Скачать fb2
Ночь безумной любви

Ночь безумной любви

Аннотация

    Жизнь Беатрис Голд дала трещину: любимый муж изменил ей с ее лучшей подругой. И все это случилось накануне пятой годовщины свадьбы! Беатрис чувствует, что ее мир рухнул, но она собирает волю в кулак, готовит романтический ужин и проводит со своим мужем ночь, после чего исчезает из его жизни. Как она думала — навсегда. Однако Беатрис не знала, что любовь, словно птица феникс, способна воскреснуть и озарить все вокруг.


Ронда Бэйс НОЧЬ БЕЗУМНОЙ ЛЮБВИ

1

    Беатрис опять посмотрела на единственную полоску теста. Вторая линия даже не наметилась.
    Она обреченно вздохнула.
    Почему так? Почему судьба не дает ей шанса стать матерью, заставляя пройти все круги ада обследования и лечения? И ведь что самое странное — никто из врачей не мог найти истинную причину ее бесплодия. Все будто сговорились и в один голос заявляли, что ее организм абсолютно здоров.
    Здоров.
    Тогда почему она до сих пор не стала матерью? Почему?
    Что заставляет природу так мучить ее?
    Выкинув использованный тест, Беатрис прошла в ванную. Раздевшись, она посмотрела на себя в большое зеркало, придирчиво разглядывая свое отражение.
    Никаких изъянов.
    Стройная фигура, тонкая талия, небольшая красивая грудь. Темно-русые волосы спадают на плечи, челка прикрывает лоб, привлекая внимание к пронзительным голубым глазам.
    Небольшой нос и красивого контура губы завершали картину. Никаких изъянов.
    Она даже выглядела значительно моложе своих двадцати семи лет. Подтянутое тело свидетельствовало о частых посещениях фитнес-клуба.
    Беатрис вздохнула.
    А что еще ей оставалось? Ни детей, ни забот.
    Можно было, конечно, устроиться на работу. Но что-то останавливало ее от этого шага. Хотя Беатрис и понимала, что скоро с ума сойдет в огромном доме, который занимали они с Роджером.
    Роджер, ее муж. Муж, которого она любила всем сердцем и с которым состояла в браке уже почти пять лет.
    Роджер.
    Красивый, высокий, широкоплечий.
    Они познакомились на пляже, и Беатрис сразу же обратила внимание на бугристые мышцы его загорелого мускулистого тела. А когда она подняла взор и встретилась с его карими глазами, то поняла, что пропала.
    Что он тогда спросил? Не хочет ли она выйти за него замуж?..
    А она рассмеялась и ответила, что с превеликим удовольствием.
    Беатрис улыбнулась. Она и подумать не могла в тот момент, что слова эти окажутся пророческими.
    Они провели чудесный вечер, гуляли по пляжу и даже не заметили, как село солнце.
    Лишь когда с океана подул прохладный ветерок и Беатрис запахнула легкую ажурную кофточку, которая была на ней, они поняли, что пришла пора прощаться.
    Но им не хотелось этого делать.
    Роджер остановился, пристально посмотрел в ее горящие последними лучами уходящего солнца глаза. Беатрис замерла. Она уже поняла, что произойдет в следующее мгновение, и ждала этого со страхом и нетерпением.
    Волнение охватило ее, тело ее дрожало.
    И, когда губы Роджера нежно коснулись ее губ, она застонала, так как ей показалось, что она ждала этого целую вечность.
    Роджер прижал ее к себе. Его язык дразнил ее, то проникая в ее рот, то пробегая по ее нижней губе, заставляя Беатрис испытывать незабываемые ощущения.
    Никогда раньше в ее жизни поцелуй не был настолько откровенным и настолько чарующим. Беатрис будто провалилась в мягкую дымку легкого облака, которое заволокло от нее все жизненные проблемы, заостряя внимание лишь на чувствах, переполнявших ее.
    Руки Роджера пробрались под ажурную кофточку, и Беатрис вздрогнула, когда ощутила его горячие пальцы на прохладной коже. Жар его рук будто передался ей, наполняя ее клокочущей лавой сладострастия, готовой излиться в любое мгновение.
    Это было какое-то безумие.
    Они занимались любовью прямо на песке, не замечая ничего вокруг. Тело Роджера укрывало ее от резких порывов ветра и несло всепоглощающую страсть, которая передавалась и Беатрис. Она изнывала под его ласками, чувствовала, что еще немного, и она не выдержит, взорвется, закричит, просто умрет от того блаженства, что охватило ее.
    Очнувшись, Беатрис оттолкнула от себя Роджера, быстро вскочила, торопливо натянула купальник, который к этому моменту валялся рядом на песке.
    Роджер удивленно смотрел на нее. Он не понимал, что случилось, и вопрос застыл в его глазах.
    — Обычно я так не поступаю, — отрывисто пояснила Беатрис, встретившись с ним взглядом. — Это… это просто…
    — …Какое-то безумие, — хохотнув, низким приятным голосом закончил он и весело посмотрел на нее. — Не думаешь же ты, что я так провожу время с любой девушкой, с которой только что познакомился?
    Беатрис отвела взгляд, пожала плечами.
    — Я не знаю, что думать. Я вообще не могу сейчас думать. — Она надела пляжный халатик, накинула на плечи ажурную кофточку и покосилась на Роджера, который в этот момент натягивал плавки.
    — И не надо думать, — согласился он, надевая джинсы. — Зачем?
    Беатрис не выдержала, отвела взгляд, устремила его туда, где алела линия горизонта, яркой каймой напоминая о скрывшемся солнце.
    Роджер подошел к ней, встал сзади, обнял за талию.
    Легкая дрожь пробежала по всему ее телу от этого невинного прикосновения. И, ощутив это, Роджер коснулся губами шеи Беатрис, легонько поцеловал.
    — Ты просто искусительница, — прошептал он, опаляя ее кожу горячим дыханием.
    Беатрис уже трепетала, еле сдерживая себя. Она старалась внять утихающему голосу разума, старалась выдержать нахлынувший на нее небывалый натиск чувственности.
    Вздрогнув, она отошла от Роджера, понимая, что еще немного, и снова сдастся, уступив место эмоциям, забыв о приличиях, забыв обо всем на свете.
    Она буквально почувствовала, как он усмехнулся. Уловила дуновение ветерка, принесшего ей его улыбку. Робко посмотрела на него, такого высокого и красивого, что просто невозможно было отвести взгляд.
    И глаза его, казавшиеся черными, горели страстью, которая передавалась Беатрис, переполняя ее, заставляя трепетать, туманя разум.
    Тряхнув головой, Беатрис попыталась отогнать наваждение, навеянное этим волшебным моментом.
    — Мне надо домой, — тихо проговорила она, не глядя на Роджера.
    — Давай я тебя провожу, — предложил он.
    Но она отказалась, так как прекрасно понимала, что если он доведет ее до двери квартиры, то оба окажутся во власти тех чувств, что испытывали сейчас. И бежать уже будет некуда.
    А так еще оставался крошечный шанс исчезнуть из его жизни навсегда. И Беатрис собиралась им воспользоваться.
    Она и сама не понимала, зачем ей это нужно. Просто вдруг ощутила страх. Страх того, что еще немного, и она без оглядки влюбится в Роджера, как когда-то влюбилась в Лукаса. А та любовь не принесла ей ничего, кроме страданий и разочарований. Беатрис не хотела больше к этому возвращаться.
    Ей было легко жить, сознавая, что не испытываешь к партнеру сильных чувств. Ей было легко жить, понимая, что в любой момент она может уйти и этот разрыв не нанесет ту глубокую рану, которой когда-то кровоточило ее сердце и которая с трудом зарубцевалась.
    Тьфу. Она не хотела вспоминать о Лукасе. Сейчас она совсем не любила его и злилась на своего нового знакомого за то, что он своими действиями напомнил ей о той истории, которую она хотела забыть.
    Роджер ничего не сказал. Лишь молча наблюдал за тем, как Беатрис уходила.
    А она, медленно бредя по берегу, будто неосознанно ждала, что он окликнет ее, догонит, возьмет ситуацию в свои руки.
    Этого не произошло, однако судьба вновь свела их, не позволив отдалиться, и тогда они поняли, что просто созданы друг для друга.
    Улыбнувшись, Беатрис включила душ и встала под сильные теплые струи воды, которые будто только этого и ждали, чтобы забарабанить по ее упругой коже.
    Вытершись махровым полотенцем, она вошла в спальню и открыла дверцу шкафа.
    Нет, она не будет грустить. Ну не повезло в этот раз — повезет в следующий. Да, конечно, они с Роджером очень хотят ребенка. И они так любят друг друга, что, Беатрис верила, счастье не за горами.
    А пока надо немного развеяться. Ведь жизнь так прекрасна!..
    Сегодня Клементина устраивала прием по случаю своего дня рождения. Разумеется, Беатрис не могла пропустить это мероприятие своей близкой подруги.
    Беатрис улыбнулась, перебирая вешалки и решая, что бы надеть.
    С Клементиной они познакомились в фитнес-клубе и сразу понравились друг другу. Но тесной дружбы между ними не было, их общение ограничивалось лишь стаканом сока и фруктовым салатом в кафе, расположенном на первом этаже.
    Но когда Роджер сделал Беатрис предложение, она вдруг поняла, что у нее нет никого, кого бы она хотела видеть подружкой невесты. И это обстоятельство заставило Беатрис обратить внимание на Клементину.
    Она робко предложила приятельнице важную роль на своей свадьбе, и та согласилась.
    А Беатрис очень обрадовалась, она и не ожидала, что все выйдет так чудесно.
    С того самого дня между ними началась настоящая дружба. Клементина помогла Беатрис выбрать свадебное платье, заказать оркестр и цветы для этого мероприятия, договориться со священником… Она стала настолько незаменимой, что Беатрис просто не представляла, как бы справилась без нее.
    Конечно, родители Роджера и Беатрис тоже помогали в организации бракосочетания своих детей, однако энтузиазм Клементины был им не по силам. Клементина прочно осела в жизни Беатрис, заняв в ней одно из главных мест.
    Беатрис хотелось выбрать что-то экзотическое для предстоящего мероприятия, но ничего из того, что она видела, не нравилось, не подходило ее настрою. Вздохнув, она поняла, что придется ехать в магазин, и начала собираться.
    Звонок телефона отвлек ее от этого занятия. Беатрис поспешила к трубке.
    — Алло! — Она одновременно надевала блузку, прижимая трубку к уху то одним, то другим плечом.
    — Мне нечего надеть! — ворвался в ее ухо раздраженный возглас.
    Беатрис усмехнулась.
    — Читаешь мои мысли, Клемми.
    — Ты что сейчас делаешь? — тут же поинтересовалась подруга.
    — Собираюсь в магазин, — ответила Беатрис, застегивая маленькие пуговки.
    — Отлично! — обрадовалась Клементина. — Давай я заеду за тобой, и отправимся вместе.
    — Хорошо. — Беатрис мельком взглянула на старинные настенные часы. — А мы успеем?
    — Да все нормально, не волнуйся! — успокоила ее Клементина. — Успеем! Я потом заброшу тебя домой и отправлюсь к себе. Здесь уже такое творится!.. Но все вроде бы справляются! Короче, переживут!..
    Беатрис попрощалась и положила трубку. И только тут сообразила, что не поздравила Клементину с днем рождения. Но она сразу успокоила себя тем, что скоро они увидятся и можно будет исправить эту оплошность.

    — Ну как? — Клементина вышла из примерочной и покрутилась перед Беатрис. — Идет мне?
    Облегающее платье нежно-зеленого цвета отлично сидело на ней, подчеркивая красивую фигуру. Полная грудь Клементины в глубоком вырезе выглядела соблазнительно, а стройные ножки в открытых туфлях на высоком каблуке сразу приковывали взор.
    Беатрис вздохнула. Она сама хотела купить это платье. Но у Клементины сегодня день рождения, и она уступила этот наряд ей. Хотя и понимала, что в нем смотрелась бы ничуть не хуже своей подруги, а возможно, даже и лучше.
    — Выглядишь замечательно, — произнесла Беатрис, стараясь не расстраиваться из-за того, что платье ей уже не достанется.
    — Супер! — Подруга повернулась к большому зеркалу и покрутилась перед ним.
    Беатрис отметила, как несколько мужчин сразу же обратили на Клементину внимание.
    Ну и пусть, с улыбкой подумала она. Пусть Клемми наслаждается мужским вниманием. В конце концов, ей уже пора найти себе мужа, а у меня и так все отлично.
    — Беру! — Клементина скрылась за занавеской примерочной.
    Беатрис прошлась по магазину, разглядывая представленный товар. Увы, ничто не привлекло ее взор. Похоже, придется комбинировать старые наряды. А так хотелось обновить свой гардероб!
    Нельзя сказать, что Беатрис увлекалась шопингом. Совсем нет. Но иногда у нее возникало непреодолимое желание порадовать себя какой-нибудь новой вещичкой. К тому же Роджер предоставил ей полную свободу по кредитной карте, за что Беатрис была ему безмерно благодарна.
    — Повезло же тебе! — бывало говорила Клементина, когда они что-нибудь выбирали в магазине. — Не надо считать каждый цент! Не то что мне.
    — Не расстраивайся, — обычно успокаивала ее Беатрис. — Придет время, и ты встретишь своего принца, который озолотит тебя.
    — Хорошо бы, — кивала Клементина. — А то время идет, а его все нет на горизонте.
    Но Беатрис была уверена: стоило ее подруге захотеть и она давно бы уже вышла замуж.
    Просто Клементина очень придирчиво относилась к своим кавалерам, в каждом находя уйму недостатков.
    — Как ты так можешь? — удивленно спрашивала Беатрис. — Неужели не понимаешь, что не бывает идеальных людей?
    — Но ты же нашла Роджера? — тут же парировала Клементина. — Так почему я не могу?
    На это Беатрис нечего было возразить. Роджер действительно был исключением из всех правил. За все время их брака Беатрис даже не из-за чего было с ним поругаться. Конечно, случалось, они спорили. Но споры эти лишь постегивали их чувства друг к другу и всегда заканчивались в постели, которая сглаживала все неровности их отношений.
    Секс, любовь…
    С Роджером это было бесподобно. Беатрис никогда не знала, что возможны такие ощущения, такие ласки. И ведь нельзя сказать, что она была неискушенной в любви, но с Роджером она узнала такое, о чем и не подозревала. А если и подозревала, то не догадывалась, что это может приносить такое наслаждение.
    Поэтому Беатрис ничего не говорила Клементине, едва разговор заходил о Роджере. Она понимала, что подруга тоже заслуживает счастья. И если оно пока не встретилось ей, так это дело времени.
    Так ничего и не выбрав, Беатрис покинула магазин вслед за подругой.
    — Ну надо же! — Клементина выразительно посмотрела на часы. — Мне надо спешить, должны привезти еду из ресторана. Надо проследить, чтобы все было на высшем уровне!
    Беатрис лишь улыбнулась. Она уже поняла, что сегодня осталась без обновки.
    — Если хочешь, отвезу тебя еще в один магазин, — великодушно предложила Клементина.
    — Нет, спасибо, — отказалась Беатрис. — Давай уж до дома.
    Она не собиралась мешать подруге в организации дня рождения.
    — Как скажешь. — Пожав плечами, Клементина повернула ключ в замке зажигания и тронула машину с места.
    Беатрис с тоской смотрела на пробегающие за окном дома. На нее вдруг накатило какое-то странное чувство безысходности. И она не понимала, откуда оно взялось.
    Ведь у нее все хорошо. Ну почти хорошо, если уж быть честной. Нет никаких причин для страданий, для пессимизма…
    Мысли беспорядочным роем проносились в голове Беатрис, и, пребывая в прострации, Беатрис даже не заметила, как автомобиль остановился.
    — Приехали! — Клементина с улыбкой посмотрела на нее.
    — Да, — спохватилась Беатрис. — До вечера.
    — До вечера. И попрошу не опаздывать! — Клементина шутливо погрозила пальцем. — А то знаю я вас с Роджером. Встретитесь, займетесь любовью и забудете о бедной одинокой подруге, ожидающей увидеть вас на праздновании своего дня рождения.
    Беатрис смущенно улыбнулась.
    — А как же Герберт? — лукаво поинтересовалась она.
    Клементина пожала плечами.
    — А что Герберт? — переспросила она. — Как всегда, один из многих.
    Беатрис вздохнула.
    — Мы будем вовремя, — пообещала она.
    — Вот и отлично!
    Беатрис проводила взглядом автомобиль и пошла к дому.
    Да, Роджер много дал ей. Однако, кроме него самого, ей по сути ничего не было нужно.
    Открыв дверь, она вошла в холл и принюхалась. С кухни доносился приятный аромат. Наверняка Мария опять приготовила какую-нибудь вкуснятину, догадалась Беатрис.
    Но она не стала заходить на кухню. Поднявшись в спальню, Беатрис достала мобильный телефон и позвонила мужу, чтобы напомнить ему о дне рождения Клементины и попросить не опаздывать.
    Красиво упакованный подарок стоял на трюмо. Взглянув на него, Беатрис улыбнулась. Клементине наверняка понравится статуэтка, которую она приобрела для нее.

2

    Конечно, они немного опоздали.
    Когда Роджер и Беатрис пробирались сквозь толпу гостей, обоим казалось, что они попали на вечеринку какой-то знаменитости.
    — Могли бы и еще опоздать, — усмехнувшись, заметил Роджер, оглядываясь по сторонам. — Твоя подруга явно не заметила бы нашего отсутствия.
    — Честно говоря, я даже не предполагала, что будет так много народу, — призналась Беатрис. — Клементина не говорила мне, что замыслила столь масштабное мероприятие.
    — Да уж, — хмыкнул Роджер. — Она явно не отказывает себе в удовольствиях.
    Беатрис вздохнула.
    А что еще оставалось Клементине? Пока у нее был богатый любовник, она хотела использовать его и все, что ему принадлежало на полную катушку. Похоже, что жениться на ней он не собирался, и Клементина рассчитывала хоть немного отщипнуть от того огромного пирога, который ей не достанется.
    В какой-то степени Беатрис понимала подругу. Не поддерживала, но понимала.
    — А вот и мои самые дорогие гости! — Клементина возникла перед ними как по волшебству.
    Она отлично смотрелась в купленном сегодня платье. Коротко стриженные светлые волосы Клементины были уложены в элегантную прическу, подчеркивающую красивую линию шеи и правильный овал лица. Невольно Беатрис отметила, что в своем черном брючном костюме явно проигрывает подруге, сияющей, словно дорогое украшение.
    Роджер, будто почувствовав ее состояние, обнял Беатрис за талию. И, ощутив его руку, она немного успокоилась, улыбнулась, протягивая подруге подарок.
    — Вот, Клемми, поздравляем тебя с днем рождения! — Подавшись вперед, она поцеловала подругу в щеку.
    — А что же ты, Роджер, не поздравишь меня?! — надула губы Клементина, как только Беатрис отстранилась.
    — Ну куда же я денусь, — шутливо развел руками Роджер и едва коснулся губами ухоженной щеки виновницы торжества. — Ты выглядишь просто потрясающе, — добавил он, отстраняясь.
    Клементина улыбнулась, ее глаза победно сверкнули.
    — Я всегда так выгляжу, Роджер, и не только в одежде, — промурлыкала она.
    Беатрис нахмурилась. Что это с Клемми? Почему она заигрывает с ее мужем?
    Но она тут же отбросила эти мысли, потому что Роджер вновь был рядом и обнял ее за талию. Взглянув на него, Беатрис встретилась с ним глазами и улыбнулась.
    — Пойдемте, познакомлю вас с гостями. — Клементина не дала им насладиться молчаливым диалогом, вклинившись между ними и лавируя между гостями, здороваясь и представляя своих спутников.
    — Вот уж не думала, что у тебя будет столько народу, — шепнула Беатрис, наклонившись к уху подруги.
    — Ерунда, — отмахнулась та. — В основном это друзья Герберта. Я тут не слишком многих знаю. Но просто не могла не пригласить, чтобы не обидеть его.
    — Ну конечно, это ведь его дом, — понимающе кивнула Беатрис.
    — Вот именно, — сквозь зубы процедила Клементина. — Это его дом, его друзья. Поэтому я и рада вам, мои дорогие. — Она вновь натянула на лицо улыбку, взглянула поочередно на Беатрис и Роджера, которые шли рядом с ней.
    Столы были накрыты в саду за домом. На небольшом возвышении играли музыканты, несколько пар кружилось на специально оборудованной площадке. Как часто бывает на подобных мероприятиях, гости сбивались в группки, перетекающие одна в другую.
    — Вы сидите за моим столиком, — заявила Клементина. — Прошу.
    Роджер с Беатрис заняли свои места.
    Роджер быстро втянулся в разговор за столом, а Беатрис вскоре заскучала, не получая его внимания. Такое было впервые, обычно Роджер не позволял себе подобного поведения.
    Клементина блистала. Она сыпала остроумными шутками, пила вино и вела себя несколько развязно. Однако это очень шло ей, и она купалась в восхищенных взглядах.
    Несколько раз Беатрис заметила, как Роджер весело смеялся шуткам Клементины и как она игриво смотрела на него.
    Потом Беатрис пригласил танцевать один из мужчин, сидевших за столом, и она немного отвлеклась. Однако во время танца с нетерпением ожидала того момента, когда можно будет вернуться за стол.
    Беатрис будто чувствовала приближение беды. Впервые в жизни ее затопила ревность — пагубное разрушающее чувство.
    Танец закончился, но, пока Беатрис возвращалась к столику, музыканты заиграли новую мелодию, и Роджер повел танцевать Клементину. Беатрис увидела их лица, и ее сердце вдруг сжалось.
    Сев за столик, она залпом осушила бокал вина. Жидкость приятным теплом провалилась в желудок, но особенного облегчения не принесла.
    Официант вновь наполнил ее бокал, и Беатрис машинально сделала еще несколько глотков. Она старалась не смотреть на Роджера и Клементину, которые уже второй танец кружились по площадке, но ее взгляд неотступно возвращался к мужу, она слышала смех, которым он одаривал свою партнершу… Беатрис в какой-то момент даже показалось, будто все вокруг окрасилось в унылый серый цвет.

    — Вот я не пойму, Клемми, ты что же, решила пофлиртовать со мной? — Роджер весело посмотрел на нее, уверенно ведя в танце.
    — А почему бы и нет? — Клементина сверкнула глазами. — Кому от этого будет хуже?
    Роджер хохотнул. Он был уверен, что смутит ее этим вопросом, но не тут-то было.
    — Ты думаешь, что стоит это делать на глазах у всех? — поинтересовался он.
    Клементина окинула его лукавым взором.
    — Давайте уточним, мистер Голд, — кокетливо произнесла она. — На глазах у всех или на глазах у вашей жены?
    Роджер улыбнулся.
    — Всех вместе, — ответил он.
    Клементина рассмеялась заливистым мелодичным смехом.
    — Роджер, не волнуйся, я не изнасилую тебя на глазах у всей этой толпы, — проворковала она.
    — Ну это меня несколько успокаивает, — заверил он, но не выдержал и тоже рассмеялся.
    Клементина с одобрением взглянула на него.
    — А вообще, если бы мы были одни, я бы не отпустила тебя до самого утра, — многозначительно добавила она.
    Роджер посерьезнел.
    — Не надо, Клемми. Ты привлекательная женщина, и знаешь это. Любой мужчина готов горы свернуть, лишь бы быть рядом с тобой.
    — Любой, но не ты, — с едва заметной горечью тихо произнесла она.
    Но он услышал ее.
    — Что ты хочешь услышать, Клемми? — спросил Роджер.
    — Ничего. Ты ничего мне не должен говорить. Просто я слишком много выпила сегодня и несу всякую чушь. Забудь.
    Но в противовес только что произнесенным словам она подняла на него взгляд, в котором отражалось желание.
    И Роджер увидел это, почувствовал, как возбуждение охватило его, неприятным напряжением концентрируясь внизу живота.
    Черт! Надо отвлечься!
    Но Клементина уже заметила это. Глаза ее победно блеснули.
    — Не хочешь выпить? — неожиданно предложила она.
    — С удовольствием! — Роджер был готов на что угодно, лишь бы сменить обстановку, избавиться от напряжения в паху, изводившего его.
    — Во что ты играешь, Клемми? — спросил он, когда она подвела его к большому столу, ломившемуся от закусок и выпивки.
    Клементина вперила в него немигающий взгляд.
    — А если это не игра? — спросила она.
    Роджер мысленно чертыхнулся.
    За все годы, прожитые с Беатрис, он никогда не воспринимал ее подругу как сексуальный объект. Им с Беатрис так хорошо было вместе, что Роджер даже не смотрел на других женщин. Однако в последнее время словно какая-то преграда росла между ним и женой. Они с Беатрис очень хотели ребенка, и то, что она до сих пор не забеременела, сказывалось на них просто удручающе.
    Беатрис изменилась. И Роджер недоумевал — куда девалась его во всех отношениях привлекательная и веселая жена? Теперь рядом с ним была женщина с проблемами, от которых она даже не хотела отвлечься. Такое положение вещей Роджера явно не устраивало. Но он не знал, как повлиять на Беатрис, как объяснить ей, что нельзя зацикливаться на неприятностях, что надо радоваться тому, что имеешь, и дорожить этим.
    Их занятия любовью больше начали походить на супружескую обязанность, которую необходимо было выполнить во что бы то ни стало.
    Беатрис подгадывала дни, благоприятные для зачатия. Она заставляла Роджера питаться только теми продуктами, которые считала необходимыми для здорового образа жизни и повышения тонуса.
    Она стала настолько занудной в некоторых вопросах, что Роджеру иногда хотелось напиться, чтобы хоть ненадолго отвлечься от семейной жизни, от ее паутины, окутавшей его и не дающей свободно дышать.
    Нет, он все еще любил свою жену, но Беатрис словно нарочно отталкивала его от себя. Она перестала устраивать романтические ужины, которые они так любили и после которых мало что выдерживало натиск их чувств. И эти ночи любви Роджер бережно хранил в памяти.
    Но сегодня будто что-то изменилось в его жизни.
    Клементина, такая сексуальная и соблазнительная в своем облегающем платье с глубоким вырезом, в котором проглядывала красивая грудь…
    Роджер неожиданно почувствовал себя готовым к новым приключениям, готовым снова в бой.
    Его немного пугало подобное настроение. И все же…
    Он бросил быстрый взгляд на Беатрис, сидевшую за столом. Один из гостей пытался ее разговорить, а она что-то односложно ему отвечала, всем своим видом давая понять, что не расположена к беседе.
    Роджер поморщился.
    Почему Беатрис не может быть такой, как Клементина? Почему не поехала в магазин и не купила себе какой-нибудь потрясающий наряд, чтобы свести всех с ума? Почему?.. Зато теперь она сидит в этом удручающем черном костюме, цвет которого лишь заставляет ее внешность проигрывать.
    Кто-то дотронулся до его руки. Вздрогнув, Роджер повернулся и увидел Клементину, которая все еще стояла рядом с ним.
    — Прости, я отвлекся, — извинился он.
    — Да, — с грустью кивнула она. — Я это заметила. — Она немного помолчала. — И чем она тебя так приворожила?
    Их взгляды встретились, и оба поняли, что им не избежать продолжения этого разговора.
    — Ладно, мне надо возвращаться к гостям, — неуверенно пробормотала Клементина.
    — Да, — кивнул Роджер. — А мне — к моей жене.
    Он направился к столику, за которым скучала Беатрис.
    Клементина некоторое время смотрела ему вслед.
    Ну почему она не встретила его раньше Беатрис?! Почему жизнь так несправедлива?!
    Красивый, высокий, обаятельный Роджер сразу же понравился ей, пробудил в ней желание. Всякий раз, когда они общались, Клементина представляла, как он занимается с ней любовью, и тело ее трепетало от этих безрассудных мыслей.
    Но она ничего не могла с собой поделать.
    Роджер был настолько привлекательным мужчиной, что Клементина таяла в его присутствии, напоминая мороженое, по ошибке попавшее в микроволновую печь вместо морозильной камеры.
    И ведь нельзя сказать, что Клементина была неискушенной в вопросах любви. С юных лет она познала все прелести сексуальных отношений. Видела всякое. Ко многому привыкла и на некоторые вещи даже перестала обращать внимание.
    Но Роджер пробудил в ней те чувства, о которых она давно забыла.
    Клементина грустно вздохнула. Перевела взгляд на Герберта, своего нынешнего любовника. Еще раз вздохнула.
    Конечно, Герберт ни в какое сравнение не шел с Роджером. Ни в какое. Невысокого роста, заметно полысевший, с наметившимся брюшком сорокасемилетний Герберт не вызывал сексуального влечения.
    Однако он был богат, и именно этот фактор сыграл решающую роль в выборе Клементины. Деньги всегда занимали немаловажное место в ее жизни. Выросшая в не слишком обеспеченной семье, Клементина быстро усвоила, что многого может добиться благодаря своей привлекательной внешности, и вовсю использовала эту возможность.
    Она смогла накопить денег на небольшую квартирку в центре города. А теперь, когда судьба свела ее с Гербертом, Клементина благоразумно сдала свое жилье, откладывая деньги или вкладывая их в ценные бумаги.
    И все же, какое бы важное место в ее жизни ни занимали финансы, Клементина понимала одно: даже если бы Роджер Голд был абсолютно беден, она все равно не пропустила бы его мимо себя. Но, с другой стороны, с такой хваткой, с таким обаянием он просто не мог быть никем… просто не мог.
    И Беатрис досталось все это за просто так!
    Клементина поморщилась. Ну правда, почему она не встретилась с Роджером хотя бы чуть-чуть раньше?
    Когда Беатрис предложила Клементине стать подружкой невесты на ее свадьбе, та не придала этому особого значения, сразу согласившись. Предсвадебная суматоха сблизила их, а знакомство с Роджером заставило Клементину по-другому взглянуть на новую подругу. Если раньше она видела в ней лишь обыкновенную девушку, то теперь поняла, что Беатрис стала соперницей.
    Клементина даже не подозревала, что зависть будет настолько переполнять ее во время бракосочетания. Она, конечно, попыталась испортить этот радостный день для Беатрис. Взяв на себя все обязанности по благоустройству празднования, Клементина нарочно допустила несколько ошибок, но сделала это так искусно, что никто и не заподозрил ее вину.
    Беатрис была так счастлива, что ничего не заметила. Никто ничего не заметил.
    Клементина вздохнула. Почти пять лет она знает Роджера, и за это время у них так и не получилось переспать. Ну в первое время, понятно, он был увлечен своей женой. Но потом… потом как будто тоже.
    А она, Клементина, всеми силами старалась испортить их отношения, чтобы Роджер увидел, какая Беатрис скучная и однообразная. И все равно он любил ее. Впервые в жизни Клементина встретилась с такой силой чувств.
    Но она не сдавалась. Давая Беатрис советы, как себя вести в той или иной ситуации, Клементина прекрасно сознавала, что даже если подруга и не воспользуется ими полностью, то уж во всяком случае хоть что-то вынесет из разговора и поступит примерно так, как она, Клементина, рассчитывает. И тогда Роджер, вполне вероятно, увидит все несовершенство жены и переключится на более подходящий объект.
    Вот и сегодня Клементина видела, что Беатрис понравилось платье и она уже хотела купить его. Но, пользуясь мягкосердечностью подруги, Клементина быстро повернула ситуацию в свою сторону. И очень обрадовалась тому, что платье идеально подошло ей. Зная избирательный вкус Беатрис, Клементина была уверена, что та больше ничего не подберет, поэтому со спокойной душой отвезла подругу домой, прекрасно сознавая, что Беатрис придется прийти к ней на вечеринку в каком-нибудь старом туалете.
    И все же, несмотря ни на что, Клементине нравилась Беатрис. Она была открытая, честная, и с ней Клементина чувствовала себя легко и свободно. И если бы не Роджер, то между ними могла бы возникнуть самая настоящая дружба.
    Но судьба внесла свои коррективы, соединив Беатрис с Роджером, а ее, Клементину, оставив в стороне.
    Завоевание Роджера переросло у Клементины в навязчивую идею, от которой она не могла, да и не хотела избавиться. С каждым месяцем, с каждым днем она старалась приблизиться к заветной цели, используя всю свою женскую хитрость.
    И вот сегодня лед тронулся.
    Клементина почувствовала это, поняла по напряжению, охватившему Роджера во время танца. Да, она была умной женщиной и сознавала, что нельзя торопиться. Ведь можно спугнуть то немногое, что сейчас соединяло их. А этого она ни в коем случае не могла допустить.
    Тем более сейчас, когда она так выгодно отличается от Беатрис. У Роджера есть возможность сравнить их и убедиться, что с ней, Клементиной, ему будет намного лучше.
    Вздохнув в последний раз и нацепив на лицо дежурную улыбку, которая выглядела вполне натурально, Клементина нырнула в гущу гостей, сыпля шутками и смеясь ответным.
    Она блистала и вполне отдавала себе в этом отчет. Она затмила собой всех и вся.
    А именно это Клементине и было нужно в данный момент.

    Роджер приблизился к жене.
    — Извините, можно вас пригласить на танец? — склонившись к ней, поинтересовался он.
    Беатрис встрепенулась, подняла на него свои голубые глаза и улыбнулась.
    — Конечно, — поддержала она его игру, поднимаясь.
    Они кружились под медленную красивую музыку, и Беатрис уже и думать забыла о тех неприятных мыслях, что атаковали ее еще несколько минут назад. Роджер с ней, и это главное.
    Танец закончился, и Роджер подвел ее к столу, сел рядом, включился в общий разговор. Беатрис немного заскучала, так как Роджер опять лишил ее своего внимания. Спустя некоторое время она встала и отправилась бродить по саду, чтобы хоть немного развеяться.
    Роджер и не заметил ее отсутствия.
    — О! Я вижу, что вы не собираетесь веселиться! — Голос Клементины прозвучал немного обиженно.
    Мужчины, о чем-то оживленно беседовавшие, смолкли и подняли взгляды на нее.
    — Между прочим, это мой день рождения, Герберт, — надув губы, напомнила Клементина.
    — Конечно, котик! — Он послал ей воздушный поцелуй. — Просто ты же меня знаешь, я не могу не думать о работе.
    — Тогда, — она мстительно посмотрела на него, — на правах именинницы я забираю у вас этого мужчину. — Клементина дотронулась до плеча Роджера. — Потому что я хочу танцевать и думаю, что заслуживаю к себе внимания.
    — Конечно, котик. Если Роджер не против, — пожал плечами Герберт.
    — Ты не против, Роджер? — Клементина вперила в него пронзительный взгляд.
    Роджер мысленно чертыхнулся. Что он мог сказать? Против?..
    Поднявшись и взяв ее под руку, он галантно произнес:
    — Ни в коем случае, королева этого вечера. Я полностью в вашем распоряжении.
    Глаза Клементины торжествующе блеснули.
    — Тогда пойдем, там как раз играют мою любимую песню. — И она потащила его в гущу танцующих.
    Нагулявшись, Беатрис приближалась к месту скопления гостей. Она увидела столик, за которым сидела, увидела, что Роджера уже там нет.
    Взгляд ее метнулся по сторонам.
    Роджер танцевал с Клементиной. Они смотрели друг другу в глаза, и Беатрис почувствовала, как ее сердце сковало холодными тисками. Она словно ощутила приближение грозы, и теперь не знала, как ее избежать.
    С болью наблюдала она за мужем, прекрасно проводившим время, и мечтала только об одном: когда же наступит момент отъезда.
    Сначала она малодушно решила уехать одна, ничего не сказав Роджеру. Но потом поняла, что это выглядело бы слишком глупо. Роджер не понял бы ее.
    Он придерживался того принципа, что в отношениях надо быть честным. Но как она, Беатрис, скажет ему о том, что чувствует?! Как?!
    Она самой себе боялась признаться в том, что неожиданно увидела Клементину в другом свете: это расчетливая и всегда добивающаяся своего женщина. И осознание этого повергло Беатрис в ужас. Потому что она вдруг поняла, что силы не равны. И если Клементина вздумает прибрать к рукам Роджера, то у нее все получится… уже получалось.
    Один танец сменился другим, а Роджер и Клементина так и не покинули площадку. Они все еще продолжали медленно кружиться, будто не замечая того, что музыканты давно играют что-то бодрое.
    Беатрис почувствовала, как предательские слезы выступили у нее на глазах. Нет, она не будет плакать. Ни за что не покажет Клементине свою слабость. И Роджер… как же он мог?!
    Да, Беатрис понимала, что еще ничего не произошло, но догадывалась, что это дело времени. Осознание этого будто окатило ее ледяной водой, заставило по-новому взглянуть на окружающий мир, где не было друзей, не было преданности, лишь ложь и обман шли рука об руку. И это было ужасно.

3

    — Мистер Голд, к вам мисс Уотерс по важному делу, — ворвался в тишину кабинета мелодичный голос секретарши.
    Роджер вздрогнул, потер виски. Клементина? Что она здесь делает?
    — Пусть войдет, — распорядился он.
    — Не помешала? — Клементина вошла в кабинет.
    Выглядела она как всегда безукоризненно. Белый хлопковый сарафан на пуговицах выгодно подчеркивал ее красивую фигуру, открывая взору стройные загорелые ноги в босоножках на высоком каблуке. Коротко стриженные светлые волосы были уложены в идеальную прическу, а искусный, почти незаметный макияж подчеркивал безупречную красоту ее лица.
    — Нет, конечно! — Роджер поднялся ей навстречу, чувствуя возбуждение при одном лишь взгляде на эту соблазнительную женщину. — Рассказывай, что привело тебя сюда.
    Она дождалась, пока он приблизится, и подняла на него свои пронзительные серые глаза.
    — Неужели не догадываешься? — неожиданно севшим голосом, спросила Клементина.
    Несколько мгновений они пристально смотрели друг другу в глаза. Затем Роджер молча подошел к двери и запер замок. Обернулся к Клементине.
    — Догадался? — спросил он.
    — Несомненно. — Она начала медленно расстегивать пуговицы, неотрывно следя за ним глазами.
    Роджер ощутил напряжение в паху. Мысленно чертыхнулся. Ну не мог он совладать со своими инстинктами! Не мог и все тут!
    Он притянул Клементину к себе, прижал ее к груди. Губы их встретились в долгом страстном поцелуе.
    Это было что-то странное. Какое-то новое чувство.
    Клементина отстранилась, потянулась руками к ремню на его брюках, расстегнула ширинку.
    — Ну уж нет! — Подталкивая ее спиной к столу, Роджер подсадил Клементину на огромную столешницу, распахнул уже расстегнутый сарафан, залюбовался безупречным загорелым телом в кружевном белом белье.
    Медленным движением он снял с нее миниатюрные трусики.
    — Иди сюда. — Клементина обхватила ногами его ягодицы, заставила приблизиться к себе, ее руки уже были на его брюках, помогая освободиться от них.
    Клементина коротко вскрикнула, когда Роджер вошел в нее.
    Он расстегнул бюстгальтер, высвободил ее грудь из ажурного кружева и, припав губами к обнаженному соску, начал медленно двигаться внутри нее.
    Клементина постанывала, ощущая Роджера внутри себя. Она вдруг явственно осознала, что нисколько не ошиблась. Они с Роджером подходили друг другу даже физиологически, получая от секса истинное удовольствие.
    Рука Роджера аккуратно опрокинула Клементину на спину. Задрав ноги и еще крепче обхватив ими его ягодицы, она раскинула руки по полированной столешнице, с каждым ударом чувствуя, что приближается к оргазму.
    Наслаждение нарастало в ней. Роджер двигался все быстрее. Он был даже несколько груб, но именно это и нравилось Клементине: его природная жесткость, мужественность…
    Несколько мощных ударов, и она вскрикнула, ощущая, как сладостные волны одна за другой погружают ее в пучину блаженства.
    Роджер в последний раз дернулся и замер, склонился к ней, припав к губам в поцелуе.
    Клементина обняла его руками за шею.
    — Мм… это было просто великолепно, — промурлыкала она. — Тебе так не показалось?..
    Роджер выпрямился, с удовольствием оглядел ее бесподобное обнаженное тело.
    — Несомненно, — подтвердил он, глядя ей в глаза.
    Клементина рассмеялась.
    — Ты настоящий джентльмен, — улыбаясь, заметила она. — Никогда не обидишь женщину.
    Глаза Роджера загадочно блеснули.
    — Ты слишком мало меня знаешь, — пробормотал он.
    Клементина села на столе, нисколько не смущаясь своей наготой, притянула Роджера к себе за полы рубашки, посмотрела ему в глаза.
    — Но ведь ты дашь мне возможность узнать тебя лучше? — с легкой ноткой требовательности осведомилась она.
    Роджер несколько мгновений не сводил с нее задумчивого взгляда, после чего произнес:
    — Время покажет.
    Клементина вздохнула с облегчением. Другого она и не ждала, прекрасно понимая, что для такого человека, как Роджер, завести любовницу — довольно серьезный шаг. И ей сейчас надо набраться терпения и не торопить его, чтобы не вспугнуть.
    Она показала ему себя. Показала, на что он может рассчитывать, если будет с ней. И теперь надо дать ему осмыслить все это, понять, что с ней он получит все то, что ему не довелось познать с Беатрис.
    Клементина надела бюстгальтер, намеренно не спеша, чтобы Роджер мог вдоволь налюбоваться ее красивой грудью. Затем она легко соскочила со стола, натянула трусики, потом сарафан, медленно застегивая пуговку за пуговкой и искоса следя за Роджером, в глазах которого разгоралось желание.
    Но Клементина знала, что сейчас нельзя его удовлетворять. Она не хотела, чтобы Роджер с первого раза пресытился ею. Нет, она растянет ему удовольствие, и тогда он поймет, что просто не может без нее.
    Кокетливо взглянув на него, она застегнула последнюю пуговку, оправила и без того идеально сидевшее на ней платье.
    — Ладно, мне надо идти, — взяв сумочку, которая валялась на полу, деловито произнесла Клементина.
    — Может быть, останешься? — спросил Роджер хриплым голосом, выдающим его возбуждение.
    С видом королевы Клементина приблизилась к нему, ласково провела ладонью по гладко выбритой щеке.
    — Нет, Роджер. Для первого раза вполне достаточно. — Она многозначительно посмотрела на него. — И мне кажется, что нам будет чем заняться в нашу следующую встречу.
    Быстро развернувшись, она стремительно вышла из кабинета.
    Роджер проводил ее задумчивым взглядом.
    И лишь когда за Клементиной закрылась дверь, Роджер тряхнул головой, отгоняя наваждение.
    Что он наделал?! Переспал с лучшей подругой своей жены, вот что! Но почему-то ему не было стыдно за свой поступок. Клементина возбуждала его, и желание пробовать ее снова и снова до сих пор клокотало в нем, мешая вернуться к работе.
    К тому же с Беатрис начались проблемы.
    С того самого вечера, пару недель назад, когда у Клементины была вечеринка, Беатрис замкнулась. Она односложно отвечала на вопросы Роджера, практически не улыбалась, и в ее глазах читалась печаль.
    Роджер не понимал, что с ней происходит, а на вопросы об этом Беатрис не отвечала. Лишь время от времени он ловил на себе ее осуждающие взгляды, и это бесило его, потому что он не видел своей вины и не понимал, в чем провинился перед ней.
    Беатрис не собиралась объяснять свою позицию, и между ними в последнюю неделю возникло охлаждение, которым Роджер тяготился.
    Не видя своих ошибок, он совершенно не понимал, за что Беатрис обижена на него. И если поначалу у него было желание изменить ситуацию, то с каждым новым днем оно таяло, пока не исчезло вовсе.
    Все еще чувствуя возбуждение, Роджер подошел к окну и распахнул его. Теплый влажный ветерок ворвался в кабинет. Подставив его порывам свое лицо, Роджер задумался.
    Беатрис сама виновата. Это она толкнула его в объятия подруги. Своим невниманием, своими обидами она заставила его почувствовать себя никчемным в ее жизни.
    Зато Клементина при случайных встречах, наоборот, каждый раз подчеркивала, насколько дорожит их отношениями, которых еще толком и не было.
    Роджер вздохнул.
    Клементина очаровательна. Она вызывала в нем желание, и он удивлялся, как столько времени не обращал на нее внимания, видя лишь Беатрис?
    — Мистер Голд, вас срочно вызывает мистер Брэдиган. — Голос секретарши вернул Роджера в действительность.
    Вздрогнув, он подошел к динамику, нажал кнопку:
    — Передайте ему, что я уже иду!
    Шеф вызывает его. Наверняка возникли вопросы, требующие немедленного решения.
    И, пока шел к кабинету Брэдигана, Роджер попытался сосредоточиться, чтобы включиться в решение вопросов, по которым шеф хотел с ним проконсультироваться.

    Клементина ехала в домик на побережье, в котором сейчас жила. Герберт уговорил ее перебраться к нему, и она с восторгом приняла его предложение, тут же сдав свою квартиру.
    Конечно, Герберт быстро пожалел, что позволил себе столь широкий жест, но Клементина, точно пиявка, присосалась к нему, ища выгоду во всем.
    Она усмехнулась.
    Бедный Герберт. Он, наверное, уже чувствует, как у него начинают расти мощные рога.
    Конечно, она всегда ему изменяла. Надо признать, что в постели Герберт практически ничего не мог, Клементине приходилось изрядно постараться, чтобы вдохнуть жизнь в его мужскую плоть.
    Это раздражало ее. Бесило.
    Обычно мужчины старались возбудить ее, заставить испытывать желание, а не наоборот.
    И только одно хоть немного успокаивало ее: Герберт не требовал исполнения сексуального обряда каждый день. Ему вполне было достаточно одного раза в неделю. Тем более он был очень щедрым мужчиной и постоянно одаривал свою любовницу дорогими подарками. Поэтому Клементина смирилась с существующим положением вещей и вела тот образ жизни, к которому привыкла.
    Ведь ее нисколько не устраивал секс раз в неделю. Поэтому за время ее связи с Гербертом в ее постели перебывало множество мужчин, от посыльного до клерка, с которым судьба свела ее в магазине.
    Однако все это не шло ни в какое сравнение с ее отношением к Роджеру.
    Если прошлые кратковременные связи не оставили никакого следа в ее сердце, то секс с Роджером до сих пор заставлял дрожать ее тело.
    Клементина вдруг почувствовала страх. Уж слишком хорошо ей было с Роджером. Сможет ли она отказаться от него, когда придет время?
    Но тут же другая мысль пришла ей в голову: а зачем вообще отказываться? Почему бы не попытаться заполучить Роджера полностью?
    В ней полыхнул азарт. Нога вдавила педаль газа, заставляя автомобиль нестись по пригородному шоссе.
    Клементина улыбнулась своим мыслям.
    Все будет хорошо. Если она верно поведет свою партию, то выиграет. Дело оставалось за малым: продумать правильный план действий, который приведет ее к успеху.

4

    Беатрис вошла в кухню.
    — Здравствуйте, миссис Голд, — вежливо поздоровалась с ней пожилая женщина в строгом темном платье.
    — Здравствуйте, Мария, — кивнула в ответ Беатрис, приближаясь к холодильнику и открывая его, чтобы достать сок. — Чем вы нас сегодня порадуете?
    — Куриные крылышки под соусом.
    — Звучит аппетитно, — улыбнулась Беатрис.
    Она налила сок в высокий стакан и, сев за стол, придвинула к себе тарелку с низкокалорийными пшеничными хлебцами.
    — Мистер Голд просил вам передать, что он сегодня задержится, — сообщила Мария.
    — Спасибо, — кивнула Беатрис.
    Грусть набежала на ее лицо. Другого она и не ждала. В последнее время между ней и Роджером будто выросла какая-то преграда, которую ни он, ни она не могли преодолеть.
    Беатрис вздохнула.
    Услышав ее вздох, Мария неодобрительно покачала головой.
    — Не надо расстраиваться, голубушка, — сочувственно заметила она.
    — Я стараюсь. — Беатрис подняла на нее свои красивые голубые глаза.
    За долгие годы, что Мария служила у них, у них сложились довольно близкие отношения. Мария относилась к Беатрис как к дочери, порой давая советы, к которым та не всегда прислушивалась, но всегда внимала, чтобы не обидеть искренне желающую помочь женщину.
    — Вам надо чем-то заняться. — Поставив крылышки в горячую духовку, Мария обернулась к Беатрис и озабоченно посмотрела на нее. — Вы просто таете дома.
    Беатрис вздохнула.
    — Я даже не знаю, что мне предпринять…
    — Ой, да что угодно! — воскликнула Мария. — Вот хотя бы откройте цветочный магазин. У вас отличный вкус, вы составляете бесподобные букеты. Да любой будет рад заказать у вас цветы, зная, что получит произведение искусства!
    Беатрис задумалась. Слова умудренной опытом женщины были не лишены смысла. Ведь действительно, она столько лет жила, не зная, чем заняться! Столько времени потрачено впустую!
    Она, конечно, рассчитывала на то, что станет матерью и все свободное время будет уделять их с Роджером ребенку. Но этого до сих пор не произошло.
    И Мария права. Надо искать новую цель, которой она могла бы следовать.
    Отношения с Роджером зашли в тупик. Но, вполне вероятно, если Беатрис найдет чем себя занять, отвлечется от бытовых проблем, постепенно все между ними наладится.
    Во всяком случае, она будет меньше грустить, потому что в ее жизни появятся другие интересы, которым она может посвятить те минуты, что сейчас предается тоске.
    Взгляд Беатрис посветлел.
    — Вижу, вам нравится мое предложение, — одобрительно заметила Мария, доставая из холодильника овощи и начиная готовить салат.
    Беатрис улыбнулась.
    — Спасибо, — поблагодарила она, поднимаясь и ставя пустой стакан в раковину. — Вы действительно подкинули мне почву для размышлений.
    — Что ж, я рада, — улыбнулась Мария.
    Беатрис не терпелось выйти из дома и прогуляться по своему ухоженному саду. Там она всегда находила возможность отдохнуть и развеяться. А сейчас ей к тому же необходимо поразмыслить над тем, что сказала Мария.
    Беатрис действительно любила составлять букеты. Занимаясь этим, она просто не замечала, как бежит время. Это началось после того, как Клементина что-то напутала с цветочником, и букеты на свадьбе Роджера и Беатрис были просто ужасными.
    Тогда, оставив все как есть, Беатрис лишь изменила свой букет, превратив его в маленький шедевр. И она знала, что выглядит безупречно, когда фотограф запечатлел ее с Роджером на свадебном снимке для семейного альбома.
    Беатрис охватило возбуждение.
    Надо посоветоваться с Роджером, попросить его просчитать возможную прибыль от фирмы, которую она откроет.
    Роджер был хорошим финансистом, и Беатрис доверяла его мнению. Ей очень хотелось, чтобы идея цветочного салона пришлась ему по душе. И она горела нетерпением сообщить ему об этом.
    Но… он в очередной раз задерживался на работе.
    Лицо Беатрис помрачнело.
    В последнее время Роджер начал поздно приходить домой. Сначала Беатрис не придавала этому особенного значения, пока вдруг не увидела, что его задержки стали слишком регулярными, чего раньше никогда не было.
    И преграда между ними не исчезала.
    Беатрис физически ощущала холод, исходивший от мужа.
    Их занятия любовью стали более механическими, из них исчезли искры, которые всегда присутствовали, когда их тела соприкасались.
    Что-то ушло. Беатрис очень надеялась, что не безвозвратно.
    И все же она позвонила Роджеру, но секретарша ответила, что он на совещании.
    Беатрис вздохнула. В последнее время Роджер очень полюбил совещаться. Создавалось такое впечатление, что он только этим и занимается.

    Роджер откинулся на подушки.
    На его лбу блестели капельки пота, глаза возбужденно горели.
    Клементина потянулась, точно кошка, перевернулась на бок, шаловливо провела рукой по его мускулистой груди.
    — Ты сегодня превзошел самого себя, — проворковала она.
    Роджер вздохнул, бросил в ее сторону короткий взгляд.
    — Это какое-то безумие, — тихо произнес он, разглядывая соблазнительную женщину, которая лежала рядом с ним.
    — Зато какое захватывающее!.. — прокомментировала Клементина, лукаво глядя на него.
    Роджер вздохнул. Потянулся за рубашкой, которая укрывала прикроватную тумбочку, словно скатерть.
    — Тебе не кажется, что мы переусердствовали, решив провести здесь время? — спросил он, демонстративно оглядевшись по сторонам.
    — Поверь, Герберт ни о чем не догадается. — Клементина подтянулась на руках, обняла Роджера, увлекая обратно на кровать. — Нет, мистер Голд. Я еще не закончила.
    Роджер рухнул на подушки, внимательно вгляделся в серые глаза любовницы, в которых блестело возбуждение.
    — Ты просто тигрица. Причем совершенно неугомонная.
    Он притянул ее к себе, впиваясь в губы требовательным поцелуем.
    — Но ведь именно это тебе во мне и нравится, — прерывающимся голосом заметила Клементина, на мгновение отстраняясь от него.
    Он толкнул ее на спину. Клементина упала на шелковистое покрывало, не сводя с Роджера пристального взгляда, в котором полыхала едва скрываемая страсть. Его рука пробежалась по всему ее телу, задержавшись на аккуратном треугольнике волос. Роджер вглядывался в лицо Клементины. Она вся дрожала, получая небывалое наслаждение от этих интимных ласк, и, казалось, каждая клеточка ее тела трепетала от его прикосновений.
    Когда напряжение внутри нее выросло до невероятных размеров, грозя взорваться фейерверком наслаждения, Роджер резко вошел в нее, погружая Клементину в пучину блаженства.
    Клементина закричала, судороги одна за другой пробегали по ее телу. Она молила о пощаде, но Роджер и не думал останавливаться.
    Он начал медленно двигаться внутри нее, постепенно убыстряя темп, видя, что оргазм Клементины не проходит и новые его всплески заставляют дрожать ее тело.
    Но вот последний удар его плоти завершил их безумный танец, Роджер замер на мгновение и лишь потом скатился на свою половину кровати.
    Клементина учащенно дышала. В ее огромных глазах полыхало наслаждение, и у нее не было сил произнести ни слова.
    Роджер удовлетворенно вздохнул. Он все-таки доставил ей настолько сильное удовольствие, что она до сих пор не может прийти в себя.
    Осторожно повернув голову в его сторону, Клементина прошептала:
    — Я думала, что умерла и попала в рай.
    Роджер усмехнулся.
    — Вряд ли мы там окажемся после смерти, — заметил он, неожиданно посерьезнев.
    Будто что-то не давало ему покоя. Какое-то неосознанное чувство, которому он никак не мог дать определение. Но оно всегда преследовало его, когда, пресытившись близостью с Клементиной, он продолжал находиться в ее обществе.
    Почему-то ему сразу хотелось уйти, исчезнуть, не видеть ее. И Роджер не представлял, что же это с ним происходит и откуда такое желание.
    Демонстративно взглянув на часы, он сказал:
    — Мне пора.
    — Ну нет… — простонала Клементина. — Ты хочешь оставить меня одну?
    Роджер вздохнул.
    И так было каждый раз. Она никак не хотела понять, что у него семья и он не собирается ничего менять в своей жизни.
    — Клемми, ты же взрослая женщина. Неужели одиночество так страшно?
    Клементина выразительно вздохнула.
    — Ты не понимаешь, — обиженно поджав губы, пробормотала она. — Мне хорошо с тобой и приятно прижиматься к твоему телу.
    — И мне с тобой хорошо. Но существуют границы, которые мы не можем перейти.
    — Скажи лучше, что ты не хочешь этого делать! — воскликнула она, и глаза ее зло сверкнули.
    — Не хочу, — честно ответил Роджер. — И ты прекрасно об этом знала, когда все начиналось. Я не лгал тебе. Я люблю только Беатрис.
    Роджер встал и начал одеваться.
    Клементина молча наблюдала за ним. Она понимала, что он прав. Он ничего ей не обещал. И это бесило ее еще больше.
    Почему никто ей ничего не обещает? Почему?!

    Беатрис услышала, как хлопнула входная дверь, но не вышла встречать мужа. Не было настроения.
    Мария уже ушла. И Беатрис в одиночестве сидела в гостиной за накрытым на две персоны столом и пыталась поужинать, хотя кусок не лез в горло.
    — Привет, дорогая! — Роджер улыбался как ни в чем не бывало. — Извини, что задержался. — Он приблизился к ней и легко поцеловал в щеку.
    — Да, я понимаю, у тебя ведь очень ответственная работа, — с плохо скрытым сарказмом произнесла Беатрис, отпивая вино из красивого бокала на высокой тонкой ножке.
    Роджер насторожился.
    Впервые за последнее время у него в голове промелькнула мысль, что Беатрис, возможно, что-то подозревает. Но он тут же отогнал ее от себя. Не может быть! Беатрис всегда доверяла ему. Как и он ей.
    И потом… Скоро годовщина их свадьбы, и он обязательно загладит свою вину. Обязательно. Он подарит Беатрис что-нибудь такое… такое…
    Точно! Поездку на двоих в Венецию! Она так мечтала об этом путешествии. Они провели в Венеции медовый месяц, и это было просто незабываемо.
    — Прости, Брэдиган свирепствует в последнее время, — пожаловался Роджер.
    Беатрис нахмурилась. Слишком уж все выглядело навязчиво, нереально. Каким-то седьмым чувством она вдруг поняла, что все это ложь от первого до последнего слова. И легкий запах духов, который она уловила, когда Роджер целовал ее, лишь доказывало это.
    Железные тиски сжали ее сердце. Но она сдержалась, не позволила слезам выдать ее состояние. Нет. Он не увидит ее слабость. Не увидит.
    И раз уж у него появилась другая жизнь, то и у нее тоже появится.
    Роджер ничего не заметил, уселся за стол и начал наполнять закусками свою тарелку.
    — Я так проголодался, ты не представляешь!
    — Ну почему же, — возразила Беатрис. — Очень даже представляю.
    Роджер начал есть, а она сидела и смотрела на него. И боль не покидала ее, та самая боль, от которой некуда деться и от которой, она это прекрасно знала, не спасут никакие лекарства.
    Беатрис страдала.
    Она поняла, что у Роджера есть любовница. И то, что эта женщина занимает не последнее место в его жизни, тоже было предельно ясно. От осознания этого Беатрис чувствовала себя настолько несчастной, что даже словами было не передать.
    Роджер мельком взглянул на жену и благоразумно решил сменить тему.
    — Как прошел день? Чем занималась?
    Беатрис вздохнула. Какое ему дело?
    — Ничем, — ответила она. — Мне вот уже довольно долгое время нечем заняться. И ты это прекрасно знаешь.
    — И что же тебе мешает, дорогая?! — удивленно воскликнул он. — Найми кого-нибудь, сделай ремонт, займись ландшафтом. Ты же хотела другой бассейн. Вот и занимайся!
    В глазах Беатрис промелькнула печаль, выдавая ее состояние. Но Роджер не заметил этого.
    — Я подумаю над твоим предложением, — пробормотала Беатрис. — А сейчас, если ты меня извинишь, я пойду лягу. А то чувствую себя обессиленной. У меня, конечно, не такой насыщенный день, как у тебя, но от безделья тоже устаешь.
    Она поднялась и вышла из гостиной, Роджер проводил ее задумчивым взглядом.
    Никогда раньше Беатрис не оставляла его одного за ужином. Почему она ушла сейчас? Действительно устала? На что-то обижена? Но на что?! Он ведь не сделал ничего предосудительного. Или все-таки сделал?
    Перед глазами всплыло возбужденное лицо Клементины. Но сейчас это видение не принесло ничего, кроме раздражения. Роджер неожиданно осознал, что эта связь до добра не доведет. Да, он получил некоторое разнообразие. Но с этим пора было завязывать. Тем более что Клементина стала слишком требовательной, и ему это не нравилось.
    С ней надо расстаться. Это Роджер осознал неожиданно четко.

    Беатрис стояла под душем, и слезы лились из ее глаз. Она вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, которую обидели, лишили радости ее существование.
    Было больно и обидно от того, что Роджер сдался, позволил сторонним обстоятельствам разлучить их. Неужели все мужчины настолько слабы?
    Горечь обиды захлестнула ее, принося новый поток слез. И они текли по ее щекам, смешиваясь со струями воды и не принося того облегчения, которое приносили ранее.
    Войдя в спальню, Беатрис увидела, что Роджера еще нет. Наверное, сел работать в кабинете, догадалась она. Но это было даже неплохо. Беатрис не хотела, чтобы муж видел, в каком она состоянии.
    Забравшись под одеяло, Беатрис закуталась в него и выключила свет. Она постаралась отвлечься от навязчивых мыслей и уснуть. И через какое-то время у нее это получилось.
    Она действительно очень устала. Устала страдать.

5

    Клементина нервничала.
    — Девушка, вы не можете побыстрее? — поторопила она продавщицу аптеки.
    — Подождите немного, — вежливо отозвалась та. — Вы же просили самые лучшие. Я специально ищу вам с наименьшей погрешностью.
    Клементина вздохнула, нервно топнула ножкой.
    Она никогда не думала, что попадет в такую ситуацию. Словно бестолковая школьница, которой не хватило ума вовремя сказать кавалеру «стоп»!
    — Вот! — Девушка выложила перед ней несколько упаковок. — Какие возьмете?
    Клементина оглядела предложенный товар. Она не представляла, какими следует воспользоваться, но уверенной рукой выбрала три теста из тех, что достала продавщица.
    Выйдя из аптеки и сев в машину, Клементина вздохнула. Она очень надеялась, что она не беременна, а задержка вызвана лишь какими-нибудь физиологическими изменениями или стрессом.

    — Черт! Черт!! Черт!!! — Клементина была в бешенстве.
    Все три теста показали, что она беременна.
    Что теперь делать?..
    Герберт должен приехать сегодня…
    Клементина задумалась. Конечно, Роджер ей подошел бы больше. Но, с другой стороны, они всегда могут остаться любовниками. А Герберт… Сколько ему еще осталось? И ведь после его смерти Клементина станет богатой и независимой. Даже после развода, она была уверена, ей удастся выцарапать солидное содержание для себя и для ребенка.
    Герберт наверняка обрадуется тому, что станет отцом и осыплет ее всяческими благами. Конечно, он и сейчас не особенно скупился, но теперь… Клементина улыбнулась. Да, она станет настоящей королевой. И никто больше не посмотрит на нее косо.
    Деньги Герберта уже мелькали у нее перед глазами, и Клементина уверилась, что все идет хорошо.
    Она выкинула тесты и вернулась в спальню, улеглась поверх пушистого пледа на кровать, блаженно закрыла глаза. Если она правильно разыграет свою партию, Герберт будет носить ее на руках. И очень скоро она станет довольно обеспеченной женщиной, которой уже не надо бояться за завтрашний день.
    И какая разница, кто отец ребенка?..
    Теперь она знала, что делать, и готова была начать.

    Хлопнула входная дверь.
    — Милая, я дома!
    Клементина вскочила из-за стола, за которым сидела в ожидании Герберта. На ней было красивое платье из полупрозрачного шифона, широкий пояс, проходящий под грудью, и глубокий вырез лишь подчеркивали ее соблазнительные формы. Изящные туфельки на высоком каблуке завершали привлекательный облик Клементины.
    Да, она знала, как получить первые баллы в копилку своей победы.
    — Привет, любимый! — Клементина, словно золотистое облачко, выпорхнула из гостиной и, обняв Герберта, поцеловала его в губы.
    — Ты сегодня просто обворожительна! — прерывающимся голосом заметил он.
    Клементина мысленно удрученно вздохнула, понимая, что предстоит та еще работенка. Но она быстро воспрянула духом, так как вспомнила, что Герберту не надо многого и секс раз в неделю его вполне устраивает. А значит, и ее устроит тоже. Тем более чуть позже, когда живот начнет расти, она вполне может сослаться на беременность, и тогда между ними ничего не будет долгое время.
    Клементина торжествующе улыбнулась.
    — Я старалась для тебя, моя радость, — проворковала она, беря Герберта под руку и ведя его в гостиную.
    — Может быть, я сначала приму душ с дороги? — растерянно предложил он.
    — Ну что ты, милый, — возразила она. — Мы сначала перекусим, а потом примем душ вместе.
    — Звучит заманчиво, — хохотнул Герберт.
    Клементина мысленно вздохнула. Конечно, заманчиво. Это один из любимых его видов занятия любовью. Только ей, Клементине, в душе было тяжелее с ним справиться. Но сегодня игра стоила свеч.
    Клементина хотела, чтобы, когда Герберт будет полностью удовлетворен, новость о ребенке лишь добавила бы ему радостных ощущений.
    А для этого необходимо было постараться. И, черт побери, она готова это сделать!

    — Ох! — Герберт сел на кровать и выразительно посмотрел на Клементину. — Ты сегодня превзошла самое себя! — с одобрением заметил он.
    — Да, я знаю. — Накинув на обнаженное тело шелковый халат, Клементина с едва заметной брезгливостью оглядела его дряблое тело.
    Ей пришлось очень постараться.
    И она вдруг поняла, что если выйдет замуж за Герберта, то ей придется стараться еще неизвестно сколько времени. Не поторопилась ли она? Может быть, надо отказаться от первоначальной затеи и все переиграть?
    Клементина понимала, что жизнь загнала ее в тупик. Конечно, можно сделать аборт, но она пойдет на эту крайнюю меру только в том случае, если использует все возможности по заманиванию в свои сети богатого мужа и так и не получит его.
    Герберт приложил пальцы к запястью, посчитал пульс, нахмурился.
    — Что-то стар я становлюсь для таких игр, — неодобрительно заметил он.
    Клементина бросила в его сторону короткий взгляд.
    Может быть, еще раз заставить его испытать оргазм, тем самым ускорив процесс? Но она тут же отбросила эти мысли. Не такая уж она и кровожадная, да и Герберт еще не женился на ней.
    Улегшись на кровать, Клементина посмотрела на спину своего любовника.
    — А у меня для тебя новость, — заметила она бархатным голосом.
    Герберт заинтересованно обернулся.
    — Вот как? — Он улыбнулся. — Надеюсь, приятная?
    — Несомненно! — Клементина многозначительно посмотрела на него.
    — Ну рассказывай. — Герберт лег на свою половину кровати, даже и не подумав прикрыть свою наготу.
    Клементине стоило значительных усилий ничем не показать негативные эмоции, которые вызывало в ней его обнаженное тело.
    Подтянувшись на руках, она нежно поцеловала Герберта в губы.
    — Ты скоро станешь папочкой, — прошептала она. — Разве это не здорово?
    Герберт нахмурился, вперил в нее немигающий взгляд.
    — С кем ты трахалась, дрянь, пока меня не было?! — рявкнул он, схватив ее за руки, да так крепко, что Клементина вскрикнула от боли.
    — Отпусти меня! — закричала она, вырываясь. — Придурок! Ни с кем я не спала! — С трудом освободившись, она проворно отползла на другой край кровати и уселась там, сердито уставившись на Герберта. — Что за чушь ты несешь! У меня никого нет, кроме тебя!
    Герберт поднялся, натянул трусы, надел халат — в одежде он чувствовал себя более защищенным — и только после этого вновь посмотрел на Клементину.
    Она все еще сидела на кровати и вызывающе смотрела на него.
    Герберт горько усмехнулся. Как же она хороша… И как жаль с ней расставаться. Но он не терпел предательства. А Клементина предала его, да еще и не собирается признаваться в этом.
    — Этот ребенок не от меня, — тихим, но твердым голосом заявил он. — Потому что я не могу иметь детей. Я бесплоден.
    Клементина шумно вдохнула воздух. Вот это действительно неожиданность!.. Она молча смотрела на Герберта, ожидая, что он скажет дальше.
    — Ты разочаровала меня, Клементина. — Герберт невесело усмехнулся. — Будет лучше, если ты соберешь свои вещи и покинешь мой дом.
    Глаза Клементины широко распахнулись.
    — Герберт! Что ты говоришь?! — Она изобразила искреннее удивление. — Поверь, это твой ребенок! Во всяком случае, я ни с кем не спала! — Она умоляюще посмотрела на него. — Герберт! Ты не можешь быть таким!
    Он вздохнул.
    — Не заставляй меня показывать тебе медицинскую справку о том, что я не способен к воспроизведению потомства, — зло проговорил он.
    — Но этого просто не может быть… — растерянно пробормотала Клементина.
    Вся ее сила куда-то исчезла, уступив место разочарованию и страху.
    — Как ты думаешь, почему я до сих пор не женился? — с горечью поинтересовался Герберт. — Ты думаешь, что никто не хотел заполучить меня? Ошибаешься! Это я никого не хотел видеть рядом. Я одиночка и избрать другой образ жизни мог только в одном случае — если бы у меня появился наследник. Но врачи давно уже поставили окончательный диагноз.
    Клементина поднялась с кровати, подошла к Герберту, умоляюще посмотрела на него.
    — Но ведь медики могли допустить ошибку… или могло произойти чудо, — растерянно предположила она.
    Герберт рассмеялся, и его смех неприятным скрипом прорезал пространство комнаты, наводя на Клементину ужас.
    — Ошибка… чудо… Ты сама-то веришь в эту чушь?!
    Она распахнула свои серые глаза, уже видя необратимость происходящего, но еще надеясь на то, что можно все исправить.
    — Но ведь бывает же, — тихо проговорила она.
    Герберт отодвинул ее от себя, прошел к двери, остановился и обернулся.
    — Нет, не бывает, — возразил он. — И ты сама это прекрасно знаешь. Я очень надеюсь, что часа тебе хватит для того, чтобы собрать вещи.
    — Но куда я пойду? — растерянно спросила Клементина.
    — Помнится, у тебя была квартира.
    — Я не могу выселить жильцов. У нас договор. — Она жалобно смотрела на него, надеясь на снисхождение.
    — Хорошо. — Вздохнув, Герберт вернулся, достал из пиджака портмоне, извлек из него пачку денег, бросил на кровать. — Этого тебе хватит, чтобы снять номер в гостинице на некоторое время. Телефон в твоем распоряжении. — Он бросил выразительный взгляд на трубку, которая лежала на прикроватной тумбочке.
    Клементина судорожно вздохнула.
    — Герберт, нам же было так хорошо… — проскулила она.
    Ничто не дрогнуло в его лице при этих словах.
    — Ты верно заметила — было, — тихо произнес он и вышел из спальни.
    Клементина сердито топнула ножкой.
    Вот сволочь! И ведь теперь нельзя переиграть и сказать, что она пошутила! Уж слишком сильно ей хотелось выйти замуж, и она сразу не почувствовала, когда надо было дать задний ход. А сейчас уже поздно что-либо менять.
    Герберт раскусил ее, и это было хуже всего. Потому что теперь она не может даже рассчитывать на хорошие отступные.
    Какая же дура! Просто слов нет!..
    Через три часа Клементина вызвала такси. Она собрала два чемодана, остальное оставив до следующего раза. Хорошо еще, что она не так давно жила у Герберта и у нее накопилось не слишком много вещей. Однако и того, что она забирала, было предостаточно. Клементина уже представляла, как на нее посмотрят в гостинице.
    Спустившись вниз, Клементина в последний раз оглядела дом, к шикарному убранству которого уже успела привыкнуть.
    Конечно, она и сейчас не поскупилась, сняв люкс в отеле, расположенном около океана. Денег, оставленных Гербертом, было вполне достаточно. К тому же Клементина намеревалась расплатиться карточкой, которую теперь уже бывший любовник наверняка еще не заблокировал. Поэтому нельзя было терять ни секунды.
    Вздохнув в последний раз и напрасно прождав несколько минут Герберта, который мог бы выйти проводить ее, Клементина покинула дом. Она с трудом добралась до такси со своей ношей и, лишь когда устроилась на пассажирском сиденье автомобильного салона, облегченно вздохнула.
    Руки ныли и дрожали от напряжения, в голове лихорадочно проносились мысли. Она еще не знала, что делать дальше, но очень надеялась, что придумает план действий.
    Сделать аборт никогда не поздно.
    Главное, для начала использовать все шансы.
    И тут ее словно ударило молнией. Роджер! Ведь получается, что именно он отец ребенка! Как же она сразу об этом не подумала?!
    Ну вот, теперь у нее есть козырная карта, которой она закончит партию! Роджер не отвертится!
    К тому же Клементина прекрасно помнила жалобы Беатрис на то, что она не может забеременеть, а Роджер очень хочет ребенка.
    Как здорово, что именно она, Клементина, восполнит этот пробел в его жизни. Теперь у него будут все основания развестись с Беатрис и жениться на ней.
    И уж она постарается, чтобы это произошло.
    Затягивать с решающим разговором с Роджером было нельзя, ведь всегда может случиться нечто непредвиденное. А оставаться матерью-одиночкой в планы Клементины не входило.

    Герберт слышал, как хлопнула входная дверь, но не шелохнулся, все еще стоя у окна в гостиной. На землю опускался вечер. Солнце почти скрылось, и лишь редкие отблески в небе напоминали о нем.
    Герберт вздохнул.
    Почему с ним всегда так происходит? Почему женщины обманывают его, а потом надеются, что он все забудет и простит их?
    Он никогда ничего никому не прощал, не собирался делать это и теперь. Хотя следовало признать, что Клементины ему явно будет не хватать.
    Только она умела так возбудить его, что он мог провести половой акт, не используя специальных средств. Только с ней он мог почувствовать себя настоящим мужчиной.
    Как ей это удавалось, Герберт не знал, однако в своих решениях он был непреклонен. И если он выгнал Клементину, эту лживую стерву, из своей жизни, то уже никогда она не вернется туда.
    Ничто не может обелить предательство.
    Даже ее величайшее умение довести его до оргазма.
    Герберт еще раз вздохнул и вышел из гостиной. Поднявшись в спальню, он подошел к шкафу и открыл дверцы: пространство заметно опустело. Остались лишь его вещи. Клементина забрала все, что могла. Что ж, она вправе это сделать.
    Завтра надо будет позвонить и заблокировать ее кредитку, оставив на ней небольшую сумму, которую ей хватит на несколько дней.
    Все же она очень многое дала ему. И никогда не кривилась, когда он просил ее сделать то, что ему нравилось, в отличие от других, с кем время от времени Герберту приходилось иметь дело.
    Да, Клементина была величайшей шлюхой и замечательной женщиной, как это ни странно звучит.
    Но все же шлюха одержала верх, и это ее погубило.
    Подойдя к кровати, Герберт разделся и лег.
    Было непривычно не чувствовать рядом податливое женское тело. Но он укутался одеялом и закрыл глаза. Усталость навалилась на него, и скоро Герберт погрузился в объятия Морфея, забыв обо всех неприятностях.

6

    Клементина взглянула на себя в зеркало. Она выглядела безупречно. Красивое черное белье удачно просвечивало сквозь пеньюар, отделанный пухом. На ногах — изящные черные туфли. Все это эффектно смотрелось с бриллиантовыми сережками, красиво поблескивающими в ушах.
    Клементина улыбнулась. Да, она готова к решающей встрече и очень рассчитывает на победу.
    Стук в дверь известил, что гость уже пришел.
    Немного помедлив, она отправилась открывать.
    Роджер стоял на пороге и смущенно смотрел на нее.
    — Привет. Рада, что ты пришел. — Клементина посторонилась, пропуская его внутрь.
    — Не совсем понял, что ты здесь делаешь, — деликатно заметил он, входя и усаживаясь на диван, расположенный посередине комнаты.
    — Это несложно объяснить. Выпьешь что-нибудь?
    — Нет. Если только воды. Я же за рулем, — пояснил он.
    — Как знаешь. — Клементина налила воды в стакан и протянула Роджеру.
    Он сделал несколько глотков и вопросительно посмотрел на нее.
    — Что случилось, Клемми? По телефону твой голос звучал очень взволнованно.
    Клементина вздохнула, окинула Роджера печальным взглядом.
    — Мы с Гербертом расстались, — прошептала она, и слезы эффектно покатились по ее щекам. — Я поняла, что просто не могу с ним больше жить, собрала вещи и ушла.
    Роджер изумленно уставился на нее.
    — Но зачем?! — воскликнул он. — Я всегда думал, что у вас все серьезно, — поправился он, чтобы хоть как-то объяснить свое недоумение.
    Клементина села рядом с ним, взяла его за руку.
    — Серьезно у меня только с тобой, Роджер, — прошептала она. — И настолько серьезно, что ты себе даже не представляешь.
    Неприятный холодок пробежал по его спине. Роджер интуитивно почувствовал ловушку, в которую его загоняли, но он не знал, как следует поступить, чтобы избежать этого.
    — Что ты хочешь этим сказать? — спросил он, пристально глядя в ее серые глаза.
    Он уже понимал: что-то произошло. И очень хотел услышать ответ.
    Клементина драматично вздохнула. Посмотрела на Роджера долгим взглядом, полным любви.
    — У нас будет ребенок, — тихо произнесла она.
    Роджер услышал ее. Каждое произнесенное ею слово разорвалось словно бомба в небольшом пространстве комнаты, где они находились.
    Вздрогнув, он удивленно посмотрел на Клементину.
    — Как же это произошло? — озадаченно поинтересовался он. — Ведь мы предохранялись!..
    — Видимо, сработала одна сотая процента, — пожав плечами, пояснила Клементина. — И это точно твой ребенок, — продолжила она, предвосхищая его сомнения. — Потому что Герберт не может иметь детей.
    Роджер поморщился. При чем тут Герберт?! Это его, Роджера, загнали в ловушку, и он просто не представляет, как из нее выбраться!
    — Клемми, а ты не ошиблась? — осторожно спросил он.
    Клементина смерила его сердитым взглядом.
    — Ты считаешь, я бы беспокоила тебя, если бы была точно не уверена в том, что беременна? Да ты в своем уме?! — Она поднялась и отошла к окну, за которым простирался океан.
    Роджер тоже встал, так как, потеряв Клементину из виду, не мог продолжать разговор.
    — Я просто растерян… — пробормотал он. — Ты должна понять, что мы не планировали всего этого. И я совершенно не готов стать отцом!
    — Ну и отлично! — рявкнула она. — Тогда убирайся! Я и без тебя выращу нашего сына!
    Роджер оторопел.
    — Клемми, ты неправильно меня поняла. Просто мне нужно время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Определить дальнейшие действия.
    Клементина зло посмотрела на него.
    — Какие еще действия?! Или жениться и стать отцом нашему ребенку не входит в твои джентльменские планы?! — язвительно поинтересовалась она.
    Роджер вздохнул.
    — Ты ведь знаешь, что я женат, — напомнил он.
    — Мне это прекрасно известно, — отмахнулась она. — Но и ты теперь знаешь, что я беременна. Так что ваш ход, мистер Голд!
    Роджер молчал. Клементина напряженно наблюдала за ним, ожидая, что он скажет.
    — Мне надо подумать, — наконец произнес он.
    — Хорошо, — кивнула она. — У тебя есть для этого несколько дней. — Она подошла к двери и распахнула ее. — А до этого прошу тебя больше у меня не появляться!
    Роджер молча вышел.
    Ему все равно нечего было сказать и тем более возразить.
    Он понял одно: его жизнь рушится. И, что самое ужасное, он даже не представлял, как все исправить.

    Беатрис собиралась в магазин. Они с Клементиной договорились вместе отправиться за покупками, и Беатрис торопилась, так как время уже поджимало.
    Надев белые брючки и светло-желтый хлопковый топ, она покрутилась перед зеркалом. Выглядела она изумительно.
    И Беатрис знала почему.
    Сегодня пятая годовщина ее свадьбы. Беатрис очень надеялась, что вечером ей удастся повернуть лодку их с Роджером любви в нужное русло, что позволит им начать все сначала с учетом прошлых ошибок.
    Конечно, они с Роджером не выясняли отношений и не ссорились. Беатрис это стоило огромных усилий, но она понимала, что не нужно затрагивать тему их с Роджером взаимоотношений. Тем более сейчас, пока он еще не определился.
    А то, что Роджер мечется, было очень заметно.
    И Беатрис решила использовать годовщину свадьбы как возможность начать все сначала. Она очень надеялась, что у нее все получится, потому что любила Роджера больше всего на свете.

    Клементина нервничала. Беатрис заметила это сразу, как только припарковалась и вышла из своей машины. Они не виделись несколько дней, и Беатрис обеспокоенно смотрела на подругу, пока приближалась к ней.
    — Привет! — Она чмокнула Клементину в щечку, и та вяло ответила тем же. Беатрис оглядела подругу с головы до пят. — У тебя что-то произошло? — озабоченно спросила она. — Что-то с Гербертом? С работой?
    Клементина выразительно вздохнула.
    — Со всем сразу, — пожаловалась она. — Пойдем лучше где-нибудь посидим и поговорим.
    Беатрис видела, что подруге это очень нужно, и не собиралась отказывать Клементине в этой малости, так как очень хотела как-то облегчить ее переживания.
    Они вошли в кафе, заняли свободный столик и сделали заказ.
    — Ну рассказывай, что произошло. — Беатрис подалась вперед и внимательно посмотрела на подругу.
    Клементина проследила за официантом, который удалялся от их столика, драматично вздохнула и перевела печальный взгляд на Беатрис.
    — Ты меня возненавидишь, когда я все расскажу тебе, — тихо произнесла она.
    Неприятный холодок пробежал по спине Беатрис, словно предчувствие неминуемой беды, которая надвигалась на нее точно цунами.
    И все же она постаралась взять себя в руки и доброжелательно взглянуть на Клементину.
    — Не говори ерунды, мы же подруги, — улыбнувшись, возразила Беатрис.
    В этот момент к их столику подошел официант и поставил перед ними заказанные коктейли и вазочки с мороженым.
    Когда он отошел, Клементина подняла на Беатрис глаза и тихо произнесла:
    — Герберт выгнал меня, порвал со мной все отношения, заблокировал кредитку.
    Беатрис от изумления чуть не подавилась мороженым.
    — Но как такое могло произойти?! Вы же так хорошо ладили… Или это была лишь видимость?
    Клементина снова вздохнула.
    — Конечно, нам было хорошо вместе, — пробормотала она. — Но случилось нечто, что разлучило нас навсегда.
    Она сделала паузу, давая Беатрис возможность почувствовать драматичность момента.
    — Ничего не понимаю, — сказала Беатрис. — Что вас разлучило? Вы уже несколько месяцев вместе, и обоих все устраивало. Я уж думала, что он как-нибудь сделает тебе предложение.
    Клементина выразительно фыркнула.
    — Сделает, как же! От Герберта этого не дождешься! Сколько я ни старалась быть для него идеальной женщиной, у меня ничего не получилось. — Она смахнула набежавшую слезу, взглянула на огромное витражное стекло их кабинки, которой они были отделены от остального зала. — Знаешь, я и сама не ожидала, что все будет именно так. Очень уж тяжело признавать свои ошибки. Но деваться некуда…
    Беатрис нахмурилась.
    — Так что же все-таки произошло?
    Клементина подняла на нее грустный взгляд.
    — Все проще простого, — вздохнула она. — Я беременна.
    — Ты… что?! — удивленно вскричала Беатрис, но тут же прикрыла рот ладошкой. — Ой, прости, не сдержалась. Это же чудесно! — Ее глаза сверкали радостью.
    — Да, — печально пробормотала Клементина. — Мне тоже сначала показалось, что это чудесно.
    Беатрис непонимающе посмотрела на подругу.
    — Неужели Герберт не хочет детей? — вырвалось у нее.
    Клементина поднесла к губам ложечку с мороженым, посмаковала лакомство.
    — Он бы и хотел иметь детей, но не может.
    Беатрис вздрогнула.
    — В смысле? — не поняла она. — Ты что же… изменила ему?..
    Клементина вздохнула.
    — Да, так получилось, — пробормотала она.
    Беатрис вдруг стало трудно дышать. Она сделала глубокий вдох, попыталась унять учащенное биение сердца.
    Клементина неотрывно следила за ней. Она ожидала вопроса и знала, что Беатрис обязательно задаст его.
    Беатрис поднесла к губам бокал с коктейлем, сделала несколько глотков через витиеватую соломинку, поставила бокал обратно на стол.
    — И кто же он?
    Клементина ответила ей открытым честным взглядом.
    — А сама не догадываешься? — тихо спросила она.
    Беатрис отрицательно мотнула головой.
    — Нет, — прошептала она, — не хватает фантазии…
    Клементина вздохнула.
    — Это твой муж, Беатрис.
    Беатрис подумала, что мир вдруг перевернулся и явился ей в ужасающей карикатуре.
    Как такое могло случиться? Она не могла поверить в то, что говорила Клементина, не могла поверить в предательство двух самых близких людей. И все же внутренний голос подсказывал ей, что это правда.
    Уже давно она замечала, как Клементина смотрит на Роджера, как старается завладеть его вниманием при встречах. Но Роджер никогда не попадался в ее сети, и Беатрис всегда спокойно реагировала на флирт подруги.
    Однако на вечеринке по случаю дня рождения Клементины Беатрис заметила, что что-то происходит… что-то такое, чему она не могла помешать и что вторгалось в ее жизнь, несмотря на то, что она этого не хотела.
    И вот наступило прозрение.
    Жуткое, кошмарное прозрение.
    Она не хотела в это верить и все равно чувствовала, что все то, о чем поведала Клементина, правда.
    — Ты… — Беатрис посмотрела на Клементину, стараясь сдержать слезы, в любой момент готовые брызнуть из глаз. — Как ты могла?.. Мы же подруги.
    Клементина философски пожала плечами.
    — Что тут скажешь? — пробормотала она. — Сама же знаешь, когда эмоции одерживают верх, ничего нельзя сделать.
    — Нет, можно! Можно! — воскликнула Беатрис, и слезы, предательские слезы, все-таки брызнули из глаз, выдавая всю бедственность ее положения и все ее переживания.
    — Вот только не надо мне это говорить! — разозлилась Клементина. — Или думаешь, я не помню твой рассказ, как ты, праведница, переспала с Роджером на пляже, едва познакомившись?! Прекрасно же знаешь, что ни одна женщина не может устоять перед его обаянием.
    Беатрис судорожно вздохнула, промокнула салфеткой слезы, с горечью посмотрела на Клементину.
    — Не говори то, о чем не ведаешь. У вас с Роджером все было по-другому. Это ты вешалась на него все эти годы, ты завидовала моему счастью, а я-то, дура, мечтала, чтобы тебе досталось хоть немного радости и всего того, чем обладала я.
    — Как видишь, твои мечты воплотились в жизнь, — фыркнула Клементина. — Не понимаю, чем ты недовольна.
    — Не смей! — Беатрис встала, ее глаза метали молнии. — Не смей так говорить, ты… ты… — Она не могла подобрать подходящего слова, чтобы охарактеризовать сидевшую перед ней женщину, которую она считала лучшей подругой. — Ты никогда не ценила все то, что окружающие делали для тебя. Ты всегда хотела прибрать к рукам все, чем не владеешь. И даже не задумывалась, что в воплощении своих стремлений идешь по головам. Что ж, Клементина, Бог тебе судья.
    Беатрис открыла сумочку, достала кошелек, извлекла из него несколько банкнот, положила их на белоснежную скатерть. Кинула последний взгляд на Клементину, развернулась и вышла из кабинки.
    Она шла между столиками и только чудом ничего не задела и не упала, потому что слезы застилали ей глаза. И некуда было деться от того горя, что обрушилось на ее плечи словно смерч, разнеся всю прошлую жизнь в мелкие щепки.
    Страшно. Жутко. И хочется убежать куда-нибудь далеко-далеко, лишь бы быть подальше от этого кошмара, который вдруг вторгся в ее жизнь.
    Беатрис всхлипнула, вышла под палящее солнце, надела солнцезащитные очки, скрывая от прохожих заплаканные глаза.
    Подойдя к машине, она забралась на нагретое сиденье и включила климат-контроль, убирая из салона невыносимую жару.
    Да, ее жизнь дала трещину. Но она подозревала нечто подобное. Конечно, Беатрис не предполагала, что ее предадут два близких человека и в результате она лишится всяческой поддержки. И теперь ей надо постараться быть сильной и уйти со сцены, не потеряв достоинства.
    Беатрис судорожно всхлипнула.
    Но как это сделать?! Как?!
    Если душа ее растоптана, вываляна в грязи. Если будущее видится в черной дымке, без радужного свечения радостных искр. Если кажется, что лучше умереть, чем сделать шаг в следующий день.
    Никаких перспектив, никакого счастья. Все умерло, будто никогда и не было.
    И казалось, что прошлое было просто миражом, остатки которого разнес сильный злой ветер, ворвавшийся в ее жизнь.
    Не было выхода. Не было входа. Не было ничего, что могло бы хоть как-то подсказать ей решение проблемы.
    Все ушло в никуда.
    Забвение виделось Беатрис самым разумным. Уехать куда подальше, забыть обо всем и попытаться взять себя в руки, начать новую жизнь, уже без Роджера.
    Но она не могла!
    Она так любила его! Так привыкла к тому, что он всегда рядом! Сейчас ее сердце словно разорвали пополам, и одна его часть кровоточила в ее груди, а другая до сих пор принадлежала Роджеру, от которого она не в силах была отказаться.
    Беатрис любила его.
    Она видела, что их отношения зашли в тупик, что муж всячески избегает ее, и теперь, после разговора с Клементиной, она поняла, с чем это связано.
    Роджер просто не знал, как порвать с ней, Беатрис. Их связывали пять лет супружества, и он не находил причины, по которой мог бы предложить развод.
    Что ж, теперь причина есть.
    Его ребенок. Ребенок, бросить которого он не имеет права. И она, Беатрис, поможет Роджеру сделать выбор, она сама сделает первый шаг.
    И уйдет она достойно. Так, чтобы он навсегда запомнил ее, чтобы в его памяти остались только светлые воспоминания и не было места скандалам и спорам.
    Она ничего не возьмет у него. В конце концов, у нее достаточно средств, чтобы начать новую жизнь, чтобы открыть свою фирму, чтобы не зависеть от Роджера.
    Не хочет она его денег.
    Ей нужна была только его любовь. Но если любовь ушла, то больше ничего и не нужно.
    Беатрис вытерла последние слезы. Нет, она больше не будет плакать. Ни к чему, чтобы все видели, что у нее на душе.
    В конце концов, у них с Роджером сегодня пятая годовщина свадьбы, и она не позволит, чтобы что бы то ни было помешало им провести прекрасный вечер.
    Она хочет, чтобы Роджер запомнил его навсегда. И она постарается, чтобы так все и вышло.
    Не будет ни слез, ни объяснений — ничего, что могло бы омрачить расставание.
    Беатрис и сама не понимала, откуда у нее взялись силы. Но она вдруг почувствовала уверенность в своих действиях, вдруг поняла, что по-другому просто не может поступить.
    Ведь она любит Роджера.
    И очень хочет, чтобы он был счастлив.

7

    Хлопнула входная дверь.
    Беатрис вздрогнула. На ней было вечернее платье нежно-серебристого цвета, отлично сочетающегося с ее ярко-голубыми глазами. Струящаяся ткань выгодно подчеркивала ее фигуру, а отсутствие бретелек — красивые плечи и грудь.
    Беатрис была готова к встрече с мужем.
    Мария приготовила ужин, и стол уже был накрыт в ожидании торжества.
    — Здравствуй, любимая! — Роджер появился в столовой, и глаза его радостно блеснули при виде накрытого стола и нескольких свечей, романтично освещающих пространство.
    — Привет! — Беатрис улыбнулась, приблизилась к нему и поцеловала его в губы.
    Роджер обнял ее.
    — Я так соскучился, — прошептал он, наклонившись к ее уху и опаляя его горячим дыханием.
    Сердце Беатрис сжалось в комочек. Как он может так лицемерить? Как?!
    У него скоро будет ребенок, наверняка Роджер уже планирует, как развестись с ней… и тут эти слова.
    Но она ничем не выдала, что творится у нее на душе. Обняла его, вздохнула.
    — Я тоже, любимый, я тоже, — прошептала она.
    Роджер оторвался от нее, внимательно вгляделся в ее пронзительные голубые глаза, будто хотел забраться в ее мысли, прочитать все то, что не было произнесено вслух.
    Беатрис сдерживалась из последних сил. Она не будет слабой, Роджер никогда не увидит ее слез. Их совместная жизнь подошла к концу, и сегодняшняя ночь лишь ознаменует этот факт финальной сценой.
    — Пойдем. — Роджер взял ее за руку и повел наверх.
    Беатрис дрожала. Противоречивые чувства боролись в ней, не давая обрести успокоение.
    Роджер понял ее состояние по-своему. Обернувшись, он торжествующе улыбнулся.
    — Я тоже еле сдерживаюсь, — пробормотал он и ускорил шаг.
    Беатрис старалась не отставать от него. Да у нее бы и не получилось, так как его рука все еще тянула ее за собой.
    И вот они оказались в спальне. В спальне, которую делили все эти пять лет. Беатрис чуть не расплакалась от осознания того, что все это происходит в последний раз.
    Скинув пиджак, Роджер развернул жену к себе, пристально вгляделся в ее глаза, заметил их блеск.
    — Ты такая красивая, — прошептал он, обнимая ее и нащупывая «молнию» на спине.
    Быстрое движение руки, и платье упало к ногам. Беатрис осталась в белье голубого перламутрового цвета, эффектно смотрящемся на ее загорелой коже.
    Роджер залюбовался своей женой, настолько она была прекрасна в этот момент. Он просто не мог отвести от нее взгляд.
    Беатрис начала расстегивать пуговицы на его рубашке, ее пальцы дрожали, выдавая волнение. Роджер перехватил ладони Беатрис, отстранил их, сам снял рубашку, пристально глядя в голубые глаза жены, словно заворожившие его.
    Беатрис шумно вздохнула. Она не могла совладать со своими эмоциями, да и не хотела этого делать. Роджер все еще был для нее единственным мужчиной на земле, и она вдруг явственно осознала, что ничего не сможет с этим поделать.
    Он прижал ее к себе, и она услышала, как бьется в груди его сердце. И эти звуки наполнили Беатрис такой любовью, что она просто не знала, что с этим делать. Чувства переполняли ее, изливались наружу сверкающим в лучах любви водопадом.
    И некуда было деться от всего этого. Потому что, какой бы дальний уголок ни нашла Беатрис, любовь все равно подстерегала бы ее там. Любовь к мужу, несмотря ни на что, самому прекрасному мужчине на этой земле.
    Роджер снял с Беатрис бюстгальтер и подтолкнул ее к кровати.
    Не устояв на ногах, она повалилась на шелковистое покрывало, ощущая, как приятная прохлада обволакивает ее тело, неся легкую дрожь и заставляя трепетать от каждого прикосновения Роджера.
    Полуприкрыв глаза, Беатрис наблюдала, как раздевается Роджер. Он был так красив, ее муж. И желание его, ярко выраженное, которое просто невозможно было скрыть, возбуждало ее еще больше, заставляло ее трепетать при одном лишь взгляде на его напряженную плоть, на бугристые мышцы торса, на мускулистые ноги и руки, на лицо, такое родное и любимое, что некуда было деться от этого чувства, невозможно было избавиться от него. И, наверное, никогда не удастся избавиться.
    Он лег рядом, склонился над Беатрис, осыпая ее поцелуями. Спускаясь все ниже и ниже, Роджер чувствовал, как Беатрис реагирует на его ласки, и это заставляло его испытывать странное удовлетворение: женщина, которую он любил, до сих пор желала его, жаждала его ласк, хотела его любить.
    Легкий укол совести заставил его помрачнеть.
    Клементина. Клементина и ее ребенок. Его ребенок. Что с этим делать?
    Беатрис обхватила ладонями его лицо, дождалась, когда оно приблизилось к ней настолько, что глаза их оказались близко-близко друг от друга.
    И тогда она поцеловала его. Страстно, всепоглощающе. Так, что сердце вдруг застучало быстро-быстро, неся отголоски своих ударов по всему телу. Так, что тело ее вдруг покрылось мурашками, которые бежали по коже, точно соревнуясь в сверхскоростных гонках. Так, что мысли ее заволокло туманом, и только чувства стали важны в этот момент.
    Руки Роджера избавили ее от ажурных трусиков — единственного элемента одежды еще остававшегося на ее теле. Губы Роджера блуждали по ее телу, словно узнавая его заново, исследуя каждый уголок, дразня соски, заставляя Беатрис трепетать от этих интимных ласк.
    Беатрис извивалась под ним, чувствуя, что у нее больше нет сил сдерживаться, что еще немного, и эпицентр ее чувственности, сконцентрировавшийся где-то внизу живота, вдруг взорвется, мощным всплеском страсти, осветив все вокруг.
    Поняв ее состояние, Роджер резко вошел в нее. Беатрис вскрикнула, выгнулась ему навстречу, настолько сильны были ощущения ее тела, каждая клеточка которого реагировала на эти прикосновения.
    Движения Роджера были быстрыми и сильными, и Беатрис чувствовала, что еще немного, и она достигнет вершины блаженства, к которой оба стремились.
    Несколько сильных ударов. Беатрис вскрикнула. Комната вдруг осветилась яркими огнями низвергшегося на нее наслаждения.
    Беатрис шумно дышала. Ощущения были настолько сильными, что она с трудом могла совладать с ними, все еще чувствуя, как волны одна за другой проносятся по ее телу.
    — Милая, ты просто великолепна, — прошептал Роджер, наклоняясь к Беатрис и целуя ее сосок, который, точно дразня его, сразу же возбужденно затвердел.
    Беатрис вздрогнула. Ласка электрическим разрядом пронзила ее тело.
    — Может быть, нам все-таки стоит прерваться на ужин? — улыбнувшись, предложила она, глядя на Роджера и не в силах отвести взгляд.
    Боль и радость перемешались в душе Беатрис, и она смотрела на мужа, прекрасно сознавая, что это последний раз, когда они могут быть близки.
    — Конечно, милая, как скажешь. — Роджер чмокнул ее в губы и поднялся. — Не возражаешь, если мы не будем одеваться официально? — поинтересовался он, окидывая Беатрис лукавым взглядом.
    — Нет, — улыбнулась она, — конечно же не возражаю.
    Она встала, накинула красивый шелковый халат, тут же скрывший все ее прелести от вожделеющего Роджера.
    — Так и хочется снять с тебя все это, — прошептал он, приближаясь к ней и обнимая ее.
    — Да? — Беатрис бросила на него кокетливый взгляд. — У тебя еще будет на это время.
    Он не заметил грусти, промелькнувшей в ее голосе, не понял намека. С любовью взглянув на жену, Роджер прошептал:
    — Ты — самое дорогое, что у меня есть.
    Ложь! Ложь! Ложь! — хотелось крикнуть Беатрис. Все ложь! У тебя скоро будет ребенок. Ребенок, о котором ты столько мечтал!
    Беатрис не верила, что Роджер не думает об этом. Она чуть не расплакалась. Ну почему жизнь так несправедлива? Почему ей приходится уходить, когда так не хочется покидать единственного человека, которого она любила?
    Да, несмотря ни на что, ее чувства к Роджеру не особенно изменились. Он все еще оставался самым дорогим для нее человеком.
    И лишь его слова о любви к ней, Беатрис, словно скребли по сердцу, так как она прекрасно понимала, что это чистой воды ложь.
    — Мы так не дойдем до гостиной, — пробормотала она, высвобождаясь из его объятий.
    — Может быть, так и следует поступить?
    — Неужели ты не проголодался?
    — Я, конечно, голоден, — ухмыльнулся Роджер, многозначительно глядя на нее. — Но это совсем не тот голод, о котором ты думаешь.
    Беатрис покраснела, чувствуя, как желание, разбуженное его красноречивым взглядом, снова охватывает ее, заставляя трепетать каждую клеточку ее тела.
    — Я жду тебя внизу, — прошептала она и, быстро обогнув его, выскочила из спальни, чтобы Роджер не остановил ее.
    Он проводил Беатрис удивленным взглядом, потом понимающе усмехнулся. Ну конечно же она хочет, чтобы они посидели за столом и преподнесли друг другу подарки, как они обычно это делали.
    Надев джинсы, в которых предпочитал ходить по дому, Роджер спустился вниз и достал из портфеля, с которым ходил на работу, конверт. Улыбнулся. Беатрис обязательно оценит его подарок. Он был в этом просто уверен.
    Войдя в столовую, он увидел жену, которая стояла у окна и всматривалась в темноту. В руках она держала бокал с вином.
    Роджера огорчило, что она не дождалась его и разлила вино по бокалам, но он решил не расстраиваться из-за такой ерунды.
    Приблизившись к Беатрис, он обнял ее и помахал перед лицом конвертом.
    — Это тебе, любимая.
    Беатрис вздрогнула.
    — Что это? — спросила она, беря конверт.
    — Открой и узнаешь, — усмехнувшись, предложил Роджер.
    Поставив бокал с недопитым вином на небольшой круглый столик, Беатрис раскрыла конверт и достала оттуда билеты.
    Слезы навернулись ей на глаза.
    — Зачем, Роджер? — спросила она, с болью взглянув на него.
    — Что зачем? — не понял он. — Ты же хотела вернуться туда, где нам было так хорошо. Разве нет?
    Беатрис вздохнула.
    — Да, хотела, — прошептала она, опустив глаза, — только… — Она замолчала. — Ладно, давай выпьем. — Беатрис взяла свой бокал. — Я тоже приготовила для тебя подарок. Но ты получишь его только утром.
    Роджер недоуменно посмотрел на нее.
    — Даже не представляю, что это, — заинтригованно заметил он.
    — Да, — кивнула Беатрис, — думаю, что действительно не представляешь.
    Роджер подошел к накрытому столу, взял бокал с вином и вернулся к Беатрис.
    — За нашу любовь! — провозгласил он тост.
    Беатрис захотелось плакать.
    Как он может? Какая любовь? Ведь это он изменил ей с ее же подругой!
    И после этого как можно говорить о любви?!
    Она не понимала мужчин, она не понимала мужа.
    Но она собрала всю свою волю в кулак и улыбнулась.
    — За нашу любовь, — подтвердила она, поднимая свой бокал.
    Роджер залюбовался ею.
    — Представляешь, лет через пять мы тоже будем стоять здесь и поздравлять друг друга, — с улыбкой заметил он.
    — Нет, — вздохнула Беатрис, — не представляю. Но, может быть, мы все же сядем за стол и попробуем всю ту вкуснятину, что приготовила Мария?
    Он приобнял ее, погладив грудь, сосок которой сразу же отреагировал на его ласку.
    — Ты — моя вкуснятина, мое самое любимое лакомство, которым я никак не могу наесться, — тихо сказал он.
    Беатрис вздохнула.
    Его голос звучал так искренне, что хотелось поверить и выбросить все признания Клементины из головы. Но это было невозможно.
    У Клементины будет ребенок. И Роджер наверняка привяжется к нему, захочет проводить с ним как можно больше времени. А значит, ему лучше всего жениться на Клементине и узаконить рождение их ребенка.
    Но нет! Она не будет больше об этом думать сегодня!
    Сегодня ее ночь! Ее и Роджера!
    И они посвятят ее друг другу. Как будто ничто не в силах разлучить их.
    И иллюзия эта была настолько сильной, что на мгновение Беатрис показалось, что все так и есть.

    Клементина металась по гостиничному номеру. Она ничего не понимала.
    После того как Беатрис ушла из кафе, Клементина была уверена, что она поедет к Роджеру и выскажет ему все. И ему нечего будет возразить. И тогда Беатрис порвет с ним, Клементина в этом не сомневалась. За пять лет она уже успела изучить характер подруги.
    Однако время шло, а Роджер не звонил, ничем не напоминал о том, что его жизнь меняется.
    Клементина ждала чего угодно: скандала, просьб или угроз. Но она совсем не ожидала, что ее предадут забвению.
    Роджер просто не мог не прийти. Особенно после того, когда Беатрис уйдет от него.
    А если она ничего не скажет ему? Неожиданная мысль пронзила мозг Клементины, заставляя вздрогнуть.
    Нет, тут же отмахнулась она от этого предположения, все это ерунда.
    Беатрис поверила ей. И обязательно поговорит с мужем. И тогда для Клементины освободится дорога, идя по которой она соединится с Роджером.
    Потому что ждать, пока он примет решение, на ее взгляд, не имело смысла. К тому же еще неизвестно, к каким выводам он придет и что ей предложит.
    Клементина знала, чего хочет, и всеми силами старалась это заполучить.
    Изрядно устав от ожидания, она прилегла на кровать и через некоторое время забылась беспокойным сном.

8

    Роджер проснулся от того, что солнце, ворвавшись в спальню, бесцеремонно остановило свои лучи на его лице, заставляя жмуриться.
    Блаженно потянувшись, он вспомнил о том, что произошло этой ночью. Вспомнил, насколько ненасытной была его жена, словно проживала последний день в своей жизни.
    Роджер уже давно не помнил ее такой.
    В последнее время у них было не все гладко. Но Роджер очень надеялся все исправить. В Венеции. Там они будут счастливы, там наладится их семейная жизнь. Роджер был в этом уверен.
    Довольно улыбнувшись, он провел рукой по волосам, посмотрел на окно, за которым разгорался новый день… и вспомнил про Клементину.
    Лицо Роджера омрачилось. Как он мог позволить этим отношениям зайти так далеко? Как получилось, что Клементина забеременела? А может быть, это вообще не его ребенок?
    Он совершенно не представлял, что предпринять в этой ситуации, но вдруг осознал, что надо признаться во всем жене. Клементина была очень агрессивно настроена в их последнюю встречу. Роджер понимал, что в сложившихся обстоятельствах ждать снисхождения от любовницы не приходится.
    Будет только хуже, если Беатрис узнает о его измене от кого-нибудь другого.
    Но как сказать ей, как?!
    Особенно после этой ночи, которую они провели, предаваясь любви, точно только что познакомились друг с другом и воспылали небывалой страстью?
    Роджер вздохнул.
    Нет. У него язык не повернется разрушить радужные дни Беатрис. Особенно перед поездкой в Венецию.
    Вот когда они вернутся, тогда он все ей расскажет, попытается объяснить, вымолит прощение.
    Роджер встал, надел джинсы и футболку. Войдя в ванную и не застав там Беатрис, он удивился, но потом предположил, что она решила его не будить и спустилась готовить завтрак.
    Усмехнувшись, Роджер окинул быстрым взглядом ванную и вышел. Замер. Что-то странное отпечаталось в голове.
    Роджер вернулся. Пристально оглядел стеклянную полку, висевшую под зеркалом. Смутное подозрение закралось в голову. Подойдя к белоснежному стенному шкафчику, он быстрым движением распахнул дверцы. Две полки, где Беатрис хранила свои кремы и другие косметические принадлежности, пустовали.
    Роджер закрыл дверцы, вновь оглядел стеклянную полку. Ни зубной щетки, ни расчески, ничего, что хоть как-то напоминало бы о присутствии Беатрис.
    Роджер ворвался в спальню, распахнул двери шкафа. Та же картина.
    Он в недоумении огляделся.
    Беатрис уехала. Это было ясно. Но как? Почему?
    И тут он вдруг понял почему. То, чего он опасался, произошло. Она узнала о его связи с Клементиной.
    Роджер выбежал из спальни и спустился вниз.
    В столовой на столе под подсвечником лежала записка, а под ней конверт с его подарком.
    Венеция. Они не поедут туда, Роджер уже понял это.
    Он медленно приблизился к столу и взял листок, развернул его. Он догадывался, что там написано.
    «Ты знаешь, как я тебя люблю и хочу, чтобы ты был счастлив. Мне было очень хорошо с тобой все эти годы. И я надеялась, что и тебе тоже. Но вот все разрушилось. И я не знаю, что мне теперь делать. Я не хочу тебя держать. Будь счастлив с Клементиной. Я не собираюсь вам мешать. Я просто уезжаю. Не ищи меня, потому что это ни к чему не приведет. Чуть позже я свяжусь с тобой через своего адвоката».
    Роджер скомкал письмо и швырнул его на пол.
    Какого черта?! И это в тот момент, когда он думал, что все сможет исправить!
    Клементина! Это конечно же она постаралась!
    Роджер схватил мобильный телефон и попытался дозвониться до Беатрис. Но ее аппарат находился вне зоны действия сети.
    Роджер чертыхнулся. Этого и следовало ожидать! Она отомстила ему! Заставила поверить, что все хорошо, а потом удрала! Струсила!..
    Его затопила такая ярость, что он не смог совладать с собой, ударил кулаком в стену, чуть не пробив ее и ободрав костяшки.
    В первый раз с ним было такое.
    Но он никогда не думал, что потеряет Беатрис. И только сейчас вдруг понял, что это произошло.
    Роджер бросился в гараж. Он знал, у кого может потребовать ответа.

    Клементина спала, когда громкий стук в дверь разбудил ее.
    Открыв глаза и не понимая, что происходит, она с беспокойством огляделась.
    Стук повторился.
    — Ну что еще такое?! — недовольно воскликнула Клементина, сползая с кровати и оправляя пеньюар, в котором так и заснула, не дождавшись Роджера.
    Стук не прекращался.
    — Иду! Иду! — Она босиком прошла по пушистому ковру гостиной и открыла дверь.
    — Как ты посмела?! — Роджер ворвался в номер, оттолкнув Клементину, да так сильно, что она чуть не упала. — Как ты могла все рассказать Беатрис?! — рявкнул он, зло глядя на Клементину.
    Она запоздало вспомнила, что не сняла перед сном макияж, и теперь ее лицо наверняка напоминает палитру художника. Но деваться было некуда. Роджер уже здесь, и надо правильно разыграть свою партию.
    Драматично вздохнув, Клементина закрыла дверь и смерила Роджера долгим взглядом.
    — А Беатрис не спросила тебя, как ты мог? — парировала она, прекрасно понимая, что наносит удар ниже пояса. — Или я тебя связала и изнасиловала против твоей воли? — насмешливо осведомилась она, нанося еще один удар.
    — Это не твое дело, что сказала или не сказала Беатрис! — сердито ответил Роджер. — Ты и мизинца ее не стоишь!
    Клементина фыркнула, повела плечом, прошла к бару и налила себе вина.
    — Вот только не надо делать из меня виноватую! — с иронией произнесла она. — Или забыл, как нам было хорошо вместе и что ты говорил в момент страсти?
    Роджер выругался.
    Все складывалось не в его пользу. Мир рушился. Мир, к которому он привык и который полностью устраивал его. Какого черта он связался с Клементиной?! Ведь он прекрасно понимал, что она не выпустит его из своих когтей.
    — Никто из тебя никого не делает, — буркнул он, подходя к бару и наливая себе скотч.
    Он залпом выпил его, чувствуя, как алкоголь провалился в желудок, неся частичное успокоение.
    Клементина с удовлетворением взглянула на него. Она видела, что Роджер на изломе.
    И теперь надо было правильно себя повести, чтобы он остался.
    Роджер налил себе еще.
    Клементина покинула гостиную, направляясь в ванную, чтобы поправить макияж. Взглянув на себя в зеркало, она порадовалась, что пользуется стойкой косметикой. Почти ничего не нужно было делать. Лишь немного подкорректировать подводку для глаз и припудрить лицо.
    — Зачем ты это сделала, Клемми? Чего тебе не хватало? — Голос Роджера заставил ее вздрогнуть и обернуться.
    — Пока я не была беременна, меня все устраивало, — с вызовом ответила она. — Но, как ты понимаешь, ребенку нужен отец. И мне кажется, что ты должен это сознавать как никто другой.
    Роджер вздохнул.
    — Я люблю Беатрис.
    — Ну и что? — Клементина безразлично пожала плечами. — Мало ли кого я люблю. Это же не мешает мне пойти на некоторые жертвы. Чем ты лучше?
    — Я не лучше, я хуже. И я не хотел сделать Беатрис больно.
    — Об этом надо было раньше думать, — философски заметила она, отстранив его и войдя в спальню. — Роджер, мы с тобой в одинаковом положении. Я тоже многого лишилась, но делать нечего, жизнь продолжается, и надо двигаться дальше. Нашему ребенку нужна семья. И она у него будет!
    Роджер с удивлением наблюдал за Клементиной. В ней было столько целеустремленности! Казалось, что она не замечает видимых препятствий, мешающих исполнению ее желаний.
    — Я не люблю тебя, — сказал он, не отводя взгляд.
    — Полюбишь. Когда увидишь, какого малыша я тебе рожу, — самодовольно улыбнулась Клементина.
    Роджер покачал головой.
    — Это какой-то бред, — прошептал он.
    — Это правда. — Клементина подошла к нему, подняла голову, заглянула ему в глаза.
    Роджер схватил ее за плечи, сильно встряхнул.
    — Почему так все получилось?!
    Алкоголь туманил его мозг: несколько порций скотча давали о себе знать.
    — Отпусти меня! Ты делаешь мне больно! — воскликнула Клементина. — Можно подумать, что я одна во всем виновата. Или ты не знал, что когда двое людей нормальной ориентации занимаются сексом, то от этого бывают дети?!
    Роджер ослабил хватку. В растерянности отступил.
    Клементина сердито передернула плечами, поправила съехавший пеньюар.
    — Я красивая женщина, — тихо сказала она. — Не понимаю, почему ты не видишь этого? — Она смело посмотрела на него, бросая вызов.
    Во взгляде Роджера вспыхнул огонь.
    — Чего ты хочешь?! Секса?! — прорычал он, толкая ее на кровать. — Так ты его получишь!
    Его глаза метали молнии, но Клементина не растерялась. Она умела управлять мужчинами.
    — Да, покажи мне, какой ты мужчина, — проворковала она, расстегивая три пуговки пеньюара и распахивая его.
    Роджер сдернул с себя футболку, расстегнул джинсы и быстро избавился от них вместе с трусами.
    Он без прелюдий вошел в Клементину зная, что делает ей больно, и радуясь тому, что хоть чем-то может досадить ей.
    Клементина застонала. Она была готова к этому и знала, что надо делать.
    — Так, милый, так! — шептала она, обхватывая его мускулистые ягодицы своими стройными ногами и приподнимая бедра, чтобы как можно глубже вобрать в себя его напряженную плоть.
    Роджер быстро двигался внутри нее, даже не сознавая, что он делает. В его голове все смешалось, и этот сумбур не давал покоя, заставляя напряжение сковывать все тело. Роджер мечтал избавиться от этого напряжения или хоть немного ослабить его путы, чтобы появилась возможность жить дальше, не чувствуя себя последним подлецом.
    Но, видимо, он делал что-то не так.
    Потому что, когда оргазм накрыл его, рассеивая в голове туманную дымку лихорадочных мыслей, он вдруг увидел себя как бы со стороны и ужаснулся тому, что сделал.
    Резко отстранившись от Клементины, он поспешно оделся.
    — Ну что же ты? — насмешливо осведомилась она, неотступно наблюдая за ним.
    — Ты просто не представляешь, во что мы вляпались, — пробормотал Роджер, натягивая футболку.
    — Да нет же, — возразила она. — Это ты не представляешь.
    Роджер замер, бросил на нее короткий взгляд.
    — Я никогда не женюсь на тебе, Клементина, как бы ты этого ни хотела. Я найду Беатрис и поговорю с ней. И я уверен, что она простит меня.
    Клементина села на кровати, надела пеньюар, который смятым комком валялся в изголовье, смерила Роджера сердитым взглядом.
    — Я бы не слишком на это рассчитывала, — едко произнесла она. — Потому что, зная Беатрис, я предполагаю, что она не простит предательства. Ни мне, ни тебе.
    — Время покажет, — вздохнул Роджер. — Но даже в этом случае я не женюсь на тебе. Так и знай.
    Он решительно направился к двери, ведущей в гостиную.
    — Тогда будь готов к тому, что никогда не увидишь своего ребенка! — яростно вскричала Клементина, бросая ему вслед подушку, которая ударилась о закрывающуюся за Роджером дверь и упала на пол.
    Разрыдавшись, Клементина повалилась на кровать.
    Она проиграла. Роджер сказал, что не женится на ней. И, наверное, так и будет. Как ей жить дальше? Прозябать в качестве матери-одиночки?
    Ну уж нет. Она не из тех, кто попадает в расставленные судьбой сети.
    Клементина вытерла слезы, повернулась на бок, тупо разглядывая угол прикроватной тумбочки.
    Что же ей делать? Как занять достойное место в жизни?
    Многое придется поменять. И перво-наперво — уехать из этого отеля. Герберт лишил ее финансирования, теперь придется как-то выкручиваться. Надо поговорить с риелтором фирмы, через которую она сдала свою квартиру, может быть, удастся без особых потерь выселить оттуда жильцов.
    И опять искать… Но кого она найдет с ребенком на руках? Кого?
    И тут Клементина поняла: не будет никакого ребенка. Она не создана для того, чтобы быть матерью. Так к чему мучить себя?..
    Хотя, с другой стороны, можно будет через суд сделать тест на отцовство и потребовать с Роджера солидные алименты.
    Эта мысль показалась ей очень даже привлекательной. Ведь если Роджер не хочет жить с ней, это совсем не означает, что он готов бросить своего ребенка на произвол судьбы.
    Надо проконсультироваться с юристом по поводу того, сколько она сможет получать от Роджера в качестве алиментов. И если денег окажется достаточно, чтобы оплачивать постоянную няню, и будет еще оставаться на развлечения, то вполне можно согласиться стать мамой.
    Глаза Клементины загорелись.
    А и правда! С Роджера можно будет долго тянуть солидные деньги. Вот только надо сделать все по-умному, и тогда жизнь ее снова наладится.
    Удовлетворенно улыбнувшись, Клементина прикрыла глаза. Она не выспалась, а бурное объяснение с Роджером совсем вымотало ее. Хотя, даже не стараясь быть идеальным любовником, он доставил ей небывалое удовольствие.
    Как ему это удалось, Клементина не знала, и от того, что этот мускулистый трофей ей не принадлежит, сделалось немного грустно.
    Но она тут же утешила себя мыслью, что не все еще потеряно. Когда он увидит ребенка, когда поймет, что это его плоть и кровь, он наверняка изменится. Ей остается только подождать девять месяцев. Продержаться, конечно, будет трудно, но она справится. И не в таких ситуациях бывала.
    С этой мыслью Клементина крепко уснула.

    Беатрис сидела в самолете и смотрела в иллюминатор.
    Слезы стояли в ее глазах, но она старалась не давать им воли, сдерживаясь и мысленно отвлекая себя. Она заранее позаботилась о побеге, заказала билет. И вот она уже в самолете.
    Беатрис прикрыла глаза, вспоминая вчерашние день и ночь, с того самого момента, когда Клементина сказала ей о своей беременности.
    Как это гадко… как гадко!..
    До сих пор при одной лишь мысли о предательстве двух близких ей людей Беатрис чувствовала, что готова разрыдаться.
    Но она не могла себе этого позволить. Слишком много народу вокруг. Никто не поймет ее. Никто и не должен ее понимать. Это ее горе. Только ее. И она предастся ему, когда будет одна.
    Беатрис едва слышно вздохнула.
    Сейчас она уже не представляла, как все это выдержала. Вчера она словно заморозила свое сердце, не давая ему возможности излиться страданиями, и всякий раз, когда это все-таки происходило, будто поворачивала тумблер и увеличивала силу заморозки.
    Но вот теперь лед начал оттаивать, и слезы все же прорывались, разрушая невидимую преграду.
    Она собрала вещи. Все. Вплоть до зубной щетки.
    Мария была на кухне, и не видела этого.
    Беатрис старалась не показываться ей на глаза. Она знала, что если Мария увидит ее, то сразу обо всем догадается. Уж слишком хорошо она ее знала.
    Дождавшись, когда Мария уйдет, Беатрис зарезервировала номер в гостинице и вызвала такси. Она вывезла все вещи и вернулась домой, приготовившись к встрече мужа.
    Она очень надеялась, что он не заметит видимых перемен.
    Он и не заметил.
    А утром она тихо поднялась, умылась и ушла, чтобы никогда больше не возвращаться.
    Ее семейная жизнь закончилась.
    Жить с человеком, который предал ее, она не могла.
    Она летит во Францию. Роджер никогда не догадается ее здесь искать. А у нее как раз будет время подумать. Подумать о том, как жить дальше.
    Мелодичный голос бортпроводницы предупредил о том, что самолет идет на посадку.
    Пристегнув ремни безопасности, Беатрис вздохнула с облегчением. Она любила летать, но сегодня искренне радовалась тому, что это путешествие для нее закончилось.
    Выйдя из здания аэропорта, она огляделась в поисках такси.
    — Куда подвезти? — Рядом остановилась машина, из окна которой выглядывало улыбающееся мужское лицо.
    Беатрис не выдержала и улыбнулась в ответ. Французы как всегда неподражаемы.
    Она хорошо владела французским, поэтому чувствовала себя здесь как рыба в воде.
    Назвав отель, Беатрис дождалась, пока водитель уберет в багажник ее чемодан и откроет перед ней дверцу. Заняв пассажирское сиденье, она блаженно откинулась на мягкую спинку, чувствуя неимоверную усталость.
    — Ничего, это только с дороги так кажется, — беззаботно сказал парень за рулем. — И не заметите, как воспрянете духом.
    — Да, я знаю, — улыбнувшись, пробормотала Беатрис.
    — Вы не француженка, ведь так? — Он с любопытством взглянул на нее в зеркало заднего вида.
    — Нет. — Беатрис смотрела в окно на пробегающие мимо улочки.
    — Я сразу и не понял, — восхищенно присвистнул водитель. — Вы отлично владеете языком.
    — Спасибо, — поблагодарила Беатрис. — Одно время я жила в Париже, вот и выучила язык.
    — Здорово, — одобрительно кивнул водитель. — Знаете, я бы ни за что не догадался. Вас выдал небольшой акцент, но он еле заметен.
    Беатрис не ответила и прикрыла глаза.
    Она вернулась туда, где была счастлива, когда была одна.
    Здесь она сможет найти в себе силы, чтобы жить дальше. И только когда в ее жизни все наладится, она вновь вернется в родной город, чтобы продолжить жить с высоко поднятой головой, словно в ее жизни ничего не случилось.
    — Все! Приехали!
    Машина остановилась. Беатрис вздрогнула и открыла глаза.
    — Спасибо! — Она расплатилась с водителем и выбралась из такси.
    Оглядевшись, Беатрис радостно улыбнулась. Как же хорошо!
    Париж. Она снова здесь. И снова готова начать здесь новую жизнь.

9

    Клементина вышла на улицу и глубоко вдохнула свежий воздух. Из-за этой беременности ей стало трудно находиться в душных помещениях. И, хотя в кабинете врача работал кондиционер, ей вдруг показалось, что этого мало.
    Нельзя сказать, что на улице царила прохлада. Совсем нет. Однако осознание необъятного пространства вокруг несло успокоение.
    Клементина невесело усмехнулась.
    Не все идет так гладко, как она планировала, и все же…
    Ей удалось вернуться в свою квартиру и продолжить работу. Причем ее даже повысили, что принесло солидную прибавку к зарплате. Конечно, это было неизмеримо меньше, чем те деньги, которыми она привыкла пользоваться, когда была с Гербертом. Но приходилось мириться с существующим положением вещей. Иного выбора просто не было.
    Вздохнув, она подошла к своему автомобилю и забралась внутрь, включила кондиционер, и прохладный воздух тут же ворвался в салон. Блаженно закрыла глаза.
    Как же хорошо вот так сидеть и ни о чем не думать!
    Но этих мгновений в ее жизни становится все меньше и меньше.
    Прошло два месяца. Живот еще незаметен, но Клементина физически ощущала нечто инородное внутри себя и не представляла, как проживет с этим еще семь месяцев. А если учесть, что живот будет увеличиваться в размерах, то становилось вообще тошно.
    Она не хотела этого ребенка. Но он был ее единственным шансом на обеспеченную жизнь. Больше ей рассчитывать было не на кого.
    Роджер пропал: не звонил и не приходил. Клементина тоже не торопилась увидеться с ним. Она проконсультировалась с юристом и уверилась в том, что сумеет сорвать солидный куш. Ставкой в ее игре был ребенок, и она готова была пойти на любые жертвы, лишь бы стать богатой, вести тот образ жизни, к которому привыкла, и не думать о завтрашнем дне, считая каждый потраченный доллар.
    Дело оставалось за малым: продержаться еще семь месяцев. Как ей это удастся, она не знала, так как и первые два дались с трудом, а дальше будет только тяжелее, Клементина прекрасно это понимала.
    И еще ей не хватало секса. Клементину просто бесило и выводило из себя то обстоятельство, что у нее нет постоянного партнера, готового удовлетворить ее в любое мгновение.
    Впрочем, сначала надо все решить с Роджером, а уж потом планировать свою дальнейшую жизнь.
    Но как же тяжело без секса!
    Просто выть хочется!
    И ведь она абсолютно здорова! Нет никаких противопоказаний. Можно вообще не вылезать из постели все свободное от работы время.
    Мечты, мечты…
    Наверное, им не суждено сбыться.
    Клементина открыла глаза и повернула ключ в замке зажигания, трогая машину с места.
    Сегодня ей не нужно было возвращаться на работу, и она решила немножко порадовать себя, заехав в ресторан и перекусив там. Все же это лучше, чем провести остаток дня дома за просмотром какой-нибудь не слишком интересной передачи.

    В зале ресторана царили полумрак и прохлада. Клементину сразу же проводили к столику и предложили меню. Сделав заказ, она откинулась на высокую спинку стула и огляделась.
    Народу было немного. Тихо играла музыка, заглушая разговоры за столами. Хорошо… Хоть какая-то смена обстановки для нее. А то от родных стен квартиры ее уже начинало тошнить. Приятная мелодия брала за душу, и Клементина растрогалась, слушая ее в ожидании заказа.
    В этот момент дверь открылась, впуская еще одного посетителя.
    Клементина вздрогнула, не сводя с него пристального взгляда. Он будто почувствовал, взглянул в ее сторону, что-то сказал сопровождающему его администратору. Тот кивнул, приблизившись к столику, за которым сидела Клементина.
    — Извините, мэм, у вас свободно? — вежливо поинтересовался он.
    Клементина посмотрела на Роджера, стоявшего в отдалении и ожидающего ее ответа. Вздохнула.
    — Да, свободно.
    — Если не возражаете, к вам присоединится… — начал, было, администратор.
    — Не возражаю, — не дала ему договорить Клементина, сверкнув глазами в сторону Роджера.
    Администратор вздохнул с облегчением, ощутив, что буря прошла стороной. Он будто интуитивно чувствовал, что в атмосфере повисло напряжение, которое грозило вылиться во что угодно. Улыбнувшись, он обратился к Роджеру:
    — Пожалуйста, — предлагая ему занять свободное место.
    Как только Роджер сел за стол, ему вручили меню.
    — Я сразу сделаю заказ, — остановил он официанта.
    Назвав несколько блюд, Роджер дождался, пока молодой человек в униформе отойдет, и лишь затем перевел на Клементину немигающий взгляд.
    — Привет, — тихо произнес он.
    — Здравствуй. — Клементина неотрывно смотрела на него и не могла наглядеться.
    Она уже успела забыть, насколько он красив. Он возбуждал ее, даже сидя на расстоянии, даже не дотрагиваясь до нее. Лишь только она увидела его, как ощутила всепоглощающее желание.
    — Как ты? — спросил Роджер.
    — Нормально. — Она как можно равнодушнее пожала плечами.
    Ни к чему ему знать о том, что у нее на душе. Всему свое время. И пока она не поймет его намерений, то не откроется даже частично.
    Воцарилось неловкое молчание. Положение спас официант, принеся заказ, сделанный Клементиной.
    — Ешь за двоих? — усмехнувшись, осведомился Роджер.
    — Приходится. — Клементина подняла на него выразительный взгляд.
    Роджер кашлянул.
    — Наверное, я слишком поспешно принял решение в нашу последнюю встречу, — пробормотал он.
    — Все нормально, — делая беззаботное лицо, отмахнулась Клементина. — У тебя своя жизнь, и я не вправе была рассчитывать на то, что ты изменишь ее ради меня.
    Появился официант, принеся блюда для Роджера. Когда молодой человек отошел, Клементина взглянула на своего визави.
    — А ты как? — спросила она.
    — Нормально, — пожал плечами Роджер.
    — Все еще с Беатрис? — будто невзначай задала она вопрос, который волновал ее больше всего.
    — Нет, мы развелись.
    Клементина вздохнула. Что ж, одной проблемой меньше!
    — Не расстраивайся, все наладится. — Она протянула руку и похлопала ладонь Роджера, лежащую на белоснежной скатерти.
    — Да, я знаю. — Он кивнул, аккуратно высвобождая свою руки и беря вилку.
    Клементина почувствовала, что поторопилась.
    — Мне очень жаль, что так вышло. — Она постаралась, чтобы голос звучал искренне.
    Роджер мотнул головой.
    — Я сам во всем виноват, за это и поплатился.
    Клементина вздохнула.
    — Все виноваты. И я могла бы сдержаться. Но меня так тянуло к тебе, просто наваждение какое-то.
    — Да и меня к тебе тоже тянуло. — Роджер посмотрел на нее долгим взглядом.
    Развод вымотал его, да еще у него давно уже не было женщины, и он просто изнывал от этого. Но вот перед ним сидит Клементина. Она выглядела как всегда изысканно и очаровательно, и шальная мысль закралась в голову Роджера: а почему бы и нет?..
    Когда они разводились, Беатрис вела себя слишком заносчиво. Она просто взбесила Роджера отказом от любых средств, которые он мог ей предложить. Она просто вываляла его в грязи, лишний раз дав понять, что не желает от него ничего.
    Он был очень зол на Беатрис. Зол настолько, что, встретив Клементину, вдруг захотел переспать с ней, вспомнить, как это было здорово.
    — Почему бы нам как-нибудь не поужинать вместе? — предложил Роджер и поспешил уточнить, испугавшись оттолкнуть ее: — Как старым добрым друзьям.
    Клементина усмехнулась.
    — А действительно, — пробормотала она, — почему бы и нет? — Она заметила, как глаза Роджера удовлетворенно блеснули, и едва заметно улыбнулась.
    — Когда у тебя свободный вечер? — тут же поинтересовался он.
    Клементина сделала вид, что размышляет, потом не выдержала и невесело рассмеялась.
    — У меня теперь каждый вечер свободен, Роджер, — с легкой укоризной заметила она. — Я ведь будущая мама, или ты забыл?
    — Нет. — Он посмотрел ей в глаза. — Я помнил об этом все это время.
    Клементина отвела взгляд, покраснела.
    — Хорошо, — прошептала она, поднося к губам стакан с соком и делая небольшой глоток.
    Роджер вздохнул.
    — Так как насчет завтра? — спросил он.
    Клементина улыбнулась.
    — Конечно же да. Или ты рассчитывал, что я откажусь?
    — Нет. Если честно, то я уже достаточно устал от отказов.
    Она сделала вид, что не обратила внимания на его последние слова, дружелюбно улыбнулась.
    — Нам всем изрядно досталось, Роджер, — мягко произнесла она. — И мне кажется, что мы заслуживаем того, чтобы получить от жизни хоть частичку счастья. Ты так не думаешь? — Клементина устремила на него пристальный взгляд.
    — Да, я согласен. В конце концов, какого черта? Мы можем стать отличной парой для нашего малыша. И он этого вполне достоин.
    Клементина ликовала. Дело сделано!
    — Тебя отвезти? — спросил Роджер, когда она закончила есть.
    — Нет, спасибо, я на машине. — Клементина полезла в сумочку за кошельком, чтобы расплатиться.
    Однако Роджер сделал предупреждающий жест:
    — Я заплачу.
    Клементина улыбнулась.
    — Спасибо, Роджер. Это очень мило с твоей стороны. Хотя ты и не обязан…
    Роджер поднял руку.
    — Я просто хочу этого, и не будем больше обсуждать это.
    — Как скажешь. — Клементина поднялась. — Буду ждать твоего звонка.
    — Я обязательно позвоню.
    Она улыбнулась и пошла к выходу. Роджер проводил ее долгим внимательным взглядом.
    Клементина все так же хороша. Фигура еще сохранила свои формы, и плавно покачивающиеся при ходьбе бедра возбудили его. Ему еще сильнее захотелось переспать с Клементиной. И он знал, что завтра это произойдет.
    Беатрис осталась в прошлом. Он сделал все, чтобы ее вернуть. Но она так вела себя, что не оставила ему ни единого шанса.
    Покончив с десертом, он расплатился с официантом, вышел из ресторана. Сел в автомобиль и задумался.

    Беатрис… Она сама сделала все так, чтобы оттолкнуть его. И он все еще был зол. Ужасно зол.
    Роджер прикрыл глаза. Вспомнил ту встречу, когда он нашел Беатрис на квартире, которую она сняла, как только вернулась из Франции.
    Из Франции… Роджер горестно усмехнулся. Париж открывал в Беатрис второе дыхание — он знал это, так как она сама как-то рассказала ему.
    Когда он ехал к ней, то еще не знал, что она была в Париже. Он так хотел найти Беатрис, что, кроме ее адреса, даже не прочитал отчет детектива, которого нанял для поисков.
    Беатрис была дома.
    Роджер понял это, заметив ее машину возле подъезда. Решив, что это хороший знак, он выбрался из своего автомобиля и подошел к двери.
    В этот момент на улицу вышел кто-то из жильцов, и Роджер беспрепятственно вошел в подъезд. Ему показалось, что удача сопутствует ему, поэтому, когда он остановился у двери квартиры Беатрис и нажал на кнопку звонка, он улыбался, будучи уверенным, что все наладится.
    Беатрис открыла сразу же.
    — Ты?! — Ее голубые глаза распахнулись от удивления. — Как ты меня нашел?!
    Роджер не смог скрыть торжествующей улыбки.
    — На самом деле это было не так уж и сложно.
    Но Беатрис не собиралась идти на уступки, и по ее нахмуренному лицу это было хорошо видно.
    — Что тебе надо, Роджер? — сухо осведомилась она.
    Он оторопел. Во взгляде Беатрис не было ни радости, ни боли — лишь равнодушие, словно он являлся незначительным эпизодом ее жизни, а не был ее мужем целых пять лет.
    — А ты сама как думаешь? — тихо спросил он, с грустью глядя на нее.
    Беатрис посторонилась.
    — Что ж, проходи, — пригласила она. — Видимо, настало время для серьезного разговора.
    Он вошел. И вдруг почувствовал страх. Все вокруг было чужим и враждебным. Словно стены не принимали его и с нетерпением ожидали, когда он покинет эту квартиру.
    — Я тебя внимательно слушаю. — Беатрис закрыла дверь и смерила его долгим взглядом.
    Они стояли в большой комнате, видимо служившей гостиной, которая явно требовала ремонта.
    — Решила обосноваться здесь насовсем?
    — Еще не знаю. — Беатрис пожала плечами. — Время покажет.
    — Беатрис… — Роджер сделал шаг к ней, она предусмотрительно отступила назад.
    — Не надо, Роджер! — Беатрис протестующе подняла руку.
    Он замер, недоуменно посмотрел на нее.
    — Беатрис, я не хотел тебя напугать, — растерянно произнес он.
    Она смерила его холодным взглядом.
    — Ты не пугаешь меня, Роджер. Я согласилась поговорить с тобой по одной причине. Нам надо развестись. И я не хочу, чтобы первыми с тобой связались мои адвокаты. Если бы ты не пришел, я бы сама нашла тебя.
    Роджер бросил на нее удивленный взгляд.
    — Беатрис! Ты в своем уме?! — вырвалось у него. — Мы же любим друг друга! Зачем нам разводиться?
    — Я… — Она замолчала, и в комнате повисла неприятная тишина. — Я когда-то любила тебя, Роджер, — наконец продолжила Беатрис. — Но это было так давно… И теперь мне кажется, что это был всего лишь сон. — Она подошла к дивану, села на него, закинула ногу на ногу, не сводя с Роджера равнодушного взгляда. — Ты все испортил. Потому что ты не мог любить только одну женщину. Видимо, так уж ты устроен. И даже с этим я смирилась бы и пережила бы это. Однако ты умудрился сделать ей ребенка. И кому?! Моей подруге! — Ее глаза гневно сверкнули, выдавая возбуждение. — Моей подруге, — тихо повторила она. — Моей бывшей подруге.
    — Прости меня, — покаянно произнес Роджер. — Я даже не задумывался в тот момент, насколько подло поступаю по отношению к тебе. Я тогда вообще ни о чем не думал, — заметил он горестно.
    Беатрис вздохнула.
    — Мне кажется, что ты уже вышел из того возраста, когда за совершенный проступок выслушивают лишь нравоучения и наставления на будущее. Теперь за ошибки надо расплачиваться. И мне очень жаль, что расплачиваться пришлось мне.
    Роджер подошел к ней, хотел сесть рядом, но Беатрис жестом указала на соседнее кресло, и ему пришлось разместиться там.
    — Я тоже пострадал, Беатрис, — пробормотал он. — И мне тоже больно от всего, что произошло.
    — Но не так, как мне! Не так, как мне, — повторила Беатрис уже более спокойно.
    Роджер вскочил с кресла, сел перед Беатрис на корточки, схватил ее руки в свои, умоляюще посмотрел ей в глаза.
    — Давай все забудем, Беатрис! Просто забудем и начнем все сначала! Нам было так хорошо вместе! Неужели мы не можем пройти через все это?!
    Беатрис высвободила свои руки, постаравшись скрыть раздражение, охватившее ее, когда Роджер прикоснулся к ней.
    Она спокойно посмотрела на него и тихо произнесла:
    — Уже нечего спасать, Роджер. Ты разрушил все, что было. И, даже если бы я рискнула переступить через все то, через что ты заставил меня пройти, я не смогла бы переступить через ребенка. Он ни в чем не виноват. И он заслуживает того, чтобы у него были родители.
    — Но я не собираюсь отказываться от ребенка! Я просто хочу сохранить наш брак!
    — Как ты себе представляешь нашу дальнейшую жизнь? — с горечью спросила Беатрис, чувствуя, что ее ледяной панцирь, не поддаваясь голосу разума, начал оттаивать, реагируя на чувства, переполняющие ее. — Ты думаешь, я смогу спокойно смотреть на этого ни в чем не повинного малыша, зная, что его мать — моя бывшая подруга, которой я доверяла, а его отец — мой, скоро уже бывший, муж, в котором я растворилась, словно не было ничего прекраснее на свете? — Она вздохнула. — Ничего нельзя сделать, Роджер. Абсолютно ничего. И ты наконец должен это понять.
    Он поднялся, сел в кресло.
    Он ничего не понимал. Он был уверен, что ему удастся убедить Беатрис в своей правоте, удастся доказать ей, что она небезразлична ему, но все слова будто натыкались на непреодолимое препятствие.
    — Ты хотела со мной о чем-то поговорить, — тихо сказал он. — Разве не о том, как сохранить наши отношения?
    Беатрис невесело усмехнулась.
    — Нет, Роджер. Я собиралась сказать тебе во избежание недопонимания, что не приму от тебя никаких денег. Мне ничего не нужно.
    Роджер оторопел. Такого он точно не ожидал.
    — Ничего не понимаю… Мы не подписывали брачный контракт, у нас много вещей, которые мы приобрели в течение пяти лет. Ты отказываешься от всего этого?!
    — Ну вот видишь, — грустно улыбнулась Беатрис, — а говоришь, что не понимаешь. Оказывается, я вполне доступно изложила свои мысли.
    Роджер подался вперед, протянул руку, положил ее на подлокотник дивана, пристально вгляделся в голубые глаза своей жены, которые напоминали два небесно-ясных озера, в которых хотелось утонуть.
    — Беатрис, не глупи, — попробовал он уговорить ее. — Я не хочу так поступать.
    — Ты и не поступаешь. Это мое решение и только мое. Так что не чувствуй себя виноватым. Я вполне могу позаботиться о себе. И мне не надо твоих денег, не надо напоминаний о том, что было всего лишь карточным домиком, рассыпавшимся при первом же порыве ветра!
    Роджер вздрогнул.
    Их брак был карточным домиком?! Она считает, что их брак был карточным домиком?! А как же чувства, которые согревали их в постели? Как же все то, что они пережили за эти пять лет?
    Карточный домик?!
    Он резко поднялся. Окинул Беатрис взглядом, в котором сквозила горечь.
    — Когда я пришел сюда, то думал, что могу что-то исправить, попытаться начать сначала, попросить прощения и… — Он замолчал, не в силах подобрать нужные слова. — Но ты убедила меня, Беатрис, что все это зря. Теперь я знаю, что с тобой мы никогда не были бы счастливы. Потому что ты только и делала, что перепрыгивала с одной проблемы на другую. И если я еще видел наш брак в более радужном свете, то теперь прекрасно понимаю, почему он распался. — Он перевел дух, наблюдая за Беатрис и видя, как на ее глаза навернулись слезы. — Я дам тебе развод, Беатрис. И я разделю наше совместное имущество, хочешь ты этого или нет. Что ты сделаешь со своей половиной, это твое дело. А сейчас я ухожу. Видимо, нам больше не о чем разговаривать. Так что встретимся в суде.
    Он стремительно подошел к двери, распахнул ее и вышел.
    Лифт мгновенно растворил свои двери, будто только и ждал его появления. Роджер вошел в небольшую кабину, сделал глубокий вдох. В нем клокотала ярость.
    Беатрис… Как она могла?.. Неужели она никогда не любила его?!
    Роджер задумался. Нет или да? Он уже не знал, что было правдой. Он совершенно запутался.

    Тряхнув головой, Роджер он попытался отогнать неприятные воспоминания.
    Беатрис. Она отреклась от всего. И те вещи, что достались ей после развода, она отдала в какой-то приют. Ничто не было ей дорого, ничто. Последнее окончательно добило Роджера. Когда он узнал об этом, то постарался навсегда вычеркнуть Беатрис из своей жизни.
    Нет, Беатрис изменилась. Поездка в Париж сделала ее другой, и Роджер видел это.
    Как она вела себя на суде! Он с болью вспоминал об этом. Беатрис решительно пресекла все его попытки поговорить с ней, была непреклонна, держалась холодно, и, если и смотрела на него, в ее взгляде было столько презрения, что он думал, уж лучше бы она его не замечала.
    Надо отдать Беатрис должное, она не стремилась унизить его на суде. Но весь ее вид, все ее отношение к нему, Роджеру, которое сразу бросалось в глаза, было еще хуже.
    Роджер смирился бы с тем, если бы на суде Беатрис рвала и метала, но ее холодность просто убивала его. Он смотрел на нее и уже не мог представить, что когда-то они любили друг друга так, что простыни могли загореться от их страсти.
    Все это ушло. И ушло безвозвратно.
    Роджер понял это особенно ясно, когда узнал, что Беатрис избавилась от всего, что хоть как-то напоминало об их браке. И тогда он возненавидел ее.
    Ну и пусть! Если она не хочет быть вместе, не хочет вспоминать о том, что было между ними, то и черт с ней! Тогда он тоже этого не хочет!
    Прошлое умерло!
    И теперь каждый из них пойдет своей дорогой!..
    Хорошо, что он встретил Клементину. Судьба будто специально вновь свела их, напоминая ему о том, что в животе Клементины растет его ребенок.
    Роджер вздохнул.
    Он станет ему хорошим отцом. Он подарит этому малышу все то, чего он заслуживает.
    Вот только одно было ему непонятно: если он все делает правильно, то почему ему так тошно?..

10

    Беатрис ужасно устала, но была довольна своими достижениями.
    Прошло чуть более двух месяцев, как она уехала из их с Роджером дома, а она уже столько добилась. Конечно, поездка в Париж помогла ей обрести равновесие и прийти в себя. Беатрис знала, что именно так и будет. Почему-то Париж всегда помогал ей, и она стремилась туда, чтобы зализать раны и с новыми силами вернуться к жизни.
    Лишь иногда грусть переполняла ее, выливаясь слезами. Беатрис боялась этих мгновений. Она чувствовала себя слабой и беспомощной, а она не хотела быть такой, не хотела и все тут.
    Когда она была слабой, двое самых близких ей людей разрушили ее жизнь, и теперь Беатрис знала, что никому не позволит пробраться за ту защитную оболочку, которой она окружила себя.
    Ни один человек больше не сможет причинить ей вред. Потому что теперь она готова к этому.
    Беатрис отнесла пакеты на кухню и поставила их на стол. Довольно огляделась. После ремонта квартирка выглядела очень даже мило.
    Беатрис была благодарна своему отцу за то, что он дал ей ссуду на ремонт и на приобретение небольшого помещения в центре города. Скоро состоится открытие. Она назовет свой магазинчик «У Бетти». Да, возможно, звучит несколько простовато, но Беатрис почему-то казалось, что это название больше всего подходит для ее цветочного салона.
    Беатрис уже заказала мебель и растения, несколько картин, небольшой фонтанчик с подсветкой, который будет стоять в углу. Все это должно было создать приятную атмосферу и привлечь покупателей. Беатрис верила, что у нее все получится. Ведь по-другому просто и быть не могло!
    Беатрис выложила овощи из пакета в нижний ящик холодильника и вдруг почувствовала, как резкая боль пронзила поясницу. Она попыталась медленно разогнуться.
    Как странно… Она вроде бы не старая, а в последнее время всякие недомогания мешают наслаждаться жизнью. То заболит спина, то прихватит поясницу…
    Беатрис вздохнула. Она просто устала. Ей надо отдохнуть. Правда, она не знала, когда удастся это сделать, ведь ее присутствие в только что открытом салоне просто необходимо. Но, может быть, чуть позже, когда работа наладится…
    Резкая боль внизу живота заставила Беатрис охнуть и сесть.
    Да что же это такое?!
    Надо сходить к врачу, чтобы обследоваться. Уж очень не хотелось в один прекрасный момент слечь в больницу. Тем более что не на кого будет оставить ее только что начинающийся бизнес.
    Ужасно хотелось есть, но у Беатрис не было сил готовить. Достав из морозильной камеры порцию лазаньи, она положила ее в микроволновую печь. Пока лазанья доходила до готовности, Беатрис налила себе сока и приготовила приборы и тарелку.
    Мелодичный звонок известил о том, что лазанья готова, и Беатрис выложила ее на тарелку в предвкушении вкусного ужина. В последнее время у нее был зверский аппетит, и это настораживало. У Беатрис не было времени посещать фитнес-клуб, но она очень надеялась, что, как только откроет салон, то выделит на поддержание здоровья и фигуры несколько часов из своего насыщенного расписания.
    Лазанья подозрительно быстро закончилась, и Беатрис изумленно уставилась на пустую тарелку. Она даже не заметила, как все съела.
    Нет, с обжорством надо завязывать. Ведь если она не будет себя сдерживать, то скоро так поправится, что не влезет ни в одну из своих вещей.
    Беатрис отправилась в ванную комнату, разделась и придирчиво оглядела свое отражение в большом зеркале. Да, она заметно поправилась. Грудь стала больше, да и бедра тоже вроде раздались. Что с ней такое? Живот вроде бы не увеличился в размерах, лишь немного выпирал.
    И тут ее неожиданно кольнула ужасающая мысль.
    Беатрис выбежала в прихожую, достала из сумочки записную книжку, взглянула на календарик. Кошмар! У нее двухмесячная задержка! Как она пропустила все это?!
    Беатрис добрела до спальни и в изнеможении уселась на кровать. Лишь одна мысль пульсировала в ее голове: неужели она беременна?! И это именно тогда, когда она этого совсем не ждала…
    Она машинально потрогала кольцо, когда-то подаренное бывшим мужем, которое висело на цепочке. Роджер… Он не даст о себе забыть. Два месяца прошло, а судьба словно нарочно напоминает ей о нем, заставляет связаться с ним.
    Беатрис вздохнула. Завтра она поедет к врачу. И, если получится, пройдет обследование.
    Но она и так уже знала, что беременна — все-таки двухмесячная задержка. В суматохе последних недель Беатрис даже не вспомнила об этом, даже мысли не допустила, что она может быть беременна.
    Роджер. Он — отец ее будущего ребенка. Но он никогда не узнает об этом. Потому что она, Беатрис, ничего ему не скажет. Пусть это подло, пусть. Но она не хотела снова погружаться в отношения с бывшим мужем. А если бы Роджер узнал о ее беременности, то это непременно пришлось бы сделать.
    Как же все сложно в этой жизни!
    На глаза Беатрис навернулись слезы. Она ведь не любит Роджера. Между ними уже давно все кончено!
    Но тогда почему она до сих пор носит на шее подаренное им кольцо? Почему часто вспоминает его лицо перед сном? Почему до сих пор не может смотреть ни на одного мужчину?
    Почему?..
    Беатрис всхлипнула, вытерла тыльной стороной ладони набежавшие на глаза слезы.
    Не надо отчаиваться. Она должна быть сильной. Ради себя. Ради будущего ребенка.
    Она улыбнулась сквозь слезы. Ее отец обрадуется, услышав о будущем внуке. Он так давно ждал этого, что уже просто отчаялся.
    Беатрис судорожно вздохнула.
    Странно, что судьба не подарила ей счастье материнства, когда она была еще замужем, когда у них с Роджером все было хорошо. Скольких проблем удалось бы избежать!
    Они оба так ждали ребенка, что совершенно забыли о том, что отношения нужно поддерживать независимо от того, есть в семье дети или нет.
    Вздрогнув, Беатрис почувствовала холод и наконец обратила внимание на свою наготу. Она вернулась в ванную, включила душ и забралась под сильные теплые капли, забарабанившие по ее уставшей от утомительного дня коже.
    Беатрис прикрыла глаза. Улыбнулась. Как же хорошо…
    У нее будет ребенок. И она станет мамой. И прижмет к себе крохотное тельце, в котором будет биться крохотное сердечко, частичка ее и Роджера, человека, которого она все еще любит.
    Да, любит! Она неожиданно осознала это достаточно точно. Она до сих пор любит своего бывшего мужа, и ни Париж, ни что другое не помогло ей забыть его.
    Роджер — единственный мужчина, которого она любила, единственный мужчина, которого она всегда будет любить. Несмотря ни на что.
    Выйдя из душа и вытершись махровым полотенцем, Беатрис надела коротенькую шелковую ночную сорочку на тонких бретельках. Она немного еще постояла перед зеркалом, потрогала живот. Улыбнулась.
    Скоро она станет неповоротливой и будет ходить вперевалочку. Конечно, это совсем не обязательно, и она, даже будучи беременной, будет выглядеть хорошо.
    Когда Беатрис засыпала, то на ее губах застыла улыбка, а в глазах стояли слезы.

    Роджер ворочался в постели, не в силах заснуть.
    Встретив сегодня в ресторане Клементину, он подумал, что неплохо было бы начать все сначала. Но теперь словно что-то останавливало его. Внутренний голос шептал, что не стоит этого делать.
    Осознав, что не уснет, Роджер встал с кровати, натянул джинсы, спустился на кухню. Открыл холодильник, почти ничего там не обнаружил и вздохнул.
    Мария в последнее время не слишком дружелюбна, да оно и понятно. Она очень любила Беатрис, и, когда Роджер развелся с женой, Мария даже хотела уйти. Но он попросил ее остаться.
    Она осталась. Однако теперь это было совсем не то, чем когда хозяйством в доме занималась Беатрис. Марию словно подменили, и Роджер уже жалел, что оставил ее.
    Вот, к примеру, сегодня его встретил почти пустой холодильник. А ведь раньше полки просто ломились от продуктов и блюд.
    Роджер вздохнул. Мария объявила ему войну. Она до сих пор не простила его, считая виноватым в разводе. Что ж, в чем-то она права. Не во всем, конечно, но все же…
    Роджер достал колбасу, сделал себе пару бутербродов. Сварил крепкий кофе. Похоже, сегодня ему предстоит еще одна бессонная ночь.
    Он невесело усмехнулся. В последнее время это было довольно частым явлением. Он не знал, с чем это связано, но факт оставался фактом — Роджер частенько засиживался за ноутбуком до рассвета, и лишь розовая дымка, возвещающая о том, что солнце уже просыпается и готово осветить новый день, загоняла его на часок в постель. После чего он подскакивал и как ошпаренный несся в офис, где по закону подлости неизменно сталкивался в коридоре с шефом, который смотрел на него все более сурово.
    Роджер и сам понимал, что тот образ жизни, который он ведет, совершенно ненормален и долго он так не выдержит. Однако он ничего не мог с собой поделать. Разные мысли лезли ему в голову, мешая уснуть, и лишь работа могла отвлечь его от всего этого.
    Выпив кофе и съев бутерброды, Роджер прошел в кабинет и раскрыл ноутбук. Еще одна бессонная ночь. Хорош же он будет завтра, когда заедет за Клементиной, чтобы отвезти ее на ужин.
    Единственное, что он может себе позволить, это взять такси.

    Клементина довольно улыбнулась, расчесывая влажные волосы перед зеркалом в ванной.
    Завтра они с Роджером поедут ужинать. Это было самое чудесное событие, которое произошло в ее жизни за последнее время.
    Она даже предположить не могла, что все так счастливо обернется. Случайная встреча в ресторане преобразила все дальнейшие планы.
    Клементина была уверена, что теперь Роджер в ее руках и не придется выцарапывать у него заслуженное содержание.
    Она счастливо рассмеялась. Кто бы мог подумать, что беременность скажется на ее жизни так благотворно! Роджер, которого она никак не могла заполучить раньше, теперь будет принадлежать ей безраздельно.
    Она была в этом уверена и твердо знала, что так и будет.

11

    Беатрис слезла с кресла и начала одеваться. Врач уже делал записи за столом.
    — Все в порядке? — спросила Беатрис.
    Она уже месяц наблюдалась, и вроде бы все шло нормально. Но сегодня доктор был менее разговорчив, и Беатрис заподозрила неладное.
    Приведя себя в порядок, она села напротив врача и выжидательно уставилась на него.
    — Беатрис, в принципе у вас все хорошо. Но я бы хотел, чтобы вы посетили кардиолога. Нужно все же уточнить кое-что.
    — Что? — Она напряженно смотрела на него.
    — Мне не нравится, как работает ваше сердце. Возможно, это просто усталость, и витаминов и нормального отдыха будет достаточно, чтобы все нормализовалось. Но все-таки надо исключить возможные отклонения.
    Беатрис вздохнула.
    — У меня всегда было все нормально с сердцем, — пробормотала она.
    — Я и не говорю, что вы больны, но советую вам пройти необходимые обследования. Они дадут нам полную картину происходящего.
    На некоторое время в кабинете установилась тишина.
    Врач окинул пациентку внимательным взором.
    — Это хороший специалист, — мягко заметил он. — И я уверен, что у вас ничего серьезного. Просто надо позаботиться о вашем ребенке и принять все меры, пока есть такая возможность.
    — Хорошо, — кивнула Беатрис. — Раз вы так считаете, то я обязательно посещу его.
    — Вот и отлично. — Врач снял трубку телефона и набрал номер. — Пол, у тебя есть минутка? Есть? Отлично! Я пришлю к тебе сейчас пациентку, будь добр, посмотри, что с ней. О'кей, в выходные, как обычно. — Улыбнувшись, он положил трубку и взглянул на Беатрис. — Что ж, отправляйтесь прямо к нему. Пол Чэпмен — отличнейший специалист в своей области. Я думаю, что он быстро разберется в вашем состоянии.
    Беатрис поднялась.
    — Да, я тоже на это надеюсь, — глухо произнесла она.
    — Только прошу вас, не волнуйтесь. — Врач поднялся, чтобы проводить ее до двери. — Поверьте, я не вижу причин для переживаний. Думаю, что все будет нормально.
    — Спасибо. — Беатрис улыбнулась на прощание и вышла из кабинета.

    — Я хочу только эти цветы! — Клементина потрясла перед лицом Роджера рекламой. — Салон «У Бетти» — один из самых лучших в городе! И если мы устраиваем шикарную свадьбу, то пусть у нас все будет по высшему разряду!
    Роджер пожал плечами.
    — Я всего лишь сказал, что на этом магазине свет клином не сошелся. В городе наверняка есть несколько достойных конкурентов.
    Клементина сердито топнула ножкой.
    — Нет других! Нет! Этот — самый престижный! Глория Стэмплер заказывала там цветы для своей вечеринки! Потом об этом писали все газеты!
    Роджер встал из-за стола и застегнул пиджак.
    — Дорогая, — мягко заметил он, — делай что хочешь. Ты же знаешь, я приму все, что ты предпримешь.
    Клементина вздохнула.
    — Ужас просто, — уже более миролюбиво сказала она. — Там запись на букеты на несколько месяцев вперед. А ведь он только что открылся!.. Если так и дальше пойдет, я выйду замуж, будучи очень сильно беременной.
    Роджер подошел к ней, нежно обнял.
    — Не волнуйся на этот счет, — подбодрил он Клементину. — Ты в любом случае будешь симпатичной невестой.
    Клементина подняла голову и лукаво посмотрела на него.
    — Всего лишь симпатичной? — осведомилась она, напрашиваясь на комплимент.
    Роджер мысленно чертыхнулся. Надо же было допустить такой промах! Теперь разговоров будет еще на полчаса, и он может опоздать на работу.
    — Будешь самой красивой, — поправился он, рассчитывая на то, что утро дома не слишком затянется.
    — Это уже лучше! — Клементина привстала на цыпочки, подставляя губы для поцелуя.
    Роджер чмокнул ее в губы, выполняя ритуал, заведенный у них с того самого момента, когда Клементина переехала к нему.
    Он даже не мог вспомнить, в какое мгновение предложил ей это. Кажется, в первый же вечер. Неужели он так торопился переспать с ней? Или она выглядела такой сексуально-соблазнительной, что слова сами сорвались с его губ?
    В любом случае факт оставался фактом: Клементина перебралась в его дом в первую же неделю после их неожиданной встречи в ресторане.
    А еще через пару недель она ненавязчиво подвела Роджера к мысли узаконить их отношения, чтобы ребенок родился в нормальной семье.
    Роджер вздохнул. Он сам затянул на своей шее эту петлю. И вроде бы счастлив. Или нет?
    Клементина торжествующе улыбнулась.
    — Ладно, поезжай. Тебе пора на работу.
    — Как хорошо, что сегодня ты об этом помнишь, — усмехнулся он.
    Клементина распахнула свои серые глаза.
    — Что я слышу?! — удивленно воскликнула она. — Ты обвиняешь меня в своих утренних опозданиях на работу?!
    Роджер поспешно обнял Клементину, поцеловал ее еще раз.
    — Дорогая, я убегаю, — пробормотал он. — Буду поздно. Но, если ты все еще будешь хотеть обсудить эту тему, мы сделаем это.
    — Мне плевать на все это! — крикнула Клементина ему вслед. — Мне нужно оформить заказ в салоне «У Бетти»!
    — Вот и займись этим! — Он обернулся уже у двери, приветливо помахал Клементине рукой. — У тебя все получится!.. — И поспешно ретировался за порог.
    Сев в автомобиль, Роджер вздохнул. Он был несколько раздосадован сложившейся ситуацией.
    Когда они с Клементиной встретились, когда он предложил ей переехать к ней, когда она дала согласие — это было прекрасно. И ему нравились слова Клементины о тихой жизни в загородном доме. Ему нравились ее мечты о тех днях, когда здесь появится малыш. Он с удовольствием принял ее предложение сделать из комнаты для гостей детскую.
    И он думал, что так будет всегда.
    Тихое, безоблачное будущее, которое ему виделось, когда Клементина согласилась переехать к нему, вдруг было разрушено.
    Когда Роджер предложил ей узаконить отношения, она была так рада. Говорила, что свадьба должна быть камерной, без большого сборища гостей. И Роджер поддержал ее, так как думал точно так же.
    Но потом Клементину словно подменили.
    Сначала изменилось количество гостей. Далее — место проведения мероприятия. Затем она решила, что не помешает парочка репортеров, чтобы осветить это событие.
    Какая еще фантазия придет ей в голову?..
    — Зачем тебе это надо? — удивленно спросил Роджер.
    — Затем, что я хочу быть счастливой, — ответила она, обидчиво надув губы. — Неужели ты не хочешь меня порадовать?
    Роджер пожал плечами.
    — Делай что хочешь.
    — Вот и отлично! — улыбнулась Клементина.
    Вздохнув, Роджер повернул ключ в замке зажигания и тронул машину с места.
    Он не понимал, что происходит с его жизнью. Почему-то ему вдруг показалось, что от него уже ничего не зависит и ему остается только одно: наблюдать за тем, как его жизнь превращается неизвестно во что.
    Пробки на дорогах. Каждое утро. Достойное продолжение наполненных требованиями Клементины бесед за завтраком.
    Роджер ударил по рулю перед очередным светофором. Да что же это такое?!
    Похоже, что если он и доберется до офиса, то только к ланчу.
    Машины впереди медленно тронулись, и Роджер вздохнул с облегчением. Может, ему повезет и он не опоздает на совещание, которое назначил шеф. Он очень надеялся на это.

    — Одевайтесь. — Медсестра доброжелательно посмотрела на Беатрис.
    — Спасибо. — Беатрис поднялась, надевая блузку и застегивая пуговицы.
    — Доктор сейчас примет вас. — Улыбнувшись, медсестра вышла.
    Беатрис вздохнула. Утро сегодня явно затянулось. Интересно, когда она попадет в салон? Натали, наверное, уже извелась.
    Хорошо, что она наняла Натали. Помощница оказалась на редкость способной и прекрасно справлялась, хотя порой вела себя слишком эмоционально.
    Оправив шелковую блузку и одернув юбку, Беатрис прошла в соседний кабинет.
    Врач сидел за столом и просматривал данные, полученные после обследования.
    — Садитесь, пожалуйста. Думаю, что у вас все в порядке.
    — Это радует. — Улыбнувшись, Беатрис расположилась на стуле.
    Врач поднял голову, внимательно посмотрел ей в глаза. Беатрис смущенно улыбнулась, чувствуя, как от его взгляда румянец покрывает ее щеки.
    Он достаточно красив, этот Пол Чэпмен, решила она. Довольно мужественное лицо, прямой нос, в меру пухлые губы, небольшая аккуратная бородка, которая очень идет ему…
    Беатрис впервые поймала себя на мысли, что ей нравятся не только гладко выбритые мужчины.
    Черные волосы его были зачесаны назад, открывая взору лоб и пронзительные голубые глаза, в которых плясали озорные огоньки. Беатрис чуть не утонула в его взгляде и лишь невероятным усилием воли смогла отвести глаза и избавиться от внезапного наваждения.
    Что это с ней? Ведь дело явно не в этом привлекательном голубоглазом докторе, который все еще смотрел на нее, заставляя краснеть, как какую-то девчонку.
    Конечно, не в нем. Просто у нее давно не было мужчины. И искреннее любопытство в направленном на нее взгляде напомнило об этом, заставляя сдать несколько позиций без боя.
    Беатрис вздохнула.
    — Что еще скажете, доктор Чэпмен? Усмехнувшись, он окинул ее одобрительным взглядом.
    — Вам надо перестать работать, — произнес он уже серьезным тоном. — И побольше отдыхать.
    Беатрис пожала плечами.
    — Такой вариант точно отпадает. Я только что открыла салон и не могу бросить его на произвол судьбы.
    Врач удивленно взглянул на нее.
    — Это касается вашего ребенка, — заметил он.
    — Да, я знаю, — кивнула Беатрис. — Как и моя работа. Поэтому давайте с вами договоримся, — она чуть подалась вперед, внимательно глядя на него. — Вы мне выписываете необходимые витамины, для того чтобы я была в норме, а я постараюсь не слишком переутомляться.
    — А вы очень самонадеянны, — усмехнувшись, заметил врач. — Но мне нравится ваш оптимизм.
    Беатрис рассмеялась. Она поняла, что серьезных отклонений врач у нее не нашел, потому что в противном случае вел бы себя иначе.
    — Я сказал что-то смешное? — Врач удивленно взглянул на нее.
    — Нет, совсем нет, — улыбнувшись, ответила Беатрис. — Просто мне тоже нравится мой оптимизм.
    В ее глазах горел азарт, какой-то вызов, который Пол Чэпмен не смог не принять.
    — А вообще, — спросил он, протягивая Беатрис бланк с названиями витаминов, — что вы делаете сегодня вечером?
    Беатрис не ожидала такой быстрой атаки.
    — Попытаюсь воплотить ваши рекомендации в жизнь и отдохнуть, — нерешительно ответила она.
    — Просто… — Было видно, что он и сам чувствует себя не слишком уверенно. — Я хотел пригласить вас прогуляться. Это было бы очень полезно для вас.
    — Если вы не забыли, я беременна, — решила все же напомнить Беатрис о своем состоянии.
    — Поверьте мне, я это знаю, — усмехнувшись, ответил он.
    Она вздохнула и встала.
    — Спасибо вам за то, что приняли меня.
    — Вот, возьмите. — Он протянул ей визитку. — Если вдруг надумаете, то позвоните.
    Беатрис смущенно улыбнулась.
    — Не любите терять время даром? — Она бросила лукавый взгляд на врача, даже не замечая, что начинает флиртовать с ним.
    — Не люблю, — серьезно ответил он. — Но не думайте, что я приглашаю на свидание всех своих пациенток. В нашей среде это не принято. Но с вами… я просто не смог сдержаться, — признался он.
    Беатрис положила визитку в сумочку.
    — Спасибо за откровенность, доктор Чэпмен.
    — Не за что, — кивнул он. — И если вы мне не позвоните, то очень прошу вас — соблюдайте данные мною рекомендации. Я, как и вы, очень хочу, чтобы ваш ребенок родился здоровым и вовремя.
    — Да, я все учту, — согласно кивнула Беатрис. — До свидания.
    — Всего доброго.
    Когда Беатрис шла к своей машине, на ее губах играла улыбка.
    Это было прекрасно. Впервые за долгое время она вдруг ощутила вкус к жизни. Конечно, она не позвонит доктору Чэпмену. Хотя следовало быть откровенной с собой: он очень понравился ей. И все же…
    Он не был Роджером. А только Роджер мог заставить ее сердце трепетать. Только он.
    Почему так? С какой стати она продолжает любить мужчину, который ее ни во что не ставит? Зачем все это?
    Она не знала.
    Она честно пыталась забыть бывшего мужа. Она постаралась изолировать свою жизнь от любых напоминаний о прошлом. Но Роджер все еще оставался единственным мужчиной на этой планете, который был дорог ей. И последняя ночь, которую они провели вместе, до сих пор возбуждающими картинами проносилась перед ее глазами, заставляя испытывать желание.
    Неудовлетворенное желание.
    Больше никогда она не позволит Роджеру войти в ее жизнь. Потому что больше никогда она не хочет испытать все то, через что ей пришлось пройти.
    Не было возврата к прошлому. Но сердце заставляло ее вспоминать те дни, когда она была счастлива, и слезы частенько наворачивались на глаза. Хорошо было лишь одно: что в этот момент ее никто не видел.
    Беатрис аккуратно тронула машину с места. На дисплее телефона высвечивались неотвеченные вызовы. Натали звонила пять раз, и это означало лишь одно: что-то случилось. Беатрис не стала перезванивать, она во всем разберется на месте.

12

    В витрине магазина на разного уровня подставках стояли красиво оформленные корзины с цветами. Выйдя из машины, Беатрис довольно улыбнулась, оглядев все это великолепие. Она даже не думала, что всего лишь за полтора месяца сумеет взлететь на подобную высоту. За это надо, было, благодарить Глорию Стэмплер. Именно с ее легкой руки дела у Беатрис пошли в гору.
    А всего-то и надо было узнать, когда у Глории будет вечеринка, и предложить ей бесплатные цветочные композиции для украшения. Несмотря на то, что Глория была сказочно богата, она была падка на дешевизну и скидки, а тут — такое щедрое предложение. Конечно же расчетливая бизнес-леди не могла отказаться.
    Беатрис же знала, что делала. Она прекрасно понимала, что на этом мероприятии соберутся сливки общества, и была уверена, что ее авантюрный план удастся.
    Так и вышло.
    После вечеринки салон «У Бетти» прогремел на весь город. Заказы посыпались как из рога изобилия, и Беатрис вместе с несколькими флористами порой действительно допоздна засиживалась на работе, сочиняя цветочные композиции. Для каждого клиента она старалась подобрать что-то свое, и это очень ими ценилось, потому что каждый хотел выделиться.
    — Ты молодец! — похвалил ее отец, когда узнал, что дела у дочери пошли в гору.
    — Спасибо, папа, — скромно ответила она, радуясь его похвале.
    Ей так тяжело было заслужить одобрение отца, что эти простые слова, слетевшие с его губ, многого стоили.
    Он с самого начала не слишком верил в затею дочери, хотя и согласился оказать поддержку.
    — Какой-то цветочный магазин! Беатрис, да ты в своем уме?! — кричал он в трубку, когда дочь поведала ему о своих идеях.
    — Папа, все не так плохо, как ты думаешь, — возразила Беатрис. — Давай я приеду, и мы с тобой поговорим.
    Она понимала, что отец злится из-за ее развода, из-за того, что она ничего не хочет брать от Роджера. Но она не собиралась отступать. Она считала, что поступает правильно, а значит, надо было попытаться убедить в этом отца.
    И если он увидит, что она не сдалась, что она хочет работать, что она верит в свои идеи, то, вполне вероятно, он поможет ей на первых порах.
    Так и вышло.
    Разговор с отцом был трудным, но Беатрис с честью выдержала его и уезжала с чувством одержанной победы.
    Отец принял ее план, хотя и не счел его слишком уж перспективным.
    — Я не хочу, чтобы моя дочь стала простой цветочницей, — с горечью заметил он.
    — Папа! Ну что за старомодные взгляды! — улыбнулась Беатрис. — И, поверь, я не буду простой цветочницей. Во всяком случае, я очень постараюсь забраться на самый верх.
    — Верю, — кивнул отец. — Ты всегда была достаточно упорной. Но нельзя растрачивать силы на то, что не приносит ощутимых дивидендов. — Он немного помолчал. — Давай с тобой договоримся так, дочь. — Его цепкий взгляд остановился на ее лице. — Если в течение года не будет никаких сдвигов, ты забываешь про эту безумную идею и начинаешь жизнь, достойную твоего положения.
    Беатрис пожала плечами.
    — А какое оно, мое положение? Или ты забыл, с чего сам начинал?
    Он чертыхнулся.
    — Не ругайся. — Она улыбнулась, понимая, что попала в цель. — Ты сам мне рассказывал.
    — Что ж, сам виноват. Но срок остается прежним. Один год.
    — Хорошо, обещаю, — кивнула Беатрис.
    Она понимала, что первые месяцы покажут, насколько прозорлива она в бизнесе.
    Однако Беатрис не собиралась проигрывать и сознавала, что надо придумать план. План, который не даст сбоев.
    И вскоре она придумала его, а Глория Стэмплер помогла в его осуществлении.

    Войдя в салон, Беатрис чуть не столкнулась с Натали, спешащей ей навстречу. Карие глаза Натали были широко распахнуты: верный признак того, что она чем-то возмущена.
    — Это просто какой-то кошмар, Беатрис! — вскричала Натали.
    — Тише.
    Беатрис пересекла просторное помещение, где на диване уже сидели клиенты и, просматривая каталоги, что-то обсуждали с флористом. Натали умолкла и пошла за ней.
    — Проходи. — Беатрис открыла дверь кабинета, пропуская помощницу и заходя следом. — Ну, что произошло? — спросила она, усаживаясь в кресло.
    — Это все из-за некой мисс Уотерс, — пожаловалась Натали. — Она звонила за сегодня уже четыре раза и требовала, чтобы мы выделили время для ее заказа.
    Беатрис замерла. Прошлое неожиданно накрыло ее, хотя она к этому совсем и не стремилась.
    — Мисс Клементина Уотерс? — все же решила уточнить она, хотя почти не сомневалась в ответе.
    — Именно она, — кивнула Натали. — У нее, видите ли, свадьба через две недели, и ей срочно нужны цветы.
    — Что?.. — Беатрис вдруг почувствовала легкое головокружение. — Свадьба?
    — Да. Во всяком случае, так она сказала. — Натали растерянно посмотрела на хозяйку, не понимая, что с ней происходит.
    Беатрис задумалась.
    — А что у нас с заказами? У нас действительно нет времени?
    — Все заняты на несколько месяцев вперед. — Натали довольно улыбнулась. — Мне даже некого поставить на этот заказ.
    Беатрис вздохнула.
    — Ладно, давай я возьму его.
    — Беатрис, зачем?! — удивленно воскликнула Натали. — Ничего страшного не произойдет, если эта мисс Уотерс останется без наших букетов. В конце концов, в городе есть еще флористы, к которым она может обратиться.
    — Почему же она им не позвонила? — глухо спросила Беатрис, не глядя на помощницу и чувствуя какую-то пустоту внутри.
    — Я то же самое спросила у нее, — кивнула Натали. — И она ответила мне, что наш салон — самый лучший, а она хочет на своей свадьбе самые лучшие букеты.
    Беатрис вздохнула.
    Значит, Клементина начала разбираться в цветочных композициях? А может быть, она всегда знала в них толк? И то, что она устроила на ее, Беатрис, свадьбе с Роджером, было сделано нарочно? Об этом не хотелось думать, но…
    Беатрис нахмурилась. Неужели Клементина на самом деле хотела испортить ей свадьбу? Но почему?
    — Знаешь что, Натали, позвони мисс Уотерс и скажи, что мы все сделаем.
    — Но как же?.. — Помощница в недоумении взглянула на нее.
    — Я сама возьмусь за этот заказ, — пояснила Беатрис. — Единственное, что мне может понадобиться, это твоя помощь в общении с клиентом. Я хочу, чтобы ты вела заказ, а его исполнение я возьму на себя.
    Лицо Натали просветлело.
    — Хорошо, — кивнула она. — Хотя я не понимаю, зачем нам это нужно. От клиентов и так нет отбою.
    Беатрис вздохнула.
    — Не всегда надо понимать, — уклончиво ответила она.
    — Ладно. Я пойду? — Натали вопросительно посмотрела на Беатрис.
    — Да, иди, — махнула рукой та. — Как договоришься, сообщи мне.
    — Хорошо! — Натали ушла.
    Как только за помощницей закрылась дверь, Беатрис встала, подошла к окну.
    Солнце светило все так же ярко, но Беатрис чувствовала приближение грозы.
    — Она приедет через два часа. — Натали заглянула в кабинет.
    Беатрис обернулась.
    — Кто? — не поняла она.
    — Клементина Уотерс, — пояснила помощница.
    — Хорошо, — Беатрис кивнула, — как только все решишь с ней, зайдешь ко мне, я буду в кабинете.
    Натали ушла.
    У нее действительно было много работы, и Беатрис чувствовала укоры совести за то, что нагружает свою помощницу еще больше. Но в данный момент она испытывала какие-то странные чувства, до боли стремясь не прикасаться к своему прошлому и одновременно не в силах этого избежать.
    Это пугало Беатрис.
    Клементина выходит замуж. Интересно за кого? И что случилось с ребенком, которым она была беременна? Сделала аборт? Или никакого ребенка не было?
    Ей очень захотелось взглянуть на бывшую подругу. Какая она стала за те месяцы, что они не виделись?
    Но Беатрис знала, что не позволит себе даже одним глазком подглядеть за тем, как Натали будет вести прием клиентки. Она знала, что у нее хватит на это выдержки.
    И все же… ей очень хотелось увидеть Клементину.
    Беатрис и сама не понимала, зачем ей это нужно.

    Роджер был на совещании, когда зазвонил телефон. Он выключил звонок, но вибрацию оставил, и теперь аппарат трепыхался в нагрудном кармане пиджака, намекая на то, что он кому-то срочно понадобился.
    Брэдиган заканчивал говорить. Пробежав взглядов по лицам своих сотрудников, он задержал его на Роджере.
    — Что, мистер Голд? — спросил он.
    — Нет, все в порядке. — К этому моменту Роджер уже вытащил телефон из кармана и держал в руке.
    Клементина! Неужели что-то случилось с ней или с ребенком?!
    Брэдиган продолжил речь.
    — Разрешите выйти? — прервал его Роджер.
    Шеф недовольно покосился на него.
    — Идите.
    Роджер расслышал в его голосе неодобрение, но ему было все равно. Он очень боялся, что с Клементиной могло что-то случиться.
    Выйдя из зала заседаний, он быстро перезвонил ей.
    — Ты представляешь, я договорилась с салоном «У Бетти»! — воскликнула она, едва нажала кнопку соединения. — И сейчас я еду на встречу с их представителем!
    — Что?.. — изумленно переспросил Роджер. — Ты вытащила меня с важного совещания только для того, чтобы сказать мне, что ты договорилась с цветочным магазином?! — Подобная глупость не укладывалась у него в голове.
    — Между прочим, это никакой не магазин, а самый настоящий салон! — В голосе Клементины послышалась обида. — И мне странно слышать, что тебе абсолютно все равно, как пройдет наша свадьба. Можно подумать, что это нужно мне одной!
    А можно подумать, что нет? Роджер мысленно выругался.
    — Клемми, — терпеливо сказал он, — ты должна понимать, что я на работе. И у меня сейчас проходит важное совещание, о котором ты прекрасно знала. И когда ты позвонила, то я подумал, что произошло что-то серьезное.
    — Букет цветов — это очень серьезно! — с апломбом заявила она. — Но если ты этого не понимаешь, то мне очень жаль. — Клементина отключилась.
    Роджер выругался. Мало того что она выставила его перед начальством не с лучшей стороны, она еще и обиделась.
    На такое способна только Клементина.
    Он вздохнул. С Беатрис все было по-другому. Даже когда она злилась, то не выставляла виноватыми всех вокруг. И лишь единственный раз сделала это: когда он изменил ей.
    Но эта ситуация была крайней, и добрые намерения Беатрис, видимо, иссякли. Роджер весьма сожалел, что именно он приложил к этому руку.
    Он ничего не знал про теперешнюю жизнь Беатрис, потому что боялся интересоваться этим. Боялся, что не выдержит и приползет к ней на коленях, попытается вымолить прощение.
    Как она? Оправилась ли после развода?
    Да, наверняка. Она сильная.
    И, вполне вероятно, уже нашла замену бывшему мужу.
    Смешно, но эта мысль совершенно не обрадовала Роджера. Даже наоборот, заставила нахмуриться.
    Роджеру невыносимо было думать о том, что другой мужчина прикасается к Беатрис, ласкает ее тело.
    Нет, он не будет об этом думать!
    Развернувшись, он поспешил обратно на совещание.

    — Роджеру это понравится, — донесся до Беатрис довольный голос Клементины.
    Побледнев, Беатрис привалилась к стене.
    Зачем она вышла из кабинета? Зачем хотела увидеть бывшую подругу, предавшую ее? Зачем?
    Беатрис смахнула набежавшие на глаза слезы.
    Как несправедлива жизнь! Она носит под сердцем ребенка Роджера. А он женится на другой. На той, которая тоже беременна от него.
    Как же все плохо!..
    Развернувшись, Беатрис поспешила обратно в кабинет, пока ее никто не заметил. Слезы лились из ее глаз, и она никак не могла успокоиться.
    Очутившись в кабинете, она заперла дверь и упала на небольшой диванчик, стоявший у стены.
    Она не знала, что делать. Да, она не сказала Роджеру о ребенке: была слишком зла на него, и обида еще не прошла.
    Но все же, хоть Беатрис и предполагала, что возможно такое развитие событий, она никак не думала, что это свершится так скоро.
    И главное, как бы ни стремилась Беатрис забыть прошлое, оно все равно настигало ее, напоминало о себе, причем в самый неожиданный момент, когда она была к этому абсолютно не подготовлена.
    Слезы кончились так же внезапно, как и появились.
    Беатрис села, вытерла глаза, вздохнула.
    А, в конце концов, что такого ужасного она узнала? Что Клементина выходит замуж за Роджера? Но если бы Беатрис не прятала голову в песок от окружающей ее действительности, то и так бы это знала. Наверняка в газетах где-нибудь проскользнула информация об этом. Роджер Голд — довольно известная личность, правая рука Брэдигана и не обойден вниманием репортеров.
    Молодой преуспевающий бизнесмен, без пяти минут член совета директоров крупнейшего банка, он был завидным женихом. И глупо было предполагать, что Клементина или кто-то еще не воспользуется благоприятной возможностью подвести его к свадьбе. Просто у Клементины был козырь в рукаве… гм, в животе, и она обошла своих соперниц.
    Беатрис вспомнила, как Роджер держался во время их развода. Он все время хотел с ней о чем-то поговорить, но она всячески избегала этих разговоров. Потому что знала: чувства ее еще не остыли, и стоит Роджеру попросить прощения, как она тут же бросится ему на шею, ведь она уже стосковалась по его умопомрачительным поцелуям, и даже его предательство на тот момент меркло по сравнению с ее еле сдерживаемыми чувствами.
    Но если бы она тогда простила Роджера и осталась с ним, то наверняка до сих пор вспоминала бы ему измену и подозревала бы его.
    А сегодня, когда она услышала о его предстоящей свадьбе, когда увидела довольное лицо Клементины, Беатрис показалось, что солнце вдруг померкло, от чего на душе стало вдруг тоскливо-тоскливо.
    Стук в дверь заставил Беатрис вздрогнуть.
    — Сейчас! — Быстро подбежав к столу и достав косметичку, она припудрила лицо, надеясь, что Натали не заметит ее переживаний. — Входи! — Беатрис подошла к двери и открыла замок.
    — Я обо всем договорилась с мисс Уотерс. — Натали положила на стол Беатрис бланк договора. — В общем, заказ у нас в кармане.
    — Хорошо, — кивнула Беатрис. — Когда ты покажешь ей образцы?
    — Мы договорились на пятницу, нужно сделать несколько вариантов букета невесты. С композициями для столов вроде бы определились. Я все оставлю здесь, чтобы ты просмотрела.
    Беатрис села за стол и придвинула к себе папку.
    — Спасибо, Натали.
    Та немного постояла, внимательно глядя на начальницу и не решаясь уйти.
    — Ты справишься, Беатрис, — тихо сказала она.
    Беатрис подняла глаза.
    — Давно ты знаешь? — глухо спросила она.
    — Не очень, — ответила Натали. — Но нетрудно было сложить два и два, чтобы получить четыре.
    Беатрис вздохнула.
    — Ладно, иди, — кивнула она. — К пятнице я все сделаю.
    — Если нужна будет моя помощь, то я всегда готова.
    Беатрис печально улыбнулась.
    — Спасибо за поддержку, Натали, — поблагодарила она, — но этот заказ я сделаю сама.
    Натали ушла, а Беатрис углубилась в изучение заказа. Клементина хочет все самое лучшее? Что ж, она сделает это для нее. И, думая об этом, Беатрис испытывала какое-то странное удовлетворение, словно она смогла перебороть свои чувства и этот заказ — ее билет в будущее.
    Правда, будущее без Роджера. Но за несколько месяцев уже можно было к этому привыкнуть.
    Порывшись в сумочке, она достала визитку и внимательно изучила ее.
    Да, надо начинать новую жизнь.
    Беатрис набрала номер, ей ответили почти сразу:
    — Пол Чэпмен, слушаю вас.
    — Здравствуйте, — робко произнесла Беатрис, почему-то ужасно волнуясь. — Это Беатрис Голд. Если вы еще не передумали, то я бы с удовольствием поужинала с вами сегодня.
    Ненадолго воцарилось молчание.
    — Передумал?! — удивленно переспросил Пол. — Да что вы такое говорите! Конечно же я только за. И если вы позволите, то возьму на себя смелость пригласить вас в один чудесный итальянский ресторанчик.
    — Звучит заманчиво. — Беатрис грустно улыбнулась.
    — Тогда я заеду за вами в восемь. Вас это устроит?
    — Вполне.
    Договорившись о встрече и попрощавшись, Беатрис положила трубку и задумалась. Не слишком ли она торопится вступить в другую жизнь? Есть ли у нее шанс начать отношения с Полом, когда отголоски любви к Роджеру до конца не изжили себя? И что ее ждет?..
    Но она отогнала эти мысли. Поздно, уже поздно.
    Она пойдет с Полом на ужин. Ведь это только ужин и ничего более, так почему бы не провести его с интересным мужчиной и не вспомнить, что она тоже довольно привлекательная женщина?

13

    На рассвете Беатрис проснулась с мыслью о том, что сегодня день свадьбы Роджера и Клементины.
    Ее бывший муж женится на ее бывшей подруге. Как причудлива жизнь!
    Беатрис поймала себя на мысли, что ей не хочется ничего делать. Не хочется идти на работу, не хочется улыбаться, не хочется готовить завтрак…
    Она знала одно место, где ей будет хорошо.
    Она знала одно место, где она сможет обрести покой.

    Роджер стоял перед зеркалом и завязывал галстук.
    — Занят? — В комнату заглянула мать.
    — Нет, — вздохнув, ответил он, даже не оборачиваясь и глядя на нее в зеркало. — Если не считать того, что через пару часов моя холостая жизнь вновь закончится.
    Софи подошла к нему, обняла за плечи, прижалась щекой к отглаженному рукаву рубашки.
    — Ты уверен, что поступаешь правильно? — тихо спросила она, смотря в зеркало на отражение сына.
    — Я ни в чем не уверен, — так же тихо признался Роджер. — Мне кажется, что я еду на огромной скорости и у моей машины отказали тормоза.
    — Бедный, — прошептала Софи. — Я говорила твоему отцу, что это преждевременно. И Клементина… она, конечно, ничего…
    — Не надо, мама, — поморщился Роджер. — Я знаю все, что ты скажешь. Но она скоро станет матерью, и это мой ребенок.
    — Совсем не обязательно жениться, чтобы признать его.
    — Ты же понимаешь, что я не в той ситуации. Сейчас в банке решается вопрос о смене руководства. Я могу получить повышение. Как ты думаешь, если у меня появится внебрачный ребенок, это удачно отразится на моей карьере?
    — А если ты женишься на женщине, которую не любишь, это удачно отразится на твоей дальнейшей жизни? — вопросом на вопрос ответила Софи.
    Он посмотрел на ее отражение долгим внимательным взглядом.
    Его мать еще довольно красива для своих шестидесяти трех. Чуть выше среднего роста, худощавая, она всегда одевалась изысканно. Темно-каштановые волосы аккуратно уложены, лицо — шедевр визажиста. Софи всегда умела себя преподнести, и Роджер гордился ею. И еще его мать была очень мудрой женщиной.
    Когда Роджер собрался жениться на Беатрис, Софи не сказала ни слова против. Она видела, что сын влюблен, видела, что эта любовь взаимна.
    Но сейчас…
    Роджер понимал, что не может скрыть от матери свои истинные чувства, и, конечно же, она уже составила свое мнение о его предстоящем союзе. Да и Клементина явно не пришлась по душе его родителям…

    — Женщина, способная на предательство, предаст еще раз, — заявила Софи, когда Роджер сообщил им о своей свадьбе.
    — Я не хочу об этом говорить, — сказал он. И они не возвращались к этой теме.
    О чем они тогда говорили? О его работе, об успехах отца, о том, что погода в этом году такая же, как и в прошлом…
    И все же от случая к случаю Софи то намеком, то открытым текстом пыталась вразумить сына.
    Но Роджер, что называется, уперся. Пройдя через развод, он настолько обозлился на Беатрис, что ничего не хотел слышать.
    — Как ты не понимаешь?! Ты обидел ее! — как-то не выдержала Софи. — Но она любит тебя! Я видела ее на суде! Видела, как она смотрела на тебя! Женщина, у которой все умерло внутри, так не смотрит!
    — Вот тут ты ошибаешься! — яростно воскликнул Роджер. — Она все вещи отдала в Армию спасения. Все то, что мы покупали вместе! Все то, что было нам дорого!..
    — Да просто потому, что хочет тебя забыть и не знает, как это сделать! — парировала мама. — Ты ничего не понимаешь! Ты разрушил свою жизнь ради какой-то мелкой интрижки, не обращая внимания на бриллиант, которым владел и который умудрился потерять, даже не заметив.
    — Это она все отдала! Раздала все, что хоть немного напоминало бы ей обо мне! Что я могу сделать?! Что?! — Он в отчаянии посмотрел на мать.
    — То, что обычно делают настоящие мужчины, — тихо, но твердо произнесла она. — Завоевать ее вновь!
    Роджер отмахнулся.
    — Ты не представляешь, о чем говоришь!
    — Ну конечно! — язвительно ответила Софи. — Я не представляю! Только я видела, как ты был с ней счастлив! И знаю, что только с ней ты вновь обретешь себя!
    — Ох, прекрати эти разговоры, мама! Беатрис не хочет даже слышать обо мне!
    — Потому что у нее до сих душа болит от твоих выкрутасов!
    — Да, я во всем виноват! Ты довольна?!
    — Когда же ты поумнеешь, Роджер? — грустно спросила она.
    Он не знал, что сказать в ответ.

    Софи внимательно посмотрела на отражение сына в зеркале.
    — Честно говоря, я бы не хотела, чтобы она вошла в нашу семью, — сказала она, имея в виду Клементину. — Понимаю, что уже поздно об этом говорить, но она мне не нравится, Роджер.
    Он вздохнул.
    — Здесь уже ничего не поделаешь. Она уже вошла в нее, в тот самый момент, когда забеременела.
    Софи вздохнула, похлопала сына по плечу, отошла.
    — Я очень надеюсь, что у тебя все будет нормально, мой мальчик. Хотя и с трудом верю в это.
    — Все будет хорошо. — Он ободряюще улыбнулся ей.
    Но Софи заметила тоску в его взгляде и поняла, что не ошиблась.
    — Извини, что завела этот разговор, — пробормотала она. — Просто мне не по душе от всего этого. Да и отец не в восторге от твоей будущей жены. Прости нас.
    — Я все понимаю, — вздохнул Роджер. — Но ничего уже не поделаешь.
    — Ладно, пойду проконтролирую, как накрывают столы. Удачи тебе, сынок.
    Она ушла.
    Роджер посмотрел на свое отражение. Галстук никак не хотел завязываться. Резким движением сорвав его с шеи, Роджер бросил его на кровать и вышел из комнаты.
    Спустившись вниз, он прошел в гараж и сел в машину. В общей суматохе никто не заметил, как он уехал.
    Он знал, куда держал путь.
    Он знал, где найти все ответы.

    Съехав на обочину, Беатрис остановила машину и вышла. Огляделась по сторонам. Взгляду открывался бескрайний простор, изумрудно-зеленые волны океана уходили вдаль, к линии горизонта.
    Подойдя к обрыву, Беатрис села, свесив ноги, и стала смотреть вдаль, туда, где небо сливалось с океаном.
    Здесь было хорошо и спокойно. Лишь со стороны шоссе, скрытого густым кустарником, доносился шум проезжающих машин, но Беатрис не обращала на него никакого внимания.
    Как же так? Почему жизнь идет совсем не тем путем, о котором она мечтала? Беатрис горько усмехнулась. А о чем она мечтала?..
    О том, что они с Роджером состарятся и будут вместе путешествовать, когда он удалится от дел? О том, что у них будут дети, которых они будут любить и которые будут любить их?
    О чем еще?
    О доверии и честности?.. В общем, обо всем том, чего не было в их браке.
    Тогда почему она до сих пор вспоминает о Роджере? Почему мысль о том, что он сегодня женится, настолько сильно действует на нее, что мешает жить дальше?
    Ведь она встречается с Полом, и он прекрасный человек. Но…
    Беатрис вздохнула.
    Пол не вызывал в ней страсти, как это было с Роджером. Пол просто был хорошим другом. И даже его первый поцелуй не произвел на Беатрис впечатления.
    Она даже испугалась, что своей податливостью могла дать ему шанс. А она не хотела этого и теперь совершенно не представляла, как поговорить с ним на эту тему.
    Все вышло неожиданно. Пол привез ее домой и проводил до двери подъезда. И, когда Беатрис уже открыла дверь и посмотрела на него, чтобы проститься, он поцеловал ее. Нежно, легко, быстро отпрянув, ожидая ее реакции.
    Беатрис растерялась.
    Она поспешно простилась и убежала. Она не знала, что сказать, как дать понять Полу, что, несмотря на то что он привлекательный мужчина, он нисколько не возбуждает ее.
    Беатрис вспомнила свою первую встречу с Роджером на пляже. Они сразу занялись любовью и сразу продолжили знакомство. Их чувства были настолько сильными, что иногда Беатрис становилось страшно.
    Но с Полом все по-другому. Он всего лишь знакомый, добрый друг, не более.
    Беатрис снова вздохнула. Как жить?..
    — Вот уж не думал, что встречу тебя здесь, — раздался за спиной знакомый голос.
    Вздрогнув, Беатрис вскочила и испуганно посмотрела на приближающегося Роджера.
    — Да, я тоже не ожидала тебя здесь увидеть, — растерянно пробормотала она, отходя чуть в сторону, но не в силах отвести взгляд от Роджера.
    — Я так долго искал тебя, но ты словно сквозь землю провалилась, — грустно заметил он.
    — Я хотела покончить с прошлой жизнью, — глухо ответила Беатрис.
    — И как, удалось? — Роджер посмотрел ей в глаза, и Беатрис заметила отголоски боли в его взоре.
    Она зажмурилась.
    Нет! Она не позволит прошлому ворваться в ее жизнь! Она столько предприняла, чтобы этого не было! И снова мощный толчок возвращает ее обратно, заставляет вспомнить обо всем том, что она так хотела забыть!..
    — Я так и не услышал ответа.
    Роджер улыбался. Он и сам не мог понять, чему радуется.
    Он даже не подозревал, насколько сильно соскучился по Беатрис, по ее голубым глазам, по ее губам, к которым хотелось прильнуть в сладостном поцелуе.
    — А у меня его нет, — пожала плечами Беатрис. — Ладно, — она вздохнула, — мне пора. Была рада встретиться.
    Она хотела обойти его, но Роджер схватил ее за руку и развернул к себе.
    — Я сегодня женюсь, — тихо произнес он, пристально вглядываясь в небесную синеву ее глаз.
    — Да, я знаю, — сказала Беатрис. — Те цветы, которые украшают ваше торжество, это моя работа.
    — Что?! — не поверил он. — Так, значит…
    — Да, — кивнула она. — Я открыла салон «У Бетти». Мне нужно было что-то сделать в жизни. И, похоже, что у меня это получилось.
    — Бетти. Я мог бы догадаться, — грустно усмехнулся он.
    — Мне надо идти, Роджер, — прошептала Беатрис, умоляюще глядя на него.
    — Куда, Беатрис? — спросил он, пристально глядя ей в глаза.
    Она не ответила.
    Роджер наклонился и поцеловал ее. И время будто пошло вспять, возвращая их в ту жизнь, которой больше не было.
    Беатрис почувствовала, как земля ушла у нее из-под ног, а тело стало невесомым, возносясь вверх, словно пушинка, подхваченная озорником-ветром.
    Все вдруг потеряло смысл.
    Только этот поцелуй имел значение.
    Он словно яркий солнечный луч ворвался в их жизнь, осветив все вокруг, перекинув радужный мостик, соединяющий их…
    Беатрис трепетала от прикосновений Роджера, и она не понимала, что делает, так как эмоции, подобно разоравшейся бомбе, развеяли последние остатки разума, сопротивляющегося тому, что происходило.
    Руки ее обняли Роджера за шею, губы ее раскрылись, впуская его. Только он умел целовать так, как она любила. Его язык всегда был деликатным и нежным и не врывался словно завоеватель.
    И Беатрис растворилась в этом мираже. Она, как измученный путешественник, припала к источнику и никак не могла утолить жажду.
    И она не хотела ни о чем думать. Только этот момент был важен. Момент, когда никакие обстоятельства не играют роли, лишь чувства, которые невозможно усмирить.
    Она ощущала желание Роджера, она трепетала от его прикосновений, каждое из которых вызывало у нее дрожь, как предвкушение того, что должно было произойти.
    Роджер расстегнул застежку ее бюстгальтера, и в следующее мгновение его рука ласково сжала возбужденный сосок.
    Беатрис застонала. Она не была готова к этой ласке, и сила ее наслаждения была настолько велика, что Беатрис не смогла сдержаться.
    Вскоре они лежали на довольно вместительном плато, слегка нависшем над пропастью, и ни на что не обращали внимания. Солнце уже поднялось и согревало их своими лучами, но им и так было жарко. Страсть сжигала их изнутри. Страсть, которая требовала немедленного выхода. Страсть, которая правила их действиями. Страсть, которой никто из них не собирался противостоять.
    Беатрис была напряжена до предела. Ее возбуждение, сконцентрировавшееся где-то внизу живота, грозило взорваться в любое мгновение.
    Она хотела Роджера. И хотела немедленно.
    Роджер на мгновение отстранился.
    — Поехали к тебе, — страстно прошептал он.
    Беатрис непонимающе посмотрела на него. О чем он говорит?..
    И тут она пришла в себя. Увидела все будто бы со стороны. Ужаснулась тому, что чуть не произошло.
    Так не должно быть!..
    Она не любит Роджера! Не хочет его любить! И лишь ее тело предательски отзывается на его близость!..
    Оттолкнув Роджера, она поднялась, застегнула бюстгальтер, одернула футболку, сердито посмотрела на стоявшего перед ней мужчину, во взгляде которого отражалось искреннее недоумение.
    — Как ты мог?! — накинулась на него Беатрис. — Как ты мог воспользоваться мною?! — Она с ненавистью посмотрела на него.
    Роджер пожал плечами.
    — Можно подумать, что ты была против.
    Он не понимал, что случилось. Еще мгновение назад между ними полыхала страсть и Беатрис была готова заняться с ним любовью. А сейчас глаза ее метают молнии, она подобралась, будто пантера, приготовившаяся к прыжку.
    — Ты воспользовался моей беспомощностью! — яростно выкрикнула она. — Ты, как всегда, нащупал мое слабое место!..
    — И мне оно очень нравится. — Усмехаясь, Роджер сделал шаг к ней.
    — Не подходи! — Беатрис отскочила в сторону. — И вообще! У тебя свадьба сегодня! Как ты можешь?!
    — Беатрис! — Роджер сделал еще шаг по направлению к ней. — Одно твое слово, и свадьбы не будет.
    Она смерила его презрительным взглядом.
    — Даже не надейся на это, — сердито проговорила она. — Вы с Клементиной друг друга стоите. И я очень надеюсь, что в браке вы обретете то, чего заслуживаете.
    Роджер сделал резкое движение, схватил Беатрис за руку, притянул к себе, вгляделся в ее распахнутые голубые глаза.
    — Что ты такое говоришь?! — яростно воскликнул он. — Ты же видишь, что нас тянет друг к другу! Так почему?! Почему?!
    — Отпусти меня! — Она вырвалась.
    Роджер невольно залюбовался ею. Волосы ее растрепались, глаза метали молнии. Беатрис была настолько прекрасна в этот момент, что ему нестерпимо хотелось поцеловать ее, направить ее ярость совсем в другое русло.
    — Если бы ты хотел все наладить, то уже давно сделал бы это, — пробормотала Беатрис, отступая в сторону своей машины.
    — Кто?! Я?! — вскричал Роджер. — Да ведь это именно ты покончила с нашим браком! Именно ты избавилась от всего, что могло напомнить тебе обо мне! И ты говоришь, что я все разрушил?
    — Потому что мне незачем помнить о том, как мне нанесли удар в спину! — вскричала она. — Потому что я не хочу возвращаться в ту жизнь!..
    Роджер приблизился к ней, прижал ее к своей груди, зарылся лицом в ее пышные волосы.
    — Беатрис, прости меня, — прошептал он. — Давай начнем все сначала. Давай снова будем вместе. Мне никто не нужен, кроме тебя.
    Она стояла, не в силах пошевелиться. Удары сердца Роджера гулко отдавались в ее ушах, и слезы, предательские слезы навернулись на глаза.
    Она любит его! Он единственный мужчина, который ей дорог! Что же ей делать?..
    — Уже поздно, — прошептала Беатрис, отстраняясь от Роджера и стараясь не смотреть на него, чтобы он не заметил слезы, застывшие в ее глазах. — Уже слишком поздно… — повторила она, развернулась и направилась к своей машине.
    Роджер стоял и смотрел ей вслед. И у него было такое ощущение, будто именно в этот момент и рушится его жизнь.
    Не тогда, когда он изменил Беатрис. Не тогда, когда они развелись. И не тогда, когда он приходил к ней просить прощения и получил отказ.
    Именно сейчас.
    Безысходность накатила на него. Сердце все еще стучало в груди, пытаясь успокоиться, не подчиняясь горестным мыслям, подвластное испытываемому желанию.
    Да, он хотел Беатрис. Она была для него самой желанной женщиной на этой планете. Но она больше не принадлежала ему. Она никогда не принадлежала ему.
    И именно это Роджер понял сейчас особенно ясно.
    Проводив взглядом ее отъезжающий автомобиль, Роджер приблизился к своей машине. Он должен сделать то, что должен.
    И хотя он не испытывал при этом никакой радости, он все равно понимал, что другого выхода на сегодняшний день у него просто нет.

    Прошлое…
    Беатрис не хотела больше к нему возвращаться и очень надеялась, что так и будет. Но внутренний голос подсказывал ей, что эти надежды несбыточны.
    И она вдруг поняла, что не может начать новую жизнь ни с Полом, ни с кем-нибудь еще, потому что любовь к Роджеру настолько сильна, что никуда от нее не деться.

14

    Ну когда же наконец это закончится?! — раздраженно думала Клементина.
    Этот огромный живот, и этот ребенок, который словно нарочно изводил ее, вертясь в животе. Это было невыносимо!..
    Сын.
    Роджер был в восторге. Но во всем остальном беременность оказалась сущим наказанием. Она устала.
    Хоть бы уже поскорее родить. И тогда у нее начнется другая жизнь. Жизнь, которую она так любила. Жизнь, которая будет полна развлечений.
    А сейчас… Куда она может пойти с таким животом?..
    Клементина вздохнула. Поскорее бы!

    — Когда ты ему скажешь? — спросила Софи.
    Беатрис задумчиво посмотрела на мать Роджера.
    — Не уверена, что вообще должна говорить ему о чем-то, — фыркнула она.
    Софи нахмурилась.
    — Он любит тебя, Беатрис. И ты прекрасно это знаешь. Зачем ты мучаешь его?
    — А что толку от того, что я признаюсь ему? — удивленно спросила Беатрис. — Он женат на Клементине.
    — Только из-за ребенка, и тебе это известно. — Софи укоризненно посмотрела на нее.
    — Все равно. — Беатрис отвернулась, посмотрела в окно. — Он сам сделал свой выбор.
    Софи вздохнула.
    — Вы оба такие упрямые, — посетовала она. — Было бы намного проще, если бы вы уже давно осознали то, что видно всем вокруг. Вы не можете друг без друга. Неужели непонятно?
    Беатрис усмехнулась.
    — Я прекрасно могу. И вы, Софи, это знаете.
    — Ну да, — кивнула та. — Закопалась в работу, лишь бы не вспоминать о единственном человеке, которого любишь. Достойное времяпрепровождение.
    Беатрис вздохнула.
    — Софи, здесь уже ничего не изменишь. И Роджер… у него карьера, семья. Если я скажу ему о ребенке, он опять начнет метаться. А это будет невыгодно для него.
    — Хуже то, что он пропадает в этом браке, — с горечью ответила Софи. — Он не любит Клементину, она изводит его. Я не знаю, насколько еще его хватит.
    — Вполне вероятно, она родит сына, и все наладится, — предположила Беатрис.
    — Очень в этом сомневаюсь. Тем более мне больно думать о том, что моя внучка… — Софи бросила выразительный взгляд на живот Беатрис, — будет расти без отца. Мы, конечно, не откажемся от нее. Но как все это объяснить Роджеру?
    — Не надо ничего объяснять, я прошу вас! — Беатрис умоляюще посмотрела на нее.
    — Чего ты боишься? — спросила Софи.
    — Того, что все еще люблю его, — прошептала Беатрис.
    Софи вздохнула.
    — Ты сама загнала себя в угол и теперь не видишь выхода, — мягко заметила она.
    — Знаю, — кивнула Беатрис. — Но, поверьте, у меня не было другого выхода. И я понимаю, в какое положение ставлю вас. Роджер же ваш сын.
    Софи вздохнула.
    — Ладно, разберемся. А сейчас я хочу преподнести тебе кое-что. К сожалению, я не смогла посетить твою вечеринку будущей мамы по причинам, которые тебе известны. Но свою будущую внучку я не оставлю без подарка.
    Поднявшись, Софи вышла из комнаты.
    Беатрис проводила ее взглядом. Софи ей очень нравилась. Они как-то сразу нашли общий язык, едва Роджер познакомил их. И, честно говоря, Беатрис была очень рада, что после развода не потеряла связь с родителями своего бывшего мужа.
    Как же это произошло?

    — Так и думала, что ты откроешь нечто подобное. — Софи стояла перед растерянной Беатрис посреди ее кабинета и улыбалась.
    Натали за ее спиной беспомощно разводила руками, показывая, что ничего не могла сделать.
    Беатрис кивнула, отпуская помощницу, и устремила взгляд на мать Роджера.
    — Как вы меня нашли? — спросила она.
    — О, это было нетрудно, — усмехнувшись, заверила Софи, проходя и усаживаясь на диванчик у стены. — Надо сказать, что букет невесты тебе очень удался.
    Беатрис погасила улыбку.
    Она все-таки не смогла сдержаться и сделала для Клементины точно такой же букет, как когда-то для себя из того, что было под рукой, так как подруга позаботилась о том, чтобы цветочное оформление свадьбы Беатрис было на низшем уровне.
    — Ну ладно, пошутили и будет. Как долго вы с Роджером будете враждовать? — Софи устремила испытующий взгляд на Беатрис.
    — Мы не враждуем, — ответила Беатрис. — Мы разошлись. И все уже в прошлом.
    — Ах, оставь! — Софи отмахнулась от ее заявления, как от чего-то несущественного. — Вы оба точно два упрямца, никак не видите элементарных вещей.
    — Каких, например? — Беатрис широко распахнула свои красивые голубые глаза и посмотрела на собеседницу.
    — Что любите друг друга. — Софи не отвела взгляд.
    Беатрис вздохнула.
    — Я уже не люблю его.
    — И именно поэтому создала букет для невесты — точную копию своего собственного. Кого ты хочешь обмануть? Себя? — Софи поднялась и заходила по небольшому помещению, затем остановилась у окна и выглянула на улицу — Жизнь так коротка… — продолжила она. — И мне больно видеть, как вы губите ее.
    Беатрис молчала. Она не знала, что ответить. И еще она вдруг почувствовала себя виноватой, что не сказала матери Роджера о своем будущем ребенке, внуке или внучке Софи.
    И как это теперь сделать, она даже не представляла.
    Да, беременность еще была незаметна благодаря удачно подобранной одежде, но в скором времени ее живот округлится. Что она скажет тогда?.. Скроет имя отца ребенка?.. Но чем виноват сам малыш? Почему он не должен знать своего родного отца?
    Тысячи вопросов роились в ее голове, но Беатрис не знала ответа ни на один из них.
    — Тебе не повезло, — нарушила напряженную тишину Софи. — Ты встретилась с такими проблемами, которые разрушили ваш брак. Но, Беатрис!.. — Она обернулась и умоляюще посмотрела на молодую женщину — Скажи откровенно, неужели ты не любишь Роджера? Неужели все то, что было между вами, уже забыто тобой?
    Беатрис молчала.
    — Почему я этому не верю?.. — вздохнув, спросила Софи.
    — У меня будет ребенок, — тихо произнесла Беатрис, решившись открыться перед ней. — От Роджера.
    — Что?! — Глаза Софи радостно блеснули. — Беатрис!.. — Она поспешно приблизилась к молодой женщине и порывисто обняла ее. — Милая моя! Как же ты меня порадовала!
    На глазах Беатрис выступили слезы.
    — Простите, что не говорила раньше, — прошептала она, — я бы сказала. Обязательно сказала бы. Просто мне было трудно это сделать.
    — Я понимаю, моя девочка, прекрасно понимаю. — Софи погладила ее по шелковистым волосам, отстранила от себя, внимательно вгляделась в глаза, полные слез. — Не плачь. Это же такое счастье! Вот Роджер обрадуется!..
    В глазах Беатрис промелькнул испуг.
    — Он ничего не знает? — догадалась Софи.
    Беатрис опустила голову.
    Вздохнув, Софи взяла Беатрис за руку, подвела к дивану и усадила на него, сама села рядом, все еще держа ее ладонь.
    — Ты же понимаешь, что должна все ему рассказать, — тихо, но твердо сказала она.
    — Да, — вздохнула Беатрис. — Но в данной ситуации я даже не представляю, как это сделать. Ведь у него уже будет ребенок от Клементины.
    — И что?! — удивленно воскликнула Софи. — Ты же понимаешь, что Роджер… он… — Она не договорила, внимательно взглянула на сидевшую рядом молодую женщину. — Беатрис, ты все равно должна ему сказать.
    — Я не могу, — отрицательно замотала головой Беатрис. — Может быть, позже. Но не сейчас.
    Софи вздохнула.
    — Как же все запутано.
    — Да, — согласилась с ней Беатрис. — И я даже не представляю, как теперь выпутаться из этого.
    — Все будет хорошо. — Софи доброжелательно похлопала ее по руке.
    — Очень на это надеюсь, — пробормотала Беатрис. — Только прошу вас, не говорите ничего Роджеру! — Она бросила умоляющий взгляд на Софи.
    — Как скажешь, — пожала плечами та. — Это ваше дело. Хотя я становлюсь соучастницей какого-то заговора.
    — Простите, что втягиваю вас во все это, — тихо произнесла Беатрис. — Я вдруг подумала, что вы должны знать.
    — Теперь осталось дождаться момента, когда ты вдруг подумаешь, что Роджер тоже имеет на это право, — невесело пошутила Софи.
    Беатрис вздохнула.
    — Когда-нибудь это произойдет. Но не сейчас. Он только что женился. Если в эту ситуацию влезу еще я со своим ребенком…
    — С вашим ребенком, — поправила ее Софи.
    — Не важно. В любом случае, сейчас это ни к чему хорошему не приведет.
    Софи немного помолчала.
    — Возможно, ты и права, — произнесла она чуть погодя.

    — Надеюсь, ты без меня не скучала! — Софи появилась в гостиной с большим свертком в руках.
    Беатрис вздрогнула при первых звуках ее голоса, отгоняя воспоминания и с улыбкой принимая подарок.
    — Это что же такое? — Она бережно начала разворачивать сверток.
    — Да так, — скромно ответила Софи, — вещь, которая обязательно пригодится моей внучке. Может быть, и не сразу.
    Раскрыв упаковку, Беатрис достала из большой коробки коробочку поменьше и открыла ее.
    — Как красиво! — Беатрис извлекла инкрустированную камнями шкатулку.
    Подняла крышку и замерла. С внутренней стороны на нее смотрела красивая пара. Свадебный снимок ее и Роджера. И музыка… зазвучала музыка их первого свадебного танца!
    На глаза Беатрис навернулись слезы.
    — Спасибо, Софи, — прошептала она.
    — Моя внучка должна знать, кто ее родители и как они любят друг друга, — мягко ответила Софи, радуясь, что подарок пришелся по душе. — Но вообще, это так… А настоящий подарок… — Она снова скрылась за дверью и внесла огромного плюшевого медведя. — Вот это ей будет больше по душе, когда она немного подрастет, — улыбаясь, прокомментировала Софи.
    Беатрис закрыла шкатулку. Музыка смолкла. Она еще раз оглядела это произведение искусства.
    — Спасибо, Софи. — Беатрис с признательностью взглянула на мать Роджера. — Я поставлю ее в комнате, и малышка обязательно ее оценит, когда придет время.
    — Да уж, — хмыкнула Софи. — Похоже, что медведь остался незамеченным. — Она окинула Беатрис лукавым взглядом.
    — Просто он такой замечательный, что мне нечего сказать, — улыбнувшись, исправилась та.
    — Ладно, реабилитировалась, — улыбнулась в ответ Софи. — Ты мне лучше расскажи, — она села в кресло, расположенное рядом с диваном, на котором сидела Беатрис, — как ты себя чувствуешь?
    — Да, вроде бы, нормально. Натали прекрасно справляется без меня. Я теперь редко бываю в салоне. Заказов полно, и в общем я довольна.
    — Молодец, — похвалила Софи. — Мне вот так и не хватило мужества сделать что-то такое. Хотя я тоже подумывала об этом. А ты… Моя внучка будет гордиться своей мамочкой.
    — Я очень на это надеюсь. — Беатрис скромно улыбнулась.
    — Ты уже придумала имя? — поинтересовалась Софи.
    — Нет. Решила, что какое имя придет на ум в тот момент, когда я увижу ее, то и будет.
    Софи усмехнулась.
    — Что ж, может быть, ты и права.
    Звонок телефона прервал их разговор.
    — Подожди немного. — Софи поднялась и отошла в сторону, взяв трубку.

15

    Клементина пришла на кухню, чтобы перекусить. Мария возилась около плиты. Они не поздоровались друг с другом, едва кивнули, так уж у них повелось.
    Открыв дверцу холодильника, Клементина яростно сверкнула глазами в сторону Марии. Ну ничего! Как только она родит ребенка, то сразу же заставит Роджера избавиться от нерадивой прислуги.
    Они невзлюбили друг друга с первого взгляда. Мария винила Клементину в разводе своего хозяина и Беатрис. А Клементина вообще была настроена против Марии, которая, по ее мнению, ничего не умела делать.
    Достав сок, Клементина налила его в высокий стакан и задумчиво посмотрела на Марию, не обращающую на нее никакого внимания.
    Ладно. Она разберется с этим позже.
    Выйдя из кухни, Клементина прошла в гостиную, села на диван, включила телевизор и… почувствовала, что под ней стало мокро.
    Вот черт! Похоже, что у нее отошли воды!
    Клементина прислушалась к своим ощущениям. Вроде все тихо. Но медлить было нельзя.
    — Мария! — закричала она. — Мария! Иди сюда!..
    Никакого ответа.
    Клементина осторожно поднялась, прошла к кухне.
    — Вызови мне «скорую»! — рявкнула она, сердито взглянув на пожилую женщину.
    — Сейчас, мэм, — с достоинством ответила та, даже не посмотрев в ее сторону.
    Стиснув зубы, Клементина направилась наверх. Она не собиралась предстать перед врачами в неопрятной, мокрой одежде.
    Когда приехала «скорая помощь», Клементина была уже готова. Схватки не слишком беспокоили ее. Больше всего она бесилась из-за того, что телефон Роджера был недоступен.
    Тогда она позвонила его матери.
    — Алло! — Софи почти сразу взяла трубку.
    — Твой сын снова шляется неизвестно где! — зло рявкнула Клементина, не здороваясь.
    — Вероятно, он работает, — мягко поправила ее собеседница, не желая ввязываться в ссору.
    — Мне все равно! Если сможешь дозвониться до него, то сообщи, что меня увезли в больницу производить на свет вашего наследника!.. — Отключив телефон, она посмотрела на замерших медиков. — Ну что, поехали? — Клементина ойкнула от резкой боли, пронзившей живот. — Ну что же вы ждете?.. — простонала она. — Я сейчас рожу прямо здесь!

    Софи положила трубку, обернулась к Беатрис.
    — Клементина рожает, — вздохнув, сообщила она. — Надо ехать в больницу и дозвониться до Роджера, он, похоже, отключил телефон.
    Беатрис поднялась.
    — Я пойду, Софи. Сообщите мне потом, как все прошло.
    — Хорошо, — кивнула та. Приблизившись к Беатрис, Софи осторожно обняла ее. — Ты все равно член нашей семьи, — прошептала она. — И мы с отцом тебя никуда не вычеркнем.
    — Спасибо. — На глазах Беатрис навернулись слезы. — Потому что вы тоже навсегда со мной. — Взяв шкатулку, она взглянула на Софи.
    — Медведя я тебе донесу, — усмехнувшись, заверила та. — Скажу, чтобы Томас отвез тебя.
    — Да, это было бы кстати, — согласилась Беатрис.

    Закрыв за Томасом дверь, Беатрис дотащила медведя до небольшой комнаты, переоборудованной под детскую, поставила его в угол.
    — Пока посидишь здесь, — улыбнувшись, сказала она плюшевой игрушке. — А потом, возможно, для тебя найдется и другое место.
    Затем она взяла в руки шкатулку, подаренную Софи, еще раз открыла ее. Залюбовалась снимком, вспоминая тот день, самый счастливый день в ее жизни.
    Они с Роджером потом сразу же улетели в Венецию.
    Медовый месяц в Венеции. Беатрис мечтала об этом несколько месяцев, и ожидание оправдало себя. Это было прекрасное время.
    Они с Роджером практически не вылезали из постели. Но, несмотря на это, у них нашлось время на прогулки, на то, чтобы оценить красоту этого города.
    Музыка закончилась и началась сначала.
    Беатрис захлопнула крышку.
    Наступила тишина.
    Беатрис подошла к стеллажу с игрушками, расположенному у стены, и поместила шкатулку на самую верхнюю полку.
    Ее малышка обязательно обо всем узнает.
    Как и ее отец.
    Но только в свое время. Тогда, когда она, Беатрис, сочтет нужным.
    Вздохнув, Беатрис вышла из детской. Ей захотелось перекусить, и она направилась на кухню, чтобы что-то себе приготовить.
    Резкая боль пронзила живот. Замерев, Беатрис схватилась рукой за стену, так как в глазах потемнело. Когда боль отступила, Беатрис глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
    Она не понимала, что происходит, но очень надеялась, что ничего серьезного.
    Приготовив яичницу с беконом (Беатрис пристрастилась к ней в период беременности), она уселась за стол, предварительно налив себе чаю.
    Резкая боль снова схватила ее и вновь отпустила.
    Беатрис вздрогнула. Неужели началось?.. Но ведь еще рано, у нее еще должно быть две недели в запасе. Что же это такое?..
    Неожиданно ей стало страшно, но она постаралась взять себя в руки. Подойдя к телефону, она набрала номер отца.
    — Папа, кажется, я рожаю, — произнесла она в трубку, как только он откликнулся. — Да, не волнуйся, я справлюсь. Приедешь?.. Хорошо.
    Затем Беатрис вызвала такси и поехала в больницу. Промежутки между схватками сокращались, но у нее еще было время. Она помнила это по брошюре, которую прочитала не так давно.

    Софи стояла рядом с кроватью, на которой лежала Клементина, и держала в руках завернутого в пеленку младенца.
    — Он просто чудесен, — улыбнувшись, заметила она. — Не хочешь подержать его?
    — Нет уж, увольте. — Клементина недовольно надула губы, отводя взгляд. — Я еще успею с ним нанянчиться.
    Софи удивленно посмотрела на нее.
    — Но это же твой сын! — невольно вырвалось у нее.
    — Как и ваш внук, — парировала Клементина. — Поэтому наслаждайтесь общением с ним и оставьте меня пока в покое. — Она немного помолчала. — Кстати, Роджер не объявился?
    — Я не смогла до него дозвониться.
    — Другого я и не ожидала, — язвительно фыркнула Клементина.
    В этот момент в палату вошла медсестра. Она забрала у Софи малыша.
    Софи последовала за девушкой, чтобы проследить, куда отнесут ее внука. У зеркальной стены она увидела знакомый силуэт.
    — Грегори?! — удивленно воскликнула Софи, приближаясь к мужчине. — Что вы здесь делаете?!
    Он обернулся на возглас. Приветливо улыбнулся.
    — Я тоже рад вас видеть, Софи.
    — Постойте… а я знаю, что вы здесь делаете, — прошептала Софи. — Неужели Беатрис?..
    — Да. — Он кивнул. — Я стал дедушкой.
    — Не может быть! — Софи округлила изумленные глаза. — Я только сегодня видела Беатрис. Она сказала, что осталось еще две недели.
    — В общем да. Мы все думали, что это случится несколько позже, — усмехнулся Грегори. — Но девочка решила по-другому.
    — Где она? — Софи подошла к стеклу, внимательно вглядываясь в лица малышей, лежащих в прозрачных кроватках.
    — Вон та, у стены. — Грегори указал взглядом.
    Софи пригляделась.
    — Такая хорошенькая, прелесть просто… Как назвали?
    — Еще не знаю. Беатрис была под наркозом. У нее были довольно серьезные роды. Я зашел сюда лишь на минутку, и опять иду к ней.
    — Я с вами.

    — Спасибо за сына. — Роджер чувствовал себя виноватым за то, что был недоступен по телефонной связи.
    Хотя на самом деле это была всего лишь случайность: телефон разрядился.
    — Пожалуйста! — Клементина все еще была недовольна, хотя и чувствовала себя вполне сносно после родов.
    — Как назовем? — спросил он дружелюбно, стараясь не опуститься до ссоры.
    — Вы с мамочкой это прекрасно решите и без меня. — Клементина отвернулась, всем своим видом показывая, что обиделась.
    — Я был на работе, телефон разрядился, что мне надо было делать?! — не выдержав, вскричал он.
    — Позвонить на домашний и узнать, не родила ли я сына! — едко ответила Клементина.
    Роджер смотрел на нее несколько мгновений. Как он мог так ошибиться? Как мог?..
    Зачем он вообще связал свою жизнь с этой женщиной? Ведь, кроме Беатрис, ему никто не нужен. Но она оттолкнула его в день свадьбы. Хотя с другой стороны, а что она могла сделать?..
    Он молча развернулся и вышел из палаты.
    — Куда ты пошел, я еще не закончила с тобой! — прокричала ему вслед Клементина.
    Но Роджер лишь тихо закрыл дверь.
    — Разрешите посмотреть на сына, — попросил Роджер медсестру.
    Когда она подвела его к стеклянной стене, за которой лежало множество младенцев, и показала нужного, Роджер улыбнулся. Все же малыш явно похож на него. У него были темные волосики и такие же темные, как и у отца, выразительные глаза. Он лежал и смотрел на соседнюю кроватку, в которой лежала девочка, завернутая в розовую пеленку.
    Роджер присмотрелся.
    Ему показалось, что малыши чем-то похожи. И он тут же подумал, что новорожденные, скорее всего, почти все на одно лицо.
    Немного постояв, он пошел к лифту.

    Беатрис открыла глаза.
    — Как ты, милая? — Софи склонилась над ней.
    — Софи? — Беатрис изумленно моргнула. — Что вы здесь делаете?
    — Узнала, что моя внучка поспешила появиться на свет, и пришла тебя навестить, — улыбнувшись, ответила та.
    — А где папа? — Беатрис обеспокоенно огляделась.
    — Я отправила его домой, уверив, что прекрасно справлюсь сама, — ответила Софи. — Надеюсь, ты на меня не в обиде?
    — Но разве вы не должны быть с Клементиной?
    — О нет! Увольте меня от этого! — Софи усмехнулась. — Она и так чувствует себя хорошо! И всех разогнала.
    Беатрис слабо улыбнулась.
    — Я ничего не помню, — прошептала она. — Я так хотела увидеть свою малышку, а ничего не помню. — На ее глаза навернулись слезы.
    Софи погрозила ей пальцем.
    — Не смей плакать! Ты произвела на свет такую чудесную девочку! Просто прелесть! И она ждет не дождется, когда ее мамочка взглянет на нее хоть одним глазком.
    — Правда? — Взгляд Беатрис посветлел.
    — Конечно! — Софи улыбнулась. — Или ты думаешь, что я тебя обманываю?! Разве я на такое способна?!
    Беатрис улыбнулась.
    — Конечно же нет.
    — Ну вот. — Софи одобрительно посмотрела на нее. — Сейчас я попрошу, чтобы принесли нашу красавицу. Подожди немного.
    Она вышла из палаты.
    Беатрис вздохнула. Все складывалось замечательно. У нее родилась дочка, которую она будет любить всем сердцем… точнее уже любит.
    Только Роджера не будет с ними. Возможно, все не так уж и замечательно?..
    Вошла Софи, ободряюще посмотрела на Беатрис.
    — Сейчас принесут! — возбужденно прошептала она.
    — Так хочется ее увидеть!
    Они ненадолго замолчали, ожидая появления героини вечера.
    Наконец дверь открылась, и улыбающаяся медсестра внесла малышку.
    — Можно? — Беатрис умоляюще посмотрела на медсестру.
    — Только недолго, — ответила та, передавая ей ребенка.
    Беатрис склонилась над дочуркой.
    — Какая красавица… — прошептала она. — Я назову тебя Сандрой. Сандра Голд.
    — Красивое имя, — пробормотала Софи. — И оно очень ей подходит.
    В этот момент малышка распахнула свои темные, цвета мокрого асфальта глаза и уставилась на Беатрис.
    — Крошка моя! — умилилась та. — Я так тебя люблю!
    Несколько слезинок скатилось по ее щекам.
    — Давайте я отнесу малышку. — Медсестра осторожно забрала у Беатрис ребенка. — Завтра вам уже позволят его кормить, — пообещала она.
    — Хорошо. — Беатрис кивнула, провожая восторженным взглядом медсестру с девочкой на руках. — Она просто красавица, правда? — спросила она у Софи, как только за медсестрой закрылась дверь.
    — Да! — твердо ответила та. — И пообещай мне одну вещь.
    — Какую? — спросила Беатрис.
    — Первый ее день рождения ты отметишь в нашем доме! — безапелляционно заявила Софи.
    — Я… я не могу, вы же знаете, — попробовала отказаться Беатрис.
    — Даже слышать ничего не хочу! — Софи сделала вид, что готова обидеться.
    — Ну ладно, — сдалась Беатрис. — Обещаю. Она подумала, что год — это большой срок, многое может измениться.
    — Вот и отлично, — кивнула Софи. — А теперь засыпай.

16

    — Да, Софи, мы будем вовремя! — Беатрис покосилась на дочку, сидевшую за столом на специальном высоком стуле. — Да, я никак не смогу забыть, потому что вы мне звоните уже в третий раз. — Беатрис мелодично рассмеялась. — И спасибо, что пригласили папу.
    В этот момент Сандра, не получая маминого внимания, демонстративно уронила чашку с соком.
    — Все, я буду вовремя! У нас тут авария! — Беатрис повесила трубку и подбежала к дочери. — Ну, девочка моя, и как это называется? — по возможности строгим голосом спросила она.
    Малышка задрала головку с каштановыми кудряшками и весело посмотрела на маму.
    — Ну вот как на тебя ругаться, когда ты такая милашка? — спросила Беатрис, беря в руки губку и протирая все, что ее дочь залила соком.
    Сандра что-то проагукала сверху. Беатрис подняла голову.
    — Вот когда подрастешь, то убирать будешь все сама. И поблажек за красивые глазки и лучезарную улыбку тебе не будет!
    Сандра рассмеялась, постучав пустой кружкой по столу.
    Беатрис усмехнулась.
    — Пользуйся моментом, пока есть на это время, — пробормотала она, заканчивая уборку. — Пойдем придумаем, что бы нам надеть… — Взяв дочку на руки, Беатрис прошла в спальню. — Мы с тобой должны быть самыми красивыми.
    Посадив Сандру в манеж, Беатрис нахмурилась.
    Сегодня она обязательно встретит Роджера. Ведь у его сына тоже день рождения, и Софи конечно же сделает праздник для обоих своих внуков.
    Как она все объяснит Роджеру? Или уже давно объяснила?
    Страх неожиданно сковал сердце Беатрис.
    Ей было боязно встречаться с Роджером после такой продолжительной разлуки.
    Целый год они не виделись.
    Конечно, Софи помогала Беатрис скрыть появление малышки, но Беатрис сомневалась, что Роджер до сих пор не в курсе происходящего. Потому что прекрасно понимала, что Софи, как мать, должна была ему все рассказать.
    Странно было только то, что он не стремился увидеть свою дочь целый год. Хотя он уезжал на восемь месяцев в Европу. Возвращается сегодня.
    Беатрис вздохнула.
    Прошел целый год. А уже столько всего произошло!
    И Роджер уже успел развестись с Клементиной.
    Клементина бросила его, снова сойдясь с Гербертом и уехав с ним жить на только что приобретенный им остров. Они часто выезжали оттуда на разные вечеринки, и Клементина в умопомрачительных нарядах блистала на страницах светской хроники. Видимо, это была как раз та жизнь, к которой она стремилась.
    Сын ей был не нужен.
    Беатрис грустно усмехнулась. Как причудлива жизнь. Никогда не знаешь, каким будет ее следующий вираж.
    Роджер остался отцом-одиночкой. Родители помогали ему и растили своего внука, пока Роджер работал.
    Но теперь он вернулся.
    И у его сына сегодня день рождения. Как и у Сандры.
    Как же причудлива жизнь…
    Роджер вышел из такси и дождался, когда водитель достанет огромные свертки, которые еле уместились на заднем сиденье.
    Взвалив на себя эту ношу, Роджер поднялся по ступенькам и позвонил. Он знал, что его ждут.
    Дверь открылась почти сразу же.
    — Ну наконец-то! — Софи обняла сына. — Я уж думала, что вылет задерживается или еще что произошло.
    — Нет, все в порядке. Ну, где мой сорванец?
    — Дед с ним нянчится. — Софи с нежностью улыбнулась. — Они в гостиной.
    Оставив у двери часть вещей, Роджер прошел в гостиную.
    — Здравствуй, отец. — Роджер приветливо пожал руку отцу, на коленях у которого сидел темноволосый мальчуган. — Ну иди к папе, Джеффри! — Он взял сына на руки, приподнял его. — О-го-го, какой ты стал большой! — восхитился он.
    Мальчик, насупившись, смотрел на Роджера.
    — Что, давно меня не видел? — с заметной грустью спросил Роджер. — Ну прости, малыш. Теперь мы будем вместе, обещаю.
    Оглядевшись, Роджер заметил, что гостиная празднично украшена.
    — Ждете сегодня гостей? — спросил он у отца.
    — Не волнуйся, будут только свои. — В комнату вошла Софи.
    Что-то странное послышалось Роджеру в ее голосе. Он окинул мать внимательным взглядом, но ничего не сказал.
    — Ладно, иди к деду, — Роджер передал сына своему отцу, — а папе надо принять душ с дороги и переодеться.
    — Поторопись, — напутствовала его Софи, — за стол сядем через час.
    — Да! Совсем забыл! — Роджер схватил пакеты, с которыми пришел и которые теперь лежали на полу, так как, увидев сына, он сразу же отпустил их. — Это тебе, Джеффри! Разбирайся пока!
    Софи озабоченно посмотрела на мужа.
    — Как думаешь, все пройдет нормально? — обеспокоенно спросила она, когда Роджер вышел.
    Тот пожал плечами.
    — Кто его знает. Ты целый год морочила парню голову. Думаешь, он поймет, что это было правильным шагом?
    — Я обещала Беатрис, что ничего не скажу ему, — вздохнула Софи. — И я сдержала слово. Хотя он мой сын, и мне было очень тяжело.
    — Ага. И не забудь, что я оказался тоже втянут во все это.
    Софи вздохнула.
    — Просто не знаю, что делать, — пробормотала она.
    — Оставь все, как есть. Теперь уже они сами пускай выясняют отношения.
    Джеффри не слушал их. Он сидел на полу и с упоением разбирал подарки, которые привез ему отец.
    Беатрис вышла из такси, держа на руках Сандру. Взволнованно взглянула на отца, стоявшего рядом.
    — Как думаешь, я правильно делаю?
    — Думаю, что все, что можно было сделать неправильно, ты уже сделала, — усмехнулся Грегори. — Так что теперь это уже не играет особой роли.
    Беатрис вздохнула.
    — Я все равно не могла ему ничего сказать, — попыталась оправдаться она. — Он уехал на восемь месяцев.
    — Это ты себя успокаиваешь?
    — Ага. — Беатрис вздохнула. — И, кажется, безрезультатно. — Она замерла около парадной двери. — Нет, я не пойду туда! — воскликнула Беатрис, испуганно взглянув на отца.
    — Уже поздно! — Грегори нажал кнопку звонка, слушая, как мелодичные трели пролетели по дому.
    — Ты это нарочно! — Глаза Беатрис сердито сверкнули.
    — Конечно, — кивнул он. — Иначе ты никогда этого не сделаешь.
    Дверь распахнулась.
    — Привет, — выдохнула Беатрис, силясь улыбнуться и чувствуя, что у нее это не очень-то получается.
    — Привет, — ответил Роджер. — Вот так сюрприз. — Он немного помолчал и посторонился. — Проходите.
    Поздоровавшись с Грегори, Роджер провел гостей в комнату.
    — Ну вот и вы наконец! — Софи вышла им навстречу. — А мы уже заждались!
    Роджер недоуменно посмотрел на мать, затем перевел взгляд на своего отца, на Джеффри, на гостей.
    — Мне кажется, я чего-то не понимаю, — сдавленным голосом заметил он.
    В комнате воцарилась напряженная тишина.
    Беатрис кашлянула.
    — Роджер, — тихо начала она, — я давно должна была тебе сказать… но все не решалась… — Она вздохнула. — Сандра — твоя дочь.
    Она взглянула ему в глаза, моля о прощении, только сейчас окончательно осознав, насколько ужасно она поступила, лишив отца и дочь общения друг с другом.
    Глаза Роджера сузились. Он молчал. Его губы сжались в тонкую линию, на лбу пролегли морщинки.
    Беатрис вздохнула.
    — Я все поняла, — прошептала она. — Пойдем, папа. Мы здесь лишние. — Она развернулась, чтобы выйти.
    — Пришла, и теперь уходишь? — остановил ее резкий голос Роджера. — На тебя это не похоже.
    Она замерла, обернулась, встретилась с Роджером глазами.
    — Я понимаю, что очень виновата перед тобой, но я не хотела… — Беатрис немного помолчала. — Я не знаю, чего я не хотела. — Она опустила голову.
    — Дай-ка мне Сандру. — Софи забрала у нее девочку и отошла. — Пойдемте, я покажу вам наш сад. Новый садовник просто творит чудеса, — предложила она Грегори.
    Ни Роджер, ни Беатрис не заметили, что в гостиной, кроме них, никого уже нет.
    Роджер смотрел на женщину своей мечты и не мог отвести взгляд. Ему казалось, что, стоит моргнуть глазами, и она исчезнет, словно ее никогда и не было.
    Беатрис мучило чувство вины, и она не знала, что с этим делать.
    — Прости меня, — тихо произнесла она.
    — Ты избавилась от всего, что я тебе подарил, — сказал Роджер. — Зачем?
    — Хотела побыстрее забыть тебя, — вздохнув, пояснила она. — Но я оставила вот это. — Беатрис вытащила из-под блузки цепочку, на которой вместо кулончика висело кольцо. — Оно всегда было со мной.
    Роджер сделал шаг к ней.
    — Мы так много разрушили, — произнес он.
    — Да, — согласилась Беатрис. — И уже вряд ли сможем все сложить обратно.
    — Не сможем, — подтвердил он.
    — Все было напрасно, — кивнула она.
    — Совершенно.
    — Абсолютно.
    Он обхватил руками ее лицо и припал к ее губам в долгом нежном поцелуе.
    Беатрис показалось, что мир вокруг вдруг осветился настолько ярким светом, словно она оказалась в центре раскаленного солнца, ничего не видя, кроме его слепящих лучей.
    — Как же давно я ждал этого поцелуя… — прошептал Роджер, на мгновение отрываясь от ее губ.
    — И я… Но ведь это все неправильно… мы не должны…
    — Конечно, неправильно. Именно поэтому мы это и делаем.
    И он снова поцеловал ее.
    Беатрис обняла Роджера, чувствуя, что еще немного, и потеряет сознание от эмоций, захлестнувших ее будто цунами.
    Роджер посмотрел в глаза Беатрис и понял, что жизнь вновь закружила их в водовороте чувств, и им некуда деться от этих неожиданно вспыхнувших эмоций.
    Он рядом с женщиной, которую любит, и наваждение, разлучившее их, прошло, рассеялось, как утренний туман под порывами прохладного ветерка.
    — Ты — самое лучшее, что у меня было и есть в жизни, — прошептал Роджер, целуя ее в губы.
    — Ты тоже, милый. — Беатрис счастливо улыбнулась. — Ты тоже.
    Она не могла поверить, что все то, о чем она втайне мечтала, воплотилось, вернулось в ее жизнь.
    Это казалось сказкой наяву. И Беатрис очень надеялась, что сказка эта никогда не закончится.
    Они немного помолчали, глядя друг на друга глазами, в которых светилась любовь.
    — Как же много времени упущено… — прошептала Беатрис.
    — Мы обязательно это наверстаем, любимая, — пообещал Роджер, снова целуя ее.
    Беатрис вздрогнула, чувствуя, как ее охватывает желание. Упершись руками в грудь Роджера, она отстранила его, внимательно вгляделась в его лицо.
    — Что будет дальше? — задала она вопрос, который очень ее волновал.
    — Мы будем вместе, — просто ответил он.
    Беатрис немного помолчала.
    — Но сможем ли мы простить друг другу все то, что натворили?.. — невольно вырвалось у нее.
    — Нет, мы не будем ничего прощать. Мы начнем все сначала.
    — А как же дети?
    — И дети будут с нами.
    И Беатрис поняла, что он прав. Не надо ничего прощать. Надо просто любить.
    Именно так она и собиралась жить дальше. Только теперь она твердо знала, что у нее все получится. И стоило через многое пройти, чтобы понять, что дороже друг друга и детей у них никого нет.
    — Ты — моя любовь, — прошептала она, восхищенно глядя на Роджера.
    — Нет, это ты моя любовь, — улыбаясь, возразил он.
    И Беатрис улыбнулась в ответ. Она не собиралась спорить. В конце концов, какая разница?..
    Главное, что она и Роджер любят друг друга. И этим все сказано.

    Внимание!
    Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам
Top.Mail.Ru