Скачать fb2
Хозяева руин

Хозяева руин

Аннотация

    Города, по которым прошел Лес, стали смертельными ловушками. Хищные растения, коварные аномалии и кровожадные мутанты притаились среди развалин. Немногие выжившие рискуют заходить в такие места. Троица бродяг – Алекс, Швед и Яна – именно те люди, что не боятся исследовать мертвые города. Они – хозяева руин. Под обломками разрушенного мира можно отыскать много интересного. Там прячется прошлое Шведа, которое странным образом связано с таинственными лабораториями «Вектора». И когда в руки бродяг попадает то, за чем охотится сразу несколько могущественных группировок, им волей-неволей приходится вступить в смертельный поединок с врагами, которые гораздо сильнее их. Но не только сила важна в Мире Выживших. Ум, смелость, решительность и дружбу еще никто не отменял.


Виктор Ночкин Хозяева руин

    © Текст, оформление обложки. VOSTOK GAMES. SURVARIUM INC., 2014
    © Внутреннее оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014
* * *
    Земную жизнь пройдя до половины,
    Я очутился в сумрачном лесу…
Данте. Божественная комедия
Часть I. «Ад». Песнь I

Пролог

    Все удачливые кланы похожи друг на друга, а каждая шайка неудачников несчастлива по-своему. У них всегда наготове самые разнообразные оправдания невезению, если спросить – они расскажут, опишут в мельчайших подробностях, чего им не хватило для достижения совершенно полного успеха… И эти истории намного интереснее, чем простой и ясный итог: они неудачники.
    Гоша Кравцов не хотел быть неудачником. И быть похожим на других везучих, но неразличимо одинаковых, не хотел быть тоже. Поэтому оставался одиночкой. Старался не попадаться без причины на глаза везунчикам, а что касается неудачливых… это уже по обстоятельствам.
    Вот сейчас он уже третий час, лежа в кустах на плоской вершине пригорка, разглядывал в бинокль лагерь захудалой шайки бродяг. С первого взгляда было видно, что эти люди не на вершине успеха. Грязные, лохматые мужчины и женщины в потрепанных шмотках и с дрянным оружием. Конечно, у этих тоже есть объяснение своему жалкому состоянию: не пофартило, не так легла фишка, совсем чуть-чуть не повезло, а то бы они – о-го-го! Гоша отлично понимал, что никакое о-го-го не поможет тем, кто в душе уже смирился с подобной участью.
    Это мародеры, мелкие падальщики, они крутятся у гигантского трупа города, пытаются подстеречь и ограбить смельчаков, которые иногда заходят покопаться в руинах. При такой жизни никакой фарт не поможет. Тем более сегодня. Сегодня Гоша сам собирался стать невезеньем этой шайки. Ничего личного! Просто так получилось, что он наметил для отступления именно эту лощину, в которой встали лагерем мародеры. Не менять же планы из-за каких-то оборванцев!
    Гоша не шарпает по мелочам, он не из тех, кто ходит в развалины наугад, надеясь отыскать какой-нибудь ценный обломок старого мира. Ненадежный бизнес! Но сейчас он нашел покупателя на вещицу, которая находится в мертвом городе. И знал это он наверняка. Знал, где лежит. Знал, как взять. Знал, кому и за сколько продаст.
    Когда все просчитано – это совсем другое дело, это не то что соваться в мертвый город наобум. Города стали смертельными ловушками. Там деревья, огромные, как дома. Там дома, поросшие зеленью, как деревья. И много опасностей, скрывающихся в домах и деревьях. Слишком много опасностей, на Гошин вкус.
    Мало того, самая опасная часть предприятия – вовсе не добыча нужной вещи. Гораздо больше Гоша рискует, передавая ее клиенту. Батька из Черного Рынка – человек с принципами. Это с одной стороны. А с другой стороны, главный из принципов Батьки: не соблюдать никаких принципов, если дело того стоит. Но Гоше удалось заинтересовать этого опасного человека и договориться, что товар будет передавать на своих условиях. Поэтому Батьки поблизости нет. Есть его человек, который ждет Гошу в условленном месте, там, где полно свидетелей и труднее устроить подлянку. У Гоши первосортный товар, что и решило дело. Чтобы заполучить такой куш, Батька принял все условия.
    Гоша всегда рассчитывает наперед каждый шаг. Именно поэтому он заранее прикинул, каким маршрутом будет уходить с добычей из Житомира. Обнаружил две опасности: стая волков и вот эта банда мародеров. Поэтому их нужно заранее убрать с дороги.
    Мародеры, за которыми следил Гоша, зашевелились – возвратилась партия, уходившая на вылазку. Те, кто пришел, рассказывали о своих подвигах остальным, показывали добычу. Какой-то небольшой предмет привлек общее внимание, его передавали из рук в руки, мародеры вытягивали шеи, чтобы лучше разглядеть. Что там? Похоже, артефакт нашли? Великое событие в жизни неудачников! Гоша ухмыльнулся. Да, вроде «катушку» подобрали. Жалкие людишки. Ничего, сейчас им станет не до «катушки», скоро их постигнет новая непруха по имени Гоша.
* * *
    Издалека донесся волчий вой. Гоша повернул бинокль и устроился поудобнее. Сейчас начнется. Об этой стае он знал, приметил ее еще в прошлые ходки – до того, как сговорился с Батькой. Вот и приготовился… а когда отправился забрать товар, оказалось, что в округе объявилась еще одна стая облезлых хищников – на этот раз двуногих.
    Вот Гоша и расчистит дорогу в Житомир сразу от всех.
    Стая снова подала голос, уже ближе. Сейчас начнется… Накануне Гоша подстрелил кролика. Тушка стала наживкой. Сейчас волки заметят кроля, висящего на высоте метра два неподалеку от их дневной лежки. Охотиться стая уходит к городской окраине, на границу развалин. В сам Житомир звери почему-то не суются, вот и место для лежки выбрали в стороне. Но в предместье водится мелкая живность, там они и промышляют. Сейчас как раз возвращаются. Гоша направил окуляр на молодое деревце, к которому привесил тушку. Вот она заметно дрогнула. Значит, волки собрались под тушкой, самые нетерпеливые подпрыгивают, щелкают зубами, пытаются схватить лакомый кусок. Прыгают они здорово, Гоша видел. Раз верхушка дерева дрогнула – волк ухватился за приманку, но сорвался. Ничего, рано или поздно какому-то зверюге удастся вцепиться в кроля получше, повиснуть и сорвать его.
    Вот! Дерево дрогнуло снова, стало гнуться… потом резко выпрямилось, и тут же бабахнули взрывпакеты. Сработало! Завывая и заходясь визгом, стая бросилась, ломая кусты, сквозь подлесок – прямиком к лагерю мародеров. Бежать им довольно далеко, и Гоша приготовил на пути стаи пару растяжек, чтобы морально стимулировать мутантов.
    Мародеры, конечно, тоже услышали взрывы. В их лагере началась суета – оборванцы забегали, хватая оружие и пожитки. Тот, что принес «катушку», поспешно спрятал свое сокровище в вещмешок… Снова прогремел взрыв – и люди бросились под прикрытие деревьев. Они не понимали, что происходит, но взрывы звучали все ближе, вой и тявканье приближались. Гоша, наблюдая в бинокль, наслаждался. Он чувствовал себя вершителем чужих судеб – люди и мутанты играли роли в задуманном им представлении. А цена могущества – всего-то несколько взрывпакетов, использованных для засады. Столько Гоше было не жалко отдать за ощущение своего превосходства.
    Перепуганные и обозленные звери выскочили из кустов, и тут же захлопали выстрелы. Кто и зачем гонит зверей на их стоянку, мародеры не знали, но какое это имело значение? От мутантов нужно было отбиваться, и они вступили в бой. А волки и так уже были, что называется, на взводе: резкий переход от прыжков под странной добычей, почему-то висящей на дереве, – ко взрывам и дикому бегу сквозь кусты привел тварей в бешенство, они сейчас бежали не от испуга, их захватило и увлекло движение. И об этом позаботился Гоша: пыльца неприметных синих цветочков, распылившаяся при взрывах, заставляла волков беситься. Как называется цветок, Гоша не знал. Вполне возможно, у этого растения-мутанта вообще не было названия. Но пыльца сработала без осечки.
    Волки исступленно мчались облезлой серой лавиной, подвывали и взрыкивали на бегу. Та самая Дикая Охота, о которой в старину рассказывали легенды… И тут стая вылетела к лагерю мародеров, где ее встретили выстрелами. Двое волков, прошитые пулями, покатились в траве. Еще нескольких нашпиговали дробью, и запах свежей крови, боль от ран и новый грохот окончательно разъярили зверей.
    Гоша, наблюдая в бинокль, как носятся по поляне люди и звери, поймал себя на том, что улыбается. Вот двое мутантов выгнали из кустов бородатого мужчину, который только что разрядил в них дробовик и теперь бестолково отмахивался прикладом, вот раненый зверь шарахнулся прямо в костер и, взметнув тучу пепла, слепо вертелся и прыгал на углях… а уж как вопили бабы! Их визг доносился даже сюда. Смех, да и только… Гоше нравилось ощущать себя вершителем чужих судеб, свысока глядящим на этих жалких людишек. А они и не подозревают, кому обязаны сегодняшним развлечением!..
    Но рано или поздно всему приходит конец, даже такой веселухе. Мародерам удалось уложить пяток волков, остальные отступили. Рыча и огрызаясь, мутанты сбежали. А бродяги еще долго не могли прийти в себя. Они столпились на поляне, настороженно водили стволами, прицеливаясь поочередно в каждый растрепанный куст, который шевельнет ветром, осторожно тыкали сапогами дохлых зверей. Потом, наконец, убедившись, что стая сбежала, немного успокоились и занялись делом: перевязали укушенных, собрали разбросанные по поляне шмотки. Вот и все – они уходят. Точно, как рассчитал Гоша. Конечно, кому охота оставаться в таком месте, где могут напасть волки. О взрывах, предшествовавших нападению, они и не вспомнят. А даже если вспомнят, какая разница? Теперь для них эта поляна – «плохое место». Все неудачники жутко суеверны!
    Гоша опустил бинокль и перевернулся на спину. Небо было голубым и чистым, белые облака лениво ползли к Житомиру, а там, над руинами, повисло серое марево. Почему-то над городом всегда дымка. Испарения какие-то, что ли? Гоша о подобных вещах не задумывался. Его это не касалось. Он просто глядел на облака, не замечая их. Он думал о важных вещах: о том, как он, Гоша Кравцов, ловок и удачлив. О том, что мародеры, на которых он натравил волков, – тупые уроды. О том, что такова жизнь нового мира – Мира Выживших. Тупые уроды вечно в проигрыше, а ловкие парни торжествуют. Главное – точный расчет. Гоша частенько размышлял о подобных предметах, и ему никогда не надоедало. Он бы и сейчас повалялся еще под медленно плывущими облаками, но пора было выдвигаться к Житомиру.
    Он снова направил бинокль на лагерь доходяг. Все в порядке. Костер не дымится, туши мутантов и брошенное тряпье валяются там и сям. Мародеры смылись. Сейчас они бредут где-то далеко отсюда и скучно жалуются друг другу на непруху. Волки тоже сбежали, действие пыльцы синих цветов схлынуло, мутанты зализывают раны и недоумевают, что же это с ними случилось. Итак, дорога свободна, можно идти.
* * *
    Точный расчет не подвел – по дороге к окраине Гоше не попалось ни одной живой души. Ни волков-мутантов, ни мародеров. Мертвый город встретил его молчанием. Лес побывал здесь и отступил, оставив повсюду следы своего смертельного присутствия. Тихонько шуршал ветер в выбитых окнах да шелестела листва на опутавших здания побегах-мутантах. Гоше даже захотелось топать погромче, чтобы прогнать тишину, но этого делать, конечно, было нельзя. И он шагал аккуратно, на перекрестках оглядывался, высматривая, не покажется ли кто-то на пустынной улице, зверь или человек.
    И дождался! Когда пересекал очередной перекресток, вдалеке мелькнули приземистые силуэты. Волки? Неужели те самые? Но звери перебежали открытое пространство и скрылись за углом. Гоша поправил автомат на груди, чтобы рукоять удобнее ложилась под ладонь, и зашагал дальше, прислушиваясь и приглядываясь. Перед тем как выйти на перекресток, он долго ждал. И, как выяснилось, не зря: сквозь шепот листвы проступил негромкий топот мягких лап, коротко проскулил волк…
    – Мстить, что ли, надумали? – вслух негромко произнес Гоша. – Или попросту считают меня добычей? Ничего, мы еще поглядим, кто здесь охотник, а кто жертва.
    Он перешел к углу здания и притаился в груде зелени, сползающей по стене. Плечо коснулось облупленной штукатурки, а перед носом противно закачался тоненький странно темный листок. Гоша оборвал его и поднял оружие. Ствол автомата пополз вдоль пустой улицы, выискивая цель. У Гоши хватит терпения, а у волков – нет.
    Так и вышло. Несколько зверей протрусили из-за поворота на дальнем перекрестке, и Гоша накрыл их одной очередью, когда передний почти достиг середины проезжей части. Визг, рычание, отчаянные прыжки среди пуль, высекающих искры из асфальта… волки с воем умчались, оставив на дороге издыхающего собрата. Мутант слабо подергивал лапами в кровавой луже, которая быстро растекалась под ним. Несколько сорванных ветром листочков прилипло к окровавленной шерсти…
    – Порядок, – удовлетворенно сказал сам себе Гоша.
    Он выбрался из сплетения веток и на всякий случай направился в обход. Обогнул облепленное ползучими побегами здание и остановился: следующий дом был полностью разрушен, и гора обломков перегородила проезжую часть. Среди пластов сырой штукатурки, изуродованных балок и прочего хлама уже пробилось несколько древесных стволов. Они прогрызли путь к солнцу и теперь тянулись чахлыми искривленными веточками из-под завала. Гоша не стал лезть через эту преграду, а обошел по соседней улице. Когда проходил мимо перекрестка, на котором подстрелил волка, с удивлением обнаружил, что туша пропала.
    Это заинтересовало Гошу, и он вытащил бинокль. Приближаться к тому месту не хотелось, но посмотреть получше не помешает. Лужа крови была на месте, но ни дохлого волка, ни следов, которые указывали, в каком направлении его уволокли, Гоша не высмотрел.
    Странно это. Было бы нормально, если бы дохлого собрата растерзали другие волки. У этих тупых тварей хватит глупости, чтобы снова сунуться на то место, где застрелили одного из них, но они не могли сожрать собрата так быстро. Если бы уволокли – остались бы кровавые разводы на асфальте вокруг лужи. У волка не хватит сил поднять такой вес, он может только тянуть по мостовой волоком… А дохлятина исчезла бесследно…
    Гоша взялся за автомат и быстро зашагал к своей цели. Что бы ни происходило в мертвом городе, ему не хочется это знать. Скорее добраться на место, взять, что нужно, и валить отсюда. Больше он не рисковал выходить на открытое пространство, держался тени и пересекал улицы быстрыми перебежками – и всякий раз перед броском с минуту прислушивался. Но ничего подозрительного не было заметно, даже волки куда-то пропали…
    Между тем небо потемнело, ветер все-таки нагнал облака к Житомиру, и вот-вот мог пойти дождь. Гоша начал узнавать знакомые места. Скоро покажется воинская часть, в которую он когда-то, как раз в самом начале Пандемии, доставил груз. Этот груз и сейчас здесь, его не успели забрать, потому что началась паника, и интересная структура, в которой Гоша служил курьером, перешла на форс-мажорный режим. Это означало – все пересылки прекращаются, курьерская служба приостанавливает работу. Так что груз здесь, лежит в сейфе.
    Начался дождь, пока что слабый, но небо основательно потемнело, и было понятно, что сейчас зарядит по-настоящему. Вот бетонный забор, ворота с проржавевшими эмблемами – ограда воинской части. Гоша ощутил нетерпение: скорее бы управиться здесь и уйти из мертвого города с его опасными тайнами… Когда он отыскал дыру в заборе, дождь уже лил вовсю. Куда ни глянь – серая шуршащая стена воды. Гоша боком протиснулся в щель между плитами забора – целой и покосившейся. Оказавшись во дворе, он огляделся. Струи дождя били по грудам мусора, ворохам палой листвы, стучали в крышу микроавтобуса, осевшего на спущенных скатах… в стремительно растущих лужах вспухали пузыри, ветки вытянувшихся сквозь руины деревьев дрожали и раскачивались под ударами холодных потоков. Вдалеке пророкотал гром, и словно в ответ на голос неба раздался глухой рев. Странный звук – как будто потерли друг о друга два ржавых стальных листа.
    Гоша не знал, что за существо может вопить подобным образом, и настороженно огляделся. На глаза попалась неопрятная груда чего-то багрового и серого, едва проступающая над поверхностью лужи. Из месива торчали белые, обмытые дождем, кости… и топорщилась серая волчья шерсть. Туша волка, подстреленного Гошей на перекрестке? Или другой зверь? Чем бы это ни было, зато теперь понятно, почему волки оставили преследование и исчезли…
    Снова раздался скрежещущий рык, уже совсем рядом, и это заставило Гошу спешить. Он бросился через двор. Пробежал, разбрызгивая лужи, к зданию. Дверь была приоткрыта, и бывший курьер нырнул в затхлую темноту помещения. Он вдруг сделался торопливым и суетился без надобности. Хотя привык все делать не спеша и обстоятельно, но сейчас возникло странное ощущение неуверенности. Непривычное чувство! Как будто время поменяло направление и течет не от прошлого к будущему, а наоборот – отсчитывает мгновения от какого-то события, которое еще не наступило, но придет вот-вот. И важно успеть до этого момента. Гоша пинком распахнул дверь – вот он, сейф. Тот самый, куда Гоша сам положил доставленный груз. Ключи хранились в замаскированной нише. Спеша, он вышиб дверцу прикладом – в стене появилось прямоугольное углубление.
    Гоша цапнул ключи и едва не выронил, потому что ладонь вдруг стала мокрой и скользкой. От дождя или от внезапно выступившей испарины? Он едва смог попасть ключом в замочную скважину. Дверца сейфа отворилась с противным скрипом. Гоша с облегчением выдохнул – товар на месте. Все в порядке, чего ж он так взволнован? Гоша сунул находку в рюкзак и выскочил из комнаты. За приоткрытой входной дверью в дальнем конце коридора лил дождь. Сверкнула молния, щель между дверью и косяком на миг залило белым… и в такт с далеким громом снова раздалось скрежещущее рычание, но в отличие от небесного раската оно прозвучало совсем рядом. В серой пелене дождя за дверью промелькнула длинная тень. Так быстро, что Гоша не успел разглядеть, кто там. Он снова остро почувствовал, как стремительно утекают мгновения, оставшиеся до близкой точки в будущем, к которой почему-то привязано время, повернувшее вспять.
    – Лес бы тебя взял, – пробормотал он и, развернувшись, побежал в другую сторону, где стена обвалилась и между корявыми мокрыми ветками деревца, пробившегося среди камней, проглядывало серое небо.
    Быстрее, быстрее… Гоша, спотыкаясь и скользя на битых кирпичах, выбрался в пролом, бегом пересек двор, взлетел на крышу гаража. Перед ним была колючая проволока в несколько рядов – черная от ржавчины, но прочная. Совсем рядом жалобно закричала женщина, и этот, казалось бы, безобидный звук привел Гошу в ужас. Он рванулся, оставляя на «колючке» клочья комбинезона, спрыгнул на мостовую и побежал. Сейчас он уже не ощущал себя вершителем судеб и победителем. Он бежал сквозь дождь, подвывая от страха. Бежал и затылком чувствовал погоню. Нечто преследовало его, и все ближе, все неотвратимее был тот миг, до которого отсчитывало мгновения перевернутое время.

Часть первая
Это нужно Лесу

Глава 1
Мертвый город

    – Этот город основан в девятом веке, – произнес Швед. – Ему больше тысячи лет.
    – Ну и что? – откликнулась Яна, разглядывая развалины в бинокль.
    Они стояли у окна на третьем этаже. Отсюда открывалась панорама города, по которому прошел Лес. Одноэтажки на окраине почти целиком скрывались под кронами разросшихся деревьев, дальше поднимались стены высотных жилых зданий, ровными рядами чернели провалы окон. Ветер и дождь смыли краски, выровняли оттенки, сейчас все строения были монотонно серыми на этом фоне, выделялась только зелень увивших их побегов. Вдалеке виднелись синие купола Свято-Михайловского собора, одинокое цветное пятно среди зеленого и серого.
    – Старый город, говорю, Житомир, – пожал плечами Швед. – А Киев еще старше.
    – Но теперь они сравнялись, – подал голос из глубины комнаты Алекс. Он, как бывало обычно, задержался у книжного шкафа и перебирал томики, переплеты которых уже тронула плесень. – Когда бы эти города ни родились, а погибли, можно сказать, они в один день. Жили долго и счастливо и умерли в один день, как в сказке.
    Швед вздохнул и, задрав подбородок, потеребил бороду. Задумался.
    – Тихо здесь, – изрек он наконец. – Ладно, пигалица, что высмотрела? Магазин электротоваров нашла?
    – Не-е… – протянула Яна, поворачивая окуляры, – ничего отсюда не видно. Но ты туда посмотри.
    Швед обернулся.
    – Вроде крадется кто-то? Зверь или человек?
    – Не разобрать, он все время в тени, не показывается. Похоже, зверь. Большой!
    – Значит, туда не пойдем.
    Алекс подошел, шурша жухлыми листьями, устилающими пол:
    – Ну что?
    – Какой-то зверь, – деловито сообщила Яна. – И мы туда не пойдем.
    – Нужно двигаться к многоэтажкам, – предложил Алекс, – там скорее магазин найдем, а здесь, на окраине, ничего интересного. К тому же по Житомиру и до нас бродяги ходили. Причем дальше окраины не совались, так что отсюда все уже вынесли. Вон там скорее магазин встретится.
    Швед напоследок оглядел окрестность, наметил ориентиры и кивнул:
    – Пойдем!
    Они покинули квартиру, спустились в тихий двор, утопающий в тени. Алекс оглядел поваленный штакетник, врытые в землю скаты на старой детской площадке, ржавые штанги, к которым крепились качели… все было оплетено свежими побегами, ветер шевелил листву. Верхушки деревьев, вытянувшихся над крышей, раскачивались под налетающими порывами, и тени двигались, скользили по руинам…
    На детской площадке Яна остановилась и потрогала врытую в землю шину:
    – Ого!
    Из черной поверхности был выдран здоровенный кусок, причем совсем недавно, чернела не успевшая обветриться резина. Можно было даже различить следы зубов – пасть будь здоров. Яна приложила растопыренную ладонь, но не смогла перекрыть недостающий кусок – пасть оказалась шире раза в полтора.
    Никто не произнес ни слова, но Алекс, вглядываясь в бродящие по двору тени, невольно стиснул автомат покрепче.
    – Плечо побаливает, – пожаловался Швед. – Дождь будет.
    На улице было немного веселее – проезжая часть еще оставалась более или менее свободной от растительности, только ржавые остовы автомобилей оплели тонкие стебли с длинными узкими листьями. Взломав асфальт, тут и там из земли лезли ростки, дорожное полотно покрылось трещинами, но все-таки здесь было больше солнечного света. Разведчики руин зашагали по проезжей части, избегая приближаться к зарослям, поднявшимся у стен домов. Лес, хотя и отступил из Житомира, оставил здесь немало сюрпризов, которые таились в тени или под живым зеленым пологом. Эти сюрпризы частенько оказывались смертельными.
    Бродяги шли осторожно, огибая подозрительные места. Вот на перекрестке посередине дорожного полотна показалось круглое пятно, покрытое слоем спекшейся комками пыли. Дорога разрушалась, так что пыль и мелкий щебень здесь были повсюду, но эта круглая отметина отчетливо выделялась на асфальте прежде всего правильной формой.
    Столб светофора, стоящий в нескольких метрах от пятна, накренился – будто под тяжестью повисшего на нем толстого побега. От гибкого стебля, обернувшегося вокруг столба, во все стороны по выщербленному асфальту протянулись многометровые зеленые плети, и только круглое пятно они огибали, как будто опасались его.
    – Стоп! – скомандовал Швед. – Не приближаемся! Лучше вообще свернуть… а это еще что?
    Из-за угла донесся приглушенный топот мягких лап, шорох и шелест. Бродяги попятились, поднимая оружие. Из-за поворота выскочили двое волков. Звери неслись, не разбирая дороги, щебень и жухлая листва разлетались при каждом ударе лапы об асфальт. Длинная ветка, до сих пор безжизненно свисавшая со светофора, метнулась к волку, метко стегнула по морде, зверь с визгом шарахнулся в сторону, споткнулся, угодив лапой в зеленую петлю, и покатился по асфальту. Другой промчался мимо упавшего собрата. Алекс собрался влепить в тварь очередь из автомата, но Швед оттолкнул его, и волк проскочил мимо. Как будто совсем не заметил людей.
    Тем временем свалившийся мутант перекатился и попытался встать, ветка, ухватившая его заднюю лапу, натянулась. Волк дернулся, лежа на боку. Тут его лапа задела край круглого пятна, и спекшаяся поверхность мгновенно просела и рассыпалась. Открылась яма, оттуда повалил зеленоватый пар. Волк вскочил, снова споткнулся, позабыв о поймавшей его лапу живой петле, и рухнул в яму. Короткий визг оборвался, мутная густая жижа в яме тяжело булькнула, перекатившись волной… и все замерло. Ни звука. Ни малейшего следа. Волк провалился в густую трясину и исчез. Алекс не успел заметить, когда лиана развернула петлю и выпустила волчью лапу, но сейчас она медленно поползла, подтягиваясь к обвившему светофор стволу. Конец ее почернел и дымился – он вслед за упавшим мутантом макнулся в жидкость, которой была полна яма.
    Яна ахнула, Алекс отшатнулся, и только Швед как будто совсем не встревожился. Задумчиво вцепился в бороду и присел, не спуская глаз с аномалии… на спокойной поверхности круглой ямы медленно-медленно стал вспухать пузырь. По его надувающимся сферическим бокам стекали мягкие пласты жижи, но зеленый пар мешал разглядеть толком, что там происходит. Люди попятились.
    Хлоп! – пузырь лопнул, расплескав на асфальт тяжелые вязкие капли, взметнулась пыль. Потом начала оседать, снова спекаясь на поверхности пятна в ломкую корочку. Капли с тихим шипением просели, впитались в пыль.
    Швед махнул спутникам рукой, чтобы оставались на месте, а сам медленно приблизился к краю ловушки. Постоял там, вглядываясь в лениво курящийся пар. Нагнулся, поднял небольшой предмет и попятился, не спуская глаз с успокоившейся аномалии.
    – Пойдем отсюда, – позвал он. – Не нравится мне это место. И волков что-то сильно испугало. Видели, как неслись?
    – Видели. А что ты подобрал у кислотной ямы? – спросил Алекс.
    Но Швед не стал отвечать, он уже шагал к тротуару, чтобы свернуть вправо, на поперечную улицу. Друзья обогнули перекресток с аномалией и вышли на другую улицу, ведущую к центру Житомира. Миновали несколько кварталов, застроенных частными одноэтажными домами, дальше начался жилой район, стали попадаться учреждения и магазины. Витрины, конечно, оказались разбитыми, осколки, перемешанные со щепой и бурой палой листвой, усеивали тротуар перед входом.
    – Здесь уже до нас побывали, и неоднократно, – заметил Алекс. – На окраину люди не боятся заходить. Я вот думаю: эта зеленая пакость на светофоре нарочно волка поймала? Он что же, подкармливает аномалию?
    – Они – Лес! – важно объяснила Яна. – Значит, все заодно, и аномалии, и растения.
    – Ну нет, с растениями я еще понимаю. Говорят, все корни переплетаются и образуют единую систему, по которой может передаваться сигнал. Но аномалия?
    – Смотри на вещи проще, Леха, – посоветовал Швед. – Аномалия выделяет какие-то химические вещества, которыми питается лиана, значит, лиане выгодно, чтобы эта химия поступала в почву. Вот и все.
    Кислотная яма осталась далеко позади, разведчики зашагали вдоль зданий в три-четыре этажа. Стали попадаться уцелевшие двери подъездов, но витрины все так же зияли черными провалами среди колышущейся под ветром листвы. Обломки витрин, изувеченные манекены, разбросанные детали и лохмотья, пятна гнили…
    – Больше тысячи лет этому городу, – напомнил Швед. – И вряд ли он когда-нибудь выглядел так паршиво, как сейчас.
    – Да и население сильно уменьшилось, – поддакнул Алекс. – Сейчас, например, только три человека на весь Житомир.
    – Хорошо, если так. Не хотелось бы внезапно наткнуться на четвертого.
    – Ой, смотрите! – Яна побежала через дорогу на противоположную сторону улицы – там в витрине среди грязи и свежих листьев маячило что-то пестрое. Под нагромождением ползучих побегов Алекс рассмотрел название: «Салон…» Половина вывески отвалилась, и название салона прочесть уже было невозможно.
    Девушка остановилась перед витриной, подобрала трухлявую палку и осторожно раздвинула завесу веток. Открылось темное нутро торгового зала. Мужчины подошли следом.
    – Вообще-то мы не за этим пришли в Житомир, – неуверенно напомнил Алекс. – Нам бы электротовары отыскать.
    – Электротовары никуда не денутся, – возразила Яна, – у них ножек нет, они не разбегутся. А я ненадолго.
    Алекс прошелся по залу, шурша гниющей листвой, осмотрел темные углы и не обнаружил ничего подозрительного. После этого Яна стала обшаривать прилавки, переворачивать опрокинутые витрины. Двигалась она целеустремленно, потом заглянула в каморку за торговым залом, где был небольшой склад. Несколько минут оттуда доносился шелест, хруст, треск упаковочного картона… потом появилась Яна. Ее рюкзак заметно потяжелел, в руках она держала журнал в пестрой обложке. Увидев печатное издание, Алекс сделал стойку, словно охотничий пес, учуявший добычу.
    – Что это?
    – Тебе неинтересно.
    – Откуда ты знаешь, что неинтересно?
    Вместо ответа Яна продемонстрировала свою добычу – сунула журнал под нос Алексу.
    Действительно, журнал мод за 2015 год… На обложке красовалось чудо пластической хирургии, длинноногая блондинка с надутыми ярко накрашенными губками и невероятным бюстом. Силиконовая долина, а не женщина. Косметикой эта дама пользовалась необычайно расточительно.
    – Если хочешь, дам почитать, – милостиво пообещала девушка. – Швед, может, тебе тоже журнал поглядеть хочется?
    Швед стоял у витрины и вглядывался в улицу. Услышав вопрос, он обернулся и покачал головой:
    – Нет, я таким не интересуюсь. Бумага слишком плотная, ее мять замахаешься. Чем рюкзак набила, пигалица?
    – Не твое дело. Что там, снаружи?
    – Ничего подозрительного. Это мне и не нравится. Волки были напуганы. Помните, как второй мимо нас чесанул? Даже с шага не сбился. Что-то его гнало отсюда, что-то очень серьезное.
    – Он в салон заглянул и увидел этот журнал. Я, честно сказать, тоже вздрогнул, когда посмотрел, – подмигнул Алекс. – Пойдем, а?
    Швед собирался что-то еще сказать, но Яна скользнула мимо него на улицу.
    – Ну, чего мы ждем? Нам же еще нужно отыскать электротовары!
    Мертвый Житомир был тих, на улицах раздавался лишь шорох листвы, и шаги пришельцев звучали гулко, рождая эхо. От этого картина казалась еще печальнее.
    Яна обернулась и протянула Шведу на ладони нечто, похожее на комок спутанных волокон:
    – На, держи. Это твое.
    Швед удивился, полез в карман. Его брови сошлись к переносице:
    – И когда успела мою «мочалку» тиснуть?
    – Когда из салона мимо тебя на улицу вышла, – с довольным видом пояснила воровка. – Следить нужно за своими карманами. Даже в городе с населением три человека!
    – Ты зачем это сделала? – нахмурился Швед.
    – Чтобы посмотреть, какую ерунду ты нашел у аномалии.
    – Можно было просто спросить.
    – Алекс спросил, а ты не ответил! Не дуйся, я же вернула!
    – Хватит вам препираться, я вижу магазин, – окликнул их Алекс, успевший пройти вперед по улице.
    Швед сердито запихнул добычу в карман и зашагал к Алексу. Яна семенила сзади и беспечно объясняла, что в компании следует быть открытым человеком, в том числе и в смысле карманов. А она – просто любопытная, ей чужого не нужно, ей только посмотреть. И вообще, с «мочалкой» пусть Швед обращается осторожнее, потому что это опасная штуковина.
    Алекс заглянул в магазин. Добыча оказалась небогатой – они были не первыми, кто здесь похозяйничал. Но кое-какая мелочовка все же отправилась в рюкзаки: фонарики, карманные приемники…
    Снаружи потемнело – небо покрылось серой пеленой, похоже, собирался дождь. Ветер сильнее шевелил опутавшие стены лианы, на тротуаре закружились пыльные смерчи, в них вертелись изодранные листья, пожелтевшие бумажки.
    – Плечо побаливает, – объявил Швед, – к дождю. Пойдем скорее, пока не полило. Ближе к центру найдем магазин побольше. Там уже без спешки пошуруем, пока дождь пройдет.
    Они успели пройти метров тридцать, когда хлынул дождь. Густой и мелкий, он прибил пыль, забарабанил по карнизам и листьям ползучих растений. Серая завеса укрыла улицу, холодные струи сузили обзор. Алекс торопливо натянул на голову капюшон и прикрыл полой плаща автомат. Когда в полосе дождя перед ними возникла прореха, он среагировал раньше, чем сообразил: что-то не так.
    – Стойте! – заорал он, наводя оружие на нечто, проступившее в серой завесе холодного потока.
    Палец уже вдавил спусковой крючок, и последний звук крика Алекса утонул в грохоте автоматной очереди. Что это было? Ничего, пустота в форме твари, пробирающейся вдоль стены здания. Холодная влага стекала по невидимым бокам, струйки лились на серый асфальт, капли колотили в слой потемневшей под дождем палой листвы. Эта мягкая подушка скрадывала звуки, и, пока Алекс не заорал, слышен был только мерный шелест воды.
    Пули били в невидимого противника, в пустоте возникали отметины, из них плескала кровь, смешивалась с дождевой водой. Швед тоже открыл огонь, но запоздал – тварь уже отпрянула в сторону. Брызги с ее боков смешались с потоком, льющимся с неба, на миг в воздухе образовался водяной вихрь… Потом в обтекаемой дождем пустоте родился скрежет, похожий скорее на лязг металла, чем на звуки, которые издает живое существо. Подкрашенная красным вода полетела во все стороны, пятно пустоты под дождем метнулось к стене, обдирая мокрые лианы, свернуло за угол. Снова проскрежетал металлический голос чудовища… Последние пули, выпущенные Алексом, выбили фонтанчики осколков и капель из асфальта. И ничего, только быстро растворяющиеся в воде пятна крови.
    – Это ч-что? – запинаясь, спросила Яна.
    – Это смерть, если будем здесь торчать, – бросил Швед. – Уходим! Вот же непруха! Встретить лешего…
    Алекс думал, что они станут уходить назад – тем же путем, которым пришли. Но на перекрестке Швед увлек их влево.
    – Сюда, скорее, – торопил он. – Леший туда свернул, он не отстанет. Тем более подраненный. Ему эти раны – тьфу, ерунда. Только злее будет.
    – Я его не видела! Совсем! – выкрикнула на бегу Яна. – Алекс, ты куда стрелял-то? Как целился?
    – Сам не знаю, увидел пустоту под дождем!
    – Невидимый, – бросил Швед. – Повезло, что дождь хлынул. А я-то! Ослеп, что ли? Прозевал…
    Разбрызгивая лужи, они миновали квартал, Швед снова свернул. Он бежал первым, вглядываясь в туманную пелену. Где-то неподалеку вновь заскрежетал леший. Тварь отстала совсем немного, она рыскала по безлюдным улицам, отыскивая сбежавшую добычу. Швед мотнул головой, стряхивая с волос капли, и еще раз сменил направление. Рык прозвучал снова – теперь чуть дальше.
    – Похоже, оторвались маленько. – Швед перешел на шаг. – Но из города придется валить. Если у лешего здесь логово…
    – А как он выглядит? – спросила Яна. – Он же не всегда невидимый!
    – А Лес его знает как… некому об этом рассказать. Кто с лешим встречался нос к носу, тот вряд ли расскажет. И потом, их двое.
    – Два леших? Но нам же попался только один?
    – Один и есть. Только их двое. Он, когда охотится, делится на двух, светлую и темную зверюгу… стой, прислушайтесь!
    Троица замерла. Теперь, когда стих топот шагов и чавканье мокрого сора под ногами, и Алекс различил вдалеке голос. Похоже, женский, только слов не разобрать. Женщина то ли стонала, то ли звала на помощь. Странно. Откуда ей здесь взяться? Особенно если леший устроил логово в этих местах?
    – Проверим? – деловито спросила Яна. – Если кричит, значит, зверя поблизости нет.
    Швед с сомнением покачал головой, но повернул на звук. Яна с Алексом, озираясь и прислушиваясь, следовали за ним. Алекс на ходу сменил магазин «калаша». О лешем он наслышался всякого… тут и полного магазина будет недостаточно. Они пробирались по мертвому городу на звук. Женщина все стонала и стонала – через небольшие промежутки ее голос доносился из сырой пелены. Потом дождь стал слабеть, шорох и плеск сделались тише… А голос звучал все так же – жалобно и монотонно. Швед шел медленно, прислушивался и вертел головой, вглядываясь в переплетение мокрых стеблей на стенах. Яна с Алексом следом за ним свернули за угол. Улица была перегорожена упавшим деревом. Двухэтажное здание, на которое пришелся его основной вес, просело и рассыпалось, крона сваленного великана исчезла в груде обломков.
    Швед стал взбираться на завал, под его сапогами хрустели обломки кирпича, и с шорохом скользили ветки. Алекс догнал его и остановился на гребне. В серой пелене дождя угадывались очертания улицы – несколько древесных стволов, которые во время атаки Леса поднялись, взломав асфальт, а потом рухнули среди строений, сейчас лежали на обрушенных ими зданиях.
    – Лес ушел, – пробормотал Швед. – Эти деревья вытянулись за считаные часы, потом что-то в них это… сломалось, что ли. Смотри, Леха, до сих пор нам ничего подобного здесь не попадалось. Именно в этом месте что-то Лесу было нужно, когда он захватывал Житомир.
    С этими словами он стал спускаться по осыпающемуся склону. Обогнув несколько разрушенных зданий, бродяги оказались перед руинами, сквозь которые поднялись деревья другого вида, но тоже незнакомые – такой породы не существовало до Пандемии. Эти в отличие от упавших великанов выглядели вполне здоровыми и крепкими, зато толщиной заметно уступали.
    – Те, большие, быстро выросли, – заметила Яна на ходу, – и мгновенно состарились. А здесь выглядят нормально, ну, в смысле, как молодые. Им же лет двадцать должно быть.
    Женщина стонала совсем рядом, но слов по-прежнему было не разобрать. Двор, в котором она могла находиться, от улицы отделяла бетонная ограда с остатками колючей проволоки по гребню. За нею торчали верхушки все тех же деревьев-мутантов. Кое-где плиты былой ограды лежали на асфальте, на их месте торчали толстенные корни, из-за которых плиты и упали. Швед пошел вдоль ограды к металлическим воротам, а Алекс заметил широкую щель между покосившимися плитами и направился к ней. Осторожно приник к расселине и…
    Здание, расположенное за оградой, наполовину превратилось в развалины, из-под растрескавшихся стен выпирали толстые белые корневища. Дождь уже почти прекратился, повсюду ползли тяжелые капли, мерно и звонко падали, хлюпала вода в лужах… и монотонно ныла женщина. Голос звучал совсем рядом – кажется, в нескольких шагах. И тут Алекс увидел такое, что заставило его попятиться.
    – Что там, что? – шепнула сзади Яна.
    Алекс снова осторожно глянул в щель – на груде битого кирпича сидело нечто. Зверь, белесый, кажущийся бесцветным, телом больше всего напоминал представителя семейства кошачьих, но вокруг его шеи шевелились змееподобные отростки. Тварь ждала мордой к воротам. Вот она приоткрыла пасть… и снова прозвучал жалобный женский голос. С дальнего края улицы откликнулся скрежещущий рык.
    На Шведа, который уже дошел к воротам, из пелены дождя длинными скачками несся огромный черный зверь. Отшельник вздрогнул, обернулся… загрохотал его автомат, и Швед бросился во двор, где поджидала вторая, светлая тварь. Яна толкнула Алекса в спину:
    – Быстрее! К нему!
    Алекс был уверен, что не сможет протиснуться в такую щель, но Яна толкнула его так решительно, что он ломанулся между плитами. Только руку с оружием выставил перед собой. Обдирая бока, сбросил рюкзак и ввалился во двор. Швед уже стрелял по светлой твари, та пятилась по осыпающимся обломкам. Вот она подобралась, готовясь к прыжку…
    Алекс всадил очередь в мутанта, тварь дернулась, клацнула зубами и длинным прыжком махнула куда-то в сторону. Похоже, пули не причинили ей особого вреда. Швед побежал к приоткрытой двери в уцелевшей части здания. Алекс рванул туда же, а за его спиной топала Яна – ей-то в щель пролезть не составило труда. Швед к двери успел первым, остановился и повел стволом «калаша» по двору. Алекс вскочил внутрь – в сырой затхлый полумрак. Снаружи загрохотал автомат Шведа, Яна вбежала в помещение за Алексом, Швед, пятясь за ней, продолжать поливать двор свинцом. Ввалился внутрь, пнул дверь, и Алекс задвинул тяжеленный засов – стальную полосу в палец толщиной. Отшельник выдернул опустевший магазин, с лязгом вставил новый, и дверь вздрогнула под тяжелым ударом. Засов слегка погнулся, но выдержал.
    – А это темная! – выдохнул Швед.
    – Идем, идем! – позвала Яна и побежала по темному коридору в глубину здания.
    Мужчины бросились следом, Швед придержал Яну и протиснулся вперед. За спиной глухо лязгнула дверь, потом еще раз. При этом пол вздрагивал, и с потолка сыпались куски отсыревшей штукатурки. В коридоре было темно, однако впереди Алекс видел свет, падающий откуда-то сверху. Тусклый серый свет дождливого дня.
    – Выбираемся в пролом и ходу отсюда. Чем быстрее, тем лучше, – бросил через плечо Швед.
    Когда он прошел вперед, Алекс увидел, что в дальнем конце коридора кровля разворочена, сквозь пролом к серому небу тянутся толстенные побеги. Основание растения скрывалось под грудой щебня и битого кирпича, в которую превратился участок стены и перекрытия. Сзади снова грохнуло, по осыпи скатилось несколько камушков. Швед вытер взмокшее лицо и объявил:
    – Я иду первым. Снаружи осмотрюсь, позову вас. До того момента не высовывайтесь. Дверь позади прочная, ее леший быстро не вскроет. Ждите.
    Он осторожно и бесшумно скользнул по осыпи в пролом и исчез, растворился в моросящем сереньком дождике. Яна огляделась и толкнула дверь рядом. Дверь распахнулась, открывая комнату – на окнах решетки, пол вокруг опрокинутого стола завален пожелтевшими бумагами, в углу массивный сейф. Яна сунулась было к сейфу, но Алекс окликнул:
    – Не надо! Ждем сигнал Шведа!
    – Ты прав. – Яна отступила в коридор. – И потом, там уже кто-то порылся. Сейф вскрывали совсем недавно. Может, даже вчера или сегодня.
    Алекс не стал спрашивать, как девушка это определила. Во всем, что касалось взлома, она была экспертом. Сверху окликнул Швед:
    – Быстро вылезайте! Здесь чисто! Живо, живо! Нужно убираться отсюда. К окраине уходить!
    Алекс с Яной вскарабкались в пролом. По эту сторону здания был задний двор – гаражи, пристройки. За ними – та же ограда с остатками колючей проволоки. Повсюду, разворотив асфальт, вылезли узловатые побеги со странной корой, черной и морщинистой. Они заполонили весь двор, оплели стены и ржавеющие у гаража автомобили. Колеса грузовика, замершего у самого пролома, были так густо опутаны ветками, что скаты едва просматривались сквозь живую решетку.
    Низкое серое небо нависло над мертвым Житомиром, с неба печально сеялся мелкий дождь. Вдалеке пророкотал гром.
    Швед махнул рукой и побежал к гаражу. Пока он карабкался, цепляясь за ветки, на крышу, Алекс стоял спиной к забору и водил стволом автомата по сторонам, высматривая движение. Но звери не показывались, даже удары в дверь по другую сторону строения стихли.
    Неужели леший убрался? Алекс слышал, что этот мутант никогда не откажется от преследования добычи. Но сейчас все было тихо, единственные звуки во дворе – шелест капель дождя, сопение Шведа да скрип веток, по которым он взбирался на крышу гаража.
    – Давайте за мной! – скомандовал Швед сверху. – Я прикрываю.
    Теперь он, присев на крыше, вглядывался в пелену дождя, а Яна с Алексом карабкались наверх. Ограда возвышалась над крышей гаража не более чем на метр, черная ржавая «колючка» болталась на арматурных стержнях. За оградой была улица – такие же дома, покрытые сеткой побегов с жухлыми листьями. Алекс заметил болтающийся на проволоке клочок камуфляжной ткани. Похоже, Яна не ошиблась – в этом здании совсем недавно кто-то уже побывал.
    Алекс отодрал остатки проржавевшей «колючки» и глянул через гребень – высоковато, но спрыгнуть можно. За углом, совсем рядом, загрохотал автомат.
    – Сейчас! – рявкнул Швед и первым перевалил через гребень.
    Кто бы ни стрелял на соседней улице, ясно было одно – из этих развалин нужно убраться сейчас, пока леший гонится за другой жертвой. Поэтому он и оставил в покое дверь – что-то отвлекло. Вернее, кто-то. Смелый человек, если пробирается по мертвому городу в одиночку. Стрелял, во всяком случае, единственный ствол. Простучала новая очередь – и ей ответил скрежещущий металлический рык лешего.
    Словно в ответ на голос зверя сверкнула молния, и гром прокатился над мокрыми крышами. Гроза приближалась.
    Алекс вслед за Шведом спрыгнул на мостовую, поймал Яну, соскочившую за ним. Снова раздались выстрелы и рев лешего – уже немного дальше.
    – Он по улице уходит, леший за ним, – решил Швед. – Побежали в обход, попытаемся обогнуть квартал и встретим их вон там!
    И снова бег по улице, мимо руин, оплетенных черными стеблями, по грязной воде, хлюпающей в лужах, по хрустящим осколкам стекла… Длинная автоматная очередь прогремела, когда Швед сворачивал на перекрестке – выстрелы звучали чуть позади, ближе к двору, куда их заманивала светлая ипостась лешего. Значит, беглеца и преследующую тварь все-таки удалось обогнать. Поперечный переулок ничем не отличался от улицы, по которой бежали прежде, – все те же заброшенные здания и оплетающие их побеги. Ни выстрелов, ни рычания больше не было слышно, но что-то заставило Шведа сдержать шаг. Он остановился – и тут же из-за поворота выскочил человек в камуфляже. Развернулся, выпустил длинную очередь из автомата… потом выронил оружие и закричал – это был вопль ужаса. Беглец выл на одной ноте, пятился и прижимал ладони к вискам.
    В этот миг и Алекс ощутил… нечто. Нечто такое, от чего захотелось отшвырнуть автомат, лечь на мокрую мостовую и закрыть глаза. В мозгах как будто заклубился серый туман… Мир стал пугающим и мерзким одновременно. Не хотелось видеть ни мокрую улицу, ни серое небо, ни спутников. Ничего. Жуткий мир. Страшный, отталкивающий… Что он здесь делает? Зачем он с этими двумя, кто они? Кто эта Яна, кто этот Швед? Что они значат в его жизни? Почему он с ними? Не нужно ничего этого – просто лечь на прохладный мокрый асфальт. Лечь и закрыть глаза…
    До съежившегося сознания добрался новый звук. Глухой вой, едва слышный за криком перепуганного незнакомца. «Это леший меня морочит, – медленно ворочая мысли в голове, подумал Алекс, – я не поверю ему… я не…» Но руки опускались сами собой, и ствол автомата полз вниз. Алекс видел, как Швед перед ним шагает все медленнее, услышал тихий стон Яны за спиной…
    Из-за угла вымахнуло длинное черное тело, сбило пятящегося незнакомца с ног. Тот упал неловко, боком, что-то в его рюкзаке тяжело грюкнуло об асфальт. Загрохотал автомат Шведа. Алексу никак не удавалось справиться с наваждением, он направил «калаш» на черную тварь, которая склонилась над упавшим человеком… палец медленно-медленно прижал спусковой крючок. Пули ударили в горбящуюся спину твари, полетели клочки. В ответ прозвучал лязгающий голос черного мутанта.
    Человек, прижатый к мостовой, дернулся и попытался вывернуться из-под тяжелой лапы. Леший, утробно скрежеща, прянул за ним, склоняясь ниже. Вот он выбросил вперед и вниз башку на мощной шее, рванул зубами лежащего, потом еще раз. Тот дергался, размахивал руками… И все это происходило словно замедленно, растянуто во времени – делая каждый шаг, Алекс успевал заметить множество мелких подробностей. Дрожащие листья на побегах, обвивших стены. Дождевые капли, стекающие по ним. Брызги, летящие из луж, когда в них падают капли…
    Переваливаясь на негнущихся ногах, он добрел до угла, поравнялся со Шведом… до лешего было совсем недалеко. Оба короткими очередями поливали мутанта, но тот не разжимал челюстей, стиснутых на ноге упавшего. Незнакомец непрерывно кричал.
    Над ухом захлопали выстрелы из «макарова». Яна, не прекращая ныть сквозь стиснутые челюсти, стреляла куда-то в сторону. Алекс бросил короткий взгляд – на груде битого кирпича, прошитого десятками искривленных древесных побегов, сидела светлая тварь. Размером чуть поменьше черной, она замерла и не двигалась, шевелились лишь змеевидные отростки на ее шее. Вились около морды, сплетались и выпрямлялись. Фигура сидящего мутанта, казалось, источает туман, который мешает толком разглядеть чудище. В эту расплывающуюся фигуру и палила Яна. Ствол «макарова» гулял из стороны в сторону, пули били в обломки кирпича, заставляли корчиться черные побеги мутировавшего растения, рвали в клочья листву на них…
    Алекс с усилием развернулся к светлому лешему и от пояса, почти не целясь, пустил длинную очередь. Часть пуль прошла мимо, но тварь он все же задел! Щупальца на шее дернулись, выпрямляясь, словно антенны… опали, тварь длинным скачком отпрыгнула в сторону… и сразу стало легче. Серая пелена мгновенно схлынула, мысли обрели четкость. Алекс поднял автомат и всадил остаток магазина в пятящуюся расплывчатую фигуру. Швед тоже встряхнулся. На асфальт упала обойма «макарова» – Яна расстреляла все патроны.
    Черная тварь оторвалась от лежащего мужчины и обернулась. Алекс как раз успел перезарядить автомат, теперь стрелял он, а Швед менял обойму. Темный леший сунулся к ним, припадая к мокрому асфальту… ослепительно сверкнула молния, разряд угодил в соседний дом. Тут же занялось пламя, хотя Алекс не понимал, что может гореть на мокрой крыше. Огоньки, порождающие снопы искр, поползли вниз по черным стеблям, мгновенно вспыхивали листья, свертывались в черные ломкие трубочки и сыпались вниз, полетели куски кровельного железа, камни, щепа.
    Темный леший, вокруг которого стали падать обломки, попятился, вновь издал лязгающий рев, присел на задние лапы. Швед с Алексом ударили из двух столов, и зверь, резко развернувшись, махнул за груду кирпичей, туда, где скрылся светлый. Движение было быстрым, черный силуэт, вытянутый в прыжке, размазался на фоне стены. Приземлился темный на груду кирпичей и тут же пропал, миг – и его нет. Только несколько обломков свалились, задетые лапой.
    Что-то мигнуло в пространстве – мутант снова слился в единую тварь. Алекс со Шведом бросились к лежащему на асфальте незнакомцу, подхватили под руки и поволокли по улице – подальше от развалин, где рычал леший, и горящего дома, с крыши которого продолжали сыпаться горящие обломки. Алекс вцепился в камуфляж на рукаве раненого – точно такой же, как клочок, оставшийся на «колючке», украшающей ограду, через которую они перелезли. Тот самый? Или просто униформа такая же?
    Топот шагов отдавался эхом на пустой улице, берцы незнакомца скребли по асфальту, за ним оставался широкий кровавый след, медленно расплывающийся в лужах. Квартал, другой… все прочие звуки остались позади, не слышно было лешего, стих стук падающих кусков кровли. Только сопение, шорох дождя и гром удаляющейся грозы.
    – Стой! – окликнул Швед. – Вроде оторвались. Яна, слушай, не крадется ли зверюга.
    Он присел над незнакомцем. Потянулся расстегнуть изодранный окровавленный комбинезон, чтобы осмотреть раны, но человек, придя в себя, неожиданно цепко ухватил Шведа за руку.
    – Зря… – прохрипел он. – Все зря. Не доберусь до Балагана…
    Алекс только теперь разглядел, что за человека они волокли. Ничего примечательного в его внешности не было. Среднего роста, худощавый, жилистый, загорелый. Просто бродяга, каких сейчас немало встретишь среди выживших.
    – Зря… – выдохнул незнакомец еще раз. – Вот так вся жизнь… зря…
    Пальцы разжались, он бессильно уронил руку и замер. По лицу, усеянному кровавыми брызгами, разлилась смертельная бледность. По щекам стекали капли, похожие на слезы, но это был дождь…
    – О каком балагане он сказал? – спросил Алекс. – Это здесь, в Житомире?
    – Без понятия, – отозвалась Яна. – Уходить отсюда нужно, да побыстрее. Алекс, бери его рюкзак, и пойдем.
    Рюкзак оказался тяжелым, Алекс крякнул, закидывая его на плечи.
    – Ничего, тащи, – напутствовала Яна. – Свой-то потерял, растяпа.
    Мертвеца Швед оттащил к стене разрушенного здания и ударом ноги обрушил на тело кирпичи. Единственные похороны, что они могли себе позволить – в мертвом городе, по которому бродил леший. Конечно, о поисках магазинов теперь и речи не было, всем хотелось убраться поскорее. Поэтому они шагали, не останавливаясь и не задерживаясь, чтобы заглянуть в брошенные здания.

Глава 2
Балаган

    Дождь прекратился, гроза ушла от Житомира. Только где-то вдалеке, к западу от города, еще время от времени глухо рокотали громовые раскаты. Алексу не хотелось говорить, он обдумывал встречу с лешим. Впервые ему довелось столкнуться с этим мутантом. Конечно, рассказов о леших среди бродяг ходило немало – и о том, как этот мутант разделяется на двух: мощную темную половину – живучую, почти неуязвимую, и светлую, обладающую ментальной силой. Приходилось слышать и о способности лешего становиться невидимым… но слышать одно дело, а вот так самому повстречаться с этим зверем – совсем другое. И ощутить на собственных мозгах странное воздействие светлой зверюги. Об этом стоило поразмыслить, чтобы привести в порядок перепутанные воспоминания.
    Но Яна не дала подумать как следует – ее, как всегда после перенесенной опасности, распирало желание поговорить.
    – Я слышала, что леший никогда добычу не упускает, преследует, пока не настигнет, – заявила она. – А этот вроде отстал, а?
    – Нам повезло, что гроза была, – заметил Швед. – Значит, не совсем боги нас оставили.
    – Какие еще боги? – удивилась Яна.
    – Молнии – оружие Одина, его работа, – охотно объяснил Швед. – А леший – дитя Имира. Значит, помог нам Одноглазый. Но меня больше интересует то место, где нас подстерегал леший. Вы же до ворот не дошли, а я видел табличку возле КПП. Это воинская часть, у ворот будка охраны, ну и вывеска.
    – Да говори наконец, – попросила Яна, – не тяни. Мы уже поняли: ты что-то интересное там увидел.
    – Интересное. – Швед, не убирая правую руку с автомата, левой полез в бороду, что было у него признаком волнения. – Для меня так точно интересное. Там коротко написано: «Воинская часть 843/12».
    – Знакомый номер!
    – Именно так. Из этого подразделения меня и перевели в КИБО-4. А уж оттуда я перебрался на Полигон в КИБО-3.
    – Надо бы еще раз туда наведаться, поискать следы, – загорелась Яна.
    – Даже не думай! У лешего где-то рядом логово, он его будет охранять. Не зря же этот мутант именно там ошивался!
    – Он преследовал человека. – Алекс решил поделиться своими подозрениями. – Того самого, которого на наших глазах догнал. На «колючке», когда мы уходили через ограду, я увидел клочок камуфляжной ткани. Такой же, как на этом бродяге. Свежий – не успел выцвести и обтрепаться. Вряд ли здесь много народу в одинаковых комбезах шастает. Человек был в воинской части незадолго до нас.
    – И сейф был вскрыт, – вспомнила Яна. – Точно, все сходится!
    На соседней улице что-то с грохотом свалилось на мостовую – похоже, кусок кровли или кирпич. Здания, оставшиеся без присмотра, постоянно разрушались, то и дело что-то падало, и ползучие растения, обвившие стены, кажется, даже помогали домам устоять в целости, скрепляли крошащиеся постройки. Яна заозиралась, стискивая рукоять пистолета.
    – Ладно, так и быть, согласна, – объявила она. – Не пойдем больше в эту воинскую часть. Уговорили.
    – А куда мы теперь? – спросил Алекс. – Вроде к западу от Житомира, если по шоссе, есть крупный поселок, а?
    – Березовка, – с готовностью принялась рассказывать Яна. – Там сейчас люди обосновались. И рынок большой, и вообще народу хватает! Мою добычу сбудем.
    – Эту, что ты в ателье набрала? – с сомнением уточнил Алекс.
    Яна гордо поглядела на него:
    – Когда дело сладится, ты больше об электротоварах не вспомнишь! У меня товар – что надо, первый сорт! Понял?
* * *
    Мертвый город остался позади, Яна окончательно взбодрилась и стала болтать о том, что не всякому бродяге так повезло, как им сегодня – видеть лешего вблизи, даже стрелять в него и остаться в живых!
    – Лучше не трепись об этом, – посоветовал Швед, – все равно не поверят. Да еще смеяться начнут.
    – Наверное, ты прав, – согласился Алекс. – А Один тебя любит, а?
    – Бережет, точно. У него какие-то планы, и он меня бережет, чтобы я в его задумках поучаствовал. Или не я? Может, ему Яну нужно было сберечь?
    – Точно, меня! – согласилась девушка. – Вот придем в Березовку, продадим товар… и снова в путь! Посмотрим, что задумал твой Один.
    Дождевые тучи рассеялись, под вечер выглянуло солнце, вода в придорожных лужах весело искрилась… потом начало темнеть, а вскоре в синих сумерках впереди замерцала россыпь огней – друзья подходили к Березовке. Этот городок, вымерший во время Пандемии и заново заселенный беженцами из Житомира, сейчас был в округе самым оживленным местом. Никакой власти в Березовке не было, да и постоянного населения там осталось негусто. Но поселок, расположенный у старого шоссе, облюбовали кочевники, в Березовке то и дело останавливались бродячие кланы, люди Черного Рынка и составляли большую часть населения. Немногочисленные бродяги, которых можно было считать местными жителями, приспособились жить у дороги. Открыли лавки, мастерские, скупали у окрестных фермеров провизию, чтобы сбывать проезжим.
    Можно было не сомневаться, что и сейчас в Березовке кто-то из рыночных встал на привал. Чем ближе становились огоньки, мерцающие в сумерках, тем отчетливее слышался гам шумного стойбища – ревели мотоциклетные моторы, гремела музыка, визгливо смеялись пьяные женщины. Женщин здесь жило, наверное, вдвое больше, чем мужчин – может, этим и объяснялся интерес проезжающих кочевников. Шутки о березовских бабах ходили везде, куда добирались в своем вечном движении кланы Черного Рынка.
    У въезда в поселок на старой автозаправке горели костры. Отряд Черного Рынка расположился здесь, не входя в Березовку. Алекс видел тушу небольшого горбуна на вертеле, которую как раз снимали с огня двое кочевников. Несколько человек приветствовали это действие радостными воплями и звали поторопиться. У ближнего к шоссе костра уже вовсю шло пиршество, в руках мелькали фляги и бутылки. Раздавался смех и пьяные возгласы.
    – Помянем Кузьму! – орал во весь голос кто-то из веселой компании. – Нормальный мужик был, хотя и подох, как дурак!
    Предложение было встречено громким ревом.
    – Весело у них на поминках, – буркнул Швед.
    От костра отделилась темная фигура и, пошатываясь, направилась к шоссе.
    – Эй, прохожие! – весело окликнул рыночник. – Откуда идете?
    – В Житомире были, – ответил Швед. – Думали по магазинам прошвырнуться.
    – Шопинг-тур, – поддакнул Алекс.
    – Ну и как? Попалось что стоящее?
    – Какое там… на лешего нарвались, еле ноги унесли.
    – На лешего! Это вам повезло, бродяги, что свои ноги не в руках унесли! – обрадовался кочевник.
    Потом вернулся к костру и принялся орать:
    – Слыхали? В Житомире леший объявился! Можно на охоту сгонять!
    – Да иди ты Лесом, – ответили ему, – я на лешего не пойду! Это ж верная смерть!
    – А вон придурки по шоссе топают, они лешего видели, и ничего, живые!
    – Так то придурки… смотри, один из них баба. Ну, точно, ненормальные! Кто ж в Березовку со своей бабой ходит? Нет, Камаз, я на лешего не пойду!
    Шумный лагерь остался позади, а перед путниками уже гудела веселая ночная Березовка. Где-то звучала музыка, пьяный голос не в лад горланил песню, что-то о черных глазах, которые обманут.
    – Идем туда, – решил Швед, указывая на двухэтажное здание, окна которого ярко светились в сумерках. – Там точно путников принимают.
    На улицах людей было немного – к этому часу каждый нашел местечко, где наливают и веселятся. В здании, которое выбрал Швед, тоже шумели. У входа маялись двое охранников. Они вздыхали, переглядывались и косились на ярко освещенный дверной проем – им хотелось присоединиться к застолью.
    – Гостей принимаете? – окликнул их Алекс.
    – Тем и занимаемся, – отозвался один из вышибал. – Заваливайте, гости дорогие, если есть чем расплатиться. У нас весело!
    – Между прочим, над входом вывеска, – заметила Яна, входя в ярко освещенный зал следом за Шведом. – Написано: «Балаган».
    – Хорошее место, значит. Рассчитано на грамотных!
    – Я не к тому. Мужик, которого леший прикончил, поминал балаган.
    – Это верно…
    Троица вошла в зал и огляделась. Слово «Балаган» оказалось подходящим названием. Похоже, до Пандемии здесь была школа, но сейчас в стенах здания изучались совсем другие науки, не те, что преподают детворе. Длинный зал, прежний школьный холл, был уставлен столами, за которыми расположилось десятка два постояльцев. На фоне будничной одежды мужчин выделялись яркие платья дам. Гости пошли через зал, в их сторону никто не смотрел. Алекс заметил, как за одним из столов мужчина в кожаной жилетке на голое тело потянулся за блюдом и опрокинул стакан.
    – Осторожнее клешнями двигай, – засмеялась женщина, – а то, как этот, Кузька, свалишься – и привет.
    – Кузьма пить не умел, – ответил пьяный, – слабоват в этом смысле был! Не то что я.
    – А в другом смысле? – захихикала женщина. – В мужском смысле не слабоват? Ой, гляди, я проверю.
    Алекс с друзьями прошел в угол и расположился за свободным столом. Яна тут же полезла в свой рюкзак и стала греметь трофеями. Потом вспомнила:
    – Алекс, а что у тебя? Давай глянем, что нам досталось?
    Алексу не слишком хотелось лезть в вещи покойника, и он, выставив рюкзак на стол, с грохотом передвинул его к девушке. Той было не впервой рыться в чужой поклаже, и она без смущения стала расстегивать клапан.
    – Это ерунда… патроны пригодятся… фотографии смотреть не буду, примета плохая… О! А это что? Тяжелый…
    Яна оттянула брезентовые бока рюкзака и показала спутникам металлический кофр. Небольшой, но толщиной сантиметров в десять, запертый цифровым замком. Девушка тут же потянулась к клавишам… Любой запертый замок она воспринимала как вызов и тут же стремилась доказать, что это устройство ее не остановит. Швед протянул руку и положил пятерню на замок:
    – Убери. Вон тот парень на нас уставился.
    Алекс посмотрел, что за человек вызвал беспокойство Шведа. В стороне от шумной компании сидел молодой мужчина с бородкой. Рядом с ним не вертелись женщины, что было немного странно – в «Балагане» они липли ко всем постояльцам. К их столу тоже сунулись две красотки, но, разглядев Яну, переглянулись, хихикнули и свернули к рыночникам.
    Комбез на бородатом постояльце был непривычного покроя, кожаный и даже, кажется, вышитый вручную странными узорами, наподобие растительного орнамента. Какие-то завитушки, листики. Да и кожа была необычная, травянисто-зеленоватого оттенка, с виду тонкая, но прочная. На плечах нашита волчья шкура. «Да это же краевец! – сообразил Алекс. – Нечасто их здесь, на юге, встретишь… что ему нужно?»
    Когда Швед предостерег Яну, краевец уже смотрел в сторону, но как-то очень уже демонстративно отвернулся, слишком нарочито показывая, что у него нет интереса к их находке. Да и вообще ни к чему он интереса не проявлял. Сидел в стороне от рыночников с их подругами, пялился в стену. Миска перед ним была пуста, и никакого алкоголя на столе.
    – Ладно, – согласилась Яна, – потом погляжу. Все равно здесь обстановка неподходящая. Такие замки требуют сосредоточенности и тишины.
    За столом, где расположились рыночные, раскатился общий смех – видно, кто-то из участников посиделок отпустил удачную шутку. Эти были полностью увлечены собственными развлечениями и на соседей не глядели, а вот краевец исподтишка косился. Но понаблюдать за ним Алексу не пришлось – к их столу подошла женщина в широкой синей юбке и поинтересовалась, чего желают гости. Пока Швед выяснял, сколько здесь стоит комната на ночь, краевец покинул стол и направился к двери, не к наружной, а той, что вела во внутренние помещения «Балагана».
    Швед договорился насчет комнаты и ужина, а когда женщина в синей юбке возвратилась с подносом, Яна попросила принести зеркало. Подавальщица удивилась, но сказала, что будет сделано. Зеркало она предложила небольшое, в простой пластмассовой оправе. Алекс заметил, что, расхаживая между столами, тетка нет-нет да и глянет в их сторону. Конечно, такие заказы она нечасто получает…
    Но в мисках исходила ароматным паром свинина, а после такого слишком веселого дня ни о чем, кроме еды и отдыха, думать не хотелось…
    Швед ел, как всегда, неторопливо и обстоятельно, зато Яна, быстро утолив голод, придвинула к себе зеркало. Вытащила из рюкзака журнал мод, полистала… наконец, остановила выбор на одной странице… Алекс с любопытством наблюдал за ее действиями.
    Тем временем в зал ввалилась еще одна компания – в этих Алекс узнал кочевников из лагеря на заправке. Они прикончили запасы самогона и явились за выпивкой. Между пришедшими и теми, кто уже сидел за столами в «Балагане», возникла шуточная перепалка, «старожилы» подшучивали над пришлыми:
    – Я местный житель, коренной обитатель, а ты кочуй отсюда, морда рыночная!
    Но это, конечно, были безобидные подколки, всерьез спорили только женщины – «работницы» «Балагана» не хотели пускать чужих, явившихся с новыми клиентами. К спору подключился один из охранников, и конфликт быстро разрешился, стоило установить размер отступного, которое придется платить подругам новых гостей за право работать в заведении. Вскоре споры стихли, и компания кочевников расположилась за столами, рядом с постояльцами «Балагана».
    Алекс, следивший за перепалкой, успокоился и обернулся к Яне. Пока кочевники и бабы шумели, выясняя отношения, девушка усердно трудилась, а закончив, стала пристально разглядывать результат в зеркало.
    – Эй, где ты там, покажись! – потребовал Алекс.
    – Ладно, гляди. Первый, пробный показ бесплатно, – объявила Яна, убирая зеркало от лица.
    Алекс посмотрел и едва не подпрыгнул от неожиданности. На него глядела какая-то чужая дамочка, совершенно незнакомая. Тени, тональный крем, пудра – Яна не пренебрегла ничем, в ход пошла вся добыча из житомирского салона. Весь, так сказать, ассортимент. Глаза, удлиненные зеленоватыми тенями, яркая помада на губах – и все не в меру, всего слишком много. На Алекса глядела бледная маска с ярким румянцем, длинными угольно-черными ресницами и зеленоватыми росчерками, тянущимися от глаз к вискам…
    – Ну как? – победоносно спросила Яна.
    Ответом ей был шумный вздох. Вздыхал не Алекс, у него попросту перехватило дыхание. Женщина в синей юбке, которая приносила ужин, тихонько подобралась к Яне и внимательно следила за ее косметическими операциями. Сейчас она с плохо скрытой завистью разглядывала Янин рюкзак и грезила о наполняющих его богатствах. Девушка гордо посмотрела на подавальщицу и протянула губную помаду:
    – Попробуй, вроде ничего, не испортилась. По-моему, это твой цвет.
    – Мой? Это мне? – Тетка сделала вид, что смущается.
    – Ага, – улыбаясь обильно накрашенным ртом, кивнула Яна. – Слушай, а как бы мне с вашим хозяином потолковать? Хочу ему товар предложить.
    – Товар?
    – У меня всего много! – Девушка встряхнула рюкзак, внутри загремели пластмассовые флаконы и капсулы. – Смотри! Нашла нетронутый салон в Житомире. Я бы все сразу скинула, по дешевке. Ты объясни своему хозяину, что дельце верное, с выгодой. Он же сам не понимает в таких делах, верно?
    Швед, который тоже заинтересовался этой сценой, ткнул Алекса локтем:
    – Смотри-ка, а Яна соображает! Это же Березовка! А я тут со своими фонариками…
    Тем временем женщина в синей юбке уже копалась вместе с Яной в ее рюкзаке, обе оживленно обсуждали трофеи. Половину слов Алекс не понял.
    Получив еще несколько подарков, подавальщица удалилась, пообещав, что хозяину расскажет немедленно. По дороге она увернулась от объятий кочевника – того самого, что собирался охотиться на лешего, – и скрылась. А Яна грелась в лучах славы – то один, то другой рыночник косился в ее сторону. Их подруги были недовольны – они тоже заметили перемены во внешности девушки и пожирали глазами ее рюкзак. Яна гордо озиралась и щедро демонстрировала боевую раскраску мужчинам.
    – Ты это, поскромней бы как себя вела, что ли, – забеспокоился Швед.
    – Это же для дела, – не оборачиваясь в его сторону, ответила Яна. – Чтобы заинтересовать будущих клиентов.
    – Это в каком смысле клиентов?
    – В хорошем, исключительно в хорошем! В коммерческом!
    Вскоре подавальщица возвратилась и пригласила Яну на переговоры к владельцу «Балагана».
    – Я с тобой, – заявил Алекс.
    – Еще чего! Ты все испортишь.
    Яна выпорхнула из-за стола и, провожаемая взглядами из-за столов, пошла за женщиной в синей юбке. В дверях она обернулась, окинула взглядом мужчин, не сводящих с нее глаз, и демонстративно вильнула бедрами. Вышло не очень внушительно из-за отсутствия виляльного материала… но многим явно понравилось.
    А к Алексу и Шведу подошла напарница подавальщицы. Принялась хлопотать, собирая миски, повозила тряпкой по столешнице и умильно улыбалась. Алекс догадался, что ей тоже хочется чего-то из Яниных трофеев, и он собрался честно объяснить, что они со Шведом ничем не могут помочь. Но отшельник его опередил:
    – Скажи, голубка, а что за история у вас тут вышла с Кузьмой? Куда ни гляну – везде его поминают. Помер, что ли? Или грохнули?
    – Да вроде сам он. Торчал тут день-деньской, из-за стола не вылезал, – ответила тетка, – а вчера вечером нашли его в коридоре с разбитой башкой. Вроде споткнулся и упал, да так неудачно, что помер от этого.
    – Пил, наверное, много? – понимающе покивал Швед. – Я думаю, в вашем заведении такие истории частенько случаются?
    – У нас с этим строго! – обиделась женщина. – Никакой там поножовщины или чего-то такого. А вот выпивка у нас всегда хорошая, крепкая, зря вы не взяли. Сами гоним. Ну а кто своей меры не знает и с ног валится, так мы тут ни при чем! Может, принести самогона? Попробуете, сами убедитесь.
    Женщину позвали к столу рыночных, и она поспешила к клиентам. Там самогон заказывали куда охотней. Потом Алекс заметил, что тетка в синей юбке, уже с наложенной дареной косметикой, снова снует по залу. А Яна так и не появилась. Он собрался было отправится на поиски, но тут из-за двери, ведущей к внутренним помещениям, донеслись крики. Слов было не разобрать, но голос Яны Алекс узнал. Он вскочил, но Швед поймал его за рукав:
    – Спокойно!
    Тут Яна вошла в зал, с ней был плотный лысоватый мужичок – хозяин «Балагана». Они не ссорились, а торговались.
    – Салоед, я тебе такой товар отдаю! – горячилась Яна. – У тебя доходы вдвое вырастут! Мгновенно! А ты жмешься лишнюю сотню накинуть. Да твои же девочки у тебя все и разберут!
    – А если не разберут? Куда я столько косметики дену? Нет, на реализацию приму, аванс дам, а там посмотрим!
    – Вот еще! Буду я здесь сидеть и ждать, пока ты расторгуешься! Не буду! Вот сейчас перейду через улицу и предложу этому, как его, который напротив тебя заведение держит! Где перед домом покрышки сложены! Он-то сразу все заберет, с руками оторвет! И еще попросит! Это же какой куш!
    – Так я и говорю, задаток отвалю приличный… а через пару недель, как продам…
    – Салоед, не буду я две недели ждать! Если ждать, цена должна быть другая! А я задешево уступаю!
    Оба торговались отчаянно, сыпали цифрами и аргументами… И их совершенно не смущало, что несколько десятков посетителей притихли и слушают перебранку.
    – Все! – Яна топнула ногой. – Вон они сидят!
    Она потащила хозяина через зал, привела к столу, где сидели Алекс со Шведом, и возмущенно заявила, тыча пальцем в торгового партнера:
    – Он хочет только с мужчинами говорить. Вот поговорите с ним! Но я буду рядом и не позволю вас облапошить.
    – Я тоже этого не позволю, – важно согласился Алекс. – Ты без нашего согласия ему пообещала по дешевке добычу сдать? Нет, я хочу полную цену.
    – Тогда подождать нужно… – Хозяин опешил окончательно. – Пока продам…
    – Если терять время и торчать здесь, то сами продавать будем, – встрял в разговор Швед. – На кой Лес ты нам тогда сдался?
    Мужичок мялся и мямлил, что у него столько рублей может и не сыскаться под рукой, все в обороте. Швед ответил, что готов взять не рублями, а золотом. Хозяину «Балагана» никак не светило упускать грядущую прибыль. Оглядываясь, он ловил заинтересованные взгляды женщин – и своих работниц, и тех, что пришли с автостоянки… и в конце концов они со Шведом ударили по рукам. При этом Яна выторговала для себя отдельную комнату в счет оплаты.
    – Высплюсь по-человечески, – заявила она, – в чистой постели. И не придется свой угол отгораживать. Я заслужила приличный ночлег!
    Потом все вместе пошли к хозяину рассчитываться, и наконец их проводили в комнаты на втором этаже. Поскольку «Балаган» расположился в здании бывшей школы, эти комнаты прежде были ученическими классами – то есть слишком большими помещениями. Сейчас их наскоро разделили тонкими дощатыми перегородками, так что получился довольно сложный лабиринт дверей и переходов. И обо всем, что вокруг происходило, можно было отлично догадаться по звукам.
    Пока шагали по коридору, Алекс слушал, как за дверями скрипят кровати, смеются и визжат женщины. В Березовке под приличным ночлегом понимали совсем не то, что имела в виду Яна.
    Когда они со Шведом расположились в отведенном им номере, дверь распахнулась и вошла Яна. Как девушка вскрывала замок, Алекс не слышал, но был уверен, что заперся на ночь. Да только когда это замки могли остановить Яну?
    – Плевые здесь запоры, – беспечно объявила она, разглядывая комнату, – исключительно против косоруких. Я посмотреть добычу хочу. Совсем забыла среди коммерческих хлопот! Алекс, давай сюда алюминиевый чемоданчик.
    Алекс выставил добычу на колченогий столик и кивком пригласил Яну. Та приникла к кофру, осмотрела со всех сторон и, кажется, даже обнюхала.
    – На зуб попробуй, – посоветовал Алекс.
    – Это крайний случай, – не отрываясь от дела, ответила взломщица, – только если у меня не выйдет, то дам погрызть тебе.
    Швед ухмыльнулся в бороду, они с Алексом присели в углу и стали наблюдать. Яна вертела колесики с цифрами, прислушивалась к легким щелчкам внутри механизма, иногда пробовала какие-то комбинации… От усердия она даже высунула язык и, смахивая капли пота, размазала косметику по щекам. Алекс уже собирался посоветовать Яне отложить операцию на завтра, потому что поздно и спать охота, но тут в пальцах девушки замок звонко щелкнул, и Яна торжественно объявила:
    – Готово!
    – Ну, мастерица, – восхитился Швед.
    – Волшебница, – поддакнул Алекс.
    Яна положила кофр набок и откинула крышку. Все склонились, разглядывая содержимое. Кофр оказался чем-то вроде транспортного контейнера для хрупких грузов. Внутри его устилал слой мягкого упругого пластика, с шестью желобками. В каждом покоилась запечатанная ампула с прозрачной вязкой жидкостью. Швед взял одну, посмотрел на свет, перевернул, чтобы дать содержимому перетечь к пробке. Потом щелкнул ногтем по стенке ампулы и заметил:
    – Стекло ударопрочное. И пробка надежная. Берегли эту штуку, значит.
    – Да ты на кофр погляди, – вставил Алекс. – Он же по форме изготовлен! Вещь ценная! Интересно, что это.
    – А Лес его знает. Берегли эти ампулы, такая вот штука. А что в них… как теперь узнать?
    – Кто-то в «Балагане» их, похоже, очень ждал, – напомнил Алекс. – Тот мужик, которого химера прикончила, помните, что сказал? Что в «Балаган» собирался добычу нести.
    – Он не так сказал, – возразила Яна. И зевнула. – Ну ладно, пойду спать.
    Яна поплелась к двери, а Швед стал разглядывать трофей.
    – Ты что-то об этом знаешь? – спросил Алекс.
    – Не помню. Думал, найти маркировку, отметки какие-то, вроде значка «Вектора»… Все же какое-то отношение к моему прошлому эта воинская часть имела. Но нет, сам погляди… чисто. Ни названия, ни документации, вообще ничего.
    – Не совсем. На пробках что-то оттиснуто.
    Алекс присмотрелся – да, какие-то буквы в два ряда… Похоже, штамп был совсем стертый, оттиск едва различался. Верхний ряд: НИИ, нижний БТ.
    – НИИ БТ. И что это значит?
    – НИИ – научно-исследовательский институт, – предположил Алекс. – Это первое, что приходит в голову. А вот БТ?
    Из-за двери донесся подозрительный шум – шорох, топот. Алексу показалось, что раздался приглушенный вскрик Яны, и он рванул в коридор. Там царил полумрак, керосиновая лампа в закопченном плафоне едва освещала участок до поворота. Бесформенная темная масса с легким скрежетом скрылась за углом, и оттуда продолжало доноситься сопение и сдавленное мычание. Алекс побежал следом и догнал человека, который волок Яну, зажав ей рот ладонью.
    – А ну стоять! – рявкнул Алекс и схватился за кобуру.
    Автомат остался в комнате, но пистолет висел на ремне, и Алекс торопливо нащупал рукоять.
    – Да у нас все в порядке, расслабься, – ответил мужчина, лица которого Алекс не мог разглядеть – он прятался за Яной. – Она сама меня позвала.
    – М-мы! – возмущенно взвыла Яна. – Ум-му!
    По крайней мере, она была цела и невредима – судя по тому, как энергично брыкалась. Незнакомец обхватил ее второй рукой, прижимая локти к корпусу, но Яна лягнула его в колено, и мужчина охнул. Но по-прежнему волок Яну, пятясь задом. Алекс шагнул следом.
    За его спиной демонстративно гулко откашлялся Швед. Яне наконец удалось подать голос:
    – Врет он! Ничего я не звала! Швед, убей его! Алекс, стреляй!
    Чужак выхватил пистолет и, прижимая Яну к себе левой рукой, выставил ствол над плечом девушки:
    – Мужики, она врет! Сама меня звала, я ж не думал, что она передумает… а теперь вижу: это вы нарочно такую подлянку устроили! Девка сперва подманит, а потом давай из себя недотрогу строить! Ну что, давайте постреляем! Вот ты, с «макаровым», ты прикинь, кто первую пулю словит! А сейчас наши прибегут, я им всю правду выложу: это подстава была, девка меня заманила, а эти двое наготове ждали!
    – А если мы тебя здесь грохнем, то ты никому ничего не расскажешь, – задумчиво протянул Швед.
    Алекс почувствовал, что противник колеблется, и решительно поднял «макаров»:
    – Яна, убери голову!
    – Да стреляй же! – выкрикнула Яна, вертясь в хватке назойливого ухажера.
    – Эй, мужики! – выкрикнул тот. – Вы что? Я ж ничего, я по-хорошему хотел! Ну, сами глядите, как шалава накрасилась! Все равно что позвала!
    Яна вырывалась и отталкивала его руку с пистолетом, лежащую на ее плече, ствол гулял из стороны в сторону, мужик не мог прицелиться. Алекс, конечно, не собирался стрелять, потому что в полумраке его пуля наверняка бы попала в девушку, а не в того, кто прятался за ее спиной. Ему было важно припугнуть незнакомца и заставить выпустить пленницу.
    Но и мужчина уже боялся, что его не отпустят живым, если он пойдет на попятную… положение складывалось безвыходное. Похититель медленно пятился, увлекая за собой Яну, она возилась в его руке, Алекс видел, что ладонь Яны скользнула в карман, потом показалась снова, и между пальцами что-то металлически блеснуло. Он понял, что Яна задумала опасный трюк, и решил отвлечь внимание противника. Демонстративно отведя ствол пистолета в сторону, он стал приближаться к похитителю и Яне, при этом молол все, что только приходило в голову:
    – Ну, ладно. Я вижу, ты просто неправильно понял, зачем Яна это сделала. Мы косметику нашли в Житомире, набрали полный рюкзак. Ну и товар лицом показать нужно было, только и всего! Она не собиралась тебя завлекать, честно! Ты ошибся, согласен? Ты не беспокойся, мы же всегда можем договориться, чтобы по-хорошему! Разойдемся мирно! Ты согласен? Ты же ничего плохого не хотел, верно?
    – Ну да, правильно, – пробормотал мужчина.
    Яна коротко махнула перехваченной в локте рукой. Державший ее человек взвыл и отшатнулся. Девушка дернулась, вырываясь из объятия, а Алекс, уже ждавший чего-то в этом роде, бросился к противнику и врезал наугад рукоятью «макарова». Получилось не совсем удачно – удар пришелся вскользь, и рукоять, едва задев голову, врезалась в плечо мужчины. Его пальцы разжались, пистолет упал на пол. Миг – и Яна уже стояла за спиной Алекса, а ее похититель бился в стальной хватке Шведа и подвывал от боли.
    – Ты чего скрипишь? – удивился отшельник. – Я ж тебя не трогал. Пока что.
    – Сука… – простонал незнакомец. – Уй…
    Он не помышлял о сопротивлении и, скорчившись, прижимал обе ладони к промежности.
    – Ты что сделала? – спросил Швед. – Чем ты его?
    – Да я не выбирала, чем. Что в кармане нашлось, тем и ткнула! – отрезала Яна.
    В карманах она носила отмычки – заточенные стальные стержни.
    – Размахнуться не вышло, он меня держал. А то бы не так ему врезала! – горячилась она. – Ну что, будешь еще руки распускать?
    – У-у-й… – стонал пострадавший. – Еще бы чуть-чуть, и в самое это место… Что ж ты творишь!
    – Промазала, что ли? – Яна высунулась из-за спины Алекса. – Жалко!
    Шум, который они подняли, услышали кое-где в комнатах, где-то рядом скрипели двери, кто-то громко спросил:
    – Эй, что за шум? Чего орете? Сейчас выйду, по рогам настучу, чтобы спать не мешали!
    Из соседнего отрезка коридора упал луч яркого света:
    – Что здесь происходит?
    Показался краевец – тот самый, что сидел в зале. Он был одет и при оружии. Похоже, еще не ложился.
    – Да вот, – Швед встряхнул незадачливого ухажера за шиворот, и тот заткнулся, перестал ныть, – мужик ошибся, не туда полез. Мы уже разобрались, а? Говори, что ли? Разобрались или нет? Ты согласен, что ошибся?
    – Ну, ошибся я, чего там… – хмуро буркнул тот, продолжая прижимать ладони к паху. – Извините, мужики. Пойду я, ладно?
    Алекс теперь узнал его – тот самый кочевник, что расспрашивал их у старой заправки и потом собирался охотиться на лешего. Нашел, значит, другую дичь, но и тут не пофартило.
    Щелкнул замок, рядом раскрылась дверь, показалось дуло автомата, за ним – хмурая небритая рожа.
    – Разобрались, говоришь? – спросил бродяга. – Ну тогда заткните пасти и дайте отдохнуть. Я тут сплю, понимаешь, а они орут… а я тут сплю, понимаешь…
    – Эй, ты куда? – окликнула небритого женщина из комнаты. – Вернись ко мне, красавчик! Поспим еще немного!
    Красавчик убрался, сердито хлопнув дверью.
    – Мир, что ли? – уточнил краевец, водя фонариком из стороны в сторону и освещая то бледное лицо Яны с чересчур ярким макияжем, то Шведа, то схваченного им кочевника. Алекс только теперь обратил внимание на блеск лезвия в руке Шведа. Пожалуй, кочевнику крупно повезло. Учитывая, как легко в «Балагане» относятся к смертям постояльцев… взять хотя бы того же Кузьму, о котором тут вспоминают на каждом углу…
    – Вот и хорошо, что миром поладили, – настойчиво повторил краевец. – Лес не любит, когда ссорятся. Если что, я подтвердить могу – девушка его не звала, он сам приставать начал, но уже извинился и никаких претензий ни у кого не осталось. Так, что ли, люди?
    Швед с видимым сожалением разжал руку и выпустил чужой воротник. Кочевник тут же попятился к лестнице, бормоча, что он точно претензий ни к кому не имеет. Лишь бы его не трогали, а то он всем покажет, что его лучше не задевать.
    – Яна, отпусти мою куртку, – попросил Алекс. Он только теперь обратил внимание на то, что девушка с перепугу вцепилась в складки на спине. – Да, твой товар в самом деле творит чудеса.
    – Ага. – Яна шмыгнула носом, не зная, что сказать.
    – Нехорошая ситуация, – заметил краевец. – Вы знаете, с кем поцапались? Это Камаз, он у Черного Рынка в авторитете. Но вы, если что, говорите, что я свидетель. Меня Ясень зовут.
    – Ты из Края? – уточнил Швед.
    – Верно.
    Швед представился, назвал спутников и обменялся с краевцем церемонным рукопожатием. Его нож исчез из ладони так же тихо и незаметно, как появился.
    – Вы в Житомир ходили? – спросил Ясень. – Ну и как там?
    – Как везде, пусто.
    – Там чудеса, там леший бродит, русалка на ветвях сидит… – продекламировал Алекс.
    – Не ходят, значит, туда бродяги? Ну и правильно. Лес закрыл этот город, там больше людям не следует бывать. И вы не ходите, не надо. Послушайте, я верно говорю. Лесу не нравится, когда кто-то в Житомир наведывается.
    – Не пойдем, – заверил Швед. – И другим не посоветуем.
    – А насчет лешего – это верно? Или так, просто из стихотворения?
    – Леший человека загрыз, мы видели, – ответила Яна. – Туда, где леший, мы не пойдем, это точно.
    – Человека… Не нужно было человеку туда идти, – строго произнес Ясень. – Лес так рассудил. Ну ладно… Мы здесь, в «Балагане», с другом остановились, так что завтра еще увидимся.
    Когда он ушел, Яна заявила:
    – Нет уж, к Лесу отдельную комнату, ночую с вами.
    – Думаешь, рыночные еще сунутся?
    – Нет. Просто не хочу рюкзак Шведа без присмотра оставлять. Там выручка за мою косметику!

Глава 3
Смерть в «Балагане»

    Алекс завалился в постель с твердым намерением выспаться как следует. Но разбудили его на рассвете. «Балаган» гудел – на первом этаже навзрыд рыдали женщины, раздавались сердитые мужские голоса. Рядом, в комнатах для постояльцев, хлопали двери, гости наперебой пытались выяснить, что случилось. Ответ вскоре пришел – владелец заведения был найдет мертвым, ему перерезали горло.
    Женщины, явившиеся пораньше, чтобы сдать выручку и получить новые распоряжения на день, долго стучали, наконец кто-то разглядел в замочную скважину, что на полу кровь… В общем, охранники «Балагана» стали задерживать тех, кто с утра собрался в дорогу. Они твердо решили, что никто не покинет дом, пока не отыщут убийцу. В «Балаган» позвали местных, кто был в авторитете – то есть хозяев подобных заведений, они в Березовке заправляли всем. Явились и предводители двух кланов Черного Рынка, ночевавших в поселке. Они должны были стать независимыми судьями.
    Мало-помалу стали распространяться подробности: смерть произошла, скорее всего, поздно ночью, а комнаты, которые занимал покойный, были обысканы. Причем убийцы даже не пытались скрыть преступление или замаскировать его под несчастный случай. Убитого оставили лежать там, где прикончили, разбросанные при обыске вещи и бумаги валялись, где придется.
    – Нет, здесь ничего оставлять нельзя, – заявила Яна, когда они собрались позавтракать. – Здесь и убивают, и воруют, а замок на двери совсем плевый. Швед, все ценное возьмем с собой.
    Как бы там ни было, но заведение все-таки продолжало работу, и завтрак гостям предложили. Алекс, Швед и Яна расположились за столом, к ним подсел вчерашний знакомый, краевец Ясень. Теперь Алекс разглядел его как следует – высокий плечистый парень, с бородкой, сдержанный, немногословный. Прежде чем сесть рядом, Ясень спросил разрешения – свободных столов было немного, в «Балагане» собралась большая толпа, и все что-то заказывали, кто еду, кто выпивку. Алекс даже подумал, что, если каждую ночь в заведении мочить по одному человеку, прибыль резко вырастет. Это дело привлекает клиентов! Вслух он, конечно, этого говорить не стал.
    – А что, есть какие-то догадки? Может, на подозрении кто-то? – спросил Швед. – Ты здесь раньше нас обосновался, может, знаешь?
    – Нет догадок, – ответил краевец, – только Лесу все ведомо. А человек несведущ. Вот сейчас комнаты убитого осмотрят, может, что-то найдут. Тогда Щавель нам расскажет. Щавель – напарник мой, нас двоих сюда отрядили. Он сейчас с другими старшими, его тоже позвали в судьи. Чтобы и от Края кто-то был, а то сейчас из всех проезжих только Черный Рынок. Нехорошо, нужно, чтобы от разных кланов представители судили.
    – И давно здесь с корешем торчите?
    – Вторую неделю. Уже собирались уходить. Лес подсказывает, пора нам. Только бригаду подобрать, и в путь. А давайте с нами?
    – Куда?
    – Лес поведет, – загадочно ответил Ясень. – Нам охрана в дороге понадобится. На дороге же как? Когда отряд большой, его не трогают. И потом, ваш опыт как раз пригодится.
    – Какой опыт? Ты что-то о нас знаешь? – заинтересовался Алекс.
    – Если вы в Житомир ходили, значит, имеете опыт, в заброшенных местах бывали, развалин не боитесь. Отсюда мало кто в старый город рисковал соваться. Всякое о нем говорят, нехорошее место, грязное. Лес чист, другие места грязные, какое поболее, какое поменее. А Житомир – очень грязное место. Вот в такое место мы со Щавелем и собираемся. Нам не справиться без опытных людей.
    Ясень улыбнулся. Улыбка у него была открытая и располагающая к доверию.
    – Это, допустим, верно, – покивал Швед. – По всяким руинам мы ходили… но не зная, куда, соглашаться не хочу. И вообще, это дело обдумать надо.
    – А я все равно сам не решаю. Со Щавелем сперва посоветуюсь. Вместе с ним послушаем, что Лес подсказывает. Только вы подумайте над моим предложением. Что вам здесь оставаться? Нехороший здесь народ, с гнильцой, потому что от Леса далекий.
    Люди, сидевшие за столами, заговорили громче – из внутренних помещений первого этажа показалась группа авторитетных вожаков, занимавшихся осмотром места преступления. Двое предводителей кланов Черного Рынка, четверо местных заправил и Щавель. Его угадать было несложно по краевскому наряду из зеленой кожи, украшенному растительным орнаментом. С ними были несколько женщин, которые помогали убитому вести хозяйство и могли опознать пропажу чего-то из имущества хозяина.
    Один из рыночников, здоровенный чернявый детина, поднял руку. Шум пошел на убыль, все приготовились слушать.
    – Дело в общем и целом очевидное, – объявил здоровяк, – убили и ограбили. Только кое-какие вопросы все же остаются. Непонятно, что искали гости. Говорят, убитый вчера всю наличку потратил, купил товар. Товар на месте остался, бабы подтверждают, а деньжат у убитого не было, потому что все ушло на покупку. Значит, не за деньги убивали. Может, кто знает, были у покойника с кем-то счеты? Ссора? Ругался он с кем-нибудь?
    К старшим подошел кочевник – тот самый, которого вчера едва не кастрировала Яна. Привстал на носки и стал шептать верзиле на ухо.
    – Ну, гад, – прошипела Яна, – если он обо мне что-то решил наклепать. Я ему…
    – Сейчас узнаем, – равнодушно откликнулся Швед, – что он бормочет.
    Он развалился поудобнее, всем своим видом излучая благодушие и спокойствие… но Алекс заметил, что рука Шведа как бы невзначай скользнула под стол. Вот доносчик закончил… предводитель рыночных кивнул и оглядел зал.
    – Говорят, вчера у хозяина ссора была? – громко спросил он. – Прямо здесь, в зале? Вроде бы сильно ругались?
    Алекс, украдкой оглядевшись, поймал несколько устремленных на их стол взглядов. А верзила уже шагал прямо к ним. И вчерашний Янин ухажер маячил у него за спиной. Следом потянулись и остальные члены своеобразного совета Березовки. Алекс собрался встать им навстречу. Но, покосившись на Шведа, остался сидеть. Ясеню, чтобы не оказаться спиной к пришельцам, пришлось развернуться. Щавель склонился над ним, и краевцы стали шептаться. Щавель совсем не походил на симпатичного приятеля. Он был тощий, весь какой-то кособокий, перекошенный. И бородка торчала криво, и взгляд бесцветных глаз бегающий, неприятный. Однако в их паре он явно был главным.
    – Это вы вчера с хозяином ругались? – строго спросил кочевник.
    – Мы, – кивнул Швед. – Торговались мы с ним. Тот самый товар, который, как ты сказал, весь на месте остался – это как раз мы ему и толкнули вчера. Выгодная сделка, скажу я тебе, получилась. Так что давай без скользких намеков. Мы остались довольны, покойный тоже. У нас была честная сделка.
    – А тот хмырь, который тебе на ухо шепчет, ко мне вчера клеился, – добавила Яна, – за что и получил. Вон, до сих пор хромает. Слышишь, ты бы успокоился, а то еще огребешь!
    – Это правда, Камаз? – обернулся старший.
    – Не так все было! Она сама на меня запала! – возразил тот. – Я ж не виноват, что на меня девки вешаются! Сперва поманила, а после…
    – Врешь! – отрезала Яна. – Никто на тебя не вешается. Ты это… иди еще мужчинам на ухо пошепчи, тогда, глядишь, какой-нибудь мужик на тебя, может, и подвиснет!
    Бродяги за соседними столами захохотали. Камаз хорохорился, что-то выкрикивал, но его голос утонул в раскатах смеха. Даже его старший, высоченный рыночник – и тот ржал, хотя шутка могла задеть и его.
    Когда всеобщее веселье пошло на убыль, Швед заговорил, повысив голос:
    – Ну сами прикиньте, люди, с чего бы нам убивать этого бедолагу? Мы вчера с ним все порешили мирно, по-хорошему! По рукам ударили, товар против денег – все честно! И мы остались довольны, и он остался доволен.
    – И потом, – подхватила Яна, – уж мы-то знали, что у хозяина наличных денег нет! Мы у него и так все, что было, выгребли!
    – Ладно, – рослый кочевник махнул рукой, – разберемся. Посидим, подумаем, шаман кости раскинет, посмотрит, что выпадет… Отдыхайте пока что, к вам сейчас вопросов нет.
    – Что-то часто людей валить стали в «Балагане», – заметил другой кочевник, – еще Батьке потом объяснять, почему его люди здесь дохнут.
    – А что Батька? Батька мне не начальство! Пусть сам за своими следит, чтобы пьяные не падали где попало! – отрезал верзила. – Идем, с шаманом потолкуем, когда его доставят.
    Предводители, заделавшиеся судьями, направились к выходу, за ними валила толпа – приятели и свита, да и просто любопытные, для которых смерть хозяина «Балагана» стала развлечением. Они старались держаться поближе к центру событий, чтобы первыми узнать новости. Когда эта толпа вывалилась наружу, в зале сразу стало как-то пустовато.
    – А что это он Батьку вспоминал, Ясень? – спросила Яна. – Разве он здесь главный? Или к «Балагану» имеет какое-то отношение?
    – Не имеет, – ответил краевец, – но это его человек был, который помер по пьяни, Кузьма. Да ну их, кочевников, у них свои отношения.
    – А шаман – это кто? – вспомнил Алекс. – Эти говорили, что шаман какой-то будет кости кидать.
    – Грех это, – неожиданно строго заговорил Ясень, – шаман, кости. Кочевники считают, будто какие-то разрисованные кости могут открыть правду. Глупо! Правду только Лес один ведает! А человек не может, сколько ни кидай кости…
    – Ясно, – перебил его Швед. – Видел я таких. Колдует, глаза закатывает… кто кости кидает, кто карты вертит. В самом деле, глупо. Пойдемте лучше поселок посмотрим.
    Троица покинула «Балаган» и отправилась поглядеть на Березовку. Любоваться здесь было нечем. От старого населенного пункта остались развалины. Уцелели только большие здания, их и заняли новые поселенцы. Вокруг каждого выросли пристройки из досок, бревен и всевозможного хлама. Например, Алекс заметил сарай, кровлю которого выложили крышками радиаторов. Вход в заведение напротив «Балагана» украшали своеобразные колонны, сложенные из автомобильных покрышек. Называлось это место «Автосалон». За ним в небо поднимался мощный столб дыма – там вовсю трудилась прачечная. Белые свежевыстиранные простыни сушились рядом.
    Повсюду визгливо перекликались женщины, в «Автосалоне» фальшиво играла скрипка, несколько сиплых голосов распевали куплеты… Потом вдоль улицы потянулись заброшенные руины, еще дальше работали кузница и мастерская, за ними – снова двухэтажное здание. Вокруг мастерской толпились рыночники, ревел мотором мотоцикл, стучали молотками работники.
    С тарахтением подкатил еще один байк, из коляски выбрался тщедушный человечек в долгополом плаще и шляпе. Его сразу окружила толпа.
    – Шаман приехал! – загалдели кочевники. – Шаман! Эй, погадай мне, слышишь?
    – Да погоди, пусть сперва убийцу найдет!
    – Шаман, тебя ждем!
    – Эй, а плясать будешь? Вокруг костра?
    – Слыхал, что в Березовке случилось? Рассказали тебе?
    Шаман высоким голоском заверещал:
    – Рассказали, рассказали! Ведите к Длинному. С ним говорить будем. Издалека приехали, Длинный позвал. Длинного мы теперь видеть хотим.
    – Это, что ли, шаман? – вполголоса спросил Швед, разглядывая вновь прибывшего. – Восточный мужик, не из здешних.
    Шамана заслоняла толпа, но когда он протолкался к проезжей части, Алекс тоже разглядел – в самом деле, внешность у шамана была азиатская. Узкие глаза, желтое скуластое лицо. Интересно, какими ветрами его сюда занесло? И будут ли его слушать кочевники?
    Сердито одергивая полы не по росту длинного плаща, шаман протопал мимо троицы и зашагал к «Автосалону», где собрались на совет авторитетные люди Березовки. Швед проводил его взглядом и заметил:
    – Интересный тип. Кости, это мужская магия. Интересно посмотреть, как он будет колдовать.
    – Если он еще и пляшет, то цены ему нет в нашем бедном развлечениями мире, – отозвался Алекс. – Только я боюсь, что он псих, и если ему стукнет в голову, что мы виновны… не знаю, не знаю… может, стоит свалить, пока до этого не дошло?
    – Если уйдем сейчас, то убийство точно на нас повесят. Скажут: сбежали, – рассудил Швед. – Останемся и посмотрим. Леха, сегодня автомат не забудь почистить.
* * *
    В Березовке было весело. Бродяги обсуждали убийство, расследование и приезд шамана, как отличное развлечение. Повсюду только об этом говорили. Троица друзей возвратилась в «Балаган». Там их заметили краевцы и позвали за свой стол. Щавель рассказывал о том, как прошло обсуждение:
    – Нет никаких намеков, нет зацепок. И подозреваемых тоже нет. Шаман будет гадать. Если он ни на кого не покажет, то вы – главные обвиняемые.
    – То есть на нас убийство повесят? – уточнил Алекс.
    – Нет, ни на кого не повесят. Вам ничего не будет. Хотя Камаз ходит хвостом за Длинным и все нашептывает…
    – Надо было его там грохнуть, – кровожадно заявила Яна. – Швед, зачем ты его отпустил?
    – Не надо, – буркнул Швед. – Тогда бы нас точно здесь урыли. За Камаза этого недоделанного.
    – Когда поиски виновного закончатся, уходите с нами, – посоветовал Щавель. – Потому что иначе житья вам не будет. Если сами свалите, народ решит, что вы бежите от ответа. Если останетесь, рано или поздно Камаз какую-то подлянку подстроит.
    – А если с вами?
    – А если с нами уйдете, то вроде как по делу отправились, не сбежали, – терпеливо растолковал Щавель. – Мы с Ясенем, когда соберемся в дорогу, здешним подробно растолкуем, что мы вас уговаривали, что обещаем заплатить, что иначе вы бы еще в Березовке побыли. Есть разница! Ну а чего же с нами не сходить? Разведаем одно местечко, потом разбежимся. Лес видит, я от души предлагаю, и вам хорошо, и нам разведчики руин нужны. Мы с Ясенем не очень-то ловкие в этом деле.
    Алекс слушал с двойственным чувством. С одной стороны, Щавель рассуждал здраво, с другой стороны, его бегающий взгляд вызывал недоверие.
    – Складно толкуешь, – кивнул Швед. – Леха, Яна, вы что скажете?
    – А что там, в руинах? – спросила девушка. – Которые разведать нужно? Что за место?
    – НИИ Биотехнологий, так называется. – Щавель внимательно оглядел собеседников, будто хотел увидеть их реакцию, когда он произнесет название учреждения. Алексу оно ни о чем не говорило. – Не слышали?
    – А какая добыча там ломится? – расспрашивала Яна. – Если что-то интересное найдем, как делиться будем?
    Щавель развел руками:
    – Лесу ведомо. А мы не знаем. Лес велит туда идти, и мы пойдем.
    – Мы вам заплатим! – напомнил Ясень. – И еще других людей приглашаем, большой компанией спокойней.
    В зале стало тише. Алекс поднял голову и увидел, что в дверях стоит шаман. Озирается, выискивает кого-то взглядом. Маленький, в шляпе и пропыленном плаще, безоружный, он не казался страшным или каким-то особенным, но люди замолкали, когда шаман глядел на них. К нему робко сунулась знакомая Алексу женщина в синей юбке, что-то предложила… шаман поднял руку, она поперхнулась своими словами и отступила. А маленький азиат уже шагал через зал – прямиком к их столу. Бродяги смолкали, когда он проходил мимо, и провожали долгими взглядами.
    Шаман подвинул табурет и без приглашения уселся рядом с краевцами.
    – Мир вам, – приветствовал он компанию.
    – Добрый день, – ответил Алекс.
    – Нас Рахим зовут, – тусклым невыразительным голосом пробубнил шаман.
    – А меня… – заговорил Швед.
    Азиат, не слушая, продолжал монотонно зудеть:
    – Юнус, Абдурахман, Карим, Исмаил, Абдулла…
    Имена сыпались и сыпались… а Алекс вдруг понял, что шаман – совсем молодой, не старше его самого. При слове «шаман» невольно в воображении появляется седой старик, но этот азиат был молодым, хотя испытания наложили на его внешность свою отметку, он был весь какой-то серый, мятый, бесцветный. И очень тощий – руки, которые выложил на стол, как птичьи лапки.
    – Хватило бы и Рахима, – заметил Швед, когда шаман смолк, перечислив несколько десятков своих имен.
    – Мы нанялись школа строить, – снова заговорил человечек, – бригада. Житомир приехали. Хорошо работали, старались, дома семья кормить нужно, много семья, все ждут. Пришел Лес, пришел много дерево, много птица, много зверя. Мы болеть, умирать, зверь нас ест. Но мы выжить. Рахим, Юнус, Абдурахман, Карим, Исмаил, Абдулла…
    – Он один из всей бригады выжил, – пояснил Щавель. – С тех пор вот такой. Говорит, у него в башке вся бригада поместилась.
    – Все выжил, – монотонно, без выражения, возразил азиат. – Ты один Рахим видеть, а все здесь.
    Он постучал тощим серым пальцем по лбу.
    – Все здесь. Все могут видеть, думать, говорить. За это люди шаман назвать. Нет шаман, мы совещаться, вместе думать, потом говорить. Люди сейчас не думать, не совещаться, не слушать другой. Мы слушать, мы все в одна голова. Мы ладим хорошо. Много думаем, много друг друг слушаем. Поэтому правильно говорим, нас шаман называть. Нет шаман, мы просто думать вместе. Рахим, Юнус, Абдурахман, Карим, Исмаил, Абдулла…
    И тут же, без паузы, не меняя тона, заговорил о другом:
    – Нас звать, говорить: Гришка Салоед убит. Найди, кто убил, шаман. Мы не отказывались. Мы теперь думаем, смотрим. Обещаем найти, будем стараться. Один человек нам на вас указал. Мы хотим посмотреть, спросить.
    – Этого человека звать Камаз, – ответил Алекс, – он вчера к Яне полез, мы ему немного объяснили, чтобы отвалил.
    – Немного объяснили, мы понимаем, – кивнул Рахим. – Если бы много объяснили, он бы мертвый был. А вы немного. Хорошо.
    – Чего же хорошего? Плохо, что мало! – буркнула Яна.
    Шаман полез в карман обтрепанного плаща и выложил на стол кучку костей. Здесь были цельные маленькие косточки, были обломки больших, надпиленные, обколотые, с написанными фломастером странными значками. Всего с десяток. Азиат потыкал в них пальцем, переворачивая рисунком кверху. Изучил получившуюся комбинацию, сгреб дребезжащую груду со стола и стал трясти в ладонях, что-то монотонно напевая себе под нос. Разжал горсти, косточки с шорохом вывалились на столешницу. Рахим снова не спеша оглядел их, потом убрал в карман и обернулся к Щавелю:
    – Ты, Край, в дорогу собрался, верно? В какое-то нехорошее место? И людей зовешь? Мы правильно знаем?
    – Так и есть, – кивнул краевец. – Еще пару бойцов хочу нанять, и отправляемся.
    – Это тебе кости сказали? – заинтересовалась Яна. – Что краевцы в поход собираются?
    – Нет, зачем же! Как могут кости такое говорить! Зачем глупости спрашиваешь? – искренне удивился шаман. – Мы по Березовка гуляли, слушали, что люди говорят. Говорят: Край бойцов нанимает, в дорогу собрался.
    Потом обернулся к Щавелю:
    – Край, нас возьми. Мы тоже пойдем в это нехорошее место.
    – А зачем ты кости тряс? – не отставала Яна. – Ты же сперва костями погремел, потом спросил.
    – Просто так, – ответил шаман. – Мы часто кости бросаем, но они ничего не говорят. Глупость это, не надо глупостям верить. Много люди думают: мы по костям ответ читаем. Нет, неправильно. Мы думаем, советуемся, слушаем, что другие говорят. Не кости подсказывают. Мы честно объясняем: не кости. Люди не верят. А нам все равно. Край, мы с тобой пойдем. Ты согласен?
    – Ну хорошо, – кивнул Щавель. – Если хочешь, пойдем. Только в дороге слушать меня и не чудить.
    – Сегодня я буду ответ говорить про убитый Салоед. Нет ответ, честно скажу. Но людям мало ответ. Хотят, чтобы шаман глупости делал. Нам не жалко, будем глупости делать, потом говорить честно. Собирай людей, Край, сегодня вечером мы говорить, завтра можно уходим.
    С этими словами шаман собрал косточки, поднялся и побрел к выходу.
    – Ну вот, одного спутника уже нашли, – подытожил Алекс. – Другие сами явятся. Или вы их приглашать будете? Ясень, Щавель?
    – Нет, конечно, чего ж, они сами придут! – улыбнулся Ясень. – Сейчас отправлюсь к кочевникам, спрошу желающих. Я уже говорил, что ищу охрану, просил подумать.
    – Лес молчит, – буркнул Щавель. – Не хочет шамана брать…
    – Если Рахима не возьмем, он все равно за нами попрется, – вставил Ясень. – Он упрямый, это сразу видно! Если втемяшилось ему с нами отправиться, то не отступит.
    – Поэтому я и не спорил, – ответил Щавель. – Пусть идет, если хочет. Еще пару бойцов возьму, и можно идти в НИИ Биотехнологий. Вечером у костра встретимся.
* * *
    Прежде чем войти в комнату на втором этаже, Яна обследовала замок и объявила, что кто-то здесь ковырялся. Она нашла свежие царапинки. Внутри все как будто лежало на своих местах, но девушка обнаружила следы обыска.
    – Кто-то у нас копался, но аккуратно, явно не хотел, чтобы мы заметили. Я сразу заподозрила, что заведение здесь ненадежное! Воруют, по чужим комнатам лазят! – возмущенно твердила она. – Что за люди? Ни стыда, ни совести! Ворье, жулики, проходимцы на каждом шагу.
    – Каждый третий – вор, – серьезно подтвердил Алекс. – Я сужу по нашей компании.
    – Ну и что? Я поняла твой намек, не беспокойся. Очень смешно, все животики надорвали. Только чем острить – лучше бы мне спасибо сказал за то, что я посоветовала все ценное с собой захватить. Швед, твой рюкзак цел? Береги его.
    – Интересно, что они искали?
    – Как что? Мы на косметике неплохо заработали, все знают. Вот вечером пойдем выступление шамана глядеть, надо будет снова рюкзак с барахлом с собой взять.
    Когда стемнело, они отправились на улицу. Посередине проезда между «Балаганом» и «Автосалоном» уже были заготовлены дрова и собралась приличная толпа – и кочевники, и местные. Среди бойцов Черного Рынка выделялся ростом Длинный, и можно было не сомневаться: Камаз тоже крутится где-то рядом.
    Появился и шаман Рахим. Перебрал дрова, сложил костерок и чиркнул колесиком зажигалки. Занялось пламя. Рахим помахал пропыленной полой плаща, раздувая огонь, уставился в костер и запел. Вернее, пением это можно было считать только с большой натяжкой – азиат ныл и ныл, не переводя дыхания, монотонно, ровно, на одной ноте. По мере того как пламя поднималось по сложенным кучкой веткам, он стонал все громче и громче. Вскоре его голос уже перекрыл бормотание в толпе зрителей. Шаман выл и выл, теперь в этом бесконечном звуке наметились какие-то нотки, голос звучал то тише, то громче, но слов по-прежнему не разобрать. И кочевники, как будто завороженные песней азиата, стали подтягивать. Алекс заметил, что Яна, прикрыв глаза, слегка покачивается в такт взлетам голоса шамана. Он осторожно потыкал девушку в плечо:
    – Эй, ты чего?
    – А?
    – Не входи в транс, он же тебя гипнотизирует, Рахим этот.
    – Ой… Я как-то задумалась, что ли. Вспоминать начала… Сама не понимаю, что это со мной.
    Шаман резко оборвал пение, но тише не стало – многие в толпе, уловив ритм, подвывали вместо него. Маленький азиат шмыгнул сквозь толпу, выволок к костру двух женщин из прислуги «Балагана» – ту, что в синей юбке, и другую.
    – Смотри в огонь! – крикнул Рахим. – Вспоминай! И ты вспоминай! Теперь рассказывай!
    Женщины по очереди шептали ему на ухо, Рахим слушал, кивал. Потом нырнул в толпу еще раз, выволок Камаза. Сцена повторилась, кочевник пялился в огонь, потом шептал шаману на ухо. Еще несколько свидетелей было опрошено таким же образом.
    – Ой, он за мной! – встрепенулась Яна, когда шаман сунулся в ее сторону. – Я не хочу!
    Она юркнула за спину Алекса, но Рахим схватил за рукав не ее, а стоящего неподалеку Ясеня. Тут ему дорогу преградил Щавель, что-то сердито сказал, и шаман отступил. Дошла очередь и до троицы бродяг, Рахим сперва выбрал в качестве жертвы Шведа… но тут же махнул рукой:
    – В память дырка, видим, видим!
    Он обернулся к Алексу и спрятавшейся за ним Яне. Алекс сам шагнул навстречу, шаман кивнул, и они вдвоем прошли к огню. Алекс, как было велено, уставился в пламя, но ничего необычного не почувствовал. По знаку Рахима склонился к его уху и спросил:
    – А что говорить?
    – Что хочешь.
    – Я бы лучше сам у тебя кое-что спросил.
    – Спросишь у нас, когда с Краем пойдем. А мы ответим: «Не знаем». Сейчас не надо, потом будем спрашивать. Ступай.
    Алекс оказался последним, кого расспросил шаман. Покончив с этим делом, маленький азиат сел у костра и принялся меланхолично греметь костями. Выбрасывал, переворачивал грязным пальцем, вглядывался в сложившиеся комбинации и снова тряс в горстях.
    Алекс возвратился на прежнее место, и Яна тут же зашептала ему на ухо:
    – Слушай, я хотела его косточки поближе посмотреть, сунулась к нему в карман. Ну, когда он тебя из толпы выдергивал. А он – хлоп меня по руке!
    – По руке? Ты имеешь в виду, по своему карману?
    – Ну да, я как раз за косточкой потянулась. Этот Рахим только прикидывается простачком, а сам ох и ушлый типчик! Он колдун! Натуральный шаман, а нам грузил, что не шаман.
    – Не нужно по чужим карманам лазить, тогда не будет вокруг тебя типчиков.
    – Я же осторожно! Он не должен был почувствовать! Он в самом деле колдун, вот и все.
    В это время у Длинного иссякло терпение. Он склонился над шаманом и спросил:
    – Ну что? Много из своих костей вытряс?
    – Мало, – ответил шаман. – Убийца здесь. Рядом. Мы его пока не нашли, думать надо. Еще думать надо. Мы подумаем.
    Рахим поднялся, отряхнул плащ и ссыпал косточки в карман.
    – Тот, кто Салоед резал, сейчас здесь стоит. Меня смотрит, слушает. Мы не увидели, кто это. Но найдем. Мы всегда находим, ты знаешь. А завтра мы из Березовка уйдем. Когда убийцу найдем, тогда вернемся. Автомат нам нужен.
    – На убийцу с автоматом пойдешь? – спросили из толпы.
    – Нет, дорога далеко, в дороге без автомат нельзя. Вернусь, автомат обратно отдам. И убийца скажу, – невозмутимо ответил азиат. – Вы нас знаете, мы не обманем. Мы честный, автомат обратно будет. И кто Салоед резал, называть будем. Сами наказывать будем. Обещание наше такое.
    Подошел Ясень:
    – Ну все, концерт окончен. Шаман с нами пойдет, еще двоих Щавель позвал, они согласны. Завтра в зале за столом соберемся, без спешки обговорим детали и выходим. Советую выспаться, потому что шагать придется долго.
    – А сколько туда идти? – спросил Швед. – Жратвы запасти на сколько?
    – Три дня, если Лес поможет.
    – Три туда да три обратно, – прикинул Швед, – значит, можно не слишком грузиться.
    Вокруг шамана собралась толпа, он что-то бормотал, но его заглушал общий гомон. Больше ничего интересного как будто не предвиделось. Многие начали расходиться.
    – В самом деле, пойдем, – сказал Алекс.
    Троица отправилась в «Балаган». Ясень проводил их взглядом. Потом Алекс, обернувшись, увидел, что к нему подошел Щавель, и краевцы шепчутся. Тут его осенило:
    – Постой! НИИ Биотехнологий! НИИ Био-Технологий! НИИ БТ! Оттиск на пробках!

Глава 4
В путь

    Утром троица спустилась в зал. Краевцы уже сидели за столом и поджидали остальных участников похода. Шаман пристроился с краю и разбирал автомат. Причем делал он это привычно и сноровисто. Вот уж от кого-кого, а от этого чумазого бродяги с его пением у костра и метанием косточек Алекс никак не ждал подобного умения. Он уже собрался спросить шамана, где тот наловчился обращаться с оружием, но его опередила Яна. Пока Ясень со Щавелем о чем-то заинтересованно шептались, она подсела к шаману и тихо спросила:
    – Слушай, Рахим, а ты ловкий! Как ты вчера почуял, что я это… ну, ты понял!
    – Мы поняли, – кивнул азиат.
    – Ты, может, сам приворовывал, а?
    – Файзулла маленько имел такая привычка, – с сожалением признался шаман. – Мы его ругали, он обещал не делать плохого. И ты тоже. Не надо.
    – Да я только поглядеть хотела. Можно на твои косточки глянуть, а? Честное слово, я бы посмотрела и вернула. Мне косточки не нужны, просто интересно.
    Шаман выложил на стол груду костей, и Яна стала переворачивать их и разглядывать нарисованные фломастером символы.
    Краевцы закончили шептаться, и Ясень предложил:
    – Я могу сходить за ними.
    – Не надо, они пришли, – остановил его Щавель и кивком указал на дверь.
    В зал ввалились двое рыночников. Высмотрели компанию и направились к столу.
    – Теперь все в сборе, – подытожил Щавель. – Знакомьтесь, если еще не успели.
    Он представил Шведа, Алекса и Яну, потом назвал кочевников:
    – Это Шмыг, это Ляша.
    – Игорь Лященко, – добавил Ляша. – Но можно и кликухой называть, я привык.
    Он был средних лет, подтянутый, аккуратный. Алекс почувствовал в нем бывшего военного. Шмыг помладше, кругленький, небольшого роста, патлатый и небритый.
    – Значит, так, – снова заговорил Щавель. – Дорога займет дня три, если Лес иначе не рассудит. Цель – учреждение такое, Институт Биотехнологий. Нам нужно туда войти, поискать кое-что. После этого расчет – и прощаемся. Мы с Ясенем не очень-то руины празднуем, мы больше к Лесу привычны. Поэтому охрана нужна, ну и в дороге сопровождать. Если двое в дороге, к ним всякий может прицепиться. А когда компания большая, таких не трогают. Шаман вот с нами тоже попросился. Мы не против, чем больше народу, тем на дороге безопасней.
    Говорил он громко и четко, так что за соседними столами все было отлично слышно – Алекс видел, как бродяги оборачиваются. В общем, весь их план, получается, совсем не секрет. Более того, Щавель словно хотел, чтобы все в зале знали, куда и зачем они ведут отряд. Но о краевцах вообще шел слух, что они странные люди. Может, у них так принято?
    Знакомая подавальщица в синей юбке принесла завтрак, Швед отдал ключи от комнат и рассчитался. После завтрака все направились к выходу. На улице среди рыночников Алекс заметил Камаза. Он курил, делал вид, что беспечно болтает с приятелями, но то и дело бросал взгляд вслед уходящим. Что хорошо, он вроде бы никуда не собирался. Были такие опасения, что кочевник обиделся и захочет отомстить, но он оставался в Березовке.
    За поселком на дороге отряд перестроился. Ясень шагал первым, задавая темп. Следом за ним шли кочевники, потом Алекс со Шведом и Яной. Шаман тихонько брел то впереди, то немного отставая. Даже в большой компании он казался одиночкой, погруженным в собственные мысли. А может, так оно и было? Может, ему вполне хватало того многолюдного общества, которое населяло его мозги?
    Щавель оказался в хвосте – он иногда останавливался и оглядывал окрестности, пару раз Алекс заметил в его руках бинокль. Особенно часто краевец глядел назад, на пустую дорогу. Он явно ждал, что позади кто-то покажется. Алекса это удивило, он поделился сомнениями со Шведом. Тот кивнул:
    – Я тоже назад поглядываю. Очень уж громко наши наниматели орали, куда мы собрались. Как будто кого-то хотели нарочно об этом известить. Темное дело. Но нам-то что? Идем себе…
    Дорога вела на север, Житомир должен был остаться справа, и краевцы, похоже, не хотели приближаться к мертвому городу. Их спутников это вполне устраивало. Когда дорога переваливала холм, Алекс, обернувшись, заметил на горизонте, что по дороге кто-то движется. Большая колонна, иначе бы не разглядеть на таком расстоянии. Он догнал Щавеля и спросил:
    – Вроде преследуют нас?
    Тот не выказал ни малейшего волнения:
    – Что Лес захочет, то и будет. А дорога не наша собственность, по ней кто угодно может идти.
    Вслед за Алексом и другие заметили преследователей. Ляша тоже переговорил со Щавелем – предложил остановиться и подождать, пока те, кто идет следом, догонят:
    – Сдается мне, это Черный Рынок. Мы, я и Шмыг, с ними поговорим, узнаем, куда они направились. Может, дальше вместе пойдем? Ты же сам говорил, чем больше отряд, тем лучше.
    Щавель покачал головой:
    – Лес этого не хочет. Нас он отправил, вот и идем дальше. А те люди тоже – пусть идут, куда хотят, хоть за нами, хоть в другую сторону.
    Преследователи заставляли нервничать. Даже невозмутимый шаман немного забеспокоился. Когда остановились на короткую дневку, он пробормотал:
    – Нам непонятно. Почему долго за нами идут? Они с машинами, должны быстрее нас быть, уже догнать, мимо проехать.
    – С машинами? – уточнил Алекс. – А ты откуда знаешь?
    – Мы мотор слышим.
    – Точно, – подтвердила Яна, – когда ветер в нашу сторону, звук двигателя доносится. Эти люди нас преследуют.
    Но краевцы по-прежнему не выказывали ни малейшего беспокойства по поводу отряда, идущего следом. Мало-помалу и Алекс свыкся с мыслью о попутчиках. Ну мало ли какие бывают ситуации. Зачем-то нужно людям в ту же сторону…
    Потом показался Житомир. Щавель заблаговременно свернул в сторону от города, и сейчас мертвые руины поднимались далеко справа унылой серой громадой. День выдался солнечный, от разогретых развалин обильно поднимался пар, и над Житомиром повисла плотная туманная шапка. Над серым городом – серое марево. Неприятная картинка. Но отряд шагал по дороге, руины уплывали назад, и ничего не происходило. Ровным счетом ничего. Даже живность не показывалась, округа словно вымерла.
    – Что-то будет, – сказал шаман. – Мы ждем. Что-то будет.
    Алекс не обратил бы внимания на эти слова, но кочевники уже знали, что без нужды маленький азиат и слова лишнего не скажет. Раз предупредил, значит, неспроста, нужно приготовиться.
    Ляша догнал Щавеля, по-прежнему возглавлявшего колонну, и заявил:
    – Погоди-ка. Шаман беспокоится, твердит: что-то будет. Да и мне вон те заросли не нравятся. Подходящее место для засады.
    Щавель кивнул, вытащил бинокль и стал разглядывать участок дороги впереди. Там к шоссе подбирался овраг, поросший кустами, по другую сторону у обочины поднялись молодые деревца. И в кустах, и в молодой роще могла скрываться засада. Отряд уже миновал немало подобных местечек, но Рахим забеспокоился только сейчас, а рыночники к его предупреждениям относились очень серьезно.
    – С дороги лучше уйти, – посоветовал Швед. Он первым отошел к обочине и присел. – Торчим здесь, как блоха на плеши.
    Алекс последовал его примеру. Яна тоже оказалась рядом.
    – Я ничего не… – заговорил Щавель, водя биноклем.
    Закончить фразу он не успел – в зарослях, которые не понравились Ляше, загрохотали автоматы. Те, кто скрывался за кустами, собирались подпустить отряд поближе и тогда ударить в упор. Но, поскольку они решили, что обнаружены, начали действовать сразу. Расстояние оказалось великовато, это отразилось на результате огня. Шмыг, пригибаясь, побежал через шоссе и укрылся в кювете по другую сторону, Ляша и раньше держался у обочины, он коротким броском достиг кустов рядом со Шведом и упал в заросли. Единственным, кто оказался задетым, был Щавель – он-то стоял посередине шоссе, представлял собой лучшую мишень, в него и целились.
    Пуля пошла вскользь, оцарапав бедро краевца, и он упал. Ясень бросился на помощь, тем временем Швед и Алекс стали обстреливать кустарник над оврагом, чтобы отвлечь противника. Оба по-прежнему не видели неприятеля и стреляли наугад. Из кустов показалось пять-шесть человеческих фигурок. Противник приближался короткими перебежками, стреляя на ходу. Оказывается, несколько человек засели и в роще – на той стороне, куда сбежал Шмыг. Они тоже попытались приблизиться, но Шмыг несколькими очередями заставил их снова укрыться в роще.

    Ясень помог Щавелю убраться с открытого пространства и лечь в кювете. Пока остальные пытались прижать противника огнем к земле, он наскоро перебинтовал бедро Щавеля. Тем временем из кустов показывались все новые враги, Алекс насчитал с десяток нападающих. Они перемещались короткими бросками от укрытия к укрытию, иногда стреляли на бегу. Постепенно стало ясно, чего они добиваются – обойти отряд и прижать к шоссе. Асфальтовая полоса простреливалась из рощи, и отступать попавшим в засаду некуда. С другой стороны, и те, что ждали в роще, тоже не могли перейти в наступление – перед ними был все тот же асфальт.
    Поэтому противник не торопился, без спешки образуя кольцо вокруг засевших в кювете. Неглубокая канава и чахлые кустики оказались не слишком выигрышным местом, они годились, чтобы укрыться, но в качестве огневой позиции выглядели паршиво. Невысокие заросли бурьяна, окружавшие кювет, вскоре были скошены пулями.
    Алекс скорчился в канаве, уже завидуя тем, кто был меньше ростом, – укрыться здесь могли разве что Яна с Рахимом.
    – Плохо дело! – крикнул Швед между очередями. – Они нас окружат и будут гнать на дорогу!
    – Не отступать! – крикнул Щавель. – Держимся здесь! Ничего они нам не сделают!
    Ясень окончил перевязывать приятеля, и краевцы присоединились к перестрелке. Но и с их участием ситуация не изменилась – позиция была слишком неудачная. Противник подбирался все ближе, а за спиной оставалась роща, где тоже засели стрелки. Вялая перестрелка тянулась и тянулась. Никому не хотелось тратить попусту патроны, обе стороны экономили. Противник теперь стрелял изредка, больше для острастки, прикрывая своих, меняющих позиции. Время от времени Алекс высовывался, замечал мелькающие за кустами темные силуэты нападающих, стрелял одиночными. И был уверен, что не попал.
    Сзади, из рощи, тоже постреливали. Где-то на другой стороне дороги прятался Шмыг, он затаился, но засевшие за деревьями видели, как он бежал через шоссе. Пока он прячется там, они не решались двинуться навстречу своим главным силам.
    – Да кто это такие?! – крикнула Яна. – Что им нужно?
    Она лежала на дне неглубокой канавы и не высовывалась.
    – Может, Черный Рынок? – отозвался Ясень.
    – Это не наши, – возразил Ляша, – просто бандиты какие-то! Мародеры! У больших городов такие частенько крутятся. Только обычно их бывает поменьше.
    Ляша приподнялся, дал короткую очередь и снова припал к земле. В ответ раздалось несколько выстрелов, пули выбили фонтанчики пыли далеко в стороне.
    – И стреляют плохо! – добавил кочевник. – Зря они с нами связались. Увидели, что засада не удалась, так свалили бы по-тихому… Не понимаю, чего они такие настырные. Ведь вплотную подобраться все равно не смогут.
    Бандиты продолжали сжимать кольцо до тех пор, пока оставались за кустами. Широкая полоса вдоль дороги была свободна от зарослей. Дойдя до открытого пространства, противник остановился. Даже неглубокая канава вдоль дороги давала преимущество обороняющимся. Здесь можно было держаться сколько угодно. До темноты уж точно.
    – В самом деле, на что они рассчитывают? А, Швед? – окликнул Алекс. – Ведь все из кустов не суются. Теперь-то чего ждут?
    – Я так мыслю, – как всегда, неторопливо ответил Швед, – они надеялись нас запугать. Ну, чтобы мы через дорогу ломанулись. Ляша прав, им бы уйти, раз с засадой не выгорело… а теперь они сами на знают, как быть.
    Стрельба почти прекратилась. Мародеры уже достигли границы зарослей, они не могли продвинуться дальше, и не было смысла прижимать к земле тех, кто затаился у дороги.
    – Сюда идет, – вдруг громко сказал шаман. – Совсем близко.
    – Кто идет? – спросил Щавель.
    – Ты Край, ты и скажи, кто идет. Тебе лучше знать, потому что оно от Леса.
    И тут началась стрельба – в кустарнике беспорядочно палили, грохотали автоматные очереди, трещали дробовики. Но пули над головой Алекса не свистели и не выбивали комья земли у кювета – цель была с другой стороны.
    Бандиты подняли крик, сквозь который иногда прорывалось хриплое скрежещущее рычание. Что-то большое и тяжелое ломилось сквозь кусты – верхушки раскачивались, с треском взлетали ветки, кружились изодранные в лохмотья листья… В воплях зазвучал ужас, потом кто-то заорал – отчаянно, со всхлипыванием… крик оборвался, звуки стрельбы стали удаляться.
    – Нестройно бьют, – громко произнес Швед. – Паника у этих ребят.
    – Убегают, – поддакнул Рахим. – Очень страшно им. Мы понимаем, да, страшно. Мы тоже опасаемся.
    И тут открыл огонь Шмыг. Обернувшись, Алекс увидел несколько фигурок, спешащих от рощи через дорогу. Все дружно присоединились к Шмыгу, поливая бегущих свинцом. Алекс с опозданием сообразил, что противник бежит не к ним. Те, кто поджидал в роще, спасаются бегством. Но на пути был асфальт, на нем беглецы оказались как на ладони. Бежавший последним упал на дорогу, да и кое-кто еще наверняка был ранен.
    Вот беглецы пересекли асфальтовое полотно и исчезли в зарослях. Стрельба прекратилась. Никто больше не показывался, никто не пытался атаковать или хотя бы подобрать убитого на дороге мародера.
    – Надо бы посмотреть, что в кустах осталось, – предложил Швед, приподнимаясь. – Леха, сходим? А остальные здесь подождут. На всякий случай.
    Алекс кивнул. Стрельбу и крики можно было бы счесть обманом, разыгранным для того, чтобы выманить их из укрытия. Но бегство из рощи было неподдельным, к тому же одного как-никак подстрелили – вон, валяется посередине проезжей части. Нет, враг сбежал, это точно.
    Швед пошел первым. Выскочил из канавы и перебежал к одинокому кусту. Там рухнул и выставил ствол. Ничего не произошло. Алекс наметил укрытие перед собой и рванул к нему. Так, перебежками, они достигли кустов. Никто не стрелял, шум перестрелки удалялся. Швед раздвинул стволом автомата ветки и, пригнувшись, скользнул в заросли. Алекс присел и ждал сигнала.
    – Здесь чисто! Можешь подойти! – позвал Швед. – И других зови, это нужно видеть.
    Алекс позвал остальных и, хрустя кустарником, пробрался в заросли. Швед сидел над мертвецом в изношенном грязном комбезе, поодаль валялся еще один покойник. Отшельник пощупал рюкзак мертвеца, полез внутрь и вытащил сверток – продолговатый предмет, завернутый в тряпки и мятую фольгу.
    – Этого сами в суматохе подстрелили, – объяснил Швед. – С перепугу палили, не глядя. А вон того гляди, как разделали.
    Алекс бросил короткий взгляд и сразу отвернулся. Труп был изувечен, рука почти оторвана от тела и держалась только на пропитанном кровью рукаве, среди кровавого месива белела сломанная кость. Голова и грудная клетка мертвеца казались раздавленными, сплошное багровое месиво.
    Алекс поглядел вокруг, заметил среди кустов иссеченный пулями участок и прошел туда. Зверю, разделавшему бандита, тоже досталось, на земле подсыхали кровавые лужи, в траве Алекс приметил клочья шерсти, вырванные пулями. Эти обрывки слиплись от крови, и определить по ним породу хищника было сложно. Во всяком случае, Алекс точно не мог.
    Подошли остальные. Щавель ковылял, опираясь на плечо спутника. Ясень оглядел картину побоища и присвистнул. Яна смотреть не стала, сразу отвернулась, а шаман присел над изувеченным покойником и деловито пощупал раны.
    – Большой, – объявил он, – и страшный. Очень большой и очень страшный. От такой зверь кости у нас нет. Хотелось бы такой кость.
    – А где же он, зверь этот? – спросил Ляша, вглядываясь в изломанные кусты.
    – Сильно ранен, ушел. Он вернется. У такой раны быстро лечится, – равнодушно ответил шаман. – Скоро опять будет здоровый. Косточку мы хотим от него, такой косточка пока не имеем.
    Подошел Шмыг, почесал лохматую макушку. Под его сапогами хрустели срезанные пулями ветки, здесь земля была сплошь усыпана такими.
    – Что у вас? Ого! Красивый натюрморт. Кто же его так?
    – Зверь, – ответил шаман. – Уходить надо, быстро-быстро. Зверь сюда кушать вернется. Сейчас туда ушел.
    Алекс глянул, куда тычет грязным пальцем азиат. Там лежала равнина, а на горизонте серой бесформенной массой растекся город, накрытый шапкой испарений. Леший. Тот самый, что подстерегал бродяг в Житомире, теперь идет следом. Откуда-то возникла уверенность, что зверь тот самый.
    – Этого человека кто-то знает? – Щавель потыкал покойника носком берца и сморщился от боли в раненой ноге.
    Все переглянулись – убитый никому не был знаком.
    – Точно говорю, обычные мародеры на нас наехали, – заговорил Ляша. – Не клан, а так, шайка. Хватают, что плохо лежит, и убегают. Больше мы их не увидим. Такие, когда получат по соплям, всегда сбегают.
    – Ну и нам идти нужно, – заключил Шмыг. – Я там, на шоссе, еще одного положил, на него посмотрим.
    Отряд вернулся на дорогу. Застреленный мародер так и лежал на асфальте – значит, его приятели не вернулись. Но когда подошли к кустам, в которых пряталась засада, Алексу было немного не по себе. Шмыг подбежал к покойнику, присел…
    – Это баба! – крикнул он. – То-то мне показалось, вроде что-то не так.
    Все собрались у трупа.
    – Они своих баб в роще посадили, а сами вас обходили, чтобы под огонь погнать, – возбужденно тарахтел Шмыг. Во время боя он в одиночестве торчал по другую сторону дороги и только теперь смог выговориться. – Только чего ж не отступили?
    – Там болото, – вставил Рахим. – Бабы уйти не могли. За эти деревья – болото. Водой пахнет.
    Он шумно посопел, показывая, что чует влагу.
    Только теперь Алекс понял, почему их так упорно теснили бандиты – они сглупили, оставив женщин там, где не было путей отступления, и боялись, что, продолжая движение по дороге, отряд волей-неволей будет вынужден перебить всех, кто засел в роще. Дурацкая история… Они же никого не собирались атаковать! Людей, нанятых краевцами, вполне устроило бы разойтись миром, не доводя дело до крайностей… но теперь уже ничего не вернуть – что случилось, то случилось. Гораздо интереснее появление зверя. Почему леший (если это в самом деле был он!) напал на вооруженных и готовых к бою бандитов? Получив опасные раны, хищник ушел к Житомиру. Почему? Побежал к своему логову? Оно в городе? Тогда почему тварь оказалась так далеко от него? Отсюда до руин несколько километров…
    – Пойдем, нечего здесь задерживаться, – предложил Ляша. – Уходить с этого места нужно.
    С этим все были согласны. Отряд зашагал дальше по дороге. Теперь Щавель отстал и плелся в хвосте, хромая на поврежденную ногу. За рощей в самом деле показалось болото, нюх не подвел Рахима. Небольшая речушка здесь разлилась, и затопила низину. Насколько хватало глаз, тянулись заросли осоки, стебли клонились под ветром, между ними темнели окна черной воды. Дорога скрывалась под топкой грязью на берегу, на месте старого русла сиротливо горбился обвалившийся мост.
    Пришлось покинуть дорогу и шагать в обход.
    – Да, – вспомнил Алекс, – а ведь за нами большой отряд шел! Мы часа два здесь потеряли, теперь они должны быть совсем близко.
    Но преследователи так и не показались. Они не воспользовались задержкой группы и ждали в стороне. Их колонну увидели снова, когда, обходя болото, переваливали небольшой холм. С верхушки удалось разглядеть чужаков, те как раз подошли к месту боя.
    – Ага, сейчас они гадают, кто там кого по кустам гонял, – обрадовался Ляша, – потеряют время. Потом пройдут по шоссе, а там – хлоп, болото! И потеряют наш след.
    – Точно! – поддержал Шмыг. – Лично мне не по себе, когда за спиной кто-то движется. Стряхнем их с хвоста, сразу легче станет.
    После этого краевцы долго шептались, шагая позади всех. Похоже, их вовсе не обрадовал тот факт, что преследователи собьются со следа. Алекс был согласен с кочевниками – неуютно себя чувствуешь, когда за тобой идет большой отряд, да еще неизвестно, с какими целями. Но Щавель с Ясенем радости по этому поводу не выказывали. Алекс решил: им не нравится задержка в пути. То, что приходится терять время, обходя болото. Но ведь они не спешат. Они же сами так сказали? Так что же им не нравится? Слишком много вопросов возникло с самого начала путешествия…
* * *
    Вечером выбрали место для стоянки у небольшой рощицы – там можно было собрать хворост для костра, да и рядом протекал ручей с чистой водой. После того как перекусили, Ясень со Щавелем сказали, что пройдутся осмотреть окрестности, и ушли от костра. Шмыг завалился спать, Ляша разобрал автомат и задумчиво чистил детали, глядя в костер.
    – Что это за зверь был? – спросила Яна. Чувствовалось, что ей давно хотелось поговорить о дневном происшествии, но случая до сих пор не представилось. – Почему он напал? Рахим, отвечай!
    – Большой зверь, он на всех нападает, – невозмутимо ответил азиат.
    – Это же леший был, верно?
    – Мы не видели.
    – Мне почему-то кажется, что тот самый, которого мы встретили в Житомире, – признался Алекс. – Вроде идет за нами с тех пор, выслеживает.
    Он боялся, что его поднимут на смех, но Швед отреагировал очень серьезно:
    – Если тот же самый, то плохо дело. Так и будет за нами красться. А куда это краевцы запропастились? Сколько времени нужно, чтобы вокруг пройтись? Долговато их нет.
    – Какая разница? – буркнул Ляша. – Ну, захотели наедине потрещать, подальше от наших ушей. Они ж наниматели, мы – нанятые работники. Имеют право секретничать.
    Он с лязгом установил крышку ствольной коробки и передернул затвор.
    – Право имеют, конечно, – согласился Швед. – Схожу-ка и я разомнусь перед сном немного.
    Он ушел в ночь.
    – И что ему на месте не сидится, – буркнул Ляша. – Целый день разминаемся. Алекс, Рахим, вы постережете, пока вся кодла соберется? А я – спать. Если что, будите.
    Он немного отодвинулся от костра и прилег, прижимая к себе автомат.
    – Рахим, а ты что думаешь? – снова заговорила Яна. – Ты же шаман! Расскажи, что это за зверь, зачем он приходил? Ну и вообще. Давай, расскажи что-нибудь такое… этакое.
    – Этот зверь мы косточка не имеем, – ответил шаман. – Ничего сказать нет. Очень нам хочется его косточка иметь.
    Яна поняла, что ничего интересного ей не расскажут, и, придвинувшись к Алексу, стала шептать:
    – Я так думаю: зверь в Житомире охранял кофр, который тот человек утащил. Тот, которого леший прикончил. Мужик схватил эту штуковину, зверь за ним погнался. Теперь эта штуковина у нас, и леший будет идти за нами. То, что в чемоданчике лежит, проклято, понял? А леший – страж проклятия! Он не успокоится, пока не вернет то, что мы из Житомира унесли.
    – Проклятие? В воинской части? – Алекс постарался улыбнуться, хотя сказанное Яной было очень правдоподобно – если, конечно, отбросить мистическую чепуху. На самом деле ему вовсе не было смешно.
    – А почему бы не в воинской части? Может, ты думаешь, что здесь поблизости есть старинный замок? Нет? Тогда и воинская часть сойдет. Что не так?
    – Ну-у… странно как-то. Я считаю, что в кофре что-то очень ценное, если ради этой вещи человек рисковал жизнью. Но проклятие? Чушь какая-то, суеверие!
    – Я тоже думаю, что ценное, – согласилась девушка. – Поэтому нужно эту штуковину беречь до тех пор, пока не узнаем, для чего она и за сколько можно ее продать. Тут главное – покупателя найти, который с интересом. Вот доберемся в этот НИИ Биотехнологий и, может быть, узнаем, за сколько можно эти ампулы толкнуть!
    – Тебе бы только толкать! Неужели не интересно, что там, как этим пользуются?
    Из темноты бесшумно появился Швед. Присел у костра, покосился на спящих кочевников и тихо сказал:
    – Они не окрестности обходят, Щавель с Ясенем. Засели неподалеку в ложбинке и говорят. Довольно громко. Я-то удивился, что за обход при ранении в ногу?
    – О чем говорят? – заинтересовалась Яна.
    – А Лес их знает. Громко, отчетливо, каждое слово отдельно. Я какие-то цифры разобрал, и еще что-то насчет графика, мол, нет отклонений, все по графику. А близко к ним я не совался, чтобы не заметили…
    – Странные они. Ну так краевцы же! Они и должны быть странными.
    Швед молча пожал плечами. Вскоре возвратились и Ясень со Щавелем. Наметили караулы, Ясень сменил приятелю повязку на ноге и завалился спать. Щавелю выпало первое дежурство.
    Утром Яна выбрала момент, когда никто из чужих слышать не мог, и шепнула Шведу:
    – Ты говорил, что наши крайние очень громко и отчетливо говорили. Странно, правда же? Они сидят в сторонке от всех, нарочно уединились. Но говорят громко. А знаешь почему?
    – Говори уже, пигалица! Что знаешь?
    – У Щавеля радиопередатчик в рюкзаке. Он по рации говорил и старался произносить поотчетливей, ясно?
    – Нет, не ясно, – ответил вместо Шведа Алекс. – Я думал, в Крае не любят всякие такие технические штуковины, вроде рации. Это же цивилизация, а они ее отбросили.
    – Угу. Чтобы с Лесом говорить, рация не нужна, – важно заявила Яна. – Странное дельце.
    Но больше им посекретничать не дали. Щавель велел затоптать костер и выдвигаться. Сегодня предстояло возвратиться на дорогу и снова шагать до вечера. Из-за раненой ноги Щавеля пришлось идти в довольно среднем темпе, но краевцы не переживали по этому поводу. Каков бы ни был их график, такие отклонения он, видимо, позволял.
    Когда на пути попался высокий холм, Щавель протянул Ясеню бинокль и отправил на верхушку – осмотреться. Яна и Алекс увязались с ним. Остальные присели. Шаман опустился, скрестив ноги, задрал смуглое лицо к небу и вполголоса затянул какую-то песню – длинную, тягучую и, похоже, состоящую из одного-единственного бесконечного слова.
    На холме Ясень остановился и стал разглядывать окрестности.
    – Ага! Вот они! – объявил он, уставившись в сторону Житомира.
    Глянув туда, Алекс и без бинокля разглядел темную змейку, пробирающуюся по равнине. Вчерашний отряд, те самые, что двигались следом и остановились подождать, пока люди Щавеля разберутся с засадой мародеров. Точно, это они – вряд ли в этой пустынной местности одновременно появятся две такие группы. Если, конечно, не случилось что-то особенное, из-за чего сразу несколько больших отрядов снимутся с места.
    – Обошли болото и ищут нас, – заметил Алекс. – Нам бы не торчать здесь, на холме…
    Но было поздно. Яна дернула его за рукав и указала темные точки, выдвинувшиеся далеко от основной колонны.
    – Слышишь моторы? Впереди мотоциклы катят. Нас ищут. Уйдем с холма, Ясень.
    – Погоди. – Краевец, демонстрируя полное равнодушие к преследователям, развернулся и снова стал водить биноклем из стороны в сторону.
    – Ага, вот шоссе. Туда и будем двигаться.
    На спуске Яна придержала Алекса за локоть. Когда Ясень ушел вперед и не мог слышать, она шепнула:
    – Мотоциклисты нас наверняка увидели. Как хочешь, но Ясень хотел, чтобы погоня не отставала. Нарочно на холме задержался.
    Алекс не знал, что ответить. Ему поведение краевца тоже показалось странным. Но причины он не понимал.
    Отряд пересек рощу. Впереди была дорога, которую Ясень высмотрел с холма. По ней и зашагали. Первым, как было и раньше, шел Ясень. Время от времени он останавливался, поджидал ковыляющего в хвосте напарника, они со Щавелем шептались, косясь на спутников. Потом Ясень снова занимал место впереди… Яна, не выдержав, спросила, о чем они совещаются.
    – Дорога немного в сторону уводит, – ответил Ясень, – вот мы и прикидываем, не пора ли сворачивать. Но пока что рано.
    – А кто за нами идет?
    – Лесу все ведомо, а человеку лишнего знать не полагается. – Ясень улыбнулся. Улыбка у него была хорошая, располагающая к доверию. – Я даже не задумываюсь, кто там по какой надобности идет.
    – А ведь они мотоциклы вперед высылают, ты видел с холма, – присоединился Алекс, воспользовавшись тем, что разговор коснулся неизвестных преследователей. – Должны были нас догнать.
    – Мне это безразлично. Если бы они по этой дороге шли, то догнали бы нас. Может, они вовсе не за нами? Лес велит не думать о том, что тебя не касается. Мы так живем, в этом мудрость.
    Как бы там ни было, преследователи на глаза не показывались, однако Яна, слух которой был необычайно острым, иногда сообщала, что слышит мотоциклетные моторы. Пару раз Алекс замечал какое-то движение на холмах в стороне от дороге. Он решил, что это те, кто преследует отряд, высылают разведчиков на байках, те наблюдают. Но до самого вечера никто не побеспокоил отряд. Вечером, когда Щавель велел остановиться на ночевку, шаман, расположившись у костра, стал бросать кости. Сгребал в горсти, тряс и высыпал на расстеленный плащ. Потом долго тыкал в рассыпавшиеся обломки, водил смуглым пальцем и тихо шептал.
    Кочевники, уже видевшие такое представление, взирали с уважением. Швед тоже заинтересовался. В конце концов любопытная Яна спросила:
    – Ну, что твои косточки предвещают?
    – Мы не знаем. Скажи, Край, завтра на месте будем?
    – Точно, – кивнул Щавель. – Завтра должны добраться. С дороги придется уйти, остается трудный участок, но уже недалеко.
    – Завтра большой день будет, долгий, – изрек шаман.
    – И это все, что ты можешь сказать? – скептически глядя на кости, спросила Яна. – Хоть бы немного объяснил, что завтра случится!
    – Зачем говорить? – поднял на нее глаза Рахим. – Слова не помогают. Что мы ни скажем, все равно завтрашний день не изменится. Лучше жди немного, потом сама увидишь.
    – Правильный подход, – кивнул Швед. – Завтра сами увидим.
    – Мы пройдемся немного, окрестности посмотрим, – заявил Щавель.
    И краевцы зашагали от костра, причем Ясень, как бы невзначай, прихватил рюкзак. Казалось бы, зачем, покидая стоянку ненадолго, брать с собой вещички? Но теперь Алекс знал, зачем. В рюкзаке был передатчик.

Глава 5
Боевые биотехнологии

    На третий день пути все продолжалось – отряд пробирался к цели, известной только краевцам, странные преследователи держались позади, но иногда можно было заметить мотоциклистов, наблюдающих издали. Ясень со Щавелем не проявляли никакого беспокойства по поводу этой свиты.
    – Лесу все ведомо, – твердили они, – он не велит беспокоиться. Пусть люди идут по своим делам, куда хотят, а у нас свое задание, вот и делаем то, что нужно.
    Шмыг бухтел, что это не дело, нужно разобраться, кто идет следом. Ляша тоже был недоволен, но, поскольку цель, похоже, была уже близка, никто не собирался останавливаться.
    Около полудня вдалеке на горизонте темной полосой встал Лес – Алекс знал, что к северо-западу от Житомира есть большой анклав, не связанный с основной массой, окружающей этот участок мира. Ясень, шагавший первым, оглядел горизонт, прикрываясь рукой от солнца, и свернул левее, в сторону от зарослей. Любой бродяга так бы и поступил, но краевцы? Разве они сторонятся Леса?
    Алекс догнал Ясеня и спросил:
    – Почему свернули? Мы же вроде до сих пор не меняли направления?
    – Не беспокойся. – Краевец выдал свою располагающую улыбку. – Мы правильно идем. Сегодня уже будем на месте, немного осталось.
    – Мне тут такая мысль пришла… говорят, вы, краевцы, можете сквозь Лес пройти? Это правда? Принимает вас Лес?
    – Если Лес велит, то можем пройти. А что?
    – Вон там Лес. Если мы сделаем переход сквозь него, а потом выйдем в другом месте, преследователи отстанут от нас. Они же следом за нами в Лес не сунутся, у опушки потеряют след.
    Ясень усмехнулся:
    – Не думай об этом. Мы со Щавелем ведем, вы идете следом. А Лес… он не велит без надобности в него соваться.
    – Считаешь, сейчас надобности нет?
    Ясень не стал отвечать, только покачал головой и зашагал дальше – в новом направлении, уходя от Леса. После длинного перехода он снова вывел отряд на старую дорогу. Разбитое шоссе петляло между холмами, поросшими редколесьем. Ясень вытащил карту, Щавель проковылял к нему, и краевцы стали совещаться.
    – Похоже, мы на месте, – заявил Ляша. – По этой дороге к объекту выйдем. Эй, начальство! Эта дорога? Или нет?
    – Лес все знает, – привычно ответил Ясень.
    Наниматели еще немного поговорили, потом Ясень махнул рукой, и все зашагали по дороге. Яна шепнула Алексу и Шведу:
    – Они что-то про время говорили, не только про место. Я не разобрала толком, но вроде того, что у нас будет около трех часов… после чего-то. Не знаю, чего они ждут, а после этого у нас будет три часа.
    – М-да, – глубокомысленно ответил Швед.
    И Алекс был с ним согласен – больше нечего сказать. М-да.
    Небо потихоньку заволокло тучами – не дождевыми, а серой мутью, сквозь которую солнце проглядывало тусклым бельмом. За очередным поворотом, когда дорога вывернула из-за холма, впереди показались плоские кровли группы строений. Что там, разглядеть было невозможно из-за молодых деревьев, которые поднялись между стенами. Видно было только, что комплекс окружен бетонной оградой, а дорога ведет к воротам. Вернее, ворот уже не было, остался только портал, за которым ветер раскачивал тонкие молодые деревца.
    – Это, что ли, НИИ Биотехнологий? – с сомнением спросил Ляша. – Больше похоже на воинскую часть.
    – Или на свинарник, – подхватил Шмыг. – Хотя какая разница между тем и этим? Ну что, пойдем смотреть?
    – А что Лес советует? – обернулся к Ясеню Алекс. – Может, он передумал?
    На подколку краевцы не отреагировали. Щавель заявил:
    – Швед, ты первым. Ты же у нас разведчик руин.
    – Мы втроем обычно ходим, – поправил Алекс и зашагал по дороге к заброшенному объекту.
    Швед догнал его и сказал:
    – Леха, я ценю твою самоотверженность, но подождите с Яной снаружи, пока я маленько проверю.
    Вблизи объект выглядел еще более заброшенным. Похоже, его оставили очень давно, и никто с тех пор не приходил сюда. Заросли бурьяна поднялись выше пояса, под ними едва различались ржавые створки ворот рядом с проемом. Жесткие стебли, взломав асфальт, вылезли повсюду. Бетонная ограда еще держалась, хотя кое-где плиты, покрытые темными потеками, уже покосились, из-под них наружу лезли матово-белые гладкие корни. Из проломов топорщилась ржавая арматура, за оградой раскачивались под ветром жиденькие кроны молодых тополей.
    Швед кивнул спутникам и шагнул в проем.
    – Эй, если там замки какие-то запертые или что-то такое, ты позови! – крикнула ему вслед Яна.
    Швед исчез в воротах. Отсутствовал он недолго, даже Яна не успела сказать, что ожидание затянулось и нужно идти самим посмотреть. Когда Швед показался в проеме, его лицо выглядело озабоченным.
    – Что там? – спросил Алекс. – Звери? Ловушки?
    – Нет, не то… – Отшельник задумчиво потеребил бороду. – Даже не знаю, как сказать. Да вы зайдите, сами гляньте.
    Алекс с Яной прошли в двор. У ворот за разросшимися кустами скрывалась кирпичная будка с просевшей кровлей, дальше тянулись длинные приземистые здания. Повсюду торчали деревца, кое-где кусты встали зеленой стеной, так что планировка комплекса разве что угадывалась среди зарослей.
    – Смотрите, – Швед показал грязную проржавевшую полосу металла, – это вывеска, вон там нашел.
    Он указал на небольшой дом с остатками белой штукатурки на стенах. Яна забрала его трофей и попыталась разобрать по остаткам букв, что было написано на табличке.
    – Это что здесь написано? «Военторг»?
    – Так точно. Вон там, глядите, площадка вымощена бетонными плитами, похоже на плац. Ляша верно сказал, больше напоминает воинскую часть, чем институт.
    – А это казармы?
    – Я в одну заглянул, остатки кроватей, тумбочки, шкафы. В дальнем крыле угол отгорожен. Оружейная комната, значит.
    – Пойдем посмотрим, – предложил Алекс.
    Все оказалось именно таким, как говорил Швед. В лопухах за плацем Яна высмотрела поваленный щит наглядной агитации, на котором просматривались остатки изображения. Стоящий по стойке «смирно» боец.
    – Точно, плац! Куда мы пришли?
    – Куда краевцы завели, туда и пришли, – пожал плечами Алекс. – В общем, можно доложить, что руины проверены и опасности не представляют. Я схожу за остальными. Вопрос только один: сказать ли Ясеню со Щавелем о наших подозрениях?
    – Не надо. Пусть их Ляша этим донимает, – решил Швед.
    Когда остальные члены группы вошли на территорию объекта, Ляша, конечно, принялся расспрашивать нанимателей, почему институт так напоминает воинскую часть. Ответ можно было предугадать заранее:
    – Лес все знает. Он велит, а мы делаем, что должны.
    – Может, институт секретный был, – глубокомысленно заявил Шмыг. – Его солдаты охраняли. Нам-то – какая разница? Мы теперь что будем делать?
    – Мы с Ясенем вон те здания проверим, а вы следите за окрестностями, – решил, немного подумав, Щавель.
    Краевцы направились к группе строений за тем домом, возле которого Швед подобрал вывеску «Военторг». Остальные переглянулись.
    – Я пойду, соседние здания проверю, а? – предложил Шмыг. – Ляша, ты со мной?
    Заниматься вроде было нечем, и кочевник хотел пошарить в руинах – может, отыщется что-то ценное.
    – Рахим, а ты что обо всем этом думаешь? – обернулась Яна к молчаливому шаману.
    – Мы думаем, что зверь еще вернется, – ответил тот. – У нас его косточки нет. Косточку хотим.
    – Ну, в общем, вы тут зверя подождите, а мы сходим, осмотримся, – заключил Шмыг.
    Кочевники зашагали к казарме.
    – Не нравится мне все это, – проводив их взглядом, буркнул Швед. – Леха, ты бы прошелся назад по дороге.
    – Не надо один ходить, – встрял Рахим. – Мы тоже пойдем. Может, зверь увидим.
    Вдвоем они вышли за ограду и неторопливо зашагали по дороге.
    – До того поворота дойдем? – предложил Алекс.
    Шаман кивнул.
    – А тебе не показалось, что Щавель слишком долго думал, когда Шмыг спросил, что мы будем делать?
    – Если он Край, то не должен сразу отвечать. Сперва он у Леса спрашивает.
    – Да брось! Он сюда пришел, потому что Лес велел. Значит, должен знать, что делать.
    – Мы не знаем. Все, что Лес касается, сложный дело. Непонятный.
    Больше азиат ничего не сказал, пока не дошли до намеченного Алексом поворота. Здесь дорога огибала холм, и Рахим решительно направился вверх по склону. Алекс понял, что тот хочет осмотреть окрестности с верхушки. Ну что ж, тоже правильно…
    С холма открывался вид на поросшие редким лесом холмы, между которыми извивалась серая лента дороги… вот на ней показались темные точки, медленно поползли к объекту… Алекс расслышал шум мотоциклетных моторов. А совсем уже далеко, на самом горизонте, над дорогой вытянулось ватное облачко пыли, поднятой большой колонной.
    Алекс присел, чтобы мотоциклисты не заметили, и поглядел на Рахима. Тот тоже медленно опустился на корточки, покачал головой и сказал:
    – Догнали. Плохо.
    Помолчал немного и добавил:
    – Зверя отпугнут, совсем плохо. Не будет у нас сегодня косточки.
    – Ты серьезно думаешь, что леший за нами увязался?
    – Мы думаем, да, – кивнул шаман. – Погоди, мы еще посмотрим, как чужие едут.
    – Чего ждать! Я побегу, наших предупредить.
    – Хорошо, побеги, – согласился азиат. – Мы скоро придем.
    Швед наблюдал за дорогой, поэтому бегущего Алекса он заметил сразу.
    – Что случилось?
    – Едут! Те, кто за нами шел, показались! Сюда движутся! Впереди несколько мотоциклистов, остальные пока далеко. А где Яна?
    – Я ее за Ляшей и Шмыгом отправил. Смотрю, бежишь! Ну, думаю, что-то стряслось, нужно всех у въезда собрать. Так что ты дуй за краевцами. Я здесь, у ворот, побуду.
    Алекс кивнул и побежал к зданию «Военторга». Влетел в пустой дверной проем и огляделся – никого. Здесь точно был магазин, в разбросанных по полу обломках несложно было узнать прилавок и полки для товаров.
    – Эй, Ясень! Щавель!
    Ясень выглянул из заднего помещения:
    – Что случилось?
    – Сюда идет отряд. Похоже, те самые, что за нами от самой Березовки тащатся.
    Из-за его спины показался Щавель:
    – Те самые? Ты уверен?
    – У Леса спроси, те самые или нет! Лесу все ведомо! – не сдержался Алекс. – Они пока далеко. Впереди мотоциклы, а основные силы идут по дороге. Пыли подняли много, похоже, большой отряд. Рахим с холма наблюдает, я побежал предупредить.
    – Так. – Щавель на минуту задумался. – Ясень, собирай людей у ворот. Будем оборону держать. Я скоро подойду. Стой!
    – Чего? – Ясень, уже собравшийся уходить, обернулся.
    – Рюкзак оставь. Я потом принесу.
    Краевцы переглянулись, и Алекс отлично понял их пантомиму. Щавель хотел услать Алекса и по рации сообщить о чужом отряде своему загадочному собеседнику. Рацию несет Ясень, поэтому он должен оставить рюкзак. Но думать было некогда, преследователи приближались.
    Когда Алекс с краевцем появились у ворот, отряд был в сборе, исключая шамана, который все еще оставался на холме. Шмыг вертел в руках какой-то небольшой предмет. Потом отбросил в кусты и вытер ладони о брюки. Должно быть, что-то подобрал в казарме, но все-таки решил, что это барахло ему не нужно.
    Ясень медленно оглядел своих людей и велел:
    – Значит, так. Сидим здесь, наготове. Если нападут, будем защищаться.
    – Шаман валит, – сообщил Швед, который торчал в воротах и наблюдал за дорогой. – Леха, а сколько их? Которые сюда движутся?
    Алекс повторил, что отряд пока далеко, но пыли много. Швед мрачно кивнул.
    Рахим не спеша вошел во двор и огляделся.
    – Воевать будем, Край?
    – Будем, шаман.
    – Не отобьемся. Лучше уйти. Мы Длинному обещали автомат отдать. Нам нужно вернуться. А отсюда нас, смотри, не выпустят. Здесь забор вокруг, не уйти. Покинуть этот место лучше будет.
    – Куда еще покинуть… – пробурчал Шмыг. – Мы же толком не посмотрели, что здесь. В этом доме одно рванье. А если что-то ценное можно отыскать?
    – Здесь хоть стены, бетон. Можно отбиваться, – поддержал его Ляша. – А если нас в чистом поле окружат, там точно никуда не денемся. Если у них байки, то догонят, без вопросов.
    – Значит, мы снаружи будем, поможем оттуда, – заключил Шаман. – Очень нам нужно вернуться. Автомат Длинному отдать обещали. Слово всегда держим. Мы не сбежим, мы оттуда помогать будем.
    – Разумно, – кивнул Швед, – я сам думал снаружи затаиться, чтобы у них в тылу быть, когда на штурм пойдут. Ясень, может, хватит темнить? Скажи, с кем мы имеем дело. Я же понимаю, что ты больше нас знаешь.
    – Лесу все ведомо, а я… – завел свою привычную отговорку краевец.
    – Ладно. – Швед махнул рукой и обернулся к Рахиму: – Ты где будешь?
    – Мы подальше отойдем, за холм, с которого Алекс глядел. Чужой мимо нас к ворота пройдет. Потом осторожно сюда вернемся, когда назад никто чужой не смотрит.
    – Ясно. Ну, дуй за холм. Я предлагаю вот что: затаиться и не выдавать своего присутствия, пусть часть войдет в ворота, мы ударим дружно из всех стволов. Если будут огрызаться, то не все, а только те, что в ворота пройти успеют. Остальные им на помощь ломанутся, я их остановлю. В общем, передовую группу мы положим… Ну а там, глядишь, и шаман наш подключится.
    Швед начал расписывать свой план, к компании присоединился Щавель. Идею Шведа он одобрил, но внес кое-какие поправки – так, что они с Ясенем оказывались в тылу, позади остальных. Алекс про себя отметил это интересное обстоятельство, но краевцы – наниматели, они решают, как поступить. Швед был того же мнения. Себе он выбрал самый опасный пост – на крыше бывшего КПП, маленького кирпичного домика у ворот. Крыша строения была разворочена, ржавые листы кровельного железа стояли торчком, за ними можно было спрятаться. Две казармы, выходящие окнами к въезду, заняли пары стрелков – Алекс с Яной и Шмыг с Ляшей. Поскольку Яна считалась более слабой боевой единицей, их позиция была дальше от ворот. Краевцам оставался двухэтажный дом, к которому дорога вела между казармами. Со второго этажа открывался отличный обзор, но и расстояние было великовато для прицельной стрельбы. Определившись с планом, занялись приготовлениями. Яна пересчитывала патроны к «макарову», Ляша клянчил запасной магазин у Шмыга…
    – Знал бы, что так обернется, приготовился бы получше, – буркнул Швед, роясь в рюкзаке. – И патронов маловато, и гранат нет. Хотя я-то знаю: сколько ни запасайся, в конце концов окажется, что не хватает еще одного ножа.
    Когда закончили распределять позиции и уточнили секторы обстрела, вдалеке возникло тарахтение мотоциклетного двигателя.
* * *
    Швед махнул рукой: «По местам!» – и побежал к КПП. Краевцы уже убрались на свою позицию, и большая часть приготовлений прошла без них. Распоряжался в основном Швед, Ляша вставил пару замечаний, Шмыг для вида поспорил, но в конце концов соображения Шведа были признаны разумными.
    Алекс с Яной осмотрели окна, выбрали подходящие для ведения огня и стали ждать. Яна стояла у окна, Алекс присел у стены и вытянул ноги.
    – Ясень со Щавелем странно себя ведут, – заметил он. – И в дороге, и сейчас тоже.
    Ничего нового он этой фразой не сообщил, просто ждать молча было невмоготу. Хотелось что-то делать… ну, хотя бы поговорить. Наверное, Яна чувствовала то же самое.
    – Угу, – кивнула она. – Их, похоже, вообще не волнует, как мы отбиваться будем. Не удивлюсь, если они уже удрали. Слушай, а если так… может, нам лучше вообще не драться с теми, кто явится? Объясним: так, мол, и так, мы нанятые работники, а хозяева смылись, а?
    Из-за ограды уже доносился рокот двигателя и тяжелый грохот чего-то тяжеловесного, катящего по дороге. Звук постепенно нарастал…
    Алекс хотел ответить, что переговоры – тоже вариант, но нужно было с остальными обсудить… не успел. Яна хмыкнула и добавила:
    – Ну нет. Переговоры отменяются.
    – Что там? – Алекс встал и глянул в окно.
    Отряд преследователей уже подобрался к ограде, и в пустом проеме ворот промелькнул знакомый бампер бронированного автобуса, украшенный черепом горбуна. Тяжелая машина свернула, водитель маневрировал, чтобы остановиться поперек шоссе, так что в створе ворот поплыл борт с бойницами… Замер.
    – Батька? Да, с ним не о чем разговаривать.
    Двигатель затих, не слышно было и мотоциклетных моторов. Клан Батьки уже подтянулся к объекту, теперь были слышны лишь голоса кочевников и торопливый перестук подошв. Рыночники сновали за оградой, не показываясь в проеме ворот. Вот нашелся один смельчак, заглянул и тут же отпрянул. Голоса стали громче. Объект выглядел заброшенным с давних пор, внутри ограды никто не показывался, да и вообще не было никаких следов человеческого присутствия. Люди Батьки гадали, не ошиблись ли они – это ли цель похода? Или они упустили краевцев?
    Яна и Алекс затаились у окон, осторожно наблюдая за действиями пришельцев. Вот в ворота скользнул человек в черной куртке. За ним другой. Бойцы разбежались в стороны и присели в зарослях, настороженно водя стволами по сторонам. Ничего не происходило. Кочевники, перебегая от куста к кусту, пробирались все дальше, один справа, другой слева от дороги, ведущей к плацу и «Военторгу».
    Там, где дорога миновала казармы, они остановились. Один направил автомат на окна, и Алекс отступил в простенок. Показалось, кочевник целится как раз в него. Другой уже совсем успокоился и позволил «калашу» повиснуть на ремне. Стояла тишина, нарушаемая лишь хрустом травы под ногами и окликами снаружи:
    – Эй, ну как там? Видишь что-нибудь? Они хоть были здесь?
    – А Лес его знает, – ответил один из разведчиков. – Следов нет ни хрена. Пальнуть, что ли?
    – А что! Попробуй! Глядишь, кто-то выскочит!
    Простучала автоматная очередь. Кочевник выбрал именно то здание, в котором прятались Алекс с Яной. Пули ударили в стены, брызнули осколки…
    – Ну как?
    – Да глухой номер! Нет здесь никого. Батьке скажите: пусто!
    В ворота вступили еще несколько человек. Они уже слегка расслабились – решили, что на объекте преследуемых нет. Кто-то снова крикнул, чтобы передали Батьке – здесь пусто. Алекс решился выглянуть – боец, остановившийся напротив его окна, уже отвернулся. Сейчас он смотрел вдоль дороги, скользя взглядом по двухэтажкам в центре объекта. А в створ ворот уже валила толпа – кочевники шагали, не скрываясь и больше не ожидая отпора. Несколько человек сразу свернули к КПП – ближайшему зданию на их пути. Двое шмыгнули внутрь, и тут Алекс заметил движение на крыше. Швед, приподнявшись, швырнул в ворота «мочалку» – конечно, уже активированную. Бойцы Батьки в черных куртках, больше не пытаясь играть в штурм крепости, валили во двор. В створе ворот даже возникла небольшая заминка, слишком много народу собралось в одном месте.
    Артефакт описал длинную дугу и шмякнулся где-то среди черных курток. Негромкий хлопок – «мочалка» разрядилась выбросом ядовитых спор. Зеленоватое дымное облачко вспухло в створе ворот, и кочевники с воплями бросились врассыпную. Те, кто оказался в эпицентре, не смогли пробежать и пары шагов, двое упали на колени, мучительно кашляя и отхаркиваясь зеленой пеной. Один катался по земле, хватая себя за куртку на груди. Лицо мгновенно побагровело, бедняга пучил глаза, но не мог даже кашлянуть… Повсюду стоял кашель и раздавались вопли ужаса. Отравление спорами не обязательно заканчивалось летальным исходом, но перед этой напастью все испытывали мистический страх. Алекс не раз слышал страшные истории о тех, кто перенес разряд «мочалки». Финал у каждой истории был неизменно трагический. Похоже, все эти истории – до единой – слышали и люди из клана Батьки. Это было видно по охватившей их панике.
    Швед с грохотом провалился внутрь КПП, и треск ломающихся стропил тут же перекрыл звук автоматной очереди. Прикончив тех, кто оказался внутри, Швед открыл огонь по кочевникам, разбегающимся от ворот, где медленно таяла, растворялась в воздухе зеленая дымка. Заговорили автоматы Ляши со Шмыгом. Алекс тоже стрелял. Черные куртки, мечущиеся среди кустов между воротами и казармами, были неплохой мишенью. Четыре автомата за минуту выкосили всех, кто оказался внутри. Швед выскочил из КПП и, прикрывая лицо рукавом, побежал к казарме, в которой засели Алекс и Яна. Он опасался вдохнуть ядовитый дым, хотя от его позиции до проема было довольно далеко, метров восемь, а ветер уже унес отраву. Промчавшись по дороге и перепрыгивая через распростертые тела в черных куртках, Швед добежал к входу в казарму и ввалился внутрь.
    – Леха, как дела? Порядок?
    Ответить Алекс не успел – снаружи стали одна за другой рваться гранаты. Подойти к воротам кочевники пока не решались, они швыряли гранаты в КПП через ограду.
    Когда отгремела серия разрывов, Швед выглянул в окно.
    – Для начала неплохо, – объявил он, подсчитав убитых. – Но сейчас они начнут по-настоящему. Маловато нас для нормальной обороны, и рыночным это отлично известно, они же нас третий день пасут. Яна, давай, наблюдай за тылом. Ограда-то плевая, через нее перебраться – пара пустяков.
    Алекс успел заметить движение в воротах и крикнул:
    – Внимание!
    В проем ворвались двое кочевников в противогазах, на ходу они поливали свинцом окна казарм. Разбежались в стороны и залегли, а в воротах показалась новая пара. Сейчас они стреляли, а те, что были первыми, перезаряжали. Пули стучали по стенам, влетали сквозь окна, рикошетили от стен. Швед перебегал от окна к окну, бил короткими очередями. Алекс тоже пару раз решился выстрелить, но прицелиться он не успевал – все больше кочевников оказывалось во дворе, огонь становился плотнее. Доставалось обеим казармам, а автоматы Ляши и Шмыга били все реже.
    Потом Алекс услышал выстрелы «макарова» Яны.
    – Обходят! – закричала она. – Через стену лезут!
    Те, кто рвался в ворота, немного притормозили. Теперь они медленно продвигались вперед, но огонь по окнам вели по-прежнему интенсивный.
    – Что там краевцы? – бросил через плечо Швед.
    – Пару человек на гребне стены срезали! – Яна снова выстрелила. – Нет, мы их не остановим!
    У ворот загромыхала «таратайка» – водитель сдавал назад, готовясь вести бронеавтобус в ворота.
    – Уходить нужно! Леха, давай за мной!
    Швед бросился через комнату к противоположным окнам, Алекс за ним. Оттуда была видна ограда, перед ней – колючие заросли кустарника, там мелькали черные куртки. На гребне, навалившись животом на бетонную плиту, повис боец, застреленный кем-то из краевцев. По неподвижным рукам стекали струйки крови. Его потянули снаружи за ноги, и мертвец медленно сполз с ограды.
    – Бей по кустам – и ходу! – объявил Швед.
    Он первым подал пример, засадив несколько коротких очередей по кустам. Там заорали, кто-то метнулся в сторону, с хрустом сминая колючки… Из двухэтажки поддержали огнем краевцы. Пули били по зарослям, срезали ветки, колотили в бетон, высекая крошку… Выбравшись из окна, Алекс побежал вдоль здания, стреляя наугад по кустарнику. Троица выскочила за угол, Алекс глянул, что происходит на дороге, ведущей от въезда к плацу. Как раз в этот момент Ляша со Шмыгом тоже решились покинуть позицию. Только они выбрали для прорыва дверь.
    Прижимаясь к стене казармы, они пятились и стреляли на ходу по черным курткам, те как раз остановились, поджидая подмогу. В створе ворот показался украшенный рогатым черепом бампер… С «таратайки» загрохотал пулемет. Алексу на миг показалось, что Ляша просто споткнулся, но нет – он выронил автомат и растянулся в лопухах под стеной, раскинув руки. Тут же несколько автоматчиков прошили уже неподвижное тело очередями. Шмыг, втянув голову в плечи, бросился бежать не разбирая дороги. Швед поймал его за куртку, когда он проскакивал мимо, и втащил за стену. Уже сворачивая, Шмыг дернулся и заорал – поймал пулю. И тут же грохот ручного пулемета перекрыл более мощный звук – крупнокалиберные пули ударили по броне «таратайки». Сразу заговорили десятки стволов за оградой, раздались крики…
    – Что там происходит? – крикнула Яна.
    Швед повалил брыкающегося Шмыга, рванул его куртку, на боку которой расплывалось кровавое пятно…
    – А ну, тихо! Дай посмотрю, куда тебя… Леха, глянь, что происходит!
    Алекс осторожно высунулся из-за угла – «таратайка» замерла в воротах. Что-то внутри нее горело, и жирный черный дым клубами валил из-под брони.
    – Это что же, Рахим такое устроил? Не может быть… – пробормотал Алекс.
    Снаружи, с тыла, кто-то атаковал отряд Батьки. Кто-то многочисленный и хорошо вооруженный. Перестрелка шла вовсю, но тут Яна закричала: «Сзади!» Она сидела у дальнего от дороги угла, сжимая двумя руками «макаров», и наблюдала за кустами у ограды. Заметив движение, тут же начала стрелять. Несколько выстрелов, сделанных наугад, заставили кочевников замереть, но было ясно, что они остановились ненадолго. Им было не важно, что творится снаружи за стеной, эти бойцы видели, как враг удирал из казармы, они рвались в погоню.
    – К краевцам отходить нужно, – решил Швед, – они прикроют.
    Он прижал рану на боку Шмыга тампоном и велел:
    – Пока так держи. Встать сможешь? Леха, Яна, готовы? Давайте к соседнему дому, потом прикрываете меня.
    Шмыг со стоном поднялся и кивнул – мол, готов. Алекс первым рванул к соседнему зданию – точно такой же казарме. Добежал, приник к бетонной стене. Яна отстала на пару шагов, она мигом оказалась рядом, проскочила и замерла за спиной Алекса. Шмыгу не повезло – он, ругаясь и постанывая, спешил изо всех сил, но ноги слушались плохо, и автоматная очередь срезала его в трех метрах от укрытия. Алекс открыл огонь по черным курткам, подбирающимся к казарме, те остановились и присели. Швед оставил прежнюю позицию и догнал остальных.
    – Не останавливаться, – выдохнул он. – Бежим дальше, к двухэтажке, вокруг плаца.
    А стрельба за оградой не стихала. Крупный калибр время от времени вступал в дело, но и без него грохота хватало – огонь вели десятки стволов, и попадания пуль в бетон звучали раскатистой дробью. Из-за только что оставленной казармы показался кочевник, дал очередь из автомата и укрылся за стеной.
    – Не добежим, – засомневался Алекс. – Впереди открытое пространство. А кто Батьку сзади-то жмет? Слышишь, какая перестрелка?
    – Стволов тридцать-сорок, не меньше, – задумчиво протянул Швед. – Но у Батьки большой отряд. Если на нас навалятся, то…
    Снова из-за угла показался человек в черной куртке, но Швед короткой очередью заставил его спрятаться. Троица уже достигла дальнего от ограды края казармы. Дальше был плац и двухэтажка, в которой засели краевцы. Шансы добраться туда без потерь были невелики. Это удастся, если весь отряд Батьки отвлечется на новую угрозу, забыв о преследуемых. Однако было похоже, что кочевники, перелезшие за ограду, не собирались поворачивать назад. Хорошо еще, что их приятели пока не показывались на пространстве между казармами. Они были сейчас больше озабочены обороной против новых пришельцев.
    – Знать бы, кто там, за оградой, шумит… если кто-то серьезный, то есть смысл погодить. А если нет? Когда Батька с ними разберется, всей силой сюда двинет, и нам конец.
    – А если побежим, то конец сразу, – возразил Алекс. Он и сам не знал, как быть. Но бежать под пулями через плац – явно плохая идея. – Лес его знает… и здесь сидеть опасно, и отступать опасно.
    – Тогда у нас есть третий вариант, – решил Швед. – Леха, последи за соседями.
    Алекс сообразил, что он имеет в виду, и занял место у угла здания – против засевших у соседней казармы бойцов Батьки. Швед оглянулся, отыскивая взглядом окна на втором этаже двухэтажки. Поднял руку и начал жестикулировать.
    – Ты чего? – удивилась Яна.
    Швед не обратил внимания на вопрос, он четко и уверенно показывал непонятные Алексу знаки. Ткнул пальцем, поднес кулак к глазу, вытянул руку в сторону затаившихся кочевников… потом еще несколько знаков над головой. Кочевники у соседнего здания снова сделали попытку напомнить о себе выстрелами, Алекс пуганул их и подумал: а ведь им оттуда не видно, что происходит у въезда на объект. Они слышат стрельбу, но, так же как я, не понимают, что там происходит. Ждут, пока их приятели подойдут к нам с другой стороны дома, по дороге…
    Швед закончил пантомиму и уставился в окно второго этажа, Алекс решился на мгновение отвлечься и тоже бросил взгляд. В окне на секунду показался Ясень, поднял руку в ответном жесте и исчез. Алекс вроде бы разглядел, что он показывает – колечко, сложенное указательным и большим пальцем.
    – Что он тебе из окна пальцами вертел? – снова спросила Яна.
    – Он поддержит огнем.
    – А ты ему что?
    – Посторонись, пигалица. И ты тоже, Леха. Проведем контратаку по всем правилам.
    – И поддержка с воздуха? – уточнил Алекс, отходя от угла здания и освобождая место Шведу.
    Швед не ответил, он снова поднял руку, показал на себя, потом энергично махнул кулаком по направлению к затаившемуся противнику. Не дожидаясь ответных жестов, побежал через поросшую бурьяном площадку между казармами. По бетону – там, где затаился кочевник, – защелкали пули из СВД Ясеня. Если кочевники были все еще там, они должны были затаиться. А бой за оградой не смолкал, теперь стреляли не так интенсивно, и крупного калибра больше не было слышно, но пальба шла плотная. Под прикрытием краевца Швед преодолел открытый участок и прижался к стене в метре от угла здания. Теперь ему нужно обогнуть угол, и вполне возможно, что там он нос к носу столкнется с несколькими противниками. Чем это может обернуться?
    Алекс видел, что Швед уже готов к броску, но почему-то медлит. Взвешивает шансы? Вот он подобрался, присел… и прыгнул – низко, в полуметре от земли. Алекс тут же бросился в сторону. Спусковой крючок Швед нажал еще в воздухе и, упав на землю, продолжил стрелять. Его автомат выдал длинную очередь… Алекс на бегу увидел все, что происходило за углом. Там прятались четверо – прижались к стене, распластались по бетону. Очередь Шведа срезала двоих кочевников, но тут автомат захлебнулся – осечка! Стоявший третьим успел выстрелить, но пули ушли верхом – боец просто не успел сообразить, что атакующий враг окажется лежащим на земле. Четвертый увидел Алекса и промедлил какой-то короткий миг – никак не рассчитывал, что Алекс сам бросится из-под прикрытия. Этот миг его и погубил. Алекс успел выстрелить первым – не целясь, от пояса. Шведа задеть он не опасался – ведь тот валяется в траве.
    Кстати, Швед тоже времени не терял, когда его оружие дало осечку, он швырнул автомат в кочевника, стоявшего третьим от угла. Приклад ударил в стену там, где только что было лицо рыночника. Тот уже падал, срезанный очередью Алекса.
    Швед бросился к упавшим кочевникам, подхватил на бегу чужой автомат, сунул ствол в окно казармы и пустил пули веером, разворачивая оружие. Алекс и Яна побежали к нему.
    – Вроде никого? – задумчиво проговорил Швед, прислушиваясь к тому, что происходит в обстрелянной им комнате.
    Но стрельба шла совсем рядом – за оградой объекта. Да еще такая частая, что вполне можно было и не расслышать, что происходит в двух шагах. Вполне возможно, в здании кто-то затаился… Однако Яна сомнений не испытывала. Она просто подпрыгнула и повисла, вцепившись в подоконник.
    – Ты что? – Алекс со Шведом, не сговариваясь, вцепились в девушку с двух сторон и рывком вернули на землю.
    – Там никого! – объявила Яна, как ни в чем ни бывало, одергивая одежду. – Леша, подставь руки.
    Алекс сложил ладони в замок и помог Яне вскарабкаться в окно. Следом влез сам и подал руку Шведу. В казарме никого не оказалось, а за оградой перестрелка была в разгаре. Троица поспешила к окнам, из которых просматривались ворота. «Таратайка», исходящая дымом, по-прежнему торчала в створе, закупорив его, как пробка бутылку. Дым валил не такой густой, но время от времени внутри, под броней, гремели выстрелы и металлический грохот – загорались патроны.
    – Почему никого нет? – спросила Яна. – Здесь человек двадцать топтались…
    – Вернулись за ограду, – предположил Алекс, – когда их с тыла атаковали. Батька, наверное, всех созвал. А эти, которых мы положили, тоже ничего не знали. Ну, увлеклись, бывает…
    – Кто же рыночных там месит? – задумчиво пробормотал Швед, вглядываясь в опустевшее пространство между казармами.
    – Лучше скажи, что за знаки ты Ясеню подавал? – припомнил Алекс.
    – Условные жесты. Спецназ их использует.
    – И ты их вспомнил! Значит, еще кусок памяти вернулся?
    – Не знаю, не знаю… Понятия не имею, откуда я их взял. И Ясень тоже оказался в курсе. Он мне правильно ответил. Так откуда он знает? Ведь молодой же совсем!
    За оградой снова с удвоенной силой пошла перестрелка. Сквозь грохот очередей пробивался звук работающего двигателя. Ударил крупный калибр, разом заглушив остальные звуки боя. Когда длинная очередь смолкла, перестрелка пошла на убыль. Короткие очереди раздавались все ближе и трещали слаженно, через равные промежутки. Тренированные бойцы шли в атаку, прикрывая друг друга во время перебежек… в ответ звучали разрозненные выстрелы, все реже и реже.
    – Сюда идут, – заметила Яна. – Значит, конец Батьке.
    – Вот только кто идет? Те, с кем Ясень по рации общался? Кто они?
    Друзья стояли у окон казармы и перебрасывались фразами. Ну а что было делать? Соваться в ворота, не зная, что там происходит, рискованно. Отступать? Только куда? Чем эта позиция хуже любой другой…
    – Получается, сюда нарочно кочевников заманивали, – предположил Алекс. – Нет здесь никакого НИИ Биотехнологий, просто большой заброшенный комплекс, который мог сойти за цель похода. А ведь Щавель намеренно всем и каждому рассказывал, куда он собирается. Логично? Заманили Батьку, а когда начался штурм, ударили с тыла. А мы как наживка на удочке.
    Снова прогрохотала очередь крупнокалиберного пулемета, теперь уже совсем короткая.
    – Ну не Край же на бронике раскатывает! – буркнул Швед. – Слышите, ближе подъезжает! И пулемет – похоже на КПВТ, 14,5 мм. На старых бэтээрах такой стоит.
    Стрельба стихла. Несколько минут был слышен только рокот мощного двигателя. Потом грохнул выстрел. Еще один… третий…
    – Добивают, – сказала Яна. – Мне это не нравится.
    Горящая туша «таратайки» вздрогнула. Посыпались искры, под броней затрещали выстрелы – еще несколько патронов попали в огонь. Со скрипом и скрежетом автобус пополз из створа ворот наружу.
    – На буксире волокут, – пояснил Швед. – Самое умное сейчас – просто убраться отсюда по-тихому. Идем снова через окно, потом в кусты под оградой.
    Он первым выглянул – между казармой и зарослями у ограды никого не было. Швед выбрался наружу, остальные за ним. По другую сторону здания грохотал металл, скрежетали колеса с обгоревшей резиной, бронеавтобус медленно уползал за ограду, освобождая въезд.
    – Ну, теперь… – начал было Швед.
    Но больше он ничего сказать не успел. Простучала короткая очередь, пули выбили бетонную крошку над их головами.
    – Стоять! Руки! – скомандовал из кустов Ясень. – Швед, Алекс, Яна, не дергайтесь, все будет нормально. Только оружие на землю и руки держать на виду.
    – Чего это вдруг? – медленно протянул Швед. – Ясень, что ты задумал? Ты же сам нас сюда привел!
    Его рука скользнула по ремню автомата.
    – Руки! – жестче повторил краевец.
    Из-за угла выступил Щавель, ствол его автомата смотрел на троицу:
    – Не нужно, Швед. Кладите стволы по-хорошему. Все равно сюда наши идут, слышите?
    Грохот у ворот стих, «таратайку» уже выволокли наружу. Теперь были слышны негромкие голоса тех, кто занимал объект. И было их много.
    – А кто такие ваши? – спросил Швед.
    – Армия Возрождения! – Щавель подобрался, куда-то исчезла сутулая кривобокость, он превратился в по-военному подтянутого бойца. – Капитан Щелоков.
    – Капитан Лукошин, – представился Швед. Он швырнул автомат под ноги. – Мне необходимо поговорить с командиром этой группы.

Часть вторая
Это нужно
Армии Возрождения

Глава 6
Особое задание капитана Лукошина

    Швед обернулся к Алексу с Яной и уверенным тоном приказал:
    – Оружие на землю. Все в порядке!
    Он неспешно расстегнул ремень с кобурой, бросил под ноги. За пистолетом последовали ножи. Алекс знал, что этот процесс затянется надолго, ножей у Шведа много. Разоружаясь, он придвинулся к Шведу и тихо спросил:
    – Что ты делаешь?
    – А что мне остается? – И громче добавил: – Все нормально. Сейчас разберемся. Яна! Давай, ты тоже.
    Девушка последовала примеру спутников и бросила ПММ, потом «вальтер». Ясень со Щавелем, вернее, агенты Армии Возрождения, до сих пор притворявшиеся краевцами, то наблюдали за грудой оружия, растущей в траве, то прислушивались к грохоту на дороге.
    – Ну, мы готовы, – объявил Швед. – Пойдем потолкуем с вашим командиром?
    Ясень задержался, чтобы собрать оружие, а Щавель, вернее, капитан Щелоков, качнул автоматом, указывая направление. Пленные зашагали вокруг казармы. Когда сворачивали за угол, Швед незаметно сунул Яне в руку небольшой предмет. Алекс не разглядел, что там, а Щелоков тем более не мог заметить этот жест.
    – Потом вернешь, – едва слышно прошептал Швед. – Ты девушка, тебя не так старательно обыскивать будут. Спрячь.
    На дороге Щавель велел остановиться. «Таратайки» в воротах уже не было, ее отволокли за ограду. Несколько солдат Армии Возрождения уже были внутри, они подбежали к Щелокову, старший отдал честь:
    – Товарищ капитан, противник уничтожен! Бандформирование блокировано и ликвидировано. Какие будут распоряжения?
    – Так ты, что ли, капитан, и есть старший? – спросил Швед. – Значит, с тобой у нас разговор будет.
    Он держался уверенно, как будто не отдал оружие и не стал фактически пленным.
    Щавель смерил его задумчивым взглядом и кивнул:
    – Сейчас побеседуем. Отдам распоряжения и где-нибудь присядем, потолкуем. Лейтенант! Пленных обыскать. Потом найдете, где здесь была гауптвахта, этих двоих запереть. Ну и стандартная процедура: охрана периметра, дозоры, караулы.
    «Этих двоих» касалось Алекса и Яны. Солдаты окружили их, проверили карманы и отвели в сторону.
    Тем временем на объект въехал БТР, за ним шли увешанные трофейным оружием армейцы. Несколько бойцов побежали проверить соседние здания. Зачистка территории требовала времени, пришлось ждать. К Щелокову то и дело подбегали солдаты, докладывали, он отдавал распоряжения: установить наблюдение за дорогой, обыскать помещения, поставить наблюдателя на крыше двухэтажки.
    Пришел Ясень, нагруженный оружием и рюкзаками пленных.
    – Порядок, товарищ капитан! – радостно сообщил он. – Кофр на месте! Заперт, конечно, но мы вскроем.
    – Из-за этого, что ли, весь сыр-бор был? – спросил Алекс. – Из-за этого чемоданчика? А просто попросить нельзя было?
    – Нельзя, – коротко отрезал Щавель. – И потом, зачем? Вы сами груз принесли, куда нужно было. Спасибо за помощь Армии Возрождения!
    На лице лжекраевца возникла кривая усмешка.
    – Заодно Батьку заманили? – вставила Яна.
    – Так точно, – подтвердил Ясень. – Он знал о содержимом кофра, а в серьезном деле утечка информации недопустима.
    «Интересное дело, – подумал Алекс. – Как бы нам тоже не превратиться в источники потенциальной утечки информации». Теперь он понял, зачем Швед назвал свое имя и звание. Армейцы – ребята серьезные. Из-за того что Батьке что-то было известно о секретном грузе, они заманили в засаду и положили весь клан – несколько десятков человек. Зачистили намертво.
    Вообще-то Армия и Черный Рынок находились в состоянии войны и истребить отряд противника всегда были готовы. Но здесь, под Житомиром, армейцы слишком далеко от своих баз, без необходимости они бы не стали рисковать и вести активные действия. Лишь чтобы убрать свидетелей, пошли на риск.
    Алекс надеялся, что, называя настоящее имя и звание, Швед уже имел какой-то план. Конечно, он не офицер Армии Возрождения и состоял на службе до Пандемии, но ведь армейцы должны заинтересоваться его прошлым. А их интерес – залог выживания в плену.
    Сейчас Швед должен убедить Щелокова в том, что они, трое – не слишком много узнавшие чужаки, которых было бы проще ликвидировать, чем тащить с собой по вражеской территории. Ведь ясно, что эта база – пустышка, и здесь армейцы не останутся надолго. После боя с Батькой им нужно уходить, пока Черный Рынок не начал большую охоту.
    Появился давешний лейтенант, доложил, что гауптвахта обнаружена и вполне пригодна к приему пленных. Яну с Алексом повели в глубину объекта, а Швед остался со Щелоковым. Проходя рядом, Яна ободряюще хлопнула его по плечу:
    – Не скучай без нас, Швед. И береги карманы, а то народ здесь вороватый. И так наши рюкзаки отняли. Того и гляди еще что-нибудь стащат.
    Швед покачал головой, потом сообразил, на что намекает Яна, его рука скользнула в карман. Уходя, Алекс успел заметить, что брови Шведа удивленно приподнялись – Яна умудрилась на ходу что-то ему подсунуть.
    Гауптвахта находилась с другой стороны объекта, у дальней от въезда стены. Это было приземистое здание с маленькими оконцами, забранными решеткой. Помещение за дверью предназначалось для караула, арестованных отвели вниз, в подвал. Электрическое освещение не работало, один из конвоиров светил фонариком.
    Лестница вела в короткий коридор, туда выходили четыре двери камер. Алекса с Яной отвели в дальнюю от входа.
    – Надо бы вас раздельно держать, но дверь запирается только здесь, – посетовал сержант. – Ну, ничего. Я так мыслю, недолго вам здесь париться. Начальство разберется и приказ даст. Или так, или этак, но здесь вы не задержитесь. А что, старший ваш – правда капитан?
    – Правда, – подтвердил Алекс. – Капитан Лукошин.
    – А я так вообще генерал, – буркнула Яна. – Можно нам свет какой-нибудь оставить?
    – Не положено, товарищ генерал! – Похоже, бойцу шутка понравилась.
    Завизжали проржавевшие петли… Когда дверь захлопнулась, Алекс на ощупь добрался к нарам и сел. Сейчас точно спешить некуда, можно немного расслабиться. Рядом в темноте возилась Яна – устраивалась на нарах напротив. Здесь все было сырым, раскисшим, где-то рядом мерно капала вода…
    Луч света за решеткой подергался вверх-вниз – охранник еще раз оглядел подвал, потом свет исчез, а вскоре стихли и шаги. Армейцам не захотелось торчать в подвале, они убрались наверх, в караулку.
    – Мне здесь не нравится, – заявила она. – Валить нужно.
    – Может, Швед нас как-то отмажет? Наврет им что-нибудь?
    – Швед? Наврет? Не смеши меня! – Яна на минуту смолкла, потом мечтательно протянула: – Вот если бы я сказала, что я капитан… Уж я бы придумала что-то такое, чтобы нас отпустили. Жалко, внешность у меня не того, несолидная. Не подходит.
    – М-да. Но ведь человеку с солидной внешностью в форточки неудобно лазить, а?
    – Точно. Я вот думаю, чего мы на этом объекте зацепились? Валить нужно было, как шаман. Тихоня тихоней, а оказался умнее всех. Сейчас уже к Житомиру подбегает, наверное.
    – Нет, он никогда не обманывает. Я с Ляшей парой слов перекинулся по этому поводу. Он говорит: шаман не врет. Просто не может. Так что если сказал, что не бросит нас, значит, где-то рядом прячется. Толку, правда, от этого никакого. Видела, сколько возрожденцев? Человек тридцать, не меньше. Нет, придется самим как-то выкручиваться. Да, а что тебе Швед отдал? Какую-то небольшую штуковину, я видел. Он еще сказал, чтобы ты у себя спрятала.
    – Я ее уже вернула. В карман Шведу подсунула, когда прощались. Мне чужого не надо! Это «катушка» была. Артефакт такой.
    – Я знаю.
    – Откуда у него «катушка»? Я не видела, чтобы он ее подбирал.
    – Ну, не видела и не видела. Он ее в рюкзаке убитого мародера нашел, когда нас у шоссе прижали, помнишь?
    – Это когда Шмыг тетку подстрелил? Помню, конечно. Значит, «катушку» нашли. И мне ничего не сказали.
    – Не сказали. Какая разница? Но вот зачем она Шведу? Что он задумал?..
    Яна не ответила.
    – Чего молчишь?
    – Плечами пожимаю. Ты не обратил внимания, в двери такое окошко было, решеткой закрыто? Как ты думаешь, смог бы ты решетку выломать? Тогда бы я попробовала к замку снаружи дотянуться.
    – Попытаться можно. Только какой смысл? Ну, ты отопрешь дверь, мы выберемся в коридор. Выход один – по лестнице вверх, а там армейцы.
    – Ты попробуй, а? Там видно будет, а пока что просто попробуй. Если, конечно, у тебя найдется свободная минутка.
    Минутка была, и не одна – это верно. Алекс слез с нар и поплелся к двери. Добрался в кромешной темноте и нащупал решетку. Прутья в этой сырости проржавели, однако решетка оказалась прочной. Алекс пыхтел, раскачивая прутья, наконец один стал поддаваться и со звонким щелчком оторвался от стального листа, которым была обшита дверь.
    – О! – обрадовалась Яна. – Пошло дело! Давай дальше!
    – Погоди, кажется, кто-то спускается.
    Голоса, стук подошв на лестнице… в зарешеченном оконце промелькнул свет фонарика. Алекс торопливо вернулся на нары. Шаги приблизились к двери, сквозь решетку проник свет фонаря. Потом заскрежетал замок… дверь отворилась, на пороге стоял Швед. Он вошел, а армеец, который привел его, повел фонариком, освещая камеру, и молча захлопнул дверь.
    – Ну, что там было? – спросила Яна, когда шаги конвоя стихли и снова воцарилась тишина.
    – Поговорили, – в своей обычной неторопливой манере начал Швед.
    В темноте чиркнула спичка, зажегся красный огонек самокрутки.
    – Этот, капитан Щелоков, он из особого отдела Армии Возрождения. Выполняя задание, работал под прикрытием, изображал краевца. Второй, Ясень, тоже особист, его подчиненный. Они должны были добыть кофр, который мы из Житомира притащили. Я тебе говорил, пигалица, не нужно было его при всех светить. Ясень нашу добычу срисовал, поэтому особисты на нас глаз и положили. Дело вот в чем. Эта воинская часть в Житомире – что-то вроде перевалочного пункта. Для людей, для грузов. Так что я там не служил, а, видимо, ждал нового распределения.
    – Ты по делу говори, – потребовала Яна. – Что в кофре?
    – Препарат, произведенный в НИИ Биотехнологий, это без обмана. Есть такой институт, вернее, был до Пандемии. Заведение из той же системы, что и КИБО. Объединение «Вектор». Я так мыслю, потому что при НИИ был комплекс КИЗО – то же самое, только «зоологических образцов», а не биологических, понимаете? Значит, вышла такая штука. Курьер, который этот кофр перед самой Катастрофой доставил в Житомир на перевалку, выжил и стал вольным бродягой, в Армию Возрождения не подался. И с тех пор искал покупателя на свой препарат. Особисты из Армии Возрождения тем временем искали курьера, поскольку у них была информация, что он кофр в НИИ получил. Доставил на место или нет, они не знали.
    – Да что это за препарат такой? – не выдержал Алекс. – Чем он важен?
    – Пока не знаю. Но вещь очень ценная, из-за нее армейские особисты курьера вычислили. Но курьер уже успел столковаться с Батькой, тот сказал, что купит. Курьер пошел в Житомир, Щелоков опоздал. А в «Балагане» зависал человек Батьки, он должен был встретить курьера.
    – Курьера загрыз леший, – догадался Алекс.
    – А человека Батьки убили в «Балагане», Кузьма его звали, помните? – добавила Яна.
    – Точно. – Швед пыхнул самокруткой, в темноте возникло подсвеченное красным облачко дыма. – Особисты чисто, без улик, убрали агента Батьки, ждут курьера, и тут мы появляемся. С товаром.
    – Так-так… – задумчиво протянул Алекс. – Тогда они решили заманить Батьку в засаду и для этого объявили, что идут в НИИ Биотехнологий. Там такого барахла должно быть еще много. А что с нами? Почему нас туда же потащили?
    – С нами очень просто. Они по-любому должны были охрану собрать. Ну и нас в том числе. Чтобы мы сами же нужный им груз доставили на место.
    – Погоди, а Салоеда они зарезали, правильно? – спросила Яна. – Хозяина «Балагана»? Он-то при чем в этом деле?
    – Он не в деле. Особисты поначалу думали, что мы ему груз толкнули. Ну прикиньте – мы в этой истории вообще никто, случайно взяли ценный груз, о котором ничего не знаем, ну и сбагрили его покойному. То есть особисты так посчитали, Щелоков посчитал.
    – А-а…
    – Обыскали его апартаменты – ничего нет. Тогда и нашу комнату обшарили. Помнишь, пигалица, ты говорила, что заметила следы обыска? Ну и заодно смерть Салоеда поставила нас в неудобное положение, так нас легче было уговорить отправиться в вылазку с фальшивыми краевцами. А на краевцев никто не подумал, что они убийцы. Ну, еще бы – им же Лес не велит подобного!
    – Это тебе Щавель рассказал?
    – Не совсем рассказал. Это я из его слов так сложил, по кусочку.
    – Вот, значит, как… – заговорил Алекс. – Эта часть истории теперь прояснилась. Но что теперь? Как разговор с особистами прошел?
    – Я назвался капитаном Лукошиным, вы слышали. Сказал, что временно потерял память, потом стал вспоминать, вернулся на объект КИБО-3, там вступил в контакт с группой, направленной за сывороткой. Сказал, сейчас выполняю задание, о котором не имею права рассказать. Ну, приврал маленько, не без того.
    – Маленько, – ехидно вставила Яна. – Ты же им правду рассказал! Ну почти все ведь правда!
    – Видишь ли, пигалица, вранье должно быть скромным, незаметным, малюсеньким и спрятанным в большую правду. Если ты, конечно, хочешь, чтобы прокатило. Когда ты обманываешь человека, потом неизбежно всплывают какие-то нестыковки. Тогда приходится врать снова, чтобы прикрыть ту, первую, ложь. Потом возникают нестыковки во втором слое неправды, и ты снова врешь, чтобы их прикрыть. В конце концов сама запутаешься в своих обманах. Нет, я все верно сделал. Щелоков вызвал свое начальство по рации, доложил обо мне. Они пробили по своим базам данных – точно! Есть капитан Лукошин, служил на КИБО-3! Точно! Пропала группа, направленная на этот объект! Они там, в штабе, очень заинтересовались моей персоной. Меня тут же табаком угостили… Щелоков бы еще что-то спросил, но я незаметно активировал «катушку», и все, привет. Электроника у них отрубилась, связь со штабом сдохла. Щелоков решил, что возникли какие-то неполадки, и рацию можно починить. Ну, меня сюда, к вам, а его парни возятся с онемевшей рацией. В общем, времени у нас немного. Скоро особисты поймут, что рация накрылась окончательно, и решение нужно принимать самим. Тогда меня опять беседовать… хм… пригласят…
    – Себя ты отмазал, – заметил Алекс.
    – Да, меня будут беречь и после окончания операции передадут в штаб. С вами сложнее. Я сказал, что вы мои агенты, я вас завербовал для выполнения своей задачи. Мол, я давно понял, что они, Щавель с Ясенем, из Армии Возрождения. Но у меня же задание секретное! Я не мог им ничего раньше сказать, поскольку они сами работают под прикрытием. Кстати, сказал, что рация у Ясеня в рюкзаке – еще до того, как ее извлекли. Еще сказал, что иначе мы бы смылись до прихода Батьки. В общем, мы не взяты в плен, а присоединились к группе Щелокова. Не уверен, что вам это поможет. Вот такая штука.
    – Но мы же твои агенты? Нас не станут убирать как ненужных свидетелей? – без особой надежды спросил Алекс.
    Швед помедлил с ответом.
    – Не знаю, Леха, – проронил он погодя. – Щелоков сложный человек, трудно сказать, что у него на уме. Если придется отсюда скрытно идти, он может не захотеть трех пленных с собой брать.
    – Скрытно?
    – Видишь ли, я из разговоров понял, что настоящий НИИ Биотехнологий здесь недалеко. И этот груз, что в кофре, поможет туда добраться. Если Щелоков решится, то с этой же группой направится в настоящий НИИ. Пока Черный Рынок не забеспокоился, куда исчез Батька. Еще один момент – в НИИ пойдут не все армейцы. Колонну с бэтээром не проведешь незаметно, армейцев наверняка засекли. Значит, большую часть отряда Щелоков отошлет, чтобы Черный Рынок посчитал, что возвращаются все, и не искали его с оставшимися.
    – Значит, у него людей будет немного и тащить пленных с собой опасно. Паршиво звучит, – подытожил Алекс. – Что ж нам делать?
    – Давайте сейчас решать, потому что меня скоро снова уведут.
    – Швед, пока тебя не увели, приложи руку, – спохватилась Яна. – Нам нужно выломать решетку на двери. Я просила Алекса, но он же растяпа!
    Это было их обычной подколкой, и Алекс, конечно, не обиделся. Он объяснил:
    – Там нужно очень осторожно, чтобы караул не заметил. То есть решетка должна держаться. Один прут я уже оторвал, еще бы парочку, остальное можно будет сразу отдирать.
    Красный огонек самокрутки Шведа поплыл к двери, на миг в его свете мелькнули ржавые прутья, о которых говорила Яна. В тесный круг света вплыла левая рука Шведа, взялась за железяку… Потом огонек нырнул вниз и рассыпался искрами – Швед потушил самокрутку. И тут же в темноте противно взвизгнул ржавый металл.
    – Вроде готово, – объявил Швед. – Дальше боюсь ломать, могут заметить.
    – Дальше я сам, – заверил Алекс. – А о шамане ничего не слышно?
    – Нет, пропал шаман. Только, по-моему, он не такой человек, чтобы просто сбежать. Шаману убийца Салоеда нужен. А он здесь… о, кажется, за мной. Шаги на лестнице, слышите? Значит, пойду снова со Щавелем толковать.
    – Эй, а нам-то что делать?
    – Честно говоря, не знаю. Попытаюсь повернуть разговор так, чтобы вас тоже взяли в НИИ… ну а там, в дороге, как-нибудь случай представится.
    – Я не хочу «как-нибудь», – заявила Яна. – Нужно нашу добычу выкрасть снова, а ты узнаешь у Щавеля, для чего это вещество в ампулах и на сколько оно потянет.
    – Яна, сейчас вопрос стоит так: расстреляют нас или нет, – напомнил Алекс. – А ты о добыче!
    – Вы, главное, сами ничего не испортите, – вздохнул Швед. – Решетка эта… Зачем я ее?..
    – Все правильно! – отрезала Яна. – Да, и зажигалку нам оставь!
    Но поспорить им не удалось, охрана уже спускалась в подвал. Швед не ошибся, это явились за ним. Когда шаги Шведа и охранников стихли, Яна заявила:
    – Нет, ничего у него не выйдет. Не отмажет он нас, нужно бежать!
    – И оставить Шведа здесь?
    – Он выкрутится. Как только перестанет за нас переживать, тут же что-то придумает. Я только одного боюсь: когда он охрану раскидает и сбежит, не догадается мой кофр прихватить.
    – Твой?
    – Ну, наш. Ладно, наш. Ты оценил, какая я сговорчивая?
    – Охо-хо…
    – Хватит вздыхать, ломай решетку.
    Яна прошуршала в темноте к нарам, на которых курил Швед, и нащупала зажигалку. Алекс собрал все, что могло помочь в сооружении светильника. Несколько смятых бумажек, нитки… Пришлось еще пожертвовать куском подкладки. Яна добавила к его находкам несколько проволочек, из которых скрутили древко – из всего этого удалось сделать жалкое подобие факела.
    – Да, и учти, – заявила Яна, направляясь к двери, – света у нас минут на пять, не больше, так что действовать нужно быстро. Знаю я тебя, начнешь сомневаться, взвешивать варианты… Так вот: сейчас для этого неподходящее время.
    Алекс в два счета доломал ржавые прутья и аккуратно вытащил решетку, в двери осталось квадратное оконце. Яна сунула наружу карманное зеркальце, посветила и, извернувшись совершенно невероятным образом, полезла рукой в тесный проем, бормоча:
    – Идиоты, олухи… ключ снаружи торчит! Только бы дотянуться. Алекс, подержи факел!
    Она скинула куртку, чтобы рука могла пролезть дальше, но до ключа дотянуться не смогла.
    – Совсем чуть-чуть не хватает, – пожаловалась девушка, – я его уже кончиками пальцев нащупала. Торчит в скважине, зараза, а не повернуть никак!
    Факел-недомерок догорел и погас. Яна попросила сделать другой, а сама стала рыться в карманах и перебирать проволочки и стальные стержни, изогнутые, сплющенные, заточенные… В темноте Алекс слышал, как девушка сопит, при этом раздавалось тихое позвякивание ее инструментария.
    – И не отобрали у тебя при обыске!
    – Отобрали. Это то, что под подкладку завалилось.
    Когда он снова запалил огонек, Яна замерла в напряженной позе, привстав на носки и просунув руку в смотровой проем двери. Теперь она не только скинула куртку, но и закатала рукав рубахи до самого плеча – вроде так добиралась дальше. Девушка морщила брови, закусила губу, от напряжения на ее впалых щеках проступили красные пятна – точно такие же, как в тот вечер, когда она гримировалась найденной в Житомире косметикой. Только тогда красные пятна были искусственные, а сейчас – естественный румянец. И Алекс с запозданием подумал, что Яна в самом деле красивая, очень красивая! Не нужна была ей косметика…
    Несколько минут – и замок с противным ржавым хрустом отомкнулся, Яне удалось провернуть ключ. Она тяжело выдохнула и осторожно вытянула руку из отверстия в двери.
    – Ты исцарапалась! – встревожился Алекс.
    – Это ерунда! – в своей независимой манере заявила Яна. – Зато теперь…
    – А что теперь?
    В тусклом красном свете догорающего факела они посмотрели друг на друга – дальнейшего плана не было.
* * *
    Алекс пошевелил дверь – в самом деле, отперто. Теперь уже нельзя останавливаться. Но наверху – охрана. Сколько их? Хорошо еще, если два. И что с ними можно сделать? Факел погас, и рядом шуршала одеждой Яна – поправляла куртку.
    – Ладно, я пойду, посмотрю, что там, снаружи, – неуверенно заявил он.
    Что он будет делать, когда выйдет, Алекс пока не представлял. Приоткрыл дверь и проскользнул в коридор. Там было темно, сверху свет не проникал – значит, и дверь из караулки тоже закрыта. Он, касаясь рукой стены, прошел до самой лестницы, медленно поднялся и заглянул в замочную скважину. Сквозь нее была видна часть пустой комнаты. Охранников нет?
    Над ухом кто-то шумно зевнул. Алекс едва не подпрыгнул от неожиданности – оказывается, часовой стоял у самой двери. Поэтому его и не видно.
    – Поспать бы, – протянул армеец. – Слышишь, я бы прилег пока что, а? Только ты растолкай, если лейтенант сюда заявится.
    – Еще чего! В карауле спать не положено, – ответил другой голос.
    – Вот именно. Так я бы покемарил, а если лейтенант сюда придет, ты меня разбудишь, а?
    – Не положено!
    Значит, их там двое, как минимум. Стараясь ступать бесшумно, Алекс спустился в подвал.
    – Яна, ты здесь?
    – Здесь, где же еще?
    – Похоже, их двое. Нам с ними не справиться.
    – А с одним бы ты справился?
    Алекс не ответил. Хороший вопрос. Вот только хорошего ответа он не знает. Он присел на нижнюю ступеньку… рука наткнулась на стальной стержень, торчащий из стены там, где к ней примыкала бетонная секция лестницы. Кусок арматуры торчит…
    – У меня есть идея. Нужна леска, или прочная бечевка, или еще что-то в таком роде. Найдется у тебя что-нибудь?
    – Нет, совсем ничего… Хотя постой! Есть леска! Я совсем забыла! Целый моточек лески, она прочная!
    – Заметь, я не спрашиваю, откуда у тебя леска.
    – Мог бы спросить.
    – Зачем? Я слышал, как в «Балагане» мужик причитал, что потерял моток лески. Он еще на рыбалку собирался, а его подкалывали, что в реке такие мутанты завелись, которые его самого поймают без всякой лески. Очень чудака расстраивала потеря.
    – Совпадение. Мало ли у кого что пропало. Кругом одни растяпы.
    Алекс не стал продолжать этот разговор. Это просто большая удача, что у Яны нашлась леска. Еще одна удача – что строилось здание гауптвахты спешно, остались и торчащие из бетона арматурные штыри, и строповочные кольца. Алекс с Яной пристроились у лестницы, где из-за двери струился тусклый свет. Алекс привязал леску к загнутой арматурине, торчащей из стены, протянул поперек лестницы так, чтобы она пряталась в тени ступеньки, пропустил через покрытое ржавчиной строповочное кольцо и двинулся по коридору к камере. К свободному кольцу лески он привязал выломанную из двери решетку. За нее проще ухватиться, не выскользнет из пальцев.
    – Ну что, приступим?
    Алекс попытался спросить бодрым тоном, но голос все-таки слегка дрогнул. На самом деле он немного трусил, очень уж сомнительный план пришел ему в голову… но другого не было, оставалось попробовать этот. И поскорее, пока не явился лейтенант, которого вспоминала охрана. Открытую Яной дверь они оставили незапертой, но ключ так и торчал из скважины. А сами укрылись в камере – не «своей», а той, что напротив. Тишина… и темнота.
    – Ну что, готов?.. – спросила Яна. – Чего молчишь?
    – Плечами пожимаю.
    – Этого я не понимаю. Ты должен был кивнуть.
    – Уже киваю.
    Яна облизнула губы и пронзительно завизжала. Потом еще и еще.
    Заскрежетал в заржавевшем замке ключ, сверху, с лестницы, протянулась полоса света.
    – Эй, чего здесь? А ну, отставить шум!
    – Чего орете?.. А?..
    Яна издала особенно пронзительный вопль.
    – Я схожу вниз, проверю, – заявил один из охранников.
    Яна снова завизжала. Один из караульных, грохоча ботинками, направился вниз. Он не спешил, и Алекс его отлично понимал. Что бы ни случилось у арестованных, торопиться некуда. Армеец подошел к запертой двери, собрался посветить фонариком сквозь смотровое оконце и лишь теперь заметил: решетки нет. Алекс наблюдал за ним свозь щель из противоположной камеры.
    – Ах ты ж… – Солдат не слишком обеспокоился.
    Ну мало ли, что ржавую решетку выломали, дверь-то по-прежнему заперта. Он склонился к оконцу и направил луч фонарика внутрь. В коридоре сразу стало темно, второй армеец то ли не имел при себе фонарика, то ли не стал включать.
    Алекс с Яной бросились на охранника сзади, втолкнули в камеру, и Яна повернула ключ в замке. Алекс метнулся к стене, у которой оставил решетку с привязанной леской. Схватил ее и дернул, заставив леску натянуться.
    Второй армеец, слыша в темном коридоре шум потасовки и возмущенные крики напарника, бросился по лестнице вниз, в темноту. Запнулся о леску и полетел по ступенькам. Он не успел даже выкрикнуть ругательство – каска звонко ударилась о бетон, боец пересчитал головой ступеньки… и замер на полу. Когда он убрался из дверного проема, в коридоре снова стало светлее, немного, совсем чуть-чуть.
    Алекс, тяжело переводя дыхание, уставился на лестницу. Его сердце бешено колотилось.
    – А ведь сейчас уже сумерки, – проговорил он.
    Они с Яной переглянулись. Обоим до последнего момента не верилось, что с охраной удастся разобраться, и теперь даже растерялись.
    – Откройте, вы! Откройте сейчас же! – заорал запертый охранник. – Кому говорю! Эй, Петров! Петров! Санька! Откройте, сказал!
    Боец несколько раз ударил ботинком в дверь.
    – Эй, откройте!
    – Заткнись, – буркнула Яна, – а то гранату в окошко брошу.
    – Ну чего ты! Мы ж с вами по-хорошему, – другим тоном заговорил солдат. – А вы сразу гранату…
    – И мы по-хорошему. Лучше замолчи.
    Алекс тем временем обыскал упавшего с лестницы солдата и собрал оружие.
    – Яна, идем!
    Они поднялись. В самом деле, уже смеркалось, в окнах было видно темно-синее вечернее небо. Где-то в отдалении раздавались голоса. В подвале все еще кричал боец – требовал, чтобы его отпустили. Но снизу звуки в караулку почти не проникали. Когда Алекс запер массивную, окованную стальным листом дверь, жалобы запертого стало едва слышно.
    – Хорошо это у них устроено, ничего не доносится из погреба, – заметила Яна. – А что мы теперь будем делать?
    – Я сам собирался тебя об этом спросить. Уберемся отсюда для начала, а там будет видно. Слышишь, как тихо? Это не стойбище Черного Рынка, здесь особо не пошустришь – чуть засветился, и тревогу поднимут. Тогда весь лагерь услышит! Нам нужно прокрасться к ограде и бежать. Затаимся, будем ждать случая, чтобы вытащить Шведа.
    – Лучше бы он сам как-нибудь вытащился, – вздохнула Яна. – Он же такой, все может! А когда не будет о нас беспокоиться, то станет действовать свободнее. Он сейчас ничего не делает, поскольку боится, что армейцы на нас отыграются. А то бы он им показал! Как ты думаешь?
    Алекс только вздохнул. Он бы хотел надеяться, что Швед сам управится. Но, как бы там ни было, сперва нужно смыться отсюда самим. А уж потом как-нибудь выбрать удачный момент и…
    Они покинули гауптвахту. В сумерках светились окна двухэтажки, где расположился штаб армейцев. По стенам казарм гуляли красные отсветы костров. Алекс с Яной пошли в другую сторону – туда, где не было видно расположившихся на ночевку армейцев. До ограды они добрались, никем не замеченные, но вдалеке показался патруль – в темноте плыл луч фонарика, обшаривал бетон стены. Беглецы упали в кусты и замерли. Алекс почувствовал, как часто забилось сердце. Пока справлялись с караулом и бежали с гауптвахты – ничего такого не ощущал, наверное, просто не успел поволноваться. Там все происходило быстро, а сейчас… они с Яной затаились в кустарнике, заросли совсем низенькие, по колено. Медленно-медленно плывет в темноте луч фонарика, приближаются голоса патрульных:
    – Раньше, помню, продавали у нас в булочной такие батоны… корочка хрустящая, а внутри мягкий. Маслом его намажешь…
    – Счастливый ты, – ответил второй солдат, судя по голосу, совсем молодой. – Помнишь жизнь до Пандемии…
    – Нет, это ты счастливый. Потому что не помнишь. Так, наверное, легче живется – если не знаешь, что именно ты потерял. А я вот все вспоминаю, вспоминаю… Эх, какие были батоны!
    Луч скользнул поверх кустов, в которых притаились беглецы, потом уплыл в сторону, прошелся по серым бетонным плитам ограды… Осветил щель между покосившейся секцией и другой, стоящей ровно. Армейцы миновали лежку и зашагали дальше. Старший бормотал о прежней жизни.
    – Тревога! – заорали сзади. – Тревога! Побег!
    Алекс вздрогнул. Крик доносился со стороны гауптвахты. Явился все-таки этот лейтенант, Лес бы его взял! Яна вскочила и бросилась к ограде – туда, где накренилась плита и рядом с ней зияла узкая, расходящаяся кверху щель. Алекс припустил за девушкой, а патруль уже возвращался бегом, и луч фонаря метался вверх-вниз.
    Яна схватила Алекса за руку и втолкнула в щель – точно так же, как было в Житомире, когда они встретились с лешим. И снова Алекс изо всех сил ввинтился, втиснулся в узкую прореху между бетонными краями и вывалился наружу. Яна повернулась боком, он потянул ее за собой, но не успел – изнутри, с другой стороны ограды, ударил луч фонаря, Яну схватили сзади, она отшатнулась, и ее пальцы выскользнули из ладони Алекса. В щели мелькнул бронежилет армейца, луч фонаря остро блеснул на автоматном стволе.
    – Леша, бегии-и! – закричала Яна из-за стены…
    Он бросился прочь.
    – Стой! Стрелять буду!
    Алекс каким-то неведомым шестым чувством ощутил, что автомат уже смотрит в его сторону, и рухнул в траву. Ударила очередь, пули визгливо просвистели над головой. И тут луч света настиг его. Алекс вскочил, в прорехе между секциями ограды из темноты вылетел ботинок Яны и подбросил вверх дуло автомата армейца. Еще одна очередь ушла далеко вверх. Алекс выстрелил в ответ, но целился нарочно в сторону, потому что боялся задеть Яну. Пули ударили в бетонную секцию, армеец в щели отшатнулся.
    Алекс вскочил и побежал, петляя, бросаясь из стороны в сторону, луч фонаря снова метался следом, Яна что-то кричала… отрывистые звуки команд приближались к ограде… Потом далеко справа возник еще один луч света, стало слышно, как несколько солдат ломятся сквозь заросли, торопясь наперерез беглецу. Алекс засадил, не целясь, очередь в сторону погони. Армейцы рухнули на землю, а он выгадал несколько секунд.
    Помчался в темноту, споткнулся, едва не упал… в лунном свете замелькали стволы деревьев – Алекс вбежал в березовую рощу. За спиной простучал автомат, пули срезали несколько веток метрах в пяти от Алекса. Он снова начал петлять. Один преследователь отстал, но второй показал вполне приличную скорость – этот мчался за Алексом, постепенно сокращая расстояние. Алекс понял, что не уйдет, и метнулся за березу. Там замер, тут же прогрохотала автоматная очередь, потом еще одна. Армеец обстреливал заросли, чтобы прижать беглеца, пока подоспеют остальные.
    Алекс выждал, чтобы отгремели выстрелы, и шагнул из-за дерева с автоматом наготове, но… луч фонаря стелился в траве под ногами, армеец лежал ничком, уткнувшись лицом в землю, над ним стоял шаман, держа автомат прикладом от себя – он только что оглушил солдата ударом по затылку.
    – Бежать дальше нужно, – рассудительно заявил Рахим. – Очень быстро!
    – Классная мысль, – пропыхтел Алекс уже на бегу.

Глава 7
Слово шамана

    Несколько минут они молча неслись по лесу – Рахим впереди. Шаман двигался уверенно, и Алекс решил, что спутник знает дорогу. Рахим бросил через плечо:
    – Армия – это порядок. Ты убежал, порядок нарушал. Они будут искать, погоню пошлют. Утром снова пошлют. Очень злятся сейчас. Армия – без порядка нельзя! Поэтому уйти далеко хотим. И ты тише будь. Зверь рядом.
    – Леший?
    – Так называется, да, леший. У нас нет косточки такой зверь. Очень хотим. Но опасно, потому что сильный зверь.
    – Ты его видел? Лешего?
    – Нет. Нельзя видеть, опасно. Мы знаем, что он здесь, поэтому прячемся. От зверь прячемся, от Армия прячемся. Сейчас уже не сможем спрятаться, потому что ты сбежал, и будет погоня. Лучше уйти далеко.
    – Э, постой! Рахим, я думал, у тебя здесь убежище есть, и мы спрячемся. А далеко уходить я не хочу, Яна же у армейцев осталась. И Швед…
    – Мы понимаем. Но Армия найдет. Они умеют. Останемся здесь – найдут. Мы думали, мы кости бросали. Точно найдут. Или зверь доберется. Далеко уходить нужно. Половина ночи бежать.
    Алексу очень не хотелось бросать друзей, но разум подсказывал: Рахим прав.
    Маленький азиат показал приличную скорость. Возможно, он видел в темноте, но Алекс то и дело спотыкался или шарахался от внезапно вставшего на пути дерева, как будто выпрыгнувшего навстречу из темноты. А Рахим скользил, как тень – неслышный и неутомимый. На полянах лунный свет обрисовывал плащ, обвисший на тощей сутулой спине. Они миновали редколесье и перевалили пологий холм. Сбавив темп, зашагали по лугу, поросшему мягкой шелковистой травой. Алекс устал, ему хотелось спать, но молчаливый проводник все вел куда-то. Неожиданно Рахим спросил:
    – Ты уже знаешь, кто Салоеда убил? Это Щавель, правильно?
    – Да. А ты откуда знаешь?
    – Мы не знали. Мы долго думали, сейчас время было. Кому нужно было? Только ему. Салоед был неплохой. Никто не хотел его резать. Ты тоже не хотел, мы понимаем. Мы людей спрашивали, мы у Салоед дома сидели, кости кидали. Ты ночью с Камаз дрался, Ясень видел?
    – Да, было такое дело.
    – Ясень одетый ночью ходил. Зачем? Он сам не резал, его друг мог. Он с друг всегда заодно. Значит, они двое ночью ходил. Они не тот, кем прикинулся, тоже думали мы – почему? Щавель мог резать, так мы думали. Но просто подумать – это мало. Точно знать нужно, потом будем Щавель кончать, когда уверены. Мы Длинному обещали, мы всегда выполняем, что обещали. Говори, Алекс, почему Щавель Салоеда убивал?
    Алекс замялся. Вроде бы незачем темнить… и потом, если Рахим собирается прикончить Щелокова, то они, Алекс и шаман, становятся союзниками.
    – Ну, в общем… мы кое-что нашли в Житомире. Я сам толком не знаю, что именно, но вроде бы очень ценная вещь. Щавель на самом деле армеец, Щелоков его фамилия.
    – Мы так думали, да. Он – Армия. Поэтому отряд Армия на помощь пришел.
    – У Ясеня в рюкзаке была рация. Понимаешь, да? Когда кочевники пришли, он позвал своих. Так вот. Щавель решил, что мы свою добычу продали Салоеду. Вот и влез к нему. Только не нашел того, что искал. Поэтому и взял нас в этот поход, чтобы мы сами за ним несли то, что ему нужно.
    – Мы понимаем, – согласился Рахим. И тут же, без паузы заявил: – Это хорошее место. Здесь отдыхать можно.
    Алекс огляделся – они как раз поднялись на пологий невысокий бугор. Со всех сторон были луга, обзор приличный. А покрывавший холм кустарник мог укрыть лежащего человека. Алекс устроился среди кустов.
    – Можно отдыхать, мы караулим, – заявил Рахим.
    Разбудил он Алекса перед рассветом:
    – Тихо! Очень тихо!
    Шаман лежал рядом с Алексом в кустах, и хотя лицо его было как всегда бесстрастным, но чувствовалось, что азиат взволнован. Алекс замер, прислушиваясь. Где-то неподалеку раздался странный скрежещущий звук, как будто терлись друг о друга ржавые стальные листы.
    – Леший? – шепотом спросил Алекс.
    – Зверь, да. Он ранен, поэтому злится. Хорошо, ветер в наш сторона.
    Алекс, стараясь не высовываться из зарослей, приподнялся. В стороне от холма, на котором беглецы провели ночь, в траве брела гибкая темная тень. Леший прихрамывал. Вот он остановился и, изогнувшись, принялся лизать лапу. Потом задрал морду, проскрежетал новый стон и побрел дальше.
    Когда мутант убрался, Алекс спросил:
    – Как ты думаешь, кто его? Вояки?
    – Армия, точно. Они тебя искали, зверь тоже искал.
    – Меня?
    – Не знаем. Что-то искал. Или кто-то искал.
    – Мы в Житомире с лешим встречались, убежали от него. Неужели тот самый? Далековато от его логова.
    – Мы не знаем, – повторил азиат. Потом склонил голову набок и прислушался. – Ты слышишь? Армия.
    Алекс тоже разобрал вдалеке грохот и гул двигателя. Они с шаманом снова затаились в кустах. Через несколько минут вдалеке показалась темная точка, за которой тянулся пылевой хвост.
    – Однако здесь становится слишком людно, – заметил Алекс. Два дня шли к объекту, никого не встретили, пустынно было. И вдруг такая движуха.
    – Мы думаем, – пробормотал Рахим. – Обсуждаем.
    И замолчал. Пока он советовался с голосами в своей голове, точка превратилась в БТР, который с приличной скоростью катил на юг – в сторону Житомира. Как будто преследовал лешего, хотя Алекс понимал, что это, конечно, не так. Боевая машина прогрохотала мимо холма. Алекс хорошо видел покачивающийся ствол крупнокалиберного пулемета на башенке и двух бойцов, трясущихся сверху, на броне. Они держали оружие наготове и вертели головами, вглядываясь в пустынные окрестности. Беглецов в кустах они не разглядели, и БТР промчался мимо.
    – Мы думаем, это еще не все, – изрек шаман. – Когда Армия здесь появляется, Черный Рынок будет их преследовать.
    – Ты считаешь, за отрядом, который расправился с кланом Батьки, кто-то из Черного Рынка увязался?
    – Так думаем. Они будут Армию искать. Найдут или нет, не знаем.
    – Ну и Лес с ними. Сейчас важно решить, куда двигаться. БТР не мог всех армейцев забрать, их больше было.
    – Думаем, – согласился Рахим. – Два вариант. Или Щавель на БТР, или нет. Думаем.
    Алекс еще раз поглядел на облачко пыли, висящее там, куда умчался БТР, и поднялся.
    – Можешь думать, конечно, но на самом деле вариант только один.
    Рахим поднял на него глаза. Лицо азиата оставалось непроницаемым.
    – Я говорю, реальный вариант – только один. Смотри, как БТР промчался. Мы его никак не догоним. Нет шансов. Значит, нужно брать, что дают, и выдвигаться к заброшенной базе. Если остальные армейцы еще там, то есть шанс, что они и пленных никуда не отправили, по-прежнему держат в подвале.
    Потом Алекс сообразил, что шамана наверняка больше интересует убийца Салоеда, а не Яна со Шведом, и он добавил:
    – Ну и Щвель, возможно, тоже там. БТР мы уже не достанем, а этих – вполне можем. Ты видел, как появились армейцы. Ну, вчера, когда они Батьку громили. Был у них другой транспорт?
    Шаман покачал головой:
    – Был, теперь нет. Грузовик был, сгорел вчера.
    – Тогда пеших мы сможем догнать, даже если они снялись с лагеря. А БТР – точно не сможем. Как считаешь?
    – Мы думаем… – заговорил Рахим.
    Но о чем он думает, Алексу не суждено было узнать. Южнее холма прогремел взрыв. Это было неожиданно… Над равниной поднялось огненно-дымное облако, похожее на гриб со шляпкой на тоненькой ножке. Беглецы переглянулись. Захлопали выстрелы – в той стороне, где скрылась боевая машина, шел нешуточный бой.
    Алекс с Рахимом больше не раздумывали. Подхватив рюкзаки, они побежали. Пересекли луг, потянулось редколесье, здесь несложно было определить, что проехала тяжелая боевая машина – ее путь отмечали сваленные деревца и в кашу раздавленные колесами кусты. Стрельба явно пошла на убыль, бой оказался скоротечным. Чем ближе, тем явственней гремели выстрелы. Очереди из крупнокалиберного КПВТ заглушали грохот остальных стволов, когда смолкал пулемет, можно было разобрать, что палят не меньше двух десятков стволов, от автоматов до дробовиков. И еще трещали мотоциклетные моторы… потом остался только один… прогремели три взрыва подряд. Над деревьями поднялись дымные шапки разрывов. КПВТ смолк, и стреляли намного реже.
    Когда до места схватки осталось немного, Алекс с Рахимом пошли медленнее. Алекс, переводя дыхание, прохрипел:
    – Слышишь, шаман, а пулемета больше не слышно, а? Что это значит?
    – Узнаем, когда дойдем, – безразлично ответил азиат.
    Алекс решил, что те, кто сражается за деревьями, сейчас увлеклись боем и не будут поглядывать назад. Он пошел быстрее. Впереди затрещали кусты, и Алекс отступил за дерево. На него и Рахима бежал человек. Остановился, выстрелил в преследующих из винтовки. На второй раз отрывисто клацнул боек – патроны закончились. Из-за кустов прогремела автоматная очередь. Человек опустил разряженное оружие и побежал. Алекс видел, как он нащупывает оттопыренный карман, но перезарядить не успел, новая очередь настигла его, и беглец, не издав ни звука, рухнул в траву.
    Раздвинув заросли, появились два армейца, подошли к мертвецу. Один лениво пошевелил тело берцем, другой огляделся.
    – Этот вроде последний был, – обернулся он к напарнику.
    Тот склонился над убитым. Над ухом Алекса едва слышно прошептал шаман:
    – Твой слева. Не любим мы убивать… но иногда приходится.
    Они прицелились в армейцев, Алекс – в того, что стоял, Рахим в сидящего… Два автомата ударили одновременно.
    – Пойдем, посмотрим, – сказал Рахим.
    – Как-то слишком легко получилось, – заметил Алекс.
    – Мы удачу приносим, – равнодушно ответил шаман. – Перестали удивляться. У нас всегда легко получается.
    Он подошел к застреленным армейцам, собрал патроны. Алекс тем временем осмотрел убитого ими беглеца. Обычный бродяга, брит наголо, руки в татуировках. Шею мертвеца обвивала цепочка. Алекс потянул ее стволом автомата – показался тяжелый медальон, птица с распростертыми крыльями, в лапах у нее круг с буквами.
    – Птица, – едва взглянув, заявил шаман. – Он из клана Совы. Мы говорили, Рынок будет Армию преследовать. Пойдем, Алекс.
    Они крадучись пошли туда, где уже смолкли звуки перестрелки. Когда деревья расступались, Алекс видел поднимающиеся к прозрачно-голубому небу тяжелые жирные клубы дыма.
    Посередине прогалины замер БМП, его борт покрывали угольно-черные подпалины, переднее колесо было разворочено взрывом. Башенка повернула так, что длинный ствол КПВТ, покосившись, смотрел куда-то в сторону.
    Поодаль лежали обломки, в которых не без труда можно было опознать мотоцикл с коляской. Сейчас это была груда изуродованных, растерзанных в клочья пулями калибра 14,5 мм деталей. Еще два байка валялись в дальнем конце прогалины, вокруг них распростерлись тела, здесь полегло десятка полтора нападавших. Армейцы тоже понесли потери, три тела в камуфляжных комбинезонах и бронежилетах Алекс увидел возле подбитого БТРа, еще один солдат замер, наполовину вывалившись из десантного отсека. Голова в каске почти касалась земли, ноги зацепились за что-то внутри бронетранспортера.
    Он присел в кустах, рядом устроился шаман. Получается, победили армейцы. Но Яны и Шведа здесь нет, значит, они остались на базе. Щавеля тоже не видно. Вообще, здесь только небольшая часть отряда, разгромившего клан батьки. И десяти не будет.
    Двое солдат стояли над обломками мотоцикла. Пошевелив дымящуюся груду ногой, один изрек:
    – Это колесо до Рязани не доедет. Классика!
    – Тебе все шуточки… – скорбно отозвался второй. – Как теперь добираться будем? Если бронику кранты, как вернемся-то? Пешком долго, нас вмиг вычислят. Видишь, Черный Рынок нас уже ждал. Точно вычислят.
    – Погоди. Товарищ лейтенант! Что там?
    – Хана, – откликнулся знакомый голос из-под брони. – Проверьте байки кочевников. Может, какой-то еще на ходу.
    – О, точно! – обрадовался знаток литературной классики. – Пойдем, глянем на эту рухлядь.
    Бойцы направились по прогалине к валяющимся в траве мотоциклам, а из БТРа спрыгнул Ясень. Отряхнул покрытые копотью ладони, потянулся. И тут замерший бронетранспортер сотряс взрыв – то ли бензобак рванул, то ли боезапас. Земля вздрогнула под ногами, в уши ударило тугой волной, разом смывшей все звуки. Из-под брони БТРа вверх устремился красный огненный смерч, и солдаты рухнули на землю. Ясеня попросту смело взрывом, он отлетел на несколько шагов и шмякнулся на землю. Алекс опомнился уже лежа. Его взрыв застал в сидячем положении, поэтому он остался на месте – весь засыпанный листьями с дерева, под которым прятался, и с головой, полной гулкого звона.
    Рядом встал шаман и, покачиваясь, зашагал к возящимся в траве оглушенным солдатам. Автомат в его руках задрожал, выплевывая огонь, бойцы задергались, когда в них ударила очередь, но звуков Алекс не слышал. Он заставил себя отлепиться от земли и побрел к ворочающемуся Ясеню. Слух постепенно восстанавливался – как сквозь толстый слой ваты, пробивались треск в горящем БТРе и стоны Ясеня. Ему осколок угодил в ногу. Лейтенант сжимал руками окровавленную штанину – пытался передавить рассеченную артерию. Увидев Алекса, дернулся – рука метнулась к кобуре, и тут же из раны хлынула кровь. Алекс поднял автомат и покачал головой:
    – Не надо.
    – Я сдаюсь, – прохрипел Ясень – Слышишь? Или не слышишь?.. Лес бы его взял, я сам себя не слышу.
    У Алекса после взрыва шумело в голове, и слова военного доносились словно издалека.
    – Я слышу. Тебе жгут нужен, жгутом ногу перетянуть, иначе кровью истечешь.
    – Точно. Поможешь, а? – Ясень немного приободрился. Хотя он заявил, что сдается, но, кажется, и сам не воспринимал это всерьез.
    – Если расскажешь о Щавеле, вашем задании и о грузе, который мы принесли из Житомира.
    Лейтенант опустил голову:
    – Не могу. Это измена.
    Подошел шаман:
    – Ты Салоед резал?
    – Нет, не он, а Щавель, – вместо Ясеня ответил Алекс. – Я же тебе говорил.
    – Ты добрый, ты быстро веришь. Мы не добрый, мы сомневаемся.
    Алекс отыскал веревку и подобрал подходящую палку. Склонился над Ясенем и стал перетягивать ногу жгутом. Пистолет у раненого он, конечно, забрал.
    – Не я это был, – неохотно произнес Ясень, исподлобья глядя на азиата. – Щавель хозяина «Балагана» прикончил. Мы бы не стали, но у нас приказ! Приказы должны выполняться. По законам военного времени.
    – Из-за твоего приказа столько людей уже полегло. – Алекс закончил со жгутом и принялся бинтовать рану. – А еще сколько погибнет! Оно хоть стоило того?
    – Приказы не обсуждаются, – ответил Ясень. – Стоило или нет, нужно выполнять.
    – Глупо это! Чушь!
    – Нет, это правильно. По законам военного времени! – повторил он.
    – Бред какой-то. Салоед не участвовал в вашей дурацкой войне. Он, наверное, хороший человек был. Я сам видел – его бабы плакали. Жалели его. О тебе кто-нибудь заплачет, если ты умрешь? Зачем ты живешь, Ясень? Для кого? Для чего?
    – Мы на войне, – угрюмо пробормотал офицер. – Сейчас, когда наша родина атакована коварным врагом, когда он…
    – Хватит! – оборвал его Алекс. – И слушать не хочу. Салоед был атакован коварным врагом, это я точно знаю. А вот ты – против кого воюешь? Против выживших? Таких, как Салоед?
    – На войне всегда есть потери.
    – Потери еще будут, – неожиданно вставил Рахим. – Мы обдумали, теперь верим. Теперь мы знаем, кто Салоед резал. Мы его убить обещали, мы не обманываем. Не любим убивать, да. Но приходится. Плохо.
    – Ну ладно. – Алекс поднялся и отступил от раненого. – Яна и Швед живы? Они в лагере? Хоть это ты можешь сказать? Это же не военная тайна.
    Ясень пощупал повязку и посмотрел на Алекса. На его лице читалось сомнение – рассказывать или нет?
    – Живы, все живы. Только они уже ушли, – наконец ответил он. – Вернее, я не знаю, но должны были уйти вскоре после нас. Меня капитан отправил с донесением.
    – Не говори ерунду. Он тебя отослал, чтобы отвлечь преследователей из Черного Рынка. А Щелоков тихо проскользнет к цели. Ты должен был попасть в эту засаду, вот и попал. Но, может, теперь кочевники решат, что с отрядом Армии Возрождения покончено, и Щавеля преследовать не будут, а? Скажи, дал он тебе образец того вещества из кофра? Там было шесть ампул, хотя бы одну он мог дать тебе. Ты бы доставил ее для анализов. Пожалуй, он тебе ничего не дал, зачем же отправлять добро в лапы врага? Тебя Щавель списал и всех этих.
    Алекс кивком указал на неподвижные тела на прогалине.
    – Ну и что? – упрямо пробормотал Ясень. – У капитана приказ. Приказ должен быть исполнен. Подробности не имеют значения. А потери…
    – Да, да… – устало оборвал его Алекс. – По законам военного времени. Когда на нашу Родину напал коварный враг. Потери есть всегда. Ну, еще двадцать раз повтори, хотя я и так слышал этот бред. Но ты повтори, может, тебе полегчает. У тебя еще совесть осталась, и тебе стыдно. Вот ты себя и утешаешь, собственную совесть убалтываешь. «По законам военного времени», «потери бывают», «коварный враг». Валяй, повторяй это снова и снова. А я пойду. Мне нужно Яну спасти от Щавеля, потому что у него совести уже нет. Он уже не человек, он мутант. У человека должна быть совесть, если он человек. Сердце, почки, желудок… и совесть. Если он умеет жить без сердца, без почек или без совести, значит, он уже не человек. Вот и Щавель твой такой. Значит, Яну и Шведа схватил мутант, и мне нужно их спасти. Пойдем, Рахим.
    Он резко развернулся и зашагал прочь от развороченного взрывом БТРа.
    – Эй! – крикнул вслед армеец. – Постой! Погоди! Они в НИИ Биотехнологий идут! В настоящий! Он реально существует! И там делали это вещество, из кофра. Там могут оставаться описания технологий, химикаты, все, что нужно для производства… Это нужно Армии Возрождения.
    Алекс остановился.
    – Я знаю, что имеется в НИИ Биотехнологий, – бросил он через плечо. – Только не знаю, где он находится. Никогда не слышал.
    – Потому что его захватил Лес. А вещество поможет Щавелю пройти сквозь Лес, – добавил Ясень. – И это… удачи тебе, что ли…
    Алекс кивнул и зашагал дальше. Рахим шел рядом, спокойный и молчаливый. Когда дым над местом боя скрыли деревья, Алекс неуверенно проронил:
    – Спасибо.
    – За что?
    – Ну… что дал мне с Ясенем поговорить, не убил его.
    – Он все равно умрет, – хладнокровно объяснил свою сдержанность азиат. – Он ранен, один. Умрет, точно.
    – Ну почему? – Алексу не хотелось в это верить. – Отлежится, найдет оружие, там полно на прогалине осталось. А с оружием и припасами может выбраться.
    – Этот не выберется. Зверь рядом. Мы знаем. Зверь тоже здесь. Почему? Мы не понимаем. Но очень косточка этот зверь хочется.
    – Да зачем тебе косточка? Ты же сам Яне объяснял, что кости не говорят.
    – Не говорят кости. Мы сами думаем. Кости думать помогают. Они разные, от них мысли разные. Кость от разный зверь кидаем, больше видим. Такой зверь косточка у нас нет. Будет от него косточка – увидим еще больше. Всегда нужно больше видеть.
* * *
    В молчании Алекс с шаманом дошли до заброшенного военного объекта. Там, конечно, никого не было, Щавель и его отряд ушли. Алекс попросил Рахима подождать и сбегал на гауптвахту. Обшарил все закоулки, где Яна могла бы спрятать записку или что-то в этом роде… конечно, ничего не нашел. Да ведь Яну после побега могли запереть и не в этом месте, да мало ли, что здесь еще могло случиться… Ни с чем он вернулся к Рахиму, тот сидел в тени и меланхолично бросал кости.
    – Пойдем? – спросил Алекс. – Знать бы только, куда…
    Рахим сгреб в карман свои игрушки и поднялся.
    – К Лесу, – ответил он. – Этот… не могу сказать слово… этот место, куда Щавель идет…
    – НИИ Биотехнологий?
    – Этот, да. Он в Лесу, так Ясень говорил. Мы думали. Нужно догнать, пока они в Лес не вошли, там уже не достанем. Пойдем, Алекс. Нам далеко идти.
    И зашагал к воротам. Там свернул. Шаман шел уверенно, будто точно знал дорогу. Алекс стал вспоминать карту – где здесь ближайший анклав Леса? Получалось, Рахим держит путь к нему. Странный все-таки человек, он словно знает будущее. Умеет предвидеть? Или случайно угадывает? Не может же он всегда угадывать так точно! Или все-таки может? Вот и сейчас – откуда он знает, в какой стороне Лес?
    Спутник молчал, а Алексу казалось, что он слышит обрывки бесконечных разговоров в голове шамана.
    – Рахим, а что с нами будет? Ты же предвидишь, вот и скажи.
    – Мы не знаем. Зачем тебе будущее сейчас, сразу? К нему нужно своими ногами дойти.
    – Ну вот я и иду! Знать бы, куда…
    – Никто не знает будущего. Рахим, Юнус, Абдурахман, Карим, Исмаил, Абдулла и другие тоже не знали. Если бы знали, остались дома. Там много жара, много солнце, а воды совсем мало. Там нет Лес.
    – Там Армия Возрождения, и неизвестно, что хуже.
    – Лес хуже, – совершенно серьезно заявил Рахим. – Лес убить труднее.
    – Вообще-то, я пошутил. Конечно, Лес хуже…
    – Нет, никто не знает будущее. И мы не знаем, – словно разговор не отклонялся в сторону, повторил шаман. – Если бы знали, мы бы плакали. Там слишком много плохой случится. Хороший тоже будет, но плохой слишком много.
    – Ясно. Хотя мне было бы приятно, если бы ты сказал, что все будет замечательно, что я встречу Яну и Шведа, и что мы все будем живы-здоровы.
    – Так и будет, – закивал азиат. – Только много-много плохой впереди ждет.
    – Это само собой… Без плохого никогда не обходится.
    По прикидкам Алекса до Леса было около дня пути. Но это если идти по прямой к ближайшей границе анклава. А где находится НИИ Биотехнологий? Куда направится Щавель? Конечно, они с Рахимом будут шагать быстрее, их только двое, идут налегке, а армейцы наверняка несут много оборудования, оружия… да мало ли! И потом, с ними пленные. Зато у них фора, заброшенную военную часть они покинули несколько часов назад. И в каком направлении, неизвестно. Но Рахим двигался уверенно, будто охотник, который взял след. Алекс решил довериться его чутью, округа была пустынной. Почему-то здесь не было поселений бродяг. Овраги, перелески и холмы сменяли друг друга, ветер гнал волны травы на лугах…
    Часа через три шаман заявил:
    – Правильно идем.
    – Откуда ты знаешь? – удивился Алекс. – Я ничего не вижу, никаких примет.
    – Мы тоже не видим. Зверь видит. Он далеко чует.
    – А что, леший где-то рядом?
    – Нет. Он прошел здесь давно. Смотри.
    Шаман указал кучку экскрементов.
    – Это леший, что ли?
    – Он. Зверь за Щавель идет, мы за зверь.
    Не очень-то надежная примета. Алекс, например, не мог определить, что за животное навалило кучу в кустах. И даже если леший? Откуда можно знать, что он преследует именно армейцев? Поверить Яне, что этот мутант – страж проклятия, которое они потревожили в Житомире?
    Мало-помалу мысли Алекса вернулись к Яне и Шведу: как там они, в плену? Не задирает ли Яна конвоиров? Не обижают ли ее? И Швед? До сих пор ему казалось, что Швед непобедим, он в любой момент может «взорваться», обезоружить охрану, расшвырять всех – как когда-то на Химзаводе. Как-то свыкся Алекс с этой верой. Но на самом деле – кто знает, что получится…
    Шаман целеустремленно шагал, как будто ясно видел цель, и о дороге Алекс не беспокоился, просто шел за молчаливым спутником. Поэтому ничего не мешало думать о товарищах.
    Неожиданно Рахим остановился, задрал голову и глубоко вдохнул.
    – Что?
    – Не знаем. Что-то изменилось. Лучше остановиться.
    Алекс прислушался к своим ощущениям – он ничего не чувствовал, но хотел бы доверять предсказаниям шамана, до сих пор они не подводили. Вот и сейчас он, повинуясь жесту Рахима, присел в траве. Они находились на гладкой, как стол, равнине – ветер заставлял траву ложиться широкими волнами, и, кроме шороха травы и шелеста ветра, ничего не было слышно.
    Рахим молча указал вперед. Алекс, прикрываясь ладонью от солнца, вгляделся в травяное море, волнующееся под ветром. Только теперь он разглядел темный горб, скользящий в траве далеко впереди. Большое животное неторопливо двигалось в том же направлении, куда они держали путь.
    – Ветер снова в нашу сторону, хорошо, – прошептал шаман.
    – Что делать будем? – спросил Алекс. – Леший не торопится. А стоять и ждать не хочется, ведь время теряем! Может, пойдем в обход?
    – Думаем, – откликнулся шаман.
    – Хороший ты напарник, – с сожалением произнес Алекс. – Только думаешь много. Вот не ожидал я, что когда-нибудь буду недоволен, если спутник много думает. Обычно у меня другая проблема была: думать никто не хочет.
    Шаман не ответил – в его голове шел сложный процесс, и он не отвлекался. Наконец сказал:
    – Хорошо, будем в обход.
    Но сперва они подождали, чтобы леший убрался подальше. Темная точка – спина бредущего в траве мутанта – достигла границы редколесья и слилась с тенью под деревьями. Только тогда шаман двинулся с места. Они с Алексом отмахали несколько километров в сторону, после этого снова свернули к Лесу и долго двигались в одном направлении.
* * *
    Под вечер впереди показалась заброшенная деревня, и шаман решил, что здесь они остановятся.
    – Завтра Щавель выйдет к Лесу, – напомнил Алекс.
    – И мы выйдем, – заверил Рахим. – Ночью идти будем.
    Он разбудил Алекса до рассвета. Тот, зевая и потягиваясь, собрался в путь. Рахим совсем не выглядел заспанным или уставшим. Маленький азиат казался Алексу странной куклой, свитой из стальной проволоки – в этом теле просто нечему было уставать. Может, пока часть сознаний в его голове спит, другие бодрствуют? Стояла ночь, дул легкий ветерок, и небо раскинулось над безлюдной равниной, как черный шатер, украшенный серебристыми блестками звезд. Кроме звезд под этим куполом не было видно ни единого огонька.
    Рахим скользил по траве, облитой серебристым светом звезд, как призрак, и Алекс показался себе чужим посередине холодного ландшафта из черни и серебра. Он тащился за шаманом и пытался думать о том, как встретятся они со Шведом и Яной… что все будет хорошо… за такими мыслями и застал его рассвет. Звезды померкли, небо посветлело, на востоке горизонт налился розовым светом.
    А когда взошло солнце, вдалеке темной стеной встал Лес. И как всегда от него пахнуло чуждостью и враждой. Шаман остановился, разглядывая из-под руки темную линию Леса на горизонте.
    – Не видно армейцев, – заметил Алекс.
    – Лес большой, – ответил Рахим. – Длинная его граница. А мы вокруг шли.
    – Да, верно. Значит, нужно сворачивать на прежний курс. «Земную жизнь пройдя до середины, я оказался в сумрачном Лесу…» – вспомнил он начало «Божественной комедии» Данте – «Ад».
    И тут же в голове завертелись новые мысли. Алекс ничего не мог с собой поделать – пришла в голову идея и просто распирает изнутри. Обязательно нужно с кем-то поделиться, обсудить. Шведа бы сюда! Тот бы понял… Рахим, конечно, отличный спутник, уверенный, умелый. Но разве с ним поговоришь о том, что великий итальянец описывает преддверие Ада именно как Лес? Что, если и сейчас – наступление Леса лишь начало нисхождения человечества в Ад? Что же ждет дальше? Как будут выглядеть семь кругов Преисподней?
    Но все-таки сейчас требовалось мысли держать при себе и в оба глядеть по сторонам. Алекс с Рахимом пошли вдоль далекой линии Леса, стараясь не приближаться и не удаляться от нее. Дорогу им преградил ручей. Шириной около метра, самый обычный поток, но он протекал по Лесу, а Алекс по собственному опыту, да и по рассказам бродяг знал: все, что вышло из Леса, может нести смертельную угрозу. Они с Рахимом остановились, разглядывая заросли на берегу.
    – Странная трава, тебе не кажется? – спросил Алекс. – Эти растения могут быть опасными.
    Жесткие остроконечные стебли, вытянувшиеся у кромки воды, в солнечном свете казались черными и поблескивали, словно лакированные.
    Рахим сел – резко опустился прямо в том самом месте, где застал его вопрос. Скрестил ноги, вытащил из кармана кости и стал кидать в траву. Шевелил губами, что-то бормотал, переворачивая кусочки высохшей звериной плоти. В эту минуту он выглядел самым настоящим шаманом, беседующим с духами.
    «Зачем ему все-таки кости, – подумал Алекс. – Может, при помощи этого упражнения странный азиат вводит себя в транс? Такой способ медитации?»
    Прошло несколько минут. Рахим поднял глаза:
    – Опасно, да. Но можно перепрыгнуть.
    – Это я и сам собирался предложить. Стоило время терять?
    – Мы думали. Нужно думать.
    Шаман поднялся и пошел к берегу. Подобрал под ногами камень и швырнул в воду. Взлетели брызги, в глубине потока что-то быстро сместилось, волны пошли в разных направлениях – и от камешка, и навстречу им. Шаман кивнул – похоже, сам себе.
    – Есть кто-то в воде.
    – Оно вряд ли будет большим, – заметил Алекс. – Ну какая здесь глубина? Полметра?
    Рахим не ответил. Он отступил на несколько шагов, для разгона, побежал к потоку и прыгнул. Алекс ахнул – когда азиат проносился над водой, гладкая поверхность ручья как будто расступилась, пропуская длинное черное тело. Нечто тонкое и гибкое взвилось, разбрасывая брызги, вслед человеку, Алекс разглядел маленькую безглазую голову и пасть с острыми зубами. Пасть с клацаньем сомкнулась возле ноги шамана, и черное тело, свертываясь кольцами, плюхнулось в воду. Снова взлетели брызги, и вода постепенно успокоилась. Алекс с сомнением поглядел на спокойный ленивый поток, мирно струящийся среди черной травы и блестящий под солнцем. Вот тебе и глубина полметра… Что же это было? Мутировавший угорь? Или пиявка… или вообще что-то новое, невиданное.
    Рахим поманил его с противоположного берега. Алекс кивнул и на всякий случай прошел вдоль ручья против течения. То, что таилось под водой, пугало своей загадочностью. Если бы это чудище хотя бы можно было увидеть, оценить его сильные стороны… Он сгреб горсть камней и, один за другим, зашвырнул их в поток – подальше от намеченного места. Надеялся, что это отвлечет водяного жителя. Потом набрал побольше воздуха в грудь, выдохнул и понесся к берегу. Раз – и он уже летит над черной острой осокой, над спокойным зеркалом потока… Приземлившись на берегу, отбежал подальше от воды и наконец решился остановиться. Сердце колотилось, будто он не через ручей прыгал, а в логово лешего только что совался.
    Рахим подошел к нему.
    – Оно прыгало из воды за мной? Или нет?
    – Не видели мы. Какая разница? Пойдем.
    – Да…
    Уходя от ручья, Алекс несколько раз оглянулся, но картина оставалась мирной и спокойной – трава, ручей, черная осока…
    Как всегда, шаман шел первым. Алекс, доверяя его чутью, держался позади. Но вот он заметил, что уже шагает рядом и вот-вот окажется впереди. Рахим почему-то сбавил темп.
    – Что-то случилось? – спросил Алекс. – Ты медленнее идешь.
    – Что-то близко. Мы чувствуем. Может, зверь, может, Щавель. Опасность.
    – Просто мы сейчас ближе к Лесу. Ты все время ведешь в ту сторону.
    Алекс оглянулся на синеватую стену зарослей. Рахим тоже посмотрел и неторопливо изрек:
    – Мы не нарочно. Просто чувствуем, что туда идти нужно. Погоди, Алекс.
    Он сунул руку в карман, вытащил кости. Алекс ждал, что опять повторится фокус с метанием жребия, но Рахим только перебрал костяшки на ладони и, покачав головой, ссыпал их обратно.
    – Совсем близко. Теперь очень осторожно идти будем.
    Они прошагали еще с километр, не больше, и Рахим резко присел. При этом дернул Алекса за рукав.
    Опускаясь рядом с шаманом на землю, Алекс увидел впереди, у самой границы Леса, движение.
    – Что там?
    – Пока не знаем. Смотреть будем.
    Они поползли, раздвигая траву. По пути попался невысокий пригорок, на верхушке которого ветер раскачивал жесткие стебли пропеченного на солнце кустарника. Оттуда обзор был получше, и Алекс с Рахимом подобрались к кустам.
    В полусотне метров от границы Леса встал лагерем отряд, больше десятка человек. Там шла какая-то суета, но толком разглядеть подробности с такого расстояния было невозможно.
    – Бинокль бы… – протянул Алекс.
    Бинокля у него больше не было, отобрали армейцы при обыске вместе со всем прочим барахлом. Шаман, не оборачиваясь, протянул ему свой – дамский, театральный, очень старый. Изящная вещица, но увеличение всего лишь трехкратное. Но и в такой Алекс сумел разглядеть, что люди в лагере одеты в камуфляжную форму, на головах каски. Армия Возрождения, тут ошибки быть не может. Увидел он Шведа – тот сидел, положив руки на колени, посередине суетящихся военных, спокойный и безучастный. Даже бороду не теребит, что могло быть признаком волнения. А вот Яны не видно. Что с Яной?!!
    Алекс почувствовал руку шамана на своем плече.
    – Не надо вставать, – сказал Рахим.
    – Я не… – Алекс только после слов спутника сообразил, что уже приподнялся, как будто хотел бежать со всех ног к лагерю армейцев. Глупый поступок, но что-то его дернуло туда…
    – Очень осторожно нужно быть, – наставительно заметил Рахим, отбирая бинокль. – Армия, когда останавливается, всегда солдаты вокруг, часовые. Хорошо прячутся, мы не видим.
    – Да, ты прав. Просто Яну не могу среди них найти. Смотри, что это они делают? Что там блестит?
    Двое солдат почему-то переодевались. Вернее, снаряжались. Поверх формы они натягивали серебристо-блестящие костюмы, с ног до головы укрывающие владельцев. Алекс снова попросил у Рахима бинокль. Ну, точно. Так и есть – будто космонавты в скафандрах, им еще и герметичные шлемы подали. Вон, надевают.
    – Что они задумали?
    – Мы не знаем. Но что-то большое будет. Очень большое. Готовься, Алекс, сейчас нам время тоже что-то сделать. Если делать, то сейчас, очень скоро.
    – Ну да, пока они будут этим большим заниматься, и у нас шанс появится. Армейцы станут меньше по сторонам глядеть. Только как к ним подобраться? Равнина плоская, как стол…
    Среди армейцев Алекс увидел Щавеля. Капитан поднял руку и несколько раз качнул ладонью над головой. Тут же, в трех метрах поодаль от стоянки армейцев, из травы поднялись бойцы и направились к остальным. Дозорные так хорошо замаскировались, что Алекс не видел их, пока командир не подал сигнал всем подтягиваться.
    – Теперь вперед? – спросил Алекс.
    Шаман кивнул и осторожно пополз, раздвигая траву. Они медленно продвигались к лагерю. Время от времени Алекс поглядывал, выясняя, чем занимаются армейцы. Большая часть выстроилась цепочкой и двинулась к Лесу. Несколько человек контролировали тыл. Цепь остановилась метрах в пятидесяти от Леса, а две серебристые точки, «космонавты», продолжали идти. Вот они приблизились к темной стене. Из Леса, ломая кусты, с ревом вывалился шатун. Тяжелая туша устремилась к паре в защитных спецкостюмах, и тут же разом ударили автоматы. Медведь несся на бойцов, и, казалось, эту живую машину смерти ничто не в силах остановить. Но слаженные очереди остановили и отшвырнули мутанта, шатун попятился, его лапы подломились, и он тяжело опустился в траву.
    Рахим с Алексом поползли быстрее, сокращая расстояние до армейцев. По пути попалась лощинка, где их не могли заметить – ее пересекли бегом.
    А стрелки, задрав стволы автоматов, поливали свинцом темные кроны, там что-то двигалось, несколько темных точек Алекс успел разглядеть, когда они валились к подножию деревьев. Будто живое грозовое облако, из Леса вылетела стая птиц. Пули сбивали их в движении, темные комки, мельтеша простреленными крыльями и роняя перья, падали и падали. Но из Леса вырывались новые, устремлялись навстречу автоматному огню. Некоторые неслись по прямой, их валили первыми, другие, более сообразительные, кружили, бросались в воздухе из стороны в сторону. Теперь огонь вели все – и бойцы первой линии, и те, что остались позади. Алекс даже слышал сквозь грохот выстрелов крики: «Заряжаю!» Приподнявшись, он увидел Шведа, тот сидел спокойно в прежней позе, положив руки на колени, но что-то подсказало Алексу: сейчас начнется. Он уже достаточно изучил Шведа, чтобы догадаться, когда тот готовится к действию. И Яну он тоже увидел – она-то не сидела спокойно, а смещалась в сторону. Вроде бы не вставала, но, когда понимала, что в ее сторону конвоиры не смотрят, быстро передвигалась… куда? Алекс разглядел груду рюкзаков, сброшенных армейцами перед началом акции.
    Рахим остановился и поднял автомат, Алекс последовал его примеру. Расстояние уже позволяло вести прицельный огонь, но вступить в бой с полутора десятками опытных бойцов… К тому же руки слегка тряслись после долгого передвижения ползком. А Лес пришел в движение – с треском раскачивались кроны деревьев, что-то двигалось в них, Алекс видел темные комки, перемещающиеся в вышине среди веток, птицы кружили над бойцами Армии Возрождения, пикировали и падали, срезанные пулями.
    Тут Швед наконец начал. Первый его рывок Алекс прозевал, хотя, кажется, следил, не спуская глаз. Он только понял, что Шведа на прежнем месте нет, а долей секунды позже тот уже оказался рядом с двумя бойцами Армии Возрождения. Все трое рухнули на землю, вскочил лишь Швед с чужим автоматом в руках. Бросился к солдату, оказавшемуся рядом, пригнулся и взмахнул прикладом. Яна вскочила и побежала, ее заметил охранник, начал разворачиваться – вот тут и Алекс не промедлил. Короткой очередью он уложил армейца, и тут же начал стрелять шаман. Теперь в лагере Щавеля творилось нечто невообразимое. Стонал, кряхтел и раскачивал деревья Лес, птицы атаковали солдат, Яна и Швед, уже сообразив, откуда стреляют по лагерю, побежали к Алексу. Они успели выгадать с полсотни метров. Сперва армейцы, увлеченные схваткой, не заметили побег. Стрельба шла интенсивная, твари Леса атаковали непрерывно, на опушке показался еще один крупный мутант – Алекс не успел разглядеть, какой именно породы. Возрожденцы сосредоточили огонь на нем… Лишь потом им стало ясно, что стрельба ведется и по лагерю. Щавель заорал, раздавая приказы. Алекс едва различил обрывки его криков сквозь птичий грай и грохот выстрелов.
    Швед бежал первым, Яна немного отстала – она тащила тяжелый рюкзак, прижимая его к груди обеими руками. Двое в блестящих костюмах пятились от стены деревьев, стреляя на ходу, сквозь заросли ломился новый мутант… но несколько человек бросились за беглецами. Швед остановился, обернулся к преследователям и дал короткую очередь, те упали на землю. Яна промчалась мимо отшельника, и Алекс стал стрелять, не давая солдатам подняться. Те били в ответ, но пока что их пули ложились далеко от кустов, в которых устроился Алекс. Швед и Яна были куда лучшими мишенями. Алекс, стреляя, то и дело бросал взгляд на движущиеся по лугу фигуры и с замиранием сердца ждал, что вот-вот кого-то может настичь пуля.
    Швед снова побежал и в два счета опередил Яну. Теперь Алексу казалось, что преследователи метят в нее, вот-вот попадут, вот-вот срежут на бегу. Хотя какой бег! Яна, всегда шустрая и проворная, сейчас двигалась медленно и неуклюже, ее клонил к земле тяжелый рюкзак. Вот-вот кто-то из преследователей возьмет на мушку такую медлительную цель…
    Алекс встал и двинулся навстречу беглецам, не прекращая вести огонь. Швед поравнялся с ним и понесся дальше, но Алекс дождался, пока мимо, пыхтя от напряжения, проковыляет Яна, и после этого тоже побежал. Оглядываясь на бегу, он видел четверых бойцов в камуфляже, которые не прекратили погоню. А за их спинами… Отряд Щавеля продвигался к кромке Леса. Двое в серебристых защитных костюмах не показывались, и Алекс подумал, что они все-таки вошли под деревья. Облако птиц кипело и бурлило над головами солдат, оттуда, словно черные молнии, бьющие в землю, пикировали птицы. Пули отбрасывали мутантов, но за ними к людям устремлялись все новые и новые…
    Алекс еще успел подумать: а где шаман? После того как Швед побежал, на маленького азиата Алекс не смотрел, а тот куда-то исчез, словно растворился в траве. Но размышлять об этом было некогда. Трое беглецов бегом пересекли лощину, потом впереди показалась черная полоска – осока на берегу ручья.
    – Прыгать нужно! Высоко прыгать через ручей! – заорал Алекс на бегу.
    Он рванул изо всех сил, потому что сомневался – услышат ли его? Поймут ли, что он кричит? Он добежал к берегу первым и с разгона перелетел через черные заросли осоки и спокойный поток. Следом за ним ручей перемахнули спутники.
    – Гонятся, – обернувшись, выдохнула Яна.
    Она торопливо продела руки в лямки рюкзака, чтобы удобней было бежать.
    Четверо солдат Армии Возрождения по-прежнему преследовали беглецов. Похоже, бойцам хотелось вернуть их живыми и по возможности невредимыми, но они опасались сближаться с вооруженным противником… Потом за спиной, совсем рядом, раздались автоматные очереди, и Алекс развернулся, готовясь стрелять в ответ. Но целью были не беглецы. Трое возрожденцев остановились на берегу ручья и палили вниз – стволы автоматов были опущены. В ручье билось что-то массивное, фонтаны брызг взлетали выше человеческого роста…
    – Бежим, бежим! – закричал Алекс.
    Его спутники, присевшие в траву при звуках близкой стрельбы, помчались за ним. Путь их проходил параллельно кромке зарослей, и Лес темной грозной стеной маячил справа. «А ведь там что-то творится», – подумал Алекс. Во время бегства окрестностями не очень-то полюбуешься, и он не особо приглядывался, что происходит с Лесом, а сейчас заметил… или ощутил некое изменение