Скачать fb2
Я мечтаю о тебе

Я мечтаю о тебе

Аннотация

    Джейд приехала в Керри-Спрингс, чтобы узнать правду о своем прошлом. Она совсем не собиралась влюбляться, тем более в нелюдимого грубияна Слоана Меррика. Хотя ее все сильнее тянет к Слоану, она не может позволить себе сблизиться с ним, потому что в ее прошлом таится секрет, который может разбить его сердце…


Патрисия Тэйер Я мечтаю о тебе

Глава 1

    «Последние новости!
    Сенатор Клейтон Меррик спешит домой, в родной Техас, чтобы быть у постели больной жены Луизы Меррик, пережившей тяжелый инсульт. Означает ли это, что мистер Меррик больше не намерен баллотироваться в сенат США? И, что еще важнее, повлияет ли это на проект налога на электричество, который разрабатывал Меррик, и… на продолжение политической династии Мерриков?»
    Джейд Гамильтон чувствовала себя абсолютно потерянной — во всех смыслах этого слова.
    Она припарковала машину на главной улице маленького техасского городка Керри-Спрингс и быстро огляделась. Других машин почти не было, как и людей, которые, видимо, предпочли провести этот жаркий воскресный полдень дома. А чего еще ожидать от города с населением всего в двадцать тысяч человек?..
    Джейд тяжело вздохнула. Этот момент был из тех, которые ее подруга Керри Бредли называла переходными. Они определяют дальнейшую судьбу человека, заставляют его сделать выбор. Выбор стоял и перед Джейд: она могла совладать с волнением, отправиться на собеседование и получить работу или забыть о своей безумной идее, развернуть машину и ехать назад в Даллас.
    Но тогда она никогда не узнает правду. Рене Гамильтон, женщины, которую Джейд всю свою сознательную жизнь считала матерью, больше не было на свете, а значит, она не могла дать ответ на бесчисленное множество вопросов, терзавших Джейд после того, как она просмотрела бумаги, хранившиеся в семейной банковской ячейке. Информация, содержавшаяся на этих выцветших от времени листах, навсегда изменила ее жизнь и представление о себе самой.
    Она должна узнать правду, а значит, ее путь лежит на ранчо Устье Реки.
    Джейд вышла из машины. Ее взгляд тут же привлек очаровательный магазинчик с яркими лоскутными одеялами, вывешенными в витрине, на которой большими буквами было написано название «Потайной стежок». Она улыбнулась, вспомнив, как в детстве мама учила ее шить.
    Джейд вошла в магазин, и над ее головой приветливо звякнул колокольчик. У большого стола для резки ткани стояли несколько женщин. Управляющая была занята с клиентками, так что у Джейд появилась возможность самостоятельно осмотреться. Стены магазинчика украшали несколько красивых ярких лоскутных одеял с оригинальными узорами. На полках были разложены рулоны разнообразных тканей всех возможных расцветок и коробки с нитками, ножницами и другими мелочами, которые могут потребоваться умелой швее.
    Дверь у дальней стены вела в еще один большой зал. Там за круглым столом сидели еще несколько женщин, что-то оживленно обсуждавших со стоящим рядом с ними мужчиной.
    «Мужчина в таком месте? Как он здесь оказался?»
    Джейд внимательно присмотрелась к незнакомцу. Неудивительно, что такой красавец стал центром всеобщего внимания. Он держал свою шляпу в руках, и она могла рассмотреть его пронзительные, глубоко посаженные темные глаза и черные волосы, выдававшие южную кровь. Он был одет в рубашку кремового цвета, подчеркивающую его широкие плечи, и джинсы, которые выглядели новыми, но были заправлены в изрядно поношенные сапоги.
    «Типичный ковбой».
    — Хорош, правда? — услышала Джейд мягкий женский голос и резко обернулась.
    На нее с широкой улыбкой смотрела очаровательная высокая блондинка.
    — Простите. Было невежливо с моей стороны так пристально рассматривать его.
    — А кто бы устоял? — рассмеялась блондинка. — В Керри-Спрингс много красивых мужчин, можете мне поверить, ведь я уже вышла замуж за лучшего из них. Здравствуйте, меня зовут Дженни Рефферти, я управляющая этим магазином.
    — Джейд Гамильтон.
    — Добро пожаловать в «Потайной стежок», Джейд. Чем я могу вам помочь? Хотите, запишу вас на курсы шитья лоскутных одеял? Или вы предпочтете, чтобы я познакомила вас с симпатичным ковбоем?
    Джейд с улыбкой покачала головой. Она не могла отвлекаться от поставленной цели, которая не имела никакого отношения к поискам мужчины, пусть даже такого красавца, как этот.
    — Спасибо, не стоит. Лучше подскажите мне, как доехать до ранчо Устье Реки? У меня встреча с Луизой Меррик.
    Тонкие брови управляющей магазина удивленно поднялись.
    — Правда? Она была одной из наших постоянных клиенток… до недавнего времени.
    — Значит, вы знаете, где находится это ранчо?
    — Да, но я думаю, если вы попросите о помощи этого ковбоя, он сам покажет вам дорогу, ведь это Слоан Меррик, сын Луизы.
    Джейд заметила, что мужчина направился к двери и, поблагодарив Дженни, поспешила за ним.
    Она догнала Слоана, когда тот садился в припаркованный у магазина грузовик последней модели.
    — Извините, мистер Меррик, вы не могли бы мне помочь?
    Вблизи он оказался еще более красивым, если такое вообще возможно.
    — Что вам нужно? — не слишком приветливо поинтересовался Слоан.
    — М-м-м… — Внезапно она поняла, что очень нервничает рядом с этим мужчиной. — Мисс Рефферти сказала, вас зовут Слоан Меррик. Я хотела попросить вас показать мне дорогу до ранчо Устье Реки. У меня назначена встреча с Луизой Меррик.
    Его глаза хищно сузились.
    — Я могу вам показать только одно — как убраться из этого города.
    Она непонимающе моргнула:
    — Что вы имеете в виду?
    Он подошел ближе, не отводя злого взгляда от ее лица:
    — Как еще понятнее я должен объяснить, леди? Держитесь подальше от семейства Меррик и нашего ранчо, вам здесь не рады!
    Не сказав больше ни слова, он сел в машину и уехал, оставив Джейд обескураженно смотреть вслед быстро удаляющемуся грузовику.

    Через час Джейд остановила машину у больших чугунных ворот, около которых висела медная табличка «Ранчо Устье Реки, принадлежит семейству Меррик с 1904 года». Вдалеке стоял большой белый дом, вокруг которого виднелись небольшие строения для скота и амбары и простирались бесчисленные акры зеленых пастбищ.
    Джейд вздохнула, собираясь с духом, и нажала кнопку на интеркоме.
    — Резиденция Мерриков, — ответил ей женский голос с сильным испанским акцентом.
    — Здравствуйте, это Джейд Гамильтон, у меня встреча с миссис Меррик.
    Ее сердце стучало в груди испуганной птицей. Неужели сейчас она встретится с сенатором?
    — Я открываю, — ответил голос. — Подъезжайте к дому.
    Ворота открылись с тихим скрежетом, почему-то напомнившим Джейд угрожающий голос Слоана Меррика.
    Она довольно долго ехала по дороге мимо пастбищ, больших амбаров, загонов для скота и конюшен. Ковбои, занимавшиеся своим делом, провожали ее машину заинтересованными взглядами, но не пытались остановить, так что до главного дома она добралась без приключений.
    Красивый трехэтажный особняк оказался еще более впечатляющим, чем Джейд показалось на первый взгляд. Его стены были выложены из белого и красного кирпича, а ставни на окнах и двери выкрашены темно-коричневой краской. Вокруг оплетенного вьюнком деревянного крыльца располагались аккуратные клумбы с цветами.
    Припарковав машину у крыльца, Джейд достала из багажника чемодан и по дубовым ступенькам поднялась к массивной двери, в центре которой сияла позолоченная табличка «Меррик».
    На секунду Джейд стало трудно дышать. Несколько месяцев она готовилась к этому дню, собиралась с духом, чтобы приехать сюда и встретиться с мужчиной из своего прошлого. Осталось лишь позвонить в дверь.

    Слоан Меррик с тоской смотрел на мать, сидящую на диване в залитой солнцем гостиной. Даже находясь в своей самой любимой комнате, она не выглядела счастливой. Полгода назад ей исполнилось пятьдесят восемь, но казалось, последние несколько месяцев состарили ее еще лет на десять. После инсульта силы словно оставили Луизу Меррик. Когда-то яркая и красивая женщина, она перестала следить за своей внешностью, давно не была у парикмахера, отказалась от услуг приходившей на дом маникюрши. Так не похоже на его бодрую, активную мать, которая всегда была рада гостям и ни минуты не сидела без дела. Иногда Слоану становилось страшно. Хотя доктор заверил их, что с помощью упражнений и терапии Луиза сможет полностью поправиться, все осталось по-прежнему. Слоан боялся, что однажды она опустит руки и перестанет бороться.
    — Дамы из «Потайного стежка» передавали тебе свои наилучшие пожелания.
    Луиза с грустью посмотрела на вещи, которые Слоан привез из магазина.
    — Лиз подумала, ты будешь рада получить последний номер журнала о тканях и шитье. Она просила передать тебе, что все они — Лиз, Бет, Милли и Дженни — очень ждут твоего возвращения. Они никак не могут начать шить новое одеяло, потому что им нужна твоя помощь в выборе цветов и дизайна.
    — Похоже, это все, на что я сейчас способна, — вздохнула Луиза, чуть пошевелив практически недействующей рукой. — Такая как сейчас я совершенно бесполезна для них.
    — Это скоро изменится, — ответил Слоан, надеясь, что ему удастся подбодрить ее. — Мама, если бы ты позволила нам помочь тебе…
    — В этом-то все и дело, сынок. Все вокруг только и делают, что помогают мне. Пора начать решать проблемы самостоятельно. — Она взмахнула здоровой рукой. — Иначе я так и останусь инвалидом.
    — Я понимаю, как для тебя важна твоя независимость.
    — Тогда готовься, потому что я планирую вернуть ее себе, и очень скоро!
    Слоан печально посмотрел на мать, вспоминая тот страшный день, когда она вдруг пошатнулась и упала ему на руки. Слава богу, ей немедленно смогли оказать медицинскую помощь, а так как она жена сенатора конгресса, с ней работали самые лучшие врачи.
    — Да, но ты еще не до конца поправилась. Иногда тебе все еще нужна посторонняя помощь, — осторожно начал он.
    — Я знаю, — неожиданно твердо сказал Луиза, посмотрев в глаза сыну. — И поэтому решила нанять кое-кого, кто сможет помочь мне встать на ноги.
    — Что? Почему ты ничего мне не сказала? Если тебе нужна помощь, я всегда готов сделать все, что ты попросишь!
    Луиза покачала головой:
    — Нет, ты, твой отец и Алиса должны жить своей жизнью. Я хочу… нет, я должна справиться сама. Я еще не совсем беспомощна, мой разум до сих пор со мной, поэтому я решила нанять профессиональную медсестру, которая поможет мне восстановиться после инсульта.
    Слоан немного успокоился. Возможно, это не такая уж плохая идея.
    — И кого порекомендовал доктор?
    — Он дал мне телефон агентства по найму медсестер, специализирующихся на таких случаях. Я провела телефонные собеседования с несколькими кандидатками и выбрала подходящую.
    Прежде чем Слоан успел сообщить, что он думает по этому поводу, в дверь заглянула их экономка Марта и сообщила:
    — Seсorita Гамильтон здесь.
    — Хорошо, веди ее сюда, Марта. Слоан, у тебя, наверное, много дел?
    Мать явно хотела, чтобы он ушел.
    Слоан демонстративно скрестил руки на груди, уселся в кресло и выжидающе уставился на дверь. Он не собирался оставлять свою мать наедине с незнакомкой.
    — В данный момент я совершенно свободен.
    Когда кандидатка вошла, Слоан на мгновение перестал дышать — это была та самая девушка из города.
    Надо признать, очень привлекательная девушка, с прекрасной точеной фигуркой, выгодно подчеркнутой элегантным сарафаном, темными волосами до плеч и бездонными, колдовскими зелеными глазами миндалевидной формы, которые лишили его дара речи всего час назад и сейчас произвели тот же эффект.
    Но он быстро пришел в себя:
    — Видимо, днем вы не совсем поняли меня, мисс Гамильтон? Я же сказал, что не хочу видеть вас на нашем ранчо.
    — Возможно, но, если вы не забыли, у меня назначена встреча с миссис Меррик, а не с вами. Я решила, будет правильно, если она лично укажет мне на дверь.
    — Вам не следовало так утруждать себя. Вы здесь все равно надолго не задержитесь. Слишком многие люди в последнее время пытаются подобраться поближе к нашей семье, чтобы потом сообщить прессе еще какую-нибудь пикантную новость. Но знайте, я этого не допущу.
    — Слоан, прошу тебя, позволь мисс Гамильтон перевести дух. Присаживайся, моя дорогая! — Луиза с милой улыбкой похлопала по дивану рядом с собой. — Не слушай этого мальчика. На самом деле он не такой агрессивный, как может показаться на первый взгляд.
    — Спасибо, миссис Меррик, рада наконец познакомиться с вами. У вас замечательный дом, такой уютный, красивый и солнечный.
    Комната, в которой они сидели, являлась наилучшей иллюстрацией ее словам. Она вся была залита солнечным светом и теплом, а яркий мозаичный пол и расписанные вручную стены как нельзя лучше отражали жизнелюбивое мироощущение хозяйки ранчо.
    — Хорошо, что вы можете оставаться дома, в окружении любимых вещей, а не лежать в больнице. Домашняя обстановка и поддержка близких людей обычно благотворно сказываются на процессе реабилитации.
    — Это так. Я очень люблю этот дом. Я сама занималась его оформлением после того, как мы со Слоаном переехали сюда, — просияла Луиза. — Помнишь, сынок, как ужасно это место выглядело раньше? Нечто среднее между музеем и склепом. Ни воздуха, ни света, все серое, угнетающее и однообразное. Как родители Клейтона вообще могли жить в подобном месте?
    — Да, мама, конечно, помню. Но, может, нам стоит начать собеседование?
    Мисс Гамильтон с недоумением подняла на него свои потрясающие глаза:
    — Какие еще вопросы вы хотите мне задать, миссис Меррик?
    — Зови меня просто Луиза, милая.
    — Очаровательное имя и удивительно тебе подходит. Когда я смотрю в твои прекрасные глаза, я понимаю, почему твоя мать назвала тебя так.
    — Спасибо, — улыбнулась Джейд, надеясь, что Луиза не заметит волнения в ее голосе. — Мама говорила, что когда в первый раз посмотрела на меня, сразу поняла, какое имя выберет.
    Но Слоан не собирался позволить красивому личику и зеленым глазам ослабить его бдительность. Ни одной женщине больше не удастся обвести его вокруг пальца, как это произошло год назад.
    Только не тогда, когда под угрозой здоровье и благополучие его матери.
    — А у нас в семье приняты длинные имена, — рассказывала тем временем Луиза. — Например, моего сына зовут Джон Слоан Меррик. Слоан — это имя его биологического отца. А Клей, мой муж, усыновил его, когда ему исполнилось восемь.
    — Мама, может, не стоит рассказывать мисс Гамильтон всю историю нашей семьи?
    — Вы правы, мистер Меррик, — кивнула Джейд, стараясь не показывать, как взволновало ее упоминание о муже Луизы. — Это собеседование, так что задавайте вопросы, и я приложу все усилия, чтобы максимально полно на них ответить.
    — Ваше последнее место работы?
    Джейд вытащила из сумки папку с резюме и протянула его Слоану:
    — Небольшая частная клиника в Далласе. Потом я вынуждена была на некоторое время оставить работу, чтобы ухаживать за моей матерью в последние месяцы ее жизни. — Джейд почувствовала, что ее глаза наполняются слезами, и отвела взгляд. Пусть Рене Гамильтон всю жизнь обманывала ее, Джейд все равно ее любила. — У нее был рассеянный склероз.
    — Мне так жаль, милая, наверное, это было так тяжело для тебя, — вздохнула Луиза.
    — Мне становится легче, когда я думаю о том, что смерть прекратила ее страдания, — ответила Джейд, из последних сил сдерживая слезы.
    Пожилая женщина погладила ее по руке:
    — Все что ни делается, все к лучшему, милая.
    От этого искреннего сочувствия у Джейд сжалось сердце. Ей все больше нравилась Луиза, и она не хотела обманывать ее. Но у нее просто не было другого выхода, ведь ей необходимо получить эту работу. Только так она сможет встретиться с сенатором Клейтоном Мерриком.
    — Хватит обо мне. Расскажите, чего вы хотите, Луиза.
    — Я хочу вернуть свою жизнь. Хочу, чтобы мое тело снова слушалось меня. Не могу больше выносить сочувствующие взгляды и беспомощность. И я готова на все, чтобы добиться этого.
    Джейд тепло улыбнулась:
    — Это замечательный настрой. Я очень хочу помочь вам выздороветь и сделаю все, что в моих силах, чтобы ваша реабилитация прошла в кратчайшие сроки. Но вам придется выполнять все мои рекомендации, много работать и набраться терпения, потому что вначале будет тяжело.
    — Конечно, — вдохновленно кивнула Луиза.
    Слоан встал и подошел к дивану, на котором сидели женщины.
    — Спасибо вам за то, что смогли приехать, мисс Гамильтон. Мы позвоним вам позже и сообщим о нашем решении.
    Под его пристальным взглядом Джейд поднялась с дивана и взяла свой чемодан.
    Что ж, все прошло не так удачно, как она надеялась. Слоан приложит все усилия, чтобы выдворить ее с ранчо раньше, чем она успеет встретиться с кем-то еще из семьи.
    — Хорошо, — вежливо кивнула она. — Я останусь в городе, в отеле «Шум водопада», еще на пару дней. — Она направилась к двери, но ее остановил голос Луизы.
    — Подожди, Джейд. Тебе не нужно никуда уезжать, я уже приняла решение, — нетерпящим возражений тоном произнесла она, с вызовом глядя на обеспокоенного сына.
    — Но мама… — Слоан был явно недоволен тем, что Луиза не хочет посоветоваться с ним.
    — Возможно, вам следует поговорить с мужем? — осторожно предложила Джейд, стараясь сгладить ситуацию.
    — С Клеем? Он слишком занят работой над очередным законопроектом в Вашингтоне, чтобы думать о таких мелочах, — грустно покачала головой Луиза. — Запомни, девочка, никогда не связывай свою жизнь с политиком. Дома ты его не увидишь, зато подробности вашей личной жизни всегда будут на первых полосах газет.
    — Я это запомню, — улыбнулась Джейд.
    Слоан хотел бы испытывать такой же энтузиазм, как и его мать, но годы политического цирка, окружавшего его отца, сделали его очень подозрительным. Особенно когда дело касалось частной жизни семьи. Да и сам он уже однажды обжегся достаточно сильно, чтобы больше не играть с огнем и не доверять незнакомцам.
    — Мама, у меня есть еще несколько вопросов к мисс Гамильтон.
    Луиза нахмурилась:
    — Сынок, я не передумаю.
    Слоан знал, что свой упрямый характер он унаследовал от матери, а значит, спорить бесполезно. Луиза была дочерью бедных эмигрантов, перебравшихся в Техас из Испании. Ей пришлось приложить массу усилий, чтобы получить достойное образование и удачно выйти замуж. Дважды.
    — Хорошо, мама. Но ведь ты не будешь против, если мы с Джейд прогуляемся по саду?
    Луиза с беспомощной улыбкой обернулась к Джейд:
    — Надо заметить, мой сын может быть совершенно невыносимым, если что-то идет не так, как он хочет.
    — Он просто беспокоится за вас, — понимающе кивнула Джейд, скрывая за вежливой улыбкой охватившее ее напряжение. Она не чувствовала, что готова остаться наедине с этим угрюмым, подозрительным ковбоем. — Все будет в порядке. — Сейчас она старалась убедить скорее себя, чем нанимательницу.
    — Даю тебе пятнадцать минут, сын. До обеда я хочу успеть показать Джейд ее комнату.
    Слоан кивнул.
    Луиза была прекрасной матерью, но очень наивной женщиной, и незнакомцы легко могли втереться ей в доверие. А Джейд Гамильтон определенно была незнакомкой. Слоан давно понял — даже за самым хорошеньким личиком могут скрываться темные мысли и дурные намерения. Кристал Эриксон тоже была очаровательной и манящей, самой красивой девушкой из всех, кого он встречал. Настолько красивой, что он на мгновение утратил бдительность.
    Для его семьи это обернулось позором. Этого больше никогда не произойдет.
    Слоан пересек комнату, открыл стеклянные двери, ведущие в сад, и жестом поманил Джейд за собой.
    Когда двери в сад закрылись, он повернулся к ней и пристально вгляделся в ее чарующие зеленые глаза:
    — Итак, мисс Гамильтон. Ответьте мне, почему вы здесь?

Глава 2

    Джейд попыталась взять себя в руки и унять дрожь, охватившую все ее тело. Нет, он не может знать настоящей причины ее приезда, он же не ясновидящий!
    — Не понимаю, о чем вы, мистер Меррик. Я уже объяснила, что после смерти матери начала поиски новой работы. Луиза нашла меня через агентство, ей понравилось мое резюме, и она пригласила меня на личное собеседование.
    — Я помню, но Даллас находится в шестистах милях от Керри-Спрингс. Неужели вы не нашли ни одной подходящей вакансии поближе к дому?
    — И это вас беспокоит?
    — Да. Когда твой отец — сенатор, быстро учишься не доверять никому. Особенно тому, чьи мотивы тебе непонятны.
    — Я не занималась специальными поисками работы в Керри-Спрингс, мистер Меррик. Повторяю, когда я решила вернуться к работе, я зарегистрировалась в агентстве по найму медсестер и получила предложение от вашей матери. Я подумала, смена обстановки пойдет мне на пользу. — Она почувствовала на себе изучающий взгляд его больших карих глаз. Ее сердце сжалось от страха, как у кролика, вдруг оказавшегося в кольцах питона. Нет, она должна взять себя в руки, стряхнуть это оцепенение, иначе Слоан подумает, что ей есть что скрывать. — Я здесь, чтобы помочь вашей матери, мистер Меррик.
    — А я здесь, чтобы защитить ее. В Далласе у вас не осталось братьев или сестер?
    — Ни братьев, ни сестер, ни отца. Все это вы можете узнать, просто прочитав мое резюме, мистер Меррик. — Как бы сильно она ни хотела встретиться с Клейтоном Мерриком, она не станет умолять этого грубияна взять ее на работу. — Теперь вы можете обсудить ваши претензии со своей матерью, а я, пожалуй, пойду. Спасибо за то, что уделили мне время.
    Джейд направилась обратно к дому, моля, чтобы Слоан попросил ее остаться, но он молчал. Лишь протянув ладонь к ручке двери, она услышала:
    — Мисс Гамильтон, вы нравитесь моей матери, так что я не против того, чтобы вы остались. Естественно, мы берем вас на испытательный срок.
    — Вы не против? Но я думала, решение должна принять ваша мать. В конце концов, это она вызвала меня из Далласа.
    — Да, но я должен защищать мою семью.
    — Мистер Меррик, у меня блестящие рекомендации и высокая квалификация, а вы берете меня с испытательным сроком?
    — Как и любого другого сотрудника на этом ранчо. Вы должны понимать, все предосторожности связаны с политической карьерой отца. В нашем положении очень сложно доверять людям. Но вы понравились моей матери, и если она хочет дать вам работу, я не стану мешать.
    Услышав эти слова, Джейд вновь испытала острое чувство вины. Она получила то, чего хотела, но правильно ли она поступила?

    Не прошло и часа с момента разговора со Слоаном, а Джейд уже была нанята. Она даже успела проверить специально оборудованный сенатором Мерриком для реабилитации жены спортзал, оснащению которого могли бы позавидовать многие больницы.
    Теперь Джейд стояла перед дверью в комнату, которая будет принадлежать ей в течение ближайшего месяца, и не решалась открыть ее. Ей удалось получить работу, проникнуть на ранчо Мерриков, но она больше не была уверена в том, что поступает правильно.
    Собравшись с духом, Джейд распахнула дверь и шагнула в большую, залитую ярким солнечным светом комнату. Оглядевшись, она не смогла сдержать вздох восхищения. Это было совсем не то, что она ожидала. В подобных комнатах не селят наемных работников, их любовно обставляют для членов семьи или самых дорогих гостей. Пространство было разделено на гостиную, спальню и ванную. На полу лежал пушистый зеленый ковер, идеально сочетающийся со сливочно-белым цветом обоев, а вся мебель выглядела так, будто ее только что доставили из дорогой антикварной лавки. За массивными двойными дверями скрывалась спальня, в центре которой стояла большая кровать с балдахином, накрытая искусно сшитым зелено-желтым лоскутным одеялом. На одном из квадратов были вышиты инициалы «Л.М.», означавшие, что Луиза Меррик сделала это чудо своими руками.
    Джейд еще раз оглядела выделенные ей комнаты. Все было идеально, даже слишком. Может, произошла какая-то ошибка?
    В комнату вошла Марта со стопкой чистых полотенец.
    — Вы уверены, что эти комнаты предназначены для меня? — неуверенно спросила Джейд.
    — Si, seсorita, — улыбнулась пожилая экономка. — Seсora Луиза велела поселить вас именно здесь, чтобы вы постоянно находились рядом, если ей вдруг понадобится ваша помощь. Ее комнаты находятся дальше по коридору.
    А значит, рядом с Клейтоном Мерриком.
    — А я не помешаю ее мужу? — осторожно спросила она.
    — Нет, seсorita. Все изменилось после того, как у хозяйки был инсульт, — печально вздохнула Марта. — Сейчас она спит. Она просила передать, что пока вы свободны.
    — Хорошо, — кивнула Джейд, прикладывая немалые усилия, чтобы не задать все рвущиеся с ее губ вопросы. — Скажите, сколько миссис Меррик обычно спит днем?
    — Около часа или чуть больше, — ответила Марта, а потом неожиданно взяла Джейд за руку. — Большое вам спасибо за то, что приехали, seсorita! Mi prima очень нужна ваша помощь! Вы ведь поможете ей поправиться?
    — Я сделаю все, что в моих силах, — искренне ответила Джейд.
    И все же необходимость обманывать всех этих милых людей, скрывать истинную причину своего появления в Керри-Спрингс причиняла Джейд почти физическую боль. Ей было страшно представить, как они отреагируют на правду. Скорее всего, ее выбросят на улицу, как только узнают, и это только в том случае, если сенатор поверит в ее историю. А если нет, что тогда?
    Но, несмотря ни на что, она должна увидеть своего отца. Сенатора Клейтона Меррика. Именно ради этого она проделала весь этот путь.
    — Спасибо, Марта.
    — De nada[2], — с улыбкой кивнула экономка и закрыла за собой дверь.
    Джейд со вздохом опустилась в мягкое кресло, стоящее напротив камина.
    Прошло всего шесть месяцев с того дня, когда, разбирая бумаги матери, она нашла документы по удочерению. Это полностью перевернуло всю ее жизнь. Именно тогда она узнала, что Рене Гамильтон не была ее биологической матерью. Ею оказалась некая Кетрин Лоуерли, а имя отца в бумагах вовсе не значилось.
    Джейд вытащила из своего чемодана кожаную папку, которую когда-то нашла в банковской ячейке матери, и достала из нее фотографию тридцатилетней давности. На ней была изображена группа радостно улыбающихся людей, но два человека выделялись из толпы. Одной из них была Кетрин Лоуерли, очаровательная девушка лет двадцати с такими же бездонными зелеными глазами, как и у самой Джейд. Мужчина, обнимавший ее на фотографии, был чуть старше, с темно-карими глазами, песочного цвета волосами и ямочкой на подбородке. Джейд прикоснулась кончиками пальцев к приметной черте, такая же была и на ее лице.
    С именем мужчины проблем не возникло, потому что на заднем плане на фотографии виднелся транспарант «Поздравляем Клейтона Меррика с постом сенатора США!».
    Джейд приложила немало усилий, чтобы собрать как можно больше информации о своих биологических родителях. Она выяснила, что Кетрин Лоуерли долгое время жила в Остине, но десять лет назад умерла от осложнений после пневмонии.
    Так как Клейтон Меррик был сенатором, его найти оказалось гораздо проще. Джейд выяснила, что тридцать лет назад, вскоре после того как была сделана та памятная фотография и родилась Джейд, он женился. Возможно, он оттолкнул Кетрин ради брака с Луизой?
    Среди бумаг, хранившихся в банковской ячейке, Джейд нашла не только фотографию, но и небольшой дневник, оставленный Кетрин для своей дочери. В нем она писала о том, как сильно любила свою маленькую девочку и ее отца, Клейтона Меррика. Она переживала, что незаконнорожденная дочь может поставить крест на его карьере, и очень страдала из-за того, что не может растить дочь вместе с любимым мужчиной и вынуждена отдать ее приемным родителям.
    Джейд не знала, рассказала ли Кетрин Клею о своей беременности. Может, он ничего не знал?
    А может, именно он настоял на том, чтобы избавиться от нее?
    Эти вопросы привели Джейд на ранчо Устье Реки. Джейд убрала фотографию в папку. Она не собиралась отступать, пока не узнает всю правду о своем прошлом.

    Пока Джейд Гамильтон разбирала вещи, Слоан наконец смог дозвониться до отца.
    — Ты должен был находиться здесь, когда мать нанимала медсестру, — раздраженно сказал он.
    — Это идея твой матери, сынок, что я мог сделать? — удивился на другом конце трубки сенатор Клейтон Меррик. — Тебе не понравилась девушка, которая получила работу?
    «У нее бесконечно длинные ноги и огромные колдовские глаза, от которых не отвести взгляда».
    — Не то чтобы… Но я все равно считаю, ты должен был присутствовать.
    — Сынок, я приеду домой, как только смогу.
    Сенатор Меррик очень любил жену, но в последнее время не слишком часто бывал дома. Возможно, потому, что сама Луиза после инсульта начала избегать общества мужа. Стесняясь своего недуга, она прогнала Клея из своей постели, комнаты, практически из своей жизни.
    — Как я буду выглядеть, если брошу все дела на середине? Сейчас мы заканчиваем подготовку важного законопроекта, тысячи людей с нетерпением ждут его. Конечно, я куда быстрее вернулся бы домой, если б у меня был преемник, на которого я смог бы возложить свои обязанности и со спокойной душой уйти на пенсию. Ты понимаешь, о чем я, сынок?
    Клей уже не раз намекал Слоану на то, что тот должен продолжить семейную династию и стать сенатором, но это не для него. Жизнь на ранчо, вдали от суеты мегаполисов, журналистов и политики полностью устраивала Слоана. Он занимался разведением и продажей скота и только здесь, на ранчо Устье Реки, чувствовал себя по-настоящему счастливым.
    — Прости, пап. Ты не думал о том, чтобы предложить Алисе занять твое место? По-моему, она идеально подходит для этой работы.
    — Твоя сестра только что закончила колледж, и хотя она обладает природным обаянием Мерриков, но еще слишком молода для такой ответственной должности. Может, когда она станет постарше… А ты, если уж не хочешь продолжать династию, можешь найти подходящую девушку и подарить мне внука, из которого я воспитаю достойного наследника!
    Клей говорил с юмором, но Слоан чувствовал, что на самом деле он серьезен.
    — Твоя мать подыскала бы для тебя хорошую девушку.
    Слоан с сомнением посмотрел на потолок. Может, именно поэтому Луиза так хотела нанять Джейд? Неужели мать вдруг решила поиграть в сваху?
    — Ты хотя бы приедешь домой, чтобы познакомиться с маминой медсестрой? — недовольно спросил он.
    — Послушай, Слоан, я уверен, что вы наняли настоящего профессионала, с прекрасными рекомендациями, иначе и быть не может, так что все в порядке. Прости, сынок, мне нужно идти, у меня много дел.
    Едва Слоан положил трубку, как телефон зазвонил вновь. На определителе высветился номер его помощника.
    — Привет, Бад, что тебе нужно?
    — Дополнительная пара рук, причем срочно. У Полли тяжелые роды, ветеринар приедет только через пару часов, так что, похоже, без нашей помощи она не справится.
    — Сейчас приду, — пообещал Слоан.
    Он схватил со стола шляпу и бросился к выходу, но в холле столкнулся с Джейд Гамильтон.
    — Мистер Меррик, я как раз вас искала. Могу я обсудить режим дня вашей матери?
    — Не сейчас, — отмахнулся он.
    — Но это важно!
    — Понимаю, но я отвечаю не только за здоровье матери, но и за ранчо, и сейчас есть дела, которые требуют моего безотлагательного внимания. — А не показать ли этой городской красотке, на что похожа здешняя жизнь? — Но если вы хотите, можете пойти со мной и помочь.
    — Каким образом?
    Слоану некогда было объяснять, поэтому он просто схватил девушку за руку и потащил за собой.
    — Вы ведь медсестра, не так ли? — Он быстро шагал к амбару, не выпуская ее руки. — У одной из наших кобыл, Полли, тяжелые роды. Ветеринар подъедет еще не скоро, так что вы единственный медик, к которому я могу обратиться за помощью.
    Они вошли в большой амбар, где пахло лошадьми и свежим сеном. Как и везде на ранчо, здесь поддерживался идеальный порядок. По мнению Слоана, только в такой обстановке можно нормально работать.
    В больших яслях, предназначенных специально для родов, лежала молодая серая кобыла. Ее дыхание было тяжелым и прерывистым. Старший ковбой уже находился здесь. Слоан опустился на колени рядом с кобылой, успокаивающе погладил ее.
    — Тише, тише, девочка, что случилось? — шептал он, уверенными быстрыми движениями ощупывая живот лошади.
    Джейд не слишком много знала о животных и, конечно, никогда не принимала роды у лошадей, но поняла, что не может просто стоять и смотреть на страдания бедной Полли. Она села на колени рядом с головой лошади и погладила ее шею.
    — Привет, девочка, все идет не слишком хорошо, да? — ласково говорила она, стараясь успокоить животное. — Ничего, скоро все закончится.
    Слоан взглянул на девушку:
    — Бад, познакомься, это медсестра моей матери, Джейд Гамильтон. Джейд, это мой старший ковбой, Бад.
    — Приятно познакомиться, мисс.
    — Здравствуйте, Бад.
    В этот момент лошадь приподняла голову и жалобно заржала, словно спрашивая: «А как же я?»
    Слоан закатал рукава и тщательно вымыл руки.
    — Продолжайте делать то, что вы делаете, — сказал он Джейд. — Похоже, это срабатывает. Мне нужно, чтобы Полли лежала спокойно, только в этом случае я смогу ей помочь. — Он опустился на колени рядом с задними ногами лошади и осторожно погрузил руки в ее тело, стараясь нащупать жеребенка. — Вот! Я нашел переднюю ногу. — Несколько минут он напряженно молчал, пот выступил на его спине. — А вот и вторая. Бад, теперь мне нужна твоя помощь. Встань за мной и тяни.
    Старший ковбой не был таким крупным и широкоплечим, как Слоан, но в нем чувствовалась сила. Он крепко ухватил Слоана за талию, уперся ногами в устланный соломой пол и начал тянуть.
    Их тяжелая работа оправдалась, когда показались копытца.
    — Давай же, девочка, помоги нам, — выдохнул Слоан, продолжая осторожно вытаскивать жеребенка.
    — Давай, Полли, ты сможешь, — поддержала его Джейд, ласково массируя шею лошади.
    Прошло еще несколько минут, и наконец жеребенок оказался в руках Слоана.
    — Отличная работа, босс! — выдохнул Бад, устало опускаясь на колени рядом с ним.
    — Отличная работа, Полли, — добавила Джейд, продолжая гладить лошадь. — Ты справилась!
    — Полагаю, это не входило в ваши обязанности? — устало усмехнулся Слоан.
    — Буду рассматривать это как дополнительный бонус. Я не раз видела, как рождаются дети, но ничего подобного… Спасибо.
    Было видно — Слоана удивили ее слова. Он думал, эта городская красотка будет возмущаться, что ее заставляют делать чужую работу.
    — Пойдемте, мисс Джейд, — сказал он, вставая. — И будьте осторожны. Полли очень тихая и покладистая лошадь, но теперь она мать и переживает за своего детеныша. Не стоит ее беспокоить.
    Они вышли из амбара.
    — Хорошая работа, мисс Джейд, — сказал Бад. — Думаю, Полли понравилось, что с ней была еще одна женщина.
    — Эй, а как же я? — возмутился Слоан. — Я тоже принял некоторое участие в этом процессе.
    — Возможно, но не преувеличивай, без моих мускулов ты бы не справился.
    Джейд смотрела на мужчин и понимала — это и есть настоящая дружба. У нее никогда не было друзей. Не потому, что она была замкнутой или холодной, просто забота о больной матери не оставляла Джейд времени на общение со сверстниками, поглощая все свободное время. Даже став взрослой и начав делать карьеру, Джейд продолжала проводить больше времени с матерью, чем с друзьями, если не считать ее лучшей подруги Керри Бредли. Но даже к ней Рене жутко ревновала дочь.
    — Джейд? — Голос Слоана вернул ее к реальности.
    — Да?
    — Судя по всему, я должен вам новую блузку и юбку. Кстати, рекомендую переходить на джинсы и высокие ботинки — никогда не знаешь, что от вас потребуется на нашем ранчо и куда вас при этом занесет.
    — Еще кто-то собирается рожать в ближайшее время? — рассмеялась Джейд.
    Слоан не хотел признавать, что ему все больше нравится эта девушка.
    — Возможно, если вы успешно справитесь с вашей работой, вам удастся вернуть мою мать в седло. Тогда вам придется составлять ей компанию в конных прогулках, и в узкой юбке будет не слишком удобно.
    «Езда на лошади?»
    — Не знала, что это тоже входит в мои обязанности.
    — Вы никогда не ездили на лошади? — удивился Слоан.
    — Разве что пару раз в детстве.
    — Но вы же родились в Техасе! Это умение заложено в генах. Пара уроков — и вы станете прекрасной наездницей.
    — Простите, но у меня нет на это времени. Все свое внимание я должна сконцентрировать на вашей матери.
    — Уверен, миссис Луиза скоро придет в норму, — обнадеживающе улыбнулся Бад. — До инсульта она была очень активной женщиной и с вашей помощью быстро поправится.
    — Я сделаю для этого все возможное.
    Джейд старалась не думать о том, как правда о ней повлияет на состояние Луизы. Она хотела бы винить во всем только Клейтона Меррика, но знала, что могла бы отправиться в Вашингтон и поговорить с ним там, не вовлекая во все это его семью.
    — Для начала, мистер Меррик, мне необходимо поговорить с ее лечащим врачом.
    — Давно я не слышал на этом ранчо обращение «мистер Меррик», — усмехнулся Бад. — По-моему, последним так называли твоего деда, Сэма. — Он шутя сбил шляпу с головы Слоана. — Сейчас здесь только сенатор и Слоан.
    — Мы здесь не слишком любим церемонии, — с усмешкой пояснил Слоан, водворяя шляпу на место.
    — Значит, только имена и джинсы?
    — И ботинки вместо туфель, — добавил Бад. — Поверьте, не стоит ходить возле лошадей и амбаров без хороших ботинок. И обращаться только на ты.

    — Мы переехали сюда двадцать шесть лет назад, — рассказывала Луиза.
    Они сидели за обеденным столом в оранжерее, комнате с огромными окнами, в которые влетал теплый ветерок. Вокруг в горшках и кадках росли цветы и карликовые деревья.
    — Тогда еще были живы Самуэль и Алиса Меррик. Это ранчо было самым крупным и преуспевающим в Техасе, но дом при них походил на настоящий мавзолей, очень холодный и формальный. А потом здесь появились мы, и все изменилось.
    Джейд заставила себя улыбнуться, хотя все ее мысли были заняты попытками понять, как человек, отказавшийся от собственной дочери, мог усыновить чужого ребенка. Хотя, возможно, Кетрин так и не решилась рассказать ему о своей беременности?
    Она покачала головой, стараясь избавиться от невеселых мыслей. Сейчас она здесь, на ранчо Мерриков, в непосредственной близости от человека, который сможет ответить на все ее вопросы.
    Правда, все сложилось не совсем так, как она рассчитывала. Джейд надеялась, что собеседование с ней будет проводить сам Клейтон Меррик, она сможет рассказать ему свою историю и прямо задать все вопросы, узнать, почему он отказался от нее и ее матери. Но его здесь не было, и Джейд не знала, что делать дальше.
    Ее первый день на новом месте был очень насыщенным. Джейд вернулась из амбара как раз тогда, когда проснулась Луиза, и они вместе отправились в тренажерный зал, оборудованный по последнему слову техники. Джейд пришлось немало потрудиться, чтобы убедить Луизу в том, что только ежедневные рутинные упражнения смогут вернуть ей здоровье.
    — Я рада, что ты была рядом с Полли в такой важный момент ее жизни. Эта лошадка — моя любимая, я помню ее еще совсем маленькой. Сегодня ты помогла появиться на свет ее жеребенку, но, боюсь, моя милая, завтра, когда начнется ежедневная рутина, тебе станет скучно. — Луиза повернулась к сыну. — Может, у тебя есть идеи, как развлечь нашу гостью, сынок? — спросила она Слоана, раньше чем Джейд смогла заверить ее, что ее обязанности вовсе не кажутся ей рутиной.
    — Я собирался проверить, как там Полли и ее малышка, — ответил Слоан, вставая.
    — Почему бы тебе не взять с собой Джейд? — лукаво улыбнулась его мать. — Я уверена, она тоже хочет узнать, как там наша девочка.
    — Луиза, я здесь для того, чтобы помогать вам, — запротестовала Джейд.
    — Сейчас я собираюсь посмотреть телевизор в компании Марты, и, если мне что-нибудь понадобится, она все сделает. А теперь идите.
    Джейд со вздохом последовала за Слоаном. Он открыл дверь и пропустил ее вперед, а затем хмуро повернулся к матери.
    — Basta, Madre![3] — потребовал он.
    — Что прекратить, сынок? — невинно улыбнулась Луиза.
    Слоан недовольно покачал головой вышел.
    — Вот, возьми это. — Он подал Джейд висевшую на крючке около двери куртку. — На улице уже довольно прохладно.
    Помогая ей надеть куртку, Слоан почувствовал нежный цитрусовый запах ее духов.
    — Ты должна знать, с моей матерью не так уж легко иметь дело. Она очень упряма и уверена, что все должно происходить так, как она хочет.
    — Какая женщина не мечтает об этом? — улыбнулась Джейд. — Кроме того, сейчас она в первую очередь думает о том, чтобы поскорее поправиться.
    — Потом не говори, что я тебя не предупреждал. — Слоан открыл дверь амбара и галантно пропустил Джейд вперед.
    Они подошли к уже знакомому стойлу в дальнем углу. Полли издалека заметила их приближение и приветственно заржала.
    — Как твои дела, девочка? — улыбнулся Слоан.
    Лошадь подошла к нему и ткнулась мордой в протянутую ладонь.
    — У тебя был тяжелый день, да, мамочка? — сказала Джейд, гладя Полли.
    — А как ты себя чувствуешь, малышка? — спросил Слоан, рассматривая жеребенка.
    Маленькая кобылка внимательно оглядела его, потрусила к Джейд и ткнулась бархатистой мордочкой в ее колени.
    — Похоже, вы, девочки, предпочитаете держаться вместе, — рассмеялся Слоан.
    — Просто мой голос более мягкий и не пугает ее, — откликнулась Джейд. — Она такая милая.
    Джейд опустилась на колени перед новорожденной лошадкой и начала чесать ее за ушками.
    Не только голос Джейд был мягким. Даже прилагая все усилия, Слоан не мог не смотреть на манящие изгибы ее тела. Он тяжело вздохнул, в очередной раз заставляя себя отвести взгляд от выреза ее блузки. Он должен держаться подальше от этой очаровательной медсестры, иначе у него начнутся большие проблемы.

Глава 3

    Утром Слоан встал еще до рассвета и отправился в амбар. Проверив состояние молодой матери и жеребенка, он пару часов работал вместе с другими ковбоями.
    Пять лет назад, сразу после колледжа, Слоан решил съехать из особняка. Он построил собственный дом в полумиле от ранчо, но привычка каждое утро завтракать с матерью сохранилась еще с детских лет и осталась неизменной даже после переезда.
    После инсульта Луизы и отъезда отца в Вашингтон Слоан на время поселился в особняке. Но теперь за матерью присматривает медсестра, а значит, он может вернуться к себе. Однако Слоан решил повременить и посмотреть, как все будет складываться. По правде говоря, Слоан ни на минуту не мог прекратить думать о Джейд Гамильтон. Проходя утром мимо ее спальни, он непроизвольно задержался, надеясь как бы случайно столкнуться с ней в коридоре.
    Красивая девушка, неожиданно приехавшая в Керри-Спрингс, вызывала у него беспокойство и разбудила плохие воспоминания. Отличие от прошлого раза было лишь в том, что Слоан собирался сохранять дистанцию, чтобы обезопасить себя и свое сердце. Вместо этого он должен сосредоточиться на работе и доказать отцу, что может управлять ранчо и привести его к процветанию.
    Он вошел на кухню, поприветствовал Марту и хотел спросить, где его мать, но тут услышал веселые голоса, доносящиеся из оранжереи.
    Войдя, он увидел то, чего не видел уже очень давно, — счастливую Луизу Меррик.
    Рядом с ней сидела Джейд. Сегодня утром она выглядела просто восхитительно. Ее волосы были убраны в хвост, открывая очаровательное личико с нежной персиковой кожей, аккуратным вздернутым носиком и точеными скулами. Она подняла на него колдовские нефритовые глаза и улыбнулась. Одного взгляда на эту солнечную улыбку было достаточно, чтобы сердце Слоана забилось быстрее.
    — Это просто безумие, — пробормотал он, входя в оранжерею.
    — Слоан, вот и ты, — улыбнулась Луиза, заметив сына. — Я уже начала думать, куда ты пропал?
    — Я работал. Ты помнишь, что вокруг этого дома находится ранчо, которым нужно управлять?
    — Похоже, у кого-то сегодня плохое настроение? — рассмеялась Луиза. — Я же говорила, тебе нужно больше отдыхать.
    — Доброе утро, Джейд, — сказал Слоан, проигнорировав слова матери.
    — Доброе утро, Слоан, — мягко улыбнулась та в ответ.
    Слоан перевел взгляд на свою тарелку с яичницей с беконом и тостами.
    — Возможно, я почувствую себя лучше после завтрака, — сказал он, отправляя в рот сразу половину ее содержимого. — Итак, какие у вас планы на день?
    — Мы многое успели, — гордо сообщила Луиза. — Мы уже закончили с утренними упражнениями, Джейд поговорила с моим лечащим врачом, и, так как я была сегодня такой хорошей пациенткой, мы отправляемся в город. Я записана к парикмахеру.
    Слоан едва не подавился, услышав ее слова. Он уже несколько недель уговаривал мать съездить в город.
    — Парикмахер? — потрясенно переспросил он.
    — Разве тебе не кажется, что весь этот бардак пора привести в порядок? — поинтересовалась Луиза, указывая на свои отросшие черные с проседью волосы, которые сейчас были собраны в узел.
    — Ты всегда выглядишь замечательно, мама, но думаю, после стрижки ты почувствуешь себя еще лучше, — улыбнулся Слоан.
    — Хорошо. И не ждите нас к ланчу, у нас есть еще планы. Возможно, мы заедем в «Потайной стежок», а потом пообедаем в городе.
    Слоан покачал головой, не веря в то, что все это происходит на самом деле:
    — Замечательно, мама, но постарайся не переутомляться. Ты ведь уже давно никуда не ездила.
    — Не беспокойся, сынок, я скажу Джейд, если почувствую усталость. А теперь мне нужно подняться наверх и переодеться.
    — Давай я помогу тебе, — сказал Слоан, поднимаясь, но Луиза жестом остановила его:
    — Не надо, я справлюсь. А вы пока заканчивайте завтракать. И не обижай Джейд, сынок.
    Слоан посмотрел вслед матери, которая шла, опираясь на костыль действующей рукой, а потом перевел взгляд на Джейд:
    — Тебе не кажется, что ты слишком спешишь?
    — Я предложила поездку в город лишь после разговора с лечащим врачом Луизы. Доктор Кастерс тоже считает, что прогулки пойдут Луизе на пользу. Он сам не раз предлагал ей немного развеяться, но она всякий раз отвечала отказом.
    — Похоже, ты совершила настоящее чудо, — сказал Слоан, пристально глядя на нее.
    — А ты расстроен потому, что беспокоишься за мать, или потому, что сам хотел уговорить ее прекратить прятаться от людей в четырех стенах и отвезти на прогулку?
    — Думаю, и то, и другое, — усмехнулся он. — В последнее время с мамой непросто было договориться.
    — Да, я уже заметила, что твоя матушка довольно упрямая женщина. Моя работа показала мне, что человеку иногда проще довериться незнакомцу, чем попросить помощи у членов семьи. Но ей нравится, когда вы уделяете ей внимание.
    — В этом она вся. Многие думают, что у нее идеальная жизнь, но это не так. Быть женой известного политика непросто. Мама никогда не любила Вашингтон, ее дом здесь, в Техасе, где она родилась. Она всегда чувствовала себя комфортнее на ранчо, в кругу семьи, чем на светском рауте. Лоск и публичность не для нее. Мы с Алисой придерживаемся тех же взглядов, хотя политика в последнее время увлекает мою младшую сестренку все больше и больше.
    Джейд представила себе, что у нее есть сводная сестра. Пока она видела лишь пару фотографий Алисы Меррик, стоявших в спальне Луизы. У нее уже скопилась тысяча вопросов, но Слоан явно был не тем человеком, которому стоило их задавать.
    Она уже и так слишком глубоко вошла в жизнь этой семьи, даже зная, что у нее нет на это права.
    — Разве сенатор не приезжает домой на выходные? — спросила она, все-таки не сдержав рвущийся с губ вопрос.
    — Сейчас он почти все время находится в Вашингтоне, работая над важным законопроектом, но, скорее всего, он приедет домой на следующей неделе. А что? — подозрительно поинтересовался Слоан.
    — Ничего, — покачала головой Джейд, скрывая разочарование. — Я просто подумала, присутствие мужа подбодрит Луизу.
    — Моя мать привыкла жить вдали от мужа, так было на протяжении всего их брака. Меррики годами отдавали все свое время и силы обществу. Наверное, нам всем давно следовало переехать в Вашингтон.
    — Почему же этого не произошло?
    — Мать не захотела вырывать нас из нормальной жизни со школой, к которой мы привыкли, и друзьями, с которыми мы вместе росли.
    Джейд пристально посмотрела на Слоана:
    — Не могу представить тебя в Вашингтоне. По-моему, это место тебе идеально подходит.
    — Не все так думают, — печально усмехнулся Слоан.
    — Твоему отцу не нравится, что ты предпочел ранчо политической карьере? — осторожно спросила Джейд, надеясь узнать побольше о сенаторе.
    Слоан покачал головой:
    — Почему ты подумала, что дело в моем отце? Хотя в чем-то ты права. Отец никогда не увлекался работой на ранчо.
    — А меня уволят, если я скажу, что не ем мясо? — поинтересовалась Джейд.
    — У нас свободная страна, каждый может делать то, что хочет.
    — Просто мне показалось, здесь это будет выглядеть как смертельное оскорбление. Джейд попыталась свести все к шутке, но Слоан не рассмеялся. Она встала, отнесла тарелки на кухню и вернулась с чашкой горячего кофе. — Слоан, ты должен знать — интересы твоей матери всегда будут для меня на первом месте. Инсульт ударил не только по ее здоровью, но и по гордости, но Луизе очень повезло. Она сможет полностью поправиться и снова вести нормальную жизнь.
    Он покачал головой с грустной улыбкой:
    — О, Джейд, жизнь Луизы Круз Слоан Меррик никогда не была нормальной. Почему ты думаешь, что сейчас все изменится?

    Пока Луиза сидела в кресле парикмахера, Джейд отправилась в магазин одежды, где, следуя совету Слоана, купила себе две пары джинсов, яркие футболки и несколько рубашек.
    Так как ее прямо с порога приняли на работу, Джейд не успела ни к чему подготовиться: ни к переезду на ранчо Мерриков, ни к тому, что Луиза отнесется к ней как к давней подруге. Она не ожидала такого развития событий и не знала, что делать дальше.
    Пакеты с покупками она отнесла к джипу, на котором они по настоянию Слоана поехали в город. В теньке на лавочке дремал шофер, муж Марты, Мигель. Он с улыбкой помог Джейд погрузить покупки в багажник.
    Джейд не переставала удивляться тому, как жило семейство Меррик. Она не могла не сравнивать их роскошный дом и машины с маленьким коттеджем в пригороде Далласа, который они снимали с матерью, не могла не думать, изменилось ли бы что-нибудь в ее жизни, если бы Клейтон Меррик знал о ее существовании.
    Стоп! Она пока не уверена даже в том, является ли он ее биологическим отцом.
    Из того, что она смогла узнать об этом любимце избирателей, следовало, что он идеальный муж и семьянин. Он долгие годы проводил законопроекты, поддерживающие интересы владельцев ранчо, поэтому его так любили в Техасе. На его безупречной репутации не было ни единого пятна, никто не мог сказать, что он был неверен своей жене или вел себя неэтично.
    Но Джейд знала — это не совсем так.
    Войдя в салон, она увидела, как Луиза разглядывает свою новую короткую стрижку.
    — Вы потрясающе выглядите, — улыбнулась Джейд.
    Парикмахер и хозяйка салона Сисси стояла рядом, любуясь своей работой.
    — Я много лет пыталась уговорить миссис Луизу сделать эту стрижку. Правда, с ней она выглядит гораздо моложе?
    — Боюсь, трость выдает мой истинный возраст, дорогая, — поморщилась Луиза.
    — Она скоро вам не понадобится, — пообещала Джейд.
    Сегодня утром она уговорила Луизу оставить костыли дома и использовать только трость, и та прекрасно ею обходилась.
    — Ловлю тебя на слове, — улыбнулась Луиза.
    — Уверена, сенатор будет без ума от вашего нового имиджа, — подмигнула Сисси. — Если так и случится, в следующий раз вы должны будете оставить чаевые побольше.
    Луиза кивнула, но, когда они с Джейд вышли из салона, на ее лице отразилась грусть.
    — Это произойдет в первый раз за очень долгое время, — тихо сказала она.
    Джейд не знала, следует ли ей как-то реагировать на ее слова.
    — Куда теперь? В «Потайной стежок»?
    — Может, не стоит? — смутилась Луиза. — Я немного устала.
    — Они ваши друзья, Луиза, — сказала Джейд, обеспокоенная резкой переменой в ее настроении. — Они любят вас и очень скучают. И, уверена, вы тоже.
    — Это так, — вздохнула женщина. — Просто в последнее время многое изменилось. Я изменилась.
    — Но не внутри. Ваше сердце осталось прежним, а только это и важно.
    Внезапно дверь соседнего магазинчика открылась и на пороге появилась Дженни Рефферти:
    — Луиза Меррик, даже не пытайся уехать, не заглянув к нам!
    Лицо Луизы осветила счастливая улыбка.
    — Думаю, ты не позволишь мне сделать это, даже если я попытаюсь.
    — Ты все правильно поняла, — рассмеялась Дженни, обнимая ее. — Замечательно выглядишь, дорогая. Мне безумно нравится твоя прическа! Привет, Джейд, спасибо, что привела ее к нам.
    — Всегда пожалуйста, — улыбнулась Джейд, наслаждаясь легкой неформальной атмосферой, царящей в этом милом городке.
    — Подождите минутку! — притворно возмутилась Луиза, — Неужели все было подстроено?
    — Какое это имеет значение? — рассмеялась Дженни. — Пойдемте скорее, наши прекрасные леди безумно хотят вас видеть!
    Они вошли в «Потайной стежок», миновали главный зал и вошли в комнату, где за круглым столом сидели несколько женщин.
    — Леди, посмотрите, кого я вам привела, — радостно объявила Дженни.
    С радостными ахами и вздохами женщины обступили Луизу. После нескольких теплых объятий и пары пролитых от радости слезинок они усадили их с Джейд за круглый стол, поставили перед ними чашки с чаем и устроились вокруг.
    — Джейд, познакомься, это Бет, Лиз, Луиза и Кейтлин. А это Джейд, медсестра Луизы.
    — Вы шьете, Джейд? — поинтересовалась одна из женщин.
    Девушка покачала головой:
    — В детстве я часто наблюдала за тем, как шила моя мать, но это было много лет назад.
    — Мы обязательно вас научим, — улыбнулась другая пожилая дама. — Привет, я Милли, я здесь работаю.
    — Боюсь, я буду очень занята в ближайшее время.
    — Да, с Луизой тебе придется несладко.
    Над шуткой смеялись все, включая саму Луизу.
    — Вижу, вы очень по мне скучали, да, девочки?
    — Даже представить себе не можешь! Мы так рады, что ты вернулась!
    — Я еще не совсем вернулась, ведь моя рука все еще не хочет меня слушаться — я не смогу сделать и стежка.
    Джейд видела, как тяжело Луизе это признать.
    — Возвращайся в любом случае! Сортируй ткани, вырезай квадраты. Мы просто хотим, чтобы ты снова была с нами!
    Луиза была явно тронута:
    — Конечно, ведь вам нужен тот, кто будет заставлять вас работать. Как продвигается работа над лоскутными одеяльцами для роддома?
    — Мы немного отстали от графика, — развела руками Бет. — А ведь в ноябре должны родиться еще два малыша.
    Луиза заметила удивленное лицо Джейд и пояснила:
    — Мы шьем лоскутные одеяла для всех новорожденных Керри-Спрингс.
    — О господи, как же вы справляетесь?
    — Это не слишком большой город. Но мы надеемся, Дженни с Эваном тоже скоро порадуют нас пополнением в семействе.
    — Мы поженились всего пару месяцев назад, — покраснела Дженни.
    — Говори что хочешь, милая, но мы видели, какими глазами ты смотришь на детей. А если женщина хочет ребенка, мужчине ничего не остается, кроме как выполнить ее желание. Просто скажи, какого цвета одеяльце тебе нужно.
    Над дверью звякнул колокольчик, извещая, что в магазин зашли клиенты.
    — Мне нужно возвращаться к работе, — с облегчением вздохнула Дженни, явно радуясь возможности сбежать. — Была рада тебя видеть, Джейд.
    — Я тоже, — улыбнулась та, чувствуя, что будет рада познакомиться с этой милой девушкой поближе.
    Луиза повернулась к подругам:
    — Мы собирались пообедать «У Рори», я хотела, чтобы Джейд попробовала лучшее барбекю в Техасе. Кроме того, сегодня там за стойкой очаровательный свекр Дженни, Син Рефферти. Может, вы, дамы, присоединитесь к нам?
    Женщины засмеялись и с улыбкой закивали.
    Они пересекли улицу и вошли в находившийся напротив бар. Внутри стояло несколько столиков, за которыми уже сидели посетители, но женщин интересовали не они, а широкоплечий седовласый мужчина с обаятельной улыбкой и яркими голубыми глазами, стоявший за длинной деревянной стойкой у дальней стены бара. Он помахал им, и дамы захихикали, как школьницы.
    Они устроились за большим круглым столом.
    — Ты видела его? — спросила раскрасневшаяся Лиз.
    — Конечно, — усмехнулась Луиза. — Син — крупный мужчина, как его не заметить?
    Дамы обернулись к идущему к их столику мужчине и снова заулыбались. Ему было около шестидесяти, но годы совершенно не портили его, он был красив и находился в прекрасной форме.
    — Неужели ангелы спустились с небес в мой бар? — с обаятельной улыбкой спросил он.
    — Сегодня твой счастливый день, Син Рефферти, — рассмеялась Луиза.
    — Господи, кто ко мне пожаловал, очаровательная Луиза Меррик! — На его лице мелькнуло легкое беспокойство, когда он скользнул по ней взглядом, но улыбка тут же стала еще шире. — Я рад, что ты здесь! Выглядишь совершенно потрясающе!
    Луиза зарделась от комплимента.
    — А кто эта красавица? — спросил Син, переводя взгляд на Джейд.
    — Джейд Гамильтон. Она только недавно приехала в город. Будет жить со мной на ранчо.
    — Прекрасное имя для прекрасной девушки. Уверен, я знаю парня, который будет счастлив с тобой познакомиться, красавица. — Он кивнул молодому человеку, сидящему у барной стойки, и тот поднялся и направился к ним.
    Семейное сходство представлялось очевидным, только у незнакомца были черные волосы и манящие карие глаза, наверняка разбившие не одно сердце. И совершенно неотразимая улыбка.
    — Джейд, это мой младший сын Мэттью. Метт, это Джейд Гамильтон, она недавно приехала в наш славный город. Со всеми остальными дамами ты уже знаком.
    Метт вежливо поприветствовал женщин, а затем обернулся к Джейд.
    — Очень приятно познакомиться, — сказал он. — Надеюсь, вам понравится в Керри-Спрингс и вы здесь задержитесь.
    — Этот город уже очаровал меня, — улыбнулась она.
    — Замечательно. Если захотите, чтобы кто-нибудь показал вам все вокруг, можете на меня рассчитывать. Для вас я всегда свободен.
    — Спасибо, Метт. — Джейд нервничала, чувствуя на себе заинтересованные взгляды Луизы и ее подруг. — Но в ближайшее время я буду слишком занята.
    — Да, она должна работать, — подтвердил ее слова знакомый хрипловатый голос.
    Обернувшись, Джейд увидела Слоана. «Господи, что он здесь делает?»
    — Привет, Меррик, — сказал Метт, нахмурившись. — Как дела?
    Они не обменялись рукопожатиями и явно были не слишком рады видеть друг друга.
    — Неплохо, — сухо ответил Слоан. — И с каждой секундой все лучше. А у тебя?
    — Много работаю и стараюсь держаться подальше от неприятностей, — усмехнулся Метт.
    — Рад слышать.
    Луиза, которой явно надоел этот обмен любезностями, повернулась к сыну:
    — Слоан, пожалуйста, скажи, что ты не следил за нами.
    — Я просто заехал в город, чтобы забрать свой заказ. На улице встретил Мигеля и зашел поздороваться. — С галантной улыбкой он приподнял свою ковбойскую шляпу. — Дамы, рад вас всех видеть. Простите, что прервал ваш ланч.
    Женщины заулыбались в ответ.
    Джейд с недоумением переводила взгляд со Слоана на Метта и его отца. Концентрация тестостерона в этом маленьком городке превышала все разумные пределы.
    — Мама, надеюсь, ты не переутомляешься, — обеспокоенно сказал Слоан, обернувшись к Луизе.
    — С такими заботливыми няньками, как ты и Джейд, у меня нет ни единого шанса, — усмехнулась Луиза.
    — Тогда я оставлю вас. — Он собрался уходить, но вдруг передумал и обернулся к Метту: — Эй, Рефферти, я хочу поговорить с тобой о перегоне скота.
    Метт попрощался и собрался последовать за Слоаном, но, взглянув на Джейд, остановился:
    — Надеюсь, мы еще встретимся.
    Не зная, что сказать, Джейд просто кивнула. Удовлетворившись таким ответом, Метт последовал за Слоаном.
    Син проводил сына взглядом и повернулся к своим клиенткам.
    — Итак, дамы, специальный обед для всех, я полагаю? — с улыбкой спросил он.
    — Конечно, — кивнули они. — И холодный чай.
    Когда Син ушел, дамы переключили свое внимание на Джейд.
    — Похоже, наши парни скоро передерутся из-за тебя, милая, — рассмеялась Бет. — Где ты еще найдешь таких красавцев?
    — Я здесь, чтобы работать и помогать Луизе, а не для того, чтобы найти себе парня, — покачала головой Джейд.
    — Похоже, у тебя уже нет выбора, — рассмеялась Милли, заговорщицки подмигивая остальным.

Глава 4

    Уговорив Луизу лечь поспать после долгого и полного впечатлений дня, Джейд спустилась на первый этаж. Сначала она хотела пойти к себе, но поняла, что слишком взвинчена, для того чтобы оставаться в четырех стенах. Все шло просто замечательно, пока не появился Слоан. Неужели он следил за ними? Он не доверяет ей? Думает, она не способна выполнить свою работу?
    Предупредив Марту о том, что хозяйка легла отдохнуть, и попросив присмотреть за ней, Джейд вышла на широкое крыльцо и с наслаждением вдохнула свежий вечерний воздух. На ранчо кипела работа, слышались голоса ковбоев, сгонявших скот в загоны.
    Так вот какой была жизнь ее отца. Он родился и вырос на ранчо. А для нее не нашлось места в этой жизни. Будучи ребенком, Джейд мечтала больше узнать о Джиме Гамильтоне, которого тогда считала своим биологическим отцом.
    Вопросы роем злых пчел кружились в ее голове. Признал бы Клей Меррик ее своей дочерью, если бы знал, кто она такая? Или он знал о ее рождении и отказался от нее?
    Джейд не могла пожаловаться на свое детство. Она никогда не сомневалась в том, что мать любит ее. И все же испытала потрясение, узнав правду о себе. Она больше не была Гамильтон, но и Меррик — тоже не была.
    Разве это безумие — хотеть узнать, кто твои настоящие родители, где твои корни? Понять, кто же ты на самом деле?
    Она хотела побольше узнать о жизни на ранчо, которую вел ее отец, но боялась, что помешает работе ковбоев, в особенности Слоана, поэтому решила сходить проверить, как дела у Полли и ее новорожденного жеребенка.
    Около амбара она встретила Бада, разговаривавшего с одним из ковбоев.
    — Привет, Джейд, — улыбнулся он ей.
    — Привет, Бад, я зашла навестить Полли и ее малышку.
    — Замечательно. Пойдем, составлю тебе компанию.
    Они вместе направились к уже знакомому стойлу.
    Заметив их, Полли приветственно заржала и ткнулась мордой в плечо Джейд.
    — Здравствуй, красавица, — рассмеялась та, поглаживая кобылу по шее. — Как твой жеребенок?
    Лошадь тяжело вздохнула.
    — Похоже, нелегко быть мамой, — рассмеялся наблюдавший за ними Бад.
    — Я пропустил забавную шутку? — раздался за их спиной чуть хрипловатый голос.
    Обернувшись, Джейд увидела идущего к ним Слоана. Похоже, с момента их последней встречи в баре «У Рори» его настроение так и не улучшилось.
    — Привет, Слоан, — улыбнулся Бад. — Джейд зашла узнать, как дела у Полли и жеребенка.
    Под ледяным взглядом Слоана Джейд почувствовала, что сделала что-то не так.
    — Надеюсь, ты не против, — осторожно сказала она.
    — Нет, пока ты не бродишь по ранчо в одиночестве.
    Джейд почувствовала внезапный прилив жгучего гнева.
    — Впредь я постараюсь не мешать вам, мистер Меррик. А сейчас я вернусь к исполнению своих обязанностей, — холодно процедила она и повернулась к старшему ковбою: — Спасибо большое, Бад.
    — В любое время, милая, — улыбнулся он. — Если тебе что-нибудь понадобится, только свистни.
    Проводив ее взглядом, Бад неодобрительно уставился на Слоана:
    — Что это было?
    Только сейчас Слоан понял, как неоправданно груб он был с Джейд.
    — А что не так? Она медсестра моей матери, ей здесь не место.
    — Вчера, когда ты нуждался в ее помощи, тебя это не беспокоило.
    — Это другое. Тогда мы все были здесь. — Объяснение казалось глупым даже ему самому.
    — Уверен, любой, кому хватило ума закончить колледж, сможет сориентироваться на ранчо и не попасть в неприятности. — Бад оглядел Слоана с ног до головы и добавил: — Хотя, может, и нет.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Вот ты умный парень, закончил колледж, а не понимаешь, почему эта очаровательная зеленоглазая медсестра выводит тебя из себя.

    Прошло несколько часов, а Слоан все никак не мог забыть о словах Бада. Даже себе самому он не хотел признаваться в том, как на него действует Джейд Гамильтон. Да, она очень красивая девушка. Он видел, как на нее смотрят мужчины, в том числе и Метт Рефферти. Но почему это его так волнует? Хотелось бы верить, что он просто защищает Джейд, ведь весь Керри-Спрингс знает: Метт меняет женщин как перчатки.
    Но он понимал — есть и другая причина: его неудержимо тянет к Джейд. А это могло повлечь за собой одни лишь неприятности. Во-первых, она медсестра его матери, и Слоан не хотел, чтобы хоть что-то, пусть даже и его собственные чувства, препятствовали выздоровлению Луизы. А во-вторых, после Кристал он больше не мог доверять женщинам и не хотел вновь ставить свое сердце и свою семью под удар. Кристал тоже казалась красивой, милой, идеальной для него и для жизни на ранчо. Но на самом деле ее интересовали лишь имя Меррик и выгода, которую она могла от него получить. Его неумение разбираться в людях тогда дорого обошлось всей семье.
    Нет, он не позволит, чтобы подобное повторилось!
    Вернувшись в дом, Слоан услышал голоса со стороны оранжереи. Войдя туда, он сразу же увидел Джейд, красивую, как и всегда. Когда его взгляд встретился с ее колдовскими зелеными глазами, Слоану показалось, что он тонет в омуте и не хочет сопротивляться этому. Желание, которое он испытал в этот момент, было настолько сильным, что у него перехватило дух. Казалось, он больше не мог действовать, сообразуясь с голосом разума, ему было достаточно просто смотреть в эти бездонные глаза.
    — Слоан, сынок, вот и ты!
    Голос Луизы вывел его из оцепенения.
    — Привет, мам, — смущенно сказал он, глядя на улыбающуюся мать и куски разноцветных тканей, разложенные перед ней на столе. — Как прошел твой день?
    — Просто замечательно! Девочки убедили меня, что, даже если сейчас я не могу шить, я не должна отказываться от работы над лоскутными одеялами. Теперь Джейд помогает мне сортировать ткани, а потом я сама попробую вырезать пару квадратов.
    Слоан был счастлив видеть свою мать в таком приподнятом настроении. Похоже, она наконец обрела веру в себя. Он перевел взгляд на Джейд, но та делала вид, что полностью сосредоточена на сортировке тканей. Затем она внезапно встала, забрала пустые бокалы и ушла на кухню.
    Что ж, наверное, он заслужил такое обращение. Стараясь не думать об этом, Слоан заставил себя улыбнуться и повернулся к матери:
    — Приятно видеть тебя за новым проектом. Думаю, дамы из «Потайного стежка» были рады тебе.
    — Да, даже несмотря на то что я не отвечала на их звонки.
    — Думаю, они понимают — тебе многое пришлось пережить. Все мы хотели только одного — чтобы тебе как можно быстрее стало лучше.
    Луиза ласково погладила сына по щеке:
    — Мне стыдно, в последнее время вам было со мной нелегко.
    — Совсем чуть-чуть, — улыбнулся Слоан.
    — Джейд помогла мне понять, что никто, кроме меня самой, не поможет мне вернуть здоровье. Я очень рада, что она со мной.
    — Надеюсь, она не слишком сильно давит на тебя?
    — На меня нужно было хорошенько надавить, сынок. Я очень хочу снова стать собой!
    — Это замечательно. Мы все очень любим тебя, мама!
    Луиза вдруг погрустнела:
    — А твой отец…
    Слоан знал — инсульт проложил изрядную трещину в браке его родителей. Было больно видеть, как мать отталкивает Клея, отказываясь от его помощи и поддержки.
    — Отец скоро приедет, и все снова будет хорошо.
    — Но… Но я уже не та женщина, на которой он женился…
    Его мать всегда была очень красивой, она много внимания уделяла своей внешности, и инсульт стал серьезным ударом по ее самолюбию.
    — Ты должна поговорить с отцом о том, что чувствуешь.
    — Я не смогу.
    — Конечно сможешь. Ты всегда говорила — Клей прекрасный слушатель. Отец приедет на следующей неделе, за это время ты сможешь все обдумать. Но я-то знаю, тебе нечего бояться, ведь этот мужчина сходит по тебе с ума.
    Луиза смущенно улыбнулась.
    — Что ж, не буду тебя отвлекать. Пожалуй, лягу сегодня пораньше.
    — У тебя очень скучная жизнь, сынок, — грустно покачала головой Луиза.
    — Я руковожу работой на ранчо и сейчас должен организовать перегон скота.
    — Но тебе всего тридцать два. Ты должен жить полной жизнью, найти хорошую девушку…
    — Возможно, когда закончим перегон, — улыбнулся Слоан, целуя Луизу в щеку.
    Поднимаясь на второй этаж, он раздумывал над словами матери и не заметил спускающуюся ему навстречу Джейд.
    — Ах! — воскликнула она, когда он налетел на нее.
    Джейд потеряла равновесие и непременно упала бы, если бы он не удержал ее за талию, прижав к себе. Благодаря этому ей удалось устоять на ногах, но теперь голова закружилась у Слоана от близости ее тела.
    — Ты в порядке? — выдохнул он, глядя в ее бездонные зеленые глаза.
    — Да, я в порядке, — кивнула она, отступая на шаг.
    Он о себе такого сказать не мог.
    Он не мог оторвать от нее глаз, с трудом сдерживая желание обнять ее, снова почувствовать мягкость ее изгибов, поцеловать эти нежные губы…
    — У тебя потрясающие глаза, — прошептал он.
    Джейд отвела взгляд, на ее щеках появился румянец.
    — Спасибо, — сказала она.
    Слоан не совсем понимал, что делает.
    — Завтра я поеду объезжать ранчо, чтобы проверить стада. Может, составишь мне компанию?
    — В смысле — на лошади?
    — Ты быстро научишься. У техасцев это в крови.
    — Но утром придет лечащий врач Луизы, я должна присутствовать, — в замешательстве ответила Джейд.
    — Просто дай мне знать, когда освободишься. А я пока подыщу для тебя пару подходящих ботинок.
    С этими словами он попрощался, спустился по лестнице и вышел на улицу, надеясь, что ночной воздух вернет ему остатки помутившегося рассудка.

    Джейд внимательно следила за тем, как Луиза выполняет упражнения. Заметив капельки пота на лбу своей пациентки, поднимавшей небольшие гантели, она сказала:
    — Давайте сделаем перерыв.
    — Что значит — сделаем? — наигранно возмутилась Луиза. — По-моему, я одна тут работаю!
    Джейд улыбнулась в ответ, про себя отметив, что дыхание ее пациентки осталось ровным, а пульс почти не участился. Это очень хороший знак, сказывались несколько дней, проведенные за регулярными упражнениями в спортзале Мерриков, оборудованном по последнему слову техники.
    — И я вижу прекрасный результат, — сказала она.
    Луиза покачала головой:
    — Не так быстро, как мне хотелось бы. Вообще-то мне есть чем заняться, кроме того, чтобы торчать здесь весь день.
    Джейд посмотрела на нее в недоумении:
    — У вас другие планы?
    — Я пригласила подруг на ланч. Мы начнем работу над новыми детскими одеяльцами.
    — Звучит здорово. — Джейд была счастлива, что Луиза снова начала общаться с людьми.
    — Если хочешь, можешь присоединиться к нам.
    Джейн не знала, что ответить. Слоан приглашал ее на конную прогулку, но ведь она не дала ему конкретного ответа. Она чувствовала — его влечет к ней, но понимала: сейчас не время и не место для романа. Не для этого она приехала в Керри-Спрингс.
    — Конечно.
    Но Луиза заметила ее сомнения:
    — Или ты можешь заняться чем-то еще. Не забывай, ты не привязана к этому дому и не обязана работать двадцать четыре часа в сутки. А насколько я помню, у тебя не было свободного времени с того самого момента, как ты переступила порог этого дома. Тебе нужно отправиться на прогулку, осмотреть город. Вокруг Керри-Спрингс много прекрасных виноградников. Муж Дженни, Эван Рефферти, — владелец одного из них. И Сан-Антонио совсем недалеко.
    — Тогда я, наверное, поеду покатаюсь на лошади.
    Луиза с удивлением посмотрела на Джейд:
    — Неужели Слоан пригласил тебя?
    — Да, он собирается объехать пастбища и предложил мне присоединиться к нему.
    — Похоже, мальчик внял моему совету, — улыбнулась Луиза. — Он слишком много работает, особенно последние одиннадцать месяцев. Поезжай с ним и хорошенько отдохни. А я пойду приму душ перед приездом гостей.
    Проводив Луизу до ее комнаты и удостоверившись в том, что дальше она справится без ее помощи, Джейд хотела последовать ее примеру, но ее остановил телефонный звонок. Она знала, что Марта занята на кухне, поэтому взяла трубку:
    — Алло, резиденция Мерриков.
    — Здравствуйте, кто говорит? — после короткой паузы спросил глубокий мужской голос.
    — Джейд Гамильтон.
    — А, та самая чудесная медсестра. Я много слышал о вас.
    — Пока никаких особых чудес я не совершала. Могу я узнать, с кем говорю?
    — Клей Меррик.
    Джейд показалось, что ее сердце перестало биться.
    — А, сенатор, — выдохнула она, надеясь, что ее голос не дрожит. — Простите, сразу вас не узнала.
    — Мы ведь ни разу не встречались, так что ничего удивительного. Но я буду рад познакомиться с вами лично.
    Так вот какой голос у ее отца.
    — Я тоже очень жду нашей встречи, — сказала Джейд.

Глава 5

    Слоан погладил черного жеребца Амиго и оглянулся проверить, как дела у Джейд. Он дал ей свою самую смирную кобылку, Калли, и надеялся, что они смогут найти общий язык.
    Они уже около часа неторопливо ехали вдоль высохшего устья реки. Во все стороны, куда ни глянь, простирались зеленые луга, на которых паслись стада, но листья на деревьях уже начали желтеть. Это было любимое время года Слоана, когда окупались все его труды.
    Внезапно пришли в голову слова матери: «У тебя скучная жизнь, сынок». Возможно, так и есть. Он всегда много работал, но только в последние месяцы погрузился в дела ранчо с головой, стараясь не думать ни о чем другом. Ту работу, которую мог выполнить сам, не доверял никому. Может, он действительно помешался на тотальном контроле и ему и вправду не помешает отдых?
    Он уже давно не проводил время с девушками. И дело не в том, что он не хотел найти свою половинку, просто публичная жизнь Клея и его политическая карьера заставили Слоана стать очень подозрительным.
    И Кристал еще раз доказала ему, что не зря.
    Слоан усвоил урок и решительно сконцентрировался на работе, которой на ранчо всегда хватало.
    — Я все правильно делаю? — Голос Джейд отвлек его от невеселых мыслей.
    Она сидела в седле как влитая, плавно покачиваясь в такт движениям лошади. Глядя на нее, он не мог не улыбнуться.
    — Замечательно. Ты держишься в седле очень уверенно. Похоже, в детстве ты провела в седле больше времени, чем рассказывала.
    Джейд было приятно слышать его похвалу, тем более сам красавец ковбой смотрелся в седле так, словно родился в нем. Конь слушался его беспрекословно.
    — Нет. Все уроки верховой езды закончились, когда моя мама увидела размер животного, на котором я учусь кататься. Я была поздним ребенком, и она всегда слишком беспокоилась обо мне.
    — Так ты стала для них приятным сюрпризом?
    — И да, и нет, — уклончиво ответила Джейд. — Они всегда хотели детей, но ничего не получалось. Я появилась в семье Гилморов, когда им обоим уже было гораздо больше сорока.
    — Неудивительно, что они так тебя берегли.
    — Да. Моя мать всегда мечтала о дочери-балерине, так что мне пришлось забыть о лошадях и заняться балетом.
    — Успешно?
    — Наряды мне нравились куда больше танцев, — улыбнулась Джейд. — Скоро выяснилось, что у меня совершенно нет таланта и пластики, но почти все мои подруги занимались балетом, так что я застряла там на несколько лет.
    — Мне кажется, ты очень грациозна, — заметил Слоан, скользнув по ее телу таким взглядом, что у Джейд по спине побежали мурашки.
    — Это сейчас. А тогда я состояла из одних только локтей и коленок, — ответила она, стараясь скрыть нервозность за улыбкой.
    — Все к лучшему. Сейчас ты выглядишь потрясающе, Джейд Гамильтон.
    — Спасибо, — ответила девушка, чувствуя, как к щекам приливает кровь, и отвернулась, притворяясь, что осматривает окрестности. — Много еще пастбищ нам предстоит объехать?

    — У меня с собой сэндвичи с индейкой и с ветчиной, какой выберешь? — спросил Слоан, разбирая корзинку с ланчем.
    — Не важно, давай любой, — улыбнулась сидящая рядом с ним на клетчатом пледе Джейд.
    Они устроились под большим развесистым деревом. Рядом журчал ручей, неподалеку на зеленом лугу паслись коровы. Джейд чувствовала удивительное спокойствие, разлитое в воздухе.
    — Здесь так хорошо, — улыбнулась она. Хоть она и родилась в Техасе, но не слишком много знала о жизни на ранчо.
    Слоан передал ее завернутый в целлофан сэндвич:
    — Кто-то думает, что здесь безумно скучно, а мне кажется, так выглядит рай. Именно поэтому я построил тут свой дом.
    — Твой дом? — удивленно переспросила Джейд.
    — Почему ты удивляешься? Сразу после колледжа я решил съехать из отчего дома. Я жил с матерью, потому что ей была нужна моя помощь после инсульта. Ведь Алиса и отец пока в отъезде.
    — Наверное, здорово иметь свой собственный дом и в то же время оставаться рядом с семьей.
    — Так и есть. Меррики поселились на этой земле в начале прошлого столетия, построили свой первый дом и начали разводить скот. Дело пошло на лад после того, как на нашей земле нашли несколько нефтяных месторождений. А последние лет пятьдесят члены нашей семьи заседают в конгрессе США. Но лучше тебе расспросить об истории семьи Клея или Алису, настоящих Мерриков.
    — По-моему, ты не менее Меррик, чем они, — улыбнулась Джейд.
    — Почти во всем, — кивнул Слоан. — Только вот политической жилки во мне нет. А все почему-то считают, если я ношу это имя, то должен унаследовать и кресло в конгрессе.
    — Это какое-то безумие.
    — Полностью с тобой согласен, — с улыбкой кивнул Слоан. — Из меня получился бы отвратный политик. Алиса справится с этой ролью куда лучше, но и ее решение не должно стать следствием оказанного на нее давления. Знала бы ты, какой забавной она была в детстве. Никто не мог заставить ее делать то, что она не хотела.
    — Она мне уже нравится, — рассмеялась Джейд, стараясь представить себе, какая она — ее сводная сестра. — Алиса часто приезжает на ранчо?
    — Она работает недалеко, в Остине, — сказал Слоан, протягивая Джейд термос с чаем. — Она тоже хочет познакомиться с тобой, ведь ты вернула нашей матери надежду.
    — Луиза и сама бы справилась, просто ей понадобилось бы больше времени.
    — Мы очень беспокоились за нее. Она постепенно теряла силы, а с ними и интерес к жизни, не хотела даже делать упражнения. Это было ужасно.
    — Я рада, что смогла помочь, — улыбнулась Джейд. Она посмотрела на небо и заметила собирающиеся над их головой облака.
    — Мне это не нравится, — заметил Слоан, проследив за ее взглядом. — Пора возвращаться домой.

    К моменту, когда они собрали вещи и сели на лошадей, начался ливень. Прикинув, сколько им ехать до ранчо, Слоан понял — необходимо срочно найти укрытие.
    — Я знаю место, где мы сможем переждать! — крикнул он, надеясь, что Джейд услышит его за раскатами грома. — Но нам придется скакать галопом, если не хотим промокнуть до нитки. Ты справишься?
    Джейд неуверенно кивнула.
    Кони сорвались с места и поскакали через луг. Джейд прижалась к шее лошади, быстро подстроившись к ритму ее бега. Было нелегко сопротивляться порывистому ветру и хлещущему в лицо дождю, но она справлялась.
    — Мы приехали, — через несколько минут выдохнул Слоан, останавливаясь у небольшого деревянного домика.
    Он спрыгнул со своего коня и помог спуститься Джейд. Они завели животных в амбар, а сами побежали к дому. Чтобы открыть рассохшуюся от времени дверь, ключа, хранившегося под ковриком, оказалось недостаточно, Слоану пришлось ударить по ней плечом. В ноздри ударил запах пыли и затхлости. Сверкнувшая молния осветила убогую обстановку. Это место выглядело даже хуже, чем во время его прошлого визита. У дальней стены стояли стол и пара стульев, над ними висело несколько полок с посудой. У противоположной стороны стояла кровать и скалил черную пасть камин.
    Пошарив рукой в темноте, Слоан включил свет, радуясь, что электричество до сих не отключено.
    — М-м-м, как здесь… уютно, — сказала Джейд, оглядываясь.
    — Об этом месте многое хочется сказать, но слово «уютно» на ум не приходит.
    — Тогда сухо.
    — А вот это точно, — кивнул Слоан. — Но не слишком тепло. — Когда начался ливень, температура воздуха резко упала, и в доме было очень холодно. — Сейчас попробую что-нибудь с этим сделать, — добавил он, нащупав в кармане спички.
    Около камина лежали дрова и пара старых газет для растопки. Через пару минут веселые языки пламени уже плясали в камине, распространяя по комнате живительное тепло.
    Взглянув на Джейд, Слоан увидел, что она дрожит.
    — Снимай скорее свою мокрую куртку и иди к огню, — велел он, срывая с кровати одеяло. — Не знаю, насколько оно чистое, но зато сухое. — Слоан набросил его на плечи девушки и начал растирать ее руки и спину сильными, быстрыми движениями.
    Видя, что Джейд никак не может согреться, он сел позади нее, прижав ее к своей теплой широкой груди.
    Неожиданно для себя Джейд испытала острый прилив желания, с которым оказалось не так-то просто совладать. Теперь она дрожала не только от холода.
    — Прости, я не ожидал, что наша конная прогулка закончится таким образом, — прошептал Слоан.
    Его дыхание обжигало шею Джейд, еще больше распаляя ее.
    — Все в порядке, — выдохнула она, стараясь как можно быстрее взять себя в руки. — Дай мне всего минуту, чтобы прийти в себя. — Она знала, что лжет. Минута вряд ли что-то изменит. — Кто жил в этом доме? — спросила Джейд в надежде отвлечься.
    — Когда-то он принадлежал Отису и Саре Меррик. Он был построен в тысяча девятьсот пятом году, когда они поселились здесь. — Слоан смущенно огляделся. — Правда, сейчас дом пришел в некоторое запустение.
    — Думаю, он прекрасно сохранился.
    — Отис построил его своими руками и сам сделал всю мебель.
    — Если приложить немного усилий, здесь можно будет жить, — сказала Джейд, оглядываясь.
    — Возможно. Во всяком случае, к нему следует относиться с большим уважением, ведь это часть нашей семейной истории. Джейд, ты уже достаточно согрелась, чтобы немного осмотреться? — спросил он, вставая.
    — Конечно, — кивнула она.
    Слоан протянул руку, помогая ей встать. Прикосновение к ее холодной узкой ладони показалось ему ударом молнии. Похоже, Джейд тоже почувствовала это, потому что тут же отдернула руку и опустила взгляд.
    Они прошли по дому, заглядывая в комнаты. Последняя оказалась хозяйской спальней, где основным предметом мебели была большая кровать, накрытая ярким лоскутным одеялом.
    — Ах, Слоан, это потрясающе! — воскликнула Джейд, проводя рукой по тщательно вышитому узору. — Ты прав, это место стоит того, чтобы его сохранить.
    Слоана удивил ее энтузиазм. Ее чарующие глаза сияли от радости. Он не ожидал, что такая мелочь может вызвать у нее столько радости.
    Эта женщина давно завладела всеми его мыслями, он мог думать только о ней. Слоану оставалось убеждать себя, что все дело в том, что у него давно не было женщины и на месте Джейд могла оказаться любая.
    Но в глубине души он знал — это не так.
    — Этот дом пришел в упадок после смерти Отиса и Сары. Сын Отиса Самуэль женился на дочери основателя города Элис, Керри, а она ненавидела этот дом. После того как у них родились сыновья, Клейтон и Адам, Самуэль построил новый дом, куда они переехали всей семьей. После брака детей Керри и Меррики объединили свои земли, создав огромное ранчо, которое было названо Устье Реки. Вскоре Самуэль стал мэром города, а потом выиграл выборы в сенат, так что Клея буквально с рождения готовили к гражданской службе.
    — А что произошло с Отисом и Сарой?
    — Они никогда не переступали порога большого дома, но дожили до девяноста лет.
    — Жаль, что у них испортились отношения с сыном.
    — Не совсем так. Хотя отношения с Алисой у них были очень непростые, Самуэль часто приходил навестить их.
    — Это хорошо, — улыбнулась Джейд. — Думаю, если здесь прибрать, обновить кое-что и покрасить, здесь будет очень уютно.
    — Мы должны беречь память о своих близких, — с улыбкой кивнул Слоан. — Однажды все это унаследует Алиса. Наверное, тебе тоже достался дом от твоих родителей?
    — К сожалению, лечение матери стоило очень дорого, поэтому дом пришлось продать. А отца никогда не было в моей жизни.
    — Но ведь тебе удалось сохранить какие-то ее вещи на память?
    — Они мне тоже не принадлежали, — грустно покачала головой Джейд. — Меня удочерили. Кузина моей матери, Маргарет, потребовала, чтобы все вещи Рене я отдала ей. Она сказала, что, не будучи кровной родственницей, я не имею права претендовать на них. Это был очень тяжелый период в моей жизни, поэтому, хотя Рене и завещала все мне, большую часть я отдала Маргарет, чтобы не раздувать скандал.
    В прекрасных зеленых глазах блестели слезы. Слоан ласково провел кончиками пальцев по ее щеке, притянув Джейд к себе. Он пытался убедить себя, что это лишь сочувствие, но знал — он обманывает сам себя. Он страстно желал ее. Ее чарующие глаза, запах ее тела, манящие изгибы сводили его с ума.
    — Ты была для матери самым особенным человеком, — прошептал он, нежно обнимая Джейд.
    Ее глаза были похожи на бездонные омуты, которые затягивали его все глубже. Возможно, Слоан еще смог бы побороть искушение, но слишком уж сладким должно стать поражение. Как он мог остановиться сейчас?
    Слоан наклонил голову и осторожно нашел губами ее губы.
    Джейд знала, что должна взять себя в руки и отстраниться, ведь она здесь совсем не для романтических отношений со Слоаном Мерриком, но ничего не могла с собой поделать. Она уже попала в плен его томительно сладкого поцелуя, во время которого сама мысль о сопротивлении казалась кощунственной. Джейд со стоном приоткрыла губы, позволяя языку Слоана проникнуть в ее рот, а ее руки сами собой обвились вокруг его шеи…
    К реальности их вернул телефонный звонок.
    Джейд отскочила от Слоана как испуганный подросток. Он тихо выругался.
    — Черт побери, как не вовремя! Прости, я должен ответить, — сказал он, взглянув на высветившийся на экране номер. — Алло, мама, что-нибудь случилось?
    — У меня все прекрасно, сынок, но я беспокоюсь за вас. На улице творится какой-то кошмар. Сообщают, что в ближайшие несколько часов ничего не изменится. Где вы?
    — Все в порядке, мы решили укрыться в доме Отиса, переждем здесь грозу и вернемся домой.
    Слоан искоса взглянул на Джейд, все еще ощущая сладкий вкус ее губ, и почувствовал, что едва может сдерживать сжигающее его изнутри желание. В этот момент телефон с печальным писком погас.
    — Села батарейка, — без всякого сожаления в голосе сообщил Слоан, отбрасывая телефон в сторону и с лукавой улыбкой поворачиваясь к Джейд. — Похоже, нам придется проверить, насколько крепкую мебель смастерил старик Отис.

Глава 6

    Джейд сидела у камина, прислушиваясь к раскатам грома, вою ветра и бесконечному шуму дождя. Стекла звенели от потоков разбивающейся о них воды. Через несколько минут после звонка Луизы у них пропало электричество, но в доме нашлись свечи. День подходил к концу, а буря, похоже, не собиралась заканчиваться.
    Джейд посмотрела на Слоана. Он сидел на корточках перед камином, подкладывая дрова. Она скользнула взглядом по его широким плечам, точеному профилю, мускулистым рукам. И она не могла не думать о том, что чувствовала, когда эти руки обнимали ее, прижимая все ближе. При одной мысли об этом по ее телу пробежала дрожь. Джейд мысленно застонала и отвела взгляд. Она не могла позволить себе увлечься этим ковбоем. Ехать с ним на прогулку и уж тем более целоваться с ним было настоящим безумием.
    — Долго ты еще собираешься меня игнорировать? — поинтересовался Слоан.
    — Мне просто нечего сказать, — чуть пожала плечами Джейд.
    — А до поцелуя у тебя не было сложностей с поддержанием беседы.
    — Думаю, нам следует забыть об этом.
    — Согласен, — кивнул Слоан. — Ты очень красивая девушка, Джейд, перед тобой очень сложно устоять. Но я сделаю все, чтобы этого больше не повторилось. Мне сейчас меньше всего нужны серьезные отношения.
    Слоан отвернулся, но Джейд успела заметить боль в его глазах.
    — Кто она? — помолчав, спросила Джейд.
    — Поверь, не стоит тратить время на воспоминания о ней, — поморщился Слоан.
    Джейд взглянула на окно, по которому все так же барабанил ливень.
    — Время — это то, чего у нас сейчас предостаточно, — заметила она.
    — Ну, — пожал плечами Слоан, — я хозяин ранчо, всегда мечтал заниматься только этим, с того самого момента, как после свадьбы родителей переехал в Устье Реки. Но некоторые люди считали, что я должен стремиться к большему, пытались изменить меня.
    — Зачем? Это ведь замечательно, что ты нашел свое место в жизни.
    Слоан хотел верить в то, что Джейд говорит искренне.
    — Все меняется, когда твой отец — сенатор, — горько покачал головой он. — Рука об руку с должностью идут престиж и статус, которые многим кажутся очень привлекательными. Кристал Эриксон приехала в город, мы познакомились, встречались несколько месяцев, но у нас ничего не вышло. Конец истории.
    Хотелось бы ему, чтобы все действительно было так просто. Слоан с тоской вспомнил, каким доверчивым дураком он был. Однажды, вернувшись домой, он увидел, как Кристал беседует с сенатором. Он не хотел подслушивать, но замер перед приоткрытой дверью, когда услышал, о чем они разговаривали. Оказалось, Кристал уже спланировала его будущее. Она мечтала о том, что он унаследует сенаторское кресло отца, и даже обещала Клею незаметно подтолкнуть его к этому решению. Именно тогда Слоан понял, что Кристал любила не его, а его имя.
    Он был зол и разочарован и тут же разорвал помолвку. Тогда он и представить не мог, чем это закончится…
    — Когда я дал Кристал понять, что между нами все кончено, она рассказала все о наших отношениях и частной жизни нашей семьи газетчикам. Нам пришлось заплатить, чтобы эта статья и фотографии, которые, как оказалось, делала Кристал, не попали на первую полосу.
    — Слоан, мне очень жаль.
    — Не надо. Это было давно, и я усвоил урок.
    Он никогда не допустит, чтобы нечто подобное произошло еще раз.
    Их взгляды встретились. Эти огромные зеленые глаза могли заставить его забыть обо всем и сделать выполнение данного себе обещания очень непростым. Слоан с трудом сдерживал желание вновь заключить Джейд в объятия, почувствовать, как ее тело податливо прижимается к нему.
    — Прости меня за то, что произошло между нами, — тихо сказал он, вставая. — Это было совершенно непрофессионально с моей стороны.
    — Половина вины лежит на мне, — покачала головой Джейд. — Ведь я работаю на твою мать.
    В этот момент за окном сверкнула молния, сразу за которой раздался такой сильный удар грома, что Джейд вскрикнула от испуга.
    — Все в порядке, — успокаивающе сказал Слоан. — Я не допущу, чтобы с тобой что-то произошло.
    — Нет нужды играть в героя, — нахмурилась Джейд. — Я взрослая девочка и могу о себе позаботиться.
    — Не сомневаюсь.
    Но Слоан видел, что за этой напускной резкостью таится печаль.
    — Пойду проверю, как там лошади, — сказал он и вышел.
    Ему необходимо было успокоиться, взять себя в руки и выбросить Джейд из головы. Через пару недель эта красивая зеленоглазая девушка вернется в Даллас, и все будет как прежде. А сейчас он должен сосредоточиться на работе.

    Через пару часов распогодилось, и за ними приехал Бад. Джейд была безумно рада видеть его. После того как Слоан поцеловал ее, она не понимала, как себя вести, и чувствовала себя ужасно неуютно в его компании. Она могла назвать множество причин, почему им нельзя быть вместе.
    Мужчины быстро завели лошадей в трейлер для перевозки скота, и они наконец смогли отправиться домой. Джейд была рада, что может просто помолчать, пока мужчины обсуждали нанесенный бурей ущерб.
    Когда они подъехали к дому, Слоан первым выпрыгнул из грузовика и протянул Джейд руку, чтобы помочь ей.
    — Спасибо, я справлюсь, — тихо сказала она, не глядя на него; воспоминания о его жарких прикосновениях были еще слишком свежи. — Не надо, Слоан. Так лучше для всех… Иначе мне придется уехать.
    Слоан нахмурился:
    — Черт побери, Джейд, это последнее, чего я хочу. Я собираюсь держаться от тебя подальше. Я не хочу, чтобы ты уезжала… Ради блага моей матери.
    Джейд кивнула, хотя ей больно было слышать, что он так легко может отказаться от общения с ней.
    — Я очень устала, Слоан, я пойду в дом.

    Джейд вошла на кухню и оказалась в объятиях Луизы.
    — Я так рада видеть тебя целой и невредимой!
    — Простите, что заставила вас волноваться.
    — За что ты извиняешься? Разве это ты призвала бурю? Синоптики говорили, холодный фронт вообще обойдет стороной Техас. Мне остается благодарить Бога за то, что Слоан был рядом и не дал тебе попасть в беду. — Она в недоумении огляделась. — А где, кстати, мой сын?
    — Он повел лошадей в конюшню.
    Марта принесла Джейд чашку домашнего какао:
    — Что вам приготовить на ужин?
    — Спасибо, я лучше приму душ и буду ложиться спать, — покачала головой Джейд.
    — Хорошо, а Марта пока приготовит что-нибудь легкое и принесет тебе в комнату.
    Джейд слишком устала за день, чтобы спорить. Она кивнула, пожелала женщинам спокойной ночи и пошла в свою комнату. Там она стянула с себя грязную, так и не просохшую до конца одежду и отправилась в душ. Стоя под горячими, ласковыми струями воды, она вдруг вспомнила руки Слоана на ее талии, его опаляющий взгляд перед тем, как он поцеловал ее, и уже совсем другое тепло охватило ее тело.
    Приказав себе прекратить думать об этом проклятом ковбое, она вышла из душа, быстро высушила волосы, надела любимую пижаму и уже собралась ложиться, когда услышала тихий стук в дверь.
    — Входите, Марта! — крикнула она.
    Но на пороге оказалась не пожилая экономка, а молодой и потрясающе сексуальный ковбой, который ни на секунду не выходил у нее из головы. Слоан так и не успел переодеться, но даже грязные джинсы и сапоги не портили его.
    — Что ты здесь делаешь?
    Слоан провел рукой, словно пытался собраться с мыслями.
    — Господи, ты выглядишь сексуально даже в пижаме!
    Она не собиралась позволить этому неотесанному ковбою опять вогнать ее в краску.
    — Я собиралась ложиться спать. Так что, если ты не против, отложим разговор до утра.
    — Мне не нравится решение, к которому мы пришли.
    — Но мы ведь оба решили, что это самое разумное решение?
    Слоан, похоже, не был в этом уверен. Он молчал, смотрел не нее и не двигался с места. Уже за это Джейд была ему благодарна, потому что не знала, что произойдет, если Слоан войдет в ее комнату, прикоснется к ней… Нет, он должен уйти.
    — Послушай, Слоан, мне кажется, что тебе не следует быть здесь…
    — Я знаю. Именно поэтому я пришел сказать, что утром я уеду.
    — Куда?
    — Какая разница? Главное, что я буду далеко от тебя.
    — Н о я не могу выгонять тебя из собственного дома.
    — Это дом моих родителей, а я просто возвращаюсь к себе.
    — Хорошо. — Значит, он останется неподалеку. — Не беспокойся, я позабочусь о Луизе.
    — Ловлю тебя на слове. Но если что-то понадобится, просто звони.
    — Конечно. И я хотела тебе сказать, даже несмотря на грозу, мне очень понравилась прогулка.
    — Мне тоже, — кивнул Слоан. — Причем гораздо больше, чем следовало.
    С этими словами он развернулся и вышел из комнаты.

    Следующее утро началось как обычно. В семь утра Джейд и Луиза уже были в спортзале. Закончив с упражнениями, они отправились в свои комнаты принять душ, а в девять встретились за завтраком. Слоана за столом не было.
    — А Слоан придет? — обеспокоенно спросила экономку Луиза.
    Марта покачала головой:
    — Нет, он позавтракал рано утром. У него с собой была сумка с вещами, и он сказал, что возвращается в свой дом. Обещал заглянуть позже.
    Луиза нахмурилась:
    — Вот так взял и уехал? Даже не попрощавшись? — Она с недоумением посмотрела на Джейд. — К чему такая спешка?
    — Наверное, у него сейчас много работы на ранчо.
    Джейд не могла поверить, неужели Слоан настолько сильно желает быть от нее подальше, что готов обидеть любимую мать.
    — Знаю, последнее время я доставила ему много проблем. Все свое свободное время он тратил только на меня… Конечно, он устал, — грустно сказала Луиза.
    — О, Луиза, уверена, Слоан совсем не против, ведь он очень любит вас!
    — Это так, — тепло улыбнулась Луиза. — Но ему нужна своя жизнь, любимая женщина, семья. Когда я узнала, что вы со Слоаном решили покататься на лошадях, я так надеялась, что у вас что-нибудь получится…
    Джейд печально вздохнула.
    — Это было бы замечательно, Луиза, но ведь я скоро уеду назад в Даллас.
    — В Керри-Спрингс тоже всегда найдется работа для хорошей медсестры, — с лукавой улыбкой заметила Луиза. — Возможно, тебе здесь понравится, и ты захочешь остаться.
    Джейд не хотела спорить:
    — Я подумаю об этом.
    — О большем я и не прошу, — улыбнулась Луиза.

    Утром следующего дня Джейд стояла перед домом Слоан, не решаясь нажать на кнопку звонка. Она знала, что играет с огнем. Слоан был настоящим олицетворением искушения, которому почти невозможно противиться, и если бы она прислушалась к голосу разума, то держалась бы от него на расстоянии. Существует слишком много причин, по которым они не могут быть вместе. Из-за одной из них она и оказалась на его крыльце.
    Пустое место за столом явно очень расстраивало Луизу. А значит, Джейд должна каким-то образом урегулировать свои отношения со Слоаном, иначе они станут препятствием на пути Луизы к выздоровлению. Надо, чтобы все было так, как раньше. До их поцелуя.
    Собравшись с духом, Джейд нажала на кнопку звонка. Услышав крик «Не заперто!», она открыла тяжелую дубовую дверь и вошла в дом.
    Просторный холл, облицованный деревом, заканчивался дверью в уютную гостиную, где перед большим камином, над которым висел плоский телевизор, стояли удобный кожаный диван и несколько кресел. Джейд улыбнулась, оглядываясь по сторонам. Этот дом явно обставлял мужчина. Пройдя дальше по коридору, Джейд нашла совмещенную со столовой кухню, где и обнаружила хозяина дома. Слоан явно только что вышел из душа, на его взъерошенных волосах блестела вода. Он был одет в белую футболку и джинсы.
    Судя по выражению его лица, Слоан ожидал увидеть кого угодно, но не ее.
    — Что ты здесь делаешь?
    — Нам нужно поговорить.
    — Я думал, мы уже все обсудили.
    Джейд отвела взгляд, скрывая боль, которую причинили ей его слова.
    — Ты решил не появляться в главном доме до моего отъезда, но не учел, что это может обидеть других людей.
    — Кого ты имеешь в виду?
    — Твою мать, Слоан. Ты ведь переехал, даже не поговорив с ней.
    — Просто у меня не было времени, — недовольно пожал плечами Слоан. — Я заеду и поговорю с ней завтра.
    — Дело не в этом. Луиза думает, забота о ней обременяет тебя.
    — Что заставило ее так думать? — нахмурился Слоан.
    — По-твоему, внезапного бегства из родительского дома недостаточно?
    — Тогда это казалось мне наилучшим выходом из положения.
    — Думаю, чтобы не расстраивать твою мать, нам следует научиться ладить друг с другом.
    — Милая, проблема как раз в том, что мы слишком хорошо ладим.
    Его пылающий взгляд заставил Джейд смущенно потупиться.
    — Мы ведь, кажется, решили больше не вспоминать о том, что произошло в доме Отиса.
    Слоан не успел ответить; в этот момент за его спиной полыхнул огонь и запищала пожарная сигнализация. Одной рукой Слоан выключил газ, а другой закрыл крышкой загоревшееся на сковородке масло, лишая пламя доступа кислорода. Когда пожар был потушен, он со скорбным лицом оглядел кусок мяса, который жарил.
    — Похоже, придется отложить завтрак до ужина, — грустно подытожил он, выкидывая обугленное мясо.
    — Удивительно, как ты до сих пор не умер с голода, — не выдержала Джейд и направилась к большому хромированному холодильнику. — Давай посмотрим, что можно приготовить.
    Слоан с изумлением взглянул на нее:
    — Ты умеешь готовить?
    — Конечно. Моя мама позаботилась об этом.
    — А я думал, женщин, которые занимаются карьерой, готовка не интересует.
    — Женщины бывают разные, — покачала она головой.
    — Похоже, Марта тоже не хочет, чтобы ты голодал, — заключила Джейд, исследовав содержимое холодильника. И так как ты сжег свой завтрак из-за меня, сейчас я приготовлю для тебя что-нибудь исключительно вкусное.

Глава 7

    Слоан работал как сумасшедший. Он прилагал все усилия, чтобы не думать о зеленоглазой красавице, которая превратила его упорядоченную жизнь в настоящий хаос. Ее визит, кстати, закончился совместным завтраком и экскурсией по дому, после которой Слоан как настоящий джентльмен проводил девушку до главного дома и со спокойным лицом выслушал ее предложение стать друзьями.
    И это в тот момент, когда он едва сдерживал желание наброситься на нее прямо там, вновь ощутить прикосновение к ее теплой, шелковистой коже, почувствовать сладкий вкус ее губ… Вместо этого он вежливо попрощался с ней и с матерью и отправился домой. Один.
    Действительно ли он хочет держаться подальше от этой девушки? Черт побери, да! Хватит с него экспериментов с женщинами, это слишком болезненно сказывается и на его собственном сердце, и на репутации семьи.
    И именно его желание сконцентрировать свое внимание на чем угодно, кроме Джейд, привело его туда, где объезжали жеребцов. Там несколько молодых ковбоев как раз пытались справиться с дурным нравом известного на всем ранчо коня по имени Черный Рыцарь. Прекрасный конь мог бы стать жемчужиной конюшен Мерриков и произвести на свет породистое потомство, но только в том случае, если его удастся объездить.
    После того как очередной ковбой оказался на земле, а его товарищи заметили Слоана, они попросили его помочь. Он хотел отказаться, но вспомнил о своем принципе делать любую работу, которую выполняют его подчиненные, поэтому коротко кивнул, перепрыгнул через ограду и пошел к нервно переступающему на месте жеребцу, обзывая себя последним недоумком.
    Все затаили дыхание, наблюдая за ним.

    Джейд вместе с Луизой прогуливались по ранчо, когда услышали звонкие, подбадривающие крики. Затем они увидели нескольких ковбоев, сидящих на ограде вокруг площадки, по которой носился огромный брыкающийся черный жеребец, то и дело пытавшийся сбросить всадника. Приглядевшись, Джейд с замиранием сердце узнала в нем Слоана.
    — Что он делает? — испуганно спросила она.
    — Похоже, опять пытается объездить Рыцаря, — сказала Луиза, нахмурившись. — Это прекрасный конь с отвратительным характером и воистину ослиным упрямством. Он никого не желает слушаться. Если кому-то и удастся справиться с ним, то только Слоану. — Последнюю фразу она произнесла с явной гордостью за сына. — Пойдем посмотрим поближе.
    Джейд следила за каждым движением Слоана. Они не виделись уже несколько дней, и только сейчас она поняла, как сильно скучала по нему. Конь снова взметнулся на дыбы, но Слоан был готов к этому и удержался в седле. Сила против силы, упрямство против упрямства, этот танец продолжался уже довольно долго. Ни конь, ни человек не желали сдаваться.
    Конь немного устал, замедлился, и Слоану показалось, что он уже взял контроль над животным, но тут Рыцарь снова взбрыкнул, и все началось сначала. На каждом рывке коня сердце Джейд уходило в пятки.
    — Тихо, тихо, мальчик, — сквозь зубы выдохнул Слоан, которому снова показалось, что конь немного успокоился.
    — Хорошая работа, Слоан! — услышал он голос матери.
    Он в изумлении оглянулся и увидел не только Луизу, но и стоящую рядом с ней Джейд. Их глаза встретились, и на секунду Слоан забыл обо всем. Всего на секунду, но этого хватило Рыцарю для того, чтобы снова встать на дыбы.

    — Слоан… Слоан…
    Он почувствовал, как нежные руки касаются его лица.
    — Давай же, открой глаза.
    Слоан повиновался и тут же увидел огромные испуганные зеленые глаза.
    — Джейд… — прошептал он и застонал от ужасной боли в затылке.
    — Ты узнаешь меня, это хорошо, — слабо улыбнулась она.
    — А я не должен? Что произошло?
    — Рыцарь тебя сбросил.
    Слоан тихо выругался и попытался сесть, но Джейд не дала ему этого сделать:
    — Тише, ковбой, дай мне сначала осмотреть тебя.
    К ним подбежал запыхавшийся Бад:
    — Да, друг, тебе стоит послушаться!
    — Со мной все в порядке, — поморщился Слоан и с трудом сел. — Бад, пусть ребята отведут Рыцаря в конюшню и возвращаются к работе.
    — Хорошо. Эй, парни, вы слышали, что сказал босс?
    Скоро вокруг никого не осталось, кроме Джейд.
    — Я все еще собираюсь осмотреть тебя, — сказала она, пристально вглядываясь в его лицо. — Сейчас не время проявлять свое фамильное упрямство, ты можешь быть серьезно ранен. Нужно отвезти тебя в больницу. Скорее всего, у тебя сотрясение, но нужно сделать рентген, чтобы удостовериться, что кости не сломаны.
    — Зачем? Чтобы врачи сказали мне то же самое, что и ты?
    Слоан заставил себя подняться, но одна мысль о том, что ему придется сделать хотя бы шаг, вызвала ужасный приступ головокружения.
    Как только он пошатнулся, Джейд подхватила его под локоть, помогая удержать равновесие:
    — Держись, Слоан, нужно дойти до дома.
    Он не успел сделать и шага, как второй его локоть тоже вдруг оказался в плену маленьких, но сильных ручек. Это была Алиса.
    — А ты что здесь делаешь? — удивленно спросил он.
    — Пытаюсь не дать своему старшему братишке попасть в беду. Но, похоже, я опоздала.
    — Да, твоя пунктуальность всегда хромала. — Он перевел взгляд на Джейд: — Познакомься, это вторая самая упрямая женщина в моей жизни, моя маленькая сестричка Алиса Меррик.
    На секунду Джейд застыла — возможно, это ее сводная сестра! — но быстро взяла себя в руки:
    — Здравствуй, Алиса, мне очень приятно познакомиться.
    — Мне тоже, — улыбнулась красавица. — Я столько слышала о тебе, Джейд! Каждый раз, когда моя мать берет в руки телефонную трубку, она начинает петь дифирамбы своему ангелу-хранителю.
    — Я не ангел, а просто медсестра.
    — Ошибаешься. Никто прежде не мог справиться с ее безграничным упрямством. Это у нас, как видишь, фамильное. А ты, братец, отправляешься в больницу, нравится это тебе, или нет.

    Джейд, Алиса и Луиза уже час сидели в приемном покое больницы Керри-Спрингс. Больница была маленькой, но прекрасно оснащенной. Врачей и медсестер было немного, но, судя по всему, они прекрасно справлялись со своими обязанностями. Их приняли без промедления и тут же отправили недовольного Слоана на рентген.
    — Это хорошее место, — сказала Джейд.
    Луиза с улыбкой кивнула:
    — Настоящее произведение искусства. Ее закончили строить всего год назад. Городу была необходима больница, раньше нам приходилось ездить в Сан-Антонио. Мне очень повезло, что они закончили строительство так вовремя — когда я попала в беду, меня сразу отвезли сюда, и я получила немедленную и качественную помощь. А теперь и Слоану пригодилась эта больница. — Она взглянула на Джейд: — Мне следует беспокоиться?
    — Насколько я представляю, нет, но лучше подождать результатов рентгена.
    Словно услышав ее слова, к ним подошел доктор.
    — Здравствуй, Луиза, ты потрясающе выглядишь, — сказал он с галантной улыбкой.
    — Том, дорогой, в любой другой день я с удовольствием выслушаю все твои комплименты, но сейчас я могу думать только о Слоане.
    — С ним все будет в порядке. Небольшое сотрясение и пара синяков — ничего смертельного.
    — А его спина? — не выдержав, вмешалась Джейд.
    Доктор в недоумении перевел на нее взгляд, и Луиза поспешила представить их друг другу:
    — Том, познакомься, Джейд Гамильтон, моя медсестра. А это доктор Том Грей.
    — Очень приятно, доктор.
    — Мне тоже, — улыбнулся он. — Надеюсь, вы справитесь с двумя упрямыми пациентами вместо одного? На вашем месте я потребовал бы дополнительную плату — вряд ли Слоан Меррик будет образцовым пациентом.
    — Думаю, я справлюсь, — рассмеялась Джейд, хотя внутри у нее все трепетало: она рада была слышать, что Слоан в порядке, но совсем не хотела становиться его медсестрой.
    — Мы все будем присматривать за ним, — пообещала Луиза. — Можно его увидеть?
    — Конечно, он в четвертой палате.
    Слоан сидел на кушетке для осмотра и застегивал рубашку. Джейд в силу своей профессии видела немало мужчин без рубашек, но только при взгляде на этого ковбоя у нее перехватило дух.
    — Как твоя голова? — спросила она, пряча взгляд.
    — А как ты думаешь? Такое ощущение, что Рыцарь не только сбросил меня, но и хорошенько потоптался сверху. Черт с ней, мне нужно возвращаться на ранчо.
    — Притормози, сынок, — нахмурилась Луиза. — Ты будешь делать то, что велел врач, а он прописал тебе постельный режим.
    — Но я должен…
    — Ты должен прекратить перестать быть такой занозой в заднице, — заявила Алиса.
    — Посмотрел бы я на твое поведение, если бы твоя голова так болела.
    Джейд с грустью смотрела на шутливую семейную перебранку. Даже сейчас нельзя было не заметить, как сильно они любят друг друга. Это заставило ее вновь вернуться к мысли о том, что она зря приехала сюда. Она не хотела причинять боль этой замечательной семье.
    В палату вошел доктор Грей:
    — Слоан, я ведь уже все тебе объяснил: никакой тяжелой работы, никаких лекарств, кроме тех, которые я тебе дам. Отправляйся домой и ложись в постель. Джейд, вы должны будить его каждые несколько часов, чтобы контролировать его состояние. Оставляю тебя на попечение этой прекрасной девушки, Слоан, надеюсь, ты постараешься вести себя хорошо.
    — О, я буду образцовым пациентом, Док, — пообещал он, лукаво глядя на покрасневшую Джейд.

    В полночь Джейд подошла к спальне Слоана, чтобы проверить его состояние, но тут из комнаты брата выскользнула Алиса и с улыбкой помахала ей.
    — Когда я разбудила его, Слоан осыпал меня проклятиями и сообщил все, что думает о наших методах лечения, так что с ним все в порядке, — с тихим смехом сообщила она. — Пойдем со мной, Джейд. — Она кивнула в сторону своей спальни.
    Ее комната походила на ту, в которой поселили Джейд, но она была выполнена в голубых тонах. Кровать тоже покрывало красивое, сшитое вручную лоскутное одеяло. Наверняка еще одно из творений Луизы.
    Алиса устроилась с ногами на белом кожаном диване, накрытом пушистым пледом, и жестом пригласила Джейд сесть рядом.
    — Так как нам обеим не светит поспать этой ночью, у нас есть шанс получше узнать друг друга. Хотя, учитывая, что моя мать говорит только о тебе, мне кажется, я и так уже все о тебе знаю.
    — Луиза — образцовая пациентка, — улыбнулась Джейд. — Ее искреннее желание как можно быстрее прийти в норму очень облегчило мне работу.
    — Я знаю, но с ней иногда бывает нелегко. А теперь тебе предстоит справляться сразу с двумя упрямыми Мерриками. Как ты это выдержишь?
    — Обычно я просто игнорирую ворчание пациента и делаю свою работу.
    — Да, с моим братом другого выхода не будет, в последнее время он постоянно на взводе.
    — Но ты все равно его очень любишь. И стараешься защищать, — улыбнулась Джейд.
    — Нам нельзя иначе. Ты и представить себе не можешь, на что готовы пойти люди, чтобы заполучить пикантную историю о сенаторе. Именно из-за этого Слоан стал так подозрительно относиться к незнакомцам, появляющимся на ранчо.
    — Он немного рассказывал мне о Кристал.
    Алиса с удивлением взглянула на нее:
    — Не ожидала, что Слоан будет так откровенен. Скажу тебе, это была та еще штучка. Она мне совсем не нравилась. Когда они расстались, я вздохнула с облегчением. Никто ведь не ожидал, что прямо от нас она отправится к газетчикам. После этого случая Слоан стал очень замкнутым и недоверчивым.
    — Его можно понять. Тем более если вся ваша семья постоянно находится под прицелом фотокамер.
    — Мы не знали другой жизни. Кроме того, я серьезно размышляю о том, чтобы продолжить семейное дело.
    — Ты имеешь в виду политику или работу на ранчо?
    — В Техасе одно не существует без другого, — улыбнулась Алиса. — Но я уверена, с ранчо прекрасно управится мой старший братец, а я собираюсь пойти по стопам отца. В ближайшее время начну заниматься предвыборной кампанией отца, заодно подумаю, подходит ли мне эта работа. Пока еще рано что-то решать, ведь для политики я еще слишком молода и неопытна, чтобы меня принимали всерьез.
    — Думаю, твой отец будет счастлив, если ты пойдешь по его стопам.
    — Наверное. А вот Слоан — вряд ли. Ему не нравится всеобщее внимание, которое приходит вместе с политической карьерой.
    — Да, но это твой выбор, а не его.
    — Я знала, ты мне понравишься, — рассмеялась Алиса.

    Около трех часов ночи Джейд вошла в спальню Слоана. Дождавшись, когда глаза привыкнут к темноте, она подошла к большой кровати и осторожно прикоснулась к плечу спящего мужчины.
    — Слоан, — позвала она.
    Не просыпаясь, он перекатился на спину, словно хотел еще раз продемонстрировать Джейд свою широкую грудь, мускулистые руки и плоский живот. Простыня сползла на талию, и Джейд пришлось приложить немало сил, чтобы не думать о том, есть ли на нем хоть какая-то одежда.
    — Слоан, проснись. Нужно проверить твое состояние.
    Он приподнялся на локте, сонно глядя на нее:
    — Только сделай это быстро.
    Но чем сильнее она старалась сосредоточиться на работе, тем больше думала о близости его сильного, горячего тела. Джейд могла почувствовать его запах, ощущала на своей щеке его дыхание, и это сводило ее с ума.
    Когда она направила фонарик ему в лицо, чтобы проверить зрачки, то заметила, что ее руки дрожат.
    — В чем дело, Джейд? Я заставляю тебя нервничать? — спросил Слоан, сжав ее пальцы.
    От его хриплого голоса по коже Джейд побежали мурашки, но она справилась с собой, закончила осмотр и выключила фонарик:
    — Я просто устала.
    — Тогда возвращайся в постель, — прошептал он. — Со мной все будет в порядке. У меня есть кнопка немедленного вызова, или я сам приду к тебе и попрошу о помощи. — Он не отрываясь смотрел в ее сияющие в лунном свете глаза. — Черт побери, Джейд, не смотри на меня так.
    Слоан понимал, что играет с огнем, но, когда речь шла о Джейд, он совершенно терял голову. Одним резким движением он притянул ее к себе и впился поцелуем в нежные, чуть приоткрытые губы. Джейд судорожно вздохнула, но вместо того чтобы отстраниться, страстно ответила на поцелуй. Ее руки заскользили по его спине, словно в поисках опоры, и Слоан забыл о терзавшей его головной боли и головокружении. Ничто не имело значения, кроме вкуса ее губ, тепла ее кожи, жара ее дыхания…
    Со стоном он притянул Джейд ближе и откинулся на спину так, что она оказалась лежащей на нем.
    — Это просто безумие, — прошептал он, продолжая целовать Джейд. — Но я ни на секунду не могу выбросить тебя из головы.
    — Слоан… — сказала она, беспомощно глядя на него. — Мы не должны делать этого.
    — Возможно, но сейчас мы здесь, и я так хочу тебя, Джейд, — прошептал он.
    Его рука скользнула под ее футболку, потом поднялась выше и накрыла грудь.
    Внезапно Джейд отпрянула.
    — Нет, Слоан, я не могу! — выдохнула она, вставая и поправляя одежду.
    — Ну хорошо, что кто-то из нас до сих пор может поступать разумно, — усмехнулся Слоан, но Джейд чувствовала, как он зол.
    — Увидимся через несколько часов, — сказала она, выходя из комнаты.
    — Не утруждайся, — откликнулся Слоан.
    Когда Джейд ушла, он закрыл лицо руками, морщась от боли и ненависти к себе. Даже несмотря на ужасную головную боль и головокружение, он не мог думать ни о чем, кроме этой девушки.

Глава 8

    Джейд собиралась вернуться в свою спальню, но, сделав всего несколько шагов, натолкнулась на высокого солидного мужчину.
    — Осторожнее, мисс, — с улыбкой сказал тот приятным глубоким голосом.
    Джейд с трудом сдержала изумленный вздох. Перед ней стоял ее отец, в этом не было сомнений.
    — Здравствуйте, сенатор Меррик, — выдохнула она.
    Клей Меррик мягко улыбнулся:
    — А вы, наверное, медсестра Джейд Гамильтон?
    — Да, это я. Зовите меня, пожалуйста, просто Джейд. Простите, не ожидала вас здесь увидеть. Вы приехали, когда узнали о том, что произошло со Слоаном?
    — Да, я прилетел сегодня ночью. Как он?
    — Я только что проверила его состояние, с ним все в порядке. Когда его сбросил конь, Слоан получил легкое сотрясение и несколько ушибов, но он быстро поправится.
    — Спасибо, что вы заботитесь о моем сыне. Я знаю, с ним порой нелегко.
    — Ничего, я тоже бываю очень настойчивой, — улыбнулась Джейд, не в силах отвести глаз от его лица.
    Она вглядывалась в морщинки в уголках глаз, твердую линию губ, складки по обеим сторонам рта, седые, но все еще густые волосы и не могла поверить, что видит своего настоящего отца.
    — Я могу зайти к нему?
    — Уверена, он будет рад вас видеть.
    — Не волнуйтесь, я не стану его утомлять. Дорогая Джейд, надеюсь, у нас будет возможность поговорить в более подходящее время. И я хочу услышать все о том, как проходит реабилитация Луизы.
    — Хорошо, — кивнула она.
    — Спокойной ночи.
    На негнущихся ногах Джейд дошла до своей комнаты. Закрыв за собой дверь, она обессиленно прислонилась к ней спиной.
    — Я встретила Клейтона Меррика. Я встретила своего отца…
    В ее сердце боролись неуверенность и надежда. Знал ли он все эти годы о ее существовании или отказался от нее, не желая осложнять свое безоблачное существование?
    Может, он никогда не хотел, чтобы она была частью его жизни?
    Прошло несколько часов, солнце уже поднялось над горизонтом, а Джейд так и не смогла решить, что же ей делать — собирать чемоданы и возвращаться в Даллас или поговорить с сенатором. Но что она могла ему сказать? «Здравствуйте, сенатор, рада вас видеть. Ах да, кстати, я ваша давно потерянная дочь. Не беспокойтесь, я не собираюсь разрушать жизнь вашей семьи или карьеру».
    Выглянув в окно, она увидела двоих мужчин, идущих к конюшням. Приглядевшись, она поняла, что это Слоан и сенатор. Даже издалека было видно, как нелегко Слоану дается эта прогулка. Он шел тяжело, держась за спину. Непонятно, как он вообще смог подняться с кровати и одеться.
    Джейд вспомнила о прошедшей ночи, и по ее телу прошла жаркая волна желания. Она спрятала лицо в ладони, не желая думать о его руках и губах, о том, что она чувствовала, когда была в его объятиях.
    Ну почему она не попыталась встретиться с сенатором в Вашингтоне? Как она могла так сблизиться с семьей Меррик? Она взглянула на Слоана и прижала руку к груди. Как же ей теперь сберечь свое сердце?

    Слоан чувствовал себя совершенно отвратительно, но он больше не собирался оставаться в постели. На ранчо слишком много работы, чтобы валяться без дела.
    — Сынок, ты уверен, что с тобой все в порядке? — обеспокоенно спросил Клей, вглядываясь в лицо Слоана, — Бад сказал, вчера ты очень неудачно упал.
    — Он теперь докладывает тебе обо всем? — раздраженно поинтересовался Слоан.
    — И твоя мать тоже, — рассмеялся Клей.
    Он выглядел гораздо моложе своих шестидесяти лет, светский лоск, выработавшийся за годы в политике, чувствовался даже несмотря на то, что сенатор был одет как простой ковбой. С дружелюбной, обаятельной улыбкой и манерами человека, способного найти общий язык с кем угодно, он был идеальным политиком.
    Но, по мнению Слоана, в последнее время он слишком мало времени уделял своей жене.
    — Может, сейчас тебе стоит быть рядом с мамой? — холодно спросил он. — Она очень много сил вкладывает в свою реабилитацию. Думаю, ей будет приятно, если ты обратишь на это внимание.
    — Ты что-то недоговариваешь? — взволнованно спросил сенатор. — Что-то с Луизой? Я встретил Джейд вчера ночью, но было поздно, и мы не смогли поговорить…
    — Не в физическом плане, — покачал головой Слоан. — Но было бы лучше, если бы ты проводил больше времени дома.
    — Я же говорил, у меня сейчас много работы…
    — Я не верю тебе, — зло ответил Слоан. — Ведь сейчас ты здесь, и раньше ты прилетал домой и из-за меньшего. Так почему ты не можешь этого сделать ради мамы?
    — Потому что Луиза не слишком хочет видеть меня рядом, — грустно ответил сенатор.
    — А ты пошел по пути наименьшего сопротивления и сбежал в Вашингтон?
    Клей не стал спорить:
    — Да, думаю, так я и поступил, но я не знал, что мне делать. Луиза постоянно отталкивала меня. Черт побери, Слоан, она выставила меня из собственной спальни!
    — Я должен тебе объяснять, что в таком случае следует делать?
    — Нет, — усмехнулся сенатор. — Думаю, нам следует сменить тему. Расскажи мне об очаровательной мисс Гамильтон. Я слышал, она совершила настоящее чудо.
    Пришла очередь Слоана смущенно отводить взгляд.
    — Да не о чем говорить. Она приехала около двух недель назад, и здоровье мамы быстро пошло на поправку — она умудрилась заставить ее делать то, что никому больше не удавалось.
    — О тебе она тоже позаботилась.
    — Джейд просто делала то, что велел врач, — пожал плечами Слоан, не желавший обсуждать эту щекотливую тему.
    — А с постели сегодня ты встал тоже с разрешения врача? — насмешливо поинтересовался сенатор.
    — Он сказал, я должен отдохнуть. Но я отдохнул вчера, а сегодня у меня масса работы.
    — Уверен, Бад сможет протянуть без тебя еще пару дней. А тебе стоит вернуться в постель и не мешать нашей очаровательной медсестре заботиться о тебе. Вдруг из этого что-то получится?

    Когда после завтрака Луиза предложила поехать в город, Джейд не смогла скрыть своей радости. Правда, она была немного удивлена, что Луиза решила отправиться на прогулку, когда ее любимый муж только вернулся. Она выглядела рассеянной и усталой, и Джейд оставалось надеяться, что встреча с подругами сможет ее расшевелить.
    Как только Луиза переступила порог «Потайного стежка», ее настроение сразу улучшилось. Дамы, сидевшие в «Уголке швеи» оказали им самый теплый прием. Было видно, что эти женщины — лучшие подруги, которые вместе встречали плохие и хорошие времена, поддерживая друг друга во всем. Вскоре они занялись шитьем, а Джейд, стоя чуть в стороне, любовалась ими.
    К ней тихо подошла Дженни:
    — Они замечательные, правда? Так здорово видеть, что настоящая дружба с годами только крепнет. Почти все эти дамы выросли вместе. Луиза переехала в Керри-Спрингс, когда вышла замуж за сенатора, но тоже прекрасно вписалась в их компанию.
    — А ты? Похоже, ты знакома со всеми в городе.
    — Потому что я работаю в этом магазинчике. На самом деле я сама переехала в Керри-Спрингс относительно недавно, когда моей подруге Эллисон потребовалась помощь. Потом я стала управляющей «Потайным стежком». Именно здесь я познакомилась со своим будущим мужем, Эваном Рефферти.
    — Да, я уже видела его отца и младшего брата, — кивнула Джейд.
    — Они замечательные люди, как и все в Керри-Спрингс, — улыбнулась Дженни. — Кстати, почему бы тебе не присоединиться к моему классу шитья для начинающих? Могу поспорить, уже через пару недель ты жить без этого не сможешь!
    — Я бы с удовольствием, но скоро моя работа на Луизу будет закончена, она уже достаточно свободно передвигается. Ее реабилитация проходит очень быстро.
    — Это ведь не значит, что ты должна покинуть город. Просто найди другую работу, — улыбнулась Дженни.
    Джейд вдруг почувствовала, что это именно то, чего она хочет. Было бы здорово поселиться в этом городе, рядом со всеми этими милыми людьми, рядом со Слоаном…
    — Посмотрим, — уклончиво ответила она.
    В этот момент в магазин вошел Клейтон Меррик и подошел к девушкам.
    — Привет, Дженни. Джейд, я знаю, у нас еще не было возможности поговорить, но я уверен, она еще появится, — обаятельно улыбнулся он. — Здоровье моей жены для меня важнее всего, и я хочу знать о нем все. Может, вы даже поделитесь секретом, как вам удалось так быстро поставить ее на ноги?
    — Конечно, — смущенно кивнула Джейд.
    — А сейчас прошу меня извинить. Последние несколько недель я очень скучал по жене и хочу провести время с ней. Простите, Джейд, я заберу машину, на которой вы приехали, но я позаботился о том, чтобы вас отвезли на ранчо.
    Кивнув девушкам, он направился к «Уголку швеи». Джейд заметила, как зарделась Луиза, когда муж, сказав несколько слов, протянул руку, чтобы помочь ей подняться, как загорелись от радости ее темные глаза.
    Джейд проводила взглядом счастливую пару и повернулась к улыбающейся Дженни.
    — Это так романтично, — вздохнула она. — Они женаты уже столько лет, но все еще безумно любят друг друга. Какой мужчина!
    — Да, какой мужчина, — эхом отозвалась Джейд. — Знаешь, я, пожалуй, тоже пойду.
    — Хорошо, но помни, здесь тебе всегда рады, — кивнула Дженни, тепло обняв ее.
    Открыв дверь «Потайного стежка», Джейд сразу увидела припаркованный около крыльца грузовик, возле которого стоял Слоан Меррик.
    Просто замечательно! Именно этого ей сегодня и не хватало!

    Все время, пока они ехали к ранчо, Слоан перебирал в голове фразы, с которых можно было бы начать разговор с Джейд. Он знал одно: они не могут оставить все как есть, необходимо обсудить произошедшее прошлой ночью. Пора признать, что они просто не могут держать себя в руках, когда находятся рядом.
    Въехав на территорию ранчо через главные ворота, Слоан, вместо того чтобы поехать к дому, свернул на объездную дорогу.
    — Куда мы едем? — взволнованно спросила Джейд.
    — Прости, мне нужно ненадолго заехать в одно место. Из-за того, что отец попросил меня поехать с ним в город, я опаздываю на встречу с подрядчиком, который будет реставрировать дом Отиса.
    — Правда? — радостно спросила Джейд.
    — Конечно, зачем мне лгать?
    — Я просто удивлена, что ты так быстро занялся реставрацией этого дома.
    — Я тоже обратил внимание на то, что за последние годы дом пришел в запустение, но это наследие семьи, и я хочу возродить его. Как человек, вдохновивший меня на это, ты должна принять участие в работе, — лукаво улыбнулся он.
    — Думаю, будет правильнее, если этим займется Алиса…
    — Мне не удалось ее заинтересовать. Эй, у меня, между прочим, сотрясение мозга, так что моим желаниям следует потакать.
    Она просто не могла отказать этому мужчине.
    — Хорошо.
    Они подъехали к дому Отиса. Теперь при свете дня Слоан видел, в каком состоянии находится это место: крыша просела, крыльцо покосилось и прогнило, краска облупилась.
    — Да, надо будет хорошо поработать, чтобы привести его в порядок.
    К ним подошел подтянутый мужчина лет сорока:
    — Здравствуйте, мистер Меррик.
    — Вы, наверное, Бен Кеннеди?
    Ошибиться было сложно, ведь на нагрудном кармане рубашки подрядчика красовалась эмблема компании «Кеннеди констракшнс».
    — Очень приятно с вами познакомиться, — улыбнулся он, пожимая Слоану руку. — Мистер Меррик. — Он повернулся к Джейд: — Миссис Меррик…
    — Нет, мы просто друзья, — покраснела она.
    Заметив ее смущение, Кеннеди тут же сменил тему:
    — Я очень рад, что вы обратились именно в мою компанию. Это прекрасный дом, мне будет приятно заняться его реставрацией.
    — Значит, он того стоит?
    — Несомненно. Дом построен на века. Я еще не видел, что там внутри, но очевидно, необходимо заменить крыльцо и крышу. И конечно, покрасить заново.
    — Хорошо.
    Слоан открыл дверь и вошел в дом. Как только он переступил порог, воспоминания о проведенном здесь дне нахлынули на него, словно опаляющая волна.
    Сжав кулаки, Слоан заставил себя сосредоточиться на делах, тем более что подрядчик уже начал расспрашивать его о сохранности камина.
    — С ним все в порядке. Когда мы пережидали здесь дождь, мы разжигали в нем огонь, и все было в порядке.
    — Замечательно, — кивнул Бен. — Тогда давайте пройдемся по комнатам, посмотрим, что еще нуждается в ремонте.
    — Очень важно, чтобы вы сохранили это место в первозданном виде.
    — Да, оно важно для нас, как часть истории семейства Меррик, — добавила Джейд.
    — И вы совершенно правы. Все вещи, которые нельзя будет восстановить, мы заменим на точно такие же.
    Следующие полчаса они ходили по дому, и Слоан старательно отвечал на вопросы, сыпавшиеся на него как из рога изобилия. В конце концов они распрощались вполне довольные друг другом, и Бен уехал, обещав на днях позвонить.
    Проводив подрядчика до дверей, Слоан вернулся к Джейд, выглядевшей не слишком довольной.
    — Из-за твоего поведения Бен решил, что мы вместе принимаем решения.
    — Так и есть, — кивнул Слоан, вдруг осознав, что его действительно в первую очередь интересует мнение этой девушки.
    — Но мистер Кеннеди понял это иначе. Он решил, мы пара, Слоан. А это не так, и ты четко дал понять, что не хочешь, чтобы между нами что-то было.
    — Да, но мы решили попытаться научиться ладить друг с другом, и я подумал, что этот проект — прекрасная возможность найти общий язык. — Он вспомнил, как прекрасно они поладили прошлой ночью в его постели, и с трудом сдержал внезапно нахлынувшее желание. — Но если ты хочешь, чтобы отношения между нами были исключительно деловыми, я могу платить за твою помощь.
    Слоан увидел гримасу Джейд и понял, что обидел ее.
    — Я не хочу твоих денег.
    — Прости, я был не прав, когда предлагал это. Просто я чувствую себя немного не в своей тарелке, и мне правда нужна твоя помощь.
    Она не смогла сдержать улыбку:
    — Ну раз ты так просишь, я, наверное, смогу тебе помочь.
    Слоан был счастлив это слышать. Пусть он ведет себя как последний болван, ставит под удар себя и свое глупое сердце, но он безумно хотел Джейд и ничего не мог с этим поделать. Если из-за этого он снова попадет в неприятности, винить должен будет лишь себя самого.

    Джейд понимала — живя в доме Мерриков, она не сможет вечно избегать Клейтона, ведь ей необходимо делать свою работу. Утром она столкнулась с ним у двери в спальню Луизы. Он был одет как обычный ковбой.
    — Доброе утро, мисс Гамильтон, — улыбнулся он. — Вот мы и снова встретились.
    Джейд сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться и не обращать внимания на бешено колотившееся о ребра сердце.
    — Доброе утро, сенатор. Я не ожидала… в смысле, не ожидала, что вы так рано встанете.
    — Я всегда был ранней пташкой, — рассмеялся Клей. — Но вряд ли вы ожидали увидеть меня выходящим из спальни Луизы.
    — Это ваше личное дело, сенатор, — опустила глаза Джейд.
    Он рассмеялся, и Джейд почувствовала, что улыбается в ответ.
    — Поверьте мне, Джейд. Уже давно никто не верит, что у меня может быть какая-то личная жизнь. Луиза долгое время была в депрессии после инсульта, но благодаря вам она словно возродилась. Вчера мне удалось убедить ее прекратить мои мучения и впустить меня назад в ее спальню и в ее жизнь. Вместе мы сможем победить любую болезнь.
    — Рада это слышать, — искренне улыбнулась Джейд. — Ваше присутствие вдохновит Луизу, и ее реабилитация пойдет еще быстрее.
    А она не будет чувствовать себя такой виноватой из-за того, что скоро уедет.
    — Я благодарю Бога за то, что моя жена нашла вас. Вы замечательная медсестра, Джейд, вы изменили ее, вернули ей веру в себя.
    — Это в большей степени заслуга Луизы. Она много работала, чтобы добиться результата. И я знаю — она счастлива вновь видеть вас дома.
    — Не так счастлива, как я сам, — улыбнулся Клей.
    Они вместе спустились на кухню, где Марта уже готовила завтрак.
    — Марта, дорогая, отнеси, пожалуйста, наш с Луизой завтрак в нашу спальню, — попросил Клей.
    Затем он подошел к шкафу и достал две чашки.
    — Садитесь. Какой кофе вы предпочитаете? — спросил он Джейд.
    — Без сахара и немного сливок, пожалуйста.
    Клейтон протянул ей чашку и устроился за столом напротив:
    — Значит, вы приехали к нам из Далласа.
    — Да, я там выросла, но родилась я совсем недалеко отсюда, в Остине.
    — Хороший городок. Луиза рассказала мне, что последний год вы провели, заботясь о больной матери.
    — Да, — кивнула Джейд.
    «А еще узнала, что ты мой отец!» — мысленно дополнила она.
    — Я соболезную вашей потере.
    — Спасибо.
    Несколько мгновений Клейтон пристально вглядывался в ее лицо.
    — Меня не покидает ощущение, что мы уже встречались. Это возможно?
    Джейд замерла — вот ее шанс рассказать ему о Кетрин Лоуерли. Но она лишь покачала головой:
    — Вы, наверное, встречали очень много людей, вы ведь политик.
    — Это так, но ваши глаза… они такие особенные, уникальные. Не может существовать двоих людей с такими глазами…
    — Да, мне это уже говорили, — откликнулась Джейд, отводя взгляд.
    — Они прекрасны, неудивительно, что мой сын влюбился в вас.
    — Вы ошибаетесь, сенатор. Между мной и Слоаном ничего нет.
    — Мой сын тоже все отрицает, — тихо рассмеялся Клей. — В любом случае, что бы между вами ни происходило, это не мое дело. Я лучше вернусь к Луизе, — сказал он, вставая. — Приятно было поговорить с вами, Джейд.
    Когда он вышел, на кухне появилась довольно улыбающаяся Марта.
    — Так замечательно, что сенатор снова дома, — сказала она. — С вашей помощью Луиза скоро поправится. И все будет хорошо.
    Да, Луиза поправится, семья Меррик объединится, и все будет просто идеально. Только без нее. Ей в этой сказке места нет.

Глава 9

    Вечером следующего дня на ранчо Устье Реки состоялся большой праздник в честь окончания перегона скота. Так как по техасской традиции все соседи помогали друг другу с перегоном, теперь они вместе устроили барбекю и танцы. Как только село солнце, праздник начал набирать обороты, вечерний воздух наполнили звуки музыки в стиле кантри и запахи сочного жареного мяса. Собравшиеся смеялись, пели и танцевали в свете ярких фонариков, развешанных на ветвях деревьев.
    Джейд очень хотелось хотя бы на одну ночь стать частью этого праздника. Алиса одолжила ей длинную яркую юбку, красную рубашку и сапожки, так что сейчас она ничем не отличалась от других девушек. Ей даже удалось пару раз станцевать тустеп с пригласившими ее ковбоями и ни разу не наступить им на ногу.
    Ее приняли легко, потому что она пришла вместе с Мерриками, но это, к сожалению, не делало ее частью семьи. Ничто не могло изменить обстоятельств ее рождения.
    Она вспомнила о фотографии тридцатилетней давности, спрятанной в ее спальне. Если кто-то обнаружит ее, у нее будут большие неприятности. Слишком многое на кону — не только карьера сенатора, но и благополучие всей его семьи.
    «А как же Слоан?» — напомнил внутренний голос.
    Джейд автоматически огляделась, выискивая его взглядом. Она точно знала, как отреагирует Слоан, если узнает, зачем она приехала в Керри-Спрингс. Он слишком много значил для нее, чтобы так ранить его. Нет, она должна закончить работу и тихо уехать.
    Кто-то взял ее за руку. Джейд подпрыгнула от неожиданности и, обернувшись, увидела Слоана. Одно лишь присутствие этого ковбоя приводило ее в смятение. Он был одет в винно-красную рубашку, подчеркивающую его широкие плечи, и черные джинсы. Его карие глаза, казалось, прожигали ее насквозь.
    — Потанцуй со мной.
    Джейд не нашла в себе сил отказать Слоану и позволила ему отвести себя на танцевальную площадку. Как раз в это время группа заиграла тихую любовную балладу. Слоан мягко притянул ее к себе. Его руки обжигали Джейд даже через ткань рубашки, а жаркое дыхание щекотало ее кожу.
    Она закрыла глаза, пытаясь отгородиться от всего мира и особенно от мужчины, который сейчас держал ее в объятиях. О, если бы она только могла выбросить его из головы хотя бы на мгновение…
    Но это было невозможно, ведь она уже влюбилась в него по уши.
    Двигаясь в такт музыке, Слоан нежно обнимал Джейд, не осмеливаясь притянуть ее ближе. Он боялся сделать что-нибудь, что могло испугать ее, но, не сдержавшись, все же поцеловал нежную мочку уха и прошептал:
    — Прости меня, Джейд, я пытался контролировать свои чувства, но ничего не могу с собой поделать.
    Слоан услышал ее судорожный вздох. Он ожидал, что Джейд оттолкнет его, но этого не произошло. Тогда он взял ее за руку и увел в тень развесистого дуба, скрывшего их от посторонних глаз. Там он прижал ее к себе и нежно поцеловал.
    — Я никогда не пробовал ничего слаще твоих губ, — прошептал он.
    Он чувствовал, как Джейд дрожит в его руках, видел отражение своего желания в ее прекрасных нефритовых глазах. Ощущение ее гибкого тела, прижимающегося к его собственному, сводило его с ума.
    — Пойдем ко мне, Джейд, — выдохнул он с мольбой. — Пойдем со мной.

    Искушение сказать «да» было велико.
    Больше всего на свете Джейд хотела пойти со Слоаном, но если сейчас она проведет с ним ночь, то уже не сможет заставить себя уехать.
    А она должна уехать.
    — Слоан, я…
    Он сделал шаг назад, чтобы лучше видеть ее лицо.
    — Не надо, Джейд. Не пытайся солгать мне и сказать, что ты не хочешь этого так же сильно, как я.
    «Я хочу!» — кричал ее внутренний голос. Слоан понятия не имел, какое жгучее желание сжигало сейчас изнутри ее тело, но она не могла позволить себе отдаться страсти.
    — Слоан, мы ведь уже обсуждали это…
    — И это ни к чему не привело. Мы не можем остановить то, что происходит между нами. Я не могу оставаться вдали от тебя. — В подтверждение своих слов Слоан вновь поцеловал ее. — Пожалуйста, пойдем со мной. — Его губы скользнули вниз по ее шее. — Пойдем ко мне домой, я так хочу заняться с тобой любовью.
    Джейд хотела что-то сказать, но Слоан прижал палец к ее губам.
    — Глядя мне в глаза, скажи, что ты не хочешь меня, и я больше тебя не потревожу.
    Джейд не могла этого сделать.
    Когда она ничего не ответила, Слоан взял ее за руку и повел сквозь толпу. Они уже подходили к его машине, когда кто-то окликнул его. Слоан тихо выругался и, обернувшись, увидел бегущую к ним Алису.
    — Прости, братец, мне придется испортить тебе вечер. Отец хочет сделать заявление и требует, чтобы мы тоже присутствовали.
    — Зачем? Здесь же не пресс-конференция.
    — Не знаю, но, если бы это не было важно для него, он бы не просил.
    — Хорошо, — кивнул Слоан и повернулся к Джейд: — Прости, я отлучусь всего на пару минут. Умеет мой отец выбрать правильный момент, ничего не скажешь.
    — Наверное, это действительно важно, раз сенатор хочет, чтобы вся его семья была рядом с ним, — ответила Джейд.
    — А я хочу одного — быть с тобой. — Слоан крепко обнял Джейд, прижимая к себе. — Дождешься меня?
    — Прости, Слоан, но уже поздно, и ты не знаешь, сколько времени займет речь сенатора.
    — Так давай выясним это. — Он не собирался сдаваться. Только не сейчас!
    Слоан снова взял ее за руку и повел за собой к крыльцу дома, где стояли Клей, Луиза и Алиса. Вокруг них уже собралась большая толпа.
    Клей взял микрофон и заговорил:
    — Дорогие друзья! Прежде всего хочу поблагодарить вас за то, что помогли нам завершить очередной перегон скота. Вы все отлично поработали!
    Ковбои одобрительно зашумели.
    — Также я хочу поблагодарить всех прекрасных дам, которые готовили для нас еду и поддерживали нас в эти сложные дни. И мою любимую жену Луизу. — Сенатор перешел на испанский, и единственными словами, которые Джейд поняла, были «te amo» — «моя любовь».
    — Эй, Клей, наши голоса уже у тебя в кармане! — со смехом выкрикнул кто-то из толпы.
    — Как раз об этом я и хочу с вами поговорить, — сказал сенатор, повернувшись на голос. — Я выступлю с официальным заявлением только на следующей неделе, но я хотел, чтобы первыми об этом узнали члены семьи и друзья. Я больше не собираюсь баллотироваться на пост сенатора.
    Чувствовалось, что все собравшиеся поражены этой новостью. Даже Слоан и Алиса выглядели очень удивленными. Когда раздались недовольные возгласы, Клей поднял руку, призывая к тишине.
    — Пожалуйста, выслушайте меня. Я служил этой стране тридцать лет, и я счастлив, что мне представилась такая возможность. Но моей дорогой Луизе многим пришлось пожертвовать ради этого. Настало время оставить политику и сосредоточить все свое внимание на любимой жене, пока мы оба еще молоды. Спасибо вам всем за то, что пришли сюда. Пора продолжить праздник!
    Последние слова Клея заглушили звуки музыки. Сенатор повернулся к своей семье и по очереди обнял родных.
    Вот что значит настоящая семья. Семья, в которой для Джейд не было места.
    Она незаметно покинула праздник и поднялась в свою спальню. Там, стараясь сдержать слезы, она достала телефон и набрала номер лучшей подруги:
    — Алло, Керри?
    — Привет, Джейд. Что-то случилось? У тебя странный голос.
    — Ничего. Все сразу. Завтра я уезжаю из Керри-Спрингс.
    — Значит, ты поговорила с сенатором?
    — Нет, я не могла этого сделать. — По щекам Джейд покатились слезы. — Я поняла, что не хочу доставлять неприятности этой замечательной семье.
    — Но, Джейд, они ведь и твоя семья.
    Сердце Джейд заныло. Ей всегда казалось, что в ее жизни чего-то недостает, и теперь, когда она наконец поняла, чего именно, она должна отказаться от этого и уйти. Девушка открыла папку с документами и достала фотографию родителей.
    — Могу я немного пожить у тебя, когда приеду в Даллас?
    — Конечно. Но, Джейд, не уезжай, пока не поговоришь с сенатором, иначе будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь! Даже если Кетрин ничего не рассказала ему о тебе, ты все равно его дочь.
    Не в силах продолжать этот тяжелый для нее разговор, Джейд попрощалась с Керри и обессиленно упала на кровать, больше не сдерживая текущие из глаз слезы. В руке она все еще держала фотографию родителей. Пока все смотрели на фотографа, Кетрин Лоуерли смотрела на Клейтона, и ее глаза сияли любовью. Эта фотография и короткий дневник Кетрин были единственным доказательством того, что сенатор — ее отец.
    В своем дневнике Кетрин выражала надежду на то, что, когда Джейд станет старше, ее приемные родители отдадут ей дневник, из которого она узнает о своих биологических родителях.
    Но за тридцать лет Рене Гамильтон так и не набралась смелости рассказать приемной дочери правду. И сейчас Джейд даже не знала, верить ли ей словам, написанным нервной рукой матери на пожелтевших страницах.
    Действительно ли ее отец — Клейтон Меррик, или Кетрин просто хотелось так думать?
    Джейд должна оставить поиски правды, забыть об этом дневнике и о желании найти своего настоящего отца, иначе она причинит боль семье Меррик, так гостеприимно принявшей ее в своем доме. В этом милом маленьком городке все были так добры к ней — подруги Луизы из «Потайного стежка» и Дженни предложили ей присоединиться к их клубу, остаться в городе…
    В Далласе Джейд ничего не держало. Может ли это место стать ее новым домом?
    Внезапно в дверь постучали. Джейд испуганно спрятала фотографию в карман халата и подошла к двери:
    — Кто там?
    — Слоан.
    Джейд на секунду прикрыла глаза, собираясь с духом, и открыла дверь.
    Слоан с трудом сдерживал гнев — на отца, за то, что так неожиданно заявил о своей отставке, на Джейд, которая исчезла в тот момент, когда он так нуждался в ней, на себя, за чувства, которые он испытывал к этой девушке.
    — Я искал тебя.
    — Я подумала, сегодня ты захочешь быть со своей семьей.
    — Ты не должна была исчезать сразу после того, как отец сделал свое заявление, — продолжил Слоан, словно не услышав ее фразы.
    — Ты недоволен его решением? — осторожно спросила Джейд.
    — Нет, я рад за мать. Наконец-то муж будет рядом с ней. Но я не хочу говорить о своем отце. Не сегодня.
    Слоан закрыл дверь и притянул Джейд к себе, наслаждаясь мягкостью и податливостью ее тела. Удерживая ее лицо кончиками пальцев и не давая отвести взгляд, он заглянул в ее колдовские зеленые глаза, а затем медленно, не давая ей возможность оттолкнуть его, наклонил голову и поцеловал в губы.
    Одно лишь его прикосновение заставило Джейд задрожать от вспыхнувшего, словно лесной пожар, желания, и Слоан почувствовал это. Его поцелуй больше не был нежным и осторожным, он вложил в него всю ту страсть, которую так долго сдерживал и прятал даже от самого себя.
    — Только не заставляй меня уйти сейчас, Джейд, — выдохнул он через пару минут, прервав поцелуй.
    — Ни за что, — прошептала она, крепче обвивая руками его шею.
    — Я так хочу тебя. Я с ума схожу! — Слоан прижал ее спиной к двери, покрывая быстрыми поцелуями ее лицо и шею.
    — Я тоже хочу тебя, но, Слоан, дальше по коридору спальня твоих родителей, мы не можем…
    Его поцелуй заставил ее замолчать и на время забыть обо всем.
    — Они уехали в город и вернутся только завтра, — прошептал он. — Сегодня здесь только мы. И в ближайшие несколько часов я собираюсь думать только о тебе, этой ночью в мире не существует никого, кроме тебя. Поэтому лучше скажи еще раз, что хочешь меня. — Его рука скользнула под ткань ее рубашки, горячие пальцы обожгли кожу Джейд.
    — Я хочу тебя!
    Слоан подхватил ее на руки и отнес на кровать.
    — Я хотел бы, чтобы в первый раз это произошло в моей постели, под крышей моего дома, но сейчас мне все равно. Любое место прекрасно, если ты там. Я обещаю показать тебе, как много ты значишь для меня, Джейд. — Он наклонился и осыпал поцелуями все ее лицо, затем снова припал к ее губам.
    Джейд нежно провела кончиками пальцев по его щеке, и он, чуть повернув голову, поцеловал ее ладонь.
    — Я никогда раньше не чувствовала ничего подобного.
    Слоан улыбнулся, потому что сейчас Джейд озвучила его собственные мысли.
    — Это ведь хорошо?
    — Я надеюсь, — прошептала она, обнимая его.

Глава 10

    Слоан проснулся на рассвете и с улыбкой притянул к себе спящую Джейд, наслаждаясь теплом ее тела. Едва он прикоснулся к ее шелковистой коже, воспоминания о прошедшей ночи заполнили его. Они дважды занимались любовью, и сейчас его тело вновь пылало от желания.
    Джейд что-то промурлыкала во сне и, перевернувшись на другой бок, уткнулась носом в его грудь.
    — Ты ищешь неприятности, женщина, — выдохнул Слоан, когда она прижалась к нему всем телом.
    Джейд приподняла голову и с сонным удивлением посмотрела на него:
    — Слоан?
    — А кого ты ожидала увидеть? — усмехнулся он, ласково проводя ладонью по ее щеке.
    — Только тебя, — сонно улыбнулась Джейд. — Ты уже уходишь?
    Солнце только начало подниматься из-за горизонта.
    — У меня нет выбора, милая. Работа сама себя не сделает, а трейлеры для перевозки скота приедут уже через час.
    Он наклонился, чтобы поцеловать ее перед тем, как начать собираться на работу, но, прикоснувшись губами к ее губам, уже не мог от них оторваться. Через пару минут он почувствовал, что его желание приближается к опасному уровню, после которого он уже не сможет остановиться.
    — Ты слишком соблазнительна, еще немного — и я останусь. Но лучше давай отложим это на пару часов. Встретишься со мной в полдень у меня дома?
    — Не знаю. Не забывай, что я работаю на твою мать и у меня есть обязанности. Когда она вернется?
    — Днем. Я позвоню отцу и уточню.
    Слоан наконец заставил себя выбраться из кровати и уже натягивал джинсы.
    Он видел, что Джейд не может оторвать глаз от его тела, и одевался нарочито медленно, чтобы помучить ее, хотя и сам едва сдерживал сжигавшее его желание. Ему нужно было сохранять остатки рассудка, если он собирался когда-нибудь все-таки выйти из этой комнаты.
    — Мне нужно уйти до того, как проснется Алиса. Возможно, Клей и Луиза уехали, но моя маленькая любопытная сестричка здесь, и она обожает ставить меня в неловкое положение. Не хочу, чтобы она ворвалась сюда и с порога стала задавать ненужные вопросы.
    — Я тоже, — откликнулась Джейд.
    Слоан обернулся, а затем сел на постель рядом с ней.
    — Ты сожалеешь о произошедшем?
    — Нет, и никогда не пожалею, — тихо ответила она.
    Не сдержавшись, он наклонился и снова поцеловал ее. Рука Джейд скользнула по его обнаженной груди. Слоан застонал и прижал ее к себе. Его поцелуй стал более глубоким и страстным.
    — Ты должна прекратить соблазнять меня, — выдохнул он в промежутках между поцелуями.
    — Ты это начал, — улыбнулась Джейд, нежно обнимая его.
    Она знала, что играет с огнем, но уже не могла остановиться. Да и поздно было останавливаться, ведь она уже влюбилась в Слоана по уши.
    Но хуже всего было осознание того, что Слоан отвернется от нее, как только узнает правду о том, зачем она приехала в Устье Реки.
    Джейд нужно было о многом подумать. Но сначала неплохо бы одеться.
    — Дай мне, пожалуйста, мой халат, — попросила она.
    — Хорошая идея, — улыбнулся Слоан. — Может, так ты будешь выглядеть менее соблазнительно.
    Он взял халат со спинки стула, но тот зацепился и упал. Из кармана вылетела фотография. Затаив дыхание от ужаса, Джейд смотрела, как она падает на пол у ног Слоана.
    — Прости. Что это? — Он нагнулся за фотографией. — Снимок бывшего парня, который ты не хочешь мне показывать?
    Но когда он вгляделся в лица людей на снимке, улыбка пропала с его лица.
    Он с ужасом посмотрел на Джейд с гримасой отвращения и боли.
    — Неужели и ты тоже лишь одна из тех, кто гоняется за историями об отце? — Он отпрянул от нее, словно она была прокаженной. Почти забытые чувства обиды, недоверия, отчаяния вернулись в один миг. — Ты вообще-то медсестра?
    — Кем еще я могу быть, Слоан? Ты ведь сам читал мое резюме! И ты ошибаешься! Я здесь вовсе не для того, чтобы разузнать что-нибудь о твоей семье.
    — Тогда скажи мне, где ты взяла это фото?
    — Я все тебе расскажу. Но сначала мне нужно поговорить с твоим отцом.
    — Черта с два! Ты к нему или к маме больше и на милю не подойдешь! — рявкнул Слоан, едва сдерживая гнев. — Ты должна уехать, немедленно! Слышишь?
    Она медленно кивнула.
    — У тебя один час. За это время тебе лучше убраться отсюда, или я сам выкину тебя.
    Дверь с грохотом закрылась за спиной Слоана, и Джейд с тихим всхлипом спрятала лицо в подушку. Слезы текли ручьем, но времени на то, чтобы лить их, Слоан ей не оставил. Она даже не попыталась объяснить ему, что произошло, потому что знала — он не стал бы ее слушать.
    Сейчас она должна уехать. Как она могла теперь, после того как Слоан нашел фотографию, сказать Клейтону о том, что она его дочь? Разве он поверит ей?
    Она подошла к столу, взяла листок бумаги и начала писать. Может, Клей Меррик не станет слушать ее, но он хотя бы прочтет ее письмо. Может, он даже не помнит какую-то Кетрин Лоуерли, которая была влюблена в него много лет назад, но он должен знать правду. И пусть сенатор сам решает, как поступить — встретиться с ней или сделать вид, что ничего не было.
    Она написала на конверте свое имя и запечатала его. Затем начала собирать вещи, стараясь не думать о том, что еще недавно они со Слоаном занимались здесь любовью. Надеясь забыть, какой особенной, желанной и любимой она чувствовала себя в этот момент.
    Она знала, что Слоан испытывает к ней сильные чувства, и сам он тоже знал это, но теперь все кончено. Пусть она никогда не лгала ему, но она и не была с ним честна. Слоан никогда не простит ее за это.

    Два часа спустя Слоан подъехал к конюшне на Амиго. Оба, и конь, и всадник, были вымотаны долгой бешеной гонкой. Слоан был безумно зол и надеялся, что она поможет забыть ему о предательстве Джейд, но он обманывал себя. Вряд ли во всем мире существует средство, способное ему сейчас помочь.
    Он вел коня в конюшню, когда к нему подбежал Бад.
    Оглядев изможденное животное, он едва не отвесил Слоану хорошую затрещину.
    — Какого черта ты творишь? — взвыл он. — Ты же едва не загнал бедного коня! С каких пор ты так обращаешься с животными?
    — Я сам позабочусь о нем, — угрюмо ответил Слоан, снимая седло со спины Амиго.
    — Куда уж тебе, ты даже о себе позаботиться не можешь, так что оставь животное в покое! — фыркнул Бад, подзывая конюха, чтобы тот занялся конем. — Твое состояние как-то связано с заявлением, которое сенатор сделал на вечеринке?
    — Конечно нет! Я рад за него и за маму.
    — Тогда что же тебя так взбесило? Расскажи мне. Вчера вечером ты выглядел совершенно счастливым, танцуя с нашей очаровательной медсестрой. Думал, ты и сейчас будешь с ней.
    — Джейд уехала. Я уволил ее.
    — А Луиза в курсе? — осторожно спросил Бад. — В конце концов, именно она наняла Джейд.
    — Да, но я должен в первую очередь думать о безопасности своей семьи. Джейд была здесь вовсе не ради того, чтобы помочь маме.
    Помедлив, он рассказал Баду о том, что произошло между ним и Джейд.
    — Сынок, мне кажется, ты не дал бедной девочке объясниться.
    Слоан не хотел больше думать о Джейд:
    — Она и не пыталась сделать это.
    — Вероятно, она решила, что ты не станешь ее слушать. Мы оба знаем, каким упрямым ты можешь быть. Не сомневаюсь, ты сделал все, чтобы заставить ее уехать как можно скорее. И, конечно, прошлые обиды на женщин никак не повлияли на твое сегодняшнее поведение!
    Слоан отмахнулся от крамольной мысли о том, что Джейд может быть ни в чем не виновата, и покачал головой:
    — Я должен защищать свою семью. Для меня это важнее всего.
    — По-моему, ты боишься не за безопасность своей семьи, а за собственное сердце, — грустно усмехнулся Бад.

    К моменту, когда Джейд въехала в город, влажные дорожки слез на ее щеках успели высохнуть. Она оставила записку для Клейтона у Марты, взяв с нее слово, что она передаст ее сенатору лично в руки. Теперь Джейд оставалось только ждать реакции Клея. Если в ближайшие двадцать четыре часа он не позвонит, она уедет и больше никогда не побеспокоит его или его семью.
    Джейд припарковала машину у «Потайного стежка». Она хотела напоследок еще раз встретиться с Дженни Рефферти, которая была так добра к ней. Если бы все сложилось иначе, они могли бы стать хорошими подругами. Джейд не могла не попрощаться с ней.
    К счастью, в магазине было мало покупателей. Дженни что-то писала за стойкой, а Милли болтала с единственной покупательницей, демонстрируя недавно поступившие ткани.
    Дженни подняла голову и радостно улыбнулась:
    — Джейд, очень рада тебя видеть. Что привело тебя к нам? Луиза с тобой?
    — Нет, сегодня я одна. Решила заехать к тебе попрощаться. Скорее всего, скоро я уеду из города.
    — Почему? Что произошло?
    — Я больше не работаю на Мерриков.
    Дженни выглядела очень удивленной.
    — Луиза уже настолько оправилась от инсульта, что больше не нуждается в тебе? — предположила она.
    — С ней все будет в порядке, если она не бросит упражнения.
    — Мне почему-то кажется, что твой внезапный отъезд связан не с Луизой, а с ее красавцем сыном, — осторожно заметила Дженни.
    — Я совершила ошибку, когда позволила своим чувствам к Слоану взять верх над голосом разума, — покачала головой Джейд.
    — Пойдем со мной, я хочу тебе кое-что показать, — сказала Дженни.
    Она взяла Джейд за руку и повела за собой вверх по лесенке в комнату, одновременно являвшуюся кухней и гостиной. За дальней дверью виднелась небольшая, но уютная на вид спальня.
    — В этой квартирке я жила, когда только переехала в Керри-Спрингс, — объяснила Дженни. — Мне здесь было очень хорошо, возможно, и тебе тоже, если ты захочешь остаться в Керри-Спрингс.
    — Но я собиралась вернуться в Даллас…
    — Зачем? Судя по твоему лицу, там тебя ничто не держит.
    — Возможно, но этот город долгие годы был моим домом.
    — Джейд, мне кажется, ты стремишься туда лишь из-за проблем с одним небезызвестным нам мужчиной.
    — Не только поэтому, — покачала головой Джейд. — Есть еще кое-что.
    — Что, например? Ты нарушила закон?
    — Нет, конечно!
    — Тогда оставайся здесь, найди себе другую работу и забудь о Слоане. Он не единственный мужчина в округе.
    Возможно, но никто другой Джейд не был нужен.
    — Я не ищу мужчину, — покачала она головой. — И поверь мне, всем будет лучше, если завтра я уеду из Керри-Спрингс.
    Если только сенатор не позвонит ей. Но может ли она надеяться на это?
    — По крайней мере, ты дала Слоану время, чтобы образумиться, — улыбнулась Дженни.
    — У него есть право злиться на меня. Я была не до конца честна с ним, — печально вздохнула Джейд.
    — Ты и представить себе не можешь, как я хочу узнать, что там у вас произошло, но я не буду ни о чем спрашивать. Я просто предложу тебе место, где ты можешь пожить, пока в твоей жизни не наступит какая-то определенность. — Дженни оглядела комнату. — Здесь немного тесновато, но уютно, простыни и полотенца чистые и только и ждут того, чтобы ими кто-то воспользовался.
    — Нет, Дженни, я не могу. А что же скажет хозяйка магазина?
    — Эллисон Касали? Ах да, вы ведь еще незнакомы, но с этим придется подождать пару дней, сейчас она у родителей мужа в Италии. Именно Эллисон помогла мне обустроиться в Керри-Спрингс, дала мне работу и крышу над головой, а я продолжу эту традицию.
    — Но ты меня совсем не знаешь…
    — Я уже знаю, что ты замечательный человек, — улыбнулась Дженни. — Я видела тебя с Луизой, видела, как ты искренне старалась помочь ей поправиться.
    — Мне очень нравится Луиза, — кивнула Джейд, чувствуя, что слезы снова текут по ее щекам. — И я не хочу причинять вред ей или ее семье. Мой приезд в Керри-Спрингс был ошибкой.
    — О, Джейд, — вздохнула Дженни, — я бы так хотела помочь тебе. Знай, если ты вдруг захочешь поговорить, я рядом.
    Джейд с удовольствием рассказала бы ей все, что терзало ее в последнее время, но это было невозможно.
    — Спасибо, но я сама заварила всю эту кашу, так что мне ее и расхлебывать, — вздохнула она.
    — Хорошо, тогда просто отдохни немного, а я принесу тебе чего-нибудь поесть. — Дженни обняла ее и скрылась за дверью.

    Клейтон и Луиза приехали на ранчо ближе к вечеру. Слоан смотрел, как счастливая пара поднимается на крыльцо, и думал, как рассказать им о том, что произошло с Джейд.
    — Здравствуй, сынок, — с улыбкой поприветствовал его Клей.
    — Привет, вы рано вернулись.
    — Через несколько дней у меня будет пресс-конференция, так что нужно поработать над речью.
    Слоан до сих пор не мог поверить в то, что отец решил оставить свой пост.
    — Ты действительно больше не будешь баллотироваться?
    — Да, сынок. Благодаря твоей матери я понял, что в жизни есть гораздо более важные вещи, чем политика. Я хочу быть со своей женой. Кстати, и тебе стоит подумать о чем-то, кроме ранчо.
    — Сейчас у меня слишком много работы.
    — Сынок, а где Джейд? — спросила Луиза. — Я пропустила свою утреннюю тренировку, нужно наверстать.
    — Об этом я и хотел с вами поговорить. Отец, мы можем пойти в твой кабинет?
    Почувствовав, как напряжен Слоан, Клей кивнул, и они все отправились в его кабинет. На лестнице они столкнулись с Алисой.
    — О, вы уже вернулись!
    — Да, и твой брат хочет нам что-то сказать.
    — Кажется, я даже знаю, о чем пойдет речь, — широко улыбнулась Алиса.
    — Нет, не знаешь, — хмуро покачал головой Слоан, открывая дверь в кабинет.
    — Давайте сядем и все обсудим, — предложил Клейтон и первым подал пример, усаживаясь вместе с женой на широком кожаном диване.
    — Итак, сынок, теперь ты расскажешь нам, что произошло? — взволнованно спросила Луиза.
    — Я уволил Джейд, — тихо ответил он.
    Луиза выглядела шокированной.
    — Как ты мог? У тебя не было права делать это! Она ведь работала на меня. Объясни мне, зачем ты это сделал?
    — Мама, Джейд Гамильтон была здесь вовсе не ради того, чтобы помочь тебе. Она приехала, чтобы выведать что-нибудь о нашей семье и продать историю журналистам. У нее была с собой фотография отца с одной из его первых избирательных кампаний.
    — Сынок, ты представляешь, у скольких людей есть мои фотографии? Я все-таки тридцать лет был сенатором, и довольно популярным. Все, что нужно, — это зайти на мой веб-сайт и распечатать парочку понравившихся снимков.
    — Но кто станет носить твою фотографию в кармане? И почему Джейд не смогла ответить мне на вопрос, где она ее взяла? Сказала только, что хочет поговорить с тобой.
    — Знаю я, как ты спрашиваешь, братец, — фыркнула Алиса. — Наверняка ты ей и слова вставить не дал.
    Клейтон, нахмурившись, потирал подбородок. Слоан знал, что сейчас он вспоминал о неприятном положении, в которое поставила их семью Кристал.
    — Может, мне стоит попросить моих людей собрать информацию об этой девушке?
    — Нет, сначала я должна поговорить с ней! — не выдержала Луиза. — Уверена, она сможет мне все объяснить. Слоан, я знаю, ты хочешь защитить нас, но я уверена: Джейд никогда не сделает того, что может навредить нашей семье.
    В этот момент в кабинет заглянула Марта.
    — Сенатор, для вас оставили письмо, — сообщила она.
    — Спасибо, Марта, положи его на стол.
    — Простите, сенатор, но я обещала seсorita Джейд, что передам его вам лично в руки, и прослежу, чтобы вы начали его читать.
    — Так это письмо от Джейд, — заинтересовался Клей. — Возможно, в нем содержатся ответы на все наши вопросы.
    Он распечатал письмо и начал читать. Вдруг он побледнел, его руки сжали письмо так, что тонкая бумага скомкалась.
    — В чем дело, Клей? — обеспокоенно спросила Луиза.
    — Джейд пишет о том, как несколько месяцев назад нашла бумаги, касавшиеся ее удочерения. Там была моя фотография после победы в самой первой избирательной кампании. Наверное, именно ее ты видел, Слоан? — Его сын кивнул, и Клейтон продолжил читать. — Кроме того она нашла небольшой дневник своей биологической матери… Кетрин Лоуерли… Сколько лет Джейд?
    — Двадцать девять, — ответила Луиза.
    — О господи, Луиза. Похоже, Джейд Гамильтон — моя дочь.

    Джейд лежала на диване, поджав ноги к груди, и старалась не расплакаться. Она всего лишь хотела узнать, кто ее настоящие родители, и чем все это кончилось? После смерти Рене и Кетрин единственным ее родственником оставался отец, но теперь и он для нее потерян.
    Она услышала стук в дверь. Наверное, Дженни решила зайти проверить, как она себя чувствует.
    Но это была не Дженни. На пороге стоял Слоан.
    — Ты правда считаешь, что тебе все это сойдет с рук?
    — О чем ты? Что ты вобще здесь делаешь?
    — Ты думала, я тебя не найду? Это маленький город, Джейд. Несколько человек видели, как ты входила в «Потайной стежок».
    Джейд могла думать только о том, что Слоан Меррик стоит рядом с ней. Она смотрела на его красивое мужественное лицо, широкие плечи, сильные руки, которые всего несколько часов назад так нежно гладили ее тело. Он похитил ее сердце, а она в ответ причинила ему боль. Как это могло случиться?
    — Тебе не стоит волноваться на мой счет, Слоан. Я не собираюсь никому доставлять проблем, — тихо сказала она. — Завтра я уезжаю из города.
    — Тогда почему ты до сих пор здесь? Ждешь, пока тебе заплатят?
    — Мне не нужны деньги. Я приехала в Керри-Спрингс в надежде встретиться с сенатором. Я не ожидала, что его не будет на интервью по поводу моего найма на работу. Тогда я решила немного подождать, пока Клейтон не вернется домой. — Она видела, что Слоан не верит ни единому ее слову. — Еще вчера вечером, перед тем как ты пришел в мою комнату, я решила уехать из Керри-Спрингс.
    — А я? Я тоже был частью твоей игры? Нет, лучше не говори мне, я сам прочитаю в газетах о том, как ты меня соблазняла.
    — Слоан, я не собираюсь продавать журналистам никаких историй, поверь мне.
    Слоан приблизился к ней, пристально вглядываясь в ее лицо.
    — Прости, но почему-то я тебе не верю. Я уже видел достаточно людей, которые были готовы пойти на все, чтобы пробраться в семью Меррик и разузнать что-нибудь пикантное на потеху журналистам. Итак, сколько мне будет стоить твое молчание?
    — Слоан, перестань! — Джейд едва сдерживала гнев. — Я не Кристал. И если ты не забыл, это ты пришел ко мне в комнату.
    — Поверь мне, подобное больше не повторится. Своим предательством ты убила мое доверие. И если не хочешь еще больше навредить моей семье, сегодня же уедешь из Керри-Спрингс.

Глава 11

    Сердце Джейд разрывалось от боли, когда она смотрела, как Слоан спускается по лестнице и уходит.
    Уходит из ее жизни.
    Навсегда.
    Она никогда и не надеялась войти в семью Меррик, но слова Слоана все равно больно ранили ее. Она просто хотела понять, кто же она такая, найти свое место в мире. Но похоже, это не Керри-Спрингс.
    Она быстро собрала свои вещи, застегнула чемодан и уже собралась выходить, когда зазвонил телефон. На дисплее высветился номер сенатора.
    У Джейд перехватило дух. Она смотрела на дисплей и не могла пошевелиться. Она просто не вынесет, если ей еще раз велят убираться из города.
    Она отключила телефон, взяла сумки и спустилась на первый этаж к Дженни.
    — Я много думала и решила, что будет лучше, если я уеду в Даллас прямо сейчас.
    Дженни грустно кивнула:
    — Прости, что позволила Слоану подняться к тебе. Я думала, он хочет помириться, но теперь вижу, что все прошло не слишком удачно.
    — Нам просто не суждено быть вместе. Спасибо тебе за все, Дженни. Я позвоню, как только приеду в Даллас.
    — Не забудь, что в «Потайном стежке» у тебя есть друзья, и ты всегда можешь вернуться сюда, если захочешь, — сказала Дженни, тепло обнимая ее.
    Глаза Джейд наполнились слезами. Луиза, Марта, Алиса, Милли, женщины из «Уголка швеи». Она будет безумно скучать по всем этим милым людям, которые были так добры к ней.
    — Я позвоню, обещаю.
    Она обняла Дженни, подхватила чемодан, открыла дверь… И замерла, потому что на пороге стоял Клейтон Меррик.
    — Здравствуй, Джейд. Я пришел поговорить.
    — Мне кажется, это не самая удачная идея, сенатор. Мне жаль, что я приехала сюда. Я никогда не хотела доставлять неприятности вам или членам вашей семьи.
    Но похоже, Клей не слушал ее. Он пристально смотрел на Джейд, и на его лице медленно расплывалась улыбка.
    — Теперь я понимаю, почему твое лицо показалось мне таким знакомым. У тебя глаза Кетрин. Больше ни у кого в мире не было таких прекрасных глаз. И ее милая улыбка.
    — Вы… вы помните ее?
    — Конечно помню. Но если ты не против, я бы предпочел обсудить это наедине. Пожалуйста, пойдем со мной, у меня есть офис в городе, там нам никто не помешает.

    Когда Джейд вошла в кабинет, то увидела сидящую в одном из кресел Луизу. От неожиданности она замерла, не зная, что делать дальше.
    — Все в порядке, Джейд, — сказал сенатор. — Луиза все знает. Это она настояла на том, чтобы присутствовать при нашем разговоре.
    — Здравствуйте, Луиза, — смущенно кивнула Джейд.
    — Ты должна мне очень многое объяснить, юная леди, — помолчав, откликнулась Луиза.
    — Я знаю, — печально кивнула Джейд. — Мне очень жаль, что пришлось обманывать вас и ваших родных. Поверьте, я не хотела ничего плохого, только познакомиться с моим биологическим отцом, о котором я ничего не знала, пока не нашла эти вещи в банковской ячейке. — Джейд достала из сумки документы по удочерению, дневник Кетрин и фотографию и передала их Клейтону. — Я пыталась связаться с вами через ваш офис в Вашингтоне, сенатор, но секретарь настаивала на том, чтобы я предварительно сообщила цель своего визита, а этого я сделать не могла. — Она печально вздохнула. — Поэтому я сдалась, решила забыть обо всем и вернуться к работе, и зарегистрировалась в агентстве по найму медсестер. А через несколько дней мне пришло приглашение на интервью от вас, Луиза. Я подумала, что не могу упустить этот шанс, и убедила себя, что мне будет достаточно просто увидеть вас, сенатор, но вы не присутствовали на интервью, а меня наняли. Я продолжала говорить себе, что мне будет достаточно просто познакомиться с вами. В конце концов я даже решила не говорить вам, кто я такая.
    Она печально вздохнула, не зная, что еще сказать. Сенатор и его жена внимательно смотрели на нее.
    — В своем письме ты написала, что Кетрин умерла много лет назад.
    — Да. Через пару лет после моего рождения она умерла от пневмонии.
    — Ты очень похожа на свою мать, — тихо сказала Луиза, глядя на старую фотографию. — Она была очень красивой женщиной.
    — Спасибо.
    — Почему ты ничего мне не рассказала, Джейд? — спросил сенатор:
    — Я собиралась это сделать, но после того как узнала вас всех получше, я поняла, что этим могу причинить боль вам или вашей семье. — Она грустно посмотрела на Луизу к Клейтона. — Я уже давно не ребенок, мне не нужна семья. Я выросла без отца и давно смирилась с этим. Я просто хотела увидеть его, заполнить недостающие кусочки головоломки. Я не думала, что все закончится гак…
    — Ты не думала, что ты влюбишься в моего сына, да, девочка? — улыбнулась Луиза.
    Джейд кивнула. Сейчас не имело смысла отрицать очевидное.
    — Нет, не ожидала. Простите меня, я уеду из Керри-Спрингс, как только вы ответите на мой последний вопрос. Вы любили мою мать, сенатор?
    — Да, Джейд, — кивнул Клей. — Но мы не могли быть вместе. Тогда я уже был женат. Я не слишком горжусь этим периодом в своей жизни. Мой первый брак был заключен по расчету, как это часто случается в семьях политиков. Успешная политическая карьера всегда включает в себя женитьбу на правильной женщине. Но мы не любили друг друга, и я всего себя посвятил карьере. Кетрин Лоуерли была студенткой колледжа, она работала со мной во время моей первой предвыборной кампании. Мы много времени проводили вместе, часто засиживались допоздна, а после вечеринки в честь моей победы на выборах занялись любовью. — Он тяжело вздохнул и опустил глаза. — Только сейчас я понял, как много значила для меня эта девушка, но тогда я думал, что поступаю правильно, решив больше не встречаться с ней, ведь я был женат.
    — А вы знали, что она беременна?
    — Нет! — Он в отчаянии покачал головой. — Конечно нет. Если бы я знал, все сложилось бы совсем по-другому. Я бы остался с Кетрин и моим ребенком.
    Джейд стерла покатившуюся по щеке предательскую слезинку.
    — Спасибо, что вы рассказали мне все. Теперь я могу вернуться в Даллас со спокойным сердцем. — Она перевела взгляд на Луизу: — Луиза, если вы продолжите упражнения, очень скоро полностью поправитесь, и вам уже не будет нужна ни трость, ни я.
    — Нет, Джейд, пожалуйста, не уезжай, — вмешался Клейтон. — Ты не можешь просто войти в мою жизнь, сказать, что ты моя дочь, а потом уйти так, словно ничего не произошло. Если ты мой ребенок, а я практически уверен — так оно и есть, то я хочу наверстать все те годы, которые пропустил. Хочу познакомиться с тобой, узнать тебя.
    — Но ведь у вас уже есть семья и дети. Я не хочу мешать…
    — Ты нам не помешаешь, — сказала Луиза, вставая. — Когда двадцать пять лет назад я вышла замуж за Клейтона, он безоговорочно принял моего сына, а теперь я буду рада принять тебя как свою собственную дочь.
    Джейд больше не могла сдерживать слезы. Она была так счастлива. У нее появился шанс получить настоящую семью, с отцом, матерью, сестрой и братом. Вот только Слоан никогда не примет ее.
    — Я очень благодарна вам за ваши теплые слова, вы не представляете, что это значит для меня. Но, Клейтон, вы должны думать о своей карьере.
    — Ты забываешь, что я больше не сенатор, — лукаво улыбнулся тот. — Мой уход на пенсию кажется мне все более и более удачной идеей. Кроме того, за все эти годы пресса уже не раз подозревала меня в отцовстве множества детей, так что будет неплохо, если хоть один раз это окажется правдой. — Он обнял Джейд. — Дорогая моя, я буду рад назвать тебя своей дочерью. К слову, о дочерях. Алиса была в полном восторге, когда узнала, что у нее есть сестра. Теперь у тебя есть сестра, Джейд.
    — И сводный брат, — грустно добавила она, вспомнив, как Слоан предложил ей денег за то, чтобы она уехала из города. — Я не могу вбивать клин в вашу семью.
    — Этого и не произойдет. Слоану просто нужно время, — пообещал сенатор. — Итак, Джейд, согласна ли ты остаться с нами и познакомиться получше?
    Джейд не могла и мечтать о большем.
    — Конечно, но для начала мы должны сделать тест ДНК, чтобы исключить вероятность ошибки, — ответила она.

    Слоан с беспокойством поглядывал в окно в ожидании возвращения родителей. Он знал, что вскоре после его отъезда Мигель повез их в город. Скорее всего, они тоже решили встретиться с Джейд. Это даже к лучшему, может, сенатору удастся уговорить ее покинуть Керри-Спрингс и все они смогут спокойно жить дальше.
    Все, кроме него.
    В памяти Слоана снова всплыли картины вчерашней ночи. Он совершил ошибку, поднявшись к ней в комнату, но как он мог устоять? Его влекло к ней с первой минуты. Еще никогда в жизни он так страстно не желал обладать женщиной. Никогда он не испытывал подобных чувств…
    Нет, он никогда не сможет простить ей этого предательства, и не важно, как сильно он любит ее.
    Любит?
    Нет, только не это! О какой любви может идти речь, если Джейд лгала ему?
    Его внимание привлек звук подъезжающей машины. Он спустился вниз, чтобы поприветствовать родителей.
    — Вы поздно вернулись. Вам удалось убедить Джейд уехать из города?
    — Зачем мне это делать?
    — Но вы же не хотите, чтобы она осталась? Мама, она ведь лгала всем нам! Вы даже не знаете, действительно ли она его дочь!
    — Джейд решила сделать тест ДНК.
    — Замечательно. Особенно будет здорово, когда вся эта история окажется на первых страницах газет.
    — Да что с тобой такое, Слоан? — возмутился Клейтон. — Ты сейчас говоришь о моей дочери!
    — А мне казалось, я твой сын.
    Взгляд сенатора смягчился.
    — И всегда им будешь, но ты должен дать Джейд шанс, а не воспринимать все в штыки.
    Слоан отвел взгляд. Все внутри его протестовало, но он не хотел расстраивать родителей.
    — Я не позволю газетчикам опять вторгаться в нашу жизнь. Простите, я должен идти.
    Ему казалось, весь привычный мир распадается на куски, а он не в силах этому помешать.

    Несколько дней спустя Джейд в сопровождении Луизы и Клейтона вошла в двери медицинского центра Керри-Спрингс. Ничего странного для стороннего наблюдателя в этом не было — медсестра сопровождает пациентку на осмотр.
    Клейтон уже поговорил со своим врачом и заверил Джейд, что вся процедура останется в тайне.
    Внезапно Джейд почувствовала страх. А если она не дочь Клея? Если она не Меррик?
    — У тебя все хорошо? — спросил Клей, почувствовав ее беспокойство.
    — А вдруг Кетрин все придумала? Что, если в ее жизни был кто-то другой? — взволнованно спросила она.
    — Имеешь в виду другого мужчину? Нет, моя дорогая Джейд. Может, с тех пор и прошло тридцать лет, но я помню Кетрин. Возможно, я воспользовался ее молодостью и неопытностью, но до меня у нее никого не было. И день твоего рождения совпадает по срокам, так что сомнений почти нет, — заверил ее Клейтон.
    Джейд очень хотела ему верить. Похоже, Клей действительно рад тому, что она оказалась его дочерью. И Луиза с Алисой тоже. Но грусть не оставляла Джейд, ведь она знала, что Слоан так и не изменил своего отношения к ней. Она, конечно, не надеялась, что он воспылает к ней вечной любовью, но и такой открытой враждебности с его стороны тоже не ожидала.
    Джейд уже не мечтала вернуть те чувства, которые Слоан испытывал к ней до ее рокового признания.
    Пусть он хотя бы перестанет ее ненавидеть…

    Днем Джейд и Луиза решили навестить подруг из «Потайного стежка». Дамы уже ждали их, сидя на своем обычном месте, за большим круглым столом.
    — Луиза, мы так рады тебя видеть! Лили сказала, что видела тебя сегодня утром в медицинском центре. С тобой все в порядке?
    — Да, слухи в этом городке распространяются со скоростью мысли, — рассмеялась Луиза. — И шага нельзя ступить. Со мной все в порядке. И с Клеем тоже.
    — А как насчет Джейд? — дотошно уточнила Милли.
    — Как видите, я быстро поправляюсь и скоро смогу справляться без помощи Джейд, поэтому ей нужна новая работа. И мы решили, что медицинский центр Керри-Спрингс идеально ей подходит.
    — Конечно, особенно если за тебя готов замолвить словечко сам сенатор, — рассмеялась Лиз.
    — Джейд не нужна наша помощь, она прекрасная медсестра, я могу это гарантировать.
    Все рассмеялись, и Джейд почувствовала, что расслабляется. Ей нравился этот милый магазинчик и все эти женщины, которые так легко приняли ее в свой круг.
    — Да, дамы, вы же хотели, чтобы я присоединилась к вам и тоже помогала шить детские одеяльца, а раз так, мне срочно нужна работа.
    Джейд очень хотела поселиться в Керри-Спрингс, но как быть со Слоаном? Хватит ли места им двоим в одном городе?
    — Это событие нужно отпраздновать! — радостно рассмеялась Дженни. — Похоже, в Керри-Спрингс скоро появится новый житель!
    Не успела Джейд и глазом моргнуть, как оказалась стоящей на пороге бара «У Рори» в окружении новых подруг, а обаятельный владелец заведения Син Рефферти уже готовился принять их заказ.
    Она хотела последовать за остальными к круглому столику неподалеку от барной стойки, когда кто-то прикоснулся к ее руке, привлекая ее внимание. Джейд обернулась и увидела Метта Рефферти.
    — Привет, Джейд.
    — Привет, Метт, — улыбнулась она.
    — Похоже, твой парень наконец выпустил тебя из виду и мы можем поболтать.
    — Какой парень? — искренне удивилась Джейд.
    — Тем вечером в баре Слоан ясно дал мне понять, что у вас отношения.
    — Это для меня новость, — покачала головой Джейд.
    — Значит, ты больше не встречаешься со Слоаном? — допытывался Метт. — И как-нибудь вечером я могу позвонить тебе и пригласить на прогулку?
    Джейд улыбнулась. Ей было приятно осознавать, что этот мужчина считает ее привлекательной. Жаль только, что сама она могла думать только об одном красавце ковбое.
    — Метт Рефферти, я уже наслышана о твоей репутации сердцееда, меняющего женщин как перчатки. И я не хочу становиться одной из них.
    — Ты, Джейд Гамильтон, могла бы заставить меня остепениться, — неотразимо улыбнулся он.
    Похоже, сын в полной мере унаследовал отцовское обаяние, от которого сейчас таяли подруги Джейд.
    Она весело рассмеялась, но ее хорошее настроение растаяло как дым, когда на пороге бара появился Слоан. Она хотела бы отвернуться, но не могла, ведь она не видела любимого уже несколько дней.
    — Господи, хотел бы я, чтобы ты так смотрела на меня, — грустно усмехнулся Метт, проследив за ее взглядом.
    Джейд охватила дрожь, и она не знала, как ее унять. Это не укрылось от пристального внимания Метта. Он мягко привлек ее к себе и прошептал:
    — Эй, милая, не позволяй ему причинять тебе боль.
    — Это совсем не просто, — прошептала она.
    — Давай я немного помогу, — хитро улыбнулся Метт и прижал ее к себе. — Покажу этому придурку Меррику, чего он лишается. — Он наклонил голову, и теперь его жаркий шепот обжигал ее шею. — Ты слишком особенная, чтобы отдавать тебя тому, кто этого не ценит.
    Джейд заставила себя улыбнуться и искоса взглянула на Слоана. Он стоял оцепенев, не в силах отвести от нее почерневших от злости глаз.
    — Давай заставим его понервничать. — Метт нежно поцеловал ее в щеку. — Как я справляюсь?
    Она снова взглянула в сторону двери и увидела, как Слоан выходит из бара.
    — Он ушел.
    Метт разочарованно покачал головой:
    — Меррик просто дурак, не дай ему разбить тебе сердце, красавица.
    — Нет, у него есть право злиться на меня. Но с нами обоими все будет в порядке. Спасибо тебе, Метт, я должна идти.
    Он с неохотой выпустил ее из объятий, и Джейд направилась к подругам, наблюдавшим за их спектаклем с огромным любопытством.
    — Жизнь в этом сонном царстве была такой скучной до твоего приезда, — рассмеялась Милли. — Два красавца ковбоя — нелегкий выбор.
    Джейд так не казалось, ведь единственный мужчина, которого она хотела бы назвать своим, ненавидит ее.
    — Это не смешно, дамы, — укоризненно покачала головой Луиза и повернулась к Джейд: — Все разрешится само собой, милая, вот увидишь. Нужно просто немного подождать. Слоану нужно время, чтобы прийти в себя. А зная своего сына, могу сказать, что времени ему потребуется довольно много, — со вздохом добавила она.
    Но Джейд казалось — даже вечности будет недостаточно, чтобы Слоан простил ее.

Глава 12

    Стараясь забыть обо всем, Слоан с головой ушел в работу. Луиза оставила ему несколько сообщений на автоответчике, но сейчас он не был готов разговаривать ни о семье, ни о Джейд. Особенно после того, что произошло в баре «У Рори». Не много же ей понадобилось времени, чтобы найти ему замену.
    Какого черта это вообще его волнует?
    Нет, хватит думать об этой зеленоглазой предательнице, у него есть работа, которую нужно выполнять. И для начала он обещал встретиться с подрядчиком, реставрирующим дом Отиса.
    Слоан припарковал грузовик около дома и с удивлением огляделся. Бригада Бена действовала очень оперативно, они уже успели заменить крышу и сгнившее крыльцо и даже начали покраску стен, так что за короткий срок дом совершенно преобразился.
    Но зачем тогда Кеннеди попросил его приехать? Слоан даже себе не хотел признаваться, что был слишком занят мыслями о Джейд, чтобы внимательно слушать подрядчика.
    Входная дверь была приоткрыта, и из-за нее доносились голоса. Слоан вошел в дом и увидел Кеннеди и Джейд, перебирающих образцы цветов и что-то оживленно обсуждающих.
    Слоан замер как громом пораженный. Джейд была последним человеком, которого он ожидал здесь увидеть. Как бы он ни злился на нее, ее присутствие вызывало у него смятение. Он не мог отвести от нее глаз. Сегодня Джейд была одета в розовую блузку и узенькие джинсы, подчеркивающие ее длинные ноги. Она наклонилась над папкой с образцами, блестящие черные волосы падали на лицо, но Слоан и так прекрасно помнил ее чарующие нефритовые глаза, точеный носик и нежные губы, которые так хочется поцеловать.
    — Я думаю, здесь больше подойдет цвет морской волны, — сказала тем временем Джейд.
    — Прекрасный выбор, — одобрил Бен, отметив маркером выбранный образец. — Уже завтра маляр примется за работу. Через два дня гостиная будет закончена.
    — Бен, это замечательно, — улыбнулась Джейд.
    — Рад, что вам нравится. — Кеннеди только сейчас заметил Слоана и повернулся к нему: — Здравствуйте, мистер Меррик, простите, я не заметил, как вы вошли.
    Джейд с удивлением смотрела на Слоана. Похоже, она не ожидала его здесь увидеть.
    — Неудивительно, — ответил Слоан, заставив себя улыбнуться. — Вы были так погружены в работу.
    — Я лишь выполняю просьбу, — сухо откликнулась Джейд.
    Заметив напряжение между ними, подрядчик поспешил откланяться:
    — Рад, что мы определились с цветами. Думаю, через несколько дней все будет готово. До свидания.
    — До свидания, — кивнул Слоан и повернулся к Джейд: — Вижу, у тебя масса дел.
    — Я медсестра твоей матери, именно она попросила меня заехать и посмотреть, как идут дела с реставрацией дома. И я не собираюсь бросать твою мать только потому, что тебе это не нравится. Я понимаю, почему ты злишься на меня, Слоан. — Она подошла ближе к нему и заглянула в глаза. — Но ты когда-нибудь задумывался о том, что причина, по которой я ничего тебе не рассказала, в том, что я знала, как ты это воспримешь? — Джейд моргнула. Нет, она больше ни слезинки не прольет из-за этого мужчины. — Какой смысл сейчас это обсуждать? Ты уже достаточно ясно дал понять, что я тебе противна!
    Она не смогла сдержать слез — они потоком лились по ее щекам.
    — Джейд, пожалуйста, не плачь! — Повинуясь внезапному порыву, Слоан прижал ее к себе.
    — Я не хотела, чтобы все так вышло, — всхлипнула она.
    Слоан осторожно стер слезинку с ее щеки и нежно поцеловал.
    — Ты для меня как наркотик, — прошептал он. — Я не могу не думать о тебе.
    Джейд не знала, что делать. Она боялась пошевелиться, чтобы не разрушить волшебство момента, и просто наслаждалась теплом его рук и губ.
    Слоан больше не мог думать рационально, на мгновение он забыл про все обиды. Все, что его занимало сейчас, — это ощущение ее мягкого, податливого тела, прижимающегося к его собственному, сладкий вкус ее губ, ее жаркое дыхание, щекочущее его кожу, и сумасшедший стук сердца, бьющегося в унисон с его собственным. Было так легко забыть обо всем, раствориться в ней. Опять.
    Но вдруг темная фигура в окне привлекла его внимание. Сверкнула вспышка, и кто-то бросился прочь.
    — Какого черта! — воскликнул Слоан и, перемахнув через подоконник, бросился вслед за убегающим человеком. — Эй, ты, остановись!
    Слоан быстро догнал незнакомца, ухватил его за грудки и хорошенько встряхнул:
    — Кто ты такой? Что ты здесь делал?
    — Я Росс Браун, — дрожащим голос ответил перепуганный парень лет двадцати пяти. — Я работаю в «Кеннеди констракшнс», делаю ремонт в этом доме. Я шел на работу, но заметил вас и решил не мешать.
    — Рабочие уже уехали, — прорычал Слоан, не ослабляя хватки. — А еще для того, чтобы делать ремонт, совершенно не нужны камеры. — Он вытащил из его кармана маленький цифровой фотоаппарат.
    — Эй, это мое!
    — Уже нет, — отмахнулся Слоан, просматривая фотографии.
    Его гнев вспыхнул с новой силой, когда он увидел снимок их с Джейд поцелуя.
    — Так, Браун, лучше начинай говорить, иначе я позвоню шерифу.
    — Но я правда здесь работаю. Просто вчера в баре один человек предложил мне кругленькую сумму, если я смогу сделать фотографии кого-нибудь из семьи Меррик.
    Слоан сжал зубы. Проклятые папарацци уже пытаются проникнуть даже на ранчо. Что, если они уже пронюхали о том, кто такая Джейд?
    — Это за твою камеру. — Он бросил парню несколько купюр. — Гарантирую, если еще раз увижу тебя на своей земле, ты окажешься в тюрьме. А теперь выметайся отсюда.
    Парень схватил деньги и бросился прочь, а Слоан подозвал к себе одного из ковбоев и велел ему проследить, чтобы негодяй как можно быстрее убрался с ранчо. Затем он позвонил Бену Кеннеди и сообщил ему о том, чем занимаются его рабочие в свободное время. Подрядчик был очень возмущен поведением Брауна и пообещал уволить его.
    Слоан обернулся и увидел стоящую в дверях Джейд. Если газетчики узнают, что она дочь Клейтона, здесь будет не протолкнуться от проклятых зевак.
    Он ненавидел себя за те чувства, которые испытывал к этой девушке, несмотря на все проблемы, которые она могла принести его семье. Похоже, он совершенно не умеет разбираться в людях.
    — Я так не могу, — зло прошептал Слоан, развернулся и зашагал прочь.

    Следующий вечер Слоан решил провести дома, избегая встреч с родными. После душа и холодного пива он направился на кухню, чтобы приготовить себе ужин.
    Слоан любил этот дом. Когда он строил его, то представлял, как когда-нибудь его комнаты наполнятся детьми, а рядом с ним будет его любимая женщина. Он представил себе Кристал и понял, что она бы совершенно не вписалась в этот дом. Не такой он представлял себе будущую жену и спутницу жизни. Потом он подумал о Джейд, и его сердце болезненно сжалось. В ней он тоже ошибся.
    Невеселые мысли прервал требовательный стук в заднюю дверь, после которого, не дожидаясь реакции хозяина, в дом влетела Алиса.
    — Занят? — спросила она.
    — Ты случайно проходила мимо и решила заглянуть на огонек? — недовольно поинтересовался Слоан.
    — Нет, я проходила мимо не случайно, а чтобы поговорить со своим старшим неразумным братцем. И не смотри на меня волком. Если бы я сначала позвонила, ты бы обязательно придумал повод, почему не можешь встретиться со мной.
    Правда, которую Слоан не стал оспаривать.
    — Для этого есть свои причины, сестренка. Я не хочу ругаться с родителями.
    — Тогда перестань видеть в Джейд врага.
    — Ты хочешь сказать, я не прав? Но ведь это не я лгал всей нашей семье.
    — Послушай себя, Слоан. Что могла поделать Джейд с обстоятельствами своего рождения? Это не она нарушила правила, а отец тридцать лет назад. Кстати, она не лгала, а просто не сообщила тебе о том, как связана с нашим отцом. — Алиса заулыбалась. — А еще ты без ума от нее и поэтому так злишься.
    — Не надо рассказывать мне о том, что я чувствую, я как-нибудь сам разберусь. Уходи, Алиса.
    — Это не изменит твоих чувств к ней. Когда вы вместе, между вами искры летают. Я всегда мечтала найти того, к кому меня будет тянуть так же сильно, как тебя к Джейд.
    — Это ничего не меняет. Она лгала мне.
    — А ты у нас мистер совершенство! — возмущенно фыркнула Алиса. — Почему Джейд должна платить за ошибки Кристал? Это же нечестно!
    Ему нечего было ответить.
    — Вот тебе еще пища для размышлений, старший братец. Когда эта история просочится в прессу, маме и папе понадобимся мы оба, чтобы поддержать их.
    Слоан тяжело вздохнул. Его мать всегда была сильной женщиной, но после инсульта…
    — И Джейд теперь тоже часть нашей семьи, пора бы тебе принять это. Отец назначил на среду конференцию, и мы все надеемся, ты тоже будешь присутствовать.
    — Он собирается официально заявить, что не будет принимать участия в следующих выборах? Или хочет признать Джейд как свою дочь?
    Алиса чуть пожала плечами:
    — Не знаю, но тест ДНК к этому времени уже будет готов. Лучше самим заявить об этом, чем узнать, что новости просочились в прессу из других источников. Наступило непростое время для нашей семьи, и нам нужно, чтобы ты был рядом, Слоан. — Алиса собралась уходить, но у двери задержалась. — Джейд одна из нас, она Меррик, и отец хочет, чтобы она стала частью нашей семьи. Вопрос в том, примешь ли ты ее, Слоан.

    Джейд несколько раз смотрела пресс-конференции политиков по телевизору, но никогда ни в одной из них не принимала участия и не была уверена, что справится с этим. Хотя ДНК-тест и доказал ее родство с Клейтоном Мерриком, она не была уверена в том, что хочет поведать об этом всему миру. Как отреагируют жители Керри-Спрингс, когда узнают об этом? Примут ли они ее?
    К счастью, пресс-конференцию не стали проводить на ранчо. По старому правилу журналистов не пускали в Устье Реки, и теперь вся семья готовилась отправиться в город.
    Вся семья, но без нее, потому что Джейд возвращалась в Даллас. Это решение далось ей нелегко, но она не могла не думать о том, как ранит Слоана ее пребывание на ранчо.
    Кроме того, она не хотела, чтобы люди думали, будто Клей отказывается баллотироваться на пост сенатора из-за нее. Если бы на этой пресс-конференции он объявил о том, что она его незаконнорожденная дочь, то в памяти людей остался бы только этот пикантный момент, а не все те добрые дела, которые он успел сделать за свою долгую политическую карьеру.
    Поэтому сегодня сенатор собирался говорить только об окончании своей политической карьеры. А Джейд оставалось надеяться, что даже в Далласе она сможет оставаться маленькой частью семейства Меррик. Она до сих пор чувствовала сильные объятия Клейтона и его слова: «Я не хочу снова потерять тебя, Джейд». Благодаря этим словам и их теплым отношениям с Луизой и Алисой девушка знала, что всегда сможет вернуться сюда.
    Джейд вспомнила о Слоане и почувствовала, как к глазам подступают слезы. Может, хотя бы теперь он перестанет ненавидеть ее, ведь она сделала все, что могла, чтобы не навредить его семье.
    Она положила сумки в багажник машины и в последний раз оглянулась на ранчо, которое пусть и на короткое время стало для нее настоящим домом.

Глава 13

    Слоан не мог не поддержать свою семью в такой ответственный день, поэтому он временно забыл о своих обидах и приехал к офису Клейтона, в котором планировалась пресс-конференция. В конце концов, Клей всегда был рядом с ним, когда он в нем нуждался, и если сейчас он хотел объявить всем о своей дочери, то это его право. Слоану оставалось лишь находиться рядом со своей семьей. Он никогда не будет испытывать к Джейд братских чувств, но это не значит, что она не заслуживает быть членом семьи Меррик.
    Он заметил подъезжающую машину отца, из которой вышли родители и Алиса. Джейд вместе с ними не было.
    — Слоан, ты все-таки приехал! — радостно воскликнула Луиза, обнимая сына.
    — Разве я мог оставить вас одних в окружении этих акул? — улыбнулся он. — Здесь уже собралась настоящая толпа.
    — Все в порядке, мы этого ожидали. Твой отец справится.
    — Рад, что ты здесь, сынок, — улыбнулся Клей, хлопнув сына по плечу.
    — А где Джейд? — спросил он.
    — Она не приехала.
    — Вижу. — Он оглядел вдруг погрустневшие лица членов семьи. — Так, немедленно объясните мне, что здесь происходит?
    — Понимаешь, сегодня я планировал представить Джейд как мою дочь, но она сказала, что больше не хочет вмешиваться в жизнь нашей семьи.
    Слоан почувствовал, как у него вдруг пересохло во рту:
    — Почему она передумала?
    — Она никогда не хотела публичного признания, это изначально была идея Клейтона, — покачала головой Луиза. — А Джейд просто хотела узнать, кто ее настоящий отец. Но как бы она ни старалась стать частью нашей семьи, она чувствовала, что ей здесь не место.
    И Слоан знал, из-за кого.
    — Да, я был не в восторге от того, что она вторглась в нашу жизнь, но разве я заставлял ее уезжать? — Внезапно он вспомнил все те жестокие слова, которые говорил Джейд, и почувствовал острый укол вины. Он должен все исправить. — Где она? Я должен найти ее!
    — Слишком поздно, — покачала головой Алиса. — Она уезжает в Даллас.
    — Она уже уехала? — потрясенно переспросил Слоан, которому в этот момент показалось, что его сердце перестало биться.
    Слоан и представить себе не мог — неужели Джейд может просто взять и уехать? После всего, через что ей пришлось пройти, после того, как ДНК-тест подтвердил, что она дочь Клея… И самое ужасное, именно он стал причиной ее внезапного отъезда.
    Она уехала, исчезла из его жизни, и с ней, возможно, исчез его единственный шанс стать счастливым.
    — Слоан, с тобой все в порядке? — спросил Клейтон.
    — В полном.
    — Я знаю, ты хотел защитить нас, сынок. И Джейд тоже это знает.
    — Но я не дал ей ни единого шанса, не позволил ей ничего объяснить. Простите меня, я все испортил и теперь должен исправить то, что натворил.
    — Тебе не нужно извиняться передо мной, сын, — покачал головой сенатор. — Я в любом случае буду поддерживать отношения со своей дочерью. Но я беспокоюсь за тебя. За эти годы тебе многим пришлось пожертвовать ради нашей семьи, и самое главное — своей личной жизнью. Но поверь, Джейд не похожа на Кристал.
    — Знаю. — Голос Слоана дрожал от переполняющих его эмоций. — Я должен найти ее и вернуть домой. Я скажу, что готов стоять рядом с ней, когда ты объявишь всему миру, что она твоя дочь. Надеюсь, она сможет простить меня. Папа, я могу одолжить твой самолет?
    — В этом пока нет необходимости, — рассмеялся Клей. — Думаю, Джейд все еще на ранчо. Она хотела заехать в старый дом Отиса перед отъездом. Попрощаться.

    Джейд шла по тропинке, ведущей к дому Отиса, размышляя о многих поколениях семейства Меррик, живших на этом ранчо, о том, как много они трудились, чтобы построить этот дом, обработать земли. Она была бы рада узнать больше об Отисе и Саре. Может, когда Клейтон приедет к ней в Даллас, она сможет расспросить его поподробнее.
    Она открыла тяжелую дубовую дверь и вошла в дом, пахнущий свежей краской и деревом. Оказывается, большая часть работ была уже выполнена. Перестеленные дубовые полы сверкали, камин был тщательно прочищен, а сделанная руками самого Отиса мебель была отреставрирована и отполирована до блеска. Дом выглядел просто замечательно, и Джейд была счастлива, что приняла участие в его реставрации. Около камина Джейд ненадолго задержалась, провела рукой по кирпичной трубе. Возможно, именно здесь она и влюбилась в Слоана Меррика. Воспоминания об этом ненастном дне заставляли ее одновременно улыбаться и плакать.
    Теперь она знала, что не зря приехала в Керри-Спрингс. Она столько всего узнала о своих родных, о наследии своей семьи, познакомилась с отцом, у нее появились любящая мачеха и сводная сестра, новые друзья. Теперь в трудную минуту ей будет куда вернуться.
    Джейд прошла в спальню, выкрашенную в умиротворяющий цвет морской волны. Это было ее любимое место в доме. Большая дубовая кровать стояла по центру комнаты как настоящее произведение искусства. Она была накрыта прекрасным лоскутным одеялом с узором «Двойное обручальное кольцо», выполненным в зеленых и голубых тонах.
    Она непонимающе уставилась на одеяло. Откуда оно взялось здесь? Потом с еще большим изумлением она увидела монограмму «УШ» в уголке.
    Неужели его сделали дамы из «Уголка швеи»? Но когда?
    — Похоже, я просто не могу войти в этот дом и не встретить тебя.
    Джейд резко обернулась и увидела Слоана. Она не знала, что делать — бежать прочь или остаться и выслушать его. Но сил ругаться с ним у нее больше не было.
    — Я зашла всего на минуту, — тихо сказала она, направляясь к двери. — Я уезжаю, как ты и хотел.
    Он преградил ей путь:
    — Пожалуйста, Джейд, не надо.
    — Почему? Если ты беспокоишься о том, что я продам нашу историю газетчикам, то повторю — я не собираюсь этого делать. Хотя ты все равно не веришь мне и наш разговор не имеет смысла.
    — Прости меня, Джейд, я ошибался.
    — Я тоже, — горько вздохнула она. — Я не должна была скрывать от тебя цель своего приезда, я не должна была начинать с тобой никаких отношений. Но не волнуйся, я уеду, как только доберусь до своей машины. — Она говорила это, глядя в окно, потому что смотреть ему в глаза было выше ее сил. — Прощай, Слоан.
    Слоан поймал ее за руку, не дав уйти:
    — Пожалуйста, Джейд, я знаю, что не заслуживаю этого, но выслушай меня.
    — Нет, я больше не хочу этого слушать, Слоан. Разве не достаточно того, что я уезжаю из города? Что ты еще от меня хочешь?
    — Тебя, Джейд. Я хочу тебя. Знаю, я совершил много ошибок, сказал много ужасных вещей. Я бы забрал их все назад, если бы только мог. Пожалуйста, прости меня, Джейд. Прости, что пытался заставить тебя уехать из Керри-Спрингс. Твое место здесь, на земле Мерриков.
    Джейд не могла поверить своим ушам.
    — Ты должна быть здесь, со своей семьей, в месте, где жили твои предки. Теперь я понял, почему ты с таким интересом расспрашивала об этом доме, об Отисе и Саре. Ты чувствовала свою связь с ними, ведь ты настоящая Меррик.
    — Спасибо тебе за эти слова, Слоан, но я не хочу создавать брешь между тобой и твоей семьей. Я знаю — тебе сложно принять мое присутствие на ранчо, поэтому для всех будет лучше, если я вернусь в Даллас, — прошептала Джейд, с трудом сдерживая слезы. — Я не хочу, чтобы ты страдал из-за меня.
    — Я буду страдать, только если ты уедешь в Даллас. — Слоан нежно обнял ее, притягивая ближе к себе. — Я хочу, чтобы ты осталась не ради Клейтона, Луизы или Алисы, а ради меня.
    — Почему я должна остаться, Слоан? — шепотом спросила Джейд, вглядываясь в его темные глаза.
    — Потому что я люблю тебя, Джейд. Думаю, я влюбился в тебя в тот день, когда мы спасались от бури в этом доме. Я пытался убедить себя в том, что это просто физическое влечение, что мне не нужны серьезные отношения. — Он нежно провел кончиками пальцев по ее щеке. — Но, несмотря на все мои попытки оттолкнуть тебя, я не мог ни на секунду прекратить думать о тебе.
    Слоан нашел губами ее губы. Этот поцелуй должен был быть нежным и мягким, но Слоан не смог сдержаться. Он так долго не чувствовал вкуса этих сладких губ. Его поцелуй стал страстным, требовательным. Джейд приникла к нему, боясь, что все это сон и волшебство мгновенно развеется, как только она проснется.
    — Знаешь, когда я узнал о твоем отъезде, то решил, что поеду за тобой куда угодно и буду умолять вернуться. Я не имел права перекладывать на тебя вину Кристал. Я должен был понять, что ты хороший человек, как только увидел, как ты помогла маме. — От его нежного поцелуя по коже Джейд побежали мурашки. — Скажи, что ты меня прощаешь, и, пожалуйста, останься.
    — О, Слоан, я тебя прощаю. Я тоже тебя люблю!
    Руки Джейд словно сами собой легли ему на плечи, а губы нашли его губы. Слоан был совсем не против, но он еще не все сказал, поэтому с неохотой прервал поцелуй и отступил на шаг.
    — Ох, женщина, ты такая соблазнительная. Стоит мне посмотреть в твои глаза, и я забываю обо всем. Ты так действуешь на меня с того самого дня, когда приехала на наше ранчо. Нет, даже раньше, когда я встретил тебя в «Потайном стежке».
    — Но у тебя очень необычный способ проявлять свою симпатию, — рассмеялась Джейд.
    — Возможно, но больше этого не повторится. Я не хочу, чтобы ты сомневалась в моих чувствах, и проведу остаток своей жизни, доказывая тебе свою любовь. Ты выйдешь за меня, Джейд Гамильтон?
    — О да, Слоан! Конечно да! — Вдруг счастливая улыбка на лице Джейд сменилась сомнением. — Но как это воспримет семья?
    — Они будут в полном восторге, — рассмеялся Слоан, крепче прижимая ее к себе. — И, как ты можешь заметить, женщины из «Уголка швеи» тоже. — Он кивнул на лоскутное одеяло на кровати.
    — Как они смогли так быстро закончить его, если даже мы сами не знали, как все сложится?
    — Не представляю. Мама сказала, что они работали с того самого дня, как увидели нас вместе в баре «У Рори». Она сказала, они увидели, как между нами летают искры, и понадеялись на лучшее.
    Джейд с любовью провела рукой по одеялу:
    — Могу я попросить тебя об одолжении?
    — О чем угодно.
    — Как думаешь, можно перевезти эту кровать в твой дом? Она такая красивая. Мы ведь там будем жить после свадьбы, да?
    — Конечно, если только ты не скажешь, что мой дом тебе не нравится. Тогда я построю для тебя новый в любом месте, где ты захочешь.
    — Мне очень нравится твой дом, — улыбнулась она, нежно целуя его. — И я хочу жить только здесь, на земле Мерриков, ведь здесь твое ранчо. А я буду рада стать женой хозяина ранчо.
    — Звучит неплохо.
    — Может, пойдем расскажем новость семье?
    — Позже. — Слоан лукаво улыбнулся и, неожиданно подхватив Джейд на руки, отнес ее на кровать.
    Он нагнулся, чтобы поцеловать ее, но она уперлась ладонями ему в грудь:
    — Нет, Слоан! Эта постель и это одеяло предназначены для нашей первой брачной ночи.
    Слоан жалобно застонал и уткнулся лбом ей в плечо:
    — Тогда нам придется начать новую традицию семейства Меррик — возмутительно короткий период между обручением и свадьбой.
    — Какой? — рассмеялась Джейд, обнимая его.
    — Ровно столько, сколько мне потребуется, чтобы перевезти эту кровать в свой дом.

Эпилог

    Прошел месяц, и наконец наступил знаменательный день, которого, затаив дыхание, ждали все жители Керри-Спрингс, — день свадьбы Слоана и Джейд.
    И вот теперь Джейд стояла в своей спальне перед огромным зеркалом, удивленно рассматривая свое отражение. Она едва узнавала себя. Главным сокровищем, которое они нашли на дне старого сундука в доме Отиса, оказалось чудесное свадебное платье, когда-то принадлежавшее Саре Меррик. Конечно, оно нуждалось в доработке, но сейчас, после того как над ним поколдовали дамы из «Уголка швеи», оно смотрелось так, будто было сшито специально для Джейд. Нежный шелк, лаская кожу, облегал тоненькую фигурку до середины бедра, а ниже, расширяясь, ложился красивыми складками. Длинные рукава, расшитые крошечными жемчужинами, идеально подходили для осенней свадьбы, а достигающая пола кружевная фата вызывала в памяти образы сказочных принцесс.
    — Ты такая красавица, — вздохнула стоящая рядом Луиза.
    На ней было элегантное платье цвета шампанского. Алиса расположилась в уютном кресле, аккуратно расправив складки своего нежно-розового коктейльного платья. За эти несколько недель Джейд очень сблизилась со своей младшей сестрой. Алиса с радостью согласилась стать ее подружкой на свадьбе, а Бад — шафером жениха.
    — Получилось очень мило, правда? — радостно улыбнулась Джейд, стараясь рассмотреть себя со всех сторон.
    — Просто восхитительно. Мой братец просто с ума сойдет, когда увидит тебя, — рассмеялась Луиза.
    Джейд покраснела от удовольствия, вспомнив, с каким нетерпением Слоан ждал их свадьбы, особенно после того, как они решили не заниматься любовью до брачной ночи.
    В дверь тихо постучали, и в комнату вошел Клейтон. Он с улыбкой оглядел Джейд:
    — Ты выглядишь просто волшебно.
    Джейд очень дорожила тем временем, которое провела с Клеем за эти несколько недель. Он собирался вести ее к алтарю, выдать замуж, как настоящий отец. Он и был ее настоящим отцом, и теперь об этом знали все. Слоан убедил ее согласиться на это и держал за руку во время пресс-конференции, на которой сенатор объявил, что Джейд является его дочерью. Она зря волновалась — жители Керри-Спрингс были рады узнать об этом.
    Клейтон ласково обнял Джейд:
    — Твоя прабабушка была бы счастлива видеть тебя в этом платье. Оно тебе очень идет.
    — Это честь для меня.
    — Так странно. Ты только что вошла в мою жизнь, а я уже должен отдать тебя другому.
    — Но я буду совсем рядом, — улыбнулась Джейд. — Всего в нескольких милях, и мы будем часто встречаться.
    — Ты благословение для нашей семьи, ты помогла Луизе оправиться после инсульта, а моему сыну — найти свое счастье.
    — Я тоже рада, что мы нашли друг друга. И что я нашла вас.
    — Любой отец был бы счастлив иметь такую дочь, как ты, Джейд, — улыбнулся Клей, обнимая ее. — Я люблю тебя, Джейд Гамильтон Меррик. — Сенатор смущенно смахнул слезу, пробежавшую по его щеке, и продолжил: — Пора передать тебя в руки будущему мужу, который станет любить и беречь тебя так же, как и я.
    Джейд часто моргала, стараясь не расплакаться. Она приехала сюда всего пару месяцев назад и нашла любящую семью, друзей…
    И мужчину, которого полюбила больше всего на свете.
    — Пойдем, скоро наш выход, — сказал Клейтон, с улыбкой предложив ей руку.
    Вместе они спустились по лестнице и по украшенному цветами холлу прошли к террасе, на которой они со Слоаном решили провести свадебную церемонию. Сквозь распахнутые стеклянные двери Джейд вошла в залитую солнцем комнату, наполненную запахом цветов. Все гости поднялись со своих мест, чтобы поприветствовать невесту, но Джейд, даже если бы постаралась, не смогла бы сказать, кто все эти люди, потому что сейчас она могла смотреть только на одного мужчину, ждущего его в конце прохода.
    В смокинге Слоан был невероятно красив. Его густые черные волосы в кои-то веки были подстрижены и аккуратно уложены.
    Сердце Джейд забилось сильнее, когда их взгляды встретились.
    Когда Клейтон подвел ее к алтарю, Джейд едва могла дышать. Сенатор вложил ее руку в ладонь Слоана.
    — Кто отдает эту женщину этому мужчине? — спросил священник.
    — Ее отец и мать, — ответил Клейтон.
    Джейд взглянула на отца, зная, что сейчас он тоже думает о Кетрин и ее непростом решении отдать ребенка на усыновление. Клей поцеловал Джейд в щеку и отступил назад, а место рядом с ней занял Слоан. Его сильная горячая рука, держащая ее ладонь, вселяла в Джейд уверенность.
    — Эй, красавица, — прошептал он ей на ухо, что ты скажешь, если мы сегодня поженимся?
    — Я не против, — улыбнулась Джейд своему будущему мужу.
    Они повернулись к священнику, и тот начал службу. Джейд не слишком хорошо помнила ход церемонии, потому что все ее внимание было приковано к Слоану. Счастье, переполнявшее ее грудь в этот момент, не давало ей думать ни о чем другом. Все, что она могла, — это произнести «Я согласна» и дрожащими руками надеть на палец Слоана кольцо.
    Следующим моментом, отпечатавшимся в памяти Джейд, были слова священника: «Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту».
    Слоану не пришлось повторять дважды. Он притянул Джейд к себе и накрыл ее губы долгим, страстным поцелуем, в который вложил всю свою любовь. Он остановился, лишь услышав радостные возгласы гостей.
    — Те quiero![4] — прошептал Слоан, обжигая дыханием ее кожу.
    Затем Слоан взял ее за руку и под радостные крики и бурные аплодисменты гостей и родственников повел по проходу. Они вышли с террасы, дошли до кабинета Клейтона и скрылись за дверью.
    Там Слоан притянул к себе свою молодую жену и поцеловал со всей страстью, которую сдерживал в течение нескольких последних недель. Он не мог поверить, что это все-таки произошло. Они наконец-то поженились.
    — Я тоже тебя люблю, Слоан Меррик, — улыбнулась Джейд, когда они прервали поцелуй, чтобы вздохнуть. — Но если мы задержимся здесь надолго, боюсь, кто-нибудь начнет стучаться в эту дверь, разыскивая нас. Думаю, нам пора вернуться на праздник.
    Слоан застонал и с ненавистью покосился на дверь, отделявшую их от всеобщего веселья.
    — Похоже, нам так и не удастся побыть наедине. Но учти, мы не будем последними, кто уйдет с этой вечеринки, — у меня большие планы на сегодняшнюю ночь, и в них нет места нашим гостям.
    От радости и предвкушения по коже Джейд побежали мурашки. Она кивнула и вслед за мужем прошла в большую гостиную, где были расставлены столы с угощением. У самого входа Джейд увидела Дженни, которая тут же заключила ее в объятия.
    — Это была прекрасная церемония. Я сразу вспомнила день своей собственной свадьбы и чуть не расплакалась… — Она смущенно улыбнулась. — У нас с Эваном есть новость: мы ждем ребенка.
    — О, Дженни, я так рада за тебя! — Теперь пришел черед Джейд обнимать свою новую подругу. — Как ты себя чувствуешь? Все в порядке?
    — Теперь я устаю гораздо быстрее, чем раньше, а в остальном все замечательно. Знала бы ты, как радуется этой новости Грейси. Она говорит, что к моменту рождения малыша станет уже совсем большой и будет мне во всем помогать.
    Джейд вспомнила очаровательную девятилетнюю девочку, посещавшую уроки шитья в «Потайном стежке», дочь Эвана от первого брака, которой Дженни заменила мать.
    После того как с помощью Луизы и Дженни Джейд освоила азы шитья, она стала официальным членом «Уголка швеи» и начала посещать занятия по шитью лоскутных одеял для новичков, которые вела Дженни. Благодаря этому она быстро познакомилась с большинством жительниц Керри-Спрингс, для которых шитье оказалось одним из самых любимых увлечений. Все эти женщины с радостью приняли ее в свой круг.
    — Если есть что-то, что я могу сделать для тебя, только скажи.
    — Мне достаточно того, что ты решила остаться в Керри-Спрингс и начала работать в нашем медицинском центре. Надеюсь, мои роды выпадут именно на твое дежурство, тогда мне не будет так страшно, рассмеялась Дженни.
    — Я ни за что не пропущу это событие, — пообещала Джейд.
    Слоан в это время поздравлял стоявшего рядом Эвана Рефферти.
    Но Дженни и Эвана быстро оттеснила следующая группа гостей, жаждущая поздравить молодоженов: Милли, Лиз и Бет из «Уголка швеи», которых, конечно, интересовало, будет ли лежать на кровати новобрачных сшитое ими лоскутное одеяло.
    Наконец они обошли всех гостей и выслушали от всех присутствующих поздравления и пожелания долгой и счастливой жизни. Джейд обняла мужа, прижавшись к его сильной, надежной груди.
    — О, Слоан, я еще никогда не была так счастлива! — прошептала она. — Мне до сих пор кажется, что я сплю и вижу волшебный сон. Мне даже страшно — вдруг я проснусь, и все исчезнет.
    — Это не сон, моя милая. Это просто еще одна наша семейная традиция. Мужчины из семейства Меррик умеют делать своих жен совершенно счастливыми.

    К концу вечера Слоану начало казаться, что праздник никогда не закончится. Техасцы были известны на весь мир своим умением превращать даже малозначительные события в грандиозные вечеринки, что уж говорить о свадьбе. Было уже далеко за полночь, а гости все никак не хотели угомониться и разъехаться по домам.
    Он с тоской думал о своем доме, в особенности о спальне, где хотел бы сейчас оказаться наедине с Джейд. Конечно, технически их медовый месяц не начнется до тех пор, пока их частный самолет не приземлится на Карибах, а это случится только завтра вечером. Все-таки полезно иметь отца-политика, в распоряжении которого имеется личный самолет.
    Ближайшие две недели Слоан собирался посвятить только своей молодой жене, но он бы хотел, чтобы они начались прямо сейчас. Поразмыслив, он призвал на помощь мать, с помощью которой они смогли незаметно для нескольких дюжин гостей, не желавших так рано покидать гостеприимный дом Мерриков, сбежать с праздника через заднюю дверь и отправиться к нему домой. Точнее, к ним домой, ведь с сегодняшнего дня Джейд стала полноправной хозяйкой в его доме.
    Они оба очень устали, но Слоан не собирался пренебрегать традицией переносить невесту через порог дома, где должна была начаться их счастливая и долгая совместная жизнь. Его двухэтажный коттедж казался небольшим по сравнению с главным домом семейства Меррик, но он идеально подходил для него, его жены и будущих детей.
    Слоан остановился на освещенном золотистым светом фонаря крыльце и повернулся к Джейд:
    — Ты даже не представляешь, сколько я мечтал о том, чтобы ты была здесь со мной. Но я рад, что подождал до этого момента.
    Джейд приподнялась на цыпочки, чтобы дотянуться до его манящих губ, и запечатала их долгим, нежным поцелуем:
    — Я тоже рада. Но хочу признаться вам, мистер Меррик, сейчас мне немного не по себе. Помнится, у вас было несколько безумных фантазий, которые вы хотели воплотить сегодня ночью.
    Губы Слоана расплылись в лукавой улыбке, а в глазах заплясали бесенята. Он распахнул дверь, подхватил Джейд на руки, и они вместе вошли в их дом. Как муж и жена.
    Слоан не стал опускать ее на пол до тех пор, пока не поднялся на второй этаж, где находилась его спальня. Джейд в первый раз была в этой комнате, но, даже если бы она видела ее раньше, сегодня она бы ее не узнала. На всех полках и тумбочках красовались свечи и букеты роз, наполняющие воздух сладким ароматом. В центре комнаты стояла кровать из дома Отиса, накрытая самым изумительным лоскутным одеялом, какое Джейд когда-либо видела в жизни, сшитым любящими руками дам из «Уголка швеи».
    — Как красиво, — вздохнула Джейд, стараясь сдержать слезы радости, которые уже были готовы покатиться по ее щекам.
    Она с любовью улыбнулась своему красавцу мужу. Он до сих пор оставался в смокинге, после церемонии он расстался только с галстуком, но Джейд была уверена — через несколько минут и вся остальная одежда станет лишней.
    — Когда ты успел все это приготовить?
    — Я бы с удовольствием приписал себе чужие заслуги, но, по правде говоря, я ничего не делал. Думаю, здесь потрудились мама и ее подруги.
    Слоан взял из ведерка со льдом бутылку шампанского и разлил золотистую жидкость по бокалам. Один он протянул Джейд:
    — Давай выпьем за нашу свадьбу, за все те годы, которые мы проведем вместе в нашем доме, и за детей, которые у нас непременно скоро появятся.
    Джейд с удивлением смотрела на него: за последние недели они говорили о многом, но ни разу — о детях.
    — За детей? — переспросила она, поставив опустевший бокал на край стола.
    — Конечно, — кивнул Слоан, подходя к ней. — Как только ты будешь готова. — Он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал в ладонь. — Я очень хочу, чтобы у нас родилась маленькая девочка с такими же волшебными глазами, как у тебя. И такая же красивая, как ты.
    — А как насчет мальчиков? — спросила она. — Я хочу, чтобы они были такими же сильными и красивыми, как их отец. Правда, если можно, чуть менее упрямыми, — рассмеялась она, обнимая его за шею.
    — Ты и сама не самая покладистая девушка на свете, — шутливо возмутился Слоан. — Хотя до меня тебе, конечно, далеко.
    — Это одна из многих вещей, которые я в вас люблю, мистер Меррик, — рассмеялась Джейд, целуя его.
    — А еще я безумно люблю свою жену. — Он прижал ее к себе, наслаждаясь теплом и податливой мягкостью ее тела. — Хватит разговоров, миссис Меррик. Сейчас я хочу целовать тебя, прикасаться к тебе, чувствовать тебя… — На секунду он отстранился, вглядываясь в ее колдовские зеленые глаза. — Господи, как же я тебя хочу!
    — Я тоже хочу тебя, Слоан, — едва слышно прошептала она, боясь, что громкие звуки могут разрушить волшебство этого момента.
    Его руки скользнули по ее открытой спине, и по коже Джейд побежали мурашки.
    — Я с ума по тебе схожу, и, похоже, это не изменится и через пятьдесят лет, — жарко прошептал Слоан. Его темные глаза пылали безудержной страстью.
    Джейд даже мечтать не могла, что однажды она будет испытывать к мужчине подобные чувства и они окажутся взаимными. Никогда в своей жизни она не была так счастлива.
    Они преодолели столько преград, стоявших на пути их любви, нашли в себе силы и смелость признать свои чувства. Джейд смогла сделать то, на что не хватило духа у ее матери Кетрин, которой не суждено было быть с мужчиной, которого она искренне и преданно любила до конца своих дней.
    Слоан увидел слезы, текущие по щекам Джейд, и испуганно отстранился:
    — Джейд, милая, в чем дело? Что-то не так?
    — Нет, прости, я просто вспомнила о Кетрин. Она так сильно любила меня, даже нашла в себе силы отдать в другую семью, надеясь, что там я буду счастливее.
    Слоан поцелуями стер слезы с лица Джейд и прижал ее к себе:
    — Еще одна причина, почему ты должна стать счастливой, ведь именно этого хотела Кетрин. Благодаря фотографии и записям, которые она оставила для тебя, ты нашла своего отца, семью, которая будет любить тебя. И меня.
    — Ты прекрасный человек, Слоан Меррик, и я люблю тебя больше всего на свете. Мне так повезло, что я нашла тебя.
    Слоан лукаво улыбнулся. Его руки скользнули по телу Джейд, выискивая застежки на платье.
    — Чтобы ты не сомневалась в этом, я прямо сейчас покажу тебе, насколько сильно тебе повезло с мужем, — прошептал он, обжигая ее губы страстным поцелуем, заставившим ее желать большего.
    Джейд и не думала сомневаться.
    Она нашла любимого мужчину, семью и дом. О чем еще она могла мечтать?

    Внимание!
    Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
    После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
    Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

notes

Примечания

1

    Нефрит (англ.).

2

    Не за что (исп.).

3

    Прекрати, мама! (исп.).

4

    Я люблю тебя! (исп.).
Top.Mail.Ru