Скачать fb2
Шаман

Шаман

Аннотация

    Обыкновенный русский парень по имени Дмитрий не любил приключений. Одно дело — мочить виртуальных монстров в компьютере, другое — самому напрягаться, вставать, куда-то тащиться. Но однажды друзья уговорили Дмитрия поучаствовать в ролёвке на свежем воздухе. Ему досталась роль шамана. И уже вечером этого дня Дмитрий горько раскаялся в своем решении! Ведь бог игры, коварный Арагорн, свободно путешествующий между мирами, взял и переместил Дмитрия, прикорнувшего на полянке, в страну, где водятся высокоученые маги, пылкие джинны, изворотливые лисы-оборотни, жестокие орки, тупые тролли и прочие «мифические существа». Но Дмитрий горевал недолго, он и в самом деле увлекся магией и прочим шаманизмом. И вскоре прославился на этом поприще до такой степени, что обзавелся собственным замком, кучей друзей и женщин. Единственное, чего Дмитрию не хватало в новой жизни, так это обыкновенного Интернета! Зато врагов стало хоть отбавляй! Ну что ж, пришлось отбавлять…



Сергей Давыдов РОЛЕВИК: ШАМАН

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    Итак, я впервые отправляюсь на ролевку… Я вообще-то уже давно заинтересовался этим делом, но до сих пор больше теоретически любопытствовал, не решался поучаствовать. Я человек довольно-таки ленивый, а там все же возни много… В том, что я в итоге отправился на это массовое гулянье людей, чья психика вызывает у непосвященных подозрения в ее сохранности, виновата аська. В смысле, не девушка Аська, а программа для интернет-общения, ICQ. На одном из форумов ролевиков познакомился с парнем, поклонником этого дела — он отыгрывал то орков, то варваров… — потом по аське с ним разговорился, ну он меня и уболтал на «попробовать». Он, оказывается, участвовал в организации крупных игр и заодно по мере сил агитировал народ. Вот и меня сагитировал…
    После обсуждений мне досталась роль шамана. Во-первых, я питаю слабость к магам и в компьютерных RPG всегда ими играю; во-вторых, с физическими данными у меня не очень, дрыном махать — это не мое. Ну и последнее по порядку, но не по значению — колдующим персам на ролевке с оснащением проще. Собственно, я бы в маги пошел, но в этот раз вакансии оказались заняты, несмотря на распространенное мнение, что магами играть неинтересно. К счастью, осталась свободной вакансия смежного класса, шамана — так что с доспехами возиться все же не придется…
    Подготовкой я занимался соответственно своему темпераменту — со смесью энтузиазма и пофигизма. У меня всего-то оснащения три предмета — накидка оборотня, тотемный посох да сумка для травок и тому подобного. Там же, кстати, и расписки-заклинания храниться будут… И, между прочим, только сумку и утвердили без споров. Сначала пришлось доказывать, что с посохами бывают не только маги, но и шаманы; даже фотки из инета предъявить пришлось. Потом плащ — ты, мол, шаман, а не оборотень… Но в конце концов все же договорились, что шаман вполне может превращаться в тотемного зверя. В общем, утвердив список оснащения, я принялся за его изготовление.
    С сумкой вообще не было сложностей — нашел дома в завалах старья большую тканую сумку и нарисовал на ней краской солнышки и несколько пар белых крыльев. Решил, что одну игру рисунки продержатся… В качестве основы для плаща я взял старое одеяло, на которое нашил кучу перьев — в основном, к сожалению, голубиные, плюс пара петушиных. Пришлось изрядно повозиться, прилаживая их так, чтобы они висели ровно и не цеплялись друг за друга… Зато в итоге, как ни странно, это все выглядело не так уж страшно, а после финальной доработки даже стало похоже на плащ.
    С посохом я обошелся в той же манере — палка от швабры, плюс работа выжигателем, плюс резьба ножом, плюс присобаченная в качестве набалдашника игрушечная пластмассовая сова. Будет моим тотемом… Конечно, среди тех, кто участвует в играх не в первый раз и основательно подготовился, я буду выглядеть очень бедным родственником, но я все равно все еще не уверен, что это мне так уж нужно, так что главное — пройти «фейсконтроль» у Мастера, а уж в следующий раз и посмотрим…
    Артур, тот самый асечный знакомый, встретил меня на вокзале с группой таких же зеленых, как я, рекрутов. Однако неплохо он развернулся!
    Поезд, пешая прогулка по леску — и вот я на месте. Осмотрев меня, Мастер фыркнул, поморщился, но затем вздохнул и заявил, что видел и хуже. Ну, если вспомнить тех новобранцев, с которыми я сюда прибыл… В общем, я в игре.
    Мне досталась задача, так сказать, укреплять тыл. Если попросту, участвовал в чем-то вроде «захвата флага» в стороне от основных действий, вместе с другими такими же новичками. Поскольку, с одной стороны, толком махать своим посохом я не умею, а с другой, большая часть магии исцеления и поддержки сосредоточена в моих руках, я остался в нашей «крепости». И первым делом потратил одну из расписок-заклинаний на магию «Глаза духов». Теперь ни одна живая душа не сможет прокрасться в «крепость» незаметно — будут вынуждены заявлять о своем присутствии…
    То-то и оно, что ни одна живая… К сожалению, снова выяснилось, что народ не настолько не любит отыгрывать магов, как я думал. У противника обнаружился некромант. Эта сволочь без зазрения совести превращала наших павших в нежить, и парочка уже даже почти прорвалась в крепость. Почесав тыковку, я вытащил из сумки свой экземпляр распечатки правил игры — может, у меня найдется что-нибудь полезное против нежити…
    Нашлось! К тому же не заклинание, а ритуал, так что не придется тратить расписку. Но, с другой стороны, придется целый час строить из себя дурака в «шаманских плясках» — Мастер настаивает на реализме… К тому же во время проведения ритуала мне нельзя отвлекаться даже на самозащиту — ведь я будто бы в трансе.
    Помимо плясок, мне пришлось еще и нарисовать на земле вокруг всей «крепости» так называемый Защитный Круг Жизни, зато теперь любой нежити, вставшей на него, останется только тихо-мирно склеить лапки, хе… С осознанием исполненного долга я достал из сумки тонкий матрасик, подстелил вместо подушки сумку и улегся отдохнуть под ближайшим деревом. Видимо, камлание меня изрядно утомило, поскольку даже в таком неудобном положении я ухитрился уснуть.

    Хихиканье, похоже на детский голос… Видимо, еще сплю… Я зевнул, потянулся и, все еще не открывая глаз, поднялся. Хихиканье прекратилось, зато послышался шепоток; слов я не разобрал. Я потер глаза, открыл их…
    В полуметре передо мной, на уровне глаз, в воздухе парили три феечки сантиметров девяти-десяти ростом. Я уставился на них, они в ответ уставились на меня. Они были полностью обнажены, так что ничего не мешало рассмотреть прекрасные фигуры; первая моя мысль — будь они хотя бы раз в пятнадцать больше ростом, я бы не отказался с ними познакомиться. И впечатление такое, что они реальные…
    Одна из фей сорвалась с места, облетела вокруг моей головы и вернулась на прежнюю позицию.
    — Ты что здесь делал? — звонким голоском спросила она.
    — Спал, — машинально сознался я, продолжая рассматривать троицу. В целом они выглядят как люди, но с прозрачными стрекозиными крылышками, длинными — для их роста, конечно, — серебристыми волосами и заостренными ушками. — А вы кто такие?
    Прежде чем я произнес «такие», феи исчезли. Н-да… Прямо «А был ли мальчик?».
    Впрочем, раздавшийся поодаль знакомый смех тут же убедил — был. Вернее, были девочки… Я потряс головой. Так, я вроде бы не сплю и будем считать, что в своем уме — другой вариант мне не нравится. Тогда получается, что либо наши леса гораздо менее изучены, чем считается, — впрочем, это даже не смешно, — либо со мной что-то произошло. Кстати… Почему мне так жестко сидеть?
    Опустив взгляд и откинув край матраса, я обнаружил, что сижу не на земле, а на каменной плите. И, похоже, на ней что-то выбито…
    Я слез с плиты — она поднималась над землей на несколько сантиметров, — скатал матрасик и принялся рассматривать плиту. Вернее, даже не плиту, а целую тумбу из черного камня, уходящую глубоко в землю… Насколько глубоко, трудно сказать — копать нечем. Поверхность гладкая, на ней какие-то непонятные и ни на что не похожие иероглифы. Справа от камня на земле лежит сумка и сползший к ней плащ, которым я накрывался, как одеялом… в общем-то, возвращение к истокам. А слева… Хм, похоже на мой посох. Только вот… Разница между ним и моей палкой примерно такая же, как между наброском и готовой картиной. Дерево полированное, символы на поверхности выстроились ровно и аккуратно… Хотя сами символы — те самые, что я делал. Только вот совы нет…
    Я осторожно поднял посох… и тут же выронил: он оказался теплым и словно пульсировал. Подозрительно глядя на него, я потянулся к сумке. Осторожно потрогал… Вроде ничего особенного. Я накинул ее на плечо, открыл, чтобы засунуть матрас обратно, — и обнаружил, что там почти нет места. Большую часть довольно вместительной сумки занимали всяческие травки — вон та от лихорадки, вон та раны промывать…
    Я остановился. Всю жизнь старался воспринимать все как есть и в любой ситуации пытался рационально разобраться, но что со мной случилось, откуда я знаю, что это за травы?! А ведь знаю… Больше того, даже могу сказать, как именно их употреблять, как их собирать и когда. Жесть!.. Я уселся на камень, сгорбился и схватился за голову.
    — Чего задумался? — с явным интересом спросил кто-то хриплым голосом. Я повернулся на голос.
    На посохе сидела средних размеров серая сова и смотрела на меня большими желтыми глазами. Похоже, совсем меня не боится…
    — Чего уставился, как не родной? — хрипло поинтересовалась сова.
    Я замер.
    — Не помню птиц среди родственников… — выдавил я.
    Сова захлопала крыльями. Похоже, она рассердилась…
    — Ты что это сейчас сказал?.. — с каким-то скрипом в голосе спросила она, медленно поднимая одну лапу — ничего себе когти, тигр, а не сова! — и не в такт словам щелкая клювом.
    Мои мысли тоже словно щелкнули.
    — Шутка. Глупая, — сообщил я.
    — Да уж… — проворчала сова, опуская лапу. — Ты, часом, головой не ударился?
    «Возможно, возможно, — промелькнуло у меня в голове. — Сижу, с совой разговариваю…»
    Сова тем временем пару раз взмахнула крыльями, поднялась с места, облетела вокруг моей головы и вернулась обратно. Точно как та фея…
    — Да вроде все нормально… — с сомнением в голосе сообщила она. — Ладно, к делу. Я тут полетала, осмотрелась… Странные места. Нехорошие. Нечистый лес… Хотя и возможностей для тебя немало. Малые — дикие, хозяйской руки не знают, следов старших совсем нет… Хорошее место, чтобы в силу входить, но и опасность чую.
    Не скажу, чтобы я понимал, о чем идет речь, но… По-моему, это моя сова. В смысле, «тотем» мой. Оживший… Я очень осторожно протянул руку и погладил сову по голове, взъерошив перья. Она не возражала.
    — Прямо как маленький… — проворчала сова, но неудовольствия в голосе не было. Наконец я убрал руку.
    — Ты случайно не заметила, как мы сюда попали? — поинтересовался я. — А то я спал.
    — Я тоже, — призналась сова. — А какая разница-то? Летящему важен сам полет или цель полета, но не то, над чем он летит… Кстати, я одно местечко присмотрела. Полетели.
    И она сорвалась с места.
    — Полетели? — пробормотал я.
    — Чего ты там копаешься? — раздраженно крикнула сверху сова. — Давай быстрее… Натягивай плащ, и полетели.
    Плащ! Он же у меня числится как «Накидка оборотня»… Если я действительно, что называется, в сказку попал, то, возможно… Ладно, попробуем.
    Я подобрал плащ и накинул его на плечи. Такое чувство, что чего-то не хватает… Повинуясь внезапному порыву, я взмахнул полой плаща — кстати, а перья-то не голубиные, а, похоже, совиные… — и издал звук, похожий на совиное уханье. Мир вывернулся наизнанку и тут же вернулся в норму… почти. Четкость зрения возросла неимоверно; слух тоже наполнился мириадами звуков. Я потряс головой, стряхивая шок, возникший от неожиданного расширения чувств. Потом разберусь в новых ощущениях, надо спешить, — мой тотем и так сердится…
    Плащ превратил меня в сову немного крупнее тотема. А вот когти поменьше… Ладно, хватит завидовать, попробую взлететь.
    Похоже, умение летать, как и знание трав, кто-то позаботился вложить в мою голову. Я поднялся над землей и собрался было лететь за тотемом, но тут мой взгляд зацепился за лежащий на земле посох. Нет, я его не оставлю… Снизившись, я схватил его когтями и снова поднялся к своей проводнице.
    «Итак, что мы имеем? — думал я, следуя за совой. — Похоже, моя роль стала реальностью… Хотелось бы знать, это меня одного так приложило или сюда забросило еще кого-то с ролевки?.. Хотя это все-таки не самое важное. И даже как это получилось — не самое важное. И даже если подумать не как мне назад вернуться (тут первый шаг очевиден — к людям выходить, а с такой воздушной разведкой большой проблемы с этим не будет… если люди здесь вообще есть). Больше всего меня волнует то, что я чувствую неприятности, — просто-таки нижним полушарием мозга… Тем, на котором сидят, — оно обычно и отвечает за предчувствие проблем.»
    Хотя сейчас у меня несколько иная анатомия… Я хмыкнул, однако получилось только негромкое угуканье. Сова, что с меня взять…
    Да, а говорить-то я могу?
    — А куда мы, собственно, летим? — спросил я. Хорошо, говорить получается… Правда, голос такой же хриплый, как у тотема, но вполне понятный.
    — К Сердцу леса, — отозвалась сова. — Пусто там, Хозяина нет, совсем пропал. Самое время и место камлание устроить, пока место еще чистое. Можно всех малых собрать да найти себе защитников. А то что ж ты за шаман без единого защитника… Стыд один.
    Подожди-ка… Сердце леса? В голове зашевелились какие-то обрывки знаний. Я даже не был уверен, мои родные или шаманские, свежеприобретенные…
    — Сердце леса без Хозяина? Что с ним могло случиться?
    — Вот покамлаешь, малых поспрашиваешь, глядишь, и узнаешь, — ворчливо отозвалась сова. — Кто здесь шаман-то?
    Н-да, она воспринимает меня как старого знакомого… В данных условиях это неудивительно, но вот вопрос — как она среагирует, если узнает о положении вещей? Н-да… Ладно, потом разберемся. Я порылся в памяти, пытаясь понять, чем меня «наградил» неизвестный «доброжелатель». Хм, не могу ничего понять… Видимо, знания всплывают только в соответствующих обстоятельствах. Хотя свойства трав я помню четко… Похоже, однажды использованное знание доступно постоянно.
    — Духи ветра, держите мои крылья… — пробормотал я внезапно всплывшую из дебрей памяти фразу, расправляя крылья.
    — Так уже, — хихикнули сразу два или три тонких голоска.
    — Так ты уже кого-то подцепил? — не оборачиваясь, заметила сова. — Правда, всего лишь сильфы… Но нам, крылатым, и младшие ветра пригодятся.
    Сильфы, духи ветра… Вот они кто, значит. Интересно, это те самые за мной увязались или другие?.. Под крыльями не видно, а во время полета зря ими махать не стоит.
    — Мы на месте, — сообщила сова, прерывая мои размышления, и принялась снижаться.

    На первый взгляд участок леса под нами ничем не отличался от окрестной чащи; однако при взгляде на него меня от клюва до кончиков перьев пронизало ощущение… подъема, пожалуй. Меня словно омыло волной кипучей энергии, жажды деятельности, так что я от неожиданности чуть не кувыркнулся в воздухе. К счастью, это быстро прошло.
    Сова нырнула в сомкнувшиеся кроны деревьев; я последовал за ней.
    Под зеленым куполом листвы, в окружении плотно стоящих деревьев, на маленькой полянке лежало абсолютно круглое озеро. Вода в нем — ее сияние освещало полянку — была настолько прозрачна, что ее практически не было заметно; покрытое серебристым песком дно озерца могло лежать как на расстоянии вытянутой руки, так и на глубине в десятки метров.
    Из озера в небо бил столб энергии. Нет, если точнее, жизненной силы… Свободно утекающей в никуда жизненной силы леса. Это явно ненормально… Но в совином теле я не мог понять, чем это вызвано и что здесь произошло.
    Я уронил посох на берег озера и приземлился рядом.
    Прежде чем успел задуматься, как мне превратиться в человека, резким движением клюнул себя в грудь… и мир на миг снова вывернулся.
    — Так… — пробормотал я, снова оглядываясь. На этот раз — человеческими глазами. И… нет, дикая, свободно льющаяся сила жизни не дает сосредоточиться. Тогда… что?
    Повеял легкий ветерок, и мне на плечи опустились сильфы, точнее сильфиды — две на левое плечо, одна на правое. Похоже, их истечение жизни совсем не беспокоит… Хотя они стихийные духи, не ведающие смерти, — и жизни соответственно, их проблемы леса не волнуют.
    — Так ты, значит, шаман? — спросила та, что на правом плече.
    — Камлать будешь? — в унисон поинтересовалась парочка с левого.
    Вместо ответа я поднял посох и с силой вонзил его в мягкую землю перед собой. Мой тотем тут же слетел с ветки, на которую было уселся, и устроился на верхушке посоха. Ничего похожего на насест там не было, но совиные лапы просто вросли в дерево, став наполовину деревянными. Н-да…
    Я отбросил ненужные мысли и отдал управление собой шаману, неведомо как в меня вселившемуся. Уселся перед посохом, скрестив ноги, расстегнул сумку. Не глядя запустил в нее руку, на ощупь нашел и вытащил сперва небольшой бубен, затем — сушеный лист. Лист бросил в рот и принялся жевать.
    Горько! Однако я пересилил себя и продолжил жевать, не глотая. Горечь постепенно смягчалась, пока не появился довольно приятный вкус, сладковатый с небольшой кислинкой. Я проглотил оставшуюся от листа кашицу, и мои пальцы принялись постукивать по лежащему на коленях бубну, как по маленькому барабанчику. Тум-тутум-тутум, тум-тутум-тутум…
    Нет, это было не камлание. Точнее, не то камлание, которое предлагала провести сова. Вместо того чтобы созвать к себе духов и пообщаться с ними, я сам отправлялся в тот слой бытия, в котором живет большинство духов, чтобы оттуда посмотреть на Сердце леса. Продолжая отстукивать ритм, я закрыл глаза… и одновременно мои глаза открылись. Мой тотем — сейчас сова сияла золотом и была гораздо крупнее, чем раньше, — сорвался с посоха и упал мне на плечи, распугав сильфид. Рывок — и небо поменялось местами с землей.
    Из висящей надо мной рваной раны в теле земли текла кровь. Кто-то вырвал Сердце и забрал его, еще живое; земля жива, но незаполненная дыра в ее теле не зарастает и кровоточит… Смерть еще не пришла, но она уже близко, ждет своего часа; ее тень можно увидеть, если постараться.
    А вот и другие тени, крадутся, хотят утолить жажду, приближаясь к дыре. Белые тени голодны, множество глаз горит тьмой в предвкушении трапезы, а на закуску надеются проглотить дух неопытного шамана…
    Золотая сова упала на белую тень, разрывая ее в клочья. Но тени все равно ползут — одной совы недостаточно, чтобы они отказались от такой трапезы… Сова продолжает танцевать с тенями. Прекрасный танец, танец жизни и смерти… Уместно ли принять в нем участие? Не будет ли нарушена красота? Нет, мы будем хорошими партнерами.
    Взмах посоха — и тень выброшена вниз, в Нижний мир, туда, где жизнь. Но это всего лишь тень — она не может существовать в нормальном мире… Еще взмах, еще… Посох прочерчивает пространство вокруг, оставляя затухающие следы. Мы танцуем с совой, и к нам присоединяются все новые партнеры. Они все так же голодны, но сейчас не время кормления — сейчас время танца…
    Белые тени то и дело сбивают узоры — их много, и мы не успеваем танцевать со всеми… Кольцо вокруг нас сжимается.
    К теням белым выпрыгивают тени черные. Их мало, но они прекрасные танцоры; белые волны останавливаются и катятся обратно. Танец подходит к концу… Ну что же, все когда-нибудь кончается, а затем начинается вновь.
    Черные тени чего-то хотят. Им нужна помощь, и они предлагают помощь.
    Шаман может закрыть рану, шаман может вернуть Сердце…
Одно верно, другое спорно.
Не проверишь — не узнаешь…
Силы будут приложены, но результат не будет гарантирован.
Помощь следует, власть признана.
Сделка заключена.
Сова распахивает крылья, и небо падает…

    Я пришел в себя. Ноги занемели, и все тело побаливало. Передо мной на фоне сияющего озера все так же ровно стоял посох, на котором сидела сова… но сейчас это была не живая птица, а вырезанная из дерева фигура. Похоже, то сражение в Верхнем мире исчерпало ее силы… Ничего, отдохнет и будет как новенькая. А вот мне отдыхать некогда… Покряхтывая, я поднялся с земли, покрутил головой, разминая шею, затем положил бубен обратно в сумку и снова пошарил в ней, доставая веревочку с нанизанными на нее гладкими обточенными палочками. Каждая палочка — это Дом Духов. Нужно еще что-то… Ах да…
    Из самого дальнего угла сумки появилась металлическая коробочка. Открыв ее, я выбрал из нескольких иголок костяную и, поморщившись, вонзил ее себе в палец. Крошечная капля крови упала на одну из палочек; над деревом закурился дымок.
    — Кровью своей и именем своим я, Дмитрий, летящий за совой, скрепляю договор. Следуй за мной и слушай мои приказы во тьме и в свете.
    — Да будет так… — послышалось рычание из-за моей спины. Я не спеша положил коробочку с иглами в сумку, подул на палец — ранка тут же затянулась — и, продолжая держать в руках Дома Духов, обернулся.
    Передо мной стоял Волк. Нет, даже ВОЛК. Огромная седая зверюга — и, когда я говорю «огромная», я имею в виду, что он был лишь немногим меньше двух метров в холке. Да уж, Стражи Сердца действительно не поскупились… Нужно и мне постараться выполнить свою часть сделки.
    Кстати, как-то все мои эмоции изрядно поблекли. Видимо, слишком много всего за короткое время… Я устало вздохнул. Мне еще с раной работать…
    — Ну, приступим к лечению… — пробормотал я. — Первый шаг у нас что? Отогнать от пациента злых духов. Ну, это уже сделано, и в ближайшее время Стражи их не подпустят. Придать сил пациенту не получится, поскольку пациент как таковой отсутствует… Н-да. Остается только одно — сочетать передовые методы шаманов-целителей с отсталой полевой хирургией… Кошмар, какую чушь я несу.
    С моих плеч хихикнули. И когда сильфиды успели туда вернуться?.. Хотя это кстати. Они мне сейчас пригодятся… Чтобы аккуратно работать с такой раной, лучше всего подойдут стихийные духи, нейтральные к жизни и смерти — с любой раной нужно работать стерильными инструментами. Ну, если уж совсем точно, они тоже проявление жизни, но несколько иное, нежели большинство духов.
    В общем, мне нужны стихийные духи. Но помимо сильфов — этих трех вполне хватит… — понадобятся гномы, и не меньше пяти. Кстати, гномы к дворфам Толкиена, «произошедшим» от темных эльфов-цвергов, никакого отношения не имеют. Гномы — это такие же стихийные духи, как и вольготно устроившиеся на моих плечах сильфы, только земли, камня и металла. Правда, духов, как и богов, формируют разумы смертных, так что в разных регионах мира с ними тоже бывает по-разному — например, кое-где металл считается отдельной стихией, и духи у него свои…
    Оп-па… А интересные факты у меня в голове всплывают. Хотя и не актуальные… Сейчас главное — сделать свою работу.
    Угрюмых духов земли я быстро убедил сотрудничать, пообещав в свою очередь не рушить их подземные дворцы. Бедные младшие духи, насколько же они легковерны… Я вспомнил простодушных чертей в «Сказке о попе и работнике его Балде».
    Чтобы получить сотрудничество духов, можно их убедить, заставить или обмануть. Большинство шаманов использует последний метод — заставить зачастую просто нет возможности, а убедить в чем-то не блещущих интеллектом младших духов весьма проблемно. Со старшими же рискуют связаться только очень сильные, уверенные в себе шаманы — или те, кто находится под покровительством сильного тотема. С волшебниками вроде бы по-другому…
    Я почесал тыковку. Не знаю я, как там с волшебниками… Буду действовать, как шаман.
    Выдернув посох из земли, я с силой вонзил его вертикально в поверхность озера. Тотемный посох — это что-то вроде мостика, соединяющего миры живых и духов, и им удобно укрощать или изгонять буйных духов, банально избивая их. А сейчас я подцеплял посохом саламандр, весело гоняющихся за гидрами, и выбрасывал их прочь из озера. Все сущее состоит из сочетания стихий, и я просто изменял баланс их духов в воде. Возмущенные огненные ящерки пытались вернуться обратно, вернув температуру в норму, но я тыкал в них Домом Духов, и они исчезали.
    Вода быстро остывала; по поверхности побежала корка изморози. Еще немного, и в дело вступили сильфы — они согласились помочь сразу же, — а за ними и гномы.
    Песчаные смерчики побежали по замерзшей поверхности, засыпая ее. Слой песка становился толще; затем песчинки начали срастаться. Вскоре озеро оказалось закрыто каменной плитой толщиной сантиметров пять. Ну вот, в принципе, заплатка и готова… Лед и камень — это так, внешнее. Рану держат закрытой духи воды и земли. Можно было бы добавить еще и растения, но… Я обещал Стражам, что постараюсь найти и вернуть Сердце на место, а использование духов растений, относящихся к царству жизни, закроет рану СЛИШКОМ надежно. Потом будет проблема с возвращением Сердца… Не, с ним в любом случае проблема — я устало улыбнулся, опираясь на посох, — но лучше все же не создавать себе лишних. Хотя я на самом деле и не собираюсь так уж целенаправленно искать Сердце, но Стражам лучше этого не демонстрировать, надо делать вид, что планирую все в расчете именно на поиск. Вообще-то теперь, когда у меня появился серьезный дух-защитник — он в любом случае мой, хе… — приоритетом номер один стали поиски способа вернуться домой. Не спорю, ролевка получилась крутая, оч-чень реальная, но все-таки — в гостях хорошо, а дома лучше… Сражения со злыми духами никогда не станут моим любимым развлечением. А впереди здесь, чую, встречи и посерьезнее… Я зевнул. Однако уже глубокая ночь…
    — Постереги, — бросил я волку, расстилая матрас.
    — Здесь ничего не может случиться… — начал было он, но я указал на каменную заплатку на месте лишенного Сердца озера, и он исчез за деревьями.

    — Тр-ревога! — раздался рык у меня над ухом.
    Вообще-то рычание было негромким, но я в ужасе прямо подскочил. А? Что? Где я? Деревья вокруг, надо мной — волчья морда… Ох, какой облом. Мне все это не приснилось!!!
    — В чем дело? — зевнул я, поправляя растрепавшиеся во сне волосы. Игравшие с ними сильфиды отлетели, но, как только я убрал руку, принялись за старое. Ладно, пускай…
    — Они… возвращаются… — со смесью страха и ненависти сообщил волк. — Я почуял запах тех, кто украл Сердце!
    Меня пробрала дрожь. Против таких серьезных ребят у меня никаких шансов…
    — Они движутся сюда? — уточнил я. — Они далеко?
    — В получасе отсюда, в том направлении, — он мотнул мордой. — Разложили лагерь и спят… Я попытался подобраться ближе, но что-то не пускает. Судя по следам, движутся они сюда.
    Так… Волк движется в лесу, ну, скажем, раза в четыре быстрее пешеходов. Так что часа через два — после того, как проснутся, — «они», кто бы они ни были, будут здесь… Не знаю, чего им надо, и знать не хочу. Я в этом месте уже получил то, что хотел…
    — Отступаем, — решительно заявил я. — Если уж они осилили Стражей, мне с ними и подавно не справиться… Да и не обещал я защищать это место.
    — Но сейчас их всего трое, — просительно сообщил волк. — И это самые молодые из тех…
    — Ну…
    «Ну и что?» — хотел было произнести я, но остановился. Во время общения в Верхнем мире Стражи передавали обрывочные картинки того, что здесь произошло; довольно сумбурные и расплывчатые, но общая картинка вырисовывалась. К Сердцу пришли около десяти фигур в глухих черных балахонах с капюшонами, закрывающими лица. Двое, видимо главные, шли налегке, остальные что-то несли. Сперва их попытались остановить звери, но старшие группы даже не обратили на них внимания, а младшие что-то сделали, и звери попадали замертво. Магия, но без видимых эффектов… Некоторые из деревьев, закрывающих поляну, моментально засохли и превратились в труху; когда группа магов вошла на поляну Сердца, на них напали материализовавшиеся Стражи. Восемь младших выставили вперед руки, закрытые перчатками, и часть Стражей отбросило назад, но один все же прорвался сквозь выставленный невидимый барьер и вцепился в горло фигуре в балахоне. Фигура упала, но тут вмешались старшие: один из них шевельнул рукой, и нескольких Стражей развеяло, обратив в ничто, а остальных выбросило в Тот мир, наглухо блокировав от Этого, так что они не могли его даже видеть. А когда через несколько часов блокировка спала, на поляне уже не было никаких следов ни магов, ни Сердца, как и останков погибших животных за ее пределами. Выводы? Основную силу среди забравших Сердце представляла пара старших, так что если сюда идет всего трое из младших, то шансы весьма неплохи. Особенно если предоставить врагов Стражам, а самому ударить в спину… Риск все равно есть, но в случае успеха можно будет взять пленных и допросить их. Выйти на след Сердца — я досадливо скривился — и узнать что-то о мире, в который я угодил… А то выйду к людям, а меня — на костер. Даже не знаю, что более рискованно… Можно, конечно, послать сову на разведку, прежде чем выходить к людям, но я сомневаюсь, что в какой-нибудь деревушке будут шумно обсуждать что-нибудь типа «а вот если появится кто-то, на колдуна похожий, так мы его тут же на костер!». Воздушная разведка покажет только обычную бытовую жизнь. Пленник, правда, наврать может, но, если задавать правильные вопросы… Да и есть у меня методы воздействия. В общем, — я вздохнул, — попробую. Если что, постараюсь сбежать…
    — Ну ладно, — проворчал я. — Смотайся в Верхний мир и предупреди Стражей. Я ударю этим в спину.
    Дух исчез. Я осмотрелся, высматривая в стене деревьев место, через которое пришли маги, и не находя его. Похоже, на месте уничтоженных деревьев выросли новые… С таким количеством жизни, сконцентрированным в одном месте, ничего удивительного. В принципе, за время ночевки здесь я вполне мог бы умереть от старости, если бы не обеспечиваемая моим тотемом защита…
    Ладно, не буду долго размышлять. Выйду самым простым путем… Я уложил матрас в сумку, запахнулся в плащ и ухнул.
    Пристроив посох в крону одного из ближайших деревьев, я устроился на ветке рядом с ним и принялся ждать. Солнца еще не было видно за кронами деревьев, но вот показался его краешек… Небесное светило — вполне такое же, как на Земле, — медленно поднималось над горизонтом. Тотем все еще не показывал признаков оживания. Надеюсь, сова успеет отдохнуть к подходу этих… Ее помощь будет нелишней.
    Н-да, ну и влип я в историю… Да уж, это точно не сон — такое мне и присниться не могло. Я дал себе зарок, что, если уцелею и вернусь домой, в ролевках больше участвовать не буду. Только на компе! Там хоть сохраняться можно…
    — Мне нужно кое-что передать, — донеслось снизу волчье порыкивание.
    — Что? — спросил я, не двигаясь с места.
    — Стражи заняты в Верхнем мире, отгоняют голодных, так что не смогут выделить многих для защиты в мире живых…
    Я досадливо ухнул. Еще веселее… Как боевая единица многого я не стою; мое главное оружие — эффект неожиданности, ну и дух волка, естественно… По части магии у меня такое чувство, что я смогу выдать пару трюков, но это и все. Ничего серьезного, мои магические навыки в основном связаны с заговариванием ран и болезней, да еще умею создавать амулеты с привязанными к ним духами… Все согласно роли. Единственно, посох…
    Я вывернул шею, глядя на него. Нет, мастерства боя на посохах у меня как не было, так и нет; однако хороший удар этой деревяшкой вполне способен вышибить дух из живого существа. В буквальном смысле… Да и из мертвого тоже. В игре удар посоха должен был «оглушать» врага, а здесь… Ну, эффект будет похожий. Выбитая из тела душа сохранит связь с ним и быстро вернется обратно; быстро, но не мгновенно. А в это время тело будет беспомощно…
    Так, что у меня еще есть? Три сильфиды, куча раздраженных саламандр — штук десять наберется, совсем мелкие… — и набор разнообразных трав. Сдается мне, было среди них что-то подходящее… Но чтобы посмотреть, нужно превращаться обратно. Ладно…
    Я выбрал ветку поудобнее и вернул себе человеческий облик и сумку заодно. Так, так… Я так и знал.
    На мое лицо наползла ухмылка. Я — шаман широкого профиля, умею не только лечить… Деревянная ступка и пестик, сделанный из чьей-то кости — никакой некромантии, просто у нее форма удобная… — в сумке тоже нашлись. Да уж, снабдили меня все-таки неплохо, полный шаманский инструментарий класса «де люкс»… Правда, коробка с ужином, припасенным для ролевки, отсутствует, так что вскоре придется озаботиться серьезной проблемой поисков пропитания, — стоило подумать о еде, и живот тут же свело от голода. Но сначала решу еще более серьезную проблему…
    Выбрав из своего гербария несколько подходящих травок, я принялся их толочь, тщательно размалывая и растирая в тончайшую пыль. На ветке это делать не очень удобно, но не настолько, чтобы спускаться.
    «Не кочегары мы, не плотники, — напевал я про себя, занимаясь сим трудом, — но сожалений горьких нет… Как нет? Есть, но пока все равно ничего сделать не могу… Мы химоружья разработчики и с высоты вам шлем привет… От так».
    Добившись достаточно мелкого помола, я довольно кивнул. Посмотрим, насколько по вкусу им придется коктейль «Шоб я здох»… Сорвав подходящий листок, я оч-чень аккуратно высыпал на него получившийся порошок, затем свернул листок и скрепил тонкой веточкой.
    — Девочки, — поинтересовался я, — кто хочет повеселиться?
    — Я! — дружно отозвались все три сильфиды.
    — А хотите поиграть с саламандрами?
    — Люблю с ними танцевать! — тут же заявила одна.
    — Сбрасывать вниз веселее, — тут же возразила другая. — Они так сверкают…
    Третья только пожала плечами и снова принялась ерошить мои волосы. Понятненько…
    — Ну что же, — улыбнулся я, — развлечения найдутся для всех. Для начала слетайте в том направлении, — я указал пальцем, — найдите трех в черном и незаметно посыпьте их этим. Кто будет самой точной, та победит. Если вас заметят, вы выбываете из игры.
    — Легко! — так же синхронно отозвались сильфиды и умчались. Тут же вернулись обратно, забрали мою «химическую бомбу» и снова упорхнули. Надеюсь, они справятся… Если по дороге не забудут, куда и зачем летят. Ветреные существа… Я вздохнул и принялся для надежности делать еще одну порцию препарата. Большая часть моей стратегии основана на использовании духов ветра… А у меня с ними даже договора нет. Нужно будет это исправить, когда они вернутся… А они вернутся. Эти мелкие духи, если уж решили следовать за шаманом, то будут это делать, пока я их не прогоню. Разумные существа излучают некую энергию, которая служит духам… не то чтобы пищей, скорее увеличением реальности… что-то в этом роде. И силы соответственно. Злые духи нападают ради нее, духи-помощники типа домовых живут в симбиозе с живыми-разумными, а стихийные… Им, как правило, на все наплевать. Но шаман — это как кормушка, и они зачастую не могут отказать себе в удовольствии побыть рядом. А чем дольше остаются рядом, тем меньше желания покидать шамана… Правда, поскольку шаманам ни к чему, чтобы рядом с ними все постоянно было мокрым или случались спонтанные самовозгорания, они — то есть мы, — как правило, лишних духов отгоняют и носят отвращающие амулеты. Кстати говоря, странно, что ко мне прицепилась только эта троица… Видимо, остальных отпугивает тотем. А вообще нужно будет еще саламандру ручную завести. Откормлю, будет серьезная помощь… Правда, откармливать придется лет сто.
    Я усмехнулся. Нужно было отыгрывать шамана-эльфа… Или друида?
    — Я победила! — послышался голос еще до того, как сильфиды показались в поле зрения.
    Они уже вернулись? Надо же.
    — Нет, я! — тут же возразила другая.
    — Вообще-то я…
    Я прикрыл содержимое ступки еще одним листом, и вовремя: троица объявилась передо мной, едва не сдув травки, истолченные в порошок, прямо на меня. Они вопросительно уставились мне в лицо, явно ожидая, что я разрешу их спор.
    — Победили все! — объявил я.
    Сильфы сперва растерянно посмотрели друг на друга, но затем радостно заулыбались и захлопали в ладоши.
    — Во что теперь играем? — тут же поинтересовалась одна из них.
    Так, пока что они мне не нужны, но в то же время нужно, чтобы они были рядом…
    — Что скажете насчет «камень-ножницы-бумага»? — предложил я.
    — А это как?
    Вскоре духи ветра увлеченно играли, время от времени обвиняя друг друга в жульничестве. Если они все сделали как надо, то троице колдунов придется несладко… На переданной Стражами картинке было заметно, что их одежда пыльная, так что защиты от пыли у них нет. Мой порошок действует не сразу, и его эффекты довольно легко лечатся, но основное должно сработать, как раз когда они будут здесь, а пока что… Я усмехнулся. Один из его компонентов, который сработает сразу же, привлекает комаров. Со всего леса… Кстати, нужно со второй порцией что-то сделать, а то и сюда налетят.
    Остальные эффекты порошка включают: чесотку, кашель, при глубоком вдыхании — понос, а также раздражение всех участков организма, на которые попадет. В общем, «Шоб я здох». Достоинство этой адской смеси еще и в том, что первые симптомы они скорее всего примут за последствия комариных укусов. Некоторую проблему представляют закрытые одежды оппонентов, но мелкая пыль даже при слабом ветерке обладает удивительной проникающей способностью. Почти как елочные иголки после новогоднего праздника или как шелуха от семечек.
    Впрочем, мелкими пакостями войну не выиграть, так что пора подумать о пакостях крупных. Было бы неплохо, чтобы земля под ногами врагов провалилась, но, боюсь, на здешних гномов в ближайшие пару дней рассчитывать не стоит. Остаются только сильфы да отловленные в озере саламандры. Н-да, небогатый у меня арсенал… Как только закончу с этим, сразу же нужно будет заняться его расширением. Хотя нет, сначала — чего-нибудь поесть… Я сглотнул слюну. Хорошо духам, им о хлебе насущном заботиться не надо… Тем не менее присоединяться к ним я не спешу.
    — Они уже близко, — сообщил снизу появившийся под деревом волк.
    — Домой, — скомандовал я. Струйка белого дыма втекла в Дом Духа; их связку я обмотал вокруг левой руки. Волка выпущу, когда он понадобится, а пока пусть немного отдохнет… Я бросил взгляд на сову. Все еще деревянная… Досадно.
    Хотя я и говорил, что «ударю в спину», но мой пост находился сбоку от предполагаемого маршрута неизвестных магов. Вскоре я услышал их приближение. Они совершенно не скрывались и перли, что называется, напролом.
    Раздалось рычание; похоже, началось…
    — Девочки, — произнес я, — как насчет продолжить соревнования в меткости?
    — Я «за»! — тут же отозвалась одна. Я их не различаю… Нужно будет с этим что-то делать.
    — Я тоже! — присоединилась вторая; по-моему, как раз та, что чаще других проигрывала.
    — И я! — незамедлительно добавила не желающая оставаться в одиночестве последняя.
    — Ну, тогда вот! — И я вытряхнул из Дома Духов раздраженно шипящую саламандру. Сильфида радостно взвизгнула и ухватила ящерку за бешено извивающийся хвост.
    — А мне? А мне? — потребовали остальные.
    — Всем достанется, — кивнул я, вытряхивая еще двух саламандр.
    — Двоеборье! — объявил я. — Сперва — скоростное прицельное метание саламандр в цель, потом — танцы. Цель та же, что и в прошлый раз, они вон там, — я указал пальцем. — Потом…
    Договорить я не успел — сильфиды уже упорхнули. Вспыхнули молнии, раздался гром… Когда ветер бросает с неба на землю огонь, это называется молнией. А врага маги найти не смогут — молнии-то вполне естественные, природные. Посторонней магии в них нет ни капли — чистый натурпродукт.
    Во всяком случае, очень надеюсь, что не найдут… Признаться, я немного переживаю за сильфид.
    — Еще! — потребовала возникшая рядом сильфида.
    — И мне! — присоединились остальные.
    Я выдал им новую порцию — в порядке очередности.
    Истратив девять саламандр, я решил, что пора и мне вступать в дело. Заявив вновь вернувшимся сильфидам, что «теперь — вторая часть», я сбросил вниз посох, спустился с дерева и пошел к месту схватки, на ходу негромко объясняя, что именно требуется теперь.
    — Ну, саламандр вы кидаете отлично, просто загляденье. Молодцы!
    Сильфиды гордо подняли головы и заулыбались.
    — А вот сможете так же красиво что-нибудь другое бросить?
    — Легко! — заявили они хором, и порыв ветра бросил горсть листьев.
    — А что-нибудь потяжелее? Ну, мой посох, например?
    Они переглянулись.
    — Неужели не справитесь? — изобразил я удивление. — Не может быть, чтобы такие замечательные метательницы — и не справились.
    — Справимся, конечно! — согласились сильфиды.
    — Готов поспорить: так, как вы, никто не сможет бросить, — продолжил я.
    — Конечно!
    — Чтобы точно в цель и со всей силы…
    — Сделаем!
    — Легко!
    — Да хоть сейчас!
    Забыв про нежелание связываться с тяжелым посохом, сильфиды наперебой заявляли о своей готовности. Я кивнул.
    — Но я тоже хочу поучаствовать. Давайте так: я брошу, а вы направите. Сделаем это все вместе.
    Сильфиды согласно кивнули. Сперва я хотел провести комбинацию — сначала бросить последнюю саламандру, а потом уже посох, — но это будет слишком сложно объяснить сильфам, не вызывая между ними ссоры из-за того, кому достанется саламандра. Так что отвлекающим моментом послужит…
    Я стукнул ногтем по Дому Духов.
    — Напади на них с той стороны и сосредоточь внимание на себе.
    Волк умчался, а я прислушался. Рычание с поляны Сердца прозвучало лишь раз; полагаю, Стражи проигрывают… А вот и место, через которое прошли колдуны. Сразу видно: часть деревьев сожжена в пепел…
    Послышался ставший знакомым рык моего волка. Я рванулся вперед, поднимая в руке посох, как метательное копье.
    Передо мной у каменной заплатки на месте озера всего два Стража, тигр и рысь, плюс мой волк, присев, негромко рычали на три фигуры в черном.
    Колдуны стоят треугольником, спина к спине. И один из них смотрит на меня!.. Словно в замедленном фильме, поднялась рука, и почти так же замедленно с моей занесенной руки сорвался посох. Сильфиды хватают его… Посох бешено вращается даже при этом замедленном темпе и летит вперед… На кончиках пальцев колдуна разгорается черный огонь… Вокруг троицы в черном вспыхивает мыльный пузырь защитной сферы — и лопается под ударом посоха…
    Сгусток черного огня летит ко мне, и я слишком медленно пытаюсь сдвинуться с места… Стражи и мой волк прыгают вперед… Пытаясь увернуться, я одновременно рефлекторно закрываюсь рукой… Не чувствую руку… Фигура в черном наклоняется… нет, падает… Вторую сшибает с ног тигр и исчезает… Его место тут же занимает рысь и вцепляется в горло фигуре, но тоже исчезает, оставляя фигуру неподвижной на земле… Волка не видно, голова кружится… Где моя кисть?.. Похоже, я сейчас упаду… Последняя фигура поворачивается ко мне и подходит ближе; я трясу тем местом, где должна быть кисть, и из деревянной палочки-Дома выпадает ящерка, с которой сыплются искры… Ящерку подхватывают три феи, ослепительная вспышка, грохот… И тьма.

    Я очнулся. Я очнулся? Похоже, я все-таки жив. Попытавшись подняться на обе руки, я упал на левый бок; что такое?..
    А! Моя рука! Я почувствовал, что на глаза наворачиваются слезы. Кисть левой руки отсутствовала; вместо нее торчала сухая, словно мумифицированная на конце, культя. Остальная часть руки не шевелилась и ничего не чувствовала, свисая мертвым грузом.
    Какое-то время я просто смотрел на нее, не в силах пошевелиться.
    — Вставай уже, — послышался недовольный хриплый голос. — Успеешь налюбоваться, если захочешь. А лучше — верни все, как было.
    — А можно? — ожил я. Действительно… Я же в сказке. У Браста в Драгейре вон вообще даже мертвых воскрешают, а тут — рука… Мое настроение и самочувствие существенно улучшились.
    — Здесь — можно, — с явным неодобрением отозвалась тотемная сова. — У тебя что, все из головы вылетело?
    Признаваться я не стал, просто встал, пользуясь уцелевшей правой рукой.
    — Ты знаешь, что произошло? — обратился я к сове, сидящей на теле колдуна, в которого я метнул посох; сам посох лежал рядом.
    — Ты швырнул меня, как какую-то деревяшку, — обвиняюще сообщила она.
    — Не как деревяшку, — возразил я. — Как секретное супероружие, переломившее ход сражения. И все-таки что произошло?
    — Тебя задело какими-то чарами, а колдуну в лицо угодила молния. Будь это в другом месте, ты бы ослеп от вспышки… Да и магия, похоже, была смертельной. Но здесь ограничилось кистью, и зрение, похоже, восстановилось. Ты все еще нужен лесу, так что и с рукой он тебе поможет.
    — Тогда ею сейчас и займусь. А потом посмотрим, что это за колдуны… Ты, кстати, души их попридержи.
    Тотем помимо прочего — проводник души шамана и может до некоторой степени влиять на чужие души, находящиеся вне тела. Так что с ее помощью можно будет попробовать допросить свежеусопших… Этакая любительская некромантия.
    — Одну, — с неохотой ухнула сова.
    — Что значит «одну»? — не понял я, останавливаясь на пути к каменной заплатке.
    — Одну держу, живую, ту, что посох из тела вышиб. Мертвые были не в моей власти…
    — Почему?
    — Похоже, у них был договор с каким-то шаманом…
    — Но шаманы не заключают договоры с душами живых… — начал было я и остановился. Ой, нехорошо пахнет от всего этого… Просто смердит очень и очень черными делишками. Это же называется «продажа души»! Только демонов мне еще для полного счастья не хватает…
    Раздраженно покачивая головой, я присел на корточки возле заплатки. Угу, здесь подходящее место… Я отошел за посохом и вернулся обратно. Ткнув посохом в камень, я осторожно отогнал пару духов в сторону, проделав небольшое отверстие. Опустил культю в воду… Брр, холодная. Но уже не ледяная — видимо, несколько саламандр пробрались-таки обратно.
    В норме вода в этом озере обладала небольшими целебными и магическими свойствами; сейчас же это была настоящая Живая Вода. Правда, только в самом озере, — вынеси ее с поляны, и она быстро потеряет свою силу.
    Руку стало подергивать; сухая кожа на глазах розовела и оживала. С какой-то тянущей болью начали проклевываться пальцы; неприятное ощущение и неприятное зрелище, я отвернулся. Но это все ничто по сравнению с тем фактом, что моя рука снова со мной. У ты, моя хорошая… Хоть и левая.
    Э-э-э… это еще что за посторонние добавления? Я тюнинг не заказывал! Когда я снова повернул голову к воде, проверить, как там рука, я обнаружил в дизайне родной конечности незапланированные изменения. Прежде всего, она выглядела несколько… пожалуй, мощнее, чем раньше. Хотя размер вроде и тот же… Кожа побурела, немного напоминая по виду кору, но главное изменение, пожалуй, коснулось пальцев. Точнее, ногтей. Вместо ногтей модели «человеческие бесполезные» мне, не спрашивая моего мнения, поставили когти «тигриные особые». Особые — потому что невтягивающиеся…
    — Отечественная медицина: пришиваем то, что есть… — растерянно пробормотал я.
    — Это подарок… — прошептал голос у меня в голове. — И напоминание…
    Вот же хреновы Стражи… Скривившись, я достал руку из воды. В принципе, не так плохо… Только кожа жесткая и с когтями что-то нужно делать.
    Я перебрал пальцами, напряг руку, расслабил… Работает нормально. А когти… Ну, можно и обрезать. В крайнем случае поискать какого-нибудь местного мага, может, сумеет помочь…
    Похоже, не понадобится. После нескольких циклов «напряг-расслабил», которые я машинально повторял, когти исчезли. Зато на тыльной части кисти появилась татуировка — рисунок в виде клыкастых челюстей и листа.
    Ладно, полюбуюсь потом, сейчас лучше поторопиться.
    Начальство покойничков вполне может уже знать об их печальной участи, так что лучше поспешить. Прежде всего допросить выжившего. В тело возвращать не стоит, неизвестно, какой пакости можно ожидать, так что поговорю с духом.
    Я отошел от заплатки и приблизился к сидящей на теле сове. Так, где тут у нас дух… Кажется, вот. Бледная колышущаяся тень пыталась подобраться к лежащему на земле телу, но сова каждый раз отгоняла ее то взмахом крыла, то грозным щелканьем клюва.
    — Кто вы такие? — обратился я к тени.
    Она не ответила. Я попробовал иначе.
    — Хочешь вернуться в тело?
    Снова никакой реакции.
    — Значит, не хочешь по-хорошему? Ну что же…
    Взвесив посох в руке, я с размаха заехал им по тени.
    Она содрогнулась, дернулась, на миг мне показалось, что я заметил какие-то линии, но больше никакого эффекта не было. Еще раз… И снова за конвульсией на тени проявились более темные линии. Душа в оковах, что ли?.. Похоже, выжать из нее информацию не получится, даже если вернуть в тело и напоить настойкой «развяжи язык»… Даже если не сумеет выдать какой-нибудь трюк, оковы скорее убьют, чем позволят что-то рассказать. Может, хоть лута какого-нибудь найти удастся, добычи то бишь? Я, как уже упоминалось, в целом пофигист и особой неприязни к покойникам не испытываю, тем более что внутренности наружу не торчали, а человеку в незнакомом мире может спасти жизнь любая мелочь. Не говоря уж о деньгах… Однако, прежде чем заняться мародерством, я попытался понять, не наложено ли на тела или одежду какой-то магии. Это все-таки колдуны, могли и заклинание оставить — от воров, например…
    Внимательно осмотрел тушки. Еще раз, для надежности. Вроде ничего… Ну что же, займемся неприглядным делом обшаривания покойников. Я, преодолевая все же присутствующую некоторую неприязнь, стянул балахон с первого трупа, с прокушенным горлом.
    К моему удивлению, это оказался раскосый паренек, почти мальчишка, лет пятнадцати. Похож на помесь китайца, пожалуй, с немцем. Под балахоном на нем оказалось что-то вроде рубашки со шнурками вместо пуговиц, таз и пах обмотаны широкой лентой ткани — будто портянки для задницы. Вот, значит, что здесь носят… Хм. Впрочем, меня больше заинтересовал кожаный пояс, на котором висела пара мешочков. Я аккуратно снял их и, распутав завязки, заглянул внутрь.
    Табак? Фе… Не интересует. Правда, он может обладать какой-то ценностью, так что я затянул завязки и бросил мешочек в сумку.
    Во втором мешочке я обнаружил две потертые медные монеты. Во всяком случае, я решил, что это монеты; правда, они были квадратные, но на одной стороне имелось что-то похожее на человеческий профиль, одинаковый на обоих квадратиках, а на другой — какие-то значки. В том же мешочке я нашел серо-белый каменный шарик. Похоже, это амулет… Привязанный к нему дух не имел формы — шарик окутывала слегка колышущаяся серая дымка. Нет, подожди-ка… Тут два духа. Малый дух постижения, довольно-таки редкая сущность, и шептун — дух, нашептывающий странные мысли. И для чего их так соединили?.. Один понимает, другой нашептывает… да это же переводчик! Вот это мне действительно нужно. Проблема языкознания решилась прежде, чем я о ней подумал… Получается, я все-таки не зря влез в эту драку. И пострадал тоже не зря… Я взглянул на свою руку.
    Больше на этом теле ничего не нашлось. Бедный какой-то колдун… Впрочем, это, наверно, ученик. Тогда какой-то слишком сильный… Наверно, старшие взяли с собой на дело лучших.
    Улов со второго тела, на лицо которого, сожженное молнией, я старался не смотреть — на тошноту тянет… — оказался и того меньше. Еще один шарик-переводчик да подсохший кусок серо-бурого хлеба. С сомнением осмотрев и обнюхав его, я решил, что это все-таки хлеб, а не какой-то колдовской материал. На бородинский по запаху похож, гадость… Да еще с покойника. Не, я пока не настолько голодный…
    Хлеб присоединился к монетам и переводчикам. Теперь осталось осмотреть последнего и уматывать отсюда…
    Последний оказался последней. Примерно того же возраста, что и два предыдущих, но более смуглая, девчонка с кривоватым, почти уродливым, лицом. Помимо мешочка на поясе, в котором обнаружился очередной переводчик, у нее имелся мешочек на веревочке на шее. Кстати, грудь у нее была туго затянута такой же полосой ткани, которая у парней служила заменой трусов; интересно, это местная манера или она скрывает грудь?.. Хотя какая разница.
    В мешочке, висящем на шее, хранилась пара серебряных сережек с крошечными красными камушками. Я хмыкнул, — девчонка… Серьги вместе с упаковкой проследовали в мою сумку. Ну что же, я закончил… Пора отсюда драпать. Хотя сначала нужно еще кое-что выяснить.
    — Что с моим волком? — спросил я у тотема.
    — Его ранили, и он вернулся в Дом.
    — А сильфов не видела?
    — Мы здесь, — тут же отозвались звонкие голоски духов ветра. — Ты не двигался, так что мы гоняли листья и играли. Камень, ножницы…
    — Бумага, — кивнул я, заканчивая фразу, и сильфиды заняли свои места у меня на плечах. Вот теперь — все…
    — Ну, Стражи, — громко произнес я, — дальше защищайте это место сами. Если все будет хорошо, глядишь, я и верну Сердце… С телами тоже сами разбирайтесь.
    Поменяв обличье, я взлетел и направился прочь, перпендикулярно пути, которым пришли колдуны. Если я направлюсь туда, откуда они шли, есть шанс, что я найду Сердце… и старших колдунов. Что ничем хорошим не закончится. Меня ученик едва не убил…
    Меня догнала сова.
    — Почему ты оставил женщину? — спросила она.
    — А зачем она мне? — удивился я.
    — Не строй из себя дурака. Почему ты оставил ее в живых?
    — Там и без меня найдется, кому ее прикончить, — проворчал, вернее, проухал я. — Стражи только рады будут. А мне это удовольствия не доставляет.
    Как и вся эта история, в которую я угодил… Вот досада, почему я не отыгрывал мага? Если меня действительно сделали отыгрываемым персонажем, то сейчас бы я был крутым чародеем вместо невнятного оборотня-специалиста по общению с духами… Глядишь, и рука бы уцелела. А еще лучше было бы, если бы я вообще на эту ролевку не поехал — да хоть заболел бы… Здесь, конечно, незабываемое приключение, которое я буду помнить до конца жизни, только вот это самое «до конца» может быть очень недолгим. Не авантюрного я склада человек… Хорошо хоть, могу собранно реагировать на ситуацию, не впадая в крайности и жалость к себе, так что… Я встряхнулся и отбросил мрачные мысли. Что мне сейчас нужно? Выйти к людям. Точнее, к местному населению — не факт, что здесь живут именно люди… Причем не просто выйти, а без негативных последствий. Так… Думаю, я отлетел достаточно далеко.
    Я опустился на дерево. Сова села на соседнюю ветку.
    — В чем дело? — поинтересовалась она.
    — Я посмотрю, что с волком, и поймаю пару саламандр, а ты пока поищи край леса и местных жителей.
    Не утруждаясь ответом, сова взлетела; я спустился на землю и поменял облик.
    Волчий дух, к счастью, пострадал не очень серьезно; на полную поправку понадобится день-другой, а уже через несколько часов он сможет с угрожающим видом идти рядом со мной, внушая уважение аборигенам. Для надежности я немного добавил ему Силы.
    Саламандр я тоже поймал быстро, шесть штук. Самым сложным было, пожалуй, объяснить сильфам, что с этими пока что играть не будем; ветреные феечки так и норовили выхватить ящерок у меня из рук, продолжая веселиться, а сонные саламандры, которые перед поимкой дремали в кучке преющих листьев, даже не пытались сопротивляться. Пока что я поместил их в Дом; договором займусь, когда они проснутся. Не хочу перед этим портить им настроение побудкой… А если будет срочная необходимость, использую их для молний и наловлю новых.
    А вот с сильфами я договор заключил не мешкая. Элементарно — просто спросил, хотят ли они оставаться со мной… Эти хрупкие воздушные девочки проявили себя с наилучшей стороны, и терять их было бы в высшей степени глупо.
    Сова вернулась, когда солнце уже прошло высшую точку.
    — Нашла, — сообщила она, не приземляясь. — Летим, или у тебя еще что-то не окончено?
    — Летим, — кивнул я, запахиваясь в плащ.

    Лес кончился как-то внезапно. Только что подо мной простиралось зеленое море листвы, и вот уже ее сменила невысокая трава… А впереди простиралась еще более зеленая, просто ярчайшая равнина, огороженная деревянной изгородью, — поле с каким-то злаком. Похоже на пшеницу, но не совсем… Хотя я и не агроном, но, по-моему, это растение на Земле не растет. Оставив тотем с посохом на краю леса, я отправился на разведку.
    Поле оказалось не таким уж большим; вот уже видны и домики. Бревенчатые избушки с низкими, чуть ли не от земли, крышами и дырами в крышах, из которых поднимались клубы дыма. Н-да, печи здесь, похоже, не изобрели… Я содрогнулся при мысли о том, как здесь живут. Остается надеяться, что это просто глухая провинция, иначе любая задержка здесь — в этом мире, я имею в виду, — будет просто кошмарной. Домой, домой…
    Сделав круг над деревней, я не увидел на улице никого, кроме сидящего на скамье у стены дома, стоящего немного поодаль от остальных домов, старика, устало глядящего куда-то в небо. Заметив меня, он удивленно присмотрелся, затем радостно встрепенулся и принялся махать мне руками. Убедившись, что привлек мое внимание, он встал со скамьи и побрел в сторону от деревни, время от времени поднимая взгляд, чтобы убедиться, что я следую за ним. Местность здесь немного понижалась, так что с земли вскоре уже не было видно домов деревни; здесь старик остановился и снова замахал руками. Не знаю, чего ему нужно, но он, похоже, хочет, чтобы я спустился… Ладно, буду налаживать контакт с местным населением. Все равно меня уже раскусили…
    Я приземлился и сменил облик.
    — Легкого ветра под твои крылья, летящий за совой, — произнес старик. — Могу я попросить тебя о помощи?
    Ну вот же! Еще один туда же… Видимо, мои мысли отразились на лице, поскольку старик поспешно продолжил:
    — Разумеется, твои усилия будут вознаграждены. У меня есть кое-что, что очень пригодится Говорящему с духами…
    Я вздохнул. Квест с наградой… Ну, по крайней мере, выслушать его стоит. В любом случае он пригодится для налаживания отношений с местными. Хотя есть в этом дедке что-то… странное.
    — Я тебя выслушаю, там и посмотрим, смогу ли помочь.
    Старик с явным облегчением кивнул.
    — Эту деревню преследуют несчастья, — начал он. — Неудачи, голоса по ночам, скот болеет, в деревне даже двое одержимых! Словно проклятье какое-то…
    — Может, так оно и есть? — пожал я плечами.
    — Возможно, — согласился старик. — И я очень прошу избавить от него деревню. Я пытался сделать это сам, но, — он вздохнул, — не успел. Глупейшая история…
    Хм… Его речь правильная; говорят ли так в деревнях? Хотя, возможно, это амулет так переводит…
    — Ладно, — решил я, — посмотрю, что там с этой вашей деревней. Сейчас, кое-что прихвачу… Кстати, кто в деревне главный? Не вы?
    Он отрицательно покачал головой.
    — Линок, плотник. Он здесь староста.
    — Ну, познакомишь. Сейчас…
    Я закрыл глаза, потер виски и, сосредоточившись, бросил мысль тотему: «Принеси мне посох и присмотри сверху».
    Через несколько минут сова была здесь и сбросила посох в мои протянутые руки. Ну что же, я готов… надеюсь.
    — Ну, пойдем… Звать-то тебя как?
    — Сокен. Хотя когда-то… — он вздохнул. — Но нет смысла горевать о безвозвратно прошедшем.
    Он зашагал обратно к деревне, и мы с совой последовали за ним — я по земле, сова в небе. И все-таки что-то в этом старике не так… Впрочем, если бы он был опасен, тотем бы меня предупредил. Так что — не унывай, шаман, и шагай навстречу приключениям…
    Старик подошел к самой большой избе и постучал в дверь. Я обратил внимание, что над дверью вырезаны охранные руны. Одна даже настоящая… Защищает от пожаров. Настоящая была врезана давно, а вот большинство остальных — недавно, я бы сказал, не больше недели назад.
    Изнутри послышались шаги; дверь открылась, и наружу выбрался худой, просто-таки иссохший человек с парой клочьев седых волос на висках. Однако… Я-то ожидал здоровенного детину.
    — Кто такой? — хмуро спросил мужичок.
    — Это Говорящий с духами, — сообщил Сокен. — Он посмотрит, что с нашей деревней…
    Я кивнул. Мелькнула мысль сперва попросить поесть, но… Я еще могу потерпеть, а впечатление — штука важная. И его нужно производить.
    — Я начну с одержимых. Где они?
    Чахлый староста с сомнением оглядел меня, потом махнул рукой. Посмотрел на старика Сокена; тот кивнул.
    — Ну, пойдем…
    Мы втроем вернулись к избушке, у которой сидел Сокен. Он открыл низенькую дверь — хм, а над ней охранных знаков нет, странно как-то для дома колдуна, а никем иным Сокен быть не может — и шагнул внутрь. Взмахнул рукой, и помещение осветил тусклый голубоватый свет. Хм, и не такой уж слабый, если позволяет себе магическое освещение… Обычно слабенькие деревенские колдуны магией пользуются только тогда, когда она действительно нужна.
    От двери шел пологий спуск внутрь дома. Вот почему домики такие низкие… Оказывается, деревянный верх стоит на прямоугольной яме мне по плечо. Судя по тому, как выглядел ничем не прикрытый спуск от двери, в выкопанной яме разводили огонь и обжигали землю. Любопытный подход к строительству…
    Стены и пол этой ямы были покрыты деревянными панелями; возможно, под одной из них прятался погреб. В углу стоял деревянный ларь с плоской крышкой, способный служить лавкой или столом, а у дальней стены — две лежанки, на которых кто-то неподвижно лежал. Понятно… Колдун не смог изгнать из одержимых злых духов и просто опоил их снотворным.
    — С утра и днем они спокойные, а вот ближе к вечеру приходится усыплять… — подтвердил мою догадку Сокен.
    Я, пригнувшись, чтобы не стукнуться головой, вошел в помещение.
    Одержимыми оказались подросток лет двенадцати и старушка неопределенного возраста. Самые слабые… Из ноздрей и полуприкрытых ртов пострадавших медленно поднимались, рассеиваясь на свету, клубы черного тумана. Действительно, злые духи… Беспамятные называются, слабые духи. Обычно захватывают тело человека целыми стаями, когда он спит или без сознания, но, как правило, достаточно дать одержимому пару пощечин, чтобы он пришел в себя.
    — Как давно ими завладели? — обратился я к колдуну.
    — Дня три как, — отозвался он.
    — Три дня? — удивился я. Если доверять моим шаманским знаниям, дольше суток эти духи в живом человеке не держатся — слишком слабые. Так что либо меня снабдили неверной информацией, либо здесь что-то не то… И мне кажется, что второе вернее.
    Но в любом случае изгнать их несложно.
    — Что ж сам-то не справился? — поинтересовался я.
    — Погодник я, — вздохнул дедок. — Геомант еще немного. А одержимость…
    Он виновато развел руками. Понятно, эти уроки он проболел…
    Я подхватил мальчишку на плечо и понес к выходу.
    — Чего стоите? — обратился я к своим спутникам. — Помогайте!
    Вскоре пациенты были извлечены из избушки и размещены на теплой земле. Сейчас мы вас, хе, вылечим… Тут даже камлание не нужно, случай несложный. Подняв посох, я замахнулся и ткнул в грудь мальчишке. Его рот широко распахнулся, словно для крика, глаза выкатились, но вместо звука изо рта вырвался густой клуб черного дыма. Вот так… Линок, неспособный увидеть покидающих тело злых духов, дернулся было, но Сокен остановил его движением руки. Еще несколько ударов; с каждым изо рта и носа мальчишки вырывались новые порции дыма. Наконец это прекратилось. Я еще раз осмотрел его и, убедившись, что больше в его теле не осталось затаившихся Беспамятных, удовлетворенно кивнул.
    — Здоров. Только от кашля настойку советую выпить, когда проснется.
    Аналогичная процедура со старушкой заняла чуть больше времени, но вскоре лечебные процедуры были закончены.
    — Ну, вот, — сообщил я, — об одержимых я позаботился, а теперь было бы неплохо поужинать.
    — Это еще нужно посмотреть, что с ними будет, — проворчал негативно настроенный плотник.
    Я пожал плечами.
    — Что с ними будет — мне неизвестно, а вот от злых духов я их избавил. А за работу плата вообще-то положена. Я ведь, кстати, не только изгонять умею…
    — Накормим… — буркнул Линок.
    Линок оказался мужиком одиноким. Скорее всего, вдовец — вряд ли деревенский староста в его возрасте может оставаться холостым… Пригласив в свою избу, он накрыл стол — вернее, такой же ларь, как и в доме Сокена. Вид угощения заставил меня мысленно скривиться и собрать волю в кулак, чтобы не выдать эмоции, зря обидев хозяина. Пара грубых лепешек, отдающих все тем же жутко нелюбимым мной бородинским хлебом, немного творога крупными хлопьями, кусок молодого сыра, крынка молока да миска какой-то каши, похожей на овсяную. Дома я из всего этого стал бы есть, вернее пить, разве что молоко… Однако здесь разносолов не предвидится. С трудом сдержав вздох, я принялся за ужин.
    Все-таки много съесть мне не удалось. Что поделать, ну разборчивый я в пище… Впрочем, боюсь, здесь это быстро пройдет. Хорошо хоть, удалось сделать вид, что я не очень голоден, а то хозяин бы меня не понял…
    — Ну что ж, — произнес я, закончив издеваться над своим желудком, — два дела сделаны, осталось третье. Будем разбираться с вашим проклятьем…
    Я задумался. Так, с чего бы начать…
    — Как давно началось? — обратился я к Линоку.
    — Дней пять назад. Днем все ничего, а по ночам… разное деется.
    Он сделал рукой какой-то жест; видимо, что-то ограждающее, как у нас крестятся.
    — Кому просто кошмары снятся, кто в мокром просыпается, кто-то вовсе спать не может… Голоса чудные люди слышат… Кое-кто болеет… Я вона как усох… Был-то чуть не вдвое больше. Хорошо хоть, дальше не пошло…
    — Хм… — задумался я. — Значит, ночью и посмотрим. Пожалуй, во дворе лягу, чтобы все избы видеть…
    Честно говоря, реальной причиной была прокопченность избы — дымом очень сильно пахло даже с незажженным огнем. А погода хорошая, я уже переночевал под открытым небом и не жалуюсь… Впечатления лучше, чем от здешней еды.
    Выбрав удобное место, я разложил свой верный матрас и улегся, накрывшись плащом. Солнце закатывалось, и на небе начали проступать звезды. P-романтика… Поменяю на обыденные бытовые удобства, можно с доплатой. Да и желудок напоминает о неудовлетворенности… Припасенный в сумке сухарь начал казаться все более и более заманчивым. Как в свое время совершенно справедливо говорил хоббит Бильбо, «из-за этих приключений, чего доброго, можно завтрак пропустить!». Впрочем, ни его, ни меня никто спрашивать не стал…
    Надо мной что-то беззвучно пронеслось. И еще раз… Сонливость исчезла; я поднялся, подхватывая посох. Ко мне тут же устремилось нечто длинное, бесформенное и извивающееся; взмах посоха — и злой дух рассеялся. Однако с разных сторон ко мне помчалось еще трое…
    Мои опасения, что повторится побоище в Верхнем мире, не оправдались. Не понадобилась даже помощь совы, затаившейся где-то поблизости; через пару минут духи решили, что со мной лучше не связываться. Впрочем, большинство из слетевшихся в деревню с наступлением темноты духов игнорировали меня с самого начала; часть из них разлетелась по разным избам, но большинство просто кружило над деревней, словно чего-то ожидая. Или высматривая… Понаблюдав за ними, я решил, что скорее все-таки второе. Хм, будет нелишним посоветоваться… Ухнув, я позвал тотем.
    — Что скажешь? — поинтересовался я.
    — Они что-то ищут, — сообщила сова.
    — Вот и мне так показалось… — кивнул я. — Их сюда что-то притягивает… Нужно это найти, только как?
    — Посмотри повнимательнее, — фыркнула-угукнула сова. — Не вполсилы, как сейчас, а от всей души.
    Не понял… В смысле? Однако вслух я этого не сказал. Она имеет в виду духовное зрение? Но я и так вижу духов…
    Хотя… действительно. Сейчас я машинально пользуюсь духовным зрением, как обычным, и неосознанно ограничиваю свое восприятие, сводя его к простому видению духов. Но есть еще такая вещь, как эманации, те же ауры… Плюс перемещения духов из Верхнего мира в Нижний и обратно вызывают своеобразные волны в ткани мира, которые хороший шаман тоже способен видеть, даже не впадая в транс. И это еще не все… Вот сейчас и проверим, насколько я хороший шаман.
    Я закрыл глаза, расслабился и снова их открыл. Ух ты… Вот это называется «почувствуйте разницу». Похоже, я немного перестарался с раскрепощением сознания…
    Нормальный деревенский пейзаж вокруг меня отсутствовал. Под моими ногами суетились легионы гномов; кое-где меж них виднелись гидры и саламандры. Вокруг меня мельтешили крылышки сильфов; даже мое тело предстало конструкцией из переплетения духов, в центре которого сиял небесно-голубым мой собственный дух. Я вообще не вижу материального…
    Я снова закрыл глаза. Нужно выбрать нужный уровень восприятия, где-то посередине между чисто материальным и чисто духовным. Пожалуй, все же с небольшим перевесом к духовному… В принципе, это несложно, почти как сфокусировать взгляд на нужном расстоянии. Настроившись на нужный лад, я снова открыл глаза.
    На этот раз пейзаж в целом выглядел нормально, но в то же время кое-что изменилось. Взглянув на посох, я увидел текущие в нем две струи энергии. Переплетаясь, но не смешиваясь между собой, струи текли по посоху; зеленая струя поднималась в Верхний мир, но в то же время ровно столько же спускалось обратно в голубой струе. Красиво…
    Однако мой тотем выглядел еще красивее. Резная деревянная фигура оказалась пронизана живым переливающимся светом, а между совой и мной протянулось нечто… Как бы это описать. Пожалуй, похоже на что-то среднее между лучом света в рое пылинок, струей воды и потоком горячего воздуха. Злые духи надо мной выглядели черными дырами, провалами в небе, всасывающими свет луны и звезд.
    — Помоги мне искать, — обратился я к сове. — Ты осмотри ту половину, — я махнул рукой, — а я здесь посмотрю.
    Сова, сбросив деревянную неподвижность, расправила крылья и взлетела. Злые духи явно сторонились ее; здесь в основном собрались Беспамятные, а они слишком слабы, чтобы представлять угрозу даже в таком количестве.
    Я пошел вдоль домов, внимательно осматривая все вокруг. Если какой-то предмет притягивает духов, то я тоже должен бы заметить его эманации… Правда, скорее всего, он будет у кого-то в избе, но улицу тоже нужно проверить. Если ничего не найду, тогда уж днем по избам пройдусь… А изгонять духов смысла нет — новые налетят. Даже если снабдить всех оберегами, это не решение проблемы, а ее оттягивание… Да и работы больше, что важнее.
    Я осмотрел почти весь свой участок; осталась только стоящая на отшибе изба Сокена. А она не так проста… Со всех сторон к этой избушке стекались струйки энергии, в основном животворной силы земли. Старик упоминал, что он геомант… И, скорее всего, неплохой.
    Осмотрев избушку снаружи и ничего не заметив, я остановился, чтобы полюбоваться сиянием энергии земли. Энергия струйками текла вдоль стен, свиваясь в трубочки. Как похоже на елочные гирлянды… Эти трубочки даже мерцают похоже. Одна вон сбоит… Кстати, а с чего это?
    Я подошел поближе, чтобы рассмотреть прерывисто мерцающую струйку. Оп-па… Кажется, я нашел то, что искал. Неудивительно, что сперва не заметил… Тусклое мертвенно-зеленое сияние, пробивающееся из-под земли, маскировалось живым зеленым светом над ним. Поэтому и духи найти не могут…
    От мысли немедленно выкопать то, что здесь зарыто, я сразу же отказался: готов поспорить, сделай я это сейчас, и на меня тут же набросится вся стая злых духов. Я-то, пожалуй, с ними даже и управлюсь, но оно мне надо? Проще подождать утра, а там уже… А пока что сова присмотрит.
    Поручив тотему наблюдение за этим местом, я вернулся на свое спальное место. Некоторое время меня преследовали мысли о том, что же там кроется, но в конце концов я заснул.
    Разбудили меня человеческие голоса и негромкое волчье рычание. Разлепив глаза, я обнаружил, что, во-первых, еще только рассвет, во-вторых, в деревушке все-таки имеются и другие обитатели, помимо Линока с Сокеном, и, в-третьих, мой волк достаточно оправился, чтобы попытаться защищать меня от вышедших из дома местных жителей. Пара мужичков и женщина испуганно прижались к стенам ближайших домов; при малейшем их движении волк начинал рычать, и они замирали. Я зевнул.
    — Не обращай на них внимания, — произнес я, похлопав волка по лапе. — Ты молодец, но сейчас можешь возвращаться в Дом.
    Волк исчез; я еще раз зевнул. Эх, еще совсем рано… Но заснуть уже не удастся — помимо того, что это вообще моя особенность: с трудом засыпаю, если меня разбудили, — так еще и народ здесь ходит… Ладно, что поделать. Займусь делом.
    Продолжая зевать, я под настороженными взглядами местных поднялся, убрал свою импровизированную постель в сумку и поправил плащ на плечах. Вопросительно посмотрел на них, и они поспешили убраться. Оно и понятно, я бы на их месте так же поступил… Ладно, Линок им объяснит, что я здесь делаю, а пока… Я направился к избе колдуна.
    Отыскав нужное место, я достал лопатку для выкапывания корней и принялся аккуратно копать. Лопатка стукнула обо что-то твердое; оно или просто камень?
    Оно. Завернутый в лист какого-то растения наподобие лопуха, под тонким слоем земли лежал белый каменный восьмигранник. Сейчас, под светом солнца… — хм, или как здесь называется светило? — он почти не проявлял активности, но это, несомненно, именно то, что вызывает местное «проклятье». Поверхность восьмигранника была покрыта мелкими значками, бегущими по спирали от краев к центру; в самом же центре было выбито изображение открытой двустворчатой двери. Что за штука такая?.. В моих шаманских знаниях никаких подсказок не находилось.
    Завернув его обратно в остатки листа — я бы сказал, под землей он лежал дней пять-шесть, со временем, которое назвал Линок, совпадает, — я обтер лопатку, положил ее на место и поднялся. Нужно поговорить с колдуном.
    Когда я обошел избушку, Сокен уже сидел на скамейке.
    — Н-да, неплохо ты меня провел, дедуля… — проворчал я.
    На лице старика появилось недоумение; однако его быстро сменило понимание.
    — Думаю, мне стоит кое-что объяснить…
    — Да уж, не помешало бы, — проворчал я.
    — Лучше в доме. Тем более, как я понимаю, я еще и должен оплатить выполненную работу…
    Он кивнул в направлении восьмигранника в моей руке.
    — Кстати, что это такое? — поинтересовался я, не спеша принимать приглашение.
    — Могу предположить, что это какой-то артефакт Республики.
    Республики?! Надо же…
    — Если ты опасаешься заходить в дом, мы можем отойти туда, — старик махнул рукой в направлении склона, где он меня встретил вчера. — Я бы предпочел, чтобы местные жители нас не слышали.
    — То есть ты не местный? — хмыкнул я. Он кивнул. — Ладно, пошли…
    — Начну с того, — начал колдун, когда мы отошли от его дома на достаточное расстояние, — что я действительно не местный. Обычно я живу в Иль-Кракрау, городе к юго-востоку отсюда, а в эту деревеньку приезжаю летом на недельку-другую. Я историк по увлечению, а здесь одно из мест, где сохранились остатки сооружений Республики. С местными я отношения наладил, помогаю им по мелочам… В этот раз я пробыл здесь неделю, когда начались эти происшествия. Я, в общем-то, уже собирался возвращаться, но местные очень просили помочь…
    Он скривился.
    — В общем, я поклялся, что не покину эти места, пока не найду причину этого «проклятия». А на следующий день после этого, четыре дня назад…
    Он скривился еще сильнее.
    — Я погиб. По-дурацки…
    — Четыре дня назад? — насторожился я. Примерно то время, когда похитили Сердце… — Это случилось в лесу?
    Старик — вернее, дух — кивнул.
    — Звери просто взбесились. За мной погнался медведь, отпугивающие чары не подействовали… — Он удрученно покачал головой. — Я очнулся уже у себя в избушке. И большую часть времени я даже не помнил, что умер… В моей избушке я давно, еще в первое прибытие, создал хороший энергоузел, так что материальную форму удавалось поддерживать без усилий. Полагаю, местные ничего не подозревают…
    — Полагаю, эта штука тоже сыграла роль… — пробормотал я.
    Во время рассказа сияние духа старика горело ровно и не меняло цвет, так что, полагаю, он говорил правду. Хотя это и не гарантия — почти так же можно судить и по лицу…
    — Ладно, я верю. А что за Республика?
    — Когда-то давно здесь существовало государство, которое сейчас называют просто Республика. Настоящее название забылось, а «республика» — это…
    — Я знаю, что это значит, — перебил я старика.
    В его глазах на миг загорелся огонек интереса, но тут же потух.
    — Об этом государстве мало что известно, — продолжил он. — Оно было развитым, но небольшим и довольно миролюбивым и очень раздражало окружающие монархии. Около семисот лет назад альянс соседей уничтожил Республику, и все, что от нее осталось, — немногочисленные руины и культурные артефакты. Да еще изредка всплывают магические предметы наподобие этого, — он кивнул в сторону восьмигранника. — Зачастую мы не можем даже понять, что это такое, но среди коллекционеров они пользуются спросом…
    Хм… Наверно, тот камень, на котором я проснулся в этом мире, тоже из этой оперы.
    — А в этой Республике случайно перемещения между мирами не исследовали? — поинтересовался я.
    — Перемещения между мирами? — удивился Сокен. — В каком смысле?
    Ясно, глухо… Я вздохнул.
    — Не обращай внимания. Ладно… Осталось выяснить, как эта штука оказалась закопана за твоим домом.
    — За моим домом? — старик нахмурился. — Думаю, я знаю. Вернемся в деревню, тем более что я все-таки должен отдать награду. А потом уже и…
    Он вздохнул.
    — Пошли, — пожал я плечами.
    Когда мы подошли к дому, нам навстречу шли двое, женщина и мальчик. Да это тот, кого я от одержимости избавил…
    — Мы хотели вас поблагодарить… — начала было женщина, но меня привлек взгляд паренька. Он с испуганно-досадливым лицом смотрел на предмет в моей руке. Сдается мне, одним вопросом стало меньше…
    Пропустив мимо ушей направленные нам с Сокеном благодарности, я кивнул, внутренне кривясь, принял и положил в свою безразмерную сумку протянутый женщиной узелок с продуктами и произнес:
    — А с парнем нам нужно переброситься парой слов.
    Женщина кивнула и, время от времени оглядываясь, зашагала прочь.
    — Где взял? — поинтересовался я, покачивая восьмигранником в руке.
    — В лесу, — признался парень. — В развалинах.
    — Эх, молодежь… — вздохнул я с высоты своих двадцати двух. — То гранату домой притащат, то артефакт с неизвестными свойствами… Думай, что трогаешь. Повезло еще, что в жабу не превратился…
    — Так все из-за этого?.. — уныло спросил пацан.
    Я кивнул.
    — Не волнуйся, — проворчал я, — мы с Сокеном не расскажем. Ладно, можешь бежать…
    Пацан поклонился и последовал моему совету.
    — Как я и предполагал, — заметил Сокен. — А теперь награда…
    — Не стоит спешить, — остановил его я. — Сперва расскажи-ка мне об этой местности. Как до города добраться, какие у вас здесь обычаи… Меня сюда издалека занесло, не хочу попасть впросак.
    — До города добраться? — удивился Сокен. — Зачем Говорящему с духами в город?.. Хотя это не мое дело. Может, все-таки пройдем в дом?..
    Я кивнул и вошел в избу следом за духом.
    Сокен открыл сундук и, некоторое время покопавшись в нем, достал браслет из серебристого металла. По его поверхности проходил выпуклый зигзаг; сам браслет состоял из двух пластин-колец, соединенных у краев двумя змеями, держащими хвосты во рту. Хотя, может, и не змеями… Их головы больше походили на драконьи, а тщательно выделанные чешуйки, похожие на нефрит, были ярко-зелеными. Красиво…
    — Что это? — поинтересовался я.
    — Один из артефактов Республики, — пояснил старик. — Моя последняя находка. Да и единственная в этот раз… Все, что я могу сказать, — в нем запечатан какой-то довольно сильный дух, так что Говорящему он должен быть полезным.
    — Благодарю, — хмыкнул я. — Кстати… Не хочешь отправиться вместе со мной? Думаю, я смогу поддерживать тебя в хорошей форме…
    Старик отрицательно покачал головой.
    — Благодарю, но я верю, что всему приходит свое время. И мое уже пришло… Еще день, возможно, два, чтобы избавить деревню от последствий «проклятья», и я оставлю этот мир.
    — Ну, как угодно… — с долей разочарования произнес я. Помощь знающего этот мир и его современные реалии чело… хм, духа могла бы быть чрезвычайно полезной. — Тогда хотя бы расскажи мне, о чем я просил…
    Сокен кивнул.
    И вот, вкратце, о чем он мне рассказал. Иль-Кракрау — город-государство с постоянным населением самого города около двухсот тысяч плюс окрестные поселения, население которых никто толком не подсчитывал. Правитель носит титул Король-Воитель, титул пожизненный, но по наследству не передается, новый король выбирается Кругом Владык из своего числа. Причем, как я понял, в мирное время король — просто «первый среди равных», поэтому постоянно старается воевать. Довольно сильная армия, в том числе известная школа магов, но, к сожалению для меня, боевых. В Круг хоть и с усилиями, но может потенциально выбиться любой житель города, прецеденты случаются довольно часто — постоянные войны регулярно прорежают состав Круга Владык. Основные сословия — военные, гражданские маги наподобие того же Сокена, купцы, ремесленники, крестьяне, в порядке уменьшения значимости. Особенных знаков вежливости по отношению к более высокому сословию нет (верхушка города — военные, и они, как правило, внимания на такие вещи не обращают), но все же рекомендуется кланяться при встрече — раз на раз не приходится, люди разные бывают… Основу населения составляют люди, но есть квартал, где живут и работают в мастерских гоблины и гномы. Еще есть небольшой квартал лис-оборотней; говорят, они служат Королю шпионами. Насчет них я уточнил, что оборотни они природные, превращаются по желанию и обращать не могут. По крайней мере, укусом, но слухи ходят разные… Эльфы тоже имеются, но всего несколько, в посольстве. В армии есть отряды огров и троллей… Короче, нормальная фэнтезийно-расовая солянка.
    Мои коллеги, кстати, тоже есть. Старик потому и удивился, что места шаманов в городах всегда заняты накрепко, передаются по наследству, и посторонних на своей территории Говорящие с духами сильно не любят. Ладно, надеюсь, договоримся — конкурировать я не планирую…
    Ну, что еще… Ах да. Деньги. Имеющиеся у меня квадратики действительно оказались монетами; не местными, но в Иль-Кракрау их принимают. Моих финансов хватит раз перекусить без изысков. Сокен был столь любезен, что сообщил мне, где можно продать трофейные серьги; к сожалению, денег у него с собой не было — в деревне они все равно ни к чему, а по дороге можно и на разбойников наткнуться, — иначе я бы выпросил. Восьмигранник он внимательно осмотрел, но признался, что не знает, что это такое. Понятно, что предмет магический, но что за функции, для чего он… Опять же посоветовал, кому можно его продать. Но у меня возникла другая идея.
    — А есть там у вас серьезные маги, интересующиеся этими артефактами?
    Сокен кивнул.
    — Мне нужно с ними познакомиться. Можешь что-то посоветовать? Подарить эту штуку мне финансы не позволят, но могу продать недорого ради такого… Мне, собственно, потому и нужно в город.
    Сокен задумался, затем извлек из сундука бумагу и карандаш — смотри-ка! — и принялся писать.
    — Рекомендательное письмо к одному моему знакомому по переписке, — пояснил он. — Хороший маг, специализируется на ясновидении и, как и я, интересуется Республикой. Адрес — вот…
    Он указал на надпись, сделанную на другой стороне листа. Никаких пиктограмм или иероглифов, нормальные четкие буквы, хотя и непривычные. Я отметил, что умения читать на этом языке мне не досталось, но амулет, к счастью, справляется и с переводом текста. Это хорошо… Письмо проследовало в сумку.
    — Я могу еще чем-то помочь? — поинтересовался старик.
    — Пожалуй, нет… Ты точно не хочешь остаться в этом мире?
    Он отрицательно покачал головой. Странный человек… Понятно, что я не хочу здесь задерживаться, но у него-то ситуация другая. Впрочем, его дело…
    — Давай так: я останусь в деревне до завтра, на тот случай, если «проклятье» все-таки еще есть, а ты еще подумай. Мне кажется, это нам обоим было бы полезно…
    Возражать он не стал, а я вышел, вертя в руках браслет. Мне еще нужно придумать, что делать с восьмигранником… Если он каждую ночь притягивает злых духов, у меня могут быть проблемы.
    Хотя… Пожалуй, я знаю, как с ним быть. Я снял с нити один из Домов и положил его на восьмигранник. Скорее всего, Дом будет поглощать эманации, а если и не справится — буду ловить в него злых духов. Если что, их потом тоже можно будет как-то использовать…
    Тем не менее для надежности я спрятал восьмигранник на ночь на отдалении от деревни. Вообще, за этот день пришлось преизрядно полетать… Прикинув, что это очень даже может пригодиться, я, взяв у Сокена бумагу и карандаш — у меня письменных принадлежностей не нашлось, — вернулся на место своего возникновения в этом мире и постарался скопировать надписи на камне. Может, это как-то связано с моим попаданием сюда… Глядишь, удастся найти переводчика — амулет, к сожалению, не сработал.
    Кстати, про амулет… Я отметил, что он вообще работает не идеально. Например, ремесленники-гномы из рассказа Сокена… На всякий случай уточнив, я, как и ожидал, убедился, что это та раса, которую в фэнтези еще называют дворфами, — невысокие, бородатые, живут под землей, — но амулет перевел именно «гномы», так что получается путаница с духами земли. Стоит быть осторожнее, могут быть недопонимания…
    Помимо полета к камню, я немного поиграл с сильфидами, достав их из Дома. Кстати, пришлось немного снизить уровень восприятия — смотреть на девушек с крылышками гораздо приятнее, чем на сгустки энергии ветра. Затем попытался наладить отношения с саламандрами — они не пожелали просыпаться, но с одной, что поярче, удалось заключить договор. Еще поймал в луже неподалеку гидру… К сожалению, всего одну — остальные от меня утекали. Не то чтобы я им чем-то не нравился, просто они оказались в игривом настроении. Духи текучей воды, что поделать… Пришлось ограничиться менее резвой гидрой из стоячей воды и планами еще наловить энергичных гидр не сегодня, так завтра. Со всеми этими младшими духами начинаешь себя чувствовать директором не то зоопарка, не то детского сада…
    Собственно, основной причиной, по которой я задержался в деревне и около нее, было желание хотя бы немного увеличить свои возможности, набрав в свою свиту побольше разных духов. Плюс дать время волку восстановиться и Сокену — подумать над моим предложением.
    Я пытался найти и других духов, согласных заключить договор. Но, увы, это оказалось не так-то просто… Парочка альраунов, духов растений, не скрывшихся при виде меня под землей, оказались предельно медлительными; местные гномы все еще косились на меня настороженно и на контакт не шли; духи животных еще не пришли в себя после потери Сердца. В общем, негусто… А камлать, созывая духов, может быть чревато, учитывая все те же пертурбации с Сердцем и принимая во внимание стянувшихся в окрестности деревни злых духов. Кстати, нужно будет там отвращающее камлание провести, чтобы изгнать тех, кто наведывается уже по привычке, и тех, кто там успел угнездиться. Пожалуй, стоит предупредить деревенских заранее…
    Прикинув время, я вернулся в деревню. Поговорил с Линоком и начал готовиться к камланию — закат был уже совсем близок. Вот и наступила темнота… Как я и ожидал, отдельные злые духи принялись подтягиваться, но с той массой, которую притягивал артефакт, не было никакого сравнения. Я бросил в рот извлеченный из сумки пучок травок, тщательно разжевал его, выплюнул кашицу и принялся постукивать в бубен, приговаривая в такт:
    — А ну давай-давай-давай… Ко мне — ко мне — ко мне — ко мне… Иди — иди — иди — иди…
    Начерченная на земле бесформенная клякса, долженствующая представлять злых духов в целом, принялась наливаться тьмой. Вместо того чтобы гоняться за роем мелких духов, я формирую некую… сущность, соединяющую их, чтобы разобраться со всеми разом. На Земле подобную сущность вроде бы называют эгрегором; в шаманских же знаниях название просто отсутствовало.
    Тем временем рисунок набух тьмой и скрутился в шар. Со странным звуком, то ли хлопком, то ли звоном, в нем загорелись два красных провала глаз и распахнулась зубастая пасть. Колобок-ужастик…
    Прежде чем «колобок» успел окончательно сформироваться, я выскочил из тела, оставив его ритмично стучать в бубен. Любопытно, но оно оказалось для меня невидимо; только слышен звук ударов в бубен. Мир снова предстал передо мной сочетанием духовных сущностей, но на этот раз восприятие не регулировалось. Ничего, и так справлюсь… Я схватил торчащий в земле посох — вернее, его духовного двойника — и изо всех сил ударил по «колобку», прижимая его к земле. Получай, зараза! Он попытался вцепиться мне в ногу; я отпрыгнул и ударил снова. А это весело!
    Некоторое время я гонял «колобка» по деревне. Сперва он пытался кусаться, прыгал на меня, но вне тела я двигался намного легче и быстрее, так что все его попытки заканчивались точным ударом посоха. Довольно быстро его энтузиазм увял, и он принялся удирать, пытаясь спрятаться в домах, а я ударами гнал его прочь из деревни. В конце концов он сдался и бросился наутек. Легко прошло, даже помощь не понадобилась… Слабые духи.
    Ориентируясь на звук бубна, я вернулся в тело. Голова кружилась, тело покалывало… Вся усталость, которую не чувствовал дух, накапливалась в теле. И спать хотелось. Надо было постель заранее расстилать…
    Устроившись на вчерашнем месте, я моментально заснул.
    Проснулся от громкого бурчания в собственном желудке. Ладно, не жалуйся… Сейчас чего-нибудь стрясу с Линока за избавление деревни от остатка злых духов. В конце концов, это дополнительная услуга — от «проклятья» я их уже избавил… Правда, нужно было заранее договариваться, вчера. Ну да ладно, на будущее учту.
    На радостях от спокойно проведенной ночи плотник не стал сквалыжничать и расщедрился на вино, от которого я вежливо отказался, мед, обычный, не хмельной, и даже мясо. О! Наконец-то еда!..
    Полагаю, я не сдержался и так завороженно смотрел на печеную птицу, что плотник ухмыльнулся и пододвинул мне миску. Ну, еще бы мне не смотреть голодными глазами, вчера-то днем вообще не ел, а перед камланием и нельзя было…
    Впервые за последние дни ощутив приятную наполненность в желудке, я направился к Сокену — узнать, не останется ли он со мной. Увы… Старый колдун решения не поменял. Ну что же… Значит, придется рассчитывать только на себя. Не могу сказать, что это вызывает у меня энтузиазм, но и вешать голову не буду — прорвемся. Опыт, накопленный за прошедшие три дня, уже показывает, что я вполне могу здесь выжить, как минимум. Так что — не унывая, вперед и с песнями…

    Сова — тоже птица певчая! Ну и что, что песня звучит немелодично, петь-то я все равно могу… Захватив восьмигранник, я снова превратился в хищную птицу и полетел к городу. Моя сова отдыхала в Верхнем мире, так что ее фигура находилась на посохе в моих когтях. Наверно, зрелище было любопытное — летит сова, держит посох, да еще ухает себе под клюв: «Дорога, дорога… Осталось немного… Я скоро вернуся домой…» Хорошо бы еще это оказалось правдой…
    Первая часть, к сожалению, точно неправда. Дорога впереди еще дальняя… По моим прикидкам, часов шесть до цели — я лечу довольно медленно.
    Через пару часов я остановился на отдых. Крылья-то в норме, но вот лапы устали держать посох; когда тотем на нем, он не такой уж легкий… Так что, выбрав подходящее место, я приземлился и сменил облик, с наслаждением вытянув ноги. Мысль о том, чтобы подкрепиться, тут же с отвращением отверг — еду, которой меня снабдили в деревне, я смогу есть, только будучи гораздо более голодным. Лучше посмотрю, что за браслет мне достался.
    Как и прочее имущество, он хранился в сумке. Надевать его не стоит — его свойства мне неизвестны… Вот и постараюсь разобраться, пока все равно свободен.
    Хм… На обычном уровне ничего не видно. Посмотрим поглубже… Еще глубже… Неплохо. В браслет оказался «встроен» дуалистичный дух, огня и ветра. Какой именно, не могу понять, но явно из старших… Работа не шамана — дух привязан против воли и связан с браслетом так, что шансов освободиться самостоятельно у него нет никаких. Даже если браслет сломается, дух просто будет уничтожен… Скорее всего, с помощью браслета можно использовать силы заключенного в нем духа, но для этого нужно быть магом — я не могу понять управляющую структуру, а большую ее часть вообще не вижу. Увы…
    Но это не значит, что для меня браслет бесполезен. Скорее наоборот — я могу извлечь из него даже больше пользы, чем какой-нибудь маг. Мы пойдем своим путем…
    Сейчас дух спал. Оно и понятно — это удобнее всем. С одной стороны, духу не приходится изнывать от скуки, а с другой, так браслету проще его использовать. Ну что же, для начала нужно его разбудить… Я достал бубен. Н-да, основных инструментов — всего два, зато какая многофункциональность… Улыбнувшись своей мысли, я ударил в бубен. Так, теперь подберу нужный ритм, который сумеет достичь цели…
    Дух зашевелился.
    — Услышь мой голос, проснись, отзовись!
    — Чего тебе нужно, смертный? — послышался тянущийся низкий голос. — Ты разбудил меня после семисот лет сна…
    — Ты хочешь освободиться? — поинтересовался я.
    Возникла пауза.
    — Если ты действительно освободишь меня, смертный, — пророкотал голос, — то получишь больше, чем можешь представить в самых смелых фантазиях!
    Я хмыкнул. Угу, как же… Знаем мы вас: наврете с три короба, а стоит освободить — слиняете без следов.
    — Ну, мне так много не надо. Договор верности меня вполне устроит.
    — Шаман, что ли? — заметно упавшим и поскучневшим тоном осведомился голос.
    — Угу, — подтвердил я. — Ну, что? Договор и свобода или еще лет восемьсот спячки?
    — Мне нужно подумать… — пробормотал голос.
    — Думай, — пожал я плечами. — Только не слишком долго, а то я могу и не дожить. Я же все-таки смертный…
    Я планировал подождать пару дней, а потом постараться продать браслет, но уже минут через пятнадцать из браслета снова послышался голос.
    — Хорошо, смертный. Я принимаю твои условия. Освободи меня!
    Я повторил ритуал договора, но вместо Дома использовал браслет. Так… Теперь приступим к освобождению.
    Как известно, ломать — не строить. К магии это тоже относится. Доставшихся мне слабеньких магических способностей оказалось достаточно, чтобы аккуратно разорвать узы, привязывающие духа к браслету. Украшение начало нагреваться и трястись — почувствовав ослабление уз, дух стал рваться на волю.
    — Да не спеши ты так, работать мешаешь, — раздраженно произнес я. Дух вроде бы успокоился, но, когда я уже почти закончил, браслет резко нагрелся и подпрыгнул — чуть лицо мне не обжег этот нетерпеливый упрямец! Затем из браслета повалил белый дым, в котором возник вполне человеческий силуэт. Н-да… Ладно, могло быть и хуже.
    — Свобода! Наконец-то… — радостно раскатился по окрестностям голос. — Наконец-то я свободна!
    — Ну, не совсем, — заметил я. — И не надо так орать.
    — Я проторчала в этом проклятом браслете семьсот лет, смертный, — раздраженно отозвалась джинна. — Могу я немного порадоваться?
    — Можешь, — покладисто согласился я. — Но не так громко. И не «смертный», а Мастер. Ну, или Дмитрий, на худой конец.
    Она фыркнула, злобно посмотрела на меня, но промолчала. Вместо ответа закрыла глаза, раскинула руки и принялась крутиться на одной ноге. И очень быстро, смею заметить.
    — Куда это ты собралась? — поинтересовался я. — Я тебя не отпускал. Ты мне сейчас нужна здесь.
    Джинна остановила вращение, и я наконец смог рассмотреть ее подробно. Шаровары из тонкой ткани чуть ниже колен, что-то вроде кофточки из такой же ткани да несколько браслетов и ожерелий составляли всю ее одежду, предоставляя большую часть белого, с голубоватым оттенком тела свободному обзору. Изящная фигура танцовщицы, длинные тонкие пальцы, длинные черные волосы и весьма симпатичное лицо… все достоинства которого напрочь перечеркивали просто-таки намертво въевшиеся стервозность и самомнение. Стоит заметить, что пылкие и ветреные джинны известны хитростью и коварством. Особенно женщины, так что я, признаться, был совсем не в восторге от своего приобретения. Несмотря на договор, она вполне может найти способ испортить мне жизнь… А если не держать ее в узде, так и вообще, как почти любая женщина, хоть и дух, сядет на шею и ноги свесит. В общем, куда ни кинь, везде клин… У меня всего два варианта: либо заняться укрощением, либо отослать куда подальше, оставив на черный день, но так, чтобы это не выглядело слабиной. Держать подобную особу рядом с собой — все равно что спать на динамите.
    — Еще бы, — ядовито заметила джинна. — Должен же у шамана быть хоть один дух в свите…
    — Так ты не единственная, — пожал я плечами. — Хотя и являешься жемчужиной коллекции…
    При общении с женщиной комплименты никогда не бывают лишними. Тем более что я и не врал… Впрочем, если комплимент на нее и подействовал, заметно этого не было.
    — Ага, — фыркнула она. — То-то, я смотрю, духи вокруг тебя так и кружат… Наверняка серьезнее нескольких младших ничем не располагаешь.
    Н-да, почти угадала… Похоже, она заметила это по моему лицу, поскольку победно усмехнулась. К сожалению, демонстрировать волка, чтобы показать, что она ошибается, было нельзя, ведь она могла решить, что я смущаюсь и оправдываюсь.
    — Как бы там ни было, твой статус все равно не изменится.
    — А вот об этом я хотела бы поговорить.
    Я насторожился. Наверняка она хочет меня в чем-то надуть… Впрочем, выслушать всегда можно. Я кивнул.
    — Я, хани рода Жалящих Искр, оказалась в услужении у какого-то никому не известного мелкого шамана! — возмущенно начала джинна. — Меня в лучшем случае засмеют.
    — Ну, это был твой выбор, — заметил я.
    — Это был шантаж, — отрезала она.
    Вранье, но спорить я опять-таки не стал.
    — И что, ты хочешь, чтобы я проникся сочувствием и разорвал договор? — хмыкнул я вместо этого.
    — Я хочу предложить то, что даст тебе власть над младшими, не зависящую от договоров, а мне — более высокий статус. Пусть и формально… — она скривилась.
    — О чем идет речь?
    — Я предлагаю тебе вступить в брак, — с неприязнью выталкивая слова, произнесла она.
    Э… Я э-э… офигел. Брак со знатной джинной действительно обеспечит возможность приказывать младшим духам огня и ветра плюс такие приятные бонусы, как неуязвимость к обычному огню — саламандры не посмеют меня обжечь… Но жениться? Правда, еще в плюс можно добавить возможность мирно разбежаться — к родителям, например, отправить… К ее, конечно. Но все-таки ЖЕНИТЬСЯ? Это слово со мной вообще не ассоциируется… И вообще, читал я фэнтези про попаданцев, но свадьбы на третий день даже в книгах не встречал…
    — Если это тебя беспокоит, — добавила джинна, — по нашим обычаям мужчина может иметь несколько жен.
    — Я знаю, — автоматически отозвался я. Несколько… Одна — это уже слишком много. Но ведь и возможность действительно редкая…
    Я мучительно размышлял, не в силах принять решение. Джинна нахмурилась.
    — Почему ты колеблешься? — сердито спросила она. — Это тебе выгодно! А другого такого шанса не будет!
    А в минус нужно записать то, что она наверняка планирует какую-нибудь пакость… Эх, как же это сложно!.. И не сохраниться, чтобы проверить вариант — реаллайф…
    Эх… была не была!
    — Ладно, — вздохнул я, — согласен. Возьму тебя в жены…
    Пока что я в этом мире, по большому счету, никто и звать никем. А так — какой-то статус… Тем более что договор верности остается в силе. А поскольку я собираюсь вернуться на Землю, а ее, понятное дело, оставить здесь, об этом «браке» можно будет забыть. Главное, не попасться в ее ловушку, которая наверняка будет наличествовать…
    В следующий час джинна развернула бурную деятельность; я даже несколько опешил. Она твердо решила «провести обряд по всем правилам»; в принципе, причину я понимаю — обычный человек его не пройдет, так что она, полагаю, надеется, что и я не справлюсь. Ну, я могу ее понять, но твердо намерен выжить и вернуться домой. Кстати, после того как закончим с церемониями, можно будет отослать ее домой с поручением выяснить среди своих, не знают ли они что-нибудь о перемещениях между мирами.
    Мои шаманские знания в вопросе брачных обрядов джиннов оказались очень обрывочными, но кое-что я понял: в теле я не справлюсь. Сильный маг — возможно, справился бы, но не я. Там наверняка будет что-то связанное со слагающими джиннов стихиями, огнем и ветром. Так что пока джинна суетилась, что-то организовывая, я тоже подготавливался. Для начала — отошел от дороги и устроился в подлеске, так, чтобы меня не было заметно; затем вызвал своего волка и поручил охранять меня. Точнее, мое тело, поскольку следующим пунктом я из него вышел. Тотем тоже остался на охране, а вот духовную копию посоха я прихватил. Я без него — как без рук…
    Ну вот, теперь можно и проследить за будущей супругой… Я скривился: пока я подготавливался, она уже могла натворить дел…
    На этот раз, хотя я и вышел из тела, уровень восприятия не уперся в чисто духовное. Что и хорошо — нормальное зрение привычней и, соответственно, удобней. В то же время и духовная составляющая оставалась видна; так что, когда я обратил взгляд на джинну — хм, надо бы ее имя спросить… — под оболочкой приятной внешности были хорошо видны неприязнь, самодовольство и предвкушение. Однозначно, устроила мне какую-то пакость…
    — Можно начинать, — сообщила она. Ну вот, я так и знал…
    — Зовут-то тебя как? — поинтересовался я.
    — Крооргина.
    Ничего себе имечко… Не, с дикцией у меня все в порядке, я даже способен без проблем произнести «бесперспективнейший бесперспективняк», что дано далеко не каждому, но все же… Может, поменять ей имя? Если буду мужем, буду иметь право… Хотя до этого еще нужно дожить. Она не может вредить мне напрямую, но… Судя по ее хорошему настроению, и косвенная угроза достаточно серьезна.
    — Обряд состоит из трех частей, — с видом скучающего учителя в школе для умственно отсталых начала Крооргина… нет, лучше просто джинна. В конце концов, она у меня одна, так что не спутаю. — Свидетельство ветра, свидетельство огня и уединение. — При этом слове ее лицо непроизвольно скривилось. — Начнем с ветра… если ты сможешь взлететь.
    Она презрительно фыркнула.
    — Если будешь так фыркать, — спокойно произнес я, — после обряда переименую тебя в Мурку. И мяукать заставлю.
    Джинна чуть не подавилась следующей фразой, но тут же оправилась.
    — Ну, если сможешь, начнем. Главное, не вмешивайся в обряд и ничего не говори, если тебя не спросят.
    — Хорошо, — пожал я плечами.
    Будучи на настоящий момент духом, с полетом я не испытывал никаких сложностей. Сквозь стену пройти, пожалуй, не смогу, но подняться в свободное небо — без проблем. Мы поднялись где-то на километр; здесь джинна остановилась. Я, естественно, тоже. Она запела.
    Ну, что я могу сказать… Внушает. Пела она гораздо более низким голосом, чем говорила, и не использовала слов, только меняла тональность. В принципе, не каждому понравится, но мастерство несомненно.
    Подул ветер; вокруг нас стали собираться сильфы. Много… Их становилось все больше. Джинна продолжала петь, сильфы продолжали собираться, кружа вокруг нас… Меня стало клонить в сон. Она что, затягивает обряд, чтобы утомить меня и притупить внимание? Возможно. Стоит ее поторопить…
    Ой… Я же обещал ничего не говорить. Похоже, в первом раунде меня переиграли…
    Впрочем… у меня есть идея.
    Я сложил руки лодочкой и принялся туда заглядывать с выражением величайшего интереса на лице. Как я и рассчитывал, вокруг меня тут же стали роиться любопытные сильфиды.
    — Ты что делаешь? — наконец не выдержала одна из них.
    — Жду возможности заявить своей будущей жене: «Хватит тянуть! Давай начинай уже!»
    Джинна оборвала свою протяжную песню, захлопнула рот и злобно глянула на меня.
    — Да будет ветер свидетелем заключаемого брака, — произнесла она. — Я, Крооргина, хани рода Жалящих Искр, с позволения ветра принимаю шамана Дмитрия, летящего за совой, в качестве своего мужа и господина. Достоин ли избранник?
    В тот же миг я ощутил себя в центре смерча. Не в спокойном месте «глаз бури», а в точке наибольшей ярости ветра, выкручивающего и рвущего все на своем пути. Меня рвануло, потянуло сразу во все стороны… и тут же все кончилось. Хоть я и дух, но не смог удержаться от облегченного вздоха. Легкий теплый ветерок погладил мою щеку; джинна раздраженно цокнула языком и уставилась на меня, как на предателя, обманувшего ее в лучших ожиданиях. Ну, полагаю, примерно так оно и есть…
    В ответ я вопросительно посмотрел на нее и обратил внимание, что на ее левой руке появился прозрачный переливчатый браслет — просто плоское кольцо без узоров. Знак завершения первой части обряда?
    — Благодарю за честь, — сквозь зубы процедила джинна, обращаясь то ли ко мне, то ли к ветру.
    Я пожал плечами.
    — Теперь — свидетельство огня, — также сквозь зубы процедила она.
    Поскольку сейчас в обряде возникла пауза, я воспользовался ею, чтобы припугнуть джинну. От своих намерений она все равно не откажется, а так, глядишь, где-то ошибется…
    — Знаешь, а я ведь злопамятный… — спокойно соврал я. Она не среагировала и стала спускаться к земле.
    Вопреки моим ожиданиям, мы остановились, когда до земли оставалось еще метров двести. Сообразив, что она сейчас начнет снова усыплять меня, я снова обратился к джинне, прежде чем она успела приступить к каким-либо действиям.
    — И в этот раз не затягивай.
    Джинна снова затянула протяжную песню; на этот раз более быструю и энергичную. Над нами начали собираться тучи; в обряде используется огонь небесный, а не земной? Ну, логично.
    Тучи сгустились и почернели; ветер снова усилился, и ударила молния. А затем еще одна… Разряды следовали один за другим; я едва успевал отскакивать в стороны. Кстати, мне были прекрасно видны летящие из тучи к земле огненные ящерки. Причем летели они относительно медленно, почему я и успевал уклоняться.
    Джинна, не прекращая петь, с явным удовольствием наблюдала, как я дергаюсь, уходя из-под ударов молний. Хорошо еще, не попало в меня… Однако, несмотря на промахи, разочарованной она не выглядела. Закончив петь, джинна повторила обращение к стихии, заменив слово «ветер» на слово «огонь». В тот же миг молнии, нарушая законы физики, по причудливым траекториям потянулись ко мне, напоминая щупальца медузы. Отступать некуда, они окружили меня со всех сторон… и сомкнулись вокруг.
    Ух! На этот раз я оказался в центре костра. Миг… еще миг… я же так сгорю! Может, я и дух, но жар очень даже ощущается…
    Прежде чем я экспериментально выяснил, горят ли духи шаманов, огонь исчез. Джинна ошарашенно посмотрела на меня, затем на алый браслет на своей правой руке. Хм… Как-то слишком просто получается. Она что, только и рассчитывала, что стихии меня не примут?.. В принципе, учитывая ее высокомерие, это возможно… Да и при подготовке наверняка что-то делала, чтобы получилось так, как ей надо.
    Что-то горячее погладило меня по другой щеке; повернув голову, я обнаружил на плече саламандру. Растянув рот в подобии улыбки, ящерка махнула хвостом и спрыгнула со своего пристанища, яркой вспышкой устремившись к земле.
    — Стихии меня признали, — заметил я. — Что теперь?
    Джинна выглядела пришибленной.
    — Теперь — уединение… — кое-как выдавила она. Потрясла головой, похлопала себя по щекам.
    — Могу подождать, пока оправишься от неожиданности, — с долей ехидства предложил я.
    — Нет смысла оттягивать неизбежное… — с опущенной головой пробормотала джинна. Она щелкнула пальцами, и рядом с ней в воздухе возник шатер из голубой ткани, похожей на шелк. Клево… Я тоже хочу так уметь. Увы, по части магии я с ней и рядом не стоял… Хотя радует уже то, что хоть какие-то способности в этом плане мне все-таки выдали.
    Джинна подняла полог шатра.
    — Э… Что, прямо так? — удивился я. — Я рассчитывал вернуться в тело…
    — Зачем тянуть? — повторила джинна. В принципе… В жизни все нужно попробовать. Я нырнул в шатер следом.
    Несмотря на столь явно демонстрируемую неприязнь, джинна вела себя вполне раскованно. Такое чувство, что неприязнь она оставила снаружи шатра… Возможно, сказалось весьма продолжительное воздержание? В любом случае, «страстная, как пламя» — это про нее. И волшебно получилось в буквальном смысле… Она просто источала магическую энергию, немалую часть которой я впитывал. Очень скоро джинна взяла на себя активную роль; уж в этом-то можно и уступить… Хотя следить за ней я не переставал.
    В ушах шумело; это что же, она меня так довела?..
    — Я что, настолько плоха, что ты позволяешь себе отвлекаться? — возмутилась джинна.
    — В этом плане пожаловаться не могу, — вынужденно признал я.
    — Тогда я не позволю тебе отвлекаться!
    С этими словами… ух! Нужно будет заставить ее описать эти техники. Продам и стану миллионером…
    Однако… Не знаю, было это чувство противоречия или остатки настороженности, но я прислушался к неутихающему шуму в ушах. Такое впечатление, что в нем можно разобрать какие-то звуки…
    «Сь… от… оч… сь… и… от…» — «Очнись… идиот»?..
    Я оттолкнул джинну и выскочил из шатра. Стоило мне выбраться наружу, как в моей голове словно взорвался вопль тотема:
    «Очнись, идиот! Сгоришь!»
    Я рванулся к земле. К телу, к телу… Где же оно?..
    Когда я вернулся в тело, оно оказалось в неважном состоянии. Ожоги по всему телу, волосы превратились в обгоревший ежик…
    — Еще немного — и ты бы превратился в головешку, — заметил тотем, когда я заорал от боли. — А так ожогов много, но они неглубокие. Вполне сможешь их исцелить.
    Благодаря сочетанию трав внутрь, трав на ожоги и нашептыванию заклинаний уже через полчаса я чувствовал себя вполне нормально, и даже большая часть ожогов прошла. Но джинна, вот сволочь… Она меня почти достала. Видимо, это связано с тем избытком энергии, которую я впитывал… Тела я не чувствовал, а связь с тотемом она почти смогла заглушить. И это когда я уже думал, что опасность миновала… Я покачал головой. Она оправдывает репутацию джиннов как коварных существ… Срочно нужно от нее избавляться, пока не придумала еще что-то.
    — Эй, жена! — позвал я, мысленно добавив: «Чтоб тебя, заразу, разорвало!» Прямо озноб берет, когда думаю, что ухитрился жениться! Ал Аддин и его Алла…
    — Живой… — грустно констатировала соткавшаяся из дыма джинна.
    — Увы, — согласился я. — Ну, не всегда в жизни радость, бывают и огорчения. А у тебя жизнь долгая, и огорчений будет еще много.
    Она вздрогнула.
    — Что с тобой делать, я еще подумаю, — продолжил я. — Такие вещи на горячую голову не решают, это должно быть что-то… запоминающееся. А пока что вали к родственникам и расспроси их, что они знают о путешествиях между мирами. Когда понадобишься, позову. — Я похлопал по браслету. — А если узнаешь что-то существенное, сразу сообщай. Зачтется.
    Когда джинна удалилась, я облегченно вздохнул. Преимущества вроде бы и на моей стороне, но она в десятки раз старше меня и намного хитрее, так что… Лучше держаться подальше.

    В совином облике некоторые перья у меня оказались обгоревшими, но полету это не мешало. Стоит поспешить, а то до вечера не успею. А, по идее, на ночь городские ворота закрываются…
    Хотя… Пожалуй, нет смысла спешить. Мне все равно лучше будет попасть в город с утра. Побегать придется…
    Я сбавил скорость и двинулся к городу не спеша. Когда на дороге, над которой я летел, стали попадаться люди, я поднялся повыше, чтобы не смущать их необычным зрелищем, а с наступлением темноты приземлился и вернулся к человеческому облику. У совы нет проблем с ночным полетом, скорее уж с дневным сложности, но я решил заночевать пораньше, а с утра продолжить путь на ногах — до города осталось всего ничего.
    Решено — сделано. Убедившись, что восьмигранник благодаря прикрывающему его Дому не привлекает духов, я лег спать.
    С рассветом я был уже на ногах. По мере приближения к городу дорога становилась шире, соединяясь с другими дорогами и тропками, и людской поток тоже возрастал. Пеших было немного; в основном народ передвигался на телегах, в которые были запряжены разнообразные животные, от пони и ослов до быков. Я видел даже пару прямоходящих ящеров.
    Похоже, в город по большей части везли продукты. Надеюсь, это нормальный грузопоток, а не заготовки перед осадой…
    Когда впереди показались стены города, я сперва даже не понял, что это. Мам-ма миа… Это же не стены, это горы! В высоту метров… гм… много. На Земле у нас самые большие стены были в древнем Вавилоне; могу ошибаться, но, кажется, около тридцати метров в высоту. Так эти — не меньше пятидесяти… И впечатление такое, что это монолитный камень. Нужно поближе рассмотреть…
    Стены оказались гораздо дальше, чем казалось с первого взгляда. Наконец я стоял перед ними. Народ, задерживаясь для краткого осмотра охраной, проходил в проделанные в колоссальной стене ворота, а я остановился, чтобы рассмотреть это чудо света. О-фи-геть… Они действительно состоят из монолитного камня. И мало того… На этих стенах — благословение духов. Просто ощущение, но несомненное… Так и веет несокрушимостью.
    С уважением покачав головой, я побрел к воротам, у которых дежурили четверо охранников, вооруженных некими гибридами копья и алебарды. Большую часть повозок они пропускали, почти не осматривая; плату за въезд, вопреки моим ожиданиям, брали только с всадников. Это очень хорошо… С моими-то финансами.
    Откуда-то из ворот мне навстречу подул ветер. С каждым шагом он усиливался, мешая двигаться; если он и дальше будет так усиливаться, больше нескольких шагов мне не сделать. Я попятился, и ветер ослаб. Вот, значит, как… Работа местных шаманов, полагаю. Больше некому.
    — Вам приказали не впускать меня в город? — негромко обратился я к отталкивающим меня сильфам. Они промолчали. — И не говорить со мной… Хорошо. Своей властью я отменяю эти приказы.
    Ветер тут же утих. Вот так, проблема решена простым способом… Кстати, это причина, по которой мне все равно нужно обзаводиться персональной свитой: хотя я и могу приказывать вольным духам ветра и огня, но любой, обладающий такой же или большей властью, может отменить мой приказ или даже натравить духов на меня.
    Теперь, когда ветер не мешал, я спокойно подошел к открытым воротам.
    — Я могу войти в город? — обратился я к стражникам.
    — С какой целью? — безразлично спросил один из них.
    — Культурное просвещение и духовное совершенствование, — невозмутимо ответил я. — У меня рекомендательное письмо к одному из проживающих здесь магов.
    — Покажи, — протянул руку стражник.
    Я достал из сумки письмо Сокена; стражник взял его и быстро пробежал взглядом. Смотри-ка, грамотный…
    — Соблюдай законы города, веди себя подобающе, — все тем же равнодушным тоном сообщил стражник, возвращая мне письмо. — Можешь проходить.
    — Один вопрос, — поднял я руку, — где я могу узнать местные законы?
    Вместо ответа стражник указал пальцем куда-то себе за спину.
    — На стене у ворот, — сообщил он.
    Кивнув, я вошел в город.
    Стена оказалась не только высокой, но и очень толстой — не меньше пятнадцати метров, а скорее что и двадцать. Ох, да на что вообще рассчитаны такие укрепления?..
    Как и говорил стражник, на стене возле вторых, внутренних, ворот висел стенд для заметок. Его центр занимал лист бумаги, на котором было напечатано: ЗАКОНЫ ГОРОДА ИЛЬ-КРАКРАУ. Книгопечатание здесь изобретено! Отлично, чем выше культура, тем комфортнее жизнь. Я вчитался в текст.
    Так… Кражи — штраф, плети, отрубание руки, каторга… Убийства, контрабанда, провоз дурманных веществ… Список прилагается, из этого у меня ничего нет… Нарушение покоя в белых кварталах… Полагаю, «белые» — это элитные. В принципе, законы как законы, ничего такого, что я мог бы нарушить по незнанию, нет. Изучив законы, я стал рассматривать другие объявления на доске. Объявление о награде за поимку разбойников с описанием известных членов банды, объявление об орудующей в городе банде воров с аналогичным описанием, объявление об увеличении штрафа за несоблюдение чистоты во дворах… Нормальный информационный стенд в милиции, в общем-то. Даже призыв записываться контрактником в доблестную армию имеется…
    Убедившись, что больше ничего полезного на стенде нет, я отвернулся от него и хотел было направиться в город, но не успел я сделать и пары шагов, как на землю прямо передо мной опустился крупный ворон. Сова на посохе зашевелилась; впрочем, я и так видел, что это не простая птица. Мне оказали уважение, послав навстречу тотем…
    — Следуй за мной, — каркнул ворон.
    Ну что ж… Не стоит излишне настраивать против себя тех, кто является здесь не последними лицами. Я кивнул. Впрочем, ворон уже взлетел и не видел моего жеста согласия.
    Мой проводник медленно летел над улицами, так что я легко успевал за ним. Близко к стенам улицы были узкими и запутанными, но по мере углубления в город они становились шире, обзор — дальше, а народу на улицах — больше. Почти как дорога перед городом…
    Люди время от времени бросали на меня любопытные взгляды — все-таки я выделялся на общем фоне своими оперенным плащом и посохом с совой, — но дальше этого не шло. Все-таки это фэнтезийный мир…
    Вскоре начали попадаться уличные торговцы. Больше всего было продавцов различных закусок, и мой желудок, раздразненный несомненно привлекательными запахами, требовательно заурчал. Чтобы как-то успокоить его, я извлек из сумки кусок безвкусного мягкого сыра и без аппетита сжевал его.
    Мой путь пересекла высокая стена. Ну конечно, по сравнению с городской совсем невысокая, но все же около двух метров высоты. Ворон полетел параллельно стене, и вот мы оказались у открытых ворот, охраняемых парой стражников. Ворон снизился, пролетев в ворота; охрана, обнаружив, что я следую за птицей-проводником, на меня уже не отреагировала. Видимо, это и есть «белый» квартал… Дома здесь заметно побогаче. Кстати, все дома в этом городе оказались каменными; деревянных я вообще не заметил. Любопытно… Еще одно противоречие средневековым нормам, которые привыкли связывать с фэнтезийными мирами. В принципе, я и не настраивался на земное средневековье, просто отмечаю… Пока что мне этот город нравился. Особенно этот богатый район — красивые дома, зелень, чистота… Последняя, кажется, присутствует во всем городе, но здесь она особенно подчеркнута.
    Мой проводник опустился на крышу старого одноэтажного домика, выглядящего гораздо скромнее двух-трехэтажных соседей, и замер. Мне сюда, я так понимаю?.. Дверь в невысокой оградке, как и дверь самого дома, была открыта, так что я шагнул внутрь.
    В доме оказалась всего одна просторная и пустая комната. Без мебели или чего бы то ни было, что связывают с жилым домом; зато здесь разило СИЛОЙ. Даже сильнее, чем на поляне Сердца…
    Дезориентированный этим ошеломляющим ощущением, я далеко не сразу заметил, что в помещении я не один.
    — Приветствую, летящий за вороном, — поспешил я исправиться, очухавшись. — Благодарю за приглашение.
    — Приветствую, летящий за совой, — с ощутимой неприязнью прокаркал невысокий мужичок. Странно, на вид старик стариком, а волосы черные, без единой седой пряди… Он бросил взгляд на мою левую руку и добавил:
    — И меченный лесом вдобавок… Гонишься за двумя зайцами, чужак?
    — Это просто напоминание, — отозвался я. — Чему обязан приглашением?
    — Ты крепок, — хмыкнул шаман. — Быстро приходишь в себя. Для чего ты прибыл в наш город?
    То, как он произнес «наш»… Похоже, он действительно рассматривает меня как конкурента. И врага…
    — У меня дело к одному здешнему магу, — повторил я то же, что говорил стражнику у городских ворот.
    — Какое дело?
    — Это связано с Республикой, — сообщил я. — Меня не интересует позиция шамана этого города. У меня свой путь, и здесь меня интересуют только знания.
    Старик хмыкнул.
    — Ты можешь оставаться в Иль-Кракрау в течение десяти дней, — сообщил он. — Если решишь задержаться, у тебя должна быть очень солидная причина…
    Черный, как ночь, ворон, взмахнув крыльями, вылетел в окно. Вот так вот, даже без плаща… Я покачал головой и вышел из дома. Ну что же, с местными шаманами, похоже, все утряслось… Теперь нужно найти этого ясновидящего, как его… Я достал письмо… Магри Нашрака Кена. Он тоже живет в белом квартале, так что, надеюсь, долго искать не придется…
    Действительно, много времени это не заняло. Правда, пришлось спросить путь у патруля стражи, но стражники оказались ребятами хорошими и все подробно объяснили. Интересно, здесь вообще всегда стража вежливая или шаманов уважают?.. В конце концов, схлопотать проклятье никому не хочется, а шаманы в этом плане мастера, и весьма изобретательные…
    Искомый домик на общем фоне не выделялся. Небольшой уютный двухэтажный особнячок с садом, и только. Правда, на ограде чувствовалось присутствие магии, но здесь я отмечал магическую силу у каждого второго дома, причем у многих гораздо сильнее.
    Я подошел к калитке в заборе и на секунду замер. Здесь нет не то что звонка, а даже какого-нибудь молотка или колокольчика, чтобы дать о себе знать… А крики могут засчитать «нарушением покоя». Хм…
    Только было я собрался послать сову постучать в окна, как откуда-то из пустоты рядом послышался негромкий женский голос:
    — Проходи, пожалуйста. Тебя ждут.
    Калитка оказалась не заперта, как и дверь дома. За дверью меня встретила приятная молодая девушка-служанка и с легким поклоном проводила в гостиную — просторную комнату с большим окном, из которого открывался прекрасный вид на сад за домом. Здесь что, даже стекло производят? Да уж, нехилый контраст с полуземлянками в той деревушке.
    В глубоком мягком кресле перед круглым полированным столиком сидел мужчина средних лет. Черные волосы, щегольские острые бородка и усики… Настоящий испанский гранд. Лицо спокойное, даже немного сонное; он приглашающе махнул рукой в направлении второго кресла с другой стороны от столика. Я положил перед ним письмо Сокена и сел.
    — И как там старик Сокен? — поинтересовался он с полузакрытыми глазами, не прикасаясь к письму.
    — В принципе, неплохо, — отозвался я. — Хотя и умер.
    «Гранд», ничуть не удивившись, покивал.
    — Этого следовало ожидать, — заметил он. — Я предупреждал его, что его ждут кардинальные перемены и новый опыт… Тебе, кстати, тоже предстоит много… интересного.
    — Этого я и боялся, — вздохнул я. «Гранд» улыбнулся и открыл глаза.
    — Могу я задать личный вопрос? — совершенно неожиданно для меня поинтересовался он. Странноватая личность… Впрочем, это первый ясновидящий, с которым я встречаюсь. Может, они все такие…
    — Почему нет? Правда, ответ зависит от вопроса.
    — Кто оставил эти следы?
    Он указал пальцем на недолеченные ожоги на моем теле, скрытые под одеждой. Хм… Трудно сказать, насколько он хорош в своем деле, но видит явно не все. Тем не менее врать поостерегусь… Без крайней необходимости.
    — А можно сначала встречный вопрос? — произнес я.
    Маг кивнул.
    — Чем «эти следы» вас так заинтересовали?
    Он усмехнулся.
    — Я люблю страстных женщин. А эти следы, хм… Таких женщин я еще не встречал. Так ты удовлетворишь мое любопытство?
    — Это ожоги, оставшиеся от попытки укротить джинну.
    — И каков результат? — тут же задал он следующий вопрос.
    — Женился… — вздохнул я.
    Маг расхохотался; от всей души, очень искренне.
    — Сочувствую, — произнес он, отсмеявшись. — Но, может быть, представишь супруге?
    — Я бы предпочел обойтись без ее присутствия… — непроизвольно скривился я.
    — Ну что же, — продолжая улыбаться, произнес маг, — тогда все-таки подойдем к поводу нашей встречи. Сначала — мой интерес. Я могу осмотреть артефакт Республики?
    Я кивнул и выложил на стол восьмигранник. Маг внимательно осмотрел его, не прикасаясь, затем встал с кресла — когда я тоже поспешно попытался встать, он жестом остановил меня — и ненадолго вышел из комнаты. Вернулся с черной шкатулкой в руках; поставил ее на стол, снова сел в кресло.
    — Это довольно опасный предмет… — задумчиво произнес он.
    Боюсь, это собьет цену, но… Думаю, торговаться не стоит — мне все-таки важнее расположение знающего человека. Я кивнул.
    — Но пока что эта штука проявляла активность только ночью.
    — Какого рода активность?
    — Притягивает злых духов.
    Он задумчиво покивал, затем откинул крышку шкатулки. Внутри, на черном бархате, в специальных углублениях лежало несколько предметов. Маг достал из шкатулки свернутый лист какого-то материала, похожего на грубую бурую бумагу, развернул его и, ухватив восьмигранник через эту «бумагу», переложил его на нее. Аккуратно расправил лист и обвел вокруг восьмигранника окружность извлеченным из шкатулки синим мелком, не оставляющим следов на руках.
    — Боюсь, я не смогу приобрести этот предмет в ближайшие несколько дней, — сообщил маг неожиданную новость.
    — Почему? — удивился я.
    — Его необходимо исследовать на предмет потенциальной опасности и возможной ценности, а также позаботиться о способе хранения… — задумчиво произнес он. — Однако не стоит беспокоиться. На это время я предлагаю погостить в моем доме. И, разумеется, — он запустил руку за пазуху и положил на стол глухо звякнувший мешочек, — обеспечу денежный залог. А пока что приглашаю пообедать.
    Вот предложение, от которого я не могу отказаться! Тем более что на столе оказалась настоящая еда. Незнакомая, но вполне нормальная и весьма аппетитная… По большей части. Сыр с плесенью — это не для меня…
    Несмотря на голод, я старался есть аккуратно, чтобы не позориться. Не скажу чтобы получилось элегантно, но «гранд» — вот он ел действительно изящно! — удивленно поднял бровь.
    — Так ты из благородной семьи? — поинтересовался он. Ну, по сравнению с крестьянством…
    — Можно и так сказать. У нас ситуация с этим… сложнее, чем здесь.
    — И что же заставило отпрыска благородной семьи вступить на путь Говорящего с духами? Прошу прощения за назойливое любопытство, но чем дальше, тем больше ты разжигаешь мой интерес.
    — Полагаю, судьба… — вздохнул я. — Да, вот еще… У меня успела состояться небольшая беседа со здешним коллегой, который настоятельно предложил не задерживаться в городе дольше десяти дней.
    — Все займет не больше трех дней, — успокоил меня маг. — К слову… Сокен упоминал, что тебя интересует Республика.
    Я кивнул.
    — Вернее, меня интересуют их исследования. — Я взвесил риски и решил немного открыться. — Дело в том, что я оказался здесь не по своей воле. Меня переместила сюда с моей родины неизвестная сила, и я пытаюсь понять, что это вообще было. А поскольку здесь я очутился прямо на артефакте, судя по всему, этой самой Республики, можно предположить, что это связано.
    — Прямо на артефакте? Этом?
    Он кивнул в направлении отложенного в сторону восьмигранника. Я отрицательно покачал головой.
    — Нет, на другом, на чем-то вроде алтаря. Кстати, я скопировал надпись на нем, так что хотел бы спросить: нет ли кого-то, кто мог бы прочитать текст?
    Маг задумался.
    — Текстов Республики практически не сохранилось, как что и специалистов по языку, в общем-то, нет. Разве что… Возможно, кто-то из долгоживущих… — Он задумчиво побарабанил пальцами по поверхности стола. — Я об этом еще подумаю, — наконец заявил он. — А пока насладимся пищей. И беседой, если ты не против.
    — Ничего не имею против… но хотел бы спросить, какое обращение лучше использовать.
    — Да, — усмехнулся он, — согласен, пользоваться титулом за столом глупо, а мое имя длинновато… Можешь называть меня Манке. Все мои знакомые используют это сокращение. Очень удобно.
    Я согласно кивнул.
    За обедом — эх, вкусно! — Манке ненавязчиво расспрашивал меня, откуда я родом, что это за страна и тому подобное. Я старался отвечать правдиво-расплывчато, благо опыт есть — мать тоже любит меня допрашивать. Любопытный он все-таки… Впрочем, не скажу, чтобы меня это напрягало, — скорее это даже хорошо. Похоже, Сокен знал, к кому меня направлять…
    В то же время я и сам задавал вопросы, проясняя некоторые вещи, которые не разузнал у старика. Ну не мог же я сразу обо всем подумать — у меня что, часто бывают подобные приключения?.. В итоге, полагаю, «заобеденное» общение прошло к взаимному удовольствию.
    После обеда хозяин приказал служанке устроить меня в гостевой комнате, предложил чувствовать себя свободно и удалился — с восьмигранником в специальной коробке. Да, еще он выдал мне небольшой медальон, что-то вроде гостевой регистрации — чтобы не было проблем со стражей, особенно на входе-выходе из «белого» квартала. В принципе, у меня и так проблем не было, но мало ли… Тем более что никакой магии на медальоне я не заметил. И все же я не оставлял подозрительности, хотя и не выставлял ее напоказ.
    Подобное доверие — устроить практически незнакомого человека в своем доме на несколько дней, — полагаю, в основном объяснялось его способностями к предвидению. В конце концов, я действительно был твердо намерен вести себя прилично… А Манке, как я понял, был чуть ли не главным специалистом города в вопросе ясновиденья и имел какую-то должность в разведке. В смысле, не в шпионаже, а в магической разведке местности и предвидении действий противника.
    Кстати, о ясновиденье, вернее, предвидении. По словам Манке, это штука весьма расплывчатая. Например, о моем визите Манке знал со вчерашнего дня. Знал, что примерно в это время к нему придет кто-то с чем-то интересным. И только. А в целом точность — примерно как у нас прогноз погоды. Пятьдесят на пятьдесят… Хотя иногда удается получать точную информацию, изредка даже на длительные сроки. Но с этим столько проблем, мороки и неуверенности, что дальним предвиденьем серьезно никто не занимается. Правда, попадаются различные «пророки», но примерно девяносто девять процентов из них — обычные шарлатаны или сумасшедшие. В общем, тоже почти как у нас.
    В выданном мне мешочке оказалось сорок круглых золотых монет. Учитывая, что скромный домик на окраине города — причем именно домик, а не хибару — можно купить монет за двенадцать-пятнадцать, это весьма неплохие деньги. Хороший старт… А если Манке еще и найдет переводчика, так и вообще прекрасный.
    Осмотрев дом, я быстро наткнулся на два шкафа с книгами. Выяснив у служанки, не будет ли хозяин возражать, если я их почитаю, я принялся просматривать имеющуюся литературу.
    Один шкаф полностью занимали такие трактаты, как «Цели и методы ясновидения», «Постановка помех психической разведке», «Интерпретация видений» — вероятно, рабочая литература хозяина. Между прочим, все книги на хорошей бумаге и с хорошим качеством печатного текста… Нет, все-таки здесь явно не Средневековье. На полке даже нашлась мятая газета «Вестник города», которую я поспешил просмотреть, — однако ничего полезного извлечь из газеты не удалось. Разве что упоминание о том, что очередная небольшая война с полисом Гарганта близится к победоносному завершению. И то я обратил на это внимание больше потому, что причиной войны называли контроль над торговлей табаком в регионе. Точнее, контроль над единственным в регионе торговым маршрутом, по которому этот самый табак возят. Тоже мне, стратегическое сырье…
    Брошюрка «Новая История», которую я с интересом начал читать, к моему разочарованию, оказалась явно пропагандистской литературой. «Наше дело — самое правое, армия самая сильная, а те, с кем мы воюем, сами виноваты». Полагаю, правды там только и было, что список войн за последние двести лет, занимающий примерно половину объема брошюры.
    Остальная литература меня тоже разочаровала. Собственно, из остального большая часть представляла собой легкие эротические романы и сборники стихов, некоторые были помечены карандашом. Фривольная личность этот Манке…
    Просмотрев все имеющиеся книги и с разочарованием убедившись в их бесполезности, я решил заняться своими духами. Для начала мне нужна была хотя бы одна нормальная гидра. Та, что у меня уже имелась, годилась разве что для полива огорода. Ну или еду готовить, особенно суп — на столь же ленивой саламандре…
    Когда я спросил служанку, как здесь с водой, выяснилось, что в доме имеется вполне нормальный водопровод. Поразительно, как ни посмотри, но это уровень нашего девятнадцатого, от силы восемнадцатого века! Почему возникла такая разница с деревней, оставшейся где-то в первом тысячелетии?..
    Как я и рассчитывал, гидры, обитающие в водопроводе, оказались куда более покладистыми, чем ручьевые. Пара гидр согласилась заключить договор в обмен на что-нибудь красивое; полученная с помощью сильфид небольшая радуга их устроила. Заодно это успокоило и сильфид, дувшихся из-за того, что я целый день с ними не играл. В угольной печи нашлась желающая присоединиться к нашей дружной компании саламандра; правда, ей пришлось пообещать, что буду ее регулярно выгуливать. Тоже мне, собака… Уф, всем угоди! В принципе, на капризы тех же сильфид можно было бы наплевать — их договор не предусматривал особых условий, — но воздушные духи действуют гораздо эффективнее, когда довольны. Так что приходится крутиться…
    Мои манипуляции с водой и огнем служанку ничуть не смутили, хотя со стороны должны бы выглядеть странновато. Я был удивлен ее спокойствием, но она пояснила, что у хозяина бывает много странных гостей, так что она привыкла.
    Закончив работу с духами — гномы пока не поддавались, — я решил было пройтись, осмотреть город, но быстро отбросил эту мысль. Довольно приключений на мою многострадальную пятую точку!.. У меня появилась возможность нормально отдохнуть в комфортных условиях, и упускать ее глупо — не факт, что она появится в ближайшее время. Приключения могут меня и сами найти…
    Хозяин вернулся только вечером. Я сидел в беседке за домом, лениво почитывал книгу «Знаменитые пророчества: правда и ложь», наслаждаясь запахом цветов, и время от времени хрустел домашним печеньем, которым меня снабдила служанка. Хорошо…
    — Стремление к знаниям — один из признаков истинно благородного человека, — произнес знакомый голос.
    — Здравствуй, — встал я со скамьи. Манке поднял бровь, так что я пояснил: — У нас так приветствуют.
    — В таком случае здравствуй и ты, — улыбнулся хозяин.
    — Благодарю за гостеприимство, — произнес я. — Хорошо у вас тут…
    — Да, садом я горжусь, — снова улыбнулся он, присаживаясь и забирая предпоследнее печенье. — Что же насчет гостеприимства — это совершенно естественно. Чувствуй себя как дома…
    — Благодарю за великодушие, но все же, несмотря на всю привлекательность предложения, я бы предпочел вернуться домой, — вздохнул я. Ох, ну я и фразы выдаю… Сам удивляюсь.
    — Родной дом занимает особое место в сердце мужчины, — кивнул Манке. — Полагаю, я смогу помочь. К слову, в нашем городе, как оказалось, есть владеющие языком Республики, даже двое. Секретарь посольства королевства Шепчущих Листьев и старейшина здешнего клана Ловких Проныр. Кицуне, — пояснил он.
    Все-таки странно переводчик работает… Кицуне — это же японское слово, а не русское. Или это потому, что точного русского аналога для обозначения лис-оборотней не существует, а японское слово я знаю?.. Хм.
    — Королевства Шепчущих Листьев?
    — Эльфы, — пояснил маг. — Они как бы наши союзники, но это же эльфы…
    Он пожал плечами, словно подразумевая, что всем известны особенности эльфов. Но я-то не знаю… И шаманские знания молчат, так что остается только то, что в художественной литературе читал, а там были разные варианты. Да и не стоит основываться на земной мифологии…
    — А что с ними такое? — спросил я.
    Манке удивленно поднял бровь, так что я пожал плечами и поспешил пояснить:
    — Эльф эльфу тоже рознь, так что я понятия не имею, как тут у вас с ними обстоит.
    — Ну что же, понимаю… Если одним словом — интриганы. В народе, правда, говорят более грубо…
    Он усмехнулся.
    — Они всегда в первую очередь беспокоятся о своей выгоде, и, если ее не видят, на них рассчитывать не стоит. Хотя и приловчились чрезвычайно хорошо маскировать свои намерения… Если эльф не хочет чего-то делать — приведет две сотни причин, почему он этого не может. И ни одной истинной…
    Любопытные здесь эльфы получаются… Я покачал головой.
    — И к кому лучше обратиться?
    Манке пожал плечами.
    — Сложно сказать. С эльфом проще встретиться, поскольку он регулярно посещает один ресторанчик, да и вообще довольно светская личность, но нет никаких гарантий, что он захочет помочь, скорее наоборот. С другой стороны, лисы…
    Он усмехнулся.
    — Боюсь, словами это передать затруднительно. Такое нужно испытать на собственной шкуре.
    Теперь уже я вопросительно смотрел на него.
    — Они проказливы, словно маленькие дети, — пояснил он. — Даже старики, которым уже под тысячу, обожают подшучивать над теми, кто забредает на их территорию. Наши, городские, еще окультурились… А у диких шутки бывают не только несмешными, но и опасными. Полузвери, что с них взять…
    — Не вызывает энтузиазма возможность знакомства с лисом, — хмыкнул я.
    — О, для человека, сведущего в волшебстве, лисьи иллюзии не представляют проблем, — взмахнул рукой Манке. — Сложность в другом. Если они решат, что старейшина не хочет с тобой встречаться, то с ним будет невозможно встретиться. А то, как они принимают решения, понять затруднительно… Правда, у меня есть кое-какие знакомства среди лис, и я могу за тебя попросить. Признаться, мне и самому интересно, что там написано. К слову… Ты говорил, что ты очутился на этой плите четыре дня назад, так? В северном лесу?
    Я кивнул. Видимо, мимо здешней разведки события в лесу не прошли…
    — Ничего необычного не замечал?
    — Ну, если считать похищение Сердца леса необычным… — хмыкнул я.
    Манке насторожился.
    — А можешь подробнее?
    Ну, почему бы и нет… Надеюсь, сотрудничество со следствием зачтется.
    Мой рассказ Манке слушал внимательно, задавая уточняющие вопросы. Упоминание об узах на душе девчонки ему явно не понравилось; ну, я его понимаю. Он попросил показать взятые с тел трофеи; вообще-то я не хотел о них упоминать, но… В общем, не прокатило.
    Табак и сухарь Манке осмотрел и вернул; а вот монеты и серьги его чем-то заинтересовали, и он предложил их продать. За золотую монету. Хорошо, что я не продал серьги по пути…
    — Да уж, примечательная история… — задумчиво произнес он. — Но, хотя по времени и совпадает, кажется маловероятным, что твое перемещение связано с этими событиями. Должна быть какая-то причина, но я сомневаюсь, что это она.
    Я только пожал плечами. В конце концов, у меня пока что нет никаких версий…
    Мы еще немного посидели, беседуя о различных отвлеченных вещах вроде стихов — я сказал, что не очень-то их люблю, на что Манке с улыбкой признался, что он тоже, но дамы их любят, так что… — пока солнце окончательно не зашло и на небо не выкатился яркий желтый блин луны. Луна, между прочим, одна и выглядит так же, как и на Земле… С ее восходом хозяин предложил отправиться на покой, пообещав продолжить разговор о переводчике завтра с утра.
    Как же хорошо спать на кровати! И как плохо, когда тебя будят… Когда по дому прокатился высокий, мелодичный, но уж очень громкий звон, я чуть не подпрыгнул. Сонливость развеялась, как не бывало… Моя одежда, которую я вечером сложил на стуле рядом с кроватью, лежала на месте, но оказалась почищенной и поглаженной; смотри-ка… Ну, приятно.
    Хозяин оказался в той же гостиной, в которой встретил меня вчера. Он сидел за столом и не спеша потягивал вино из бокала синего стекла.
    — Люблю встречать утро хорошим вином, — заметил он, увидев меня. — Благородным людям — благородный напиток… Составишь компанию?
    — Буду рад, — кивнул я, присаживаясь. Манке хотел было плеснуть вина в еще один бокал, но я остановил его.
    — Возможно, я недостаточно благороден, но я не пью вина.
    — Обет Пути? — понимающе кивнул он.
    — Что-то в этом роде, — не стал я отрицать удобное для меня мнение. Признаться, мне очень хотелось напомнить ему про вчерашнее обещание, но я сдерживался. Раз уж играю роль знатного гостя, так постараюсь играть ее до конца, дав ему возможность самому вспомнить про свое обещание…
    Хозяин позвонил в стоящий на столе колокольчик; нет, звук не тот, что разбудил меня. В комнату вошла служанка с подносом закусок, поставила его на стол и удалилась.
    — Завтрак окончен, теперь можно поговорить и о делах, — произнес Манке, когда мы употребили большую часть закусок. — Ты еще не решил, к кому обратишься первому?
    — Не знаю, — признался я. — По мне — что одно, что другое. Разве что…
    Я достал монетку и подбросил ее щелчком большого пальца.
    — Оракул? — хмыкнул Манке.
    Не понял, в смысле? А, да… Здесь же любой подручный метод гадания называют оракулом. В книжке было…
    Монетка выпала «орлом», то бишь той стороной, на которой был вытиснен герб Иль-Кракрау — топор, раскалывающий гору.
    — Ну, лисы так лисы, — констатировал я.

    И вот час спустя я стою перед входом в лисий квартал. Оградка здесь слабенькая, чисто символическая, ворота приветливо раскрыты нараспашку… А земля в воротах ощутимо фонит магией. Я присел на корточки перед этим местом и попытался рассмотреть поподробнее. Угу… Чары, как и говорил Манке, совсем простенькие. А ломать — не строить… Я сорвал иллюзию и аккуратно перепрыгнул глубокую грязную лужу. Полагаю, намеренно вырытую на этом месте. Да уж, здесь нужно держаться настороже…
    — Йехх… Ну зачем сломал? — послышался укоризненный детский голос.
    Я обернулся и обнаружил за спиной, возле лужи, мальчишку лет десяти.
    — Чтобы проще было, — пожал я плечами. — Ты лучше скажи, где можно найти старейшину Айланнэ.
    Мальчишка только что-то неразборчиво буркнул и присел возле лужи, что-то делая руками; по-моему, он восстанавливал иллюзию.
    — Конечно, откуда такому мелкому знать… — вздохнул я, разворачиваясь, чтобы продолжить дорогу.
    Первое впечатление… нет, первое было о луже… второе впечатление в лисьем квартале — в целом здесь все так же, как и в основной части города. Разве что энергия земли текла здесь более упорядоченно, сосредотачиваясь узелками в аккуратных здешних домиках.
    Улицы, домики, но народу не видно… О, а вот и торговец. Сидит на раскладной трехногой табуретке и жует что-то с собственного лотка. Попробую у него спросить. Только сначала стоит проверить, действительно ли это торговец или еще один морок…
    Я подошел поближе. Вроде настоящий…
    — Покупаешь? — проглотив кусок, спросил торговец, курносый рыжеватый мужичок. На вид, как и мальчишка у ворот, обычный человек, хотя… Немного сдвинув восприятие, я увидел, что его дух горит не бледно-желтым свечением, как у большинства людей, а скорее красноватым и вдобавок колеблющимся, беспокойным. Окинув взглядом лоток, я обратил внимание, что господствующей темой здесь был сыр. Несколько видов непосредственно сыра, лепешки с сыром, бутерброды с ним же и с мясом, даже колбаски с этим продуктом… Я хмыкнул.
    — Если укажешь дорогу, то куплю, чтобы было чего по пути пожевать, — сообщил я.
    — А куда нужно-то?
    — Мне со старейшиной Айланнэ нужно побеседовать.
    Торговец оценивающе окинул меня взглядом, хмыкнул и протянул руку.
    — Серебрушка, — попросил он.
    — А не облысеешь от наглости? — удивился я. — Я за серебрушку весь твой лоток куплю плюс половину того, что в мешке.
    Стоит вкратце пояснить денежную систему Иль-Кракрау. Золотая монета равна десяти серебряным, серебряная — двадцати медным. А одна такая закуска от силы стоит полмедяка.
    — От наглости не лысеют, — усмехнулся торговец. — Поверь опыту.
    — Это смотря у кого деньги брать, — парировал я. — Я, например, выпадение шерсти вполне могу обеспечить. Два медяка, и то много будет. И вон та колбаска.
    Я кивнул в сторону заинтересовавшей меня колбаски с сыром. Продавец потянулся к соседней, но я его остановил.
    — Эту фальшивку ты сам жуй. Мне вот эту дай, настоящую.
    — Уж и пошутить нельзя, — проворчал торговец.
    — Ну я же сдерживаюсь, — пожал я плечами. — А у меня, между прочим, саламандра некормленая.
    Да, саламандра бежала рядом со мной. Я же обещал ее выгуливать… Сильфиды тоже носились где-то рядом, играя в салочки.
    — Саламандра? — подозрительно оглядываясь, переспросил торговец. Его взгляд остановился на высунувшейся из-за моей ноги ящерке. Хм, похоже, он ее видит… Саламандра зашипела и двинулась вперед, явно примеряясь к штанине торговца.
    — Ты бы ее, того, убрал… — нервно заметил он.
    — Так я же говорю, некормленая она, — пояснил я. Понятливый торговец тут же бросил ящерке колбаску, которую хотел всучить мне. Саламандра, поймав ее в прыжке, принялась жевать, и тут иллюзия спала: колбаса оказалась сухой травой, скрученной жгутом.
    — Ладно, три медных так три медных, — проворчал торговец.
    — Две, — поправил я его, доставая деньги. Одну золотую монету я заблаговременно разменял на шесть серебряных и кучку меди, и именно мешочек с этой мелочью я и доставал. Развязываю горловину, достаю монеты… В этот момент что-то выдернуло мешочек у меня из рук, и только рыжий хвост метнулся по улице.
    — Фас! — на автомате рявкнул я. — Взять его!
    Видимо, это взыграло подсознание, спутавшее саламандру с собакой; в принципе, она ведет себя похоже… Однако среагировала на команду не саламандра. На призыв шамана мгновенно отозвались духи ветра. Посреди улицы взметнулся небольшой, но вполне натуральный смерч, в котором с визгом моталось что-то рыжее; из смерча во все стороны брызнули отблески солнца на кусочках металла. Н-да… Не ожидал такого. Я даже несколько оторопел. Все-таки нужно быть осторожнее… Хотя сейчас получилось к лучшему.
    — Видели, как монетки разлетелись? — обратился я к своим личным сильфидам, оставшимся рядом со мной. Пусть этот воришка пока помотается, не вредно будет… Оборотни — существа крепкие.
    — Видели, — отозвались феечки.
    — Ну так вот: кто из вас соберет этих монет больше, будет сегодня считаться самой лучшей.
    Феечки тут же рванули на поиски. Да уж, игры они любят… А мне не придется корячиться, собирая монеты. Не так уж плохо быть шаманом…
    Мотающийся в смерче лисенок перестал визжать и тоскливо завыл. Не знал, что лисы воют… Хотя они же тоже собаки.
    — Отпустил бы ребенка… — угрюмо буркнул незнакомый голос. Обернувшись на голос, я обнаружил, что говорит вышедший из ближайшего дома полный пожилой мужик. — Воет, мочи нет… Раздражает.
    — Уважительный повод, — хмыкнул я. — Ладно… Остановитесь, — обратился я к духам ветра, — можете его отпустить.
    Ветер прекратил вращение; лисенок шлепнулся на землю и замер без сил, тяжело дыша. Думаю, с него хватит…
    — Продолжим с того места, где нас прервали, — обратился я к торговцу. — Держи.
    Я протянул ему два медяка, которые успел достать из мешочка. Тут же рядом появилась сильфида, уронила мне в руку монетку и снова исчезла. Н-да, все-таки надо бы их как-то назвать, чтобы не путать… В лица-то я их уже различаю, но все же.
    — Насколько мне известно, — откликнулся торговец, принимая деньги и протягивая мне колбаску, — старейшина сейчас должен быть у своей дочки, в черном доме на улице Печали.
    — Это метафора? — хмыкнул я.
    — Это адрес, — отозвался он и сунул в рот кусок сыра.
    На всякий случай я проверил сияние его духа. Хотя, как уже упоминалось, это почти то же, что судить по лицу, но преимущество в том, что контролировать выражение лица могут многие, а вот выражение духа — единицы. Вроде не врет…
    Я снова развернулся, ища взглядом лисенка. Угу, еще лежит.
    — Знаешь улицу Печали, мелкий? — поинтересовался я, подойдя к нему. Он слабо кивнул. — Значит, проводишь меня туда… Залезай к нему на загривок, — обратился я уже к саламандре, — и, если он попытается сбежать или еще чего выкинуть, можешь его покусать.
    Ящерка с угрожающим урчанием взбежала на бок лисенку; судя по движению глаз, он, как и торговец, прекрасно видел духа. Тем лучше…
    Немного подождав, пока лисенок придет в себя, а сильфиды соберут монеты — нашлись, к слову, все; видимо, после смерча никто не рискнул их подбирать, — я объявил победительницу и приказал лисенку указывать путь.
    — Кстати, — обратился я к сильфиде-победительнице, — у меня для тебя есть подарок. В честь сегодняшней победы нарекаю тебя Викторией!
    Свежеиспеченная Вика гордо подняла голову и улыбнулась; две ее товарки завистливо вздохнули.
    — Ничего, — подбодрил я их, — у вас еще будет возможность проявить себя с лучшей стороны.
    Лисенок дернул ухом, прислушиваясь.
    — Дяденька, отпустите! — неожиданно произнес он, повернув ко мне голову и строя жалостливые глаза. Ну-ну… До кота из мультфильма «Шрек» ему далеко.
    — Не дави на жалость, — проворчал я. — Доведешь до места, а там посмотрим, что с тобой делать. Деньги все на месте, так что на шкуру тебя пускать не буду… наверно.
    С полчаса я следовал за рыжим прохвостом по улицам, улочкам и переулкам, даже не пытаясь запомнить путь. Обратно проще будет совой долететь…
    — Пришли, — наконец сообщил оборотень.
    Перед нами, в конце небольшого тупичка, стоял домик, среди остальных выделяющийся разве что горизонтальной черной полосой на стенах, в полуметре от земли.
    — Этот? — уточнил я, указывая рукой.
    Лисенок кивнул.
    — Дяденька, отпусти… — снова заканючил он.
    — Помолчи, — поморщился я. — Сначала проверю, туда ли ты привел, а там посмотрим. Посторожи его.
    Саламандра кивнула и ухмыльнулась. Собака в исполнении ящерицы смотрится забавно… Я же подошел к двери дома и постучался, не забыв проверить ее на предмет магии. Вроде ничего… Тем не менее постучался я посохом. Так надежнее…
    Оп-па… Бурной реакции с моей стороны не последовало только потому, что за прошедшие дни я успел привыкнуть ко всем этим сверхъестественным штучкам. Но все же это было неожиданно… В двери открылся глаз размером с мою голову! Вот вам и нет магии!
    Пока глаз пристально рассматривал меня, я спешно перестроил восприятие. Еще раз оп-па… Может, ошибаюсь?.. Да вроде нет…
    Если я правильно понял то, что открылось моему духовному взору, в доме обитал какой-то могущественный дух. И я имею в виду не ВНУТРИ дома, а именно в нем… Можно сказать, дом — это живое существо. И разумное…
    Глаз закрылся, зато в двери открылся столь же внушительных размеров рот. Я поспешно попятился.
    — О тебе сообщили, — низким окающим голосом произнес рот. — Хозяин тебя ждет, так что можешь проходить.
    Рот закрылся и исчез, зато дверь открылась, демонстрируя прихожую. Я замер в нерешительности. Не ловушка ли это?.. Осторожно сделал шаг вперед, тотем не прореагировал. Учитывая, что сова должна предупреждать меня об опасности, я сделал вывод: либо угрозы нет, либо ее подавляет более сильный дух. По моей прикидке, дом немного слабее.
    Эх… ладно. Сделав глубокий вдох и постаравшись выдохнуть опасения вместе с воздухом — никакого шаманства, я так и на Земле делал, — я шагнул в дверь, оказавшись в небольшой прихожей. Передо мной распахнулась еще одна дверь.
    — Проходи, — послышался мужской голос. Это уже не голос дома…
    Я сделал пару шагов вперед, немедленно споткнулся обо что-то, чуть не упав, и услышал:
    — Только осторожно, порог выступает…
    Я выпрямился… и тут же ударился головой о притолоку!
    — И притолока низкая, — продолжил голос.
    Ни за что не поверю, что это случайность, однако комментарии пришлось сдержать. Этот старейшина мне еще нужен… Погладив голову, я пробормотал наговор от ушибов и вышел-таки из прихожей.
    Обстановка в доме оказалась совсем не японская, вопреки моим тайным подозрениям. По большому счету, все примерно так же, как в доме Манке, разве что мебели почти нет — только низкий столик и шкафчик у стены слева — и энергетика другая. В прямом смысле. У Манке был нейтральный магический фон, немного повышенный; здесь же доминировала энергия земли, пропитывающая дом. Я чувствовал присутствие двух узлов: помощнее под полом и послабее в соседней комнате, за одной из четырех дверей.
    Сейчас я находился в просторной комнате, занимающей большую часть дома. Справа от меня в стене было большое окно, из которого падал сноп света; и в нем, на большой подушке на полу, лежал огромный седоватый лис, рядом сидела, подогнув под себя ноги, невысокая светловолосая девушка и бережно расчесывала один из длинных лисьих хвостов. Насколько я смог разобрать, всего их было восемь. Этакий пушистый пук…
    — Проходи, садись, — небрежно-расслабленно заметил лис.
    Я на всякий случай еще раз осмотрелся, но стульев так и не заметил. Очередная шутка юмора…
    — Благодарю за предложение, я постою, — мрачно отозвался я. — Я по делу. Это ты, полагаю, старейшина Айланнэ?
    — А что, не похож? — обеспокоенно спросил он. — Ласточка, поправь третий хвост.
    — И так похож, — хмыкнул я, — но от вашего племени, уж прости, всего можно ожидать.
    Лис поднялся, и в следующий миг это уже был невысокий крепкий старик в халате с вышитыми на нем танцующими журавлями. Превращение произошло незаметно для глаза.
    — Ласточка, — заметил он, — ты чего это еще стоишь? Гость в доме!
    Девушка коротко поклонилась и исчезла в соседней комнате.
    — Дочка моя, — сообщил старик. — Младшая. Красавица…
    — Приятная, — согласился я. Девушка действительно была миловидной, но, на мой взгляд, не больше.
    — Ну так что? — продолжил старейшина. — Женишься?
    — С некоторых пор, — проворчал я, — шутки на эту тему я не воспринимаю. К тому же я уже женат.
    — Не проблема… — начал было старик, но что-то в выражении моего лица его остановило. — Ладно, Дмитрий, ладно. Не возжигай огонь гнева, ни к чему хорошему это все равно не приведет.
    — То есть имя мое ты уже знаешь… — пробормотал я. Нет, я не удивился, просто констатация факта.
    — Не только имя… — хмыкнул лис. — Молодой человек, я работаю на разведку больше восьмисот лет. Ты же не думаешь, что я стану разговаривать с кем-то, не узнав о своем госте заранее все возможное? Тем более Манке и не скрывал ничего существенного. Кстати, как мужчина мужчине: горяча была девка, а?
    Он смотрел на меня, ожидая ответа, с таким интересом, что было совершенно невозможно понять: издевается он, шутит или спрашивает серьезно. Я решил реагировать нейтрально. В конце концов, с позиции силы у меня нет возможности, а лебезить, глядя снизу вверх… нет уж, лучше тогда просто уйти. Я еще не настолько потрепан этим миром, чтобы отчаянно цепляться за любую возможность найти путь домой…
    — Это пробовать надо, — ответил я. — Советую.
    Старик ухмыльнулся, и тут в комнату вошла девушка с двумя подушками в руках. На одной из подушек стоял поднос, на котором, в свою очередь, стояли небольшой чайничек и две пиалы. Она ловко разместила подушки возле столика, водрузила на него поднос и встала рядом. Старик привычно разместился на подушке, скрестив ноги. Я попытался повторить за ним, но мне, как непривычному, это оказалось неудобно. Вытянуть же ноги под столиком оказалось невозможно — пространство под столиком занимала сплошная стойка, да и в любом случае мои ноги уперлись бы в старика. Так… Очередная подколка. Я кое-как устроился у столика на корточках. Неудобно, но что поделать… Девушка незамедлительно налила из чайника в чаши желтую жидкость и подвинула их нам — сперва старику, затем мне.
    — Что это? — поинтересовался я.
    — Ках. Напиток, снимающий усталость и проясняющий ум, — отозвался старейшина, поднимая свою чашу. Пригубил напиток и добавил: — И шерсть от него становится мягкой и шелковистой…
    — А людям? — уточнил я.
    — Людям тоже полезно, — усмехнулся он.
    Старик отхлебнул из своей пиалы еще немного, однако я не спешил — хоть наливали и из одного чайника, это еще ничего не значит. Вдвойне внимательно изучив предложенный напиток — на магию и духовным зрением, — я ничего не обнаружил и очень осторожно отпил совсем чуть-чуть. Горьковато и немного отдает какими-то фруктами… Я поморщился.
    — Из чего это сделано?
    — Фрукты, настойка на кое-каких листьях, — пожал плечами старик. — Ну и моча, конечно.
    Если он ожидал бурной реакции, то его ожидало разочарование. Комок в горле встал, признаю, но не больше. Я не брезглив, хоть и придирчив ко вкусу. В конце концов, уже отпил, чего уж теперь… Вместо воплей или рвоты я задал еще один вопрос.
    — Чья?
    — Ее, — он кивнул в сторону продолжающей неподвижно стоять рядом девушки.
    У всех свои обычаи… Но у некоторых они особенно странные. Здешние кицуне превзошли даже монголов, пивших кровь своих коней. Я принюхался к чаше, но запаха решительно не ощущалось.
    — Но я, в общем-то, не за рецептами прибыл, — вздохнул я. — Манке сказал мне, что ты знаешь письменность Республики.
    — Не спорю, знаю. Возможно, даже еще помню.
    Я достал из сумки лист с копиями надписей.
    — Я хотел бы знать, что здесь написано.
    — Ладно, давай уж гляну…
    Он забрал у меня бумагу, развернул и принялся вглядываться. На миг на его лице промелькнуло странное выражение, затем он посерьезнел и принялся читать.
    «Страшное проклятье ожидает прикоснувшегося к сей святыне…»
    — Действительно так и написано?.. — пробормотал я.
    — Вообще-то нет, — признался лис.
    Нет, он уже действовал мне на нервы своими шуточками!
    — На самом деле первая фраза — «Здесь был Ай», но я решил, что ты мне все равно не поверишь.
    Он протянул мне бумагу обратно. Я вопросительно посмотрел на старика.
    — Бери, бери, — кивнул он. — Остальной текст я и так помню.
    Он закрыл глаза и принялся декламировать.
    — «Правительственная собственность, охраняемая зона. Доступ постороннего неавторизированного персонала в сектор П строго запрещен. Нарушители будут задержаны и строго наказаны. По всем вопросам обращайтесь в информационное бюро Министерства Развития».
    Старик открыл глаза.
    — Дальше идут адреса и повтор того же на втором официальном языке Республики. Честно говоря, первую надпись оставил я, в молодости… Ну как, помогло?
    Он усмехнулся.
    — Если это правда, — устало вздохнул я, — то у меня нет слов.
    — Ну, рад, что оказался настолько полезен, — ухмыльнулся старейшина еще шире.
    Почему-то мне кажется, что он не врет… Получается, что я зря все это терпел?.. И как теперь быть дальше?..
    Хотя второе понятно. Мне нужны маги, знающие о существовании других миров. И специалисты по этой Республике — все-таки пока что наиболее вероятен вариант, что попал я сюда из-за ее остатков. Может, сработал какой-то завалявшийся артефакт типа того восьмигранника…
    — Если это все, — вздохнул я, с облегчением вставая, — то мне остается только попрощаться.
    — Зачем же так спешить? — удивился старик. — У нас еще закуски остались.
    Я стиснул зубы, сдерживая гримасу. Англичан на них нету, с любимым занятием британской аристократии — лисьей охотой…
    — Благодарю, — сквозь зубы ответил я, — но уже не хочу. Я понял, что предпочитаю кухню других народов.
    — Дело вкуса, — пожал плечами старейшина. — Дорогу найдешь?
    — Справлюсь. Еще раз благодарю за помощь.
    Я с чувством, честно говоря, облегчения вышел из дома. Вспомнил о напитке и скривился. Фе-е…
    — Да, — послышалось из дома, — если будут вопросы о Республике, обращайся в любое время.
    Я остановил шаг и развернулся на месте. Похоже, мои мучения еще не окончены…
    — Уже обращаюсь, — вздохнул я.
    — Ну так заходи…
    Готов поспорить, глядевший на меня лисенок злорадствовал. Я угрюмо зыркнул на него в ответ и снова вошел в дом.
    — Оживленный сегодня денек… — заметил старый лис. — Впрочем, хорошему гостю я всегда рад.
    — А плохому? — мрачно спросил я, неохотно снова усаживаясь за столик.
    — А плохому будет рад Хоой.
    Он похлопал по полу.
    — Домик знатный, — признал я. — Но меня все-таки больше Республика интересует. А точнее, ее технологии перемещения. Ты же в курсе моих обстоятельств…
    Айланнэ кивнул.
    — Ну вот. Манке о моей стране не слышал, так что это где-то неблизко. А вернуться хотелось бы. И, соответственно, вопрос: чем это меня сюда закинуло?
    — Ну, исследований они вели много… — задумчиво пробормотал старик. — Но все более-менее серьезные были очень сильно засекречены. А все, кто знал важные вещи, были либо убиты в войне, либо исчезли. Вроде как за море сбежали… А может, тебе и не стоит возвращаться? Чем здесь хуже? Ты же все равно Идущий…
    — В гостях хорошо, а дома лучше…
    — Дело вкуса, — пожал плечами лис. — Другая информация о Республике, полагаю, тебя не интересует?
    — Не особо, — вздохнул я. — Я просто хочу вернуться на родину.
    — Оракул тебе нужен, — сообщил он, вставая. — Я, конечно, не из лучших, но… Сиди, сиди, — добавил он, когда я тоже попытался встать.
    Он вышел из комнаты и быстро вернулся с колодой карт. Протянул мне.
    — Вытащи одну.
    Я настроил восприятие и всмотрелся в колоду. Оп-па… Непростые карты. В духовном зрении они походили на инфузорий — тоже в бахроме шевелящихся ворсинок. И ощущение от них странное… Но опасности точно не ощущается.
    Помедлив, я потянул карту из стопки. Повернул лицом к себе… На карте оказалась изображена извилистая дорога, по которой шагала фигура с котомкой на палке. Я вернул карту старику.
    — «Странник», — кивнул он. — Это явно о тебе…
    Он снова сел за столик и положил карту на него. Снова протянул мне колоду; я без слов вытащил еще одну карту.
    На этот раз на ней был трон, на котором вольготно расселся, свесив ногу с подлокотника, шут. Вполне узнаваемый костюм, такой же, как и на Земле… Приняв карту, старик усмехнулся и положил ее снизу от первой. Вытащил карту сам… и его улыбка исчезла. На стол под «шутом» легла карта, на которой в гуще черно-серого закручивающегося к центру тумана стояла фигура. Единственное, что было различимо, — широкая улыбка на лице.
    — Что это значит? — насторожился я, видя реакцию лиса.
    — Не так все просто с тобой, странник… — задумчиво пробормотал он. — Эта карта, — он постучал по ней пальцем, — называется «темный шутник». Кто-то вмешался в твою судьбу. Может, демон, может, бог…
    Он покачал головой.
    — Давненько я не видел эту карту…
    Отпив еще немного каха — фе! — он снова протянул мне колоду. Я вытащил карту и увидел на ней стол, у стола фигура с шестью руками, в каждой из которых какой-то инструмент.
    — В настоящем — заботы, — хмыкнул лис, положив ее справа. — Это и так понятно…
    Он добавил рядом свою карту: паук на паутине…
    — Естественно, куда же без разведки-то… — пробормотал он, снова протягивая мне колоду.
    Глобус. Нет, планета… Очертания материков отличаются от земных, но сходство есть.
    — «Мир»? — хмыкнул лис. Вытащил карту… — И «игрок»? Странная комбинация… Но, похоже, тебя ждет интересное будущее.
    На его карте был изображен человек, склонившийся над шахматной доской.
    — Манке сказал то же самое, — вздохнул я.
    Старик улыбнулся.
    — Ну, это все все равно так, вступление. Оракул не для предсказания нужен, а для совета… Вот к совету мы и подходим.
    Я протянул руку, ожидая, что он снова протянет мне колоду, однако старейшина вытащил карту сам: старик за столом, читает книгу, на заднем фоне — книжные полки.
    — «Книжник», — хмыкнул лис, укладывая карту слева от «странника». И протянул колоду снова не мне, а дочке.
    — «Водопад»?.. — пробормотал он при виде картинки. — Понятно…
    «Водопад» занял свое место рядом с «книжником», а старейшина все-таки протянул колоду мне.
    — Не переворачивай, — предупредил меня он, когда я потянул карту. Пожав плечами, я вернул ему карту рубашкой вверх; он положил ее поверх «странника».
    — И что это значит? — поинтересовался я, кивнув в сторону пары «книжник»-«водопад».
    — Самое очевидное, полагаю, — пожал плечами лис. — Что лежит тебе, мил-человек, дорога в город Ганке-Ло. Он же «Город конца и начала»…
    — И где тут самое очевидное? — не понял я. Лис посмотрел на меня как на слабоумного, потом вздохнул.
    — Ты же издалека… В Ганке-Ло крупнейший университет, там можно найти специалистов по любым вопросам. А раз выпал «водопад», то бишь «конец и начало», то другие варианты можно и не рассматривать.
    — Ганке-Ло так Ганке-Ло, — вздохнул я. — Ну, благодарю за помощь…
    Старик кивнул и снова отхлебнул из чашки.
    — Кстати, мое предложение в силе, — послышался его голос, когда я уже выходил из дома. В смысле, какое предложение?.. Он же не имеет в виду… Не, лучше просто не буду об этом думать.
    Подойдя к лисенку, я погладил саламандру на его загривке. Теплая, но не обжигает… Она зашипела, но, по-моему, довольно.
    — Молодец, хорошо сторожишь, — произнес я. — А что насчет тебя… Тебе везет. Лень сейчас с тобой возиться, так что на первый раз прощу. Но если еще кто-то попадется — прокляну.
    Саламандра спрыгнула на землю, и лисенок моментально исчез в переулке.
    — Возвращайся, — произнес я, протягивая руку с Домами. Саламандра юркнула в деревяшку, а я сменил облик и полетел к выходу из лисьего квартала. Возле ворот я приземлился и вернулся к человеческому облику: у меня возникла одна мысль. Я направился к примеченной по дороге к лисам лавке, торгующей посудой. Выбрав и купив симпатичную чашку с геометрическим узором, я поспешил к дому Манке: хотелось побыстрее попытаться реализовать мысль. Город меня, признаться, больше не интересовал — новизна быстро выветрилась, а с практической точки зрения этот город вряд ли может мне что-то дать. Пункт назначения определен, долго задерживаться здесь я не могу… А «синдромом туриста» я никогда не страдал. Да и вообще, чем быстрее я смогу вернуться домой — тем лучше… Хотя и о худшем тоже нельзя забывать. Вот в расчете на худшее, что вернуться не удастся и придется осесть где-то здесь, я и хочу кое-что попробовать…
    Когда я вернулся, Манке дома не было. Я прошел в сад, достал купленную чашку, Дом с гидрами и приступил к работе. Я решил опробовать свои навыки в создании амулетов и для первого опыта взять простой, но полезный вариант — водяную чашу. По идее, это несложно — переселить гидру в сосуд, привязать к нему и приказать по сигналу наполнять чашу водой. Но это по идее… А вот как на практике — сейчас и проверим.
    Гидру я взял первую, сонную. Переселению водный дух не возражал, привязка, то есть «встраивание» в чашу, тоже прошла легко… Сложности начались дальше. Во-первых, вода в чаше, конденсируемая из атмосферных паров, собиралась очень медленно и лениво, — что поделать, какой дух, такой результат… Небольшое направленное вливание силы взбодрило гидру, но это временный эффект. Ладно, все равно это просто практика, да и хватит, чтобы утолить жажду…
    В общем, я решил не заморачиваться со скоростью наполнения, но тут встала вторая проблема: гидра элементарно никак не желала запоминать простейший сигнал к действию, двойное постукивание по донышку. Элементарно же, постучали — начинаешь заполнять, еще раз постучали — перестаешь… Однако ей и это оказалось то ли не по силам, то ли просто лень. То прореагирует, то нет… В общем, совершенно бесполезный дух. Даже на амулет не годится…
    Или это я бездарный? Вроде бы где-то читал: «Нет бездарных животных, есть плохие дрессировщики». Думаю, к духам это тоже относится… Что поделать, хотелось по-хорошему, но, похоже, придется использовать «уздечку».
    — Над чем работаешь? — оторвал меня от размышлений голос.
    — Делаю водяную чашу, — пробормотал я. — Но гидра какая-то… бесполезная. О… Манке. Прошу прощения, я не заметил твоего прихода.
    — Ничего, ничего, — замахал он руками. — Как прошел визит?
    Я непроизвольно скривился, Манке понимающе улыбнулся и кивнул.
    — Кахом угощали? — поинтересовался он.
    Я кивнул.
    — Вообще-то он действительно полезен, — улыбаясь, сообщил хозяин. — Есть те, кто покупает его у кицуне. Среди них кое-кто даже знает, что входит в состав.
    — Каждому — свое… — пробормотал я.
    — Не могу не согласиться, — кивнул он. — К слову, о наших делах. Анализ артефакта Республики завершен, и я согласен его приобрести. Если ты не передумал, можешь оставить залог себе.
    — Хорошо… В связи с этим я хотел бы спросить. Старый лис нагадал мне путешествие в Ганке-Ло, и впечатление такое, что к этому стоит отнестись серьезно…
    — Айланнэ был тебе оракулом? — покачал головой Манке. — Похоже, ты ему понравился… Действительно, к этому стоит относиться серьезно. Он очень хорош, вполне мог бы работать в моем департаменте… Можешь рассказать подробно? Я могу растолковать, если что-то было непонятно.
    — Разве что «шут на троне»… Что это значит?
    — В прошлом? — утвердительно спросил хозяин.
    Я кивнул.
    — Это подтверждает твое знатное происхождение, если попросту… Беззаботная и богатая жизнь.
    Ну, по средним местным меркам — возможно…
    — Итак, ты отправляешься в Ганке-Ло? — спросил Манке, когда я рассказал ему про гадание да и визит в целом. Опять же, ничего секретного там нет, а если через него за мной приглядывает местная разведка, лучше не давать им поводов для подозрений. Все равно они будут все знать… — Когда?
    — Думаю, как можно скорее. Я не могу злоупотреблять твоим гостеприимством…
    — Ничего страшного, по этому поводу не беспокойся, — замахал он рукой. — Кстати… Что ты можешь сказать по поводу показанного Айланнэ настоящего?
    — Ты про разведку? — поднял я бровь. — Не вижу ничего удивительного, что пришедший в город странноватый чужак с артефактом Республики привлек к себе беглое внимание разведки. Я, конечно, мелкая фигура, пожалуй, даже не фигура вообще, — но хорошая служба безопасности должна учитывать все факторы.
    — Хм… — пробормотал Манке. — Служба безопасности?.. Прости за вопрос, но ты, случайно, не работал в подобных структурах? Ты кажешься достаточно… осведомленным в подобных вопросах.
    Ох, похоже, я перестарался…
    — Да нет, я же говорю — я слишком мелкая фигура. Просто у нас… Как бы это объяснить… В общем, какое-то представление об этом имеют все.
    — Мелких фигур не бывает, — пожал плечами Манке. — Поверь опытному ясновидящему. И ничего не мешает начать… Я, как ты уже знаешь, работаю в одном из департаментов разведки, и коллеги из другого департамента просили передать тебе предложение.
    Н-ды… «Предложение, от которого вы не сможете отказаться»…
    — И чем же я могу помочь разведке? — вздохнул я. Напрямую отказывать в любом случае не рекомендуется… Да и любопытно, что им от меня нужно.
    — О, скорее это они могут тебе помочь. А заодно и им не придется выделять дополнительные силы.
    Звучит двусмысленно…
    — Помочь мне? В чем?
    — В двух вещах. Во-первых, их тоже интересует, каким образом ты попал сюда. Если это удастся выяснить, такие сведения могут быть полезными для всех.
    Согласиться?.. Как бы не возникли неожиданные последствия… Ладно, что-нибудь придумаю.
    — А во-вторых, эта история с Сердцем леса и сектой Закрытых…
    — Вы их знаете? — поднял я бровь.
    — Они действительно очень закрыты, — усмехнулся Манке. — Об этой секте почти ничего не известно, но это явно их работа. По сути, твоя информация — самое существенное, что удалось о них узнать. Если они связаны с демонами… Только этого еще нам и не хватало.
    Я кивнул, соглашаясь.
    — Однако… Я понимаю озабоченность моим перемещением, — государство должно контролировать свою территорию, чтобы не шастали кто попало, а я все равно собираюсь с этим разбираться. Так что мы действительно можем помочь друг другу. Но с этой сектой я никак не связан, да и последствия стычки оставляют желать лучшего…
    Я машинально потряс левой рукой.
    — Вот именно что стычки, — кивнул Манке. — Неизвестно, как они на это прореагируют. А судя по твоему рассказу, они в курсе произошедшего. Так что это вопрос твоей безопасности… С другой стороны, это все достаточно важные сведения, и есть те, кто считает, что их желательно максимально засекретить, чтобы не допустить никаких утечек. Впрочем, лично я, как и большинство, уверен, что нет нужды прибегать к крайним мерам, тем более что сотрудничество куда более продуктивно.
    Ну, вот… Я мысленно вздохнул. Спецслужбы везде одинаковы, действуют методом кнута и пряника…
    — Что же насчет личной безопасности… Вот.
    Он протянул мне медальон с гербом Иль-Кракрау, очень похожий на тот, который раньше выдал мне в качестве «регистрации».
    — Он обладает защитными функциями, коммуникативными, а также служит удостоверением личности.
    Я с сомнением посмотрел на медальон.
    — Как я уже говорил, я имею кое-какое представление о методах разведок, поэтому заранее прошу прощения за недоверие, но… Ты можешь поклясться на моем тотеме, что там нет неупомянутых функций?
    — Разве что отслеживание местонахождения, — пожал плечами Манке и положил руку на мою сову. — Клянусь, что этот медальон содержит только названные мной функции и ничего сверх того.
    — Еще раз прошу прощения, — повторил я, когда сова не прореагировала.

    В общем, можно считать, что меня завербовали. Правда, ни на какие особые обязательства я не подписывался — так, сотрудничество, — да и специфических рычагов давления на меня после того, как я покину город, у них не останется, так что, если быть осторожным, это должно пойти мне на пользу. В итоге, пожалуй, получилось к лучшему.
    Признаться, мне хотелось задержаться у Манке, но — в гостях хорошо, а дома лучше… Не то чтобы я действительно так считал, но все равно — не смогу же я так у него и жить. Соответственно, нужно действовать и искать путь домой. Так что уже через сутки я с попуткой ехал в Ганке-Ло. В сумке лежали несколько рекомендательных писем от Манке, мешочек с монетами и мой первый, все еще толком не завершенный, амулет — водяная чаша. За пассажирское место в фургоне местных дальнобойщиков мне даже не пришлось платить, Манке напоследок устроил… Почему так, а не своим лётом? По его словам, между Иль-Кракрау и Ганке-Ло лежит территория полиса, с которым Иль-Кракрау в состоянии холодной войны, и пролетающего оборотня они запросто могут обнаружить и сбить как шпиона. А перевозчики — нейтральная организация, их досматривают, но не трогают. В общем, с ними медленнее, но безопаснее. И кормежка в пути вдобавок…
    Короче, я сидел в трясущемся фургоне, наполненном мешками с шерстью, и упрямо пытался заставить чашу — вернее, гидру — работать как следует. Небольшие, но постоянные вливания силы пусть временно, но решили проблему быстрого наполнения, но нормально воспринимать команды этот дурной дух упорно не желал, так что в конце концов я решил-таки воспользоваться «уздечкой». Это такой прием, используется в основном для наказания строптивых духов и еще в простых амулетах, для ускорения и упрощения работы.
    Я отщипнул от текущих в посохе энергопотоков по нитке, скрутил их вместе и затянул один конец получившейся веревочки в петлю на гидре. Гидры, кстати, вне воды выглядят довольно забавно — как большая капля с глазами, а если надо — и с руками-ногами. В общем, один конец — на гидру, другой — закрепить на дне чаши таким образом, чтобы при постукивании гидру сдавливало…
    Ну наконец-то! Хоть это на нее подействовало. Чаша наконец-то стала нормально реагировать на сигнал. Правда, похоже, я переборщил с силой… Вместо наполнения чаши меня обдало струей воды. Ну, это поправимо… Воду из одежды моментально вобрала в себя моя вторая гидра, а «уздечку» я слегка ослабил. Довольный собой, я собирался было засунуть готовый продукт обратно в сумку, но тут по соседству послышались крики. И фургон, похоже, остановился.
    Ну вот… А я был уверен, что этого штампа удастся избежать. Похоже, на нас напали разбойники. Я осторожно высунулся из фургона… И в тот же миг из леса вылетел рой стрел.
    — Ветер, дуй! — скорее рефлекторно, чем сознательно, заорал я.
    Незамедлительно возникший, повинуясь моим словам, порыв ветра сдул часть стрел в сторону. Взглянув на троих охранников, пытавшихся укрыться между телегой с высокими бортами и сброшенными на землю мешками, я заметил, что один из них ранен. И что это с духами воды в его теле?.. Да это яд!
    — Ветер, сдувай стрелы, — на этот раз вполне сознательно скомандовал я. Совсем не хочется заполучить одну из них… Пожалуй, возникла как раз та ситуация, когда нужно уматывать. В конце концов, мне за оборону каравана никто не платит.
    Я собрался было встать и поменять форму, но тут обнаружилось, что одна из стрел со странным наконечником-вилкой пришпилила край плаща к полу повозки. И не вытаскивается, зараза…
    За те секунды, пока я тужился, пытаясь вытащить стрелу и освободить плащ, нападавшие успели выпустить еще один залп стрел — безрезультатный, — и из леса высыпала орава мелких зеленых существ, вооруженных в основном луками и короткими копьями. Гоблины? Ну и дела… Плащ не освобождается! А если разорвать, то я не смогу лететь… Остается только затеряться в повозке и надеяться, что боевые действия меня не затронут. Я скинул плащ, чтобы не мешал двигаться, и принялся следить за происходящим.
    Как только зеленые полезли из леса, охранники освободили пару ящеров, запряженных в хвостовую телегу, стегнув их напоследок, и те с неожиданной яростью бросились на мелких. Несколько штук, как кегли, разлетелись в стороны от ударов урезанных, но мощных хвостов, однако кто-то из гоблинов тут же справился с этой угрозой при помощи пары бросков метательных снарядов — боласов. Боласы оказались слишком тяжелыми, чтобы ветер смог их эффективно сдуть, и ящеры со спутанными ногами грохнулись на землю, где на них набросилась куча гоблинов с копьями. Эге, а это шанс… Пока они отвлеклись, можно попытаться слинять. Я в хвосте каравана, нужно отбежать подальше — и все, вряд ли они станут преследовать одного человека. Плащ оставлять жалко, но жизнь дороже… Да и новый могу смастерить.
    Выскакивая из фургона, я поймал взгляд стоящего рядом с общей кучей сражающихся гоблина с боласом. Намерение метнуть снаряд, и не в кого-нибудь, а именно в мою драгоценную персону, читалось на его физиономии вполне очевидно. А метают они их неплохо… Видение моей тушки, лежащей рядом с такими же истыканными ящерами, промелькнуло быстрее света; и в следующий миг, быстрее, чем зеленый успел толком замахнуться, в его лоб полетела все еще зажатая в моей левой руке водяная чаша. Сила и точность броска столь неудобного снаряда, да еще брошенного левой рукой, оказались поразительно велики — мои сильфиды то ли вспомнили веселую игру с посохом, то ли услышали мою мысль, — и чаша угодила точно в лоб гоблину, разлетевшись на осколки и сбив его с ног. Но этим дело не ограничилось… С уничтожением сосуда привязанная к нему гидра освободилась, и то ли на радостях, то ли от раздражения, что ее разбудили, проявила себя в полную силу. А с закачкой в нее силы я, похоже, все же перестарался… Произошедшее выглядело как самый настоящий взрыв, но не огненный, а водяной. Меня отшвырнуло в сторону, сбив с ног, гоблины вообще разлетелись кто куда… Те, кого взрывом не разорвало на части. Все вокруг, включая меня, оказалось покрыто пятнами воды и гоблинской крови. По большому счету, мне очень повезло — освобождающиеся духи ведут себя совершенно непредсказуемо, и результат мог быть, в общем-то, любым. Однако сейчас гоблинская угроза оказалась практически ликвидирована — немногие зеленявки, оставшиеся в живых и в сознании, спешно драпали в лес. Надеюсь, не за подкреплением…
    — Волк, — скомандовал я, поднимаясь и тряся головой, — охраняй.
    Несмотря на поднимающуюся при попадающих на глаза обрывках гоблинов тошноту, с громадным волком, шагающим рядом, я чувствовал себя довольно уверенно. У головы каравана, судя по звукам, продолжали сражаться, так что я поспешил помочь троице оглушенных взрывом охранников у последней телеги.
    Впрочем, двое из них пришли в себя самостоятельно и даже выставили оружие, когда мы с волком приблизились.
    — Помогите остальным, — сообщил я. — А раненым я займусь.
    Не думаю, что они послушались бы меня в более-менее обычных условиях, но водяной взрыв и волк — достаточно убедительные аргументы. Один из охранников окинул взглядом меня, затем раненого, затем местность вокруг, кивнул, после чего побежал к голове каравана. Второй последовал за ним.
    Я присел возле бессознательного охранника со стрелой в ноге. Стрела оказалась такой же «вилкой», как и та, что временно лишила меня плаща, и, подозреваю, ее острия зазубрены.
    Так… Судя по спокойствию гномов-духов в ноге, кость цела. Нужно вынуть стрелу, удалить яд и заговорить рану, прежде всего от воспаления и заражения… Сумка с инструментами была со мной, так что я, достав из-под памятного сухаря острый нож, решительно приступил к операции. Аккуратный надрез… Хорошо, что пациент без сознания, еще раз спасибо гидре — удачно его приложила. Что до последствий удара, об этом можно не беспокоиться — максимум небольшое сотрясение, так что жить будет, и даже можно этим отдельно не заниматься.
    Нужные для этой небольшой операции знания тоже легко обнаружились в темных дебрях моей, и в то же время не моей, памяти. Наконечники действительно оказались зазубренными, однако, воззвав к гномам, поддерживающим форму наконечника и плоти раненого, их удалось извлечь, не кромсая ногу сверх необходимого. Все-таки я не хирург, а шаман… Знахарь, можно сказать, и профессиональных навыков хирурга у меня все же нет.
    Затем настала очередь яда. Духи воды в теле пациента суетились, пытаясь что-то сделать с вторжением отравы, но делали это как-то неуверенно и бестолково. Яд не магический, не очень сильный, но ногу потерять охранник может запросто… если ничего не делать. А вот если немного помочь духам, добавив им сил и скоординировав усилия… Вот так… Отрава вышла из раны… Теперь нужно остановить кровотечение, посыпать рану порошком затвор-травы, закрывающей раны и не пропускающей гнилостных духов, затянуть ее тканью да поверх наложить заговор, и лечение завершено.
    Закончив с этим, я послал своих сильфид посмотреть, как идет бой у головы каравана, и доложить мне. Выяснилось, что разбойники отступают, унося с собой кое-что из товаров. В общем, напали, напоролись на сопротивление, но что-то с собой все же прихватили… Смею надеяться, сказалось мое невольное участие. Я сделал себе мысленную заметку — попытаться целенаправленно соорудить амулет с подобным эффектом. Полезная вещь — граната…
    Вся стычка продолжалась не больше пятнадцати минут. Пара охранников вскоре вернулась, и я сдал им их товарища, а сам вернулся на свое место в фургоне и принялся выковыривать стрелу. Пришлось снова воззвать к гномам… На все эти операции ушло довольно много сил, так что, освободив наконец плащ, я устроился на мягких мешках и заснул, доверив волку охрану.
    Всю дальнейшую возню, связанную с расчисткой дороги и продолжением пути, я благополучно проспал. Вообще, угодив в этот мир, я стал гораздо крепче спать… Возможно, это и не имеет никакого значения, однако следующее приключение нашло меня именно во сне.
    Караван полз к цели уже пять дней; два дня назад мы вошли на территорию полиса, где нас бегло проверили, сегодня это повторилось на выходе. Судя по всему, глава «дальнобойщиков» был давно знаком с пограничниками; очень уж легко и быстро все прошло. Даже без досмотра…
    По утверждению охранников — той самой троицы, — нам оставалась еще пара дней пути, когда моя роль в этом мире снова дала о себе знать.
    Я спал, но этот сон был особенным; вернее, я чувствовал, что это не совсем сон. Я висел во тьме; пахло влажной землей и какими-то травами. С разных сторон доносились какие-то странные звуки — шорохи, попискивания, шипение… Меня обдало ветром, и я понял, что его источник — крылья гигантской фигуры, находящейся передо мной. Тьма рассеялась; света не появилось, просто темнота стала менее плотной, проницаемой для моего взгляда, и я убедился, что передо мной — мой тотем. Не та жалкая тень, что сопровождает меня в статуе, а истинный тотем, Великий Дух, в полной силе.
    Некоторое время величественное существо рассматривало меня, пробирая взглядом до костей. Однако я не мог даже пошевелиться; все, что мне оставалось, — терпеть и ждать.
    — Ты не так уж плох… для подделки, — наконец прозвучали слова. Словно одновременно внутри моей головы и вне ее… — Пожалуй, ты стоишь того, чтобы дать тебе шанс. Деревней, в которой вы остановитесь завтра, управляет служитель коршуна. Уничтожь его, и я признаю тебя, дав возможность полноценно следовать за мной.
    По-видимому, ответа от меня не ожидалось; по крайней мере, когда я попытался что-то сказать, мне это не удалось. Великая Сова еще несколько мгновений пробирала меня взглядом, а затем взлетела, обдав меня еще одним, куда более мощным, порывом ветра.
    — Ну а если не справишься… Значит, ты недостоин моего внимания, — донеслось до меня от уже удаляющейся Совы.
    И в этот миг я проснулся.
    Бр-р… Вот и очередные неприятности сами меня нашли, хоть я и старался держаться от них подальше… Отказ от столь великодушного предложения Великого Духа ничем хорошим мне «не грозит». Да меня та же джинна немедленно прибьет — договор-то скреплялся силой и властью шамана… Бросит меня тотем, и все — сушите весла. Вот уж действительно, поспешный неравный брак по молодости… Боюсь представить, какая там теща.
    Бр… Что-то меня занесло. В общем, реального выбора у меня нет — придется выполнять поручение. А поскольку я не киллер, полагаю, придется бросить вызов… Тем более что тот шаман наверняка почувствует мое присутствие, как и шаман в Иль-Кракрау. А если я сумею наглядно продемонстрировать превосходство своего тотема, это тоже, полагаю, зачтется…
    Вот только КАК это продемонстрировать — не представляю. Если я правильно оцениваю ситуацию, старый опытный шаман меня разотрет в пыль и мокрого места не оставит. Мою власть над ветром и огнем он запросто может перекрыть своей властью, а личной свиты у меня всего ничего… Плюс не факт, что он не окажется умелым колдуном. А мои магические способности…
    Я вздохнул. Мрачно… Для начала мне нужна информация.
    Я выглянул из фургона. Отлично, тот парень уже не спит…
    — Марек! — позвал я охранника, которому лечил ногу.
    — Что такое? — обернулся он на мой голос.
    — Ты же с этим караваном не в первый раз ездишь?
    — Да я с ним уже лет пять, — хмыкнул он.
    — Значит, и деревню знаешь, в которой завтра остановимся?
    — Само собой.
    — Можешь что-то рассказать про их шамана?
    — Колдуна имеешь в виду? Колдун как колдун…
    — И все-таки. Что он умеет, например?
    Охранник пожал плечами и задумался.
    — А знаешь, когда ты сказал… Я ведь даже лица его не помню. Нос крючком, и все. Еще коршун при нем бывает…
    Он снова пожал плечами, я разочарованно вздохнул. Получается, действовать придется втемную. Совсем мрачно…
    — Ладно… А дартов пару штук здесь, в караване, достать нельзя?
    — Почему нельзя? — удивился Марек. — Можешь из своей доли взять.
    — Из своей доли? — удивился я.
    — Ну, с трофеев от разбойников, — пояснил он. — Там немного, но кое-что набралось. Ты со своими чарами тогда здорово подсобил, так что мы с ребятами решили, что тебе тоже положена доля. Так что это легко. Мы собирались продать все в Ганке-Ло, а деньги разделить, но можно и договориться.
    Хоть что-то хорошо… Я кивнул.
    — Я, возможно, останусь завтра в той деревне, так что хотел бы свою часть забрать. И чтобы там было два-три дарта…
    — Легко, — повторил охранник.
    — Значит, решено…
    Я вернулся в фургон. Вот попал… И ладно бы еще какую-нибудь, гм, зверушку завалить. А тут — человека… Да еще и со своей подачи, а не при самозащите, как раньше. Ну какой из меня киллер? Ни умения, ни, главное, желания… Как ни крути, я родом из культуры с сильными моральными запретами, особенно на убийство. Конечно, я уже дважды участвовал в стычках с чьим-то летальным исходом, но в лесу лично я только оглушил девчонку посохом, остальных двоих убили духи без моего участия. Да и с гоблинами получилось, в общем-то, похоже — я просто швырнул то, что под руку попалось, а уж там сильфы поспособствовали, гидра разбушевалась… К слову, за день воссоздать этот эффект не удастся — нет даже просто места для испытаний, — а жаль…
    Так, прежде всего нужно сосредоточиться, призвать на помощь рационализм и загнать моральные терзания в дальний темный угол. Еще неизвестно, что там за шаман и как с ним получится… К тому же я в любом случае собираюсь выжить и вернуться домой. Что в этом фэнтезийном мире весьма проблемно без поддержки…
    Убеждать себя получалось не очень-то хорошо. Все-таки ряд моральных запретов я нарушить просто не могу… По крайней мере, пока что. Пока что жизнь не ставила меня в достаточно жесткие условия, и очень надеюсь, что и в этот раз удастся как-то выкрутиться…
    Еще некоторое время я мучил себя подобными рассуждениями, пока мораль и рационализм не заключили перемирие. Я решил подойти к возможной грядущей схватке ответственно, максимально подготовившись, но постараться что-нибудь придумать. В конце концов, поговорю с ним…
    Тут же представилась эта ситуация. «Извините, мне тут вас убить поручили… Можете что-нибудь посоветовать?» Я не удержался от нервного смешка. Жуть! Надо расслабиться, а то состояние истеричное…
    Я открыл свою сумку и, немного порывшись, извлек из нее невзрачный бурый корешок. Быстро растолок кусочек в ступке — он легко крошился — и проглотил получившийся порошок. Подействовало поразительно быстро; уже через пару минут я снова твердо держал себя в руках и мог четко и здраво размышлять. Больше того, даже сумел примерно прикинуть, что и как мне нужно подготовить, а определившись с этим, взялся за дело. Применение нашлось для всех доступных мне ресурсов; лучше приложить слишком много усилий, чем недостаточно… Даже моя любимая лень — не оправдание, когда на кону, возможно, жизнь.
    В итоге я оказался занят до самого вечера, когда караван встал на ночлег. Перед сном я еще успел, поговорив с охранниками, забрать из трофеев три местных дарта, каждый сантиметров по сорок, подошедший мне по размеру шлем — глядишь, еще пригодится… — и даже опробовать кое-что из своих идей. Более того, успешно опробовать… Саламандра, к моему удовольствию, вообще оказалась столь же дружелюбным и коммуникативным духом, как и сильфы. Убедившись, что, по крайней мере в теории, все работает нормально, я вернулся на свое спальное место.
    Тяжело, душно… Трудно дышать… В груди пульсирует боль, и я с трудом пробираюсь через вязкую тьму, опираясь на едва светящийся посох. Совы на нем нет. Я пытаюсь остановиться и передохнуть, но на меня тут же с клекотом падает птичья тень; я едва успеваю пригнуться.
    — Твой тотем бросил тебя, чужак, — доносится голос. — Да он никогда и не был с тобой… Ты слаб и умрешь во тьме.
    Посох окончательно погас, меня поглотила тьма. Я ощущал, что начинаю в ней таять… Все мои силы исчезли вместе со светом посоха, и я не мог даже бояться. Но внезапно со вспышками красного и зеленого света левую руку и верхнюю часть груди обожгла боль… и я проснулся. Усталость была такая, словно я действительно несколько часов брел по какому-то болоту, болела грудь, обожженная медальоном разведки… Не обманул Манке, вещица полезная.
    Неестественная усталость быстро исчезла, ожог я заговорил. Н-да, похоже, летящий за коршуном решил нанести удар первым… Ну что ж. Тем лучше для меня — теперь это переходит в разряд самозащиты… Главное, не забыть о предосторожностях.
    Новых нападений в эту ночь можно было не ожидать, так что вскоре я снова заснул.
    Утром тотем на посохе, как и все последние дни, оказался деревянным. Похоже, Великая Сова дает знать, что я должен справиться своими силами… Хорошо хоть остальные полученные в этом мире бонусы остались при мне. Между прочим, послушная гидра прекрасно заменяет водопровод, удобно умываться с утра… С помощью пары духов легко организовать даже горячую ванну или душ. Как человек рациональный, я быстро смекнул, что, во всяком случае, основные бытовые удобства я себе наладить смогу, даже если застряну в этом мире. Телевизора только жутко не хватает… Я привык каждый день следить за новостями, а тут — словно в вакууме… В вакууме…
    Я вспомнил ночное видение и поежился. Знаю, что это работа рук шамана, но как именно такое делается, информации в голове не находится. Вылезает только знание, что подобная атака опасна в основном незащищенным и неподготовленным, и в дальнейшем, если только враг не разживется частью моего тела — волосами, к примеру, — достаточно держать на теле простенький оберег, который я, собственно, и смастерил, умывшись. Но, хотя от подобной пакости я себя и защитил, напрягает то, что возможны и другие способы… А я о них узнаю, только если выживу после их применения.
    А, ладно. Кто еще захочет убить никому не известного скромного шамана, кроме этого летящего за коршуном?
    Ну, еще сектанты, может быть… И спецслужбы Иль-Кракрау, если что… И женушка с родственниками…
    Н-да. Лучше бы я так друзей наживал… Я бросил косой взгляд на снова принявшихся играть с моими волосами сильфид и вздохнул. Не считать же друзьями эти персонификации сил природы…
    Караван небыстро, но уверенно двигался вперед, приближая меня к предсказанному старым лисом «Городу конца и начала» и неизбежной, как я погляжу, схватке с настоящим шаманом. Вот невезуха, был бы в городе, снял бы бабу — деньги есть, а завтра запросто могут грохнуть. Только где ее взять в караване?
    Хотя… Гы, мне все равно терять особо нечего. Я же, черт побери, женат…
    Браслет я, собственно, и не снимал. Зову… Через несколько секунд моя ненаглядная — в смысле, век бы ее не видеть — оказалась в повозке. Я обратил внимание, что цвет одежды на ней поменялся, а вот фасон остался точно таким же. Вдобавок…
    — Я погляжу, ты прическу поменяла? — заметил я.
    — Зачем звал, о мой господин?
    Яда, вложенного в эти слова, хватило бы на небольшой город. Вместе с кошками и цветами в горшочках.
    — Просто решил закончить то, на чем нас прервали в прошлый раз, — пояснил я. — К слову, могу обрадовать. Меня и без твоих усилий завтра могут грохнуть, так что уж постарайся напоследок.
    — Все равно ведь выкрутишься… — вздохнула джинна.
    — Надежда умирает последней, — не смог удержаться я от злой иронии, скидывая одежду.
    Только уже отпустив джинну, я вспомнил, что ей нужно еще придумать наказание. Все-таки, если выживу, нужно будет заняться и этим вопросом…
    По моему требованию джинна устанавливала звукоизоляцию, так что ее визит остался незамеченным. Жена по вызову… Как бы там ни было, мое настроение поднялось. Действительно, как-нибудь выкручусь… В конце концов, если бы я действительно считал, что мне не победить, то просто отмахнулся бы от Великой Совы с ее дурацкими поручениями.
    В общем, еще несколько часов в пути — и караван въехал в указанную деревню. В отличие от того населенного пункта возле леса, скорее хутора, это была довольно крупная деревня с несколькими десятками вполне добротных деревянных домов. С печными трубами, между прочим.
    Несколько охранников вместе со встречавшими их женщинами быстро разошлись по хатам; да уж, заметно, что не первый раз через деревеньку проходят… Я тоже выбрался из своей повозки, чуток размялся и двинул к дому шамана. Как узнал? Элементарно, даже спрашивать ни у кого не понадобилось. Помимо того, что это была самая богатая, украшенная изысканной резьбой изба, так она еще и магией оказалась пропитана. На удивление мало духов, но на удивление много волшебства…
    Над дверью был прибит коровий череп, рогами вниз. Амулет… Я осторожно — но громко! — постучал в дверь посохом. Послышался звук шагов, и вскоре ко мне вышел обитатель избушки. Низенькая, мне по грудь, фигура, замотанная то ли в балахон, то ли в халат с загадочно выглядящими, но не имеющими никакой силы знаками на свисающих с него полосках ткани. Лица не видно под капюшоном… Почти как член секты Закрытых.
    — Пришел с ответным визитом, — сообщил я.
    — Значит, не такой уж ты и слабый… — хрипло ответила фигура. — Отомстить хочешь?
    — Скорее, гарантировать свою безопасность, — пожал я плечами. — Неизвестно, что еще ты можешь выкинуть, да и Великая Сова…
    — Сова… — хмыкнул шаман. — Ты намерен следовать за ней даже после того, как она тебя оставила?
    — У всего есть причины, — пожал я плечами. — Не могу сказать, что горю желанием выполнять ее поручение, но я могу ее понять.
    — Два шамана враждующих сил в одном месте — это слишком много, — заметил карлик. — Так что либо один из нас убивает другого, либо…
    — Либо? — спросил я, поскольку он явно ожидал этого, сделав паузу.
    — Либо ты выберешь другой путь. Ты вполне можешь найти себе нового покровителя.
    Я задумался, не переставая, впрочем, следить за ним. Как ни крути, сражаться мне все-таки не хотелось. Да и предательством это назвать нельзя — Великая Сова первой меня оставила… Пусть и не полностью.
    — Коршун уже готов принять тебя под свое крыло, — добавил шаман.
    Перспектива решить все мирно так заманчива… Я с сожалением вздохнул. Увы, в моем случае слишком много противопоказаний… Прежде всего, запихнув в этот мир, меня сделали шаманом совы, и я не знаю, к чему может привести смена пути. Во-вторых, это все-таки отдает предательством, что лично мне неприятно, но не настолько, чтобы рисковать жизнью. А вот спецслужбы на предательство реагируют болезненно. Резонно предполагая: кто предал однажды, может и повторить это… И, наконец, в-третьих, самое неприятное. Даже если Великий Коршун действительно готов принять меня в последователи, некоторое время я буду лишен поддержки Великого Духа, и джинна не преминет этим воспользоваться…
    — Увы… — произнес я. — Это предложение мне не подходит.
    В тот же миг рука шамана, словно змея, метнулась ко мне. Вскинулся рукав, обнажая сухую зеленокожую руку с зажатым в ней кинжалом… И звук удара металла о металл дал знать, что моя перестраховка оказалась не напрасной.
    Обнаружив, что его попытка провалилась, скрывающийся под балахоном гоблин, выронив кинжал, с поразительной резвостью метнулся к входной двери избы… но из предусмотрительно положенной мной у порога палочки, заключавшей в себе Дом Духов, вырос огромный волк. Хрум… И схватка закончилась, не успев начаться.
    Почти пробитый кинжалом металл давил на грудь; я развязал веревочки на плечах и снял то, во что превратился мой трофейный шлем. Мои отношения с гномами все еще оставляют желать лучшего, но убедить их превратить шлем в нечто вроде нагрудника мне удалось. Подремонтировать — и снова можно будет использовать… Снова послышался хруст, — волк доедал неудачливого шамана. Несмотря на принятое успокоительное, меня передернуло. Только когда звуки окончательно прекратились, я подошел к избе шамана — от гоблина не осталось даже балахона, только пара пятен крови — и поднял присыпанный землей Дом Духов. Ну что же, поищем трофеи… Палочки-Дома шамана, летящего за коршуном, мне не нужны, там личная свита, к тому же довольно бестолковая, раз не спасла его, но что-нибудь полезное в избушке наверняка найдется.
    Однако моим надеждам не было суждено сбыться. Стоило мне толкнуть посохом оставшуюся незапертой дверь, как череп над ней перевернулся и его глазницы загорелись синим огнем. Я отскочил, а изба со скрипом и скрежетом принялась подниматься из земли. Н-да, не только Айланнэ домик проапгрейдил, я погляжу… Я поспешил отойти еще дальше, но задом, не выпуская избу из вида. Она, осыпая с себя землю, поднялась над землей метра на два на огромных птичьих лапах. Мам-ма миа, изба Бабы-яги… Правда, не на курьих лапах, а скорее на вороньих.
    Я продолжал отступать. Плащ не работает, и, если эта штука решит отомстить за хозяина… У меня большие проблемы. Отступал я, естественно, не в сторону деревни, а от нее: если местные увидят, что именно меня преследует, они избушке еще и помогут, скорее всего… А изба действительно уставилась на меня синими огнями в коровьем черепе и сделала шаг в моем направлении. Хреново… Я бросился наутек, надеясь оторваться от нее. К сожалению, леса или хотя бы густых деревьев поблизости не было, но что-нибудь придумаю.
    Первым рывком я оторвался от избы, но она, сделав еще один шаг, начала разгоняться. Разрыв между нами сокращался… Потянув за торчащее из сумки древко, я извлек из нее дарт. Наконечник я обработал кашицей из кривохвостника, вызывающей спазмы и паралич мускулов; надеюсь, сработает…
    — Искр, на позицию, — призвал я саламандру. — Девочки, цельтесь в ногу, — командовал я сильфидам на бегу. К счастью, земля была достаточно ровной, так что риск споткнуться — минимальный. Не останавливаясь, я не глядя метнул назад дарт с сидящей на нем саламандрой.
    Вспышка от молнии оказалась чрезвычайно яркой. Хоть я и смотрел в другую сторону, но сполох меня ослепил; тем не менее я продолжал бежать, ориентируясь по отпечатку местности на сетчатке. А еще и гром, и почему-то двойной…
    Двойной? Получилось?.. Ничего не вижу…
    — Девочки, как там?
    — Она упала, — сообщили вернувшиеся сильфиды.
    Зрение восстановилось достаточно, чтобы я смог обернуться и глянуть на избушку. Она завалилась на бок и дрыгала лапами, безуспешно пытаясь подняться. Дважды есть! Я остановился и снова призвал из Дома Духов волка.
    — Проверь, есть ли в избе еще кто-то.
    Даже если избушка защищена магией, вряд ли на ней есть чары, блокирующие запах… Да и слух у волка отличный: если там кто-то будет шевелиться, он услышит.
    Пока волк осторожно проверял упавшее строение, я пытался отдышаться после своего короткого, но напряженного забега.
    — Там кто-то есть, — сообщил вернувшийся волк. — Шорох какой-то…
    В этот момент окно избы распахнулось и из него вылетело нечто черное.
    — Огонь, жги! Ветер, дуй! — завопил я, совершенно не желая выяснять, что это такое. Черное упало на землю, а изба внезапно вспыхнула; огонь вырывался из окон и жадно облизывал стены. Ой… Я горестно и досадливо простонал. Мои боевые трофеи… Глупые саламандры неправильно поняли приказ. Впрочем, я и сам хорош, четче формулировать нужно…
    — Огонь, угасни, — уныло произнес я.
    Судя по неожиданно высокой интенсивности огня, там мало что уцелело, но все же… Я осторожно приблизился. Следуя приказу, огонь спал, но не погас полностью; внезапно цвет пламени сменился на зеленый. Саламандра, вернувшаяся обратно ко мне, сунулась было к огню, но раздраженно фыркнула и отпрянула. Оп-па, похоже, это что-то вроде системы самоуничтожения, магический огонь… Толстые бревна на глазах превращались в пепел, осыпаясь черной пылью. Ну не зараза этот шаман, а? Даже после смерти напакостил…
    Накатила апатия, и я устало уселся на землю, наблюдая, как догорает избушка. Лапы некоторое время дергались, потом затихли. Жареным от них, к слову, совсем не пахло, и вообще не было заметно, чтобы они обгорели. Впрочем, они и до пожара были черные…
    Изба вместе со всем содержимым быстро превращалась в пепел, а я сидел и смотрел, не отрывая взгляда от огня. Правильно кто-то сказал, на огонь можно смотреть бесконечно… Даже на огонь, лишивший меня возможных бонусов.
    — Поздравляю, — произнес знакомый хриплый голос.
    Я вздохнул.
    — Странная зверушка — человек, — пожаловался я, не оборачиваясь. — Мне радоваться нужно, что жив остался, а я огорчаюсь, что трофеи сгорели…
    — Странная, — согласилась сова. — Но духи и боги не лучше.
    — И то верно… Правда, с богами я еще не встречался.
    — Ну, это как посмотреть…
    Вот тут я обернулся и уставился на свой тотем.
    — Ну-ка, ну-ка… А поподробнее?
    — Он тебе сам расскажет, — отвернувшись, неохотно произнесла сова. — Когда сам захочет. Ладно, я слетаю, поохочусь… Разомнусь… Зови, если что.
    И она мягко поднялась в ночное небо. Изба догорела, птичьи лапы упали на землю и рассыпались прахом. Огонь наконец угас, и я, встав, побрел к своему фургону. Как-то не хочется мне проситься на ночлег в деревню, после того как угробил здешнего шамана…
    Впрочем, прежде чем идти, я проверил место, куда упало то, что вылетело из окна. Там обнаружилась обгорелая птичья тушка — похоже, коршуна.
    На случай визита благодарных крестьян я перед сном поставил волка сторожить: если что, он разбудит меня и задержит нападающих, а я смоюсь на снова заработавшем плаще. Однако этого не понадобилось, и наутро караван, как обычно, продолжил свой путь к Ганке-Ло. Сова вернулась на свое место ночью, не разбудив меня, и сейчас снова была деревянным навершием посоха — однако теперь я могу ее в любой момент разбудить. Впрочем, то, что я хочу знать, она все равно не скажет… Похоже, сова знает обстоятельства моего «попадания». Еще бы придумать, как заставить ее «расколоться»… Я вздохнул. Вспоминая гадание старого лиса, замечания Великой Совы и совы с моего посоха, можно предположить, что мое «попадание» — работа какого-то божества. Которое вдобавок пристроило меня к тотему Великой Совы, не спросив ее. Великие духи, конечно, не боги, но на похожем уровне, так что подобное может себе позволить далеко не любой божок… Хм… Нужно будет проконсультироваться с местными теологами.
    Постепенно наступал вечер. Плотность дорожного трафика показывала, что город уже совсем близко, однако, как я ни вглядывался вперед, заметно его все еще не было. Даже совиная разведка не помогла…
    — Долго еще до города? — поинтересовался я у охранника.
    — Да уже на месте, почитай, — неизвестно чему ухмыляясь, ответил он. — Вон как раз за тем холмом…
    Сова, однако, утверждала, что за упомянутым холмом нет даже убогой деревеньки, не то что крупного города. Либо меня дурят, либо тут какая-то хитрость…
    — Он что, подземный, что ли? — недоуменно спросил я.
    — Бери выше, — ухмыльнулся охранник. — Да вот сейчас уже и увидишь…
    Фургон, в котором я сидел, поднялся на вершину холма, и моему взору открылась обширная, более-менее ровная и совершенно пустая местность. А впереди, по ходу каравана, перед нами одиноко торчали ворота. Нет, зрение меня не обманывало: именно ворота в чистом поле. А рядом с воротами, насколько я мог отсюда разглядеть, на небольших стульях, сидели два безоружных человека в синей с красным одежде. К воротам как раз подъезжал недавно обогнавший нас всадник; остановившись у ворот, он перекинулся парой слов с сидящими там людьми, и они, встав, открыли их. Всадник въехал в ворота и исчез. Оппаньки… Портал?..
    Поскольку к ним уже приближался наш караван, охрана ворот — или кто они там — садиться обратно не стали, равно как и закрывать ворота. К слову, в проеме была видна только земля по другую их сторону — никаких спецэффектов или видов города. Односторонний портал, и сзади проходит свет?.. Да уж, похоже, городок действительно продвинутый в магическом плане…
    — Не больно-то ты удивился, — с разочарованием заметил Марек.
    — Ну так я все-таки в магии не посторонний… — пожал я плечами.
    — И то верно, — согласился он. — Ты, кстати, штуки вроде той, которой гоблинов приложил, не продаешь?
    — Пока нет, они еще не проработаны. А там посмотрим…
    — Это жаль… Я бы прикупил, если по средствам, конечно. Да и ребята не прочь.
    — Я бы сообщил, как доведу до ума, только где вас тогда искать?
    — Да на караванном дворе весточку оставь, — пожал плечами охранник. — Как приеду, мне передадут, а я остальным передам.
    Я кивнул.
    — Если задержусь в городе, так и сделаю. Заодно и цены прикину.
    Караван остановился возле ворот.
    — О, сейчас проверять будут… — пробормотал Марек.
    И впрямь, меня словно окатило прохладной волной; кулон слегка вздрогнул, а на языке остался кисловатый привкус, как от батарейки. Волна схлынула, и караван двинулся вперед, в ворота. Вот уже и мой фургон к ним подъезжает… Проезжает через них… и местность меняется. Прежде всего, если судить по освещению, здесь был не вечер, а, скорее, немного за середину дня. А во-вторых… Караван находился на краю огромного куска суши, парящего высоко в небе. Этакий летающий остров… Жесть, это сколько же энергии нужно, чтобы он держался в воздухе?.. Трудностей с дыханием не ощущаю, так что либо высота не такая уж большая, либо с этим опять же помогает какая-то магия. И, судя по моим ощущениям, скорее второе.
    — Ну, вот и приехали, — сообщил Марек. — Караванный двор Ганке-Ло.
    Я выбрался из фургона. Вокруг простиралась обширная вытоптанная и раскатанная колесами огороженная площадка, на которой ничего не росло; немного поодаль, внутри огороженного пространства, стояло несколько зданий.
    — Никаких процедур для въезжающих тут случайно нет? — уточнил я у Марека. Он отрицательно помотал головой. — Тогда бывай. Будь здоров.
    Он помахал мне рукой и указал направление к выходу. Я кивнул и зашагал, куда указано.
    Впереди в изгороди обнаружились раскрытые воротца, а за ними стояла женщина. Она была одета так, как, в моем представлении, одевались в Англии девятнадцатого века: соломенная шляпка со свисающей с полей вуалью, закрывающей верхнюю половину лица, серо-голубой жакет, такого же цвета длинная юбка, глубокие, закрытые черные туфли. И, по-моему, она смотрела на меня…
    — Прошу прощения, — обратилась она ко мне, — ты бы не мог мне помочь?
    — А в чем дело?
    — Мою шаль унесло ветром на караванный двор, а его хозяева не любят, когда туда заходят посторонние… Боюсь, что она может упасть с края.
    — Куда именно унесло?
    Она указала направление в противоположной стороне от зданий.
    — Сейчас посмотрю. — Я двинулся в указанном направлении. Сделав пару шагов, хлопнул себя по лбу.
    — Девочки, тут где-то должна лежать шаль… ну, такой кусок ткани. Сможете найти и принести сюда?
    — Раз дунуть! — хором отозвались они и упорхнули. Уже секунд через десять-пятнадцать темно-синяя шаль сама — по крайней мере, так это выглядело со стороны — влетела мне в руки.
    — Она? — поинтересовался я, возвращаясь к даме.
    — Да, это она, — произнесла дама, принимая шаль и одаривая меня взглядом, полным признательности. — Она дорога мне как память о муже… Я могу тебя как-то отблагодарить?
    О муже? С ним что-то случилось? Впрочем, спрашивать мне показалось невежливым.
    — Вообще-то можешь, — заметил я. — Ты знаешь этот город?
    Она кивнула.
    — Я не местная, но здесь не в первый раз.
    — Вот и прекрасно… Можешь указать приличную и недорогую гостиницу?
    — С удовольствием. Поблизости как раз есть одна такая…
    До гостиницы оказалось действительно недалеко — минут десять неспешной ходьбы. Сама гостиница оказалась вполне уютным трехэтажным зданием с опрятными и недорогими комнатами.
    — Я и сама остановилась здесь, в комнате номер десять.
    — А мне дали одиннадцатую — улыбнулся я. — Соседи…
    — И все-таки мне кажется, это очень мало… — задумчиво произнесла дама. — Если не возражаешь, я бы хотела угостить тебя обедом. Тут при гостинице есть и неплохой ресторанчик.
    — Не вижу причин отказываться, — улыбнулся я. — Кстати, мы все еще не знакомы… Меня зовут Дмитрий, а тебя?
    — Раптари, — она улыбнулась в ответ.
    Как и гостиница, ресторанчик на свежем воздухе оказался вполне приличным. Принцип «когда я ем, я глух и нем» здесь не применялся, так что я выяснил несколько полезных фактов: например, я совершенно правильно сделал, подняв в небо сову, чтобы осмотреться. Полеты над городом без специального разрешения запрещены. Кстати, вопрос о том, почему дама не обращает внимания на мою несколько необычную одежду, рассеялся сам собой: за соседними столиками сидели и мимо ресторанчика проходили персоны в самых разнообразных одеяниях, на фоне которых мой плащ смотрелся совершенно нормально. К слову, сам плащ я в ресторане снял и уложил в сумку, а Раптари положила на стол шляпку, продемонстрировав приятное смуглое лицо с прямым носом и карими глазами. Странно, лицо незнакомое, а такое чувство, что я с ней уже встречался…
    Еда подавалась в японской традиции — много всего по чуть-чуть. Некоторые блюда были необычными, так что я не мог сообразить, как их есть; в таких случаях приходилось советоваться с Раптари, которая с улыбкой объясняла. Впрочем, о составе, наученный опытом, я предпочел не спрашивать.
    Саламандра — с полом духа я так и не определился, а посему и называл то Искр, то Искорка, благо ящерка не возражала — сидела у меня на плече, заняв место порхающих где-то рядом сильфид, и с любопытством оглядывалась. Вела себя она смирно, ничего не поджигала, так что я не был против ее соседства.
    Мимо ресторана прошли две здоровенные фигуры, метра по два ростом, облаченные в какие-то странные доспехи, словно собранные из раздельных кусочков. Вдобавок холодного оружия на них висело столько, что просто непонятно, как их впустили в город.
    Один из них остановился и повернул голову, уставившись на меня. Однако… Питекантроп. Только с торчащими клыками и зеленоватый, как гоблины. Орк, что ли?
    Зеленый что-то сказал своему спутнику, указывая на меня. Упс… Я повертел головой, прикидывая пути отступления. Орки же развернулись и подошли ко входу в оградке, которой был окружен ресторанчик. Раптари явно заметила их, как и мою обеспокоенность, но никак не реагировала. Я непроизвольно потянулся к Дому волка.
    — Будь здоров, летящий за совой, — бухнуло у меня над ухом.
    — И вам того же, — напряженно произнес я, поднимая голову. Тот орк, что указывал на меня, стоял рядом, нависая всей своей массой и навешанным на него арсеналом, а второй стоял чуть позади… и неуверенно мялся. Похоже, бить меня не собираются… Я украдкой облегченно вздохнул.
    — Мы — дети Великого Буйвола, — продолжил верзила, указывая на свою голову и на значок в виде рогов у себя на нагруднике. — Великий Буйвол всегда был дружен с Великой Совой.
    Я машинально кинул, соглашаясь.
    — И сейчас мы просим помочь в честь этой дружбы и ради нашей грядущей благодарности.
    Эге… Похоже, мне халтурка привалила.
    — Ваше дело может подождать до конца моего обеда? — уже вполне спокойно поинтересовался я. Орк кивнул. — Значит, тогда и поговорим.
    Орк снова кивнул и отошел, устроившись за свободным столиком неподалеку; его спутник присоединился к нему.
    — Любопытный народ здесь попадается… — пробормотал я.
    — Ищущих Чести можно встретить где угодно, — пожала плечами дама. — Тем более что в их землях есть одни из ворот Ганке-Ло.
    Ищущие Чести?.. Эти слова не вызвали в моей памяти никаких ассоциаций. У совы бы спросить, но место не самое подходящее…
    — Ну что же, прошу простить, — склонил я голову через некоторое время, закончив обед. — Как видишь, меня ждут. Надеюсь, наше знакомство на этом не прервется.
    Раптари кивнула, и я встал из-за стола, накидывая на себя плащ. При моем приближении орки быстро встали, проглатывая остатки своего заказа, и положили на стол монету.
    «Небось, хотят узнать, как дела в племени, — неожиданно бросила мне мысль вздрогнувшая на посохе сова. — Сами здоровы, благословения у чужого шамана просить — не та ситуация, а мужской силы просить Ищущим Чести не пристало. Так что…»
    Понятно. Воспользуюсь подсказкой…
    — Ну, о вашем деле, — обратился я к ним. — Хотите узнать, как в племени дела?
    Тот, что обращался ко мне, кивнул, второй орк вздрогнул.
    — Ну, в принципе, почему бы и нет? — Я пожал плечами. — Вас интересует в общих чертах или что-то конкретное?
    — Меня в общем, — отозвался орк. — А его, — он мотнул головой в сторону спутника, — интересует конкретное. Только народу здесь многовато…
    Теперь уже кивнул я.

    Короче говоря, выяснилось, что эта парочка неразлучных друзей отправилась в поход на поиски славы ради того, чтобы иметь возможность жениться на тех, кого сами выберут, а не кого им назначат старейшины. Вернее, стеснительный — ради этого, а тот, что со мной разговаривал, — за компанию с другом. Шло у них все неплохо, но стеснительный, которого звали Рило — да уж, рыло то еще… — вдруг стал бояться, что избранница его не дождалась. Ну, мало ли что — может, пока его не было, замуж выдали, может, сама с кем-то загуляла… Якобы сны ему беспокойные снятся. Его друг Ашкар решил успокоить приятеля, раз уж так удачно сложилось, что им попался шаман, да еще и дружественного духа… Хм, не стану однозначно утверждать, что это была случайность.
    Как бы там ни было, просьбу их я вполне в состоянии выполнить. Собственно, этим я сейчас и занимаюсь… Запершись в своей комнате в гостинице — между прочим, пришлось заплатить хозяину за разрешение на камлание, в этом городе подобные вещи контролировались, — я упрятал всех духов по Домам, чтобы не мешали, принял нужные травы — кстати, не забыть бы пополнять запасы время от времени… — и поставил перед собой посох с тотемом. Можно было бы обойтись и своими силами, взяв у орков для ориентации родовой талисман, но раз уж заработал помощь тотема, то ею я и воспользуюсь.
    Закрываю глаза, и золотая сова выдергивает меня из тела. Но на этот раз в Верхний мир она меня тащить не стала. Вместо этого, продолжая сжимать меня в когтях, сова полетела на запад. Сам летающий остров я вообще не успел рассмотреть, а под ним оказался океан. Какое-то время не было видно ничего, кроме неба и океана, затем он сменился сушей. Местность внизу менялась с невероятной скоростью: леса, равнины, снова леса, город — его сова обогнула, сделав большой крюк, — степь… Над степью мы затормозили. И первым в глаза бросилось огромное стадо каких-то животных. Хотя нет, несколько стад… Коровы, овцы, лошади, те самые буйволы, еще какие-то незнакомые животные… Либо племя моих заказчиков очень большое, либо здесь собрались несколько племен.
    Осмотр показал, что моя догадка верна. Судя по знакам, здесь вместе с детьми Буйвола поставили свои шатры племена Жеребца и Пса. Траура заметно не было, скорее веселье, так что поручение Ашкара я уже выполнил. Осталось посмотреть, что там с невестой Рило. Сова облетела лагерь трех племен и замерла, паря над ним.
    — Здесь ее нет, — сообщила она.
    Ей лучше знать, я не могу найти человека… ну, или орчанку, без принадлежавшего ей предмета.
    — Значит, нужно ее найти, — заметил я. — Я обещал выяснить, что с ней.
    Вместо ответа сова направила полет прочь от лагеря. Хм, там внизу что-то движется… Лошадь, всадник и груз. Сова уравняла скорость, снизилась, и я увидел, что у скачущего на лошади орка в качестве груза через седло перекинута бессознательная молодая орчанка. Угу, вот, значит, как… Не похоже, что она добровольно сбегает из племени. Рило оказался прав, не зря его тревожили сны… Вопрос в том, как мне исправить ситуацию. Я же, черт побери, дух… Могу напугать лошадь, но на скаку это приведет к печальным последствиям. Похититель чужой невесты, кстати, из племени Жеребца и на жеребце же скачет. Да и сам…
    Так, ладно, что я могу сделать? Напугать лошадь, поскольку животные чувствительны к проявлениям духов, или как-то использовать власть над огнем и ветром. Пыли, к примеру, в глаза всаднику кинуть… Нет, не стоит, результатом может быть то же ДТП. Тогда что?.. Хм. Есть мысля, и, если даже не сработает, хуже не будет. А сработать должно бы, ведь похищение чужой невесты может привести к вражде племен, что никому не нужно…
    — Неси меня к шаману племени Жеребца, — обратился я к сове.
    Она взмахнула крыльями и, сделав петлю, полетела обратно к становищу трех племен. Вскоре мы приземлились перед небольшим разрисованным шатром, над входом которого висел конский хвост. Амулет то есть…
    — Входи, гость, — послышался старческий голос.
    Я вошел, ощутив легкое сопротивление от окружающего шатер барьера, ослабленного для того, чтобы я мог пройти.
    Внутри на груде подушек с закрытыми глазами сидел очень старый лысый орк в толстом красном халате и курил длинную трубку. От него веяло властью… и немного усталостью. Я низко склонил голову, — это сильный шаман, да и старость надо уважать…
    — Приветствую бегущего за жеребцом, — произнес я.
    — Приветствую летящего за совой, — отозвался шаман, не открывая глаз. — Что за важное дело привело тебя ко мне?
    А может, я просто в гости к коллеге зайти решил? Ладно, не смешно…
    — Один из сынов Великого Жеребца нарушил заветы, — сообщил я. Хорошо, что порасспрашивал орков, как у них с этим обстоит… — Он похитил деву Ищущего Чести сына Великого Буйвола и увозит ее прочь. Я полагаю, племя само должно позаботиться об этом.
    Старик глубоко вздохнул и выпустил клуб дыма из носа. Некоторое время продолжалось молчание, затем он снова глубоко затянулся и произнес:
    — Жеребец и Буйвол благодарят Сову. Если путь твоего тела пересечется с путями племен, ты будешь нашим гостем, летящий за совой. Передай Рило, что он может возвращаться к своей невесте, она ждет его.
    Я снова склонил голову и вышел из шатра.
    — Возвращаемся, — произнес я, и сова подхватила меня.
    Вновь подо мной замелькала местность, землю сменил океан… Падение — и я снова в своем теле. И тут же упал на постель; ощущалась сильная усталость, вдобавок ломило все тело. Я даже выйти из комнаты, чтобы сообщить клиенту новости, не смогу… Надо хотя бы немного полежать, собраться с силами.
    Повалявшись на кровати минут десять, я с кряхтеньем встал с нее и поплелся к выходу. Орки ожидали меня на улице, в ресторанчике. Хорошо хоть ломота в теле быстро проходит, чего нельзя сказать про усталость…
    Рило нетерпеливо подскочил, едва заметив меня. Ашкар не спеша встал и принялся ждать, пока я подойду.
    — Сны твои были верными, — произнес я, устало плюхнувшись на стул за их столиком. — Прислушивайся к ним и в дальнейшем.
    Лицо Рило… — кхм, ладно, все-таки лицо — напряглось. Н-да, не рассмотрел я его девушку, но, раз ее пытались похитить, она должна считаться красавицей… А по тону шамана можно было понять, что она сама ждет возвращения вот этого… кхм, Рило. Впрочем, возможно, он и сам считается среди орков красавчиком…
    — Твою невесту пытался похитить один из сынов Великого Жеребца, — продолжил я. — Но можешь не беспокоиться и возвращаться домой с легкой душой. Он наказан, а девица вернулась в племя и ждет твоего возвращения.
    Рило облегченно вздохнул.
    — В племени все хорошо, стада велики, воины сильны, дети здоровы. Так что тебе тоже не о чем беспокоиться, — это я уже Ашкару. Он кивнул. — На все ли ваши вопросы я ответил?
    — На все, — согласился Ашкар.
    Рило тоже кивнул и достал из-за пазухи мешочек с деньгами. Положил на стол две золотые монеты — приличные деньги, но я их вполне заслужил, — и орки пошли прочь. Однако неожиданно Рило остановился и обернулся.
    — Я хотел бы спросить еще кое-что, — впервые подал он голос. Голос, кстати, неплохой, не такой глухой и порыкивающий, как у его спутника.
    — Спрашивай, — кивнул я.
    — Когда именно жеребец выкрал Альгиру?
    — Как раз когда я СМОТРЕЛ, он вез ее.
    Он шагнул ко мне и снова запустил руку за пазуху. На свет появился еще один мешочек, из которого он достал что-то и положил на стол, накрыв ладонью. Подняв руку, он склонил голову и постоял несколько секунд.
    — Я в долгу перед тобой… — произнес гордый степной воин, а затем развернулся и ушел вместе со своим спутником. Н-да, любовь, любовь… Я перевел взгляд на стол.
    Там лежало три цветных камешка: тусклые зеленый и лиловый, сверкающий гранями красный. Неужто рубин, изумруд и аметист?.. Круто… Я, конечно, в драгоценностях ничего не понимаю, только цвета некоторых помню, но, похоже, действительно они…
    Орк положил камни так, что оставшиеся на столе кружки и тарелки закрывали их от взглядов посетителей ресторанчика. Весьма разумно, нечего их выставлять на обозрение. Я сгреб их со стола и бросил в сумку. Сейчас вернусь в свою комнату, там и рассмотрю получше. Хотя — я зевнул, — пожалуй, утром рассмотрю… По пути я посетил еще и уборную — насколько же хорошо, когда можно воспользоваться бытовыми удобствами! — и вскоре уже спал.
    Утром я умылся, — водопровода в комнате не было, все-таки не слишком высокий класс, но я воспользовался гидрой. Одевшись, сел и задумался. Что-то хотел сделать вчера перед сном… Ах да. Камни.
    Я достал их из сумки. Красный, единственный из них ограненный, красиво сверкал на свету, отбрасывая на стены рубиновые отблески. Возможно, он и ценный, но продавать его без знаний о камнях не хочется — как пить дать кинут. И хорошо, если дадут вдвое меньше реальной цены… А неограненные и вовсе пойдут за считаные копейки, фигурально выражаясь. Готов поспорить, ювелиры только бросят взгляд на мою одежду — и сразу поймут, что я в этом не разбираюсь.
    Кстати, насчет одежды… У Манке служанка ее стирала и гладила, а за прошедшие дни она не успела так уж запачкаться, но все же стоило бы о ней позаботиться. В идеале, стоило бы купить запасной комплект, но в сумке для него места, наверно, уже не найдется, а обрастать багажом будет неудобно. Предпочитаю все свое носить с собой — так удирать ловчей…
    Ладно, пока одежда в нормальном состоянии, а к вечеру попрошу прислугу о ней позаботиться.
    Лиловый кристалл походил на осколок толстого цветного стекла, мутный и потертый. Не представляю, как он будет выглядеть после огранки и полировки, но пока что не смотрится. Зеленый — такой же…
    Хотя… Мой взгляд задержался на «изумруде». Такое впечатление, что там сверкают искорки… Я подставил камень под льющийся из окна свет и вгляделся внимательнее. Хм, там точно что-то есть… Словно искрящаяся нить. Я напряг глаза еще сильнее и с удивлением понял, что внутри зеленого кристалла свернулась крошечная змейка. Понятно, когда насекомые в янтаре, но змея в изумруде?.. Ну, или не изумруде, не важно. Хотя… Может, это зеленый янтарь? Мало ли что в магическом мире возможно. Я задумчиво уставился на камень… и тут змейка шевельнулась. Так… Похоже, я во второй раз совершил ту же ошибку.
    Я немного сдвинул восприятие и убедился, что действительно во второй раз принял духа за живое существо. Ну, бывшее живое. Слегка шевельнувшись, змейка снова замерла; похоже, спит… Понятия не имею, что это за дух. При ближайшем рассмотрении, может, и определил бы, но ее слишком плохо видно. Есть не так уж мало духов в виде змеек, среди них несколько связанных с драгоценностями. Однако выяснить, что это такое, следует. И не откладывая.
    Я прикоснулся пальцем к сове; посох стоял в углу, прислоненный к стене. Тотем ожил.
    — В чем дело? — поинтересовалась она. Я протянул камень на ладони.
    — Знаешь, что это за дух?
    Некоторое время сова всматривалась, забавно наклоняя голову.
    — Изумрудная змейка, — наконец сообщила она.
    Я хмыкнул.
    — Однако…
    Изумрудные змейки очень редко предстают перед глазами смертных. Они обитают в основном в чертогах Хозяина Гор, одного из Великих Духов, и служат украшением его дворца. Каких-то особых способностей у них нет, кроме разве что способности находить драгоценные камни да еще чрезвычайно опасного магического яда. При необходимости они не только украшают, но еще и защищают Горные Чертоги… Далеко же ее занесло. Как бы там ни было, мне нужно ее вытащить из камня и укротить — хотя камень со змейкой и красивее обычного, но вдобавок еще и смертельно опасен. Змейка в любой момент может проснуться и напасть на окружающих… Орку крупно повезло. Этих духов даже используют для убийств — подарить жертве украшение с камнем-амулетом, к которому привязана змейка с приказом напасть в нужный момент, и вуаля… Правда, тем, кто так делает, лучше не приближаться к владениям Хозяина Гор — он не любит, когда его игрушки используют подобным образом.
    Между прочим, браслет, в котором была заключена Крооргина, украшали как раз их изображения, хотя и неточные. На самом деле головы у них все же скорее змеиные, чем драконьи, хотя и украшены длинными изогнутыми рогами, направленными назад.
    Так, ладно… Для начала змейку нужно извлечь из камня. А там уж — либо договор, либо связать… Несмотря на маленький размер, змейки — довольно сильные младшие духи, однако мои сильфиды и саламандра вместе должны с ней легко справиться. Я достал лист бумаги и карандаш и принялся чертить. Сперва равносторонний треугольник — к счастью, особо высокая точность необязательна, я же не демона обуздывать собираюсь… — затем вписал в него круг. Положил камень в узор, и мои духи заняли свои места — сильфы на вершинах треугольника, саламандра в круге рядом с камнем. Я достал из сумки бубен (заодно попался браслет, но я опять-таки не хочу сверкать ценностями — кто знает, как здесь с криминалом…) и слегка хлопнул по нему. Я в курсе, что змеи глухие, но тут-то другой случай…
    Тем не менее змейка не реагировала. Н-да, джинну я так разбудил, а эта зараза продолжает дрыхнуть… Крепко спит. Посохом ее, что ли?.. Так ведь разозлится, а я бы предпочел мирно все решить.
    Я попробовал бить энергичнее, не забывая, впрочем, о соседях. Ну вот, накаркал… В дверь постучали.
    — Да? — вздохнул я.
    — Одежду не нужно постирать? — осведомился женский голос. — Недорого.
    О! Отлично…
    — Пока не надо, но вечером загляни.
    — Я зайду, — согласилась служанка.
    Я вернулся к попыткам разбудить змейку. Безрезультатно… Вот же зараза! Ни в какую не хочет просыпаться! Оно бы и хорошо, если бы точно знать, что она и не проснется… А ведь может, и наверняка в самый неподходящий момент. Я вздохнул и поднял камень с бумаги. Повертел его в пальцах… э? Не понял, где искры? Я вгляделся в камень и ужаснулся: змейка исчезла! Видимо, в тот момент, когда я обернулся на стук в дверь… Я замер. Так, главное, не паниковать. У этой маленькой гадины — в данном случае это не оскорбление, а устаревшее название пресмыкающихся — настолько быстродействующий яд, что жертвы даже не успевают ощутить укус. Я, стараясь не шевелиться, медленно повернул голову, осматривая комнату. Шансов мало, но вдруг замечу… Хотя существу столь малых размеров спрятаться — раз плюнуть. Нет, плюнуть змее гораздо сложнее…
    В любом случае ни на кровати, ни на полу, ни на столике, ни на стуле, на котором я сидел, змейки не обнаружилось, так что я позволил себе шевелиться. Хотя и осторожно. Она вполне могла юркнуть в какую-нибудь щелку и затаиться там…
    В общем, выискивать ее — дело безнадежное. Можно разве что случайно заметить, по отблеску на чешуе. А ведь нужно найти… И как она ухитрилась выскочить?.. Ладно, сейчас это не главное. Как ее вообще можно найти? Обычным способом, осматривая и обшаривая все, — неэффективно и опасно. Был бы волк поменьше, можно было бы попробовать по запаху поискать, но ведь он же просто не влезет в комнатку… Сильфов с саламандрой на поиски послать? Нет, даже если кто-то из них ее найдет — да еще и не потревожив хозяина и постояльцев, — она наверняка сумеет ускользнуть. А не заметить их она не может.
    Что еще остается? Искать ее как духа. Я сильно сдвинул восприятие и принялся повторно осматривать комнату. Однако результат оказался тем же — нулевым. Зеленого сияния змейки за разноцветными огоньками младших элементалов и слабыми следами домового заметно не было. Неужели она успела сбежать, то есть уползти из комнаты?.. Хреново. Если она кого-то укусит, у меня будут большие неприятности… Нужно срочно обыскать гостиницу, причем так, чтобы никто ни о чем не догадался. Я поспешил выйти из комнаты.
    К счастью, при чисто духовном зрении я легко мог просматривать комнаты за закрытыми дверями и тонкими стенками комнат, и мебель тоже помехой не являлась. К несчастью, мои метания по гостинице к результату не привели. В конечном итоге я остановился в ресторане и заказал себе завтрак, возвратив восприятие почти к норме; остановился на небольшом уклоне к духовному и время от времени осматривался — вдруг все-таки замечу. Н-да. У меня два варианта… хотя нет, три. Во-первых, я могу по-тихому сменить гостиницу проживания. Во-вторых, честно сообщить хозяину о произошедшем… почти честно. В-третьих, надеяться, что змейка куда-то смылась, где ее появление не свяжут со мной. Возможно даже, снова впадет в спячку… Я вздохнул. Надейся на лучшее, рассчитывай на худшее. Лучше придерживаться этого правила… Так что, чтобы минимизировать возможные проблемы, лучше сразу рассказать все хозяину. Но сначала — доем завтрак, тем более что все еще сохраняется крошечный шанс заметить змейку где-то здесь на улице.
    В общем, поглощая завтрак, я продолжал посматривать по сторонам, надеясь, что беглое пресмыкающееся попадется-таки мне на глаза, а заодно рассматривал клиентов ресторанчика и прохожих духовным зрением. Большинство было людьми, и, несмотря на разнообразие внешности и одежды, сияние их духа разнообразием не отличалось — у кого-то поярче, у кого-то потусклее, эмоции тоже отражались, но в основном — неяркие желтые светлячки, мирное и спокойное сияние, озабоченное собственными проблемами. Глянув на себя, я убедился, что мой дух, как и раньше, сияет ровным и ярким голубым огнем. Интересно, это шаманская особенность или моя личная?.. Следующего встреченного шамана нужно будет рассмотреть поподробнее, для сравнения.
    Я уже доедал свой завтрак — что-то вроде рисовой каши с мясной подливой, вкусная штука… — но змейка, естественно, так и не показалась. Придется все-таки идти сознаваться… Даже вкус каши притупился и перестал радовать. Уныло ковыряя ее ложкой, я поднял взгляд и обнаружил неподалеку свою вчерашнюю знакомую.
    — Оп-па… — пробормотал я.
    Дама тоже заметила мой взгляд, улыбнулась и помахала рукой. Я помахал в ответ, не отводя взгляда от сияния ее духа — желто-красного, весело и в то же время настороженно колеблющегося. Сдается мне, меня водили за нос… Вообще, вся эта история с шалью шита белыми нитками. Просто поразительно, что моя подозрительность тогда не подала признаков жизни… Змейка, конечно, дело важное, но и с этой Раптари тоже нужно побеседовать. И прояснить кое-какие вопросы…
    Раптари двинулась ко мне. Вот и чудно… Поговорим прямо здесь. Она приблизилась, и я встал, приглашающе указывая рукой на свободный стул за моим столиком. Раптари улыбнулась и села. Однако, прежде чем я открыл рот, дабы задать сакраментальный вопрос, свой, не менее сакраментальный, задала она.
    — Что это у тебя? — с любопытством спросила Раптари, кистью руки указывая мне на шею. Фраза, готовая вырваться из моего рта, увяла и осыпалась; я замер. Неужели… Мышцы шеи и плеч свело.
    — Что ты имеешь в виду?.. — осторожно спросил я.
    — Ну, вот это украшение в виде змейки…
    У… Я замер, пытаясь посмотреть себе на шею. Данную, очевидно бесполезную, попытку можно объяснить только шоком. Н-да, пропажа нашлась, но радости мне это не принесло… Так, так, так. Постараться успокоиться, взять себя в руки и рационально подойти к имеющейся проблеме. Если змейка все это время провела у меня на шее, никак себя не проявляя, то, скорее всего, она снова заснула, и если ее не трогать, то и она меня не тронет. Тем более что тотем об опасности не предупреждал…
    — У тебя есть зеркало? — обратился я к Раптари.
    Она кивнула.
    — Могу я одолжить его на несколько минут?
    Она расстегнула сумочку, достала небольшое ручное зеркальце и протянула его мне. Я пристроил его к тарелке и осмотрел себя. Да… Из воротника торчала крошечная рогатая змеиная голова, отбрасывающая на свету изумрудные отсветы. Похоже, она действительно спит… Сняв с нити один из Домов, я раскрыл свою сумку и извлек нить для заштопывания одежды. Все действия производил очень осторожно, стараясь не шевелить шеей. Ориентируясь по зеркалу, поднес нить к голове — не своей, змеиной, хотя они рядом… — чуть опустил, заводя за изогнутые рожки. Так… Теперь либо дернуть, либо потянуть. Если дернуть, то выскочит, не успев развернуться и укусить, но от рывка сорвется с нити и может упасть если не на меня, так на стол, и настроения это змейке явно не улучшит. А если медленно тянуть, то есть риск ее разбудить, пока она еще на мне… Нет, все-таки буду действовать аккуратно.
    Раптари с любопытством наблюдала за моими манипуляциями. Я, внутренне содрогаясь, медленно тянул змейку за рога, она не реагировала. Наконец я вытащил все шесть сантиметров змеиного тела целиком и смог облегченно вздохнуть. В таком состоянии, будучи подвешенной за рога, она вряд ли сможет что-то сделать… Тем не менее рисковать не стоит. Что она сможет сбежать из сдерживающего контура, я тоже не ожидал… Так что окончательно успокоиться я смог, только поместив змейку в Дом и «закрыв» его. После этого я уже не фигурально, а вполне реально вздохнул, покачав головой. Уф… Живем.
    — Что это было? — полюбопытствовала Раптари.
    И тут я ее вспомнил!
    Протянул ей зеркало и поинтересовался:
    — Как там Айланнэ?
    — Прекрасно, — улыбнулась она, не проявив никаких эмоций по поводу разоблачения. — Отец просил передать привет и присмотреть за тобой. И начальство поручило посодействовать и присмотреть.
    Второе «присмотреть» она произнесла уже другим тоном. Н-да… Из дружеской хватки спецслужб так просто не вырваться… Ладно, во всем нужно видеть хорошее. И не ударю в грязь лицом, буду тоже сдержанным…
    — Ну что же, — снова вздохнул я, — помощь лишней не будет. С зеркалом ты мне уже помогла.
    — Где ты ее вообще взял? — поинтересовалась лиса, имея в виду змейку. — Если бы это было покушение, ты уже был бы покойником…
    — Давешние орки подкинули. Сидела в камне. А насчет покойника — не факт. Все-таки духи — моя специализация…
    Она усмехнулась. Эй! Признаю, что в этот раз я несколько… ошибся, но не нужно так сомневаться в моих способностях! Я и сам в них сомневаюсь, так что, если и другие будут, — получится совсем нехорошо…
    — Кстати, хочу задать пару вопросов, — решил я сменить тему.
    Она кивнула.
    — Это с тобой я уже встречался у Айланнэ?
    — Вообще-то у меня. Это мой дом. Но — да, это была я.
    Я окинул ее взглядом. Совсем не похожа, только фигура такая же…
    — Хорошо выглядишь, — констатировал я. — Мне, во всяком случае, нравится, как ты выглядишь… Ладно… Раз уж такое дело, поможешь мне ориентироваться в городе? Манке дал мне пару рекомендательных писем, но до адресатов еще нужно добраться.
    Лиса кивнула.
    — Предлагаешь прогуляться по городу? Я с удовольствием.
    По прошлому опыту общения, кицуне — не лучший вариант спутника, но… дам ей шанс.
    — Что-то в этом роде, — согласился я. — Позавтракаем и отправимся.
    За завтраком я продемонстрировал ей рекомендательные письма Манке, и Раптари заметила, что один из адресов находится недалеко — до него полчаса прогулочным шагом. Соответственно, его я и наметил первым пунктом.
    — Кстати, — поинтересовался я, — как ты относишься к богам?
    Кицуне пожала плечами.
    — Они не трогают нас, мы — их. Когда находишься на территории какого-то божества, ему стоит оказывать уважение, но сами мы не служим богам. Нам ближе позиция Говорящих — взаимовыгодные отношения с духами.
    — Разумно, — согласился я. — Но я не об этом. Меня интересует информация о богах. Точнее… Помнишь гадание… то есть оракул Айланнэ?
    — Разумеется, — кивнула она.
    — Твой отец был прав. То, что я иду по пути шамана, — результат вмешательства какого-то божества. И мне любопытно, кто бы это мог быть…
    — Можешь подробнее? — заинтересовалась Раптари.
    — Почему нет. Видишь ли, я участвовал в одной игре на местности, в которой исполнял роль шамана. А потом, проснувшись, обнаружил у себя это, — я похлопал по посоху, — и соответствующие знания. Кто-то подсунул меня Великой Сове, не спрашивая ее мнения. Правда, потом мы с ней побеседовали и пришли к согласию… Ремесло шамана будет полезно для возвращения домой.
    — Необычная история, — заметила она, улыбаясь.
    Я кивнул.
    Раптари задумалась.
    — Есть несколько тех, кто могли бы провернуть что-то в этом роде. Боги-трикстеры… Но выяснить, кто это был, легко. Тебе просто нужно посетить Собор Всех Богов. Тем более что это совсем близко.
    — Проводишь?
    Она поднялась и отставила локоть. Намек понял, не дурак… Еда была оплачена вперед, так что я тоже встал и подхватил ее под руку. Признаться, не без опаски, но пока что она вела себя вполне прилично, не то что ее отец… Н-ды, «везет» мне, однако, на нестандартных дам. Начиная с сильфид, оказавшихся первыми, кого я увидел в этом мире, и заканчивая этой вот хвостатой особой… Пусть даже сейчас она без хвоста.
    Раптари уверенно вела меня… куда-то. Полагаю, к этому самому собору. Пока что, по моим впечатлениям, город не отличался от того же Иль-Кракрау, разве что на горизонте вместо гигантских стен наблюдалось голубое небо с редкими белыми облачками, забравшимися на такую высоту.
    Минут через десять мы уже стояли перед трехэтажным белым домом с плоской крышей. Обычный дом, никакого намека на то, что это собор… Однако Раптари вела меня именно к нему, да и табличка над не просто распахнутым, а начисто лишенным дверей входом недвусмысленно говорила за себя. «Собор Всех Богов. Вход свободный, но не забывайте о пожертвованиях». Перед входом стоял деревянный ящик с прорезью; я атеист и к тому же жадный, но, поколебавшись, все же бросил туда медяк. Раптари последовала моему примеру.
    Прежде чем я шагнул внутрь, сова на посохе ожила и опустилась на землю, замерев возле ящика для пожертвований. В собор заходить она явно не намерена… Ну, не мое дело.
    Внутри собор оказался похож на офис. В смысле, не приемную для посетителей, а на рабочее помещение — на потолке светящиеся квадраты, похожие на лампы дневного света, везде «кубики» рабочих мест, и только впереди видны две лестницы, наверх и вниз. Народу не густо, но пару фигур я все же заметил.
    — И? — обратился я к Раптари.
    — Зоны трикстеров на третьем этаже. Просто пройдись по кабинкам. Если ты каким-то образом контактировал с божеством, то на тебе остались его эманации, и святилище их почувствует.
    — В чем это выразится?
    — Увидишь.
    Пожав плечами, я поднялся на третий этаж. Вернее, мы поднялись, однако там Раптари осталась ждать меня на относительно свободном пространстве возле лестницы, а я двинулся по «экспозиции». Это слово здесь очень подходило, поскольку помещение напоминало музей или выставку намного больше, чем храм. Собственно, храм, на мой взгляд, оно вообще не напоминало…
    Я принялся заглядывать в одну кабинку за другой. Как правило, они были полупустыми — пара изображений божества да какой-нибудь культовый предмет. Предметы бывали самые разные — весы, меч, опахало… Я видел даже клизму. Чесслово, натуральная клизма… Н-да. Изображения, впрочем, тоже изрядно разнились — гуманоидные с узнаваемыми чертами людей, гномов, орков и эльфов; анималистические, с частями тел животных, вроде голов, как у египетских богов, или разных версий кентавров; хтонические, то бишь различные монстры, чаще всего напоминающие змей или драконов; и вообще бесформенные. Атмосфера в этих, с позволения сказать, святилищах тоже сильно различалась. Иногда попадались кабинки, не вызывающие вообще никаких ощущений, но таких было всего две или три; основная же масса… Часть просто фонила нейтральной магией, но большинство оказалось наполнено витающими в них эмоциями. Ярость, ирония, вдохновение, страх, желание… Да весь спектр чувств, в общем-то. Правда, словами этого все равно как следует не передать. Но было, признаться, любопытно…
    Из пары кабинок ощутимо веяло угрозой; я счел за лучшее не входить туда, где моего присутствия не желают. Вполне естественно, что есть боги, которые приветствуют не всех. Однако, кроме этого, какой-то особой реакции на меня нигде не было, хотя я обошел уже как минимум три четверти имеющихся здесь кабинок. Вообще-то я надеялся, что Раптари послала меня сюда не потому, что хотела разыграть…
    Чем больше я ходил, тем больше крепло убеждение, что это одна из шуточек кицуне. Впрочем, не могу сказать, что жалею о визите — было довольно любопытно. Наконец, посетив — безрезультатно, разумеется, — последнюю кабинку, я вернулся к ожидающей меня кицуне.
    — Ну, как? — поинтересовалась она.
    — Было довольно интересно, — отозвался я. — Но нужный бог не нашелся. Слушай, у меня еще есть дела, так что не хотелось бы обходить все этажи. На каком стоит искать, если без этих ваших шуточек?
    Раптари улыбнулась. А клыки у нее острые, между прочим… Почему-то именно сейчас я это заметил.
    Вместо ответа она спустилась по лестнице, остановившись этажом ниже. Я вздохнул. Обратился бы к служителям, но никого не вижу. А кричать здесь… Как-то не хочется. Ладно, пройдусь. Надеюсь, не придется обходить все этажи…
    Кабинка за кабинкой, кабинка за кабинкой… Никакого результата. Открываю дверь следующей, еще одной, в углу… Ой, человек. Сидит за столиком спиной ко мне и раскладывает пасьянс. Хм… Не похож на посетителя. Видимо, я на служителя наткнулся.
    — Что-то ищешь? — поинтересовался он, не отвлекаясь от карт. Голос обычный, мужской. Точно, служитель.
    — Трикстеры на каком этаже? — воспользовался я удачной возможностью прояснить вопрос.
    — На этом, — отозвался служитель. — Кстати, привет, Гарри.
    Не понял…
    — Почему Гарри? — удивился я.
    — Ну, как же… Сова есть, волшебная палочка — тоже…
    — Э-э… — пробормотал я, и человек — человек ли? — обернулся.
    — Вот теперь — совсем другое дело, — заметил он. — А то заявился, понимаешь, на игру непонятно в чем…
    Я замер. Нет, до прострации дело не дошло, но…
    — Ты!.. — произнес я, уставив на него палец. Это же, черт побери, Мастер Игры… Какой у него ник был? Арагорн, кажется?..
    — Я, — согласился он. — По идее. А что? Кстати, не желаешь партийку?
    Он собрал карты со стола и протянул мне. Я нервно зашевелил пальцами, пытаясь срочно сообразить, как быть. Наезжать на него… я не идиот, ведь он может вернуть меня домой, если я хоть что-то понимаю.
    — Если выиграешь, подкину до места, — сообщил он.
    Выход нашелся сам? Ага, как же…
    — А шансы у меня есть? — поинтересовался я.
    — Ну, ты в любом случае ничего не теряешь, — усмехнулся он.
    Помещение неожиданно увеличилось, стены раздвинулись, и за столиком появился второй стул.
    — Чему вообще я обязан этим «захватывающим приключением»? — хмуро поинтересовался я, обходя столик и присаживаясь. Арагорн принялся ловко тасовать колоду.
    — Понятия не имею, — пожал он плечами. — Я тут ни при чем.
    — То есть? — нахмурился я. — И во что играем, кстати?
    — Да чего заморачиваться, в дурака. — Он начал сдавать карты. — Я тебя не перекидывал. Самому забавно, но это просто совпадение. Сработал какой-то местный артефакт, а ты случайно попал под воздействие. Я просто тебе немного помог — было бы досадно, если бы такая любопытная история закончилась слишком быстро… Твой ход.
    «Через какую-то четверть часа я выиграл и отправился домой…» Угу, щазз! Разумеется, я проиграл. Не могу сказать, что ожидал другого, но все же…
    — Ну, не сложилось, — заметил он, собрав карты. — Ничего, в следующий раз отыграешься… Держи.
    Он сложил карты в коробку из черного лакированного дерева и протянул мне.
    — Тренируйся. Подарок к свадьбе, — ухмыльнулось это, с позволения сказать, божество и — исчезло.
    Некоторое время я сидел за столиком в сжавшемся до нормальных размеров кубике. Просто сидел, без каких-либо мыслей, сжимая в руке коробку с картами.

    — Дмитрий?.. — неуверенно позвал меня знакомый голос. Я медленно, по-моему, даже со скрипом, повернул голову.
    — Раптари, — констатировал я. Перевел взгляд обратно, на зажатый в руке предмет. Открыл коробку, осмотрел карты. Карты как карты, магии не заметно… Снова закрыл, положил коробку в сумку. Встал из-за стола. Раптари смотрела на меня с явным беспокойством.
    — Все нормально… — пробормотал я. — Просто встретил… знакомого. Пойдем, что ли…
    Кицуне покачала головой и подхватила меня под локоть. Как это часто случается после обломов, меня охватили апатия и бессилие. Умом понимаю, что шансов выиграть у меня не было, но это не помогает…
    — А я все равно атеист… — пробормотал я наперекор непонятно кому.
    На выходе сова вернулась на свое место и задеревенела. Я посмотрел на нее, на Раптари и вздохнул.
    — Знаешь, — произнес я, — пожалуй, тот адрес я посещу завтра. А сейчас… Есть тут какие-нибудь развлечения?
    — А что тебя интересует? Цирк, иллюзион, бордель?
    Я закашлялся.
    — Кхм, кхм, на твой выбор. Мне нужно немного развеяться и поднять настроение. Только бордель не надо…
    — Как скажешь, — с серьезным лицом кивнула моя спутница, но ее глаза при этом улыбались.
    В общем, она привела меня в иллюзион, оказавшийся магическим аналогом кинотеатра. Интересная штука… Маленькая комнатка, круглый столик, за который мы с Раптари сели на удобные кресла. В центр стола вделана прозрачная полусфера. Садишься, прикасаешься к ней — и вуаля, полное ощущение, что ты в виде бесплотного духа присутствуешь на месте действия. Можно даже «вселяться» в персонажей, наблюдая за происходящим из их глаз… Похоже на мои духовные путешествия.
    В иллюзионе практиковались индивидуальные показы, на заказ, и Раптари заказала нечто под названием «Не сегодня», оказавшееся неплохой комедией про мага-студента. Мне помогло, настроение улучшилось… Потом еще немного перекусил — успокоительное включено, главное, на него не подсесть, поэтому доза совсем маленькая, — и окончательно оправился. Н-да… Досадно, но нужно во всем видеть положительные стороны. В данном случае — возможность вернуться существует. Это уже немало… Жаль, я забыл выяснить имя этого божества. Впрочем, можно опять сходить в собор и посмотреть, кабинку я запомнил. А вот несколько вопросов нужно было задать… Ладно, чего уж теперь.
    Последние остатки моей апатии сдули ягоды, которыми меня угостила Раптари, купив их у какого-то уличного продавца по дороге. Похожи на крупную черешню, только желтые и с одного бока приплющены. И все — парами на черенках. Первая оказалась очень даже ничего, и я с удовольствием кинул в рот вторую… Челюсти просто свело от невероятно кислого вкуса. Н-да, не стоит у кицуне ничего брать, но я как-то, можно сказать, подзабыл, что она из себя представляет. И вот — результат… Ну, зато, когда я отплевался, сразу почувствовал себя энергичным и алчущим свершений, в первую очередь связанных с легким членовредительством одной конкретной хвостатой особы. Впрочем, она благоразумно скрылась, так что энергию пришлось перенаправить.
    Тратить деньги на развлечения мне не хотелось — хоть у меня их и не так уж мало, но постоянного источника дохода нет, так что нужно экономить. Соответственно, нужно думать и об источнике заработка… Хорошо бы поэкспериментировать с «гранатами», но для этого нужно подходящее место, полигон, так сказать. Не в гостинице же этим заниматься… А если я правильно понимаю, на летающем острове со свободным пространством должна быть напряженка, разве что население здесь искусственно ограничивают. Впрочем, нужно будет спросить у хозяина гостиницы.
    Туда я и направился, надеясь, что запомнил дорогу верно.
    Добрался без приключений. Впрочем, народ здесь вообще ходил свободно — видимо, безопасность на острове на высоте… хм, каламбур. Хозяин на вопрос о подходящем для испытаний месте сообщил, что в городе есть несколько полигонов для магических испытаний, но, естественно, платных. Не, лучше уж, покинув город, где-нибудь на природе… А то неизвестно, какой результат будет у моих испытаний, а деньги потрачу. Пусть и небольшие.
    Заодно я на всякий случай выяснил, где можно недорого купить одежду на меня. Оказалось, тоже неподалеку. Видимо, инфраструктура обслуживания выросла вокруг портала, чтобы посетителям города было удобно, а местным — выгодно.
    — А правда, — поинтересовался хозяин, когда я собрался отправиться в вышеупомянутую портняжную лавку, посмотреть и прицениться, — что шаман может мужской силы прибавить?
    — Ну, есть такое, — пожал я плечами. — Так это любой волшебник или травник может.
    — Ну-у… — протянул хозяин, довольно крупный мужик лет сорока, и тут я понял: он не хочет, чтобы о подобной «терапии» кто-то узнал, а я — человек проезжий, не местный. Как приехал, так и уеду…
    — Проблемы или просто прибавки хочется? — негромко поинтересовался я.
    — Второе, — признался он, немного помявшись.
    Я открыл сумку и принялся перебирать травы. От ран, для сна, от лихорадки, мой трофейный сухарь… Пусть лежит. Ага, вот она.
    — Вот, — произнес я, доставая невзрачный серый корешок. — Растолочь; принимать, размешав в вине. Щепотка на треть стакана.
    Отломив кусочек, я протянул его хозяину.
    — Вот, на пробу. Захочешь еще — заплатишь и за это.
    — А амулетом нельзя?.. — поинтересовался хозяин.
    Я снова пожал плечами.
    — Можно. Только готовых у меня сейчас нет, а делать его долго, я могу здесь столько и не пробыть. Так берешь или нет?
    Мужик кивнул, и кусочек корня перешел из рук в руки.
    — Если что — обращайтесь, — добавил я. — Помогу, за небольшую плату.
    Закончив с этим, я направился-таки к портному. Подумав и прикинув различные факторы, в том числе место в сумке, я все-таки купил штаны, рубашку и что-то вроде шорт, только с застежкой вместо резинки. А затем в соседней лавке еще одну случайно обнаруженную, но совершенно необходимую и незаменимую вещь — Рулон Туалетной Бумаги! Только лишившись ее на более-менее длительный срок, начинаешь понимать ее ценность… С этими приобретениями я и вернулся в свою комнату. Мне еще нужно повнимательнее рассмотреть недавний подарочек и что-то сделать со змейкой…
    Достав коробку, я раскрыл ее и разложил карты на столике. Обычная пятидесятидвухкартная колода с двумя джокерами… Правда, когда мы играли в дурака, пользовались трехдюжинной, но убрать лишние, а потом их вернуть обратно — невелика хитрость. Карты новые, не потертые, но и краской не пахнут. Из чего сделаны — непонятно, но явно не из картона. Упругие… Совсем не мнутся. Как уже упоминалось, никакой магии в них не чувствуется. Хотя, когда я открывал коробку, что-то такое мне почудилось, но при изучении ничего не заметил.
    Рассмотрев все карты по отдельности, я снова сложил их в колоду… и замер. Высота колоды — сантиметра два, даже чуть больше, а вот высота коробки — не больше полутора сантиметров. Причем карты вовсе не были в ней плотно зажаты… Достав из сумки карандаш, я раскрыл коробку и ткнул в нее тупым концом карандаша. Он погрузился в дно коробочки, и я ощутил, как повеяло магией. Н-ды… Все-таки подарочек оказался непрост… Подняв карандаш — никакого сопротивления не ощущалось, — я оглядел комнату в поисках материала для эксперимента. Посох подошел бы, но его совать не хочется, он тоже как бы волшебный, так что могут быть сложности, а вот ножка стула — в самый раз.
    Ножка влезла в коробку полностью. Больше того, попав во внутреннюю часть коробки, угол стула, к которому крепилась ножка, сжался и тоже стал пролезать в нее. Засунув его в коробку до половины, я извлек стул обратно. Не было заметно, что с ним что-либо произошло… Тогда я решил рискнуть. Рука столь же легко и не испытывая неприятных ощущений вошла в коробку; пошарив там, я ощутил нечто мягкое и шуршащее. Сжав это, я поднял руку и извлек листок бумаги с надписью на русском языке: «Спасибо за пожертвование!»
    Еще некоторое время я экспериментировал с коробкой и вот что выяснил. Первое: в нее влезает большое количество предметов; возможно, она вмещает неограниченное количество предметов. Второе: достаточно представить желаемое перед тем, как ее открываешь, и оно оказывается сверху. Очень удобно. Вывод: все-таки хорошую штуку мне подарили, хоть и не вернули домой.
    Вес сложенных в коробочку вещей не ощущался, так что я получил прекрасную возможность «все свое таскать с собой». Теперь можно будет не ломать голову, ограничивая себя в количестве багажа… Нужно же куда-то класть ту же одежду.
    В общем, закончил исследование я уже на вполне позитивной ноте. Змейку, подумав, решил пока не трогать — не к спеху. Может, вообще просто выпущу за городом… Осталось еще решить, как быть с камнями. Может, Раптари поможет?.. Не то чтобы на нее стоило полагаться, но мы сейчас вроде как коллеги…
    Я полез в сумку за самоцветами, которые положил в отдельный мешочек. И здесь меня поджидал очередной сюрприз. Жаль, что не приятный… Мешочек оказался пуст. Лежит на том же месте, так же завязан, а внутри ничего… Вот, значит, что этот… картежник имел в виду под «спасибо за пожертвование».
    Ладно… Подозреваю, что данный артефакт стоит поболе, чем камешки. Да и вообще, как пришло, так ушло. Орк дал, бог взял… Одно могу сказать: даже если боги существуют, поклонения они от меня не дождутся.
    Ну что же… Вроде со всеми текущими делами разобрался. Теперь только завтра пройтись по адресам… Хотя, пожалуй, кое-что еще сегодня сделаю. Раз уж есть куда пихать, куплю еще кое-что из одежды, в чем можно будет по городу ходить.
    Повторившийся урок пошел мне впрок: по улице я шел, не забывая о духовном зрении. Свободных духов, даже вездесущих элементалов, заметно почти не было, зато по ткани мира то и дело шла рябь; полагаю, от пропитывающей город магии. Рябь носила, я бы сказал, вполне деловой, рабочий характер, но шаману здесь работать явно неудобно. Зато магам — раздолье… Наверное. К слову, практически все лавки, попадавшиеся то тут, то там, торговали в том числе и различными магическими мелочами. Например, в той же лавке портного продавали заодно и несколько видов брошек, запонок и колец, некоторые из которых магически фонили. Одно кольцо я рассмотрел; по моим ощущениям — некий аналог фонарика. И вот так — везде: мороженое можно купить простое, а можно — в зачарованном стаканчике, не дающем растаять; рядом со столовой утварью, в том числе зачарованной от ударов, грязи и потускнения, стоит суповой горшок для варки супа без огня; про игрушки я уж и не говорю… Интересно, признаюсь.
    Цель моего пути как-то плавно отодвинулась в сторону. Я прогуливался, осматривал город и его население, нюхал цветы… Красивый город. Без смога и подозрительных личностей в темных переулках… Думаю, у туристов был бы популярен.
    Мое внимание привлекла троица молодых парней. Вроде бы хорошо одетых, но в местной мешанине стилей трудно понять, кто одет хорошо, а кто плохо, если только речь не идет об обносках или особенно ярких костюмах. В общем, одна из дорожек парка, где я сейчас находился, заканчивалась округлой площадкой, метра два — два с половиной диаметром, под фонарем. И на этой площадке стояли трое похоже одетых молодых парней человеческой расы. Один стоял в какой-то странной стойке, выставив локти в стороны и опустив ладони к земле, а двое других заносили над ним палки. Можно было бы подумать, что это нападение, однако эти, с палками, явно чего-то ждали. И кажется, я знаю, чего… В духовном зрении было видно, как тянутся из земли колышущиеся толстые нити зеленого сияния, а их перехватывают бледно-желтые протуберанцы ауры парня. Энергия земли растворялась в ауре и расползалась по одежде; похоже, он непосредственно, без помощи элементалов, управляет силой земли… Любопытно.
    Когда одежда, включая бархатный берет на его голове, оказалась полностью пропитана силой земли, парень кивнул. Парочка с палками обрушила на него удары, один в голову, другой в плечо — однако берет даже не помялся. Удар в плечо, похоже, тоже оказался неэффективен. Парочка с палками повторила удары, целясь на этот раз в живот и ноги. Любопытная тренировка… В том, что это именно тренировка, сомнений не было. Интересно, а я подобный трюк провернуть не смогу?..
    Я с сомнением осмотрел себя. Н-да, аура у меня по сравнению с этим парнем слабовата… Да и вообще какая-то не такая. Даже дух другого цвета…
    Неожиданно меня что-то ударило в спину, довольно мягко, но сильно. Я покачнулся, но на ногах удалось удержаться, опершись о посох. Тут же поспешил обернуться и обнаружил, что за мной — то есть теперь уже передо мной — на дорожке лежит девушка, в костюме, похожем на тот, что носит Раптари, только более светлом и немного другой кройки. Лицо миловидное, но не запоминающееся; ничего особенного. Я нагнулся, протягивая руку, чтобы помочь ей подняться, но внезапно, ошеломив меня, она завизжала. Занимавшаяся тренировкой троица тут же повернулась на звук и бросилась ко мне; те, что с палками, замахивались ими, а на ладони волшебника из нитей ауры и энергии ветра начало что-то формироваться. Упс. Прежде чем я успею объяснить, что это ошибка, меня прибьют… Защитники хреновы.
    Однако глаза боятся, а руки делают. Мысль еще прокручивалась в моей голове, а рука уже дернула плащ, и я поменял форму, буквально в последний момент успев взлететь на дерево поблизости. Клубок энергетических нитей сорвался с руки парня и со свистом пронесся рядом, снеся несколько мелких веток.
    — Да вы что там, с ума посходили? — возмущенно ухнул я. — Одна ни с того ни с сего визжать начинает, другие нападают на бедного путника…
    — Что произошло, наха? — поинтересовался меж тем парень, помогая подняться этой истеричке. Интересно, «наха» — это имя или просто обращение к девушке?
    — Он сбил меня с ног! — дрожащим голосом заявила эта врунья.
    — Я сбил? — возмутился я с ветки. — Сама меня чуть не сбила! Врезалась в спину со всей дури…
    Парень нахмурился. Совиное зрение позволяло прекрасно видеть происходящее даже с моей неудобной позиции. Я уж было решил, что он попытается-таки разобраться, что к чему, однако мое заблуждение незамедлительно оказалось разбито.
    — Ты еще и оскорбляешь даму! Дуэль!
    Ага, нашел дурака… Буду я еще из-за всякой ерунды связываться с разными психами. Правда, посох… Я не успел подхватить его, когда превращался. Но не рисковать же из-за него жизнью!
    — Дуэль до первой крови! — продолжил парень.
    Хм, это уже другое дело… Разок получить по морде намного проще, чем делать новый посох. Тем более что при его создании крови приходится проливать изрядно… Да и практика, в конце концов. Боюсь, она может пригодиться… Хотя и не хотелось бы.
    Я вздохнул.
    — Ладно… Если ты не хочешь сейчас видеть правды, возможно, поймешь, что был не прав, спустив пар. — Я спустился с ветки и вернулся к нормальному облику. Подошел к посоху, подобрал его… — Правила?
    — Не убивать и не выходить за пределы площадки.
    Он кивнул своим спутникам, и те сноровисто принялись чертить своими палками в земле окружность диаметром в десяток метров. Хм, похоже, это уже не в первый раз… Впрочем, можно было предположить. Я снова вздохнул и вошел в круг.
    — Ветер, огонь, не дайте ему использовать ваши силы, — пробормотал я себе под нос. Теоретически можно было бы и жену призвать, но… Эта зараза запросто может выкрутить так, что ситуация еще ухудшится. Так что — только в крайнем случае…
    — Приготовьтесь… — произнес один из его спутников. — Приступайте!
    Маг почти мгновенно сплел на ладони еще один клубок из нитей энергии ветра и своей ауры… однако на этот раз, в контраст прежнему десятисантиметровому мячику, это получился жалкий шарик в пару сантиметров. Подчиняясь моему приказу, сильфы оттягивали от него «родную» силу, а способностей, чтобы пересилить их, у парня явно недоставало. Я бросился к нему, пока он не выкинул что-то неожиданное; парень метнул в меня свой шарик — угодил в грудь. Удар оказался чувствительным, так что я покачнулся, но мой самодельный нагрудник, который я с некоторых пор носил постоянно, погасил большую часть удара. Еще бы амулет из него сделать… Впрочем, эта посторонняя мысль не отвлекла меня от главного. Я попытался ткнуть в противника концом вытянутого посоха, но он увернулся, закручивая какую-то конструкцию из собственной ауры; я встряхнул Домом, призывая волка, и в этот же момент маг стряхнул с руки свою фигню. Волк прикрыл меня; по его морде растеклась желтая клякса, и в следующий миг он оказался затянут в мелкоячеистую сеть. Еще один мой удар посоха парень парировал выхваченным из-за пояса длинным кинжалом, упрочненным силой земли, но его рука оказалась в опасной зоне. Сова оживает, клевок… Однако. Я победил… Полагаю, благодаря тому, что он такой же неопытный маг, как я — шаман.
    Парень замер; сова снова стала деревянной. Я убрал от него посох и бросил взгляд на волка. Он, негромко рыча, напрягал мышцы, и ячейки сети рвались одна за другой. Какие-то секунд пять — и он освободился, а обрывки сети растаяли.
    — Домой, — произнес я, и волк тоже исчез. — Ну что, остыл?
    На этот раз я обращался к изрядно раздосадованному парню.
    — Я живой, — огрызнулся он. Н-да, опять проблемы перевода…
    — Живой-то живой, но надо, чтобы был еще и спокойный. Ты чего вообще нападать на меня стал? Разобраться сначала надо было.
    — Когда мужчина видит женщину в беде, он бросается ей на помощь, а не начинает разбираться, — снова огрызнулся он. — Я не какая-нибудь ищейка из сыскного ордена!
    Ну-ну… Рыцарь. Без страха, упрека и балды. Ладно, ну его… Спишу на местные нравы. Нужно заставить эту дамочку объяснить, чего она добивалась. И желательно при этом защитнике обиженных, а то мало ли, решит еще потом найти меня и сделать в отместку какую-нибудь гадость… Правда, учитывая высказанную им жизненную позицию, это вряд ли, но мало ли… Как можно меньше риска.
    — Так, где тут наша «пострадавшая»? — пробормотал я, оглядываясь.
    Парень и его спутники тоже принялись удивленно вертеть головами. Ну вот…
    — Смылась… — с досадой произнес я.
    — Но… почему? — с искренним удивлением спросил у кого-то маг.
    — Видимо, ее задачей было спровоцировать дуэль… — пробормотал я.
    К чести парня, дураком он все же не был.
    — Возможно, это была проверка… — задумчиво произнес он. — Хотя я полагал, что подобное начнется позже. Как бы там ни было, я приношу свои извинения.
    Он склонил голову. Я пожал плечами.
    — Ладно, бывает. Только в следующий раз будь рациональнее, а то могут проверять и способность разобраться в происходящем.
    — Благодарю за совет. Я это учту.

    Закончив с этим неприятным происшествием, я поспешил к своей изначальной цели — уже начинало смеркаться, и я не хочу, чтобы лавка оказалась заперта. Загулялся я в парке… Однако думать по пути не переставал.
    Поскольку вероятность того, что прошедшая дуэль могла привести к серьезным травмам, невелика, скорее всего это действительно было испытание. Только вот для мага или для меня?.. В конце концов, разведке Иль-Кракрау тоже небезынтересно выяснить, на что я способен. Более того, они просто обязаны это выяснить, раз уж я с ними сотрудничаю… Парень, судя по пылким порывам духа, не при делах, просто невольная жертва. Обычный молодой и излишне самоуверенный студент… А что насчет той девицы, которая меня толкнула?
    Я нахмурился. А ведь я совсем не помню, как выглядел ее дух… Хотя кто именно это был, большого значения не имеет. Вернусь в гостиницу и проверю самую очевидную версию…
    — Если у тебя под рукой есть кицуне, во всех пакостях обвиняй их, не ошибешься, — заметила сова.
    Я усмехнулся, но кивнул. Раптари действительно самая очевидная подозреваемая.
    Лавка портного еще была открыта, так что я купил готовый недорогой костюм — денег все равно было жалко, но запасная одежда нужна, — прихватив заодно и еще несколько рулонов «мягкого счастья». Кто знает, куда еще меня занесет, лучше сделать запас… Все равно копейки.
    Служанку я встретил у двери своей комнаты. Она как раз обходила комнаты со своим предложением. Переоделся я еще в лавке портного, так что вручил ей свою старую одежду и поинтересовался, нет ли в гостинице ванной. Выяснив местоположение желанного объекта, к нему я и направился — выяснение отношений с лисой может и подождать.
    Ванна оказалась большой, чуть ли не три метра в длину и около метра в ширину, но не очень глубокой. Зато в бортик оказалось встроено что-то вроде подушки, чтобы можно было, расслабившись, полежать в теплой воде… Правда, приятное впечатление портила вмонтированная с другой стороны табличка, указывающая цену за полчаса использования ванной. Впрочем, я сэкономил — водопровод включать не стал, обошелся своими силами. Да и подогрев обеспечил тоже сам… Сперва хотел использовать для этого джинну, но в конечном итоге обошелся саламандрами.
    Эх, хорошо… Если закрыть глаза, можно представить, что я дома. По-моему, я даже задремал, поскольку мне привиделось, как в комнату вошла Раптари и прошла в раздевалку за дверью сбоку.
    Раздался скрип открывающейся двери; хозяин явно экономит на смазке, в номерах та же проблема. Я открыл глаза; в комнату вошла Раптари.
    — А на двери показано, что не занято, — заметила она.
    — Видимо, из-за того, что я свою воду использовал, — объяснил я. Настроение было слишком благодушным для разборок. — А вообще я уже заканчиваю. Выйди на минутку, я сейчас.
    Она послушно вышла из ванной комнаты. Я поспешил встать и слить воду; сильфы немного пообмахивали меня Искоркой, после чего я снова облачился в нижнее белье и вышел к Раптари. Она ожидала меня в коридоре, оперевшись о стену.
    — Прошу, — предложил я. — Свободно.
    — Нужно поговорить, — сообщила она.
    — Это точно, — согласился я.
    Кицуне вошла в ванную, поманив меня за собой.
    — Начнем с тебя, — произнес я. — Что ты хотела сказать?
    — Предпочитаю сочетать приятное с полезным, — отозвалась она, скрываясь в раздевалке. — Включи пока воду.
    Я пожал плечами и выполнил просьбу. Ее дело… Я от такого зрелища отказываться не стану.
    Однако меня постигло разочарование. Из раздевалки вышла крупная рыжая лиса с тремя хвостами и легко запрыгнула в ванную. Готов поспорить, она это специально…
    — Так что ты хотела сказать? — повторил я.
    — Действительно, хорошо, — заметила она, причем голос ничуть не изменился, не то что у меня после превращения. — Немного горячей добавь, пожалуйста.
    — Издеваешься? — поинтересовался я.
    — Это непроизвольно получается, — пояснила кицуне. — Ладно, придется самой…
    Я не понял, что именно произошло. Кажется, она охватила себя хвостами, затем словно скрутилась в ничто и снова вывернулась, уже в человеческом виде. И все это — за полсекунды. Совершенно не так это себе представлял…
    Протянув руку к крану, кицуне подрегулировала воду. А фигура у нее не хуже, чем у джинны, я погляжу…
    — Так ты собираешься говорить, что там у тебя? — поинтересовался я. — Или я спать пойду.
    — Интересно, что будет сниться, — усмехнулась Раптари. — Я хотела сообщить о возможности для тебя устроиться и получить источник финансирования. Интересует?
    — Естественно, — проворчал я. — Только что именно ты имеешь в виду?
    — Я имею в виду небольшой, но личный замок. Титул и налоги прилагаются.
    — В чем подвох?
    — Никаких подвохов. Просто тебе придется поработать. Профессионально. Замок заброшен, поскольку там обитает куча духов. Сможешь их изгнать или как-то с ними договориться и прожить в замке два месяца, — он твой вместе с титулом и прилегающими землями.
    Она побултыхала в ванне ногами, затем перекинулась обратно в лису. Мокрая лиса — довольно неприглядное зрелище…
    — Что за духи? И почему никто его не прибрал к рукам? И чем мне грозит обладание им?
    — Подробно сможешь завтра посмотреть в архивах, а так… Небольшой замок на границе с землями орков, формально под протекторатом Ганке-Ло. Вроде бы пятьдесят лет назад хозяин замка поссорился с одним из оркских шаманов, и тот наслал на него проклятие. Хозяин сбежал, а по закону если замок заброшен в течение двух месяцев, то он становится ничейным. С тех пор там так никто и не поселился — проклятье все еще действует. Впрочем, окрестные земли населены, так что без налогоплательщиков не останешься.
    — Правда, вряд ли им понравится снова платить налоги… — проворчал я. — Возможно, потому никто замок и не зачистил… Ладно, попробую. Не проверишь, не узнаешь… А какое именно племя орков было причастно, ты не в курсе?
    Раптари, перекинувшаяся обратно в человеческий облик, только пожала плечами.
    — Ладно, завтра сходим в архив, там и определюсь, — решил я. — А теперь, любезная, колись. Ты зачем эту дурацкую дуэль подстроила?
    — Какую еще дуэль? — удивилась она, однако теперь меня не так легко провести, как раньше, тем более что хитринка в сиянии духа проскочила.
    — Ту самую, сегодняшнюю. Хотела проверить, на что я способен?
    — Не подстраивала я никаких дуэлей! — категорично возразила Раптари.
    — Ты когда врешь, у тебя хвост дергается, — заметил я.
    — Какой хвост? — удивилась она. — У меня же его нет.
    — У тебя дух с хвостиками, — пояснил я. — И левый дергается, когда врешь.
    Кицуне хмыкнула.
    — Шутишь, — заметила она.
    — Ну, не одной же тебе шутить, — пожал я плечами. — Да и не шучу. Так зачем тебе это?
    — Вот пристал… — недовольно скривилась Раптари. — Нужно же было посмотреть, на что ты способен. В конце концов, если что, тебя и защищать придется… Да и сам ты смог прикинуть свои силы в сравнении с учеником мага.
    — Я так и знал, — вздохнул я. — Ладно, тогда завтра проводишь меня до архива, а там посмотрим… Не буду мешать.
    — Спокойной ночи, — произнесла лиса мне в спину.
    Наутро моя одежда, уже постиранная, поглаженная и высушенная, лежала в корзинке под моей дверью. Оперативно… Впрочем, переодеваться я не стал, просто сложил ее в коробочку.
    Раптари присоединилась ко мне за завтраком. По бросаемым на нас взглядам можно было предположить, что персонал гостиницы в курсе нашего совместного визита в ванную. Еще бы там что-то было… Впрочем, все впереди, все в наших руках.
    Я усмехнулся. Женат всего ничего, а уже налево тянет… Впрочем, это так, отвлеченные мысли теоретического плана.
    После завтрака я в первую очередь еще раз заскочил в «Собор всех богов» для установления личности давешнего божества. Имен там был приведен целый список, а вот «род деятельности» моего знакомца — неожиданности, розыгрыши и азартные игры. Хм… Интересно, его вообще обыграть можно? Сомнительно…
    В общем, быстро прояснив род занятий знакомого божества, я направился за кицуне прямиком к городскому архиву, где она меня и бросила. Как оказалось, граждане города могли пользоваться услугами публичной части сего заведения бесплатно, с неграждан взималась символическая плата — и сиди себе, зарывшись в бумаги, хоть весь день… Именно в бумаги — магических средств хранения информации здесь не было. Во всяком случае, в публичном отделе.
    Правда, за низкой ценой стоял призрак грандиозного штрафа за порчу публичной собственности — до сотни золотых! — но документы не были ветхими, а обращался я с ними осторожно, так что бояться нечего. Искать нужные документы тоже оказалось не так сложно, как я боялся; архив был разбит на административные сектора, которые, в свою очередь, делились на группы по алфавиту. Правда, с алфавитом возникли небольшие сложности, но я разобрался. Вскоре на столе передо мной лежала папка, подписанная «Карагал, замок».
    В общем-то, большую часть информации Раптари мне уже рассказала, однако кое-что полезное я в документах все же нашел. Во-первых, проклял замок шаман Цака, по прозвищу Сидящий на облаке, из племени Жеребца. Если что, по крайней мере, нынешний шаман не откажется со мной поговорить…
    Проклятье оценивалось как «низкой опасности, средней сложности». Вопрос, почему хозяин предпочел бросить свою собственность, вместо того чтобы нанять специалиста, объяснялся на предыдущих страницах. Во-первых, оплата квалифицированному специалисту равнялась четырехмесячной прибыли с данного замка, во-вторых, происходящие примерно раз в год рейды орков обходились примерно в годовую выручку — когда-то чуть больше, когда-то чуть меньше, и в-третьих, у бывшего хозяина имелись куда более удобные и выгодные источники финансов, так что в итоге оказалось проще избавиться от кучи проблем под названием «замок Карагал». Н-да… Впрочем, мне выбирать не из чего. Да и понятно было, что хороший замок не стоял бы бесхозным… Попробовать все равно нужно. Заодно и испытания «гранат» вне города проведу…
    У смотрителя архива я заодно выяснил и юридическую сторону вопроса. Раптари не врала: здесь действительно существовал закон, согласно которому любой, проживший в замке два месяца, становился его полноправным владельцем, и наоборот — замок, два месяца простоявший пустым, становился ничейным. Даже специальную процедуру разработали: регистрируешься, получаешь что-то вроде маячка, работающего от твоей ауры, и раз в сутки фиксируется его местонахождение. Просто и достаточно удобно. Разберусь с проклятьем, тогда и зарегистрируюсь… Регистрация, к слову, опять-таки платная, но недорогая.
    По рекомендательным письмам Манке я все же решил пока не ходить. Вот разберусь с замком, тогда и… Одно дело — шаман-бродяга без определенного места жительства, и совсем другое — хозяин пусть бедного, но личного замка, да еще и с титулом в придачу. Встречают, к сожалению, по одежке и социальному статусу… В общем, я решил с замком не затягивать. Конечно, не факт, что я справлюсь, но сначала попытаюсь, а там уж…
    Там же, в архиве, я выяснил, какие городские врата ведут в окрестности моих будущих владений, срисовал примерный план местности, после чего направился в замок.
    Данные врата популярностью, похоже, не пользовались. Однако и запущенными тоже не были; они выглядели точно такими же, как и те, через которые я прибыл, только охранник здесь был всего один. Выйдя из врат, я огляделся. Холмистая местность, то тут, то там — зеленые рощицы. В отдалении виднелась пара полей, к которым от врат вилась узкая и не особо утоптанная тропка. Время приближалось к вечеру… Впереди на одном из холмов возвышался мрачный силуэт замка. Он, родной… Мне туда.
    Учитывая, что проводить осмотр замка ночью, когда все злые духи набираются сил, мне бы не хотелось, к замку я поспешил на всех крыльях. Заодно немного осмотрел с неба свои потенциальные владения… Что я могу сказать, бедно. Пара попавшихся по пути деревенек выглядели ненамного лучше той безымянной деревеньки, из окрестностей которой я начал свой путь. Впрочем, если договориться с духами… В принципе, все не так уж мрачно.
    Вблизи замок производил столь подавляющее и гнетущее впечатление, что я остановился на ведущей к нему вверх по склону холма дороге, не долетев метров пятьсот. Вернее, это не сам замок, а что-то внутри него излучало некую потустороннюю жуть и уныние. И это сейчас, когда солнце еще не опустилось за горизонт… Что же здесь творится после его захода?..
    В целом замок выглядел хорошо сохранившимся. Угрюмые каменные стены стояли ровно, башни не покосились… Я, конечно, не специалист, но, по-моему, он в хорошем состоянии. Что и прекрасно, не придется тратиться на ремонт… Ров, правда, высох, и от подъемного моста остались только гнилые обломки, но это не страшно. Ну, и еще стены мхом поросли…
    Оп-па… Вот я и нашел первый признак проклятия. Никакой это не мох, а мимикрирующий под него злой дух… Помнится, Лукьяненко в «Дозорах» похожую пакость описывал, но эта будет посерьезнее. Поглощает положительные эмоции, растет, в качестве продукта «жизнедеятельности» излучает эмоции негативные, например, те самые уныние и страх. Угрозы жизни не несет, но жить рядом с ним совершенно невозможно, а вычищать — долго и нудно. А придется…
    Я вздохнул, прикинул размер замка и вздохнул еще раз. Это с утра придется делать, и как бы не на весь завтрашний день работы… А пока не избавлюсь от мрачника, дальше и соваться смысла нет. Все равно в такой атмосфере работать не получится…
    Внешний осмотр, впрочем, я довел до конца, пока солнце не зашло. Похоже, проклятье типовое — Беспамятные, Непрухи, гнилостные духи, Лихоманки… Поработать придется как грузчику — много, тяжело, но особой квалификации не требуется, и, чтобы завалить дело, нужно постараться. Могло быть и хуже… Хотя еще может.
    В общем, поскольку проводить ночь рядом с замком, особенно когда у меня имеется проплаченная комната в гостинице, никакого желания у меня не было, закончив осмотр, я смотался обратно в Ганке-Ло.

    Когда вечером я просил служанку разбудить меня с утра, я не имел в виду так рано! Шесть часов — это перебор. Или недобор, как посмотреть…
    Ладно, буду считать эту побудку первым шагом в борьбе с ленью. Хотя перед делом все же лучше было бы выспаться… Ну да ладно. Собраться, позавтракать — и вперед, на зачистку.
    — Замком собираешься заняться? — Раптари возникла прямо-таки из ниоткуда.
    Я кивнул.
    — Можно посмотреть?
    Я пожал плечами.
    — Почему нет? Только придется помогать. И без всяких штучек, иначе можем пострадать вдвоем.
    Кицуне кивнула.
    — Кстати… Ты случайно лепить скульптуры не умеешь?
    — Талантом скульптора не обладаю, — несколько удивленно ответила она. — А что?
    — Жаль… Было бы гораздо легче.
    В лисьем облике кицуне оказалась поразительно проворной. Хотя путь по земле существенно длиннее и сложнее, чем по воздуху, она отстала от меня всего на пару минут. Она перекинулась в человеческий облик, и я вручил ей подобранную неподалеку сухую ветку; еще одна находилась у меня в руках.
    — И что мне делать? — поинтересовалась она.
    — Чертить круг, — вздохнул я. — По часовой стрелке, отсюда и вокруг замка. А я буду чертить еще один…
    — И сколько всего? — мрачно спросила кицуне, явно жалея, что напросилась со мной.
    — Не меньше шести.
    — Весело… — заметила она.
    Я кивнул, начиная чертить. Думал, на этом мы сегодня и расстанемся… Однако Раптари меня удивила.
    — Надеюсь, особая точность не требуется?
    — Если бы требовалась, я бы и не начинал, — отозвался я.
    Через несколько секунд меня обогнала лиса с зажатой в зубах веткой, второй конец которой бороздил землю. Резво взяла…
    — Быстро справились, — заметил я через пару часов. — Спасибо, все сделано благодаря тебе.
    Кицуне, все еще в лисьей форме, согласно кивнула. По-моему, она даже не устала. Оборотни вроде существа выносливые… За собой, правда, такого не замечал, но я-то не настоящий оборотень.
    — И что теперь? — поинтересовалась кицуне.
    — Теперь приступлю к зачистке… — вздохнул я. — Главное, за черту не заступай.
    Я присел на корточки возле внешней окружности, положил посох на колени и закрыл глаза. Набрал в грудь воздуха и запел. Одна непрерывная нота, с горловой модуляцией… С непривычки сорвался, закашлялся. Пришлось начать сначала.
    Вообще-то то, что я делаю, можно сравнить с подманиванием голубей: «гули-гули-гули»… Только вместо голубей — дух Грузга, похожий на огромного слизня. Подманивать его пришлось минут десять, за которые я успел охрипнуть. Однако пульсирующий белесым светом слизняк все же явился на зов, и достаточно быстро. Иногда его приходится ждать по часу, а то и больше…
    Грузга пополз по стенам, пожирая «мох». Отличающийся изрядной медлительностью мрачник сообразил: что-то не так! Но что именно происходит, он осознал только через несколько минут, когда Грузга сожрал почти половину его массы. Однако когда до него наконец дошло, среагировал он оперативно. Мох разделился на множество мелких клочков, которые принялись проворно расползаться в разные стороны и прятаться в щели, двигаясь существенно быстрее слизня. Ну что же… Переходим ко второму этапу.
    — Огонь, явись, — приказал я. Вскоре я оказался окружен кольцом из нескольких десятков саламандр. — Ищите части мрачника и гоните их на Грузгу, — скомандовал я. — Исполнять…
    Саламандры разбежались. Мрачник хоть и не горит, но огня не любит, так что доставшаяся мне власть над младшими огня пришлась очень в тему. Впрочем, саламандры все равно не смогут выгнать на пожирателя все части злого духа, а от мрачника нельзя оставлять ни единой частицы… Так что вскоре придется перейти к третьему этапу — выскребанию остатков. К нему я и принялся готовиться, пока саламандры выполняли свою работу. Натаскал сухих веток, сложил костерок… Ну, в принципе, уже можно. Раскрыв сумку, я достал кремень и огниво; конечно, воспользоваться саламандрой куда проще, но положено так…
    — Помочь? — поинтересовалась Раптари.
    Вздохнув, я отрицательно покачал головой.
    Хотя знание о том, как пользоваться допотопной хреновиной, у меня тоже нашлось, теория и практика — две разные вещи… Пришлось повозиться. Однако я все же справился с этой, так сказать, зажигалкой; огонь разгорелся. Кремень и огниво вернулись в сумку, а из нее появилась тушка цыпленка, завернутая в кусок грубой ткани, — жертва.
    Жертвоприношение — отдельная морока. Если бы достаточно было просто бросить жертву в огонь и считать дело сделанным… Увы, на деле процедура довольно сложная. Сперва — предкам, печень и левая нога; причем печень нужно сжечь, предварительно вырезав из тушки, а ногу следует оставить на камне или в ветвях дерева. Правую ногу со словами благодарности — тени тотема. Сова в момент заглотила ее вместе с косточкой и снова одеревенела. Тушка — с вырезанным сердцем, оно используется в самом конце — с ритуальными фразами отправилась в огонь; на миг пламя вспыхнуло выше моего роста, сменив цвет на зеленый. Жертва принята… Впрочем, я с Великой Совой не ссорился, так что было бы странно, случись иначе. Теперь излагаю просьбу — помочь мне очистить замок от злых духов. Дым от костра сложился в фигуру совы; просьба услышана. Впрочем, понятное дело, полностью очищать замок Великая Сова не станет — какая жертва, такая и помощь… Хотя, похоже, она не только собрала в одно место остатки мрачника, как я рассчитывал. Часть засевших в замке злых духов тоже улетучилась…
    Грузга доел согнанные Совой в одно место остатки мрачника и испарился — больше ничего вкусного для него здесь не было. Ну что же, первую линию я вычистил быстрее, чем рассчитывал… Теперь нужно что-то делать с цыплячьим сердцем. Его можно отдать духу — хранителю данной местности, закопав под кострищем, либо съесть самому, усвоив скопившиеся в нем остатки силы. Ну, оно, может, и хорошо, но есть сырое… Фу. Да и местному хранителю, пришибленному проклятием, нужно силы восстанавливать… Он мне еще пригодится.
    Принеся жертвы, я прикинул время. Солнце уже начало спускаться, но время до заката еще есть, так что можно провести еще один обряд, по изгнанию Беспамятных. Тем более что я это уже делал, в деревне…
    Процедура прошла гладко, но на этот раз я не стал гоняться за «колобком». Если просто прогнать его, Беспамятные уже на следующую ночь вернутся обратно, притянутые продолжающим действовать проклятьем. Так что… Я пришпилил «колобка» посохом к земле, как только он сформировался, и вызвал из Дома волка. Тот по команде набросился на «колобка» и моментально изорвал его в клочья.
    Замок словно загорелся: из него повалили густые клубы черного дыма. Часть Беспамятных прямо на глазах рассеивалась, превращаясь в ничто, остальные разлетались кто куда, стремясь навсегда покинуть это место. Однако…
    — Бежим! — крикнул я Раптари. Та, все еще в лисьей форме, удивленно фыркнула, но послушалась и рыжей молнией мелькнула по направлению к порталу. Я понесся следом за ней, на бегу превращаясь. А из замка повалили злые духи, раздраженные моими вмешательствами. Если истребление мрачника их не задело, то в изгнании Беспамятных они уже почуяли угрозу для себя.
    Внутренние, сдерживающие угрозу изнутри, круги задержали их достаточно, чтобы мы с Раптари успели слинять. Далеко удаляться от проклятого замка духи не могут, так что они прекратили преследование на полпути до ворот. Ну что же, прошло вполне неплохо… Завтра можно будет продолжить. Правда, меня беспокоит одна мысль… После того, как я все зачищу — в том, что мне это по силам, я уже почти не сомневался, — какие-нибудь авантюристы могут заявиться на готовенькое и выгнать меня из честно заработанного замка. Возможно, я зря опасаюсь, но все же об этом нужно подумать… Лучше перестраховаться, чем потом жалеть.
    — Ну вот, — сообщил я Раптари, останавливаясь, чтобы отдышаться. Драпать пришлось со всех крыльев и на всякий случай до самых ворот. — Так вот и работаем… Неплохо получилось.
    — Так все прошло нормально? — уточнила она, следом за мной возвращая себе человеческий облик. Я кивнул. — А почему тогда бежать пришлось?
    — Все по плану, — пожал я плечами. — Изгнать всех за один раз… ну, скажем так, я на такое не способен. Часть изгнал, от остальных пока что сбежал. Ими займусь в следующий заход.
    — Понятно… — пробормотала кицуне. — Задача разделяется на части, которые выполняются последовательно.
    — Именно, — согласился я.
    — А в целом как оцениваешь? Справишься?
    — Так иначе я бы и начинать не стал, — снова пожал я плечами.
    — Понятно… Ну, было любопытно. Никогда не доводилось наблюдать за работой Говорящего с духами…
    — Было б на что смотреть… — пробормотал я. — Ладно, мне нужно отдохнуть. Завтра придется продолжить, и, боюсь, будет уже сложнее… Вообще в ближайшее время придется повозиться.
    — Это верно, — согласилась Раптари. — Ладно, у меня тоже дела. До завтра…
    И она шмыгнула в ворота. Я еще раз оглянулся на замок и последовал за ней.

    Я плотно поужинал, — хозяин приобрел-таки еще порцию корня, немного пополнив мои финансы. Затем, несмотря на то что было еще довольно светло, отправился спать. Зачистка меня все-таки утомила…
    Перед сном, уже в постели, я еще немного поиграл с сильфами в «съедобное-несъедобное», адаптированную версию, потом они продолжили играть, а я заснул… И обнаружил себя в каком-то странном месте! В одежде, с сумкой и с посохом в руках… Все вокруг затянуто подозрительно колышущимся, несмотря на безветрие, туманом. Непонятно, какое сейчас время суток. Передо мной горит огромный костер, в отсветах которого сквозь туман вокруг можно разглядеть что-то вроде руин. На нормальный сон не похоже… На всякий случай я себя ущипнул. Больно…
    Вообще-то по ощущениям похоже на Верхний мир, но не совсем. Я словно посередине между ним и миром материальным… Я попытался сдвинуть восприятие, однако туман блокировал даже духовное зрение. Я так и знал, что с ним что-то не то…
    Я перевел взгляд на огонь. Угу… Огонь такой же подозрительный, как и туман. Какой-то многослойный, и ни одной саламандры… Что-то в нем определенно тоже не так.
    Внезапно колыхание тумана прекратилось; он замер. А огонь… На миг я понял, что он усмехается; впрочем, дружелюбно, чем-то напомнив саламандру во время брачного обряда. Я изумленно уставился на него и вдруг понял, что стою прямо перед костром. А за костром, с другой стороны, сидит еще кто-то…
    Я рефлекторно сжал посох и только тут заметил, что моя левая рука возвратилась к «тюнингованному» когтистому состоянию. Удивительно, что я еще себе запястье не разодрал… Однако, возвращаясь к ситуации. Сидящий за костром мужчина в странноватом кожаном доспехе с любопытством и некоторым удивлением рассматривал меня, я — его. Опомнившись, я сдвинул восприятие, на этот раз получилось, и обнаружил, что дух моего визави светится желтым, но, во-первых, существенно ярче большинства тех, кого я видел, а во-вторых, в желтом сиянии был заметен и четко различимый темно-синий цвет.
    — Привет, — он помахал рукой.
    — Ага, — я повторил его жест. Левой рукой. Н-да, напрасно… Не могу винить его в странноватом взгляде, я бы и сам смотрел на это с подозрением. Хм… И все-таки, он человек или дух? Разве что спросить…
    — Ты случайно не дух Верхнего мира? — спросил я, пытаясь — безрезультатно — обойти костер. Как бы я ни старался, все, включая меня, костер и сидящего за ним, оставалось на прежнем месте.
    — Почти, — буркнул он, с интересом наблюдая за моими усилиями. Я остановился. Ерунда какая-то… Что еще за магия такая?
    Последнее я произнес вслух.
    — Мне-то откуда знать, — пожал плечами сидящий. — Сам не местный.
    — Что-то ты темнишь, — я прищурился, пытаясь получше рассмотреть его через пламя костра. — Ты вообще кто?
    — Ассасин, — усмехнулся он.
    — Ассасин… — хмыкнул я. — Типа ниндзя…
    — Поч…
    Он замер. Оп-па…
    — Я не ниндзя, — как можно спокойно начал он, — я ассасин, такой же, как в компьютерных игрушках.
    — А-а, а я уж…
    Я замер. Таки да… Угу… Я не одинок! То-то я и смотрю, штуковины у него на поясе ностальгически напоминают Дьябло: Лорд разрушения…
    Мы замерли.
    — Чертовщина какая-то, — наконец произнес он.
    — Вот именно, — я медленно опустился на землю, осторожно положив посох рядом. Все-таки лучше пусть будет под рукой… Да и огонь этот меня смущает.
    Некоторое время мы молчали. Не знаю, как он, а я пытался понять, что все это значит, а также проверял Дома. Они не отзывались. И почему, если все мое имущество вроде как со мной, рядом нет сильфов?..
    — Э-э, тебя хоть зовут как? — наконец спросил он.
    — Дмитрий, — пробормотал я, пытаясь понять, что именно не так с Домами. — А тебя?
    — Лекс, тьфу, Александр.
    О, еще и русский… скорее всего. Приятно… Я так и сказал.
    — И мне тоже.
    Снова замолчали. Я попытался достучаться до не проявляющей себя совы, однако она никак не реагировала, оставаясь просто деревянной фигурой. Я по ней даже щелкнул, но она не прореагировала и на эту вопиющую фамильярность.
    — И что дальше? — пробормотал я.
    — Не знаю, — покачал головой Александр. — Может, ты знаешь?
    — Я? — удивился я. — Я вообще не понимаю, где нахожусь! Помню, лег спать, потом…
    Я задумался, пытаясь вспомнить, было ли что-то в промежутке между гостиничной постелью и костром.
    — Потом оказался тут, — подсказал он.
    — Точно, — согласился я, кивнув. — Странное место. Моя магия тут не действует, и вообще все чувства как в тумане, к тому же сильфиды куда-то пропали… Опять шутничок Арагорн, что ли, постарался?
    — Ну не знаю, для меня это просто сон, я тут уже несколько раз бывал. А ты, я смотрю, маг?
    — Шаман.
    Возвращаясь к вопросу имущества… Я достал сумку и перебрал ее содержимое. Слишком детально для сна… Все на месте, включая мой памятный сухарь. Мелькнула мысль бросить его в огонь и проверить, что получится, или угостить Александра… Впрочем, он мне пока ничего плохого не сделал. Я улыбнулся, скрывая улыбку сумкой, потом вздохнул.
    — Бред, — наконец сказал я, убирая сумку. — Даже без всей своей магии могу сказать, что это не просто сон… да и туман этот неспроста.
    Ну, вообще-то у меня магии в любом случае всего ничего, но объяснять тонкости профессии шамана и чем шаман отличается от мага — неподходящее место и время.
    — А то я не догадался, — усмехнулся он.
    — Пытался отойти от костра? — поинтересовался я.
    — Нет.
    Ну что же… Если обойти его нельзя, попробую иначе. Я подхватил посох, поднялся и решительно шагнул в стену тумана. Он тут же окутал меня, и возникло ощущение, что я переместился не на один шаг, а существенно дальше. Я обернулся и обнаружил, что огонь костра действительно просвечивает сквозь пелену тумана на отдалении. Так… На всякий случай, чтобы не заблудиться, я опустил посох, так, чтобы он волочился и чертил в мягкой земле борозду. Сдвинул восприятие и убедился, что за ним остается слабое, но заметное свечение. Не уверен, что это поможет, с учетом здешних странностей, и долго оно в любом случае не продержится, но все же лучше, чем ничего.
    В общем, поднимаю глаза от земли и вижу впереди какую-то фигуру. Еще один «попаданец»? На всякий случай я снова вцепился в посох. Фигура не двигалась; возможно, не заметил меня? Я осторожно приблизился… и чуть не стукнулся лбом о статую. Дистанция снова сократилась рывком.
    Со спины статуя размером с человека казалась подозрительно знакомой. Я, отступив от нее и готовясь, если что, отпрыгнуть, сдвинул восприятие; однако статуя, как и туман, оказалась непрозрачной для духовного взора. Что уже говорить о ее необычности… Я принялся осторожно, боком, обходить ее, чтобы рассмотреть спереди. Э-э… Я ошарашенно потряс головой и похлопал себя по щекам. Не помогло. Статуя Ленина осталась на своем месте. Однако… Не думаю, что я спятил или что здесь действительно поставили хорошо знакомую мне статую — у нас в городе стоит точно такая же. Тут возможны как минимум два варианта — либо это все-таки поработал один знакомый мне шутник, либо статуя реагирует на того, кто к ней подходит.
    Словно поняв, что ее раскусили, очертания статуи расплылись, и вот на месте Ленина уже стоит Фемида. Весы, меч, повязка на глазах… Ну вот, как я и подозревал.
    Я принялся рассматривать статую внимательнее. Опа, а это у нас что? Похоже, в низеньком, ушедшем в землю постаменте, на котором стояла статуя, есть что-то вроде дверцы… Я принялся раскапывать землю, чтобы попытаться ее открыть. Так, так… Кажется, поддается…
    И вот, когда дверца явственно начала поддаваться под лезвием ножа, которым я ее ковырял, вокруг меня резко сгустился туман, словно всасывая, и с толчком в спину выплюнул обратно к костру. Я чуть не угодил в огонь, едва сумев затормозить. Вот дрянь!
    — Далеко ушел? — поинтересовался по-прежнему спокойно сидящий у костра Александр.
    — Откуда я знаю, — раздраженно бросил я, досадуя на неудачу. — В этой мути все одинаково, хотя я там на одну интересную статую набрел…
    Тут я заметил, что народу у костра прибыло. С некоторым удивлением я посмотрел на сидящую на коленях… гм… даму. Н-да, не красавица… Не то чтобы меня это волновало. Меня заинтересовало другое. Я сдвинул восприятие, обнаружив столь же яркий, как и у Александра, дух, но на этот раз с металлическим, стальным отливом, и вопросительно глянул на «ассасина».
    — Сам не знаю, — пожал он плечами. — Недавно подошла. Даже не успел спросить, как зовут и…
    — Алена, — неожиданно подала голос девушка. — И, ради Светоносной, объясните мне, где я нахожусь? И кто вы такие?
    Мне почему-то стало весело. Собралась компашка… неизвестно кого у костерка…
    — О, она еще и говорить умеет, — усмехнулся я. — Это просто удивительно.
    — А в лоб? — хмуро поинтересовалась девица.
    — Еще и боевая, — я подмигнул Александру. Несколько странноватое у меня состояние… Мне стало как-то беззаботно и легко. Такое чувство, словно все под контролем…
    — Мадам, — продолжил я, решив невзначай прощупать девицу. — Разрешите представиться. Дмитрий, шаман. А вот тот тип в странных одеждах — Александр, он типа ниндзя.
    — Алена, клирик, — буркнула девушка, поморщившись. — И все же где мы находимся? Что это за странный костер и…
    — Вопросы, вопросы, — я улыбнулся. У меня у самого этих вопросов… — Могу сказать одно — я не знаю, а вот наш таинственный друг, — я кивнул в его сторону, — если что и знает, то молчит, как белорусский партизан.
    Ну-с, посмотрим на реакцию… Если дама из «наших», то не сможет не среагировать. Угу… Она аж подскочила.
    — Ребята, вы тоже?!
    Внезапно стена тумана вздрогнула и с каким-то протяжным всхлипом втянула девушку внутрь. Ну что такое! Опять на самом интересном месте!
    — Что за?.. — пробормотал я, и тут туман сомкнулся уже вокруг меня. Меня тряхнуло, куда-то протащило… и я проснулся.
    Вот тебе на!.. Ругаться я не стал, не приучен, но настроение было как раз такое. Как раз когда я собирался перейти к главным вопросам! Надо было спокойно выяснить, кто они такие, как «попали» и где сейчас находятся… Возможно, удалось бы действовать сообща — вместе в любом случае легче искать выход из той задницы, в которой мы оказались. Что это не был просто сон, я не сомневался. И его наверняка кто-то контролировал — сначала меня выдернули от статуи, когда я начал открывать нишу, затем от костра, когда я собирался задавать вопросы… Наиболее подходящая кандидатура очевидна, но все же не буду спешить с выводами.
    Я огляделся. Сильфид не было видно. Дома снова ожили, но моих феечек в них не было. Шляются где-то… Ничего, если понадобятся, я их позову.
    Я встал с постели, подошел к посоху и прикоснулся к сове.
    — В чем дело? — неохотно спросила она.
    — Ты ничего странного не замечала?
    — Ничего угрожающего. Я спала…
    — Ладно, потом поговорим… — пробормотал я. В принципе, это не к спеху… Разве что до следующего сна стоит попытаться хоть что-то прояснить, на тот случай, если это повторится.
    Ладно. Судя по голосам за стеной, уже утро. Ну что же, я уже встал, так что — умыться, одеться, в туалет… пока не нужно, и завтракать. А потом — на работу…

    На практике оказалось, что уже около двенадцати часов дня. Сильфид я подобрал на выходе из здания; Раптари уже сидела за моим столиком, лакомясь мороженым.
    — С добрым утром, — произнесла она. — Я нашла кое-что, что может тебя заинтересовать.
    — Вообще-то я завтракаю, — заметил я.
    Кицуне кивнула.
    — Ну так я же и не тороплю. Но тебя это действительно должно заинтересовать…
    — Что именно?
    — Ну… Я бы предпочла сделать сюрприз.
    — Нет уж, благодарю.
    — Почему? — удивилась она.
    — Ты, кажется, кицуне?
    — Резонный аргумент, — вынужденно признала она. — Я нашла один магазинчик, который будет тебе интересен. С профессиональной точки зрения.
    Действительно, любопытно…
    — Хорошо, позавтракаю, и сходим, — согласился я. Замок можно пока отложить, пусть взбудораженные духи немного успокоятся.
    Идти пришлось довольно далеко, чуть ли не к центру города; как обычно, Искр бежал следом, сильфы порхали вокруг. По моим наблюдением, чем ближе к центру, тем более магически насыщенным становилось окружение. Я не просто о напряженности магии; магия здесь ощущалась и в людях, и в домах, и в… Да во всем. Даже магазины — если на окраине они продавали товары с примесью магии, то здесь скорее магию с примесью вещей. Н-да, это действительно город волшебства…
    Мы свернули с основной улицы в переулок. Впрочем, он тоже был аккуратным, чистеньким и удобным для прохода. Еще немного, и Раптари указала мне на дверь небольшого жилого домика с закрепленной над входом доской с трудноразличимым рисунком. Я вопросительно посмотрел на даму; она толкнула дверь и вошла внутрь. Ну, по крайней мере ведра воды над дверью можно не опасаться… Я вошел следом.
    Первое, что бросилось мне в глаза, — всевозможные охранные и ограждающие знаки, которыми были покрыты стены и потолок. Причем вполне настоящие… От пожара, от потопа, от болезней, от горестей, от неудач, от дурных снов… Некоторые — в разных версиях или в нескольких экземплярах; кое-какие я не знал, но что-то подсказывало, что силой обладают и они.
    Следующим привлекли внимание занимающие дальнюю половину помещения полки, забитые различными предметами, и расположенные у противоположной стены две лестницы, вверх и вниз. Окон в помещении не было, и определить источник света не удавалось, но освещено оно было хорошо. Мягкий свет словно заполнял пространство, проникая во все уголки.
    Я шагнул к полкам, желая подробнее рассмотреть их содержимое, и заметил на одной из них солнечного зайчика. То есть он выглядел, как солнечный зайчик; однако, как незамедлительно подсказали шаманские знания…
    — Ух ты! — не удержался я от восхищенного возгласа. — Люмен!
    — Люмен солар, если точнее, — сообщил мужской голос. По лестнице снизу поднялся массивный мужчина с густой черной бородой и в грязном фартуке. По виду — грузчик грузчиком… Правда, лицо не пропитое.
    — Я знаю… — отозвался я, и тут следом за хозяином — кто еще это может быть? — по лестнице взбежала… Я чуть не подавился. У ног хозяина устроилась просто-таки огромная, около метра длиной, саламандра. Десятисантиметровый Искр подбежал к родичу и принялся нарезать круги вокруг; огромная саламандра высокомерно не обращала на мелкого сородича внимания.
    — Ну и ну, это сколько же такое откармливать нужно было?.. — непроизвольно пробормотал я вслух.
    — Две сотни лет, — усмехнулся хозяин. — Начинал еще прапрадед.
    Он окинул меня быстрым, но цепким взглядом.
    — Смотри-ка… — хмыкнул он. — Старики из Иль-Кракрау допустили в город нового шамана? Да еще и иностранца… Кстати, госпожа кицуне, я бы на твоем месте воздержался от неуместных поступков в моем магазине. Для твоего же блага — у меня тут защита…
    Раптари спрятала руки за спиной.
    — Всего на несколько дней, — отозвался я. — Полагаю, ты хозяин?
    Мужчина кивнул.
    — Что-то конкретное ищешь или посмотреть? — поинтересовался он.
    Я пожал плечами.
    — Моя спутница просто сообщила мне, что здесь есть какой-то профессионально интересный мне магазинчик. Что правда, то правда, но конкретного интереса у меня нет. Хотя… Здесь есть ароматические свечи, я полагаю?
    Хозяин фыркнул и ткнул пальцем в одну из полок. Однако, нехилый выбор… Там были представлены образцы полутора десятков разновидностей свечей, а также имелся длинный список с припиской в конце: «прочее — на заказ».
    — Неплохо, — заметил я. — Даже очень неплохо. А что насчет громового дуба?
    Древесина дуба, в который ударила молния, тоже нашлась тут же, на одной из полок. Причем хозяин добавил: «В любом потребном количестве». Более того, какие бы материалы я ни называл, они тут же находились. Большинство — прямо тут, на полках (правда, в виде образцов), но некоторые, по заверению хозяина, лежали на складе, и я был склонен ему верить.
    — Н-да… — пробормотал я. — Вот это магазин, я понимаю… Только непосредственно духов не хватает.
    — Почему не хватает? — невозмутимо произнес хозяин. — И они имеются.
    — Я имею в виду на продажу, — пояснил я, бросив еще один взгляд на гигантскую саламандру.
    — Ну так и я о том же, — пожал он плечами. — Только на Искру не заглядывайся, она не на продажу.
    Я улыбнулся.
    — Мою тоже Искра зовут, — сообщил я.
    — Бывает, — пожал плечами хозяин. — Так брать что-то будешь? Я и покупаю, если есть что-то интересное.
    — Разве что изумрудная змейка, — хмыкнул я.
    — Джинну продай, — предложила Раптари.
    Я усмехнулся.
    — Вот ее бы с удовольствием, но не могу…
    — Со старшими я стараюсь не связываться, — поморщился хозяин, — а вот змейка — это интересно… Договор с ней есть?
    Я отрицательно мотнул головой.
    — Нет.
    — Понятно. Ну… думаю, пару золотых могу дать.
    Я презрительно фыркнул.
    — Фи! Да я за три дня с ней драгоценностей на большую сумму насобираю.
    — Сначала заключить договор, — стал загибать пальцы хозяин, — потом отправиться в горы, где, замечу, нет никаких удобств, бродить по утесам, рискуя сломать ногу, а то и шею, рисковать гневом Хозяина, да и найти камни даже со змейкой не так уж просто… Но доля истины в твоих словах все же есть. Три золотых.
    — Ну… — начал было я, но остановился. — Пожалуй, лучше отложим этот разговор. У меня есть в связи с этой змейкой кое-какие планы. Возможно, продам в следующий раз. А вот я у вас кое-что прикуплю…
    В общем, я слегка затарился вещичками, которые должны пригодиться при зачистке замка. Хозяин, как оказалось, отчаянно любил торговаться; у меня опыта в этом деле не было, однако получалось вроде бы не так уж плохо. Наверно, это еще один профессиональный бонус от знакомого божества…
    Заодно я порасспрашивал хозяина о том о сем. Этот магазин в городе единственный, что неудивительно, — то, что здесь продается, товарами широкого употребления не является. Цены тем не менее оставались вполне приемлемыми, особенно если хорошенько поторговаться.
    Сам хозяин оказался спиритологом аж в пятом поколении. Чтобы не было путаницы, сразу следует пояснить: спиритологи, спиритисты и спириты — три разные категории специалистов по духам. Спиритологи — в основном теоретики, изучающие духов и Верхний мир; спиритисты — почти шаманы, но практикующие научный подход в отличие от интуитивно-традиционного шаманского, к тому же работающие без покровительства тотема; ну а спириты — это фактически медиумы, которые занимаются в основном общением с духами умерших, тесно пересекаясь с официальными некромантами. В принципе, это их можно было бы называть «говорящие с духами», если бы не тот факт, что большинство из них как раз таки общаться с духами не могут, — они только предоставляют такую возможность другим, сами же при этом впадают в транс и по окончании сеанса ничего не помнят. К слову, почти всю эту информацию я осторожно выудил у хозяина, которого, как выяснилось, звали Микеем. Он вообще оказался человеком разговорчивым…
    Затронул я и вопрос, откуда у него такая редкость, как люмен. Он хоть и не очень сильный дух, но встречается очень редко, а уж чтобы его поймать… Это ненамного проще, чем поймать настоящего солнечного зайчика. Оказалось, что так повезло еще деду — он шастал чуть ли не по всему миру в поисках редких духов, а потом решил не продавать. Да и сам Микей время от времени ходит в экспедиции… Н-да, гигантская саламандра и люмен — отличная реклама для подобного магазина. Хозяин даже поделился мечтой — в пару к солару отловить еще и лунара, чтобы были духи и солнечного света, и лунного, и сообщил, что заплатит за него, если мне удастся такого поймать, тридцать золотых. Нехило… И живет хозяин, похоже, богато, если может себе такое позволить…
    В общем, закупившись на серебряную монету полезными мелочами, я обернулся и обнаружил, что Раптари пропала. Ничего удивительного — заскучала и ушла…
    — Кстати, насчет змейки, — произнес Микей. — Надеюсь, она будет чистой?
    В первый момент я даже не понял, о чем он. Впрочем, когда понял, не обиделся — предположение, в принципе, логичное.
    — Да я ее для охраны дома приспособить думаю. Самое то для нее. Ладно, всего хорошего. Буду заходить…
    — Бывай…
    Раптари догнала меня через несколько минут.
    — Ну, что? Теперь в замок?
    — Пожалуй, — согласился я. Интересно, как она меня находит? По медальону, наверно… Ладно, пускай. Так, сегодня мне нужно будет расчистить в замке кусочек территории, пригодный для ночлега, и завтра зарегистрируюсь. Может, и подушку заодно купить? Хотя нет, не буду зря деньги тратить…
    Я усмехнулся. Нахожусь в магическом мире на летающем острове, рядом со мной несколько духов и девица-оборотень, а я думаю о покупке подушки и административных процедурах… Наверно, действительно сказка и волшебство не в мире, а в людях. Кто-то и на Земле находит сказку, а кто-то и здесь увидит только бытовуху… Я, пожалуй, где-то посередине.
    Раптари вопросительно посмотрела на меня.
    — Не обращай внимания, — махнул я рукой.

    На этот раз к замку я приближался осторожно, пытаясь понять настроение тамошних духов. Вроде почти успокоились… Можно действовать.
    — Ну что, помогать будешь? — обратился я к Раптари, принявшей лисью форму. Она кивнула.
    — Тогда вот.
    Я протянул ей пучок ароматических палочек.
    — Втыкай их в землю вокруг замка. Ты в том направлении, — я махнул рукой, — а я в другом.
    Кицуне опять-таки справилась со своей частью гораздо быстрее меня. Закончив с палочками, я осмотрел оставшиеся с прошлого раза круги и решил, что заново их чертить нет необходимости, достаточно снова залить силу. Ну вот, а теперь начнем окуривание…
    По моему приказу огонь зажег палочки, а ветерок стал загонять ароматический дым в замок. Это должно ослабить злых духов, а некоторые, возможно, даже покинут территорию… Угу, вон они.
    — Теперь немного подождем, — произнес я вслух для Раптари. — Пока палочки прогорят.
    — Любопытно все это… — задумчиво заметила Раптари. — Твои действия совсем не используют магию. Ты ею вообще владеешь?
    Выдавать информацию о себе? Хотя я уже говорил это Манке…
    — Не совсем, — поморщился я. — Немного владею. Раны заговорить, амулет смастерить… По мелочам. А у тебя с магией, к слову, как?
    — Обычно. Иллюзии и фантомы в основном. У нас у всех к этому есть хоть какие-то способности. И все-таки почему ты стал шаманом? Мне просто страсть как любопытно…
    — Так получилось, — пожал я плечами. Продолжать не стал, и Раптари покачала головой, явно подразумевая, что она еще докопается до истины.
    — Может, потом расскажу, — слегка уступил я. — Так… Пожалуй, пора.
    Я пару раз глубоко вздохнул, прогоняя тонкие щупальца страха, и зашагал в открытые ворота замка. Успокоительным в этот раз решил не пользоваться — не хватало еще на него подсесть.
    Первый дух — по-моему, Непруха, пакость, цепляющаяся к человеку… ну, то есть разумному существу, и похищающая удачу, — напал на меня практически сразу за воротами, но оказался встречен хорошим ударом посоха и со звоном разлетелся на осколки. Еще один эффект ароматических палочек — некоторые духи становятся уязвимыми для обычного оружия… Жалко, действует это недолго.
    Как только мы вошли внутрь замковых стен, за нашими спинами послышались грохот и лязганье металла. Поспешно обернувшись, я обнаружил, что это упала надвратная решетка, перекрывая выход.
    Ну, возможно, кого-то это и напугало бы, но явно не нашу парочку.
    — Все-таки не выдержала, — заметила Раптари, не показывая беспокойства. — Сколько лет, в конце концов…
    — Только очень уж время удачное, — проворчал я. — Опять же духи постарались… В случайность я не верю.
    Главное, хорошо, что не на голову свалилась. А могла бы… Но местные духи, похоже, свято следуют классическим традициям ужастиков — герои входят в дом с привидениями, и выход закрывается. Правда, драматичность испорчена тем, что для нас это не проблема даже в плане «как выбраться наружу» — я перелечу, а Раптари, судя по размеру ячеек решетки, спокойно проскользнет через ячейку. Лиса из нее не такая уж крупная…
    Я шел по территории замка, отвешивая удары то одному, то другому духу, решившему на меня напасть. Днем, да еще под воздействием ароматического дыма, всей толпой они не нападали; нужно воспользоваться имеющимся временем, чтобы духи решили: «С ним лучше не связываться». Большая часть силы шамана основывается на производимом впечатлении… Мне нужно почаще наведываться в Верхний мир, дабы создать там себе репутацию и поддерживать ее, но все никак времени и возможности не находится. Так, еще парочка духов… Они в основном под землей обосновались, но в подвалы я пока что соваться не намерен, тем более что туда дым практически не проникает и свет солнца — тоже. Вот если, скажем, люмена напрокат взять… Хотя и без него обойдусь. Еще один дух… Собственно, я сейчас ищу, где можно устроить себе жилое помещение на контрольное время регистрации. Прикинув, я решил, что на этот период большую часть духов изгонять не буду, — просто закрою от них комнатку и поживу в ней. А оставшиеся снаружи злые духи послужат чем-то вроде временной системы безопасности… Если немного постараться, они станут неплохой подмогой в обороне.
    — Что ты ищешь? — поинтересовалась Раптари.
    — Удобную комнату, в которой можно будет поселиться, — отозвался я.
    Раптари мотнула мордой куда-то в сторону. Повернувшись в указанном направлении, я обнаружил длинное приземистое здание.
    — Людская, — сообщила Раптари. — Комнаты слуг. Не по статусу, конечно, но, во-первых, насколько я понимаю, донжон наиболее поражен проклятьем, а во-вторых, в людской кухня и туалет под боком.
    — Неплохо, — согласился я. — В замковые палаты я еще успею перебраться. Ну что же, зачистим…
    В темном помещении с закрытыми ставнями дырами окон угнездилась целая стая духов. В первый миг меня пронзило беспокойство за Раптари — успею ли я ее прикрыть? — однако она прекрасно справилась и сама, кусая духов и сбивая их взмахами хвостов. Хм, а они, похоже, бьют сильно, хоть и пушистые…
    Вскоре помещение было зачищено, и я смахнул с оконных проемов паутину, давая солнечному свету свободно проникнуть внутрь. Ну что же… Не отель, но устроиться можно будет. Правда, понадобятся дрова и что-нибудь посущественнее моего матрасика — стоявший здесь деревянный топчан давным-давно сгнил и рассыпался, так что стелиться придется прямо на полу. Каменном… И неровном.
    Хоть за водой с ведрами бегать не надо — есть свой источник в виде гидры. Тем более что и ведер нигде не наблюдается… Бывшие жильцы, похоже, вынесли из замка все, что только можно, остались только каменные и металлические предметы; над металлом гнилостные духи тоже поработали — они и за коррозию отвечают.
    Так что посуда понадобится. И еда… Ну, буду мотаться в ресторан. Тот, при моей гостинице, меня вполне устраивает, да и недалеко… Конечно, продукты покупать дешевле, но сам я готовить мало что умею.
    Я вздохнул. В перспективе, если все пойдет хорошо, нужно будет обзавестись кухаркой. В какой-нибудь из ближайших деревень нанять…
    — Что вздыхаешь? — тут же поинтересовалась Раптари.
    — Сожалею о неумении готовить.
    — Так благородным этого уметь и не положено, — заметила она.
    Я еще раз вздохнул.
    — Если хочешь, могу помочь.
    — Благодарю, — скривился я, — но предпочту отказаться.
    Она хихикнула, я принялся рисовать на стенах охранные знаки, мелом. Стены неровные, из скрепленных чем-то камней; зимой, наверно, холодно… Тот же строительный раствор использовался и для придания стене (и полу, кстати) относительно ровной поверхности, но попытка оказалась не слишком успешной. Более-менее ровным здесь вообще оказался только потолок.
    — В принципе, все, — заметил я, закончив. — Уходим отсюда, пока солнце не зашло. А завтра можно будет заселяться…

    В общем, на следующий день, загрузившись нужными вещами и зарегистрировавшись (пришлось заплатить серебряный: пять медных за саму регистрацию, еще пятнадцать — залог за маячок), я принялся устраиваться в замке. Первым делом обновил охранные знаки, подпорченные попытками духов пробиться в помещение; их каждый день нужно будет обновлять. Затем снова прошелся по двору замка, отвешивая особо смелым — а скорее наглым — духам удары посохом и чертя кое-где знаки гнева. Если кто-то без спроса залезет в замок и пройдет через один из них, все находящиеся рядом духи тут же слетятся к нарушителю. В теории. Ну и я должен бы это почувствовать…
    Закончив это, я вернулся в защищенную комнату… Хм. А ведь я не только ею пользоваться буду. Нужно еще кухню и туалет зачистить и защитить…
    Пришлось потратить на это еще немного времени. Ну вот… Теперь, наконец, можно заняться делом. В Верхний мир здесь лезть неохота, а вот амулетами позаниматься — самое то. Да еще можно попробовать завербовать пару гномов… Правда, вербовать духов опять-таки лучше за пределами замка, здесь они под стрессом из-за проклятья.
    День, на мой взгляд, прошел очень даже успешно. Я заключил-таки договор с гномом — наконец-то! — а также подцепил пару гидр для экспериментов с водяными гранатами, которыми и занимался до вечера. Собственно, я даже успел обнаружить серьезный недостаток подобной конструкции: чтобы худосочный младший дух мог произвести достаточно мощный эффект, в него нужно запихнуть довольно много силы, а удерживать столько он не в состоянии, и сила постепенно утекает. Так что для хранения такие изделия не приспособлены… Может, завтра что-нибудь придумаю.
    Переночевал я, в общем, вполне прилично. Правда, снаружи что-то шумело и вздыхало, но стены были довольно толстыми и хорошо глушили звук. Вопреки надеждам, сон был обычным — по крайней мере, я его не запомнил.
    Обновив знаки и посетив отхожее место, я снова обошел территорию, вбивая в духов уважение к своей персоне, перекусил прихваченной из ресторанчика готовой едой и продолжил свои эксперименты.
    Н-ды… Неважно идет. У меня просто не хватает знаний… Вложенные в мою голову шаманские знания оказались… специфичными. Они хорошо описывали стандартные, веками повторяющиеся вещи и ситуации, но вот для чего-то нового подходили плохо. Вот вам и отличие шамана от спиритиста… Пожалуй, будет нелишним поговорить с тем торговцем, как его… Михей, кажется. То есть Микей. Так и сделаю, когда обедать смотаюсь, заодно и к нему заскочу…
    А ведь есть и еще одна… ну, не то чтобы проблема, но вопрос, с которым нужно разобраться. Моя рука. Хорошо бы выяснить, какой именно «тюнинг» присобачили мне Стражи. С них станется и какую-нибудь гадость учудить, когда поймут, что Сердцем заниматься я не собираюсь… Так что стоит для вида предпринять какие-то шевеления и по этому вопросу. В принципе, можно совместить. И не буду тянуть…
    Раптари я со вчерашнего дня не видел. И на этот раз в ресторане ее не было. Перекусив и прихватив кое-что с собой, я двинулся в магазинчик.
    Хозяин читал какую-то книгу в углу магазина.
    — Ну что, надумал продавать? — поинтересовался он, когда я вошел.
    Я отрицательно мотнул головой.
    — Скорее побеседовать со специалистом. И, возможно, кое-что прикупить…
    — Что именно интересует?
    — Литература по конструированию амулетов, если есть. Естественно, моего типа.
    Хозяин хмыкнул и протянул книгу, которую читал.
    — Я подозревал, что тебе понадобится, — заметил он. — Как узнал про твой взрывной амулет, так и подумал.
    Н-да… Впрочем, неудивительно, что хозяин единственного профильного магазина в городе будет в курсе. Надеюсь, он мне не подсунет «пустышку»? Вряд ли, правда, но мало ли… Я бегло пролистал книгу. Кажется, оно… И, похоже, к ней понадобится еще и справочник терминов, о чем я и сообщил. Справочник, тоже заботливо подготовленный заранее, обнаружился тут же. Однако затребовал с меня за эту литературу хозяин золотой! Учитывая, что книгопечатание здесь известно, а качество печати данных книг было не слишком высоким, очевидно, что меня пытаются ободрать. Ну, или хозяин просто желает от души поторговаться… Пожалуй, второе вернее. Этим я и занялся… Яростно торговался минут сорок, но сбил цену до двух с половиной серебряных. И то не уверен, что не переплатил, ведь хозяин был явно доволен. Впрочем, возможно, ему понравился сам процесс торга…
    Уложив книги в сумку — коробочку демонстрировать не хотелось, потом переложу, — я обратился к Микею с вопросом.
    — Вот скажи мне как специалист. К какому полезному делу можно присоба… — я остановился и решил, что слово лучше заменить. Мало ли как его вывернет амулет… — То есть приспособить Сердце леса?
    Микей хмыкнул и задумчиво скривился.
    — Даже не знаю, — наконец произнес он. — Разве что приспособить в качестве управляющего центра какой-то сложной системы. Оно же, в принципе, этим и является…
    — Разумно, — согласился я. — Но какой именно системы?
    Он пожал плечами.
    — Мало ли вариантов. Оборонительной, например… Только сложная это работа до ужаса. Одно только подчинение чего стоит…
    — Не могу не согласиться… — пробормотал я. Только вот мне кажется, что те сектанты с этим справятся без особых сложностей…
    — Если смастеришь что-то дельное, могу заняться продажей, — сообщил Микей. — За комиссию.
    Я кивнул.
    — Буду помнить.
    Конкурировать и ссориться с ним мне ни к чему, а если комиссия не будет слишком большой, то это еще и удобно для меня. Впрочем, это все дележ шкуры неубитого медведя… Попрощавшись с хозяином, я вернулся в окрестности практически уже своего замка. В сам замок забираться не стал — мрачновато там все-таки… — устроился на торчащем на склоне холма камне, достал обе книги и принялся читать, то и дело отрываясь от «Практического руководства по конструированию амулетов на основе энергоинформационных сущностей» (то еще названьице…), чтобы заглянуть в справочник. В принципе, все не настолько сложно и технично, как я боялся, и даже местами интересно…
    — У тебя появилась компания, — оторвал меня от повышения собственного образования голос совы. А давненько уже я ее не слышал…
    — Что такое, кто такие? — насторожился я, поспешно запихивая книги в сумку и вставая. В ответ послышалось овечье блеяние. Опустив взгляд вниз по склону, я обнаружил выходящее с другой стороны холма стадо овец, за которым шел мальчишка с длинной палкой. Всего лишь пастушок…
    Хм… Насколько я понимаю, эта земля принадлежит замку, то есть его владельцу. А они тут на халяву скот пасут. Ну ничего, скоро это закончится… Еще бы знать, сколько за это брать полагается. Я же тут ничего не знаю, в хозяйстве разбираюсь настолько же хорошо, так что надувать меня будут со страшной силой. Впрочем… Поищу в округе кандидата на роль управляющего, ориентируясь по сиянию духа.
    Предупредив меня о приближающемся стаде, сова снова одеревенела. Стадо продолжало неуклонно надвигаться, так что я подумал о том, чтобы улететь отсюда, однако тут стало заметно, что овцы меня явно сторонятся и подходить близко не желают. Заметив это, пастушонок тоже с явной опаской посмотрел на меня и поспешно погнал стадо в сторону.
    Мальчишка вместе со стадом постепенно исчез из виду, и я присел обратно, доставая книги. Но тут в моей голове неожиданно возникла идея по вопросу, которым давно нужно было заняться. Надеюсь, хорошая… Я поменял облик и, осмотревшись, направился к одной из ближайших деревень.

    Шамана во мне признали сразу, что сперва показалось мне несколько странным. Впрочем, позже, по здравом размышлении, я решил, что это из-за случающихся визитов орков с их шаманами. Как бы там ни было, встретили меня с долей опаски, но без враждебности, которой я немного опасался — все-таки чужак. В итоге мне даже не пришлось тратить на задуманное деньги — обошлись бартером. В обмен на поставленные в хлевах охранные знаки от хворей и Сосунов — есть такие пакостники, сосущие по ночам молоко у коров и коз, — меня снабдили набором овощей, а также зерна, молока и сыра — всего понемногу. Кроме того, выдали небольшой, грубо сколоченный табурет. Теперь нужно купить в городе посуду — и можно будет приступать к моему злобному замыслу…
    Задумано — сделано. Вместе с посудой — котелок, сковорода, вилки, ложки… короче, купил набор, у не очень лживого торговца — я приобрел соль и кусок мяса. В общем, можно приступать.
    Короче, через некоторое время можно было наблюдать следующую картину: в углу кухни людской на табурете сижу я и читаю книгу, время от времени поглядывая над страницами на суетящуюся у огня джинну. Совершенно верно, я припахал ее к домашней работе, а точнее — к готовке. Я же обещал ее наказать… Готовить она, разумеется, не умела, однако я пообещал, что, если она не соорудит что-нибудь съедобное, я надену ей кастрюлю на голову. Честно говоря, мне это самому страшновато, но ее нужно как-то укрощать… И без наказания оставлять нельзя. А подобная домашняя работа, да еще с такой перспективой — достаточно унизительное занятие для знатной джинны…
    Хорошо, что напрямую она мне вредить не может, — отравила бы наверняка. А так — глядишь, еще и готовить научится. Все экономия…
    К облегчению для нас обоих, выполнять смертельный трюк по надеванию кастрюли на голову не понадобилось. Джинна приготовила жаркое с овощами и что-то вроде каши, тоже с овощами; мясо подгорело и было недосолено, а каша, наоборот, недоварена и обладала каким-то странным привкусом, но привкус я списал на местные овощи, а легкая подгорелость и недосоленность — вообще не проблемы. Зато бесплатно… В любом случае лучше, чем мой первый обед в этом мире. Жалко только, хлеба нормального нет…
    — Продолжай развиваться, — кивнул я, закончив обед. — А пока свободна.
    По традиции злобно зыркнув, джинна вышла во двор и унеслась прочь, оставив меня сытым и вполне довольным.
    Потратив несколько минут на идею обзавестись кроватью и в конечном итоге признав ее нецелесообразной, я вернулся к чтению.
    Следующее утро стало временем испытания идей, почерпнутых из книги. После добавления простенького магического плетения утечка Силы из духа замедлилась, однако остановить ее полностью все же не удалось. Н-да, похоже, не видать мне стабильных гранат длительного хранения… Во всяком случае, удобных в применении. Был вариант, в котором утечка прекращалась, с печатью-предохранителем, но без снятия этой самой печати амулет вообще не взрывается, а чтобы ее снять, нужны хоть какие-то магические способности. Или следовало добавить специальные «спусковые» чары…
    Почесав голову, я решил временно отложить эту проблему, а пока пособирать духов и наработать практику. К вечеру удалось смастерить два вполне рабочих амулета защиты от огня; возможно, даже продать удастся… Хотя они и не боевые, а рабочие. От какого-нибудь файербола не защитят, только от обычных огня и жара. Пожарным там или литейщикам — в самый раз… Плюс три водяные чаши. Собственно, на это и ушла отловленная пятерка духов. Завтра попробую продать и наведаюсь в Верхний мир — давно пора…
    Микей амулеты взял. По дешевке, конечно, но все же взял. Короткий визит в Верхний мир прошел без эксцессов; что-то там реально делать я не спешил, сперва нужно приноровиться к тамошней странности. Еще попытался достучаться до местного духа-хранителя, но он не отзывался — видимо, слишком слаб, да и проклятье мешает… Ничего, потихоньку-полегоньку отойдет. Особенно если регулярно оставлять ему жертвы и вычистить проклятье.
    Так я и продолжал — работа с амулетами, путешествия, постепенно увеличивающие дальность, по Верхнему миру, кухонная дрессировка джинны… В общем, жизнь начала налаживаться. Неделя прошла тихо и спокойно; я даже начал привыкать. Единственной странностью было отсутствие Раптари, но мало ли что могло произойти… Например, начальство дало новое задание. Она ведь здесь не ради удовольствия оставалась… — по крайней мере, не только, — а по службе.
    По окрестным деревням быстро пролетел слух о поселившемся в проклятом замке шамане, и при моих визитах работа в обмен на продукты находилась каждый раз. Было заметно, что у деревенских накопились вопросы о возможном грядущем переходе замка и земель в мою собственность и о моей личности, но спрашивать они не решались. Думаю, еще через несколько дней кто-нибудь наберется храбрости, а пока среди местных делились друг с другом разнообразными мнениями, которые я подслушивал, пролетая над деревнями в совином облике. Самой популярной — при этом ей верили меньше всего — была версия, что я и сам дух. Ну-ну…
    Помимо бартера — я даже разжился какой-никакой кроватью, — работа в деревнях позволяла присмотреться к местной жизни и народу, из которого потом можно будет набрать замковый персонал, а также извлекала на свет то одно, то другое шаманское знание. Я старался как можно меньше говорить, боясь произвести неверное впечатление, но как можно больше слушать; однако, похоже, это само по себе производило не совсем удачное впечатление. Ладно, могло быть и хуже.
    Купленную книгу я прочитал и приобрел еще одну. Помимо повышения образования, это еще и способ развеять скуку… Продолжая работать над простыми амулетами, на всякий случай я стал отрабатывать не только создание, но и разрушение и блокирование амулетов. Понятно, что на что-то серьезное моей магии не хватало, однако простенькие «гражданские» амулеты оказались мне по силам, причем как шаманские, так и магические.
    В результате каждодневных прогулок по двору замковые духи прониклись-таки ко мне должным уважением. Ночных попыток забраться в мои комнаты они не прекратили, но вот на меня нападать, когда я выходил, опасались. Впрочем, я старался не снижать бдительности, — они вполне способны на любую неожиданную пакость. Попутно мне удалось отловить одну Непруху — пригодится. Непрухи отлично подходят, если нужно кого-то проклясть в наказание. А это, боюсь, еще понадобится… Армии или стражи у меня нет и не предвидится, по крайней мере, в ближайшее время, так что свою боеготовность нужно будет демонстрировать собственными усилиями. А одного волка для этого маловато… За попытку обмана можно наложить проклятье — урок получится наглядным, проклятый сам каяться прибежит. Несколько раз проделаю такое — и дурить меня уже не рискнут… надеюсь.
    С такими мыслями я возвращался из очередного визита в окрестные деревни, когда вдруг обнаружил перед опущенной замковой решеткой несколько фигур. Хм?..
    Я летел совой, так что заметил их первым. Не знаю, кто это, но лучше быть осторожным… Приземлившись, я вызвал волка и провел инструктаж для него, а также моей постоянной свиты в виде сильфид и саламандры. Убедился, что они все поняли, — к слову, сильфиды стали умнее, чем были. То ли поглощаемая энергия тому причиной, то ли развивающие игры… Затем продолжил движение к замку, уже в человеческом облике.
    — Здорово, народ. Чего стоим, кого ждем? — обратился я к стоящей перед моим замком троице подозрительных личностей. Трое людей, в чем-то толстом кожаном — то ли одежде, то ли легких доспехах; на каждом по паре амулетов. На поясах короткие мечи.
    — Да тебя, — откликнулся один из них, что повыше ростом. На голову выше меня и вдвое шире… Похоже, я дождался именно того, чего опасался.
    — И чего же вам от меня надо? — поинтересовался я, готовясь применить доступные средства самообороны.
    — Да всего ничего, — пожал плечами здоровяк. — Открой ворота, и можешь быть свободен.
    — У меня есть встречное предложение. Вы уматываете от моего замка и не возвращаетесь, и остаетесь целы.
    Вместо ответа мужики синхронно вытащили мечи. Н-да… Я встряхнул Домом, вызывая волка, и сменил облик. Волку нужно на несколько секунд отвлечь их, пока я скроюсь в замке, и не дать меня подстрелить или еще как-то достать… Местные законы, ту часть, что касается защиты себя и своей собственности, я просмотрел; по этому поводу можно не напрягаться. Так что… За моей спиной полыхнула молния и громыхнул гром. Искра пошла в цель…
    Опустившись за стеной, я поспешил сменить форму и раскрыть сумку, доставая из нее вторую, не использованную в свое время порцию «Коктейля „Шоб я здох“»; добавил чары, ускоряющие действие препарата. Две оставшиеся со мной сильфиды тут же подхватили порошок и умчались за стену. Рычание прекратилось; волк свою роль сыграл и вернулся в Дом. Вскоре вернулась и саламандра, а затем из-за стены послышался мат. Хе, похоже, химическое оружие начало действовать… Не прекращающие материться голоса начали удаляться. Впрочем, вряд ли они оставят свою затею… Я бы указал Вике еще раз бросить в них Искром, но вернувшаяся саламандра тут же забралась в Дом и уснула — бросок отнял у нее много сил. Ладно, к возвращению мужиков я подготовлюсь получше. Уже не первая стычка с разными нехорошими личностями…
    Чем я и занялся. Смешивая еще одну порцию «химического оружия», одновременно я закачивал новые порции силы в тестовый водяной амулет. Если что — сами виноваты…
    Закончив смешивание, еще раз обошел двор, рисуя дополнительные знаки гнева и маскируя их всяким мусором.
    Ох… И как я за всеми делами ухитрился забыть про змейку? Сейчас бы она пригодилась. Ладно, попробую с ней договориться… Завершив обход, приступил к плану «вербовка змеи». Круг, вписанный в многоугольник, имеющиеся духи — на вершинах… Стандартно, в общем. Положил Дом со змейкой в контур и принялся вызывать ее бубном.
    Ну и хороша же она дрыхнуть! Достучался я до этой рептилии только минут через сорок. Я уже собирался будить ее через Верхний мир, когда змейка наконец выскользнула из Дома и с явным интересом уставилась на меня, не пытаясь покинуть контур.
    К моему удивлению, переговоры прошли быстро и, главное, успешно. Собственно, я только предложил, как она сразу согласилась… Я выпустил змейку из круга, и она исчезла где-то в окружающей местности. Полного договора я с ней не заключил, но охранять территорию она согласилась. Любой, кто проникнет за ворота без моего прямого разрешения, будет считаться врагом. Маловато, конечно, одной на весь замок, но что поделать. Лучше, чем ни одной… С местными злыми духами я указал ей пока не связываться. Вот когда начну их полностью вычищать, тогда ее помощь пригодится. Но сначала нужно разобраться с халявщиками, желающими заполучить мой замок… Не думаю, что с ними будут проблемы, но лучше не расслабляться. Недооценка противника — штука опасная…
    Несмотря на самоподбадривание, было все же страшновато. Мало ли какую гадость мне могут устроить… Я даже толком не знаю, какие еще неожиданности возможны в этом мире. Так что и подготовиться старался как мог, используя все доступные ресурсы в виде духов. С гномом мне, к слову, повезло — довольно сообразительный попался, всего примерно за час удалось объяснить ему его задачу в защитном амулете. От него требовалось упрочнять одежду, если меня бьют. Получилось вполне прилично — чтобы пробить обычную рубашку ножом, потребовалось серьезное усилие, так что моя одежда с амулетом сойдет за легкий доспех. От не слишком сильного удара защитит, если до такого дойдет… Эффективнее, чем мой нагрудник, который я, впрочем, тоже оставил. А если амулет доработать и усилить, может получиться и не хуже лат. Дорабатывать придется, все-таки пока это быстрая поделка с рядом недостатков. Сначала с актуальной проблемой покончить…
    Перелетев через стену, я осмотрел место стычки. Оплавленный участок земли, оставшийся от удара молнии, нашел, а вот крови или еще чего-то… ну, не знаю — в общем, признаков того, что троица пострадала, нет. Досадно… Видимо, их защитили амулеты.
    До вечера я старался придумать еще что-нибудь. Наступила темнота, однако, несмотря на усталость, уснуть я не мог. Почему-то у меня было ощущение, что та троица — или парочка, если молния кого-то все-таки задела, вернется этой же ночью. В общем, я сидел на кровати и нервно ждал. В мозгу мелькали разнообразные идеи всевозможных фантастических амулетов, по большей части — совершенно бредовые.
    Окончательно стемнело. Закрыв оконные проемы присобаченными вместо штор кусками грубой ткани — чую, еще влетит мне в копеечку ремонт, — я воспользовался простенькой магией, создающей световой шарик. Можно было бы и Искра попросить посветить, но от саламандры свет слабее, да еще и дает волнующиеся тени. Чтобы как-то убить время, принялся перечитывать свою учебную литературу, сосредоточившись на разделе про деактивацию амулетов, и… незаметно заснул.
    Проснулся от резко пробежавшего по телу озноба и шлепка по голове. Открыл глаза, подскочил… Это сова крылом по голове хлопнула. А озноб…
    — Пожаловали, значит… — прошептал я. — Ну что же, встретим.
    Поменяв облик — все-таки совиные зрение и слух в темноте дают неплохое преимущество, — я выбрался из здания. Духи, похоже, даже не заметили меня: целая туча их вилась у стены, они были похожи на черный туман. А в тумане — мои знакомцы… Все трое все-таки. Они отмахивались от духов мечами и, к моему удивлению, небезуспешно. А-а, понятно… Мечи зачарованы, что-то вроде краткосрочного благословения. Вдобавок амулеты явно позволяли им видеть противника даже в темноте. И амулетов на них уже не по два, а штук по пять…
    Ой… Похоже, меня заметили. Один из троицы выхватил небольшой арбалет и направил его на меня. Насколько я успел рассмотреть, арбалет уже был взведен и заряжен, так что я поспешил уйти из зоны обстрела.
    Угу… Амулеты амулетами, но и их защита небезупречна. Прямо на глазах деревянные части арбалета сгнили и развалились. Одной проблемой меньше… Я снова высунулся из укрытия за ближайшей башней и тут же едва не был сражен болтом. Значит, еще один арбалет имеется. Можно предположить, что найдется и третий…
    Ладненько. Пока они отвлекаются на духов, неплохо, между прочим, подсократить их численность. Потом будет сложнее…
    Я отправил сильфид на задание. Правда, среди амулетов, которыми обвешаны мои «гости», наверняка найдется и защита от подобного «химоружия», однако это дело поправимое. Мне бы только подобраться к ним поближе…
    Хм…
    — Нужна твоя помощь, — сообщил я сове. — Отвлеки их. Только осторожно, у них арбалеты, и стрелы могут быть зачарованы.
    Она сорвалась с места, а я, сменив облик, прокрался по стене в тыл «гостям». Сова мастерски уклонилась от выстрела и спикировала, метя когтями в лицо стрелку, когда я, уже на земле, поменял облик и бросил в противников разрушающее плетение. К сожалению, оно быстро рассеивается, так что его можно применять только с близкого расстояния…
    Комок огоньков с шипением разорвался искрами; я отскочил, выпуская волка, и снова превратился в сову. У одного из «гостей» внезапно заплелись ноги, а одежда стремительно принялась расползаться, кусками падая на землю. Амулеты перестали действовать… Можно считать, один готов. Хотя жить, скорее всего, будет…
    Волк рванулся вперед, «гости» отпрыгнули в стороны, причем один успел чиркнуть по волчьей шкуре острием меча. Однако в то же время сова упала на второго, вонзив в его руку свои немаленькие когти; выпавший меч звякнул по камням, которыми был выложен внутренний двор. Сова тут же снова взмыла в небо, и я проделал то же.
    Волк упал и всей тушей повалился на раненого. Я обеспокоенно всмотрелся в волка. Цел…
    Последний из троицы, оставшись в одиночестве, затравленно озирался, пытаясь держать в поле зрения и волка, и нас с совой. Не прекращая отмахиваться мечом от роя злых духов, левой рукой он шарил за пазухой; волк стал подниматься — гм, а придавленный, похоже, жив… — когда он наконец нащупал то, что искал. Полыхнула вспышка, ударившая по глазам так, что я не только выронил посох, но и сам не удержался в воздухе. К счастью, я находился как раз над стеной на небольшой высоте, так что падать было невысоко, но все равно… Ой-ой-ой…
    Пользуясь вспышкой, которая вывела из строя не только меня, но и сову с волком, и даже рассеяла злых духов, ночной визитер попытался бежать, но… В общем-то, ему просто не повезло. Когда я выронил посох, сильфиды, на которых вспышка, что не удивительно, не подействовала, восприняли это как сигнал к наступлению и уже довольно привычно подхватили его и направили в единственную имеющуюся цель. Да и мы с совой пришли в себя быстрее, чем нападающие…
    Связав троицу их же поясами, я принялся их обыскивать. Забрав оружие, а также все, что показалось мне ценным или просто чем-то заинтересовало, я принялся проверять их состояние. У одного — только синяк на спине, от посоха, а вот с двумя другими хуже. Придавленного, судя по всему, от смерти защитил амулет, но у него повреждены ребра и когтями совы пробита рука. Что же до третьего, гм… В принципе, ему еще повезло. Его напарники отвлекли на себя духов и неплохо их покромсали, так что могло быть и хуже. Однако он потерял почти половину веса и пару зубов, заработал вывих и несколько ушибов, а также оказался одержим добрым десятком духов. Вдобавок его тело — обнаженное, поскольку одежда почти полностью развалилась, гнилостные духи постарались — покрылось неприятно выглядящими пятнами, похожими на плесень. Пожалуй, им стоит заняться немедленно… Не из особого милосердия, просто у меня есть на эту троицу планы.
    Поскольку тащить их было бы неудобно, да и не стоит двоих из них зря шевелить, занялся я ими прямо на месте. Сперва начертил защитный круг, чтобы изрядно поредевшие числом, но все еще опасные духи не отвлекали и не мешались, затем напоил пациентов раствором сонного корня для дополнительной гарантии невмешательства с их стороны и принялся за лечение. Закончил уже к утру, зевая во весь рот.
    — Присмотри за ними, — махнул я волку и, еще раз зевнув, поплелся в свою комнату спать.

    Колышущийся туман, свет огня… Я уже поднял ногу, чтобы шагнуть к этому странному костру, когда за моей спиной послышалось хлопанье крыльев. Я резко развернулся и обнаружил перед собой уже совсем другой пейзаж. Но снова знакомый… Владения Великой Совы.
    — И где это ты шлялся? — задумчиво-ворчливо поинтересовалась Великий Дух. — Даже я тебя едва дозвалась…
    Я пожал плечами.
    — Сам хотел бы знать…
    Сова наклонила голову в одну сторону, рассматривая меня, потом в другую. Щелкнула клювом.
    — Ладно, пускай… У тебя есть возможность выделиться. Неподалеку от того места, где ты находишься, встало племя Серого Медведя. Опозорь их шамана. Это тебе пригодится…
    Она взмахнула крыльями, взлетая, и мне в руки, кружа, упало перышко.
    Проснулся я далеко за полдень и сразу же обнаружил зажатое в руке совиное перо. Вздохнув, я аккуратно уложил его в сумку и поплелся в уборную. Заявление Великой Совы прозвучало довольно-таки ультимативно, отмахнуться от него как минимум рискованно. Ладно, разведаю обстановку, а там посмотрим…
    Хорошо, что у меня скопился небольшой запас продуктов — будет чем кормить болезных. Тем более что кормежку они уже, можно считать, оплатили — у них обнаружилось несколько серебряных монет и горсть меди. Понятное дело, что получше, то же мясо, я съел сам, а на их долю оставил противные овощи, похожие на мелкую свеклу, и столь же противный вонючий сыр.
    — Ну вот… — пробормотал я, закончив завтрак. — А это отнеси во двор, моим пленникам. Покорми, а потом можешь попинать, если хочешь. Только не слишком сильно. А, и не вздумай их освобождать или вообще делать что-то кроме указанного!
    Джинна, по-моему, даже негромко прорычала от злости, но выполнила приказ. Она вышла из кухни-столовой, держа в руках пару мисок с едой. При этом так эротично покачивала бедрами, что я немного скорректировал свои планы на ближайшее время. Причем ведь это у нее непроизвольно получается… Кстати, надо будет заставить ее станцевать.
    На всякий случай я проследил за тем, как женушка выполняет мои указания. В нашем случае в мудрости «доверяй, но проверяй» осталась только вторая половина… Однако она с неприязнью, но исправно выполнила полученное, включая часть про пинание. Ну, хоть часть злости выместит… Главное, не на мне.
    Судя по раздающемуся довольно бодрому ойканью, троица неудачников более-менее пришла в себя. Закончив с ними, джинна испарилась, не утруждая себя возвратом посуды на кухню. Ну, правильно, этого же я не говорил… Я вздохнул и пошел к побитой компании.
    — Ну что же, граждане алкоголики, тунеядцы… — пробормотал я. И уже громче: — Я же предупреждал — уматывайте отсюда, остались бы целы. А так… Вы, собственно, кто такие будете?
    — А тебе-то что? — мрачно спросил наименее пострадавший.
    Я пожал плечами.
    — Да просто кто умеет что-то полезное по хозяйству, тот этим и займется. А остальные мне ни к чему… Хотя нет, тоже пригодятся. Некоторые духи очень уважают человеческие жертвы…
    — Я плотничать могу, — проворчал мужик.
    — А я каменщик, — поспешил добавить второй.
    Третий тоже что-то просипел, но получилось неразборчиво.
    — Коваль он, — перевел старший.
    — Смотри-ка… — удивился я. — А чего ж тогда разбойничаете, мастера?
    Старшему явно было неуютно, но он все же признался:
    — Да мы не мастера, так, подмастерья… Подрабатываем иногда. Да и не разбойники, просто решили вот попытать счастья…
    — Счастье пытать не стоит, оно может принять ответные меры… — пробормотал я. — Ладно, посмотрим, чего вы стоите. Значит, так: я сгоняю за одежкой, а вы сидите здесь и из круга не выходите. Здоровее будете…
    Эх… Опять чехарда забот со всех сторон. Убрав веревки, по которым мужики забрались в замок, я оставил волка присматривать за ними — за мужиками, не за веревками, понятно. И направился к деревням, по пути соображая, что мне понадобится. Ну, какую-нибудь рубаху да штаны в деревне добуду, а вот плотницкие инструменты, те же пилу с топором, придется, видимо, покупать в городе.
    Все необходимое, включая рубанок, я раздобыл. Была мысль сразу загнать Микею амулеты троицы, но потом решил сперва их изучить — глядишь, извлеку что-то полезное… На всякий случай поспрашивал в деревнях, не было ли каких-либо новостей с орочьих земель, но крестьяне ничего не знали. Ладно, проведу разведку своими силами.
    Следующие несколько дней проходили под знаком ремонта. Троицу я поселил в еще одно зачищенное помещение и, оставляя двоих там, третьего выводил на работы. Пол досками застелить, ставни сделать, крышу подлатать… Волк их исправно сторожил, но попыток бегства и не было. Кстати, я очень удивился, когда узнал, что старшему в этой троице едва исполнилось двадцать лет. Учитывая, что год здесь такой же, как и на Земле… Ничего себе амбалы вымахали! Я думал, они старше меня…
    Стоянку племени Серого Медведя я нашел в первый же вечер. Похоже, племя встало там надолго, так что можно особо не спешить; я переключился на благоустройство замка и отработку шаманских практик, но от мысли «как с ними быть» избавиться не мог. На всякий случай я каждый день наблюдал за племенем и шаманом, оказавшимся крепким пожилым орком, в надежде на какую-нибудь идею; однако пока что безрезультатно.
    Наиболее пострадавший из трех, кузнец, вскоре оправился, но я не мог придумать, куда бы его приткнуть. Мне услуги кузнеца вроде как и не требуются… По крайней мере, пока что. Да и кузни нет… Вернее, есть, но без инструментов, даже кузнечные меха прежние обитатели забрали. В конечном итоге приспособил кузнеца к уборке двора и сбору мусора, тоже дело нужное…
    В Верхнем мире от простых прогулок с наблюдениями я начал переходить к осторожным действиям. Что произойдет в мире живых, если сделать здесь так? Подвинуть эту штуку? А если отогнать вон того духа?
    Последствия зачастую оказывались причудливыми. К примеру, после того как я переложил опавшую с кривого деревца ветку с земли на камень, на деревья вокруг замка слетелась целая туча ворон. И они там сидели почти два дня. С другой стороны, когда я споткнулся и разбросал в разные стороны горку камешков, заметных последствий не было. Там вообще много странного и нелогичного, хотя попадается и красивое — певчие камни, например, или радужный водопад…
    Как бы там ни было, я потихоньку осваивал свои способности, а замок столь же медленно, но верно приобретал жилой вид. Ну, не весь замок, понятно, но все же. Подъемный механизм решетки тоже починили — вот где, кстати, все-таки пригодился кузнец, — но я пока что оставил ее закрытой. Так надежнее… Я и так залечу-вылечу, а гостей не жду.

    Пусть мужики и вели себя смирно, бдительности я не ослаблял. И в качестве дополнительной воспитательной меры продемонстрировал им змейку, пояснив, что неподконтрольные перемещения чреваты укусом. Вроде прониклись… Интересно, кстати, где она была во время той ночной стычки?.. Впрочем, замок достаточно большой для одной маленькой змейки, да и сложилось все неплохо — получил бесплатную рабочую силу. Хотя для порядка и отчитал ее за бездействие — она не могла не заметить происходящее, шухер был изрядный.
    А вот моя свита духов, к сожалению, почти не увеличивалась. Почти все отловленные в окрестностях духи уходили на амулеты, что позволяло совершенствовать навыки и зарабатывать, но никак не способствовало упрочению самозащиты. Второго гнома вообще поймать не удалось, так что пополнение ограничилось еще одной саламандрой, даже несмотря на перо Великой Совы, притягивавшее младших духов словно магнитом.
    Основные принципы создания простейших амулетов я освоил быстро и планировал в ближайшее время перейти к изготовлению более сложных. Пока я помещал в амулет только одного духа, собирался попробовать применить сразу двух и больше духов одного вида, а там уже недалеко и до помещения в один амулет нескольких духов разных видов. Вдобавок мне пришла в голову неплохая идея, как можно использовать посох; попрактиковавшись, я приловчился вышибать из объекта нужного мне духа. Выбьешь саламандр — цель остывает, гномов — размягчается, по такому принципу… Для битвы это практически бесполезно, поскольку у живых существ есть естественная защита от подобных вмешательств, да и не владею я посохом настолько хорошо, но впечатление произвести можно. Хороший понт — тоже деньги. К тому же потенциально таким макаром можно будет, скажем, ломать чужое оружие… С доспехами сложнее, они на теле, то есть внутри ауры, а вот оружие — вполне.
    Дни шли, а по поводу Серого Медведя ничего не придумывалось. Я начал нервничать — терпение Великой Совы не бесконечно… Вот когда жаль, что рядом нет Раптари — наверняка кицуне могла бы посоветовать какую-нибудь пакость. Я не мог наблюдать за шаманом с близкого расстояния, опасаясь, что он меня обнаружит, но он был обвешан амулетами, так что простые и банальные методы типа «подсыпать слабительного» не прокатят. К слову, не то чтобы я старался это узнать, но причина моего задания вскоре прояснилась: в одном из подслушанных мной разговоров речь шла о следующем. Оказывается, недавно шаман, крепко выпив, имел неосторожность презрительно высказаться о тотемах племен, «которые не понимают хорошей драки». Н-да… Глупо с его стороны, глупо. Обычному человеку… ну, или орку, это сошло бы с рук, но вот шаману… Медведь среди Великих Духов — частый повод для насмешек. «Сила есть, ума не надо» — это про него… И «медвежья услуга» — тоже к нему относится. В битве он наделяет воинов племени немалыми силой и выносливостью, что есть, то есть, но вот в мирной жизни толку от него не дождаться. Поэтому и шаман у них специализируется на сражениях, а в мирное время мало что может сделать для племени. Хм… По идее, с этой стороны и нужно зайти. Стоит обдумать… Может, с джинной посоветоваться?..
    С ней, кстати, сложилась любопытная ситуация. Она старалась по возможности пакостить мне и усложнять жизнь. К счастью, серьезных возможностей ей не предоставлялось — не потому, что она не старалась, а потому, что я был настороже, — поэтому ее «взбрыкиванья» ограничивалось в основном подпорченной едой. Пересаливанием и переперчиванием. Однако, несмотря на злобные выходки, «супружеские обязанности» она выполняла регулярно и с явным энтузиазмом. Собственно, она сама заявила: «Когда у тебя ТАКАЯ роскошная жена, не обращать на нее внимания просто оскорбительно». Так что время от времени у нас наступало «постельное перемирие».
    Впрочем, это все несущественные, хотя и приятные, мелочи. Главное то, что интриги и пакости — такие же ее стихии, как огонь и ветер. И если попросить… вернее, потребовать у нее совета, она даст. Правда, его потом нужно будет трижды обдумать, чтобы не попасться в ловушку…
    Н-да, джинна… Это бомба с часовым механизмом, время отсчета которого неизвестно. Рвануть может в любой момент, и не угадаешь, когда… В то, что с ней можно наладить мирные отношения, я искренне не верю — достаточно взглянуть на ее дух, горящий высокомерием, неприязнью, самодовольством и… нет, не презрением, но чем-то похожим. Мужем и господином она меня вынужденно признает, но при этом ни в грош ни ставит… Что я и пытаюсь переломить. Если нельзя решить проблему полюбовно, то хотя бы вбить в нее, как в местных злых духов, убеждение, что со мной не стоит связываться. Может, и есть вариант получше, но я его не вижу…
    И все-таки возможность посоветоваться с джинной я решил оставить на крайний случай. Пока плотник под присмотром волка заготавливал древесину за стеной замка (помимо дров для кухни, он обделывал каменные стены жилых помещений деревянными панелями. И красивее, и теплее…), я в очередной раз направился духом к стоянке племени Медведей. Надеюсь найти какую-нибудь возможность для удачной диверсии… И кое-какие идейки у меня действительно начали появляться. Хм, а ведь может сработать! Только действовать нужно в бестелесном состоянии. Вот прямо сейчас и займусь…
    Да это вовсе и не сложно. Что в теле, что без тела — амулеты делают одинаково. Тем более что и амулет нужен простой… Однако мне заранее жалко беднягу шамана. Впрочем, если все пройдет успешно и он узнает, кто во всем виноват, жалеть нужно будет меня… Кхм, в таком случае джинне об этом знать нельзя ни в коем случае.
    К моей досаде, и с простым амулетом пришлось повозиться. У меня вышла загвоздка со «спусковым механизмом». Пришлось, мужественно поборов жадность, покупать у Микея еще одну книгу. Между прочим, амулетами моя троица мастеров затарилась у него, как и чарами на мечи, перед рейдом на мой замок. И готов поспорить, он знал, зачем им это… Впрочем, претензий предъявить не могу — у каждого свой бизнес, а в данном случае у него не было никаких причин отказывать в покупке. И даже предупреждать меня — мы не больно-то и знакомы. Понятно, любви к местному монополисту это мне не прибавило, однако и злиться причин не было.
    Остаток дня я изучал книгу «Амулетные печати и активаторы». Между прочим, хорошие книжки, все четыре…
    Главное, их легко понять. Вдобавок в страницы встроены образцы плетений, что очень помогает. Там упоминались и активаторы, реагирующие на заданную ауру, но это для меня слишком сложно. В конечном итоге я остановился на варианте с дистанционной активацией — несложно и надежно. Недостаток только тот, что придется следить за целью, пока не представится случай, а потом еще и присутствовать… Брр.
    Несмотря на неприязнь, к плану я приступил уже на следующий день. Большую часть которого, впрочем, заняла подготовка… Не так-то просто отловить в степи гидру. Сперва я хотел использовать гнома, но тогда эффект был бы не столь… внушительным. В конечном итоге духа воды пришлось выдергивать из облака. Хорошо хоть в данном случае нет нужды заморачиваться с договором… Насильно привязав гидру к амулету, я вкачал в нее некоторое количество силы — не очень много, это же все-таки диверсия, а не теракт, да и нет у меня столько силы… — добавил активатор и заложил «бомбу». И так — раз за разом…
    Ну, все… Осталось только дождаться момента. Я подлетел к шатру шамана и принялся ждать. Наконец, уже перед закатом, шаман выбрался из шатра. Я поспешно переместился, удаляясь от его поля зрения. Шаман, переваливаясь с ноги на ногу, зашагал прочь от стойбища… отлично! Именно туда, куда надо… Еще немного подождать, выгадать момент… Пошла!
    Амулет активировался, и с грохотом взметнувшийся ввысь фонтан окатил присевшего по нужде шамана содержимым выгребной ямы… Не все фонтаны одинаково полезны.
    Хотя я и вовремя отвернулся, одного воображения хватило бы, чтобы лишиться завтрака, не будь я духом. Понятное дело, от стойбища я смылся — кхм, не самое удачное выражение… — сразу после взрыва, но с возвращением в тело не спешил. Сперва подождал, пока утихнут неприятные ощущения. Не хватало еще самому опозориться по возвращении…
    Н-да… Я из этого извлек как минимум одну важную вещь: никогда не буду говорить о Великих Духах оскорбительно! Бр-р, не хватало еще схлопотать что-то подобное…
    — Надеюсь, диверсия засчитана? — обратился я к своей сове.
    — Более чем, — с различимыми нотками смеха ответила она. — От этого не только шаман, все племя не отмоется…
    — В смысле?
    — Когда на шум сбежались воины, сработали остальные амулеты, — пояснила сова.
    Однако… Я сглотнул. Если племя Медведя узнает, кто это устроил, мне будет проще самому застрелиться… Хоть из лука.
    — Сова благоволит тебе. Слово сказано, духи будут знать тебя.
    Ну что ж… Можно сказать, я получил левел-ап. Лишь бы Медведи не узнали…
    — От духов они не узнают, — немного успокоила меня сова, догадавшись о моих мыслях. — Вернее, получат ответ, что Медведи были наказаны по воле Совы. Не кривись так, ты хорошо справляешься… Если будешь продолжать не хуже, то сможешь многого достичь.
    Да мне много и не надо, домой бы вернуться… Я вздохнул. Ладно, для начала вернусь в замок…

    А в замке меня уже ждала работа: пришлось лечить плотника. Он попытался сбежать, ну и волк его немного помял… Впрочем, ничего страшного — трещины в костях, как я уже выяснил, довольно легко устраняются, достаточно немного простимулировать формирующих их гномов. Сейчас получилось даже проще, чем раньше; духи меньше упрямились и охотнее слушались. Результат улучшения отношения Великой Совы, хм?..
    В следующую неделю я убедился, что оно действительно сказывается. Теперь мне не приходилось тратить по сорок минут на отлов одной гидры; больше того, альрауны, до того остававшиеся неуловимыми, наконец начали меня подпускать. Вскоре я уже мог похвастаться договором с одним растительным духом. Помимо этого, я пополнил свою свиту еще одной саламандрой, которая теперь постоянно играет с Искром в догонялки, предпочитая бегать кругами вокруг моих ног, двумя гидрами и гномом. Не считая тех, которые пошли на амулеты…
    В Верхнем мире я перешел от изучения местности к изучению местных обитателей, с перспективой завязывания знакомств и налаживания связей. Правда, сколько времени это займет, трудно сказать, но моя известность в Верхнем мире сильно упрощает работу с духами в реальном мире, к тому же у местных будет проще выяснить, как действия в Верхнем мире влияют на реальный мир. Не забывал я и про амулеты, создавая все новые их варианты и осваивая различные техники. Плюс моя свита то и дело требовала внимания — расчесать шерсть и хвост волку, поиграть с сильфами и саламандрами, высказать мнение по поводу очередной формы, которые гном придавал камням, и тому подобное… Я считал, что, пока есть возможность, нужно стараться улучшать их ко мне отношение. Пример сильфов показывает, что это оправдывается… Однако свободного времени просто не оставалось. Что, впрочем, и к лучшему — когда оно появлялось, мне было скучно. Навалившиеся же занятия не были особо обременительными, а временами оказывались даже интересными.
    Попытки перейти к мультидуховым амулетам обогатили мою жизнь новыми ощущениями. Теперь я чувствовал себя не просто директором зоопарка и детского сада, но еще и сержантом, пытающимся привить этим самым детям и животным воинскую дисциплину. Заставить духов правильно и четко взаимодействовать между собой — задачка повышенной сложности… И даже не в том дело, что они упрямились. Они то никак не могли понять, что от них требуется, то забывали свои задания. Вдобавок выяснилось, что у духов бывают и личные отношения, которые тоже влияют на эффективность. Уф-ф… И почему я не маг?.. Наверняка ему намного проще… Не нужно никого уговаривать и воспитывать, знай себе плети нужную энергоконструкцию, и все…
    Работы в деревнях тоже способствовали профессиональному росту. Я вспоминал все больше знаков, начал работать над благословениями… Поля благословлял. Сильному шаману достаточно просто вслух благословить поле, и духи сами позаботятся о прицельных дождях и плодородии земли, а вот мне все приходится чуть ли не с каждым духом отдельно договариваться.
    Заодно приметил на будущее пару домовых, обитающих в брошенных избах. Сейчас, пока проклятье еще действует, они все равно ко мне не пойдут, но в будущем непременно нужно будет поселить их у себя — что это за дом без домового? Да и полезные они.
    Прошла еще одна неделя. Помимо попытки побега, на этот раз ночной, после которой опять пришлось лечить дурня-кузнеца от нападения злых духов, ничего особенного не происходило. Жилые помещения мои работнички, насколько это было возможно, привели в норму, и я постепенно начал зачищать сам замок.

    Хотя в целом жизнь была вполне терпимой, усталость накапливалась. Ну дела, я не для того ехал на ролевку, чтобы вкалывать и учиться… В конечном итоге я решил устроить выходной. Могу себе позволить… Время от времени необходимо отдыхать и расслабляться. А в Ганке-Ло явно найдутся для этого возможности…
    Ресторан (нормальная еда — это да!..), иллюзион (три фильма просмотрел… как же я соскучился по телевидению!), цирк (вообще-то я не поклонник, но…). В свое время Раптари еще бордель предлагала, но у меня жена есть, и на отсутствие разнообразия пока не жалуюсь. Разве что из интереса зайти, глянуть, какой там выбор… Хотя боюсь, посетителей, которые заходят просто из любопытства, там не любят. Тогда куда еще можно сходить?..
    Обдумывая эту интригующую мысль, я не спеша доедал ужин в попавшемся по пути ресторанчике. Спиртное и танцы я не люблю, театралом не являюсь, а Интернета здесь нет… Получается, пора сворачиваться. Разве что в собор зайти… но лучше не стоит. Тем более что картами я вообще не занимался… Как, кстати, и своей левой рукой. А надо бы… Но дел куча, и все — нужные. Ладно, руку покажу специалистам, когда пойду по рекомендательным письмам Манке. А в карты можно будет попробовать с Крооргиной поиграть, да и с мужиками, в принципе, можно. Ладно, вернусь в замок, там и посмотрю.
    Поднявшись из-за столика, я расплатился и неохотно побрел к воротам. Нет, все-таки на Земле лучше… И с бытовыми удобствами, и с развлечениями, и с информационной насыщенностью.
    Упс… Задумавшись, я обо что-то стукнулся. Девушка… Упала… Опять?!
    Уф-ф, нет. Девушка подскочила, поклонилась, выпалила что-то вроде «прошупрощенья» и, подобрав платье, умчалась прочь. Пронесло… На всякий случай я глянул на ее удаляющуюся спину духовным зрением, но ничего особенного не заметил.
    Эх… Пожалуй, лягу сегодня пораньше. Завтра опять вся будничная чехарда… Н-да, кто бы мог подумать, насколько будничным может быть волшебство… А работать надо, и надо стараться. Когда над тобой никто не стоит, вроде и можно идти себе на уступки, но, с другой стороны, вся твоя жизнь зависит от того, как ты действуешь и успеешь ли подготовиться к возможным неприятностям. А ведь будут еще, чую…
    Купив на завтра пару фруктов и порцию мороженого — между прочим, неплохо бы и холодильник смастерить, — я раскрыл сумку, чтобы положить их туда, и обнаружил в сумке сложенный листок бумаги. Э? Вроде никаких чар нет…
    Уложив покупку, я достал и развернул бумагу. Внутри оказались всего два написанных вроде как карандашом слова: «Будь осторожен». Предупреждение разведки? Если так, они уделяют мне больше внимания, чем казалось…
    По большому счету, я все время стараюсь быть осторожным, но к предупреждению решил отнестись серьезно. В конце концов, бдительность и осторожность еще никому не вредили. Вернувшись к замку, я облетел его на расстоянии, осматривая, затем пустил сову пролететь над ним. Ничего необычного не обнаружилось. Ладно, даже если мне что-то угрожает, это не значит, что угрожает непосредственно сейчас. Скорее всего, что-то планируется в ближайшее время, вот меня и предупредили. А учитывая обстоятельства… Предупредила, скорее всего, разведка Иль-Кракрау — кто еще? А с ними у нас общее дело одно — Закрытые. То есть компашка в балахонах начала шевелиться? Паршиво, если так… По опыту прошлой стычки, моя хлипкая оборона не задержит даже пару учеников из этой организации. Удрать и залечь где-то? Деньги у меня есть, на какое-то время хватит. Но я не представляю их возможностей, — вдруг они меня тут же найдут, тем более что основательно прятаться я просто не умею. А в замке все же хоть какая-то оборона… Ну за что мне все это?..
    Остается только надеяться, что паниковать рано. Правда… Против более-менее приличного мага у меня в поединке нет шансов. Даже в той дуэли в парке я победил исключительно потому, что она была до первой крови. Была б серьезной, победа бы мне не светила.
    Так и эдак поприкидывав разные варианты, в том числе и тот, что это просто какой-то дурацкий розыгрыш, я решил все же вернуться в свою комнату в замке, однако угрозу считать реальной. Хотя, похоже, я воспринял гипотетическую опасность слишком близко к сердцу…
    Короче, в карты я в этот день так и не поиграл. Выспаться тоже толком не удалось. Конечно, можно было принять снотворное, но что, если именно в эту ночь нападут? Вот то-то и оно…
    По деревням я тоже не пошел, да и прогулкой по Верхнему миру пришлось пренебречь: впадать в транс в таких условиях — не самое разумное занятие. Там и со временем странности творятся, да и вообще — я могу заметить, что меня убили, когда уже пройдет пара дней. А вот заготовить пару-тройку боевых амулетов — самое оно. Те же гранаты могут быть крайне полезны, а еще и защитные… Еще бы придумать, как защищать глаза от вспышек, и можно было бы швыряться молниями с рук. Хм, может, заказать защитное приспособление у какого-нибудь мага в городе? А я не представляю, как решить эту задачку без люмена или шэйда, но магам, возможно, будет проще.
    Между прочим, а что делать с мужиками? Неизвестно, чего ожидать в случае нападения. В принципе, работа для них еще есть, но… А, ладно. Пускай катятся своей дорогой.
    Определившись с этим, я двинулся к ним. Троица как раз отдыхала у себя в комнате, играя в самодельные карты на щелбаны. Когда я вошел, они немного напряглись, но игру не бросили.
    — Ну, мужики, у меня для вас приятная новость, — сообщил я. — Благодарю за службу, все свободны.
    — Э?
    — Чего?
    — Что, серьезно?
    Троица отозвалась дружным, но нестройным хором.
    — Вполне серьезно, — уверил я их. — Можете считать, что проступок свой искупили трудом. Оружие и амулеты я вам не отдам, однако… Держите.
    В приступе щедрости я бросил им серебряную монету. Может, доброе дело мне зачтется… Боги-то здесь существуют, хотя мне все еще в это и не верится. А с дележкой они как-нибудь разберутся — насколько я успел изучить эту троицу, они действительно хорошие приятели, ни разу не видел, чтобы они всерьез ругались.
    — Э? — недоумевающе произнес старший, плотник. По именам я их как-то не удосужился запомнить, только профессии помню. Троица собрала карты и немногие оставленные им вещи и как-то неуверенно пошла «на выход с вещами».
    Опустив за ними решетку, я вернулся к своим амулетам, однако дело не клеилось. Нужно как-то отвлечься, но успокоительное принимать неохота. Тем более оно горькое…
    — Ну, подруга дней моих суровых… Как оцениваешь обстановку? — обратился я к сове. — И что можешь посоветовать?
    Разумеется, тотем был в курсе ситуации. Собственно, со вчерашнего дня сова патрулировала окрестности, высматривая приближающихся подозрительных личностей. Пришлось за это скормить ей пару цыплят.
    — Я никого не заметила, но что-то неоспоримо приближается. Ты делаешь все, что можешь, но я не могу сказать, будет ли этого достаточно.
    — Ты меня воодушевила, — съязвил я.
    — Могу добавить совет, — обиженно фыркнула сова. — Не пытайся бежать, встречай опасность, не встречаясь с ней. Так у тебя есть шанс пройти это испытание судьбы…
    Уже лучше, но все равно ничего нового этот совет мне не подсказал… Впрочем, вслух я это говорить не стал — ни к чему ссориться со своим тотемом. По-моему, она тоже беспокоится… Хотя ей-то что сделается. Или она за меня волнуется?.. Тоже возможно, все-таки эта тень — мой хранитель.
    Я вздохнул.
    — Ладно… Продолжай наблюдать. А я пока… Хм.
    Я постучал пальцем по браслету.
    — Давно хотел спросить, — обратился я к появившейся передо мной джинне, — ты ведь танцевать умеешь?
    Она посмотрела на меня так, что сразу стало ясно: только такой ни на что не годный идиот, как я, мог в этом сомневаться. А я был в ней уверен…
    — Ну, продемонстрируй.
    Она хмыкнула, огляделась и как-то по-особому встряхнула своими браслетами. Зазвучала музыка; похоже на индийские мотивы, и неясно, что за инструменты, понятно только, что играет не меньше двух разных.
    Танцевала она действительно неплохо, хотя особых восторгов у меня и не было. Я вообще довольно толстокожий… Впрочем, немного поаплодировать все же удосужился. Пожалуй, действительно полегче стало… Расслабился, и спать захотелось.
    Позевывая, я слегка доработал защитный амулет и запечатал «гранаты», чтобы энергия не утекала, после чего, поскольку глаза после бессонной ночи уже просто склеивались, поплелся в свою комнату и завалился на постель. Если что, сова разбудит… И вообще, пусть меня убьют, но я должен поспать.
    «Приближаются!» — вырвало меня из сна мысленное сообщение совы. Еще до конца не проснувшись, я подскочил на кровати, едва с нее не свалившись, и поспешно принялся натягивать сброшенную перед сном одежду. Так, что, где?.. Я потряс головой и похлопал себя по щекам.
    Уже вечер, я погляжу, солнце почти зашло… Прежде всего — где мои сильфиды? Для начала нужно позаботиться о «приправах». Жаль, нет у меня ничего достаточно ядовитого, но немного усилить доступный состав магией вполне возможно.
    Достал, обработал, сейчас отправлю сильфид… Это, можно считать, уже стандартная практика. А теперь нужно подумать о следующих шагах и путях отступления.
    «С какой стороны идут и сколько?» — мысленно обратился я к сове.
    «Двое по дороге, еще двое по склону холма с севера и юго-востока».
    Угу… Окружили, значит. Основательно подходят, сволочи. Жалко, нет у меня подземного хода… Или есть? Конечно, раньше нужно было подумать, но… Ну да ладно, проконсультируемся со специалистами.
    При помощи пера Великой Совы и пары ударов в бубен мне удалось вызвать местных гномов на диалог. А после еще пары ударов — и получить нужный мне ответ. Есть! В плюсе то, что подземный ход для бегства в случае осады существует, и гномы готовы мне его показать. А в минусе — он идет через подвалы и самые густые скопления злых духов. И судя по тому, что я ощущал, когда приближался к подвалам, там есть что-то очень неприятное… Но в любом случае с духами мне проще договориться, чем с четырьмя магами, коллега которых в одиночку меня едва не прикончил. А если еще удастся и натравить их на чернобалахонников… Хотя даже не «если», а «надо». Так что — двигаю.
    Я побежал к подвалам; по пути меня догнали сильфиды.
    — Ну, как? — спросил я их с нескрываемым волнением.
    Феечки гордо и довольно заулыбались. Отлично… А то я боялся, что на этот раз сектанты смогут как-то защититься. Видимо, они не раскусили этот мой ход с прошлого раза… Посмотрим теперь, как они поколдуют с судорогами и рвотой.
    А вот и подвал… От когда-то толстой двери остались одни петли, и тьма в проходе кажется очень густой и прямо-таки вязкой. Вдев перо Совы в волосы — добрых и нейтральных духов оно привлекает, а злых отпугивает, — я зажег на ладони левой руки небольшой огонек, чтобы не спотыкаться, немного сдвинул восприятие, чтобы лучше видеть духов, и принялся спускаться. Бежать пока рано, нужно расчистить путь и оценить возможность использования скопившихся здесь духов…
    Первые духи напали на меня, стоило спуститься на пару ступенек. Беспамятные и пара Непрух, то ли не усвоившие урок, то ли не покидавшие раньше подвал. Затем, уже в обширном, но невысоком подвале, простирающемся куда-то в темноту за пределами освещенного моим огоньком и бегущими рядом саламандрами, круга, еще пара Непрух и Злыдень… Из пустой кладовой, воняющей гнилью и плесенью — таких по бокам было довольно много, — вылетели стайка Беспамятных и гнилостные духи… Разогнал их, и из пола поднялась Лихоманка — а вот это уже серьезнее, хотя в драке и не котируется. Хорошая затрещина посохом, несколько яростных укусов саламандр — и дух болезни сгинул, зато из глубины земляного коридора, стоило сделать пару шагов, примчалась еще одна стая Беспамятных, гнилостных и Непрух. Вот дерьмо! Это начинает меня утомлять! Машу посохом во все стороны, как мельница, рассеивая духов, но появляются все новые и новые, причем чем дальше, тем больше. И это еще с учетом отпугивающего действия пера… Судя по всему, ядро проклятья где-то в подвале.
    Волк бы мне очень помог, но, к сожалению, для него здесь слишком тесно. В итоге приходится обходиться стихийными духами, тем более что большинство злых духов не любит огня — так что саламандры «у руля». Ящерки с видимым удовольствием пыхали на врагов огнем и кусали их; что называется, мал да удал. А у меня возник вполне реалистичный план действий…
    «Как там гости? — мысленно обратился я к продолжающей наблюдать сове. — Как далеко?»
    «Они не спешат. Еще минут пятнадцать будут идти».
    Н-да, подземный ход должен быть достаточно длинным, чтобы беглецы могли выйти за спинами осаждающих, а я тоже не могу двигаться так быстро, как хотелось бы. Нужно поспешить, иначе мой план может не сработать.
    Ой… Что-то мне как-то нехорошо. Впереди вроде бы уже был заметен конец подвала, и где-то здесь должен начинаться подземный ход, но от одной из кладовых каморок повеяло чем-то… Брр. Кажется, я нашел эпицентр, ядро проклятия…
    Тьма вокруг меня поплыла; колышущиеся в тусклом свете тени зашевелились как-то осмысленно, потянувшись ко мне. Саламандры дружно зашипели и вспыхнули ярче; тени исчезли.
    Однако радоваться рано. Странно колышущаяся тьма сгустилась; в духовном зрении было видно, как тени слились в большую, еще более черную, чем окружающая темнота, кляксу, которая начала содрогаться в конвульсиях, принимая какую-то форму. Я попытался стукнуть эту штуку посохом, пока она окончательно не сформировалась, но она легко ускользнула от удара.
    Клякса превратилась в карикатурное подобие человека: две палки-руки, две палки-ноги, вытянутое вертикальное туловище и бугор головы сверху. Я снова бросился на неизвестного мне духа, нанося горизонтальный удар посохом; посох врезался во что-то вязкое, словно гудрон. Соприкоснувшаяся с посохом «плоть» духа с шипением закипела и стала испаряться, но посох все же держался крепко; рывок его не освободил. Прежде чем я сумел выдернуть посох, на «груди» духа вздулся пузырь, лопнул, и в меня полетела черная маслянистая капля, похожая на нефть. Я прыгнул в сторону, отпуская посох, но сделал это недостаточно быстро — сказалась нерешительность бросить свое оружие. Капля угодила мне в плечо и прилипла; пораженный участок мгновенно онемел. И, похоже, это распространяется…
    Однако прежде чем я успел начать паниковать или что-то предпринять, амулет разведки, который я носил не снимая, полыхнул белым светом, обжигая мне грудь, и черная блямба отпала с плеча; упав на землю, она превратилась в многоножку и попыталась взобраться мне на ногу, но я раздавил это мерзкое создание.
    Посох выпал из моего противника и со стуком упал на землю. Онемение в плече тоже быстро исчезало, спасибо амулету. Однако между мной и посохом стояла черная фигура… Ситуация…
    Подчиняясь внезапному порыву, я отпрыгнул в сторону. И вовремя — черный снова выстрелил каплей. Не знаю, насколько хватит моего амулета, и лучше не проверять это в схватке. Но одними прыжками победить затруднительно, даже с учетом саламандр, усердно, но без особого результата пыхавших на черного огнем. Он даже почти не обращал на них внимания, не сходя с места обстреливая меня своими каплями. К счастью, ни особой скоростью, ни точностью он не отличался; пока что я уворачивался, постепенно отступая назад ко входу. Хорошо хоть местная мелочь предпочла не лезть в драку старших — сейчас они могли бы создать мне проблемы…
    Во время одного из прыжков я щелкнул по Дому, вызывая гнома.
    — Открой секретный ход! — скомандовал я ему, в очередной раз отпрыгивая, на этот раз стараясь приблизиться к противнику, а не удалиться от него. Мне срочно нужно что-то делать, время играет не в мою пользу…
    Раздраженные безрезультатностью своих потуг саламандры дружно вцепились в «ногу» духа, и он наконец-то прореагировал, немного склонив «голову». Я воспользовался этой небольшой паузой, чтобы броситься вперед, к посоху, но в этот момент на «теле» черной фигуры снова вздулся пузырь. Однако очередная капля оказалась направлена не в меня, а в надоедливую помеху; пшикнуло — и саламандра погасла.
    — Искр, фу! — закричал я. Однако Искра, похоже, тоже зацепило; он едва светился, как гаснущий уголек, и не реагировал на мою команду. Мои саламандры!..
    Что-то заскрипело, и в стене открылся небольшой проем. Решение созрело мгновенно.
    — Хватайте саламандр — и за мной! — скомандовал я сильфидам, до того почти бесполезно кружившим вокруг, и, подхватив посох, прыгнул к черному ходу.
    Я мчался со всех ног, насколько это было возможно в узком и неровном проходе. Осветительное заклятье погасло, саламандр рядом не было, так что ориентировался я исключительно с помощью духовного зрения. Здесь не помогло бы даже чувствительное совиное — вокруг была полная темнота. Злых духов здесь почти не было; возможно, они попрятались после моей стычки с той тварью.
    Поворот, еще поворот… и я чуть не стукнулся о дверь. Поспешив снова зажечь свет, я обнаружил, что передо мной маленькая металлическая дверца, закрытая на простой засов. Откидываю его… и только тут обнаруживаю, что сильфы, несущие то, что осталось от саламандр, меня давно нагнали.
    Пепел. Горстка пепла… Как я уже упоминал, я довольно толстокожий, но тут у меня задрожали руки. Ящерки мои… Я даже перестал толкать застрявшую за долгим неиспользованием дверь, уставившись на пепел, который сильфы высыпали мне на ладонь. Погоди-ка… там еще что-то светится!
    Я осторожно подул, спиной снова наваливаясь на дверь. Часть пепла исчезла, открывая едва тлеющий уголек, напоминающий тело ящерки без лап и хвоста. С него продолжали отслаиваться частички пепла; похоже, дух на последнем издыхании… Я попытался осторожно перелить ему немного силы; уголек засветился поярче. Если есть шанс, постараюсь откачать!
    Остатки саламандры перестали осыпаться пеплом. Еще немного… Ну, думаю, теперь она вне опасности. А вот я еще нет… Так что отправлю в Дом, пусть там оклемается, а сам займусь спасением себя, любимого.
    Стряхнув с руки остаток пепла, я с силой навалился на дверцу, и она наконец раскрылась, открывая взору темное ночное небо и высокую траву. Ход открывался в каком-то холмике в паре сотен метров от замка.
    «Как там они?» — спросил я мысленно сову. «Уже под стенами!» — ответила она.
    Нужно действовать быстрее. Я поспешно достал припасенные с прошлого раза ароматические палочки и после небольшого колебания махнул рукой и поджег весь пучок. Ветер начал задувать дым в проход; несколько минут — и обитатели подвала попрут наружу, в замок. Рассчитываю, что и мой последний противник тоже… Сдается мне, что это был вообще-то не дух. Может, мелкий демон, может, вообще какая-то левая тварь, но есть шанс, что дьявольское созданье сможет напакостить и моим незваным гостям… хотя они, возможно, расправятся с ним быстро. Нужно драпать в город…
    Я осторожно, не поднимая головы, осмотрелся в обоих диапазонах: и в зрительном, и в духовном; чисто. Поменял облик, взлетел… и тут что-то вспыхнуло и громыхнуло. Похоже на гром, и доносится от замка. Странно…
    Громыхнуло снова. Вслед за белой вспышкой в замке вспыхнул красный свет, похожий на зарево от огня. Да что там такое творится?..
    «Ты видишь, что там происходит?» — обратился я к сове. Сам я предпочел ради удовлетворения любопытства не рисковать и летел к вратам.
    «Черные сражаются с джинном, — сообщила она. — Похоже, им крепко достается».
    С джинном?.. Не понял… К моей женушке родственники в гости не вовремя зайти решили, что ли?.. Вспышки и грохот раздавались беспрестанно. Надеюсь, они мне замок не разнесут… Помочь немного джинну, что ли?.. Хотя я все равно мало что могу сделать.
    Впрочем… Пожалуй, я все же поучаствую. Рискну… Боюсь, если я сейчас сбегу, замок уйдет из моих рук, — я не в курсе тонкостей здешних законов. В принципе, кое-что у меня есть, заодно и боевые испытания проведу…
    Спустившись на землю, я поменял облик и достал из сумки пару амулетов. Посох придется убрать, и то, и другое я не унесу…
    Засунув посох в коробочку от карт, я снова поменял облик — угу, сработало, внутри коробочки он на превращение не влияет… — и подхватил в лапы амулеты, грубо слепленные из глины пустотелые шары. Печати сняты, осталось только провести бомбардировку…
    Я развернулся, направившись к замку. Сам себе летчик, сам себе самолет, сам себе стрелок… Хотя нет. Стрелком у меня…
    — Когда сброшу шары, направьте их на черных, — ухнул я сильфам и стал набирать высоту. Попасться на глаза противнику мне совсем не хочется, так что буду изображать из себя высотный бомбардировщик. Захожу на цель… Уй-йе! Внезапно налетевшим воздушным потоком меня тряхнуло так, что я едва не потерял управление. Одна из «гранат» вылетела из лапы; ну что ж, пусть тогда и вторая к ней присоединится…
    Внизу прогрохотало, и меня тряхнуло новым порывом ветра. Похоже, это отголоски идущего сражения… Пожалуй, мне пора отступать. Боеприпасы кончились…
    «Неплохо… — сообщила сова. — Твои амулеты сработали. Огненный добил защиту одного из них, а паровой обварил его и вывел из строя».
    Стоит заметить, что один из прихваченных мной амулетов был последней двухдуховой разработкой: саламандра плюс гидра. На испытаниях очень хорошо работала и на практике не подвела…
    «Джинн тоже одного положил, но и ему сильно досталось, — продолжила сова. — Думаю, его песенка спета. Он довольно силен, но с четверыми ему было не справиться».
    Так… Не знаю, что это за джинн, но закончат с ним — вспомнят обо мне. У меня в сумке есть еще две гранаты. Они вполне могут склонить чашу весов в нашу пользу… Ладно, еще один заход.
    «Они атакуют меня, — снова сообщила сова. — Я отступаю, больше наблюдать не могу».
    Ну вот… Просекли, заразы, что над ними кто-то есть. Как бы и меня не зацепили… Ничего, захожу с высоты, а «гранаты» с помощью сильфид идут под углом, так что должно получиться. Только побыстрее надо, пока они джинна не добили.
    Очередная вспышка молнии показала, что дух все еще огрызается, но сколько он еще продержится — неизвестно… Я помчался к земле. Превращаюсь, достаю из сумки амулеты, оснащаюсь… Когда я снова взлетел, по замку распространялся черный туман. Духи из подвала или какое-то колдовство? Не могу разобрать… В совином облике обычное зрение у меня гораздо острее, но вот духовное оставляет желать лучшего. А чувство магии и вовсе только на совсем небольшом расстоянии действует, в обоих обликах…
    Впрочем, неважно. Что бы это ни было, я слишком высоко, чтобы оно повлияло на меня, так что продолжу. Набираю высоту, захожу на цель… Но замок оказался окутан туманом так густо, что я не мог разобрать цель. Ладно, понадеюсь на сильфов, им проще… А высота достаточная, скорректировать направление смогут. Я разжал когти.
    Взрывы «гранат» на миг разорвали пелену тумана, и я смог различить внизу три черные фигуры. Как бы там ни было, я больше ничего сделать не могу. «Гранаты» кончились… И на этот раз — совсем. Осталось разве что посохом швырнуть.
    Я принялся снижаться, удаляясь от замка, и тут рядом мелькнуло что-то черное. В последнее время этот цвет основательно ассоциируется у меня с неприятностями, так что я автоматически вильнул в сторону, и правильно сделал. Мимо пронеслась то ли сеть, то ли толстая черная паутина; промахнулась и пошла на новый заход. Самонаводящаяся ловчая сеть? Это плохо…
    Я снова вильнул в сторону, а затем резко нырнул вниз. Сеть снова промазала, но она, зараза, быстрая и хорошо наводится, а меня асом высшего пилотажа назвать трудно… Похоже, я могу рассчитывать только на то, что она в чем-то запутается. Нужно подходящее дерево…
    Еще один вираж; сеть прошла буквально в паре сантиметров от моей лапы. Она каждый раз ложится все ближе… Дерево, правда, тоже уже совсем рядом. И ветки удобно растут… Поднажать, еще немного…
    Я успел проскочить между двух близкорастущих веток… почти успел. В последний момент край влепившейся-таки в ветки сетки зацепил мою ногу. Прокрутившись, я с маху врезался в ствол дерева.
    Да, теперь я с полным на то правом могу подтвердить — что совой, что об сову, больно все равно сове… Очнулся я висящим вверх ногами на сети. Голова трещала, но сломано вроде ничего не было — похоже, голова у меня крепкая. Прикинув, что высота небольшая, я превратился в человека и рухнул на землю.
    В замке громыхнуло, но как-то неуверенно. Если бой там еще идет, значит, в отключке я был совсем недолго. Были бы еще «гранаты»… я бы все равно больше не полетел. И так от сетки еле ушел… Я перевел взгляд вверх, на продолжающую дергаться, пытаясь высвободиться из сучков, сеть. Покачал головой и достал из сумки посох. Подумал и вызвал волка. Еще немного подумал и зашагал не к вратам, а к замку. Несмотря на риск, стоит осторожно глянуть, — возможно, будет шанс натравить волка или метнуть посох… В прошлый раз он себя хорошо зарекомендовал.
    Я поспешил к входу. В решетке оказалась проделана дыра в рост человека; да, ребята не стали заморачиваться… Сразу за остатками решетки стеной черного тумана клубилось множество духов; ничего себе, я и не думал, что их еще столько осталось! Что-то совсем не хочется мне туда заходить…
    А вот духи, почуяв близость живого человека, потянулись было ко мне, но большая часть тут же отпрянула, а на остальных мне даже не пришлось поднимать посох — волк отбросил их одним рывком.
    Хм… С такой концентрацией злых духов, что роится в замке, без усилий не справиться. Если оставшиеся сектанты не позаботились о защите раненых, им кранты. Даже если маги победят, они наверняка будут сильно истощены и, не обнаружив меня в замке, постараются побыстрее отступить. Вот тут и настанет самый подходящий момент нанести удар… Волк плюс бросок посоха — должно сработать. Нужно устроить засаду. Правда, они могут и почувствовать постороннее присутствие рядом, маги все-таки… Хм.
    — Чего задумался? — шепнул мне кто-то на ухо. Я испуганно отдернулся и только потом понял, что голос-то знакомый…
    — Раптари? — удивленно пробормотал я в ответ, глядя на внезапно возникшую из ниоткуда кицуне. — Ты что здесь делаешь?
    — Ждала своего звездного часа, — вздохнула женщина-лиса. — Чтобы в последний момент, когда ты будешь на пороге гибели, блистательно тебя спасти. Но ты ухитрился выкрутиться сам! Все вы, мужчины, одинаковы…
    Она неприязненно фыркнула.
    — А если серьезно?
    — Да куда серьезнее-то? — удивилась она. — Ладно, раз уж мой звездный час отменяется… Действуйте.
    Изображение местности вокруг нее слегка смазалось; похоже на невидимость, как ее в некоторых фильмах изображали, но гораздо качественнее. Мне показалось, что двигалось пять невидимых фигур, но стоило им немного отдалиться, как я совсем перестал их различать, даже в духовном зрении.
    — В общем, предоставим действовать профессионалам, — добавила Раптари, доставая из висящей на плече сумки завернутую в бумагу мясную нарезку. — Будешь?
    Короче, дальнейшие события в замке проходили без моего участия и спецэффектов. Собственно, я за ними даже не наблюдал, — мясо у Раптари быстро закончилось, и она потащила меня в город, заявив, что тут все равно ничего интересного уже не будет, а она проголодалась.
    Мои возражения, что мне нужно быть здесь, чтобы право собственности на замок из рук не ушло, она отмела, заявив, что ни один нормальный чиновник все равно не будет постоянно проверять показания, — проверят в первый и последний день регистрации, и все. И вот мы сидим в каком-то ночном ресторанчике в Ганке-Ло, уплетая местные деликатесы за счет разведки. После того как схлынуло напряжение сражения, у меня прорезался аппетит и накатила усталость.
    — Ну что, вопросы будут? — поинтересовалась наконец Раптари.
    — Будут, — кивнул я. — Почему Ганке-Ло называют «Городом конца и начала»?
    — Я думала, ты о другом спросишь, — заметила она.
    Понятно, она ожидала вопроса, что все это значит, но, по-моему, и так очевидно — обычная операция спецслужб по взятию «языков», где я послужил наживкой. Но если хочет «о другом» — пожалуйста.
    — Твой возраст и три размера? Да ладно, я и так уже на глазок прикинул.
    — Н-да, прав был отец… — пробормотала она. — А с прозвищем этим история давняя. Если вкратце… Когда-то этот город был обычным островом в океане, к которому однажды пристали корабли беженцев. Кто они были и откуда — сведений не сохранилось, но здесь они решили начать новую жизнь. Позже остров стал местом, куда бежали с материка независимые маги, которых чародеи-властители старались либо заставить работать на себя, либо уничтожить. Прибывшие на остров клялись оставить в прошлом все разногласия и начать жизнь сначала. Оно бы, конечно, и здесь закончилось грандиозной сварой, но к власти быстро пришли шестеро сильнейших магов, объединенных общей идеей постижения тайн волшебства. Соответственно, они жестко держали остальных под контролем, заставляя тратить силы не на ссоры и грызню между собой, а на исследования. Кого-то наказывали, кого-то поощряли, самых буйных казнили… Вернее, пустили на эксперименты подопытными. Это сработало… В конечном итоге здесь образовалась самая высокая концентрация магов на единицу площади во всем известном мире, а исследования достигли впечатляющих успехов. Настолько впечатляющих, что, когда континентальные государства обратили на островитян пристальное внимание, правители сперва скрыли остров от мира, а потом еще и ухитрились поднять его в небо, превратив в кочующий город. Когда на материке бушевали грандиозные магические войны, Ганке-Ло продолжал мирно развиваться, и в конечном итоге именно отсюда на скатившийся в варварство континент вернулись культура и искусство волшебства.
    — Тогда понятно, — кивнул я. — Непонятно только, почему они не основали собственную империю.
    — Решили, что с увеличением территорий проблем прибавится, — пожала плечами кицуне. — Я уже сказала, правителей, по большому счету, интересуют только исследования. А правительства полисов и так у них в кулаке…
    — То есть и у нынешних правителей тоже?
    — «Нынешних»? Вообще-то они и не менялись. Уже полторы тысячи лет, если не ошибаюсь.
    Нехило…
    — Правда, говорят, — продолжала Раптари, — что то ли один, то ли двое из них перешли в божественное состояние и продолжают свои исследования уже на новом уровне. Но ни подтвердить, ни опровергнуть это никому не удалось.
    Еще круче…
    — Ну что, я на твой вопрос ответила?
    Я кивнул.
    — Тогда и ты ответь. Откуда ты родом?
    — Сам хотел бы знать, — честно ответил я, пожимая плечами. — Очень надеюсь, что здешние маги действительно настолько хороши, как ты говоришь. Тогда у меня есть шанс это выяснить и вернуться обратно.
    — А так ли это тебе надо?
    — У нас жизнь гораздо комфортнее, — я снова пожал плечами.
    — Твои описания не соответствуют никаким известным землям, — сообщила кицуне. — Складывается впечатление, что ты появился ниоткуда.
    — Ну, я же мог и соврать, — заметил я.
    — Ясновидящего уровня Манке, равно как и моего отца, не так-то просто обмануть, — усмехнулась она. Эге, похоже, я правильно сделал, говоря им правду… — А вот умалчивать о чем-то можно. Ничего рассказать не хочешь?
    — Это личное любопытство или служебное? — хмыкнул я.
    — И то, и другое. Лисы — существа любопытные…
    — Ну, у меня есть версия. Во всяком случае, изначально она казалась мне самой вероятной. У нас кто-то сделал предположение, что миров больше одного. Они могут быть похожими или сильно отличаться, наиболее интересный вариант — что разные миры образуются из разных путей развития одного события. Вот я и подумал, что, возможно, угодил в один из этих параллельных миров. Но это просто мое предположение.
    — Хм, любопытно, — заметила Раптари. — Возможно и такое. Но если это действительно так, и миры, как ты говоришь, могут быть очень похожи, как определить, какой из них твой?
    Я вздохнул.
    — Вся надежда на местных специалистов. Если они не помогут, придется здесь поселиться. Зачищу замок и буду крутиться…
    — И все-таки ты чего-то недоговариваешь, — констатировала она.
    — А ты? — улыбнулся я. — Впрочем… Оказывается, прав был старейшина, к моему здесь появлению приложил руку один бог. Я с ним в соборе встретился.
    — Бог? — заинтересовалась Раптари.
    — Я сам удивился…
    — А какой именно?
    — Там был целый список имен, — поморщился я. — Я только одно запомнил. Арагорн. Он еще обещал меня домой вернуть, если в карты его обыграю.
    Раптари, не удержавшись, хихикнула.
    — Вот-вот, — согласился я.
    Хм… Что-то я разболтался. Возможно, это просто на волне расслабления, но… Наклонившись к тарелке, я искоса подозрительно глянул на кицуне. С нее станется подсыпать мне чего-нибудь для развязывания языка… Тихо пробормотал наговор проверки еды на яд и подобное. Ничего… Но могло что-то быть в другой тарелке или кружке. Впрочем, если я это уже съел, беспокоиться, полагаю, поздно… Во всяком случае, продолжать есть можно спокойно. И вообще… Как-то не хочется напрягаться. Сил нет…
    — Между прочим, где ты собираешься сегодня ночевать? — поинтересовалась Раптари.
    Я только пожал плечами.
    — Могу уступить свою комнату. У меня все равно на эту ночь свой интерес…
    Место для ночлега — это, конечно, хорошо. Однако, договариваясь с лисами, следует ожидать чего угодно. Правда, Раптари вела себя за время нашего знакомства относительно прилично, но это не повод расслабляться. Так что…
    — Вынужден отказаться, — скривился я. — Переночую на природе.
    — Дело твое, — с нотками обиды произнесла кицуне. Ага, как будто я на это куплюсь…
    Мы без дальнейших разговоров доели ужин, Раптари оплатила счет, и мы разошлись. Интересно, мы еще встретимся? Если у разведки имеются на меня какие-то виды, то наверняка.
    Пройдя через врата, я подобрал место на склоне холма поодаль от замка, наполненного взбудораженными духами. Хоть они и пригодились, но все-таки нужно вычищать эту пакость… Но это все потом. Я зевнул и улегся на матрас. А что, хорошо…
    «Опасность!» — снова вырвал меня из сна крик совы. Что? Я вскочил с матраса, подхватывая с земли посох. Неужели еще не все? Я заозирался вокруг. Темно, ничего толком не видно… Тьфу ты, нужно обернуться и сверху посмотреть. И лучше с дерева, на случай новой сети…
    Плащ, плащ… Быстрее, подобрать, надеть…
    С негромким свистом что-то пронеслось рядом со мной, блеснув под светом луны.
    — Есть! — послышался довольный голос. Опять Раптари?.. — Я так и знала, что они оставят какой-нибудь сюрприз напоследок…
    — Еще что такое? — недовольно пробормотал я. Рядом возникла Раптари и подняла с земли зазубренный метательный нож, на который был нанизан крупный паук. Насекомое не шевелилось… или не насекомое?
    — Голем-убийца, — сообщила Раптари, слегка тряхнув ножом. — Сектанты напоследок оставили. Я что-то такое подозревала, так что решила присмотреть за тобой немного… Как отец сказал. Э?
    Ее выражение лица резко сменилось с довольного на озабоченное, она взмахнула рукой… и тут я ощутил укол в ногу. Опустив взгляд, я еще успел заметить, как нож Раптари сбивает с моей ноги еще одного паука, но в следующий момент мир заволокся пеленой и померк.

    Сознание возвращалось рывками. Свет… Фрагмент потолка снова затянула пелена, затем во вновь прояснившемся кусочке зрения промелькнула чья-то рука. Кажется, я лежу в постели… И плохо себя чувствую. А постель где? И что произошло? Так, ночь, Раптари, пауки… Понятно. Яд. Видимо, Раптари меня отнесла в город, к врачу. Вопрос — в каком я состоянии? Попробую провести инспекцию организма.
    Так… Зрение работает так себе, но вроде бы постепенно проясняется. В теле страшная слабость, почти не могу шевелиться, осязание почти отсутствует. Нормально работает только голова — мысли не затуманены, четкие. Насчет слуха ничего не могу сказать — вокруг тихо, а самому для проверки пошуметь сил нет.
    Яд быстродействующий и, видимо, сильный… Остается надеяться, что непоправимых повреждений в организме нет. А то, если вспомнить того же Дюма-старшего — в смысле, самого старшего, отца писателя, — его тоже отравили, выжить он выжил, но из богатыря превратился в инвалида. Брр… Страшно подумать.
    Рядом послышался зевок. Приложив достойное восхищения усилие, я сумел повернуть голову. Так, сфокусировать взгляд… Ой. На широкой кровати, в которой я с небольшим сомнением, но все же опознал свою, из замка, рядом со мной спала Раптари. Вернее, уже просыпалась. Так… Значит, я в своем замке? А почему? В смысле, почему в замке? Почему кицуне здесь же, не так важно — она могла и ради шутки рядом лечь.
    Я попытался заговорить, но даже сипения толком не получилось.
    Раптари повернула голову и сонно посмотрела на меня.
    — Пришел в себя? — зевнула она. Присмотрелась. — Похоже, не очень… Ну, ничего, отойдешь. Главное, угроза миновала…
    Вопрос я задать не смог, но она меня поняла и так.
    — Это твой замок, здесь надежнее, и с регистрацией уж точно проблем не будет. Яд я нейтрализовала, но это было утомительно, так что, закончив, я уснула. А здесь — потому что мой амулет не может защитить больше одной комнаты. Объяснения окончены, а теперь — завтрак…
    Органы чувств вернулись в норму уже к вечеру того же дня, но еще два дня Раптари ухаживала за мной, отпаивая бульоном с добавлением каких-то трав. Слабость упорно не желала меня отпускать… Кицуне вела себя как опытная медсестра, так что особых неудобств, кроме моральных, я не испытывал. К счастью, мне хватило сил — хотя скорее гордости… — самостоятельно воспользоваться отхожим местом, так что самого неприятного удалось избежать; правда, до него и особенно обратно мне все же пришлось добираться с помощью Раптари. Не могу сказать, что она полностью удержалась от своих шуточек, но все же ее помощь оказалась неоценимой.
    — Думаю, дальше я смогу справиться и сам, — сообщил я на третий день. — Благодарю за все… Ты мне очень помогла.
    — Сам? — подняла бровь кицуне. — Да тебя даже ветерком колышет! Или я тебя настолько напрягаю?
    — Как раз ветерок меня не колышет, — усмехнулся я. — Нет, правда. Я тебе действительно признателен, но у тебя же и свои дела есть. Ты для меня и так много сделала.
    — Тебе все еще нужен присмотр, — категорично заявила она. — А если не я, то кто же? Твоя жена?
    Я поежился. Вот ее уход мне точно не нужен… И подальше, подальше…
    — Вот именно, — словно прочитав мои мысли, произнесла Раптари. — Так что я остаюсь здесь. Заодно на жилье сэкономлю… Ты же не станешь брать с меня плату за проживание?
    — Если только натурой… — пробормотал я себе под нос. А затем, уже громче, добавил: — Ладно, если так… Лишней помощь действительно не будет.
    В общем, она осталась. Подозреваю, у нее есть свои, неизвестные мне интересы, но я все еще довольно слаб. Да и если держать ее рядом, больше шансов, что удастся раскусить ее замыслы. И готовка ее, признаться, вносила приятное разнообразие после кулинарных издевательств джинны — на третий день она перешла с бульона на нормальную еду. К счастью, именно нормальную, а не свою национальную… И готовила очень даже ничего.
    На четвертый день я предложил Раптари сыграть в карты. Те самые, оставшиеся от Арагорна. Она выиграла. И в следующей партии — тоже. Собственно, она продолжала выигрывать так, что невозможно было не заподозрить мухлеж. Хотя и подловить ее тоже не удавалось… Что в картах, что в жизни. Хорошо хоть играли просто на интерес, а то остался бы без гроша в кармане…
    Спать мы продолжали рядом. Это было бы прекрасной возможностью подкатиться, если бы не проклятая слабость… В таком состоянии не до постельных упражнений, хорошо хоть ходить сам могу. Впрочем, рассчитываю на ближайшие несколько дней. Джинна, кицуне… Экзотика, черт побери. Нужно стараться находить лучшее и в моем положении.
    И… Хе. Уже на пятый день я набрался достаточно сил, чтобы реализовать свой план. Причем успешно… Супружеская измена? В семейный кодекс джиннов данное понятие не включено. Есть, правда, один нюанс — джинна наверняка разозлится, что ей предпочли другую, но она любви ко мне не испытывает, да она и не узнает… По идее. С кицуне станется рассказать… А, в любом случае не страшно.
    Как бы там ни было, Раптари поселилась у меня. Правда, она то и дело исчезала на пару дней. Я вернулся к обычному распорядку дня — работа с амулетами, посещение деревень, визиты в Верхний мир, постепенное вытеснение духов, подкармливание хранителя… О саламандре опять же заботиться пришлось — Искр уцелел, но оставался слишком слабым, чтобы от него была какая-то польза, даже наоборот — приходилось тратить время и силы на присмотр за ним.
    За всем этим у меня совсем вылетело из головы, что надо бы выяснить, что за джинн устроил здесь сражение с сектантами. Да и моя левая рука… Впрочем, ее покажу спецам, а вот насчет джинна нужно решать самому. Для начала следует расспросить джинну… Маловероятно, что это не связано с ней.
    На всякий случай выбрав день, когда кицуне в замке не было, я вызвал жену. И как только возникла рядом, она принялась принюхиваться.
    — Тут была женщина, — произнесла она. Причем скорее утвердительно, чем вопросительно. Однако… Не думал, что у нее такой нюх. Я, например, никакого запаха не чувствую… — Кто она?
    — Это ты мне скажи, кто тот джинн, что приходил в мой замок, и что ему было нужно.
    — Я не слежу за всеми своими соплеменниками и уж подавно не знаю их мыслей и намерений, — фыркнула джинна. — Но вот когда мой муж приводит в мое отсутствие в дом женщину… Это вызывает у меня недоумение. Зачем есть морковь, когда в твоих руках персик?
    — Так уж сразу «морковь»? — хмыкнул я. — Ты же ее даже не видела.
    — И не нужно. Я вижу себя.
    Н-да, в этом она вся… Самомнение — до небес.
    — Я могла бы понять, если бы это был единичный случай — иногда возникает желание разнообразить изысканные блюда грубой пищей. Но ты не призывал меня больше двух недель, а этим запахом здесь просто все пропахло… Не понимаю. Даже отсутствию вкуса есть пределы. Или ты намерен взять еще одну жену, чтобы она делала работу по дому?.. В таком случае я хочу ее оценить.
    Я кашлянул. Только еще одной жены мне и не хватало… Впрочем, не думаю, что с Раптари можно этого опасаться. Эй, чего это я? Я же хотел имеющуюся жену про джинна расспросить, а получается, что она меня расспрашивает! Вот же зараза хитрая, увела разговор в сторону…
    — Все это не важно, — решительно заявил я. — Сейчас я хочу знать, что за джинн наведывался в мой замок и зачем. И я уверен, что ты в курсе. Если будешь пытаться уводить разговор в сторону или делать вид, что ничего не знаешь… ну, я придумаю для тебя что-нибудь достаточно неприятное. Белье стирать, к примеру.
    Ее скривило.
    — Говорю же, я не знаю! Но могу предположить, что это был какой-то мой поклонник, которому не нравится этот глупый брак.
    — Хм… И много таких?
    — Достаточно, — злорадно заметила джинна.
    Н-да… В этот раз, получается, мне крупно повезло. Если тот джинн в одиночку сражался с четырьмя сектантами… Меня он моментально стер бы в порошок. Я знал, что моя женушка придумает какую-нибудь пакость… Ситуация становится все хуже и хуже. Полагаю, в ближайшее время «дружеского» визита можно не ждать — после печальной участи могучего джинна энтузиазма у поклонников моей женушки поубавится. Тем не менее готовиться к следующему визиту надо начинать уже сейчас. Только вот я не представляю, каким образом я могу избавиться от этой угрозы… Может, развестись? Хотя нет, тогда уже саму джинну ничего не будет связывать, и она непременно отомстит за свои «унижения». Уй… Что ж мне жизнь все врагов подбрасывает?..
    Так, планы меняются. Ждать, пока замок официально перейдет в мою собственность, не буду. Сегодня же повидаюсь со специалистами, к которым у меня есть рекомендации Манке… Если и не путь домой, так хоть идеи по поводу защиты от джиннов, возможно, подкинут.
    — И все-таки я хочу ее оценить, — произнесла джинна.
    Э? О чем это она?
    — Речь, случайно, не обо мне? — послышался знакомый голос.
    Однако как не вовремя… Или наоборот?
    — О тебе, — отозвалась джинна, втянув воздух.
    — Твоя жена? — поинтересовалась Раптари, приближаясь. — Ничего, хороша…
    Женщины изучающе уставились друг на друга.
    — Хорошо, я не против, — наконец произнесла джинна. — Не совсем то, чего я ожидала, но не так уж плохо…
    — Роскошную жену отгреб, — иронично-уважительно заметила Раптари. — Дом Жалящих Искр, верно?
    — Верно. А ты — вторая дочь главы клана Ловких Проныр, не так ли?
    — Ты не ошиблась.
    Дамы снова посмотрели друг на друга, а затем синхронно перевели взгляды на меня. Ох, не нравится мне происходящее, совсем не нравится… Нужно срочно что-то предпринять… знать бы еще, что.
    — Хм… — пробормотала Раптари.
    — Хм… — поддержала ее джинна и повернулась ко мне: — Еще что-то от меня надо?
    Я отрицательно мотнул головой.
    — Еще увидимся, — бросила она Раптари и взмыла в небо.
    — Хм… — Ох, теперь и я к ним присоединился с этим «хм».
    — Так она у тебя тоже из знати… — заметила Раптари.
    Я демонстративно пожал плечами и заявил:
    — Брак по расчету…
    — Заметно, — усмехнулась кицуне. — Удачное приобретение.
    Я скривился, но ничего не сказал.
    После обеда Раптари согласилась проводить меня по адресам, предоставленным Манке. Конечно, я и сам мог бы найти, но с ней все-таки будет проще. Тем более что Ганке-Ло — город отнюдь не маленький… Поскольку его не ограничивали стены, он разросся почти на всю территорию летающего острова. Остров, правда, не особо крупный, но все же.
    Этот самый размер сказался сразу же. Я хотел добираться по адресу пешком, но быстро выяснилось, что это достаточно далеко, километров десять по прямой. В итоге по настоянию Раптари нанял местный аналог такси — небольшой экипаж вроде кареты, запряженный парой знакомых прямоходящих ящеров. Зачем тогда я ее вообще с собой брал? Извозчик и так в нужное место доставит…
    По пути она задумчиво смотрела в окошко. Я тоже, но в отличие от нее рассматривал виды. Все-таки я был в Ганке-Ло недолго, да и то в «припортовом», так сказать, районе. Красивый все-таки город… Иль-Кракрау тоже был неплох, но Ганке-Ло лучше. Ну так он и круче, по рассказу Раптари… Вдобавок планировка первого была рассчитана на возможную оборону и уличные сражения, а здесь, похоже, строили больше для красоты и удобства.
    Архитектура домов была довольно разнообразной, однако смена стилей проходила по улицам и без резких переходов — еще одна деталь, говорящая о том, что все строилось по плану. Каких-то особых, экзотических, архитектурных стилей мне на глаза не попадалось; здания в целом выглядели достаточно привычно, напоминая те или иные земные аналоги. В основном дома двух- и трехэтажные, однако поодаль виднелось несколько высоток. Количество этажей в них разобрать было сложно, но не думаю, что их было больше десятка.
    По большому счету, я заметил одно разительное отличие от земных городов. Нет, вовсе не отсутствие рекламы и иллюминации — и то и другое здесь имелось, отличались только рекламируемые товары и принцип действия иллюминации. Но здесь не было птиц! Ни голубей, ни ворон, ни воробьев, ни местных аналогов… Зато всюду царила чистота.
    Транспорт был двух видов: во-первых, гужевой, причем исключительно на таких же ящерах, как и те, что тащили сейчас наш экипаж, а во-вторых, самодвижущийся. Самодвижущиеся средства походили на земные автомобили…
    — Приехали, — сообщил возница.
    Мы оказались на улице, составленной сплошь из уютно выглядящих розовых домиков. В адресе на письме значилось «Улица Некромантов, д. 3»…
    Покинув «такси», я расплатился с возницей, и он неспешно покатил по улице в поисках новых клиентов. Я проводил его взглядом и повернулся к дому, на котором висела табличка с нужным мне номером. Та-ак… Опять та же проблема, что была перед домом Манке. Ни звонка, ни чего-то, его заменяющего, я не видел, а перед входной дверью — небольшая ограда. Причем без калитки…
    — И как мне сообщить, что я пришел?.. — пробормотал я вслух.
    — Вот так, — отозвалась моя спутница.
    Она легко похлопала ладонью по ограде; из дома послышался мелодичный перезвон. В ограде открылся проход, и дверь дома открылась. Я помедлил, затем шагнул за ограду.
    — Немного подождите, я сейчас освобожусь, — послышался мужской голос откуда-то из дома, когда я вошел в дверь. Молодой… Похоже, в отличие от дома Манке здесь служанку не держали. Даже в прихожей заметно то, что хозяева обычно вслух называют «рабочим беспорядком», а гости мысленно — бардаком. Стопка книг, несколько разноцветных камешков, какие-то потертые металлические статуэтки… И тянущийся откуда-то сверху химический запах. Похоже, хозяин работает дома… Род его занятий Манке не указал, к сожалению. Письма дал «к тем, кто, возможно, сможет помочь».
    Пока я стоял и рассматривал обстановку, Раптари прошла по коридору в следующую комнату; я поспешил за ней. За ней стоит присматривать…
    Комната, в которую вошла кицуне, напоминала склад. Убрав с приткнувшегося у стены диванчика большую деревянную маску и освободив тем самым диванное пространство, Раптари спокойно уселась, предложив мне сесть рядом.
    Ждать пришлось минут десять. За это время я успел изучить сложенные в этой когда-то жилой комнате вещи и сделать некоторые выводы о ее хозяине. Похоже, он мой коллега… Правда, вряд ли шаман, скорее спиритист.
    — Уже иду! — послышался голос, за которым последовал звук шагов.
    Беседа с хозяином, оказавшимся действительно молодым, меньше тридцати лет, спиритистом, ничего особенного не дала, но не все же сразу… По крайней мере, он явно заинтересовался моей историей и обещал постараться помочь. Я бы у него еще задержался: узнав, что я его коллега, он обрадовался и завел речь на профессиональные темы, — но хотелось побыстрее «вступить в контакт» со всеми рекомендованными Манке специалистами. Так что я попрощался с хозяином и пообещал в ближайшее время снова его навестить, — он настаивал на повторном визите. Обязательно заскочу, это может быть полезно, даже если по основной теме ничего не даст…
    Быстро поймав нового извозчика, мы с Раптари отправились по остальным адресам. Прошло по-разному. Где-то хозяева внимательно меня выслушивали и обещали помочь, где-то ограничивались короткой беседой, кого-то не было дома… В одном доме вообще вышел слуга, забрал письмо и объявил: если хозяин пожелает меня принять, мне сообщат в ближайшие дни. Все это заняло немало времени… В замок я вернулся уже затемно.

    Снова туман… Не совсем удачное время, но с этим тоже нужно разбираться. Я решительно шагнул вперед. Туман расступился, подталкивая меня в спину, и… Не понял, где костер?.. Кажется, в этот раз это просто сон. Я оказался на крыше какого-то здания; затем любопытный пейзаж сменился видом на мрачную замусоренную подворотню. Все бесцветное, серое… Точно, сон. Странно, что я это понимаю, но иногда бывает. Я попытался выйти из подворотни и ощутил, что падаю.
    Снова смена местности. Похоже на какой-то дворец с восточными мотивами… Вернее, с первого взгляда заметно, что тут царит мешанина стилей, но восточные преобладают.
    А вот, кажется, и стражники… Стоят навытяжку возле большой резной двери. Хм, а это джинны!
    Охранники не заметили меня, даже когда я потоптался прямо перед ними. Интересно, а что за дверью? Я попытался ее открыть, но рука прошла сквозь дверь. Ну, тем проще… Я шагнул вслед за рукой.
    За дверью оказалось просторное помещение с чем-то вроде кушеток, на которых полулежало несколько пожилых джиннов. Перед каждым из них стоял низенький столик с фруктами, кувшином и прочими угощениями, а вокруг кружились в танце джинны-девицы в почти ничего не скрывающих одеждах. Один из мужчин открыл рот, что-то произнося. Я не услышал ни звука, но одна из девиц тут же оказалась рядом с ним, наполняя чашу вином из кувшина. Пожилой джинн хлопнул ее по заднице и неторопливо отпил из чаши. О, я тоже так хочу… А почему бы и нет, что мешает-то? У меня же есть своя джинна… Когда проснусь, можно будет такое проделать. Но не буду спешить — сон любопытный.
    Самый молодой на вид джинн что-то произнес, сосед ему ответил; звука по-прежнему не было слышно. Тот, что пил вино, со скептическим выражением лица поставил чашу и запустил руку за пазуху, одет он был в подобие римской тоги. Достал какой-то амулет и удивился.
    Внезапно самый дальний от меня джинн, до того спокойно куривший кальян, уронил чубук, выпучил глаза и вытянул руку, указывая пальцем в мою сторону. Он завопил, все так же беззвучно; девушки бросились кто куда, но в основном к выходу. Джинны вскочили со своих лежанок и уставились на меня; я успел заметить, как в комнату ворвались охранники, и тут меня объяло пламя. Вернее, я оказался внутри яростного огненного смерча. Через несколько секунд пламя опало; лица джиннов были такими удивленными, что я усмехнулся.
    Пара вооруженных массивными кривыми мечами охранников бросилась на меня. Одновременно в меня ударило несколько молний, но все они угодили в посох, на котором сейчас не было совы. Хе, громоотвод… И вообще, раз сон перешел в фазу боевика, можно чуток отвести душу. Я крутанул посох, поворачиваясь вокруг своей оси, и меч одного из охранников улетел в сторону, вонзившись в пол. Эх, вот бы так на самом деле уметь…
    Потерявший меч джинн взмахнул рукой, и его оружие вернулось в его руку. Второй охранник атаковал меня, ухватив меч двумя руками. Я ткнул в подбежавшего джинна своей палкой и… Однако. Он улетел в сторону дверей, выбив их своим телом.
    — И чего на меня бросаться? — заметил я вслух. — Я просто в гости зайти решил… Так сказать, к родственникам жены.
    Стоящие поодаль и несколько напуганные джинны переглянулись, но тут меня снова атаковали. Я парировал посохом удар меча сверху, но охранник второй рукой ткнул в меня выхваченным из-за спины кинжалом. Резко проворачиваю посох… Успел. Еще бы, сон-то мой. Кинжал выпал; джинн попытался дернуться, но тут же получил посохом по лбу и обмяк. Знай наших!
    — Ну, — пробормотал я, — надеюсь, если встретимся реально, это пройдет мирно…
    Перешагнув через лежащего на полу охранника, я пошел к выходу, по пути не преминув шлепнуть по упругой попке