Скачать fb2
Прикоснуться к звезде

Прикоснуться к звезде

Аннотация

    Лизбет Рейн расстается с Джафаром аль-Хамзехом, так как замужество не входит в ее планы. Однако забыть возлюбленного она не в состоянии, хотя не признается в этом даже самой себе. Приехав на родину Джафара для участия в съемках фильма, Лизбет и боится, и жаждет встречи с ним…


Александра Селлерс Прикоснуться к звезде


ПРОЛОГ

    Весь экран заполнила пара зеленых глаз, которые с вызовом улыбались.
    — Вот она, — сказал кто-то.
    — Знаю, — ответил Джафар аль-Хамзех.
    Он плотно сжал губы и, не отрываясь, смотрел на экран. Глаза, казалось, заглядывали в его душу.
    Эти изумрудные глаза могли свести с ума кого угодно. На фоне ярко-белых белков они сверкали подобно драгоценным камням. Когда-то Джафар видел эти глаза, совсем близко, и они составляли весь его мир. Женщина лежала рядом с ним, он обнимал ее, и его охватывала замирающая боль, грозившая уничтожить Джафара. Или даже всю планету. Но ему было все равно…
    Джафар отчетливо понимал, что в нем растет злая ревность, потому что не только он один может видеть сейчас эти глаза. Если бы он только мог, то встал бы и вышвырнул всех из студии.
    Камера отъехала чуть назад, и на экране возник высокий лоб, гладкие щеки, прямой идеальный нос. Дальше — больше. Вот появились слегка улыбающиеся чувственные губы. Густые шелковистые волосы прикрывали лоб и волнами падали на плечи.
    А когда-то ему доводилось играть с этими волосами, гладить их и наматывать на пальцы. Джафар до сих пор помнил это ощущение. Аромат шелковистых локонов неожиданно наполнил его ноздри. Он прикрыл глаза, знакомое ощущение охватило его.
    — Необычайная красавица… Настоящая индивидуальность… — шептали голоса позади него.
    Молодая женщина на экране что-то сказала, повернулась и отошла от камеры. На ней была короткая обтягивающая юбка, которая подчеркивала стройные бедра и ножки. Ее голос был низким и глубоким. Он отлично помнил, как слышал его в последний раз. Она стояла вполоборота, улыбка играла на губах. Потом она отвернулась, волосы соскользнули с плеча и свободно упали на спину.
    Джафар ощутил былое возбуждение. Он весь пылал.
    Дверь на экране открылась и закрылась, и женщина ушла. Точно так же она ушла из его жизни. Улыбка, знакомый поворот головы и стук закрывающейся двери…
    Ему снова стало больно, как тогда. Он желал, он мечтал, чтобы дверь распахнулась, женщина вернулась и сказала, что передумала.
    — Вот еще один эпизод, — сказал кто-то.
    И вновь она появилась на экране. На этот раз в бикини, на пляже. Женщина сосредоточенно поглощала мороженое, а в это время все мужчины с восхищением глядели на нее. Один даже ухитрился перевернуть лодку, и пассажиры оказались в воде, а спасатели бросились на помощь. Но Джафар видел только ее. Стоило ей выйти на волейбольную площадку, как тут же прервался матч. Ее волосы раздувал ветер, идеальная фигура словно искрилась на солнце. Парень, торгующий хот-догами, врезался со всей силы в столб, когда вез свою тележку.
    Она моя, рыкнул мысленно Джафар.
    — Сказка, — прошептал кто-то сзади.
    Послышались возгласы одобрения, но Джафар молчал. Он внимательно смотрел, как она слизывает мороженое и наслаждение разливается по ее лицу — почти как от секса. Он готов был поклясться: сотни раз ему доводилось лицезреть ее, но такого выражения он никогда не видел. Джафар был в этом уверен.
    На экране мелькнул логотип компании, производящей мороженое, и клип закончился.
    — Что же, полагаю, не может быть лучшего приобретения для гарема, а? — сказал один из мужчин. Словно это не было ясно с самого начала. — Она достойна самого султана. Как считаешь, Джаф?
    Джафар улыбнулся и кивнул. Придется до поры до времени сдерживать негодование и притворяться.
    — Отлично, — протянул он.
    Равнодушно, как только мог. Будто для него это не имело значения…
    Перед своим уходом она с вызовом улыбнулась ему, словно говоря: ну же, попробуй меня догнать.
    Теперь она увидит, на что он способен. Сначала — подарок султану, потом она будет принадлежать ему, целиком, навсегда.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Молодая женщина легла на скользкую деревянную поверхность доски и поплыла вперед, уносимая волной. На нее обрушилась, шипя, следующая волна, и женщина глотнула ртом воздух, когда та омыла ее.
    Впереди простиралась длинная линия берега. Сзади — мили зеленого моря.
    Солнце палило нещадно. Соль щипала глаза. Мокрые светлые волосы красавицы прилипали к щекам. Длинная юбка, достаточно свободная, чтобы двигать ногами, плыла вслед за ней — зеленая в зеленом. Море, казалось, было для нее страстным, нетерпеливым любовником. Очередная волна поднялась и схватила ее в свои ласковые объятия.
    Невдалеке, спрятавшись за скалистым утесом, за ней наблюдал сидевший на белой лошади Джафар. Ревность бурлила в нем, словно он видел, как любовник ласкает его женщину.
    И вот наконец ее нога коснулась земли, она встала по пояс в воде и оттолкнула деревянную доску, которую волной выбросило на белый песок. Течение попыталось унести ее снова в море. Она споткнулась, но море уже отступило, и женщина выиграла битву со стихией.
    А Джафар все наблюдал, словно дожидаясь какого-то знака.
    Морской прибой бурлил вокруг, пока она шла, и юбка задиралась, но молодая женщина снова и снова поправляла ее. Когда же она наконец вышла из воды, юбка прилипла к телу, обтянув потрясающую фигуру.
    Все это зрелище походило на некий стриптиз. Джафар мучился и наслаждался одновременно, представляя, что его руки, его губы ласкают ее, как это делали волны.
    Одним волнующим движением женщина подняла руку, чтобы убрать длинные намокшие волосы со своей шеи и плеч и отбросить их назад. Прекрасные упругие груди обтянула мокрая ткань.
    Лошадь Джафара фыркнула и мотнула головой, и мужчина похлопал ее по шее.
    — Погоди немного, — пробормотал он.
    Лошадь послушно замерла.
    Женщина грациозно вскинула руки вверх, голова ее откинулась назад, и она издала крик триумфа и благодарности. Затем упала на колени на горячий песок. Потом легла навзничь, чтобы насладиться солнцем, и воздухом, и всей жизнью.
    Очередная волна накатила на берег, подбежала к ее ногам, вздула пузырем юбку и схлынула, снова обнажив ножки. Тело Джафара заныло в предвкушении поцелуя.
    Лошадь нетерпеливо била копытом, готовая пуститься в галоп. Песок разлетался под подковами. Чалма и белая тога развевались под порывами ветра, а ноги Джафара в белых сапогах слились с лошадью, словно бы они были единым существом.
    И оба рванулись вперед — лошадь и мужчина, — разбрызгивая воду, сверкающую под лучами веселого солнца, разбрасывая капли бриллиантами по песку.
    Должно быть, женщина услышала топот копыт, но, слишком устав, она даже не двинулась с места. И вот Джафар уже почти навис над ней. Он рванул лошадь за поводья, и в этот самый момент женщина повернула голову.
    Ее глаза расширились. Рот открылся от удивления. Она тут же вскочила на ноги. Всю усталость как рукой сняло.
    — Что ты здесь делаешь?! — крикнула она.
    Джафар мрачно улыбнулся, приподняв одну бровь.
    — Это моя земля, — сообщил он.
    — Твоя земля? — повторила она в изумлении.
    — Я же говорил, что в конце концов ты придешь ко мне, — заметил он злорадно.

    — Что за черт! Что происходит? — задал вопрос Масуд аль-Бади. — Откуда взялась эта белая лошадь? Где черный скакун? Что там делает Аднан?
    Ассистент, оторвавшись от сценария, пожал плечами:
    — Когда мы с ним проходили эту сцену, он был на черном коне.
    Руководитель съемочной группы снова повернулся в сторону парочки на берегу.
    — Это не Аднан рядом с ней. Да кто это такой? И где Аднан?
    — Я здесь, — отозвался мужчина в белой накидке и чалме. Он только что вышел из трейлера. — Это Джафар аль-Хамзех. Простите, мистер аль-Бади, он сказал…
    — Джаф?! — воскликнул директор в ярости. — Он сошел с ума?
    Девушка побежала по берегу. Ее босые пятки оставляли маленькие идеальные следы на сыром песке.
    — Да он же напугал ее! Она может упасть, ногу сломать! — закричал директор.
    Съемочная группа заволновалась. Вспомогательный персонал, гримеры и костюмеры появились в дверях трейлеров словно по мановению волшебной палочки. Джафар аль-Хамзех, советник принца Карима, был не только богатым и красивым парнем. Он на данный момент считался первым красавцем в этой стране.
    Где бы ни появлялся Джафар аль-Хамзех, там всегда становилось жарко. Так что, если уж он заинтересовался этой актрисой… можно было бы снять очень интересный ролик.
    Там, на берегу, всадник все еще оставался неподвижным, одна рука на поясе, другая свободно держит поводья. Он был похож на коршуна, который выискивает свою жертву. Да и тактика была под стать — решил дать добыче фору ради большего азарта и интереса.
    Руководитель съемочной группы стоял, словно приклеенный, а одетая в зеленое платье женская фигурка отчаянно мчалась по берегу. Он поднял мегафон и закричал… но они были слишком далеко. Голос его утонул в шуме прибоя.
    Аль-Бади огляделся вокруг в поисках поддержки. Увидев актера, что был в белых одеждах, он повелительно махнул рукой:
    — Аднан, садись на лошадь и…
    — О боже, — ахнул кто-то, и Масуд аль-Бади повернулся к берегу.
    Наконец всадник пришпорил лошадь. Белое благородное создание мгновенно отреагировало на призыв хозяина, рванув с места. И через пару минут он уже нагнал беглянку.
    Директор схватил мегафон.
    — Джаф! Черт возьми, Джаф!
    Толпа невольных зрителей снова ахнула, ибо всадник бросил поводья. Как цирковой каскадер, он наклонился, держась за лошадь только коленями.
    — Он хочет ее остановить! — негодующе закричал Масуд.
    Женщина что-то закричала, рванулась в сторону, но сбежать ей не удалось. Всадник поймал ее, крепко обхватил за талию и, подняв, усадил в седло. Одной рукой удерживая добычу, другой он взял поводья и направил лошадь вперед.

    — Отпусти меня! — громко выкрикнула Лизбет. — Пытаешься меня убить? Что ты задумал?!
    — Ты соблазнила меня, Лизбет, — пробормотал он, одаривая ее дьявольской улыбкой. — Когда женщина так себя ведет, она хочет соблазнить мужчину. Но ей надо быть осторожней. Ответные действия мужчины могут стать совершенно неожиданными для нее.
    Лизбет задохнулась от негодования:
    — Ты думал, я… Что за глупости?! И откуда ты узнал, где я нахожусь?
    — А ты полагаешь, что я из тех, кто ждет благосклонности судьбы? Ты же не дурочка.
    Ее сердце тревожно забилось.
    — Что ты хочешь этим сказать?
    Джаф рассмеялся и пришпорил лошадь, отчего Лизбет была вынуждена прижаться к всаднику.
    — Вскоре узнаешь, — пообещал он, мчась по белому песку.

    Когда-то они были любовниками. Очень давно. Нет, не в прошлой жизни, хотя и весьма похоже на то. Они встречались почти год, а потом ее подруга и его брат решили пожениться.
    Тогда между Лизбет и Джафом не было вражды. Они отлично понимали друг друга. Сначала все шло хорошо. Слишком хорошо. Вспыхнула любовь, а может, страсть.
    Но вскоре Джафу стало ясно, что секса ему недостаточно. Он хотел настоящей любви, хотел доверия.
    Но Лизбет этого не хотела. Когда он держал ее в своих объятиях, ему казалось — еще чуть-чуть, и он проникнет в ее мысли, в ее душу. Но через мгновение она уже смеялась ему в лицо, а он сходил от этого с ума. Лизбет его не любила.
    Когда он стал слишком настойчивым, она предостерегла его:
    — И не мечтай обо мне, Джаф. Не смотри так на меня и не думай, что я могу стать матерью твоих детей. Только не я.
    И это сводило его с ума. Конечно, он видел в ней мать своих будущих детей, сына и дочки. А еще — бабушку своих внуков и внучек.
    — Едем со мной, в Баракат, — просил он, поскольку вскоре ему предстояло возвращение на родину. — Это красивая страна, Лизбет.
    Она лишь улыбалась в ответ, и эта улыбка бесила его.
    — Знаю. Анне там нравится. — Анна была той самой подругой, которая вышла замуж за брата Джафа. — Возможно, понравится и мне. Но ведь это не повод, чтобы поселиться там навсегда. Баракат не сравнить с Англией. Так же как и замужество со свободой. И я предупреждала тебя, Джаф, с самого начала.
    — Свобода! — рявкнул мужчина, в который раз теряя терпение. Как она может быть такой слепой? — Какая свобода? Свобода, чтобы состариться в одиночестве? Без детей и внуков, которые могли бы утешить?
    И вот тогда на ее лице появилось выражение, которое он не понял, не смог объяснить.
    — Вот именно, — согласилась Лизбет. — Свобода, чтобы состариться в одиночестве, без детей. Мы не подходим друг другу, Джаф. Если ты посмотришь на это с другой стороны…
    Он с силой сжал ее руку, чтобы она замолчала.
    — Мы отлично подходим друг другу, — прорычал он. — Мы отличная пара.
    — Я не имела в виду секс.
    Он уставился на нее, покачав головой. Она отвела глаза в сторону. Потом Джафар тихо проговорил:
    — Секс — всего лишь одна грань, Лизбет. Думаешь, я не замечаю, как ты стараешься избежать сближения со мной? Почему?
    Она улыбнулась с отсутствующим видом:
    — Ты все придумываешь, Джаф.
    Но он-то знал, что прав.

ГЛАВА ВТОРАЯ

    Лизбет отчаянно колотила пятками по бокам лошади, сидя в седле перед Джафаром.
    — И куда это ты меня везешь?! — выкрикнула она.
    — В паре миль отсюда расположен мой дом, — сообщил Джаф.
    Лизбет ахнула:
    — Твой дом? С ума сошел? Ну-ка, срочно верни меня на съемочную площадку!..
    Его темные глаза стали черными от гнева.
    — Не смей говорить со мной таким тоном!
    Лизбет не испугалась.
    — Я же на съемках! Мы снимаем фильм! — закричала она. — Ты все испортил! Эта сцена должна была стать самой лучшей! Немедленно верни меня!
    — После того, как мы с тобой переговорим, — поставил условие Джаф.
    Ее кровь застыла в жилах, несмотря на палящий зной. Кажется, он не шутил. А потом сердце бешено забилось в груди — Лизбет сидела, прижавшись к нему, уже слишком долго.
    — Когда мы… что? Как ты смеешь?! Что ты задумал, Джаф? Похитить меня? Отпусти!
    Он рассмеялся.
    — Вспомни, как давно мы не были вместе.
    — И не подумаю! Сейчас же останови лошадь!
    Лизбет потянулась к поводьям, другой рукой держась за него, но он отбросил ее руку.
    — Зато я отлично помню: семь месяцев, три недели и четыре дня — с тех пор, как ты приказала мне убираться, Лизбет. И ты не подумала о том, что теперь тебе весьма опасно появляться в моей стране.
    — Я думала, ты уже забыл, как меня зовут, — воскликнула она в негодовании.
    — Ах, ты разочарована, что я не побежал тогда за тобой? — вкрадчиво проговорил Джафар. — Ах, Лизбет, если бы я знал…
    Она замерла, чувствуя, что он расставил ей какую-то ловушку.
    — Нет, все не так! После нашего разрыва я была просто счастлива.
    — Лгунья!
    — Не смей говорить со мной так, Джаф! — выпалила молодая женщина.
    Он улыбнулся.
    — Надо же, я и забыл, какое это удовольствие — спорить с тобой. Но у нас впереди другое удовольствие — вспомнить все.
    — Сомнительное удовольствие, — заметила она ледяным тоном. — И потом, если хочешь со мной общаться, сначала научись нормально говорить по-английски.
    — Никто в этом меня еще не упрекал!
    Джафар яростно мотнул головой, и Лизбет почувствовала, как напряглись мышцы его рук, когда он натянул поводья. Лошадь замедлила шаг.
    Впереди, выдавался в море каменный мыс. Вскоре они оказались в его тени.
    — Так или иначе, но я вернусь на съемки, — сообщила она.
    На его лице вновь появилось жестокое выражение, которого молодая женщина всегда побаивалась.
    — Даже часа не уделишь своему бывшему любовнику?
    — Во время работы? Я же профессионал, Джаф, — сказала Лизбет. — Не думай, что я уступлю плейбою.
    Его глаза сверкнули.
    — А, — выдохнул он. — Так значит, ты не совсем забыла меня.
    — Было бы трудно забыть тебя совсем, — выпалила она. — О тебе же каждую неделю пишут в журналах.
    — Это одна из неприятных сторон славы, — заметил Джафар.
    Ну вот, теперь он решит, что я слежу за его похождениями, думала с раздражением Лизбет. Лучше было бы притвориться, что она никогда не видела снимки, вовсю рекламировавшие роскошное мускулистое тело Джафара.
    Но, начав, Лизбет уже не могла остановиться:
    — Да, роскошный стиль жизни ты себе выбрал, ничего не скажешь. Я чуть было не позавидовала тому позолоченному лимузину.
    Джафар невольно пожал плечами:
    — Это мелочи.
    — Наверное, кому-то такое и нравится, только не мне.
    Лизбет дернула за поводья, желая развернуть лошадь. Какое-то время Джаф не вмешивался. Но когда она пожелала пустить лошадь галопом, та встала как вкопанная. Молодая женщина вгляделась вдаль, пытаясь различить трейлеры съемочной группы, но так ничего и не увидела. Неужели они ускакали очень далеко? И тут они совсем одни. Страх охватил ее. Теперь она целиком в его власти.
    — Проклятье! — воскликнула Лизбет, ударяя пятками по бокам лошади. Казалось, животное превратилось в статую. — Двигай, ты! — рявкнула она.
    Джафар рассмеялся, обнажив ослепительно белые зубы. Его глаза сверкнули точно так же, как когда-то в Лондоне. Этот блеск смутил ее.
    — Мы с этим конем уже шесть лет вместе, — сказал он. — Если бы ты знала меня так же хорошо, как он…
    — Было бы лучше, если бы ты хорошо знал меня! — бросила Лизбет. — Ну, ты дашь лошади команду двинуться с места или нет? Если нет, я пойду пешком!
    В такую жару это было бы весьма проблематично. По пути солнце непременно поджарит ее, и тепловой удар гарантирован.
    — Ты не сможешь идти в такую жару, — заметил Джафар, покосившись на ее босые ножки и легкое платье. Этот его взгляд Лизбет отлично помнила и тут же изрядно смутилась. — А у меня дома прохладно.
    — Отвези меня назад, — распорядилась она ледяным тоном, всматриваясь в горизонт в надежде, что кто-нибудь спешит ей на помощь. — Наверное, они уже вызвали полицию, подумав, что ты похитил меня.
    — Но, знаешь, вообще-то так оно и есть, — улыбнулся Джаф.
    — Что ты сделал с Аднаном?! — выкрикнула Лизбет.
    — Ты слишком впечатлительна. Но, возможно, это необходимая черта характера актрисы, — бросил он презрительно. Лизбет стиснула зубы. Ей почти никогда не удавалось контролировать себя, если она оказывалась рядом с Джафаром. — Ничего особенного я не сделал с Аднаном Аманл. Только хорошенько заплатил ему за беспокойство.
    — Ты дал взятку, чтобы занять его место?!
    — А ты предпочла бы, чтобы я сбил его с ног и связал? Насилие — это последнее средство, — заверил он ее.
    — Конечно, я бы не… — начала Лизбет, но потом вдруг поняла, что Джафар шутит. — Быстро верни меня на съемки.
    — Только с одним условием.
    — К черту все твои условия!
    — Этим вечером ты поужинаешь со мной.
    — Ужин! Если ты этого так хотел, то почему не зашел к Гази и Анне? Наверняка же знаешь, что я живу у них.
    Приехав в Баракат, она, конечно, остановилась у подруги и ее мужа.
    — Обычно Джаф приходит к нам раз или два в неделю, — сообщила ей Анна. — Наверное, сейчас он слишком занят, потому и не появляется.
    Лизбет наполовину обрадовалась этому известию, наполовину огорчилась. Если бы ей довелось с ним встретиться, она бы хотела поставить все точки над «i». Если нет — оно и к лучшему.
    Джафар рассмеялся.
    — Так ты скучала по мне?
    — Еще чего! Даже не думала. Кстати, зачем я тебе понадобилась?
    — Дело в том, что мне надо переговорить с тобой с глазу на глаз, без посторонних ушей, — сказал он.
    Сердце Лизбет заколотилось. Ее пугала решимость Джафара. Она отлично помнила, как трудно ей было уйти от него. Тогда женщине потребовалась вся сила воли.
    — А мне это не интересно, — бросила она холодно.
    — Так ты не согласна поужинать со мной?
    — Джаф, мы расстались много месяцев назад, между нами все кончено.
    Джафар едва шевельнул поводьями, однако лошадь моментально уловила это движение и послушно направилась вперед.
    — Мой дом расположен как раз за этим утесом, — объяснил Джаф. — Он хорошо защищен. Там тебя никто не отыщет.
    — Отпусти меня! — потребовала Лизбет уже в который раз.
    Она попыталась вывернуться, но он лишь крепче прижал ее к себе, а лошадь пошла быстрее. Прыгать стало рискованно.
    — Сегодня или чуть позже, Лизбет, но я добьюсь своего.
    Она задрожала.
    Молчание затянулось, и молодая женщина уже начала надеяться, что Джафар забыл о ней, забыл обо всей этой любовной чуши. Всю последнюю неделю она в страхе ожидала его визита. И вот он здесь, а она этому не рада.
    Неожиданно ей показалось, что она совсем не знает этого человека. Сейчас он находится на своей территории, в своей стране, везет ее туда, куда хочет, и ему никто не помешает. Она здесь чужая, а он — хозяин.
    — Отлично! — наконец взорвалась Лизбет, злясь на саму себя.
    Лошадь тут же остановилась. Джаф нахмурился, взглянув ей в глаза:
    — Тогда сегодня же вечером мы ужинаем вместе.
    — Хорошо, я поужинаю с тобой, будь ты неладен! Но не у тебя дома. Мы пойдем в ресторан, и это окончательное решение. Так что если ты мечтаешь о некоем романтическом продолжении, то лучше забудь об этом!
    Он благосклонно кивнул. И молодая женщина почувствовала себя пленной крестьянкой, с которой жестокий господин может сделать что угодно.
    — Конечно, конечно, — произнес Джафар таким тоном, словно она сказала нечто непристойное. — Что еще?
    — Еще?! Да пойми наконец, что между нами ничего не может быть, — упрямо заявила она.
    — А ты твердо уверена в этом? — поинтересовался он.

    На обратном пути им встретилась команда спасателей. Джаф рассмеялся и пришпорил лошадь:
    — Они немного опоздали.
    — Лизбет, с тобой все в порядке? — встревоженно спросил Масуд аль-Бади. — Как ты?
    Джафар отпустил Лизбет. Оказавшись на земле, она неожиданно ощутила дискомфорт. Лицо ее похитителя было исполнено каменного равнодушия. Он почти с презрением взирал на женщину, которая поправляла измятое платье.
    — Нет, не все в порядке, — сообщила она директору, сдерживая ярость. — Ты знаешь этого человека? Я не буду работать, пока он находится тут!
    Лизбет очень рассчитывала на скандал, потому что Джаф был не из тех, кто уступает. Но такого она не предвидела: через несколько секунд за ее спиной послышался стук копыт. Она невольно обернулась. Джафар аль-Хамзех, величественный всадник в развевающихся одеждах, возвращался к себе.
    Наконец Лизбет оказалась в своем трейлере. Тина, костюмерша, уставилась на молодую женщину широко раскрытыми глазами. Было видно, как она взволнована и еле сдерживается, чтобы не забросать Лизбет вопросами.
    — Ты так долго была на солнце! Твой нос совсем сгорел! Я же предупреждала Масуда.
    Лизбет неожиданно почувствовала себя уставшей. Эта встреча и разговор с Джафаром вымотали ее окончательно. Он словно бы выпил из нее всю энергию.
    — Возьми, — сказала Лизбет, снимая платье, — я хочу освежиться.
    Наконец она смогла принять прохладный душ. Съемочная команда пользовалась им только при крайней необходимости, но Лизбет забыла об этом, с наслаждением подставив лицо под струи воды.
    Если бы и все остальное было так просто забыть…

    Она впервые встретилась с Джафаром, когда приехала к Анне Лэмб. Анна, ее близкая подруга, нуждалась в помощи. И естественно, Лиз не могла отказать ей.
    Между ними тут же возникло притяжение. Джафар с первой минуты не скрывал своей симпатии к ней. Тем же вечером Лизбет должна была уехать. Ее ждала работа — съемки сериала. Джаф вызвался подвезти актрису и… остался у нее на всю ночь.
    Он доставил ее домой в лимузине, а она пригласила его на кофе. Только они вошли в темную комнату, как Джафар поцеловал молодую женщину, страстно и жадно, набросившись, как изголодавшийся тигр на добычу. Этот первый поцелуй отозвался в обоих невыразимой сладостью.
    Лизбет никогда не забудет тот первый раз. Как они занимались любовью до самого рассвета, когда первые лучи солнца позолотили серые крыши Лондона.
    Джафар покинул ее утром, поцеловав напоследок и пообещав вернуться. Внутреннее чутье предупреждало женщину, что это было приключение лишь на одну ночь.
    Однако тем же вечером у дома Лизбет стоял лимузин. Сердце подпрыгнуло в груди и затрепетало. И потом… Джафар отвез ее в отель.
    — Хоть бы предупредил, куда меня ведешь, я бы приоделась, — сказала она, когда они поднимались в лифте на последний этаж — в пентхаус.
    Но он ничего не ответил, а лишь бросился на нее с объятиями и поцелуями.
    Лежа на спине, они блаженно смотрели на звездное небо. Никогда в жизни Лизбет не было так хорошо.
    — Совсем маленьким, — прошептал Джаф, — я ходил с дедушкой на оценку его коллекции бриллиантов. До сих пор так и вижу их сияние на черном бархате в свете ламп. Они словно жгли глаза.
    — Ммм, — пробормотала она, наслаждаясь его ласками.
    — Потом мама рассказывала мне, что я мечтал прикоснуться к ним. Меня приподняли, и дедушка положил бриллианты мне на ладони. Этот момент остается для меня самым драгоценным воспоминанием.
    Лизбет улыбнулась, пытаясь представить маленького мальчика, дрожащего от радости.
    — Любопытно, что было в этом особенного?
    — Я думал, что прикасаюсь к самим звездам, Лизбет, — сказал он тихо. — Я верил тогда, что мой дед достал звезды с неба и положил их в бархатные коробочки. Для меня в этом было что-то мистическое.
    Лизбет улыбнулась:
    — Понимаю.
    И тут Джаф снова прижал ее к себе, держа в руках, словно драгоценность. Он вглядывался в ее лицо и видел изумрудные глаза-звезды.
    — С тех пор я больше никогда не испытывал такого чувства, — прошептал он, гладя ее по щеке. — Пока не поцеловал тебя.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    — Он здесь, — торжественно сообщила Тина, заходя в трейлер.
    — Ты произнесла это так, словно мы встречаем особу королевской крови, — раздраженно прошипела Лизбет.
    — А знаешь, я видела принцессу Диану. Мне было тогда двенадцать лет. И это был самый волнующий момент в моей жизни, — сказала Тина с загадочной улыбкой. — Долгие годы меня никто не мог поразить. До сегодняшнего дня.
    Лизбет пожала плечами. Никто из съемочной группы не догадывался, что они знакомы с Джафом давно, и она не собиралась им об этом рассказывать.
    — А что такого особенного в Джафаре аль-Хамзехе?
    Тина взглянула на нее:
    — Ты же знаешь, что он — один из советников и близких друзей принца Карима.
    — Да, знаю.
    — Так же, как и его брат Гази. В этом смысле он знаменит примерно как рок-звезда, если не учитывать политику. Рашид — один из их компании — рассказывал мне, что они дружат с юности и теперь составляют кабинет принца. Их влияние очень значительно и в стране, и за ее пределами.
    Лизбет отчаянно захотелось заткнуть трещотку, но она промолчала.
    — А еще он богат, Лизбет, ужасающе богат. Его отец умер и, говорят, оставил немалое наследство. Потрясающе! Он буквально купается в деньгах, проигрывает в рулетку за один вечер полмиллиона — и как с гуся вода! Если ты поведешь себя правильно, то обеспечишь себе безбедную старость.
    Наконец она замолчала. Лизбет внимательно изучала свое отражение в зеркале. Тина нахмурилась. С этой помадой на губах Лизбет выглядела как вампир.
    — И помимо прочего, он безумно сексуален. Только вспомни, как он мчался за тобой по берегу! Дух захватывает. Мы чуть было все в обморок не попадали. А потом схватил тебя прямо на лету. Клянусь, у меня чуть сердце не выскочило из груди. А что он говорил, когда вез тебя в седле?
    — Ничего особенного. — Лизбет бросила помаду в корзиночку и еще раз взглянула в зеркало. — Кажется, он и не собирается извиняться за этот акробатический трюк.
    Тина с недоумением уставилась на Лизбет и подняла брови.
    — Вот бы так со мной! — воскликнула она. — А ты знаешь, что Джафар участвовал в Олимпийских играх в 1996 году и их команда получила золото? А в своей буйной юности, учась в Штатах, он проводил каникулы в цирках, или на родео, или где-то еще в этом роде.
    Лизбет все отлично знала, но не собиралась делиться этим ни с кем.
    — Родео для него самое подходящее место. Странно даже, почему он ушел из этого спорта, — презрительно фыркнула она. Затем поднялась и повертелась перед зеркалом. На ней была просторная туника, доходящая до колен.
    — Должно быть, ты шутишь, — пробормотала костюмерша. — Этот мужчина удивительно сексуален. Он напоминает мне старых французских актеров — Бельмондо, Делона.
    — Ты ничего не понимаешь, — раздраженно пробурчала Лизбет.
    Она набросила легкий жакет и потянулась за сумочкой. Болтовня костюмерши нервировала ее. И зачем она только согласилась поужинать с ним? Хотя он все равно так или иначе добился бы своего.
    А может… ей все же хочется увидеть его еще раз?
    — Прости, конечно, — тут же извинилась Тина, сообразив, что лезет не в свои дела.
    Лизбет пристально смотрела на свое отражение. Кожаные сандалии были под стать сумочке и отлично сочетались с туникой. Она тщательно подбирала наряд. Он должен был быть простым и элегантным. Ни намека на чувственность или сексуальность. Из украшений — серьги квадратной формы, золотая цепочка и небольшое кольцо с жемчугом.
    — Выглядишь сказочно! — ворковала Тина, очень надеясь, что комплиментом не испортит настроение актрисы.
    Лизбет еще раз холодно осмотрела себя в зеркало и осталась довольна…
    В самом начале их отношений она поддалась страсти. То была всепоглощающая, мучительная, сводящая с ума обоих страсть. Такого ей еще не доводилось испытывать. Иногда она ощущала себя пьяной без вина. Иногда ей казалось, что Джаф полностью владеет ее сердцем. Достаточно было одного его слова, взгляда — и она могла упасть ему в ноги.
    Вот это и напугало Лизбет. Не просто любовь, а власть над женщиной. У нее было достаточно оснований бояться этого.
    Страхи уходили корнями в прошлое Лизбет, в прошлое их семьи. Джиллиан Рейн поступила в театральную школу и собиралась уехать в Лондон и начать новую жизнь. Ее возлюбленный, Эдвард Макартур, уже работал в угольных шахтах, как и каждый мужчина в деревеньке. Он заставил мать отказаться от карьеры актрисы и воспитывать детей в маленькой шахтерской деревеньке в Уэльсе, где они жили.
    Легенда о рухнувших мечтах матери с детства была известна Лизбет. Джиллиан часто рассказывала детям, как отец уговорил ее остаться здесь ради их любви и выйти за него замуж. А потом она обнаружила, что беременна… Никогда не предавайте свои мечты, молила мать.
    Повзрослев, Лизбет взяла девичью фамилию матери, Рейн, и решила стать актрисой. И уж она-то точно не предаст свою мечту. Ничто и никто ей не помешает. Она всегда полностью отдавала себя работе, запомнив на всю жизнь, что нельзя полагаться на кого-то. Пусть даже это и твой муж. Так случилось с ее мамой. Пришло время, когда шахта разорилась, ее отец запил и пошел по миру. Это было тяжелым уроком. Лизбет хорошо его выучила.
    Так что понятно, почему история с Джафом насторожила ее. Она желала остаться независимой. Нет, замужество — точно не для нее. Тем временем Джафар настойчиво ухаживал за ней. Даже подарил на день рождения роскошный подарок — колье с рубинами и бриллиантами. Лизбет было неудобно надевать его, таким дорогим оно было.
    На свадьбе Анны и Гази она твердо решила, что надо поставить все точки над «i» в их с Джафаром отношениях…

    Выйдя из трейлера, Лизбет тут же увидела позолоченный лимузин. Водитель в просторной футболке протирал лобовое стекло. Лимузин между тем был без единого пятнышка. Так и сверкал.
    Значит, это все же правда? Сначала Лизбет не поверила прессе. Да, не так уж и хорошо она знает Джафара.
    Казалось, вся съемочная группа высыпала поглазеть на эту диковинку. Лизбет нахмурилась и мотнула головой. Кажется, их заинтересовал не только автомобиль, но также и свидание актрисы с Джафаром.
    Что же, пусть наслаждаются зрелищем.
    Масуд стоял около своего трейлера и разговаривал с Джафаром. Тот был в традиционной арабской одежде. Прежде она видела Джафара аль-Хамзеха исключительно в европейских деловых костюмах.
    Словно бы почувствовав на себе ее взгляд, Джаф резко развернулся.
    Он смотрел на Лизбет молча, не шевелясь, наблюдая, как она приближается. Ее волосы были забраны в узел на затылке, обнажая красивый изгиб шеи, изящные мочки ушей, в которых сверкали золотые серьги. Шелковая туника подчеркивала каждое движение и одновременно скрывала соблазнительные изгибы.
    Под его пристальным взглядом Лизбет чуть было не споткнулась. Ей даже пришлось остановиться, чтобы прийти в себя. Джаф сделал шаг ей навстречу. Они оба пошли к машине.
    Лизбет заметила, что на капоте вместо элегантной эмблемы «роллс-ройса» красовалась статуэтка обнаженной женщины, тоже из золота. Груди так и сверкали на солнце.
    — А еще говорят, что у арабов нет вкуса, — заметила она и заглянула внутрь. — Сколько всяких рычажков и кнопочек. Зачем они?
    — У каждой своя функция. Но это может знать только профессионал. Трогать не советую.
    Лизбет было захихикала, но вовремя обратила внимание на то, что в его глазах застыло какое-то странное выражение — ни капли веселья.
    — Садись, — только и сказал Джафар.
    Страх закрался в сердце. Она никогда не видела его таким… важным. Лизбет здесь чужая, а он дома, мужчина, у которого есть позолоченная машина.
    Неизвестно, чем может закончиться этот вечер. Надо быть осторожной. Кажется, Джафар готов на все.
    Лизбет скользнула на гладкое и удобное кожаное сиденье. Джаф и сел рядом.
    Они медленно ехали мимо съемочной площадки, а вокруг простиралась огромная пустыня. И тут совершенно неожиданно Джаф схватил Лизбет за запястье. У той сердце ушло в пятки.
    — Что это? — спросил он кратко, поднимая ее руку. Его тон был явно грозным.
    — Сам видишь. Перстень с жемчужиной.
    Он пристально смотрел на нее, не мигая. Невзирая на все ее нежелание, пришлось объяснить:
    — Это обручальное кольцо, Джаф.
    Он не шевельнулся, и это поразило Лизбет и напугало. Его взгляд был мрачнее тучи.
    Вдруг Джафар потянулся к рычажку на дверце, стекло опустилось, и перед ними предстала пустыня во всей своей красе.
    Лизбет молча смотрела на него. Одним движением он снял кольцо и выбросил его в окно. Оно утонуло в песке.
    — Да как ты посмел! — зашипела Лизбет.
    — Оно не настоящее. Этот мужчина глупец! А ты?
    Лизбет закусила губу. Кольцо она нашла среди реквизита где-то год назад. Оно ей очень понравилось, но молодая женщина забыла, что Джафар очень хорошо разбирается в драгоценностях.
    — Да знаю я, что оно фальшивое, — бросила она в ярости. — На данный момент у нас не слишком много денег, но он сказал, что не отпустит меня в Баракат без обручального кольца.
    — И какой же дурак решил, что подделка удержит тебя?
    — Его зовут Роджер, — заявила она.
    — Роджер… а дальше?
    Лизбет не ответила. Наконец он отпустил ее руку.
    — Еще полгода назад, насколько я помню, ты не собиралась замуж, — напомнил он ей.
    — Люди меняются, — отозвалась она.
    — Ну, и насколько же ты изменилась?
    Лизбет решила, что обсуждать эту тему сейчас весьма опасно.
    — Может, потом поговорим об этом?
    — Тебе так не хочется говорить о женихе?
    — Только не с тобой.
    — А Роджер знает, что собирается жениться на женщине с каменным сердцем? — Гнев исказил его лицо. — Сумеет он подавить желание иметь детей ради счастья приобрести тебя?
    — Мы с Роджером отлично представляем себе, каким должно быть наше будущее!
    Джафар улыбнулся, но то была улыбка тигра.
    — Бедная Лизбет.
    — Что ты хочешь этим сказать?
    — Ты никогда не будешь счастлива с мужем-слугой.
    — Роджер никакой не слуга!
    — В таком случае он дурак. Мужчина, который не хочет детей, дурак или лжец.
    Она вспомнила о своем отце и поежилась.
    — Как же ты примитивен, Джаф.
    Его глаза опасно блеснули.
    — Будь осторожна в выражениях.
    — Это угроза? — поинтересовалась молодая женщина.
    Он потянулся к ней, захватил прядь волос и намотал на палец. Словно электрический разряд пробежал по ее телу.
    — Просто предупреждение.
    Зря она с ним поехала! Этот человек способен на все. Лизбет отбросила его руку.
    — А мне кажется, ты путаешь меня с кем-то.
    — Могу доказать, что нет.
    — Не удастся, — быстро парировала она.
    — Неужели Роджер так тебе полюбился, что ты забыла былую страсть?
    — Вот именно!
    — А обо мне ты ему рассказала?
    — Кратко, перечислив и всех остальных.
    Его бровь дернулась.
    — А он знает, что ты согласилась поужинать со мной?
    Лизбет на мгновение замерла. И это оказалось роковой ошибкой.
    — Да, — сказала она. И поняла, что это звучит фальшиво.
    Он кивнул, словно бы так и знал.
    — Похоже, ты все спланировала, а, Лизбет? Ты помолвлена с другим и все равно рискнула приехать сюда, на мою родину, и остановилась в доме моего брата. О чем ты думала? Что от меня можно легко отделаться с помощью фальшивого перстня и выдуманного жениха? Ты должна была бы знать меня лучше, — заметил он. — Что у тебя на уме? Мимолетная интрижка? Думаешь, меня это устроит? Заблуждаешься.
    В его глазах горел адский пламень. Лизбет поежилась.
    — Отпусти меня, — испугалась женщина и стала дергать за ручку. Машина ехала медленно, так что выскочить из нее было можно. Если бы дверца открылась.
    — Дергай сильнее, — недобро усмехнулся Джаф. — Женщина, которая так дорожит своей свободой, не должна меня соблазнять и провоцировать, — предостерег он.
    — Ладно, ладно, только выпусти.
    Вместо ответа он схватил ее за обе руки и прижал к своей груди. Его хватка была железной, и пот заструился по лицу Лизбет.
    — Отпустить тебя? — прошептал он хрипло. Его губы находились на расстоянии дюйма от ее губ. И дыхание мужчины овевало ее, напоминая обо всех страстных ночах, которые они провели вместе. — Я отпущу тебя, Лизбет, с одним условием. Ты объяснишь, зачем явилась в мою страну.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    Джафар склонился над Лизбет. Она ощущала его желание. Сердце ее затрепетало, кровь бросилась в лицо. Жаром, словно солнечными лучами, опалило кожу. Она вдруг вспыхнула сама в жажде ласк.
    Казалось, руки Джафара превратили шелк ее платья в настоящее пламя, каждый сантиметр кожи горел. Его губы были требовательными, настойчивыми.
    Все было сложно и непонятно. Ясно только одно — страсть никуда не делась. Вот почему Лизбет была не в силах ни двинуться, ни слово вымолвить.
    Наконец Джаф оторвался от нее и выдохнул. Лизбет попыталась собраться с мыслями, что было не так-то просто после ошеломляющего поцелуя. Она оттолкнула мужчину. Неожиданно к горлу подступили слезы.
    — Это было наказание? — спросила она, чуть не плача.
    Глаза Джафа сощурились.
    — Наказание? Так вот что значит для тебя мой поцелуй. — (Лизбет отвернулась.) — Отвечай же! Мои губы отвратительны для тебя? Что-то в тебе точно изменилось. Но не к лучшему. Ты млела от одного моего прикосновения. В своих мечтах я слышал, как ты кричишь от удовольствия. Я просыпался и плакал, оттого что тебя нет рядом. И ты хочешь сказать, будто для тебя этот поцелуй стал всего лишь наказанием?
    Лизбет сцепила руки на коленях.
    — Я же не говорила… — начала она, но так и не смогла найти подходящих слов.
    Джафар сидел скрестив руки и глядел на нее, как суровый судья.
    Она было отвернулась и уставилась в окно. Последние лучи предзакатного солнца омывали облака, окрашивая их в розовое золото, а дюны бросали волнистые тени на песок, что создавало впечатление таинственности.
    Когда-то Джафар сказал ей, что она непременно полюбит пустыню.
    — Так значит, ты намеренно прислала мне вот это? — произнес он после долгой паузы и вытащил набитый до отказа бумажник. Джафар расстегнул его и высыпал документы ей на колени.
    Лизбет дрожащей рукой взяла одну бумажку. Внимательно изучила ее. Потом другую. Они все были похожи — чеки на имя шейха Джафара аль-Хамзеха, подписанные Лизбет Рейн Макартур.

    Когда Джаф заявил, что она должна переехать к нему, это стало началом конца. Лизбет и раньше не нравился его собственнический характер. Вот теперь он пожелал, чтобы она жила в его доме. Если она позволит ему это сделать, то таким образом даст понять, что он властвует над ней и отныне его голос всегда будет решающим.
    Лизбет вполне устраивало ее временное жилище. Она снимала огромную студию на верхнем этаже старинного дома в северном районе Лондона. Конечно, это слишком далеко от центра, но зато помещение было настолько просторным, что лучшего и желать не приходилось.
    Ей было совершенно невыгодно менять квартиру. А что будет, если они с Джафом разбегутся?
    Так что молодая женщина твердо стояла на своем. Спасибо за любезное приглашение, но она лучше останется там, где живет.
    Однако вскоре дом продали людям, которые хотели отреставрировать его и превратить в уютное семейное гнездышко. Так Лизбет вынуждена была срочно искать новое жилье.
    Конечно, Джафа она просить не стала.
    Промотавшись несколько недель в поисках пристанища, молодая женщина наконец решила, что лучшим для нее в этой ситуации было бы снимать жилище совместно с кем-то. Но неожиданно ей удалось найти квартиру в отличном районе, с видом на Примроуз-Хилл. Эти места она давно любила.
    Как объяснил агент, владелица, часто ездившая в командировки, хотела, чтобы в ее отсутствие кто-то присматривал за квартирой, ухаживал за растениями и протирал пыль.
    Лизбет едва могла поверить своему счастью. Конечно, придется чем-то пожертвовать. Комнатка оказалась такой маленькой, что она с трудом в ней разместилась. Но сама квартира была пределом мечтаний. Красивая и со вкусом обставленная. Окна были высокими, и комнаты заливал свет. А вся терраса была уставлена цветами.
    Правда, Джафа это не устроило.
    — И как мы будем заниматься любовью на этой узкой кровати? — поинтересовался он. — Она даже меньше, чем в твоей предыдущей квартире. Не понимаю, как можно быть счастливым в такой маленькой комнате.
    — Ты просто испорчен роскошью, — заявила Лизбет. — Ты не имеешь представления о том, как живут обычные люди. Я была бы счастлива и в крошечной кладовке. А каждые три недели у меня будет возможность пользоваться всей квартирой безраздельно.
    Тогда он пожал плечами и помог перевезти вещи. Он, возможно, хотел услышать слова благодарности, но не на ту напал. Все его действия Лизбет воспринимала в штыки. Каждый раз, как Джафар аль-Хамзех вмешивался в ее жизнь, она становилась настоящей фурией.
    Дело в том, что Лизбет чувствовала, какую власть он имеет над ней. Но она все равно хотела самостоятельности в своих решениях…
    Молодая женщина уже давно знала, что мужчина, который покушается на твою независимость, не стоит доверия. Как-то она вдруг представила себе, что он не остановится ни перед чем, даже перед беременностью. И тогда повторится история ее родителей.
    Поэтому первое, что она сделала, поселившись на новом месте, — выдворила оттуда Джафа… А он взял и выкупил квартиру.

    Лизбет пару минут сидела и созерцала подписанные ею же чеки. Потом собрала их в стопку, не глядя на Джафара.
    — И что ты хотела этим сказать? — спросил он резко.
    Она вздернула подбородок.
    — Это сумма, которую я платила каждый месяц хозяйке квартиры.
    — И что же? Хочешь оттолкнуть мой дар? Да, похоже. Когда ты встретила Роджера?
    — Ро?.. — начала в смущении Лизбет, потом вспомнила о своем мифическом женихе. — Не собираюсь тебе о нем рассказывать.
    — Он занимался с тобой любовью на той же кровати? И на тех же простынях? Он целовал тебя на той же подушке, на которой прежде лежала моя голова и на которой мы вместе смеялись? Вот почему ты прислала мне плату за квартиру? — Он сжал пачку в руке. — Чтобы очистить свою совесть?
    — Теперь все ясно, — заявила она бодро. — И это лишь доказывает, что я права. Ты купил эту квартиру ради одной только цели: контролировать меня! Хочешь, чтобы я чувствовала за собой вину каждый раз, как приглашаю в гости очередного друга, Джаф? Наши отношения окончены. Так неужели я должна отказаться от встреч с другими мужчинами только потому, что живу в приобретенной тобой квартире? Сколько лет воздержания от секса устроило бы тебя?
    — Не будь дурой!
    — Да, да. А теперь ты приезжаешь за мной на великолепном «роллс-ройсе» и поешь песню «Ты не хочешь меня, а я хочу тебя и заставлю». Спасибо, но я не желаю быть пленницей.
    Джаф разорвал чеки на кусочки и выбросил в окно, развеяв по ветру. Маленькие бумажки разлетелись белыми бабочками по пустыне.
    — Если ты пришлешь мне хоть еще один чек, Лизбет, — пообещал он грозно, — я перечислю на твой счет миллион фунтов. Вот тогда ты точно почувствуешь себя пленницей.

    Они приближались к маленькому городку, крыши которого прятались под пальмами. Лимузин скользнул на шоссе и двинулся по ровной дороге уже быстрее. Проехав совсем немного, они нырнули во двор небольшого домика. Над дверью красовалась надпись на арабском языке.
    — Так вот где мы будем обедать? — догадалась Лизбет в удивлении. Она-то ожидала, что Джафар привезет ее в дорогой отель, что было бы для него естественнее.
    — Здесь отлично кормят, — отозвался он весьма сдержанно. Похоже, он изо всех сил старался не выказывать гнев и презрение к ней.
    За крошечным вестибюлем виднелась просторная, довольно темная комната с нависающим потолком. Повсюду лежали экзотические ковры. Керосиновые лампы стояли на низеньких столиках, а одна большая спускалась с потолка.
    Очень похоже на палатку бедуинов. Тихо и таинственно. Лизбет невольно улыбнулась, когда появилась пышнотелая темноволосая женщина.
    — Господин! — радостно воскликнула она и, приближаясь к Джафару, сложила обе руки вместе и поклонилась ему. — Благоденствия вам.
    — Салам алейкум, Мариам.
    Пару минут они беседовали на арабском, как старые друзья. Потом хозяйка повернулась и посмотрела на Лизбет:
    — Ассалам алейкум. Аллах благослови вас.
    — Салам алейкум, — откликнулась Лизбет, исчерпав тем самым все свои познания в арабском языке. К счастью, дальнейшего обмена любезностями хозяйка и не ожидала. Она провела гостей дальше, мимо группы обедающих людей, которые уставились на них. Они поднялись на небольшое возвышение и миновали деревянные резные двери. Рука Лизбет невольно потянулась, чтобы ощупать искусную резьбу — цветы и птиц.
    В помещении за дверьми стояли только два столика. Учитывая еще и низкий потолок, тут было уютно и… слишком интимно. Керосиновая лампа распространяла тусклый свет. Хозяйка сдвинула столики вместе, и за ними обнаружились несколько подушек, лежавших прямо на полу, у стены.
    Лизбет опустилась на них, а Джафар устроился рядом. Тем временем хозяйка зажгла еще одну лампу и поставила на столик. Молодая женщина поняла, что здесь они оказались более чем близки.
    — У них тут нет напечатанного меню, — прошептал Джаф, когда хозяйка скрылась в тени. — Доверишься мне в выборе блюд?
    Она кивнула.
    Он томно усмехнулся.
    Его близость беспокоила Лизбет. Она ощущала его запах, такой знакомый. И уже была готова растаять, словно восковая свеча от огня. Женщина вздернула подбородок и закусила губу. Надо быть настороже. Тут всякое возможно, в этом таинственном месте.
    Джафар заказал что-то, и через некоторое время хозяйка появилась с подносом. Она поставила перед ними два огромных бокала с напитком цвета рома.
    Лизбет взяла бокал, отпила и заморгала от неожиданности.
    — Что это такое?
    — Сок местных фруктов, — сказал он, отпивая из своего бокала.
    Лизбет сделала еще один глоток, кивнула и улыбнулась хозяйке, демонстрируя удовольствие. Теперь она, пожалуй, узнала этот вкус. Он был чуточку странным, но тем не менее приятным.
    Мариам стояла рядом и обсуждала с Джафом дальнейшее меню. Для Лизбет их арабская речь звучала, словно песня.
    Ей никогда не нравилось, если за нее выбирали. Но здесь она вынуждена была сдаться. И неожиданно это оказалось приятным. Словно бы ты снова ребенок. Хоть на миг… Нет, в этом нет ничего хорошего! Она взрослая, и детство давно позади.
    — Тебе нравится баранина?
    — Если это не целая туша, то да. Я бы попробовала.
    — Это жаркое, нашпигованное сушеными фруктами, травами и специями и запеченное в золе. Одно из коронных блюд в этом ресторанчике. Никто не готовит его лучше, чем мать Мариам.
    — Ее мать?
    — Да, это семейный бизнес. Мариам — представительница уже третьего поколения. Ресторан открыла ее бабушка.
    Мариам, которая поняла, что речь идет о ней, улыбнулась. Через пару минут, обсудив последние детали ужина, женщина удалилась.
    Неожиданная тишина окутала их. И эта тишина породила неловкость ситуации. Джаф, казалось, несколько смягчился. Их глаза встретились в полумраке.
    — Ты часто сюда приходишь?
    Помнится, в Лондоне они вместе нашли один симпатичный ресторан и с тех пор туда и ходили. Но здесь, в Баракате, их вкусы не совпали. Для Лизбет был бы привычнее чисто западный вариант. А Джафу, видимо, нравились такие уединенные места.
    — Может быть, ты пожелаешь после ужина увидеть ночную жизнь города? Мы могли бы прогуляться.
    — Надо признаться, я не сильно желала тут оказаться, — пожала она плечами. — Но было бы интересно.
    — Хорошо. Мне нравится тебя удивлять, — прошептал Джафар ей на ухо.
    Лизбет лишь слегка улыбнулась. И хотя от его шепота мурашки пробежали у нее по коже, она постаралась не поддаваться. Она покрутила головой, чтобы стряхнуть с себя воспоминания о прошедших днях.
    — Да уж, сегодня ты удивил не только меня, — заметила она намеренно громко. — Поражена вся съемочная группа! — (Джаф поднял брови.) — Мастерская игра, надо сказать. Думаю, все оценили. Только зачем было… вытворять такое?
    В это время появилась какая-то молодая женщина, радостно улыбнулась Джафу и поставила перед ними ряд ароматных блюд. Затем исчезла.
    — Я просто очень хотел тебя видеть, Лизбет, — промурлыкал Джаф, беря пальцами веточку базилика и отправляя ее в рот.
    И это движение напомнило Лизбет, кто здесь гость, а кто хозяин.

ГЛАВА ПЯТАЯ

    — Следовало найти другой способ, — заявила упрямо Лизбет, борясь в это время с усиливающимся желанием. — Ты же прервал съемку. Даже не знаю, в какую сумму это может обойтись. Ты подумал о последствиях?
    Джаф рассмеялся:
    — А ты не знала, что я сумасшедший плохой парень?
    Именно так назвали его недавно журналисты.
    Она с удовольствием жевала пряные травы. Джафар приучил ее к специям еще в Лондоне, в первые дни их романа. Лизбет была поражена яркостью вкуса, когда в первый раз попробовала их.
    Джафар добавил:
    — Я сошел с ума от любви, Лизбет.
    — Нет, пресса утверждает иное, — возразила она. — Они заявляют, что твое богатство нажито не совсем честным путем.
    — Кто? Кто это говорит?
    — Да кто только не говорит.
    — Дураки без воображения, — махнул рукой Джафар.
    Кажется, это все же задело его.
    — Зачем тебе такая реклама, Джаф? — спросила Лизбет с интересом.
    — Нам, шейхам, не нужна реклама.
    Это было правдой, однако он отлично знал, как избежать огласки, когда они встречались в Лондоне. Джафар умело находил места, где не было ни одного репортера. А теперь… все, что он творит, тут же появляется на страницах прессы. Наверное, он очень изменился.
    — Возможно, прежде не была нужна. Но сегодня ты доказал обратное.
    — Это не причинит никакого вреда съемкам. — Джафар пожал плечами. — Реклама твоему фильму уже обеспечена. Уверен, Масуд быстро поймет это и тут же успокоится.
    А потом они обсуждали фильм, и неожиданно неловкость исчезла. И все было точно так же, как в Лондоне. Джафар слушал ее с пристальным вниманием, а Лизбет во всем доверяла ему.
    Она была рада работать с Масудом аль-Бади, чей последний фильм получил «пальмовую ветвь» на фестивале в Каннах и еще несколько престижных наград. Нынешний его фильм — малобюджетный, но в этом нет ничего страшного, как утверждала Лизбет. Самое главное — хороший сценарий и актеры, а спецэффекты требуются далеко не всегда.
    Да и роль у нее отличная. Лизбет была рада продемонстрировать в этой роли все свои таланты и способности.
    — Почему ты сегодня плавала в море? Что там за сюжет?
    — А ты знаешь что-нибудь про Роуз Дюмон, бандитку?
    — Нет. Расскажи.
    Так бывало и раньше сотни раз. Джаф всегда любил слушать истории — он происходил из древнего рода сказителей. Лизбет привыкла пересказывать ему сюжет каждого сценария, который ей доводилось читать.
    — Сюжет основан на воспоминаниях Роуз Дюмон. Она была дочерью одного богатого лондонского торговца, однако не пошла по той стезе, которая была ей уготована, потому что оказалась слишком независимой, себялюбивой и жутко страдала от предрассудков своего века. Однажды выходки Роуз надоели родным, и они решили отправить ее в Индию, где она смогла бы найти, себе достойного жениха.
    — А она восприняла это как приключение?
    — Естественно. В тех воспоминаниях, которые оставила Роуз, она замыслила в пути переодеться мужчиной, но за ней следили, так что реализовать эту идею девушке не удалось. Но в Индию она все же, не попала. Как раз у берегов Бараката на их корабль напали пираты. Во время боя Роуз упала за борт и вцепилась в плавающую рядом доску. На берегу ее взял в плен — как раз та самая сцена, которую мы сегодня не сняли, — главарь местных разбойников. Но она так сопротивлялась его домогательствам, что он решил, будто она — джинн. Это духи огня и земли, и они могут сыграть злую шутку с людьми, наслав на них наваждения. И вместо того, чтобы сделать Роуз своей женой, разбойник решил преподнести ее султану.
    — Джинн, — задумчиво протянул Джафар, глядя на Лизбет томными глазами, словно ему в голову пришла неплохая идея. — Никогда не думал об этом.
    Она не обратила внимания на его реплику.
    — Ну вот, разбойник отвез Роуз во дворец и сказал султану, что не прикасался к ней. Султан принял подарок, и Роуз оказалась в гареме. И, как она жалуется в своих записках, была брошена на растерзание диким женщинам. Роуз ненавидела плен, не терпела запертые двери и всяческие ограничения. Она пишет, что жизнь в гареме была такой же строго регламентированной, как и в викторианской Англии, — с улыбкой процитировала Лизбет.
    Она склонилась над столом, надломила свежую лепешку и отправила кусочек в рот.
    — Большинство женщин в гареме были совершенно необразованными. Но некоторые кое-что знали. Были среди них и иностранки, взятые в плен. Роуз подружилась с ними. Женщины начали замышлять побег.
    Брови Джафа сошлись на переносице.
    — С чего они взяли, что им это удастся?
    — Они подкупили одного из евнухов, и он согласился им помочь. Потихоньку он брал их драгоценности и продавал на рынке. Когда они накопили достаточно денег, то решили, что надо купить небольшой корабль и нанять команду.
    — Очень смело, — встрял Джафар; брови его все еще были сведены.
    — Однако неожиданно что-то пошло не так. Через два года после того, как Роуз попала в гарем, султан вдруг вспомнил о том самом подарке, который сделал ему главарь разбойников, и послал за Роуз.
    Джаф задумчиво посмотрел на Лизбет.
    — Да ему повезло, этому султану, — прошептал он.
    — Роуз не вдается в подробности, но вполне ясно намекает, что была готова к этой встрече.
    Он хотел было прервать ее, чтобы поддеть, но она прижала палец к его губам.
    — Хочешь дослушать историю или нет?
    — Конечно. — И Джафар закрыл рот. На время.
    — Неожиданно Роуз стала любимицей султана, и жизнь ее полностью изменилась. У нее появилась власть. Ей выделили отдельную комнатку. Она родила сына и получила еще кое-какие привилегии. Любимой наложнице стали преподносить подарки люди, которые хотели встретиться с султаном. И это было настоящей удачей — женщины могли продавать подношения и копить деньги на корабль, что только приближало их свободу. И вот в тот самый день, когда должен был состояться побег, Роуз обнаружила, что вполне счастлива и тут. Так случилось, что она влюбилась в султана. Они частенько беседовали ночами обо всем на свете, начиная от любви и кончая астрономией. Он, бывало, даже советовался с ней. Такого с Роуз никогда прежде не случалось. И еще — у нее рос замечательный сын. Роуз нравилась эта жизнь. Остальные пленницы гарема, конечно, отчаянно желали убежать. Так что ей предстоял тяжкий выбор.
    Тут Лизбет сделала паузу.
    — Выбор? Какой еще выбор? У нее были муж и ребенок. Что можно этому противопоставить?! — воскликнул Джафар, качая головой.
    Лизбет в удивлении уставилась на него.
    — Он же не был ее мужем, Джаф. Всего лишь владельцем. А альтернативой была свобода.
    Его глаза гневно блеснули.
    В этот самый момент — хвала Аллаху! — пришла молодая прислужница и принесла поднос с барашком. Восхитительный аромат наполнил комнату. У Лизбет даже слюнки потекли, и она забыла об истории Роуз.
    — Ух ты, как аппетитно! — воскликнула она, когда тарелка оказалась перед ней. Мясо было мягким и душистым. Когда молодая женщина проткнула его вилкой, из него сразу потек сок, а запах специй наполнил ее ноздри.
    Какое-то время они ели молча, потому что в этой стране принятие пищи — целая церемония. Во время еды разговаривать запрещалось. Когда же тарелки убрали, Джафар решил вернуться к сюжету фильма.
    — Так ты мне рассказывала про Роуз, — напомнил он.
    — После долгих и тяжелых колебаний Роуз решилась на побег. Она знала, что однажды султан разлюбит ее и обратит свою милость на другую. Ее счастье целиком и полностью зависело от его воли. А Роуз хотела вести вольную жизнь и сама найти свое счастье. И к тому же она не могла подвести других женщин, у которых судьба была горше, чем ее. Наконец настал день, когда евнух пришел во дворец и сказал, что судно и капитан готовы. Женщины должны были бежать ночью и отплыть прямо за границу. В назначенный час, когда дворец спал, все собрались в комнате Роуз, где переоделись в мужскую одежду.
    — И что, они даже не взяли с собой детей?
    — Они не могли. Дело было очень рискованное. Роуз пишет, что чуть было не упала в обморок от горя, склонившись над своим малышом.
    — Какая ерунда! Ты веришь этой истории, Лизбет? Неужели женщина способна бросить своего ребенка по такой причине? Ты бы могла так поступить?
    — Джаф, в этой ситуации они оказались не по своей воле. Они попали в гарем не по собственному желанию, правда? И ни одна из них по доброй воле не шла в покои султана… Евнух выпустил их из гарема и вывел секретными тоннелями из дворца в город. Дальше они спустились к берегу, но неожиданно евнух таинственным образом исчез.
    — Надо же, — невольно вырвалось у слушателя.
    — Да. Капитан судна, который знал только евнуха, не разрешил женщинам подняться на борт. Их предали. Роуз так и не разобралась, чья это вина. Однако солнце уже всходило, и им надо было что-то решать. Как только во дворце поднимется тревога, их начнут везде искать — живыми или мертвыми. Роуз продала оставшиеся драгоценности, которые взяла с собой, и они купили лошадей и оружие. И вместо того, чтобы уплыть по морю, подались в пустыню. Вот так женщинам удалось разбить лагерь в заброшенных руинах какого-то дворца, в одном оазисе.
    Джаф с сомнением посмотрел на нее:
    — И они выжили?
    — Они стали разбойницами. Ограбили известного Абу Тарика, который контролировал огромный район пустыни.
    Брови Джафа взлетели к потолку:
    — Но как Роуз удалось выжить в пустыне, которой владел Абу Тарик?
    — Она рассказывает, что после того, как они напали на его караван, Абу Тарик заключил с ней некое соглашение, и небольшая часть территории отошла женщинам. Роуз не уточняет, как именно они пришли к этому соглашению. Возможно, ей пришлось стать его любовницей. Некоторые историки предполагают, что Роуз родила от Абу Тарика сына.
    Джаф улыбнулся.
    — И ты считаешь, что это правда?
    Лизбет лишь пожала плечами.
    — Так написала Роуз в своих воспоминаниях. Современники усомнились в ее истории. Но в 1958 году кто-то предпринял научные изыскания в этой области и нашел достоверные сведения о том, что в то время в пустыне действовал отряд женщин-разбойниц. Они были знамениты своей жестокостью. Документы утверждали, что женщины контролировали очень важную часть дороги. И обычно караваны на этом отрезке пути старались удваивать охрану, потому что эти женщины наводили больший ужас, чем сам Абу Тарик и его воины. Там даже указана дата, когда их наконец оттуда выдворили. Это произошло в 1890 году. И именно этот год Роуз называет как дату своего возвращения в Англию.
    — Так она вернулась?
    — К середине жизни Роуз стала тосковать по родине. Так что она передала власть женщине из своего ближайшего окружения и отправилась в сторону моря. По дороге Роуз ограбила одного европейца и разжилась мужскими вещами. Впоследствии она выдавала себя за англичанина. У нее с собой было достаточно ценностей, чтобы продать их и вернуться в Англию. Да, ее воспоминания очень интересны, но, к сожалению, не столь подробны, сколь хотелось бы. Эта книга была очень популярна в те времена, однако в ней полно сокращений.
    — А что она делала в Англии?
    — Конечно, боролась за права женщин! — рассмеялась Лизбет. — Вообще-то, ее дальнейшая жизнь тоже очень интересна. В Первую мировую войну уже изрядно постаревшая Роуз работала на фронте медсестрой. И умерла от гриппа в эпидемию 1919 года.
    — Одна, без детей.
    — Да. Но фильм на этом не заканчивается.
    — Как же он заканчивается?
    — На смертном одре Роуз вспоминает некоторые свои приключения. Этого нет в ее воспоминаниях. Сценаристу пришлось придумывать… Однажды их отряд наткнулся на юношу, который отстал от охотников. Он так храбро защищался, что они решили его не убивать, а взять в плен. Через некоторое время за ним приехал сам султан со свитой. Таким образом Роуз поняла, что этот юноша — наследный принц. Неожиданно Роуз осознает, чего она сама себя лишила и какой могла бы быть ее жизнь. Она могла бы стать матерью наследника престола и жить припеваючи. Не открывая султану, кто она, женщина отпускает парня и вместе с отрядом исчезает в пустыне.
    — Неужели султан не узнал ее? — воскликнул пораженный Джафар.
    — Не узнал.
    Он покачал головой:
    — Невозможно.
    — Почему?
    — Как он мог не узнать свою любимую?
    — Прошло пятнадцать или шестнадцать лет, — заметила Лизбет.
    Джафар дотронулся до ее волос и погладил их.
    — Пусть пройдет хоть сотня лет — этого будет недостаточно, чтобы стереть из памяти твой голос, твой аромат, выражение твоих глаз. — И тут он уронил руку. — Мужчина может перестать любить, но не забудет никогда.
    «Саботаж фильма, организованный шейхом Джафом.
    Джафар аль-Хамзех, „плохой парень“ из ближайшего окружения принца Карима, очевидно, решил стать кинозвездой. И, похоже, избрал единственно возможный для себя путь. Вчера привлекательный шейх ворвался на своем скакуне на съемочную площадку фильма, который снимает Масуд аль-Бади, перекинул через седло английскую кинозвезду Лизбет Рейн и…»
    Лизбет бросила журнал, не дочитав. Поднялась и беспокойно заходила по комнате. Налила себе чашку кофе.
    Перед ней простирался морской залив, окруженный белым песком. А воздух здесь был сказочным. Легкий ветерок шевелил подол юбки.
    — Конечно, ты остаешься у нас, — проговорила Анна, ее подруга, которой она сообщила новости о Джафаре и его безумствах на съемках еще до ажиотажа в прессе. — Не представляю, что скажет Гази! Это настоящий семейный скандал! А ты знаешь, как здесь к такому относятся. Надеюсь, он тебя никак не обидел? А то… может, тебе лучше сразу выйти за него замуж?
    — Нет уж, спасибо, подруга, — усмехнулась Лизбет, хотя в душе ее шевельнулось какое-то неопределенное чувство.
    Анна читала статью.
    — Местоположение съемочной группы изменилось… Ну еще бы! — Она рассмеялась.
    Перебрав газеты и журналы, они остановились на некоторых не столь кричащих заголовках.
    — Пусть Гази сначала почитает про наркотики, — решила Анна. — Это трепещущая тема.
    — Кажется, идут, — подскочила Лизбет, услышав голоса двух братьев. А вскоре показались и они сами, оба в просторных светлых рубашках и брюках. Джафар рассмеялся. Видимо, Гази сказал что-то смешное. Солнце запуталось в его черных как смоль волосах и плясало на загорелых руках.
    — Какая живописная пара, не находишь? — воскликнула Лизбет.
    — Неужели? — улыбнулась Анна.
    Мужчины уселись за стол. Джаф налил себе кофе, повернулся и посмотрел на Лизбет. Та закусила губу и опустила глаза. В его взгляде читалась самая настоящая страсть.
    — Ты уже рассказала о своем приключении с бывшим любовником Роджеру? — невинным тоном спросил он.
    Анна подняла голову, явно заинтересовавшись. Но умоляющий взгляд Лизбет многое ей объяснил.
    — Как раз собиралась, — не осталась в долгу актриса.
    Джаф весело рассмеялся:
    — Тогда отложи на время это признание. Я еще успею показать тебе свои владения.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    Джафар обещал отвезти ее в прекрасную страну. И выполнил свое обещание. Сначала он показал ей Бостан аль-Саадат — Сады Радости, где за высокой стеной, огораживающей несколько акров земли, было полно фонтанов и каналов и множество растений, деревьев и невиданных птиц. И там было очень спокойно.
    — Надо же, твои предки прекрасно знали, как снимать стресс, правда? — заметила Лизбет.
    — Эти сады были задуманы еще султаном Даудом около шестидесяти лет назад, когда он женился на красавице иностранке, — рассказывал ей Джаф, когда они проходили мимо изящного фонтана. — И двадцать лет понадобилось, чтобы их создать.
    После этого они посетили Великую мечеть пятнадцатого века и гробницу султанши Халимах в самом центре города. Впервые в жизни Лизбет довелось лицезреть подобную красоту. Ее рот то и дело открывался от изумления и восхищения.
    В дверях, ведущих в один из залов, стены которого были украшены мозаикой, она остановилась, сраженная наповал. В помещении было очень светло, хотя совершенно непонятно, где находился источник света. Помещение просто сияло.
    — Мы словно в огромном бриллианте! — прошептала Лизбет.
    Помнится, Джафар в былые времена сотни раз описывал ей все эти архитектурные чудеса и обещал, что когда-нибудь она увидит их своими глазами. Чаще всего он рассказывал об этом в постели… Теперь он выполнил свои обещания. Они уже не были любовниками, как прежде, но оба ничего не забыли…
    Джафар повез ее в пустыню, где они посетили старинные развалины. Лизбет снова была очарована, хотя и совсем по другой причине.
    — Наверное, как раз в таком месте и нашли себе приют сбежавшие жены султана во главе с Роуз, — воскликнула она.
    Здесь не было воды. Кирпичные полуразрушенные стены разделялись арками и были такими сухими, как песочная пыль, которую приносил с собой ветер пустыни. Руины выглядели напоминанием конечности всего живого.
    — Насколько стары эти развалины? — спросила она, всматриваясь в каждый дюйм стены и пытаясь представить себе крепость в ее первозданной красе и людей, которые тут когда-то жили.
    Джафар покачал головой:
    — Их возраст практически невозможно установить. Кирпич этот используется на протяжении многих веков. Арки тоже очень древние. А детали, которые могли бы определить конкретный период, давно стерлись.
    Лизбет застыла под крошащейся аркой, глядя на бескрайнюю пустыню. Легкий ветерок развевал подол ее юбки цвета изумруда, и едва не сдул шляпку, которую она придержала рукой.
    — Я так и вижу, как однажды кто-то остановился в этих развалинах, — вдруг заговорила она, словно входя в транс. — Эта женщина стоит тут. Стоит и ждет кого-то. Почти как возлюбленная моряка, который ушел в долгое плавание. Она ждет его и молится. Только здесь море и шторм — из песка.
    — И он вернулся? — спросил хриплым голосом Джафар.
    Его голос вернул ее в реальность.
    — Не знаю, — пробормотала Лизбет и покачала головой, словно желая сбросить с себя наваждение. — Возможно, нет.
    — Она так до сих пор и ждет, — сказал он. — И спустя сотни, возможно, тысячи лет здесь еще чувствуется ее присутствие. Но как можешь ты это понять? Ты, женщина, которая не умеет ждать дольше недели? У тебя нет такого верного сердца, какое было у нее.
    Дыхание Лизбет сбилось. Против желания в душе вспыхнул огонь. Во рту пересохло. Она не могла произнести ни слова.
    — Что ты сделала с нами, Лизбет? — вопросил Джафар тихим голосом, но такая мощь крылась в нем, что женщина вздрогнула. — Я любил тебя так сильно, что хватило бы на тысячу жизней, но тебе этого было недостаточно. Ты убила мою любовь! — (Она пыталась сглотнуть, но во рту пересохло.) — Взгляни на меня.
    В такой момент это было бы ошибкой, и Лизбет упорно смотрела вдаль, на дюны. Какой же таинственной казалась пустыня! Словно застывшее море.
    — Посмотри на меня, Лизбет, — опять скомандовал Джафар. Теперь он подошел к ней совсем близко, приподнял рукой ее подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.
    — Мне ничего от тебя не было надо! — закричала она гневно, наконец обретя голос. — Я же говорила тебе, что хочу просто быть свободной. Ты же собирался владеть мной…
    В напряженной тишине его губы прильнули к губам Лизбет. Жидкое пламя опалило ее, огонь заструился по жилам. Страсть была такой же сильной, как в момент их первого поцелуя, сотню лет назад.
    Это был поцелуй человека, изнывающего от жажды. И ему нельзя было не подчиниться. Беспомощно застонав, Лизбет приоткрыла губы навстречу неизбежному.
    Длилось это всего минуту, а казалось, прошла вечность. Также неожиданно Джафар поднял голову и отпрянул назад. Лизбет закрыла глаза от отчаяния и ощущения пустоты.
    — Ветер стал сильнее, — заметил он хриплым голосом. — Лучше вернуться в город.

    — Приготовь кофе, Ахмад, пожалуйста, и еще пару тостов для меня, — попросила Лизбет.
    В столовой разговор определенно крутился вокруг нее. Стоило ей туда прийти, как все сразу замолчали. И не надо быть слишком умным, чтобы догадаться, кого они только что обсуждали.
    Она взяла тосты и кофе и, пробормотав «спасибо», вышла на улицу. Солнце только-только вставало. Молодая женщина медленно побрела к себе в трейлер. Иногда она обедала в общей столовой, но, видно, сегодня не придется. Только настроение всем испортит.
    Тина уже ждала ее.
    — Как твое свидание?
    — Мы поужинали, потом пошли в казино, — кратко ответила Лизбет, рухнув в кресло. Она бросила взгляд на вчерашний номер журнала, валявшийся на столе. Значит, вот как! Все уже прочли дурацкую статейку. Как смешно! И главное, никто не догадывается об истинных намерениях Джафа.
    Откусив кусочек тоста, Лизбет облизнула пальцы и отпила кофе.
    — Казино? — переспросила Тина.
    — Роскошное. Очень, очень, — пробурчала Лизбет, выразительно махнув рукой.
    — А ты играла?
    — Нет.
    — Неужели ни разу?
    — Джаф достаточно наигрался за нас обоих.
    — Полагаю, ты видела статью, — сказала Тина, кивнув в сторону журнала.
    Лизбет кивнула в ответ.
    Ее костюм уже выстирали, и теперь он висел на вешалке, готовый к съемкам. Тот самый, какой был на ней в субботу.
    Лизбет поставила чашку и салфеткой вытерла замасленные пальцы. Затем поднялась.
    — Я думала, мы снимаем другую сцену.
    — Есть какие-то проблемы?
    Если и была проблема, то она касалась Джафара, помешавшего съемкам. Но Лизбет решила промолчать.
    Костюмерша пожала плечами.
    — Черт. — Лизбет покачала головой. — Надеюсь, мы не будем снова снимать эту сцену на берегу.
    Тут в дверь постучали, и вошел директор картины.
    — Сегодня мы переснимаем некоторые дубли, Лизбет, — сообщил он.
    — Слышала, — отозвалась она. — Что случилось, Масуд?
    Он почесал за ухом.
    — Мы хотим все же белую лошадь.
    — Белую лошадь? — переспросила она в изумлении.
    — И мизансцену мы чуть-чуть изменили. Ты убегаешь от Аднана, а он скачет за тобой на лошади и подхватывает на скаку.
    Лизбет уставилась на него так, словно он сошел с ума.
    — То есть мы отснимем все так, как было с Джафаром?
    — Нас очень вдохновила эта идея. Очень, очень! Да и белый конь… будет выглядеть лучше.
    Лизбет провела самое мучительное утро в жизни, пока они пытались отснять этот эпизод. А все из-за Джафара.
    Съемки затянулись. Сотни раз Лизбет ложилась на песок, подскакивала и бежала, пока не выбилась из сил.
    Да, лошадь была что надо. По крайней мере выглядела она бодрее, чем Лизбет. День сегодня явно не задался. Что-нибудь постоянно шло не так, и приходилось делать новый дубль. Она только и слышала режиссерское «стоп!». Тогда Лизбет спешила в тень, чтобы помазаться защитным кремом, выпить ледяной воды и немного отдышаться.
    Но никто не думал жаловаться, да и она не собиралась. Масуд аль-Бади был блестящим режиссером и славился тем, что мог отлично сплотить всю команду. Для Лизбет было честью сниматься в его картине, хотя иногда работа изматывала.
    Когда же наконец Масуд был удовлетворен снятым, Лизбет изнемогала от усталости. Казалось, кожа ее запеклась, в горле был песок. Она рухнула на землю, и ее оттащили к трейлеру.
    — Просто брось меня в душ и включи воду, — прошептала она костюмерше.
    — Прости, но воды нет, — извинилась Тина, пожав плечами. — Вчера забыли привезти, и никто об этом даже не вспомнил, пока вода не кончилась. Ее доставят не раньше чем через час.

    — Небо здесь именно такое, каким ты его и описывал, — смеялась Лизбет, откидывая голову назад, чтобы посмотреть на звезды, когда они с Джафаром шли по берегу.
    — Я рассказывал тебе о небе? — прошептал Джаф, словно мог это забыть.
    — Однажды так было, — отозвалась она с грустью.
    Они подошли к машине Джафара и сели в нее. Лимузин проехал мимо ресторанчика Мариам, потом свернул в сторону и двинулся через пальмовую рощу. В конце дороги Лизбет увидела белую высокую стену с массивными воротами.
    Дом Джафара оказался даже краше, чем все его описания. По традиции перед ним располагался просторный двор с бассейном и фонтаном. Двор был засажен высокими деревьями, которые создавали благодатную защиту от палящего солнца. Тени от пальмовых листьев ложились легкими кружевными узорами на разноцветные плитки.
    Ужин был накрыт в длинной комнате с арочными окнами, выходящими во двор. Пол и стены были выложены мозаикой самой изящной работы.
    Кофе они пили у бассейна, любовались звездами, слушали мирное журчание фонтана.
    Воздух был напоен цветочными ароматами и пением ночных птиц. Все было точно так, как и обещал некогда Джафар, — полная идиллия.
    Однако он больше не любил ее.
    После кофе Джаф взял кусочек сахара, и они пошли в конюшню. Фируз энергично мотнул головой, завидев хозяина, и принял из его рук небольшое угощение. Кобыла покосилась на них и тихонько заржала.
    — О, разве не красавица? — прошептала Лизбет, погладив морду лошади.
    — Может, проедемся? — спросил Джаф.
    Вот еще одна вещь, о которой они когда-то говорили и которую он когда-то обещал ей. Лизбет не могла противиться красоте этого вечера, и несколько минут спустя они уже ехали к морю.
    Они скакали по берегу, по самой кромке воды, потом спешились и, бросив поводья, плескались в волнах, которые набегали на песок.
    Звезды сверкали ярче яркого, их количество было невероятным, дух захватывало от одного взгляда на небо. И Лизбет вспомнила о том самом вечере, когда Джафар рассказывал ей о звездах и бриллиантах. Наверняка он об этом уже позабыл.
    — Словно воплощенная мечта, — проговорила она.
    Да, это было настоящей сказкой. Темно-пурпурное небо, сверкающие огни над головой.
    — Именно так я описывал его? — спросил Джаф.
    Лизбет повернулась к нему с загадочной улыбкой и покачала головой. Она не признается ему. Пусть он не думает, что она все помнит.
    — Я говорил, что твоя кожа похожа на ночное небо, — мягко сказал он. — Верно? Бархатная, такая, к которой так и хочется прикоснуться.
    Этот голос заставил ее вспомнить об их любви. «Красивая, — шептал Джафар, лаская ее тело. — Только ночь в Баракате бывает такой же мягкой, как твоя кожа, Лизбет». И потом он рассказал ей историю о бриллиантах дедушки.
    Теперь ее кожа словно таяла от этих воспоминаний. Лизбет прикрыла глаза.
    — Да, — прошептала она. — Ты говорил именно так.
    — А помнишь, как я описывал твою душу?
    Горло Лизбет сжалось от мучительных воспоминаний, и она не знала, как разлепить губы.
    — Я сказал, что твоя душа чиста и ярка, как звезды, не так ли?
    Она с трудом наклонила голову в знак согласия.
    — Как же я ошибался, Лизбет. Но я не первый мужчина, ослепленный красотой.
    Легкий бриз овевал ее обнаженные ноги и плечи, ерошил волосы, и удивительное чувство охватило ее — словно ветер был телом и руками Джафара.
    — Ты помнишь время, которое мы провели вместе? — задал вопрос Джафар. — (Лизбет закусила губу) — Ты помнишь, — прошептал он хриплым голосом. — Ты должна помнить такую любовь… Почему ты солгала мне о другом мужчине? — (Она вздрогнула от неожиданности.) — Это же была чистая фальшивка, совершенно очевидная. Лизбет, зачем дурачить меня? И к чему ты вообще это придумала? Ты так боялась моей любви? Зря.
    Молодая женщина открыла рот, но не издала ни звука.
    — Ты приехала прямо ко мне, в Баракат, куда я так мечтал тебя привезти. Я знал, что здесь наша любовь расцветет. Но ты появилась слишком поздно. Моя любовь пеплом легла на мои губы.
    Лизбет внезапно расстроилась. Но ведь именно этого она и хотела, не так ли? Свободы. И одиночества.
    — Тогда зачем мы сюда пришли? — спросила она хриплым от слез голосом.
    Джафар горько рассмеялся.
    — Я не говорил, что не хочу тебя. Я не умер вместе с любовью. Я до сих пор хочу тебя, Лизбет, — сказал он угрюмо. — Я — как путник в пустыне, жаждущий влаги.
    Его голос ласкал ее, как струи воды, его желание билось об нее, как волны, грозя утопить в своих глубинах.
    — Мои руки желают ласкать тебя, мои губы желают выпить тебя. Моя жажда — это жажда тысячи волков. На сей раз это именно то, чего и ты хотела. Чистая страсть, без души. Теперь ты будешь счастлива, несмотря на то что это насмешка над любовью. Давай же заключим сделку: мы соединимся сейчас, как животные — просто ради удовольствия.
    — Джаф, — простонала Лизбет. — Ты же знаешь.
    — Нет! — выкрикнул он. — Я ничего не знаю! — И в порыве страсти потянулся к ней.
    — Джаф…
    — Ну же, скажи это, Лизбет!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    Джафар склонился над женщиной. Дрожащей рукой он гладил ее руки, груди, бедра, щеки. Не успела Лизбет вдохнуть, как его губы накрыли ее рот, а тело тяжело опустилось на нее. Жестко, гневно, страстно… Поцелуй проник словно бы прямо в ее душу.
    Лизбет сомкнула руки на его затылке, погрузив пальцы в густые волосы, и потянулась к нему сама. И правда, чего она боялась? Этой глубокой, неконтролируемой страсти? Она застонала.
    — Вот это я могу тебе дать, — прохрипел Джафар, услышав ее зов. — Это как раз то, чего ты ждешь от меня. Покажи же, насколько ты меня хочешь, Лизбет!
    Он опустился перед ней на колени, на сырой песок. Она горела желанием после долгих месяцев воздержания и открывала в себе радость потери и приобретения одновременно. Лизбет отчаянно выкрикивала его имя — не того Джафа, который был с ней сейчас, а того, который когда-то предлагал ей свое сердце и любовь.
    — Я здесь, — резко отвечал он, стягивая с нее юбку.
    Лунный свет окрасил ее ноги и бедра, заливая серебром нежную кожу.
    Со сдержанной яростью Джафар раздвинул ее бедра и тут же ощутил ответную реакцию.
    Как хорошо он знал Лизбет. Знал каждый дюйм ее тела. Пусть она закрыла для него свое сердце, но тело-то принадлежало ему. Вскоре до него донесся стон. Он поднял голову.
    — О! — выкрикнула она в некотором разочаровании.
    — Скажи мне, Лизбет, — произнес он. — Этого ты хотела?
    — Джаф, — запротестовала молодая женщина.
    Да, она и хотела, и не хотела. Как ему объяснить? Она мечтала о том, давнем Джафе, который любил ее. А не о том, который сейчас был с ней так груб. Теперь его сердце больше не принадлежало Лизбет, словно стало драгоценностью, которую она отвергла.
    Джафар ласкал ее и вдыхал аромат. Возгласы страсти вырывались у него, и, как мед, под его пальцами таяло ее тело.
    Он явно наслаждался. И каждое прикосновение его отзывалось в ней порывом страсти и дрожью. Губы, язык Джафара играли и мучили. Она жаждала удовольствия, сравнимого только с райским, и поднималась все выше и выше к невиданному наслаждению.
    — Вот что я могу предложить тебе, Лизбет. Этого ты хочешь? — повторял он.
    — Джаф!
    Она сомкнула свои руки у него на спине и попыталась притянуть его к себе. Но он упрямо отстранялся от нее.
    — Скажи это, Лизбет, — скомандовал Джафар, и не подчиниться его приказу было просто невозможно.
    — Джаф, пожалуйста!
    — Да, я всегда рад. Я — непременно да, Лизбет. Только скажи мне это, и я сделаю все так, как ты того желаешь. И даже больше.
    — Да что еще ты хочешь услышать? — простонала она, прекрасно зная ответ.
    — Что ты моя.
    — Что ты хочешь доказать? — с мольбой проговорила она.
    — Если это так, то скажи мне, — сказал он и скользнул губами по ее животу.
    Удовольствие словно током пробежало по ее телу.
    — Пожалуйста, — взмолилась она.
    Он взглянул на нее.
    — Не желаешь меня остановить?
    Лизбет порывисто потянулась к Джафару, прося новых объятий. Как ей хотелось снова прильнуть к нему, стать единым с ним существом…
    И только звезды над ними сверкали бриллиантами на темном бархатном небе…

    Рассвет только занимался. Лизбет смотрела в окно.
    Ее тело ныло и болело, напоминая о прошлой ночи. Джафар то и дело отталкивал ее, затем вновь прижимал к себе, и кровь вновь вспыхивала.
    Рядом с ней спал Джаф, и она могла чувствовать биение его сердца, сильное и ровное. Прошлой ночью он выпустил весь свой гнев, который сгорел в огне страсти. И надо же было такому случиться, что именно этой ночью она ощутила любовь в своем сердце. Любовь к этому человеку! Но теперь слишком поздно. В самый раз зарыдать от безысходности.
    Скорее всего, причиной ее тогдашнего решения стал обычный страх. Как глупо…
    Но был ли это просто страх? — спрашивала себя Лизбет. Или какой-то глубинный инстинкт предупреждал о повторении ошибки? Ошибки ее родителей.
    Какой бы ни была правда, теперь с этим ничего не поделаешь. Она любит Джафара, однако он больше не любит ее.
    И если она попытается снова завоевать его любовь, то окажется круглой идиоткой. Игра явно не стоит свеч, потому что наверняка будет проиграна. Лизбет это отлично понимала.
    Теперь молодая женщина уже сомневалась: что, собственно, она хотела ему доказать своим тогдашним отказом? А теперь, видимо, придется скрывать свои чувства, чтобы не выглядеть глупо. И, наверное, он прав, когда решил, что она приехала в эмираты не просто так, а с целью увидеть его и вернуть прошлое.
    Неужто все это время она врала сама себе?
    Тело не могло забыть наслаждения прошлой ночи, каждая клеточка пела, провозглашая радость любви, наполняя душу светлой радостью. Но будущего у этой радости не было…
    Вставало солнце. Белые розы окрашивались в розовый цвет, листья из черных становились зелеными. Молодая женщина лежала и ни о чем конкретном не думала, позволяя мыслям плавно течь. В это время золотистые лучи осветили плитку во дворе, и Лизбет поняла, что пора вставать.
    Рука Джафа лежала на ее бедре и не позволяла шевельнуться. Лизбет попыталась отодвинуться, не потревожив мужчину, но он, не просыпаясь, только крепче прижал ее к себе.
    Тогда она повернула голову и принялась рассматривать его. Он лежал на боку, простыня накрывала его до пояса. Крепкие рельефные мышцы живота возбуждали в ней самые сокровенные желания.
    Да, у него замечательная фигура, мужественная и величественная. Крепкие ноги, сильные руки, стройный стан. Само совершенство, черт побери!
    И этот человек утверждает, что не может ей дать ничего, кроме примитивного секса и чувственного наслаждения?! Если и есть на свете парень, который сумеет соблазнить ее, то он лежит сейчас рядом с ней.
    Олимпийский бог, самый настоящий. Забавное и в то же время точное сравнение, потому что Джафар принимал участие в Олимпийских играх. Да… Ну и дурой же она была… Но еще не все потеряно, не все.
    Джафар проснулся и прошептал:
    — Доброе утро. — И погладил ее плечо.
    — Доброе утро, — ответила Лизбет с легкой улыбкой на губах. — Прости, что так рано тебя разбудила, но нам пора ехать. У меня же сегодня съемки.
    Его глаза были закрыты. Он улыбнулся и машинально кивнул, проведя рукой по ее бедрам движением собственника, словно бы подчеркивая: это принадлежит мне.
    — Когда?
    — Через час, — прошептала она, невольно наслаждаясь лаской Джафара, а он продолжал исследовать самые интимные ее места. Глупо думать, что она способна этому сопротивляться, особенно после того, что произошло этой ночью.
    — Можно взять лошадей. Так будет быстрее, — сказал Джафар, скользя рукой по ее упругой груди и дальше, вниз — к животу, к завиткам волос. Лизбет лежала и таяла, как мороженое на солнце. Ожидание и нетерпение нарастали.
    — Хорошо, — тихо произнесла она, согласившись на невысказанное им вслух предложение. И тогда Джафар решительно усадил ее на себя.
    Лизбет ахнула — как быстро она была готова начать все сначала. И с каким нетерпением сама набросилась на него. Но Джафар тут же перехватил ее, и перевернул, и…
    Останься со мной, утешь меня, ибо я болен от любви…
    «Шейх Джаф собирается сниматься в кино!
    Согласно достоверным источникам, шейх Джафар будет участвовать в новой картине Масуда аль-Бади. Фильм снимается в Баракате. Очевидно, сцена похищения героини, в которую так нагло ворвался Джафар, останется в фильме, потому что, по словам самого режиссера, в ней много динамики и энергии».
* * *
    Дом Джафа располагался еще ближе к месту съемок, чем дом Гази, так что Лизбет прибыла на площадку вовремя. Они договорились, что в конце рабочего дня позолоченный лимузин приедет за ней и снова доставит в его дом, чтобы она могла принять ванну и отдохнуть. И где они, конечно, насладятся изысканным сексом в лучах заходящего солнца.
    Что за часы это были! Самые драгоценные на свете. Когда они вставали, для них уже был накрыт стол, чтобы утолить голод и восполнить силы. И во дворе за столиком они насыщались и веселились. А потом… потом Джафар неизбежно начинал беспокоиться по поводу каких-то политических катаклизмов в стране.
    Они ходили в разные рестораны и на приемы, где на них неизбежно налетали стайки журналистов. Но чаще всего они бывали в казино.
    Эта жизнь очень сильно отличалась от их былой жизни в Лондоне, где Джаф принадлежал только ей и хотел, чтобы она целиком принадлежала ему одному. И они могли говорить и быть друг с другом вечно. Но надо было признать, что то блаженное время беззаботной влюбленности давно кануло в лету.
    Как ни старалась Лизбет изменить ход событий, они каждый раз оказывались ночью в казино. И Джаф постоянно проигрывал…
    В «Садах Шалимара» было тихо. Это место предназначалось для развлечения богатых туристов. Законы Бараката запрещали азартные игры, однако для иностранцев делалось исключение.
    Именно поэтому поведение Джафа было столь лакомой темой для репортеров. Слухи о том, что он разбазаривает богатство, доставшееся ему от отца, распространялись с бешеной скоростью.
    — Джаф, это так скучно! — жаловалась Лизбет. — Выиграешь или проиграешь, какое в этом наслаждение? Просто сидишь и ждешь, когда шарик закатится в лунку. Почему бы вместо этого не поиграть в гольф? По крайней мере, там ты можешь контролировать траекторию шарика.
    — Да ладно, Лизбет, — успокаивал ее Джафар, — теперь моя очередь поиграть с леди Фортуной.
    Конечно, Лизбет могла бы и не ходить вместе с ним в казино. Но молодая женщина была уверена, что, если бы не она, он бы просадил в сто раз больше денег. Кроме того, она просто хотела быть рядом с ним, куда бы он ни шел.
    Снова повторялась история ее отца. Оба мужчины, как неожиданно поняла Лизбет, попали под удар. Отец потерял работу — поворот судьбы. Джаф терял деньги — поворот рулетки. Никакой разницы. Суть одна. И она не знала, можно ли после этого уважать Джафара. Каждый из них по-своему сопротивлялся, пытаясь изменить размеренное течение жизни, а когда не удавалось, неизбежно начинал пить. И ни ее отец, ни Джафар аль-Хамзех не попытался изменить самого себя.
    Хуже всего, что пресса разнюхала про роман Джафа с известной актрисой. Это была самая горячая новость для первых полос газет и журналов.
    Глупо было доказывать обратное, если все вокруг не сомневались: это всего лишь короткая интрижка, не больше. Иногда Лизбет казалось, что она сходит с ума, поскольку молодая женщина понимала — журналисты правы. Это не больше чем интрижка. И у Джафа нет серьезных намерений. Он никогда не говорил с ней о будущем, не обсуждал, никакие совместные проекты, никогда ничего от нее не требовал, ни слова не произнес о любви.
    Именно таких отношений она сама когда-то добивалась. Никаких обязательств.
    Лизбет оставалось утешаться тем, что могло быть и хуже. А худшим вариантом для нее всегда оставалась семья родителей, в которой не было свободы для матери. Лизбет повторила бы ее судьбу, выйди она замуж за Джафара и роди ему кучу детишек.
    Раньше именно так она и думала. Теперь же… каждый раз молодая женщина твердила себе, что не любит его, не любит, не любит. А тем временем любила Джафара все больше.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    Тем временем страна готовилась к приему султана, который недавно взошел на трон в соседней стране, Багестане, и который первый раз приезжал в Баракат вместе со своей женой. Прием устраивался на высоком государственном уровне. Багестан был не просто соседом Бараката, но недавним противником. Прошло совсем немного времени с тех самых пор, как жители Бараката с замиранием сердца узнали о смещении жестокого и всеми ненавидимого диктатора Гасиба и о восстановлении мирной монархии в лице нынешнего правителя, внука старого султана. По телевизору непрестанно демонстрировались сцены протеста багестанских жителей, выступающих против Гасиба и его жестокой политики. А потом — толпы, приветствующие нового султана, представителя древней династии.
    Баракатцы были так же рады восстановлению старой власти, как и сами жители Багестана. И вот теперь султан и его жена решили нанести первый государственный дружеский визит в Баракат. Это был вообще их первый визит в ранге правителей. Тем самым они хотели выразить признание за оказанные им поддержку и помощь, а также закрепить дружеские связи между двумя странами.
    В связи с этим было назначено бесчисленное количество разных мероприятий, но одно из них с большим нетерпением ожидали все. Это Большой прием, на котором должны были присутствовать все три принца, правящие в Баракате, и который должен был состояться во дворце султанши Халимах.
    И конечно, там должны появиться все приближенные принцев, а также подданные султана и султанши Багестана и все титулованные особы, бизнесмены, влиятельные люди обеих стран. Кроме того, собирались пригласить, предварительно выбрав, и рядовых жителей Бараката.
    В общем, прием обещал стать событием века. Такое действительно происходит раз в столетие. Люди будут рассказывать об этом своим внукам. В стране не было ни одного человека, который не мечтал бы о том, чтобы попасть на этот прием.

    Однажды вечером Джаф удивил Лизбет, передав ей огромный пухлый конверт, надписанный арабской вязью.
    Взяв его в руки, молодая женщина поняла по весу и красивой бумаге, что это очень важное послание. Лизбет с интересом и замиранием сердца разглядывала конверт.
    — А что тут написано? — наконец спросила она.
    — Мое имя и твое. Можешь открыть.
    — Что это? — прошептала Лизбет, пытаясь угадать. Она раскрыла конверт и нашла в нем роскошную бумагу, на которой золотистым тиснением было что-то выписано, а внизу стояла печать из красного воска. Цветистая арабская вязь была настоящим произведением искусства.
    Джаф улыбнулся.
    — Это наше приглашение на Большой прием по случаю визита султана и его жены. Когда Карим поинтересовался, я сказал, что тебя тоже надо пригласить.
    — О, Джаф!
    Лизбет показалось, что она грезит наяву. Она удивленно взирала на приглашение. Женщина и представить себе не могла, что это так ее взволнует. Событие, которое знаменовало свободу после тридцати лет борьбы порабощенного народа!
    Впрочем, у нее был и свой личный интерес, и Джаф об этом отлично знал. Она познакомилась с Даной Морнингстар еще в Лондоне. И вот теперь было бы весьма интересно увидеться с ней как с женой султана Багестана.
    — Спасибо! — выдохнула она, весьма тронутая тем, что Джафар предоставил ей такую возможность. А ведь вполне мог и не сделать этого, из чистой мести. — И принц Карим вот так просто согласился сделать приглашение и для меня?
    Джафар рассмеялся.
    — Честно говоря, это даже не приглашение. Скорее, высочайший приказ. Если ты вдруг решишь не идти, я не знаю…
    — Как я могу отказаться пойти на столь знаменательный прием? — чуть не истерически расхохоталась Лизбет. — О… Но, Джаф, что же я надену? Ведь там все будут… — Она растерялась.
    Он улыбнулся, словно только и ждал этого вопроса, и поднялся на ноги.
    — Идем, — сказал Джафар, — я тебе кое-что покажу.
    И он повел ее в огромную красивую комнату, в которой было полно книг и которую он использовал как кабинет. В полутемном помещении Джафар снял с полки одну книгу, потянулся к какому-то рычажку и выдвинул полку, открывшую потайную дверь за книжным шкафом. Набрав код, он открыл дверь. Лизбет безмолвно наблюдала за ним.
    Свет включился автоматически, и Джаф жестом пригласил ее войти.
    Это была небольшая комната. Маленький столик, рядом с ним стулья, и на нем — лампа. В стальной стене виднелось несколько дверок.
    — Думаю, ты знаешь, что мой дед был известным коллекционером, — начал Джаф, открывая один из сейфов. Лизбет присела на стул. Ее сердце забилось в предчувствии чего-то необыкновенного. — И особенной любовью у него пользовались оригинальные украшения периода Джамала.
    Лизбет знала, что так назывался период, который длился довольно долго. Именно тогда ювелирное искусство достигло своего расцвета. В те времена правил великий Джамал, внук Халимах. Возможно, самым удивительным творением того периода был «Кубок счастья», которым сейчас обладал принц Омар, владыка центрального Бараката. Однажды она видела снимок кубка в газете.
    Открыв стальную дверь, Джаф достал несколько бархатных коробочек и маленькую деревянную шкатулку. Все это он поставил на столик перед Лизбет.
    — Некоторые из этих сокровищ принадлежат нашей семье на протяжении многих поколений. Но именно дедушка собрал целую коллекцию. И эта его страсть передалась мне. Мне нравилось смотреть на сокровища даже в детстве, и мой дед многому научил меня, когда я уже подрос. Он знал, что вся ответственность за коллекцию ляжет на меня и Гази. Мне он оставил драгоценности периода Джамала, а остальное пошло брату. Мой отец был вынужден хранить коллекцию у себя, но она его не интересовала, и он не прибавил к ней ни вещицы. Я же, со своей стороны, надеюсь увеличить коллекцию моего деда.
    Стоя над Лизбет, Джаф открыл крышку одной из коробочек.
    Лизбет приготовилась к встрече с чудом. Если что и было ценного в Баракате, то именно ювелирные украшения периода Джамала. Но когда молодая женщина увидела вещицу своими глазами, сердце ее на мгновение перестало биться — настолько великолепным было зрелище.
    Лизбет наслаждалась видом массивного колье с изумрудом. Камень богатого темно-зеленого цвета, изящной огранки, вокруг него — небольшие бриллианты, которые так и сверкали в свете лампы.
    Лизбет никогда не видела ничего столь красивого. Современные драгоценности тут тускнели и явно проигрывали. Вещица несла на себе печать столетий, а ручная работа была удивительно изящной. Камешки были подобраны с такой точностью и тщательностью, что сердце замирало от щемящего чувства прекрасного.
    — Мастера такого уровня давно уже умерли, а новые не родились, — пояснил Джаф, открывая следующую коробочку. — И, видно, уже не родятся.
    Теперь Лизбет любовалась колье, в центре которого находился огромный квадратный рубин, окруженный бриллиантами и изумрудами, а также молочно-белая жемчужина в виде капельки. — Лизбет тут вспомнила о своем фальшивом перстне с жемчугом, и ей стало стыдно. Кого она хотела обмануть? Человека, который отлично разбирается в ювелирном деле? Смешно!
    Невольно улыбнувшись, она посмотрела на Джафара.
    — Ничего удивительного, что ты выбросил мое кольцо за окно, — заметила она.
    Он повернулся и сурово взглянул на нее.
    — Не потому, что жемчуг был фальшивым, — напомнил ей Джафар.
    Ее взгляд упал на следующее украшение. Это были гладко отполированные изумрудные бусы, поражавшие своей простотой и изяществом. Лизбет закусила губу и покачала головой.
    Затем ее внимание привлекла брошь в виде цветка, лепестки — рубины, листочки — изумруды и россыпь алмазов. Кольцо, целиком вырезанное из рубина, инкрустированное золотом и усыпанное изумрудами. Серьги, украшения для головы, браслеты — все это лежало перед ней, пока она не устала от яркости и блеска, пока ее взгляд не пресытился красотой.
    — Эта работа называется «Слезы наложницы», — мягко проговорил Джаф, открывая еще одну коробочку, последнюю.
    В ней оказалось колье с круглым изумрудом, окруженным рядом крошечных рубинов в форме слезок, и все это было обрамлено золотом. Внизу был подвешен еще один изумруд — тоже в форме слезы.
    — Как и «Кубок счастья», это работа известного ювелира по имени Назим Гохари.
    Вне всякого сомнения, камни были высшей пробы. Но не только изящество работы и блеск камней поражали. У Лизбет перехватило дыхание.
    — Боже, как оно прекрасно, — прошептала она. — Никогда не видела ничего подобного. Даже боюсь к нему прикоснуться.
    Джафар улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. Лизбет смогла по достоинству оценить всю красоту этого произведения искусства. Кстати, шедевры мастера Назима Гохари встречались крайне редко.
    — А почему оно так называется? — спросила Лизбет, не в силах оторвать взгляд от украшения.
    — У этого колье своя история. Его Назиму Гохари заказал Джамал для своей любимой наложницы по имени Кумар аль-Нахар, — сказал Джафар, аккуратно приподнимая колье. — Кумар аль-Нахар была юна и прекрасна. Говорят, она замечательно пела, сочиняла стихи, владела искусством каллиграфии и играла на нескольких музыкальных инструментах. Еще она не раз поражала султана своими познаниями в философии и Коране. Однажды, оказавшись на рынке вместе с другими женщинами, которые шли за покупками, наложница султана вошла в лавку торговца шелком. Торговец работал вместе со своим племянником. Кумар аль-Нахар и молодой человек тут же полюбили друг друга, с первого взгляда. В лавке она приобрела несколько метров шелка, и молодой человек прибыл во дворец с этим заказом, как и было приказано.
    Эти двое вступили в любовную связь. Их роман изобиловал опасными препятствиями, но влюбленные смело преодолевали их. Они отлично знали, что, проведай об этом султан, им не миновать смерти. Но, несмотря на риск, все больше и больше любили друг друга. Им все было нипочем, даже опасность расправы.
    Слухи наконец достигли ушей султана. Но он так любил свою наложницу, что предпочел не верить им. И даже оказал ей особенную милость, поселив в отдельных покоях, просторных и богато убранных. Он дал Кумар аль-Нахар большую свободу, избавив от пристального внимания евнухов.
    К тому времени слухи уже распространились и в городе и мешали жить юному торговцу. Дядя боялся гнева Джамала. И наконец он приказал племяннику покинуть город. Тот даже не успел в последний раз увидеться со своей возлюбленной.
    Кумар аль-Нахар получила лишь короткое послание от своего любовника, в котором он прощался с ней навсегда. Горю ее не было предела. На следующий день султан нанес ей визит, к которому она подготовилась, однако сердце ее было полно печали.
    Когда султан прибыл в ее покои, она села подле него и попыталась изобразить веселье, чтобы скрыть тоску, пока накрывали на стол и танцовщицы демонстрировали свое искусство.
    Вот тогда султан и подарил ей это колье. Кумар аль-Нахар сравнила совершенство украшения со своей совершенной любовью и дикой болью потери. Страдания ее стали настолько невыносимы, что она упала в обморок, напугав Джамала и всех тех, кто был рядом.
    Придя в себя, девушка начала рыдать, рвать на себе волосы и взывать к милости небес. И снова упала. К ней тут же подбежали и поняли, что она мертва.
    Приятель ее возлюбленного, узнав о смерти Кумар, послал к нему гонца с печальным известием. Но гонец вернулся только для того, чтобы сообщить: юный торговец шелком умер именно в тот день и час, когда умерла его любимая.
    Джаф закончил рассказ, и в маленькой комнате наступила тишина.
    — Мир должен видеть такую красоту. Я был бы очень рад, если бы ты надела это украшение на прием. Или выбери какое-нибудь другое, — предложил Джафар.

    Наконец переезд съемочной группы на другую площадку завершился, и вся команда благополучно разместилась в большой студии, которая располагалась недалеко от города. Джафар и Лизбет стали проводить больше времени в доме Гази и Анны, потому что он находился совсем рядом.
    Семья ее подруги была крепкой. Несмотря на недавние шокирующие откровения прессы о похождениях Джафа аль-Хамзеха, Гази не корил брата, а продолжал оказывать ему уважение, советовался с ним, прислушивался к его мнению.
    Родственные узы в их семье были очень крепкими. Гази и Джафар поддержали свою сестру, Надию, когда та разводилась. И теперь Надия жила здесь же со своей малышкой, Сафией.
    Рамиз Бахрами был первой любовью Надии, но отец заставил ее выйти замуж за другого. Прожив с нелюбимым мужем три ужасных года, Надия случайно встретила Рамиза, и то, что случилось, было вполне предсказуемо.
    Вскоре Рамиз исчез, оставив Надию с ребенком на милость ревнивого мужа. Женщина решила сбежать с ребенком. Лизбет узнала обо всем пару месяцев назад, еще в Англии. И, прибыв в Баракат, удивилась, выяснив, что Надия до сих пор ожидает возвращения своего любимого.
    — Разве ей недостаточно этого урока? — цинично спросила она Джафара.
    Он сурово взглянул на нее.
    — Она верит ему, потому что любит, Лизбет. Возможно, как раз это и недоступно твоему пониманию.
    Молодая женщина прикусила язычок. Бесполезно спорить с ним сейчас.

    — Так на этот раз вы поженитесь? — однажды спросила Анна.
    Надия веселилась в бассейне со своей дочуркой. Восторженные крики малышки прерывали разговор взрослых.
    Поджав губы, Лизбет покачала головой.
    — Джаф не любит меня. Это всего лишь показуха.
    Анна уставилась на нее.
    — Он так сказал?
    — Да. И потом, Анна, я бы сама этого не хотела. Джафар — игрок. И он очень любит рисковать.
    — А что, если он изменится? — не отступала Анна.
    Конечно, ей очень хочется, чтобы Лизбет вышла замуж за брата Гази, но не такой же ценой!
    — Ради меня он явно не собирается меняться, — заметила Лизбет, отвернувшись. — Внешне у нас вроде бы все хорошо. Но на самом деле Джаф до сих пор не может меня простить. Он заявил, что его любовь умерла. И я ему верю.
    — О, Лизбет, — вздохнула Анна.
    — Ну… такова жизнь, верно? Я еще должна быть благодарна судьбе, не так ли? И когда-нибудь я это пойму. Длительные отношения с таким мужчиной, как Джаф, совершенно точно не будут праздником.
    Так Лизбет сказала. Но чувства ее были другими. Праздник? В глубине души она была убеждена, что жизнь с ним могла бы стать вечным банкетом.

    Джафар был потрясающим любовником. Он подходил Лизбет просто идеально. Это она давно поняла.
    Лежа рядом в полной темноте, оба прислушивались к биению их сердец. И Лизбет в такие мгновения казалось, что она нашла свою вторую половинку. И Джаф тоже верил в это.
    Однажды, еще в Лондоне, они ушли из отеля и бродили по парку, двигаясь к Вестминстерскому, мосту. Машин почти не было, на середине моста влюбленные остановились, любуясь рекой и городом.
    — С момента нашей первой встречи я чувствовал, что в моей жизни случилось нечто важное. Словно с небес сошел ангел и шепнул мне — это она.
    Лизбет молча слушала его, не смея прерывать.
    — Посмотри на звезды, — продолжал Джафар. — Здесь, в Лондоне, ты не оценишь их истинного блеска и величия. Огни города слепят нас. В моей стране, в пустыне, звезды можно увидеть во всей их красе. Ты же знаешь, каждая звезда — это отражение божественного света.
    Лизбет лишь облизнула губы, пытаясь понять, куда же он клонит.
    — Всевышний непознаваем и невидим, и все же он присутствует в этом мире. Мистические учения говорят, что Бог — само совершенство и проявляет себя повсюду. А однажды так случилось, что, пребывая в своем материальном воплощении, он разделился на мужское и женское начала. И это разделение оставило в двух половинках глубокую зияющую пустоту, которую ничем нельзя залатать. С тех пор люди ищут свою вторую половинку, чтобы стать единым целым, чтобы восстановить былую гармонию божественной души.
    Он замолчал и повернулся к ней, обвив ее талию руками, одновременно поразив и испугав женщину своим порывом.
    — Ты понимаешь смысл всего этого, Лизбет? — вопросил Джафар, глядя ей в глаза с глубокой страстью.
    — Звучит восхитительно, — отозвалась она.
    — Да, — сказал он порывисто. — И вот ты, Лизбет, ты и есть моя вторая половинка. Мы с тобой были когда-то единым целым и теперь, хвала небесам, нашли друг друга.
    Вспоминая вот такие моменты, Лизбет никак не могла понять: почему она была столь глупа, что посмела отвергнуть его любовь? Кто же был настоящим транжирой: Джафар-аль-Хамзех, который тратил всего лишь деньги, или Лизбет Рейн Макартур, отказавшаяся от бесценного дара?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    По настоянию Лизбет в субботу вечером они с Джафом снова пошли в ресторанчик Мариам, чтобы поужинать, не опасаясь назойливого внимания со стороны прессы. И еще она очень надеялась, что он будет доволен тихим спокойным вечером.
    Под конец ужина они остались наедине в маленькой комнатке наверху. Джафар обнял ее за плечи, не собираясь никуда отпускать, а другой рукой лениво отправлял в рот разные сладости. Перед ними стоял восхитительный десерт из орехов, специй и меда, и назывался он «Счастье». Внизу играли музыканты.
    — Ммм! — воскликнула Лизбет, отправив в рот кусочек десерта. — Завтра устрою себе разгрузочный день. А сегодня просто невозможно удержаться.
    Джаф подхватил ложечкой еще немного восхитительной сладости и стал слизывать мед языком, чтобы ни капли не пропало. Его глаза были прикрыты от удовольствия.
    — Пахнет, как ты, — промурлыкал он ей на ухо. — И на вкус очень похоже.
    — Джаф, — со смехом упрекнула его Лизбет.
    Нет, не может она сопротивляться его комплиментам. Он способен растопить лед одним только словом, одной лаской.
    Джафар прижал женщину к себе, пальцы сомкнулись на ее плече, напугав и восхитив одновременно. Никогда не знаешь, разозлится он в следующую минуту или поцелует.
    Что, если Джаф не отпустит ее? У него тут власть, он в своей стране. Вдруг он не разрешит ей уехать? Хорошо иметь такого парня в друзьях и опасно — в противниках.
    И вдруг, словно сама вселенная посмеялась над ее страхами, Джафар отпустил ее плечо и сверился с часами, сверкнувшими золотом на его запястье.
    — Еще рано. Как насчет того, чтобы зайти в «Сады Шалимара»?
    Сердце Лизбет упало. Выражение его лица не оставляло сомнений — Джафар сделает то, что задумал, и плевать ему на ее мнение. Возможно, он и сам не любит эту привязанность к игре, но все равно подчиняется ей.
    — Нет, — тихо, но твердо сказала молодая женщина. — Я не хочу сегодня идти в казино, Джаф.
    Он кивнул.
    — Хорошо, тогда я завезу тебя к Гази. Или, может, останешься у меня сегодня? Я вернусь быстро.
    — Джаф, — растерялась она.
    — Лизбет, не надо!
    — Пожалуйста, — попросила она точно так же, как ее мать когда-то молила отца не пить. — Пожалуйста, не ходи.
    — Я ненадолго, — пообещал Джафар. Как и ее отец когда-то.
    Лизбет закрыла глаза.
    — Пожалуйста, останься со мной, Джаф. Пожалуйста, не ходи в казино.
    Его глаза потемнели, и по их выражению нельзя было понять, о чем он думает.
    — Не сегодня, — упрямо проговорил он. — Успокойся, Лизбет. Это не будет продолжаться вечно.
    Следующий раз. Точно также говорил и отец. В следующий раз, клянусь. И соглашался, снимая кепку и садясь перед телевизором, а через полчаса все равно уходил. Ничто не могло удержать его. Даже когда не осталось денег. Он отбирал их у детей, чтобы купить выпивку.
    И вот теперь Лизбет смотрела на Джафа и думала: почему люди вынуждены снова и снова повторять собственные ошибки?
    — Ты обманываешь себя, если считаешь, что когда-либо любил меня, — заявила она порывисто.
    Судорога гнева исказила его лицо. Он до боли сжал зубы и дрожащей рукой убрал ей за ухо прядь волос. Лизбет скрывала набежавшие слезы.
    — Я любил тебя больше, чем ты могла себе представить, — сказал Джафар хрипло. — Ты просишь о том, что я не могу сейчас сделать, Лизбет. Поверь мне. Почему же ты не веришь?
    — Вот именно так и говорил мой отец, — произнесла она. — Каждый вечер. Прости, но я лет с пятнадцати перестала слепо доверять словам. Ты можешь делать все, что тебе нравится, Джаф, но не дави на меня и не проси поверить, когда поступки твои говорят об обратном. Если бы ты бросил это занятие…
    Джафар тяжело вздохнул. Потом посмотрел на нее мрачно и решительно.
    — Лизбет, ты слишком строго и быстро судишь. Ты готова приписать мне все что угодно. А ты когда-нибудь спрашивала саму себя, правильно ли было терять веру в людей только потому, что один человек обманул тебя.
    — Это был мой отец! — поправила она его.
    — Да, твой отец! Даже если так, Лизбет. Но мир гораздо шире, в нем живет не только твой отец.
    — Пойми, я знаю: человек, находящийся во власти пристрастия, едва ли способен освободиться от него.
    Лизбет продолжала возражать ему, и ей казалось, что тем самым она выносит приговор их отношениям. Что толку пытаться продлевать то, чего давно нет. Горячие слезы потекли по ее щекам. Она мотнула головой, пытаясь их смахнуть.
    — Однажды я уже был увлечен. Тобой. Но с этим мне удалось справиться, как видишь, — яростно бросил Джафар.
    — Я имела в виду игру.
    — Не одно ли это и то же! Какие глупости! У меня нет никакой зависимости! Я всего лишь плачу деньги, чтобы развлекаться. Как все. Просто плачу больше, чем могут позволить себе другие. Потому что у меня больше денег.
    — Ну, это ненадолго.
    — Ты боишься, что однажды я стану бедным? И ты не захочешь иметь со мной дело? Или придумаешь иную отговорку, когда тебе встретится другой?.. Ну, похоже, с нами все ясно. Но если ты не избавишься от своих страхов, Лизбет, у тебя не останется ничего, кроме пустоты.
    Его слова заставили ее вздрогнуть. Впервые Джафар сказал это сам. Между ними все кончено.
    — Ты просто придумываешь себе оправдания!
    — А ты ищешь причину, чтобы ненавидеть меня. Что теперь? Ага, игра! Только не говори, что ты до сих пор не знала об этом.
    Как же она страдала!
    — Ты прекрасно понимаешь, — проговорила она, — что не это причина нашего разрыва.
    — Тогда объясни мне.
    — Ты был слишком… собственником. — Лизбет нетерпеливо поерзала. — Ты пытался завладеть мною.
    — Завладеть! — взорвался Джафар. — Я любил тебя. Я хотел, чтобы ты стала моей женой. Мечтал провести всю жизнь рядом с тобой. Так делают все, кому посчастливится встретить свою вторую половинку, Лизбет.
    — Но я этого не хотела, — твердила женщина. — Еще пятнадцатилетней девчонкой я решила, что никогда не выйду замуж и у меня не будет детей.
    Он неистово помотал головой.
    — Пятнадцать лет! Да что может соображать подросток?! Неудивительно, что ты сделала неправильные выводы из того, что видела в родительском доме. Но неужели ты и дальше решила руководствоваться этими выводами? Ты уже давно выросла и умеешь распоряжаться собственной жизнью. Когда-нибудь тебе исполнится восемьдесят. Неужели старая женщина навсегда сохранит юношеские взгляды на жизнь?
    Он был, конечно, прав. И, возможно, Лизбет уже начинала это понимать. Но сдаваться ей не хотелось.
    — Женщина восьмидесяти лет сказала бы, что я очень рискую, связывая свою жизнь с неисправимым игроком, — возразила она ровным голосом.
    — Ты говоришь, как глупая девчонка.
    Наконец она разозлилась.
    — Когда я была подростком, мы часто оставались голодными, потому что отец забирал все деньги, чтобы купить себе пива. Я бы не хотела пройти через это еще раз.
    Джаф рассмеялся, громко и фальшиво.
    — Так вот почему! Ты боишься быть голодной! А как же твоя карьера, Лизбет? Как же твоя работа? Ты профессионал. Неужели не надеешься заработать себе на жизнь?
    — Я другое имела в виду, и ты это знаешь! — гневно воскликнула молодая женщина. Ей не нравилось, когда ее вынуждали защищаться. От этого она чувствовала себя маленькой и беспомощной. — Просто когда у моего отца не было денег, он не стеснялся залезть в кошелек матери и выгрести оттуда всю мелочь. И я не могу забыть о предательстве! Мой отец променял меня на кружку пива! А знаешь, дети отлично все понимают. Конечно, при этом ты не прекращаешь любить отца, но рана на сердце саднит.
    Неожиданно Джафар всхлипнул и посмотрел на нее глубоким взглядом, в котором отразилось сочувствие.
    — Ясно, — сказал Джафар, погладив ее по щеке. — Да, теперь я понимаю тебя лучше. Лизбет. Но я не твой отец. Это не то, что ты думаешь. Если бы я мог тебе рассказать… — начал он, однако Лизбет, испуганная его тоном, замотала головой так истово, а глаза ее так крепко зажмурились, что мужчина замолчал.
    — Если ты не игрок, — прошептала она, — все просто. Не ходи сегодня в казино.
    — Лизбет, вряд ли ты поймешь… но мир не всегда таков, каким мы его себе представляем.
    — Хорошо. Отвези меня к Гази.
    Черное пламя вспыхнуло в его глазах, и он возвел глаза к потолку, словно молясь.
    — Отлично, — бросил Джафар и встал.

    На следующий день прибыли султан Багестана и его жена. Они приплыли в порт на восхитительной яхте. Весь город волновался. Гостей приветствовали радостными возгласами, их осыпали цветами, пока царственная чета следовала во дворец Халимах. Султана сопровождали три принца Бараката и их жены, все в открытых машинах, вместе с тридцатью шестью ближайшими советниками в качестве эскорта.
    Это был настоящий праздник. Едва ли кто-нибудь мог вспомнить событие, которое радовало бы всех без исключения. И не только потому, что в соседней стране воцарился мир. Дело в том, что реставрация монархии в Багестане означала также и стабилизацию обстановки в Баракате. Ведь на протяжении многих лет диктатор Гасиб вмешивался в дела ближайшего соседа, пытаясь ослабить власть принцев.
    Поэтому султан был счастлив видеть сияющие лица своих союзников, устроивших ему королевский прием. Сигналили машины на дорогах, развевались национальные флаги, со всех сторон сыпались благоухающие цветы и не прекращались восторженные приветствия народа.

    Анна и Лизбет готовились к торжественному приему, не веря, что им так повезло. Кто бы мог подумать! Всего лишь год назад две подруги жили в Лондоне? Тогда они и представить себе не могли, что попадут на такое мероприятие.
    — Ты уверена, что мы не спим? — спросила Анна. — Может быть, я до сих пор лежу без сознания в лондонской больнице и вижу сон?
    — Возможно. Но тогда… где нахожусь я? — резонно заметила Лизбет. — Я же не попадала в аварию.
    — Ты в этом уверена? Может быть, такси сбило нас обеих?
    Лизбет улыбнулась:
    — Теперь, когда ты сказала об этом… я уже начинаю сомневаться.
    — В таком случае остается только одно.
    — Продолжать наслаждаться до тех пор, пока сон не закончится, — подхватила Лизбет.
    Сегодня они не хотели бы проснуться и оказаться в больнице в Лондоне.
    — Это из коллекции Джамала? — воскликнула восхищенная Анна, когда Лизбет вынула из бархатной коробочки колье.
    Естественно, молодая женщина выбрала «Слезы наложницы».
    — Правда, оно чудесное? Это Джаф настоял. Он сказал, что подобная возможность может представиться только раз в жизни. И если на это не решиться, то больше такого не будет.
    — Похоже, это взгляд настоящего игрока, — заметила Анна шутя.
    — Да оно наверняка стоит миллионы. Буду дрожать весь вечер из страха потерять его.
    Закончив одеваться, подруги встали рядом перед зеркалом и оглядели себя.
    Их наряды, белый для Анны и зеленый для Лизбет, подходили им в совершенстве. Еще бы, портному пришлось повозиться, чтобы исправить все недочеты. Кожа дам светилась, как и платья и драгоценности.
    Анна в восхищении покачала головой.
    — Какая же ты красавица, Лизбет, — выдохнула она. — Ты всегда была красивой, но сейчас в тебе появилось что-то новое. Может быть, харизма. Поверить не могу, что Джаф тебя не любит. — (К ее удивлению, глаза Лизбет затуманились.) — Что случилось?
    — Ничего. Джаф опять ездил вчера в казино. Я поняла, что он не собирается бросать игру, и очень разочарована.
    Прошлым вечером Лизбет заперлась в своей спальне и попыталась заснуть. И хотя ей это удалось далеко не сразу, а где-то за полночь, она не услышала, когда он попытался открыть дверь.
    — Ну что, рада была спать одна? — спросил утром Джафар голосом, от которого по ее коже побежали мурашки.
    Она лишь пожала плечами. Ей придется набраться терпения.
    — Все равно я осталась бы в одиночестве. Ведь тебе очень нравится проводить ночь у рулетки.
    Немедленно после этого он уехал куда-то с Гази, и мужчины вернулись только к самому началу приема.
    — Не скажу, что ты была не права, Лизбет. Но, знаешь, я спрашивала Гази об этом. И он утверждает, что с Джафом все будет хорошо. Он говорит, его брат не из тех. У Джафа точно нет зависимости от игры. Так что это всего лишь вопрос времени.
    — И сколько мне ждать? — иронично поинтересовалась Лизбет.
    — Ну да, я спросила о том же самом. А Гази ответил, что просто пока еще рано.
    Жестокий смешок вырвался из груди Лизбет.
    — Мужчины! Они вечно заодно.
    — Так действительно может показаться, но… я не знаю, Лизбет. Вероятно, есть что-то, о чем мы и не догадываемся.
    Лизбет с ухмылкой уставилась на подругу:
    — Да, конечно. Наверное, в завещании его отца говорится, что он обязан играть и промотать половину состояния.
    — Конечно, нет, но… Гази однажды сказал, что есть вещи, которые он никогда не будет обсуждать со мной. «Ты не должна забывать, что я один из советников принца и у нас есть тайны, которые мы никому не доверяем».
    — Ну, пусть будет так. И одна из этих тайн — рулетка.
    Анна поморщилась.
    — Трудно сказать. Вряд ли мы сможем угадать. Наверное, Гази, объясняя это, хотел, чтобы я не слишком волновалась. Мне же нельзя.
    Лизбет напряглась:
    — А что такое?
    Анна улыбнулась медленной ленивой улыбкой, которая словно, осветила ее изнутри.
    — Да. Мне надо признаться тебе: я беременна.
    — Анна! — бросилась к подруге Лизбет и обняла ее, осторожно, чтобы не испортить замысловатую прическу. — Вот замечательная новость!
    Трудно представить, что еще год назад жизнь Анны неслась под откос. А сейчас — такое счастье!
    Анна отчаянно заморгала, пытаясь сдержать слезы радости:
    — Гази на седьмом небе. Поэтому мы мечтаем, чтобы и у вас все сложилось. Было бы так здорово вместе растить детишек!
    Лизбет замолчала, прикусив язычок, поскольку с губ уже готово было сорваться старое возражение. Но вот она посмотрела на живот Анны, который скоро округлится. И паника охватила ее.
    Все былые резоны не срабатывали. Но толку-то?
    Она изменилась, а Джаф?..
    Слишком поздно, Лизбет, слишком поздно!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

    Сады Удовольствий во дворце Халимах являлись настоящим шедевром архитектуры. Их фотографии частенько публиковались в книгах и журналах, но ни один снимок не мог передать то величие, которое открылось взгляду Лизбет, когда она оказалась там сама.
    Там были ступенчатые водопады, и каскады, и арки, и фонтаны, и бассейны, и колоннады, и павильоны, и крытые аркады, и аллеи — и все выполнено в восхитительном стиле и из разных материалов. Тут были и мрамор, и кирпич, и ореховое дерево, и кедр, и зеркальное стекло, и разрисованная плитка. Окружали это великолепие цитрусовые деревья, кипарисы, а также пышные кусты роз и померанцев.
    Куда бы Лизбет ни поворачивала голову, везде ее взгляду открывались длинные аллеи, по бокам которых росли высокие деревья, а заканчивались они водопадами из нескольких уровней. Роскошные тропические растения почти закрывали собой ряд поднимающихся одна над другой арок, Кое-где виднелись затененные кустами беседки. Просто волшебство!
    Сады поразили не только молодую женщину. Все гости были в полном восторге от потрясающей красоты.
    Усиливали впечатление наряды гостей. Причем не только драгоценности, но еще и ткани удивительно разнообразных ярких тонов. Тут были представлены все национальные костюмы Бараката, Багестана и других стран, искусно расшитые золотыми и серебряными нитями. Все это великолепие отдаленно напоминало средневековый королевский двор. Ткани блестели и переливались.
    Да и еда была совершенно особенной. Искусно обжаренная со специями курица, крошечные булочки с начинкой из пасты, приготовленной из томатов, перца, лука и еще неизвестно каких приправ. Изящно нарезанные кусочки разных фруктов и овощей, лепешки с сыром. Крошечные холмики из вкуснейших сортов зеленого салата и петрушки. Миниатюрные шашлыки из тающей во рту баранины, поджаренных грибов и сыра, а также запеченный рис в виноградных листьях. Запах гвоздики, кориандра, кардамона и корицы витал повсюду.
    Вместо вина было полно других напитков, в частности сок, который она уже имела честь попробовать в ресторанчике Мариам, а также легкий йогуртовый напиток.
    Блюда менялись постоянно. И в нескончаемой процессии официантов особенно выделялись черноглазые ребятишки от десяти до шестнадцати лет, несущие подносы и одетые в красивые костюмы — все как один гордые своей миссией.
    Музыканты играли на традиционных инструментах, исполняя восточные мотивы. Они были везде — у фонтанов, у беседок, в павильонах. Музыка плавно разносилась в вечернем воздухе. Лизбет и Джаф переходили с одного места на другое и, перестав слышать одну мелодию, тут же находили другую.
    Эта ночь запомнится ей на всю жизнь.
    Джаф надел церемониальную одежду советника принца: широкие белые штаны, которые назывались шальварами, поверх них — широкая и длинная шелковая рубашка с высоким стоячим воротничком. Цвет мог быть любой. Сегодня Джаф выбрал темно-синий, а точнее, цвет индиго, очень подходящий к его темным глазам.
    Лизбет никогда еще не видела его таким. Просто дух захватывает!
    Джаф, кстати, сказал о ней то же самое. Когда она и Анна спустились по красивой старинной каменной лестнице на террасу, где их ждали мужчины, на мгновение и Джафар, и Гази потеряли дар речи. Но взгляд их был красноречивей слов. А когда он обнял ее за талию и повел к машине, она почувствовала, как его рука дрожит.
    Враждебность между ними была тут же забыта, и теперь они стояли вместе на приеме в честь султана Багестана и не сомневались: этот вечер никогда не сотрется из их памяти.
    Мальчик с подносом, полным деликатесов разных сортов, остановился перед ними. Джаф склонился к нему с сосредоточенным видом.
    — Что посоветуешь, Али? — спросил он мальчика на английском языке.
    Без колебаний паренек указал:
    — Возьмите лосось, пожалуйста, кузен.
    — Лосось? — Джаф послушно взял одну из маленьких шпажек с нанизанными на нее яствами и отправил в рот. — Очень вкусно, — подтвердил он. — Неужели остальное не так впечатляет? Может, все же стоит попробовать?
    — Это куриная грудка, — сообщил Али с важным видом. — Всем очень понравилось, они чуть не опрокинули мой поднос. Поэтому прошу вас брать угощение аккуратнее.
    Они рассмеялись над его серьезностью и выбрали еще по шпажке. Мальчик важно кивнул и двинулся дальше.
    — А почему он назвал тебя кузеном? — спросила Лизбет, предположив, что, вероятно, это всего лишь вежливое обращение или какой-то неизвестный ей титул.
    — Потому что мы с ним кузены, — объяснил Джафар с улыбкой. — Все дети, которые обслуживают прием, — члены правящей династии или семей советников. Так всегда было.
    — Значит, в свою очередь, когда они подрастут, тоже станут советниками принцев?
    — Некоторые из них — безусловно.
    — И ты тоже когда-то этим занимался?
    — Мой дедушка был близким соратником султана Дауда много лет подряд. А я ребенком прислуживал на многочисленных приемах. Но, если честно, не припомню ни одного события столь широкого размаха. Придет день, когда мои дети будут выполнять такие же обязанности. Это очень серьезная тренировка и подготовка для тех, кто рожден служить при дворе. Это учит людей этикету и поведению в высшем обществе, а также ответственности.
    Лизбет была не в силах произнести ни слова, потому что неожиданно ее охватило ощущение боли и потери. Она уже никогда не сможет стать частью всего этого. Будущий ребенок Анны, возможно, получит такой шанс, только не ее малыш. Она легко представила Джафара в роли отца, прижимающего к себе сына. И сердце ее екнуло.
    Слишком поздно, Лизбет.
    Впервые за все прожитые годы она взглянула на жизнь иначе. Увидела ее как ряд сменяющих друг друга поколений одной большой семьи, в которой знания, обязанности, мудрость, легенды и гены передаются от старшего к младшему. Давным-давно несчастье, которое она пережила, заставило ее выбрать судьбу одиночки. Лизбет решила, что горе, пережитое ею, не стоит передавать своим потомкам.
    Однако теперь она поняла, что в детстве ее были не только одни страдания, какими бы горькими они ни казались. Теплые отношения братьев и сестер с матерью поддерживали их в самые трудные времена.
    Кстати, именно Лизбет больше, чем другие, переживала за отца. Молодая женщина вспомнила, что она и отец были очень близки. Вероятно, именно поэтому она так его понимала и переживала за него. Вероятно, именно поэтому ей было очень трудно пережить предательство отца. Ведь он не бросил пить даже ради нее — как можно было с этим смириться? Неожиданно в памяти Лизбет возникло много тяжелых воспоминаний, от которых она хотела отгородиться. Она когда-то надеялась своими уговорами убедить отца измениться. Но, как и ее мать, не преуспела в этом.
    Теперь, оглядываясь назад, Лизбет понимала, что каждый раз, когда она начинала разговор, отец уже был пьян. И она беседовала не с Эдвардом Макартуром, а с алкоголиком. Правда, ребенку этого было не понять. Даже многие взрослые едва могут отделить самого себя от другой своей сущности, когда напиваются.
    — О чем ты думаешь, Лизбет? В твоих глазах столько печали, — заметил Джафар мягким голосом.
    Молодая женщина посмотрела на него, ее сердце защемило. Если бы она открылась навстречу этой любви в тот самый первый раз, может быть, все было бы иначе? И несправедливая обида на отца и на весь мир была бы забыта, изжита. Или все повторилось бы? Никто не знает.
    Уже слишком поздно.
    Слова Джафа привели ее в полное отчаяние. Выхода она не видела.
    Гази и Анна готовы были пройти по длинной, освещенной лампами мраморной дорожке, которая вела к чудесному павильону и бассейну с фонтаном, где стояли царственные особы.
    Джафар посмотрел на часы.
    — Настала наша очередь предстать перед султаном и его женой, — сказал он Лизбет и подвел ее к своему брату и его жене.
    Подруги покосились друг на друга. Однако какими бы либеральными ни были их взгляды, есть что-то привлекательное и волнующее в том, чтобы предстать перед султаном.
    — Лизбет когда-то была знакома с султаншей, правда? До замужества та выступала на сцене в Лондоне, — заметила Анна, когда обе пары двинулись вперед, рука в руке. Гази бросил любопытный взгляд на Лизбет. — Гази не знал этого, — продолжила Анна.
    — Это произошло три года назад, когда мы обе были заняты в пьесе Шекспира «Сон в летнюю ночь», — объяснила Лизбет для Гази. — Дана играла Елену, а я Гермию. Это было замечательно, но как раз после завершения сезона я отправилась в круиз, и мы больше не виделись. Не знаю, помнит ли она о наших встречах.
    Они вышли на огромную площадь, окруженную величественными колоннами и деревьями и ярко освещенную. В дальнем конце площади располагался бассейн, в центре которого был установлен фонтан. Воду изнутри подсвечивали сотни лампочек, и струи фонтана, казалось, разбрызгивали кругом влажный свет.
    К павильону вела небольшая широкая лестница. Четыре царственные четы стояли наверху, а гости медленно проходили перед ними. Два ряда мужчин в сверкающей церемониальной форме дворцовой стражи выстроились по обеим сторонам лестницы и выглядели несколько театрально. Однако Джафар тут же уверил Лизбет, что это настоящая стража, а не нанятые актеры и бутафория.
    — Охранники — самые лучшие солдаты страны, — сказал он.
    Лизбет уже при входе во дворец была напугана. Гостей впускали только после того, как их обыскивали электронным детектором, который истерически реагировал на каждую железку.
    — Правда? Почему?
    — Потому что здесь все еще есть те, кто желает свергнуть нынешних правителей Бараката. Гасиб не был единственным человеком, стремящимся к абсолютной власти. Посмотри туда. — Она проследила за его взглядом. Над ними, на крыше павильона, можно было различить несколько темных теней. — Секретная служба всегда настороже.
    Должность Джафара при дворе была сродни посту министра культуры, за которым закреплена ответственность за гуманитарные контакты между Баракатом и другими странами. Любопытно, откуда он мог знать о работе секретной службы?
    — И ты в ней участвуешь, в этой операции? — спросила Лизбет.
    — Все советники постоянно принимают некоторое участие в защите принцев, — сказал он. Его рука бессознательно легла на рукоять потрясающей красоты меча, сплошь инкрустированную драгоценностями.
    — Так твой меч настоящий?
    Джафар улыбнулся:
    — Это меч моих предков. Отличная сталь, он до сих пор острый и надежный. Работа дамасских мастеров.
    И они поднялись по лестнице, последовав за Гази и Анной. На самом верху павильон освещался золотистым сиянием, которое исходило от прекрасных ламп из бронзы и хрусталя.
    Лизбет смотрела на прекрасные пары, которые возвышались над ней, пока она поднималась по ступенькам. Это было для нее невиданное доселе зрелище. Молодая женщина замерла на полпути, забыв о том, что нужно дышать. Хотя она много раз видела этих людей на снимках в газетах, однако фотографии не могли в полной мере передать величие коронованных особ, собравшихся здесь.
    Но просто увидеть и быть представленным ко двору — две разные вещи, как поняла Лизбет. Она сделала еще один шаг навстречу и первый раз склонилась в поклоне, когда ее представили принцу, с которым Джаф был связан теснее других.
    Это был Карим, темноволосый и гладко выбритый. На голове его красовался тюрбан с драгоценным сапфиром и жемчужинами.
    Как заметила Лизбет, между Джафаром и принцем установились вполне дружеские и доверительные отношения.
    Рядом с принцем стояла принцесса Каролина, головку которой украшала традиционная цепочка со свисающим на лоб сверкающим изумрудом, что превращало ее в настоящую восточную красавицу из сказок. Однако улыбка говорила о том, что это вполне реальная женщина. Принцесса весьма живо заинтересовалась Лизбет и ее ролью в фильме.
    Дальше стоял принц Рафи, улыбчивый брюнет с густыми усами, само очарование. На тюрбане у него был рубин, а на боку висел меч, усыпанный драгоценностями. Глаза его жены, принцессы Зары, сияли теплом. На ней была белая, расшитая золотом, бриллиантами и рубинами шелковая туника.
    И она тоже заговорила с Лизбет о фильме.
    — Нам бы очень хотелось, чтобы Роуз Дюмон обитала в руинах Искандера, — сказала она. — Мы надеялись, что фильм снимут именно там, вы же знаете. Но на данный момент, к сожалению, это просто невозможно, потому что музей до сих пор не достроен.
    — Я очень надеюсь посетить музей, когда он будет открыт, — ответила Лизбет. — Думаю, что к этому времени я еще буду в вашей стране.
    — Джафар непременно должен отвезти вас туда. Джаф? — И Зара подергала Джафа за рукав. — Покажешь мисс Рейн наши знаменитые достопримечательности? Когда решитесь, непременно дайте мне знать об этом.
    Принц Омар — высокий и стройный, как кипарис, с аккуратной острой бородкой, которая придавала ему солидный вид. Традиционный золотой тюрбан с изумрудом невероятно шел к его ярко-зеленым глазам. Принц Омар держался очень высокомерно. Взгляд его смягчался только тогда, когда он смотрел на свою беременную жену.
    Принцесса Джана, загорелая блондинка, была одета в восхитительный золотистый наряд, который отлично сочетался с одеждой ее мужа и сиял, как одна из люстр на потолке позади нее. На шее у принцессы висели многочисленные нити самого отборного жемчуга, который когда-либо доводилось видеть Лизбет.
    И только после этого они приблизились к султану Багестана и его жене. Кто-то провозгласил:
    — Его превосходительство Джафар Заки ибн Басам аль-Хафез аль-Хамзех. Мисс Лизбет Рейн. — И Лизбет оказалась перед парой смеющихся глаз величественной особы, в которой она с трудом узнала бывшую мисс Морнингстар.
    На султанше был потрясающий наряд из темно-пурпурного шелка и шелковая же накидка, украшенная золотой вышивкой и тысячью крошечных блестящих камней. Искусно закрепленная на черных волосах золотая корона с бриллиантами венчала царственную головку.
    Рядом с ней султан выглядел не менее великолепно и величественно в своем золотом одеянии с жемчужинами и изумрудами.
    — Лизбет! — улыбнулась ей султанша и наклонилась, чтобы поцеловать молодую женщину в щечку. — Я слышала, что ты будешь сегодня здесь. Как чудесно снова тебя увидеть, и где! Каково это — работать с Масудом аль-Бади? Когда-то я сама мечтала об этом!
    Лизбет улыбнулась.
    — Очень весело и динамично, — ответила она, и Дана рассмеялась. Женщины поболтали пару минут о жизни, вспомнив общение в Лондоне. Впрочем, долгие разговоры нарушили бы протокол и были ни к чему в данной ситуации. Церемония представления продолжалась, следовало уступить место другим гостям.
    — Эш, — проворковала Дана, склонившись к плечу мужа, — Лизбет — моя старая знакомая.
    Величественный взгляд султана упал на Лизбет, и та инстинктивно склонилась в поклоне.
    — Ваше величество, — прошептала она.
    Неудивительно, что жители Багестана так хотели, чтобы их султаном стал этот человек! Неудивительно, что они рисковали своими жизнями и свободой, выходя на улицу и требуя его восшествия на престол.
    Он что-то произнес, и Лизбет что-то ответила, как в дымке. Она даже не помнила, что именно. Потом Дана сказала на прощание:
    — Лизбет, конечно, каждая наша минута уже расписана, и у нас очень плотная программа пребывания. Но когда ты закончишь съемки или у тебя будет перерыв, может, выкроишь несколько дней, чтобы приехать погостить к нам в Багестан? Было бы хорошо поболтать и вспомнить старые времена.

    — Добрый вечер, мисс Рейн, — проговорил кто-то позади нее. Развернувшись, Лизбет увидела перед собой седого незнакомца в черном костюме. Она не встречала его раньше, однако, странное ощущение, он ей кого-то напоминал… Очевидно, это была очень важная персона. Он вел себя как сильный мира сего…
    После того как их представили царственным особам, Лизбет и Джафар решили пройтись по садам и еще раз насладиться архитектурой. Потом они вернулись в центральный павильон.
    Выполненный в форме квадрата, с взлетающим вверх потолком-куполом, главный зал был разделен двойными рядами округлых мраморных колонн, которые поддерживали купол.
    Сотни великолепных ковров, сотканных из шелка или шерсти, покрывали каждый квадратный дюйм мраморного пола. Еще больше ковров, расшитых по всему периметру серебристыми и золотистыми шелковыми нитями, висело на стенах. И все это сверкало и искрилось в свете тысячи хрустальных ламп.
    В каждом уголке, то там, то здесь, стояли в горшках высокие раскидистые деревья и кусты. Повсюду шумели и искрились струи фонтанов.
    Гости располагались на подушках и диванах, так же богато расшитых, как и ковры на полу и на стенах, а в это время дети подносили им угощение на тарелках.
    В одном уголке просторного зала небольшой оркестр исполнял традиционные мелодии, которые сопровождали негромкие разговоры.
    Кто-то подошел к Джафару и увлек его в сторонку для важной беседы. Лизбет осталась одна и вышла из главного зала в небольшую комнатку, рассматривая картины и ковры с диковинными узорами.
    Вот она остановилась перед портретом султана Дауда, отца принцев. Стояла и смотрела, как вдруг кто-то окликнул ее. В этом маленьком зале она и незнакомец были одни.
    — Здравствуйте, — отозвалась она, вопросительно подняв брови.
    Но он и не подумал представиться ей.
    — Интересуетесь последним правителем?
    — У него была очень сложная жизнь, не так ли?
    — Ну да. Ведь он тоже любил иностранку.
    — Как и его сыновья.
    — Не только сыновья. Ведь и вас любят, не так ли?
    Незнакомец улыбнулся, но Лизбет его улыбка не обманула. Зловещий тон и взгляд не укрылись от внимательного взора молодой женщины. Что-то недоброе черным туманом словно окутывало этого человека. Казалось, стоит вдохнуть это зловоние — и задохнешься. Лизбет сразу захотелось уйти от него как можно дальше. Но что-то задержало ее. Возможно, как раз некая черная сила.
    — Вы так думаете?
    Его взгляд упал на ее шею.
    — Даже такой глупец, как Джафар аль-Хамзех, не позволил бы простой женщине красоваться в «Слезах наложницы». Знаете ли вы цену вещицы, которая на вас надета?
    Лизбет все больше не нравился этот незнакомец.
    — С другой стороны, возможно, он хотел продемонстрировать уникальное украшение окружающим. Или ваша шейка понравилась ему больше других. — Мужчина смотрел на нее с минуту, потом кивнул. — А вы мудрая женщина, — сказал он, тщательно выбирая интонацию. — Вы понимаете, что Джафар аль-Хамзех — само воплощение риска. Игра в рулетку, пьянки — как можно рассчитывать на такого человека? Мы знаем, что вы пытаетесь вернуть его на путь истинный.
    — И это все, что вы знаете?
    — Простите, если я воспользуюсь преимуществом своего возраста, мисс Рейн. Но позвольте мне предупредить вас. Вы идете не тем путем. Такого мужчину, как Джафар, не остановит женщина. Пусть даже и красавица из красавиц. Это болезнь. И от болезни этой есть только одно лечение.
    — И что бы это могло быть?
    Он улыбнулся и щелкнул пальцами.
    — Не правда ли, вы мудрая женщина, как я уже и сказал? Множество молодых людей избежали бы ошибок, если бы только они слушались советов стариков. Это, наверное, современная эпидемия. — И снова щелкнул пальцами. — Единственный способ лечения — дать болезни развиться дальше. Направьте свою энергию в другое русло, мисс Рейн. Только когда Джафар аль-Хамзех потратит свое наследство до конца и падет на самое дно, лишь тогда он начнет жизнь нормального серьезного человека.
    Тратить время на возражения Лизбет не желала. Незнакомец продолжал:
    — Как часто я наблюдал подобное. Напрасны все старания матерей, пытающихся спасти своих сыновей. Только шок от осознания своего падения может привести их в чувство. Даже западные психиатры знают это. Вы способны помочь ему.
    Отдаленные звуки музыки делали сцену еще более нереальной.
    — Но если я стану вдохновлять Джафа на дальнейшую игру, куда нас это заведет? — тонко заметила она с усмешкой. — Глубокий шок лишь отвратит его от меня за мое предательство.
    — Зато это отрезвит обоих. Я знаю, в каком бизнесе вы заняты. — Его голос был полон некоего удовлетворения. — Но вы же не выбираете партнера на всю жизнь, не так ли? Новый фильм, новый главный герой-мужчина. Такой образ жизни диктует свои правила поведения.
    С некоторым удивлением Лизбет поняла, что это не праздная болтовня. И еще она вдруг осознала, что у незнакомца есть определенная цель. Это напугало ее.
    — В таком случае к чему мне волноваться за него? — начала она подыгрывать таинственному собеседнику, догадавшись, куда тот клонит. — Зачем мне беспокоиться о его будущем, если для меня тут нет никакой выгоды?
    Лишь на секунду на его лице промелькнуло выражение торжества и погасло, но Лизбет успела его заметить и утвердилась в своей догадке. Мужчина рассмеялся.
    — Правильно мыслите. Но подумайте, мисс Рейн, если Джафар увидит свое падение сам и вернется на праведный путь верующего человека, как порадуются его друзья! Они будут очень благодарны тому, кто привел его к этому, дал осознать все ошибки. Вам не надо бояться потерь, уверяю вас. Вы не прогадаете.
    — Понимаю, — кивнула она.
    И он кивнул в ответ, не заметив легкой иронии в ее голосе. Человек посмотрел на нее еще немного, потом, словно бы что-то решив, вынул из кармана тонкий бумажник и передал Лизбет карточку с написанным на ней номером телефона.
    — Вы, как никто другой, почувствуете, когда настанет подходящий момент. В этот день позвоните мне. Не пожалеете.
    Не отрывая глаз от его лица, Лизбет автоматически приняла карточку у него из рук.
    Ошибаешься, мысленно проговорила она. Я не такая дурочка, как ты обо мне подумал. И пусть не сразу, но все же я поняла, что ты враг Джафара.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

    Всю ночь до самого утра Лизбет проворочалась в постели. Только когда в комнате стало светло, она наконец смогла задремать. А проснувшись, не увидела Джафа.
    Лизбет поднялась и побрела в ванную, где целых пять минут стояла под холодным душем. Не надо было вчера пить столько вина, думала она.
    Впрочем, головная боль имеет совсем другую причину, наконец догадалась молодая женщина. Это разговор с незнакомцем, который питал весьма дурные намерения по отношению к Джафару, так подействовал на нее. Лизбет содрогнулась при одном лишь воспоминании о нем. Как она выдержала столь долгое общение с этим субъектом? Как вообще он попал на Большой прием? Отвратительная личность с желтыми глазами предателя.
    Такие люди всегда доводят задуманную мерзость до конца, потихоньку размечая каждый шаг, каждое движение. Тот факт, что она в данный момент отказалась ему помочь, ничего не значил. Он непременно дождется своего часа.
    И охотится он на Джафара. Этот человек хочет падения Джафа. Это очевидно. Он сам прямо об этом сказал. Именно угроза и помогла Лизбет сконцентрироваться.
    Да. Она любит Джафа. Совершенно точно. Лизбет ночью осознала это. И она должна защитить его, помочь ему.
    Впервые в жизни Лизбет поняла, по какой причине ее мать осталась рядом с отцом до конца и не ушла от него. Этой причиной была любовь.
    Как ни тяжела была их жизнь, они не бросили друг друга в несчастье. Наконец Лизбет разобралась во всем и облегченно улыбнулась.
    Наверное, она давно уже все знала, только не отдавала себе в этом отчета.
    А боялась она себя и своей любви.
    И еще — одного человека, который предложил ей унизить Джафара.

    К завтраку Лизбет спустилась последней. Гази и Джаф, как узнала она от служанки, которая принесла только что приготовленный кофе, уехали по делам. Анна находилась в своей комнате, работала. Надия забрала малышку и отбыла в город.
    Лизбет быстро позавтракала и решила поплавать в бассейне. Она была свободна, потому что съемки приостановили по каким-то техническим причинам.
    И слава богу. У нее появилось время на отдых и на раздумья. И это свободное время она проведет с пользой. Заодно порепетирует еще не отснятые сцены.
    Впрочем, мысли ее занимал только темный незнакомец. Она так и сяк крутила в голове их странный разговор.
    — Хочешь выпить чего-нибудь? — спросила Анна, невольно прервав мучительные размышления. Лизбет была этому рада. Подруга появилась вовремя.
    На Анне был ярко-розовый купальник, а на плечах ее развевалась прозрачная туника. Кожа немного загорела и блестела от воды. Трудно было представить себе, что лишь год назад эта женщина выглядела как бледная тень.
    Теперь счастливей Анны не было никого на свете. Если бы только хоть капелька этого счастья могла передаться Лизбет!
    Она покрутила головой, пытаясь избавиться от ненужных печальных мыслей.
    Анна принесла большой поднос с кремово-белым напитком и двумя бокалами, который она поставила на маленький столик прямо у локтя Лизбет.
    — Эти безалкогольные коктейли выводят из себя весь наш персонал, — заметила Анна с улыбкой. — Но ведь ты так любишь их.
    — Ммм.
    Анна наполнила оба бокала и присела. Свежий ветерок, дувший с моря, принес тонкий аромат цветов.
    — Красиво здесь, правда? Даже такой жаркий день, как этот, кажется райским. А дома у Джафа хорошо? Я там ни разу не была.
    Подруги немного поболтали об особенностях здешних построек, но более трепещущей темой был вчерашний прием, и вскоре они заговорили о нем.
    Лизбет постаралась на время забыть свои страхи.
    — Да… мы побывали на стольких вечеринках в свое время, — качала головой Анна, — но ни одна из них не сравнится с вчерашней. — И потянулась за коктейлем.
    — Верно. Этот прием всем приемам прием. Когда мы сидели на уютных подушках, Анна…
    — Плечом к плечу, в прекрасных туфлях и платьях…
    — Жалуясь на то, что никто не знает, как правильно готовить коктейли…
    — Да… Забыть такое невозможно…
    — Это был наш звездный час!
    Но оставалось еще кое-что, чего Лизбет не забудет. Она хотела было отпить глоток, однако тут же угрюмо поставила бокал на столик.
    — Анна, прошлым вечером произошло нечто важное.
    — Джаф сделал тебе предложение! — воскликнула подруга.
    — Нет-нет, не то. Вообще-то, это дурное известие.
    И Лизбет в подробностях пересказала разговор с незнакомцем. Когда же она закончила, Анна нахмурилась и закусила губу.
    — И что ты думаешь об этом? — спросила она.
    Лизбет судорожно вздохнула.
    — Пытаюсь понять, каковы его мотивы. Может быть, он надеется, что Джаф продаст свою коллекцию драгоценностей, когда проиграется в рулетку?
    Анна пожала плечами:
    — Может быть. Но я думаю, ее купит Гази, если случится что-нибудь подобное. Вряд ли они допустят, чтобы коллекция попала в чужие руки. Дело не в этом.
    Лизбет задумалась.
    — Даже не знаю. В любом случае он решился на разговор со мной, потому что считает меня чужой, иностранкой. И думает, что меня легко можно подкупить.
    — Ммм… Это вероятно. Но зачем? Чтобы следить за Джафаром? Не похоже.
    — Может, он хотел, чтобы я передала этот разговор Джафу?
    — А ты рассказала ему?
    — Нет, я его еще не видела. Я спала.
    — Гази тоже ушел рано. У них много дел, — сказала Анна. — Но они вернутся к ланчу. Ты ему скажешь?
    Лизбет посмотрела вдаль, на простиравшееся перед ними безбрежное море. Сегодня стояла сильная жара, однако ветерок освежал. Мимо проплывал пассажирский корабль.
    — Я боюсь. Думаешь, надо рассказать?
    Целую минуту Анна молчала, барабаня пальцем по поверхности стола. Лизбет понимала всю серьезность ситуации и дала подруге время подумать.
    — Прошлой зимой, когда с Надией случилось несчастье, — наконец начала Анна, — Гази кое-что мне объяснил. Я не могу посвятить тебя в детали… Но, по моему мнению, ты должна все сообщить Джафару. И немедленно. Возможно, инцидент имеет большее значение, чем мы с тобой считаем.
* * *
    — Как думаешь, ты могла встречаться с ним раньше? — поинтересовался Джафар.
    — Джаф, я не знаю! — воскликнула Лизбет. — Когда он разговаривал со мной, у меня мелькнуло ощущение, что я видела его прежде, вот и все. Но я не уверена.
    — Ты точно его не знаешь? — настаивал он.
    — Нет. Кстати, я отлично запомнила голос этого человека.
    — Ты говоришь, он показался тебе важной персоной, — произнес Гази. — Почему так?
    Молодая женщина закрыла глаза, пытаясь представить себе незнакомца.
    — Его окружала некая аура. И держался он соответственно, — ответила она. — Но я думаю, что он не тот, за кого себя выдает. Мне все же кажется, что я его где-то видела.
    Лизбет решила все же рассказать об этом эпизоде Джафу за ланчем. И правильно сделала. Джафар изрядно встревожился. Он начал ее расспрашивать о подробностях диалога с незнакомцем, а потом срочно вызвал Гази. Они все вместе перешли в его кабинет, где в деталях обсудили событие.
    — С чего ты решила, что он не появлялся после разговора с тобой в главном зале?
    — Я уверена в этом, так как постоянно оглядывалась, но нигде его не увидела. Я хотела показать этого человека Джафу.
    Гази барабанил пальцами по белой карточке с номером телефона.
    — Может быть, ты упустила что-то важное? Постарайся припомнить.
    — Думаю, это все, — вздохнула Лизбет. — Джаф, ты можешь объяснить мне, что это было?
    Кажется, Анна со своим советом попала в точку. То, как отреагировали на рассказ Лизбет оба брата, подтвердило опасения молодой женщины. Дело оказалось государственной важности. Проблема заключалась не только — и не столько — в том, что незнакомец лично ненавидел Джафара. Тут крылось нечто другое. Гази и Джаф, похоже, не были жертвами. Сейчас они напоминали охотников. Львов, которые выслеживают добычу.
    — Даже не знаю, насколько мы можем посвятить тебя в дело, Лизбет, — пожал плечами Джаф. — Нам непременно надо посоветоваться и сначала получить разрешение и уж потом что-то говорить тебе или не говорить.
    Молодая женщина удивленно заморгала.
    — Разрешение? — Она никогда не слышала, чтобы Джаф у кого-либо просил разрешения. — Хочешь сказать, тебе надо переговорить с принцем Каримом?
    Братья переглянулись. Гази усмехнулся:
    — Я всегда считал, что ты выбрал эту женщину исключительно из-за ее внешности.
    Джаф взглянул на Лизбет так, что сердце ее подпрыгнуло.
    — Я выбрал эту женщину за ее душу, — сказал он.
    Реакция Лизбет на его слова была одновременно и радостной, и печальной.
* * *
    — Лизбет, мы должны посвятить тебя в тайну, — сказал ей Джафар тем же вечером. Все трое снова собрались в кабинете Гази. — Речь идет о национальной безопасности. И я должен взять с тебя слово, что ты будешь молчать об этом. Анна и Надия также посвящены во все. Но с кем-либо другим об этом говорить нельзя. Согласна?
    В его словах было столько серьезности, что Лизбет тут же кивнула.
    — Мы хотим, чтобы ты помогла выкурить зверя из его убежища, — медленно проговорил Джафар. — Ты — единственная, кто может нам помочь. Мы посоветовались насчет тебя с правителями Бакарата. И они дали согласие на проведение операции с твоим участием.
    — Боже! — только и воскликнула она. — И чем же я могу помочь?
    — Доведи меня до разорения и до самого дна, как и предложил тот человек. Потом позвони ему и попроси награды, — размеренно произнес Джафар аль-Хамзех.

    — Насколько мы знаем, эта история началась двадцать пять лет назад, — позднее объяснил Джафар. Они с Лизбет шли по берегу моря, под яркими звездами. — Красивая молодая женщина появилась во дворце и попросила аудиенции у правителя. Несомненно, она была знакома с легендами о жизни двора, в которых рассказывалось о том, что султан ежедневно устраивает приемы и разбирает тяжбы рядовых жителей страны. Звали ту женщину Нузайба. Это была мать Джелала. Возможно, ты знаешь его историю.
    Лизбет кивнула. Она читала о нем в журналах. Джелал был сыном принца Азиза аль-Кураши, который вместе со своим братом погиб в катастрофе, так и не успев жениться на матери Джелала. Только сам султан знал о существовании внука. Он воспитал и обучил мальчика, однако не оставил ему никакого наследства после своей смерти. Он даже не рассказал о нем своим трем сыновьям, которые теперь правили в Баракате.
    — Джелал ушел в пустыню со своими соратниками и стал разбойником, объявив себя законным наследником и претендуя на свою часть территории. Тогда и открылась вся правда о его происхождении.
    — Да. Такова история, которая известна всем, — подтвердил Джаф. — Но это далеко не все. В прошлом году к Джелалу пришли люди, которые заявили, что дед на самом деле никогда не знал о его существовании. Принцы тоже ничего не ведают и поэтому никогда не признают его. Просто кто-то из придворных увидел в мальчике орудие, с помощью которого можно будет захватить власть. Именно этот человек и воспитал Джелала, и дал ему образование. Словом, было сделано все для того, чтобы разжечь огонь мести в сердце Джелала, сделав из него послушную марионетку в руках опытных и хитрых интриганов. Когда истина открылась Джелалу, он отказался исполнять свою роль и уехал из страны.
    Лизбет открыла рот от изумления.
    — Я думала, это всего лишь печальная история любви его отца и матери.
    Джаф лишь улыбнулся.
    — Любовь, конечно, тут играет некоторую роль. Но для Джелала главным было благоденствие его страны. Поэтому, поняв, что его просто использовали, он исчез. Однако люди, жаждущие получить власть, остались. И они до сих пор желают захватить престол. — (Лизбет понимающе кивнула.) — На данный момент мы уже выяснили одну из их целей — подорвать авторитет советников принцев. Однако дальнейшее от нас сокрыто.
    — Но как вы об этом узнали?
    — Рамиз Бахрами шпионит за ними.
    — Рамиз! Так вот почему Надия в курсе! Поэтому она с таким нетерпением ждет его!
    — Да. Она отлично знает, что он всего лишь выполняет свой долг, — важно кивнул Джафар.
    — О…
    — Я тоже, Лизбет.
    — Ты тоже… посвящен в это дело и работаешь над ним?
    — Я очень тесно связан с этим.
    Лизбет облизнула пересохшие губы. Сейчас все откроется. Она чувствовала это. Неожиданно до них донесся крик какой-то ночной птицы. Молодая женщина вздрогнула. Ей вдруг стало страшно.
    — И это как-то связано с моим незнакомцем?
    — Мы надеемся, что да.
    — А каковы твои обязанности, Джаф?
    — Я как раз должен играть роль «плохого парня». Если я создам образ этакого гуляки, который разбазаривает имущество отца, то они сочтут меня подходящим для своего плана и решат, что Джафара аль-Хамзеха вполне можно купить.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

    Лизбет прикрыла глаза, и в ее голове словно бы тысячи маленьких осколков сложились в одно большое зеркало, и в этом зеркале она увидела все в истинном свете. Так вот зачем нужен чудной позолоченный лимузин со статуэткой на капоте. Так вот почему появилась страсть к казино. Так вот почему Джафар уверял ее, что не является завзятым игроком.
    — Значит, это всего-навсего представление? — выдохнула она. — Ничего, кроме показухи?
    Джафар внимательно следил за ее реакцией.
    — Вот именно.
    — Боже… И я попалась на крючок! Какая же я дура! Этот «роллс-ройс»… — Лизбет закрыла глаза и покрутила головой, чтобы все встало на свои места. — А как же деньги, которые ты проигрываешь в рулетку?
    — Принц Карим возвращает мне проигрыш. Ведь казино принадлежит ему.
    Они шагали в полной тишине, оставляя глубокие следы на песке.
    — Наверное, я должна была догадаться? — смущенно пробормотала Лизбет.
    Его губы сложились в горькую усмешку.
    — Ну, доверять ты не умеешь, — бросил он.
    Его слова сильно ранили молодую женщину.
    — Но признай, что играл ты великолепно! — воскликнула она возмущенно. — Твое лицо мелькало в прессе на протяжении многих месяцев. Любимая тема журналистов — твой экстравагантный образ жизни.
    — Но ты ведь узнала меня задолго до того, Лизбет. И все же решила поверить в эту газетную чушь. Не правда ли?
    — Нет, я видела все своими глазами. Как в это было не поверить? — горячо запротестовала она. — Считаешь, я не должна доверять собственным глазам?
    — Я же просил тебя…
    — А я просила тебя не играть!
    — А я говорил, что скоро это закончится.
    Ну вот, опять они ссорятся.
    — Да, да, после дождичка в четверг! Ты не меняешься.
    — Как и ты, Лизбет, — горько покачал головой Джафар. — Ты до сих пор сомневаешься.
    — Ну вот, опять ты меня обвиняешь…
    Он схватил ее за плечи и потряс.
    — Нет у нас времени на споры. Ты должна нам помочь.
    — Да конечно, я вам помогу! — выпалила Лизбет. — Знал бы меня лучше, не сомневался бы!
    Джафар прикусил язык, чтобы очередное возражение не разрушило их договоренность.
    — Тогда начнем.
* * *
    Всю следующую неделю Лизбет вела жизнь избалованной любовницы Джафара аль-Хамзеха. Он брал ее с собой в дорогие магазины, где они буквально швырялись миллионами, покупая молодой женщине шикарные эксклюзивные наряды и драгоценности. Лизбет посещала роскошные косметические салоны и каждый день делала укладку. Брала уроки управления яхтой. Джафар даже арендовал для нее лимузин.
    Это днем. Ночью они тоже были заняты. Теперь оба почти до рассвета сидели в казино, проигрывая немереные суммы. И Лизбет была намного активней Джафа.
    Репортеры ходили за ними по пятам, непрестанно щелкая затворами фотокамер. Как следствие, с утра в газетах и журналах появлялись новые снимки с броскими заголовками, осуждающими подобное поведение. Журналисты брали интервью даже у барменов, которые охотно рассказывали, сколько шампанского и мартини было выпито. Очевидно, хорошенькая актриса решила окончательно разорить шейха.
    Конечно, журналистам удалось разнюхать, что любовники познакомились еще в Лондоне. И что именно Лизбет порвала с Джафаром. Сообщалась каждая подробность их отношений, какую только удавалось раздобыть репортерам. И даже история с квартирой на Примроуз-Хилл.
    Скандал все разрастался и разрастался. Утверждали, что Лизбет за свою благосклонность потребовала знаменитую коллекцию драгоценностей. Другая газета предположила, что Джаф за бешеные деньги договорился с Масудом аль-Бади, чтобы тот пригласил в фильм посредственную актрису, лишь бы та оказалась в Баракате. А еще одна газета заявила, что статуэтка на «роллс-ройсе» — это миниатюрная копия самой Лизбет.

    В дворцовых покоях разместились семеро мужчин. Они сидели на подушках около шумящего фонтана, который заглушал их и без того тихую беседу. Там собрались принцы Бараката — Омар, Рафи и Карим. К ним присоединились советники — Хашем аль-Макин, Ариф аль-Рашид, Джафар аль-Хамзех. Присутствовал также самый старший из них — великий визирь Назех аль-Раджулу Даулати.
    — Итак, мы вышли на его след, — резюмировал Омар.
    — Лишь предположительно, — сообщил Хашем. — Напомню, что расследование мы вели осторожно, стараясь не раскрыть нашего агента противнику. Оказалось, что телефонный номер, который незнакомец дал Лизбет Рейн, зарегистрирован на имя некой Римы Бокари. Она живет в районе Факри.
    — Факри! И у нее имеется мобильный телефон? — воскликнул Рафи.
    — Вот именно! На наш запрос ответили, что у женщины есть вдовая дочь по имени Афра аль-Хазия. Говорят, эта женщина является любовницей одного должностного лица. Пока все, но слежка продолжается. И недавно нам сообщили, что возле ее дома засекли мужчину.
    — И кто это был?
    Советник выдержал паузу, затем произнес:
    — Ядет аль-Наяз.
    Это имя оказало одинаковое воздействие на всех присутствующих. Они переглянулись и стали перешептываться. Потом повисла тишина, и был слышен только плеск воды в фонтане.
    — И насколько это точные сведения? — спросил Карим.
    — Не очень точные, повелитель. Его видели рядом с домом женщины. Он выходил из потайной двери, ведущей в ее сад.
    — Репутация у него всегда отдавала душком, — сказал Рафи. — Насколько я знаю, он постоянно рыскал неподалеку.
    — Он был советником отца еще задолго до того, как родились мы, правда? — уточнил Омар. Он повернулся к великому визирю. — Что ты можешь сказать о нем, старейший?
    Какое-то время старик молчал, собираясь с мыслями.
    — Ядету аль-Наязу, должно быть, сейчас лет семьдесят. Как вы знаете, он происходит из семьи, которая веками враждовала с правящим семейством, Кураши. Сорок лет назад отношения между кланами были более напряженными, чем сейчас. Ядет был признанным лидером Наязов. Думаю, именно по настоянию Низами аль-Мулка, моего предшественника, ваш отец назначил его советником. В то же время было осуществлено еще несколько назначений в попытке урезонить Наязов и убедить их, что нет никакой причины для вражды. Я всегда подозревал, что Низами не был удовлетворен этим экспериментом. Он советовал вашему отцу никогда полностью не полагаться на советы Наязов, никогда не давать им абсолютной власти ни над чем.
    Вот почему Ядет аль-Наяз был назначен на административный пост — эта должность далека от политики. Он стал главой дворцового персонала и занимал эту должность до смерти вашего достойного отца. После вашего воцарения он занял аналогичную должность во дворце Халимах.
    Дворец султанши Халимах был местом, где располагались государственные органы Бараката.
    Омар пригладил бородку:
    — Что ж, он оказался в нужное время в нужном месте. Когда мать Джелала пришла во дворец с просьбой об аудиенции, вполне возможно, его тоже позвали.
    — И у него был вполне сформировавшийся мотив, — добавил Карим. — И средства, и возможности.
    — Сможет ли мисс Рейн узнать его? — спросил Омар.
    — К сожалению, ни одной фотографии Ядета не сохранилось, словно бы по случайности, — заметил Джафар.
    — Что же, как рабочая эта гипотеза вполне подходит, — согласился Омар. — Будем надеться, что на этом карьера злодея и закончится. Кажется, Джаф и мисс Рейн подготовили отличный план по его захвату. Когда вы готовы приступить?
    — Сейчас самый подходящий момент, — ответил Джафар.
* * *
    В тот самый вечер, на который было назначено проведение операции, Джаф и Лизбет лежали в спальне, в доме Гази, глядя на залив. Они отдыхали после бурного секса, тихо обсуждая предстоящее дело.
    — Вражда племен? — удивленно повторила Лизбет.
    Джаф кивнул:
    — Это единственное объяснение его поступка. Вражда между семьями Наязов и Кураши продолжалась столетиями. Только представитель Наязов способен разработать план, направленный против правящей династии, да еще такой долгосрочный. Когда Джелал отказался выполнять его очередной умело подготовленный ход, Ядет тут же начал готовить другой. Очевидно, у него прирожденный талант интригана.
    Этот разговор действовал Лизбет на нервы.
    — И к чему бы привели его усилия? Что бы он стал делать с опороченным советником принца? — спросила она в недоумении.
    — Ну, этого он не добьется, уж поверь. Вот ты можешь оказаться в опасности. Пожалуйста, будь осторожна. Не пытайся манипулировать Ядетом, используя полученные о нем сведения. Если он станет подозревать тебя, все только усложнится и мы его не разоблачим. Пусть откупится от тебя, и все. Дальше — наше дело. Обещаешь?
    Она тяжело вздохнула.
    — Ладно.
    Джафар поцеловал ее.
    — Готова?

    Пару часов спустя эти двое уже склонились над своим любимым игровым столом. Они проиграли все, что у них было с собой. А Лизбет, очаровательная, как никогда, заставляла Джафа продолжить игру: «Это же последняя попытка побороть судьбу, дорогой!»
    В ярком, блестящем золотом платье Лизбет выглядела потрясающе соблазнительно. Оно обтягивало ее стройную фигуру, а сзади шел разрез до самых колен и даже чуть выше. Чулки отсутствовали.
    Лизбет была буквально обвешана драгоценностями, и это бросалось в глаза. Золотые цепочки весело позвякивали на руках и ногах. А на груди сверкало изысканное колье.
    Ее зеленые глаза возбуждено горели, гладкая загорелая кожа блестела от пота.
    — Поцелуй меня на удачу, — попросил Джафар, ставя все фишки на двадцать два. В черном смокинге, в белом бурнусе, волнами спадавшем с плеч, он выглядел как распутник девятнадцатого века.
    Его взгляд был способен растопить ее сердце.
    — Поцелуй меня, — приказал он, когда металлический шарик покатился, подпрыгивая в лунках.
    И в этот день удача была не на его стороне, как ни старался он поймать ее. Но Джафар продолжал упорные попытки. Все за столом знали, что он выжат как лимон, у него не осталось ни копейки, поскольку любовница вытянула все до последнего.
    — Я не знаю, как мы доберемся домой, — пригрозил Джафар, но Лизбет лишь равнодушно махнула рукой и подняла бокал с шампанским:
    — За нашу победу!
    Он наклонился, схватил ее в объятия и при всем честном народе поцеловал. Позади них крутилось колесо рулетки.
    — Поцелуй же меня, дорогая, — прошептал Джафар, — и скажи, что любишь.
    Он всего лишь играет, напомнила себе молодая женщина.
    — Я люблю тебя, — выдохнула она.
    Его чувственные губы встретились с ее, и оба закружились в вихре страсти.
    — Я люблю тебя, — тихо сказал он, подняв голову.
    Позади них раздался дружный вздох толпы. Тут они словно бы вспомнили, где находятся, и отошли друг от друга.
    — Двенадцать, — провозгласил крупье.
    — Не-ет! — в отчаянии простонала Лизбет.
    Джаф молчал. Но она почти физически ощущала его решительный настрой.
    «Распутник» бросился к столу и разметал по всей поверхности несчастливые фишки, которые полетели в разные стороны. Люди шарахнулись от него.
    Джаф пробурчал под нос проклятие и допил из бокала золотистое шампанское.
    — Так, — угрюмо сказал он, стукнув кулаком по столу. — Это конец. Идем.
    Он схватил молодую женщину за руку и потащил к выходу. Но Лизбет вывернулась и рассмеялась.
    — Ты не можешь уйти! — выкрикнула она. — Удача вот-вот придет к нам, а мы от нее отвернемся? Двенадцать — это почти двадцать два, разница всего в десятку. Еще одна попытка, Джаф.
    Он сопротивлялся, она просила. Другие игроки неловко пятились назад.
    — Давай же! — кричала Лизбет. — Ради меня. Еще одна маленькая попытка.
    Кажется, Джафар начал раздражаться.
    — Нет, — отрезал он. — Это была последняя. Тебе придется продать одну из твоих побрякушек, если желаешь играть дальше, дорогая. — И он дотронулся до изумрудной сережки в ее ушке.
    Персонал шушукался, пытаясь найти способ утихомирить буйную парочку, не применяя жестких мер. К ним медленно приближался вышибала. Конечно, советник принца — важная персона, однако в таком состоянии…
    — Я не знала, что ты трус! — выкрикнула Лизбет. — Я думала, ты любишь приключения!
    — Тише, — стал уговаривать ее Джафар. — Дорогая, не устраивай скандал. Скоро мы пойдем домой.
    — Я никуда не пойду! Я остаюсь здесь! Так ты собираешься играть или нет?
    — Нет, — решительно заявил Джаф. — Теперь мне придется залезать в карман к брату. А все из-за тебя, малышка. Ты обчистила меня.
    Рот и глаза Лизбет открылись.
    — Это я тебя обчистила? Я?! Да как ты смеешь?!
    Сотрудники казино подходили все ближе. Истерические нотки в голосе Лизбет предупреждали их о надвигающейся буре. Лизбет Рейн, прежде такая веселая и добрая, начала верещать, как старая кухарка или торговка на рынке. Голос ее то звенел, то скрипел, а в зеленых глазах горел огонь ада.
    — Мисс Рейн, — тихо проговорил крупье, рискнув взять ее за локоть.
    — Убери от меня свои руки! — закричала актриса, так лихо махнув рукой, что всем на мгновение посчастливилось лицезреть ее обнаженную грудь, вынырнувшую из глубокого выреза. Толпа разом выдохнула.
    Лизбет все еще вопила, когда ее и Джафа вывели под белы руки из зала, но и в холле она не утихомирилась.
    — И не вздумай ходить за мной! — крикнула женщина Джафару. — Ты видел меня в последний раз! — И с этими словами пулей вылетела из казино.
    Джафар аль-Хамзех хмурым взглядом проводил Лизбет, поправил сбившийся бурнус, кивнул служащим казино и размеренной походкой направился вслед за возлюбленной.

    На другом конце провода отозвался мужчина, голос которого Лизбет узнала:
    — Запоминайте адрес, по которому вы тотчас же приедете.
    Она кивнула водителю лимузина, которым был советник Ариф аль-Рашид.
    — Угол у рынка Крафтс. Там меня будут встречать, — сказала ему Лизбет, и машина тронулась с места.
    Пока все шло по плану.

    — Есть одна маленькая просьба, мисс Рейн, — говорил ей Ядет аль-Наяз. — Не будете ли вы так любезны набрать номер Джафара аль-Хамзеха и попросить его приехать сюда?
    Его голос был полон наглого презрения.
    — Это еще зачем? Шутите?! Не собираюсь я ему звонить! — воскликнула она. Ее притворный гнев был неплохим прикрытием нарастающей паники. Что он там еще задумал?
    — Боюсь, вам придется согласиться. Ваша награда напрямую зависит от этого.
    — Но мы так не договаривались. Джафару не обязательно знать, что я его предала.
    Лизбет болтала без умолку, лишь бы оттянуть время, лишь бы понять, что на уме у Ядета.
    — К сожалению, это необходимо. Чтобы добиться максимального эффекта, ему придется пройти и через это. Предательство любимой женщины — что может быть хуже для восточного мужчины? Звоните, мисс Рейн.
    — Нет, — уперлась Лизбет.
    За себя она не волновалась. Как-нибудь выкрутится. Но заманивать в ловушку Джафа? Этого еще не хватало! Ни одна любящая женщина не подвергнет любимого такой опасности!
    Ядет нахально ухмыльнулся.
    — А ты знаешь, как торговаться. — И он кивнул молодому человеку, который был, очевидно, его сыном. Через пару минут тот принес серебристый кейс, доверху набитый долларами, Лизбет с трудом сдержала возглас удивления.
    — Тут миллион долларов, мисс Рейн. Он принадлежит вам.
    Пусть так. Но она не сдаст позиции.
    — Они не фальшивые? — поинтересовалась цинично актриса.
    Ядет склонил голову в знак уважения.
    — Убедитесь сами.
    Она подошла, взяла одну пачку, перелистала банкноты. Все новенькие и явно не фальшивка.
    — Но что мне с ними делать? Что обо мне подумают люди в этой стране? Доллары? Где можно их поменять в таком количестве? — Она намеренно тянула время.
    — Все уже устроено в лучшем виде, — заверил он ее. — Звоните же!
    Лизбет долго колебалась, рассматривая свой мобильник и крутя его в руках. Секретные службы слышат сейчас каждое их слово. Ничего, что-нибудь непременно придумают. Она вздохнула и решилась.
    — Ну, ладно! — Молодая женщина вскочила и заходила по комнате. — Только это нечестно, так и знайте!
    — Какая сентиментальность, мисс Рейн. Правда, надо вам сказать, жизнь редко бывает честной. Справедливое воздаяние мы получим только на небесах.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

    — Не понимаю, — сказал Джаф, взглянув на полный денег серебристый кейс и поворачивая голову к Лизбет, которая развалившись сидела на диване. — Каким образом ты участвуешь в этом, Ядет?
    — Все очень просто, ваше превосходительство. Предательство. Мисс Рейн продала вас за миллион долларов. Не так ли, мисс Рейн?
    — Называйте, как хотите! — фыркнула молодая женщина. — Зачем было платить за встречу с Джафаром такие деньги? Могли бы всего лишь записаться к нему на прием.
    Джаф нахмурился.
    — Миллион долларов? Действительно. К чему все это, Ядет?
    — Ну, я еще не закончил. Вы согласились разорить его, правда, мисс Рейн? Такова была наша сделка, — обратился старик к Лизбет.
    — Лизбет? — Джаф недоверчиво поднял брови. Слишком театрально, на взгляд опытной актрисы. — Как ты могла?
    — Веришь или нет, мне все равно. — Она поднялась. — Ну а теперь я могу уйти?
    Но Ядет поднял руку.
    — Еще нет. Видишь, как все обернулось, твое превосходительство? Ты думал, она любит тебя? А я купил ее за миллион долларов. Но не сомневаюсь, что ты потратил на нее в сто раз больше. — И он развел руками. — Женщины такие переменчивые создания! А ты потерял все. «Что дальше?» — может спросить себя мисс Рейн, как весьма практичная особа. Поставить на кон восхитительные драгоценности? Женщины, подобные ей, не способны на такие жертвы.
    Джаф кивал головой машинально, как китайский болванчик.
    — Это правда, Лизбет? Но почему? — восклицал он. — Я же люблю тебя! Я бы сделал для тебя все возможное.
    Лизбет покачала головой.
    — Я не знала, что все так закончится, — пробормотала она, отворачиваясь. — Не моя вина, что ты проигрался.
    Джаф уронил голову на руки.
    — Я слишком много выпил. Я не мог думать. Чего ты хочешь, Ядет?
    — Только помочь тебе.
    — Ты же не покинешь меня, Лизбет? Ты не имеешь права. Я не могу жить без тебя, — сказал Джаф голосом, от которого дрожь пробежала по телу Лизбет. О, если бы только это было правдой!
    — Не волнуйтесь, ваше превосходительство. Если правильно распорядиться оставшимися на руках картами, можно и выиграть. Мисс Рейн не покинет вас, если вы победите, верно, милочка?
    — Что вы хотите от него?
    — Хочу, чтобы он позвонил. Один телефонный звонок. Если ты, красавица, добьешься этого… — старик постучал по серебристому кейсу, — то получишь деньги.
    — Погодите! — вскричала Лизбет в гневе. — Вы сказали, что деньги уже мои!
    — Но мы уже выяснили, что мир несправедлив, дорогуша, — сладко пропел Ядет. — Пусть он позвонит, и можешь убираться вместе с кейсом… — Он захлопнул чемодан. — Отныне твоя жизнь обеспечена. Более того, ты получишь возможность восстановить финансовое положение Джафара. Если захочешь, конечно. Ну же!
    Лизбет даже подалась вперед, словно заинтересовавшись.
    — Видишь? — подмигнул аль-Наяз.
    Джаф потер глаза, словно бы желая проснуться.
    — Какой номер?
    Перед ним легла карточка с номером телефона.
    — Позвони и попроси этого журналиста приехать сюда, — вкрадчиво приказал аль-Наяз.
    Джаф снова удивился.
    — Это еще зачем?
    — Английский журналист. Ты расскажешь ему всю правду.
    — Нет. — Джафар отбросил карточку, словно ядовитую змею.
    Ядет подозвал своего юного помощника.
    — В таком случае…
    Тот запер кейс на замок и понес к выходу.
    — Подождите! — крикнула в тревоге Лизбет. — Это мое!
    — Твое. Если его превосходительство позвонит по этому номеру.
    Джаф махнул рукой.
    — Можете уносить. Мне не нужны эти деньги.
    — Подожди минуту, дорогой, — быстро проговорила Лизбет. — Могу я узнать, в чем, собственно, дело?
    — Бесчестно добывать деньги шантажом, — назидательно произнес Джаф. — Идем отсюда.
    Она соблазнительно улыбнулась ему.
    — Возможно, ты и прав. Но что нам стоит спросить? — защебетала Лизбет и повернулась к Ядету. Молодой человек с кейсом остановился. — Так зачем Джафар должен позвонить?
    — Тебя это не касается. Он вызовет журналиста, а ты с деньгами уберешься отсюда, — прошипел Ядет, выходя из себя.
    Молодая женщина подозрительно прищурилась.
    — А что вы сделаете с этим человеком? Вы же не причините ему вреда?
    Аль-Наяз рассмеялся.
    — Напротив. Его карьера взлетит наверх.
    Лизбет заморгала.
    — О! Ну, это не так плохо. Верно? — Она повернулась к Джафу. — Ты же можешь это сделать, правда, дорогой?
    Джаф покачал головой:
    — В какую историю ты хочешь меня втянуть, Ядет?
    Лизбет улыбнулась и наклонила голову.
    — Сделай, как он просит, милый. Этих денег нам хватит на жизнь. Хотя бы на первое время, а? А если нет, ты можешь попросить денег у Гази, не так ли? Знаю, тебе это не по вкусу. Но что делать…
    — Я хочу знать, что он придумал, — упрямо повторил Джаф.
    Лизбет в изнеможении рухнула на диван и заломила руки, устав от спора.
    — Да какая разница, — выдохнула она. — Все равно ничего не попадет в печать, если ты не позвонишь. Кстати, могу позвонить я.
    Джаф подскочил и схватил ее за руку. Его железная хватка удивила женщину. Она взвизгнула от боли.
    — Только не это, Лизбет. Не дури.
    — Ты любишь меня, Джаф? — спросила она, и вдруг слезы навернулись ей на глаза, а голос задрожал. Почти по-настоящему.
    — Лизбет…
    — Любишь?
    — Ты же знаешь, что люблю, — сказал он резко, глядя ей прямо в глаза, и для израненной души Лизбет это прозвучало музыкой сфер. Она закрыла глаза, блаженно улыбнувшись. Да, пусть игра, но зато так приятно. Будет что вспомнить на старости лет.
    — Я тоже люблю тебя, Джаф. Всегда любила.
    Они замерли на необыкновенно длинное мгновение, не отрывая взглядов друг от друга. Казалось, они остались одни, никакого Наяза рядом.
    — Сделай же это для меня, — прошептала она.
    Он поднялся.
    — Идем отсюда.
    — Джаф! — выкрикнула женщина, пытаясь воспользоваться последним доводом. — Если ты сейчас уйдешь, больше никогда меня не увидишь.
    Он развернулся и посмотрел на нее.
    — Увижу, — только и сказал Джафар.
    Лизбет схватила телефон.
    — Позвони ради меня, Джаф. Бог с ним. — Она кивнула на старика. — Сделай это ради меня.
    — Ты продала меня, — прорычал он, как мужчина, который проиграл и знает, что ему не отыграться. — Я отлично знаю, ты снова продашь, как только представится случай.
    — Нет! — крикнула она, радуясь, что он берет наконец телефон. — Нет, никогда, Джаф. Как я могу бросить тебя?! Пожалуйста.
    Джаф, словно покорившись судьбе, набрал нужный номер.

    — Это был отличный план, господа, — рассказывал Джаф о своих приключениях трем принцам и нескольким советникам, когда они снова собрались у фонтана в королевских покоях.
    — Тот файл, который я должен был передать журналисту, содержал фальсифицированные сведения о том, что правители Бараката торгуют наркотиками, поставляя их в Западную Европу. Вот почему им был так необходим советник. Человек, которому поверили бы журналисты.
    — И, конечно, файл остался у тебя.
    — Конечно. Нас с Лизбет отлично слышали секретные службы, так что перехватили англичанина, подменив его на своего человека. Ядет попался.
    — Как продвигается дальнейшее расследование? — спросил принц Рафи.
    Советник Хашем откашлялся и проговорил:
    — В горах обнаружены поля, засеянные маком. Как мы и предвидели, они располагаются на границе между центральным и восточным Баракатом. Фабрика по изготовлению наркотиков тоже существует. Это мы точно знаем. Мы действуем очень осторожно, чтобы использовать элемент внезапности. Аресты будут произведены в течение двенадцати часов.

    Лизбет и Джаф шагали по берегу, освещенные только блеском звезд.
    — Так Рамиз уже возвращается?
    — Да. Принцы очень тебе благодарны, Лизбет.
    — И что они сказали? — спросила молодая женщина.
    — Они передают благодарность пока на словах, но обещают непременно щедро вознаградить тебя за помощь. Распорядились, чтобы я выяснил, чего бы ты хотела.
    — Даже так?! — вырвалось у Лизбет.
    — Предела не существует, — усмехнулся он.
    — А какого рода может быть награда?
    — Любая. Квартира здесь или за границей или достойный титул. И, уж конечно, награду они вручат лично. Запись встречи у Ядета была передана принцу Кариму, и он выразил тебе признательность за отличную игру. Все чуть было не поверили в искренность твоих слов.
    Лизбет рассмеялась и покрутила головой.
    — Я так рада, что все закончилось благополучно и негодяи разоблачены, — заявила она, взглянув на небо. — Ты прав. Здесь звезды совсем другие. И так близко, словно до них можно достать рукой. Мне кажется, я на другой планете.
    Джаф улыбнулся.
    — К этому быстро привыкаешь. Но будь осторожна, Лизбет. Этот момент способен повлиять на всю твою дальнейшую жизнь.
    Она разровняла ногой сырой песок.
    — Не думаю, что принцы в силах дать мне то, чего я хочу.
    Джаф поднял брови.
    — Да что же это такое?
    — Только ты можешь сделать это, — сказала Лизбет с сильно бьющимся сердцем. — А я сомневаюсь, что ты этого желаешь.
    — Если ты имеешь в виду «Слезы наложницы»… Неужели ты считаешь меня таким жадным?
    — Не то.
    Он нахмурился:
    — А что же тогда?
    Лизбет посмотрела ему в глаза и ощутила, что сейчас решится ее судьба. Вот сейчас она действительно рисковала.
    — Я желаю снова услышать, что ты меня любишь, — прошептала она дрожащим голосом. — Примерно так, как ты говорил у Ядета. Только… пусть это будет правдой.
    Губы его сжались. И сердце ее упало. Ну, вот и все. Тут глаза Джафара лукаво блеснули.
    — Значит, вот какой награды ты хочешь, Лизбет. Недурно. И что ты сделаешь с ней?
    Слезы сами собой покатились из ее глаз.
    — Ладно, ладно, ничего.
    — Опять сбежишь? Но куда?
    А Лизбет была не в силах вымолвить ни слова.
    — Все изменилось, Джафар, — наконец с трудом вымолвила она, размазывая влагу по щекам. — И если принцы спросят меня, чего бы я хотела, я скажу — выйти замуж за советника Джафара аль-Хамзеха.
    — Ты любишь меня, Лизбет? — спросил он хрипло.
    — Да, да, да! — выкрикнула она, бросаясь ему на шею. — Да, просто обожаю. И не знаю, как жить без тебя. Я любила тебя с самого начала, только боялась признаться себе. Я умру, если ты скажешь, что разлюбил меня. Я хочу за тебя замуж, хочу родить много детей. Все они станут советниками, как и их отец. А в старости хочу нянчить много-много внуков.
    — Именно это я всегда мечтал услышать от тебя, моя драгоценная Лизбет, — объявил счастливый Джафар, заключая женщину в свои объятия.
    — А ты любишь меня? — выдохнула она.
    — Послушай, дорогая, такая сильная любовь, как моя, не могла умереть.
    Таков был ответ Джафара аль-Хамзеха. И тут же глаза Лизбет засияли ярче изумрудов, ярче бриллиантов, ярче небесных звезд.
Top.Mail.Ru