли наибольший урон лагерю союзников, то есть создателей ракет Фау-2. Возглавлял этот проект Вернер фон Браун. Признаем, что в 1945 году в возрасте всего лишь 32 лет он был одним из выдающихся инженеров своего времени. В 1930-х годах фон Браун работал под руководством Германа Оберта, создателя немецкой ракеты, после чего поступил на работу в СС под личное командование Генриха Гиммлера. Во время войны работал в центре Пенемюнде над проектированием ракет Фау-2. Позже эти ракеты будут собираться на заводе «Миттельверк» руками заключенных концлагеря Дора.
    8 сентября 1944 года над Лондоном раздался мощный гул, напоминающий раскат грома: это в городском районе Чизвик упала первая ракета Фау-2. Громовой раскат, раздавшийся в этот день над британской столицей, возвестил о том, что на полях войны появилось невиданное ранее оружие — баллистические ракеты. Всего было запущено 4 300 ракет Фау-2, 1500 из них были нацелены на Лондон.
    В конце 1944 года на германской экспериментальной ракетной базе сухопутных войск вермахта — Пенемюнде (остров Узедом у южного побережья Балтики, близ нынешней польско-германской границы) штурмбаннфюрер СС Вернер фон Браун, выпускник Берлинского технического института, и кавалер Рыцарского креста за военные заслуги с мечами генерал-майор Вальтер Дорнбергер, получивший степень магистра баллистики в Технологическом училище в Шарлоттенбурге, готовили к запуску гигантскую двухступенчатую ракету по проекту А9/А10 «Америка». На этот ракетный монстр Гитлер и его подручные возлагали особые надежды как на уникальнейшее средство поражения. Предполагалось, что ракета за час покроет расстояние в 4 800 км и причинит сильнейшие разрушения Нью-Йорку или иному крупному городу на Атлантическом побережье США.
    Именно в Пенемюнде впервые в мире были разработаны и испытаны опытные образцы баллистических ракет. Двухступенчатая баллистическая ракета по проекту А9/А10 «Америка», как докладывали Гитлеру, 24 января 1945 года совершила успешный экспериментальный полет, хотя сбилась с курса и взорвалась где-то над Атлантикой, у берегов Гренландии. Руководители проекта заверили фюрера, что первые три серийные ракеты уже собираются на подземном заводе вблизи города Кракова и будут готовы к запуску на Америку не позже октября 1945 года. Но этому не суждено было сбыться.
    На службе у Америки. Итак, 3 мая 1945 года фон Браун и большинство его сотрудников сдались в плен американской армии. Фон Браун некоторое время проводит в заключении в Гармише под наблюдением команды полковника Холгера Тофтоя, который был одержим проектом возобновления немецкой ракетной программы на базе Форт-Блисс (США). Полковник поручает фон Брауну убедить своих бывших коллег присоединиться к проекту. Выполнить эту задачу было несложно, так как большая часть ученых, оставшись в Европе, как их предупредили, рискует предстать перед трибуналом за «соучастие в военных преступлениях».
    ФОТО 4. Фон Браун (выделен) среди нацистов

    В это же время один из руководителей ОУПРД Грун составляет список наиболее квалифицированных немецких и австрийских ученых, пригодных для вербовки. В этом ему помогает Вернер Озенберг, возглавлявший научное подразделение гестапо, занимавшееся проверкой политической надежности ученых, работавших на III рейх. Доклады и досье тайной полиции позволили Озенбергу составить список из 15 000 научных работников с указанием их политических убеждений и профессиональной ценности. Все это способствовало перевербовке убежденных нацистов.
    Переезд в США ученых, причастных к нацистскому аппарату, не мог пройти беспрепятственно. Значительная их часть согласилась на эту «ссылку» лишь под угрозой судебного преследования в собственной стране. В лучшем случае, они рассчитывали сотрудничать с американцами в борьбе с СССР, в худшем — намеревались в минимальной степени делиться располагаемой информацией и технологиями или продавать их тем, кто больше предложит. Впрочем, эта проблема была выявлена в самом начале операции.
    В 1945 году лейтенанту американской армии Уолтеру Джесселу было приказано выяснить степень лояльности ученых еще до их отъезда из Германии. В его докладе, сделанном на основе допросов, содержался вывод, что фон Браун и его команда стремятся скрыть свои знания от американских офицеров. По мнению лейтенанта, доверять им было бы «очевидной глупостью». Впоследствии выяснилось, что майор Джеймс Хэмилл, несший прямую ответственность за так называемую группу «Скрепка» в Форт-Блиссе, никогда не вел строгого наблюдения за ней: «Членам группы “Скрепка” был разрешен широкий доступ к секретной информации, не было комендантского часа, не проверялась и немецкая почта». Более того, отмечал Джессел, «деятельность ученых за пределами базы почти не контролировалась».
    Когда 2 августа 1945 года президент Трумэн поставил в Потсдаме свою подпись под соглашением, предусматривавшим, в частности, «полное разоружение и демилитаризацию Германии и ликвидацию всей германской промышленности, которая могла быть использована для военного производства», фон Браун, Дорнбергер и Рудольф уже готовились к переезду в США, причем об этом не знал даже выдающий визы государственный департамент.
    В конечном итоге 120 инженеров, участвовавших в разработке Фау-2, и ряд специалистов по Фау-1 были вывезены в США с конца 1945-го до лета 1946 года. Туда же с подземных заводов по производству Фау-1 и Фау-2 вывезли около 300 вагонов оборудования и деталей ракет. Одновременно туда отправили и самих немецких ученых. Штурмбаннфюрер СС фон Браун, его коллеги гауптштурмфюрер Рудольф (Rudolf) и генерал-лейтенант вермахта Дорнбергер (Domberger) стали работать в научно-исследовательских центрах и конструкторских бюро Пентагона. Американцы проявили к ним более чем снисходительное отношение: начиналась «холодная война», Соединенные Штаты (как, впрочем, и Советский Союз) остро нуждались в специалистах в области ракетной техники. Поэтому на прошлое просто закрыли глаза.
    Американцы действовали со знанием дела:
    — они отправляли в США техническую документацию;
    — частично — оборудование и готовые изделия, прежде всего, части баллистических ракет Фау-2 и аппаратуру.
    Так, только на американский ракетный испытательный полигон в Уайт-Сэндз (Нью-Мексико) переправили 50 головных частей Фау-2, 115 приборных отсеков, 127 комплектов топливных отсеков, 100 рам двигателя, 90 комплектов хвостовой части и т. д.
    В августе 1945 года полковник Холгер Тофтой, глава ракетного отделения отдела исследования и разработки Артиллерийского корпуса армии США, предложил сначала одногодичные контракты ракетостроителям, а также возможность проживания с семьями, и 127 из них приняло предложение. В сентябре 1945 года первая группа из 7 ученых ракетчиков прибыла в Форт Стронг (Нью-Йорк): Вернер фон Браун, Эрих В. Нойберт, Теодор А. Поппель, Аугуст Шульце, Эберхард Реес, Вильгельм Юнгерт и Вальтер Швидецки[6].
    По данным министерства обороны США, к декабрю 1947 года в Америку было вывезено уже 523 немецких ученых (в дальнейшем их число увеличилось). При этом, как явствует из недавно рассекреченных в Вашингтоне официальных документов, сотрудники управления разведки при Комитете начальников штабов
    США умышленно скрыли нацистское прошлое многих германских специалистов в области ракетной техники и других исследований военного значения, чтобы переправить их на жительство в США вопреки установленному порядку.
    ФОТО 5. Двенадцать главных немецких ракетчиков, сменивших Центр Пенемюнде IIIрейха на Редстоунский арсенал в США

    Слева направо: Эрнст Штулингер, директор управления научно-исследовательских работ; Хельмут Хользер, директор вычислительного центра; Карл Хэймбург, директор испытательной лаборатории; Эрнст Гесслер, директор аэробаллистической лаборатории; Эрих Нойберт, директор лаборатории надежности и системного анализа; Вальтер Хоссермарн, директор лаборатории наведения и управления; Вернер фон Браун, главный конструктор, директор отделения разработок; Вильям Мразек, директор лаборатории конструкции и механики; Ханс Хойтер, директор лаборатории наземных систем; Эберхарт Реес, заместитель директора отделения разработок; Курт Дебус, директор лаборатории пуска ракет; Ханс Маус, директор лаборатории производства и сборки.
    Все это свидетельствует либо о невероятном легкомыслии, либо о слепом доверии, которое не может быть объяснено одной лишь наивностью. Впрочем, и американская общественность нисколько не была взволнована прибытием на территорию США ученых-нацистов. Но тут американские военные преуспели в тщательной «дезе». В конце 1946 года военный департамент США даже организовал «день открытых дверей» на авиабазе Райт Филд с целью представить прессе «немецких ученых». В результате этой пропагандистской акции были опубликованы статьи, ни в одной из которых не было упомянуто сомнительное прошлое этих инженеров. Вместе с тем заместитель главы военного ведомства тогда заявил, что «ни один ученый, подозреваемый в совершении военных преступлений, не пересек американской границы». На самом же деле скандалы и разногласия по этому поводу возникали даже на самой базе Райт Филд, где многие американские офицеры были возмущены тем, что вынуждены работать с «нацистскими военными преступниками».
    Достаточно сказать, что там был Теодор Зобель, которого обвиняли в «проведении опытов над людьми во время работы в лаборатории “Шале-Медон” во Франции». Эта информация была подтверждена в докладе Управления американской военной администрации в Германии (OMGUS). Также было известно, что эксперт в области реактивного топлива Эрнст Экерт состоял в штурмовом отряде СА, в 1938 году вступил в партию нацистов, а в 1939-м — в СС. Но в Америке об этом молчали, так как политика Пентагона состояла «в максимальной защите» своих людей и продолжении вербовок. И когда верхушку нацистской Германии судили в Нюрнберге, фон Браун и его команда уже оформляли документы на жительство в США и строили для американцев первые ракеты. Нацистское прошлое было быстро и прочно забыто. Впрочем, до 1955 года, когда фон Браун стал гражданином США, упоминать о нем в печати запрещалось. Он постоянно находился под наблюдением разведки — сначала в Эль-Пасо, потом в Хантсвилле (штат Алабама), где под его руководством инженеры колдовали над вывезенными из Германии Фау-2.
    Программа, порученная фон Брауну, не сразу принесла результаты. В июне 1947 года с ракетной пусковой установки полигона Уайт-Сэндз в Нью-Мексико была запущена первая модифицированная ракета Фау-2. Ракета, собранная из частей, найденных на заводе «Миттельверк», отклоняется от заданной траектории и взрывается по ту сторону американо-мексиканской границы, в 5 километрах от густонаселенного района города Хуарес. Этот инцидент вынуждает Соединенные Штаты объясняться перед Мексикой и давать уверения в том, что США ни при каких обстоятельствах не собираются осуществлять ракетные удары по соседям.
    ФОТО 6. Гражданское личное пространство, приспособленное для «Пейперклип» и проекта 63 программы
         

    Но уже в 1951 году лаборатория фон Брауна разработала баллистические ракеты «Редстоун» и «Атлас», которые могли нести ядерные заряды.
    Настоящим шоком для США стал запуск Советским Союзом 4 октября 1957 года первого искусственного спутника Земли. Это явилось сильнейшим ударом по самомнению Соединенных Штатов, уверовавших — особенно после успешной разработки ядерного и термоядерного оружия — в свое безусловное техническое лидерство.
    4 октября 1957 года в 20 часов 07 минут по вашингтонскому времени станцией радиоперехвата в Риверхеде (Нью-Йорк) были зафиксированы первые искусственные радиосигналы из космоса. Еще через два часа корреспондент NBC привез запись в студию и с дрожью в голосе провозгласил: «А теперь слушайте сигнал, который навсегда отделил старое время от нового…» Через несколько секунд радиослушатели — кто с восхищением, а кто с ужасом — внимали четким коротким звукам: «…бип… бип… бип…» Новость полетела по миру как «сенсация номер один отныне и навеки».
    Как могло такое произойти? Почему «прошляпили» разведка, инженеры, ученые, политики и журналисты, которые так любят стращать обывателя «коммунистической угрозой»?
    Шел одиннадцатый год «холодной войны», и первый спутник стал своеобразным продуктом этого противостояния. СССР осуществил очевидный прорыв в ракетостроении. Соединенные Штаты с ужасом обнаружили, что противопоставить ему что-либо в политическом и военном отношении нечего. Надо было браться за работу.
    Еще одно свидетельство использования США ученых-нацистов. Летом 1947 года ОУПРД предпринимает новую операцию под названием «Национальный интерес», цель которой заключалась в вербовке всех ученых-нацистов, в том числе и осужденных за военные преступления. Им предлагается работа в вооруженных силах США или на больших частных предприятиях Lockheed, W.R. Grace and Company, CBS Laboratories и Martin Marietta. Одним из тех, кто воспользовался этим предложением, стал Отто Амброс. Во время войны он был директором IG Farben и принимал решение об использовании в газовых камерах «Циклона Б», производившегося в одном из филиалов IG Farben. Несмотря на то, что во время Нюрнбергского процесса он был признан виновным в эксплуатации заключенных и массовых убийствах, великодушное «правосудие» приговаривает его всего лишь к 8 годам тюрьмы. Пока он отсиживал срок, его фамилия находилась в «списке ожидания». ОУПРД вербует его сразу же после досрочного освобождения, по указу Джона Макклоя, верховного комиссара США в Германии. О. Амброс приступает к работе советника в компаниях W.R. Grace Company и Dow Chemical, а также в химических войсках американской армии. Как видим, еще совсем недавно эти ученые принадлежали к лагерю противника.
    В битве за «Сатурн». Операция «Скрепка» быстро достигает поставленных целей в тех областях, где Комитет начальников штабов, не колеблясь, отдал ключевые посты нацистским ученым. С этой точки зрения наиболее показательна область космических исследований, над которыми работает вся команда, разработавшая концепцию ракет Фау-2.
    Интересно, что в октябре 1942 года с острова Узедом был осуществлен запуск искусственного объекта, совершившего первый суборбитальный космический полет в истории человечества. Созданный по заказу вермахта «Агрегат-4», как его обозначали в конструкторских документах, набрал скорость в несколько раз выше звуковой и поднялся на высоту около 85 километров.
    ФОТО 7. Фон Браун и офицеры вермахта

    Нацистская пропаганда назовет эту ракету «оружием возмездия», сокращенно — «Фау-2» (Verge I tungswaffe-2). Один из сохранившихся ее образцов сейчас установлен около входа в Историкотехнический музей Пенемюнде (НТМ Peenemimde), расположенный на территории бывшего ракетного центра. Ежегодно в нем бывает до 200 тысяч посетителей[7].
    Космические проекты были приоритетными в работе Вернера фон Брауна на американцев (по крайней мере, начиная с середины пятидесятых годов). Именно его группа запустила первый американский спутник Explorer-1 — на 195 дней позже первого советского искусственного спутника Земли. После этого успеха Вернеру фон Брауну поручили создать ракету-носитель «Сатурн» для полетов на Луну.
    Нацистским инженерам под руководством Вернера фон Брауна было поручено выполнение задачи, названной в 1961 году президентом Джоном Кеннеди первоочередной, — отправка человека на Луну. 16 января 1963 г. президент Кеннеди посетил Центр управления пуском на мысе Канаверал для ознакомления с ходом выполнения Лунной программы. Вернер фон Браун также приехал в этот центр, чтобы продемонстрировать президенту «Сатурн-1» и макеты оборудования для лунного корабля. Увиденное произвело на Кеннеди сильное впечатление, но 20 ноября 1963 года сенат урезал бюджет NASA на $612 млн. 21 ноября Кеннеди отправился в поездку по Техасу, и одной из целей поездки было активизировать поддержку его «лунной» инициативы[8].
    ФОТО 8. Президент США Роберт Кеннеди и Вернер фон Браун

    Тем временем запуск ракет в США перешел из ведения Пентагона в руки государственного агентства NASA. При нем был создан космический центр им. Джона Маршалла в Хантсвилле под научным руководством фон Брауна.
    Теперь у немецкого конструктора было больше денег и людей, чем в Пенемюнде, и он мог осуществить давнюю мечту о космических полетах. Директором проекта программы создания ракеты «Сатурн-5», той самой, что достигнет Луны в 1969 году, становится Артур Рудольф. Во время войны он был заведующим производством на заводе «Миттельверк» (в частности, устанавливал количество часов работы, выполнявшейся заключенными расположенного по соседству концлагеря Дора). Наконец, бывший член СС Курт Дебус становится первым директором космодрома им. Кеннеди на мысе Канаверал.
    Работа этой троицы позволила Соединенным Штатам добиться значительных успехов. 21 июля 1969 года астронавт Нил Армстронг становится первым человеком, ступившим на Луну. Это было завершением сотрудничества между нацистами и американским Комитетом начальников штабов. Сам фон Браун пика карьеры достиг в 1972 году, став заместителем директора NASA и начальником космодрома на мысе Канаверал.
    Однако тогда же, в условиях экономического спада, ему предложили отменить дорогие полеты на Луну и заняться более выгодными программами — запуском разведывательных и технических спутников. Фон Браун отказался. И вскоре его отправили в отставку. Лунные полеты были прекращены, не состоялся и готовившийся фон Брауном старт пилотируемого корабля к Марсу. Еще через 5 лет, 16 июня 1977 года, его не стало. Фон Браун умер вследствие тяжелого заболевания почек.
    Словом, американцы широко использовали знания нацистских ученых в создании собственной космической отрасли, что в последующем позволило сформировать им «триаду» стратегических наступательных вооружений и закладывать основы ПРО.
    За кулисами американских спецслужб. Операция «Скрепка» мобилизовала спецслужбы на поиск всего, что могло быть использовано в будущем. Спецслужбы не брезговали практически ничем — главное, подобрать все, что пригодится. Отсюда особое внимание к немецким спецслужбам, коллаборационистам и предателям разных стран. В область их внимания попали и украинские националисты, дивизионники дивизии СС «Галичина» и боевики ОУН и УПА.
    Безусловно, что США несут львиную долю ответственности за политику, когда всякая мораль должна была приноситься в жертву мнимым «жизненным стратегическим интересам». Это была геостратегическая игра Америки. Главное заключалось в том, чтобы хоть в чем-то нанести ущерб Советскому Союзу.
    Цель часто оправдывала неслыханные средства для ее реализации. Для этого вскармливали мятежников, «эскадроны смерти», диктаторов и мошенников, которые наводили в десятках стран страх и ужас. Какими бы отвратительными ни были эти происки, служили они одному: оттеснить СССР на периферию мировой политики.
    Как видим, после войны покровители «свидомого» («сознательного») украинства поменялись. Место почившего в бозе III рейха заняли Соединенные Штаты и их ближайшие союзники Великобритания и Канада.
    Анализ показывает, что во время «холодной войны» идеи, воодушевлявшие нацизм, как и их непосредственные исполнители, никуда не исчезли. Более того, можно даже сказать, что они одержали победу над союзниками по антигитлеровской коалиции.
    Реанимация фашистских спецслужб. Рейнхард Гелен. Когда через несколько недель после окончания войны генерал вермахта Рейнхард Гелен предложил американцам использовать знания и документы, собранные его бывшим отделом «Иностранные армии Востока», то натолкнулся на неприятие среди сотрудников Управления стратегических служб (УСС), предчувствовавших, впрочем, скорый роспуск своей организации. Кроме того, американская разведка пока не хотела компрометировать себя сотрудничеством со шпионским аппаратом недавнего противника, тем более, использовать его для шпионажа против союзника. Однако вскоре ситуация изменилась, и для Рейнхарда Гелена и его подчиненных была определена иная судьба.
    ФОТО 9. Рейнхард Гелен
    Некоторые уточняющие детали. 22 мая 1945 года в Баварии генерал-лейтенант вермахта Гелен сдался 7-й армии генерала Джорджа Паттона и немедленно попросил организовать ему встречу с американской контрразведкой. Гелен предложил США свой аппарат, агентурную сеть и собранные материалы в обмен на свободу.
    Гелен прекрасно понимал, что Вашингтон с радостью ухватится за предложение услуг опытной организации, которая, как в данном случае его отдел, располагает всеми видами антисоветского шпионажа — от дешифровки кодированных сообщений и допросов военнопленных до засылки агентов, обработки шпионских сведений и даже проведения операций психологической войны. И он не ошибся.
    Пока Советский Союз тщетно требовал экстрадиции Гелена и передачи его материалов, в Пентагоне стороны быстро достигли взаимопонимания. Материалы Гелена и его сеть были признаны исключительно ценными, а все его условия — приняты.
    Так нацистский генерал Рейнхард Гелен, который возглавлял русский отдел Верховного командования вермахта (ОКВ, генштаб Гитлера), а также был консультантом по окончательному решению еврейского вопроса, тайно был переправлен в Соединенные Штаты, где он должен был передать предварительно спрятанные документы по Советскому Союзу, а затем организовать русский отдел вскоре образованного ЦРУ.
    По сведениям журнала «Шпигель» (от 22 сентября 1954 г.), Гелен восстановил свой разведывательный аппарат, составленный исключительно из кадров фашистской Германии, а финансировать его стала американская контрразведка. С Геленом непосредственно общался Аллен Даллес.
    В результате договоренности между американцами и Геленом сотни офицеров вермахта и СС были освобождены из лагерей для пленных и перевезены в штаб Гелена, дислоцированный в горном массиве Шпессарт в Центральной Германии. Так образовался костяк организации из 350 офицеров, отобранных лично Геленом. Среди них, к примеру, был Алоис Брюннер, ответственный за лагерь для интернированных в Драней, рядом с Парижем, и за смерть в нем 140 тыс. евреев.
    Когда кадровый состав организации Гелена, она сокращенно называлась Геленорг (Gehlen Org), достиг 3 тыс. человек, штаб переехал в строго охраняемое место рядом с Мюнхеном, где Геленорг существовала под неброской вывеской «Организация индустриального развития Южной Германии».
    В начале 1950-х годов Геленорг насчитывала уже 4 тыс. офицеров. Агентурная сеть Гелена охватывала огромную территорию от Кореи до Каира и от Сибири до Сантьяго де Чили. В апреле 1956 года Геленорг была официально интегрирована в структуру госорганов, став основой Федеральной разведывательной службы Западной Германии, которую возглавил, соответственно, Гелен. С этого поста он ушел в отставку только в 1968 году.
    При поддержке ЦРУ организация Гелена создала «крысиный путь» для доставки в США нацистских военных преступников из Европы, чтобы исключить их судебное преследование.
    Устанавливая транзитные лагеря и готовя ложные паспорта, Геленорг помогла более чем 5 тыс. нацистам покинуть Европу, позволила перемещаться во всем мире, особенно в Южной и Центральной Америке.
    ФОТО 10.