Скачать fb2
Женщина, которая... Сборник рассказов

Женщина, которая... Сборник рассказов


ЖЕНЩИНА, КОТОРОЙ ХОТЕЛОСЬ УБИТЬ КОГО-НИБУДЬ

    Жила-была женщина, которой хотелось убить кого-нибудь, предпочтительно толстяка. Не подумайте напрасно: лишить жизни кого-нибудь пожирней она желала не для того, чтобы исхудалым детям где-то там, в Нью-Дели, перепало больше пищи. У нее были свои скрытые, темные мотивы. Ей снилось, что в руке она держит пистолет, а рядом сидит с высунутым языком породистая собака колли. Ей хотелось выстрелить толстяку в живот так, чтобы пуля прошла насквозь, как слова влетают в одно ухо и вылетают из другого. Толстяка это убьет или, по крайней мере, искалечит ему внутренности. Такой эффект в нижней части его брюшной полости можно будет назвать по-разному: новый порядок, реформа, перестройка, реорганизация, дезорганизация, демонтаж, на худой конец. Толстяк, когда в него угодит пуля, рухнет на пол, как мешок с песком, но не раньше, чем сделает большие глаза и скажет: «За что?!» или «Почему именно меня?!», а затем попросит дать ему еще один шанс остаться в живых или, наоборот, потребует, чтобы его добили и тем самым выполнили свой долг до конца.
    Но женщине, которой хотелось убить кого-нибудь, не так уж хотелось, чтобы этот кто-нибудь от ее убийства умер. Она не желала брать на свою совесть прекращение чужого существования, пускай даже прекращение существования толстяка, который много ест и таким образом отнимает пищу у маленьких детей, застрявших в Индии. Впрочем, без пистолета или ножа все равно нельзя предпринять ничего смертоубийственного, а денег у женщины не было. Тем не менее она ходила по улицам, пока не увидела очень толстого господина, которого и пригласила пройти в подворотню. Но тот не пошел. Когда людей останавливают посреди улицы и предлагают пройти в подворотню, большинство сразу догадываются, что дело пахнет керосином.
    Нельзя заниматься самоуправством, даже если вам хочется взять в руки Закон лишь затем, чтобы согреть его у себя на груди. Нельзя нагибаться к нему, приподнимать и прижимать к себе: Закон никоим образом не ребенок. Хотя бы потому, что не вчера родился на свет.
    Упадет Закон или споткнется — не мешайте ему встать на ноги самому! Зайдет в старый парк отдохнуть на скамеечке — не приближайтесь к нему! И не спорьте! Ибо дело не в том, что Закон не любит людей, а в том, что он терпеть не может, когда люди тискают его и сюсюкают над ним. Закон не поцелует тетеньку за то, что она ущипнула его за щечку.
    Женщина, которой хотелось убить кого-нибудь, думала, что Закон не станет сопротивляться, и она сможет его приласкать и пеленки переменить, и ванночку сделать, разумеется, если только не закапризничает. В мире многое хочется взять в руки и приласкать, как бездомного младенца или лисенка с перебитой ножкой, — вот и приходится выставлять сильную охрану из числа профессионалов и бывших битников.
    Женщина думала, что мир принадлежит ее папаше, а раз так, то почему бы не убить кого-нибудь, если есть такое желание. Но брать Закон в свои руки категорически воспрещается, и кому же не известно, чем кончают нарушители!
    Весь мир завален кинокартинами и книгами о том, как желание взять Закон в свои руки сталкивается с соображениями, по которым лучше его не трогать, а также о том, что бывает, когда с Законом обращаются, как с бездомным младенцем, которого так хочется задушить поцелуями во все места (не исключая заднего, что очень популярно среди частных сыщиков).
    Книг, слава Богу, навалом, кинокартин тоже, но женщине не терпелось узнать на личном опыте, что будет, если она возьмет Закон в руки: Закону ли станет дурно от того, что она убьет толстяка, или ее стошнит.
    Она встала рано утром, пошла и купила хороший пистолет, к нему хорошие патроны и отправилась гулять по городу. Мимо текли прохожие, и она выискивала физиономию, с которой стоило бы свести счеты. Но не попадался никто, на ком можно было бы заострить внимание. Люди шли, как они ходят всегда, то есть туда-сюда, незаметно исчезая из виду.
    Женщина вышла на большую площадь, где было множество магазинов с потрескавшимися витринами и унылыми манекенами. Она вынула пистолет и приготовила взять Закон в свои руки, но вместо этого, точно по мановению волшебной палочки, приставила дуло к собственному виску и нажала на гашетку. Пистолет не выстрелил, так как женщина забыла его зарядить. Слегка растерявшись, она бросила оружие в фонтан в центре площади, но по дороге в воду пистолет обернулся не то скворцом, не то трясогузкой и улетел далеко-далеко. Не в то ли место на земле, где Закон можно смело брать в руки без вреда для себя, а главное — для других, чтобы хорошенько рассмотреть его с близкого расстояния и даже послушать его историю?

ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ РОДИЛА ДВОЙНЮ И ПОКРЫЛА СЕБЯ ПОЗОРОМ

    Жила-была женщина, у которой начались родовые схватки, и ее отвезли в больницу. Муж пошел было за ней в родильную, а жена и врачи стали его отговаривать. Мол, не стоит, да и зачем! Необязательно иметь допуск ко всему на свете.
    Муж выхватил из кармана свои сигареты, «Джентльменские», да, да, и дал им, что называется, прикурить. Жена кричала от болей всю ночь, но не она же одна кричала, в родильных комнатах многие кричат.
    Через каждые три минуты ее схватывало, доктор подходил, информировал, на сколько пальцев раскрылась матка, роды, говорит, уже начинаются, и рекомендовал, чтобы тужилась, когда скажут тужиться.
    В перерывах между муками женщина лежала и слушала проклятия других рожениц. Одни проклинали ребенка, другие — своих мужиков, а третьи ругались так, без точного адреса.
    Ругаться женщина не ругалась, но и «Хатикву» тоже, можно сказать, не пела. Когда боли отпускали ее, она умолкала до следующего раза. И когда приказывали тужиться, она тужилась. После того как вышел первый, ей велели отдохнуть и набраться сил: не поздней чем через четверть часа выйдет второй. Так и было. Второй вышел, сказали, легко — им легко говорить! Сестры поздравили: «У вас двое мальчиков, мазл тов[1]!», и она обрадовалась ужасно, утерла слезы и почувствовала, как ее внутренности начинают возвращаться на место.
    Муж, дожидавшийся за дверью, встретил ее светлым взглядом, поцеловал в лоб, назвал большим молодцом, а она ему — что уже придумала имена: одному имя Хамураби, а другому — Навуходоносор. Муж вылупил глаза и сказал, что ей надо отлежаться.
    Родильный дом наводнили семьи мужа и жены. Каждый, кто подходил к роженице с поздравлениями, узнавал от нее, что новорожденных зовет Хамураби и Навуходоносор. Муж не знал, куда деваться.
    Когда люди слышали имена, которые выбрала женщина, их рука, протягивавшая букет, застывала в воздухе.
    Муж видел это. Он предлагал жене нормальные имена, например, Итай или Даниэль, но все, как в колодец и муж потерял терпение. Всем, кто спрашивал, как назвали детей, он отвечал: «Итай и Даниэль», а жена говорила: «Хамураби и Навуходоносор». К вечеру муж заплакал: в коридоре у списков рожениц стоял и просто плакал. Рядом никого не было: кому охота ввязываться в семейные конфликты.
    Всю ночь муж ходил взад-вперед, ломая голову над тем, что предпринять, а утром вошел к жене в палату и сообщил: ночью ему было видение. К нему явился Бог и предупредил: «Горе вам, если назовете своих детей Навуходоносором и Хамураби!» Неправда, как вы уже догадались.
    У жены губы сухие, бескровные, цвет лица с желтизной. Послушала мужа и говорит: ночью и ей было видение, приходил Бог и велел дать детям имена Навуходоносор и Хамураби.
    Через три дня мать с новорожденными выписалась из больницы. Вместо обычной в таких случаях толпы родственников при выписке присутствовал только муж, приехавший на своей малолитражке.
    Всю дорогу домой в Нем-Циону двойняшки орали, родители же не раскрывали рта. А с того момента как вошли в квартиру, жизнь стала совсем кошмарной. Каждый нацепил младенцам на ручку бирки с именами, который придумал он, и гости совсем перестали ходить, дом опустел, ясно из-за чего.
    На брит-мила[2] и то пришло человека полтора-два. Мохель нараспев произнес имена, громко подсказанные мужем: «Итай и Даниэль», а жена продолжала бормотать про себя, но вполне отчетливо: "Хамураби и Навуходоносор".
    После такого публичного позора муж отвел жену в спальню и запер на ключ. Затем снял с младенцев бирки с именами, которые дала жена, а имена на своих бирках обвел черной тушью И еще купил каждому именной жетончик и набор именных рубашечек Муж очень надеялся, что при виде таких мер жена одумается и полюбит Итая и Даниэля.
    Не тут-то было! Положение, с точки зрения мужа, стало еще более отчаянным: мало того, что от них отказались друзья, но, когда жена первый раз вывезла в свет Хамураби и Навуходоносоре из городского парка бежали все чужие мамаши и даже няньки на работу, делать нечего, муж вернулся, но мрак от этого не рассеялся.
    Однажды он пошел домой посмотреть что там творится в два часа пополудни. Не занимается ли жена в его отсутствие черной магией или какой-нибудь другой дьявольщиной? Чепуха конечно: всего-навсего кормила детей и меняла пеленки, так что муж вернулся на работу еще более подавленным, чем всегда.
    В один прекрасный день, когда он работал на портальном кране, далеко внизу появилась жена с двойняшками в коляске. От ворот порта она шла к причалу. Муж попросил подменить его слез на землю и, счастливый, пустился со всех ног к жене. А та говорит:
    — С Добрым утром, ты забыл бутерброды.
    Муж расстроился — не описать. Он-то думал — покорилась и поладила с Итаем и Даниэлем. Но когда он услыхал зачем ее сюда принесло, его оглушило, как если бы эта женщина выстрелила ему в лоб. И прямо в порту он выдал не просто спектакль а гала-концерт! Рвал на себе волосы, размазывал слезы по лицу, допустил себя до полного, так сказать, и окончательного самовыражения А все портовики стояли и смотрели, какую он поднимает пыль и как в ней катается. Жена тоже стояла и смотрела.
    Ровно через час и тридцать минут таких кульбитов он выпрямился, выпятил грудь и сказал:
    — Одно из двух: либо ты зовешь их Итаем и Даниэлем, либо — конец. Всем: тебе, двойне и мне.
    — Быть по-твоему, — сказала женщина — но Итай — вот этот, а не тот, тот Даниэль. Не так ли?
    Муж не верил своим ушам. Ну как поверить что жена выбросила из головы имена Хамураби и Навуходоносор? Но вот вам, пожалуйста! 

ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ ИСКАЛА «УОКИ-ТОКИ»

    Шла война, и всем хотелось быть причастными к ней. Многие купили себе карманную рацию, более известную под жаргонным названием «уоки-токи», то есть «шагай-болтай», а часть пересел» в «джипы» на стоящего защитного цвета. На дорогах стало опасно ездить. Движение по скоростной, левой полосе и по междугородным шоссе разрешили лишь тем, кто мчался с флажком на радиаторе, остальным пришлось примириться с ездой на автобусах для простых штатских, правда с пятидесятипроцентной скидкой на билет.
    Кончилась война, но «уоки-токи» по-прежнему расхватывались, как горячие пирожки. Люди не могли совладать с собой. Мания продолжалась.
    Жила-была женщина без особых примет, кроме вышеуказанной мании, то есть необоримого желания иметь дома «уоки-токи». Правда, чтобы с кем-нибудь переговариваться, нужны, по меньшей мере, две карманные рации, но женщина хотела только одну, а продать некомплект никто не соглашался. В магазинах повторяли одно и то же: «уоки-токи» идут в паре, как носки, перчатки или ботинки, пускай поищет себе компаньона.
    Но компаньон не нашелся, потому что у людей были другие заботы, например малый ассортимент яиц на базаре. Как быть? Женщина ума не могла приложить. А вы, что посоветовали бы? Разве приобретения на компанейских началах не проблема? Где взять компаньона, чтобы купить «уоки-токи», если на пару не всегда купишь и булку хлеба? Шла, правда, война, которая сближает мужчин и делает девушек более покладистыми.
    Однако две рации «уоки-токи» женщина не хотела. Она хотела только одну, и ничего не выходило.
    Как-то она попала на улицу Базель в Тель-Авиве. Там лукавый молодой парень распродавал водяные баки по неслыханной дешевке. Он же торговал карманными рациями поштучно, а цена — пятьдесят шекелей за штуку, причем половину можно старыми деньгами. Кто пройдет мимо такой находки! Женщина кинулась к ящику с рациями, чтобы отобрать себе подержанную «уоки-токи» в состоянии лучше новой.
    Денег у нее было сорок шекелей. Парень бросил лукавить и уступил «уоки-токи» всего за тридцатку новыми, смешно сказать.
    Женщина включила рацию и начала говорить. Открыв рот, она его больше не закрывала. Из Тель-Авива она пошла гулять пешком в Хайфу. Она шла берегом, шагала по песку, шлепала по воде, болтала языком и глушила частоты чужих «уоки-токи». Их владельцы приходили в негодование. Они переставали слышать друг друга, — а как поддерживать связь в таких условиях?! В Нетании женщина задержалась попить кофе на знаменитой площади у моря, где с туристов и других болванов дерут в закусочных двадцать шекелей за пищу. Там она заказала чашку кофе из кофеварочного автомата, но не только с молоком, а и с лимоном. Подобного рецепта, известно, не существует. Его не готовят нигде на свете, разве что в Герцлии-Питуах, где живут большие богачи. Хозяин не знал, что делать с этой маньячкой, которая у него изымает из товарно-денежного оборота целый столик, пока ей не принесут кофе и с молоком, и с лимоном. Люди добрые! Существует же предел всякому терпению! Пусть идет к специалисту и лечится!
    А тем временем женщине, в сущности, уже не о чем было говорить. В двадцать пятый раз она мямлила в «уоки-токи» свою биографию, свою родословную и свои мечтания. Она проговорила все кусочки из текстов, которые когда-то знала наизусть, продекламировала все первые куплеты, уцелевшие в памяти из стихотворений, завела старые патриотические песни и довела владельцев других «уоки-токи» до белого каления.
    Женщина не унималась. Она продолжала молоть языком, словно съела транзистор, хоть в это и трудно поверить. От перенапряжения из «уоки-токи» искры уже посыпались, а говорильный аппарат женщины даже не нагрелся.
    Где-то вскоре за Зихрон-Яаковом рация сама взмолилась о помиловании. На простом ивритском языке «уоки-токи» попросила пощадить довольно сложную электронику и не доводить ее до истерики. И действительно, женщина объявила антракт, который продолжался до самого ручья Кишон.
    На берегу Кишона она взяла пробы разноцветной жидкости, лившейся в ручей, как из канализационной трубы. Женщина имела в виду сравнить аромат хайфских нечистот с ароматом тель-авивских. Сравнение показало, что сравнивать нечего — и те и другие несравненны. Так удалось прийти к заключению, что пора их осушить. По «уоки-токи» женщина связалась с фирмами машин для сушки белья и заказала гигантские вентиляторы, чтобы высушить Кишон и Яркон до дна. Давайте покончим с запахами! По рации она провела всю эту операцию, а затем проруководила облицовкой Кишона и Яркона итальянским мрамором. Когда же к ней явились жители Нетании с бурной демонстрацией протеста против того, что их ручей Александр не облицевали, женщина ответила, что нельзя оставить без единого вонючего ручья целую страну, как это ни прискорбно.
    После того как поставленная задача была успешно решена, женщина услыхала сирену приближающейся полицейской машины, высланной конфисковать у нее «уоки-токи», чтобы лишить возможности внезапно затопить долину Хулы водой и таким образом погубить всю аграрную инфраструктуру местного киббуцного движения.
    Женщина отдала свою рацию легко, сказав при этом, что «уоки-токи» ей надоела, да и старость подошла. Пора ехать домой. 

notes

Примечания

1

    Пожелание счастья (ивр.).

2

    Брит-мила (ивр.) – «обрезание», первая обязанность, которую отец должен исполнить после рождения сына.
Top.Mail.Ru