Скачать fb2
Муж по объявлению

Муж по объявлению

Аннотация

    Глория Хенфорд намерена стать президентом компании, в которой она работает уже десять лет. Но владелец компании придерживается консервативных взглядов: президентом должен быть солидный семейный мужчина. А Глория — молодая одинокая женщина. До выборов остается три недели. Пол за это время не изменишь, зато можно хотя бы… выйти замуж. И смешная, не очень женственная Глория пускается в авантюру, которая завершается совершенно фантастическим результатом.


Джоди Питт Муж по объявлению

Пролог

    Глория медленно шла к дому, стоящему в глубине сада, почти ничего не видя за пеленой слез. А ведь всего несколько часов назад она считала себя самой счастливой женщиной. Им с Дэвидом предстоял романтический ужин вдвоем в его загородном доме. Глория не могла не понимать, что этот вечер и следующая за ним ночь переменят всю ее жизнь.
    И вдруг такое несчастье… Как тяжело терять близких людей, да еще так неожиданно! Известие о том, что ее любимая тетя, ее единственная близкая родственница, попала в автомобильную аварию, застало Глорию буквально перед самым выходом. А потом было ожидание в приемном покое, тщетные надежды на благоприятный исход и скупые слова врача:
    — Примите мои соболезнования.
    Она не помнила, как села за руль своей машины, как доехала до дома единственного человека, который мог утешить ее в такой день. Ей были так нужны поддержка и тепло Дэвида!
    В окне мерцал приглушенный свет, видимо, горел ночник. Глория, не задумываясь, нажала на кнопку звонка. Даже если Дэвид спит, он поймет, что только к нему она могла прийти за поддержкой. Этот вечер они все равно собирались провести вместе, если бы не случилось это несчастье. Сегодня был день всех влюбленных…
    Ее роскошное платье, которое она надела, собираясь на свидание, и на которое истратила половину своей зарплаты, измялось и потеряло вид. Когда Глории позвонили из больницы, ей не пришло в голову переодеться, она просто накинула сверху пальто.
    Почему-то долго не открывали, но когда дверь все же распахнулась, Глория каким-то внутренним чувством поняла, что ее горести продолжаются. Дэвид был без рубашки, в одних брюках от черной шелковой пижамы. Даже в мятых шароварах и с растрепанными волосами он умудрялся выглядеть сногсшибательно элегантно. Как всегда, он улыбнулся ей своей неотразимой улыбкой, но что-то в его глазах испугало ее. Повинуясь импульсу, она отодвинула его и прошла в спальню, сама пугаясь того, что могла обнаружить.
    Когда Глория, не обращая внимания на протесты Дэвида, порывисто отворила дверь, белокурая девушка, лежащая в его постели, торопливо прикрылась покрывалом. Женщины оторопело смотрели друг на друга, а Дэвид тем временем шептал на ухо Глории, что она все неправильно понимает, что это ничего не значит, что все произошло совершенно случайно, как бы уверяя, что эта мимолетная связь не будет иметь никаких последствий.
    Он нежно обнял ее, выводя из комнаты и закрывая за собой дверь. Он был лишь несколько растерян, но вовсе не потерял уверенности в себе. Он шептал Глории, что любит ее, а это всего лишь небольшое приключение. Он не переставал улыбаться, лаская языком ее ухо. Глория резко отодвинулась, недоуменно глядя на него. В его постели еще лежала другая женщина, а он уже пытался опутать своими любовными сетями и ее.
    Глория оттолкнула его и вышла из дома. Начинало светать. Город наполнялся сероватым светом, и на душе у Глории было пусто и так же серо. Только теперь она начинала понимать, что была слишком влюблена в Дэвида и, не задумываясь, позволяла обманывать себя. Она закрывала глаза на его ложь и увертки, на его неискренность и неверность, хотя ее друзья не раз намекали ей на это.
    В эту ночь Глория повзрослела на целую жизнь. Она навсегда потеряла желание когда-либо еще блуждать в этом сладком розовом тумане под названьем Любовь.

1

    Мускулистый, обнаженный до пояса мужчина размеренно и уверенно красил забор белой краской. Он стоял босиком на идеально подстриженной лужайке, и его высокая фигура поневоле привлекала внимание даже с расстояния в сотню метров. В его фигуре было что-то такое основательное и гармоничное, что затмевало собой даже впечатление от великолепного песчаного пляжа, расстилающегося за забором усадьбы. С этого человека можно было писать картины, причем разного плана, в зависимости от настроения художника (исторические, героические, эротические…)
    Но женщина, сидящая в автомобиле, почему-то вовсе не расчувствовалась от этого вдохновляющего зрелища, а раздраженно стукнула ладонью по рулю небольшой арендованной машины.
    — Интересно, как я смогу избежать лишней огласки, проводя запланированные нами встречи, если какой-то работяга болтается здесь? Что произошло, Люси? Ты не забыла о нашей договоренности? Разве я не говорила тебе, что здесь не должно быть никаких посторонних глаз? Я не хочу, чтобы что-то спугнуло подавших заявления.
    Люси Деккер, секретарь Глории, недоуменно покачала головой.
    — Может, его наняли только на выходные?
    Она посмотрела в сторону мужчины, и на ее всегда серьезном лице с россыпью мелких конопушек сначала появилась гримаска с трудом сдерживаемого любопытства, а затем и неподдельный интерес. Губы Люси приоткрылись в игривой усмешке, а глаза подернулись масляным блеском.
    — Какой, однако…
    Никогда прежде Глория не видела подобного выражения лица у своей рассудительной помощницы.
    — Глядя на тебя сейчас, ни за что не скажешь, что у тебя любящий муж и двое прекрасных детишек! — заметила Глория язвительно.
    Люси откашлялась и подмигнула своей начальнице.
    — Если собаку привязали к крыльцу, это не значит, что она не будет лаять! Кстати, теперь я вспомнила, что, когда я оформляла договор аренды, в агентстве меня предупредили, что на днях может заехать работник по обслуживанию бытовой техники.
    — А почему он тогда красит забор?
    Люси не могла отвести глаз от живописного образца.
    — Между нами, такой здоровяк и вправду обслужит по первому разряду.
    Ну и что из того? Все равно она не позволит какому-то бугаю путаться здесь под ногами.
    Ну почему с этим делом все не ладится с самого начала? Ведь она заранее арендовала это здание у корпорации, в которой работала, причем со значительной скидкой. Дом находился в отдаленном месте, что как нельзя лучше подходило для ее мероприятия. И вот, когда она приехала сюда на три недели, чтобы провернуть деликатное дельце в спокойной обстановке, непременно нужно было появиться этому слесарю! Все на работе думали, что она отправилась в свадебное путешествие. И им вовсе не нужно знать, что происходит на самом деле.
    Она не решилась начинать это дело в Лондоне. Слухи вполне могли дойти до руководства компании, а это ей было ни к чему. Если ее поймают на лжи, она может потерять возможность занять должность руководителя их консервативной фирмы, и, может статься, ей даже придется совсем уйти из компании. Но что поделаешь, если долгожданная вакансия открылась так неожиданно, и ей приходится сейчас прибегать к не совсем традиционным и даже отчасти скоропалительным мерам!
    Нет, она ни за что не позволит этому типу разрушить все ее планы. Она десять лет работала в своей фирме, не покладая рук, и вполне достойна этого повышения. Она приложит все усилия, пустит в ход все разрешенные и запрещенные приемы, лишь бы добиться своего.
    — Пусть лучше этот маляр убирается с моей дороги, — вполголоса проговорила она угрожающим голосом. — В моем распоряжении всего несколько недель.
    Она неуверенно посмотрела на Люси.
    — Может быть, на него натравить тебя?
    Обычно Глория предпочитала, чтобы Люси решала наиболее деликатные дела. Но на этот раз ее секретарь только хмыкнула.
    — Боюсь, что он мне не по силам. Может, пригласить сюда моих свекра со свекровью? Их никто не может выдержать более двух дней. Кстати, только благодаря тому, что они решили навестить нас, ты смогла уговорить меня пуститься в твою авантюру. В ином случае я бы ни за что не оставила своего Терри с детьми на несколько недель. Но теперь мне не придется терпеть каждодневные придирки свекрови. Так что, босс, я твоя должница. Но с этим парнем разбирайся сама.
    — Спасибо хоть за то, что согласилась составить мне компанию. Без тебя я бы не обошлась.
    Глория вышла из машины и захлопнула за собой дверку. Она уверенным шагом направилась к незнакомцу, который, казалось, не был в курсе того, что его уединение собирается кто-то нарушить. Глория громко топала по гравиевой дорожке, не обращая внимания на большой двухэтажный кирпичный дом с уютными ящиками для цветов, наполненными красными геранями. Она также прошагала мимо небольшого голубого коттеджа слева от основного здания, даже не заметив его.
    По характеру Глория всегда была уверенным, позитивно настроенным и практичным человеком. Но сейчас никто бы не посмел так охарактеризовать ее. Она выбилась из графика и была не на шутку рассержена. Уж на этот раз она не позволит кому бы то ни было встать на ее дороге! Легкий ветерок со стороны моря принес с собой запах соли и водорослей, но ей было не до того.
    Сложности, свалившиеся на ее голову в последнее время, еще более усилили ее неприязнь к незваному гостю, который посмел нарушить ее планы. Ей вовсе не нужен человек, который будет путаться у нее под ногами. Нет уж, увольте. Глория знала, что для успеха ей нужны только подходящие кандидаты, время и уединение. Вот последний компонент как раз и ставился под удар присутствием этого техника.
    Когда она приблизилась к нему на расстояние около ста метров, он взглянул в ее сторону с угрюмо-непроницаемым видом, как будто ее появление вовсе не было для него неожиданностью.
    Не дожидаясь, пока она подойдет, он отложил кисть и уперся руками в бедра. Выражение его лица недвусмысленно говорило, что ее здесь не очень ждали. Ничего себе наглость! Кто здесь заказывает музыку?
    — Значит, вы и есть та самая жиличка?
    Его голос звучал так, как будто он знал, что она приедет, но вовсе не возражал бы, если бы ее машина опрокинулась с какого-то близлежащего утеса.
    — Да, это я. — Ее голос был не менее агрессивен, чем его. — Когда вы закончите? Я надеюсь, что за эти выходные. В понедельник мне предстоит важная работа, так что ваше присутствие здесь излишне. Я вовсе не хочу, чтобы меня отвлекали всяким там грохотом.
    Глория сделала неопределенный жест в сторону дома. Он и сам должен понимать, какой непереносимый шум создает человек его профессии.
    Мужчина не проронил ни слова, на его высокомерном лице появилось скептическое выражение. Глория, шокированная его наглостью, не могла не заметить, тем не менее, какое необычное у него лицо. Его глаза были очень светлыми, притягивающими взор, даже гипнотическими. Она не могла точно сказать, каков их цвет, наверное, светло-голубой, но в ярком свете июльского солнца они сияли, словно огненный опал. Взглянув в эти глаза, она несколько растеряла свою враждебность.
    Его поразительные глаза прищурились, прикрывшись длинными густыми ресницами. Он прикусил губу и небрежно пожал плечами.
    — Что же я могу поделать, постараюсь стучать тише.
    Глория не могла скрыть своего удивления. О чем это он говорит? Она опять взглянула на него и обнаружила, что он, совершенно не смущаясь, медленно оглядывает ее с ног до головы. Ее щеки подернулись румянцем.
    — Не совсем поняла вас, — тем не менее, невозмутимо произнесла она.
    Мужчина тяжело вздохнул, его ноздри раздулись, привлекая ее внимание к симметрии его тонкого патрицианского носа, который так гармонично сочетался с изогнутой линией губ. Ее взгляд опустился на несколько сантиметров вниз и остановился на квадратном подбородке с ямочкой посередине.
    — Послушайте, мисс… — Он замолчал на секунду, как будто давая ей возможность оторваться от разглядывания его лица и вернуться к беседе.
    Прежде чем продолжить, он немного наклонился вперед, отчего Глория в панике отступила на шаг. Это угрожающее движение вывело ее из равновесия. Он был слишком высок и внушал страх.
    — Нравится вам это или нет, — наконец произнес он, — но я останусь здесь на весь июнь. Фирма, сдающая недвижимость в аренду, очевидно, совершила ошибку. — Он опять бегло смерил взглядом ее фигуру. — Так как вы относитесь к тем людям, которым мешает шум, я бы порекомендовал вам поискать другое место для отдыха. Или работы.
    — Что вы имеете в виду под ошибкой?
    — Как что? Неточность, небрежность, просчет, промах, оплошность…
    — Да я не о том! Какого рода ошибка?
    — Корпорация никогда не сдает этот дом в июне.
    — Что за ерунда, конечно же, сдает. Я ведь здесь.
    — Вот в этом ошибка и заключается.
    У нее неприятно засосало под ложечкой, но она ничего не сказала.
    — То, что с вами заключили договор об аренде этого дома, и является ошибкой, — еще раз проговорил он.
    Не веря ему на слово, она резко возразила:
    — Почему я должна верить вам?
    — Можете позвонить и убедиться сами, — пожал плечами этот тип.
    Она не позволит ему запугать себя!
    — Где здесь телефон? — спросила она и направилась в двухэтажный дом.
    Она нашла телефон сразу же, как только вошла. Аппарат стоял на столике в аккуратном холле. Несколько раз набрав номер телефона агентства, она так и не дождалась ответа.
    Разъяренно хлопнув дверью, Глория опять вышла на лужайку.
    — Вы забыли, что сегодня суббота, — иронично заметил техник.
    — Я сняла этот дом на следующие несколько недель, что бы вы ни утверждали, и полна решимости остаться здесь.
    Его темные волосы ворошил легкий морской бриз. Темный завиток упал на лоб, а затем он небрежным жестом отвел его назад.
    — О чем вы говорите! Июнь всегда оставляли для ме… — Он почему-то замялся. — Для мелкого ремонта. Видимо, новый руководитель агентства был не в курсе.
    Холодный огонек, мелькнувший в его глазах, почему-то наполнил ее душу дурными предчувствиями.
    — Но ведь у меня вся следующая неделя расписана по минутам! Некоторые кандидаты приедут с другого конца страны. Мое объявление публикуется уже несколько недель, и всюду дается этот адрес. Я просто не могу перенести мое… ммм… мероприятие в другое место!
    — А я и подавно!
    К своему удивлению, Глория не уловила в его голосе ни намека на сожаление или сочувствие. Она могла бы поспорить, что даже уловила некоторую обиду.
    Она распрямила плечи, стараясь не особо задирать голову, глядя на него, что было, в общем, весьма затруднительно. Но она не могла позволить этому типу смотреть на нее сверху вниз! Хотя они, должно быть, выглядели несколько комично со стороны из-за разницы в росте и комплекции. Если бы он захотел, он бы одной рукой мог просто размазать ее по этому аккуратненькому лужку. Судя по выражению его лица, он был уже на грани раздражения.
    Не давая своей враждебности затмить доводы разума, Глория с таким же хмурым видом заявила ему:
    — Выходит, мы попали в безвыходное положение.
    Этот тип еще не знает, что если Глория Хенфорд ставит перед собой цель, ее не так просто сбить с курса.
    — Вынужден с вами согласиться.
    Глория не очень любила идти на компромисс, особенно с людьми, от которых не ожидала особых проблем. Но она явно недооценила этого громилу. Она-то думала, что он быстренько уберется, униженно прося у нее прощения за доставленное беспокойство. Но он, видимо, так же серьезно относился к своим обязанностям, как и она к своим. Откуда она знает, может, если он передвинет эту работу на более позднее время, тогда сорвется еще какой-то заказ, что может сильно повлиять на его прожиточный минимум. Она была вполне разумным человеком и могла понять его упрямство, если это могло существенно урезать его средства существования.
    Может, она и впрямь слишком подозрительна? Что может случиться? Даже если этот техник и заметит что-нибудь, вероятность того, что его сплетни дойдут до штаб-квартиры ее корпорации в Лондоне, весьма невелика. Так что не стоит так уж волноваться на этот счет. У нее полно других поводов для беспокойства.
    — Может быть…
    Слова, свидетельствующие о том, что она признает свое поражение, было трудно произнести. Сделав над собой усилие, она все же проговорила командным тоном, понимая, что другого выхода у нее просто нет:
    — Ну что ж поделаешь… Хорошо, вы можете остаться при одном условии. Вы не будете слишком шуметь, особенно в те часы, когда у меня будут проходить деловые встречи. Кроме того, вы будете соблюдать необходимую дистанцию и как можно реже показываться мне на глаза, договорились?
    Его пронзительные глаза поневоле вызывали у Глории тайный ужас. Ей было страшно смотреть в них, она боялась потеряться в их глубине, но оторваться от них была не в силах. После продолжительного раздумья, которое, по ее мнению, длилось что-то около года, он еле заметно кивнул головой, что, видимо, должно было означать согласие.

    Кристофер в изумлении уставился на стоящую перед ним женщину, еще не вполне осознав, что она фактически вынудила его согласиться на ее присутствие здесь. Он-то с самого начала собирался взять любого нежданного гостя, который появится здесь, за шиворот и выкинуть за ворота. Что такого было в этой заурядной женщине, что заставило его переменить свое решение?
    Мешковатый костюм из плотного хлопка грязновато-серого цвета, скрывающий какие-либо намеки на женственность. А прическа! Ровненький проборчик посередине и старомодный узел на затылке. Он-то думал, что такие прически перестали носить еще во времена его бабушки. Вся ее внешность, казалось, так и кричала: я занудная и надоедливая старая дева! Не приближаться под страхом расстрела!
    Но вот глаза, устремленные на него, были совсем другими. Огромные, пылающие страстью, сияющие самым зеленым огнем, который он когда-либо видел. И губки тоже были ничего. Припухшие, как будто от поцелуев… Они не потеряли своей естественной яркости даже на фоне мрачного костюма. Их эротизм был скорее неосознанным, чем намеренным.
    Это впечатление неопытной чувственности, как будто говорящей — я вовсе не такая, как кажусь, но тебе-то никогда этого не узнать, дружок, — настолько заинтриговало его, что он в состоянии замешательства согласился на этот дурацкий компромисс.
    Какого черта! Теперь ему придется мириться с соседством какой-то унылой сварливой пуританки со сладострастными глазами.
    Пробормотав проклятье себе под нос, он отвернулся и схватился за кисть, раздраженный на самого себя. Он-то думал, что сможет немного побыть в одиночестве, прийти в себя после непоправимой потери — недавней смерти отца. Ему нужно было убежать от повседневного прессинга на работе, который оставлял его физически и эмоционально опустошенным.
    Он так любил этот дом и свои детские воспоминания, связанные с ним, те счастливые безмятежные дни, которые он проводил со своим отцом, человеком, который в возрасте пятидесяти пяти лет остался с новорожденным ребенком на руках, вырастил его, поднял на ноги и передал ему свою мудрость. Каждый год Кристофер приезжал сюда и старался своими руками восстановить неуловимую ауру этого дома.
    Когда он выполнял физическую работу, его мозг был не занят. Так проводил он целые дни, хлопоча по хозяйству, приводя в порядок дом и прилегающий к нему коттедж, при этом раздумывая над своей жизнью, пытаясь прийти в гармонию с самим собой. Этот отдых тренировал его тело и мозг, и он возвращался к своей работе на удивление отдохнувшим, полным сил и энергии, уравновешенным и умудренным опытом, пришедшим к нему за часы долгих размышлений, опять готовый вступить в эту гонку на выживание. Поэтому каждый год он с таким нетерпением ждал июня.
    Кристофер опять принялся наносить белую краску на потемневший забор, раздраженный своей неспособностью избавиться от непрошеной гостьи. Он вдруг заподозрил, что это вторжение может испортить его отдых гораздо сильнее, чем он предполагал первоначально.
    — Может быть, познакомимся? — Назойливый голос ворвался в его мысли.
    Он бросил через плечо удивленный взгляд и увидел, что дама в упор смотрит на него. Ее щеки слегка зарделись, и он понял, что наверняка задел ее своим безразличием. Ее настойчивости можно только позавидовать. Интересно, что за работой она занимается? И с какими людьми собирается встречаться?
    — Зовите меня Крис Та… — И тут же поспешно добавил: — Крис Тарди.
    — А я — Глория Хенфорд.
    Где-то он уже слышал это имя. Глория… Глория Хенфорд, прокрутил он это имя несколько раз в мозгу. Он даже прикрыл глаза на секунду, пытаясь вспомнить ситуацию, где он мог его встретить, но ничего конкретного не пришло ему на ум. Да ладно, какая разница. Так как агентство сдавало дом только членам корпорации, значит, она работает в какой-то из компаний Лондонской ассоциации бухгалтеров.
    Совершенно неожиданно для самого себя, он взял ее за руку. Ее кожа была мягкой и прохладной на ощупь, а рукопожатие крепким.
    — Рад познакомиться с вами, мисс Хенфорд, — сказал он далеко не гостеприимным тоном.
    — А почему вы думаете, что я мисс, а не миссис? — спросила она удивленно.
    Она что, смеется? Да кто женится на таком чучеле?
    — Просто угадал, — пожал он плечами, не в силах сдержать насмешливой ухмылки.
    Она вспыхнула, уловив оттенок сарказма в его голосе. Выдернув свою руку, она гордо распрямила плечи, заносчиво взглянув на него.
    Эта малышка, видимо, хочет напустить на него страху. Забавно…
    — Ну что ж, пойду распаковывать вещи.
    Она круто развернулась и пошла к домику. Вперив взор в ее спину, он напрягся и мысленно послал ей команду — сейчас же сесть в машину, завести мотор и отправиться отсюда восвояси на все четыре стороны.
    Дама почти уже дошла до домика, но затем повернула к машине. Не успел он поздравить себя с победой, как она открыла багажник, вынула большой чемодан и потащила его к дому. Да, телепата из него не получится.

    Люси как раз открывала входную дверь.
    — Ну что? Он сегодня уезжает или завтра? — с надеждой спросила она.
    По выражению ее лица можно было понять, что она вовсе не против такого соседства. Тяжело вздохнув, Глория взошла по ступенькам.
    — Он вообще не уезжает.
    Зайдя в домик, она опустила чемодан на пол и рассеянно осмотрелась.
    — Он не готов изменить свои планы.
    По ее мнению, это было слишком мягкое описание его позиции. Но ее бессменному секретарю вовсе было не обязательно знать, что это не она милостиво позволила этому работяге остаться здесь, а, напротив, он согласился терпеть их соседство.
    — Здорово! — Лицо Люси осветилось улыбкой. — Будет на что посмотреть.
    — Если тебе так не хватает хорошего вида, может выглянуть в окошко, там прекрасно видно море, — съязвила Глория.
    — Ты не обижайся, босс, но, принимая во внимание твои намерения, я думала, что ты будешь более благосклонна к мужскому обществу.
    Глория пропустила мимо ушей эту шпильку.
    — Я ищу не физической привлекательности, а делового партнерства. — Ей вовсе не понравилось скептическое выражение лица Люси. — Не существует никаких причин, по которым бы два человека со сходными интересами и вкусами не могли найти общий язык.
    — Да, знаю, знаю… — уныло пробормотала Люси. — Слышала уже тысячу раз — общий круг интересов и психологическая совместимость. Как же, как же…
    Похоже, ее секретарь и подруга не очень-то верила в успех ее дела. Не собираясь опять, уже в который раз защищать свою теорию, Глория потащила чемодан в свою комнату. Она давно знала Люси и была уверена, что та не станет сплетничать за ее спиной.
    — По крайней мере, место очень милое, — вздохнула Люси.
    Она уже умудрилась осмотреть все комнаты и теперь перетаскивала свои вещи в маленькую спальню, великодушно оставив Глории комнату побольше.
    — Собеседования мы будем проводить в столовой. Хотя можно использовать и конференц-зал, он наверху. Но мне кажется, что это слишком официально. Нам нужна более раскованная обстановка.
    Посреди просторной комнаты красовался прямоугольный стол из какого-то светлого дерева. С каждой стороны стола стояло по два элегантных стула.
    — Но, если хочешь, можно разместиться и в гостиной.
    Они прошли в следующую комнату, где располагался великолепный белый мраморный камин. Хотя эта комната и находилась в северной части дома, но в ней было три больших окна, сквозь которые струились потоки солнечного света. Пышные растения в больших керамических кадках придавали помещению уют и респектабельность. Светлые оттенки стен и обивки мебели почему-то напомнили Глории чьи-то несносные глаза.
    — Красивый, правда? — спросила Люси, все еще стоя у камина.
    — Да, — упавшим голосом согласилась Глория.
    — Да ведь я о камине, а не об этом типе, — как будто угадав ее мысли, подмигнула ей секретарь.
    — А я о чем? — взвилась Глория и решительным шагом вышла из комнаты.
    Начало ее операции нельзя было назвать особо успешным.

2

    Весь остаток выходных эта чопорная дамочка старалась держаться от него подальше. Вот и слава богу! Что же касается рыженькой с веснушками, то та была весьма дружелюбна и всегда была не прочь помахать ему ручкой в знак приветствия, когда их пути пересекались волею судеб. Первая же, которую он иронично окрестил про себя мисс Зануда, большую часть дня проводила в доме. Что ж, очень жаль… Нет, не подумайте, что ему так уж хотелось увидеть ее. Вовсе нет, просто с ее бледным цветом лица ей вовсе не помешало бы позагорать.
    В понедельник, возвращаясь с утреннего заплыва, он заметил во дворе незнакомую машину. В который раз он спросил себя, а что же собственно за переговоры или деловые встречи собираются проводить эти две женщины, но тут же отмахнулся от этих мыслей. Ему-то что за дело…
    Хотя Кристоферу и было совершенно безразлично, что происходит, и он не старался специально наблюдать за прибывающими людьми, но он не мог не заметить некоторые странности. Каждые полчаса одна машина выезжала со двора, а другая въезжала на подъездную аллею. Это происходило с завидной регулярностью в течение всего дня. Где-то около двух часов он понял, что ему, видимо, просто необходимо подстричь деревья прямо перед входом в двухэтажный дом.
    Теперь перед ним открывался прекрасный вид на подъездную аллею. Вот опять новая машина зашуршала шинами по гравиевой дорожке. Худой высокий лысеющий мужчина в темно-коричневом костюме вышел из светлого «фольксвагена». Внезапно Кристоферу пришло в голову, что ни разу за сегодняшний день он не видел, чтобы из машины выходила женщина. Только мужчины в костюмах-тройках. У многих в руках были дипломаты.
    Кристофер не отличался нездоровым любопытством, но происходящее в доме заинтриговало бы кого угодно. Он понаблюдал еще немного, но история повторялась снова и снова. Проходило полчаса. И опять — одна машина выезжала, а другая заезжала во двор. Дверца открывалась, и из автомобиля выходили только посетители мужского пола.
    К четырем часам дня он вырезал все сухие ветки и спустился с дерева. Чувствуя раздражение на себя самого за то, что его мысли то и дело возвращаются к происходящему в доме, он решил, что просто обязан знать, что же за планы вынашивают его соседки. Насколько он помнил, эта мисс Зануда не раз ему напоминала при первой встрече, что не потерпит шума во время интервью. А он и не собирается шуметь. Менять протекающий кран в кухне можно почти бесшумно.
    Он обошел дом сзади, открыл заднюю дверь и медленно, неслышными шагами прошел в кухню. Честно говоря, это было его любимое место в доме. Оформленная в менее официальном стиле, чем другие комнаты, кухня была теплой и уютной. Ее удобные кожаные кресла и мебель, стилизованная под сельскую, всегда грели его сердце. Пол был выстлан широкими дубовыми планками, а каминная доска искусно вырезана из простого серого камня. Хотя он и предпочитал останавливаться в маленьком коттедже во время отпуска, но этот дом был наполнен такими дорогими ему воспоминаниями, что он не мог не любить его.
    Он приблизился к раковине и поставил чемоданчик с инструментами на тумбочку с гранитной столешницей. Металл довольно громко звякнул при соприкосновении с камнем. Как оказалось, соблюдать тишину не так уж и просто. Он услышал быстрые шаги и повернулся в сторону двери. Веснушчатая мисс заглянула в кухню. Ее озабоченное выражение лица сменилось широкой приветливой улыбкой.
    — А я думала, что нас грабят…
    Он скептически оглядел ее с ног до головы.
    — А что бы вы сделали, если бы это так и было в действительности?
    — Показала бы тебе пару приемчиков, красавчик. Кстати, у меня четвертый дан по карате. Если бы я захотела, ты бы сейчас уже лежал на полу.
    Она присела на деревянный стул, стоящий возле стола.
    Кристофер усмехнулся.
    — Это у вас такой способ заигрывать с мужчиной?
    Она весело расхохоталась и показала ему правую руку с обручальным кольцом.
    — Хотя не могу сказать, что такая мысль не приходила ко мне в голову.
    — Люси? — послышался возглас из гостиной. — Подъезжает следующая машина.
    — Так вас зовут Люси? — сказал Кристофер приглушенным голосом, стараясь, чтобы его не услышали в гостиной.
    — Люси Деккер. — Она протянула ему руку. — А вы, как мне сказали, Крис Тарди. Рада с вами познакомиться.
    Не отпуская ее руки, он наклонился к ней.
    — Мне почему-то кажется, что будет лучше, если вы умолчите о том, что я нахожусь в кухне.
    Она заговорщицки ему подмигнула.
    — Договорились. Моя начальница снесла бы мне голову, если бы узнала, что кто-то, кроме нас, есть в доме. Но здорово, что вы наконец почините этот кран. Последние две ночи я не могла уснуть из-за того, что он все время капает.
    — Неужели в спальне слышно, как он капает?
    — А у меня слух, как у кошки, — усмехнулась Люси.
    В дверь позвонили.
    — Люси! Где ты там? Открой дверь.
    Рыжеволосая женщина скривила недовольную гримасу, но встала.
    — Что поделаешь, дела… Ни минуты времени для личной жизни.
    И поспешила из кухни.
    Кристофер занялся работой. За следующие несколько минут он аккуратно снял раковину, уделяя больше внимания происходящему в гостиной, чем процессу ремонта. Конечно, голоса звучали приглушенно, и он не все понял, но и того, что услышал, было вполне достаточно. Хотя он с трудом верил своим ушам.
    Получается, что эта мисс Хенфорд ищет себе мужа. По своему опыту он знал, что многие женщины перманентно находятся в этих поисках, но мисс Зануда не придумала ничего лучшего, как дать объявление в газете.
    Заменив кран, Кристофер рассеянно опустился на стол, стоящий неподалеку и задумался. Немного было вещей в этом мире, которые могли бы его удивить, но сейчас он был несколько ошарашен. Чего ради прибегать к такому своеобразному и малоэффективному плану? С ее-то глазами… И губами… Наверняка кто-то из мужчин, с кем она встречалась, должен был догадаться, что скрывается за ее дурацкой одеждой…
    — Спасибо за то, что вы приехали, мистер Андехилл.
    Ее голос звучал совсем близко.
    — Ваше предложение довольно… интересное, — с натянутым смешком сказал мужчина. — До свиданья, мисс Хенфорд. Удачи вам.
    Кристофер услышал, как закрылась дверь, а затем установилась тишина.
    — Когда следующий посетитель?
    — Минут через двадцать. Он позвонил из аэропорта и предупредил, что немного задержится.
    — Ну и слава Богу. — Кристофер явственно слышал, как она вздохнула. — Мне нужно отдохнуть. Пойду-ка я выпью кофе и съем…
    И тут она вошла в кухню. Это произошло так быстро, что Кристофер не успел ретироваться.
    — Вы?
    Она замерла на месте, и гнев исказил ее черты.
    — Что вы тут делаете?
    Впервые за столько лет ему захотелось куда-то спрятаться. Но вместо этого он демонстративно сложил руки на груди и критически ее осмотрел. На ней была белая блузка с длинным рукавом и воротником стойкой и бесформенная серая юбка длиной до середины колена. Ее прекрасные ноги нужно было бы демонстрировать, а не прятать под таким безобразием.
    Ее прическа новизной не отличалась — волосы были зачесаны назад, придавая ей совершенно бесполый вид. Ее блестящие изумрудные глаза, яркие губы и очертания фигуры было трудно испортить, как она ни старалась. Но он никак не мог понять, почему она пытается спрятаться за этими уродливыми одеждами.
    Тишина, казалось, вот-вот взорвется. Кристофер не привык, чтобы женщины взирали на него так свирепо. Он постарался подавить прилив раздражения и ответил взглядом глаза в глаза.
    — Добрый день.
    Его прохладное приветствие, казалось, вывело ее из оцепенения, и она бросила ему сквозь зубы:
    — С какой стати вы находитесь здесь?
    Давно уже никто не смел указывать ему, где ему находиться, а где нет.
    — Но я ведь не шумел…
    — Вы… Как вы не понимаете, дело вовсе не в этом… Вы не имеет права заходить в дом во время собеседований! Я вам недвусмысленно говорила об этом!
    Ему пришлось сосчитать до десяти, чтобы не сорваться. Она, видимо, надеется, что он станет извиняться… Долго же ей придется ждать.
    — Вы знаете, я не привык, чтобы мне приказывали.
    Кристофер повернулся к ней спиной, тем самым показывая, что он ее больше не задерживает. Подхватив чемоданчик с инструментами, он, не спеша, направился к черному ходу. Задержав руку на дверной рукоятке, он неожиданно опять повернулся к ней.
    — Интересно, а чего ради вы решили искать мужа таким образом?
    Ее челюсть отвисла сама собой.
    — Что?! Убирайтесь отсюда вон!

    Глория была в панике. Три дня безвылазно пробыв в доме, она ощущала просто физическую необходимость выйти из дома, прогуляться по пляжу, развеять чувство разочарования и безнадежности. И она сделает это, даже если ей опять придется поругаться с этим несносным рабочим. С какой стати она должна прятаться от него? Ведь она имеет полное право находиться здесь… У нее был сегодня ужасный день, и если она не перестанет таращиться на окружающие ее стены, она просто свихнется. И это она-то, всегда такая уверенная в себе и полная оптимизма! Но сегодня ее оптимизм и уверенность куда-то испарились…
    Она встала с дивана, сидя на котором провела сегодня все эти бесплодные беседы, и сказала Люси:
    — Пожалуй, я пройдусь…
    Ее секретарь задумчиво листала записную книжку.
    — Давно пора. А я как раз позвоню Терри, узнаю, как там он и дети. И не сбежали ли еще свекор со свекровью.
    Глория уже была у самой входной двери, когда Люси окликнула ее:
    — Не позвонить ли нам в соседнее кафе, чтобы они завезли что-нибудь на ужин?
    — Как хочешь…
    Глории вовсе не хотелось есть. Она на ходу взглянула на часы. Уже половина шестого. Она вышла с черного хода и немного задержалась на деревянном крыльце. Деревянная садовая мебель была расставлена среди тенистых деревьев. Гардении радовали взор яркой зеленью и белыми шапками цветов. Их мягкий аромат смешивался с дразнящим запахом моря. Неожиданно она почувствовала беспричинную радость. Как здорово, что всего несколько секунд на воздухе могут хоть немного развеять твои печали!
    Она вздохнула полной грудью, решив, что ей давным-давно нужно было спуститься к морю. Что ей за дело до этого типа! Ей ведь просто необходимо подставить лицо под лучи ласкового солнца.
    Глория спустилась по ступенькам на лужайку и, не оглядываясь по сторонам, направилась к калитке на пляж. Она отперла калитку, распахнула ее и побрела к песчаной отмели. Высокий крик чайки заставил ее поднять голову. Она видела, как птица стрелой пронеслась над поверхностью моря и метнулась прочь. День клонился к вечеру. Солнце уже стояло низко, отражаясь в зеленовато-синей волне. Было так тихо и покойно, что Глория почувствовала, как нервное напряжение стало постепенно отпускать ее.
    Беспокойные надоедливые мысли все же пытались возвращаться снова и снова, но она отогнала их. Она и так уже долго просидела в доме, раздумывая над несправедливостью окружающего мира. Довольно на сегодня…
    Теперь же она стояла на пустынном девственно чистом пляже, и теплая волна так и норовила подбежать к ее ногам. Ее лицо ласкали теплые лучи солнца. Сейчас было не время думать о своих трудностях. Годами кропотливой и напряженной работы она добилась того, что стала самой молодой из трех вице-президентов компании и единственной женщиной среди них. И когда нынешний президент заявил, что ему предложили пост в крупной компании за границей, она сразу же поняла, что именно она должна занять его место.
    Но все дело в том, что многие годы владелец корпорации, а заодно и их компании, которого никто лично не видел, придерживался консервативного стиля руководства, и никогда еще ни один холостяк не становился главой фирмы. Предпочтение всегда отдавалось человеку, обремененному семьей. Как несправедливо, что единственное, что будет приниматься во внимание при обсуждении кандидатур, так это то, что она — незамужняя тридцатилетняя женщина. К сожалению, аудиторские фирмы всегда были консервативными, и ничего с этим не поделаешь.
    После смерти старого владельца место занял его сын, без сомнения такой же старый дурак, как и предыдущий хозяин. Он прислал официальное письмо на гербовой бумаге, в котором приглашал всех троих вице-президентов на собеседование в течение следующих трех недель. Кандидатура Глории числилась последней, хотя в круг ее обязанностей как раз входили наиболее важные вопросы. Она увидела в этом нехорошее предзнаменование.
    Вступая в борьбу за президентское кресло, она хотела бы выглядеть почтенной семейной дамой. Она должна прибыть на это важное собеседование, имея надежного благополучного супруга в качестве козырной карты. И она добьется своего.
    Глория потянулась, с удовольствием вдыхая морской воздух.
    Не волнуйся, успокаивала она себя, завтра все будет гораздо лучше. Ну и что, что некоторые из претендентов смотрели на тебя, как на умалишенную? Завтра наверняка будет несколько приличных кандидатов.
    Может быть, ей сразу же нужно было включить слово «брак» в текст газетного объявления? Но она не сделала даже малейшего намека на это. Ей не хватило духу поместить в газету личное объявление, прямо заявляющее, что она ищет мужа. Это напоминало ей бульварный роман и явно не соответствовало ее далеко идущим намерениям. А может, просто ее гордость не перенесла бы этого. Принимая во внимание ее консервативное воспитание, объявление, помещенное в респектабельной газете, звучало гораздо корректнее.
    Оно гласило: «На собеседование приглашаются мужчины, достигшие определенного успеха в своей деятельности, уставшие от повседневной гонки за успехом и желающие увидеть новые горизонты». Также упоминались «навыки работы с людьми», «высшее образование», «умение быть верным своему делу».
    Неужели ты думала, что некий респектабельный господин прочитает это объявление, увидит тебя и сразу же бросится на колени, делая тебе предложение? Ха! Как бы не так! Твой оптимизм явно не в ладах с твоим же собственным здравым смыслом.
    Что-то, дорогая, твой подход к делу, к сожалению, пока не приносит никаких результатов. Ты что, забыла выражение ужаса на лицах некоторых мужчин, когда ты объяснила им суть дела?
    И вправду, несколько человек смотрели на нее так, будто она свалилась им на голову с другой планеты. Ее сердце неприятно засаднило.
    Неожиданно она почувствовала, что ее ноги намокли. Взглянув вниз, она обнаружила, что набежавшая волна плеснула воду в ее туфли.
    Она поспешно отошла, ворча что-то про себя.
    — А чего вы еще хотели, заявившись на пляж в таком виде? — услышала она мужской голос позади себя.
    Глория чуть не подпрыгнула от неожиданности.
    — Почему бы вам не снять туфли и чулки, мисс Хенфорд? По песку нужно ходить босиком.
    Стараясь не показывать своего раздражения, она ничего не ответила и даже не повернула головы в сторону говорящего, как будто не слыша его слов. Она отошла от него подальше и стала вытряхивать остатки воды из своих замшевых туфелек.
    — Возьмите. — Она почувствовала, как что-то ткнулось ей в плечо.
    Глория с удовольствием опять проигнорировала бы присутствие нахала, но это было бы не просто невежливо, но и несколько затруднительно. Она взглянула в его сторону и, к своему удивлению, обнаружила, что он протягивает ей стакан чая со льдом. Аппетитный запах свежей мяты ударил ей в нос. Она подозрительно взглянула на стакан, а затем перевела взгляд на человека, его державшего.
    — Что это такое?
    Его губы скривились в саркастической улыбке, как будто она выпалила очередную глупость.
    — Угадайте с трех раз…
    — У меня руки заняты, — проговорила Глория, демонстрируя ему свои лодочки, которые она держала в обеих руках.
    Недолго думая, он взял из ее рук сначала одну туфельку, а затем другую и без всяких слов забросил подальше через плечо. Она молча смотрела, как они перелетают через забор и шлепаются на лужайку.
    — Теперь вы не сможете отказаться…
    Глория сердито взглянула на назойливого типа.
    — Как вы посмели выбросить мои туфли! Они стоят двести долларов!
    — Да ну? Но вы ведь в них просто спеклись бы…
    Его смешок был низким и бархатистым, с явным оттенком иронии в нем, и отчего-то вдоль ее позвоночника пробежали мурашки. Но она отогнала их легким движением плеча.
    — Берите же ваш чай, мисс Хенфорд.
    — Не нужен мне никакой чай, и не вам судить, что мне надевать, а что нет.
    Уголок его губы опять пополз вверх.
    — Не буду оспаривать это ваше утверждение.
    Она непонимающе уставилась на него. Как это понимать? Он уступил без боя, или это еще одно завуалированное оскорбление?
    Мужчина приподнял свой стакан, как будто произнося тост, и заявил безапелляционно:
    — Но вы много потеряли. Я делаю просто потрясающий чай.
    Хотя ей и в самом деле было жарко в своей одежде, но она бы ни за что не призналась ему в этом. Кроме того, она стояла босиком на песке, так что ее дорогие чулки были наверняка испорчены. Глория немного отошла и, пользуясь тем, что ее широкая юбка была длиной до середины икры, постаралась нащупать эластичный край чулка и незаметным, как ей казалось, движением начала стягивать чулок.
    — Чем это вы там занимаетесь?
    — Отстаньте от меня!
    — А-а-а, понял… Снимаете чулки.
    Глория сердито на него взглянула:
    — У вам есть хоть какие-то понятия о приличиях?
    Он ничего ей не ответил, а вместо этого уселся на песок, как будто приготовившись наслаждаться открывающимся перед ним зрелищем. Щеки Глории залились румянцем, а он лишь опять приподнял стакан.
    — Вы заработали свой глоточек чая. Присоединяйтесь!
    Она проигнорировала его слова и, балансируя на одной ноге, что было не так легко, стянула наконец чулок с ноги. Затем она засунула его в кармашек юбки и занялась другим.
    — Вообще-то это обычно делают под музыку.
    Этот тип не оставлял своих попыток досадить ей.
    Она почувствовала, что ее щеки стали просто пунцовыми. И вовсе не из-за того, что она была одета слишком тепло для пляжа. Закончив со вторым чулком и отправив его к собрату, она расстегнула рукава блузки и закатала их до локтей.
    Почти полминуты не слыша никаких комментариев, она уже понадеялась на то, что он тихо покинул свое место. Но, взглянув в его сторону, она обнаружила, что он все еще сидит на песке, и молча наблюдает за ней.
    — Что же вы остановились. Продолжайте.
    Она не позволит этому типу вгонять себя в краску! Кто он такой, чтобы она его стеснялась.
    Решительным голосом она заявила:
    — Я вовсе не собиралась останавливаться…
    И она медленно расстегнула сначала одну пуговичку на блузке, затем другую, потом третью. Но потом ее рука замерла.
    — Ну что же вы. А дальше? Сейчас начнется самое интересное…
    Он поедал ее глазами.
    — Представление окончено.
    — Очень жаль, — насмешливо произнес он, держа в руках полупустой стакан. — Пить еще не захотели?
    Она отрицательно покачала головой и решительно заявила:
    — Я пошла гулять.
    — Правильно, правильно. Пойдите вдоль линии прибоя, намочите ножки, вам сразу станет прохладнее.
    — Послушайте, я полжизни прожила в приморском городе и сама знаю, как мне поступать.
    — В таком случае, ваши знания, видимо, немного отстали от жизни. Женщины обычно снимают чулки до того, как выходят на пляж.
    — Хочу вам напомнить, что у нас свободная страна. Поэтому я могу поступать так, как мне вздумается.
    Глория развернулась на сто восемьдесят градусов и пошла вдоль линии моря. Прохладная вода плескалась вокруг ее лодыжек, смывая все разочарования сегодняшнего дня. И ощущение мокрого песка под ногами было просто восхитительно. Если бы она была уверена, что он ушел, она бы даже позволила себе улыбнуться.
    Но он не ушел.
    — Вы мне еще не сказали, почему это вам вздумалось искать мужа таким способом? Беременны?
    Его голос прозвучал совсем близко. Этот нахал, видимо, поднялся со своего места и последовал за ней.
    — Я запрещаю вам идти за мной следом! И я вовсе не беременна, хотя, впрочем, это вас не касается.
    — Вы сами сказали, что это свободная страна, так что вы не можете запретить мне идти, куда я пожелаю. — Он пошел рядом с ней. — Я, конечно, понимаю, что вы, может быть, и не писаная красавица, но ведь и не страшилище. С чего это вам пришло в голову давать объявление в газету?
    Глория остановилась и в ярости воззрилась на него.
    — Вы хам или только непроходимый тупица?
    Он, как ни в чем ни бывало, остановился рядом с ней, отхлебнул чай и посмотрел ей прямо в глаза. Воздействие его взгляда было таким сильным, что ей показалось, что в голове у нее зашумело, как будто замкнулись какие-то электропровода. От этого взгляда у нее подогнулись колени, а ноги сделались ватными. Немыслимым усилием воли она заставила себя не отводить глаза. Если он думает, что она станет оправдываться, то здорово ошибается.
    Назойливый тип опустил глаза и снова отпил из своего стакана.
    — Да просто любопытно.
    Порыв гнева охватил ее.
    — Послушайте! Вам ведь есть чем заняться! Так что держитесь подальше от моей личной жизни!
    Ветерок игриво ерошил его темные волосы. Крис Тарди серьезно посмотрел на Глорию и сказал безо всякого намека на иронию:
    — Если бы я узнал, что кто-то из моих служащих вздумал решать свои личные проблемы таким образом, я бы уволил ее в тот же день.
    И продолжал, не мигая, рассматривать ее, пока она сама не отвернулась.
    Какая дерзость! Кто позволил ему говорить с ней таким тоном? Взгляд Глории скользнул по поверхности моря, словно чайка метнулся к немногочисленным облакам, зависшим над ним, пока ей не удалось подавить необъяснимую неуверенность, поселившуюся в ней после его слов. Восстанавливая свой самоконтроль, Глория бросила на мужчину угрюмый взгляд и явственно произнесла:
    — Что ж, мистер Тарди. Ваше счастье, что я не работаю на вас, потому что иначе я подала бы на вас в суд за превышение ваших полномочий. Работодатель не имеет права решать, как его служащим искать себе мужей!
    Кристофер смотрел, как она быстро уходит прочь от него вдоль линии моря. Он раньше даже не подозревал о наличии у себя банального любопытства. А теперь желание знать, что же вынудило эту особу сделать такой шаг, просто доводило его до белого каления.
    Почему она ищет себе мужа так, как другие стали бы покупать подержанный телевизор — пользуясь услугами газетного объявления? С одной стороны, он восхищался ее настойчивостью, а с другой, считал ее эксцентричной чудачкой. Он не мог вспомнить, когда другая женщина вызывала у него такие противоречивые чувства, если такое вообще когда-либо было.
    Кристофер поднял с песка плоский камешек и раздраженно швырнул его в море.
    — Упрямая идиотка, — пробормотал он. — С чего это считается, что женщины романтичны? Они прагматичны и расчетливы.
    Он знал миллионы женщин, которые не принимали любовь в расчет, когда задумывались о создании семьи. В его жизни не раз встречались прекрасные авантюристки, стремящиеся заполучить всевозможные жизненные блага — деньги, положение в обществе, власть, престижную работу, известность. Этим целям не было конца, и их можно было перечислять до бесконечности.
    Но что за мотив движет этой мисс Занудой? Почему она не хочет, как все обычные люди, влюбиться и выйти замуж по любви?
    Кристофер знал, что любовь может быть очень сильным стимулом. Его отец так и не смог разлюбить очаровательную двадцатилетнюю модель, с которой у него был недолгий роман. Не сразу до него дошло, что молоденькая красотка только использует его в своих целях. Но он-то искренне любил ее, и Кристофер не помнил, чтобы он хоть раз дурно отозвался о ней. Он не сделал этого даже тогда, когда она отдала ему своего новорожденного ребенка и никогда больше не вспоминала о нем.
    Когда Кристофер обнаружил, что его мать променяла привязанность к своему ребенку на звездную карьеру, он не сразу смог смириться с этой мыслью. Беззаветная любовь его отца частично компенсировала нехватку материнского тепла. Он многому научил своего сына. Но главный урок, который вынес мальчик, это то, что любовь всегда трагична и требовательна.
    Когда он был еще совсем ребенком, он поклялся, что никогда не отдаст своего сердца той, которая не сумеет оценить его дара. Он ни за что не закончит свою жизнь, как его отец, который угас, вспоминая о своей единственной любви, поступившей по отношению к нему так жестоко.
    Взгляд Кристофера вернулся к женщине, бредущей по пляжу. Она наклонилась, чтобы поднять раковину, и теперь отряхивала с нее песок.
    — С любовью играть опасно, мисс Зануда, — прошептал он.

3

    Пока Кристофер распиливал и складывал в тележку ветки, которые он срезал с деревьев вчера, у него было достаточно времени, чтобы поразмышлять над поведением этой мисс Хенфорд. Сегодня он работал за домом, но даже там слышал, как весь день машины сменяли друг друга. Каждый раз, когда новый автомобиль шелестел шинами по гравию подъездной аллеи, Кристофер чуть не скрежетал зубами.
    К нему то и дело возвращались его детские воспоминания. Он не мог забыть, как украдкой ходил в кино, чтобы посмотреть на свою маму. Она улыбалась ему с экрана широкоформатной улыбкой, как будто знала, что там, в полутемном зале сидит ее сын. Ванесса Жоли, королева Голливуда, добилась своего — стала звездой экрана, переступив, не раздумывая, через судьбы людей, которые любили ее. Сейчас ей было где-то за пятьдесят, она все еще была известна, хотя уже и не снималась так часто. Насколько он знал, недавно она в пятый раз вышла замуж за своего очередного юного поклонника. Но теперь это было ему совершенно безразлично — у него не осталось к ней никаких чувств. Для него она была просто циничной и расчетливой женщиной, которая ни разу не вспомнила о своем единственном сыне.
    К шести часам Кристофер смертельно устал, выпачкался с ног до головы и был готов рвать и метать. Все действовало ему на нервы — его раздражала пила, которая затупилась, ему досаждали машины, которые наполняли чистейший морской воздух угарным газом, он злился на себя самого за то, что позволил какой-то дамочке так завести себя. Ну и что из того, что она подбирает себе мужа, словно покупает вещь соответствующих характеристик, и делает это в его собственном доме, пока он горбатится на заднем дворе? Какое ему дело до нее?
    Когда Кристофер немного успокоился, он заметил, что дверь дома приоткрылась, и его соседка вышла на задний двор, чтобы посмотреть на море. Он прекратил работу, чтобы не привлекать ее внимания шумом, и наблюдал за ней, полускрытый большой поленицей дров.
    Она подошла к плетеному креслу и села в него. К его удивлению, она скинула туфли, кожаные на этот раз, и поставила их рядом с собой. Затем наклонилась и стала медленно снимать чулок.
    Тонкая полоска белой незагорелой кожи показалась из-под той же широкой юбки, которую он видел вчера. Женщина, видимо, была так погружена в свои собственные мысли, что даже не допускала, что за ней кто-то может подсматривать. Сняв чулок, она аккуратненько сложила его, положила в туфлю и принялась за другой. На этот раз она не очень заботилась о том, чтобы поскорее прикрыть свои прелестные ножки. А он еще вчера заметил, как они хороши, — стройные, длинные, с изящными лодыжками, словно у скаковой лошадки.
    Кристофер прекрасно знал, что подглядывание никогда не считалось достойным занятием, но он не мог ни отвернуться, ни заставить себя подать ей какой-то знак, предупреждающий о том, что он находится здесь.
    Его соседка так же аккуратненько поместила второй чулок в туфлю, затем поправила юбку и стала молча смотреть на море. В бесформенной синей юбке и блузке с короткими рукавами, мало отличающейся от мужской рубашки, она выглядела как скромная сельская учительница.
    Она еще немного посидела, затем отсутствующим взглядом посмотрела в его сторону, но, к счастью, не заметила ничего, так как была слишком погружена в свои собственные мысли, потом встала и пошла к калитке. К сожалению, ее нелепый наряд не мог скрыть красоту ее призывных губ, которые словно были созданы для того, чтобы петь оды страсти, сгорая от любви в мужских объятиях. Даже несуразная прическа не могла испортить ее очарование.
    Когда она проходила мимо Кристофера, он сделал шаг вперед и намеренно уронил ветку, чтобы привлечь ее внимание. Она замерла, пораженная. Ее зеленые глаза горели негодованием.
    — Добрый вечер, — кивнул он ей.
    — Вы все это время были там? — охнула Глория.
    Он снял рабочие рукавицы и положил их на дрова.
    — Не могу сказать, что я родился здесь, но да, большую часть дня я провел, работая с этим деревом.
    — Вы могли бы из приличия подать хоть какой-то знак!
    — Если вы ведете речь о процедуре вашего освобождения от чулок, то я, крошка, видал зрелища и покруче в современных фильмах. Что, день не задался?
    Она перевела взгляд на море и пробормотала:
    — День был просто прекрасный! — И медленно пошла прочь.
    Он усмехнулся над ее наивностью. Она что, и вправду надеялась, что ее способ создания семьи будет легче традиционного? Он откашлялся и пошел за ней следом.
    — Прекрасный? Вам уже, видимо, удалось отобрать пару подходящих ребят?
    Он обогнал ее и, открыв калитку, пропустил даму вперед. Она задрала нос повыше и сквозь зубы процедила скупые слова благодарности.
    Кристофер быстро запер калитку и в несколько шагов догнал ее.
    — Так сколько же точно? Пять? Десять? И, кстати, я что-то подзабыл, с чего это вы обратились к такому нешаблонному способу устройства личной жизни?
    По ее лицу он явно видел, что его преследования ее вовсе не веселили. Она подарила ему взгляд, от которого менее храбрый человек просто бы ретировался.
    — Послушайте! Я собираюсь немного прогуляться по пляжу! Я имею на это право, потому что сполна заплатила за все это!
    — Ну ладно, ладно. Не кипятитесь так. Это ведь все ради карьеры, правда?
    Девушка чуть было не споткнулась, но тут же пришла в себя.
    — Но ведь я вам ничего не говорила об освободившемся месте! Откуда вы знаете? Вам Люси сказала?
    Черт! Он так и знал… Опять он в который раз оказался прав… Пряча свое раздражение под маской безразличия, он пошел с ней рядом.
    — Да нет, она мне ничего не говорила. Это вы рассказали мне все только что.
    Она залилась краской.
    — Это было подло с вашей стороны!
    — А разве не подло использовать ничего не подозревающих мужчин в своих целях?
    Ее зеленые глаза широко распахнулись, словно блюдца. От этого он почему-то потерял всякую способность сдерживать свой гнев.
    — Я говорю о тех несчастных, которых вы собираетесь женить на себе. А что случится, когда они больше не будут вам нужны? Они получат отступного, и вы отпустите их восвояси? — Не давая ей возможности ответить хоть что-то, он стал наступать на нее, продолжая: — Что же это за работа, ради которой вы пустились во все тяжкие?
    Глория испуганно отступила назад, подавленная его весовым преимуществом и агрессивностью.
    — Это не ваше дело! И вовсе я не собираюсь расставаться с человеком, за которого выйду замуж. Если уж я сделаю это, то это будет навсегда!
    — Ха, ха, ха! — зло рассмеялся он.
    Его не проведешь так легко. Видел он еще и не таких авантюристок.
    — Вы считаете меня лгуньей?
    Он перестал смеяться, но улыбка не покинула его губ.
    — Если вы даже не лжете, то пытаетесь ввести меня, а может даже и себя, в заблуждение. Иными словами — тешите себя несбыточными мечтами.
    — Как у вас хватает наглости так утверждать!
    Она прикоснулась кончиками пальцев к своим вискам, как будто пытаясь унять разыгравшуюся головную боль.
    — Вы ведь меня совсем не знаете! И у вас нет ни малейшего морального права делать предположения на мой счет!
    — Я стольких женщин вроде вас повидал…
    Ее лицо исказилось гримасой ненависти. Она подняла руку и занесла для удара, но он опередил ее, прежде чем она коснулась его лица. Ее ладонь оказалась зажатой в его кулаке. Глория злобно прошипела:
    — Не знаю уж, каких вы женщин повидали, мне это совершенно безразлично. Отпустите меня сейчас же!
    — Что бы вы меня все же ударили? Нет уж, дудки! Не считайте меня дураком.
    Она вперила в него взор, и ее яростно сверкающие глаза недвусмысленно утверждали: я считаю тебя не только дураком, но и непереносимым нахалом.
    Прошептав про себя проклятие, Кристофер отпустил ее руку.
    Оказавшись на свободе, Глория сделала несколько шагов назад.
    — Вы зря так настроены против дураков, крошка! Имейте в виду, что ни один человек, у которого есть хоть доля разума в голове, не согласится на вашу дурацкую затею.
    — Тогда вы уж точно подходите для этого дела! — прокричала она, пытаясь скрыть слезы.
    — Так за кем становится в очередь?
    Этот идиотский вопрос вылетел у него помимо его же воли. Ошарашенное выражение ее лица вполне дополняло ощущение шока, который он сам испытал от своих собственных слов. Глория с минуту недоверчиво смотрела на Кристофера, открыв рот, словно не веря своим ушам.
    Кристофер провел руками по волосам и сосчитал до десяти, чтобы не сорваться.
    — По вашему мнению, я просто идиот, так что вполне могу присоединиться к стаду ваших предполагаемых женихов.
    Выражение ее лица сменилось несколько раз — от полного ошеломления до ядовитого презрения.
    — Чтобы войти в число претендентов, вам необходимо не только обладать определенным статусом, иметь образование, лучше высшее, но и желательно предоставить рекомендательные письма.
    Она облизнула губы, как утопающий, который хватается за соломинку, стремясь уговорить этого нахала отказаться от своей затеи.
    — И еще вы должны уметь общаться с преуспевающими деловыми людьми, у которых есть деньги, положение в обществе и власть.
    Он воздел глаза к небесам, полагая, что нет необходимости выражать свое презрение словами.
    — Мне совершенно все равно, что вы думаете по этому поводу! Все мужчины, которые приезжали к нам в эти дни, — разумные уравновешенные люди, которые не могут не понять, что два умных современных человека с одинаковыми взглядами на мир и схожими жизненными целями могут составить хорошую партию!
    — Чушь!
    Их глаза, казалось, метали молнии, которые должны были пронизать противника.
    — Я никоим образом не надеюсь, что это доступно вашему пониманию. Не думаю, что вы так давно с ветки спустились.
    — Вы назвали меня обезьяной?
    Она растерянно заморгала, и он понял, что, видимо, в ее привычку не входило оскорблять людей, но сейчас ее просто понесло.
    — Простите… — прошептала Глория, отвела взгляд и посмотрела на море. — Я просто хочу, чтобы вы оставили меня в покое. И обезьяна могла бы понять это.
    Она была такой сконфуженной, что ему захотелось пожалеть ее, но он не поддался этому чувству. Она не заслужила никакого сочувствия.
    — Сделайте милость, просветите мою серость. Сколько же разумных обладателей высшего образования, рекомендательных писем и нобелевской премии в придачу претендуют на вашу руку на данный момент?
    Она бросила на него негодующий взгляд.
    — Мои критерии отбора очень высоки.
    По тому, как она повыше задрала свой прелестный носик, он мог безошибочно утверждать, что сегодня ей пришлось побывать в отвергнутых. Он отошел немного и смерил ее взглядом.
    — М-да… — пробормотал он затем.
    — И что это должно означать?
    — У мужчин тоже свои критерии отбора, должен вам заметить.
    Растерянность в ее глазах показала ему, что он наступил на больное место.
    — Что вы имеете в виду?
    — Да вы на себя посмотрите! Хоть я и не являюсь потомственным аристократом с родовым замком, как другие ваши кандидаты в мужья, но уж я-то точно знаю, что нужно мужчинам.
    Он посмотрел на нее в упор, прежде чем добить ее.
    — И им вовсе не нужна чопорная неприветливая старая дева!
    — Я — чопорная? Я — неприветливая? Да как вы смеете!
    Про себя он усмехнулся, заметив, что она не стала оспаривать его последнее утверждение, видимо, здесь он попал в яблочко.
    — Вы сами не понимаете, что мелете!
    — Зря вы меня не слушаете, мисс. Когда вам нужна помощь специалиста, я всегда в вашем распоряжении.
    — Ха, ха, ха! Вы хотите сказать, что вы большой специалист по женщинам? Но меня вовсе не интересуют мужчины вашего типа.
    Его всезнающая улыбка взбесила Глорию еще больше.
    — Крошка, когда дело касается женщин, то все мужчины относятся к одному единственному типу!
    Она прошла мимо него, высоко задрав нос и делая вид, что не слышала его последнего замечания. Он нагнал ее и одним движением выхватил шпильки из ее прически. Тугой узел волос стал разворачиваться и падать вниз.
    Она ахнула и схватилась за голову.
    — Потрясите головой… — попросил он.
    Глория смотрела на него ненавидящим взглядом. Было очевидно, что она ни за что на свете не послушается его совета. Тогда он стал руками растрепывать ее волосы, которые были шелковистыми и мягкими на ощупь. Они оказались длиннее, чем он предполагал, и теперь каштановые завитки роскошной волной упали ей на плечи, достигая лопаток. Ветер ворошил их и играл каштановыми прядями.
    Затем Кристофер бесцеремонно схватил ее за плечи, повернул к себе лицом, потянулся к пуговицам блузки и стал их расстегивать. Но он не успел расстегнуть ни одной, получив сильный удар по руке.
    — Вы заходите слишком далеко в вашей консультативной помощи!
    Кристофер отошел назад и осмотрел ее критическим взглядом.
    — Ну так расстегнитесь сами. Ваша манера одеваться отобьет охоту даже у самого непритязательного мужчины, уж поверьте мне.
    Волосы Глории развевало ветром, и он с удивлением обнаружил, что то, что он про себя называл темными волосами, теперь сияло всеми оттенками золотого и медового. Ему так и захотелось опять дотронуться до ее волос, запустить пальцы в это богатство нежнейшего шелка, а потом прикоснуться к ним губами и вдыхать их аромат…
    Кристофер сделал шаг назад от греха подальше.
    Она демонстративно расстегнула пуговицу, затем вторую, и его взору открылась тонкая полоска нежной белой кожи, не тронутой загаром. Неожиданно ему показалось, что теперь она уже намеренно заводит его, стараясь по-женски отомстить, хотя он тут же отмахнулся от этой мысли. Это было слишком неправдоподобным подозрением.
    — Нужно уметь себя подавать. Никто из ваших высоколобых претендентов не согласится на положение вашего мужа, если вы не сможете его привлечь.
    Кристофера уже и самого стало подташнивать от выбранной им роли искушенного эксперта, но он был не в силах остановиться. Глория тряхнула головой, и ему показалось, что от ее волос полетели золотые искры.
    — Что же мне перед ними стриптиз исполнять? Вы и вправду считаете, что у всех мужчин мозги в штанах?
    — Детка!
    Боже, когда он последний раз называл женщин «детками»? Да никогда! Какая пошлость!
    — Хотел бы вам заметить, что мужчины любят глазами. Пока вы не поразите их воображение, приоткрывая завесу над вашей женской тайной, все ваши достоинства не будут для них ничего стоить!
    Ему показалось, что его стало немного заносить. Но ценой неимоверных усилий он решил продолжить свой урок, который перестал приносить ему удовольствие. Кристофер вздрогнул и отвел глаза, когда легкий ветерок распахнул открытый воротник ее блузки и приоткрыл край кружевного лифчика. Но он не хотел сдаваться и опять решительно взглянул в ее глаза.
    — Много вы понимаете! — возмущенно воскликнула девушка. — Браки, основанные на взаимопонимании и общих интересах, создаются каждый день! Да зачем далеко ходить… Вот мои родители, например. Они всегда придерживались одних и тех же взглядов на мир и шли вперед общим курсом, хотя я никогда не видела, чтобы они сюсюкали друг с другом!
    — Видя вас, можно легко в это поверить.
    Сказав это, он понял, что несколько перегнул палку. Ее лицо обиженно скривилось, а в глазах вспыхнула обида. Хотя она сама была во всем виновата, но Кристоферу все же стало немного неловко. Не стоило ему касаться ее родителей. Но разве можно так рационально подходить к такому деликатному и тонкому предмету, как человеческая близость и брак?
    — Что бы вы ни говорили, я верю, да я совершенно уверена в том, что любовь между людьми, живущими одними и теми же интересами, может развиться позже, в процессе их совместной жизни, и такой вид любви гораздо надежнее и прочнее, чем слепая иррациональная любовь с первого взгляда. Кроме того, по моему собственному…
    Тут Глория прикусила губу, как будто она только что сболтнула нечто, не предназначенное для его ушей.
    Интересно, что же она утаила от него?
    — Так у вас оказывается основательная теоретическая база, — присвистнул он.
    Глория скептически взглянула на него, не зная, не смеется ли он над ней опять.
    — Я не отношусь к числу людей, которые делают что-то, не подумав.
    — А детей вы собираетесь заводить?
    Ему-то какое дело, собственно? Он и сам не ожидал, что задаст этот вопрос. Но раз уж спросил, посмотрим, что она ответит.
    Она резко выдохнула, как будто удрученная его бестактностью, но все же кивнула в ответ.
    — Вас это совершенно не касается, но я действительно хочу иметь детей.
    Что-то ему с трудом верилось.
    — Очень интересно у вас получается… А кто же будет присматривать за детьми, если вы думаете только о своей работе? Образованный, интеллигентный мужчина с успешной карьерой не станет жертвовать ею, чтобы стать вашей домработницей и нянькой вашим детям. Может вам поискать мужчину пенсионного возраста, который был бы не прочь сидеть дома с детьми? Или найти человека, который не особо заботится о своей работе и переходит с места на место.
    — Вроде вас, что ли?
    До того, как он пришел в себя и смог что-то выдавить, она круто повернулась на каблуках и удалилась. Кристофер посмотрел ей вслед, поневоле восхищаясь ее самообладанием. Солнечные зайчики запутались в ее пушистых волосах, а нежные изгибы тела не удавалось скрыть даже нелепому наряду. Несмотря на всю свою чопорность и вызывающий феминизм, мисс Зануда была пугающе чувственной и отталкивающе привлекательной.
    Он отвернулся и поплелся в тишину и покой своего домика. Засунув руки в карманы, он гадал, что же он тут до сих пор делает? Не пора ли поднять паруса на своей яхте, подцепить какую-нибудь услужливую девицу и пуститься во все тяжкие. Он явно слишком много работает и слишком редко… Кристофер выругался про себя.

    Глория ничего не могла поделать с тем фактом, что этот тип, имеющий привычку совать нос куда не следует, решил устроить пикник на открытом воздухе и теперь жарит всякие вкусные вещи на решетке прямо перед своим коттеджем. Ему было наплевать на то, что ей придется пройти мимо него по дороге на пляж.
    Что ж, она ему это запретить не может. Но ей было крайне необходимо выйти из этого дома, который давно было пора назвать «Дом, где разбиваются надежды». Ей было пора восстановить свой оптимистичный взгляд на мир, повысить свою самооценку, которая стремительно падала с каждым новым гостем. Тихое плескание волн у ног, легкий ветерок, обдувающий тело, потрясающий вид на бирюзу моря и оранжево-красный закат, что еще нужно душе?
    Глория обреченно вздохнула и решительно открыла дверь, намереваясь упрямо игнорировать этого наглого субъекта. Никогда ее решимость не была так выстрадана.
    Она вышла, стараясь не шуметь, надеясь, что этот работяга слишком занят своей стряпней, чтобы заметить ее. Она на цыпочках спустилась по ступенькам, пулей пролетела по лужайке и, быстро распахнув калитку, стремглав побежала к пляжу.
    Она радостно вздохнула всей грудью, поздравляя себя с тем, что все оказалось гораздо легче, чем она думала. Ощущение теплого песка под голыми ногами было просто сказочным. Прежде чем она поняла, что делает, она оглянулась, чтобы посмотреть, чем же занят ее сосед. К ее смятению, он вовсе не был увлечен своими кулинарными изысками. Их глаза встретились, и он ей спокойно кивнул без тени какой-либо улыбки на лице.
    Никак не реагируя на его приветствие, она отвернулась и побрела по пляжу в противоположном направлении. Она глубоко дышала терпким морским воздухом, в который помимо ее воли вплетался и аромат жареного мяса. Только сейчас она поняла, что ужасно проголодалась. Из-за того, что самолет одного из претендентов опоздал, ей пришлось проводить собеседование и в обеденный перерыв. А ее завтрак состоял из чашечки растворимого кофе и тоста.
    Жаль, что Люси тоже не умеет готовить. Они обычно питались бутербродами и пили литры кофе в течение дня, и лишь по вечерам заказывали что-то из соседнего кафе. Но эта закусочная не блистала разнообразием меню, и их питание становилось ужасно однообразным. Что бы она сейчас не отдала за домашний обед!
    Мерзкий сосед! Он не только донимает ее с утра до ночи своими придирками, утверждая, что она просто дурочка, начисто лишенная женской привлекательности… Теперь он будет пытать ее аппетитными запахами!
    Его слова все еще звучали в голове. Может, она поспешила, решив, что какой-то преуспевающий человек согласится разделить с ней свою жизнь, жениться на ней, переехать в Лондон и помогать ей заботиться об их детях?
    Она отшвырнула ногой небольшой голыш, лежащий перед ней. Самое противное было то, что в его словах была определенная правда. Ну почему деловой мир устроен так несправедливо!
    Через час она возвращалась домой, немного отдохнувшая и заметно повеселевшая, но при этом до предела голодная. Она исподтишка бросила взгляд в сторону коттеджа и замерла.
    Крис вынес на воздух раскладной столик и теперь вольготно разместился за ним, да не один, а на парочку с Люси. Мало того, рядом с ними стояло еще одно раскладное красно-белое парусиновое кресло, которое пустовало. Ее мучили мрачные подозрения, а не ее ли оно поджидает. Как жаль, что она так хочет есть, и что она не ела мясо, жареное на решетке, уже сто лет, а то она бы непременно с гордостью отказалась присоединиться к ним.
    Даже если она и откажется, какой повод она может выбрать? Ведь Люси точно знает, что у Глории нет никаких дел на вечер, и так как возле них стоит третье пустое кресло, она, видимо, уже успела сообщить об этом их соседу.
    Про себя Глория прошептала:
    — Ну, Люси, ну, подруга, ты мне за это еще ответишь…
    И что теперь делать? Сообщить им, что ей нужно сделать срочный звонок? А потом уйти в дом и пить осточертевший кофе и жевать навязшие в зубах тосты? Или подъехать в близлежащее кофе и поесть там в гордом одиночестве? Или плюнуть на все и отвести душу, наевшись до отвала жареного мяса, забыв на время все разногласия с этим типом?
    Ей вовсе не пришлось ничего решать, так как Люси заметила ее со своего места и стала махать ей рукой. Глория по опыту знала, что ее так просто не проигнорируешь, поэтому сдалась без боя. Посмотрим, сколько времени у нее уйдет, чтобы быстро наесться и сбежать с этого праздника жизни.
    С тяжелым сердцем Глория вошла в калитку и направилась к столу, на котором, испуская дразнящий аромат, лежали горы аппетитной еды. Судя по количеству пищи, она имеет возможность наесться на недели вперед. Картошка, печеная на углях, салат из разнообразных овощей, который выглядел так, будто сошел с картин великих художников, поджаренные на решетке кусочки курятины, источающие тончайший аромат… И высокий запотевший графин чая со льдом, в который так и хотелось нырнуть с головой.
    — Наконец-то ты пришла, — обрадованно сказала Люси. — А мы уж стали думать, что ты утонула.
    Люси ей подмигнула, и про себя Глория понадеялась, что ее подруга не стала откровенничать с их соседом по поводу того, насколько неудачным был сегодняшний день.
    Ее кудрявая секретарша поднялась и стряхнула крошки с брюк.
    — Пора звонить Терри. — Она благодарно посмотрела в сторону Кристофера. — Вы меня просто спасли от голодной смерти. Если бы я съела сегодня еще один гамбургер, я просто сошла бы с ума.
    Глория недоумевающе взглянула на нее.
    — Ты куда? — Ей вовсе не понравилось намерение секретарши оставить ее одну с назойливым соседом. — Ты что, уходишь?
    Глории было наплевать на то, что этот тип может догадаться, что она просто боится остаться с ним наедине. Он и так уже не мог не заметить, что она вовсе не в восторге от него. Особенно после вчерашнего, когда он обнаглел настолько, что стал распускать ее волосы и даже полез расстегивать блузку. Сказать, что она чувствовала себя неловко рядом с ним, значит, не сказать ничего.
    Люси понимающе посмотрела на нее.
    — Ты так долго гуляла, а мне так хотелось есть, что я не стала тебя дожидаться. Я больше не могу съесть ни крошки. Кроме того, Терри ждет моего звонка в семь.
    Как бы Глория ни относилась к своему соседу, но он все же вынудил ее несколько изменить манеру одеваться. Не так, конечно, как это произошло, когда она была влюблена в Дэвида, но все же…
    Дэвид…
    Он был ее непосредственным начальником. Как только открылись двери лифта, и он первый раз вошел в офис, она поняла, что пропала. Он был красив, обходителен, внимателен и каким-то непостижимым образом всегда знал, что ей хочется услышать от него. Даже та улыбка, которой он одаривал ее, когда они проходили мимо друг друга в коридоре, посылала ее на вершину блаженства.
    Прошло полгода, прежде чем Дэвид заметил, что она не только толковый сотрудник, но и симпатичная женщина. Это случилось на рождественской вечеринке их компании. Чего ей только стоило подобрать подходящее платье! Впервые она одевалась для мужчины, а не для того, чтобы произвести впечатление компетентного работника.
    Она сменила прическу и осветлила волосы. Она проводила часы, читая советы в женских журналах о том, как же нужно пользоваться макияжем. Она стала ловить себя на том, что начинает входить во вкус тех вечных женских интриг, целью которых является произвести впечатление на интересующего тебя мужчину. Да, как давно это было, а сердце болит до сих пор.
    Глория отвела прядь волос с лица и отмахнулась от невеселых воспоминаний.
    Сегодня на ней был серый трикотажный сарафан без блузки. Так как его вырез показался ей вызывающим, она повязала на шею тонкий розово-серый шифоновый шарфик, что не только спасло ее от чувства неловкости, но и придало ее костюму некоторый налет женственности. Кроме того, она надела кожаный поясок поверх сарафана, отчего ее одеяние стало короче и открывало ноги на несколько сантиметров выше колен.
    Утром, покрутившись перед зеркалом, она решила оставить волосы распущенными. Так как все собеседования до сих пор были неудачными, она подумала, что это может сработать. Но волосы мешали ей во время бесед, а когда она спустилась к морю, они то и дело лезли в лицо, развеваемые ветром, так что ей пришлось снять шарфик с шеи и повязать его на голову.
    Боже, так шарфик все еще на ее голове, а не на шее! Что же делать? Глория сразу же ощутила, насколько глубокий вырез на сарафане и как непристойно это выглядит. Она быстро стянула шарф с волос и перевязала его, стараясь скрыть фрагмент тела, открытый постороннему взору. Может, Кристофер и не заметил ничего?
    Несмотря на все ее ухищрения, день был на удивление неудачным. Единственная разница заключалась в том, что сегодня ей было труднее общаться со своими гостями, так как они то и дело шарили глазами по ее ногам. Она вовсе не поверила этому Тарди, что все мужчины одинаковы, но сегодня ее уверенность несколько пошатнулась.
    Люси подмигнула Кристоферу и игриво послала ему воздушный поцелуй.
    — Превосходный ужин. Счастливо, благородный спаситель.
    Он дружелюбно с ней распрощался, улыбаясь во весь рот. Но как только она ушла, он стер улыбку с лица.
    — Сегодня вы выглядите почти как настоящая женщина.
    Неожиданно ее сердце бешено забилось. Она надеялась, что это произошло вовсе не потому, что она стояла напротив удивительно привлекательного мужчины, который считал ее почти женщиной. Со времен своего романа с Дэвидом она выкорчевывала все игривые мысли о мужчинах из своего сердца и была вполне успешна в этом.
    Что же это за мужчина, который имеет наглость оскорблять ее, но даже при этом ее сердце откликается на его близость…
    — Это называется — похвалить так, что не поздоровится? — вызывающе спросила она у него.
    Сам же Кристофер продолжал преспокойно сидеть в своем кресле, сложив руки на голой груди. Кстати, у него вообще есть рубашка?
    — Вам виднее, я же ваших университетов не заканчивал… Что вы там стоите, как столб? Приземляйтесь, а то у вас усталый вид.
    Как бы она хотела сейчас круто повернуться и уйти, гордо подняв голову! Но у нее сводило желудок при виде всей этой роскоши, которой был уставлен стол. Плевать на него… Она решительно села в кресло.
    — Ну что ж, я слишком устала, чтобы спорить, и слишком голодна, чтобы быть гордой.
    Он взял со стола блюдо с курицей и пододвинул его к ней поближе.
    — Вам какой кусочек?
    Не раздумывая, она схватила первую попавшуюся ножку, а затем, прежде чем он успел поставить блюдо на место, еще одну. Ничего не говоря, он по очереди предлагал ей все блюда, стоящие на столе. И она приступила к еде. За столом царила напряженная тишина. Не в состоянии больше выносить это напряжение, Глория подняла на него глаза.
    Его поза не изменилась. Он так и сидел, скрестив руки на груди, внимательно наблюдая за ней.
    — Очень вкусно… — пролепетала она.
    Курятина была на удивление сочной и ароматной. Нужно было отдать Кристоферу должное. Хотя он и сует свой нос, куда его не просят, но повар он удивительный.
    Он кивком поблагодарил за комплимент, но сам ничего не ответил, все еще продолжая серьезно разглядывать ее. У Глории тревожно засосало под ложечкой. Интересно, что он там думает про нее?
    Она доела печеную картошку, наполовину съела салат и затем прикончила куриную ножку, а он все еще не спускал с нее глаз. Глорию бросило в жар, и даже легкий бриз, налетающий с моря, не мог освежить ее. Становилось все труднее и труднее дышать, каждый глоток давался с трудом, кусок не лез в горло…
    Наконец она со стуком бросила вилку на стол и заявила:
    — Я не могу есть из-за того что вы так уставились на меня. Лучше сразу выкладывайте, о чем вы там думаете.
    Он еще секунду смотрел на нее, не мигая, а затем недоуменно покачал головой.
    — Я все никак не могу понять… Какая же работа заставила вас так поспешно искать мужа? И почему вы решили, что без этого вам не получить желаемого поста? Неужели вы настолько не верите в ваши собственные достоинства?
    Господи, у нее был сегодня такой тяжелый день, а это уже последняя капля, переполнившая чашу терпения. Глория резко встала, и от ее порывистого движения стул опрокинулся с тупым звуком.
    — Я-то верю в свои силы. Проблема вовсе не в моих профессиональных качествах.
    На секунду у нее от гнева появилась пелена перед глазами. Она встряхнула головой, чтобы явственно видеть обидчика.
    — Я работаю в весьма консервативной компании, и у нас твердолобый босс. Чтобы получить повышение, я должна соответствовать его требованиям.
    — Ну и что? Какое это имеет отношение к замужеству?
    Его лицо выражало изумление.
    — Самое прямое! — Глория так давно держала в себе это чувство обиды, что ее горечь прорвалась теперь наружу. Наконец у нее есть возможность выговориться. — Этот допотопный тупица, до сих пор пребывающий в средних веках, назначает на пост президента только тех, у кого есть семья!
    — Пост президента?
    Он удивленно поднял бровь, и его недоверие разозлило ее еще больше.
    — Да, пост президента! А чему вы так удивляетесь? Хоть я женщина, но при этом я один из лучших специалистов в своей области и как никто другой заслуживаю этого повышения!
    Она смотрела ему прямо в глаза, она была откровенна и полна страсти.
    — Когда я ставлю перед собой цель, я умею добиваться своего. Да, то, что я делаю сейчас, может быть и несколько рискованно, но в жизни ничего не достается просто так!
    Она неожиданно почувствовала облегчение, выложив ему все, что наболело на душе.
    — Вы уже не раз называли меня пустоголовой, но один умный человек сказал однажды — если ты хочешь стать лучше, не бойся того, что тебя будут считать глупцом. — Она с непоколебимой решимостью посмотрела на него. — Чтобы получить то, что должно принадлежать мне по праву, я пойду на все.
    На его лице застыло скептическое выражение, но ей было на него наплевать. Ну и пусть думает, что она сумасшедшая, Глории это абсолютно все равно… Она знает, что ей нужно. И ей абсолютно безразлично мнение окружающих.
    Он встал, чтобы поднять упавший стул.
    — Еще один вопрос. Как зовут этого отсталого и твердолобого босса?
    — Какой-то старый идиот по имени К.О. Тайлер.
    Кристофер замер на секунду, в его глазах мелькнуло странное выражение, которое не на шутку встревожило Глорию. Она не могла бы ничем объяснить этого, но ее сердце наполнилось дурными предчувствиями.

4

    Кристофер так и замер со стулом в руке, как будто в воздухе разорвалась бомба. Но не прошло и доли секунды, как он пришел в себя и пододвинул ей стул.
    — Успокойтесь, мисс Хенфорд. Не стоит нервничать во время еды. Это плохо действует на пищеварение.
    Она все еще стояла, и ее щеки горели. Шарфик сдвинулся, обнажая идеальную линию шеи. Дивное зрелище, уже не скрываемое бьющейся на ветру шелковой косынкой, было слишком волнующим для человека, который недавно пережил смерть отца. Крис откашлялся, отводя взор от ее груди.
    Глория прикоснулась ко лбу, стараясь успокоиться и справиться со своим гневом. И зря. Она была просто прекрасна в своем пламенном порыве. Страсть была ей к лицу. Если она так пылает из-за работы, то какова же она в любви? Его мысли сразу же сменили свое направление, и перед его внутренним взором предстала ее нежная кожа, покрытая капельками пота, смятые простыни, зеленые глаза, полные огня… Ее влажные губы, ласкающие его тело, каштановые пряди, раскинутые по подушке…
    Усилием воли Кристофер отогнал от себя эти видения. Он отошел к своему стулу. Когда он опять оглянулся на Глорию, она все еще продолжала стоять.
    — Да сядьте же наконец, — отчего-то раздраженно приказал он.
    Глория вздрогнула от его слов, но не сразу села. Она распрямила плечи, глубоко вздохнула, аккуратно поправила юбку и лишь после этого заняла свое место. Самое тяжелое было то, что ее открытая грудь снова предстала его взору. Ему так и хотелось протянуть руку и запихать этот дурацкий платочек ей за вырез, чтобы он скрыл нежную плоть подальше от его взгляда. Но он не поддался этому искушению, потому что прекрасно понимал, что в этом случае она тотчас же вскочит и убежит, опять свалив несчастный стул.
    Он поднял свой стакан и посмотрел на янтарную жидкость, в которой играл солнечный свет.
    — Я все же считаю, что выходить замуж только для того, чтобы получить повышение, очень неразумно.
    Глория отвела глаза, взяла вилку и несколько раз ковырнула салат. Ее лицо напряглось, и она прошептала:
    — Я не хочу больше обсуждать эту тему. Вам этого не понять.
    — Вы так в этом уверены?
    Кристофер откинулся на спинку стула и смерил ее насмешливым взглядом.
    — А если я скажу вам, что моя мать использовала моего отца, чтобы подняться наверх, а когда он стал ей не нужен, просто бросила его без всякого сожаления?
    Она с сомнением посмотрела на него.
    — Что-то верится с большим трудом…
    Он продолжал смотреть на нее, уже не скрывая своей враждебности.
    — Она не вышла замуж за моего отца, но, когда родился я, просто отдала меня ему, выторговав при этом все, чего ей хотелось тогда. Мой отец вырастил меня, любил больше жизни, но так и не смог оправиться от удара, который нанесла ему эта женщина.
    Глаза Глории подернулись дымкой грусти, как будто его слова напомнили ей о чем-то, что она постаралась забыть. Она отвела глаза и сказала с искренним сочувствием в голосе.
    — Жаль, что так вышло…
    Его поразила эта перемена в ней, эта очевидная ранимость. Ее растерянность тронула его, и весь его гнев куда-то ушел без следа.
    — Я видел, как мой отец страдал из-за этой эгоистичной женщины весь остаток своей жизни. Он никому не говорил о своих чувствах, но от этого мучился не меньше.
    Не в силах больше выносить зрелище, все еще открытое его взору, Кристофер протянул руку, взялся за кончик шарфика и потянул его вниз, чтобы прикрыть пикантную впадинку.
    — Так что, мисс, не говорите, что мне этого не понять. Я понимаю все это гораздо лучше, чем кто-либо другой.
    Она смотрела на него во все глаза, слегка подернутые влагой. И он не был уверен, было ли ее смущение вызвано его проникновенной речью, или внезапным пониманием того, что ее грудь была открыта его взору такое длительное время.
    — Как ужасно, что ваша мать была такая… такая…
    — Такая бесчувственная ведьма? — закончил он за нее.
    Она уставилась в свою тарелку и опять принялась ковырять еду. Он молча смотрел на нее. Потом сказал:
    — Знаете, что я вам скажу? Когда я женюсь… или, скорее, если я женюсь, то только по любви, по глубокой и преданной любви с обеих сторон.
    Она помолчала немного, а затем прошептала совсем тихо:
    — Желаю вам удачи. Кому, как не мне, знать, насколько жестока и несправедлива бывает эта ваша любовь.
    И Глория опять погрузилась в молчание. Спустя несколько минут она бросила на него взгляд украдкой и заявила:
    — Я вообще не собираюсь никого использовать. Мои намерения самые чистые и бескорыстные.
    Он смотрел на нее со смешанными чувствами. С одной стороны, его все еще раздражала ее настырность, то, что она никак не хотела оставить эту свою идею о поиске мужа по объявлению, но, с другой стороны, ему хотелось обнять ее и успокоить, чтобы туман грусти испарился из ее глаз…

    — Как уезжаешь? Ты собираешься бросить меня прямо сейчас?!
    Не веря своим ушам, Глория во все глаза смотрела на Люси, которая стояла у входной двери с чемоданом в руке.
    — Мне позвонили сегодня утром и предложили работу в другом отделении корпорации, за которую мне будут платить в два раза больше, чем здесь. — Люси выглядела на удивление сконфуженной и растерянной. — Но они предупредили меня, что я должна приступить к работе немедленно, или они найдут еще кого-нибудь на это место.
    До Глории еще не совсем дошло то, что случилось. Она без сил опустилась на стул в кухне, чувствуя, как земля уходит из-под ее ног.
    — Люси, ведь мы работаем вместе уже пять лет! Я и не знала, что ты хочешь уйти. Я не думала, что тебе было плохо со мной.
    — Да нет, мы прекрасно сработались.
    — Тогда почему же ты стала искать другую работу?
    Люси сконфуженно встряхнула кудрями.
    — А я и не искала. Понятия не имею, как они вышли на меня. Но это предложение настолько выгодно, что я просто не могу от него отказаться.
    Глория не была удивлена тому что другие компании могли заинтересоваться кандидатурой Люси. Она была очень хорошим секретарем. До настоящего момента Глория не совсем понимала, насколько она зависит от Люси, от ее организаторских способностей. Они к тому же сильно подружились, и Глория рассказывала ей о вещах, о которых никогда не разговаривала ни с кем другим. Теперь, после заявления Люси о том, что она уходит с места ее секретаря, Глория поняла, что одной ей вряд ли справиться со всеми теми планами, которые они нагромоздили вместе.
    — Но что же я буду делать без тебя? — жалобно спросила она. — Я ведь тебе так доверяла! Ты так нужна мне, Люси! — Она беспомощно посмотрела на свою помощницу.
    Не сводя с нее глаз, Глория поставила чашку с кофе на стол, и темная жидкость плеснула ей на руку. К счастью, кофе был лишь теплым, и она не обожглась.
    — Послушай, я ведь практически делаю предложение этим мужчинам… А что, если кто-то из них вздумает воспользоваться мной?
    Лицо Люси выражало раскаяние.
    — Послушай, Глория, мне очень жаль, но ты же знаешь, что у Терри проблемы с работой, а двух детей совсем не просто поднимать, нам сейчас катастрофически нужны деньги. Так что я никак не могу отказаться от этого предложения. Кстати, мне пришла в голову неплохая идея. Можно попросить нашего соседа присматривать за тем, как ведут себя гости. Если ты закричишь, он может прибежать в ту же минуту…
    Глория прикрыла рукой глаза, не веря своим ушам. Ее здравомыслящий секретарь, вернее, бывший секретарь, додумалась до такого абсурдного предложения…
    — Здорово придумано… — саркастически проговорила она.
    — А что? Подумай об этом… Он ведь такой здоровый, прекрасно готовит, и нет никакого опасения, что он станет приставать к тебе. Разве не прекрасная кандидатура для охранника?
    Глория нахмурилась. Весь этот разговор ей вовсе не нравился.
    — Как ты можешь бросать меня в такую минуту? — грустно посетовала она.
    — Ты же знаешь, я бы никогда не оставила тебя, если бы не эта баснословная зарплата… — Сама Люси тоже чуть не плакала.
    Со двора послышался гудок приехавшего такси. Этот простой звук заставил Глорию поверить, что Люси и вправду уезжает, а она остается совсем одна в этом доме, который с каждым днем нравился ей все меньше. Она выжала из себя вымученную улыбку.
    — Ну что ж, поезжай! Ты заслуживаешь такое повышение.
    Подруги нежно обнялись на прощание, и Люси ушла, еще раз оглянувшись у дверей.
    — Береги себя, — сказала она Глории. — Пообещай мне, что ты поговоришь с Крисом.
    Глория ничего не сказала в ответ, так как боялась, что ее голос выдаст ее. Идея просить соседа о чем-либо была просто возмутительной, но она не хотела обсуждать ее сейчас. Она просто кивнула и постаралась удержать улыбку на лице. Через секунду она осталась совсем одна.
    В доме было абсолютно тихо. Глория не слышала ни криков чаек, ни звука ветра, бьющегося в ветках сада, ни шума прибоя… Наконец она заставила себя взглянуть на часы. Половина восьмого. Первый посетитель приедет через полчаса. Прошло еще пять минут, прежде чем Глория смогла сдвинуться с места. В ее голове полностью отсутствовали мысли. Она была не в состоянии принять какое-либо решение.
    Когда Глория наконец встала с места, то уже знала, что ей никуда не деться от встречи с Крисом. Она понимала, что в наше время было бы совершенно безответственно приглашать в дом совершенно незнакомых людей и оставаться с ними наедине продолжительное время, тем более затрагивая такую интимную тему, как отношения между мужчиной и женщиной… Ей не оставалось ничего иного, как попросить Кристофера присмотреть за посетителями, у которых ее предложение может вызвать нездоровый интерес. Ей просто было больше не к кому обратиться.
    Глория нерешительно подошла к двери. Он ведь и так все уже знает. Кроме того, он, как выразилась Люси, «такой здоровый», что один только его вид может устрашить перевозбудившихся гостей. И, как заметила Люси, он не питал к ней никакого мужского интереса, о чем сам нелицеприятно заявлял. Он, может быть, не считал ее дурнушкой, но называл ее чопорной, занудной, неприветливой, да всего и не упомнишь.
    Но, с другой стороны, с тех пор, как они расстались с Дэвидом, ни один мужчина так не задевал ее эмоционально. Это ее не на шутку пугало. Крис Тарди мог быть умельцем на все руки, прекрасно готовить и быть достаточно заботливым, чтобы предложить человеку холодного чаю в жаркий день, но он вовсе не был тем человеком, которого она видела бы в роли своего мужа. Ужасно неприятно, что ей придется проводить свои собеседования, когда поблизости болтается этот сексуальный здоровяк…
    Выходя из дома, Глория поклялась, что она ни за что не будет смотреть ему в глаза. Она пообещала себе, что проигнорирует мурашки, пускающиеся в путь по ее позвоночнику каждый раз, когда их глаза встречались. Так что даже хорошо, просто замечательно, что он находит ее совершенно непривлекательной.
    Она взглянула на часы. Еще двадцать минут до прибытия первого гостя. Нужно прийти в себя, очнуться от этого забытья и сделать единственно возможное в данной ситуации. Глубоко вздохнув, она направилась к его домику.
    Глория поднялась на деревянное крыльцо коттеджа, покрашенное в светло-голубой цвет, и осторожно и опасливо постучала в дверь такого же цвета.
    Она надеялась, что у нее еще будет время собраться с духом, но дверь тотчас же открылась, как будто ее ждали.
    Крис появился в двери, как всегда, без рубашки. Помня о своем обещании, она тут же отвела взор от его лица. Про себя она отметила, что на нем свежевыстиранные джинсы. Боковым зрением она также заметила его взъерошенные волосы, как будто он только что встал и еще не расчесывался.
    Выражение его лица было непроницаемым. Она думала, что он удивится, застав ее на пороге так рано, но это явно было не так. Он стоял в дверях, наполовину раздетый, с бутербродом в одной руке, но на его лице не было ни растерянности, ни удивления.
    Из приоткрытой двери доносился запах еды — яичницы с беконом, крепкого кофе. Она только сейчас поняла, что ей бы тоже следовало позавтракать. Ее кофе с тостами так и остались на кухонном столе.
    Прерывая затянувшееся молчание и прикусив нижнюю губы, она сказал:
    — Люси уехала. Ей предложили новую выгодную работу.
    Он ничего не ответил, и ей пришлось поднять на него глаза, которые она тут же отвела.
    — Послушайте, давайте договоримся… Мне придется оставаться одной наедине со всеми этими незнакомыми мужчинами. Я тут подумала, может… — Она не смогла закончить предложение, но тут же сделала еще одну попытку: — Дело в том, что ситуация может измениться… — Она откашлялась, пытаясь найти нужные слова. — Я пытаюсь сказать вам, что… Я знаю, что вы считаете меня совершенно непривлекательной, но другие мужчины могут иметь другое мнение, и тогда мне… может понадобиться ваша помощь, в случае, если…
    Она попыталась посмотреть в его глаза, но это было нелегко. Он продолжал в упор смотреть на нее своими светло-голубыми глазами без всякого выражения, как будто не понимая, о чем идет речь. У Глории неприятно заныла голова. Она потерла лоб, как будто это могло помочь ей найти именно тот способ выразить свои мысли, который заставит его согласиться на ее предложение.
    — Видите ли, я… — Она беспомощно провела рукой по волосам. — Послушайте, Крис… — Она никак не могла справиться с дрожью в голосе. — Без Люси мне будет трудно…
    — Да все я понял, мисс Хенфорд, — прервал он ее. — Вы ходите, чтобы я время от времени появлялся в доме на случай, если какой-то тип вздумает наброситься на вас, так ведь? — Он откусил от бутерброда, все еще не спуская с нее глаз. — Хотите кофе?
    По аромату, долетевшему до ее ноздрей, она могла с уверенностью сказать, что его напиток был не в пример лучше ее растворимого кофе, к тому же с низким содержанием кофеина. Но дело было в том, что если она сейчас не может спокойно смотреть в его глаза, как она сможет сидеть с ним бок о бок, болтая за чашечкой кофе? Она покачала головой, надеясь побыстрее улизнуть отсюда после того, как получит его ответ.
    — Нет, спасибо. Первый кандидат приедет с минуты на минуту.
    Он понимающе кивнул, но не вымолвил ни слова и не сдвинулся с места. Выражение его лица не давало ей ни малейшей надежды на то, что он согласится.
    Ей стало плохо. Даже шепот прибоя, доносящийся издалека, не мог успокоить ее на этот раз. Ей захотелось повернуться и уйти, но она ведь должна была узнать его окончательный ответ.
    — Так вы согласны или нет?
    Несколько секунд, которые прошли до его ответа, показались ей часами.
    — Я думал, что современные эмансипированные женщины не нуждаются в помощи мужчин.
    Итак, нет! Она должна была знать это заранее. Он лишь еще раз напомнил ей, что она была здесь непрошеным и нежеланным гостем. Ее охватил гнев.
    — Могу вам точно сказать, что в вас-то я не нуждаюсь, но вся проблема в том, что у меня нет под рукой перечницы, которой я могла бы воспользоваться, если бы кто-то из моих гостей зашел слишком далеко!
    — Вы всегда так убедительно формулируете ваши просьбы?
    — Если бы не ситуация, я бы никогда не пришла к вам, потому что я просто убеждена, что вы самовлюбленный и ехидный грубиян!
    К сожалению, выражение его лица совсем не изменилось от ее замечания, как будто она вовсе ничего не говорила. Предательские слезы подступили к глазам Глории, и она круто повернулась на каблуках, желая поскорее укрыться в своем доме, но в последний момент Крис успел поймать ее за запястье.
    — У меня нет опыта работы телохранителем, но в вашем случае… — Он опять смерил ее взглядом с ног до головы. — Я думаю, что справлюсь с этим делом.
    Получив его согласие, она не испытала никакой радости, а лишь почувствовала себя униженной и оскорбленной. Он дал ей понять, что она настолько непривлекательна, что ему не придется особенно трудиться.
    Глории ужасно захотелось сказать ему, что его помощь ей не нужна, и что она прекрасно обойдется сама. Хотя у нее и правда не было перечницы, но она могла бы припрятать лак для волос или средство против комаров где-то между подушек дивана. Если брызнуть из флакона на обидчика, он надолго запомнит это… Она вырвала у него свою руку.
    — Я лучше пройду босиком по горячему углю, чем приму вашу помощь.
    — Ну хорошо, хорошо, вы умеете убеждать, как никто другой.
    Опять он выражается какими-то недоговорками…
    — Мне и вправду нужно починить кое-что в доме. Так что можете на меня положиться. — И, взглянув на ее пылающее лицо, сказал мягче: — Не обижайтесь, ладно?
    Несмотря на то, что Глории все еще хотелось послать его к черту, к ней уже вернулась способность разумно мыслить. Отвернувшись от него, она прошептала:
    — Ладно…
    День, начавшийся так неудачно, разворачивался с медлительностью улитки. Крис остался верен своему слову. Вскоре после того, как прибыл первый гость, он вошел в переднюю с молотком и гвоздями в руках и оглядел посетителя таким многозначительным взглядом, что тот неуютно поежился на стуле.
    Но когда его взгляд обращался к ней, он был тоже весьма красноречивым, в нем светилось явное неодобрение. Теперь он появлялся в доме каждые полчаса (когда приезжал новый посетитель), и во время всех собеседований время от времени слышался стук его молотка, как будто напоминая о том, что у обитающей здесь дамы есть телохранитель.
    Глорией же владели смешанные чувства благодарности и обиды. Она, конечно же, не могла не быть признательной ему за ту неоценимую услугу, которую он ей оказывал, каждые полчаса изображая кровожадного здоровилу. Но, с другой стороны, каждый раз, когда он входил, она теряла нить разговора. После того, как она лицезрела Кристофера, играющего мускулами на глазах у смущенного посетителя, она не могла не сравнивать их, и чаше всего это сравнение было не в пользу возможного кандидата в мужья, особенно если тот не отличался симпатичной внешностью или у него не было соответствующих рекомендаций. Ей приходилось все время напоминать себе, что у Криса нет совсем никаких рекомендаций.
    Однако время от времени предательская мысль заползала ей в голову. Если бы Кристофер стал ее мужем, она могла бы полностью посвятить себя работе, а он бы готовил, содержал дом в хорошем состоянии и, самое главное, присматривал бы за детьми.
    Дети…
    Ее воображение уже рисовало парочку очаровательных малюток со светло-голубыми глазами, но она тут же напомнила себе, что она, несомненно, впадает в маразм. Эти мечты были совершенно неразумны и нелепы!
    Взглянув на своего очередного кандидата, она горестно вздохнула. Коротышка с кучерявыми темными волосами, ореолом поднимающимися вокруг пространной лысины, он не только не имел достойной квалификации, но еще и отличался на удивление сварливым характером.
    — Спасибо, что вы смогли приехать к нам, мистер Хиллмор, — сказала она, поднимаясь.
    Дверь за ним захлопнулась с оглушительным треском. Но тут же она вновь открылась, и Глория увидела знакомую физиономию.
    Боже, опять он.
    — Что-то этот ненадолго у вас задержался…
    Глория досчитала до десяти, стараясь сохранить чувство собственного достоинства.
    — Прекратите!
    Она встала и стала смотреть в окно, стараясь дать ему понять, что он имеет дело вовсе не с отчаявшейся неудачницей. Смотря ему в лицо, она никак не могла противостоять его физической привлекательности. Когда же она стояла к нему спиной, ей хватало сил воспринимать его таковым, каким он и являлся. Необразованным грубияном. Как жаль, что в мире нет гармонии — такое привлекательное тело могло бы быть увековечено в мраморе. Но что касается внутреннего содержания…
    Кристофер не уходил, маячил у двери, все еще в упор смотрел на нее, как она чувствовала спиной. Глория решила проверить свое ощущение и повернулась. Так оно и есть.
    — Уже пять часов. Мистер Хиллмор был последним посетителем. Так что вы можете идти.
    Ей понравилось, как она это сказала. Пусть не забывает свое место.
    Губы Криса как-то подозрительно скривились, как будто он хотел посмеяться над ее желанием покомандовать. Она сразу же потеряла свою уверенность, но постаралась не показывать этого. Он кивнул и иронично проговорил:
    — Слушаюсь, мадам.
    Как только он ушел, она оперлась о стенку, стараясь унять сердцебиение. Она так устала сегодня и, вдобавок, почти потеряла надежду найти себе подходящего мужа. И Крис к тому же ушел.
    Но ведь завтра он вернется!

5

    Глория была слишком раздражена и разочарована, чтобы жевать свой дежурный бутерброд с арахисовым маслом и клубничным джемом в доме, который ей осточертел. Она взяла кусок хлеба с собой и понуро побрела на пляж, вздымая горы песка босыми ногами, стараясь не думать о том, где же может быть Крис. Когда она проходила мимо его коттеджа, то не заметила никаких признаков жизни. Вот и прекрасно! Никто не будет читать ей нравоучения, пока она ест. Только язвы ей не хватало…
    Чувствуя себя разбитой и отвергнутой, она шла все дальше и дальше от своего домика, жуя приторную смесь. Внезапно какое-то движение привлекло ее внимание, и она увидела, как молоденькая уточка выпорхнула на пляж неподалеку. Глория умиленно улыбнулась, но затем ей показалось, что что-то здесь неладно. Уточка как-то странно держала голову, и ее клюв полностью не закрывался.
    — О боже…
    У малышки в клюве застрял большой рыболовный крючок. Глория понятия не имела, что же делать. У них в доме никогда не было никаких домашних животных. Она раскрошила кусочек булки и насыпала крошки на песок. Кряква вразвалочку доковыляла до кусочка хлеба и попыталась съесть его, но это ей не удалось, так как мешал крючок. Глорию охватила паника. Эта малышка погибнет от голода! Она присела на песок, подманивая птицу кусочком булки.
    — Иди сюда, малышка… Ну же, смелее… — уговаривала она ее.
    Может быть, ей удастся протолкнуть кусочек хлеба мимо крючка? Но это не решит проблемы. Даже если сегодня она и накормит птицу, что будет завтра? Птица погибнет, так как не сможет питаться.
    Уточка подошла поближе и, совершенно не опасаясь, потянула шейку к руке Глории. Несколько крошек все же каким-то чудом попали в ее горло. Когда птица была совсем близко, Глория быстро схватила ее, получив в награду истошное кряканье.
    — Успокойся, я постараюсь вытащить этот крючок.
    Но как она сможет сделать это, если теперь у нее заняты обе руки? Удержать вырывающуюся уточку одной рукой она бы не смогла. Уточка, как сумасшедшая, трепыхалась в ее руках, и Глория слышала, как бьется ее испуганное сердечко. Девушка совсем растерялась, но в то же время была полна решимости спасти птичку. Она прижала ее к груди, шепча:
    — Не бойся, я и сама боюсь за нас обеих.
    — Что это вы там делаете?
    Впервые за короткое время их знакомства Глория испытала радость при звуке голоса Криса.
    — Как хорошо, — воскликнула она и показала на птичку. — Посмотрите, у нее в клювике застрял рыболовный крючок, а я не могу вытянуть его, так как у меня заняты обе руки.
    Кристофер замер на месте, не спуская глаз с этой парочки — жалобно крякающая, испуганно бьющаяся утка и неуклюжая трогательная женщина, очевидно, имеющая так же мало опыта общения с маленькими животными, как и с мужчинами. После небольшой паузы он попросил ее подождать немного и быстро сбегал за своим чемоданчиком с инструментами.
    — Что вы собираетесь делать?
    — Держите ее крепче. Я сейчас перекушу крючок кусачками, а потом будет легче его вытянуть.
    Глория двумя руками держала уточку, надеясь, что не делает ей больно. Ловкими движениями Крис удалил крючок, освобождая птицу.
    — Ну вот, теперь совсем как новенькая…
    Глория все так же крепко удерживала уточку. Крис улыбнулся ей.
    — Вы уже можете отпустить ее. Операция прошла удачно.
    — Да, и правда, — спохватилась она.
    Она опустила птичку на песок, где та сразу же накинулась на остатки бутерброда.
    — Она, наверное, очень проголодалась…
    — У вас ведь не было дома никаких животных, правильно я угадал?
    — Не было…
    Он опять взглянул на уточку, а затем на Глорию.
    — Вы поступили необычайно великодушно.
    Глория почувствовало необъяснимый прилив бодрости.
    — А у вас дома были животные?
    — Кого только не было — собаки, кошки, птички всех видов, даже змея.
    — У моей мамы была аллергия на шерсть и перья. А мне никогда не приходило в голову завести себе змею. — Она удивленно покачала головой.
    — А разве вас не ужасает сама эта идея — завести себе змею?
    — В общем, нет.
    Его улыбка становилась все шире и шире, и теперь и его глаза были словно две льдинки, которые плавились под лучами яркого солнечного света.
    — Вы меня удивляете, мисс Хенфорд. Я как раз собирался прогуляться по берегу. Не хотите присоединиться?
    Его небрежное приглашение удивило ее, и она даже не знала, что и думать по этому поводу. Может быть, он симпатизирует людям, которые любят животных? В ней происходила внутренняя борьба. Ей хотелось пойти вместе с ним, но было ли разумно делать это? Рядом с Крисом она становилась гораздо ранимее и эмоциональнее, чем по соседству с любым другим мужчиной. Разве она забыла уроки, которым ее научило общение с мужчинами?
    Глория вспомнила разрыв с Дэвидом и ужасные обстоятельства, которые ему сопутствовали. У Дэвида хватило наглости еще несколько раз позвонить ей, пылко и прочувственно клянясь в своей любви. Несмотря на его настойчивость, у Глории хватило силы воли не поддаться его очарованию.
    Прошло два месяца, которые казались просто бесконечными. Встречать Дэвида каждый день на работе было страшным мучением. Его мимолетные прикосновения, страстные взгляды, его глубокие, словно омуты, карие глаза, устремленные на нее, глаза, которые были так искренни и правдивы, даже когда он откровенно лгал… Эти глаза могли свести с ума любую женщину, превратив ее в безвольную идиотку.
    Его призывные взгляды становились все настойчивее, и Глория поняла, что ей все труднее противостоять ему. Но вдруг так же неожиданно, как он появился в их фирме, Дэвид ушел из нее. При помощи своего неотразимого магнетизма и деловой хватки он подыскал себе неплохое местечко в финансовой империи Сити.
    Он был слишком напористым и властным, чтобы мириться со своим незавидным положением в небольшой консервативной аудиторской фирме. В качестве завершающего удара по самолюбию Глории, он прихватил с собой одну из их общих коллег, о романе Дэвида с которой никто и не догадывался. Самое смешное, что это была даже не та женщина, с которой она застала его в постели!
    Как ни странно, но чувство боли нисколько не уменьшилось после того, как Дэвид ушел из компании. Ведь не только он был виноват в том, что произошло. Ее собственные чувства и эмоции сделали ее слепой и глухой ко всем явным недостаткам этого человека. Именно тогда Глория и поклялась, что она больше никогда не позволит своим чувствам одержать верх над разумом.
    Глория опять посмотрела на Кристофера. Она почему-то чувствовала, что он не стал бы так откровенно врать, как Дэвид, но даже если он хороший человек, он все же не тот мужчина, который ей нужен.
    Она неуверенно покачала головой:
    — Спасибо, но у меня еще много дел на сегодня.
    Он помрачнел.
    — Ну что ж. Ладно. — Он резко повернулся и пошел вдоль линии моря.
    Тут же, откуда ни возьмись, появилась маленькая уточка, которая заковыляла за ним, время от времени крякая. Глория с удивлением наблюдала за этой парой.
    Только сейчас она вспомнила, что даже не поблагодарила Криса за то, что он сделал сегодня для нее. Да, теперь она его должница…
    Он шел уверенной раскованной походкой. Как она понимает эту птичку. Ей и самой хотелось бы припустить за ним следом.
    — Глупая, — с нежностью сказала она птичке, отчаянно пытающейся догнать Криса. — И ты тоже поддалась очарованию прозрачно-голубых глаз и мощного телосложения?
    — Что?
    Он был всего в нескольких шагах от нее, и теперь повернулся к ней, вопросительно глядя ей в глаза. Неужели он все слышал?
    — Я говорила птичке, что мы теперь обе ваши должницы.
    Кристофер ничего не ответил, и она не могла сказать с уверенностью, поверил ли он ей или нет.
    Она догнала его быстрыми шагами.
    — Послушайте, Крис… — Он повернулся к ней со скептическим выражением на лице. — Спасибо за то, что вы сделали для меня сегодня.
    Она постаралась улыбнуться, и к ее собственному удивлению это не потребовало больших усилий. Как странно, что она еще не разучилась улыбаться даже в такой ужасный неудачный день.
    — Могу я пригласить вас завтра на обед?
    Она с удивлением слушала собственные слова, прозвучавшие для нее самой, как гром с ясного неба. О каком обеде может идти речь, если в ее доме нет ничего съедобного, кроме початой пачки растворимого кофе, нескольких засохших тостов и арахисового масла? Такое нелепое предложение не могло прийти в ее голову и во сне… Она, правда, подумывала, что, наверное, стоит заплатить ему немного, скажем, долларов пятьдесят за день, но чтобы приглашать его на обед… Совершенно нелепая идея!
    Глория посмотрела на Кристофера и увидела в его глазах сомнение.
    — Вы хотите приготовить для меня обед? — недоверчиво спросил он.
    Она отвела глаза. Глория не знала, кто тянул ее за язык. Хорошо, если он откажется, а если нет? Что она будет делать тогда? Каждый нормальный мужчина посчитает бутерброд с арахисовым маслом на обед личным оскорблением, но больше ничего съедобного в ее доме не водилось.
    — Я думал, что вы не умеете готовить…
    Непонятно, хотел ли он ее намеренно обидеть, но слышать его слова было неприятно.
    — Да, конечно, я не могу похвастаться своими успехами в кулинарии… — Она все-таки заставила себя опять посмотреть ему в глаза. — Но мне хотелось бы поблагодарить вас за сегодняшнюю помощь.
    Смотреть долго на него ей было не по силам.
    — Спасибо, — сказал он, но по его тону она почувствовала, что за этим последует «но».
    Какая-то ее часть была бы рада этому, но вторая часть ее непокорного сумасшедшего «Я» уже вовсю горевала над его отказом.
    — У меня завтра свидание.
    Она почувствовало, как у нее упало сердце. Хотя она и понимала, что он откажется, но не была готова к тому, что это произойдет из-за его свидания с другой женщиной. Но что в этом странного? Почему бы такому мужчине не иметь подружку? Если твоя собственная жизнь одинока и лишена разнообразия, почему ты думаешь, что другие должны жить так же? И почему это открытие расстроило тебя?
    — Свидание… — повторила она, как будто ей хотелось услышать эти слова из своих собственных уст. — Она скрестила руки на груди, стараясь выглядеть уверенной и безразличной. — Ну что ж, тогда как-нибудь в другой раз, да?
    — Я думаю, что это совсем необязательно.
    Ее охватила волна раздражения. Она не позволит ему так запросто отклонять ее предложение! Ее уже столько раз отвергали на этой неделе, что она просто больше не сможет вынести этого!
    — А я думаю, что обязательно, — парировала она. — Скажем, завтра вечером?
    Он, не моргая, смотрел на нее еще несколько секунд, а затем на его губах появилась легкая улыбка.
    — Ну если вы настаиваете, то я согласен.
    Ей показалось, что кто-то невидимой рукой сжал ей горло, и она не может вздохнуть. Ее охватил ужас. Скрывая от него свое истинное состояние, она отвела глаза и стала смотреть на море.
    — Вот и хорошо.
    — До свидания.
    У нее не осталось сил оглянуться и взглянуть на Кристофера, убедиться, что он уже ушел, хотя она явно слышала скрип песка под его ногами по направлению к калитке и удаляющееся кряканье уточки, не желающей расставаться со своим героем.
    Она еще какое-то время смотрела на море, не понимая, что же такое нашло на нее. Если она все понимает правильно, она назначила своему соседу свидание на завтра? А с какой стати? Может, унижение и растерянность, преследующие ее всю эту неделю, сделали ее психически неуравновешенной?
    Или тот единственный комплимент, который он выжал из себя, ударил ей в голову? Он всего-навсего сказал, что она необычайно великодушна, а она сразу же превратилась в идиотку, несущую чепуху. Неужели ее опять охватил розовый туман, от которого подгибаются коленки? Сколько раз она говорила себе, что не стоит проводить с мужчинами больше времени, чем это вызвано производственной необходимостью?
    Но она все же не смогла отказать себе и повернулась, чтобы посмотреть, как он открывает калитку, подождав, чтобы в нее успела проковылять уточка. Какой милый… Милый? Она что, и вправду думает так?
    Набежавшая волна смочила ее ноги, и Глория некоторое время неотрывно смотрела на барашки волн. Ей нужно побыть одной, подумать. Завтра уже пятница, конец первой недели собеседований. Она-то надеялась, что к концу этой недели у нее будет хотя бы один приемлемый кандидат.
    Лицо Криса мелькнуло в ее воображении. И почему этот тип в спецовке оказался самым симпатичным из всех мужчин, посетивших этот дом за неделю?
    Всю эту неделю он, не стесняясь, резал ей правду-матку, и, несмотря на то, что эта правда была обидной, Глория не могла не признать, что его слова помогли ей во многом. А сегодня он даже пришел на помощь несчастной птице. Он, кажется, полностью доволен своей жизнью. Ах, если бы она могла сказать то же самое о себе. Ее стремление достичь совершенства во всем, чем бы она ни занималась, делало ее жизнь несколько утомительной.
    Она хотела найти себе мужа с приличным образованием и с такими же жизненными ценностями, как у нее, так почему же ее так иррационально тянет к этому работяге? И еще один вопрос никак не хотел уходить из ее мыслей. Интересно, с кем это у Криса свидание, и вернется ли он домой к ночи? Да ведь ей нет до этого никакого дела! Абсолютно никакого! Да, она завтра приготовит этот дурацкий обед, потому что не любит быть в долгу перед другими людьми. Эта трапеза будет недолгой, разговоры во время еды будут касаться только работы, а пища, если очень повезет, окажется, как минимум, съедобной.

    Следующий день прошел так же, как и предыдущие. То есть, с минимальным успехом. Крис остался верен своему слову и ровно в восемь был возле ее дверей, как всегда без рубашки, с дрелью в руках и с непередаваемым выражением лица. В полдень он поделился с ней своим бутербродом с ветчиной, причем сделал это без всяких церемоний. Она просто зашла в кухню, чтобы выпить чашечку кофе между собеседованиями, и он, ремонтируя барную стойку, спросил как бы между прочим, не голодна ли она. Она просто умирала от голода и не стала скрывать это. Занятый работой, он просто пододвинул к ней тарелку с бутербродом, а потом, закончив с работой в кухне, ушел что-то ремонтировать наверх.
    Теперь, получается, она должна быть ему обязана и за полдник? Ну что ж, сегодняшний обед позволит ей с лихвой оплатить все свои долги. Вчера вечером она съездила в соседний городок и купила все необходимые продукты. Она решила остановиться на одном из трех блюд, которые она готовила более-менее терпимо — мама называла это блюдо «Жареная свинина по-нормандски», а на гарнир можно было испечь в духовке картофель и сделать нехитрый овощной салат.
    Свинина, которую она замариновала еще вечером, была поставлена в духовку и теперь наполняла воздух аппетитными ароматами. Глория временами покидала своих гостей, чтобы проверить, как идет приготовление жаркого.
    Самое интересное заключалось в том, что как только запах жареного мяса стал наполнять дом, кандидаты в мужья стали более позитивно относиться к идее женитьбы. Видимо, запах домашней пищи давал им возможность надеяться, что она станет их «маленькой женушкой», которая будет заботиться о вкусном обеде для своего благоверного. Но она вовсе не вносила пункт о своих обязанностях кухарки в их соглашение о браке! Она предпочла бы, чтобы эту часть семейных обязанностей взял на себя муж.
    А вот Кристофер готовит очень даже прилично, думала она, поливая свинину соусом с противня. Хотя он и не входит в список мужчин, претендующих на звание ее мужа. Кристофер, не имеющий ни подходящей работы, ни соответствующего образования, вовсе ей не подходит. Да он и сам, кстати, считает ее чем-то вроде дохлой рыбы.
    Хотя она, конечно, не интересовалась, где он учился, но могла бы сказать наверняка, что он вряд ли получил соответствующее образование, так как человек с амбициями не стал бы довольствоваться работой техника-смотрителя. А ей нужен человек, который стремится завоевать свое место под солнцем и прикладывает для этого много сил.
    А этот тип даже не имеет привычки одевать рубашку! Разве она сможет привести его на корпоративный вечер, традиционный во многих компаниях? А разве он найдет тему для беседы с влиятельными людьми, с которыми она встречается? Так что прекрати и думать о нем, подруга!

    Обед начался в атмосфере неловкости и натянутости, по крайней мере, Глория ощущала себя неуютно. Крис же, как всегда, был полностью в своей тарелке и даже несколько более жизнерадостен, чем обычно. Он даже выдавил из себя, что все было очень вкусно, и не выглядел при этом оскорбительно удивленным.
    Хотя он никогда не уставал напоминать ей о том, что не одобряет ее поисков мужа, но оставил это мнение при себе хотя бы на время обеда.
    Кристофер поднял стакан с холодным чаем, и это еще раз напомнило Глории, какая она растяпа. Она забыла приготовить какой-нибудь напиток, и Крису пришлось пойти к себе и принести свой постоянный графин с чаем. Но следует заметить, что это был лучший фруктовый чай, который она когда-либо пробовала.
    Глория тоже отпила из своего стакана и почувствовала, как давит гнетущая тишина, установившаяся в комнате. Они почти совсем не говорили, а теперь он опять стал в упор рассматривать ее из-за своего стакана. Она сделала вид, что всецело занята едой, хотя ее желудок свело от волнения.
    — Так почему же вы не достигли большего в жизни? — неожиданно спросила она.
    Неужели это она, всегда такая тактичная и корректная, сказала это вслух? Она опустила глаза на свою почти не тронутую еду. Если он не ответит, то и слава Богу, а если ответит, ну что ж, ей не привыкать к его колкостям.
    Глория наколола кусочек мяса на вилку, но поняла, что просто не в силах проглотить его. У нее в горле образовался комок, и ей было нужно какое-то время, чтобы прийти в себя.
    Она услышала, как звякнул его стакан, когда он опустил его на стол.
    — Мы что, приступаем к официальному собеседованию?
    Она подняла на него невинные глаза.
    — Нет, что вы. Я просто пытаюсь завязать светскую беседу.
    — Это у вас называется светской беседой? Обычно за столом спрашивают: как у вас прошел день? А вовсе не «почему же вы ничего не достигли в жизни»!
    Глория почувствовала себя неловко, но не захотела в этом признаваться.
    — Ваше право думать, как вам удобно.
    Она взяла вилку и положила мясо в рот, надеясь, что все же сможет проглотить его.
    Комната опять погрузилась в тишину. Чтобы немного повысить свою оценку хотя бы в собственных глазах, Глория заявила категорично:
    — Не думайте, что я все это время провела впустую. У меня есть несколько отличных кандидатов!
    Что на самом деле означало, что несколько мужчин сегодня пришли с прекрасными характеристиками и были склонны обдумать ее предложение.
    — А некоторые из них готовы хоть завтра вступить в брак! — врала она без замирания сердца. — Я уверена, что мои планы полностью реализуются.
    Это еще бабушка надвое сказала. Но ведь надо было сделать хоть что-то, что бы стерло эту скептическую ухмылку с его лица.
    — Да ну? — Он не спускал с нее испытующих глаз.
    Она кивнула, больше не в силах произнести что-либо. Зря она посмотрела в эти бездонные глаза. Она почувствовала такое сильное волнение, что ее сердце забилось чаще и дыхание перехватило. Осторожно, Глория! Это опять розовый туман! Не вздумай поддаться обаянию его гипнотического взгляда!
    С большим трудом ей удалось отвести взгляд. Эти глаза могли запросто лишить ее способности думать. Почему она до сих пор не поняла этого?
    Глория хотела убедить Кристофера, что у нее все в порядке, но как ни старалась, не смогла вспомнить имени ни одного претендента. Сквозь туман, который кружил ее голову, она услышала, что Крис что-то сказал, и поймала на себе его взгляд.
    — Что?
    Он положил вилку на стол, и она увидела, что его тарелка пуста.
    — Я говорю, почему бы нам не поплавать?
    Она нахмурилась, не совсем понимая, что он имеет в виду?
    — Мы с вами?
    — Да, почему бы нам с вами не поплавать?
    Он шутит?
    — Но ведь мы только что поели?
    — Но я ведь не предлагаю заплыв на тысячу метров. Мы просто побарахтаемся в волнах… Испугались?
    Он еще и мысли читать умеет? Да, она могла честно признаться себе, что и вправду испугалась. Испугалась до смерти. Не столько его, сколько саму себя.
    Он вопросительно поднял бровь.
    — Послушайте, мисс Хенфорд, если вы не можете доверять своему телохранителю, то кому тогда вы можете доверять?
    Напоминание о том, что он не воспринимал ее как женщину, заставило ее кровь закипеть. К ней вернулась способность соображать и выражать свои мысли.
    — Я боюсь? Я с удовольствием… ммм… побарахтаюсь! Но…
    Тут она вспомнила, что у нее нет с собой купального костюма.
    — Что за но?
    — У меня нет купальника.
    Он не мог скрыть своего удивления.
    — Вы поехали на море и не взяли с собой купальника?
    Сначала она хотела соврать, что собиралась купаться голышом, но побоялась, что он вынудит ее продемонстрировать это.
    Вместо этого она созналась:
    — Но вы ведь сами знаете, зачем я сюда приехала.
    — Ах, да. Но когда я чинил шкаф наверху, я видел множество купальников для гостей. — Он еще раз смерил ее взглядом с ног до головы, при этом выражение его лица оставалось непроницаемым. — Вы наверняка могли бы найти что-нибудь подходящее для себя.
    — Хорошо, я присмотрю себе что-нибудь в секции для чопорных старых дев.
    Ей показалось, что он прикусил губу, чтобы скрыть приступ смеха. Ну и плевать! Ей-то какое дело до его мнения!
    — Желаю вам удачи!
    Он встал и взял свою тарелку, и ей показалось, что он собирается помочь ей убрать со стола.
    — Не нужно! — тут же заявила она, но на его лице почему-то изобразилось замешательство.
    — Я приготовила этот обед, чтобы поблагодарить вас за вашу помощь, так что не нужно мне помогать, отправляйтесь на пляж… поплескаться.
    И она начала убирать столовые приборы со стола.
    — Вообще-то я собирался взять себе добавки… — сообщил он, смутив ее до предела, так что она чуть не выронила посуду, которую держала в руках. — Если вы, конечно, не против… Очень вкусно.
    — Нет, конечно же, я не против.
    Он взял из ее рук свою тарелку и вилку и пошел в кухню, а она растерянно смотрела вслед его высокой фигуре. Он что, и вправду сказал, что ему понравилось жаркое? Чтобы немножко охладиться и успокоить сердцебиение, она положила ладони на прохладную поверхность стола.
    Через какое-то время она услышала, как дом наполнила какая-то незнакомая музыка на чужом языке.
    Крис появился в гостиной с тарелкой, доверху наполненной мясом, а также остатками салата.
    — Вы не против того, что я включил музыку? — сказал он, снова занимая свое место. — Люблю слушать арии из итальянских опер.
    Ее несколько смутило это замечание.
    — Так это опера?
    — Да, а эта ария, по моему мнению, одна из наиболее удачных в творчестве Пуччини — ариозо Каварадосси из оперы «Тоска».
    — А-а-а, — протянула она, хотя его объяснения не сделали музыку более понятной. Она не была большим знатоком опер, тем более итальянских. — Это пластинка?
    — Да, я привез несколько с собой, надеясь послушать их во время… ремонта. Но с началом собеседований…
    Он просто пожал плечами, как будто показывая, что остальное и так понятно.
    — Вам нравится?
    — Очень… интересно.
    — Вы вкладываете в слово «интересно» тот же смысл, что и китайцы в древнее проклятье — да придется вам жить в интересные времена?
    — Вовсе нет, я просто хотела сказать, что мелодия очень приятная…
    — Вы уже слышали ее?
    Она откашлялась и чистосердечно призналась:
    — Честно говоря, мои познания в области итальянских арий весьма ограничены. Я, конечно, в курсе того, что на итальянском говорят в Италии, а ария — это когда все поют, но не более.
    Он улыбнулся ей, притом почти без насмешки в глазах.
    — Эта опера написана по сюжету французского драматурга Виктора Сарду. Осужденный на смерть Каварадосси в последние минуты своей жизни пишет прощальное письмо возлюбленной… Послушайте.
    Глория закрыла глаза и постаралась представить, описанную Крисом сцену — обреченный на смерть художник прощается с возлюбленной за час до смерти. Какая прекрасная, какая выразительная мелодия, полная скорбной патетики и богатая эмоциональными нюансами!
    — Мне очень нравится, — призналась она, открывая глаза, понимая, что ее простые слова не в силах передать величие этой музыки.
    Она знала очень много о финансах, о бухгалтерском учете, но почти ничего об искусстве.
    Чувствуя необыкновенный внутренний подъем, она спросила:
    — А почему вы заинтересовались оперной музыкой?
    — Вы хотите спросить, как случилось, что простой работяга может что-то знать об опере?
    — Вы считаете меня такой высокомерной? — обиженно спросила Глория. Кристофер промолчал, не спуская с нее глаз. — Я сказала бы, что у нас просто разные взгляды на жизнь.
    — Вот с этим я спорить не стану.
    Он демонстративно поднял вверх обе руки, как будто сдаваясь. Его темные блестящие волосы, загар, который он приобрел, проводя большую часть времени на свежем воздухе, лишь подчеркивали его природную красоту. Белоснежная трикотажная рубашка с коротким рукавом вовсе не скрывала широких плеч и мускулистого торса. Как оказалось, у него все же есть рубашка, но он выглядел в ней не менее сексуально, чем без нее. Его голубые глаза не хотели отпускать от себя, они зачаровывали и гипнотизировали.
    Глория поскорее отвела взгляд. Ей нужна была трезвость мышления, а ее было очень трудно сохранить, глядя в эти притягательные глаза.
    Ну и что из того, что у него есть рубашка, и он может быть цивилизованно одет, когда это необходимо? И что он даже знает что-то там о музыке и итальянских ариях… Он все же вовсе не тот человек, которого она ищет. И она так думает вовсе не из-за своего снобизма, как он полагает, а просто это совершенно очевидно, так бы решил на ее месте любой здравомыслящий человек.
    Музыка закончилась, и Кристофер поднялся со своего места.
    — Спасибо за ужин.
    Он был на удивление вежливым гостем, хотя временами его комплименты и перемежались едкими замечаниями. Глория кивнула, придавая своему лицу дружелюбное выражение.
    — Не стоит благодарности. Я лишь попыталась выразить свою признательность за вашу помощь.
    — Я пойду домой, переоденусь.
    Она растерянно взглянула на него. О чем это он?
    Ее смущение, видимо, было заметно, так как он сказал:
    — Вы забыли? Я предлагал поплавать.
    Ну да, как же, побарахтаться. Сейчас, например, она вовсе не была уверена в том, что это хорошая идея.
    — Послушайте, Крис…
    — Я иду переодеваться, — еще раз сказал Кристофер настойчиво, — и надеюсь, что вы не собираетесь отступить в последнюю минуту.
    Он как будто опять намекал, что она испугалась, и это ей вовсе не понравилось. Она решила соврать.
    — Дело в том, что…
    — Через полчаса я жду вас на пляже, — сказал он тоном, не терпящим возражений.
    Ему пришлось сделать всего три шага, чтобы оказаться у дверей.
    Глория осталась одна в комнате и горестно вздохнула. Обед с этим несносным человеком стоил ей таких эмоциональных усилий, каких не требовала даже самая строгая финансовая проверка. И в своем ли она была уме, когда согласилась «побарахтаться» с ним?
    Через пятнадцать минут она уже смотрела на себя в большое зеркало в ванной комнате. Из всех купальников, которые были наверху, Глория выбрала ярко-розовое бикини. Она никогда еще не представала перед мужчиной в одеянии, состоящем из двух тоненьких полосок! Может быть, только на медицинском обследовании…
    Но ведь Крис Тарди вовсе не врач… Что с ней происходит? Где ее прославленная логика, ее принципы? Неужели она все забыла под гипнозом его голубых глаз?
    Но она знала ответ на этот вопрос. Этот тип задел ее гордость, давая понять, что считает ее чопорной дурнушкой. Кроме того, он всячески подчеркивал, что считает ее трусихой. Что он скажет теперь?
    Но, может, лучше все-таки надеть вон тот черный сплошной купальник?
    Вздохнув, она перекинула через плечо полотенце и отправилась в путь. Конечно, она бы поступила мудрее, заперев себя в черный целомудренный костюм. Но ее оскорбленная гордость не дала вымолвить и слова ее рациональному внутреннему «Я».

6

    В дверях Глория задержалась, в который раз раздумывая, а не переодеться ли ей. Выходя из дома, она обернула полотенце вокруг бедер, стараясь хоть как-то защитить свою наготу, и все же чувствовала себя не в своей тарелке.
    Она уже было шагнула назад, чтобы вернуться за черным купальником, но тут же остановилась, напомнив себе, что не просто так выбрала этот костюм. Разве она забыла, как этот тип насмехался и издевался над ней всю эту неделю, называя чопорной старой девой и девственницей, как будто последнее было таким уж ужасающим пороком. Он не раз намекал ей, что она так же беспола, как налоговая декларация. И даже фактически заявил, что ему не будет трудно защищать ее от чьих бы то ни было поползновений за отсутствием таковых.
    Может быть, она вовсе и не секс бомба, но она все же женщина. Женщина, которая ищет себе мужа. Насмешки Криса пробили значительную брешь в ее самооценке. Глории до смерти надоело быть объектом насмешек, ее уже тошнит от его обвинений в эгоизме и глупости. Она искренне хочет найти себе спутника жизни, с кем бы можно было свить гнездо, с кем можно было бы растить детей, о ком можно было бы заботиться.
    Она не может переубедить его в том, что собирается использовать мужчин в своих целях, но сегодня постарается отбить у этого самодовольного красавца охоту шутить по поводу отсутствия у нее женской привлекательности. Хотя она не забыла о тех уроках, которые извлекла после предательства Дэвида. И она полностью уверена в том, что ее решение одеваться скромно, не привлекая особого внимания, было верным, так как при помощи нарядов и косметики можно привлечь только самого поверхностного мужчину.
    Конечно, она не ставила себе цели завлечь Криса Тарди. Она просто хотела немного сбить с него спесь. Можно назвать это небольшим экспериментом. Она докажет этому надутому мастеру на все руки, что она женщина до самых кончиков ногтей. Просто она не предназначена для человека вроде него, который так мало ценит внутреннюю красоту и интеллект.
    Ну что ж, дорогой Крис Тарди, побарахтаемся.

    Крис стоял у самой кромки воды, взирая на безоблачное небо. Темное, бархатное, оно было усыпано сияющими звездами, словно маленькими электрическими лампочками на новогодней елке. Но главным его украшением была огромная, неправдоподобно яркая луна…
    Кристофер раздраженно вздохнул. Разве недостаточно вот так стоять в одиночестве и любоваться красотой ночи? Кто его за язык тянул? С какой стати он вздумал приглашать эту зануду купаться? И это двусмысленное слово «побарахтаться»… Оно включало в себя гораздо больше, чем он хотел сказать.
    Как он там ее уговаривал? Если вы не доверяете своему телохранителю, то кому вы тогда доверяете?
    Он хотел бы задать этот вопрос себе. И тут же пожалел, что вместо деловой встречи, на которую ездил вчера, он и вправду не навестил какую-нибудь из своих подружек. И вообще следовало бы провести отпуск в более романтическом и экзотическом месте, чем заштатный английский городок. Было бы гораздо лучше в самом деле «побарахтаться» в постели с какой-нибудь очаровательной сговорчивой девушкой вместо того, чтобы стоять здесь и сожалеть о вырвавшихся у него словах. Ему явно нужна женщина, от этого и все закидоны. Как еще можно объяснить его глупейшее поведение?
    — Да не появится она, — пробормотал он себе под нос, но и сам не мог сказать точно, какие чувства испытал от этого. Облегчение? Раздражение? Обиду?
    Он услышал, как вдалеке хлопнула дверь, и внутренне напрягся. Может, он ошибается. Получается, что она все-таки решила прийти. И опять он задал себе вопрос — чего ради он пригласил ее на пляж?
    Интересно, она все же надела купальный костюм, или просто решила прийти сюда, чтобы сообщить ему, что она передумала?
    Кристофер быстро повернулся к дому и увидел, как кто-то двигается в его сторону. Глория вышла из тени дома, и в свете полной луны можно было разглядеть ее всю так явственно, что по ней можно было изучать анатомию.
    Она не испугалась. Кстати, на ней вообще хоть что-то надето? Отсюда было плохо видно. Наверняка… Здравый смысл убеждал его в том, что он не мог настолько в ней ошибиться.
    Глория шла с высоко поднятой головой и расправленными плечами, легко двигаясь по лужайке, освященной неясным светом. Проклятье, вся эта затея была идиотской с самого начала. Как бы постараться не распускать руки и не получить по физиономии… Со своего места ему было видно теперь, что его соседка обладала великолепной фигурой. Если бы она проводила свои собеседования в таком виде, то к этому моменту к ней выстроилась бы длинная очередь из жаждущих претендентов.
    Он услышал стук открывающейся калитки и увидел, что она уже приближается к нему, и на ней все же надет какой-то купальник, хотя и гораздо более откровенный, чем он ожидал.
    Глория быстро шла по песку по направлению к нему, высоко подняв голову. Стройные ноги красивой формы, округлые бедра, едва скрытые купальником полные груди, легко покачивающиеся при ходьбе. Что-то в его желудке сжалось.
    Она не рискнула подойти к нему слишком близко — мудрое решение — и подняла голову еще выше, если только это было возможно. Он постарался замаскировать свое восхищение насмешливым восклицанием:
    — Не нашли секцию для чопорных дам?
    — Нашла, но проигнорировала…
    Если бы она знала о непристойных мыслях, чередой пробегающих в его голове, то она бы уже с визгом неслась к дому. К сожалению, как ее телохранитель, он не мог воплотить ни одну из своих фантазий в жизнь.
    Даже на таком расстоянии Кристофер чувствовал тепло и аромат ее кожи. Он неожиданно остро ощутил, как ярость страсти охватила его, и даже легкий ночной бриз не мог высушить капельки пота, выступившие на его лбу.
    — Ну вот я, как видите, здесь… Скажите мне, как крупнейший специалист по барахтанью в волнах ночью, что делать дальше?
    Не зная, куда деть руки, она сцепила их за спиной, отчего ее грудь стала еще заметнее. Она что, специально делает это?
    Кристофер, нахмурившись, смотрел на нее, и его желание схватить ее в охапку и повалить на песок, шепча дикие слова, боролось с ненавистью к тому типу женщин, который она представляла. И пока он полностью не потерял контроль над собой и над своими чувствами, необходимо срочно изолироваться от этой маленькой полуобнаженной сирены с ее соблазнительными округлостями.
    — Вы знаете, мисс Хенфорд, я передумал. Пойду-ка я поплаваю, но один.
    Это можно было бы перевести так — прежде чем я сделаю что-то, о чем пожалею потом, я должен увеличить расстояние между нами и немного охладиться.
    Злой на себя самого, он развернулся и с разбегу бросился в волны, широкими и энергичными движениями заплывая все дальше.
    Глория не могла бы сказать, сколько времени у нее ушло на то, чтобы понять, что ее и розовый купальник отвергли. Все вокруг нее будто замерло, и лишь волна монотонно набегала на берег. Она села на песок и обхватила колени руками, чувствуя отчаяние.
    Ей нужно было найти мужа, милого, благополучного и процветающего мужа, которого бы она научилась любить. Неужели она и в самом деле настолько непривлекательна, как пытается убедить ее этот тип? Может, Дэвид был настолько сексуально озабочен, что был готов соблазнить даже самую страшную женщину на земле?
    Глория закрыла глаза рукой. Эта мысль была слишком ужасной. Она застонала, не в силах даже заплакать. Но через какое-то время на задворках ее сознания неуверенно зародилась мысль, которая стала все быстрее набирать силу. А почему, собственно, она позволяет этому типу втаптывать в грязь свою самооценку? Кто он такой? Человек, лишенный честолюбия и не имеющий положения в обществе! С чего это ее заклинило на нем? Она ведет себя так же, как та глупая уточка, которая поплыла вслед за ним, как только он вошел в воду.
    — Глупая птица! — сердито проговорила она.
    Вне себя от гнева за то, что этот работяга заставил ее усомниться в себе, она встала с песка и решительно направилась к дому. Но тут же налетела на что-то огромное. От неожиданности она отступила назад и чуть не упала, если бы чьи-то крепкие руки не схватили ее за предплечья.
    Она постаралась освободиться, закричать, позвать на помощь, но от страха не могла даже открыть рот. Неожиданно она поняла, что человек, который держит ее, и мужчина, который оккупировал ее мысли, — это одно и то же лицо.
    — Отпустите меня сейчас же! — завопила она во все горло.
    Она еще не вполне поняла, как же он может одновременно плавать в море и стоять здесь, в упор глядя на нее. Полная луна отражалась в каждой капельке воды, дрожащей на его теле, на его волосах, на его лице.
    — Что вы себе позволяете!
    — Да это вы сами в меня врезались!
    — Я думала, что вы еще плаваете…
    — Как видите, уже нет.
    Сердце Глории колотилось в груди. Стараясь быть такой же хладнокровной и безразличной, как и он, она заявила:
    — Разве вы…
    Его губы, влажные и теплые, коснулись ее губ. Они были так убедительны, что все ее мысли мигом вылетели из головы. После того, как прошел первый шок, где-то глубоко внутри нее зародился ответ, золотая волна страсти, встряхнувшая ее до основания, и ее руки, не подчиняясь голосу разума, обхватили его за шею. Она ощущала упругость его кожи, шелковистость его волос… и не могла насытиться этим ощущением.
    Его пальцы гладили ее кожу, жгли ее, волнуя и соблазняя. Когда Глория всем телом приникла к нему, она почувствовал, насколько он возбужден, и задрожала от ликования.
    Ее губы раскрылись, как будто принимая его приглашение к замысловатой игре языков и губ. Сначала он был осторожен и нежен, а затем все настойчивее и яростнее исследовал нежность ее рта, обещая ей первобытную пугающую сладость.
    Казалось, каждая клеточка ее существа напиталась страстью — страсть бурлила в ее венах, стучала в висках, наполняла жаром голову. Все ее тело пылало. Оно жаждало его, как прежде не вожделело ни одного мужчину. Это чувство было новым для нее, но у нее даже не было сомнений в том, не было ли оно преждевременным. Чуть терпкий запах его кожи смешивался с запахом моря, усугубляя ее и без того острое желание.
    Ее внутренний голос, предупреждавший об опасности, замолчал и испарился куда-то, сдавшись во власть его прикосновений и поцелуев.
    Глория поняла, что теперь принадлежит ему, ему и только ему. Навеки.
    Внезапно она почувствовала, что он оторвался от нее и что-то шепчет ей в макушку, но она не могла разобрать ни слова. Его руки пробежали по ее спине и отпустили ее.
    Она вопросительно взглянула на него, ничего не понимая, все еще крепко прижимаясь к его телу.
    — Я сказал, что прежде чем вы проведете собеседование с вышедшими в финал, вам нужно поработать над техникой поцелуя.

7

    Кристофер сидел за кухонным столом в своем жилище, рассеянно смотря в полупустую кружку с остывшим кофе. Он продолжал думать о том, что произошло прошлым вечером, о своем нелепом поведении, о том неожиданном поцелуе. Какого черта понесло его опять на этот пляж? С чего ему вздумалось целовать эту надменную особу?
    Память услужливо подсунула ему воспоминание о том голоде, который он испытывал, сжимая ее в объятиях, о жаре ее кожи, об ощущении ее рук на своем теле… Он поцеловал ее, не задумываясь, осознавая лишь то, что она так близко, что ее губы полуоткрыты и обещают так много. В его мозгу сразу же пронеслось воспоминание об отце, который всю свою жизнь помнил о женщине, которая его предала.
    Он со злостью отодвинул от себя кружку. Он едва уснул этой ночью, так его мучили угрызения совести. Зачем он сказал ей, что над ее поцелуем стоит поработать? Кто тянул его за язык? С какой стати вздумалось ему так бессовестно лгать? Да ее поцелуи были настолько жаркими и довели его до такого состояния, что ей впору читать лекции на эту тему! Только под утро до него дошло, что это было вызвано его инстинктом самосохранения, потребностью установить дистанцию между собой и этой расчетливой женщиной, к которой он чувствовал необъяснимое влечение.
    Сейчас он чувствовал себя, как матрос, спасшийся после кораблекрушения. Никогда прежде поцелуй ни одной женщины не действовал на него так сильно. Насколько он помнил, поцелуи обычно лишь слегка волновали кровь, принося только мимолетное наслаждение.
    Так почему же он до сих пор ощущал вкус губ этой мисс Хенфорд на своих губах? Воспоминание о искрах, пробежавших между ними, никак не хотело уходить.
    Чтобы немного отвлечься, он полез в свой дипломат и вытащил три внушительные папки, решив немного поработать на документами кандидатур, выдвинутыми на пост президента одной из небольших компаний.
    Он уже сделал свое заключение по кандидатуре Германа Фулмарка, вице-президента, с которым он обедал несколько дней назад. Прекрасный специалист. Уверенный в себе. Надежный. Умный. Лишенный какого бы то ни было чувства юмора.
    Он открыл другую папку. Глория Хенфорд. Он отодвинул листок с перечислением ее достоинств, и взял другой, на котором было написано «Недостатки». Совсем недавно он записал здесь, что она слишком методична, не доверяет своим инстинктам, слишком бесстрастна.
    Это она-то бесстрастна?
    Он с отвращением допил холодный кофе и записал на листке бумаги: «карьеристка».
    Но было ли это недостатком? Написал бы он так о Германе, если бы тот был холост? У Германа была жена, которая отдавала все свое время дому и воспитанию троих детей, пока он засиживался допоздна на работе и летал по всему свету на деловые встречи.
    Он зачеркнул предыдущую запись и вывел: «заботится о животных».
    Что за чушь? Какое это имеет отношение к ее работе? К тому же эту запись нужно было сделать в отделе ее достоинств. Но на его лице появилась улыбка, когда он вспомнил, как она растерянно стояла на пляже, неумело держа вырывающегося птенца. Она сама была так испугана, но в то же время полна решимости помочь… Это свидетельствует об ее отваге, что просто необходимо в хорошем руководителе.
    Прекрасно делает жаркое из свинины. Может быть, и нельзя сказать, что она хорошая хозяйка, но следует признать, что все, что бы она ни делала, она делает хорошо. По-видимому, склонна к педантизму. Недостаток это или достоинство? В какую колонку это записать? А сам он не является ли чересчур взыскательным во многом?
    При ходьбе покачивает бедрами. Он заметил это вчера вечером, когда она шла на пляж в этом своем вызывающем купальнике.
    Какого черта? Он в сердцах зачеркал последнее предложение. Ну и что из того, что она ходит именно так? Это не имеет никакого отношения к ее рабочим характеристикам!
    Он откашлялся и усилием воли заставил свои мысли вернуться в рабочее русло. Он ведь пишет не любовное послание, а аналитический отчет.
    У нее очень милая улыбка…
    Да… Что-то сегодня работа не заладилась.
    Если бы невыносимая мисс Хенфорд имела хоть малейшее представление о том, кто он на самом деле, то она бы сейчас мурлыкала с ним, словно кошечка. Он представил ее, сидящую на его коленях и ласкающуюся к нему, и сразу же почувствовал тепло внизу живота. Но он не собирался отдавать свое сердце на растерзание черствой расчетливой женщине.
    Негромкий стук в дверь отвлек его от невеселых мыслей. Он посмотрел на часы. Восемь часов. Но ведь сегодня суббота.
    — Секундочку! — сердито крикнул он.
    Не стоит тратить столько времени на эту особу, которая этого вовсе не заслуживает.
    — Кто там?
    — Это я… — услышал он растерянный голос.
    Кристофер нахмурился и после минутного колебания убрал бумаги в папку, а папку в дипломат, который спрятал подальше. Он подошел к двери и раскрыл ее настежь.
    Глория вошла и растерянно пролепетала:
    — Вышла какая-то путаница. Люси, видимо, назначила на сегодня встречу, о которой я не знала. Этот тип только что появился, а я была еще даже не одета! Теперь мне нужно поговорить с ним, но я не хотела бы оставаться с этим мужчиной одна.
    Она старалась не смотреть на него. И он мог ее понять. Ему бы следовало извиниться за свою вчерашнюю бестактную реплику.
    — Мне пора возвращаться, — сказала она. — Вы сможете мне помочь?
    — Да, сейчас.
    Облегчение, промелькнувшее на ее лице, вызвало у него неосознанное сочувствие.
    — Спасибо, — благодарно прошептала она, поднимая глаза на его лицо.
    Задержав на нем взгляд лишь на мгновение, она повернулась и пошла к двери, но затем почему-то остановилась и неуверенно произнесла:
    — Если бы я могла обойтись без вас, я бы ни за что не стала вас тревожить.
    — Да ничего… — Он пожал плечами. — Кстати, я прошу прощения за ту глупость, которую сморозил вчера.
    — Не стоит извинений. Каждый человек имеет право на свое мнение, — отрезала она и хлопнула дверью.
    Выругавшись про себя, он взял чемоданчик с инструментами.

    Глория бросила последний взгляд в зеркало и заторопилась в гостиную, где ее ждали.
    — Простите за путаницу, мистер Лондрохол. Моему секретарю пришлось неожиданно уехать, и она не предупредила меня о том, что назначила вам встречу на выходной день.
    — Моя фамилия Линдерхолм, — сказал посетитель, нервничая.
    Его поведение было вполне типичным для человека, который пришел по объявлению. Каким-то образом его смущение придало ей большей уверенности.
    — Конечно же, конечно, прошу прощения.
    Глория заняла одно из удобных кресел, стоящих напротив дивана, на котором сидел посетитель, и постаралась выбросить из головы мысли о несносном соседе. Воспоминания о прошлой ночи не придавали ей храбрости.
    Она начала собеседование, задавая посетителю те же вопросы, что и предыдущим кандидатам, но ее мозг был занят раздумьями.
    Глория начинала осознавать, что тот тип мужчины, которого она хотела бы заполучить в мужья, вряд ли заинтересуется ее предложением. Как и предупреждал Кристофер, пока откликнулись только наименее перспективные и неудачливые мужчины, которых она не особо ценила.
    Видимо, придется пойти на какой-то компромисс, несколько снизить запросы. В глубине души она надеялась, что до следующего вторника, на который были назначены последние встречи, она сможет найти несколько кандидатур, которых можно будет условно назвать финалистами. Затем в среду, четверг и пятницу она поговорит с ними более подробно и сможет выбрать того мужчину, который ей больше всего подойдет.
    — Может быть, меня и заинтересовало бы ваше предложение… — Голос посетителя прервал ее раздумья. — Я и так уже стал подумывать, что пора заводить семью.
    Глория даже не сразу поняла, о чем идет речь, но в глазах мистера Линдерхолма с удивлением увидела мужской интерес, которым ее не баловали другие гости. Но, как ни странно, она не испытала особой радости.
    Тут открылась входная дверь, и внимание Глории переместилось на мужскую фигуру, появившуюся в холле. Кристофер был, как всегда, без рубашки. Он держал в одной руке чемоданчик с инструментами, а в другой — увесистую кувалду с деревянной ручкой. Его взгляд ненадолго задержался на Глории, но успел обжечь ее щеку легким румянцем.
    — Простите, что побеспокоил вас.
    Мистер Линдерхолм тоже посмотрел на Кристофера, откашлялся и заметно изменился в лице. Глория была так обижена на Кристофера, что ей всем сердцем хотелось ненавидеть его, но она не могла не заметить, что как только он вошел, ее мысли спутались, а дыхание стало неравномерным и прерывистым.
    — Это кто? — обиженно спросил ее гость.
    Беспокойство в голосе посетителя заставило ее обратить взор на него.
    — Не беспокойтесь, Джоэл, — сказала она с легкой дрожью в голосе. — Это мой рабочий. — И затем, повернувшись к Крису: — Вы можете приступать к работе, мистер Тарди. Вы нам вовсе не помешали.
    Ах, если бы это было правдой!
    — Хорошо, мадам, — кивнул Крис, а затем повернулся к визитеру, смерив его с ног до головы угрожающим взглядом. — Привет, приятель.
    — Привет, — в замешательстве пробормотал Джоэл.
    — Если я понадоблюсь вам, мисс Хенфорд, только позовите, — многозначительно сказал Крис и, тяжело топая, прошел в заднюю часть дома, откуда вскоре донесся негромкий стук.
    Когда мистер Линдерхолм опять взглянул на нее, он был заметно напряжен. Устрашающее появление Криса в который раз расставило все по своим местам. Она могла считать своего соседа грубым некультурным нахалом, но должна была отдать ему должное — в качестве телохранителя он был незаменим.
    Чувствуя себя еще более уверенной, чем до этого, она положила ногу на ногу и переключила внимание на своего нового гостя.
    После того, как Крис исчез с их горизонта, Джоэл немного повеселел и, положив руки на колени, стал рассказывать ей о своей работе.
    К сожалению, внимание Глории все время отвлекалось, и она не смогла бы повторить ни слова из того, что он ей рассказал. На всякий случай она улыбнулась и сказала:
    — Очень интересно… — Тут же вспомнив, что Крис говорил об этом слове. — Расскажите мне о себе, Джоэл. Чем вы увлекаетесь и так далее.
    Он был не так уж и плох на вид, высокий, худощавый, с подвижным моложавым лицом и шапкой волнистых каштановых волос. У него был красивый тонкий нос и приятная, немного нервная улыбка.
    Она окинула взглядом его одежду. Двубортный деловой костюм сливового цвета, светло-голубая рубашка и бело-голубой клетчатый галстук. Немного вызывающе на ее вкус.
    Джоэл все еще продолжал говорить, когда в дверь опять позвонили. Неужели еще один посетитель? Глория расстроено вздохнула. Видимо, Люси расписала собеседования и на сегодняшний день.
    Она пожала Джоэлу руку и спросила его, не смог бы он приехать еще раз в следующую среду, чтобы поговорить более подробно. Он согласился, и она проводила его к двери, обговаривая время следующей встречи.
    Наконец у нее есть хоть один финалист. У Джоэла Линдерхолма масса достоинств — у него есть университетский диплом, он владеет небольшим магазинчиком, умеет беседовать на отвлеченные темы, неплохо одевается, хочет остепениться и завести детей, и, самое главное, не имеет ничего против жены, которая будет занята своей карьерой.
    Как жаль, что он ей совершенно не нравится.

    В пять часов вечера поток визитеров наконец иссяк. Чувствуя, что финальный день все ближе и ближе, Глория тем не менее не могла сконцентрироваться на беседе с кандидатами в мужья и заметно нервничала. Джоэл Линдерхолм был единственным человеком, с которым было не противно поговорить.
    Как только ушел последний посетитель, Крис тоже покинул ее дом. Она проследила за ним взглядом из окна, чувствуя смесь облегчения и разочарования, которые ей вовсе не хотелось анализировать.
    Она так устала, что ей не хотелось ничего готовить, и она съела бутерброд с куском холодной свинины, оставшейся со вчерашнего обеда. Затем ей в глаза бросилась пластинка, лежащая на стойке. Она взяла ее и, сама не зная почему, включила проигрыватель.
    Она доедала бутерброд под звуки музыки. Затем оставила немытую посуду на столе в кухне и поплелась наверх, надеясь, что горячая ванна немного успокоит ее и она сможет выспаться хоть этой ночью. Но даже во сне ее преследовал Кристофер, который пел сочным баритоном, что у любви как у пташки крылья. Ей хотелось встать и выключить его голос, но у нее не было сил подняться.
    В воскресенье после завтрака, измученная бессонной ночью, с синяками под глазами, Глория еще раз просмотрела свои заметки, надеясь, что она могла просмотреть кого-то, кто имел приличные характеристики и был не против жениться на ней. Но, проведя пару часов над своими детальными записями, поняла, что таковых просто не существует. Ну ничего, у нее еще два полных дня впереди.
    Решительно вставая из-за стола, она поняла, что ей нужно хорошенько отдохнуть. Сходить на пляж. Может быть, поплавать. Или даже позагорать. Нужно как следует расслабиться и забыть обо всех разочарованиях, которые свалились на нее.
    Вчера Джоэл Линдерхолм казался ей вполне приемлемой кандидатурой, но сейчас сама мысль о том, чтобы выйти за него замуж, казалась ей такой же увлекательной, как составление годового финансового отчета. Может быть, она переменит свое мнение, когда немного отдохнет?
    Она натянула розовый купальник. Ей плевать на мнение Кристофера и на его замечания!
    Она выбрала такое же яркое пляжное полотенце. Если Кристофер сейчас на улице, он просто не сможет не заметить ее. Ну и что!
    Глория гордо спустилась по ступенькам, распрямив плечи и высоко подняв голову. Она хотела бы, чтобы Кристофер понял по ее виду, что ему не удастся запугать ее. Если он опять станет смеяться над ее затеей найти себе мужа таким способом, она поставит его в известность, что у нее теперь есть финалист. Кстати, Джоэл не так уж и плох.
    По сравнению с Кристофером он просто ангел. Удивительно, как меняется мнение, когда рассматриваешь вопрос с разных сторон!
    Она не позволит какому-то паршивому плотнику подорвать ее уверенность в себе. Ей плевать, где он находится сейчас, хотя его почему-то нет во дворе. Тем лучше. Она пошла к калитке, подставляя тело жарким солнечным лучам.
    Через некоторое время она уже лежала на животе с закрытыми глазами, чувствуя, как волны навевают на нее сон. Ничего удивительного… Она еще ни разу как следует не выспалась с тех пор, как приехала сюда. И все этот проклятый тип.
    Глория закрыла глаза, стараясь совсем не думать о надоедливом соседе.
    Услышав негромкое кряканье неподалеку, она вздрогнула. Наверное, она все-таки заснула. Затем бархатный мужской голос сказал:
    — Простите.
    Похоже, Крис возвышается сейчас где-то рядом с ней…
    — Моя уточка разбудила вас, я видел, как вы вздрогнули.
    Она подняла глаза и взглянула на него. С каких это пор уточка «его»? На этот раз на Крисе не было не только рубашки, но и брюк. На нем были только мокрые черные плавки, облегающие все, что положено. Или не положено, это зависит от вашей личной точки зрения.
    Капельки воды блестели на его коже, делая мускулатуру еще более заметной.
    Ее сердце забилось сильнее, и она рассердилась на себя за это. Из чувства самосохранения, она отвернулась от него и проговорила:
    — Если вы с вашей уткой уберетесь отсюда, я смогу еще поспать.
    — Вы намазались солнцезащитным кремом?
    Она тяжело вздохнула.
    — Каково бы ни было ваше мнение на мой счет, но я вовсе не идиотка.
    — У вас такая светлая кожа. Будьте осторожны.
    — Спасибо за заботу.
    Она опять услышала кряканье.
    — Я вовсе не с тобой разговариваю, уточка, а с этим важным гусем!
    Она услышала, как он хмыкнул и сел на песок рядом с ней.
    — Давайте я намажу вам спинку кремом.
    Она раздраженно проговорила:
    — Оставьте меня в покое. Даже если моя спина задымится, это мое личное дело. Неужели не ясно.
    — Совершенно ясно, — сказал он, но не сдвинулся с места.
    — Вам что, нечем заняться?
    — А у меня выходной. Кстати, и вчера у меня должен был быть выходной.
    Она почувствовала угрызения совести.
    — Сколько вам платят за день? Я компенсирую вам причиненное неудобство.
    — Мне не нужны ваши деньги, мисс Хенфорд.
    Вам нужно свести меня с ума? — подумала она, но вслух сказала только:
    — А что же вам нужно?
    — Да мне от вас вообще ничего не нужно. Совершенно ничего.
    — А я вот думаю, что нужно! Вы хотите окончательно разрушить мою веру в себя! — Она села на полотенце.
    Он нахмурился, и в его глазах промелькнуло удивление.
    — Но я вам не позволю сделать это! Кстати, у меня наконец появился финалист. Удивительный человек! Что же вы молчите?
    Он молча смотрел на нее, как будто обдумывая что-то, а затем заявил:
    — Если учесть, что по статистике каждую минуту рождается по дураку, то вполне вероятно, что найдутся три дурака, простите, три финалиста.
    Проговорив это, он встал и пошел к воде.
    То, как он осадил ее, довело ее до белого каления. Она вскочила и крикнула ему вдогонку:
    — Ваши оскорбления меня нисколько не волнуют! И не смейте поворачиваться ко мне спиной, когда я с вами разговариваю!
    Но он преспокойно нырнул в воду.
    Уточка подошла к кромке воды, крякнула и полетела за ним вдогонку.
    — Глупая, глупая, — участливо сказала ей Глория. — Как ты можешь мириться с его высокомерием?
    Она взяла с песка полотенце. Пора одеваться и идти домой. Не хватало обгореть, чтобы дать этому типу еще один повод посмеяться над ней.
    Остаток дня Кристофер, казалось, поставил своей целью все время попадаться ей на глаза, мешая сосредоточиться. Как она ни старалась, она так и не смогла начисто стереть из своей памяти тот неожиданный ночной поцелуй. Почему это жаркое воспоминание должно будоражить ее воображение, если сам Крис считает ее ничего не стоящей дурнушкой?

    Вторник подходил к концу. Глория ни слова не проронила с самого воскресенья. Хотя Кристофер и входил в ее дом несколько раз на дню, но она встречала его обиженным молчанием.
    Тем не менее, его устрашающее появление играло ей на руку. Только она знала, что ему-то по большому счету наплевать на нее.
    В понедельник у нее появился второй финалист. Это был свободный фотограф по имени Питер Тильман. Он был ее возраста и к тому же увлекался теннисом. Она почти ничего не знала об этом виде спорта, но, может, со временем она тоже его полюбит.
    Питер был симпатичным блондином. Когда он смеялся, забавные морщинки собирались возле его глаз. Он был крепкого телосложения, а ростом немного выше Глории. Хотя он и был одет в свитер и джинсы, но выглядел опрятным. Так как он привык работать с людьми, то был общителен и контактен. Его немного кривоватая ухмылка временами казалась презрительной, но к этому, видимо, можно будет привыкнуть.
    Вторник же прошел не в пример хуже. Уже в четыре часа Глория почувствовала, что голова у нее просто раскалывается. Боже, что за посетители! Какой-то неряшливый лавочник, затем слабохарактерный маменькин сынок и в довершении всего — гнусный зануда. Она стала стремительно терять надежду на то, что сегодня отыщет своего третьего финалиста.
    Но тут Глория услышала, как машина зашуршала шинами по подъездной гравиевой дорожке. Боже, неужели опять какой-то неудачник?
    Когда она открыла дверь, перед ней предстал высокий мужчина немногим за тридцать с веселой улыбкой на губах. Впервые за сегодняшний день ей не захотелось сразу же захлопнуть дверь перед его носом. Она представилась и провела его в гостиную. Доктор Нортон был анестезиологом. Но теперь он решил писать триллеры.
    Во время беседы Глория узнала, что доктор умеет готовить, любит детей и мог бы присматривать за ними, так как собирался работать в основном дома. Кроме того, у него были кое-какие накопления, которые позволили бы ему бросить работу, если это потребуется.
    И он воспринял идею о женитьбе с большим энтузиазмом! Глория просто не верила своей удаче. Красивый, одетый с иголочки, цивилизованный и остроумный, с таким же разумным отношением к вопросам брака, как и она, доктор Нортон стал третьим финалистом, имеющим больше всего шансов.
    Когда он уехал, Глория почувствовала прилив сил и оптимизма. Все-таки ее идея, заключающаяся в том, что люди со сходными интересами не могут не быть счастливы вместе, подтверждалась! Она улыбнулась своему отражению в зеркале. Даже вы, мистер Тарди, не сможете назвать доктора Нортона дураком.

8

    Глория выпила пару таблеток аспирина, в надежде подавить ноющую головную боль, мучающую ее с утра. Она никогда не думала, что заключительное собеседование с ее первым финалистом дастся ей с таким трудом.
    Джоэл ждал ее на крыльце. Он прибыл ровно в десять, одетый в шорты и футболку. Так он выглядел более симпатичным и менее зажатым.
    Глория предложила ему прогуляться на пляж и немного поболтать. Она проскользнула в дом, чтобы принять таблетки от головной боли, а он тем временем принялся разуваться и снимать носки.
    Она надеялась, что сегодняшняя встреча будет более непосредственной, спонтанной и даже веселой. Но особого веселья как-то не наблюдалось. Пары из них с Джоэлом не получалось. Она питала тщетную надежду на то, что он, возможно, все же понравится ей, хотя физическое притяжение между людьми и не входило в ее план в качестве составляющей. К сожалению, она не могла ничего с собой поделать.
    Глория посмотрела на часы. Два тридцать. Она горестно вздохнула и вышла. Выдавив из себя улыбку, она решила, что продержится еще час. Конечно, вероятность того, что Джоэл сделает что-то такое, что сможет изменить ее мнение о нем, как о вечном неудачнике, весьма мала, хотя кто знает… Она старалась не впадать в пессимизм.
    Она взяла Джоэла под руку и повела его к калитке. Краем глаза она заметила какое-то движение возле второго коттеджа. Секунду спустя оттуда послышался стук молотка, подтвердивший ее догадку, что Кристофер занят своим обычным делом.
    — Что он здесь делает? — спросил Джоэл, и на его круглом лице впервые за этот день появилось выражение настороженного беспокойства.
    И она не могла винить его за это. Широкие плечи Криса, его мощные руки, крепкий торс, покрытый капельками пота, поневоле вызывал восхищение его физической мощью. Хотя Джоэл и был высок, но Кристофер имел более развитую мускулатуру. И молоток в придачу.
    — Он простой рабочий, — сказала Глория и холодно посмотрела в сторону своего телохранителя, раздраженная тем, что сразу же по ее телу побежало тепло. — Просто не обращайте на него внимания.
    — Легко сказать… — проныл Джоэл, не выпуская Криса из вида.
    Она сама знала, что игнорировать Криса совсем не просто, но не стала об этом распространяться.
    — А как он смотрел на меня в прошлый раз, будто он был готов меня убить!
    — Да он на всех так смотрит.
    Они уже подошли к калитке, ведущей на пляж, и Джоэл чуть было не врезался в нее, так как все его внимание было сконцентрировано на человеке, мерно и однообразно заколачивающем гвозди.
    Джоэл стал отодвигать задвижку, а Глория еще раз мельком взглянула в сторону Криса. Он как раз сделал перерыв в своих занятиях и смотрел в их сторону. Тут у нее созрела безрассудная идея.
    Она положила руку на плечо Джоэла, и тот поднял на нее глаза.
    — Я думаю, что нам следует поцеловаться.
    — А? — спросил он недоуменно, как будто не вполне понял ее.
    — Поцеловаться. Нам нужно поцеловаться. Должны же мы узнать, подходим ли мы друг другу в этом плане, ну вы сами понимаете.
    Она посмотрела ему в глаза и тепло улыбнулась.
    — А… Ну да!
    Джоэл схватил Глорию за плечи и потянулся к ней губами. Она тем временем краем глаза наблюдала за остолбеневшим Кристофером, который все еще смотрел за ними. Прекрасно! Она обняла Джоэла за шею двумя руками и закрыла глаза. Джоэл порывисто притянул ее к себе и стал ласково гладить ее спину. Его губы присосались к ней, словно к кружке воды в полуденный зной. Он даже застонал от удовольствия, тем самым показывая, что он готов продолжать этот эксперимент как можно дольше. Было совершенно очевидно, что он вовсе не считал ее поцелуй скучным!
    Но все дело было в том, что этот поцелуй вовсе ее не взволновал. Единственное удовольствие, которое Глория извлекла из него — это то, что она наконец сумела отомстить этому надутому индюку.
    Глория решила прервать поцелуй, пока дело не зашло так далеко, что ей потом придется просить помощи у человека, которому она мстила. Она разжала руки, которыми обнимала Джоэла, и уперлась ими в его грудь.
    — Спасибо, достаточно.
    Она улыбнулась ему и взяла под руку. Джоэл не двинулся с места и был не в состоянии сказать хоть что-то. Он все еще был слегка одурманенным, и ей самой пришлось открыть калитку.
    Интересно, выглядят ли они, как любящая парочка? А впрочем, какая разница. С чего это она вздумала разыгрывать эту сцену для человека, который ничего для нее не значит?
    Преданно заглянув в глаза Джоэла, она улыбнулась ему самой нежной улыбкой.
    — Вы любите гулять по пляжу? — Она постаралась напомнить себе, что занята поисками мужа, а не местью Кристоферу.
    — Да нет, у меня аллергия на медуз, к тому же…
    — Вот и прекрасно! — произнесла она, улыбаясь так же лучезарно, стараясь сконцентрировать свое внимание на этом мужчине, а не на том, втором, по другую строну калитки. — А скажите мне, Джоэл, как вы относитесь к оперной музыке?
    Он недоуменно моргал. Она его вполне понимала. Чего это вдруг она решила спросить его об этом?

    Этот тип наконец слинял. Кристофер убрал молоток в ящик и пошел в дом.
    — Что за придурок!
    Он никак не мог взять толк, неужели эта бестолковая женщина, обезумевшая от желания найти себе мужа, имеет что-то общее с тем блистательным работником, чье умение привело в фирму самых выгодных клиентов? В характеристике на нее было черным по белому написано, что она уравновешена, уверена в себе и заслуживает доверия.
    Он озадаченно покачал головой. Видели бы они ее сейчас. Весьма уравновешенная, ничего не скажешь. Да и всю ее идею найти мужа по объявлению в газете тоже особо умной не назовешь!!
    Но его внутренний голос твердил, что и его самого в последнее время тоже вряд ли можно назвать особо здравомыслящим. С какой стати он стал обнимать ее, целовать, а после этого делать ироничные замечания по поводу этого же поцелуя? Тоже не очень разумно!
    Когда Глория и этот долговязый идиот присосались друг к другу, он просто глазам своим не мог поверить. А с другой стороны, почему бы им и не целоваться? Может, они вскоре и поженятся…
    Кристофер в сердцах сплюнул на лужок.
    Хуже всего то, что он умудрился ушибить палец молотком, и теперь его ноготь почернел. И все из-за этой взбалмошной особы! Плевать!
    Он пошел на пляж, не потрудившись открыть калитку, а просто перемахнув через забор. Прошагав немного, он заметил свою уточку.
    — Привет, малышка! Отчего ты улетела от меня? Или тебя спугнул шум?
    Кристофер усмехнулся. Может, он и вправду шумел сегодня немного больше, чем требовалось, что из того. Он плюхнулся на песок рядом с уткой и погладил ее мягкие перышки.
    — Дело в том, что эта женщина доводит меня до белого каления!
    Решив, что ему нужно снять с себя стресс, он сбросил ботинки и носки, а затем и джинсы с трусами, а потом нырнул в набегающую волну, надеясь, что энергичное плаванье отвлечет его мысли от Глории. Но затем он обнаружил, что для этого ему, видимо, придется доплыть до Франции.
    Через полчаса он поплыл по направлению к берегу и заметил, что на берегу кто-то есть. Можно было не гадать особенно, кто это мог быть. Глория сидела на корточках и играла с уткой, которая вольготно расположилась на груде его белья.
    Вода доходила ему до груди. Он остановился и убрал мокрые волосы с лица.
    Глория поднялась и посмотрела в его сторону, прикрыв глаза от солнца рукой. На ней сегодня была белая шелковая блузка с открытым воротом и тонкая юбка персикового цвета. От легкого ветерка ее одежда прилипла к телу, обрисовывая все его соблазнительные изгибы. В закатном солнце ее распущенные каштановые волосы сияли, как огонь.
    — А я надеялась, что вы утонули, — насмешливо сказала она.
    Только ее сарказма ему не хватало. Он напустил на себя самый безмятежный вид.
    — Вы что-то хотели спросить у меня?
    — Нет, я просто гуляю.
    Крис взглянул на нее, стоящую на берегу, словно прекрасная скульптура.
    — Ну так и продолжайте это делать. Не позволяйте тому факту, что я все-таки не утонул, испортить вашу прогулку.
    Она сложила руки на груди.
    — Вы что, голый?
    Этот прямой вопрос несколько удивил его.
    — А что? Разве вы служите в полиции нравов?
    — Значит, да?
    — Можно сказать и так.
    Она прикусила губу, прежде чем проговорила:
    — У вас совершенно отсутствует чувство стыда?
    — У меня? Так ведь это вовсе не я ищу мужа по объявлению.
    Даже с того приличного расстояния, на котором он находился от нее, Кристофер мог без труда заметить, что она нахмурилась.
    — Сколько раз вам говорить! Мои намерения самые бескорыстные. И не пытайтесь уйти от ответа на вопрос, который я вам задала!
    — Как хотите. Вы ведь тоже можете голышом поплавать. У нас свободная страна.
    — Да, вы бы этому наверняка обрадовались…
    — Точно, — прошептал он, представив блистательное обнаженное тело, барахтающееся в волне, и потихоньку пошел к берегу. — Предупреждаю, я выхожу.
    Он сделал еще несколько шагов в ее направлении. Вода теперь доходила ему до пояса. Насколько он знал мисс Зануду, через пару секунд она с криками бросится бежать к дому при одном только намеке на то, что ей сейчас придется увидеть голого мужчину.
    — Только попробуйте!
    Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.
    — Вы думаете, что я решил поселиться в воде?
    Она согнала утку с его одежды и схватила его джинсы.
    — Держите!
    Она постаралась добросить брюки до него, но это ей не удалось, и они упали в воду на мелководье. Крис направился к ним, не приседая, чтобы спрятать нижнюю часть тела в воде.
    Он услышал, как Глория ахнула и отвернулась. Он ощутил чувство удовлетворения от того, что оказался прав.
    — Мисс Хенфорд, для женщины, которая стремится подцепить себе мужа, — сказал он, натягивая мокрые джинсы, — вы что-то слишком стыдливы.
    Когда он вышел из воды, она подбежала к нему.
    — Вы пристрастны в этом вопросе только из-за того, что произошло с вашим отцом, так что держите свое мнение при себе!
    — Ладно, но у меня к вам один вопрос.
    — Всего один? Так скорее задавайте его и проваливайте отсюда! — скомандовала она.
    — Как вы сможете уважать мужчину, который женится на вас, не испытывая к вам никаких чувств?
    Она прикусила губу, и Крис понял, что она не настолько уверена в себе, как хочет показать. Она была шокирована и горела негодованием, хотя в ее глазах он заметил промелькнувшую тревогу.
    — Гораздо честнее и благороднее выбирать себе партнера, привлекая разум и логику, а не так называемые нежные чувства. Вы можете проверить факты, а эмоции исчезают без следа, растворяются, и вы остаетесь у разбитого корыта! Нужно основывать семью на более прочном фундаменте, чем повышенный уровень гормонов!
    Кристофер на секунду онемел.
    — Похоже, вы затеяли все это вовсе не из-за «производственной необходимости», а совсем по другой причине.
    — Не мелите ерунды, — прошептала она, и на ее глаза навернулись слезы.
    Так значит, она в прошлом сильно обожглась, и теперь дует на воду, боится доверять своему сердцу? Он почувствовал прилив сочувствия, но постарался отмахнуться от него. Если даже у нее разбито сердце, это вовсе не значит, что нужно попустительствовать любой глупости.
    — А вы не боитесь, что выйдете замуж за кого-то из ваших высоколобых финалистов, а потом вдруг обнаружите, что влюбились в кого-то другого?
    — Нет, не боюсь.
    — Любовь не поддается контролю.
    Она промолчала, как будто задумавшись.
    — Ну ладно. Достаточно об этом. Как прошел сегодняшний день? — насмешливо спросил Крис.
    — Более или менее. Ничто в этом мире не совершенно.
    — Я тоже так считаю. Даже самый распрекрасный брак не лишен проблем, поэтому нужно быть глупцом, чтобы верить в семейный союз, основанный на взаимных компромиссах.
    — Вам следует читать лекции на тему, что такое удачный брак и как его заключить. Как холостяк, вы должны быть незаменимым специалистом в этой деликатной области.

    Бесконечный день, проведенный со вторым финалистом, Питером Тильманом, близился к концу. Если после визита Джоэла Линдерхолма Глория была несколько разочарована, то сейчас она была близка к отчаянью. И это вопреки всем достоинствам Питера.
    Питер был коммуникабельный и умный. От него так приятно пахло луговой травой. Он хорошо одевался, был привлекательным и блистал талантом рассказчика. Но эта его кривоватая ухмылка все больше беспокоила Глорию, и она ничего не могла с собой поделать. Но не могла же она отвергнуть мужчину по такой нелепой причине?
    Она уже знала, что Питер ко всему прочему умеет неплохо готовить, хотя и не является гурманом. У них были похожие взгляды на общественные и политические вопросы. Чего же ей еще?
    — Давайте прогуляемся по пляжу.
    Он с удовольствием согласился. У Глории сложилось впечатление, что Питер был вовсе не прочь жениться на ней, если она даст свое согласие. Она постаралась, чтобы ее улыбка выглядела искренней, и вышла вместе с ним из дома. И опять увидела Кристофера. Тот ремонтировал оконную раму и в данный момент что-то пилил. На этот раз она не стала целоваться у него на виду. Ей самой было стыдно за тот свой поступок. Какое-то ребячество, иначе не скажешь!
    Ее мысли вернулись ко вчерашнему вечеру. Она вспомнила, как Крис выходил из воды, и ее щеки окрасились румянцем. Их непрекращающиеся пререкания изматывали ее физически и душевно. К счастью, он не знал, насколько волновал ее, и она надеялась, что он никогда этого не узнает. Но его присутствие по соседству заметно мешало ей быть объективной к возможным кандидатам в мужья, как она и предполагала еще при первой встрече с ним.
    Она вспомнила его слова, сказанные вчера: «А вы не боитесь, что выйдете замуж за кого-то из ваших финалистов, а потом вдруг обнаружите, что влюбились в кого-то другого?»
    После расставания с Дэвидом она в совершенстве овладела искусством уходить от ситуаций, которые могли бы затронуть ее чувства. Ум и логика всегда были ее сильными сторонами.
    Но после недель, проведенных рядом с Кристофером, она стала ощущать, что ее эмоции и чувства снова выходят из-под контроля. Она не могла объективно оценить Джоэла, Питера и даже Стефана. Как только она пыталась сделать это, перед ее внутренним взором появлялось лицо Кристофера.
    Любой мужчина по сравнению с ним выглядел жалким и никчемным.
    А может, она уже влюбилась?
    — Как здесь здорово! — Голос Питера отвлек ее от раздумий.
    Глория огляделась и обнаружила, что она даже не заметила, как далеко они отошли от дома.
    Она одарила Питера вымученной улыбкой.
    — Этот вид просто великолепен.
    — Как и вы, Глория, — проговорил он, глядя на нее с этой мерзкой улыбкой, вызывающей у нее чувство отвращения.
    Да перестань ты, уговаривала она себя. Сотни женщин посчитали бы эту улыбку чувственной.
    — Вы такая красивая женщина.
    — Спасибо, Питер.
    Она отвернулась, опасаясь того, что может последовать. Дурочка, тебе ведь все равно придется пройти через это. Легкий дружеский поцелуй в данных обстоятельствах вполне приемлем и даже желателен. Кроме того, тебе может понравиться.
    Вздохнув, она повернулась к Питеру и посмотрела ему в глаза.
    Он понял это как недвусмысленное приглашение. Его жесткие губы прикоснулись к ней, и он резко притянул ее к себе так сильно, что она не могла вздохнуть. Из чувства самосохранения она постаралась оттолкнуть его, но это ей не удалось. Она отвернула голову.
    — Подождите! — прошептала она, но его рот терзал ее губы, так что ее мольба превратилась в сдавленный крик.
    Глория почувствовала, что он опускает ее на песок. Ее спина коснулась горячей твердой поверхности, и ужасная мысль пронзила ее. Этот человек, видимо, считает, что секс входит в программу знакомства. Он хочет овладеть ею прямо здесь на пляже!
    Она уперлась руками в его грудь, стараясь высвободиться. Когда ей удалось оторваться от его губ, она выкрикнула:
    — Прекратите! Оставьте меня!
    Но так как она была практически пригвождена к земле, ее окрик прозвучал как негромкий шепот.
    Питер не обратил никакого внимания на ее слова, и прижал ее руки к песку.
    — Малышка, не стоит больше притворяться. Сейчас все пойдет, как по маслу!
    — Отпустите меня, а то я закричу! — разъяренно прошипела она.
    — Да кто ж тебя услышит! — ухмыльнулся он.
    Она оторопела. Так значит, его совершенно не интересует, хочет ли она его или нет? Он думает, что она будет лежать спокойно, пока он будет ее насиловать? Так она ему покажет, что значит связываться с Глорией Херфорд!
    Глория еще никогда не была такой злой. Питер опять прикоснулся к ее губам, но Глория умудрилась укусить его за нижнюю губу. Он вскрикнул и на секунду отпустил ее руки. Воспользовавшись этим, она схватила пригоршню песка и бросила ему в лицо.
    Насильник схватился за глаза и скатился с нее.
    — Ты попала мне в глаза, стерва!
    Глория понимала, что в ее распоряжении всего несколько секунд до того, как Питер придет в себя. Она вскочила на ноги и побежала к дому, который был так далеко! Бежать по вязкому, расползающемуся под ногами песку было ужасно трудно, Питер был физически сильнее, и она уже чувствовала его дыхание за своей спиной. Ее ноги подкашивались, она задыхалась, но из последних сил добежала до калитки, открыла ее и бросилась к Кристоферу. Он ведь согласился стать ее телохранителем, а теперь она нуждалась в нем, как никогда.
    — Крис!
    Он сразу же повернулся к ней. Когда он увидел, в каком она состоянии, его охватил гнев.
    — Скотина!
    Она спряталась за его широкой спиной.
    — Он идет? — спросила она испуганно, но тут же увидела ответ на свой вопрос.
    Питер появился возле забора. Его лицо было красным от гнева. Он со злости так хлопнул калиткой, что этот звук еще долго звучал в ушах.
    — Простите, что я вас побеспокоила, — прошептала она Крису, но тот ответил:
    — Ничего, я с ним сумею разобраться.
    Питер пошел к ним. Его глаза слезились, были мутными и налитыми кровью. Кристофер тоже сделал несколько шагов вперед. Вне себя от гнева Питер указал на Глорию.
    — Мне нужно поговорить с ней.
    Он слегка шепелявил, и Глория заметила, что его нижняя губа распухла.
    — Да ну? А вот она не собирается с тобой беседовать.
    — Она чуть не лишила меня зрения!
    — Может ты, приятель, расскажешь мне, как это произошло? — произнес Кристофер, перекладывая молоток из одной руки в другую.
    Его тон вовсе не был угрожающим, но что-то в его позе, в его интонации, в выражении глаз заставляло остерегаться его.
    Питер растерялся, он не ожидал такого вопроса.
    — Да она просто сумасшедшая! Она весь день со мной заигрывала, а потом вдруг превратилась в дохлую рыбу.
    — Понятно… А почему же ты не послушался, когда дама сказала тебе «Оставьте меня»?
    Глория удивилась тому, что Кристофер точно повторил ее слова, ведь он не мог слышать ее крики с того места, на котором сейчас стоял. Может быть, ситуация была довольно типичной, и такие негодяи, как Питер, всегда поступают так с беззащитными женщинами?
    Страх и гнев охватили Глорию. Она смотрела на двух мужчин, стоящих напротив друг друга в угрожающих позах. Было такое ощущение, что в воздухе запахло дымом.
    Питер перевел взгляд на руку Криса, держащую молоток. На его лице отразилась бессильная злоба. Кристофер был не только выше его ростом, он был к тому же вооружен. Питер открыл было рот, а затем как будто передумал.
    Кристофер тоже не спускал с него глаз. На его лице появилась улыбка, которая была похожа на оскал волка, и он спросил:
    — Мисс Хенфорд, вы не будете возражать, если этот тип отчалит?
    Контраст между его утрированно вежливыми словами и грозным выражением лица был так разителен, что у Глории мороз пошел по коже.
    Глория откашлялась и едва слышным голосом сказала:
    — Нет.
    — Скажи даме, что ты просишь у нее прощения, и можешь быть свободен.
    Задиристое выражение исчезло с лица Питера, его явно охватила паника. Он мельком взглянул на Глорию, пробормотал что-то себе под нос и быстро направился к машине.
    Глория не могла сдвинуться с места еще долгое время. Лишь когда машина Питера исчезла в отдалении, она ощутила неожиданную легкость. У нее будто груз с плеч свалился. Испытывая чувство глубокой признательности, она повернулась к Кристоферу. Он стоял все в той же позе, наблюдая, как рассеивается пыль, поднятая машиной Питера.
    Глория, не отрываясь, смотрела на своего защитника, на мужественную красоту его лица, на его мощную челюсть. Ее взгляд скользнул по его широким плечам, мускулистому телу, которое всегда поражало ее грацией.
    Она должна была как-то выразить свою благодарность Крису. Поэтому подошла к нему и пожала руку.
    — Спасибо. Я теперь ваша должница.
    Почему-то она сразу же подумала, что было бы лучше отблагодарить его поцелуем. Она приподняла подбородок и посмотрела Кристоферу прямо в глаза, надеясь, что ему, как и Питеру, не понадобится словесного приглашения.
    Но он так и продолжал стоять, невероятно красивый, как будто ждал, что она сама сделает первый шаг. А может, ей это просто показалось, и он просто пристально смотрел на нее… Солнечный свет запутался в его волосах, и она не могла отвести от него взгляд. Ее охватило ликование от того, что ей повезло встретить его на своем пути.
    Поцелуй же меня, пело ее сердце. Поцелуй же меня, просили приоткрытые губы. Поцелуй же меня, было написано в широко распахнутых глазах.
    Странное выражение появилось на его лице, как будто он прочел ее мысли и был готов сделать так, как она хотела, но затем он лишь плотнее сжал губы, провел рукой по глазам и сказал:
    — Зря вы ввязались в эту игру. — А затем повернулся к ней спиной и вернулся к своей работе.
    Глория не сразу пришла в себя. Она еще какое-то время смотрела ему в спину, наблюдая за игрой мышц. А затем, чувствуя себя несчастной и отверженной, пошла к себе.

9

    Доктор Стефан Нортон был само совершенство. У него имелся и университетский диплом, и рекомендательные письма, и даже небольшие накопления в банке. Он обладал даром убеждать и мог бы общаться с нужными Глории людьми. Кроме того, как будущий писатель, он собирался работать дома, так что смог бы присмотреть за детьми. Он любил готовить, отличался покладистым характером и быстрым умом. К тому же был очень симпатичным и великолепно одевался.
    Так почему же она лишь пожала ему руку в конце дня и проводила до машины? Она даже не поцеловала его на прощание. Вовсе не потому, что ее так напугал Питер, а потому, что она бы не смогла этого перенести.
    Она, должно быть, просто сошла с ума. Такой прекрасный кандидат уже был в ее руках, а она, не раздумывая, выпроводила его за дверь.
    Ее мысли вернулись к Кристоферу. Ну почему вдруг какой-то рабочий, всего-то и умеющий, что хорошо заваривать чай, обвораживать уток и улыбаться так, что у нее внутри все переворачивается, никак не выходит из ее головы? Почему только его она представляет в роли своего спутника жизни? И куда делся ее рациональный подход к выбору мужа?
    Глория оперлась плечом на входную дверь и закрыла лицо руками. Ей казалось, что она знает ответ на этот вопрос, но ей не хотелось признаваться в этом даже себе самой. Разве ее прошлый роман не научил ее ничему? Разве она не убеждала всех вокруг, что мужа нужно выбирать с холодной головой? Да этот Кристофер и не подходил ей вовсе! У него не было высшего образования, а, может быть, даже и среднего. Она сомневалась, что у него был хоть один приличный костюм.
    Что теперь делать? Она почувствовала потребность подышать свежим морским воздухом и направилась на пляж. Сегодня она уж точно не напорется там на Кристофера. Ведь сегодня пятница, а по пятницам у него, как обычно, свидание. Так что она прогуляется по пляжу в гордом одиночестве.
    От одной мысли о том, что сейчас проделывает Кристофер со своей женщиной, ей стало плохо. Почему это должно ее занимать? Она постаралась выбросить его и его возможные любовные приключения из головы. Ведь у него-то прекрасно получается вычеркивать ее из своей жизни!
    Она присела на плетеное кресло и расстегнула сандалии. Глория, ты просто идиотка! Такой экземпляр был в твоих руках, а ты отпустила его на все четыре стороны!
    Она оставила туфли на лужайке, а сама направилась на пляж. Она проклинала Кристофера за то, что он встретился на ее пути, иначе она бы сейчас мирно беседовала со Стефаном Нортоном, обсуждая детали их свадьбы.
    Она чувствовала себя совершенно потерянной и неприкаянной, разрываясь между Доктором Нортоном, который ей подходил, и Кристофером Тарди, который был ей нужен. У нее не было сил стоять, и она опустилась на песок, обхватила колени и задумчиво уставилась на море. Мерный звук набегающей волны, всегда такой умиротворяющий, на этот раз не мог успокоить ее. Где-то далеко пронзительно закричала чайка, и Глория вздрогнула от неожиданности. Она уперлась подбородком в колени и закрыла глаза, глубоко вдыхая пряный воздух, пытаясь восстановить подорванную уверенность в себе, однако это у нее не очень получалось.
    У нее не осталось ни кандидатов в мужья, ни времени. В следующий четверг ей надлежит встретиться с влиятельным владельцем компании К.О. Тайлером. Первоначально она планировала посвятить первую половину следующей недели оформлению необходимых документов и проведению бракосочетания. Если что-то чудесным образом не изменится до утра понедельника, то ее затея полностью провалится.
    Неожиданно она услышала звук, который явно не относился к звукам вечерней природы. Она подняла глаза и замерла. Кто-то определенно выходил из моря, и на миг у Глории возникло чувство, что это уже однажды было с ней. Да, вот так же всего несколько дней назад Кристофер выходил из морских волн. Но на этот раз на нем были плавки.
    Она была удивлена, что он остался дома, и ее неожиданно охватило чувство облегчения. Она презирала себя за это, но никак не могла подавить радость. Она была так благодарна небесам, она была просто вне себя от восторга, что он сейчас не где-то с другой женщиной.
    Он не сразу ее заметил и резко остановился всего лишь в шаге от нее.
    — Привет! — сказал он, убирая мокрые волосы с лица. — А я чуть на вас не наступил.
    Окутанная своим мрачным настроением, словно коконом, Глория ничего не сказала, надеясь, что в темноте он не увидит ее выражение лица.
    — Что вы здесь делаете?
    Его выпуклая грудь тяжело вздымалась после энергичного плаванья.
    Она молча пожала плечами, смотря в песок прямо перед собой.
    — Мне было так… — Она не знала, как закончить предложение. Зачем ему знать, что с ней происходит. Ведь ему по большому счету наплевать на все ее проблемы. — Мне просто захотелось посидеть на берегу.
    — Посидеть в темноте, сжавшись в комочек? Что-нибудь случилось?
    Она не отдала должное его догадливости.
    — Я сижу в темноте, сжавшись в комочек, потому что я люблю сидеть в темноте, сжавшись, в комочек! Все понятно?
    Он не сразу ответил, но и не ушел.
    — Конечно.
    К ее удивлению, он уселся рядом с ней.
    — Надо полагать, таким образом вы выражаете свою радость по поводу скорого бракосочетания?
    Ей не хотелось пикироваться с ним, так что она соврала:
    — Да. Мы, дохлые рыбы, имеем обыкновение именно так праздновать помолвку.
    — Ясно. — Он скептически хмыкнул и оглядел ее. — И кто же этот счастливчик — Долговязый, Сексуальный Маньяк или Жизнелюб?
    Она подняла на него глаза.
    — Кстати, тот, кого вы называете жизнелюбом, просто чудесный человек. Он остроумен, обходителен, у него совсем нет недостатков.
    Она не могла долго смотреть на него и отвернулась.
    — Значит, Жизнелюб?
    Какое он имеет право сыпать соль ей на рану?
    — Вас это не касается.
    Звук волны, набегающей на берег, долгое время оставался единственным звуком.
    — А почему же тогда вы такая грустная? Получается, что ваш план удался на все сто процентов. Вы сейчас должны задирать нос повыше, напоминая мне: «Я ведь говорила!»
    Она посмотрела на него, стараясь скрыть свое подавленное настроение от его испытующего взгляда. Он был вполне серьезен, и ей даже показалось, что в его глазах читалось сочувствие.
    Больше не в силах лгать и держать свою грусть внутри, она покачала головой.
    — Я никого из них не выбрала. — И ее голос дрогнул. Она незаметно вытерла тыльной стороной руки непрошеные слезы. — Но я не теряю надежды, — быстро добавила она, стараясь сдержать дрожь в голосе. — Я верю в себя. И я своего добьюсь.
    — Я не совсем понял, — удивленно сказал он. — Если этот человек был так хорош, почему вы ему отказали?
    Глория лишь покачала головой, не в состоянии вымолвить ни слова, боясь, что она тут же расплачется, как только раскроет рот.
    — Неужели до вас наконец дошло, что нельзя использовать других людей в своих целях?
    — Да не собиралась я никого использовать, сколько раз можно это говорить! — Глория бросила на него злой взгляд. — Раз так, я больше ничего не скажу, — надулась она, — вы ведь все равно ничего не понимаете.
    Не могла же она чистосердечно поведать ему, какую роль сыграла его мужская привлекательность в провале ее гениального плана?
    — Но что же вы теперь будете делать? Зазывать людей с улицы?
    Хотя ее самооценка и уверенность уже достигли уровня ниже пола, она все же огрызнулась:
    — Если потребуется, почему бы и нет!
    Кристофер молча смотрел на нее, и у нее даже дух захватило от этого. В неверном свете луны его лицо казалось еще более мужественным, черты лица как будто были вырезаны из камня, а в глазах появился горячий блеск.
    Он смотрел на нее, не мигая. Она удивилась тому, что он выбрал ее объектом такого пристального наблюдения. Никогда еще внимание мужчины не принадлежало ей полностью. Это и смутило, и обрадовало ее, окатив теплой волной волнения.
    Ей было немного неловко под его пристальным взглядом, но она не стала отводить глаза. Опять ей показалось, что в его взгляде мелькнул свет сострадания, и Глории почему-то стало легче. Пусть даже ей показалось, пусть это всего лишь игра лунного света, но она почувствовала, как силы вновь возвращаются к ней.
    Странная, нелепая и даже дикая мысль вдруг мелькнула в ее мозгу, мысль, которую она попыталась не замечать. Проходили секунды и минуты, а Кристофер все так же молча смотрел на нее, и ее медленно, но верно наполняла какая-то удивительная бесшабашная смелость.
    — Кристофер, женитесь на мне!
    Она сама удивилась, как тихо и спокойно прозвучали ее слова. Как будто она просто думала вслух. Как будто она детально обдумала этот вопрос и считала его совершенно нормальным. Как будто он не выскочил откуда-то из подсознания нежданно-негаданно…
    Ее предложение повисло в воздухе. Глория с таким напряжением вглядывалась в лицо Кристофера, что даже не слышала шороха набегающей волны. Она почти наверняка знала его ответ, так как была в курсе того, как он относится и к ней самой, и к ее идее найти себе мужа, но все же со страхом и волнением ждала, как наивная маленькая девочка, полная надежды на чудо.
    Кристофер нахмурился.
    — К вашему сведению, я верю в любовь, мисс Хенфорд.
    Но ведь я люблю тебя, дурачок! Глория никогда бы не осмелилась произнести это вслух, поэтому все так же молча смотрела на него, не в силах оторвать взгляд от непостижимой глубины его глаз.
    Время двигалось так медленно, что, казалось, это движение можно видеть. Она тяжело вздохнула, но, верная своему убеждению, что без риска ничего не достигнешь, с трудом проговорила:
    — Так ты говоришь, что согласен?
    Волны плескались у самых их ног, но оба не видели ничего. Тягостные секунды проходили в молчании, и Глория уже не могла подавить разочарованный вздох.
    — Ты хочешь сказать, что любишь меня?
    Голос Кристофера был таким рассудительным, как будто он хотел лишний раз показать ей, как сильно он презирает ее предложение, в котором, по его мнению, не было ни капли страсти.
    Его слова больно ранили ее. Она вовсе не хотела признавать, что любит Кристофера Тарди. Он ведь не был похож на тот идеал мужчины, который она нарисовала себе. Он не отличался здоровым честолюбием, не стремился подняться по социальной лестнице. Он был самым заурядным самоуверенным работягой, которому было на все наплевать. То чувство, которое она испытывала, просто не могло быть любовью.
    Но разве то радостное волнение, которое она ощущала в его присутствии, не было настолько сильным и всепоглощающим, что она не могла подавить его ни логикой, ни рациональным мышлением? И разве не оно называлось любовью?
    Ее гордость не позволяла признаться в этом человеку, который считал ее лишенной женской привлекательности. Пытаясь не сказать всей правды и в то же время убедить его, она наклонилась к Кристоферу и положила руку на его плечо.
    — Послушай, Крис, я… я доверяю тебе. Я… уважаю тебя.
    Кристофер перевел взгляд на ее руку, а затем снова посмотрел ей в глаза. На его лице появилась холодная невеселая улыбка.
    — Ты уважаешь меня? Это что-то новенькое! Позволь мне с тобой не согласиться. Думаешь, я забыл о твоем отношении ко всяким там дипломам и звучным должностям? Может быть, ты и находишься в безвыходном положении, но сейчас явно хватила через край.
    — Да нет, ты не прав. Многие жены руководителей тоже не имеют высшего образования, и ничего, это вовсе не мешает им общаться с деловыми партнерами своих супругов. — Его брови удивленно поднялись, но она продолжала: — У тебя золотые руки, ты мог бы заниматься хозяйством. К тому же ты прекрасно готовишь… — Она подумала и спросила неуверенно: — И ты, наверное, хочешь иметь детей?
    Он сжал челюсти, как будто не веря, что она все это говорит всерьез. После долгой паузы он все же произнес:
    — Ну да, я бы хотел иметь детей. Когда-нибудь.
    Азарт охватил ее, и она даже не заметила явного оттенка иронии в его голосе.
    — Как ты не понимаешь, из нас получилась бы хорошая пара, основанная на взаимном расположении и преданности. А ты, в свою очередь, приобретешь уверенность в будущем, ведь я неплохо зарабатываю.
    Кристофер нахмурился еще сильнее. Долгая пауза, которая повисла после слов Глории, была довольно унизительной, но Глория не давала воли своим оскорбленным чувствам.
    — Я не позволю тебе использовать себя для продвижения по службе, — сказал он наконец.
    Разочарование сдавило ей грудь. О чем она думала? Конечно же, Кристофер никогда не женится на ней. Не в силах вымолвить ни слова, она просто кивнула. Головная боль стучала в висках, и Глория положила голову на колени, искоса взглянув на Кристофера.
    — Ты ведь даже не уважаешь меня, да? — тихо спросила она.
    Глория Хенфорд смотрела на Кристофера с трогательной ранимостью в глазах. У него неприятно сдавило желудок. Ему показалось, что он еще не скоро забудет этот взгляд, полный скорби.
    Он разозлился сам на себя за то, что поддался ее чарам, что не может подавить своей нежности к ней, желания обнять ее и утешить. Крис твердо решил не повторять ошибки своего отца. Он никогда не станет заложником безответной любви!
    Кристофер увидел, как Глория прикусила губы, готовая расплакаться. И что ему теперь делать с ней? Почему он все еще сидит здесь и слушает сказки, которые она плетет?
    — Я не уважаю той цели, которую ты поставила перед собой. На своей работе ты, может быть, и хороший специалист…
    Он знал, о чем говорил. Вчера он встречался со вторым претендентом на место президента этой компании. Ни первый, ни второй кандидат и в подметки Глории не годились.
    — Я не просто хороший специалист, — парировала она запальчиво, — я самый лучший специалист, и единственный человек, подходящий на эту должность.
    Его поразила страстность, сквозившая в каждом ее слове.
    — Ты никак не можешь понять, почему я пытаюсь найти себе мужа непосредственно перед грядущим собеседованием с владельцем компании. Могу повторить еще раз. Если бы ты понимал как унизительно знать, что ты на голову выше всех остальных претендентов, но что тебя опять запросто прокатят, как и два года назад, только потому, что ты женщина и притом незамужняя! Я не могу сменить пол, значит, остается только одно…
    — Это все чушь! — уверенно сказал Кристофер. — Если у тебя такая высокая квалификация, то любой здравомыслящий человек выберет тебя, а не кого-то другого. Глупо прибегать к объявлению в газете.
    — Ты считаешь, что было бы лучше, если бы я слонялась по барам для одиноких, ходила на вечера для тех «кому за тридцать» и заводила многочисленные романы в надежде найти себе пару? Нет уж, спасибо! И у меня оставалось очень мало времени до интервью, поэтому пришлось прибегнуть к крайним мерам. У меня было всего три недели на поиски, ухаживания и саму свадьбу. А теперь… теперь осталось всего несколько дней.
    Она закрыла глаза руками, как будто изнемогая от усталости. Но через мгновение она опять взглянула на него.
    — Ты мог бы получить развод, — сказала она так тихо, что он не был уверен, что понял ее правильно.
    — Что?
    Она вздохнула, как бы удивляясь его непонятливости.
    — Я сказала, что ты мог бы получить развод. Просто окажи мне небольшую любезность, а спустя какое-то время ты будешь опять свободен как птица. Я даже не требую, чтобы ты прекратил встречаться с другими женщинами. Можешь даже не говорить никому, что мы женаты. Это будет брак, как бы сказать, на бумаге.
    Голос Глории обрел уверенность и звучал все убедительнее.
    — Сходи со мной на встречу с этим К.О. Тайлером, чтобы он увидел, что я солидная замужняя женщина, вот и все, что я прошу у тебя.
    Другими словами, для того чтобы получить эту работу, она была готова использовать его и лгать окружающим об их отношениях. Он тут же принял решение, может, и довольно глупое, но было бы нелепо требовать от него взвешенных шагов под прицелом этих глаз, полных трагизма.
    — Ну хорошо, Глория. — На миг ему показалось, что он видит эпизод из какой-то глупой трагикомедии. — Я женюсь на тебе. — Увидев радостное воодушевление на ее лице, он поспешно добавил: — Лишь на бумаге и на время. И я буду сопровождать тебя на эту встречу с твоим стариканом.
    Она восторженно смотрела на него во все глаза, представляя слишком трогательное зрелище для мужчины, который поклялся себе больше не прикасаться к ней. О Господи… Он согласился жениться на ней, но даже не мог поцеловать эту прелестную шейку…
    Кристофер встал, торопясь отойти от нее.
    — Я уеду на эти выходные, — проговорил он.
    Ему явно нужно развеяться. Может, слетать куда-нибудь, например, на Бермуды и там как следует погулять?
    — Встретимся в бюро бракосочетаний Гастингса в 11 часов в понедельник.
    Ее глаза сияли, словно звезды, и она открыла было рот, но он оборвал ее:
    — Если ты вздумаешь благодарить меня, я буду считать наш контракт расторгнутым.
    Он повернулся и быстро зашагал к дому.

10

    Не теряй головы, который раз говорила она себе. Кристофер обещал жениться на тебе лишь на время. Глория с трудом пыталась собраться с мыслями. Она так старалась не влюбиться в Кристофера, но все-таки не смогла противостоять его обаянию… Глория подозревала, что это будет ее первая и последняя свадьба, потому что после Кристофера ей будет трудно представить другого мужчину в своей жизни.
    Она старалась хоть на время забыть о том, что все могло бы быть по-другому. Как бы ей хотелось, чтобы Кристофер не думал о ней только как о расчетливой и рациональной женщине. Он ведь не знал, что единственной причиной, по которой провалился ее план, было именно то, что она так безнадежно влюбилась в него.
    Наступил четверг — день свадьбы. В понедельник, они с Кристофером встретились и зарегистрировались. Быстро и по-деловому…
    Даже понимая, что ей предстоит всего лишь формальная церемония, Глория не могла сдержать радостного предвкушения. Не переставая твердить себе, что она — неисправимая романтическая дурочка, она провела массу времени у зеркала, стараясь выглядеть красивой и обворожительной, как настоящая невеста.
    Глория еще раз взглянула в зеркало на свой элегантный белоснежный костюм. Он был просто создан для свадьбы. Его вряд ли можно будет надеть еще куда-нибудь. Так что это была безрассудная трата денег, очередная глупость с ее стороны. Но Глории так хотелось, чтобы все было по-настоящему…
    Оказалось, что в глубине ее души жила консервативная и старомодная женщина, которая ни за что не хотела отказываться от традиционного белого платья, хотя понимала, что для Кристофера эта свадьба будет всего лишь фарсом.
    Когда она приехала в понедельник к бюро регистрации браков, то обнаружила, что Кристофер уже находится там. К тому же, к этому времени он уже умудрился заполнить почти все бланки. Осталось вписать туда лишь ее данные и поставить подписи. Он, очевидно, торопился куда-то, поэтому не дал ей времени даже как следует прочитать, что там было написано. Глория хотела было возмутиться, но все эти дни она пребывала в каком-то блаженно-беспечном состоянии и не стала этого делать. Пусть все идет своим чередом. Приятно, когда хоть что-то решается помимо твоей воли. Ей немного надоело быть вершительницей не только своей, но и чужих судеб.
    Кристофер сразу же уехал, сказав, что у него какая-то срочная работа. Они договорились встретиться здесь в четверг в это же время «для проведения церемонии», как сказал он. Он даже не произнес слово «свадьба».
    Глория вздохнула, надеясь, что невеселые мысли не до конца испортят сегодняшний праздник и не вгонят ее в подавленное настроение. В понедельник Кристофер был хмурым и недовольным, и это не давало ей покоя до самого четверга. Он улыбнулся только однажды, когда говорил с девушкой, принимающей документы. Кристофер, видимо, очаровал и весь персонал агентства, так как ничем иным нельзя было объяснить их повышенное внимание и обходительность.
    Глория опять посмотрела на себя в зеркало и заметила, как по щеке скатилась одинокая слеза. Хоть Кристофер и дал ей понять, что он думает по поводу этой церемонии, но она все равно постарается, чтобы торжество прошло как следует.
    Тонкий костюм, подчеркивающий ее фигуру, был словно создан для романтических ситуаций, а кружевная блузка была сама нежность.
    Несколько дней назад Глория позвонила Люси и попросила ее быть свидетельницей на свадьбе, хотя наличие свидетелей и не являлось обязательным условием. К сожалению, непредвиденные обстоятельства не позволили ее бывшей секретарше приехать. Ее дети болели ветрянкой, а муж был в командировке, так что она не могла оставить малышей одних.
    Глория вспомнила, как Люси смеялась, когда узнала, за кого ее бывшая начальница выходит замуж. Хотя Глория и пыталась ей объяснить, что этот брак лишь фиктивный, та не хотела ничего слушать и продолжала хохотать. Может быть, она почувствовала, что Глория не так уж равнодушна к их соседу?
    Это воспоминание опять расстроило Глорию, и она поторопилась закончить прическу. Она убрала волосы в гладкий пучок, украшенный цветами.
    — По крайней мере, ты хоть выглядишь, как невеста. Хотя, может быть, и не самая счастливая.
    Тут ее голос предательски задрожал.
    Нет, так дело не пойдет. Нельзя отправляться на собственную свадьбу в таком настроении. Ну и что из того, что это не та любовная история, о которых пишут в книжках, не тот брак, который возникает из единства интересов, о котором ты мечтала, но это все-таки твоя свадьба. Не будем думать о том, что произойдет после свадьбы. Жизнь покажет.
    Ее противный внутренний голос нашептывал, что она выходит замуж за человека, который ей совершенно не подходит. Какая ирония! Она хотела создать настоящую семью, хоть и основанную не на нежных чувствах, а на общих интересах. А теперь она выходит замуж фиктивно, но по любви. С ума сойти можно!
    Не хотелось думать, что сегодняшний день может стать первым и последним днем их брака. После встречи с К.О. Тайлером Кристофер, вероятнее всего, повернется и уйдет из ее жизни навсегда.
    Прозвучал звонок в дверь. Кто бы это мог быть? Единственными посетителями, которых она встречала в течение этих трех недель, были горе-претенденты на ее руку.
    Глория бросила взгляд на часы. Половина одиннадцатого. Если она не собирается опаздывать на свою собственную свадьбу, то ей уже пора выезжать. Она пошла к входной двери, попутно прихватив сумочку. Нужно быстро отделаться от ненужных гостей.
    — Простите, но я тороплю…
    Она не сразу поняла, что на крыльце стоит никто иной, как Кристофер собственной персоной. Сначала она даже не поверила своим глазам. Мужчина был одет в роскошный серовато-зеленый шелковый пиджак, белую футболку, джинсы и ботинки. Но светло-голубые глаза, которые пристально смотрели на нее, нельзя было спутать ни с какими другими.
    Вот уж никогда не думала, что у него может быть пиджак, тем более шелковый, мелькнуло в голове у Глории. Необычное сочетание шикарного пиджака и потертых джинсов было весьма рискованным, но даже в этом нелепом одеянии Кристофер выглядел элегантно.
    Жаль, конечно, что он выбрал настолько нетрадиционную одежду для свадьбы. Ее сердце упало при мысли, что даже выбор одежды говорит о том, что для него эта церемония — всего лишь формальность.
    — Ты уже готова, — констатировал он. — А я думал, мне придется ждать.
    Предположение, что она и здесь может подвести его, вывело ее из замешательства.
    — Я уже иду. Но ты ведь сказал, что встретишь меня на месте?
    Эти удивительные глаза опять задержались на ее лице, как будто впитывая каждую ее черточку. На минуту она почувствовала себя картиной в музее, перед которой застыли посетители.
    — Как я понял, чтобы успеть на встречу с твоим боссом, нам придется выезжать сразу же после церемонии. Поэтому вряд ли стоит оставлять какую-то из наших машин на парковке.
    Глория удивилась, как это ей самой не пришло это в голову.
    — Где твои вещи? Я переложу их в мою машину.
    Она согласилась, тем более что ее красивые туфли на высоком каблуке не очень подходили для управления машиной. Глория молча заперла дом на ключ, и Крис подал ей руку, чтобы помочь спуститься со ступенек. Она удивилась, и отдернула свою руку.
    — Я еще вполне могу ходить сама!
    Она не могла бы сказать определенно, почему отказалась от его помощи. Может, виной тому была оскорбленная гордость? Или страх опять ощутить прикосновение его пальцев, таких сильных и теплых?
    Их поездка в Гастингс прошла в мертвой тишине. Глория целых полчаса понапрасну пыталась сконцентрировать свое внимание на чем-то определенном. Правда, она не могла не заметить, что едет в шикарной спортивной машине. Видимо, этот мастеровой предпочитает тратить свои деньги на игрушки для больших мальчиков.
    Их небольшое путешествие подходило к концу. Глория нервно сжала руки, стараясь собраться с силами. Ее сердце билось, как сумасшедшее, и у нее даже немного кружилась голова. Неужели она и вправду выходит замуж, или этот какой-то странный сон?
    Несколько минут спустя они подъехали к дому правосудия, красивому старинному зданию. Припарковавшись, Крис молча вышел. Он обошел машину с ее стороны и открыл перед Глорией дверь, как вежливый, хотя и невеселый жених.
    В начале двенадцатого Глория и Кристофер стояли в зале для новобрачных. Глория была словно в каком-то мареве и с трудом понимала, что говорит им монотонным голосом пожилая ухоженная дама. В голове стоял какой-то гул, она испытывала головокруженье, и в какой-то миг даже испугалась, что может упасть в обморок.
    Она очнулась только в тот момент, когда поняла, что Кристофер держит ее руку в своей и осторожно надевает кольцо на ее пальчик. Единственный камень ярко сиял на желтом ободке. Глория несколько удивилась тому, что Кристофер не забыл купить кольцо, хотя она и не напомнила ему об этом. Камень был очень большим и выглядел почти как настоящий. Даже имитация такого качества должна была обойтись в кругленькую сумму для простого рабочего.
    Глория тут же подумала про себя, что на этой свадьбе все «почти» — почти настоящая свадьба, почти счастливые жених и невеста, почти настоящее кольцо…
    Но она благодарно улыбнулась Кристоферу. Ей было приятно ощущать теплое прикосновение его пальцев, держащих ее руку. Когда он отпустил ее, она испытала странное чувство потери, с которым ее душа никак не хотела мириться.
    Затем Глория поспешно вытащила маленькую коробочку из кармашка своего пиджака. Она понимала, что поступила как транжира, покупая это кольцо, но ведь традиция есть традиция… Она взяла руку Кристофера, и ее пальцы немного задрожали. Глория испугалась сначала, что уронит кольцо, а потом — что оно окажется не по размеру. Но золотой обруч оказался в самый раз и сидел на пальце Кристофера как влитой.
    — Теперь вы можете поцеловать невесту.
    Эти слова прозвучали совершенно неожиданно для Глории. Она вздрогнула, а потом забыла обо всем на свете, когда его руки медленно поднялись, и он нежно сжал в ладонях ее лицо и приник к ее губам, словно желая почувствовать их сладость.
    Он не спеша принялся ласкать губами ее губы, сначала нежно, потом все с большим пылом, не в силах сдерживать полыхавший в нем огонь. Теплота и ласка его губ заставила ее почувствовать такой острый голод, что она забыла о том, что они здесь не одни. Глория целовала его с не меньшей страстью. Она вся раскрылась навстречу новым, неизведанным ощущениям, и лишь где-то в самой глубине ее сознания еще оставалось сомнение. Но может, его чувства к ней были гораздо нежнее, чем он хотел признавать? Может, он был так рассержен на нее, что не хотел показывать, что она и вправду что-то значит для него?
    Глория положила руки ему на талию под пиджак, крепко прижимая его к себе. Она глубоко вдохнула запах Кристофера, запах соснового леса и морского бриза, с радостью чувствуя, как смешиваются биения их сердец.
    Его близость опьяняла. Ей показалось, что воздух вокруг них просто звенит от напряжения. Кровь стучала в ее ушах, сердце колотилось, а колени подгибались. Она никогда не думала, что простое прикосновение губ может вызвать такой острый прилив страсти. Она поняла, что так влюблена в него, что просто не может отпустить его. Она вцепилась в его плечи и застонала от удовольствия.
    Этот дикий первозданный звук шокировал ее саму. Должно быть, он шокировал и Кристофера, потому что он отпустил ее губы. Он все еще держал ее за плечи, но сделал шаг назад.
    Глория сразу же почувствовала себя незначительной и маленькой. Она с трудом восстановила дыхание и робко посмотрела в его глаза. То, что она увидела в них, потрясло ее. Его глаза были полны невысказанной боли.

    Они ехали в Лондон в полном молчании. Боль, которую Глория увидела в глазах Кристофера, трагический привкус их поцелуя, который стал самым значительным событием этого дня, полностью заняли ее мысли. Внимание же Кристофера было полностью отдано дороге.
    Глория подумала, что за сегодняшний день они перемолвились всего несколькими словами. Где-то около трех часов она уже не смогла больше выдерживать пытку тишиной. Она откашлялась и сказала:
    — Ты не спросил меня, как поживает твоя уточка.
    — И как она поживает?
    Глория рассеянно смотрела на зеленые изгороди, проносящиеся мимо.
    — У нее появился ухажер.
    — А…
    Разговор не клеился.
    — Ты не хочешь перекусить где-нибудь? — через некоторое время спросил он.
    Она не ела с утра, а до ужина с боссом было еще много времени, но она не смогла бы проглотить ни кусочка, настолько была напряжена.
    — Нет, но если ты сам голоден, то можешь сделать остановку.
    Он нахмурился, но ничего не сказал. Ее ужасно раздражало его молчание. С ее точки зрения, он вел себя невоспитанно. Но она не имела права обвинять его в этом. Она ведь ему совсем не нравится, и он вовсе не в восторге от того, что она вынудила его сделать. А теперь они женаты… Несмотря на формальность церемонии, сердце Глории на секунду зашлось от восторга. Даже думать о том, что она жена Кристофера, было радостно.
    Она снова посмотрела ему в лицо, набравшись решимости.
    — Послушай, Кристофер, ты просил меня не благодарить тебя, но…
    — Глория, перестань!
    — Не перебивай меня.
    Она не могла не заметить, что он в первый раз назвал ее по имени.
    — Хочешь ты этого или нет, но я должна сказать, как я тебе признательна.
    Он был совершенно неотразим, даже в таком мрачном состоянии, как сейчас.
    — Послушай, Кристофер, если я в свою очередь могу сделать что-то для тебя, не стесняйся, скажи об этом, я буду только рада помочь тебе. Если, например, тебе будет нужна работа, я с радостью порекомендую тебя своим друзьям. Нет, знаешь, что я придумала? Я буду заполнять твои налоговые декларации, причем совершенно бесплатно, хочешь? Нет специалиста лучше меня в этой области.
    — Не давай никому никаких необдуманных обещаний.
    — Почему ты упрямишься?
    — Твоя встреча с К.О. Тайлером состоится всего через несколько часов. Ты уверена, что я не опозорю тебя?
    Неужели он боится того, что не будет соответствовать тому образу мужа, который она создала в своем воображении? Как глупо!
    — Уверена! — улыбнулась она так открыто и дружелюбно, как никогда прежде.
    Глупая Глория! Ты так привязалась к нему, хотя он даже и не подозревает об этом. Как убедить его не подавать на этот злосчастный развод, который она обещала ему… Может, если они будут проводить больше времени вместе, у них что-нибудь и получится?
    — Ты умный, веселый и куда более культурный, чем многие, — сказала она, пытаясь восстановить то ощущение взаимного уважения и доверия, которое начало зарождаться между ними тогда на берегу. А про себя она добавила: разве может быть иначе? Ведь ты мужчина, которого я люблю! Мне совершенно наплевать, если ты вдруг станешь вытирать руки о скатерть. Я полностью доверяю тебе.
    — Твое доверие греет мне душу… дорогая. — Что-то пугающее мелькнуло в его глазах.

    Кристофер остановил машину у ресторана, в котором им надлежало встретиться с К.О. Тайлером. Он был так зол на себя, что чуть не рычал. Как он умудрился влюбиться в эту женщину? Как вообще это могло случиться? Посмотрите-ка на идиота, женатого на женщине, которая считает его недомерком, который подвернулся ей под руку в самый последний момент. Как он мог согласиться?
    Он был раздражен, когда ушел от нее тогда на пляже. Он злился, когда они подавали заявление. Он был совершенно вне себя от гнева, когда ему вздумалось заезжать за ней перед церемонией. Это не входило в его первоначальные планы, но он ничего не мог поделать с собой. Он должен был ее видеть. А она была сама нежность и невинность! Ему так и хотелось обнять и приласкать ее. Но когда он просто хотел взять ее за руку, она выдернула ее, словно обожглась, напомнив ему лишний раз, что на него пал ее выбор только из-за отсутствия других кандидатов.
    То, что произойдет сейчас в ресторане, будет еще одной глупостью. Но вряд ли ему удастся сбить с нее хоть немного спеси. Плотно сжав губы, он провел рукой по волосам. Что толку думать об этом сейчас. Что сделано, то сделано.
    — Кристофер?
    Вопросительные интонации Глории прорвались сквозь его напряженные мысли. Он раздраженно взглянул на нее.
    — Я совсем забыла предупредить тебя, но они могут не пустить нас в ресторан, ведь ты без галстука, — сказала Глория неуверенно.
    Он вышел из машины и, обойдя ее, придержал дверку, помогая Глории выйти.
    — Посмотрим.
    Она еще не знала, что в этот ресторан он мог приходить в любом виде, хоть в шортах. К его удивлению, Глория не противилась, когда он взял ее под руку и повел по белым мраморным ступеням. Портье низко им поклонился и распахнул перед ними дверь. Когда они уже были внутри, Глория решительно подошла к метрдотелю, одетому в смокинг.
    — У нас встреча с мистером Тайлером.
    Метрдотель взглянул поверх ее головы на Кристофера и вежливо поклонился. Он хотел что-то сказать, но Кристофер дал ему знак хранить молчание. Не задавая лишних вопросов, опытный администратор снова посмотрел на Глорию и проговорил:
    — Да, конечно.
    Как будто из-под земли появился официант, который проводил их к столику.
    — Очень рады снова видеть вас в нашем ресторане, сэр.
    Глория шла впереди и не слышала этих слов. Кристофер внимательно посмотрел на нее. Он уже знал ее достаточно, чтобы понять, что она волнуется. Ее спина была немного напряжена. Он почувствовал что-то вроде раскаяния за то, что собирался сделать. Почему ты должен чувствовать угрызения совести? — одернул он себя. Ведь это она уговаривала тебя жениться на ней. К тому же она ничего не теряет.
    Официант провел их в уединенный романтический уголок. Интересно, почему Кристофер вдруг решил, что он романтический? Ведь именно здесь он встречался с двумя предыдущими претендентами на должность президента компании, и ничего подобного ему в голову тогда не приходило.
    Официант подождал, пока Кристофер пододвинул стул Глории и сел сам.
    — Что будете пить?
    — Только кофе. Черный, — сказала Глория.
    — Два кофе, — заказал Кристофер и отослал официанта.
    Тонкая свеча в серебряном подсвечнике мерцала в центре стола, накрытого белоснежной скатертью.
    Глория огляделась вокруг, но Кристофер мог бы поспорить, что она не замечает ни роскошного интерьера ресторана, ни свисающих с потолка канделябров, ни приятной классической музыки, ни посетителей за соседними столиками.
    Она жаждала увидеть только одного человека. Конечно, она не знала, как он выглядит, поэтому с тревогой вглядывалась в каждое новое лицо, которое появлялось в зале.
    — Я думала, когда мы приедем сюда, он уже будет здесь, — проговорила она немного разочарованно, поднимая глаза на Кристофера.
    Глория выглядела просто потрясающе в свете свечей, хотя тревожное напряжение и не покидало ее лица. Она ободряюще улыбнулась ему.
    — Не будь таким хмурым, Крис. Ты совершенно… — Тут она опустила глаза и почему-то замялась. — Я хотела сказать, что у меня такое чувство, что все пройдет хорошо. — Она опять немного помолчала, положила свою руку на его ладонь и мягко пожала ее, затем смело взглянула в его глаза. — Я сделала правильный выбор.
    Это замечание окончательно выбило почву из-под его ног. Таких слов он не ожидал. Он думал, что она станет говорить ему что-то вроде того, что не стоит есть руками или сморкаться в занавеску.
    Кристофер ничего не ответил, и тогда Глория отпустила его руку. Улыбка исчезла с ее лица.
    — Хоть бы он поскорее пришел.
    Когда официант принесет им кофе, она должна будет заметить, что столик накрыт только на двоих.
    Глория опять посмотрела на часы.
    — Без двух минут семь. Мы пришли немного рано. — Она опять ему улыбнулась. — Я больше не буду нервничать. Все будет хорошо.
    Она ведь доверяет тебе, дурак, дошло до него. Она думает, что ты находишься с ней для того, чтобы помочь ей, а вовсе не для того, чтобы…
    Официант беззвучно разлил кофе, а затем налил минеральную воду в их бокалы. Закончив, он наклонился к Кристоферу и предложил ему две тисненные папки, отделанные золотом.
    — Вы не хотели бы взглянуть на сегодняшнее меню, мистер Тайлер?
    Ну вот и все. Когда-то этот момент должен был наступить. Осталось лишь немного подождать, пока до Глории дойдет, что происходит.
    Он отрицательно покачал головой и жестом отослал официанта, не спуская при этом глаз с лица Глории.
    Ее улыбка потухла, просто как-то медленно стерлась. На лице отразилось удивление, а затем тревога. Она перевела взгляд с Кристофера на удаляющегося официанта, затем на стол, где было только два прибора.
    Какое-то время Глория сидела, окаменев, не говоря ничего. Постепенно ее глаза стали напоминать глаза испуганной загнанной лани.
    — Так это ты?.. — наконец еле слышно прошептала она.
    Ему показалось, что он слышит, как рвется ткань ее доверия.
    — Да, «допотопный тупица», к вашим услугам, — сказал он с кивком головы, как будто представляясь.
    — Так ты К.О. Тайлер?
    Ее голос взлетел почти на октаву, и он с трудом уловил ее слова за музыкой и гомоном голосов.
    Он кивнул.
    — Странное стечение обстоятельств, не правда ли?
    — Но как это возможно? — вопросительно прошептала она.
    Глория была совсем бледной. Все шло немного не так, как он предполагал. Сейчас она уже должна была бы швырять в него тарелками от гнева. Ее замешательство длилось немного дольше, чем он ожидал.
    — Домик на пляже принадлежит мне, а когда я в нем не живу, его сдают в аренду. Как я и говорил, тебе разрешили арендовать его по ошибке.
    — Но почему ты сразу не сказал мне, кто ты?
    На этот вопрос было труднее ответить. Он подозревал, что к этому имели какое-то отношение ее лучистые зеленые глаза и насмешливый изгиб пухлых губ, но не стал бы говорить ей сейчас об этом.
    — Это была своего рода проверка. Я хотел узнать, есть ли у тебя необходимые качества для того, чтобы быть хорошим президентом компании.
    — Ты поставил меня в дурацкое положение! — вскричала она негодующе.
    Вот наконец и прорвался ее гнев, теперь все пойдет как по маслу.
    — Как ты мог позволить мне продолжать этот цирк с подбором мужа, зная, что я хочу произвести впечатление именно на тебя? — И ее голос дрогнул.
    Она все же выглядела не столько рассерженной, как растерянной.
    — Но я ведь тебе говорил, что думаю по этому поводу, — возразил он.
    — Я тебе не верю…
    Глория в замешательстве сцепила руки, и ее глаза наполнились слезами.
    — Но почему же ты… Почему… О Боже… — Она не смогла продолжать, так как ее душили слезы.
    Кристофер понимал, что Глория должна чувствовать обиду, но не думал, что она так расстроится. Он никогда не видел более печального зрелища, чем ее слеза, одиноко скатывающаяся по щеке.
    — Ты хочешь знать, зачем я согласился на церемонию бракосочетания? — закончил он за нее.
    К сожалению, у него не было взвешенного ответа. Вся беда заключалась в том, что он был живым человеком. И, как оказалось, противоречивым.
    — Я пошел на это, чтобы доказать, что тебе было совсем необязательно предпринимать такие радикальные шаги, чтобы получить эту должность. — Понимая, что его слова звучат не только неубедительно, но и не совсем понятно, он поспешил добавить: — Я и так назначаю вас на должность президента вашей компании, мисс Хенфорд.
    Ее глаза расширились от удивления.
    — Что?
    Молчание затянулось. Складывалось такое впечатление, что она просто не может вымолвить ни слова, боясь разреветься. Затем она все же выжала из себя:
    — Ты назначаешь меня на должность президента?
    Он устало кивнул.
    — У тебя действительно гораздо лучшие данные, чем у других претендентов. И тебе вовсе не стоило пускаться во все тяжкие, чтобы получить заслуженное тобой место.
    — Но если мы… — Она замолчала на секунду, как человек, который столкнулся с неразрешимой задачей. — Но ведь люди будут думать, что я получила эту должность, потому что вышла замуж за босса!
    У него не хватило силы смотреть в эти удрученные глаза. Усилием воли он старался сохранять спокойствие.
    — Не особо волнуйся по этому поводу. В твоей власти сделать так, чтобы никто ничего не узнал.
    До нее не доходило. В нем играли смешанные чувства, и самое странное, что преобладающим было желание обнять ее.
    — Ты получила работу, и тебе вовсе не нужно связывать свою жизнь с человеком, которого ты не любишь. Мы разведемся в один момент. Я думаю, что ты должна радоваться.
    — Ты так думаешь… — еле слышно пробормотала она. — Конечно, что же еще ты можешь подумать.
    Она сидела так тихо, что ему показалось, что она перестала дышать. Как ни странно, он чувствовал себя последним подонком. Но почему? Да, он соврал ей, но ведь он дал ей ту работу, которой она так добивалась! Почему же она не прыгает от счастья? Почему она сидит здесь с убитым видом?
    Скрывая свою внутреннюю растерянность за холодной отстраненностью, Кристофер встал. Надо поскорее убираться отсюда, пока его не охватила жалость к этому зареванному созданию.
    — Поздравляю с назначением.
    Вынув из портфеля кипу бумажек, он небрежно бросил их на стол.
    — Оставляю тебе машину. Она теперь твоя. Будем считать это моим свадебным подарком. Я же возьму такси. Обедай в свое удовольствие. Ты заслужила это.
    Глория поежилась, как будто внезапно замерзла. Она беззвучно смотрела в одну точку, и по ее щекам текли слезы.
    Его сердце сжалось, но он не пошел у него на поводу. Он не узнавал всегда уверенную энергичную Глорию Хенфорд в этой униженной и раздавленной женщине. Да, у него конечно незавидная роль во всей этой истории, но ему не за что извиняться перед ней.
    — Не стоит так расстраиваться, ведь ты приобретаешь даже больше, чем думала.
    Она бросила на него удивленный взгляд.
    — Так как ты теперь миссис Тайлер, то половина всего моего имущества принадлежит тебе.
    Его голос казался чужим, а слова холодными и пустыми.
    — И поскольку я являюсь виноватой стороной в этой истории, ты выходила за меня замуж, не зная, кто я на самом деле, поэтому я оставляю за тобой право решать, аннулировать наш брак или нет.
    Он провел рукой по лбу. У него почему-то ужасно разболелась голова. Кроме того, было трудно разыгрывать равнодушие, видя ее печальное лицо.
    Кристофер бросил на Глорию последний взгляд и пошел к выходу, человек, который одержал победу, но при этом не испытывал ничего, кроме сомнения и горечи.

11

    Глория была измучена физически и морально. Издевательский поступок Кристофера застал ее совсем неподготовленной. Какая ирония! Она просила его жениться на ней — и он сделал это. Она хотела получить эту должность — и она у нее в руках. Но почему это не принесло ей радости?
    А служащие компании все равно будут думать, что она получила эту работу только потому, что вышла замуж за владельца корпорации.
    В понедельник утром измученная и невыспавшаяся, она с отвращением вышла на работу. Больше всего она боялась, что Кристофер сам заявится, чтобы представить коллективу их нового президента. К сожалению, она оказалась права. Он пришел следом за ней в элегантном костюме цвета морской волны и ярком галстуке. Он больше не был тем простым рабочим парнем в одних портках, в которого она влюбилась. Он был воротилой бизнеса К.О. Тайлером.
    Он начал свою речь с незамысловатой шутки, сверкнув белоснежными зубами и сразу же расположив всех к себе. Его поразительные светлые глаза были еще ослепительнее от контраста с темными густыми ресницами и загорелым цветом кожи.
    Словно под гипнозом Глория вышла вперед. Рукопожатие Кристофера было приветливо официальным. Хотя его рука была теплой, но в глазах мелькнул огонек легкого презрения к ней. От легкого соприкосновения их рук ее охватила дрожь непрошеного желания. Ее сердце яростно забилось, а голова пошла кругом. Когда он отпустил ее руку, она постаралась собраться. Каким-то чудом ей удалось выжать из себя полную оптимизма приветственную речь, хотя потом, хоть убей, она не могла вспомнить, что говорила.
    После выступления ее ожидал еще один неприятный сюрприз. Оказывается, Кристофер сожалел о том, что ранее не мог уделять достаточно времени их маленькой, но необычайно важной компании, но теперь он был полон решимости исправить ошибку. Отныне у него будет здесь свой кабинет.
    Глорию охватил озноб. Теперь ничто не спасет ее от ежедневных встреч с Кристофером. Если он решил таким образом наказать ее за легкомыслие, то он делал это слишком жестоко.
    Неожиданно она почувствовала, что когда-то такое уже было с ней — опять она влюбилась в своего начальника, опять не сможет уклониться от встреч с ним, опять ей мучиться от безответного чувства. Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Но он хотя бы не будет предпринимать попыток соблазнить ее, как Дэвид когда-то. Совсем наоборот.
    Глория никогда не любила распространяться о своей личной жизни, так что и теперь ей удалось избежать расспросов о муже. Она просто говорила всем, что оставила свою девичью фамилию. Никто не знал, что она теперь миссис Тайлер. Она надеялась, что и Кристофер не выдаст ее.
    Победа, которая стоила ей таких трудов, не принесла долгожданной радости. Наталкиваясь то и дело на человека, за которого она вышла замуж, Глория все время видела в его глазах немой упрек. Как же так? Именно о таком муже она и мечтала, а теперь вот как все обернулось…
    Навалилась масса работы, с каждым днем все больше и больше. Кристофер все это время был рядом, он присутствовал на всех совещаниях, время от времени заходил в ее кабинет, чтобы решить те или иные вопросы. Его волнующий запах, блеск глаз заставляли ее терять нить своей мысли каждый раз, когда он заходил. Создавалось такое впечатление, что в его присутствии она не могла полностью закончить ни одного предложения. Похоже, она стала превращаться в косноязычную идиотку. Когда он уезжал по своим делам, она не испытывала подобных проблем. Временами она думала, что не стала бы возражать, если бы он изменил свое решение по поводу ее президентства.
    Глория поправила обручальное кольцо. Почему она продолжает носить его? Ведь если снять кольцо, можно просто сказать на работе, что в последний момент свадьба была отложена. А так с каждым днем вероятность того, что кто-то узнает правду о ее браке, становилась все больше. Но с другой стороны, почему Кристофер носит свое кольцо? Он, конечно, предоставил ей право расторгнуть этот брак, а теперь наверняка думает, что она относится к той самой породе хищниц, которым нужна не только его фамилия, но и деньги, и положение в обществе.

    Прошло полторы недели с момента брачной церемонии. Кристофер почувствовал, что ему необходимо немного отдохнуть и собраться с мыслями, а для этого просто необходимо несколько отдалиться от своей так называемой жены. Он вернулся в офис своей корпорации.
    На этой неделе Люси Деккер должна была вернуться с семинара по налогообложению. Она еще не знала, что ее новый начальник — человек, которого она знала под именем Кристофер Тарди, член ремонтной бригады. Конечно, оставить Глорию один на один с ее «претендентами на руку и сердце», может, и было несколько жестоко, но он ведь и вправду искал секретаря уровня Люси, к тому же ему надо было как-то попасть в дом. Помня о восхитительном чувстве юмора Люси, Кристофер предполагал, что они с удовольствием посмеются вместе. Но это было единственное, что вносило хоть какую-то веселую ноту в сложившуюся ситуацию.
    Встреча, которой он ожидал через несколько минут, тоже не особо вдохновляла. Его адвокат, Джим Брутон, только что вернулся из отпуска и еще не знал о его женитьбе и необычных обстоятельствах, которые ей сопутствовали.
    Джим, как тигр, метался по комнате, готовый взорваться.
    — Что с тобой произошло, Кристофер? Ты что, был пьян до полусмерти или по уши влюблен?
    Кристофер предпочел не отвечать.
    — Никакого брачного договора? Никакого разделения имущества? Ты можешь представить себе, сколько денег ты получаешь ежедневно только по акциям?
    — Разумеется.
    — Ну почему ты сразу же не позвонил мне, не посоветовался? Теперь она ощиплет тебя, как липку, и мы почти ничего не сможем предпринять!
    — Слушай, мне нужен от тебя совет, а не лекция!
    — Как ты мог так рисковать! Теперь в ее руках все козыри!
    Кристофер не выдержал и тоже встал.
    — Если бы было нужно, я бы рискнул и не так! — в сердцах сказал он.
    Джим растерянно смотрел на него, раскрыв рот.
    — Ты в своем уме?
    Кристофер знал, что женитьба на Глории не была самым мудрым поступком в его жизни. Но это было единственное решение, которое он мог принять в тот момент. Кристофер понимал, что он, по-видимому, попал в ту же любовную ловушку, что и его отец много лет назад. Чтобы знать наверняка, ему нужно было бросить к ногам Глории все.
    Глория не высыпалась с того самого злопамятного дня, когда она встретила Кристофера около месяца назад. Ее сны были наполнены его образом, эротическими видениями и ночными кошмарами. После брачной церемонии видения стали еще явственнее.
    Кратковременные встречи с ним на работе только сыпали соль ей на рану. Глупо было держаться дальше за этот брак. Это могло повредить ее репутации, да и сердце ныло все больше и больше. Почему бы не обратиться к своему адвокату и не начать процесс развода?
    Черед две недели и один день после их женитьбы Глория собрала в кулак всю свою храбрость и решила поехать на квартиру к Кристоферу.
    Когда она представилась приятному пожилому портье, он ввел ее в гостиную, наполненную ароматом кедра и кожи. Она присела в кресло, но тут же встала, так как была слишком взволнована. Она подошла к окну и взглянула на ухоженный сад с вымощенными дорожками и подстриженными кустами.
    Глория прикрыла глаза и коснулась лбом холодного стекла, пытаясь прогнать из своей памяти картины пустынного пляжа, где она имела несчастье влюбиться в этого человека. Почему же каждый звук, который она слышит, каждый пейзаж, который она видит, каждая песня по радио, каждая новость по телевидению напоминают ей о человеке, который женился на ней только для того, чтобы преподать ей урок!
    — Ба! Да неужели это моя женушка своей собственной персоной? — послышался знакомый раскатистый баритон.
    Глория обернулась и замерла на месте. Кристофер, видимо, куда-то собирался и был одет в смокинг. Глория провела часа два перед зеркалом, чтобы привести себя в достойный вид, но внезапно почувствовала себя совершенно невыразительной в светлых бежевых брюках и шелковой блузке. На руке Кристофера блеснуло обручальное кольцо, что несколько удивило ее. Может быть, он только что надел его специально, чтобы посмеяться над ней?
    Его губы были плотно сжаты, а глаза недружелюбны. Он подошел к ней с бесстрастным лицом и протянул руку.
    — Добрый вечер. Не ожидал увидеть тебя. Чем могу служить на этот раз?
    Слова, которые он говорил, были предельно вежливы, а поведение безукоризненно, как будто она была совершенно чужим человеком, пришедшим просить у него денег на благотворительные цели.
    Она не сразу нашлась, что сказать. Когда он подошел поближе, она почувствовала его запах, запах, который она никогда не спутала бы с другим. Ее руки так тряслись, что она сжала их вместе и постаралась успокоиться.
    — Кристофер, — сказала Глория надтреснутым голосом. — Когда я ставлю перед собой цель, я имею обыкновение добиваться ее, несмотря на препятствия, которые встречаются у меня на пути.
    Его брови сошлись к переносице. Он, видимо, не ожидал, что она начнет разговор с такой абстрактной реплики. Он смерил ее взглядом.
    — Ну да? — В его голосе звучал сарказм. — Это все, что ты хотела мне сказать?
    Она покачала головой.
    — Нет. Я хотела сказать, что, видимо, на этот раз я зашла слишком далеко. Методы, которые приемлемы в бизнесе, не всегда хороши в частной жизни… Я хотела извиниться.
    Его глаза скользили по ее лицу. Он ответил не сразу.
    — Я принимаю твои извинения, мисс Хенфорд, о, прости, миссис Тайлер.
    То, как он подчеркнул ее новую фамилию, напомнило ей о том, что она до сих пор не начала процесс развода. Это была еще одна тема для обсуждения, которую она хотела поднять, но не решалась.
    — Желаю тебе успехов на новом поприще. Ты, несомненно, заслужила эту должность.
    Издевательский комплимент обжег ее щеки краской стыда.
    — К сожалению, мне пора уходить. Ты хотела мне сказать еще что-то?
    Она хотела сказать ему еще много, но не смела.
    — Нет, ничего.
    По его лицу пробежала какая-то тень — то ли досада, то ли сожаление.
    — Тогда мне пора. Тони проводит тебя.
    Кристофер уже пошел к двери, но затем остановился и повернулся к ней.
    — Так как я твой муж, следовательно, я имею определенные права. Если наш брак протянется еще немного, может, мы доживем до медового месяца?
    Эти слова, разумеется, были полны насмешки.
    Раздраженная и разочарованная, она крикнула ему:
    — Ты мне больше нравился, когда был обычным рабочим!
    Его глаза задержались на ее лице на секунду, а затем он молча вышел.
    Глория словно окаменела. С чего это ей вздумалось кричать на него? Как ей ликвидировать ту пропасть, которая пролегла между ними? Она бы отдала что угодно за то, чтобы вернуть назад то время, когда он поил ее чаем со льдом и кормил жареной курицей. А как они слушали вместе итальянские арии, спасали эту глупую утку и сидели в лунном свете, слушая музыку прибоя?
    Глория почувствовала, что кто-то стоит рядом с ней, подняла глаза и увидела портье. Она незаметно смахнула слезу и с гордо поднятой головой вышла из комнаты.

    Через несколько дней Глория наняла адвоката для ведения бракоразводного процесса. У нее был только один способ доказать Кристоферу, что она не та расчетливая и корыстная женщина, которую он нарисовал в своем воображении.
    В пятницу ее новый секретарь сообщила ей, что Кристофер проводит корпоративное совещание по финансовой смете в эти выходные. Совещание будет проходить в его резиденции в Гастингсе. Это несколько удивило Глорию, хотя она и знала, что такого рода совещания часто проводятся в больших корпорациях. Раньше она не присутствовала на них, так как не занимала соответствующую должность.
    Она очень любила свою работу и была предана компании, в которой проработала десять лет. Но ей было больно находиться рядом с человеком, которого она любила, и терпеть от него презрение и насмешки. Глория уже стала подумывать, не найти ли ей другую работу, подальше от Кристофера Тайлера.
    День близился к вечеру, когда она остановила машину у знакомого дома. Запах морского бриза навеял мучительные воспоминания. Она увидела свет в окнах, но когда позвонила, никто не подошел к двери. Сначала она удивилась, а затем почувствовала, что что-то здесь не так. Кстати, а почему она не видит других машин на подъездной аллее? Тут до нее дошло. Наверняка остальные главы компаний обедают в соседнем городке, так что ей придется подождать.
    Она вдруг вспомнила, что забыла вернуть в агентство ключ от домика.
    Глория открыла дверь, с облегчением думая о том, что у нее будет какое-то время привести свои мысли в порядок. Она как раз обдумает и свое решение перейти на другую работу, и бракоразводный процесс. Оба решения были выстраданными, хотя и не вызывали у нее особой радости.
    Она закрыла за собой дверь и поставила сумку на пол. Казалось, весь дом пропитался его запахом. Она заметила какое-то движение в гостиной и посмотрела в ту сторону. С софы поднялся мужчина.
    — Что же ты не заходишь? — сказал Кристофер.
    Она смутилась.
    — Я думала, что все обедают.
    — Проходи. Садись, — предложил он.
    Глория на негнущихся ногах прошла в комнату и села в кресло.
    — Я приехала рано? — спросила она, пытаясь соблюдать официальный тон.
    Но под пристальным взглядом его испытующих глаз ее уверенность и решимость стали таять.
    Лампа отбрасывала на его лицо темные тени, делая его загадочным и таинственным.
    — Да нет, ты как раз вовремя. Скажите мне, мадам президент, какое качество вы считаете наиболее важным в вашем супруге?
    — Что? — недоуменно спросила она.
    Это был один из вопросов, который она задавала в этом доме всего несколько недель назад.
    — Как вы считаете, он должен уметь обращаться с детьми? Должен ли он уметь готовить? А животные? Стоит ли заводить домашних животных? А кто с ними будет гулять? Кстати, чем вы увлекаетесь в свободное время?
    Он умолк, и его бровь вопросительно поползла вверх.
    Ее сердце упало. Опять он издевается над ней! Неужели этому не будет конца?
    — Ведь именно так ты проводила свои собеседования?
    — Я знаю, что это было глупо, и ты говорил мне об этом уже тысячу раз. Зачем поднимать все это опять? Сколько можно унижать меня?
    — Если бы ты знала, что я — К.О. Тайлер, что бы ты сделала? — спросил он.
    Ее удивил этот вопрос. Она неуверенно посмотрела в его лицо. Его запах окутывал ее, словно покрывалом, опьяняя и одуряя.
    — Наверное, я бы уехала, — смущенно сказала она.
    Он долго молчал, не спуская с нее глаз.
    — Разве ты бы не попробовала втереться ко мне в доверие? — спросил он с сомнением.
    Предположение, что она может быть такой неискренней, не на шутку разозлило ее.
    — Ты ведь получил письмо от моего адвоката о начале бракоразводного процесса? А также мое заявление, которое освобождает тебя от любых финансовых обязательств передо мной?
    — И обручальное кольцо.
    — Вот тебе и ответ на твой вопрос.
    — Не уверен.
    Он взял бумагу, лежащую на диване рядом с ним.
    — Так почему же ты все же хочешь развестись?
    Этот вопрос ошарашил ее. Она смотрела на него во все глаза, не решаясь сказать то, что вертелось на языке.
    — Почему же, Глория, ты решила подать на развод? — более настойчиво спросил он.
    Она почувствовала, что теряет контроль над собой, над своими чувствами. Эти вопрошающие пронзительные глаза проникали ей в самую душу. Она почти не дышала, но слова, выстраданные в тишине бессонных ночей, подступали к самому горлу, будто слезы. Все преграды, которые она возвела на их пути, рассыпались в один миг.
    Неожиданно даже для нее эти слова полились из Глории, словно горькая исповедь.
    — Мне вовсе не нужен этот развод, Крис. Ведь я люблю тебя. — Ее голос дрогнул и ослабел. — Теперь я знаю, что только взаимная любовь двух людей может сделать брак счастливым. Но ты не любишь меня. Я даже не нравлюсь тебе.
    Она сжала руками голову, как будто стараясь отогнать головную боль, стучащую в висках.
    — Ты даже не доверяешь мне. И я не обижаюсь… Зная твою историю, было бы глупо винить тебя. Потому я и подала на развод — раз ты этого хочешь. И еще. Я завтра напишу заявление об уходе. Я больше так не могу. Я не могу видеть укор в твоих глазах, я просто не могу находиться рядом с тобой, это разрывает мне сердце.
    Глория поднялась, готовая уйти.
    — Подожди.
    Кристофер схватил ее за руку. Глория повернулась к нему и постаралась сдержать прорывающиеся рыдания.
    — Что еще ты хочешь от меня? Разве я не достаточно раздавлена? Разве тебе мало моего унижения?
    — Пожалуйста, сядь, — попросил он.
    Он подвел ее к софе, все еще не отпуская ее руки.
    Глория была, словно сломанная кукла, слабая, беспомощная, бессильная что-либо предпринять. Она села на диван, погруженная в омут отчаянья. Не понимая, что происходит, она тупо смотрела на его руку.
    — Глория, посмотри на меня. — Кристофер нежно сжал ее пальцы.
    Она была похожа на воздушный шарик, из которого выпустили воздух. Без всякой надежды она подняла глаза и увидела, что он улыбается ей. И это была не его обычная полупрезрительная усмешка. Нет, он улыбался открыто и искренне, так заразительно, что у нее перехватило дыхание.
    — Помнишь, я говорил тебе о своей матери?
    Она кивнула.
    — Мою мать зовут Ванесса Жоли. Она актриса. Когда она забеременела, она использовала связи отца и его влияние, чтобы сделать карьеру в Голливуде. Теперь ты понимаешь меня?
    Глория видела несколько старых фильмов с участием Ванессы Жоли. Она вспомнила ее поразительно красивое лицо — огромные неземные глаза, неповторимая грация движений. Так, оказывается, она была матерью Кристофера!
    Кристофер отпустил ее руку и взмахнул в воздухе бумагами.
    — Вот твое прошение о начале бракоразводного процесса. Когда я получил эти бумаги и понял, что могу потерять тебя навсегда, мне пришлось признаться самому себе, что я давно и безоглядно влюблен в тебя. То, что ты отказалась от всех финансовых претензий на мой счет, развеяло мои подозрения, что ты пыталась использовать меня, как моя мать в свое время использовала отца.
    Он порвал листок бумаги пополам и бросил обрывки на пол.
    Потом опять наклонился к Глории, взял ее руку и поднес к губам.
    — Я был влюблен в тебя, Глория, поэтому и женился на тебе. Я отказывался верить в это, я сопротивлялся этому чувству, я не хотел серьезно относиться к тем клятвам, которые мы дали. Но я не мог ничего поделать с собой.
    Он полез в карман и вытащил оттуда маленькую бархатную коробочку.
    — Это твое кольцо. Я бы никогда не подарил его тебе, если бы не хотел, чтобы ты навсегда сохранила его.
    Могла ли она верить этим прекрасным, кажущимся искренними словам?
    — Я тоже ношу твое кольцо, — прошептал он, касаясь губами ее пальцев.
    Он надел кольцо на ее дрожащий пальчик, а затем нежно поцеловал ее ладонь.
    Глория улыбнулась и коснулась его щеки.
    — Я так люблю тебя, Крис.
    Она слышала только бешеный ритм своего сердца. Тепло и нежность лучилась из его глаз. Неожиданно Глория вспомнила что-то.
    — Крис, я больше не могу оставаться на посту президента компании. Когда мы объявим о нашей свадьбе, никто не поверит мне, что я получила эту должность по праву.
    — Куда они денутся. Кстати, когда Люси узнала о нас с тобой, она долго смеялась, а потом разнесла эту новость по всей корпорации. Так что я не удивлюсь, если окажется, что вся твоя компания уже в курсе нашей романтической истории.
    Он поцеловал ее в очаровательный носик, коснулся губами ушка. В следующее мгновенье Кристофер припал к ее губам с таким пылом, что у нее захватило дух. Радость Глории превратилась в сгусток желания, огненной рекой разлившегося по жилам. Раздвинув губы под его осторожным натиском, она застонала от блаженства и теснее прижалась к Кристоферу. Она отдавала ему всю себя — свои чаянья, преданность и любовь. Отдавала, не колеблясь, не думая.
    Кристофер быстро расстегивал пуговицы ее тонкой блузки. Шелковистая мягкость ее плоти вызывала в нем безумное желание, молнией пронзившее тело. Он провел пальцем по ее полураскрытым губам. Глория вздохнула, чувствуя восхитительно возбуждающую упругость мужского тела. Его губы были теплыми и обольстительными, и она словно таяла в его объятиях.
    Его губы сомкнулись на ее соске и втянули его в рот.
    — О…
    — «О» — это хорошо или плохо? — лукаво осведомился он, поднимая голову и пронзая Глорию взглядом светло-голубых глаз.
    Его слова вызвали у нее дрожь возбуждения. Глория напряглась, когда его язык стал лизать напряженную колонну ее горла. Он рассыпал поцелуи по ее груди. Ее нежная грудь затвердела, соски заныли, но это была приятная боль.
    Они не могли оторваться друг от друга, но внезапно Глория отодвинулась от Кристофера.
    — Ох, Крис! Но ведь сейчас должны приехать другие участники совещания! Если они войдут, а мы…
    — Больше никого не будет, дорогая. Молодоженам не нужна компания.
    В его глазах сияло обожание, о котором она еще недавно могла только мечтать.

    Внимание!
    Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
    После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
    Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
Top.Mail.Ru