Скачать fb2
Семь «шестерок»

Семь «шестерок»

Аннотация

    Эта книга адресована любителям криминального жанра, ценящим острый, динамичный сюжет, захватывающую интригу и запоминающихся героев. Детективные произведения, написанные талантливым автором и составившие эту книгу, объединены одним общим героем — майором Климовым, которому не привыкать к безвыходным ситуациям


Игнатьев Олег Семь «шестерок»

Глава 1

    Хрустнув замковым железом, он открыл сейф и положил на свободную полку пистолет. Зря брал с собой, хотя по своему характеру даже в минуты опасности старался обходиться без стрельбы.
    После ночного дежурства день раскручивался по старому, не им установленному распорядку: оперативное совещание, сводки происшествий, опросы свидетелей и пострадавших.
    Новый день, да прежние заботы.
    Вот уже месяц Климов расследовал дело по угону автомобилей, но выйти на преступников не удавалось.
    Вчера украли еще одну, шестую по счету «Ладу». Нападения на гаражи совершались, как правило, ночью: в дождь, в грозу, когда никаких следов найти было нельзя. Что примечательно, машины угонялись только белые и только «Жигули» шестого выпуска — «шестерки», как их звали автомобилисты. Это и дало основание думать, что действует одна группа. Да и способ был один: ножовкой спиливались дужки навесных замков, а внутренние запоры открывались с помощью отмычек. Проникали внутрь гаража — и больше машину никто не видел.
    Все ценное исчезало тоже.
    Телефонные звонки, которые то и дело раздавались в его кабинете, могли довести до белого каления любого. Звонившие возмущались бездействием работников милиции, требовали пресечь и прекратить, и немедленно покончить.
    Госстрах тоже подливал масла в огонь.
    Требовавшие «пресечь и прекратить» никак не хотели понять, что у работников уголовного розыска тоже нервы не железные, а такие же, как и у них, задерганные до предела. И что можно было сделать для предотвращения угонов? К каждой машине, к каждому гаражу поставить но охраннику? Так это курам на смех. Задворки ночного портового города в дождливую, ненастную погоду представляют собой такие дебри, что самый глухой лес но сравнению с ними покажется парком культуры.
    Оперативная сводка за последние три дня была тревожной. Двое неизвестных нападали на стрелковый клуб. Благо, сторож оказался крепким орешком, дал отпор. Нападавшие, вооруженные кастетом, скрылись. Обшарив близлежащие строения, дружинники, пришедшие на помощь передвижной патрульной группе, нашли бензорез, похищенный двумя неделями раньше из шахтоуправления. Он был припрятан под летней эстрадой. При желании им можно было развалить не одну бронированную дверь.
    Нападение на стрелковый клуб, где хранились малокалиберные спортивные пистолеты системы Марголина, было предпринято в десять часов вечера, а в третьем часу ночи неизвестные поднялись по пожарной лестнице на крышу университета и через чердак проникли в подвал к военному кабинету. Когда попытались открыть дверь и отключить сигнализацию, последняя сработала.
    Неизвестные скрылись.
    Сторож услышал треск отъезжающего мотоцикла. А днем у некоего Грабаря, проживающего в частном доме возле городского парка, кто-то похитил ружье: тульскую переломку двенадцатого калибра. С вертикально спаренными стволами. Сам Грабарь в прошлом был осужден за убийство жены на почве ревности, не так давно отбыл срок наказания. Единственный его сын Юрий носил фамилию матери. Жил у своей бабки, которая его и воспитала.
    Обсудив с Андреем различные версии, Климов остановился на следующей: и напавшие на стрелковый клуб, и побывавшие в подвале университета, и, наконец, похитившие ружье у Грабаря, входят в одну группу. Оставалось выяснить: в какую? В ту, что угоняет машины, или во вновь формирующуюся?
    После обеда Климов спросил у дежурного, не было ли для него новой корреспонденции, и, поблагодарив за протянутый конверт, склеенный из плотной серой бумаги, стал подниматься по лестнице.
    Послание было частным.
    Развернув сложенный вдвое листок, прочел одну-единственную фразу: «Съел, легавый?»
    Над ним издевались.
    Кому-то, видите ли, доставляю удовольствие дразнить уголовный розыск. Но если те, кому взбрело в башку играть с ним в кошки-мышки, будут действовать и дальше в таком духе, они — как пить дать! — поскользнутся на этом глупом шике: на погоне за дешевым эффектом. Наверняка круг их интересов замыкается на древней триаде: карты, бабы, выпивон. Сейчас они кажутся себе ужасно остроумными, заходятся от смеха в эйфории: самому Климову щелкнули по носу!
    Швырнув конверт в ящик стола, он подошел к окну и открыл фрамугу. Сразу пахнуло свежестью, хотя вдали, на горизонте, скапливались облака. Упершись кулаками в подоконник, он задумался. Возникало несколько проблем, и одна из них упиралась в нехватку людей: желающих работать в уголовном розыске с годами становилось меньше. Да и, вообще, сейчас в управлении почти никого не было: период отпусков. Шрамко поехал к сыну во Владивосток, взглянуть на внучку, вернется в сентябре. Вместо себя оставил Климова, и все бы ничего, когда бы не угоны, не эта нарождавшаяся банда.
    Памятуя о том, что попытка неизвестных завладеть автоматическим оружием чревата более решительными действиями, он составил докладную на имя начальника милиции. Необходимо срочно усилить охрану всех помещений, где находится стрелковое оружие, а также — караульные посты. На территории порта и охраняющие железнодорожный мост. Боевые автоматы, которыми вооружены охранники, явно на примете у преступников.
    Через час его докладная приобрела силу приказа, и он позвал Андрея:
    — Поехали.
    — Куда?
    — К сыну Грабаря.

Глава 2

    До улицы Портовой, на которой жил Юрий Бицуев, сын Грабаря, езды было минут пятнадцать. Андрей умело вел машину, изредка поглядывая на дождевую тучу и тормозя у перекрестков, трогался на зеленый свет с таким видом, словно ему жмут туфли.
    Проехав Нижний рынок, он свернул направо и вскоре сбросил скорость у нужного им дома, а точнее, возле нужного двора, в одном из флигелей которого и проживал Бицуев.
    Подождав, когда перед машиной пройдет сутулый дед с ведром, вода из которого хлюпала ему на кирзовый чувяк, Андрей въехал под каменную арку.
    Двор был большой, типичный для старых южных городов, сплошь затянутый бельевыми веревками.
    Как только милицейский «жигуленок» вкатился в него и, развернувшись, стал напротив флигеля под номером 44-с, тюлевые занавеси на двери невзрачного жилища распахнулись и в их проеме показалась старуха с половником в руке. Простоволосая, в застиранном халате.
    В глазах ее застыло отчуждающее любопытство.
    «По-видимому, это она», — думая о теще Грабаря, решил Климов и вышел из машины. Андрей остался за рулем.
    — Прощу прощения, — произнес Климов и казенной скороговоркой сообшил о цели своего визита. — Юрий дома?
    — А то где? — поднырнула головой под занавесь старуха, и Климову пришлось проделать то же самое.
    В тамбуре он чуть не опрокинул мусорный бачок и вынужден был снова извиниться.
    Теснота.
    Когда он прошел в указанную комнату, Бицуев лежал на кровати, согнув колени и закинув одну ногу на другую. Справа от него, на низком столике, стояла темная бутылка, а рядом с ней — стакан с вином.
    На груди лежащего кричал магнитофон.
    Щурясь от сигаретного дыма, Бицуев глянул на вошедшего с той независимостью, с какой смотрят люди, не ощущающие за собой вины. Он даже руки заложил за голову, чтобы удобнее было смотреть.
    — Ты бы встал, когда пришли, — укоризненно-робко сказала старуха, и Бицуев нехотя поднялся, опираясь о стол.
    — А что?
    Климов разрешил ему присесть.
    — Есть разговор.
    Когда сын Грабаря опустился на кровать, Климов пододвинул к себе стул и не без опаски воспользовался им, доверив тело его расшатанно-скрипучему скелету. Усевшись, огляделся.
    Над кроватью, там, где обычно висят ковры, был пришпилен чужеземный календарь — реклама надувных матрацев: упираясь лопатками в резиновое ложе, пляжная дива стаскивала с себя трусы, а на противоположной стене висело изображение Брюса Ли, кинозвезды и мастера кунг-фу.
    Вот и все убранство комнатки, не считая семиструнки, прислоненной к столику, двух стульев, на одном из которых сидел Климов, и платяного шкафа ручной работы. Темное его дерево почти почернело от нехватки света.
    Попросив выключить магнитофон, Климов снял фуражку и положил ее на колени, но сидеть так было неудобно, и он приткнул ее за спину.
    Бицуев поубавил звук, нажал на клавишу. Гитарно-горловые вопли оборвались.
    По сравнению со своим отцом, Юрий Бицуев выглядел хрупким, тщедушным парнем. Среднего роста, с тонкими чертами лица. Сигарету он по-прежнему держал в уголке рта.
    Медленно затягиваясь дымом, он сидел с видом человека, у которого на уме одна лишь мысль: а не послать ли всех к черту? Не отправиться ли куда глаза глядят, если нет никаких сил изображать пай-мальчика?
    Пепел он стряхивал прямо под ноги. Оно и понятно: человек пришел из армии. Отдал сержанту долг. Там ничего нельзя, а здесь все можно. Здесь он любимый и несчастный внук. Дембель есть дембель, и па-а-звольте ему отдыхать, как он того желает. Меньше всего человек связан условностями на нижней ступеньке социальной лестницы и на ее верху.
    Знакомство Климов начал без обиняков:
    — У твоего отца ружье украли. Знаешь кто?
    Ему надо было увидеть реакцию, и реакция была довольно резкой:
    — Давайте, шмонайте!
    Бицуев встал.
    — Вяжите!
    — Ну, ладно, — как бы не соглашаясь с чем-то про себя, бесстрастно сказал Климов и поинтересовался, где Бицуев был сегодня утром.
    — Ив обед? — спросил Бицуев.
    — Ив обед.
    — Купался, загорал.
    — Друзья, подруги есть?
    — Имеются.
    Пришлось записать их фамилии и адреса. Правда, подруга была одна, но как понял Климов/в других Бицуев не нуждался.
    Собравшись уходить и отпустив понятых, Климов еще раз пристально взглянул на сына Грабаря, помедлил и поправил на голове фуражку. Он боялся испортить дело торопливостью, казенным рвением и спешкой, этими несносными веригами, которыми еще недавно хвастались заядлые службисты. Хватай, сажай и рапортуй.
    Взяв под козырек, он распрощался и вышел.
    В пальцах рук, в самих подушечках и под ногтями неприятно закололо. Так бывает, когда отлежишь руку или обожжешься крапивой.

Глава 3

    После похищения двустволки попытки раздобыть оружие прекратились, зато кому-то срочно потребовалась рация: ее украли из машины «Скорой помощи». Заодно с рацией, из гаража СМУ-17 похитили газовый резак, два кислородных и один пропановый баллон. Вместе с ними утащили комплект шлангов. Выходило так, что преступники всерьез готовились к какому-то налету. Затем стало известно, что в гаражном кооперативе снова поработали те, кого разыскивал Климов. На одном из крайних боксов автогеном срезали пять замков, угнали «Ладу». Новехонькую, малахитово- зеленую. В ее салоне были стереоколонки «Мекка» и проигрыватель «Орион». Кроме того, грабители завладели набором авиационных инструментов. По мнению потерпевшего, преступники отлично разбирались в электронике: у него стояло хитрое противоугонное реле, они его сумели разблокировать.
    Климова насторожила пропажа инструментов. Эти проходимцы затевали крупную игру. Оружие, машины, рация… Того гляди, ограбят банк. А то и самолет захватят… Очень может быть. Хотя не исключено, что ограничатся банальным рэкетом, начнут «доить» кооператоров. Но строить догадки на их счет — пустое дело, все равно, что дуть на пальцы, не обжегшись. Где-то он перемудрил, чего-то не учел, на что-то не обратил внимание, вот преступники и пользовались этим, не унимались. Незримые их тиски сжимались, и он не знал, как высвободиться. Ерунда какая- то, но факт: пока что его держали за горло.
    Андрей выдвинул версию, что преступников четверо и машины они перекрашивают. Раньше угоняли белые, а теперь позарились и на зеленую.
    — Вполне возможно, — согласился Климов. Было такое чувство. И укрепилось оно после того, как ограбили комиссионный магазин.
    На двери сарая, примыкающего к тылу магазинной подсобки, спилили дужки замков: знакомый почерк. Из сарая ломом пробили в стене лаз, расширили, проникли внутрь. Из магазина, производившего оформление купли- продажи автомашин, вынесли сейф и металлический ящик, а это можно сделать лишь вдвоем. Значит, еще один стоял «на стреме», а четвертый дожидался в машин?. Само собой, они были с оружием. Как минимум, с обрезом или пистолетом. В похищенном сейфе находились деньги — триста рублей, две сотни справок для постановки на учет в ГАИ автомобиля и четыреста восемьдесят лотерейных билетов. Самое ценное — справки-счета. Имея их в своих руках, машины можно продавать, минуя магазин. Об ином грабители и не мечтали.
    Сейф и металлический ящик через некоторое время нашли в горной речушке.
    Вот и все, что известно. Дверь магазина была подключена к сигнализации, но ее не трогали.
    Ищи ветра в поле!
    То, что сейф уволокли, а не вскрыли на месте, говорило о том, что специалиста в банде нет, деньги они будут брать не с помощью терпения и выучки, а уповал на оружие. Сейчас они, конечно же, настороже, но пройдет время…
    Климов с Гульновым ломали голову над тем, как помешать дальнейшим планам грабителей. Взвешивая все обстоятельства, учитывал дерзость преступников, надо быть готовым ко всему.
    Повертев в пальцах карандаш, Климов отложил его в сторону, склонился над столом. Зажал лицо ладонями. Сосредоточился. Итак… Вот он, главарь налетчиков, решивших завладеть деньгами, едет по городу. На чем останавливается взгляд? Разумеется, не на курортниках, которые олицетворяют шум и суету толпы. Взгляд его фиксируется на торговых точках. В городе немало тихих переулков с покосившимися фонарями, в которых совсем не ощущается бег времени, зато хватает магазинчиков, ларьков, кафе. Если проехать вдоль уютных двориков по старым улочкам, оказываешься перед универсамом. Слева от него «Гриль-бар», кафе «Мороженое». Кооперативные, но закрываются рано.
    Отняв ладони от лица, он подозвал Андрея:
    — Вот карта города, прикинем.
    Общая схема ограбления, которой могли следовать преступники, выглядела так: двое нападающих, вооруженные обрезом и еще какой-нибудь штуковиной, стреляют в инкассаторов. Третий — с пистолетом прикрывает их, четвертый забирает мешки с выручкой. Он же подбирает оружие инкассаторов и быстро переносит все добытое в свою машину.
    Предусматривалась взаимная страховка.
    Они насчитали десять точек, удобных для налета.
    Андрей был хорошим помощником. Чувствовалось, что он относится к тем натурам, которым хочется быть и актером, и зрителем одновременно. Третий год работал в розыске, но опытом уже владел немалым.
    На предстоящей коллегии Климов решил заявить о необходимости срочной смены маршрутов и групп инкассаторов: так или иначе, кто-то из охранников мог иметь связь с преступниками. Заодно он хотел сообщить, что самый оптимальный вариант для налетчиков — нападение у кинотеатра «Космос». Климов сам неоднократно приезжал к этому месту и убедился, что легче всего захватить деньги, когда один из инкассаторов выходит из кинотеатра. Между банковской машиной и ступеньками, по которым спускается охранник с выручкой, почти никого не бывает. При удачном раскладе можно завладеть хорошей суммой: в конце маршрута денег набирается под двести тысяч, за малым — четверть миллиона. Сразу.
    Соблазнительный куш, добавил бы он мысленно.
    Но ничего добавлять ему не пришлось.

Глава 4

    Кассир Лякина была убита выстрелом в упор.
    Случилось это в воскресенье, в разгар дня. Фигурально выражаясь, машина розыска внезапно пошла юзом. Климов из последних сил надеялся, что подобное не произойдет, авось не случится, но… случилось.
    Произошло.
    К месту убийства он подъехал одновременно с Тимониным: прокуратура не дремала.
    Приступили к осмотру:
    — Это уже не хухры-мухры, — поделился своими глубокими мыслями эксперт-криминалист, обводя труп мелом и неуклюже раскорячив ноги: боялся заступить в большую лужу крови.
    Никто ему не ответил, не отозвался на сей многозначительный вывод. Нем важнее обсуждаемая тема, тем меньше хочется что-либо говорить. Одно хорошо: в делах, подобных этому, никто не просит что-то опустить, уладить, утрясти — спустить на тормозах.
    Кассир Лякина при жизни была крупной, пышнотелой брюнеткой с копкой начесанных волос. Плотно прилегающее платье с небольшим разрезом по бедру казалось теперь кощунственно модным, вульгарным. Молочная белизна ног бесстыдно контрастировала с темно-вишневой тканью.
    Труп лежал за перегородкой, на полу, в тесной комнатушке кассы. В области скуловой кости чернело входное пулевое отверстие на палец ниже правого глаза, который заволокло кровавой мутью.
    Приподняв голову убитой, судмедэксперт показал страшно зияющую рану на затылке: место выхода пули. Стреляли практически в упор.
    Судя по всему, грабитель был знаком убитой. Иначе та в окошко бы не сунулась. Убийца прихватил деньги и скрылся. Если только был один. А если и рискнул, то кто-то сторожил на улице. Сработано чисто. Без подстраховки на такое дело не идут, а тут еще воскресный день, довольно людный перекресток… Нет, один бы не пошел.
    При осмотре помещения Климов обнаружил под сейфом, из которого похитили тринадцать тысяч, деформированную пулю, а гильзу от нее подобрал в коридоре Гульнов. На ее донышке было выбито: «ГЕКО». Калибр 7,65 мм. Пуля красноватого цвета, в мельхиоровой оболочке.
    Рассматривая гильзу вместе с Тимониным и Андреем, Климов предположил, что стреляли из трофейного «вальтера», хотя не исключается и маузер. Не тот, матросский, который таскали в деревянном кобуре и из которого «шлепали» интеллигенцию в очках, а скромненький такой, именуемый дамским.
    Как бы там ни было, уголовный розыск и прокуратура столкнулись с хорошо продуманным преступлением или, может, даже с хорошо управляемой бандой. Климов на расстоянии ощутил глухую, свирепую жестокость главаря.
    На дверном косяке обнаружили отпечатки пальцев, но в картотеке они не значились.
    Глядя на невозмутимое лицо Тимонина, Климов немного завидовал: было видно, что тот совершенно спокоен. Чистый профессионал. Излишняя впечатлительность мешает. Она вызывает желание немедля что-то делать: бежать, ловить, искать, а это, брат ты мой, обыкновенное любительство. Климов урезонивал себя, чувствуя, что его, действительно, подмывает что-то делать, и делать немедленно. Но торопливость всегда на руку преступникам: многое и многие ускользают из виду. Берут мелюзгу, а крупная рыба уходит.
    Климов лишь отдал распоряжение перекрыть все въезды- выезды из города.
    — Грабанули прилично, — подвинулся Тимонин, когда Климов сел к нему в машину: им снова предстояло быть в одной упряжке. — Черт ее дернул работать в выходной!
    — Главное, что он об этом знал.
    — Убийца? -Да.
    Тимонин закурил и посмотрел на Климова:
    — Хватает дел?
    — Порядком.
    По дороге пришлось вкратце рассказать о непонятной группе. Ругнулся, что грабители мотаются на угнанных машинах.
    — А ты бы хотел, чтобы они гарцевали на арабских скакунах с кинжалами за поясом?
    Климов промолчал: если бы сердце состояло из зубчатых колесиков, ему бы показалось, что одно из них соскочило со своей оси. Но сердце не часовой механизм — заработало.
    Видя угрюмость Климова, Тимонин подмигнул:
    — Подумаем, посмотрим.
    Климов вздохнул. Что смотреть? Сейчас бандиты где-нибудь закрылись, глушат водку. Единственная радость после «дела». Женщины понадобятся позже. Те, кто убивал, признавались ему, что после всегда мутит, наваливается такая слабость, хоть ложись и помирай, точно собственная душа расстается с телом. Все заканчивается жуткой рвотой, судорожным спазмом внутренностей и прострацией: куда-то идешь, что-то делаешь, кажется, помнишь свои действия до мелочей, и никакой уверенности в этом нет. Даже если все заранее продумано и предусмотрено.
    Тимонин докурил сигарету, вдавил ее в пепельницу.
    Они подъехали к прокуратуре.

Глава 5

    Несмотря на задействование информационно-поисковых систем и обращение к жителям города по радио, оперативно-следственные мероприятия ничего обнадеживающего не дали. Выявили, правда, одного рецидивиста, скрывавшегося на квартире своего дружка после побега, изъяли револьвер «наган». Но путей к убийце по-прежнему не было.
    За окном шумел, стучался в стекла дождь, и его монотонно-дробное поклевывание по жестяному отливу напоминало возню кормящихся голубей.
    Климов не испытывал ненависти к тем, кто пока что водил его за нос. Пустая трата сил. Они рассчитывали поразить его количеством угонов, бравадой безнаказанности, безмозглой ненасытностью, не представляя себе, что он давно уже мешает им совершить то, ради чего они вооружались, ради чего совершили пробный налет на кассу. В конечном счете, они сами подсказали ему план дальнейших действий. Климов был совершенно уверен, что убийство кассира — это не что иное, как стремление главаря «повязать» сообщников между собой невинной кровью. Генеральная репетиция перед нападением на инкассаторов. Четверть миллиона — притягательная сумма. Ведь не ради тринадцати тысяч они затеяли игру. Через некоторое время они начнут избегать друг друга, но затем, мучимые страхом разоблачения, не смогут дня прожить поодиночке. Главарю надо держать их в поле зрения, потому что больше всех своим сообщникам не доверяет он.
    На протяжении последних дней, по настоянию Климова, время инкассации и маршруты банковских машин менялись постоянно, держались в строжайшем секрете, охрану усиливали самыми надежными людьми.
    Диапазон милицейских раций также пришлось поменять.
    Наряду с этим специально выделенные сотрудники следили за всеми, кто крутится около денежных касс, ресторанов и банков.
    Номера легковых машин фиксировались.
    Климов изучал протоколы, справки участковых, вчитывался в рапорты оперативников, сопоставлял служебные записки, объяснительные, срочные ориентировки, показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых, но… по всей видимости, тот, кто убил Лякину, решил дожить до глубокой старости: выйти на его след не удавалось.
    «Опасный выродок, — подумал о нем Климов. — Жестокий, осторожный, хитрый. А попадется, тут же заскулит: прошу простить, помиловать… И в глаза будет этак заглядывать… по-человечески. Сволочь».
    Климов презрительно передернул плечами и выругался. Преступник может забыть лицо убитого им человека, но следователя, который доказал его вину, всю жизнь будет искать и помнить. Если ему сохранят ее — жизнь.
    Набросав на отдельном листе бумаги план действий, Климов отчеркнул наиболее важные, не терпящие отлагательств пункты.
    Давно шумевший дождь все так же скучно поклевывал мокрую жесть отлива.
    Перво-наперво необходимо…
    Зазвонил телефон, и Климов поднял трубку. Звонил Тимонин. Он только что беседовал с подругой кассирши. Так вот: убийца снял с трупа обручальное кольцо, хотя Лякина никогда не была замужем. Сказалась плебейская алчность подонка.
    — А кто кассирше подарил кольцо, она не знает?
    — Нет.
    «Значит, сама себе купила, — подумал Климов и поблагодарил Тимонина за новую деталь. — Надо будет опросить и бывших одноклассников, может, и убили потому, что ей известен был один из нападавших».
    Вспомнив лицо убитой с пулевым отверстием под глазом, он тягостно вздохнул. Чувство вины не отпускало.

Глава 6

    Как это ни странно, но угоны машин прекратились. Несмотря на самую паршивую погоду: всю неделю, с небольшими перерывами, шел дождь. Ночи были ветреными, мокрыми, безлюдными — лучше не придумаешь для грабежа.
    Земля раскисла, воздух отсырел.
    На асфальт, под ноги прохожим, на прибитую дождем траву слетали первые, отжившие свой срок, желтушно- обескровленные листья.
    В такую пору себя чувствуешь старым отшельником. С дырявым зонтиком под проливным дождем.
    По городу уже не фланировали мужчины в шортах и не прогуливались женщины в трехцветных юбках, напоминавших праздничные флаги Франции. Детвора не облепляла сувенирные лотки. Легкомысленные наряды сменились строгими костюмами, и все из-за того, что резкие перемены в природе сказываются на умонастроении людей.
    Начался сентябрь.
    Скоро из отпуска должен был прийти Шрамко, а дело, которое взял на себя Климов, лежало мертвым грузом.
    Перепрыгнув через разбрызганную проехавшей «Волгой» лужу, Климов пересек улицу, вошел в управление.
    Около его кабинета уже сидело несколько человек, одноклассники и родственница Лякиной.
    По предварительным сведениям, все лица, попавшие в круг следствия, были безгрешными душами, но сведения сведениями, а живое общение лучше.
    Разложив на столе необходимые бумаги, он пригласил первого свидетеля. Хотя, какой он свидетель? Учился когда-то с убитой в одной школе, вот и все. Нет, не знаю, не могу вспомнить.
    Если на разговор с ним ушло минут пятнадцать, то на другого одноклассника с двойным подбородком и тяжелыми веками пришлось угробить два часа. Есть такая категория людей, которые и слушают, и как бы не слышат. Молодой руководитель. Заведует ковровым цехом на ткацкой фабричке.
    Затем перед Климовым, наверное, с полчаса вертелась на стуле родственница Лякиной, двадцатилетняя деваха. Чуть ли не на каждый его вопрос она делала глазами: кто бы это мог подумать?
    Ничего путного он не добился от нее.
    К вечеру он с полным правом мог сказать, что ничего не сделал, а сил — никаких.
    Неохотно выбравшись из-за стола — ломило поясницу, выглянул в коридор. По списку неопрошенных оставались двое, но под дверью ждала вызова лишь одна из приглашенных: особа лет двадцати семи. Одета безупречно, но вид вызывающий.
    Должно быть, это и есть Труфанова, решил он про себя и пригласил особу в кабинет. Труфанова сидела с Лякиной за одной партой десять лет назад. Сейчас работала официанткой в кафе «Жемчуг».
    Присев на указанный стул, она вынула из пачки сигарету, покрутила в пальцах и отчего-то сунула ее обратно, прищелкнув ногтем по золотистому фильтру. Мочки ее ушей оттягивал целый набор металлически-блескучих побрякушек, напоминающих миниатюрные отмычки.
    Когда Климов сообщил причину вызова ее в угрозыск, она вольготно заложила ногу на ногу.
    — А что случилось? Что произошло?
    — Не знаете?
    — Не знаю.
    Кажется, она дразнила Климова. Подобие улыбки проступило на ее губах. А, может, и впрямь не слышала объявления по радио, не просматривала местную газету. Интересный феномен: людей, выписывающих периодику становится все больше, а число тех, кто верит напечатанному, резко сокращается.
    — Вашу школьную подругу…
    — Их у меня много.
    — Лякину.
    — Мы не были подругами.
    — Убили в воскресенье.
    — Просто сидели за одной партой.
    В ее тоне он почувствовал натянутость.
    — Убили на работе, в кассе.
    Глаза Труфановой заволокло испугом.
    — А… а почему? — кажется, только сейчас она осознала сказанное Климовым. — Подробнее нельзя?
    Климов подавил усмешку. И ужасное прельщает, если оно происходит не с нами. Когда рассказывают о трупах, люди слушают, когда предлагаешь пойти посмотреть, опознать в морге или же на месте преступления, панически страшатся и отказываются. Словно между мертвыми и живыми существует какая-то связь.
    — Куда уж подробнее, — нахмурился Климов. — Застрелили прямо на работе, похитили деньги.
    — И много?
    — Много, — уклончиво ответил Климов. — Это к делу не относится.
    Труфанова переменила позу, откинулась на спинку стула. Броско одетая, уверенная в себе. Голос звучный, с выразительными интонациями. Но глаза отводит.
    Бессовестно красива, оценил ее внешность Климов и подумал, что для официантки это в самый раз. Красные туфли, красные чулки, красная заколка-роза в волосах, иссиня-черных. Нашла как одеться, идя в милицию.
    Переменив позу, она сказала, что Лякина ее никогда не интересовала и помочь угрозыску она ничем не может. К сожалению.
    — Ну что ж, — устало сказал Климов, — и на том спасибо.
    Услышав это, Труфанова встала:
    — Так я пойду?
    В ее голосе послышался лукаво-капризный тон записной кокетки, призывающей к благоразумию.
    — Сейчас, — ответил Климов и, взяв подписанный им пропуск, протянул Труфановой. — Предъявите на выходе.
    — Мерси, — поблагодарила та и, зажав пропуск меж пальцев, достала из сумочки ключи от легковой машины. Климов заметил, что брелок напоминает веер из долларовых банкнот, уменьшенных во много раз.
    — Водите автомобиль?
    Труфанова посмотрела тем оценивающим взглядом, который с годами вырабатывается у всякой флиртующей женщины: скользяще-пристальным, рассеянно-зовущим. По-видимому, на посетителей кафе она производила роковое впечатление: если любить, то такую!
    — Вожу… a что?
    В кабинет заглянул Андрей:
    — Не помешаю?
    — Входи.
    Если Климов правильно понял, вопрос о машине был неприятен Труфановой.
    Андрей прошел к окну и, скрестив руки на груди, сделал вид, что смотрит на улицу. Я, мол, по делу, но могу и подождать.
    Климов уловил, как за окном по мокрому асфальту проскворчали скаты проехавшей машины, а затем узко прошелестел велосипед. Затем снова мелко-часто ударил по отливу дождь и зашумел в листве.
    — Сами водите? — поинтересовался Климов и, услышав утвердительное «да», спросил, на кого оформлена покупка, на чье имя?
    — На мое! — с неясным вызовом ответила Труфанова.
    Записав номер ее «Жигулей» и время их приобретения, он полюбопытствовал: замужем ли она?
    — О, господи! какая разница!
    Голос ее стал злобно-скучным. Такой еще бывает у работниц ЖЭКов, секретарш и паспортисток.
    Уводя взгляд в сторону, она невнятно буркнула, что замужем. И тотчас сделала невинные глаза:
    — А вы?
    Климов потер нижнее веко. Кажется, она не вслушивается в его вопросы, а тут же старается отвести их от себя. Словно ей строго-настрого запрещено поминать мужа. Маленький женский эгоизм?
    — Фамилию мужа, пожалуйста.
    Труфанова хмыкнула.
    — Рудяк. Но я… свободный человек! и все! мне надоело! я пошла…
    Климов кивнул: идите.
    Андрей комедийно-трагическим взором проводил ее из кабинета — «Очаровательные глазки, очаровали вы меня».

Глава 7

    В огне закатно полыхающих небес, очистившихся к вечеру от туч, сгорал еще один бесплодный день. Климов часами бы смотрел на медленно плывущие вдоль горизонта облака, но у него никогда не хватало па это времени. И все же посмотреть, как садится солнце, он минутку-другую выкраивал.
    Проезжая по набережной, Климов приткнулся к обочине и, опустив боковое стекло, вдохнул вечерний сырой воздух. Виски ломило от усталости, щемило сердце. Он только что расстался с Рудяком. Тот работал техником в авиаотряде, считался грамотным специалистом. Говорил Рудяк охотно и, как показалось Климову, излишне оживленно. На тот день, когда было совершено нападение на кассу курортторга, у него имелось железное алиби: дежурил на работе. Это подтвердили в отряде. На вопрос, почему машина оформлена на жену, Рудяк рассмеялся: «Вы же сами видели ее, должны понять. Ефрейтор, а не баба».
    На том и расстались.
    Поглядывал издали на море, Климов с неожиданной тоской подумал, что хорошо бы сейчас прошлепать ногами по отсыревшей от дождей и пенных брызг дощатой палубе какой-нибудь яхтчонки, поставить парус под упругий ветер…
    С минутным чувством успокоения он включил скорость и тронулся с места. Трудно сказать почему, но при знакомстве с Труфановой, а затем с Рудяком, у него возникло ощущение, что то, до чего он никак не мог докопаться, где-то рядом.
    Притормозив у перекрестка, включил приемник. После прогноза погоды: «…на черноморском побережье кратковременные дожди…» — началась дискуссия об охране окружающей среды.
    Послушав умные речи, он раздраженно убавил звук. О чем тут говорить и ломать копья? Издержки цивилизации. О другом надо печься день и ночь: человек в человеке гибнет. Вот что страшно.

Глава 8

    Если минувший день сгорел, не принеся желаемых плодов, то следующий ознаменовался событием, позволившим значительно ускорить розыск. Из гинекологического отделения городской больницы, с лестничной его площадки, кто- то умыкнул два портативных баллона с закисью азота.
    Климов встретил эту новость не то чтобы с восторгом, но не отказал себе в удовольствии потрепать Андрея по плечу:
    — Ну, — по-мальчишески хвастливо снизошел он до жаргона, — теперь им крышка.
    — Почему? — не понял тот.
    Хотелось сказать: «Эх ты, сыскарь!», — но Климов лишь с веселой укоризной посмотрел на своего помощника:
    — Все очень просто. Баллоны эти меньше кислородных, газосварочных, а значит, легче и удобнее в работе. Кому они нужны?
    — Тем, кто имеет аппарат.
    — А кто его имеет?
    — Вот то-то, — не дал ему договорить Климов. Сказалось нервное перевозбуждение, связанное с затянувшимся расследованием. — Кто украл, тот и имеет.
    — Из гаража строителей?
    — Конечно.
    — Настырные типы, все им неймется.
    Климов прошелся из угла в угол, остановился около стола.
    — Хуже было бы, если бы они легли на дно. А так… повяжем субчиков. Переведем, как говорится, стрелки на путях.
    В голове сам собой лепился, складывался новый вариант розыска, еще смутный, зыбкий, как в тумане, но уже с проглядывающими кое-где деталями. Не существующий в целом, он все-таки был, тревожил, донимал по мелочам, исподволь, но ощутимо вызревая.
    — Они хитрые, но и мы не в бирюльки играем, — положил он руку на плечо Андрея и слегка сжал его. — Срочно поезжай в гинекологию, проверь там все истории болезней. Все без исключения, вплоть до грудных детей, хотя грудным там делать нечего, но все же…
    Гульнов понимающе кивнул. Когда кислородные баллоны воруют у строителей, это одно, но когда из сугубо женского, можно сказать, монастыря, это зацепка. Непременно кто-то из воров бывал там раньше, ходил проведывать жену, а может, мать… и углядел баллоны.
    — За какой период?
    — Просмотри за год, не ошибешься.
    Работа муторная, кропотливая, но делать ее надо.
    Отпустив плечо Андрея, Климов набрал номер больницы. Чтобы жизнь не казалась медом, человеку дается жена. Вот он и проверит, так ли это. Сначала ему показалось, что он увлекается, поддается игре воображения, но, вспомнив французов с их пресловутым выражением «шерше ля фам», — «ищите женщину», приободрился. Служба в уголовном розыске совсем не для тех, кто, учась в школе, подсматривал ответ в конце задачника, но пользоваться умными подсказками простительно.
    Он связался с главврачом, объяснил ситуацию, заручился поддержкой регистратуры и, пока Андрей отсутствовал, еще раз принялся за изучение списка владельцев «шестерок», вызвавших то или иное подозрение. Вряд ли это занятие можно расценивать как работу со шпаргалками.
    Среди заинтересовавших его частников была Труфанова, официантка кафе «Жемчуг», некая Иловайская Л.С., учетчик-нормировщик СМУ-17, из гаража которой украли газосварочный аппарат, и Хорольчик Игорь Александрович, рабочий плоскостных сооружений городского стадиона: парню восемнадцать лет, а у него уже «шестерка» в личном пользовании, и не первая. Первую успел разбить.
    Были и еще фамилии, но эти три насторожили всерьез. Особенно Иловайская. Климов решил съездить к ней на работу, по в это время позвонил Гульнов:
    — Нашел, Юрий Васильевич.
    Через пятнадцать минут он буквально влетел в кабинет. В глазах горел азарт охоты. И вообще, вид у него был, как у заядлого коллекционера, добывшего заветную вещицу.
    — Два месяца назад, — борясь с легкой одышкой, начал он рассказывать, — с пятнадцатого, уф, бежал по лестнице, сейчас, — он постучал ладонью по груди, установил дыхание, — с пятнадцатого по семнадцатое июня в гинекологии лежала, а точнее, делала аборт Иловайская… эл, эс… Людмила Сергеевна… учетчик-нормировщик СМУ-17, из гаража которой…
    — Кто ее муж?
    — Файдыш.
    — Не Дмитрий, случайно?
    — Дмитрий, и даже Михайлович.
    — У тебя легкая рука, Андрей.
    Файдыш был судим, и судим дважды за злостное хулиганство, но оба раза освобождался досрочно.
    За его домом сразу же установили наблюдение.
    Через час с поста сообщили, что Иловайская приходила домой, затем отправилась к остановке автобуса. Видимо, собралась на работу. Из разговора, состоявшегося у нее в дверях с мужем, стало ясно, что дети в садике, а Файдыш мучается похмельем.
    Климов глянул на часы.
    Все мысли были сосредоточены на том, как задержать Файдыша. Пока Тимонин возьмет у прокурора санкцию на его арест, пройдет немало времени. Можно попросить Иловайскую вернуться домой, а там, как говорится, дело техники… Но рисковать особо не хотелось. Если Файдыш действительно член банды, надо быть готовым ко всему, к любой неожиданности. Чего доброго, начнется гром-пальба, запахнет порохом… невесело все это, скучно.
    — Может, вызовем его по телефону?
    Гульнов смотрел на Климова с выражением той внутренней собранности, которая всегда отражалась на его лице, если нуждались в его помощи.
    Климов кивнул.
    — Лучше, если позвонит жена, попросит, скажем, привезти ей на работу… ну, хотя бы свидетельства о рождении детей: мол, обещали пособие, а она забыла документы.
    Задумано, сделано.
    Файдыша взяли, когда он вышел из квартиры. Захлопнул дверь и вставил ключ в замок.
    Если в этот момент открывается дверь у соседей, разве кто оглядывается? Привычное дело.
    Не оглянулся и Файдыш.
    При осмотре квартиры ничего компрометирующего не нашли, зато серьезно покопались в гараже, благо, Тимонин привез ордер на арест и обыск.
    Из гаража файдышевской «шестерки», что была оформлена па Иловайскую, изъяли самодельную дубинку и ружейный обрез: двенадцатого калибра с вертикально спаренными стволами.
    В салоне под водительским сиденьем обнаружили кастет. По всей видимости, это им ударили сторожа стрелкового клуба.
    Когда машину выкатили на улицу и спустились в смотровую яму, оказалось, что просторный подвал до потолка набит различными деталями и запчастями «Жигулей». Хромированные решетки, приборные щитки, два двигателя, три комплекта сидений, чехлы к ним, фары, но главное, на-, шлись баллоны из-под закиси азота и автогенный аппарат.
    При обыске Файдыш был совершенно спокоен, словно все происходящее касалось кого-то другого, а ни в коем случае ни его самого. Только когда на запястьях щелкнули наручники, скулы его покрылись темными пятнами.
    Тут же, по горячим следам, Климов приступил к допросу. Секунду, не больше, он смотрел на Файдыша, но и этой секунды было достаточно, чтобы сказать: это он — один из тех, кого искали второй месяц.
    Угрюмое лицо, холодная ухмылка.
    Пришлось сделать над собой усилие, чтобы задать вопрос без лишней злости.
    — Где другие?
    Вместо ответа — выдвинутый подбородок. Файдыш повел шеей. Он словно намекал, что борьба с ним предстоит более долгая, чем это кажется кому-то.
    — Сам расколешься, или помочь? — по-прежнему сдерживая себя, хрустнул пальцами Климов, но Файдыш сплюнул:
    — Что я, фраер голозадый?
    Бравируя узкоспецифической терминологией, он посоветовал Климову особо не «пылить», не «шить» чего не надо на «халяву».
    Лучше всего на допросах чувствуют себя те, у кого в жилах — рыбья кровь. Файдыш, похоже, был из таких. Давать показания он не собирался.
    «Ничего, — подумал Климов, — ничего. Все, что нужно, непременно выплывет наружу». Он еще жену его допросит.
    — За что была судимость?
    — Ни за что!
    — Допустим. Но зачем толкать на воровство Бицуева? Ведь это он украл ружье у своего отца!
    Может, ничего подобного и не было, но ложь — хорошая приманка, если хочешь подсечь правду.
    — Чего ты, мусор, мельтешишь? — глаза зловеще вспыхнули. — Здесь Юрка ни при чем.
    Климов приказал арестовать Бицуева.
    Лицо Файдыша заметно изменилось. С таким выражением он, видимо, сидит перед телевизором, когда показывают западные фильмы: с отупением и мукой, поскольку они — там, а он вот — здесь, в своем паскудном городишке, где, кроме дискотеки, никаких тебе секс-баров, стриптиза и соответствующих заведений.
    Угадав, что Бицуев напрямую связан с бандой, Климов позволил себе отступления. Поинтересовался, когда Файдыш женился, где работал, почему в его машине обнаружили кастет, дубинку, откуда у него японская аппаратура, в частности, проигрыватель «Орион», колонки «Мекка», когда и для каких целей изготовлен обрез?
    Дошлый преступник и в вопросах может найти спасительный для себя ход, поэтому все сведения Климов собирал по крохам, россыпью, пересыпая, засорял главные вопросы чепухой и по нескольку раз перебирая одни и те же частности.
    — Кто убил кассиршу?
    Он касался нового эпизода или имени всегда внезапно и как бы между прочим, всем видом показывал, что не придает им никакого значения. Так просто спросил, вроде бы не для себя, а для кого-то. Скажешь — хорошо, не скажешь — не заплачем. Но туг он, кажется, дал маху.
    — Все, сыскарь, — вполголоса, сквозь зубы сказал Файдыш. — Не делай из меня козла. Я гаражи не грабил, никого не мочканул, и не вяжи меня, ты понял, не вяжи!
    Вернувшийся Гульнов развел руками: Бицуева в городе нет. И где его искать, никто не знает. Ни бабка, ни отец.
    Климов дал Андрею адрес подружки Бицуева. Может, она в курсе. Заодно сказал, чтоб допросили Иловайскую. Лучше, если это сделает Тимонин.
    Распорядился нарочито громко, без обиняков.
    Дерзкие глаза Файдыша заузились: скорее он доведет Климова до белого каления, нежели из него выдавят хоть одно слово. В этом тоже сказывался опыт: долгие допросы изнуряют прежде всего дознавателя.
    Ничего, все нужное всплывает наружу. Так земля выталкивает на поверхность мины и снаряды. Золото уходит вглубь, а смертоносное железо, тронутое ржавчиной — наверх.
    Климов прекратил допрос.

Глава 9

    На квартире Файдыша оставили засаду, хотя Иловайская предупредила, что друзей он к себе не водил. Был раза два Бицуев, его двоюродный брат, но вот уже дней пять она его не видела. Звонили, правда, мужу часто, но кто — она не знает. Машину Файдыш приобрел случайно, вдребезги разбитую. Купили за семьсот рублей, но Файдыш ее так отремонтировал, что не узнаешь. Как новая.
    Таковой она, в сущности, и была.
    Судебно-криминалистическая экспертиза установила, что номер кузова файдышевской «шестерки» изменен. Прежний номер двигателя уничтожен, на его месте выбит другой. Вот и вся премудрость. Зашпаклевали, закрасили.
    Познакомился Климов и с отцом Файдыша, в гараже которого нашли уже не одну, а две белых «Лады». Белых, как сама зима.
    «Итого, три», — подытожил Климов. Одна числилась за Иловайской, а две стояли на приколе: для Бицуева и Файдыша-старшего.
    Допрашивал последнего, Климов испытывал удивительно противное, гадливое чувство: знал ведь старый, что машины ворованные, нет, молчал, надеялся разбогатеть перед могилой. И курил он преотвратно, жуя и обсасывая фильтр сигареты, которую не выпускал изо рта. Делая последние затяжки, он откусывал набухший фильтр, сплевывал его в ладонь и задавливал окурок длинными ногтями. При этом гнусно оттопыривал мизинец.
    Когда Климов намекнул, что можно угодить на нары, закончить свою жизнь в бараке, тот сразу рассказал, с кем его сын «возжался», — с Лехой Рудяком и Юркой Бицуевым, но, где Юрка сейчас, он — убей Бог — не знает.
    — И все?
    — А это… — замялся Файдыш-старший. — Как его… Серега еще, значит, Сячин…
    Климову показалось, что под ногами у пего завибрировал пол, в животе стало пусто. Так бывает, когда самолет идет на снижение.
    Сергей Сячин был уволен из органов внутренних дел ровно два месяца назад. За пьянки и рукоприкладство. Последним его прегрешением был жуткий дебош в кафе «Жемчуг».
    Если Климову не изменяет намять, старший сержант.
    — Это который? Милиционер?
    Старик кивнул: он самый.
    Климов тотчас позвонил Тимонину:
    — Бери еще три ордера на обыск и арест. Записывай: Сячин, Рудяк и Бицуев. А мы поехали за ними. Хочешь, побеседуй с Файдышем, мне недосуг.
    Доложив трубку, запер протоколы в сейф и кликнул Гульнова.
    — На выезд!
    — Я здесь, — Андрей стоял в дверях.
    — Мотай за Рудяком. Возьми с собой трех-четырех ребят и будь настороже: вальтер у него или у Сячина.
    — Фамилия знакомая.
    — Он самый, — словами старика ответил Климов. — Старший сержант. Ни пуха!
    — Спасибо.
    Климов возглавил другую группу.
    Уже в машине, проведя окончательный инструктаж, Климов подумал, что едут они, по всей вероятности, брать главаря. Все-таки служил в милиции, кое-что знает. С ним надо было держать ухо востро. И еще одна загвоздка, маленькая, но существенно мешавшая успеху операции: ранние сумерки. Темно, хоть глаз коли. А Сячин жил в проулке, в частном доме.
    Пришлось вызывать подкрепление. Блокировать все входы, выходы, лазейки.
    Приготовились.
    Двоих оперативников Климов направил в полуразрушенный глинобитный пятистенок, присоседившийся к сячинскому дому. Во всех окнах пятистенка стекла были выбиты, а двери сорваны с петель. Возможно, Сячин станет уходить через эту развалюху, а может, уже прячется в подполье. Дом под снос — хорошее убежище. Куда ни ткнешь — балки, доски, гвозди. Как после бомбежки. Тихо походить в нем не получится. Что-нибудь, да загремит. Старое корыто или таз.
    Климов еще раз осмотрелся. В этом переулочке не то что человека, бегемота не заметишь в темноте. Сплошные заросли сирени, алычи, акации.
    Если Сячин еще дома, считай, ему не повезло. Они его возьмут. Но не исключено, что у него есть тайный лаз, подкоп, какая-нибудь старая канава, заросшая быльем и лебедой.
    Может, дождаться рассвета? Зря не рисковать?
    По обыкновению, Климов не спешил принять окончательное решение. Такой уж он аккуратист, тугодум. «Смотри не на дело, на отделку», — учил его когда-то родной дед, и он теперь смотрел…
    Три… семь… девять… бежала секундная стрелка. Двадцать… двадцать пять…
    Просчет недопустим. Убийце нечего терять, а Климов отвечает за людей. Правильно говорит Андрей, есть один способ смириться с неизбежным: перестать думать о нем. При известном навыке это удается. Приятно видеть преступника, смакующего кофе за открытым столиком, когда уверен, что после очередного глотка тот окажется в твоих руках, разом поглупевший от случившегося. Люди перестают сопротивляться судьбе, когда убеждаются, что она не есть поэтический вымысел.
    — К черту! — с внезапным ожесточением выругался Климов и ринулся из машины. — Я этого мерзавца сам возьму.
    — Юрий Васильевич…
    — За мной.
    Четыре тени скользнули к дому Сячина.
    Кал и пса была на запоре. Перемахнули через забор. Пригнулись, затаились, вслушались. И тут из-за веранды с лаем выметнулись псы, два здоровенных волкодава.
    В одном из окон сразу вспыхнул свет.
    Пока трое из группы захвата, атакуемые злобными зверюгами, вооружались палками, Климов пробежал под окнами, взбежал на шаткое крыльцо. Прижался к косяку. За дверью послышался старчески-сварливый голос:
    — Хто там?
    — Свои, отец. Милиция.
    Тихо-мирно войти в дом не получилось. План, обдуманный до мелочей, сорвался.
    — Уйми собак, папаша!
    За дверью раздался кашель, но открывать не собирались.
    — Быстро! — крикнул Климов. — Не до шуток!
    Его уже подмывало выбить дверь плечом.
    Наконец лязгнула задвижка, но ключ в замке никак не проворачивался. В соседних домах, как по команде, стали зажигаться окна.
    «Вот и хорошо, — без всякой радости подумал Климов. — Иллюминация не помешает».
    Когда дверь приоткрылась, он инстинктивно откачнулся вбок. На Бога надейся…
    Открыл ему морщинистый старик в наброшенной на плечи бабьей кофте.
    — Кого тут… по ночам.
    Климов показал удостоверение.
    — Внук дома?
    — А? — неслышаще приставил ладонь к уху старикан и тут же подхватил рукой сползающую кофту. — Наши спят.
    — Посмотрим.
    Собаки, услыхав хозяйский голос, разъярились еще пуще. Один из церберов метнулся от забора к Климову, и тому ничего не оставалось как спрятаться за спину старика. Он оказался в идиотском положении, но не стрелять же, черт возьми, по кобелям!
    — Прочь, сатанинская сила! — замахнулся дед на свою живность и пристукнул по крыльцу ногой. — А ну, на место!
    Рыча и огрызаясь, псы ретировались.
    Двое из климовского прикрытия одномоментно очутились на крыльце:
    — Ну что? Берем?
    «В данном случае, себя за бока», — невесело подумал Климов, и тут из кухни выглянула молодая женщина. По тому, как она взглянула на него, запахивая на груди халат, он понял, что Сячин в бегах. Где угодно, только не дома. Вот кто умел чувствовать опасность.
    Молодайка с ранней проседью в чернявых волосах оказалась женой Сячина. Было видно, что ее лихорадит. С первых же слов Климов понял, что она из тех забитых жен, которые не знают о своих мужьях того, что нужно знать. День пережит, и слава Богу.
    Когда пригласили понятых, она села в угол кухни и, пока производили обыск, сидела, как деревенская старуха на завалинке: уронив руки и не поднимал глаз.
    Забито-жалкая, безликая.
    Из разговора с нею выяснилось, что утром Сячин сел в машину, забрал кое-какие вещи: куртку из болоньи голубого цвета, милицейскую фуражку, их у него было несколько, сорочку, брюки, два костюма, и уехал. Сколько она с ним живет, он всегда делал по-своему. Младший его брат куда спокойнее, покладистее что ли, а он — чуть что — хватается за кулаки.
    — А как зовут брата?
    — Алексей.
    — Он тоже Сячин?
    — Нет, Рудяк. Они по матери родные…
    — Алексей Рудяк? — удивился Климов.
    — Да… а вы его знаете?
    — Знакомы.
    Теперь все стало на свои места. Сячин в родстве с Рудяком, Файдыш — с Бицуевым. Итого, четверо. Друзья- брательники…
    Во время обыска в сарае нашли ржавую обойму от «маузера», самодельный кинжал с наборной ручкой, ультракоротковолновую рацию, ножовку по металлу, компрессор кустарной работы. Сарай служил не только гаражом, но и мастерской, где перелицовывались машины. Банки с красками разных цветов стояли тут же. В одном из деревянных ящиков обнаружили краскопульт, завернутый в газету.
    Гладко забетонированный пол, стены, потолок сарая, особенно ближе к дверям, — все в разноцветных набрызгах, потеках.
    Климов связался по радиотелефону с Гульновым.
    — Какие новости?
    — Рудяк у нас.
    — Обошлось без дыма? — имея в виду перестрелку, спросил он у Андрея, и тот ответил:
    — Без.
    — Попробуй выяснить, куда смотался Сячин?
    — Так он ушел?
    — В бегах.
    — Сейчас займусь.
    Поиски Сячина продолжались всю ночь. Утром дали на него ориентировку во всесоюзный розыск.

Глава 10

    Хотя Файдыш и Рудяк содержались в разных изоляторах, оба они одинаково молчали на допросах. Точнее, молчал Файдыш, а младший брат Сячина — Рудяк нес околесицу. Вообще, нигде не мелют столько вздора, заведомой ерунды, как о кабинетах следователей. Пациенты психиатрических лечебниц — милые честняги по сравнению с уголовной нечистью. И все же Климов уже знал, что отец у Сячина был жутким алкоголиком, работал редко. Мать умерла пять лет назад, хлебнув домашних ласк с попойками и мордобоем. Видимо, еще в отрочестве Сячин пришел к мысли, что люди, даже близкие, ничтожны и порочны, что мир жесток ко всем, кто не имеет денег, власти, привилегий, и, как только представилась возможность, пошел служить в милицию. С Файдышем он был знаком давно и, выгнанный из правоохранительных органов, избрал для себя путь заведомого негодяя, решив жить по принципу: как мир — ко мне, так и я — к нему, не считаясь с проявлением добра и обращая все свое внимание лишь на насилие и зло.
    Приготовившись к допросу и откладывая в сторону бумаги, которые могли понадобиться, Климов понимал, что такие типы, как Файдыш и Сячин, уяснили в жизни одно правило: надо заставить бояться себя, во что бы то ни стало, даже если придется пойти на убийство. Но решиться на это, значит, прежде всего истребить в своем сердце чувство жалости, присущее живым. Идеалом поведения становится способность делать зло и не замечать этого, как не замечают собственного дыхания, чтобы всю жизнь потом люто ненавидеть тех, кто остается самим собой. Мерзость, надругательство над человеческим достоинством, жестокость — возводятся в добродетель, становятся своеобразным «кодексом чести». Подлость, грязь, презрение к культуре, к иной жизни — вот их способ самоутверждения. Хотят быть суперменами, а превращаются в подонков, жалких тварей, трясущихся за свои шкуры, лишь только наступает час расплаты. Ведь, как ни крути, а идя на убийство, они обрекают на гибель, прежде всего, самих себя. В душе-то каждый из них знает, кто есть кто.
    Когда ввели Файдыша, Климов начал допрос с того, что снова перечислил и назвал все эпизоды, фигурирующие в деле. Того, кто обходился упорным молчанием, он брал на заметку. Следующий раз на них заострит свое внимание Тимонин. А Файдыш исподволь пытался выведать, под стражей ли Рудяк и где Бицуев.
    — Я требую встречи с родными.
    Климов усмехнулся. Уж кому-кому, а Файдышу должно быть хорошо известно, что свидания даются только осужденным, и никогда подследственным.
    Против обыкновения, сегодня Файдыш начал говорить. Он отвечал невозмутимо-подробно, с той небрежной заносчивостью, словно его поступки можно истолковать как-то иначе, в его пользу, а не наоборот. Впрочем, человек сам выбирает линию поведения, когда намерен от чего-то отрешиться. Может, на его месте Климов сделал бы то же самое. Никто себя не знает до конца.
    — Какого цвета «Жигули» у Сячина?
    — Темно-зеленые.
    — А «вальтер» где он приобрел?
    — В глаза не видел.
    — Ой ли?
    На Климова смотрели серые колючие глаза.
    — Ну, ладно. Пойдем дальше.
    По всей видимости, Файдыш будет финтить до тех пор, пока не задержан Бицуев. А до этого придется расставлять ловушки впрок. Если из банды выкалывается один из сообщников, что-то тут нечисто. Думать, что Бицуева отпустили подобру-поздорову, наивно и глупо. Не для того посвящают в тайны, чтобы отпускать от себя. На этот раз в комнатушке Бицуева был найден фотоаппарат и куча фотоснимков, на которых были запечатлены многие работники милиции. Климов нашел и свое изображение. В разных ракурсах и разным планом. Вот он выходит из управления, вот садится в «Жигули», вот переходит улицу.
    Файдыш сделал вид, что ничего о фотографиях не знает.
    — Вы что, с братом поссорились?
    —. Зачем?
    — Вам лучше знать.
    — Фигня, начальник. Мы с ним кореша.
    — Невесту его видели?
    — Ни разу!
    Ответ прозвучал с такой поспешностью, что и сомнения не оставалось: Файдыш к этому вопросу был готов.
    Еще одна пометка в протоколе.
    Пытаясь сохранить насмешку в голосе, проговорил раздельно:
    — Ни разу в жизни, ясно?
    — Ясно.
    — Вот и хок-кей.
    Закинув ногу на ногу, сцепил худые пальцы на колене.
    Климов не мог не почувствовать, что за уверенным тоном и небрежно-смиренным кивком, выражающим полное согласие, таится такая дремучая злоба, что попадись он Файдышу на воле, тот бы себя превзошел в жестокости, лишь бы расквитаться за свою наигранную кротость.
    Нарочито медленно, чтобы привлечь внимание, Климов выдвинул ящик стола, достал и повертел в руке конверт с анонимным посланием.
    Файдыш растянул свой рот, осклабился.
    — Заело, да? Не бери в голову!
    Смех у него был неприятный, иногда клокочущий, сипяще-булькающий, а иной раз металлически-скребущий, как железом по стеклу. Хотелось, чтобы он заткнулся.
    — Чья работа?
    — Юрки… тьфу! — осекшись, сплюнул Файдыш. — Юркие мы люди, фулюганы… Я писал.
    — Графологи проверят, — «не заметил» оговорки Климов и спрятал конверт. — Чего уж проще.
    Скулы Файдыша покрылись желтизной.
    — Давай, шустри, — он покачал ногой. — Не первая отсидка, не загнусь.
    Ему привычней было изъясняться на жаргоне.
    Климов оценил его тактику. Тот, кто на первый взгляд бесцельно уклончив, всегда имеет четко осознанное и вполне конкретное намерение. Говоря нормальным, обиходным языком, Файдышу труднее было удержать в себе правдивые ответы. Искаженная речь легко извращает и мысль. Но, как бы там ни было, Климов искал и находил все новые и новые доказательства того, что Файдыш причастен к угону «шестерок», а возможно, и к убийству.
    Тимонин допросил Рудяка, и тот показал, что две предпоследние «тачки» он прятал в зоне аэропорта, в одном из заброшенных ангаров. Поди, найди их! Ни за что не сыщешь. Куда девалась малахитово-зеленая, седьмая, он не знал. У Сячина, наверное. Он ее присвоил. Как главарь и вдохновитель.
    Проведя наедине с Файдышем три с половиной часа, Климов решил прервать допрос и отправил арестованного в камеру.
    — Сы-па-сипа, начальник, — ернически имитируя восточную речь, ощерился тот и прижал руки к груди. Климов простил ему такую вольность. С ним еще сегодня побеседует Тимонин.
    После обеда позвонил Гульнов.
    — Бицуев в Караганде.
    — Невеста сообщила?
    — Она, милая.

Глава 11

    Андрей вернулся из Караганды с Бицуевым.
    Когда они вошли, Климов мазнул ладонью по столу, сдул крошки хлеба. С того момента, как приступили к обезвреживанию банды, он практически не ночевал дома и, естественно, обжился в кабинете.
    Пейте кефир и не забывайте про чеснок — и доживете до ста лет. Вот железный лозунг человека, выпавшего из семейной колеи.
    У Бицуева был жалкий, подавленный вид. Он медленно провел по лбу рукой, от одного виска к другому, потом еще раз, собирал кожу в складки, и, не поднимая глаз, начал давать показания.
    Гладко выбритый, пахнущий хорошим одеколоном, он говорил о нападениях на гаражи так, словно речь шла о мальчишеских набегах на соседские сады. Заботясь о точности выражений, растягивал слова и фразы. Видно было, что про себя он давно решил говорить правду. Его ответы отличались ясностью. Участвовал? Да. Где? Там-то. Единственно, что вызывало заминку, это числа. Дни помнил, а числа нет. Да оно и понятно: он собирался жить, а не давать показания.
    Климов нащупал у себя в кармане скрепку, попробовал, как гнется. Со слов Бицуева выходило, что на стрелковый клуб напали Сячин с Файдышем. Сячин выточил кастет, а Файдыш сделал нож. Кинжал с наборной ручкой. Перед нападением оделись нарочно приметно: Сячин натянул на себя тельняшку, а Файдыш — клетчатые брюки. Стибрил в каком-то дворе, висели на веревке. В ту же ночь они пытались раздобыть оружие в университете.
    — А кто украл баллоны с закисью азота?
    — Я не знаю.
    — Из городской больницы?
    — Чес-слово… это не при мне.
    — А вы где были?
    — Там, где меня взяли.
    — В командировке, что ли? — усмехнулся Климов и намотал на палец разогнутую в проволоку скрепку.
    Бицуев скривился.
    — Не по мне все это было. А когда он попытался… ну… — в голосе его послышались негодование и стыд, — в общем, он невесту мою, эту, вы еще тогда записывали ее адрес, чуть не изнасиловал… мы с ним подрались.
    — Он — это Рудяк?
    — Нет, Файдыш.
    Климов нахмурился. Позже, анализируя привычки и характеры Бицуева и его двоюродного братца, он придет к выводу, что они должны были поссориться, поссориться смертельно.
    — Невеста нам об этом не сказала.
    — Кому охота? — пожал плечами Бицуев. — Замуж собиралась.
    Климов смотал с пальца скрепочную проволоку, согнул ее в кольцо, подбросил на ладони.
    — Ружье ты стащил?
    — Рудяк.
    — А пистолет?
    — Сячин сказал, что выменял его на ящик водки.
    — У кого?
    — У чабанов каких-то.
    — Вальтер?
    — Да.
    — Вы из него стреляли?
    — Нет. Патронов мало.
    — Сколько их у Сячина?
    — Штук шесть, а может, семь. Точно не знаю.
    — Скажи-ка, Юра, а кассиршу…
    Бицуев резко мотнул головой.
    — Сяча убил.
    Климов отложил в сторонку скрепочное кольцо, включил магнитофон.
    — Давай-ка поподробнее.
    Бицуев сник. Сидел понурившись, часто облизывал губы, и в этом облизывании было что-то глупо-животное, отталкивающее своим утробным проявлением страха. Во всем облике читался ужас перед камерой и неизбежным наказанием. Потом заговорил, трудно и медленно выталкивая из себя слова.
    Основной целью Сячина было нападение на банк, завладение огромной суммой денег. Для этого они все вместе, вооруженные обрезом, пистолетом и дубинкой, разъезжали по городу, изучали маршруты банковских машин, время инкассации, пути обеспечения безопасности при нападении и после ограбления. При поездках пользовались гримом, наклеивали бороды, усы, рядились в яркие одежды. Было намечено шесть мест. Общая схема нападений выглядела так, как это и предполагали Климов с Андреем. К магазину «универсам» приезжали несколько раз. Были готовы.
    — Но там же людно? — сказал Климов.
    Бицуев кивнул.
    — Я тоже это говорил, но Сячин усмехался. Людно, да не очень. И потом, — Бицуев как-то упрямо посмотрел на Климова, — что может человек с авоськой против пистолета и обреза? Ничего. Два спаренных ствола, картечь в патронах… Людей там можно было положить с десяток. Кто же сунется? Старушка с палочкой? Пенсионер с медалькой?
    — Убедил, — согласился с ним Климов.
    Бицуев продолжал. После всевозможных прикидок, Сячин выбрал пятачок у ресторана «Чайка». Накануне Файдыш выкрутил пробки уличного освещения, но план осуществить не удалось: в момент приезда инкассаторов около ресторана остановился автобус, из которого стали выходить спортсмены, затем подъехали две «Волги».
    «А это уже мы работали», — с удовлетворением отметил Климов и намекнул, что ничего случайно не бывает. Особенно, у нас.
    Показания сына Грабаря свидетельствовали о том, что ограбление готовилось с предельной тщательностью, исключающей возможность провала. При малейшем сомнении операция откладывалась. Дальнейшие наблюдения привели Сячина к мысли, что на инкассаторов лучше напасть в конце маршрута, у кинотеатра «Космос». Один из охранников возвращался с очень крупной суммой денег. Судя по мешку, который он тащил с явным усилием, денег было под завязку. Тысяч триста. Но тут маршруты инкассаторов стали меняться, охрана усилилась. Чтобы не сидеть без дела, Сячин убил свою знакомую, работавшую в курортторге.
    — Кассиршу?
    Да.
    Подошли к самому главному. Климов посмотрел, пишет ли магнитофон, и, убедившись, что тот работает исправно, задал протокольный вопрос:
    — Скажите, Бицуев, кто совершил убийство кассира Ляхиной?
    — Сячин.
    — Как это все происходило?
    — Он сказал, что неожиданно, — облизнул губы Бицуев. — Мы знали, денег в кассе мало, не хотелось рисковать, а он решился. И пригласил с собою Файдыша.
    — А почему не Рудяка?
    — Он ее сделал в свое время женщиной.
    — Рудяк?
    — Нет, Файдыш.
    — Она ему симпатизировала?
    -Да.
    — Ну-ну, — видя, что Бицуев замолчал, поторопил его Климов.. — Я слушаю.
    Бицуев потер лоб.
    — Меня там не было. Это они рассказывали.
    — Я понимаю.
    — Вот. Дверь оказалась запертой. Ну, Сяча постучал, там есть окошко… Постучал и ждет. Она спросила, кто? Файдыш ответил. Она услышала и подошла к окошку. Увидела, открыла… Думала, он что-то скажет ей… А Сяча… руку с пистолетом внутрь просунул и выстрелил в нее. Сказал, что попал ей в «моргальник», в смысле, в глаз, — поправился Бицуев, и его язык опять прошелся по губам. — Потом зашел и забрал «бабки». Деньги, значит.
    Признание в кровавом преступлении звучало просто: приехали, зашли, убил. Потом все деньги поделили.
    — Сколько Сячин взял себе?
    — Десять кусков.
    — А почему так много?
    — Сказал, что передаст знакомому в угрозыске, и тот замнет убийство. Мол, все так делают, кто хочет жить.
    — И вы поверили?
    Климов почувствовал, как крылья его носа затвердели, кожа у глаз натянулась, веко задергалось.
    — А что? — демонстративно удивился Бицуев. — Так не бывает? Конечно, поверили. Без связей ничего сейчас не сделаешь и не добьешься. Все это знают.
    — Ну, ладно, — не стал дискутировать Климов и потер нижнее веко. — А кто фотографировал? Меня, других сотрудников милиции? Зачем?
    — Чтоб знать в лицо, — с поспешностью сказал Бицуев. — Рудяк снимал.
    — А ты?
    — И я, — он опустил глаза. — Сяча приказывал. Потом устраивал экзамен: показывал на улице и спрашивал, кто это? Надо было отвечать.
    — Послание мне Файдыш написал?
    — Рудяк.
    — Его затея?
    — Сячи. Он нас и одеваться заставлял невзрачно, чтоб стрижечка была и все такое. Никаких примет.
    — А у него у самого отличия имеются?
    Бицуев помолчал, потом ответил.
    — Недавно подбородок раскроил, попал в аварию. Теперь ходит со шрамом.
    Климов выключил магнитофон, взял ручку.
    — Слева, справа?
    — Слева.
    — Так и запишем: на подбородке слева косой шрам.
    В общей сложности допрос продлился пять часов, сравнительно немного, но место, где скрывался главарь банды, оставалось неизвестным.

Глава 12

    Вечером Климов присутствовал на допросе Рудяка.
    Вел его Тимонин.
    В этом следователе, с которым Климову не раз приходилось работать бок о бок, угадывалась та нервная сила, что заставляет подниматься навстречу даже чиновников в просторных кабинетах. И сейчас его желто-зеленые глаза рыси вприщур смотрели на Рудяка. Прокуратуру, как и уголовный розыск, интересовало местопребывание Сячина.
    Рудяк уже не скрывал никаких подробностей, точно указывал, где, когда и с кем совершено то или иное преступление, и лишь убийство кассирши упорно сваливал на Файдыша. Выгораживал брата.
    Холодный свет люминесцентных ламп делал его лицо мертвенно бледным, синюшно оттенял подглазья. Ноги в кремовых носках и кремовых кроссовках выглядели как пластмассовые протезы.
    — Кто такая Сердюкова, приславшая на имя Сячина открытку «до востребования»?
    — Томка, что ли?
    Тимонин промолчал.
    — Курортница одна. Серега снял па пляже.
    — Кто она? Откуда? Где работает?
    — В открытке адрес не указан?
    — Я вас спрашиваю.
    — Курортница и все. Я с ней не спал.
    — А Сячин?
    — Было дело.
    — Так, — протянул Тимонин и отодвинул от себя подальше пачку сигарет. Чувствовалось, что он хочет закурить, но в комнате и так было сине от дыма.
    — Но что-нибудь о ней вы знаете? Ее приметы, цвет волос…
    — Нет, ничего.
    В глазах Рудяка просквозила робкая, бессильная надежда: если и эта ложь не выгорит, тогда ему хана. Раза три- четыре в его голосе прорывались нотки горького раскаяния, но в основном он держался на злобе.
    — Вы не пытались отговорить Сергея от убийства?
    Тимонин сменил тему, и Рудяк, чьи скулы стали восковыми, безвольно-тягостно вздохнул:
    — Пытался, сколько раз.
    Усиливая нажим, Климов уличил его в противоречии:
    — Сейчас вы косвенно дали понять, что Лякину убил ваш брат, Сергей, к чему усугублять свою вину? А то получается, что это вы стреляли в кассе. По крайней мере, Бицуев с Файдышем считают, что убили вы.
    — У, падлы гадские! — рассвирепел Рудяк. — Серега Файдышу при мне отдал «косую»!
    — Тысячу рублей?
    — Да, тысячу! Что, мало?
    Климов не стал спорить, и Тимонин поблагодарил его взглядом: вовремя помог, хорошая раскрутка.
    — Мало, — жестко сказал он. — За тысячу сейчас никто себя марать не станет! Признавайтесь, кто убил? Вы или Сячин?
    Рудяк дал «трещину».
    Пристыженно и виновато, сбивчиво, взахлеб, вымаливая для себя прощение, он рассказал о том, как Сячин убивал кассиршу.
    — Он с вальтером теперь не расстается. Мы все боялись, что и нас он уберет. Он говорил, что в «уголовке» у него полно дружков.
    — И вас бы мог убрать?
    Кажется, наступил момент полной самообнаженности. Узкое лицо Рудяка исказилось, и он разрыдался. Размазывая слезы по щекам, стал говорить о том, что в августе его чуть не убил Сергей. Заподозрил в возможной измене. Привез на своей «Ладе» в лес, заставил полностью раздеться и, подтолкнув к какой-то грязной яме, угрожая пистолетом, потребовал молчать «до гробовой доски», чтоб ни случилось. Узнав, что между Файдышем и Бицуевым произошла драка, во время которой Бицуев орал, что выдаст банду «с потрохами», Сячин сказал, что «порешит Бича». Вместе с Файдышем, вооруженные пистолетом и обрезом, они до ночи поджидали того у здания милиции, сидя в машине. Если бы он вышел «из ментовки», они бы его застрелили. Но Бич пропал куда-то, наверное, испугался, заявлять не стал, и они успокоились.
    — И вас осталось трое?
    — Да.
    Рудяк отвечал нервно, срывисто, и все-таки тон его теперь был иным, чем вначале. Немного помолчав, уняв волнение, он выпил воды, предложенной ему Тимониным, и ответил на последние вопросы.
    — Организатор банды Сячин?
    — Да.
    — Куда он мог уехать?
    — К Томке.
    — Где она живет?
    — В Подвойске.
    — Кем работает?
    — Швеей.
    Остальное их уже не волновало. Рудяк и не заметил, как сказал о самом главном.

Глава 13

    В Подвойск Климов приехал на рассвете.
    Этот далекий, затерявшийся в лесах сибирский городок заставил его сделать три пересадки: с самолета на поезд, с поезда на катер, с катера на рейсовый автобус, переполненный рабочим людом.
    Начальник подвойского уголовного розыска, поджарый капитан, назвавшийся Чурилиным, познакомил его с оперативной сводкой. Сердюкова Тамара Анатольевна, работница швейного кооператива «Соболь», проживает по улице Завражной, дом номер пять, в частном домовладении, разведена, детей не имеет. Три дня назад взяла на работе отпуск, на улицу выходит редко. Во дворе ее дома стоят «жигули» шестой модели, малахитово-зеленые, прикрытые брезентом.
    — А что, сюда можно добраться своим ходом? — удивился Климов. И Чурилин подтвердил:
    — Свободно! Чем мы хуже вас, южан? Недавно трассу протянули, так что можно.
    Климов мысленно поблагодарил подвойских коллег за оперативность, за сбор нужной информации, и подумал, что «разведена, детей не имеет», это как раз то, что нужно Сячину. Он с машиной, при деньгах, она свободна. Частный дом… Подполье обеспечено.
    — Как его теперь оттуда выкурить?
    Сразу же возникло несколько вариантов, но на лице Чурилина отразилась кривая улыбка пройдохи, довольного своей хитростью. План его заключался в том, что дома по улице Завражной не были еще подключены к теплоцентрали, и горкоммунхоз устанавливал колонки для подогрева воды. Заодно устанавливали и ванны, тем, кто хотел. А хотели все: уж больно баня далеко, да и купаться в ней тоска: вот-вот завалится.
    Климов уловил его идею.
    Через день на улице Завражной появились сварщики, сантехники, газовики. Климов с Чурилиным стали бригадирами.
    В полдень в доме Сердюковой был замечен квартирант. Когда она отправилась в ближайший магазин, занавеска на одном из крайних окон дрогнула. Кто-то наблюдал за улицей.
    Одетый в прожженную робу сварщика, в вязаной шапочке, с защитными очками на лбу, Климов не боялся, что его узнает тот, кто прятался за занавеской. Черные усы и трехдневная щетина настолько изменили его облик, что, пройди мимо него жена, и та бы отшатнулась, как от чужака. Она панически боялась уличных знакомств.
    Утром следующего дня группа Чурилина устанавливала газовую колонку в доме Сердюковой, но Сячин ни разу не вышел на кухню, словно его и не было.
    Климов попросил соседку, бойкую старушку в кацавейке, узнать, есть ли кто в доме? Но та вернулась, пригорюнясь. С ней и разговаривать не стали: «Томка чевой-то окрысилась». Это лишний раз убеждало, что Сячин здесь, бежать ему отсюда некуда. Плохо то, что у него «вальтер» и неизвестно, сколько патронов к нему. Любой, кто сделает хоть шаг в его жилище, в его прочное убежище, получит пулю.
    Надо было выманить его на улицу, по крайней мере, сделать все, чтоб он расслабился, забылся, опустил оружие в карман. Услышав голоса газовиков, он, без сомнения, вынул пистолет и встал за дверь.
    В бюро технической инвентаризации Чурилин взял план сердюковского дома, и после его изучения они пришли к весьма неутешительному выводу: штурмом сячинскую клетку не возьмешь. Она была без окон, с единственной дверью, которую легко забаррикадировать. К тому же, наискось от двери, в стене располагалась ниша, еще одно хорошее укрытие.
    — Да не пяльте вы глаза на окна! — с раздражением заметил Климов одному из оперативников, делая вид, что дает рабочее задание. — Никуда он отсюда не денется.
    После того, как газовики подключили колонку, а сантехники врезались в канализацию, Климов подозвал хозяйку дома. Вряд ли ей захочется получить срок за укрывательство убийцы, да и ее саму он мог убить в любой момент, а мог и просто взять заложницей.
    Сердюкова, щуплая блондинка с острым носиком, сначала стала в позу: я вас знать не знаю, но, видя, что Климов жестом приглашает ее выйти, спустилась с крылечка. Одновременно к ней подошел Чурилин.
    Развернутое удостоверение сделало ее послушной.
    Ужаснувшись тайне своего дружка, она боязливо оглянулась на дверь кухни.
    — И что я должна сделать?
    Ее уже трясло.
    — Прежде всего успокоиться. Потом «обмыть» благоустройство дома.
    — Подпоить?
    Климову понравилась ее сообразительность.
    — И постарайтесь вытащить его в кино, или на улицу.
    — А у меня…
    — Мы вам достанем.
    Речь шла о водке, и Климов усмехнулся. Он сейчас напоминал себе пронырливого выпивоху. Все дела побоку, одно на уме: достать и чекалдыкнуть.
    Через полчаса работы в доме были закончены, и подъехавший грузовик с обшарпанными бортами увез рабочих на обед..
    Сердюкова отправилась в магазин. Там ее уже поджидал Чурилин. Вернулась она с полной сумкой и, пройдя мимо Климова, сидевшего на лавочке недалеко от ее дома, толкнула калитку.
    В том, что Сячин обрадуется выпивке, сомнений не было. Со слов Бицуева и Рудяка, он давно уже был алкоголиком.
    Спустя сорок минут, все тот же грузовик лихо тормознул возле скамейки, на которой сидел Климов. Из кабины выпрыгнул Чурилин, из кузова — четверо оперативников.
    Группа захвата была в сборе.
    Если ничего не изменится и все пойдет по разработанному плану, вечером Сердюкова и Сячин пойдут в кипо. Там демонстрировали западный остросюжетный фильм «Однажды в Америке» — с убийствами и откровенной порнографией. Вот тут-то они голубя и подомнут.
    — Кому с ним работать впритирку? — используя профессиональный жаргон, поинтересовался чурилинский помощник, и Климову в этом вопросе послышалась подсказка: мол, птица ваша, вы с ней и возитесь. Режьте крылья.
    Обсудили и этот момент.
    К вечеру похолодало. В туманно-серой наволочи неба тускло светилось бледное, розово-дымное пятно, в котором угадывалось некогда яркое солнце. Иногда оно пропадало совсем, и тогда острее ощущалась знобящая сырость предзимья.
    Климовские помощники тревожно поглядывали друг на друга.
    Лишь бы ничего не изменилось, только бы ничто не помешало провести захват.
    Чурилин достал беломорину, пофукал в плотный бумажный мундштук, закурил. Сидит, понимаешь ли, человек после трудов праведных и дым пущает. Он успел переодеться, и теперь на нем были синие джинсы «варенки» и кожаная куртка. На груди болталась металлическая цепочка. Этакий блатняжка-хиппи, перестарок. Даже паричок добыл с патлатой гривой. В самый раз.
    Незаметно стемнело.
    В доме Сердюковой вспыхнул свет.
    Климов с Чурилиным переглянулись. Неужели Сячин заартачится? И пить не стал, и выйти в город отказался? Тогда у него чувство опасности, действительно, звериное.
    Напротив сердюковского дома, на затененной скамье обнималась какал-то парочка. Оттуда доносился перебойный ритм модного шлягера.
    — Твои? — почему-то шепотом спросил Климов, хотя можно было говорить и громче.
    — Мои, — ответил Чурилин.
    — Надо убрать, — посоветовал Климов. — Слишком хорошо тоже нехорошо. Сячин — зверь осторожный.
    Чурилин не без некоторого усилия над собой переместил милующихся на другую скамью, и сделано это было вовремя. В вечерней тишине протяжно скрипнула калитка, и на тротуаре появилась женская фигура. Постояла, махнула рукой.
    Около нее тотчас покачнулась тень мужчины.
    Климов быстро спрятался за дерево.
    Чурилин вышел на дорогу, как человек, который хочет ехать и не видит ни одной приличной для себя машины. Постоял, качаясь на бордюре, и медленно, нетвердо ставя ногу, пересек проезжую часть улицы.
    Пошатавшись вдалеке, скрылся в переулке.
    Спустя какое-то время за ним свернули Сячин с Сердюковой.
    В тот же переулок тенью скользнул Климов.
    Около кинотеатра было людно, оживленно, празднично, а главное, светло. С рекламной афиши на прохожих щурился угрюмый тип в низко надвинутой на глаза широкополой шляпе.
    Сердюкова направилась к кассе, а Сячин отошел в сторонку. Правую руку из кармана он не выпускал.
    Какой-то увалень в пижонской кепке заслонил его от Климова спиной, должно быть, обратился закурить, но тут же отвалил, держа сигарету на отлете, дескать, кто поможет огоньком?
    Сячин снова оказался в поле зрения.
    Куртка со стоячим по моде воротником: хомуток-застежка на кнопках. Туфли на «липучках», брюки-бананы, а лицо серое, с бескровными губами. Есть такие типы, у которых губы как бы припорошены. Хочется заставить их пойти умыться.
    В посадке головы было что-то хищное, особенно при повороте, в профиль.
    Климов старался не встречаться с ним взглядом. Не дай бог узнает!
    Браслет на руке, шрам на подбородке.
    Когда от кассы отошла Сердюкова, что-то говорившая Чурилину, державшему билеты. Климов напрягся. По разработанному им сценарию, у Сердюковой нет разменных денег. Может быть, у Сячина найдется мелочь?
    Увалень в пижонской кепке снопа очутился рядом с Сячиным, ища глазами: у кого бы прикуркутъ?
    Под его прикрытием и Климову легко переместиться.
    Сячин недовольно буркнул, взялся левой рукой за ворот куртки, правой распустил «молнию», полез в брючный карман…
    Чурилин, Сердюкова, Климов, увалень в пижонской кепке — все придвинулись, стеснились: нет ли лишнего билетика? — и сячинские руки подломились, вывихнулись за спиной в локтях.
    Послышалось звериное рычание:
    — У, сучий рот…
    И в тот же миг взведенный «вальтер» оказался в руке Климова.
    — Спокойно, без конвульсий.
    Нетрудно было понять, что Сячин хотел бы сейчас всем им перегрызть глотки и прежде всего, Климову.
    Стоявшая неподалеку «Волга» стала медленно сдавать назад, на ходу распахивал дверцы.
    Щелкнули наручники. Кто-то вздохнул. Похоже, увалень в пижонской кепке, И только тогда Климов почувствовал, как он вымотался за эти дни. Направляясь к машине, он заметил, что Чурилин стаскивает с себя парик, и сочувственно подумал, что так после стрельбы по человеку, пусть он самый отъявленный гад, пистолет кажется ужасно лишним, не знаешь, куда деть его, куда приткнуть. Про кобуру обычно забываешь и суешь его кому-нибудь в руки, кто поближе, чтобы потом, опомнившись, забрать его назад, уже остывший, но еще отдающий горелым порохом.
Top.Mail.Ru