Скачать fb2
Техника и вооружение 2005 12

Техника и вооружение 2005 12

Аннотация

    Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.


Техника и вооружение 2005 12

    На первой стр. обложки: Вертолет MH-60S «Найтхок» из состава 6-й ваэ боевого обеспечения «Чарджерс» (Chargers. Helicopter Combat Support Squadron Six. НС-6) выполняет доставку грузов на АВМА «Энтерпрайз» на ходу с быстроходного судна снабжения «Детройт» (USS Detroit. АОЕ 4).

    ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра
    Научно-популярный журнал


Имеют ли танки будущее?

    Маршал бронетанковых войск, профессор О. Лосик
    Генерал-майор, доктор технических наук, профессор О. Брилев

    Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Лосик О.А. Ветеран-танкист Великой Отечественной войны, профессор. В 1969–1987 гг. начальник Военной академии БТВ. Известный военачальник, идеолог развития и применения танковых войск.

    Генерал-майор Брилев О.Н. Доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ. В 1974–1988 гг. начальник кафедры танков Военной академии БТВ. Известный специалист в области теории и практики разработки и применения танков.

1. Критика танков

    В настоящее время танки (в более широком контексте бронетанковое вооружение) переживают переломный момент своего развития. Происходит переоценка их роли и места в общей системе вооружения. Особое значение этот процесс имеет для России: существующие в стране экономические трудности серьезно ограничивают возможности отечественного танкостроения. Критическая переоценка роли и места танков, бронетанкового вооружения обусловлена несколькими причинами.
    Прежде всего это создание новых высокоэффективных средств вооруженной борьбы (в первую очередь высокоточного дальнобойного «интеллектуального» оружия), которые могут существенным образом изменить сам характер боевых действий, по-иному расставить акценты.
    Далее, это совершенствование и расширение арсенала собственно противотанковых средств, которые стали весьма эффективными и превратились в массовое оружие. Противодействие этим средствам создало для танков и бронетанкового вооружения весьма сложную проблему.
    Заставляют задуматься и относительно большие потери танков в неблагоприятных условиях отдельных локальных конфликтов, например на Ближнем Востоке в 1973 г. или в Грозном в 1994 г.
    Наконец, окончание холодной войны при сохранении сдерживающего ядерного потенциала создает временное окно в 15–20 лет, когда крупномасштабный конфликт между Западом и Востоком маловероятен при возрастании вероятности локальных конфликтов на почве религиозных или этических противоречий, проявлений национализма или терроризма. Это стимулирует общее сокращение численности вооружений «великих держав» ради снижения риска возникновения крупномасштабного конфликта, уменьшения расходов на оборону и выделения части высвободившихся ресурсов на разработку перспективных принципиально новых видов вооружения.
    В то же время следует подчеркнуть, что с окончанием холодной войны гонка вооружений не умерла абсолютно. Отойдя от накопления вооружений, она превратилась в соревнование на острие технического прогресса и перспективных технологий по совершенствованию обычных и созданию принципиально новых вооружений.
    В этих условиях некоторые специалисты считают, что танки утратили свое значение. Являясь лишь наступательным оружием ближнего (контактного) боя, к тому же, не всегда достаточно эффективным (чувствительные потери в отдельных локальных конфликтах), танки не имеют перспективы на будущем поле боя. Лучшим решением, по мнению этих критиков, был бы «нулевой» вариант в танках при ставке на сочетание высокоточного «умного» оружия дальнего боя с достаточно эффективными силами быстрого развертывания.
    Созданное сегодня i ia базе микроэлектроники, оптоэлектроники, радиотехники и компьютерной техники высокоточное и весьма могущественное оружие дальнего боя способно благодаря эффективному информационному обеспечению с использованием спутниковых систем точно выйти к малоразмерной цели, автоматически распознать и надежно поразить ее. При этом носители такого оружия (корабль, самолет, наземная пусковая установка) могут находиться на расстоянии нескольких сотен и даже тысяч километров от поля боя или от объектов поражения. Естественно, применение такого оружия существенным образом меняет характер вооруженной борьбы, обстановку на поле боя и ТВД Удары наносятся, кроме того, по политическим, военным, промышленным и другим жизненно важным объектам противника.
    Применение боеприпасов, создающих мощный импульс электромагнитных излучений, позволяет парализовать систему ПВО, систему управления войсками. да и все управление страной, нарушить работу электростанций, всех видов транспорта. Использование взрывных боеприпасов большой мощности дает возможность разрушать мосты, узлы дорог, аэродромы, поражать скопления войск. В некоторых условиях такого глубинного массированного воздействия достаточно, чтобы сломить сопротивление прот ивника и застави ть его капитулировать. Но очевидно, что это возможно только в том случае, когда противник не располагает подобным оружием и не может оказать равноценного противодействия.
    Естественно, с появлением такого оружия изменяется соотношение между средствами дальнего боя и оружием ближнего (контактного) боя. Но последнее не может быть «отменено». Просто эти два средства вооруженной борьбы займут свои индивидуальные ниши.
    Нет сомнений в необходимости совершенствования и развития сил быстрого развертывания, способных в кратчайшие сроки прибыть на любой отдаленный ТВД. Но и они должны быть оснащены авиатранспортабельным бронетанковым вооружением легкого класса (15–20 т). Одних боевых вертолетов и десантируемой с них пехоты явно недостаточно. Очевидно, что возможности и задачи сил быстрого развертывания ограничены: быстро прибыть в район конфликта, локализовать агрессию и создать условия (плацдарм) для развертывания сил общего назначения.
    Однако для поддержания в рамках принятой оборонительной доктрины сложившихся отношений между Западом и Востоком, а также учитывая возрастающую вероятности локальных конфликтов, необходимо опираться на достаточные, всесторонне развитые вооруженные силы, включая сдерживающий ядерный потенциал и эффективные силы общего назначения), обеспечивающие обороноспособность государства. В этом плане одного лишь сочетания ядерного потенциала, высокоточного оружия и сил быстрого развертывания недостаточно.
    Необходимы эффективные силы общего назначения, способные остановить агрессию, разгромить вторгшегося противника, уничтожив (захватив) его жизненно важные объекты и овладев территорией. В сухопутном компоненте этих сил независимо от масштабов формирований (дивизия, корпус, армия) бронетанковое вооружение составляет основу боевых возможностей. Видимо, следует говорить уже не о танковых войсках, а именно о мощном бронетанковом компоненте в составе любых формирований сил общего назначения. Если раньше танки называли главной и маневренной ударной силой Сухопутных войск, то на сегодня они — основа боевой мощи формирований сил общего назначения, эффективное средство прорыва подготовленной обороны, успеха в оперативном масштабе, построения устойчивой динамичной обороны. В этом алане вряд ли целесообразно иметь танковые и мотострелковые дивизии. Нужны просто общевойсковые дивизии с оптимальным сочетанием необходимых средств борьбы, обеспечивающим высокую эффективность. Естественно, такая роль и такое место танков, бронетанкового вооружения требуют доказательного подтверждения, и это будет сделано ниже при рассмотрении боевых возможностей танков на основе новых технических решений и технологий.
    Чтобы завершить рассмотрение данного аспекта — противопоставление танкам высокоточного оружия в сочетании с силами быстрого развертывания, — напомним, что во время войны в Персидском заливе в 1991 г. авиация и высокоточное оружие морского базирования сделали очень много, в известной степени предрешили конечный успех, но окончательный разгром иракской армии был осуществлен союзническими силами общего назначения, которые насчитывали почти 5000 танков.
    В качестве другого противопоставления танкам называется совершенствование и расширение арсенала противотанковых средств, которые стали весьма эффективными и превратились в массовое оружие. При этом подчеркивается, что преодоление обороны, насыщенной подобным оружием, превратится для танков в трудноразрешимую проблему. Танки будут нести недопустимо высокие потери, и их применение станет нецелесообразным. Правда, при этом не указывается, чем заменить танки при необходимости вести активные боевые действия. Тем более неясно, как обойтись без танков, если противник от них не отказался.
    Современный противотанковый арсенал включает мощные (тяжелые) противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), размещаемые на легких бронированных машинах и вертолетах, легкие переносимые ПТРК, используемые пехотой, и, наконец, массовые ручные противотанковые гранатометы, которыми может быть вооружен каждый стрелок, каждый солдат на поле боя.
    Последние образцы ПТРК имеют дальность стрельбы до 5 км, благодаря головкам самонаведения используют принцип «выстрелил-забыл», их мощная боевая часть тандемного типа позволяет преодолевать динамическую защиту и имеет пробивную способность порядка 900- 1000 мм, что позволяет с достаточно высокой вероятностью поражать лобовую броню современных танков. Некоторые образцы ПТРК имеют программируемую траекторию полета и способны атаковать танк сверху. Все же надо иметь в виду, что ПТРК — это прежде всего оборонительное средство. К тому же, они достаточно уязвимы к ответному огневому воздействию. Наконец, неясны их возможности по преодолению новых способов защиты танка — так называемой активной защиты.
    Переносные ПТРК (дальность стрельбы до 2000 м) и РПГ (дальность 300–400 м) могут уверенно поразить современные танки в бортовую проекцию и в корму. Главная их опасность заключается в массовости применения, малой заметности и использовании на местности естественных и инженерных укрытий.
    Оценивая опасность для танков новейших противотанковых средств, следует иметь в виду, что для перспективных образцов танков есть возможность па основе новых технических решений повысить защищенность лобовой проекции и бортов и добиться в этом отношении равновесного положения в соревновании «кумулятивный снаряд- броня». Кроме того, активная защита способна с высокой вероятностью нейтрализовать те снаряды, от которых не может защитить бро!ювая конструкция.
    Естественно, создать абсолютно неуязвимый танк невозможно, так же как и абсолютное поражающее средство. Танки будут нести потери, но представляется, что современный уровень их защищенности позволит «снять» от 65 до 85 % огневых воздействий по танкам со стороны противотанковых средств.
    Одной бронезащиты, конечно, совершенно недостаточно. Необходима огневая поддержка авиации и артиллерии, но главное — эффективная огневая мощь самих атакующих танков. При этом выясняется, что реализовать на базовых танках весь необходимый комплекс огневых возможностей не представляется возможным. Танк является весьма действенным средством борьбы с танками противника при условии, что он превосходит последние по эффективности или, по крайней мере, не уступает им. Но современному тапку явно не хватает других боевых возможностей — противопехотных, артиллерийских, зенитных. Причем существующая компоновка танка, подчиненная задаче обеспечения высокой противотанковой эффективности и высокого уровня защищенности при сохранении требуемой подвижности, не позволяет реализовать названные огневые возможности на необходимом уровне.
    Решение данной проблемы заключается в переходе от танка к комплексу боевых машин эшелона передней линии, к бронетанковому компоненту ближнего боя. Лидером этого комплекса является основной танк. Все другие машины — стрелковый танк (тяжелая БМП, или ТЕМП), артиллерийский танк (БМ НОП) и зенитный танк (БМ ПВО) — создаются на базе основного танка, имеют равную с ним защищенность, необходимую подвижность и способны успешно действовать в передней линии (в ближнем «контактном» бою) в едином боевом порядке. Все эти машины постоянно и тесно взаимодействуют друг с другом, дополняют друг друга и избавляют каждую из них от выполнения не свойственных им задач. Все это обеспечивает успешное (с приемлемыми потерями) преодоление подготовленной и насыщенной противотанковыми средствами обороны и выполнение других боевых задач, в том числе в особо сложных условиях, счи тающихся неблагоприятными: бой в городе, на пересеченной местности и т. д.
    Если в ходе боевых действий в Персидском заливе (1991) пара боевых вертолетов, как утверждалось, могла за один вылет уничтожить до 15 танков, то при наличии комплекса боевых машин это невозможно. Вертолет столь же уязвим к огню зенитного танка, сколь одиночный основной танк к внезапной атаке боевого вертолета.
    Таким образом, совершенствование основного танка и создание комплекса боевых машин эшелона первой линии, поддержка авиации и артиллерии позволят формированиям сил общего назначения успешно с приемлемыми потерями) преодолевать оборону, насыщенную современными противотанковыми средствами.
    В качестве еще одного противопоставления танкам указывается якобы некоторая «примитивность» танка по сравнению с высокоточным «умным» оружием и некоторыми другими системами (например, ПВО). Командная управляемость танка оставляет желать лучшего, информационное обеспечение на поле боя недостаточное. В танке, вступившем в ближний (контактный) бой, находится экипаж, и решения, принимаемые членами экипажа в нервной и опасной обстановке, не всегда оптимальны.
    Анализ перспективных технических решений и передовых технологий, внедряемых в новейшие образцы, позволяет полностью сиять эти претензии. Использование широкого диапазона электромагнитных волн (оптика, тепловизор, низкоуровневый телевизор, радиолокатор миллиметрового диапазона) и компьютерная обработка данных позволяют уверенно обнаруживать на поле боя малоразмерные замаскированные цели в любых условиях видимости (ночь, туман, дождь, пыль и т. п.).
    Командная управляемость уже не сдерживает реализацию боевых возможностей танка. Команды подаются голосом, и на тактических дисплеях подчиненных обозначаются цели, рубежи, маршруты, позиции противника, положение своих танков. Командир может управлять огнем всег о подразделения.
    Информационное обеспечение становится достаточно эффективным. Благодаря спутниковой системе на навигационном дисплее отображается точное положение танка и все существенные ориентиры. Применение вертолетов и беспилотных летательных аппаратов позволяет «заглянуть» в глубину боевого построения противника (за пределы дальности прямой видимости) и нетолькотактически реагировать на действия противника, но и с помощью управляемого оружия поражать наиболее опасные цели. Естественно, экипаж танка получит необходимую информацию о состоянии собственной машины: наличие боеприпасов и топлива, возможные неисправности и способы их устранения.
    Благодаря автоматизации процессов управления огнем, движением и защитой экипаж танка избавлен от рутинных операций, за ним оставлены лишь минимально необходимые действия, требующие человеческого интеллекта.
    Пока сохраняется ближний бой, только непосредственное участие в нем человека позволяет быстро и эффективно реагировать на изменения сложной обстановки на поле боя. Выдвигаются идеи создания танков-роботов. но в обозримом будущем их можно будет использовать лишь для некоторых специфических задач (разведка боем — вызвать огонь на себя, подрыв отдельных важных объектов, разведка и работа на местности с высоким уровнем радиации).
    В целом, оценивая достигнутый сегодня уровень автоматизации и компьютеризации боевых процессов в танке, степень обеспеченности его необходимой информацией, можно считать их с полным правом «интеллектуальным» оружием ближнего боя: оно высокоточное, всепогодное, управляемое и способно уверенно поражать малоразмерные цели в пределах прямой видимости.
    Как и любое другое средство борьбы, танки не всесильны, и поэтому не следует их применять без какой-либо поддержки в особо неблагоприятных условиях, как это было в Грозном в 1994 г.
    Все же можно утверждать, что в составе рассматриваемого полного комплекса боевых машин эшелона передней линии при поддержке авиации и артиллерии танки, а также бронетанковое вооружение способны успешно выполнить любые задачи, которые возникают при применении сил общего назначения.

    Основной танк Т-90 (Россия).

2. Концепция танков

    В связи с тем что на вооружении формирований сил общего назначения появились боевые машины различного назначения, обладающие огневой мощью, защитой и подвижностью, необходимо определиться с ролью и местом танков, сформулировать их концепцию и указать, чем же они в принципе отличаются от других боевых машин.
    Главная особенность танков заключается не в степени компьютеризации и автоматизации, а в концепции, которая, на наш взгляд, в обозримом будущем останется неизменной, хотя технический облик танка может существенно измениться. Рациональное сочетание огневой мощи, защищенности и подвижности дает им принципиально новые возможности, как в свое время соединение серы селитры и древесного уг ля привело к созданию дымного пороха. В этом смысле танки нельзя заменить другими средствами борьбы. Без танков невозможны активные действия на суше, без них нельзя обеспечить надежную оборону.
    Танки, конечно, — это оружие ближнего (контактного) боя, и их главное достоинство заключается в том, что благодаря надежной защите они способны действовать в передней линии, под воздействием массовых огневых средств противника, уничтожать эффективным огнем прямой наводкой различные противостоящие цели и немедленно продвигаться вперед, используя результаты своего огня. Главными задачами танка являются борьба с танками противника, поражение любых других бронированных объектов, важных небронированных целей, требующих мощного и дальнего воздействия (в том числе позиции ПТРК), борьба с противостоящей танкам живой силой, оснащенной массовыми ПТС («танкоопасной» живой силой).
    Подчеркнем, что, хотя противотанковая функция для танка является важнейшей, он должен оставаться многоцелевым оружием. В этом его суть, и нельзя допустить перерождения танка в истребитель танков.
    Очевидно, что невозможно создать абсолютно неуязвимые танки. Они будут нести потери, которые будут относительно выше, чем в минувших войнах. Однако это следствие изменившегося характера борьбы на современном поле боя. Танки останутся наиболее защищенным оружием, потери других средств борьбы будут более высокими.
    Танки можно считать тактико-оперативным оружием. Их высокая защищенность и эффективная огневая мощь позволяют, действуя в передней линии, осуществлять прорыв прочной обороны; их подвижность и способность к длительному функционированию в непосредственном соприкосновении с противником дают возможность проводить операции на большую глубину и в высоких темпах. Танки являются эффективным средством не только решения наступательных задач (прорыв обороны, развитие успеха), но и создания активной, устойчивой и экономичной (по людским ресурсам) обороны.
    Усложнение условий на поле боя привело к необходимости создания в дополнение к танку, который теперь принято называть основным танком, других боевых машин передней линии: стрелкового танка (ТБМП), артиллерийского танка (БМ НОП), зенитного танка (БМ ПВО), Эти образцы совместно с основным танком, который является лидером, образуют комплекс боевых машин эшелона передней линии, или бронетанковый компонент ближнего (контактного) боя. Названные образцы следует считать (и называть) именно танками, пусть и специализированными по своим боевым и огневым возможностям. Общими с основным танком у них являются уровень защищенности и подвижности, способность успешно действовать в передней линии. Это обеспечивает постоя иное и тесное взаимодействие боевых групп в бою и избавляет каждую из них от выполнения не свойственных им задач в невыгодных условиях. В целом э го позволяет успешно решать всю гамму боевых задач, в том числе и в сложных неблагоприятных условиях. Создание бронетанкового компонента ближнего боя способствует и организационной интеграции.
    Все рассмотренные выше возможности танков, которые длительный период функционировали практически в «чистом» виде, а в настоящее время привели к появлению бронетанкового компонента ближнего боя, предопределили то, что этот компонент стал основой с труктуры и боевой мощи формирований сил общего назначения. Можно сказать, что танки переросли свое первоначальное предназначение как оружия рода войск и, породив систему бронетанкового вооружения, стали основным средством борьбы формирований сил общего назначения.
    Танки оказали влияние на все сухопутные силы. Даже рода войск, не относящиеся к бронетанковому компоненту (артиллерия, войска ПВО, силы управления), активно переходят на образцы вооружения (бронированные машины), обладающие защищенностью (против пуль и осколков) и высокой подвижностью. Этот процесс создает предпосылки для достаточно высокой степени интеграции всех боевых компонентов различных родов войск. Тем не менее подобные боевые машины (или комплексы) являются прежде всего вооружением своего рода войск и выполняют свои специфические задачи.
    Конструкция современных танков, обеспечивающая надежную защиту экипажу, позволяет также за счет дополнительных мер обеспечить и весьма высокий уровень защищенности от ядерного оружия Однако развитие этого боевого свойства следует осуществлять лишь на фоне первоочередного обеспечения требуемой огневой мощи, защищенности от обычных средств поражения и подвижности. Ядерная война маловероятна, ибо с неизбежностью превращается во всеобщую катастрофу. Однако если она случится, то после обмена массированными ядерными ударами единственными дееспособными средствами на поле боя останутся отдельные сохранившиеся бронетанковые подразделения. Но и они, потеряв систему снабжения (подвоз топлива, боеприпасов, питания и т. д.), быстро утратят боеспособность.
    Подводя итоги концептуальной части, можно сказать: конечно, не следует абсолютизировать танки (бронетанковый компонент), но можно утверждать, что в обозримом будущем эффективность и умелое применение авиации, высокоточного оружия и танков будет предрешать исход операций на суше. В основе их будет противоборство наступающих танков с одной стороны и танков и противотанковых средств с другой на фоне активных действий авиации, ПВО, «интеллектуального» оружия противостоящих сторон.

    Основной танк М1А2 (США).

3. Комплекс боевых машин эшелона передней линии (бронетанковый компонент ближнего боя)

    Основные танки являются достаточно универсальным оружием, но в сложных условиях на современном поле боя их возможности не безграничны.
    Имея малочисленный экипаж, функционально привязанный к машине, танки малопригодны для выполнения задач по завершению боя: уничтожению остатков противника и овладению его территорией.
    Обладая мощным, но, по существу, одноканальным вооружением, танки недостаточно эффективно решают задачи борьбы с «танкоопасной» живой силой: это стрелки, оснащенные массовыми легкими противотанковыми средствами (переносные ПТУР, РПГ), использующие естественные укрытия I ia местности, растительность. городские строения.
    Боекомплект танков относительно невелик, поэтому они малопригодны для выполнения задач, свойственных артиллерии, — поражения площадных целей, в том числе площадей, насыщенных плохо наблюдаемой «танкоопасной» живой силой.
    На танке трудно разместить эффективное вооружение для защиты от средств воздушного нападения.
    Очевидно, что танки нуждаются в дополнении и тесном взаимодействии с другими боевыми машинами, образующими вместе эшелон передней линии (или бронетанковый компонент ближнего боя), лидером которого является основной танк. Поскольку все машины эшелона действуют в едином боевом порядке и в одинаковых условиях под огнем противника, все они должны иметь высокий уровень защищенности, как у танка, т. е. создаваться на его базе.
    Первые две из «неудобных» для основного танка задач успешно решает пехота. Только она способна уничтожить остатки противника. Ведя шквальный полуприцельный огонь, пехота надежно подавляет «танкоопасную» живую силу и тем самым защищает боевые машины. Однако в современных условиях пехота не может успешно выполнять боевые задачи из-за резко возросшей уязвимости к огню новых противопехотных средств и недостаточной подвижности.
    Исправить положение позволит стрелковый танк или тяжелая боевая машина пехоты (ТБМП) — ближайший и важнейший партнер основного танка на передней линии. Главным признаком стрелкового танка, или ТБМП, является огневая многоканальность. Этим обеспечивается успешная борьба с «танкоопасной» живой силой-способность одновременно поражать или подавлять множество подобных целей на поле боя. Стрелки в машине должны быть размещены активно, располагать эффективным противопехотным оружием (пулеметами и гранатометами) и иметь возможность успешно его использовать. Основное вооружение машины должно быть подчинено главной задаче, а также дополнять основной танк-успешно поражать легкобронированные машины, вносить определенный вклад в борьбу с тапками противника и воздушными целями. Этим требованиям отвечает сочетание спаренной автоматической системы «пушка-гранатомет» (30–35 и 60-мм) с достаточно мощной (до 152 мм) установкой ГТГУР. Стрелки в основных видах боя будут действовать на машинах, спешиваясь лишь по необходимости при выполнении завершающих функций.
    Стрелковые танки оказывают основным танкам неоценимую поддержку в борьбе с весьма опасным врагом — «танкоопасной» живой силой. Особенно это проявляется в неблагоприятных для танков условиях пересеченной местности, когда гранатометчики противника малоуязвимы. В этом случае стрелковые танки осуществляют упреждающее массированное огневое подавление и тем самым прикрывают атакующий боевой порядок.
    Подчеркнем, что попытки использовать в передней линии совместно с танками легкие плавающие боевые машины пехоты (а исторически сложилось именно так) обречены на провал и могут привести лишь к серьезным потерям в БМП и в танках, ибо последние лишаются поддержки пехоты. Место легкой БМП совсем в другом, так называемом мобильном эшелоне.
    Отметим, что категорическая необходимость постоянного непрерывного взаимодействия основных танков и стрелковых танков, иначе говоря, танков и бронепехоты, возможность успешного решения этой эффективной связкой при поддержке артиллерийских и зенитных танков основных задач, стоящих перед эшелоном передней линии, приводят к понятиям «танкопехотные силы», «танкопехотные формирования».
    Артиллерийский танк, или боевая машина непосредственной огневой поддержки (БМ НОП), — это артиллерия передней линии, способная действовать подогнем противника, непосредственным наблюдением выявлять на возможно большей дальности (до 5000–6000 м) позиции дальнобойных противотанковых средств (зачастую имеющих площадной характер) и без промедления по принципу «вижу-стреляю» подавлять их огнем прямой наводкой, достигая необходимого упреждения. Такая машина должна иметь значительно больший боекомплект, чем у основного танка (более 100 выстрелов), и соответствующие боеприпасы. Это потребует увеличения калибра до 152 мм (возможно, и более), применения орудия пониженной баллистики (гаубицы или даже мортиры), специального приборного комплекса, включающего и оптический дальномер.
    Воздействие артиллерийских танков на противника многократно эффективнее, чем поддержка полевой артиллерии, ведущей огонь с закрытых позиций па дальности до 15–18 км, а по вновь выявленным позициям — и с определенным смещением (запаздыванием) по времени.
    Зенитный танк, или боевая машина ПВО (БМ ПВО), обеспечивает постоянную (в движении и на позициях) и непосредственную защиту боевых порядков эшелона передней линии от боевых вертолетов и низколетящих самолетов тактической авиации. Весьма привлекательными характеристиками для выполнения подобных задач (дальность стрельбы до 8000 м) располагает разведывательно-огневой комплекс боевой машины ПВО «Тунгуска». Остается только перенести его на базу основного танка и реализовать дополнительную защиту автоматических пушек, ракет и антенны, чтобы обеспечить возможность функционирования непосредственно в эшелоне передней линии. Естественно, эта защита не рассчитана на воздействие наиболее мощных средств поражения — бронебойного подкалиберного снаряда и ПТУР калибра 150 мм.

    Основной танк «Леопард-2А6» (Германия).

    Основной танк «Челленджер-2» (Великобритания).

    Поскольку современные основные танки имеют пушечно-ракетное вооружение с достаточно эффективными, несмотря на ограничение по калибру, управляемыми снарядами, специальная противотанковая боевая машина с ракетным вооружением — танк-истребитель — в эшелоне передней линии не нужна. Она может появиться, если в чисто ракетном исполнении будут реализованы принципиально новые возможности, которые нельзя осуществить на танке с пушечно-ракетным вооружением (например, подъем относительно легкой башни на телескопическом устройстве на высоту 5–6 м, с тем чтобы существенно увеличить дальность прямой видимости или осуществлять стрельбу из-за укрытия).
    Однако при дальнейшем развитии современных ПТРК, если будут достигнуты дальности полета в десятки километров, гиперзвуковые скорости полета (-1500 м/с), самонаведение на конечном участке траектории, создана сверхмощная боевая часть и обеспечены обнаружение и подсветка дальних целей с помощью вертолета или другого средства, то такая система превратится в новое средство вооруженной борьбы — высокоточное оружие средней дальности. При этом носитель данного оружия — боевая машина — не обязательно должна находиться на передней линии и может иметь облегченную броневую конструкцию на уровне защиты от малокалиберных (до 30 мм) автоматических пушек. Такое оружие нельзя назвать бесконтактным, если противник располагает аналогичными образцами. Будет происходить обмен ударами, и обе стороны будут нести потери, хотя носители напрямую и не видят друг друга. Картина, аналогичная сражениям американских и японских авианосных группировок на Тихом океане в годы Второй мировой войны.
    По своей сущности рассматриваемое новое оружие имеет «артиллерийскую» основу. Оно наносит дальние мощные огневые удары, по не способно, в отличие от танков, само немедленно использовать результаты этих ударов. При хорошем информационном обеспечении такие средства можно было бы назвать разведывательно-ударными комплексами средней дальности. Такое высокоточное оружие средней дальности является хорошим дополненном к танкам, но никак не может их заменить, хотя это и предлагается некоторыми «специалистами».
    В свою очередь, некоторые возможности нового вида оружия частично могут быть использованы в тапках. Подчеркнем, что названные выше полные возможности управляемого ракетного вооружения не могут быть реализованы ни в основном танке, ни в других боевых машинах эшелона передней линии, так как по массогабаритным показателям оно должно согласовываться в рамках компоновки с реализацией других боевых возможностей, необходимых названным машинам. Однако вполне реально говорить о дальности полета в 10–12 км, полетной скорости порядка 1000 м/с. самонаведении на конечном участке траектории, достаточно мощной (в пределах калибра 152 мм) боевой части. При соответствующем информационном обеспечении (например, обнаружение и подсветка целей вертолетом) станови тся возможным поражение опасных целей за пределами прямой видимости. При этом танк не утрачивает своего основного свойства — хорошо защищенной боевой машины, способной активно и успешно вести ближний контактный бой, находясь на передней линии.
    Танковые подразделения, располагающие подобными возможностями, можно было бы называть разведывательно-бронетанковыми комплексами контактного боя тактической зоны (дальности).

    Основной танк «Леклерк» (Франция).

4. Комплекс боевых машин мобильного эшелона

    Наряду с комплексом боевых машин эшелона передней линии для успешного решения широкого круга задач на современном поле боя необходим комплекс боевых машин мобильного эшелона — легких (15–20 т), плавающих, авиатранспортабельных, обладающих повышенной подвижностью (легкие танк, БМП, БМА, БМ ПВО и др.).
    Они должны иметь одинаковый уровень подвижности и защищенности и создаваться на единой базе. Тип вооружения для машин этого комплекса определяется необходимостью решать разнообразные огневые и боевые задачи. Очевидно, что подобные образцы могут и меть лишь легкую (противопульную, противоосколочную) защиту, определенные ограничения налагаются и на их огневую мощь.
    Боевые машины данного эшелона предназначены для использования в составе сил быстрого развертывания (в том числе в воздушно-десантных войсках) и в мобильном компоненте сил общего назначения (разведывательные подразделения, оперативно-маневренные группы и т. п.), в морской пехоте, на особых ТВД (глубокий снег, рисовые поля и т. п.).
    С учетом того, что машины мобильного эшелона несут в себе определенные ограничения по огневой мощи и весьма существенные по защищенности, силы быстрого развертывания и мобильные подразделения должны применяться, используя внезапность, на тех участках, где нет сплошного фронта, тем более насыщенной огневыми средствами обороны, проникая в глубину построения противника и обходя при этом его сильные группировки или узлы сопротивления. Задачами при этом являются разгром противника, не обладающего тяжелым вооружением, уничтожение командных пунктов, узлов связи, складов топлива и боеприпасов, захват жизненно важных центров. Все это связано с серьезными потерями. Возможно и выполнение оборонительных задач — удержания занятого плацдарма (района) для обеспечения развертывания сил общего назначения.
    Если рассматривать два возможных значения массы для легких машин — 15 или 20 т, то предпочтение, на наш взгляд, следует отдать первому. Для плавающих машин увеличение массы в основном поглощается необходимостью обеспечить водоизмещение (это влечет за собой увеличение размеров), В результате защищенность машин с массами 13–15 т и 20–22 т получается практически одинаковой (лоб от калибра 14,5 мм, борга от калибра 7,62 мм). Защита От автоматических пушек калибра 30–35 мм, которые пробивают на дальности 1500 м стальную броню толщиной 70–80 мм, естественно, невозможна.
    В то же время существенным фактором являются ограниченные (по числу самолетов) возможности военно- транспортной авиации. В массовом транспортном самолете грузоподъемностью 40–45 т (типа Ил-76) можно разместить либо три 13- 15-тонные машины, либо две 20-22-тонные машины. Следовательно, перебрасываемый по воздуху боевой потенциал сил быстрого развертывания в первом случае будет в 1,5 раза выше.
    В комплексе боевых машин мобильного эшелона важное место должен занять легкий танк, хотя некоторые специалисты считают, что его функции могла бы взять на себя легкая БМП. Легкий танк обладает мощным и эффективным противотанковым средством — пушкой высокой баллистики (до 120–125 мм). Если исключить легкий танк и сделать ставку только на легкую БМП, в состав вооружения которой входят ПТУР, то это будет весьма рискованное решение. От кумулятивных средств существует достаточно много способов защиты. В результате мобильный эшелон может оказаться беспомощным при встрече с танками противника.
    Появление легких БМП не исключает дальнейшего развития бронетранспортеров (БТР), которые можно рассматривать как упрощенную разновидность легкой БМП с ограниченными боевыми возможностями (преобладает транспортная функция). На наш взгляд, целесообразно развивать БТР в основном на колесной базе, опираясь на развитую автомобильную промышленность.
    БТР могут использоваться в составе сил общего назначения для пехоты второй волны, предназначенной для выполнения завершающих функций. танки и БМП эшелона передней линии, преодолев оборону противника, уходя вперед и, видимо, нецелесообразно задерживать пехоту первой волны для выполнения завершающих функций. БТР найдут применение при формировании соединений второй очереди в условиях нехватки наиболее эффективных видов вооружения, в том числе и БМП. Кроме того, БТР могут эффективно использоваться в военно-полицейских силах.
    До сих пор речь шла о БТР как о легких плавающих машинах. В связи с запаздыванием в развитии ТБМП на танковой базе — стрелковых танков, необходимых для эшелона передней линии, в некоторых странах появились «тяжелые» БТР, создаваемые на базе танков предшествующих поколений. Такие образцы можно рассматривать лишь как удешевленную разновидность полноценного стрелкового танка эшелона передней линии с ограниченными боевыми возможностями.
    Окончание следует

    На заставке: основной танк Т-90 с новой гусеничной лентой.

Т-90 — гордость отечественного танкостроения

    Сергей Суворов
    В статье использованы фото В. Кораблина, С. Суворова, и А. Чирятникова.
    Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 6–8,10,11/2005 г.

Модификации

    Т-90C
    Постановление правительства РФ о принятии на вооружение Российской Армии танка Т-90 сразу же предусматривало и начало производства его экспортного варианта — Т-90C. Чем же отличается экспортный вариант от серийной машины? Судя но характеристикам, немногим. Но отличия все же есть.
    Надо отметить, что Т-90C может выполняться в различных вариантах, все зависит от желания и платежеспособности заказчика. Так, например, на Т-90C, поставляемых в Индию, отсутствует система комплексного оптико-электронного подавления «Штора-1». Соответственно, если нет этой системы, то нет необходимости устанавливать и некоторые другие. При отсутствии «Шторы-1» на Т-90C крепятся дополнительные элементы динамической защиты на лобовой проекции башни, дымовые гранатометы системы «Туча» монтируются под углом 45°, а не 15°, как при наличии системы, и т.д.
    Опять же, если серийные машины поступали в войска в полном комплекте в соответствии с технической документацией, то Т-90C для каждого заказчика комплектуется отдельно. Это самое главное отличие Т-90 от Т-90C, Возможно, есть и некоторые другие отличия, но о них говорить пока не стоит.

    Башня танка Т-90C, предназначенного для Индии. Характерно отсутствие системы комплексного оптико-электронного подавления «Штора-1».

    Т-90 и Т-90C последних выпусков
    Я уже отмечал, что особенность конструкции танков Т-90 заключается в том, что она идеально приспособлена к постоянному улучшению боевых характеристик с минимальными затратами. Поэтому, несмотря на относительно незначительный срок, прошедший с момента принятия машины на вооружение, конструкторским бюро УВЗ, возглавляемым с 1999 г. (после смерти Владимира Поткина) Владимиром Домниным, ведутся работы по совершенствованию «девяностых».
    В 2000 г. на выставке «УРАЛ ЭКСПО АРМЗ 2000» в Нижнем Тагиле был продемонстрирован новый вариант Т-90. Внешне от своего предшественника он отличается новой мелкозвенчатой разборной гусеничной лентой с параллельным резинометаллическим шарниром, подобной той, что устанавливалась на Т-64 и Т- 80. Таким образом, время доказало правильность принятого конструктором одного из этих танков Александром Морозовым в начале 1960-х гг. решения.
    На усовершенствованной машине также установлен и более мощный двигатель В-92С2. Он развивает мощность 1000 л.с. (против 840 л.с. на прежних моделях). Отличить машину с новым двигателем можно по выхлопному патрубку, который имеет овальную форму. Изменилась и башня танка. Теперь она стала сварной, а не литой, как на машинах прежних выпусков.
    На модернизированной машине обязательной стала и установка тепловизиониого прицельного комплекса (на Т-90C по желанию заказчика), позволившего значительно повысить огневые и разведывательные возможности ночью и в условиях плохой видимости (пыль, снег, туман).
    Осенью 2001 т. танкостроители УВЗ по случаю юбилея Уралвагонзавода продемонстрировали на полигоне Т-90, который без подготовки преодолел брод глубиной 1,8 м. При этом после выхода машины из воды вентилятором системы охлаждения из трансмиссионного от деления танка выбрасывались фонтаны воды. Таким образом, на машинах последних выпусков внедрена система преодоления глубокого брода без подготовки, подобная той, что использовалась на Т-64А. В некоторых источниках этот вариант стали называть Т-90М, хотя официальных документов с таким обозначением не имеется.
    В настоящее время для установки на танк Т-90 разработана 125-мм танковая пушка с системой контроля кривизны ствола. По желанию заказчиков на экспортном варианте может применяться и 120-мм пушка, также разработанная российскими конструкторами, которая использует танковые боеприпасы стандарта НАТО.


    Т-90 последних выпусков для Вооруженных сил РФ (вверху) и T-90C индийского заказа (внизу). На российской машине установлена сварная башня.

Основные характеристики аппаратуры THA-4-3 и ТНА-М «Гамма»
ТНА-4-3 «Гамма-1» «Гамма-2» Точность определения: — X, Y приемником космической навигации, м Нет 20-30 20-30 — X, Y автономной системой навигации, % от пути 1.2 0,6 1 — начального азимута, д.у. Нет 3,4 Нет — угла наклона, д.у. Нет 3.5 3.5 Время готовности, мин 20 15 1
    Командирские танки Т-90К и Т-90CК
    Танки Т-90К и Т-90CК — модификации Т-90 и Т-90C соответственно. Они предназначены для выполнения функций управления подчиненными подразделениями, связи с вышестоящими командирами, а также для ведения боевых действий в составе частей и подразделений и гибкого управления ими в ходе боевых действий как днем, гак и ночью.
    Основные характеристики командирских танков находятся на уровне базовых Т-90 и Т-90C. Силовая установка, трансмиссия, ходовая часть, состав вооружения, приборы наблюдения, броневая защита, система отопления, оборудование для подводного вождения, оборудование для самоокапывания и для установки противоминного трала оставлены без изменений.
    Специальное оборудование командирского танка, обеспечивающее выполнение функции управления, включает:
    — коротковолновую (КВ) радиостанции) Р-163-50К (Р-163-25У), штыревые антенны, комплект KB-антенн, устанавливаемых на 11-метровую телескопическую мачту;
    — танковую навигационную аппаратуру ТНА-4-3, артиллерийскую буссоль ПАБ-2М;
    — дополнительный электроагрегат АБ-1-П/28.5-В-У мощностью 1 кВт.
    KB-радиостанция служит для радиосвязи с командованием в диапазоне частот от 2 до 30 МГц на стоянке и в движении. Она обеспечивает двустороннюю телефонную и телеграфную связь, слуховой и автоматический прием сигналов тонального вызова, прием на поворотную антенну высотой 4 м на дальность до 50–80 км. Количество заранее подготовленных частот 16.
    Конструкция опоры штыревой КВ-антенны позволяет устанавливать ее в наклонное положение. В этом случае антенна дополнительно поддерживается специальной пружиной, закрепленной на башне. Такое положение антенны превращает ее в «антенну зенитного излучения».
    Использование «антенны зенитного излучения» эффективно при организации связи в горной местности. Установленная на 11-метровую мачту антенна «симметричный вибратор» в диапазоне от 2 до 18 МГц обеспечивает дальность связи до 350 км. Радиостанция имеет также следующие режимы: двухчастотный симплекс, дежурный прием со сканированием по записанным частотам, прием и передача адресного вызова, прием и передача кодограмм.
    Танковая навигационная аппаратура ТНА-4-3 обеспечивает:
    — автоматическое определение координат танка;
    — автоматическое определение дирекционного угла танка;
    — автоматическое определение дирекционного угла на пункт назначения;
    — индикацию местоположения танка на топографической карте;
    — автоматическое определение разностей координат местоположения танка и координат пункта назначения.
    В перспективе планируется установка на командирские танки новой навигационной аппаратуры ТНА-М «Гамма». Она комплексируется с приемоиндикаторной аппаратурой глобальной спутниковой навигационной системы GLONASS и (или) NAVSTAR. В ее состав входят высокоточная самоориентирующаяся система курсоуказания, позволяющая в реальном масштабе времени измерять текущие пространственные угловые координаты, датчик скорости танка, спутниковая навигационная система, планшет, координатор со знакосинтезирующим табло и курсоуказатель. В зависимости от уровня предназначения командирской машины на нее устанавливают аппаратуру «Гамма-1» или «Гамма-2», имеющую различия в комплектации и отдельных характеристиках.
    Входящая в комплект машины артиллерийская буссоль ПАБ-2М используется для получения дирекционного угла в условиях плохой видимости и при отсутствии видимых ориентиров.
    Дополнительный электроагретат АБ-1-П/28.5-В-У представляет собой вспомогательную генераторную установку с приводом от карбюраторного двигателя. Электроагрегат предназначен для питания потребителей с суммарной мощностью до I кВт: средств связи, противопожарного оборудования, подзарядки аккумуляторных батарей и др. во время стоянки при неработающем основном двигателе.
    В настоящее время на базе комплексной автоматизированной системы управления огнем артиллерии «Капустник-Б» разработана и прошла испытания автоматизированная система управления огнем и маневром танкового батальона, которая будет устанавливаться па командирские танки. По оценкам специалистов, эта система позволит повысить боевую эффективность танкового подразделения в два- четыре раза.

    Основной танк Т-90C индийского заказа.

    Обучение индийских специалистов на Солнечногорском полигоне.

Испытания и тендеры

    До того как машина, будь то танк, самолет или автомобиль, поступит на вооружение, ей приходится пройти через обширнейшую программу испытаний. Порой эта программа настолько сложная, что даже видавшие все в своей практике испытатели сомневаются, что машина сможет такое выдержать. О том, что испытания любого оружия в нашей стране настолько сложны, говорит, например, такой факт: ни один образец стрелкового оружия стран запада не прошел испытаний в соответствии с программой, принятой в России. Об этом мне рассказывали конструкторы российского оружия из Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (ЦНИИТочМаш, г. Климовск). То же самое можно сказать и об испытаниях бронетанковой техники.
    Для топ) чтобы читателю было более понятно, что приходится «пережить» технике во время испытаний, необходимо сказать несколько слов и о тех, кто испытывает чту технику. Так сложилось, что с некоторыми из них мне пришлось служить во время моей командировки в ОАЭ, например с подполковником Виктором Шулеповым и прапорщиком Василием Ефстафьевым — испытателями Центрального научно-исследовательского института бронетанкового вооружения и техники (ЦНИИ БТВТ). Эго очень грамотные в техническом отношении специалисты, горячо любящие свое дело. За плечами у большинства испытателей богатый опыт, долгие годы службы в бронетанковых войсках и инженерный факультет Военной академии бронетанковых войск. Но что отличает их от обычных войсковых танкистов, как они мне сами рассказывали, — это «сделать так, чтобы техника все-таки сломалась». При этом надо представить состояние этих людей, которые, с одной стороны, осознают, что им доверена очень дорогая техника, в которую вложен труд тысяч людей. С другой стороны, они понимают и то, что лучше будет, если она выйдет из строя все же на испытательном полигоне, а не на поле боя, что может привести к гибели людей.
    Танк Т-90 начал проходить, государственные полигонные испытания с января 1989 г. В течение полутора лег машину обкатывали на полигонах Уралвагонзавода, Московской области, Сибири и Средней Азии. В конце 1960- 1970-х гг. в СССР с целью испытаний различных образцов танков устраивались пробеги машин протяженностью по 10000 км по различным регионам. В то время их называли «звездные пробеги» или иногда в шутку «тараканьи бега». К началу испытаний Т-90 уже не было возможности устраивать широкомасштабные пробеги, но шуточное название за ними закрепилось.
    Программа испытаний Т-90 предусматривала сначала пробег машины по трассе с твердым асфальтобетонным покрытием до полной выработки топлива. Сразу замечу, что испытания на бетоне являются одними из самых тяжелых для бронетанковой техники, так как твердое покрытие в сочетании с высокими скоростями движения оказывает высокое разрушающее воздействие на узлы и агрегаты танка вследствие высокой вибрации. Так, например, во время тренировок к параду в Абу-Даби (ОАЭ) осенью 1996 г., которые также проходили на бетоне, частенько выходили из строя некоторые узлы силовой установки танков «Леклерк». Доставалось и российским БМП-3. Правда, на параде все БМП (а их участвовало более 200) прошли без замечаний, а вот головной «Леклерк» встал прямо напротив трибуны.
    Но вернемся к Т-90. При движении по бетонной трассе на одной заправке с редкими остановками лишь на несколько минут для смены экипажа, без глушения двигателя, машина прошла более 700 км. Аналогичных результатов не показывал ни один зарубежный танк.
    Иногда во время многокилометровых пробегов имитировались условия эксплуатации машины при уточке охлаждающей жидкости из системы охлаждения. В реальных условиях такая ситуация может иметь место и в результате боевых повреждений, и из-за необученности (разгильдяйства) экипажа. В данном случае, по словам испытателей Анатолия Бахметова и Дмитрия Михайлова. в систему охлаждения двигателя танка залили всего 35 л охлаждающей жидкости вместо положенных 90 л. Надо отметить, что па Т-90 в обычных условиях специальная система аварийной сигнализации и прекращения работы двигателя при высокой температуре или потере охлаждающей жидкости не допустила бы эксплуатацию машины. Но при испытаниях необходимо проверить надежность всех систем при самых иногда даже невероятных условиях. И двигатель Т-90 успешно выдержал этот экзамен, отработав на проделе температурного режима. Позже, во время участия машины в тендере в Малайзии, ей еще раз пришлось действовать при запредельных температурных режимах. Но об этом чуть ниже.
    Маршруты для испытательных пробегов выбирались сложные. Они сочетали скоростные участки, ухабы и участки метровыми снежными заносами. Но даже в таких сложных условиях испытателям удавалось показывать на Т-90 среднюю скорость 35–40 км/ч. При испытаниях на проходимость по снегу машина уверенно преодолевала протяженные снежные участки, где глубина снежного покрова составляла от 1,1 до 1,3 м. Так было на испытаниях в Сибири.

    T-90C принимал участие в международной выставке вооружений IDEX-97 в Абу-Даби, вызвав большой интерес зарубежных специалистов.

    «Танки грязи не боятся!"

    В пустынях Средней Азии Т-90 ожидали не меньшие, а может быть, еще более сложные условия. Температура окружающего воздуха иногда достигала + 50 °C в тени. Если кто не знает, скажу, что при такой температуре голыми руками невозможно дотронуться до брони, а каково находиться внутри машины экипажу — рассказать невозможно, это надо прочувствовать самому. На всем протяжении трассы лежал слой лессовой пыли, чем-то напоминающей цемент, которая въедается во все мельчайшие щели, и особенно в глаза и дыхательные органы танкистов. Во время движения танка густое облако пыли поднимается на несколько десятков метров. Сам танк скрывается в этом облаке почти полностью, виден лишь дульный срез пушки. И в таких условиях машина должна работать безотказно.
    Колоссальная нагрузка ложилась на воздухоочиститель. Если хоть чуть-чуть этой пыли попадет в двигатель, его поршни расточат цилиндры до таких размеров, что не будет обеспечиваться сжатие для воспламенения топлива — произойдет пылевой износ. Двигатель работал тоже на пределе температурного режима. И все же больше всех доставалось танкистам, у них ведь воздухоочистителя нет. Респиратор при таких температурах — слабое утешение, через несколько минут он наполняется потом, стекающим с лица испытателя. А за день машины преодолевали почти по 500 км — это 10–12 ч движения.
    Также проверялась в этих условиях способность машины работать на различных видах топлива: дизельном, бензине и керосине, в том числе и авиационном. И эту часть программы испытаний Т-90 выдержал. Средняя скорость движения в пустыне при работе двигателя на бензине составила 35 км/ч и до 43 км/ч — на керосине и дизельном топливе.
    Программа государственных испытаний Т-90 кроме пробегов п условиях сибирских морозов и высоких температур Средней Азии предусматривала также и подводные испытания. Машины заходили в специальный водоем на глубину 5 м, после чего двигатель глушили. Танк с экипажем внутри в течение часа находился под водой. Это было необходимо для проверки герметичности элементов комплекса оптико-электронного подавления «Штора-1» и других приборов, которые находятся снаружи танка, После того как установленное для испытаний подводой время заканчивалось, экипажу давалась команда запустить двигатель, и танк своим ходом выходил из воды на берег. В принципе, ничего особенного, па первый взгляд. Но специалисты понимают, что все это время выпускные клапаны ОПВТ надежно закрывали выпускную магистраль двигателя от попадания воды. При работающем двигателе им еще помогает давление выхлопных газов, а в данном случае только клапаны держали давление воды, пытавшейся через выхлопной трак т проникнуть в двигатель.
    Но танк — не только средство передвижения, даже если и по полю боя. Эго прежде всего боевая машина, а значит, самым серьезным испытаниям подвергается и ее комплекс вооружения. При проведении пробегов по сложным маршрутам, изобилующим ямами и ухабами, задействовался комплекс управления огнем и не выключался в течение всего пробега, а это 8-10 ч работы на предельных нагрузках, причем таких, какие даже в боевых условиях могут возникнуть очень редко. При этом пушка в стабилизированном положении при выходе на запредельные углы наведения то и дело бьется по верхнему или нижнему ограничителю ее хода. Через каждые 2–3 мин движения наводчиком производился полный горизонтальный разворот башни с «перебросочной» (максимальной) скоростью на 360°. Опять же все это происходило не в идеальных условиях, а в нестерпимую жару и в клубах пустынной пыли либо в сибирские морозы.
    Испытания огневых возможностей комплекса вооружения Т-90 проводились всеми типами боеприпасов в различных условиях, на максимальную и минимальную дальность стрельбы. Так, например, за время государственных испытаний было произведено 24 пуска управляемых ракет на дальностях 4–5 км, при этом в каждом случае отмечалось попадание в цель. Стрельбы другими типами боеприпасов также показали высокую эффективность вооружения танка и его исключительную надежность. Всего было осуществлено более 2000 выстрелов из пушки, на которой за это время сменили два ствола. На огневых возможностях Т-90 я еще остановлюсь, когда дойду до повествования об участии этой машины в тендерах и показах иностранным делегациям.
    Как всегда, одним из важнейших этапов отработки опытных образцов танков являются испытания на прочность. Другими словами, определяется стойкость к воздействию на него различных средств поражения, особенно противотанковых.
    В соответствии с установленной программой предусматривался обстрел танка снарядами различных типов и подрыв одного из опытных образцов на противотанковой мине. Об этих испытаниях лучше расскажут их участники — испытатели Анатолий Бахметов и Дмитрий Михайлов.
    «Начало было страшным для машины. Под одну из гусениц заложили фугас, тротиловый эквивалент которого соответствовал наиболее мощным минам иностранных государств. Машина этот тест выдержала, т. е. была приведена в работоспособное состояние силами экипажа за установленное требованиями время. Затем танк подвергся жестокому снарядному обстрелу, причем «противник» бил по «слабым» местам. С каждым новым попаданием он становился все мрачнее, а после довольно приличного количества попаданий стали отказывать системы и узлы, последним, как и у человека, отказало «сердце» танка, его двигатель». 1*

    Эффектный прыжок многотонной боевой машины на выставке IDEX-97.

    В Малайзии российский Т-90C успешно преодолел сложнейшую трассу, проложенную через джунгли, горную местность, преодолевая длинные подъемы крутизной в 25°, болота и водные препятствия.

    После завершения всей программы испытаний 27 марта 1991 г. совместным решением Министерств обороны и оборонной промышленности танк был рекомендован для принятия на вооружение. Однако из-за последовавших в том же году политической чехарды и развала СССР постановление правительства РФ о принятии на вооружение уже Российской Армии танка Т-90 и о разрешении продажи за рубеж его экспортного варианта Т-90C вышло только в октябре 1992 г.
    Если имеется экспортный вариант танка и разрешена его продажа за рубеж, то, естественно, следуют и переговоры, показы и новые испытания машины, только теперь уже по программам потенциальных заказчиков. Выиграть тендер на поставку образца бронетанковой техники за рубеж в нынешнее время не так-то просто. Здесь, к сожалению, не все и не всегда решают технические характеристики машин. Чаще переплетаются политические и экономические интересы государств, а иногда и интересы отдельных чиновников. Так, например, уже ни для кого не секрет, что решение о закупке для армии ОАЭ французских танков «Леклерк» было принято благодаря даче крупной взятки одному из высокопоставленных арабских военных. Зачастую и российские чиновники становятся лоббистами определенной промышленной группы и стремятся не столько защитить интересы страны на мировом рынке, сколько не допустить продажи техники «невыгодными» для них предприятиями. Даже разрешенная к продаже за рубеж экспортная модель Т-90C в течение пяти лет не допускалась на международные выставки вооружений. В 1997 г. руководству Уралвагонзавода удалось добиться разрешения на демонстрацию Т-90C на выставке 1DEX-97 в Абу-Даби. Однако оказалось, что некоторые чиновники от компании «Росвооружение» «забыли» предоставить организаторам выставки информацию об этой машине. В результате танк Т-90C, привезенный на выставку, официально не был включен в ее программу. Правда, машина участвовала в показах на танкодроме выставки и выступила очень эффектно, в чем я смог убедиться лично. Остается только догадываться, каких средств и сил стоило руководству Уралвагонзавода организовать демонстрацию своей продукции на этой выставке. Как бы там ни было, но на танк обратили внимание иностранные специалисты.
    С 1998 г. начались переговоры России и Индии о поставке новой российской бронетанковой техники и о приобретении в последующем этой страной лицензии на самостоятельное производство закупленных танков. Выбор пал на Т-90C не случайно. К этому времени Индия уже освоила выпуск лицензионных танков Т-72М1. В связи с этим закупка и освоение производства по лицензии Т-ЭОС представлялись наиболее приемлемым решением, ведь многие детали, узлы и агрегаты экспортного Т-90 были взаимозаменяемыми с T-72MI. Но принятию такого решения индийским правительством предшествовали новые испытание машин, теперь они проводились уже индийскими военными. Летом 1999 г. проверке подвергли три танка. То, что им пришлось вынести в пустыне Тар, где дневные температуры воздуха доходили до + 53°С, а ночные опускались всего только до + 30°C, и все это при полном отсутствии дорог, вряд ли выдержит какая-либо другая боевая машина в мире. Так, например, бригада танков М1А1 «Абрамс» (58 единиц) за три дня передвижений по пескам во время операции «Буря в пустыне» потеряла 16 машин в результате выхода из строя двигателя. Зато Т-90C преодолели в пустыне Тар более 2000 км без всяких проблем. После завершения этого пробега один из Т-90C прошел техобслуживание и был отправлен в Малайзию на выставку DSA-2000, где после нее вновь ушел в пробег, на этот раз по сырым и душным тропическим джунглям и рисовым полям.
    Российский генерал-лейтенант Юрий Коваленко, являвшийся консультантом-руководителем испытаний Т-90C в Индии в 1999 г., отметил: «Индийские специалисты быстро освоились в боевом отделении танка. После нескольких тренировок они уже уверенно работали с приборами прицеливания и наблюдения, тепловизором. Одним из первых место за пультом наводчика занял индийский генерал-лейтенант Капур. Выпущенные им подкалиберные снаряды буквально насквозь прошивали выставленные вместо мишеней танки на дальности 2500–3000 м». Офицерам одного из бронетанковых корпусов индийской армии потребовалось всего 20 мин, чтобы ознакомиться с Т-90C и затем успешно выполнить упражнение, в ходе которого были поражены все четыре цели при стрельбе ночью на дальности 3100 м и температуре воздуха 4- 47°C.
    Позднее, при испытаниях защищенности машины, корпус и башню танка на глазах индийской делегации обстреливали с дистанции менее 100 м! В результате броня так и не была пробита, повреждения получил только слой ВДЗ, а машина своим ходом пришла на исходную позицию.
    После этого военный атташе при Посольстве Индии в Москве бригадный генерал Д. Сингх заявил: «По эффективности Т-90C можно назвать вторым после ядерного оружия фактором сдерживания».
    После испытаний в Индии последовал еще ряд переговоров, прежде чем индийским правительством было принято окончательное решение о закупке российских танков. В настоящее время из России уже поставлены все 186 Т-90C, которые сразу же направили на индийско-пакистанскую границу. Остальные 124 танка в соответствии с контрактом производятся в Индии по лицензии.
    Крупные контракты на продажу за рубеж танков Т-90C, такие как договор о поставке 310 танков в Индию, имеют особое значение для Уралвагонзавода. В течение 1990-х гг. предприятие продало немалое количество танков, например в Иран. Но это были «семьдесятдвойки». Контракт на поставку индийской армии Т-90C крайне важен еще и потому, что он делает новые танки более доступными для Российской Армии. Прежние малые объемы выпуска Т-90 стали причиной их высокой себестоимости. Крупная партия машин, поставленных на экспорт, резко снижает затраты в расчете на один танк. Для удешевления производства вооружений эта практика широко используется во всем мире. Так, например, только за счет экспорта на 57 % снизилась стоимость немецкого танка «Леопард». «Чтобы позволить себе иметь нужное количество этих дорогостоящих машин и поддерживать собственную танкостроительную промышленность, государству жизненно необходимо разделить с кем-либо стоимость работ. Единственным способом сделать это является экспорт танков платежеспособным странам», — так рассуждает автор британской книги о современных танках А.Рассел.
    В связи с этим Т-90C участвовал в международном тендере в Малайзии. Кроме нашей машины в тендере принимали участие польский танк РТ-91 (вариант отечественного Т-72М), украинский Т-84 и шведский легкий танк CV90120. Испытания прошли с 19 июня по 21 августа 2000 г., не самое прохладное время для этой страны, если учесть, что она расположена всего в двух градусах широта от экватора. Цель испытаний заключалась в проверке подвижности и эксплуатационной надежности на поле боя применительно к местным условиям. Всего машинам пришлось пройти 2800 км по трассе, проложенной через джунгли, горную местность, там были длинные подъемы крутизной 25°, болота, водные препятствия. Двигались танки по песчаным берегам и рисовым полям. Малазийские военные, прокладывавшие трассу, были абсолютно уверены, что ни один танк ее не преодолеет. Но они ошиблись. Российский Т-90C (а ему, если помните, еще пришлось до этого пробежаться пару тысяч километров по пустыне Тар в Индии) с этой «непосильной» задачей успешно справился.
    Случались и поломки на трассе. Перегрелся двигатель. Но как мне сказали в ЦНИИ БТВТ в Кубинке, сделано это было нарочно. Да и действительно, трудно представить себе, чтобы сидевший за рычагами опытный механик-испытатель не заметил рост температуры, да еще при наличии системы аварийной сигнализации. Тогда напрашивается вопрос: «А для чего это было сделано?» Ответ прост: для того чтобы показать уникальную ремонтопригодность машины. Никто даже и подумать, и представить не мог, что российский экипаж в условиях джунглей в течение четырех часов при помощи двух пальм и джутового каната извлечет из танка двигатель, отремонтирует его, потом опять установит и продолжит движение.
    По завершении пробега этот двигатель был проверен малазийским персоналом во время специального пробега, продолжавшегося более девяти часов. Надежность Т-90C удивила всех малазийских старших офицеров, которые были связаны с испытаниями. Все остальные машины, участвующие в этом тендере и выходившие по каким-либо причинам из строя, для ремонта отправлялись в специальные мастерские, в полевых условиях восстановлению они не подлежали.
    В государственном аэропорту Теренгджану Т-90C показал максимальную скорость движения 65 км/ч (хотя в ТТХ указывается всего 60 км/ч) и достиг скорости 30 км/ч с места за 30 с. Танк также успешно преодолевал специальные противотанковые препятствия, устроенные на болотах, броды глубиной 1,8 м и метровые вертикальные стенки, сделанные из бетона, так же как и водные преграды глубиной 5 м после 15-минутной подготовки. Демонстрировались и высокие сцепные качества ходовой части танка. Машина устанавливалась на тормоз на склоне крутизной 30°, где так и стояла в течение часа, никуда не скатываясь, в отличие от других машин.
    Двум группам малазийских танкистов (включавших пять меха ни ков-водителей и нескольких командиров танков), отобранным для оценки Т-90C, понадобилось всего шесть дней, чтобы самостоятельно ознакомиться с управлением машины и системами управления огнем и связи, из них два дня ушло на теорию и четыре дня — па практическое ознакомление.
    Поскольку Малайзия не имеет подходящего полигона для стрельбы, оценка огневой мощи Т-90C не могла проводиться в стране. Командующему сухопутными войсками Малайзии генералу Дато Хашим Бин Хуссейну продемонстрировали огневые возможности Т-90C на полигоне в подмосковной Кубинке. Там же или на любом другом полигоне российское руководство предлагало провести испытания вооружения танка. Предположительно они должны были состояться летом 2002 г. Однако этого так и не произошло. В апреле 2002 г. правительство Малайзии решило приобрести танки в Польше. Почему так произошло, министр обороны Малайзии господин Наджиб Тун Разак мне так и не ответил. Зато начальник Главного автобронетанкового управления Министерства обороны России генерал-полковник Сергей Маев накануне этого события предостерегал: «Заказчики, которые покупают у других стран модернизированную советскую технику, даже не представляют, с чем им придется столкнуться. В погоне за быстрой прибылью производители, модернизирующие технику нашего производства, улучшая какой-то один показатель, ухудшают всю конструкцию в целом. Мы же проводим модернизацию в комплексе, зная особенности конструкции машины, все ее достоинства и недостатки» 2*.

    В 2000 г. российский танк T-90C участвовал в международном тендере в Малайзиии.
    Продолжение следует

Амфибийные машины Франции

    Алексей Степанов
    Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 10, 11/2005 г.

    Кроме различных по типажу и назначению бронированных амфибийных машин во Франции было разработано несколько моделей колесных амфибийных паромно-мостовых машин (ПММ), обеспечивающих переправу тяжелой боевой техники (танки, САУ и т. п.) через водные преграды.
    Появление этих образцов в определенной мере стало следствием своеобразного технического соглашения, достигнутого в начале 1970-х гг. между министерствами обороны США, ФРГ и Великобритании, по созданию объединенными силами перспективных переправочных средств на основе единых требований НАТО. К этим требованиям относились:
    — высокий уровень механизации процесса подготовки переправ при сокращении времени их наведения и уменьшении количества обслуживающего персонала;
    — максимальная стандартизация и унификация переправочных средств независимо оттого, в какой стране они разработаны;
    — использование в конструкции ПММ новых легких и прочных материалов при одновременном снижении стоимости разработок и закупок;
    — дальнейшее упрощение процесса эксплуатации переправочных средств и обучения личного состава;
    — обеспечение возможности ремонта и восстановления переправочных средств в полевых условиях.
    Тем не менее еще до вышеупомянутого соглашения между странами НАТО во Франции (не входившей тогда в НАТО) под руководством генерала французской армии Жиллуа при участии немецкой фирмы EWK была разработана одна из первых западноевропейских моделей ПММ.
    Каждый комплект ПММ «Жиллуа» состоял из 12 мостовых (или речных) и шести аппарельных (или береговых) плавающих машин. Комплект был создан на одной и той же колесной (4x4) базе, и поэтому машины, входящие в состав «Жиллуа», отличаются только конструкцией верхних строений. С их помощью можно собрать наплавной мост длиной 112 м или несколько перевозных паромов. Грузоподъемность каждого парома 30 т. За один рейс на нем можно перевезти четыре грузовых автомобиля или два легких танка. Для переправы среднего танка АМХ-30 два парома соединяются бортами. Эта операция занимает три минуты. Скорость движения парома по воде без груза 12 км/ч.
    Каждая машина комплекта по бортам основного корпуса несет мягкие емкости, которые надуваются перед входом в воду, В рабочем положении каждая емкость имеет длину 10,972 м при диаметре 1,371 м. Таким образом, общее полное дополнительное водоизмещение двух емкостей каждой машины составляет примерно 32,38 м³. Остальной объем требуемого водоизмещения формируют основной корпус и четыре колеса с шинами. Дополнительные емкости обеспечивают плавучесть и остойчивость машины на воде.
    В средней части основного корпуса машины скомпоновано моторное отделение для двигателя и его систем. Двигатель мощностью 162 кВт при 2000 об/мин фирмы Deutz, четырехтактный, 12-цилиндровый, V-образный, дизельный, воздушного охлаждения. Кроме того, в этом отделении размещаются воздушные компрессоры, с помощью которых заполняются сжатым воздухом дополнительные мягкие емкости.


    ПММ комплекта «Жиллуа» на плаву в рабочем положении.

    Колеса с шинами размером 18x25 размещаются в нишах металлического корпуса и могут убираться в них для уменьшения гидродинамического сопротивления воды при движении вплавь. По воде машина перемещается кормой вперед за счет работы гребного винта, установленного в передней части корпуса под кабиной управления, В этом случае на крыше кабины размещается дополнительный пост управления. При движении по суше гребной винт убирается вверх, в свою нишу корпуса.
    Экипажи этих машин (речной и береговой) в составе четырех человек каждый затрачивают на приведение паромов к полной готовности для работы на водной преграде не более 45 мин.
    При движении по суше самоходные речные и береговые секции могут развивать на шоссе максимальную скорость до 64 км/ч, а при движении по воде без груза — 12 км/ч. Запас хода по топливу по суше 780 км при емкости топливных баков 547 л.
    Габаритные размеры машин: длина в транспортном состоянии 11861 мм, ширина в транспортном состоянии 3200 мм, ширина в рабочем состоянии 5994 мм, высота 3991 мм, дорожный просвет 715 мм, база 6197 мм и колея передних и задних колес 1790 мм.
    Собственная масса речной машины 26950 кг, береговой несколько больше — 27400 кг.
    ПММ «Жиллуа» использовались не только во французских инженерных частях, но и в других странах. Например, в армии США имелось некоторое количество ПММ «Жиллуа» под названием ARCE (Amphibious River Crossing Equipment). В конце 1950 г. американцы создали свою ПММ, которую назвали МАВ (Mobile Assault Bridge).
    Паромно-мостовой комплекс «Жиллуа» был подвергнут комбинированным испытаниям на суше и на воде для оценки реальных, а не расчетных технических параметров. Проведенные исследования, а также результаты эксплуатации комплекса в войсках показали, что этот самоходный парк не в полной мере удовлетворяет современным требованиям, поскольку грузоподъемность отдельной машины недостаточна, съезд переправляемой бронетанковой техники с парома затруднителен, а длина мостовой фермы ограничена. В результате во Франции приступили к созданию нового самоходного понтонного парка MAF (Materiel Amphibie de Franchissement).
    Разработка нового самоходного парка MAF велась на конкурсной основе фирмами DC AN и CEFA/EWK, которые предложили опытные образцы ПММ MAF-I и MAF-2 соответственно. В комплект нового парка должны были входить по четыре такие машины с грузоподъемностью па воде 54 т каждая. Благодаря применению высокопрочных алюминиевых сплавов ПММ имели приемлемую собственную массу: 40 т у MAF-1 и 38ту MAF-2. При этом соотношение грузоподъемности машин и собственной их массы таково: у MAF-1 1,35, у MAF-2 1,42. В дальнейшем после доработки опытных моделей основу парка MAF-2 составляли паромно-мостовые машины «Амбидроме» собственной массой 34 т.
    Корпус машины MAF-2. выполненный из прочного легкого сплава, обеспечивает значительную долю требуемого водоизмещения. На корпусе сверху размещены две складные двухзвенные аппарели с гидроприводами, каждая длиной 12 м. Общая длина верхней проезжей часта 36 м при ширине 3,6 м. По бортам корпуса и с боков средних звеньев аппарелей прикреплены надувные емкости для увеличения запаса плавучести и улучшения параметров остойчивости. Надувные емкости по бортам корпуса имеют защитные крышки большой площади.
    На MAF-2 установлен дизель мощностью 328 кВт, который позволяет машине двигаться по суше с максимальной скоростью до 60 км/ч. Средняя скорость движения по дорогам 40 км/ч, запас хода более 400 км. Для улучшения ходовых качеств и проходимости ПММ имеет независимую подвеску всех колес с гидропневматическими упругими элементами, обеспечивающими изменение дорожного просвета в пределах от 0,65 до 0,85 м. При движении по воде колеса для уменьшения сопротивления воды убираются в ниши корпуса.

    ПММ комплекта — Жиллуа». Хорошо видны дополнительные мягкие емкости, установленные по бортам корпуса машины.



    ПММ комплекта «Жиллуа» стала экспонатом Музея техники Spayer в Германии.

    Для обеспечения ходкости и управляемости машины на воде в кормовой и носовой частях корпуса смонтированы полноповоротные колонки с установленными на них гребными винтами. Положение колонок относительно корпуса регулируется с помощью гидроприводов. При движении по суше колонки убраны в ниши корпуса, а при движении по воде они опущены в рабочее положение. Гребные винты в этом случае могут поворачиваться относительно вертикальной оси на 360". Колонки в зависимости от направления и угла поворота обеспечивают движение передним и задним ходом, движение лагом (в сторону одного борта), торможение и высокую степень управляемости MAF-2 на воде. Наибольшая угловая скорость поворота на воде достигается при повороте колонок на 90" в разные стороны.
    Максимальная скорость движения по воде с полной нагрузкой 9-11 км/ч в зависимости от глубины. Продолжительность непрерывной работы машин па переправах на одной заправке топливом составляет 12 ч.
    ПММ в комплекте MAF-2 может использоваться в качестве парома (перевозить один танк АМХ-30), а также речного или берегового звена при наводке наплавных мостов. Общая длина ПММ в варианте парома равна 36 м, а площадь ее грузовой платформы 48 м2. Для увеличения грузоподъемности с одновременным обеспечением двухпутного движения по наплавному мосту паромно-мостовые машины соединяются бортами.
    Экипаж каждой машины состоит из четырех человек: командира, водителя, оператора для управления машиной на воде и радиста. Кабина экипажа разделена на два герметичных Отсека, оснащенных системами обитаемости и защиты от оружия массового поражения.
    Минимально допустимая глубина водоема при применении парка MAF не должна быть меньше 1,2 м, а наибольшая скорость течения не должна превышать 2,5 м/с.
    По мнению французских военных специалистов, понтонный парк MAF значительно увеличил возможности инженерных войск по наведению переправ через водные преграды. Один комплект парка в составе четырех машин позволяет навести наплавной мост длиной 108 м. Чтобы составить такой же мост при использовании парка «Жиллуа», требуется 12 плавающих машин.
    Для оснащения инженерных частей сухопутных войск Франции предполагалось закупить 120 паромно-мостовых машин парка MAF, которые должны были заменить 250 машин парка «Жиллуа». Поступление этих машин парка MAF в войска началось в 1984 г.

    ПММ комплекта «Жиллуа».

    ПММ MAF-2 в рабочем положении на плаву.

    ПММ MAF-2 в походном положении.

    В заключение следует отметить, что во Франции после Второй мировой войны было разработано и серийно выпускалось 12 основных базовых моделей колесных бронированных машин, способных без подготовки преодолевать водные преграды. Типаж этих машин по своему назначению и особенностям конструкции образовывал семейства разведывательных машин, БТР и БМП.
    Среди послевоенных гусеничных бронированных французских машин была только одна базовая модель, обладавшая свойствами амфибийности. Эго боевая машина пехоты АМХ-10Р и созданные на ее базе модификации.
    На основе базовых машин производилось около 50 различных модификаций, но для всех вариантов характерны малые скорости движения по воде. У машин с колесными водоходными движителями эти скорости не превышали 4–5 км/ч, а у машин со специальными водоходными движителями (гребными винтами, водометами) 7–8 км/ч. Только некоторые образцы имели скорости движения но воде до 10 км/ч. При этом большинство машин обладало достаточно высокими значениями удельной мощности — 11–14 кВт/т.
    Тем не менее малые скорости движения по воде не обеспечивали французским амфибийным бронированным машинам надежного преодоления водных преград при волнениях на них или при больших скоростях течений. Но. видимо, эти требования не предъявлялись заказчиком фирмам-разработчикам, основное внимание уделялось вооружению. Поэтому одной из особенностей французских амфибийных бронированных машин является использование пушек калибра 60, 90, 105 мм, устанавливаемых в башнях. Но баллистические и энергетические характеристики этих систем были менее высокими по сравнению с пушками, применяющимися на танках и других гусеничных и колесных машинах, не обладающих свойствами амфибийности.
    Обращает на себя внимание также то, что целый ряд амфибийных французских бронированных машин поставлялся армиям многих других стран, в которых политическое, экономическое и военное влияние Франции было значительным по многим причинам.
    Следует также отметить высокие тактико-технические характеристики французских паромно-мостовых машин MAF, предназначенных для перевозки тяжелых военных машин через водные преграды.

Ходовая часть танков. Подвеска

    Василий Чобиток
    Начало см. в ТиВ № 7,8,10/2005 г.

    Подвеска английского пехотного танка Mk II «Матильда» (А 121 имела по три узла подвески на борт: две тележки с катками, сблокированными по четыре, и одна — по два. Между направляющим колесом и передней тележкой установлен индивидуальный каток, предназначенный для постоянного натяжения гусеницы и смятения ударов при наезде на вертикальные препятствия.
    Тележка с четырьмя катками имеет два противоположно направленных балансира, между которыми, подобно подвеске типа «французские ножницы», находится цилиндрическая пружина прямоугольного сечения. На балансирах шарнирно крепятся коромысла с двумя катками на каждом. Углы поворота коромысла ограничиваются двумя упорами, установленными на балансире. Ход самих балансиров также ограничен упорами. Свободные концы балансиров перемещаются в салазках, которые предохраняют их от поперечного смещения и разгружают от чрезмерных изгибающих и скручивающих моментов.
    От боевых повреждений подвеска защищена бортовым броневым экраном (фальшбортом). Осмотр, очистка и смазка подвески осуществляются через специальные люки фальшборта, что вызывает определенные затруднения. Низко опущенный фальшборт, кроме того, снижает проходимость танка при погружении гусениц на мягких грунтах.