Скачать fb2
Рыжий

Рыжий

Аннотация

    Рассказ Валерия Воскобойникова «Рыжий» был опубликован в журнале «Искорка» № 8 в 1965 году.


Валерий Михайлович Воскобойников Рыжий

    На вокзале никто не знал, какой трус будет жить в одном отряде со всеми. Узнали в поезде.
    — Вон, вот тот рыжий в тюбетейке. Ну и трус!..
    — Трус?
    — Ябеда. И ночью — храпит! Не уснёте!..
    — Да ну?
    — Я в прошлом году с ним в одну смену был. Хорошо, в разных отрядах. Боба знаете? Нет? Это его Рыжий выдал на озере. Боба из-за него из лагеря выгнали и Витьку Козырева.
    — Вот этот рыжий?
    — Он. Ещё тюбетейку снял. Песню поёт со всеми.
    — А тебя как зовут?
    — Серёжка. Серёжкой меня зовут. А рыжего — Николаев. Николаев! Во, видите, повернулся. Снова едешь ябедничать?
    Когда подъезжали к лагерю, все уже знали, какой настоящий человек этот Серёжка и какой ябеда, трус и прочее этот рыжий Николаев.
    — Разобьёмся на палаты, — сказал воспитатель Иван Иваныч. — Маленькая комната и большая веранда — мальчикам.
    Все хотели на веранду. Николаев хотел тоже.
    — Отвали, Рыжий, — сказал ему Серёжкин сосед, тоже рыжий. — В комнате храпеть будешь.
    Рыжий Николаев пробовал спорить, но его никто не слушал. В комнату к Николаеву попали трое несчастных.
    — Ночью он вам устроит концерт, — грозил Серёжка.
    На другой день выбирали актив отряда. В актив идти никто не хотел.
    — Рыжего, Рыжего, — догадался кто-то.
    — Ему всё равно докладывать, — кричали другие.
    — Передовых, только передовых, — сказал пионервожатый, — главный передовой — ваш командир.
    — Ага, Рыжего нам в командиры.
    Девчонки пробовали голосовать против, но их было меньше, и они действовали врозь.
    — Равняйсь! Смирно! — кричал Рыжий на линейке командирским голосом, и баянист Илья Евдокимыч улыбался. Он сидел на специальной скамеечке под трибуной, играл, когда нужно — марш, когда нужно — туш.
    — Это голос! Настоящий командир, понимаешь, — сказал весёлый музыкант Илья Евдокимыч.
    И старшая пионервожатая мечтательно ответила сверху:
    — Весь отряд поведёт за собой. Увидите.
    А после линейки, когда все разбились на кучки, чтобы играть, кто в казаки-разбойники, кто в прятки, кто просто так повисеть на заборе, Рыжего не приняли ни в одну из этих кучек.
    — Иди-иди, пока в поддыхало не получил, — говорили ему в каждой компании.
    И только девчонки позвали его к себе:
    — Николаев, а Николаев, иди сюда.
    Он подошёл.
    — Николаев, а у тебя мама рыжая?
    — Рыжая, — сказал он.
    — А папа — тоже рыжий?
    От девчонок Николаев отошёл сам.
    Так он и проводил время один, сидя на скамейке и ковыряясь ботинком в земле.
    После полдника все пошли убирать футбольное поле. Неизвестно, в какую игру раньше играли на этом поле, потому что посередине стояла высочайшая мачта, гладкая до блеска.
    — Ну и столб, — говорили ребята, — на такой никому в жизни не забраться.
    А Николаев забрался. Никто и не заметил, как быстро он залез на верхушку мачты.
    — Николаев, а Николаев, сейчас же слезай, — сказал испуганный воспитатель Иван Иваныч.
    Николаев молчал, обняв мачту руками, и было видно, как он раскачивается там, в небе, вместе с мачтой, от ветра.
    — Это он работать не хочет, — поняли ребята, — Мы мусор убирай, а он будет там сидеть.
    Николаев слез.
    Когда мусор весь был убран, стали составлять футбольные команды.


    — Меня в нападающие, — попросился Николаев.
    — Рыжего? Ха-ха, тебе только загольным, мячи подносить, — сказал рыжий Серёжкин сосед.


    На следующее утро у этого соседа пропали пятьдесят копеек. Они лежали раньше в пиджаке, во внутреннем кармане, а теперь их там не было. Все порылись в своих карманах, и оказалось, что ещё у одного пропал рубль.
    — Или я его дома куда запрятал, — говорил он.
    — Рыжий, это точно уж он. Ещё ворует.
    Пошли к Рыжему. Трое «несчастных» из его палаты отговаривали:
    — И ночью он ничего, не храпит, и конфеты все нам подарил.
    — Притворяется!
    — А конфеты, слыхали, Рыжий конфет накупил и своих там угощает!
    — Отряд, смирно! — кричал Николаев на линейке командирским голосом.
    А старшая пионервожатая говорила вниз музыканту Илье Евдокимычу:
    — Такой ведь спокойный на вид мальчик. Торжественная линейка завтра, а у него синяки.
    Перед торжественной линейкой появились первые родители.
    Желающих просили на стадион. Пионерское пятиборье.
    На футбольном поле начались состязания пионеров. И Рыжий вдруг дальше всех кинул гранату.
    Потом он выше всех прыгнул в высоту.
    — Рыжий-то, Рыжий-то, ха-ха!
    — Вот ябеда противный, дадим мы ему потом.
    Начался забег на километр. Рыжий и тут бежал первым.
    — Рыжий, Рыжий, отдохни! — кричали ему и бросали под ноги сосновые шишки, а одна шишка попала даже по голой ноге.
    И тут вдруг Серёжка увидел рыжего Николаева. Не того, который бежал первым по утоптанной жёлтой дорожке, а другого, настоящего прошлогоднего рыжего Николаева. Он стоял с матерью и чёрным мальчишкой из младшего отряда. И Серёжка вспомнил, что они и в прошлом году были вместе, а сейчас в лагере, значит, один младший, старший же Николаев — рыжий, приехал к нему с матерью. А их нынешний Николаев вовсе не тот, не прошлогодний.
    — А Рыжий-то наш не тот, — хихикнул он и показал ребятам на другого, на Николаева настоящего.
    Но его никто не слушал. Все старались помешать Рыжему добежать до финиша.
    — Рыжий, Рыжий, упади! — кричали все.
    И Рыжий упал, к нему быстро приблизились отставшие, но он вскочил, заплакал и побежал дальше.
Top.Mail.Ru