Скачать fb2
У Вечного огня

У Вечного огня

Аннотация

    От автора.
    Поводом для написания романа послужил случай сожжения человека пьяными подростками на вечном огне в городе Кольчугине Владимирской области, Российской Федерации.
    В настоящее время, среди подростков, злоба, мстительность часто являются признаками самоутверждения. Человек, совершивший преступление, в том числе, убийство, не может быть счастливым. Это противоречит человеческой природе. Жизнь станет ему справедливым судьей!
    Счастье — подарок судьбы! Оно приходит к тем, кто сумеет преодолеть на своем жизненном пути преграды и неприятности, не переступив черты закона и совести. И получает награду. Спокойствие, благополучие, любовь! А это и есть счастье!



 Часть 1.


 Глава 1.

     Оранжевые языки пламени, в круглом отверстии металлической решетки, словно атласные ленточки,  колеблются  под слабым дуновением  ветра. Взгляд  снова и снова перечитывает на мраморном обелиске: «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен!». Рука светловолосого паренька лежит на плече худенькой девочки, в розовом, гипюровом платье. Каштановая прядь распушилась, приподнятая  внезапно налетевшей волной мягкого бриза, обожгла прикосновением щеку юноши. Он вздрогнул, вдохнул аромат девичьих волос, запах  духов.
     — Красный мак! Твои любимые! Опять в бабушкин сундук лазила? — парнишка наклонился, коснулся губами виска подружки. — Ты сегодня необычайно красивая!
     — Угу! — качнула изящная головка. — Обещай, приедешь на мой выпускной вечер!
     — Обещаю! — Сергей закусил губу, сдерживая смех. — От меня теперь ничего не  зависит. Надену военную форму и прощай, гражданская жизнь!
     — Значит, не приедешь? —  обиженно поджала алые губки, Наташа. — И не увидишь моего выпускного платья?   — она  сделала шаг в сторону, но парень сжал ее плечо, привлек к себе.
     — Не сердись, я постараюсь! Ты будешь самой красивой на школьном балу. Наверное, уже сейчас мучаешь бабушку, составляя фасон  наряда.
     — Знаешь, о чем подумала?
     — Как пришить волан к платью.
     — Нет! — Наташа прикрыла веки, отчего  красивое, овальной формы, личико стало серьезным и  торжественным. — Почему придумали вечный огонь!? Могилка, надпись, а огонь почему?
     — Наверное, как свеча! В церкви зажигают свечку в память о погибших. Но она догорит и погаснет, а огонь не гаснет никогда. Оттого и называют: «Вечный огонь»
     — А как он горит!
     — Ты совсем еще ребенок! — Сергей прикоснулся  щекой к щеке девушки. — Там подведен газ,  сверху газовая горелка. Зажгли, и  горит, как у тебя дома на плите.
     — Обжечься можно?
     — Конечно, и  даже воду вскипятить.
     Девушка выставила вперед руку, наклонилась,   над пламенем.
     — Ой, правда, горячо!
     — Ты,  с ума сошла! Сгоришь! — Сергей потянул за руку девушку от памятника.— С тобой все ясно, дурочка маленькая! Пойдем домой! Хочешь, вечером придем. В сумерки, здесь особенно красиво.
     — Сегодня?
     — Когда захочешь.
     Рука юноши сжала тонкие девичьи пальчики.
     — Смотри! — Наташа  указала на приближающуюся шумную компанию.
     Молодая девушка в роскошном белом платье, в туфельках на высоких шпильках,  опираясь на руку молодого мужчины, осторожно ступает по  красным гранитным  ступенькам, ведущим к подножию памятника. Ее руки в длинных до локтей, перчатках прижимают к груди букет белых роз.
     — Свадьба! — прошептала Наташа, и сжала руку юноши. —  Это Нина Георгиевна, наша учительница. А жених милиционер, из Москвы по распределению в прошлом году  приехал. — на  глаза девушки набежали слезы. — Придешь из Армии, у нас тоже будет свадьба?
     —  Обязательно! 
     — И платье такое же купишь?
     — Еще лучше!
     Наташа проглотила комок, застрявший в горле. — Боюсь,  мы с тобой никогда не будем вместе!
     — Глупая! Вернусь через два года, и  поженимся!
     — Правда? — она смахнула со щеки, успевшую, скатиться, слезинку. — А нельзя не ходить  на службу. Ты ведь, способный,  поезжай в Москву, поступай в институт.
     — Нет! — парень решительно покачал головой. — Я так решил! Отслужу,  потом  на учебу!
     — Не сердись! — Наташа вложила ладошку в его руку. — Больше не буду!  — она бросила завистливый взгляд  на жениха с невестой. —  Влюбленные приходят сюда, чтобы поклониться тем, кто нас  защитил!
     — Да, в нашем городке, это единственная достопримечательность! — Сергей вздохнул. Он еще в детстве выбрал себе  профессию. Закончить архитектурный, построить много красивых домов, кинотеатры, дворец бракосочетания.  Родной город должен стать самым красивым в области.
     Невеста наклонилась, положила букет,  на решетку у вечного огня. Компания застыла в  торжественном молчании.
     — Мы тоже сюда придем! — прошептала Наташа.
     Сергей сжал ее  горячие пальцы.
* * * 
     Мелькают цифры на светящемся экране компьютера. Словно  чистый лист бумаги, память фиксирует сложные формулы.
     Звонок в дверь. Раздражение охватило все тело. Ну, кто там! И снова глаза застыли на светящейся строчке с черными значками. Опять жалобно прозвучала  трель звонка.  Как не вовремя. Неужели нельзя немного подождать, пока нажму на «сохранить». Сергей привычно щелкнул клавишами. Встал, раскинул в стороны руки, потянулся, погладил ладонями занемевшую поясницу. Звон  оглушил. Однако, настойчивый товарищ! Не собирается уходить.  Медленно передвигая ноги в стоптанных тапочках, пошел в прихожую. Теперь вечер пропал, а так надеялся позаниматься.  Не глядя в глазок, повернул дверную ручку.
     — Наташка!
     Девушка приложила пальчик с малиновым ноготком к губам, потом помахала им перед носом Сергея.
     — Не шуми! Может быть, впустишь сначала?
     Он шагнул назад в прихожую, пропуская подружку.
     Наташа перешагнула порог, остановилась перед, небольшим в фигурной рамке, зеркалом, пригладила густые,  обрамляющие, лицо, пряди волос.
     — Решила тебя  обрадовать! А ты, словно лимон съел! Чем занимаешься? Скучаешь? — прошла в комнату. — Так я и знала! Мать на дежурство, а он за компьютер!  Не надоело?
     Сергей остановился на пороге комнаты, прислонился плечом к притолоке, наблюдая за  изящной фигуркой.
     — Стоишь, как памятник! Мне уйти!? Помешала? — она наклонила голову, чтобы скрыть набежавшие на глаза слезы, подошла к двери. — Пусти! Стал на дороге!
     Сергей положил ладони на плечи Наташи.
     — Обиделась! Посмотри на меня! Очень рад твоему визиту! — тихо рассмеялся, повернул девушку,  слегка подтолкнул. — Проходи, музыку послушаем. Только компьютер выключу.
     Наташа села на узкий диван, закинула ногу на ногу. Черные глаза с восхищением наблюдают за движениями парня. Щелкнул мышкой, потух экран. Подошел к магнитофону, нажал на клавишу, тихая медленная мелодия наполнила комнату. У Наташки защипало в глазах.
     — Что это?
     — У Марины Борисовны скачал. Ноктюрн Шопена. Давно за ним гонялся. Вчера за аттестатом  в школу ходил, заглянул в ее кабинет, по старой памяти.
     — Ты неисправим! — вздохнула Наташка, — все попсу на диски скачивают, а ты классику. Может,  в консерваторию поступишь?
     — В консерваторию опоздал, надо было с детства музыке учиться. А слушать никто не запретит. Тебе не нравится,  выключу!
     — Пусть играет! Иди сюда! — Наталья капризно хлопнула ладошкой по дивану. — Посиди со мной! 
     Сергей только сейчас заметил, на подружке новое кремовое платье в черный крупный горох, белые, лодочки на шпильках. В мочках маленьких ушей горят, словно капельки крови, сережки, с красными рубинами. Мамины взяла! Вспомнил Сергей серьги, постоянно украшающие уши Наташиной матери. Как же она хороша! Парень сглотнул слюну. Мурашки пробежали по спине.
     — Куда  нарядилась?
     — К тебе? —  ее глаза округлились, алый ротик раскрылся. — Могу уйти!
     — Не отпущу! — Сергей сел рядом.
     Наташа кончиками пальцев коснулась волос юноши. — Как щетина! — прижалась щекой к его щеке. — Ты меня  еще ни разу не поцеловал, боишься?
     Сергей  почувствовал, как тело налилось свинцом, отяжелели ноги. Даже  если бы он захотел встать,  не смог.  Она сошла с ума, подумал парень. Не понимает, как мучает меня своими прикосновениями.
     — Почему, боюсь? — с трудом повернул  язык в пересохшем рту, и отвернулся. Вдруг почувствовал горячие девичьи губы на  своем лбу, потом на щеке. Перед глазами поплыли черные круги.
     — Наташка! — прошептал парень. — Ты что? —  руки, помимо его воли обняли девушку. Ладони  легли на разгоряченную спину, скользнули ниже, обхватили талию, снова поднялись выше по спине, пальцы коснулись волос,  густые пряди, змейками прошли между пальцев. Наташа застонала. Рука легла ей на грудь, потом на бедро. Он продел ладонь под ее полусогнутые ноги, приподнял, посадил на колени. Прижался лицом к ее растрепанным волосам, вдохнул запах знакомых духов.
     — Наташка! — прошептали губы.  — Наташка!
     Сергей встал, поднял девочку и, шатаясь, как пьяный, на непослушных ногах, двинулся к своей комнате.
     Наташа  обхватила руками его шею. 
     — Не урони! — приоткрыла веки, и увидела раскачивающуюся  люстру под потолком. Лампочка  качается только при землятресении. А  здесь такое не бывает, подумала она.  Глупости, приходят в голову. Какой пьянящий аромат и жар исходят от Сережкиного тела, последняя мысль, промелькнувшая в ее,  смущенной от чувств, голове. Ну и пусть! Крепко зажмурила глаза и прижалась к широкой груди  любимого.
* * *
     Пальцы нежно перебирают шелковистые пряди волос.
     — Не так я представлял нашу первую любовную сцену. Ты еще маленькая, а я покидаю тебя на два года. — вздохнул Сергей.
     — Ты хороший! — Наташа положила голову на грудь парню. —  Буду жить этими воспоминаниями и  ждать!
     — Я тебя не брошу! — Сергей  погладил ее руку,  продел  пальцы между  пальцами. — Никогда не предам,  слышишь? — его голос сорвался. Он почувствовал комок в горле, и резь в глазах. Сергей не мог объяснить наплыв чувств, но ему стало, невероятно жаль Наташу. Другой бы на моем месте,  обрадовался происшедшему, ощущал бы себя полноценным мужчиной. А я раскис. Откинулся на подушку, покачал головой, словно отгоняя, нахлынувшую,  печаль. — Ты ничего не понимаешь!
     — Я тебе верю, иначе  бы не пришла.  Я тебя очень люблю! Никого не смогу полюбить. Если с тобой что-то случится, я  умру! — слезы, повисли на ее  ресницах, покатились одна за другой по щекам.
     — Глупышка!   Ничего не случится! Отслужу, и вернусь! Взрослый мужчина! Как говорят: Готов к труду и обороне! —  он сжал пальцы в кулак. — Потрогай, какие мускулы!
     Наташа приподняла голову, скосила глаз на тугой узел, надувшийся на руке Сергея.
     — Знаю! Все равно не хочу тебя отпускать!
     Сергей привлек растрепанную головку к себе, горячие губы коснулись полузакрытых век девушки,  курносого носика, прижались к пухлым губам.
     — Знай, малышка, дороже тебя,  и матери у меня никого на свете нет!  Пожалуйста,  заходи к ней, пока меня не будет!
* * * 
     Тихо скрипнула  дверь. Наташка скинула туфли,  на цыпочках шмыгнула в кухню. На столе стакан молока и булочка, приготовленные, для нее, с вечера.  Сжала в пальцах булку, откусила кусок, отпила холодное молоко.
     — Где шлялась всю ночь? — Наташа вздрогнула, от громкого голоса брата,  часто заморгала ресницами.
     — У Сережки была? — не унимается Мишка.
     — Не  твое дело! —  проглотив еду, возмутилась Наташка. — Я уже взрослая!
     Мишка шагнул к сестре, занес руку над ее головой.
     — Только попробуй! — обожгла взглядом, девушка, — Сережке скажу, он тебе покажет, где раки зимуют!
     — Значит, у него была! Дура! Он с тобой переспит, уйдет служить, и  пой потом, одна, одинешенька! Ты о матери с бабулей подумала!? Опозоришь на весь город! Еще накрасилась, балда!  — он сжал плечо сестры. — Меня знаешь! Передай своему другу, если он над тобой посмеется, убью!
     — Пусти, дурак! Больно! Сама могу постоять за себя! А Сережку только посмей тронуть! Меня ты тоже знаешь!
     — Коза упрямая! — стукнул Мишка кулаком по столу.
     — С утра кричите! — шурша по полу, тапочками, заглянула на кухню, бабушка. — Мать разбудите!  Где  ходила, детка! — она  погладила Наташу по волосам.
     — У Людки, музыку слушала!
     — Врет она! У Сергея ночевала! У него мать на дежурство в ночь ушла, а они сексом занимались!
     — Не смей, слышишь, опошлять! — Наташка, сжав кулачки, шагнула к брату.
     — Бабуль, видала, кто первый начинает! — отступил парень.
     — Ну, и не лезь к ней с воспитанием, сами разберемся! — старушка положила руку на плечо внучки. — Иди, отдыхай!
     — Бабуль, маме не говори, я  потом скажу!
     Варвара Михайловна махнула рукой, улыбнулась. Вот и выросли внуки! У каждого своя жизнь, свои интересы. Лишь бы счастье их не обошло!
* * * 
     Часы пробили восемь ударов. Владимир открыл глаза. Рыжий, пушистый кот выгнул спину, прыгнул с кровати на окно, тронул лапой занавеску.
     — Опять на подушке спал! — приподнял голову, парень. — С грязными ногами?  Я тебе! —  нагнулся, поднял с пола тапочек, помахал им в воздухе.
     — Мяу! — кот,  спрятался за шторой.
     — Не обижай Ваську! — вошла в комнату  полная женщина, с толстыми зелеными бигуди, на голове. — Настя поменяет наволочку!  Вставай сыночек! —  приблизилась к сыну, подняла с его лба, волосы. — Бледненький! Голова не болит? Где провел вечер?
     — На дискотеке, с Мишкой и Колькой.— Володька  капризно надул губы, сбросил руку матери. — Ну, что ты, как с маленьким! Завтракать не хочу!
     — Не хочешь, поспи! К портнихе поеду, потом в парикмахерскую. У отца завтра банкет в ресторане, иностранцы приезжают, какой-то контракт заключать. Я должна выглядеть лучше всех!
     Володька скорчил рожу.
     — Для нашего города, приезд иностранцев, действительно, событие первой важности. А для тебя, тем более! Только, похудеть, сначала не мешает! Толстая как бочка!
     — Неправда! — женщина подошла к вделанному в шкаф, зеркалу, повернулась боком, запахнула на животе, розовый пеньюар. — Немного поправилась! Массажистка за неделю уберет!
     — Мам, не мешай спать! — Володька отвернулся лицом к стене.
     — Ну, спи! —  наклонилась над сыном, поцеловала в щеку.  — Почему, Сережа к нам не заходит! Поссорились?
     — За компьютером время убивает, послезавтра в армию уходит, завтра вечер устраивает. Куда нам до него!
     — Тебя избавили от службы. В институт поступать не захотел. Отцу в ресторане не помогаешь! Гуляешь,  и  матери грубишь!
     — Отстань!  — Володька привстал на кровати! — Не мешай спать, а то сейчас все здесь поломаю!
     — Успокойся,  ухожу! — Тамара Николаевна выскользнула из комнаты, закрыла за собой дверь, тяжело вздохнула, покачала головой. Сколько раз просила Вадима,  побеседовать с сыном! Совсем от рук отбился! Гуляет ночами, спиртным попахивает, курит, грубит! — она смахнула набежавшую, на щеку, слезу. Похлопала ладошками  подбородок, поправила накрученную прядь, тихо замурлыкала  непонятный мотив.
* * *
     Молодая женщина поставила на плиту сковородку, бросила кусок масла, вылила  из алюминиевого ковшика густую смесь  из разбитых яиц, муки и молока.
     — Колька,  вчера опять, негодяй, поздно пришел! Все отцу расскажу!
     Высокий парень, с взлохмаченной мокрой, после душа, головой, перекинув полотенце через плечо, шагнул в кухню.
     — Мать, раскричалась с утра!  Ну, подумаешь, потанцевал на дискотеке!
     — Вчера тренер звонил! Сказал, прибавил в весе, стал вялый. Не пустит на соревнования.
     — Почему шум? —  широкоплечий, мужчина в полосатой пижаме, остановился у порога.
     — Как вкусно пахнет! Ты нас балуешь, мать! — подошел к женщине, поцеловал за ухом, растрепал ладонью светлые волосы.
     — Не порти прическу! — отстранилась Галина. Приду лохматая, все больные разбегутся!
     — Не разбегутся! Такую старшую сестру, еще поискать надо!
     — Да, ладно, тебе! — щеки Галины покраснели.
     — Лоботряс! — Андрей хлопнул сына по спине широкой ладонью. — Тренировки не пропускай! Иван Ильич прав! Вес набрал!  Прекращай ночные гулянки! В институте все нормально!
     Николай склонился над столом.
     — Больше не буду, пап! Только послезавтра, отгуляю на Сережкиных проводах, и завяжу! Стану серьезно  готовиться к соревнованиям! Думаю перевестись на заочный! В школу зовут физруком!
     — Эти мысли брось! Учись на дневном! Денег хватает! — Андрей сердито поглядел на сына. —  Куда Сергей уезжает!
     — В армию, я ж говорил!
     — Вот как! К нам давно не заходит.
     — За компьютером сидит, в архитектурный собирается после службы,  вечером с Наташкой гуляет.
     — Наташка, Мишкина сестра?
     — Да!
     — Еще совсем девчонка! Куда  мать   смотрит!
     — Она никого не слушает. Любовь!
     Мужчина наклонился над столом, отрезал кусок омлета, отправил в рот.
     — Тебе что за дело до этой девчонки! — женщина тряхнула волосами.  Подвинула тарелку на столе, налила кофе.
     — Ешьте, мужики, а то на тренировку опоздаете. И мне на работу.  Галина застучала ножом и вилкой по тарелке, машинально проглатывая куски омлета, погрузилась в невеселые мысли, и не обратила внимание, на привычные: «Пока, мать!», сына и мужа, ритуальный поцелуй в щеку, стук входной двери.  Что он все-таки нашел в Любаше! Чем она лучше меня? Мала ростом, курносая. Почему-то замуж не выходит. Неужели их отношения с Андреем продолжаются?  Неспроста, люди говорят,  Наташка и Мишка его дети?  Закончив завтрак, встала, составила посуду в раковину, глянула на часы. Опять опаздываю!

Глава 2.

     Золотые рожки месяца таинственно загнуты кверху. Россыпь светящихся звезд  на темном бархате, словно рассыпанный бисер, искрится,  мигая то тут, то там. Одна искорка гаснет, рядом  зажигается другая, еще и еще. Яркий мигающий огонек бежит по цепи, как на елочной гирлянде. Сергей облокотился на  шершавый, деревянный барьер балкона. Звездное небо!  Если бы я мог описать его красоту!  Таинственность, загадочность! Вечность! Как ничтожна человеческая жизнь по сравнению с этой красотой. Бесконечный свет. Свет звезд идет до нас тысячи лет. А мы видим  мгновения. И как редко находим время, чтобы полюбоваться этой неземной красотой. Только когда не спится, или на прогулке. Завтра, после банкета, с Наташкой будем гулять до утра по городу. Я ей расскажу о звездах. Вот она удивится. Скажет,  надо учиться на астронома? Звезды мое хобби. Накоплю денег, куплю телескоп. Вон россыпь млечного пути. А вот большая медведица. Говорят, у кого на теле есть рисунок большой медведицы из родинок,  счастливый человек. У Наташки, возле локтя.   Он  представил лицо девочки. Голова утопает в белизне наволочки, свет луны, сквозь незанавешенную штору, освещает  спящую. Дрожат длинные ресницы, от их тени, глазные впадины кажутся темными и глубокими. Пухлые губы полуоткрыты. Нежная оголенная ручка замерла поверх одеяла. Сергей вздохнул. Она еще ребенок. Только через год закончит школу. В артистки хочет. Что ж, с ее красотой и талантом  вполне возможно. В школьном драмкружке, ей нет равных. Наверное,   десятый сон видит!  Сергей,  на цыпочках прошел по холодному полу, открыл дверь в комнату матери. На  столе, в  свете, просвечивающем через щель в занавеси, возле вазы,  раскрытый альбом. Опять фотографии смотрела перед сном.   Подошел к кровати, поднял съехавшее  одеяло, заботливо подоткнул край. На секунду задержал взгляд на лице женщины.  Молодая еще, а замуж не выходит. Из-за меня? Или не полюбила никого, после отца?  Потянул со стола альбом, прижал к груди, вышел из комнаты, осторожно закрыл  дверь. Зажег настольную лампу, придвинул кресло, поджав ноги, сел. Любимый снимок! У покрытых, мхом, камней, под пальмой! В стороне видна,  отцовская Волга  Ему тогда  исполнилось двенадцать! Через год отца не стало. Машину мать продала.  Отец! Крутой лоб, светлые волосы аккуратно зачесаны назад,  непослушная прядь  сползла на лоб. Прямой нос, красиво очерченные губы, серые глаза. Мать говорила, он был  добрым, никогда не повышал голоса. Перед глазами Сергея побежала серая полоса дороги. Белые горизонтальные полосы на асфальте отражаются в боковом стекле. От рвущегося ветра в открытое окно, перехватывало дыхание, закладывало уши.
     — Страшно! — смеялся отец.  — Не бойся! До самой смерти ничего не случится!
     — Потише, езжай, Дима! — просила мать.
     Отец  подмигивал и нажимал на газ.  Один раз  выпросил у отца, порулить. Мать заснула на лужайке под раскидистым деревом, а они выехали на дорогу. «Смелей, крепче жми на сцепление, а газ добавляй понемногу. Скорость не забудь переключать» Никогда не забыть ему того чувства, когда, послушная его детским рукам, «Волга» тронулась с места.  Эх, покатал бы Наташку! Отложил альбом, потер ладонями  ступни. Холодные, как лед. Странные игры устраивает судьба. Погиб ведь отец не на дороге. Отчего вдруг язва желудка открылась. В два месяца сгорел. Вздохнул паренек. Надо спать, а то мать проснется. Он  погасил свет, прыгнул на кровать, подтянул колени к подбородку, закутался в одеяло, трижды глубоко вдохнул, наполнив до отказа легкие воздухом, и через, несколько секунд уже тихо похрапывал.
* * *
     Сергей раскрыл глаза, оглядел комнату. Шкаф с зеркалом. Краска облезла. Сколько лет стоит. Еще с папкой покупали. А как отец умер, ни одной новой вещи не приобрели. Мать одна работает, я учился. Письменный стол. На столе компьютер. Он вспомнил, как копили деньги. Мать даже новое пальто себе не купила. Зиму проходила в старом. Платок на поясницу завязывала, чтобы не застудиться. Зима, как назло, была холодная. Вернусь со службы, работать пойду. Учиться буду на вечернем, или заочно. Парень соскочил с кровати, потянулся, заиграл гантелями.
     — Сереженька, завтрак готов! — услышал голос матери.
     — Сейчас! В душ иду!
     Холодные струйки обжигают кожу. Мускулы напряглись. Сегодня хороший день! Вечером  с друзьями соберемся в кафе, посидим. А потом служба! Два года быстро пролетят! — Наташка! — произнес  вслух. Губы невольно сложились в счастливую улыбку. Закрыл глаза и ощутил ее прикосновения, аромат Красного мака. Володька говорит, старомодные духи!  Много он понимает.  Растираясь мочалкой,  весело рассмеялся. У Наташки даже попка  источает аромат любимых духов. 
     — Ну, мать, давай корми! Что у тебя! — Сергей вошел в кухню, потер ладонями.
     — Твои любимые, оладьи из кабачков со сливочным маслом.
     Парень склонился над тарелкой, облизнул губы.
     — Спасибо, мать!
     Женщина, подперла кулачком щеку, залюбовалась сыном.
     — Взрослый ты стал! Отец бы порадовался! — слезы навернулись на глаза женщины, повисли на ресницах.
     — Мам, ну что ты!
     — Тяжко мне! Уедешь, одна останусь!
     — Всего два года, и опять  вместе. Сегодня  платье новое наденешь!
     —  Зачем деньги на проводы тратишь! Лучше бы себе что-нибудь купил!
     — Мне сейчас ничего не надо! Деньги  сам заработал!  На вокзале вагоны разгружал. Перед ребятами неудобно. Компьютер купили, совсем  редко с ними общаюсь!  Вечер устрою, помиримся. Чтобы служилось легко. И потом все так делают.
     — Раньше делали! — вздохнула мать. — В былые времена. Тогда  служба удовольствие приносила мужчине. А теперь, не угадаешь, куда пошлют, где возникнет горячая точка. За два года  все забудешь, и не поступишь в институт.
     — Приду, позанимаюсь! Что-нибудь останется в голове!
     Сергей встал, подошел к матери, поцеловал в щеку. — Спасибо, очень вкусно! — Седая прядь на виске бросилась ему в глаза. Недавно появилась? Ведь не было. Сердце наполнилось жалостью. Одна  останется. Даже слова не с кем сказать. С соседками не дружит.  Работа дом, только о нем забота. Ничего! Успокоил себя Сережка. Отдохнет немного. Наташка будет заходить. Они подружатся.
     — Пойду немного позанимаюсь,  почту посмотрю. Профессору на сайт в Москву писал, работу свою послал. Может быть,  уже ответил.
     Он сел у стола, включил компьютер, окунулся в мир цифр, и позабыл о земных проблемах.
     Мать положила руку ему на плечо. Сергей вздрогнул.
     — Извини, сынок. На дежурство вызвали.   Обед на плите.  Так что на вечер иди без меня.
     Сергей раскинул руки, потянулся всем телом.
     — Хорошо, мам! Есть не хочу. Еще немного поработаю и пойду. Надо  проследить, чтобы стол накрыли, ничего не забыли. Все будет отлично! — он поднял руку с вытянутым вверх указательным пальцем.
     Надежда Ивановна поцеловала сына в висок. — Много не пей! — погладила по щеке.
     У двери  остановилась.  Как же он похож на отца! И лицом и характером!
     Глава 3.
     Свет люстры отражается в бокалах. Тихая музыка звучит с эстрады. Официанты в черных костюмах  обходят столы, разливая вино, подавая закуски. Вадим Евгеньевич гордо оглядел зал. Прекрасный вечер! Я молодец! Сумел показать себя! 
     — Прекрасно выглядишь! — наклонился к жене.
     — Спасибо, дорогой! — Тамара Николаевна поднесла фужер с шампанским к губам, отпила глоток. — Кто эта девушка, сверлящая тебя взглядом, в красном платье, с глубоким вырезом на спине?
     — Менеджер! Неужели ревнуешь!? После стольких лет совместной жизни! — Вадим положил руку на плечо женщине, привлек к себе, поцеловал в висок, ощутив все тот же, что и в первый день их знакомства, запах духов. — Не пора ли сменить духи!
     — Новые духи,  новый любовник! — улыбнулась мужу Тамара. — А у меня всю жизнь только один мужчина, ты, дорогой!
     Вадим отвернулся,  постучал ладонью по столу, поднял бокал.
     — За наших дорогих гостей! —  встал, потянулся через стол к мужчине в синем костюме, с ровно постриженными тоненькими усиками. — Не побрезговали, так сказать, приехать в наш город, подписали бумаги на строительство отеля. Обещаю, сдать в срок, и выплатить затраты!
     Мужчина скривил рот в улыбке. Прикоснулся краем бокала к бокалу Вадима Евгеньевича. — Не сомневаюсь! —  высокий голос с мягким немецким акцентом  потонул в шуме аплодисментов.
     — За сотрудничество! — Анатолий Алексеевич подмигнул Вадиму, шепнул  на ухо. — Завтра еще раз просмотри внимательно все бумаги,  прежде чем подписывать.
     — За что тебе, деньги плачу, адвокатская сволочь! — продолжая масляно улыбаться гостю, сквозь зубы, промычал Вадим.  — Вы, уж, извините,  мой  ресторан пока скромный. Пока не сумел воплотить  мечты в реальность. Но обещаю, новый отель, будет  построен по самым высшим международным меркам! —  он поставил бокал, склонился над тарелкой с закуской.  Им овладело необъяснимое раздражение. Сколько пойдет вокруг него разговоров, когда начнется строительство. И так, уже оброс сплетнями по самую макушку. Все надоело!  Бизнес, деньги! Теперь надо начинать строительство гостиницы. Пропадаю на работе с утра до ночи. С сыном некогда поговорить. А у него, явно, нелады! Тамарка занята своей внешностью. Ишь, разрумянилась от вина. Вадим отрезал кусок осетрины, отправил в рот, медленно прожевал. А все-таки, прекрасный заключили контракт!  Немчина, бывший владелец поместья в нашем крае, дал солидный куш!  Конечно, метит вернуть потерянное  родственниками в революцию. Прав Толик, бумаги надо еще раз перечитать. Впрочем, черт с эти немцем! Его доля в бизнесе законна. Нам тоже перепадет изрядный кусок. Построим пятизвездочный,  восстановим имение, туристы  одолеют, прибыль потечет рекой!
     Вадим Евгеньевич оглядел, заставленный закусками, стол, подвыпивших гостей. Потянул галстук. Душно, дышать тяжело. Встал, отодвинул стул, задел недопитый бокал, осколки стекла усыпали пол.
     — К счастью, Вадик! — рука Тамары легла на его локоть.
     Мужчина кисло улыбнулся и на нетвердых ногах пошел к двери. В фойе,  вышел на балкон, раскурил сигарету, выпустил дым. Холодный осенний воздух смешался с дымом, застрял в горле. Вадим закашлял. Острый кулачок несколько раз хлопнул его между лопаток. Потом нежные пальцы коснулись волос на затылке.
     —  Жена в зале! — вздохнул мужчина.
     —  Жена не стена! — Вероника прижалась к его спине полной грудью.
     Вадим нащупал ее ладонь, потянул, приглашая стать рядом.
     — Не надо играть с огнем!
     — Да ведь у вас и огня не осталось!
     — Ну, как говорят, семейный очаг!
     — Не очаг, а пепелище! — девушка  облокотилась на перила балкона рядом с Вадимом. — Почему ты не расскажешь ей о наших отношениях?
     — Не начинай, пожалуйста! У нас сын! И потом мое положение в обществе! Связи с заграницей. Там разведенных не любят!
     — Надеешься,  так красив, что я тебе вечно буду признательна!
     — Ника! Я тебя из грязи стриптиза вытащил! — Вадим сжал ее руку. — Сегодня ни к чему выяснение отношений!
     — Да, пошел ты! — Вероника вырвала руку, виляя бедрами, пошла по ковровой дорожке просторного холла.
     Вадим облегченно вздохнул. Последнее время, она стала  допекать упреками. Но их отношения,  светлый островок, где можно отдохнуть от семьи, от жены. От сына, с его вечными проблемами. Отмазал от армии, теперь проблема, куда бы  пристроить. В аттестате одни тройки! А нынче, чтобы выжить в бизнесе, знания, ох, как нужны! Он всмотрелся в темноту ночи. Вон на том бугре  скоро расположится строительная площадка. Успеем до холодов фундамент залить! Или подождать до весны?
     — Вот ты где, дорогой! — нарушила его размышления, Тамара. — Они уже расходятся.
     — Надо проводить! Хотя, Анатолий отлично справится. — Вадим обнял жену за плечи. — Значит, домой, в теплую постельку!
* * *
     — Похоже, сынок наш еще не появлялся! — Вадим снял костюм, бросил на диван.
     — Они сегодня в кафе, Сережа вечер устраивает, в армию уходит! — Тамара  вытащила шпильки из волос. Крашеные рыжие пряди распались по плечам.
     — Вот как! Не  знал! Совсем сыну внимания не уделяю!
     — Я тебе  говорю постоянно! — Тамара присела рядом с мужем.       
     Вадим  раскинул руки, потянулся, зевнул. — А все-таки, я молодец! Хорошее дело провернул! Нужное! Город мне спасибо скажет!
     — Не сомневаюсь, дорогой! — Тамара улыбнулась мужу, наклонила  голову к плечу.
     Вадим критически оглядел фигуру жены. Кокетничает! А ведь привлекательности в ней! До Ники далеко! Выдумала имя, Вероника! На самом деле, Настя! Вадим почувствовал жуткую усталость.
     — Ты, извини, мать! —  хлопнул ладонью по круглому плечу жены. — Устал нечеловечески! Спать, спать! — и быстрым шагом вышел. Тамара посмотрела мужу вслед.   Глаза  наполнились слезами. Ласки от него  не дождешься. Наверное, не напрасны  слухи,  о его связи с этой приезжей шлюхой.  Откуда она взялась! Говорят,  привез из столицы. Женщина ладонью вытерла скатившуюся на щеку слезу, встала, сняла платье, пошла в душ. Прохладные струйки  освежили. Тело ощутило приятную истому. Вытираясь, большим розовым махровым полотенцем,  оглядела себя в широкой зеркальной стене. Еще не совсем состарилась! Почему он равнодушен ко мне!? Привычка!? Живем, как в Америке! У каждого отдельная спальня! Ванная, душевая, туалет. Никто никому не мешает. Все есть, только счастья нет! Потому, что спим в разных постелях. Она вышла из ванной, завернулась в махровый халат, проходя мимо спальни мужа, прислушалась к ровному дыханию. Намаялся за день! Может быть, я неоправданно строга к нему!? Человек старается для семьи! Добытчик!   Тамара тихо открыла дверь комнаты, не зажигая свет, прошла к кровати, залезла под одеяло. Провела ладонью по прохладной простыне. Кажется, совсем недавно, они и дня не могли прожить друг без друга. Спали в обнимку. Молили, бога подарить   мальчика, имя придумали. Каждый вечер, Вадим прикладывал ухо к ее животу, прислушиваясь, к движениям, созревающего плода. Потом поднимал голову, и, глупо улыбаясь, заглядывая ей в лицо, каждый раз произносил одну и ту же фразу: «Шевелится, сорванец!»
     Женщина тяжело вздохнула.  Сорванец вырос. У него теперь своя жизнь.  Наверное, уже с девочками гуляет!  Где-то, прогудела машина, и тишина снова окутала дом. Выпитое вино, усталость вытеснили из ее памяти воспоминания, погрузили в глубокий сон.
     Глава 4.
     На белой скатерти стола, разнообразие закусок. Стекло бокалов искрится от света люстры.
     Сергей встал, поднял бокал с шампанским.
     — Рад  вас  видеть, друзья!  Послезавтра поезд увезет меня  на дальние рубежи, охранять нашу Родину! Обещаю,  приложу все усилия, чтобы никто вас не потревожил!
     — Ну, ты загнул! — Володька поднялся,  с шумом отодвинул стул. — Давай по-простому. Выпьем за виновника торжества! — он вылил в рот содержимое бокала.
     Уже успел подзарядиться! Подумал Сергей. Мать красоту свою сохраняет, у отца бизнес!  Володька, сам себе господин!
     — Пью за твою легкую службу! — поддержал друга Николай. — Возвращайся скорей! Уже поговаривают, о сокращении мучений до года. Может, успеешь попасть, под новый указ?
     — Это я попаду! Через год вместе с Наташкой школу закончим, и  прощай любимый город! Она в театральный, в Москву поступать, а я в армию. И разлучит судьба двойняшек! А ведь нельзя разлучать! —  закрутил Мишка лохматой головой.
     Сергей  почувствовал, как маленькая ножка провела по его щиколотке, под брюками. Щеки  вспыхнули, заалели. Вот бестия! Поднял глаза на Наташу, сидящую напротив. На ее лице печать целомудрия. Ну, как на нее сердиться! Сергей оглядел гостей. Людка льнет к Николаю. У них тоже любовь. Володька к девушкам серьезно не относится. Сидит между Ирой,  и Мариной. Наклоняясь то к одной, то к другой, шепчет  на ухо.
     — Что смотришь? — открыл в улыбке крупные белые зубы, Володька. — Не нравлюсь?
     Сергей улыбнулся.
     — Мы вот такие! —  Владимир скривил рот  в усмешке. — Нам профессора писем не пишут. И на службу мы не ходим. У нас другая дорога!
     Звуки медленного блюза поплыли по залу.
     — Потанцуем! — Сергей заглянул в глаза Наташе.
     Девушка доверчиво положила руку на плечо друга. Маленькие ножки в белых туфельках легко задвигались в такт музыке. Запах красного мака защекотал Сережкины ноздри.
     — Я пьянею от тебя! — склонившись к ней, прошептал  Сережа.
     Ее щеки  покраснели.
     — А я от тебя! —  уловил  он движение ее губ.
     Его рука легла на спину девушки, привлекла к  себе.
     — Постоянно думаю о тебе. Буду очень скучать! А ты?
     — В школе буду учиться! — прищурила глаза Наталья. Отчего лицо стало хитрым. — Мне еще десятый класс надо закончить!
     — Моя рыженькая лисичка! — Сергей  коснулся щекой  щеки девушки. — Сегодня всю ночь будем гулять!
     — А твоя мама!
     — Ее вызвали на дежурство. Видишь, она даже на вечер не пришла.
     В знак согласия Наташа опустила ресницы.
     Музыка смолкла. — Я с подружками,  прическу поправить! — отстранилась Наташка.
     Он удержал в ладони ее пальчики. Застыл на месте, наблюдая, как Наташа, подхватив под руку Люду, застучала каблучками. Ира и Марина побежали следом.
     — Тебе чего от моей сестренки надо? — сжал локоть Сергея, Мишка.  Глаза паренька налились кровью, губы  задрожали.
     — Ты где так напился? — удивился Сергей.
     — Володька водку принес! — путается языком во рту, Мишка.
     Сережа повернулся, но Мишка поймал его руку.
     — Ты не ответил на мой вопрос?
     — Нравится она мне! А ты мал еще, приставать с глупыми вопросами!
     — Нет, ты ответь, что тебе надо от моей сестры? Узнаю,  у тебя с нею что-то было, убью! — Мишка дернулся всем телом, отставил ногу в сторону, поднес, сжатый кулак к лицу Сергея.
     Сергей оттолкнул Мишкину руку.
     — Не твое дело!  Наташу никогда не обижу!
     — Понятно! Я тебе не позволю! — раскинул руки Мишка, загораживая Сергею дорогу. — Так у тебя с нею было или нет! — крикнул,  брызгая слюной.
     —  Иди, проспись! — Сергей отстранил Мишку, пошел к столу.
     — Разговаривать не хочешь! Не подходим мы тебе! Умным стал! — крикнул вслед Михаил.
     — Он тебя обидел?  — подошел  Володька. —  Пойдем,  разберемся!
     Сережа подошел к столу, сел, налил в стакан минералки, жадно выпил. Оглядел стол с остатками еды. Наташка вернется, и уйдем. Банкет закончился!
     Плечо больно сжали холодные пальцы. Он обернулся и увидел перекошенное злобой Володькино лицо.
     — Ребята, вы что? Где набрались?
     — Ты встань, когда с тобой разговаривают! — сквозь зубы прошипел, Володька. — Колька! — крикнул  товарищу. — С нами разговаривать не хотят!
     Раскачиваясь, задевая стулья,  через зал двинулся Николай.
     И этот набрался. Спортсмен! Завтра Ильич ему задаст по первое число! Промелькнуло в голове у Сережи.
     Николай приблизился к столу, и, не удержавшись, упал на Сергея.
     — На ногах не держишься! — подставил к его груди ладонь. Сергей. — Тебе пить нельзя!
     — Сам знаю, что мне можно, а что нельзя! Ты мне не отец! — Колька, раскачиваясь на нетвердых ногах, с трудом удерживает равновесие.
     — Коль, с нами разговаривать не хотят! —  пьяно заскулил, Мишка. — Я ему говорю, отстань от сестры, а он воображает. Ставит себя выше нас. Зазнался, паскуда!
     — Кто паскуда? Кого  обзываешь? — Колька размахнулся и ударил Мишку в лицо.
     Мишка покачнулся, осел на стул, уткнулся  носом в салат.
     — Ты кого бьешь, падла! — Володька замахал руками перед носом Николая.
     — И тебе врезать! Получай! — Колька с размаху двинул кулаком  Володьке в глаз.
     — Ребята! Вы с ума сошли! — Сергей встал между Николаем и Володькой.
     — Ты кто такой! Чего лезешь! — подступил к нему Николай. — тяжелый кулак мелькнул перед лицом Сергея. В глазах  потемнело. 
     — Да он совсем озверел, ребята! Поддай ему, что стоишь? — Володька подтолкнул Николая.
     Володька прыгнул на спину Сергея, вцепился  в волосы.
     Сергей резко повел плечами, сбросил обидчика. Но сбоку в челюсть  нанесли сильный удар. Дикая боль заставила взвыть. Упал на пол.  Кто-то ударил его в низ живота.  Сергей охнул,  почувствовал, как заныла печень. Еще удар под левое ребро. Нестерпимая боль выключила сознание.
     — Прекратите сейчас же! — метрдотель вцепился в рукав Михаила. Тот дернулся в сторону, ткань затрещала. Рукав разошелся  на плече по шву.
     — Ах, ты, мразь! — Мишка  поднял кулак над головой мужчины.
     — Милиция! Милиция! — закричал тот,  срывая голос, и выбежал в коридор.
     Посетители кафе замерли. Вмешиваться в драку подвыпивших друзей никто не решается. 
     — Они угомонятся, поверьте! — седовласый полный мужчина за столиком у колонны, погладил руку высокой худощавой соседки. — Не нервничай, Сонечка! Тебе нельзя волноваться!
     Сонечка, закрыв лицо узкими ладошками, заплакала навзрыд.
     Посетители за столами у эстрады,  встали. Высокий мужчина лет сорока, дрожащими пальцами, путаясь в складках ткани, вытащил из кармана брюк, положил смятую купюру под заполненную закуской, тарелку. Их ужин только начался. Но страх оказаться свидетелями драки,  одержал победу над аппетитом.
     — Скорее же, скорее! — толкнула партнера полная дама. Встав со стула,  потянула норковую горжетку, набросила на обнаженные плечи.
     — Почему замолчали? — директор, кафе,  подбежал к сцене. Лица музыкантов вытянулись от страха,  на побледневших щеках играют нервные мускулы. Наконец,  скрипач, прижал подбородком инструмент, тронул смычком струну. Нелепый мотив разнесся по притихшему помещению, где слышны только наносимые по человеческому телу звуки  безжалостных ударов. Пианист тихонько подыграл на басах.
     — Господи! Когда же милиция подъедет!? — прижал ладони к разгоряченным щекам, мужчина. — Все клиенты разбегутся. Вечер испорчен! Сгорела выручка! Господи! За что!?
     Николай больно загнул Мишкину руку за спину.
     — Ты руки не распускай. А то тебя живо загребут. Чужих, не бьем, ребята! — гулко разнесся его крик по залу. — Тащи его на улицу!
     Мишка потер руку, несколько раз сжал и разжал пальцы.
     — Ты мне руку вывихнул! — подступил  к Николаю.
     — Сейчас не время выяснять отношения! —  толкнул Мишку Николай. — Тащите его, а то сейчас милиция нагрянет!
     Под зазвучавшие бравурные аккорды, Николай и Володька вцепились в лаковые ботинки неподвижного Сергея и потащили по красной ковровой дорожке к выходу, оставляя тонкий кровавый след.
     Мишка бежит вслед.
     — Убили! Мы убили Сережку! Что теперь будет! Наташка! Она не переживет! У них любовь!
     — Заткнись! — оглянулся Володька. — Не скули! На воздух вытащим,  быстро очухается!
     — Тяжелый, падла! — сквозь зубы, процедил Николай, волоча за ногу безжизненное тело,  равнодушно наблюдая, как голова Сергея считает ступеньки выходной лестницы.
     — Все! Больше не могу! — Тяжелый, гад! — Владимир отпустил ногу Сергея, ладонями потер поясницу. — Ноет, зараза!
     Мишка наклонился над Сергеем!
     — У него кровь на голове.
     — Наверно ударился  об стол, когда падал! — сплюнул Колька. — Я его по голове не бил!
     — Если он умер! Нас всех посадят! — Мишка закрыл голову руками и застонал, всхлипывая. 
     — Не скули! — толкнул его Володька. — А то, как дам, сам здесь ляжешь!
     От остывшей вечерней земли, острая боль кольнула в поясницу. Сергей  приподнял отяжелевшие веки, шевельнул занемевшей рукой.
     Володька, стоявший рядом, вздрогнул.
     — Шевелится! Ты боялся,   сдох! — толкнул  всхлипывающего Мишку. — Гляди! Хлюпяк!
     Мишка подскочил к Сергею, наклонился.
     Сергей не видя лица наклонившегося над ним,  понял. Надо сопротивляться,  иначе убьют!  Приподнялся и двинул кулаком по темному пятну, загораживающему над его глазами, свет  уличного фонаря.
     — Ой,  — взвизгнул Мишка. — Он дерется! Ой, ребята, он убьет меня!
     Володька вмиг очутился возле, пытающегося подняться, Сергея и пнул мыском туфли  в бок.
     Жгучая боль пронзила  тело. Сергей застонал. По почкам бьют, пронеслось в затуманенном сознании, и  снова впал в забытье.
     Мишка метнулся к  ограде кафе. Горячая струя крови из носа, стекает по губе, на ворот рубахи. — Ах, ты, гад! — твердит, раскачивая прутья ограды. Один из прутьев дрогнул, согнулся, выскочил из бетонного фундамента. — Я тебе покажу, как бить! — Приложил еще усилия, вытащил арматуру из скрепляющей сверху, толстой  проволоки. Размахивая, обретенным оружием,  подбежал к лежавшему Сергею, поднял над головой двумя руками железную палку и с размаху ударил Сергея по голове.
     Тело вздрогнуло, ноги в лаковых ботинках резко приподнялись вверх и  опустились вниз.  Кровь хлынула на асфальт. В сознании Сергея возникло, улыбающееся лицо Наташки.  И  снова все  погрузилось во мрак.
     — Теперь ты, точно его убил! — Володька дрожащими пальцами полез в карман за сигаретами.
     Мишка бросил арматуру, сжал голову руками и побежал в сторону.
     — Вернись! —  крикнул Николай. — Натворил, а мы за тебя отвечать будем?
     — Что делать? — Володька втянул голову в плечи, шмыгнул носом.
     Николай шумно сплюнул, растер плевок ногой. — Надо его куда-то оттащить!
     — К речке!  — подбежал Мишка. — Там овраг есть. Листьями присыплем, не найдут.
     — Далеко! Не успеем!  — мелкая дрожь пробежала по спине Володьки.  Он повернул голову налево, потом направо. Вдруг его осенила, внезапно пронесшаяся, дикая мысль.
     — Ребята! Придумал! Тащи к вечному огню. Утром менты обнаружат, подумают пьяный забрел, бухнулся лицом в огонь и сдох. 
     — Правильно! —  согласился Колька. Все отпечатки сгорят. Фиг, нас кто найдет! Сам сгорел и баста!
     Николай  поплевал на ладони, ухватил ногу убитого. Сплюнул возле Володькиных ног.
     — Что стоишь? Бери за ногу! И ты помогай! — обернулся  к Михаилу.
     — Я боюсь! — простонал Мишка. — Если он еще живой! Может врача вызвать?
     — Трус! — прошипел Володька. — Как арматурой бить по голове, так не страшно, как следы заметать, так в кусты! Это ты убил! Понял, мразь трусливая! Где хочешь, скажу. И Колька подтвердит!
     — Угу!  —  откликнулся Колька. — Черт с ним! Тащи, Володька! Некогда ждать!
     Они крепко вцепились в ботинки Сергея и потащили тело по тропинке, протоптанной на газоне, небольшого сквера, к памятнику.
     Мишка обхватил себя руками за плечи, с трудом переставляя ноги, идет следом. Зубы отбивают дробь. Сердце гулко бьется у горла. — Что я наделал! — шепчет парень.—  Что наделал! Теперь мне крышка! Наташка не простит! А если узнают, и посадят!? — парень с ужасом поглядывает на окровавленную голову Сергея, стучащую по дорожке. Может он, и боли уже не чувствует? Ему все равно?
     Николай и Владимир подтащили Сергея к обелиску.
     — Приподними! — приблизил лицо к Володьке, Николай. —  Одному не справиться!
     Володька продел ладонь под спину парня, попытался сдвинуть.
     — Тяжелый, гад!  Что стоишь? — крикнул,  застывшему,  на месте. Мишке. — Помоги!
     Мишка покачал головой!
     — Не могу! Меня мутит!
     — Сволочь! Я с тобой потом поговорю! — пригрозил Владимир.
     Володька поднял ноги Сергея. Николай вцепился в плечи. Почувствовал как от волнения, или от страха, вспотели ладони. Ткань заскользила между пальцами.
     — Поднимай выше! Руки скользят!
     Они  приподняли тело. Спина убитого прогнулась, касаясь земли.
     — Эх, раз, два! — скомандовал Николай. Подняли  и положили на решетку, у самого огня.
     — Далеко! — прошептал Николай. — Не захватится огнем. Надо подтолкнуть.
     Володька, тяжело дышит. — Больше не могу! Тяжело!
     — Надо подкатить! Толкай! — он уперся ботинком в бок неподвижно, лежащего, тела. Сергей сдвинулся. — Ты тоже толкай! — прорычал он на Володьку. Что я один отдуваться должен!
     Они стали ногами  толкать тело. Наконец, спина Сергея накрыла вечный огонь.
     Николай вытер ладонью пот со лба.
     — Б…ь, взмок весь! Ну и работенка!
     Ноги Володьки налились тяжестью. В глазах потемнело.
     — Не горит! — прошептал Колька. — Не горит и не тонет, падла!
     Струйка дыма поднялась с боку убитого.  Робкий огонек пламени, лизнул согнутую в локте, руку, пробежал вдоль предплечья, коснулся оголенной шеи, пополз к подбородку.
     Подошедший Мишка, не отрывая взгляда, следит за  огнем.
     Вдруг труп вздрогнул. Широко открылись глаза. По лицу пробежала нервная дрожь.
     Мишка до боли сжал руку, стоявшего рядом, Володьки.
     — Ребята, живой! Глаза открыл, дергается. Боль чувствует. Спасти можно!
     — Не живой! Трупы всегда на огне корчатся! — прошептал Николай.
     — Ты откуда знаешь? — облизнул пересохшие губы, Володька.
     — В кино видел! — прошептал Колька.
     Пламя уже хозяйничает над трупом. Охватило лицо, плечи, грудь. Крупные языки скачут по ногам. Все выше поднимаются клубы черного дыма. Едкий запах горящего мяса коснулся ноздрей палачей.
     Володька отвернулся. Столб жидкости вылетел изо рта.
     — Отодвинься, падла! — Николай со злостью отряхнул пиджак. — На меня наблевал!
     И тут же почувствовал, как заурчало в желудке. Отбежал от обелиска, согнулся в судорогах над газоном, поливая траву обилием съеденного за ужином. Мишка упал у ограды памятника, свернулся клубком, обхватил ноги, покатился по газону.
     Николай первым пришел в себя, с брезгливостью отряхнул брюки.
     — Смываться надо! Скорей! — и побежал  через парк к массиву. Володька, опираясь ладонями в землю, пытался подняться, но не смог и, выгнув спину, на четырех конечностях бросился догонять друга. Мишка вскочил.  Все тело покрылось холодными мурашками. Повернул голову, вглядываясь в догорающий костер на могиле неизвестного солдата.
     — Сгорел уже! —  беззвучно произнесли его губы. — Что теперь будет!
     Ужас охватил подростка. Спрятав руки в карманы пиджака,  согнулся всем телом, и,  высоко поднимая ноги, побежал за товарищами. Если Серегу отодвинуть от горелки, может,  придет в себя и как-нибудь дойдет до дома? Преодолев страх,  остановился, поглядел на убегающих товарищей. Они уйдут, а я что Наташке скажу. Развернулся, и побрел назад. Еще шаг, еще, уговаривает  себя, приближаясь к ужасному месту. А вдруг там уже менты! Страх сковал все тело. Остановился, сглотнул слюну, вгляделся перед собой. Возле огня никого. Мишка ринулся вперед. Подбежал и с размаху ткнул ногой в труп. Обуглившееся тело откатилось. Мишка толкнул труп еще раз. Пламя уже не достает свою жертву. Оранжевые языки, обретя свободу, ровно и весело устремились вверх. Вот! Пусть теперь! Что будет, то и будет! Будто ужаленный, Мишка, отпрыгнул от обелиска и, не оглядываясь, помчался по дорожке. Башмаки цепляются за неровности асфальта, Наклоняясь и балансируя руками, чтобы не упасть,  бежит, ничего не видя перед собой.  Если что случится с Сергеем, нам не простят! Святое место обратили в место казни!  Мишка подбежал к дому. Поднял голову, в окне кухни горит свет. Бабуля не спит. Станет расспрашивать. Тяжело вздохнул, вошел в подъезд, считая ступеньки, поднялся на третий этаж.  Пальцы запутались в ткани подкладки кармана, вытаскивая ключ. Рука  долго не попадает ключом в замочную скважину. Наконец, замок щелкнул. Мишка, дрожа всем телом, потянул дверь. Проскользнув неслышно, как мышь, в образовавшуюся щель, юркнул в коридор. Не включая свет, скинул туфли, шмыгнул в  комнату.
     — Мишь, ты? — услышал  певучий голос бабушки.
     — М, м… — промычал Мишка. Открыл дверь в ванную, подставил ладони под струю воды. Наклонил голову, вздрогнул, ощутив холодные капли на шее. Выскочил из ванной,  прошел в комнату. Стащил  с себя брюки, костюм, рубашку, бросил на пол, и, отогнув край одеяла, нырнул в постель. Прикосновение прохладной простыни, показалось  наивысшим  блаженством.  Приятное тепло пробежало по телу.  Может быть, все обойдется! Подумал Мишка, ощущая,  ласковые объятия сна на  молодом теле.
* * * 
     Володька глубоко засунул руки в карманы, покачался с ноги на ногу, смачно сплюнул.
     — Мишка куда-то подевался!
     Николай повел плечами,  дрожа от озноба.
     — Домой убежал! Куда же еще. Трус и хлюпяк!
     — Ладно, завтра с ним поговорим!
     Николай глянул на свое окно. Сквозь плотно задернутые шторы, пробивается узкая полоска света. Сейчас придет и уляжется спать. А утром, все будет как всегда. Зарядка, холодный душ, завтрак, заботливо приготовленный руками матери, и тренировка. Подрались! Ну и что! Отлежится Серега у вечного огня, зато не замерзнет, ночи то ведь холодные, И рванет домой. Уйдет служить, а за два года все забудется.
     Володька окинул взглядом с головы до ног притихшего, нахохлившегося, как воробей перед снегопадом, друга.
     — По домам?
     Николай скривил рот, пытаясь улыбнуться.
     — А куда?
     Володька провел мыском туфли по дорожке, прочертив непонятную фигуру.
     — Думаешь, обойдется?
     — А то? — стуча зубами, тихо произнес Николай. — Выкарабкается! Живучий! Помнишь, как в девятом, возле моста? Ничего! Синяки прошли. Он долго зла не держит! Молодцом!
     Володька тяжело вздохнул.
     — В этот раз мы перестарались?
     — Не дрейфь! — хлопнул товарища по плечу, Николай. — Утром все утрясется! Я знаю!
     — У меня все спят! — Володька втянул голову в плечи.
     — Значит, никаких расспросов не будет! — подбодрил  Колька. — Я тоже проскользну в спальню. Мать  всегда оставляет свет на кухне, если кого-то дома нет.
     Размазня! Подумал Николай, зайдя в свой подъезд. Ему-то, уж точно ничего не будет. Папаша отмажет, денег много. А мои!?  У отца на работе неприятности будут. Да что я, остановил мрачные мысли, Колька. Еще ничего неизвестно! Открывая ключом дверь,  трясется как в лихорадке. Ему вдруг представилось, как перекосилось тело Сережки, объятое пламенем. Разве может человек выжить после такого? Тогда,  убийство!?  И прощай, олимпиада, карьера. Тюремные нары, бурда вместо обеда. Только сейчас он начал понимать, что они натворили. Не надо ни о чем думать, спать, спать! Твердят  неслышно  губы, пока руки снимают  одежду. Свернулся  под одеялом. Громкий гудок  машины заставил вздрогнуть. Милиция! Накинул одеяло на голову, закусил губы, представляя, как  поднимаются по ступенькам, нажимают кнопку звонка. Но тишину ночи никто не нарушил. Скинул с головы одеяло, прислушался.  Показалось! Как говорят: «у страха, глаза велики!».  До утра спать, а  там видно будет!
* * * 
     Володька презрительно кривит губы, наблюдая, как охранник возится с замком на воротах.  Пьяный что ли! Наконец, ворота распахнулись. Спотыкаясь, побрел по дорожке к дому. Мать, если не спит, станет ворчать,  нарушили сон. Будто устала от работы, с неприязнью подумал Володька о матери. Только о своей внешности заботится. Новую морщинку обнаружит, сразу паника, поход к косметологу. Отцу вообще на всех плевать.  Командировки, контракты. Им не до меня. Бабка кормила, растила. А как вырос, тоже забыла. Не любит в наш дом приходить! Никто не интересовался, какие оценки получаю в школе. А если, Серега умер!?  Паренек, вдруг почувствовал к себе жалость. Слезы хлынули из глаз. Размазывая по лицу соленую влагу,  разделся, залез в постель.  Подтянул колени к подбородку,  до боли закусил губу, сдерживая рыдания. Луч света заглянул в комнату, скользнул по стене, закачался перед  глазами.  Окровавленное лицо Сергея  предстало перед ним.
     — А, а…— крикнул парень, но тут, же прикрыл рот ладонью. — Он умер, он умер! Это привидение! Зашептал Володька. Мы его убили!  Ну и черт с ним! Не будет зазнаваться! Если спросят, скажу я не бил. Мишка ударил арматурой. Батя не даст посадить. Деньги все любят! Но ведь я вправду его не убивал. Володька отбросил одеяло, сел на постели. Колька начал драку. А я что, как все! Набрал воздуху в легкие, с шумом выдохнул. Упал на подушку. В голове кружится как на пароходе. Много выпил! Вот и грезится! Надо бросать пить! Хмель закружил, затуманил сознание, погрузил в тяжелый, сумбурный сон.

Глава 5.


     Наташа провела помадой по губам.  С удовольствием оглядела в большом зеркале туалетной комнаты, свое отражение.
     — Хороша! — подмигнула Люда. — Сережка тебя любит в любом наряде. Наверное, даже в ночной рубашке.
     Наташка покраснела.
     — С чего взяла! У нас ничего не было!
     — Ври больше! — подхватила разговор Марина. — На твоем сияющем лице все написано!
     — Правда! — согласилась Люда. —  Ни за что не поверю! Любимый друг уходит в армию на два года, и не нарушил твою девственность. Все они одинаковые!
     — Сережка не такой, как все!
     — Заливай больше! — прищурила глаза, Ира. — Чтобы никому не досталась! Чтобы ждала преданно и верно!
     — Конечно! — хлопнула ладошкой по плечу подружку, Людка. — Не обижайся! Мы не со зла! Я лично только завидую вашим отношениям. Сережка мировой парень! С таким не страшно и на край света!
     — Счастливая ты! — вздохнула Марина. — А Володька со мной поиграет, как  с другими девчонками, и бросит.  Ему найдут богатенькую невесту!
     — Не завидуйте! — сверкнула глазами, счастливая Наташка. — Бабушка говорит, не говори гоп, пока не перепрыгнешь.
     — Ты уже перепрыгнула! — рассмеялась Людмила. — Пойдемте! Мальчишки, наверное, заждались.  Погуляем по ночному городу вдоволь. А завтра, « Не плачь, девчонка …» — пропела  девушка. —  И только, стук колес набирающего скорость, поезда.
     — Тух, тух ….— подхватила Маринка, раскачивая согнутыми в локтях, руками.
     — Ой, девчонки! — побледнела вдруг, Наталья, — Пойдемте скорей, что-то нехорошо стало. Надышались туалетными ароматами. —  щелкнула замочком маленькой белой сумочки.
     Девчонки вошли в зал кафе.
     — Где  мальчишки?
     Опрокинутый стол с осколками посуды, и остатками еды. Вокруг хлопочут уборщицы с вениками и совками.
     — Что это! Мамай прошел! — усмехнулась Людка.
     Наташа побледнела. Сердце подскочило и замерло.  Приложила руку к груди.
     — Сколько времени прошло? Десять, пятнадцать минут? Что случилось? Ой, девочки! Мне страшно!
     — Не волнуйся! — обняла ее за плечи, Люда. — Мальчишки подрались. С кем не бывает. Мужики все такие. Пока мы прихорашивались, они отношения стали выяснять.
     — Да! — поддержала Марина. — Как обычно! — она закачалась всем телом, изображая пьяного, приложила пальчик к губам: —  как у них: « ты меня уважаешь!»
     По спине Наташи пробежали мурашки. Ноги похолодели.
     — Случилось что-то ужасное!
     — Сейчас узнаю! — Люда подошла к уборщице, несущей совок с осколками посуды.
     — Мальчишки подрались!
     — Подрались, подрались! — кивнула головой пожилая женщина. — Все четверо передрались и убежали.
     — А милиция! — удивилась Люда.
     — У нас один дежурный. Как назло отлучился, жена у него приболела. Заведующий вызвал городских, еще не приехали.
     Люда покачала головой, вернулась к стоящим у входа, девчонкам.
     — Подрались и убежали. Посетителей напугали. Все кто, сидели за столиками, разбежались.
     — Понятно! — подхватила, Маринка. — Чтобы свидетелями не быть. А милиция еще не подъехала. Не торопятся стражи порядка!
     — Без них разберутся!  — усмехнулась Ириша. — Мальчишки,  наверное, уже помирились! Мужики без драки жить не могут!
     — Пойдемте, поищем их на улице! — Людмила потянула Наташу за руку.
     — У меня ноги онемели! — прошептала побледневшая Наташа. — Не могу идти!
     — На воздух выйдешь, пройдет!  Ничего с твоим Сережкой не случится! Какая же ты впечатлительная! — она подтолкнула Наталью  к выходу. Ира и Марина пошли следом.
     У Наташи подворачиваются каблуки, подгибаются колени.
     — Не волнуйся! — обняла подружку, Люда. — Они уже, наверное, помирились!
     Наташа  покрутила головой.
     — Но их нигде нет!
     — Значит, домой убежали!
     — Как убежали?  Сережка обещал гулять со мной всю ночь!
     Ирина с Маринкой спустились с крылечка.
     — Ты налево, я направо! — скомандовала Марина.
     Наташа, оперлась на локоть Людмилы.
     — Он не мог меня бросить, здесь, в кафе, одну!
     — По пьянке, все вылетело из головы!
     — Да он и не пьяный был. Сережка не пьет. Что ты глупости говоришь? — рассердилась,  Наташа. 
     — Зловещая тишина! Тебе не кажется!
     — Не преувеличивай! Уже дома спят!
     — Мобильник у Мишки. Он, наверное, начал ссору. Постоянно придирается к Сергею.
     — Ревнует! — Люда оправила  волан на кофточке. — Близняшки всегда ревнуют друг друга.
     Ира и Марина подбежали к девочкам.
     — Нигде никого! Десятые сны уже смотрят!
     — Какие сны? — возмутилась Наташка. За пятнадцать минут успели подраться, дойти до дома и сны смотрят? Не хотите искать,  одна пойду! — она  оттолкнула Люду, и побежала по дорожке, ведущей к парку.
     — Куда ты глупая? — догнали ее девочки. — Там темно, где ты будешь искать. Ира достала из сумочки мобильник. — Володьке позвоню! — набрала номер,  услышала невозмутимый голос автомата: « абонент недоступен». —  Телефон отключен! — набрала номер Николая. Услышала тот же ответ. —  Даже у Мишки отключено! Ничего не понимаю. —  удивилась девочка.— Никто не отвечает, телефоны у всех отключены!
     — Пьяные, спят! Пойдемте девчонки, холодно! — Ирина обняла себя за плечи.— Сейчас самое лучшее, залезть в теплую постель, подложить ладошку под щеку, и захрапеть сладко до утра.
     — Правда, девчонки! — рассмеялась Марина. —  По домам! Завтра предъявим им претензии!
     — Вы идите, я  поищу Сережу. Не мог он без меня уйти! — Наташка потянула руку.
     — Мы тебя не пустим! — Люда крепко взяла Наташу за руку. — Пойдем домой! Из дома ему позвонишь!
     — Может, правда! — Наташа еще раз глянула в темноту аллеи парка. Почему-то, ее неудержимо тянет пройти по дорожке, где они не раз ходили вместе, постоять у вечного огня. Но она покорилась подружкам.
     Увидев темные окна, Наташа снова встревожилась.
     — У Мишки в комнате темно. Только на кухне свет. Бабуля не спит.
     — А у нас все спят!  — Люда тряхнула волосами.
     — Я сказала, своим, заночую у Марины! — рассмеялась Ира.
     — Напились, и про все забыли! Пойдем, подруга! — подмигнула Марина. — Я лично устала! Сейчас под душ и в постель!
     Ирина вздохнула. — Вечер испорчен!
     Обнявшись, они побежали в подъезд.
     — Идешь, или нет? — Люда подтолкнула, притихшую Наташку. — Так и будем стоять! Холодно!
     — Пойдем! Только мне совсем не хочется спать! — Наташа, медленно передвигая ноги, побрела к подъезду.
     — У Мишки узнай подробности! — крикнула вслед, Людмила. — Завтра  расскажешь!
     Наташа повернула ключ, тихонько толкнула дверь.
     — Говорила,  всю ночь будете по городу с Сережкой гулять! — Варвара Михайловна вышла в коридор. — Поссорились, что ли?
     Наташа покачала головой.
     — Не знаю, куда он исчез? Пока мы наводили красоту в туалетной, они подрались и разбежались!
     — Подрались? — удивилась бабушка. —  Мишка,  пришел и залез в постель. Поди, уж спит, как сурок. — А кто сказал, подрались?
     — В кафе все разбежались, уборщица мела осколки посуды, она и сказала.
     — Так может, их в милицию забрали?
     — Как в милицию? — побледнела Наташа. — Ты сказала, Мишка спит!
     — Ну, значит,  помирились и разошлись по домам!
     Девушка сняла туфли, шагнула в комнату Мишки,  зажгла свет.
     — Мишка! — наклонилась  над братом, — где Сергей? Почему вы подрались?
     М, м… — пьяно застонал Мишка.
     — Пьяная рожа! — затрясла Наталья брата, — Проснись, сейчас же! Где Сергей?
     Сон и хмель овладели парнем. Он даже не в силах  приподнять веки.
     — Пустая трата времени! — бабуля покачала головой.— Говорила, не затевайте гульбу. Добром не кончится! Не люблю я эти вечеринки! Да еще в общественном месте. Дома бы посидели,  под приглядом взрослых!
     — Ладно, бабуль! — Наташа махнула рукой на старушку. — Сережкина мать должна была с нами сидеть, но ее вызвали на дежурство.
     — Ну и отстань от него! К утру проспится, расскажет! Ложись спать! Поздно уже! Я тоже лягу.
     — Я не хочу спать! — Наташа вышла из комнаты брата, зашла в кухню, присела на табурет, сжала руками голову. — Иди бабуль спать! Я посижу тут немного.
     — Не переживай! — старушка погладила внучку по растрепавшимся волосам. — Я пойду! А то мать проснется. Она уставшая пришла.
     Наташа встала, подошла к телефону. Набрала номер. Длинные гудки.  —  Ответь, пожалуйста! — прошептала девушка. —  Где ты, что с тобой!?
     Она положила трубку. Почему  ноет сердце? Потерла ладошкой грудь. Наверное, я и вправду, глупая, зря тревожусь. Вошла в комнату, медленно стянула платье, повесила на спинку стула. Откинула покрывало на кровати, села. Спать не хочется, а надо. Завтра буду как пьяная. Погладила руками живот. А вдруг там уже началась новая жизнь. Сережка обрадуется. Я ему в армию напишу, как только узнаю. Наташа легла на спину, положила руки за голову. Хочется плакать. Какие надежды  загадывала на вечер.  Будто по ее  просьбе Сережкину мать позвали на дежурство. Можно было провести вместе последнюю ночь. Каждая клеточка в ее теле трепещет. Как она ждала  близости! Нежные и сильные Сережкины руки коснутся ее обнаженных плеч, груди, бедер. Губы сольются в страстном поцелуе. Крупная слеза сорвалась с ресницы, покатилась по щеке, обжигая кожу, проследовала к подбородку, скатилась на шею, обдав холодом. Как быстро остывают слезы. Подумала девушка. И жизнь так же быстро проходит. Сегодня есть человек со своими радостями, горестями, печалями, проблемами, а завтра нет. И нет ни проблем, ни печалей, ни радостей. Ничего нет! Страшное слово — нет! Будто эхо отозвалось в ее груди, сердце наполнилось страхом и ужасом. Почему пришли в голову такие страшные мысли! Удивилась Наташа. Ведь ничего не случилось. Завтра будет новый день. Повернулась на кровати, положила руки на грудь, закрыла глаза. Устала, обиделась на Сережку, вот и одолевают мрачные грезы. — Надо заснуть! — трижды повторила вслух. Она поворачивается с боку на бок,  открывает глаза через каждые десять минут, прислушивается к тиканью часов, смотрит на светящиеся в темноте цифры. Но сон не идет. Время движется нестерпимо медленно. Слабый свет наступающего утра проник через штору, когда усталость окутала ее тяжелым сном.

* * *
     Милицейская машина остановилась у кафе. Громко хлопнула дверца. Два милиционера один за другим легко соскочили с подножки.
     — Молодежь нынче озверела! Пьют, дерутся! —  оправил китель Геннадий Иванович.
     — Что там стряслось! — сержант пошел вслед за участковым.
     Геннадий Иванович толкнул стеклянную дверь, удивленно оглядел пустой зал.
     — Опоздали! —   подошел к барной стойке.
     Паренек в белой куртке, провел пальцем по тонкой ниточке темных усов.
     — Здрасте, Геннадий Иванович!
     — Что случилось? — мужчина положил синюю папку на барьер.
     — Да уже все тихо!  — Обычная драка! — вот и Константина Андреевича спросите. — бармен отвернулся.
     Заведующий виляющей походкой приблизился к служителям порядка.
     — Извините, зря вас побеспокоили! Ребята  немного пошумели.
     — Беспокоитесь за репутацию кафе? — смерил его презрительным взглядом Геннадий Иванович.
     — Ну, как же! Не без этого! —  скривил губы в улыбке, заведующий.
     — А вот я вам запишу ложный вызов! — постучал костяшкой указательного пальца по коже папки, майор.
     — Да как же ложный! — Константин Андреевич достал из кармана костюма платок, вытер испарину, выступившую на лбу. — Ребята расшумелись, вот и сигнализировали!
     — Сколько времени прошло с начала драки?
     — Да минут пять, потом позвонили! — срывающимся, от волнения, голосом, произнес мужчина. — Драчуны выскочили на улицу, больше их никто и не видел. Помирились, наверное, и спят уже без задних ног. Вы уж извините! — он приложил ладонь к груди. — Выпить, закусить!
     — Да нет, пойдем! — Геннадий Иванович прижал папку локтем, кивнул сержанту.
     На крыльце, паренек тихонько заметил.
     — Зря отказались! Я бы не прочь перекусить!
     — Да я тоже  проголодался. Только, не хочется с ними связываться! Не знаю, как тебе объяснить, не доверяю ему. Пойдем к себе, чаю попьем. У меня в холодильнике  колбаса осталась.
     Они сели в машину.
     — Трогай! — скомандовал  участковый.
     — А что драка! — повернул голову водитель.
     — Без нас разобрались, и следы уничтожили! Не поймешь, что там произошло на самом деле.
     Машина резко свернула налево.
     — На дорогу смотри! — недовольно посмотрел на водителя участковый.                                                        

Глава 6.

     Утреннее небо осветилось слабым светом. Розовые лучи, словно прожектора,  пронзили голубизну небесного купола. Огненная корона медленно выплыла из-за  горизонта. Полоски света, словно перья огромной птицы, побежали по тихой водной глади небольшой городской реки. Где-то чирикнула  пичуга,  откликнулась другая и, набирая силу, зазвенел хор пернатых, прославляя новый день.
     — Эх! — сдвинул на затылок старенькую, серую кепку, Степка, городской дворник. — Сколько раз встречаю рассвет, и летом и зимой, а не перестаю удивляться, сей красоте! Он прижал древко метлы к плечу, и не спеша, размеренными движениями, размахивая метлой направо и налево, двинулся по парковой аллее, напевая, незатейливый мотивчик, сочиненный в минуты унылой утренней обязанности.
     — Дворник  нужная профессия! — тихо рассуждает  вслух. — Кто согласится подметать улицы? Все хотят в бизнесмены пробиться, в крутые. А убирать, кто будет? Степка! Больше некому. Так будь любезен, уважай Степку! 
     Степана дурачка в городе все знают. Никто не помнит, как и когда он появился, где родился, рос, почему прозвали дурачком.  Все помнят его с метлой в руках, неизменно и в дождь, и в снег, убирающего улицы  квартала.  Мать в роддоме отказалась от ребенка. Вырос в  доме малютки. Потом в детском доме. И уже много лет трудится на благо  города. Он и сам  не помнит себя без метлы. Каждый день,  ранним утром выходит на уборку улиц, а после окончания работы, наведения лоска на тротуарах, пьет чай с белым батоном и малиновым вареньем, которое любит с раннего детства,  в небольшой каморке,  подвала единственной городской девятиэтажки.
     Скребя метлой, Степан приблизился к  узкой дорожке, ведущей к обелиску.
     — Кто ж так траву примял! — щеки  покрылись красными пятнами,  созерцая  безобразие. — Я  убираю,  стригу, а кто-то топтать будет! — он грозно поднял метлу над головой, угрожая невидимому противнику. — Вот я тебе! — крикнул,  размахивая своим оружием. — Ты мне только попадись! Уж за мной дело не станет! Так отдубасю, не обрадуешься! Степка убирает! Степкин труд уважать надо! 
     Глаза парня остановились на бурых пятнах.
     — Это кто еще нагадил?  Неужто, собаку выгуливали!
     Наклонился, и ткнул  пальцем в ржавый след. Густая жидкость окрасила палец в красный цвет. Ванька поднес руку близко к глазам.
     — Никак, кровь! —   привстав на цыпочки, оглядел вверенные ему владения.
     Темное нагромождение возле обелиска  насторожило Степана. —  Пьяный что ль улегся? Так  я ему сейчас накостыляю! — Степка вприпрыжку, насколько позволяют старые галоши, сваливающиеся с босых ног, и которые,  удерживает, напрягая пятки, побежал к памятнику.
     Еще издалека, ему показалось что-то странное в позе застывшего человека.  Не шевелится. Совсем пьяный? Или околел от водки!  Преодолев страх, Степан приблизился.
     Вроде человек!  Оглядел дворник незнакомца.  Лицо вдавилось в решетку. Правая рука заломлена под живот. Остатки сгоревшей одежды прикрывают обугленное тело. Застывшая кровь густой маской облепила спутанные волосы.
     — Господи! — перекрестился Степан.  — Никак, мертвый! —  отскочил от трупа и замер. — Что ж это делается! — прохрипел он. От волнения  пропал голос. Онемели руки и ноги.  Ткнуть метлой, может, еще жив! Повернуть, кто такой? Или,  бежать от страшного места, куда глаза глядят!   Степка  поднял метлу высоко над головой,  и, мыча от ужаса,  помчался по аллее.
     Забиться в каморку и не выходить целый день! Решил он, но страшная картина стоит перед глазами. Образ несчастного пострадавшего, толи по своей нерасторопности, то ли, кто-то помог ему угодить в огонь, не покидает паренька.  Остановился, снял кепку, почесал затылок. Куда бегу! В милицию надо! Во куда! И развернувшись в противоположную сторону,  побежал к зданию  милицейского участка.  Подбежав,  присел на нижнюю ступеньку, вытер грязной ладонью пот со лба, оставив черный след. Несколько раз глубоко втянул в себя прохладный утренний воздух. Опершись на метлу, встал, поднялся по ступенькам и толкнул кулаком дверь. Дверца громко стукнулась о стену. Молодой сержант, сложив на столе руки, устроив таким манером, подушку, вздрогнул, поднял голову.
     — Осторожнее нельзя! —  потер ладонью занемевшую шею. Окинул недовольным взглядом,  испуганного, бледного, с трясущимися губами,  раннего посетителя.
     — Ну, что у тебя!
     — Там, там! — брызжа слюной, заикаясь, произнес, Степка. — Там, у огня, человек сгорел!
     — У какого огня, говори яснее! — закинув руки за голову, потянулся сержант. — У костра что ли?  Так вроде не зима еще, чтобы костры разводить! — усмехнулся, довольный своей остротой,  и подмигнул Степке.
     — Памятник, огонь, человек! —   путаясь во рту, языком, прокричал Степка.
     — Ты что кричишь! — застегивая пуговицы на кители, вышел из соседней комнаты, Геннадий Иванович.  — Присядь! —  положил руку на плечо Степана, усадил  на стул.
     — Налей  воды! — повернулся  к сержанту. — Успокойся и расскажи! — мужчина протянул дворнику, стакан.
     Зубы Степана застучали по стеклу, трясущаяся рука расплескала воду. Он отпил несколько глотков.
     — Там, у памятника, человек!
     — Покажешь? — встал Геннадий Иванович.
     Степа кивнул.
     — Пойдем, посмотрим! — участковый надел фуражку.
     Они вышли из отделения. Степан,  размахивая метлой, побежал по тротуару в сторону парка.
     Геннадий Иванович торопится следом за дворником. Что-то Степка напутал.   Может, пьяный прилег. А может, померещилось с перепоя.  Вчера, кто-нибудь из бомжей заглянул в каморку, угостил водкой. Вот и пригрезилось мужику. С кем не бывает. Зря спешим. Сейчас придем, а там уже и нет никого.  И вовсе не было. Ругать  нельзя! С дурака, спроса нет!   Пробежав несколько шагов по узкой тропинке, ведущей к обелиску, Геннадий Иванович уже издалека заметил у вечного огня на решетке, темный предмет. Куча старого тряпья, намеренно принесенного, чтобы осквернить памятник. Молодежь погуляла. Для них ничего святого нет!  Ну, я им задам! Решил участковый. Больше молчать не стану! Распустили! Сладу с ними нет! И чему только в школе  учат! Но, приближаясь к обелиску, он почувствовал, как сердце  сменило ритм. Нет, похоже, не мусор.
     Степа уже приблизился к памятнику. Крепко, поставив древко метлы в грунт,  обнял веник, и замер, дожидаясь милиционеров.
     У Геннадия Ивановича перехватило дыхание. Медленно, переставляя, вдруг онемевшие, ноги,  он приблизился.
     Сомнений не может быть. Труп обгоревшего человека!  Пьяный, случайно, забредший, бомж, но факт налицо. Труп! Только этого не хватало! Такое  за годы службы в небольшом  городке не случалось видеть!
     — Что делать будем, Геннадий Иванович? Скорую вызывать? —  тихо спросил Валера,
     Мужчина,  словно очнулся от тяжелого сна.
     — Да, конечно! И скорую,  и бригаду оперативников. Нам не справиться.  Придется Павлику поработать!   Если, не пьяный!  Значит, убийство!? Какая жестокость! — трясущиеся пальцы соскальзывают с цифр мобильника. Эх, раннее утро, человек нежится с молодой женой, а тут я.
     — Алло! — откликнулся заспанный голос Павла.
     — Извини, друг, знаю,  в отпуске.  Ты у нас квалифицированный специалист!
     — Разбудили, так говорите, по существу! Что случилось?
     — То ли несчастный случай, то ли убийство. У вечного огня, в парке!
     — Сейчас буду! Ничего без меня не трогать!
     Павел  поцеловал жену в пухлую, розовую, теплую, пахнущую чем-то душистым, щеку, и соскользнул с кровати.
     — Ты куда? — Нина, не открывая глаз, повернулась на бок.
     — Скоро приду! Спи!
     Мужчина натянул брюки, заправил рубашку. Забежал в ванную, плеснул горсть холодной воды в лицо, надел туфли, и,  открыв дверь, вышел на площадку. 
     Сбежав по лестнице, выскочил из подъезда,  на ходу продевая руки в рукава куртки, побежал по тротуару, поеживаясь от утреннего холода. Первое расследование убийства. Надо приложить все усилия для раскрытия.  Радость и тревога одновременно окутали его сознание.
     — Наконец, то!  — встретил  молодого следователя, участковый.
     — Ничего не трогали? — заикаясь, произнес,  Павел. — Труп опознали?
     — Кто ж его опознает? —  вздохнул Геннадий Иванович.
     Глаза Павла с удивлением рассматривают несчастного. То ли, бомж, забрел на огонек погреться.  То ли убийство. Но если убийство, то чудовищное, по своей жестокости.
     Он приладил фотоаппарат, щелкнул. Подошел сбоку, щелкнул еще раз.
     — Может быть, была драка? Где-нибудь недалеко?
     Геннадий Иванович снял фуражку, почесал затылок.
     — Вчера вечером  из кафе звонили. Приехали минут через двадцать, уже все было тихо.
     Машина скорой помощи, резко затормозила возле аллеи.  Седой мужчина в белом халате  склонился над трупом.
     — Парень молодой. Явно видны кровоподтеки на голове. Похоже, его сначала избили,  потом положили на огонь.
     — Мог ли он сам упасть?
     — Избитый? — Федор Григорьевич  из-под съехавших очков, поглядел на молодого следователя.
     — Все подробности после вскрытия. Но вряд ли он мог сам приползти к памятнику.
     — Если драка здесь и произошла!
     — Возможно!
     Геннадий Иванович сдвинул густые брови на переносице, наблюдая, как  санитары выполняют привычное, для них, дело. Принесли носилки, положили тело, прикрыли простыней. Отнесли в машину. И только когда, скорая, скрылась из виду, тихо произнес:
     — Жаль парня!
     Глава 7.
     Павел, окинул взглядом монумент, и вспомнил, сказанную участковым фразу о происшедшем ночью в кафе, скандале. Выпили, поссорились, подрались, выскочили на улицу, побежали в сторону парка, а здесь, и случилось убийство. Молодежь нынче горячая!  Он  прошел вдоль аллеи. Примятая трава! Человека тащили. Вот и следы крови. Эксперт прав. Избили и положили на огонь!
     — Пойдемте, в кафе!
     Геннадий Иванович догнал Павла.
     — Директор объяснил,   ребята, торжество отмечали, подрались и убежали.
     — А посетители?
     — Когда мы приехали,  в зале никого не было.
     — Ясно!
     Следователь поднялся по ступенькам, усмехнулся, увидев на входной двери замок, покачал головой.
     — Здорово вы их напугали!
     — Они никогда не закрывали!  А тут на все, что называется засовы! — Геннадий Иванович  постучал кулаком в стеклянную дверь. 
     Павел  приложил ладонь к стеклу, заглянул  внутрь.
     — Нет никого! Время раннее! Подождем! — участковый снял фуражку, провел ладонью по коротко остриженным волосам.
     — Что значит, подождем!  — возмутился Павел. — Вызывайте директора, персонал.  Произошло убийство! А мы будем ждать! Звоните!
     Геннадий Иванович вытащил из кармана мобильник, дрожащими пальцами стал нажимать на кнопки.
     — С утра торчите под дверями?! Не терпится! Видите, нет никого!  — пожилая женщина,  в синем, повязанном по самые брови, платке,    сердито оглядела  мужчин.
     Павел  почувствовал себя, нашкодившим школьником.
     — Да, мы, собственно, по поводу вчерашней драки.
     — Драка, как драка! Парнишки подрались и помирились. Какой вечер нынче без драки! — она сняла замок, толкнула дверь. — Я  ничего не знаю, мое дело убирать!
     Мужчины  вошли вслед за ней в помещение.
     — Кто дрался, можете сказать? Кого из компании  знаете?
     Тяжело ступая полными ногами, уборщица  пошла вглубь зала, раскачивая бедрами.
     — А хоть и знаю, не скажу! Директор не велел!
     — Почему не скажете? — возмутился Павел, и подошел к женщине.  — В городе произошло ужасное убийство.  Если  хоть что-то знаете, обязаны рассказать!
     Уборщица  попятилась от следователя, приложила натруженную ладонь к груди.
     — Кого убили?
     Павел прошел к столу, подвинул стул, сел, достал из кармана блокнот.
     — Садитесь! И расскажите все, что знаете. Фамилия, имя, отчество!
     — Прасковьей кличут! Фамилия Рыжикова. — она присела на край стула.
     — Кто вчера был в кафе?
     — Дети,  школу недавно закончили. Мишка с сестрой, Наташкой. Колька, Сергей, девчонки Маринка, Ирка, кажись, да сейчас и не вспомню. Володька, еще,  бизнесмена, сынок, и Людка. Кажись, они вечер справляли. Сергей заказывал, в армию,  уходит.
     — Кто  начал драку?
     — Откуда мне знать. Задрались, потом на улицу побежали.
     — Что за ребята?
     — Так говорю,  нынешние выпускники  из соседней школы. Живут все в одном  квартале. Только Володька в доме, на горке.
     — Больше ничего не можете сказать?
     — Так больше ничего и не видела! — она ясно представила, кровавый след на ковровой дорожке.  Володька с Николаем волокли по полу, потерявшего сознание, или уже убитого Сергея. Женщина тяжело вздохнула, вспомнила наказ директора, ничего не рассказывать, поправила концы косынки на голове, встала и пошла к барной стойке. Достала из кармана большую тряпку, смахнула пыль с полированной поверхности.  Рассказать следователю, какой ужас она вчера испытала? Но, вдруг закроют кафе, как напугал директор,  пенсии хватает только на хлеб и молоко. А здесь, все-таки можно прокормиться.  Прасковья до боли прикусила язык.
     — Знает намного больше, чем  поведала! — наклонился к уху Павла, Геннадий Иванович, но не хочет, или боится говорить.
     —  Драка произошла здесь! — поднялся со стула Павел.
     — Директора ждать не будем? — удивился Геннадий Иванович.
     — Надо торопиться! Одного участника происшествия  мы знаем! Он все расскажет. А с директором встретимся позже, он никуда не денется. Ребята, могут сбежать, или родители  у родственников спрячут. Ведь, наверняка, понимают, какое зло сотворили! — Павел почувствовал уверенность в своих предположениях, спрятал блокнот в карман, быстро прошагал к выходу. Геннадий Иванович и сержант Валера поспешили за ним.
     Сбежав по ступенькам крылечка, Павел остановился, обернулся к спутникам.
     — Сейчас, в домик на горке!
     — Постановления на арест у нас нет! — потянул его за рукав, Геннадий Иванович.
     — Нам незачем постановление!  Прежде, надо застать его дома, расспросить! Может быть, уборщица напутала. Потом будем решать, что делать!
* * *
     Тамара Николаевна приложила ладони к щекам, наклонилась к  большому, овальному зеркалу, вделанному в розовый кафель ванной комнаты, внимательно себя рассматривая. На носу темное пятнышко. Неужели,  возрастное? Надула щеки, с шумом выпустила воздух  через рот. Повторила упражнение, пять раз.
     Взглянула на часы. Только восемь! Вадим с Володькой спят. Намеренно проснулась  пораньше, чтобы сделать освежающую маску.  Ей необходимо хорошо выглядеть. Впереди поход в косметический кабинет, потом забрать платье у портнихи.
     Трель звонка  заглушила шум воды. Кто бы это мог быть, такую рань! Удивилась женщина, запахнув полы пеньюара.
     — Милиция! Впускать! — услышала  взволнованный голос охранника.
     — Проводи!  — она  широко распахнула  дверь на веранду.
     — Геннадий Иванович! Вы к мужу?
     Участковый смутился, оглядев полуодетую женщину.
     — Владимир дома?
     Павел прошел в прихожую. Широкий холл, встретил ярко освещенной люстрой, мягкий уголок, обитый кремовой, с люрексом, тканью. Такие же кресла окружают невысокий журнальный столик, с хрустальной вазой, в которой гордо вытянулись красные розы.
     Кучеряво живут! Как нынче модно говорить, подумал парень. Переступил с ноги на ногу, борясь с неловкостью
     — Сына позовите! Куда можно сесть? — повернулся  к хозяйке.
     — Располагайтесь, как вам удобно! — развела Тамара руками. Пройдя к лестнице, ведущей на второй этаж, медленно стала подниматься, поглядывая на непрошеных  ранних гостей.
     — Володя, сыночек, к тебе пришли! — раздался сверху ее голос.
     — Отстань! Не мешай спать! — послышался недовольный крик.
     — Ты как с матерью разговариваешь? Вставай сейчас же! Милиция пришла! С тобой желают говорить! Спускайся!
     — Какая еще милиция! Не ври! Иди, занимайся своими делами! Дай поспать!
     Павел нервно передернул плечами,  взбежал по лестнице.
     — Владимир! Открой!  Следователь Бугров! Поговорить надо!
     — Там открыто! —  откликнулись за дверью.
     Павел толкнул дверь, шагнул через порог. На широкой кровати, накрыв ноги одеялом, сидит взлохмаченный паренек. Правый глаз украшает синий кровоподтек.
     — Вовочка, что с глазиком! — приблизилась к сыну Тамара Николаевна.
     — Отойди, не твое дело! — оттолкнул мать, Володька.
     Павел оглядел комнату. Широкой, дубовый стол, с последней моделью компьютера. Шкаф с зеркалом. В беспорядке разбросанная одежда по стульям. Накренившаяся вешалка.  Вчера, после гулянья,  не видел, куда бросает одежду. Похоже, уборщица не солгала. Он, уж точно, был в числе подравшихся в кафе. Павел сбросил со стула  темно синий пиджак, подвинул стул к кровати, сел, устремил  взгляд на парня.
     — Рассказывай, с кем вчера дрался?
     Володька отодвинулся к спинке кровати, побледнел, заикаясь, по слогам, произнес.
     — Я не дрался! Он первый начал.
     — Кто первый?
     — Зазнавала этот!
     — Значит,  не отрицаешь,  драка  была. Кто зазнавала?
     — Да, Серега. Он первый начал. А я что, я ничего.
     — Кто еще участвовал в драке? — Павел достал блокнот, просверлил взглядом парня. — Подробнее, пожалуйста, все что знаешь!
     — Вовочка! — хлопнула в ладоши, Тамара Николаевна. — Ты подрался с Сережей? Зачем? — она положила ладонь на руку Геннадия Ивановича. — Не может быть! Они с Сережей друзья. Вовочка не мог его побить! Поверьте,  мальчика оклеветали!
     Геннадий Иванович отстранился от женщины.
     — Вы даже не в курсе, где ваш мальчик ходит и чем занимается!
     — Вовочка, скажи, это неправда! — Тамара подошла  к сыну, провела ладонью по волосам.
     — Мать, отстань, не до тебя!
     Тамара Николаевна  закрыла лицо руками. Щеки ее горят. Впервые она ощутила стыд и досаду. Сын при посторонних неподчительно обращается с нею.  То, что Володя участник какой-то драки, волновало мало. Вадик все уладит!
     — Этого не может быть! — громко произнесла Тамара. Глаза присутствующих устремились на нее. — Этого не может быть! Мой сын не участвовал в драке! Вы путаете, господа!
     Препротивная дамочка! Подумал Павел и снова пробуравил взглядом Владимира.
     —  Повод драки, кто, с кем?
     — Да, не помню! — Володька вытер ладонью взмокший лоб. — Пьяный был. Вроде, Мишка  начал кричать на Серегу. Они часто ругаются из-за Наташки.
     — Кто Наташка?
     — Сеструха, Мишкина. У Сереги с нею шуры-муры!
     — Так, дальше!
     — Ну, потом все и задрались!
     — Кто еще присутствовал в вашей компании?
     — Ну, мы, значит, собрались Сережку провожать. То есть, Серега затеял этот пир. Из-за него и драка вышла.
     — Сергей вас пригласил на вечер, правильно я понял? — Павел постучал ладонью по блокноту. — По какому поводу пригласил?
     — Так он, в армию уходит, сегодня или завтра? — он почесал затылок. — Да я, не помню, отстаньте? Идите вы все?
     На скулах Павла задвигались нервные желваки.
     — Ты как разговариваешь?  Посажу в сизо, все расскажешь! Подозреваешься в убийстве товарища? — Павел встал. — А ну, быстро одеваться! Возимся здесь, с тобой!
     — Вовочка, что же это!? — взвизгнула Тамара Николаевна. — Вадик, Вадик, скорей сюда, сюда! — она тяжело опустилась на кровать, приложила руки к груди. — Ой, сердце! Инфаркт!
     — Не паясничай, мать! — Володька послушно соскочил с постели, прыгая на одной ноге, старается попасть в штанину мятых брюк. Спина покрылась холодным потом. Как этот, мужик сказал. Убийство! Значит, Серега умер там, у вечного огня.  А мы надеялись,  он очухается и уйдет домой. Так, он умер! Что теперь будет? Дрожащие пальцы с трудом проталкивают пуговицы в петли рубашки.
     — Что здесь происходит? — крупная фигура в полосатой пижаме закрыла дверной проем.  — Где Семен? Как вы вошли, молодые люди!? — полные щеки хозяина подрагивают от нескрываемого гнева. — Тамарочка, объясни, что происходит? Кто эти люди?
     — Отец, не выпендривайся!  — скосил глаза,  Владимир.
     — Семен сказал, милиция! Я разрешила впустить! — забормотала женщина, оправдываясь перед хозяином.
     Похоже, только она и слушается своего толстяка! Промелькнуло в голове у Павла. А сын предоставлен сам себе, не уважает ни отца, ни мать.
     — Куда вы его уводите! Предъявите ордер на арест! — Вадим Евгеньевич   преградил дорогу.
     Владимир  отодвинул отца, вышел из комнаты, медленно  стал спускаться по ступенькам.
     — Успокойтесь! — остановился Павел перед взволнованным и рассерженным хозяином. — Мы его не арестовали. Поговорим в отделении. Здесь обстановка не позволяет сосредоточиться ни ему, ни мне.
     — А…, а…, — закричала Тамара, приложила ладони к груди и упала на постель. —  Куда ты. Вовочка?
     Павел смело встретил, полный презрения взгляд Вадима Евгеньевича. Ну и семейка!  Уверен в своей власти. Посмотрим кто кого! —  Успокойте жену. Через час он вернется! Я Вам обещаю!  — он  быстро вышел из комнаты.
     — Как бы ни убежал! — Геннадий Иванович сбежал по ступенькам, огляделся. Володи в холле не было. — Сбежал, подлец! —  выскочил на крыльцо. Парень, засунув руки в карманы, втянул голову в плечи, и как, нахохлившийся воробей, покачивается с пятки на носок.
     — Ух, ты! — Геннадий Иванович достал из кармана платок, вытер намокший лоб.
     — Беспокоитесь,  сбегу? — подмигнул Володька, и скривил тонкие губы в наглой усмешке. — Кого мне бояться? Вас, что ли? Я ничего не сделал. Подумаешь, подрались! Задерживать не имеете права! И вообще, ничего не стану рассказывать без адвоката!
     — Иди! — слегка толкнул его в спину Павел. — Грамотные все стали! Без адвоката не станет  разговаривать! Я тебе предъявлю такие факты,  в штаны сделаешь, и выложишь все, что знаешь, как на духу!
     — Не  толкайся! — повернулся к следователю, Володька. — Тоже мне, представитель власти! У самого еще молоко на губах не обсохло!  Карьеру на мне хочешь сделать! Выслужиться!
     — Пусть тебя моя карьера не волнует! Иди, без пререканий! А то пятнадцать суток схлопочешь за грубость при исполнении! На это у меня прав предостаточно!
     Геннадий Иванович подошел к парню, крепко сомкнул пальцы на его локте. У Володьки тревожно забилось сердце.  Он покорно залез в машину, сел на сиденье, поглядел сквозь зарешеченное окошко.  Предстоит мне дальняя дорога в казенный дом, как предсказала недавно, Маринка на картах. Зачем я пошел на этот проклятый вечер! Не люблю Серегу, постоянно у меня с ним конфликты. Погоди! Остановил он ход тревожных мыслей. А может быть, еще какая драка случилась?  Следователь ведь не сказал ни слова, ни о Кольке, ни о Мишке. Может быть ошибка?
     При виде тяжелых створок двери, окрашенной под дуб, с надписью «Милиция», у Володьки затряслись колени. Не выпустят, чует мое сердце, вздохнул парень, тяжело переступая порог. В коридоре он впервые за всю свою недолгую жизнь, ощутил, как хороша свобода. И как страшно ее потерять. Спотыкаясь,  дошел до кабинета, в который его, отяжелевшего от страха, буквально втащил, участковый.
     Павел прошел к столу, подвинул стул, кивнул побледневшему пареньку.
     — Присаживайся!
     Глаза Володьки с тревогой следят за движениями следователя. Выдвинул ящик стола, достал синенькую папку, раскрыл, аккуратно положил на стол лист чистой бумаги, из пластмассового стаканчика вытащил ручку. Он ведь в отпуске. Вспомнил Володька. Женился недавно. Неужели дело настолько серьезно, что его отозвали на работу? Строит из себя! Вдруг охватил паренька гнев. Без году неделю работает, а воображает!
     — Давай, рассказывай!
     Володька прищурил левый глаз, откинулся на спинку стула.
     — Что рассказывать! Ничего не знаю!
     — С кем вчера гуляли в кафе?
     — Так Серега пригласил, вечер прощальный устраивал, в армию уходит.
     — Кто присутствовал на вечере?
     — Не помню! — Володька вдруг испугался. Назову, значит, всех заложу. Пойдут выспрашивать. Возможно, они уже и Мишку, и Кольку забрали. Может быть, Серега на всех наклепал?
     — У меня есть показания, кто присутствовал на вечеринке. Город у нас небольшой, многие видели вас в кафе.
     Холодный пот выступил у парня на спине.
     — Чистосердечное признание, половина наказания! — постукивая ручкой по стакану, тихо произнес, Павел. — Я жду!
     — Без адвоката ничего не скажу! —  голос Володьки сорвался, на визг.
     — Ты брось! Я тебя пока, как человека спрашиваю! — повысил голос Павел.— Нечего здесь спектакль разыгрывать!
     — Так я что, я рассказываю! — забормотал Володька. — Вчера Серега устроил вечер в кафе. Мы все пришли.
     — Кто, назови по именам! — Павел склонился над листом, быстро водя самопиской.
     — Серега, я, значит, Колька, Мишка и девчонки. Наташка, Мишкина сеструха, Ирка, Людка и Маринка. Посидели, выпили.
     — Что пили?
     — Шампанское!
     — С чего драка началась?
     — Не помню, не видел. Мишка с Серегой  раскричались, потом кто-то крикнул, наших, бьют. Ну и началась куча-мала. Я не помню, честно!
     — Пили шампанское, и ничего не помнишь? А если на экспертизу отведу.
     Володька провел ладонью по взмокшему лбу.
     — Я водку принес!
     — Так, уже ближе к делу.
     — Мы через пятнадцать минут, как позвонили из кафе, приехали, никого в зале не было! — вмешался Геннадий Иванович.
     — Так мы ушли домой! Кого убили? Мы никого не убивали! — Володька решил  предотвратить обвинение. Ведь следователь там,  в его спальне не назвал имя убитого. Может быть, это вовсе и не Сережка, а кто еще. Зачем сознаваться, рассказывать подробности!  Сам себе дело сошью? 
     — Кто кого бил, что делали после, как вышли из кафе.
     — Не помню я ничего, начальник! — заскулил Володька и замотал склоненной головой, как усталый конь в стойле.
     — Назови фамилии и адреса всех, кто был на вашей вечеринке.
     — Это, пожалуйста!  Я же говорю! Сережка  Никитин, виновник, так сказать, торжества. Мишка и Наташка Федоровы, Колька Шарапов, Маринка Голубкина, подружка моя. Кстати, она подтвердит, я никого не бил. Что девчонок тоже всех назвать? Так они, вроде, в туалет ушли, когда мы задрались.
     — Помнишь? Давай дальше называй.
     — Людка еще  Гущина, Ирка Старцева. Больше никого не было.
     — Адреса!?
     — Они все на квартале проживают,  квартиры  не помню.
     — У меня есть в книге,  сейчас принесу! — поднялся Геннадий Иванович.
     Через минуту, книга с переписью, проживающих на участке, легла на стол следователя.
     — Отпускай парня! С него мало толку! — наклонился к следователю, участковый. Пройдем по домам. Все равно у нас ордера нет на задержание.
     — Распишись! — Павел подвинул Володьке, протокол.
     — Что писать?
     — Записано с моих слов, верно, и подпись!
     Владимир подвинул листок,  непослушными  пальцами,  нацарапал свою подпись. Однако, руки трясутся у молодца!  Заметил  Павел. То ли с перепоя, то ли от страха.
     —Никуда из города не выезжать! Понял!  Свободен!
     Следователь едва сдержал смех, наблюдая, как проворно вскочил Владимир, и скрылся за дверью. Он  доволен собой. Все-таки, первое дело! Начал неплохо!
     — Обойдем, что ли, остальных? — Геннадий Иванович оправил китель, взял папку. — Иди домой! —  повернулся  к сержанту. — Носом клюешь после дежурства!
     Павел поглядел в окно.  Легкие утренние облака, обгоняют друг друга. Только дождя не надо!  И так на душе тяжко!
     — Не пойму,  убили товарища и ничего не помнят!
     — Может быть, действительно выскочили на улицу и разошлись по домам, а обгоревший труп вовсе не из их компании! — возразил Геннадий Иванович. Ему не очень верится в Пинкертонские способности молодого следователя.  Год в городе. Ни одного стоящего дела.  Не преуспел ни в  жизни, ни в карьере! Разве, что женился, с ходу! А тут убийство! Возможность проявить  профессионализм. 
     — Не исключено! Только, уверен, погибший из их компании. И они упорно скрывают ход драки!  —  встретил взгляд участкового, Павел.
     — Ты про убитого ничего не расспрашивал!
     — Намеренно! Кто-нибудь  расскажет о подробностях драки. — К кому сначала зайдем? — он собрал со стола бумаги, положил в ящик стола. Не торопясь, прошел по кабинету к выходу.

Глава 8.

     Прозвенел и замолк звонок.
     После продолжительной паузы,  Геннадий Иванович снова нажал на черную кнопку.
     Наконец, щелкнул замок, лохматая голова заспанного мужчины показалась в проеме. Глаза широко открылись, сон сразу пропал, увидев участкового при всем параде.
     — Что стряслось? — распахнул  дверь Андрей Петрович. — Проходите, я сейчас!  —  смущенно запахнул на груди  пижаму.
     Геннадий Иванович и Павел прошли в прихожую.
     — На кухню проходите, жена спит, после дежурства. Трудная ночь была.
     Павел оглядел прихожую. Здесь победнее, но тоже, видно, люди достатка. Глянул в зеркало, в широкой резной рамке, пригладил волосы.
     — Наш новый следователь! — представил Павла Геннадий Иванович. — Сынок ваш дома?
     — Спит!  — мужчина побледнел.— Вчера они  товарища в армию провожали.
     — Мы как раз по этому поводу, разбудите! — Павел прошел на кухню. Чистоплотная хозяйка! Оглядел, выложенные до середины стены белым кафелем, навесные полки с закрытыми дверцами. Подвинул стул, сел, достал блокнот.
     Андрей вошел в комнату сына.
     — Вставай!  Милиция к тебе пришла!
     Колька потянул одеяло, повернулся на бок.
     — Не слышишь! Что тебе говорят! Дурака валяешь!
     Николаю не понять слов отца. Тупая  боль сковала тисками,  голову. Зря вчера выпил водки.  Провел ладонью по лбу, потер затылок.
     — Долго  будешь валяться! — отец больно сдавил его плечо.
     — Ну, что случилось, пап!? — Колька открыл глаза, приподнял голову. — На тренировку не пойду, не могу, передай тренеру, завтра приду.
     — Я тебе не пойду! Ты у меня не пойдешь! Милиция к тебе пришла! Или так вчера напился, что не понимаешь, о чем говорят?
     — Какая милиция? Зачем? — Колька сел на постели, въезрошил ладонями волосы? — Ты серьезно, пап?
     Щеки Кольки побледнели. Зубы забили дробь. Сережка? Неужели убили? Не может быть! А если? Скажу, ничего не знаю! Свесил ноги, потер ступнями одна о другую. Потянул со спинки кровати потертые джинсы.
     Наблюдая, как Николай медленно застегивает замок на брюках, тяжелое предчувствие овладело Андреем.
     — Что ты натворил?
     — Ничего, пап! — справившись со штанами, Колька  вышел из комнаты. Отец прошел следом.  — На кухне они.
     Парень  заглянул  в приоткрытую дверь. Участковый, заложив руки за спину, рассматривает календарь. За столом  молодой парень, склонился над раскрытым блокнотом.
     Ух, ты, напугал папаша! Вот же Сережка сидит,  заявил в милицию, пожаловался, что избили, падла! А я думал он настоящий мужик! Ошибался, значит в его порядочности. Парень поднял голову, постучал ручкой по блокноту, встретился взглядом с вошедшим хозяином.
     — Ну и где же ваш сын?
     По спине Кольки пробежали мурашки. Это не Сережка! Этот постарше будет! Мент!?  Он шагнул в ванную, открыл кран, набрал горсть воды, плеснул в лицо. Что спрашивать станут? Что говорить? Холодные капли побежали по щекам, подбородку, обожгли грудь. Не вытираясь,  упершись ладонью о стену, тяжело переставляя непослушные ноги, приблизился к кухне.
     — Проходи! Не прячься за отца! — чеканя слова, произнес мужчина, сидящий у стола.— Мы тебя слушаем!
     — Что говорить? —  парнишка почесал затылок.
     — Где вчера был. Как устроили драку?
     — В кафе сидели.  Сережку в армию провожали.
     — Какого Сережку?
     — Одноклассника!
     — Дрались с кем?
     Николай переступил с ноги на ногу. — Между собой повздорили немного и разошлись по домам.
     Павел внимательно оглядел парня. Широкий торс, под загорелой кожей играют мускулы. Такой может  серьезно поколотить. Глаза прячет. Чувствует за собой грех. Но кто, же оказался у вечного огня? Случайный прохожий? Может быть, не стоит сейчас выспрашивать подробности? Их было четверо. Володя, Николай, Мишка и Сергей.  Надо навестить  остальных.
     — Говоришь, разошлись по домам?
     Колька  утвердительно качнул  головой.
     Павел встал. — Попрошу никуда не отлучаться!
* * *
     Быстро шагая по улице, Павел снова и снова мысленно повторяет. Кто сгорел у вечного огня!? Неужели эти парнишки, вчерашние школьники так жестоко обошлись со своим товарищем!?  Ведь они явно не все рассказывают. Действительно, ничего не помнят!? Упились до потери памяти? У двоих из четверых друзей побывали. Один явный грубиян, никого не уважает, ни отца, ни мать. Тем более не станет уважать друзей. Эгоист, о себе высокого мнения, хотя ничего, собой не представляет. Второй неприятный тип, но силы не занимать, не потерпит оскорблений.
     Геннадий Иванович коснулся локтя следователя.
     — К Федоровым зайдем! Михаил моложе на год? Нарушений  не было.  Мать трудяга, в ресторане работает, посуду моет, бабушка на пенсии, сестренка Наташка, близняшки с Мишкой. Отец года четыре, как умер, разбился в аварии. Вот их дом! — указал майор на четырехэтажку.
     Поднимаясь по лестнице, Павел испытывает тревогу. Что если они расправились с этим подростком? Понятно, он не в состоянии постоять за себя с такими оболтусами. Из-за сестры поссорились.
     Участковый нажал на кнопку звонка. Павел переступил с ноги на ногу. Время, пока открыли дверь,  показалось вечностью.
     Ухоженная старушка с короткой стрижкой,  седых волос, задержала строгий взгляд на Павле, потом перевела глаза на участкового.
     — Случилось что, Геннадий Иванович?
     — Михаил дома?
     — Спит! Проходите! С утра хлопочете?
     — Служба! Варвара Михайловна! — Геннадий Иванович пропустил Павла вперед. — Следователь!
     Павел облегченно вздохнул. С Мишкой все в порядке. Может быть действительно, подрались, помирились и разошлись по домам. У огня пьяный  сгорел. Ночи стали прохладные.  Несколько дней назад, сам видел, как там бомжи грелись.
     — Мишка, вставай, к тебе пришли! Что натворил негодник!? — прозвенел бабкин голос.
     Боевая старушка! С уважением отметил Павел.  Подошел к столу, подвинул стул.
     — Да вы, располагайтесь, чаю, может быть?  Мы еще не завтракали.
     — Не беспокойтесь! — остановил ее Геннадий Иванович. — Мы с Михаилом побеседуем и пойдем.
     — Да он сейчас! Мишка идешь ты или нет? — крикнула женщина. — Вот, теперь и дочка проснется,  разволнуется, а у нее сердце больное.
     — Ну что такое! В выходной день спать не даете! — в проеме двери,  возникла заспанная, недовольная физиономия паренька.
     — Входи, входи, не робей! — повернулся к нему участковый. — Давай рассказывай, что вчера натворили?
     Павел увидел, как лицо паренька побледнело, он дернулся, словно собираясь бежать, но, похоже, страх сковал  руки и ноги. Заикаясь,  тихо забормотал.
     — Я что, я ничего. Он первый начал. А потом все стали драться. — Мишка прикрыл ладонью рот.
     — Дальше! — произнес Павел.
     — Я ничего не знаю! Пусть Колька с Володькой рассказывают.
     Павел заметил  ужас в его глазах.
     — Они уже все рассказали. Теперь твоя очередь! — следователь постучал синей самопиской по блокноту.
     Мишка взъерошил ладонями волосы, в глазах заблестели слезы.
     — Я ничего не делал, только сказал, чтобы он к Наташке не подходил.
     — Кто?
     На лбу паренька выступили крупные капли  влаги.
     — Сережка живой?
     —Вы кого избили?
     Мишка быстро закрутил головой.
     — Мы никого не били. Так надавали друг  другу и все!
     Тревога и растерянность паренька, подсказали следователю. Михаил боится рассказывать, чтобы не подвести товарищей. Или заранее сговорились?
     — Рассказывай, что с Сергеем сделали?
     — Ничего не делали, подрались, потом помирились и разошлись по домам! — Мишка потер кулаками глаза.
     В комнату вбежала девочка. Побледневшее лицо, растрепанные волосы рассыпались по плечам, по бледному лицу текут слезы. Наташа подскочила к брату, схватила за плечи, с силой затрясла.
     — Что вы с ним сделали? Рассказывай, подлец, ты все знаешь!
     Маленькие кулачки забарабанили по Мишкиной груди.
     — Убью,  если узнаю!
     Женщина, на ходу завязывая тесемки наброшенного халата, подскочила к дочери, схватила за руки, обняла, прижала к груди.
     — Успокойся, доченька, ничего не случилось! Не надо расстраиваться!
     Мать, понял Павел. Все трое похожи, как капли воды.
     — Что они натворили?  — В глазах женщины, блестит влага, дрожит голос. — Скажите, не скрывайте! Я должна все знать!
     — Любаша, тебе нельзя волноваться! — Варвара Михайловна тяжело опустилась на стул, приложила ладонь к груди.
     — Так, что же случилось?  — Люба не отрывает взгляда от следователя.
     — Вчера в кафе произошла драка, я пытаюсь восстановить подробности происшедшего.
     Брови Любы сошлись на переносице.— Разобраться сначала надо!
     — Именно это я пытаюсь сделать. Но они ничего не рассказывают.
     Павел почесал затылок, встал, закрыл блокнот.
     — Попрошу, никуда не отлучаться без моего разрешения.
     На улице, Геннадий Иванович, снял фуражку, достал из кармана большой платок, вытер пот со лба.
     — Навели страху, ничего не скажешь! —  скривил губы в невеселой улыбке.
     — Что ж, — согласился Павел. — Такая наша работа! Появление в доме милиции,  не приносит радости хозяевам. Мы выяснили,  трое из четверых подравшихся живы и здоровы. Уже хорошо! Если четвертый, Сергей, а они все говорят, что он первым развязал драку, цел и невредим, искать потерпевшего у огня, будем в другом месте.

Глава 9.


     Надежда Ивановна дважды повернула ключ в замке, толкнула дверь. В прихожей тяжело опустилась на ящик с обувью. Провела ладонями по гладко зачесанным волосам, поправила воротничок на платье. Тишина в квартире насторожила. Сергей спит после гулянья! Может быть, Наташа с ним. На цыпочках приблизилась к двери комнаты сына, приложила ухо к холодной, крашеной поверхности. Открою и смущу обоих. Надавила, на  дверь ладонью,  заглянула в проем.  Кровать аккуратно убрана, покрывало не смято. На столе стопкой сложены книги. Штора не задернута. Не приходил домой!? Удивилась Надежда Ивановна.   Гуляли по улице, как мы когда-то с его отцом.  Раньше к любви относились бережно. Дмитрий тоже застенчивым был, до свадьбы  ни разу не решился поцеловать. Она вздохнула, села на кровать, бессмысленным взглядом уставилась на фотографию в рамке, где сфотографировались у машины, втроем на фоне полосатого дорожного столбика. Женщина грустно улыбнулась.  Немного смазано. Дима поставил фотоаппарат на капот машины. Положила руки на колени, разгладила ткань платья. Раздеться,  съесть что-нибудь. В холодильнике найдется пара бутербродов. Только с силами соберусь. Женщина вздрогнула, от прозвеневшего звонка у входной двери.  Медленно поднялась,  пошла в коридор. Пальцы долго не могут справиться со щеколдой. Как же я сегодня устала. Никогда так не уставала на дежурстве.
     — Сын дома? — Геннадий Иванович  приложил ладонь к козырьку фуражки.
     — Заходите! — Надежда Ивановна распахнула дверь, посторонилась. —  Сережи нет! —  Я  с ночного дежурства. Похоже, он домой не приходил. Вчера  с товарищами в кафе устраивали вечер. Завтра  уходит на службу в армию.
     — Где он может быть? — Павел прошел в комнату, внимательно окинул взглядом жилище. Не богато, но со вкусом! — Комнату Сергея можно посмотреть?
     — Конечно, пожалуйста! — женщина  распахнула дверь.
     Действительно,  домой не приходил. Кровать аккуратно застелена чистым недорогим  зеленым покрывалом. У изголовья углом поставлена подушка. На письменном столе у окна компьютер, стопкой сложены книги  в правом углу. На стенных полках и в книжном шкафу, книги, книги. Заметив удивленный взгляд Павла, Надежда Ивановна улыбнулась.
     — Читать любит! И художественную, и учебники. В Москву, на архитектора готовится.  Отслужу, говорит, потом учеба!
     Гордится сыном. Подумал Павел и вздохнул. Недобрые предчувствия овладели им.
     — Сережа что-то натворил? — щеки женщины побледнели. — Вы не скрывайте, он от меня никогда ничего не скрывает. Как отец погиб, мы с ним душа в душу живем! — она не отводит беспокойного взгляда от лица следователя. Дрожащие пальцы коснулись ворота кофточки, теребят пуговицу. —  Хотя он у меня смирный, выдержанный, в драку редко ввязывается. Отец таким же был, он весь в отца!
     — А вот вчера в драку ввязался! — участковый снял фуражку, присел на стул у стола.
     — Я виновата! Вчера  должна была на их вечере присутствовать, да на дежурство вызвали! — женщина приложила ладони к покрасневшим щекам.
     —  Девушка у него есть?
     Надежда Ивановна приложила ладонь к груди, пытаясь сдержать громкие и тяжелые удары сердца. Кивнула, не отводя взгляда от участкового.
     — Наташку люблю, если что, он женится, все понимаю, дело молодое,  я ж не зверь!
     Павел опустил голову, стараясь не смотреть в глаза женщине.
     — Мы пойдем! Когда Сергей придет, скажите,  пусть в участок зайдет!
     Павел направился к выходу, Геннадий Иванович последовал за ним.
     — И сильно подрались? — женщина поспешила следом. — Все живы, здоровы?
     — Не беспокойтесь!   — Геннадий Николаевич положил руку на плечо женщине. — Когда ему на пункт назначено явиться?
     — Завтра! — Надежда Ивановна посмотрела на Павла. Но тот не подняв головы, щелкнул замком и вышел на площадку.
     Мужчины медленно  спускаются по ступенькам. Надежда Ивановна застыла в проеме двери, не в силах сойти с места. Скрывают. Что-то случилось. Она смотрела вслед, пока они не вышли из подъезда. Потом вернулась в прихожую, закрыла дверь, прошла в комнату сына. Где же он?  Наташе  позвонить? Неудобно. Подведу девчонку, мать с бабушкой разволнуются. Дождусь, пока Сергей придет. Надо было поменяться дежурством, и пойти с ним в кафе, тогда ничего бы не случилось. А что случилось?  Сердце участило удары. Присела на край кровати. Ну, подрались, с кем из мальчишек в этом возрасте не бывает? Тогда где он? Часы громко пробили два удара. Девять часов утра! Еще рано!  Но всю ночь гуляли! Сколько можно? Пора бы придти домой. Нет, все-таки позвоню. Встала, вышла в комнату, набрала номер мобильника. Гудки, гудки, гудки и тишина! Какая зловещая тишина! Что делать? Встревожилась женщина. К участковому  пойти?  Он ведь только ушел. И ничего не знает.  Она вошла в кухню, зажгла газ на плите,  поставила чайник. Села на табурет. Есть не хочется!  Утомилась! Надо прилечь, решила Надя. Выключила плиту,  прошла в комнату, села на диван, скинула тапочки, поправила подушку,  легла,  натянула до подбородка мягкий плед, закрыла глаза. Немного посплю, пока Сережка явится, вместе  позавтракаем, успокоила себя, женщина.
* * *
     Павел Андреевич прищурил глаза под яркими лучами  солнца. Очки  не взял. Посмотрел на мыски туфель. Уже запылились. Он старается думать о различных пустяках,  отгоняя тяжелые мысли.  Стайка птиц, с криком пронеслась над  головой, уселась на ветке раскидистого дуба у тротуара.
     — Ты  думаешь, это они Сергея? — Геннадий Иванович поправил на голове фуражку.
     — Ничего не думаю! Боюсь думать! — не поворачивая головы, произнес Павел. — Страшно, мне, Геннадий Иванович. Страшно и жутко. Предчувствия нехорошие.
     — Насчет предчувствий,  брат, загнул. Ты милиционер, а не гадалка. Пока не готовы материалы экспертизы, паниковать не надо!
     — Жаль мне ее, очень жаль!
     — Ты в отделение? — остановился у поворота Геннадий Иванович.
     — Зайду,  жену успокою. Теперь, наше свадебное путешествие не скоро  состоится.
     — Ничего, раскроешь дело, потом и поедете. Я  тоже домой, после ночи голова гудит. Уже возраст не тот, чтобы сутками  на работе пропадать!
* * *
     Павел повернул ключ в замке, потянул за собой дверь, снял туфли, на цыпочках прошел в ванную. Открыл кран, подставил лицо под холодную струю.
     — Слышу, слышу! — голос Нины, словно  колокольчик разнесся по квартире. — Медовый месяц не закончился, а  он уже от жены с утра удирает! — дверь ванной раскрылась. Разрумянившаяся  Нина возникла за спиной мужа. — Сейчас я тебе разборку устрою! — пухлые губки сложились в обиженную гримасу.
     Павел  обнял жену, прижался  щекой к теплой, гладкой коже.
     — Ой! — взвизгнула Нина, пытаясь вырваться из цепких объятий мужа. — Мокрый, холодный, фу, терпеть тебя не могу!
     — Это кто меня не любит? — он прижался губами к виску Нины. Запах духов, ароматного мыла стукнул в голову, словно вино.
     Нина покорилась,  крепко сомкнула руки на шее мужа.
     — Только не сейчас, блины на плите, со сметаной, как ты любишь!
     — Тогда, корми! — Павел пошел следом за Ниной, отгоняя желание обнять, покрыть поцелуями ее лицо, шею, грудь, прижаться к ней всем телом и забыть сегодняшнее утро. Нет, не сейчас. Поем и на работу. Может быть, результаты экспертизы уже готовы.  Зашел на кухню,  сел к столу, вдохнул аромат свежеиспеченных блинов, сложенных горкой на широком блюде Ловкие руки жены положили на тарелку  аппетитные кусочки, подвинули  чашку со сметаной, бокал с кофе.
     — Пожалте,  барин, завтрак! — склонилась Нина в шутливом поклоне.
     — Спасибо, дорогая! — Павел  занялся едой.
     — Вкусно!? — женщина улыбнулась, наблюдая, как муж есть блины, присела  напротив, поставила локоток на стол, подперла подбородок.
     — Очень! — кивнул Павел. — А ты ела?
     — Что ж я возле еды и буду голодать? — рассмеялась, Нина. — Себя я в первую очередь покормила. Дождешься тебя, как же!
     — Извини,  такая работа!
     — Ладно, не извиняйся! Понимаю! Знаю, за кого замуж шла!
     Павел взглянул в глаза жены. Прочел в ее взгляде,  участие и уважение.
     — Спасибо, Нинулька! — ему захотелось рассказать жене о  первом  серьезном деле, поделиться сомнениями и предположениями. Но он остановил себя. Еще и рассказывать, собственно, нечего. Отодвинул тарелку, пустой бокал, встал.
     — Спасибо, дорогая! Очень вкусно!
     — На работу! — подмигнула Нина, — До вечера! А отпуск?
     — Одно дело разберу,  потом в отпуск! —  виновато переступил с ноги на ногу, почесал затылок.
     — Ну, что с тобой поделать! Подчиняюсь! — Нина поднесла ладошку к виску. — Есть, ждать, товарищ начальник!
     Глава 10.
     Молодой следователь идет по знакомой дорожке к месту работы, впервые ощущая горечь от своей профессии. Думал, буду пользу  приносить. Выходит, одни неприятности. С утра людям настроение испортил. И даже не знаю, была причина или нет. Может быть, с Геннадием Ивановичем раздули из мухи слона. Надо было сначала экспертизы дождаться, а мы, сразу по домам пошли. Ну, подумаешь, подрались пареньки. Нет, не умею  работать!
     Потянул ручку двери, створка громко хлопнула. Посмотрел на дежурного, склонившегося за раскрытой книгой за стеклом.
     Сержант вскочил, приложил руку к козырьку фуражки.
     — За время  дежурства происшествий не произошло! —  отрапортовал парень.
     Павел покраснел. Он еще не  привык  к такому вниманию.
     — Садитесь! — кивнул пареньку. Прошел вестибюль, поднялся на второй этаж, в кабинет.
     Алексей встал.
     — Здравствуйте, Павел Андреевич! Заключение экспертизы принесли.
     Павел прошел к столу. Увидев на столе листы бумаги, заполненные текстом, почувствовал, как загорелось огнем все тело, будто  вошел в парную, пот крупными каплями выступил на лбу. Не отрывая взгляда от  листков,  снял пиджак, повесил на спинку стула,  сел, положил локти на стол. Поймал себя на мысли,  намеренно тянет время, отодвигая просмотр бумаг. Тяжело вздохнул, подвинул листки,  склонился над текстом. Глаза будто застлал туман. Буквы замелькали в диком танце. Потер ладонью лоб. Ну же, читай, не трусь!
     «Труп принадлежит молодому человеку, не старше девятнадцати лет. Тело сильно повреждено ударами тяжелого железного предмета, типа железной палки, арматуры. Проломлен в нескольких местах череп. Большая потеря крови. Смерть наступила в результате болевого шока в момент соприкосновения тела с огнем. Наличие алкоголя в крови незначительно».
     Холодные мурашки пробежали по спине Павла.  Его предположения не  случайны. Снова и снова перечитывает написанное.  Он был прав, когда подумал,  не алкоголик, забрел   погреться. Не случайный прохожий. Один из четырех друзей, подравшихся на вечеринке в кафе. И, вероятнее всего, Сергей.
     Желание, все  раскидать на столе, накричать,  разбить,  овладело им. Убийство! Ужасное, жестокое! Своей жестокостью, перечеркивающее человеческую природу.  Еще вчера они были детьми. Мишке  не исполнилось восемнадцати. Теперь пойдет, в колонию! Жизнь себе загубил!  Или убийство совершил кто-то другой? Ребята начали драку, а он вернулся и добил, мстя за старую обиду? Разум не хочет верить в совершенное  молодыми людьми.  Дрожащими пальцами, путаясь в складках ткани,  достал из кармана костюма, пачку сигарет, вытащил одну, защемил зубами. Щелкнул зажигалкой, один раз, другой.
     — Что-то серьезное? — Алексей подошел к шефу, поднес горящую спичку.
     Павел  зажег сигарету, жадно затянулся, выпустил дым, сплюнул попавшие на язык, крошки табака.
     — Случилось, случилось! Сам не могу поверить, что такое может быть на белом свете! Как жить после этого рядом с людьми! Совсем озверели! Кто виноват! Как мы относимся   друг к  другу? Что  с нами будет дальше? — он поднялся, прошел по кабинету до окна, назад к двери, снова к окну.
     Алексей наблюдает, поворачивая голову за начальником. Его тоже охватило беспокойство. Но он не лезет с расспросами, видя, возмущение Павла. Расскажет, когда гнев уйдет. Значит, действительно, серьезное дело!
     Павел смял в пепельнице окурок, зажег новую сигарету.
     — Бланки прокурору на арест подготовь! — остановился посреди кабинета, задержал взгляд на Алексее. —  Три штуки, слышишь. В дежурку позвони,  двоих оперативников позови. Пойдем преступников брать!
     Алексей повернул ключ в железной дверце сейфа.
     — Сами заполните?
     — Давай! — Павел, не выпуская изо рта сигареты, вписал, запомнившиеся фамилии. — Среди ночи разбудят, не забуду! Подонки! Убийцы! Подлецы! —  твердит Павел.— К стенке их! Они не заслуживают жить среди людей!
     Буквы на строчках получились неровные, как у неряшливого школьника. Окинув взглядом свою писанину, Павел почесал затылок. Даже неудобно нести к прокурору. Надо было Алексея попросить. У него почерк красивый. Впрочем, ладно. Не до каллиграфии сейчас. Положил ручку, достал из кармана брюк платок, вытер испарину на лбу. Остынь, остынь! Повторил  себе несколько раз. Голова должна быть трезвой, холодной. Сейчас надо ехать на задержание. Потер ладони. Эх, надавать бы им! Не имею права!  Нынешние методы, обильно насыщенные побоями его не вдохновляют. Он всегда был противником, и не оправдывал рукоприкладства работников милиции никакими обстоятельствами. Есть масса приемов при сопротивлении. Скрутить руки. Надеть наручники. Только не бить! Такого права никому не дано. Избиение — это наказание. Наказывать имеет право только суд. Нынешняя демократия всем руки развязала, дубинки на пояс повесила. Отец и дед рассказывали, раньше такого не было. Это в кино теперь оболгали Советскую власть, поставили в один строй коммунистов и фашистов.
     — Собирайся! — кивнул Павел Алексею. — Я к прокурору, а ты в оперативку заскочи, жду тебя на улице. —  открыл сейф, достал новенький, пахнущий оружейным маслом, «Макаров», опоясался ремнем, застегнул кобуру, надел костюм. Эх, форму бы надеть. Ведь еще ни разу не надевал. А сейчас бы в самый раз!  Блеснуть лейтенантскими погонами! Да ладно, в другой раз, некогда переодеваться. Мне и на задержание не положено ехать! Вспомнил Павел. Но я поеду! В отделении народу мало. В глаза хочу этим подонкам взглянуть.
* * *
     Машина подпрыгивает на неровностях дороги. Павел  напряженно вглядывается в окно. Мелькают витрины магазинов, киоски, с яркими разрисованными коробками печенья, конфет.  Лоточки с мороженым. Еще осень не вступила в свои права. Солнце светит почти, как летом. Улыбка скривила губы. Вспомнился эпизод из «Ералаша», Что на коробке, то и в коробке. Круглые шоколадные печенины с откусанными краями. Вот уж, совсем не, кстати, мысли посещают. Перемешалось все в голове. Удивился мужчина. На задержание преступников еду, а думаю, черт, знает, о чем. Пригрезится же такое.  Потер ладонью глаза. К детям еду. Повторил себе Павел. Никакой агрессии. Жесткость и сдержанность. Я  не знаю подробностей происшедшего. Не имею права распускать чувства.  Повернулся к спутникам.
     — Ребята, никакого самоуправства! Слушать мою команду! Рукоприкладство исключено!   Понятно!
     —  Понятно, Павел Андреевич! Не маленькие! Как сказали, так и сделаем! — сплюнул высокий худощавый сержант.
     — Отвечать по форме! — повысил голос Павел.
     — Есть, без рукоприкладства! — четко произнес Алексей.
     Павел склонил голову, спрятав улыбку.
     — Куда поворачивать? —  водитель, притормозил  у перекрестка, перед мигнувшим желтым глазом светофора.
     — Направо,  к особняку!
     — К олигарху, местному, что ли? — усмехнулся шофер. — Этот из любого преступления выкрутится. Зря только бензин потратим.
     — Разговорчики! — прервал Павел. Но подумал,  он прав! Сейчас за деньги и не таких преступников отмазывают.
     — Не выкрутится! — громко, по слогам, произнес Павел.
     Узкая дорожка пролегла прямо к воротам особняка. Он вылез из желтого газика оперативной машины, подошел к воротам, нажал кнопку звонка. В камеру смотрят: представил следователь, впускать или нет.  Вот переполох сейчас  создадим. Ворота распахнулись.
     — Въезжайте! — махнул рукой Павел и пошел по выложенной  декоративной плиткой, тропинке, к  дому.
     — Чем обязаны? — выплыла  в голубом, просторном шелковом платье, делающем ее пышную фигуру, еще более обширной, Тамара Николаевна. — Вадика нет дома!
     — Он нам  не нужен! — сдержал раздражение,  Павел.
     — Сын где?
     — Здесь я! —  усмехнулся Владимир, спускаясь по лестницы со второго этажа. — Что еще у вас приключилось?
     Павел сжал кулаки. Стукнуть бы пару раз по его круглой, красной морде. Нахальный тип!
     — Не у нас, а у вас! — с нажимом произнес Павел. — Прошу впредь обращаться  официально. Меня зовут Павел Андреевич.  Вам предъявляется обвинение в убийстве! Собирайтесь! Машина во дворе!
     — Вовочка! Какое убийство?  Не пущу! — женщина раскинула руки в широких рукавах, загородив собой сына. — Он никуда не поедет! Придет Вадик, разберется!  
     — Выводите! — кивнул Павел сопровождающим.
     — Вы что, охренели! Я никого не убивал! — Володька остановился на лестнице. Лицо  побледнело. Рука вцепилась в перила и задрожала. Сережка до дома не дошел? Умер? Промелькнуло у парня в голове. Мы его убили, и теперь придется отвечать! Но ведь я его не убивал!  Били все втроем, а отвечать буду я один?
     — Я не убивал! — ноги у Володьки подкосились,  он сел на ступеньку. — Я, правда, не убивал!
     Он все знает! Понял Павел. Вчера утром дурака валял. Или думал, обойдется. А ведь струсил! Вся спесь пропала!
     — Втроем убивали и все ответите! — Павел едва сдерживает себя, чтобы не накричать, и не оскорбить. Подонки! Крутится у него в голове.
     — Вы не можете его забрать! — подбежала к Павлу Тамара Николаевна. — Без адвоката он ничего говорить не будет!— она приблизилась   к сыну, зашептала ему в лицо. — Володечка, не ходи с ними, дождись отца! Не говори им ничего!
     Владимир поднялся.
     — Мать, уйди! — отстранил  женщину. — Сам знаю! Где ваша машина!
     Сержант достал из кармана наручники. Володька покорно подставил руки. Холод железа сковал запястья. Звук захлопнувшегося замка громко отозвался в мозгу парня. Все! Защелкнуло! Сколько дадут! Теперь смотри небо в клеточку. Он вздохнул. Серега сам виноват! Не надо зазнаваться! Цепляясь туфлями за ковер, спотыкаясь на каждом шагу, он побрел  из дома.
     — Вовочка! Куда ты! Подождите, я мужу позвоню! — Тамара нажимает на светящиеся цифры мобильника, крашеные ногти соскальзывают. — Господи! Где же Вадик. Куда подевался! — бормочет взволнованная женщина. Увидев, как сын подошел к машине, влез, дверца захлопнулась, она подбежала к следователю.
     — Куда вы его увозите!
     — В милицию! Свидание вам предоставят! — Павел отстранил Тамару, и сел рядом с водителем.  — Заводи!
     Машина плавно  тронулась с места. Сквозь прутья решетки Володька глядит на мать, бегущую по дорожке  в раздувающемся балахоне. Он почувствовал жалость к матери.  Не поцеловал. Когда теперь увижу. В глазах защипало. Володька закрыл лицо руками. Проклятая водка! Напились, устроили драку. Из-за чего дрались? Пытается  восстановить тот страшный вечер, но в памяти возникают только отдельные обрывки. Сереги больше нет!? Что  мы наделали! Как он умер? Когда мы его тащили, или когда положили на огонь? Кто придумал, на огонь положить? Колька? А я тут причем? Пусть он и отвечает. Все расскажу, как было? А как было, не помню. Он поглядел в окно.
     — Куда едем?
     Никто не ответил. За решеткой молоденький сержант сжал двумя руками автомат.
     Как преступника везут. Подумал Володька. А кто я? Человека убил! Конечно, преступник!
     Машина подрулила к знакомой четырехэтажке. За  Колькой приехали! Всех разом заметут! И что, очную устроят! Владимир сжал голову ладонями. Я его только раз ударил. Колька бил. А у него удар. Любого завалит! Так и скажу. Что ж мне одному отвечать! Пусть все отвечают. Мишка еще арматурой ударил! Вдруг ясно вспомнил, Володька. Когда мы уже Серегу на улицу выволокли. Вот, значит, Мишка и убил. Мишку тоже заберут! Он увидел, как Павел и два сержанта, один высокий, другой среднего роста, коренастый пошли вслед за следователем. Автомат взяли, дубинки на поясе болтаются. Тоже нашли преступников! Сладили! Сами такой же молодняк! Молоко на губах не обсохло. Ему стало особенно горько и обидно. Представители власти  не намного старше его, а вот, забрали. Сиди, подчиняйся! Прижался лбом к холодным железным прутьям и замер.

Глава 11.


     Галина Семеновна повесила полотенце на веревку, облокотилась на перила балкона. Осень в этом году радует теплом. Вон и деревья еще зеленые. И дождей мало. Вдохнула терпкий воздух. К кому это милицейский наряд! Удивилась женщина, наклонив голову, стараясь  разглядеть браво шагающих парней в милицейской форме с дубинками на поясе. Позади высокий молодой человек в темно сером костюме. Но это не Геннадий Иванович. Участкового она хорошо знает. Группа  зашла в подъезд. К нам пошли! Опять в тридцатую квартиру.  Молодые,  выпить любят,  потом драка. Она вздохнула и зашла в комнату. Громко и заливисто прощебетал звонок в прихожей. К нам? Галина Семеновна быстрым шагом прошла в коридор, не глядя в дверной глазок, распахнула дверь.
     — Вы не ошиблись, молодые люди! Тридцатая квартира этажом выше! — она потянула на себя  пластмассовую, резную ручку.
     Широкая ладонь Павла легла на ее руку.
     — Не ошиблись! Нам сюда. Разрешите!  — Павел перешагнул порог, прошел мимо растерянной, прижавшейся к стене коридора, женщины, в комнату.
     — Сына позовите!
     — Что случилось? —  прохрипела женщина. У нее пропал голос. Галина Семеновна приложила ладонь к груди.
     —  Он вам  потом расскажет.
     — Вы скажите, что он натворил? Мальчик на тренировку второй день не ходит. Как в воду опущенный. Коля, выйди, пожалуйста, к тебе пришли!
     — Он не мог никого обидеть! Отец всегда рядом с ним. На тренировки вместе ходят. Только тренируется он у другого тренера, стесняется  отца.
     Она ничего не знает. Ни о драке, ни о том, что мы вчера их уже посещали. Мужики сговорились, скрыли от матери. Понял Павел.
     — Николай, выйди, мы вчера договорились! — следователь постучал согнутым пальцем в закрытую дверь комнаты. За дверью никто не отозвался. — Это ведь его комната?
     Женщина кивнула.
     — Он дома, или ушел? Может быть, вы не видели, когда он вышел?
     — Я на кухне была, но он всегда говорит, когда уходит.
     — Николай, выходи! — Павел приложил ухо к створке.  Хлопнула оконная рама.
     — Быстро на лестницу! Уйдет!
     Сержант и курсант выбежали в прихожую. Павел выхватил из кобуры пистолет.
     — Вы думаете, он? — женщина прислонилась к стене коридора, лицо побледнело.
     — Не трогайте его! Он еще совсем ребенок. И ведь третий этаж!
     Оперативники выскочили на лестничную площадку. Павел уже был у двери, но в этот миг щелкнул замок, в проеме двери, возник Николай в накинутой наспех, незастегнутой  клетчатой рубашке.
     — Вот я! Ну, забирайте! Вы же за этим пришли? —   лицо исказила гримаса. За внешней наглостью, явно проглядывает обескураженность и растерянность.
     Куда делся вчерашний кураж.
     — Ребята назад! Он здесь? — крикнул Павел в распахнутую дверь.
     Сдерживая гнев, он подошел к Николаю. — Убежать хотел?  Лучше чистосердечное признание?
     — В чем? — по телу Николая пробежали холодные мурашки. — Я за свои поступки отвечаю!
     — Похвально! Тогда собирайся! Поедем в отделение, там все и расскажешь!
     — Что рассказывать?
     — Как убили товарища!
     Галина Семеновна приложила ладони к щекам. — Кого убили? Сережу?
     — А вы откуда знаете? — повернулся к ней, Павел.
     — Медсестра звонила из больницы. Я в больнице работаю. Сказала, мальчика какого-то привезли.
     — Почему вы решили, Сережу? Какого Сережу?
     — Они последнее время постоянно ссорились. Мой и Володька. Ссорились с Сережей.
     — Мать замолчи! — Колька сжал кулаки.
     — Коленька, как же так? Что вы сделали? — она  заглянула сыну в глаза.
     — Мать, я никого  не убивал!
     Женщина обхватила голову руками, застонала. — Я всегда чувствовала,  добром это не кончится. И спорт его дурацкий,  с кулаками, никогда не одобряла. Горяч он, когда в раж войдет. А выпьет, совсем зверем становится. Сколько раз говорила отцу, приглядывай за ним! Колька как прильнет к экрану, так не оторвешь! Боевики смотрит. Нравится ему, как  кровь льется рекой.
     — Ну, ведите, что стали! Не хочу ее слушать! — взвизгнул Колька. — Ведите!
     Павел кивнул сержанту. Тот достал наручники. Николай покорно подставил руки. Щелкнул замок.
     — Прощаться будете! — Павел нащупал опущенный в карман пистолет. Слава Богу, не пригодился!
     — Видеть его не хочу! — Галина Семеновна закрыла лицо руками. — Никогда бы не подумала! Мой сын способен на убийство!
     — Я никого не убивал, мать! — крикнул Колька с лестничной площадки, куда его уже вывели оперативники.— У них нет никаких доказательств!
     — Вы уверены, что это они убили? — повернулась женщина к Павлу, задержавшемуся у двери.
     — Следствие покажет! — уклонился от прямого ответа, Павел. Хотя, теперь он твердо  уверен,  эта троица, одного из которых еще предстоит взять, убили своего товарища, и убили жестоко.
     Колька  тащит ноги по ступенькам подъезда, выйдя на улицу,  ощутил в желудке позывы тошноты. Его бьет озноб. Наверное, Людка из окна видит, как его ведут к желтому милицейскому газику. Теперь всем растрезвонит. Прощай Людка! Подумал парень. А все-таки, надо было выпрыгнуть из окна. Фиг,  догнали бы! Уехать к тетке в деревню, ни за что бы, не нашли. Значит, Сережка умер? А я надеялся,  он протрезвеет, уйдет домой. Права мать, моя злость  стала заглушать рассудок.
     — Ты уже здесь? — скривил он рот в невеселой усмешке, увидев в машине, Володьку,  — Вот окольцевали! —  Николай сел на скамейку, напротив друга. — Теперь, надолго вместе!
     Машина резко тронулась с места. Колька пошатнулся, перегнулся вперед. Володька уперся ему руками в грудь, больно нажав наручниками.
     — Сиди! Не дергайся! Ты бил, а мне отвечать за тебя!?
     — А ты не бил? Кто арматуру приволок?  Вместе били, вместе и сядем!
     — Арматуру? Я не помню. Арматурой я  не бил!
     Павел прислушался к речи друзей. У них не хватит духу отпираться. Сознаются быстро. Значит и дело закроется. С Нинкой уеду в отпуск. Почесал затылок и вздохнул. Мальчишки еще.  Водка! Напились и не соображали, что делают. Теперь Мишка. А там Наташка. Молоденькая девочка. Первая любовь! Перед его глазами предстала девочка, с растрепавшимися волосами, вцепившаяся в брата. Как я сообщу матери Сергея. Ведь необходимо провести опознание. Следователь повернул голову, через плечо поглядел на задержанных. Притихли. Сколько им дадут? Десять, пятнадцать!? Молодость пройдет в тюрьме!
     Газик подъехал к подъезду Мишкиного дома. Павел вздохнул, представив, какая сцена его ожидает.
     Звонок заливается радостной трелью. Но к двери никто не подходит. Если  убежит? Здесь всего второй этаж. Выпрыгнет в окно, и не догонишь. Что ж так долго дверь не открывают.
     — Иду, иду! — раздался, наконец, голос  в прихожей. —  На кухне посуду мою, да еще чайник шипит на плите, вот и не сразу услышала. —  старушка кивнула Павлу, как хорошо знакомому человеку. — Опять Вы  к нам пожаловали. На этот раз с чем?
     — Да все с тем же! — Павел прошел в коридор. — Где ваш внук?
     — Не видала. Был в комнате. — Мишка, к тебе пришли!
     — Павел перешагнул порог комнаты. На распахнутом настежь окне,  выгнулись парусом  тюлевые шторы.
     — Во двор, быстро! — крикнул  оперативникам.  Вскочив на подоконник,  выпрыгнул из окна. Так я и предполагал. Видел сквозь занавес, как мы подъехали.
     — Ой, Боже мой! Что ж это делается! — Варвара Михайловна схватилась за голову. — Арестовать его хотите?
     — Это громко сказано, бабуля! — усмехнулся Алексей. — Задержим надвое суток, а там разберемся.
     Оперативники выскочили на площадку.
     — Надо было тоже через окно, как Павел Андреевич! — щеки  Алексея покраснели. Недотепы, растерялись! Мальчишка обманул!
     Фигура в черном свитере мелькнула  возле дерева, и скрылась за углом дома.
     — Павел Андреевич! — водитель Валера махнул рукой. 
     Павел побежал  за беглецом. Валерий должен  стеречь задержанных.  Если бы Валерка среагировал, уже догнал бы. Надо было хоть одного оставить возле машины, во дворе. Свернув за дом, он сразу увидел бегущего впереди, парня. Далеко не убежишь, подумал Павел,  смерив взглядом расстояние между бегущим и собой. Прибавил скорость, и через минуту,  настиг беглеца, схватил за шиворот, заломил руку назад.
     — Ой, больно, дяденька, не надо! — взвыл Мишка.
     — Куда это ты? Мы же договорились!
     Подбежавший сержант защелкнул наручники на запястьях Мишки. Алексей и Игорь подхватили парня под руки, потащили к машине.
     — Только не бейте! Я все расскажу! — заскулил Мишка. Из его глаз  хлынули слезы.
     — Куда вы его! — подбежала старушка. — Что я Любаше скажу? У нее сердце больное! Наташка в школе. А он, больным сказался, второй день дома сидит. Господи! Что ж это такое! Что он натворил? — пожилая женщина в отчаянии приложила ладони к побледневшим щекам.
     — Мишка! Негодник!
     Мишку втолкнули в газик. Машина  понеслась по улице. Сквозь стекло Мишка видит, как бабушка осталась стоять посреди двора.
     Павел нащупал в кармане пачку сигарет, вытащил, но она оказалась пустой. Смял, швырнул в окно.
     — Павел Андреевич! Извините, не сообразил, мог бы сразу его взять! — Валера повернулся  к Павлу.
     — Все правильно! Ты не имел права покидать автомобиль, оставлять без присмотра задержанных. Да, ладно! — остановил парня Павел, увидев, что тот открыл рот. — Взяли ведь!
     Мишка прижался  к спинке скамейки. Сиденье под ним намокло от пота, проступившего сквозь брюки. Волчонком поглядывает то на Володьку, то на Кольку, то на сопровождающих их молодых милиционеров. Сережка умер? Потому они всех забрали! Крутится в голове один и тот же вопрос. Но спросить друзей  боится.  Он  ничего  не помнит. Если всех забрали, значит, случилось что-то ужасное. Вчера следователь сказал,  нельзя уезжать. А я убежал. Теперь меня засудят!  Я дурак! Мысленно снова и снова повторяет Мишка.
     Машина резко подскочила на  ухабе. Мишка больно стукнулся головой о железный край. Повернул голову, взглянул в окно. Никак не могут ямку на дороге засыпать! Узнал он улицу. В милицию везут. Допрашивать будут и бить.  Потер ладонью ушибленное место. Сережке разве больно не было, когда мы его били? Ясно представил картину драки. Перед  глазами возникло окровавленное лицо Сережки, широко раскрывшиеся глаза, когда огненные языки коснулись  тела. Слезы в два ручья  потекли из  Мишкиных глаз. Подняв, скованные наручниками, ладони,  вытер щеки.
     — Хватит, сопли распускать! — пнул его ногой  Колька. — Как арматурой бить, так не плакал. Размазня!
     Володька скривил рот в кислой усмешке.
     Сами тоже боятся, а меня задевают. Подумал Мишка, оглядев их побледневшие, вмиг осунувшиеся, лица. И свалят все на меня. У Володьки отец крутой, денег даст, откупит. За Кольку тренер вступится. А я? За всех отвечать? Арматурой я бил. Но на огонь притащить, они придумали. Я не хотел!
     — Я не хотел его убивать! — сквозь рыдания прохрипел Мишка.
     — Заткнись, чучело!  —  Николай ударил ногой  Мишку по коленке. — Может быть, нас задержали совсем по другому поводу.
     — По какому, еще другому? — размазывая по щекам соленую влагу, просипел Мишка.
     — Заткнись, я тебе сказал! — Колька зло сверкнул глазами.
     Мишка прижал руку ко рту. 

Глава 12.

     Павел смотрит в лобовое стекло машины на мелькающий пейзаж. Голову сдавило, словно тисками.  Он должен  придти в дом Надежды Ивановны, сообщить об убийстве сына,  отвезти  на опознание в городской морг! Рассказать  ужасные подробности гибели Сережи. Закусил губу.  Но может быть,  у вечного огня  обнаружили труп неизвестного?  Если не подтвердятся данные о погибшем, тогда и ребят отпустим.  Его уже не радует, удачно проведенная процедура задержания подозреваемых. Не радует первое серьезное дело. Еще вчера,  расследование происшедшего вызывало в его душе прилив энергии и гордости.  Теперь ему  стыдно. Неприятен факт ареста, а еще, более ужасно посещение человека с горькой вестью. Если бы все это предвидел, не пошел работать в следственные органы. Так часто, представляемая им, романтика милицейских буден, теперь полностью потонула в отрезвляющих волнах  сухого безрадостного, преступного мира.  Но ведь я выбрал профессию по призванию. И отец, и дед занимались следовательской работой. Мне нравилось  представлять себя за чтением сводок, выезжать на место преступления. Ни страха, ни отвращения  не испытывал. Павел поймал себя на мысли,  будто оправдывается   перед собой, за выбранную специальность. Зачем я сейчас занимаюсь психоанализом. Сейчас это ни к чему. Что я должен сделать, прежде всего? Он подвел итог проделанной работы. Подозреваемые задержаны! Теперь факт опознания! Да, да, вот, что теперь самое ответственное. Надо  пойти к Надежде Ивановне. Холодный пот побежал у него по спине.  Поручить Алексею.  Он не посмеет отказаться. Но удобно ли это? Нет, я должен пойти сам.  Мое присутствие необходимо при опознании. Или послать Алексея доставить женщину, а потом провести опознание. Павел перебрал в голове несколько вариантов, но, ни один его не удовлетворил. Он не знал, как облегчить женщине жуткую процедуру. Понимает, сообщение, с которым  придет в дом Надежды Ивановны, будет для нее неожиданным и ужасным. Чем он сможет утешить женщину, у которой в жизни уже была одна трагедия, гибель мужа, а теперь и сын. Она останется одна со своим горем. И никакие утешения тут  не уместны. Где взять такие слова, которые помогут  пережить горе. Он впервые столкнулся с фактом, когда вынужден нести в мирный дом, известие о несчастье. Но я должен! Снова  и снова повторяет себе Павел. И таких случаев в моей следовательской практике будет  немало.
     — Машину не сдавай! — повернулся к  водителю. — Поедем к Надежде Ивановне!
     — Допрашивать не будете? — удивился Алексей.
     — Только после опознания. Я должен быть уверен,  убитый, действительно Сергей. Только этот факт будет полным доказательством их вины. Посидят, подумают. Им есть о чем поразмышлять.
     — Все троих, что ль, в обезьяннике держать?  — скорчил недовольную гримасу Алексей. — Не имеем права закрывать их надолго. Да и, как я понял, у нас, и так будут неприятности. Вадим Евгеньевич, наверное, уже в курсе. Женушка оповестила.
     — До вечера посидят, ничего с ними не случится! Если появится, кто из родственников,  изложишь обстановку. Но особенно не распространяйся. Тайна следствия, понял!
     — Понимаю, Павел Андреевич!
     Машина подъехала к отделению милиции.
     Глаза Павла внимательно следят за  мальчишками. Вышли из машины, пошли к зданию милиции.   Запястья скованы наручниками. Головы низко опущены на грудь, ссутулившиеся спины. Откуда такая жестокость? Мало уделяли внимания родители? Или телевизор с боевиками, ужастиками, драками, кровью? Дверь милицейского участка давно захлопнулась, а он все продолжает смотреть в пространство. Перед его глазами неотрывно стоят бледные лица и округлившиеся от страха, глаза ребят.
     — Куда едем, Павел Андреевич? — нарушил  размышления следователя, Валера.
     — К потерпевшей. Матери погибшего.
* * * 
     Тамара Николаевна поднялась на веранду, опустилась в плетеное соломенное кресло. Руки в широких рукавах халата безвольно повисли с подлокотников. Женщина ощутила бессилие, словно паралич, овладел  телом. Глаза  остановились на перилах веранды. Зеленый кузнечик медленно сполз с листа сирени на барьер,  подвинулся по деревянному ободку. Вот зеленая тварь! Откуда он взялся. Осень на дворе. Живет, и дела  ни до кого нет!  А мне что делать? Как жить? Над ее ухом прожужжала муха. Что ж я расселась? Она повела плечами.  Володечку увезли в милицию, а я сижу!? Надо позвонить Вадиму, адвокату. Надо бить тревогу! Надо выручать мальчика! Она резко вскочила. Кресло завалилось на бок. Женщина, словно заблудилась, побежала по веранде вправо, потом влево.
     — Что с вами? — домработница Настя остановилась в распахнутой двери. — Вам помочь?
     — А что со мной? — словно очнулась  Тамара Николаевна. — Со мной ничего. Разве ты не видела? Володю увезли! Надо Вадиму позвонить. Где мой телефон? Что ты стоишь? Делай что-нибудь! — крикнула Тамара и раздраженно стукнула ногой по деревянным половицам.
     — Что мне делать? — пожала плечами Настя. — Ходит, где не надо ваш Володька, вот и нашел на свой зад приключений.
     — Как ты можешь так говорить? — голос женщины сорвался на крик. — Я тебе деньги за работу плачу! Ты кормишься в нашем доме!
     — Ой, подумаешь, куском попрекаете! — Настя сморщила нос,  и, виляя бедрами, ушла.
     Тамара Николаевна обхватила голову руками. — Куда я дела телефон? Надо срочно Вадику звонить! —  вбежала в комнату, кинулась к дивану, сбросила на пол подушки в красных бархатных наволочках, растрясла плед, подбежала к журнальному столику, скинула газеты. Мобильник издал визгливый стон, стукнувшись о ковер.  Села на диван.
     — Кто его сюда положил? Настюха, зараза! — пробурчала скороговоркой, женщина, трясущимися пальцами нажимая на кнопки.
     Звук модной мелодии усилил  раздражение. Не мог оставить обычный звонок! Тоже мне крутой!
     — Сейчас не могу! Томочка, позвони позже! — произнес голос Вадима, и короткие гудки оглушили Тамару, как гром.
     — Не вешай трубку! Паразит!— закричала в трубку Тамара, снова набирая номер. — Не вешай трубку! — но телефон не отвечает. — Отключил, гад! Только о себе думает!— она набрала  буквы сообщения. — Читай гаденыш! Твой сын! Негодяй! — ругательства в обилии посыпались из губ женщины. Она швырнула аппарат о спинку дивана, уперлась локтями в колени, положила на руки голову и застыла. Наконец мобильник пропел мелодию танго. Тамара схватила телефон.
     — Не вешай трубку! Володю забрали в милицию!  Я не знаю, что делать?
     — Не паниковать! Я свяжусь с адвокатом! — спокойный голос мужа, вызвал в женщине новый приступ паники. Тамара отбросила мобильник.
     — Легко ему говорить! Не паникуй! Володя в милиции! Голодный! Среди преступников! Подумаешь, дети подрались! Подрались и помирятся! Она вскочила. Собрать еды, отнести? Позвонить Наде? Кажется, так зовут Сережину мать!  Но я не знаю номер телефона. Вместе учились в одном классе. Нет, ничего нельзя делать! Надо ждать! Вадим знает, как прекратить этот кошмар! Тамара легла, подложила под голову подушку,  закрыла глаза.
* * *
     Галина Семеновна, обняв себя руками за плечи, прошла по комнате до двери, потом к окну. Задержала взгляд на  соседнем подоконнике. Два сизых голубя, стуча по железному карнизу, клювами, поглощают крошки хлеба, заботливо покрошенные соседкой. Приучила, каждый день прилетают. Вздохнула женщина, созерцая нежную идиллию влюбленных птиц.   Мой сын убийца! Убил своего товарища. Я всегда говорила Андрею, не надо его отдавать в секцию бокса. Ненавижу этот спорт! Крупные, как горошины, слезы потекли из ее глаз. Женщина всхлипнула, растерла пальцами влагу по щекам. — Как он мог!  Ему нет оправдания! Она сжала  ладонями виски.  Может быть,  зря волнуюсь.  В милиции разберутся. Возможно, Коля не виноват! Но он подавлен, ноги его не слушались, когда уводили. Сцена ареста сына ясно предстала перед ее глазами. — Что делать! — сквозь рыдания прохрипела женщина.  На столе зазвонил телефон. Галя вздрогнула. Встала, подошла к столу, сняла трубку.
     — Он и сегодня решил себе праздник устроить!? — прозвучал недовольный голос мужа. — Его отчислят! Ни на какие соревнования он не поедет, так ему и передай!
     — Андрей, его забрали!
     — Куда забрали?
     — Милиция приезжала.
     — Что у них за шуточки!? Вчера  все выяснили!
     Галина Семеновна стерла со щеки набежавшие слезы.
     — Ты плачешь, Галя? Объясни, что случилось?
     — Я тебе говорю, приехала милиция, и Кольку увезли.
     — Когда?
     — Полчаса назад!
     — Почему не позвонила?
     — Я хотела, но ты сам позвонил.
     Андрей замолчал.
     — Алло, алло! Андрюша, ты меня слышишь?
     — Слышу, слышу. Натворил он дел!  Кого они избили, Сережку? Позвони Наде! Не плачь, я постараюсь приехать пораньше.  Может быть ничего серьезного. Попугают и отпустят!  Следователь молодой, еще не опытный, для авторитета, так сказать.
     Короткие гудки, словно набат прозвучали в ушах женщины, отдались болью в голове.
     Галина потянулась к книжке с телефонными номерами. Перелистала страницы. Вот он номер Надежды Ивановны. Она набрала цифры. Длинные гудки один за другим, равномерно режут ухо. Никого нет дома? Удивилась Галя. Позже позвоню.  Села на диван, сложила руки на груди. Подожду Андрея. Вместе решим,  что делать! 
* * *
     Люба опустилась на кухонный табурет. Расширенные глаза матери, напугали ее, едва она открыла дверь. Услышанные слова,  заставили сердце участить удары. Пришла домой с работы, принесла полную сумку продуктов. А тут. Погоня! Через окно. Руки скрутили! Наручники надели!
     Варвара Михайловна подошла к дочери, обняла, погладила ладонью по волосам
     — Не переживай доченька. Все обойдется!
     — Мама! — Люба отстранилась от матери. — Мишку поймали, как преступника, увезли.  Ты говоришь, обойдется! Что обойдется? Сейчас Наташка придет. Как я ей объясню?
     — Что объяснишь, мам?
     Наташа вошла в кухню, положила пакет со свежеиспеченными булочками на стол. Взяла одну, откусила кусок. — Чаю налейте, товарищи!
     — Мишку увезли? —  бабушка отвернулась,  боясь встретиться взглядом с внучкой.
     — Куда увезли? Шутишь, бабуль! — щеки девушки побледнели. Она положила надкусанную булочку на стол. С трудом проглотила кусок.
     — В милицию увезли. За драку.
     — Так вчера же все разрешилось?
     — Значит, не все! — вздохнула старушка.
     — А с Сережкой что? Они его избили! Что с Сережкой? — Наташа резко повернулась, выскочила в коридор.
     — Куда ты!  — крикнула вслед бабушка. — Не ходи, сиди дома!
     — Вот и она убежала! — хлопнула в ладоши старушка.— Нет, мать успокоить! Так у нее тоже свои дела! Куда побежала! Любаша,  крикни ее из окна, пусть вернется!
     — Ох, оставьте,  мамаша! Не до них! Сами творят, пусть сами и отвечают за свои поступки!
     — Люба! Ты же мать!
     — Ах, мама, отстаньте! — Люба, пошатываясь на нетвердых ногах, вышла из кухни, сделала шаг, уперлась в стену рукой, и медленно сползла на пол.
     — Доченька, тебе плохо! — Варвара Михайловна подбежала к дочери, сжала запястье. — Пульс не прослушивается!  Господи! Что ж это! Любонька, родная, я сейчас скорую вызову! Держись! — она вбежала в кухню, смочила полотенце холодной водой, склонилась над дочерью, распахнула ворот платья. Приложила к груди мокрую ткань.

Глава 13.

     Павел остановился у двери. Не отводит взгляда от черной кнопки звонка. Нажать, зазвонит, откроют. Скажу, здравствуйте! Вашего сына убили! Поедемте на опознание! Коротко, просто и ясно. Вдруг она упадет в обморок? Но ведь я не уверен, что это Сергей.  Значит, зайти и сказать: «Есть подозрение, что ваш сын убит. Я отвезу вас на опознание!»
     Дверь открылась. Павел отпрыгнул в сторону.
     — Показалось, кот  скребется! — женщина приветливо улыбнулась. — Проходите! Вы ко мне?
     Следователь кивнул головой, не в силах произнести ни слова. Неуклюже переступил порог, каблук скользнул по круглому лоскутному половику.  Уперся ладонью о стену, и чуть не повалил вешалку.
     — Да вы не волнуйтесь! Сережа еще не пришел! — она внимательно посмотрела на Павла. Бледное лицо,  избегает ее взгляда. Ведет себя странно. Споткнулся, шкаф чуть не повалил.
     — Плохо себя чувствуете?
     Глаза женщины вгляделись в лицо следователя. И вдруг она вспомнила,  вчера он приходил, спрашивал Сергея. Сергей так и не пришел домой.  Когда, вчера? А сегодня он приходил? Все перемешалось в ее голове. Где же Сергей? Он никогда  так подолгу не отлучался из дома. Она приложила ладонь к груди.
     — Молчите! — тихо произнесла  Надежда Ивановна. — Сережа! —  оперлась рукой о стену, и медленно, как ходят тяжело больные, волоча ноги, двинулась в комнату. Павел последовал за нею.
     Надежда Ивановна дошла до дивана,   и села,  завалившись на левый бок.
     — Вам плохо? — Павел наклонился к ее лицу. — Не волнуйтесь! У нас  нет уверенности, что найденный, — он не посмел произнести: труп, и повторил снова, — что найденный, ваш сын. Вы должны поехать на опознание. Возможно это ошибка.
     Слова, которые она произнесла без звука, можно было понять по движению губ.   — Его больше нет!
     — Еще ничего неизвестно! — попытался успокоить женщину Павел.
     — Вчера на работе почувствовала,  моему сыночку плохо! — шепотом произнесла Надежда Ивановна. — Старалась отогнать мрачные мысли. — она закрыла глаза. Павел испугался.  Если  она сейчас умрет от горя? Что  стану делать? Кто опознает погибшего?
     — Я поеду с Вами! — прервал тихий голос его размышления. — Только с силами немного соберусь!
     В прихожей громко хлопнула дверь. В комнату вбежала Наташа. Расширенные глаза, бледные щеки, растрепавшиеся волосы.
     — Надежда Ивановна! — девушка бросилась к дивану, опустилась на колени. — Его больше нет? Да!? Не молчите! Я знаю, они убили его! Их всех забрали! Убили, убили! — Наташа обхватила голову руками,  закачалась всем телом из стороны в сторону. Прерывистые рыдания вырвались из ее груди.
     — Я так и знала! Я искала его в парке, везде искала! Что они с ним сделали?
     Надежда Ивановна  обняла девушку за плечи.
     —  Наташенька! — слезы покатились по щекам женщины.
     Павел присел на край стула у стола. Пусть поплачут! Подумал он. Девчонку тоже надо взять на опознание? Вдвоем им будет не так жутко. Но ведь она несовершеннолетняя. Можно ее везти на такую процедуру?
     Надежда Ивановна подняла глаза на следователя, будто угадав его мысли.
     — Девочку надо отвезти домой. Вы на машине? Ей нельзя туда! — она  погладила Наташу  по голове. — Тебя отвезем домой. Нам надо ехать!
     — Знаю, куда он вас собирается везти. Поеду с вами! Я вас не брошу! — Наташа взяла в ладони руки Надежды Ивановны. — Вместе нам будет легче! Я буду себя хорошо вести! — посмотрела на следователя умоляющим взглядом. — Вы же понимаете, как ей сейчас тяжело! Ее нельзя оставлять одну! У Надежды Ивановны никого нет, кроме меня. Я поеду! Все равно поеду!
     Павел  махнул рукой.
     — Машина  внизу!
* * *
     Газик подкатил к городской больнице. Сторож  внимательно прочел пропуск.
     — Прямо по дорожке и налево!
     Ну, держись! Мысленно подбодрил себя Павел! Самое ужасное впереди!
     — Со мной пойдешь! — наклонился к  водителю.
     Тот побледнел, не отрывая взгляда от руля, отрицательно покачал головой.
     — С покойниками, не в ладах! — не оборачиваясь к Павлу, одними губами, сказал Валера.
     — Ты тоже милиционер! Соображаешь, как я один!
     — Понято! — согласился Валерий.
     Шофер затормозил у небольшого сооружения, с решетками на маленьких узких окошках. У Павла сжалось сердце.  Если я в смятении, каково женщинам!
     Серый линолеум, заглушает шаги по длинному коридору.  От скупых лучей тусклых лампочек, туман в глазах. Двери, двери, по бокам коридора, обитые серым железом. Неужели, столько покойников!? Во всех комнатах?  Специфический запах.  Кружится в голове.
     Как во сне, Павел, вслед за патологоанатомом, перешагнул  невысокий порог.
     — Подойдите ближе! —  Антон Борисович   откинул простынь.
     Надежда Ивановна до боли сжала окостеневшими, холодными пальцами, руку Валеры.
     Она,  узнала туфли, и манжеты на рукавах, ставшей черной, белой рубашки.
     — Что с ним?
     — Обгорел!
     — А…а! Что они с ним сделали? —  Наташа зажала рот ладонями. Пальцы девушки впились в руку Надежды Ивановны.
     — Это мой сын! — Надежда Ивановна, будто со стороны услышала свой изменившийся,  опустившийся до басовых интонаций,  голос.
     Валера взял ее под руку. В голове закружилось, ноги, онемели. Скорее выйти на воздух! Сесть на лавочку. Сердце, кажется, разрывается на части. Опираясь на руку Валеры, она прошла по коридор, вышла на улицу,  дошла до скамейки, села, прислонилась спиной к холодным деревянным рейкам. Наташа присела рядом, поставила локти на колени, опустила на сомкнутые ладони, лицо.
     — Почему? За что? Так жестоко? — сорвались с ее губ слова. — Кто сотворил такое?
     Павел сжал зубы.   Он не находил слов для утешения. Да и нужны ли они сейчас?
     — Мы отвезем вас домой! — он наклонился, коснулся ладонью плеча женщины.  Наташа и Валера взяли ее под руки. Она, медленно переставляет, будто не свои, ноги.
     Надежда Ивановна смотрит в окно, и не узнает улиц города. Не понимает, куда повернула машина. Наташа прижалась к ней, держит в руке ее руки, заглядывает  в лицо. Глаза сухи. Не плачет, не кричит! Словно каменная! Наташе стало страшно. Остановить машину, убежать домой! Там бабушка, мама! Мишку увезли в милицию! У матери больное сердце. А у Надежды Николаевны никого не осталось. Она одна. Как придет в пустую квартиру!
     — Иди домой, девочка! Бабушка с мамой будут волноваться, я сама! — Надежда Ивановна повернулась к Наташе.
     — Я с вами! — покачала головой девушка. — Я вас не брошу! Провожу!
     — Спасибо тебе! — женщина погладила ее руку. — Ты хорошая!
     — Приехали! — повернулся  Валера.
     Надежда Ивановна поглядела в окошко, и  не узнала собственный дом.
     — Ваш дом! Выходите!
     Павел вышел из машины, подал руку. Она, тяжело ступая, сначала на одну ступеньку, потом на вторую, сошла на тротуар.
     — Не ходите за мной!
     Она права, понял Павел. Если  чувствует в себе силы, самое лучшее для нее, одиночество!
     — Я не хочу домой! — всхлипнула девушка. — Что я буду делать дома?
     — Успокоишь маму и бабулю!  Им еще тяжелее, чем тебе!
     — Если бы милиция  приехала в кафе, ничего бы не случилось! Вы виноваты!
     Машина резко остановилась. Павел стукнулся лбом о стекло.
     — Иди домой!
     Наташа громко хлопнула дверцей, спотыкаясь и путаясь ногами в густой траве, побежала через газон к дому.
     — Ну, вот! — вздохнул Павел. — Самое страшное позади!
     — Я  чуть не свалился в обморок! —  Валера провел ладонью по лбу.  — Первый раз в морге.  Женщину жаль! Одна осталась. Муж погиб, теперь сын! Куда Павел Андреевич?
     — В отделение!

Глава 14.

     Заняться делом. Еще раз просмотреть бумаги. Пытается сосредоточиться следователь, медленно идя по коридору отделения милиции. Или, вызвать задержанных? Устроить  очную ставку? Нет! Завтра! Пусть помучаются! Подумают о совершенном преступлении. Ночь вдали от дома, на казенной кровати вправит им мозги!
     — Где мой сын?  — неприятный резкий окрик нарушил ход мыслей следователя. Павел Андреевич  остановился. Вот и началась осада! С раздражением подумал он. Местный олигарх приехал выручать сыночка! А кто с ним? Наверное, адвокат!
     — Входите!  —  распахнул дверь перед гостями. 
     — Вы не ответили, где мой сын? — Вадим Евгеньевич тяжело опустился на стул.
     Павел прошел к столу, сел.
     — Я вас слушаю!
     — Почему вы забрали моего сына! Мы же с вами все обсудили!
     — Ваш сын подозревается в убийстве своего товарища!
     — Без адвоката вы не имеете права!
     — Имею! — прервал его следователь. — Задержать на сорок восемь часов имею право без всякого объяснения!
     — Я требую немедленного освобождения сына! Иначе, поговорим у прокурора!
     — Согласен! — Павел вытащил из пачки сигарету, закурил. — Прокурор дал санкцию на задержание вашего сына!
     По лицу Вадима  Евгеньевича пробежал нервный тик. Он  втянул голову в плечи, покачал головой. Потом поднял глаза на следователя.
     — У вас есть доказательства, предположения такого серьезного обвинения?
     Павел,  прикрыл глаза. Он не рискнул открыть рот, боясь выплеснуть все отрицательные эмоции, накопившиеся за день, на присутствующих.
     — Отпустите хотя бы под залог! — Анатолий Алексеевич постучал ладонью по лежащей на столе папке. — Сколько надо?
     — Ни о каком залоге не может быть и речи! — следователь встал, резко отодвинул стул.
     — Мальчик не может  остаться на ночь в милиции! Он никогда…
     — Тем более, у него будет достаточно времени, и соответствующая обстановка, обдумать свой поступок!
     — Я дам подписку!
     — Он останется до утра! После проведения очной ставки, я решу,  какую меру применить к задержанным!  Обнадеживать не стану, но вряд ли прокурор даст разрешение на их освобождение.  Они останутся под стражей до суда. Ими совершено убийство, с особой жестокостью, да еще групповое!
     — Это какая-то ошибка! — Вадим толкнул адвоката локтем в бок. — Говори! Не молчи! За что я тебе деньги плачу! — услышал Павел шипение  папаши. Вот как заговорил. Значит, все-таки, деньги! Так и предполагал!
     — Под залог, под расписку? Я сам договорюсь с прокурором! Мальчик будет до суда находиться дома.  Это не помешает ведению следствия! — заикаясь, произнес, адвокат.
     — Он останется здесь! Вместе с друзьями! — отчеканил каждое произнесенное, слово, Павел.
     — Пойдемте, Вадим Евгеньевич! —   Анатолий Алексеевич  понял, следователь прав.  
     Павел проследил, как мужчины, неловко, спотыкаясь на ровном полу, дошли до двери, открыли, и скрылись в коридоре. До его ушей долетели слова нецензурной брани, зло брошенные Вадимом Евгеньевичем своему спутнику.
     — Видал! Пришли отмазать! Деньги для них  открывают двери всех кабинетов! —  возмутился Алексей.
     — Двое суток имею право продержать в сизо. Уверен, завтра они сознаются в совершенном злодеянии, а значит останутся до суда!  — Павел открыл папку, достал листы бумаги. Он не знает, что делать, писать, читать, кричать. В душе полный сумбур.
     — Сейчас еще спортсмен явится! — усмехнулся Алексей. — Хлопотать за сына!
     — Этот не явится! — постучал карандашом по столу, Павел. — У него нет денег. И мать Николая не разрешит. Для нее это был удар. Она не посмеет покрывать преступления сына. На сегодня визиты закончены.
     В дверь тихо постучали. Не дожидаясь ответа, посетитель потянул ручку на себя.
     — Можно! — высокий мужчина, перешагнул порог кабинета.
     Алексей подмигнул Павлу. Ну, что я говорил!
     Павел не сразу признал в вошедшем, отца Николая. Он, словно стал меньше ростом. Щеки побледнели и обвисли.   Андрей Александрович смял в руке кепку.
     — Присаживайтесь! — Павел указал на стул возле стола.
     Мужчина присел,  спрятал ноги под стул.
     — Кольку сегодня забрали! Что он натворил? Вчера вы сказали,  еще не разобрались! 
     — Вчера не разобрались, а сегодня пришли материалы экспертизы. И все стало ясно. Ваш сын обвиняется в убийстве своего товарища!
     — Мой сын не мог убить человека! — Андрей  покрутил головой. — Он сознался?
     — Я с ними еще не беседовал! Сознается! У меня есть доказательства! — Павел положил ладонь на папку. — Ваш сын преступник! Убийца!
     Андрей Александрович сжался, словно ожидая удара.
     — Что я могу для него сделать? — поднял  глаза на следователя.
     — Пока ничего! Суд решит!
     — Суд!? Значит, дело будет передано в суд?
     — Разумеется!
     — Могу я его увидеть?
     — Не сегодня! Вам будет предоставлено свидание!
     Андрей вышел из кабинета.   Впервые он ощутил неловкость и унижение. Никогда и никто с ним так не разговаривал. А как он должен со мной разговаривать. Подумал мужчина Я отец преступника. Убийцы! Так он назвал Кольку. Эх, сукин сын! Что натворил!
     — Допрос проводить  будете, Павел Андреевич? — будто издалека прозвучал голос Алексея. Павел медленно повернул голову.
     — Подожду до завтра! Им полезно провести ночь в неизвестности, на жесткой постели! —  собрал листы бумаги, сложил в папку. Им овладела невероятная усталость. Будто весь день махал кувалдой. И не мудрено. Задержание, потом опознание!
     — Я, пожалуй, пойду! И тебе разрешаю! — посмотрел он на Алексея. — На сегодня рабочий день закончился!
* * *
     Андрей Александрович  поднял  воротник куртки, и медленно пошел по тротуару. Приду домой, Галина налетит с упреками.  Только не сейчас! Он повернулся и побрел в противоположную сторону.  Вошел в подъезд, нажал на кнопку звонка.
     — Кто там? —  Варвара Михайловна долго возится с замком. Наконец, дверь открылась.
     — Приперся, бесстыдник! Мало ты крови ее попил! Что тебе надо!  Заходи, коль пришел, стал у порога, квартиру выстужаешь!
     — Да, я проведать! — Андрей неловко перешагнул порог, споткнулся, задел локтем вешалку. С нее упала синяя куртка.
     — Ну вот, одни неприятности от тебя!
     — Я на минутку! Люба дома!
     — В больницу увезли. Слава богу, откачали! Как Мишку взяли, так она и упала. Господи! Что ж это делается?
     — Мишу тоже взяли!? — Андрей не раздеваясь, прошел в комнату. Присел не край дивана.
     — Так он  убийца! Сергея они убили, все трое!
     — А Наташа!
     — Наташка убежала, не знаю куда! Вот и сижу одна! Ты что ходишь! Женился, так живи! Не береди ей сердце!
     Андрей  смял в руках фуражку.
     — Ведь со школьной скамьи она по тебе сохла, из армии ждала! А ты женился на этой вертихвостке, Галке.
     — Так ребенка она ждала, не мог я!
     — Вертихвостка, одно дело! В постель тебя затащила! Подружка называется! Сколько ночей Любка в подушку проплакала. Потом Сашка позвал, она и вышла, близняшек родила! А он, прости Господи, по пьяне в реке утонул! Все рыбачить с дружками ездил, не сиделось дома!
     — Вы на меня зла не держите! — Андрей   положил руку на плечо женщине! Любе скажите, пусть не переживает! Я попробую уладить!
     — Ты уладишь!? Если спасать, так всех  троих, а у нас ничего нет! Да и как их спасешь! Убили, ведь, сволочи! Товарища своего убили! Озверела молодежь! Насмотрелись по телевизору! Ни жалости, ни стыда.  По улице скоро нельзя будет ходить!
     — Я постараюсь! Передайте Любе, пусть не переживает! — он вышел в коридор. Старушка прошла за ним.
     — Не сердись, если что не так сказала!  Сижу одна в пустой квартире, мысли разные в голову лезут. Не нужна я никому!
     — Будьте здоровы! — Андрей открыл дверь, спустился по лестнице, вышел на улицу.  Медленно пошел по дороге. Домой идти не хочется! Галина  догадается, о моем визите к Любе. До сих пор ревнует. Уж восемнадцать лет прошло. Нехорошо получилось с Любашей. Жизнь у нее не сложилась. Сашка знал о нашей любви, вот и искал смерть. У меня крепкая получилась семья. Галка оказалась не плохой женой. Только вот с Колькой теперь беда. А как хорошо жили! Все, мерзавец перечеркнул в раз. И свою жизнь, и нашу. Он не заметил, как очутился возле дома! Поднял голову. В окне кухни горит свет. Галина ждет. Начнет расспрашивать! Вошел в подъезд, поднялся по лестнице. Повернул ключ в замке. Перешагнул порог, щелкнул включателем, оглядел прихожую. Будто впервые пришел сюда. Глаза не узнают собственной квартиры. Снял фуражку, положил на вешалку, повесил куртку. Как тихо! Пусто и тихо! Прошел на кухню. Возле стола, положив голову на руки, сидит Галя, то ли спит, то ли о чем-то думает.
     — Один, а где Коля? У следователя был? — ее  испуганные глаза остановились на муже. — Не отпустили?
     Мужчина  покачал головой из стороны в сторону.
     — Он там будет ночевать? — Галя приложила ладони к щекам. — Неужели ничего нельзя было сделать?
     — Они убийцы! — преодолев спазмы в горле, тихо произнес Андрей. — Сережу убили!
     — Боже мой! Как они могли! Вместе  выросли, вместе учились! Что не поделили? Как я в глаза Наде посмотрю! — запричитала Галина.
     — Адвоката надо искать! — Андрей сел на табурет. — Поговорю с Анатолием Алексеевичем.
     — Откуда у нас такие деньги! Уж заломит цену, я знаю! И потом он будет Володьку защищать! Зачем ему наш Колька. Их всех забрали?
     — И Вовку, и Мишку.
     — Мишка совсем ребенок! Его за что!
     — Они втроем убивали!
     — Кольку надо вытащить! Иначе плакала его спортивная карьера!
     — У него жизнь пойдет под откос!
     —  За что нам такое наказание! — Галина закрыла лицо руками. Плечи затряслись от рыданий. — Я не переживу позора! Мой сын предстанет пред судом! Даже в страшном сне такое не снилось!
     Андрей обнял жену за плечи. — Ну, будет, слезами не поможешь!
     —  У Любки был?
     Мужчина отошел к окну. — Ты же знаешь, я обещал Сашке,  помогать Любаше.
     — Тоже, помощник! Сейчас ты ей, чем поможешь? У самих горе!
     — Любу увезли в больницу.
     — Если ты пойдешь к ней, я тебе не прощу! Хватит с меня сплетен! Потом надо мной все смеяться станут! Не стесняется на глазах у жены любовницу навещать!
     — У меня с нею никогда ничего не было! Она не позволяла!
     — От того ты и кинулся на меня, с голодухи!
     — Галя, о чем ты говоришь! У нас с сыном несчастье!
     — Вот  именно, с сыном! Я тебя жду, а он по любовницам таскается!
     — Да я пяти минут у них не сидел. Варвара Михайловна одна дома. Галя, я тебя прошу! Не устраивай сцен ревности! Сейчас не до этого!
     Галина вздохнула.
     — Значит, Кольку не отпустят до суда?
     — Его и после суда могут не отпустить.
     — Они, действительно убили Сергея?
     — Галя, я не знаю подробностей! — Андрей сжал ладонями голову.
     — Когда Сережу будут хоронить! Надя одна осталась! — Галина задержала взгляд на муже.
     Андрей встал, прошел по комнате. — Надо завтра зайти к ней. Одной ей не справиться! Оформление документов, машина. Расходы. А еще лучше, к Вадиму  обратиться!
     — Сыновья убили, отцы организуют похороны!
     — Но, ты, же сама предложила? — Андрей остановился возле жены.
     — Нет, я так! Удивительные иногда получаются в жизни конфузы. Ты и Вадим будете ей помогать!
     — Ладно, дай мне что-нибудь поесть! Это не будет в твоем понятии, нарушением морали? — Андрей оттянул подтяжки, больно хлестнул себя по животу.
     — Ради Бога! Если не против, я тебе разогрею, вчерашний суп!  — поднялась Галина.
     — Хоть яду! — иначе, умру от голода. 
* * * 
     Надежда Ивановна  поднялась по ступенькам,  долго ищет в кармане ключ. Пальцы не слушаются, не сгибаются. Повернула ключ в замке, дверь жалобно скрипнула. Нащупала на стене включатель, яркий свет ослепил. Женщина закрыла глаза, прислонилась к стене. Постояла несколько минут, словно собирая силы. Потом сняла плащ, повесила на вешалку, прошла в комнату, села на диван.
     — Не спросила, когда отдадут Сережу? — прислонилась  к спинке дивана. Ей вспомнилось заплаканное лицо Наташи. Какие у нее отношения были с Сережей? Он никогда  не рассказывал. Скрытный, как отец. Тот только через год признался и предложил выйти за него замуж. Нагнулась, пальцами стянула задники обуви, скинула туфли. Тяжело задышала, как после трудной работы. Вот и одышка. Еще вчера бегала и не ощущала усталости. Взгляд остановился на фотографии, на стене. Сергей повесил после гибели отца. Говорил, забывать не хочет. Они там все втроем сняты у вечного огня,  в парке. Теперь это место гибели Сергея. Абсурд! Он радовался, когда в городе построили  памятник. Любимое место для прогулок. Кто бы мог подумать? Закрыла лицо ладонями, и  застонала. Дети и такая жестокость!  Ладони медленно сползли с лица. Раскисать нельзя!  Впереди похороны. Завтра пойду в милицию, узнаю, когда можно забрать тело. Мне помочь некому. Одной надо все пережить. А потом? Никого уже рядом не будет. Как стану жить одна!? Без Мити, без Сережи. Сколько впереди у меня лет! Уже никаких радостей в жизни не будет. Все надежды уйдут в могилу с останками сына. И все! Жизнь для меня кончена! Она легла на диван, повернулась на бок, поджала ноги, закрыла глаза. Заснуть, потом проснуться. Все забыть! Будто весь этот ужас приснился.  За что? Ведь она никому никогда ничего плохого не делала. Это не сон! Это не сон! Прозвучал над ее ухом голос. Это не сон! Повторила она. Проклятие Божье! Или проверка на прочность? Зачем мне жить? В буфете, бутылочка снотворного. Всыпать горсть таблеток в рот, запить водой, лечь и заснуть навеки. А Сережу кто похоронит? Да у меня и сил нет встать.
* * *
     Наташа, опираясь двумя руками о перила лестницы, переставляет непослушные ноги. Куда иду? Зачем? Домой? А что дома? Остановилась, вытерла ладонью глаза, толкнула дверь. Не заперто, странно!
     — Бабуль, мама, где вы? — крикнула девочка,  и, опершись рукой в стену, добрела до кухни.
     Бабушка, сидит у стола.
     — Бабуль? — Наташа медленно подошла, не решаясь коснуться   старушки, рукой.  Вдруг,  умерла от горя?
     — Бабуль, ты живая?
     — Лучше бы мне не дожить до этих минут! —  подняла голову Варвара Михайловна. — Вот не думала, что так разом потеряю все, что имела и берегла. Мишку в милицию утром забрали. Любашу в больницу увезли, и ты весь день где-то ходишь!
     — Бабуль, прости! — Наташа опустилась возле бабки на колени. — Прости!  Я не убежала из дома! Я, я, — она закрыла ладонями лицо. — Не могу, не знаю, как теперь мне жить! Если бы ты видела, что они с ним сделали!
     — С кем? — старушка взяла внучку за плечи.
     — Они, они — заикаясь, сквозь рыдания проговорила Наташа, — Они сожгли его! Узнать нельзя! Я умру без него! — Наташа закричала и упала у ног бабки.
     — Господи! И эта в истерике! — Варвара Михайловна наклонилась над девочкой. — Вставай на ноги!  Мне с тобой не справиться! Доченька! Наташенька! Да что ж это такое!?
     Наташа приподнялась, оперлась на руку бабули, ощутив свое отяжелевшее тело, дойдя до дивана, рухнула, как подкошенная.
     — Рассказывай,  где была?  —  присела на край дивана.
     — Если бы ты знала! — рыдания мешают Наташе говорить. Она сжала руки, хрустнула пальцами, приподняла голову. — Я на опознании была! — хриплый крик вырвался из ее горла. — Ой, я умру сейчас!
     — На каком опознании? — сердце  сжалось от ужасной догадки, когда она взглянула на искаженное болью и страхом лицо не девочки,  женщины, перенесшей тяжкое горе.— Сережка! Значит, правду сказал милиционер. — Ой, Господи! — по слогам, певуче протянула женщина. Что ж это за день такой! Одна новость страшнее другой! Сережа!?
     Наталья кивнула головой.
     — Страшно, бабулечка! Его узнать нельзя! Они его живьем сожгли! — она замотала головой из стороны в сторону, как помешанная.
     — Что ты детка! Нельзя так!
     — Я убью, Мишку! Вот этими руками разорву! — Наташа вытянула вперед ладони с трясущимися пальцами.
     — Не говори так! — Варвара Михайловна обняла девушку,  прижалась губами к волосам. — Он брат твой! Ты еще не знаешь, что там произошло! Ему тоже нелегко! Сидит в камере, голодный, холодный!
     — Так ему и надо! — отстранилась Наташа от бабки. — Когда увидела, думала, сразу умру.  Тетя Надя теперь совсем одна осталась! Хотела пойти с ней,  не разрешила. Не знает, кем для меня был Сережа.
     — Одной, видимо,  легче  переживать.
     — Все равно завтра пойду!
     Зазвонил телефон. Женщина сняла трубку.
     Щеки  побледнели, она приложила ладонь к груди,  села на стул. — Доктор звонил, плохо доченьке моей! — Варвара Михайловна приложила ладони к щекам, закачалась из стороны в сторону, как маятник. — Не вынесет она столько несчастья!
     — Что с мамой!  Поедем сейчас! Я быстро, только кофту теплую надену. 
     — Поедем! Только ты все эти подробности не рассказывай! Ей и так сейчас нелегко. Сына малолетнего в тюрьму упрятали, что еще может быть хуже. В убийстве обвиняют! Подумай о матери! Я уже старая! А тебе еще жить да жить!
     — Я не буду, бабуль!
     Наташа вытерла ладонями покрасневшие глаза. — Вот видишь! Я не буду плакать!
     На улице,  Наташа взяла старушку под руку, и они медленно побрели по тротуару.
     Бабуля права! Я должны подумать о маме. Ей сейчас хуже всех. А тете Наде? Она вспомнила серые осунувшиеся щеки женщины, поблекшие глаза. Что она сейчас делает? Перед ее глазами возникла картина в морге. Черные обуглившиеся кости, рваные обрывки ткани, и лицо, вернее, то, что было лицом? А может быть это не Сережка? Разум не хочет соглашаться с  жестокой действительностью.
     Здание больницы с ярко освещенными окнами. Если мамы уже нет!? Промелькнуло в  голове Наташи.  Она,  быстро преодолела ступеньки, ворвалась в коридор и побежала.
     — Куда ты, постой! — крикнула  вслед старушка. — Надо  доктора спросить?
     — Вы к Федоровой? — преградил девушке дорогу, высокий, средних лет, мужчина.
     — Она живая! — уперлась ему в грудь ладошками, Наташа.
     — К ней, милый! —  подошла старушка.
     — Она очень слаба! Никаких  разговоров! Иначе, я не отвечаю за лечение. Мы несколько часов провозились с ней, и я не хочу, чтобы  труды всей реанимационной бригады пропали даром.  Если вы себя будете достойно вести, ей эта встреча пойдет на пользу. Пойдемте, я провожу! Только, не более пяти минут! — он быстро пошел по коридору. Наташа торопится за ним. Только бы мама поправилась! Шепчут ее губы.
     Варвара Михайловна, припадая на левую ногу, идет следом. Старая травма теперь при каждой нервотрепке, дает о себе знать. Вздохнула старушка. Она увидела, как впереди, врач открыл дверь палаты, Наташка юркнула под его руку.
     Люба, услышав скрип двери, повернула голову, Наташа бросилась к ней, обняла, спрятала лицо  на груди матери. Глаза  наполнились жгучей влагой.
     — Где бабушка?  — оттолкнула дочку, Любаша.
     — Там она идет, в коридоре! —  прошептала Наташа.
     Врач, держа старушку под руку, подвел  к кровати.
     — Твоя больная нога! — Люба протянула руки матери. Та кивнула, сжала  пальцы дочери. По щекам  побежали слезы. Слава, Богу! Любаша жива!  Только бы Бог дал, чтобы  оправилась!  Сохрани ее Господи!
     — Как ты доченька! —  она  присела  на край кровати.
     — О вас беспокоюсь! —  Люба погладила руку матери. — Мишу не отпустили?
     У Варвары Михайловны перехватило дыхание.
     — Так, он там, утром увезли! — она отвернула лицо.
     — Что следователь сказал?
     — Сказал, отпустят. Выяснят и отпустят.
     — Я так и знала! — Люба отвернулась к стене, закрыла глаза.
     — Мамочка! — Наташа переплела пальцы рук.  — Мамочка,  не волнуйся! Все будет хорошо! Отпустят Мишку! Я была сегодня у следователя. Мишку отпустят, вот увидишь. Посидит немного. Попугают его, чтобы больше не хулиганил, и отпустят. Павел Андреевич сказал. — Наташа оглянулась на врача, он прикрыл глаза в знак одобрения. Щеки девушки покраснели. Впервые, так отчаянно соврала матери.
     — Правда! — Люба всмотрелась в заплаканные глаза дочери.  — У тебя все нормально?
     — Да, мамочка! — Наташа закусила губу, чтобы не разрыдаться.
     Мужчина в белом халате положил руку на плечо девушке.
     — Завтра утром придете. Ей надо отдыхать!
     Наташа наклонилась, поцеловала мать в щеки, лоб, глаза. Люба провела ладонью по щеке дочери. Она что-то от меня скрывает, врач не велел говорить. Поняла она. Выйду отсюда, сама все узнаю.
     — Идите, я устала! — Люба отвернула лицо к стене. Надо собирать силы. Без меня они  пропадут! Мишку надо спасать! Засудят парня! Она  слышала как, скрипнула, закрывшись, дверь. Сколько я здесь проваляюсь? Неделю?  А Мишка? Врач запретил им говорить правду. Разве можно меня обмануть. Наташка не умеет врать. В ее глазах стоит ужас!

Глава 15.

     Вадим Евгеньевич, идет по коридору милицейского участка. Анатолий Алексеевич догнал, взял за локоть, зашептал в ухо.
     — Завтра я найду концы! Они у меня попляшут!
     Вадим отстранился, окинул адвоката презрительным взглядом с головы до ног.
     — Плохо знаете свою работу!
     Водитель широко распахнул перед ним дверцу машины. Вадим сел, покрутил нервно головой, ожидая, пока усядется Анатолий. Машина сорвалась с места. Мужчина молчит, сверля взглядом серое дорожное полотно, мелькающее перед  глазами. Не заметил, как подъехали к дому адвоката, как тот вышел из машины, произнеся:  «До завтра, Вадим Евгеньевич!».
     — Домой? — спросил шофер, нажимая на газ. Вадим отрицательно покачал головой.
     — Понял! — Василий резко развернул машину, и помчался, увозя  хозяина по быстро темнеющим осенним улицам.
     Вадим снова и снова нажимает на кнопку звонка, заглядывает в дверной глазок. Неужели нет дома! Или с любовником? Вот досада! Как назло, отпустил шофера. Вернусь домой на такси, жена забросает расспросами. У него сейчас, нет  желания встречаться с Тамарой. Слушать ее рыдания и вопли по поводу случившегося с Владимиром.
     Наконец, щелкнул замок, дверь распахнулась. Вероника в голубом пеньюаре, открыла от удивления рот.
     — Разве мы договаривались о встрече?
     — Кто у тебя? — Вадим, отстранил девушку, прошел в прихожую.
     — Никого! Снотворное выпила, решила отдохнуть. Ты  разрешил не приходить сегодня на работу. Забыл?  — она зевнула, широко открыв рот, запахнула пеньюар, пошла в комнату.
     — Ужасно не хочется ехать домой. Извини, Ника, за беспокойство! — Вадим снял туфли, прошел в гостиную,  скинул пиджак, бросил на диван, потянул узел галстука, расстегнул пуговицы на рубашке, сел, далеко протянул ноги. — Отдохну у тебя! Невмоготу!
     — Что случилось? — девушка вгляделась в  лицо любовника. —  Контракт запороли?
     — Иди сюда!
     Вероника неохотно выполнила просьбу.
     Вадим взял ее руку, приложил к своей щеке.  — С делами все в порядке!  Менты сына забрали!
     — Володьку!?  — Вероника присела на колено Вадима.
     Мужчина вздохнул  всей грудью, ощутив резкую боль в сердце. Потер ладонью грудь. — До инфаркта  доведет, мерзавец! В тот день в ресторане! — от повторного приступа боли, исказилось лицо.
     — Лекарство налью!
     — Не надо! Потом!  — Вадим обнял девушку за талию. — В тот день, когда вечер устраивали в ресторане. Сергей устроил банкет, в кафе,  по поводу ухода на службу в армию. Там  напились, подрались! Теперь  обвиняют в убийстве!
     — Господи! — Ника  приложила ладони к щекам. — Кого убили!?
     — Сережку!
     — Кто убил?
     — Да, они втроем и убили! Следователь говорит, с особой жестокостью! Подробности не знаю!
     — Твой Володька убил? Не может быть!?
     — Мой сын проведет ночь в милиции. С ума сойти можно! — Вадим закрыл лицо ладонями. По спине прошли судороги. Вероника обняла его за плечи.
     — Пришел поплакать  в жилетку! Когда  плохо,  идешь ко мне, а когда хорошо, рядом с женой.
     — Ника, как ты можешь сейчас сводить счеты! — Вадим поднял на любовницу глаза. — Я не знаю, что мне делать?
     — Это работа для твоего адвоката!
     — Черт его, побери! —  Вадим  отстранил девушку, встал, стукнул кулаком по столу. — Вместе были  у следователя. Он даже не смог уговорить отпустить Володьку под залог домой. Уволю дармоеда!
     — Не пори горячку! Ничего с твоим оболтусом не сделается!   Толик разберется, похлопочет. У него богатый опыт!
     — Тамара  грызет!  Мало уделяю сыну внимания!
     — Не хнычь! — Вероника потянула Вадима за руку, усадила рядом с собой на диван, погладила  по голове. —  Лысинка  просвечивает! —   отвернулась, пряча улыбку. Тоже мне любовник!  Все они, как чувствуют старость, так к молоденьким лезут в постель погреться.  Она встала.
     — Если голоден, разогрею курицу.
     — Спасибо, есть не хочу.
     — Тогда, раздевайся! — Ника скривила  алый рот в улыбке. —  И в спальню! Лучшее лекарство разогнать твою печаль!
* * *
     Тамара снова и снова нажимает на светящиеся кнопки мобильника. Отключил, подлец! Где он может быть!? Второй час ночи!  Я весь вечер мечусь по квартире, места себе не нахожу. Не обедала,  не ужинала! Настю отпустила. Ее ужимки, ухмылки меня раздражают. А он, даже не позвонил. Ходил к следователю, или нет?  Что ж, Володю не отпустят? Она сжала ладонями виски, застонала. Позор на весь город! Участковый сказал,  убили! Не может быть! — Не верю! Не верю! — крикнула Тамара. Продела пальцы в волосы, сжала до  боли.  Неужели посадят! Нет, только не это!  Где Вадик! Сын в тюрьме, а он гуляет. Значит, правда, у него связь с этой чернявой шлюхой! Где он ее раскопал!
     Хлопнула дверь в прихожей. Тамара наклонилась с лестницы, всматриваясь. Свет не зажигает. Вадим, или  чужой! Зашла  в спальню, остановилась у двери. Да, это его шаги.  Прошмыгнет в свою комнату, а утром скажет, ты спала, когда я вернулся. Нажала на   кнопку включателя, распахнула дверь. Вадим вздрогнул, прикрыл ладонью глаза.
     — Где ты ходишь! Я с ума схожу! А ты гуляешь!
     — Дорогая, я устал!  Много работы! Поговорим утром! — Вадим прошел мимо жены.
     — Сейчас все расскажешь! — Тамара преградила  дорогу. — Ты был у следователя?
     — Был! — Вадим отворачивает лицо, избегая ее настойчивого взгляда.
     — Где Володя!?
     — Остался там!
     — В милиции!?
     — Толик ничего не мог сделать! Дорогая, я ужасно, устал! — он ощущал покой в теле, после любовных утех.  Залезть под одеяло, и заснуть! — Вадим отстранил жену. — Утром поговорим! — и, скрывшись за дверью своей спальни,  щелкнул задвижкой.
     — Вадим, открой! — Тамара застучала кулаками в полированную поверхность. — Ты не можешь так со мной поступить!  Выйди! Я не смогу заснуть, пока ты не расскажешь!
     — Я смогу! — прошептал Вадим, освобождаясь от одежды. Прикоснувшись щекой к подушке, он мгновенно заснул.
     Тамара прислонилась спиной к двери.  Лечь тут,  и умереть!  Утром он распахнет дверь, и увидит плоды своей жестокости. Уморил жену! Она откинула волосы со лба. Но, если он спит, значит ничего страшного. Есть надежда на лучшее. Зря  паникую. Вадим, как всегда прав. Утром будем думать. Анатолий сумеет защитить нашего мальчика! Он не допустит, чтобы его посадили в тюрьму! Тамара запахнула полы пеньюара, прошла в спальню, закрыла дверь, легла на постель. Где был Вадим? С Вероникой? Тоже выдумала имя! Верка, или  Груня, Маня!? Горечь обиды овладела женщиной. Слезы хлынули из  глаз. Одна, сижу день, вечер и ночь в пустом доме! Страдаю! Сын в тюрьме! А он развлекается в постели у любовницы. Мужчины бездушные существа!  Живет в свое удовольствие! Даже не позвонил, не поинтересовался, о моем здоровье. Ведь мы уже не молоды! Вдруг, я от горя лишусь рассудка, или сердечный приступ случится. Думает только о себе!
     Лунный свет пробился  в щель между шторами, скользнул по потолку, закачался на стене. Тамара с ужасом наблюдает. У меня галлюцинации! Закрыла лицо руками.  Надо ни о чем не думать и заснуть. Володя в тюремной камере! Там холодно! Деревянные нары.  Я виновата! Мало беседовала с ним! Он вырос эгоистом! Уважения нет ни к матери, ни к отцу. Она вспомнила утреннюю сцену, когда сына увозила милицейская машина. Даже не  обнял мать! Щеки загорелись от стыда. Посторонние люди видели, как он со мной обращается! Женщина повернулась на бок, потянула угол одеяла, накрыла ноги. Почувствовала ломоту в теле, будто ее избили, зевнула. Все забыть и заснуть!

Глава 16.

     Щелкнул замок, Нина выбежала в коридор.
     — Соскучилась, страшно! —  поцеловала мужа в щеку.
     — Добрый вечер, дорогая! — Павел обнял жену, вдохнул знакомый запах духов. И  ужасы  дня отступили. — Извини, задержался!
     — Трудный день!? — Нина заглянула мужу в глаза, погладила ладонью по щеке. — Мой руки, буду кормить. Твой любимый борщ сварила.
     Павел долго намыливает руки в ванной. Да, денек выдался!  Рассказывать Нине, или не надо? Хотя, если не ей, то кому еще.
     Вошел в кухню, потянул носом аромат свежесваренного борща.
     Нина поставила перед мужем тарелку.
     — Люблю борщ!  — Павел откусил горбушку черного хлеба, зачерпнул ложкой густое варево, отправил в рот, с аппетитом разжевал.
     — Вкуснятина!
     Нина присела напротив, подперла кулачком щеку.
     Павел быстро опорожнил тарелку.
     — Другая еда имеется в этом доме?
     — Пирог с яблоками! — Нина поставила блюдо с пирогом на стол, отрезала кусок,  налила большую чашку чая.
     Закончив ужин, Павел встал,  обнял жену, поцеловал в щеку.
     — Спасибо! Очень вкусно! —  сел на табуретку, и залюбовался тонкой, легкой фигуркой, ловкими движениями рук, поворачивающими под струей воды, тарелки и чашки. Хорошо, у меня есть она!  И вдруг, вспомнил, как закричала Наташа на опознании.  Потеря друга надолго останется незаживающей раной.
     Нина почувствовала взгляд, повернулась.
     — Ты что? — никогда не видел, как моют посуду. — О чем  думаешь?
     — Надо беречь друг друга! Помогать всегда и во всем! —  Павел, подошел к жене, привлек к себе.
     — Пусти,  вытру руки, пойдем в комнату, и ты мне все расскажешь!— прошептала Нина, пораженная неожиданным приливом нежности мужа.
     — Как ты догадалась? — заглянул ей в лицо, Павел.
     — Тебя что-то мучает! Разве не так?
     — Так! — вздохнул Павел. — Только я не знаю,  смогу ли рассказать.
     — С тобой все в порядке!
     Он поцеловал жену в висок.
     — Главное, чтобы с тобой было хорошо! Рабочие будни! Праздников не жди при твоей специальности. Если есть потребность, расскажи, если нельзя,  не настаиваю. — Нина отстранилась, закрыла воду, вытерла полотенцем ладони. — Теперь я вся внимание! — улыбнулась женщина. Обняла мужа за талию. Они прошли в комнату, сели на диван.
     — Даже не знаю, с чего начать! — Павел почесал лоб. — Со вчерашнего утра не могу осознать происшедшее. —  Внимательный взгляд жены его ободрил. — Произошел ужасный случай  Мальчишки! Вчерашние школьники, убили своего товарища. Не просто убили!  Избили, и еще живого положили на огонь. В парке, у могилы неизвестного солдата.
     Нина прижала ладонь ко рту, сдержав крик. Лицо  побледнело.
     — Зря сказал! — покачал головой Павел.
     — Я бы все равно узнала! — тихо произнесла Нина. — Люди бы рассказали. Вы их  посадили?
     — Сегодня всех троих забрали. Один из них, сын местного предпринимателя.
     — Володька?
     — Он самый. Второй спортсмен, а третий Мишка, малолетний. Теперь в колонию пойдет.
     — Я их всех знаю! — вздохнула Нина. — В одной школе учились. У Мишки сестра Наташа. Они близняшки, в моем классе.
     — Она ужасно кричала сегодня на опознании. У меня до сих пор в ушах звенит ее крик. — Павел обнял жену. — Очень боюсь и робею. Завтра у меня с ними беседа. Все факты раскрыты. От них только требуется подписать признание. Дело можно  передавать в суд. Мое первое расследование!
     — Не переживай! У тебя все получится! — Нина положила голову на плечо мужа.
     — Понимаешь, не так я представлял  свою работу. Ловить преступников, а тут, птенцы, неоперившиеся, и такое страшное преступление.  В голове не укладывается.  Откуда такая жестокость?
     — Боевики смотрят по телевизору, вот и все воспитание! Одни деньги на уме!
     — Володьку папаша откупит!
     — Он уже приходил, требовал! — Павел повернул возмущенное лицо к Нине, — Понимаешь, требовал, чтобы отпустил под залог. Я оставил всех троих до утра в КПЗ. У меня есть на это право!
     — Правильно! Пусть подумают о своей судьбе. Но тебе трудно придется! Этот буржуй немало усилий приложит, чтобы вызволить сыночка. За Кольку вступится спортивное общество. А вот Мишка? За него заступиться некому.
     — Мать сегодня отвезли в больницу. У нее больное сердце!
     — Тетю Любу? Баба Варя с Наташкой остались. Надо завтра зайти к ним!
     Павел коснулся губами виска жены.
     — Надежда Ивановна меня беспокоит. Даже Наташке  не разрешила  провожать! Одна пошла домой.
     — Она сильная женщина!  Когда похороны?
     — Завтра  отдадут тело.
     — Надо помочь! У нее, наверное, и денег нет. Сергею, недавно компьютер купила. Два года собирала. На одну  зарплату жили. —  она замолчала, раздумывая, стоит завтра зайти к Надежде Ивановне, и чем она может помочь, убитой горем, женщине.
     — Хорошо, у меня есть ты! — Павел обнял жену. — Не принимай близко к сердцу,  мои рассказы. Я больше не буду тебе ничего рассказывать.
     — Обязательно будешь! — прижалась Нина к Павлу.
     — Спасибо, любимая!

Глава 17.


     Павел раскрыл дверь кабинета, оглядел насупившихся ребят, сидящих у стены.
     Однако, проведенная ночь в СИЗО нагнала на них страху! Спеси поубавилось.  Прошел к столу, сел, достал из ящика  папку, раскрыл. Не поднимая глаз,  чувствует, ребята следят за каждым его движением. В его руках их судьба. Это они уже осознали.
     Следователь намеренно не торопится. Его  молчание наводит на них смятение. Они не понимают, почему он молчит, почему выжидает, какой готовит им допрос. Он не знает, с чего начать разговор. Сам в смятении. Первое серьезное дело. Убийство! Преступники почти дети. Убитый их товарищ. Жили в одном городе, в одном квартале, учились в одной школе. Как могли  совершить такой свирепый поступок! Не находит слов. В  душе смешались чувство жалости  к убитому,  и к преступникам. Глядя на их потускневшие лица, поджатые под стулья, ноги, язык не поворачивается назвать их преступниками. Но они сами расписались под таковым определением. Сами поставили на себе  страшное клеймо убийц!
     — Я не буду говорить без адвоката! — тихо произнес Володька.
     — Кто  сказал? — поднял глаза на ребят, следователь. Сжал в пальцах ручку,  она треснула пополам. И его взбесило. Подскочил к Владимиру.  На  скулах задвигались нервные желваки. Завел руки за спину, сжал пальцы, чтобы не ударить.  Наклонился к лицу парня и сквозь зубы,   прошипел.
     — Будешь говорить!  И не вздумай вмешивать своего папашу! На суде все  ответите!
     Володька отпрянул, уперся плечом в спинку стула.
     Павел отошел от парня, достал из кармана сигареты, закурил.
     —Что говорить? Начальник! — кривая улыбка пробежала по губам Николая.
     — Все! Как начали драку. Кто зачинщик! Кому в голову пришла идея, живого человека положить на огонь!?
     Мишка побледнел, часто заморгал ресницами.
     — Он живой еще был!? — глаза мальчишки наполнились слезами. — Я же говорил, не надо, я же говорил! —  ладонями сжал голову. Сквозь рыдания, из его рта  слышатся отдельные слоги, составить из которых слова невозможно.
     — Кто арматурой бил Серегу по голове? Теперь плачет, жалостливый какой нашелся! — Колька брезгливо передернул плечами, сплюнул густой шматок на пол. Повернулся к Володьке. — Может, и ты заплачешь? Не ты ли первым начал драку?
     Володька втянул голову в плечи. Промычал что-то нечленораздельное.
     Павел подскочил к парню.
     — Все по порядку! Быстро! А то я вас всех сейчас! — он занес сжатый кулак над нечесаными Володькиными кудрями.
     — Не имеете право! — Володька дернулся, стул опрокинулся, парень уткнулся щекой в пыльный  линолеум.
     Павел подошел к столу.
     — Подними! — кивнул  Алексею. — За себя не ручаюсь! —  сел, подвинул  чистый лист бумаги, достал из стакана карандаш, постучал по листу. Алексей поднял стул, усадил Володьку. Парня трясет дрожь. Все мышцы Володьки сжались под одеждой. Вдруг станут бить. Потом вспомнил, кто-то из знакомых отца посмеивался, мол,  следователь, приехавший из Москвы не сторонник новых методов. Предпочитает  чистосердечное признание. Владимир вздохнул,  вытер тыльной стороной, ладони,  выступивший на лбу, пот.
     — Не помню. Все пьяные были!  Увидел,  Мишка что-то кричит, размахивает кулаками перед лицом Сереги, и врезал.
     — Экспертиза показала, в крови убитого минимальный уровень алкоголя.
     — Так он никогда не пил. Воображала несчастный! — повысил голос Владимир.
     — Значит, вы враждовали с убитым? — Павел Андреевич задвигал самопиской по листу.
     — Ничего мы не враждовали! — крикнул Николай. — Он всегда был задавакой! Как компьютер купил, так совсем зазнался. Даже на улицу перестал выходить. Мы его почти и не видели. После школы домой торопился. Вот только на вечер пригласил,  спасибо, не забыл.
     — Для вас  его поведение было оскорбительным? — следователь повысил голос. — Парень много занимался, готовился поступать в  университет после службы. Ты, — он кивнул Николаю, — много времени уделяешь спорту. Тоже не балуешь товарищей вниманием, насколько мне известно. Теперь, нескоро попадешь в спортивный зал. Плакали твои тренировки! И в сборную не попадешь! С приводом, и судимых, туда не берут!
     Колька уронил голову на грудь.  Слова,  произнесенные следователем, прозвучали как приговор. Он  прав! Подумал парень. Упекут в тюрьму, пропала спортивная карьера!
     — Я не бил! — он закрутил головой, будто у него заболел зуб. — Я не бил! Это Мишка начал выяснять отношения с Серегой. Он за его сеструхой  приударил. А Мишка переживает.
     Мишка вытаращил глаза.
     — Да, я только сказал ему, если что случится с Наташкой,  убью!
     — Так и сказал, убью! — Павел навел на мальчишку взгляд стальных глаз.  — Значит, ты угрожал погибшему? Ты зачинщик драки?
     — Он начал, точно! Я вспомнил! — Володька дернулся на стуле. — Он, он, товарищ, следователь!
     Колька закивал головой.
     — Точно, он! Мишка из-за Наташки начал драку!
     Михаил вытаращил глаза. Посмотрел на Володьку, потом на Николая.
     — Вы что, ребята!? На меня хотите все повесить!  Ты же, его ударил. Подскочил, когда я с Серегой разговаривал, и ударил его. А теперь, значит, я виноват!?
     — Вспомнили!? По порядку! — Павел встал, прошелся по комнате до окна, снова подошел к столу.
     — Кто принес водку в кафе? Заведующий клялся,  водки на столе не было.
     — Он принес! — Мишка встал со стула, вытянул  руки, указывая на Володьку. — Он! И мы все напились, кроме Сереги. Он водку не пьет! Не пил! — поправился он и вздохнул.
     — Ясно! — Павел повернулся к Алексею.  — Записывай!
     Алексей вытащил лист из папки,  быстро записал.
     — Дальше! — Павел остановился возле Михаила. Он самый маленький из  друзей,  расскажет все без утайки. Если не перепутает, от пьянки и страха.
     Мишка шумно потянул носом набежавшую влагу.
     — Что дальше!
     Парнишка  быстро заморгал ресницами, поглядел на Николая.
     Боится! Понял Павел. Значит, Николай  начал драку. Рука у него тяжелая. Мать сказала, последнее время, сын стал жестоким. Обвиняла спорт! Спорт тут не причем. Зависть! Обычная человеческая зависть! Но, ведь у него любимое дело, отличная перспектива в будущем. Зачем завидовать? Есть подстрекатель! Осенило Павла. И, наверняка, это Володька. А вот ему роль завистника  подходит. Лентяй,  набалован родителями, ни к чему не стремится.
     — Продолжай! — Павел встретился взглядом с пареньком. — Или боишься?
     — Кого мне бояться?
     — У Сергея был с твоей сестрой роман?
     — А мне, откуда знать? Я за ней не хожу.
     — Твои друзья  говорят, ты подошел к Сергею с разговором, чтобы он оставил сестру.
     Мишка опустил голову, не выдержав пристального взгляда следователя.
     — Ну, было, значит, у них.
     — Что было?
     — Да откуда мне знать? Любили они друг друга.
     — Близкие отношения у них были?
     — Не знаю? — Мишка потер  руками, глаза.
     — Он угрожал Сереге!  —  крикнул Володька. — Оставь сеструху в покое, а то убью!
     — Говоришь, любовь у них была? Ты осчастливил сестру! — Павел сильно сдавил рукой плечо паренька.
     Мишка захлюпал носом.
     — Я не убивал Сережку! Это они, Я не бил. Колька первый ударил. Они завидовали Сереге. Ненавидели его, потому что он не такой, как они. Володька ненавидел Серегу!
     — Кто первым ударил Сергея?
     — Володька закричал, а Колька ударил.
     — Да, ты что! Мразь сопливая, хлюпяк! — Колька вскочил со стула, дернулся в сторону Мишки, сжал кулаки.
     Павел положил ладонь на грудь Николая.
     — Сидеть! Не на пирушке в ресторане!
     — А что он врет! Нагло врет!
     — Я не вру! — Мишка всхлипнул, размазал по лицу слезы. — Ты первый начал драку! Я только сказал, чтобы он к Наташке не лез, а ты ударил. Володька подскочил, стал куражиться, а ты ударил.
     — Да, ты  арматурой  его по башке бил! — снова попытался встать Николай.
     — Сидеть! — крикнул Павел. — Я тебя не спрашиваю!
     — Это потом, на улице! А в кафе вы били. Ты и Володька!
     — Падла, продажная! Знал, там бы тебя уложил! — Колька сжал голову ладонями, уперся локтями в колени.
     — Продолжай! — кивнул Павел Михаилу.
     — Они в зале стали драться. Люди вскочили с мест, убежали. Потом Серега упал, голову разбил. Колька его в лицо ударил. Он упал. А они его за ноги потащили. Голова у Сережки по ковру волочилась, потом по ступенькам. Кровь текла.
     — Ты лучше, скажи, как арматуру принес и стал бить! — дернулся Николай.
     — Кто арматуру принес? —  Павел подошел к  Михаилу.
     Сдерживая рыдания, Мишка прохрипел.
     — Я наклонился, а он меня, меня, — путаясь в словах, захлебываясь слезами, пробормотал Мишка. — Я только посмотреть,  а он меня, ударил. Потом я разозлился, убежал, сломал в заборе прут железный, он там давно шатался, и стал бить. Я не хотел, я не помню, как  получилось! — парень закрыл лицо руками и зарыдал в голос.
     Сердце Павла заколотилось в бешеном ритме. Ему искренне стало жаль паренька. Что же ты наделал, дурачок! Сам себе подписал приговор. Но  говорит чистую правду! В этом Павел не сомневается.
     — Он ударил, не видя тебя, не понимая! Пытался сопротивляться! А Ты!? — Павел отошел к окну. Он сдерживал себя, чтобы  как Мишка, не разрыдаться.
     — Дальше? Вытащили на улицу.  Кто предложил оттащить Сергея  к вечному огню?
     — Они! Володька и Колька! — сквозь рыдания выдавил Мишка. — После того, как я арматурой его  ударил.
     — Гнида продажная! Не ударил, а бил изо всей силы. Озверел и бил!  — Колька сплюнул на пол, растер ногой.
     — Я не помню! Ничего не помню! — громкие рыдания  Михаила вызвали боль в сердце даже у Алексея, записывающего показания ребят. Он почувствовал легкое пощипывание в глазах и в носу. Указательным пальцем потер переносицу, громко чихнул. Павел завел руки за спину, переплел пальцы, крепко сжал. Прошагал по комнате до двери, остановился. Позвать дежурного, увести  мерзавцев, сил нет их, видеть. Мозг не в состоянии переварить услышанное. Сволочи! Шепчет он, беззвучно шевеля губами. Сволочи! Дикари! Неслыханная жестокость положить живого человека на огонь!
     — Неслыханная жестокость положить живого человека на огонь! — повторенная вслух  фраза прозвучала, как удары молота, в тишине помещения. На секунду все замерли. То ли удивленные произнесенному следователем, то ли вдруг осознанием содеянного.
     — Так он мертвый был! — нарушил тишину Володька.— После  Мишкиных ударов, он не шевелился.
     — Вы потащили его на огонь! Я не хотел! — Мишка встал со стула, подскочил к Николаю, размахивая перед его лицом,  кулаками.
     Николай закрыл лицо ладонями.
     — Отойди, сядь на место! — Павел ухватил Мишку за рукав куртки, толкнул к стулу. Горячие головы! Собой владеть,  не научились. Вот и натворили дел. Помогла  и выпитая водка. На суде алкоголь учтут, как отягчающее обстоятельство.
     — Это не я на огонь его тащил! — Николай втянул голову в плечи, будто, ожидая удара. — Володька сказал, следы исчезнут, подумают,  пьяный забрел и упал.
     — Ты что! — Володька побледнел. На скулах надулись желваки. — Я же думал он мертвый, испугался. Куда его деть!
     — Так! — Павел остановился возле Владимира, наклонился, встретился взглядом с испуганным парнем. — Значит, следы решил замести! Пьяные, а поняли, что натворили! Отвечать  никому не хочется! Тем более, провести на нарах лет десять, а то и более, тоже перспектива плохая. Может, обойдется. Все дураки, а вы умные! Вы убийцы! Все трое! — Павел поднял кулак над головой.
     — Он мертвый был! Он был мертвый! Потом на огонь! — повторяет Володька.
     — Нет! Он был живой! И его, можно было спасти! Если бы вы опомнились и вызвали скорую! — следователь в два шага оказался возле стола, поднял вверх лист бумаги и потряс им. — Вот заключение мед. Экспертизы: смерть наступила от болевого шока, при соприкосновении тела с огнем. Вы убили своего товарища! С особой жестокостью! Суд это учтет при вынесении приговора!
     Стук упавшего на пол предмета прервал  обвинительную речь следователя. Мишка упал вместе со стулом. Сердце подростка не выдержало психологической нагрузки. Он убийца! Последние слова, которые зафиксировала его память. Темные круги поплыли у него перед глазами, комок тошноты, как в тот страшный вечер подкатил к горлу. Попытался расстегнуть воротник рубашки, но, онемевшие пальцы не подчинились. И он потерял сознание.
     — Воды! Скорее! — склонился Павел над парнишкой.
     Алексей налил из графина  полный стакан, подбежал к упавшему. Павел поднял стул, поправил отяжелевшее тело. Налил в ладонь воду, плеснул в лицо Михаилу.
     — Может, врача! —  Алексей посмотрел на Павла.
     — Обойдется!
     Мишка  вздрогнул от холодных капель, побежавших по щекам, залившихся за ворот. С трудом приподнял  веки. Перед глазами, словно в тумане возникло лицо матери. — Мама! — прошептал Мишка.
     — Мама теперь далеко! — Павел слегка потряс его за плечо. — Ну, пришел в себя! — Дома надо сидеть, а не по кафе ходить,  людей убивать.
     — Я не убивал! — прохрипел Мишка, тяжело поворачивая  пересохший язык во рту. — Когда все ушли, я вернулся, толкнул его, он перевернулся.
     — Кого толкнул? — наклонился Павел. — Говори громче!
     — Я вернулся. Подумал, чтобы он не сгорел и перевернул его. Ногой толкнул. Подумал, полежит, придет в себя и домой пойдет.
     Павел покачал головой.
     — Когда мы утром приходили на другой день после гулянки, вы все думали,  Сергей проспится у огня и пойдет домой? Но ведь намеренно потащили к огню, чтобы замести следы? Знали, наверняка,  после таких побоев, какие вы учинили, вряд ли человек мог выжить! Знали, что убили, и надеялись на чудо!? — Павел остановился возле Володьки, заложил руки в карманы, покачался с пятки на носок. Подошел к Николаю. — Ты тоже верил, после твоих кулаков парень остался живой?
     Николай повесил голову на грудь.
     — Подойдите, подпишите протокол.
     Павел прижал щеку к прохладному стеклу оконной рамы.  Кожа на его лице горит. Не у всех выдержат нервы слушать подробности убийства, да еще такого жестокого. По сути, дело уже раскрыто. Преступники признались. Да и дела, собственно никакого  нет. Нет дедуктивных методов, нет расследования. Ничего нет! И человека нет. Молодого, полного сил, хорошего человека. Выгнутая ветка дуба постучала в окно. Павел отстранился. Погода меняется.  Осень наступает. А кто-то, не увидит, ни желтеющей листвы, ни первого снега, ни новогоднего праздника. Почему ему вдруг, пришла в голову вся эта, не связанная с делом, мешалда из мыслей?
     Мишка, посапывая, распухшим от слез, красным носом, подошел к столу первым, склонился над подвинутым к нему, Алексеем, листом бумаги, неуклюже вывел свою фамилию. Николай споткнулся о ножку стула, долго прилаживает ручку в негнущихся от волнения пальцах.  Неряшливо нацарапал роспись под Мишкиной фамилией.
     Владимир, на негнущихся ногах приблизился к столу, взял ручку. Хотел расписаться, но потом выпрямился.
     — Без адвоката ничего подписывать не стану!
     — Пиши! — толкнул его Николай, не успевший отойти от стола. — Все равно придется всем отвечать! Володька подтянул лист. Нажимая на ручку, которая  вдруг отказалась писать, нацарапал  инициалы. Попятился от стола. Прижавшись, друг к другу, мальчишки застыли, сверля взглядом, повернувшегося к ним спиной, следователя. Каждый думал,  от этого человека  зависит их дальнейшая судьба.
     Павел подошел к столу, нажал на кнопку. Вошел молоденький сержант, вытянулся, как в строю.
     — Уведите! 
     Заложив руки за спину, став моментально ниже ростом, ребята, втянув головы в плечи, друг за другом поплелись к двери. Страх перед будущим,  леденит душу. Ничего, пусть отвечают за свои поступки. Заглушил Павел приступ жалости, сжавший, как тисками сердце.
     — Что с ними будет? — Алексей прислонился спиной к спинке стула.
     Павел пожал плечами.
     — Суд решит! Но жизнь они свою поломали! Один несовершеннолетний, пойдет на год в детскую колонию, потом переведут в тюрьму. А эти двое надолго загремят!
     — Они совсем еще дети!
     — Детки! А натворили! Не дай Бог! —  открыл папку, вложил бумаги. — Можно прокурору нести на подпись и закрывать!
     Алексей встал, прошел по комнате.
     — Знаешь, что меня волнует?
     Павел поднял на него глаза.
     — Женщина эта, потерпевшая, мать погибшего, сегодня не звонила, и не пришла.  Кто будет парня хоронить?
     — Действительно, не позвонила! — Павел  выдвинул ящик стола, достал маленький белый блокнот, перелистал. Придвинул телефон, повернул диск. — Хотя, постой! — нажал на рычаг. —  У нее нет родственников, как она справится?
     — Вот и я об этом говорю! — Алексей достал из пачки сигарету, закурил.
     — Но ведь в наши обязанности, организовывать похороны, не входит.  Я ей позвоню, предложу забрать труп.
     — Все правильно! А кто ей поможет?
     Павел опять завертел диск аппарата. Пошел длинный гудок. Еще, еще, и тишина.
     — Она не берет!
     — Живая или нет? — Алексей стряхнул пепел в пепельницу. — Я вырос в этом городе. Это ты приезжий! Как потом людям в глаза стану смотреть?
     — Пойти к ней? Вроде оснований нет, дело закрыто!
     —Служебных потребностей в свидании с потерпевшей нет! Разве только человеческие!?
     — Ладно! — поднялся Павел, снял со спинки стула костюм, надел. — Прямо сейчас и схожу.

Глава 18.

     Захлопнулась, дверь, щелкнул замок.  Николай прошел к лежаку, сел, обнял себя за плечи.
     — Курить охота!
     Володька   бросил ему на колени, пачку. — Анатолий передал. С дежурным договорился.
     Николай вытащил сигарету, жадно затянулся.
     — Следователь  узнает! Не сдобровать ни нам, ни твоему папе, ни дежурному.
     — Не можем мы  голодными сидеть! И потом это не тюрьма! Пока следственный изолятор! А там видно будет!
     — Надеешься, папаша вытянет!? — прищурил глаза Николай,  затягиваясь сигаретой.
     — Толик всех постарается вытянуть! Нельзя одного! Групповая у нас!
     — Откуда такие знания по правовым делам? — усмехнулся Колька. — В школе вроде этому не обучали.
     — Записку  в  передаче нашел. — Володя вздохнул, подошел к лежаку, подвинул пакет, засунул руку.
     — Колбасу вчера сожрали. Ни кусочка не оставили!
     — Да, уж! — засмеялся Николай. — Мы сейчас все сожрем!
     Мишка лег, подтянул ноги к подбородку.
     — Есть хочу! Холодно здесь! Домой хочу!
     Колька рассмеялся. —  Ничего, терпи!  В тюрьму переведут! Дадут  большое одеяло! Согреешься!
     — Не хочу в тюрьму! — пропищал Мишка.
     — Ты думаешь, нас в тюрьму переведут!? — остановил тревожный взгляд на товарище,  Володька.
     — До суда имеют право! — махнул рукой Колька. — Под залог вряд ли отпустят!
     Щека Владимира дернулась в нервном тике.
     — В тюрьме уголовники!
     — Ничего! Уживемся! — Колька подошел к товарищу, сжал кулак, покрутил перед носом.  — Видал! Мы тоже не лыком шиты!
     — Бить будут! — Володька отодвинулся от Николая.
     — Там твоего папашки нет. Кого им бояться? У них свои законы!
     — Но мы им ничего плохого не сделали!?
     — У них свои законы! — повторил Николай, смачно сплюнул на пол. Растер плевок ногой. — Я лично не сдамся! — он прошел по комнате.  — За себя могу постоять!
* * *
     Едва Алексей перешагнул порог, кабинета начальника милиции, Виталий Петрович сдвинул брови на переносице.
     —  Сознались все трое?
     Алексей присел на край стула. Положил бумаги на стол.
     Полковник подписал, не читая.
     —Ужасное преступление! —  встал из-за стола, прошел вдоль придвинутых к столу стульев. — Звонил этот! — приложил ладонь ко лбу. — Предприниматель! Сына его вы задержали! Просит отпустить под залог.
     — Павел Андреевич категорически против! — Алексей встал.
     — Сиди! — положил ладонь на его плечо Виталий Петрович. — Мне тоже не нравится вся эта история! Я ему отказал! А почему Павел  сам не пришел.
     — Он к потерпевшей, матери убитого поехал. Хоронить надо! Она трубку не берет.
     — Ясно! — вздохнул начальник. — Как появится, пусть зайдет!
     После ухода Алексея, Виталий Петрович сел  за стол, подвинул  листы. Попытался сосредоточиться на исписанных мелким почерком страницах. Убили, да еще додумались положить на огонь. Осквернили памятник!  И так по ночам бомжи греются у огня. Дежурного что ли там поставить.  Отодвинул бумаги. Вытащил из стаканчика ручку, постучал по столу. В ушах еще звучит голос Вадима Евгеньевича, после недавнего  телефонного разговора. Деньги предлагал!  Не стесняются! Думают, им все дозволено!   Хозяевами себя возомнили! Он почувствовал, как загорелись щеки от стыда. Надо сказать следователю, ни в коем случае не уступать. Закон для всех един!
* * *
     Андрей Александрович  уже минут пятнадцать сидит на лавочке перед входом в ресторан.  Наконец, в дверях показался Вадим. Быстро спустился по ступенькам.
     — Извини!  —  Андрей, пожал протянутую Вадимом, руку. —  Потревожил! На  улицу позвал. Но там, внутри, у тебя такая обстановка. Не смогу говорить!
     — Ладно! — Вадим присел рядом. —  Помогу с адвокатом!  Вытаскивать, надо всех. Одного не выпутать.  Толик тоже так считает! Звонил начальнику милиции. Но до суда не выпустят. Следователь не согласится. На весь город растрезвонили!  Слишком большая огласка.
     Андрей почесал кончик носа. — Да, я другое, хотел сказать.  — он  провел ладонью по волосам.  — Ну, в общем, Наде, матери Сергея, помочь надо с похоронами. Неудобно! Одна она, родственников нет. И потом, дети вместе выросли, учились в школе. Теперь вот, так получилось!
     — А,  вот о чем! — Вадим покрутил головой, будто ему жмет ворот рубашки, потянул рукой узел галстука. Потом хлопнул ладонью себя по колену. — Ты прав! Только кто пойдет?  Она  на порог не пустит! Мы для нее враги! Особенно, я! Буржуй недобитый! Денег дам!  Только иди один. С тобой она, может быть, станет разговаривать. С твоей женой они вместе работают. — Вадим поднялся, оправил полы пиджака. — Сходи, узнай,  расходы оплачу. Только ей не говори!
     — Да мы сами, с Галей, и на работе у них  женщины, машина, они похлопочут.
     — Ну, бывай! — Вадим  направился к ресторану.
     Андрей смотрел в след, пока  круглая, располневшая фигура Вадима Евгеньевича не исчезла за тяжелой дверью. Да, натворили дел! Уверен, его Володька зачинщик драки. Себялюб!  Как и отец!  Уважения к себе требует! Новые русские! Крутые!  И мой туда же! Кандидат в олимпийскую сборную! Где я его упустил? Когда?  Драть надо было! Не жалеть! Резко поднялся,  пошел по тротуару. Потом остановился.  Вот так, сразу  приду к Наде? Помочь хотим! Нет! Не могу! Может быть, Галя? Женщинам легче договориться между собой.
* * *
     Галина,  как обычно,  поднялась по ступенькам  больничного крыльца, толкнула дверь. Остановилась, тяжело вздохнула. Будто три пролета одолела, сердце бьется, чуть не выскочит.  Две ночи без Кольки! Как он там? Следователь сказал, до суда не отпустят.
     — Галина Семеновна! Вам плохо? — остановилась возле нее, медсестра Маша.
     — Спасибо, Машенька, сейчас пройдет! Сердце немного прихватило.
     — Надежда Ивановна не вышла на дежурство! Звонила,  не отвечает! — Маша поправила колпачок на голове.
     — Когда звонила! — женщина пошла по коридору, на ходу расстегивая пуговицы теплой кофты.
     — Да, все утро!
     Галина вошла в ординаторскую, повесила кофту в шкаф, достала халат, надела, расправила полы. Ей сейчас еще тяжелее, чем мне. Подумала она. У меня сын в тюрьме, а у нее в морге. Мой, отсидит и придет, а ее никогда не вернется. Оттуда не возвращаются. Она пригладила волосы, мельком взглянула на свое отражение в зеркальной дверце шкафа. Перевела глаза на сестру, стоящую в проеме двери.
     — Собери девочек! — Галя переложила бумаги на столе. Надо сходить к Наде. Сколько лет вместе в одной больнице. Как в глаза ей взгляну? Колька убил Сергея. Чем смогу  утешить!? Подвинула стул, села, положила локти на стол. Будто всю ночь мешки разгружала! В коридоре послышался звонкий смех. Чей-то голос пропел на высоких нотах: «Ах, вернисаж, ах, вернисаж…» — Тихо ты, распелась!
     Машка ругается, улыбнулась Галина.  Молодость! Беззаботность!
     Девчонки стайкой влетели в ординаторскую, столпились у двери.
     — Проходите, присаживайтесь! — Галина Семеновна встала у стола. Каждый раз на дежурстве, утром собирает сестер, для раздачи поручений, и каждый раз они, толпятся у порога. Сама когда-то такая была.
     — Я отлучусь ненадолго. У Надежды Ивановны  сын погиб!
     — Позавчера в морг привезли! Страх глядеть! — закрыла ладошками лицо, Катя.
     — Я чуть в обморок не упала! — замахала маленькими ручками перед лицом, толстенькая Зина. — Не вспоминай!
     — За старшую, останется Мария! — прервала разговоры медсестер, Галина Семеновна. — Внимательно читайте рекомендации врачей при раздаче лекарства. В перевязочной соблюдайте чистоту! Все понятно!
     Девчонки закивали головами.
     — Тогда свободны! — девчата, подталкивая друг друга, выбежали из кабинета. Весь коллектив за последние два года обновился. В моей смене, только я и Надя со стажем. Старухами смотримся на фоне этого цветника. Галина сложила аккуратной стопкой папки на столе.
     Зазвонил телефон.
     — В общем, я говорил! Вадим обещал помочь! — услышала Галя, голос Андрея. — Сама сходи! 
     — Поняла! — вздохнула Галина. — Я знала. Ни ты, ни Вадим не сможете пойти к Наде.  Она на работу не пришла. Сейчас и пойду.
     Галина положила трубку. Ему тоже не сладко! Утром, за завтраком у мужа тряслись руки,  расплескал кофе из чашки. За двадцать лет совместной жизни  впервые видела его таким удрученным. Ах, Колька, Колька, что же ты наделал? Если, тюрьма? Прощай карьера, олимпиада! Сколько дадут за убийство? С особой жестокостью! Сказал Павел Андреевич! Хоть бы увидеть до суда. Как он? Похудел, побледнел? Она  с трудом перевела дыхание, подошла к шкафу. Протянула руку к дверце и застыла. Как сейчас приду к Надежде. Какие слова найти, чтобы успокоить? Сняла с вешалки  кофту, надела, машинально пригладила волосы, застегнула пуговицы, и вышла из кабинета.
     По улице, Галя шла, не узнавая дороги, будто впервые идет к подруге.  Толкнула дверь подъезда, тяжело ступая,  поднялась по ступенькам. Сколько раз  приходила на день рождения Нади, сидела за свадебным столом, на поминках  Надиного мужа. Совсем недавно,  отмечали восемнадцатилетие Сергея. Высокий, стройный, парень. Крутой лоб, прямой, крупный нос, красиво очерченные, тонкие губы, немного выдающийся вперед подбородок.  Серые, с черными густыми ресницами, глаза, строгий, сосредоточенный взгляд. Она позавидовала подруге. Умный мальчик. С такими глазами становятся учеными, героями. Мой Колька другой. Взбалмошный, ленивый. Если бы не отец и тренер, вечно стоящие, у него над душой, ничего бы из него не вышло. Остановилась у двери, обитой черным дерматином. Сережка вместе с Андреем делали, вспомнила Галина. Постояла несколько секунд, прислушиваясь, не донесутся ли из квартиры хоть какие-то звуки. За дверью тишина, страшная, напряженная, жуткая. Ей захотелось убежать. Может быть участкового позвать? Не оказаться свидетелем, а то и подозреваемой. Ведь, как никак, заинтересованное лицо. Не стань Надежды, и дело закроют. Она махнула ладонью перед лицом. Господи! Какие страшные мысли иногда приходят в голову, и без всякого повода.  Решительно нажала на кнопку звонка.
* * *
     Надя повернула на бок занемевшее тело, пошевелила ногой, потом другой. Так и заснула, не раздеваясь, на диване?  Сколько времени? Поискала глазами будильник.  Всегда стоял на столе. Увидела перевернутый вверх ногами циферблат на полу, под столом. Скатился. До ее слуха донеслись короткие гудки. Трубка повисла над краем стола и раскачивается на проводе. Ну, вот, и трубку не положила. Никто, наверное, дозвониться не может.  Провела ладонями по волосам.  Вздрогнула от прозвеневшего в прихожей звонка. Господи! Какой  день? Сколько я проспала? У меня смена! За двадцать лет ни одного прогула.  Она оперлась о подушку дивана, встала, шатаясь, как пьяная, добрела до коридора.
     Пальцы не слушаются, ключ не поворачивается. Наконец,  распахнула дверь, словно сквозь пелену тумана,  увидела  лицо Галины.
     — Уходить  хотела! — перешагнула порог, Галя.  — Участкового звать!  Спишь? —  остановила взгляд на бледном лице подруги. Словно покойница! Пронеслось у нее в голове. Постарела лет на двадцать!   Она прошла в комнату.
     — С тобой все в порядке?  А то я и чемоданчик захватила. Может укол успокаивающий сделать?
     Надежда медленно двинулась за ней.
     — Что со мной может случиться? Руки, ноги,  на месте. Голова тоже. Цела и невредима. Только вот, видишь, заснула. Будильник уронила, он остановился, не знаю, сколько времени. И телефон, вот! — она указала на стол. —  Трубка съехала.
     Галина подняла будильник, завела, поглядела на свои наручные часы, поставила стрелки. Положила трубку на рычаг аппарата, села на стул, поставила у ног серый медицинский чемоданчик.
     — Ты сегодня на смену  не пришла. Маша тебе все утро звонила!
     — Теперь прогул засчитают?  Не могу  идти. Ноги и руки, словно чужие!
     — Да кто тебя станет попрекать! У тебя обстоятельства! Я уж, думала, с тобой что случилось?
     — Со мной все хорошо! — Надя опустилась на диван, сложила руки на груди.
     Галя посмотрела на подругу. В своем  уме? Говорит, странно, будто не помнит о случившемся.  Глаза сухие.  Даже, не плакала.
     — Помочь? Так ты скажи!
     — Ничего не надо! — Надежда обняла себя руками за плечи. Ее трясет сильный озноб, как при высокой температуре.
     В прихожей прозвенел звонок. Надя повернула голову.
     — Будто, позвонил кто, или показалось?
     Я открою! —  поднялась Галина. На пороге  Павел Андреевич.
     — Я позвонил, никто не подходит,  потянул дверь, она   открылась! — щеки следователя покраснели.
     — Это я сейчас пришла и не закрыла. Проходите! Она там в комнате.
     Он наклонился, чтобы снять туфли.
     — Что вы, не надо! — остановила его Галя. Посмотрела на отрытую дверь комнаты, с раскачивающимися деревянными жалюзи, прошептала, глядя в глаза следователя. — Только, она, кажется, не в себе.
     Павел кивнул головой. Так я и знал!  Зачем пришел?   Она тело должна забрать! Вспомнил следователь. От нервного напряжения у него зазвенело в ушах.
     — Что вы здесь делаете? — он вспомнил,  Галина мать одного из задержанных пареньков.— Ваш сын?
     — Да, — прервала его Галина. — Колька мой, сидит у вас в отделении. Мы работаем вместе, она не вышла на смену, вот я и пришла. — быстро произнесла  Галина и перевела дух, как после быстрого бега.
     Павел остановился у порога.
     — Здравствуйте, Надежда Ивановна! Примите мои соболезнования! Крепитесь! — словно робот, скороговоркой  произнес он. 
     Надежда оглядела вошедшего. Милицейская форма! Сережка что-то натворил? Не может быть!
     — Вы, по какому вопросу? — остановила взгляд на Павле.
     — Да, собственно, — Павел не знает, как произнести, заученные слова, повторенные много раз, пока шел сюда. Вот черт! Достал из кармана платок, вытер вспотевший лоб. Она и в самом деле, не понимает, зачем я пришел. Права эта женщина, он бросил взгляд на Галину, будто приглашая ее догадаться о цели его визита. Но та отвела глаза.
     — Вы когда заберете тело сына? —  Павел  ощутил необычайную легкость на душе, произнеся  фразу, которую заучил наизусть.
     — Мы сделаем, я сама, мы все сделаем, не беспокойтесь! — Галя подошла к столу, поправила скатерть. Павел заметил, как сильно трясутся ее пальцы.
     — Если, что надо, мы поможем! — он  снял фуражку, провел по ней ладонью, словно стряхивая пыль. — Машина,  ну и все, остальное!
     — У нас все есть! Мы сделаем, не беспокойтесь! — Галина перевела взгляд на подругу. Надя, безучастно глядит перед собой. Не понимает, или делает вид? Подумала Галина. Вся в себя ушла!
     — Тогда, я пойду! — поднялся Павел.
     Галина пошла следом за ним в коридор.
     Он, толкнул дверь, больше не произнеся ни слова, вышел, медленно стал спускаться по ступенькам.
     — Спасибо, что зашли! — крикнула вслед Галина. Павел не оглянулся. Она закрыла на задвижку дверь, вернулась в комнату. С чего начать разговор? Надо оформлять документы в загсе, выписывать свидетельство о смерти, собрать необходимые бумаги, из милиции, заключение экспертизы, завизировать место на кладбище, договориться с могильщиком. Назначить день похорон. А она, словно, ничего не произошло, сидит, вытаращив глаза. Галину охватило раздражение. С ума сошла, или притворяется!? Как улитка, спряталась в ракушку. Я должна переживать! Будто у меня горя мало. Сережке теперь уже ничего не нужно. Мой Колька сидит в КПЗ голодный, холодный. Мне бы к нему  пойти, а я тут, вожусь, с этой умалишенной!
     — Когда хоронить будем, Надь? — остановилась перед подругой. 
     — Бумаги еще не оформлены, а сил идти, у меня нет, сама видишь! — Надежда Ивановна попробовала приподняться, но, обессилив, снова села на диван.
     — Дай мне Сережкин  паспорт!
     — В тумбочке. Под телевизором, в голубой коробочке! — указала рукой Надя. — Деньги в коробке из-под конфет.
     — Сиди, сиди! — Галина открыла тумбочку. — Вот  нашла! —  подняла паспорт вверх. — Так, я, не буду терять время, прямо сейчас и пойду. К тебе вечером загляну! —  выбежала в прихожую,  громко хлопнула дверью. Ой! Выдохнула из себя воздух, женщина. Все она понимает! А я уж думала,  с ума сошла. Не спросила, привозить покойника во двор, прощаться!? Спускаясь по ступенькам подъезда, шепчет Галя.  Хотя, зачем везти,  смотреть страшно. Все подготовить, и  на кладбище!

 Глава 19.


     Галина подошла к  своему дому, подняла голову. Во всех трех окнах горит свет. Может быть, Колька уже дома? Сердце забилось в предчувствии радостной встречи с сыном.  Вбежала в подъезд,  поднялась на третий этаж, открыла дверь. Не раздеваясь,  вошла в комнату. Андрей, спит на диване, на экране включенного телевизора, целуется влюбленная парочка.
     — Кольку отпустили? —  затрясла плечо мужа.
     Мужчина открыл глаза,  бессмысленно глянул на жену.
     — Где Колька? Когда пришел?
     — Я у тебя спрашиваю,  Кольку отпустили?
     — Не знаю! — Андрей сел, потер кулаками глаза.
     Сердце Галины гулко застучало. — Ты что, пьяный? — злость охватила женщину. Эх, дать бы ему по шее. —  Иллюминацию зажег! Свет  во всех комнатах! Подумала, Николая отпустили, так ты на радостях осветил квартиру. А ты, дурень, набитый! Спишь, телевизор включен. Сколько раз тебе говорила, не включай, если не смотришь! Электричество только жжешь!  — женщина опустилась на стул у стола, стянула с головы косынку.
     —Зачем на голову платок повязала?  — Андрей покосился на жену.
     — Тебе, какое дело! — Галина опустила руки на колени. — Весь день с похоронами хлопотала. Бумаги оформляла. Набегалась, ног не чувствую. Вот и надела. Неудобно, без платка. В церковь ходила, поминальную заказала на завтра.
     — Какие похороны? — Андрей потянулся к пачке сигарет, лежащей в углу дивана.
     — Не кури в комнате! — хлопнула мужа по руке, Галя. — Какие! Сережки Надькиного! Сам   надоумил, помочь! Вот  и помогаю! Мне это очень нужно! Своей беды хватает! Увидела в окне свет, потеплело на душе. Дурья башка, весь дом взбаламутил, чтоб тебе пусто было!
     — Ну что ты, взбесилась! Заснул немного!
     — Я ж по лестнице бежала, а ты…? — она закрыла руками лицо и громко зарыдала. Вся накопленная за день боль  вырвалась наружу. — Господи! За что мне эти беды! Сын в тюрьме! А я бегаю, о чужих забочусь! Благодетельница!
     Андрей подошел к жене, обнял за плечи, привлек к себе.
     — Ладно, успокойся! С Колькой уладим! С Вадимом вчера говорил. Адвокат постарается. А Надьке, кроме нас помочь некому. Вроде, как мы виноваты! Нельзя ее оставить одну!
     Галя оттолкнула мужа, вытерла ладонями мокрые от слез, щеки.
     — Ишь, какой заботливый! К Любке бегал, утешал, теперь Надьку жалеешь!? Меня, кто пожалеет! В чем мы виноватые перед ней? Откуда нам знать, что там, в кафе произошло? Напились, подрались, а мы виноватые?  Еще неизвестно, кто первым начал драку. Может Сережка? Он за Наташкой ухлестывает. Мишка стоит между ними! Наташка ведь малолетка. Мало ли что удумает пьяный мужик!
     — Да ты совсем озверела! Галь, что ты говоришь? Сергей порядочный парень, он не позволит ничего лишнего!
     — Был Сергей. И нет его! О Кольке надо думать! Жизнь у него теперь перевернется. Темное пятно! Разве ты не понимаешь? Убийца! Наш сын убийца! — она пропустила пальцы рук в волосы, и застонала.
     — Галь, не надо так убиваться! Живой ведь! Ну, отсидит, выйдет! А может быть, условно дадут?
     — Дадут! Условно! — она зло поглядела на мужа. Он никогда еще не видел столько ненависти в ее взгляде. — Ты ходил к следователю?
     Андрей отрицательно покачал головой.
     — Я вся в заботах, а ты не нашел времени, пойти в милицию, узнать, здоров Колька или нет. Свидание бы выхлопотал.
     Андрей отошел от жены, сел на диван.
     — Завтра утром схожу! Прости!
     — Завтра не сходишь! Завтра похороны Сергея. Я уже все подготовила. Мужики нужны. Кто гроб станет выносить! У нас в больнице, мужиков,  главврач, и сторож.
     — Завтра хоронить? А место на кладбище, могилу выкопать?
     — Все готово! К Надьке зашла. Сидит на диване, не пьет, не ест. Словно помешанная. Поминки в больнице сделаем. Я ей говорю, Надь, завтра похороны, а она только головой кивает. Соглашается со всем, что ни  скажу. Словно ей все равно. Не понимает, день, или ночь. Чай налила в чашку, она отпила глоток, другой, и опять,  глаза, в одну точку глядят, и молчит. Тяжко так молчит! Аж, страшно! Скорей бы завтрашний день прошел! Не могу на нее смотреть!
     — У нее никого нет! Завтра для нее страшный день! — тихо произнес Андрей.
     — А для меня!? Разве не страшный!? Если бы знала, чем кончатся эти посиделки, разве пустила бы Кольку. Не люблю  попойки! И всегда не любила. Тоже, традицию завели, проводы в Армию! Будто  нельзя, без праздников и попоек! Вот теперь  хлебай тюремную похлебку,  на нарах!
     — Ладно! Бог даст! Выживем! — Андрей сжал пальцы рук. — Я чайник, пойду, поставлю! Пришел, ничего не ел. Давай хоть чай попьем!
     Галина махнула рукой. —  Как хочешь! Ничего не мило. Кусок в рот не лезет!

Глава 20.

     Варвара Михайловна зашла в комнату, поглядела на, свернувшуюся калачиком, на постели, внучку.
     — В школу пойдешь? Который день не ходишь?
     Девушка не шевельнулась.
     Старушка подошла к кровати, положила ладонь Наташе на плечо.
     — Живая, или нет? Проснись девочка! Нельзя постоянно лежать в постели.
     — Откуда вам знать, что можно, а что нельзя! — крикнула Наташка, и повернулась к бабке. — Надоели! Ненавижу! Оставьте меня в покое! Ничего не хочу! Жить не хочу! — по лицу девочки  покатились слезы.
     — Девонька, моя, не надо! — бабушка присела на край постели, обняла худенькие, трясущиеся от рыданий, плечи.
     — Как я буду  без Сережки!? — захлебываясь слезами, заикаясь, произнесла Наташа. — Ты ничего не понимаешь! Я, я, люблю его! —  Наташа  упала головой в колени бабушки. — Если бы ты видела, что они с ним сделали! Как я могу забыть все это!
     Варвара Михайловна положила ладони на голову Наташи, погладила по густым волосам.
     — Его, не вернуть! А жить надо! Ты еще молодая!  Пройдет время, забудешь весь ужас!
     — Как ты можешь так говорить! — отстранилась Наташа. — Ты ничего не понимаешь! Мы любили друг друга! Он, такой, такой! — на миг ее заплаканное лицо осветилось мимолетным воспоминанием о счастье, и тут же исказилось в страшной гримасе. Потеряв, от волнения, голос, она прошептала. — Я умру без него!  — оттолкнув бабку, отвернулась к стене, закрылась с головой одеялом, злобно прошипела.
     — Уйдите все! Никого не хочу видеть!
     — Встань,  поешь!
     Наташа не ответила. Все ее тело сотрясается от  беззвучных рыданий.
     Бабушка протянула руку,  чтобы коснуться, девочки,  но рука повисла в воздухе, она отошла от постели, подошла к окну, отдернула шторы.
     — Сегодня мама, после обеда возвращается из больницы. Упросила врача о выписке. Пойдем встречать?
     Наташа не ответила.
     Старушка вздохнула, и вышла из комнаты. В кухне, села на табуретку, налила в чашку чаю, взяла с тарелки кусочек хлеба, намазала маслом, откусила, запила чаем.  За один день семья распалась! Мишку в тюрьму посадили! Наташка лежит, страдает! У Любы больное сердце!  Каждый замкнулся в своем горе!  В прихожей прозвенел звонок. Она вздрогнула, тяжело припадая на больную ногу,  вышла в прихожую, отрыла дверь.
     — Любаша! Сказала, после обеда выпишут, я к тебе собиралась!
     Люба перешагнула порог, поставила сумку на пол.
     — Как вы тут без меня? —  сняла куртку, повесила на вешалку, прошла на кухню. Немытая посуда в раковине, пыль на полу,  на полках.  Села на табуретку, пригладила ладонями волосы.
     — Наташка в школе?
     Варвара Михайловна приложила ладони к щекам, горестно покачала головой.
     — Уж, который день не ходит. Лежит в постели, не пьет, не ест! Как не упрашиваю, не слушает! Говорит, не хочет жить! Любовь у них была!
     — Еще одна беда!  Лишь бы, с собой ничего не сделала, дурочка! Что у них было, не говорила?
     — Да,  Бог, с тобой! — махнула старуха руками на дочь. — Неужто, ты полагаешь? Ой, Господи! Дитя неразумное! За что на нашу голову!?
     — Мам, успокойся, сказала, не подумав. Может быть, ничего между ними  не было? — поднялась, прошла в комнату, приоткрыла дверь, поглядела на  лежащую в постели, дочь.
     — Не трогай ее! — старушка положила руку на плечо дочери. — Она плачет, страшно становится. Пусть лежит, так ей легче.
     Люба  вернулась в кухню.
     — Тогда, давай обед варить!  —  надела фартук, подошла к плите.
     — Как  себя чувствуешь! — старушка присела  у стола, поглядела на дочь.
     — Врать не стану, мам, плохо! Покалывает в груди, в голове кружится. Врач говорит, никаких стрессов, если хотите задержаться на этом свете! — повернулась Люба к матери. — Как без стресса? Сын в тюрьме! Дочь из постели не вылезает, плачет, горе у нее. А у меня, значит, все хорошо! Сплошная экзотика! Как избавиться от всех бед, разом? Одним взмахом? Волшебной палочки у меня нет!  —  застучала ножом по донышку, нарезая мелкими кубиками, луковицу.
     — Доченька! Не знаю, чем могу помочь! — Варвара Михайловна горько всхлипнула. — Была бы моя воля, все бы отдала за твое счастье!
     Женщины замолчали. Только звуки кухонной утвари, стук ножа, шипение чайника, бульканье бульона в кастрюле,  возвещают скорое завершение приготовление   обеда.
     В прихожей пропел звонок.
     — К нам? — задержала в воздухе ложку, Люба. Старушка взялась за поясницу, пытаясь подняться. — Сиди, мам! — остановила ее Любаша. — Сама открою!
     Нина Георгиевна, увидев Любу, смутилась, щеки покрылись густым румянцем.
     — Девочка ваша!
     — Знаю! — прервала Люба. — Я  из больницы сегодня вышла. Проходите!
     — Она учится хорошо! Догонит! Узнать пришла!
     — Спасибо!  Раздевайтесь, сейчас обед будет готов, пообедаете с нами. Проходите в комнату!
     — Спасибо, я не голодна! — Нина сняла плащ, повесила  на вешалку. — Я еще ни  к одному ученику не ходила! Первый год работаю.
     — Мама ваша здорова! — Люба  задержалась у двери кухни.
     — Спасибо! Не хочет сидеть дома. А на работе хлопот, хоть отбавляй. Как стала директором, так пропадает в школе. Папа часто к нам обедать приходит. Говорит, плохо, когда жена начальник!
     — На работе веселей! — улыбнулась Люба. — Я швеей на фабрике, сколько лет проработала, мастер высшего класса. Развалился Союз, позакрывали фабрики, заводы. Хорошо, хоть здешний миллионер приютил у себя в ресторане, посудницей. Здоровье плохое, а терпеть надо! С больницы  вышла, зашла в ресторан,  так полную сумку продуктов дал, благодетель! Если Наташке скажу, совсем не притронется к еде. Мне не до гордости.  Увидеть бы, Мишку  до суда! — она прислонилась к дверному косяку.
     — Я поговорю с Павликом!  — в глазах девушки заблестели слезы.
     —Присаживайтесь! Сейчас обед принесу. Если хотите с Натальей поговорить,  она в соседней комнате, в постели. Уже который день не встает!
     — Нет, я пойду, пожалуй! Не надо ее тревожить!  —  Нина приложила ладошку ко лбу. —  Завтра похороны Сережи! Если сможете, приходите. Павлик просил передать.
     Люба шагнула в комнату, тяжело опустилась на диван.
     — Мишку отпустят?
     — Не знаю!   Для них это было бы хорошей встряской! Такое сотворить с товарищем! — она зажала рот ладошкой, увидев, как побледнели щеки женщины.
     — Простите! Я не хотела!
     Люба приложила ладонь к груди.
     — Не извиняйтесь, сейчас пройдет! — отстранила руку девушки, пытающуюся расстегнуть ворот ее платья. Встретилась  с нею взглядом.  — Вы правы! За жестокость надо расплачиваться! Они подлецы! 
     — Я все слышала! — Наташа, в длинной ночной рубашке, с растрепанными,  волосами. Бледная,  похудевшая, словно приведение, застыла на пороге. Глаза  расширились от гнева. —  Ты предательница! — подбежала  к матери. — Взяла продукты у этого паразита! Он на крови людей деньги делает! Володька  убил Сережку, а ты! Как ты могла! Вообще к твоей еде не притронусь! Умру от голода, а есть не стану! — круто развернулась, смерила  взглядом с головы до ног, учительницу. —  Ваш муж моего брата в тюрьму упрятал! Мишка не виноват! Он не мог убить! Он знает, что я люблю Сережку. Это Володька с Колькой убили! Я вас всех ненавижу! — Наташа  закрыла лицо руками, и упала на пол.
     — Наташенька! —  Варвара Михайловна склонилась над девочкой. — Люба, сделайте что-нибудь! Она совсем не в себе!
     — Люба махнула рукой. — Мне тоже плохо! Чем я могу ей помочь! Свинье не до поросят, когда ее на огонь тащат!
     — Люба! Ты мать!  Наташенька, доченька! — старушка ухватила девочку за плечи.
     — Я сейчас, помогу! — Нина отбросила сумку,  приподняла руку девушки, кисть безвольно упала. — У нее обморок! У Вас есть лекарства! Покажите! Я сделаю укол, я умею, меня папа учил.
     В тумбочке, под телевизором.
     Нина взяла из коробки ампулу, освободила из пакета шприц, набрала лекарство, склонилась над девушкой, ввела иглу в предплечье. — Если не поможет, я в вену могу! 
     Втроем, приподняли девушку, положили на диван. Нина поправила подушку, приложила ухо к груди Наташи,  двумя пальцами сжала запястье. — Пульс  становится ровнее, и наполненность хорошая! — она присела на край дивана.
     Наташа открыла глаза, обвела всех непонимающим взором.
     — Ты лежи! — Нина положила ладонь на руку девочки. — Сейчас все пройдет! Пусть  полежит! Накройте теплым одеялом. Дайте горячий чай с лимоном и медом. Она сейчас заснет! А я пойду!
     Люба вышла в прихожую.
     — Спасибо вам! Если бы не вы!
     — Извините, это из-за меня! — покраснела Нина. — Мне не надо было приходить, но Павел просил, сказать!  — она махнула рукой. — Вы  извините, простите! Я не умею, не знаю, как надо себя вести в таких обстоятельствах.
     Люба закрыла за учительницей, дверь, прислонилась к стене. Где взять силы, чтобы вынести все беды, свалившиеся, как снег на голову.  Дети подросли, школу заканчивают. Здоровье плохое, но потихоньку скрипела. И вот, все рухнуло в одночасье. Зачем отпустила Мишку на вечер в кафе? Теперь, Наташка! Вошла в комнату, опустилась на стул. Поставила глаза на безжизненно лежащую дочь. Словно мертвая, и не двигается. Только чуть приподнимается и опускается грудь под пледом при дыхании.
     — Пойдем на кухню!
     Варвара Михайловна тяжело поднялась, пошла  за дочкой.
     — Ну, вот, и пообедали! — сложила руки на груди, Люба. — Готовила, старалась, а никому и не нужно. Наелись!
     — Ты, правда, продукты от Вадима принесла? —  старушка строго поглядела на дочь.
     — А что, я такое страшное сделала? — Люба  хлопнула в ладоши. — Вы меня удивляете, мамаша! Ведь говорят, дают, бери! Зашла на работу. Вадим Евгеньевич изволил распорядиться.  Кормиться нам надо! На  твою пенсию не проживешь! Искать другую работу негде. Куда мне идти, что делать? На гордости далеко не уедешь! Здохну, тогда живите, как можете! Мишку в тюрьму, меня на кладбище, гордитесь! Извините, что выжила. Надо было, прямиком, туда, как Сережка! — она вдруг побледнела. Потом лицо покрылось красными пятнами.
     — Любушка, прости, меня! — Варвара Михайловна, позабыв про больную ногу, кинулась к дочери, опрокинула  стул, стоящий у плиты. — Сядь, милая! Я сейчас! — обняла дочь за талию, потянула  за собой. — Вот, табуреточка, садись!
     Люба, нащупала ладонью сиденье, тяжело опустилась. — Врач приказал не волноваться! С вами проживешь без стрессов, как же!
     — Ну, прости, меня, дуру старую! Я так спросила! Ты не думай ничего. Наташка кричала,  вот и спросила.
     Люба растерла ладонью грудь. — Там на полке, флакон с лекарством. В больнице дали. Налей в стакан, добавь воды!
     — Сиди, сиди, я сейчас! — захлопотала Варвара Михайловна.
     Люба выпила жидкость. — Гадость, какая! — обернулась к матери. — Ты поешь! Горячее еще! Налей из кастрюльки! Там борщ и котлеты с гречкой. Я посижу пока.
     — Не беспокойся, дочка! Я не голодна. Тебя подожду! Потом вместе!
     — Я уже наелась! Спасибо! — Люба покачала головой из стороны в сторону. — Как жить дальше, не знаю! И зачем?
     — Что такое говоришь! — хлопнула ладонью по столу,  старушка. — Грех это! Бог, даст, все уладится! И Мишку отпустят. И Наташенька поправится!
     — Мои дни сочтены! — вздохнула Люба. — До суда доживу, а там, не знаю. Такой стыд  пережить! Мой сын убийца! Как   вынести! — она закрыла лицо  руками. Плечи затряслись от рыданий.
     — Любушка, не надо! Нельзя тебе расстраиваться! Успокойся, милая!
     — Вы бы, лучше, мама, думали, прежде, чем говорить! Скажете,  потом успокаиваете! — женщина вытерла ладонями, мокрые от слез, щеки. Встала,  подошла к плите. — Давайте, поедим!  — разлила по тарелкам борщ, села. — Завтра похороны! Надо сил запастись! — зачерпнула ложкой еду,  проглотила. — Как людям в глаза смотреть стану! Весь город, наверное, соберется! Надька, говорят, ходит, словно тень. На работу не выходит! Одна осталась! Без мужа, без сына!  Наверное, всех проклинает! А не смею к ней подойти!
     — Ты,  причем! — отложила ложку, старушка. — Дети, они и есть, дети! По глупости натворили!
     — Скорей бы завтрашний день прошел!  Наташку не трогай! Пусть спит! Хорошо бы, и завтра ей проспать.

Глава 21.

     Тамара прошла по комнате, вернулась, снова дошла до двери, снова вернулась, подошла к зеркалу,  пригладила волосы, провела пальцем меж бровей, где залегла глубокая морщинка.  Опустилась в кресло. Легкая, воздушная ткань голубого пеньюара, поднялась облаком до лица. Господи, как долго тянется день. Поглядела на часы. Уже пять, Вадик  не звонит. Ходил к следователю, или нет? Сколько раз набирала его номер, ответ все один и тот же. Абонент недоступен! Позвоните позже! Намеренно, отключил телефон! А может быть, с Вероникой балуется! Какое ему дело до моих переживаний!
     Настя  щелкнула включателем. — Свет, что ль экономите? —  миловидное личико скривилось в презрительной гримасе. — Тамара Николаевна, я пойду, у меня голова  разболелась!  Вадим Евгеньевич придет, обед в микроволновке!
     Тамара  махнула рукой. Настя, виляя полными бедрами, прошла через комнату, скрылась за шелковой занавеской. Ну вот, совсем одна. Вздохнула женщина.  Подняла руку, легкая ткань опустилась на колено. Японский шелк! Вадим в прошлом году привез из командировки.  Обрадовалась, словно девчонка.  А сейчас все равно. Володька! Она сжала голову руками. Если посадят! Я не выживу! Единственный сын! Тихо застонала. Прокрутить бы последнюю неделю назад, как в кино, и начать все сначала! Еще лучше, с того момента, когда закончила школу. Зачем торопилась замуж! Хорошо  жилось,  в маленькой двушке с матерью и отцом. Утром, вернувшись, домой, после выпускного бала, расправила подол широкого платья, опустилась на диван.
     — Теперь  делаю все,  что захочу!
     — Что же ты хочешь? — с улыбкой вышла из спальни, мама, завязывая на ходу тесемки пояса, пестрого, красного в желто-черных разводах, халата.
     — Ремня она хочет! — появился на пороге комнаты отец.
     — В театральный поеду поступать, в Москву! — крикнула Тамара.
     —  Только там тебя и ждут! — рассмеялся отец. Военный человек, полковник в отставке, он смотрел на увлечение дочери  отрицательно. Хотя приходил на спектакли школьного драмкружка. — Черт с тобой! Не стану перечить!
     — Папка! — Тамара бросилась отцу на шею, обняла. Покрыла поцелуями его колючие с утра щеки.
     — Ну, ладно, будет! Только смотри, не провались! Не позорь отца!
     Она честно готовилась к экзаменам. Зубрила стихи и басни перед зеркалом. Больше любуясь собой, чем следила за мимикой. В город приехал Вадим. Серьезный, взрослый, немного полноватый, с аккуратно зачесанными назад волосами, нарядными костюмами.  Он развернул строительство ресторана и одновременно особняка на окраине города, на пустыре. Многие шептались за его спиной, мол, отмывает деньги, приобретенные незаконным путем. Но она не слышала пересудов. Каждый день посыльный приносил букеты, корзины цветов, коробки дорогих конфет. Лохматые игрушки,  духи, белье. А когда, в ее руки положили коробочку с бриллиантовым кольцом,  она сдалась.   На свадьбе, в недостроенном ресторане, гулял весь город. Но она видела, мать и отец, сиротливо сидевшие, в конце огромного стола, не одобряют ее поступок. Через год  родила Володьку.  Отец  простил, когда на колени, положили, теплый, пускающий пузыри, сверток. Сердце дедушки зашлось в умилении.
     — Ну, дочка,  угодила отцу!
     Володьку он любил! Только морщился, наблюдая, как  располневшая Тамара, выгружает из сумки на кухне, принесенные гостинцы.— Спасибо! — вертя недовольно головой, бурчал старик. — Ты ешь поменьше! А то,  Вадим   обзаведется молоденькой, худой любовницей. Сейчас худышки в моде! По телевизору показывает, ноги от ушей растут, крашеные блондинки!
     Потом отец умер, внезапно,  от сердечной недостаточности. Мать отказалась переехать к ней в роскошный особняк. Володька,  после смерти деда,  остался при живых родителях, без присмотра. С бабкой  доверительных отношений, как с дедом, не возникло. Тамара навещала мать, приносила продукты, и молча, выпив чашку чая с  домашним пирожком, торопилась уйти. Рассказывать матери о своей жизни не хотелось. Валялась по утрам в постели, Много внимания уделяла своей внешности. Тяжело переживая угасание красоты. Расстраивалась, при виде каждой, новой морщинки. А у Вадима, действительно, появилась молоденькая любовница.
     Тамара вздохнула, отгоняя воспоминания.  Ей представилась картина, когда Володю увезли. Как она бежала вслед за милицейской машиной. Разве она его не любила?
     Звук шагов  за  спиной, заставил  вздрогнуть.
     — Не слышала, как ты вошел! — Тамара поглядела на часы над камином. Сегодня рано! Не поехал к ней! Поняла женщина.
     — Устал! — Вадим швырнул на журнальный столик папку, сел в кресло.
     — Ужин в микроволновке! 
     — Спасибо, я сыт!
     — Ты был у следователя? Договорился о свидании?
     — Нет! —  вздохнул Вадим. —   Помогал Галине. Съездил в банк, снял деньги. Завтра похороны Сережки.  —  повернулся к  жене. — Только не болтай никому!
     — И на кладбище пойдешь?
     — Не знаю! У меня много работы!
     — Совесть свою  успокоил! Надеешься все уладить при помощи денег?
     — Дура! Прекрати! — вскочил Вадим. — Ты думаешь, сейчас можно без денег, что-то сделать?  Как думаешь Володьку вызволять? Попрекаешь деньгами!? Чем живешь? Весь день слоняешься по дому, никаких забот!
     Тамара  поняла,  зря упрекает мужа. Володю не вытащить без крупной суммы.
     — Прости! Целый день одна! В голове каша из мыслей! — она приложила ладони к щекам. — Как ты думаешь, мне прилично пойти на кладбище?
     — Твое дело! — Вадим, оттянул подтяжки. Прошел по комнате. — Занес твоей матери продукты.  Жаловалась на тебя.  Редко заходишь!
     — Боюсь! Станет о Володе спрашивать. Не знаю, что говорить!
     — Пусть похороны пройдут!  Тело земле не предано, а я стану просить, предлагать, понимаешь? — Вадим остановился перед женой. Она съежилась под его пристальным взглядом, словно ожидая удара.  Он обнял жену, погладил по волосам.  — Потерпи!  Вытащим из тюрьмы,  отошлем куда-нибудь, может быть, за границу.
     Тамара всхлипнула.  — Ну, будет! Вадим поцеловал жену в волосы, пахнущие сладким, непонятным ароматом,  отошел, сел на диван.
     Приласкал, за сколько лет. Женщина поглядела на мужа, ожидая ласкового взгляда. Но Вадим  закрыл глаза, погрузившись в  невеселые мысли.
     Глава 22.
     Нина  спустилась по ступенькам школьного крылечка. Пойти домой? Павел еще на работе. Прошла по тротуару, остановилась, и,  повернув в обратную сторону, ускорила шаги.
     — Ну, спасибо, заглянула в родной дом! — открыла дверь Зинаида Васильевна.
     Женщина, не скрывает радости. — В школе, не поговорить,  к тебе домой, ой как не хочется приходить! Теща! Никак не привыкну к новому званию!
     Нина обняла мать за плечи,  вдохнув родной запах любимой, домашней  еды.
     — Павлик добрый! Приходи в любое время, мы всегда рады!
     — За отцом кто заботиться станет! С утра до вечера в больнице.  Главврач, ответственная должность! Ладо, проходи, будем обедать.
     Нина прошла на кухню. — По твоему совету, к девочке этой, Наташе Федоровой ходила.
     — Как она! —  Зинаида Васильевна присела на табурет.
     — Плохо! Мать  из больницы выписали. С девочкой на моих глазах случился припадок, потом обморок. Я сделала укол. Страшно мама!  Чувствую  себя перед ней виноватой.
     — Кто тебя обвиняет?
     — В общем, никто! Павлик ведет следствие! Брата ее Михаила, посадили в тюрьму. Завтра похороны этого парня, которого они убили.   Сожгли на вечном огне, еще живого. Как подумаю, все внутри содрогается!
     — Завтра, говоришь похороны? Надо пойти! Надежда твоего отца с того света вытянула. Дежурила возле него днем и ночью, когда у него инфаркт был.  Бедная женщина! Я сегодня ему по телефону сказала, когда сможет, тогда и выйдет на работу. Не упрекай! Ей тяжело! Стакана воды подать некому. У всех свои дела. Я так и не смогла найти время заглянуть к ней.  Все стали жестокими. Думаем прежде о себе.
* * *
     Надя остановила взгляд на столе. Чашки с недопитым чаем, куски колбасы на тарелке, остатки хлеба в решетчатой хлебнице.  Взяла в руки серую, бумагу, прочитала вслух, надпись, черными, крупными буквами: — Свидетельство о смерти. — Развернула.  Никитин Сергей. Глаза застлало темной пеленой. В голове закружилось.    Завтра похороны Сережи! Завтра! Вот и дождалась! Сына поеду хоронить! Кажется, совсем недавно,  они вместе с мужем привезли маленький живой комочек в голубом покрывале. Ярко светило весеннее солнце. Он  двигал маленькими ручками и ножками. Счастливые, не отводили глаз от малыша.  Теперь, готовься, мать, завтра опустят твоего сына  в сырую, осеннюю землю. И останутся  только воспоминания. Она прислонилась к спинке дивана, закрыла глаза. Галя сказала,  Георгий Львович похлопотал, машина, гроб. Утром Галя заедет за мной. Она потерла ладонью лоб. Платье черное есть, в нем Диму хоронила. Полезет оно на меня? Сколько лет прошло? Да, вроде и не изменилась. Встала, открыла шкаф. Перебрала вешалки. Моего почти и нет. Сережкины вещи. Его одеть надо!  Нагишом в гроб не положишь!  Где темно синий костюм? Он в нем ушел на гулянье. Тогда вот этот, черный в тонкую белую полоску.  И рубашку белую. Новую, надел в тот вечер. Эта  еще не старая, даже не рваная.  В магазин уже не успею сходить.   Носков много, туфли есть,  тоже ношеные, где теперь все новое взять? Она собрала вещи,  дошла до дивана, разложила, стала  еще раз пересматривать. Костюм, рубашка, носки, туфли.  Еще майка и галстук. Снова подошла к шкафу. Потянула с полки целлофановый пакет с  белой майкой. Пожалел надеть, вот и сохранилась. Слава богу! Хоть одна вещь не надеванная.  На тесемке, сбоку висят несколько галстуков. Темно синего в белый горошек, его любимого тоже нет. Вот этот подойдет! Пальцы коснулись  серого, с широкой, синей,  поперечной полосой. Отдернула руку, словно, уколовшись. Потом  сняла галстук, взяла с полки новенький, белый, носовой платок.  Надо положить под подушку маленькое зеркальце и расческу. Женщина пошла в ванную, взяла с полочки узкую красную расческу в футляре. Подняла глаза, посмотрела на себя в зеркало. Неужели это я? Серые щеки, впалые, черные глазницы, заострившийся нос. В зеркало нельзя глядеть сорок дней! Вспомнила она. Опустила глаза, и вышла из ванной.  В ящике стола в коридоре, долго  перебирала, старые, забытые сувениры, когда-то подаренные  на праздники. Она не  любила безделушек, и совала их в беспорядке по ящикам, столов, тумбочек, шкафов. Теперь, с ожесточением, расшвыривала, весь хлам. Вот ведь сколько, накопила ненужных вещей!  Наконец, на дне ящика  увидела зеркало овальной формы,  в красном ободке, с  ручкой. — Извини, сынок, другого нет! —  повертела сувенир в руках. Кто дарил? Я им никогда не пользовалась! Вернулась в комнату, подошла к дивану. Аккуратно сложила брюки, пиджак, рубашку, сверху майку, галстук, носки, платок, поставила туфли. Затем положила зеркало и расческу. — Ну вот, собрала одежду для сына! —  увязала вещи в  белый  ситцевый платок.  Села, перебирая в памяти, собранные вещи. Ничего не забыла? Теперь себя собрать. Платье на антресолях! Взяла стул,  вынесла в коридор.  Опершись на спинку, поставила сначала одну ногу, потом вторую, потянула ручку дверцы антресоли.  Бросила на пол, желтый пакет, тяжело слезла со стула. Вытряхнула содержимое. Черное шерстяное платье. Атласная черная косынка,  черный жакет, оставшийся от матери. Митеньку тоже осенью хоронила, вспомнила она.  Прикинула к груди жакетку.  Буду выглядеть на похоронах, франтом. Туфли в коридоре. Больше  ничего не надо.  Повесила вещи на спинку стула.  Надя представила себя в завтрашнем наряде, и осталась довольна. В нее словно вдохнули живую струю.  Женщина подошла к тумбочке под телевизором, открыла ящик, вытащила большой альбом в коричневой обложке. Прижала к груди, как драгоценную ношу, села на диван, положила на колени,  раскрыла.  На первой странице молодая женщина в велюровой шляпке и темноволосый мужчина в клетчатой кепке. — Мамочка моя и папка! — прошептала Надежда.  Вытащила фото, приложила к груди, потом к губам. — Мои родные! Завтра внука вам  отдам!  Не успели налюбоваться им при жизни. Теперь он с вами останется навсегда. Будет охранять ваш покой. Никому не даст  в обиду.  А я останусь совсем одна. Не знаю, сколько выдержу! Может быть,  скоро   свидимся! — туман застлал  глаза. Потерла веки пальцами. Слез нет! Сердце мое застыло! Не могу плакать! Сжала ладонями голову. В висках, уже который день подряд, стучат молотки.   Перевернула страницу. Девочка, с торчащими в стороны тугими косичками, хитро улыбается, кокетливо отставила ножку в лаковой туфельке. В первый класс   мама собрала,  папка настроил фотоаппарат, а я состроила рожицу. Надежда улыбнулась. В нижнем углу альбома,  девушка в белом  гипюровом платье, толстая темно русая коса перекинута на грудь. Школу закончила!  Все девчонки волосы навили, а мне отец не разрешил косу отрезать. На другой странице.  Институт! Москва! Девчонки в общаге! День рождения  отмечали. Вот и Димка в уголке. На порог его  не пускала. Пока не окончу институт, замуж не выйду. Он ждал! Она по ночам плакала в подушку. Боялась,  не дождется. Слово, данное отцу, не могла нарушить! Откинулась к спинке дивана, опустила усталые веки на воспаленные от бессонных ночей, глаза. Институт окончила, вышла замуж. Снова склонилась над новой  страницей.  В свадебном одеянии. Вернулись в ее родной город. Он детдомовский, куда она, туда и он. Перевернула  страницу. Сережке шесть месяцев.  Маленький, толстый карапуз,  на руках у Мити, улыбается беззубым ртом. Очень веселый мальчик!  А потом, вдруг описал  Митю. Она громко смеялась вместе с фотографом. Дима обиделся. Фотограф успокоил, сказал, на свадьбе у сына будет  гулять. Не пришлось!  Ушел Митя! И ей не придется гулять на свадьбе.  Завтра  проводит Сергея в последний путь! Там он встретится с отцом,  дедом,  бабкой.   Переворачивает  страницы, быстро пробегая глазами сверху вниз. Сережкино детство! Школа, первый класс. Как же он похож на нее? А иногда, кажется, на отца! Говорят, сын похож на мать, счастливый! Только счастье  где-то затерялось! Так же, как и мое. Мелькнуло, блеснуло  белозубой Митиной улыбкой, и исчезло. Сына подарила судьба, не дала насладиться радостью общения. Забрала в темноту неизвестности. Внуков теперь не дождаться! Прекратился ее род. Некому продолжить их древо жизни. Не успел он посадить свои зернышки, прорастить ростки, пустить корни. Все останется в земле. Пролистала несколько страниц, где запечатлены школьные годы Сергея. Взгляд привлекла большая цветная фотография симпатичной рыжеволосой девчушки, а рядом, другая.  Рука Сергея обнимает плечи девушки, щекой касается щеки,  на губах счастливая улыбка. За их спиной гранитная стела памятника в парке, и  решетчатая  воронка вечного огня.  Это Наташа!  Снялись у этого проклятого памятника!  Значит, правда у них с Натальей любовь!  Почему  не рассказал?  Закрыла альбом. Тусклый свет пробивается сквозь щель в шторе. Вот и утро  нового дня! Всю ночь, просидела.
     Надежда Ивановна подошла к окну, раздвинула шторы. Серый, утренний,  свет осветил комнату.  Последний  рассвет, завершает его жизненный путь.   Опустят в могилу, и он уже никогда не посетит эту землю. Кончилось его пребывание на этом свете. Мало времени ему отпустил господь! Забрал на вечное царствие небесное! Надя оглядела комнату. Ни одной иконы. Дмитрия  хоронила, как коммуниста, даже свечей не зажигали. А Сережа,  комсомольцем не был. Не успел. Союз распался, коммунистов и комсомольцев объявили в опалу. Прошла в ванную, открыла кран с холодной водой, подставила под струю ладони, вода обожгла кожу, а она глядит, как бежит вода, омывая пальцы, стекает с ладоней в раковину. Плеснула горсть воды в лицо. От холода перехватило дыхание. Вернулась в комнату, оглядела, приготовленную с вечера одежду. Медленно стянула с себя халат.  Взяла черное платье. — Сыночек, надену то платье, в котором мы с тобой папу хоронили. — повернулась  к столу, где стоял портрет сына в рамке, перевязанный на углу черной ленточкой, приготовленный с вечера. — Жакет надену тот, помнишь? Который, тебе  не нравился. После папиных похорон  ни разу не надевала. А сейчас надену, ты уж, извини! Лучше ничего у меня нет! — села на диван, натянула черные чулки,  повязала на голову черный платок. —  Вот я и готова!
     Зазвонил звонок.  Надежда Ивановна поднялась, вышла в прихожую, открыла дверь. Галина окинула ее взглядом. Ну, точно, черная вдова! Пронеслось у нее в голове. Облачилась с ног до головы во все черное.
     —  Вещи собрала для Сережи? — Галя прошла в комнату, села на стул у стола. — Не спала! По  лицу вижу! Фотографии смотрела! —  кивнула  на альбом и разложенные на диване снимки.
     Надя остановилась на пороге.
     — Присядь! Дай с духом собраться! — Галя помахала ладонями перед лицом. Щеки ее горели. Ей никогда не приходилось заниматься похоронными хлопотами. Она  перебрала  мысленно в голове, словно по бумажке, все ли  сделала, ничего не забыла?
     Надя присела напротив подруги, на диван.
     — Не спросила у тебя, — Галина достала из кармана плаща носовой платок, вытерла вспотевший лоб. — Во двор не надо привозить, прощаться? Как ты думаешь? Из морга, сразу на кладбище! Если хочешь, привезем?  — всмотрелась в лицо Надежды.  Не  понимает, о чем   говорю. На бледных  щеках не дрогнул ни один мускул.
     — Сюда не приедем!  — она встала. Вслед за ней поднялась Надя. —  Галя взяла сверток.  Постояв, несколько секунд  перед закрытой дверью, женщина медленно повернула ключ в замке. Звук их шагов эхом откликнулся на лестничной площадке.
     — Куда такую рань? — приоткрыла дверь старушка на третьем этаже. И видно,  вспомнив, добавила. —  Прощаться привезете? Не по-людски это!
     Надя узнала, стоящий у подъезда красный автобус. В прошлом году, за грибами с коллективом ездили.  Поддерживаемая руками Галины, она вошла в салон.
     — Примите, мои соболезнования, Надежда Ивановна! — повернулся водитель Гриша.
     Надя села на сиденье  возле двери.
     — Венки, цветы, гроб, в больнице! — объяснила Галина. 
     Надежда не шевельнулась. Галя скосила глаза на подругу.  Хоть бы слово произнесла. Как мумия! Словно дар речи потеряла. Галина не могла понять, почему в ее душе, против ее воли, поднимается раздражение.  Николай сидит в тюрьме, из-за ее Сережки.  Не будь этой вечеринки, и все было бы, как прежде, тихо и мирно. Словно черт их надоумил устроить праздничный  вечер!
     Машина вырулила из двора, медленно выехала на улицу. Галина поглядела на подругу. Сидит, словно ее не касается происходящее. Даже спасибо не сказала. И это за  мои старания!? Автобус резко подпрыгнул, Галина задела лбом угол окна. Ей стало стыдно! Что это я! О чем думаю! Ведь это мой сын соучастник убийства! Они убили Сережку! Это я перед ней на коленях должна стоять, молить о прощении. Никакие  мои хлопоты не возместят ей потери сына. Она  положила руку на колено подруги.
     — Надь,  прости, ради Бога! Не знаю, правильно ли я все делаю! 
     Надя  смотрит в окно, но не узнает улицы родного города и не понимает  где они едут.
     — Приехали! — крикнул Григорий.
     — Здесь посиди! — Галя наклонилась к лицу Нади.  —  Санитары  все сделают!
     Надя подняла на подругу глаза.
     — Я сама его соберу! —  оперлась рукой о сиденье автобуса, приподнялась.
     — Не положено! Если хочешь, сойди, посиди на лавочке. 
     — Нет, я сама! — Надежда, неуклюже спустилась со ступенек автобуса, направилась к низенькому зданию морга. Дорогу ей преградил патологоанатом,  Антон Борисович.
     — Нельзя, милая! Мальчики  сделают быстро и профессионально!
     Галина подала сверток санитарам.
     Надя закрыла ладонями лицо. Они будут прикасаться к ее сыну? Она вспомнила, как готовила вчера себя совершить последний обряд.  Собрать Сережу! Рассказать, какой костюм ему надевает, рубашку, галстук. Повернула побледневшее лицо.
     — Они  умеют завязывать галстук?
     — Не беспокойтесь! — положил ей на плечо руку, Антон Борисович. —  Гроб уже там! Вот цветы несут! — он указал на вход в приемный покой. Главврач, и двое мужчин, медленно спускаясь по ступенькам, несли большой  венок, за ними еще двое  мужчин, с венком поменьше. Девочки, стажерки, с букетами белых и красных астр. В глазах Надежды Ивановны запрыгали  яркие цветные пятна.
     — Столько лет  проработали в больнице! — доносится до нее голос мужчины. —   Георгий Львович распорядился! —  он замолчал. Вспомнил, как вчера, главврач долго наставлял, не упоминать имени Вадима Евгеньевича, который дал на похороны деньги. «Сейчас, чтобы умереть по-человечески, надо быть миллионером!»
     Молодой санитар, прижав сверток, к груди, быстро шагая по коридору морга, поглядел на товарища.
     — Первый раз, такую работу выполняю!
     — Я год здесь работаю! — подмигнул ему Юрка.  — Каждый раз, не по себе. Еще не привык! А этот! Сам увидишь! — из открытой двери потянуло холодом.
     — Входи! Здесь никого нет! — подтолкнул товарища. Подошел к столу, откинул простынь.
     Никита остановился у двери. Приставленный к стене  дубовый гроб, с откинутой крышкой, словно пригвоздил его к полу.
     — Местный буржуй привез! — заметил взгляд товарища,  Юрий.  — Его сыночек в убийстве замешан, вот он и выпендривается!
     — А если, тетя Надя откажется?
     — Она ничего не видит и не слышит. И потом Георгий Львович всех предупредил,  только больница занимается похоронами.  Сам понимаешь, откуда такие деньги! Слава Богу,  зарплату платят вовремя!
     — Приступим! — Юра потер ладони одна о другую, натянул перчатки.
     — Не пугайся! Обгорел,  лицо разбито! Обрабатывали спец. составом, бальзамировали.  Видок у него ужасный!
     — Брить не надо? — подошедший Никита не решается  взглянуть на труп. — Я его знал, хотя он моложе. В одной школе учились! Хороший был мальчишка! —  вздохнул паренек.
     — Давай одежду! — Юра  занялся привычным делом. Никита отводит глаза,  стараясь не глядеть на изувеченное тело.
     — Сволочи! Ничего не скажешь!  Ну, как, приукрасил! — закончил работу Юрка.
     — Ладно! Не хвастай! — отвернулся  Никита, и услышал голос Юрия из коридора.
       — Готово! Можно выносить!
     Никита выскочил на улицу, отодвинул с лица марлевую маску.  Вдохнул прохладный осенний воздух, прислонился к стене.
     — Ох, какие мы нежные! — хлопнул его по плечу, Юрка.  — Зачем на врача учишься? В анатомичку  ходил? Ничего!  Привыкнешь!
     Мужчины вынесли гроб. Надежда Ивановна шагнула навстречу, но Антон Борисович ее остановил. — В машину занесут!
     Раскрыли заднюю дверцу автобуса. Гроб легко вкатился в салон. Поставили венки, цветы. Маша взяла женщину под руку.
     — Надежда Ивановна, пойдемте!
     Женщина замерла. Будто ее и нет рядом. Все командуют, никто у нее ничего не спрашивает? А ведь все это касается только ее. Она одна здесь главная. Надя оттолкнула Машу. — Я сама! Не трогайте! — крупными шагами, на прямых ногах  пошла к машине.
     — Она не в себе, разве не видите, помогите, она не сможет подняться! —  прошептала Галина.
     — Юра! — обернулся врач к парню. Тот кивнул головой,  догнал женщину. Коснувшись, ощутил, как все ее тело содрогается. — Не торопитесь! —  взял за локоть, помогая  влезть в машину. Очутившись в салоне, Надежда склонилась над гробом, стоящим на табуретках. Кто-то, подставил  стул, она села, не сводя глаз с белого тюлевого покрывала, закрывающего лицо.
     — Он  задохнется! — громко произнесла Надя,  и  откинула тюлевое покрывало. — Дыши! Родной!  Потерпи! Недолго осталось! Папа, дедушка с бабушкой  встретят, позаботятся о тебе!
     Галя, села на сиденье, расправила подол юбки, вздохнула, покачала головой.  Машина быстро наполнилась людьми. Автобус вырулил на дорожку, поехал к воротам больницы.
     — С богом! — шепнула Галина. Скорей бы все закончилось!  С ума сойти можно!
     Надежда Ивановна  положила ладони на холодный лоб сына.  У Галины мурашки пробежали по спине. Она не видит, его ужасного обгоревшего лица. Господи! За что такое! Ей горе! Мне беда! Кто нас проклял! Отвернулась к окну. Черный Мерседес следует за автобусом. Все-таки, приехал! Галина обвела взглядом, расположившихся по бокам, людей. Вот и Андрей, и следователь, Нина с матерью. Томка, в Мерседесе? Королева!  Галя скривила рот, подавляя злую усмешку. Перед законом все равны! Твой, тоже мерзнет на нарах. Еще неизвестно, сможет ли Вадька его откупить. До суда дойдет, некогда станет красоту по салонам наводить. И бархатные платья придется снять. Она  снова обвела взглядом, присутствующих. Наташки нет! Бабка и Люба здесь, а ее нет. Не пустили!? Зря! Девчонка должна попрощаться! 
     — Как вчера, после укола заснула, так и спит! Не решились будить, вдруг опять плохо ей станет! — наклонившись к Галине, прошептала Варвара Михайловна, словно угадав мысли Галины. — Я и Любу не хотела пускать! Сердце у нее слабое!
     Галина Семеновна отвернулась от старушки, поправила на голове черный платок. Мне своих забот хватает!
     Автобус затормозил у решетчатой ограды  городского кладбища.
     — Пойдем! —  коснулась Галя локтя Надежды Ивановны.
     — Куда? — обернулась к ней Надя. — Куда приехали?
     — На кладбище! —  лицо Надежды вызвало у Гали, искреннюю жалость. Не понимает, куда приехали.  — Выходим! —  взяла под руку подругу. Георгий Львович подхватил женщину с другой стороны, и они вместе  помогли ей спуститься   с машины.
     Мужчины вытащили гроб, установили на подставке под навесом. Из двери, небольшой старенькой церкви вышел священник в черном одеянии.
     Следуя за автобусом, Вадим Евгеньевич снова и снова повторяет, не глядя не жену.
     — Нам не надо присутствовать на похоронах! Как ты не хочешь понять! Наш сын обвиняется в убийстве.
     — Мне все равно! Я останусь, даже если она прогонит! Мы вместе выросли!
     — Не хочу, чтобы она догадалась о моей финансовой помощи!
     — Ее  мысли заняты сыном!  Возможно, позже,  она нам предъявит  претензии, может быть, проклянет, но не сегодня.
     Мерседес остановился у ворот.  Тамара вышла из машины, остановилась возле забора, не решаясь подойти ближе. Вадим встал у противоположной стены. 
     Монотонный, голос, произносящий слова заупокойной молитвы, не доходит до сознания Надежды Ивановны. Она стоит у изголовья, не отводя глаз от лица сына. Ее не пугает, обуглившаяся кожа,  побелевшая, после стараний патологоанатома, и печати смерти. Остатки светлых волос, прилипли ко лбу. Сын  неузнаваем! Но она знает, это  Сережа!
     — Аминь! — донеслось до ее ушей.  — Прощайтесь!
     — Прощайся! — шепнула ей на ухо Галина.
     — Уже! Сейчас унесут! — Надя вздрогнула,  невидящими глазами поглядела по сторонам. Потом  наклонилась, поцеловала сына в лоб, ощутив холод окоченевшего тела и грубой бумаги.  Молитву положили!  Поняла она. Провела руками ото лба, до подбородка, коснулась щек. Тело женщины  все ниже склоняется над гробом. Концы  черного платка,  упали на лицо покойника. Ее щека  коснулась его лица. Ноги онемели, согнулись в коленях.
     — Уведите ее! —  повернулся к толпе,  священник. — Она  упадет, разве не видите!?
     Андрей и Георгий Львович подхватили Надежду под руки, отвели от гроба.
     — Идти можете? — наклонился к ее лицу, главврач.
     — Только постою немного! — понял по движению губ, Георгий Львович.
     Глаза Надежды неотрывно следят за происходящим,   стараясь  запечатлеть в памяти.   Подняли гроб, понесли. Люди двинулись следом. Она выпрямила спину, медленно пошла по узкой дорожке. 
     — Держи ее! — шепнул Андрею Георгий Львович. — Откуда только силы взяла! — они догнали женщину, взяли под руки. 
     К Митеньке идут! Надя бросилась к открытой могиле. — Митя! Принимай сына!
     В наступившей тишине, хрип, вырвавшийся из ее рта,  прозвучал, как  гром.   Анестезиолог, Миша, сжал в кармане, листки, с заготовленным текстом. — Не могу! Хоть убейте! —  прошептал, наклонившись к Георгию Львовичу.
     Гроб закачался на ремнях, медленно опустился в яму.
     — Стойте! — оглушил всех пронзительный, голос. — Как вы могли! Я же не простилась! Сереженька, родной! Они ушли без меня, не разбудили! Прости, меня, миленький мой! Прости! 
     Наташу невозможно узнать. Из-под плаща, видна ночная рубашка, домашние тапочки надеты на босу ногу. По плечам распущены нечесаные волосы. Лицо распухло от слез.
     — Я с тобой! — она подбежала к краю могилы. Тапочки, на ее ногах скользнули по сырой насыпи. Взмахнув руками, как крыльями, девушка чуть не упала  в яму.  Георгий Львович  успел ее подхватить.
     — Отпустите! Я хочу к нему! Дайте мне хоть взглянуть на него в последний раз!
     — Наташенька! Доченька! Посмотри на меня! — Люба  взяла в руки  холодные ладони  дочери. — Успокойся! Я с тобой! Ему никто уже не нужен! Я без тебя не смогу жить!
     — Почему  вы без меня ушли? Как вы могли! Вы жестокие, злые! Вы хотите моей смерти!
     Надежда бросила горсть земли.
     — Прощай сынок! Спи спокойно!
     Наташа разжала пальцы матери, оцарапав ее до крови, бросилась ко рву. — Сережа! Подождите! Пустите! Не хочу жить! —  девушка, яростно вырывается из  рук, словно цепями, сдавивших  ее. —  А, а, а!  Ненавижу вас всех! Ненавижу! Отпустите!
     Толпа людей оттащили Наташу от могилы. Варвара Михайловна сжала  голову внучки  в ладонях. — Деточка, Наташенька! Да, что, же, это такое! Помогите!
     Георгий Львович,  завернул рукав плаща на  руке девушки, вколол шприц с успокаивающим лекарством.
     Влажный холмик, украсили венки. Улыбается молодое лицо на портрете, обрамленном черной рамкой.  Надежда Ивановна застыла у могилки. Вот и все! Его больше нет!  Будто и не было.
     — Наденька, столы для поминок накрыли в больнице. Поедем! Уже все разошлись! Наташу с мамой и бабушкой Вадим повез домой. Бедная девочка! — Галя положила руку на плечо женщины.
     — Что с нею? — обернулась Надя.
     У Галины от удивления округлились, глаза. Она ничего не слышала и не видела. Ей нет дела до всего происходящего. Только бы умом не тронулась. — Пойдем. Я тебя здесь не оставлю! —  потянула  Галина руку Нади.
     — Куда! — попыталась освободить пальцы, Надя. — Я здесь хочу побыть!
     — На поминки!
     — Я не хочу! — оттолкнула ее женщина. — И поминки мне ни к чему!
     Маша приблизилась к женщинам, протянула наполненную кутьей ложку.
     — Что это? — Надя отодвинулась.
     — Кутья!
     —Не могу! Меня сейчас стошнит! Что вы ко мне привязались! — Надежда сделала резкий шаг назад,  поскользнулась и упала.
     — Только этого не хватало! — Галина Семеновна и Маша подняли Надю, отряхнули испачканный подол. Взяли под руки, повели к ожидающей машине. 
     — Все хорошо, Наденька! — Георгий Львович  сжал  ее локоть, усадил на сиденье,  погладил  по плечу.
     — Что вы со мной, как с маленькой! — дернула плечом, Надежда Ивановна.  — Сама знаю! Не хочу, не могу,  есть! В рот ничего не лезет!
     — Посидишь с людьми!
     Зря не сделал ей успокаивающий укол.  Подумал мужчина. Злится, не плачет! Это очень плохо. Лучше бы кричала и рыдала! Держит в себе боль! Так и до помешательства недалеко!
     Надя, боком уселась на сиденье, спрятала ноги под лавочку, отвернулась к окну. Глаза, будто пеленой застлало, ничего не вижу! Удивляется женщина, следя за мелькающими улицами. Только тень движется. Ни одна краска не проглядывает. Звонкая капля стукнула по стеклу. Дождь начинается. Голова пуста! Ни одной мысли! О чем я недавно думала?  Галка  подошла, потащила! И я все забыла!  Что сегодня утром делала?
     — Приехали! Выходите!
     Надя, увидела, как все выпрыгивают из автобуса. Куда они меня привезли? На какое торжество? Подошла к двери, увидела протянутые к ней руки Георгия Львовича. Он ухватил ее за талию, поставил на землю. Вот привязался, мужик! Женщину охватило раздражение.  Она оправила платье, пошла к главному входу больницы. Галина догнала ее.
     —  Посидишь немного, я тебя провожу!
     Надя кивнула головой. Вошла в вестибюль, пошла по коридору к актовому залу. Стоящие девушки, медсестры, перешептываются за ее спиной.  Вертихвостки,  одежда  моя не нравится. Ей вспомнилось, как на первое Мая,  надела белое в черный крупный горох, новое платье. Галина в восхищении округлила глаза. — Помолодела на десять лет! Совсем, как девочка! Весь коллектив, не отводил  завистливых глаз. Тетка Клава, санитарка, проработавшая двадцать лет в больнице, поджала губы. «Женщина, сын взрослый, а ты коленки открыла!». Так я еще не старая, теть, Клав! Обняла старушку, Надя.
     Она прошла в зал. Длинный стол, застелен  белой клеенкой. Бутылки водки, красного вина, тарелки, стаканы, блюда с закуской. Остановилась возле двери. За ее спиной прозвучал голос Галины.
     — Садитесь, товарищи! Сейчас борщ подадут!  Пойдем,  тебя посажу! — Галя сжала ее локоть, подвела к стулу в центре стола.
     Надежда села, положила руки на колени, расправила юбку. Обвела,  рассевшихся за столом, людей, долгим взглядом. Галина поставила перед ней тарелку с борщом. До нее дошел запах пищи, и она почувствовала резкий приступ тошноты. Глаза задержались на руке Георгия Львовича, разливающего по стаканам, водку.
     — Выпей, легче станет! — Галя поднесла к ее рту, маленький стеклянный стаканчик, доверху наполненный спиртным.
     Надя  потянула в себя жидкость. Обожгло гортань, она закашлялась. На тарелке, перед собой увидела винегрет, кусок колбасы. И снова ощутила во рту, тошноту. Отодвинула стул, встала. Никто не заметил, как она побежала к выходу. Выпитый алкоголь, вкусная, щедрая закуска заняли  внимание присутствующих. Надя прошла коридор, прислушиваясь, к своим шагам, громко звучащим в пустом помещении, вышла в вестибюль приемного покоя, толкнула дверь на улицу.  Спустилась по ступенькам, остановилась, вдохнула всей грудью прохладный воздух.
     Домой!  Запереться на все засовы, и заснуть! Она медленно пошла по тротуару. Почему не слушаются ноги!  Ощутив резкий толчок в теле, остановилась. Оперлась рукой на фонарный столб. Я пьяная! Дошло до нее! Галка, зараза, заставила выпить водку!  Протянула перед собой руку, словно отодвигая от себя, что-то мешающее ей идти, и снова пошла.  Не дать себе расслабиться! Прошептала она. Дойти до дома! Только дойти до дома! Как нехорошо, как неудобно!  Напилась! Вдруг соседи увидят! Надя споткнулась, задержалась ладонью о землю. Почувствовала острую боль. С трудом выпрямилась, поднесла ладонь к лицу. Длинная кровавая царапина пролегла  от указательного пальца до запястья. Лизнула языком, ощутив во рту привкус крови. Подняла голову. Аллея парка,  высокая стрела, сквозь решетку, вделанную в гранит, пробивается пламя.  — Вечный огонь! — прошептали  губы. Я пришла к вечному огню.  Первая, пришедшая мысль  в голову, взять палку и громить, бить по этому, теперь, проклятому для нее месту. Гнев захлестнул. Подняла длинный шест, валявшийся на газоне и, волоча по земле,  двинулась к памятнику. Добредя до решетки,  почувствовала, как  ноги словно налились свинцом. Села на выступающий угол низкой ограды. — Сережа! — тихо произнесла женщина. Голова  поникла, и она  будто погрузилась в тяжелый сон.
     Степан смел в кучу сухие листья. Поправил старенькую кепку на голове. Сейчас приду домой, заварю чай.  Парень вздрогнул,  заметив возле памятника что-то темное. Мешок или человек сидит!? В сумерках,  не разобрать! Не дай, Господи, опять, покойник! Он  перекрестил лоб.  Пересилив страх,  подошел ближе.
     — Теть Надь! — наклонился,  тронул за плечо, ощутил запах водки. —  Живая! —  обрадовался, Степа.
     — Кто здесь? —  испугалась Надежда Ивановна.
     — Это я, Степка! — паренек смущенно переступил с ноги на ногу. — Я листья  намел, уже домой решил идти, гляжу, сидит кто-то. Сейчас к ночи бомжи часто здесь греются. Подошел, а это вы!
     Надя   разжала замерзшие пальцы.  Палка громко стукнулась о землю. 
     — Я недалеко живу! Чай заварю! — Иван протянул  руку.
     Женщина вцепилась, в протянутую  ладонь, С трудом подняла отяжелевшее тело.  И покорно пошла, не спрашивая, куда он ее ведет.
     — Пришли уже! — Иван открыл  узкую дверь.
     Надя перешагнула порог низенькой каморки. В каких условиях, люди живут!  А у меня отдельная квартира.
     — Садись, теть Надь! — засуетился Степка. Смахнул крошки с маленького столика у железной кровати, подвинул табуретку.
     Она присела, наблюдая,  за пареньком. Зажег газ на плите, тут же расположенной у стенки, поставил старый, давно не мытый, черный от копоти, чайник.
     — Ты здесь  живешь!
     — Степка кивнул, улыбнулся.
     Надежда Ивановна остановила взгляд на погнутых задниках старых галош.
     — Не холодно тебе в галошах?
     — Носки забыл надеть! А так, я не мерзну. Работаю ведь! —  Степан поставил на стол две чашки с отбитыми ручками, нарезал хлеб, вытащил из тумбочки, кусок копченой колбасы, ловко орудуя ножом, порезал.  Налил чай.
     Надя двумя руками взяла чашку, отпила большой глоток. Положила на хлеб ломтик колбасы. Вот ведь, аппетит проснулся, в неубранной Степкиной коморке.  Она с удовольствием допила чай. Встала, стряхнула с подола крошки.
     —  Завтра принесу тебе пальто теплое, куртку, сапоги! 
     — У меня все есть!  Я провожу!
     — Спасибо, тебе за  угощение! Сама  дойду!
     Надежда Ивановна быстро пошла по тротуару. Вот и знакомые контуры дома. Она ускорила шаг, вошла в подъезд, поднялась по лестнице, повернула дважды ключ в замочной скважине, толкнула дверь. Рука привычно нащупала включатель.
     — Вот и дома!   Лучше, чем у Ваньки! — тяжело опустилась на диван. Вся картина сегодняшнего утра ясно возникла перед ее глазами. Сборы, кладбище, отпевание, поминки.  — Прости, меня, сынок! —  обвела взглядом комнату. Компьютер, настольная лампа, книги, аккуратно, сложенные стопкой у края, магнитофон. Встала, подошла к столу. Пальцы скользнули по гладкой поверхности, клавиш магнитофона. Тихая музыка наполнила комнату.  Нечаянно включила кассету. Поняла она. —  Господи! За что! — громко произнесла Надежда и упала, как подкошенная на пол! — Сереженька, родной, мой! Что они с тобой, сделали! — сквозь, прозвавшиеся, рыдания,  прокричала. —  Как жить буду?  Одна  на белом свете!  Все меня покинули! Почему вы там, а я здесь!? Зачем?  —  ковер под ее лицом стал мокрым. Смолкли звуки музыки. Надя повернулась на бок. Господи! Что со мной! Я плачу? — Хорошо,   никто не видит!  Им незачем видеть мои  слезы! Им незачем видеть мое горе!  Они убили моего сына! — оперлась ладонями в пол, села. В мыслях выстраиваются картины из прошлого.  Галка  всегда мне завидовала. Поглядывала на меня с ненавистью. Вот здесь, за этим самым столом! В этой комнате! У нее из-за меня теперь проблемы! Сына посадили в тюрьму! Отсидит и вернется! Смертную казнь нынче отменили! А моего убили! Сожгли, как ненужную вещь! Живого человека положили на огонь!  Осквернили святое место! Нарушили покой героев, захороненных с почестями. Сергей, всегда поклонялся памятнику! Честный, добрый, мальчик! Сколько дел, нужных, полезных мог совершить!  А они!?  Оболтусы! Один сидит на шее у родителей! Другой, кулаками машет! А третий еще мальчишка! Как  воспитали  детей, если они совершили такое! Как  жить собираетесь дальше!?  — Я вас всех прокляну! — подняла  над головой сжатый кулак.  — Не сниму черной одежды, пока  проклятие не осуществится! Сниться  буду во сне, и наяву являться! — Надя поднялась, прошла к дивану, села, прислонилась  к спинке. — Не хочу жить! — хриплый крик вырвался из ее груди. — Но должна! Стану живым памятником! Живым ужасом для этих подлецов! Пусть думают,  сошла с ума! От такого горя, и не грех с ума сойти. Но я не сойду, не надейтесь! Скорее вас всех доведу до сумасшествия! — женщина упала лицом в подушку, Выпитая водка, тяжесть впечатлений сморили ее, и Надежда Ивановна  забылась тяжелым сном.
* * *
     Галина  выпила водку, пьяно мотнула головой, ткнула вилкой в салат, вилка выпала из ее руки. Андрей наклонился к жене.
     — Галь, пойдем домой!
     — Ты думаешь, я, пьяная!? —  помахала  указательным пальцем перед носом мужа,  обвела взглядом стол. Лицо ее сморщилось, из глаз потекли слезы. Галя  всхлипнула. — Она думает, только у нее горе!? А у меня, так, цветочки!?  Да, я, может быть, в сто раз больше переживаю! Что ей! Ее Сергей спит вечным сном, и ничего ему больше не надо!  Носи, цветочки, на кладбище и все! А моему, из-за ее Сережки, всю жизнь  испортили! — она  громко икнула, поставила глаза на, сидящего напротив, Вадима с Тамарой. — Вот, они! —  вытянула руку перед собой. — Все уладят! У них полные карманы денег! Стол накрыли! Панихиду заказали! Гроб дорогой купили!  Все расходы оплатили! И совесть их не мучает! —  перегнулась через стол, пьяно хихикнула.
     — Пойдем домой! — потянул за рукав жену, Андрей. Галина поднялась, окинула всех бессмысленным взглядом. Пустой стул сразу остудил ее пьяное воображение. — Где  Надька?
     — Ушла! — шепнул ей на ухо, Андрей. — И нам пора!
     — Нет, погоди! Как это ушла? Все это из-за нее затеяли, а она ушла? Неблагодарная! Я еще с нею поговорю!
     — Плохо человеку! Одной  хочется побыть! — Андрей крепко сжал локоть жены.
     — Ей плохо! А мне, значит, хорошо! —  оттолкнула женщина мужа. Но он крепко сжал ее руку. — Пойдем домой! Нечего куражиться!
     — Пойдем! — качнула головой, Галина. — К ней домой пойдем! Что она делает дома! А вдруг  не дошла до дома, под машину попала? — лицо Галины вытянулось в гримасу.
     — А хоть бы что случилось! Так ей и надо! Проблем не останется! — Галина  повисла на руке мужа, как смятая вещь, вяло, перебирая ногами, подталкиваемая Андреем, поплелась к выходу.
     Тамара  поглядела вслед. А ведь она права! Повернула голову, встретила взгляд Вадима.
     — Нам тоже пора! — отодвинул, пустую тарелку, Вадим Евгеньевич. — Я распорядился, девчата  уберут.
     Тамара поднялась, оправила платье. Да, Галка права! Не стань Надежды, дело об убийстве быстро бы уладили.
                                                                                 * * * 
     Варвара Михайловна, намочила полотенце в миске с водой, отжала, положила на лоб Наташе.
     — Уже который час лежит без движения!
     Люба не ответила. Прислонившись к спинке старенького кресла,  закрыла глаза. То ли дремлет, то ли думает.
     — Выходит, я самая сильная! — тихо произнесла старушка. — Я должна за всеми ухаживать! Заботиться! А ведь мне уже не шестнадцать! На меня нельзя надеяться! Одна лежит, другая! Всем плохо! Одной только мне хорошо! Ступить не могу!  — Наташа застонала.
     —  Наташенька!? — бабка  приложила ладонь ко лбу внучки. —  Горит огнем! — пригладила волосы надо лбом девушки. — Что ж ты так убиваешься! Как же мы жить станем без тебя! Бог дал, Бог забрал! И ничего теперь не поделаешь! Значит, так ему угодно! Значит, так надо!
     — Оставьте, ее, мама! —  прошептала Люба. — Спит после укола, и пусть спит! Ваши советы и  утешения, ей сейчас ни к чему!
     — Любонька! Как ты, дорогая! — забыв обиду, на молчание дочери, повернулась к ней Варвара Михайловна. — Что тебе подать? Валидол?
     — Ничего не нужно, мама!  Прости, если  можешь! Не могу я беседу вести. Уже поздно!
     — Голодная! Не ела ничего за весь день!
     — Не хочу! Лечь хочу! И умереть!
     — Не говори так, глупая! Грех!
     — Пойду спать!  — поднялась Люба. — И ты ложись! Настанет утро, будем думать, как день прожить!
* * *     
     Девчонки окружили стол.
     — Быстро все разбежались! — откусив большой кусок от пирожного, с полным ртом, проговорила, Люда.
     — Это же поминки, а не день рождения! — облизнула Зина, короткие толстые пальцы, успев съесть кусок жирной селедки.
     — Ну и хорошо, что все разошлись! — собрала грязные тарелки в стопку, Лена. — Вон сколько всего осталось,  разберем.
     — Чур, пирожные,  не брать! Я меньше всех съела! — подвинула блюдо с пирожными к себе, Аня.
     — Злые вы, девчонки! — вздохнула Маша. — Мне, лично ничего не хочется. Как на тетю Надю посмотрю, кусок в горло не лезет!
     — Она ничего не ела! Черная вся, будто обгорела, как  Сережка. Смотреть страшно! — округлила глаза, Зина.
     — Ой, типун, тебе на язык! — махнула на нее руками, Маша. — Она очень красивая. Просто, горе никого не красит. Конечно, лицо у нее, изменилось,  серое стало.
     — Во всем черном одета, будет ходить по городу, людей пугать. Два дурачка теперь у нас в городе станет, Степка и она.
     — Что ты мелешь, балда! — стукнула кулаком по столу, Маша. — Надежда Ивановна не дурочка. Все переживет! И Сережка ее красавец был  Я на него, не раз заглядывала, а он Наташку полюбил.
     — Как ты думаешь, у них что-нибудь было? — засветились от  любопытства, глаза Лены.
     — Конечно, было! А то чего, она в могилу лезть за ним хотела! — хитро сощурилась,  Аня.
     — Значит, кандидат к нам в реанимацию,  с токсическим отравлением! — подняла кверху палец, Зина.
     — Не дай, Бог! Что ты, каркаешь! — хлопнула ее по плечу, Маша.
     — Да! Хорошенькое происшествие для нашего маленького города! — вздохнула Анна. — Уже по «Времени» передали. Откуда только узнали!?
     — Местные газетчики настучали! Гонорар за горячие новости получили. На чужом несчастье деньги заработали! — застучала посудой, Зина.
     — Нашли сенсацию! Ладно, девчонки, убираем посуду, и домой! — махнула рукой на подружек, Маша. — Жутко устала! Надо к Надежде Ивановне зайти!
     — Не ходи сегодня! Ей сейчас не до тебя! — поправила фартук на животе, Зина.
     — А вдруг, она с собой что-нибудь сделает? — вздохнула, Лена.
     — Не сделает! Уверена! — Маша сняла скатерть со стола. —  Зина права, сегодня не пойду.
     Девчонки вынесли посуду, оглядели стоящий посреди, зала, стол.
     — Завтра мужики уберут! — Зина щелкнула включателем, громко хлопнула дверью.
     — Бедная тетя Надя!  Когда выйдет на работу?
     — Полагается три дня отгула! — произнесла в тишине коридора, Лена. —  У меня сегодня ночное дежурство!  Завалюсь спать в ординаторской!
* * *
     Тамара поглядывает украдкой, на мужа, ловко поворачивающего руль.
     — Завтра пойду к следователю! — не глядя на жену,  произнес, Вадим. — Надо Володьку вытаскивать!
     — Деньги предложи! Может быть,  под залог домой отпустят. Он сознался?
     — Сознался, сознался! — передразнил Вадим. — В чем ему сознаваться? Надо отказываться! Ничего не знаю, не видел, не убивал! А он разнюнился! Мишка в слезы и все рассказал. Толик вчера  читал показания.
     — Свидание просил?  Как он там, голодный, наверное!
     — Сам виноват! — покрутил головой Вадим. —  Нашел компанию!
     — Отпустят,  в деревню  с матерью отправлю. Там у нас дом пустой.
     — Не надейся! Не отпустят! — Вадим, поглядел на жену. — После суда, возможно! Если удастся условное наказание выхлопотать!   — он  устремил глаза на дорогу. Потратил сегодня день впустую. Вечером тоже не удастся уйти. Сиди, гляди на эту толстую корову.
* * *
     Андрей поглядел  на красное лицо жены, похрапывающей на диване. Напилась! Горе у нее! Будто у людей все гладко!  Кольку надо выручать! Вадим обещал!   Но, в первую очередь, станет Володьку спасать. До Кольки ему дела нет. Завтра надо тренера попросить характеристику написать Николаю.  В институт сходить надо! Пусть тоже напишут. Может на поруки?
     Он  взял телефон, вышел в коридор, набрал номер. Долгие, гудки, один другой.  Положил трубку. Никто не берет! Заснули? Вернулся в комнату, посмотрел на часы. Одиннадцать! Завтра к Любаше зайду.  Не повезло женщине! Мужа потеряла. Сын в тюрьму угодил, дочь на грани помешательства. И у самой больное сердце.
     Прошел в спальню, сел, медленно стянул брюки, бросил на спинку кровати, рубашку. Откинул одеяло, лег. Неуютно стало в квартире. Совсем недавно,  жизнь била ключом. Словно  проклял кто! Повернулся на бок, прислушался к храпу жены, доносящемуся из соседней комнаты, подложил ладонь под щеку, как в детстве, закрыл глаза. Хорошо бы стать ребенком, хоть на время, пока все неприятности и беды утрясутся.  Представил лицо матери. Голубой халатик,  русые волосы, связанные на затылке в пучок.  Улыбнулся, засыпая.
* * *
     Галина застонала. Открыла глаза. Невыносимо болит голова! Сжала виски руками. Вчера напилась на поминках!   Заснула на диване.  На столе  лист бумаги. «Завтрак на кухне. Буду не скоро. Попытаюсь добиться свидания с Колькой». Прочла Галя. Господи! Колька!  На работу сегодня не вышла.  Прокрутила на диске знакомый номер.
     — Георгий Львович!
     — Отдыхайте! — услышала в ответ. — Намучились с похоронами. Подруге передайте, выйдет, когда сможет!
     — Спасибо!
     Она  вспомнила вчерашний день! Вела себя  безобразно! В голове гудит! Руки трясутся! Надька жива, иль нет?  Долго прислушивается к долгим гудкам в трубке телефона. Не берет трубку, зараза! —  А, чтоб, ты сдохла! — заикаясь, произнесла женщина, с трудом поворачивая язык во рту. Вышла на кухню, налила в чашку чай, обжигаясь, отпила несколько глотков. Прошла в комнату, легла на диван, и заснула.

Часть 2.


 Глава 23.

     Надежда открыла глаза. Яркий дневной свет освещает комнату. Шторы не закрыла!  Спала не раздеваясь.  Расстегнула пуговицы на жакете, сняла, отбросила на стул. Потянула ворот платья. — Надо привыкать жить одной! — вздохнула женщина.   Вставать по утрам, умываться, пить чай, завтракать. Одеваться, ходить на работу. Готовить обеды. Приходить с работы, ужинать, ложиться спать! Как все! — Как все! — повторила  громко.  —  Зачем мне все это! Зачем! —  упала лицом в подушку и заплакала. Рыдания все громче и громче. Перехватило дыхание,  поднялась, тяжело задышала. Вот, сейчас сердце остановится, и все, наступит тишина и темнота. Хорошо бы, пронеслось  в голове.  Все осточертело!  Свет дневной, квартира, осень, зима, лето. Ничего не хочу!  Все тело сотрясается в ознобе.  — Я даже умереть не могу! — крикнула женщина.  Вышла на кухню, наполнила чайник водой, поставила  на плиту, зажгла газ. Глаза остановились на кранах плиты. Включить все горелки!   Патологоанатом напишет: отравление газом! Галка обрадуется, Тамарка. Сыновей их отпустят из милиции. Всем выгодна моя смерть! Села на табуретку.   — Не дождетесь!  —  она вздрогнула, испугавшись своего голоса. Я должна отомстить! Для этого должна жить! Встала, ополоснула белый фарфоровый чайник, насыпала заварки, залила кипятком. Открыла холодильник.  Один бублик на тарелке. Разломила,  налила чаю в чашку,   поднесла ко рту, откусила размокшую сдобу, разжевала, глотнула горячий чай. Жидкость потекла по гортани, наполнила пустой желудок, согрела внутренности. Отпила еще, уже с наслаждением, почувствовала вкус крепкого чая.  Куда теперь?  На кладбище!  Надела жакет, туфли, щелкнула замком. Ступила на ступеньку, ощутив резкую боль в колене. Как у старухи, суставы болят. Правильно говорят, все болезни от нервов. Медленно спустилась по лестнице, толкнув дверь подъезда, остановилась, перевела дыхание. Словно после тяжелой проделанной работы. Набрала воздух в грудь, сделала шаг и пошла по тротуару. Высокая, прямая, гордая. Ветер треплет подол черной юбки,  Голова повязана черным платком. Сухие воспаленные глаза глядят  перед собой.  Боль, тоска, скорбь застыли в них.  Каждый,  взглянув на нее, чувствует  себя виновником  ее горя. Старается поскорее пройти мимо. Она не слышит, как вслед ей произносятся слова. Помешанная! После похорон совсем спятила! Ходит по городу, словно проклятие! Одной дорогой, от дома до кладбища и обратно.
     Надя  прошла аллею, остановилась, оправила юбку и села на ворох листьев,   густо усыпавших могилу.
     — Здравствуй, сынок! Хорошо тебе? Вся семья с тобой! А я одна! 
     Ей показалось, сын на портрете,  повернул голову.
     — Сколько  дней прошло!  —  приложила ладони к щекам, покачала головой. — Вот  дура, все перепутала. Даже не знаю, который сегодня день и час. Даю  слово,  исправлюсь! Дождусь суда, услышу и увижу, как их накажут за твою смерть, а потом, видно будет, стоит мне оставаться на этом свете, или к вам  пойти.
     Лицо на портрете будто нахмурилось.
     — Ты думаешь,  стоит жить? Для чего Сереженька? Потом узнаю! Не хочешь сказать? —  тяжело вздохнула, наклонилась. Провела указательным пальцем по фотографической щеке сына. Холод стекла  отрезвил. Что это я? Огляделась  по сторонам.  С ума сошла?
     — Пойду я  сынок! Спи спокойно! — поднялась,  и, не оглядываясь, пошла по дорожке. Надо жить! Шепчут  губы.
     Надя остановилась у магазина. В доме ничего нет. А  кошелек с деньгами остался лежать на диване. 
     — Деньги забыла! Завтра занесешь! — продавщица Шура взяла ее за руку. — Из окна тебя увидела.
     Надя вошла,  растерянно оглядела полки.  Шура  прошла между рядов,  наполнила пакет. — Держи!
     Старушка в черном платке поглядела ей вслед, покачала головой.
     —  Ходит туда и обратно. Туда и обратно! — махнула  сморщенной ладошкой в сторону городского кладбища. — В чем только дух держится! Как помешанная! Не видит никого!
     — Она сильная!  —  отвернулась Шура от старухи, не желая поддерживать разговор.

* * *
     Павел перелистал страницы. Не удается сосредоточиться на содержании.  Как из тумана,  перед глазами встают лица, лица. Темные, ввалившиеся глазницы Надежды Ивановны.  Сможет ли она забыть происшедшее, начать новую жизнь? Ведь еще молодая! Вадим Евгеньевич. Тамара — местная красавица! Говорят, ей равных в городе не было, пока не растолстела. Какие у нее заботы! Спи, ешь. А сын не уважает, грубит, не стесняясь посторонних.  Толстая голая ветка царапнула по стеклу. Павел посмотрел в окно.  Опять ветер,  дождь собирается, а там и зима недалеко.
     — Можно к Вам!?
     — Проходите! — указал на стул,  Павел Андреевич, вошедшему адвокату. — Чем могу быть полезен?
     — С делом, еще раз, хочу ознакомиться. — Анатолий Алексеевич достал платок, вытер намокший лоб. —  Хотя бы одного мальчика, выпустить под залог? Сколько нужно? Я устрою!
     — Не надо ничего устраивать! До суда останутся в следственном изоляторе! — Павел Андреевич достал  сигарету, из лежащей на столе пачки, щелкнул зажигалкой,  затянулся, выпустил дым.
     — Мальчика! —  прищурил глаза. — Володьку? — Мальчик подозревается в убийстве. В зверском убийстве,  совершенном с особой жестокостью. А вы, под залог! Он опасен для общества!
     — Не судите строго! Да не судимы будете! — скривил рот в улыбке, Анатолий.
     — Прекратите! — прошипел Павел, и хлопнул по столу рукой. Стакан с водой подскочил, жидкость выплеснулась на поверхность стола.
     — Нервы надо лечить! — отодвинул стакан, Анатолий Алекссевич.
     — Мне плевать на все ваши доводы, рассуждения! — отошел от стола Павел, поймав на себе испуганный взгляд Алексея. — Я не могу забыть обгоревшего трупа, стеклянных, обезумевших от горя, глаз матери! Вы говорите, дети!? — остановился перед мужчиной, следователь. — Дети! Восемнадцать, уже совершеннолетние! И поступок, увы, далеко не детский! Уголовная ответственность узаконена, с четырнадцати лет. Они ответят, за содеянное, по полной программе, уж я постараюсь! —  он снова хотел  ударить кулаком, но сдержал себя.
     — Тогда, второй вопрос! Свидание матери с сыном предусмотрено законом,  насколько мне известно!? — постучал согнутым пальцем  по кожаной папке, адвокат.
     — Предусмотрено! Только не в тяжких случаях! —  Павел,  с жадностью потянул сигаретный дым.
     — В порядке исключения! Учитывая возраст подозреваемых! — Анатолий увидел расширенные от гнева глаза Павла, поднял руку вверх. — Пока, они не осуждены судом, они подозреваемые! — медленно, со знанием дела, произнес мужчина.
     Павел тяжело задышал, сдерживая желание ударить назойливого гостя.
     — Хорошо! Свидание будет предоставлено у меня в кабинете.
     — Вот это уже другое дело! Когда? Позвольте узнать?  — поднялся  Анатолий Алексеевич, пятясь к двери. Щеки его покраснели от напряженного разговора.
     — Сообщу  по телефону!
     — Видал, каков тип! — крикнул Павел, едва захлопнулась дверь. — Так и въехал бы ему по толстой физиономии.
     — Не обращай внимания! — улыбнулся Алексей. — Они тебя в покое не оставят, пока в суд не передашь!
     — У меня все бумаги готовы! — хлопнул  ладонью  Павел, по стопке бумаг. —  Свидание им надо!  Ладно, пусть полюбуются на своих отпрысков!
     Павел собрал на столе бумаги, сложил в папку.
     — Я к прокурору, а ты сходи в редакцию! Расспроси, кто в центральную прессу и на телевидение в Москву сообщил? — он покрутил в воздухе рукой. — Так, неназойливо! Не ругайся ни с кем!
* * *
     Алексей обрадовался неожиданному поручению. Ему ужасно надоело сидеть в кабинете.  Допросы, бумаги. Вся обстановка, связанная с убийством,  угнетает его.  Он быстро собрал папки на столе, сунул в сейф, повернул дважды ключ, надел куртку и выщел в коридор. Пробежав мимо дежурного,  выскочил на улицу, вдохнул полной грудью прохладный осенний воздух.  Городская редакция находилась недалеко, и он с удовольствием пошел по тротуару, насвистывая какой-то непонятный мотив.
     Старое, двухэтажное строение местной газеты.  Каждый день,  здесь готовят свежий номер, перепечатывая  новости с компьютеров, чтобы горожане могли ознакомиться с событиями, происходящими в стране и в мире. Алексей поднялся по ступенькам и остановился, вдруг ощутив скованность в ногах. Никогда здесь не был! Как зайду! Что скажу! Оробел парень. И входит в мою компетенцию таковое посещение? Он глубоко вздохнул, набрав полные легкие воздуха, и потянул на себя тяжелую деревянную дверь. За стеклом небольшого аквариума у лестницы, пожилой мужчина пьет чай из большой синей кружки. На, развернутой на столе, газете, два куска хлеба, намазанные маслом, и два кружка колбасы на пластмассовом одноразовом блюдце.
     — Здравствуйте! —  Алексей наклонился к окошечку. — Приятного аппетита! — Мужчина качнул головой, что, по-видимому, должно было означать «Спасибо», или иди отсюда. — Как пройти к  редактору?
     Охранник, не спеша, прожевал еду, отхлебнул из чашки.
     —  По коридору направо,  по лестнице на второй этаж, третья комната слева.
     Алексей прошел по указанному маршруту. А вот и дверь помещения, где заседают местные представители СМИ. Волнуюсь, будто на экзамене. Открыв дверь,  увидел небольшую комнату, заставленную столами. Четыре человека, два компьютера. 
     — Мне бы главного редактора! —  Алексей, почувствовав, как загорелись щеки. Всегда краснею, рассердился  на себя парень.
     Девушка, с коротко стрижеными каштановыми волосами, не отрывая взгляда от  компьютерного экрана, произнесла.
     — В соседней комнате!
     Следователь   постучал в указанную дверь.
     — Входите!  —  раздался  приятный баритон.
     Невысокий, средних лет мужчина,   у книжного шкафа, перелистывает   толстую книгу в синем переплете.
     — Я из милиции! — Алексей развернул удостоверение.
     — Понятно, понятно! По какому вопросу? — мужчина неторопливо положил книжку на полку, подошел к столу, сел, указал рукой на стул напротив себя.
     — Слушаю вас!
     — Мне бы узнать, — неуверенно начал Алексей. — Кто передал в прессу об убийстве?
     — Труп у вечного огня!? — покачал головой главный редактор. — Ужасный случай! —  постучал костяшками пальцев по столу.
     — Согласен! Но зачем надо было передавать в центр! Хватило бы заметки в местной газете!
     — Тоже так думаю! Но вот наш  новый молодой журналист, к сожалению,  представляет все иначе. — он снял телефонную трубку. — Пусть Инна зайдет ко мне!
     — Сейчас она придет, с нею и разбирайтесь! 
     — Да меня послали узнать! Я вовсе не намерен никого наказывать! — забормотал в смущении, Алексей.
     Дверь распахнулась. Девушка,  уже привлекшая его внимание, остановилась у порога.
     — Вызывали!? Денис Петрович!
     Алексей, оглядел стройную невысокую фигурку. Черные джинсы, толстый бежевый вязаный свитер. Независимая особа!
     — Вот товарищ, из милиции! Желает с тобой познакомиться. Как в центральной прессе узнали об убийстве у Вечного огня?
     Девушка тряхнула головой. Густая прядь упала на лоб. Щеки побледнели.
     — Разве нельзя? —  Инна переступила с ноги на ногу. Волнуется! Понял Алексей. — Из милиции? — и вдруг она смело взглянула парню в глаза.  — Предупреждать надо! Нельзя выносить сор из избы!
     — Мы не думали! —  Алексей не нашел слов для ответа.
     — Надо было думать! У нас гласность! —  Инна гордо подняла голову.
     — Видали, какова молодежь! — рассмеялся редактор, явно довольный поведением журналистки. — Палец в рот не клади, оттяпают,  руку! А я предупреждал, когда материал пошел в номер? Наживешь неприятности! — постучал он рукой по краю стола.
     — Какие неприятности! Я готова ответить! Только вы сами виноваты. Сколько времени прошло, вы только хватились! О таких убийствах кричать на всю страну надо! Это же беспредел! Пусть все знают, чтоб другим неповадно было! Будет суд, тоже напишу! — топнула она ножкой, в черном обтягивающем сапожке.
     Алексей улыбнулся. Ему понравилось поведение девушки.
     — Вопрос решен! Пишите! Ваше право!
     — Тогда всего хорошего! — поднял руки вверх, редактор.
     — До свидания! — Алексей вышел из кабинета редактора, быстро пошел к выходу.
     — Я вам не нужна, Денис Петрович!?
     — Иди, иди! — сдерживая смех, махнул рукой главный.
     Инна догнала Алексея в коридоре.
     — Вы не подумайте, мол, гоняюсь за дешевой славой!  Знакомый из Московской газеты позвонил, я  под  ужасным впечатлением, не удержалась и рассказала. А он. Ну,  сами понимаете. Не утерпел! Назад, выскочившее слово не возьмешь! Я виновата! У вас  неприятности!? — она коснулась ладонью сгиба локтя Алексея. Его словно током пробило от ее прикосновения. Недовольство и раздражение исчезли.
     — У меня свободное время! — посмотрел в ее глаза, парень. — Можно посидеть в кафе, выпить кофе.
     — Я больше чай люблю! — улыбнулась девушка. — Но если  подождете,  только куртку надену.
     — Подожду! На улице!
     Вот не предполагал о таком повороте событий. Пошел  права качать! Алексей  достал сигареты из кармана, закурил.  Прошел по тротуару вперед, повернул назад.
     Инна сбежала по ступенькам. Серебристая куртка с капюшоном  сделала  ее неотразимой. Сердце Алексея ускорило бег. Ну вот, Лешка, произнес он про себя. Сразили тебя наповал! И табельное оружие не пригодилось! Взгляд карих глаз встретился с его взглядом.
     — Куда пойдем! Товарищ милиционер!
     Он согнул руку, Инна смело положила ладошку на его локоть.
     Навстречу счастью! Подумал он, прилаживая шаг к ее маленьким ножкам.

Глава 24.


     Иван Захарович подвинул чистые листы бумаги на столе, переложил папки с левого края, на правый.  Постучал костяшками пальцев. Повернул голову, остановил взгляд на,  прибитой, к дубу скворечне, за окном. Опустела! Теперь до весны! Запорошит скоро все снегом. В дверь постучали.
     — Новеньких привезли! — застыл у двери, сержант.
     — Да я уже в курсе! — вздохнул  начальник тюрьмы. — Вот думаю, куда их поместить!
     — Дети совсем. В милиции их не могут держать. Условий нет. До суда, говорят!
     — Говорят! Говорят! — мужчина встал, прошел по комнате.  — Весь город знает! По телевидению передавали.  Прославились на всю Россию! — мужчина хлопнул ладонью по стопке папок. —  Отведите,  в  пятую! Один бензином торговал, второй щипач! 
     — Есть!
     — Предупреди! Чтобы без фокусов!
     — Есть! — снова вытянулся парень.
     — Да, ладно, тебе! — махнул рукой Иван Захарович.
* * *
     В узкое зарешеченное окошко заглядывает солнце. В лучах столбом вытянулись пылинки.
     — День, какой сегодня солнечный! — вздохнул высокий мужчина, почесал темную волосатую грудь. — Хорошо прогуляться по парку. Листья, наверное, все облетели, шуршат под ногами. Последние осенние деньки.                                                    
     — Ты, давай, сдавай, не отвлекайся. А то я отвернусь, так ты вмиг все карты перетасуешь! — сладко зевнул худой, покрутил рыжий ус.
     — Уж, больно, ты,  недоверчивый! — скривил рот в усмешке, открыв золотую фиксу, мужик. —  Меня никто никогда не обвинял в  крысятничестве! Графа все знают! Я честный карманник.  Это ты, спекулянт паршивый, бензин воровал на бензоколонке!
     — Какой же я спекулянт, если продавал шоферне по дешевке.
     — Уж, точно! У государства воровал,  продавал почти задарма.
     — У меня дети, кормить надо!
     — Ладно, заливать!  — Граф покрутил в руках колоду, сбросил верх. — Слышал об убийстве в парке?
     — Что на вечном огне сожгли? — худой покачал головой.
     — А то!  Говорят, им всем по восемнадцать! В армию собирался паренек!
     — Как думаешь,  сколько им впаяют?
     — Да, уж, по десятке на брата, это точно!
     — У одного, говорят, папаша богатенький! Менты  здорово погреются у его сейфика!
     Звук ключей в замке, нарушил их рассуждения. Скрипнула дверь. В проеме возникла фигура сержанта и дежурного майора.
     — Встать! 
     Мужчины переглянулись, лениво поднялись со стульев.
     — Новенькие!  — сержант прошел в камеру. Один за другим,  перешагнули порог трое ребят. — Чтобы никаких! Поняли!? — майор погладил на поясе кобуру с оружием.
     — Обижаете! — оскалился высокий. — Примем, как родных!
     Дверь захлопнулась. Ребята застыли у входа.
     — Проходите! Знакомиться будем! —  высокий, подошел к ребятам.
     — Дядя Сема! А это, дядя Миша! — махнул  рукой  на, присевшего у стола, мужчину. — Располагайтесь! Будьте как дома!
     Володька поднял голову,  презрительно оглядел мужчину.
     — Ох, какая у нас улыбка! — покачал плечами Семен, протянул руку, видимо, пытаясь, ухватить парня за воротник.
     — Ну, ты! — cхватил его цепкими пальцами, Николай. — Без рук!
     — Сем, не балуй! Разве не видишь, дети!
     Семен сморщился от боли, вырвал руку.
     — Спортсмен! — скривил рот. — Ладно! Живите, пока!
     — Проходите, ребята! Присаживайтесь! — сделал широкий жест, Михаил, приглашая к столу. — Так сказать, чем, богаты. Обед через два часа!
     Володька, боком подошел к столу. Николай, прихрамывая, прошел по камере до окна, бросил куртку на нары. Мишка, повесив голову на грудь, всхлипнул.
     — Не кисните, ребята. Не боись! Не обидим! — хлопнул паренька по плечу Михаил.
     — Звать тебя как?
     — Мишка! — парень потер кулаками глаза.
     — Тезка, значит! — снова хлопнул его по плечу, мужчина.
     Николай  раскинул на нарах матрац, сел.
     Владимир присел на стул, закинул ногу на ногу, достал из кармана пачку дорогих сигарет, вытащил одну, щелкнул зажигалкой, бросил пачку на стол.
     Семен  взял пачку,  покрутил в руках.
     — Ох, какие курим! Это твой папаша ресторатор держит!
     Володька  кивнул головой.
     — Меня Владимиром зовут, его Колька, — указал рукой в сторону Николая, а это Мишка.
     — Мы уже познакомились! — положил руку на плечо паренька, Михаил. — Тезка мой! — он присел рядом с Мишкой.
     — Пацан! Школу не закончил! В десятый пошел! — сплюнул на пол, Володька.
     — Это вы кореша  замочили? — Семен глубоко затянулся сигаретой, выпустил дым.
     — Что ж вы так? — Михаил подошел к столу, взял из пачки сигарету.
     — Он первый начал. Пьяные были! — вздохнул Володька.
     — По десятке вам влепят, это точно! — хлопнул по столу ладонью, Михаил.
     Мишка громко заплакал, размазывая по лицу слезы.
     — Не бил я! Не хочу в тюрьму!
     — А ты когда арматуру приволок, не хныкал! По лицу Серегу, дубасил. А теперь раскапустился! Заткнись, а то! —  Николай подскочил к парню, занес  руку.
     — Ну, ты! —  Михаил сжал запястье Николая.  — Не смей бить мальчонку!   Теперь со мной дело будешь иметь! Я пацана в обиду не дам! — он оттолкнул Николая, зло сверкнул  глазами.
     — Следователю  хорошо напели? — присел к столу Семен.
     — Экспертиза показала. Как выкрутиться? — пробасил Владимир.
     — Пусть кто-нибудь возьмет на себя! Что ж всем тащиться по этапу?
     — А кто захочет? — подошел Колька. — У меня спорт. Пока отсижу, прощай карьера. Век спортсмена недолог! После хоть, мусор убирать!
     Владимир потер ладонью лоб. — На фига мне чужой грех на себя брать! Мишка  арматурой забил до смерти!
     — Что Мишка! — всхлипнул подросток. — Ты сказал, на огонь положим, менты отпечатки не найдут. Серега еще живой был. Его спасти можно было.
     — И на допросе так показали?
     —Не знаю! — заскулил Мишка. — На меня хотите повесить! У одного папашка, у другого бокс. А я пропадай!?
     — Он малолетка! — покачал головой Семен.
     — Адвокат обещал всех вытянуть! — Володька смело встретил взгляд Семена.
     — Хороший адвокат, или большие деньги обещали? — усмехнулся Семен.
     Володька сжал кулаки. Эх, двинуть бы ему по наглой роже!   Какое его дело! Однако,  блатной, вправе  меня презирать.  Он честно отбывает свой срок. А я могу избежать наказания,  благодаря  отцу.
* * *
     Мишка повернулся на бок, потянул одеяло. Толстый грубый ворс коснулся щеки. Открыл глаза. В окне мигает свет уличного фонаря. Нащупал ногами туфли, надел, подошел к окну. Фонарь на столбе качается от ветра. Над ним ряды колючей проволоки. Который день  в тюрьме. Каждую ночь просыпается, и  не верит всему, что с ним произошло.  Кажется,  добрая фея махнет волшебной палочкой, и снова окажется дома, в домашней постели. Подойдет мама, погладит по волосам. С кухни пахнет свежеиспеченными блинами, или яичницей. Он тяжело вздохнул, подошел к нарам, сел, обхватил голову руками и тихо застонал. Зачем  пошел на вечеринку! Зачем поссорился с Сережкой. Наташка теперь меня возненавидит! Слезы покатились из его глаз. — Мамочка! — прошептал Мишка,  — Забери меня отсюда! Сделай что-нибудь! 
     — Эй, малец! Ты чего? — услышал  голос Михаила. Мишка лег, натянул одеяло на голову. Прижал ладонь ко рту, чтобы удержать рыдания. Теперь надолго здесь задержусь! Надо  заснуть. Во сне время быстрей летит. Он крепко сжимает веки. Спать, спать! Говорит себе. Но сон не идет. За кроватью  послышался тихий писк. Мыши! Вздрогнул паренек. Я боюсь мышей. Сжался под одеялом, прижал ладони к ушам.
     Сильная рука  сжала  Мишкино плечо.
     — Подъем! Завтрак принесли!
     Мальчик открыл глаза.
     Михаил склонился над ним.
     — Опять ночью стонал и плакал? Терпи! Сам виноват! Ничего, после суда легче станет. Пойдет отсчет дней!
     — Не хочу отсчета! Домой хочу! —  Мишка встал, потер кулаками глаза, защипавшие от набежавших слез.
     — Да, ты совсем,  ребенок! — хлопнул его по плечу мужчина. — Ты ж мужик! Мужик должен уметь отвечать за свои поступки! Натворил, терпи! Неси свой крест!
     Мишка поднялся, подошел к раковине, открыл кран, плеснул пригоршню воды в лицо. Перевел дыхание, от холодной влаги, обжегшей лицо, утерся рукавом. Сел за стол.
     — Ешь! — подвинул  чашку с перловой кашей, Михаил.
     Мишка зачерпнул ложкой густую вязкую массу, положил в рот, прожевал. Проглотил, едва не подавившись.
     — Аппетит плохой! — покачал головой мужчина. — Силы нужны! Ешь, будто пирожное поднесли!
     — Чего возишься с ним! — скривил рот Семен. — Не хочет, не надо! Вон ребята, не брезгуют тюремной похлебкой.
     Мишка поднял голову. Володька, и Колька отодвинули пустые миски, запили мутной жидкостью.
     — Чаю хочу! Настоящего! —  Мишка  отодвинул недоеденную кашу.
     — Будет и чай! Только попозже! — рассмеялся Семен. —  Нельзя с утра чеферить!
     — Да, не чеферить! Ребенок хочет обычного чаю. У тебя же есть, завари! — Михаил кивнул Семену.
     — Буду я продукт переводить! Потерпит до обеда!
     Мишка отошел к нарам, сел, обхватил голову руками.
     Володька заложил ногу на ногу, закурил, презрительно поглядел на Мишку. Не скрывает своих чувств. А мы с Колькой хорохоримся. Затянулся, выпустил дым. А дома, наверное, Настя  завтрак приготовила. Отец, с матерью сидят за столом, пьют кофе с молоком, и пирожками с повидлом. Он проглотил слюну. Представил, как мать откусывает маленькими кусочками пирожок. Подносит ко рту чашку, отставив мизинец. На глаза навернулись слезы. Мама! Я тебя обижал! Грубил! Нет мне прощенья! Засопел носом, подошел к окну. По серому небу плывут в беспорядке черные тучи. Осень! А скоро зима. Сколько еще томиться до суда!
     Щелкнул замок в двери.
     — Сытин! На выход! 

 Глава 25.

     Нина постукивает ложечкой в стакане, с чаем.
     — У меня в голове не укладывается! Павел рассказывает, а я думаю, думаю. Как можно было так поступить со своим товарищем?
     — Да, страшное дело сотворили! — Георгий Львович отодвинул стакан. — На похоронах в глаза Надежде не мог смотреть. Будто на мне тоже вина. Галине наказал, скажи, когда сможет, тогда и выйдет на работу. Сейчас ей не до работы.
     — Только со школьной скамьи! Кто виноват! Родители? Школа?
     — Телевизор! — мужчина стукнул ладонью по столу. —  Весь день крутят боевики! А эти придурки, глядят, как людей убивают, режут на куски. В прошлом году, в Москве на конференции, врачи, побывавшие за границей, рассказывали. У себя, они не показывают, ни открытый секс, ни насилие. Детей до восемнадцати лет в США на вечерние сеансы без родителей не пускают.  Порнуха,  жестокость, для нас  приготовлена, для растления нашего общества. Холодная война закончилась! Как же! Жди! Вот ее  новые  формы! Идеологическая война! Борьба против нравственности!
     — Не может быть! — у Нины округлились глаза. — Зачем тогда закупают их культурную продукцию?
     — Не знают? — тихо произнесла  Зинаида Васильевна.
     — Не хотят знать? Или в сговоре с врагами! Охота на ведьм! Репрессии! Враги у России были всегда, и по сей день! Зависть! Вот в чем причина! Нам всегда завидовали там за кордоном! — Георгий  отодвинул стул, вышел из-за стола. — Спасибо, мать! Пойду,  покурю! — накинул на плечи старенькую куртку, вышел на балкон.
     — Ты про себя расскажи! Как у вас с Павлом! — женщина с любовью поглядела на дочь, подперла щеку кулачком.                              
     — Все хорошо, мамуль! — девушка  вздохнула. — Вот, только, Наташа в школу не ходит.  Домой к ним не решаюсь заходить. Надежда Ивановна ходит по улице,  не здоровается ни с кем. В черное одета. Словно городская сумасшедшая! Проклятья разносит!
     — Не слушай дураков! Надежда женщина сильная! Не думаю, чтобы умом тронулась!  Время излечит!
* * *     
     Галина Семеновна тяжело преодолела ступеньки. Нажала на кнопку звонка. За дверью тишина.  Потянула за ручку, дверь открылась.
     — Надь, живая! 
     — Я на кухне! — услышала Галина. Сняла туфли, прошла коридор, остановилась на пороге. — Не заперто! Не боишься!
     Надя сидит у стола, перед ней разложены пакеты с продуктами.
     — С кладбища шла, Шура   собрала.
     Галя присела на табуретку, сняла с головы платок, пригладила ладонями волосы. —  Георгий Львович говорит, сходи, узнай. Не может на работу выйти, пусть отдыхает!
     — Спасибо! Он добрый человек!  На работе, легче горе забывается! Только у меня пока сил нет. Руки трясутся! — женщина вытянула перед собой ладони, с трясущимися пальцами. — Укол не смогу сделать, а про капельницу и говорить нечего!
     — И не надо! Отдыхай!  — Галя   подвинула пакеты на столе. Тут у тебя колбаса, масло, тушенка, макароны.  Можно суп сварить!
     — Спасибо тебе!
     Галя нарезала кружочками колбасу, белый батон, положила на маленькую, тарелочку масло, поставила чашки.
     Надя вдохнула аромат свежеиспеченного хлеба.  Галина налила в чашку чай, подвинула подруге.
     — Пей, пока горячее!
     Надежда Ивановна съела  бутерброд, потом другой.
     — Ухаживаешь за мной, а у тебя своих проблем хватает!
     — Мои проблемы,  впереди!  Подлость совершил! Нет ему прощения, а ведь, сын, будь он неладен! — Галя закрыла лицо ладонями.
     — Отсидит! Новую жизнь начнет! Он еще молодой!  
     — Ты прости! Прости всех! — Галина упала на колени,  обняла руками ноги Нади.  — Не за себя прошу! Ребята в тюрьме не вынесут! Сломаются!
     — Что ты, зачем!
     — Прости! Не уйду, пока не простишь! — слезы хлынули из глаз Галины. Надя коснулась ладонью волос подруги.   Ее можно понять! Она мать!  А разве я не мать!? Моего сыночка никто не вернет! Что они с ним сотворили!
     — Встань! Не надо! Я не смогу простить! Не могу! Понимаешь!
     Лицо Галины передернулось от нервного тика.  Она поднялась, отряхнула юбку.
     — Не ожидала от тебя такой жестокости! — Галина надела плащ, повязала платок на голову.
     — Бессердечная! Черная вдова! Ходишь призраком по городу, народ пугаешь! Отольются тебе наши слезы!
     Хлопнувшая дверь в прихожей болью отозвалась в голове Надежды. Она считает меня виноватой? Значит, я виновна в ее беде? Моего сына убили! Я вправе не прощать! Неужели есть люди, которые тоже так думают? Ну и пусть! Их должны наказать!

Глава 26.

     — Входи! — открыл перед Володькой тяжелую железную дверь, молодой сержант.
     Владимир вошел в маленькую комнату. Как и в прошлый раз, при свидании с адвокатом, горит тусклая лампочка.  Стол, два стула.  Сел,  спрятал ноги под стул.
     Анатолий Алексеевич, как всегда, в отглаженном, синем  костюме, с неизменной улыбкой.
     — Здравствуй, Владимир!
     — Когда меня отсюда выпустят!? Сколько еще ждать!? Мало вам дали денег? — со злостью произнес Володька.
     Адвокат, не торопясь, подошел к столу, положил синюю кожаную папку, подвинул стул.
     — Пока не удается. Все решит суд!
     — Если меня упрячут в каталажку,  отец выгонит тебя на улицу!
     — Вас трое!  Даже условно, будет стоить очень дорого!
     — Я его не убивал! — стукнул кулаком по столу, Володька. — Сколько раз можно повторять! Это Мишка бил арматурой!
     — Успокойся! Сделаю все возможное, чтобы не допустить обвинительного приговора! — мужчина наклонился к лицу парня. — Ваш папа просит похлопотать за  всех троих. Это невозможно. Кто-то должен быть наказан.  Если бы мать потерпевшего  написала заявление о  прощении.
     — Так уговорите ее! Дайте денег! Много денег! Ей все равно! Его уже не вернуть! Убейте, если нет другого выхода! Но вытяните нас отсюда! Иначе, я разрушу ваш жизненный уклад! —  Володька сжал кулаки. — Мне бы только выйти отсюда! Мать обещала  в деревню отправить. Там пересижу. Не хочу в тюрьму! Слышите! — он перегнулся через стол, схватил адвоката за лацканы пиджака. — Вытащите меня! Иначе хуже будет!  — злобно прошипел Володька, брызгая слюной.
     — Видите себя прилично! — Анатолий Алексеевич оттолкнул парня, поправил воротник. — Завтра  свидание с родителями.  Вам  передали! — он положил плотно, набитый, продуктами, пакет, на стол.
     — Суд когда?
     — Скоро! Но точную дату не знаю.  Возможно, будут представители центральной прессы. Уже вся Россия знает. Это  осложняет обстановку!
     — Кто разболтал? — заскрипел зубами Володька.
     — Кто-то из местной редакции!
     — Узнаю, убью!
     — Вам и так хватает неприятностей! — вздохнул мужчина. — Не надо никому мстить! Сами во всем виноваты!
     — Не твое дело! — буркнул Володька. —  Работай! Тебе деньги платят!
     — Сытин! На выход! — открылась дверь комнаты. Дежурный встал у порога.
     Володька неохотно поднялся.
     — Завтра, говоришь, свидание? Ну, черт, с ними! Родители, называются! Не могут сына под залог забрать! — парень заложил руки за спину, ссутулившись, покинул помещение.
     Анатолий Алексеевич  достал из кармана костюма платок, вытер выступивший на лбу, пот. Его все еще не покидает чувство отвращения. Какая наглость! Я хлопочу за него. А этот мерзавец позволяет недостойно обращаться со мной! Вырастили эгоиста!   Была бы моя воля,   к стенке поставил!
     На улице, мужчина поднял воротник плаща, засунул руки в карманы, прижав локтем, папку,  зашагал в сторону ресторана.  Послать  к чертям этих подонков! Но другой работы в городе не найти. А жить надо! Он плюнул себе под ноги.  Иди, отчитывайся перед буржуем! Лакей!
* * *
     Голая ветка жалобно бьется в оконное стекло. Стук, стук! Выгибается под холодным осенним ветром, отдаляясь и снова, тук, тук  Наташины глаза, не мигая, глядят вдаль. Холодно на улице! Листья облетели с деревьев.  На могиле ветер гуляет. Ему еще холоднее! Перед ее глазами предстал полированный гроб, с черным крестом на крышке. Не простилась! Не поцеловала на прощанье!
     — Опять в школу не пошла! — бабушка остановилась у порога. — Словно слепая и немая! Нельзя так доченька! Его не вернешь!  Что ж ты целыми днями в ночной рубахе сидишь возле окна! —  приблизилась к внучке, положила ладонь на  плечо. Девушка не шелохнулась.
     — Мы с мамой к Мишке на свидание идем! Хочешь с нами?
     Слова бабушки не сразу дошли до ее сознания. К Мишке! Какой Мишка! Зачем свидание! Какое свидание? Словно толстая длинная игла пронзила ее голову дикой болью.  Мишка убил Сергея. Вспомнила она. Его посадили в тюрьму. Мама с бабушкой к нему идут.
     — Его убить мало!  — тихо произнесла по слогам Наташа. —  повернула к старушке бледное лицо.
     — Вы предатели!  Он Сережку убил, а вы к нему идете. Ненавижу! Я убью его! — она сжала кулаки.
     — Господь с тобой! — отстранилась  от девочки, старушка. — Миша брат тебе! Нельзя так! Мать пожалей! Вы двое у нее!
     — Мать пойдет к нему, станет плакать, жалеть, кормить вкусными кусками из ресторана Володькиного батьки. Чтоб ему подавиться и сдохнуть! Всем вам сдохнуть! Ненавижу! Ненавижу! Будьте вы прокляты! — девушка покачнулась, от сильной боли в голове, вцепилась руками в волосы и рухнула на пол.
     — Мама, зачем, ты? — вбежала Люба в комнату, склонилась над дочкой. — Не надо  ничего говорить! Дай мокрое полотенце, и таблетки, на столике в кухне! — она приподняла плечи девушки, бабуля взяла  за ноги. Наташу положили  на диван. Люба открыла дочери рот, влила из стакана воды. Наташа застонала. Женщина похлопала ее по щекам. — Все хорошо! Открой глаза! Все хорошо! Видишь я с тобой! Выпей лекарство и засни! Скоро поправишься! Пойдешь в школу! —  поцеловала  в лоб, приподняла  голову, поднесла таблетку.
     — Не хочу! Не буду пить! Вы меня отравить хотите! — девушка оттолкнула руку матери, таблетка выскочила, покатилась по полу.
     — Не хочешь, не надо! Только не волнуйся! — Люба  накрыла дочь пледом. — Успокойся и засни!
     Наташа повернулась на бок, закрыла глаза.
     Люба постояла возле нее, прислушалась к дыханию.  Легкое раздражение пробежало в ее сознании. То ли притворяется, то ли, действительно,  помутнение рассудка. Всю жизнь им отдала, и вот благодарность. Сын преступление совершил, дочь умом тронулась.  Она повернулась к матери.
     — Кажется, заснула! Не трогай ее! — на цыпочках  женщины вышли из комнаты.
     Варвара Михайловна надела пальто, повязала вокруг головы, теплый платок.
     — Сумку собрала!
     — Собрала, все собрала! —  вздохнула Люба. 
     — Крепись, Любонька! — коснулась ее локтя старушка.
* * *
     Наташа  сквозь забытье, услышала, звук захлопнувшейся двери в прихожей.   Села, поправила на плече,  ночнушку. — Как же вы мне все надоели! — громко произнесла она.  
     Приподняла подол, оглядела  похудевшие ноги.  Вскочила с постели, раскинула руки в стороны и закружилась по комнате.  — Не хочу ходить в школу!  Буду спать, есть! —  вдруг почувствовала, в пальце ноги боль. Остановилась, вгляделась в пол. Круглый плоский шарик. Нагнулась, подняла. Таблетка! Мама  давала таблетку,  я ее выплюнула.  Вспомнила Наташа. Поят гадостью, чтобы я Сережу забыла!  Чтобы стала послушной девочкой, как раньше. Ходила  в школу, гуляла по улице,  уроки с Мишкой делала. Девушка села на стул,  потерла ладонью лоб. Улыбнулась. Уроки с Мишкой не надо делать! Мишка в тюрьме! — Почему! — прошептала она. —  Убил Сережу! — перед  глазами Наташи предстало обгоревшее лицо друга, черные обуглившиеся пальцы рук.  По щекам покатились горячие капли, обгоняя друг друга. Ворот рубашки  стал мокрым. — Они его убили! — простонала Наташа. — сжала руками голову. — Убили! Закопали в землю! Проститься не дали!   Предатели! Они меня ненавидят! Они  хотят моей смерти! — закрыла ладонями лицо и заплакала навзрыд, покачиваясь всем телом из стороны в сторону. Через минуту она вытерла ладошками слезы. Лицо, словно, осветилось внутренним светом. Я им всем мешаю! Поняла Наташа.  Да, я им мешаю! За мной надо ухаживать! Бабуля старая! У матери больное сердце! Мишка в тюрьме! Без меня им станет хорошо. — Мне надо умереть? — крикнула девушка и сильно встряхнула головой, нечесаные волосы покрыли плечи. — Там я встречусь с Сережей!  —  Наташа вышла на кухню. Остановилась перед небольшим зеркалом на стене. Увидев свое отражение,  отпрянула назад, потом  наклонилась,  откинула ладонями волосы за уши. — Совсем не страшно! —  тихо произнесла она, и отпрыгнула от зеркала. Прижала палец к губам. — Тихо! — прошептала девочка. —  Что я хотела вспомнить? Мне надо вспомнить! Напрягает она память. Подняла глаза к потолку, улыбнулась.  —  Сережке не было страшно! — Он умер! — тихо рассмеялась. Теперь, точно помню. Обрадовалась она. Но вдруг ее лицо исказилось, в страшной гримасе. —  Ему было больно! — вскрикнула Наташа. —  Очень больно!  Пусть мне тоже будет больно!  —  она обвела взглядом комнату. Мне ничего этого не надо! Я точно знаю! Я хочу пережить его боль! Хочу быть рядом с ним навсегда! — потянула узкую дверцу кухонного шкафа. Взяла с полки пузырек с таблетками, крепко зажала в руке. Потом  повертела перед лицом,  будто любуясь,  красивым сувениром. Высыпала содержимое на  ладонь. Какие славные пилюли! Маленькие, круглые, белые. Мать каждый день дает по одной, а я выпью все сразу! Секунду  она смотрит на рассыпанные в ладошке, таблетки. Неужели, в них смерть!? Неужели, если проглотить все разом, никогда не проснешься, не увидишь солнышка, цветы, созревшие  плоды на яблоне?  Но Сереже тоже было больно. Ему не хотелось умирать! Они сожгли его живого! Вдохнув в себя воздух, запрокинула вверх голову, широко раскрыла рот, и всыпала горошины. Сладковато, кислый привкус наполнил глотку, смешивая лекарство со слюной. Одной рукой Наташа крепко зажала ладонью губы, другой нащупала на столе стакан,  оказавшийся наполненным, отхлебнула глоток, другой. Сладкий чай! Мама не допила. Поняла девочка.  — Мама! — тихо произнесла Наташа. В глазах у нее потемнело.   Ноги, согнулись в коленях.  Падая, почувствовала резкую боль в голове, от удара об угол кухонного стола. Тишина окутала ее сознание.

Глава 27.

     Люба, провела ладонью по сумке, стоящей рядом на стуле. Ненадолго задержала взгляд, на сидящей напротив, Тамаре в коричневом велюровом пальто. Все собрались. Тамарка с Вадимом, Галка с Андреем. Галина постарела, темный платок повязала вокруг шеи, по-деревенски.  Она вспомнила, как вчера,  на ресторанной кухне, складывала в сумку продукты, щедро подаренные Вадимом Евгеньевичем, и его шепот на ухо: «Анатолий Алексеевич защитит троих! Я с ним сам рассчитаюсь!»   Такого не может быть! Вздохнула женщина. Их невозможно спасти от тюрьмы.  Он обманывает, успокаивает, будто я ребенок.  Володьку, точно оправдают! Сейчас деньги миром правят! Скрипнула дверь у входа. Люба вздрогнула и повернула голову.  Анатолий Алексеевич, с неизменной улыбкой на лице, прошел по коридору. Лоснится  от жира! Люба сжала руку матери. Старушка погладила ее пальцы,  прошептала. — Крепись, Любаша! Нам с ними не сравниться никогда! Крепись, дочка!
     Вадим Евгеньевич поднялся.
     — Что так долго!
     — К  одиннадцати договаривались. Еще без пятнадцати. Не надо нервничать! — адвокат положил руку на плечо шефа.— Сейчас все устроим! —  постучал согнутым указательным пальцем, в кабинет следователя,  не дожидаясь ответа, потянул на себя ручку.
     — Можно!? Все собрались!
     Павел поднял голову. Он всю ночь не спал и с утра нервничал. Под свою ответственность  решил устроить  свидание задержанных с родителями. Нажал кнопку.  Вошел дежурный.
     — Приведите!
     Сержант кивнул головой.
     — Предупредите, чтобы без эксцессов! — Павел посмотрел на адвоката. — Их проведут в кабинет, потом войдут родственники.
     Анатолий Алексеевич,  молча, склонил голову, в знак согласия, и вышел.
     Пренеприятный тип! Передернул плечами, следователь. Скользкий, услужливый. Чересчур услужливый!
     Алексей поймал взгляд Павла, скривил рот в усмешке. Ему понятно раздражение шефа. Он и сам не может спокойно созерцать самонадеянный,  облик адвоката.
     — Проведут в кабинет, после войдете! Придержите чувства!  — Анатолий оглядел собравшихся людей. Они застыли, повернув головы в конец коридора. Тамара продела руку под локоть мужа. Вадим открыл рот, намереваясь сделать  жене замечание, но передумал,  так и остался с открытым ртом. Галина прижалась к Андрею. Ей хочется  куда-нибудь спрятаться. Стыд, жжет ее.  Люба поджала ноги под стул. Сердце замедлило бег. Варвара Михайловна с тревогой вглядывается в лицо дочери, внутренне молясь, за ее здоровье.
     Старый линолеум подавляет звук шагов. Но в тишине, все-таки слух бедных ожидающих,  их уловил. Ведут! Поняла Люба. Почувствовала дрожь в коленях, и резкую боль в сердце. Приступ мне сейчас не нужен! Словно команду произнесла сама себе. Мишка! Его надо поддержать! Ему плохо!  Впереди милиционер, позади тоже. Группа приближается. В чем он был одет, когда забирали? Меня тогда не было дома. Склоненная голова. Торчащий на макушке неизменный хохолок. Мишка! Он неловко ставит ноги. Били! Ранили! Встревожилась женщина. Поднялась, но тяжелая рука адвоката, сдавила  плечо. Наклонилась всем телом вперед, вглядываясь в приближающихся ребят.
     —  Мишенька, какой бледненький! — старушка,  сжала руку дочери.
     Галина, услышав шаги в коридоре, замерла.  Я во всем виновата! Не доглядела! Не воспитала! Доверила мужу! Мысленно корит себя женщина.
     — Хромает! — наклонился Андрей к жене. Галина вспомнила, Колька повредил ногу, когда  забирали. Но не смогла разжать челюсти, чтобы  ответить мужу.
     Вадим Евгеньевич вздрогнул от резкой боли в сердце. Он мало интересовался воспитанием сына. Тамара кормила, одевала, проверяла уроки, ходила в школу, если вызывали учителя. Домработница обстирывала, готовила.  Вадим подвинулся на стуле. Вгляделся в похудевшую фигуру Володи. Володька, поднял голову,  задержал на отце взгляд.
     — Не останавливаться! — подтолкнул его в спину сопровождающий. Распахнул дверь,  и ребята скрылись  в кабинете.
     Тамара прижалась к мужу.
     — Входите! — на пороге появился следователь. — Время свидания ограничено!
     Родители вскочили, будто, подталкиваемые невидимой рукой, протиснулись в дверь.
     — Мама! — со слезами бросился Мишка на шею матери. — Не могу больше! Забери меня отсюда!
     Люба обняла мальчика, прижала его голову к груди.
     — Хороший мой! Не могу  тебя забрать! Ты сам виноват. Разорвал свое и мое сердце!
     — Мамочка, прости! Я не хотел!
     Она присела на стул у стены,  не отпуская из объятий, Мишку. Варвара Михайловна поднесла платок к глазам. — Мишенька, кровиночка, наша! Что ж ты такое сотворил с собой!
     — Бабулечка! — протянул к ней руки, Мишка.
     Старушка сжала его пальцы, в намокших от  слез ладонях.
     — Мальчик ты наш! Глупый ребенок!
     — Мамочка! Когда суд! Скорее бы все закончилось! Не могу больше!— Михаил огляделся. — Где Наташка?
     — Наташа болеет! Дома осталась! — Варвара Михайловна села возле внука.
     — Ей уже лучше! — остановила взгляд на старушке, Люба, боясь, что та выложит все подробности.
     — Скажите, пусть простит меня! — закрыл лицо ладонями, Мишка. Плечи  затряслись от беззвучных рыданий.
     Тамара  подбежала к сыну, протянула руки, не решаясь обнять.
     — Сыночек! Похудел!
     — Мать, сядь! — Володька отвернулся. Женщина попыталась  заключить сына в объятия,  но тот сжал ее руки. — Отец, скажи ей. Не надо!
     — Тамара,  веди себя достойно! — вздохнул Вадим.
     Она поникла, села на стул, закрыла лицо ладонями, закусила губы, чтобы сдержать рыдания.
     — Когда  я вернусь домой? — Володька скосил глаза на отца. Вадим за внешней храбростью, увидел в глазах сына слезы. Стесняется проявить к родителям чувства. Привык брать, отдавать не умеет. Вместе с жалостью ощутил раздражение. Это мы должны его презирать. Приравнял нас вот к этим. Он бросил взгляд на Любу, сидящую в обнимку с Мишкой. На Галину и Андрея.
     — При первой возможности! — отвернул лицо от сына, Вадим.  В душе у него все закипело. Надавать бы ему оплеух.   — Все будет хорошо!
     — Это у вас хорошо! — передразнил его Володька. — А мне червонец светит! Вот ваши заботы как для меня обернулись!
     — Это точно! Правильно сказал! — зло прошипел Вадим, наклонившись к сыну. — Пороть тебя надо было чаще! Чтобы свое место знал! К родителям проявлял уважение! Постыдись хоть здесь! Я тебе не уличная девка, чтобы выслушивать твои  обвинения!
     — Вадим! — остановила его Тамара. — Мальчик в тяжелом положении!
     — Мальчик! Преступление совершать, так он взрослый, отвечать за свои поступки должен! Просить, а не требовать!
     Володька повесил голову на грудь. В камере, он иначе представлял  свидание с матерью. Увидел их холеный вид, и все забыл.  Они на свободе. Пьют, едят,  а я здесь! Он посмотрел на мать. Темные круги под глазами. На лбу пролегла широкая морщина. Я подлец! Вдруг осенило его. Они выхлопотали это свидание. Пришли увидеть меня, поддержать, а я с упреками.
     — Простите! Не могу я сейчас нежности проявлять. Плохо мне! — тихо произнес Владимир.
     — Нам тоже не мед! — Вадим хлопнул сына по спине. — Крепись! Сам нашел  приключение на свою задницу!
     Прижав к себе голову сына,  Галина гладит ладонями по волосам, из глаз текут слезы. — Успокойся, Галь! Неудобно! — Андрей  вытер ладонью глаза. Рыдания душат Кольку. Галина отстранила Колю, покрыла поцелуями его щеки, лоб.  Какое счастье обнимать, ощущать его прикосновения. Она  достала из сумки сверток.
     — Пирожки! — проглотил слюну Колька, уловив носом душистый запах.
     — С мясом, как ты любишь! — с придыханием, как после быстрого бега, произнесла Галина. —  Рано утром в духовку поставила. Пока собирались, испеклись.  
     Колька набил рот пирожком. Андрей погладил сына по голове.
     — Пап, прости! — Колька схватил руку отца, прислонился щекой.
     — Да, ладно! — Андрей отвернул лицо. В глазах защипало.
     Павел Андреевич, сидя у стола, наблюдает сцену свидания.  После радости, смятения, слез,  родители развернули кульки и  пакеты, стремясь накормить своих непутевых детей. Он отвернулся. Их волнение передалось и ему.  Вспомнил свою мать. Она   отдавала ему лучшие куски со стола. Отец часто упрекал ее за излишнее баловство. Все родители одинаковы.  Забота о своих отпрысках всегда на первом месте. Часто лишают себя всего, чтобы обеспечить детям лучшее проживание.  Чего не хватало Володьке? Учинил драку. Павел не сомневался,  зачинщиком ссоры был избалованный, привыкший считать себя крутым, Володька. Водку  принес в кафе. Николай по пьянке, любитель помахать кулаками. Не упустит момент продемонстрировать  силу.  Мишка глупый ребенок, выросший без отцовского внимания. Адвокат и его благодетели не прочь подставить мальчишку под обвинение.  Впереди суд! За ним последнее слово! Следователь поглядел на Алексея. Тот опустил голову, перелистывает журнал. 
     — Прощайтесь, товарищи!  — хриплым голосом произнес следователь. От волнения у него пропал голос.
     Мишка приник к матери. Люба обхватила сына.
     — Потерпи, миленький!
     — Бог даст, все сладится! —  бабушка, поцеловала внука в макушку.
     Володька обнял мать. Тамара почувствовала на щеке влагу.
     — Володечка!
     Он отвернулся, утер рукавом глаза, заложил руки за спину.
     Николай обнял мать и отца.
     — Коленька! — прошептала Галина.
     — Отец, мать береги! —  Колька оттолкнул родителей, пошел к выходу.
     Люба,  глядит вслед уходящему, сыну. Он словно стал меньше ростом.   Мишка повернулся.
     — Мама, мамочка, не хочу! — крикнул он и бросился к матери.
     Люба обхватила его руками, поцеловала в лоб, в бледные щеки. — Потерпи, маленький! Что ж теперь поделаешь! Потерпи! —  отстранила от себя. — Иди! Так надо! —  На онемевших ногах, дошла до стула у стенки и села.
     — Любонька! — Варвара Михайловна  сжала похолодевшие пальцы  дочери в своих ладонях. —  Плохо тебе!
     Люба покачала головой из стороны в сторону.
     — Сейчас пройдет! — она встала, надела пальто.
     — Пойдем домой! Наташа одна. Не сотворила бы чего!
     — Что ты! Не дай Бог!
     Они вышли на улицу.
     — Машину возьмем! — подошла к дороге Люба. — Чувствует сердце, неладное. Наташка! Надо было тебе остаться с нею.
     Едва машина притормозила у дома, Люба выскочила, не дожидаясь, матери, побежала к подъезду. От  волнения, не может попасть ключом в замочную скважину. Наконец замок щелкнул, Люба дернула дверь, вбежала в квартиру.
     — Наташа! — тихо позвала  женщина. Прошла в  комнату, на диване никого нет. — Наташа! —  в кухне, на столе нетронутый завтрак. За углом стола  увидела мысок красного домашнего тапочка.
     — Все в порядке!? — остановилась у порога Варвара Михайловна.
     Люба  протянула вперед руку, не в силах сойти с места. Старушка перевела взгляд.
     — Что такое? — бабушка кинулась к лежащей на полу Наташе.
     — Девочка, что с тобой!
     На руке девушки кровь, сжимающей осколок стакана.
     Люба подошла к столу, взяла бутылку из-под таблеток. — Все выпила!—  опустилась на табурет.
     — Скорую надо! Скорее! — Варвара Михайловна приложила ухо к груди Наташи. — Стучит! Может, успеют!
     Люба тяжело вздохнула. —  Мне уже все равно! Сил нет!
     — Да что ж это такое! — метнулась старушка в комнату,  набрала 03. — Отравление лекарством! Скорее приезжайте. Девочка семнадцати лет!— вернулась в кухню, смочила полотенце холодной водой, приложила ко лбу девушки.
     — Мама успокойтесь! — Люба стянула с головы платок. — Эти дети решили сжить меня со свету! Я им всю жизнь отдала! — Да, не трогайте ее! — крикнула Люба на хлопочущую, возле Натальи, мать. — Врачи приедут, разберутся, можно ее спасти, или нет!
     — Господь, с тобой! Конечно,  можно! Она дышит! Пойди, дверь открой! Не помню, закрыла, или нет.
     — Что случилось! — пожилой мужчина в белом халате остановился в дверном проеме.
     — Девочка! Вот! — поднялась старушка.
     — Эти таблетки выпила? — взял пустой пузырек, покрутил в руках. — Это не очень страшные таблетки. Она упала в обморок, скорее от испуга, чем от лекарства. Но промывание придется сделать.
     Санитары раскрыли носилки, подняли девушку, положили.
     Варвара Михайловна повязала платок на голову.
     Люба медленно поднялась со стула, пошла в прихожую.
     Старушка закрыла дверь, прихрамывая,  догнала дочь уже на улице.
     — Долго возитесь! — крикнул врач. — Медицину не обвиняйте!
     Машина резко развернулась. Люба наклонилась к дочери, лежащей на носилках.
     — Доченька! Зачем? Чего тебе не хватало! Обо мне подумала!? У меня никого нет на этом свете, кроме вас с Мишкой! Что вы со мной делаете!?  Умру, куда  пойдете? Как жить станете? — погладила руку дочери, безжизненно, лежащую поверх простыни. И ощутила слабое движение в ответ.
     — Она жива! Сделайте что-нибудь, скорее! — повернула к доктору лицо, залитое слезами. — Скорее!
     — Все будет хорошо, мамаша! Не волнуйтесь!  Такой случай не впервые! Спасем вашу девочку!
     Скорая остановилась у входа в приемный покой. На ступеньки выбежала  медсестра.
     — На промывание! — вышел из машины врач. — Отравление!
     Санитары побежали с носилками в помещение. Люба поспешила следом. К ней вернулись силы. —  Наташенька! — шепчут ее губы. — Не покидай меня! Наташенька! —    Стеклянные двери захлопнулись перед ее лицом.
     — Сюда нельзя! — остановила ее молоденькая девушка. — Вам скажут! Ждите!
     — Я мать! Как это нельзя! Я должна быть рядом с дочкой! — она  сняла с головы платок, расстегнула пальто, и ворот кофты.
     — Давай, присядем, доченька! — взяла ее под руку старушка. — Вон стульчики. Нельзя, так нельзя. Подождем!
     Крепко держа дочь под руку, Варвара Михайловна подвела Любу к стоящим возле стенки стульям. Люба тяжело опустилась на стул, положила руки на колени. Старушка присела рядом, погладила ее руку.
     — Бог даст, все сладится!
     Люба слегка сжала пальцы матери.
     — Они думают только о себе! Обо, мне никто не думает!
     — Плохо ей сейчас! Ты не сердись на нее. Глупая девочка. В этом возрасте потерять любимого друга, конец света. Ничего, поправится,  в школу  станет ходить, время вылечит.
     — Если поправится!
     — Обойдется! Я  чувствую!
     — Впереди  суд! Как мне все это вынести! — Люба приложила ладони  к щекам.
     — У Бога силы проси! Надо вынести! На суде ты должна присутствовать! Мишке будет очень  плохо, если ты не придешь.
     Люба положила голову на плечо матери.
     — Я устала!  Очень устала!  Так, что и жить не хочется! Свет белый не мил! Спасут Наташку,  дотяну до суда, а там и помирать можно! Силы мои на исходе!
     — Да, что ж ты такое говоришь!? — Варвара Михайловна повернулась к дочери. — Меня на кого оставишь?  Мне с ними не справиться! Обо мне ты подумала?
     — Не могу, мама!
     — Мамаша! — доктор остановился напротив сидящих женщин. — Дочка ваша пришла в себя! Будет жить!  Свидание разрешаю, не более пятит минут.
     — Будет жить! — вскочила Люба. — Где она! Мы вместе! Это бабушка! Вместе пойдем! Можно!
     Мужчина поднял вверх руку, видимо хотел возразить, но потом, ничего не сказав, пошел по коридору.
     — Пойдем! Он разрешил! — Люба потянула мать за руку. Старушка, тяжело припадая на больную ногу, пошла за дочерью.
     Перешагнув порог палаты, Люба, увидела бледное лицо Наташи.
     — Мама! — прошептала девушка, пытаясь приподняться на постели.
     — Лежи, доченька! Тебе нельзя вставать!
     — Мамочка, прости! — слезы покатились по щекам  Наташи. — Я больше не буду!
     — Что ты, доченька! Люба присела на подставленный врачом, стул, взяла за руку дочь. — Простила уже! Вот и бабушка.
     — Бабулечка! — протянула руку  Наташа.
     — Наташенька! Деточка!
     — Простите меня! — Наташа сжала руки матери и бабули. — Я больше никогда так не сделаю! Верьте мне!
     Она отвернулась.
     — Мишку видели?
     — Просил простить! — наклонилась Люба к ее лицу.
     — Я не могу! Пока, не могу! — Наташа закрыла глаза. По ее лицу пробежал нервный тик.
     — Девочка моя! — Люба поцеловала бледный лоб. —  Миша очень переживает! Он раскаялся. Скоро суд. Наверное, его посадят вместе с ребятами.
     — Володька откупится, и Колька выкрутится. На Мишку все повесят!
     — Не говори так! — Люба  приложила ладонь к губам девочки. — Вадим Евгеньевич обещал помочь. Адвокат попытается  им уменьшить срок.
     — Только не Мишке! — Наташа  оттолкнула руку матери. — Дайте мне зеркало! Я выгляжу ужасно?
     — Если женщина просит зеркало, пошла на поправку! — улыбнулся врач. — Достаточно на сегодня. Ей надо отдыхать!
     — До свиданья, доченька! — Люба  поцеловала Наташу в щеку.
     Бабушка погладила руку внучки, поцеловала в лоб, и перекрестила.
     — Бог тебя хранит!
     — Бабуля!  Прости!
     — Что ты, Наташенька! Все будет хорошо! Деточка моя!
     Наташа проследила взглядом, как мама и бабушка  идут к выходу. У двери Люба обернулась, ее губы изобразили, что-то, похожее на улыбку. В глазах слезы.  Из-за меня! Дура я! Мама с Мишкой потратила столько нервов и здоровья, пришла домой, а там я валяюсь, полумертвая. Как она все это перенесла.  Она отвернулась лицом к стене, прикрыла веки. Лицо Сергея предстало перед нею. Он наклоняется  ближе, ближе. Ощутила его дыхание на своих щеках. Совсем как тогда, в первый день их близости.  Почувствовала  поцелуй на губах. 
     — Ах! — вскрикнула девушка. Наваждение! Или я схожу с ума! Подняла руку, посмотрела на тонкие пальцы.  Похудела, побледнела, выгляжу ужасно. Но мне все равно.
* * *
     Люба догнала доктора, быстро удаляющегося по коридору.
     — Теперь ее поместят в психушку!?  Прошу вас, не делайте этого! Она очень плоха. Но она не сумасшедшая! Девочка пережила  тяжелую драму! Погиб ее парень.
     — Не могу! Каждый случай суицида подлежит глубочайшему психоанализу. Это делается для пользы пострадавшего. —  мужчина остановился, смерил взглядом женщину с головы до ног. — Важно узнать, как можно раньше, в каком состоянии ее мозг и психика. Чтобы не произошло повторного драматического случая.
     — Я вас очень прошу! Деньги надо! Достану. Сколько?
     — Глупости говорите, мамаша!  Это для ее же пользы! — он резко повернулся, и скрылся за широкой белой дверью.
     — Для ее же пользы! — тихо повторила женщина.
     — О чем ты говорила с ним, доченька!? — приблизилась к Любе, Варвара Михайловна.
     — Просила, чтобы Наташку в психушку не клали. Там она точно с ума сойдет. А он говорит, нельзя. Порядок такой.
     — Андрюше надо позвонить! Галя поможет.
     — Я не стану ему звонить! — отстранилась от матери, Люба. — У них из-за меня вечно ссоры. Галка ревнует. Мне Андрей не нужен! Я ему никогда не смогу простить!
     — Я позвоню! Как придем, так и позвоню!
     Они вышли на улицу. Люба низко на лоб повязала платок.
     — Голова болит! Качает из стороны в сторону. Давление, наверное, поднялось!  Ну, и денек сегодня!
     — Сейчас домой придем, приляжешь, и полегчает! — старушка взяла дочь под руку.
     — Хочешь, машину возьмем!
     — Не надо! Пройти по улице хочу! Воздухом подышать! Сколько мне еще осталось?
     — Бог, с тобой, Любонька! Что ты говоришь!? Наташка поправится!
     — А Мишка? — Люба повернула осунувшееся лицо к матери.
     За сегодняшний день  постарела лет на двадцать! Подорвали ее здоровье дети, ох, как подорвали! —  Может все обойдется!
     — Не обойдется! — Люба застегнула пуговицу у ворота, повела плечами, ощутив сильный озноб.
     — Надо теплое пальто надевать! — заглянула в лицо Любаше, Варвара Михайловна. — Ноябрь на дворе. Озябла вся!
     Люба потянула дверь подъезда. Какая  тяжелая!  С каждым днем все тяжелее! Или  силы и жизнь из меня выходят потихоньку. Медленно пошла  по ступенькам. Варвара Михайловна, тяжело припадая на больную ногу, поднялась за дочерью. Люба открыла дверь квартиры, перешагнула порог.
     — Остались  вдвоем! Никому не нужные старухи! — прислонилась Люба к стене коридора.
     — Ты  не старуха! Молодая, красивая женщина! Все еще впереди.
     — Нет, мама! — Люба, непослушными пальцами расстегнула пальто. — Ничего у меня уже не будет! Да, я и сама ничего не хочу! — она  бросила одежду на пол под вешалкой. Лицо перекосилось от резкой боли в сердце. Держась рукой за стену,  прошла в комнату, дошла до дивана, села. Положила обе ладони на грудь, слегка помассировала, как  учили в больнице.
     — Может скорую вызвать? — склонилась над ней старушка.
     — Не надо! Сейчас пройдет! Дай мне таблетки, возле телевизора стоят.
     — Не переживай! Ложись! Вот так! — Варвара Михайловна помогла Любе положить ноги на диван, поправила подушку под головой, накрыла пледом. — Пойду, обед согрею, и Андрюше позвоню.

Глава 28.

     Галина вошла в квартиру, скинула туфли и упала вниз лицом на диван.
     — Господи! За что! — плечи  затряслись от рыданий.
     — Не надо Галочка! — Андрей скинул куртку на пол, сел возле жены, погладил по спине. — Не надо! Ведь, живой Колька!
     — Живой! — подняла голову Галина. — Исхудал, бледный! Одни глазищи! Как у загнанного кролика. Бегают туда, сюда! Там бьют, наверное!
     — Никто  не бьет! — Андрей покачал головой. — С чего ты взяла. Следователь порядочный человек, он не допустит! Вадим говорил, ребят посадили к неплохим людям в камеру.
     — Что ты мелешь! — зло прошипела Галя. — Следователь у него порядочный человек! Да разве порядочный посадит  молодых ребят в тюрьму   к уголовникам?
     — У них нет в отделении условий, чтобы содержать подследственных.
     — К неплохим людям посадили в камеру! — передразнила   женщина, сощурив в гневе глаза,  распаляясь от злости. — Где это видано, чтобы неплохие люди в тюрьмах сидели! Неплохих туда не сажают! Ворье сплошное, да уголовщина!
     — Их нельзя в СИЗо держать! Они убийцы!
     — Колька убийца! —  женщина, схватила Андрея за плечо и сильно затрясла. — Он бедный мальчик! Мишка убил! Все так говорят! Колька не виноват. Володька начал ссору, водку принес, Мишка арматурой бил. Колька ни в чем не виноват. И Сережка Надькин тоже хорош! В драку полез, вот и получил! Я ее просила, на коленях стояла. Напиши отказ! Забери заявление! Прости ребят! Стерва, не согласилась! Была бы моя воля, своими! — она взмахнула руками перед лицом Андрея, — Вот этими, удушила! Будь она проклята! Гулянье устроили в кафе! Ее сдох, ему уже ничего не надо! А наши должны париться на нарах!?
     — Галя, успокойся! Не надо! Что ты говоришь!  У Нади горе, несравнимое с нашей бедой! Не озлобляйся! — он погладил жену по плечу. — Пойду поесть соберу! Разденься!
     — Не хочу есть! Все по полу разбросаю! — Галя бросила пальто на край дивана, легла, отвернулась к стене, закрыла глаза. 
     В прихожей зазвонил телефон. — Алло! — услышала Галина глосс Андрея, снявшего трубку. — Да, я сейчас приду!
     Андрей вошел в комнату.
     Галя подняла голову, остановила на муже взгляд, налившихся кровью от злости, глаз.
     — Куда? К Любке!? Уйдешь, домой не возвращайся!
     — Ты совсем озверела! — приблизился к дивану, Андрей. — У них с Наташкой беда. Отравилась! В больнице, промывание сделали.  Хотят в  психбольницу положить! Всех кладут после суицида.
     — Тебе, какое дело!  У тебя свой сын в беде! Пусть все передохнут, черт с ними!
     — Я  схожу, может помочь, чем надо. Старушка сбилась с ног!
     — Может быть, Наташка дочь твоя и Мишка тоже?
     — Галь, ну что ты несешь! — крикнул Андрей. — Я Сашке обещал заботиться!
     — Своей семьи у тебя нет! Детей тоже! Чужих жалеешь! — слезы хлынули из глаз женщины. — Не кричи на меня! Не смеешь кричать! Уходи! И не приходи! Ненавижу! — она сжала кулаки. — Прокляну! Чтоб ты сдох!
     Андрей поднял куртку с пола. На щеках задвигались нервные желваки.  Совсем умом тронулась, женщина.  Махнул рукой, и вышел из комнаты.
     — Ненавижу! Не появляйся больше мне на глаза! Не возвращайся домой! Оставайся у своей  гноявой, хилой, Любки! —  донесся до его ушей крик жены, пока, спускался по лестнице.
* * *
     Андрей быстро идет по улице. Глупая женщина! Повторяет  вслух. Нет повода для ревности. Отбила у Любки, и всю жизнь ревнует. Может быть, жизнь была бы иной, женись на Любаше. У нее сердце  больное.  Все из-за переживаний. Я первый в  черном списке. Он подошел к подъезду, поднялся по лестнице, нажал на кнопку звонка.
     — Входи, Андрюша! — распахнула дверь Варвара Михайловна. — У нас еще одно горе! —  старушка приложила руки к щекам,  покачала головой, словно маятник.
     Андрей снял куртку, прошел в комнату.
     — Здравствуй, Любаша!
     Люба повернула голову, подняла непослушное тело, свесила ноги с дивана.
     — Ой, плохо мне! Не знаю, что делать!? Детки мои видно сговорились, чтобы жизни меня лишить. Еле доковыляла до дома после свидания с Мишкой. Все сердце он мне разбил, а тут Наташка! — она вытерла ладонями, побежавшие по щекам, слезы. — Слава богу, спасли! Так теперь ее должны перевести в психическую палату. Как ни упрашивала доктора, говорит, порядок  для всех! — женщина подняла на Андрея, красные, воспаленные глаза.
     Как она сдала! Подумал мужчина. Галка моя красавица, в сравнении с нею. И держится, держится, хоть и вопит, как резаная.
     — Галина может помочь! Я поговорю с нею. Только злая она баба! Боюсь, не захочет! Ревностью  мучается. Кричала вслед, у меня до сих пор в ушах гудит от ее криков.
     Варвара Михайловна вошла в комнату с подносом. Поставила чашки, чайник.
     — Извини, пирожки разогрела, утром пекла. Мишку угостить. Вот, что осталось!
     — Спасибо! — Андрей повернулся к столу. — Галина курицу для Кольки варила. Пришли домой, поесть не успел.
     — Любань, садись и ты, перекуси! — оглянулась старушка на дочь.
     Люба поднялась с дивана, покачиваясь, подошла к столу, присела на край стула.
     — В рот ничего не лезет со вчерашнего дня. Все думала, как Мишку увижу, что ему скажу. Такое с товарищем сотворить! Нет за это прощенья! А ведь, сын! Жаль его! Всегда о других думала, как они преступников жалеют. И вот сама теперь оказалась в такой ситуации. — она взяла двумя ладонями чашку с горячим чаем. Отпила глоток, потом другой. — Еще Наташка! Как удумала такое! Что у них с Сережкой было? Уж и не знаю, что думать!
     — Да, натворили они дел! — Андрей съел пирожок, запил чаем. — Галка сама не своя. Плачет белугой. Я мужик, и то сердце сжимается. Как Кольке помочь, не знаю.
     — Суд пережить надо! Позор, перед всем народом!
     — Ничего не поделаешь!  Родители всегда переживают беды детей тяжелее, чем они сами. — Андрей вздохнул, достал платок, вытер вспотевший лоб.
     — Спасибо! Пойду я! А то Галка съест меня живьем. Постараюсь  уговорить. Только если не получится, не обижайтесь! — он встал, вышел в коридор. Варвара Михайловна вышла следом.
     — Андрюшенька, на тебя  вся надежда!
     — Может быть, Галина похлопочет, устроить девочку  в неврологическое отделение.
     Варвара Михайловна долго глядит вслед Андрею, спускающемуся по лестнице, и тяжело вздыхает.  Наконец, закрыв дверь, вернулась в комнату.
     — Зря ты, мама! — Люба пересела на диван, накинула на плечи плед. — Галка не станет хлопотать за Наташку. Может быть, Надю попросить?
     — Что ты? Я  не осмелюсь! — хлопнула в ладоши, старушка.
     — Наташка перед нею ни в чем не виновата!
     — Знаю! Только стыдно к ней обращаться. Давай погодим немного. Может Андрюша уговорит Галину.
     — Ладно, как хотите! — Люба легла, отвернулась лицом к стене. — До суда  дожить! Мишку поддержать! А там, будь, что будет! — донесся до старушки ее  тихий голос.
* * *
     Всю дорогу  от отделения милиции, до дома  Тамара молчит. Только изредка взглядывает на мужа, пристально смотрящего перед собой. Она редко решается заговорить с мужем, когда он за рулем.  Сегодня впервые увидела слезы в его глазах, при беседе с сыном. Ему тяжело. А кто виноват! Воспитание полностью лежало на мне. Я женщина. Мужской руки и участия Володька никогда не видел. У Вадика постоянно дела. Работа, ресторан, деловые встречи,  любовница. Откуда он взялся в нашем городе?  Чем  раньше занимался?  Приехал, задарил подарками. В душу,   к себе не пускал, да она и  не любопытничала. Каждый жил своей жизнью, не мешая друг другу.  Он пропадал с утра до вечера на работе, она заботилась о своей внешности. Готовилась к частым вечеринкам. Чтобы, не подвести мужа, всегда держала себя в порядке. Хотя, за последние три года, располнела. Узнала, что у него появилась молоденькая. Сладким заедала  печаль.
     Вадим,  не переставая, думает о сыне. Где моя вина! И есть ли она? Как могло с его сыном такое случиться? Ты виноват! Крутится у него в голове. Он вырос без твоего участия! Решил, деньги, которыми снабжал сына, компенсируют воспитание. Мать баловала.  Теперь  поздно казнить себя. Толик обещал, вытянуть Володьку. Пусть у него болит голова. Я более ничем помочь не могу.  Присутствие рядом  жены,  Вадима  раздражает.  Отвезти Тамару домой и уехать к Веронике.  Расслабиться, забыться! Оставить жену одну в такой день? Совесть робко пытается заговорить в  душе. Но не могу, же  весь вечер сидеть возле нее и уговаривать. Да потом, она вроде держит себя достойно. Не плачет, не кричит. Посидит одна. Для нее это лучше. Оправдывает себя  мужчина.
     — Я отвезу тебя домой, и съезжу на работу.
     Знаю  твою работу! Подумала Тамара. Но  провести  вечер с мужем, ей тоже тяжело. Им не о чем разговаривать. Даже в такой момент,  при общем горе, они далеки друг от друга.
     — Отвези меня к маме.
     Правильное решение! Обрадовался Вадим, и включил левый поворот. Пусть  посидят, посудачат!  А я рвану к Нике.  
     Он притормозил у тещиного дома.
     — До вечера,  дорогая!
     Женщина  хлопнула дверью, и, не оглядываясь, пошла к подъезду.
     Вадим развернул машину, нажал на газ. — Я имею право на отдых! — повторил он несколько раз вслух.

Глава 29.

     Тамара медленно поднимается по ступенькам. Давно не заглядывала. Редкий гость! Семья забирает время. О матери вспоминаю только, чтобы спросить у Вадима, завез ли  продукты. Отца не стало. И я редко появляюсь. Остановилась у двери. Вот и дерматин пообтерся. Новый надо набить. Некому позаботиться о старушке. Нажала на кнопку звонка.
     — Кто там? — услышала  за дверью голос матери.
     — Это я, мам, открой!
     У Тамары сжалось сердце, увидев в проеме двери пожилую женщину. Старенькое платье,  на плечи накинут пуховый платок, подаренный Тамарой на день рождения два года назад.
     — Тамарочка! Случилось что? — отстранилась старушка, пропуская дочь в прихожую.
     — Навестить тебя решила! — Тома обняла мать, прижалась щекой к щеке матери. — Тошно! Посижу с тобой, как в детстве! Может легче станет!
     — Отчего ж, не посидеть! Я тебе всегда рада! Вот твой подарок! — женщина поправила на плечах накидку. — Не расстаюсь с ним! Особенно когда прохладно!
     — Топят в квартире! — Тамара сняла сапоги, повесила на вешалку дорогое пальто.
     — Какая ты у меня красивая! — улыбнулась  Зоя Ивановна.
     — Располнела слишком! — вздохнула Тамара.— Ничего, скоро похудею! Володька своими приключениями доведет! —  прошла в комнату, села на диван. Задержала взгляд на портрете отца на письменном столе.
     — Чайник поставить, или суп куриный согреть? — остановилась в дверях старушка. — Вадик кур  вчера привез, сегодня утром сварила.
     — Спасибо, мам!  Ничего не хочется! —  Тамара снова перевела глаза на отцовский портрет. Сколько ему здесь лет? Мать поставила на видное место. Скучает! И я редко захожу. Надо чаще ее навещать!
     Зоя Ивановна зашла в комнату, составила на стол с подноса чайник, чашки.
     — На папку глядишь! Я тоже, сяду, вот как ты, сейчас.  Гляжу на него и разговариваю, как раньше с ним, бывало. Он все слушает, только не отвечает.
     — Ты, прости, меня, мам! — женщина  положила ладонь на сухонькую руку матери, поправившей на столе, скатерть. — Прости! Я виновата, мало уделяю тебе внимания! Совсем  запуталась в этой жизни. А счастья как не было, так и нет! Вадим любовницу завел, Володька натворил, сказать страшно. Как жить дальше, не знаю!
     — Ты пей чай,  доченька! —  подвинула Тамаре Зоя Ивановна, наполненную чашку. — Бог даст, все образуется!
     — Задыхаюсь в  огромном доме!  Брожу по комнатам, как помешанная! Зачем мне все это! — Тамара отхлебнула чай. — Мам, у тебя домик, под Калугой, ты его еще не продала?
     — Нет! Соседка приглядывает, я с нею переписываюсь! —  удивленно поглядела на дочь глаза, Зоя Ивановна.
     — Володьку из тюрьмы вытащим, и уедем. Устала от Вадькиных измен. Семьи нет! Сейчас понимаю, и не было никогда. Откуда он взялся в нашем городке!? Голову потеряла. Живу за забором, отгородилась от всех. Думала, сына ращу, опора в старости будет. Оказалось, никому не нужна!
     — Володя здоров!? — старушка отпила из чашки.
     — Здоров, только похудел очень! Свидание с ним, сегодня разрешили. Вот прямо, оттуда к тебе приехала. Суд скоро!  Людям стыдно в глаза смотреть!
     — Посадят?
     — Стараемся, чтобы не посадили!
     — Откуда знаешь, об измене Вадика?
     — Знаю, мама! — вздохнула Тамара. — Меня сюда привез, а сам поехал к ней. Скандалить не хочу! Он меня тоже не интересует. Наелась  богатством! Не в нем, оказывается счастье. На жизнь,  сама могу заработать. Шить умею. В ателье устроюсь! Уедем отсюда, мам!? Чтобы не видеть никого. Пусть суд пройдет, и уедем?
     — Что ж, можно и уехать, если хочешь! Подумай, чтобы потом не жалеть!
     — Не пожалею!
     — Ты еще молодая! — положила руку на ладонь Тамары, женщина. — Красивая! В артистки, как мечтала, поздно, а жить начать с чистого листа, никогда не поздно. Мне тоже здесь тяжело, как Коля умер. В старости, лучше на природе,  в огороде покопаться, в саду.
     — Значит, ты согласна? — улыбнулась Тамара матери. — Спасибо! Хоть ты меня понимаешь!
* * * 
     Вадим хлопнул дверцей машины, нажал на сигнальный пульт. Поднял голову. В окне задвинуты шторы. Рано спать легла? Или нет дома. На работе Ники нет. Телефон не отвечает. Поднялся по лестнице, открыл ключом дверь. Снял туфли, прошел в комнату. На маленьком столике,  грязные тарелки с остатками пищи, два фужера, с недопитым вином. Прошел в спальню. Вероника тихо похрапывает во сне. Зажег свет. Женщина застонала, приподняла голову, оглядела  пьяным взглядом.
     — Чего тебе?
     — Ты пьяна? — Вадим  присел на край постели. — С кем пила? Почему на работу не вышла? —  схватил женщину за плечи, сильно встряхнул.
     — Ты мне не муж, чтобы устраивать сцены! Подружка вчера вечером приходила!  — попыталась высвободиться, Ника. Но руки Вадима, словно клещи, вцепились в ее тело.
     — Пусти, мне больно! — взвизгнула Вероника.
     — У меня неприятности в семье,  я занят хлопотами о сыне, а ты гуляешь!? Подружка? Или друг? Я тебя содержу, а ты плюешь мне в душу!
     — Мне нет дела до твоих неприятностей! — Ника помахала ладошкой перед его лицом. — Ты уже два года обещаешь, развестись с женой. Я замуж хочу, детей рожать! Убери руки! — крикнула она. Он отпустил руки, она упала на кровать, сжала ладонями голову. До ушей Вадима донеслись рыдания.
     Вадиму стало жаль девушку. Мужчина положил руку между ее лопаток.
     — Прости! Мне плохо! Я пришел, чтобы отдохнуть, забыться, а ты?
     — Ты всегда приходишь, когда тебе плохо! А когда мне плохо, ты спросил? Думаешь только о себе! Все вы мужики, сволочи! — прокричала Вероника, задыхаясь от слез.
     — Прости!  Нагрубил! От ревности!
     — Нет, у меня никого! Как я могу, у тебя ключ! Приходишь без предупреждения! — она повернула, красное, залитое слезами, лицо.
     Вадим обнял девушку, погладил по растрепанным волосам. — Ну, будет!
     — Володьку отпустят, уйдешь из семьи?
     — Суд решит, отпустить, или нет! — вздохнул Вадим. — Ничего не могу обещать! Не обижайся! Тебя не бросаю! С женой меня ничего, кроме сына не связывает!
     Вероника потянулась ха халатом.
     — Чайник поставлю!
     — Ничего не надо! —  остановил ее Вадим. — Отдыхай! Пожалуй, поеду домой, устал! — он поднялся.
     — Ну, и черт с тобой! —  Ника  прижала лицо к подушке.
     Вадим захлопнул дверь. Отвратительная особа! Подумал с раздражением. Современная молодежь! Вот и Володька с такими шлюхами, вероятно, проводил время. Прожигатели жизни! Для них нет ничего святого! Потому, и заканчивают свою жизнь, на больничной койке в наркодиспансере, или психушке. Что  смотрят по телевизору! Боевики! Кровь! Ужастики! Убийства, грабежи. Изнасилования! Все, чем может порадовать нынешняя кинопродукция!
     Он сел в машину, включил двигатель, и сорвался с места. Тамара уже вернулась домой, или засиделась у матери? Вспомнив пьяную Веронику,  с отвращением, передернул  плечами. Машина несется по дороге. Вот и ограда дома. Остановился, положил голову на руль.  Надо немного остыть! Прийти в себя!
     — Вадим Евгеньевич, помощь нужна? — подошел охранник.
     — Поставь машину! — Вадим громко хлопнул дверцей.
     — Тамара Николаевна еще не приходили! — встретила Настя.
     Вот и хорошо! Обрадовался Вадим.  Прошел в спальню, снял одежду, стал  под душ.  Прохладные струйки воды растеклись по разгоряченному телу. —  Все будет хорошо!— произнес вслух. Освободят Володьку, уедем  на море. Давно  не были  на отдыхе. Тамара обрадуется. Проведем месяц, два, пока не улягутся страсти в городе. Вероника пусть сама устраивает свою жизнь! Надоело! Выключил воду, обвернулся полотенцем, и залез под одеяло. Хорошо! Подумал Вадим, погружаясь в сладкую дремоту.
     Вернувшись, домой, Тамара  удивилась,  увидев мужа в постели. Значит, он не поехал к ней! Напрасно на него грешила. В то же время, она,  почувствовала разочарование. Сорвутся наши с мамой планы. Придется жить с мужем! Но я не хочу! Твердят ее губы, пока  разбирает постель в своей спальне. Не хочу продолжать эту игру. Нам надо расстаться! Мы давно стали чужими! Она легла, подтянула колени к груди. Куда девается любовь? Вот и быт не угнетает!  Чужие! Только Володька нас еще держит рядом. Больше ничего! Тамара вздохнула, повернулась на бок. Какой сегодня тяжелый день! Светлое пятнышко, свидание с матерью. Женщина улыбнулась, засыпая.

Глава 30.

     Алексей сжимает в ладони букет белых, осенних астр, поглядывает на окно  второго этажа редакции. Когда же она освободится! Сказала в два часа! Уже половина третьего. Прошел по тротуару, удаляясь от здания. И вдруг почувствовал на своих глазах теплые ладошки.
     Инка! Радостно екнуло сердце. Парень накрыл ладонями руки девушки, отнял от глаз, повернулся. Улыбка на лице Инны,  вмиг рассеяла его  тревогу.
     — Почему так долго!
     — С Денисом по телефону разговаривала. С однокурсником, помнишь, я тебе рассказывала? — Инна продела ладошку под его руку, прилаживая шаг. — Это мне!? — взяла  цветы из его руки.
     — Какой Денис! — помрачнел, Алексей.
     — Он приедет на суд. Напишет статью!
     — Зачем ему приезжать? — рассердился парень.
     — Ревнуешь? — Инна прищурила  глаза. — Мы учились вместе, и больше ничего. Он с моей подружкой встречался,  у них скоро свадьба.
     Алексей почесал нос.
     — Не ревную! Но категорически против твоих романов на стороне!
     — Нет никакого романа, и никогда не было! Куда пойдем! — заглянула девушка ему в лицо.
     — У меня сегодня времени мало! —  вздохнул Алексей. — Хотел с мамой познакомить!
     — Вот как, а я хотела тебя к нам пригласить,  маме представить!
     — Ты с мамой живешь! — удивился Алексей. — Я думал, у тебя особенная семья. Папа генерал, или что-то в этом роде!
     — Почему? — рассмеялась Инна.
     — Ты слишком самостоятельная и… — он замялся.
     — Самостоятельная!? Да!? — нарочно обиженно прикусила губу, Инна. — Это потому, что  привыкла всегда и во всем надеяться только на себя. Меня вырастила мама, отца своего  не знала, и знать не хочу! Мама приехала сюда после окончания института.
     — Где работает твоя мама? — Алексей сжал пальчики девушки.
     — В аптеке, фармацевтом. Она закончила медицинский в Москве, там меня и нагуляла.
     — А мой отец погиб при исполнении! — вздохнул Алексей.
     — Тоже был милиционером?
     Алексей кивнул головой.
     — Обещай,  никогда не сделаешь меня вдовой! — тихо произнесла девушка.
     — Ты, ты… —  парень  не может решиться произнести фразу.
     — Собираюсь за тебя замуж!? — хитро скосила на него глаза, Инна. — В нашем городе выбор небольшой! Разве ты против!?
     — Я не против! —  у Алексея перехватило дыхание. Он уже не раз составлял длинные речи,  намереваясь объясниться, но не мог осмелиться. — Я давно хотел тебе сказать! — начал он,  —  Значит, ты согласна на мое предложение? — Алексей взял девушку за плечи, притянул к себе, прижал губы к ее лбу.
     — Где оно, твое предложение? — прошептала Инна, осознав, как вдруг ее шутка оказалась правдой.  Она ведь еще не знает, действительно ли,  хочет связать свою жизнь, с этим застенчивым милиционером?
     — Прошу тебя стать моей женой, ты же сама сказала! — тоже шепотом ответил Алексей.
     — Я маме должна сказать! — отстранилась Инна от парня.
     — Хорошо, я подожду! Только недолго! — вздохнул Алексей. — Пойдем,  провожу тебя домой!
* * *
     Галина обвела собравшихся медсестер недоумевающим взглядом. Утренняя пятиминутка. А я ничего не соображаю.  Завтра суд!
     — Вам понятны распоряжения врача! — она приложила ладонь к горлу, прокашляла, и снова повторила фразу.
     — Да, Галина Семеновна! — хором  ответили девушки.
     — Тогда, все свободны! — Галина собрала папки, сложила на краю стола.
     — Если хотите, я могу вас заменить! — подошла Маша к столу.
     — Спасибо, Машенька! — подняла на девушку, глаза, Галя. — Я сама! — она дождалась, когда захлопнется дверь, поставила локти на стол, опустила голову на руки. Господи! До чего  дожила! Слезы навернулись на ее глаза. Завтра моего сына будут судить! Как  это будет происходить! Зато он живой! Прозвучал над ее головой голос мужа. Подняла голову! Показалось! — Да, живой! — повторила вслух.  У Надьки Сережка умер, а у меня живой! Но я не хочу, чтобы он гнил в тюрьме! Не хочу! Она сжала кулаки. Убила бы кого угодно, лишь бы Колька оказался на свободе. Андрей просил похлопотать о Наташке. Какое мне дело до чужих детей! Я не могу ни о ком и ни о чем, думать, кроме Кольки! Меня волнует только его судьба и завтрашний день!  Надька на работу еще не вышла. Георгий Львович сказал, выйдет, когда сможет. И больше о ней не спрашивал.  Она вспомнила, тот день, когда была у Надежды. Унижалась перед ней, стояла на коленях, умоляя написать следователю. — Ведьма! — прошептала Галина. Ходит по улице, словно помешанная. Весь город говорит. В черной одежде, на голове черный платок. Глаза глядят в одну точку. Черная вдова! Не позавидуешь тому, кому она встретится на пути. Страшно становится. Каждый день  ходит на кладбище.  Галя провела ладонью по лбу. Живой! Лучше бы  умер! Подумала она. Завтра на позор всему городу! Убийство с особой жестокостью! Вспомнились слова следователя. Не могу работать!  Может быть, отпроситься? Права Машка. Она заменит. Галина встала, прошла  по коридору, остановилась у  открытой двери процедурной. Медсестра Зина,  перевязывает голову больного. Бинт путается между пальцев.
     — Как работаешь!? — крикнула Галина. — Чему вас в училище учат!? —  грубо оттолкнула девушку. — Гляди, как надо! Это не палка, а голова. Опора нужна для повязки. Чтобы не съезжала! —  руки ловко  закончили процедуру.
     — Спасибо сестричка! — улыбнулся мужчина, вставая со стула.
     — Не реви! — похлопала Галина по плечу Зину, прислонившуюся к шкафу, и закрывшую руками лицо. — Извини! У меня душа болит от своих проблем! А тут вы, неумехи! Дома на куклах тренироваться надо! — Следующий! — крикнула  в открытую дверь коридора. — Учись, девочка! — оглянулась женщина. — Иди сюда! — Зина подошла, стала рядом, вытирая ладошками глаза и щеки.
     — Бинта кусок оторви, если нет платка. Нечего руками сопли размазывать!
     Пожилая женщина села на стул,  протянула правую руку.
     Галина Семеновна  осторожно разматывает бинты. — Где ж вы так умудрились! — покачала  головой, открыв обожженную поверхность.
     — На кухне, маслом! Сковороду не удержала!
     Ловкие пальцы Галины обработали рану, забинтовали.
     — Спасибо! — встала пациентка. — Легкая у вас рука! Дай вам Бог всего хорошего!
     Галина улыбнулась. Я нужна людям! А мне ничего не надо! Только бы Колька вышел на свободу! Жить как прежде! Завтраки готовить своим мужикам, обеды. Стирать, гладить! Как в один миг можно лишиться привычной жизни. И оценить, как дорого стоят  простые домашние хлопоты, которые,   проклинаем, и тоскуем, когда теряем!
     — Поняла! — обернулась  к Зине. Та кивнула головой. Галина Семеновна вышла из процедурной. Скорее бы день прошел!  Нет, пусть тянется долго, как можно дольше. Лучше,  если завтра, вообще не наступит.  Но  так не бывает.  
* * *
     Тамара, накинув на плечи плед, вышла на веранду. Прошла по мокрым, после дождя доскам, до перил, вернулась обратно, снова вернулась к ограде. Остановилась. Глаза застыли на мокром листе, одиноко повисшем на голой ветке.  Когда же сегодняшний день закончится! Ни спать, ни есть не могу. Голова тяжелая от мыслей. Скорее бы утро!  Только бы Володьку отпустили! Ничего больше не хочу! Что Вадим сейчас делает!? Неужели, занимается ресторанными делами! Села в кресло, ощутив прохладу всем телом, закуталась в плед. Закинула ногу на ногу, покачала ногой, в стоптанной, домашней тапочке. Что завтра надеть! Черное платье, пальто! Как Надежда! Весь город только о ней и говорит. Одни жалеют! Другие боятся, воспринимают ее, как проклятие. Меня никто не жалеет! Говорят, с жиру бесились, вот и проглядели сыночка! Галину не жалеют! Любу тоже не жалеют. Одна вырастила двоих детей!  Несчастная женщина!
     — Ужинать будете! — Настя стала перед хозяйкой, сложила на груди, руки. — Весь  день не кушали! Не сидите здесь! Простудитесь!
     Тамара покачала головой из стороны в сторону.
     — Я вам сок на столе оставила, Можно, домой пойду?
     — Иди! — тихо произнесла Тамара, и отвернулась. Все уйдите!  Никого не хочу видеть!
* * *
     Люба толкнула дверь, втянула в прихожую тяжелую сумку.
     — Что так поздно? Я уж волноваться начала! — Варвара Михайловна заглянула дочери в лицо.
     — Вадим Евгеньевич гостинцев дал! — женщина развязала платок, сняла пальто, прошла в комнату.
     Старушка  поглядела на дочь, прижала ладони к щекам.
     — К Наташке ходила!? Перевели ее!?
     Люба недовольно прищурила глаза.
     — Не ходила! Мне сейчас одна боль! Мишка! Что завтра на суде будет! Сколько дадут! Потом о Наташке подумаю. Сил моих нет! — Люба села на диван, протянула ноги. — Видишь, отекли. Туфли с трудом надеваю.  На лекарствах живу! Устала! Сегодня, опять  в обеденный перерыв просила посудницу  Аню, укол  сделать. Она раньше медсестрой работала. Беженка из Таджикистана. Сестра у нее здесь. Мужа похоронила, и приехала. Тоже двое детей.
     — Неужели, посадят, Мишеньку! — старушка  вытерла ладонью, прослезившиеся глаза.
     — Кто ж его отпустит, мама! — Люба наклонилась, провела руками по отекшим ногам. —  Убийство, с особой жестокостью! Может быть, этих двух откупят! А наш Мишка долго будет видеть небо в клеточку.
     — Суп тебе разогрею! 
     —  Не надо! В ресторане поела немного. В рот ничего не лезет!

Глава 31.

      Щелкнул замок в дверном окошке. Рука дежурного поставила чашки на откидную доску.
     — Ужин!
     Володька повернулся на нарах, приподнял голову. — Не хочу!
     — Вставайте, ребята! — подошел к нарам, Михаил. —  Завтра у вас трудный день! Решающий день в вашей жизни!
     Семен, с неизменной ухмылкой поставил на стол миски с перловой кашей.
     — Милости просим, к столу! — мужики застучали ложками.
     Володька подошел, сел, придвинул миску, вдохнул запах еды.
     Николай присел рядом.
     — Внутри все воротит!
     — Маминых пирожков захотелось? — скривил рот в ехидной улыбке, Семен. — После  свиданки с  вашими родителями, хорошо попраздновали! Остались светлые воспоминания!
     — Мишань! Иди, поешь! — окликнул паренька, Михаил. — Хватит лежать!
     Мишка не шевельнулся. Его уже второй час бьет озноб. Он со страхом представляет завтрашний день. Весь город соберется! Их посадят за решетку. Все станут смотреть на них, как на зверей в зоопарке. Наташка придет! Наверное, она меня проклинает сейчас.
     — Присядь, Мишань! Семен хороший чай заварил. Попей, легче станет!
     У Мишки голова болит от страшных мыслей.   Посадят! Не вынесу тюремной жизни!  Сейчас бы ходил в школу, сидел на уроках.  Дома бабушкины пирожки, булочки. Он сглотнул слюну. В животе заурчало. Повернулся, свесил с нар ноги. Подошел к столу, придвинул миску. Ковырнул ложкой густую серую массу.
     — Извините, разогреть некому! — высунул красный язык, Семен. — Не барин, холодную,  лопай! — Мишка слизал с ложки кашу, прожевал, нехотя проглотил. Но голод победил.  И вскоре чашка опустела.
     — Чайку хлебни, горяченького! — подвинул кружку, Михаил. Горькая темная жидкость обожгла глотку. Сделав несколько глотков, Мишка охмелел от чефира. По телу разлилось приятное тепло. Поднялся из-за стола,  переставляя, онемевшие ноги, добрел до постели, и свалился. Черт со всеми! Подумал он, проваливаясь в сумбурный, то ли сон, то ли бред.
     Володька залпом выпил пол кружки горячего напитка.  В голове  закружилось.
     Николай отодвинул кружку. — Мне нельзя!
     — Надеешься, отпустят завтра!? Мышцы станешь качать! — усмехнулся Семен. — Вы убийцы! Не отпустят! Отсидите по десятке на брата,  начнете жизнь с чистого листа!
     — Не пугай детей! — стукнул Михаил кулаком по столу. — Ошибку  совершили! С кем не бывает!
     — За такое преступление по головке не погладят! —  Семен раскурил сигарету, жадно затянулся. — Товарища живьем на огне сожгли! Была бы моя воля, передушил!
     — Остынь! — занес над его головой, кулак, Михаил.
     Николай подошел к нарам,  откинул одеяло, лег и накрылся с головой.   Отмотать бы, как в кино, пленку назад. Зачеркнуть, вырезать происшедшее!
     Володька переворачивается с боку на бок, пытаясь заснуть. Перед глазами неотступно стоит лицо матери. Оказаться дома, хоть на минуточку, обнять, прижаться к ее груди. Как в детстве, вдохнуть запах знакомых духов. Она заботилась обо мне, а я? Вспомнил свидание у следователя. Вел себя, как последний дурак! Мать постарела, подурнела. Отец переживает! Я подлец! Повторяет он мысленно снова и снова.
* * *
     Надя налила в чашку чай, порезала хлеб, колбасу.  Отхлебнула  несколько глотков. — Дождалась! Дня суда дождалась! — тихо произнесла женщина. Наконец, свершится возмездие! Накажут злодеев!  Как они собираются дальше жить! Отсидят,  и выйдут на свободу!?  А я своего никогда не увижу!
     Ее глаза остановились на портрете Сергея, стоящего на столе у окна.
     — Завтра, Сереженька, накажут твоих убийц!  Дождались мы с тобой рокового дня! Я уж и не думала, что этот день настанет!
     Она отодвинула остатки ужина. Подошла к дивану, не, раздеваясь, легла, подтянула одеяло к подбородку. Вот  и привыкла жить одна. Подумала женщина, погружаясь в тяжелую дремоту.

Глава 32.

     Надежда открыла глаза, словно по приказу, хотя будильник с вечера не заводила. Тусклый свет пробивается сквозь щель портьеры. Встала, подошла к окну. Небо мутно белого цвета. Мелкие снежинки  медленно кружатся в воздухе, словно ленясь, опускаются на землю. Первый снег! Сережка любил смотреть на танцующие белые хлопья. Смотри, мама, они кружатся, словно в вальсе. С восхищением, говорил он, не отводя глаз от окна. Теперь уже никогда ему не увидеть этого вальса.  Сегодня ответственный день! Соберусь и пойду, потихоньку.  Посмотрела на свои вещи, сложенные на стуле. Вслед  говорят, черная вдова. Мужа схоронила, сына. Хожу в черном, людей пугаю.  Не хочу и не могу наряжаться. 
     Вышла на кухню. Поставила чайник, села на табуретку. Положила руки на колени, поглядела на свои пальцы. Старею! Вон руки потрескались! Или от  холодной воды?
     Заставила себя выпить чашку горячего чая, съесть кусок булки с маслом. Кто знает, сколько продлится суд, а мне силы нужны. Пусть никто не думает, что я от горя себя не помню. Надела пальто, и вышла из дома.
* * *
     Тамара  спустилась по ступенькам с веранды. Господи, как пережить сегодняшний день! 
     Вадим постукивает ладонью по рулю.
     — Долго собираешься!
     Тамара не ответила. Села в машину. Вадим недовольно оглядел жену. Вырядилась! Сегодня его все в ней раздражало.   Тамара молчит, вглядываясь на дорогу. Слышен только шум двигателя. Вот, дожили! Столько лет вместе. И даже горе нас не объединило. Сказать друг другу нечего.
     Машина резко затормозила у двухэтажного здания суда. Тамара вышла из машины. Из-за угла к зданию суда вышли Галина и Андрей. У Галины на голове черный платок. Андрей держит жену под руку. Тамара позавидовала. Они всегда вместе.  А мой, разрядил как куклу, и вся забота. Слова ласкового  не услышишь!                          
     Галина  с Андреем прошли мимо нее, не удостоив взглядом. Тоже думают, я виновата. Володька начал драку. Будто их Колька сахарный.  Она не стала дожидаться Вадима, устраивающего машину на парковке. Несколько сбитых по углам ступенек,  преодолела с трудом. Вошла в коридор, прошла ряд стульев у стены, толкнула дверь.  На первом ряду  Люба и Варвара Михайловна.  За столом, рядом с прокурором, Надежда Ивановна. Похудела, побледнела, почернела. Мужчина наклонился к ней, что-то говорит.  Кто-то взял Тамару за локоть. Она вздрогнула и обернулась.
     — Где Вадим Евгеньевич! — Анатолий Алексеевич улыбнулся своей масляной улыбкой.
     Набрав воздуху в легкие, проговорила хриплым голосом.
     — Машину ставит!
     — Не беспокойтесь, все будет хорошо! Их сейчас привезут!
     Тамара посмотрела вслед мужчине. Самоуверенный тип!  Он никогда ей не нравился. Женщина села на ближайший стул на краю ряда.
     Зал понемногу заполняется. Любопытных оказалось больше, чем она предполагала. Как же пропустить такое событие. Сына нового русского, местного буржуа, будут судить за убийство! За злостное убийство! Неужели накажут!? И деньги не помогут!?  Она потерла ладонью лоб.  
     Варвара Михайловна наклонилась к Любаше.
     — Не переживай! Что ж теперь делать? 
     Высокая старушка в черном платке остановилась возле них.
     — Гаденыш ваш чего натворил! Живого человека на огонь положили!
     Варвара Михайловна подняла глаза.
     — Ты не судья, чтобы  свои упреки выкладывать! Погоди,  внуки подрастут, может еще и не то сотворят!
     — Типун тебе на язык! Чтоб ты онемела! — перекрестилась старушка. — Вот как без отца растить детей! Любка куски со столов собирает,  целую сумку приволокли! Какое горе вы знали! Жили как у Христа за пазухой,  где уж, воспитанием заниматься!  — старуха сплюнула, и засеменила в дальний угол зала.
     — Небось, буржуйке, не посмеешь в лицо обвинения бросить! — крикнула ей вслед Варвара.
     — Мама! — потянула Люба ее за рукав. — Не надо ссору ни с кем затевать! И так тяжело!
     Буржуйка, это я! Тамара, наклонила голову, пригнулась, словно желая спрятаться. Меня в городе не любят.
     Вадим Евгеньевич и Анатолий Алексеевич вошли в зал, остановились у стены, явно о чем-то споря. Вадим размахивает руками, Толик терпеливо слушает, склонив голову к плечу.  Наверное, о цене не сговорятся! Подумала Тамара. В зале суда, перед заседанием, о чем можно спорить!? Вадим явно не в себе.  Она не могла предположить, что Вадим возмущается состоянием помещения.
     — В прошлом году,  дал деньги, а ремонт так и не сделали! — сдерживая захлестнувшую его злость,  говорит Вадим!
     Адвокат согласно кивает головой. Понимает,  Вадим нервничает, и пытается успокоить себя  разговором на любую тему, только не о главном.
     — Я поговорю! —  мужчина положил ладонь  на локоть Вадима. — Сейчас  должен уйти. Мое место там! — он показал рукой на стол, возле решетки.
     Вадим прошел в зал, сел на свободный ряд.
     Тамара стерла ладонью, побежавшую по щеке слезу. Не хочет сидеть со мной рядом. Ну и пусть!  Скорее бы начиналось! И скорее закончилось!  От напряжения, у нее заложило уши.
* * *                                     
     Мишку трясет от озноба.  Он давно проснулся, и тихо лежит, накрывшись с головой.  Вчера,  долго прислушивался к разговору друзей.
     — Говори,  ничего не знаешь! Не видел, кто  бил! — учил Семен Кольку. — Сядешь, загубишь свой спорт!
     — Не признавайся! Водку не приносил! Спор не затевал!  — твердил Володьке дядя Миша.
     Что ж, мне за всех отвечать!  Вздыхает Мишка. Дядя Миша говорил,  не сознавайся. Арматуры  в руках не держал. Подрались немного. Серега первым начал ссору!  Мишка повернулся  на  бок, уткнулся носом в стену. Денег у мамки нет, выручать.   Наташка болеет. Зря я на Сережку прыгать стал.
     Володька тоже не смыкает глаз. Будто впервые увидел свою жизнь, как на ладони. Бегал по саду босиком. За широкими воротами  никто не обижал.  В школе  не любили! Буржуйский сынок! Часто слышал  за своей спиной. Вот и теперь, наверное, Колька с Мишкой его проклинают! Водку принес. К Сереге начал задираться. И на огонь положить, тоже он придумал, чтобы следы замести.
     Колька не может сдержать слез.  Вернуть  бы все назад!  Проснуться рано утром, и под душ! Поиграть мускулами. Гордо пройти по улице. Маринка, давно на меня поглядывала. Володька ей  надоел. 
     Ребята не откликнулись, на привычный призыв Михаила.
     — Завтрак принесли!                                             
     — Не до еды им! — махнул рукой Семен.
     — Жаль! Мальцы еще! Натворили по пьяне!
     — Сами виноваты! — подвинул чашку с кашей Семен. — Ничего, отсидят, поймут вкус жизни!
     — Что ж, ты его не понял! — скривил рот в усмешке, Михаил. — Опять сюда угодил!
     —Я урка! Щипач! — открыл золотую фиксу в улыбке, Семен. — По-иному, жить не умею!
     — Когда шестьдесят шибанет, захочешь! Да, уж точно, не сможешь! — стукнул кулаком по столу. Михаил.
     Щелкнул дверной замок.
     — На выход!  — позвал дежурный.
     Семен оскалился.
     — Ни пуха, ребятки! До скорого!
     Михаил поглядел вслед ребятам, тяжело вздохнул. Склоненные головы, сгорбившиеся спины, заложенные за спину руки, вызвали в его душе безмерную жалость. Отчего нынче малолетки  такие злобные!  Что-то в обществе, там наверху, государственные мужики, не так закрутили! Не зря по голубому экрану говорили, если преступность растет,   в аппарате плохо работают!
* * *
     Алексей поднял воротник куртки. Холодный ветер проникает,  кажется до самых внутренностей. Когда же она придет? Поглядел  на часы. В здание  заходить не хочется. Вчера Инна сказала, приедет Денис из Москвы, освещать в центральной прессе судебный процесс. У Дениса уже заголовок готов, по секрету сообщила девушка. «Суд над злодеями!» Ревность всю ночь не давала  спать.  Сердце  забилось толчками, когда  увидел знакомую куртку с капюшоном, отороченным серым кроликом. Возле девушки  высокий парень в черной кожанке, и такой же кепи. Противный мужик! Сразу определил Алексей.
     — Это Денис! — открытая улыбка Инны, согрела сердце Алексея. Он протянул руку.
     — Алексей!
     Денис улыбнулся, крепко пожал его ладонь.
     — Местный Пинкертон! Наслышан! Инка по телефону последние две недели  только о вас и говорит!
     — Не ври! — хлопнула девушка Дениса по плечу, и покраснела.
     — Мы с Денисом учились вместе на журналистике в Москве!
     — Знаю! — улыбнулся Алексей. — Ты рассказывала.
     — Она и обо мне успела разболтать! — рассмеялся Денис, и потер руки. — Однако, прохладно! Может быть, в зал заседаний проследуем!
     — Можно! —  Алексей оглянулся на шум подъезжающей машины.
     — Кажется, виновники торжества пожаловали! — Денис с интересом вглядывается.
     Серая, крытая машина, с зарешенными маленькими прорезями на окошках, остановилась возле судебного крыльца.
     — Выходи! — открыл железную дверцу, сержант. — Приехали!
     Первым соскочил  Володька.
     — Руки за спину! — скомандовал милиционер. — Следующий!
     Колька повел плечами от холодного ветра, спрыгнул на землю.
     Мишка, остановился в дверном проеме. Вдохнул полной грудью холодный воздух, закашлял. Теперь не скоро придется побегать с Наташкой по снегу, поиграть в снежки с ребятами. На  глаза навернулись слезы.
     — Гляди, привезли, басурманов! — приблизилась к машине маленькая полная женщина, в цветастом платке.  Мишка узнал в ней тетку Шуру из гастронома.
     — Что ж вы наделали! — покачала она головой. — Товарища убили! Матерям своим горе накликали! Себе жизнь покалечили!
     — Скорее выгружайтесь! — подтолкнул  конвоир. Мишка  неуклюже приземлился, шмыгнул носом. Слезы  застлали  глаза.  Громко засопел.  Мамка,  наверное, пришла, бабуля с Наташкой.  Упираясь взглядом в спину, идущего впереди Николая,  машинально задвигал ногами, спотыкаясь на каждом шаге.
     — Привезли! Ведут! — вбежала в зал девчушка тринадцати лет, из соседнего с Мишкой, дома.
     Любаша подняла голову. Будто издалека над ее ухом прозвучал голос матери.
     — Крепись!
     Дверь распахнулась. Вошел молодой сержант. За ним Володька, Николай.
     Мишка!  Люба увидела стриженую голову сына.
     — Мальчик мой! — прошептала она. — Исхудал! — по вздрагивающим плечам,  поняла,  он из последних сил сдерживает себя, чтобы не разреветься. Конвой провел ребят за решетку. Прижавшись, друг к другу, они замерли на широкой скамейке.
     Тамара закусила губу.  Сердце  подкатилось к горлу.
     Галина подалась вперед всем телом, разглядывая Николая. Неужели, ее сын на скамье подсудимых! Она  не может поверить, что все это происходит наяву. Гнев, заглушает разум.  Ей хочется встать, сломать решетку, кричать и плакать, рвать на себе волосы. Будь ты проклята! Повторяют ее губы. Черная вдова!  Мужа угробила! Сына похоронила! Чужим детям не дает жить! Довела до суда! Хочет сполна насладиться чужим горем! Святая мстительница!
     Рука Андрея  обнимает жену. Он чувствует, как она дрожит, и напряглась, словно натянутая струна.
     — Успокойся!
     Надежда Ивановна прижала ладонь к губам, чтобы сдержать крик.  Как только она увидела ребят за решеткой,  жалость захлестнула ее.  Сережа был добрым мальчиком. Суд над его друзьями! Он бы не  обрадовался. Ей стало жаль мальчишек. Дети виноваты в том, что они дети своих родителей! Вспомнились ей чьи-то слова. Разве они, предполагали, чем  закончится ссора? Неужели хотели убийства!? 
     Зал заполнился до отказа. Свободным мест нет. Алексей, обнял Инну за плечи.
     — Уступите место, пожалуйста! — наклонился  к сидящему с краю, парнишке. — Пресса! —  милицейский мундир согнал мальчишку с места.  Он махнул Денису, но тот покачал головой, оставшись стоять у стены.
     Вошла высокая девушка в черном платье, прошла мимо кафедры, остановилась у стола.
     — Прошу всех встать! Суд идет!
     Две женщины, и мужчина в мантии, прошли по сцене, заняли места на кафедре.
     Шум в ушах мешает сосредоточиться Надежде Ивановне. Она поняла,  судья что-то произносит, обращаясь к ней.  Отрицательно покачала головой, так и не поняв вопроса.  Только бы они меня не трогали!  И так сижу, на виду у всех!
     Судья  стукнул молоточком.
     — Слово для обвинения предоставляется прокурору.
     Пожилой мужчина, с седыми висками, встал, пригладил волосы на затылке.
     — Присутствующие здесь, на скамье подсудимых: Сытин Владимир Вадимович, восемнадцати лет, Николай Андреевич Шарапов, восемнадцати лет, Федоров Михаил Александрович, семнадцати лет.  Десятого октября на вечере в кафе, в пьяном виде  устроили ссору,  зверски избили своего товарища Сергея Никитина, затем, в бессознательном состоянии вытащили его  на улицу, дотащили до памятника в парке, и положили, еще живого на газовую горелку вечного огня. Экспертиза показала: смерть Никитина наступила в результате болевого шока. Возможно, его еще можно было спасти, если бы не жестокость  товарищей. Полагаю, таким методом, подсудимые хотели замести следы. Труп был обнаружен рано утром, местным дворником, Степаном Григорьевичем Глушко.
     — Кто это? —  пролетел по залу шепот.
     — Степка-дурачок!
     — Без него ни одно мероприятие не обходится в городе.
     — Попрошу тишины в зале! — громко произнес судья.
     — На следствии, подсудимые полностью признались в совершенном ими преступлении! — закончил  прокурор.
     Надежда Ивановна опустила голову, чувствуя, как взгляды присутствующих устремились на неё.
     — Бедолага! Как она пережила такое горе! — скорбно поджала губы старушка на первом ряду.
     — Ненавижу ее! — прошептала Галина.
     — Не надо! — сжал ее локоть Андрей.
     Зал зашевелился.
     — Ироды! —  пожилой  мужчина, поднялся с места и затряс в воздухе костылем.
     — Без тебя разберутся! — потянула его за руку женщина в белой вязаной шапочке, съехавшей на лоб.
     — Петрович разбушевался!  — наклонилась продавщица Шура к  медсестре Маше.  — Это ж, надо, такое сотворить с живым человеком!
     — Она еще на работу так и не вышла! — покачала головой девушка. — Главврач приказал  не тревожить! Придет, мол, когда сможет!
     — Он хороший, понятливый! Дай Бог ему здоровья! — перекрестилась Шура.
     Мишка, сквозь застлавшие, глаза, слезы, посмотрел в зал. Посадили за решетку. Еще кричат, ругаются. Отыскал взглядом, мать.  Только бы в обморок не упала. У нее больное сердце.  Наташка не пришла. Не простила!
     — Пацаны еще! По глупости, да по пьяне! — крикнула Фая, уборщица из аптеки, —  Боевиков насмотрелись! Меньше бы показывали по телевизору  американские фильмы!  Совсем измордовали, молодежь! Где ж родителям заниматься воспитанием, если дети возле экранов пропадают!
     — При советской власти, даже самых отъявленных убийц не держали за решеткой на суде. Вот она хваленая демократия!
     — Слово предоставляется потерпевшей, Никитиной Надежде Ивановне!
     Надя, не расслышала, скорее, догадалась, судья обращается к ней.  Встала, поправила на голове платок.
     — Осунулась, почернела! — донесся до ее ушей шепот.
     — Да, тут сердце почернеет! Не то, что лицо! — зашептались женщины во втором ряду.
     — Я должна была присутствовать на вечере у сына. — Надя обвела взглядом, зал.
     — На каком вечере!
     — Сережа в армию уходил, решил отметить с друзьями в кафе. — Надежда Ивановна подняла глаза на судью. — Говорила ему, не надо, а он не послушал. Меня на дежурство вызвали. Утром  пришла домой, Сергея  дома не было. Подумала,  с девушкой гуляет.
     — С какой девушкой? — постучал судья молоточком, призывая загудевший зал к порядку.
     — Наташа Федорова!
     — Сестра  одного из подсудимых?
     Надя кивнула головой.
     — Девушка присутствует в зале?
     — Она больна! — встала Варвара Михайловна.
     — В психушке лежит, с собой покончить хотела! — крикнул кто-то из присутствующих.
     Мишка вздрогнул всем телом. Наташка покончить с собой хотела!? Из-за Сережки! Я подлец! Нет мне прощенья! Вгляделся в лицо матери. Она, не поднимает головы. Щеки  покрылись красными пятнами.
     — Потом пришел следователь, Павел Андреевич, — продолжила Надя. — Сказал, Сережа погиб! Я поехала на опознание. Действительно, мой сын! — закончив фразу, Надя ощутила тяжесть в ногах. Положила руки на край стола.  В глазах у нее потемнело.
     — Погибший, найденный у вечного огня,  ваш сын!?
     — Да, ваша честь!  Какая мать не узнает своего ребенка! — она тяжело вздохнула, ощутив недостаток воздуха.
     — Спасибо, садитесь! Слово предоставляется подсудимому Сытину Владимиру Вадимовичу.
     Тамаре стало жарко, она расстегнула пальто, потянула тонкий шелковый шарфик на шее.
     Володька встал, провел ладонью по голове.
     — Я все сказал на допросе. Не убивал я Серегу!
     — Свидетели утверждают, вы  первым начали ссору в кафе!
     — Не помню!
     — Были пьяны? — не унимается судья. — Ваши друзья показали, — он повертел в воздухе листом бумаги. — Вы принесли водку!
     — Ничего не приносил! — Володька потянул воротник рубашки.
     — У следователя  вы подтвердили, что принесли водку. Сколько бутылок?
     Анатолий Алексеевич недовольно покачал головой.
     — Протестую! Нельзя сейчас утверждать, кто именно принес водку. Сытин, или кто другой. Вполне возможно,  водку мог заказать  потерпевший.
     Судья постучал молоточком.
     — Кто начал ссору?
     — Не знаю, не видел! — голос Володьки сорвался на высокой ноте. — Мишка  схватил Серегу за рукав,  Колька ударил.
     — Я не бил! — сжал  Володькин локоть Николай! — Что ты врешь!
     — Отстань! — оттолкнул его Володька. — Это вы с Мишкой начали драку. Я потом влез!
     — Значит, вы, не отрицаете,  вступили в драку  после Федорова и Шарапова? — прищурил глаза судья.
     — Я не вступал в драку! — Володька сплюнул и сел на место.
     — Подсудимый Шарапов! Какова была причина ссоры с Никитиным?
     Колька встал, поднял глаза на судью.
     — Увидел,  Мишка с Серегой спорят, подумал, Серега обижает Мишку, и ударил.
     — Значит,  вы ударили первым погибшего?
     — Я не бил, и не убивал! Мишка начал ссору! Больше я ничего не знаю!
     — Я не убивал Сережку! — поднялся  Мишка. — Я только сказал ему, чтобы он не трогал мою сеструху. А они  стали его бить!
     — Ты же первый ударил! — дернул его за рукав Николай.
     — Потом они его на улице. Потом Володька сказал, чтобы  положить на огонь, подумают,  пьяный забрел, и упал. А я вернулся, его перевернул.
     — Зачем вернулись?
     — Думал, его спасти еще можно, или он  придет в себя, и уйдет домой. — Мишка размазал ладонями слезы по лицу. — Я не убивал! Честное слово!
     — Кто арматуру приволок, и бил по лицу Серегу, я что ль? — больно сжал пальцы на Мишкиной руке, Николай.
     — Пусти, я не помню!
     — Как это не помню! У следователя  сказал! — злобно прошипел Володька. — А теперь отпираешься! Чистеньким решил себя представить на суде!
     — Подсудимые, прекратите ссору! Иначе придется вас удалить, и продолжать заседание  без вас! —  судья, стукнул молотком.
     — Федоров, подтверждаете показания, данные у следователя? Били по лицу арматурой, уже лежащего без признаков жизни Никитина? Где вы взяли арматуру?
     — Из забора, там одна палка давно качалась. Но ведь Серега уже был без сознания! А я его не бил. Володька с Колькой избили и вытащили на улицу.
     — Ваш товарищ без сознания, а возможно уже и был мертвым. Зачем вы  добивали его?
     — Не знаю, пьяный был и злой, за то, что Серега с сеструхой ходит.
     — Понятно, с вашей сестрой! Кто принес водку?
     — Так Володька и принес! На столе водки не было.
     — Кто начал ссору? Ваши товарищи показали,  вы первым стали приставать к Никитину?
     — Я только сказал,  если он обидит сестру, я его убью! А Колька подскочил и ударил, или Володька, я уже не помню! — всхлипнул Мишка.
     — Не помните, кто ударил! Вы  ударили!
     Мишка громко засопел. Вытер рукавом  глаза.
     — Значит, вы не отрицаете, что угрожали Никитину?
     — Я его не убивал! — Мишка зарыдал, и сел на скамью.
     — Сука! — прошипел Володька и ткнул локтем Мишку в бок.  Мишка застонал, сжал зубы от боли.
     —  Предоставляется слово свидетелю, Степану Григорьевичу Глушко.
     Все повернулись, всматриваясь в дворника. Степан споткнулся, перешагивая порог. Зажмурил глаза.
     — Пройдите к трибуне! — пригласил  судья.
     Степа, прихрамывая, вращая головой направо и налево, прошел  к трибуне.
     — Вы обнаружили труп?
     — Так, я каждое утро, подметаю там. Гляжу, у памятника, что-то темное лежит, я подошел. А там человек, лицо все черное, узнать нельзя, одежда в клочья сгорела. Я испугался. Побежал в милицию, к дежурному, там участковый дежурил.
     — Вы сообщили в милицию! А скорую, почему не вызвали?
     — Да, мертвецу, зачем скорая!
     — Почему вы утверждаете, что у памятника лежал труп!
     — Да уж, мертвее не бывает! — вытер рукавом пиджака, вспотевший лоб, Степка.
     — Свободны!
     — Свидетель Марина Голубкина!
     Марина вошла в зал. Ее глаза сразу разглядели на скамье за решеткой поникшую голову Володьки. Вот, до чего пьянка довела. Так ему и надо, не будет изменять с Людкой.
     — Вы Марина Александровна Голубкина. Находились в дружеских отношениях с подсудимым, Владимиром Вадимовичем Сытиным?
     Маринка кивнула головой.
     — Что произошло в кафе?
     — Мы ничего не видели. С девчонками вышли в туалет, а когда вернулись, в зале никого не было. Все посетители ушли. Уборщица осколки посуды сметала веником в совок.
     — Кто еще из девушек присутствовал на вечере?
     — Люда, Ира и Наташа.
     — Сколько времени вы отсутствовали?
     — Минут десять, пятнадцать!
     — Вы утверждаете, на полу валялись осколки битой посуды?
     — Да!
     — Директор кафе утверждает,   ссоры не было!
     Маринка тряхнула волосами. — Спросили, где ребята, уборщица сказала,  ушли. Выбежали на улицу, там никого не было.  Потом мы  ушли домой.
     — Вас не взволновала драка ребят?
     — Мальчишки часто ссорятся, потом мирятся. Зачем волноваться!
     Судья перелистал бумаги на столе.
     — У следователя вы говорили то же самое! Ничего не желаете добавить!
     — Больше я ничего не знаю! Девочки могут подтвердить мои показания.
     — Вызывается свидетель, Ветрова Евдокия Семеновна.
     Старушка подошла к трибуне, перекрестилась.
     — Вы работаете в кафе уборщицей.
     — Подрабатываю. Разве можно прожить на одну пенсию!
     — Что можете сказать о происшествии?
     — Так я следователю рассказала. Подрались мальчишки!
     — Первоначально, вы отрицали,  о драке в кафе? Теперь подтверждаете,  драка между посетителями была?
     — Да, была! Они свалили на пол этого мальчонку, как его погибшего, и били ногами.
     — Кто бил?
     — Да, вот эти,  за решеткой сидят! — она махнула рукой в сторону подсудимых.
     — Кто, именно, из них избивал погибшего?
     — Да, все, трое избивали!
     — Я не бил! — крикнул Мишка, захлебываясь слезами. — Это они били!
     — Продолжайте! — поднял руку судья, останавливая возникший в помещении, шум.
     — Потом он упал, они взяли его за ноги и потащили к выходу. Директор приказал убрать осколки и кровь смыть с ковра.
     — Значит, его избили до крови?
     — Кровищи много было, след на ковре до самой двери остался. А девчонки прибежали, я сказала,  все ушли.  Посетители испугались и разбежались.
     — Звери! Расстрелять их всех! — раздались крики.
     — Тихо, товарищи! — стукнул судья молотком.
     — Что их слушать! Выносите приговор! Таким не место среди нормальных людей!
     — Ишь, ты какая! — повернулась Варвара Михайловна к Шуре во втором ряду. — Думаешь, ты без греха? Все знают, как из-под прилавка, дефицитом торгуешь! И в советское время и сейчас кормушка для тебя! Мальчонку, нашего засадить! Тебе,  легче станет? Ребенок он! Не соображал, что делает!
     — Безотцовщина!  Чего вы хотите! — раздался голос на другом конце зала.
     — Ты своего сначала вырасти, потом выступай! — повернула к ней покрасневшее лицо старушка.
     — Мама, перестань, прошу тебя! — наклонилась Люба к матери. — Мне и так уже сердцу плохо. Из последних сил держусь!
     — Объявляется перерыв! — объявил судья.
     Зал загудел.
     — Это, что ж такое делается!? Не поделили между собой девку, так убивать человека!
     —Причем здесь девка? Они между собой повздорили!
     —Хороша ссора, на огонь положили! Забили досмерти! И отвечать не хотят! Один не убивал, другой не убивал! Получается, и судить некого!
     — Не беспокойся! Засудят! Только вот кого! У одного папаша богатенький, у другого спорт! На Мишку хотят повесить! Отца нет, мамаша на ладан дышит! С них взять нечего!
     — Думай, что говоришь! Они втроем убили!
     — Всех не посадят! Видно, к чему клонят?
     Тамара опустила голову. Ей кажется,  разъяренная толпа набросится на нее. Она поискала взглядом Вадима. Вышел с адвокатом. Может и мне выйти? Но она не решилась привлечь к себе внимание.  Бутерброды в пакете забыла в машине. Вспомнила Тамара. Вот и хорошо.  Отсижусь здесь, в углу.
     Варвара Михайловна  поднялась, взяла сумку.
     — Ты куда? — поймала ее за руку Люба.
     — Мишке еды немного передам! Раньше разрешали!
     — Сядь, не позорься! Не разрешат!
     — Я спрошу! — она оттолкнула руку дочери, припадая на больную ногу, подошла к конвою. — Покушать, можно передать?
     — Не положено! — молодой сержант даже не повернул головы.
     — Дети они, нельзя так!
     — Бабуль! — крикнул Мишка.—  Я не убивал! Правда! Простите меня!
     Старушка двинулась к решетке, сержант загородил ей дорогу.
     — Люди, вы, или нет! Может быть, последний раз вижу внука. Старая я, жизнь моя на исходе!
     Конвоир открыл  замок на решетке.
     — Выводите!
     — Мишенька! — сухие, старческие руки вцепились в решетку. — Что ж ты сотворил, маленький! Куда уводите! —  загородила она дорогу парню.
     — Для них отвели комнату! — сержант взял сумку из  рук старушки. — Я отдам! 
     Тамара, наблюдая эту сцену, опустила глаза. У меня бы не взял. Старуха вызвала жалость. А продукты ведь от Вадима.
     Галина закрыла ладонями лицо.
     — Хоть прикоснуться к нему! — прошептала,  наклонившись к мужу.
     — Нельзя!   — Андрей сжал ее руку.
     — Когда еще увидимся!
     —  Адвокат обещал сократить срок! Смягчающие обстоятельства!
     — Какие обстоятельства! — возмутилась Галина. — Пьяные! Убили! Он болтает, чтобы деньги заработать!
     — Вадим обещал! Тренер характеристику хорошую написал!
     — Дурак ты!  На Кольку им наплевать! А эта сидит!  Потерпевшая! Ведьма она, а не потерпевшая! Своего, все равно не вернет! Детей бы пожалела! На каторге из-за нее будут маяться!
     — Ну, ты, мать, сказала! — Андрей махнул на жену руками. — У нее сына убили! Что ж она по головке наших должна погладить! Она тоже мать! Ей больно! Горе такое! Потерять единственного сына!
     — Так потеряла, не вернет! Пусть хоть доброе дело для людей сделает!
     — Перестань!
     — Ненавижу ее! — Галина сжала кулаки. — На работу выйдет, не поздороваюсь! Ведьма! Вырядилась во все черное! Пожалейте ее! Бедолага! Все в зале ей сочувствуют! А мне кто посочувствует! Единственного сына в тюрьму упрячут на долгие годы!  Вся жизнь по боку!
     — Успокойся! — Андрей погладил жену по плечу.
     — Пойди, попроси, чтобы хоть словом обмолвиться! — Галина остановила на муже, наполненные слезами, глаза.
     — Я унижаться не стану!
     — У тебя тоже нет сердца! — Галина, отвернулась от мужа.
     — Вы родители одного из подсудимых! — остановился возле них Денис. — Как вы думаете,  какой  приговор будет вынесен вашему сыну?
     — Уйди отсюда! — прошипела Галина. Все зло, накопившиеся у нее, вылилось  на подошедшего корреспондента. Денис не отступил, хотя понял, женщина может ударить.
     Он навел на Галину камеру. — Ваш сын, вместе с подельниками совершил злостное убийство, с особой жестокостью! В Москве, все потрясены случившимся. Многие даже настаивают отменить мораторий на высшую меру!
     Андрей обнял жену за плечи. Она спрятала голову у него на груди.
     — Отойдите, молодой человек! Разве не видите, нам  очень тяжело! Если бы вашего сына судили?
     Денис отошел. Галина уткнулась лицом в куртку мужа.
     — Прославились! На всю Россию! Надеялись, Николай в спорте себя проявит, а он преступление совершил!
     — Ничего, мать! Все бывает! Неизвестно, как жизнь закрутит!
* * *                                                       
       Денис, поправил на плече ремень от сумки,  и направился к выходу.
     У Тамары сжалось сердце. Что  надо этому журналисту?  Вынюхивает, высматривает!
     Денис, выйдя из зала, остановился у окна, достал из кармана почку сигарет, закурил. Открыл форточку, выпустил дым. Вадим Евгеньевич Сытин! Местный олигарх! Где я мог видеть это лицо? Пытается восстановить в памяти, мужчина. Откуда  появился, в этом захолустье? Женился на здешней красавице. Вернусь в Москву, займусь его личностью капитально!    
* * *                                                     
     Николай прожевал котлету с хлебом, отхлебнул из бутылки минеральной.
     — Запасливая у тебя бабулька! Охранку сумела уговорить! — вытер рот рукавом.
     — Это папка постарался! — облизнул Володька жирные губы. — Продукты из ресторана. И, наверняка, Толик денег охраннику посулил!
     — Вот как!? — покачал головой, Колька.
     Мишка жадно кусает огромные куски булки с маслом и сосиской внутри. Ему стыдно за мать, которая берет подачки. Но сейчас разбираться некогда. Аппетитные бутерброды привлекают взгляд.
     — Не торопись! — стукнул его кулаком по спине, Володька. — Ешь, да, только от показаний своих не отпирайся. Возьми все на себя! Ты малолетка, тебе много не дадут! Выйдешь, отец тебя золотом осыплет! Как барин, заживешь!
     Мишка поморгал глазами.
     — Мамку жалко! Не дождется, помрет! У нее сердце слабое!
     — Ничего, выкарабкается! — сплюнул, Колька. — Мне в тюрьму никак нельзя. Мышцы потеряю! Потом прощай спорт!
     Дежурный заглянул в комнату.
     — Все опустошили! Если увидят,  меня уволят! Выходите!
     —  Мать не подошла! — вздохнул Николай.
     — Нельзя! — тихо произнес Володька. —  Стесняются! Что им, они на воле! Поплачут и за стол!  Нам срок тянуть!
     — Переживают за нас! — прошептал Мишка, вытирая рукавом глаза.
     — Хватит ныть! — зло прошипел Володька.
     Вадим Евгеньевич курит одну сигарету за другой. Коридор уже опустел. Все вошли в зал. Он заглянул в лицо адвоката.
     — Не отворачивайся! Ты мне точно скажи, сумеешь, вытащить парней, или нет!? —  Я тебе деньги плачу!
     — Буду стараться! Но обещать не могу! — Анатолий Алексеевич  отвернулся, закусил губу, поглядел в окно.  Ему не нравится тон Вадима. Он с трудом сдерживает злость. Разговаривает, как с лакеем! Думает, если у него капитал, так все позволено! Но показать раздражение, не смеет.
     Прозвенел звонок. Анатолий обрадовался, возможности прервать беседу, и быстро прошел в зал.  Он не испытывает симпатии  к своим подзащитным. Его угнетает мысль, настойчиво вертящаяся в голове. Если добьюсь условного наказания, весь город будет проклинать!  Центральная пресса так меня опишет,  мало не покажется. Сразу поймут, посулили высокий гонорар. Но кто поймет мое положение! Подневольный человек. Не могу срубить сук, на котором сижу!
     Надежда Ивановна не встала с места, даже во время перерыва. Она понимает, стала объектом всеобщего внимания!  Из любопытства собрались! На меня поглядеть! На работу надо выходить! Иначе, приобрету статус новой сумасшедшей. Рядом со Степкой-дурачком.  От волнения у нее трясется тело. Она  зажала руки  коленями. Закрыла глаза. Пытаясь себя успокоить,  представила поле, с подсолнухами. Как в детстве, в деревне. Сорвешь желтую головку, сядешь на траву, и ковыряешь мелкие, темные семечки, пока мать обедать не позовет. Звонок вернул  в действительность.  Кого еще спрашивать станут? Не поднимая головы,  прислушивалась к  стуку стульев,  людскому говору.
     — Встать, суд идет!
     — Слово предоставляется потерпевшей! — услышала Надя голос судьи.
     Она встала, потянула концы платка на груди.
     — Сережу  никто не вернет! Подумать не могла,  товарищи, с которыми в детский сад ходил, в школу, так расправятся с ним! За что? Мой Сережа никому не причинил зла! Накажите по справедливости! — Надежда Ивановна вздохнула и села.
     — Змеюка ты, подколодная! — крикнула Галина. — Пощади детей!
     Андрей зажал ладонью жене рот. Зашептал в ухо.
     — Ты с ума сошла! Молчи!
     Тамара вздрогнула.  Надежда права. Нет им прощенья! Нельзя такое прощать!
     — Слово предоставляется прокурору! — объявил судья.
     — Спасибо, Ваша честь! — встал мужчина.
     — Сегодня мы слушаем необычное дело. Убийство, совершенное с особой жестокостью. Молодые ребята, с детства знающие друг друга, объединенные узами дружбы, убили своего товарища.  Содеянное, не вызывает жалости к подсудимым. Состояние сильного опьянения, при совершении преступления, не является смягчающим обстоятельством. Прошу справедливого и сурового наказания! Каждому по десять лет строго режима, согласно статье 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации, как умышленное убийство!
     — Слово предоставляется адвокату! — объявил судья.
     Анатолий Алексеевич встал, пригладил волосы.
     — Граждане! Я  защищаю интересы подсудимых. Преступление, ими совершенное всем известно, не стану напрягать ваши  нервы, снова описывая факты! Им нет оправдания! Они преступники! И заслуживают сурового наказания!
     Вадим почувствовал, как холодный пот залил ему спину. Негодяй! Он подвинулся на стуле, словно в сиденье выскочили гвозди. Злобный взгляд впился в лицо адвоката. Тот,  поднял руку вверх,   призывая к терпению.
     — Прошу учесть,  возраст преступников не превышает восемнадцати лет. Один   несовершеннолетний! Мальчики выросли в одном городе,  дружили между собой. Собрались на вечере, провожая товарища в армию. Выпитая бутылка водки вскружила молодые головы. Незначительная ссора переросла в драку. Как мы слышали из представленного прокурором обвинения, Федоров устроил разборку с Никитиным по поводу ухаживания погибшего за его сестрой. Он пытался защитить честь своей сестры. Нам неизвестен характер отношений погибшего с сестрой обвиняемого. На суде она не может присутствовать из-за болезни. Девушка находится на лечении в стационаре душевнобольных. Так ли серьезна травма, причиненная ей гибелью друга, или там имеются другие мотивы? Почему девушка пыталась свести счеты с жизнью?  Погибший грубо повел себя по отношению к Федорову. Тот, естественно, ударил его. Шарапов и Сытин вступились за друга. В этом возрасте конфликты часто заканчиваются  дракой. Не оправдываю ребят. Но прошу внимания  суда и всех присутствующих.  Из материалов дела видно, погибший тоже наносил удары. Драка была обоюдной. Он не попытался примирить ребят, развязал еще большую бойню. Несколько раз ударил в лицо Федорова, что заставило ребят применить силу, чтобы осадить Никитина.
     — Господи! Пытается все свалить на мертвого! — пронеслось по залу.
     — Не зря ему денежки платят!
     — Сколько тебе обещали! — раздались крики.
     — Тихо! Прекратите выкрики с мест! — стукнул судья молотком.
     — Пьяное сознание не может контролировать поступки. Драка приняла необратимый характер. Очнулись ребята, увидев Никитина на полу, не подававшего признаки жизни.  Уйти, вот что пришло им в голову. И они, плохо соображая о последствиях, потащили Никитина к выходу. Казалось бы, конфликт исчерпан! Но Федоров взломав ограду, вытащил железный прут, и нанес удары по лицу Никитина. Федоров не отрицает,  бил погибшего арматурой.  Ну, товарищи! — адвокат, обвел притихший зал взглядом, — От таких ударов вряд ли кто сможет оправиться! Ребята  испугались! Они  решили,  Федоров убил Никитина! Вполне естественен, порыв замести следы. Кто-то из них предложил положить тело убитого на огонь.
     — Он был живой! — крикнули из зала.
     — Ребята не могли знать,  жив Никитин, или нет! Он не подавал признаков жизни. После  жестоких ударов, нанесенных железной палкой,  Никитин, вряд ли мог оказаться живым. Я еще раз подчеркиваю! Смертельные удары нанес Федоров! Мало шансов было у  медицины, на возвращение Никитина к жизни! Огонь только завершил дело! Убийцей, по сути изложенного, является Федоров. Сытин и Шарапов виновны в развязывании драки. К убийству Никитина они отношения не имеют. Убийца Федоров! Я прошу суд отнестись с нисхождением  к Сытину и Шарапову.  Они защищались! Но превысили допустимые пределы обороны. Согласно статье 108 Уголовного Кодекса Российской Федерации, 2 года лишения свободы. Учитывая их раскаяние, и возраст, а также первое нарушение, они заслуживают условного наказания.
     Зал загудел.
     — На мальчишку повесили!
     — Ни одного слова не произнес в защиту. А ведь он несовершеннолетний! Несправедливо!
     — Тишина в зале! — стукнул судья  молоточком. — Спасибо! — повернулся к адвокату. — Подсудимые, вам предоставляется последнее слово! Сытин!
     Володька встал, почесал стриженую голову.
     — Я не убивал Никитина! Так, дал пару раз по морде. И на огонь, Мишка предложил оттащить. Он убил Серегу!
     — Шарапов, что можете добавить?
     Колька покрутил головой.
     — Я не убивал!
     Мишка поднялся.
     — Я убил Сережку!  Тащили мы вместе к огню. Ему все равно уже ничего помочь не могло! — парнишка упал на скамью, обхватил голову руками.
     — Господи! — выдохнула Люба. — Сам себя приговорил! Что ж теперь будет? — она приложила ладонь к  груди.
     — Суд удаляется на совещание! — объявила секретарь.
     — Я не поняла! Что Мишка сказал? — наклонилась Варвара Михайловна к дочери.
     — Он перечеркнул свою жизнь! Наверное, они посули ему денег.
     Варвара Михайловна  поднялась.
     — Я пойду, скажу ему!
     — Ничего не скажешь! — удержала ее за руку, Люба. — Поздно! Будем ждать приговора!
     — Ну и зверь, ваш Мишка! — остановилась напротив них женщина в белой шапочке. —  Арматурой человека убил!
     Тамара поискала глазами в зале мужа. Опять курить пошел. Володька отказался от своих показаний. Адвокат научил. Колька тоже. А этот, самый маленький, Мишка на себя взял? Его и посадят! Нашему, возможно условно дадут.  Сразу отвезу в деревню.
     Галина встретилась взглядом с Андреем.  Неужели, возможно, возвращение Кольки  домой?  Какая разница кого накажут?  Кто будет сидеть, а кто гулять? Нельзя Кольку в тюрьму!
     Надежда  не слышала последних слов подсудимых. Время, пока суд удалился на совещание, для нее будто, остановилось Ей безразлично, чем закончится суд.  Вернется в пустую квартиру! Надо выходить на работу! Найти в себе силы, чтобы жить дальше. Она страшно устала. Скорее бы все закончилось! Это было ее единственным желанием. Она не слышала, слов секретаря: «Встать, суд идет!», и осталась сидеть на своем месте. Слова читаемого приговора долетали до ее ушей, но не воспринимались сознанием.
     — Суд постановил! —  ровно и беспристрастно звучал голос судьи, оглашающий приговор.  — Признать виновным Сытина Владимира Вадимовича, по статье 108 Уголовного Кодекса Российской Федерации, превышение пределов необходимой обороны. Назначить наказание в виде лишения свободы сроком на  три года. Наказание считать условным. Шарапова Николая Андреевича признать виновным, по статье 108 Уголовного Кодекса Российской Федерации, превышение пределов необходимой обороны. Назначить наказание в виде лишения свободы сроком на три года. Наказание считать условным. Федорова Михаила Александровича признать виновным по статье 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Умышленное  убийство с особой жестокостью! Назначить наказание двенадцать лет лишения свободы, с отбыванием в детской колонии до наступления совершеннолетия, затем в колонии строгого режима.
     Надя, словно проснувшись от тяжкого сна, услышала последнюю фразу приговора.  Посадили  Мишку!? Как же так? Значит, Мишка убил моего Сережку. Но ведь, они вместе били, вместе вытащили из кафе, вместе дотащили до вечного огня. Или я не поняла? Значит, деньги теперь делают все!
     — Это несправедливо! — крикнула она, не узнав  своего, вдруг резкого, опустившегося на низкие тона, голоса. — Они втроем его убили! Один не мог совершить такое чудовищное преступление!  Они не заслуживают жить рядом с людьми! Условно —  не наказание за такой зверский поступок! Я проклинаю их!
     — Ведьма! Тебе, какое дело! — Галина кинулась к Надежде. Андрей схватил жену за руки. — Остынь! Пойдет к Николаю! Его домой отпустили! Разве ты не поняла!
     — Сама будь проклята! Еще угрожает! Твоего, уже не вернуть, а наши дети должны гнить в тюрьме! Вот тебе! — она сложила в обеих руках кукиши, вытянула руки. — Все равно, по-твоему, не вышло!
     Тамара вскочила, подбежала к решетке. — Скорей, отпустите! — медлительность сержанта,  открывающего замок, ее раздражает. Володька шагнул навстречу матери. Руки Тамары обхватили сына, губы покрыли поцелуями его лицо. — Володечка! Сынок!
     Владимир спрятал лицо на груди у матери,  слезы, намочили его щеки. Сколько он сдерживал себя, чтобы не разреветься в зале. Почувствовав руки отца на своих плечах,   расплакался еще горче. Ему стыдно поднять голову, стыдно посмотреть родителям в глаза. Впервые он понял, как они переживали за него. 
     — Ничего! Сейчас домой приедем! Ну, будет! — гладит Вадим вздрагивающие плечи сына. — Пойдемте в машину!
     Николай прищурил глаза, поглядел на мать, пробившуюся сквозь толпу. Андрей схватил сына за руки.
     — Кончилось, и, Слава Богу!
     Галина прижалась к сыну, вдохнула с его куртки, запах застоявшегося помещения. Как же ему  пришлось тяжело там!
     — Все вместе! Все вместе! — повторяет Андрей, переводя полные слез глаза с жены на сына.
     Мишка глядит на друзей, вдруг сразу, оказавшихся за решеткой по ту сторону.  Он  вернется в тюрьму!? Подошел сержант, Мишка покорно протянул руки, щелкнул затвор наручников. И вдруг  понял. Пройдут долгие годы,  прежде,  чем он вернется домой.
     — Мама! — крикнул Мишка. — Мама! Я не хочу в тюрьму!
     Люба, после прочтения приговора, приложила руки к груди. Сердце, кажется, остановилось, уши заложило,  тело онемело. Она закрыла глаза. Прислонилась к спинке стула.  Двенадцать лет, половину жизни проведет за решеткой! Лучшие годы!
     — Любаша, крепись! — наклонилась к ней Варвара Михайловна. —   Наташа в беде! Крепись! Не забывай, у тебя двое детей. Ты нужна им!
     Словно издалека,  услышала Мишкин крик. Хотела встать,  ноги не послушались,  упала на  пол.
     — Врача, скорее, Господи! — старушка заметалась возле дочери. Она не знает, то ли бежать к Мишке, которого уводит охрана, то ли спасать дочку.
     — Мамочка, прости меня! — крикнул Мишка. Слезы покатились из его глаз. Он  споткнулся, охранник подхватил его за локоть. Медленно, волоча ноги, Мишка пошел к выходу.  Он видел, как мать упала на пол, Видел расширенные глаза бабушки. Слезы застилают ему глаза. Он ничего не видит перед собой. Это конец! Стучит в его голове трагическая мысль! Увидимся еще раз или нет!?  Даже не попрощались!
     Подошли люди, положили Любу на стулья.
     — Скорую, надо вызвать! — прошептала старушка, гладя похолодевшие  руки дочери. — Она не вынесет такого удара!
     — Уже вызвали! — Шура, продавщица из магазина, погладила старушку по плечу. — Вот, деточки! Спокойно умереть не дадут! Сколько несчастья матери! Один в тюрьму угодил, вторая в психушке. Рожай их на счастье, а выходит, на свою беду, им на горе!
     — Посторонитесь! — раздался голос. Окружившие Любу, люди расступились. Пожилой врач в белом халате, взял безвольную руку, нащупал пульс. — В машину, скорее, по дороге укол сделаю!
     Молодые парнишки санитары, положили женщину на носилки, почти бегом вынесли из зала. Варвара Михайловна с трудом поспевает следом. — Не так шибко! Нога у меня больная! Без меня не уезжайте! Рука Любы, свесилась с носилок, и раскачивается в такт шагам. Если умрет, как я одна останусь. Мишке передачи носить, к Наташке в больницу ходить. Не забирай ее, Господи! Шепчут губы старушки. Она вглядывается в лицо дочери. После сделанного укола, щеки Любаши слегка порозовели.
     — Мама, где я!
     — В больницу едем! Еле откачали тебя!
     — А Мишка?
     — Увезли Мишку!
     Из-под ресниц женщины, медленно поползла по щеке, слеза.
     — За что мне такое?
     — Так, Господь распорядился! Терпи, родная! Не оставляй меня! Одной мне не справиться! — Варвара Михайловна приложила к глазам, намокший платок.
     — Я постараюсь выкарабкаться! — Люба положила ладонь на руку матери. — Но если не смогу, не обижайся! Устала я! Жизнь ко мне несправедлива!
     — Не говори так! Проси сил у Господа! Тебе Наташку поднимать надо! Мишку ждать! Кто знает, может быть, разберутся, срок понизят!
     Люба отвернула лицо. Кто разберется!  У меня таких денег, как у Вадима, нет.
                                                                                      * * *
     Инна  положила руку на сгиб локтя Алексея, прищурив глаза, поглядела на Дениса.
     — Закончился судебный процесс! Каковы впечатления  центральной прессы? У меня лично, голова кругом. Или от холода. Вон снег опускается! —  протянула ладошку, поймала несколько снежинок, поднесла к горячим губам, коснулась языком.
     Павел  достал сигареты, закурил.
     Денис пожал плечами.
     — Не нравится мне вся эта компания! Как это адвокату удалось? Три года условно? Анекдот, да и только! Вместе убивали, а за решетку  упрятали, пацана недозрелого!  Ну, стукнул пару раз арматурой! Из кафе избитого  втроем вытащили! На огонь тоже втроем положили! Приеду в Москву, серьезно займусь этим делом. Так не оставлю. Женщинам, матери этого Мишке не под силу. Потерпевшая удовлетворена приговором? Аппеляцию собирается подавать?
     Алексей крутит в пальцах сигарету. 
     — Эх, провинциальные Пинкертоны! — хлопнул Денис Алексея по плечу. — А кто этот буржуй местный? Давно в городе проживает?
     — Я не в курсе. Год назад  приехал. — Павел глубоко затянулся сигаретой.
     — Приезжий! Не знаю, откуда. Женился,  дом построил, ресторан, бизнес расширяет. — Алексей  щелкнул зажигалкой. — Слышал, недавно к нему приезжали с предложением, гостиницу, или ресторан где-то за границей  построить.
     — Вот как? Отмывание денег! — Денис поправил ремень сумки с камерой, перекинутой через плечо. — Займусь этим типом! Чувствую, здесь крупный криминал! Меня чутье никогда не обманывало!
     — Журналистское расследование!? — прищурил глаза Алексей, затягиваясь сигаретой.
     — Часто журналист раскапывает такие факты, какие менту даже присниться не могут. Товарищ у меня есть в Московской ментовке. Если, какие сведения будут нужны, поможете?
     — Обязательно!  — улыбнулся Алексей.
     — Тогда, до свидания, ребята. Я в аэропорт! Провожать не надо! Не люблю! — он подбежал к обочине, поднял руку. Машина остановилась! — Гутбай! — Денис помахал ладонью в черной, кожаной перчатке.   Серый Жигуленок  помчался по улице, и вскоре скрылся из виду.
     Инна прислонилась плечом к Алексею.
     — Пренеприятное ощущение! Будто  в чем-то провинилась! Наверное, адвокату, а то и судье, немалые деньги дал этот, как его, Вадим Евгеньевич!
     — Только так! — согласился Алексей.
     — Ладно, ребята! Я домой, жена заждалась! — Павел быстро зашагал по тротуару.
     Алексей наклонился к девушке. — Замерзла? Пойдем, провожу, домой! Уже темнеет!
* * *
     Зал опустел. Из коридора доносятся звуки хлопающих дверей. Надежда все еще в оцепенении, после произнесенного приговора.  Что ж это за приговор! Основные зачинщики драки и убийства пошли домой, спать в своих постелях, пользоваться всеми благами жизни!? Недотепа Мишка Федоров, убийца, вернется в тюрьму. И это наказание, которого я ждала? Надеялась, получат по заслугам. А вышла беда для одной  Любы.  Я виновата! Ждала возмездия, справедливости! Опершись ладонями на стол, она встала, медленно ставя непослушные ноги, вышла в коридор. Уборщица, с намотанной тряпкой на швабре, провела по пыльным половицам. Задев ее туфли, окинула злобным взглядом. Надя похолодела. Теперь я из героини, стала преступницей. Подумала она. Весь город станет меня проклинать! Что  сделала не так! Надежда Ивановна прошла коридор, вышла на улицу. Вдохнула холодный воздух. Мокрый снег запорошил траву на газонах, кое-где осел на бетонных столбиках у тротуаров. Скользя подошвами туфлей, не ощущая холода, женщина побрела к дому. Завтра выйду на работу! Хватить слезы на кулак наматывать! Вошла в  подъезд, поднялась по лестнице, открыла дверь ключом, зашла в квартиру, сняла жакет, прошла в комнату, села на диван.
     — Вот так, сыночек! — глядя на портрет сына, произнесла женщина. —  Не наказали твоих обидчиков! Только, Мишку закрыли на двенадцать лет. Вряд ли это тебя обрадует! На него ты, знаю, меньше всего обиду держишь! Глупый он. Уж кому надо было условно дать, так это ему. Но все получилось наоборот! — она закрыла лицо руками. Подать апелляцию?  Адвоката хорошего надо! В городе Анатолий всем правит! Вадим  денег даст! Ничего не получится!  К следователю пойти?  Не представляю, что можно сделать! Отняла руки от лица. Жить надо! Бороться! На работу выходить! Рядом с людьми, и верное решение придет.  

Часть 3.


Глава 33.

     Тамара сидит на заднем сиденье машины, сжимая руку сына. Не сводит глаз с его побледневшего, похудевшего лица, остриженной головы. Через каждую минуту, повторяет.
     — Не холодно, тебе? Кушать хочешь?
     Володька отрицательно качает головой. Уставившись в окно,  рассматривает мелькающий, унылый  пейзаж. Нахмурившиеся дома,  мокрые, припорошенные, тонким слоем, снега, тротуары. Оголенные ветки деревьев, мелкие снежинки,  кружащиеся в воздухе. Пусть хмуро, сыро,  зато на свободе! Им не понять,  что я пережил там, на нарах, разглядывая небо сквозь решетку. Он не отбирает у матери  руку, хотя уже чувствует раздражение от ее ласки, и чрезмерного внимания к своей особе. Ему хочется залезть в ванну, смыть все воспоминания о страшных тюремных буднях, лечь под одеяло в постель, и заснуть сладким долгим сном, сутки, двое, пока организм наполнится силой и радостью ощущения  вольной, свободной жизни. На глаза  навернулись слезы, когда машина остановилась у решетчатой ограды.
     Вадим Евгеньевич повернулся к сыну.
     — Отдыхай, сынок! Вечером поговорим!
     Тамара  поняла, муж в дом не зайдет, уедет в  ресторан, или к любовнице. Сделал доброе дело, и семья снова, как и раньше перестала его интересовать. Она вышла из машины.  Володька, неуклюже ставит ноги, передвигаясь по дорожке к дому. Соскучился, страдает, но не подает виду, весь в отца. Удержала себя от желания догнать,  заключить в объятия, расцеловать  щеки, лицо. Он не поймет моих чувств. И никто не понимает. Женщина  ускорила шаги, обогнала Володю, открыла перед ним дверь.
     — Мам,  ничего не хочу, ни пить, ни есть! В ванну, и спать!
     — Хорошо! Я тебя не стану беспокоить! — вздохнула женщина.  Как и прежде, снова одна, поняла Тамара.
     Володька скинул с себя вещи на пол.
     — С возвращением! — Настя обиженно поджала губы. Стыда нет! Даже трусы не оставил. Будто я не женщина! Барами себя чувствуют! Буржуи проклятые. Она подобрала брошенную Володькой одежду и удалилась.
     Володька блаженствует, натирая мочалкой тело, вдыхает аромат шампуни и мыла.  Колька сейчас тоже, наверное, балдеет от домашнего уюта. Где-то в глубине души промелькнуло слабое чувство вины. Он вспомнил Мишкины глаза, наполнившиеся слезами, когда зачитали приговор. Но ведь, арматурой бил он! Значит, все правильно! Ничего, скажу папке, чтобы  не забывал вкусненькое ему передавать!
* * * 
     Галина глядит на Кольку, поедающего один за другим,  пирожки. Он здесь! Больше ей ничего  не надо.
     Андрей не сводит глаз с сына.
     — Нехорошо вышло! Вроде вместе,  — он не решается произнести слово, убили, — а посадили только Мишку. Малолетний он!
     — Да,  ты, очумел! — махнула на него  рукой, Галина. — Сын домой вернулся!  Что  несешь? Не виноват, он, не виноват! Слышал, и судья  признал!
     — Да, ладно! Я так сказал! —  Андрей,  наклонился над тарелкой с остывающими щами.
     — Пап, Мишка его арматурой бил! Значит, он и убийца! Кулаки, что! Кулаками убить нельзя!  — пробурчал Колька с полным ртом.
     — Да, я так, сказал! Ладно, забудьте! — Андрей понял,  сейчас Галину лучше не задевать! Отодвинул тарелку, вышел на балкон, закурил. Он не может преодолеть неприятное чувство вины. Что я сделал противозаконного? Снова и снова спрашивает себя. Каждый раз отвечает — ничего. Просил Вадима помочь? Он и помог! Только от таковой помощи,  кажется, будто искупался в дерьме. Но ведь чувство спасения сына оправдывает любые средства! А потом, Колька, действительно, не виноват. И Мишка сознался на суде. Мишка убил Сергея! Андрей сделал глубокую затяжку. В голове закружилось. Давно не курил! Нарушаю режим!  Но  сегодня  веская причина. Он сделал подряд две глубокие затяжки. Закашлял. И все-таки, я поступил подло!  Оправдания мне нет! Перед  Любой стыдно, хоть провались! Даже подойти не смог. В больницу, наверное, увезли.  Галка бы не позволила. Скандал могла учинить при людях.   
* * *
     Нина толкнула дверь квартиры.
     — Кто дома?
     Павел вышел в коридор. Подошел к жене, поцеловал холодные щеки.
     — На улице снег, а ты в легком пальто.
     — С утра тепло было, а сейчас морозит!  Ты сегодня рано? — улыбнулась она мужу.— Что на работе?
     — Суд  над ребятами был!
     —  Все  в городе  говорят. Даже в магазине,  кипят  страсти! Кошмар какой-то? Как  можно  убийцам назначить условный срок? Ума не приложу!
     — Я тоже в трансе! — Павел почесал затылок. — Завтра встречусь с потерпевшей. Неужели она согласна с решением суда!  Надо, подать аппеляцию в городской суд, в верховный! Нельзя молчать!
     — Полностью с тобой согласна! Молодежь  озверела, это еще мягко сказано! Жалости  к людям нет! И воспитания никакого! В школе говоришь, а домой приходят, там телевизор, боевики, кровь, насилие, секс. В голове  пусто! Ладно, пошли ужинать! — она взяла сумку.
     — Я котлет нажарил с картошкой. — улыбнулся Павел. — Как ты любишь?
     — Ну, значит, совсем расстроился, раз готовкой занялся! — рассмеялась Нина.
* * *
     Щелкнул замок на железной двери. Семен бросил карты на стол, повернулся. Мишка перешагнул порог, остановился у входа.
     — Что так, в гордом одиночестве? — скривил рот в ухмылке. Семен. — Проходи, вроде, уже свои, не гости. Где твои подельники?
     — Условно им дали!
     — А тебе? — Михаил подошел к парнишке, накрыл широкой ладонью худенькое плечо.
     — Двенадцать! — Мишка засопел.
     — Ух, ты! — хлопнул себя по коленке, Семен. — Это, что ж так сурово!
     — Я убил Сережку!
     — Так ты что на себя все взял? Согласился с обвинением? — Михаил заглянул пареньку в лицо. — Проходи, рассказывай! — он обнял парнишку за плечи, подвел к столу.— Присядь! — в жестяную кружку налил из чайника крепкого напитка. — Попей, легче станет. Ничего! Мамка аппеляцию подаст! Мамку видел?
     — Ей плохо стало! Не знаю, что теперь с нею будет! У нее сердце больное. Наташка в больнице, в психушке, с собой хотела покончить! Адвокат на суде сказал.
     — Это сестра, что ль?
     Мишка кивнул, отпил из чашки горячий  чай.
     — У нее любовь была с этим Сережкой. А ты его убил!
     Мишка всхлипнул, размазал по щекам слезы.
     — Я не хотел! — хриплым голосом выдавил он из себя слова, прерывая рыдания. — Я не хотел, я не знал!
     — Ну, рассопливелся! Будет! — Михаил притянул голову мальчика, погладил по волосам. — Крепись! Значит, надолго теперь сюда!?
     — В детскую колонию завтра отвезут!
     — Там полегче! С ребятишками познакомишься!
     — Кто сказал полегче? — Семен стукнул кулаком по столу. — Нынешние ребятишки,  настоящие монстры! Приходилось в КПЗ сталкиваться! Как только их родители воспитывают!
     — Те, кто сюда попадают, родителей не знают. Как нынче говорят, дети  из неблагополучных семей!
     — Не реви! Что реветь! Тебе все лучше, чем тому Сережке. Лежит себе в земле! А ты живой! Вот об этом и думай! Отсидишь, выйдешь, новую жизнь начнешь!
     — Правильно! — пробасил Семен. — Мужик без тюрьмы, не мужик!  Это, брат, тоже жизненная наука!  Закаливание!
     — Брось! Ерунду говоришь! Не засоряй мозги парнишке! — крикнул Михаил на Семена. — А ты, пойди, полежи! Ничего, здесь тоже жить можно!
     Мишка встал, отодвинул стул, и, качаясь, опьянев от чефира, побрел к своим нарам. Сел, скинул туфли, лег, накрылся  одеялом.
     — На улице снег идет! —  произнес он,  погружаясь в тяжелую дремоту.

Глава 34.     


     Наташа села на постели, подтянула колени к подбородку, обхватила ноги руками, положила голову на руки. Который день никто не приходит. Ничего не знаю. Был суд Мишке, или нет.  Посадят его? Втроем убили, сволочи! Кто первым начал ссору? Наверное, Володька. И как управились быстро,  минут десять мы были в туалете.  Мишка в тюрьме! Бабуля говорит, брат! Как он мог Сережку убить!?  В голове закружилось, уже знакомый приступ тошноты волной подкатился к горлу. Она  соскочила с кровати. Подошла к раковине, пустила воду, плеснула горсть воды в лицо. Тошнота отступила. Наклонилась к небольшому зеркалу над раковиной, пригладила растрепавшиеся волосы. Потянула прядь волос. Кончики секутся! Лицо бледное! Сколько  здесь валяюсь!  Я никому не нужна! Она вспомнила день, когда  выпила таблетки. Очнулась в палате. Мама плакала, бабуля. Меня спасли! Зачем же держат здесь!? Я совсем здорова! Только вот уже неделю приступы тошноты. Сказать врачу, или не надо?  Девушка  села на кровать. Выпишут, пойду в школу. Придется вечерами сидеть, чтобы догнать! Алгебра, геометрия! Сережки нет,  помогать некому. Самой надо трудиться. Наташа легла, повернулась лицом к стене, закрыла глаза. Как было хорошо! Будто наяву, почувствовала прикосновение рук Сергея. Представила тот единственный их вечер близости. Ощутила горячие губы на своих губах, крепкие объятия ласковых рук. Слезы покатились по  щекам. Почему? Прошептали ее губы. За что? Ведь Сережа никому ничего не сделал плохого. Как нам было хорошо вдвоем! Потом ей представилась могильная яма. И как она кричала. Это жестоко, не дать  проститься с ним! Открыла глаза, и  видения исчезли. Провела пальцем по холодной крашеной в голубой цвет, стене. Сколько еще я здесь буду находиться!

* * *

     Надежда, поднялась по ступенькам,  толкнула дверь.  Вошла в коридор, прислонилась к стене, приложила руку к груди, пытаясь удержать сердцебиение.  
     — С выходом! — произнес за ее спиной высокий голос.
     Надя вздрогнула и повернулась.
     — Здравствуйте, Надежда Ивановна! — лицо Маши осветилось доброй улыбкой. — Мы совсем заскучали без вас!
     — Спасибо, Машенька! — Надя взяла девушку за руку. — Как  у вас тут? Тихо?
     Они пошли к ординаторской.
     — Вчера Любу Федорову привезли. В тяжелом состоянии. Откачали! Не знаю, надолго, ли! Старушка возле нее всю ночь просидела. Я говорю, идите домой! А она не уходит! Да ведь и дома теперь у них никого нет.
     — А Наташа?
     — Наташка тоже у нас, в неврологическом.  Разве не слышали? Травилась она, с собой покончить хотела.
     Женщина присела на маленький диванчик у стены.
     — Все больные о вас  спрашивают! — улыбнулась Маша. — Руки, говорят у вас особенные. Прикоснетесь, и боль стихает.
     Надя улыбнулась  девушке,  не понимая  услышанных слов.  Наташа в больнице. Почему  хотела покончить с собой!? Надо ее навестить, поговорить с врачом. Девушка должна жить дома. Каковы были ее отношения с Сергеем? Она положила руку на плечо Маши.
     — Спасибо, девочка! Я зайду к главному.
     — Он давно вас ждет! — Маша  застучала каблучками по стертому линолеуму.
     Надежда Ивановна подошла к двери, с надписью: Главврач. Постучала согнутым пальцем.
     — Входите! Не занят! — услышала  голос Георгия Львовича.  Потянула дверь на себя.
     — Надежда Ивановна! — Георгий Львович встал из-за стола, подошел, взял  за руки. — Все соскучились! Ждем вас!  Как себя чувствуете?
     — Я тоже соскучилась! — женщина наклонила голову, чтобы скрыть, набежавшие на глаза, слезы.
     — Жить надо! Дорогая Наденька! Надо жить! — мужчина потянул ее за руку. — Садись, потолкуем! —  сел на стул сбоку у стола.  Надя присела рядом. — Извини,  начинаю с неприятного, но время не терпит,  всего десять дней. С приговором согласна?
     — Да, что ж,  теперь делать!? 
     — Аппеляцию подавать! Нельзя ручки складывать! Совесть люди продали за деньги! Адвокатишка этот!  Нинка вчера звонила. Павел, следователь  говорить с тобой желает. Я сказал, сам побеседую. Как чувствовал, ты на работу сегодня выйдешь! Если бы не вышла, домой к тебе лично  думал пойти.
     — Разве можно что-то изменить!?
     — Можно, и нужно! Бороться надо!
     — У меня голова не соображает!
     — Если доверяешь, так я составлю, зять  с дочкой помогут.
     — Спасибо! У меня к вам встречная просьба!
     — Слушаю внимательно! — главный рассмеялся, хлопнул женщину по плечу. — Мне нравится! Только вышла на работу, сразу дела. Молодец! Так держать! Что у тебя? Все, что могу, сделаю, поддержу!
     — Девочка здесь у нас, в неврологическом!  Сестра Михаила Федорова! С моим Сергеем они встречались! Любовь у них была. Мне бы увидеть. Может быть, она не настолько больна, чтобы держать  здесь? Вчера, после суда мать ее привезли в кардиологию.
     — Знаю! — сдвинул густые, седеющие, брови на переносице, Георгий Львович! — Я позвоню. Тебя пустят!
     Надя встала.
     — Так, я сейчас и пойду!? Или к работе приступить?
     — Иди! — Георгий Львович махнул рукой и достал из стола папку с бумагами.
     Надежда миновала коридор, вышла на улицу. Отделение неврологии находилось недалеко. Он уже позвонил, или забыл? Тревожится  женщина, приближаясь к зданию. У входа  остановил дежурный.
     — Вы к кому?
     — От главврача больницы. Он должен был позвонить. Моя фамилия Никитина.
     Дежурный  взглянул в раскрытый журнал на столике.
     — Проходите!   Вас ждут! Второй этаж,  третья дверь слева!
     Надежда быстро идет по коридору. Если не пустит! Отделается разговором о состоянии здоровья девушки? Мне обязательно надо ее увидеть! Она остановилась возле указанной двери. От волнения в ушах отдаются удары сердца.  Постучала, и, не дожидаясь приглашения,  толкнула створку двери.
     — Да, да, входите! Это вы от Георгия Львовича? — встретил  миловидный  мужчина средних лет, с седыми висками на фоне редеющей каштановой шевелюры. — Он мне звонил! Проходите, присаживайтесь!
     Надежда  села на стул с высокой спинкой.
     — Мне надо  увидеть Наташу Федорову!
     — Вы родственница?
     — Нет!  У них несчастье. Брата посадили!
     — Знаю! — остановил ее мужчина. — К ней уже несколько дней никто не приходит!
     — После суда, мама девушки попала в больницу. Бабуля старенькая  не отходит от постели дочери.
     — Хорошо! — он нажал на кнопку звонка. В кабинет вошла молоденькая девушка в голубом колпачке.
     — Люся, проведи женщину к Федоровой.
     Надежда встала.
     — Спасибо!
     — Только недолго! Больную нельзя тревожить! По возможности не говорите ей о семейных неурядицах.
     Надежда Ивановна идет следом за медсестрой. Для нее стало неожиданностью, сказанное Георгием Львовичем. Наташа пыталась покончить с собой? Почему? Как давно это случилось? Она ничего не знала. Как могла знать, если была занята своим горем.
     Люся  остановилась, повернула ключ в замочной скважине.
     — Чтобы не сбежала! —  объяснила  на  удивленный взгляд женщины.
     Надя вздохнула, и вошла в палату. В середине небольшой комнаты, широкая кровать. Поверх одеяла лежит  девушка, лицом вниз. Ступни босых ног торчат между железными  кроватными прутьями спинки. Надежда Ивановна  приблизилась к кровати.
     — Наташа!
     Девочка вздрогнула всем телом, повернула  лицо, вгляделась в посетительницу.
     Неужели, не узнает? Испугалась женщина.
     Наташа поднялась, села на постели.
     — Надежда Ивановна! — слабо прозвучал хриплый голос. Так говорят обычно после долгого молчания.
     Надя с жалостью глядит на  серые щеки, безжизненные глаза, опухшие веки.
     — Ты плакала? —  женщина подвинула стул, присела. — Как  себя чувствуешь?
     — Вы изменились! — Наташа внимательно оглядела женщину.— Если бы на улице вас встретила, не узнала.
     — Как ты себя чувствуешь? — снова спросила Надежда.
     — Плохо! — вздохнула Наташа. — Все думают,  я сошла с ума, и держат меня здесь!  Отчаяние толкнуло меня на самоубийство! Меня не пустили на похороны Сережи, закрыли дома. Почему не дали проститься? Разве можно так со мной? — она закрыла лицо и зарыдала, — Никто не приходит! Не говорят, какой день, который час. Обращаются как с сумасшедшей, взаперти держат, одну. Так, действительно можно сойти с ума! — Наташа вытерла мокрые щеки, взглянула в глаза женщины. — Вы меня не считаете сумасшедшей!?  Суд был над этими подонками? Не скрывайте, скажите, как есть! Я все выдержу! Я  сильная!
     — Девочка, тебе нельзя волноваться!  — Надежда Ивановна положила руку на плечо девушки.
     — Я здорова! Я хочу домой, хочу в школу!
     — Маленькая моя! — Надя погладила Наташу по растрепавшимся волосам.
     — Я ужасно выгляжу?   Можно мне выйти на улицу?
     — Вид у тебя вполне приличный!  Только бледная, щеки опали, похудела.
     — Меня тошнит уже, который день! — вздохнула Наташа. — Кушать ничего не могу.
     Надежда Ивановна вгляделась в лицо девушки. Судьба посылает ей надежду на счастье? Боится предположить,  и не решается спросить. Сердце учащенно забилось. Она положила  ладонь на руку девушки.
     — Наташенька, ты от меня ничего не скрывай. У вас с Сережей  что-то было? 
     Наташа опустила голову, щеки  покрылись красными пятнами.
     — Только один раз! — прошептала она. — Незадолго до того вечера в кафе.
     — Доченька!  Тебе срочно надо провериться у гинеколога!
     — Мне стыдно! Школьница и, понимаете! Вдруг, если? Как я маме скажу? У нее больное сердце. Мишка натворил, а тут я! Она не вынесет!
     — Теперь поздно думать! Надо срочно к врачу!  — Надежда Ивановна  поднялась, отодвинула стул.— Я сейчас! Ты не отчаивайся!
     Надя пробежала коридор, остановилась возле двери главного, набрала в легкие, воздуха, и распахнула дверь.
     — Девушку надо срочно обследовать на УЗИ! Подозрение на беременность! Это от моего сына! — она приложила руку к груди, пытаясь успокоить встревоженное сердце  — Зачем вы ее здесь держите!?
     — Успокойтесь, пожалуйста! — мужчина налил из графина в стакан воды, подвинул Наде. — Я бы ее выписал из больницы, но у нее дома нет соответствующих условий.
     — Она здорова!
     — Кто за ней станет наблюдать? Мать в больнице, бабушка старенькая. Она не может находиться одна, без присмотра! Ей необходимо внимание, забота близких. А у них свои проблемы!
     — Проблемы общие, семейные.  Это вернет ее к нормальной жизни, отвлечет от личных чувств. Она поймет, что кроме ее неурядиц, есть еще и мама, и бабушка, которым тоже необходимы, как и ей,  внимание и забота. — Надя взмахнула руками. — Ой, что я говорю! Об этом после! Сейчас надо обследовать девочку!
     — Хорошо, не волнуйтесь! — мужчина нажал на кнопку. Вошла та же девушка, что и прежде.
     — Вместе с Надеждой Ивановной, — он повернулся к женщине, — Я правильно назвал ваше имя!
     Надя кивнула головой.
     — Больную Федорову проведите на УЗИ, и к гинекологу. В правом крыле, вы знаете?
     — Пойдемте! — пригласила Люся.
     Они снова прошли по коридору к палате Наташи. Снова щелкнул ключ. Какие предосторожности! С раздражением подумала женщина. Держат девушку,  как опасную преступницу.
     — Наташенька, оденься! Пойдем, моя, хорошая! 
     Наташа соскочила с кровати. Руки от волнения не могут завязать пояс на больничном халате.
     — Вы заберете меня отсюда, Надежда Ивановна!? —  глаза девочки смотрят с мольбой.
     — Потом, родная, поговорим обо всем! Пойдем к врачу!
     Они прошли длинный коридор, потом еще один. Наконец, медсестра остановилась, распахнула дверь.
     — Входите!
     — Это не больно! —  Наташа, не решается переступить порог.
     — Не бойся! — улыбнулась девушке, Надя.
     — Зинаида Петровна! — медсестра подошла к полной женщине, сидевшей за столом. — Главный приказал, УЗИ сделайте на беременность девочке.
     Женщина за столом подняла глаза от разложенных на столе, бумаг.
     — В каком классе учишься? — строго оглядела  худенькую фигурку. — После суицида? — повернулась  к медсестре. Люся кивнула.
     — Они все сейчас, гуляют, не думают о последствиях, потом руки на себя накладывают, родителям боятся признаться.
     — Не надо ее ругать. Это, от моего сына. Его убили! — Надежда Ивановна сжала руки перед собой.
     — Ложись, девочка! — Зинаида Петровна настроила  аппарат.
     Надежда Ивановна застыла у экрана. Вот появились блики. От волнения, ее глаза будто застлало пеленой.
     — Девочка на третьем месяце. Вас можно поздравить? — покачала головой Зинаида Петровна.
     Надя опустилась на стул у стены, приложила ладони к покрасневшим щекам.
     — Вы не ошиблись?
     — Да, нет, вот, сами поглядите!
     — Я не могу, не понимаю, или не вижу! — забормотала Надя. —  кинулась к Наташе, трясущимися руками погладила  по голове. — Ты даже представить не можешь, что ты сотворила! Ты вернула меня к жизни! Кровиночка моя! Это Сереженькина кровь! У меня будет внук!
     — Или внучка! — улыбнулась доктор. — Пока не понятно!
     — Мне все равно! — Надежда расцеловала щеки девушки.
     —  Впервые вижу такую бурную радость! — усмехнулась Зина, быстро записывая на бланке результат обследования.
     — Так ведь сын! Он умер! А тут продолжение рода. Новая жизнь!
     — Понимаю! — Зинаида Петровна опустила глаза, чтобы скрыть слезы. Бедная женщина! Потеряла сына,  а тут подарок судьбы! 
     — Ты ведь еще в школу ходишь! — врач подняла  глаза на девочку, завязывающую тесемки на халате. — Порадуешь маму!
     — Мы вместе скажем маме! — обняла за плечи Наташу, Надежда Ивановна.— Не бойся! Я тебя в обиду не дам! Я с тобой!
     Зинаида Петровна посмотрела вслед пациентам, покачала головой. Паренька убили! Брата посадили в тюрьму! Девчонка беременная! Большая радость больной матери и старой бабке. Надежду Ивановну можно понять. Она счастлива! Поможет вырастить! Вот ведь, какие повороты получаются в жизни. Не предугадаешь! Но роды  будут трудные!  В таком возрасте, беременность —  патология. Сама недозрелая, и ребенка вынашивает. Дай бог, чтобы жива, осталась!
     — Иди в палату! — Надежда обняла Наташу, поцеловала в лоб. —  Поговорю, чтобы тебя домой отпустили! К  твоим схожу. Не переживай, все будет хорошо! — она быстро пошла по коридору. Наташа  тяжело  вздохнула.
     — Пойдем! Я тебя провожу! — взяла девушку за руку, медсестра.
     — Как вы мне надоели! — Наташа резко отстранилась. — Видеть вас не могу!
     — Потерпи немного! Родственница у тебя хорошая! Верь ей! — виновато захлопала накрашенными ресницами, Люся. — Мне тебя  жаль, но я вынуждена выполнять поручение врача.
     — Ладно! — Наташа медленно переставляет ноги по чисто вымытому, серому линолеуму. — Веди в  свою тюрьму!
* * *
     Надя потянула дверь.
     — Можно!?
     — Входите! Сделали обследование?
     — Девушка беременная от моего сына!  — женщина приблизилась к столу, положила анкету перед врачом, подвинула стул, села. — Наташа здорова! Ее надо срочно выписать домой! Больничная обстановка может негативно влиять на развитие ребенка.
     — Кто ее заберет домой?
     — Я сегодня же поговорю с мамой и бабушкой. Могу забрать Наташу к себе!
     — Вам не положено! У нее есть мать!
     — Тогда,  попрошу Главврача больницы.
     Надя настроена решительно.  Отпроситься у Георгия Львовича, пойти в кардиологию. К работе приступлю завтра.
     — Как ваша подопечная? —  встретил женщину Георгий Львович, снял очки, потер переносицу. 
     — Она  ждет ребенка от моего сына. Ее обязательно надо забрать домой!
     — Понимаю! Хотите сегодня решить все проблемы?
     — Если можно! Завтра с утра заступлю на смену.
     — Разрешаю! Что с вами поделаешь!  Помогу! В кардиологию пойдете?
     — Поговорю с мамой Наташи. Возьму у нее расписку, и заберу девочку к себе!
     Георгий Львович покачал головой, увидев, как женщина, буквально вылетела из кабинета. Ее словно подменили!  Улыбнулся мужчина.
     Надя,  почти вбежала в здание кардиологии.
     — Федорова, в какой палате? — наклонилась  к окошечку  регистрации в приемном покое. Погляди по журналу!
     — Ее, кажется, сегодня выписали! — дежурная раскрыла журнал, провела пальчиком с розовым ноготком по строчкам. — Да! Вот у меня отмечено. Под расписку. Она сама  напросилась.
     Надежда Ивановна растерялась. Пойти к ним домой!? Женщина придет с больницы, ей покой нужен, а тут я. Вряд ли они обрадуются моему приходу и неожиданному сообщению. Но иного выхода нет. Она поправила пуховый платок на голове, застегнула пуговицы на пальто, и направилась к воротам.

Глава 35.

     Люба отвернула край пледа, почесала подбородок. Руки как чужие, ноги онемели.  Дома скорее поправлюсь.  Прислушалась к звукам на кухне. Мама с готовкой долго возится! Нажала на кнопку пульта телевизора,  переключила канал.
     В прихожей прозвенел звонок.
     — Мама, открой! Слышишь, звонят! — крикнула Люба.
     — Сейчас, сейчас!
     — Наденька! — Варвара Михайловна  засуетилась,  поставила перед гостьей тапочки. — Рады тебе всегда! Любаша плохо себя чувствует! Мы  виноваты перед тобой! Ты не обижайся!
     — Поговорить  надо! — Надя  сняла пальто, сапоги. — Вы не беспокойтесь, я недолго!
     — Наташа? Что с ней! — старушка побледнела.
     — Скоро отпустят домой!
     — Правда! — Варвара Михайловна приложила  руки к груди. — Вот Любаша обрадуется!
     Надежда  прошла в комнату.
     — Здравствуй, Люба! Как  себя чувствуешь!
     — Ох, не спрашивай, не знаю кому сейчас из нас лучше! В себя после суда не могу придти. И в больнице не хочу лежать! Дома все лечит! Дня два полежу, и на работу выйду. Деньги нужны на передачу Мишке. Его на днях в детскую колонию переведут. А это в соседнем городе. Автобусом надо добираться. Где силы брать! Вот деточки! Извели! Спасибо, мать старуха  приглядывает! Только,  ноги у нее, совсем отказывают. По дому ходит, а на улице тяжело. Садись! С чем пришла?
     Надя села у стола, спустила платок с головы на плечи.
     — На работу сегодня  вышла. Узнала,  о Наташке,  побежала к ней.  Про суд  ничего не  сказала. Она чувствует себя хорошо! — Надя глубоко вздохнула.  — Вы когда ее навещали!?
     — К суду готовились! Как пережить, не знала! Думала после пойдем! А с суда меня в больницу увезли. Свинье не до поросят, когда ее на огонь тащат! Правильно в народе говорят!
     — Так то, свинья, а мы люди! — покачала головой Надежда Ивановна. — Материнское сердце все печали выдержать должно. Я тоже чуть умом не тронулась, как Сережку потеряла. А сегодня, узнала, словно эликсир в меня влили! Снова жить захотела!
     — Что узнала? — Люба приподнялась, поставила локоть в подушку. С любопытством остановила глаза на женщине.
     — Вы не волнуйтесь! — Надя закусила губу. Только сейчас поняла, какую новость  готовится сообщить. Для нее радость, а для них!? 
     — Что с Наташкой? — щеки Любы побелели. Руки сжали край одеяла. — Говори, не тяни! Ничему не удивлюсь! Чувствую, они меня на тот свет сведут! Нарожала деточек! — Люба громко закашляла. — Всю жизнь, одна сплошная черная полоса!
     Надя облизнула пересохшие губы.
     — У Наташи будет ребенок от моего Сережки! —  увидев, как глаза Любы словно остекленели, быстро, на одном дыхании проговорила. — Я заберу ребеночка! И за Наташкой буду ухаживать! К себе ее заберу! Не тревожьтесь!  Для меня  такое счастье! Я понимаю, вам лишняя обуза, так я помогать буду! Могу на себя ребенка записать! Георгий Львович поможет!
     — Только этого не хватало! Она ж еще школьница! Ей выпускной класс надо заканчивать, аттестат получать. Куда она с ребенком! — прохрипела Люба.
     — Аборт  нельзя делать! — испугалась Надежда. — Я вас очень прошу! Пусть она родит!
     — Всегда чувствовала,  и Наташка   преподнесет  сюрприз. — Люба села на постели, откинула одеяло.  — Если бы твой Сергей сейчас был живой,  под суд сдала! Педофил проклятый! За соблазнение несовершеннолетней, знаешь, что бывает!  — со злостью прошипела женщина.
     — Вы не можете так говорить! — Надежда Ивановна приложила ладони к груди. — Мой мальчик честный!  Не трогайте Наташу до родов! Я заберу ребенка! Сама выращу! Это плоть моего Сережи! Ваш Мишка виноват в  его гибели! — она закрыла ладонью, наполнившиеся слезами, глаза. — Прости, не хотела вам напоминать! Но вы должны понять, мое горе! Горе матери, потерявшей сына! —  слезы хлынули потоком из ее глаз. — Хотите,  на колени встану. Разрешите Наташе родить! У меня в жизни ничего не осталось! Это Бог сжалился надо мной и послал этого ребенка. Ради памяти Сережи!  — она опустилась на колени. — Простите меня, если я  провинилась перед вами!
     Варвара Михайловна кинулась к женщине.
     — Надюша, родная! Мы  понимаем! Нам тяжело! Мишка в тюрьме. Наташка на позор нас обрекает! Люба! — старушка обернулась к дочери. — Надо миром решить! Что ж теперь делать!
     — Не обижайте, девочку, очень прошу! — Надя поднялась, села на стул, закрыла лицо руками.
     Люба откинулась на подушки.
     — Делайте, что хотите! Я не доживу до ее родов.
     В прихожей раздался звонок.
     Прихрамывая, Варвара Михайловна пошла в коридор, распахнула дверь.
     — Андрюша! А у нас Наденька!
     Андрея смял в руках шапку.
     — Я в другой раз!
     — Заходи! — потянула  за рукав, Варвара Михайловна.
     Андрей  снял куртку, прошел в комнату, остановился у порога.
     — Здравствуйте! Вот шел мимо, решил зайти! —  переступил с ноги на ногу.
     Люба остановила взгляд на мужчине.
     — Вот и шел бы, мимо!  Как ваш Колька!?  Галка на седьмом небе от счастья! Моего упрятали! Какие вы все молодцы! Мишка, воробей против ваших! И он убийца! А ваши вроде и не причем! Вот, что деньги делают! И у тебя хватает совести, сюда приходить!
     — Любаша, зачем ты? — Варвара Михайловна подошла к дивану, махнула на дочь руками. — Человек зашел, а ты ничего не спросив, набросилась. Он  не виноват!
     — Он не виноват!? — Люба приподнялась. — Он всю жизнь мне испортил! Ненавижу! — она откинулась на подушки, отвернулась лицом к стене.
     — Прости! Любаша! За все прости!  — Андрей повернулся, чтобы уйти.
     — Ты сядь! — старуха удержала его за руку. — Поговорить надо! Вот Надя  скажет.
     Андрей мельком взглянул на женщину. 
     — Не говори! Мало мне горя! Галка по всему городу  растрезвонит! — повернулась Люба. — Вы все меня убить  решили!
     — Любаша, что ты говоришь! — Надя опустила глаза.
     Андрей сел на край стула. Варвара Михайловна налила в чашку чай, придвинула мужчине.
     — Спасибо! Я сыт! — Андрей отпил глоток, поставил чашку на блюдце. — Надь, ты прости, я человек маленький! От меня мало, что зависит! И Галину прости!  Может, теперь, подобреет! Кольку выпустили условно! Подашь жалобу,  не  обижусь! Твое право!
     — Я не об этом! — прервала его Надежда. — Завтра начну хлопотать, чтобы Наташку домой выписали. Беременная она от моего Сережки. Внук у меня будет!
     Андрей подавился чаем, закашлял. Варвара Михайловна постучала его кулаком по спине.
     — Она ж в школе учится! Как она? — мужчина вытер рукавом рот.
     — Как родит? Хочешь сказать! — улыбнулась Надя.  — Как все! Другого способа еще не придумали! Я ее в обиду не дам! Если надо, к себе заберу! Мне не стыдно! Это моего сына кровь!  Плевать на все пересуды! Судьба  посылает мне такое счастье! Я не стану отказываться!
     — Ты смелая женщина! — Андрей покачал головой. — Пока никому не говори! Ну, до определенного срока! Пусть школу закончит!
     — Какая школа! Теперь все по боку! — застонала Любаша. — Вот деточки! Творят, черт знает, что!
     — Я не скажу! — Надя поднялась, повязала платок. — Пойду я. Так вы заберете девочку, или мне  к себе  везти?
     Люба не повернула головы.
     — Ты скажи, когда? Заберем, конечно, чего уж! — Варвара Михайловна подошла к Наде, погладила по плечу. — Спасибо тебе!
     — Я тоже пойду! — встал Андрей. — Поздно уже!
     Старушка вышла в коридор, взглянула Наде в лицо, прошептала на ухо.
     — Ты не серчай на Любу. Тяжело ей! Сама подумай! Сын в тюрьме,  дочка беременная! Как в глаза людям смотреть!?
     — Наташку не обижайте!  На людей не надо обращать внимание! — отвернулась от старушки, Надежда.
     Варвара Михайловна закрыла за гостями дверь, вошла в комнату.
     — Я не дам ей родить! Мало мне горя!  Еще  обузу!? — Люба села на постели, потянула на спину плед. — Как пузо заметно станет, в школу уже не пойдешь! Сядет дома! Кормить кому!? Нет, я не могу такое допустить!
     — Что ты, Любаша! Аборт нельзя! На всю жизнь калекой останется! Никогда не сможет родить! Наденька обещала, к себе малыша заберет, помогать будет! Вырастим!
     — Ой, пусть мои глаза не увидят этого! — крикнула Люба, лицо ее побледнело.
     — Не надо, Любушка! — Варвара Михайловна погладила дочь по руке. — А  то опять сердцу плохо станет!
* * *
     Андрей поглядел на идущую рядом Надежду. Словно ростом выше стала. Обрадовалась! Бабкой скоро будет!
     — Наташу отпускают домой?
     — Отпустят! Я  не отступлю от Георгия Львовича!
     — Галину упрашивал похлопотать! Чтобы не переводили в психической! Девчонка еще в реанимации лежала.  Она не стала, или не получилось, не знаю! — он  тяжело вздохнул. — На Галку не обижайся!
     — Я не обижаюсь! — повернула голову Надя, оглядела мужчину с головы до ног. Вот тюфяк! Говорит, словно каша во рту. Набор слов.  — Ты вроде, как боишься ее?
     — С чего взяла? Вовсе не боюсь!
     — Любку бросил ради нее! Окрутила чужого мужика, а ты и слова   не сказал. У Любки твои дети! — Надя остановилась, грозно сдвинула на переносице брови. — В больнице работаю, знаю, как Мишка с Наташкой на свет появились! Через семь месяцев после свадьбы с Александром!  Не веришь!? Давай анализ на ДНК сделаем! — женщина топнула ногой! — Тряпка! Ненавижу тебя! Кольку выручил, а Мишка за троих отдувайся! Он тоже твой сын! Не ходи за мной! — Надя быстро пошла по тротуару. Андрей поглядел ей вслед. От злости баба трепанула! Не может быть! Старуха давно бы проболталась! Почему они привечали меня! Значит, правда! Как я раньше не догадался! Подлец! Правильно Надька меня тряпкой назвала! Он почувствовал, как замерзают ноги в легких туфлях. Снег припорошил тротуар. Интересно, Галка знает? Потому и ревнует! Конечно, знает! Ведь она  вместе с Надькой работает. Он постучал ногами одна о другую. Поднял воротник куртки, и пошел к дому.
* * *
     Нина деревянной лопаткой перевернула на сковороде котлеты. Услышав стук входной двери, выбежала в коридор.
     — Раздевайся, кормить буду! Извини, не целую, а то котлеты сгорят!
     — По какому случаю праздник! — Павел снял сапоги, повесил на вешалку шинель. — Зима уже забирает погоду в свои руки. Снег к вечеру гуще пошел!
     — На то она и зима! — засмеялась  Нина.
     Павел вышел на кухню, оглядел стол.
     — Ух, и пирог испекла! Молодец, жена! —  поцеловал  Нину в щеку. — Пировать будем! — потер  ладони. — Весь день провозился с бумагами. Тесть, принес аппеляцию, по  делу Надежды Ивановны. До сих пор не могу в себя прийти, от такого несправедливого приговора. Получается, несовершеннолетний мальчик один совершил  убийство. Двое оболтусов соучастники, или, даже, наблюдатели!? Полный абсурд!
     — Мама звонила, рассказывала,  папа писал и страшно возмущался! — Нина облизнула ложку, сощурила глаза, отчего лицо  стало хитрым.
     — Сегодня не хочу ни ком говорить! Садись за стол!
     — Согласен! — улыбнулся Павел. — Может быть, все-таки скажешь, по какому поводу праздник?
     — Сегодня была у врача!
     — Кто заболел?
     — У нас будет ребенок! Летом родится! Я уже сосчитала! — Нина поставила на стол тарелку с котлетами. Павел часто заморгал ресницами.
     — Ну и глупое  у тебя лицо! Ты что язык проглотил? — Нина подошла к мужу, сзади, обняла, прижалась щекой к его щеке.
     — Правда? — Павел погладил ее руку, лежащую на его плече.
     — Погряз в  убийствах, и думаешь,  другой жизни нет!? Готовься,  папаша!
     Павел  поцеловал жену в лоб! —  В магазин  сам буду ходить!
     — Скажешь! — отстранилась Нина. — Если буду ждать, когда ты  из магазина продукты принесешь, от голода помру! Я не больная, а беременная! Потому,  мои обязанности по дому не меняются!
     —  Тяжести не поднимай!
     — Слушаюсь! — приложила ладошку к виску. Нина. — А теперь за ужин!  Ужасно проголодалась!

Глава  36.

     Ноги, словно ватные, ступни цепляются за траву. Руки раздвигают высокие заросли камыша. Скорее, шепчет Володька. Уйти, скорее! Впереди видна спина Кольки. Почему он двигается так медленно. Владимир оглянулся назад. Окровавленное лицо, горящие красным светом, глаза. Страшный, бесформенный субъект занес над его головой, огромный  кулак. Колька, Колька! Кричит Володька. Понимает, что из его рта вырывается лишь слабый писк. Колька ушел далеко, и его не слышит. Почувствовал на своем плече горячую ладонь. Вскрикнул и открыл глаза. Над ним склонилось лицо матери.
     — Спишь  вторые сутки! — Тамара наклонилась, поцеловала сына в лоб. — Что с тобой! Ты весь горишь!
     — Сон страшный приснился! — Владимир сел на постели, ладонями вытер потный лоб. — Колька не звонил?
     — Никто не звонил! Теперь тебя никто не  побеспокоит! Завтракать будешь?
     Володька потер ладонью оголенную грудь. — Мам, выпить дома найдется?
     — С утра пить? Зачем?
     — Муторно мне! Тоска жжет! Не могу!
     — Встань, прими душ! Долго спал, вот и снятся кошмары. —  Володька с ненавистью поглядел  вслед матери, словно выплывшей из комнаты, с развевающимися фалдами голубого пеньюара. Ничего не понимает! Кто меня преследовал? Постарался он вспомнить приснившийся образ. Серега! Это его, налитые кровью глаза. Мы его убили, нас освободили! Он не простил! Мы даже на его похоронах не были! Нас дьявол проклял!
     — Кушать подано, барин! — Настя, с улыбкой вошла в комнату, неся на вытянутых руках большой поднос. Виляя бедрами,  прошла по  ковровой дорожке, поставила на стол.
     Володька соскочил с постели. Его любимые плюшки,  сметана. Кофейник. Настя постаралась. Сглотнул слюну. Страшные видения  мгновенно улетучились из  памяти.
     — Соскучилась, красотка! — Володька схватил девушку в охапку, повалил на постель.
     — Что, вы делаете? — Настя отворачивает лицо, пытаясь увернуться от поцелуя.
     — Говорил тебе, не называй барином! Говорил, еще раз назовешь, трахну! Теперь держись!
     — Володя! Как ты себя ведешь? — услышал  парень голос матери, встал, подтянул трусы. Настя, закрыв, покрасневшее лицо, ладонями, выскочила за дверь.
     — Мать, как всегда не вовремя!
     — Она домработница! Тебе мало девушек! И потом у тебя, кажется, с Мариной отношения?
     — Сегодня Марина, завтра еще кто-нибудь. А  у Насти аппетитные формы!
     — Садись, ешь! — Тамара  налила в чашку кофе. — Соскучился по домашней пище!
     Володька подсел к столу. Взял плюшку, обмакнул в густую сметану, откусил огромный кусок, начал жевать. О таком завтраке, можно только мечтать!
     — Ты не видала, какую бурду нам давали!? — поднял глаза на мать Володька. — Только от большого голода можно съесть!
     Тамара присела на стул, подперла щеку рукой, поглядела на сына.
     — Папа потратил немало нервов, чтобы вернуть тебя  домой!
     — Скажи, лучше, денег!
     — Сегодня пойдешь к отцу в ресторан.  На кухне будешь помогать!
     — Прислуживать не стану! — крикнул Володька. — Возле Гришки?
     — Гриша хороший повар, он тебя научит поварскому искусству.
     — Я отдыхать хочу! После тюрьмы в себя не пришел, а вы меня на работу! — захныкал Володька.
     —  Срок условный! Если не будешь работать, тебя посадят! Думаю, Надежда уже аппеляцию подала. Поработаешь в ресторане, под присмотром отца. Там не сложно. Весной посмотрим, куда тебя пристроить! Ешь,  одевайся! Отец  тебя ждет! — Тамара вышла из комнаты.
     Володька скривил лицо в гримасе. Только этого  не хватало! Думал позвонить Кольке, забрать девчонок.  Отдохнуть по полной программе. У Маринки, наверное, дома, никого!  Подошел к окну. Снег идет, холодно, а они меня на работу отправляют! Не пойду! Взял мобильник, сел на постель, набрал знакомый номер. Услышав Колькино «Алло», крикнул в трубку.  — Спишь!
     — Проснулся! — сонным голосом  промычал Николай.
     — А я уже позавтракал! Мать к отцу в ресторан посылает. На работу, поваром. Говорит, если не буду работать, посадят! А твои, что поют!
     — Не знаю, никого нет дома! На работу ушли.
     — Пойдем вместе! Пахан тебе тоже что-нибудь подыщет! Одному скучно!
     — Ладно,  сейчас оденусь!
     Володька натянул брюки, свитер.  Поглядел на кровать. Сейчас бы завалиться и спать еще двое суток. Да, ладно! Покрутимся в ресторане до обеда, потом  прогуляемся. Он сбежал по ступенькам в гостиную. С раздражением поглядел на мать, сидящую в кресле у журнального столика, листающую, модный журнал.
     — Я к отцу! — в прихожей надел куртку с капюшоном, толкнул дверь. На веранде задержался. Эх! Воля! До чего же, хорошо! Только тот, кто «там» побывал, понимает,  как сладка свобода! Свежий, холодный воздух,  падающие снежинки. И простор,  простор!  А не стены, с облезлой синей краской и маленькое окошко в решетке. Он раскинул руки, сел на заснеженные ступеньки.   И с громким криком, скатился вниз. За воротами,  Володька поднял капюшон, засунул руки в карманы, и быстро зашагал к Колькиному дому.
     Николай уже ждал  у подъезда.
     — Пойдем, что ль, на работу? — скривил рот в ухмылке, Колька.  — Ты предупредил папашу! Может, мне лучше на фабрику пойти?
     — Какую фабрику? — быстро шагает по тротуару,  Володька. — Швейную? Так она уже год стоит без работы. Только у папки люди могут на кусок хлеба заработать, да в больнице, где мать твоя хрячит! Не беспокойся, придем вместе, не выгонит! Пристроит, хоть чернорабочим, будешь мясо в подвале рубить! — расхохотался Владимир. — Тоже дело!
     — Мясо не хочу! — кашлянул от обиды, Колька.
     — Шучу! — хлопнул друга по плечу. Володька.
     Они подошли к ресторану, поднялись по скользким ступенькам, толкнули стеклянную дверь.
     — Привет, дядь, Петь! — улыбнулся Володька швейцару. — Как жизнь молодая!
     — Помаленьку! — вздохнул швейцар и опустил глаза в развернутую на прилавке, газету.
     Нос воротит! Скривил губы Володька! Для всех в городе, я убийца. Не одобряют моего возвращения к нормальной жизни. Да, ладно! Черт с ними! Володька сплюнул на пол.
     — Ты что! — взял его за рукав, Николай.
     — Видал, как он со мной! Морду воротит! — зло прошипел Володька! — Я для него преступник!
     — Тебе показалось! — шепнул Колька. — Не обращай внимания!
     — Явились! Я с утра жду! А сейчас который час? — встретил ребят Вадим Евгеньевич. Колька прочел в его взгляде сначала удивление, потом раздражение и презрение. Сейчас прогонит! Вздохнул Колька, уже настроенный рядом с товарищем заняться  хоть каким делом. Опустил глаза, прочертил носком ботинка по паркету, оставив мокрый, черный след.
     — Снять верхнюю одежду, мыть руки и на кухню! Там все объяснят! — наконец, произнес Вадим Евгеньевич.
     Пронесло! Обрадовался Колька.  Завтра на тренировку пойду. Начну новую жизнь!
     На кухне его поразили обилие тарелок, запахи готовящихся блюд, повара в белых халатах.
     — Проходите, работнички! — улыбнулся шеф-повар, Григорий. — Куда бы вас пристроить! — Валя! — крикнул  звонким голосом. — Принимай пополнение!
     Полная девушка, стоящая у длинного  стола,  повернулась, махнула рукой.
     — Идите сюда!  —  с хитрой улыбкой оглядела подошедших ребят.  — Для начала, берите ножи, салаты научу делать!  — Гляди, как надо!
     Володька засмотрелся на ее руку, ловко орудующую большим ножом,  вырезая из  вареной моркови, цветочки.
     — У меня так не получится! — скривил рот Владимир, пытаясь продлить время вступления в должность. — Это как называется?
     — Подготовка энгридиентов для салата! — чеканит слова,  девушка.
     — Мне такую школу не освоить! — рассмеялся парень,  и положил руку на круглое Валино плечо.
     — А вот, это ни к чему! — повела плечом Валя, сбросив его ладонь. — Я шуток не люблю! — и  поднесла к носу Владимира нож.
     — Да, ладно! — побледнел Володька, и скосил глаза вбок. Не видит папаша, или дядя Гриша его выходки. — Покажи еще раз,  не понял! —  покорно взял нож из деревянной подставки.
     Колька покрутил в руках морковку, срезал ножку, но как не поворачивал, острие ножа, такого аккуратного цветочка, как у Валентины, не получилось.
     — Нож неправильно держишь! — рассмеялась девушка. — Смотри! — она взяла руку Николая вместе с ножом, провела по моркови, ловко вырезая края. — Понял!
     Колька кивнул головой,  проглотил слюну. От прикосновения девушки,  по спине побежали мурашки,  закружилось в голове. Ему  захотелось прижаться к ее полной груди. Он встретился с Валей взглядом. Девушка покраснела.
     — Работай, что уставился!
     Я ей приглянулся! Обрадовался Николай. Только вида не хочет подавать! Он крепко сжал рукоятку ножа, и увидел, как в его руках стали образоваться кулинарные  изделия.
     — Ну, вот! — наклонилась к нему Валя. — Правильно говорят! Не боги горшки обжигают! При желании все получится!
     — Мне покажи! —  потянулся к девушке, Володька.
     — Сам сообразишь! Не маленький! — пожала плечами Валентина, и склонилась нал разделочной доской.
     Моя будет! Подумал Колька. Зря Володька старается. Они умолкли, выполняя нехитрую работу.
     — Вадима Евгеньевича не видели! — звонкий мелодичный голосок перекрыл шум кухни.
     Владимир повернул голову.  Зеленые глаза, опушенные черными ресницами. Прямая, черная челка до бровей, густой хвост волос,  стянутый на затылке, перекинут на грудь, волнующуюся под глубоким вырезом,  красной кофточки.  Джинсы облегают высокие, слегка полноватые, ноги. Незнакомка остановила на нем взгляд.
     — Ты Володя! Сын Вадима Евгеньевича. Я тебя сразу узнала.
     Володька кивнул. По всему телу, словно  пробежал ток.
     — Отрабатываешь! — она скривила, ярко накрашенный рот, в ехидной улыбке.
     Володька бросил на стол нож, подошел к девушке.
     — Ты кто такая! —  преодолел он смущение.
     —  Менеджер!
     — Секретарша! —  не отводя от девушки наглого взгляда,  облизнул губы Володька.
     — Не секретарь, а менеджер! — снова повторила, девушка. — Вероника Александровна!
     — Ух, какие мы строгие! — рассмеялся Володька. — Что сегодня вечером делаешь, киса!?
     — Вероника Александровна! — девушка  опустила глаза.
     Володька обошел ее вокруг.
     — Иди, работай! — услышал  позади голос отца. — Вероника, бумаги подготовила, о которых я тебе утром говорил?
     Володька уловил смущение в голосе отца. Так это его краля!  Вот где он пропадает вечерами. Матери, лапшу вешает,  работает допоздна. Старый хрен! Какую отхватил! А не густо, для него!? Отобью! Не я-то, буду, отобью! Он сжал пальцы в кулак и отошел к столу, чувствуя, как горят щеки от унижения.  Перед девушкой меня унизил!  Быть тебе рогатым! Подошел к столу, застучал по доске ножом, нарезая морковку.
     — Ну, погоди, папаша! — прошептал парень.
     — Мы и так, как зайцы в капусте, а ты выставляешься! — наклонился к его уху, Николай. — Давай сегодня вечером к девчонкам поедем, и Валю пригласим.
     — Валю? —  скривил рот, Володька. — Втюрился? В  толстуху!
     — Она хорошая девушка!
     — Значит, с нами не поедет! — сказал, как отрубил, Володька. — Ладно, сейчас еще с часок покрутимся,  и  к Маринке. У нее сестра с мужем за границу махнули, на заработки. Квартира пустая. Она  Ирку пригласит.
     — Николай обиженно засопел.
     — Ладно, зови свою Валю! — хлопнул друга по плечу, Володька. — Она не поедет, точно тебе говорю! Я звоню Марине! — он достал из кармана мобильник, набрал номер,  отошел к окну. Колька поглядел на товарища. Хохочет, размахивает руками, наверное, Маринка согласилась устроить пирушку.
     Девушка, услышав за спиной шаги Николая, быстрее застучала ножом по разделочной доске, мелко кроша зелень.
     — Поедем сегодня вечером, погуляем?
     Валентина, не повернула головы.
     — Некогда мне  гулять! Это вы, помошнички, час, два работаете, потом идете, куда захочется.  Мне смену сдавать! На пятнадцать минут раньше уйду, уволят!
     Николай отошел от девушки, закусил губу. Все равно уговорю!
     Володька неслышно подкрался сзади, хлопнул по спине.
     — Порядок! Договорился с Маринкой. А твоя что? — кивнул  в сторону Валентины.
     — Ты был прав! — вздохнул Николай.
     — Ничего, обломаем! — подмигнул Володька. — Ты Вальку, я Веронику! Всему свое время! Сегодня  хорошо проведем вечер! Гарантирую! — он поднял вверх руку, сжатую в кулак. — Ладно, ты пока работай, а я к папке загляну, поставлю в известность, так сказать. Устали мол! Первый день! И  прочее. — Володька снял халат, бросил в угол на вешалку.
     — Ты куда! — крикнула вслед Валентина. — Я не отпускала. Работы много!
     Володька, не оглядываясь, помахал в воздухе рукой. Прошел узкий коридор,   толкнул дверь. Вероника метнулась от стола, поправляя ворот кофточки. Лицо отца покрылось красными пятнами.
     — Стучаться надо!
     — Так, вроде, все свои! — нагло ухмыльнулся, Владимир. — Чего беспокоиться! —  подошел к столу, сел на край. — Я вот, зачем, пришел. Первый день, с непривычки!
     — Уйти, хотите? — догадался Вадим о цели визита. Ему сейчас самому хотелось избавиться от сына. Уйдет и забудет, увиденное. А может, и не догадался. — Иди! Один, или с товарищем? 
     — С Колькой, конечно! Одному скучно!
     Вадим махнул рукой на дверь.
     — Спасибо, папаша! — вихляющей походкой, Володька вышел из кабинета.
     — Симпатичный у тебя сынуля! — улыбнулась Вероника, еще не пришедшая в себя после испуга.
     — Я тебе сколько раз говорила, не надо в кабинете нежности проявлять!
     — Извини, не утерпел! — потянул узел галстука Вадим. — После стресса, то есть суда, так и тянет расслабиться!
     — Вот и расслабляйся, у меня дома!
     — Симпатичный, говоришь!? Узнаю, соблазнять станешь парнишку, убью обоих! — Вадим стукнул кулаком по столу.
     — Ой, Отелло! Напугал! — рассмеялась Вероника, задержавшись на выходе. — Ты гляди, чтобы твой цыпленочек Тамаре не донес!
     — Она давно догадывается! Пусть доносит! — Вадим подвинул разложенные на столе, бумаги.
     Вероника кинула обиженный взгляд на  патрона, громко хлопнула дверью. И сразу  попала в тугие объятия.
     — Погоди, я до тебя доберусь, краля! — кто-то зашептал над ее ухом. Она пыталась вывернуться, чтобы увидеть, кто этот наглец, позволивший так бесцеремонно с нею обойтись, но цепкие руки держали ее крепко. — Подумай, пока! На сегодня, свободна! А завтра, позову, и пойдешь, как миленькая! — она  увидела человека, повернувшего к кухне. Несомненно, это Володька! Узнала девушка. Вот, безобразник! Сказать Вадиму!?  Не скажу, решила она. Этот подросток, не так уж неопытен. И потом, сколько можно ласкать лысеющего шефа. Когда на нее заглядываются молодые парни! Ей даже понравилась его наглость. —  Поглядим, как ты смел! Прошептала девушка.
* * *
     Пирушка в разгаре. Володька с фужером шампанского уселся на диване. На его коленях пристроилась Маринка. Гладит парня  ладошками по голове, заглядывает в лицо.
     Ира, потягивая  игристое вино, прищурила глаза.
     — О чем грустишь?  — наклонилась  к Николаю. — Который день  тебя обхаживаю, а ты где-то далеко! Или влюбился?
     Николай покрутил головой.
     — С чего взяла? На душе кошки скребут!
     — О чем скребут? Живешь на свободе! Работаешь в ресторане. Радуйся жизни!
     — Не получается! — он покрутил в руке наполненный бокал, поставил на стол.
     Ирина положила ладонь на колено Николая.
     — Володька уже отогрелся рядом с Маринкой. Не вспоминает о прошлом. Все стерлось из памяти. Я тоже помогу, только приласкай! — она потянула парня за руку. — Пойдем,  не будем им мешать! —  кивнула на парочку, разомлевшую в объятиях друг друга.
     Николай покорно пошел за девушкой. Ира, не отпуская его руки, прошла по коридору, подняла занавеску из модных бамбуковых палочек. Полумрак комнаты, тяжелые занавеси на окне, выпитое вино, разогрели Колькину кровь. Он   обнял девушку, прижал к себе.  Неуклюже, переступая ногами, они добрели до  широкой кровати, и упали на нее.

Глава 37.

     Вадим зашел в комнату сына. Десятый час, а он спит.  Каждый вечер приходит пьяный,  на работу является, когда захочет. Отругать!? Перед глазами неотступно стоит удивленный взгляд, когда Владимир  застал его  с Вероникой. Наверняка, догадался, кем приходится ему девушка. Вадим не хочет скандала, и разоблачения.  Вчера  получил по багажу новенький Мерседес. После такого подарка, он  забудет все, что видел, и слышал. Черт, с ним, пусть гуляет, лишь бы не пытался его выставить в неприглядном свете перед женой. Приблизился к кровати, тронул Володю за плечо.
     — Погляди в окно! К Новому Году дарю!
     — Спать хочу! — пробурчал сонно Володька. Но, вспомнив, обещания отца о подарке,  резко повернулся, — Какой подарок! Ты машину обещал!
     — Я слов на ветер не бросаю!
     Владимир вскочил с постели, подбежал к окну. Черный Мерседес блестит новенькой краской  в лучах зимнего солнца.
     — Папка! — кинулся на шею отцу, Володька, — Спасибо!
     — Сначала права получи. Я уже договорился. Сегодня придет инструктор, поездит с тобой по городу, поучи правила. — Вадим бросил на кровать  книжку. — Позубри!
     — Спасибо, папка! — Володька не скрывает радости.  Глаза его наполнились влагой.
     Вадим подошел к двери, остановился. — Я свое слово сдержал. Сдержи и ты, сын! Пора делом заниматься! Определись, наконец, со специальностью!  Пока поваром начнешь, потом в институт экономический определим. Нельзя целыми днями в постели валяться!
     — Ладно, пап! Сегодня не порти настроение!
     Вадим кивнул головой, и вышел за дверь.
     Володька стоит у окна, не в силах оторвать взора от машины. Не пойду сегодня в ресторан. Повод есть! Отец сказал, инструктор придет. Ну, теперь, Вероника, точно, не устоит! Он представил, как распахнет перед девушкой дверцу новенького Мерседеса, и громко рассмеялся.
* * *
     Николай ковыряет вилкой остывшую котлету. Который день Володька не приходит на работу, не звонит. 
     Андрей поглядел на склоненную голову сына. Он уже несколько дней ждал, когда Галина уйдет на смену, чтобы поговорить. У него не выходят из головы  слова Надежды. Мишка и Наташка его дети! Почему Сашка никогда не сказал. Любил Любашу и молчал. Может быть, поэтому  просил позаботиться о  семье. Ведь,  по сути, это его семья, Андрея. Сначала надо наставить на путь Николая, а потом уже думать о Мишке.  Но помочь Михаилу, значит, подставить Николая. Они вместе совершили преступление, а в ответе оказался один Михаил. Неужели, ребята уговорили парнишку взять дело на себя?
     — Ты когда на тренировки станешь ходить! Ресторан, пьянки по вечерам! Сколько можно!?
     — Тая, я в ресторан на работу хожу! — поднял на отца глаза, Колька.
     — Работа! А попойки?
     — Уже, неделю, не пью!
     — Неделю! — передразнил сына, Андрей. — Ты на Володьку не смотри, ему все позволено! Вон, на машине по городу разъезжает!
     — На какой машине? — удивился Колька. — Он мне ничего не говорил?
     — У него своя жизнь! А у тебя своя! Ладно, до обеда работа в ресторане, а по вечерам возобнови тренировки! И никакой гульбы! Делом надо заниматься! Олимпиада, теперь, не для тебя.  Институт забросил! Сессию  думаешь сдавать!?
     Колька тяжело вздохнул.
     — Мышцы уже не те. А в институте  академический отпуск оформил! Не идет наука на ум.
     — Скажи, желания нет! Как  жить дальше думаешь?
     — Сам не знаю!
     Андрей помял ухо.
     — Почему на суде Мишка признал себя виновным?
     Колька отодвинул стакан с недопитым чаем.
     — Ты  прокурор, или адвокат? — скривил рот парень. Глаза отца потемнели. Колька заметил, как заходили на его скулах желваки.  По  спине пробежали мурашки. Еще ударит. Он никогда не видел в глазах отца столько гнева.
     — Я должен знать! — Андрей стукнул кулаком по столу. — Я тебя родил, кормил, растил!
     Колька опустил голову, будто  ожидая удара.
     — Ну, мы, вместе били, потом оттащили к огню. Володька сказал, следы надо замести, сгорит, униточтожатся отпечатки пальцев. Менты подумают, пьяный  забрел в парк и упал на огонь.
     — А на суде?
     Колька вытер пальцем нос.
     — Володька в перерыве сказал, возьми на себя, в тюрьме папка поможет, УДО выхлопочет, выйдешь, будешь жить как барин, обеспечим!
     — Сволочь, твой Володька! — снова стукнул кулаком по столу, Андрей. — Подставили мальчишку! Совесть не мучает? Кошмары не снятся?
     — Снятся! — Колька потер ладонями глаза. — Серега снится! Лицо в крови! — Мишка его арматурой  бил! Клянусь! — крикнул парень.
     — Подлецы! Как вы могли!
     — А чего он задается!?
     — Наташа ждет ребенка от Сергея! — Андрей подошел к шкафу, пошарил рукой на полке. Там прятал  сигареты. Иногда нестерпимо хотелось курить. Тайком, в  отсутствие Галины, позволял себе выкурить пару сигарет.  — Вот! — обрадовался мужчина, достав пачку.  Николай заметил, как трясутся пальцы отца, раскуривающего  сигарету.
     — Откуда ты знаешь?
     — Надя сказала.
     — Значит, не зря Мишка к Сереге задирался. Догадывался о его подлых намерениях! — он сжал кулаки. — Я бы тоже, если моя сестра!
     — Замолчи! — прервал его Андрей. — У Наташи с Сергеем была любовь. Он никогда бы не посмел обидеть девушку.
     — Тоже Надька сказала? В школу как  с пухом станет ходить?
     — Надя заберет малыша на воспитание.
     — Наташка в психушке!
     — Девушка здорова! На днях ее выпишут из больницы. Надя поможет.
     — Вездесущая Надежда! — усмехнулся Николай, потянулся к пачке, лежащей на столе. — Я  все сказал! — прищурил глаза Колька, затягиваясь сигаретой. — Тебе легче стало?
     — Нет, не легче! Ты мой сын! Мне не безразлична твоя судьба! Надя подала аппеляцию. Дело могут пересмотреть! Может тебе уехать?
     — Куда? За границу? У тебя появились деньги? — подмигнул отцу,  Колька.
     — Прекрати паясничать! — хлопнул Андрей по столу ладонью перед Николаем, Подскочила чашка, выплеснулся на стол чай.
     Колька вздрогнул
     — Ладно, я так сказал!
     — Работай прилежно! Выполняй, все, что тебя попросят!
     — Я что! Я все делаю! Это Володька филонит!
     Андрей выпустил дым в форточку.
     — Начинай тренировки! Хотя бы для себя, чтобы не спиться с Володькой. Гулянки прекращай!
     — Я и не гуляю. Неделю Вовку не вижу. На работу не приходит. — Николай встал. Андрей поглядел на сутулые плечи сына. Переживает, это хорошо! Пусть  мучается! Отвернулся к окну, потянул занавеску. Быстро день зимой проходит. Скоро Новый год, а на душе нет ощущения праздника. Хотя, у него  появится внук. Станет дедом! Он улыбнулся. Не проболтаться Галине. Со свету сживет. Всегда ревновала к Любаше. Выходит, не зря.  Пойти, спросить, прямо, скажи, мол, как на духу! Я ж мужик! Зачем робею! Неужели, через столько лет, Люба сама не откроет правду!? Мне ничего не надо. Знать хочу! Мои  дети, Наташка с Мишкой, или нет? Андрей вздохнул, отошел от окна, сел у стола, достал новую сигарету. Что изменится? Сказать Мишке — я твой настоящий отец? Не поверит! Кольку выручил, а его подставил! Пусть, пока все останется, как есть. Теперь уже поздно что-то менять. Сначала надо Кольку определить! Все-таки я трус! Подумал Андрей. Колькино преступление, мое наказание!

 Глава 38.

     Острые каблучки модных сапожек скользят по заледеневшему тротуару. Вероника накинула на голову капюшон с меховой опушкой, подтянула концы длинного вязаного шарфа.
     — Замерзла, красавица!? — услышала  скрип колес, затормозившей рядом, у обочины тротуара, машины. Повернула голову.
     Владимир опустил стекло.
     — Садись, подвезу!
     Девушка, действительно, чувствовала себя неуютно на опустевшей вечерней улице. Постучала каблуками по асфальту, сбивая, налипший снег, поглядела на распахнутую, перед нею, дверцу новенького Мерседеса, и нырнула в машину.
     — Отец подарил! — улыбнулась  ярко накрашенным ртом.
     — Это преступление!? Пока отец делает подарки. Скоро сам научусь зарабатывать деньги.
     — На поварской работе, делая салаты, много не заработаешь! — скривила ротик, Вероника.
     — Отец  много бриллиантов надарил?
     — С чего ты взял! У меня с ним ничего не было!
     — Так я тебе и поверил! — скосил глаза на девушку Володька, и  нажал на газ. — Если ничего не было, тогда пригласи в гости!
     — Так сразу!? — удивилась Вероника.
     — Ну, не сразу! — рассмеялся Володька. — Для начала заедем в ресторан, запасемся деликатесами.
     — Не надо, в ресторан! —  парень заметил, как побледнели  щеки девушки. Испугалась! Понял он.
     — У меня дома все есть! — Вероника опустила лицо в меховой воротник.
     — Так, значит, едем, к тебе? — Володька повернул за угол, к дому, где жила девушка.
     Знает, где я живу? Удивилась Вероника. Следил за мной. Она вгляделась в лицо парня. Недурен! Молод!  Я тоже молода. Надоело обнимать  стареющее тело Вадима.
     — Едем! — смело взглянула в глаза Володьки. У него перехватило дыхание от ее взгляда. Наконец, он осуществит свою давнюю  мечту и наставит рога старому ослу.
     Остановил машину у подъезда, щелкнул на пульт. Поднимаясь, по лестнице следом за девушкой, ощущает гулкие удары сердца в груди. Взрослая женщина не отвергла его.  Это не Маринка, и не Ирка. Значит, я еще не совсем потерянный тип! Он не отрывает глаз от девушки. Все ее движения вызывают в нем симпатию, восхищение, страсть.  Длинные пальцы, с ярко накрашенными ногтями,  лаковая сумочка. Повернула ключ в замочной скважине, толкнула дверь. Из коридора в лицо Володьки ударила волна теплого пахучего воздуха. Все квартира пропитана  ароматом дорогих, французских духов. Он задержался у порога.
     — Что же ты? — улыбнулась Вероника. — Входи!
     Владимир шагнул в прихожую. Шкаф с зеркалом, уютные полочки. Снял куртку, туфли. В углу, на самой нижней полке увидел мужские тапочки. Неприятное чувство досады  заставило  скривить рот в ухмылке.
     — Папашины?
     — Не болтай глупости! — резко оборвала  девушка. —  Можешь надеть! Если не брезгуешь, это для гостей.
     — К тебе часто приходят гости, и все мужчины? — Володя поглядел на тапки, и прошел в комнату.
     — Заходят иногда.
     — Мой отец?
     — Давай договоримся! — Вероника подняла вверх  указательный палец. — Если нравлюсь, ни о чем не расспрашивай! Устраивайся, я на кухню! Ужинать будем!
     Володя прошел, сел на диван, оглядел комнату. На стенах множество фотографий Вероники. Красивая, эффектная! Явно позирует фотографу. Но уверенности маловато. У Маринки  побольше фантазии.
     — Фотомоделью хотела стать! — вошла в комнату Вероника,  заметив,  с каким интересом Владимир рассматривает снимки. — Глупая была! Хотела красивой жизни!
     — Нашла?  — Володька обернулся, ухмылка застыла на  лице. Красное шелковое платье, открывает стройные ноги,  круглые колени. Широкие рукава спадают до локтей. Узкий вырез на груди.  Он почувствовал дрожь в ногах. Однако, знает, как подать себя.
     — Ты неотразима!
     — Давай ужинать! — девушка подкатила столик к дивану, села рядом. — Наливай вино, будь хозяином!
     Володька налил вина в бокалы.
     — На брудершафт?
     Она наклонила голову  в знак согласия. Он не отводит от Вероники взгляда. Красное платье ярким пятном стоит перед глазами. Пьет вино маленькими глотками. Оттягивает удовольствие. Выпил  бокал до дна. Потянулся к девушке. Она закрыла глаза. Все ее тело  в ожидании. Ну и пусть, моложе! Надоело обниматься со стариком.  Он в нерешительности. Ей хочется, сказать, скорее, зачем тянешь. Разве не видишь, я уже почти, твоя. Володька  коснулся  горячих губ. Ощутил на своих губах ее прерывистое дыхание. Прикоснулся еще раз, и уже не соображая, не думая ни о чем, крепко обнял девушку и повалил на диван. Она ответила страстным поцелуем.
     Они заснули, когда рассвет озарил зимнее небо. Слабый свет осветил смятые простыни на широкой кровати в спальне, усталые, счастливые лица.                                          
     Володька открыл глаза. Луч света пробился сквозь щель в толстой красной шторе, повис над зеркалом.  Уже день! А мы спим! Повернул голову. Вероника, приоткрыв алый ротик, тихо дышит. Спит, как ребенок! Улыбнулся Владимир.  Я ей  тоже понравился. Он провел пальцем возле ее губ, наклонился, поцеловал в щеку. Она не шелохнулась. Поднялся, оделся,  подошел к зеркалу, увидел  листок бумаги, достал ручку из кармана, написал: «Люблю! Приду вечером! Никому тебя не отдам!» Подоткнул листок в проем зеркала, и вышел из спальни.
* * *
     Вадим затянул галстук, поправил воротник рубашки. Тамара подала  мужу костюм.
     — Сегодня поздно вернешься?
     — Не знаю! Ты меня не жди!
     Женщина обиженно поджала губы.
     — Не сердись! — Вадим привлек к себе жену, поцеловал в висок. Увидел  сына, резко повернулся.
     — Ты совсем обнаглел! Дома не ночуешь! На работу не приходишь!
     Володька широко улыбнулся, прищурил глаза. Страшная догадка, словно молотом стукнула Вадиму в голову. Нет, она не свяжется с мальчишкой! Что с него возьмешь! Ни денег, ни подарков,  от него не дождешься.
     — Я устал! Хочу спать! — Володька, тяжело переставляя ноги, поднялся по ступенькам наверх.
     — Прекращай гулянки! Добром это не кончится! — Вадиму не хотелось портить себе настроение. Он еще с утра решил, купить серьги, давно намеченные в ювелирном магазине, и провести вечер с Вероникой. Правда, прежде, предстояло деловое свидание. Но эти мелочи не могли испортить ему  давно намеченный вечер.
     Тамара подошла к окну, подняла занавеску. Вадим Евгеньевич идет по дорожке, разметенной дворником, к машине. Ну вот, опять она  проведет день в одиночестве. Володька будет спать, после бурной ночи.  Даже обедать придется одной. Только телевизор помогает скрашивать одиночество.  После возвращения из тюрьмы Володи, они только первые несколько дней жили, опьяненные радостью. Тамара, уже подумала, может, счастье снова поселится в их доме. Но Володька начал кутить днем и ночью. Вадим с головой окунулся в работу. После новогодних праздников ему предстояло ехать за границу, где он решил построить гостиницу. И она снова осталась наедине со своими мрачными мыслями. Стареющая, сорокалетняя женщина.
* * *
     Мягкий полумрак. Белые скатерти на столиках. Сервировка. Вадим оглядел ресторанный зал взглядом победителя. Кто он был? Теперь успешный бизнесмен! Уважаемый предприниматель! Приехал в город  с надеждой основать свое дело. И вот результат! Никто не знает, скольких хлопот и нервов ему это стоило. И не надо. Он не любит ворошить прошлое. Заложил руки за спину, прошел по коридору, зашел на кухню. Стук ножей по разделочным доскам. Николай молодец! Не пропускает ни одного дня. Хотя не прочь улизнуть пораньше, и часто задолго до окончания рабочего дня. Положил глаз на нашу пухленькую Валентину. Наверное, из-за нее и ходит на работу. А она на него не обращает внимания. Или боится? Володьки опять нет! Негодник! Из него никогда  не выйдет ничего путного. Прошел раздаточную, открыл дверь в приемную офиса. Вероника вздрогнула, щелкнула крышкой пудреницы. В ее глазах Вадим заметил испуг.
     — Зайди ко мне! —  Вадим Евгеньевич прошел в кабинет, сел за стол, подвинул папку с бумагами.
     Вероника  остановилась у двери.
     — Подойди!
     Девушка приблизилась.
     Вадим положил руку на ее талию. Почувствовал, как Вероника вся напряглась.
     — Не бойся! Иди ко мне!
     — Не надо, Вадим Евгеньевич! — Вероника сняла его руку.
     — Ты  стала избегать моих ласк. На прошлой неделе отказалась поехать со мной на деловую встречу. Три дня назад, сказалась больной, ушла домой без меня! Что случилось?
     — Ничего! — Вероника отошла от стола. — Мне, действительно нездоровится! Можно уйти домой!?
     — Если нездорова, иди! — Вадим проследил взглядом, как Вероника, быстро стуча каблучками, выскочила за дверь. Что  с нею творится!? Неужели появился соперник!? Сегодня же проверю!
     Глава  39.
     Надежда Ивановна быстро идет по коридору. За ней спешит Любаша. Ее рука сжимает ручки большой сумки, с одеждой для дочери. Сегодня Наташу разрешили забрать домой. Девушку выписывают, благодаря хлопотам Надежды Ивановны. Женщина  помогает  сестре убийцы ее сына.  Ради будущего внука!
     Люба волнуется. Ни разу не навестила дочь в больнице!  Свидание с Мишкой. Потом суд. После болезнь свалила. Наташка поймет и простит! 
     Надя остановилась у двери, ожидая приближения Любы.
     — Ты не ругай ее! — прошептала в  ухо. — Девочка она! Еще глупая. А я не знаю, как Бога благодарить за ее ошибку!  Мне смысл жизни открылся!
     Люба вздохнула, увидев с  каким  воодушевлением, Надя произнесла фразу. Как загорелись и  заблестели ее глаза. Мне новые проблемы, а ей радость!
     Надя потянула на себя дверь палаты. Услышав скрип, лежащая на кровати, Наташа обернулась.
     — Мамочка! Ты за мной пришла? — глаза девушки наполнились слезами.
     — Доченька! — Люба подошла к дочери, сжала в ладонях ее протянутые руки, покрыла поцелуями. — Прости, доченька! Не до тебя мне было! Мишка! Мое больное сердце!
     — Мамочка! Ты меня не брани! Я ничего не стану у тебя просить!
     Надя присела на стул.
     — Я помогу! Люба, не беспокойся!  Наташка мне теперь как родная!
     — Тетя Наденька! — Наташа протянула руку. Надежда погладила ее дрожащие пальчики. — Девочка моя! Не волнуйся! Мы тебя не оставим!  Собирайся! Сейчас домой пойдешь!
     — Вот одежду тебе принесла! — Люба поставила сумку на кровать, стала вынимать вещи.— На улице  холодно! Тебе нельзя застужаться!
     Наташа соскочила с кровати. Она пойдет домой! Стучит в ее голове. Начнется новая жизнь! Радоваться?  Но Сережки рядом с нею уже никогда не будет!
     — Что ты, девочка? Одевайся скорее! — коснулась ее плеча Надя.
     — Так, вспомнилось! — тихо произнесла Наташа. Скинула  рубаху, надела любимое, серое, с черной полосой на груди, платье, сапоги,  пальто с капюшоном.
     — Ну вот, и славно! Забудь, все, что здесь было! — Надя провела ладонями по спине девушка, расправляя складки.
     Люба, наблюдая за Надеждой, испытывает ревность. Уж как она трясется над Наташкой. А я не знаю, как с нею обращаться. В школу пойдет, засмеют!  Что люди скажут!  Все мои кости перемоют! Распустила! Восемнадцати не  исполнилось, а она беременная. Сын в тюрьме! За что, мне все эти проблемы! Рассуждает женщина, идя по коридору больницы. Впереди ее Надежда Ивановна ведет под руку Наташу.
* * *
       Вадим Евгеньевич, всю дорогу, приближаясь к дому Вероники, испытывает тревогу. Уже месяц они видятся только на работе. В кабинете, она уклоняется от его ласки, напоминая ему тот день, когда, неожиданно,  вошел  Владимир. Ссылаясь на плохое самочувствие, женщина постоянно уходит с работы раньше срока, и откладывает их свидания. Он давно купил  серьги с бриллиантами, но никак не может их подарить. Наконец, он просто соскучился. Сегодня он решил пойти к Веронике, и выяснить причину ее холодности. Он имеет на это право! Вадим круто развернул машину у знакомого дома. Поднялся по лестнице. Постоял несколько секунд у  двери, ожидая, когда  удары сердца станут медленнее и ровнее. Возраст дает о себе знать!  Достал из кармана ключ, отпер дверь. Тихие звуки музыки донеслись до его уха. Ждет и скучает. Обрадовался мужчина. Положил на тумбочку в коридоре большой букет алых роз. Снял туфли. Тяжелые ботинки с рантом,   привлекли его внимание. Где он видел  такие?  Вероника не одна? Кто у нее? Вот почему она стала холодна к его ласкам, отстраняется от объятий, отворачивается от поцелуев.  Кто этот счастливец!? На  цыпочках,  вошел в комнату. Разбросанные вещи на диване.  Прошел в спальню. Два обнаженных тела, в обнимку лежат на смятых простынях, едва прикрывшись одеялом. Утомились! Вероника, кажется, умерла. Разбросанные на подушке черные волосы, приоткрытый рот, розовые от сна, или удовлетворенных желаний, нежные щечки. Вадим вгляделся в  коротко остриженный затылок мужчины. Сердце забилось толчками. Ревность и гнев затмили рассудок. Убить обоих! Первое, что пришло ему в голову. Он полез в  потайной карман костюма, куда с недавних пор стал класть пистолет, купленный, как он внушал себе, только в  целях самообороны. Пистолета в кармане не оказалось. Забыл дома, или в столе кабинета? Оглядел комнату, но подходящего предмета, чем можно нанести удар, не увидел. Приблизился к постели, потянул одеяло.
     — Кто!? — прошипел Вадим, от волнения потеряв  голос. — Как ты посмела? В моей квартире! В моей постели? Тварь подзаборная! — сильно сжал плечо  Вероники, словно намеревался сломать кость.
     — Ой! — вскрикнула девушка, подняла голову, и, увидев налитые кровью глаза Вадима, села на постели, натянула одеяло до подбородка.
     — Шлюха! Убью! — Вадим занес над ее головой кулак.
     Володька сквозь сон услышал странные звуки.  Вскочил, схватил за руку  того, кто угрожал его подруге,  и завел  за спину.
     — Ой! — вскрикнул Вадим! — Больно! Отпусти! —  повернул голову и увидел перед собой,  перекошенное от злобы, лицо сына.
     Володька, узнав отца,  отскочил в сторону.
     — Щенок! — потер запястье. Вадим. — Так вот, с кем ты проводишь время!? Ловко устроились!
     — Старый козел! — сжал кулаки Володька. — Не тронь ее! Хватит изменять мамке! Я свободный человек! Мы любим друг друга!
     — Кулаками перед отцом  размахивать!? — Вадим  подступил к сыну. — Я тебя от тюрьмы спас!  У тебя условный срок! Скажу, и загремишь на нары! На работу не выходишь! Уже дважды штрафовали за превышение скорости. Ты у меня вот, где! — он стукнул ладонью себя по шее, потом подставил сжатый кулак к носу Владимира.  — И ты тоже! — повернулся  к девушке. — Выкину из офиса, квартиру отберу, на панель пойдешь, сука!
     — Не смей ее оскорблять! — Володька прыгнул на отца, и они покатились по полу.
     — Не надо! Вадик! Я сейчас все объясню! — Вероника  потянула халат со спинки кровати, соскочила с постели, расправила полы. — Прекрати, Володя! — женщина не знает, как разнять дерущихся. Голое тело Володьки, с пухлыми ягодицами, мелькает вперемежку с черным дорогим костюмом Вадима.  И вдруг, неожиданно, для себя расмеялась.
     — Прекратите, немедленно! — проговорила, давясь смехом.
     Володька, оказавшись,  в этот момент, сверху, разжал руки и встал.
     — Черт! Ну и картина!
     Вадим поднялся, отряхнул костюм.
     — Ну, погоди, щенок! Завтра не выйдешь на работу, сообщу в милицию! — Скажите, спасибо, что я забыл пистолет, а то бы убил обоих! — мужчина сплюнул на ковер, и, припадая на правую ногу, видимо, оступившись в драке, вышел из спальни.
     Громкий хлопок входной двери, прозвучал словно выстрел. Вероника  побледнела.
     Володька  достал сигарету, из, лежащей, на  прикроватной тумбочке, пачке. — Слышала,  забыл пистолет! Твой смех здорово разрядил обстановку!
     Вероника прижала ладони к щекам.
     — Не ожидала, его появления! Вчера  сказалась больной, ушла с работы! Явился среди ночи! — девушка  подняла глаза на парня. — С того дня, как с тобой, я с ним ни разу, веришь! — на задрожавших ресницах,  повисли слезы.
     — Верю! — Володька подошел к Веронике, наклонился, поцеловал в глаза. Она обвила его шею руками. — Не бросай меня! Я без тебя не смогу!
     — Не брошу! — Вовка положил руки на плечи девушки. — Только у меня ничего нет!
     — У меня есть! Уедем отсюда! К маме моей, в деревню!
     — В деревню не хочу! — Володька отошел от Вероники,  закурил, прищурил глаза, выпустил дым через нос. — Что это вы все меня в деревню норовите спрятать! Мне здесь, в городе хорошо!
     — Неужели, ты циник! — Вероника, словно, протрезвев, взглянула на парня широко раскрытыми глазами.
     Володька рассмеялся.
     — Мне от тебя ничего не надо, кроме постели! — смело встретился взглядом с девушкой. Ее побледневшие щеки, и полные слез, глаза вызвали в нем  жалость. А ведь, она, действительно, из-за меня рискует потерять все. Жила спокойно,  на содержании у престарелого мужика, а я пришел и все разрушил! — Что ты паникуешь! Ничего не случилось! Остынет старик! Я ведь сын ему. Ничего с нами не сделает! Не посмеет! —  поднял кверху, сжатый кулак. — Пригрожу,  что все матери расскажу!
     — Она и так догадывается! — вздохнула Вероника.
     — Догадываться, не значит, знать! Уверен, он не посмеет, тебя обидеть! И потом, через два дня Новый Год! Впереди десять дней праздников!  — Владимир сел на постель, потянул руку подруги. Она присела рядом, положила голову ему на плечо.
     — Ты смелый! Набросился на него! Хоть немного меня любишь?
     — А как ты думала? — Володька обнял Веронику. Представил, вдруг потеряет ее, и сердце  сжалось от боли. В эту минуту,  он понял,  Вероника, самое светлое пятно в его жизни! Она вернула его душу к радости. Помогла забыть весь кошмар, происшедший осенью. Подарок судьбы! Подумал он, и ощутил  щипание в глазах. Сколько мне предназначено судьбой!  Что я успел сделать?  Убил товарища! Ушел от наказания!  Отбил любовницу у отца!
     — Ты мой подарок! — тихо произнес Володька.
     — Что ты сказал? — прошептала Вероника, не расслышав фразу.
     — Ты мой подарок! — повторил Володька и прижал губы к ее виску.

 Глава 40.

     Николай ловко орудует  ножом, отрезая от  луковицы, крупные ровные кольца.
     — Здорово научился! — Валя оста