Скачать fb2
Костяная легенда. Книга вторая. (СИ)

Костяная легенда. Книга вторая. (СИ)


     Костяная легенда. Книга вторая. Общий файл.


      Костяная легенда.
      Книга вторая.


       Пролог.



       Наблюдать за главным мертвяком, что стоял неподвижно уже много тысяч ударов сердца и его неживым псом, Итья было очень неловко. Неловко и больно до слёз от впившихся в колени острых граней камней. Ещё бы, ведь следить за страшным господином Опалом и его псом, развалившимся в пыли, мальчику приходилось сквозь узкие щели в дворовом плетне, при этом скорчившись так, что уши почти касались коленей, а сами колени упирались в каменную насыпь основания ограды. Но зато голые ветви яблони полностью прикрывала подростка сверху, а телега дядьки Шу, мамкиного полюбовника, стоя по диагонали во дворе, с правой стороны.
      С одной стороны телега добро стоит - подростка сейчас совсем не видно за ней. С другой стороны к хлеву со скотиной свободно не пройдёшь, кривой дугой идти надобно. Приходиться с лоханью, полной горячего варева и постоянно норовящей расплескаться, вначале до угла плетня идти, а потом огибать телегу и широко ставя ноги перешагивать вытянутый клином порожек погреба. И проделывать всё это приходиться с тяжелой посудиной на вытянутых руках. А если расплещешь тюрю-похлёбку для скотины, то дядька Шу тумаками за неловкость щедро одаряет, а мать только молча смотрит и подол юбки в руках мнёт-теребит. Обидно тогда Итье бывает очень - Шу ведь сам телегу так поставил! А, да духи пещер с этими неудобствами! Вот сейчас так выходит, что телега наоборот хорошо стоит, хоть и пришлось Итье чуть проползти на животе по земле и немного запачкать рубаху, чтоб скальным полозом ввинтиться в укромное место и там притихнуть. По открытому подглядывать за самым главным у пришлой нежити Итья всё же боялся. Опасался он сильно, что закованные в сталь скелеты его заметят и потащат без очереди на 'кровопуску' в наказание за его проступок.
      Поволокут быстро, равнодушно и молча, совсем не реагируя на его истошные крики и с хрустом вывернув руки, как волокли глупого жреца Всеблагих, что бегал по посёлку громко распевая святые псалмы и сыпля проклятиями на черепа нежити. Бегал, вопил, водой из освященного источника всех мертвяков кропил. Господин Опал за ним своими тёмными глазницами на черепе недолго последил, а потом кистью еле-еле шевельнул. Приказ неслышный своим одоспешенным 'костякам' отдал. Ну и утащили мертвяки жреца в амбар, что господин Опал под кровавую кормушку приспособил. Дня два жрец оттуда псалмы бодро выкрикивал, а на третий день хрипеть начал и в канун дня Валы Мученика его выжатый до последней капли крови труп в то ущелье сбросили, куда туши павшей скотины сваливали. В общем, наорался жрец до нимба мученика и посмертие у него будет лёгким. Да вот только жизни своей он лишился от рук нежити и душой младенческой возрождаться, в мир этот возвращаться он более не будет - оставят его Всеблагие у себя воином для битв с Отцом Лжи. Крылья и меч душевный, то есть духовный, дадут, а всё мужское и человечье отнимут. Итья с отвращением сплюнул - к нижним демонам и к тварям Грани, такое посмертие, тыщи лет не пойми кем быть! Ни дух, ни мужик. Сущность с невидимым мечом, одна из многих, что на Чистой равнине бесчисленными рядами стоят и приказа на битву со злом от Всеблагих Братьев ждут. Нет, ненадобно Итья такого. Поэтому умнее и тишее надо быть, как дядька Шу говорит. Нечего попусту базлать как безмозглый яп во время случки, когда сила совсем не на твоей стороне. Вот разве помогли жрецу Всеблагие Братья? Нет, не помогли. Не откликнулись на его молитвы. А это значит, что сила нынче на стороне господина Опала, а перед сильным и спину преломить не зазорно и язык свой глупый лучше из-за зубов не выпускать. И тогда жить будешь. Жить долго и с зубами.
       Подросток чуть шевельнулся, меняя позу, осторожно растёр ладошками затекшие мышцы ног. Нет, ну долго ещё господин Опал как каменный идол стоять будет? Со вчерашнего раннего утра ведь, ещё солнце и лучика не показало, столбом вкопанным стоит! Он, за ним наблюдая, и колени уже до крови, наверное, рассадил. Не в силах он больше без движения быть, не бесчувственный костяк же. Живой он. Да и возвращаться в дом пора - тюрю хрякам замешивать, маслянистый горючий камень для очага-тандыра колоть. Дядька Шу во всё горло орать не будет - мертвяков до обмачивания портков боится, но Итье за пренебрежение обязанностями по хозяйству затрещин столько навешает, что и Всеблагим с избытком хватит, чтоб у него крови больше положенного забрали!
       И вообще, что он поджидает, что высматривает? Стоит главный мертвяк на площади и свое думает, ему то что с этого? Всё одно на 'кровопуску' поутру идти, а потом домой возвращаться и работу нужную по хозяйству делать со слабостью в теле и кружащейся головой. Дозоры мертвячьи, что все выходы из посёлка перекрыли, никуда не денутся, дымом-туманом на солнце не развеются. Так что, пока нежить у них на постое стоит, всё будет по-прежнему. Как вот уже с начала роста Лунных Сестёр длиться. А ныне луны-сёстры уже в полной силе.
       Да и смотреть сейчас нечего. Все колдовские ритуалы и другие ужасы, что господин Опал творит, только в и полночь начинаются. А сейчас день светлый и господин Опал силу свою на предел пытать не будет. Не будет он ни мертвяков своих в ряды ровные строить, ни огнём камни плавить, да плевками огненными дырявить, ни воду морозить. И вообще, он как в Воющее ущелье на три дня сходил, совсем не такой, как в начале был, вернулся.
      В тот самый первый день, когда мертвяки посёлок окружили, он нежитью обыкновенной всем людям показался. Сильной, умной, без хозяина, но нежитью понятной и не очень, поэтому, пугающей. А вот как он с местным личем Кло встретился и побеседовал, да потом в ущелье сходил, то совсем другим вернулся. Зла в нём холодного, для мира подсолнечного абсолютно чужого и как стылый ветер равнодушного, очень много стало. Будто темная тень за его спиной стоит и своим присутствием все остатки чувств господина Опала в хладный лёд превращает. Заметно это очень для людей живых, что сердцем чуют и душой ощущают. Во много-много раз иногда страшнее зомби поднявшегося или зверя дикого, господин Опал становиться. Непонятным он бывает совсем, словно обвал горный или поток селевой разумным стал и тело обрёл. И от него сейчас не силой веет как ранее, а такой ужастью, что и слов не подобрать. Это как ночью на звёзды долго смотреть или в пропасть глубоченную вглядываться и когда дух захватит от неведомого, а сердце в комок зайцем испуганным сожмётся тогда, наверное, что-то сходное и будет. В общем, в такие моменты господину Опалу и сравнения-то не подобрать. Ужас воплощенный, как покойный жрец кричал и всё, других слов не найти этому.
      Эх, зря всё-таки господин Опал в то ущелье ходил - ведь все знают, что там дыра за Грань есть, и нижние демоны иногда в мир являются, да только кто ему об этом сказать мог? Кто без страха в душе, челюсти намертво сжимающего, среди поселковых людей есть? Нет такого. Вот и не сказал никто господину Опалу о демонах в ущелье. Побоялись, конечно, но вернее всего, понадеялись, что сгинет в ущелье мертвяк. Но не сгинул, целым вернулся, только прицепилась к нему тварь из-за Грани, в тело его костяное червяком влезла, гниль свою потустороннюю ему в душу занесла, а он и не почуял. Плохо это очень, хоть и нежить господин Опал самая настоящая, но душа у него есть и Итья это клятвой на алтаре Всеблагих подтвердить может. И ещё Итье очень жаль, что господин Опал сейчас своих солдат мёртвых больше не тренирует и к бою не готовит - не наглядишься за тварями страшными и их перестроениями до щекотного холодка между лопатками. И к кузне идти ни к чему - все доспехи у мертвяков починены, мечи огромные и копья стальные наточены, а кузнец Маран с подмастерьем от страха стали как псы бешенные - любопытному белобрысому Симу, что проведать их заглянул, зуб за вопрос никчемный выбили. Боятся они, что раз их работа не нужна теперь мертвякам, то как бесполезных их на 'кровопуске' и кончат.
       Глупый человек кузнец Маран, пусть и борода у него до пояса и седая вся. Итья хоть и мало разумен по малолетству, но давно понял, что господин Опал людей попусту не режет. Бережёт он живых, как рачительный хозяин свой скот сберегает. И вообще не лютый он, лишь по необходимости всё злое и противное воле Всеблагих творит. Он кровью людской своих воинов-скелетов подкормил и за это золота отсыпал щедро. У старосты посёлка аж спина хрустнула, когда он мешок с монетами и кубками поднять пытался. А без крови людской мертвякам никак. Край надо было господину Опалу, чтоб его воины могучие и шустрые стали, а то на них вначале без смеха смотреть невозможно было. Они будто марионетки сломанные, да на порванных верёвочках, двигались. Шагнут неуклюже, замрут сонными мухами ненадолго, опять дёрнутся и на дорогу, через одного, валятся. Молодуха Окса даже до хриплой икоты досмеялась, за пустой кадушкой прячась. Глупая баба, хоть и ноги прямые, не кривые и толстые как у всех баб из селения и это..... ну титьки у неё такие..., ну, такие, вот.
       Итья сглотнул непроизвольную слюну, усилием воли прогоняя ненужные ему сейчас воспоминания и соблазнительный образ купающейся в горном ручье голой Оксы.
       Зато сейчас костяки господина Опала стали быстрые-быстрые, очень сильные и страшные. Настоящие воины, пусть и мёртвые. Совсем другое дело вышло! Так что вроде бы и крови для них не очень жаль, пусть их, для дела ведь! Хотя страху смертного от ритуалов господина Опала на всё селение хватило, с избытком, до самого горлышка. Как начнёт он ночью колдовство творить, так всех словно плитой могильной накрывает и саваном серым, погребальным, ужас с ног до головы укутывает. Губы немеют и челюсти капканом схлопнувшимся кажутся. Руки и ноги совсем неподвижными становятся, будто ветки сухие к телу-чурбану прибиты. Только что глазами вытаращенными, от страха белыми, в глазницах своих люди крутить и могут, да вонючие ветры пускать по углам сидючи. Только к рассвету жуть невообразимая людей и отпускает. А днём на плетнях портки и юбки нижние на просушку вешаются - совсем тело уму от страха не подчиняется и стыдное постоянно случается. И ещё старые Силет с Кривым Ру, да бабка Тамона умерли. Сердце у них от боязни порвалось - не в их годах такое испытывать. Убил их, выходит, ритуалами своими господин Опал.
      Но всё равно, не любит он попусту кровь живых лить, словно и не нежить совсем. Чувствуется в нем стержень хозяйский, основательный, и дух благородный. Всё норовит кровью скотины обойтись, людей поберечь, да видать, не для всего она годна, человеческая по всему её лучше. Эх, из него барон бы славный вышел, о смердах своих заботящийся и в обиду их ни кому не дающий. В этом Итья был полностью уверен. Он даже подрался с сыном старосты из-за этого. Нос ему тогда разбили, ухо с локтём сильно ободрали подхалимы толстопузого Капа, но мнения своего Итья не изменил. А когда старосте селения господин Опал руку сломал и двойную дозу крови с него взял, за его подлое предложение овечьего пастуха, местного дурачка Ёку, полностью 'выпить', а его старостинское семейство три дня не трогать, то Итья полностью в свои предположения уверовал. Не злой он, господин Опал, совсем не злой! Просто.... Просто так выходит, вот! И пёс у него умный, добрый и красивый! Пусть и с зубами в размер как нож у дядьки Шу.
       Да и совсем не похож господин Опал на нежить обыкновенную. Что он, Итья, нежити не видел? У подножья ужасных Стальных гор ведь живёт, в суровом краю. Не где-то там, в местах изнеженных, где паршивый зомби за великий ужас слывет! Тут костяки бродячие и за диковинку то не считаются, а забредающий к их местному ведуну дряхлый лич Кло, совсем как сосед числится. Жаль, что старый мертвяк вместе с ведуном в горы ушел, после разговора с господином Опалом, а то бы Итья смелости набрался и спросил его, а что такое есть главный мертвяк?
       Вот издалека нежитью простой, поднятой, смотрится, а приглядишься и совсем не костяк! Не бывает у нежити черепа ослепительно белого, цвета самого чистого и с безумными, ломаными узорами жилок тоненьких, еле видимых, как бы ниток стальных. Выглядит так, будто этими странными паутинками куски его костей прошиты и стянуты. А сами кости господина Опала и не кости вовсе, а всё тот же материал белый в виде гибких стержней вылитый и теми же металлическими нитями прошитый. Видел как-то Итья господина Опала без доспеха в ритуале полуночном, рискнув пробраться заранее к месту. Страшно конечно было до обморока, но зато потом всю седьмицу все мальчишки при рассказе о ритуале ночном ему в рот смотрели, а дочка рудознатца Герна даже проводить себя позволила целых два раза! Но, это так, ерунда, для описания господина Опала совсем неважная.
      А так и не видно тела костяного за бронью. Шлем господин Опал оденет, и совсем от рыцаря не отличишь. Только через забрало белое пятно кости и глазницы зеленью полыхающие видны, но забрало хитрыми крылышками на шлеме с боков надёжно прикрыто. А прямо ударить не выйдет. Ни кому мечом, али копьем лицо мертвяка никак не достать. Непробиваемая решетка на шлеме. И сам доспех у господина Опала славный! Как кожа сталь синеватая всё его тело скорлупой прочной облегает, до сердцевины и не доберешься совсем. Стрела бронебойная жалом своим каленным не клюнет - нет для неё щелей. Про молот боевой и говорить нечего - видел Итья, как господин Опал движется, куда там стрижу - глаз за ним не успевает! Раз и уже в другом месте мертвяк стоит. Только воздух недовольно визжит, углами брони разрезаемый. И с огнём господин Опал на ты. Площадку ровную, что у источника, для своего мертвячьего легиона огненной стеной выплавил и не поморщился, а ведь все знают, что нежить пламя не переносит - окончательный конец ей от него наступает. Всё сходство с нежитью обычной у господина Опала лишь скелетом костяным и огнями зелёными в провалах глазных будет. А более и нет ничего. Но и на сильного лича он тоже не похож. Остатков плоти и кожи, до прозрачности высохшей, у него нет. И мёртвый пёс у него рычит.
       -Итья! Дрянное отродье бездны! А ну-ка быстро в дом иди шкурёнок!
       Хриплый злой шепот вырвал Итья из его глубоких раздумий. Ага, вот и полюбовник мамкин нарисовался, чтоб его искре у Подземного духа до скончания мира тряпкой в отхожем месте быть! Во двор самому выйти сыкотно, в узкую щель только глаз испуганный да нос худой видно. Боится дядька Шу мертвяков до трясучки в коленях, вот и шипит тишком, скривив толстые губы ядовитым ящером.
       Итья чуть повернулся, прислонил ладонь ко рту, чтоб не понятно было, откуда он отвечает.
       -Сейчас, сейчас, дядька Шу. Только вот оси тележные жиром домажу. Сам же ведь велел!
       -Велел, велел.... Мажь давай быстро и в дом иди! За водой пойдёшь!
       Итья беззвучно охнул и сильно прикусил от огорчения палец. 'Ах, что б тебе помёт япа жрать до смерти и его же мочой запивать! За водой! Через площадь! Ох и беда!'
       Да уж, сильно, видать, огорчились на Итья Всеблагие! Вот ведь как духи добрые от Итья отвернулись-то не вовремя! Да что бы воды набрать, надо через поселковую площадь пройти, пусть и по самому краю, но идти придется именно там, где замер статуей господин Опал с псом. А потом надо к ложбинке свернуть, да на пустырь спуститься, куда в выдолбленную каменную чашу набирается ледяная вода с горного источника. А на пустыре сегодня Мёртвый легион стоит рядами неподвижными и огнями зелёными из смотровых щелей своих стальных шлемов светит! Попробуй, набери-ка спокойно воды с таким-то соседством! Но делать всё равно нечего, придётся идти - рука у Шу тяжелая, вожжами протянет так, что неделю рубцы на спине сходить будут, а вот костяки без воли на то господина Опала и шевельнутся не смеют. Не, не тронут, мёртвые солдаты Итья. Да и притерпелись со временем к ним уже. Жутко, да. Холодом могильным вблизи них отдаёт, вся кровь льдом стынет, это правда. Раньше казалось, что будто все силы из тебя крючьями острыми тянут и Искру Небесную из груди вынимают, но сейчас уже и ничего так, уже привычно как-то. Совсем почти боязнь ослабла, ноги уже не подкашиваются, и не обмирает сердце до полной остановки. Так что идти придётся, тем более мать слово в защиту не скажет - все ходят и ничего, с водой обратно живыми возвращаются.
       Итья тяжело вздохнул и принялся не спеша выбираться из своего укромного места.


      Старые бадьи были ненавистные и неудобные. Безмерно отяжелевшие от набухших от воды дощечек, склизкие на дне, они имели заскорузлые, сплетённые из жесткой лозы ручки. Наполненные водой, они своими рукоятями больно резали ладони. Тряпками приходилось обворачивать, а за чистую тряпицу мать ругала. Так, где же ему грязную тряпицу взять, если чистую не замараешь? Итья сердито пнул попавшийся под носок башмака камешек.
      Вот для чего, спрашивается, те новые лёгкие бадьи, что с ярмарки привезли по этой весне, так всемерно беречь? Ну, расписаны они узорами красивыми, яркими да разными, ну ручки верёвочные в деревяшку пустотелую на огне дугой гнутую, хитро продеты и что? Воду в них уже не поносить? Вот совсем - совсем ни разу? На приступку у очага-тандыра поставить и смотреть на бадейки громко охая и любуясь? Так холст бы в рамке резной, красками яркими разукрашенный купили б лучше и взирали бы до заката, пока бы глаза не повылазили. А бадейки под воду приобрели бы попроще, а не эти, что словно для господского дома сделаны.
       Тьфу! Итья сильно, под немалым весом наполненных до краев бадеек, качнуло в сторону, нога подвернулась и в кожаный башмак, с широким отворотом, щедро плеснуло ледяной водой.
       -Ах, тыж-ж! Ну, отрыжка бездны!
       Итья аккуратно поставил бадейки на землю, стащил с ноги обувку, вылил в пыль воду. А когда обуваться начал, то скособочился весь, замер испуганно. Понял, внутренне обмирая, что попёрся прямо через поселковую площадь, забыв от сердитости своей и тяжелого груза, что тут стоит стальным истуканом сам господин Опал и неживой пёс рядом лежит с пастью открытой. Не шевелясь телом, подросток повернул шею, пугливо поглядывая в сторону хозяина костяков.
       Главный мертвяк уже не стоял неподвижной скалой, а ловко и очень быстро крутил в своих пальцах кинжал с рукоятью странной. А потом господин Опал вдруг сильно сжал рукоять клинка, опустил руку и Итья заметил, как на кончиках фаланг господина Опала вдруг выросли острые когти. А на тропе в Козью долину вдруг стало светло. Там, где только что были фигуры мертвяков, что стерегли вход, сразу никого не стало. И ещё слева тройки мёртвых легионеров из-за домов появились и справа и со стороны пологой скалы. Мимо Итьи, как мимо места пустого прошли, сталью доспехов громко лязгая, в общий строй встали на пустыре встали. Один мертвяк даже чуть-чуть задел его краем щита огромного, плеча всего лишь коснулся, но подростку этого вполне хватило. Итья волчком крутанулся, от сильной боли взвыл кутенком придавленным и бадейки из рук выпустил. В воду пролитую, в грязь упал, как подкошенный, трясясь от жуткой боли. Сломал ему мертвяк руку. Совсем сломал. Поэтому подросток и не заметил, как ещё с восточной и с нижней тропы мертвяки пришли и в серые ряды каплями железными влились, с общей массой смешались. А потом земля под Итья дрогнула от удара тысяч ног в стальных башмаках, и Мёртвый легион серой лентой втянулся в узкий проход между скал и исчез, проглоченный утренним туманом. Господин Опал ушел последним. Но Итья этого уже не видел - он потерял сознание.


      Глава первая.

      Затеянный Опалом в пещере Лабиринта войсковой смотр Мёртвого легиона, если так можно назвать выборочное выдёргивание скелетонов из общего строя и их поверхностный визуальный и внутренний осмотр, выявил всю его бессмысленность приблизительно через полчаса. Ну, или через чуть большее время. Результат был не утешительным - все скелетоны находились приблизительно в одном состоянии, точно характеризуемым одним словом из его прошлой жизни - хреновом.
      Внутренней энергии в мёртвых легионерах намного меньше половины. От силы одна четвёртая или чуть меньше. Доспехи и оружие в убогом состоянии. Клинковое оружие не точено, с язвами ржавчины, с зазубринами на режущих кромках. Железные болты арбалетов обжаты до не извлечения ссохшейся кожей колчанов. Да и извлекать нечего - ржа истончила болты до толщины вязальных спиц. Металлические тетивы и дуги арбалетов годны от силы на пару выстрелов. На третьем выстреле распадутся на составные части, лишая его стрелков. Сам проверил и еле успел убрать череп в сторону от просвистевшего в воздухе зазубренного куска лопнувшей дуги. На состояние же лат, их креплений, разнообразных застёжек, ремешков, подвижных частей и шарниров, лучше было не смотреть. Работы хорошему кузнецу и шорнику на два полных месяца без спешки.
      Если подбить конечный результат, то одна хорошая стычка с равным количеством противников и исход следующей схватки становится однозначным - полное и несомненное поражение.
      Командование же воинством мёртвых клоунов со сваливающимися поножами, спадающими на ходу частями доспехов и еле плетущихся по ущельям Стальных гор навстречу противнику, Опала совершенно не прельщало. Живых же, для восстановления, так сказать внутренней силы скелетонов, здесь, в абсолютном царстве нежити, взять в данный момент негде. Не ждать же людей Службы из группы преследования. Группы, скорее всего, до сих пор блуждающей по Лабиринту. И совершенно не имеющей шансов остаться в живых. Если за ним вообще кого ни будь отправили в погоню. Следовательно, восстановить ему 'жизненную' энергию личного состава Мёртвого легиона пока нечем. Перелив же энергии из камней-накопителей в скелетоны через себя Опал отвёрг сразу. Во первых не хватит запаса энергии в камнях и на пару десятков легионеров, а во вторых это, то же самое, что пытаться наполнить дырявый мешок. Заведомо бессмысленное занятие.
      'На такую армию неживых - Опал оглядел замершие в ожидании его приказов ряды 'поднятых' - нужна минимум сотня полностью заряженных камней-накопителей. Или же людское селение вроде деревни Смязи, что располагалось на земле излишне активного барона ас`Тенин. То самое селение, где он, будучи жутким развлечением для местных севров, оплачивал ночлег и питание некромага Воранта, а потом убивал людей Службы'.
      Опал несколько раз раздраженно стукнул кулаком по закованному в латы бедру.
      'Нижние демоны и их Отец! У меня серьёзные проблемы и нет способов их решения!'
      Если проблему с латами временно можно решить - истлевшие ремни креплений заменить на более-менее целые, подвижные части лат расходить, очистить каменной крошкой от ржавчины и на выходе получить что-то приемлемое, то вот с отсутствием энергии для скелетонов нужно было что-то безотлагательно делать. И делать как можно быстрее. Чувство нехватки времени, истекающего сквозь пальцы словно песок, давно и прочно поселилось в глубине сознания Опала.
      Бездоспешных скелетонов Опал планировал временно нагрузить негодными латами, назначив их на роль вьючных мулов и ремонтной бригады. Им же и поручить чистку, заточку и ремонт непригодного к бою оружия и брони. Пока так, на коленке, до небольшого людского поселения с кузней. Любого селения, которому просто не повезёт оказаться на пути его Мёртвого легиона. Как говориться, ничего личного.
      Мысль, что городка, деревни или селения после визита его неживых солдат больше не будет существовать, Опалу не совсем пришлась по душе. Но так станет, если не подвернётся другого варианта. И хрустальной прозрачности слеза невинного ребёнка совершенно не будет видна на залитом кровью металле доспехов его воинов. Его страшных посланников смерти, неожиданно ожившего ночного кошмара. Вестников смертного ужаса и убивающей тьмы. И прочие и прочие жуткие, пугающие живых до обморочного состояния эпитеты.
      Внутри Опала появилось кислое ощущение заплесневелой банальности. Даже появилась тень гнилостного вкуса на несуществующем языке.
      Нападение мертвяков на живых. Многочисленные трупы. Растерзанные в клочья тела людей. Вырванные беспощадными ударами человеческие внутренности, истекающие зловонным содержимым. Бурые пятна крови в пыли с вьющимися над ними мухами. Сгоревшие дома. Серая пелена дыма в воздухе от пожаров. Смерть, страх, запустение. Тупой и косный шаблон действий безмозглой нежити. Явилась нежить - умерли живые. Смерть живых - продолжение нежизни мертвяков. Замкнутый круг. И пока не видно выхода из этого круга. Навязанный обстоятельствами путь зла и насилия, заведомо ведущий в никуда.
      Буквально с души воротит, заставляя непроизвольно передёргивать плечами, сбрасывая с себя ощущение облепившего кости дерьма.
      'Нет, так не пойдёт. Нужно думать. Есть другой путь, обязательно должен быть выход из этого тупика! И он будет им найден. Тем более, бросать легион в пещере и вновь пробираться непонятно куда и к кому, оставляя за спиной столь впечатляющий козырь при встрече с кем угодно, просто глупо. Стоит согласиться с тем, что шипящий посланник неведомого Повелителя знал, что делал, насаживая на крючок для Опала столь заманчивую наживку. Нет, легион он не бросит и сделает всё возможное для приведения скелетонов хотя бы в сносное состояние. Неприятно осознавать, что твои действия могут быть просчитаны на пару ходов вперёд, но приходиться успокаивать себя убеждением, что он нужен Повелителю для каких-то целей и его пока не будут 'сливать' ради простого размена. Поэтому сейчас он делает, что возможно и делает как можно скорее'.
      И Опал начал действовать исходя из опыта прошлой жизни, когда перед ним возникала на первый взгляд неразрешимая проблема - разделил предстоящие ему задачи на первоочередные и второстепенные. А первоочередная цель - отобрать из сотен нежити наиболее целые единицы и создать из них хоть какое-то подобие боеспособного подразделения.


      При всей кажущейся сложности затеянного - попробуйте нескольким сотням людей одновременно выдать задание и понаблюдайте за результатом - в действительности, ничего непреодолимого не оказалось.
      При наличии управляющего артефакта ему лишь стоило мысленно представить некоторые детали процесса и сам конечный результат. Далее, будто в компьютерной игрушке - стратегии обвести виртуальной рамочкой выделенных юнитов, почему-то с очень существенной задержкой вспыхивающих на мысленной картине в его черепе белыми точками и отдать команду. А затем просто наслаждаться безукоризненным выполнением порученного. Скелетоны начинали действовать без малейшего промедления и, что было приятно вдвойне, не допускали ни какой самостоятельности.
      Если дана задача снять доспехи и разложить панцири справа, а поножи и наручи слева - так именно и будет. Разложат. Не мешая друг другу, не толпясь, не сталкиваясь беспорядочно желтыми черепами в общей свалке. Наоборот, будут действовать точно и чётко, напоминая великолепно отъюстированный механизм. Самостоятельно меняясь с точностью до доли секунды, неизвестным способом, без команды извне, устанавливая первоочерёдность. И выложенные прямоугольники из доспехов, на соблюдение углов не стоит даже проверять, впустую теряя время - везде девяносто градусов. Нет ни ромбов или вытянутых прямоугольников - чёткие, строго выверенные ровные линии квадратов. Часовых дел швейцарские мастера и голландские ювелиры плакали бы от умиления, а педантичные немцы скрипели бы зубами от чёрной зависти.
      Опал же воспринимал это как должное. Принимал без удивления, совершенно хладнокровно. Спокойно констатируя полную схожесть действий мертвяков с работой конвейерных автоматов. Та же скупость и быстрота движений, неживая механическая монотонность.
      Стоя посередине пещеры, с неподвижно лежащим Ветром у ног, он отстраненно наблюдал за своими многочисленными, передвигающимися вокруг 'пальцами', 'руками', 'ногами'. Дергал бронированные тела за невидимые нити. Сухо отмечал галочкой в графе положительных факторов то, что он не получает визуальную информацию от всех скелетонов. Что было явно заранее предусмотрено неизвестными создателями легиона. Иначе всё управление скелетонами намертво встало бы из-за осмысления только одной, непрерывным потоком поступающий в управляющий центр, то есть в череп Опала, визуальной информации. Хотя, все-таки транслируемый на расстоянии видеоряд от какого-нибудь бойца в ином случае не помешал бы. Например, при разведке, осмотре опасного направления, помещения и так далее. Возможно, данная опция и существует но, пока будем довольствоваться тем, что доступно.
      Наличие же хотя бы зачаточного мышления у скелетонов Мёртвого легиона Опалом даже не рассматривалось. Заведомо вредоносный девайс. Скорее всего, подобная идея была отвергнута и создателями алгоритмов управления мертвяками. В них всего лишь вложен, пусть и колоссальный, но всё же ограниченный набор поведенческих стереотипов. Что, опять же, ему вскоре предстоит проверить самому. И ещё, он более чем уверен, категорический запрет на инициативу. Инициативный мертвяк слишком непредсказуем.
      Да уж, кто бы ни составлял программу управления легионом, без малейшего сомнения он был гением. Или гениев было много. Очень много. Целый институт высоколобых и куча исследовательских лабораторий. Причём сразу укомплектованных полным штатом некропрактиков и некротеоретиков. Академиков и профессоров нежизни. Появившихся здесь в этом мире из ниоткуда, без всяческих предпосылок к развитию знаний в данных областях. Словно одним лишь властным мановением руки первого императора или заумного магического действа могущественного архимага.
      Впрочем, об этом он уже как-то размышлял сидя в складе на Мертвом дворе герцогства и не смог отыскать хоть что-то, что давало ответ на этот вопрос.
      Действительно, категорически не вязался средневековый уровень развития здешнего мира с технологиями и способами управления, используемыми в создании и подчинении нежити. Особенно метаморфирование в Ветер Боя или Страж-хранителя обычного поднятого мертвяка, невероятно сложный и многоступенчатый технологический процесс. Как не вязалась никелированная микроволновка с глиняными мисками на столе из необструганных досок. Совершенно не тот уровень знаний. Если поднятие трупа ещё объяснимо банальной накачкой мёртвого тела энергией, магия в этом мире отменяла многие физические константы, то метаморфирование мертвого тела выводило некромантию на новый уровень. Уровень, намного превышающий знания бывшего мира Опала. Но было одно но - все действия местных магов являлись лишь повторением одних и тех же процессов, без точного понимания их принципов и смысла. На уяснение происходящего местным жителям банально не хватало мозгов. Стандартные ритуалы. Однообразные и многочисленные их повторы. Отшлифованная веками идентичность. Затверженные намертво формулы и действия.
      Уникальные самородки, что мыслили нестандартно и не боялись экспериментировать, вроде убитого им некромага Воранта, без сомнения были редким исключением.
      Про магов Жизни лучше и вовсе не вспоминать. С приёмами воздействия магии на человека, его лечением или наоборот калечением, всё было более-менее ясно. Всегда, везде и во все времена человечеству была присуща неудержимая жажда разобрать своего ближнего на части и поглядеть, что там и как у него внутри. Вдруг что лишнее есть или наоборот не хватает? Наработали со временем здешние маги опытным путём энное количество знаний, впоследствии неминуемо переведшееся в качество. Благо материала для опытов, за всю историю этого мира, было вполне предостаточно. Да вот только с созданием жутких разнообразных монстров вновь полная неясность, заново навевающая сильнейшие подозрения на привнесение сюда извне этих знаний.
      Генетические исследования в мрачных подвалах замка с факельным освещением хорошо смотрятся только в старых фильмах ужасов. Чёрно-белых и совершенно не претендующих на правдивость, но ни как не в существующей действительности. В микроскоп плохо наблюдать за микробами - света от свечей не хватает, да и самого микроскопа. А судя по поголовной антисанитарии среди местных жителей, то и сами микробы им были неизвестны. Про гены и хромосомный набор упоминать и не стоило. Но, тем не менее, нескольким единицам генетически измененных и весьма живучих существ он сам лично выпустил кишки. Ну, да местные Всеблагие, со всеми этими тайнами, неясностями и загадками. Не время и не место предаваться глобальным размышлениям.
      Опал взглядом выделил пятерых скелетонов вспыхнувших в его сознании точками яркого белого цвета. Скорее всего, так маркировалась энергонасыщенность используемых единиц - остальные легионеры лишь бледно мерцали. Через скелетона-ретранслятора подозвал - подтянул к себе. Мысленно отдал, на всякий случай и по привычке дублируя вслух, короткие приказы, стараясь не усложнять алгоритм порученных действий:
      -Всем выйти на поверхность. Ты остаешься у выхода. Ты обследуешь поверхность на расстоянии ста шагов в течении..... - он чуть сбился, пытаясь донести до выбранного скелетона понятие единиц времени и тут же над выбранным мертвяком замигала одинокая синяя точка, сразу же ассоциирующееся с минутой. Опал на секунду впал в ступор, а потом так же, как и ранее, отбросил очередную пугающую загадку этого мира в сторону и, не задумываясь, воспользовался предложенным. Добавил пару десятков точек, окруживших скелетона синим роем, продолжил:
      -Вы трое охраняете разведчика. В случае нападения - всем возврат в пещеру. После осмотра поверхности - возвращение ко мне. Исполнять.
      Пятёрка дружно шагнула к выходу.
      Опал скептически смотрел им в след. Вот и первая проверка на коммуникативность и правильное восприятие подчинёнными его приказов. И самостоятельную оценку ситуации.
      Он не был бы ничуть удивлен, если бы скелетоны вернулись в пещеру через несколько минут, приняв за нападение на них испуганное бегство мелкого зверька. Или же наоборот, вступили бы с ним, со зверьком, в 'нелегкую' битву. Допускал также возможность, что скелетоны проигнорируют неподвижно стоящие у выхода из пещеры когорты легиона герцогства. Легиона Стального или, как там.... а, Огненосного. А что? Стоят, никого не трогают. Опасности нет. Все смеются. К нижним демонам и их Отцу такие сюрпризы!
      -Ветер!
      Мёртвый пёс одним движение оказался на ногах. Хлестнул хвостом по бокам, внимательно уставившись в темные провалы на черепе Опала. Опал низко наклонился, прикоснулся черепом к выпуклому лбу четырёхногой нежити. Также проговаривая вслух, мысленно вложил образ просьбы-задания в литой череп костяной собаки.
      -Проверь выход, поверхность рядом с выходом и возвращайся. Будь осторожен.
      Скрежетнули когти по камню пола пещеры. К светлому пятну выхода стремительно метнулась молочно-белая тень.
      Да, так будет лучше.



      Скелетоны и Ветер вернулись одновременно. Пёс возвращался не спеша, на ходу безмятежно помахивая изуродованным хвостом и чуть прихрамывая. Всё же прохождение Лабиринта далось ему нелегко и придётся проводить очередную трансформацию пса для устранения повреждений. Трое скелетонов шагали вслед за ним треугольником, сопровождая шагающего в центре четвёртого. Идущие по бокам хромали и щеголяли свежими вмятинами на доспехах. Сам разведчик шел ровно, но держался несколько скособочено, неестественно приподняв вверх правое плечо. У легионера идущего первым была сплющена тапель нагрудника.
      Опал хмыкнул. Можно было спорить на что угодно, не проиграл бы. Как он и предполагал, приказ выполнен совершенно точно, без малейших изменений. Что, впрочем, и следовало ожидать.
      Один костяной легионер, без малейших сомнений, остался у входа, выполняя отданную ему ранее команду. Трое продолжали сопровождать разведчика. Наверное, так и бродили по поверхности неразлучной четвёркой. Один разведывал, а другие его охраняли. Выполняя приказ, лезли на скалы и соответственно с них срывались, пугая всю округу грохотом железа о камни. Со стороны, должно быть, забавная картина. Хорошо, что ещё вернулись более-менее целыми. Придётся тщательно продумывать отдаваемые им приказы, иначе результат будет полностью противоположен ожидаемому. И в конечном итоге он останется без боеспособных бойцов, так и не вступив ни с кем в сражение.
      -Иди-ка сюда, Ветер.
      Опал наклонился вперёд. Вновь прикоснулся лобовой костью черепа к голове пса. Смутно нащупывая тонкими нитями своей составляющей, попытался разобраться в увиденным псом на поверхности. Уловил смутные картинки серых скал, несколько кривых деревьев у их подножия в необычном ракурсе снизу вверх и всё. Клубящаяся, с зелёными искрами тьма в черепе пса испуганно растеклась клочьями тумана, опасливо избегая обжигающих её поисковых нитей Опала. Обратная передача образов оказалась неудачной.
      Опал с сомнением посмотрел на разведчика. Не используя скелетона-ретранслятора, попробовал подозвать к себе. Получилось.
      Стянул шлем с головы мертвого легионера, прикоснулся ладонью к его черепу, повторил попытку и без труда увидел поверхность у входа. Визуальные образы считывались необычайно легко, идя непрерывным потоком.
      Широкое пустынное плато, скалы, серые глыбы. Узкие ущелья. Очень тёмные, буквально чёрные тени от камней. Многочисленные россыпи серых валунов. Чуть правее от выхода, шагов где-то с полсотни, глубокая пропасть. В пропасти редкие клочья тумана и далеко внизу, на дне, еле видимые белые буруны пены. Скорее всего, горная река. Кривые хилые деревца в расщелинах. Ничего и никого. Даже птиц нет в небе. Очень далеко, изредка прячась за набегающие тучи, белеют искрящиеся под солнцем снежные шапки гор. Солнце в зените. Полдень.
      На первый взгляд ничего тревожащего нет. Пёс ведёт себя спокойно. Внутренний детектор Опала, его своеобразный локатор, или что там у него внутри образовалось, что позволяет чувствовать на расстояние ауру живых существ, молчит. Чувство опасности дремлет.
      Самое неприятное в этой ситуации, это осознание того, что и вторая и даже третья попытка отправки поисковой группы даст те же результаты, что и первая. Вернее не даст ничего. Если кто-то и ждет его с наружи и не хочет, что бы его обнаружили, то ему это вполне удастся. Полагаться на безмозглых скелетонов и Ветра нет смысла. У мёртвого пса нет нюха. Мёртвые легионеры в обнаружении затаившегося врага заведомо бесполезны. Не под то они заточены. Собственный внутренний детектор ауры живых к сожалению ограничен радиусом действия. Остаётся только осторожно выбираться на поверхность, при малейшем признаке угрозы прячась обратно в пещеру под защиту легиона. Всё сам. Другого варианта нет. Сидение в пещере бессмысленно и бесполезно. Ничего не высидишь, даже геморроя.
      Опал раздвинул клыкастые челюсти, обозначая лёгкую усмешку.
      'Ну, тогда и нечего здесь сидеть. Сейчас переберём мешок, сложим всё аккуратно для дальнейшего путешествия через горы и оставим пока в пещере под надежной охраной. Подтянем ремни креплений лат. Попрыгаем, подвигаемся как киношные разведчики. Вроде всё в норме. Шестопёр пока в чехол. Стрелы в обойму арбалета и марш на выход! Хотя.....'.
      Опал чуть помедлил, подумал и заменил обычные болты на артефактные. Экономить на собственной безопасности было бы глупо - если его и ждут с наружи, то хороший горный обвал будет его финальным аккордом. А может и отобьётся и сумеет отступить. Оглянулся на выход. Пёс, часто переступая с лапы на лапу, нетерпеливо оглядывался на хозяина.
      -Иду, Ветер, иду. Не дёргайся.



      Скалы на поверхности были невыразительны, безжизненны и пугающе высоки. Для того что бы разглядеть их верхушки приходилось задирать череп высоко вверх, до упора края шлема в перфорированную заднюю часть нагрудного ожерелья. И всё равно многие вершины так и не удалось разглядеть. Солнце, стоявшее в зените, беспощадно жгло глазные провалы, слепя и мешая видеть. Впрочем, на острых пиках скал вряд ли кто мог находиться. Не люди-пауки же, в конце концов, местные обитатели. Обычная стандартная нежить на двух конечностях. Здоровая паранойя это хорошо, но и палку перегибать не стоит.
      Пока нужно просто осмотреться в округе. Поискать путь к перевалу, проход к населённым живыми долинам.
      Ему крайне необходимо найти любое человеческое поселение. Нужна кузня, мастерская. И нужна кровь. Много крови. Тёплой, горячей, живой крови, что даёт немёртвым возможность нежить дальше. Но, действовать подобно зондеркоманде на оккупированной территории Опал не собирался. Глупо и недальновидно. Гораздо выгоднее, в плане скрытности, платить за кровь. Не нужным ему золотом, украшениями, вычурными кубками и чашами. В пещере этого бесполезного хлама вполне достаточно. На крайний случай расплатится мечами или почти бесценным доспехом мёртвого легионера. Хотя, вообще-то не стоит расплачиваться бронёй - местным смердам трудно будет объяснить её появление. Начнут врать, запутаются, а если прижгут особо настойчивые дознаватели кого-либо каленым железом, то они им всё и расскажут. И все меры принимаемые Опалом для сокрытия его нахождения в горах пойдут прахом. Что разрушит его долгосрочные планы - в дальнейшем, в идеале, Опалом предполагался вариант с 'крышеванием' ближайших людских селений до той поры, пока его легионеры не придут в 'форму'. Безопасность от дикой нежити или монстров в обмен на кровь. Недорого.
      В первой фазе планируемых действий основное условие, это полное окружение поселения живых и перекрытие лазеек для особо шустрых. Иначе ни как - люди разбегутся по округе с воплями ужаса, переполошат соседей. Выдернут из замка местного барона с его бесстрашными воинами, которые при виде скелетонов Мёртвого легиона убегут ещё дальше и поставят на уши ещё больше живых. Это как бросить здоровенный булыжник в воду со всего размаха - всплеск, разбегающиеся по воде круги, волны, куча брызг и вся рыба ушла на дно. Шума много - толку мало. Один вред. Нет, ни одного сбежавшего, иначе ничего не выйдет и переговоры - разговоры - договоры будут бессмысленны. А ему нужно, что бы люди приняли его предложение без особого нажима, утешаясь иллюзией, что они сами так решили, заключили выгодную сделку. Тем более, это такие предложения, от которых они заведомо не могут отказаться. Отказ чреват нехорошими последствиями. Фатальными.
      Итак, в первую очередь ему требуется ремонт оружия и доспехов легионеров. Параллельно необходимо произвести открытие своеобразных добровольно-принудительных донорских пунктов, где будет осуществляться питание его легионеров. Не сдохнут живые от потери полулитра - литра крови в пару дней. Ослабнут, это несомненно, но работники ему не нужны. Своих целый легион. После этого оплата людских услуг драгметаллами или окончательный расчёт сталью, если возникнут подозрения в лояльности живых и быстрый отход обратно в горы.
      Но, пока легион стоит в селении - обязательно ловим разнообразных нежданных гостей, торговцев, охотников и прочих странников. Если эти люди будут не из захваченного селения, то их придётся кончать. И желательно руками местных селян, угрожая лишить жизни их родственников. Повязать кровью и желательно не одного и не двух живых. В идеале - всех. О гибели путников люди будут молчать - такое не прощается. Затем повтор действий, если будет такая возможность. А возможность повторения - Опал хмыкнул про себя - жизненно необходима. Восстановление энергии девяти сотен мертвяков дело не одного дня и не одной недели. Минимум месяц.
      Впрочем, надежда, что всё произойдёт так, как им задумывается есть. Насколько ему ведома людская природа, то если перед человеком стоит выбор: отдать и получить что-то взамен или умереть и всё равно отдать, то люди выбирают первое.
      И ни какого боевого соприкосновений с подразделениями армии герцогства. Вот такая, на первое время, безыскусная тактика псевдопартизанских действий.
      Вступать в случайные схватки с баронскими 'копьями' и 'звеньями' Службы он будет по возможности старательно избегать. Слишком слабы его скелетоны. Пусть и порвут его солдаты баронских дружинников в прямом смысле на клочья, но при малейшем известии о появлении возле Стальных гор вооруженных отрядов нежити, в весьма приметных доспехах Мёртвого легиона, сюда будут направлены немалые силы. Допустим, пара когорт Огненосного легиона, несколько десятков магов стихий, пятёрка магистров смерти. Раскатают в тонкий блин и потом тщательно прочешут ближайшие горы и ущелья. Каждый камень перевернут и не забудут заглянуть в каждую тёмную нору.
      'Эй! Не осталось ли тут кого из любителей человеческой крови? Не осталось? Очень жаль. Но на всякий случай, будьте добры, огня сюда побольше и мага Земли потом пригласите - замуровывать будем'.
      Не любят живые нежить и всячески это демонстрируют любыми доступными им способами. В основном, очень убедительными.
      Об охоте же на какого-нибудь местного лича-отшельника, как Опал планировал ранее, не стоит и думать. Пока этот зверь ему не по зубам. И не знает он, что будет с ним делать. 'Вплавить' в себя череп лича не получиться - последнее метаморфирование на озере почти поставило точку в этом способе увеличения собственных знаний и возможности. Только самостоятельное обучение или под чьим-то руководством. А идти в ученики к существу с неясными целями и скорее всего с несусветными амбициями, имея за спиной в качестве средства принуждения к положительному ответу Мёртвый легион, как то не совсем солидно. Это как приехать договариваться о чём-то в сопровождении танковой роты. Договориться получиться без труда, но спиной к партнёру больше не повернёшься. Да и какой это будет после подобного поступка партнёр? Либо враг, либо раб. Ему же ни того, ни другого не нужно. Врагов предостаточно и без этого, а рабов.... Рабов у него сотни.
      Ладно, пора идти смотреть, что у нас находится впереди. Допустим, вон в том ущелье.
      Опал шагнул вперёд. Точнее попытался это сделать. Воздух вдруг загустел, липкими нитями обволакивая его костяк, пригибая к земле, нависая на теле тяжелой свинцовой бахромой. Резкий рывок. Ещё один на пределе сил. Безуспешно. Рядом валится на камни пёс, скручиваемый неведомой силой в неопрятный ком торчащих в разные стороны конечностей. Нелепо вывернутый череп собаки пугает выражением абсолютной беспомощность в тёмных провалах глазниц.
      Суки. Твари. Все-таки они его достали.
      Чувство беспомощности и какой-то угрюмой безысходности овладело Опалом. Холодная пустота потекла внутрь, мёртвым холодом убивая, замораживая все попытки сопротивления. Сознание обволокло какой-то мерзкой серой хмарью и стало настолько тоскливо и паршиво, что Опала буквально вывернуло от неприятия этого, выгнуло с сухим треском в позвоночнике, с белой крошкой обломанных краев суставов. Что-то будто лопнуло в пустой клетке рёбер, там, где у живых сердце. Плеснуло опаляющим жаром неуместной сейчас, какой-то детской обиды на себя, на этот злой и беспощадный к нему мир, на рок, судьбу или чей-то злой умысел, что зашвырнул его сюда, в это мёртвое тело. Обиды на тех, кто сейчас его пеленал, обвивал невидимыми нитями. Внутри рвануло смесью дикой ненависти к напавшим на него и безумной тяги к свободе. Опалило неистовым желанием сбросить душащие его нити. Сознание заполнилось лишь одной, всепоглощающей мыслью - хоть кого-то схватить напоследок за дышащее, пульсирующее жизнью горло. Сжать и выпустить когти, прорывая нежную тонкую кожу, вспарывая вены и артерии. Хоть одного но, забрать с собой!
      Этот жгущий душу сгусток неконтролируемых, бессвязных ощущений и эмоций столкнулся с ледяной пустотой бессилия внушаемой снаружи и рванул, потоками раскалённой лавы выплескиваясь наружу, вновь заставляя выгибаться его дугой от ослепляющей боли. Холодный зелёный огонь охватил душащую Опала паутину, снедая со скоростью молнии внутренние запасы энергии, но заставлял растворяться, отступать в белый туман клейкие нити. Неожиданно Опал почувствовал, что может шевельнуться. Лязгнули доспехи, тело бросилось вперёд, в белую хмарь, откуда, словно живая, тянулась к нему липкая паутина. С визгом сорвался с ложа арбалетный болт. Рычаг провернул барабан, взводя оружие. Дважды гулко громыхнуло, разнесло в пыль огромный кусок скалы. Разлетающийся в разные стороны острый щебень просвистел над головой, дробью простучал по металлу доспеха. В белом тумане кто-то громко заорал от боли, срываясь на затихающий стон. Минус один. Над поверхностью плато поднялись плотные клубы пыли, давая ему драгоценные доли секунды на мощный бросок вперёд. Он преодолел разделяющее его и неведомых врагов расстояние. И приятнейшей для него музыкой зазвучал визгливый, наполненный животным страхом, испуганный голос откуда-то из-за с боку:
      -Сети! Сети бросайте, братья! Убьёт же, демон! Кидайте же сети во имя Всеблагих! Брат Оторун! Пробуждённого зовите!




       От первой сети Опал отклонился быстрым движением тела. Упал на колени, резко проваливаясь вперёд и вниз, пропуская над собой сплетённую из стальных жил сеть. Не гася инерцию движения, перекатился через плечо по камням, скрежеща железом доспехов и высекая искры. Справа, возле небольшой груды валунов, уловил движение, выстрелил. Грохнуло, кто-то тоскливо, предсмертно заскулил, заканючил, поминая нижних демонов. Закованные в металл ступни с силой лязгнули о скальное плато, согнутые в коленях ноги пружиной распрямились, выбрасывая тело вверх, уводя его отчего-то непонятного дымчатого, мутно-пепельного, мелькнувшего внизу хищным отблеском. Чувство опасности не просто орало, оно ревело корабельной сиреной, вопя, что от того что промелькнуло под ним надо бежать и как можно дальше и быстрей. В полете, периферийным зрением поймал тёмную полосу трещины в вертикальной плоскости скалы. Воткнул пальцы левой руки между кромками камня, качнулся, обозначая, показывая, что метнёт свой костяк вверх и резко провернул кисть назад. Неприятно хрустнуло, лопнуло порванной струной, тело встряхнуло до щелканья клыков, но он угадал. В камень скалы перед ним с разочарованным лязганьем ударились сразу три тонкие цепи с острыми грузилами на концах. Опал резко упал вниз, оставляя в расщелине сорванную с руки латную перчатку и, похоже, пару фаланг пальцев. Едва почувствовав опору под ногами, снова выстрелил, чуть ли не себе под ноги, но ещё раз арбалет взвести уже не успел. Со всех сторон, словно выросли из камня плато, родились из клубов пыли, к нему бросились необычайно быстро двигающиеся, какие-то лысые, в серых то ли сутанах, то ли балахонах, люди. Опал, отбрасывая арбалет и выхватывая шестопёр, бегло отметил, что он их по-прежнему не чувствует. Не видит ни ауры, не чувствует запаха, не слышит стука с сумасшедшей скоростью бьющихся сердец. Только видит их оскаленные в крике рты и налитые кровью глаза с полностью заполнившими радужку чёрными пятнами зрачков.

       Первого лысого он снёс размашистым ударом, на лету подхватывая выбитый из рук врага металлический шест, напомнивший ему стилизованный пожарный багор. Сильно швырнул опасную железяку вбок, туда, где кто-то мельтешил тенью, подбираясь всё ближе. Там по-заячьи тонко вскрикнули. Попал. Возвратным движением ударил шестопёром второго в сером балахоне, растерянно отмечая, что противник успевает отклониться и только его колено, выставленной далеко вперёд ноги, остаётся доступным для перьев шестопёра. Хруст, капли горячей крови осами разлетаются в пыли, превращаясь в бурые мохнатые комочки. А на смену дико воющему, катающемуся по камням неудачнику, из пыльного марева мутными тенями возникают ещё четверо. Свистяще шелестят в воздухе тонкие металлические цепи, крепящиеся на концах шестов, туго оплетают руки Опала, тянут в разные стороны. Затем ещё двое в балахонах, серыми пятнами припадают к земле, проворно выбрасывая шесты вперёд и ловко цепляя Опала за ноги крюками. Дёрнули, мгновенно уронили с оглушающим грохотом лат, синхронно разбежались в стороны, распиная его на камнях. Левого он ударил огненной 'кляксой', прожигая тело шестоносца насквозь в области паха. Правого не успел. В забрало шлема молотом ударила металлическая пятка шеста, обрывая начатый поворот головы. Руки, ноги, всё тело целиком что-то тяжелое вмяло в камень, лишая малейшей подвижности. И тут же грубо завертело, заворочало вокруг оси, словно огромные лапы сжали комок мягкой глины, сплющивая между собой его ноги, вдавливая в грудь нижнюю челюсть, прижимая к спине неловко вывернутые руки. 'Накинули сеть' догадался Опал.
      Мерзостная белая паутина, подобно трусливому падальщику, вновь осторожно прикоснулась к его сознанию оплавленными кончиками своих нитей. Осторожно кольнула, боязливо отдёрнулась. Тронула ещё раз, уже гораздо смелее и торжествующе влилась в зазоры лат, оплетая его костяк, полностью лишая сил, выпивая подобно пиявке внутреннюю энергию. В узкую щель расплющенного забрала заглянули неестественно выпуклые глаза, промелькнуло довольно оскалившаяся, запылённая рожа.
       -Ага, вот ты и отбрыкалась, демонова отрыжка! И без всяких там могуществ Пробужденных и магов тебя скрутили! Эх, ловко-то как! Ну, мать грязи и отец дерьма трахарь её, что же за идиотский приказ брать эту тварь целой! Давайте, братья, взяли дружно мертвяка и понесли отсюда на чистое место.
       Рядом завозились, натужно засопели. Опал ощутил, как его снова небрежно ворочают, поднимают вверх ноги, набрасывая петли верёвок и туго затягивая. Сильным рывком стащили с места, поволокли, подбадривая себя дружным уханьем, надсадливо сопя на трудных участках. Через повреждённое забрало ему были видны мелькающие, напряженно согнутые спины с темными пятнами пота на серых балахонах между лопаток.
       -Ещё немного, братья! Давайте, давайте все вместе! Всеблагие нам в помощь! Всё! Бросайте мертвяка рядом с собачьей нежитью.
       Бросили, отхаркнули пыль, кто-то из носильщиков пнул его кожаным башмаком в стальной бок, зашипел от боли в отбитых пальцах, в сердцах помянул демонов нижнего мира. С трудом повернув череп в сторону, Опал встретился взглядом с тоскливо мерцающими зелёными огнями глазницами Ветра. Пёс чуть заметно шевельнулся под сетью, слабо дёрнул лапами и вдруг, приводя Опала в изумление, тихонько заскулил.
       -Ну, что ты.... Ветер... Потерпи.... Я...
       Слова шершавой лентой выползали изо рта, бились о сталь шлема, бессильным шепотом падая на безжизненные камни.
       -Я... помогу тебе...
       Тихий шепот Опала заглушил всё тот же громкий энергичный голос, что командовал при его транспортировке.
       -Нет, вы только посмотрите, братья! Эта отрыжка бездны ещё и болтает! Мать грязи и Всеблагие! Да как вас тварей только земля-то носит?
       Толстые, сильные пальцы дёрнули за бувигер шлема, ловко пробежались по височным штифтам крепления забрала, чуть помешкав, отстегнули ремни. Небрежно, грубо, задевая скулы и царапая челюсти, потащили с черепа шлем. Перед глазницами Опала появилось лицо с разводами грязи на плохо выбритых щеках, тяжелым подбородком, плоским сломанным носом. Из губастого рта с крупными редкими зубами густо пахнуло луком и плохо переваренным мясом.
       -Твоя собачка, мертвяк?- спросил Опала человек, снявший с него шлем - Никак помочь ей хочешь? Ну, давай-ка я за тебя помогу!
       Человек обошел пса, встал рядом с мордой Ветра, осклабляясь, подмигнул Опалу. Потоптался, приноравливаясь. С гулом взрезал воздух, вскидываемый вверх металлический шест. Ветер беспомощно, еле слышно скулил, не сводя пустых глазниц с хозяина. Опал, закаменев всем телом, в эти секунды дико ненавидел свою особенность, что не позволяет ему не слышать и не видеть.
       -Тебе хорошо меня видно, нежить? Эй, тварь, а ну голову поверни обратно! Братья, да кто-нибудь, придержите-ка его череп!
       Широкие ладони плотно обхватили череп Опала, резко повернули по направлению к псу, со скрипом сопротивляющихся позвонков надавили, вдавливая в камень.
       -Ну, во славу Всеблагих!
       Стальная полоса шеста в руках монаха, разрезая воздух, молнией обрушилась вниз.
      Опал, собрав крохи сил, резко дернул черепом в сторону, не желая видеть гибель верного друга. По пути прихватывая своими клыками пальцы, не успевших вовремя отдернуть руки бритоголовых. С силой сжал челюсти, надеясь хрустом перекусываемых пальцев заглушить звук раскалываемого черепа Ветра.
      Дико завопил от боли пострадавший, чьи пальцы ухватил Опал, кто-то надсадно заорал, требуя, что бы чертовы маги крепче 'пеленали' нежить, а звука, с которым металл крошит кость, всё не было. И вообще стало необычайно тихо вокруг. Словно всё бритоголовые вдруг мгновенно передохли, исчезли, провалились в бездну к Отцу Лжи, повинуясь заветному, неистовому желанию Опала. Он же видел перед собой только серую стену скалы. Затем Опал почувствовал, как снова бесследно исчезла белая паутина, а спеленавшая его сеть плавиться, каплями раскалённого металла втекая в щели доспехов. Что-то произошло и его больше ничего не сковывало. Опал медленно покрутил черепом по сторонам, мимолетно отмечая нелепо застывшие рядом неподвижные фигуры бритоголовых, и рывком метнулся под каменный карниз скалы, непроизвольно пытаясь укрыться в его тени.
      Кто-то или что-то очень могущественное вмешалось в ход схватки. Вмешалось мгновенно, не издавая бессмысленных воплей типа 'остановитесь!' или 'прекратите именем чего то!', а просто заставив окаменеть противников Опала в долю мига и освободив его самого. Опал видел, какой бессильной ненавистью наполнены глаза замерших в начатых движениях более двух десятков бритоголовых и трех сгорбленных фигур в чёрных плащах. Ненавистью и дикой смесью совершенного изумления и полного непонимания происходящего. Видел, как мертвенно бледнеет живой, до этого цепко державший его череп, от потери крови из откушенных пальцев. Видел, как глаза человека с раздробленным коленом наполняются пустотой растерянности и каким-то детским испугом, словно он видел для себя настолько неожиданное, что ни как мог поверить в происходящее. Это было чуть справа и позади Опала. Что-то принудившее бритоголового забыть о мучительной боли и смертно посереть лицом.
      Глухой звук тяжелых, заставляющих вздрагивать каменную поверхность плато шагов, заставил Опала напрячься и как можно сильнее вжаться в скалу за стеной. Проклятье, арбалет слишком далеко! Шестопёр возле беспалого и только кинжал - ключ доступен в качестве оружия. Что ж, этого мало, что бы победить, но вполне достаточно, что бы сражаться. Фаланги пальцев плотно обхватили рукоять клинка.

      Опал не знал, сколько времени он провел, вжимаясь спиной в поверхность скалы и с силой сдавливая в фалангах рукоять кинжала. Время то уплотнялось в ожидании приближения неведомого существа, то неслось бешеными скачками в ритм рваных шагов нечто. В черепе Опала мутной картинкой промелькнуло нелепое сравнение идущего к нему с раздолбанным экскаватором, на высоких оборотах рычащего изношенным двигателем, с лязганьем вонзающего изъеденный ржавчиной ковш в неподатливый грунт и с надсадным визгом гидравлики медленно подтягивающего к импровизированному якорю стальное тело.
      'Твари Грани! Кто же это? Или что?'.
      Опал бросил короткий взгляд на Ветра, выпутывающегося из сетей. Мысленно потянулся к псу, посылая короткий приказ - просьбу: 'Шестопёр, Ветер! Принеси мне шестопёр!'. Ветер, пошатываясь, поднялся на лапы, качнулся телом в сторону оружия, и вдруг угрожающе клацнув пастью, отступил на шаг в сторону скалы. Ещё несколько куцых шагов и немёртвый пёс исчезает в тени скалы и дрожащим боком жмётся к ноге Опала. Повреждённый хвост звонко щёлкает позвонками, свиваясь в тугую спираль испуганно прячась между ног. Ветер тоскливо заскулил, припадая брюхом к земле и виновато косясь на хозяина. Пёс боялся.
      Опал чуть наклонился вперёд, пару раз, успокаивая устрашенного пса, провёл кончиками фаланг по его черепу, не замечая, что оставляет выпущенными когтями глубокие царапины. Выпрямился. Пустая грудная клетка шевельнулась под сталью доспеха, имитируя глубокий вдох и словно ныряя в глубокую воду, он заставил себя рывком оторваться от скалы и неровной походкой выйти из укрытия навстречу приближающемуся нечто.
      Он вышел на свет, развернулся и замер, остановившись на полушаге. Яркий свет солнца ударил по пустым глазницам, не давая в подробностях разглядеть противника, но увиденного мельком было вполне достаточно, что бы понять причину животного ужаса бритоголовых и необъяснимый страх Ветра. От медленно приближающегося существа веяло силой. Нет, оно само было силой. Невообразимой по мощи силой сплава стихий, для которых любое живое существо этого мира значило не более пылинки. Земная твердь, мириады волн океана приближались к Опалу, кроша в песок попавшие под ступни камни.
      Дух гор? Демон? Местный бог? Тварь из-за Грани? Впрочем, какая разница? Никого отпускать это существо ненамеренно и укрыться от него не получиться - голая поверхность плато не давала никакого укрытия. Сбежать? Опал приспустил челюсть в пародии на досадливую ухмылку. Сбежать было бы можно, если бы эта тварь была вооружена мечом или арбалетом, да хоть даже пулемётом - шанс есть. Хороший шанс. С его скоростью можно увернуться и от очереди из крупнокалиберной дуры, да вот только заклинания бьют по площадям и нет разницы слон ты или мышь - всё равно накроет. Значит, придётся биться с этой тварью и погибнуть. Вот только почему у бритоголовых такие изумлённые и ошарашенные лица? Испуганные, каждой черточкой выдающие смертный страх. Ведь они сами призывали это существо, величая Пробужденным. Создаётся впечатление, что эта переполненная силой тварь неожиданно начала собственную игру, нарушив все договоренности. И кстати, почему он сам не стоит неподвижным столбом, как и живые?
      На сером пятне лица существа зазмеилась короткая трещина, ломающая монолит каменой кожи нечто в чудовищную пародию на улыбку. Вновь сомкнулась, налилась изнутри волдырём, выперлась нечистым пятном. Каменные чешуйки с шелестом осыпались на плато, из багровых глазниц выплеснулся короткий поток лавы, сполз багровым слизнем на подбородок существа, тут же превращаясь в хрупкие льдинки, скатывающиеся по груди существа. Из чёрной дыры внизу лица существа, выползли тёмно-красные жирные черви, извиваясь, окаймили линию темного пятна. На серой морде твари образовался рот.
      Опал брезгливо скривил челюсть.
      Кошмарные губы существа раскрылись:
      -На колени, мертвяк!
      Гулкий, грохочущий голос ударил в грудь селевым потоком, пригнул к земле тоннами горного обвала, на полный шаг отбрасывая Опала назад, в спасительную тень скалы. Лязгнул металл, вминаемый в поверхность скалы, сабатоны взбороздили подошвами каменную крошку. Левая нога неловко подвернулась, роняя его на левое колено, рука с зажатым в ней кинжалом-ключом коснулась каменой поверхности плато, возвращая равновесие телу.
      -На все колени, тварь! На колени! Колени! Замри! - голос существа, в долю мига приобретя сходство с оглушающим рёвом водяного потока, полнился злым безумием. Губы - черви существа мерзко шевелились, рот раскрывался ковшом карьерного экскаватора, вываливая на грудь существа огненные потоки вперемешку со стремительно тающими осколками льда. Тварь неумолимо приближалась, выставив руки ладонями вперёд, словно толкала нечто незримое. Но вот только в Опала из вывернутых ладоней твари больше не било ни ветром, ни напором силы. Било рядом, сквозь него, обтекало с боков, вихрилось за спиной тугими жгутами смерчей, но совершенно не задевало. Опал бросил короткий взгляд в сторону Ветра - немёртвый пёс вновь распластался на голом камне, но в этот раз его не сеть лишала подвижности, а вдавливала в камень мощь непонятного существа. Вдавливала, ломала хребет, заставляя Ветра бессильно раскинуть лапы, и лишь кончик изуродованного хвоста елозил по плато. Опалу показалось, что Ветер вновь скулит. Дергается безнадёжно, отчаянно, в тщетных попытках встать или хотя бы повернуть к хозяину голову. Всё бесполезно.
      Ну, тварь!
      Опал заставил себя отлипнуть от скалы и вновь повторил рывок вперёд. Только на этот раз он не рваными шагами вышел из тени, а скользнул до шестопёра огромной железной рыбой, высекая стальной чешуёй искры из каменной поверхности. Левой, без перчатки, рукой ухватился в движении за колено беспалого, используя конечность живого для смены своей траектории. Чашечка колена хрустнула, превращаясь в клейкую смесь осколков кости и мяса, плоть ноги под капканом хватки Опала лопнула клочьями мякоти мышц и каплями крови, более не давая опоры, но бритоголовый уже был не нужен. Саботоны лязгнули пластинами, утверждая ноги Опала на земле, тело тут же само непроизвольно качнулось в сторону, ставя между собой и тварью перекошенного на сторону живого, фаланги пальцев правой руки подхватили оружие. По рукояти шестопёра звонко щелкнули кончики выпущенных когтей. Можно и станцевать.
      Опал метнулся в сторону, присел, точнее сказать просто провалился вниз, уходя от клубка пламени пролетевшего над ним. Оттолкнулся рукой от поверхности, стремительным рывком сократил расстояние до живого в позе ракообразного, пучившего на него помутневшие от злости бельма. Сзади тонко, избиваемым кастратом, закричал дважды покалеченный бритоголовый, сгорая заживо. Ещё два мохнатых клубка пламени, длинный огненный язык, как из глотки сказочного дракона, затем затихающий хрип ракостоящего и стон коренастого живого, проткнутого насквозь сразу двумя длинными сосульками толщиной с руку. Каменный осколок прочертил борозду по телу ещё одного бритоголового. Кишки, кровь, неприятная желтоватая слизь выпали неопрятным комком из распоротого брюха, с плюханьем растеклись по камню. Левая нога Опала поскользнулась на вывалившейся требухе, тело замерло в неустойчивом равновесии. Недолго думая он схватил за горло ближайшего бритоголового, швырнул его в сторону приближавшегося косматого от языков пламени файрбола или чем там швырялась эта тварь. Тело уже мёртвого бритоголового прямо в полёте обуглилось и рухнуло на плато горсткой пепла, поднимая облако пыли и давая Опалу долю секунды, чтобы вновь отскочить в сторону. Существо неприятно быстро приблизилось к нему. Огромные кулаки ударили в место где он стоял, буквально через долю секунды. Рёв, дикий ор и тварь схватив ближайшего живого, просто разрывает его пополам, швыряя брызжущие кровью ошмётки плоти в Опала. Оторванная кисть живого угодила прямо в левую скулу, забрызгав лицевые кости.
      'Вот чёрт'!
      Опал по привычке провёл рукой по костям лица, пытаясь стереть кровь, царапнул подбородок выпущенными когтями, одновременно внимательно следя за беснующейся тварью.
      'Как там орала эта скотина с бритой головой - мать грязи и трахарь её? Этот трахарь скал сейчас всех живых поубивает и никак не даст к себе подобраться!'. В черепе Опала мелькнула раздраженная мысль мысли, пока он уклонялся на этот раз уже от оторванной головы другого бритоголового.
      На плато сложилось шаткое равновесие - Опал не мог приблизиться к твари, тварь не могла достать его. Со скоростью пулемёта существо плевалось шарами, языками, какими-то замысловатыми спиралями огня, хаотично чередуя их с метанием толстых острых сосулек, камней и валунов и прочего каменного хлама, что в изобилии находился на плато. Летели в Опала также мёртвые тела бритоголовых и их шесты.
      Тварь метала и двигалась без остановки, настойчиво пытаясь сократить расстояние меду собой и Опалом. Не получалось. Опал не давал приблизиться к себе, изворачиваясь, уклоняясь, просто замирая на месте, просчитав траекторию очередного броска твари. За оставшимися живыми он прятаться перестал, наоборот, перебрался на открытый участок, где не было этих дышащих и воняющих кислой смесью мочи и холодного пота статуй с вытаращенными глазами. Сыграло внутренне чувство бережливости - на жалкие остатки бритоголовых он уже построил планы. Вполне можно было бы сбежать с плато, а потом зайти твари за спину, но Ветер, Ветер! Бросить Ветра - Опал такой мысли даже не допускал. Зато другую мысль допустил и снова корил себя за её несвоевременность, что становилось уже привычкой. Легион. Сотни костяков в железе и без оного, сотни послушных марионеток ждущих только его приказа, а он одиноким героем мечется по плато с шестопёром в руке, стараясь добраться до непонятного противника. Баран. Тупица. Раб привычки всё делать сам и не надеяться ни на кого.
      Так, вроде бы хватит. Опал замер, отслеживая движения существа, лениво развернул корпус, уходя от сосульки - тварь метала их на удивление далеко, потянулся к знаменосцу, пытаясь установить мысленный контакт. Одновременно он прислушивался к рёву твари, превратившемуся в безумный вой из рваных кусков фраз и сглатываемых слов.
      -На колени! Сам возьму! Тварь! Колени! Замри! Сам! Сам!
      Больше всего этот ор по смыслу походил на призванный напугать противника крик дурного бугая. Этакого колосса с дряблым пивным животом, вдруг раздвинувшего жирными ручищами столпившихся перед ним корешей-собутыльников и выревевшего нечищеной пастью, что-то навроде 'А муха-бляха, тузик - грелку!'. Это уже не пугало. Только смешило. Потому что уже всё. Потому что в черепе Опала сотни белых точек уже вылупились злым роем и в это новое созвездие уже упали несколько слов короткого приказа: 'Выйти из пещеры. Атаковать врага на плато. Живых лишить подвижности. Не убивать', а сам он быстро смещался в сторону твари, стараясь оказаться в конце своего пути за её спиной, и думал как бы ловчее снести голову твари с плеч. Разрубить клинком кинжала нервы между третьим и вторым позвонками, перерубая суставный хрящ, а потом перепилить серую шкуру на горле? Вряд ли это удастся - каменная пленка на теле существа вместо мягкой и ненадёжной кожи живых серьёзный контраргумент. Впрочем, прежде тварь надо убить, а это, судя по происходящему впереди, будет не очень легко - трое легионеров схвативших тварь за руки, уже осыпались на плато ржавой грудой железа и пожелтевших костей. Очень интересно. Энтропийное заклинание? Что же, прибавим шагу и поступим с тварью без разнообразных изысков, просто раздробив его скорлупу шестопёром. Опал бросился вперёд.

      Череп непонятного существа был странным. Нет, не так. То, что заменяло череп твари, было странным. Тяжелый сосуд для необычайно маленького мозга не из кости или камня, а из странного сплава того и другого вместе со щедрыми наплавлениями лунного метала. По форме очень схожий с обычным человеческим, но со странными звёздообразыми вставками в неожиданных местах и увеличенной до огромной шишки затылочной частью. Стыки на черепе выпуклые, бугристые лобная и теменная кости очень толстые, где-то около трёх сантиметров в толщину. Парные суставы - первые два позвонка и затылочная кость, были размером с биллиардный шар и такой же прочности. Теперь было вовсе не удивительным, что шестопёр не проломил череп твари, а лишь деформировал голову существа сдвинув кости в стороны. Создавалось впечатление, что этот череп собирали из разных частей, тщательно скрепляя подобранные части лунным металлом.
      Опал поскрёб когтем каменную псевдокожу на темени существа, полоснул несколько раз кончиком кинжала, расслаивая её на несколько частей. То же самое. Основа обычная человеческая кожа, затем мутная липкая плёнка, сверху похожие на слюду каменные чешуйки, спёкшиеся в непробиваемую шкуру. Между слоями едва различимые мельчайшие красные пузырьки, склеенные между собой в виде сот. Он перевёл взгляд на уцелевшую часть ноги существа, оглядел сизо-красный фарш оставшийся от остального тела твари. Да, его легионеры несколько перестарались. Впрочем, он и сам не от них не отставал. Даже больше постарался. Были уважительные причины. Когда уже семнадцатый мёртвый солдат упал на камни изломанной куклой, а Опала, не успевшего вовремя отклониться в сторону сбил с ног поток ревущего пламени, на него накатило тоже состояние, что во время боя с людьми барона асс`Парраса. Безумная ярость, иступлённая ненависть, всепоглощающая жажда убийства и полная потеря контроля над собой. Когда же багровая пелена рассеялась то лежащее у его ног мало напоминало могущественное существо, от которого он столько времени бегал по плато. И ещё осталось смутное ощущение присутствия внутри убитого существа твари из-за Грани, что столь долгое время делила с ним тело и разум. Что совершенно необъяснимо. Вряд ли бы служители Всеблагих потерпели рядом с собой существо из свиты Отца Лжи.
      Что же всё-таки это было? Демон из низших или шедевр гомунусклостороения местных магов Жизни?
      Опал потянулся в задумчивости к затылку, фаланги наткнулись на сталь шлема. Да, кстати, как там Ветер? Когда он принёс ему сорванный с него бритоголовым шлем, то выглядел переломанным каркасом из посеревших бетонных свай и балок. Повреждённый хвост отсутствовал ровно на половину, задние лапы при ходьбе немёртвый пёс подволакивал. Только в глазницах Ветра полыхала ярость и слышался глухой рык при виде останков. Так, вон он. Чувствует себя неплохо и не теряет времени даром - ест тела бритоголовых. Это хорошо, это правильно. Силы Ветру нужны, а восстановление его костяка можно отложить и на более позднее время. Сразу после собственного ремонта.
      Неизвестная тварь здорово его помяла. Боковые пластины, в которые превратились его рёбра после последней трансформации пошли глубокими трещинами. Левая нога потеряла в подвижности, заставляя его заваливаться при передвижении на бок. В позвоночном столбе что-то постоянно пощёлкивало и неприятно хрустело, не давая наклоняться быстро, вынуждая делить начатое движение на несколько этапов. Доспех.... Ну, доспеху требовался даже не ремонт, а чуть ли не реставрация. Опал зло ощерился, перенеся свой вес на правую ногу и, с силой наступил на кисть твари, превращая её в кровавую кашу. Легче не стало. Только хуже. В пояснице хрустнуло и Опала перекосило ещё больше.
      -У, мать грязи и её трахарь!
      Подхваченное от бритоголового ругательство прозвучало вслух и, среагировавший на звук голоса Ветер, неловко повернулся в его сторону.
      -Всё хорошо, малыш не отвлекайся.
      Успокоенный пёс вернулся к своей трапезе.
      Опал подбросил череп твари в ладони. Хренов местный Йорик, какой злой ветер принёс тебя сюда?! Ладно, будем обдумывать серьёзный вопрос - использовать всё-таки череп твари или не использовать? Если выковырять из него звёздочки из лунного металла, что очень напоминают встроенные опорные точки или узлы управляющих связей, то должно исчезнуть ощущения чужеродных внедрений. И череп становиться пригодным к использованию для собственной очередной трансформе. То есть даже не трансформе, а восстановлению целостности тела. Пальцев на левой руке очень недостаёт для комфортного ощущения. Хотя вроде бы он и зарёкся добавлять к себе черепа других существ, но вот возможности твари.... Возможности твари были просто фантастическими и приобрести их Опалу очень хотелось. Тем более, если сместить акцент на расширение костей бёдер и голеней, то можно будет избежать дисбаланса сил при 'вплавляемой' добавочной массе. Всё равно придётся 'добавлять' к себе кости для восстановления, так почему бы не добавить и кость этого существа? Плюс лунный металл, что в твари, в достаточном наличии и остатки своего можно сэкономить для Ветра. Рискованно конечно, но опасности в этом не больше чем в экспериментах скотины Воранта, когда он добавлял к костяку Опала черепа маллодского вепря и медведя.
      Опал пересчитал взглядом оставшихся в живых бритоголовых. Ровно четыре штуки в почти приличном состоянии и еле дышащий, мёртвенно бледный, с переломанными ногами маг. Для трансформации и восстановления жертв ему хватает. Двое даже лишние, но вот проводить ритуал надо немедленно. Всё-таки конечности мёртвых легионеров не обладают необходимой чувствительностью. Не под то заточены, сил не распределяют, вот и у всех четверых бритоголовых раздроблены кости. Добавочный минус к их состоянию долгий паралич от заклятия существа. Или воздействия. Непонятная могучая тварь при жизни умом не отличалась, а сложное заклинание парализации точно требует дисциплинированного разума. О последствиях его применения Опал информации не имел, но предполагал, что долгое стояние в неудобных позах и полный паралич здоровью живых совершенно не способствует. Но, тем не менее, бритоголовые не жалуются, только тремор конечностей и дёргающиеся в судорогах боли бескровные лица выдают терзающую их муку. Стойкие живые. На вопросы упрямо не отвечают, даже покалеченный маг только терял сознание, когда Опал пинал по его сломанным ногам, но так и не произнёс и слова. Пятый бритоголовый просто и безыскусно откусил себе язык и пошел на корм легионерам. Достойные уважения противники. Напали, конечно, подло, но Опал так же поступил бы на их месте. Уже поступал. Разговорить, конечно, их возможно, но время, время! Да и что они ему скажут? То, что тварь была в начале на их стороне, а потом обезумела, союзников своих вместе с Ветром парализовала и затеяла на Опала самостоятельную охоту, он догадался и сам. Неясно было только, почему парализующее заклинание не подействовала на самого Опала и его легионеров, но об этом он будет думать не здесь и в другое время. Если будет. Одной загадкой больше, одной меньше - разницы, при их накопившемся количестве уже почти ни какой. Остаётся только ждать перехода в качество.
      Другой его догадкой было то, что напавшие на него бритоголовые были из какого-то храма. Некий местный боевой орден. Маги оттуда же. Предположение Опала подтверждали одинаковые руны ос, гейфун и вейн выжженные на груди живых. Бог, дар, слава. Интересное сочетание. Слава божественному дару? Бог дарит славу? Или, 'Слава в дар богу'? Почти что 'Во славу божью!'. Вполне возможно. Мир другой, а людишки те же. Дрянь людишки. Опал перевернул носком ступни привлекшую его внимание оторванную голову. Наклонился, стёр грязь. Интересно. Руна тейр - храбрость, выжжена на окровавленном лбу. Наверное, элитный воин. Или командир. Командир, организовавший засаду и привёдший своих людей в место появления Опала на поверхности. От кого же поступила информация? Распустил своё жало призрачный слуга неизвестного Повелителя? Предала баронесса? Или этих навёл преследовавший его гайт-офицер Олла из местной Службы? Нет. Все варианты неверны. Полузмею это просто ни к чему, он Опала использует, и 'сливать' столь шуструю пешку не в интересах его Повелителя. Люди, получившие информацию от баронессы, просто бы не успели добежать сюда - самолётов в этом мире нет, десант высаживать тут некому. Олла вряд ли бы поделился информацией с конкурентами. Значит, его шаги заранее предугадывала весьма информированная неизвестная личность, неожиданно вступившая в игру. Личность могущественная и немалого ранга, раз может получать информацию из структур Службы и обладает возможностью отправить сюда команду непростых монахов. Значит, его просчитали, отдали приказ, и боевые лысые ребята, поклонившись своему верховному командованию, бодро отправились брать и вязать указанную цель. И взяли бы, и доставили бы, куда требовалось, но вот только не учли в своих расчётах вышедшую из-под контроля находящуюся рядом с ними тварь. Тварь вышла из под контроля и операция оказалась полностью провалена. Но это Опала не радовало и не успокаивало. Единственным положительным моментом в этом случае являлось только то, что всем он нужен живым и целым, и это даёт ему шансы сопротивляться в меру своих сил и возможностей. Но сил и возможностей оказалась не так уж и много. Опал отдавал себе отчёт, что если бы бритоголовые не были парализованы, а тварей было две, то для него тут бы всё и закончилось. Что весьма неприятно и приходится допускать последующие попытки захвата увеличенными силами. Или полного уничтожения. Костяной колобок, мать его, оказался для всех местных величин очень ценным призом.
      Опал ещё раз подбросил череп непонятной твари на ладони. Вновь обратился с вопросом к живым:
      -Так всё-таки не поведаете, что это было? Рассказавшего об этом существе я отпущу живым.
      Ненавидящее молчание. Смачный плевок в его сторону. Смешанная с кровью слюна повисает грязной нитью на лицевом крыле наплечника. Всё меряют мёртвого по меркам живых.
      Опал обвёл темными глазницами бритоголовых, равнодушно пожал плечами и оглядел плато, выбирая площадку для начертания ритуального ромба.







      Глава вторая.

      'Скучно и неинтересно. Глупая и неискусная попытка скрыть свой незаконный доход. Никакой фантазии и изящества в решении задачи'.
      Человек с обожженным лицом и сильно скособоченный на правую сторону остановившись на пороге, ещё раз обвел комнату внимательным взглядом.
      М-да, человеческая глупость словно серая пыль однообразна и уныла. Ничего оригинального. Поверх дорогой марнийской скатерти наброшена и тщательно расправлена вытертая до основы парчовая дрянь, словно сдёрнутая с погребальных дрог в тот момент, когда возница отвернулся, но вот только вышитые золотыми нитями узоры скатерти предательски поблескивают в её прорехах. На полке буфета дорогие фарфоровые чаши прикрыты большими пузатыми глиняными кружками работы местного гончара, но если смотреть сбоку, то белизна фарфора отчетливо видна в узкие промежутки. В выемке буфета лежат кухонные ножи отличной стали с рукоятями из саграмского клёна, спрятанные за дешевыми щербатыми мисками. Не менее пяти серебренных лауриев за один нож и всего три медных ларина за миску.
      Хозяин дома поскупился на закрытые полки. Глупый скупец. Это сочетание достатка и выпячиваемой на глаза бедности выдаёт его так же, как натянутый на клейменый лоб колпак выдает каторжника.
      Человек пробежался дальше взором по комнате, ухватил взглядом сизые листья цветка в широком горшке на подоконнике.
      'Волнистые края листьев и их сизый оттенок, напоминающий цвет хорошей стали.... Толстый мясистый стебель. Терпкий, сочный аромат. Без сомнения, это весенний тюльпан. По одному золотому лару за луковицу. Посажен не для заработка, цветок только один. Это для себя, для собственного удовольствия. Ну, или.....' - человек с обожженным лицом втянул в лёгкие пыльный воздух комнаты - 'для редкой капризной гостьи'.
      -Ассель?
      -Да, сур Бруно!
      -Арестуйте хозяина дома.
      -Слушаюсь, сур!
      Взмах руки, поднятые вверх два пальца, и от дверного проёма отделяются две тени, тут же заменяемые своими двойниками. Быстрые шаги, сопровождаемые скрипом пяти первых ступенек лестницы ведущей наверх, а затем полное беззвучие. Под немалым весом трёх человек в плащах, кольчугах, боевых поясах и увешанных с ног до головы острой сталью, последующие ступени лестницы не издали ни малейшего протестующего звука, небрежно принимая на себя смешную для них нагрузку. Бруно позволил лёгкой усмешке чуть исказить черты своего изуродованного лица. Скорее всего, если знать, куда ступать, то и первые ступени лестницы не будут скрипеть. Он провёл рукой над стальной плитой очага. Ещё совсем тёплая. Снова вдохнул - втянул медленно воздух, чуть поворачивая голову к источнику заинтересовавшего его запаха.
      Громкий щелчок пальцами и сухие слова короткого приказа:
      -Разожгите огонь и приготовьте нам кофе. Оно на левой верхней полке.

      Вернувшийся со второго этажа Ассель почти один в один повторил действия сура Бруно, только замер он не пороге, а на ступенях лестницы. Также внимательно обвёл взглядом комнату, задержал взор на буфете, на столе. Приблизился к подоконнику, потёр кончиками пальцев сизый лист тюльпана. Развернув массивный стул, присел к краю стола так, что бы ничего ни помешало ему в любой момент стремительно сорваться с места. Пальцы левой руки ухватили за горячие бока фарфоровую чашку, игнорируя изящную ручку. Сур Бруно молча пил мелкими глотками обжигающий напиток, внимательно следя за действиями подчинённого. Короткое, смазанное движение головой куда-то в сторону и сухой голос без оттенка эмоций. Явное и нескрываемое подражание начальству:
      -Наружной двойке проверить подвал на наличие потайного хода и тайников. Ход закрыть, содержимое тайников, если это нас не обременит, реквизировать без описи. Если там кто-то есть - изолировать вместе с хозяином.
      Одна из неподвижных фигур, что замерли у дверного проёма, беззвучно растворилась в темноте коридора.
      -Моё предположение - неизвестный нам скупщик краденного или нелегальный торговец 'живыми драгоценностями'.
      Фраза Асселя прозвучала так, словно между ним и сур Бруно всё это время продолжался неслышимый разговор.
      -Неверно, Ассель. Наш хозяин не скупщик краденого и не начинающий торговец женщинами. В доме нет устоявшегося запаха благовоний и ощущения долгого женского присутствия. То, что ты почувствовал, это лишь остатки от визитов 'ночного светлячка'. Примерно, где-то пару раз в неделю. Очень дорогая и избалованная штучка. Обожает ягодное вино, кофе, пироженное и редкие цветы. У плиты крошки от сладостей, один из ножей в засохшем креме, а весенний тюльпан ты видел сам. А ещё у нашего любезного хозяина некоторые проблемы с мужской силой. Посмотри на свечи, Ассель. Эти свечи пропитаны составом, испарение которого дарит возбуждение некой части тела. Так что, он точно не торговец 'живыми драгоценностями'. Ты же знаешь - они все в основном мужеложцы.
      -Да, сур Бруно. Тогда, возможно, это торговец дурью, совершенно не известный городскому отделу Пресечений?
      -Правильно, Ассель!
      Сур Бруно еле слышно рассмеялся, словно пересыпал из ладони в ладонь дробинки:
       -И ты знаешь, Ассель, я вижу в этом некий мистический смысл. Мы выбрали для наблюдения самый подходящий нам дом, а в нём нашли того, кто надлежит наказанию и взяли его! Будто Пятый брат указал нам своим сияющим перстом на негодяя - 'Вот он, нарушивший заветы!'. Знаешь, я думаю, что это знак! Большой такой знак, сверкающий алмаз в ночи. Знак, указывающий нам путь и осеняющий.... Ассель, как будет правильней - осеняющий или осенивший?
      -Не могу знать, сур!
      -И я тоже незнаю. Вот ведь незадача, Ассель! Как же тогда мы будем зарабатывать себе на жизнь, когда пострижемся с тобой в служки Братьев? Я вот попытался говорить как все эти благостные рожи из храма Всеблагих и сбился уже на втором предложении!
      Сокрушенный вздох, совершенно расстроенное выражение лица, абсолютно не сочетающееся со смеющимися глазами. Ожог на лице сура Бруно поплыл неприятными морщинами.
      -Очень, очень жаль Ассель, что мы с тобой не сможем стать храмовыми служками и получать весомые жизненные блага в обмен на пустое сотрясение воздуха! А ведь мне бы так пошла епитрахиль с золотыми кистями и семёрками из рубинов! Ассель, у тебя есть умелый ювелир, что сможет незаметно подменить отличнейшие рубины на крашеные стекляшки?
      И человек с изуродованным лицом снова негромко засмеялся, стягивая обожженную кожу лица в пугающую гримасу и насмешливо глядя на своего подчинённого, тщетно пытающегося уследить за причудливым извивом мысли начальства. И тут же мгновенно оборванный смех, быстрый поворот всем корпусом к фигуре, беззвучно возникшей в дверном проёме и укутанной в серый плащ.
      -Молодой мастер въехал в храм, сур Бруно.
      -Маршрут, сопровождение, встречающие - всё без изменений?
      -Да, сур!
      -Прекрасно. Свободен.
      Человек с обожженным лицом вышел из-за стола. Сильно хромая, но совершено беззвучно он сделал несколько шагов к окну, поправил на руках перчатки из тонкой, странного цвета кожи.
      -Итак, будем считать, что разговор нашего славного мальчика Олла с этим змеем из-за Грани, его Высокой Святостью займёт часов пять или шесть. Это максимум. Или час - минимум. Наши люди в храме будут отслеживать его до апартаментов Его Святейшиства и в случае, если.... - сур Бруно на мгновение прервался, задумчиво пробарабанил пальцами по подоконнику - Если, конечно, у них будет, такая возможность, подадут нам сигнал о неблагоприятном развитии событий. И тогда в действие вступят наши группы.
      Бруно вновь замолчал, хромая вернулся за стол, сильно сжав пальцами ручку фарфоровой чашки, жестко закончил:
      -Что для нас очень нежелательно, но приказ мастера необходимо выполнить. Мальчик должен быть вырван из рук святош в любом случае, пусть он и сам засунул свою гордую голову в их пасть. Поэтому, давай-ка Ассель, ещё раз пробежимся по расположению наших людей.
      -Слушаюсь, гайт... - Ассель оборвал сам себя, смущённо кашлянув.
      -Прошу прощения, сур!
      Хромой, принимая извинения, еле заметно шевельнул ладонью.
      Снова кивок головой в сторону молчаливой фигуры у двери и рубленые фразы приказа:
      -Старшего 'звеньев' Моуга к суру Бруно! Повторный доклад!
      Вызванный осторожной тенью просочился в комнату, замер, склонив голову и скрестив руки внизу живота:
      -Сур Бруно?
      Обожженный, не оборачиваясь к вошедшему, сухо проговорил:
      -Моуг, на вас возложены обязанности по расстановке групп прикрытия. Повторите ещё раз местоположение ваших людей и их действия.
      -Слушаюсь, сур Бруно. Первое 'звено' осуществляет прикрытие отхода объекта по алле Великих в южном направлении и до контрольной точки. В случае возникновения погони, второе 'звено' входит в открытое боестолкновение с преследователями. Пути отхода второй группы через ограды домов по улице Весеннего цикла и через каналы канализационных стоков. Арбалетчики прикрывают обе группы и осуществляют отход после огневого контакта при любом исходе столкновения.
      Моуг громко и довольно хмыкнул, прервав доклад и похлопав ладонью по своему прикрытому плащом боку. Растянув обветренные губы в злой улыбке, небрежно продолжил:
      -Хотя, сур Бруно, я полностью уверен, что исход будет только один - никого в живых не будет. Наш неуловимый мертвяк подарил нам такую великолепную идею по сочетанию арбалетных болтов и заряженных энергией кристаллов, что это будет очень неприятный сюрприз для преследователей. Ха-ха.
      Моуг негромко засмеялся но, уловив по дернувшемуся плечу Бруно, недовольство начальства, тут же подобрался и продолжил доклад, изгнав из своего голоса неуместное веселье:
      -После отрыва от преследователей - наш аналитик прогнозирует благополучный исход боестолкновения более чем на девяносто пять процентов - первая группа передаёт объекты эвакуационной группе и остаётся прикрывать отход.
      -Так, стоп.
      Бруно отвернулся от окна, впиваясь взглядом бесцветных глаз в лицо докладывающего:
      -Что сейчас говорит маг? У вас вроде были какие-то сложности с противодействием заклятиям служителей храма?
      Бруно сделал явное ударение на слове 'сейчас'.
      Моуг чуть замялся, но продолжил, нагло глядя в глаза изуродованного ожогом человека.
      -Более ничего он сказать не сможет, сур Бруно, но перед его устранением маг гарантировал полную безвредность 'благословления Братьев' для наших людей на полчаса. Гарантия действия заклятия абсолютная сур Бруно - проверено. Четвёртая и пятая группа перекрывают северные и западные направления. Работают они в 'тёмную' и легендой для них является прорыв из храма изобличенных жрецами сектантов Отца Лжи. Приказ старшим групп однозначен - не пропускать к городу никого и ничего до прибытия комиссаров Службы, пусть даже это будет сам Высокая Святость, господин настоятель Южного храма.
      -Неплохо, Моуг, звучит недурно. Но, Ассель, всё же используйте резервное звено 'скальпелей' для усиления направления отхода. Ответственность за это решение я принимаю на себя. И ещё....
      Хлесткие сдвоенные удары стремительно приблизившегося Бруно в корпус и кадык Моуга заставили того сперва с всхлипом втянуть воздух, а затем мягко завалиться набок, марая в пыли на полу чёрный камзол. Бруно, хромая, но совершенно бесшумно двигаясь, переступил влево, к голове упавшего, присел на корточки и, выждав, всмотрелся в затянутые пеленой боли глаза скрючившегося человека. Равнодушно продолжил, уловив проблеск мысли во взгляде лежащего:
      -И больше не нужно принимать никаких кардинальных решений без моего разрешения, Моуг, даже если вы у себя в 'звеньях' что-то и значите и что-то о себе мните. Вы приданы мне в подчинение, и ваша нездоровая инициатива, будет мною, в дальнейшем, беспощадно караться. Это вам ясно, Моуг? Отвечать!
      -Хк-а... Да, мне всё ясно сур Бруно.
      В глазах отвечающего мелькнула тень бессильной злобы. Но хромой этого не увидел. Он уже отвернулся от лежащего на полу человека.



      Первоначально Южный храм являлся фортом Полночной империи и носил название Аллорской по имени реки, на берегу которой она была выстроена. Затем его перестроили, и на месте обыкновенного пограничного форта возникла крепость. Грандиозная по размерам, с двойными литыми стенами высотой в тридцать метров, с угрюмыми донжонами, пятью угловыми и тремя воротными башнями, с приземистыми барбаканами у всех трех ворот. Широкий ров у стен крепости был заполнен водой, на дне рва топорщились острыми жалами заточенные колья. Выстроенная на холме и с левого бока прикрытая лесами и болотистой низменностью, она надёжно перекрывала проход на север, к сердцу империи. Семнадцать безнадёжных штурмов нелюдей А`Кайну и их подземных союзников и одна короткая осада взбунтовавшихся Вольных баронов, не оставили на её стенах ни малейшей отметины. Ни один воин из отрядов А`Кайну и Вольных баронов не взобрался на её стены, а про южных дикарей и упоминать не стоило. Их беспорядочные орды без осадного снаряжения и баллист, могли лишь нагадить у рва, поорать, потрясая оружием и сжечь ближайшую рощу - не более. Во время гражданской войны в Эпоху разрушений комендант крепости, гайт-генерал асс`Зул Карнан держал абсолютный нейтралитет, швыряясь без разбору камнями из баллист и пуская стрелы в любого, кто рисковал появиться под стенами крепости. На предложения о переговорах не отвечал, парламентёров развешивал на зубцах башен. Данная неразборчивость впоследствии обошлась ему дорого. Первый герцог был мужчиной суровым, нетерпящим особо хитромудрых и когда доблестный комендант Аллорской крепости явился к нему с выражением верности и покорности, он велел отрубить ему голову прямо в приёмной зале. А пока засыпали песком пятна крови, был составлен указ о лишении рода асс`Зул всех титулов и земель. Никто не возмутился - почти вся родня коменданта крепости и его родственники со стороны жены воевали на стороне императора. Когда же было принято решение о переносе столицы герцогства на новое место после налёта немёртвых драконов, то выбор пал на место где располагалась крепость. Казармы крепости на время превратились в помещения для доблестных гвардейцев герцога. В конюшнях появились вместо огромных боевых коней породистые скакуны и изящные кобылки придворных дам. Левый донжон стал герцогской резиденцией и впервые за сотни лет холодный камень стен услышал звуки музыки, пение трубадуров и женский смех. Грубое и немелодичное лязганье доспехов и мечей сменил шорох шелков и бархата и треньканье струн лютней. Ворота не закрывались, подъёмный мост врос в землю, решетки в барбаканах выломали, баллисты сняли с площадок башен, а на их место установили лавочки и кресла для отдыха.
      Но герцогской резиденцией крепость побыла недолго. Столица строилась невероятно быстро, с размахом и всего через семь лет Аллорская крепость опустела, превратившись в серый угрюмый булыжник, приютившийся у белокаменных стен столицы герцогства. Гарнизон крепости сократился до пары сотен солдат, начальником крепости был назначен неродовитый и недалёкий армейский полковник и запустение и разруха вольно чувствовали себя за двойными стенами Аллорского бастиона. Служба Надзирающих одно время обдумывала возможность использование крепости как свою базу и одновременно тюрьму, благо четыре яруса подземных помещений этому способствовали, но почему-то отказалась без объяснения причин. Столичному коменданту, человеку высококультурному и изящного склада ума, угрюмая крепость не понравилась сразу и в одну из ночей с некой дамой он, горько посетовал на невыносимое для его хрупкой души мрачное строение, кое навязывают ему в качестве жилья и арсенала. Высокопоставленная дама пошла навстречу желаниям прекрасного и утончённого кавалера. В итоге, крепость Аллора была передана герцогом в качестве щедрого дара церкви Всеблагих.
      Для крепости данный факт передачи оказался весьма благотворным. Святые братья с энтузиазмом принялись за перестройку герцогского подарка и достигли на этом поприще немалых успехов. Внутренний ряд стен и привратные башни с барбаканом были разобраны на строительный камень, донжоны подверглись существенной переделке. Казармы с конюшнями исчезли всего за неделю и ровно через год Южный храм Церкви Всеблагих распахнул свои врата для первого паломника. Правда, столь радостное и значимое событие было омрачено смертью этого самого паломника от разрыва сердца, но осуждать покойника, испортившего праздник, было не совсем к месту. Зрелище, представшее взору вошедшего в ворота храма, было довольно впечатляющим во всех смыслах, и на не подготовленного зрителя действовало как хороший удар по голове.
      Огромная и просторная, выложенная квадратными гранитными плитами площадь. Невообразимой высоты и объёма храм в центре площади, выстроенный в виде семи конечной звезды и вобравший в себя все три донжона затмевал солнце и протыкал своим шпилем облака. Непомерно расширившийся высь и в ширину, храм имел дополнение в виде небольших часовен, приютившихся на концах стилизованной звезды. По замыслу архитектора эти часовни должны были визуально 'заякорить' колоссальное строение, но получилось наоборот. Со стороны казалось, что колоссальная лапа неведомого чудовища силится вырвать из плит площади завязшие в камне огромные когти. Вдобавок, строгие линии, острые углы, ни одного мягкого перехода, нависающие над головой выступы и рубленные карнизы создавали впечатление угрозы и вызывали смутное ощущение тревоги. Аскетичный стиль архитектуры, призванный демонстрировать смирение и презрение к роскоши, сослужил храму плохую службу. Ну, а если упомянуть, что все эти изыски строителей были облицованы розовым тенниским мрамором, в свете закатного солнца приобретающим кровавый оттенок, то зрелище было ещё то. Так что первый паломник, вошедший в ворота храма, узрел, ужасну... э, восхитился и скончался от избытка чувств.
      Поэтому сжатые до белизны пальцы Олла на поводьях коня и окаменевшие черты лица поставить были всего лишь слабым проявлением охвативших его чувств.
      Храм производил сильное впечатление абсолютно на всех. Если же к виду кровавых стен зданий храма прибавить все мрачные слухи, байки и шепотки по тёмным углам таверн и на площадях о судьбах некоторых гостей местного Ватикана, то.... То выражение лица Олла понятно и простительно.
      -Командир, за нами следили до самых ворот храма.
      -Ты смог понять кто?
      -Свои, кто же ещё - гай-лейтенант ас`Иона сплюнул на плиты храмовой площади налипшую на губах дорожную пыль -так славно работают только 'звенья' из внутреннего отдела. Три раза менялись, на глаза больше минуты не попадались, хорошо нас вели, качественно. Если бы не хотели показать, что мы под контролем, то я б никого и не заметил. Наши, командир, больше некому.
      -Что ж, более чем очевидно, что любимый дядюшка в очередной раз решил продемонстрировать нам свою заботу.
      Гай - лейтенант, соглашаясь, кивнул, чуть натянул поводья, придерживая лошадь. Задумчиво покосившись на Олла, осторожно проговорил:
      -Всё-таки командир, я считаю, что ваш дядюшка прав - зря вы согласились на разговор с его Святостью. Не было никогда дружбы между Службой и святошами и вряд ли будет. Используют церковники вас, как пить дать, и руки умоют - это у них в крови. Змеиная порода.
      Олла недовольно вздёрнул бровь:
      -Хватит, лейтенант. Решение о встрече принято, согласие дано, и я не собираюсь отказываться от своих слов. Тем более, мы на территории храма и к нам уже направляются храмовые служки. Твои предостережения не просто запоздали - они бессмысленны. И ещё - Олла с усмешкой посмотрел на лейтенанта - Иона, ты же не считаешь меня настолько безрассудным, что бы я отказался от разговора с самой его Высокой Святостью, настоятелем Южного храма патриос-первосвященником Флавием?
      Ответа на этот вопрос не последовало, да Олла и не ожидал его. Гай-лейтенант и сам всё прекрасно понимал - отказаться от разговора с Его Святостью невозможно.

      -Его Высокая Святость приглашает пройти гайт-офицера асс`Мэлур Олла в Левое крыло храма в гостевые покои. Его спутнику, гай-лейтенанту ас`Иона его Высокая Святость предлагает обождать своего командира в трапезной братьев.
      Отстраненный и холодный тон голоса тощего служки, твёрдые окончания слов, правильное построение предложений. Строен, смотрит прямо и спокойно, но с некоторой толикой вызова, что свойственна аристократу с длинным перечнем достойных предков. Смирения, приличествующего служителю церкви, не наблюдается. Явно выходец из благородного рода. Даже смиренная поза служки была больше похожа на одну из фехтовальных позиций.
      -Сейчас время вечерней трапезы, брат лейтенант и скромные слуги Всеблагих будут счастливы преломить с вами хлеб и угостить соком виноградной лозы. Сегодня не постный день.
      Голос второго служки, коренастого, с широким рябым лицом и многократно переломанным шнобелем, слово 'нос' совершенно не подходило к этому выросту на его физиономии, оказался хриплым и низким. Так что, фраза, прозвучавшая из его уст, выглядела слабо замаскированным предложением лейтенанту хорошенько выпить и оттянуться в компании местной братвы, пока начальнички общаются между собой. Коренастому служке оставалось только подмигнуть для полноты образа. Но не подмигнул. Только коротко мазнул строгим взглядом по юному послушнику, принявшему поводья лошадей и приглашающее махнул лейтенанту ас`Иона рукой. Олла и Иона молча соскочили с коней, обменялись короткими взглядами и шагнули в разные стороны вслед за своим проводникам. Если лейтенант шел за святым братом целеустремлённо, чуть ли не обгоняя его, то Олла шагал не спеша и внимательно рассматривал предстающее его взору.
      Вблизи Южный храм произвёл на Олла ещё более гнетущее впечатление, чем на расстоянии. Высокие стены храма, выполненные с помощью маготехнологий и не имеющие ни единого шва, выглядели непробиваемой шкурой неведомого монстра грузно воцарившегося в западне из крепостных стен. Сползающие от угловых башен, превращённых замыслом архитектора в обители высших иерархов церкви, пирамидальные лестницы с широкими ступенями казались вываленными языками зверей из свиты центрального монстра. Многочисленные дверные проёмы, тёмные ниши, неведомо зачем вбитые в ровную поверхность стен узкие арки клубились сумраком, навевая тревогу и неуверенность. Олла невольно посочувствовал святым братьям, вынужденным жить в подобном строительном бреде свихнувшегося на почве гигантомании архитектора, но тут же поправил себя. Не архитектора, а заказчика. Проект храма утверждался церковью. А святые братья.... Что ж, каждый сам выбирает себе жилище по вкусу, а если судить по его спутнику, то ему это воплощенный в камне кошмар был более чем привычен. Служка, быстро шагающий впереди него, совершенно не отвлекался в отличие от Олла открывающимися видами на малые храмы и выполненные из драгоценных пород дерева ворота центрального. Хотя на них стоило посмотреть и посмотреть внимательно. Ворота храма, высотой более девяти метров, были полностью покрыты мозаичными панно из полудрагоценных камней и изображали деяния Всеблагих Братьев. Пришествие Братьев, битва с Отцом Лжи, низвержение Врага за Грань, дарование Откровения пророку Яулу и несение Света заблудшим. Все изображения были настолько натуралистичны и выполнены столь живо, что казалось, что Братья могут в любой момент сойти со створов ворот, а святой пророк Яул вот-вот разродиться очередной проповедью. Олла невольно ещё более сбавил шаг и незаметно для себя совершенно остановился, поглощенный разглядыванием панно, в глубине души коря себя за то, что много раз слышал о вратах храма, но так и не удосужился полюбоваться произведением неизвестного гения.
      Рассматривание панно ворот настолько поглотило его, что он не заметил выскользнувшего из какой-то щели служку с внешностью облезлого хорька, что-то тихо шепнувшего его проводнику. Из странного забытья Олла вырвал голос служки, приносящего свои извинения и уведомляющего, что его Высокая Святость покинул гостевые покои и теперь ожидает сура Олла на галерее Алтарного зала. Всё ещё находящийся под впечатлением увиденного, Олла лишь кивнул головой и молча шагнул в темноту одной из арок.

      На второй уровень спускались долго. Чем руководствовался провожатый в выборе направления, версий не было, но почему-то он выбрал самый длинный путь через подземные помещения. Переходы, коридоры, галереи и узкие темные лестницы слились в одну бесконечную ленту пути, и казалось, что они так и будут бесконечно передвигаться по подземельям храма до скончания дней. Впрочем, после очередного спуска они оказались на широкой площадке с тремя арками, обрамляющими проходы в тоннели. Служка замер у одной из арок и приглашающе наклонил голову. Взгляд Олла скользнул по освещённому масляными светильниками потолку и стенам. Почему-то простейшая бытовая магия не работала в подземельях храма, и все уровни его подземелий освещались либо чадящими факелами, либо потемневшими от времени массивными медными светильниками. Служка терпеливо ожидал в полупоклоне возле арки. Олла внимательно огляделся, припоминая преподаваемые на втором курсе Академии планы застройки Южного храма. Скорее всего, это и есть второй уровень подземелий храма. Три арки, левый тоннель заканчивается тупиком, средний ведёт к внутреннему колодцу храма. На Алтарную галерею ведёт правый тоннель, самый давний в постройке. Кладка арки неровная, каменные блоки стен подогнаны хоть и тщательно, но внешняя сторона обработана на скорую руку. В старые времена строителям крепости было не до внешней красоты, во главу угла ставилась прочность и надёжность строения, а применение заклятия 'каменного литья' требовало серьёзных финансовых средств и времени. У святых же братьев с финансами был полный порядок, что наглядно демонстрировало громада центрального храма. Благодаря бесчисленным пожертвованиям верующих и церковному налогу у служителей Всеблагих имелись средства для украшательств и возможность использовать дорогостоящие технологии. Золотые ручейки столетиями стекались в сокровищницы Церкви, наполняя бесчисленные тайные хранилища. Золота было много. Оно переполняло церковную казну, ослепляло, сводило с ума и губительно влияло на её служителей. Развращённые достатком и отсутствием достойных противников в виде еретических сект и разнообразных учений, высшие иерархи церкви нынче мало походили на когда-то несгибаемых подвижников и мучеников во имя веры. А сама церковь из воинствующего ордена всё более и более превращалась в почти светский институт власти с немалым влиянием на политику вначале в империи, а ныне в герцогстве. Вседозволенность и алчность, чревоугодие, разврат и подлость жирными глистами поселились в теле церкви. Церковь гнила и сейчас он прибыл на встречу с одним из самых толстых червей, что пожирали ещё остающуюся здоровой плоть.
      -Сур Олла! Его Высокая Святость ожидает вас на галерее.
      Нарочито громкий голос святого брата вновь вырвал Олла из задумчивости. Тщательно скрываемые ноты раздражения и недоумения звучали в голосе служки. Олла сухо кивнул и, расправив плечи, шагнул в овал света льющегося из арки. Неуместная задумчивость. И уже второй раз. Надо тщательнее контролировать себя. Тем боле при встрече с настоятелем Южного храма, негласно именуемым в отчётах Службы Южным змеем.

      Увиденный Олла на галерее бурно жестикулирующий невысокий, какой-то весь необычайно круглый человечек в компании настоятеля столичного прихода на улице Маршалов, вовсе не был похож на ядовитое пресмыкающееся. С сочными маслинами маленьких глаз, розовыми пухлыми ладошками, выпирающим объёмным брюшком и радушной улыбкой на похожем на печеное яблоко лице, он был вылитым милым дедушкой всех внуков и внучек герцогства. На фоне массивных фигур 'Псов Братьев' и 'Божьих дланей', серыми глыбами расположившихся вдоль стены галереи и меченных выжженными на низких лбах оберегающими рунами, пухлый жрец выглядел абсолютно безобидным существом. Этакий голубь доброты, безобиднейший небесный птиц, теряющийся и трепещущий в окружении хищных ястребов. Да вот только властная манера поведения и острая сталь повелительного взгляда, своевольно пронзающего завесу из слоёв бархата незлобивости и шелков добросердечия, выдавали настоятеля. Многие годы почти безграничной власти наложили на него свой отпечаток. А непомерно долгий и тяжелый путь к поставленной цели, интриги, ложь, кровь, распухшие от ядов и разложившиеся в канавах трупы удушенных противников и постоянное ожидание удара в спину, превратили этого человека в нечто, не щадящее на своём пути никого. Живущего в нём хищного зверя уже не спрятать под обликом благодушного толстячка. Невольно Олла вновь пожалел, что согласился на встречу с его Высокой Святостью. Впрочем, выбора не было. Или точнее он был, но вёл он к конфликту с настоятелем храма, а патриос-первосвященник Флавий был не из тех людей, которых можно иметь среди врагов. Тем более, после ссоры с дядюшкой.
      По позвоночнику Олла пробежал холодок неуверенности, и его вновь посетило мерзкое ощущение, чего-то недосмотренного, упущенного. Впрочем, времени на рефлексии уже не оставалось. Увидев Олла, пастырь душ человеческих сияющим колобком мгновенно откатился от стола уставленного кувшинами, блюдами и бокалами и замер перед ним, протянув вперёд руку для поцелуя. Подбородок Олла утонул в кружевах воротника. Протянутой руки он словно не увидел. Повисшая в воздухе пухлая ладонь, еле заметное отвердение скул первосвященника, а потом словно ничего не произошло, жрец небрежно обмахнул знаком Всеблагих склонившего голову Олла этой же рукой.
      Обнюхались, померились. Матерый пёс решил не обращать внимания на вздыбленный загривок щенка.
      Но в одно мгновение ставший лютым взгляд его Высокой Святости дал понять, что оскорбление безнаказанным не будет. Не прощено и не забыто, но Олла это было безразлично. Внутри него появилась твёрдая уверенность, что он крайне нужен его Святости и настоятель готов не замечать даже открытого оскорбления с его стороны.
      -Что же вы брат не приветствуете сына нашего, славного офицера нашей недремлющей Службы высокородного асс`Мэлур Олла, племянника достопочтенного асс`Ротон Лота? Вы ему не рады?
      Голос первосвященника подобен несмазанным петлям ворот, взгляд холоден. Настоятель Иллитайс вымученно заулыбался и радушно устремился к Олла, на ходу осеняя его знаком Братьев. Из-под натянутой первосвященником личины добряка выглянула на секунду ощеренная пасть беспощадного зверя. Всего лишь на долю секунды, но этого оказалось достаточно, что бы противное чувство тревоги леденящим комком уместилось в душе Олла.
      -Приветствую вас сын мой, приветствую! Да будут к вам благосклонны Всеблагие и не оставят вас...
      -Достаточно, брат! Наш юный друг обладает прекрасным слухом и всё, что ему надо, уже услышал.
      Грубо оборвав говорящего, настоятель храма ткнулся взглядом в глаза Олла, что-то там для себя увидел и удовлетворённо продолжил:
      -Пройдёмте мой мальчик на смотровую площадку - оттуда открывается прекрасный вид на Алтарный зал. Там и поговорим. Кстати, на столе вино и фрукты - угощайтесь и пожалуйста, ни в чём себе не отказывайте. А у брата Иллитайса есть срочные дела и он нас уже покидает.
      Прозвучало это почти как приказ, но Олла счёл за лучшее не заметить. Он направился вслед за округлой фигурой настоятеля, размышляя над странной сценой, по пути прихватив гроздь винограда со стола и наполнив кубок. То, что столичный священник чем-то провинился перед настоятелем, было ясно и так, но для чего это было продемонстрированного ему? Впрочем, ему это не интересно, гораздо интереснее, что именно нужно Его Святости от него самого.

      Первосвященник не обманул. С галереи действительно было прекрасно видно весь алтарный зал, освещенный гирляндой настенных светильников. Сам алтарный камень, отполированная мраморная глыба в виде вытянутого ромба с бесконечной вязью рун на его гранях, искрил и переливался на ярком свету. Зауженное нижнее основание алтаря создавало впечатление, что он словно парит в воздухе, не опираясь ни на что. Верхние грани белой глыбы мрамора были окованы лунным металлом. Вмурованные в поверхность ромба тонкие, почти невесомые захваты для рук и ног были отполированы до зеркального блеска и были более похожи на украшения, чем на устройства для удержания жертв. Приглядевшись, Олла удивленно отметил разглядел на захватах позолоту и инкрустацию драгоценными камнями, что придавало алтарю не внушающий должного почтения нарядный вид. Словно и не жертвенный алтарь, в течение столетий заливаемый кровью еретиков и нелюдей, а - Олла чуть помедлил, подбирая определение увиденному - а обычный кусок обработанного мрамора из Весеннего парка. Для полного завершения представившейся ему картины не хватало лишь пары литых скамеек для отдыха с вычурно изогнутыми ножками и небольшого фонтана. Даже неподвижно стоящие возле малых ромбов храмовые служки были облачены в праздничное облачение - белоснежные балахоны с серебристой каймой по краям одеяний. В их молитвенно сложенных перед грудью руках ничего не было, складки одеяний служек свисали свободно, нигде не топорщась.
      'Интересно, а где же тогда они прячут ритуальные ножи?'
      -Мне кажется или вы несколько удивлены, сын мой?
      Голос первосвященника был полон не скрываемого удовольствия от слегка растерянного вида Олла.
      -Вы абсолютно правы, Ваша Святость. Всё это... - Олла сделал замысловатый жест, обведя зал рукой - всё это представлялось мне несколько по-другому. Более строгим, более торжественным, что ли. И я не ожидал столь высокой чести, оказанной мне. Если я не ошибаюсь, то мирянам не дозволено, согласно церковным канонам, лицезреть алтарный камень?
      -Ах, оставьте вы в покое эти замшелые догмы, сын мой! - первосвященник всплеснул руками, жирный тройной подбородок жреца неприятно колыхнулся - Ну, увидели и увидели и Братья с ним! А насчёт отсутствия строгости и торжественности, вы правы! Всё слишком ярко, всё слишком чисто! Много света, много места. Всё, всё совершенно неправильно и противоречит привычному образу алтарного зала! Нет, всё здесь должно быть сумрачным и зловещим! Просто обязано быть гнетущим и всемерно подавляющим, проявленной здесь милостивой силой наших великих богов! Хм, богов.... великих.... Мне кажется, последняя фраза как-то высокопарно звучит, не совсем к месту. Вы не находите, сын мой?
      -Не смею судить, ваша Высокая Святость.
      Его Высокая Святость задумчиво почесал кончик носа, прищурив правый глаз, коротко взглянул, как выстрелил, в глаза Олла. Пару секунд помолчав и пожевав губами, продолжил с прежним запалом и пафосом словно и не прерывался:
      -Нет, лучше будет сказать - мощью величайших богов! Больше патетики и пафоса по отношению к той силе, что ввергает присутствующих в трепет и заставляет проникнуться важностью и значимостью происходящего! И не забудем! Есть очень важное условие - в любом алтарном зале обязателен толстый слой пыли на полу, грубые серые стены и засохшие всюду, даже на потолке, пятна крови! Отвратительный запах вырванных внутренностей. Сбивающая с ног вонь гниения. Подавляющая беспросветность зловещего мрака, чёрные одежды служек с капюшонами, что скрывают их злобные лица. Мечущийся по стенам неровный свет факелов, зазубренные и ржавые ритуальные ножи и монотонное произнесение на неведомом языке ужасающих заклинаний. Да, так всё и должно быть! Вы правы, сын мой и одновременно....
      Прервавшись, первосвященник сделал короткий жест. От стены отлепился один из 'псов', принёс наполненные бокалы со стола, забирая пустые из рук собеседников. Его Святейшество сделал несколько глотков. Довольно прищурился, смакуя вкус напитка, извиняющееся улыбнулся:
      -В горле пересохло - продолжил - и вы одновременно не правы, сын мой! Слуги Братьев не презренные некромаги! Мы не прах под стопами всеблагих, что идёт на любые ухищрения, что бы придать своим тёмным ритуалам дутую важность и значимость. Как только не стараются эти жалкие существа придать себе вес! На это направлена их идиотская мода белить лица и выбривать брови, и бесформенные чёрные балахоны, вычурные посохи с черепами в навершии и другая мерзость. Всё это служит только одной цели - напугать до обморока обычного мирянина. А их гадко выглядящий ритуальный инструментарий? Знаете, скажу вам по секрету, всё это просто смешит серьёзных людей, так как весь этот мрачный антураж совершенно не нужен, а иногда весьма вреден. Понимаете, мой друг, антисанитария, грязь и миазмы гнили в местах проведения ритуалов очень пагубно влияет на жертв и лиц, проводящих обряд. Существенный недостаток света для осуществления правильного начертания рун и нанесения точных разрезов на телах, приводит, как правило, к фатальным ошибкам! Непоправимым ошибкам. А потом, эти замкнувшиеся в раковинах своей ограниченности недоумки, громко ратуют о поддержании запретов на исследования! Ничего нового, ни каких перемен! Бред, идиотизм, чепуха! Эти узколобые самовлюблённые глупцы, все эти наши маги с их убеждённостью о вреде изысканий просто слабодушные люди, боящиеся нового. Знаете, друг мой, они мне иногда напоминают распушившихся до предела и громко воющих помойных котов, что испуганно шипят на вторгшегося к ним бродячего пса. Ах, какое удачное сравнение! Наши маги - трусливые помойные коты!
      И первосвященник громко рассмеялся.
       -Вы ведь согласны с таким определением наших магов, сын мой? - первосвященник вгляделся в глаза Олла, дождался сухого кивка, жадно приложился к бокалу с вином.
      -Но это вам не интересно, сын мой. Вам ни к чему все мои разглагольствования. Вас интересует лишь одно - причина вашего приглашения в храм. Это так?
      -Да, Ваша Святость.
      -Прекрасно. Ни каких реверансов и лживого уверения в необычайной заинтересованности моими речами. Что ж, честный ответ заслуживает награды, и я так же буду правдив - вы мне нужны, сын мой. Нужны не в ипостаси офицера Службы или верного союзника. Вы нужны мне для ритуала. Очень важного ритуала. Для меня, для герцогства, лично для вас.
      Его Святейшество замолчал, пристально вглядываясь в лицо Олла. Тот молчал, с трудом заставляя себя не отвести взгляд от злых багровых точек, в которые превратились зрачки первосвященника. С трудом разомкнув пересохшие губы, он выдавил из себя вопрос:
      -Что же это за столь важный для всех ритуал, Ваша Святость?
      -Ритуал Пробуждения, сын мой. В тебе, мой мальчик, течёт кровь нескольких поколений представителей рода, что даровали нашему миру Пробуждаемых кровью, этих прекрасных в своей неукротимости могущественных существ!
      -Вы хотели сказать - чудовищ, Ваша Святость?
      -Чудовищ?- первосвященник скривился, словно вино в бокале превратилось в уксус - Что за неумное определение и неверный ярлык, навешанный жалкими гуманистами, не способными зарезать курицу себе на обед! Я предпочитаю определение - идеальное могущество. Ни капли неуместной жалости, только рациональность и расчёт. Холодная логика, не подверженная всплескам эмоций. Запредельная мощь и владение всеми аспектами стихийной магии. Это воплощенное в человеческом теле совершенство просто заставляет меня трепетать. И эта мощь будет использована для блага герцогства, Церкви и людишек, что населяют эту юдоль скорби. Слишком высоки ставки и слишком силён враг. И это не тот жалкий мертвяк, что обставил тебя у озера, а нечто более могучее и неимоверно древнее, что стоит за его спиной. Поверь мне, мой мальчик - его Высокая Святость с такой неожиданной для пухлого тела силой притянул за обшлага камзола Олла к себе, что у того заныли от неимоверного напряжения мышцы.
       -Если бы для ритуала нужно было бы умертвить не девять невинных отроков, а сотню или десять сотен, то это бы меня не остановило! Ритуал будет проведён, ты проснёшься совершенным и остановишь древнее чудовище, что решило вернуть себе утерянное! Не напрямую, косвенно. Всего лишь стерев в порошок его пешку, но этого будет достаточно. Ты ведь хочешь рассчитаться с виновником гибели твоих людей, мой мальчик? Хочешь?
      -Не таким способом, Ваша Святость! И я... Я не даю своего согласия!
      Первосвященник выпустил ткань камзола Олла из стальных пальцев, отстраненно осмотрел осмелившегося перечить ему:
      - Не даешь согласия? Но ведь его никто и не спрашивает! Возьмите его!


      -Уходим, Ассель. Время ожидания закончилось.
      -Но, сур Бруно....
      -Ассель, наша миссия провалена. Молодой мастер не выйдет из ворот храма. Но если ты жаждешь бездарно сгинуть, то можешь подойти к тайной калитке и постучаться - ручаюсь, арбалетный болт из бойниц стен храма не заставит себя ждать!
      Человек с обожженным лицом рывком подтянул к себе собеседника за край плаща, с ожесточением прошептал-прошипел, жарким дыханием обдавая его щёку:
      -Чему я учу вас, Ассель? Глухоте, слепоте и не способности видеть очевидное? Ты, претендующий в зимний цикл занять место в рядах 'скальпелей', совершенно не обратил внимание на то, как неожиданно уплотнились тени в бойницах стен храма, потому что это заняли свои места арбалетчики и резко стих дробный стук деревянных сандалий служек, спешащих по поручениям? Или ты не видишь блеск стёкол дальнозорной трубки на угловой башне? Ты не чувствуешь, как ожидание нашего штурма буквально сочится из всех щелей этой груды камня? Что тебе ещё нужно для полного подтверждения провала операции? Может тебе нужно, чтобы тело мастера Олла вынесли из центральных ворот храма, ибо молодой мастер ни за что бы не дался живым этим святошам? Демоны грани, ты всё ещё слепой щенок, Ассель!
      Бруно грубо оттолкнул подчинённого от себя и развернулся на каблуках, вставая спиной к стенам Южного храма. Стремительно шагнул вперёд, проламывая телом сплетение ветвей кустарника, что скрывал их от посторонних взглядов, не обращая внимания, как острые шипы надрывают дорогую ткань плаща. Вскочив в седло, скупо обронил несколько фраз, обращаясь к пятерке людей с масками на лицах, скрывающих свои фигуры под плащами с серыми и зелёными пятнами на ткани:
      -Всем группам вариант 'омега'. Операция отменяется. Лягте на 'дно' и никаких активных действий. Я сам найду вас.
      Не оборачиваясь назад, коротко приказал:
      -Ассель, со мной!

      Когда застоявшиеся кони вынесли всадников за поворот имперского тракта, Бруно чуть натянул поводья, переводя разгорячившихся скакунов на шаг. Несколько минут ехали молча, изредка касаясь стременами. Всадник с изуродованным лицом поддёрнул перчатки, всадник с лицом молодого человека лет двадцати пяти с ожиданием уставился в лицо спутника. Это знак - если сур Бруно одёрнул перчатки, то он принял какое-то решение.
      -Ассель, что ты знаешь о Стальных горах?
      -Только то, что позволяет уровень моего допуска, сур Бруно.
      -Хм, это не очень обширные знания.
      Бруно помолчал, задумчиво оглянулся на исчезающие в вечернем сумраке стены столицы герцогства.
      -Что ж, Ассель, если ты пожелаешь ехать со мной, то у тебя есть шанс узнать об этом месте гораздо больше.
      -Вы оказываете мне честь своим приглашением, сур Бруно!
      -Меньше эмоций, Ассель! Честь.... Это слишком громкое слово Ассель, для моего приглашения на самый короткий путь к Последней Грани. Впрочем, я и не сомневался в твоём согласии. Радует, что хоть что-то является неизменным в этом прогнившем мире. Тогда сейчас мы отправляемся в местечко Гурласс к одному моему старому знакомому. Ну, а после, я очень на это надеюсь, у нас появиться возможность взглянуть на ту немёртвую тварь с которой это всё началось и прикончить её! И ещё....
      Человек с обожженным лицом пристально посмотрел в серые глаза Асселя:
      -Надеюсь, ты уже понял, что отныне мы с тобой изменники и дезертиры, заклятые враги герцогства и нашей славной Службы? Мастер Лота не простит провала даже мне, его старому другу и я сам не посмею появиться ему на глаза. Я обещал и не сдержал слова. Тебя это не смущает, в твоей голове не бродят бредовые мысли сдаться людям из внутреннего отдела и своим раскаяньем получить себе прощение? Решай сейчас, это сделать ещё не поздно, Ассель, ведь ты всего лишь исполнял мои приказы. Нет? Ну что ж, да будет так! И Ассель, называй меня теперь сур Дар. Боюсь, что сур Бруно для тебя сейчас слишком опасный спутник.
      -Я всё понимаю, сур Бру... Дар! И вы можете положиться на меня - я сделал свой выбор!
      Голос Асселя был твёрд и уверен, но на последнем слове всё-таки выдал охватившее юношу волнение, дав 'петуха' на последнем слове. Человек с изуродованным лицом грустно улыбнулся.


Top.Mail.Ru