Скачать fb2
Волк Смерти

Волк Смерти

Аннотация

    В небесах над ульем Люэтин Космические Волки Эрика Моркаи бьются с разбойничающими тёмными эльдарами, снаряжённые прыжковыми ранцами Кровавые Когти штурмуют адские корабли чужаков. Но исход войны решится в поединке самого Моркаи со зловещей госпожой ксеносов.


Волк Смерти

01

    Мон-ки — такая лёгкая добыча. Гомор ухмыльнулся, наблюдая, как одно из этих жалких существ семенит вокруг энергоузла. Он смотрел, как человек идёт, находя путь лишь благодаря зажатому в слабой ручонке фонарику.
    Похоже, что мон-ки боялись тьмы. Даже самые храбрые из них не желали оставаться в ней надолго, но их слабые умишки не были способны осознать истинный ужас, что поджидал в тёмных уголках вселенной. С булькающим шипением Гомор выскользнул из тени в реальный мир. Мон-ки обернулся и с ужасом уставился на убийцу.
    — Что за…
    Холодные как лёд когти мандрагора вонзились в живот человека. Гомор вкусил ужас, ощутил тёплое прикосновение сердца, когда оно перестало биться. Покрывающие чёрную как смоль кожу руны зашевелились, взбудораженные убийством. Он издал щёлкающий звук, и двое родичей проскользнули в материальное пространство. Они посмотрели на Гомора и тихо зарычали, когда тот дотронулся до несомой сферы. Посеребрённое устройство замерцало, от касания проступили древние руны эльдаров. Из глотки Гомора вырвался ещё один ужасный звук, когда чёрное пламя возникло из ниоткуда и окутало сферу обсидиановым ореолом. Другие мандрагоры покорно кивнули и отпустили устройство. Дымящаяся сфера взмыла и замерла в нескольких метрах над основным энергетическим центром улья Люэтин. Устройство пылало. За считанные секунды его покрытые письменами внутренности рассеялись в атмосфере, а металлическая оболочка распалась, не осталось ничего.
    В воздухе вспыхнула сверкающая сфера холодной тёмной энергии, чьи завихрения рассекали в ткани реального мира всё новые меньшие дыры. Гомор понимающе и безрадостно улыбнулся, наблюдая, как узы линейной вселенной рвутся словно паутина.
    Смертный бы не увидел ничего, но мандрагор родился в ином мире. Глаза порождения тьмы и невероятной реальности привыкли видеть незримое, и Гомора устраивало, что обитатели Люэтина так и не узнают о приближении рока. Люди умрут так же, как и жили — невежественными и напуганными. Рваные края вихря содрогнулись и утихли, полог тьмы из паутины путей соткался в кружащийся портал, чья тень полностью накрыла энергетический центр.
    Довольный Гомор нахмурился и тихо зарычал, выполнив свою задачу. Мандрагоры ускользнули во мрак. 

02

    Ветер доносил эхо лазерных выстрелов и крики.
    — Ударьте, прежде чем добыча разозлится. Вырвите сердце прежде, чем близнецы гнев и отчаяние придадут ей силы.
    Кабалиты Расколотой Руки были страстными охотниками, каждое мгновение они посвящали совершенствованию в искусстве убийства. И с жестокой эффективностью исполняли приказы. У защитников Люэтина не было ни единого шанса. Кабалиты мгновенно смяли сопротивление имперских гвардейцев 109-го Люэтинского стрелкового и призванных подразделений необученных рабочих, что побросали дрели и схватились за лазганы. Мстительным потоком воины хлынули из портала путевой паутины, окутанного колдовским пламенем. Десятки быстрых как стрела скифов и покрытых шипами самолётов беспрепятственно пронеслись над плитами укреплений Люэтина, чтобы нанести по улью сокрушительный удар. Кабалиты в доспехах и ухмыляющиеся женщины-гладиаторы высадились на улицы, охотясь и убивая с неугасимой злобой и азартом.
    Улей пылал.
    Архонтесса Вранак неподвижно сидела на троне из плоти, пока её личный транспорт летел к улью. Под дьявольскими изгибами отполированного шлема она улыбалась обоими ртами. Гомор хорошо поработал. Мандрагор вывел из строя лазерные башни и энергетические поля, являвшиеся первой линией обороны, и убил нескольких высокопоставленных офицеров, чьи выпотрошенные тела посеяли панику среди войск Люэтина. В таком состоянии высокий некрополь стал лёгкой добычей, внутренности улья открылись серпам Расколотой Руки.
    Подземные шахты Люэтина были богаты залежами минералов и драгоценных руд, которые до последнего грамма будут добыты и использованы в адских оружейных тёмных эльдаров. Но самой большой ценностью в улье, которая привела Руку к нему, словно умирающего к богу, были неисчислимые толпы шахтёров и надзирателей из Адептус Администратум.
    Расколотая Рука обратит их в рабство и уведёт в Комморру, где люди познают истинное значение отчаяния. Счастливчиков разделают на части, чтобы обеспечить гемонкулов работой и генетическим материалом для жутких экспериментов. Других замучают во дворцах удовольствий тёмного города, где мучительные смерти — пища для душ. Тех же, кто будет сопротивляться, предадут мечу. Так или иначе, Вранак позаботится о гибели жителей Люэтина.
    — Будьте бдительны, — она открыла канал связи кабала, чтобы предупредить ворвавшихся в город воинов, — Разница между добычей и наживкой невелика, и из-за неосмотрительности многие охотники стали жертвами.  

03

    — Прости нас, Всеотец, — морщины на лице Эрика Моркаи углубились, когда под ногами захрустело стекло. Разноцветные осколки — всё, что осталось от тысяч витражей, что рассказывали о прибытии Императора на Люэтин. Но стёкла были предназначены, чтобы смотрели на них, а не наружу, а Эрику был нужен лучший обзор.
    Моркаи пристально смотрел на узкие улочки Люэтина. Ветер бил в хмурое лицо, прижимая косички бороды к нагруднику. Без бремени шлема Эрик чувствовал запах озона и слышал мучительные крики людей. Он был прирождённым охотником, но волчий лорд, одарённый канис хеликс, понимал стихии так, как ни один из его предков. Эрик наблюдал за добычей с отвесного края парламента улья Люэтин, прижавшись грозным серо-голубым доспехами к тусклым камням. Внизу проносились гладкие корабли, петляя между высокими столпами и шпилями похожих на соборы домов улья. Хищный взгляд Эрика следовал за каждым изменением траектории эльдаров, на невероятной скорости избегавших спорадических выстрелов с нижних этажей.
    — Запомни мои слова, брат, об этом дне сложат славные саги, — Эрик повернулся к Агмунду. Волчий страж низко пригнулся на краю, критически глядя на летевшие внизу транспорты и невольничьи суда.
    Агмунд согласно оскалился, растянув длинный шрам, что тянулся от виска до шеи.
    — Готовьтесь, — Эрик подал команду остальной великой роте. Он отошёл от края, доставая плазменный пистолет, и нажал на активатор цепного топора. Позади готовились к бою Агмунд и Ивар. Волчий лорд размял плечи, чувствуя непривычную лёгкость без огромной медвежей шкуры. Но сейчас старому трофею было не место.
    — Влка Фенрика!
    Вокс в ухе Эрика наполнился хором подтверждения, вся великая рота отозвалась на призыв к бою. Из окон и балконов огромных зданий Люэтина Космические Волки бросились на корабли эльдаров подобно граду в серых доспехах.
    Эрик тяжело приземлился посреди рейдера, укреплённые мышцы ног поглотили костедробительный удар. Волк ринулся вперёд по шатающейся под его весом палубе и убил носового стрелка обратным взмахом топора. Десяток тёмных эльдаров изумлённо уставился на волчьего лорда, когда между ними рухнула голова сородича.
    Моркаи довольно завыл и выстрелил в столпившихся ксеносов. Ослепительно вспыхнувший плазменный пистолет испарил чужаков. Уголком глаза Эрик увидел Агмунда и Ивара. Волки бились на соседнем корабле, их доспехи забрызгала кровь.
    — Анцвити-чужаки, — волчий лорд выругался, когда поток снарядов врезался в его доспехи.
    Он обернулся, высматривая стрелявший в него корабль эльдаров. Низко пригнувшись, Эрик укрылся за ограждением, когда к нему устремилась новая очередь, и снял с пояса мельтазаряд. Моркаи закрепил его на корпусе скифа и поставил таймер на четыре секунды.
    Один, два, три…
    Эрик выждал, сколько осмелился, и прыгнул. Взрыв мельтазаряда поглотил транспорт в огненном шаре, а ударная волна швырнула волка на атакующий корабль. Он взмахнул цепным топором, зубья впились в корпус, а через миг уже вскочил на палубу. Клинок впился в мягкие внутренности эльдаров. Он скользнул влево, когда последний из экипажа бросился в бой, и ударил лбом в шлем чужака. Металл смялся, круша череп.
    — Слабаки, — сплюнул Эрик.
    Он стряхнул кровь ксеносов с топора и воспользовался передышкой, чтобы оценить ситуацию. По нейронным имплантатам поступала тактическая информация, рунические письмена проносились перед усовершенствованными глазами. Дюжина братьев погибла во время прыжка, их идентификаторы на дисплее погасли, а в два раза больше получили ранения. Он зарычал, мысленной командой отключил экран и повернулся к несущимся к нему одноместным гравициклам.
    — Торольф, убей их. 

04

    Приказ волчьего лорда услышал Торольф Ледоход, засевший среди стволов-антенн сенсориума, выросшего на верхних этажах улья.
    — За Русса. За Всеотца!
    Не включая прыжковый ранец, Торольф спрыгнул с сенсориума и полетел вниз. За ним следовали тридцать Небесных Когтей, падающих сквозь километровый слой смога, который маскировал их присутствие. На дисплее вспыхнули предупреждения — приближались здания улья.
    Он активировал прыжковый ранец, короткими рывками меняя траекторию. Украшенные горгульями балконы и выступающие вентиляционные трубы проносились в сантиметрах от лица Торольфа. Перед глазом загорелась красная руна — он падал с такой скоростью, что погиб бы при столкновении. Торольф проигнорировал и сморгнул предупреждение. Едва он вылетел из дымки, как на месте руны возникла прицельная сетка и информации о ситуации. Привычный к этому после десятилетий войны Космический Волк просмотрел иконки, наводясь на Эрика и эскадрилью эльдаров.
    Торольф включил оба ускорителя, не отводя глаз от указателя высоты, когда прыжковый ранец ускорил падение. Эльдары были почти в зоне поражения. Напряжёнными от сокрушительной силы спуска пальцами Торольф снял с магнитных креплений болт-пистолет и болтер. Протянув руки к приближающимся скифам, он стал похож на валькирий, чьи изображения видел в древних пещерах Фенриса. Валькирии, воины из мифов и легенд, часто изображались сходящими с небес в полных доспехах с мечом и копьём. Эта мысль заставила Торольфа улыбнуться.
    На дисплее вспыхнули слова «Прицельная дальность». Он открыл огонь, мускулистые руки не дрогнули, когда взревели болтеры. Позади начали стрелять Небесные Когти, осыпая эльдаров градом разрывных снарядов. Скифы были невероятно быстрыми и маневренными, но Космические Волки застали их врасплох, а от шквального огня было невозможно уклониться. Гладкие суда рассыпались под болтерным огнём. Языки пламени облизнули доспехи Торольфа, падавшего через обломки, на миг ослепили, пока не восстановилась оптика шлема.
    — Небеса чисты, лорд, — обратился он к Эрику, попеременно включая ускорители, чтобы удержать высоту. — Что… — На дисплее возникла цель. Она двигалась слишком быстро, чтобы могли уследить авточувства, отражалась на экране как сплошная линия, — Рассредоточиться!
    По приказу Торольфа Небесные Когти бросились в разные стороны, но слишком поздно. Ускоряющийся корабль эльдаров пронёсся сквозь них, оставляя за собой воздушные мины, а затем парящие заряды взорвались, изрыгая во все стороны пламя и осколки.
    Мир Торольфа померк. 

05

    Торольф резко пришёл в себя и скривился от боли в спине. Он ударил по застёжке прыжкового ранца и перекатился на живот, отряхиваясь от осколков камня и стекла. Ранец спас ему жизнь, смягчив удар, ускорители смялись. На дисплее мелькала мешанина смазанных образов и тактической информации. Ледоход зарычал, сорвал повреждённый шлем и с досадой отшвырнул его. В голове гудело от взрыва, рёбра болели. Космический Волк сел и огляделся. Он упал в какую-то часовню. Мощёный плиткой пол треснул под бронированной тушей, каменные святые сердито смотрели с постаментов. Торольф поискал взглядом оружие и выругался — его нигде не было. С трудом поднявшись, он посмотрел вверх, на разбитые стёкла и купол, прервавший падение. Волк размял шею, тяжело дыша, пока усиленная физиология наполняла организм адреналином.
    — Пусть тебя найдёт слава, Йорик, — тихо отблагодарил Торольф Железного Жреца за поддержание уровня болеутоляющих в доспехах. Боль фокусировала разум, отчего было проще убивать, чем думать. Скрипя зубами, Ледоход вышел из часовни и позволил звукам боя привести его к разбитой улице. Он помедлил, позволяя глазам привыкнуть к относительному полумраку. Свет не доходил до нижних галерей некрополя, путь лучам преграждали огромные здания и бесчисленные солнечные коллекторы. Волк принюхался и зарычал от вони ксеносов. Они были близко, возможно на этом же этаже. Торольф пошёл по запаху, переступая через трупы проповедников, выпотрошенных эльдарами, брошенных гнить словно скот.
    Торольф пригнулся, когда сверху раздались выстрелы из тяжёлого болтера. Он прислушался, чтобы понять, откуда стреляют. Слева, посередине следующего прохода. Космический Волк двинулся дальше, слыша треск лазганов и приглушённые хлопки ружей эльдаров. Обойдя здание Администратума, он прижался к стене и выглянул из-за угла. Трое имперских гвардейцев укрылись за мешками с песком и отстреливались от наступающих с северо-запада пяти эльдаров. Разорванные шипастыми снарядами тела остальных солдат валялись на дороге.
    Торольф услышал, как выскользнул из магазина болт, а затем безошибочный звук заклинившего патрона. Тяжёлый болтер умолк, и воин мгновенно выскочил из укрытия и бросился к гвардейцам.
    — Стреляйте! Продолжайте стрелять!
    — Не могу, я пытаюсь.
    — Стреляй же, они идут! — в голосе раздалось отчаяние.
    — Император побери! Затвор заело.
    — Ну давай, дай взглянуть.
    — Они идут! Идут! — закричал другой.
    Торольф взревел и шлёпнул кричащего гвардейца по лицу, сломав челюсть. Солдат упал без сознания, а двое других просто уставились на Космического Волка расширившимися от ужаса глазами. Едва ли они когда-либо видели космодесантников, и сейчас Волк казался им страшнее приближающихся пиратов.
    — Дай… дай мне оружие! — от боли язык Торольфа заплетался.
    Старший из двух гвардейцев открыл рот, но не смог вымолвить ни слова.
    — Зубы Русса, — раздражённо зарычал Ледоход. Он протолкнулся мимо солдата, протянул руки и сорвал тяжёлый болтер с креплений.
    Мерзкий запах плоти чужаков забил ноздри Космического Волка. Эльдары были совсем рядом. Закряхтев от сверхчеловеческого усилия, Торольф передёрнул затвор и открыл огонь.
    — Убирайтесь в бездну!
    Передние ксеносы умерли мгновенно, от их хрупких тел остался лишь красный туман. Остальные бросились в укрытие, но Торольф не оставил им ни единого шанса, выстрелы разорвали обломки и сломанные машины. Бывший длинный клык был знаком с тяжёлым болтером, как с морщинами на своём лице. Ему потребовалось меньше двадцати секунд, чтобы выследить и убить чужаков. Торольф принюхался, ища выживших. Никого. Затем он скривился от мерзкого запаха. Ледоход повернулся к съёжившимся гвардейцам, заметил на их штанах расползающиеся мокрые пятна и ухмыльнулся. 

06

    Эрик взревел, когда зубья его топора разорвали очередного эльдара. Он стоял на горе мёртвых ксеносов в забрызганных кровью доспехах и изучал тактический экран на дисплее. Засада удалась, больше половины чужаков погибло или обратилось в бегство. Но в атаке настал критический момент, одна ошибка, и натиск дрогнет. Эльдары всё ещё превосходили их десять к одному, а Волки рассеялись по всему улью. Нельзя было позволить ксеносам перехватить инициативу.
    Звуки взрывов привлекли внимание Эрика к юго-западу, где в небе появился огромный корабль, больший, чем все уже встреченные. Острый нос рассекал горящие обломки меньших катеров, прокладывая путь к Рагнавальду и его разведчикам.
    На бортах корабля вспыхнули батареи продолговатых энергетических орудий, и волчий лорд заскрипел зубами от гнева. Идентификатор Рагнавальда почернел.
    — Сожри их Русс. Мы должны сбить этот челн, — Эрик выругался, когда ещё шесть рун пропали с дисплея.
    — Её окружает какой-то энергетический щит. Мы не можем ни взять её на абордаж, ни подобраться достаточно близко, чтобы установить заряды, — проворчал Агмунд.
    — Мы должны найти способ. Мы…
    Словно в ответ на требование волчьего лорда, шквал болтерного огня обрушился на щит из нижнего улья. Прозрачный энергетический пузырь вспыхнул и лопнул, крупнокалиберные снаряды достигли цели.
    — Вперёд! За Русса! Вперёд! — Эрик взмахнул топором в сторону открытого корабля, приказывая атаковать, когда перегруженный щит исторг бурю бессвязного шума. 

07

    Эрик вскочил на транспорт, Агмунд и Ивар последовали за ним. Телохранители архонтессы обрушили на Космических Волков сверкающие алебарды. Эрик блокировал попытку отсечь ему голову и в упор выстрелил в лицо эльдара. Плазменный разряд испарил череп ксеноса и убил другого, бежавшего следом.
    Эльдары были опытными воинами, но бились по одиночке, желание убивать лишало их защиты. Космические Волки сражались как стая, каждый выпад и удар был нанесён в унисон с ударами братьев, чтобы пробить брешь в обороне и сокрушить врага.
    — Ты налево! — взмахнул клинком Ивар.
    Агмунд обернулся и вскинул оружие, парируя удар эльдара, а затем рубанул его по плечу. Он зарычал, когда цепной меч впился в доспехи телохранителя архонтессы — сегментированный, куда более тяжёлый и прочный, чем у других чужаков. Вместе с воинскими навыками и сверхъестественной ловкостью это мешало нанести смертельный удар.
    — Довольно плясок, — Агмунд уклонился от выпада врага, примагнитил меч к доспеху и ударом плеча отбросил эльдара. А затем, прежде чем ксенос пришёл в себя, бросился вперёд, блокировал руки и схватил за хрупкую шею, — Пусть Русс дарует тебе удачный полёт!
    Фыркнув, Эгмунд сбросил пинающегося эльдара с корабля. Ивар с ухмылкой последовал примеру волчьего гвардейца и спихнул двух оставшихся ксеносов навстречу погибели.
    — Похоже, Ивар хочет твоё место за пиршественным столом, — усмехнулся Эрик и повернулся к зловещей архонтессе, неподвижно сидевшей на троне. Её отполированная угольно-чёрная броня резко выделялась на фоне кровоточащих трупов.
    — Я Вранак. Запомни это имя, мон-ки. Скажи его своему богу-трупу, когда перед ним предстанешь.
    Словно поток тьмы эльдарка вскочила с трона и ударила в грудь Эрика протянутым кулаком. Волчий лорд пошатнулся, покатился назад.
    Эрик бросил плазменный пистолет и в последнее мгновение вцепился в край ограждения. Повисший на борту волчий лорд пытался остаться в сознании, чувствуя себя так, словно на него наступил боевой мамонт. Из глубокой трещины в нагруднике текла кровь.
    Архонтесса шагнула вперёд, чтобы закончить начатое, но Агмунд и Ивар преградили ей путь рычащими цепными мечами. Вранак проскользнула между Волками, парируя их удары искусными поворотами меча. Агмунд закричал, когда архонтесса взмахнула клинком и подрубила ему ноги в коленях, потрескивающее лезвие без усилий прошло через доспехи и кость. Через миг умер Ивар, первый же выпад пронзил его основное сердце, а затем клинок рассёк второе.
    — Неуклюжие мартышки, — проворчала Вранак, сталкивая дёргающегося Агмунда с транспорта.
    Эрик зарычал и забрался обратно на платформу.
    — Твоя смерть принесёт им славу.
    Волчий лорд сжал рукоять топора обоими руками и разделил два оружия. Крутанув топорами, чтобы оценить вес, Эрик бросился в атаку, ударяя со всей яростью, со всем мастерством, но клинки рассекли лишь воздух. Архонтесса мелькала вокруг, рубила бока волчьего лорда, пронзала его живот. Эрик взревел. Вранак с ним играла.
    Пока волчий лорд пытался найти способ победить, на его ретинальном дисплее разгорались руны тревоги. Их он игнорировал, тело выдержит. Ударам эльдарки не противостоять. Она слишком быстра, даже Эрику не уследить. Но волчий лорд чуял её. Слышал удары сердца дьяволицы.
    Вранак ринулась вперёд, нацелив клинок в горло космодесантника.
    Эрик слышал, как участилось дыхание архонтессы в предвкушении убийства. Он шагнул влево, низко взмахнув топором в сторону живота Вранак. Она отскочила, и чуявший запах Моркаи метнул второй топор туда, куда указывал нос. Кружащееся оружие задело архонтессу, на мгновение она потеряла равновесие. Этого было достаточно. Эрик прыгнул вперёд, обхватил её могучими руками и столкнул.
    Они оба падали навстречу гибели.
    — Ты убил нас обоих… — захрипела Вранак, задыхаясь в объятиях волчьего лорда.
    Эрик чувствовал страх архонтессы. С мрачным удовлетворением он слушал, как сердце эльдарки бьётся всё чаще. Его же пульс остался спокойным и уверенным, хронометр отсчитывал секунды до удара. На краю слышимости волчий лорд заметил приближающийся катер. Он услышал рёв двигателей, когда судно вступило в бой, ощутил порыв ветра, когда оно подлетало. Когда Эрик впервые заметил катер, тот был лишь крохотной точкой, искрой на горизонте. Теперь же в метрах внизу гладкий корабль почти заполнил поле зрения. За мгновения перед смертью архонтесса осознала, как ошибалась.
    Волк и эльдарка врезались в транспорт.
    Вранак всхлипнула, когда под весом Эрика сломались все кости её тела. Волчий лорд поднялся и уставился на окруживших его эльдаров.
    — Кто следующий!? 

08

    Обломки сыпались на нижние уровни улья Люэтин, рейдеры эльдаров горели, их катера падали с небес градом покорёженного металла.
    — Трусы! — Торольф резко повернулся, наводя тяжёлый болтер на небольшие одноместные гравициклы, спасавшиеся от гнева Космических Волков. Он открыл огонь, полоса разрушений протянулась вдоль высоких жилых зданий, эльдары заметались.
    Ледоход недовольно заворчал и вновь прицелился, а затем выпустил очередь разрывных снарядов в здания наверху и впереди кораблей. Пилоты эльдаров, ослеплённые падающими обломками, не меняли курса. Передний корабль врезался прямо в глыбу падающего камнебетона и взорвался, два остальных резко замедлились и спикировали, спасаясь от обломков и огненного шара — как и ожидал Торольф.
    Космический Волк ухмыльнулся и спустил курок, изрешетив корабли. Шквальный огонь разорвал броню и воспламенил топливные баки. Он продолжал стрелять, удерживая спусковой крючок, пока оружие не умолкло. Счётчик боеприпасов показывал ноль.
    Торольф уронил болтер и припал на колено. Боль от ран вернулась с новой силой. Он ощутил, как слабеют мускулы, когда тело перенаправляло кровь и питательные вещества, чтобы подлатать внутренние органы. Торольф сделал долгий, мучительный вздох и замер. Что-то было не так. Он принюхался, пытаясь найти источник тревоги. Но не ощутил ничего, кроме своего запаха, не почувствовал даже дымящиеся вокруг гильзы и выхлопные газы кораблей эльдаров. Мускулы Торольфа напряглись в предвкушении, когда он понял, что мир умолк.
    Ледоход больше не слышал ни грома битвы, ни стаккато болтерного огня, ни гула катеров эльдаров. Он заставил себя встать и оглядел улицы. Тьма приближалась, люминаторы гасли один за другим. Стало холоднее, чувство тревоги усилилось, когда на доспехе появилась тонкая изморозь.
    — Покажитесь, дьяволы! — зарычал Торольф, сверля мрак свирепым взглядом.
    Гомор выскользнул из теней, а за ним с хлюпающим звуком в материальный мир последовали ещё трое сородичей. Торольф обнажил нож и оскалился, длинные клыки сверкнули в свете единственного мерцающего люминатора, когда мандрагоры пришли за ним. И не в последний раз мир Космического Волка померк.

Top.Mail.Ru