Скачать fb2
Кафедральные истории

Кафедральные истории




КАФЕДРАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ

Эксперт
    Пасьянс никак не раскладывался, а тут еще на столе вдруг отчаянно заверещал телефон. Досадуя на внезапную помеху, Михаил покосился на трезвонивший аппарат и решил проигнорировать его, искренне полагая, что после двух лекций подряд имеет полное право на своеобразный релакс. Однако звонивший был настойчив, и сделал еще несколько попыток, которые Михаил, злорадствуя, оставил безуспешными. Когда звонок наконец-то окончательно умолк, Михаил с облегчением поерзал на стуле и погрузился в игру.
    Но не тут-то было! Спустя минуты три в дверь кто-то нетерпеливо и требовательно забарабанил. Михаил не успел откликнуться, как дверь рывком распахнулась и на пороге явилась запыхавшаяся секретарша ректора.
    - Михаил Анатольевич! — взволнованно выкрикнула она. — Михаил Анатольевич!
    - Слушаю, Ниночка, слушаю… Успокойтесь вы, ради бога… — немного раздраженно отозвался Михаил, одним глазом поглядывая на недоразложенный пасьянс. «А ведь хороши шансы были», — мелькнула у него мысль.
    - Михаил Анатольевич, вас срочно вызывает к себе ректор!
    - И зачем я ему понадобился?.. — то ли спросил, то ли размышлял вслух Михаил.
    Но Ниночке некогда было разбираться в нюансах психики профессора, которого она в глубине души искренне считала чудаковатым, поэтому она сочла нужным, прибавив строгости в голосе, его поторопить:
    - Пойдемте скорее, Михаил Анатольевич, ректор очень срочно вас требует. У него там какой-то посетитель сидит, похоже, из органов, и шеф жутко нервничал, что вас нет…
    - Из о-органов? — косясь на монитор, крайне удивился Михаил. — Странно все это… Им-то я зачем потребовался…
    С сожалением бросив последний взгляд на монитор, Михаил кликнул мышкой, закрывая игру.
    В кабинете у ректора действительно сидел посетитель, всем своим видом демонстрируя серьезность представляемого учреждения и важность дела, приведшего его.
    Бросив неприязненный взгляд на вошедшего Михаила, ректор елейным голосом представил его сидевшему в кабинете:
    - Позвольте познакомить вас с нашим Михаилом Анатольевичем, доктором, профессором…
    - Дважды профессором, — небрежно перебил его Михаил.
    - Это как: дважды? — с любопытством спросил поднявшийся ему на встречу посетитель. И протягивая руку, назвался — Владимир Николаевич.
    - Дважды – это означает: профессор и по должности, и по ученому званию. Но это долго рассказывать. Вас же, наверное, не вопросы ученых степеней и званий интересуют?
    - Да-да, конечно, не это. Предлагаю переместиться в ваш кабинет и продолжить разговор там.
    И он повернулся к ректору:
    - Спасибо огромное вам за помощь. Не смею больше злоупотреблять вашим гостеприимством и обременять вас своим присутствием, — с неожиданной восточной витиеватостью выдал посетитель. — Мы, если вы не возражаете, продолжим беседу у профессора. Извините, дважды профессора…
    Выйдя из ректорского кабинета, Михаил чуть не огрел дверью Ниночку, которая на свое счастье вовремя отскочила. Но ее изнывающий от любопытства взгляд перехватить все же успел.
    Зайдя к себе, Михаил по-хозяйски плюхнулся на свой стул и жестом пригласил присаживаться гостя. Выждав, пока тот умостится, он без обиняков спросил:
    - Так что от меня нужно доблестной милиции?
    Владимир Николаевич отреагировал моментально:
    - Почему вы решили, что я из милиции?
    - Во-первых, это не я так решил, а Ниночка, секретарь ректора. А уж ей-то верить можно, глаз у нее намётан. Во-вторых, сужу по поведению ректора. Он, понимаете ли, человек старой закалки… — Михаил саркастически хмыкнул.
    - Вынужден вас поправить… Простите, не вас, а Нину. Хотя ошиблась она незначительно. Я из Службы безопасности Украины. Управление по наркотикам. Полное название управления я обычно не называю, оно такое длинное и совершенно, на мой взгляд, дурацкое, — извиняющимся тоном добавил. — Дело в том, Михаил Анатольевич, что требуется ваше компетентное мнение по одному вопросу. Ведь вы самый крупный специалист у нас в области, а времени у нас мало, в Киев обращаться некогда…
    - Лукавите, Владимир Николаевич, ох как лукавите… — не совсем вежливо перебил гостя Михаил. — При нынешних средствах коммуникации вся необходимая информация через пять минут будет в Киеве, у вашего начальства… Или вы по-прежнему, с нарочным, документы пересылаете?
    Гость сделал вид, что или не услышал скептическую тираду профессора, или слишком занят, чтобы отвлекаться на ответ. Сосредоточенно покопавшись в своем пижонском портфельчике, он извлек из него какие-то бумаги и протянул их Михаилу.
    Тот взял тоненькую рукописную стопку и быстро перелистал. Убористым, но достаточно разборчивым почерком была расписана какая-то реакция. Не поднимая глаз от рукописи, Михаил поинтересовался:
    - Когда и в каком виде вам нужен мой ответ?
    - Устный – завтра, а письменный – хотя бы через пару дней.
    - Как это у вас по-божески, — иронично изумился Михаил — Не на вчера, не через 20 минут, а на завтра!
    - Да, Михаил Анатольевич, завтра, — не приняв шутливого тона, неожиданно твердо ответил СБУ-шник.
    Сергей еще раз бегло проглядел рукопись и согласился:
    - Ладно. Диктуйте телефон.
    После ухода офицера, Михаил еще раз просмотрел полученные записи, затем спрятал их в шкаф, служивший по совместительству сейфом, и отправился в столовую.
    Пообедав, Михаил приступил к изучению рукописи. Внимательно ознакомившись с последней страницей, он с легким разочарованием пробурчал:
    - Ах, вот оно что! Опиоиды! А я, наивный, надеялся увидеть что-то новенькое…
    И после этого, похмыкивая, углубился в чтение. Однако уже на второй странице высказался:
    - Или дурак, или гений… Гении у нас, к сожалению, появляются раз в столетие, а вот в дураках недостатка пока не испытываем… Кажется, еще один…
    На четвертой странице последовал еще один комментарий:
    - Точно не гений. Во всяком случае в фармакологии… Но ловок, шельма…
    Пятая страница вызвала бурю негодования:
    - Ну кто же так синтез производит? Все равно, что левой рукой правое ухо чесать! Тут-то реакция совершенно простая
    Следующие пятнадцать минут оказались заполненными многозначительными похмыкиванием и погмыкиванием. Дочитав, Михаил придвинул записную книжку, посмотрел недавнюю запись и набрал номер.
    - Владимир Николаевич? Это вас беспокоит ваш недавний визави, профессор Демчук. Не шибко отвлекаю?
    И выслушав заверения собеседника, продолжил:
    - Посмотрел я сии записки. Весьма любопытно, должен вам сказать, весьма… Автор их, конечно, кое-какое разумение в химии имеет, но явно недостаточное. Такая реакция, как он написал, в принципе происходить не может, а вещество, якобы им полученное, в природе не существует. Что значит, уверен ли я? Конечно, да! Вам, любезнейший, навешали, как говорит нынешняя молодежь, лапши на уши, преследуя какую-то совершенно определенную цель. Полагаю, чтобы затянуть время. Впрочем, это уже по вашей части…
    Послушав СБУ-шника, профессор поинтересовался:
    - Письменное заключение вам по-прежнему требуется?..
    Через пару недель, выйдя из аудитории после лекции, Михаил столкнулся с Владимиром Николаевичем. Тот, небрежно опершись на подоконник, читал газету. Услышав звук открывающейся двери, он опустил газету и приветливо улыбнулся:
    - А я снова к вам, Михаил Анатольевич!
    - Что случилось? Неужто вас кто-то снова за нос водит?
    - Нет-нет, сегодня я по совершенно другому, более приятному, поводу. С вашего позволения, я бы прошел к вам, профессор. Ах да, простите, запамятовал — дважды профессор…
    В кабинете СБУ-шник жестом фокусника выудил из своего щегольского портфеля коробку с коньяком «Георгиевский» и торжественно водрузил ее на стол. Михаил недоуменно воззрился на коробку, затем на подносителя, ожидая объяснений. Тот, ничуть не смущаясь, с торжественными нотками, словно при вручении награды, изрек:
    - Михаил Анатольевич, искренне хочу поблагодарить вас за помощь! Очень вы нам тогда помогли. И оперативностью работы, и советом…
    Затем дважды помянув служебную тайну, гость все же счел возможным в двух словах объяснить:
    - Оказались вы абсолютно правы и в первом, и во втором. К химии тот человек имел некогда отношение, но давно это было, да и не слишком профессионально он наукой занимался. И время он хотел затянуть, чтобы дать сообщникам возможность принять меры. На самом деле никто здесь, у нас, наркотики изготавливать и не собирался, а вот трафик в Европу мы им наладить помешали…


Наставник
    Впоследствии Михаил не раз пожалел о своем решении. И хотя принято оно было не сгоряча, и отдавал себе отчет, что совесть не позволила бы отказать в просьбе своему учителю, который провел его от студенческой скамьи до докторской степени, но, прекрасно понимая, он все же временами клял тот момент, когда с преувеличенной бодростью в голосе ответил наставнику на его вопрос-просьбу:
    - О чем речь, Виктор Вадимович! Конечно, возьму!
    Так у него появился новый аспирант. В отличие от деда, ученого известного и уважаемого во всех республиках бывшего Союза, внук умом не блистал, но даже это, как многажды убеждался Михаил, не есть и самое главное, гораздо хуже, что в трудолюбии его упрекнуть было невозможно.
    Но у Михаила все аспиранты успешно защитились, в чем, конечно, была немалая его заслуга, и сложившимся реноме «железного» научного руководителя он немало гордился. Поэтому, отдавая себе отчет, что и этого обалдуя он обязан «защитить» минимум по двум причинам, Михаил с первого же дня основательно взялся за подопечного.
    По заведенному и неукоснительно поддерживаемому им самим порядку каждый аспирант мог рассчитывать на внимание шефа в течение двух академических часов на протяжении недели. Иногда «пара» проходила в режиме диалога, бывало — как правило, на «финишной прямой», накануне защиты — в виде монолога аспиранта, и уж крайне редких случаях являла собой некое подобие беседы. С Внучком же, как за глаза называл своего нового аспиранта Михаил, этому правилу он изменил сам. Два, а то и три раза в неделю непутевый наследник известной фамилии докладывал ему о выполнении заданий, подтверждая всякий пункт документально. Но к великому разочарованию Михаила та искра в характере, в голове, без которой исследователь не становится ученым, так и не вспыхивала. Безалаберность, недобросовестность, необязательность Внучка, свойственные скорее пубертатному возрасту, приводили к тому, что временами у Михаила возникало труднопреодолимое желание выпороть сего отпрыска. И не фигурально, а самым натуральным образом — офицерским ремнем, который висел у него в кладовке дома, как память о двух офицерских годах, проведенных в дальневосточном Приморье. От остервенения у Михаила аж челюсти сводило, когда он представлял себе этого дуралея, разложенного на лабораторном столе, и себя над ним с ремнем в руке.
    В первый год встречи с «юным дарованием» проходили по строго выверенному регламенту. Первую треть времени общения Внучок отчитывался, вторую треть Михаил посвящал постановке задачи, а третью — попыткам вдолбить в не отягощенную интересом голову хоть какие-то азы системного анализа. В подобных муках для обоих прошел первый год аспирантуры. К завершению Михаил пришел успокоенным, но не удовлетворенным. Для себя решение он уже принял: репутация дороже, а потому кандидатскую — уж в самом крайнем случае — он напишет и без помощи соискателя. «Тяжело пишется только первая диссертация, все последующие гораздо легче…», — горько насмехался над собой Михаил.
    На втором году аспирантского обучения к Внучку пришло понимание ситуации. Но отразилось его прозрение самым неожиданным образом: из учтивого, уважительного молодого человека он превращался в лощеного хама. Михаил, наблюдая преобразования в нем, цедил сквозь зубы:
    - Борзеет, сопля зеленая…
    Сорвался Михаил всего раз. Накануне визита министра в университете наводился грандиозный «марафет». Все на кафедре, от лаборантов до заведующего, вооружились тряпками, скребками, щетками, вениками и другим немудреным хозяйственным инструментом. В разгар работ Михаил на бегу озадачил Внучка:
    - Во-он в том углу вбей гвоздь и повесь план-график, который лежит у меня на столе.
    - А гвозди, молоток, Михаил Анатольевич?
    - Гвозди там же, на столе. Ну а молоток… Найди что-нибудь потяжелее. Да там и не стена, а так, перегородка…
    На обратном пути Михаил забежал в кабинет, чтобы посмотреть на висящий график. И застал самый разгар процесса. Внучок «вооруженный» самой важной частью от уникального роторного испарителя усердно вколачивал гвоздь. Этот фрагмент представлял собой сложный механизм с червячной передачей, к которой был пришлифован шедевр стеклодувного искусства в виде замысловатых стеклянных переходников. Вся эта система завершалась длинным железным прутом для крепления в штативе. Увидев «орудие» труда, Михаил потерял дар речи. Придя в себя, он взревел так, что вся кафедра в полном составе в считанные секунды собралась у него в кабинете.
    - Идиот!!! – орал Михаил. – Этот прибор мне по знакомству на «Арсенале» изготовили! Импортный двадцать тысяч долларов стоит!
    Не на шутку перепуганный Внучок только глупо ухмылялся. Глядя на его идиотскую улыбку, Михаил окончательно взбесился. Он вырвал из рук Внучка покореженный прибор и набросился на него… Спасали Внучка почти всей кафедрой.
    После этого случая Внучок месяца два старался не попадаться на глаза Михаилу. А если где-то случайно и сталкивались, он становился меньше ростом, незаметнее, обнаружив уникальный дар мимикрии, и пытался как можно быстрее прошмыгнуть мимо.
    Ближе к новогодним праздникам Михаила, что называется, попустило. Он почти доброжелательно стал общаться с Внучком. Тот почувствовал смену настроения у шефа и слегка воспрянул духом. Даже начал проявлять подобие интереса к собственной диссертации, которая усилиями научного руководителя перевалила на вторую главу.
    Однако в какой-то момент Михаил понял, что без ряда дополнительных экспериментов, позволяющих проверить ключевую стадию основной методики, он не сможет перейти к третьей главе. С большущей неохотой задействовал Внучка, хотя внутренний голос высказывался категорически против, утверждая, что добром эта затея не закончится. Но сам он не успевал — как-то все сразу навалилось, и Михаил, составив предварительно «инструкцию» по проведению эксперимента, вызвал Внучка и поставил задачу.
    Ближе к вечеру Михаил наведался в лабораторию, рассчитывая увидеть там непутевого аспиранта. И действительно, тот корпел в окружении реторт, бюреток, колб, эксикаторов, змеевиков, бутылей Вульфа. Однако что-то насторожило и смутило Михаила.
    - Ну-ка, рассказывай, что делал! — потребовал он отчета у Внучка.
    Тот, смущенно блея, вкратце изложил свои изыскания.
    - Говоришь, азид натрия взял из этой банки? — на всякий случай уточнил Михаил.
    - Да, да, из нее, — подтвердил новоявленный экспериментатор.
    - А я тебе что написал? Какое соединение брать и откуда? — зловещим шепотом поинтересовался Михаил.
    Внучок суетливо покопался в записях и, подняв глаза, пробормотал:
    - Перепутал, Михаил Анатольевич… Они почти одинаковые, вот я случайно не ту взял…
    Но дальнейшие оправдания «исследователя» Михаил уже не слушал. Поставленная Внучком реакция согласно всем постулатам проходить не должна, это он помнил отчетливо. Но вопреки всему она все же шла!
    Полный недоумения Михаил заставил Внучка повторить все манипуляции. Тот, понимая, что сегодня взбучка отменяется, приободрился и довольно шустро воспроизвел все с самого начала. Реакция проходила.
    Михаил взял тайм-аут до утра.
    Ночью он еще раз проверил: реакция протекать не должна была. Но она проходила!!
    Утром уставший, не выспавшийся, раздраженный он первым делом прошел в лабораторию и повторил опыт. Реакция назло всему шла. И тут его осенило: он же рассчитывал на другие воздействия! А при этих условиях синтеза открывались новые, очень перспективные возможности!
    С этого дня они с Внучком ежедневно почти до полуночи просиживали в лаборатории. Диссер поворачивался совсем другой стороной…
    Их повышенная активность не осталась не замеченной на кафедре. Сначала поползли слухи, что Михаил выполняет «левые» исследования, но делиться с кафедрой не хочет, потому-то и делает все втихаря, привлекая в качестве ассистента лишь своего аспиранта. Однако, не получив подтверждения, сплетни затихли сами собой.
    Спустя какое-то время появилась новое предположение — профессор вместе Внучком изобрели новый наркотик, который по результативности затмевает все ныне известные. Несмотря на абсурдность эта гипотеза показалась большинству более правдоподобной и получила большее распространение. Уж слишком подозрительным виделось невесть откуда взявшееся усердие Внучка.
    Как-то вечером к ним в лабораторию неожиданно нагрянул проректор «по хозяйству». Университетские остряки называли его мерзавцем по убеждениям, и основания для такого утверждения у них были.
    Он молча походил по лаборатории, а затем заговорщицкой мимикой отозвал Михаила в сторону.
    - Михаил Анатольевич, ну как, дельце-то выгодное? — кивая почему-то в сторону вытяжного шкафа, спросил он.
    - Это вы о чем, Игорь Владиславович? — искренне не понял Михаил.
    - Ну, вот то, что вы сейчас делаете, — настаивал зампохоз.
    - Исследования проводим, — недоуменно пожал плечами Михаил.
    - И канал сбыта уже есть?
    - Какой еще канал? Какой сбыт?
    - Ну, дурь-то сбывать надо, — досадливо пояснил проректор. — Или вы для собственного употребления? В жизни в это не поверю…
    Тут до Михаила начало доходить.
    - Вы что, Игорь Владиславович, обалдели?! Какая дурь?! Вы в своем уме?!
    - Ну, я-то, предположим в своем. А вот вы на что рассчитываете? В университетской лаборатории изготавливаете наркоту и думаете, вам все с рук сойдет?! Значит, так! Или тридцать процентов мне, или пеняйте на себя!
    - Да пошел ты… — взорвался Михаил. — Вон отсюда!
    Через два дня на кафедру ближе к вечеру заявились гости. Крепкие ребята в бронежилетах заблокировали двери всех помещений кафедры. Руководство «визитеров» безошибочно прошло прямо в лабораторию. Михаил, конечно же, был там, Внучок, подобно Санчо Пансо, пребывал рядом.
    Увидев столь неожиданных посетителей, Михаил сначала оторопел. Но затем быстро взял себя в руки и выбрал единственно верную линию поведения:
    - Должен вас предупредить, уважаемые, дополнительные консультации и принятие зачетов на сегодня я уже закончил.
    Но ребята склонности к юмору не проявили. Самый старший из них по возрасту и, видимо, по должности подошел к Михаилу, отработанным движением извлек из кармана удостоверение и привычным жестом сунул его почти в глаза Михаилу. Только близорукие люди в подобных случаях могут разглядеть написанное, все остальные отшатываются, теряя при этом уверенность в себе. Чего собственно и стремятся достичь предъявляющие документ. Михаил на такие приемы уже выработал иммунитет, а потому отреагировал мгновенно. По-профессорски непререкаемым тоном, каким привык разговаривать с шалопаями-студентами, он скомандовал:
    - Замрите!
    К такому повороту событий «посетитель» готов не был, и многолетняя привычка без пререканий выполнять указания сработала автоматически. Михаил выудил из кармана халата здоровенную лупу и стал рассматривать документ. Ситуация была комичной, и Внучок, несмотря на нешуточность положения, истерично захихикал. Смешок вывел офицера из ступора, он побагровел, нервно оглянулся на подчиненных, но те сделали вид, что в происходящем нет ничего особенного.
    Убрав обратно увеличительное стекло, Михаил, как ни в чем не бывало, полюбопытствовал:
    - Так чем обязан столь неожиданному визиту?
    Профессорская уверенность несколько поубавила нахрапистости у старшего группы, и он почти нормальным тоном поинтересовался, чем же так увлеченно занимается профессор со своим аспирантом. Михаил по-хозяйски рассадил офицеров и поставленным преподавательским голосом стал рассказывать о целях и задачах эксперимента. Через пару минут он, будто спохватившись, удивленно, словно на нерадивых студентов, прикрикнул:
    - А вы почему не записываете? Неужто полагаете, я буду повторять?
    Менты, как застигнутые врасплох нашкодившие школяры, зашевелились, доставая блокноты, ручки, диктофоны. За четверть часа Михаил сумел произвести введение в проблему, объяснить постановку задачи и даже вкратце пересказать первую главу диссера. Слушатели добросовестно фиксировали.
    Перед тем как перейти ко второй главе Михаил, как бы ненароком, полюбопытствовал:
    - Химики по образованию среди вас есть?
    В ответ возникла неловкая тишина. Не дождавшись ответа, Михаил, будто колеблясь, пожал плечами:
    - Тогда кому я объясняю? Раз вы все равно ничего не понимаете…
    «Гости» зашевелились. Старший, понимая, что попал в глупейшее положение, начал искать выход, стараясь при этом «сохранить лицо»:
    - Тогда мы опечатываем лабораторию, а вы, профессор, проедете с нами.
    Спорить Михаил не стал:
    - Хорошо. Вы, надеюсь, не будете возражать, если я один звонок сделаю?
    Старший милостиво согласился.
    Михаил, извлек мобильный телефон, нашел нужный телефон и нажал вызов.
    - Владимир Николаевич? Это вас беспокоит профессор Демчук. Не очень отвлекаю? Пару минут уделите?
    Излагая суть дела, Михаил в две минуты уложился. Закончив разговор, он повернулся к старшему, внимательно слушавшему разговор, и спросил:
    - Вы не очень торопитесь? Вам сейчас перезвонят…
    И действительно, через несколько минут, прошедших в вязкой тишине, в кармане офицера легкомысленно затренькал мобильник. Он глянул на номер и напряженным голосом ответил:
    - Слушаю, товарищ полковник!
    Видимо, ничего хорошего старший не услышал, так как стойку «смирно» принял непроизвольно. Дослушав указания, он повернулся к своим сотрудникам и рыкнул:
    - На выход.
    Покидая лабораторию, офицер даже не попрощался. Подчиненные последовали его примеру.
    Первый раунд остался за Михаилом…


Научный негр
    Михаил заранее, еще только подходя к своему кабинету, начал поиски ключей, до лекции оставалось минут десять, как раз ровно столько, чтобы взять план-конспект и дойти до аудитории. Но в привычном кармане их, как ни странно, не оказалось. Остановившись возле двери и поставив портфель на пол, Михаил планомерно и тщательно проверил все карманы. Ключей не было не только в том кармане, куда по заведенной привычке он их клал годами, но и в других тоже. Михаил закрыл глаза и, сосредоточившись, начал вспоминать: «Вчера я закрыл кабинет, а ключи поклал, как обычно, в карман. Дома вечером я их не вынимал… Стоп! Вынимал! Перед тем, как гладить брюки…» — На лбу выступила легкая испарина. — «Черт! Неужели забыл на столе?.. Сегодня утром я бросил в портфель очки, мобильник и… Точно! Я торопился, и не было времени рассовывать все по привычным местам. Ключи в портфеле!»
    Михаил рывком открыл портфель и действительно, рядом с футляром для очков обнаружил связку ключей. С облегчением вздохнув, выудил ее, отыскал необходимый и уже намеревался вставить его в замочную скважину, как услышал сзади:
    - Добрый день, Михаил Анатольевич!
    Он обернулся и увидел Веру Прокопенко, старшего преподавателя их кафедры. Как всегда она была в какой-то очередной бесформенной кофте домашней вязки совершенно безумной расцветки.
    - И вам добрый, Вера Сергеевна!
    Но она не уходила, а молча наблюдала, как он пытается открыть дверь. Наконец Михаил справился с замком и распахнул дверь. Прокопенко качнулась, словно намеревалась войти вслед за ним, но затем передумала и негромко прошелестела:
    - Михаил Анатольевич, мне очень нужно с вами поговорить…
    - У меня сейчас лекция, Вера Сергеевна, а после — милости прошу!
    - А у меня вторая пара…
    - Тогда давайте, как освободитесь, или уж после обеда. Сегодня я весь день на месте… А сейчас извините, уже опаздываю…
    Прокопенко зашла сразу после второй пары. Устроившись на стуле, она чуток помолчала, собираясь с мыслями, и вдруг выдала:
    - Михаил Анатольевич, дайте мне слово, что этот разговор останется между нами!
    Демчук иронично хмыкнул:
    - Вера Сергеевна, неужто вы кого-то отравили?
    Однако ей, похоже, было не до шуток.
    - Михаил Анатольевич, я говорю вполне серьезно, — прозвучало даже с некоторым нажимом.
    - Ну-у, если все так серьезно… Хорошо, обещаю. А что у нас на кафедре очередные тайны мадридского двора? — не удержался он от очередного приступа иронии. — Ладно, молчу, молчу…
    Прокопенко поерзала на стуле и, наконец, начала:
    - Мне нужна ваша помощь, Михаил Анатольевич. Дело в том, что мне предложили написать диссертацию одному деятелю. Кандидатскую. Но в химии, да впрочем, и не только в химии, он ни ухом, ни рылом. Поэтому остается только один вариант — на педагогических наук.
    «Кто умеет делать, тот делает. Кто не умеет, тот учит, как надо делать. А кто не умеет ни того, ни другого, учит, как надо учить», — вспомнилось Михаилу старое присловье.
    - Но проблема в том, что материалов, которые я нашла, — продолжала Прокопенко, — на полноценный «кирпич» явно не достает, а вы пару лет назад сделали очень неплохую, да что там – чудную, методичку о новых способах преподавания аналитической химии. Ведь я уже много просмотрела, ни в монографиях, ни в диссертациях за последние лет 15-20 ничего похожего и близко нет! Поэтому я и пришла к вам. Может, у вас осталось еще что-то, не вошедшее в ту методическую разработку? Я вас очень прошу, Михаил Анатольевич, поделитесь! Они же вам наверняка не нужны и, наверное, никогда и не понадобятся! Ведь эту методичку вы сделали, можно сказать, для развлечения, мимоходом…
    Михаил ошарашено молчал. Прокопенко нервно заерзала. Наконец, избегая на нее смотреть, он выдавил:
    - Вера Сергеевна, голубушка, а на фига, простите за любопытство, вам это надо?
    Прокопенко молчала. Подняв голову, Михаил увидел, что она беззвучно, без малейшего всхлипывания или шморганья, плачет. Обильные ручейки струились по щекам, стекали на подбородок и оттуда капали на юбку. Но она продолжала сидеть в той же позе, даже не делая попыток их утереть. Как и все нормальные мужчины, Михаил не переносил даже вида плачущих женщин. Он вскочил, засуетился со стаканом воды, что-то невнятно лепеча. Вера Сергеевна немного успокоилась, и тут ее прорвало:
    - Михаил Анатольевич, моему ребенку через месяц пятнадцать, а дети в этом возрасте растут так быстро! Два раза в год я покупаю ему новую одежду, обувь... А ведь ему очень хочется, чтобы обновки были красивыми, модными! Но нет у меня на модное и красивое денег! Он сейчас как раз в таком возрасте… Стремится соответствовать своим друзьям, одноклассникам… И у меня же еще мать… Она инвалид, уже много лет лежит, не поднимаясь, после инсульта. Я прекрасно знаю, что из-за моих кофт весь институт надо мной смеется… Как-то я случайно подслушала, как наши лаборантки обсуждали мой гардероб, мои перелицованные жакеты, перешитые из старых маминых вещей… Чуть не умерла от стыда! А мне всего сорок два года! Аспиранты у нас на кафедре уверены, что мне уже хорошо за полтинник! Я уже устала от этой безысходной нищеты, а он обещал заплатить. Мне говорили, что написание стоит до полутора, а то и двух тысяч долларов. Мне так нужны деньги!
    Вера Сергеевна все же не сдержалась и всхлипнула. Пару минут они просидели в молчании, никто не решался начать первым. Наконец, Михаил осторожно поинтересовался:
    - Как срочно вам нужны материалы, Вера Сергеевна? У меня здесь, — Михаил мотнул головой в сторону стоящего на столе компьютера, — конечно, много, но далеко не все. Кое-что и дома есть, но нужно искать, а на это время потребуется… В выходные я покопаюсь… А что касается разрешения на использование материалов методички, так, ради бога, берите!
    - Спасибо вам, Михаил Анатольевич! Я всегда была о вас очень хорошего мнения. Тогда в понедельник я к вам зайду, да?
    - Конечно, Вера Сергеевна, конечно!
    Прокопенко уже подошла к двери, и тут Демчук все же не выдержал:
    - Вера Сергеевна, если не такой уж большой секрет… Кто это у нас потенциальный кандидат наук? Я его знаю?
    - Да, Михаил Анатольевич, знаете. Но лучше мне не говорить вам, кто он такой… Поверьте мне…
    В понедельник Прокопенко робко постучалась:
    - Михаил Анатольевич? Вы не сильно заняты? Может, мне попозже заглянуть?
    - Нет-нет, Вера Сергеевна, заходите, — зазывающе помахал рукой Михаил, приглашая войти. — Все обещанное принес.
    Он покопался в портфеле и извлек несколько дискет.
    - Вот здесь, — Михаил потряс дискеткой, — весь текст методички, а на этой, я ее подписал специально, к ней иллюстрации, чтобы вы не уродовались и не набирали все заново. Теперь вот эти две. На первой, вот здесь, видите, подписана, все, что не вошло в методику, а на второй — много всякого интересного, сопутствующего, как я это называю. Даю ее вам на всякий случай, вдруг пригодится. Если напрямую и не используете, но, может, на мыслишку какую натолкнет…
    - Михаил Анатольевич! Я вам так признательна! У меня даже слов не хватает… — слегка задыхаясь от волнения, воскликнула Прокопенко.
    - Ну, будет, будет, — слегка грубовато прервал ее Михаил, — было бы за что… Это ж мелочи… Вы, Вера Сергеевна, возникнет необходимость, обращайтесь. Глядишь, может, чем и помогу еще…
    Сразу после непомерно длинных новогодних праздников Прокопенко появилась снова.
    - Михаил Анатольевич, вы меня извините, честное слово, я себя очень неловко чувствую, но мне снова нужна ваша помощь.
    - Чем могу?..
    - Не могли бы вы посмотреть работу?
    - Какую работу, Вера Сергеевна? — искренне изумился Михаил.
    - Помните, мы с вами в начале осени говорили…
    - А-а-а… Что уже готова?
    - В общем-то да, но я вас очень прошу посмотреть, может, написанное никуда не годится…
    - Вера Сергеевна, ну почему у вас такая низкая самооценка?! Вы же кандидат наук, доцент! Неужели вы сможете сделать плохую работу?!
    - Михаил Анатольевич! Если вам нетрудно… Я – рядовой кандидат наук… Нет-нет, не возражайте мне, я хорошо знаю свой уровень… А вы доктор, профессор, вы сразу увидите промахи… Поймите меня правильно, не могу я отдать материал, а вдруг там я что-то не так сделала. Меня же совесть замучает… Да и он меня потом со свету сживет…
    Наверное, последний аргумент оказался самым веским, и Михаил сдался:
    - Хорошо, Вера Сергеевна, давайте этот бессмертный труд. Но только завтра у меня экзамен на втором курсе, поэтому давайте договоримся с вами на четверг. Не оштрафует вас заказчик за столь длительную задержку?
    - Ох, не иронизируйте, пожалуйста, Михаил Анатольевич, это очень… э-э-э… сложный человек…
    Диссертация оказалась весьма толковой: строго выстроенной, логически выверенной, насыщенной фактурой… Позаимствованные у него фрагменты он, конечно, сразу узнал, но деликатность использования, искусное обыгрывание, аккуратное вплетение в общую канву работы вызывали приливы обострения симпатии и уважения к Прокопенко за колоссальную работу, проведенную ею в неимоверно короткие сроки. Михаил читал, радуясь уровню автора, удовлетворенно погмыкивал и похмыкивал, возбужденно потирал руки, и своим поведением вызвал несказанное удивление жены. И даже несколько досадных мелочей, выловленных им, не смогли испортить общего ярко-праздничного впечатления. Михаил сам их исправил и решил даже не сообщать об этом автору.
    Возвращая дискеты, он не преминул высказать свое удовольствие от прочитанного, чем привел в смущение Прокопенко. Она слегка покраснела, в замешательстве засуетилась, нервно жестикулируя и не зная, куда деть руки, но все же было видно, что неожиданная похвала ей очень приятна.
    - Михаил Анатольевич, вы даже не представляете… — начала она, — как я вам благодарна…
    Но Михаил решил проявить участие и избавить её от дальнейшего излияния благодарностей.
    - Потом, Вера Сергеевна, все потом, попозже, а сейчас извините — нужно убегать. Дела, понимаете ли… — и с этими словами он почти вытолкал ее из кабинета.
    Прошел почти месяц, как неожиданно Прокопенко после занятий, ближе к вечеру, появилась у него в кабинете. Она зашла без стука, грюкнула дверью, без приглашения уселась на стул и без знаков препинания выдала:
    - Он сегодня мне сказал что работу смотрели оппоненты признали ее очень слабой и поэтому он рассчитываться со мной не будет…
    И после этого она в голос разрыдалась.
    Михаил встал, закрыл дверь на замок, включил электрочайник и вернулся на свое место. Прокопенко продолжала безутешно плакать. Под свист чайника он сыпанул заварки в «гостевой» стакан, бухнул на глазок сахара, и налил кипятка. Накрыл стакан чашкой Петри и стал молча наблюдать за круговертью чаинок.
    Когда ему показалось, что вода в стакане уже приобрела необходимый цвет, он скомандовал:
    - Пейте чай и рассказывайте!
    Прокопенко, судорожно всхлипнув, послушно взяла в руку стакан и отпила немного. Еще несколько глотков, сопровождаемых затихающими пошмыгиваниями, и Прокопенко начала рассказывать.
    Заказчиком диссера оказался институтский проректор «по хозяйству», очень жаждавший, как выяснилось, признания, пусть даже в виде кандидатской степени. Зная о положении Прокопенко, он решил, что справится с ней легко. Итоговый разговор с заказчиком состоялся у Прокопенко полчаса назад. Проректор, ссылаясь на каких-то, только ему известных, оппонентов, посмотревших работу и высказавших о ней крайне негативное мнение, обвинил ее в непрофессионализме, недобросовестном отношении и заплатить отказался. Более того, пригрозил, что возьмет с нее неустойку за якобы причиненный ему моральный урон. Затем, в конце разговора, сделал вид, что смягчился, сказал, что все же труд должен быть оплачен, сунул ей в руки пакет с двухлитровой банкой меда и вытолкал за дверь. Рассказывая о банке меда, Прокопенко снова разревелась.
    - Эх, Вера Сергеевна, что ж вы раньше мне не сказали… — подосадовал Михаил. — Я бы сразу вам рассказал, что он подонок… Ну, да что уже сейчас говорить… А где он защищаться собирается?
    - Он этого не сообщил…
    - А оппоненты его, кто такие?
    - Я как-то не догадалась спросить…
    - А они вообще были-то… — то ли спросил, то ли вслух размышлял Михаил…
    Через пару недель ученый секретарь, изумленно подхихикивая, поведал Михаилу, что даже проректор «по хозяйству», надумал защищаться. Михаил удивленно покивал, поцокал языком и мимоходом выведал, где и когда состоится «рождение» новоявленного ученого. Тот, оказывается, рискнул защищаться в столичном пединституте.
    - А чему вы, Михаил Анатольевич, удивляетесь? — прокомментировал ученый секретарь. — Разве вы не в курсе, что наш ректор с тем ректором вместе заканчивали университет? Все уже договорено, в результате я даже и не сомневаюсь…
    Накануне проректоровской защиты Михаил пришел к завкафедрой и сообщил, что он оппонирует в Киеве докторскую диссертацию, поэтому вынужден срочно уехать. Завкафедрой только развел руками:
    - Раз надо, Михаил Анатольевич, значит, надо… Что тут скажешь?..
    В пединституте, где должна была проходить защита «хозяйственного» проректора, заведовал кафедрой однокашник Михаила, и даже не просто однокашник — они вместе учились в аспирантуре, а защитили кандидатские с разницей в две недели. Михаил позвонил ему, покалякали, и, как бы между прочим, Михаил попросил друга устроить ему беспрепятственный проход на заседание ученого совета.
    - Что, «крестник» защищается? — с ехидцей полюбопытствовал друг. И не дожидаясь ответа, продолжил — О чем речь, Миша… Все будет в лучшем виде…
    В день защиты Михаил выехал рано утром. Дорога была незагруженной, и он доехал рекордно быстро – меньше, чем за три часа. Припарковавшись, возле здания пединститута, он набрал номер друга:
    - Володя, привет! Я тут, под входной дверью…
    Минут через пять появился Владимир. Он, соблюдая ритуал, с любопытством осмотрел машину Михаила, попинал колеса, поцокал, глядя на свежую на царапину, и только после этого они поднялись к нему в кабинет…
    Заседание ученого совета началось почти своевременно. Когда, наконец, слово было предоставлено соискателю, тот бодренько выскочил к заранее развешенным плакатам. Докладывал он, глядя преданными глазами на членов совета. Перейдя к предпоследнему плакату, он невольно глянул в зал, на приглашенных. Его взгляд наткнулся на Михаила. «Соискательствующий» проректор замер. Молчание длилось несколько секунд, и все это время он неотрывно смотрел на Михаила. Затем проректор, видимо, приняв решение, сделал еще пару шагов, приложил руку к сердцу и начал очень медленно, несколько театрально, оседать на пол…
    Председатель совета нервно заверещал, призывая вызвать скорую, ученый секретарь пытался влить в рот перенервничавшему соискателю воды из графина, но тот упорно не хотел разжимать зубы и в результате был облит почти полностью…
    Защита, конечно, была отложена…
    На следующий день Михаил вошел в кабинет хозяйственника, тщательно закрыл дверь, подперев ее стулом, подошел к столу и, опершись на него, навис над проректором.
    - Слушай меня внимательно, ублюдок, — сквозь зубы процедил Михаил. — Или ты рассчитываешься с автором диссера, или же никогда, подчеркиваю, ни-ког-да ты не станешь кандидатом наук.
    - Э-э-э… Это вы о чем, Михаил Анатольевич, — отводя глаза, заблеял тот.
    - Не придуривайся, я все знаю… Времени тебе на это — десять дней! Ты все понял?
    Побагровевший визави только молча кивнул головой.
    - Вот и чудненько… — удовлетворенно пробурчал Михаил и вышел.
    Спустя пару недель к Михаилу вбежала возбужденная, раскрасневшаяся Прокопенко.
    - Михаил Анатольевич, Михаил Анатольевич, — затараторила она. — Вы представляете, он со мной рассчитался!
    - Кто? Что? — изобразил непонимание Михаил. — Вера Сергеевна, вы толком расскажите, что случилось…
    - Заказчик со мной полностью рассчитался, Михаил Анатольевич! — Прокопенко сияла от радости, что было крайне непривычно. — В пятницу я к вам приду с коньяком! Вы только никуда не убегайте…




Top.Mail.Ru