Скачать fb2
Громкое эхо тихих слов

Громкое эхо тихих слов

Аннотация

    Пусть все женщины вокруг сохнут по Джордану, уверяла себя Шарлотта, ей от этого ни холодно, ни жарко. И что с того, что он красив, богат и умен? Зато самоуверен без меры и ловелас, каких свет не видывал. Знала бы она, что в один прекрасный день…


Кэтрин Росс Громкое эхо тихих слов


ГЛАВА ПЕРВАЯ

    То, что случилось, было неожиданно и глупо. Это было самой большой глупостью в ее жизни… не считая, конечно, запутанных отношений с Дэвидом. Шарлотта вздохнула.
    Она слегка повернула голову и посмотрела на мужчину, лежащего рядом с ней на кровати. Разумеется, она видела его и раньше. Но сейчас она смотрела на него в панике… Хотя теперь это уже не имело значения.
    Самое ужасное, по мнению Шарлотты, было не в том, что произошло между ними ночью, а в том, что Джордан, тот, что лежал сейчас рядом с ней, был партнером ее отца по бизнесу и более того — ее, Шарлотты, начальником. «О, небо! — Шарлотта передернулась. Как я могла допустить эту связь? Тем более между нами никогда не было даже флирта!»
    Шарлотта продолжала рассматривать его. Спящим он выглядел по-другому: не таким самоуверенным… даже уязвимым, хотя сама мысль о том, что Джордан может быть беззащитным и уязвимым, казалась абсурдной.
    Джордан Ланч мог быть каким угодно, но только не уязвимым. Жестким и энергичным бизнесменом, интересным и умным собеседником, страстным и внимательным любовником, но не уязвимым.
    Джордана всегда окружали умные и интересные мужчины и, конечно, очаровательные женщины, желающие привлечь его внимание. Шарлотта частенько наблюдала, как женщины льнут к Джордану, преследуют его. Нет, Шарлотта никогда бы не стала себя так вести. Зачем ей нужно внимание на какое-то мгновение, чтобы после тебя тут же забыли?
    Так как же получилось, что она оказалось в таком положении? Неужели бокал легкого вина мог сыграть с ней злую шутку?! Разумеется, нет.
    Шарлотта стала вспоминать, как они иногда переглядывались через стеклянную перегородку, разделяющую их офисы. Взгляд Джордана Ланча был оценивающим, любопытным и вопросительным. Ну, а она не слыла легкодоступной женщиной; мужчинам приходилось добиваться ее внимания. И она смотрела на Джордана равнодушно, почти высокомерно, угадывая в нем достойного противника.
    Да, Шарлотта считала Джордана интересным мужчиной, и только. «Мне нет до него дела», — говорила она себе и отводила взгляд, хотя иногда и ловила себя на том, что работает через силу, стараясь не думать о Джордане. Шарлотта напоминала себе, что сейчас у него в любовницах числится двадцатитрехлетняя красавица модель, страстность и ревнивый характер которой были основным предметом сплетен за ланчем большинства сотрудников. Посплетничать о Джордане и его очередной пассии — обычное дело. А еще, размышляла Шарлотта, начальник вовсе не в ее вкусе слишком самоуверен, слишком красив, слишком много женщин крутится вокруг него.
    Впрочем, девушке доставляли удовольствие молчаливое кокетство и игра в «кто кого переглядит», ей казалось, что она равнодушно и достойно парирует его молчаливые призывы. Да, все сходят по нему с ума, а для нее он — обычный мужчина, к тому же ее начальник, а это полностью перечеркивает даже малейшее желание завязать с ним интрижку.
    Что самое удивительное, отец Шарлотты, возглавляющий компанию, был очень высокого мнения о Джордане и как о работнике, и как о человеке, что Шарлотту весьма озадачивало.
    Она вспоминала, что, когда Джордан только появился, между ними были очень прохладные отношения, и только спустя несколько месяцев, когда они узнали друг друга поближе, климат в офисе потеплел. Но если честно, ей не хотелось особенно сближаться. Зачем? Отец наведывался сюда редко, а Джордан был слишком погружен в свою личную жизнь…
    Однажды, когда она была занята каким-то важным проектом, раздался звонок телефона. Сняв трубку, она раздраженно проговорила:
    — Шарлотта Маккенн слушает.
    — Привет, Шарли. Не узнаешь? Я смотрю, ты совсем заработалась. Думаю, нам надо где-нибудь посидеть, поболтать. Ну, поддерживаешь мое предложение?
    — Привет, Мелани. Разве можно не узнать твой энергичный голосок? Он мертвого разбудит. — Шарлотта действительно обрадовалась, услышав голос подруги. — Ты звонишь, потому что услышала обо мне кое-что неприятное?
    К сожалению, в последние дни ей многие звонили, чтобы выразить сочувствие и подбодрить, хотя она сомневалась в искренности некоторых «друзей».
    — Да. Узнала от Эрики, но я не верю. Дэвид всегда казался мне воплощением надежности и порядочности.
    — Мне тоже. Но, очевидно, внешность обманчива. — Шарлотта отмахнулась от грустных воспоминаний, постаралась взять себя в руки и как можно беспечнее добавила: — Жизнь на нем не закончилась.
    — Шарли, неужели ты не переживаешь? Ведь вы хотели пожениться, разве не так?
    — Значит, не судьба. И хорошо, что все так случилось, потом было бы значительно тяжелее. Если честно, я чувствую себя гораздо спокойнее, чем многим хотелось бы.
    Шарлотта постаралась сказать это как можно небрежнее.
    — И все равно грустно, ведь так можно вообще разочароваться в мужчинах, — проворковала Мелани. — Но я настаиваю на своем приглашении. Если не хочешь в кафе, приходи завтра ко мне. У меня кое-кто будет, мы прекрасно пообщаемся… Ну, Шарли?
    «И все будут смаковать мои неприятности, обсуждать Дэвида и его измену и с большим удовольствием сочувствовать мне», — мысленно спрогнозировала Шарлотта.
    Нет, ей совсем не хотелось идти к Мелани. Если честно, ей вообще никуда не хотелось идти.
    Но Мелани не сдавалась:
    — Не говори так. Будет моя приятельница Джейн Райк. Ты же знаешь, она хоть кого развеселит и успокоит.
    Джейн Райк, самая большая сплетница в Лондоне! Шарлотта даже зажмурилась, представив себе, что может сочинить Джейн. Мелани она не стала ничего говорить, каждый волен дружить с кем ему угодно, но не допустит, чтобы весь Лондон обсуждал ее личную жизнь.
    — Нет, Мелани, надо поскорее забыть обо всем, к тому же у меня времени очень мало… заканчиваю проект…
    Она замолчала, заметив, что в ее кабинет входит Джордан. Мимоходом ему улыбнувшись, чего никогда бы не сделала при других обстоятельствах, она быстро попрощалась с подругой и положила трубку.
    Джордан, ободренный ее улыбкой, сел на край стола. «Да, за него бы стоило побороться, подумала Шарлотта, — если б это был мой тип. И все же он элегантный, мужественный. А какая осанка! Да и в уме и деловитости ему не откажешь, тут отец прав».
    — Я помешал?
    — Подруга может подождать, а у вас, как я понимаю, дело?
    — Подруга? — Его брови удивленно поднялись. — Или друг?
    Шарлотта пожала плечами.
    — Представьте себе — подруга, — небрежно бросила она. — Приглашала к себе на вечеринку, но у меня нет никакого желания идти в гости и веселиться. Но оставим в покое меня и перейдем к делам. Может, обсудим бюджет нового проекта?
    Но Джордана не так-то легко было отвлечь от интересующего его вопроса.
    — И все-таки, почему бы вам не развлечься? — поинтересовался он. — Вечеринки хороши тем, что отвлекают от тяжелых мыслей, человек расслабляется, и…
    — И я больше не хочу говорить об этом! — перебила его Шарлотта.
    — Но что тут такого особенного?
    — Мне просто не хочется туда идти. — Она придвинула чертеж поближе к нему. — Давайте лучше о бюджете поговорим.
    Но Джордан продолжал упорствовать:
    — Вы не ответили на мой вопрос.
    — Потому что… — она откинулась в кресле и стала поправлять прическу, — Мелани не следует знать более того, что я ей сказала. Я не желаю, чтобы обо мне болтал весь Лондон.
    — Да, ситуация препротивная, когда тебя начинают склонять… Что ж, давайте посмотрим ваши планы о бюджете.
    Он присел рядом. Они почти час обсуждали дела и расстались вполне довольные друг другом. Шарлотта ценила деловую хватку Джордана и его умение проникать в самую суть проблемы, а Джордан размышлял о том, что впервые встретил такую красивую и умную женщину, к тому же не лишенную чувства юмора, а это очень помогает в работе. «Особенно если учесть, что у нее сегодня, как и у меня сейчас, плохое настроение», — подумал Джордан. Только вот почему у него плохое настроение, он не знал. Вернее, знать-то он знал, но сделать ничего не мог, слишком крепкий орешек ему попался.
    Джордан чувствовал, что просто так расстаться с этой прелестной женщиной не в состоянии. Но говорить-то больше не о чем… Неожиданно он спросил:
    — Почему бы нам не пообедать вместе сегодня?
    Шарлотта посмотрела прямо в его темные глаза и прочитала в них предостережение, но… разве женское сердце когда-нибудь слушает голос разума? И все же она попыталась отказаться:
    — Спасибо, Джордан, но я не могу… я занята…
    — Один вечер ничего не изменит в ваших планах, Шарлотта. К тому же мы могли бы обсудить еще кое-какие проблемы.
    И Шарлотта сдалась…
    А сейчас она лежала, смотрела в потолок и не могла найти себе оправдания. Конечно, они обедали не в первый раз. В компании постоянно устраиваются обеды… для деловых переговоров. Но эти обеды — официальные. Иногда на них присутствовал и отец.
    И после таких встреч Шарлотта не оказывалась в постели Джордана!
    Джордан заворочался. Шарлотта подумала, что он просыпается, и испугалась. Хотя чего теперь-то бояться? Ночь страсти позади, ее не вычеркнешь из памяти, ничего не изменишь. Но Джордан повозился, устраиваясь поудобнее, и снова затих.
    Шарлотта снова стала рассматривать его.
    Ничего не скажешь, красивый мужчина. Черные густые волосы. Сильное, стройное тело. Нежные руки… теперь она знала, как они умеют ласкать… От воспоминаний в ней вспыхнуло желание.
    «Это ужасно, — подумала она, — я сошла с ума, иначе это никак не назовешь! Но факт остается фактом: я лежу голая в кровати с мужчиной, которого едва знаю и уж точно не люблю. Надо срочно убегать отсюда, пока он не проснулся. Я не смогу смотреть ему в глаза. Как все унизительно и постыдно!»
    Осторожно выскользнув из-под одеяла, Шарлотта встала с кровати и, стараясь ступать осторожно, стала собирать свое белье, разбросанное по всей комнате.
    Она заглянула под кресло и кровать, но не обнаружила свой бюстгальтер… Трусики и колготки нашлись, а бюстгальтер как сквозь землю провалился. «Более смехотворной ситуации не придумать, — издевалась она над собой. Преуспевающая деловая женщина, дизайнер, тридцати двух лет, ползает под кроватью, на которой спит ее случайный любовник!» Но внутренний голос нашептывал ей, что особенно расстраиваться не стоит, в ее возрасте уже не имеет значения срок знакомства: люди просто наслаждаются сексом, а не анализируют, почему попали в такую ситуацию.
    Но настроение от этого у Шарлотты не улучшилось. Какое уж тут наслаждение? Ей стыдно и неловко, что она опустилась до случайной связи! Она! С ее старомодным отношением к сексу!
    Джордан снова заворочался, его рука свесилась, почти касаясь ее волос. Шарлотта замерла и стала лихорадочно соображать, что ответить, если он заговорит с ней, но беспокоилась она зря: он крепко спал.
    Она вылезла из-под кровати, поднялась и стала осматривать комнату. Может, лифчик на кресле под его рубашкой? Она взяла рубашку, и в это время Джордан открыл глаза.
    — Доброе утро, — сонно произнес он и потянулся, одеяло сползло, открыв его широкую грудь. — Как настроение? Почему ты уже встала? — лениво поворачиваясь на бок и приподнимаясь, протянул Джордан. — Что интересного на полу?
    — Все в порядке. Думаю, мне пора уходить… ну, я всегда начинаю день с разминки на полу. Но разве ты не спал?
    Он улыбнулся.
    — Как тебе сказать… я спал, но время от времени мои глаза открывались, и тогда перед ними возникало сладостное зрелище в виде твоего роскошного тела. По-моему, тебе не нужна разминка и зарядка по утрам.
    Он с восхищением посмотрел на нее.
    — Ну, если быть откровенной, я искала свою одежду, — чуть громче, чем следовало, волнуясь и краснея, сказала Шарлотта.
    — Думаю, все в холле. Но зачем торопиться? Еще очень рано.
    «Господи, как он спокоен! Неужели для него в порядке вещей вот так просыпаться рядом с малознакомой женщиной? Никакого смущения или неловкости», — недовольно отметила про себя Шарлотта.
    В это время раздался телефонный звонок. Телефон стоял на столике рядом с кроватью. Джордан снял трубку, а Шарлотта подошла к открытой двери, ведущей в коридор, и увидела свою разбросанную как попало одежду. Она мгновенно выскочила, закрыла за собой дверь и стала лихорадочно одеваться, радуясь тому факту, что современные ткани не мнутся. Но, увы, бюстгальтера не было и здесь.
    Недолго думая, она сунула ноги в туфли, схватила сумочку и помчалась прочь из роскошных апартаментов Джордана. Но на улице сообразила: машины-то нет, Джордан привез ее на своей! И, как всегда не вовремя, накрапывал дождь.
    Шарлотта пошла к ближайшей станции метро. Она проклинала все на свете, и в первую очередь себя — за то, что умудрилась так вляпаться! Давненько она не ездила в метро. Казалось, в подземку спустился весь Лондон: со всех сторон Шарлотту давили чужие спины и плечи. Ее светлые волосы намокли, и у нее не было платка, чтобы вытереть лицо. Вчера стояла хорошая погода, поэтому она не взяла зонт. Она же не думала, что проведет ночь вне дома. И тем более не планировала ехать на работу утром в метро.
    Шарлотта вошла в вагон, села, закрыла глаза и снова задумалась.
    Что, собственно, такого страшного произошло? Разве я не испытала наслаждение, подобного которому у меня давно не было, да и было ли оно когда-нибудь? В конце концов, многие люди — и Джордан, очевидно, в их числе распростились с мечтой о любви и сосредоточили свое внимание только на ее физической стороне. Может, так и надо поступать? И если не думать о моральной стороне случившегося, то смело можно сделать вывод, что я узнала этой ночью много такого, чего раньше не знала…
    Как же все-таки она оказалась у него дома?
    Они отправились в ресторан, и Шарлотта всю дорогу заразительно хохотала — ведь у Джордана потрясающее чувство юмора, и он, казалось, задался целью с помощью смеха довести ее до инфаркта. А когда они уже сидели за столиком и ожидали заказ, на них многие завистливо и с нескрываемым интересом поглядывали, так как его остроумные реплики доносились до соседних столиков.
    Ни к чему лукавить — Шарлотта гордилась своим спутником. Сейчас она понимала, что всеобщее внимание, которое он вызывал, и тот огонь в его глазах, который она заметила, когда он приглашал ее в ресторан, были сигналом для нее предупреждающим: будь начеку, опасность. Но она понадеялась на свои «старомодные взгляды».
    — А где же сейчас ваша Бенита? — спросила Шарлотта в одну из коротких пауз.
    — Мы с Бенитой расстались пару недель назад, — просто, без всякого сожаления в голосе ответил он.
    — Извините.
    Ей показалось, что его равнодушие показное.
    Он пожал плечами и ответил:
    — Шарлотта, в жизни все случается, иногда разлука даже полезна. А вы с Дэвидом помирились?
    Шарлотта явно не ожидала этого вопроса.
    — Он сейчас в Штатах…
    Она не знала, что еще сказать, и главное, откуда он знает про Дэвида?
    — Кстати, ваш отец всегда был против Дэвида.
    — Разве мой отец обсуждал с вами мою личную жизнь? — Ей не понравилось его замечание, и она не сочла нужным скрывать это. — Странно, но мне отец никогда не говорил этого.
    — Не сердитесь, Шарлотта, это было только один раз и мимоходом, я уж не помню, по какому случаю. Ведь вы же долго встречались с Дэвидом?
    — Два года. А вы с Бенитой?
    — Собственно, не очень долго, но как оценить — долго или нет? Разве это имеет значение, когда люди полюбили друг друга? После свадьбы с Надин я отмечал каждую нашу годовщину, и это было в радость, а теперь даже вспомнить не могу, когда я поцеловал ее впервые.
    Джордан сказал это искрение и просто, Шарлотта поняла, что он не кривит душой. Она слышала, что он разведен. И только. Джордан не говорил о своем прошлом ни с кем, даже с ее отцом, но ему звонило столько женщин и, по слухам, он так часто их менял, что с трудом верилось в его печаль или сожаление о прошлом.
    — Очевидно, вы сначала очень любили свою жену?
    — Да. Но эта любовь не принесла мне ничего, кроме горя. Однако жалеть меня не стоит, — улыбнулся он.
    Шарлотта покраснела.
    — Ну что вы, мне не надо было расспрашивать вас. Но вы же меня спросили про Дэвида, вот я и решила поддержать светский разговор. Забудем об этом, договорились?
    — Согласен. Сегодня я счастлив, Шарли.
    — Я тоже. Скажу откровенно: я не хотела никуда идти, но сейчас не жалею о том, что приняла ваше предложение.
    Они прекрасно поужинали. Особенно ей понравились салат из авокадо и мясо на решетке. Пора было уходить.
    Джордан достал бумажник, и Шарлотта тут же потянулась к своей сумочке со словами:
    — Каждый платит за себя.
    — В следующий раз вы заплатите за меня, — закрыл он тему и достал свою кредитную карточку. — Кстати, Шарлотта, вы давно не разговаривали с отцом? Я не могу до него дозвониться.
    — Звонила Руфь. Они во Франции и в ближайшее время не собираются возвращаться… Они где-то на юге.
    — И все?
    — Все. Я даже не успела ее спросить о здоровье папы. Но моя мачеха всю жизнь спешит и по телефону тоже, иногда это очень раздражает.
    — Вы с ней не в ладах?
    — Нет. Просто такой характер. Отец с ней счастлив, а мы с Дженифер другого и не желаем. Но когда ты хочешь что-то узнать, а на другом конце вешают трубку, это ужасно раздражает. — Шарлотта нахмурилась. — А разве отец не связывался с вами в последнее время?
    — Представьте себе — нет, иначе я бы у вас не спрашивал, а мне, как партнеру, следует знать о его планах.
    Он приобнял ее за плечи, и они вышли из ресторана…
    Поезд дернулся, и Шарлотта открыла глаза. «Моя станция, чуть не проехала». Она вышла из вагона и поднялась на улицу. Дождь продолжался.
    …Они подъехали к его дому, и Джордан непринужденно, даже равнодушно пригласил ее выпить кофе… просто выпить чашечку кофе. Что ж тут такого? Достойное завершение полуделового вечера.
    Ей очень понравилась его квартира, современная и стильная, под стать ему, такому же стильному и элегантному. Настоящая мужская квартира, подумала Шарлотта, но не стала сравнивать со своей: она любила свою уютную квартирку, в которой было много воздуха, света и цветов.
    Когда Джордан ушел на кухню, она прошлась по комнате, выглянула в окно и осталась довольна и дизайном помещения, и видом из окна.
    — Кто так прекрасно оформил вашу квартиру?
    — Я не знаю фамилий. Просто заказал через очень известную фирму, и все. Вообще-то в вашем присутствии как-то неловко говорить о других дизайнерах. — Он виновато улыбнулся.
    Шарлотта улыбнулась в ответ, она была польщена. Неожиданно ее взгляд упал на фотографию темноглазой и очень хорошенькой девочки. Малышке на вид было годика три. Но уже сейчас было понятно, что, когда она вырастет, будет красавицей.
    — Кто это?
    — Моя дочь, Наташа.
    — До чего хороша! — Шарлотта подошла ближе и взяла фото в руки.
    — Да, была… Она умерла… уже два года, — безжизненным голосом пояснил Джордан.
    Шарлотта похолодела от ужаса и неловкости.
    — Простите!
    Джордан бережно взял фотографию и поставил обратно. В это мгновение Шарлотте стало так жаль его, что ей захотелось утешить Джордана, дотронуться до плеча. В другое время этот жест был бы немыслим, настолько уверенным и сдержанным всегда был этот мужчина. Сейчас же на его красивом лице проявилось неподдельное горе. Шарлотта подошла и нежно погладила Джордана по плечу.
    Он взял ее руку в свою и прижал к груди. Их глаза встретились, он поднес ее ладонь к губам и поцеловал. Этот жест, такой нежный и интимный и в то же время провокационный и неожиданный, смутил Шарлотту. Да, этот мужчина знает, как свести женщину с ума, подумала она и, покраснев и дрожа всем телом, выдернула руку.
    — Ты сегодня очень красивая, — пробормотал Джордан, разглядывая ее лицо, волосы, фигуру. — Хотя почему сегодня? Всегда.
    Шарлотта вопросительно посмотрела на него: что все это значит? Он слишком опасен, слишком возбужден, впрочем, как и она… Надо скорее уйти, решила она, но ноги не слушались, чувство опасности отступило перед чем-то более могущественным и властным, чем страх. Кроме нарастающего возбуждения, она ничего больше не чувствовала. Ей хотелось, чтобы он целовал ее, ласкал…
    И ее желание было исполнено. Это был тайфун страсти, такого она еще ни разу в жизни не испытывала. Джордан Ланч очень хорошо знал силу своих ласк и пользовался этим.
    Воспоминания даже сейчас заставляли ее кровь кипеть…
    Как хорошо, что в офисе пока никого нет, обрадовалась Шарлотта. Закрыв за собой дверь кабинета, она пошла в туалетную комнату, умылась, причесалась, сделала небольшой макияж. Потом достала из стенного шкафа свежую белую блузку и еще раз порадовалась тому, что у нее в офисе все предусмотрено. Внимательно, придирчиво посмотрев на себя в зеркало, она улыбнулась. Выглядит хорошо, только уставшие глаза выдают, что ночью почти не спала. Но кто узнает про эту безумную ночь? Может, у нее просто болит голова? Или закончились таблетки от бессонницы.
    Она вышла из туалетной комнаты как раз вовремя — у нее на столе зазвонил телефон.
    Джордан! Конечно, он! — испугалась Шарлотта.
    — Дорогая, привет. Это Дэвид, я только что прилетел. Дома тебя уже нет, и я позвонил на работу. Ты еще сердишься на меня? Я хочу сказать, что это была ошибка, ужасная ошибка, какое-то затмение… — Его голос дрожал, чувствовалось, что он чуть не плачет. — Шарли, ну что ты молчишь?
    Шарлотта не проронила ни слова, слушая его объяснения. Да, ей вдруг стало жаль его. Вчера она бы знала, как поступить, но сегодня… Сегодня уже другой день, не имеющий ничего общего со вчерашней жизнью. Кого выбрать… из двух зол? Она не знала…

ГЛАВА ВТОРАЯ

    Джордан понимал, что прошлой ночью вел себя неправильно. Но Шарлотта была так хороша, так его возбуждала, что он ничего не мог с собой сделать. Да, он слаб перед чарами женщин, а Шарлотта обладала какой-то особенной, магической притягательностью. Он не мог понять природу ее сексуальности, дело было даже не в красоте, он знал более красивых женщин… Было в ней что-то от прародительницы Евы.
    В женщине Джордан ценил не только внешность, но и внутренний мир, а в Шарлотте он с каждым днем открывал все больше и больше из того, что привлекало его, — искренность, нежность, удивительную непосредственность, перед которой даже самые самоуверенные мужчины насуют, и в то же время слабость, заставляющую мужчин чувствовать себя рыцарями и защитниками. Конечно, в глубине души Джордан признавался себе, что, если б эти качества принадлежали какой-нибудь замухрышке, он бы сейчас не мучился от раскаяния… Но личные качества Шарлотты плюс ее красота, длинные светлые волосы, роскошное тело и страстность свели его с ума…
    Джордан вышел из машины и поднялся в офис, стараясь поскорее настроиться на текущую работу. Перед ним стояла одна, но очень серьезная проблема, о которой он должен был сказать Шарлотте: дело касалось ее отца.
    Саймон Маккенн уже более двадцати пяти лет возглавлял одну из крупнейших строительных компаний Лондона. Джордан глубоко уважал старика и восхищался его деловыми качествами.
    Вообще-то Джордан давно уже хотел купить хотя бы часть акций компании, но не был уверен, согласится ли на это Шарлотта. Однако сейчас дело приняло очень серьезный оборот и зависело не только от ее желания, поэтому он хотел, чтобы она узнала все не от кого-то, а от него, партнера ее отца.
    — Доброе утро, Джордан, — встретила его секретарша Лаура, эффектная и весьма привлекательная брюнетка.
    — Доброе утро, Лаура. Все хорошеете? — улыбнулся он, зная, что комплимент никогда не повредит, и, не дожидаясь ответа, прошел в свой кабинет.
    Его мысли постоянно возвращались к Шарлотте. Она работала в компании у отца шесть лет. Джордан познакомился с ней недавно, когда стал партнером Саймона и сотрудником компании. Сначала она показалась ему очень ершистой, капризной и избалованной — но только сначала. Присмотревшись, он понял, что Шарлотта по-хорошему упряма, особенно когда дело касалось дизайнерского оформления, и очень трудолюбива. Это подкупило его. Шарлотта переживает за семейный бизнес и вряд ли согласится на его, Джордана, предложение.
    Сев за стол, он посмотрел в сторону ее офиса — их кабинеты разделяла стеклянная стена и стал исподтишка наблюдать за девушкой.
    Шарлотта, казалось, была полностью поглощена работой, и по ее внешнему виду нельзя было даже предположить, чем она занималась ночью и какой пылкой была в его объятиях. Ее волосы, которые довели его сегодня ночью до исступления, сейчас были стянуты на затылке и скреплены заколкой. Черный жакет и белая блузка придавали ей вид гимназистки… Кто бы мог представить, что эта гимназистка вытворяла в постели? «Правда, она бледновата, но это моя вина», — горделиво подумал он.
    Внезапно Шарлотта подняла голову. Их глаза встретились, она улыбнулась и снова уткнулась в свои бумаги. Джордан улыбнулся ей в ответ, но как-то нехотя… Он вдруг почувствовал себя каким-то вялым и выжатым. Ничего не поделаешь, маловато спал.
    Шарлотта, конечно, заметила его слабую, почти неискреннюю улыбку и обругала себя: зачем она вообще посмотрела на него, да еще улыбнулась? Впрочем, убеждала она себя, все в порядке вещей, ничего страшного не произошло, но вернуться к прежним деловым отношениям было не так-то просто. И еще она подумала: «А как я обычно вела себя с Джорданом? Скорее всего, так же, как и сегодня, хотя почему-то сегодня нет простоты. В общем, надо поскорее забыть этот любовный угар и заняться бюджетом… сейчас это очень серьезная для компании проблема. И вообще, не стоит рисковать хорошими отношениями с Джорданом ради одной безумной ночи. С ним прекрасно работается, надо только выработать правильный стиль поведения».
    Она стала просматривать проект, когда дверь в комнату открылась и вошел Джордан. Шарлотта так заволновалась, что с трудом подняла голову и посмотрела на него.
    — О, привет! Столько дел, а бухгалтера, как назло, нет, — пробормотала она первое, что пришло на ум, лишь бы не молчать.
    — Да, дел полно, но я что-то устал, не очень хочется с утра забивать голову цифрами.
    Джордан так непринужденно уселся на край ее рабочего стола, что ей вдруг тоже стало легко. Чего она так разволновалась? Слава богу, взрослая женщина. Но в голове вертелось: «А как бы он в подобной ситуации вел себя с другой?»
    — Одна молодая женщина сегодня ночью вила из меня веревки, — сказал вдруг Джордан, посмотрев таким пронизывающим взглядом на ее зардевшееся лицо и припухшие губы, что у нее мурашки побежали по телу. — Почему ты так стремительно убежала?
    Шарлотта выдержала его взгляд, откинулась в кресле и кокетливо улыбнулась:
    — Хорошего понемножку, Джордан. Ночь и без того была замечательная, а утром полагается идти на работу.
    Он чуть было не схватил ее в объятия, но все-таки сдержался и только произнес:
    — Да, ночь была восхитительная.
    — Плохо только то, что мы вместе работаем и ты мой начальник. Это усложняет ситуацию, — слегка охладила его пыл Шарлотта.
    — Господи, Шарли, да кто посмеет что-нибудь сказать? — пожал плечами Джордан.
    — Ты прав, но все же надо быть осторожнее, — кивнула она, ни минуты не сомневаясь, что он отнесся к произошедшему серьезно, и поэтому решив сказать ему все. — Знаешь, Джордан, я действительно чувствую себя неловко… У меня несколько другое отношение к таким однодневным связям. И… давай забудем о нашем обоюдном безрассудстве.
    Глаза их встретились — его черные горящие и ее зеленовато-голубые с деланной холодностью.
    — Ты что же, считаешь прошлую ночь ошибкой? Так можно говорить только в том случае, если ты все еще любишь Дэвида.
    Он сказал это спокойно, но внутри у него все клокотало от гнева.
    — Ну, уж это тебя не касается, — резко ответила она.
    Джордан пожал плечами.
    — Ну, если ты все еще делаешь ставку на Дэвида, то ты проиграла. Он ненадежный человек.
    — Я не нуждаюсь в твоей характеристике моих отношений с Дэвидом. Ты, видимо, с трудом представляешь, что женщина может быть самостоятельной и сама решать, с кем ей жить.
    — Но ты не жалеешь о прошлой ночи? — Джордан явно дразнил ее, и, заметив, что она заливается краской, добавил: — И кстати, ты вела себя очень и очень самостоятельно.
    — Тем более. Прошлая ночь была ошибкой! — она готова была лезть в драку. — И не надо напоминать мне об этой ночи каждые две минуты. Я не страдаю приступами склероза.
    — Что ж, прекрасно, — пожал он плечами. — Перейдем к делу. У меня есть кое-что для тебя. — Джордан открыл кейс, который захватил с собой. — Твой бюстгальтер, он лежал в холле под стулом.
    Сгорая от стыда и унижения, она схватила кусок кружев и сунула в ящик стола, испуганно озираясь по сторонам — не увидел ли кто-нибудь из посторонних людей?
    — Джордан, я же на работе. Мне не хотелось бы, чтобы все сотрудники узнали о моей кратковременной интрижке с боссом!
    — Успокойся, Шарлотта… Ты права, конечно, однако эта кратковременная интрижка с боссом доставила тебе бездну наслаждения. Или ты об этом уже забыла? Документы я возьму с собой, потом просмотрю.
    Он недвусмысленно посмотрел на ее припухшие губы и вышел.
    Шарлотта была так взволнованна, что какое-то время сидела безмолвная и трепещущая, не в силах приняться за дела. Нет! Так дальше нельзя себя вести, надо освободиться от его влияния, посоветоваться с кем-нибудь… Может, с сестрой?
    Шарлотта не слушающимися пальцами, стала набирать номер Дженифер, но на другом конце провода никто не отвечал. Она уже хотела повесить трубку, когда сестра запыхавшимся голосом отозвалась:
    — Извини, Шарли. Малышка плачет, никак не могу успокоить.
    Шарлотта услышала в трубке детский плач… Ну конечно, племянница! Ей уже месяц, и она держит папу и маму в кулачке.
    — Я перезвоню позднее, — успокоила сестру Шарлотта.
    — Нет! — поспешно отозвалась Дженифер. — Позднее будет то же самое. Что случилось? Я по голосу чувствую, что ты расстроена. Работа? Что-нибудь со здоровьем? Или поклонники одолевают?
    Шарлотта, улыбаясь, слушала сестру. Какая же она все-таки замечательная! Дженифер моложе ее на пять лет, но уже давно замужем, у нее двое детей, безалаберный муж, весь дом на ее хрупких плечах, а она всегда весела и готова прийти на помощь старшей сестре в любое время дня и ночи.
    — Я слишком хорошо тебя знаю, и мне что-то не очень правится твой голос, — продолжала Дженифер. — Подожди, я возьму Матильду на руки. — Через минуту Дженифер снова взяла трубку: — Ну, говори! Видимо, ты встретилась с Дэвидом и теперь мучаешься?
    — Джен, мне кажется, я совершила ошибку, ну, поступила опрометчиво, поддалась эмоциям… Короче, я провела ночь с Джорданом.
    В телефонной трубке воцарилась тишина. Даже Матильда вдруг затихла. Через несколько секунд Дженифер откликнулась:
    — Бог мой, Шарли?! Я не ослышалась? Ты провела…
    — Вот именно. — Шарлотта мельком взглянула в сторону стеклянной перегородки и увидела, как Джордан мило беседует со своей секретаршей. Ей стало так тоскливо, что она чуть не заплакала. — Дженифер, я не знаю, как это случилось… Мы были в ресторане, обсуждали кое-какие дела, потом он повез меня домой, но по дороге мы решили выпить у него по чашке кофе и заказать из его дома для меня такси… А потом… я оказалась у него в постели!
    Дженифер рассмеялась:
    — Господи, Шарли, ну что тут плохого? Сколько тебе лет? Если честно, я всегда считала, что Джордан подходящая пара для тебя. Кстати, и папа так же думает. Он даже как-то сказал, что был бы счастлив, если б вы подружились… Ну, и… сама понимаешь. Он сказал еще, что благословил бы ваш союз, а бизнес только бы выиграл от этого.
    — Джен, тебе не кажется, что ты преувеличиваешь? Да, папе нравится Джордан, но только как бизнесмен, который умеет делать деньги… А ты уже сделала далеко идущие выводы… И потом, надо бы спросить и меня.
    — Ты не права. Отец рад именно твоей личной дружбе с Джорданом, он очень переживает за тебя… Ну, что ты такая красивая и умная, а никак не устроишь свою жизнь.
    — Папа напрасно так тревожится… А насчет дружбы с Джорданом… какая теперь дружба после секса?
    — Шарли, разве тебе не известны случаи, когда дружба начинается и так? Да что, в конце концов, плохого в сексе? К тому же ты наверняка получила удовольствие. Джордан опытный и красивый мужчина, — захихикала Дженифер. — По правде говоря, тебе давно пора завести любовника, который отвлек бы тебя от Дэвида.
    Да, Джордан это, безусловно, сделал, подумала Шарлотта, с удовольствием прислушиваясь к тому, как сопит на руках у Дженифер Матильда.
    — Послушай, почему бы вам не приехать ко мне пообедать в воскресенье? — продолжала Дженифер. Видимо, ей очень понравилось то, что произошло с сестрой, и она, в отличие от Шарлотты, не видела в этом ничего ужасного.
    — Джен, да ты слушала меня? Мы с Джорданом не встречаемся, мы обсуждали дела и утром едва нашли что сказать друг другу. И, по-моему, я вообще не из тех, кто ему нравится. Он предпочитает женщин свободных нравов, а я старомодна. Уж тебе ли этого не знать! У меня вообще такое впечатление, что ему все равно, кто у него в постели. Встретил, обворожил — и все в порядке. Дальше — по накатанному.
    — Шарлотта, но ты же особенная, ты не просто красивая женщина, у тебя еще интеллект, замечательный характер, ум и много других достоинств.
    — Ну, захвалила! Это в твоих глазах я такая, а он наверняка оценивает меня по-другому.
    — Решено, в воскресенье ты у меня обедаешь.
    — Ладно, не буду огорчать кормящую мамочку. Целую тебя и твоих малышек.
    Шарлотта повесила трубку и стала восстанавливать в памяти разговор. Странно, но ей было приятно, что Дженифер так защищает Джордана. Сестра пела ему дифирамбы с тех пор, как он пришел к ним работать; ее муж Стив сразу же подружился с ним, и они часто проводили время в гольф-клубе.

    Дженифер и Стив жили в пригороде Лондона, в красивейшей местности с огромным парком и роскошными спортивными клубами. Джордан часто у них бывал, и Шарлотта именно от сестры слышала о его многочисленных любовницах.
    Странно было то, что сестра не знала о том, что у Джордана умерла дочь. Конечно, для Джордана это была слишком болезненная тема, чтобы говорить об этом с кем бы то ни было, и все-таки его молчание было непонятно.
    Шарлотта смотрела на лежащий перед ней проект, но думала о том, что сказала сестра: «Я всегда считала, что Джордан подходящая пара для тебя. И папа так же думает».
    Всегда считала! Да она хоть один раз заговорила о нем? Если бы я сама ей ничего не сказала, то вряд ли сестра так ухватилась бы за эту мысль. Почему папа никогда ни словом не обмолвился о Джордане? Однако, какие заговорщики!
    Нет, Дженифер не права. Джордан не тот тип, который ей нужен. Но, видимо, сегодня ей не избавиться от мыслей о нем.
    Шарлотта решительно тряхнула головой и углубилась в свои чертежи. Так прошло около часа, но она время от времени посматривала в сторону стеклянной перегородки.
    Джордан сидел за своим столом и как ни в чем не бывало работал, иногда поднимая голову и обращаясь к Лауре.
    Шарлотта решила, что он, видимо, действительно любил жену и дочь и будет всегда помнить свое прошлое.
    Может, ей извиниться за внезапное исчезновение утром? В конце концов, она получила удовольствие, и она не девочка, так в чем же дело? Надо пойти сейчас, пока Лаура куда-то вышла.
    Шарлотта быстро встала и направилась в его офис. Они ведь часто раньше приходили друг к другу, что тут особенного?
    Джордан сидел спиной к двери, время от времени покручиваясь в кресле, и болтал с кем-то по телефону.
    — Ходили в ресторан, а потом я пригласил ее выпить у меня кофе, — Джордан интригующе ухмыльнулся. — Конечно, я не устоял. Вот и все. Но, боже мой, какая была ночь!
    У Шарлотты бешено забилось сердце: как он смеет обсуждать встречу с ней с кем-то из своих знакомых по телефону? Это низко! Подло, в конце концов!
    А она еще собиралась извиниться!
    Шарлотта тихонько вышла из его офиса и вернулась к себе в кабинет. Дрожа от гнева и злости, она придвинула чертежи и стала работать, стараясь больше не смотреть в его сторону.
    Один вопрос не давал ей покоя: с кем он обсуждал ее? Только бы этот человек не работал у них в компании, иначе сплетни распространятся со сверхзвуковой скоростью. Хватит с нее сплетен о Дэвиде. Что же получается? Все только кончили смаковать одно, как Джордан подбросил другое?!
    Она мельком посмотрела в его сторону — он все еще болтал по телефону. Нахал! Но она ему отомстит, не в ее характере сдаваться, она никогда не давала себя в обиду. А уж если речь зашла о ее репутации, она сумеет постоять за себя.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    В воскресенье была ясная и солнечная, но ветреная погода. Шарлотта проснулась с непонятным раздражением, выпила чашку своего любимого жасминового чая и стала собираться к сестре, решив, что по дороге надо купить какой-нибудь подарок племянницам.
    Было уже около двух часов, когда Шарлотта подъехала к высокому дому в викторианском стиле, в котором жила ее сестра. Она припарковалась и пошла в дом. «Какой красивый у сестры газон, — подумала она, — и какой здесь воздух, не то, что на Пиккадилли».
    — Добрый день! — окликнула Шарлотта хозяев, с удовольствием вдыхая запах жареного мяса и выпечки и с не меньшим удовольствием прислушиваясь к звукам пианино, доносившимся из холла. Гарриет разучивала эту серенаду уже полгода, бедная малышка!
    Музыка прекратилась, и шестилетняя племянница Шарлотты с визгом выскочила в холл и, обхватив тетку за талию, закружилась вместе с ней по комнате.
    — Тетя Шарли! Догадайся, кто у нас в гостях?
    — Ну как же я могу знать? К вам приходит много гостей. — Шарлотта поцеловала девчушку и отпустила.
    — У нас дядя Джордан!
    — Да? — И Шарлотта сразу же увидела появившегося в дверях Джордана.
    Он приветливо поздоровался с гостьей и явно ждал, что она скажет.
    Шарлотта привыкла видеть его в костюме, а сейчас он был в джинсах и голубой спортивной рубашке, которая его очень молодила. Да, он выглядел прекрасно, никто бы не дал ему тридцати девяти лет.
    Шарлотта с трудом отвела от него взгляд.
    — Привет, Джордан, — холодно буркнула она.
    Честно говоря, Шарлотта не придала значения тому, что Дженифер пригласила ее вместе с Джорданом. Она приехала пообщаться с сестрой и племянницами, вкусно пообедать — для одной себя не стоит возиться ни с мясом, ни с пирогами. «Но он-то чего притащился»? — грубо подумала она, не в силах забыть свое унижение.
    — Что ты здесь делаешь?
    — Дженифер пригласила меня на обед.
    — Как мило с ее стороны! — с кислой ухмылкой посмотрела она на него. Только бы он не подумал, что это она посоветовала Дженифер пригласить его. — А где Дженифер?
    — Пытается вытащить Стива из гольф-клуба. Он давно должен быть дома.
    Шарлотта уже искренне улыбнулась: как это похоже на Стива!
    — Удивляюсь, что ты не с ним, — не удержалась она от сарказма.
    — У меня были дела, и я только освободился. — Он говорил спокойно, но глазами так и ел Шарлотту.
    Действительно, он часто остается работать по вечерам, ведь отец — во Франции и неизвестно когда вернется. Ей стало неловко за свой вопрос, она же знает, что сейчас много работы.
    — Если тебе нужна помощь, скажи, я с удовольствием помогу.
    — Спасибо, но я справлюсь.
    Шарлотта вспомнила, что принесла Гарриет гостинец. Она достала из сумочки пакет и протянула девочке, которая с огорчением наблюдала, что тетя Шарлотта совсем не рада дяде Джордану.
    — Спасибо, тетя Шарли, а сейчас я покажу тебе, что мне подарил дядя Джордан. — Она выскочила из комнаты и тут же вернулась, неся в руках роскошную куклу и медвежонка. — Кукла мне, а медвежонок сестричке!
    — Прелесть! — улыбнулась Шарлотта. — Ты поблагодарила дядю?
    — Ну конечно, он замечательный, — с такой любовью воскликнула девочка, что Шарлотта даже позавидовала.
    — Я действительно замечательный, — согласился Джордан, его глаза искрились смехом.
    — Да, этот почетный титул… тем более ценен, что присужден тебе ребенком, а такая честь не всем выпадает.
    Джордан медленно оглядел Шарлотту с ног до головы. Облегающий кремовый джемпер и вельветовые джинсы подчеркивали красоту ее фигуры и длинных стройных ног. Ей показалось, что он ее раздевает. Она с трудом сглотнула и постаралась не думать о тех страстных ласках, которыми он ее осыпал в ту ночь… Неужели эти воспоминания всегда будут ее преследовать?
    — Тетя Шарли, пойдем, я покажу тебе сестричку, — позвала ее Гарриет, и Шарлотта с радостью пошла за племянницей.
    — Здравствуй, малышка, — наклонилась над крохой Шарлотта.
    «Прелесть! Какая счастливая Дженифер, подумала она, — какие у нее прелестные дети».
    Она подержала малышку за пальчик, поагукала ей и пошла на кухню дожидаться, когда Дженифер наконец-то разберется с исчезнувшим Стивом.
    — Хочешь чего-нибудь выпить? — предложил Джордан. — Я открыл бутылку шабли.
    — Спасибо. — Шарлотта с неудовольствием отметила, что он ведет себя здесь как дома. — Что-то не хочется…
    Но тут в кухне наконец-то появилась Дженифер и бросилась к сестре.
    — Здравствуй, родная! Извини, что за хозяйку была Гарриет. Стив вот-вот вернется, и мы сядем обедать, а пока можно по глоточку вина. Джордан, наливай! И достань фрукты. — И без всякого перехода крикнула Гарриет: — Хватит, дочка, я не могу больше слушать эту серенаду!
    Дженифер и Шарлотта были блондинки, но Дженифер предпочитала короткую стрижку, подчеркивающую овал лица и подбородка, а у Шарлотты волосы были длинные и вьющиеся, она иногда стягивала их на затылке. Правильные черты лица, огромные зеленовато-голубые глаза и четко очерченные губы одной сестры как в зеркале повторялись в другой, в обеих чувствовалась порода и необыкновенная женственность. Обе были высокие и стройные, но у Шарлотты была красивее фигура и дивные округлые ноги, а Дженифер уже слегка поплыла — все-таки двое детей. Сестры были похожи и очень хороши, в этом сходились все знавшие их.
    В это время заплакала Матильда, и Дженифер побежала к ней.
    — Замужество — это счастье, не так ли? — бросила она на ходу.
    Шарлотте не оставалось ничего другого, как улыбнуться. Но для себя она все же твердо решила держаться от Джордана Ланча подальше и поэтому села у окна, стараясь не замечать его присутствия.
    — Надеюсь, ты не подумал, что я попросила сестру пригласить тебя к обеду? — на всякий случай спросила она.
    — Я здесь так часто бываю, что мог бы и без приглашения прийти, здесь мне всегда рады, — не без гордости сказал он.
    — Я в этом убедилась.
    — Шарлотта, меня интересует только одно: можем ли мы быть друзьями?
    Джордан придвинул стул и сел рядом с ней, так что его колени коснулись ее колен. У нее сразу побежали по телу мурашки, она резко отодвинулась.
    — А что нам мешает быть друзьями? — она судорожно отпила глоток вина. — Что?
    — Твоя непонятная холодность и отстраненность. Мне непонятно и даже обидно твое поведение. Мне кажется, что ты меня ненавидишь или еще того хуже — испытываешь отвращение ко мне. Что происходит?
    — Ты говоришь ерунду. Почему я должна испытывать к тебе отвращение? Я уже говорила, что не хочу, чтобы о нас говорили на работе, это единственная причина моей холодности и отстраненности. Нам надо держать дистанцию.
    — Но сейчас мы не на работе. Мне даже неудобно перед твоей сестрой, она может подумать, что у нас плохие отношения.
    — Дженифер знает, что между нами нет никаких отношений.
    — Ты шутишь? Но я так не считаю. Сейчас мы должны, просто обязаны быть вместе, потому что… у нас много работы и… серьезные проблемы.
    — Ты имеешь в виду отсутствие папы?
    — Частично. — Он колебался. — Думаю, ты знаешь, что я предложил твоему отцу выкупить у него часть бизнеса?
    Шарлотта не на шутку встревожилась. Ее отец был барьером между ней и Джорданом, и сейчас она нуждалась в поддержке отца как никогда. Джордан увидел в ее глазах беспокойство и вопрос и не стал ее томить:
    — Но Саймон не согласился на мои предложения.
    — О… — Шарлотта облегченно вздохнула. — Ну, его можно понять, этим бизнесом наша семья занимается уже три века.
    — Да. Маккенны известные и уважаемые люди. И знаешь, Шарлотта, я могу понять твою фамильную гордость, мне нравится, как талантливо ты работаешь, а твоя целеустремленность… И все же я думаю, что твой отец вернется к моему предложению. К тому же и финансовые дела компании этого требуют.
    — Почему ты так считаешь? Он богат и может позволить себе какое-то время отойти от дел. И зачем ему продавать какие-то доли?
    — Дело не только в деньгах. Он становится рассеянным и необязательным, а в бизнесе этого допускать нельзя. Я знаю, что в прошлом году он потерял большую сумму денег, а потом… — Джордан понизил голос, — я не хотел говорить тебе, Шарлотта, но… аудиторская проверка показала недостачу существенной суммы денег.
    Шарлотта чувствовала себя так, словно ее ударили.
    — Ты считаешь, что мой отец украл эти деньги? — прямо спросила она.
    — Я этого не сказал!
    — Но ты подумал! — бросила она. — Мой отец честный человек, как ты мог усомниться? Даже предположить такое ты не смеешь!
    — Шарлотта, я не хотел от тебя скрывать этого и сказал то, что есть. Да, это неприятное известие, но ты должна знать. Нечего злиться, я ни в чем не виноват, — сказал он. — В конце концов, надо разобраться. Мне кажется, что твой отец и не подозревает об этом. Деньги берет Руфь, она же занимается кое-какими делами в компании, и у нее есть доступ к сейфу.
    — Это исключается. Зачем ей это надо? У нее все есть, — не соглашалась Шарлотта.
    — Не знаю, но я говорил с ней недавно по телефону, и она была очень взволнованна, болтала что-то невразумительное об отчете и о деньгах… честно говоря, я ничего не понял… И, что самое неприятное, телефон как-то быстро отключился, и она не перезвонила.
    Шарлотта пристально смотрела на Джордана. То, что он говорил, огорчало ее. Отец женился на этой женщине два года назад, и сначала они с Дженифер были не очень рады, все-таки разница в возрасте более двадцати лет, но отец и Руфь были так счастливы, что сестры успокоились и даже по-своему полюбили Руфь, полюбили за ее любовь к отцу и постоянную заботу о его здоровье.
    — И все-таки я не представляю, каким образом ей удалось взять деньги и, главное, зачем?
    — Я тебе уже сказал, что взять деньги ей было не трудно, она же работала в финансовом департаменте и знала все ходы и выходы. Но зачем ей деньги, этого я не знаю.
    — Вот именно — зачем? Она же отдает себе отчет, что это преступление? Господи, да у нее же все есть, отец ни в чем ей не отказывает!
    — Но деньги пропали, и, как бы мы на это ни смотрели, хорошего мало.
    — Джордан, но разве ты не допускаешь, что, кроме Руфи, их мог еще кто-нибудь взять? — Шарлотта чуть не плакала.
    — Кроме нее, никто не знал, когда к сейфу можно подойти незамеченной, не говоря уже о том, что в хранилище никто не допускался. А как ты относишься к тому, что они упорно не хотят возвращаться в Англию? Между прочим, с тех пор, как пропали деньги, от них не было ни одного телефонного звонка. Где они? Что с ними?
    Конечно, Шарлотте тоже казалось странным, что отец, трудоголик и фанатично преданный компании, так долго отсутствует… Что с ним случилось? Неужели Руфь успела привить ему вкус к беззаботной жизни? Тогда зачем молчать и скрываться? Он же знает, что сейчас вообще трудный период!
    — Джордан, о какой сумме идет речь?
    — Сумма приличная, но дело даже не в ней, а в том, что пропажа повлечет за собой публичный скандал, пострадает репутация компании. Извини, но это жестокая правда, как бы ты ни сердилась.
    Джордан сидел почти вплотную и говорил очень тихо, чтобы никто не слышал.
    Шарлотта была не в состоянии больше переносить его близость, она встала и отошла к окну.
    — Но положение может быть спасено, если твой отец внесет недостающую сумму. Я тоже мог бы помочь… Шарлотта, ты слушаешь меня?
    Ему было жаль ее, он видел, как она взволнованна и возбуждена, обычно такая сдержанная и спокойная внешне.
    — Ты же всегда стремился купить часть бизнеса, вот тебе и повезло.
    — Это несправедливо, Шарли!
    — Зато, правда… Ты же любишь власть, и сейчас твои амбиции будут удовлетворены.
    — Мои амбиции? — Джордан подошел к ней. — А разве ты не амбициозна? Разве ты не любишь власть? Нет, дорогая мисс Маккенн, вы во многом похожи на Джордана Ланча!
    — А я думаю — нет! — ответила она упрямо. — У нас с тобой разные амбиции. Я беспокоюсь о репутации отца, а ты о своем положении в компании.
    — Я беспокоюсь о будущем компании, а это разные вещи, — сказал он жестко. — Шарлотта, я глубоко уважаю твоего отца, но честно говорю тебе: он вел себя очень необычно последние шесть месяцев. Мне стало довольно трудно быть его партнером… на таких условиях.
    Шарлотта знала деловые качества Джордана. В его словах была суровая правда, хотя он и был другом отца.
    — Если Руфь взяла деньги, мы же можем дать им время вернуть их?
    Джордан не ответил, только серьезно посмотрел на Шарлотту, отчего у нее тревожно забилось сердце.
    — Не думаю. Дела обстоят так, что ждать нельзя. И ты должна мне помочь, — решительно продолжал Джордан. — У меня нет связи с твоим отцом. Франция большая, и найти там человека, который не сообщает свой адрес, трудно, даже такого известного, как твой отец. Разыщи его и поговори с ним, ждать больше нельзя.
    Шарлотта еще никогда не чувствовала себя так плохо.
    — Я уверена, что это ужасная ошибка, — пробормотала она с тоской.
    — И все же, Шарли, я рассчитываю на твою помощь, ты должна разыскать его. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что он кристально честен… как ты считаешь. — Джордан подступил к ней почти вплотную и положил руки ей на плечи. — Шарлотта, ты понимаешь меня? Это должна сделать ты.
    Она кивнула.
    — Вот и хорошо. Только, ради бога, успокойся.
    Но его тихий, ласковый голос окончательно лишил ее спокойствия. Да, когда он сказал ей об отце, она так разозлилась, что забыла и о бурной ночи, и о своих сомнениях и тревогах по поводу той бурной ночи. Но сейчас она чувствовала себя такой беспомощной и одинокой, что мечтала только об одном — оказаться в его объятиях…
    В соседней комнате раздались шаги, и Джордан сказал:
    — Шарлотта, ни слова! Я знаю, вы делитесь друг с другом каждой мелочью, но об этом ни слова, у нее маленький ребенок.
    — Разумеется, — хмуро ответила она, с удивлением подумав, что Джордан, оказывается, такой чуткий и внимательный.
    В комнату вошла Дженифер, и Шарлотта поспешно отошла от Джордана.
    — Где же наш Стив?
    — Едет домой. Еле уговорила, ведь сам же предложил устроить большой семейный обед, специально по его заказу печется яблочный пирог.
    Дженифер ворчала, но Шарли знала, что она без ума от мужа, как, впрочем, и он от нее.
    От Дженифер, однако, не ускользнуло, что при ее появлении Шарлотта подозрительно быстро отошла от Джордана.
    — Вы оба были так увлечены беседой и так взволнованны, что я подумала, уж не случилось ли чего.
    — Что ты, Джен. Я наслаждалась беседой с Джорданом, он такой остроумный и занимательный, я даже не подозревала, как много всего он знает.
    — О, значит, я права, этого следовало ожидать, — улыбнулась Дженифер, и Шарли вдруг поняла, что сестра с мужем специально все так подстроили… и опоздание Стива к семейному обеду, и постоянные отлучки хозяйки якобы по делу. Вот хитрюги! — Знаете что, друзья, пора к столу, иначе жаркое остынет и будет невкусное. Только вот сделаю салат и сядем.
    — Я помогу тебе, — сказала Шарлотта и пошла за сестрой на кухню.
    — Как дела на работе? — спросила Джен, вынимая из духовки роскошный кусок запеченной говядины.
    Вдыхая божественный аромат, Шарлотта подумала, что сестричка изумительно готовит, мясо особенно.
    — Как обычно, много работы, — ответил за Шарлотту Джордан, вошедший на кухню вслед за сестрами. — Удивительно, что мы справляемся без Саймона. Раньше он с пеной у рта доказывал, что без него все развалится за неделю, а теперь Руфь спокойно держит его во Франции уже полгода.
    Он посмотрел на Шарлотту, призывая ее молчать.
    Заплакала малышка, и Джордан сказал:
    — Джен, ты режь овощи, а я пойду посмотрю, в чем дело.
    Когда через пару минут Шарлотта тоже вошла в детскую, Джордан держал малышку на руках и что-то ей напевал.
    Бог мой! Неужели это тот самый мужчина, который полчаса назад выговаривал ей по поводу отца и был так неприступен? Неужели этот мягкий, тихий голос принадлежит неподкупному и несговорчивому дельцу, который на деловых переговорах доводил партнеров до сердечного приступа? И эти руки… Шарлотта даже зажмурилась, вспомнив, как они умеют страстно ласкать… эти руки, так осторожно держащие крошечную девочку.
    — Ну, Шарли, разве он не замечательный? — прошептала Дженифер, заглядывая в детскую из-за плеча Шарлотты. — Разве есть в мире еще один такой же мужчина? Стив даже подойти боится к дочке, а уж подержать не согласится ни за что на свете.
    О, если бы Дженифер знала, что он сказал про отца!
    — Знаешь, Джен, я думаю, тебе надо забыть про свои планы… ну, в отношении нашей дружбы с Джорданом.
    — Держу пари, ты рада, что я пригласила его, и не спорь! Я же вижу, как вы разговаривали и какими обменивались взглядами. Если бы сейчас здесь был папа, он, безусловно, поддержал бы меня.
    Дженифер была непреклонна.
    Шарлотта хотела сказать, что сестре все показалось, но тогда пришлось бы врать по поводу их якобы пылкого общения в гостиной.
    — Папа давно тебе не звонил? — попыталась она отвлечь Дженифер.
    — Нет. И я не пойму, в чем дело. Пыталась дозвониться сама, но у них выключен телефон.
    Внизу хлопнула дверь.
    — Я пришел! — крикнул Стив. — Боже, какие запахи!
    — Я тоже не могу до них дозвониться, у меня кое-какие рабочие вопросы, на которые, кроме отца, никто не сможет ответить. И главное, не волнуйся, мы с Джорданом останемся друзьями.
    Шарлотта с неудовольствием прислушивалась к радостным возгласам внизу, это Стив общался с Джорданом.
    Сестры стали накрывать на стол, и все с аппетитом принялись за еду. Мясо, закуски из морепродуктов и салат из овощей были восхитительны.
    Шарлотта вспомнила, что совсем недавно отец сидел вместе с ними и однажды во время такого застолья объявил, что встретил женщину, с которой хотел бы провести всю оставшуюся жизнь… Это была Руфь. И теперь Руфь совершила гадкий поступок, за который должен расплачиваться отец. Нет, этого не может быть!
    — Ты что-то притихла, Шарли, — ворвалась в ее мысли Дженифер.
    — Да? — Она покраснела, потому что все сидевшие за столом повернулись к ней. — Я задумалась… Извини.
    — Шарлотта слишком много работает… Ты устала, Шарли? — заботливо спросил Джордан.
    — Возможно, — почти благодарно посмотрела она на него.
    — Да, сестрица, в этом отношении ты очень похожа на папу. Ты сейчас вполне можешь опереться на Джордана, раз нет папы.
    Шарлотта старалась не смотреть на него, особенно при упоминании об отце.
    — Ты права, — пробормотала она, — но хватит обо мне.
    Стив взял бутылку и наполнил бокалы.
    — Спасибо, мне больше не надо, я же за рулем, — попыталась она остановить Стива.
    — Я отвезу тебя домой, Шарлотта.
    Голос Джордана был так уверен и спокоен, а ей было так плохо, что она не стала спорить, пусть командует. Кстати, в машине они еще раз поговорят об отце, ведь надо же что-то делать.
    Обед приближался к концу, и Стив предложил кофе.
    — Мне кажется, сейчас никто не будет возражать, если мы закончим наш чудный обед, — сказал Джордан, вставая. — Я помогу тебе убрать посуду, надо же хоть чем-то отблагодарить за такой царский обед, — обратился он к Дженифер.
    Шарлотта, извинившись перед сестрой, пошла в ванную. Внимательно осмотрев себя в зеркале, она ужаснулась — бледная, какая-то взъерошенная, с дикими глазами. Еще бы! Джордан сказал, что это только начало, а дальше все будет зависеть от тех, во Франции. Она умылась холодной водой, подкрасила губы, причесалась… Куда ж все-таки делись деньги?
    Самое лучшее сейчас — это улизнуть, прежде чем сестра опять начнет ее расспрашивать об отце. Но, войдя в холл, она услышала, как на кухне болтали Дженифер и Джордан, и, хотя это было неприлично, решила послушать…
    — Значит, ты тоже ничего не знаешь об отце? — осторожно спрашивал Джордан.
    — Нет, я уже говорила Шарлотте, мы обе скучаем по нему и волнуемся. Но ты же партнер, ты обязан знать, где он.
    — Должен, но это не значит, что знаю. Юг Франции очень красив, я жил недалеко от Сен-Тропе. Собственно, я и рекомендовал ему этот райский уголок, там слишком много красивых мест, где можно построить дом.
    — Не сомневаюсь, что Руфь давно решила, где и как она будет жить.
    — Значит, ты думаешь, Саймон и Руфь останутся там жить навсегда?
    — Если Руфь этого захочет, то отец не будет сопротивляться…
    Шарлотта заглянула в кухню.
    — Извините, но мне пора ехать, и если ты, Джордан, не передумал подвезти меня, то всем до свидания, а мы поехали.
    Все молча посмотрели на нее.
    — Шарли, но еще очень рано, и мы не пили кофе. Стив купил вкуснейший ликер, и яблочный пирог ты не попробовала, — уговаривала сестру Дженифер.
    — Нет, Джен, мне надо кое-что сделать, завтра на работу… и я очень устала. Пусть мой кусок пирога достанется Стиву, после гольфа ему можно.
    — У тебя в голове одна работа, — усмехнулась Дженифер и повернулась к Джордану. — Ты же ее начальник, мог бы и запретить ей сжигать себя на работе.
    Джордан, улыбаясь, посмотрел на Шарлотту, но она молчала.
    — Шарлотта, не понимай слова сестры так буквально. Разумеется, ты вольна распоряжаться своим временем.
    Шарлотта готова была разорвать Джордана на куски, но дом сестры был не тем местом, где можно было выяснять отношения. Дженифер, собственно говоря, не обратила на эту перепалку внимания, решив, что сестра стесняется.
    — О господи! — вдруг вспомнила Дженифер. — Шарли, послушай, Стив и я просили Джордана быть крестным отцом Матильды, и он согласился. А крестной матерью мы просим быть тебя. Ну, ты согласна?
    — О чем ты спрашиваешь? С радостью, но…
    — Подарки мы малышке купим, — вмешался Джордан и как бы невзначай положил Шарлотте на плечо свою руку.
    — Значит, решено. Поближе к крестинам еще раз все обговорим. Спасибо вам обоим, что согласились. Но думаю, раньше июня ничего не выйдет, будем ждать отца и Руфь. Как ты думаешь, Шарли, они к этому времени приедут?
    — Возможно, — быстро ответил за нее Джордан.
    — Значит, до скорой встречи, — Стив обнял Дженифер за талию и прижался к ней. — Мы, правда, еще не решили окончательно, как назвать малышку. Я хочу дать ей второе имя Эстела, в честь моей мамы.
    — А я против, мне нравится Николь.
    — Дорогие мои, как бы вы ни назвали ее, малютка очаровательна, она украсит любое имя.
    Шарлотта поцеловала сестру и Стива и, вывернувшись из объятий Джордана, быстро пошла к машине.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    — Разве твое замечание было так уж необходимо? — холодно спросила Шарлотта.
    — Какое замечание? — удивился Джордан.
    — Короткая же у тебя память, — съязвила она. — Пожалуй, я сама поведу: пила мало и вполне отдохнула.
    — Садись, Шарлотта, — приказал он. — Твое поведение мне не нравится. Ты капризничаешь, как ребенок, к тебе очень трудно приноровиться. То ты весела, то вдруг начинаешь хмуриться. В чем дело?
    — Ты считаешь, что я виновата? — вскипела она.
    Ей хотелось швырнуть в него чем-нибудь, чтобы ему стало больно… Чурбан бесчувственный!
    Он сел в машину и еще раз пригласил ее:
    — Садись, Гарриет наблюдает за нами из окна.
    Шарлотта обернулась и помахала рукой племяннице. Та в ответ тоже замахала ей и заулыбалась. Шарлотта, стиснув зубы, села рядом с Джорданом, но почти сразу расслабилась и затихла: так красиво и уютно было внутри. Как замечательно пахнет чем-то свежим и чистым, сиденья обтянуты дорогой кожей, тихо звучит нежная музыка.
    — Скажи мне, пожалуйста, с чего ты вдруг так разозлилась?
    — Потому, что ты — лицемер! «Давай не будем ничего говорить Дженифер, она кормящая мамочка», — передразнила она его, — а сам расспрашивал ее, да еще и кое-что выболтал! — с нескрываемым возмущением сказала Шарлотта.
    — Ты подслушивала, а когда подслушиваешь, обязательно что-нибудь не так поймешь.
    — Не делай из меня дуру. Разве ты не спрашивал ее, что она знает об отце? Ты хитер, Джордан Ланч. К тому же ты наговорил Дженифер всякий вздор про нас с тобой.
    — Ну, про нас с тобой я сказал правду, разве не так? Разве нам было плохо? Будь справедлива, Шарли!
    Легкое высокомерие мелькнуло в его глазах, что окончательно разозлило ее.
    — Ты… Если хочешь знать, то я скорее пересплю с… дьяволом, чем снова с тобой… Не смей прикасаться ко мне!
    Выпалив это, она тут же пожалела о сказанном. Конечно, это грубо и оскорбительно, надо извиниться, но слова застряли у нее в горле.
    Джордан отвернулся, включил музыку погромче и больше не обращал на Шарлотту внимания.
* * *
    Молчание затянулось, ни один не хотел признаваться в том, что не прав. Но они уже подъезжали к ее дому, и надо было как-то разрядить обстановку. И Шарлотта решилась:
    — Джордан, ну что ты молчишь? Ты не должен сердиться на меня, не должен.
    — Ты сердишься, что я говорил с Дженифер. Но ведь я говорил о Руфи, — начал Джордан. — Пойми, Шарлотта, я не меньше тебя переживаю о Саймоне и пропаже денег и не сомневаюсь, что произошло что-то из ряда вон выходящее, раз они пошли на такое… Но и ты пойми меня…
    Шарлотта с недоумением посмотрела на него. Джордан переживает? Самоуверенный и надменный Джордан просит его понять?
    — Конечно, я тоже, возможно, была не права, обозвав тебя лицемером, — снизошла она до самокритики.
    — Не возможно, а не права.
    — Извини.
    — Что ты сказала?
    — Разве ты не слышал? Извини!
    — Вот-вот, ты не любишь признаваться в своих ошибках. — Он явно дразнил ее, стараясь вывести из того мрачного состояния, в котором она находилась.
    Она тяжело вздохнула:
    — Я вижу, ты забавляешься?
    — Уверяю, ничего забавного во всем этом я не вижу. — Теперь Джордан серьезно посмотрел на нее. — А как руководитель компании, тем более не вижу причин веселиться.
    — Значит, компания уже твоя?
    — Поживем — увидим.
    — Что ж, спасибо, что согласились подвезти домой, господин президент.
    — Шарли, ну зачем так официально?
    Но она, ни слова не говоря, вышла из машины и, не оборачиваясь, пошла к дому, думая, что он уехал. Однако Джордан тут же заглушил мотор, запер машину и пошел за ней.
    Она открывала дверь, когда он оказался рядом с ней. Искоса глянув на него, Шарлотта от волнения никак не могла повернуть ключ и когда он взял ключи у нее из рук и слегка отодвинул ее в сторону, задрожала от его прикосновения, но тут же разозлилась на себя: как можно испытывать желание после того, как она наговорила ему столько гадостей? И потом, это его бахвальство по телефону об их свидании… как она могла забыть это?
    Джордан был у нее первый раз и с удовольствием стал осматривать квартиру. Да, очень красивая квартира. Разумеется, совсем другая, чем его собственная, но они и должны отличаться — мужская и женская. У Шарлотты было много редких растений и цветов, книг и изящных безделушек. Он обошел квартиру и только хотел сказать Шарлотте, как у нее красиво, как та сказала:
    — Мой отец здесь не прячется, иначе я бы вас сюда не впустила.
    — Я ни минуты не сомневался, что его здесь нет, — усмехнулся Джордан. — Какие красивые розы, — перевел он разговор.
    Еще бы! Дэвид обошел все самые роскошные цветочные магазины Лондона, выбирая их, — он не терял надежды помириться с Шарлоттой. Когда посыльный принес ей этот букет, она решила, что цветы от Джордана. «Как я, однако, самонадеянна», — подумала она тогда, прочитав карточку, спрятанную в букете…
    — Почему бы тебе не угостить меня кофе? Мы же отказались от него у Дженифер, — улыбнулся Джордан и по-хозяйски сел в кресло.
    У Шарлотты было так муторно на душе, что хотелось только одного — упасть в кровать и как следует выплакаться. Да, да, слишком много за последнее время ей выпало неприятностей. Начал тот же Дэвид, потом добавил Джордан, теперь отец и Руфь. Сколько можно? Но Джордан сидел и жадно смотрел на нее, видимо мечтая о кофе… не о ней же.
    — Ладно, будет тебе кофе!
    — Спасибо, — улыбнулся он. — Черный и без сахара, пожалуйста.
    Шарлотта пошла на кухню, думая о его улыбке, какой-то дразнящей и неуловимой. Господи, с кем она связалась? Интересно, почему он все-таки не уехал, а потащился за ней, зная, что она зла, как цепная собака, и к тому же совсем недавно оскорбила его?
    Она поставила джезву и полезла в буфет за кофе, вспоминая тот вечер у него в доме… Как он целовал ее тогда! Как яростно срывал с нее одежду, швыряя ее куда попало! Как откровенно и непристойно ласкал ее! И как она пылко отвечала ему, ничего не сознавая и не думая о том, что будет потом, завтра. У нее кружилась голова и тряслись руки… только бы не разбить чашку. И, как назло, в кухню вошел Джордан и спросил:
    — Помощь не нужна?
    — Спасибо… Что тут особенного — сварить кофе?
    Но от волнения чашка выскользнула у нее из рук и разбилась.
    Они стали собирать осколки, и Шарлотта, разумеется, порезалась… только этого не хватало! Джордан нашел в ванной аптечку и стал обрабатывать ранку. Но от его прикосновений Шарлотте стало еще хуже. Стиснув зубы, она терпела, сдерживаясь, чтобы не закричать: «Не трогай меня, разве ты не видишь, что я хочу тебя?»
    — Вот и все! Успокойся, забудь о кофе, что ты так разволновалась?
    — Я вовсе не волнуюсь.
    Она повернулась к буфету и достала чашку, но и эта разделила судьбу первой.
    Тут уж они оба расхохотались, слишком комичной была сцена.
    — Ну что, Шарлотта, перемирие?
    — Перемирие?
    Она нерешительно посмотрела на него.
    — Да, я прошу у тебя прощения за все мои грехи, вольные и невольные, — попытался он шуткой разрядить обстановку.
    Шарлотта уставилась на него. Интересно, за что конкретно он просит извинения? За нападки на отца или?.. Она попыталась обойти его, но кухня была слишком маленькая, а он слишком крупный.
    — Шарли, ведь нам же вместе работать.
    — Разве я отказываюсь тебе помогать?
    — Значит, мы с тобой единомышленники?
    Джордан взял ее за подбородок и посмотрел в глаза.
    Она вздрогнула и быстро отодвинулась.
    — Извини. Я забыл, что тебе противны мои прикосновения.
    В его глазах озорно поблескивали смешинки.
    Она ничего не ответила на его реплику, но спустя минуту проговорила:
    — Джордан, не могу поверить, что отец и Руфь причастны к этой грязной истории. Никогда в жизни отец не взял чужой копейки, а Руфь… у нее же все есть. Нет, этого нельзя понять. — Шарлотта с надеждой посмотрела на него, пытаясь вызвать в нем понимание. — И как я могу безоговорочно быть на твоей стороне? Где у тебя доказательства? Джордан, прошу тебя, дай отцу время вернуть деньги, если все-таки он виноват.
    Шарлотта так ласково глядела на него, что у него защемило сердце.
    Он пристально посмотрел в ее красивые зеленые глаза и вздохнул, запустив руки в свои черные волосы.
    — Хорошо… только ради тебя. — Слова повисли между ними. — Какое-то время можно подождать, но потом поступлю в соответствии с законом.
    Почувствовав к нему что-то вроде уважения, Шарлотта улыбнулась, благодарная даже за такую малость. Он в ответ тоже улыбнулся, но мысли его сразу повернули в другом направлении — ему страстно захотелось ее обнять, раздеть и любить до изнеможения.
    В холле зазвонил телефон, и они от неожиданности вздрогнули. Шарлотта взяла трубку и пошла в гостиную, не желая, чтобы Джордан слышал, с кем она говорит.
    — Шарли, это Дэвид. Тебе поправились цветы? Что ты молчишь? Ну, я виноват, мне нет оправдания, но давай поговорим… пообедаем вместе, Шарли…
    Но прежде, чем она что-то ответила, телефон отключился.
    — В чем дело?
    Сзади стоял Джордан.
    — Не знаю… Видимо, он звонил и раньше, надо посмотреть записи на автоответчике, я посмотрю позднее.
    — Что тебе мешает сделать это сейчас?
    — Ну… сведения могут быть очень личные, мне неприятно выставлять свою жизнь на обозрение.
    — Личные мы пропустим. — Он с вызовом посмотрел на нее. — Там может оказаться сообщение от отца, а для нас это сейчас самое главное.
    Шарлотта на секунду задумалась и включила автоответчик.
    — Дорогая, — прозвучал голос Дэвида, и она включила следующее сообщение.
    — Это была случайная встреча, я люблю тебя.
    То же самое.
    — Вспомни, сколько нас связывает…
    — Очень трогательно, — сухо отозвался Джордан.
    — Вот поэтому я и не хотела прослушивать. Я не нуждаюсь в твоих комментариях.
    — Извини. Но попробуем еще раз.
    Она нажала кнопку, и сразу же раздался голос Руфи:
    — Шарлотта, где ты? — Пауза… и снова откуда-то издалека: — Шарлотта, это я взяла деньги, это было необходимо, я в отчаянии и не знаю, что делать… Мне очень нужна твоя помощь. Мы в Порто-Гримау, это недалеко от Ниццы… Ты можешь приехать?..
    Автоответчик отключился.
    Шарлотта заплакала. Значит, все-таки Руфь! Но, даже выслушав признание мачехи, она не могла поверить.
    — Шарли, успокойся. В таких случаях главное — ясность. Теперь надо искать выход. — Джордан нежно погладил ее по голове и тут же в комическом испуге отдернул руку. — Прости!
    Она чуть улыбнулась.
    — Не паясничай. — И спросила: — Джордан, как ты думаешь, что побудило ее это сделать?
    Он не ответил и взял телефон.
    — Куда ты собираешься звонить? В полицию? Джордан, ты же обещал! Ну, давай поговорим. Я согласна на все… Не звони в полицию!
    — На все? — Он скользнул взглядом по ее груди и бедрам. — Посмотрим. — Отложив трубку, Джордан взял в руки ее лицо и внимательно посмотрел ей в глаза. — Конечно, жаль, что я не твой тип, тебе ведь приятнее любить дьявола, я правильно тогда понял? — спросил он ядовито.
    Шарлотта почувствовала, что заливается краской — и от стыда, и от возбуждения.
    — Ладно, не красней. Я хочу заказать два билета на самолет. Раз мы им нужны, значит, надо лететь. Ты согласна?
    Он отпустил ее и, взяв снова трубку, стал набирать номер авиакомпании.
    Шарлотта кивнула, безмерно счастливая, что он все делает, как она хочет, но не могла понять, что им руководит. Он даже не стал выяснять ее условия… Странно и даже унизительно.
    Заказав на следующий день два билета, Джордан чему-то улыбнулся и посмотрел на Шарлотту.
    — Но вернемся к нашему разговору. Я хочу знать, что интересного ты можешь мне предложить в обмен на мою… лояльность? — Он так ел ее глазами, что Шарлотте казалось, будто она голая. — Мне нравится, когда женщина говорит намеками, это обостряет чувства.
    В его глазах кроме вожделения светился юмор.
    — Когда я сказала «все», я не имела в виду это!
    — В самом деле? Значит, я этого недостоин. Я слишком противен тебе? — пробормотал Джордан и подошел к ней почти вплотную. — Но уж поцеловать тебя мне в счет предоплаты придется.
    Он наклонился и припал к ее губам.
    Поцелуй был таким долгим и страстным, что Шарлотта почти лишилась чувств, а он прижал ее еще крепче и целовал шею, лицо и грудь.
    — Неплохо для женщины, которая сказала, что больше не коснется меня, — Джордан первый пришел в себя. — Думаю, счет надо оставить открытым.
    Она ничего не ответила, трепещущая и голодная… И вдруг засмеялась.
    — Что тебя так насмешило? — обиженно спросил Джордан. — Собери-ка лучше вещи и ложись спать… На тебе лица нет.
    «Глупые все-таки мужчины, — весело подумала Шарлотта. — Он так ничего и не понял… Но почему он вдруг так резко прекратил ласки?» Ответ напрашивался один — сейчас он уже там, на юге Франции, решает возникшие проблемы.
    Когда за ним захлопнулась дверь, Шарлотта быстро пошла в ванную, разделась и включила теплую воду — надо было прийти в себя.
    Шарлотта с горечью подумала о том, как быстро Джордан вошел в ее жизнь, в ее плоть и кровь… И его власть все больше и больше распространяется на нее, она почти не в состоянии противиться ни его стремлению подчинить ее себе в бизнесе, ни его плотским желаниям, а если честно, то и своим.

ГЛАВА ПЯТАЯ

    Ее помощник Фрэнк с удивлением посмотрел на Шарлотту.
    — Чего ради ты летишь во Францию?
    — У Джордана там дела, а я должна быть в курсе, так как кое-что касается и меня. — Шарлотта сама удивилась своему вранью, но сказать правду она не имела права. — Заодно проведаем отца, надо взять у него документы, с которыми он там работал.
    Если врать, так до конца, решила она, а потом позвонила сестре.
    Дженифер, однако, восприняла весть об их поездке во Францию по-другому.
    — Сестрица, — весело воскликнула она, — ну какие документы? Мне все понятно, и я рада за тебя… и за Джордана.
    Шарлотта принужденно засмеялась:
    — Нашла за кого радоваться! Ты бы лучше сестру пожалела! — Но в душе порадовалась, что Дженифер так простодушна. Хотя, с другой стороны, почему бы ей так не думать? Она же не знает страшной правды.
    Шарлотта чуть задумалась, и Фрэнк сразу почувствовал что-то неладное, да и этот ненатуральный смешок в разговоре с сестрой тоже ему не понравился.
    — Как наши дела, Шарлотта? — внезапно спросил он.
    — Как всегда. Все нормально, с чего ты вдруг интересуешься? — Она весело посмотрела на него.
    Фрэнк сказал с недоверием:
    — Ходят слухи, что у твоего отца неприятности, поэтому он и не возвращается.
    — Слухи? — Шарлотта неприятно удивилась.
    Значит, уже знают…
    — Лично я ничего не слышала. Да и по финансовым документам не видно, что доходы компании снижаются. В конце концов, отец имеет право отдохнуть. Сам знаешь, с каким трудом удалось уговорить его поехать во Францию. Если бы не Руфь, он вообще не выходил бы из своего кабинета.
    — Ты права, — кивнул Фрэнк. — Возьми эти документы с собой, они нужны к концу недели, может, посмотришь их там.
    Но когда Фрэнк вышел, Шарлотта положила документы в стол — в конце недели она вернется и все сделает.
    Несколько раз к ней заходил Джордан, что-то просил сделать, что-то объяснял, она с удовольствием общалась с ним, вздрагивая и краснея, когда он подходил слишком близко или касался ее. Но он, казалось, ничего не замечал.
    — Шарлотта, давай договоримся: официальная причина нашей совместной поездки для сотрудников — подписать документы у твоего отца. Согласна?
    — Конечно, это самое лучшее, что можно придумать. Джордан, подожди, — остановила она его. — Фрэнк закажет нам гостиницу. В какой лучше, как ты считаешь?
    — В гостинице нет необходимости.
    И, не вдаваясь в подробности, он вышел.
    Интересно, что это значит? И тут же Шарлотта вспомнила, что у него там вилла, на которой он предлагал жить отцу. Значит, они будут жить у него? Но можно хотя бы посоветоваться. Или ее мнение его не интересует? Но у нее выбора нет — сейчас, когда судьба отца висит на волоске, она должна проглотить гордость и собственное мнение.
    К ней опять заглянул Фрэнк.
    — Звонила Руфь, но ты говорила по другому телефону, и я предложил ей перезвонить или оставить сообщение.
    — И что она сказала? — взволнованно спросила Шарлотта. — Как жаль, что ты меня не подозвал, местный абонент мог бы подождать.
    — Она сказала, что у нее нет времени, постарается позвонить еще раз. — Фрэнк подозрительно глянул на нее. — Но ты же не предупреждала, что разговор с Руфью так важен. Теперь буду знать. Ты все-таки чем-то очень встревожена. Шарли, тебе надо отдохнуть, ты слишком много работаешь.
    Он опять пристально посмотрел на нее и вышел.
    Много работаешь! Знал бы он, как теперь ей придется работать. Да, отдохнуть и выспаться не мешало бы. Избавиться от проклятых мыслей об отце и Руфи. Зачем Руфь взяла деньги? Как поступит Джордан? Хватит ли у него благородства отнестись к своему партнеру, которого он так уважал, лояльно?
    Как сложатся ее дальнейшие отношения с Джорданом? Единственный, о ком она не думала, был Дэвид, с которым она еще недавно хотела начать совместную жизнь.

    Самолет стал набирать высоту, и Шарлотта расслабилась. Джордан сидел напротив нее, изучая какие-то документы. Встретившись в аэропорту, они поцеловались, и сейчас Шарлотта вспомнила, что он не сразу отпустил ее. «Значит, все-таки я ему небезразлична», — с удовлетворением подумала она, любуясь Джорданом. В отличном сером костюме и в голубой, спортивного стиля рубашке он был неотразим, и, конечно, знал об этом.
    Стюардесса вывезла столик с бокалами и пошла между креслами. Шарлотте показалось, что она специально остановилась возле Джордана и, призывно ему улыбаясь, предложила напитки. Однако он, не поднимая глаз, отрицательно покачал головой. Шарлотта взяла бокал вина и вопросительно посмотрела на него:
    — Ты не хочешь выпить?
    — В деловых поездках я не пью. Почти.
    Пилот сообщил температуру за бортом, высоту, а также температуру воздуха в Ницце.
    — Двадцать девять градусов тепла — это неплохо для мая.
    — Да уж лучше, чем в Лондоне.
    Они опять замолчали, собственно, это и разговором нельзя было назвать. Шарлотта вспомнила, что Дженифер восприняла их поездку как романтический вояж на пару дней, и вздохнула. Если бы сестра не ошибалась, если бы не было впереди этой ужасной неизвестности, если бы все это не затрагивало отца…
    Она посмотрела на Джордана и подумала: «Господи, что у него в голове, почему он так упорно молчит? Неужели собирается весь полет сидеть уткнувшись в бумажки? Но с другой стороны, пусть работает, а то начнет расспрашивать о Дэвиде, будет подшучивать надо мной, а этого я не перенесу. Дэвид… причем тут вообще Дэвид? Наш роман исчерпан, даже если б ничего не случилось».
    Она снова и снова возвращалась к своим мыслям. «Как вообще случилось, что Джордан Ланч после одной-единственной безумной ночи стал мне так необходим? Дэвида я знала почти год, прежде чем переспала с ним, это было естественным продолжением нашей дружбы». Но чем больше она вспоминала Дэвида, тем больше радовалась, что их роман не закончился свадьбой. Дело даже не в том, что он переспал с Линдой — на здоровье! — как оказалось, он просто не ее тип. Значит, Джордан ее тип? Она даже засмеялась от этого предположения.
    — Джордан, я не поняла, где мы будем жить? — оторвала его от бумажек Шарлотта.
    — Мы остановимся на моей вилле, — соизволил ответить он.
    — На вилле, где давно никто не жил? Кто же позаботится о нас?
    — Можешь быть спокойна, тебе не придется ни о чем думать. — Он так откровенно посмотрел на нее, что у нее мурашки побежали по коже. — Женщины всегда оставались довольны.
    Шарлотта только вздохнула, отметив это «женщины всегда оставались довольны», но ничего не сказала. Да, хорошую шпильку он в нее воткнул. Ей ничего не оставалось, как смотреть в иллюминатор, чем она и занялась. Немного успокоившись и устроившись поудобнее в кресле, Шарлотта задремала.
    Разбудило ее прикосновение Джордана, который накрыл ее пледом. Однако спать ей расхотелось, тем более что он отложил свои бумаги, видимо тоже устав.
    — Каким образом у тебя во Франции оказалась вилла? — начала она разговор.
    — Моя бывшая жена — француженка, у нас был дом в Париже и дача на юге. После развода ей остался дом, а мне вилла. Мы разошлись мирно, как цивилизованные люди. Но на вилле жить никто не захотел… там погибла дочка, и нам обоим было невыносимо находиться в этом месте. Надин категорически отказалась от виллы, ну а я… собственно, я там бываю раз в год.
    — Но дом же разрушается.
    — Я собираюсь продавать его, а пока за ним присматривает соседка.
    Он снова уткнулся в бумаги. Видимо, разговор был ему неприятен.
    «Чего я полезла со своими расспросами! — обругала себя Шарлотта. — Это бестактно и неприлично».
    Самолет затрясло, и Шарлотта, испугавшись, ухватилась за колено Джордана.
    — Провалились в воздушную яму, не бойся, — улыбнулся он и погладил ее по руке.
    — Джордан, я нервничаю из-за отца и поэтому так реагирую. Я тебе не сказала, что Руфь звонила вчера в офис, но трубку взял Фрэнк и не подозвал меня, так как я говорила по другому телефону. Она больше не перезвонила, сказала, что у нее нет времени. Мобильный у них отключен, уж не знаю, по какой причине. Мне бы хотелось сначала объясниться с ней, прежде чем что-то говорить отцу.
    — Что ж, осталось недолго. Скоро все выясним.
    — Как ты думаешь, что ее заставило совершить это? — спросила Шарлотта, хотя понимала: на ее вопрос может ответить только Руфь.
    Ее терзало и то, что отец, всегда сильный, уверенный и честный, сейчас оказался в таком ужасном положении. Она знала, что отец ценит ее как специалиста и делает на нее в будущем ставку, он неоднократно об этом говорил ей, так же как и о том, что в свое время бизнес перейдет к ней. Тогда Шарлотте не хотелось об этом говорить, но сейчас слова отца вспоминались все чаще. Что теперь будет с ее бизнесом?
    — Джордан, а вдруг отец и Руфь… вдруг она его бросила? — выпалила неожиданно Шарлотта.
    — Видишь ли, все может быть, но вряд ли Руфь решится на этот шаг. По-моему, у них прекрасные отношения. Ты же сама говорила, что она его любит. Да и зачем так уходить? Он посмотрел на Шарлотту с затаенной нежностью, помолчал и спросил: — Что случилось с твоей матерью?
    — Мама умерла от рака, когда мне было шестнадцать лет, а Дженифер одиннадцать.
    Шарлотта отвернулась и стала смотреть в окно: ей не хотелось, чтобы он видел ее слезы. Она до сих пор тосковала о маме, время было здесь бессильно. Но Джордан все понял. Он взял ее руку и стал гладить.
    — Шарли, не стыдись своих слез.
    Она вытерла глаза и сменила тему разговора:
    — Джордан, ты уже знаешь о слухах вокруг недостачи?
    — Да, кое-что слышал. Люди не настолько глупы, чтобы не понять: раз Саймон, который жил компанией, вдруг исчез, значит, что-то не так. Но пока я не узнаю все сам, знать ничего не хочу, и тебе советую не обращать внимания.
    Шарлотте стало легче от его слов. Он прав. Они почти у цели.

    Когда они приземлились и вышли на площадь, воздух уже плавился от жары, а они были одеты для Лондона.
    — Да, придется потерпеть, пока не приедем на место и не переоденемся.
    — Трудно поверить, что где-то холодно.
    — Надеюсь, в автомобиле будет кондиционер.
    Весело болтая и с интересом осматриваясь, они подошли к стоянке и арендовали машину.
    — Почему у тебя такая тяжелая сумка? — удивился Джордан.
    — Документы. Хотела не брать, но потом передумала — неизвестно, на сколько придется задержаться.
    — Ты такой же трудоголик, как и твой отец… Мне вообще нравится, как ты работаешь, ты очень собранная и талантливая.
    — Я бы не сказала, что твои слова можно расценивать как комплимент. «Синий чулок» так называют трудоголиков.
    — Даже если они одеты на такие потрясающие ножки? И по-твоему, я могу нравиться только «синим чулкам»?
    — А с чего ты взял, что ты мне нравишься?
    — Ты, дорогая, очень пылко отвечаешь на мои ласки.
    Шарлотта замолчала, опасаясь, что разговор о ласках может кончиться плохо, к тому же дорога была очень извилистая и требовала внимания. Ей нравилось, как Джордан ведет машину. Судя по всему, что у него большой опыт вождения и машину он чувствует. С Дэвидом она всегда боялась ездить, он был очень невнимательный и рассеянный. «Еще один недостаток нашла у Дэвида», — подумала Шарлотта.
    — Спасибо тебе, Джордан, — вдруг сказала она.
    — За что?
    — Нашел время для поездки и вообще… — Она замолчала.
    — Но ты уже… поблагодарила меня поцелуем, хотя, признаюсь, этого маловато, — напомнил он.
    — Я забыла, ты же бизнесмен и привык все считать, — попыталась она обратить все в шутку.
    Дорога выровнялась, машин почти не было. Джордан слегка расслабился и решил подразнить ее:
    — Шарли, меня поражает в тебе одно качество. При всей своей сдержанности и отрицательном отношении к сексу… со мной, по крайней мере, я не говорю о дьяволе… ты очень сексуальна и темпераментна. Как тебе удается так владеть собой?
    — Джордан, я понимаю, что тебя волнует не мое умение владеть собой, а то, почему я оказалась в твоей постели, будучи едва с тобой знакома. Со мной такое случилось впервые. Я очень старомодна и не одобряю таких… летучих… на одну ночь связей. Если честно, сама не знаю, что со мной случилось. Думаю, причина в тебе, ты использовал недозволенные приемы.
    — Какие же приемы ты считаешь недозволенными? Я просто тебя целовал… Разве тебя никто не целовал раньше? Тем более мне непонятна твоя поспешность… со мной. Или тебе надо было отомстить Дэвиду? — перебил он ее.
    — Дэвиду? Я рада, что так все произошло… у нас уже давно расклеилась любовь, так сказать. О какой же мести может идти речь? Ты веришь в любовь с первого взгляда?
    — Да. У меня так и было… именно здесь.
    Шарлотта поняла, что он говорит о своей жене. Француженка! Разумеется, очаровательная и изысканная, у них какой-то особый шарм.
    — Но если ты любил, то почему же вы расстались? Неужели ты променял любовь на бизнес? Она что, не захотела ехать в Англию?
    — Ты считаешь, что я принес любовь в жертву?
    — Что ты! Разумеется, нет. Просто мне кажется, что ты уже никого не полюбишь. Ты развлекаешься, коллекционируешь красивых женщин, тебе не нужна любовь.
    — Значит, я монстр? Пожиратель? Коллекционер? Ну, спасибо! — Джордан нахмурился и сосредоточился на дороге.
    Шарлотта поняла, что он обиделся, и стала думать, как исправить ситуацию. Ведь она хотела услышать, что все не так, что ему нужна любовь и он только ждет ее. Она была готова поступиться своей женской гордостью и извиниться, тем более что им придется находиться в одном доме и, самое главное, решать вопросы, касающиеся ее отца.
    Но молчание затянулось, и извиняться уже не стоило. Пусть думает что хочет. В конце концов, ей тоже есть на что обижаться… Хотя бы на то, как он кому-то хвастался по телефону об их связи.
    — Давай сразу заедем по тому адресу, который дала Руфь, — предложила Шарлотта.
    — Пусть будет по-твоему.
    Но как изменился его тон! Каким непроницаемым стало лицо. Любезность, юмор, страстные взгляды — это фасад, а внутри — бизнес и только бизнес.
    Они съехали с основной дороги и вскоре оказались у высоких ворот, охраняемых целым штатом охранников.
    — Что это за место? И почему столько охраны? — удивилась Шарлотта.
    — В этом прекрасном месте живут миллионеры и кинозвезды. Посиди, а я пойду поговорю с охраной.
    Он вышел, потом вернулся, и буквально через пару минут они въехали в ворота.
    Шарлотта поразилась, как быстро спустились сумерки. В Лондоне в это время еще относительно светло. Они ехали вперед, мимо роскошных домов, утопающих в зелени. Она ни разу не была на юге Франции и сейчас, затаив дыхание, смотрела по сторонам.
    — Ты уверен, что это именно тот адрес, который указала Руфь?
    — Если она обманула, то и мы обманываемся. Этот адрес оставлен на автоответчике.
    Они подъехали к высокому дому. За оградой Джордан заглушил мотор и вышел из машины.
    — Жди меня здесь, — бросил он, хлопнув дверцей.
    Шарлотте не терпелось узнать хоть самую малость, и она пошла вслед за ним. Кто знает, как поведет себя Джордан, увидев отца? Нет, ее присутствие необходимо.
    — Шарли, я прошу тебя, жди в машине. Там неизвестность, мало ли что может быть? — с раздражением повторил он.
    — Оставь, Джордан, ты не телохранитель, а я не кинозвезда! — упрямо прошипела она.
    Они подошли к невысоким воротам и постучали железным молотком — звонка не было. Тишина. Постучали громче. Никакого ответа.
    — Кажется, никого нет, — пробормотал Джордан и пошел вдоль невысокой ограды.
    — Где ты, Джордан? — Шарлотта почти ничего не видела, так было темно.
    — Я отправился на разведку.
    — Джордан, не ходи! Мало ли что? — повторила она его слова.
    — Следи вокруг и за мной, — приказал он и стал карабкаться через ограду.
    Прошло несколько минут, и Шарлотта решила последовать за ним. Она сбросила туфли и перелезла на другую сторону. Медленно и осторожно ступая по земле из боязни поранить босые ноги, Шарлотта пробиралась вдоль дома, потом повернула за угол, и перед ней заблестело в лунном свете море. Такой красоты она еще ни разу в жизни не видела.
    — В доме никого нет, — вынырнул из темноты Джордан. — Однако какой дом! Какая шикарная благоустроенная территория. Я все обследовал. В гараже нет автомобиля.
    — Значит, они уехали. Но куда и надолго ли?
    — Они могли и не уезжать.
    — Ты хочешь сказать, что отец спрятался? Это совершенно не в его стиле, если только ты не будешь шантажировать его.
    — Я никогда и никого не шантажировал, — заявил Джордан и заглянул в окно.
    — Может, посмотреть под кустом крыжовника или прочесать траву перед домом? Правда, темновато, но отец высокий, что-нибудь будет выглядывать. — Шарлотта вложила в свои слова столько сарказма, сколько не выдавала за всю жизнь.
    — Не отвлекай меня от глобальной задачи, усмехнулся он.
    — Это не смешно, Джордан.
    — Ты не понимаешь шуток.
    — А ты хочешь втоптать репутацию моего отца в грязь!
    — Ладно, сдаюсь, их нет дома. — Джордан подошел к ней и стал отряхивать брюки. — Что будем делать? — уже ласковым тоном спросил он.
    — Поехали к тебе. Ты же говорил, что на вилле нас будут ждать стол и постель!
    — Наконец-то ты соизволила смилостивиться и разделить со мной мой бедный кров. — Он нежно обнял ее за плечи и повел к выходу.
    — А может, не будем уезжать? Переночуем в машине… — Ей вдруг показалось, что, как только они отсюда уйдут, отец сразу же появится.
    — Шарли, мы устали, голодны, ну о чем ты говоришь? Как можно спать в машине, когда в каком-нибудь километре отсюда тебя ждут огромная постель со свежим бельем, ароматный кофе и…
    — Уговорил! — сдалась она.
    Джордан помог ей перебраться через ограду, но когда она спрыгнула на землю, у нее подвернулась нога, и она едва не упала. Джордан подхватил ее и на мгновение прижал к груди. Знакомый запах его парфюма и тела вызвал в ней такое острое желание, что она была готова отдаться ему тут же, на траве.
    Ей вдруг пришло в голову, что они рискуют, рыская в темноте, в неизвестном месте. Руфь могла совершить что-либо неблаговидное, она могла уже быть арестована.
    Шарлотте стало страшно. Она понимала, что счастье и благополучие ее семьи теперь зависит только от Джордана, его доброй воли и человеческих качеств. Он же враг ее отца, ему нужен контрольный пакет акций, вот что стоит за его участием и якобы желанием помочь ей. Надо держаться начеку, а не расслабляться.
    — У тебя все в порядке? — отчего-то хриплым голосом пробормотал он.
    — Не беспокойся, все нормально, — так же как и он, прохрипела она и, выскользнув из его рук, стала искать туфли. — Пора ехать, уже совсем темно.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    — Шарли, проснись, мы на месте.
    — Не успела закрыть глаза, как приехали, — сонно отозвалась она. — Собственно, я и не спала. Все думала, может, адрес неправильный?
    — Забудь об этом на время, — твердо сказал Джордан. — Сейчас главное — отдых.
    — Я не могу сразу отключиться от всего.
    — Почему ты думаешь, что я тебе не сочувствую?
    — Ты?
    Шарлотта даже привстала от удивления.
    — Да, я. И мне тяжело смотреть, как ты расстраиваешься. Посмотри на себя, какая ты бледная. Я приказываю тебе отдыхать и на время выключить мысли об отце.
    Шарлотта не нашлась что ответить. Он действительно смягчился, даже стал более терпимым.
    Они припарковались около большого дома.
    — Ничего себе вилла, — с восхищением сказала Шарлотта.
    — Ты не видела, какие здесь дворцы. У меня просто большой сельский дом. Но он красивый и мне очень нравился… в свое время. Надо зажечь свет, а то мы потеряемся в темноте, — пошутил он.
    Запах роз кружил голову. Шарлотта вдруг подумала, что никогда раньше не слышала пение цикад, и сейчас ей казалось, что играет маленький оркестр. А шум волн? А черное небо, усеянное крупными редкими звездами? И это называется простой сельский дом? Уж она-то разбирается в архитектурных стилях. Прекрасный образец французской архитектурной школы, вот какой у Джордана дом.
    Но когда Шарлотта вошла в холл, то какое-то время не могла вымолвить ни слова. Ковры, хрустальные люстры и вазы, окна из венецианского стекла, персидские ковры, дорогой рояль палисандрового дерева — такая роскошь в простом деревенском доме была доступна не каждому. Видимо, Джордан и его жена француженка немало вложили средств в этот дом.
    — Ты очень скромен в оценке своего жилища, — сказала она Джордану, который принес их вещи.
    — Теперь это не имеет значения, — довольно равнодушно отозвался он. — Что будем пить чай, кофе, сок? Кстати, я не против омлета с грибами, а, Шарли?
    — Думаю, мне кофе, но сначала душ. — Шарлотта нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.
    — Делай что хочешь. Считай, что ты дома. Твоя комната на втором этаже справа по коридору. Впрочем, я тебя проведу. — Он стал подниматься наверх, не оборачиваясь.
    Шарлотта внимательно следила за его поведением и по тому, как он все осматривал, поняла, что он не был здесь очень давно. Не теряя времени, она прошла в ванную, наполнила горячей водой роскошную мраморную ванну и с наслаждением погрузилась в душистую пену.
* * *
    Когда через полчаса она пришла на кухню, где Джордан уже возился с едой, он едва не выронил кофейник: перед ним стояла только что родившаяся из морской пены Венера — так изменилась Шарлотта. Голубой шелковый пеньюар шел ей необыкновенно, густые влажные волосы, чуть потемневшие от воды, отливали золотом, от былой бледности не осталось и следа. Джордан, подавив страсть, стал изображать гостеприимного хозяина.
    — Наконец-то! — обрадовался он. — Хоть ты сказала, что ничего не хочешь, я приготовил омлет и тосты. Какая ты красивая! — все-таки не удержался он.
    Шарлотта вдруг застеснялась:
    — Извини, у меня нет подходящего вечернего туалета… для домашней кухни. Я не подумала, что придется ужинать в твоей компании.
    — Не извиняйся, Шарли, ты одета именно так, как мне нравится… Давай-ка, ешь. А как насчет бокала холодного вина?
    — Нет, только кофе. Ну, и кусочек омлета, уж очень вкусно пахнет.
    Джордан немного успокоился и теперь вел себя просто и естественно. Шарлотта удивилась, что холодильник полон еды и напитков, но вспомнила, что он говорил про соседку. Джордан так нежно и заботливо ухаживал за Шарлоттой, пододвигая ей омлет, тосты и фруктовый салат, что она не могла не похвалить его.
    — Рад, что хотя бы сейчас заслужил твое одобрение, — пошутил он.
    — Джордан, ты не сказал, сколько денег взяла Руфь.
    Он сразу перестал улыбаться и, немного помолчав, назвал сумму.
    Шарлотта так побледнела, что он даже испугался.
    — Успокойся, Шарли. Я тебе сказал, что, если Саймон и Руфь не смогут вернуть деньги достаточно скоро, речь пойдет о продаже части бизнеса, только и всего. — Джордан сказал это мягко, но так решительно, что Шарлотта поняла: варианты спасения компании в отцовских руках исключаются.
    — Значит, ты действительно хочешь стать главой компании?
    — А я никогда и не скрывал этого, — подтвердил он. — Но при условии, что ты остаешься у меня и разделяешь со мной все будущие победы и поражения.
    Шарлотта поняла, что, предлагая ей это, он все уже решил. Заявление Джордана ей не понравилось.
    — Мне кажется, ты слишком рано говоришь о своей победе. Ты же знаешь, мы, англичане, никогда не говорим: «Я сделаю», а говорим: «Если Бог захочет». — Она попыталась смягчить свою шпильку, напомнив ему любимый афоризм своего отца.
    — Да, я чувствую, ты будешь сражаться, ведь недаром ты по гороскопу Лев. И все же я не думаю, что ты станешь бороться со мной. В конце концов, мы делаем одно дело и любим его.
    — Ты прав. И в этом твое спасение.
    Шарлотта давно поняла, что Джордан очень грозный противник и лучше с ним жить в мире. Что ей еще оставалось делать во имя чести отца и репутации компании?
    — Шарлотта, что бы ни случилось, ты остаешься в компании и возглавляешь департамент. Решено окончательно и бесповоротно.
    — Я ценю твою доброту, Джордан. Будем ждать и надеяться, что все утрясется.
    Слушая ее, Джордан понимал, что она говорит их не от души, что ей все это не нравится, но он знал, что поступает так для ее же пользы. Глядя на нее, такую вызывающе сексуальную в своем голубом шелковом пеньюаре и такую внешне покорную, но яростно сопротивляющуюся в душе, он вдруг страстно захотел вот здесь, прямо на столе, сорвать с нее эту голубую тряпку и любить ее до тех пор, пока она не попросит пощады…
    Шарлотте не оставалось ничего другого, как приняться за еду.
    — И омлет и кое-что другое, дорогая, — все будет, только слушайся меня хотя бы сегодня, — бормотал Джордан, суетясь около нее и как бы нечаянно дотрагиваясь то до ее плеча, то до груди, то до колена.
    «Пожалуй, может, он и прав, — думала Шарлотта отстраненно. — Перелет, потом довольно длительная езда в автомобиле, потом эти поиски… Надо отдохнуть, неизвестно, что будет завтра. И какая дивная ночь, какой упоительный воздух!»
    Она вытянула вперед руки и стала вертеть головой, снимая напряжение. Джордан внимательно следил за ее движениями.
    — Это вечернее упражнение, которое помогает тебе сохранять форму? Утреннее я уже видел.
    Шарлотта рассмеялась, запрокинув голову, и от этого движения в нем с новой силой разгорелась страсть.
    — Не имеет значения, когда и что ты делаешь, главное — снять усталость. Но как здесь налажен быт! Очевидно, твоя соседка ждет тебя всегда?
    — Она просто выполняет свои обязанности, за которые я ей плачу хорошие деньги. Время от времени она звонит мне в Лондон, вот и все. Или я ей сообщаю, что собираюсь приехать.
    — Но, Джордан, неужели тебе не хочется бывать здесь чаще? Люди платят огромные деньги за то, чтобы приехать сюда отдохнуть, а тебе надо лишь купить билет на самолет и ты дома.
    Он молчал, глядя куда-то вперед. Этот красавец, еще минуту назад веселый и возбужденный, сразу как-то потускнел.
    — Шарлотта, после трагедии с дочерью для меня нет более непривлекательного уголка на земле, чем эта вилла… Для меня это место самое черное на земле… Здесь погибла моя дочь. Ее сбила машина.
    — Извини, Джордан, зачем же ты сейчас сюда приехал? Мы спокойно пожили бы в отеле. — Шарлотта говорила шепотом, словно боялась что-то или кого-то спугнуть.
    — Шарли, ну сколько можно бегать от себя? Я до сих пор не могу спокойно видеть детей, особенно в таком возрасте, как Наташа. Иногда даже Гарриет действует на меня так… отрицательно. Но надо же как-то избавляться от этого состояния. Жизнь не стоит на месте — возможно, у меня еще будут дети. Эта надежда поддерживает меня и дает силы… Разумеется, дочь я никогда не забуду, но ее не вернешь.
    Шарлотте захотелось обнять его, сказать… но что можно сказать?
    — Я как раз закончил работу, которую привез с собой, а Надин пошла с Наташей в деревню купить молока… Сказала, что скоро вернется. Я потом часто думал, что если бы мы накануне сходили в деревню, то, возможно, этого не произошло бы. Или это судьба, Шарли? Ответь мне!
    — Ты же знаешь, Джордан, что ответ на этот вопрос знает только Бог. Но, видимо, твоей девочке предопределена была короткая жизнь, она сейчас смотрит сверху и молится за тебя. — Шарлотта не была сильно верующей, но, когда приходилось тяжело, всегда обращалась к Богу, находя в этом утешение.
    Джордан, казалось, успокоился.
    — Да, против судьбы трудно бороться. Знаешь, Шарли, казалось бы, смерть дочери должна была еще больше сблизить нас с женой, а мы, наоборот, стали почти врагами… Но хватит об этом. Ты права, это райский уголок, но, скажу честно, без тебя я бы сюда не приехал. Одному мне здесь находиться невыносимо… Извини, на минуту отлучусь, звонит мой помощник, мы договаривались.
    И он вышел из кухни.
    Шарлотта смотрела, как ночные бабочки, огромные южные бабочки, вились вокруг огня, и думала о семье, которая жила здесь… о маленькой девочке, наполнявшей этот роскошный дом своим смехом. Теперь этот дом превратился в склеп, и пройдет немало времени, прежде чем здесь снова зародится жизнь, но уже другая, с другой девочкой или мальчиком.
    И это уже будут не дети Джордана, ведь он сказал, что продаст дом.
    Шарлотта поднялась и стала убирать со стола. Ей показалось, что кто-то пришел, но, прислушавшись, она поняла, что это Джордан говорит по телефону по-французски.
    Ей очень нравился этот язык, но, к сожалению, она его знала плохо… «Надо бы заняться им, — подумала она, — это язык любви». Ей захотелось полюбоваться ночным небом, и она подошла к окну. Роскошная южная ночь привела ее в какое-то возвышенное состояние. На мгновение ей показалось, что она в волшебном мире, в котором нет ни печали, ни забот, ни тревожных мыслей.
    Сзади тихонько подошел Джордан и, обняв ее за плечи, так же молча слушал пение цикад. Джордан, не в силах бороться с нахлынувшим желанием, отошел от Шарлотты и сел в кресло. Но легче ему не стало. Шарлотта стояла напротив лунного света, и под тонким шелком видны были все изгибы ее тела. Видимо, она почувствовала его взгляд, потому что оглянулась и с недоумением посмотрела на сидящего Джордана.
    — Ты не хочешь спать?
    — Спать? Я хочу поплавать… Думаю, вода в бассейне потрясающе теплая. Пойдем?
    — Но у меня нет купальника, — смутилась Шарлотта.
    — Кто тебя здесь увидит… кроме меня? Или ты меня считаешь чужим? Напрасно, я видел все твои прелести, воспоминания о которых до сих пор сводят меня с ума. Ocобенно, когда ты стоишь вот так, напротив лунного света. Трудно сказать, смогу ли я совладать с собой, если ты останешься на этом месте.
    — Ты шутишь?
    Она мгновенно отскочила от окна.
    — Шарли, ты стесняешься меня?
    — Значит, ты наблюдал за мной?
    Шарлотта оставила его реплику без внимания.
    — Достаточно долго, чтобы убедиться в твоей красоте еще раз. Но почему ты так стесняешься?
    — Порядочные люди, джентльмены, не наблюдают исподтишка за женщиной и уж тем более не обсуждают по телефону, как они провели ночь, — ушла она от его вопроса.
    — Ну, а я только мужчина и, глядя на твое великолепное тело, думаю только о греховном, а не о правилах приличия. — Джордан встал и подошел к ней. — Пойдем поплаваем, Шарли. — Он взял ее за руку. — У меня тоже нет плавок для купания.
    Его темные глаза так страстно смотрели на нее, что Шарлотта растерялась. Она живо представила себе это купание… Их тела, сплетенные в воде… Желание овладело ее телом, еще мгновение, и она бы бросилась в его объятия, но тут резко закричала какая-то ночная птица, и они оба, вздрогнув, очнулись.
    — Ладно, пойдем спать, уже глубокая ночь, — едва вымолвила Шарлотта. — Завтра тяжелый день.
    — Ты всегда такая благоразумная? — насмешливо спросил Джордан. — Ты же чувствуешь, как я хочу тебя?
    Он стоял почти вплотную к ней. Откинув ее рассыпавшиеся по плечам волосы, он попытался поцеловать ее, но она вывернулась из его объятий.
    — Я… я уже говорила, Джордан, что мне не нужна такая связь, особенно с тобой и особенно сейчас, когда мы с тобой находимся… ну, как бы это сказать, по разные стороны баррикады.
    — Я еще раз повторяю: мы с тобой не можем, — пробормотал Джордан, снова заключив ее в объятия и крепко прижимая к себе.
    Шарлотта, не выдержав борьбы с ним, а главное, с собой, не вырывалась и уступила его поцелуям. Он развязал пояс пеньюара и стал ласкать ее грудь и соски, доводя ее до исступления.
    — Шарли, ну зачем ты мучаешь меня? Твое тело создано для любви и требует любви, а ты отказываешься следовать своим инстинктам и не даешь мне насладиться тобой.
    — Джордан, ты такой опытный и страстный любовник, что…
    Он не дал ей договорить, закрыв ее рот поцелуем. Сорвав с нее одежду, он целовал ее тело. Подхватив Шарлотту на руки, он, задыхаясь, прошептал:
    — Пойдем наверх… к тебе… ко мне… хоть к дьяволу, которого ты любишь, но я не в силах больше сдерживать себя.
    — Да, да, скорее… в спальню, — прошептала она, теребя его волосы и прижимаясь к его мускулистой груди.
    Не включая свет, они опустились на кровать и любили друг друга с такой страстью и неистовством, словно хотели причинить друг другу боль…
    — О чем ты думаешь? — спросил Джордан, когда они успокоились.
    — Все о том же. Мы… я поступаю дурно, — честно ответила Шарлотта и вдруг, приподнявшись на локте и глядя в его глаза, сказала: — А впрочем, не будем больше говорить об этом. То, что происходит, меня вполне устраивает. — Она так откровенно откинулась на подушки, что Джордан мгновенно воспользовался ситуацией.
    Уже под утро Шарлотта взмолилась, прося пощады, то есть передышки. Как ни странно, у нее прошла тревога. Ей казалось, что все будет хорошо. Правда, где-то в самом укромном уголке сознания таилось опасение, что с Джорданом надо вести себя осторожно, в таких мужчин не влюбляются, но думать об этом было поздно: ей нужен именно Джордан Ланч, и никто другой!
    Спать не хотелось: видимо, страсть добавила им жизненных сил и сняла усталость. Шарлотта вновь задумалась о том, что их сегодня ожидает и не решит ли он, что она отдалась ему в счет оплаты? Эта мысль была ужасней всего.
    — Джордан, ты уверен, что все утрясется? — начала она издалека. — Удастся ли отцу погасить долг в срок?
    — Шарлотта, что за наводящие вопросы? — Джордан сразу разгадал ход ее мыслей и разозлился. — Если ты использовала свое красивое тело в качестве приманки, а роскошные волосы как сеть, то можешь радоваться — я пойман, но дело прежде всего, мы же договорились!
    — Это не так, Джордан! Не смей меня обвинять в том, чего нет. Ты, опытный ловелас, не чувствуешь, когда женщина отдается тебе по расчету, а когда из-за страсти?! — закричала она. — Ты что, забыл, о чем я тебе сказала утром и говорила раньше? Я слишком старомодна, чтобы торговать собой!
    — Скажи, Шарлотта, что для тебя важней любовь, репутация отца или компания?
    — Джордан, сейчас тебе лучше уйти.
    — Нервы, дорогая, — покачал он головой. — И знаешь, я все равно хочу тебя, хочу, как никого раньше не хотел. Очевидно, в твоих волосах действительно есть что-то магическое, как и в теле… И думаю, ты тоже хочешь меня.
    Джордан протянул руку и нежно погладил ее по лицу и груди.
    Она вздрогнула, ненавидя себя за слабость, но все же натянула одеяло до подбородка и затравленно посмотрела на него. Потом выдавила:
    — Ты прав во всем, как всегда. Любовь для меня — главное, как и репутация отца. Но я хочу иметь и долю в семейном бизнесе, я приложила немало сил для его процветания. И очень прошу — будь добр к моему отцу, он не заслужил позора.
    Джордан молча глядел на нее, желая понять, что у нее на душе. Это красивое тело обманывало и отвлекало, он не верил ей до конца, не верил, что ее страсть искренна, что она не вызвана желанием помочь отцу, но он не мог обидеть эту женщину, она уже овладела его телом и душой…
    — Твой отец — счастливый человек. С его стороны было очень мудро взять тебя в свой бизнес, он слишком хорошо знает твои деловые качества и львиную хватку. — Джордан с восхищением посмотрел на нее. — Что ж, значит, сделка! Я готов не передавать дело в суд при двух условиях.
    — Какие же это условия? — прошептала она.
    — Ты остаешься работать в компании на год, потому что у нас есть контракты, которые способна довести до конца только ты.
    — Ну, а второе условие?
    — Ты говорила, что согласна на все. Что у тебя есть предложить мне? Ты знаешь, это ты сама!
    — Значит, ты действительно считаешь, что, кроме своего тела, мне нечего тебе предложить?
    — Именно так… Вернее, меня ничто другое не интересует, кроме твоего тела и твоей удивительной для старомодной женщины сексуальности. — Голос был веселый, но глаза смотрели серьезно. — И еще мне кажется, что мы должны работать cогласованно… как в офисе, так и в постели.
    — Скажи, Джордан, в постель я должна приходить, когда ты пожелаешь, или мое желание тоже будет учитываться?
    Она через силу заставила себя спросить это.
    — Разве это имеет значение? Я не тороплю тебя, Шарли, моя постель будет ждать тебя столько, сколько нужно… независимо от моего желания.
    Шарлотте так хотелось верить этому человеку, который предложил ей откровенную сделку за спасение отца, что она решила больше ничего не требовать и поступать так, как сложатся обстоятельства.
    — Итак, Шарлотта, я надеюсь, что ты принимаешь мои условия. А сейчас попробуем немного вздремнуть, сейчас только шесть часов утра.
    И с этими словами он вышел.
    Шарлотта встала, открыла настежь окно и снова юркнула в постель. Ей почему-то показалось, что отцу уже ничего не грозит. Она уже частично заплатила за него и с удовольствием заплатит еще…

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    — Шарлотта, ты проснулась? — Джордан заглянул в дверь.
    Комната была залита ярким солнцем, но Шарлотта, свернувшись клубочком, спала. Стук в дверь и голос Джордана заставили ее пошевелиться. Она выпрямилась. Одеяло сползло, чуть приоткрыв грудь.
    — Шарлотта! — Джордан подошел к кровати и потрепал ее по розовой щеке. — Пора вставать!
    Она приоткрыла глаза, посмотрела на него и сладко потянулась. Ему тут же захотелось стащить с нее одеяло и заняться с ней любовью. Но их ждал завтрак, а потом — Саймон и Руфь.
    Шарлотта вдруг перевернулась на живот и снова закрыла глаза. Джордан буквально заставил себя выйти из комнаты и, на ходу скидывая шорты и футболку, помчался во двор, к бассейну. Он плавал до тех пор, пока холодная утренняя вода не остудила его страсть.
    — Шарлотта! — стал он звать девушку. — Шарлотта!
    Шарлотта, услышав голос Джордана, доносящийся откуда-то снизу, сначала не поняла, где она. Потом вскочила с кровати и бросилась к окну.
    — Я давно пытаюсь разбудить тебя, — упрекнул он Шарлотту.
    — Неужели?
    Вид обнаженного Джордана, стоящего по пояс в воде, сразу же напомнил ей о бурной ночи. Шарлотта помахала ему рукой, крикнула, что сейчас приведет себя в порядок и спустится. Однако, посмотрев на часы, она подумала, что, пока он плавает, она еще, ну пять минуточек, полежит, и снова юркнула под одеяло.
    В дверь постучали, и в комнату вошел Джордан с подносом в руках.
    — Решил подать в постель чай, хотя, может, ты предпочитаешь кофе?
    — Спасибо…
    От смущения она залилась краской. Лежит почти голая перед ним, таким подтянутым, свежим и безумно привлекательным. А она сонная, неумытая, растрепанная… фу!
    — Значит, я угодил?
    Шарлотта посмотрела на него таким отсутствующим взглядом, занятая мыслями о себе, что ему пришлось повторить:
    — Ты пьешь чай?
    — Да, еще раз спасибо, но я могла и вниз спуститься. Ты меня балуешь, хотя это не входит в нашу сделку.
    — Чай — это не баловство, а сильнодействующее средство для засонь. Пей, одевайся и поедем в город завтракать.
    Но когда за ним закрылась дверь, у нее вдруг испортилось настроение. Она выпила чай и пошла в душ. Завтракать ей совершенно не хотелось. Сейчас надо срочно ехать к отцу, а не кокетничать и развлекаться с Джорданом.
    Неужели она все-таки влюбилась? Неужели она настолько глупа, что физическое влечение приняла за любовь? Нет, нет, это сиюминутная страсть. Что же тогда было с Дэвидом? Но в сравнении с Джорданом он показался ей таким бледным и постным, что она сразу же расхотела отвечать на свой вопрос. Разве Дэвид знал столько, сколько Джордан? Дэвид не понимал шуток, особенно когда она подтрунивала над ним, он ненавидел юмор. Дэвид был примитивен и в любовных ласках, а Джордан… Как он ласкал ее, как сумел заставить ее забыть стыд и делать то, что он хотел! И самое главное, ей это нравилось, она оказалась очень талантливой ученицей…
    Шарлотта опять стала вспоминать тот момент, когда впервые увидела Джордана. Он улыбнулся ей так лучезарно и обаятельно, что ей сразу же захотелось отгородиться от него, от его улыбки и взгляда.
    Она видела, как женщины старались обольстить его, но ни одна не задерживалась около него надолго. Она видела, что он отдает дань их красоте и доступности, но презирает их. Эти женщины, конечно же, тоже попадали во власть его мужского обаяния, но даже Бенита не смогла его удержать надолго.
    Шарлотта оделась, сделала легкий макияж, еще раз внимательно посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна. Держись, Джордан Ланч! Направляясь по коридору к лестнице, ведущей вниз, она с интересом рассматривала картины, висящие на стенах.
    Одна из дверей была чуть-чуть приоткрыта, и Шарлотта решила заглянуть туда. В комнате никого не было, и она вошла, чтобы посмотреть, что за вид открывается из огромного, во всю стену, окна.
    Шарлотта подошла к окну и ахнула: перед ней расстилалось море, вдали, на горизонте, сливавшееся с небом. Около берега качалось на волнах несколько яхт…
    Она постояла пару минут, не в силах оторвать взгляд от моря, потом повернулась и увидела игрушечного медведя, а на столике — фотографию дочери Джордана. Значит, это комната Наташи…
    На стенах тоже висели фотографии. На одной из них дочь и жена, последняя — очень красивая брюнетка с лукавыми, смеющимися глазами. Француженка! Почему-то на мужчин уже одно это слово действует как шампанское. В чем же все-таки секрет обаяния француженок?
    Шарлотта вышла из комнаты и увидела Джордана, идущего к ней навстречу. Он поднялся по лестнице, уже раздраженный, что ее долго нет.
    — Я проходила мимо, дверь была приоткрыта.
    — Видимо, горничная не закрыла. Если ты готова, поедем, — сухо сказал Джордан, плотно прикрыв дверь и не заглянув внутрь.
    Шарлотта не обиделась на Джордана, понимая его чувства. Конечно, ей не стоило совать туда нос, но она же не знала, что это комната дочери.
    — Я заказал два билета на обратный рейс.
    Шарлотта неприятно удивилась:
    — Но мы же еще ничего не выяснили, отца может тут не быть.
    — Значит, будем решать дело без него, мы же не можем гоняться за ним по всей Франции!
    Решительный тон и особенно последние слова подействовали на нее удручающе. Чего же ей теперь ждать от будущего?
    Они ехали вдоль побережья и молчали. Было уже жарко, но Джордан почему-то не включал кондиционер.
    — Позавтракаем в Сен-Тропе.
    — Джордан, я не могу есть, ты прости меня.
    — Если ты умрешь от голода, никому от этого не будет лучше, особенно твоему отцу, — отмел он ее возражения. — Это все равно по дороге в Порто-Гримау.
    — Не сердись, я все сделаю, как ты хочешь.
    — Надеюсь, ты и во всем остальном будешь так же послушна. Кстати, ты принимаешь мои условия?
    — Принимаю, можешь быть спокоен.
    — Даже если отец продаст компанию?
    — Я одного не понимаю: почему отец должен продать бизнес?
    — Шарлотта, разве ты не поняла? Я не подаю в суд, а ты остаешься отрабатывать долг, пока в этом будет надобность.
    Шарлотта чуть не застонала от безысходности, но промолчала. У нее не было выхода, любое ее сопротивление грозит отцу бесчестьем.
    — Значит, тебя волнует только бизнес?
    — Да, сейчас только бизнес.
    — Что ж, спасибо за откровенность.
    Шарлотта сказала это легко и спокойно, но на душе у нее было тревожно. По его лицу она видела: он доволен тем, что имеет на руках все козыри.
    Перекусив наскоро в Сен-Тропе, они уже через полчаса подъезжали к месту, где должен был жить отец. Это было потрясающее по красоте селение с великолепными виллами и роскошными садами. Вчера вечером им не удалось все рассмотреть.
    — Как красиво! — не удержалась Шарлотта.
    — Согласен. Как видишь, у твоего отца и Руфи прекрасный вкус. — Он свернул с основной дороги, и вскоре они были около вчерашнего имения. — Посмотрим, есть ли сегодня кто-нибудь дома.
    Джордан остановил машину и внимательно посмотрел на дом.
    Теперь, при дневном свете, они как следует разглядели это великолепное строение. Бледно-розовые стены увиты виноградом. Вокруг разбиты цветники, на огромной лужайке виднелись красивые ажурные беседки и плетеная мебель. Да, райский уголок.
    Шарлотта вышла из машины. Ворота, через которые они вчера перелезали, были приоткрыты. Она пошла к дому и почти сразу увидела отца, который стоял у крыльца.
    — Папа?!
    — Шарлотта! Ты здесь?
    — Мы с Джорданом приехали навестить тебя. — Шарлотта подбежала к отцу, обняла его и поцеловала. — Папа, как дела?
    Она заметила его бледность и худобу, он был весь какой-то жалкий и понурый.
    — Я рад видеть тебя, Шарли. — Саймон увидел Джордана и протянул ему руку. — И тебя тоже, мой мальчик.
    Он улыбнулся, а «мальчик» в ответ молча кивнул головой.
    Из дома вышла Руфь и, улыбаясь, подошла к Шарлотте. Она была смущена, но нельзя было не заметить, что она очень рада видеть падчерицу.
    — Пойдемте в дом.
    С этими словами Руфь повернулась и направилась к крыльцу. Все пошли за ней.
    Руфь, как всегда, выглядела безупречно: прекрасная прическа и легкий макияж подчеркивали ее природную красоту. Шарлотта заметила в глазах мачехи тревогу.
    — Кто хочет выпить?
    Руфь подошла к буфету.
    Шарлотта отрицательно покачала головой, остальные тоже не проявили интереса к спиртному.
    — Руфь, в чем дело? — Шарлотта не могла больше пребывать в неизвестности, но ее вопрос остался без ответа.
    — Я все-таки принесу сок или воду. — Руфь явно оттягивала разговор. — Шарли, пойдем со мной на кухню, — настойчиво попросила она, пусть мужчины без нас тут поболтают.
    — Да, Шарли, помоги Руфи, — попросил отец.
    Руфь стояла около стола и дрожащими руками наливала в бокалы холодный сок. Шарлотта поразилась, что обычно всегда уверенная в себе и спокойная мачеха сейчас едва сдерживалась, чтобы не заплакать.
    — Ты сердишься? — прошептала Руфь.
    — Сержусь? Разве на то, что ты сделала, сердятся? За это судят и сажают в тюрьму, Руфь. Я хочу знать правду. Я и Джордан, — поправилась она.
    — Шарлотта, я знаю, мой поступок нельзя оправдать. Но ситуация настолько серьезная, что, если бы мне пришлось еще раз сделать это, я бы не задумываясь повторила все.
    — Говори же скорее, в чем дело?
    — Я все-таки выпью. — Руфь достала бутылку виски и наполнила рюмку. — Последнее время я не в состоянии отказать себе в спиртном, не осуждай меня, Шарлотта. — Руфь отпила глоток, тряхнула головой и спросила: — Джордан знает о деньгах?
    — Ну, а как ты думаешь? Он так агрессивно настроен, что мне с большим трудом удалось уговорить его пойти на компромисс. Не знаю, как они договорятся с папой и договорятся ли вообще.
    — Боже мой, Шарлотта, ведь это мой грех. Саймон не должен отвечать за меня, какими бы мотивами ни объяснялся мой поступок. Надеюсь, Джордан отнесется к Саймону лояльно.
    Они одновременно посмотрели в открытую дверь холла. Мужчины вышли из дома и стояли около балюстрады. Саймон глядел вдаль, на море, а Джордан что-то ему говорил, улыбаясь и утвердительно кивая головой.
    — Я слушаю, Руфь. Говори все, я постараюсь понять. Речь идет не о посторонних людях.
    — Шарлотта, отец не хочет, чтобы ты знала причину моего поступка, он заставил меня поклясться… Но я не могу больше держать в себе эту боль… Думаю, Бог не накажет меня за то, что я не сдержала слово. Так вот, девочка, отец очень болен. Сердце. Я созвала консилиум, который вынес приговор: Саймон должен оставить работу и жить здесь, на юге Франции. В этом климате он может поправиться, не совсем, конечно, но будет жить… В противном случае можно надеяться самое большее на год… Я в отчаянии. Ты же видишь, как он выглядит?
    — Да, отец сдал, — с трудом выговорила Шарлотта.
    — Мне изредка удается уговорить его выйти на прогулку. Одышка, отеки, слабость — все это совершенно парализовало его волю. Держится он только на сильнейших лекарствах. Когда стал известен диагноз, я решила действовать. Как ты знаешь, мы путешествовали по Лазурному берегу, собирались ехать в Испанию и Италию. Но ему с каждым днем становилось хуже и хуже. Сначала я думала, что он слишком много пьет, курит и… ну, он же еще сильный мужчина. Но как-то вечером он потерял сознание, и с этого все началось.
    Когда врачи вынесли свой приговор, мы остановились здесь и решили никуда больше не ехать, а арендовать эту виллу. А вскоре узнали, что она продается, и даже в рассрочку. Отцу идея очень понравилась, и мы стали думать о деньгах, сумма значительная, сразу ее можно было достать, только взяв из капитала компании. И вдруг объявился еще один покупатель, который сразу отдавал всю сумму. Шарлотта, я чуть не сошла с ума и, проплакав всю ночь, решилась взять деньги из бизнеса. Ты же знаешь, для меня это не составляло трудностей. Я приехала тогда в Лондон на пару дней, помнишь? Официальная причина была — подготовить отчет, а на самом деле — взять требующуюся сумму, ведь сейфы были в моем распоряжении… Вот и все.
    — Руфь, но почему ты не сказала мне?
    — Чтобы ты стала соучастницей? Я ведь думала, у твоего отца есть деньги, раз он согласился покупать такую дорогую виллу, но, когда нашелся покупатель, Саймон сказал, что все равно такой суммы у него нет, а из бизнеса он брать не может и не хочет, а о продаже акций не может быть и речи, это его жизнь. Вот и все. Осуждай меня, передавай дело в полицию, делай что хочешь, но вилла теперь наша, и Саймон будет жить, сколько ни проживет, но не год же!
    — Руфь, успокойся. Думаю, Джордан найдет выход.
    — Шарлотта, я хочу, чтобы ты знала — я очень люблю твоего отца, иначе не вышла бы за него замуж. И я хочу, чтобы он жил как можно дольше.
    Она заплакала, и для Шарлотты это было еще одним потрясением: Руфь плачет!
    — Прошу тебя, успокойся, я очень хорошо понимаю тебя… и не осуждаю, ведь речь идет о жизни самого близкого и любимого для меня человека.
    Шарлотта подошла к мачехе, и они обнялись.
    — Шарлотта, я хочу, чтобы ты знала: я записала виллу на отца, мне ничего не нужно, только бы поправить его здоровье.
    — Руфь, дорогая, я не сомневаюсь в твоем благородстве, но сейчас для нас с тобой главное — убедить отца, чтобы он оставил работу, ушел на пенсию. Вместе мы справимся.
    Руфь отрицательно покачала головой:
    — Ты же знаешь, Шарли, какой он упрямый! Чем больше его уговариваешь, тем несговорчивее он становится. Мне пришлось сказать ему правду… и его реакция… Думала, у него будет удар, отпаивала его лекарствами… Он и сейчас не хочет ничего слушать, хотя все уже произошло, ему надо только документально оформить отставку. Несколько дней назад я позвонила Джордану, предложила ему купить часть компании, на что он ответил, что согласен приобрести только всю компанию целиком.
    — Вряд ли отец согласится продать все.
    — Конечно, нет, но разве есть другой выход? Саймон хотел занять деньги, но отказываться от семейного бизнеса он не станет никогда. Он пробовал договориться о том, чтобы платить за дом частями, но ему отказали, поэтому единственный выход — продать весь бизнес. Саймон же надеется, что немного подлечится и вернется в Лондон, а этого как раз категорически нельзя делать: перемена климата больше чем на два-три дня его сразу убьет.
    — Руфь, я надеюсь, что Джордану удастся его уговорить. Он уважает отца и обещал, что все уладит.
    — Мне всегда нравился Джордан, он порядочный человек и по-своему добрый.
    — У него есть свои недостатки, — пробормотала Шарлотта, — но он способен на сострадание. — Про себя она добавила, что человек, так любящий детей, не может быть подлецом.
    Они опять выглянули во двор: мужчины стояли на том же месте. Шарлотте показалось, что отец за время их разговора как-то выпрямился и повеселел. Джордан обнял его за плечи и говорил ему, видимо, что-то смешное, потому что Саймон вдруг громко рассмеялся. Руфь посмотрела на Шарлотту и облегченно вздохнула, однако Шарлотта снова нахмурилась.
    — Думаю, на отставку он не пойдет. Пойми, Руфь. Это его жизнь. После смерти мамы… компания спасала его от тоски и одиночества. Правда, когда он встретил тебя, то немного успокоился, даже соглашался куда-то ездить с тобой…
    — Ну, вот все проблемы и решены, — раздался веселый голос Джордана. — Руфь, Саймон просит достать из холодильника шампанское. Ты получаешь свободного мужа, а я — компанию и его дочь в качестве главного советника и директора департамента.
    — Что ты сказал?
    Шарлотта и Руфь в недоумении переглянулись.
    — Саймон продает мне компанию. Болезнь не позволяет ему руководить компанией на том уровне, который мог бы обеспечивать ее дееспособность. Отец уходит в отставку и будет жить на Лазурном берегу Средиземного моря, климат которого подходит для его сердца.
    — Каким образом тебе удалось уговорить его? Он же слушать не хотел об отставке!
    — Он сейчас придет и скажет вам все сам. В конце концов, он не ребенок.
    Джордан смотрел так благожелательно и открыто, что дамы замолчали. Но если Руфь почти открыто радовалась, то Шарлотта пришла в бешенство, не в состоянии поверить, что отец простился с компанией.
    В комнату вошел Саймон и игриво подмигнул жене:
    — Твое желание исполнилось, будешь держать меня у ноги все двадцать четыре часа в сутки, дорогая женушка.
    — Папа, ты действительно пошел на этот шаг? И так спокойно об этом говоришь?
    — Дочка, ты же знаешь, как я всегда относился к своей работе. Ты сама неоднократно уговаривала меня немного отдохнуть, куда-нибудь съездить, но я был полон сил и не представлял себе спокойного существования… ну, вроде нынешнего. Но сейчас речь идет о моем здоровье, которое в последнее время оставляет желать лучшего… Я не могу пройти и пятидесяти шагов, тут же останавливаюсь и сажусь, я не могу играть в гольф, не могу даже дать Руфи того, что должен мужчина давать своей жене… ну, ты понимаешь, о чем я говорю. Сейчас для меня самое главное в жизни — мое здоровье и наши отношения с Руфью.
    Он подошел к жене, обнял ее за плечи и прижал к себе.
    Шарлотта взяла Джордана под руку и вышла с ним во двор.
    — Значит, теперь вся компания принадлежит тебе? — выдавила она, отстраняясь от него.
    — И это вместо того, чтобы сказать «спасибо» за то, что я уговорил отца?
    — Ты же знаешь, что я не могу сказать тебе «спасибо». Я могу только изо всех сил сопротивляться происходящему и ненавидеть тебя.
    — Это не лучший ответ твоему боссу, — сказал он игриво.
    — Но у меня нет других слов. Я подозреваю, что ты добился от него этого решения шантажом.
    — Я не шантажировал Саймона!
    — Так я и поверила! Ты меня считаешь за дуру, Джордан Ланч? Я тебя раскусила, можешь не сомневаться.
    — Не может быть! Ха-ха, перестань пререкаться. Это же смешно.
    Они еще долго обменивались колкостями, не уступая друг другу в язвительности, остроумии и наблюдательности. Но если Шарлотта кипела от ярости и невозможности доказать свою правоту и превосходство, то Джордану этот спор доставлял почти физическое наслаждение, ему хотелось положить ее на траву и любить до изнеможения — так она его возбуждала: пылкая, с горящими, как у кошки, зелеными глазами и трепещущая.
    Ему хотелось напомнить ей, что она забыла об отце, что отец смертельно болен, а он, Джордан, думал именно об этом, уговаривая его продать компанию, а она старалась доказать ему, что он шантажист и подлый делец.
    Наконец Шарлотта выдохлась.
    — Я поняла, что ты способен только насмехаться, а на серьезный разговор тебя не хватает.
    — Шарлотта, оказывается, ты не так уж и добросердечна, как я считал. Неужели ты думаешь, что разбирать запутанные дела компании — это легко?
    Он хотел сказать ей, что в ближайшее время ему — и ей тоже — будет очень трудно, но подошли Саймон и Руфь, которая держала поднос с бокалами.
    — Предлагаю не терять времени на пустые разговоры, а поднять бокалы за здоровье Саймона и пожелать ему счастья.
    Все взяли бокалы и стали с улыбками чокаться ими.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    Весь обратный путь до Лондона они не разговаривали, и только когда ехали из аэропорта на такси, Шарлотта попросила:
    — Ты не подбросишь меня к Дженифер?
    — Как тебе будет угодно, — буркнул Джордан и, обратившись к шоферу, назвал ее адрес.
    Был серый дождливый день. Вспомнив Лазурный берег, Шарлотта поежилась. Конечно, сырость и туман для отца первые враги, он поступил правильно, но у нее было так тоскливо на душе, что она даже порадовалась, что идет дождь, так-то оно лучше, погода должна быть в унисон с настроением.
    И все-таки Шарлотта любила Лондон, даже в дождь и туман. Неужели отец не тоскует по Лондону? Джордан время от времени поглядывал на нее и даже касался, но она игнорировала его. Господи, с чего она взяла, что влюблена в него? Минутная блажь, вызванная игрой гормонов, вот как это называется. Она даже отодвинулась от Джордана, словно боялась испачкаться.
    Прикрыв глаза, она искоса наблюдала за ним… Кто сказал, что он замечательный? Ее бесило это всеобщее восхищение. Сейчас он говорил с кем-то по мобильному и вовсю сыпал остротами. Она сама пару раз чуть не расхохоталась, слушая его реплики.
    — Все в порядке, успех превзошел мои ожидания. Да, да, с меня шампанское!
    — Оказывается, как мало тебе нужно для счастья. Всего лишь денег побольше, да хлопот поменьше, — не удержалась она.
    — Наконец-то этот прелестный ротик соизволил открыться. Дорогая, но я не заслуживаю твоих колких реплик, будь справедлива.
    — У нас же сделка, и мы не оговаривали таких нюансов, как осыпать друг друга комплиментами. Каждый получает то, чего заслуживает.
    — Вот как ты считаешь?
    — Именно так. Кто говорил, что будет справедлив к отцу? — вырвалось у нее.
    — А разве было по-другому? Дело решено по-мирному. Все удовлетворены.
    — Но ты забыл, что дело касается и меня. Я уверена, ты воспользовался тем, что отец тяжело болен, и заставил его пойти на все твои условия.
    — Прежде чем критиковать меня, посмотри на себя. Твой отец действительно болен, и ты, прежде всего должна смотреть правде в глаза, а не идти на поводу у своих эмоций. Рядом с отцом стоит смерть, понимаешь ли ты это?
    Шарлотта смотрела в окно, стараясь не думать о том, что Джордан прав. Но слушать и признавать это, было невыносимо.
    — Мы с тобой сейчас должны думать, слава богу, уже не об отце, а о компании, — доносились до нее слова Джордана.
    «А кто будет думать обо мне?» — хотелось ей крикнуть в ответ.
    — Но, что сказать Дженифер? — спросила она уже более миролюбиво.
    — Правду.
    — Ты думаешь, я смогу ей сказать, как ты завладел семейным бизнесом? — закричала она, но тут же взяла себя в руки. — Конечно, я буду смотреть фактам в глаза, а не следовать эмоциям, — так, кажется, ты советовал мне? А факт один — отец смертельно болен.
    — Шарлотта, у него болит сердце, а не мозг. Он прекрасно осознает то, что делает. Думаю, Дженифер достаточно умна и добра, чтобы все понять.
    — Значит, я не умна и не добра?
    — Если я тебе сейчас буду говорить о твоем уме, красоте, доброте и других качествах, ты все равно не поверишь. Тебе надо время, чтобы обдумать случившееся и поверить в мою искренность.
    Такси подъехало к дому Дженифер, и Джордан, взяв ее вещи, пошел следом за Шарлоттой.
    — Твоя машина здесь?
    — Разумеется… а что?
    — Дай мне доехать домой, я отпущу такси.
    Шарлотте не хотелось этого делать, но и отказать ему она не могла — ведь он так преданно и нежно ухаживал за ней все это время.
    Входная дверь дома открылась, и Гарриет с громким криком бросилась к ним:
    — Тетя Шарли! Дядя Джордан! Как я рада вас видеть!
    И девочка повисла на шее Шарлотты.
    Следом за Гарриет вышла и Дженифер.
    — Как вы быстро вернулись!
    Она подошла к Шарлотте и поцеловала ее, а потом дружески чмокнула в щеку Джордана.
    — Дела не дали насладиться красотой Средиземного моря.
    Они зашли в дом и устроились в гостиной. Дженифер, извинившись, вышла на кухню и через несколько минут вернулась с подносом.
    — Я как раз собиралась выпить кофе, так что вам и ждать не пришлось… Как дела у папы?
    Дженифер стала расставлять чашки.
    — Сейчас все хорошо. Я тебе расскажу все подробно, только отдохну. — Шарлотта старательно избегала смотреть на Джордана. — Могу только сказать, что у отца стало болеть сердце, но после обследования и курса лечения ему стало лучше. Климат Англии, к сожалению, ему противопоказан, и они, папа и Руфь, будут жить там. — Выдержав небольшую паузу, она небрежно добавила: — А пока возглавлять компанию будет господин Ланч.
    — Дядя Джордан, я нарисовала тебе картину, — появилась Гарриет с рисунком в руках.
    Все стали рассматривать рисунок.
    — Дженифер, у твоей дочери талант. Смотрите, как схвачены краски и настроение. Думаю, на набережной в Сен-Тропе ее тут же купили бы.
    Дженифер рассмеялась и погладила дочку по головке.
    — Дядя Джордан, а это тетя Шарли, — девочка показала на женскую фигуру, стоящую на берегу моря. — Правда, похожа?
    — Очень. Прекрасный рисунок. Подумать только, ведь малышка никогда не была на юге Франции, но так нарисовать… Нет, у нее определенно талант.
    — Мама, а мы поедем когда-нибудь во Францию?
    — Теперь обязательно. Дедушка и бабушка купили там виллу, и мы сможем ездить к ним.
    — Дядя Джордан, а какого цвета дом?
    — Дом розовый, море синее-синее, кругом зеленые-зеленые деревья и яркие цветы.
    Дженифер улыбалась, довольная услышанным. Еще бы, вилла на юге Франции — об этом можно было только мечтать. Она предложила выпить за Джордана.
    — Спасибо, — ответил он. — Было бы стыдно, если б я не поддержал Саймона. Я всегда его уважал за ум и благородство.
    Лицемер, подумала Шарлотта, нахмурившись, и отвернулась, чтобы никто не заметил ее злости.
    — Да, папа всегда говорил, что ты его правая рука и он тебе доверяет как самому себе. Почему бы вам не остаться пообедать? Скоро приедет Стив, и мы прекрасно отметим вашу поездку.
    Шарлотта хотела отказаться, но Джордан ее опередил:
    — Спасибо, но нам надо ехать. Нужно обсудить кое-какие дела, чтобы к завтрашнему дню решение было готово. На работе будет некогда. Не так ли, Шарлотта? — Он вопросительно посмотрел на нее.
    — Джордан прав, — промямлила Шарлотта, раздраженная его самоуверенностью.
    — Ну, как знаете. Тогда я пойду будить Николь.
    — Николь?
    — Да, у Матильды будет еще одно имя.
    — Дядя Джордан, не уходите, я еще не закончила второй рисунок! — попросила Гарриет.
    — Ничего, покажешь в другой раз. Вот возьми подарок.
    Он достал коробку, завернутую в яркую желто-зеленую бумагу.
    — Что это? — вскрикнула от радости девочка.
    — Открой и увидишь!
    Через несколько секунд коробка была открыта, и из нее извлечена необыкновенной красоты игрушечная музыкальная птичка.
    Девочка в восхищении прижала игрушку к груди, а потом бросилась обнимать Джордана.
    — Нет, этот человек не может быть плохим, — тихо сказала Дженифер сестре, но Шарлотта не ответила — ей было стыдно, что не она, а Джордан подумал о Гарриет.
    — Я позвоню завтра, Джен, — сказала она. — Надо поговорить по-семейному, кое-что ведь можно сказать только родным. Кстати, папа тоже собирался тебе позвонить.

    Они снова ехали молча. Машину вела Шарлотта.
    — Шарли, до каких пор мы будем молчать? Неужели ты не чувствуешь, что мы с тобой очень близки и по духу, и… физически? Что у нас очень сильная тяга друг к другу?
    — Вы слишком уверены в себе, мистер Прекрасный парень. Лично я питаю к тебе отвращение.
    — Лжешь, моя дорогая, и знаешь об этом.
    — Твое высокомерие и хладнокровие — вот что вызывает во мне отвращение, понял?
    — Однако в ту ночь, помнишь, ты так не считала… Наоборот, говорила, что более страстного мужчины не встречала, и сама — вспомни отдавалась мне не менее страстно… Откуда же вдруг отвращение?
    — Про ту ночь надо забыть.
    Она так крепко сжала руль, что у нее даже пальцы побелели.
    — Ну хорошо, а у меня на вилле? Об этой ночи тоже надо забыть? Там я тоже был холодным и бесстрастным? И ты, кстати, сделала все, чтобы завести меня. Не помнишь? Полупрозрачный пеньюар, душистая копна волос? Это все из-за отвращения?
    — Ты знаешь, почему я это делала, — бросила она ему.
    — Значит, ты сознательно совращала меня?
    Шарлотта молчала. Он не настолько глуп, чтобы не понять, о чем она говорит. Собственно, ей все равно, что Джордан подумает. Но он ей напомнил другое — как целовал и ласкал ее… Да, он прав, у них очень сильное физическое влечение друг к другу, с которым она, например, не в состоянии справиться, но знать ему об этом не обязательно. «Пусть уж лучше думает, что я расчетливая, а не влюбленная», решила для себя Шарлотта.
    — По-видимому, ты все еще страдаешь по Дэвиду? — вдруг спросил Джордан. — И даже его шашни с твоей лучшей подругой не охладили тебя?
    — Она не была моей лучшей подругой, просто знакомая. Но откуда ты все знаешь?
    — Ну, об этом знают все в офисе. Кстати, мне Дэвид никогда не нравился, он недостоин тебя, не пара он тебе.
    — Ты прислушиваешься к сплетням?
    — Я услышал это случайно, две сотрудницы шушукались в лифте.
    — Случайно… Так же случайно, как твоя болтовня обо мне по телефону… на следующее утро после нашего свидания. Я тоже случайно слышала, как ты хвалился, что после кофе… ну, и так далее.
    — Я говорил с Дженифер.
    — С Дженифер? — Шарлотта была в шоке.
    — Да. Она пригласила меня на обед… К тому же Дженифер все уже знала, очевидно, от тебя. Кстати, она меня тогда задразнила, что я был недостаточно инициативен. Вот мне и пришлось оправдываться.
    Шарлотта вдруг улыбнулась:
    — Мы оба хороши!
    — Вот-вот. Как ты могла подумать обо мне такое?
    — Как? Да у тебя репутация плейбоя!
    — Плейбой тоже может быть джентльменом. В моей жизни было много женщин, но это не значит, что я обращался с ними по-свински. Ни одна из них не могла бы пожаловаться, что я болтал о ней с другими.
    Шарлотте ужасно захотелось сказать ему что-нибудь ядовитое, вредное, но что? Имела ли она на это право? Он развелся, потерял ребенка, возможно, по-прежнему испытывает какие-то чувства к жене, хотя и отрицает это. Что можно сказать?
    На дороге то и дело были заторы, пробки, шел все тот же унылый дождь, надвигался туман, и они никак не могли добраться домой. Черт бы побрал эти пробки! Шарлотта мечтала побыстрее довезти Джордана, а потом поехать к себе, в свой уютный красивый дом… Но он вдруг сказал:
    — Давай сначала заедем к тебе, а потом я на твоей машине поеду к себе. Твой дом ближе, а ты устала. Мой шофер пригонит машину обратно.
    Шарлотта нехотя согласилась. Она вышла из машины и захлопнула за собой дверцу, надеясь, что Джордан уедет, но он тоже вышел из машины и пошел с ней к дому.
    — Мы же не все обсудили.
    — Что, собственно, мы должны обсуждать? — взмолилась Шарлотта.
    — А ты не догадываешься?
    Она посмотрела на него и прочитала в его глазах не обсуждаемое и не терпящее возражений, то, что называется «сиди и слушай».
    Они вошли в дом. Джордан занес и поставил ее вещи, потом уселся в кресло, но Шарлотта принципиально встала у окна.
    — Тебе не кажется, Шарлотта, что мы должны наладить отношения? Нам нельзя быть врагами. Ты прекрасно знаешь, что успех возможен только тогда, когда работа идет дружно. Что будут думать обо мне сотрудники, если ты смотришь на меня как на врага номер один?
    — Джордан, ты купил бизнес, но не меня. Я буду работать с тобой, но ты не можешь приказать мне любить тебя.
    — Какие жестокие слова, — усмехнулся он. — Но твои глаза говорят другое, а губы так и просят поцелуя.
    — Я не желаю слушать твои глупости и не хочу больше говорить на эту тему.
    — А я хочу! — Он встал и приблизился к ней настолько, что его губы легко могли коснуться ее.
    Знакомый запах дурманил Шарлотте голову. У нее подгибались колени и дрожали руки.
    — Ненавижу тебя, — не сдавалась она, стараясь высвободиться из его объятий.
    — О, ненависть — сильное чувство, от него можно мгновенно перейти к любви.
    — Джордан…
    Но его губы коснулись ее приоткрытых губ и подавили ее возглас… то ли ненависти, то ли любви. Она отталкивала его, брыкалась, но он не отпускал ее, и она обмякла, сдалась, ответила на его страстный поцелуй.
    — Вот так-то лучше, — оторвавшись от нее на секунду, сказал Джордан с ноткой удовлетворения и опять припал к ее губам.
    Шарлотта пыталась взять себя в руки, но поняла, что не в силах противиться властному и могучему инстинкту, и стала ласкать его.
    — Ты не так уж и ненавидишь меня, Шарли, — выдохнул он. — Пойдем в спальню… Я хочу… любить тебя везде, куда дотянутся мои губы.
    Он смотрел ей в глаза, он молил… И Шарлотта кивнула.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    Прошло несколько дней. Шло очередное заседание начальников департаментов под руководством Джордана. Он сидел в кресле, которое еще недавно занимал отец Шарлотты.
    Сильный, решительный, полный новых идей, Джордан вызывал восхищение и одобрение людей, сидевших вокруг стола. Он предложил ряд нововведений и надеялся, что его поддержат. Но кто бы осмелился возражать ему?
    Шарлотта не отрываясь смотрела на него, как и все восхищаясь его деловой смекалкой, энтузиазмом и умом. Отец был прав: Джордан прирожденный бизнесмен.
    Он вертел в руках карандаш, а Шарлотта вспоминала, как еще недавно эти пальцы ласкали ее. Как ей избавиться от этих воспоминаний? Как забыть их исступленные крики, когда они одновременно достигали высшего удовлетворения? Как забыть его сбивчивые слова, что он не может без нее жить? Но разве можно ему верить?
    Ей было стыдно за свою страстность, которую ей не удалось скрыть… Шарлотта понимала, что нельзя требовать от него любви, ему нужен только секс, и его слова, что он не может жить без нее, ничего не значат. В этот момент мужчины не всегда отдают себе отчет в словах, за которые потом приходится расплачиваться всю жизнь. Нет, ей не нужно это.
    Она подняла голову, и их глаза встретились. Он так нежно и значительно посмотрел на нее, что она застеснялась, а потом вдруг почувствовала себя уверенной и… желанной.
    — Ну, вот и все. Расходимся и начинаем работать, если нет больше вопросов.
    Шарлотта собрала бумаги и пошла вместе со всеми из кабинета, но услышала в спину:
    — Мисс Маккенн, задержитесь ненадолго. Я хочу вас кое о чем попросить.
    Шарлотта послушно кивнула и села на свое место: при сотрудниках они старались держаться официально.
    — Слушаю тебя, Джордан, — сказала она мягко, когда все вышли. Шарлотта была уверена, что ни для кого в офисе не были тайной их отношения.
    Джордан пристально смотрел на нее, думая о чем-то своем. Потом встал, обошел стол и сел рядом с ней.
    — Как тебе заседание? Как я веду себя? Есть ли критические замечания в мой адрес со стороны моей любимой?
    — Джордан, перестань ерничать. Неужели тебе так важно мое одобрение?
    — Шарли, мне просто приятно знать твое мнение, знать, что я поступаю правильно, что ты одобряешь мои нововведения, что сменила гнев на милость, и я хочу… ты знаешь, чего я хочу, — закончил он.
    — Джордан, ты все делаешь правильно, но только не прикасайся ко мне, нас же видно через эту дурацкую стеклянную дверь… Не хватало еще болтовни, что я липну к тебе.
    — И это все? Что ж, тогда иди.
    Она вышла, а Джордан стал смотреть куда-то вдаль, постукивая пальцами по столу. Что за характер, что за женщина! Они провели всю ночь в ласках, но он не насытился, он с еще большей страстью хотел ее. «Что за наваждение, — думал Джордан, — чем она меня так держит?» Ни одной женщине еще не удавалось вызвать в нем такое сильное эротическое чувство. Иногда это бесило его, а временами он готов был на все ради Шарлотты, особенно когда замечал ее просящий и какой-то затаенный взгляд.
    Шарлотта села за свой стол, но работать не могла. Так ли уж все плохо? Может, ей надо быть поласковее с ним? Ее мысли прервал Фрэнк:
    — Как совещание?
    — Все замечательно.
    Ей не хотелось обсуждать Джордана.
    — Понимаю. Но мы будем скучать по Саймону, он был душой компании.
    — Спасибо, Фрэнк.
    — Я говорю правду, а не успокаиваю тебя. Сейчас в компании переходный период, и, конечно, всем будет трудно. Бизнес был немного запушен, сказалась болезнь твоего отца.
    Раздался звонок, и она взяла трубку.
    — Шарлотта, это Дэвид. Пожалуйста, не отключай телефон!
    Она от удивления чуть не выпустила трубку из рук.
    — Я уже неделю не могу тебе дозвониться. Посылаю сообщения, но ты не отвечаешь.
    — Извини, но я сейчас очень занята.
    — Пять минут ничего не решают, — упорствовал Дэвид. — Я внизу, в холле.
    — Здесь, в этом здании?
    — Да, и если ты не спустишься, то я поднимусь к тебе.
    Шарлотта с тревогой посмотрела через стеклянную перегородку на Джордана. «Ладно, пять минут действительно ерунда, — решила она. — Интересно, чего это Дэвиду так приспичило меня видеть? Не любовь же!»
    Она всегда считала Дэвида красивым и даже артистичным, но сейчас он показался ей вполне заурядным, хотя и симпатичным мужчиной.
    Они поздоровались и несколько секунд молчали. Шарлотта ждала, а Дэвид думал, что еще совсем недавно владел этой красивой женщиной, которая в последнее время непонятно изменилась: в ней появилась какая-то раскованность, она стала такой сексуальной. Дэвид не понимал: откуда это в ней?
    — Шарлотта, прости, что пришел сюда, но ты в последнее время неуловима.
    — Дэвид, повторяю, нам не о чем говорить. Я не сержусь на тебя, даже скорее благодарна, ты освободил меня от необходимости притворяться — и в жизни, и в постели.
    — Неужели это правда?
    — Правда, хотя, возможно, для тебя и жестокая. Ну, что у тебя еще? Мне надо возвращаться на рабочее место.
    — Я надеюсь, твой отец вернется.
    — Откуда ты знаешь?
    — Это же бизнес… Слухи распространяются мгновенно.
    — Дэвид, не будем об этом. Зачем ты меня вызвал сюда?
    — Шарлотта… раз твой отец ушел в отставку, для тебя тоже лучше заняться другим делом… я предлагаю тебе хорошее место.
    — Но меня устраивает моя работа…
    Она не договорила: спустился лифт и из него вышел Джордан, такой злой, что ей захотелось спрятаться под стол.
    — Почему ты здесь? Я жду от тебя документы, а ты тут внизу болтаешь… Шарлотта, это недопустимо!
    — Но Фрэнк сказал, что документы нужны к вечеру. К вечеру они и будут на вашем столе.
    И тут Джордан как бы вдруг заметил Дэвида.
    — Привет, Дэвид, рад тебя видеть. Ты по делу к нам? — Джордан так произнес это «к нам», что Шарлотта чуть не засмеялась.
    — Я тоже рад тебя видеть, Джордан. Прими мои поздравления по поводу твоего повышения.
    — Спасибо. Надеюсь, у тебя тоже все в порядке?
    — В высшей степени. — Дэвид посмотрел на Шарлотту, которая с изумлением слушала этот светский разговор. — Так мы созвонимся, Шарли? Продолжим наш разговор за обедом или ужином, как скажешь.
    — Шарлотта вечером занята, — ответил за нее Джордан.
    — И все-таки я позвоню тебе вечером, Шарли.
    Дэвид нахально улыбнулся и вышел.
    — Зачем он приходил?
    — Как всегда — побеседовать. Это его дело… и мое. Но ты прав, я не хочу с ним ни говорить, ни обедать.
    Они вошли в лифт, и Джордан нажал кнопку.
    — Я не верю тебе. Если б это было так, ты бы не стала с ним вообще разговаривать.
    — Джордан, то, что мы с тобой спим… иногда… ну, не дает тебе право указывать мне, когда и с кем мне встречаться и говорить. Если хочешь знать правду, Дэвид предлагал мне очень престижную работу.
    — Работу? — Джордан решил, что ослышался. — А у нас что? Неужели ты не помнишь, что одним из моих условий был годовой контракт?
    — Разве я сказала тебе, что бросаю компанию?
    — Зачем же тогда эти разговоры? Шарлотта, не дразни меня, я не могу видеть тебя рядом с Дэвидом.
    Он посмотрел на ее лицо и, не сдержавшись, припал своими губами к ее губам. Она попыталась вывернуться, но от ее сопротивления он еще больше возбуждался и еще сильнее прижимался к ней, причиняя ей боль. Потом вдруг сказал:
    — Я не могу… не хочу видеть его рядом с тобой… И обедать ты пойдешь со мной.
    Это самоуверенное приказание вызвало в ней, с одной стороны, удовлетворение, ревнует, а с другой стороны, раздражение, потому что командует!
    — О… я понимаю. Я у тебя в полном распоряжении. По-моему, в нашем соглашении этого не было.
    — Совершенно верно. — Он нажал кнопку, и лифт тронулся. — А после обеда мы поедем на один очень важный прием. Там будет много наших коллег. А после приема мы поедем ко мне или к тебе.
    Он бросил такой многообещающий взгляд на ее губы, что у нее мурашки побежали по спине.
    — Хорошо, — согласилась она. — Буду ждать твоего звонка.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

    Шарлотта сидела за туалетным столиком и делала макияж. Что-то последнее время она начала уставать и ее стали раздражать запахи. Да и бледная она какая-то… Или зеркало неправильно стоит?
    Прошло уже два месяца с тех пор, как Джордан возглавил компанию. Работа наладилась, и Шарлотте доставляло удовольствие трудиться рядом с ним, воплощая в жизнь его идеи, блестящие идеи. Однако она ему об этом не говорила.
    Она часто сопровождала его на приемы и сначала чувствовала себя там неуверенно, но он всегда был так внимателен и заботлив, что ей даже стали нравиться эти светские посиделки. Ей вообще нравилось сейчас его отношение к ней и к работе. Он был всегда аккуратен и внимателен.
    Шарлотта опять посмотрела в зеркало, подумав: «Что ж, теперь, с макияжем, совсем не плохо, выгляжу очень хорошо… Интересно, понравится ему голубое длинное платье?» Для нее было ясно как день, что она его любит, а он… В последнее время он стал какой-то равнодушный, уже не стремился к близости, хотя удобных случаев было полно. Сначала ее это не особенно волновало, но с каждым днем ей становилось все труднее и труднее переносить его равнодушие.
    А может, стоит самой проявить инициативу? Но вдруг Джордан останется равнодушен к ее уловкам? Как ей потом справиться со своей гордостью? При этой мысли ей стало плохо. Она не будет навязываться, тем более сейчас, когда он стал владельцем компании и ее боссом.
    Внизу раздался звонок, и она глянула на часы. Джордан! Он пунктуален и никогда не опаздывает.
    — Привет! — весело улыбнулся он и с удовольствием посмотрел на нее: голубое шелковое платье облегало ее шикарную фигуру и подчеркивало удивительный оттенок зеленовато-голубых глаз. — Сегодня мне все будут завидовать!
    — Спасибо, думаю, мне тоже будут завидовать, ты очень элегантен в этом костюме.
    «Да, завоевать Джордана Ланча — задача нелегкая», — подумала она, но вслух сказала:
    — Выпить не хочешь?
    — Не стоит. Да и пора ехать.
    — Ты прав. — Шарлотта взяла сумочку, тонкую шелковую шаль, и они вышли. — Так куда мы едем? — спросила она уже в машине.
    — В модный ночной клуб, — отозвался Джордан, внимательно следя за дорогой.
    — Никогда не была в ночных клубах. А ты, верно, побывал во многих?
    — Возможно, я покажусь тебе старым и нудным, но мне не нравятся ночные клубы. Я с удовольствием махнул бы куда-нибудь в обыкновенную сельскую пивную.
    — Смотря как на это посмотрит твоя дама.
    — Но у меня нет сейчас другой дамы, кроме тебя. — Джордан внимательно взглянул на нее, но она отвернулась к окну. — Почему ты молчишь, Шарли? Как ты смотришь на то, что сегодня ночью я тебя украду?
    Она так весело и счастливо улыбнулась, что ему не надо было слышать ее ответ.
    — Кстати, Шарли, в воскресенье твою племянницу Матильду Эстеллу Николь будут крестить. Ты не забыла, крестная?
    — Конечно, нет! Дженифер мне звонила и рассказывала, как они украсят дом, а после церкви все поедут в какой-то шикарный ресторан.
    — Кое-что я уже видел.
    — Когда? — ревниво спросила она.
    — Мы со Стивом играли в гольф, а потом заехали выпить по бокалу вина.
    Шарлотта промолчала, но про себя подумала, будет ли Джордан и дальше так часто бывать у ее сестры? Ведь он может приехать туда и с новой подругой, когда расстанется с ней, с Шарлоттой. Эта мысль была так ужасна, что она тут же выбросила ее из головы.
    — Стив сказал, что им звонил Саймон, чувствует себя хорошо, даже принимает солнечные ванны, правда в тени. Климат ему на пользу. Мы сначала заедем в бар, надо встретиться с нашими, кое-что обговорить.
    — И все-таки отец напрасно подал в отставку. Можно было как-то по-другому решить проблему.
    — Теперь я знаю, в кого ты такая упрямая.
    — Ты считаешь, что я упрямая?
    — Более упрямой женщины я еще не встречал. Упрямая Львица — хуже не придумаешь.
    — Ерунда. Но откуда ты знаешь, что я родилась в августе?
    — Посмотрел твое досье. Должен же босс знать, с кем работает.
    — Очевидно, мне надо было сделать то же самое несколько месяцев тому назад.
    — Да, вот здесь ты совершила большую ошибку, дорогая! — иронично ответил он, но посмотрел на нее ласково.
    Они уже давно так весело и легко не разговаривали, и особое чувство духовной близости и нежности сейчас переполняло их обоих. Шарлотта понимала, что она полностью во власти Джордана, но странно, эта власть казалась ей сладостной. Как ей не хотелось именно сегодня ехать на этот прием! Сейчас бы оказаться где-нибудь вдвоем с Джорданом… и любить, любить его.

    В баре было полно народу, но их коллег не так уж и много.
    — Идите сюда! — позвал Фрэнк. — Мы решили, что вы не придете, уже собрались уходить.
    — Я пойду выпью, а ты присоединяйся к ним, — предложил Джордан.
    Шарлотта присела за столик, где уже сидели Фрэнк и его жена Донна, яркая брюнетка лет двадцати восьми. Шарлотте налили бокал белого вина, и она с удовольствием пригубила его. Но после сделанного глотка сразу почувствовала подступающую к горлу тошноту.
    — Что с тобой? — подскочил Джордан, оставив свой стакан с виски на стойке.
    — Все в порядке, что-то вино показалось горьковатым.
    Она взяла себя в руки, чтобы не привлекать всеобщего внимания, но на самом деле ее сильно тошнило.
    — Ты очень бледная, — сказала Донна. — Ты здорова? Может, что-нибудь съела?
    — Скорее всего, да. Похоже, сыр был не очень свежий. Я съела кусок за завтраком.
    Мужчины, обсудив последние новости гольф-клуба, выпили виски и предложили отправиться в клуб. Шарлотта стояла бледная как полотно.
    — Ты уверена, что в состоянии ехать? Может, я отвезу тебя домой?
    — Ни в коем случае, — через силу улыбнулась она и, взяв Джордана под руку, направилась к выходу.
    Шарлотта убеждала себя, что виноват сыр, да еще запах в баре был какой-то противный, а она всегда, с самого детства, была восприимчива к запахам. К тому же она устала: так работать может далеко не каждая женщина — с утра до вечера, а иногда и в субботу… А волнение за отца? Ничего бесследно не проходит.
    В клубе ей сначала стало даже легче. Тошнота прошла. Она болтала с одним из коллег, как вдруг ее живот опять скрутило. Она быстро извинилась, сказав, что ей надо поправить макияж, и почти бегом помчалась в дамскую комнату. Следом вошла и Донна, наблюдавшая за ней с самого начала.
    — Опять плохо?
    — Думаю, мне не надо пить вино.
    Шарлотта достала губную помаду и начала подкрашивать губы, но вдруг пошатнулась и чуть не упала. Донна подхватила ее под руку. Достав из сумочки какой-то маленький флакон, она дала Шарлотте понюхать.
    — Дорогая, мне все эти признаки говорят, что ты беременна. У меня было то же самое. Но у меня вызывал отвращение запах чая и капусты.
    Шарлотта сама догадывалась, что сыр, вино и прочее здесь ни причем. Виноват кое-кто, стоящий сейчас в зале… А где действительно Джордан? Она его уже давно не видела.
    Она достала расческу и стала расчесывать свои длинные волосы, стараясь скрыть от Донны смущенное лицо. Потом нагнулась, будто поправляя чулки, но от этого движения ей стало плохо. Она потеряла равновесие и чуть не уткнулась носом в раковину.
    К счастью. Донна в это время усиленно изучала свои подведенные глаза и не заметила неуклюжесть Шарлотты. Донна беззаботно продолжала рассказ о своих беременностях — у них с Фрэнком было двое детей — и о том, как бороться с тошнотой.
    Шарлотта собралась с силами и вполне уверенным голосом сказала:
    — Все-таки я уверена, это погода и усталость. Надо отдохнуть пару дней. Кстати, что ты говорила о том модном салоне-парикмахерской? Мне надоели длинные волосы, хотя иногда думаю, что с ними удобнее.
    — О, это шикарное место. Там бывают… — И Донна стала перечислять фамилии кинозвезд и топ-моделей.
    — Знаешь, Донна, поскольку сейчас мы все равно туда не поедем, давай причешемся здесь, нас же будут фотографировать для печати. — Шарлотта уже пришла в себя и даже порозовела.
    Дамы еще немного поболтали и вернулись в зал. У стойки бара Шарлотта увидела Фрэнка, попросила его взять для нее минералки и присела рядом с ним.
    Оглянувшись по сторонам, она увидела Джордана. Он стоял в центре зала и мило беседовал с молодой и очень эффектной женщиной.
    — Кто эта красавица?
    — Разве ты не знаешь? Бенита, бывшая подруга Джордана. Та самая модель.
    — Бывшая любовница Джордана? — повторила Шарлотта, умышленно назвав вещи своими именами.
    Секретарша Джордана, Лаура, сидевшая тоже за стойкой бара, закатила глаза и восхищенно воскликнула:
    — Хороша, ничего не скажешь!
    Шарлотта подозревала, что Лаура неравнодушна к Джордану и, очевидно догадываясь о близких отношениях своего босса и Шарлотты, сказала это нарочно, чтобы подразнить ее.
    А Бенита была действительно потрясающе красива. Белое длинное платье выгодно оттеняло оливковый цвет ее лица. Роскошные иссиня-черные волосы вызывали жгучую зависть у женщин и вожделение у мужчин.
    Шарлотта вынуждена была признать, что модель неотразима, и почувствовала себя рядом с ней блеклой ощипанной курицей.
    — Как ей, однако, нравится себя демонстрировать, — засмеялась Донна, и Лаура кивнула в знак согласия. — Она так самовлюбленна и так самоуверенна, что не видит никого, кроме собственной персоны.
    — Так, значит, они по-прежнему дружны?
    Шарлотта была неприятно удивлена увиденным.
    — А почему бы и нет? Но Бенита ему больше не звонит, хотя согласилась прийти сюда, чтобы придать светский лоск нашему мероприятию. Кстати, и завтра она тоже придет на презентацию проекта. Ведь фотокорреспонденты гоняются за ней, она одна из самых элитных моделей. Разумеется, Бенита появляется не везде, но Джордану отказать не могла. Да и кто бы ему отказал?
    Шарлотта набрала в рот минералки, чтобы ничего не говорить. Ей стало так грустно, что она была готова расплакаться. Да, это удар ниже пояса. Но те двое, казалось, ничего не замечали, весело болтали и собирались фотографироваться. Джордан обнял Бениту за талию, а она, изогнувшись, чуть прислонилась к его плечу.
    Зазвучала какая-то мелодия, и все пошли танцевать. Шарлотта очень любила танцевать, но сейчас ее не оторвали бы от стула и клещами: она во все глаза смотрела на Бениту, стоявшую в окружении корреспондентов. Но куда делся Джордан?
    — Привет, Шарли! — раздался откуда-то сбоку голос Дэвида, и его рука обняла ее плечи.
    — Что ты здесь делаешь? — Она с разочарованием посмотрела на него: всего лишь Дэвид!
    — То же, что и все остальные, — усмехнулся он. — Ты великолепно выглядишь.
    — Спасибо. — Шарлотте показалось, что он намеренно это сказал, видя, какая она бледная.
    — Я знал, что ты здесь будешь, и специально пришел выяснить, вдруг ты заинтересовалась моим предложением.
    — Предложением?
    — Я тебе говорил: у меня очень престижный проект и ты бы сделала прекрасную карьеру.
    — Но я вполне довольна своей работой в компании. К тому же работать вместе с тобой мне совершенно не хочется…
    Но Дэвид прервал ее и сказал, что больше не будет ее беспокоить, потому что у него есть кое-кто… но Шарлотта ее не знает. Потом он наклонился, поцеловал ее в щеку и как-то неловко пошел к выходу. Шарлотта поняла, что у него никого нет, но мужская гордость больше не позволяет ему бегать за ней. Бедный Дэвид! Ей стало жаль его. В это время чья-то рука легла ей на плечо.
    Улыбающийся Джордан насмешливо сказал:
    — Я смотрю, на твои щеки вернулся румянец. Очевидно, от комплиментов Дэвида?
    — У него здесь встреча, он подходил поздороваться.
    — Я видел их — очень хорошенькая брюнетка.
    Шарлотте, как ни странно, стало неприятно, что она ошиблась в своем предположении, что Дэвид все еще один, но она быстро ответила, чтобы Джордан не заметил ее недовольного вида:
    — Мне кажется, ты тоже кокетничаешь только с брюнетками!
    Она вложила в свои слова весь яд, на который была способна.
    — С брюнетками я работаю, а с блондинками делаю все остальное, — спокойно ответил Джордан и многозначительно посмотрел на нее.
    У Шарлотты сразу поднялось настроение и потеплело на душе.
    Как мало ей надо: ласковое слово, нежное прикосновение и этот говорящий взгляд.
    — Пойдем сфотографируемся, без тебя снимок не будет иметь ценности и привлекательности.
    — В чем дело? На кого здесь могла променять тебя Бенита? Разве есть кто-нибудь более достойный ее чар?
    — Думаю, да, — улыбнулся он. — Но если тебя так волнует падение моей репутации среди красавиц, то не беспокойся, завтра она будет украшать презентацию.
    Шарлотта укоризненно посмотрела на него, но промолчала, ей было иногда очень трудно поддерживать с ним шутливую пикировку. К счастью, ее тоже обступили корреспонденты, и она вместе со всеми стала устраиваться перед фотокамерами.
    — Думаю, мы хорошо получимся, — сказал Фрэнк.
    — Завтра будем в газетах. Джордан доволен.
    — Особенно тем, что пришла Бенита. За ней всегда тянется хвост фотокорреспондентов и просто корреспондентов. Для нее это реклама, ну и для нас тоже.
    — Что-то ее не видно, — Шарлотта посмотрела по сторонам.
    — Уехала на открытие какого-то ночного клуба.
    — Да, видимо, Джордану на роду написаны: удача и счастье.
    — Ты права, Джордану везет, — медленно проговорил Фрэнк. — Наверное, он возьмет ее завтра и на банкет.
    — Откуда ты знаешь? — вырвалось у Шарлотты непроизвольно.
    — Я стоял около них и слышал, как они договаривались встретиться завтра в семь часов в одном из самых модных ресторанов Лондона, — сказал Фрэнк, очень довольный тем, что его пригласили на такое светское мероприятие.
    У Шарлотты оборвалось сердце. Значит, Джордан завтра встречается с Бенитой, а ей не сказал ни слова об этом. Если бы это была рабочая встреча, он, конечно, пригласил бы ее… Так мне и надо, подумала Шарлотта. Надо было думать раньше. Он слишком непостоянен, она же знала, что ему не нужны серьезные отношения. Теперь ей понятно, почему он в последнее время не стремится к близости: ясно, он помирился с Бенитой.
    Ей стало так стыдно и горько, что захотелось завыть от унижения.
    — Да. Лаура права, они снова вместе. Бенита капризна и себялюбива, сейчас ей опять захотелось вернуться к Джордану, а при ее красоте и самоуверенности это не трудно. — Шарлотта произнесла это легко и весело, но кто бы знал, каких усилий ей это стоило. — Наш босс темная лошадка, не так ли? — Ее грызло отчаяние, но на лице сияла игривая улыбка.
    Они посмотрели на Джордана, стоящего в окружении корреспондентов, а потом многозначительно переглянулись.
    — Знаешь, Фрэнк, я, пожалуй, пойду домой.
    — Но еще так рано! И как ты доберешься сама, ведь ты на машине Джордана? — попытался остановить ее Фрэнк.
    — Ну, машина не проблема. Все, что ни делается, все к лучшему. Я немного выпила, но ничего, доберусь.
    Шарлотта хотела уйти отсюда побыстрее, так она была уязвлена и шокирована услышанным и увиденным.
    — Нет, Шарли, так не пойдет. Мы с Донной тебя подвезем, нам по пути. Не хочу слышать никаких возражений.
    — Фрэнк, не смей меня уговаривать, я прекрасно доберусь на такси. Ты лучше извинись за меня перед Джорданом.
    Она мельком глянула в сторону Джордана, мечтая только об одном — поскорее отсюда выбраться. Физические и моральные силы у нее были на исходе, не хватало еще упасть в обморок или устроить истерику, а она была близка к этому состоянию.
    — Ладно, ты упряма, как Саймон. Джордан будет, конечно, недоволен, но думаю, простит тебя, — кивнул Фрэнк.
    Шарлотте не оставалось ничего другого, кроме как делать вид, что она собирается домой. «Это мне награда за мою пылкость и послушание, за мою уступчивость и советы», думала она, лихорадочно роясь в сумочке. Кажется, она не взяла ни кошелек, ни кредитную карточку. И тут же ее рука наткнулась на кошелек. Слава богу! Тогда в путь!
    Она опять глянула в сторону Джордана. Боже, неужели этот мужчина способен быть верным одной женщине? Не он ли недавно говорил, что не верит в постоянство, что длительные любовные отношения приедаются, что он еще не встретил ту женщину, которая сумеет убедить его в своей неповторимости?
    Шарлотта наклонилась за упавшим платком, и ей снова стало плохо, она пошатнулась. Бог мой, что, если она беременна? Что ей тогда делать? Как она будет работать? Работать вместе с Джорданом и ежедневно слышать, какой он замечательный, какая красивая его очередная подружка?
    Она представила, как он полетит с очередной любовницей к себе на виллу, представила, как он будет плавать с ней в бассейне, как будет любить ее и говорить те же слова, что и ей говорил… Шарлотта содрогнулась. Но ведь она знала, что так будет? Разве нет?
    Такси удалось найти сразу, и через полчаса она уже подъезжала к дому. Торопливо достав ключи, она почти побежала к подъезду, как вдруг ей кто-то преградил дорогу. Это был Джордан.
    — Что ты здесь делаешь?
    — Жду тебя! Слушай меня внимательно. Я неоднократно слышал, что ты — старомодная женщина, а это в твоих устах, видимо, означало, что ты благородная леди. Так вот — я тоже старомодный, и это означает, что если я привожу куда-нибудь женщину — в театр, на прием или прогуляться в парк, — то я ее и отвожу обратно домой. Такой уж я человек. Или ты не допускаешь этого?
    — Но ты был занят, мне не хотелось отвлекать тебя. Разве Фрэнк не передал тебе мои извинения?
    Шарлотта задыхалась от волнения и… зачем он так близко стоит?
    Она не знала, что ей делать. Прогнать его? Кинуться в объятия? Дать пощечину? Как в таких случаях поступают?
    — Фрэнк? Он просто сказал, что ты ушла, ему показалось, что ты опять почувствовала себя плохо. Но разве ты сама не могла подойди ко мне и все объяснить? Шарлотта, что с тобой? Почему ты ведешь себя так, как будто я тебе никто? До каких пор ты будешь мучить меня?
    Шарлотта оцепенела: «Я его мучаю? Я плохо себя веду?» Ей очень хотелось сказать ему, что она здорова и ей безразлично, что он думает по поводу ее отношения к нему, но ее снова затошнило.
    — Я действительно плохо себя чувствую, — решила она сказать правду. — Голова раскалывается… А там я не хотела говорить, все бы начали охать да ахать. Я решила уйти потихоньку, но сейчас… Ты можешь вернуться назад, я приму таблетку и лягу.
    — Не смеши, никуда я не поеду, что мне там делать без тебя? — Джордан так на нее посмотрел, что если б Шарлотта не была под действием болтовни Лауры и Фрэнка, то его взгляд ей много рассказал бы.
    — Джордан, я действительно сейчас хочу лечь спать… Ну, разве ты не видишь, что я еле держусь на ногах?
    — Шарли, пожалуйста, позволь мне самому решать, где мне находиться сейчас. Я сделаю тебе чай или сварю бульон… Ну?
    Но Шарлотта засомневалась: «Зачем эта притворная забота? Чай, бульон… Зачем эти ласковые прикосновения и взгляды? А потом он уйдет, а мне будет еще хуже. Пусть лучше сразу уходит».
    — Спасибо, но я не хочу ничего.
    — Ты в этом уверена? — он подошел к ней вплотную.
    — Джордан… зачем ты себя так ведешь? Зачем притворяешься таким хорошим? Мне не нужно это, я знаю, что ты… что ты… — И она заплакала, не в силах больше притворяться равнодушной.
    — Что ты знаешь? Глупая ты все-таки, Шарли! — он погладил ее по щеке.
    — Что? Джордан, неужели ты не видишь, как я страдаю? — Шарлотта дрожала как в лихорадке, но не могла унять дрожь, не могла остановиться, замолчать. — Я не могу делать вид, что все хорошо, не могу видеть, как ты оставляешь меня ради своей бывшей возлюбленной. Ты давно не хочешь меня, как раньше… Разве это не так? Когда мы с тобой последний раз занимались любовью?
    — Шарли, неужели это говоришь ты? И говоришь серьезно? Значит, я в твоих глазах не только делец, думающий лишь о деньгах, но и предатель? Я все время думаю о наших отношениях… о том, каким будет наше будущее, а ты…
    — Я думаю, что ты давно уже решил, как поступить, только ждешь удобного случая.
    — Плохо же ты обо мне думаешь, Шарлотта. Но ты убедишься, что ошибалась во мне.
    Он повернулся и ушел.
    Шарлотта с трудом добралась до спальни и, стянув платье, рухнула на кровать.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

    На следующее утро Шарлотта проснулась отдохнувшая и с ясной головой. Но настроение было плохое. Она все время вспоминала досужие разговоры сотрудников в баре о Джордане и Бените.
    Она планировала на субботу сделать кое-какие домашние дела. Особенно ей хотелось заняться своими комнатными растениями, но, представив себе длинный день в одиночестве, она решила, что поедет к Дженифер, ведь в воскресенье предстояло крестить девочку… Только Шарлотта подумала об этом, как позвонила сестра и попросила помочь в подготовке воскресного торжества.
    Шарли с радостью согласилась и стала собирать все необходимое. Просматривая свой гардероб, она старалась не думать, для кого хочет быть красивой. Хотя зачем лукавить? Понятно для кого.
    «Что он сейчас делает? — точила ее мысль. И она сама себе отвечала: — Где-нибудь с Бенитой…» Единственное, что Шарлотта твердо решила, — ни словом не обмолвиться Дженифер о своих неприятностях. Конечно, это будет трудно сделать. Дженифер постоянно спрашивала, как развиваются ее отношения с Джорданом. Она уже размечталась, как они со Стивом гуляют на свадьбе сестры, и даже подумывала о подарке.
    Шарлотта понимала, что Дженифер обеспокоена ее затянувшейся одинокой жизнью, но при любых попытках сестры дать совет или узнать подробности отношений с Джорданом, как бы невзначай переводила разговор на другую тему.
    И вот сегодня ей придется отбить еще одну попытку Дженифер узнать, не приблизился ли день свадьбы… Разлуки, горько усмехнулась Шарлотта, укладывая в багажник весьма увесистую сумку с вещами.
    Дженифер и Гарриет встретили ее такими бурными изъявлениями любви, что плохое настроение сразу улетучилось. Даже крестница как-то особенно весело заагукала ей. Шарлотта наклонилась к малютке, и ее чистый, ни с чем не сравнимый младенческий аромат вызвал в ней такую острую тоску по материнству, что она захотела, чтобы ее предположения о беременности оказались правдой.
    Шарлотта с сестрой занялись делами, и день прошел незаметно, но вечером, помогая сестре купать малышку, Шарлотта почувствовала такой приступ тошноты, что едва успела добежать до туалета. Придя в себя, она порадовалась, что осталась у Дженифер. Однако, как ни странно, она не расстроилась и, вернувшись к сестре, весело посетовала, что Дженифер ее перекормила.
    Но Дженифер не так-то просто было обмануть: двое детей вооружили ее хорошими знаниями. Однако она промолчала и ничего не сказала сестре. «Подумаешь, тайна! — усмехнулась она про себя. — Посмотрим, на кого ты будешь ссылаться дальше».
    Шарлотта, конечно, понимала, что Дженифер обмануть трудно, надо бы рассказать ей правду, но тогда надо рассказывать и остальное. Нет, не стоит этого делать накануне такого знаменательного и торжественного дня, как крестины. Да, ей страшно тревожно, но надо собраться с силами и уж тем более при Джордане быть спокойной и веселой. Легко сказать, а вот сделать… Сможет ли она сыграть роль беззаботной кумы?
    И еще, если честно, Шарлотта чувствовала себя сейчас одинокой в доме, где полно народу, где все ее любят и стараются угодить ей. Одеваясь утром, чтобы ехать в церковь, она долго изучала себя в зеркале, оценивая и сравнивая с Бенитой. Нет, конечно, сравнивать нельзя, слишком уж они разные. Внешность, характер, воспитание, жизненная позиция — о каком сравнении может идти речь? Но очевидно, что Джордан сделал сравнение и выбрал Бениту.
    «Пожалуй, я похудела чуть-чуть, но это мне даже идет. Талия стала тоньше, и от этого грудь стала выше, что придает мне какую-то вызывающую женственность, — рассуждала Шарлотта. — Бледна? Но зато выделяются губы, чуть припухлые и яркие даже без помады».
    Она осталась довольна собой, но с горечью подумала, что ее прелести, еще недавно приводившие Джордана в восторг, теперь не имеют цены, они поблекли при появлении Бениты.
    Внизу послышался шум подъехавшего автомобиля. Джордан! Шарлотта выглянула в окно и помрачнела — так хорош он был в лучах яркого солнечного света. Ей захотелось выбежать ему навстречу и броситься в его объятия… Но господи, разве это возможно? Она со жгучей завистью наблюдала, как Гарриет, обхватив его, радостно визжала, а он стал кружиться с ней по двору.
    Шарлотта отошла от окна, еще раз глянула на себя в зеркало и пошла вниз. Джордан с Гарриет уже шли ей навстречу. Девочка без умолку щебетала, глядя на него влюбленными глазами.
    — Дядя Джордан, как я рада, что ты приехал, а тетя Шарли у нас ночевала. Правда, она сегодня очень красивая?
    — Не только сегодня, она всегда очень красивая, — нежно улыбнулся Джордан малышке и довольно холодно кивнул Шарлотте.
    — Я решила приехать пораньше, чтобы помочь Дженифер.
    Она словно оправдывалась.
    — Да. Стив сказал мне. Кстати, где они с Дженифер?
    — Стив куда-то с утра умчался, а Джен сейчас выйдет, она с Матильдой.
    Чего ради она оправдывается перед ним за свое присутствие в доме родной сестры? Наступило неловкое молчание, даже Гарриет притихла, а потом убежала. Джордан уселся в свое любимое кресло, а Шарлотта решила пойти к сестре, с горечью отметив, что он даже не улыбнулся ей. Но в этот момент в гостиную вошел Стив и… ее отец с Руфью! Когда же они приехали? Как она могла прозевать?
    Шарлотта кинулась к отцу и мачехе и стала их по очереди обнимать и целовать. Потом отступила и принялась разглядывать отца. Он выглядел намного лучше, чуть поправился, загорел, и в глазах уже не было тоски и тревоги. Руфь тоже выглядела счастливой и спокойной.
    Сверху спустилась Дженифер с малюткой на руках. В белом длинном кружевном платьице, кудрявая, розовенькая девочка была просто прелестна.
    — Не хочется прерывать счастливое свидание, но нам пора ехать в церковь, — сказала Дженифер. — Джордан, ты берешь Шарлотту, папу и Руфь, а мы поедем со Стивом и малышкой.
    — Разумеется, — кивнул он.
    Шарлотта облегченно вздохнула, что не придется ехать с ним наедине и выдавливать мучительную улыбку, и даже не вспомнила о том, что ее собственная машина припаркована во дворе. Но раз Дженифер так решила, она не будет возражать. Но разве ей хотелось ехать одной?

    Церковь была старинная и очень уютная. Приглашенные на торжество друзья уже сидели в церкви.
    Шарлотта с девочкой на руках стояла около купели и внимательно слушала священника. Таинство крещения наполняло ее душу благоговением. Время от времени она поглядывала на стоящего рядом Джордана. В какой-то момент их глаза встретились, и они, притихшие и умиротворенные, улыбнулись друг другу.
    Священник взял девочку на руки.
    — Дитя нарекается Николь Эстелла.
    Он окунул малышку в купель, и она протестующе захныкала, но не заплакала.
    Шарлотта опять посмотрела на Джордана, и оба улыбнулись: какая молодчина их крестная дочь! Шарлотта подумала, что Джордан действительно хороший человек, раз его так любят дети и он любит их.
    Церемония закончилась, и все пошли к выходу, находясь под впечатлением этого трогательного события.
    — Как замечательно вела себя Николь, и как все эти обряды успокаивают, правда, Шарли?
    Шарлотта смогла только молча кивнуть: у нее в горле стоял комок, который она не в силах была проглотить.
    — Кстати, мне нравится имя Николь. А тебе?
    Шарлотта опять кивнула, и тут к ней подошла мать Стива, представительная дама в розовом костюме.
    — Шарлотта, вы прекрасно смотритесь с девочкой на руках, материнство вам будет к лицу. Садитесь в середину, фотограф уже заждался.
    Все разместились. Шарлотта с Джорданом были в центре. Улыбаясь фотографу, Шарлотта не переставала думать, что бы сказал сейчас Джордан, узнав о ее беременности?
    — А теперь все в ресторан, — пригласил гостей Стив и взял у Шарлотты дочку. — Шарли! Саймон и Руфь теперь поедут с нами, у Джордана в машине очень низкие сиденья, неудобно. Поезжай одна.
    Шарлотта чуть не взорвалась от негодования: опять их штучки! Почему никогда не спрашивают, удобно ли ей и нравится ли ей? Но не скандалить же сейчас, до отеля ехать минут десять, не больше.
    Она молча села в машину к Джордану и собрала свои эмоции в кулак, хотя внутри у нее все кипело. Что, если она сейчас скажет, что беременна? И анализ подтвердил это?
    Джордан тоже молчал и смотрел вперед, опять неприступный и холодный. Нет, она не может даже рот открыть. Куда делись его улыбка и нежный взгляд? Что изменилось за это время? Разве он готов стать отцом и мужем? А она готова и хочет быть матерью — чего ей, собственно, ждать в тридцать три года?
    — Я вижу, ты совершенно спокойна, Шарли, — неожиданно нарушил молчание Джордан.
    — Я? — Шарлотта от неожиданности даже вздрогнула. — Просто задумалась. Ты что-нибудь решил? — спокойно выговорила она. — Ты же обещал… Я уверена, что моя помощь в делах компании тебе уже не нужна, ты вполне освоился.
    — Ты в общем-то права, но о полном освобождении тебя от обязанностей директора департамента поговорим через шесть месяцев.
    — Шесть месяцев?! — воскликнула она. — Это невозможно. Джордан, пожалуйста, подумай еще раз. Повторяю, это невозможно.
    — Сейчас не будем это обсуждать, на приеме не время и не место обсуждать наши отношения, — решительно сказал Джордан.
    Шарлотта отвернулась и стала смотреть в окно. Действительно, сейчас не время обсуждать… ее беременность и его отношение к ней. Они уже приехали, вон Стив всех встречает.
    — Мне только не понятно, Шарли, почему ты так рвешься уйти от меня? Все-таки решила работать у Дэвида? — спросил Джордан уже в фойе.
    — Нет! Нет! Причина в том… — она осеклась, подумав, что их могут слышать другие гости.
    Джордан недоверчиво посмотрел на нее.
    — Ты думаешь, я идиот? Не смей меня дурачить! Разве я не вижу, что твои мысли только о нем? Разумеется, старая любовь имеет над тобой власть, только зачем прикрываться работой? Как вы, женщины, непоследовательны и лицемерны! — вырвалось у него.
    Они говорили почти шепотом, понимая, что их взволнованный вид может вызвать любопытство у окружающих.
    — Ну, дорогой, если уж говорить о лицемерии, то на твоем месте я бы не затрагивала именно это качество. Уж если кто и лицемер, то это ты. Кто использовал семейную трагедию, чтобы завладеть компанией, прикрываясь якобы любовью и уважением к отцу? Кто вынудил меня пожертвовать своей гордостью и слепо повиноваться тебе? Кто… — Она не могла больше продолжать, задохнувшись от гнева и возмущения.
    — Доля правды в твоих словах есть, признаю. — Он пожал плечами. — Но это не лицемерие, Шарли, а желание спасти компанию. Кстати, ты была раньше согласна со мной. Что же вдруг случилось, что я стал лицемером?
    Они вошли в зал, где около накрытых столов толпились гости. Официанты разносили шампанское. Шарлотта и Джордан подошли к отцу, который стоял с Руфью у столика с фруктами и десертом.
    Саймон сиял от радости: очаровательные внучки и дочки, замечательный зять и, возможно, скоро будет второй, которого он давно наметил для своей любимицы.
    — Джордан, я уже слышал, что дела в компании идут хорошо, но расскажи мне поподробнее. Не нужна ли помощь?
    — Все в порядке, — заверил Джордан. — Вы же не собираетесь уезжать сегодня? Мне нужен один совет, пожалуй, я не против и сейчас получить его. Оставим дам и пойдем вон туда, в нишу.
    Руфь и Шарлотта чокнулись шампанским.
    — Руфь, отец прекрасно выглядит.
    — Да, но все-таки волнение ему вредно.
    — Но это не волнение, а радость от встречи с близкими, она не может принести вреда. — Шарлотту злило, что отца упорно считали больным.
    — Я не согласна, — возразила Руфь. — Извини, но я пойду к нему. Саймон уж слишком оживленно говорит с Джорданом. Ночью ему может быть плохо, все-таки смена климата, перелет и волнение от встречи.
    Шарлотта недовольно нахмурилась и подошла к маме Стива, которая ей очень импонировала решительным характером, самостоятельностью и отношением к сестре и внучкам. Они еще раз обсудили обряд, внучек, признались друг другу в обоюдной симпатии. Вдруг Шарлотту подхватила Дженифер и отвела ее к столику с мороженым, а там прямо спросила:
    — Как твои дела с Джорданом? Только честно, Шарли. Я вижу, что вы как-то нехорошо возбуждены. Что ты еще придумала?
    Шарлотта нервно засмеялась и ответила:
    — Джен, ты стала ужасно подозрительной. Ну что может измениться за неделю? — И без перехода сказала: — Как здесь прекрасно обслуживают, какой стол! Ты сделала удачный выбор… Я давно так вкусно не ела. Тем более на работе все всухомятку, кофе да тосты, времени нет.
    — Согласна. Но я старалась угодить гостям. А как тебе поправилась крестница? Как она себя хорошо вела, правда? — И Дженифер упрямо повторила вопрос: — Так что же с Джорданом? Ты не ответила. Шарлотта, я упряма не меньше тебя, ведь мы одной крови, не так ли? Ну, не темни! — приказала она.
    — У нас не очень все ладится, Дженифер, — призналась Шарлотта, почувствовав облегчение оттого, что больше не надо притворяться.
    — Не ладится? Но по вашему виду этого не скажешь, — засмеялась сестра. — Когда вы смотрите друг на друга, у вас огонь горит в глазах, даже те, кто вас не знают, сразу скажут: эти двое влюблены. Слава богу, я тоже разбираюсь во взглядах.
    — Дженифер, мало ли кто что увидит, а факт остается фактом.
    Дженифер рассмеялась.
    — Сестрица, я уже слышу свадебные колокола. Милые бранятся — только тешатся.
    Шарлотта не успела ничего ответить: к ним подошел Саймон.
    — Мои дорогие доченьки, над чем вы так весело смеетесь?
    — Дженифер занялась сватовством, но у нее это не очень хорошо выходит.
    — Уверен, что она сватает тебя за Джордана! — Саймон заговорщицки улыбнулся. — Я был бы счастлив, Шарли, если б это случилось. Он прекрасный человек, и мне кажется, ты ему очень нравишься. Поверь мне как мужчине и отцу.
    Шарлотта собралась ответить ему, что и он может ошибаться, но Дженифер опередила ее:
    — Папа, спасибо, что поддержал меня. Шарли уперлась и не хочет слушать моих доводов. Твердит одно и то же: мы разные, я не его тип, он не мой тип, ну и тому подобную чепуху.
    Шарлотта посмотрела отцу в глаза и, не слушая сестру, спросила:
    — Папа, значит, тебе нравится Джордан?
    — Нравится и всегда нравился, — кивнул Саймон.
    — Но… но он же заставил тебя продать всю компанию, хотя речь шла о доле. Ты же был болен и не мог работать в полную силу. Он воспользовался этим и стал тебя шантажировать, разве не так?
    — Джордан? Стал шантажировать? — Саймон покачал головой. — Ты не права, Шарли. Джордан был со мной предельно вежлив и деликатен. О каком принуждении ты говоришь? Я сам решил продать компанию, а таких выгодных условий, как он, не предложил бы никто. Я бы даже сказал, он пошел мне навстречу в ущерб своим интересам.
    Отец еще долго объяснял Шарлотте, почему решил продать компанию, повторяясь и оправдываясь, и из его слов выходило, что благороднее и порядочнее Джордана никого нет. К тому же он спас семейный бизнес, оставив в компании Шарлотту, да еще на такой ответственной должности.
    — Папа, я рада, что ты поправился и счастлив. Спасибо, что ты так близко принимаешь к сердцу мои дела.
    Отец похлопал ее по плечу, поцеловал обеих дочерей и пошел искать Руфь. Народ уже расходился, и Шарлотта стала высматривать Джордана. Он стоял со Стивом и оживленно что-то обсуждал. Когда Шарлотта подошла к ним, Стив тут же смылся, весело подмигнув ей.
    — Джордан, ты отвезешь меня?
    — Нет, извини, Шарли. Я должен сейчас уехать.
    Она вдруг почувствовала, что вот-вот упадет.
    — Но ты можешь поехать со мной, а потом я тебя завезу, — предложил Джордан.
    — Я…
    Джордан пригладил волосы.
    — Как хочешь.
    И вдруг она, к своему ужасу, услышала:
    — Ты права. Я постараюсь найти тебе замену. Раз ты хочешь уйти к Дэвиду — насильно держать тебя не буду.
    — О!
    У нее на глазах заблестели слезы.
    — Не будем терять времени, поехали. Детали обсудим утром в офисе.
    И, ни слова больше не говоря, Джордан повернулся и пошел к выходу.
    Шарлотта никак не могла прийти в себя.
    — Джордан, Джордан…
    Она почти бежала за ним, но он упорно шел, не останавливаясь.
    На них с удивлением смотрели, но они никого не видели.
    — Джордан, да постой же ты! — крикнула Шарлотта.
    — Что случилось? — вдруг обернулся он.
    Она смотрела ему в глаза.
    — Джордан, я так виновата перед тобой! Я была не права, обвиняя тебя в лицемерии и шантаже… Папа мне все рассказал.
    Она дрожала как в лихорадке, из ее глаз лились слезы, но она их не замечала.
    — И что он еще сказал тебе?
    — Он… ты очень нравишься ему.
    — И потому ты решила уйти от меня… то есть из компании?
    Шарлотта услышала это «от меня» и подошла к нему вплотную.
    — Я виновата, Джордан. Я подозревала тебя в корыстолюбии, но теперь благодарна тебе за то, что ты спас отца и от позора, и от смерти.
    — Ты благодаришь меня не от чистого сердца, а потому что твой отец…
    — Нет! — перебила она его. — Ты не хочешь меня слушать, потому что… едешь к Бените, ты помирился с ней!
    — К Бените? Помирился? А я и не ссорился с ней. Но Бенита мне не нужна. Кто тебе сказал, что я еду к Бените? — нахмурился он.
    — Какое это имеет значение?
    — Имеет! — крикнул он.
    — Мне сказал Фрэнк. Он слышал, как вы договаривались встретиться в семь часов в «Ла Фортуна».
    — Я уже не раз говорил, что, когда подслушиваешь, ничего хорошего не услышишь. Да, я еду в ресторан, чтобы встретиться с ней и ее женихом. Она хочет знать мое мнение по поводу приобретения дома в… — он назвал одно из престижнейших предместий Лондона.
    — Бенита выходит замуж? — обомлела Шарлотта.
    Джордан кивнул:
    — Почему она не может выйти замуж? Бенита влюблена и любима, они любят друг друга с детства. Известие об их помолвке было во всех газетах. Надо читать прессу, дорогая, — закончил он свою тираду.
    — Я читаю… но не все… И ты огорчен?
    — Огорчен? Я рад за нее. Она давно хотела создать семью и наконец-то решилась на этот шаг.
    Шарлотта была ошарашена этой новостью. Она ему не верила.
    И вдруг Джордан рассмеялся:
    — Шарли, до меня дошло: ты ревнуешь?
    — Ревную? Нет!
    Боже, как она глупа и доверчива. Разве можно верить всем подряд?
    — Тогда какова же причина, что ты вдруг решила уйти из компании? Все-таки Дэвид?
    — Дэвид? Джордан, ну зачем ты меня мучаешь своими подозрениями?
    Она плакала не стесняясь, напряжение последних дней наконец-то нашло выход.
    Джордан подвел ее к машине и помог сесть.
    — Я отвезу тебя домой.
    — Спасибо. — Шарлотта уже вытерла слезы, подумав, что похожа на кикимору, вздохнула и, глянув в окно, спросила: — Куда мы едем?
    — Ко мне. Надо поставить точку в наших недомолвках. Все, больше так продолжаться не может.
    Шарлотта подумала, что он прав: любая правда лучше этой томительной неизвестности последних недель.
    — Я нашел покупателя на мою виллу во Франции, — вдруг сказал Джордан.
    — Значит, ты окончательно решил?
    Он кивнул. Шарлотта вздохнула, вспомнив этот дивный уголок, уютный и роскошный особняк… комнату его дочери… свою спальню, где она провела упоительную ночь, и ничего не сказала. Джордан прав, этот дом для него больше не существует. Вот он сидит за рулем, такой уверенный, такой спокойный, и не знает, что в сидящей рядом с ним женщине уже живет его ребенок… И вдруг она услышала.
    — Шарлотта, я люблю одну изумительную женщину.
    Его голос стал хриплым, а дыхание прерывистым.
    — Кого? Кто она? — Шарлотта стала лихорадочно перебирать в уме знакомых женщин. Но ведь он бывает и там, где она никого не знает. — Ты же сказал, что Бенита выходит замуж.
    У нее не нашлось других предположений.
    — Разве, кроме Бениты, не в кого влюбиться?
    Он упорно глядел на нее.
    — Ты везешь меня к себе, чтобы рассказать о ней? — пробормотала она.
    — Именно это я и делаю. Сейчас. Зачем ждать? Тем более дождь усиливается. Я остановлю машину, и мы поговорим.
    Джордан смотрел на нее таким влюбленным взглядом, что если б она была сейчас поспокойнее… Но Шарлотта ничего не замечала.
    Джордан, не отрывая от нее глаз, продолжал:
    — Я влюбился в тебя, Шарли, с первого взгляда, когда отец привел меня в компанию и представил тебе… Ты сидела такая неприступная, равнодушная и самоуверенная, такая безумно красивая, что я даже струхнул, не зная, как к тебе подступиться.
    Шарлотта сидела, онемев. Уж не снится ли ей все это?
    — К тому же у тебя был роман с Дэвидом, которого я сразу возненавидел. Что было потом, ты хорошо знаешь. Я изо всех сил старался понравиться тебе, обольстить, как ты говорила мне. Когда я приобрел компанию, единственной целью было задержать тебя хотя бы на год. И вдруг опять возникает Дэвид со своим предложением, на которое ты соглашаешься, наплевав на контракт, на меня и компанию.
    Шарлотта прикрыла его рот рукой.
    — Джордан, послушай меня. Ты сейчас сказал, что я была неприступная и равнодушная. А ты, какой ты? О какой любви к Дэвиду ты говоришь? Значит, ты слепой, раз не видишь, что я давно уже пытаюсь убедить тебя, что ни физически, ни морально… никак мы с Дэвидом не подходим друг другу. Он это уже понял, а ты все еще доказываешь мне, что я его люблю. Тебя… тебя я люблю почти с той же самой минуты, как мы встретились, но ты мне показался самоуверенным, самовлюбленным и равнодушным. Вокруг тебя сразу же закружился хоровод красоток, с которыми я не могла соревноваться. Ты же брал женщин на одну ночь, а я слишком старомодна и слишком горда для этого. Но потом ты все-таки сумел затащить меня к себе в постель, один Бог знает, как это случилось… Ну, а дальше ты тоже знаешь, что было.
    Она улыбнулась и нежно посмотрела на него.
    Какое-то мгновение царила тишина, а потом Джордан схватил Шарлотту в объятия и так страстно припал к ее губам, что она едва не задохнулась. Они не могли оторваться друг от друга, как будто прошли годы… когда они в последний раз любили друг друга.
    — Джордан, я сплю? — Она смотрела на него как на привидение. — Я не могу поверить, что ты меня любишь. Я была уверена, что вряд ли после твоей страстной любви к жене ты сможешь кого-нибудь полюбить… Я думала, ты меняешь женщин как перчатки, чтобы заглушить тоску… Да ты и сам говорил, что тебе никто не нужен.
    Он снова заключил ее в объятия и припал к ее губам. Потом отпустил ее и, немного помолчав, сказал:
    — Шарли, дорогая, ты права и не права. Наш брак с Надин, к сожалению, уже находился в таком состоянии, что достаточно было малейшего толчка, чтобы он распался… Смерть дочери, как это ни кощунственно звучит, и была этим толчком, нет, даже не толчком, а страшным ударом, после которого мы уже не могли видеть друг друга. Каждый считал другого виноватым, ничто уже не могло примирить нас, даже второй ребенок, если бы мы и захотели зачать его. — Он помолчал и продолжил: — Я с такой яростью бросился в работу, что иногда даже забывал поесть. Теперь я благодарю Бога и судьбу, что однажды встретился с Саймоном… и с тобой. Прошлое умерло, дорогая, надо смотреть вперед. Мы еще молоды и можем надеяться, что будущее подарит нам счастье… Я верю в это. Ты именно та женщина, которая мне нужна, которую я хочу видеть матерью своих детей… упрямая, несговорчивая, страстная… — И, не дав ей ничего сказать, Джордан снова стал целовать ее, все больше и больше возбуждаясь. — Ну, скажи мне еще раз, что любишь меня… самоуверенного, высокомерного плейбоя, ну? Ты же именно таким меня представляла?
    — Да, да, люблю, но не самоуверенного и высокомерного плейбоя, а сильного, ласкового, доброго человека… Увидев, как тебя обожает Гарриет, я поняла, что под этой нарочитой самоуверенностью скрывается совсем другой человек… тонкий, ранимый и чувствительный… Но как можно было поверить, что именно я тебе нужна?
    — Упрямая моя, неужели ты до сих пор не веришь мне? Ну как мне доказать? Только не проси меня прыгнуть в Темзу.
    Шарлотта рассмеялась и выглянула в окно.
    — Джордан, дождь, кажется, закончился.
    — Подождем еще немного, здесь так хорошо… Скажи, неужели ты не любила Дэвида? Вы же были вместе почти два года, ты сама говорила… И вы казались такой хорошей парой.
    — Вот именно — казались… Но почему же тогда я никак не могла решиться выйти за него замуж, как ты считаешь? Меня что-то удерживало, какое-то предчувствие недолговечности этого брака, а когда случился инцидент с Линдой… Ты не поверишь, я была даже рада.
    — Бог мой, Шарли! Если б я знал! Я же старался изо всех сил держаться от тебя подальше, думал, вы помиритесь. Как я мучился, что не мог, не имел права коснуться тебя! Как я ревновал и бесился, как старался быть равнодушным, язвительным и холодным. Как я сгорал от страсти! А когда ты заходила ко мне в кабинет по каким-то делам?! Один шелест твоей юбки и твой запах доводили меня до умопомрачения. Я иногда вскакивал и уходил в туалетную комнату, подставлял голову под холодную воду и так приходил в себя. А ты… ты отпускала какую-нибудь реплику, вроде: «Вы плохо выглядите, Джордан. Видно накануне загулялись?»
    Шарлотта слушала его признания, как будто читала роман.
    — Джордан, я тоже была сумасшедшей в своем роде… приписывала тебе всех красивых женщин, которые появлялись в офисе и которые были где-то там, на стороне. Как я, со своими старомодными взглядами, могла думать, что ты предпочтешь меня? Ну, сам рассуди, засмеялась она. — Ну, разве я твой тип?
    Он крепко обнял ее и снова стал целовать. Их обоюдное желание любить друг друга возрастало с каждым поцелуем.
    — Боже, Шарли, как много времени мы потратили на выяснение наших отношений! Какой я дурак, плейбой называется.
    Джордан держал ее так крепко, что она взмолилась:
    — Отпусти меня!
    — Отпустить? Чтобы ты выкинула очередную штучку? Знаешь, я хотел сказать тебе о своей любви сразу, когда возглавил компанию, но ведь к тебе было не подступиться. Ты помнишь, как я вымаливал у тебя свидание? Но потом во мне заговорила гордость, и я решил: хватит. Раз она любит Дэвида, пусть катится ко всем чертям. Конечно, я сказал это себе более выразительными словами, но твердо решил больше не прикасаться к тебе.
    — Джордан, мы действительно дураки оба, — усмехнулась Шарлотта.
    — Когда же я узнал, что у Дэвида появилась та хорошенькая брюнеточка, я был счастлив, как никогда, и только ждал случая, чтобы ты узнала об этом… К счастью, он сам сказал.
    — Но, Джордан, а ты можешь представить себе мои муки, когда я увидела тебя с Бенитой? Когда Фрэнк и Лаура восхищались при мне красотой твоей бывшей возлюбленной и высказывали предположения, что ты опять с ней? И потом… я ведь была уверена, что тебе нужна только компания… а я как придаток, чтобы люди не увидели, как ты корыстен… Я была уверена в этом. Как я бесилась, когда Дженифер и отец пели тебе дифирамбы! Как я злилась, что ты чувствуешь себя у Дженифер как дома! Сколько раз мне хотелось выцарапать тебе глаза, когда ты обнимал меня в присутствии Дженифер и нежно смотрел на меня, ведь мне казалось, что ты делаешь это напоказ.
    — Шарли, но ты только вспомни, как ты сурова была со мной. Теперь-то, после твоих слов, я понимаю, почему в твоем тоне сквозило столько сарказма, а во взгляде — презрения. Ты была невыносимо подозрительна, а мне хотелось взять тебя в объятия на всю жизнь.
    Он смотрел ей в глаза и видел только любовь и безумное желание… Такое же желание и такая же любовь владели и им.
    Дождь почти перестал. Он завел машину, и через десять минут они подъехали к дому.
    — Побежали скорей, чтобы не промокнуть.
    Джордан схватил ее на руки и побежал в дом. Они стали хохотать как сумасшедшие, а через мгновение уже целовались.
    — Джордан, подожди, мне надо тебе кое-что сказать… Подожди…
    Она с трудом высвободилась из его рук.
    — Говори скорей, что ты можешь еще мне сообщить?
    Он был как пьяный, не в силах больше сдерживать свое желание.
    — Погоди… дай мне сказать… Это очень важно…
    Джордан, не слушая, расстегивал на Шарлотте платье, целовал ее грудь, лицо, шею, но она нашла силы, чтобы отстранить его.
    — Это очень важное, очень важное признание, — увертывалась она от его губ. — Джордан, у меня будет ребенок, твой ребенок! — выпалила она. И мужество покинуло ее. — Да, я беременна.
    Сказать, что он был потрясен, — ничего не сказать. Он буквально онемел, смотрел на нее, как будто она свалилась с Луны.
    — Да, для меня это тоже сначала было шоком, когда я поняла… Сначала думала, что ошиблась в сроках… но отвращение к еде… тошнота и головокружение… и самое главное, запахи! Я с детства очень плохо воспринимаю запахи, но теперь… это что-то ужасное, особенно кофе и сыр… Джордан, это и есть та причина, из-за которой я хотела оставить компанию… и тебя. Ну подумай, как бы я ходила перед тобой беременная, зная, что ты уже с другой женщиной? Что я брошена, как ненужная кукла? Стоять у тебя на дороге… Джордан, ну скажи что-нибудь, — прошептала она. — Когда я бежала за тобой из ресторана, готовая на улице все это прокричать… при всех, громко, мне было уже все равно… Гордость моя была сломлена.
    — Но почему ты мне не сказала раньше?
    Джордан с недоумением смотрел на нее.
    — Я два дня назад получила анализ… положительный. — Ее глаза были полны слез. — Но что бы ты сейчас ни сказал, я хочу этого ребенка!
    — Боже, Шарли, ну что я могу сказать? Я счастлив, я уже люблю этого ребенка. — Он нежно прижал ее к своей груди.
    — Но, Джордан, неужели тебе в голову не приходило такое? Мы же были так несдержанны, мы ни разу не предохранялись… неужели ты был так уверен в себе?
    — Нет, но разве мы могли о чем-нибудь думать в те минуты? — В его глазах горела такая страсть, что она испугалась. — Шарли, я так тебя люблю, что мне даже страшно становится… Я боюсь сглазить.
    Они посмотрели друг другу в глаза и слились в поцелуе. Потом снова стали вспоминать свои обиды и маленькие радости.
    Шарлотте хотелось как можно скорее поделиться новостью с сестрой, которая так за нее переживала и верила в ее с Джорданом будущее.
    — Я люблю тебя, Джордан, у меня нет слов, чтобы выразить свою любовь, но… но зачем говорить?
    Джордан стал вытирать слезы с ее лица, провел пальцем по глазам, губам… прикоснулся к ним языком.
    — Шарли, у меня только одно условие.
    Она со страхом посмотрела на него.
    — Какое условие?
    — Прошу тебя стать моей женой. Ну, скажи, что ты согласна?
    — Ты делаешь мне предложение руки и сердца, потому что я беременна? — прошептала она, затаив дыхание.
    — Я прошу тебя выйти за меня замуж, потому что я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала матерью моих детей… надеюсь, у нас будет не один ребенок?
    — Джордан, я согласна быть твоей женой, а дети… сколько Бог пошлет…
    Он взял ее на руки и понес в спальню.
    — Сейчас ты мне докажешь свою любовь.
    Он снова стал целовать ее.
    …Потом они лежали обнявшись и долго обсуждали свою будущую свадьбу: кого они пригласят и как проведут свой медовый месяц.
Top.Mail.Ru