Скачать fb2
Иероглифы

Иероглифы


Олег Ула-Хо Иероглифы

    …Есть закон рождения подобных людей. Он гласит, что луч, гребни волн которого отмечены годом рождения великих людей с одинаковой судьбой, совершает одно свое колебание в 365 лет (…).
    Таким образом меняется и наше отношение к смерти: мы стоим у порога мира, когда будем знать день и час, когда мы родимся вновь, смотреть на смерть как на временное купание в волнах небытия.
В.Хлебников
    Выход – жизнь, вход – смерть.
    В жизнь идут трое из десяти.
    В смерть идут трое из десяти.
    Людей, живущих в движении к месту смерти – также трое из десяти.
Дао де Цзин

    Туманно и тускло. С кофейным оттенком, как будто люди двигаются, живут в реальности старых фотографий. И оттенок этот возник то ли от кофейно-грязного талого снега, то ли от прорывающихся рассеянных лучей предвечернего солнца. Улица узкая и длинная, как колодец, сквозь нее спешат машины. Заметив фигуру на тротуаре, шофер белого "пирожка" мысленно потирает руки: "Ну этого я сейчас обдам" – и направляет машину на лужу так, чтобы из-под колеса вырвался веер грязных брызг. Шофер долговязый, бледное лицо в оспинах. Кабину украшает пушистая киска над пассажирским сиденьем – разворот из журнала "Юный натуралист". За стенкой, в кузове – бастурма, сервелат.
    "Москвич" с колбасной начинкой удаляется, брызги все же не долетают до цели. Впрочем, Валера их не замечает: его взгляд обрезан наброшенным на голову капюшоном. Занятия окончены, он возвращается домой. Из-под густых бровей добродушно смотрят серо-зеленые глаза. Он спокоен. Лицо его хранит едва уловимую улыбку.
    Воздух холодным потоком заливает ноздри, подо лбом – пьянящая пустота, звуки улицы ускользают. Валера вспоминает.
    Чи, пленный воин, обреченный в жертву:
    Красным льдом слиты веки, мутные тени скользят за ними. Дрожью разрываю их – глаза затопило солнце.
    Веют высокие пенные перья в причудливом уборе, горят звонкие золотые браслеты, в левой руке халач-виник держит жезл изогнувшейся змеи, набедренная повязка шкуры ягуара, передник украшен нефритовыми пластинами; халач-виник – надменный клюв войны, сандалии попирают царскую циновку. Вокруг смуглые, с глазами раскосыми воины, люд, музыканты – все, кто пришел увидеть приношение жертвы.
    Пирамида, сумрачная, как магия власти. Бесстрастные жрецы выводят обреченного. Лик помертвелый. Еще не мой черед. Раздели, выкрасили в небесный цвет. Начинается долгое восхождение по устремленным ступеням пирамиды ближе к глубоко-синему своду неба…

    В джунглях – гиганты, покрытые
    иероглифами, – глыбы времени.
    Жрецы сжали и вместили века в камень.
    Каждая эпоха, истекая,
    сжимается в каменную глыбу.
    В ней упрятана величайшая сила времени:
    если расколется скорлупа глыб,
    вырвется безумный ураган истекшего
    времени, и, раскручиваясь, виток за витком
    неукротимая чудовищная стихия
    обрушится на мир, коверкая и искажая.
    Люди будут ввергнуты в хаос.

    …На верхней площадке перед идолами четверо схватили его и прижали к плите алтаря…

    Делая тот или иной выбор, ты шел к своей смерти,
    двигаясь по кругу, вначале медленно,
    а потом все быстрее, ты приближался к черте,
    за которой оказался пленником,
    чтобы стремительно низвергнуться в смерть.
    Ты пересек черту, за которой твоя воля,
    ведущая тебя по жизни, исчезла в воле жрецов.
    Твое сознание растворится.
    День твоей смерти станет
    спекшейся песчинкой в новой глыбе времени.

    …На-кон занес над ним обсидиановый нож и рассек левую грудь между ребрами. Пальцы скользнули в рану, сжал на-кон руку, и вырвал пульсирующее сердце, и провел им по губам идолов. А потом вытер руки о свои волосы-пряди, перевитые кожаными шнурами.
    Тело жертвы брошено к подножию пирамиды, жрецы отслоили голубую кожу с груди, живота, спины и обрядили в нее на-кона. Музыканты затрубили в раковины забили в барабаны. Ритуальная пляска.
    Шив, младший жрец при храме бога дождя.
    По угрюмой стене ползут отсветы змеящегося пламени, по медленным ступеням нисходит чилан – прорицатель. Факел у меня в руке. Тайный путь в ночные недра храма. Холод подступает к сердцу, словно погружаюсь в зеленую тяжелую воду. Странное предчувствие тяготит душу. Молчаливый чилан, как завороженный, ступает вниз. Почему он ведет меня? Чего он хочет? В клубке неверного света, взятые вниз подземельем, как глоток огня, скользим среди тягостных стен в сырой тишине. А может быть, это снится мне? Я – орудие в руках старика… Я нелеп и безволен… Поглощающие пучины подземных миров… Но что это? Словно судорога пробежала по жесткому сцеплению каменных стен. Спина покрылась холодным потом. Зов густой, тягучий, из глубины. Я замер. Факел погас. Но стены уже окрасились бирюзовым свечением. "Это он – посланец небес", – прошептал чилан. Стены стали прозрачными, и земля за ними стала темной и прозрачной, как вода; глотая землю и сверкающие, как звезды, слитки золота, гигантские гады ползут, слепо тычась в стены, медленно поворачиваются блестящим боком и отступают; алые пики бурлящей лавы рвутся ввысь, но, не достигая поверхности, замирают и багровеют.
    Стены теряют прозрачность, они покрываются зеленой мохнатой плесенью. "Посланец небес тяжело болен, это бред", – прошептал чилан.
    Мы спустились. Я вижу… посреди пустой камеры. Неподвижные тусклые глаза. Пахнет плесенью. Посланец небес. Он умирает. Он спустился на землю и теперь умирает. Боги смертны? Он уже ничего не может сказать.
    Чи – Шив.
    По каким звездным маякам он шел сквозь джунгли, оставляя нити крови на земле? Где взял он силы уйти от идущего следом боевого отряда погони? И теперь в глубине лесов он был свободен, и ничья воля не тяготила его, а в воздухе над ним разлит отдаленный рев бьющихся ягуаров. Ночь и день. Приливы и отливы.


    И был вечер, и люди спешили со своими заботами. Окна загорелись желтым. Новый снег колет лицо, падает на ресницы. Бело-молочная гамма. Из непрерывного гула машин вырывается высокое подвывание троллейбусов, набирающих скорость. Валеру обгоняют, смеясь, две девушки под одним зонтом. Они свернули к закрытому кафе-павильону и уселись на промерзшую скамейку.
    – Эй, мальчик, иди к нам, покурим.
    Неожиданно для себя он поворачивает в их сторону. Девочки угостили его сигаретой. Он сбросил капюшон. Красный огонек освещает снизу их лица. В груди резвым псом скачет интерес. Ветви деревьев поросли белым мехом.
Top.Mail.Ru