Скачать fb2
Карл Великий

Карл Великий

Аннотация

    Два произведения о великом властителе Европы Карле Великом, составившие эту книгу, посвящены двум разным периодам жизни этого неординарного государя.
    В. Мартов воссоздает образ юного Карла и рассказывает о начале его пути к вершинам власти.
    Роман А. Сегеня охватывает длительный период жизни короля и императора и повествует о великом строителе государства, человеке, много сделавшем для становления современной Европы.


Владимир Михайлович Мартов, Александр Юрьевич Сегень Карл Великий

Из энциклопедии «Британика». Издательство Вильяма Бентона, т. 5, 1961

    Карл Великий (742-814), король франков и будущий император, старший сын Пипина III, прозванного за малый рост Коротким, и Берты (Бертрады), дочери Хериберта из Лиона, родился 2 апреля 742 года или, по другим источникам, в 743 году. В то время франками правили Пипин и Карломан, майордомы[1] при «ленивом» короле Меровинге[2]. После отречения от престола Карломана в 747 году Пипин стал единоличным правителем, как в свое время и его отец, Карл Мартелл[3]. В 751 году Пипин сверг с престола последнего короля династии Меровингов Хильдерика III и с одобрения папы Захария сам занял франкский трон. В 754 году (по другим данным, в 753 году) папа Стефан II нанес визит Пипину в Париже и короновал его и двух его сыновей: Карла и Карломана. Согласно завещанию Пипина (768 год), королевство было разделено между его двумя сыновьями. Карл получил Австразию, Нейстрию и Западную Аквитанию[4]. Его земли простирались огромным полумесяцем вдоль побережья Атлантики и Северного моря. Младшему, Карломану, досталась лучшая и более компактная территория, охватывающая бассейн Роны и верхние течения Луары, Сены, Мааса и Рейна. Тем не менее такая воля отца была не по нраву младшему брату, который, возможно, претендовал на все наследство под тем предлогом, что он родился после того, как отец был обвенчан с Бертрадой, а позже коронован (751 год), и, следовательно, у него более прав[5]. В 769 году Карл подавил восстание в Аквитании, возглавленное престарелым герцогом Гунольдом, и принял сдачу Лупа, герцога Гасконского, хотя Карломан отказал ему в помощи. В 770 году Карл женился на дочери ломбардского (лангобардского) короля Дезидерия[6]. Возможно, он сделал это для того, чтобы усилить свое влияние на Италию, в дела которой вмешивался еще его отец Пипин III. Но в 771 году Карл развелся с ломбардской принцессой и женился на Хильдегарде, знатной девушке из Аламаннии (Швабии), которая стала матерью трех его дочерей и трех сыновей: Карла, Пипина и Людовика[7]. Естественно, Дезидерий не потерпел столь пренебрежительного отношения к дочери и воспользовался первой же возможностью, чтобы отомстить. Такой случай ему представился в 771 году, когда король Карломан умер, и Карл, согласно франкским законам, стал правителем королевства, невзирая на права наследников его младшего брата. Вдова Карломана, королева Герберга, бежала с сыновьями к Дезидерию, который объявил о своем намерении поддержать их притязания и самонадеянно потребовал от Папы короновать их (772 год). Папа Адриан, сменивший Стефана III, отказал Дезидерию и тем самым поставил под угрозу безопасность своих владений: в это время Карл сражался в Саксонии, и Дезидерий, воспользовавшись этим, разграбил и захватил Центральную Италию. Но осенью 772 года Карл услышал призыв Адриана о помощи и потребовал от ломбардского короля сатисфакции для себя и Папы. Дезидерий не принял всерьез слова Карла, и в мае 773 года, собравшись в Женеве, франки объявили ему войну. Основная армия Карла, возглавляемая им самим, через перевал Мон-Сени подошла к Сузам и неожиданно столкнулась с Дезидерием, уже укрепившим свои позиции и готовым остановить их. В это время вторая армия франков перешла Альпы, воспользовавшись перевалом Сен-Бернар, угрожая перерезать коммуникации ломбардцев. Как только войска Дезидерия оценили эту опасность, то немедленно отошли под защиту крепостных стен: часть в Павию, а часть в Верону. Верона сдалась франкам зимой 773-774 годов, и племянники Карла попали прямо ему в руки. Их судьба неизвестна, но ясно одно, они больше не доставляли беспокойства королю. После долгой осады, летом 774 года, сдалась и Павия. Дезидерий, скрывавшийся в этом городе, был схвачен и окончил свои дни в монастыре Корби на реке Сомма. После падения Павии Карл занял престол короля Ломбардии. В Павии и других городах королевства были размещены франкские гарнизоны, а на государственные и церковные должности стали назначаться франки. Некоторым ломбардским герцогам на севере и в центре Италии было разрешено сохранить свою власть, но отныне они стали вассалами завоевателя. Дом герцогов Беневентских, лангобардов по происхождению, поддерживавших Дезидерия, фактически остался независимым от Карла, хотя в 788 году правящий герцог согласился платить ежегодную дань, датировать хартии[8] годами царствования франкского короля и писать его имя на монетах. Карл не стал вторгаться в греческие владения на юге Италии: Калабрию, Апулию, Неаполь и Салерно, но несколько позднее он присоединил к своему королевству греческие провинции, Венецию, Истрию и Далмацию. Его отношения с папством окончательно определились во время визита в Рим на Пасху 774 года. Он был провозглашен почетным патрицием и покровителем Рима и подтвердил так называемую дарственную 754 года, в которой его отец гарантировал неприкосновенность древних и законных владений папства в Италии. К сожалению, текст дарственной дошел до нас в измененном виде, со вставками, сделанными чужой рукой. О точности вставок судить сложно, так как Адриан и Карл, в остальном большие друзья, на документ смотрели с разных позиций. Будучи покровителем Рима, Карл ратовал за возможность апелляции по поводу решений римских судов и после выборов преемника Адриана принял от римлян клятву вассальной зависимости. В 800 году Карл председательствовал на епископском суде, на котором Льву III, новому Папе, было предъявлено несколько обвинений. Но впервые только сыну Карла Людовику Благочестивому представилась возможность реализовать императорское право (824 год) и действительно контролировать светскую деятельность Папы, посадив в Риме своего постоянного представителя.
    С 774 по 799 год Карл вел войну с народом саксов, исповедующих язычество, чьи земли простирались к востоку от Рейна и к северу от Гессена и Тюрингии. Франки всегда были для них беспокойными соседями, и еще в 758 году Саксония стала платить дань Пипину III. Историки не считают, что первое столкновение Карла с Саксонией (772 год) случилось в результате провокации. Камнем преткновения явилось язычество саксов. Основным событием войны стало уничтожение грандиозного языческого святилища, где стояла статуя Ирминсула – священнейшего кумира народа. Саксы ответили на это нападением на Гессен, воспользовавшись отсутствием короля. Но по возвращении в 775 году из Италии Карл возобновил завоевание Саксонии, которое закончилось только во время его четырнадцатого похода. Сакские племена были разрозненны и очень сильно уступали франкам во владении военным искусством и вооружении, но природные укрепления их земель: холмистая местность, горы, глухие непроходимые леса в Тевтобурге и Гарце, реки Везер и Эльба с их многочисленными притоками служили прекрасными естественными преградами и затрудняли быстрое продвижение франков в глубь страны или отступление. Войско франков было способно вести военные действия только в летнее время, и очень сложно оказалось укомплектовать гарнизоны для размещения на завоеванной территории. Когда саксы подвергались нападению, то они сдавались без сопротивления, но стоило франкскому королю вывести свои войска, как повсеместно вспыхивали восстания. Карл не облегчил положения, когда настоял на том, чтобы жители всех сдавшихся территорий приняли христианство. Главным врагом Карла был глава Вестфалии Видукинд, который в 778 году переправился с восточного берега Рейна и направился вверх по течению к Кобленцу, а в 782 году разбил карательный отряд франков в Саксонии. Очередная выходка Видукинда вызвала жестокую месть Карла. В битве при Вердене в один день оказалось убито не менее четырех с половиной тысяч саксов[9]. В 785 году Видукинд сдался франкам на их условиях, и его народ был окрещен после того, как Карл перезимовал в Саксонии и в течение нескольких месяцев подвергал завоеванные земли разграблению. После этого на несколько лет основными центрами сопротивления стали земли на левом берегу Нижней Эльбы и в Нордальбингии (Шлезвиг). По отношению к этим землям в 799 и 804 годах Карл применил политику изгнания населения, переселяя участвовавших и не участвовавших в войне мирных жителей в другие части своей империи. Карл издал не один закон, касающийся завоеванных земель. Его Capitulatio de Partibus Saxoniae (Саксонский капитулярий[10], возможно, 785 года) назначал самые жестокие наказания, выносившиеся идолопоклонникам и тем, кто шел против церкви и священнослужителей. Капитулярий также обязывал все население завоеванных земель платить десятину церкви. Новый Саксонский капитулярий 797 года, изданный после совещания с представителями Саксонии, вносит некоторые изменения в основное право народа саксов, приводя его в соответствие с франкским законодательством. Это основное право было зафиксировано в Законе Саксонии, но время этого события не установлено. В Саксонии Карл основал несколько епархий: в Мюнстере, Миндене, Оснабрюке, Падерборне и Бремене. Во главе каждой из них стоял выбранный Карлом из местной знати граф, который по требованию императора проводил слушания в судах, согласно франкскому законодательству. Карл обязал священнослужителей докладывать ему о тех округах, в которых неправильно вершилось правосудие. В 797 году или раньше Карл стал выделять так называемых государевых посланцев – миссий – из своего ближнего окружения для выполнения специальных поручений. Они разъезжали по стране и контролировали местных управляющих. Народные собрания в Саксонии обладали законной силой лишь в том случае, если они были созваны официальными представителями императора. При такой системе управления после 804 года в Саксонии установилось спокойствие. В IX веке саксы, сохраняя большую часть своего примитивного законодательства и культуры, стали истинными христианами и полностью смирились с франкским правлением.
    Бавария была аннексирована Карлом с меньшими трудностями и немного раньше, чем Саксония. Тассилон, последний герцог Баварии из династии Агилольфингов, получил герцогство в 748 году из рук Пипина III, которому принес клятву верности, но так ни разу и не появился ни на одном ежегодном собрании и не принял участия ни в одной из кампаний Пипина, а затем Карла. Под давлением короля Тассилон принес еще одну присягу в 781 году, а затем и в 787 году, но во второй раз он дал клятву, только когда войско франков приблизилось к границе Баварии. На сейме 788 года[11] он был осужден по подозрению в заговоре с аварами. Жизнь ему сохранили, но отправили в монастырь, а Бавария была разделена между франкскими графами. В IX веке баварцы стали основной силой, поддерживавшей восточнофранкскую монархию, а Регенсбург стал главной резиденцией Людовика Немецкого. Одновременно с Баварией Карл получил беспокойных соседей в лице аваров, которые кочевали по венгерским степям с 568 года. В 791 году он совершил набег на их западные земли, лежавшие между реками Энс и Раба. Укрепленный лагерь (ринг) аварского хана был разграблен в 795 году маркграфом Эриком Фриульским и полностью уничтожен Пипином, вторым сыном Карла, в 796 году. После этого события авары послали в Ахен нескольких своих предводителей, которые заключили мир с императором и приняли христианство. На епископа Арна из Зальцбурга была возложена задача обратить аваров в христианство[12]. В 805 году хан, почувствовав угрозу безопасности для своих племен со стороны славян, принял христианскую веру и признал императора своим покровителем.
    Более успешной, но менее значительной в историческом масштабе, чем экспансия франков на востоке, была кампания, во время которой Карл со своей армией воевал с арабами на севере Испании. В 778 году Карл сам командовал экспедицией против Сарагоссы. Она окончилась неудачей, так как Карл не получил ожидаемой поддержки от восставших эмиров. Во время отступления через Пиренеи арьергард франков был уничтожен, но не арабами, а басками – христианами из Памплоны, у которых он вызвал праведный гнев, разрушив стены их города. Эйнгард, биограф Карла, считает это событие незначительным, но судьба маркграфа Роланда, префекта Бретонской марки[13], который пал в Ронсевальском ущелье с другими известными воинами (15 августа 778 года), вошла в легенды и песни. Чтобы восстановить отношения с испанскими христианами, Карл встал на их сторону во время спора по вопросу адоптианства[14], когда они признали архиепископа Толедо еретиком. Карл хотел провести границу Франкского государства на южном склоне Пиренеев как внешнее укрепление городов Нарбонна и Септимании. И он преуспел. В 801 году сыном Карла Людовиком была захвачена Барселона. В этом ему помогал граф Вильгельм Тулузский, герой, чье имя, подобно имени Роланда, увековечено в средневековом эпосе. В 807 году Памплона признала покровительство Карла и стала вторым бастионом Испанской марки, пограничной области государства Карла, и защищала подход к Пиренеям как с запада, так и с востока.
    Лишь три раза в период с 774 по 799 год Карл возвращался в Италию. В каждом случае основной его целью было укрепление влияния над Ломбардским королевством. В 775 году он подавил восстание в Ломбардии, в котором герцоги Фриуля и Сполето получали поддержку от их соотечественника, независимого правителя Беневенто. Ротгауд Фриульский был лишен герцогства, а Хильдебранд из Сполето, который пользовался покровительством Папы, в 775 году дал клятву феодальной зависимости королю. В 780 и 787 годах Карл пересек Альпы, чтобы доказать свое превосходство над Беневенто. Это стремление он не сумел реализовать до конца. Во время второго визита в Италию он убедил Папу Адриана короновать его сыновей, Пипина и Людовика, королями Италии и Аквитании. Тевтонские земли оставались за самим Карлом и его старшим сыном и наследником. Такой шаг императора говорит о том, что дела в Италии не занимали первое место в его планах и расчетах. Важно заметить, что даже после того, как он стал императором, он продолжал придерживаться плана 780 года. В этом же году, находясь еще в Италии, он принял предложение византийской императрицы Ирины выдать его старшую дочь Ротруду за сына и подопечного Ирины, юного Константина VI. Но Карл расторг это соглашение в 787 году, возможно, потому, что Ирина и ее сын в этом же году призвали VII Вселенский Собор в Никее возродить иконопочитание в Греческой церкви и обратились к Латинской церкви проводить такую политику, которую Карл и франкские священнослужители считали верхом предрассудков и абсурда. Папа Адриан, чьи легаты участвовали в Никейском соборе, согласился с таким решением, но его мнение было проигнорировано королем. В 794 году Карл созвал собор Франкской церкви во Франкфурте, который заклеймил поклонение иконам (идолам). На собрании присутствовали посланники Папы и представители Итальянской, Испанской и Английской церквей. Аргументы, которыми оперировали Карл и его советники, перечислены в Libri Carolini (Книге Каролингов), четырех трактатах, написанных в период с 789 по 791 год по приказу короля и опубликованных от его имени. Неизвестно, руководствовался ли Карл религиозным пылом или желанием дискредитировать Византийскую империю – в Libri Carolini решительно оспаривают право Константина VI быть законным наследником Римской империи, – но у нас нет доказательств того, что Карл стремился в то время сам занять это место. Возможно, долгая борьба за искоренение сакского язычества явилась причиной того, что Карл и Франкская церковь с таким жаром участвовали в этом споре. Непоправимого разрыва с Византийской империей не произошло, а в 798 году Ирина отправила послов в Ахен, чтобы сообщить Карлу о том, что Константин VI свергнут с престола и она признана преемницей своего сына. Среди Франкских священнослужителей бытовало мнение, что с Константином поступили бесчестно, а женщина неспособна управлять империей. У нас нет оснований предполагать, что послам Ирины не был оказан радушный прием, однако в 800 году Карл позволил Папе Льву III короновать себя императором Римской империи.
    О секретах подготовки этой коронации и о мотивах, которые побудили Папу ее провести, можно только догадываться. Лев III, преемник Адриана, был избран Папой римскими священнослужителями и народом в 795 году. Карл с готовностью признал действительность этих выборов, но до 799 года нет ни малейшего свидетельства о продолжении переписки между папским и франкским дворами. В 799 году римская фракция, обвинившая Папу Льва в прелюбодеянии и лжесвидетельстве, пыталась избавиться от него. Папа подвергся жестокому нападению на одной из улиц Рима, едва избежал потери языка и глаз и был заключен в один из римских монастырей. Его помощникам удалось увезти Папу в Сполето и оставить там под защитой герцога. Некоторые черты характера Льва были интерпретированы франкскими священнослужителями в невыгодном свете. По этим причинам Карл отказался восстановить его в должности до тех пор, пока с него не будут сняты обвинения врагов. В июле 799 года Льва как почетного гостя привезли в Падерборн к королю, и он оставался там в течение нескольких дней. В конце концов, он уехал в Рим в сопровождении целой свиты архиепископов и графов, которые проводили юридическое расследование и затем доложили императору о том, что против Папы не было найдено никаких доказательств. В ноябре 800 года король появился в Риме и провел там больше трех недель, расследуя ситуацию. Историки свидетельствуют, что Карл не мог решить, как ему обращаться с Папой. Ни один человек, выдвигавший раньше против него обвинение, теперь не решался сказать против Папы ни слова, но было очевидно, что он не пользовался всеобщей популярностью в Риме. В конце концов, 23 декабря Лев снял с себя все обвинения в церкви Святого Петра, принеся торжественную клятву на Евангелии о том, что он невиновен. В Рождество, после торжественной мессы в этой же церкви, он возложил на голову Карла императорскую корону в присутствии римлян. Для них это событие, видимо, не стало сюрпризом, так как они приветствовали Карла словами, которыми обычно приветствуют императора. Два богослова, Ангильберт и Алкуин, в стихах и прозе предсказывали, что Карл станет императором, еще за несколько месяцев до того, как это событие произошло в действительности. Возможно, Карл не решался на такой шаг, рискуя вызвать войну с Константинополем. Но утверждение одного из биографов о том, что коронация была произведена неожиданно и против воли Карла, неубедительно.
    Став императором, Карл проявил готовность и желание уладить дела с Константинополем. В 801 году он предложил Ирине выйти за него замуж, но вскоре после того, как его посланцы прибыли в Византию, она была свергнута с престола. Посланцы Карла были хорошо приняты преемником Ирины, Никифором I, который предложил свои условия для достижения мира между Западом и Востоком. Карл ответил дружелюбно и предложил провести границу так, что ему должны были отойти Венеция и прибрежные города Истрии и Далмации. Но Никифор предпочел сражаться за эти вновь потерянные провинции. Таким образом, была развязана война в Адриатическом море. Флотом франков командовал король Пипин. После смерти Пипина (8 июля 810 года) Карл спешно предложил заключить мир, больше не выдвигая претензий по поводу спорных территорий. Его предложение было принято императором Михаилом, преемником Никифора в 811 году. В 812 году посланцы из Константинополя прибыли в Ахен и приветствовали императора Запада как василевса[15], таким образом признавая равенство двух империй. Учитывая эти события, нельзя утверждать, что Карл считал Римскую империю неделимой.
    В 806 году Карл по франкской традиции решил разделить территорию своей империи между тремя законными сыновьями. Его план предполагал, что каждый сын будет единоличным правителем своей земли, а не всей империи в целом. Но в 813 году, когда был заключен мир с Константинополем, а его сыновья Карл и Пипин умерли, он назначил Людовика, прозванного Благочестивым, своим консортом[16] и наследником императорского трона. В это же время он отдал Италию Бернарду, сыну Пипина. Таким образом, Карл сделал так, что императорский трон стал переходить по наследству от отца к сыну. Примечателен тот факт, что коронация Людовика проходила не в Риме, а в Ахене, и сам Карл возложил корону на голову своего сына, доказывая миру, что Папа не имеет права решать судьбу империи.
    Кроме греков врагами Карла последние несколько лет были датчане. Датское королевство уже существовало в то время и угрожало северо-западной границе империи Карла. Пираты-датчане нападали на Британские острова. В 809 году Карл построил форт в устье Эльбы, чтобы защитить ее правый берег. В 811-812 годах он заключил договоры с датскими королями. Но основная надежда была на Северный морской флот, базировавшийся в Булони и построенный на верфях в Генте. Карл отдал приказ разместить корабли во всех портах и на реках, пригодных к судоплаванию вдоль северных границ империи. Он также расставил дозоры вдоль берега Средиземного моря от Нарбонна до устья Тибра, чтобы защищать земли от набегов арабских пиратов, но опасность с этой стороны не занимала всецело его внимания. Издав капитулярии в 802 и 811 годах, Карл призвал в обязательном порядке проходить морскую службу население прибрежных провинций, служить должны были даже магнаты. То, что франкам не удалось стать сильной морской державой в преддверии приближавшихся мрачных времен, – не вина Карла.
    Годы его правления ознаменованы возрождением искусства и письма во Франкском королевстве. Пиротехники, кузнецы, резчики по кости и металлу достигли высшей степени мастерства, хотя высокое искусство еще не было в почете. Часовни императора в Ахене украшали колонны и бронзовые порталы, привезенные из Рима и Равенны. Просвещенность среди франкских священнослужителей поощрялась во время правления Пипина самим королем и англичанином Бонифацием, архиепископом Майнца. Карл поддерживал дело отца и одобрял священнослужителей продолжать обучение. Он сам изучал латинскую грамматику с Петром из Пизы, риторику, диалектику и астрономию – с Алкуином из Йорка и внимательно слушал, когда священнослужители читали ему исторические очерки Святого Августина De Civitate Dei (О граде Божием). Результат классического обучения самого Карла и его советников виден в законодательстве, которое было написано более грамотно и продуманно, чем законодательство его предшественников. Карл стремился следовать примеру законодательства Константинополя, хотя он так и не попытался составить кодекс. Его заслуга в том, что он пересмотрел законы салических и рипуарских франков[17] и был инициатором записи законов Саксонии, Тюрингии и Фризии. Его капитулярии, действие которых распространялось на всех подданных без различия в расе, представляют собой замечательный краткий свод франкских институтов. По этим текстам мы можем изучать обязанности графов и посланцев Карла; функции местных судов и собраний; вассальное право; право, регулирующее вассальную зависимость; права освобожденных от налогов поместий (immunitates); состав национальной армии. Capitulare de Villis (Капитулярий о поместьях) даже дает нам полную информацию об управлении земельной собственностью королевской семьи. Детали этого законодательства разрабатывались старшим священником и священнослужителями королевской церкви, а также всеми людьми, которые участвовали в так называемом «каролингском возрождении». В своем Admonitio Generalis (Главное наставление) 789 года Карл выдвинул требование, чтобы каждый епископ не только проверял богословское образование своих священнослужителей, но и помогал повсеместно создавать школы. Для избранного меньшинства в кафедральных школах предусматривалось получение высшего образования. Такие школы существовали в Орлеане и Лионе, а также при монастырях в Туре, Корби, Сен-Рикье, Меце. Дворцовая школа, Меровингский институт, была реорганизована Алкуином в период с 782 по 796 год. В ней обучались дети императора, сыновья высокопоставленных лиц и некоторых священнослужителей, которые впоследствии много сделали для развития образования. Среди них были Адальхард из Корби и Ангильберт из Сен-Рикье. Дворцовая школа постепенно прекратила свое существование после смерти Карла, но новые кафедральные и монастырские школы выпускали образованных людей. Библиотеки этих школ пополнялись сохранившимися до сих пор старинными манускриптами Цезаря, Саллюстия, Лукреция, Тацита и Светония и многими работами Цицерона. В период жизни императора и не без его поощрения текст латинского перевода Библии был восстановлен Алкуином и другими учеными. Одна из таких восстановленных рукописей, но не Алкуином, была официально рекомендована франкскими епископами в широко распространявшейся De Emendatione Librorum (Исправленной Библиотеке, 787 год). Ученые, которым покровительствовал Карл, вошли в историю как отличные грамматики, а их стараниями латинский язык стал более отшлифованным и гибким средством литературного языка. Однако мысли, которые они выражали в стихах и прозе, зачастую оказывались тривиальными шутками и скучными проповедями. Письма Алкуина, несколько стихотворений Ангильберта и Теодульфа из Орлеана и биография Карла, написанная Эйнгардом, одним из придворных священнослужителей, являются лучшими произведениями Каролингской эпохи.
    В Ахене Карл построил дворец (который не сохранился до наших дней), несколько раз отреставрированный, он превратился в собор и в таком виде существует поныне. Карл начал строительство еще одного замка в Ингельгейме рядом с Майнцем. Этот город служил отличной позицией для армий Карла. Третий замок был построен в Нимвегене (рядом с саксонской границей). Однако от него осталась только часовня, освященная Папой Львом III. В течение трех лет, с 792 по 794, Карл жил в Регенсбурге, старой баварской столице. Но такой его шаг был вызван исключительно политическими и военными соображениями. В Ахене Карл чувствовал себя как дома. В окрестных лесах он любил охотиться, в горячих источниках, которые до сих пор питают Кайзербад, он со своими сыновьями, окружением и телохранителями купался. Мода франков менялась под влиянием новых платьев короля, его любимых занятий. Карл презирал изысканные столы, предпочитая им простой обильный обед, за которым главным блюдом оставалась жареная оленина, подаваемая на вертеле егерем. Когда государственные дела требовали решения, король действовал быстро, четко и без устали. Предметом его гордости была великолепная обстановка в часовне и процедура исполнения церковных обрядов. Карл до конца своей жизни интересовался наукой и богословием и оставил после себя огромную библиотеку манускриптов. Но его личная жизнь далеко не безупречна: хотя он был верным мужем трем из четырех жен, у него есть дети от пяти любовниц. При дворе царило распутство, а поведение его дочерей зачастую становилось причиной серьезных скандалов.
    Последние четыре года жизни здоровье Карла постоянно ухудшалось, и 28 января 814 года он умер от плеврита. Император был похоронен в часовне в Ахене, возможно, в том древнем саркофаге, который стоит там до сих пор. Во всяком случае, именно в этом гробу были найдены останки в 1165 году, когда Фридрих Барбаросса отыскал могилу.

Владимир Мартов[18] Юность Карла

Пролог Миссия

Глава первая Путь

1

    Впервые после праздника Святого Фомы его отправили в путешествие одного. Радость, с которой он пустился в дорогу, говорила о его самолюбии и юношеском упрямстве. Но эту радость можно было объяснить и по-другому. Ведь он действительно впервые отправился в трудный и далекий путь один. Один, без столь надоевшей мелочной опеки своего «дядьки» Бернарда, учившего его владеть оружием, и не меньшего зануды аббата Фулрода, докучавшего ему никчемными учеными рассуждениями. И все-таки именно самолюбие, упрямство да еще важность миссии, доверенной ему отцом, отправили его за ворота королевского пфальца[19].
    Декабрь 753 года выдался слякотный, и дороги развезло от снега и грязи. Без свиты, с небольшой группой вооруженных людей, немногим старше его самого, самолюбивый одиннадцатилетний отрок, высокий не по годам, широкоплечий, с нескладно-неуклюжей фигурой скакал во главе своего отряда, если это можно было назвать отрядом, и старался хоть как-то прикрыться плащом от сырого пронизывающего ветра. Остальные всадники точно так же кутались в плащи и накидки. Усталые от распутицы кони двигались все медленнее, но юношеское упрямство всадников не позволяло им сдаться непогоде, заставляло двигаться все дальше и дальше. Перелески чередовались с небольшими полянами, пока наконец путники не заехали вообще в какие-то дебри.
    – По-моему, мы сбились с дороги, – раздался сильный, пронзительный голос мальчика.
    Несмотря на все его самолюбие, проявлявшееся даже в манере сидеть на лошади, он вынужден был признать свое бессилие перед разыгравшейся стихией.
    Обычно его называли просто сыном Пипина Короткого. Те, кто ненавидел его по той или иной причине, произносили его имя как Кёрл[20]. И некоторые основания у них для этого были. Поэтому он не очень долюбливал свое имя Карл, полученное в честь великого деда, и немногочисленные друзья-сверстники называли его Шарлем.
    – Однако надо продолжать путь.
    – Куда? – ответствовал ему почти такого же возраста и сложения спутник, плотнее кутаясь в овчинный плащ, накинутый поверх кожаной туники. – Мы уже пятеро суток как выехали из Тионвиля, и все пять дней не прекращается эта проклятая погода. Пора и передохнуть более основательно. Даже поводные лошади выбились из сил, что уж говорить о наших.
    – Ну уж нет, ты меня знаешь, Ганелон. Я сказал, что буду быстро продвигаться вперед – и никакая погода меня не остановит. Просто мы сбились с пути, и надо поискать дорогу. Эй, Харольд, тебе, наверное, тоже хочется в тепло, – с едва скрытой насмешкой обратился он к другому спутнику. – И потом, кто хвастался, что он сын лучшего лесничего и ему нипочем любая погода, а уж заблудиться он и вовсе не может. Похоже, это пустые слова, что твои предки произошли от волков и медведей.
    Юноша угрюмой наружности, но державшийся в седле лучше остальных, пожалуй, один понимал всю бедственность положения, в какое они попали.
    – Это все проделки лесных эльфов и ведьм, – после продолжительного молчания отвечал Харольд, любивший поговорить, но не любивший насмешек, за что частенько, пользуясь большой физической силой, покалачивал как Ганелона, так и своего царственного дружка.
    – Наверняка кто-то из всей этой колдовской нечисти не очень-то хочет приветствовать нашего гостя. – И Харольд как истый сын лесов, верящий во все колдовское, невольно огляделся кругом и даже взялся за рукоять топора, подвешенного сбоку седла. Хотя какой топор или иное оружие подействует на черта, если ему вздумается пошалить.
    – Но, но, ты не заговаривайся. Забыл, кого мы едем встречать?
    – Как можно! Забыть-то я не забыл и даже помню, как некоторые из свиты вашего батюшки и моего короля рассмеялись вслед нашей такой великолепной кавалькаде и даже заметили, что сын Пипина, очевидно, спутал встречу Папы Римского с охотой на оленей.
    И действительно, помимо двух соратников по детским играм – правда, Харольду уже исполнилось шестнадцать – Шарль захватил с собой только нескольких слуг. Никто из знатных и спесивых вельмож не согласился последовать за этим, как они считали, сумасбродным мальчишкой, отправившимся в путь, чтобы встретить наместника престола Святого Петра, к самым Альпам. Да упрямый юнец вряд ли бы и согласился захватить их с собой, предпочитая компанию своих дружков и лесничих. Именно с ними он любил так весело проводить время, охотясь на оленя или более серьезного хищника, а в жаркие летние дни плавать, когда солнце начинает неумолимо палить с небес, а вода приятно холодит кожу.
    В свите Шарля не было графов и баронов, не было и драгоценных подарков для высокопоставленных гостей, но зато он не забыл захватить хороших лошадей для каждого всадника, а также запасных, зная о долгом пути, но предпочитая все же закрывать глаза на его трудности.
    – Лучше бы ты вместо того, чтобы вспоминать наше отбытие из Тионвиля, занялся поисками дороги. Я думаю, что Папа со своими людьми уже перешел Альпы и мы находимся где-то недалеко от виллы Ашера, куда они должны обязательно заехать. Да и вовремя помолчать – истинное благо. Бери пример с Ганелона. Он язва, каких поискать, но вовремя молчать умеет.
    – За что такая немилость, Шарль?
    – Немилость? Немилость ты еще заслужишь.
    Ганелон обиженно отвернулся и плотнее укутался в свой овчинный плащ.
    – Ну, ну, шучу я, а может, и нет. Время покажет.
    Тем временем двое лесничих набрели наконец на дорогу, которую скорее можно было назвать раскисшей в снегу и грязи тропой, и группа всадников двинулась дальше, только теперь во главе кавалькады оказался Оврар, еще один из задушевных знакомцев Шарля, правда, в свои семнадцать предпочитавший общество хорошеньких крестьянок и кубок доброго вина.
    Путь продолжался в молчании: слишком измучены были всадники, ведь и для взрослого этот путь был нелегок. И хотя хваленая с детства выносливость и закаленность франков помогала им, они обрадовались, заметив где-то вдали такой для них радостный теплый огонек, возвещавший о присутствии жилья, жарком камине и глотке горячего вина.
    «Это знак, – подумал Шарль. – Бог не оставляет меня своей милостью. И все потому, что я Пипинид-Арнульфинг».
    Существовала, существовала в их роду одна легенда, которая, или похожая на нее, наверняка есть у всех сильных мира сего. Как существовала легенда и у долго правивших Меровингов о том, что произошли они от царя морского и дочери вождя франков, а мальчишка, родившийся от этого союза и звавшийся Меровеем, власть высшую захватил. И древние боги ему в этом помогли. Посему и они, наследники его, править людьми должны. Только где они, те Меровинги, когда последнего, Хильдерика, отец Шарля уж два года тому в монастырь заточил. После чего епископ Бонифаций и короновал в Суассоне Пипина на царство. А теперь вот и сам Папа пожаловал. Хоть и велик первый наместник Бога на земле, а без короля Пипина Арнульфинга не удалось обойтись. Без силы и мощи его военной. Вот и получается, что их предание оказалось более верным, чем легенда Меровеев.
    – А что, Харольд, помнишь ли ты легенду о первом Арнульфинге, – повеселевшим голосом спросил Шарль, потому что огонек, и даже не один, постепенно приближались, вселяя надежду на скорый и долгожданный отдых.
    – С чего бы это тебе, Шарль, вдруг вспомнить о старом Арнульфе, – изумился Харольд, подумав о своем: – Уж не замешалась ли опять нечистая сила, и сейчас огоньки благостные враз исчезнут, и снова их начнет кружить по лесам и перелескам, если его молодому хозяину ни с того ни с сего вдруг приходят в голову такие вопросы?
    – Так помнишь или нет, сын медвежатника?! – воскликнул юный Арнульфинг, но теперь в его голосе зазвучал металл, не предвещавший ничего хорошего тому, к кому он относился.
    Огоньки не исчезали, и Харольд, несколько поуспокоившийся, решился:
    – Предок твой, Шарль, самый первый, кто звался Арнульфом, бросил как-то в Сену перстень свой личный, сказав, что коли река ему тот перстень вернет, то это будет знаком, что ждет его судьба великая и будет он первым среди людей. А сделал он это потому, что в округе жил один старик чудодей. Сколько ему лет было, про то никто не знал, только мудрый был на целую тысячу. И когда Арнульф-то к нему обратился с вопросом, что ждет его в жизни, он и посоветовал так сделать.
    Здесь Харольд надолго замолчал и снова огляделся по сторонам: не изменилось ли что?
    – Да не тяни ты! – взорвался и так не слишком терпеливый Шарль. – Мне что, из тебя слова мечом выколачивать?
    – Так я и говорю: бросил Арнульф перстень в реку, только утонул он, как и должно быть. Да и вправду тяжелый был, как не утонуть. И непонятно, как река могла такую тяжесть на себе удержать, ведь не деревяшка он, чтоб по воде плавать. Утонул и утонул. Арнульф решил, что не вышло ему знака никакого и быть ему простым вождем. Но не таков характер был предка твоего. Воином он действительно слыл знатным, быка пополам с одного удара разрубал. Прошел год, и принесли ему как-то к столу рыбу, запеченную целиком, а в ней и оказался тот самый перстень, целехонький. Вот и получается, что вернула река ему брошенное и знак тот самый заветный дала. Служить Арнульфингам, значит, и самим к счастью прикоснуться. Дед твой Карл, прозванный Молотом, разбил-таки поганых сарацин и всех честных христиан спас. И отец твой Пипин – недаром его королем избрали. Истинный защитник веры Христовой.
    – Я Арнульфинг, – гордо воскликнул Шарль, – значит, я тоже буду великим королем. Но, клянусь, друзья мои, я пойду дальше! – И необычные нотки зазвучали в голосе мальчика.
    Наверное, эти нотки и подтолкнули Ганелона.
    – А на это другой знак есть, – не удержался, чтобы не подшутить, язвительный приятель, который с младенчества завидовал чужим успехам и считал себя и свой род Хевдингов равным Арнульфингам и несправедливо обойденным. Собственно, сыграть злую шутку над кем угодно он готов был всегда, но здесь его задело, что удача и слава деда и отца могут действительно перейти к не слишком долюбливаемому им Кёрлу, и что-то новое ждет в судьбе его напарника по детским играм. Новое и значительное.
    – Какой же? – заинтересованно и нетерпеливо спросил Шарль, настроившийся на более величественное продолжение легенды об Арнульфе и никак не ожидавший сейчас от приятеля подвоха.
    – И была другая река, но не было брода, – в тоне настоящего жонглера[21], читающего очередной жест, начал насмешник. – И тьма опустилась на небо и землю. Когда же подъехал к реке Шарль, то пред ним прыгнул в воду чудесный белый олень. Тогда туда же, где исчез в воде белый олень, направил своего коня Шарль. И был там брод, и все перебрались на другой берег, ног не замочив.
    Только здесь до Шарля дошло, что над ним просто насмехаются.
    – Ты! Ты! – От гнева, охватившего его, он не мог больше произнести ни слова. И без того всегда пронзительный голос сорвался на какой-то постыдный ему самому визг. Он, с детства неуверенный в себе, в своих силах, хотя физически был не по годам крепок, таких шуток не выносил. Более того, именно сейчас, после рассказа Харольда, осмелился так посмеяться над ним друг детства. Да он просто смешал с грязью его мечты. Мечты такие возвышенные и величественные. Он представлял себя уже знаменитым, кем-то большим, чем король. Может, императором. Ему рассказывал о таком человеке в далеком Константинополе аббат Фулрод. Перед этим человеком заискивают даже короли. А тут? Злоба охватила несостоявшегося императора, и он двинул своего коня в сторону этой язвы Ганелона, но тот предпочел улизнуть – благо постоялый двор уже был рядом, – подхлестнул своего усталого коня и скрылся в воротах. Связываться с разозленным Шарлем он не хотел. Следом въехал и юный Арнульфинг со все еще перекошенным от ярости лицом, опередив Оврара и остальных своих приятелей. Если бы он знал, какое новое унижение ему придется сейчас испытать!

2

    На постоялом дворе расположились по-хозяйски чьи-то воины, а в конюшне и у коновязи стояло множество лошадей.
    «Скорее всего люди Ашера, – подумал Шарль, сразу забыв о Ганелоне. – Значит, Папа уже добрался сюда».
    Его догадка подтвердилась, потому что в дверях придорожной гостиницы появился сам граф Ашер. Опытный военачальник знатного рода, он уже два года состоял на службе у короля Пипина. Нельзя сказать, что делал это с радостью, собственно, как и другие, подобные ему графы и бароны. Лишь сила короля заставляла повиноваться.
    Два года назад на сейме в Суассоне они выбрали королем Арнульфинга, бывшего тогда всего лишь майордомом, то есть первым среди равных. Правда, отец Шарля оказался не только первым, но и сильным. И силой этой он распорядился с умом. Выборы проходили под пристальным вниманием вооруженных отрядов, окруживших Суассон. По сути, Пипин узурпировал трон, просто убрав со своей дороги последнего Меровинга как ненужную вещь, но фактически Арнульфинги уже заправляли всеми делами в государстве со времен Карла Мартелла, отца нынешнего короля и деда Шарля. Да и согласие тогдашнего Папы Захария было получено. В ответ на вопрос: как относится Святой отец «к королям, которые во Франции не имеют власти, и одобряет ли он подобное положение вещей?» – было сказано: «Лучше называть королем того, кто имеет власть, нежели того, кто ее не имеет». Таким образом, Церковь как бы освятила эту узурпацию. И еще недавно почти независимые графы и герцоги, владельцы обширных земель, оказались на службе у такого же сеньора и присягнули ему на верность. Этого Пипину старая франкская знать простить не могла. Но воля короля, а главное, силы, стоявшие за ним, оставляли им одну возможность: злиться и служить.
    Вот и граф Ашер вернулся из Рима, сопровождая до границ государства франков нового Папу Стефана II.
    Огромной башней, заключенной в кожаный панцирь, он возвышался около дверей гостиницы и от изумления таращил красноватые в свете факелов глаза, пытаясь понять, кто перед ним. Наконец до него дошло, что это всего лишь юнец Шарль с каким-то сбродом оборванцев, и тогда он действительно воистину превратился в соляной столп.
    Каким-то чудом к нему вернулся дар речи, и, не поприветствовав юного Арнульфинга, который был для него просто Кёрл, скорее проревел, чем спросил нормальным голосом:
    – А где же Пипин?
    Шарль отметил, что Ашер не добавил к имени отца никакого титула, для него он оставался просто Пипином.
    «А меня он и вовсе не заметил. Я для него Кёрл, – ядовито подумал Шарль. – Ну погоди, граф, я тебе сыграю сейчас жест». – Чувство гордости и мальчишечье упрямство, а может, и недавняя проделка Ганелона помогли ему найти решение:
    – Эй, Ганелон, что-то я не разобрал, что сказал достойный рыцарь. Ты стоял ближе и наверняка лучше расслышал, повтори мне.
    Но Ганелон и здесь предпочел уйти в кусты.
    Однако Ашер и сам сообразил, в чем его ошибка и что может воспоследовать дальше, но извиняться и не подумал, лишь сменил тон:
    – Приветствую вас! Я, признаться, удивлен, почему не прибыл король.
    – Он не приедет, дорогой граф.
    И мальчик сладко улыбнулся поставленному на место спесивцу.
    – Он послал меня встретить и поприветствовать Папу, а потом сопроводить его в Тионвиль. Где он?
    Ашер поморщился, как будто хватил чего-то кислого. Вопрос ему не понравился, но, сдержав себя, он пристально взглянул на мальчика и сквозь зубы объяснил:
    – Его святейшество с великим трудом пересек горы, и в дороге одному из его спутников стало худо. К сожалению, заболевший скончался. Поэтому им пришлось свернуть к монастырю Святого Мориса. Думаю, сейчас они уже похоронили его и направляются сюда.
    И, выдавив из себя эту длинную фразу, он умолк.
    – Значит, вы покинули Папу, оставив без сопровождения?
    Ашер заскрежетал зубами и побагровел.
    «Подожди, проклятый юнец, я отправлю тебя туда, где ты и должен быть, – на конюшню», – подумал граф, однако, опять сдержавшись, ответил достаточно спокойно, уже решив для себя унизить Шарля по-другому:
    – Я должен был охранять его святейшество до наших границ. Сейчас он на территории франков. Я и мои люди заняли этот дом и намерены ждать Папу здесь.
    С этими словами Ашер повернулся, собираясь войти в дом, попутно кольнув мальчика еще раз.
    – Со стороны нашего мудрого короля, – при этом он сделал особое ударение на слове «мудрый», – было крайне разумно и подобающе посылать ребенка с каким-то лесным сбродом, да еще без подарков, для встречи и приветствия самого Папы Римского, – бросил он своим людям и услышал в ответ одобрительный хохот воинов, оценивших юморок хозяина.
    Да, такова была судьба Пипина, короля франков, – все понимая, как тяжело приходится сыну, Кёрлу, тем не менее постоянно приобщать его к делам государственным. И, невзирая на неодобрение старой знати, поддержать своего первенца, поручив ему эту миссию. К лучшему это было или худшему, но это было решено в свойственной королю манере сурового воина, не привыкшего к компромиссам во время уже начавшейся битвы. Это был его сын, его ноша, его груз.
    Шарль прекрасно понял сказанное. Ему сообщали, что все комнаты на постоялом дворе уже заняты и уступать их Ашер не намерен. Хочешь спать, отправляйся ночевать на конюшню. И вообще можешь убираться на все четыре стороны.
    Его лицо вспыхнуло, и он ответил сердито:
    – Я и не собираюсь останавливаться в гостинице, где вы так прекрасно расположились, граф, а намерен немедленно отправиться дальше и встретить знатных гостей. Именно это поручил мне сделать отец, и я выполню его волю.
    – Кёрл, – бросил через плечо Ашер и пошел в дом.

3

    Небо потемнело от начавшего падать мокрого снега. От холода мерзли руки и ноги, когда они снова двинулись в путь. Усталые лошади тяжело уходили от конюшен и яслей. Харольд и остальные не проронили ни слова. Даже Ганелон промолчал. Они были людьми Шарля и обязаны по чести служить ему. Едва они покинули постоялый двор, лес обступил их со всех сторон. Проехав несколько лиг, они поняли, что все-таки сбились с дороги, и расположились на отдых. Шарль не представлял себе, что делать дальше. Может, подождать рассвета и определиться, где они оказались. Но так и замерзнуть недолго. Однако возвращаться на постоялый двор – в какой он стороне, они могли приблизительно сориентироваться – и спать на конюшне, в то время как Ашер с удобством отдыхает в доме, он не собирался. У него был слишком упрямый характер.
    Вдруг Шарль рассмеялся и сказал:
    – Теперь уж точно, друзья, самое время появиться белому оленю и показать нам дорогу. Ты со мной согласен, Ганелон? – И он еще раз расхохотался, а его уши задвигались взад-вперед, как будто тело разделяло с ним его радость.
    Все сразу заулыбались. Слова Шарля приободрили их.
    Посыпались шуточки в адрес друг друга, встречаемые одобрительным смехом.
    Правда, Харольд так, на всякий случай – не разгневать бы лесных эльфов – огляделся по сторонам и осенил себя крестным знамением.
    Это вызвало новый взрыв смеха.
    – На лошадей! На лошадей! С нами Бог! Мы франки, нас ничто не может остановить! – прокричал Шарль, и вся ею маленькая компания двинулась в путь.
    Куда?
    Неожиданно Оврар, обладавший острым зрением, вскрикнул и указал на мерцающий чуть в стороне огонек. Это могла быть только одиноко стоящая ферма какого-нибудь местного жителя. Затем замерцал другой огонек в той же стороне. Третий. Четвертый. Огоньки двигались, и сразу стало ясно, что это факелы движущейся группы всадников.
    Но кто они?
    Юноши постарались поближе прижаться к деревьям, стараясь слиться с ними, и затаились. У них не было достаточно сил, чтобы сражаться с таким большим отрядом. Это вполне могли оказаться воины одного из не подчиняющихся никаким законам баронов, грабящие всех подряд.
    И опять зрение Оврара оказало им услугу. Он вдруг воскликнул:
    – Олень там был, у Ганелона, или не олень, но лопни мои глаза, если это не преподобные оруженосцы Святого Петра.
    Так и оказалось. Эскорт Папы под покровом ночи двигался по дороге, направляясь в сторону того самого постоялого двора, где расположился граф Ашер.
    Это была редкая удача!
    От волнения Шарль забыл об усталости. Он достиг цели и встретил гостей из Рима.
    Когда посланные вперед всадники эскорта узнали, что Шарль специально прибыл, чтобы приветствовать их от имени франков и короля Пипина, его провели к закутанной с головой фигуре на белой лошади. И он услышал, как усталый голос спросил, обращаясь к одному из выезжавших вперед всадников:
    – А где же король?

Глава вторая Память

1

    Шарль слез с лошади и, запинаясь от волнения, попытался объяснить, что король Пипин ждет Папу в своем замке в Тионвиле, а он, его сын, послан специально встретить и сопроводить его святейшество, но сбился и умолк. Не зная, что следует говорить в таких случаях, он в растерянности ждал. Словно эхо на его импульсивную речь откликнулся другой голос, на чистой латыни. Очевидно, высокие гости из Рима почувствовали разочарование, оттого что их не встретил король, и сейчас о чем-то негромко переговаривались между собой.
    Пытаясь понять их чужеземную речь, Шарль внезапно осознал, что отец ошибся, что не его надо было посылать встречать святого отца, а кого-либо из опытных, знающих чужеземные правила людей или даже самого ученого Фулрода. Уж тот бы так не опозорился и сумел бы найти нужные слова для приветствия, а он только все испортил.
    Да еще прибыл без подарков. Мальчик вспыхнул от стыда.
    – Ваше святейшество! – пронзительно крикнул он. – Я мало что умею пока и не обучен многим премудростям обхождения, но я остро чувствую, что что-то сделал не так. Наверно, то, что я явился без подарков и не умею говорить по-книжному, плохо. Но поверьте, я готов был бы привезти вам в подарок все золото мира, чтобы заслужить ваше благословение, однако все, что лично у меня есть, это мой конь, мое оружие и несколько книг…
    Шарль снова сбился и умолк.
    К нему наклонилось лицо в обрамлении мехового капюшона – бледное и усталое. В свете факелов на него глянули неожиданно такие же, как у него, серые глаза и, казалось, проникли взглядом в самую душу.
    – Доблестный юноша. – Голос Папы от зимнего холода скорее был похож на шепот, но слова жгли сердце Шарля. – К чему говорить о подарках? Разве то, что ты скакал сквозь дикий лес в полночь и лютую стужу, чтобы приветствовать меня, не есть лучший подарок для любящего сердца моего? И надо ли мне большего? Нет, Карл, дитя мое. Тебе нечего стыдиться. Бог видит, что твои намерения честны и чисты. А сейчас исполняй то, зачем ты был послан, сопровождай нас. Я и мои спутники устали и нуждаемся в отдыхе. Ты можешь проводить нас к какому-нибудь жилищу?
    – Оврар, ты поедешь вперед и будешь показывать дорогу к постоялому двору, – сказал Шарль и, низко поклонившись, пошел к своей лошади.
    Он ехал рядом со своими друзьями и заново переживал встречу с Папой, вспоминал звук его голоса и его слова.
    Затем он почему-то вспомнил, как Папа назвал его – Карл. Но удивительно, в его устах оно прозвучало словно перезвон колокольчиков – Каролюс. О! Он никогда не забудет этот благословенный звук – Ка-ро-люс. Гораздо благозвучнее, чем даже Шарль.
    Чувство неловкости, стыда, которое он испытывал в те первые минуты встречи с Папой, прошло полностью. «Он удивительный человек, – думал Шарль, – и я все сделаю для него. Ему нужен отдых, ночлег. Он выглядел таким усталым».
    Тут Шарль неожиданно расхохотался, но, осознав, кого сопровождает, прикрыл рот рукой и стал давиться от смеха, стараясь, чтобы он не вырвался наружу.
    – Что это на тебя нашло? – наклонившись к самому уху Шарля, спросил Харольд.
    – Я представил себе, как придется этому разжиревшему Ашеру выкатываться из насиженного гнездышка на холод, освобождая место для всех этих епископов и пресвитеров.
    И к смеху Шарля присоединился сдавленный от сдерживаемого хохота голос друга.

2

    Это путешествие запомнится ему на всю жизнь. Папа Стефан, понимая, что творилось на душе у мальчика, вел с ним долгие беседы, называя его по-прежнему так же переливчато: Каролюс, и душа Шарля раскрывалась навстречу этому умудренному жизнью человеку.
    Незаметно для себя он стал рассказывать о своем детстве, о матери Бертраде, о том, что он любит. И Стефан, не перебивая, внимательно и добро слушал его.
    В одной из этих бесед он поведал старику и то, что мучило его какое-то время и было связано с матерью.
    – Сначала я чувствовал, – говорил он, – что за моей спиной усмехаются, когда я вместе с матерью проходил по замку и не мог понять почему. Что плохого в том, если мать и отец любят друг друга, а я их сын. Потом я понял, что считаюсь незаконнорожденным, раз Церковь не освятила их союз, и это угнетало меня, заставляло чувствовать себя сиротой, хотя я знал, что родители любят меня.
    Когда отец повел мать к алтарю и я шел с ними, то, хотя и видел усмехающиеся лица придворных, их усмешки выдавали скрытую зависть. Мой друг Оврар, он старше меня, объяснил мне. «Шарль, – сказал он, – есть разница между просто ребенком, зачатым без благословения Церкви, и сыном королевы. Над тобой никто не будет больше насмехаться». И он оказался прав. Я знаю, у отца много любовниц и, наверное, где-то есть и дети, зачатые им. Мне их жаль. Если у меня будет много детей, они все будут при мне. Я никому не позволю над ними насмехаться.
    Странно было слышать Стефану такие речи из уст мальчика, но он понимал, что тот хотел этим сказать.
    Шарль рассказывал, как отец между заутреней и полуденной трапезой оставлял его с собой, в то время как сам разбирал жалобы и прошения своего народа, таким образом приобщая мальчика к государственным делам. Как мать настаивала на изучении книг Святого писания. И он, когда удавалось, слушал рассказы священников о смерти Саула или о том, как исчезли с лица земли Содом и Гоморра. Или, приобщаясь к науке чисел, решал различные задачи. Мальчик рассказывал и о том, что все это казалось ему не столь интересным и нужным рядом с тем накалом страстей и проблем, ежедневно окружавших его отца.
    И еще каждый день он учился искусству воина, и эта наука ему нравилась больше всех других. После освящения оружия на алтаре он преклонил колени и принял свои собственные железный щит, длинный меч и легкое копье на ясеневом древке. Летними вечерами старый меченосец, помощник коннетабля и его «дядька» Бернард учил его. Шарль овладел, конечно, всеми основными навыками и приемами ведения боя, но в силу своей природной неуклюжести так и не научился метко бросать в цель шестифутовое копье, предпочитая легкие ангоны[23], а еще лучше – небольшой лук. Отец иногда приходил на занятия, качал головой и молча уходил.
    – «Мой мальчик, – говорил мне Бернард, – у тебя есть умение, но не хватает сноровки. Ты никогда не станешь хорошим воином». Зато я научился прекрасно держаться на лошади, а хорошо управляясь с луком, полюбил охоту, полюбил лес, – продолжал изливать душу мальчик.
    И все так же доброжелательно старый Стефан внимал ему.
    А кавалькада всадников продолжала двигаться вперед по тем самым лесам, в которых любил охотиться Шарль.
    Громадные это были леса, переходящие от мрачных ельников на склонах гор к просторным долинам, потому что ничто не сдерживало их натиск на протяжении веков. Часто Шарль натыкался на каменные фундаменты – все, что осталось от некогда великолепных усадеб и поселений римлян и галлов.
    Въезжая под полог сумрачного леса, мальчик чувствовал себя одновременно взволнованным и спокойным. Он мог идти по следу дикого оленя сквозь густую дубовую чащу. Боковым зрением он замечал скачущих вокруг древесных стволов белок и пробирающуюся прочь дикую кошку. На такой лесной тропе он был хозяином. Еле приметные знаки вели его к добыче. Он следовал вперед, повинуясь инстинкту. Если приходилось ночевать в лесу, он всегда мог отыскать источник или разжечь костер. Заливистые голоса гончих, рыскающих по пригоркам, наполняли его душу хищной радостью в предвкушении удачи.
    В этих походах его почти всегда сопровождали те, кто и сегодня ехал рядом с ним. Лишь Ганелон, не слишком ценивший прелести охоты, пропадал. Но зато появлялся одногодок Шарля, сын графа Беро. Всегда веселый, уверенный и спокойный, он был душой их компании. Его звали Ольвед. И он никогда не подсмеивался над суевериями Харольда, хотя и скептически относился ко всем его россказням. Однако многие охотники верили, что в лесах живут эльфы, а в ручьях – русалки. А когда полная луна висела в небе как окорок, можно было увидеть на вершинах гор огни шабаша ведьм. Но все без исключения верили в то, что Черный Всадник до сих пор продолжает свой путь сквозь вельд[24].

3

    Так, за неторопливой беседой, вернее, монологом Шарля, они добрались до Тионвиля. Сначала показался дым, поднимающийся над мокрыми от талого снега крышами, а затем на дороге во всем блеске и всеоружии они увидели коннетабля всех франков Бертрана. Рядом с ним стоял Фулрод, а еще дальше, когда перед взором предстали разрушенные старые арочные ворота римлян, Шарль увидел отца. Тот стоял в ожидании – в новой небесно-голубой мантии и с мечом, рукоятку которого венчал золотой крест. К удивлению Шарля, отец первым зашагал по грязи навстречу, чтобы взять под уздцы лошадь Папы Римского и ввести ее в ворота замка. Он сделал это как простой конюх, естественно и умело.
    – Когда-нибудь проклятый Пипин заплатит нам за все, что натворил и еще успеет натворить, – услышал Шарль за спиной злобный шепот и, обернувшись, увидел шедшего за ним графа Ашера. Рядом с ним шел всем известный барон Ранульф из Северной Аквитании. Выражение его лица вряд ли могло заставить усомниться кого-нибудь в чувствах барона к своему королю.
    Шарль от унижения до хруста сжал кулаки, стараясь сдержаться и не испортить торжественной встречи.
    Наконец вся толпа придворных ввалилась в ворота и, пройдя сквозь празднично украшенный зал, собралась в часовне, чтобы вознести благодарственную молитву по случаю благополучного прибытия Римского Папы Стефана II. И тут случилось то, чего не ожидал никто. Усталый путник, сам наместник престола Святого Петра, опустился на колени перед Пипином на ступени алтаря.
    – Король франков! – воскликнул Стефан. – Я пришел к тебе как проситель. И я не приму твоей руки и не встану, пока ты не пообещаешь мне помощь в борьбе с моими врагами.
    Возможно, Папа за этот долгий трудный путь очень устал, возможно, он уже был слишком стар, но по его впалым щекам катились слезы.
    Шарлю вдруг очень захотелось, чтобы отец немедленно поднял Стефана с колен, прижал к своей крепкой груди одной рукой, а другой разметал всех злодеев, посмевших поднять руку на этого чудесного старика.
    Пипин стоял неподвижно, выпятив квадратный подбородок, и во всем его ладно скроенном теле чувствовалась скрытая мощь. На мгновение фигуры молящего викария и этого властного человека образовали своеобразную картину, как мозаичное панно в алтаре. Эта картина врезалась в память Шарля навсегда.
    Потом, не говоря ни слова, Пипин протянул руки и поднял Папу Римского с колен.

Глава третья Церемония

1

    Еще до сбора урожая тем летом 754 года Шарль узнал, что задумал его отец, когда поднял с колен и пообещал помощь просящему Стефану.
    По завершении праздника Мартовских полей[25] весь двор отправился в Париж. Ко двору съехались властительные лорды из самых отдаленных краев государства франков. Разодетые, как никогда, они, еще не зная, что готовится, чувствовали: бывший майордом задумал нечто невиданное. Ну а те, кто знал, помалкивали, дорожа своей головой. Король бывал очень скор на расправу.
    Пипин разместил свою семью в полуразрушенном дворце Юлиана на холме недалеко от острова Париж. Когда-то давно Дагоберт из рода Меровингов задумал построить здесь огромный город. Но пришедшим к власти Карлу Мартеллу и его сыну Пипину было не до строительства города, и теперь остров весь зарос кустарником. Все это рассказал Шарлю аббат Фулрод.
    – Давным-давно, – говорил Фулрод, – именно здесь римские войска избрали Юлиана своим императором.
    Фулрод всегда старался рассказывать мальчику о событиях дней минувших больше, чем тот слышал от отца. Часто занятый и озабоченный, Пипин быстро выходил из себя, если Шарль начинал докучать ему вопросами. А уж углубляться в столь отдаленные времена отец и вовсе не любил. Его волновали дела сегодняшние и, как потом узнал Шарль, – завтрашние.
    Юному Арнульфингу во дворце не понравилось. Зато, пользуясь его полуразрушенным состоянием, он мог незамеченным выбираться из него и, вместе с друзьями растянувшись на мягкой траве на берегу реки, слушать ее журчание. Или заниматься рыбалкой. В Сене водилось много отличной рыбы.
    В один из дней, загорая на берегу, уже знакомая нам компания оживленно обсуждала предстоящее событие.
    – Неужели отец тебе даже не намекнул, – удивлялся Харольд, которого просто съедало любопытство.
    – Да, нет же, клянусь! И можешь больше ко мне не приставать с подобными вопросами. Если гложет любопытство, спроси у Фулрода или коннетабля.
    – Ага, как же! Мне что-то не хочется поджариваться на вертеле его меча. Ей-богу, длиннее ни у кого не видел.
    – Ты, Харольд, многого не видел, – насмешливо начал Ганелон, но закончить фразу не успел.
    Почувствовавший какой-то подвох, Харольд, не любивший насмешек, ткнул того в грудь огромным кулачищем.
    – Но, но. Опять твои шуточки.
    – Ну что ты, Харольд! – вскрикнул Ганелон, отскакивая в сторону и потирая ушибленную грудь. – Какие могут быть шуточки с такой молотилкой, как у тебя.
    – У меня есть и железо, если ты вздумаешь продолжать, – мрачно сказал Харольд, все еще ожидая подвоха от язвительного Ганелона.
    – Ну, этого-то я не боюсь, – рассмеялся тот.
    В их кругу все знали, что Ганелон был первым меченосцем в своем возрасте, а частенько одолевал и тех, кто был старше и опытнее. И хотя Харольда судьба наградила огромной физической силой, здесь она бы ему не помогла. Против Ганелона мог с успехом сражаться лишь Ольвед. Не уступая ему в мастерстве, он побеждал его хладнокровием.
    – Так что же ты все-таки хотел поведать Харольду или, может, всем нам? – Спокойный, как всегда, Ольвед задал этот вопрос, сглаживая начинающуюся было ссору.
    – Если бы этот медведь дал мне сразу договорить, вы бы услышали, что для нашего друга Шарля купили красные башмаки у одного мавританского торговца. Да еще выложили за них целую кучу денариев.
    – Подумаешь, красные башмаки! Ну и что? Это ведь не деревянная колода, чтобы спровадить нашего друга Шарля в последний путь, – усмехнулся Ольвед.
    – А ты, оказывается, тоже можешь неплохо пошутить, – захохотал Ганелон.
    – Конечно! Не все же тебе развлекать нас. Или Харольду рассказывать свои лесные истории и легенды.
    – Башмаки? Красные? Зачем? – Шарль сыпал одним вопросом за другим.
    – А затем, мой наивный Шарль, что ты с недавних пор сын короля. Историю надо учить. Или твой зануда Фулрод тоже поглупел, – насмешливо проговорил Ганелон.
    Шарль мысленно поклялся отплатить ему за очередную колкость «с недавних пор», но сдержался и спросил:
    – Ну ты, Геродот, может, просветишь?
    – Охотно, если этот медвежатник не будет пускать в ход свои кулаки, а ты, дружище Шарль, не лишишь меня своего благорасположения.
    Ганелон явно издевался, но Шарль и на этот раз сдержался, так велико было его желание узнать, что готовится.
    – Я тебя потом лишу за что-нибудь еще, а сейчас выкладывай.
    – Так вот. Красные башмаки полагается надевать императорам во время коронации. Дошло?
    – Фью! – присвистнул Ольвед. – Так вот что готовится?
    В то время как Харольд и Оврар очумело глядели то на Шарля, то на Ганелона, со стороны дворца послышалось:
    – Шарль! Шарль! – И показался аббат Фулрод.
    – А вот и подтверждение моим словам, – расхохотался Ганелон.
    – Шарль, – аббат слегка задыхался, – пойдем со мной. Отец зовет тебя.
    Войдя во дворец, Шарль направился сначала к матери, намереваясь задать ей несколько вопросов, и застал ее примеряющей новое платье из блестящего шелка с золотым шитьем, плотно охватывавшее шею и запястья и ровно ниспадавшее книзу. Было видно, что ей трудно и непривычно в нем двигаться. Но также было заметно, как она радовалась при этой примерке, как гордо старалась вышагивать. В этом платье Бертрада была необыкновенно хороша, и Шарль не смог сдержать чувства восхищения матерью. А та чуть преклонила колено, так, ей казалось, делают настоящие аристократки, и улыбнулась сыну.
    – Мама! Мама! Какая же ты красивая!
    – Да, это так, сын. Впрочем, тебе тоже надо переодеться. Предстоит церемония. Пройди к отцу, он ждет тебя.
    Шарль прошел в комнату отца и застал того с малюткой Карломаном на руках.
    – Собирайся, Шарль. Предстоит церемония торжественной коронации. Святой Отец, Папа Римский, согласился помазать меня на царство, а также и вас, тебя и Карломана.
    Шарль так и не понял до конца, что все-таки предстоит, но выяснять не стал, решив, раз он в этом участвует, то все увидит собственными глазами. Тем более отец никогда не любил лишних вопросов.
    В тот же день весь двор снялся с места, а за ним потянулись толпы любопытствующих.
    Неподалеку от Парижа находился монастырь Святого Дениса, или Дионисия, как называли его оставшиеся здесь потомки галло-римского населения. Святого Дениса-мученика, принявшего смерть лютую через отсечение головы, но не отступившего от веры Христовой, провозгласили покровителем Парижа. Его святейшество Стефан уже был там и ждал их к вечерней мессе.
    По окончании мессы Бертрада попросила Шарля остаться с ней и помолиться на ступенях алтаря. Мальчик, и так чрезмерно взволнованный всем происходящим, хотел побродить по окрестным лесам и успокоиться.
    – Останься со мной, прошу тебя, – сказала Бертрада и мягко добавила: – Может статься, дорогой мой сын, скоро придет время, когда ты не сможешь поступать только так, как ты хочешь, так, как ты делал до сих пор.
    Для полной уверенности, что он останется, она взяла его неловкую руку своими мягкими пальцами. От нее исходил запах чистых волос и свежего полотна. И он остался. Зажженные свечи являли чарующую мозаичную картину в апсиде. Там обезглавленный святой Денис шел забирать свою голову из-под ног дюжего меченосца. Многие из тех, что остались, с восхищением смотрели на блистательную женщину и рослого мальчика, стоящих на коленях и погруженных в молитву. Худенькая стройная девочка, его сестра, с веснушками и распущенными волосами, подошла к Шарлю. Ее серые глаза были устремлены на него в немом обожании. Не обращая на сестру никакого внимания, он склонил голову с королевским достоинством и застыл рядом с матерью.
    Шарль стоял на коленях перед усыпальницей святого Дениса и не сомневался, что тот сейчас у трона Господа нашего всесильного и всемогущего. Но перед глазами его вставала и другая картина: коленопреклоненный Стефан, призывающий на помощь силу оружия.
    Меч и вера. Которая из этих сил возобладает? Или обе они должны идти рядом, рука об руку, и тогда только восторжествуют и создадут Царство Божие на земле?

2

    День церемонии выдался солнечным и жарким. Сухой сладковатый запах сена доносился с придорожных полей. Шарль всегда называл июль месяцем сена. В полях никто не работал, потому что все собрались у церкви Святого Дениса, толпясь вокруг. Каменное здание не могло вместить всех желающих поглазеть. До них доносились трубные звуки нового органа. Инструмент прибыл из далекого Константинополя, и, хотя он шипел и хрипел, не услышать его мог только мертвый, да и тот бы, наверное, поднялся, потому что орган звучал как труба архангела.
    О, никогда до этого мальчик не переживал подобной славы: его статная красавица мать, едущая верхом к ступеням храма, чтобы не испачкать, не порвать новое платье; отец с сурово-непреклонным и в то же время величественным выражением лица; стражники с пурпурными перьями на сверкающих шлемах, оттесняющие толпы уже изрядно подвыпивших людей в стороны; и он, Шарль, Карл, Каролюс, как называет его Папа, в красных башмаках и расшитом золотом манто[26].
    Он долго стоял за спинами отца и матери, пока Папа Стефан в белоснежной мантии и высокой тиаре освящал новый алтарь храма, выложенный из полированного мрамора. Шарль многого не понимал из произносимого, но все же догадался, что старый Стефан взывал к всемогущему небесному воинству и просил дать власть алтарю над апостолами, архангелами, святыми, мучениками и другими служителями Божьими.
    Наконец Папа закончил и подозвал Пипина к алтарю. Тот подошел и медленно и торжественно опустился на колени.
    – Будь славен, король франков, патриций римский! – Голос Папы слегка подрагивал от напряжения, звенел и раскатывался под каменными сводами. – Будь славен! – При этом Стефан капнул сладко пахнущим маслом на лоб Пипина, помазав того на царство, как много сотен лет назад другой человек, Давид, был точно так же помазан на царство в сияющем золотом Иерусалиме. – Будь славен!
    Затем Шарль увидел, как Папа подозвал Бертраду и капнул маслом на ее прелестно склонившуюся головку. Отныне она не женщина простой крови, а королева франков. Какой гордостью осветилось лицо матери, когда, обернувшись, она обвела взглядом примолкшие ряды владетельных сеньоров. И Шарль понял, что порой неосознанно, но всегда мать стремилась к этой цели, стремилась встать в один ряд с жеманницами солнечной Тулузы и южанками Прованса, считавшими себя подлинными потомками римских аристократок. Да, влиятельная королева франков существенно отличалась от той кроткой любовницы, родившей когда-то Шарля, а затем и Карломана.
    Подошла очередь Шарля, и он едва расслышал слова:
    – Vir nobilis, filis regnatoris, patricius Romanoram[27]!
    Сердце мальчика дрогнуло. Его провозгласили благородным королевским сыном и патрицием римским. Он не знал, что значит «патриций». В то мгновение он думал о капельках холодного масла, упавших в его густые волосы, и о том, что его назвали благородным сыном Пипина. Его. Его одного. Кёрла. И Шарль дрожал от счастья, возвращаясь на свое место рядом с аббатом Фулродом. Но уже в следующую секунду эта недолгая, по-детски непосредственная радость куда-то исчезла, провалилась. Шарль увидел, как старая, усталая женщина поднесла королеве младенца, его брата. Бертрада держала Карломана, а Стефан капнул на него маслом и затем провозгласил благородным королевским сыном и патрицием римским.
    Сначала Шарлю захотелось смеяться. Конечно, он помнил слова отца и знал, что помазать должны и его братца, но действительно смешно, как это младенец может быть назван римским патрицием и уж тем более на правах наследника управлять королевством. Затем он увидел лицо матери, буквально вспыхнувшее восторгом, и острый как удар ножа приступ ревности охватил его. То, что было дано ему, не должно принадлежать этому кричащему, визжащему младенцу. Такого просто не может быть. Не должно быть.
    Взволнованный, Шарль пропустил большую часть того, что говорил Стефан. С одной стороны, ему нелегко было следовать за словами ученой книжной латыни, но мальчик пришел в себя, расслышав знакомое: «…объявляется королем, как по праву, так и по титулу». А попытавшись вникнуть в дальнейшие слова Папы Римского, немного успокоился, отчетливо разобрав следующую фразу: «Поэтому вы должны быть верны вашему королю и королеве и тем, кто вышел из лона его, а больше – никому!» По крайней мере в словах его святейшества он сопричастен своему отцу. Правда, такую сопричастность делит с ним еще и Карломан, но эту обиду Шарль решил затаить.
    Наконец священники пропели: «Во веки веков – аминь!», и собравшаяся в церкви знать нестройно прокричала: «Да здравствует король франков – Пипин!»
    Церемония окончилась.
    Только спустя много лет Шарль поймет, что этой церемонией Папа как бы отделил семью Пипина от других владетельных сеньоров Франкского государства. Отныне король Пипин и его сыновья должны были править страной франков, невзирая на претензии рыжих Меровингов или же других знатных вождей. Пипин сохранил трон для своих детей – королей от рождения, королей по крови.
    Пока собравшиеся переходили в монастырский зал, устраиваясь за длинными столами, заставленными кувшинами с вином и пивом и заваленными грудами снеди, Шарль ускользнул, вскочил на лошадь и, пустив ее сразу в галоп, помчался через поле к реке. Так он поступал всегда, когда ярость или чувство унижения охватывали его. Бешеная скачка успокаивала мальчика, снимала напряжение. И сейчас он направлялся к Сене, где на берегу расположились его друзья. Но никогда и никому, даже близким из близких, он не поведает о той боли, что засела в его памяти после помазания Карломана. Это было что-то очень личное, и он не хотел говорить об этом.
    Шарль быстро мчался берегом реки мимо лачуг и хлевов. Заметив купающихся, он соскочил на землю, сбросил влажную от пота чистую полотняную рубашку и растянулся на горячем берегу.
    – Приветствуем величайшего римского патриция, – как всегда, не удержался Ганелон, чтобы не поддеть царственного приятеля.
    – Мы франки, герои Рейна, – смеясь поддержал Ганелона Оврар. – Мы можем выпивать огромные роги вина, целоваться с девушками и поражать врага одним ударом меча, хотя и не патриции.
    Но Шарль даже не отреагировал на их шутки. Бросившись в воду, он мощно поплыл, наискось пересекая широкую реку. В умении плавать ему не было равных, и он частенько побеждал и взрослых воинов, опережая их на отмеренной дистанции.
    Харольд и слуги принесли холодное пиво, и вдосталь наплававшийся Шарль первым осушил свой кубок.
    Расположившись на нагретой солнцем траве, они веселились, слушали рассказы друг друга и пили. Вытянувшись, Шарль спокойно лежал рядом с друзьями и ждал, когда обсохнет. Чувство обиды и ревности после церемонии отступило, ушло вглубь, и он наслаждался минутами безмятежного мальчишечьего счастья, словно заранее зная их быстротечность и что скоро, очень скоро ему предстоит научиться прятать и носить в себе многие обиды. И карать. Жестоко и беспощадно.

Часть первая Король умер, да здравствует…

Глава первая Аквитания

1

    Поздней осенью 769 года от Рождества Христова кавалькада всадников неслась, направляясь к небольшому городку Дюрен, раскинувшему хижины простолюдинов с глинобитными полами и виллы знатных сеньоров на холмистой возвышенности между могучими реками Рейном и Маасом, несущими свои воды к месту слияния и далее на север, вливая их в Германское море[28]. Впереди, слегка пригнувшись, скакал Карл – новый хозяин западной половины Франкского государства. Лишь год минул с тех пор, как почивший король Пипин перед смертью разделил и завещал свое государство сыновьям – старшему Карлу и младшему Карломану, причем так, что младшему досталась лучшая, цветущая и более богатая земля, включающая в себя Бургундию, Прованс, Септиманию, Аламаннию, Восточную Аквитанию, часть Нейстрии, и Баварию, зависимую от франков лишь формально.
    Карл получил в наследство территорию, раскинувшуюся огромным полумесяцем вдоль морского побережья от Пиренейских гор до Тюрингии и среднего течения Рейна и Мааса. А соответственно, и все хлопоты, связанные с защитой государства от вторжений воинственных и диких племен саксов с севера и востока или бриттов с запада. Да и Аквитания, завоеванная Пипином лишь перед смертью, не желала подчиняться молодому королю.
    Отряд всадников, приближавшийся к Дюрену, как раз и возвращался из южных провинций после усмирения восстания отложившегося от Франкского государства и не желавшего приносить новую клятву верности, непокорного герцога Гунольда Аквитанского.
    – Принесите мне его голову, – потребовала от сыновей вдовствующая королева-мать Бертрада, получившая послание герцога с отказом признавать нового короля Карла.
    Карломан отказался принять участие в войне, сославшись на то, что юго-западная часть Аквитании не входит в его владения, и взбешенный Карл, плюнув, собрал отряды и отправился на юг один.
    Пытавшаяся и ранее заниматься политикой, умная и властная королева теперь, после смерти еще более властолюбивого супруга, не терпевшего вмешательства в свои дела, получила наконец такую возможность. И хотя младший сын Карломан, женатый на знатной полуфранконке, полулангобардке Герберге постепенно выходил из-под ее влияния, прислушиваясь более к своему сенешалю Ашеру и престарелым коннетаблю Бертрану и аббату Фулроду, не одобрявшим политику Бертрады, старший, Карл, решая государственные вопросы, продолжал слушаться мать неукоснительно.

2

    Сваливающееся на запад солнце освещало фигуры двух всадников – пожилого мужчину и юношу, – медленно двигавшихся левым берегом Гаронны вниз по течению. Лето кончалось, а с ним и теплые вечера, и старший зябко поеживался, кутаясь в легкий домотканый шерстяной плащ.
    – Аквитания, Аквитания, – бормотал себе под нос старший, высказывая вслух часть обуревавших его мыслей. – Надеюсь, широкая полноводная Гаронна защитит нас от проклятого франка. Господи, помоги! – И он троекратно перекрестился.
    – А разве герцог Баварский Тассилон, с которым мы вели переговоры, не придет к нам на помощь, отец? – спросил юноша, расслышавший последнюю фразу едущего на полголовы впереди герцога Гунольда Аквитанского. Именно он, взяв с собой сына, лично объезжал границы своих владений, готовясь к сражениям с франками.
    – Тассилон, – усмехнулся герцог. – Нет, мой мальчик, не надейся. Несмотря на все уверения в дружбе, баварец не придет и не пришлет ни одного вооруженного на помощь. Он думает только о своем герцогстве. Ему не хватит мозгов понять, когда-нибудь очередь дойдет и до него. Иметь франка соседом… – Гунольд Аквитанский тяжело вздохнул и умолк, не закончив фразы.
    – Как думаешь, отец, Карл придет?
    – Надеюсь. Франки всегда отвечали на вызов, а уж Карл ответит точно. Он смел, но глуп. Так что он скоро явится и продуманная мной оборона с последующим ударом по остаткам его воинства поубавит ему прыти. Я сражался с сарацинами у Пуатье еще под знаменами его деда Карла Мартелла и от него получил Аквитанию. Я был верен Пипину, потому что он оказался сильнее. Но этому мальчишке, который только и гоняет за девками, хлещет пиво и стреляет кабанов, я клятву приносить не буду. Пора нам, сын, подумать о независимости Аквитании. Мы разобьем Карла, и Гаронна нам поможет.
    – А что, если его брат Карломан тоже нападет на нас, отец?
    – Карломан! Ну нет. Он слишком умен, а вернее, хитер. Все, что он хочет, – это убить своего брата, но он трус и поэтому за него это сделаем мы. Взамен мы получим земли и спокойствие. Но лисий ум франка все-таки недопонимает до конца: убив одного короля, я совсем не хочу усилить тем самым другого. Его мы прикончим позже.
    За этой беседой всадники не заметили, как показались отдельно стоящие дома, а затем из сгустившихся сумерек выступила мрачноватая, сложенная из крупного камня вилла с башнями по углам и бойницами в них, стоявшая на небольшом уступе у самого берега.
    – Ладно, сынок, я продрог и, пожалуй, продолжать поездку не буду, а приму пару чаш горячего вина у камина. Дальше поезжай один и, как убедишься, что мост у Лангона разрушен основательно, возвращайся. Я не люблю сюрпризов и хочу точно знать, в каком месте франк атакует, а главное – когда.

3

    – Они разрушили все мосты, Карл, а река такая широкая, что переправить армию здесь невозможно.
    – И что же ты предлагаешь, Харольд, мой юный друг и полководец?
    В словах молодого короля явно звучала насмешка.
    Харольд, которому перевалило за тридцать, его товарищ еще по детским играм, теперь впервые возглавивший отборный отряд франкских всадников, смущенно почесал в затылке огромной пятерней. Эту лапищу помнили многие из нынешнего окружения короля. Да и то правда. От нее в детстве доставалось даже Карлу, когда начавшиеся, как игры, забавы перерастали в мальчишеские драки.
    – Так что же? – Голос короля звучал резко, но сейчас в нем проскользнула детская пронзительность, признак нарастающего гнева, от которой Карл так и не избавился за прошедшие годы.
    Этой весной ему исполнилось двадцать семь. Крупная голова на короткой и толстой шее, чрезмерно вытянутый нос и большие серые глаза, взгляд которых, казалось, проникал повсюду, выдавал в нем настоящего наследника Пипина Ланденского и Арнульфа Мецского, Арнульфинга.
    Впрочем, гнев Карла был безадресным. Просто и для него этот поход стал первой самостоятельной военной экспедицией. Уже участвуя в сражениях, которые в свое время вел Пипин, завоевывая Аквитанию, Карл оставался за спиной сурового отца, а после его смерти, став королем, попал под влияние властной и честолюбивой матери, предоставив ей решение многочисленных государственных дел. Да Карла к ним и не тянуло. Он предпочитал охоту на дикого зверя в лесах, раскинувшихся к северу и западу от его резиденций в Дюрене и Валансьене, или другую – на девушек в сельских деревушках. И здесь Карл был поистине неотразим. Он зачаровывал молоденьких поселянок песней или шуткой, своим умением прекрасного рассказчика. Живость натуры, неукротимая энергия на всяческие придумки привлекали в его объятия и знатных и простолюдинок. Карл действительно не пропускал ни одной сколь-нибудь симпатичной женщины, хотя и был уже женат на незнатной, но отличавшейся красотой франконке Химильтруде и имел сына, названного в честь деда Пипином.
    – Так что же? – снова спросил Карл. Но гнев его уже пропал, а глаза смеялись, видя мучительные раздумья, отражавшиеся на простом и бесхитростном лице Харольда.
    – Надо подняться к Ажену. Там сохранился мост, как сообщают мне лазутчики, – заговорил наконец, оторвав от затылка пятерню, Харольд. – Правда, туда три дня пути.
    – И там нас ждет Гунольд, – уже открыто смеясь, продолжил Карл.
    – И все аквитанские вояки, – хохоча во все горло, подхватили стоявшие рядом командиры франков Ганелон, Ольвед и юный Вильм, сын графа Тулузского.
    – Ну уж нет, дорогой мой стратег. – Король неожиданно перестал смеяться, и друзья увидели другого Карла, жесткого, волевого и неукротимого в своей решимости.
    – Мы атакуем сегодня, на рассвете.
    – Но где?! – в один голос воскликнули Вильм и Ганелон.
    – Здесь!
    – Армия здесь не пройдет. Вода высока. – Харольд все еще никак не мог осмыслить, шутит Карл или говорит серьезно.
    – А кто говорит про армию? Скажите, друзья, вы готовы немного поплавать?
    – Только не наперегонки, – ответствовал, смеясь, Ольвед.
    Все знали, что неуклюжий с детства Карл в воде преображался и состязаться с ним было бесполезно.
    – Мы нанесем удар в самое сердце Гунольда. Харольд, отберешь из своих воинов сотню лучших пловцов. С собой берем только мечи.

4

    На рассвете реку окутал густой туман, и в его мутно-сером киселе переправившиеся вплавь франки бесшумно вырезали охрану и ворвались в укрепленную виллу, почти не встречая сопротивления. Их обоюдоострые мечи с широкими клинками разрубали кожаные доспехи ошарашенных полусонных защитников, отсекали руки, пытавшиеся сжимать оружие, сносили головы, протыкали внутренности. Порой железо скрещивалось с железом, но уже следующий удар достигал мягкой податливой плоти. Обнаженный по пояс, в коротких кожаных штанах, весь забрызганный кровью, рубящий налево и направо, Карл был страшен. Улыбку, так очаровывавшую девушек, сменил звериный оскал. Из горла вырывался то ли рев, то ли рык. Рядом с ним, не отступая ни на шаг и охваченный такой же сатанинской яростью, сражался обычно невозмутимый Ольвед. Скользя на каменном полу в лужах крови, Карл прокладывал себе дорогу к оцепенело стоявшему в конце зала Гунольду. Взмах меча, и одним защитником меньше. Клинок Ольведа описывает полукруг, и еще один корчится на полу, а отсеченная по локоть рука продолжает какое-то время жить своей непонятной жизнью, и пальцы, сведенные судорогой смерти, скребут и скребут холодный камень. Оставшийся единственным защитником герцога, совсем молодой черноволосый юноша кинулся на Карла. Словно блеснула багровая молния – так стремителен оказался разящий удар Ольведа. Острый клинок перерубил шейные позвонки и, продолжая движение, отделил голову от тела. Какие-то секунды туловище, из которого хлестали фонтаны крови, стояло, являя кошмарное зрелище. Затем стало заваливаться куда-то вбок, в сторону, а отрубленная голова подкатилась к ногам герцога Аквитанского и застыла, развернув к нему мертвеющий лик.
    – Ву-у-урм! – Дикий крик вырвался из груди Гунольда. Оцепенение, охватывавшее его до этого, спало. Он рванулся вперед, и меч Карла по рукоять вошел ему в живот. – Ты-ы… – прохрипел аквитанец, силясь что-то сказать.
    – Я! – Карл выдернул из тела умирающего герцога клинок. Тяжелая туша Гунольда Аквитанского рухнула на пол. – Собака! – На лице франка снова мелькнул звериный оскал. Взлетел меч, и седеющая голова герцога улеглась рядом с головой его сына. – Черное и белое, – криво усмехнулся Карл, развернулся и, переступая через трупы и лужи крови, не обращая внимания на стоны раненых и мольбы о помощи, пошел к выходу.

Глава вторая Мать и сын

1

    В небольшой и хорошо протопленной зале епископского дома в Дюрене беседовали двое: вдовствующая королева Бертрада и старый Эгельхарт, служивший советником еще Пипину, а ныне получивший титул епископа Дюренского. Измученный подагрой старик старался как можно реже выходить из дома и всех, коли в нем была нужда, принимал у себя. Дела дюренской церкви он давно переложил на священника и исповедника королевской семьи Вольфария. Лысеющая голова Эгельхарта в обрамлении седого венчика волос, несмотря на преклонный возраст, еще сохранила ясность мысли, и Бертрада ценила это. Но более всего она ценила способность старика служить своему монарху и, предугадывая желания августейшего владыки, излагать его же идеи, придавая им четкую и конкретную форму. Сейчас королем был Карл, но Эгельхарт служил вдове Пипина. Оставалось только удивляться изворотливости ума старика и его умению менять взгляды на прямо противоположные, если это было угодно очередному повелителю. Покойный Пипин, дважды воевавший с Ломбардией и поддерживавший во всем Папу Римского, утвердившего его в титуле короля франков, получал от Эгельхарта дельные советы и, прислушиваясь к ним, доставил немало неприятностей лангобардскому королю Айстульфу. Королева-мать поддерживала пролангобардскую группировку, и епископ Дюренский, с чистой совестью облекая в слова сказанные и написанные, воплощал в жизнь расплывчатые подчас мысли Бертрады.
    Вот и сейчас, накинув на себя тяжелую меховую накидку, он сидел в кресле и слушал фактическую правительницу западных франков. Подагра продолжала его донимать, и, немало не смущаясь королевы-матери, он опустил высохшие, с узлами перекрученных вен и шишковатыми уплотнениями ноги в лохань с горячей водой, принесенную служкой из соседнего целебного источника, и время от времени покряхтывал, получая удовольствие и облегчение своим болячкам.
    – Рим просто завалил моих сыновей письмами, – продолжая ранее начатую фразу, говорила Бертрада. – И добро бы что существенное, так один сплошной поток жалоб то на короля лангобардов Дезидерия, то на герцога Беневентского. Конечно, франки поклялись в свое время защищать Папу, и Пипин даже дважды воевал с Ломбардией и положил на алтарь апостолу Святого Петра ключи от двадцати городов, но сейчас его жалобы мне не нужны. Нам нужен мир. Долгий и прочный, дабы утвердились дети мои во власти и обратили свои взоры на защиту границ от поползновений проклятых язычников саксов. Да и бритты докучают.
    – Хорошо! – неожиданно произнес епископ и пошлепал тощими ногами в горячей воде. – Что бы я делал без этих целебных источников. Право, истинное облегчение приносят они страждущим.
    – Да ты не слушаешь меня, Эгельхарт.
    – Слышу, слышу! Этот бородатый лангобардский бочонок мудр. Сосватать двух своих дочерей за Арихиса Беневентского и Тассилона ловкий ход. И хотя баварец приходится вашей семье родственником, неизвестно, на чьей стороне он окажется, вздумай франки вмешаться в дела его тестя Дезидерия.
    – Мне нужен мир и с Папой и с ломбардцем. Но как? Как примирить их ненасытную алчность? Стефан Третий, даром что наместник Бога на земле, жадностью не уступит не только королю лангобардов, но и легендарному Мидасу, в своем стремлении к богатству превращавшему в золото все, к чему бы ни прикоснулся.
    Эгельхарт с изумлением взглянул на Бертраду. Он явно не ожидал подобных познаний от вдовствующей королевы.
    Та заметила и улыбнулась.
    – Это все Фулрод со своими рассказами о греках и римлянах.
    – Ты сетуешь на их алчность? Но разве франки отдавали хоть раз кому-нибудь без боя принадлежавший им кусок?
    – Да, да, Эгельхарт, я понимаю. Однако мне бы хотелось видеть христианский мир единым.
    – Достойное желание.
    – Так что же делать?
    – Я думаю, ты, Бертрада, уже приняла какое-то решение и сейчас хочешь лишь в нем утвердиться. И я догадываюсь какое! Да и выбор невелик. Либо оказать помощь Папе силой оружия, но это война с лангобардами, либо примирить Рим и Павию, связав каким-либо союзом Дезидерия и таким образом удерживая его от притязаний на папские земли.
    – Мой сын Карломан не будет воевать с Ломбардией.
    – Да, королева. Он ведет свою политику в Италии, рассчитывая, что рано или поздно она сама упадет к нему в руки вместе с ключами от Вечного города. Твой старший Карл мог бы вмешаться, но… Путь в Италию для него лежит через земли Карломана, а насколько я знаю, братья не слишком жалуют друг друга.
    – Увы, Эгельхарт, увы! Карломан не оказал старшему брату никакой помощи против взбунтовавшегося Гунольда Аквитанского, заявив на встрече в Монконтуре, что Аквитания – владения Карла, и пусть он сам разбирается со своими подданными. Карл был просто взбешен.
    – В отличие от брата, Карломан удачно женат, – неожиданно проговорил епископ Дюренский.
    Резкий переход в теме беседы заставил Бертраду вздрогнуть, и это не укрылось от проницательного взгляда старика.
    – Я угадал, Бертрада? Ты ведь об этом думаешь?
    – Ты, как всегда, читаешь мои мысли, Эгельхарт.
    «Когда есть что читать», – подумал старик, однако вслух произнес совсем иное:
    – У Дезидерия есть еще дочь, Дезидерата. Говорят, она красива, хоть и тоща; умна, правда, избалованна…
    – И привыкла к роскоши, – рассмеявшись, продолжила Бертрада, которой понравилась своеобразная характеристика спесивой ломбардской принцессы. – Ничего, обломается!
    – Правда, вот беда, Карл-то уже женат, – продолжил Эгельхарт, – и даже имеет сына.
    – Женат? – презрительно фыркнула королева-мать. – Ну эту-то задачу я решу.
    Неожиданно за окнами, выходящими во внутренний мощенный камнями двор, прогрохотали копыта, и секунды спустя вошедший служка проговорил:
    – Господин! Только что вернулся наш ключник, он говорит, что видел, как проехал с отрядом король Карл.
    Бертрада резко поднялась с широкой скамьи и повернулась к служке.
    – С победой? – требовательно спросила она.
    – Ключник думает, что да, ваше величество. Воины ехали веселые, а король Карл даже чему-то рассмеялся.
    – Мы продолжим беседу в следующий раз, Эгельхарт. Но ты верно угадал, что я задумала. Я попытаюсь примирить наших христианских государей, а для этого женю Карла на этой неженке-лангобардке. Думаю, таким образом мы удержим Дезидерия от новых притязаний на владения Святой Церкви. Прощай.
    – Прощайте, ваше величество, – ответил епископ уже в спину удаляющейся Бертраде и, помедлив, тихо повторил: – Прощай.
    «Господи! – спустя несколько минут думал епископ Дюренский. – За что ты так наказываешь меня, что я должен одобрять бредовые идеи. Я слаб и стар, Господи, и хотел бы провести остаток своих дней на покое и в достатке. Но если за этот достаток и спокойствие мне приходится становиться дураком, воистину грехи мои безмерны.
    Удержать лангобардского волка? Как же? Нет, Бертрада, своего повесу Карла ты, может, и женишь на принцессе… Да и несложно это. Сомневаюсь я, что этот жадный до каждой деревенской красотки наследник Пипина слишком любит свою Химильтруду, чтобы не уступить матери. Но на этом все! Дезидерий тебе не по зубам, Бертрада. Ты думаешь, что можешь заменить Пипина и править франками и остальным христианским миром? Нет! На голодного волка нужен другой, еще более голодный и страшный хищник. А ни ты сама, ни дети твои не способны и на четверть стать вровень с его силой, злобой и коварством. Ты считаешь, что умна и сможешь установить «Pax Romana et pax Christi»[29] на Западе, но это заблуждение, миф; Карломан, считающий себя хитрым и ловким государем, – никто, он не может защитить даже собственный ужин; а Карл – с его-то энергией – может лишь бегать за девками, хлестать пиво и пропадать на охоте. Удивительно, что он разгромил герцога Аквитанского, если правда, что Карл вернулся с победой.
    Ах! Бертрада, Бертрада! Дал бы я другой совет, но ведь придись он не по нраву, не быть мне епископом Дюренским, а значит, на старости лет лишиться уютного теплого дома, вкусного стола, молодых послушниц, чьи юные прелести тешат взгляд, а порой и не только.
    Грешен я, Господи. Но ведь сказано в Святом писании, что нет покаяния без грехов. Каюсь, Господи, что поощряю плоть свою достатком чрезмерным, и молю о прощении раба твоего».
    Заглянувший спустя время служка, поинтересовавшийся, не подлить ли горячей водички, ответа так и не дождался. Епископ Дюренский, примиренный со своей совестью, спал, сидя в кресле.

2

    Карл соскочил с коня у самых дверей королевской виллы в Дюрене, бросил поводья конюшенному и уже в следующую секунду очутился в объятиях жены, красавицы Химильтруды.
    – Карл, любимый, я так счастлива, что ты вернулся.
    Больше она сказать ничего не успела. Долгим, жадным поцелуем Карл впился ей в губы. Потом еще. Еще. И еще.
    – Задушишь, медведь, – только и смогла выговорить-выдохнуть Химильтруда в промежутке между поцелуями.
    – И не только поцелуями, – радостно расхохотался Карл – его уши задвигались в такт смеху, – подхватил ее на руки и потащил в спальню. – Я думаю, мы не будем откладывать. – Продолжая смеяться, Карл бросил жену на постель из овчинных шкур, свалившись вместе с ней на подстилку. – А заодно и проверим, не разучилась ли ты за эти несколько месяцев любить своего короля.
    Приподнявшись, он торопливо скинул с себя одежду, затем правой рукой подхватил Химильтруду под поясницу, а левой с силой рванул ее тонкую полотняную рубашку за ворот, располосовав до половины. Большие полные груди жены вывалились ему навстречу. Карл в нетерпении рванул еще раз, дорывая рубашку до конца, и навалился на Химильтруду могучим, уже начинающим грузнеть телом.
    Чуть позже, удовлетворенный, насытившийся женой, Карл осторожно, стараясь не разбудить разомлевшую от мужниных ласк и уснувшую Химильтруду, встал. Но, почувствовав движение мужа, она проснулась:
    – Карл, любимый, Карл… Ты куда? Не уходи, Карл! Я так тосковала без тебя, побудь со мной.
    Карл наклонился и поцеловал жену.
    – Я с тобой, дорогая, с тобой и никуда не ухожу. Но я проголодался, как медведь после зимней спячки. Скажу стольнику, чтобы подал обед.
    – Эй, Менгиск, твой король голоден, как никогда, – прокричал, выйдя из спальни, Карл. – Менги-и-иск!
    Но его зов остался без ответа, а вместо королевского стольника появилась королева-мать Бертрада.
    – Я уже знаю, сын, что ты вернулся с победой и поздравляю тебя.
    – Да, мама. Мы победили. И вот доказательство победы – большая печать Аквитании.
    – Прекрасно! Аквитания взята! Я рада, Карл, что этот клятвоотступник Гунольд получил по заслугам.
    – К сожалению, мама, я не привез тебе его голову, как обещал, – сокрушенным тоном произнес Карл. Бертрада уже хотела что-то сказать, но он продолжил: – Зима еще не наступила. Боялся, протухнет. – И Карл громогласно расхохотался, радуясь собственной шутке.
    При этих словах уголки губ Бертрады приподнялись, отразив легкую усмешку королевы-матери, оценившую грубоватый юмор сына.
    – Ладно, Карл! Тебя все равно можно поздравить.
    – Можно, мама, можно. И не только меня, но и тебя, и всех франков моего королевства, но не эту змею Карломана.
    – Что ты говоришь такое, Карл? Это ребячество. Вы же братья. А с тех пор как тебя в Нойоне, а его в Суассоне короновали, у вас у каждого по королевству. Вы короли-братья и должны жить в мире, во всем поддерживая друг друга.
    – То-то я получил поддержку от Карломана!
    – Но он был уверен, что ты победишь. И наверняка сейчас его гонец собирается в путь, везя его поздравления тебе.
    – Уверен! – Голос Карла сорвался на крик. – Нет, мама. Уж если в чем Карломан и был уверен, так это в том, что меня убьют. Увы! Его надежды не оправдались.
    – Хватит, Карл. И потом, я хотела с тобой серьезно поговорить, но без нее. – И Бертрада презрительно качнула головой в сторону лежащей на постели Химильтруды.
    – Ты, как всегда, вовремя, – досадливо пробурчал Карл. – Я не видел жену несколько месяцев, я не видел еще даже сына, наконец, я голоден и собирался обедать.
    – Сына? Неужели ты думаешь, Карл, что франки когда-либо признают твоего горбунка наследником трона? А что касается твоих любовных утех, то еще успеешь отделать, и не раз, свою шлюху в постели, на сеновале или где только пожелаешь.
    – Но я хочу есть и не расположен сейчас заниматься делами. Эй, Менгиск, ты появишься наконец?! – снова крикнул Карл.
    – Иду, мой господин, иду, – подходя, басовито отозвался стольник. Следом за стольником пожилая кормилица вела за ручку маленького мальчугана с небольшим горбиком на спине.
    – А вот и Пипиненок! – язвительно проговорила Бертрада.
    Карл недовольно покосился на мать, но промолчал.
    – Здравствуй, Пипин, сынок! – Карл подхватил ребенка на руки и стал целовать. – Папа вернулся, ты рад мне?
    – Рад, – как-то заученно ответил мальчуган, хотя никакой радости ни в тоне, ни в его взгляде настороженного зверька не чувствовалось.
    – Карл, – снова заговорила королева-мать, – я еще раз повторяю, нам надо серьезно поговорить, и прошу пройти со мной.
    – Но я могу хотя бы перекусить? Менгиск, принеси в покои матери хлеб, сыр и немного вина. Обедать придется позже. – С этими словами Карл переступил через раскиданную по полу одежду, поднял широкий овчинный плащ и завернулся в него.
    – Ты можешь не одеваться, Химильтруда, мы скоро продолжим. – И, коротко хохотнув, Карл пошел вслед за матерью.

3

    – Время для развлечений кончилось, – говорила Бертрада, в то время как Карл, поочередно отламывая огромными кусками хлеб и сыр, старательно отправлял их в рот и запивал красным вином из витиеватого серебряного кубка.
    – Ты слушаешь меня? Я говорю о серьезных вещах.
    – У-гум-м. У-гум-м. – Карл с набитым ртом кивнул.
    – Наша династия правит с благословения Папы только с одним условием, – продолжила королева-мать. – Мы поклялись защищать его в случае опасности. Недавно я получила несколько писем, в том числе и из Рима. Дезидерий, король Ломбардии, забыл урок, данный его предшественнику Айстульфу Пипином, и взялся за старое. Он захватил несколько вилл и деревень, принадлежащих Папе. И Стефан Третий считает, что это только начало. Думаю, Дезидерий таким образом испытывает нас: будем ли мы защищать достояние достопочтенного прелата? Письма Папы с просьбой о помощи получил не только ты, но и Карломан. Твой брат мог бы помочь, но он не будет этого делать.
    Карл попытался, не прожевав, что-то сказать и едва не подавился. Наконец он выдавил из себя:
    – Мой братец трус.
    – Не поэтому, Карл, не поэтому. Он считает Папу не очень сильным и не хочет рисковать. И я его понимаю и поддерживаю. Нам не нужна война с ломбардцами.
    – Что-то я недопонимаю, мама. Мой отец дал обет защищать Рим. Мы истинные христиане, а Папа наместник Бога на земле.
    – Все верно, Карл. Поэтому ты должен защитить Папу.
    – Но как? Я не могу идти с армией в Италию. На моем пути Карломан, который, как ты сказала, не желает воевать. Ты хочешь, чтобы я пошел на него с мечом? Чтобы франки пошли на франков? Это будет конец.
    – Конечно нет, Карл.
    – Но если я не могу привести армию в Рим, как я могу оказать поддержку Папе?
    – Вовсе не обязательно иметь огромные армии и сражаться на поле битвы. Надеюсь, ты знаешь, почему Карломан достаточно силен, чтобы не бояться никого.
    Карл молча и вопросительно взглянул на мать.
    – Потому что он удачно женат. Герберга родила ему не только здоровых сыновей. – Бертрада сделала особое ударение на слове «здоровых». – Происходя из знатного и могущественного рода, она принесла ему деньги, влияние у франков и союз с Дезидерием. А что делаешь ты?
    До Карла наконец дошло. Он шумно сделал большой глоток вина, закашлялся, но ответил достаточно твердо:
    – У меня есть Химильтруда.
    – Пойми, Карл, нельзя больше тянуть. Чтобы укрепить свою власть, стать сильнее, ты должен заключить выгодный брачный союз.
    – У меня есть Химильтруда, – упрямо произнес Карл.
    – По церковным законам, ты не женат на ней.
    – Но она подарила мне сына.
    – Сына? Что за сын? Я уже говорила, неужели ты надеешься, что франки когда-нибудь признают короля-горбуна. Они ценят силу, Карл. И я тоже требую от тебя, будь сильным. Мы поклялись защищать Папу, а он просит нас о помощи. Если мы ничего не можем сделать на поле битвы, мы сделаем это в постели.
    – Но Химильтруда?
    – Ты думаешь, что у твоего отца не было шлюх, а у этих шлюх не было последышей? И мне ли не знать тебя. Если ты за эти годы не обрюхатил десятка два-три девок, которые нарожали и еще нарожают тебе бастардов, то ты не сын Пипина.
    При этих словах матери Карл не смог сдержать усмешки.
    – Так что не сходи с ума, Карл, брак с Дезидератой необходим.
    – Так ее зовут Дезидерата?
    – Да!
    – А она хороша собой?
    – Она красива. Правда, несколько тоща, а ты предпочитаешь более сочных, но ничего, откормим.
    – Но что и как я скажу Химильтруде?
    – Ничего, как и остальным своим постельным прелестницам. Монастырей у нас хватает, и это лучший выход для твоей так называемой жены. И запомни наконец: ты король!
    С этими словами матери Карл встал и, тяжело ступая, будто тащил на себе тушу кабана, вышел.

Глава третья Охота

1

    Не заходя к Химильтруде, Карл прошел в свои покои, переоделся и позвал дежурившего у дверей Оврара.
    – Немедленно разыщи Ганелона, Харольда, Ольведа – в общем, всех. Мы немедленно уезжаем в Валансьен.
    От удивления тот застыл истукан истуканом.
    – Ну что замер, будто копье в заднице! – Карл уже не мог скрыть свое раздражение. – Выполняй.
    – Но мы ведь только прибыли в Дюрен, и ваше величество намеревалось здесь задержаться, отдохнуть, поохотиться.
    – А мы и едем охотиться. Только в Валансьен. И пошел ты… вместе с моим величеством. Шевелись, чтобы через час нас здесь не было.
    Неистово нахлестывая арабского скакуна, Карл мчался впереди растянувшихся длинной цепочкой всадников, словно стремился свернуть чью-то голову – коня или свою. Только Ольвед, Харольд и Оврар, чьи лошади были не хуже королевской, старались не отстать. Ганелона Оврар так и не нашел, а Вильм повез в Прюмский монастырь письма, исполняя просьбу священника Вольфария.
    За все время бешеной скачки Карл не проронил ни слова, и друзья, удивленные не менее Оврара этим внезапным переездом, тоже помалкивали. Не обращая внимания на дорогу, Карл порой посылал лошадь напрямик, и тогда только искусный наездник мог удержаться в седле, преодолевая прыжком узкие овражки, заросшие кустарником, или небольшие ручьи с осыпавшимися каменистыми бережками, бегущие с отрогов Арденн.
    И подобно этой скачке по неровной дороге или без нее, метались его мысли, то возвращаясь к последнему разговору с матерью, то улетая во времени еще дальше, к Химильтруде и своему первенцу Пипину.
    Нет, он не мог себе сказать, что не любил жену или сына. Они ему были дороги, как могут быть дороги любимые игрушки, которые тоже иногда наскучивают, а тем паче ломаются, но их всегда можно отложить в сторону, вернувшись к ним позже. И здесь Бертрада права. Сколько их у него было, этих «Химильтруд», одному Богу известно. Так ведь и не найдется ни одного франка, который хотя бы раз не поприжал какую-нибудь смазливую селянку, а уж графы и бароны, те и вовсе порой брюхатили девок почем зря. И Карл соответственно относился к своим романам, расставаясь с очередной прелестницей так же легко, как и знакомился. Так что же мучило его сейчас, заставляя гнать и гнать коня, в неистовом беге изливая свое раздражение и непонятную подсасывающую тоску. Вернее, понятную, но все равно тянущую, как надоедливая зубная боль, которой он однажды мучился. Если пойти на поводу у матери, значит, с Химильтрудой придется расстаться. Но Карл не хотел этого. Ему нравилось, возвращаясь с охоты или с затянувшихся дружеских пирушек, а порой и от очередной полногрудой краснощекой девки, отдыхать в ласковых, нежных объятиях жены. Карл не любил оставаться один. Его другое, одинокое, молчаливое «я» было убеждено в своей никчемности и от этого часто терзалось страхом. Когда Химильтруда подарила ему сына, крещенного как Пипин – существовала традиция со времен Пипинидов-Арнульфингов называть мальчиков Пипин или Карл, – стало очевидно, что рука Божия коснулась младенца; столь ясен он был ликом и хрупок телом с горбиком на спине, отчего часто склонялся, сидя на руках у отца. Это была ирония судьбы – подарить сильному, здоровому Карлу ребенка, столь не похожего на деда Пипина-короля – короля, который не прощал слабостей. Немощный горбатый мальчик принадлежал другому одинокому «я» Карла, требуя любви и заботы. Потому и возился часто с ним Карл, нянчился, пытаясь дать своему первенцу то, чего был сам лишен в детстве с таким суровым отцом. А когда у Карломана родились двое здоровых, крепких сыновей, это стало очередным ударом, насмешкой судьбы.
    Карл замкнулся, безвылазно просидев на своей вилле в Валансьене несколько месяцев и не занимаясь никакими делами. Потом ожил. Опять стал часто пропадать на охоте, ухлестывать за юными франконками, но все государственные дела окончательно переложил на мать, по-ребячьи откручиваясь от всех попыток Бертрады привлечь его к управлению. Порой его нежелание вникать в эти проблемы приводило к ссорам с матерью. И всегда доброжелательная, ни в чем не упрекающая Химильтруда была незаменима. Ее теплое податливое тело, нежно обнимавшие руки дарили покой и умиротворение его душе. А теперь? Чтоб ее, матушку, с ее многоумными планами! Неужели придется расстаться с Химильтрудой? Или не уступать и послать все замыслы королевы-матери куда подальше. Король он или не король? Ведь это навсегда. Навсегда. Но и как ослушаться матери? Нет. Это совершенно невозможно. Значит, нет решения. Нет возврата к прежней жизни. К ласковой, любвеобильной Химильтруде. Нет возврата.
    Местность стала ровнее. Всадники приближались к небольшой, закрытой с двух сторон горными отрогами и холмами долине. Располагаясь в стороне от проторенных дорог, она отличалась необычайно теплыми источниками сернистой целебной воды. Эти источники питали небольшие пруды, где купались уставшие путники или искавшие облегчения своим болезням окрестные жители. Еще со времен римского завоевания здесь отстроилось небольшое селение, несколько ферм, называвшееся Аквис-Гранум и переводившееся местными жителями с романского языка как «Капля Воды». Карл любил отдыхать летом в этом затерянном зеленом раю с обилием живности, грибов и могучего разнотравья и часто наезжал сюда в одиночестве, задерживаясь порой на несколько дней. Он и приберегал долину для себя одного. Но сейчас, поздней осенью, трава пожухла, щебет птиц смолк, небольшие, все больше обнажавшиеся рощицы сыпали листвой, и лишь источники продолжали куриться, вознося к нависавшему хмурому небу свои султанчики испарений.
    Все так же, в галоп, Карл пересек долину, даже не бросив взгляда на любимые места.
    – Карл, если мы так будем гнать и дальше, – прокричал поравнявшийся с ним Ольвед, – кони скоро падут.
    Карл и сам уже заметил признаки усталости лошади – ведь позади осталось более пятнадцати лиг, разделявших Дюрен и Аквис-Гранум, и всадники приближались к Маасу.
    «Мой араб все-таки здорово упарился», – подумал Карл и, сжалившись, перевел лошадь на короткую рысь. Конь пошел ровнее, спокойнее, и мысли Карла тоже потекли более плавно, хотя и продолжали вращаться вокруг той же темы.
    Он оглянулся. Чуть отставая, за ним следовали трое друзей детства, остальные левды еще только втягивались в долину и казались небольшими темными комочками, периодически взлетавшими над горизонтом. А еще дальше, за ними, взбирались вверх поросшие мрачным ельником горные отроги Арденн. Его постоянные охотничьи угодья.
    «Нет возврата, – неожиданно снова мелькнула острая, пронзившая душу Карла мысль, – нет возврата».
    И, словно отзываясь и утверждая его в этой мысли, четыре копыта скакуна равномерно выстукивали: нет воз-вра-та… нет воз-вра-та…

2

    Часа через три, переправившись через Маас, насквозь промокшие, всадники достигли Геристаля, но заезжать не стали и, влекомые своим повелителем, нашли приют на близлежащем постоялом дворе, оказавшемся достаточно большим, чтобы всем разместиться, а лошадей устроить в стойлах.
    – Всем вина! – едва появившись на пороге, бросил Карл хозяину, скидывая подбитый мехом выдры мокрый, тяжелый плащ и устраиваясь за ближайшим столом. – И поживей.
    Это были его первые слова с момента отъезда из Дюрена.
    – А что к вину, мой господин? – поинтересовался хозяин. Акцент выдавал в нем пришлого поселенца.
    – К вину?.. К вину?.. – Карл, казалось, размышлял вслух. – Тащи все. Зайцев и каплунов, парную телятину и жареную оленину, и прислуживать будешь сам, а если не угодишь, я с тебя шкуру спущу. Судя по акценту, ты из Швабии.
    – Из Швабии, из Швабии, – согласно закивал хозяин.
    – Шевелись, шваб, а то будешь раб. – И Карл неожиданно расхохотался, довольный получившимся сочетанием слов.
    – Мой господин, я уже стар и хотел бы прислуживать менее грозным и требовательным господам. А то вдруг не угожу, а моя шкура мне еще нужна. Но вы не волнуйтесь, моя дочка обслужит вас лучшим образом. Она очень проворная и понятливая.
    – Хорошо, – милостиво согласился Карл, – дочка так дочка. Шевелись. Видишь, сколько жаждущих отведать твоей стряпни собралось! – И он махнул рукой в сторону уже рассевшихся за столами спутников.
    – Эй, хозяин, и развесь-ка просушить нашу одежду, – сказал Ольвед, с трудом стягивая с себя промокшие постолы.
    – Сейчас, знатные господа, сейчас, – засуетился хозяин.
    Сверху спустилась молоденькая симпатичная девчушка и по знаку отца принялась накрывать Карлу стол, поочередно выставляя на него кувшин вина, сыр, холодное копченое мясо, в то время как шваб торопливо нанизывал на громадные вертела куски сочной оленины, успевая выставлять закуски, вино на другие столы, подбрасывать в жарко пылавший очаг дрова и покрикивать на своего служку, весьма примечательного вида, собиравшего одежду гостей. Здоровенный малый лет тридцати, рыжий, странно приволакивавший ногу, с рябым лицом, на котором выделялся нос, кончик которого был то ли обрублен, то ли оторван, двигался столь неуклюже, что в конце концов споткнулся о вытянутые ноги Оврара и получил мощный пинок в зад, отчего отлетел в дальний угол и стал барахтаться, пытаясь выбраться из груды собранных плащей. Эта нелепая распластавшаяся фигура вызвала громкий смех присутствующих. Молчание, доселе почтительно хранимое спутниками Карла, прорвалось. Посыпались вопросы и шуточки франков в сторону хозяина и его незадачливого слуги.
    – Ты откуда такого откопал, хозяин?
    – А уж рожа-то! Рожа-то!
    – Эй, красавец, где свой нос потерял?
    – Я думаю, ему его откусила, сгорая от любви, местная красавица.
    – Вот еще! Да он и с носом не подарок. Кто же пойдет с таким?
    – А она тоже безносая, но с зубами.
    – Ты хочешь сказать, Модред, что он в пылу страсти перепутал и сунул свой нос вместо другой штуки, да к тому же не в ту щель, – хохотал Оврар.
    – А ты проверь, может, у него еще чего откушено.
    – Во всяком случае, любопытным он уже не будет, – флегматично заметил Ольвед, лишь слегка улыбнувшийся шуткам друзей.
    Это происшествие заставило Карла, уткнувшегося было в поставленный перед ним кубок с красным вином, поднять голову и посмотреть в сторону своих соратников.
    – Хорош, – протянул он, разглядев поднявшегося рыжего верзилу с округлившимися в растерянности глазами. – Кто такой? Откуда?
    – Местный это, местный, господин, из Геристальского пага, – заторопился, отвечая, хозяин. – Крестьянин. Сидел на свободном мансе у здешнего виллика Асприна, да за долги перешел ко мне. По закладной, господин, по закладной. Я все выплатил виллику за него. Помощник-то нужен.
    «Вот оно, – подумал Карл, – свободный франк, крестьянин, прислуживает швабу. Теперь понятна его неуклюжесть, он только пахать и умеет».
    И заорал, поднимаясь:
    – Так ты, швабская свинья, держишь у себя в услужении свободного франка?
    – За долги, господин, за долги… все выплатил… виллик сам привел… – бормотал не на шутку струсивший, побледневший хозяин.
    – А рожа почему такая?
    – Не знаю, господин, не знаю. – Шваб побледнел еще больше. – Клянусь Господом нашим, не я, не я, – понес какую-то чушь окончательно перетрусивший хозяин.
    – Откуда это? – Палец Карла вытянулся в сторону рыжего слуги, указуя на отсутствующий кончик носа.
    Тот успел прийти в себя, как-то заискивающе улыбнулся, но ответил правильным, грамотным языком:
    – Сражался, господин, в Аквитании, под знаменами короля Пипина. Да вот не повезло. Нос потерял, да ногу падавший конь покалечил. Не успел отпрыгнуть, как его туша меня придавила.
    – Так ты воин? А говорят, крестьянствовал?
    – Крестьянин-воин, господин. Если надо было нашему славному королю, упокой Господи его душу, прижать заносчивых аквитанцев, так отчего же не повоевать?
    – Как зовут?
    За столами так и покатились со смеху, но Карл бросил на левдов грозный взгляд, хотя и сам еле сдержал улыбку, и те умолкли.
    – Виллик же прозвал Редруфом[31], так и хозяин кличет, – не обратив внимания на смех, продолжил рыжий слуга.
    Карл непонимающе посмотрел на шваба, но тот лишь трясся и продолжал нести околесицу:
    – Не я… Виллик[32] привел… Прозвал…
    – Ольвед, Оврар, – голос Карла не предвещал ничего хорошего, – утром отправитесь в Геристаль, разберетесь, почему Асприн наших крестьян доводит до разорения. Если сочтете нужным – вздернете нерадивого. Потом догоните нас. А ты, шваб…
    Но юный девичий голос перебил Карла:
    – Пощади отца, государь. – И девчушка, догадавшаяся, кто их гость, бросилась на колени.
    Хозяин, услышавший, какая участь уготована виллику и начавший наконец понимать, кто перед ним, молча рухнул рядом.
    Только сейчас Карл обратил внимание на прислуживавшую ему юную швабку.
    «Красавица», – мысленно оценил он девичьи прелести.
    Перед ним на мгновение мелькнул образ Химильтруды и тут же пропал.
    – Ладно, встаньте. В конце концов, большой вины вашей тут нет. – Голос Карла зазвучал спокойно. – Но завтра же вернешь свободу Редруфу-Шмуклину. А ты, малый, – Карл повернулся к так и стоявшему с охапкой плащей в руках рыжему слуге, – вернешься на свой надел. Ольвед проследит. И чтоб работал без лени.
    Тот лишь молча кивнул, снова в растерянности моргая глазами.
    – Да отнеси ты наконец сушить наши плащи, – снова взорвался Карл.
    – Все сделаю, государь, все сделаю, – прорезался голос ожившего шваба, – но виллик Асприн… сам привел… все заплатил…
    – Хватит нести чушь, у тебя только деньги на уме. Вот возьми. – И с этими словами Карл бросил хозяину кошель с парой десятков денариев.
    От очага неожиданно потянуло горелым.
    – Да ты, собака, жаркое сжег. Самого поджарю! – вскричал Карл, но глаза его уже смеялись.
    Хозяин подскочил как ужаленный и бросился переворачивать вертелы. За столами раздался дружный хохот.
    – Как тебя зовут, красавица? – заговорил Карл тем голосом, который так часто зачаровывал молодых жеманниц, левой рукой приподнимая красиво склоненную голову девушки и заглядывая в смущенно потупившиеся карие глаза.
    – Ирмингарда, государь.
    – Красивое имя. После ужина ты покажешь мою комнату и зажжешь в ней свечи.
    – Да, государь.
    Утром, после бурно проведенной ночи в объятиях золотоволосой полногрудой швабки, Карл продолжил путь. Но сейчас он уже не нахлестывал коня, хотя оставался по-прежнему молчалив и мыслями витал далеко и от Дюрена с оставшейся там Химильтрудой, и от матушки с вечными планами и проблемами.

3

    Дня через три, ранним погожим утром, Карл в сопровождении Харольда – Ольвед и Оврар еще не прибыли – и нескольких левдов выехал из ворот заново отстраивающегося и приукрашивающегося Валансьена и поскакал на запад. Заливистые голоса гончих, радующихся предстоящей охоте, и шуршание опавших листьев под копытами лошадей сопровождали эту маленькую группу всадников.
    Вообще-то Карл собирался поохотиться на оленей в одиночестве, но вчерашним вечером местный лесничий рассказал о появившемся в окрестностях гигантском зубре, и Карл, тут же загоревшийся идеей охоты на этого опасного зверя, решил захватить с собой несколько человек – на всякий случай. Зубр – это не какой-то вам беззащитный олень и даже не кабан. А тем более такой громадный, если верить рассказчику.
    На этот раз Карл вооружился не только луком, но и шестифутовым копьем, железный наконечник которого был насажен на крепкое ясеневое древко. Сбоку на поясе висел привычный Карлу обоюдоострый длинный кинжал. Копьем Карл с детства владел не очень уверенно, предпочитая легкие метательные дротики – ангоны, но в предстоящем поединке со столь грозным противником оно явно становилось нелишним. Впрочем, Карл не собирался отказываться и от иной попавшейся на глаза добычи.
    Около часа всадники медленно двигались берегом реки, но вот собачья свора буквально наткнулась в прибрежных кустах на целое кабанье семейство. С визгом, злобным хрюканьем, так и не закончив водопоя, кабаны рванулись прочь, продираясь сквозь заросли ракитника и подминая на своем пути молодую поросль. Забирая левее и уходя все дальше от реки, свиньи ломились, не разбирая дороги. Следом неслись собаки, далеко выбрасывая вперед длинные лапы и как бы стелясь над землей. За ними, взяв резко в галоп, скакали Карл, Харольд и трое левдов. Не было обычного свиста, улюлюканья. Всадники неслись молча, и лишь дробный перестук копыт сопровождал эту бешеную скачку. Когда кабанье семейство разделилось, рванув каждый в свою сторону, разделилась и свора. Карл взял еще левее и устремился за матерым вожаком стада. Ни Харольд, ни другие охотники, скрытые деревьями и кустарником, этого не видели.
    Погоня длилась уже долго. Поляны и полянки сменяли друг друга, пролетая под копытами резвого жеребца, а в следующий миг Карл уже продирался сквозь колючий кустарник.
    Он выехал на эту охоту на молодом рыжей масти берберийце, но даже эта быстроногая, выносливая лошадь через полчаса такой скачки стала сдавать, и вскоре Карл не только потерял кабана и преследующую его собаку из виду, но и перестал слышать ее лай. Кабан уходил все дальше, забираясь в такие дебри, что преследование становилось невозможным.
    Карл перевел на рысь подуставшего жеребца, еще раз прислушался, позвал собаку, но, не услышав ни звука, развернул коня и, сориентировавшись по деревьям, направился к реке.
    Неожиданно справа раздался хруст и треск, как будто что-то невероятно огромное продиралось, проламывалось сквозь кусты и низко свешивающиеся сосновые ветви. Затем послышалось мрачное сопение, и на небольшую полянку, пересекаемую Карлом, выбрался здоровенный бычина.
    Да, лесничий не соврал и не приукрасил ни на йоту. Высотой в холке зубр достигал макушки Карла. Мощная широкая грудина, здоровенные рога, венчавшие тяжелую кудлатую голову, массивные ноги, слегка утопавшие во влажном мху, могли внушить страх кому угодно. Никогда прежде Карлу не приходилось видеть такого гиганта.
    Неожиданность встречи не помешала Карлу, опытному охотнику, мгновенно сдернуть лук, положить стрелу и, тронув берберийца, заехать сбоку и послать стрелу прямо в шею гигантского животного.
    Хриплый рев огласил окрестности. Затем зверь как-то обиженно хрюкнул и, развернувшись, вперил наливающиеся кровью глаза во всадника. Карл отстегнул копье и, взвесив его на руке, приготовился к атаке. Но зубр рванулся первый. Невероятно быстро он преодолел расстояние в сотню футов и оказался рядом с всадником. Карл ногами послал жеребца, заставляя развернуться и пропустить нападающего быка, одновременно занося для удара копье. Но молодой бербериец испуганно рванул в сторону – и копье Карла, скользнув по холке, ткнулось в землю. В следующую секунду зверь мотнул головой, и здоровенный рог разорвал правый кожаный ремень, служивший упором ноги Карла, и задел икру. Острая боль пронзила ногу. Затем, чуть развернувшись, громадный бык еще раз резко мотнул тяжелой головой и левым рогом прочертил глубокую борозду на крупе коня. Хлынула густая темная кровь. Бербериец прянул в сторону, и потерявший опору Карл, не удержавшись, рухнул на землю, с силой ударившись о выступавший корень могучего дуба, росшего на краю поляны. От сотрясения и боли Карл на мгновение лишился сознания, а когда пришел в себя, увидел: жеребец несется прочь, а зубр, неожиданно потерявший из виду цель, замер в шести футах от него и лишь тяжело поводил из стороны в сторону головой, пытаясь понять, куда же делся противник.
    Резкий гортанный крик, раздавшийся с другого края поляны, заставил быка развернуться и вперить взгляд налитых кровью глаз в заросли кустарника. Ветви раздвинулись, и широкоплечий, высокого роста молодой человек явился как из-под земли. Он был в кожаном панцире, обшитом мелкими металлическими колечками, откинутом за спину буро-красном плаще воина и кожаных чулках, оставлявших открытыми пальцы ног. Длинные золотистого цвета волосы, не прикрытые привычным полушлемом, перетягивал, охватывая голову, узкий ремешок. Незнакомец снова резко крикнул и даже притопнул ногой, как бы призывая быка обратить на себя внимание. Тот стоял, опустив к земле тяжеленную голову, и левым передним копытом рыл землю, словно удивляясь и недоумевая, что это за создание осмеливается грозить царю лесов. Снова раздался гортанный крик, и в следующую секунду мощная туша рванулась навстречу новому противнику. За несколько мгновений зубр преодолел разделявшее его и человека расстояние и уже готов был правым рогом поддеть наглеца, когда тот, сделав шаг в сторону, исчез из поля зрения разъяренного бычары. Мало того, в тот момент, когда бык проносился мимо, воин, откинувшись сколь возможно назад, высоко приподнял шестифутовое копье и с силой погрузил его в мощный, в складках загривок. Дикий рев огласил поляну. В следующую секунду шестифутовое копье словно тростинка вывернулось из рук охотника. Бык по инерции пролетел еще несколько футов. Передние ноги его подогнулись, и он ткнулся губастой слюнявой мордой в мох. Воин издал радостный крик победы, но преждевременно. Свалить такого гиганта одним ударом не удалось. Зубр поднялся и, ошалело мотая головой, словно не понимая, как это с ним такое могло случиться, развернулся. Почти фут копья сидел у него в загривке, а оставшаяся часть копья болталась, раскачиваясь в такт движениям его головы. Да, подыхать он явно не собирался, но вот отправить на тот свет своего обидчика очень хотел. Та ярость, с которой зубр атаковал Карла или бросился на нового противника, превратилась в ничто в сравнении с тем, что с ним происходило сейчас. Хриплый, ужасающий рев достиг небывалой силы. С морды клочьями летела во все стороны розовая пена, а в зрачках метались не просто кровавые отблески, в них отражалась вся злоба и ненависть, весь мрак и жажда убийства. Он снова рыл копытом землю.
    Воин, похоже, не ожидал, что после подобной раны, для иного животного наверняка смертельной, зубр не только поднимется, но и будет готов снова атаковать. Легкая бледность окрасила его загорелое лицо, но внешне он остался спокойным. Правая рука воина потянулась к поясу и вытащила длинный обоюдоострый клинок.
    За эти несколько секунд Карл успел подняться и, прихрамывая, двинулся в сторону развернувшегося зубра, нащупывая рукоять кинжала.
    – Не-ет! – отчаянно закричал незнакомец, заметивший движение Карла. – Не-ет! Ты погибнешь!
    Карл, уже вытащивший кинжал, продолжал, прихрамывая, приближаться к быку.
    – Хой-о! – неожиданно заорал незнакомец, срывая с себя плащ и тряся им перед мордой быка. И в следующее мгновение массивная туша рванулась вперед так стремительно, что сотряслась мшистая пружинящая почва, и почти подобравшийся к зубру Карл не удержал равновесия и упал на колено. Низко свесив окровавленные рога, бык несся на охотника. Не более фута оставалось кончику смертоносного жала до живота незнакомца, когда воин отпрыгнул в сторону и, пропустив мимо себя низко склоненную голову, вонзил, теперь уже с другого бока, длинный кинжал под самую лопатку зубра. Жуткий рев атакующего быка перешел в утробный, и, пролетев еще несколько футов, зверь повалился вперед и на бок и заскользил по мшистой и влажной траве. Раз, другой судорожно дернулись ноги, рев перешел в хрип, и кровь хлынула горлом, заливая пространство вокруг головы и образуя сначала небольшую лужицу, а потом озерцо. На этот раз все было кончено.
    Незнакомец поднял руку и ладонью провел по лицу, то ли стирая таким образом бледность, то ли убирая выступившие крупные капли пота.
    Поднялся с травы и Карл, не отводя взгляда от лежащей горы мяса, еще минуту назад грозившей смертью.
    – Цел? – заговорил незнакомец, подходя к стоящему Карлу.
    – Да. Все в порядке. А ты?
    – Тоже, – ответил воин.
    – Ты кстати, – сказал Карл, переводя взгляд на подошедшего. – Не думаю, что мне удалось бы остаться живым в этом поединке. Без преувеличения говорю – ты спас мне жизнь. Я твой должник.
    – Все мы кому-то должны в этом мире, – философски заметил незнакомец и добавил: – А может, будем должны и в том.
    Карл с интересом, но в то же время настороженно оглядел говорившего.
    – Да ты изъясняешься прямо как ученый аббат, хотя по виду воин.
    – А я и есть воин. Просто в детстве воспитывался в монастыре, и мой учитель Бонифаций – упокой Господи его душу – ежедневно мучил меня латынью и прочими науками.
    – Ну а я всегда старался увильнуть от подобных занятий, – расхохотался Карл и уже более дружелюбно добавил: – Спасибо тебе, воин.
    Тот улыбнулся и сказал:
    – Мне уже приходилось охотиться на зубров.
    – Ты искусный охотник, – произнес Карл.
    – Не думаю, что ты в этом мне уступаешь, – серьезно ответил воин. – Просто тебя подвела лошадь. Я видел.
    – Да, проклятый бербериец подставил меня.
    – Вот почему с зубром я сражаюсь пешим. Так увереннее себя чувствуешь, зная, что все зависит только от тебя.
    – Неплохо сказано. Надеюсь, что путешествуешь ты все-таки верхом. Лошадь сейчас бы очень пригодилась. Этот бычина зацепил-таки мою ногу. – И Карл, наклонившись, посмотрел на разорванный кожаный чулок, из-под которого сочилась кровь.
    Воин дважды по-особому свистнул, и на поляну выбежал гнедой конь. Настоящий красавец с тонкими стройными ногами.
    – Если позволишь, я займусь твоей раной. Присядь.
    Карл опустился на траву, а воин, достав из поклажи на спине лошади флягу и какую-то баночку, стянул с ноги разорванную обувку, размотал чулок и, промыв рану водой, стал смазывать ее. Мазь приятно холодила кожу.
    – Ничего страшного, – говорил он, – поверхностная рана. Скоро затянется.
    – Да ты еще и лекарь! – удивленно воскликнул Карл, увидевший, как буквально на глазах кровь перестает сочиться.
    Воин смутился, и на его загорелом лице выступил легкий румянец.
    – Нет, нет! Просто это монахи и отец Бонифаций научили меня некоторым простым способам заживления ран.
    – Постой, постой. Это какой отец Бонифаций? Тот, кто проповедовал язычникам во Фризии и был ими умерщвлен?
    – Да, это он.
    – Тогда ты из Ле-Манского пага, граничащего с Бретанью. Бонифаций, до того как стал епископом, а после сложил голову во славу веры Христовой, был аббатом тамошнего монастыря.
    – Ты тоже знал его? – спросил незнакомец, заканчивая перевязывать ногу Карла узкой полотняной лентой.
    – Еще бы. Ведь он возложил корону на голову моего отца Пипина. Я Карл, король франков.
    В чистых голубых глазах воина отразилось изумление.
    – Иезус Христос! – воскликнул он, и румянец на его щеках сменила бледность. – А я-то разговариваю с вами как с обычным левдом. – И, привстав, воин опустился на колено. – Прошу простить меня, государь, если был неучтив или дерзок. Я никак не ожидал встретить вас здесь. Мне сказали, что после Аквитанской победы вы в Дюрене. Собственно, я туда и направлялся.
    – За что же прощать тебя, ученый, лекарь, воин, – добродушно рассмеялся Карл, заставив своими словами еще более покраснеть незнакомца. – Уж не за то ли, что ты спас жизнь своему королю?
    Карл натянул разорванный, но еще держащийся кожаный постол на аккуратно перевязанную ногу, закрепил его остатком ремешка и встал.
    Воин остался коленопреклоненный.
    – Вставай, вставай, я не поклонник преклоненных колен. – И Карл опять рассмеялся над невольно получившейся игрой слов. – Каково, а? Так я, пожалуй, стану великим ритором, и Фулроду, долго превозносившему успехи в науках моего братца Карломана, придется склонить свою седую голову перед новым Цицероном. Впрочем, я, кроме имени, ничего об этом римлянине не знаю. – И с этими словами он, наклонившись, взял воина за плечи и поднял.
    – Твое место рядом со мной, а не у моих ног, – продолжил Карл. – Как твое имя?
    – Хруотланд, государь. Хруотланд из Антре.
    – Ты носишь славное имя, воин. Твои предки всегда поддерживали и сражались рядом с Арнульфингами. А сейчас преклони колено, Хруотланд, хотя я только что и говорил, чтобы ты встал. – И Карл, достав свой длинный кинжал, возложил его на плечо опустившегося на колени воина. – Данной мне Богом и людьми властью объявляю: отныне ты барон, Хруотланд! – торжественно сказал Карл. – И надеюсь, мой друг, ученый-лекарь-воин, – добавил он, склонившись к самому уху Хруотланда и хитро улыбаясь.
    Хруотланд снова смущенно порозовел.
    – Я буду верен вам до гроба, государь. Но, право, я не заслужил такой чести, – ответил он, поднимаясь.
    Пока еще далекий, но быстро приближавшийся лай собак разорвал тишину леса, только что торжественно внимавшего обряду посвящения.
    – Еще заслужишь, сказал бы я одному своему приятелю-насмешнику, – рассмеялся Карл, – но тебе, Хруотланд, скажу иначе. Ты считаешь, что я не ведаю, что творю. Вот какова твоя благодарность? – И он снова, теперь уже громко, расхохотался, видя смущение воина. – Ладно, ладно. Шучу я, шучу. – И Карл обнял Хруотланда за плечи.
    Разметав густые ветви, на поляну вслед за собаками ворвались четыре всадника.
    – Все в порядке, Карл! – громко крикнул Харольд, соскакивая с коня.
    – Твоими молитвами, – буркнул Карл и, ухмыляясь, закончил: – Если ты всегда так собираешься охранять своего короля, то тебе лучше сторожить девственность валансьенских красоток. Брюхатость им обеспечена.
    – Святая Дева, – крестясь, только и нашел что сказать Харольд, увидевший тушу гигантского зубра, в которой еще торчали кинжал и копье Хруотланда и стрела Карла, – и еще раз проговорил: – Святая Дева!
    – Хватит бормотать, мой верный Харольд, займись лучше делом. Проклятый жеребец испугался быка и, сбросив меня, удрал. Найди его. И отрубите голову зубру. Она достойно украсит твою виллу, барон, – закончил Карл, поворачиваясь к стоящему рядом Хруотланду.
    Только сейчас Харольд обратил внимание на стоявшего рядом с Карлом молодого воина и окаменел. Откуда здесь взялся этот незнакомец и почему Карл величает его бароном? Всех местных сеньоров он знал, да и не походил на богатого барона этот простовато одетый охотник. Вот только конь! Редкостный красавец. Не иначе происки нечистой силы, заморочившей ему голову. Хотя сейчас день, а ведьмы хозяйничают по ночам, думал суеверный Харольд. Но кто их до конца знает, повадки этих помощников сатаны.
    – Виллы нет, государь, как нет даже простого дома, – грустно сказал Хруотланд. – Я всего лишь бедный воин. Впрочем, с этим я и ехал к своему королю. Искать справедливости.
    – О справедливости мы поговорим потом, в дороге, – перебил его Карл и рявкнул, обращаясь к своему главному лесничему: – Пошевеливайся, Харольд, или мы застрянем здесь до темноты, а там уж точно нас опутают твои любимые ведьмы и эльфы, а то и упыри пожалуют. Да не забудьте копье и кинжал барона.
    – Избави Боже! – закрестился Харольд, отдавая, однако, соответствующие распоряжения: – Модред, отправляйся за берберийцем, а вы двое отделите-ка голову этому бычине, – сказал он и, повернувшись, обратился к Карлу: – Где ты повесишь свой трофей, Карл? На вилле в Валансьене или…
    – Во-первых, это не мой трофей, а Хруотланда, а во-вторых, этот доблестный воин только что спас жизнь вашему королю. И мне почему-то думается, что выполнял он чью-то чужую работу. Не так ли, сын медвежатника и знаток лесов? – насмешливо ответил король. И добавил: – За что и дарован титулом барона.
    Рот Харольда открылся, закрылся, снова открылся, да так и застыл.
    – По-моему, ты собрался пообедать последней отлетающей на юг птичкой, Харольд. Если так, не надейся. Все уже улетели, так что закрой рот, а то застудишь изнутри свой бурдюк для жареной оленины и пива. – Карл явно наслаждался растерянным видом своего главного специалиста по лесам и охоте. – И еще, Харольд, отныне Хруотланд будет постоянно сопровождать меня на охоту – конечно, вместе с тобой. Ты будешь бороться с чертями, а он с остальными лесными зверюгами.
    При этих словах Карла присутствовавшие воины расхохотались. Улыбнулся и Хруотланд, с любопытством разглядывая здоровенную фигуру главного королевского лесничего.
    – В путь, – прервал хохот левдов Карл, увидев Модреда, подводившего недалеко сбежавшего берберийца.
    Рог зубра лишь прочертил по крупу коня, кровь уже еле сочилась, и успокоившийся жеребец готов был снова нести на себе всадника.

4

    Этим же вечером в большом зале валансьенской виллы, сидя у огромного камина, в котором жарко пылало целое бревно, беседовали три человека. Завывавший снаружи стылый осенний ветер рвался тоже принять участие в разговоре, но крепкие стены и плотно подогнанные стекла в дубовых рамах не пускали его.
    До этого они отслужили молебен во спасение в местной церкви. Не слишком религиозный Карл, хотя Рождество Христово и Пасха всегда были его любимыми праздниками, обычно посещавший лишь заутреню и быстро читавший «Кредо» или молитву Иисусову, а потом старавшийся сразу ускользнуть на охоту или заняться иной какой забавой, в этот раз с удовольствием внимал речам отца Стурмиеля, восславившего Господа, и пять раз прочел «Отче наш» и «Кредо».
    И сейчас, держа в руке большой кубок, наполненный красным рейнским вином, Карл, в простой домотканой тунике и войлочных туфлях, слушая вполуха своего недавнего спасителя, мысленно возвращался к событиям последних дней и удивлялся. Тоскливая безнадежность, поселившаяся в нем после разговора с матерью, отступила. Пережитая смертельная опасность помогла ему снова стать тем жизнелюбивым, увлекающимся и слегка легкомысленным Карлом, каким он был всегда. Страх и неуверенность его другого одинокого «я» исчезли. Не навсегда – он это понимал. Но… «Провидение за нас, – думал Карл. – В конце концов все как-нибудь уладится. Да и Дезидерий еще может отклонить подобный брачный союз. Вот и не придется расставаться с Химильтрудой». И хотя гордость короля франков восставала против такой возможности и подобного решения со стороны каких-то там лангобардов, которых громил еще его отец, по-человечески Карл был бы рад отказу ломбардца. Неожиданно его мысли перескочили с Химильтруды и Дезидерия на маленький постоялый двор под Геристалем, и он с удовольствием вспомнил красивую юную швабку.
    «А неплохо бы завтра прокатиться в близлежащую деревушку и прихватить одну из местных красоток», – подумал Карл, и губы его сами собой растянулись в улыбку.
    Харольд, больше слушавший и лишь иногда вставлявший два-три слова, периодически вставал и подливал всем вина, одновременно подавая прямо на вертелах куски жареной свинины. Одного кабанчика из семейства он все-таки успел добыть, и сейчас его сочное мясо они и поглощали.
    – Ее мать умерла, когда малышке было четыре года, а отец – Двельф – погиб почти год назад в стычке с бриттами, – рассказывал Хруотланд, переодетый, так же как и Карл, и потягивавший рейнское небольшими глотками. Отблески пламени играли на его лице, придавая повествованию особую трагичность. – К сожалению, Двельф только после рождения дочери узаконил союз с ее матерью перед алтарем. Он умер на моих руках, но перед смертью дал согласие на мой брак с Кларингой.
    – О, так ты тоже охоч до женской плоти? – рассмеялся Карл.
    Хруотланд как-то странно взглянул на него, и Карл смутился, поняв всю неуместность вырвавшихся слов, отразивших метавшиеся и прыгавшие в нем мысли. Он глотнул вина и сказал:
    – Не слишком удачные шутки бывают даже у королей. Рассказывай, рассказывай. Поверь, я внимательно тебя слушаю.
    – Вот тут-то и появился барон Ранульф, – продолжил Хруотланд, снова переводя взгляд на ярко пылавший камин. Его обычно голубые глаза потемнели, и горькая складка пробежала от уголка рта. – Он дальний родственник Двельфа и Кларинги.
    – Это какой же Ранульф? Из Аквитании? – встрял с вопросом Харольд.
    – Да. Оспорив права Кларинги, он сумел убедить хозяина Ле-Манского пага графа Фордуора и унаследовать все поместья, а Кларингу отправили в монастырь, там же, в Ле-Мане.
    При упоминании имен Ранульфа и Фордуора Карл помрачнел, потер ладонью недавно выбритый подбородок, но ничего не сказал.
    – Собственно, мой рассказ подходит к концу, – заторопился Хруотланд, заметивший изменение настроения Карла, но не понявший причины этого изменения. – Это решение поддержал епископ Ле-Манского округа Герен.
    Услышав имя Герена, поддерживавшего старую знать, Карл помрачнел еще больше.
    «Опять эта гнида Ранульф, – думал Карл. – Ему мало аквитанских владений, и он тянет свои загребущие руки в Ле-Ман. А теперь еще и Герен с ним заодно. Спелись, крысы. И ведь это может стать очень опасным, учитывая близость границы с язычниками-бриттами, постоянно тревожащими франков. Не успел я усмирить бунтовщика Гунольда, как могу получить еще одного. Только более сильного. Эта тварь Ранульф, не задумываясь, пойдет на союз с бриттами, даром они язычники, а он христианин. А Герен, хоть и слуга Божий, но алчен не по-христиански и за мешок солидов на все закроет глаза. Все оправдает. Что, интересно, по этому поводу думает моя мамочка? Или у нее в голове лишь одно – как бы достойно меня женить? Надо будет, чтобы Хруотланд пересказал эти события Бертраде. Пусть у нее болит голова, раз уж она хочет управлять франками».
    Голос Хруотланда, в котором звучала печаль, снова привлек внимание Карла.
    – Мое поместье Антре ушло за долги. Соблюдая формальность, я заложил его отцу Кларинги, чтобы вооружить достаточный отряд в помощь Двельфу. Но Двельф погиб, и деньги возвращать некому. Наследство Кларинги перешло в руки Ранульфа, а она сама заключена в монастырь. Вот, собственно, и все.
    Хруотланд умолк и пристально смотрел на бившееся в очаге пламя.
    Молчал и Карл, и лишь Харольд отреагировал на рассказ:
    – По этому Ранульфу давно виселица плачет. А теперь и повод есть. Как ты считаешь, Карл, если мы прокатимся в Сент, прямо в логово аквитанца, да и вздернем его на собственной башне? Уж я бы с удовольствием потуже затянул петлю на его воловьей шее.
    Карл по-прежнему молчал. Да и что он мог сказать? Так хорошо он себя чувствовал сегодня после схватки с зубром. Побаливала нога, но это пустяки. Главное, исчезла мучившая его тоска, и он был счастлив. Но теперь Карл снова ощущал тревогу. Внутреннее неудобство. То, что он знал причину этого неудобства, ничего не меняло. Тянущая, сосущая жизненные соки гадина бессилия опять вползала в него и кусала сердце. Карл не мог отказать в помощи своему недавнему спасителю. Но и помочь не мог.
    «Если только я последую совету Харольда и вздерну этого Ранульфа – аквитанец давно это заслужил, – восстанет вся старая знать, увидев в этом ущемление своих прав, – думал Карл. – А если действовать по закону, на стороне Ранульфа окажется решение графа Фордуора и епископа Герена. А уж они найдут, чем обосновать свои действия. Даже ученейшему Фулроду пришлось бы нелегко в такой тяжбе. Да и где он, этот Фулрод? Верой и правдой служит Карломану. Конечно, есть эта старая лиса Эгельхарт, епископ Дюренский, но он слушает лишь мою матушку Бертраду. Значит, надо, чтобы матушка заинтересовалась рассказом Хруотланда и решила помочь. В конце концов, соседство негодяя Ранульфа и бриттов действительно опасно».
    Карл почувствовал, как начавшая было наваливаться на сердце тяжесть отступила, и, хоть остался еще занозой маленький червячок сомнения, его голос он уже не слышал.
    – Завтра мы отправляемся в Дюрен, – сказал, вставая, Карл. – Твое дело, Хруотланд, будет решаться там. К сожалению, я не могу употребить силу, хотя ты слышал слова Харольда, и поверь, я с ними согласен. Ранульф зажился на этом свете. Но есть решение Герена и Фордуора, а значит, придется тебе с ними бороться с помощью закона. Ну а все законники сейчас в Дюрене, у моей матушки. Значит, и мы должны быть там. Даже если бы я не был твоим должником, доблестный Хруотланд, я бы все равно помог тебе. Король должен стоять на страже закона и защищать своих подданных. Итак, в Дюрен! – И Карл протянул Хруотланду руку. – Отныне ты мой друг, равно как и такой старый собутыльник и охотник Харольд. Ну а с остальными – Ольведом, Овраром, Вильмом, даже с этой язвой Ганелоном – ты скоро познакомишься.
    Догорающий камин бросал багровые отсветы на торжественно-замершие фигуры трех стоящих людей, крепко сжимающих руки.

Часть вторая Его зовут король Карл!