Скачать fb2
Белая волчица [СИ]

Белая волчица [СИ]

Аннотация

    Аннотация.

    Тяжело быть главой стаи, когда ты самка среди самцов. Еще тяжелее защитить свою стаю когда в ней нет самца, но самое тяжелое любить самца если точно знаешь, что все что ему нужно это новая самка в следующем году.



    Белый Ирис
    Белая волчица.

    Глава 1.
      - Эирлис, ты тут? - услышала я голос Дамины.
       Неслышные движения - и вот я за ее спиной, легкий рык, она разворачивается.
      - К нам пришли Северяне, говорят, что мы задолжали им самку, - ответила на мой рык она, спокойно глядя на меня.
       'Ну почему от мужчин одни неприятности?!' Делаю шаг назад и меняю облик.
      - Мы не задолжали, а отказали им в самках, так как наши девочки не хотят общаться с насильниками и грубиянами, - ответила я жестко. - Нам хватило того, что случилось с Ольхой.
      - И тем не менее тут трое волков, и один из них явно доминантен, - констатировала Дамина.
       - Черт! Пошли, разберемся... - и я направилась к двери.
       Но подруга осталась на месте.
       - Ну что еще? - остановившись, спросила я.
       - Может, ты оденешься? - указала глазами на мою одежду, лежащую на полу, подруга.
      Я только сейчас осознала, что разгневавшись от 'хороших' новостей, забыла одеться. Чертыхнувшись еще раз, я быстро натянула свои вещички и пошла к гостям.
      В моем кабинете действительно ждали три волка. Двое уже знакомых мне пожилых и один молодой и явно альфа. Высокий, широкоплечий, темные волосы ниже плеч, лицо, будто вылепленное скульптором, и острый внимательный взгляд. При виде этого красавца волчица во мне завыла, требуя его себе. Я от нее такого не ожидала, ведь раньше она даже не смотрела на самцов, боясь и презирая их, а тут... Происходящее мне очень не понравилось. Надо держать этого волка подальше от себя и от стаи. Сев в свое кресло, я сухо спросила:
       - Чем я могу вам помочь?
       - Вы не прислали волчицу в срок, - таким же тоном сообщил молодой волк.
      - Однако мы прислали гонца с объяснением, почему вашему клану больше не будет оказана такая честь, - еще более неприветливо сказала я.
      - Вы подписывали договор, согласно которому вам, волчицам, разрешили существовать отдельно от самцов в обмен на одну самку в год в каждую стаю. И вы должны понимать, что нарушаете его, а, значит, мы имеем право сами выбрать волчицу, - отразил ледяным тоном он. Мне показалось, что мы играем в ту старую игру, где ты принимаешь условия соперника с тем, чтобы подкинуть ему нечто еще более сложное. Например, ты прыгаешь с сарая, а он должен прыгнуть уже со второго этажа дома... Тут главное - заставить врага сломать себе шею раньше, чем ты сломаешь свою.
      - В том же договоре есть пункт, по которому мы можем отказаться от покровительства одной из стай, если считаем, что к нашим волчицам там плохо относятся, - продолжила я, копируя его тон.
      - Имя? - зло бросил он голосом альфы, но на меня это не подействовало, хотя Дамина, стоявшая в углу кабинета позади незваных гостей, присела в непроизвольном поклоне. - Как имя той, к которой в нашей стае плохо отнеслись?
      - Для начала мне интересно кто вы, и почему я должна перед вами отчитываться? - бросила я, устраиваясь в своем кресле поудобнее.
       - Меня зовут Вульф, я глава северного клана, - ответил мне парень.
      'А не молод ли?' - подумала я, но, приглядевшись к нему повнимательнее, я поняла, что, может, и молод, ему лет тридцать, но по силе превосходит большинства волков. Это меня тревожило.
      - Мое имя Эирлис, но, думаю, вы это уже знаете, мой господин, - я позволила себе лишь легкую издевку. - Ее зовут Ольха, она недавно попросила убежища у южного клана, а нам сообщила о том, что с ней и другими волчицами делают в вашем клане, - ответила я.

      - Эта девушка сбежала от мужа с любовником, а теперь порочит имя моего клана! - зарычал Вульф.
       - Возможно, но где взять доказательства, опровергающие ее слова? - спросила я.
      Мы долго молчали, меряясь взглядами. В этих стальных глазах был гнев. И что-то еще, то, что я часто вижу в глазах мужчин. И отчасти поэтому никогда не подпускаю их к себе.
       - Я созову совет племен, - сказал он наконец, не отводя взгляда.
      - Тогда встретимся там, - пожала я плечами, также не опуская глаз. - Если на этом все, то до свидания.
      Мы еще несколько секунд смотрели друг на друга, а потом он развернулся и ушел, не оглядываясь.
       Я встала и подошла к окну. Увидела, как самцы покидают территорию моей стаи.
      - Зря ты это сделала, сестрица. Такие, как он, не отступают, - раздался за спиной голос моей темной стороны.
       - Не лезь в это, Ната! - бросила я, выходя из кабинета.
      Я с минуту шла прочь вглубь нашей территории, а в следующий момент бежала уже белоснежной волчицей. Как же хорошо слушать шуршание листьев и легкие шорохи природы... Остановившись в чаше и устроившись на мху, я задумалась о том, что сегодня произошло и какие последствия это повлечет за собой для меня и моей стаи. Не сломаю ли я шею, принимая вызовы, которые мне не под силу?..


      Глава 2.
      Едва мы как следует отъехали от территории женской стаи, я велел остановить машину. Я на взводе, мне нужно проветриться. Выйдя из автомобиля и сняв штаны и рубашку, бросив их на сиденье, я сказал:
       - Возвращайтесь в стаю.
       - Но... - начал Диего, один из моих советников, но я его перебил голосом альфы:
       - Я сказал - возвращайтесь в стаю.
      Дождавшись, пока машина уедет, я развернулся в сторону леса, и, будто в омут, бросился в него.
       И вот уже черный волк несется по чаще.
      Итак, у нас тут есть выскочка. Женщина с замашками вожака. Самка, которая слишком много о себе возомнила. И при этом самое сбивающее с толку, раздражающее и влекущее в ней то, что эта сука меня не боится, более того, волчица в ней хочет меня! Я чувствовал это по ее запаху, я читал это в ее движениях, в ее глазах. Можно научиться чеканить хлесткие фразы, приводящие оппонента в смятение, можно переломить себя и улыбаться даже тогда, когда хочется сбежать ото всех и горько плакать в уголке. Можно стать пугалом для врага, этакой машиной смерти со стальными нервами, железной волей, золотой головой и целой таблицей химических элементов других ценных характеристик. Можно скрыть все свои уязвимые места за броней уверенности и авторитарности - как сделала эта самка. Нельзя скрыть или заставить заткнуться только одно - зов этой самочьей плоти. Ее-то поведение понятно: она созрела физически, но психологически осталась в том состоянии, которое некогда побудило женщин-вервольфов отделиться и законсервироваться в своей идиотской тяге к независимости. Так что с госпожой Эирлис все ясно.
      Но почему я вдруг становлюсь таким... таким... Слов нет! Кретином? Сопляком? Придурком? Я вожделел ее, как мальчишка свою первую женщину, и готов был содрать с того кресла и, повалив на стол, сделать с ней все, что хотел!
       Господи, да что со мной... Я же всегда уважал волчиц, даже снисходительно относился к их стремлению жить своей стаей, а тут готов просто броситься на эту. И при этом меня рвут на части гнев на нее, восхищение ею и одновременно желание ее иметь. Сумасшествие?..
      И ведь она не подчинилась голосу альфы. Я еще ни разу не встречал того, кто был бы способен противостоять мне, тем более, если это самка...
      Мой путь преградила небольшая ограда с табличкой, изображающей белого волка, красноречивее всех слов сообщающая, чья эта территория. А почему бы и нет? Может, увижу будущую жену одного из моих помощников или для себя что подберу. Не хочу думать об этой фурии. Мне нужна нежная ласковая самочка, которая будет любить меня и ждать дома, встречая лаской и любовью, а не острым языком и клыками, как эта волчица.
      Разбежался и перепрыгнул забор, огляделся и побежал дальше. Первозданная природа окружала меня, здесь в изобилии водится мелкая живность вроде кроликов и белок. Запахи - и их полно: трава, мох, перезрелые ягоды, сырая земля, гниющие листья...
      А вот это запах меня удивил. Пахло самкой, которая давно готова, но ее что-то сдерживает. Что-то, не дающее вкусить запретный плод.
      Я побежал на этот запах, постепенно переходя на крадущиеся шаги, чтобы не спугнуть волчицу прежде, чем я увижу ее. Она лежала на мху - белоснежная, с закрытыми глазами, в расслабленной позе, и если бы не стоящие торчком уши, то могло бы показаться, что она спит. Мне захотелось подойти ближе, мой волк рвался к ней, желая приласкать и обнюхать, да и человеку во мне было интересно, кто эта красавица.
      И тут ее глаза открылись. Такие зеленые глаза я уже где-то видел, но где? Она повела мордочкой, будто принюхиваясь, и посмотрела туда, где я прятался. Наши взгляды встретились. А вот теперь медлить нельзя. Я легко выскочил из-за невесть когда поваленного, замшелого дерева.
      Медленно, будто рядом змея она приподнялась на лапах, глядя прямо на меня, и зарычала. Рык был неуверенный, будто ее волчица сама не возражала против меня, но человек требовал гнать меня отсюда взашей.
      Я сделал шаг вперед, она отступила. Еще шаг - и новый рык, а потом она развернулась и бросилась бежать. Зря ты это, девонька, ведь знаешь же, что бежать от самца - значит, приглашать его. Я бросился следом. Мы бежали минут пять, и я стал замечать, что лес редеет. Нет, так не пойдет, лилейная моя, снежная, луне подобная! Огонь желания и азарта заставлял мою кровь вскипать. Я прибавил скорости - и вот я ее нагоняю и валю на землю.
      Клубок тел катится по земле, она пытается кусаться, а я уклоняюсь от укусов, прижимая ее к земле. Я жду, пока силы красавицы не иссякнут. И вот уже ее движения становятся медленнее, она уже больше рычит, чем пытается действительно сопротивляться. Тогда я начинаю вылизывать шерсть на ее мордочке и шее.
      Она замирает, испуганно глядя на меня, и тут же я чувствую ее первый ответ. Ее тело дрожит, низкий гортанный рык белой волчицы звучит музыкой для моих ушей, он свидетельствует о ее желании. Я прикасаюсь языком к ее ушкам и получаю новый отклик. Она языком проводит по моей шерсти, лаская ее, как и я раньше ласкал ее. Она капитулировала, но страх не ушел, я ощущаю это.
      Но мне не до того. Движения ее языка доставляют мне огромное удовольствие, а в следующий момент я чувствую возникновение связи, которая может быть только между супругами.
      'Что ты со мной сделал?' - спрашивает человек в ней растерянно и испуганно, в то время, как волчица нежится под моим языком и дарит ответную ласку.
      'А ты разве не поняла? Теперь мы связаны как супруги. Ты моя!'- отвечаю я, чуть прихватывая зубами ее холку.
      'Нет! - стонет она, делая слабую попытку вырваться, переворачивается на спину. - Отпусти, пожалуйста!'
      Наши взгляды встречаются, и я вижу в ее зеленых желание и панику одновременно. Если я сейчас возьму то, что уже по праву мне принадлежит, ее человеческая сущность воспримет это как насилие. Проклятые стандарты и условности человеческого общества... Я не хочу так начинать нашу семейную жизнь.
      'Как тебя зовут?'- я знаю этот запах, но откуда?
      'Это не важно, отпусти!'
      У меня нет выбора, и я отпускаю ее. Она взвивается на лапы и бросается прочь, но все же слышит мои последние слова, от которых задает такого стрекача, что комья земли летят в стороны.
      'Я найду тебя, и ты будешь моей!'
      Проводив ее взглядом, я бросаюсь к забору и бегу, пока не оказываюсь на своей территории. Дорога заняла почти три часа.
      Добежал до своего дома, ткнулся носом в незапертую дверь и вошел в прихожую, поднялся на второй этаж и, обратившись, зашел в спальню. Принял душ, оделся и спустился в свой кабинет, а там, повинуясь тяге хоть как-то выразить переполнявшие меня чувства, взяв свой альбом и карандаш и начал рисовать.
      Изгиб за изгибом на бумаге появляется образ белоснежной волчицы. Вот тут топорщится шерсть, но я пригладил ее языком, вспомнилось мне, а тут мягкая, словно подпушок, шерстка. Я настолько увлекся рисованием, что не заметил, как ко мне сбоку, как положено, подошел мой старый советник и помощник Диего, лишь почувствовал его запах. Я не считал нужным прятать от Диего, дружившего с моим отцом и знавшего меня еще щенком, результаты своего редкого вдохновения.
      - Эирлис очень красивая женщина и не менее красивая волчица, - сказал он мне, увидев рисунок, над которым я работаю.
      - Эирлис? - удивился я, глянув на советника.
       - Но ведь ты рисуешь белоснежную волчицу из женского племени? - улыбнулся Диего. - Значит, ты встретился с Эирлис в волчьем лике, она там одна такая.
      Я смотрел на образ, проступивший на листе бумаги. Эирлис - такое подходящее имя для волчицы и такое неподходящее для человека...
       - Но почему ... - я замялся, не зная, как спросить.
      - Это ошибка природы, - снова улыбнулся мой мудрый Диего. - Она должна была быть блондинкой, но с первых дней малышка темноволоса.
      - Вот и мне интересно, почему ее волчица - бела? Эирлис - 'снежинка' - звучит, мягко говоря, неуместно для темноволосой девушки. Просто Белоснежка какая-то! Та тоже брюнеткой была, - шутка была неудачной, но Диего все же улыбнулся.
      - Когда она родилась, то несколько минут находилась на краю. Эирлис пытались реанимировать, а когда ребенок ожил, ее не успели дать в руки матери, находящейся, конечно же, в человеческой личине. Эирлис перекинулась. В колыбельку растерянные повитухи положили белоснежного щенка. Никто не знал, что делать, решили, что это конец, ведь если младенец меняется, назад дороги нет. И жить девочке с лесными волками, которые могут и не принять ее. Но ее мать, первой оправившись от шока, попросила дать щенка ей, и стала что-то нашептывать, прижимая его к груди. Вскоре у нее на руках лежала девочка с черными волосами, а имя ей, подумав, дали из-за цвета шерсти.
      Мы оба молчали. Я продолжал рисовать машинально, дополняя рисунок штрихами, только одно у меня никак не получалось: я не мог нарисовать ее глаза. И тут Диего спросил:
       - И что ты намерен делать с уговором, который она не желает соблюдать?
       - Соберу совет старейшин, - ответил я спокойно, ведь теперь мне есть за что бороться.
       - Ты уверен, что этот путь верен? - спросил наставник.
      - Боюсь, она слишком упряма и подчинится только так, - ответил я, все так же ощущая мою девочку и желая видеть ее рядом.
       - Хорошо. Я займусь этим, - кивнул советник и ушел.
      Я же, отложив рисунок до более близкого знакомства с обладательницей таких сложных глаз, занялся своими обязанностями.
      А ровно через неделю я вошел в зал на нейтральной территории, чтобы участвовать в совете старейшин и получить главный приз - мою самочку.


      Глава 3.
      Я стояла возле своей трибуны, ожидая появления Вульфа и старейшин. Рядом со мной находились только Ольха, Дамина и Ната.
       - Какой красавец! Эх, от такого бы щенка! - и Ната сделала попытку присвистнуть шепотом, глядя на входящего Вульфа. Даже старания следовать приличиям она умудряется обернуть изощренной издевкой.
      Но мне было не до сестры. Я почувствовала теперь уже своего волка и тут же услышала его слова: 'Привет, дорогая!'
      Всю эту неделю я сходила с ума от страсти, злости и тоски. Моя волчица рвала и метала из-за того, что ее лишили удовольствия, а я терзалась, не зная, когда же появится этот волк и что он предпримет. Господи, как я могла растаять под ним, как могла лизать его и как могу сейчас хотеть оказаться в его объятиях?!
      А теперь он тут, и явно пришел не для того, чтобы понаблюдать. Мои глаза сами искали его взгляд, и, наконец, наши взгляды встретились. Я видела, как на его лице появляется улыбка. Он читает меня, как открытую книгу. Как бы я ни прятала эмоции ото всех, но он чувствует меня через нашу ментальную связь и все понимает.
      'Ты по мне соскучилась? - я видела, как шевелятся его губы, но кроме меня никто не слышал этих слов. - Я по тебе тоже, снежинка'.
      Вульф... Господи, как я могла стать 'возлюбленной' супругой Вульфа? И зачем мне это?!
       'Оставь меня в покое', - ответила я одними губами.
      'Хотел бы. Но не могу...' Я видела, как его отвлекли, как он что-то говорил подошедшему пожилому мужчине, а потом снова посмотрел на меня и закончил фразу: 'Ты моя супруга, осталось только завершить ритуал соединения'.
      Я не стала отвечать ему и отвела взгляд, чувствуя, как волчица во мне требует подойти и прижаться к нему.
      - Да что с тобой? - встряхнула меня Ната - Я уже пятый раз задаю вопрос, а ты будто не слышишь.
      - Прости, - извиняюсь я, пытаясь сосредоточиться на сестре, но мой взгляд сам собой ищет Вульфа.
      - А ты случайно не о Вульфе думаешь? - поинтересовалась на редкость догадливая сестра, наблюдая за моим лицом, но недаром я альфа женской стаи. Я давно уже научилась выдерживать холодное выражение лица.
       - Какая чушь! Этот волчара не заслуживает такого внимания, - пожимаю плечами я.
       - Но ведь он красив, признайся, - заметила Ната.
       - Ната, оставь ее в покое, - вмешалась Дамина - Не стоит злить ее хотя бы перед судом.
      - А я и не злю, - обиженно надулась сестра, - я просто говорю, что он красив и интересуюсь ее мнением.
      Красив ли он? Господи, да! Этот мужчина любую с ума сведет. Но ты его, сестренка, еще волком не видела. Это огромное быстрое тело, при виде которого ты начинаешь желать, чтобы он накрыл им тебя и защищал от всех бед. Эта черная блестящая шерсть, которая кажется шелком и ласкает, когда он на тебе. Эта морда с языком и клыками, которые способны и убить, и защитить от любого врага. Этот сверкающий взгляд его глаз цвета холодной стали. И ты права, я тоже хочу от него щенка! Эх, опять меня заносит...
       Но к счастью от мыслей меня отвлек голос главного старейшины:
      - Начинаем! - этот рык пронесся по залу, и тут же возникла идеальная тишина. Присутствующие расселись по местам.
      - Мы собрались здесь, чтобы рассудить спор Северного клана и клана Старого леса. Северный клан, озвучьте перед собравшимися вашу жалобу.
       Вульф сделал шаг вперед и, став у своей трибуны, заговорил:
       - Я, глава Северного клана, Вульф сын Диания, прошу рассудить меня и клан Старого леса, так как самки отказал нам в ежегодном пополнении числа волчиц, сославшись на непроверенную информацию о жестоком обращении нашего клана с их сестрами.
       Слова Вульфа почти смиренны и почти почтительны. Почти. Старейшины посмотрели на меня.
       - Что скажет клан Старого леса? - спросил главный старейшина, глядя своими зелеными глазами прямо мне в глаза.
       - Да, согласно решению совета клана самок мы отказали Северным, - ответила я равнодушно, - так как имеем основания полагать, что их клан жесток с нашими. И... - я выдержала необходимую паузу, затянув ее больше, чем следовало, - у нас есть свидетель.
       Старейшины все так же смотрели на меня.
       - Этот свидетель здесь, или мы должны поверить вам на слово? - поинтересовался старейшина Северян. - И что говорят другие женщины, отправленные вами в наш клан?
       - Ольха одна из честнейших и смелейших моих волчиц, - начала я медленно и с расстановкой. - Я доверяю ей именно потому, что она сумела переломить свой страх и обстоятельства и сбежать. Другие? - я пренебрежительно улыбнулась. - Другие волчицы молчат, у них ведь дети. Да они просто боятся говорить, чтобы не лишиться привилегий. И, старейшины, скажите вашей Эирлис! - я просяще и пафосно протянула к ним руки, как бы признавая их власть над собой. Не только Вульф умеет прикидываться волчьим иисусиком. - Какая волчица признается, что над ней совершили насилие и что подлец еще жив?! - вопросила я.
       Тут подала голос старейшина нашего клана, Саммер дочь Августа.
       - Девочка моя, ты хочешь сказать, что Ольха, отданная Северянам полгода назад... - она не закончила. Наша старейшина, по-видимому, решила принять мою игру.
       Следуя своей линии, я повернулась к подруге и низким печальным голосом альфы велела:
       - Покажи.
       Девушка сделала два шага вперед и приподняла блузку, и тут же все увидели на ее коже рубцы от плети. В следующий миг зал изумленно загудел.
       - Этих оснований достаточно? - спросила я, когда гул стих.
       Старейшины переглянулись и перевели взгляд на Вульфа.
       - Что вы скажете в свое оправдание, Северный клан? - поинтересовался старейшина Южного клана.
       - Я могу доказать, что девушка получила эти шрамы заслуженно, - ответил Вульф спокойно. Я удивленно вскинула на него глаза. - Более того, у меня есть доказательства, что она сбежала не из-за притеснений мужа и клана, а с любовником, который ее бросил через неделю после приезда в Южный клан. И именно после этого девушка и запросилась домой, в клан Старого леса, обвиняя моих братьев, а, следовательно, и меня в жестокости.
       По залу снова пронесся шепоток..
       - Ну что ж, приступим к свидетельствам, - главный старейшина потер висок. - Начнем с потерпевшей.
       Ольха подошла к трибуне для старейшин и стала, глядя на них.
       - Обрати лицо к кланам, - попросил старейшина Южных. - Твое имя?
       - Из клана Старого леса Ольха дочь Маира, жена Сайрона, - ответила она.
       - Ты утверждаешь, что муж был жесток с тобой? - спросила старейшина Саммер.
       - Да.
       Наверное, Ольхе было нелегко. Но держалась она хорошо.
       - В чем конкретно это выражалось, девочка? - спросил старейшина Восточного клана.
       - Он бил меня, насиловал...
       При этих словах зал насмешливо зашелестел.
       - Мне казалось, когда спишь с мужем, это иначе называется, - услышала я голос какой-то волчицы.
       - ... унижал и отдавал другим волкам, - упрямо закончила Ольха, когда гул стих.
       - За что он тебя избивал? - спросил старейшина Северного клана. Сидит с каменным лицом. Надеюсь, он не станет выбирать между своими молодыми волками и справедливостью?
       - За то, что я отказалась спать с его другом, или за то, что не отмыла полы от своей крови после его побоев, или... - девушка, так дерзко начавшая, умолкла, закрыла лицо ладонями, ее тело сотрясла дрожь отвращения. Ольха сломалась. Я бросилась к ней и прижала к себе.
       - Лжешь! - закричал русый Северянин, подскакивая со скамьи, но его быстро утихомирили советники Вульфа. Наш муж-подлец, по-видимому.
       Я чуть встрепала волосы на затылке Ольхи, чуть похлопала ее по спине.
       - Мы с тобой, не забывай.
       - Эирлис, вернись к своим. Почему ты бежала, Ольха? - спросил Северный старейшина, когда я снова стала подле Дамины и Наты.
       - Я боялась за ребенка, которого ношу, - опустив глаза, сказала девушка. - Я уже потеряла одного малыша и боялась, что он убьет меня, ведь он вбил себе в голову, что у меня любовник и это его ребенок.
       И снова шум. Когда все успокоились, старейшины уточнили, есть ли у нас вопросы. Вульф отказался, а я спросила:
       - Ольха, ты единственная, кто подвергался издевательствам, или есть еще самки?
       - Там почти все такие, как и я. Только боятся сказать об этом, - ответила она.
       После Ольхи допрашивали нескольких представителей Северного клана, которые утверждали, что Ольха - форменная, ну просто хрестоматийная шлюха, и муж постоянно снимал ее с чужих мужчин, а те шрамы есть следствие заслуженного наказания, на которое он имел право по договору в случае измены супруги. Дальше были представители Южного клана, которые заявили, что Ольха едва приехав в клан, стала совращать всех молодых неженатых волков вокруг себя. Также они донесли до старейшин, что через две недели, когда ее любовник, с которым она приехала, бросил ее, Ольха начала совращать еще и женатых волков. Альфа Южного клана заявил, что выгоняет ее, после чего она обратилась к своему клану.
       Я слушала все это, и мне становилось плохо. Ну не может же быть, чтобы столько людей лгало? А если они не лгут?.. Ну не могла же я так жестоко ошибиться? Впрочем. Я никогда до конца не верила Ольхе. Мне просто хотелось утереть нос Северному клану...
       Последней каплей для меня стал вызов незнакомого мне парня.
       - Назовись! - бросил глава старейшин.
       - Я Римус сын Рейна, - ответил парень.
       - Какое отношение ты имеешь к потерпевшей? - уточнила старейшина моего клана.
       - Она уговорила меня бежать из моего клана, сославшись, что беременна от меня и хочет быть со мной, а муж ее тиран и жесток к ней.
       - Ты был ее любовником? - уточнил Вульф. Он был само спокойствие.
       - Да, альфа, и верил, что я у нее один, а муж обижает ее. Но стоило ей оказаться далеко от мужа - и она то же самое стала говорить обо мне другим волкам, после чего я понял, что лишился клана ради лживой твари...
       - А где доказательства, что ты был ее любовником? - спросила я, хватаясь за последнюю соломинку.
       - У нее с внутренней стороны бедра татуировка в виде полумесяца, - спокойно и с достоинством ответил он, обратя лицо ко мне.
       Так оно и было. Каждой девушке клана в день ее совершеннолетия делают маленькое тату, и у Ольхи это полумесяц.
       Я медленно повернулась к обманщице и, смотря в глаза Ольхе, видя там страх и сожаление, я спросила голосом альфы:
       - Ольха, ты мне солгала? - видя, что она готова продолжать это черное дело, я добавила:
       - Не лги своей альфе!
       Она открыла рот, закрыла, а потом выплюнула, с ненавистью глядя на меня:
       - Да, правда! Я спала с ними всеми, потому что он был бесполезен в постели!
       От этого опешила даже я, внутренне готовая простить Ольхе все, что угодно.
       В зале стояла такая тишина, что было слышен шум листвы яблони, стоявшей возле открытого окна зала заседаний.
       Я медленно повернулась, и наши с Вульфом взгляды встретились.
       'Я сожалею, Снежинка' - сказал он мысленно, чувствуя мои боль и досаду.
       'Мне не нужна твоя жалость!' - огрызнулась я, сердясь на себя больше, чем на него..
       - Старейшины, я прошу снисхождения для беременной самки, которая переживает далеко не лучший период жизни. Ее гормоны сейчас говорят вместо ее мозгов, увы, ведь вы знаете, каковы волчицы в положении, - я пыталась хоть как-то спасти ситуацию. Ну, хотя бы проиграть с достоинством. - Я также приношу свои искренние извинения Северному клану, - сказала я, - и обещаю, что уже завтра Северный клан получит самку.
       Развернувшись, я пошла прочь из этого зала, желая быстрее уйти, чтобы никто не видел моих злых слез, но меня остановил голос Вульфа:
       - Старейшины, мой клан просит о компенсации за моральный ущерб в виде самки на мой выбор, - сказал он громко.
       - Что? - я еле сдерживалась, чтобы не броситься на него и не вцепиться в его глотку. - Какой еще моральный ущерб?
       - Коль скоро мы считаемся с вашими закидонами об эмансипации - ну, все в духе времени, то позвольте и нам рассуждать по-новому, - Вульф оперся локтями о трибуну, на его тонком, большеглазом, породистом лице был написан триумф. - Мой клан был опозорен твоей девушкой, поэтому я считаю, что мы имеем право требовать небольшую компенсацию.
       - Пусть будет так, - переглянувшись, ответили старейшины. - Насколько мы понимаем, ты уже выбрал девушку?
       - Да, - кивнул Вульф, - я хочу в жены белую альфу клана Старого леса.
       А я еще думала, что до этого зал шумел... Я не знала, что ответить, но за меня ответил глава старейшин:
       - Это не очень хорошая идея, мой мальчик. В ее клане только одна альфа. Уж поверь мне, с этой лучше не связываться, проверено давно. Все, о чем она думает - это ее стая, а интересы семьи ей без разницы. В этом Эирлис схожа с матерью.
       Мой гнев сменил русло. Да как он смеет... Я обратила изумленное лицо к старейшине. Ма умерла из-за него, из-за его чертовых интересов, а вслед за ней умерли четверо ее детей, моих братьев и сестер, и в живых остались только трое из семерых! Повезло, просто не там были, когда была эта резня из-за его интересов... А теперь он смеет поминать мою мать!..
       - Я уже принял свое решение, - ответил Вульф, - да и поздно уже думать, мы обручены на ментальном уровне, нам остается только провести ритуал.
       - Что ж, парень, это твое решение, но ее ты уговаривай сам, тут я тебе не помощник, - ответил, старейшина, тяжело вздохнув.
       - Старейшина, я прошу тебя держаться в рамках... - процедила я сквозь зубы.
       - Я приму извинение, предложенное кланом Старого леса, только в виде Эирлис в брачном наряде, иначе между нашими кланами начнется война,- ответил Вульф, пожав плечами и глядя на меня.
       Неужели он хочет войны? Взглянув в его глаза, я поняла, что он не шутит. Я не хочу возвращаться в дикое прошлое, когда почти все волчицы ходили постоянно беременными и сами не знали, кто отец ребенка, при этом выращивали ораву детей в постоянных одиночестве и голоде. Этого нельзя допустить. Моя бабушка смогла создать клан самок, и моя обязанность сделать все, чтобы сохранить его!
       - У меня нет выбора, - сказала я равнодушно и повернулась к двери, - я стану женой альфы Северного клана, - небрежно бросила я через плечо, а потом мысленно добавила: 'Но никогда ты не получишь моей любви, нежности и страсти!'
       - Правда? - спросил он вслух, а потом быстро подошел ко мне и поцеловал в губы.
       Попытки вырваться ни к чему не привели, тем более, что тело почти сразу предало меня, а волчица радостно завыла, приветствуя своего волка. Когда он, наконец, отстранился, я буквально лежала на его руках и мечтала о продолжении, при этом мое дыхание было быстрым и частым.
       - Страсть я уже получил, а любовь и нежность - завоюю, - тихо шепнул он, мне поглаживая меня по спине.
       Вырвавшись из его объятий, я бросилась прочь. А через пару секунд в лес убегала белоснежная волчица в обрывках одежды.


       Глава 4.
       Мне хотелось броситься за ней, но я понимал, что сейчас это невозможно. Я развернулся и посмотрел на собравшихся волков. Все они - и мои, и чужаки - наблюдали за мной и моей реакцией, поэтому я улыбнулся и с видом победителя сказал:
       - Думаю, на сегодня все. От всей души надеюсь, что остаток вечера вы проведете не менее захватывающе, - после чего я ушел, не оборачиваясь.
       Сев в машину, я поехал домой, на территорию своей стаи, однако мне безумно хотелось выйти и броситься в лес, найти и успокоить мою снежинку. Ведь когда она убегала, то была в такой ярости и таком отчаянии, что у меня сердце ныло. И все же мне не следовало идти за Эирлис. Я понимал, что сейчас она меня видеть не желает, потому что это я отчасти виноват в ее состоянии. Интереснее всего было то, что гораздо сильнее злилась она не на меня, а на старейшин. И это меня удивило.
       Войдя в дом, я снова взял привычный уже мне рисунок волчицы и стал пытаться прорисовать ее глаза.
       Почему она так отреагировала на слова старейшины, что ее рассердило? Я обратился к нашим историческим архивам и узнал, что Эирлис - внучка Эмилии, положившей конец эпохе так называемой безнравственности и создавшей клан Старого леса, которым она управляла тридцать лет, пока не скончалась. Она воспитала десятки девочек, которые позже стали достойными замужними самками. Среди этих самочек была и преемница и дочь Эмилии - альфа Тира, вышедшая замуж за альфу восточного клана, жившая фактически на два клана и погибшая во время налета на Восточных.
       Никто не знает, почему было нападение и за кем охотились, но погибли только жена и четверо детей альфы, старшим же троим повезло. Дочери были в клане самок с бабушкой, а сын с отцом на охоте, при этом они уехали в последний момент, никого не предупредив. Из сегодняшнего разговора я понял, что бывший альфа считает, что жена и дети погибли из-за клана Старого леса, а, судя по реакции Снежинки, она с этим не согласна. Неужели она винит отца?
       Подняв голову от монитора, я понял, что уже стемнело. Где Эирлис, добралась ли до своей территории, в порядке ли? Я тревожился за свою самку, и мой волк требовал пойти и найти ее, ведь я чувствовал ее боль, отчаяние и решимость. Я уже встал, собираясь идти искать мою малышку, когда неожиданно услышал клацанье когтей о деревянный пол. Этот звук я не спутаю ни с чем. В моем доме был волк, и он шел в мой кабинет. Я уже был готов сменить образ, но вдруг услышал знакомый голос: 'Это я, нам надо поговорить,' - голос Эирлис был равнодушен, но я чувствовал ее беспокойство и неуверенность.
       - Заходи, - сказал я, садясь на диван.
       Дверь тут же открылась, и передо мной предстала моя волчица в остатках одежды, которые теперь были грязны. Из-за этого белоснежная шерсть казалась серой и неухоженной.
       'Нам надо поговорить,' - бросила она, проходя в центр комнаты и становясь так, чтобы в любой момент уйти. На меня же она смотрела как на кобру, от которой следует ждать нападения.
       'Нет, милая, нападения не будет, ты сама придешь и сделаешь все, что я захочу,'- подумал я и ответил:
       - Хорошо, но для этого тебе придется присоединиться ко мне на диване, - говоря это, я подвинулся на диване, освобождая ей место.
       Она уставилась на меня изумленно, а потом покачала головой.
       'Если ты не заметил, я без одежды, и я все еще не твоя жена, чтобы ходить нагой перед тобой!' - волчица выглядела испуганной, а в ее голове были такие образы, что мне стало интересно, что же там за образы будут, когда она станет моей.
       - А я и не предлагаю тебе меняться, - пожал я плечами, стараясь не выдавать, как сильно на меня подействовали картины, возникшие в ее сознании.
       Эирлис перевела взгляд на кожаный диван.
       'А тебе диван не жалко?' - спросила она.
       - Нет, - я покачал головой. - Так мы будем разговаривать или нет? - я поторопил ее с решением, постучав при этом по дивану.
       Я видел, как нервничала моя девочка, не решаясь, а потом она вдруг сказала, садясь на пол кабинета: 'Я лучше тут побуду'.
       Я покачал головой:
       - Нет, Снежинка, так не получится. Или идешь сюда, или спокойной ночи, - ответил ей я, делая вид, что встаю.
       Ее шерсть стала дыбом. Казалось, она сейчас бросится на меня, и картинки в ее голове были о том же.
       Но она смирила себя. Медленно подошла ко мне, будто опасаясь, потом аккуратно залезла на диван и, почти падая с него, примостилась как можно дальше от меня.
       'Теперь поговорим?' - уточнила она.
       - Нет, - покачал я головой, чем вызвал новую вспышку гнева, - иди сюда, - указал я рукой себе на колени. - Ложись и устраивайся поудобнее, мы тут с тобой долго просидим.
       'Нет! Мне нужно только обсудить условия нашего брака, и все!' - ответила она, яростно сверкая глазами.
       - По-твоему, это будет быстро? - уточнил я.
       Я видел, что Эирлис зла, но она опять сдержалась и подвинулась ко мне, а ее голова устроилась на моих коленях.
       - Умничка, - шепнул я и погладил ее шерстку, чем заслужил недовольное подрагивание ушей, - я просто погладил твою мордочку, ничего не делая. Скоро я многое с тобой сделаю, а пока просто поглаживаю.
       'Не надо!' - попросила она
       - Почему? - заинтересовался я.
       'Мне это не нравится,' - ответила она.
       Лжет!
       - Правда? А почему твои лапки вытянулись, будто тебе сейчас безумно хорошо? - спросил я, видя, как ее тело реагирует на мою ласку.
       'Мы будем говорить или нет?' - сменила она тему, и в ее сознании появилась картинка откушенной руки.
       Я рассмеялся, но руку все же переместил так, чтобы Эирлис не могла меня укусить.
       - Конечно, будем, я тебя слушаю, - сказал я, поглаживая ее загривок и натыкаясь на ткань испорченной блузки.
       'Я буду хорошей и верной женой, буду рожать тебе волчат и слушать тебя во всем, кроме одного. Я сама буду править своим кланом, а ты никогда не будешь вмешиваться в дела, связанные с ним', - ответила она, терпя мои прикосновения.
       Однако стоил мне попытаться убрать остатки блузки, как она напряглась и спросила: 'Что ты делаешь?'
       - Снимаю с тебя мусор, - ответил я, убирая тряпку, - тебе приятнее будет, если мех будет чистым. Я же прав?
       Казалось, она сейчас возразит, но она промолчала и лишь спросила меня, следя краем глаза за моими движениями: 'Так что? Ты согласен на мое условие?'
       Я же тем временем продолжал снимать с ее шерсти лоскутки ткани, при этом замечая, что шерсть из-за них запуталась, образовывая колтуны, которые надо срочно вычесать.
       Приподняв голову Эирлис, я осторожно опустил ее на диван, а сам встал, подошел к столу, где взял из ящика расческу. Потом, вернувшись к ней, спросил:
       - Ты же понимаешь, что могут возникнуть ситуации, когда интересы нашей семьи или моего клана пересекутся с интересами твоего клана. Что мы будем делать тогда?
       'Ой, больно! Ты что делаешь?' - подскочила волчица, когда расчесывая ее, я наткнулся на первый колтун.
       - Прости, просто эти узлы надо вычесать, потерпи немного, - ответил я, погладив ее и заставляя снова лечь, - ты не ответила на мой вопрос.
       'Мы постараемся, - негромко рыча от боли, ответила она, - чтобы обе стороны остались довольны и сделаем все, чтобы никто не пострадал!'
       У Эирлис была изумительно мягкая шерстка и, выпутывая из нее клочки ткани, вычесывая ее, я испытывал настоящее блаженство, ведь я ухаживал за своей Снежинкой. И постепенно я начал замечать, что она тоже испытывает удовольствие.
       - А ты думаешь, мы сможем так сделать, не споря и не идя на конфликт? - наконец, спросил я в ответ на ее фразу.
       'ДА! - проявила упрямство моя снежинка. - Так что, ты согласен?'
       Но я не отвечал, продолжая расчесывать ее. Постепенно шерсть стала гладкой и блестящей. Тогда я пустил в ход свои пальцы, зарывшись в ее шерстку и начав ее поглаживать.
       'Перестань!' - как-то неуверенно попросила она, поэтому я просто проигнорировал ее просьбу, понимая, что ей нравится это, и она хочет продолжения.
       Время шло, и ничего не менялось. Я продолжал гладить и ласкать мою девочку. И вот уже Снежинка урчит, ее глаза давно закрыты, а тело расслабленно тянется к моим рукам. Я наклонился и шепнул ей на ушко:
       - Я мог бы сейчас обратиться, а ты бы мне все позволила, но не буду. Я хочу, чтобы это произошло особенной ночью, - я поцеловал ее в нос. Глаза Эирлис, открывшись, уставились на меня. О, в этих глазах было столько страсти, что мой волк, взвыв, рванулся было прочь из человеческой кожи, и я еле взял себя в руки. - Я покажу тебе небеса на постели из роз, и ты будешь настоящей невестой волка. Я не хочу начинать нашу жизнь, как это было принято раньше...
       'Мне пора домой', - ответила она смущенно, а потом попыталась подняться на лапы, но я ей не дал.
       - Спи! - ответил я на ее недоуменный взгляд - Уже поздно, я тебя не отпущу. Утром уйдешь, а пока спи.
       Я был уверен, что она возразит, но она промолчала, только уютнее устраиваясь на диване и у меня на руках.
       Так я провел эту ночь, поглаживая свою волчицу и слушая ее ровное дыхание. Где-то под утро и я уснул, оставив ладони под ее подбородком.
       Проснулся я первым от ее движения во сне и снова стал поглаживать ее шерстку. Когда Эирлис проснулась, я понял это сразу. Сначала она напряглась, а потом не смогла сдержать урчания.
       'Перестань!' - взмолилась она.
       - Тебе не нравится? - улыбнулся я ей.
       Но она не успела ответить.
       - Вульф, ты дома? - раздался из прихожей голос Диего. - У тебя следы лап на паркете, все нормально?
       'ОЙ!' - взвизгнула моя Снежинка.
       - Шшшш, все хорошо, - шепнул я ей, вставая и быстро выходя из комнаты, - все нормально, Диего, я просто ночью погулял немного.
       Он внимательно посмотрел на меня и на дверь, которую я тщательно прикрыл и заслонил собой, а потом сказал:
       - Ладно, я почему зашел... Тебе надо выбрать самца для новой самочки. У нас четверо парней, которые готовы принять молодую жену.
       - Хорошо, я изучу кандидатов чуть позже.
       Диего кивнул.
       - Тогда я зайду через часик, и мы все обсудим, - а потом тише добавил:
       - Ты бы побыстрее Эирлис проводил, а то светает уже. И не забудь сменить наряд, а то белую шерсть на черном костюме хорошо видно.
       А потом развернулся и ушел. Приняв это как благословение, я вернулся в кабинет. Моя волчица уже сидела на полу и ждала моего возвращения.
       'Мне пора, - сказала она. - Но я так и не получила ответа. Мы договорились?'
       Наши взгляды встретились. Я чувствовал неуверенность и тревогу, исходившие от нее, поэтому решил не мучить Эирлис более.
       - Да, я не вмешиваюсь в дела твоего клана, позволяя тебе править, а ты становишься мне идеальной женой, - ответил я не без иронии, - как и было заявлено тобой.
       Она опустила мордочку в знак согласия, а потом побежала к двери, но я ее окликнул:
       - Эирлис, кого ты мне собираешься прислать и каков должен быть волк ей в пару? - спросил я ее.
       Она задумалась, а потом ответила: 'Ей двадцать три, она нежная, ранимая и мечтает о детях. Он должен быть сильным защитником, который сможет любить ее такой, не пытаясь заставить быть жестче'.
       - Я понял, Эирлис, - ее слова вызвали у меня улыбку. - Я провожу тебя, подожди минутку.
       Через пять минут я бежал рядом с ней, провожая ее до границ Северного клана, а потом еще долго смотрел туда, где исчезла моя убежавшая дальше Снежинка.


      Глава 5.
       Машина медленно ехала по дороге, и я уже видела вдалеке ворота Северного клана, а заодно мечтала быстрее доехать. Никогда не думала, что буду так рада видеть эти ворота. И все из-за Николь.
       - Ты уверена, что он не будет меня обижать - в сотый раз спросила Николь, на что моя волчица взвыла от бешенства, однако я спокойно ответила в тот же сотый раз:
       - Ники, я не знаю, он обещал подобрать тебе хорошего волка, который будет любить и беречь тебя.
       - А какой он, альфа Северной стаи, и какие у него волки? - раз в сороковой спросила Николь.
       С меня хватит, даже у альфы стаи Старого леса, привыкшей ко всему, есть предел терпения.
       - Ники, ты хочешь чтобы я тебе повторила то, что уже говорила? - поинтересовалась я, останавливая машину и глядя на нее. - А мне уже надоело говорить одно и то же. Я, между прочим, тоже завтра буду добычей самцов, как и ты, и за мной будут так же охотиться, как за тобой, а еще меня мучают те же вопросы, что и тебя, только там в героях черный волк, который крутит мной как хочет! Так что давай помолчим и морально приготовимся, а не будем идти по кругу с дурацкими вопросами, ладно?
       - Извини! - покраснела Николь - Я не хотела тебя расстраивать или злить.
       - Ладно, забыли, - тяжело вздохнула я, пожалев о несдержанности, она ведь не виновата, что задает мучающие ее вопросы. - Посмотри, мы уже приехали, вон ворота, - меняя тему, заметила я.
       Оставшиеся минут пять я слушала ее восхищения по поводу обычных серых ворот, оплетенных лозой винограда, из-за чего еще больше рассвирепела моя волчица.
       Нас встречали восемь волков, среди них был старейшина Северного клана, альфа клана и его советник Диего, четверо женихов и женщина явно из волчиц .
       При виде взглядов присутствующих мне стало не по себе. Они смотрели на нас как на товар, и только Вульф смотрел на меня как на королеву, что придало мне сил и заставило поднять гордо голову.
       - Мы выполнили условия договора, - бросила я, выходя из машины с холодным и неприступным видом.
       - Мы видим, - улыбнулся старейшина, видя мою браваду, - по правилам, вы сейчас должны пройти обследование, после чего вы проведете с каждым из кандидатов в мужья по часу, а завтра будет испытание, и мы узнаем, чьими женами вы станете.
       - Хорошо, куда нам идти? - поинтересовалась я, открывая багажник и доставая оттуда свою легкую походную сумку. Тут же ко мне подошел Вульф и забрал сумку, после чего вытащил из машины тяжелые сумки Николь.
       - Вы пойдете с Селеной, она осмотрит вас, после чего вас будут ждать женихи в общем доме, - ответил он, передавая сумки Николь красивому, высокому, крепкому на вид светловолосому волку. - Отнесешь сумку в первый домик для гостей, - сказал он волку.
       - А сумка Эирлис? - поинтересовался парень.
       -- Я сам отнесу ее, - ответил он.
       От их разговора меня отвлекла подошедшая женщина.
       - Меня зовут Селена, пойдемте, не будем терять времени.
       Для меня этот осмотр был унижением, но выбора у меня не было, поэтому я молча пошла за Селеной. Во время осмотра я настояла, чтобы Николь осматривали первой и вздохнула с облегчением, когда Селена, сообщила, что Николь здоровая девственница, способная рожать таких же здоровых детей.
       Ложась на этот стол и краснея от стыда, я клялась себе, что убью Вульфа за это унижение, но когда Селена подняла голову и, улыбнувшись, сказала, что волчата у альфы будут сильными и крепкими, а их мама сможет выносить много детишек, я почувствовала, как облегчение затапливает меня. Только тогда я поняла, как боялась, что не смогу родить ему волчат или буду слабой для вынашивания.
       Дальше был общий зал и четверо самцов, с которыми я должна была провести по часу. Сама не знаю почему, но каждого из них я сравнивала с Вульфом, и ни один из них не выдерживал сравнения. Но больше всего меня расстроило то, что самого Вульфа не было среди них, более того он вообще не появился в зале.
       В результате я провела скучнейший вечер, злясь на себя и на него одновременно. На себя за то, что ждала и надеялась на его приход, а на него за то, что смог заставить меня ждать его и не пришел!
       Просидев до полуночи в зале и мило проболтав с самцами, я уже была готова взвыть, когда появилась Селена и увела нас в домики для гостей. К моему удивлению, меня поместили в отдельный домик, хотя в домике Николь была вторая свободная кровать, а когда я спросила, почему меня поселили отдельно, Селена ответила:
       - Это решение альфы, и не мне с ним спорить.
       После чего она пожелала мне спокойной ночи и ушла, предупредив, что за мной зайдут в восемь утра для проведения специальной подготовки. Тяжело вздохнув и вспомнив, что меня завтра ждет, я легла спать, но еще долго не могла заснуть. Когда же, наконец, начала засыпать, меня разбудил звук открывающейся входной двери.

       - Итак, самочки здоровые и крепкие, способные родить не одного здорового щенка, особенно Эирлис, однако Николь, я бы сказал, чересчур пуглива, - говорил Диего. - Я думаю, что Густав ей не подходит. Я бы рекомендовал ей Маркуса.
       Я сидел в кабинете с Диего, решая вопросы стаи. Я специально не пошел в общий зал, и весь вечер ловил эмоции Эирлис. Она была такой злой и напуганной, когда приехала, но мне удалось ободрить ее взглядом. Потом было настолько униженное чувство, что мое лицо просто горело, а потом ощущение 'камень с души', интересно, почему? Дальше что-то похожее на ожидание и нарастающее разочарование, и, наконец, гнев и обида. Неужели на меня? А ведь ее расстроило то, что я не пришел в общий зал, даже рассердило. Тяжелая будет ночка, моя волчица мне припомнит это игнорирование, но взамен я дам ей то, чего мы оба хотим.
       Было уже поздно, а я все ждал, пока последние волки улягутся спать, то и дело высовываясь из окна своей комнаты. Но вот погасло последнее окно, и я встал.
       - Нет, Маркус склонен к насилию, если чем-то недоволен, а ей нужен спокойный волк, и Густав идеальная кандидатура, - ответил я Диего уже машинально, а потом добавил:
       - На сегодня мы закончим, Диего, - и направляясь к двери. - У меня дела.
       - И куда ты собрался? - поинтересовался мой советник.
       - Ты же всегда уверял, что знаешь меня лучше меня самого, - усмехнулся я. - Вот и ответь на свой вопрос.
       Старый волк покачал головой.
       - А тебе не кажется, что это не слишком честно по отношению к другим волкам? - спросил он меня.
       Я замер и долго молчал, решая, как ему объяснить, а потом сказал как есть:
       - Она моя, Диего, и я задеру любого волка, который попробует к ней приблизиться.
       - Я знаю, парень, поэтому и отпускаю. Не забудь дать ей сил, ведь после ночи с тобой не всякая самка сможет бегать.
       Я только улыбнулся, подумав о том запасе энергии, который она получит утром. Ее не догонит и не поймает ни один самец, если сама не захочет. Это будет моим даром ей.
       Я вышел из своего дома и тихо прокрался к дверям, за которыми была моя Эирлис. Открыл дверь и пошел к ее спальне, тут же ощутив ее страх и беспокойство. Не спит!
       - Снежинка, это я, к тебе можно? - спросил я так, чтобы она слышала.
       - Что тебе нужно? Я устала, - ответила она спокойно, но я слышал, как она поспешно ищет что надеть.
       - Я пришел к тебе, - сказал я.
       - Зачем? - спросила она, открывая дверь спальни и глядя на меня.
       - Ты сама знаешь, - улыбнулся ей я и тут же ощутил ее жар и желание.
       - Но это не по правилам, или ты хочешь, чтобы у тебя было преимущество? - поинтересовалась она, скрещивая руки на груди и гневно глядя на меня.
       Господи, какая же она красивая, когда вот такая. Даже в мешковатом халате. Красива до боли с глазами, сверкающими гневом, и с распущенными волосами, лежащими на плечах. Она напоминает богиню, спустившуюся с небес, и мне безумно хочется ее поцеловать.
       - Знаю, но мне не нужны преимущества, я и так найду и догоню тебя, ведь ты моя, - констатировал я. - Просто я знаю, что волк не будет церемониться с тобой, его главной задачей будет застолбить тебя, и не важно, как при этом будешь чувствовать себя ты. Я же не хочу причинять тебе боль. Более того, я хочу, чтобы это испытание причинило как можно меньше боли и, возможно, даже было в удовольствие нам обоим. Ну, так что, мне уходить или остаться?
       Я чувствовал ее сомнение и беспокойство, а потом ощутил решительность и понял, что моя волчица приняла решение. Осталось узнать какое.

       Я смотрела на него и видела в его глазах, что он искренен. Хочу ли я стать женщиной в образе волчицы или все же предпочту лежать в постели - это мне решать, и он дает мне такое право. Он дает мне право выбора, а я боюсь выбрать не то, и это пугает меня сильнее, чем предстоящий брак.
       - А кто сказал, что ты не бросишь меня, получив то, что хочешь? - спросила я, боясь посмотреть ему в глаза.
       Он молчал, и я заставила себя поднять глаза, а встретившись с ним взглядом, я увидела обжигающий гнев.
       - Я никогда не оставлю волчицу, с которой провел ее первую ночь, - прорычал он, удерживая мой взгляд, и я поняла, что он не лжет. Потом он добавил с болью в голосе:
       - Я не желаю быть похожим на отца.
       - Прости, - прошептала я, понимая, что ранила его своим вопросом, - я не хотела тебя задеть и совсем не думала о тебе так, я просто спросила, - добавила я, а потом просто сделала шаг в сторону, пропуская его в комнату.
       Наши взгляды встретились, и он сделал шаг ко мне, а в следующий миг мои губы были смяты его губами, а его руки стягивали с меня халат, оставляя в одной прозрачной ночной рубашке и трусиках.
       Отстранившись на секунду, он посмотрел на открывшееся перед ним зрелище, и я увидела, как зажегся огонек в его глазах.
       - Ты очень красивая, - прошептал он и снова припал к моим губам.
       Я отвечала ему, даря то же удовольствие, что получала сама. Я просто отдалась его ласкам, я плыла по воле волн и с каждым движением его губ чувствовала, как во мне нарастает жар, а ноги подкашиваются.
       Ему было мало этого, его губы скользнули вниз, целуя и лаская мою шею, в то время как одна из его рук поддерживала меня, не давая мне упасть. Вторая рука его ловко и быстро расстегивала пуговицы на моей сорочке. Стоило ему расстегнуть пуговицу - и место руки, ласкающей мою кожу, занимали его губы, которые находили все новые места для ласк на моем теле. Его поцелуи срывали с моих губ стоны и заставляли меня прижимать его к себе сильнее.
       Я уже просила его остановиться, шепча, что больше не могу, но он скользил все ниже и ниже, пока не осталось ни одной застегнутой пуговицы. Тогда он посмотрел на меня и поцеловал мою грудь, чем вызвал крик удовольствия, и тут же взял мой сосок в рот.
       - Перестань! - шептала я, при этом руки прижимали его голову к моей груди. - Хватит, пожалуйста!
       Но он продолжал сосать меня, как младенец, и с каждым движением его языка я стонала все громче и громче, и это продолжалось до тех пор, пока из моего рта не вырвался крик, и я не обмякла в руках Вульфа. Я не почувствовала, как оказалась на кровати, чувствуя только движения его языка. И рук, которые стягивали с меня трусики.
       Выгнулась, помогая ему, чем заслужила легкое прикосновение ко мне там, которое тут же исчезло.
       - Нет! - вскрикнула я, требуя, чтобы он вернулся.
       А он, лизнув на прощание сосок, скользнул поцелуями к другой груди, тут же накрыл ее губами. Он гладил мое тело так, словно я была глиной, из которой он лепил свою Галатею.
       Он ласкал мои груди, пока я не начала метаться под ним, моля о большем и прося его взять меня. И только тогда он скользнул вверх и, накрыв мои губы своими, проник в меня.
       'Вот оно,' - эта первая мысль оборвалась в тот момент, когда я ощутила его в себе. Острая боль смыла все, и я инстинктивно попыталась вырваться, чувствуя себя насаженной на кол. Как бы это было больно, если бы он это сделал, не подготовив меня?..
       - Теперь все, - шепнул он, - ты моя волчица.
       После чего снова поцеловал меня. При этом он просунул руку между нашими животами, приподнялся и пальцами начал поглаживать, будя и возвращая ушедшее желание. Однако я ничего не чувствовала, боль оставалась со мной, хоть и ослабевшая, превратившаяся в неприятное ощущение между ног. Все, о чем я могла думать - это чтобы он не разорвал меня и чтобы не показать ему, как мне неприятно. Мне не с чем сравнивать, но... Он огромен! Я попыталась перевести свое внимание на что-то другое, кроме боли, напоминающей о себе при каждом движении Вульфа. О, он поглядел мне в глаза, пытливо и внимательно. Это было непривычно, и мои щеки вспыхнули. Но было в этом его взгляде и что-то такое... что запело во мне отголоском более сильного чувства, нежели простое желание.
       Вульф увидел, что я смотрю на него, улыбнулся и, склонившись, коснулся моих губ своими в нежном поцелуе. И я стала думать только о том, как движется его гибкое сильное тело, как пальцы Вульфа умело гладят меня.
       И за этими необычными, трепетными, чувственными ощущениями я не заметила, как прошла боль...
       Но вот Вульф с утробным рычанием задвигался все быстрее, и вскоре я почувствовала, как, войдя в меня до предела, он с глухим стоном без сил опустился на меня, сжимая мои плечи ладонями.
       'Как приятно чувствовать его тяжесть и, наверное, ради нее можно и потерпеть', - подумалось вдруг мне.
       Потом он приподнялся на руках и, посмотрев на меня, спросил:
       - Как ты?
       - Нормально, - я улыбнулась, пытаясь скрыть свои чувства, но он все понял.
       - Тогда поспи, - шепнул он, прижимая меня к себе, и я, подчинившись, уснула.
       Ночью меня разбудили его ласки, и хотя я была готова принять его, но страх снова испытать боль заставил меня запротестовать. Однако Вульф меня не слушал.
       Его губы снова ласкали меня, а руки доставляли удовольствие, пока я не взмолилась о большем. И тогда он снова проник в меня
       Мысли о боли были забыты, и я почти выла от удовольствия, а губы Вульфа ловили мои крики. Он двигался во мне, доставляя безумное удовольствие. И мне уже не казалось, что слишком он большой для меня и может разорвать. Скорее, наоборот, он стал таким нужным, необходимым, родным и желанным!
       - Улетай для меня, давай, - слышу я его шепот и не могу понять, чего он хочет, но в следующий миг во мне будто взорвался огонь. Перед моими глазами появились цветные пятна. Меня затрясло от пережитого, и все, о чем я могла думать, это 'Как же мне хорошо!'
       Когда я пришла в себя, наши взгляды встретились.
       - Ну и как тебе? - спросил он меня.
       - Я даже не знаю, - покраснела я, улыбнувшись ему. - Это было непередаваемо... замечательно, - шепнула я, наконец, и потянулась к нему, тут же ощутив, что он еще во мне и все еще большой.
       Удовольствие вернулось, а он, почувствовав это, сделал толчок, чем вызвал новый стон и вскрик:
       - Еще!
       - Хочешь еще? - изумился он. - Тогда пристегнись, - шепнул он со смешком и снова сделал движение, но на этот раз я ответила на его толчок, подавшись ему навстречу.
       Наш танец начался заново, и на этот раз я почувствовала, что не одна видела цветные пятна.
       Потом, лежа на плече Вульфа, я услышала:
       - А теперь спи. Завтра ночью тебя ждут большие перемены, и тебе надо отдохнуть.
       Мне было так хорошо, что на сопротивление не было сил, и я просто уснула.
       Он разбудил меня еще раз и, извиняясь за несдержанность, снова взял, заставляя кричать. Ближе к утру он оставил меня в покое.
       И мне приснился странный сон... или это был не сон?
       - Мне пора, Снежинка, - шепнул Вульф, целуя меня в лоб. - Но прежде чем я уйду, я дам тебе то, что поможет тебе самой выбрать самца, с которым ты останешься. И надеюсь, что это буду я.
       А потом его рука накрыла мой лоб и глаза, и я почувствовала, как что-то накаляет мой лоб, какая-то алая волна, пульсирующая в такт моему сердцу, всепоглощающая мощь. И у меня возникло впечатление, будто я не провела ночь, занимаясь сексом, а спала три дня и теперь могу бежать до бесконечности.
       Тепло осталось во мне. Вульф же, поцеловав меня еще раз в губы, исчез, а буквально в следующий миг меня разбудила Селена и велела одеваться, что я и сделала, совсем не испытывая усталости от почти бессонной ночи.


      Глава 6. 
      Они меня достали! Подготовка, блин... Это не подготовка, это вылизывание какое-то, иначе не назовешь. Весь день намывали и обмазывали, будто иначе их самцы меня не найдут! А если найдут, то испачкаются, бедные. Да от меня теперь их маслами за километр воняет! Будет странно, если их самцы меня не унюхают, такое амбре из масел и духов даже человек с его слабым нюхом учует. Слов нет!
       Надоели все, когда же это закончится?..
      Наконец-то они вроде успокоились. Чувствую себя чистой до зубного скрежета, а ведь я чистюля, но такого даже я не ожидала. Целый день мыли и драили... Стану женой альфы, отменю эту подготовку, клянусь!
       - Эирлис, - слышу голос Селены.
       'Ну что еще, неужели еще что-то мыть надо?!' Я еле сдерживаюсь, чтобы не зарычать на нее, но, взглянув на Селену и увидев шелковый халат в ее руках, я вздохнула с облегчением, все сразу поняв без слов.
       Встаю и накидываю халат, после чего выхожу за ней во двор, где ждет стая во главе с Вульфом. Мне еще повезло, сейчас лето, а вот Южный клан берет девушек зимой, и у них самочки в двадцатиградусный мороз в халатике выходят! Бррр. МУЖЧИНЫ!
       - Итак, самки готовы к испытанию? - спрашивает Вульф как альфа стаи.
       - Да, альфа, - отвечает Селена.
       - Тогда начнем! - кивнул он и посмотрел на меня. 'Ты красавица!' - услышала я его мысленные слова, и мне вдруг стало так хорошо, что я простила им этот дневной марафон чистоты. - Вам дается полчаса на то, чтобы убежать как можно дальше, потом самцы отправляются за вами, и тот, кто найдет и завоюет, пометив свою самку, и станет ее супругом. Вопросы есть?
       'Я отменю этот кошмар, когда все закончится, и ты меня не остановишь,' - мысленно предупредила я его, хотя уже не была зла как раньше. Поняв, что я не злюсь, он только поднял бровь и, улыбнувшись мне, ответил: 'Посмотрим, снежинка!'
       - Нет, - ответила я сухо вслух, - может, мы уже начнем, а то меня как-то не прельщает стоять голой перед кучей волков.
       Он только кивнул.
       'Удачи, снежинка!'
       'Она тебе нужна, а не мне,' - огрызнулась я и тут же бросилась к лесу.
       Едва я скрылась за деревьями, халат слетел с меня, и тут же дальше помчалась белоснежная волчица. Шорохи и звуки наполнили мои уши, сразу появились мысли, куда бежать и как прятаться, чтобы добиться лучшего статуса. По идее я должна продержаться как можно дольше, ведь пусть я и жена альфы, но в женской иерархии я буду в самом низу, если он сразу меня найдет.
       И тут я услышала легкий всплеск. Вода! Это же то, что мне надо. Бросилась на звук и, едва найдя это небольшое озерцо, нырнула в него с головой, смывая запах масел и гелей, после чего, переплыв озеро наискосок, вывалялась в грязи. И снова нырнула, смывая грязь. Затем я переплыла озеро еще раз и выбралась на берег с противоположной от поселения стороны.
       Все, а теперь желаю им удачи в поисках меня! Удача им теперь понадобится.
       Бросилась бежать дальше. У меня есть только один серьезный противник, но я могу видеть его и слышать его мысли, а это значит, что у меня есть оружие против него.
       'Какая умница! Она переплыла озеро!' - услышала я минут через пятнадцать его мысли.
       'Он добрался до озера, надо быстрее двигаться, а то скалы слишком близко от озера'. Я оставляю эту мысль на поверхности, а в подсознании бьется совсем другая: 'Только не думай об овраге!'
       'Скалы? Это опасно, там могут быть обвалы. Будь осторожна, снежинка', - получаю тут же ответ.
       Вот так, теперь бегом прочь от скал, час или два у меня есть, главное - на другого самца не наткнуться, но это просто, они у них не такие умнички, как Вульф.
       В течение часа я слышала его мысли, чувствовала, как он обследовал скалы, и, наконец, он понял, что я его обманула, а потом услышала его мысли, полные гордости за меня.
       'Я выбрал хорошую супругу, умничка, снежинка! - послал он мне свое чувство. - Где ты сейчас?'
       'Найди меня и узнаешь', - ответила я ему.
       Там мы играли в кошки-мышки еще пару часов, а потом я услышала душераздирающий, полный боли волчий вой.
       'Ники!' - вскрикнула я мысленно.
       'Ее поймали', - подтвердил Вульф позднее мои мысли.
       'Но кто?'
       'Скоро узнаем', - ответил он, и тут же мы услышали другой вой, от сильного тембра которого мурашки пошли по телу, при этом волчица продолжала выть.
       'Густав, она в хороших руках', - сказал Вульф.
       'С ней все будет нормально?' - с тревогой спросила я, забывая об осторожности.
       'Да, ей просто больно, но это скоро пройдет, девственницы всегда так кричат, именно от этого я пытался тебя уберечь', - ответил он мне.
       'Спасибо', - сказала я.
       'Пожалуйста!'
       'Ой!' - вскрикнула я, ныряя под корни столетнего дерева, чтобы спрятаться от одного из самцов, который пробежал мимо и даже не почувствовал меня. 'Слабак!'
       'Согласен, Темп никогда не отличался особым обонянием. И вообще я думаю, ты бы его подрала, если бы он попытался тебя подчинить. Но это строго между нами', - поддержал меня Вульф.
       Я лишь хмыкнула, выбираясь из укрытия и убегая, ведь я прекрасно понимала, что Вульф скоро будет здесь.
       Так мы и играли в догонялки еще несколько часов. Волки постепенно выдыхались и сообщали воем о том, что прекращают участвовать и уходят, и это продолжалось до тех пор, пока мы не остались вдвоем, а время уже близилось к рассвету.
       'Ты не собираешься сдаваться, я прав? - спросил меня Вульф, минут за тридцать до рассвета. - Хочешь остаться старой девой? И всю жизнь вспоминать, как обдурила пятерых здоровых самцов?'
       'А почему бы и нет? Заманчивая перспектива', - сыронизировала я, прячась в кустах в нескольких метрах от него. Он все же нашел меня, и теперь пытается понять, убежала я отсюда, или все еще здесь.
       Я уже устала, и мой мысленный контроль начал давать сбои, поэтому альфа стал подбираться все ближе и ближе. Но мне нужно продержаться еще тридцать минут, и все будет кончено. Таковы правила.
       'А как насчет того, что ты моя?' - поинтересовался он.
       'Я принадлежу только себе!' - фыркнула я, замирая на месте, заметив, как сморщилась гармошкой шкура на его носу, когда Вульф унюхал меня.
       Он медленно развернулся к кустам, где я была, а я ниже припала к земле, стараясь быть незаметной.
       'Ладно, попробуем по-другому. Как насчет того, что, возможно, ты уже носишь моего волчонка? Или удовольствия, что ты получила ночью. Неужели ты не хочешь повторения?' - спросил он меня, медленно приближаясь к кустам.
       'Не буду скрывать, хочу, но мне не нравится, что для этого я должна кому-то принадлежать. И вообще, зачем я тебе? Зачем ты пытаешься привязать меня к себе?' - спросила я, медленно пятясь назад, прекрасно понимая, что он уже знает, где я, и просто играет со мной.
       'Потому что ты моя волчица, а, значит, должна быть рядом', - не задумываясь, ответил он, медленно приближаясь.
       И тут треснула ветка под моей задней лапой, нервы сдали, и я бросилась прочь.
       Я слышала, как он бежит следом, и понимала, что он меня нагонит. У него уже нет времени играть, мелькнуло в моей голове, когда я перемахнула через поваленное дерево, еще двадцать минут - и испытание закончится провалом альфы.
       Но в следующий момент он повалил меня на землю. Я кусалась и царапалась, но он не реагировал, уверенно разворачивая меня к себе спиной, пока не накрыл собою.
       'Пусти!' - рычу и извиваюсь я, пытаясь его достать, и все-таки я уже понимаю, что это бесполезно.
       'Прости, я не могу. Таковы правила, я должен застолбить тебя, иначе никак... прости', - ответил он, позволяя мне подняться на лапы, при этом нависая надо мной. Затем резко проник в меня, одновременно прокусывая мой загривок и оставляя клеймо в виде отпечатка своих клыков.
       Я кричу от боли, и мой вой далеко разносится по лесу. В голове только одна мысль: 'А ведь я не девственница, и все же мне безумно больно! А что же тогда чувствовала Николь?' И я снова вспомнила ее страшный вой.
       'Прости', - шепчет он, продолжая двигаться во мне, при этом начинает лизать мои загривок и шею. И вдруг я чувствую, как под его ласками по моему телу начинают расходиться волны удовольствия, и в следующий момент моя волчица берет контроль над ситуацией и делает первый толчок ему навстречу. Я снова кричу, но на этот раз от удовольствия, и меня пугает то острое наслаждение, которое я испытываю от соединения наших тел.
       Он чутко реагирует на перемены во мне и начинает двигаться еще быстрее и глубже проникать в меня, доставляя еще большее удовольствие.
       'Умница! Вот так, моя хорошая, ты молодец', - шепчет он мне, помогая стоять на лапах и доставляя невыносимое удовольствие.
       'О боже!' - мои передние лапы подгибаются, и я приседаю, в то время как задняя часть меня все так же приподнята и двигается в одном темпе с ним. Мои лапы скребут землю, а из пасти рвутся стоны удовольствия.
       'Давай, малышка, взлетай', - шепчет он и лижет мою шерстку, а в следующий миг мир идет радужными пятнами, и я теряю связь с реальностью, остается только звук его воя и ощущение его тела на мне.
       Приходя в себя, я почувствовала, что его морда между моих задних лап и тут же слышу его слова: 'Прости, снежинка, но так надо', - затем ощущение, что в меня проникает что-то холодное... В следующий миг я почувствовала сильную резкую боль там, будто меня укусили изнутри. Нам нужно, чтобы я кровоточила, чтоб стая ни о чем не догадалась. Я еле сдержалась, чтобы не завыть, но все же тихо заскулила, попытавшись вырваться, но он прижал меня к земле сильнее. Подождав минут пять, давая мне прийти в себя, при это не забывая облизывать меня, он шепнул: 'Пошли, снежинка, нам пора возвращаться'.
       Я медленно шла за ним, чувствуя, что каждое движение причиняет мне боль. Также я ощущала, как из меня течет кровь, окрашивая мою шерстку в красный цвет. Все, о чем я могла думать, это как бы быстрее куда-нибудь добраться и упасть. БОЛЬНО! Но вот мы, наконец, выбежали на поляну, где располагалось поселение Северного клана. На поляне нас дожидался весь клан от младых волчат до старых волков, и я поняла, что это еще не все. Вульф лизнул мою мордочку, из-за чего я почувствовала вспышку тепла и силы, при этом он явно давал понять, что я его самка, а потом отошел, шепнув мне предварительно, что все будет хорошо, а я осталась стоять одна, еле держась на трясущихся лапах. Ко мне тут же подбежала Селена и быстро обнюхав, кивнула головой.
       'Она его!' - объявила она, а потом склонила голову, признавая мое главенство, так как я единственная самка, которая так долго продержалась.
       'Надеюсь, больше нет сомнений на тему статуса волчицы Эирлис?' - поинтересовался Вульф, и когда получил дружный кивок от своей стаи, добавил: 'Тогда сейчас мы удаляемся, так как моей волчице нужен отдых, а завтра мы проведен свадебные обряды обоих пар и будем веселиться!'
       Одобрительный гул прошелся по поляне, а Вульф подошел ко мне и снова лизнул, и я опять ощутила энергию, переходящую из него в меня, а потом он сказал мысленно, чтобы слышала только я: 'Пошли, снежинка, скоро боль пройдет, потерпи еще чуть-чуть'.
       И я снова шла за ним, мне было все равно куда. Его волшебная сила таяла на глазах, а ее остатков хватало только на то, чтобы передвигать лапы, слушая голос Вульфа, успокаивающий и поддерживающий меня.
       Он привел меня в свой дом, где я уже проводила ночь, лежа на его диване, но на этот раз он провел меня в спальню. Приняв человеческий образ, он вышел в одну из комнаты, а затем я услышала звук льющейся воды. Когда же он вернулся, то подошел ко мне и тихо попросил:
       - Снежинка, смени образ, я вымою тебя, а потом осмотрю, обработаю раны и уложу спать.
       К этому моменту я уже лежала на полу, и у меня не осталось сил, чтобы подняться и зарычать, поэтому я просто заскулила.
       'Нет, больно!'
       Он присел рядом и прижал мою мордочку к себе, а потом поднял меня к себе на колени.
       - Я знаю, снежинка, просто доверься мне, я больше никогда не причиню тебе зла, обещаю. Просто смени образ и дай мне тебе помочь, - нежно попросил он меня, самую малость использовав голос альфы.
       И я поверила и подчинилась, сменила образ, тут же оказываясь в его объятиях. В следующий момент острая боль пронзила меня, и я вскрикнула.
       - Скоро все пройдет, потерпи чуть-чуть, - шептал он, неся и укладывая меня в ванну, наполненную теплой водой. Он начал мыть меня, при этом в первую очередь промывая раны.
       Постепенно боль начала стихать.
       - Все заживет, и даже следов не останется, обещаю, - говорил он мне успокаивающе.
       И я ему верила, позволяя его рукам прикасаться ко мне везде. Потом он укутал меня в большое полотенце, поднял на руки, перенес на стол и положил меня на него, после чего достал изтумбочки какую-то круглую банку.
       - Что это? - слабым голосом спросила я, следя, как он окунает в нее пальцы и пытается раздвинуть мои ноги, которые я сжимаю сильнее.
       - Это просто мазь, она снимет боль, остановит кровотечение и поможет залечить раны быстрее, - ответил он, все же справляясь с моими ослабевшими ногами и раздвигая их, - доверься мне, пожалуйста.
       - Мне страшно... - почти плачу я, но все же не пытаюсь снова сжать ноги.
       - Ничего страшного нет. Просто потерпи, и все будет хорошо, - ответил он с уверенностью в голосе и медленно проник в меня пальцем, начав смазывать больное место.
       Больно! Жжет! Слезы полились из глаз, а с губ сорвался стон боли. Вульф погладил меня свободной рукой, шепча ласковые слова. Боль начала стихать и минуты через две ее уже не было.
       - Вот видишь! - улыбнулся он мне еще минут через пять. - Кровотечение остановилось, и ничего не болит уже, я прав? - спросил он меня, а когда я кивнула, добавил:
       - Вот и хорошо, а теперь давай обработаем спинку, - и медленно перевернул меня на живот, после чего начал смазывать мои спину, плечи и шею.
       И снова жжение, боль утихает, а меня вдруг начинает клонить в сон.
       - Вот и хорошо, - шепчет он, видя мое состояние. - Выпей вот это, - протягивает он мне стакан с жидкостью, и я подчиняюсь без вопросов, просто на автомате, из-за отсутствия сил, - а теперь спи, снежинка, я буду охранять твой сон.
       Это было последнее, что я услышала, прежде чем провалиться в глубокий лечебный сон.

       Она спала в моих объятиях, а я смотрел на нее. Мне пришлось это сделать, пришлось причинить ей боль, чтобы защитить ее от позора, чтобы не было вопросов о ее невинности. Запах крови был просто необходим.
       Как же ей было больно, и она не кричала. Бедная моя снежинка... Больше никогда не причиню ей боли, как же я виноват перед ней! И как теперь искупить вину?
       Она пошевелилась во сне, тревожно задышав и захныкав, и я тут же прижал ее сильнее, шепча ласковые слова и ожидая, когда же она успокоится.
       - Прости, снежинка, я больше никогда не причиню тебе боли, клянусь, - говорил я ей, - ты у меня самая красивая, нежная, страстная, смелая, моя любимая девочка. Все хорошо, спи спокойно.
       И она успокоилась, снова погрузившись в глубокий сон, а я прижимал ее к себе, продолжая хранить ее сон всю ночь и полдня, пока она не проснулась.


      Глава 7. 
       Я проснулась и сразу ощутила, что в постели не одна. Открыв глаза, я встретилась с внимательным взглядом своего супруга. Невольно опустив глаза, я увидела, что на Вульфе только штаны. Во мне сразу же заговорило желание ощутить его тело с словно стальными мускулами на себе. И тут уж зашевелилась волчица, требуя прижаться к нему как можно сильнее.
       - Как ты? - спросил он меня.
       - Хорошо, - честно призналась я, не ощущая никакой боли, только волчица склоняла меня ближе придвинуться к Вульфу и попробовать его кожу на вкус.
       - О чем ты думаешь? - улыбнулся он, а потом провел рукой по моей щеке и, наклонившись, шепнул, почти касаясь моих губ:
       - У тебя глаза потемнели, и выглядишь ты так, будто решаешь - наброситься на меня или все же поостеречься.
       Его дыхание касалось моих губ, и это стало последней каплей для меня. Я просто резко приподнялась, и мы слились в поцелуе, а в следующий момент я лежала на спине, прижатая телом супруга к кровати. Руки Вульфа, кажется, были повсюду, а губы и язык сводили меня с ума.
       Нас прервал стук в дверь. Одновременно взглянув на пришедшего, мы увидели советника мужа. Улыбнувшись, он повернулся к нам спиной и сказал:
       - У вас взгляды одинаковые, и оба выражают одну мысль: 'Кто посмел?! Убью!' Но мне все же придется вам помешать, к моему глубочайшему сожалению. Невесте надо готовиться к свадьбе, да и жениху тоже так, что подъем, вы этим еще ночью успеете заняться.
       Наверное, если бы Вульф не лежал на мне, я бы убила советника, но Вульф лизнул мою шею, привлекая внимание, и шепнул:
       - Он прав, - мой супруг вздохнул, - но хочешь, я одно тебе пообещаю? Всю сегодняшнюю ночь ты будешь кричать от удовольствия подо мной. Договорились? - я кивнула, улыбнувшись ему нежно.
       Увидев мои улыбку и кивок, он улыбнулся в ответ, а затем начал подниматься с меня, но замер, после чего потершись носом о мою щеку, добавил:
       - Но сейчас, моя снежинка, ты подаришь мне свой последний утренний поцелуй, и я пойду.
       И я подарила. А потом еще долго лежала, глядя на дверь и злясь на всех вокруг за то, что помешали нам. Но расслабиться мне не дали. Комнату тут же заполонили волчицы во главе с Селеной и начали готовить невесту к свадьбе.
       Мы живем рядом с человеческим, христианским миром, поэтому зачастую перенимаем их словечки, моду... Даже обычаи, но их-то мы густо мешаем со своими традициями. Так, например, свадьба волков предшествует свадьбе людей. Обе церемонии проходят ночью, одна накануне другой. Таким образом, как волчица я уже замужем и принадлежу своему волку, а вот как человек стану его женой только сегодня ночью.
       По правилам стай весь день большинство волчиц помогают в подготовке невесты к свадьбе, а именно: вымыть, надраить, надушить, а еще одеть в белое платье и соорудить на ее голове прическу 'невесты'.
       Вот и меня, подняв с кровати, отправили в ванную, но едва я встала и сделала пару шагов, то тут же услышала изумленные возгласы. Обернувшись, я увидела потрясенные лица женщин.
       - Что случилось? - с тревогой спросила я.
       - Этого быть не может! - прошептала Селена, а потом схватила меня за руку, подвела к зеркалу, затем, повернув меня к нему спиной, поставила передо мной другое зеркало. - Посмотри!
       Я внимательно осмотрела свою спину. Но ничего на ней не нашла, кроме небольших белых бугорков, оставшихся после укуса Вульфа.
       - А что я должна увидеть? - непонимающе спросила я ее.
       - Метка твоего мужа, ее почти не видно! - воскликнула одна из волчиц.
       Моя спина была абсолютно чистая и гладкая, и только белые, чуть выпуклые пятнышки у шеи свидетельствовали о том, что я жена. Но разве такое возможно за одну ночь? И еще, как она должна выглядеть, если они так реагируют?
       - А разве метка не такая? - набравшись смелости, спросила я.
       - Нет! - покачала головой Селена. - Посмотри сама, - добавила она, видя мое недоверие, и тут же повернувшись ко мне спиной, стащила платье с плеч.
       На ее спине красовались бугристые некрасивые шрамы, ясно просматривающийся отпечаток челюсти. Я удивленно и ошарашенно переводила взгляд с ее спины на свою в зеркале и ничего не могла понять.
       - Он что, слабо меня укусил? - спросила я, но вспомнила ту жуткую боль. - Да этого быть не может! Я же помню ужасную боль и ощущение клыков под кожей!
       - Я сама видела укус, - кивнула Селена, - просто у Вульфа есть мази, которые способны залечить любые раны, - призналась она задумчиво и с завистью одновременно, а потом вдруг повеселела и радостно воскликнула:
       - Ладно, это значит, что он тебя любит, а нам пора заняться делом!
       И понеслось! Мыли, чистили, обмазывали, красили, душили и еще много чего делали. Закончилось все тем, что у меня сдали нервы и я, применив голос альфы, выгнала их из комнаты. Причесывалась и платье одевала я уже сама. И слава богу!
       Но вот пришел момент, и я, последний раз взглянув на себя в зеркало, вышла на улицу. Я шла, окруженная волчицами, к священному месту стаи, а все вокруг освещала полная луна, напоминая о том, какое сокровенное таинство должно произойти.
       Как мне стало известно, ритуал Ники уже состоялся, и теперь все ждут ритуала альфы. По его правилам мы должны обменяться кровью и поклясться друг другу в вечной преданности и заботе друг о друге, а потом обменяться частичками своей силы. После этого на нас наденут одинаковые браслеты, которые и будут символизировать наш брак.
       И вот мы уже на поляне. Вокруг горят факелы и свечи в высоких канделябрах. Все члены клана в праздничных одеждах на специальных скамьях, а у священного камня стоят мой будущий муж в черном одеянии и старейшина Северного клана в белом. Женщины расступаются, давая мне дорогу, и я смотрю прямо в глаза своему волку. А в них только восхищение мною.
       'Ты очень красивая сейчас, снежинка!' - слышу я мысль, предназначенную мне.
       Я делаю шаг, второй - и вот уже возле него. К нам подходит старейшина Северного клана и кладет ладони на наши лбы.
       - Мы собрались здесь, - говорит старейшина, - чтобы соединить узами брака этих двух волков, ибо такова воля судьбы. Я как старейший из стаи благословляю их на семейную жизнь и даю частичку своего опыта, чтобы они ценили то, что имеют.
       Я почувствовала, как в меня вливается опыт старейшины и ощутила, что получила новые знания, которые мне еще предстоит изучить и разложить по полочкам, сейчас же важнее слова старейшины. Он в это время, убрав свои руки с наших лбов и взяв в руки священный кинжал, продолжил свою речь:
       - Возьмите этот кинжал и, принеся свои клятвы, соедините вашу кровь, чтобы быть вместе на века.
       Вульф взял кинжал и сделал длинный надрез на ладони левой руки, а потом, поднеся к камню и глядя мне в глаза, сказал:
       - Я, Вульф, альфа Северного клана, клянусь любить и беречь тебя, Эирлис. Не обижать и защищать от любого врага, растить и заботиться о наших детях и быть тебе верным мужем, пока смерть не разлучит нас. Да будет так!
       Его кровь падала на камень, окрашивая его в красный цвет, а в его глазах были лишь нежность и теплота. Я взяла из его руки кинжал и сделала надрез на ладони правой руки и, поднеся ее к камню, глядя ему в глаза, ответила:
       - Я, Эирлис, альфа клана Старого леса, клянусь любить и лелеять тебя, Вульф. Всегда поддерживать твой дом в чистоте и заботиться о тебе, рожать тебе детей и быть тебе верной женой, пока смерть не разлучит нас, да будет так!
       - Да соединятся эти двое в жизни своей, - произнес старейшина, беря наши руки и соединяя их так, чтобы наша кровь смешалась, - да передадут они друг другу частичку себя! - и мир исчез для меня, остались только мы вдвоем.
       'Я даю тебе власть над энергией, которой владею сам, - услышала я голос Вульфа, - я черпаю ее из земли и теперь ты тоже можешь это делать'.
       'Я даю тебе власть над стихией, - ответила я ему, - ибо я могу управлять всеми стихиями этого мира!'
       А потом я почувствовала прикосновение чего-то холодного, и наваждение исчезло, а на моей руке блестел золотой браслет, украшенный огромными камнями разных цветов, символизирующими ценности брака.
       - Пусть хранят вас эти браслеты, - провозгласил старейшина, - и пусть хранят они и ваш брак, пока смерть не разлучит вас, да будет так!
       Ритуал был закончен и мы повернулись друг к другу. Вульф притянул меня к себе и поцеловал со всей страстью, на которую был способен, а я растаяла под его губами... И снова нас прервали.
       - Вульф, - усмехнулся старейшина, - сейчас ты альфа и обязан им оставаться.
       Я чувствовала, как Вульфу не хочется отстраняться, но он все же отстранился, затем глубоко вздохнул и громко сказал:
       - Тогда идемте веселиться! - и, не отпуская моей руки, повел в сторону поляны, где размещались праздничные столы.
       Я видела Ники среди людей. Она, как и я, была в белом платье до земли, но выглядела очень бледной и измотанной.
       Но поговорить нам не удалось, так как у невест есть свои обязанности. Празднование оборотней почти ничем не отличается от человеческого. Конкурсы, танцы, и все самцы почему-то мечтают потанцевать с невестой! Примета, оказывается. К середине вечера мое настроение уже было на нуле. Мне отдавили ноги, я устала и просто мечтала побыть наедине с супругом, но мне даже потанцевать с ним не давали. Кавалеры сменялись, а я только и делала, что отслеживала, с кем же теперь танцует мой волк, ведь и женщины клана набросились на него с не меньшей силой.
       Наконец, поняв, что я так и не получу свой первый танец, я отказалась от очередного приглашения и едва ли не бегом пошла к своему муженьку. К тому времени его оккупировала очередная незамужняя волчица, но почувствовав мое настроение, он остановился, так и не дойдя до танцевальной зоны. Подойдя к ним, я посмотрела ему в глаза и сказала голосом альфы:
       - Этот танец мой.
       Краем глаза я видела, как девица отцепляется от него и, кланяясь, отходит, а в следующий миг быстрая мелодия, которую играли музыканты, сменилась медленной и плавной. Вульф увлек меня в танцевальную зону.
       Мы молча кружились под мелодию, и я впервые за вечер получала удовольствие от танца. Вульф смотрел на меня и улыбался, а потом вдруг сказал:
       - Ты не должна была этого делать.
       Наши взгляды встретились, и я ответила:
       - Знаю, но у меня уже болят ноги, и я устала.
       - И все же решила потанцевать со мной? - подразнил он меня. - И кто тебе сказал, что я не отдавлю твои бедные ножки почище любого взволнованного молодого волка в этой стае?
       - Мне не говорили, я просто хотела потанцевать именно с тобой, а ты меня игнорировал, - попыталась сказать я обиженно, но мне было так хорошо, что я просто не смогла изобразить обиду, а наша связь мне говорила, что ему так же хорошо, как и мне.
       - Мое терпение тоже на исходе, - признался он. - Я решил, что Дебора будет последней и то, потому что она дочь Диего, - наклонившись, он поцеловал мою шею, - я собирался забрать тебя у твоих кавалеров и танцевать только с тобой.
       - Жаль, - ответила я, чувствуя, как колотится мое сердце.
       - Ты жалеешь, что я хочу с тобой танцевать? - удивился мой муж.
       - Нет, я жалею, что ты хочешь танцевать сейчас, - ответила я, делая ударение на последнем слове, - потому что я хочу совсем другого.
       Он понял, о чем я, и, грустно улыбнувшись, сказал:
       - Увы, уйти мы сможем только через пару часов.
       - Правда? - уточняя, спросила я и, получив его кивок, добавила, глядя на одинокую тучу, - значит, давай создадим условия, при которых сможем уйти пораньше.
       - Что ты затеяла? - не без интереса спросил он, но, прочитав мои мысли, воскликнул:
       - Даже и не думай об этом!
       Но было уже поздно. Вокруг резко потемнело, и хляби небесные разверзлись над нами. Начался хаос, музыканты перестали играть, а люди стали бегать вокруг в поисках укрытия, и только мы остались на месте.
       - Успокойтесь, сейчас парни натянут стенд! - сообщила ведущая свадьбы в микрофон.
       'Ах так!' - рассердилась я, и тут же молния ударила прямо в дерево у сцены, и все бросились в сторону своих домов. Молнии смертельно опасны для оборотней, так как имеют свойство попадать по ним, поэтому у оборотней сильнейший страх перед стихией дождя.

       Вульф выругался и зло глянул на меня, потом, подхватив меня на руки, бросился к своему домику. Оказавшись внутри дома, он провел меня в гостиную, отошел от меня, чтобы разжечь камин, и только тогда, когда пламя начало разгораться, согревая комнату, он заговорил тихим и раздраженным голосом:
       - И часто ты устраиваешь грозы, когда все не так, как тебе хочется? - поинтересовался он у меня.
       - Нет, только в крайних случаях, - ответила я, а потом добавила, подходя к нему и обнимая его за плечи, - тем более, если ты выглянешь в окно, то обнаружишь, что дождь еще идет, а молнии больше нет.
       - Я слышу, - бросил он и смахнул мои руки с плеч, - однако мне не нравятся твои методы добиваться своего.
       Тут уже я рассердилась.
       - Ну, извини, что я вызвала маленький дождик, - бросила я, а потом, развернувшись, пошла к двери, говоря на ходу, - я слишком хотела побыть со своим мужем наедине. И хоть я все прекрасно контролировала, больше я такой ошибки не допущу, извини!
       Я шла, гордо подняв голову и еле сдерживая слезы обиды, но его слова заставили меня остановиться и обернуться:
       - Вернись и разденься! - бросил он и начал снимать с себя мокрую одежду.
       А я, как кролик на удава, во все глаза смотрела на идеального мужчину, который раздевался передо мной.
       - Что ты сказал? - наконец, найдя в себе силы, переспросила я.
       - Я сказал, что если ты хочешь побыть с мужем наедине, разденься и иди сюда, - бросил он, немного раздраженный моим непониманием, закрывая при этом камин решеткой и устраиваясь после на шкурах, лежащих возле камина, - ну и чего мы ждем? - поинтересовался нетерпеливо он.
       И только тут до меня дошло, что от него идет сильнейшая волна возбуждения и желания. Сглотнув, я медленно провела руками по шее, затем, глядя ему в глаза, плавно провела ими вниз, чуть задержавшись на груди, а потом еще ниже, до пояса, который тут же был отстегнут и полетел на пол.
       - Осторожно, женщина, - произнес он хриплым голосом, а его глаза загорелись, - ты рискуешь стать жертвой брутального изнасилования, только на этот раз тут будет не волк.
       Я лишь улыбнулась, аккуратно стягивая правую лямку платья с плеча и оголяя грудь до соска. Я медленно облизнула нижнюю губу, показав ему язычок, а в следующий миг я оказалась прижата к стене. Мой рот был запечатан его ртом.
       Руки Вульфа были повсюду, а потом я услышала, как рвется ткань платья. Еще через миг я стояла перед ним в одних трусиках. И тут же протестующее застонала. Оторвавшись от моих губ, он отрывисто обронил, целуя при этом мою шею:
       - Я предупреждал... теперь протестуешь?
       - Ты предупреждал об изнасиловании, а не о том, что собираешься порвать мое платье и мучить, - простонала я, от удовольствия изгибаясь и прижимаясь к нему сильнее, чувствуя, как его пальцы проникают под трусики и тут же оказываются во мне.
       - О! - шепнул он, захватывая в плен мой сосок и вырывая из меня вскрик. - Я вижу ты забыла мое утреннее обещание, я же обещал заставить тебя кричать.
       - А причем тут мое свадебное платье? - вскрикивая от каждого его движения и прерываясь на каждом слове, простонала я.
       - Это жертва обстоятельств, а я ведь предупреждал! - ответил он, и количество пальцев во мне увеличилось с одного до трех, я закричала от резкого проникновения и последняя связная мысль о том, куда же делись мои трусики, если он во мне уже почти всей рукой, покинули меня.
       Моя голова металась по деревянной стене, руки вцепились в его плечи, а сама я висела на нем. Еще толчок пальцами и я взлетаю. Однако ему этого мало, и через секунду я понимаю, что во мне уже не пальцы, а его язык, и снова сама не своя от удовольствия, я прижимаю его голову к своим бедрам, ощущая его движения во мне. Все, что я могу, это молить, чтобы он не останавливался. Он пил меня и пил до тех пор, пока хотел этого, а потом, наконец, резким движением снял мою ногу с плеча... И в следующий миг уже был во мне.
       - Господи! - вскрикиваю я, вцепляясь в его плечи и ощущая, как он резкими движениями наполняет меня до предела, и тут же исчезает почти до конца и снова врывается в меня, тем самым вырывая крики из моего горла.
       И вот он на грани, а я уже и не опускаюсь на грешную землю, находясь в постоянном полете. Он делает последнее движение, и мы кричим вместе на этот раз, улетая одновременно.
       Я пришла в себя и ощутила его радость и счастье.
       - Как ты? - спросил он.
       - Я счастлива, и мне сейчас безумно хорошо, - честно призналась я.
       - То ли еще будет, - улыбнувшись, подмигнул он мне.
       Не выходя из меня, Вульф перенес меня на шкуры, где проделал со мной все, что захотел, после чего я почти сорвала голос, крича от удовольствия.
       Когда все кончилось, он лежал на мне, приходя в себя, а я медленно погружалась в блаженное состояние, которое медленно переходило в состояние сна. Будто чувствуя это, он снова захватил губами мой сосок, и сон как рукой сняло.
       - Нет! - простонала я. - Я больше не могу! Перестань!
       Но он лишь усмехнулся, чуть прикусив сосок, чем тут же вызвал новый вскрик, готовый перерасти в крик удовольствия.
       - Хватит! - взмолилась я.
       - Нет, я же обещал, что всю эту ночь ты будешь кричать от удовольствия, значит, будешь! - прошептал он и снова припал к моей груди.
       Спать он мне в эту ночь не дал, а утром я уже могла только хрипеть из-за сорванного ночью голоса. Одно радует: моя врожденная регенерация быстро излечила меня, и к обеду я уже была готова кричать для него снова.


      Глава 8.
       Мой мир стал иным. Я даже и не знаю, как это объяснить, просто теперь в нем было столько тепла, света, радости и у довольствия, что мне оставалось только нежиться в них.
       Именно об этом я думала, лежа в постели через месяц после свадьбы, в ожидании мужа с 'работы'. Наша жизнь превратилась в постоянную гонку между делами кланов и секунд-минут блаженства. Он мог прийти в любой момент, всего на пару минут, чтобы побыть со мной, прижать к стене и припасть к моим губам, а потом снова исчезал из-за проблем клана. Я же была не менее занята, ведь этот месяц я жила в Северном клане, своим же управляла посредством телефона и срочных записок. А ведь там где женщины, там много конфликтов, так что скучать мне не приходилось.
       Скрипнула дверь, и я почувствовала горящий взгляд моего волка. Улыбнувшись про себя, я притворилась спящей.
       'Пусть будит, чтобы приходил пораньше', - подумалось мне, и тут же услышала ответ:
       - Прости, - прошептал он вслух. Через пару мгновений цепочка поцелуев прошлась от моей шеи к бедру и обратно, - я пытался убедить одного парня подождать годик, прежде чем жениться.
       - А я тут причем? - сквозь стон ответила я, изгибаясь и медленно поворачиваясь к нему лицом. - Почему я должна ждать своего волка полночи из-за любвеобильности твоих волков? - недовольно продолжила я, извиваясь под его губами, ласкающими мою грудь.
       За этот месяц уже четвертый волк просит одну из моих девочек внепланово. Решили, что я теперь своя, наверное, и можно запустить лапы в мою стаю.
       - Разве я виноват, что в клане Старого леса такие красивые самочки? Между прочим, мои парни сходят сума от любви, - ответил он, продолжая целовать мое тело и начиная ласкать языком мой пупок.
       - Хочешь обвинить в наших проблемах моих девочек? - попыталась отстраниться я, при этом изнывая от желания, чтобы он был во мне. Но Вульф проявил силу и в следующий миг выполнил мое сокровенное желание, чем вызвал крик удовольствия и радости.
       - Я сказал, что в твоем клане красивые волчицы, - ответил он, двигаясь во мне, в то время как мои пальцы впивались в его спину. - Просто изголодавшиеся по самкам волки хотят женской ласки и готовы жениться.
       - Я тебе еще при первом разговоре сказала, - задыхаясь, ответила я, - что отдам самку, только если они оба захотят жениться!
       - Но ты не даешь им даже познакомиться, - ответил он, войдя особенно глубоко и замирая во мне, глядя в мои глаза. Решил попытать меня сексом, может, сдамся. - Просто разреши им пообщаться, и волчицы с радостью согласятся.
       - Тогда я должна и в другие кланы отослать четырех волчиц, - парировала я, - а я на это не пойду, - процедила я сквозь зубы, в то время как мои руки начали скользить по его телу, пока не опустились до места соединения наших тел.
       Скользнув между нашими телами, мои пальцы нашли его яички и начали ласкать их. Почти сразу он зарычал и, чертыхнувшись, начал быстро и сильно двигаться, чем вызвал мои радостные стоны.
       - Женщина, ты неуправляема, - прошептал он, когда все закончилось, а я уже засыпала на его плече. - Но ты хоть можешь объяснить, почему против счастья для своих волчиц?
       Мне было просто безумно хорошо, а наш постоянный спор не засуживал сейчас моего внимания. И все же мне придется ответить, иначе он в покое меня не оставит.
       - Я желаю своим волчицам только счастья. Однако я еще и альфа своей стаи, а значит должна думать о ее сохранности, - добавила уже серьезным тоном, не открывая глаз. - В моей стае не так много волчиц, и прибавление в год невелико. Четыре обязательных младенца, которых растит весь клан, и еще несколько молодых волчиц, которые сами пришли к нам и готовы жить по нашим правилам. При этом они признают, что их могут отдать в жены без их согласия по жеребьевке. Пойми, я просто не могу раздаривать волчиц, которые кому-то приглянулись, нас слишком мало! Я могу отдать волчицу, только если она сама захочет и это будет взаимно, а если она захочет, я первая пойму и узнаю об этом. И я не буду потворствовать желанию какого-то самца получить самочку, только пары. Когда какая-то пара захочет быть вместе, я соглашусь, но пока этого хочет только одна сторона, даже не подходи ко мне.
       Он молчал, и я, испугавшись, что он, так и не услышав моего ответа, уснул, открыла глаза и тут же окунулась в глубину его глаз, ощутив всю его любовь и уважение. Потом он нагнулся и, поцеловав меня в губы, сказал:
       - Я совсем не думал, что ваши дела так плохи.
       - Нет, просто те времена, когда нас было очень много, давно прошли, а молодые все реже и реже приходят к нам.
       - Я обещаю, что больше не буду тебя трогать с этим, - пообещал он мне, - только если обе стороны этого не захотят.
       Я улыбнулась ему и потянула его на себя, а когда, во второй раз испытав блаженство, лежала расслабленная, ощущая его на себе, шепнула:
       -Если ты мне когда-нибудь изменишь, я ее на куски порву, а потом займусь тобой...
       - Я знаю, Снежинка, и поверь, мне никто не нужен, только ты, - ответил он, снова припадая к моим губам.
       Уснули мы только ближе к рассвету, а когда я проснулась, его уже не было. Поработав немного в сети с Даминой, я поняла, что пора переезжать в мой клан. Но как уговорить мужа отпустить меня или поехать со мной? Я глянула на застеленную кровать, и тут в мою голову пришла идея. Сняв с себя трусики и надев платье, которое легко снимается, я вышла из дома и направилась к площади, где мой муж, сидя за столом, общался с волками своей стаи.
       Едва я появилась там, он сразу нашел меня взглядом, и я начала действовать. Став так, чтобы меня видел только он, я облизнула языком губы, после чего провела рукой по бедру, и тут же мои пальцы расстегнули верхнюю пуговицу платья.
       Почувствовав, как разгорается его желание, я прикоснулась к груди, глядя ему в пряма в глаза, и расстегнула вторую пуговицу. Затем я просто развернулась и быстрым шагом пошла в сторону леса.
       Едва скрывшись в лесу, я стянула платье через голову, повесив его на ветку, и тут же бросилась в лес белой тенью. То, что он бежит следом, я почувствовала сразу.
       'Что ты делаешь? И где ты?' - спросил он меня.
       'Совращаю тебя. Найди сам!' - ответила я, не скрывая, где бегу.
       И вот уже он бежит следом, догоняет и накрывает меня собой, зарываясь носом в мою шерсть и начиная вылизывать меня.
       'Пошли домой!' - слышу я его голос, в то время как он чуть отстраняется от меня, направляя носом в сторону дома.
       'Ну уж нет', - отвечаю я и снова бегу прочь от него и от дома.
       Когда он снова нагнал меня, то уже не церемонился. И как же было хорошо в эти секунды... Сказать, что мои лапы подкосились, и волчица немного повыла от удовольствия - это ничего не сказать. В те секунды я задумалась, что заниматься этим в таком образе приятнее, чем в человеческом. Ведь не только я, но и волчица во мне испытывает блаженство.
       Когда все закончилось, у меня не было сил даже на лапы подняться, я лежала на земле с закрытыми глазами и ощущала тепло Вульфа, лежащего на мне. А потом оно исчезло, а в следующий миг я поняла, что меня куда-то несут.
       Открыв глаза, я увидела, что он абсолютно голый и несет меня на руках в чащу леса.
       'Что ты делаешь? Куда ты меня несешь?' - удивленно спросила я.
       - Я так понял, моей волчице захотелось экстрима, - ответил он и поцеловал меня в нос, чем вызвал ответную дрожь удовольствия в моем теле, - вот я и решил, что она его получит.
       Меня напугали его слова.
       'Что ты затеял?'
       - Скоро узнаешь, - улыбнулся он, а потом таинственно добавил, - и на этот раз со мной будет моя жена, а не волчица, так что готовься менять облик.
       Он шел долго, пока не дошел до пещер и не вошел в одну из них. Не останавливаясь, Вульф пошел вглубь пещеры в полной темноте на шум воды. Когда же вода оказалась совсем рядом, он остановился и поставил меня на лапы.
       - Постой тут, я быстро, - сказал он мне и отошел куда-то в сторону.
       Благодаря волчьим глазам я видела водопад и как Вульф возится с факелом у стены, а потом загорелся свет, и только сейчас я поняла, как же тут красиво. Стены пещеры были из блестящего камня, который отражал свет факела сотнями ярких огоньков. И в центре этого цветного великолепия был водопад, струившийся прямо в каменную чашу, полную воды.
       'Какая красота!' - восхищенно воскликнула я мысленно.
       - Смени облик, - попросил меня мой волк, и я подчинилась, поднимаясь на ноги и направляясь прямо к воде.
       Вода оказалась теплой, и погрузиться в нее было просто изумительным ощущением.
       - Она теплая! - воскликнула я, обернувшись к Вульфу.
       - Да, здесь бьют термальные источники.
       - Как приятно ощущать движение пузырьков под водой, - улыбнулась я ему, - спасибо, что показал мне это место.
       - Пожалуйста, - ответил он, хищно мне улыбнувшись, из-за чего стало не по себе.
       - Что ты затеял? - спросила я, делая шаг от него.
       Знаешь, эта чудесная вода может дарить море наслаждения. Хочешь, покажу? - спросил Вульф, делая шаг ко мне.
       Муж прижал меня к себе, а его губы накрыли мои, и я забыла обо всем, кроме удовольствия, которое мне дарили вода, ласкающая мое тело, его губы и руки. Ему не нужно было ласкать меня, все делала вода. А его руки, касающиеся меня одновременно с водой, просто сводили с ума. Они заставляли меня кричать ему рот, а он ловил каждый крик как свою победу и все активнее ласкал мое тело. Мои ноги давно подкосились, и я обхватила его ими, так же, как и руками, а он все продолжал, сводя меня с ума. Но вот, наконец, пришел момент, когда поцелуев и ласк ему стало не хватать, тогда он просто поплыл, а я оказалась на нем. И вскоре он был во мне, заставляя меня испустить дикий крик удовольствия. Боже! Я думала, что больше не смогу дышать. Как же мне было хорошо. Это непередаваемое ощущение его во мне в то время, пока вода лижет наши тела, а он, медленно двигаясь во мне, качается на водах подземных источников.
       Но и это не все, что он мне приготовил. Крепче прижав меня к себе, он вплыл в водопад, и то, что было дальше, превратилось для меня в наваждение и сплошной экстаз. Горячий член и язык, ласкающие меня изнутри, вода, омывающая мои бока, и в то же время сильнейшие струями льющаяся сверху, сводили меня с ума. Сколько раз мы видела цветные пятна блаженства, наверное, не помнит ни один из нас. Просто в какой-то момент он выплыл из водопада, и, едва оказавшись на берегу, снова овладел моим телом. И снова я срывала голос под его ласками, а когда у нас уже обоих не было сил даже пошевелиться, он вдруг спросил:
       - Так зачем моя супруга захотела уединиться со мной?
       Мои мысли разбегались, поэтому ответить я смогла не сразу.
       - Мне нужно вернуться в свой клан, - и сразу добавила, боясь, что он откажет, - я тоже альфа и должна выполнять свои обязанности, понимаешь?
       Я видела, как медленно он приподнимался и нависал надо мной, а потом тихо сказал:
       - Мы уедем к тебе через три дня, а пока я все еще голоден...
       Назад мы вернулись ближе к утру, а через три дня уехали в мой клан. И взять его с собой было моей ошибкой.

       Вернувшись в свой клан, она постоянно была занята, и это можно понять. Стая постоянно требует внимания, а тут ее не было месяц, конечно, дел поднакопилось. Я старался быть терпеливым, но постепенно понял, что даже я и мои ласки не могут до конца отвлечь ее от проблем, и для себя решил, что месяц вне клана слишком много, поэтому надо переезжать чаще.
       В этот день она встала еще до рассвета, при этом практически не спала ночью, хотя я и попытался ее не трогать, она сама начала игру, и мне пришлось уступить. Я сидел в сети и разбирался с проблемой строительства нового дома для своего клана, когда пришла малышка лет семи и передала мне записку от жены. В записке было приглашение на поляну желаний, она просила прийти ровно в полдень, так как хочет показать что-то особенное. Посмотрев на часы и убедившись, что времени у меня немного, я быстро переоделся и отправился на поляну.
       На поляне был расстелена скатерть, на ней лежал пирог, стоял графин сока и была записка: 'Дорогой, прости, пришлось отлучиться, буду минут через пять. Пожалуйста, попробуй пирог, пока горячий, а то я обижусь!'
       Прожив с ней полтора месяца, я понял, что моя Снежинка замечательная хозяйка, и не терпит, если я не выполняю ее просьб или не прихожу на обед вовремя. Поэтому, дабы не злить жену, я попробовал пирог и сразу подумал, что она так занята кланом, что умудрилась испортить свой замечательный пирог, который я уже успел полюбить.
       Запив его соком, я решил аккуратно убрать половину, чтобы не расстраивать ее, и быстро так и сделал, после чего вернулся на скатерть и стал ждать Снежинку. Минут через десять со мной начало что-то происходить. Я почувствовал, что теряю контроль над телом, попробовал подняться на ноги, но они меня уже не слушались. Постепенно и руки перестали подчиняться мне.
       - Вот и хорошо! - вдруг услышал я голос, но он принадлежал не моей жене - Зелье подействовало, а, значит, скоро я стану матерью сильного волчонка.
       Я мог только говорить и двигать глазами, при этом лежал на спине, поэтому не видел женщину, которая это сказала. Но вот женщина подошла ближе, и я увидел Нату!
       - Ната, что ты делаешь? - спросил я недоуменно.
       - Ничего особенного, - пожала плечами волчица, - готовлюсь стать матерью сильного волчонка.
       - Ната, перестань! - велел я голосом альфы, чувствуя, как ее руки стягивают мою рубашку, и она замерла.
       А потом, вдруг быстро опустившись вниз, стянула с меня штаны вместе с трусами. И попыталась сесть на мой член, но он не стоял на нее. Я хотел свою жену, а не ее. Поняв, что она меня не привлекает, Ната быстро разделась и попыталась возбудить меня, прикасаясь к своему телу, но вызвала только отвращение. Ей до моей Снежинки очень далеко. Заметив, что это тоже не действует, она попробовала прикоснуться к моему достоинству, но и это ни к чему не привело, а мои руки тем временем, начали отходить от действия ее зелья, что меня порадовало, ведь теперь я думал только об одном - чтобы свернуть ей шею. Но я не успел прийти в себя. Когда я уже мог шевелить пальцами, я услышал голоса, а Ната, воспользовавшись возможностью, быстро легла на меня, запечатав мой рот своим, что вызвало только рвотный позыв. А потом я почувствовал Эирлис.
       Повернув голову, я увидел ее глаза и понял, что пропал. В них было столько боли и отчаянья, что мне захотелось умереть и убить Нату за ее боль. Но спустя секунды в этих глазах начала появляться ненависть.
       - Снежинка! Нет! Это не то, что ты думаешь! - воскликнул я, наконец, когда вернулся контроль над руками, и я смог отшвырнуть от себя Нату, но она не стала меня слушать, просто развернулась и бросилась прочь, меняя облик на бегу.
       Я бежал за ней, не видя и не слыша никого вокруг. Я чувствовал ее боль и отчаянье и понимал, что ей плохо, молил ее выслушать меня.
       'Я не спал с ней! Поверь мне!' - молил я ее, но единственная реакция, которой я добился, была: 'Убирайся, ненавижу тебя!'
       А потом она забилась в какое-то дупло в стволе дерева. Я так и не понял, как моя девочка туда пролезла, но она там сидела, свернувшись клубочком, и плакала, а я ходил вокруг и пытался докричаться до нее, а мое сердце разрывалось от ее слез.
       'Она мне что-то подсыпала и попыталась изнасиловать. Прошу поверь мне! Я люблю тебя и мне не нужна другая волчица!'
       В какой-то момент я попробовал пролезть к ней, в дупло, и тут же получил когтями по морде. Мой волк завыл от боли, а я ощутил, как по морде потекло что-то теплое.
       'Убирайся! И никогда не смей ко мне приближаться!' - услышал я ее звенящий гневом голос.
       В ту секунду я понял все. Я ее потерял. У меня осталась только одна надежда, что когда она остынет, я смогу с ней поговорить. Развернувшись, я бросился в чащу леса, чувствуя, как разрываются на кусочки ее и мое сердце. Там, устроившись на мху, как она когда-то, я пытался понять, как такое могло случиться, и как теперь мне вернуть мою снежинку.

       Сколько я просидела в том дупле - не знаю. Просто времени больше не существовало. Остались только я, боль и та страшная картина - Ната, лежащая на Вульфе. Но вот пришла Дамина и присела рядом с деревом.
       - Эирлис, родная, выходи, так нельзя. Подумай о волчонке, которого ты ждешь, - сказала она мне.
       'Как она узнала? - пронеслась мысль в моей голове. - И что мне теперь с ним делать? А ведь я хотела сегодня ночью сказать ему, что он станет отцом!'
       Вой отчаянья вырвался из меня. КАК ОН МОГ?! А ведь я его почти полюбила. ДУРА!
       - Эирлис, ты можешь ненавидеть Вульфа, но не переноси ненависть на ребенка, - сказала Дамина. - Не уподобляйся ей! Ты лучше ее, именно поэтому ты альфа. Возьми себя в руки ради себя же и своего ребенка, - потом она помолчала и добавила:
       - Я оставлю тут еду и одежду. Пожалуйста, возвращайся в клан.
       И она ушла, а я так и осталась сидеть в том дупле. Лишь на рассвете я нашла в себе силы выползти из дупла. Приняв человеческий облик, я поела, оделась, а потом пробежала до своего кабинета, где меня ждали самые сильные мои волчицы во главе с Даминой.
       - Ко мне никого не впускать, особенно мужа, - распорядилась я. - Мне надо подумать.
       Они кивнули и ушли, а я, устроившись в кресле, уставилась в стену невидящим взглядом. Ната сделала это преднамеренно, я знала это. Ее ненависть была настолько велика, что мне стало противно, но не это главное. Я больше не буду спускать ей проступки, теперь она заплатит за все! Но как?
       И тут мой взгляд наткнулся на черновой список с именами самок. Я вспомнила, что Западный клан через месяц должен получить одну. Мысль пришла сама.
       Я уже тянулась к телефону, когда услышала голос Дамины:
       - Она никого не принимает.
       - Я ее муж! - раздался голос Вульфа - И хочу поговорить с женой!
       - Насчет мужа особые распоряжения, - произнесла ехидно Мирра, третья волчица стаи, - а именно - гнать в шею.
       - Да как ты смеешь! Я пройду и поговорю с женой! - зазвучал голос альфы, я почувствовала его давящую энергию, но меня поразили мои волчицы.
       С большим трудом, но Дамина ответила:
       - НЕТ! С нее хватит вашего общества! Я пущу вас, только если Эирлис велит!
       Потом было рычание волка, и тут же ответ сразу четырех волчиц. С тремя он еще справится, но четыре - это уже слишком, а тем более сильных. Я слышала, как он отступил, а потом ушел. Только убедившись, что он ушел, я взяла трубку и набрала номер альфы Западного клана.
       - Слушаю, - раздался голос Веста, сильного альфы Западного клана.
       - Здравствуй, Вест, это Эирлис, - поприветствовала его я.
       - День добрый, как твои дела? Как муж? - спросил Вест.
       - Спасибо, все в порядке, - ответила я с трудом, а на мои глаза навернулись слезы.
       - Чем могу помочь? - поинтересовался Вест.
       - У меня есть подпорченный товар, и я готова предложить тебе двух самок вместо одной, но предложение действует только сегодня.
       У Западного клана были большие проблемы с волчицами, поэтому они могли взять и недевственную самку, а если предлагают сразу двоих, это уже что-то.
       - Могу я узнать имя порченой волчицы? - поинтересовался Вест.
       Господи, как же мне хотелось его назвать, но я промолчала, ответив лишь:
       - Нет.
       Я слышала, как его пальцы барабанят по столу, а потом он сказал:
       - Хорошо, присылай. Когда ждать?
       - Сегодня вечером, - ответила я сухо.
       Повисла пауза, а потом он произнес:
       - Хорошо, я жду! - а потом вдруг добавил:
       - Эирлис, ты только не принимай необдуманных решений, подумай хорошенько, в жизни всякое бывает.
       - Спасибо, Вест, - ответила я, - но решение уже принято, до свидания.
       После чего положила трубку и позвала Дамину. Когда она зашла в кабинет, я тихо сказала:
       - Проведи жеребьевку и выбери самку для Западного клана. Мы отправляем ее сегодня. И еще, Ната едет тоже, а ты сопровождаешь их, чтобы пояснить Весту что и как.
       - В качестве кого едет Ната? - спросила Дамина.
       - В качестве немного подпорченного подарка, - зло бросила я.
       - Понятно, - кивнула Дамина и быстро вышла.
       А я осталась ждать Нату, не сомневаясь, что она явится. Минут через двадцать поднялся шум. Ната требовала, чтобы ее впустили. Послушав перебранку, я громко сказала:
       - Пусть войдет!
       Она вошла как всегда с невинным выражением лица и заплаканными глазами. Раньше это действовало, но не теперь. У меня больше нет сердца.
       - Ты меня отсылаешь? - рыдая, спросила она и тут же продолжила:
       - Но я ничего не делала, он сам на меня набросился!
       - Хватит, Ната, вечером ты должна быть в своем новом клане, лучше иди, собирайся, - сухо, даже не смотря на нее, бросила я.
       - А если я не поеду?!
       Я еле сдержалась, чтобы не броситься на нее. Она растоптала мое сердце. Прекрасно зная, что я жена Вульфа, она все равно легла с ним!
       - Ты уедешь и выйдешь замуж, хочешь ты того или нет, - отрезала я голосом альфы, которому она не могла сопротивляться.
       - Ты не можешь! Я твоя сестра! - воскликнула побелевшая Ната.
       - Поправочка, - тихо, но четко бросила я, - была ею до того, как переспала с моим бывшим мужем. Тебе пора.
       Она долго смотрела на меня, открывая и закрывая рот, а потом пошла к выходу, но у самых дверей ее догнал мой голос:
       - Ах да, чуть не забыла. Я предупредила Веста о том, что присылаю двоих из-за испорченности одной из самок, так что не жди достойной партии. И больше никогда не попадайся мне на глаза. А теперь убирайся.
       Она открыла рот и прошипела:
       - Как же я тебя ненавижу, мисс совершенство! - и выскочила прочь.
       А я еще долго смотрела ей вслед, не понимая, чем вызвала ее ненависть.
       Когда машина с девочками уехала, я позвала Мирру и спросила:
       - Он еще тут?
       - Да, - внимательно глядя на меня, ответила она.
       - Позови его.
       - Эирлис, может лучше не... - начала она, но я ее перебила
       - Позови его, я сказала!
       - Хорошо, сейчас позову, - кивнула она и вышла.
       Я так и осталась сидеть, морально готовясь к тяжелому разговору. Но вот дверь открылась, и зашел Вульф. Он был как всегда красив, однако сегодня и я и моя волчица были не способны воспринимать его красоту. А шрам, который оставили мои когти, будет как никто другой показывать его двуличность, предупреждая окружающих глупых волчиц. Но вслед мстительным мыслям пришло отчаянье.
       'Господи, за что! Я была хорошей женой. Готовила ему, убиралась в его доме, была готова родить ребенка и спала с ним, когда он этого хотел. Чего ему не хватало? Чем она лучше меня?' - спрашивала я бога, полностью закрыв для Вульфа свои мысли.
       - Ты готова поговорить? - спросил он, нарушая затянувшееся молчанье.
       - Нет, - ответила я сухо, - мне не о чем с тобой разговаривать, кроме, пожалуй... - я потянулась к руке, снимая свой брачный браслет со словами:
       - Ты мне больше не муж.
       Как же больно, будто с тебя кожу сняли, а не браслет... Однако я не могу больше быть его женой, просто не могу.
       - Нет! - белея, одними губами сказал он. - Снежинка, пожалуйста, выслушай меня.
       - Нет, - глядя ему в глаза, ответила я и бросила ему браслет. Он его не поймал, и браслет со звоном покатился по полу. Мы оба следили за ним, пока он не замер, а потом я добавила:
       - Теперь, с учетом твоего поступка и наличием свидетелей, я вправе расторгнуть наш брак без последствий для своего клана. Ты мне больше не муж, и я не желаю тебя видеть.
       - Снежинка, я...
       - НЕ СМЕЙ МЕНЯ ТАК НАЗЫВАТЬ!!! - закричала я, а потом, немного успокоившись, добавила:
       - Никогда больше не приближайся ко мне. И я прошу тебя уйти до полуночи, иначе тебя выгонит стая.
       - Эирлис... - попытался он снова.
       - Убирайся.
       Он молчал, а потом вдруг сказал:
       - Хорошо, но развода ты не получишь! - с этими словами он поднял с пола браслет и ушел. Я же так и осталась смотреть на дверь, а из моих глаз текли слезы отчаянья. Единственная мысль была в моей голове: 'Я все же проиграла, я приняла вызов, который мне не под силу, сломав при этом себе шею'


      Глава 9.
      6 месяцев спустя
      Качели медленно качались взад-вперед, а я глядя на заходящее солнце думала о своем.
      'Вот и весна, а надежда так и не оправдалась. Значит, такова моя судьба, жить с незаживающей раной в душе' - ироничная улыбка коснулась моих губ, но глаза так и остались холодными и пустыми - 'Они растоптали меня, вырвав мое сердце. Я каждую ночь вижу их вместе, в своих кошмарных снах. Это убивает меня, а в моей душе поселились боль, отчаянье. У меня ничего не осталось!
      Малыш сильно толкнулся ножкой, будто напоминая, что он тоже есть.
      - Прости - шепнула я, поглаживая живот - я всегда помню о тебе и живу тобой.
      И тут же в ответ получила что-то вроде нежного поглаживании изнутри.
      'Значит, простил,' - пронеслось в голове - 'мой мир это мой ребенок, которого я ношу. Как же жаль, что я не могу сходить к врачу и узнать один ли он. Мне кажется, нет. Во снах я вижу сына и дочку, а наяву вынуждена скрывать свою беременность, как же хочется рискнуть сходить и узнать, но нельзя. Людские гинекологи схватятся за голову, из-за отклонения плода, а наши сразу разнесут, что альфа клана Старого леса беременна и, судя по сроку от супруга, которого она выгнала' - снова усмехнулась, и медленно встав, я направилась в сторону своего дома. Моя куртка (на три размера больше чем надо) скрывала живот насколько это возможно, а моим делами заправляли мои советницы. Поэтому я свободна и принимаю только самые важные решения для клана.
      Но едва я увидела Дамину, я сразу поняла, что случилось что-то экстренное.
      - Пошли в дом! - сказала я ей, открывая дверь и входя внутрь - Чай будешь?
      - Нет, спасибо, - ответила Дамина и стала ждать, пока я закончу готовить себе чай, а едва я села за стол, сказала - еще одна пропала.
      У меня чуть кружка из рук не выпала.
      - Что? Но это уже седьмая за два месяца! - воскликнула я - С меня хватит! Я еду к альфе Северного клана!
      - Ты думаешь это его работа? - покачала головой Дамина.
      - А ты нет? - немного остыв, уточнила я.
      - Таня сразу почти сообщила, где она, а эти просто по пропадали - качая головой, ответила мне Дамина - я думаю, что это не он.
      Что я могла на это ответить, да ничего, поэтому только кивнула и тихо добавила.
      - Но я все же съезжу к нему, а вдруг действительно они у него.
      - Когда собираешься ехать? - поинтересовалась Дамина.
      - Завтра, я устала и хочу лечь - потирая бок, ответила я.
      - Я поеду с тобой - предложила она.
      -Нет, я его не боюсь, единственное, что меня беспокоит, это как скрыть живот, но с этим я справлюсь.
      - Ладно, как скажешь, удачи тебе - с тревогой глядя на меня и понимая, что спорить бесполезно, ответила она.
      - Спасибо! - улыбнулась я ей.

      Я сидел в своем кресле и снова рисовал. Последнее время я не мог без этого. Только так я мог быть с ней, ведь ровные штрихи образующие родное лицо, давали мне силы идти вперед . Вокруг менялся мир, а я так и оставался там, где был, будто для меня мир превратился в один серый момент без нее. Как жить я не знал. Я сделал все, чтобы она была со мной, пробовал писать письма, но они возвращались нераспечатанные, отсылал гонцов, но их даже на порог не пускали и даже пытался пробиться к ней через кордон ее самок, но чуть не погиб от их атаки. Лучше бы погиб! Без нее жизни нет. А сейчас я готовил новый план и если он удаться, я сделаю все, чтобы удержать ее рядом, даже если придется ее шантажировать, я это сделаю, лишь бы она была со мной. Я не могу без нее просто не могу.
      - Вульф, тут альфа Старого леса - услышал я голос Диего, он один знал, что творится с его альфой, остальные считали, что я сошел сума, и они были правы.
      - Впусти ее - ответил я, убирая в стол свой альбом, полный ее портретов, как в человеческом, так и в волчьем лике. Как же я по ней скучаю!
      - Ты не готов к этой встрече, - покачал головой Диего - она окончательно тебя убьет.
      - Она моя жена Диего - ответил тихо - моя половинка и я сделаю все, чтобы удержать ее. Я должен принять ее. И возможно, это мой последний шанс решить все мирно.
      - Ты не прав, мальчик, одумайся - в очередной раз взмолился мой старый друг, пытаясь остановить ее - так ты ее окончательно потеряешь!
      Я только покачал головой и тихо сказал.
      - Она сама пришла! Значит, это судьба. Скажи парням, чтобы были готовы, и позови ее - попросил я его и он, качая головой, вышел.
      Она вошла в кабинет с гордо поднятой головой, и я залюбовался ей. Она стала еще красивее и эти мешковатые тряпки, которые ее полнили, нисколько не меняли этого факта. Ее лицо приобрело какой-то внутренний свет, губы стали еще сочнее, и только глаза оставались холодными и пустыми
      - Я рад тебя видеть Снежинка - сказал я ей, спокойно еле сдерживая своего волка, который, рванулся к своей волчице.
      - Не называй меня так! - ледяным тоном бросила моя волчица.
      - Хорошо, Эирлис, - кивнул я, временно отступая - чего ты хочешь?
      - А если я скажу развода? - усмехнулась она явно провоцируя меня. В этот момент она устраивалась в кресле, и я понял, что она издевается на до мной пытаясь причинить ту же боль, что была в ее глазах.
      'Глупышка,' - подумал я - 'я и так ее чувствую, когда тебя нет рядом'
      - Ты его не получишь! - бросил я и показал ей браслет, который я так и не снял, и не сниму никогда.
      - Тогда у меня вопрос, - пожав плечами, и отводя взгляд от браслета, перешла она к делу - исчезновение моих девчонок, это твое дело? - спросила она напрямик.
      - Нет, меня не интересуют чужие волчицы, у меня есть моя пусть и загулявшая - бросил я, глядя на нее и понимая, что зря ее обижаю.
      Я видел, как искривилось ее лицо гневом и болью, но она так ничего и не сказала, а только кивнув сказала.
      - Тогда ладно, мне пора - и поднялась со стула.
      - И это все? - уточнил я - А ты не хочешь мне объяснить, на каком основании ты вообще решила, что я похищаю волчиц?
      - Они чем-то похожи на меня, - ответила она, направляясь к двери - вот я и подумала, что ты решил отомстить, что я оказалась не терпимой к твоим привычкам, ласкать чужих волчиц на полянах! - а потом. Немного подумав, она добавила - А еще у нас уже был инцидент, когда моя волчица была найдена в твоем клане.
      - Татьяна влюбилась в Римуса и ушла к нему, а я не возражал - сухо ответил я, вставая, после чего спросил - может, ты останешься тут, если там у вас небезопасно.
      - С чего это вдруг! - бросила она, останавливаясь у дверей.
      - Потому что ты моя жена, и я беспокоюсь о тебе - ответил я, еле сдерживая гнев.
      - Ты мне не муж - ответила она, резко разворачиваясь ко мне - ты был им, но когда лег в постель к моей сестре перестал им быть.
      - Я не спал с твоей сестрой! - прорычал я, даже не пытаясь сдержать свой гнев - она опоила меня, парализовала чем-то, а потом пыталась изнасиловать!
      - И ты хочешь, чтобы я поверила в это! - закричала она, теряя свою маску спокойствия - Что какая-то волчица, смогла опоить и чуть не изнасиловать бедного альфу Северного клана!
      - Да! - закричал я в ответ, делая шаг к ней
      - Как тебе будет угодно дорогой - пожала она плечами, возвращая на свое лицо холодную маску равнодушия, а затем, развернувшись, взялась за ручку двери, начав ее открывать, и тут меня сорвало.
      - Ты моя и всегда так будет, чтобы ты не делала, и не думала обо мне! - прошипел я, прижимая ее к себе - Я тревожусь о тебе, поэтому завтра, я пришлю своего человека, чтобы он охранял тебя и твоих самок. Только попробуй не впустить его, я подниму такой шум, что твой клан быстро прикроют, а тебя вернут на твое законное место, в мою постель! - шипел я ей в ухо, разворачивая ее к себе.
      - Ты не посмеешь! - зашипела она в ответ, и я впервые увидел в ее глазах что-то иное кроме боли, и это была ненависть, от чего мне стало только хуже.
      - А ты проверь! - ответил я и в последней попытки увидеть что-то еще, кроме ненависти и боли припал к ее губам.
      Сначала она вырывалась и пыталась оттолкнуть меня, и я начал терять надежду. Я чувствовал как мой волк взывает к ее волчице и не получая ответа воев в отчаянье, а потом вдруг почувствовал первое ответное шевеление ее губ и все изменилось. Ее губы стали нежными и пылкими, отвечая на мой поцелуй, а я чувствовал, как готов взвыть от наслаждения ощущая такой родной и любимый вкус моей снежинки. Чувствовал ее ответное желание и разгорающуюся страсть, которую она уже и не пытается погасить. Теперь пламя сжигало нас обоих, и мы просто не могли оторваться друг от друга. Одежда стала мешать, и я сбросил с нее явно большую ей куртку и потянулся к кофте. Сначала она мне помогала, но затем отстранилась и попыталась остановить меня. Я почувствовал ее напряжение и как она оттаскивает мои руки со своего округлившегося живота, но было уже поздно, я ощутил это. Толчок был сильный и я сначала не понял, что это, но когда он повторился, у меня уже почти не осталось сомнений. Казалось, будто он или она пытается поприветствовать меня, или может быть оттолкнуть, как и его или ее мама? Оторвавшись от ее губ и, посмотрел ей в глаза я, увидев в них страх. Я должен знать наверняка, поэтому, не церемонясь, задрал три кофты, которые на ней были, и увидел огромный живот, сразу же ощутив новый толчок только на этот раз намного сильнее, чем это было раньше. Это будет сильный волк или волчица.
      Я в шоке смотрел на нее и не мог понять, что почему она скрыла беременность, а потом задал только один вопрос.
      - Он мой?
      - Нет - покачала головой она - это только мой ребенок, ты потерял на него права, когда спутался с Натой.
      Я в шоке смотрел на нее. Она носила моего ребенка и молчала. Так вот почему она перестала появляться на общественных мероприятиях, отсылая своих советников, а я-то думал, что из-за меня!
      - И что ты собиралась сделать? Выбросить его, когда родится, или представить как приемыша? - спросил я, взъерошив волосы - Говори, что?
      - Я собиралась притвориться, что он не мой и взять его к себе как мое дитя! - ответила она, не глядя мне в глаза - отпусти меня, мне неприятно находится с тобой в одном обществе, и я не хочу этого общества для моего ребенка!
      И тут я понял, что если отпущу ее то, никогда не увижу своего ребенка, у меня просто нет выбора, кроме как действовать! У меня уже все готово, а значит осталось только воплотить задуманное. Но сейчас надо доиграть свою роль.
      - Я отсужу его у тебя! - тихо прошипел я.
      - Ты не посмеешь! - с испугом зашипела она, прикрывая живот руками пытаясь защитить малыша от меня - А если посмеешь я тебя уничтожу, доказав, что ты не состоялся как муж и не состоишься как отец!
      - Попробуй, посмотрим, кто победит! - с этими словами я отступил, позволяя ей уйти.
      Я смотрел в окно, как она быстро садится в машину и уезжает прочь.
      - Это ошибка мой мальчик, - покачал головой Диего, стоя за моей спиной - так ты вызовешь только ее ненависть и отвращение.
      - Возможно, но у меня нет выбора, - тихо произнес я, а потом добавил - теперь нет выбора. Парни готовы?
      - Да - грустно ответил советник.
      - Хорошо и я вышел к четверым парням, которые меня ждали за домом, где нас никто не мог увидеть.
      - Вы согласились участвовать в плане, и я обещаю, что не останусь вашим должником! - сказал я им - Есть только одно изменение. Действуем крайне осторожно, моя жена на предпоследнем месяце беременности.
       Парни кивнули и мы, сменив облики, бросились к лесу. Господи, прости меня и помоги! Я люблю ее и просто не смогу без нее.

      Я ехала домой, в свой клан, с ужасом думая, что же теперь будет. Я была в отчаянье, мои руки тряслись, а из глаз текли слезы. Я не хотела думать о страсти, которую сегодня испытала, я думала о своем будущем. Своем, и своего ребенка. Зря я к нему поехала, ведь, как правило, старейшины в вопросах об опеке, всегда становились на сторону отца, что же делать, как защитить свое дитя и при этом остаться ему матерью?
      'Я так хочу, чтобы малыш был со мной! Я отдала ему свое сердце, но не отдам ему своего ребенка!' - билась в моей голове и тут я заметила четырех волков, которые окружали мою машину, не давая мне при этом, никуда свернуть. Теперь я могла ехать только вперед.
      Я попыталась поехать быстрее, но не смогла, так как впереди выскочило еще два волка, один из которых был чернее ночи.
      'Вульф!' - поняла я, а потом мысленно спросила его 'Что ты затеял?'
      'Ты не оставила мне выбора, останови машину, или тебе придется убить одного из нас и тогда ты никогда не увидишь своего ребенка' - услышала я ответ и тут же он стал бежать медленнее, заставляя меня нажать на тормоз.
      По законам нашего общества, убийство волка карается зачатием другого и немедленная смерть для мужчины, и беременность, и смерть после родов для женщины. Иными словами, если я убью одного из этих волков, то, как только я рожу двух волчат, своего так, как я уже беременна и зачатого от клана, т.е. еще одна беременность, меня убьют. Я не могу на такое пойти. Я должна жить ради своего ребенка! Как же я его ненавижу, он не оставил мне выбора!
      Я нажала на тормоз, а потом с ужасом смотрела, как Вульф меняет образ и, не стесняясь своей наготы, медленно приближается ко мне.
      - Ты пойдешь со мной! - сказал он спокойным тоном, а в его глазах была ледяная решимость
      - Что ты затеял? - повторила я свой вопрос уже вслух я.
      - Вернуть свою жену - ответил он мне без эмоций.
      - А если я откажусь? - поинтересовалась я.
      - Я вколю тебе сильнодействующее успокоительное, и ты быстро уснешь, а я сделаю все что хочу - пожал он плечами.
      Я испытала настоящий ужас. Мне нельзя успокоительное, мой ребенок может не пережить этого!
      - А как же ребенок? - спросила я, с нескрываемым испугом и отчаяньем в голосе.
      Он долго молчал, а потом тихо сказал.
      - Я хочу его не меньше твоего, но если ты меня вынудишь, я рискну - а потом отвернувшись и пожав плечами добавил - у нас будут и другие дети.
      Оглядевшись вокруг и увидев волков вокруг машины, готовых схватить меня при необходимости, я поняла, что сопротивляться бесполезно. Подумав, я вышла из машины, надеясь, что мне удастся сбежать в лесу, но он и это предусмотрел.
      - Руки вытяни! - вдруг велел он, подходя ко мне с наручниками. Я с удивлением посмотрела на него, а он только добавил - вытяни руки, я сказал, или все же предпочитаешь успокоительное?
      Я вытянула руки и тут же оказалась в наручника.
      'Может еще получится их разорвать' - с надеждой закрывая свои мысли, подумала я.
      - Даже не пытайся сменить облик. Эти наручники даже волк сломать не сможет - бросил он, будто знал, о чем я думаю, а стена ему не помеха.
      'Как же я его ненавижу!' - с отчаяньем и осознанием своей беспомощности подумала я, а вслух спросила.
      - Ты все продумал, так? Может еще и повитуху нашел?
      - Ты не оставила мне выбора, а повитуху я действительно нашел, только не дума, что она так скоро понадобится - ответил он и посмотрел на одного из волков - отгони машину в лес близи клана Старого леса и возвращайся - а потом глянув на меня бросил - пошли и пошел прочь.
      У меня не было выбора, я пошла за ним, а следом еще три волка не давая мне сбежать. Мы шли долго, пока не оказались возле избы из камня, а три волка исчезли в кустах, будто их и не было.
      - Они не будут заходить в дом, а я буду появляться как можно чаще, на худой конец позови охранника и он придет и сделает все, что ты захочешь - сказал он, пропуская меня в дом и тут же закрывая за нами дверь.
      - Зачем ты это делаешь? - в отчаянье спросила я - Я же тебя возненавижу после этого!
      - Ты уже меня ненавидишь - ответил он спокойно, подходя к кровати и доставая цепь - ногу дай
      - Что ты затеял?
      - Я сказал, ногу дай, или мне действовать силой? - спросил он, делая шаг ко мне, и я окончательно осознала, что сопротивляться бесполезно, только наврежу ребенку.
      Протянув ногу, я почувствовала, как мою щиколотка оказалась схвачена железным браслетом, а в следующий миг наручники исчезли.
      - Располагайся, это теперь твой дом на ближайшее время. Тут все тупое не горящее и приколоченное к полу - сухо произнес он, направляясь к выходу - ты проведешь тут ровно столько времени, сколько тебе понадобится, чтобы родить. А потом, если конечно ты захочешь, уйдешь, - сказал он, открывая дверь - но ребенок останется у меня. Я пришлю тебе повитуху, чтобы она тебя осмотрела, ведь наверняка ты даже у гинеколога не была после трех месяцев.
      С этими словами он ушел, а я только теперь я осознала, что же он сделал со мной и пришла в ярость.
      - Нет! Вернись, чертов пес! - закричала я и бросилась к двери, но меня остановила цепь у самой двери, дальше ее не хватило - Я убью тебя, на куски разорву, не смей так со мной поступать! Не смей меня тут бросать! Вернись!
      Но он не вернулся, и ярость сменилась отчаяньем. Упав на пол, я разрыдалась. Сжимая и укачивая свой живот, с еще не родившимся малышом.
      - Прости меня, малыш, прости!!! - шептала я ребенку - все будет хорошо, мы выберемся отсюда, я обещаю тебе! - а в ответ я получала нежные, будто утешительные толчки.

      Я чувствовал ее гнев отчаянье и боль, но я ничего не мог сделать. Я так хотел пойти и успокоить ее, но не знал как. Я не мог ее отпустить, но господи, как же я этого хотел. Хотел вернуться в прошло, в тот день, когда получил ту проклятую записку и все изменить! Мое сердце разрывалось от ее боли, а все, что я мог это только шептать.
      - Прости меня, родная, я так тебя люблю. Прости меня, но так надо! Прости....


      Глава 10. 
      Я сидел в кресле и смотрел на гостей. Представители всех кланов, собрались у меня в кабинете и нам с волком это не нравилось.
      - Я не знаю, где находится моя жена, - уже раз в пятый повторил я, - я проводил ее, и она благополучно уехала, спросите у моих людей, многие это видели.
      Мой волк был недоволен и еле сдерживался, чтобы не зарычать, нам не хотелось лгать, но иного выбора у нас не было, так было нужно ради нашей снежинки.
      - О чем вы говорили с Эирлис? - спросил меня Вест, мой старый друг и альфа западного клана.
      - Мы говорили о похищениях самок в ее клане, - уже раздраженно ответил я, - я предложил ей остаться у меня, она отказалась и уехала.
      - И в каком она была настроении, - поинтересовалась Дамина, помощница моей Снежинки.
      - Расстроена, ведь я пригрозил ей поднять вопрос об опеке над ребенком, если она не вернется ко мне, - решил быть честным я.
      Все альфы удивленно переглянулись, а Дамина побледнела.
      - Что! - наконец, воскликнула Дамина. - Да как ты посмел, после всего того, что сделал с ней?
      - Я ничего с ней не делал, - позволил я проявиться гневу волка, - я был верен жене, но женская зависть и желание иметь сильного волчонка, лишила меня семьи. А теперь еще и жена пропала, а мы, вместо того, чтобы ее искать, сидим тут, и по двадцатому разу повторяем один и тот же разговор!
      В комнате повисла идеальная тишина, а потом Дамина язвительно ответила.
      - Прошу прощение, за то, что я тебе не верю.
      - Мне все равно, верите ли вы мне или нет, с меня хватит, - ответил я, вставая, - я собираюсь начать поиски жены, мне надоело отвечать на ваши глупые вопросы!
      Отвернувшись от присутствующих, я направился к выходу, где отдал распоряжение вызвать лучших моих ищеек и начать поиски. А через час присоединился к ним.

      Я сидела на огромной кровати и смотрела на постылые стены. Я тут уже неделю и просто схожу сума от одиночества. Где носит этого пса!
      Повитуха приходила в тот же день, осмотрела меня и ушла, не сказав при этом ни слова. А я теперь уже и думать боюсь. В голове только одна мысль, что с ребенком что-то не так. Или это он ей велел молчать? Ненавижу!
      Я уже успела изучить этот проклятый дом, вдоль и поперек и не нашла ни одной лазейки, которая помогла бы мне бежать!
      Стены обклеены какой-то мягкой не горящей гадостью, я проверяла, оторвала кусочек и подожгла, воняло так, что пришлось окна открывать, а гореть не горело! Да я бы и не рискнула поджечь дом. Еще не известно есть ли ключи у охранников, а мне о ребенке думать надо.
      Все предметы прибиты к полу и нет ни одной острой вещи. Они мне даже вилку не дают! А еду приносят в мешочках, без веревочек. Мясо, овощи и фрукты!
       Надоело!!!! Хочу шоколада!!!!
       Он так дождется, что у меня на нервной почве токсикоз начнется! Ненавижу.
       Но самое страшное - это тишина!
       Она давит и глушит, и мне уже хочется орать! Он мне даже книг не оставил!
       Когда он появится, я его на куски порву!
       И тут я услышала звук открывающейся двери, и он вошел в комнату.
       Первое, что я заметила это усталость на его лице, а потом он заговорил.
      - Ребята говорят, что ты недовольна нашим гостеприимством, - сказал он мне, садясь на стул возле стола.
       Я думала, что сейчас наброшусь на него, но вместо этого я спросила.
       - Что с моим ребенком?
       - Они в порядке, - ответил он, пожимая плечами, и меня затопило облегчение и злость на него. Однако высказаться я не успела, потому что он сказал, - разденься.
       - Что? - ошарашено, переспросила я, не веря своим ушам.
       - Ты меня слышала, я сказал 'разденься', - повторил он.
       Я видела огонек в его глазах и не могла поверить тому, о чем он меня просит.
       - Ты сума сошел? - спросила я, отползая от него как можно дальше - Я беременна! Мне секс сейчас противопоказан, я могу....
       Но он меня не стал слушать и просто перебил.
       - Раздевайся, иначе я просто разорву твою одежду, - ответил он, посмотрев на мой живот и снова уставившись на меня, и я поняла он сделает все, что захочет и я не смогу ему помешать, и тут пришла мысль, - даже и не думай в отличии от меня, волк точно вызовет преждевременные роды, - покачал головой он, пробивая мою броню и читая мысли.
      - Как же я тебя ненавижу! - вскрикнула я со слезами на глазах, начиная стаскивать свои кофты.
       Когда я осталась в одних трусиках он добавил.
       - Трусики тоже!
       - Нет, пожалуйста, - взмолилась я, начиная боятся за своих детей.
       - Ты меня слышала, - безжалостно ответил он.
       Мы оба молчали, пока я снимала трусики, и только наши глаза говорили за нас. В его взгляде желание и страсть, а в моем страх, отчаянье и ненависть. Но вот я осталась голой, только на ногах висели штаны и трусики из-за цепи. Я чувствовала его взгляд, изучающий меня, а потом услышала слова.
       - Поласкай себя.
       - Нет!
      - Поласкай себя, или это сделаю я, но тогда уже никто не гарантирует безопасности малышам.
       Я знала, что это не пустые слова, из моих глаз текли слезы, но я подчинилась, начав гладить и мять свою грудь. Как же мне было противно это делать!
       - Раздвинь ноги, - сухо велел он.
       Как же я его ненавидела в этот момент, но ноги все же раздвинула.
       - Поласкай себя между ножек, - велел он, наблюдая за мной горящим взглядом.
      - Нет!
       - Да! - ответил он и начал подниматься и я снова сдалась.
       Моя рука опустилась между ног и начала поглаживать лепестки моих губок. Сначала было отвращение, как и раньше когда я мяла грудь, а потом, чувствуя его взгляд, и ощущая свои прикосновения к себе, я поняла, что волны удовольствия начинают ползти по моему телу. После чего появилась влага. Ненавижу его за это!
       - Тебе ведь нравится, да? - улыбнулся он мне. - Нравится, когда я смотрю, как ты себя ласкаешь? - спрашивал он меня, видя, как мое тело предает меня.
       - Ненавижу тебя! - шепнула я в ответ, прекрасно понимая, что ради безопасности моих детей сделаю все, что он захочет и одновременно, ощущая, как усиливается мое удовольствие, и за это я ненавидела уже саму себя.
       А он только рассмеялся и спросил.
       - Так, что ты уже мокрая там?
      - Да! - закричала я, понимая, что он не оставит меня в покое, и чувствуя как тело само извивается перед ним.
       - Вот и хорошо! - сказал он довольно, а потом вдруг произнес - В ту ночь ты была ненасытна, а я пытался сдержаться, так как волновался, что ты не высыпаешься последнюю неделю.
       - Замолчи! - похолодела я, сразу поняв, о какой ночи он говорит.
       - Не переставай себя ласкать! - прикрикнул он, и только тут я поняла, что мои руки замерли, и была вынуждена продолжить свое истязание.
       Постепенно удовольствие снова начало меня охватывать и тут он снова заговорил.
      - Утром ты убежала ни свет не заря, а я решил поработать, а заодно решить кое-какие дела своей стаи.
      Если раньше это было просто не очень приятно, то теперь больше напоминало эмоциональное насилие, и мне казалось, что он специально это делает, но стоило, мне остановится, и я снова услышала.
      - Не останавливайся!
      - Я не могу! - рыдая, ответила я, совсем забыв о самоконтроле - Пожалуйста, оставь меня в покое.
      - Я сейчас встану и приду к тебе, а к завтрашнему вечеру ты станешь матерью, хочешь рискнуть.
      И я снова начинаю гладить и ласкать себя, при этом испытывая отвращение к своему телу.
      - Я безумно скучал по тебе, когда тебя нет рядом и поэтому, когда пришла одна из твоих маленьких подопечных, я был просто счастлив.
       - Так Ната была не единственной! - воскликнула я, забывая об осторожности, а перед глазами снова стала та страшная сцена.
       Он встал и, качая головой, направился ко мне.
      - Я не педофил и не сплю с семилетними детьми, - ответил он, а в следующий миг припал к моему соску, при этом ложась так, чтобы иметь надо мной полную власть, и при этом не давить на мой живот.
       - Нет! - вскрикнула я, пытаясь вырваться - Ты же обещал!
       - Я обещал, что ребенок будет в безопасности, - ответил он, и тут же его рука оказалась между моих ног и начали поглаживать мои губки.
      Я, наверное, больная, иначе я просто не могу объяснить, почему это произошло, но не прошло и пяти минут как мое тело уже извивалось под ним, а с губ срывались стоны удовольствия.
       - Перестань, - шептала я, между стонами и понимала, что такого острого удовольствия я не испытывала никогда.
      - Беременность сделала тебя очень чувствительной, - прошептал он, чуть проникая в меня пальцами.
       - Нет! - простонала я, а ноги сами раздвинулись шире, пропуская его руку и позволяя продолжать начатое. - Ненавижу!
       - Ненавидь, но ты моя! - ответил он и один палец сменился тремя, а я закричала от острого удовольствия испытываемого мной.
      Он поднял голову, и посмотрел на меня метающуюся рядом с ним. Я видела его победную улыбку, а потом ощутила волшебный вкус его губ на своих губах, и это стало последней каплей для меня.
      Экстаз был сильнейший. Я никогда такого не испытывала, а потом у меня не было даже сил открыть глаза. Я чувствовала, как его руки снимают браслет с ноги и стаскивают штаны с трусами, потом он куда-то меня нес, а затем теплая вода потоком потекла по моему телу и ощущение его рук моющих меня. Но я была настолько слаба, что даже глаза не могла открыть, не то что сопротивляться или спорить.
       Полотенце, вытирающее меня и снова ощущение, что меня несут, а потом теплая постель, одеяло, укутывающее меня и еле слышные слова.
       - Что тебе принести, когда я вернусь, - спросил он, поглаживая меня по голове.
       И где я только силы взяла.
      - Шоколада и что-нибудь почитать, - прошептала я, не открывая глаз, так как на большее меня не хватило.
      - Шоколад будет, а почитать нет, - ответил он, и мне все же удалось открыть глаза, но возмутиться он мне не дал.
       - Спи! - прошептал он нежно.
       И я вырубилась, будто только и ждала этих его слов.

      Я смотрел, как она спит и думал, что она похожа на маленького ребенка, и в то же время, такая красивая и взрослая, а ее животик безумно меня заводит, ведь там растет частичка меня. Рука, гладящая волосы, скользнула вниз, и я ощутил, как напрягаются даже во сне ее соски от моего прикосновения, а затем услышал легкий стон, сорвавшийся с ее губ. Но я не стал задерживаться и скользнул еще ниже, накрывая рукой ее огромный живот.
       - Мы будем вместе, - прошептал я малышам, - все вчетвером, я клянусь вам, что уломаю вашу маму, вы только потерпите!
      Ответами мне было одновременно с двух сторон сильные и нежные толчки, будто они благословили меня.
      - Я люблю вас, помните это, - прошептал я, потом, убрав руку с ее живота и поцеловав ее в губы, ушел. Не забыв, оставив на стуле приготовленное для нее платье.


      Глава 11.
      Я проснулась и сразу поняла, что лежу голая, укутанная в теплое одеяло. Медленно открыв глаза и увидев, что в домике я одна, я тут же подскочила в поисках своей одежды, но ее не было. Он забрал все, даже трусики, оставив мне на стуле только платье для беременных на последнем сроке!
      Господи, как же я ненавижу платья! Они вечно задираются и мешают! Но выбора у меня нет, пришлось одеть, и каково же было мое изумление когда, подойдя к зеркалу, я увидела совсем не плохо выглядящую беременную женщину, с огромным животиком и опухшим со сна лицом. Мне почему-то подумалось, что сейчас бы он меня не захотел, и тут же я ощутила сильный толчок и бурчание в животе.
      - Вы голодные? - спросила я, нежно поглаживая живот и получая в ответ не менее нежное поглаживание изнутри - тогда пошлите, посмотрим, что ваш папа прислал нам на завтрак.
      На крыльце меня как всегда ждал мешочек, а там, кроме привычного ассортимента продуктов лежал мой любимый шоколад. УРА СЛАДЕНЬКОЕ!!!
       Если бы не беременность я бы, наверное, запрыгала по комнате от счастья, но мне надо было думать о ребенке, поэтому рисковать я не стала.
      Позавтракав и умяв весь шоколад за раз, я принялась обдумывать, с чем я имею дело, и как мне выбраться из этого места. Ведь он снова придет и опять заставит меня это делать, а я этого не хочу!
      'А не хочу ли?' - пронеслось в моей голове и тут же мои соски напряглись от воспоминаний, что он со мной делал вчера, и как мне было приятно. А следом, будто ушат холодной воды были его слова том дне. - 'Но что это меняет? Ведь он был с ней! Спал с моей сестрой!'
      Я не могла сидеть, поэтому встав, я начала медленно ходить по комнате. 'Он, что пытается выставить себя жертвой, мол, она была так хороша, что его волк не выдержал, а он не смог его сдержать! Чушь!'
      Остаток дня я так и металась, думая и не понимая его вчерашних слов, а потом устав прилегла на кровати и уснула.
      Проснулась я от острого ощущения, что на меня смотрят. А едва открыв глаза, я встретилась с его взглядом и тут же услышала.
      - Ты так устала вчера, что проспала весь день? - с усмешкой спросил он.
      Он сидел на том же стуле, что и вчера и смотрел на меня.
      - Нет, только вечер - ответила я, решив быть с ним повежливее, и не нарываться и надеясь, что сегодня он не заставит меня это делать.
      - Хорошо, надеюсь, ты довольна? - спросил он, взглянув на мешочек от шоколада.
      - Да, шоколад был изумительным, жаль, что мало - ответила я, прекрасно поняв, что он имеет в виду.
      - Тебе нельзя переедать сладким, поэтому шоколад будет только по утрам - ответил он, а потом разбил мои надежды в пух и прах - сними платье.
      Я знала, что будет дальше, видела знакомый огонек в его глазах.
      - Пожалуйста, не надо! - взмолилась я, но увидев, как он качает головой и начинает подниматься добавила, уже теряя надежду - Стой! Я сделаю то, что ты хочешь, только я понять не могу ты, что болен, тебя беременные привлекают?
      - Нет! - покачал он головой, а потом добавил - Меня привлекаешь только ты, а беременность сделала тебя еще красивее.
      У меня опять нет выбора, и я снова раздеваюсь перед ним, а потом сажусь, как и накануне на кровать и начинаю к себе прикасаться, но тут меня ждет сюрприз.
      - Подойди ко мне - велел он мне.
      - Пожалуйста! - испугано взмолилась я, а мои руки сами закрыли живот, будто пытаясь защитить малышей - Не надо, не делай этого!
      - Я сказал, подойди ко мне, или я сам приду! - говорит Вульф, игнорируя мои слова.
      - А какая разница, ты все равно сделаешь это! - воскликнула я, рыдая и понимая, что спасения нет.
      Тогда он встал и подошел кровати, а в следующий момент, не реагируя на мое сопротивление, подхватил меня на руки, вернулся к стулу и посадил меня к себе на колени.
      - Нет - вскрикнула я, пытаясь вырваться и ударить его побольнее одновременно, но он только крепче сжал меня не давай шевелиться.
      - Успокойся, пока ты детям не навредила! - прикрикнул он голосом альфы, и я замерла, с ужасом глядя через плечо в его глаза и видя, что он способен на все - Вот так и сиди! - добавил он и его руки стали ласкать мое тело.
      - Отпусти меня! - снова взмолилась я, чувствуя, как тело предает меня, отзываясь на его нежны прикосновения. Он не трогает мою грудь и между ног не лезет, но руки скользящие по моим рукам, животу и шее заставляли мои глаза закрываться, а тело наполняться желанием - Зачем ты это делаешь?
      - Чтобы ты, наконец, поняла, что ты моя - ответил он, и его рука задела сосок, вырывая мой вскрик удовольствия.
      - Ненавижу! - бросила я, но моя голова уже легла на его плечо, а стоны все чаше прорывались на свободу - Как же я тебя сейчас ненавижу!
      - Знаю! - ответил он и повернув мою голову к себе, накрыв одновременно мои губы и грудь губами и рукой, а я рассыпалась на миллион частей.
      Когда я пришла в себя, я все еще сидела на его коленях, а его пальцы ласкали шпики моей груди, я думала, что сейчас усну, но стоило его руке прикоснуться ко мне между ног, и о сне я просто забыла. Новый стон вырвался из меня, а тело выгнулось, стремясь быть к нему ближе.
      А потом будто ушат холодной воды были слова.
      - В ту ночь ты была ненасытна, а я пытался сдержаться, так как волновался, что ты не высыпаешься последнюю неделю. Утром ты убежала ни свет не заря, а я решил поработать, а заодно решить кое-какие дела своей стаи. Я безумно скучал по тебе, когда тебя нет рядом и поэтому, когда пришла одна из твоих маленьких подопечных, я был просто счастлив.
      - Замолчи! - закричала я, пытаясь закрыть уши руками, но он схватил мои руки и, отняв от ушей сказал.
      - Видать, твои руки надо занимать, иначе не получается! Поласкай себя.
      - НЕТ - замотала я головой.
      И тогда я почувствовала, как он меняет позицию и тут же ощутила его между ног.
      - Так что, поласкаешь себя или это сделать мне?
      И я сдалась, но стоило мне ощутить удовольствие, я тут же услышала его слова.
      - Девочка передала мне записку, в которой ты обещала мне что-то показать и просила срочно прийти на поляну. Когда я туда пришел, там была скатерть, на которой стояла еда.
      И он снова замолчал, а я, зная, что мне нельзя останавливаться продолжала прикасаться к себе, ненавидя его и себя за это.
      А дальше было тоже, что и накануне. Он довел меня своими пальцами до пика наслаждения, вымыл, уложил в постель и я снов уснула.

      Моя жизнь превратилась в подобие ада. Он приходил почти каждый вечер, и каждый раз рассказывал мне кусочек истории, доводя до блаженства и одновременно сводя меня сума, от душевной боли. Он ни разу не взял меня, только пальцами и то крайне аккуратно. Но самое страшное было днем, когда я, оставаясь одна, начинала вспоминать его слова и то, что видела сама и все чаще я начинала сомневаться, а то ли я видела, или все же мои глаза меня обманули?
      В какой-то момент, я решила попытаться поймать его на лжи и в очередной раз истязаний, на моменте о записке вдруг спросила.
      - И где же эта записка и была ли она вообще?
      Была! - ответил он мне тогда и сделал то, чего раньше не делал, довел меня до блаженства раньше, чем закончил свой отрезок истории - Завтра ты ее увидишь! - добавил он, относя меня в ванну, после чего вымыл и уложил спать.
      И он ее принес, перевернув мой мир с ног на голову. Неужели он говорит правду? Возможно ли такое и если да, что же я натворила с нашей жизнью? Именно эти мысли мучают меня с того дня, ведь именно в тот день, когда он принес ту записку, им была закончена его история. А больше ко мне он не приходи.
      Неделя! Ровно столько я его не видела. Я думала, что пытка это когда он, унижая меня, заставляет ласкать себя, или когда спускает с небес своим рассказом, но на самом деле пытка это когда ты остаешься одна, без него в последние недели беременности. А все, что у тебя есть это повитуха, из которой и слова лишнего не вырвешь, а на уме только две мысли хочу, чтобы он был тут и неужели я ошиблась. Я медленно сходила сума даже стала спать, чтобы быстрее время прошло, а в день родов я проснулась от резкой режущей боли в животе.
      Спросонья я не поняла, что происходит и почему кровать мокрая, только осознала, что болит живот и испугалась за малышей, а потом уже, когда попыталась сесть и схватилась за живот от очередной схвати я уже закричала, зовя повитуху.
      Дальше я помню обрывками. Усиливающаяся боль и голос повитухи, требующий, чтобы я тужилась. Ощущение как я теряю силы. Потом мне кажется, что я не могу родить, а мой малыш где-то застрял и не шевелиться во мне, и страшное понимание, что я больше не могу, нет сил его выталкивать, и мой отчаянный зов Вульфа.
      Мне было плевать, кто меня слышит, боль была такой, что я глаз не могла открыть, и я кричала во всю глотку, зовя его по имени и ненавидя его одновременно за эту боль.
      А потом резкий приток сил и тихий и такой любимый голос.
      - Все хорошо милая! - говорил мне Вульф - все будет хорошо, просто ты только тужься, я рядом я приму их, но ты должна мне помочь!
      - Я тебя ненавижу за это! - шепчу я и начинаю снова тужиться, выталкивая своего малыша и одновременно крича от боли.
      А дальше детский крик и снова боль, будто я и не вытолкала его. И снова руки повитухи сжимают мои и снова он просит тужиться и снова его руки дают мне энергию, при этом не забывая увлажнять мокрой тряпкой разгоряченное тело. Я же могу только хрипеть из-за сорванного голоса и тужиться, молясь, чтобы все поскорее закончилось. Новый детский плач был для меня спасением и радостью.
      Я была настолько усталой, что даже не обратила внимания, на то, что Вульф положил мне детей, на живот. Я не замечала и не слышала их слов, когда их снова забирали, и даже не обратила внимания, что меня обмывали, а потом разминали мою грудь. В себя я пришла от прикосновения к моей груди детских губок и только тут ощутила, что мои руки держат малышей, а они сосут мою грудь.
      Открыв глаза, я увидела две маленьких темноволосых головки, которые припали к моей груди, и такая нежность охватила меня, что я, забыв о мучениях через которые прошла, могла только смотреть на них и любоваться ими. Я аккуратно чтобы не уронить их или не навредить им погладила их головки пальцами, испытывая при этом огромную нежность, любовь, тепло и отчаянное желание защитить и уберечь их. Весь мир исчез, остались только мы втроем, а потом я услышала его слова.
      - Солнышко, ты зря запаниковала, повитуха бы справилась и без моей помощи. Просто они немного крупнее, чем обычные дети, вот ты и испугалась, но ты не волнуйся, наши сын и дочь здоровы.
      - Какие они красивые! - прошептала я, изучая каждую их черточку, ведь они были совсем голенькими лежа на мне.
      Вульф же только улыбнулся Вульф, видать, решив не спорить со мной.
      Но вот малыши уснули, и тогда Вульф подошел и забрал их, а потом ничего не говоря, отдал повитухе. Она же укутав их в пеленку, вынесла из дома.
      - Нет! - вскрикнула я, понимая, что их забирают - Не забирай их, умоляю, не забирай их у меня! - взмолилась я, пытаясь встать и догнать повитуху, но не смогла даже сесть, у меня не было сил, от отчаянья из моих глаз хлынули слезы - Вульф, прошу, не забирай их!
      - Они будут со мной, хочешь ты этого, или нет! - ответил мне Вульф, после чего положил мой браслет, который я ему кинула на стол - А с детьми ты будешь только в одном случае и ты сама знаешь в каком.
      А потом развернулся и ушел, оставив меня рыдать в постели с осознанием того, что он забрал у меня детей.


      Глава 12.
      Она плакала уже несколько часов, горько, отчаянно и я понимал, что это я стал причиной ее слез. Как я мог, ведь я же поклялся не обижать ее. Зачем! Почему я разрушаю все, что хочу уберечь, почему пошел по пути разрушения, а не созидания? Разве этому я хочу научить своих детей, как сделать женщину несчастной?
      Я тихо метался по комнате, слушая ее всхлипы через стену, а рядом в колыбельках спали малыши! Как я мог расстроить их маму, ведь она для меня моя жизнь зачем, что я с этого получу? Да ничего кроме ее ненависти. Удержать с их помощью, а разве этого они бы хотели? Нет! Значит, у меня нет выбора, я должен потерять все, лишь бы она была счастлива, нет лишь бы они были счастливы.
      И я, приняв решение и в последний раз взглянув на детей, вышел из комнаты.

      Сколько часов или дней я плачу я не знаю. Просто я не могла остановиться. На меня разом навалилось все, что со мной случилось за последний год и самое страшное, я только сейчас, когда он забрал детей и ушел, осознала, что из-за своего упрямства и нежелания слушать потеряла то единственное, ради чего стоило жить, его любовь и семью. Теперь он меня ненавидит и забрал малышей, а все из-за проклятого эгоизма и нежелания слышать. А ведь он говорил, говорил мне! И слезы новым потоком хлынули из глаз, а на душе пустота и отчаянье.
      Потом я почувствовала нежные руки, которые разворачивают меня к себе, и оказалась на такой любимой и родной груди.
      - Ш-ш-ш-ш не плач, все будет хорошо! - шептал он мне, нежно укачивая и целуя в лоб.
      А мне стало только хуже, ведь это тот, кого я прогнала, а не тот, кем он стал, я так его любила и не могла ненавидеть, но то, что я тогда увидела, просто разорвало мое сердце, или я так думала, когда ненавидела его, а на самом деле мною двигала обида?
      - Прости! - шептал он - Я больше никогда тебя не обижу!
      А я могла только плакать и прижиматься к нему, ища защиту от боли и отчаянья. Куда делся мой гнев и обида? Да я и сама не знаю, просто их не было, была только пустота и боль от осознания моей потери, как в те первые дни после того дня только теперь я понимаю что потеряла его только сейчас а раньше он был моим. Я сама виновата, сама настроила его против себя, заставив быть жестоким, а теперь я даже изменить ничего не могу! А он все шептал и шептал ласковые слова, пока я у меня не осталось невыплаканных слез и я не начала успокаиваться, погружаясь в равнодушие. Почувствовав, что я немного успокоилась, он отстранился и поднялся.
      Я чувствовала его руки на своем теле, а потом ощутила знакомый едкий запах.
      - Вульф? - прошептала я.
      - Ш-ш-ш-ш все нормально, просто я обработаю твои повреждения, чтобы зажило и не болело.
      Я молчала, чувствуя, как его пальцы раздвигают нежные лепестки, которые все еще побаливали и начали смазывать меня.
      - Селена сказала, - краснея, прошептала я - что ты используешь это вещество в крайних случаях и только ты знаешь как его изготовить.
      - Да - кивнул он, внимательно поглядывая на меня и продолжая смазывать меня изнутри, а потом добавил - но ты и есть мой крайний случай и для тебя и детей оно будет доступно всегда.
      Я не нашла, что ответить и просто позволяла ему делать свое дело, чувствуя, как проходит дискомфорт и мне становится лучше. Когда он закончил, он вернулся ко мне и прижал к себе. Устроившись у него на плече, я начала засыпать.
      Спала я недолго, просто в какой-то момент проснулась и сразу поняла, что он рядом, а я лежу на его плече. Но вместо гнева и боли я испытала покой, при этом, запретив себе думать о прошлом, получая удовольствие от давно забытого ощущения, и тут он спросил.
      - Ты хочешь их увидеть?
      - Да - кивнула я, с надеждой взглянув на него, а он улыбнулся мне, поцеловал в нос и отстранился. Я вскрикнула, чувствуя, как исчезает его тепло, и я снова остаюсь совсем одна. Услышав в моем вскрике отчаянье, он прикоснулся к моей щеке и сказал.
      - Я просто сниму браслет и отнесу тебя к детям, ладно? - наши взгляды встретились, и я поняла, что это обещание, и я поверила ему, кивнув в ответ головой.
      Он снял с меня браслет, подхватил на руки и понес к одной из стен домика. Остановившись рядом со стеной, он куда-то нажал, и стена отъехала в сторону, а за ней оказалась теплая комната, такая же, как моя только кроме кровати там была и двойная колыбелька из дерева с резными рисунками и краями, будто специально кем-то вырезанная. Он подошел к ней, чтобы я могла увидеть их, и я увидела моих малышей, укутанных в пеленки разных цветов. Как же мне захотелось прикоснуться к ним, он понял мое желание без слов, читая мои мысли, поэтому просто отошел и, уложив меня на кровать, аккуратно подвинул колыбельку так, чтобы она стояла вплотную к кровати, и я могла лежа любоваться ими, после чего сел рядом и тоже стал на них смотреть.
      Я смотрела на двух темненьких малышей так похожих друг на друга, а потом вдруг не выдержала и спросила.
      - Ты уже проверял они волки?
      - Да, но учить их буду не я - ответил он, как-то печально, но я услышала только первое слово, думая о том, что я возможно никогда не увижу, какого цвета будет их шерстка, ведь он не простит меня, а если простит, то не позволит подходить к ним близко.
      - Ты можешь хотя бы прислать их снимок в волчьем обличии? - спросила я, ожидая его отрицательного ответа, но его слова потрясли меня.
      - А я хотел об этом попросить тебя - грустно усмехнулся он.
      Я удивленно посмотрела на него.
      - Ты можешь забрать их и уйти в любую минуту, я уберу стражу, оставлю только одного, который проследит, чтобы вы благополучно добрались до твоей стаи. Все о чем я сейчас могу просить, это подождать пока ты сама и малыши не окрепнете, а потом если захочешь, уходи.
      Он замолк, внимательно глядя на малышей, будто прощаясь и пытаясь запомнить, как они выглядят, чтобы пронести в своем сердце навсегда. А потом так же посмотрел на меня, и только тут я поняла, что он сдался и оставляет мне детей. Что же он затеял? И как он может так уйти и бросить нас?
      - Я всегда буду рядом с тобой, и если ты захочешь развода, я дам его, лишь бы ты больше никогда не плакала и не страдала - ответил он на мой мысленный вопрос, и я осознала, что он жертвует собой, чтобы я была счастлива.
      - Вульф..! - попыталась я остановить его, но он не дал мне договорить.
      - Я не буду вмешиваться в вашу жизнь, и если ты этого не захочешь, даже видеть их не буду, только молю, пришли их фотографии, чтобы у меня было хоть что-то от них.
      Он прикоснулся губами к их лобикам, потом к моим губам, и встал, направившись к двери. Я была в отчаянье ведь сейчас он уйдет, и я потеряю его, и на этот раз навсегда.
      -Вульф! - вырвался отчаянный протест моего сердца, но он продолжал идти, но у самой двери тихо добавил.
      - Если ты разрешишь, я бы хотел увидеть их еще раз перед твоим уходом, пожалуйста.
      И он ушел, а я, осознав, что только теперь по-настоящему его потеряла и снова разрыдалась, но на этот раз его не было, чтобы успокоить меня и только детский плач заставил меня забыть о себе и своих чувствах и сосредоточиться на моих малышах.

      Время шло, а я все надеялась, что он придет, но он не приходил. Так прошел месяц два три и ничего! Но вот уже и я, и дети готовы к переезду, нам даже уже машину пригнали по тропинке и она тут уже неделю, а я все жду и надеюсь. Его нет и только нестерпимая тоска, идущая от него, заставляет мои слезы литься снова и снова.
      Неужели он действительно думает, что мне хорошо без него? Нет наоборот! Я только сейчас поняла, что все эти месяцы не жила и только надеялась, что он вернется и заставит меня услышать себя! А теперь он ушел, и я не знаю, что делать, ведь детей мне не достаточно, мне нужен еще и он!
      Я металась по комнате, думая только об одном, что же мне делать?
      'Я не могу больше оставаться, надо уезжать, но если я уеду, то потеряю его навсегда! Как же быть?'
      Мой взгляд уже в который раз наткнулся на браслет, лежащий на столе, где он его оставил три месяца назад и в который раз я подумала, что это единственный способ вернуть его, а значит выбора нет.
      Моя рука сама тянется за браслетом и я, беря его в руки, одеваю на руку, тут же ощущая, как ко мне возвращается кусочек меня, но этого мне мало, поэтому я отправляю Вульфу мысль.
      'Вульф, завтра мы уезжаем, ты хотел попрощаться с детьми, мы будем ждать тебя, приходи, прошу!'
      И снова ожидание на этот раз я ждала и молилась, чтобы он пришел, и он пришел.
      Стук в дверь раздался около восьми, уже стемнело, и я медленно начинала укладывать их спать, все же надеясь, что он придет.
      Он зашел осунувшийся, и усталый, а я не сразу его узнала, сначала испугавшись, что это чужак. Волосы всклокоченные, лицо не брито и давно, глаза горят. Но заглянув в эти глаза, я безошибочно узнала этот цвет и выражение тоски, и любви в них.
      - Вульф! - это все, что я смогла сказать, глядя на него и держа сына на руках. Он уже мог держать головку и в нем начина просыпаться интерес к миру, поэтому при звуке открывающейся двери его головка повернулась, а когда малыш увидел отца, на его личике засияла улыбка. Краем глаза я видела, как то же самое сделала и моя дочь и тогда я тоже улыбнулась, радуясь, что они его помнят.
      - Здравствуй, Снежинка! - услышала я его хриплый взволнованный голос, а от звучания любимого прозвища, мне захотелось танцевать - Ты разрешишь мне подержать их? - спросил он, и я кивнула, протягивая ему сына.
      Когда он брал малыша, в свете лампы мелькнул браслет на моей руке, и он так и замер глядя на него с сыном на руках.
      - Мы хотим домой! - только и смогла сказать я, видя его невысказанный вопрос.
      Он медленно, будто боясь меня спугнуть, положил сына на кровать и протянул мне руку так, чтобы его браслет, который он так и не снял, оказался передо мной. Он предлагал, не требовал, и я понимала, что ему очень страшно, и он боится, что я откажусь, но я не откажусь. Он моя жизнь и как бы жесток он не был, я принадлежу ему и душой и телом. А жизнь без него станет просто адом, поэтому я буду прощать все, лишь бы он был рядом со мной и детьми. Как бы, это не было больно!
      Протянув свою руку, я положила ее так, чтобы браслеты лежали вместе и сказала.
      - Я твоя жена! - Почти сразу я почувствовала, как в меня вливается потерянные мной ощущения, будто разорвав нашу связь, я отказалась от жизни, а теперь снова начинаю жить.
      Он прижал меня к себе и обнимал, а я могла только прижиматься к нему, ощущая, как мой мир снова наполняется красками.
      - Я отвезу тебя домой, но только утром, - шепнул он мне, укладывая меня на кровать и кладя наших детей между нами, после чего аккуратно подставляя мне под голову свою руку - спи, я буду хранить ваш сон и беречь вас троих - добавил он тихо.
      Я начала засыпать, впервые улыбаясь за этот тяжелый год моей жизни, но в последний момент мои глаза открылись и я спросила.
      - Колыбелька, ведь ты ее сделал сам, да?
      - Да! - ответил он, с улыбкой переводя взгляд с меня на малышей - Когда я уходил от тебя, я шел делать колыбельку и старался не думать о том, что творю, ведь ты моя жизнь. Тогда я думал, что только силой смогу тебя вернуть, не понимая, что причиняю боль, а не возвращаю, прости меня.
      - Она чудесная! - сказала я, сама не понимая, что же мешает мне простить его.
      Я видела, как помрачнело его лицо, а потом, скрыв эмоции, он сказал.
       Спи!
      И я уснула, ощущая, что мой мир снова почти полон.
      'Осталось преодолеть это почти' - подумалось мне за миг до того, как я уснула.

      Она была так красива во сне! Казалось, ко мне спустился ангел, а я чуть не убил ее своей жестокостью.
      'Прости меня, родная!'
      Лежа рядом я смотрел на них спящих и думал, что почти потерял их, а ведь я их люблю и теперь постараюсь защитить от любого зла, даже если этим злом буду я! А ее прощения я заслужу, и больше никакая волчица не станет между нами!


      Глава 13.
      Мы вернулись в его клан на следующий день, и почти сразу на меня свалилась куча дел. Все началось с допроса, где же я была, муж молчал, давая мне возможность самой решить, что ответить, а я не знала, как поступить. Сказать правду, значило подвергнуть наш брак опасности, а солгать я не смогла, потому что просто не придумала, что им сказать. Поэтому я просто прижималась к мужу и с улыбкой отвечала, что это уже не имеет значение и теперь я тут.
      Второй моей проблемой и не менее важной стало равнодушие Вульфа. Нет, он был нежен, заботился о нас, но он избегал меня и не приходил ко мне ночью. Как же я скучала по его рукам. Он не прикасался ко мне уже четыре месяца. И это после того как год я была одна, а потом целых полтора месяца каждую ночь получала такое блаженство, которое словами не передать. Я хотела его в себе и господи, я была готова на все, чтобы быть с ним, но страх каждую ночь останавливал меня. Я безумно боялась, спуститься к нему и застать его с другой и это убивало меня.
      Я медленно сходила сума от желания, тоски, любви и страха. Днем я прижималась к нему и чувствовала, как его руки сжимают меня, а ночью мне было так одиноко и так хотелось, чтобы он был рядом со мной, а еще лучше на мне.
      Но и это было не все. Еще была Ната. Она снова вернулась в мою жизнь и начала свои козни. Выяснилось, что пока меня не было, она подняла вопрос о снятии меня с поста альфы и передачу власти ей. И что самое страшное, ей это почти удалось, Дамина до последнего защищала стаю и все же не справлялась. Ната уже начинала праздновать победу, когда объявилась я и разрушила ее планы. Однако вместо того чтобы сдаться, она подняла шум и обвинив меня в невыполнении своего долга альфы и созвала совет старейшин.
      И вот я стою напротив сестры, и ее мужа, которые противно ухмыляются, уверенные в своей победе, рядом со своим мужем и Даминой и смотрю на Нату, не веря, в то, что вижу их по ту сторону этого зала.
      'Все будет хорошо!' - услышала я такой родной голос у себя в голове.
      'Спасибо!' - шепнула я в ответ и прижалась к нему спиной, тут же ощутив такие любимые руки на своем теле.
      - Начинаем! - знакомый уже рык пронесся по залу, и тут же возникла идеальная тишина. Присутствующие расселись по своим местам остались стоять только мы впятером.
      - Мы собрались здесь, чтобы рассудить спор за власть, между двумя представителями клана Старого леса. Натали супруга Илана обвиняет свою сестру Эирлис альфу клана Старого Леса в невыполнении своих обязанностей альфы и просит передать данные обязанности ей! - объяснил глава старейшин - Натали, обоснуйте свое обвинение.
      Ната сделала шаг вперед и заговорила.
      - Я уважаю свою сестру и ценю все, что она сделала для клана Старого Леса! Однако моя сестра исчезла почти на пять месяцев, бросив свой клан и обязанности в нем на плечи своих помощниц! - Ната сделала паузу, ожидая нужной реакции и получив ее, продолжила - Когда же моя сестра вернулась, она сразу поехала в клан мужа и с тех пор ни разу не посетила свой клан! А прошел уже месяц, как она вернулась! - она говорила со смирением, но я знала свою сестру и понимала, что это игра.
      Я видела, как качают головами старейшины, а потом Саммер дочь Августа и наша старейшина спросила.
      - И что же ты можешь сказать в свое оправдание, Эирлис?
      Сделала шаг вперед и, опустив голову в знак смирения, я ответила.
      - Я признаю, что отсутствовала в своем Клана пять с половиной месяцев, однако последний месяц, я ежедневно провожу со своим кланом по пять шесть часов! - я сделала паузу и оглядела старейшин, я тоже умею играть Ната - Пусть и через интернет, но я руковожу своим кланом ежедневно! Кроме того у меня имеется подписанная почти всеми самками моего клана просьба о сохранении меня на посту альфы.
      И я потянула старейшинам папку, которую тут же взяли и передали старейшинам.
      - Тогда я не понимаю претензий Натали! - сказал старейшина Южного клана, после того как старейшины изучили содержимое папки - Мне казалось, она выступает от лица самой клана Старого Леса, а тут выясняется, что она в меньшинстве и почему тогда мы тут собрались?
      - Да я в меньшинстве, Эирлись уважают в нашем клане и за это прощаются все ее проступки, но вот вопрос, куда пропадают ее самки и куда пропала она на целых пять месяцев, да и можно ли доверять самке, которая выгнала мужа и скрыла от сообщества свою беременность? Да и еще вопрос, а не связаны ли исчезновения самок с ее исчезновением? Кроме того почему ничего не предпринимается, чтобы защитить самок клана Старого Леса.
      - Предпринимается, и насколько я знаю, за последние пять месяцев, не пропала ни одна самка! - ответил Вульф за меня - Я лично выставил вокруг клана жены охрану, и с тех пор не пропала ни одна самка! Что же касается доверия к моей жене, я могу сказать, что ею двигал страх за своих детей! Ведь по нашим законам, у меня больше прав на этих детей, а это несправедливо и ее решение скрыть беременность, можно понять. А еще нужно разобраться, кто виноват, что моя жена меня выгнала!
      Я видела, как побледнела и покраснела Ната, а потом ненависть появилась в глазах моей сестры. Ненависть, направленная на Вульфа!
      - Но вы так и не ответили, где пропадала сама альфа эти четыре с лишним месяца! - воскликнула Ната - И кто сказал, что похищение не ее рук дело? Ведь возможно, она ездила продавать своих самок!
      - Да как ты смеешь! - воскликнула я, теряя над собой контроль, но рука мужа, которую он положил на мою, заставила меня прийти в себя - Я бы никогда не стала так поступать со своими девочками! - уже более спокойно ответила я, а потом добавила - Не смей судить обо мне по себе!
      - Тогда, где же ты была? - ядовито улыбаясь, поинтересовалась Ната.
      Я знала, чего она хочет, и я понимала, что молчанием теряю свой клан. Но я не могла ничего сказать, ведь этим я могу навредить Вульфу! По законам кланов, если я признаю, что Вульф похитил меня и держал у себя, при этом рисковал будущим щенков, а он это делал, его могут и убить! Я не могу этого допустить, а самое страшное, что Ната это чувствует, давя именно на это. Поэтому я решила стоять до конца, и сказала.
      - Я была там, где теперь меня нет! И это уже не имеет значение!
      Я слышала шум в зале и только сильнее выпрямила спину, а Ната тем временем продолжала
      - Таким образом, мы видим желание Эирлис скрыть от совета свое местоположение! - и снова раздражающая меня пауза - А это значит, у совета должен возникнуть вопрос, а можно ли доверять моей сестре, руководство женским кланом если она таится и давно уже передала брозды правления своим помощникам!
      По залу прокатился одобрительный гул, но слова Вульфа заставили всех замолчать.
      - Моя жена была со мной, точнее у меня в плену! - сказал он громко, а потом, посмотрев, мне в глаза добавил - Я люблю тебя, Снежинка, и не могу позволить тебе потерять все, защищая меня. Я похитил свою супругу в тот день, когда она приезжала в мой клан, и четыре с половиной месяца держал ее в плену, делая с ней все, что хочу, а потом вернулся с ней в мой клан. При этом, пригрозив, что заберу детей, поэтому она со мной и не уезжает в свой клан. Ради детей.
      - Ложь! - воскликнула я, со слезами на глазах. Я прекрасно понимала, что сейчас он буквально подписал себе смертный приговор, но я не смогу без него! - Да, он пытался меня похитить, но пошла я с ним сама. А все, что там было, я делала, потому что хотела этого, хотела его любви и ласки! Да и уйти я могла в любо момент, но не желала, пытаясь наладить наши отношения! Сейчас же я не уезжаю, потому что хочу укрепить наш брак! Ведь мы только начали понимать друг друга! Я люблю тебя и не хочу снова потерять!
      Я не стеснялась слез текущих по моим щекам, понимая, что только так могу защитить его, а потом просто развернулась и прижалась к его груди, закончив свою речь, прижимаясь к нему и чувствуя его крепкие руки, которые меня обхватили, прижимая к себе и давая силы и уверенность в себе.
      - Я не хотела говорить об этом, потому что безумно боюсь, что сейчас вы арестуете его и убьете. Но он моя жизнь, а я успешно справляюсь со своими ролями, и ролью жены и ролью альфы. Но если меня заставить выбирать, кто мне дороже, я выбираю своего мужа и своих детей! - я резко развернулась и посмотрела в глаза своему отцу - Когда-то кто-то сказал мне, что мама выбирала свой клан и я вся в нее, так как я ее дочь. Так вот, вы можете забрать у меня мой клан, я переживу, но любого кто попробует забрать у меня мужа и детей, я просто разорву на кусочки. Именно когда-то была готова сделать моя мать. И очень жаль, что мой отец так и не понял этого!
      По залу прокатилась волна шепота, а мой отец отвел взгляд, поняв, что я сейчас сказала и на, что я указала. А потом вдруг склонился, и что-то написав на бумаге, передал коллегам. Я видела, как они смотрят на переданный листик, и кивают один за другим, а потом он тихо сказал
       - Хороший альфа, это в первую очередь человек, который готов до последней капли крови защищать свою семью! - сказал вдруг мой отец, переводя взгляд с меня на сестру и обратно. Потом же, посмотрев на сестру, продолжил - А если человек решает напасть на своего же члена семьи, это уже не альфа и ему или ей, нет места на посту альфы! Поэтому советом единогласно принято решение сохранить право Эирлис управлять своим кланом. Более того, мы приносим извинения перед Эирлис за то, что, не разобравшись в ситуации, полезли в это дело, нарушая итак неспокойное равновесие в клане и ее семье. Однако - старейшина восточного клана перевел взгляд на меня - мы просим Эирлис уделить больше внимание поиску пропавших самок!
      - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы найти их! - смиренно ответила я, понимая, что отец впервые за много лет признал, что был тогда не прав.
      - Тогда мы объявляем совет оконченным, все свободны! - сказал старейшина северного клана, вставая.
      Люди зашевелились. Дамина радостно обнимала меня, а я никак не могла поверить, что все так легко закончилось, что Вульфа не накажут и все обойдется, А потом к нам подошла злая Ната.
      - Если ты думаешь, что все закончилось, то ты ошибаешься! - зашипела она мне.
      - Ты можешь продолжать Ната, - вмешался мой муж - но все закончится так же, как закончилось в тот день и сегодня, ты проиграешь, ведь твой змеиный характер не даст тебе победить.
      Я видела, как Ната покраснела, потом побелела, а Дамина добавила.
      - Надеюсь, что больше не увижу ни тебя, ни твоего поддонка-муженька на территории клана, ведь насколько я помню, тебя отослали из клана за измену клану и семье и, судя по всему, муж тебе достался достойный тебя, жаль только слабый, недостаточно дурь выбивает. Так что до свидание.
      Вспышка неконтролируемой ярости, шипение изо рта, а потом Ната развернулась и ушла. А меня еще долго трясло, ведь такой я ее еще не видела.
      Потом мы попрощались с Даминой и поехали по кланам. Я с мужем в Северный клан, а она в клан Старого Леса.
      А дальше все как всегда. Он был нежен, ласков, провел несколько часов со мной и детьми и ушел в кабинет. И так было каждую ночь, но сегодня! Сегодня, так не будет!
      Раздевшись и приняв душ, я высушила голову и, накинув халат, пошла к нему в кабинет. Остановившись у двери, я долго прислушивалась, набираясь смелости и наконец, постучав, я вошла в комнату без разрешения.
      Он лежал на полу на шкурах, абсолютно голый прикрытый простыней и смотрел на огонь в камине. Я уже подумала, что он спит и сделала шаг к нему, чтобы просто прилечь рядом лишь бы с ним, когда услышала его голос.
      - Зачем ты пришла? - его голос бы усталым и каким-то безжизненным, будто сейчас ему было безумно плохо, а я только ухудшала его состояние.
      У меня пересохло в горло, но я заставила себя сказать.
      - Я соскучилась и решила прийти.
      - Если это вызвано тем, что я помог тебе сохранить клан, и ты решил угодить мне, то лучше уходи, - сказал он, не оборачиваясь - а если ты хочешь о чем-то попросить, то тебе не надо спать со мной, просто попроси и ты все получишь.
      Я смотрела на него и не вверила. Неужели он думает, что я пришла из-за желания что-то получить, или отблагодарить его? Даже не сдвинувшись с места, я развязала халат и одним движением плеч сбросила его, оставшись абсолютно нагой перед ним.
      - Я пришла, потому что соскучилась, а еще я уже год не была со своим мужем и безумно хочу его! - сказала я, приближаясь к нему и сорвав с него простыню, я толкнула его так, чтобы он упал на спину, после чего села на его живот сверху.
      Я слышала его прерывистый вздох и видела, как горят его глаза, когда он смотрит на меня снизу вверх. Наклонившись к нему, я втянула его нижнюю губу в рот и чуть пососала ее, чувствуя, как поднимаются его руки и обхватывают мою талию. Чтобы отстранить или прижать меня к себе? Нет уж, не сейчас! Я взяла его руки, и подняла над его головой, заставляя так лежать, а потом шепнула.
      - Не шевелись!
      И он так и остался лежать, а я поползла вниз, прокладывая цепочку поцелуями по его телу, пока не достигла его груди и не взяла его сосок в рот. Я слышала, как быстро бьется его сердце и как пальцы скребут по полу, ища, во что бы вцепиться. А потом почувствовала, как зарождается его стон и услышала, как он рвется наружу. Но мне было мало, я хотела большего. Я хотела, чтобы он испытал то же удовольствие, что испытывала под его руками я, поэтому я продолжала целовать и ласкать его сосок, пока не услышал его слова.
      - Снежинка! - простонал он, и голос его был хриплым и прерывистым, таким я его видела очень редко, в моменты крайнего возбуждения - Хватит, я больше не выдержу, иди ко мне!
      - Нет! - покачала я головой, глядя прямо ему в глаза. А мой рот снова скользнул вниз пока не наткнулся на то, что я давно ощущала своей попкой и по чему совсем недавно сползла вниз, едва задев при этом. Вызвав при этом новый его стон.
      - Снежинка!
      - Молчи! - ответила я и стала лизать его достоинство, наслаждаясь его стонами и чувствуя, как влага появляется между моих ног.
      С каждым движением я старалась приспособиться и найти более чувствительное место, чтобы доставить ему больше удовольствия. А затем стала брать его в рот, все глубже и глубже лаская его языком и чувствуя, как он становится все больше и больше у меня во рту.
      - Снежинка, хватит!
      Но я продолжала, пока не почувствовала, что он на грани и только тогда села на него одним резким движением. Я сидела, не шевелясь, наслаждаясь ощущением его внутри меня и смотрела на него, а он молча, смотрел на меня и вдруг шепнул.
      - Какая же ты красивая!
      Я наклонилась, и наши губы встретились, а мои бедра сделали первое движение нашего танца. А в следующий миг он резко развернулся, и я оказалась под ним, чувствуя, как он сильно и резко проникает в меня, наполняя собой до конца, и снова уходит.
      Мы любили друг друга всю ночь. Ничего не говоря, это было не нужно, мы оба праздновали победу тел и не желали наступления утра, но оно все равно пришло.
      На рассвете нас разбудил плач Эирлис, муж настоял назвать дочь в мою честь, хотя я была против, но я заявила, что не стану спорить, если сына мы назовем Дионисом, хотя я хотела назвать его Вульфом, но боялась реакции мужа, поэтому сказала первое попавшееся имя. Посмотрев на меня внимательно Вульф вдруг спросил, а как я хочу назвать нашего сына на самом деле и когда, краснея, я призналась, что Вульфом он только сказал 'хорошо' и занес их в Реестр волков как Эирлис и Вульф. В результате мы оба были счастливы и получили, что хотели. Я души не чаяла в обоих малышах, хотя сына уж прости меня бог, немного, но любила сильнее, а Вульф так же только дочурку.
      Вот и в это утро именно он пошел менять им подгузники, пока я приводила себя в порядок и готовилась кормить малышей грудью.
      А после того как я их покормила, он поцеловал меня долгим поцелуем в губы и ушел работать, а я устроив малышей рядом с собой, уснула вместе с ними, но меня разбудил звонок сообщивший плохие новости.

      А я уже и забыл, как это прекрасно, просыпаться после ночи любви со своей Снежинкой. Все утро я насвистывал глупый мотивчик, а когда меня не трогали, вспоминал, какой нежной она казалась сегодня утром, когда после ночи любви, с все еще опухшими от моих поцелуев губами, напевала какую-то нежную песенку нашим малышам, давая им при этом свою грудь, все еще полную молока.
      Она выглядела счастливой и спокойной, а когда я ушел явно уснула. Сейчас проснулась и что-то ее волнует, а вот и раздражение и тревога со страхом. Что-то случилось?
      'Снежинка?' - позвал я ее мысленно и тут же получил ответ.
      'Я дома, ты мне нужен! Приходи!'- я чувствую ее тревогу, и страх, поэтому, бросаю все свои дела и иду домой.
      Она была в детской, стояла возле колыбелек и смотрела, как спят наши малыши, но едва я вошел, она резко развернулась и быстро проговорила, будто боялась, что я ее прерву.
      - Дамина пропала, не вернулась с совета. Девочки думали, что она у нас осталась на ночь, а когда она утром не объявилась, позвонили. Я должна возвращаться в свой клан! - она сглотнула - Я не прошу разрешить взять детей, только отпусти меня, я вернусь и постараюсь как можно быстрее, обещаю! Мне просто надо найти тех, кто похищает моих самок, и я вернусь!
      Я смотрел в ее глаза и видел ее страх и тревогу. Но кроме страха за свою подопечных в ее глазах был еще и страх, что я ее не пущу или рассержусь на нее.
      - Хорошо, но мы найдем их вместе! - кивнул я подойдя и обняв ее, чтобы немного успокоить и передать спокойствия - Приготовь все, что может понадобиться мы вчетвером едем завтра утром и то только из-за того, что тебе надо собрать детские вещи.
      Она смотрела на меня с благодарностью и надеждой, а потом сказала.
      - Спасибо тебе!
      - Пожалуйста, а теперь иди, собирайся - подтолкнул я ее к двери, и она тут же выбежала из комнаты, быстро и вслух перечисляя, что нам надо взять. А я тяжело вздохнув поклявшись глядя на спящих детей, что найду того гада, который похищает девочек и тревожит мою снежинку и руки ему по отрываю, а потом повернулся и направился к машине. Может, с ней я туда поеду и завтра, но действовать я начну уже сегодня!


      Глава 14.
      Прошел месяц с нашего возвращения в клан Старого леса, а я безумно скучала по своему мужу. Нет, он был рядом со мной, каждый вечер сидел в моем доме занимался детьми, но он будто исчез.
      Я не знаю, как это объяснить, просто со мной было его тело, а душа была где-то далеко и лишь по ночам я чувствовала, что он рядом, когда он накрывал меня собой.
      Днем же он исчезал. Просто ставал утром, целовал меня и детей и уходил. Я не знала, куда он идет, а на все мои вопрос он молчал, говоря, что занимается делами клана.
      Дамина так и не нашлась, более того исчезло еще две самки и с каждой новой пропажей мой муж становился все более замкнутым, чужим и отстраненным. Более того, я стала ловить его печальные взгляды, будто он думал о чем-то печальном и не знал, как мне что-то сообщить и надо ли говорить мне.
      В этот день все было так же, только сегодня он собрался куда-то уйти и ночью и это меня напугало.
      - Куда ты идешь? - спросила я, чувствуя, как страх за него растет, при этом сама не понимая чего боюсь.
      - Мне надо кое-что сделать, - ответил он мне, не глядя на меня, и это еще сильнее напугало меня, а он тем временем добавил - дела клана.
      - Ты себе кого-то завел? - спросила я, реагируя чисто по-женски, лишь бы не думать о том ужасе, который рос во мне, но все равно с каждой секундой я чувствовала, как сердце заходится в тревоге.
      Он замер у уже открытой дверь, чертыхнулся, закрыл ее и подойдя ко мне припал к моим губам.
      - У меня есть только ты! - сказал он мне очень нежно, когда оторвался от моих губ - Поверь мне, мне никто не нужен кроме тебя! Возможно это последняя моя вылазка. Снежинка, скоро все закончится, и я снова буду только твой. Я ведь люблю тебя глупенькая!
      - Куда ты идешь? - спросила я, теперь наверняка зная, что мне надо его остановить, иначе я его потеряю, но откуда это знание я не знала, просто чувствовала беду - Я тебя не пущу!
      - Пустишь! - покачал он головой.
      - Вульф..!
      - Нет, Снежинка, я пойду туда, хочешь ты этого, или нет - перебил он меня - просто отпусти меня и не бойся, я скоро вернусь.
      - Нет! Я пойду с тобой! - в отчаянье воскликнула я.
      - Нет, ты останешься дома! - ответил он голосом альфы и мужа, и я поняла, что не смогу его остановить. Если голосу альфы я могла сопротивляться, то голосу мужа нет, муж главный семье.
      По моим щекам потекли беспомощные слезы, а он прижал меня к себе и прошептал.
      - Не плач, моя Снежинка, скоро все закончится, и мы заживем вчетвером, ничего и никого не боясь. Просто доверься мне!
      А потом развернулся и ушел. А я осталась стоять и смотреть на дверь. Я не могу так просто отпустить его. А потом я поняла, что он не запретил мне выходить из дома. Он велел оставаться дома, а мой клан это мой дом, значит, я могу идти за ним и постараться защитить мужа!
      Я выскочила из дома и тут же увидела одну из самок своего клана подбежала к ней.
      - Мирра, ты видела, куда ушел Вульф? - спросила я ее.
      - Да, туда - удивленно ответила девушка, указав в сторону леса.
      - Хорошо! - ответила я, глядя туда, куда указывала Мирра, а потом уже на ходу добавила - Малыши в доме, спят, их питание на кухне, надо покормить через час, пригляди за ними, пожалуйста, пока мы не вернемся.
      В коне своей фразы я уже бежала, а не прошло и минуты, как по лесу мчалась белоснежная волчица, ища такой любимый, и такой родной запах и пытаясь увидеть, куда идет ее волк, но его сознание было закрыто для меня, и только его запах вел меня за ним.
      Постепенно я поняла, что Вульф бежал в сторону той части леса, где почти никто не бывает, уж слишком опасно там гулять. Эта часть леса находится возле горы, на которой постоянно случаются обвалы, а еще змеи и другая гадость под ногами, поэтому сюда не ходят волчицы, но зачем сюда идет Вульф? Что ему тут надо?
      Пробежав еще с километр, я почувствовала запах волков и самой. Много волков и самок! Но запахи смешивались, кровь, пот, рвота... И запах секса? О боже, куда я попала, и как получилось, что на моей территории самцы, а еще что тут забыл мой муж? Неужели он связан с этим местом и как, а не сюда ли уводят моих девочек и если сюда, неужели Вульф этим управляет мой муж. Ужас охватил меня и я, прижавшись к земле, поползла с двойной осторожностью.
      Теперь я таилась идя на запах, пока не нашла маленькую деревню, состоящую из семи домов из дерева, огороженную деревянным забором. И это на моей территории! Проползя еще пару метров и попав внутрь деревни, я нашла мужа, но увидев с кем, он разговаривает, я впала в ярость и еле сдержалась, чтобы не выдать себя, почти не сомневаясь, что меня ждет, если меня поймают. Ведь я видела нескольких своих девочек выглядывающих из дверей и их вид пугал меня.
      - Как интересно! - говорила Ната - Ты пришел сюда и что-то требуешь, а почему мы вдруг должны тебе подчиняться?
      - Может потому, что если ты не сдашься, а я не вернусь домой, моя жена поднимет шум, а советники, знающие, где я нахожусь, сразу отправят сюда дюжину сильных волков. Вашей маленькой шайке не выжить тогда и спины самок вас не спасут.
      - А с чего такая забот? - поинтересовалась моя сестра, и по моей спине прошел холодок.
      - Снежинка тебя любит, а я не хочу делать ей больно - ответил Вульф, и мое сердце зашлось от нежности к нему.
      Я слышала противный смех сестры и видела, как Вульфа окружают четверо самцов.
      - Ты не понимаешь, Вульф, это мой клан! - сказала она, наконец - Клан о котором я мечтала с самого детства, и я не позволю ей снова забрать то, что принадлежит мне! И чем больнее ей будет, тем лучше для меня!
      Я видела горечь в глазах Вульфа и понимала что сейчас он принял какое-то решение, а потом заметила кК он поднимает руку и взъерошивает волосы при этом говорит.
      - Ты ведь знаешь, что самцы уничтожат тебя и все что тут есть?
      - Ну и что я успею уйти, пока эта дура поднимет шум.
      - Откуда столько ненависти к сестре? - спросил он вдруг, и я заметила, как он смотрит сторону одного из домов, где мужчина уводил Дамину! Я знала этого самца, он из стаи мужа! Значит у него есть план!
      - Она самого детства забирала все что я хотела! - ответила Ната.
      - И что же она у тебя забрала? - поинтересовался Вульф, и тут я увидела, как муж Наты совсем рядом со мной целится в моего Вульфа из пистолета, реакция была мгновенной, Я прыгнула на него, и он даже пискнуть не успел, как я перегрызла его горло. Никто не тронет моего мужа!
      - Что это было! - воскликнула Ната, все же уловив нашу возню.
      - Где? - поинтересовался Вульф.
      - Я слышала какой-то звук!
      - А я ничего не слышал, - пожал он плечами, а потом добавил - но ты уходишь от темы, что именно забрала у тебя сестра?
      - Да хотя бы тебя! И волчонка которого ты мог мне дать! - был ем у ответ.
      - Ну извини, но я предпочитаю спать с женщиной по своему желанию а не по ее - пожал плечами Вульф - и в этом нет вины моей Снежинки.
      - Знаешь, а мне понравилось, как она тогда смотрела на нас, она поняла, каково это, когда забирают ее! И кстати мне ее даже жаль, ведь у тебя даже не стоит, импотент, блин, вот интересно как вы детей сделали и твои ли они.
      И тут до меня дошло, он мне не изменял! И не пытался даже это все она! И как же мне хорошо стало от этой мысли!
      - Он стоит, уж поверь мне - усмехнулся Вульф, делая шаг в сторону и поднимая правую руку - для нужной самки он стоит, а для шлюхи вроде тебя ему стоять незачем. Очень жаль, что ты не сдаешься, мне придется утешать Снежинку, ведь в отличии от некоторых, она тебя любит!
      В следующий миг он резко опустил руку, и я услышала свист, а потом появился огонь и посыпались горящие стрелы. А еще через секунду вокруг меня был огонь, и волчица в ужасе взвыла, обжигая лапу.

      Я ждал сигнала, глядя на Нату и не веря, что две такие похожие женщины, могут так отличаться внутренне друг от друга. Она была мне противна, и я испытывал только одно желание, придушить ее за слезы моей Снежинки. Эта женщина сделала все, чтобы испортить ей жизнь.
      Но вот я вижу своего парня, дающего мне команду, что самки в безопасности и я даю сигнал начала атаки, после чего разворачиваюсь и бегу прочь!
      Деревня вокруг меня горит. Хорошо, что она маленькая, я быстро вырвался за ее пределы, где меня ждут семеро сильных волков из моего клана, готовых захватить тех, кто оттуда выберется из огненной ловушки.
      Обвожу взглядом самок, среди них есть и беременные с клана жены.
      'Бедные девочки! Тяжело им придется!'
      Снова смотрю на горящую деревню. Она уже объята пламенем и тут я вижу ее Нату. Она визжит от боли пытаясь выбраться, но уже поздно, она превратилась в факел, а после такого не выживают! Но вот она падает, умирая так и не выбравшись, а мне становится легче дышать, и только жаль мою Снежинку. Она любит сестру.
      А в следующий миг я чувствую резкую боль. И тут же понимаю, что боль не моя, а Снежинки. Открывшись для нее, я ощущаю ее страх и боль, а посмотрев ее глазами вижу пламя вокруг нее и понимаю, что моя девочка в деревне.
      - О боже!
      - Вульф в чем дело? - спросил Марк - один из сильнейших моих самцов.
      - Там Снежинка! - кричу я на бегу, перепрыгивая полосу огня и вбегая в горящую деревню ища свою самку.


      Глава 15. 
      Огонь он бы везде, лапа болела, и я не видела выхода. Куда бы, я не бросилась, огонь появлялся перед моим носом и перекрывал мне дорогу. И вот уже я в центре круга из огня. Я теряла контроль над волчицей и понимая, что есть только один способ спастись, поэтому я послала все свое отчаянье, боль и ужас Вульфу и тут же почувствовала, что он рядом.
      'Вульф!' - позвала я его, но ответа мне не было, а в следующий миг с одной из еще не до конца горящих построек ко мне спрыгнул мой волк.
      Я бросилась к нему и тут же ощутила его язык на своей мордочке.
      'Прости, прости меня! Я так виновата перед тобой!' - всхлипнула я, утыкаясь носом в его мех, чувствуя, как его дыхание колышет мне шерстку.
      'Все хорошо, Снежинка! Все уже хорошо!' - ответил он мне, а потом, отстранившись, добавил - 'Ты должна собраться, ты слышишь меня? Мы умрем, если ты не соберешься, вспомни о детях!'
      'Я не могу!' - в отчаянье ответила я, чувствуя, как моя волчица уже не подчиняется мне.
      'Можешь! Ради меня, ты помнишь, как вызвала молнии, а теперь вызови ливень, чтобы он затушил огонь, давай Снежинка, ты сможешь' - ответил он и лизнул меня снова, а от его языка в меня потекла сила
      'У меня не хватит сил!' - покачала я головой и поняла, что под его влиянием я снова контролирую волчицу.
      'Я помогу, дам столько сил, сколько надо, только попробуй, прошу!' - был мне ответ и я попробовала.
      Сначала ничего не получалось и я уже начала отчаиваться, когда мне на нос упала первая капля воды, а через миг с неба полился поток воды. Волчица во мне взвыла, желая сбежать от этого ливня, а Вульф просто постарался накрыть меня собой, чтобы уберечь от воды и ему это вполне удалось. Так мы и стояли, глядя друг другу в глаза и прижимаясь телами пока огонь не потух. Когда огня не стало, мы побежали по еще горячей земле в сторону входа, и быстро выбрались из ловушки, после чего я потеряла сознания от нехватки сил и боли в лапе.
      Очнулась я, когда мы уже приближались к поселению моего клана. Едва я открыла глаза, то сразу увидела его. Он нес меня на руках и был абсолютно голым. Вокруг нас никого не было и это встревожило меня.
      - Они отстали, ты ранена, поэтому я предпочел двигаться быстрее сказал он мне - и глубоко вздохнув воздух, добавил - прости.
      А потом пошел прямо по селению к моему дому, делая вид, что он одет и не реагируя на завистливые и восхищенные взгляды моих волчиц. Едва мы вошли в дом, как он тут же взбежал по лестнице в спальню и положил меня на кровать, а сам накинул халат и вышел из комнаты.
      Я слышала, как он разговаривает с Миррой и как выпроваживает ее, говоря, что дальше сам позаботиться о малышах, а потом он вернулся, с знакомой мне банкой мази и тазом с водой.
      - Смени облик, я обработаю ожог - велел он, даже не взглянув на меня.
      Я видела, что он зол на меня, и я его понимала. Я оставила детей с незнакомой ему волчицей, подвергла свою жизнь опасности и чуть не умерла, а еще, я не верила ему, и за это мне прощения, нет.
      Опустив глаза, я сменила облик, и боль стала намного сильнее. Взяв мою руку в свою, он осмотрел ожог, а потом аккуратно его промыл и начал накладывать мазь. Осознавая, что надо его успокоить, иначе он так и будет злиться на меня, я спросила о том, что объединяет нас обоих.
      - Как дети?
      - С ними все в порядке, они спят - бросил он, как-то странно на меня взглянув.
      - Почему ты на меня так смотришь? - спросила я, видя этот странный взгляд.
      - Меня удивило, что ты спросила о детях, после того, как бросила их одних с непонятно кем - бросил он, бинтуя мою руку.
      - Мирра хорошая девушка и я не бросала их! - ответила я, выпрямив спину и стараясь.
      - А что ты сделала? Ольха, между прочим, тоже была хорошей! - ответил он зло - Так что не говори мне какая она, мы оба знаем, что ты не умеешь оценивать волчиц!
      Мне было обидно слышать эти слова, поэтому я ушла в защиту, совершенно забыв, что хотела просить прощение и мириться с ним.
      - А ты не умеешь прикрывать себе спину! - ответила я - Если бы не я, ты бы уже лежал там мертвым, получив пулю в голову!
      Он удивленно посмотрел на меня, потом заметил капельку крови на моих губах и выругался.
      - Прости! - наконец, сказал он, вставая, а потом быстро добавил, будто не хотел разговаривать - Ты отдохни, а о детях я позабочусь.
      И ушел. А я еще минут пять смотрела на закрытую дверь, после чего разрыдалась, уткнувшись лицом в подушку. Уснула я ближе к утру и то из-за того, что кончились слезы.
      А утром меня разбудили голоса.
      - Как она себя чувствует - спросил такой знакомый мне голос. Отец? Что он тут делает?
      - Она в порядке - ответил Вульф - получила небольшой ожог на руке, но скоро от него не останется и следа.
      Я слышала, как заплакала моя дочка, и уже хотела пойти к ней, но плач тут же смолк, а до моего слуха донесся такой знакомый мне голос, напевающий песенку, под которую я когда-то засыпала, но это было так давно! Тогда еще мама была жива. Мама.... Как же мне не хватает того тепла и счастья, которое было у нас в семье, пока мама и папа были вместе. Папа заботился о нас, воспитывал нас и делал все, чтобы мы все были счастливы, а потом то проклятое нападение и все... Мамы больше нет, а отец во всем обвиняет ее и закрывшись в себе позабыл о нас.
      Именно поэтому мы и ругались, именно поэтому в тот день, я вдруг осталась без родителей и была вынуждена выживать сама.
      - Я могу ее увидеть? - услышала я вдруг голос отца.
      - Она спит, - был ему ответ Вульфа, - но если хотите, я схожу, посмотрю, может она уже проснулась.
      - Нет, пусть еще поспит, давай сначала обсудим произошедшее вчера, чтобы раз и навсегда закрыть эту тему.
      - Хорошо - ответил Вульф.
      Дальше они разговаривали о вчерашнем дне и, в конце концов, пришли к выводу, что у Вульфа не было выбора, и он просто защищал клан Старого Леса. Когда они закончили, отец вдруг спросил.
      - Ты уверен, что с ней все в порядке? Она у нас ранняя пташка и в это время обычно уже бодрствует, да и в постели она никогда не любила валяться, а рука это не тот повод, чтобы она лежала в постели.
      - Я заходил к ней на рассвете, она была в порядке, но вы правы, я схожу к ней и посмотрю как она - ответил ему Вульф, и я услышала звук его шагов приближающихся к двери.
      И вот дверь открылась, и он вошел в комнату и посмотрел на меня.
      - Доброе утро, как ты себя чувствуешь? - спросил Вульф, внимательно оглядывая меня.
      - Доброе, нормально - ответила я и постаралась улыбнуться, однако мое сердце сжалось от боли, при виде его равнодушных глаз.
      - Приехал твой отец, он хочет с тобой поговорить - сказал Вульф, отводя от меня взгляд.
      - Впустишь его? - попросила я, с замиранием сердца, ведь это первый раз, когда отец захотел поговорить со мной, со дня смерти матери.
      - Конечно! - кивнул Вульф и вышел.
      И вот он входит в дверь, и я не узнаю его. Он выглядит усталым, и потерянным, а если бы я не была уверена, что это мой отец я бы сказала, что его подменили.
      -Здравствуй, Эирлис, как ты? - спросил меня отец, при этом глядя то на меня, то отводя взгляд в сторону.
      - Нормально, правда! А ты как? - спросила я, прекрасно понимая, что он потерял свою дочь, ведь с Натой в отличии от меня, он всегда хорошо ладил.
      - Я в порядке, только очень испугался, когда узнал, что ты чуть не погибла - ответил он мне, неуверенно приближаясь к креслу возле кровати и садясь в него.
      - Мне очень жаль, что ее больше нет - сказала я только сейчас осознавая, что действительно сожалею о смерти сестры.
      - Мне тоже жаль, но я безумно счастлив, что ты выжила - сказал он неожиданно и посмотрел мне прямо в глаза.
      Меня поразило то, что я там увидела. В его взгляде было счастье и радость, а еще искренняя неугасимая любовь ко мне, которую я не видела с того дня как уехала к бабушке, перед смертью матери.
      - Пап я ...- начала я, но он не дал мне закончить
      - Эирлис, прошу, выслушай меня, когда я узнал, что ты чуть не погибла я вдруг понял, что больше так не могу, а еще и те страшные месяцы, когда ты исчезла, но тогда была надежда, а вчера... - он замолчал, явно не справившись с чувствами, а потом продолжил - Я знаю, что я не прав прошу, позволь мне все тебе рассказать. Ты уже взрослая, ты поймешь, должна понять!
      Он резко встал и подошел к окну. Мы оба молчали, я ждала его слов, понимая, что ему надо выговориться, а он собирался с силами и наконец, он заговорил.
      - Мы с твоей матерью поженились, так же как и вы с Вульфом, я увидел, захотел и забрал - он горько усмехнулся - только характер у нее был сложный и ты не только внешне в мать, но и характером. Брак у нас был тяжелый, мы, то ссорились, то мирились, то страстно любили друг друга, то она была готова забрать вас и уехать в свой клан, бросив меня. Но я любил ее до безумия и всегда старался помириться, вот и в тот день мы поругались. Я даже и не помню из-за чего, просто поругались и все! Потом она собралась забрала младших и уехала по магазинам, им надо было вещи купить, а я, оставшись с твоим братом, злой на весь мир, решил поохотиться и забрал сына с собой, ведь не с кем его было оставить, да и учить его охоте надо было.
      Он снова замолчал, и тут я увидела, его отражение в окне... Он плакал! Мне захотелось броситься и утешить его, но он снова заговорил, а я, услышав его слова замерла на месте.
      - Мне позвонил ближе к вечеру мой шпион и сообщил, что мой брат готовит очередное нападение на мой дом. Я побросав все бросился назад. Всю дорогу я звонил твоей матери, а она сбрасывала вызовы из-за своей обиды на меня, я же все равно звонил ей раз за разом, а потом она перестала сбрасывать, и я понял, что пришла беда и уже поздно. Звонков через сорок, мне ответили и сказали, что ее больше нет. Они ждали их у нас дома, она даже сопротивляться не смогла, даже не закричала! - его голос сорвался, и я поняла, как ему больно, поднявшись с кровати, я подошла и обняла его сзади.
      Так мы и стояли, а человек, которого я всегда считала сильным и холодным, рыдал, не сдерживая слез оплакивая свою потерю.
      - Тогда я подумал, что вам это знать не надо и отделался общими фразами, а чтобы ты не узнала всей правды, ведь ты так любила дядю, решил, что будет лучше, если моя самая любимая малышка меня возненавидит.
      - Что стало с теми, кто их убил? - наконец спросила я, в то время как мое сердце сжималось от его слов - Ты узнал, кто это был.
      - Да! - кивнул он - Они все мертвы, я об этом позаботился - ответил он и я услышала в его голосе ненависть к тем, кого уже нет, но кого он до сих пор не простил - самое лучшее, что было в моей жизни это ты и твоя мать, и я вас обеих потерял. Знаешь, я думал, что пока ты жива я смогу довольствоваться этим, а вчера понял, что не могу, ты нужна мне как воздух, я живу тобой и для тебя.
      Он развернулся ко мне и вдруг упал на колени.
      - Эирлис, прости меня, прости, что не уберег твою мать и не сохранил нашу семью, прости, что оттолкнул тебя, я так тебя люблю молю, прости меня доченька.
      В этот момент во мне что-то лопнуло, и я разрыдалась, а затем, опустившись на колени, и прижав к себе отца, шепнула.
      - Я люблю тебя, папочка, я так тебя люблю.
      Позже наговорившись с ним вдоволь и наплакавшись, я опустила его домой, ведь ему надо было возвращаться в совет старейшин и еще доложить о произошедшем вчера, а сама задумалась, а не идем ли мы с Вульфом по тому же пути, что и мои родители и поняла, что идем.
      Прометавшись по комнате до поздней ночи, я попробовала найти сознание Вульфа и поняла, что он не спит.
      - Вульф, ты мне нужен, пожалуйста, приходи! - позвала я его, молясь, чтобы он пришел, и он пришел.
      Мы смотрели в глаза друг друга, и я видела его нерешительность и даже страх.
      - Ты ведь все слышал? - спросила я его.
      Он кивну и тогда я сказала.
      - Прежде чем ты примешь какое-то решение, или что-то скажешь, я хочу, чтобы ты меня выслушал и понял! - я говорила быстро, боясь, что он меня перебьет - Я люблю тебя и хочу быть с тобой. Ты все, что мне нужно в жизни, и я пошла за тобой, бросив детей, только потому, что безумно боялась потерять тебя. Прости меня, прости, что я тебе не верила, я так виновата перед тобой. Я молю дай мне шанс, я не хочу повторить судьбу родителей, я хочу, чтобы мы были счастливы, прошу, прости меня или хотя бы дай мне шанс, заслужить твою любовь и прощение!
      Он смотрел на меня пустым взглядом, и я уже думала, что сейчас он развернется и уйдет, когда он подошел ко мне и накрыл мои губы своими.
      Прижималась к нему и чувствуя как его губы ласкают мои, а его язык соприкасается с моим я думала о том, что не важно простит он меня или нет, главное он дал мне шанс, а значит, я буду бороться за него до последнего.
      Когда же он отстранился и посмотрел мне в глаза, я подумала о том, что возможно это было прощанием, и он сейчас уйдет, а я останусь одна. Именно поэтому, его слова не сразу дошли до меня.
      - Я тоже люблю тебя, Снежинка, прости меня за грубость, я просто безумно за тебя испугался.
      Мы смотрели друг другу в глаза, а потом наши взгляды как по команде посмотрели на мою уже зажившую руку и тут его будто сорвало. Он припал к моим губам страстном нетерпеливом поцелуем. А в следующий миг, я уже была на кровати под ним, а он был во мне. И все что срывалось с наших губ в эту ночь это всего три слова, которые мы шептали не переставая.
      - Я люблю тебя.


      Эпилог
      Пять лет спустя
      Беременная белоснежная волчица неслышно ступала по земле. Ее ушки стояли стоймя, вслушиваясь в каждый звук, а головка крутилась во все стороны, внюхиваясь в каждый запах. Если бы посторонних наблюдатель увидел бы ее сейчас, он бы сказал, что волчица чем-то взволнована и кого-то ищет. Однако она была настолько незаметна и не слышна, что даже ни одна ветка не хрустнула, что удивляло с учетом ее веса и размера ее большого живота.
      Но вот мордашка волчицы просветлела, затем на ней отразилось что-то похожее на радость и счастье, а ее шаг убыстрился. Она бежала по лесу, ловя какой-то конкретный аромат до тех пор, пока не замерла в кустах, глядя на открывшуюся ей картину.
      На поляне из цветов лежал развалившись на боку огромный черный волк. Вокруг него резвились и играли четверо разновозрастных щенят соединивших в себе черточки обоих родителей. Отец явно учил своих щенят нападать, потому что они то и дело бросались на него, а он с какой-то нежностью наблюдал за ними. В какой-то момент старший волчонок чуть не задел самого младшего волчонка, и отец, поймав сына буквально на лету за загривок, опустил его сторонку и что-то ему рыкнул. Волчонок же признавая, что он заигрался, подошел к сестренке и лизнул ее в нос, извиняясь, и тут же получил ответную ласку сестры.
      Волк же тем временем посмотрела на кусты и рыкнул.
      Романтичная натура бы сказала, что он позвал свою волчицу, а еще бы поспорила, что она слышала слово.
      'Снежинка!'
      Волчица вышла из-за кустов и вокруг нее тут же запрыгали, четверо волчат радостно визжа из-за появления матери. Не забыв приласкать каждого волчонка, волчица подошла к мужу и он чуть приподнявшись, лизнул ее в носик, а потом их языки на миг встретились.

      'Мог бы хотя бы записку оставить' - заурчала волчица немного недовольно.
      'Прости, Снежинка, они проснулись, и я боялся, что разбудят тебя, а тебе после вчерашнего обсуждения изменений законов в кланах, надо было отдохнуть' - был ей урчащий ответ.
      Наблюдатель бы клялся, что он видел, как удовольствие и нежность появились на ее мордочке волчицы. А потом она легла на бок рядом со своим волком. Одна его лапа оказалась у нее под головой, а вторая уютненько легла на округлившийся животик, где развивалась новая жизнь.
      Волчата продолжали бегать вокруг волков, а они просто лежали прижавшись к друг другу, наблюдая за своими малышами.
      Но вот младший сынишка заигрался и чуть не налетел на материнский живот, однако отцовская лапа остановила его полет, защищая свою волчицу, а в следующую минуту волчонок получил что-то похожее на выговор.
      'Осторожней! Тут же твоя беременная мама!'
      Волчонок заскулил, извиняясь и волчица, глянув неодобрительно на мужа подозвала малыша к себе и лизнула в мордочку успокоительно урча.
      Когда малыш успокоился и убежал, она заурчала мужу.
      'Ему всего четыре года! Он еще очень мал и плохо понимает, что происходит, не надо на него так, орать!'
      'Я не орал, а спокойно сказал!' - заурчал в ответ волк.
      В то время как его язык скользнул по ее шерстке. Тело волчицы выгнулось от удовольствия, а из пасти вырвалось довольное урчание, больше напоминающий стон удовольствия, но она быстро взяла себя в руки.
      'Тут же дети, Вульф!'
      'Жаль, а то бы я показал тебе, как ты красива, когда беременна' - проурчал волк, а потом добавил - 'Ничего я ночью все тебе покажу!'
      На мордашке волчицы отразилось ожидание и счастье, а потом она снова устроившись на его лапе, стала наблюдать за своими волчатами.
      Минут через двадцать набегавшись, волчата один за другим подползли к матери и устроились в ее материнских объятиях. Волчица умудрилась обнять и приласкать из всех, и огромный живот не помешал ей это сделать.
      Волк же прижав к себе свою большую и довольную семью, тихо проурчал.
      'Я люблю тебя, Снежинка!'
      'Я тоже тебя люблю, муж мой' - был ему еле слышный ответ.
      Цветы расцветали, птички вили гнезда, а на поляне лежал клубок из счастливых волков, которые имели все, что им было нужно для жизни и берегли свое счастье, не позволяя никому вмешиваться в их жизнь.



Top.Mail.Ru