Скачать fb2
Любовь - сила магии. Меньшее из зол

Любовь - сила магии. Меньшее из зол

Аннотация

    Как же сделать выбор, если выбирать приходится среди двух зол? Как узнать, которое из них меньшее? И меньшее ли оно, если на кону не только твоя жизнь, но и дальнейшая судьба потомков двух семей? Так уж вышло, что пророчества давно умершей вещуньи по сей день управляют судьбами живых, а дар коварного бога — скорее проклятье, чем награда. Бороться с этим бессмысленно, но если есть выбор, главное, не прогадать…


Литвинова Валерия Любовь - сила магии Меньшее из зол (1 книга)

Глава 1

    Вальс. Точно. Это вальс. Какая чудесная музыка. Раз, два, три… Раз, два, три… Раз, два, три… Раз, два, три…
    Все кружится, вращается в бешеном ритме, но музыка постепенно отдаляется, движения уносятся вдаль…
    В моем воображении пары танцуют на балу. Много людей, пары, красивые, безумно красивые пары и зал… Маскарад… Не рассмотреть ни единого лица, лишь маски, множество разнообразных масок всевозможных форм и оттенков. Роскошные платья, элегантные смокинги… и опять раз, два, три…
    Как же все-таки замечательно! Розовое, черное, белое, персиковое, синее, золотое, коричневое, малиновое, зеленое… Блондины, брюнеты, шатены, русые… Девушки, женщины, юноши, мужчины и опять раз, два, три… Цвета сменяют друг друга в такт музыке, но постепенно отдаляются и отдаляются, пока не сливаются в радужном калейдоскопе лепестков.
    Темно.
    Глубокий вздох.
    Холодно.
    Еще вдох.
    — Ох-х…
    Мне почти жаль, но эйфория прошла, сознание медленно возвращается. Я открыла глаза. Полумрак. Свет только от огня. Камин. Каменный пол. Каменные стены. Подо мной что-то согревающее, не мягкое и не жесткое, шерстяное. Шуба или шкура. Металлический звон. Скорее всего, звенья какой-то тяжелой цепи, слегка протянутой по каменному полу.
    Я не одна?
    Эта мысль заставила резко подняться и осмотреться. Большая каменная комната, потолок с тяжелыми подпорками, темная, тускло отражающая блики огня, дверь без ручки и нет ни единого окошка. Ощущение заточения, тюрьмы, крепости. Напротив камина стоят два громоздких кресла с высокими спинками, все стены исписаны какими-то устрашающими пентаграммами. В углу величественно несут караул отполированные рыцарские доспехи, за ними узкая светлая дверь. У стены большой стол, на нем кувшин и пара стаканов. Странное, наводящее ужас, место.
    Я подошла ближе к столу. Голова все еще сильно кружится, а бедро и плечо немного побаливают от продолжительного сна на достаточно твердой поверхности, но это ничто по сравнению с захлестнувшей душу паникой.
    Где я?
    На столе нет ничего подходящего… А, собственно, что я ищу? Возможно оружие.
    Опять металлический звон. Боже!
    Определенно, мне необходимо оружие! Но ни ножа, ни даже вилки, ничего! Глубокий вдох, выдох… Еще и еще — вдох, выдох.
    Решение встретить опасность лицом к лицу подавило трусливое побуждение спрятаться под тяжелый деревянный стол. Храбрость во мне часто граничила с глупостью. Что ж поделаешь, такой я была всегда и не намерена меняться теперь.
    — Привет, — я попыталась прояснить ситуацию, но вышло не очень убедительно. Вместо желанного твердого приветствия я смогла выдавить лишь что-то отдаленно похожее на писк камора.
    — Здесь есть кто-нибудь?
    Тишина, только потрескивающий огонь в камине.
    — Эй! — вскрикнула я, стараясь не думать о том, что возможно выгляжу глупо.
    Опять никакого ответа.
    Я осторожно подошла к креслам. В одном из них сидел мужчина. Синяя рубашка, темные классические брюки и на вытянутых к огню ногах дорогие на вид туфли вызывали уважение к их владельцу.
    Я сделала еще шаг. Очень медленно и тихо.
    Лицо незнакомца все еще в тени, но грудь медленно вздымается и опускается, как у спящего человека. Мужчина спокойно переместил руку на подлокотник. Изящная мужская кисть остановилась на деревянной резьбе, создавая яркий контраст светлой кожи рук темного дерева кресла и золота часов на его запястье.
    Еще шаг.
    Теперь отчетливо видно и лицо сидящего в кресле человека. Огонь танцевал мягкими отблесками на его светлой коже. Слегка вьющиеся пряди темных волос окутали голову молодого мужчины, почти полностью скрывая под своей длинной шею. Черные брови хищным разлетом подчеркивали высокий лоб, глаза закрыты, длинные густые ресницы бросили мягкую тень по щекам. Плотно сжатые, чисто мужские губы, волевой не тяжелый подбородок. Навскидку мужчине около тридцати лет, не больше.
    А он красивый, если точнее — опасно красивый. Эх, если бы еще лет на семь помоложе… Я огорченно вздохнула и повнимательнее присмотрелась к незнакомцу. Весь его вид сейчас выражал умиротворение. Глаза все еще закрыты. Возможно, он спит?
    'Алекс, не хорошо таращится на людей, даже если они этого не видят!'— отругала я саму себя, внутренне подражая интонации строгой тетушки.
    — Эй, мистер! — набравшись храбрости, окликнула я спящего.
    Мужчина открыл глаза и его равнодушный темно-синий взгляд сфокусировался на мне. Я отступила назад, ощутив неприятный зуд под ложечкой, и не нашла ничего лучшего кроме как громко и торжественно представиться.
    — Меня зовут Александра, — без намека на страх, сковавший мое сердце ледяной коркой, провозгласила я.
    Мужчина с полным безразличием посмотрел мне в лицо и снова закрыл глаза.
    И что это значит?
    — Я к вам обращаюсь! — разозлилась я. — Вы меня слышите?
    — Да, — монотонно ответил незнакомец.
    — И? Ваше имя? — продолжала настаивать я.
    — Лекс Варт, — снизошел до ответа синеглазый представитель сильного пола.
    Хм, ну и хам! Или он, также как я, еще не пришел в себя? Кстати, где я и как сюда попала? Последнее, что помню, урок химия в аудитории основного корпуса медицинского университета. Морфий… Он был главной темой лабораторной работы. Дальше моя память отказывается выдавать какую-либо дополнительную информацию вплоть до момента пробуждения в этом странном месте.
    Мужчина молчал, устремив взгляд на огонь в камине. Меня он словно не замечал и я решила поступить с ним также: отвернулась и пошла к двери. Как я заметила изначально — ручки нет. Попробовала толкнуть или потянуть, но громадина не поддавалась. Массивная, наверняка очень толстая, металлическая дверь десять на десять футов по периметру не по зубам даже бульдозеру.
    — Ясно, то есть ничего не ясно. Лекс? — я вернулась к креслам, мужчина не двигался и не смотрел на меня. Его апатия сбивала с толку. Почему он так спокоен? — Лекс, как вы себя чувствуете?
    — Варт, — недовольно поправил он, но на вопрос все-таки ответил, — отвратительно.
    Я оставила без внимания его высокомерие и продолжила расспросы:
    — Вы знаете, где мы находимся?
    — Да.
    — И где же? — мне что, клещами каждое слово придется вытаскивать?
    — Под замком Хелдвелл.
    Уже что-то. Знать бы еще, где именно этот замок находится!
    — Может быть, поделитесь более обширной информацией, например, кто вы, как я сюда попала и что вообще происходит?! — мое ангельское терпение исчерпало себя полностью.
    — Предположительно это похищение. Мотивы мне не известны.
    — Похищение? Но… зачем?.. Ах, да, выкуп, конечно же.
    Варт поднял на меня глаза, теперь они выражали насмешку.
    — Сомневаюсь.
    — Вот как? И какие ваши предположения?
    — Я же сказал, что мотивы мне не известны, но вряд ли здесь замешаны деньги, — его голос звучал утомленно, болезненно.
    — Как давно вы здесь находитесь? Вас тоже похитили? — сузив глаза и подозрительно окинув взглядом незнакомца, поинтересовалась я.
    — Можно и так сказать, — насмешливо ухмыльнулся красавчик и, взглянув на часы, ответил на первый вопрос, — около двенадцати часов.
    — А я?
    — Около двух.
    Тон и немногословность моего соседа по камере не располагали к светской беседе, но пока он отвечает на мои вопросы — я буду их задавать.
    — Вы помните, как сюда попали?
    В очередной раз ответа не последовало и я повторила попытку, задав более важный вопрос:
    — Откуда вы знаете, что мы под замком Хелдвелл?
    Варт снова не ответил, только тяжело вздохнул и устало закрыл глаза. Его чрезмерная бледность наводила на тревожные мысли, отодвигая на второй план мое растущее раздражение.
    — Я могу чем-то помочь? — с искренним участием поинтересовалась я, стараясь не заострять внимание на болезненно серых кругах под его глазами.
    — Вообще-то, мне нужен врач, точнее хирург, — устало и безо всякого энтузиазма ответил Варт, но все-таки ответил.
    — Считайте, что вам повезло, — с гордостью за выбранную специальность, провозгласила я, не задумываясь о реальной значимости собственных слов и возможных обстоятельствах со стороны предполагаемого пациента.
    Он внимательно осмотрел меня с ног до головы, как-будто оценивая насколько я могу пригодиться и могу ли вообще. Судя по его тихому вздоху, результат осмотра его не удовлетворил.
    — Я студентка медуниверситета, — стушевалась я, заметив в синих глазах плохо скрываемое разочарование.
    Черт, с чего бы я так распиналась перед этим дедуганом? Подумаешь красавец, что мало таких? Фрр!
    Но не успела я отвернуться, пожелав спрятать эмоции, как Варт вдруг поднялся и медленно стянул с себя рубашку. Не скрою, я такого никак не ожидала и, конечно же, растерялась еще больше. Потратив на удержание отяжелевшей челюсти целое мгновение, я все-таки заставила свой онемевший мозг работать, но то, что приходило в голову, тут же отбрасывалось в сторону. На озабоченного маньяка красавчик вроде не тянет. Да и зачем мужику с такой шикарной внешностью прибегать к насилию? Во-вторых, очевидно, что его намерения не имеют ничего общего с тем, о чем я подумала. Как вообще можно посягать на чью-то честь в шатающемся от недомогания состоянии? Хм-м. Зачем же тогда стриптиз устроил? И надо признать не плохой, со спецэффектами.
    Передо мной стоял полуобнаженный мужчина с идеальной атлетической мускулатурой, что явно плохо сказывалось на логике и последовательности моих мыслей. К тому же, его кожа отливала холодным свечением, отражая мерцающие блики потрескивающего огня. Потрясающе красиво! Может у меня галлюцинации? Я ошарашено уставилась на белокожее чудо, часто похлопывая ресницами с целью прогнать мираж. Варт лишь ухмыльнулся и повернулся ко мне спиной. И опять я глазела на него не в состоянии отвести взгляд. На этот раз меня поразил не столько вид его широкой заметно натренированной спины и не удивительно сияющая при свете огня в камине кожа, а зияющая красно-коричневая рана между лопаток. Из разреза торчал металлический осколок.
    Я подошла ближе, чтобы внимательно осмотреть повреждения. Горизонтальный разрез, чуть левее позвоночника, обломок дюймового лезвия ножа выступает не более чем на сантиметр из мягких тканей тела. Поразительно, как он вообще стоит на ногах! Рана почти не кровоточила, но была определенно глубокой. Ткани вокруг лезвия демонстрировали сильное воспаление, будто нож был раскален, поэтому остановил кровотечение, но одновременно вызывал ожоги.
    — Это нужно достать, — спокойно проинструктировал Варт.
    — Но без анестезии произойдет болевой шок, откроется кровотечение и лезвие возможно слишком глубоко — в опасной близости к сердцу. Если я попытаюсь его извлечь, то могу сильно навредить…
    — Слишком много слов и все не по делу, — бесцеремонно оборвал меня раненый. — Я уверен, как только из меня вытащат этот чертов нож, мне тут же станет легче!
    — Но это очень опасно и я…
    — Так вы извлечете из меня этот шампур или же я и дальше буду изображать цыпленка на вертеле?
    — Ладно-ладно! Зачем так нервничать? Но у меня нет никаких инструментов, перчаток, и необходим рентген…
    — Попробуйте справиться руками. За меня не переживайте, только вытащите и все.
    Он присел на одно колено, взялся обеими руками за ручки тяжелого кресла и ждал моих действий.
    Я медлила, не решаясь даже прикоснуться к раненому.
    Даже если я достану лезвие из его спины, все равно возникнет вопрос об обработке раны, наложение швов, и… Нет, определенно правильней будет оставить все как есть и настаивать на немедленной госпитализации.
    — Ну же! — угрожающе прорычал все еще ожидающий моих действий мужчина.
    Похоже, что мне придется подчиниться. Я осторожно потянула обломок лезвия, оно поддалось, но не без труда. Дальше было проще, нож выходил из человеческого тела как из масла. Интересно, как такое может быть? Неужели металл настолько остро заточен? Лекс сильно напрягся, а после того, как я полностью извлекла десятисантиметровый в длину и не меньше дюйма в ширину обломок, обессилено рухнул на пол.
    О нет, нет-нет-нет! Я смотрела на свои окровавленные руки, на нож и была почти уверена, что задела сердце. О Боже!
    — Лекс! Варт!!! Слышите?! — я безжалостно трясла его за руку, но мужчина не реагировал.
    Температура тела определенно ниже нормы, скорее всего из-за большой кровопотери, но он дышит. Пока еще дышит.
    — И что же теперь делать? — растерянно пробормотала я. — Тоже мне будущий врач! Ну и где же вся твоя бравада, Алекс? Медсестра и та не так трясется от вида крови.
    Вода. На столе стоял графин. Там должна быть вода. Я резко рванула к столу, схватила графин и, не разбирая, сделала большой глоток. Ах-х! Виски? Постойте-ка! Им можно обработать рану. Столь же стремительно я вернулась к мужчине, лежавшему на полу лицом вниз. Осторожно плеснула из графина ему на спину, омывая кровоточащие края тонкого разреза, но Варт даже не шелохнулся, а в теории должен был подскочить и носиться как ошпаренный. Или нет?
    М-да. Его определенно нужно поднять с пола. Вдруг еще перед смертью насморк подхватит.
    Ну и тяжесть! Я со всей силы потянула раненого на кресло. В одиночку мне эту махину определенно не поднять. Я огляделась по сторонам в поисках решения и мой взгляд зацепился за густой мех выделанной шкуры.
    Шуба! Точно, мне на ней не было холодно.
    — Так-то лучше, чем голым пузом на каменном полу, — хмыкнула я, удовлетворенно любуясь результатом собственных усилий.
    Мужчина во весь рост вытянулся на медвежьей шкуре.
    Ну и ну, я на этом 'ковре' почти целиком помещалась, свернувшись клубочком, правда, а Варту едва ли для туловища хватило. Ну и габариты, а пока стоял на ногах не выглядел таким уж огромным… Примерно шесть футов, не больше.
    Нужно срочно чем-то вытереть руки, ненавижу запах и цвет запекшейся крови, особенно на моей коже.
    — Так, что у нас здесь есть? — прошептала я, в очередной раз окидывая каменную комнату изучающим взглядом.
    Дверь за доспехами отделяла туалет от общего зала. Я заглянула туда, — о чудо! — здесь даже все удобства предусмотрены. Через несколько секунд загорелся свет от ламп дневного освещения, встроенных в потолок по последним стандартам современного дизайна. Хоть не в средневековье заточили, и на том спасибо.
    Так-так, что мы имеем? Вода есть и жидкое мыло присутствует, и бумажные салфетки, и зеркало. Ха! Просто номер люкс, а не тюрьма.
    Боже, какой ужас!!! Лучше бы я в зеркало не заглядывала. Вот уж зрелище, обзавидуешься! Тушь размазана — енот облезет от зависти. Волосы под бейсболкой не уложены, а запиханы, причем неумело, неаккуратно, козырек перекошен, помада размазана по подбородку. Надо же мне было перед уроком губки в ярко-малиновый выкрасить. Ух! А теперь отмывай все это.
    Водостойкая тушь оказалась качественной по отношению к воде, причем с ресниц сошла сразу же, а вот на коже супер водостойкая — еле отмыла. М-да, теперь мои зеленые глаза стали, как у кролика, ярко красными. Собрала волосы и туго завернула под бейсболку, в кармане нашла жвачку и персиковый блеск для губ. Мобильный телефон, естественно, отсутствовал, а плеер наверняка остался у Милли. Она его перед занятиями выпросила на денек.
    Ну вот, вид более менее опрятный. Надо как-то отсюда выбираться. Пробарабанив с полчаса в металлическую дверь и высказав ей все, что думают о хозяевах этого места и о ней в частности — определила свое занятие, как бесполезная трата времени и сил, и решила прибегнуть к дедовскому 'успокоительному'. Как говорит мой дед Эдвард Брум: 'нет ничего лучше, чем виски, разве что секс и виски вместе'.
    Возле стола стоял стул, на нем маленькая подушка. Я перевела взгляд на стол — он покрыт тяжелой бархатной скатертью. Оп-па! Вот тебе и одеяло.
    — Ну, что ж, красавчик, теперь ты у меня в неоплатном долгу!
    Я оценивающе осмотрела свои труды: мужчина мирно спал на меховом 'коврике' возле камина, плотно укутанный в покрывало, под щекой небольшая подушка.
    От усталости и перенапряжения дрожали не только руки, но и ноги. Я села в кресло и бездумно уставилась на огонь. Пламя плясало и потрескивало. Глаза сами собой закрывались, сознание медленно погружалось в сон. Наверное сказалось 'успокоительное' и нервное перевозбуждение из-за проведенной операции, тем более в положительный исход которой слабо верилось. Если в ближайшее время горе-пациента не госпитализировать, то он однозначно умрет от заражения крови.
    Мне снился пляж. Летний уикенд на Сицилии. Утреннее солнышко нежно ласкает мою кожу теплыми лучами. Средиземное море выглядит лазурно голубым. Песок — чистое золото. Кэвин и Синтия — кузен и кузина, играют в бадминтон. Шарлотта — пинчер — любимица Синтии, упорно пытается поймать воланчик и лает на волны, если случайно забегает в воду. Рай на земле!
    — Куколка, тебе принести что-нибудь из бара? — спрашивает Сэм.
    — Холодный чай со льдом и лаймом, пожалуйста, — с нежной улыбкой отвечаю я парню.
    — Ох уж эти английские замашки! Дома оригинальней содовой ничего бы не придумала…
    Дома? Как давно я не была дома? Два года? Ну да, почти.
    Флорида… Как же я скучаю. Лондон, конечно, чудесный город, насквозь пропитан историей, но вот постоянные дожди и сырость. Бррр! Я поежилась и проснулась.
    Передо мной, уже надев рубашку, сидел Варт и методично застегивал пуговицы.
    — Как самочувствие? — не веря своим глазам, промямлила я.
    — Лучше. Премного благодарен, — он медленно поднялся на ноги и сел в соседнее кресло.
    — Но… как?..
    Я не сводила удивленного взгляда с раненого мужчины, а он уже в привычной для меня манере, не обращая ни малейшего внимания на мои поползновения, спокойно наблюдал за языками пламени в камине. Как-будто меня и вовсе нет в этой комнате. Ладно. Сама разберусь.
    Бесцельно проходив около часа по залу и перебрав в уме все возможные и невозможные причины моего похищения, решила высказать вслух самые реальные. Тем более что Варт периодически поглядывал в мою сторону.
    — Сложно утверждать наверняка, но меня могли выкрасть ради денег, шантажа моих родственников или, что вообще маловероятно, для того чтобы выдать замуж.
    — С чего такие выводы? Скажем мне понятна версия денег, но в чем же заключается шантаж и кому нужна свадьба при подобных обстоятельствах? — нахмурился Варт.
    — Ух-ты, ледяной принц проснулся от вековой спячки и решил пообщаться с людьми! — съязвила я, но тут же сменила тон. — Сначала вы. Какие предположения у вас?
    — Повторяю: мотивы похищения мне не известны.
    — Зато вам известно, где мы находимся. Можно полюбопытствовать — откуда?
    — Хелдвелл — мой родовой замок, — спокойно, как-будто это ничего не значит, ответил Варт.
    — Ваш родовой замок? — опешила я. — Кто же мог похитить человека и удерживать взаперти в его собственном доме?
    Варт как-то неопределенно хмыкнул и уставился на огонь, словно в потрескивании костра заключалась жизненно важная для него истина.
    — Что за манера игнорировать собеседника? — меня так и подмывало сказать этому напыщенному павлину, какую-нибудь гадость, но двухлетние нравоучения моей английской тетушки крепко завязали мне язык.
    — Я не игнорирую, а жду пояснений ваших версий.
    — А, так вы придерживаетесь моих правил? Ну что ж, отвечаю на первый вопрос: мой отец прокурор штата Флорида. Кто вас похитил?
    — Артур Варт.
    — Э-э… Он ваш родственник?
    — Можно и так сказать. Кому так нужно ваше замужество? — устало и тихо спросил Варт.
    — Ричарду Раона, — тяжело вздохнув, в бессильной злобе выдавила я, хотя вовсе не собиралась отвечать на этот вопрос, тем более так резко и конкретно.
    Лекс оторвался от созерцания пламени и внимательно посмотрел мне в глаза. Очевидно он ждет следующего вопроса.
    — Какие ваши предположения о причине такого поступка Артура Варта? — подражая журналистам из тетушкиного журнала, вопрошала я.
    — У нас не очень теплые семейные отношения и масса причин запереть меня, только вот почему именно сейчас, здесь да еще и не одного, а с ребенком — это остается загадкой. В любом случае я не отступлю от своих принципов, — последняя часть ответа была сказана не для меня, а скорее для себя самого или для некого Артура Варта.
    — Я не ребенок! — от возмущения и негодования я выпрямилась и уставилась на Лекса горящими злобой глазами.
    Варт критически осмотрел меня с ног до головы и по мере продвижения его оценивающего взгляда мне становилось все более дискомфортно. Начал он с высоких сапог, скользнул глазами по черным обтягивающим джинсам, широкому ремню с сердцем из ярких страз на пряжке, короткой белой куртке и закончил белой бейсболкой с низко надвинутым на брови козырьком, украшенным серебристой надписью 'котенок'.
    — Да, вид у меня не самый представительный, но нельзя же судить книжку по обложке!
    — Вы так считаете? — похоже он откровенно забавляется, а я была намерена эти забавы пресечь.
    — В этом мире все относительно, возможно я по сравнению с вами и есть ребенок.
    На этот раз я ликовала. Варт не обиделся, но похоже слегка разозлился. Это отразилось в его глазах, они на один короткий миг стали более яркие, васильково синие. Я даже приготовилась выслушать не менее едкую отповедь, но он не стал продолжать разговор в таком русле.
    — Кто такой Ричард Раона? — спокойно спросил Лекс.
    — Премерзкий тип! — негодующе выпалила я, снова зашагав по периметру зала. — Его родня, задолго до моего рождения, договорилась с моей семьей о брачном союзе. Только вот незадача: в семье Раона по прямой линии одни мужчины, а я первая девочка родившаяся в нашей семье за последние несколько столетий. И моего мнения по поводу данного брака никто не спрашивает. Достигнув совершеннолетия, я обязана выйти замуж за Раона. Вот и все.
    Опять я наговорила слишком много лишнего. И что это у меня за язык такой?
    — А вас это, судя по всему, не устраивает, — сделал свое замечание Варт, плохо скрывая насмешливую ухмылку. Посмотреть на него, так я должна от счастья прыгать. Да уж, выйти замуж и нарожать кучу детишек — мечта каждой девятнадцатилетней девушки двадцать первого века! Ха!
    — Это еще слабо сказано, — фыркнула я. — Как интересы вашего родственника могут пересекаться со мной?
    Варт ненадолго задумался и уже собрался ответить, но его прервал металлический скрип открывающейся двери. Я уставилась на вошедшего и онемела от увиденного. Не могу сказать, что я не испугалась, но не убежала в самый дальний угол с воплями 'Монстр!', лишь потому, что замерла на месте не в состоянии даже вздохнуть. Вошедший был примерно девять футов ростом, его кожа — грязно-зеленого цвета, подобие волос — плешивые синие пакли, одет в строгий костюм, но на ногах нет даже подобия обуви, из-под брюк торчат огромные лохматые лапищи с внушительными когтями. Существо очень походило на иллюстрации снежного человека со страниц энциклопедий, за исключением окраски. В руках чудище держало большой поднос с различными блюдами, кувшинами и бокалами. Количеством принесенной еды можно было накормить троих взрослых мужчин. Я внимательно осмотрела существо, отмечая свои эфемерные шансы на защиту или хотя бы на бегство из одного угла в другой.
    — Доброе утро, сэр. Приказано подать вам завтрак, — существо и глазом не повело в мою сторону. Оно обращалось к Варту гортанным рокочущим басом.
    — Благодарю, Грэм. Артур уже в замке?
    — Нет.
    — В таком случае, как только он вернется, прошу передать ему, что я готов обсудить выдвинутые требования.
    Монстр поставил на стол поднос, тактично поклонился и вышел из зала. Манерам и поведению Грэма мог позавидовать самый ответственный английский дворецкий. На его строгом костюме не было и пылинки, да и само существо выглядело чистым и опрятным, хотя и страшным. Я еще несколько минут не могла оторвать глаз от закрывшейся за монстром двери.
    Варт подошел к столу, отодвинул стул и жестом предложил мне сесть. Джентльмен, тоже мне! Я подчинилась.
    — Благодарю, дальше сама.
    Варт сел на другой стул за стол по правую руку от меня. Наполнил оба бокала красным вином, один протянул мне, а второй пригубил сам. Судя по всему есть он не собирался, что, конечно, насторожило меня.
    — Не стесняйтесь. Даю стопроцентную гарантию, что еда вполне съедобна и не отравлена. Приятного аппетита!
    Разве у меня мысли на лбу написаны?
    — Спасибо, — недовольно промямлила я. — А почему вы не едите?
    — У меня свой рацион, — он потянулся за бутылкой из темного стекла и поставил ее перед собой. — Остальное для Вас.
    Банка очень походила на американский вариант протеинового коктейля 'Супер сила'. Кэвин ежедневно пил подобную гадость. Чаще всего в смесь входили соевое молоко, яйца, бананы, мед, измельченные грецкие орехи и что-то еще. По слухам мой дорогой кузен переспал с лучшей половиной студенток медуниверситета, и утверждал, что довел каждую из них до 'фейерверка' (за что считал себя обязанным именно чудо коктейлю). Кэвин 'подсадил' на это пойло всю футбольную команду, капитаном которой являлся со второго курса.
    Воспоминания о любимом брате наверняка отразились на моем лице умиленной улыбочкой, потому что Варт вопросительно посмотрел на меня, озадачено приподняв черную бровь. Это вернуло меня к реальности и заставило смущенно опустить глаза. Выбрав на завтрак тосты с маслом и джем, чай и апельсин, оставив без внимания овсянку, яблоки, кофе и кексы, я взялась за еду.
    Закончив с завтраком, застегнула куртку под самый подбородок и вернулась к камину.
    — Есть предположения, когда нас отпустят? — грея озябшие ладони о красивую мраморную облицовку камина, продолжила я расспросы на тревожащую меня тему.
    — Меня — как только соглашусь с требованиями родственника, насчет вас сложно что-либо прогнозировать.
    — Ваш родственник опасный человек? Я имею в виду, угрожает ли моей жизни опасность?
    — Да, Артур достаточно опасен и непредсказуем, — предельно честно ответил Варт.
    — Отлично, успокоили, — фыркнула я. — Вы боитесь его?
    — Нет.
    — Кто он? — не тратя ни секунды на размышления, сыпала я, а мне как ни странно отвечали.
    — Успешный бизнесмен, политик.
    — Что вас связывает?
    — Бизнес.
    — И чем же вы занимаетесь?
    Варт смерил меня холодным взглядом и достаточно резко ответил:
    — Это вас не касается.
    — Фи, как грубо! — я показательно надула губки и совершенно по-женски заинтересовалась своим идеальным маникюром. — Ну и ладно, больно надо…
    Он ничего не сказал. Повисла гнетущая тишина. Опять! У меня была масса вопросов, но ответов я вряд ли дождусь. Эта таинственность и скрытость ужасно раздражала. Мне больше нравятся открытые и отзывчивые люди, от них не ожидаешь какой-нибудь пакости. Варт определенно не один из тех милых обаяшек, что легко располагают к себе девушек.
    Я повернулась и направилась к своему креслу, бросив взгляд на мужчину, по-королевски развалившегося во втором. Синева под глазами немного уменьшилась, но он все еще выглядел очень бледным.
    Варт, конечно, тот еще подарочек с кучей тараканов в голове и с завышенным самомнением, но единственное, что меня в нем действительно восхищает — его сила духа. Редко встретишь настолько выносливого человека. Не трудно догадаться, что Лекс испытывает адскую боль от раны, но ничем себя не выдает. Наверное, таких мужчин можно смело называть настоящими и записывать в 'красную книгу', как вымирающий вид.
    Так-так, кажется, я начинаю высматривать в этом типе положительные качества. Не хорошо, Алекс, не хорошо. Зачастую я вижу в людях то, что хочу видеть и приписываю им черты характера рыцарей круглого стола, а потом лелею результат собственной фантазии до тех пор, пока горько не разочаруюсь в очередном лжепринце, которого, кстати, сама и придумала. Варт, к сожалению, на принца не тянет, скорее на герцога, но это не меняет сути дела. Не стоит заострять на нем свое внимание и уж тем более восхищаться редкими достоинствами этого мужчины. Как показывает практика — лить горькие слезы придется мне.
    — Я понимаю, что это прозвучит по-дурацки, но все же. Как ваша рана?
    — Ммм… Заживет.
    Ну и где, скажите пожалуйста: 'Спасибо, за помощь и заботу о моей скромной персоне. Я перед вами в неоплатном долгу…' и так далее и тому подобное? Хам!
    — Кто вас ранил? — почти с раздражение спросила я и не дождавшись ответа выпалила следующий вопрос:
    — Неужели вашему родственнику настолько безразлична человеческая жизнь, что он фактически бросил вас умирать?
    Варт проигнорировал мое замечание, устало закрыв глаза. Наверное ему все-таки тяжело разговаривать, оно и не удивительно — с таким-то отверстием в левом легком! Странно, что он еще не свистит при дыхании.
    Подтянув колени к подбородку и устроившись поудобней в кресле, я окунулась в воспоминания, навеянные окружающей обстановкой. Когда-то давно, около десяти лет назад, мы с Кэвином и его приятелями вот также сидели в полумраке у камина и рассказывали страшные истории. Одна из них мне даже приснилась. Той ночью мой крик во сне разбудил полдома. Няня Нэнси долго успокаивала меня и уверяла, что ни драконов, ни кентавров, ни троллей не существует. Ну и досталось же тогда Кэвину! Хотя брат не сказал мне ни слова, я знала, что его жестоко наказали. Отец Кэвина не спускал сыну ни единой шалости. За малейшую провинность наказывал тяжелым физическим трудом, слава Богу до порки дело доходило крайне редко. Мне известен лишь один такой инцидент. Дядя Митч сильно выпорол своего сына, когда застукал его с сигаретами на заднем дворе. В тот злополучный день мне исполнилось восемь лет, но я была готова на все, даже лишится праздника, лишь бы помочь любимому брату. Кузен в свою очередь не упускал ни малейшей возможности поддразнить меня, а когда добивался почти неконтролируемой ярости, превращался в самого нежного, ласкового и любящего брата на свете, но стоило мне успокоиться и простить его, как все начиналось сначала.
    Я обещала Кэвину в начале следующей недели помочь с покупками новогодних подарков, а в среду мы вместе улетаем на Рождественские праздники во Флориду. Уже суббота, но, к сожалению, до понедельника никто не заметит моего отсутствия. Надеюсь, братец поставит на уши всю Лондонскую полицию сразу же, как узнает, что меня не было все выходные.
    Тишину нарушало лишь потрескивание костра в камине. Лекс периодически подбрасывал в него дрова, не давая единственному источнику света и тепла погаснуть. Прошло не меньше часа, прежде чем Варт прервал мои усердные размышления.
    — Чем вызвано желание вашей семьи и Раона породниться?
    — Отвечу, если подскажите как избежать такой 'радужной' перспективы.
    У меня не было достаточно времени для того, чтобы обдумать все как следует, а совет взрослого человека мне не помешает.
    — Не зная всей ситуации, сложно предложить что-то конкретное в качестве решения этой проблемы. Но самым простым способом избежать брака с одним мужчиной — выйти замуж за другого.
    Верно! И как это я сама не додумалась? Как говорится: все гениальное — просто. Вот только на примете нет ни единого подходящего претендента на супнабор в составе руки и сердца. Наверное мало кому захочется взять в жены такое 'сокровище' как я. Ну ничего, у меня есть еще год и десять месяцев для поиска подходящей кандидатуры. Вот только самой никак замуж не хочется. Я вообще-то предполагала, что обзаведусь более менее серьезными отношениями не раньше окончания университета, сейчас мне романы ни к чему, а семьей уж подавно — под пенсию — к тридцати-тридцати пяти годам, там уж и детей рожать не страшно.
    Ладно, так и быть: расскажу этому дедугану все, что знаю, может что-то дельное подскажет. На вид вроде не глупый, да и жить ему не долго осталось, если, конечно, каким-то чудом в больнице не окажется. Что-то не заметно, чтобы кто-то торопился вызывать службу спасения.
    Подумать только, этот бедолага мучается уже больше пятнадцати часов!
    — Я во все это мало верю, — вздохнув и потупив взгляд, начала я, — но есть пророчества, которые основаны на предсказаниях моей пра-пра-пра-прабабки Лоры. Ее отец из рода Брум, а мать Раона. Лора была одаренной прорицательницей, она четко видела будущее, не менее чем на несколько столетий вперед. Также сохранилось немало пророчеств относящихся к более далекому будущему, хотя они уже не носят характер утверждения и нет оснований полагать, что произойдет именно так, а не иначе. Так вот, по приданию, благодаря союзу двух семей магическая сила нашего рода и рода Раона раскрылась и не угасала, пока оба клана находились в тесном родстве. Все, без исключения, дети обоих семей, после рождения Лоры, имели не слабые магические способности. Я эти легенды знаю с самого детства. Дедушка Обри рассказывал, что его отец еще владел остаточной магией, хотя и не особо ею пользовался, а его брат погиб из-за неудачного волшебства. Так же, по пророчеству Лоры, последующий союз наделит магической силой не только следующее поколение, но и многих представителей нынешнего. Чем теснее родственная связь между Раона и Брум, тем мощнее сила. Поэтому для восстановления былого могущества обеих семей необходимы связывающие их брачные союзы. Я считала все это сказками, бредом сумасшедшей, если хотите, но Кэвин, мой кузен, рассказал, что Брум и Раона действительно когда-то заключили соглашение и намерены ему следовать. Любая девочка (а это большая редкость в наших семьях!) должна выйти замуж за самого близкого по возрасту мужчину из второй семьи. Лора написала несколько строк о следующей девочке, то есть обо мне, наверное: 'союз двух детей принесет огромную силу, у нее будет магия творения, у него разрушения. Будут они одним целым. Война и мир. Жизнь и смерть. Лед и пламя'. Но это немыслимо!
    Я так нервничала, что беспрестанно вращала кольца на пальцах, наворачивала круги по просторному залу каменного подземелья и все рассказывала, и рассказывала, выплескивая на незнакомца все свои страхи и негодования.
    — И почему вы не согласны на столь выгодный брак? — осторожно поинтересовался Варт.
    — Ричард — мерзкий дедуган! — вспылила я, резко остановившись и едва не подпрыгнув от злости. — Он на пятнадцать лет старше меня! И… и он не привлекательный!
    Варт громко расхохотался.
    — Вся ваша ненависть к этому человеку заключается в возрасте и внешности?
    Не понимаю, что его так веселит?
    — Это одна из причин, — немного справившись со своими эмоциями, нахмурилась я, пытаясь уловить ход его мыслей. — Вообще-то я никогда не видела этого человека, но с Ричардом знаком мой кузен. Он утверждает, что предназначенный мне в мужья представитель семейства Раона деспотичен, садист, фашист, в общем настоящий тиран.
    — Я все понял, — Варт прервал мой поток обличения пороков предсказанного жениха, подняв вверх изящную ладонь. — Скажите, почему бы вам не соединить свою судьбу с другим Раона? Кто решил, что это должен быть именно Ричард?
    — Так решил мой дед. Для пророчества необходим ребенок от союза двух семей, а Ричард самый близкий ко мне по возрасту из всех известных ему Раона, остальные либо намного старше, либо значительно младше меня. А так же есть еще одно пророчество Лоры, оно касается непосредственно будущего мужа следующей девочки: 'Ричард будет хорошим отцом, но плохим мужем. Он никогда не остепенится'. И развод в данной ситуации не прокатит, то есть я обречена! И ко всему прочему дед решил, что я выйду замуж за Ричарда Раона, за много лет до того как нашлось пророчество с именем в одном из дневников Лоры, что лишний раз утвердило его решение, — я старалась говорить спокойно и последовательно, но бессильная злость внутри меня клокотала потоками раскаленной лавы. — Кэвин считает, что предсказания, касающиеся меня, очень поверхностные. Лора много исчеркала, прежде чем что-то написать, но раньше все ее предсказания безоговорочно сбывались… кроме одного. Дед был уверен, что у Митча (по предсказанию Лоры) будет только дочь, а на самом деле сын Кэвин и дочь Синтия. Ах, как бы я хотела просмотреть ее дневники лично, но дед их надежно прячет.
    — А вы, как я погляжу, задумали обвести всех вокруг пальца? — продолжал добродушно подсмеиваться Варт.
    — Я просто хочу жить свободно! Неужели я должна смериться с такой судьбой? — вспыхнула я, горькие слезы защипали глаза, а голос предательски дрогнул. Еще ни разу в жизни я так не переживала о своем будущем, как в последние несколько часов.
    — Ну-ну. Может еще не все потеряно и сам Раона не горит желанием жениться? Вы бы с ним для начала поговорили.
    — Я хотела, но не могу.
    — И в чем же проблема? — Варт явно старался продемонстрировать участие и какое-то подобие сочувствия, хотя в его глазах не пропадал насмешливый огонек. Или у меня предвзятое отношение, и мужчина действительно сопереживает? Скорее всего так оно и есть.
    — Я понятия не имею, где он находится и как с ним связаться. Мне лишь известно, что ему за тридцать и он фанатик дорогих автомобилей. А самое главное, что о нем нет ни малейшего упоминания в СМИ, — вся характеристика моего будущего мужа была высказана с нотками отчаяния.
    — Сочувствую. Значит у вас остался лишь один выход: обвенчаться с кем-то другим. Причем как можно скорее, если, конечно, уже не поздно.
    — Спасибо, за заботу, но время у меня еще есть — почти два года, — хмыкнула я.
    — Вы так считаете? — искренне удивился Варт. — Возраст невесты оговаривался в соглашении, упоминался в пророчестве или это решение вашего деда?
    Меня поразило, что такой человек как Варт серьезно отнесся к моим словам. Признаться, я и сама слабо верю в то, что говорю, а он, кажется, поверил.
    — Вообще-то это решение деда. Он обещал моей матери, что не отнимет моего детства и до совершеннолетия я даже ничего не должна была знать.
    Это почему-то еще больше заинтересовало Варта. Он несколько секунд обдумал мой ответ и, не отрывая внимательных глаз от моего лица, спросил:
    — Когда и при каких обстоятельствах вам стало обо всем этом известно?
    — Ну… Мне рассказал кузен. Три дня назад. Он пытается помочь. Мы даже договорились сбежать на некоторое время, а дальше действовать по обстоятельствам. Вы думаете мой дед о чем-то догадался?
    — Я думаю это стало известно Раона.
    Варт заметно напрягся. В его резко посветлевших до прозрачно-голубого цвета глазах мелькали разные эмоции, угадать которые было сложно. Затем он неожиданно поднялся с кресла, с силой пнул коврик и еле слышно выругался. Такая острая перемена в поведении незнакомого человека сильно меня напугала. Вжавшись всем телом в кресло, я не отрывала глаз от разъяренного мужчины. Теперь он не казался мне надменным красавчиком и не проявлял болезненной вялости и бледности — он был опасен, причем серьезно опасен. Кулаки с силой сжаты до побелевших костяшек, спина напряжена, движения тела выражают агрессию, злой страшный взгляд метает молнии.
    — Значит так, если хотите выбраться отсюда живой, здоровой и ко всему прочему незамужней — вам придется делать все, что я скажу безоговорочно, без вопросов и споров. Внимательно слушать и выполнять! Вам ясно?
    — Вы поможете мне сбежать? — я осторожно высунула нос из-за поджатых к лицу колен.
    — Я рискну.
    — Зачем вам это? — настала мая очередь подозрительно щурить глаза.
    Как же ловко все вышло: я выложила этому красавцу все семейные тайны, а о нем не узнала ровным счетом ничего, хоть и вопросы задавала в основном я. Вот тебе, Алекс, яркий пример, как нужно правильно задавать вопросы и внимательно слушать ответы.
    — Скажем так, я ваш ангел-хранитель.
    — Ага, а я крокодил с розовым бантиком, — презрительно фыркнула я, складывая руки в замок.
    — Мисс Крокодил в бантике, вы хотите выбраться или нет?
    — Я-то хочу, а чего хотите вы, мистер Ангел?
    — Того же. Вот и договорились. Будьте умницей, и все получится.
    — Я так понимаю у вас есть план?
    — Да, я соглашаюсь на все требования Артура, не зависимо от того, что ему нужно, затем вытаскиваю вас. Но вам, в свою очередь, придется доверять мне, чтобы не случилось.
    — А поконкретней можно?
    — Нет, нельзя. На этом вся конкретика заканчивается.
    Доверять Варту было бы глупо, особенно если взять во внимание то, что в этом всем замешаны его и мои родственники, а до полного счастья возможно еще и Раона не стоят в сторонке. Класс!
    Варт достаточно быстро успокоился и устроился спать в своем кресле. Наверняка рана сильно беспокоит его, но он старается быть невозмутимым. Показуха! Кому нужно такое геройство?
    Я не сводила с него глаз, конечно же, поглядывая из-под опущенных ресниц и стараясь не попасться на шпионаже. Но его, судя по всему, мое поведение вообще не заботило.
    Через час затянувшегося молчания мужчина мирно спал, удобно устроившись у согревающего камина, а его лицо удивительным образом приобрело мальчишеские черты. Во сне он выглядит не старше двадцати пяти, хотя ему определенно на много больше. Если судить по глазам — ума и жизненного опыта Варту не занимать.
    Я с интересом наблюдала за тем, как свет от огня задорно играл на его светлой коже. Синева под глазами почти совсем сошла. Щеки и подбородок слегка потемнели от пробивающейся щетины. Губы уже не так плотно сжаты и почти утратили циничный изгиб. Ресницы двумя веерами покоились на щеках. Размеренное спокойное дыхание. От любопытства и желания рассмотреть его поближе, сама не заметила как оказалась над ним. Удерживаясь одной рукой за подлокотник кресла, другой я потянулась к его лбу, но замерла на полпути. Вдруг он проснется, как тогда объяснить свое любопытство? Эта мысль заставила меня не только убрать руку в карман, но и вернуться в кресло.
    Говорят, есть три вещи, на которые человек может смотреть бесконечно и одна из них — это огонь, но только не для меня. Созерцание потрескивающих языков пламени всегда действовало на мой мозг лучше любого снотворного. Через некоторое время я спала сном перекормленного и довольного жизнью младенца.
    К моменту пробуждения я осталась одна в холодной тюрьме подземелья. Негодуя, обошла весь зал, в надежде, что где-то есть потайной ход, но к своему величайшему разочарованию ничего не обнаружила. Как это нужно спать, чтобы не заметить тот чудовищный металлический скрежет, который издает открывающаяся дверь? Неужели я настолько вымоталась? И с чего это Варт ушел без предупреждения?
    Так, нужно менять ход мыслей, иначе далеко зайду в своих догадках и фантазиях. Будем отталкиваться от того, что я ровным счетом ничего не знаю ни о похищении, не о похитителях. Просвещать меня по этому вопросу никто не спешит, поэтому лучше успокоиться и не тратить силы на бесполезные терзания.
    'Алекс, прекрати дрожать! Ты выберешься! Нужно только подождать. Ну подумай своей головой, кому нужна такая заноза в заднице как ты? Верный ответ: НИКОМУ!'
    Завтра домой вернутся кузина Милли и требовательная тетушка Анжелика, они сообщат Кэвину, что я пропала, и тогда все Лондонские ищейки бросятся по следу.
    Вот, черт! А я ведь только начала взрослеть и пыталась вести себя как леди. Фу-ты, аж самой противно. Во Флориде все было гораздо проще, но в Лондоне Анжелика Браун поставила жесткое условие: если я хочу жить в ее доме, то должна соответствовать требованиям истиной леди.
    Анжелика Браун старшая сестра моей матери, и мой единственный шанс учиться в Кембридже — это жить с ней. Иначе мама ни за что не выпустила бы меня из Флориды. Констанс, моя мама, уверена, что общение с ее старшей сестрой пойдет мне на пользу, ведь Анжелика врожденный педагог по этикету.
    Подумать только, похищение! Да уж, такая история могла произойти со мной в Америке, а главное, никто бы и не удивился. Конечно, разбалованный сорванец Алекс и близко не походит на вышколенную за два года строгой теткой Александру.
    Ха! Как вспомню историю с вечеринкой у Сэма три года назад, так самой смешно.
    Вот уж заставила я тогда своих стариков встряхнуться и понервничать. Все началось с того, что Сэм — мой американский бойфрэнд — и сын папиного друга Майк, устроили вечеринку в загородном доме. Мама случайно подслушала мой разговор с Кэвином (замечу, он настойчиво пытался меня отговорить) на эту тему и категорически запретила подобные развлечения. Я, конечно же, благоразумно согласилась, но в назначенное Сэмом время сбежала, выбравшись через окно своей комнаты. Прыгать со второго этажа было страшновато, но Сэм меня поймал. Умчавшись на его байке, я долго восхищалась тем, как все легко получилось. Вечеринка была замечательная! Портил настроение только мой брюзжащий братец. Он был уверен, что меня просто необходимо немедленно вернуть домой. Кэвин вообще не одобрял мои отношения с известным школьным сердцеедом и своим последователем Сэмом. Милли, моя кузина, дочь Анжелики, считает, что Кэвин просто ревнует, и с ней трудно не согласиться. Я сотни раз объясняла кузену, что моя дружба с Сэмом лишь юношеская влюбленность и я не собираюсь делать ничего такого, о чем впоследствии пожалею. Под конец вечеринки братец настоял на том, что сам отвезет меня домой, но все было далеко не так, как мне показалось сначала. Вместо того, чтобы вести меня домой, Кэвин свернул на объездное шоссе. Я это заметила, но лишь сонно пробурчала, чтобы он поскорее привез меня, пока не рассвело. Перспектива пробираться в спальню через окно второго этажа несильно прельщала, но и попадаться на глаза бдительному дворецкому тоже не входило в мои планы.
    — Конечно-конечно, детка, — ответил на мою просьбу кузен.
    Он включил спокойную музыку и в сочетании с мурчанием двигателя 'Порше' это была настоящая колыбельная. Проснулась я от яркого солнечного света, льющегося на кровать через не зашторенное окно, но не моего дома. От изумления я завертела головой, пытаясь понять, где нахожусь. Рядом мирно спал, лежа на животе и обнимая меня одной рукой за талию, Кэвин. В детстве часто случалось так, что мы засыпали вместе, но мы уже давно не дети, особенно он. Не то, чтобы я испугалась, но мысли были разные, особенно если взять во внимание то, что я ничегошеньки не помнила после отъезда с вечеринки. Осмотревшись, я поняла, что нахожусь дома у дяди Митча, в комнате Кэвина. Одета в свою одежду: джинсовые шорты, майка и на ногах босоножки. Кровать была не расстелена, даже покрывало почти совсем не смято. Кэвин в джинсах и футболке, правда без обуви.
    — Чувак, почему я здесь? — возмутилась я.
    — Это похищение, детка, — пробурчал кузен.
    — Ты гребанный предурок! Меня же до конца дней посадят под домашний арест!
    — Не посадят, — Кэвин уже сидел на постели, потирая лицо ладонями и отряхиваясь ото сна. — Не дрейфь, малая.
    — Еще как посадят!
    — Скажи, ты еще хочешь учиться в Лондоне?
    — Ты прекрасно знаешь, что хочу! Но мне не переубедить предков, — уныло ответила я, а когда подняла на брата глаза, поняла: он что-то задумал.
    Кэвин очень похож на всех мужчин рода Брум, вернее внешне он копия своей матери, но повадки и ход мыслей, бунтарство и непокорность это все от Брум. Каштановые волосы с красноватым отливом, карие с золотыми крапинками глаза, юношеская смазливость, все говорило о его будущей мужской красоте — это от его матери Клаудии Брум, одной из самых красивых и обаятельных женщин, которых я когда-либо видела.
    Развитый костно-мышечный скелет, средний рост, но парень все еще продолжал расти как вверх так и вширь, — это скорее всего от деда, он у нас не маленький старикашка, не смотря на то, что дядя Митч не высокого роста и стройного сложения, впрочем как и мой отец. Папа и дядя Митч больше схожи с дедулей Обри. Мой родной дед, Эдвард Брум, а его младший брат Обри Брум — отец Митча и дед Кэвина. Семья у нас не большая, но родственников хватает.
    — Кэвин, не тяни! Выкладывай уже, что задумал.
    — Слушай, Алекс, тебе в этом году нужно окончательно определиться с университетом. Во Флориде есть не плохой медицинский и…
    — Чувак, хватит гнать пургу! Мы это уже сотню раз пережевали. Я не хочу оставаться под неусыпным контролем моей и твоей мамочек. Эти подружки пытаются лезть всюду! Ты понимаешь?
    — Но тебя не отпустят в другой город, не то, что в Штат, а о стране вообще молчу. Или…
    — Или что? — заинтересовалась я.
    — Ты помнишь: мы гостили в детстве у сестрицы твоей матери?
    — Тетушка Анжелика! Конечно же, я ее помню.
    — Я недавно виделся с твоей кузиной в Лондоне.
    — С Милли? Супер, и что? — я никак не могла уловить ход его мыслей.
    — Милли учится на первом курсе стоматологического отделения в том же университете, что и я. В общем мы перетерли пару вопросов и я заскочил на чай к ее мамаше. Признаться, я думал, что Анжелика чопорная старушенция, но не тут-то было. Она слегка помешена на грамматике и манерах поведения, но в целом весьма продвинутая чувиха. Ты знала, что она главный редактор одного из модных женских журналов в Лондоне?
    — Ты говоришь о той самой Анжелике Браун, у которой мы были восемь лет назад?
    — Я сам удивился. Она разошлась с Джорджем, ведет очень активный образ жизни, со студентами-журналистами работает. Со слов Милли, ухажеры толпами ходят. Но твоя мамуля об этом не знает. Ведь так?
    — Не могу сказать, что Констанс поддерживает дружбу с Анжеликой. У них это еще со школы. К чему ты клонишь?
    — Анжелика не против твоего переезда к ней на время учебы и даже согласилась замолвить за тебя словечко, — спокойно, будто это ничего не значит, проговорил Кэвин. Его озорство выдавали лишь шкодные искорки в глазах.
    — Ааааа! Ты супер! Кэв, я тебя обожаю! — от восторга и неконтролируемой радости я бросилась Кэвину на шею, повалив его обратно на подушки. Не осознавая, что давно перешла все возможные рамки, я целовала его во все щеки, лоб, подбородок. Слезы радости градом катились по моим щекам, но я хохотала и продолжала целовать Кэвина. Все мое веселье прекратилось, когда он крепко обнял меня и перекатился, сменив наше расположение в точности наоборот. Теперь целовал он, но не во что попало, как я до этого, а в губы и совсем не по-дружески. Я сразу не отстранила его лишь из неожиданности такого поворота, а потом мне ужасно понравилось. Никто еще так не целовал меня. Весь мой опыт в поцелуях, показался ничтожным перед этим. Парень был очень теплый, немного сонный и безгранично сексуальный. Поцелуй не был очень долгим, без языка и прочих слюнявых атак. Застонав, Кэвин приоткрыл глаза и, как черт от ладана, отпрыгнул в сторону. Уж не знаю, что именно вызвало такой поступок: толи он осознал кого целует, толи у меня был настолько обалдевше-ошарашенный вид, а может и все сразу.
    Кэв стоял возле кровати и глубоко дышал, как после марафонского забега. Мы оба зашевелились: я приняла вертикальное положение и с повышенным интересом рассматривала в зеркале кикимору огородную, а Кэвин уселся на край кровати, одевая кроссовки, и продолжил прерванный разговор.
    — Скорее всего, Констанс не сразу согласится на твою учебу в Англии, ее нужно… подтолкнуть.
    — И как ее подтолкнуть?
    — В этом вся проблема. Главное — не перегнуть палку. Я думаю, ее нужно напугать тем, что ты совсем от рук отбилась. По-хорошему — уверен, не получится.
    — И как ты предлагаешь ее напугать? Станцевать стриптиз на обедненном столе?
    — Не-а. Чего по-твоему боятся все мамаши девочек? — с хитрой ухмылкой подстрекал Кэвин.
    — Чего, чего?.. Да много чего!
    — Больше всего они боятся, что дочурка в школьном возрасте 'залетит' от несмышленого пацана.
    — Но я не…
    — Я знаю, Алекс. Тебе нужно лишь заставить всех поверить, что ты собралась… э-э… замуж, — Кэвин изобразил жестом кавычки на слове 'замуж'.— Сэм, как самый большой идиот, явно сгодится на эту роль.
    — Не говори так о нем! — чисто из вредности возмутилась я. Сэм и правда не особенно сообразительный малый, не смотря на то, что самый популярный парень в школе.
    — Алекс, не заводись, — со смешком отмахнулся кузен. — Лучше слушай меня внимательно. Ведь тебе придется не легко. Все, что от тебя требуется, это иногда вот так, как сегодня, исчезать на ночь, но только на одну — не больше и не чаще двух раз в месяц, иначе будут проблемы. В прочем, они и так будут. Держи.
    Кузен бросил мне ключи.
    — Что это?
    — Отмычка от моего тайного логова, сестренка, — рассмеялся Кэвин. Очевидно его забавляла моя растерянность. — Там будешь ночевать. Начнешь свои 'пропадания' со следующего месяца.
    Он посмотрел мне в глаза с явной тревогой. Конечно, мы оба понимали, что идея не самая лучшая, но ничего более безопасного на ум не приходило.
    — Когда родители поднимут вопрос дальнейшего обучения, претворись будто тебя это совсем не интересует. Вот увидишь: они на все пойдут лишь бы отправить тебя учиться. Особенно дед.
    — Ага, и запихнут в какой-нибудь вшивый колледж, — скептически фыркнула я, поигрывая блестящими ключиками.
    — Не исключено, что такая мысль возникнет. Вот именно поэтому я привезу к вам на зимние каникулы Милли. Эта девчушка очарует кого угодно. Она-то и расскажет в каком замечательном университете учится, опишет все прелести Англии, растеребит воспоминания Констанс о Лондоне и напомнит ей праведницу-сестру. Я уверен: это сработает.
    — Кэв, ты гений! — восхитилась я.
    — Знаю-знаю, стой где стоишь.
    Кэвин резко поднялся на ноги и даже слегка попятился в сторону, как-будто перед ним только что проползла ядовитая змея.
    — Ой, подумаешь! Будем считать это случайностью.
    — Нет, Алекс, это не случайность, — покачал головой Кэвин. — Советую больше ни на кого так не набрасываться, если не хочешь быть опрокинутой на первую попавшуюся кушетку.
    — Ладно тебе, урок усвоила.
    Кэвин похоже злился, а мне было немного стыдно. Я привела в порядок волосы, а вот с глазами и щеками справиться так и не удалось. Ну и вид! Вся взъерошенная, глаза горят, щеки пылают. Вот только не знаю от чего больше: от поцелуя или от дерзкой затеи подергать черта за хвост.
    Мы уже подъезжали к моему дому, как кузен резко остановил машину, перегнулся через меня и открыл дверку.
    — Дома ничего не говори и не придумывай оправданий. Просто молчи. Если хочешь кого-нибудь обмануть — всегда говори правду насколько позволяет твоя легенда или не говори ничего, сами доплетут. Усвоила?
    — Угу.
    Обычно, прощаясь, мы обнимались и целовали друг дружку в щеку. Сегодня лишь бегло, не задерживаясь, взглянули друг другу в глаза, и я поспешно вышла из машины.
    Братец был прав: дома меня ожидал конкретный разбор полетов!
    Луис, наш дворецкий, тривиальным тоном сообщил, что родители в полном составе ожидают меня в кабинете.
    Папа как всегда в непоколебимом обманчиво спокойном состоянии, мама в истерике, дед в бешенстве. Мне предстоял тот еще разговорчик.
    — Где ты была? — спокойно, не поднимая глаз от утренней прессы, поинтересовался отец. Примерно также спокойно он мог бы спросить о походе в музей или объявить смертный приговор в суде.
    — На вечеринке, — бунтарским тоном и с неприкрытой дерзостью ответила я.
    — Я запретила тебе подобные мероприятия! — вмешалась мама.
    — Но я уже не ребенок! — возмутилась я.
    — Мы это видим, деточка, — подозрительно прищурив глаза и осмотрев меня с ног до головы, как-будто выискивая признаки заразного заболевания, прорычал дед.
    — Ты хоть знаешь, чем грозит подобное безрассудство? Ты можешь сломать себе жизнь!
    — И каким это образом?
    — О, прошу тебя, не будь наивной! Вы хоть предохранялись? — не выдержала мама.
    Меня резко заинтересовал мой маникюр. Щеки пылали кипятком. Все родственники не сводили с меня глаз, даже папа.
    — Я так и думал, — внес свою резолюцию дед.
    — Александра Брум, я сажаю тебя под домашний арест до Рождества, — папа еле сдержался, чтобы не повысить голос.
    Я развернулась на каблуках и отправилась в свою комнату.
    Ну что ж, карты сданы, теперь остается только играть или забиться под кровать и просидеть там всю оставшуюся жизнь.
    Через месяц я впервые заночевала в квартире Кэвина. Если честно, то я бы осталась там жить. Очень уютненько. В чисто мужском стиле. На кухне и мебель, и посуда, в общем все, что может быть черным или белым — черно-белое; ванная зеркально-зеленая и шикарное джакузи; спальня сине-голубая с огромной круглой кроватью и отличным LCD-телеком.
    Бессонная ночь, а на утро очередной скандал! Все по расписанию. Угрозы меня больше не пугали, у меня была цель: сбежать в Лондон. И я этого добьюсь по-хорошему или по-плохому.
    Я мечтала стать кардиохирургом с самого детства, а как только достаточно подросла, то осознала, что кроме этого хочу жить полноценной жизнью современного студента: быть членом сестринского клуба, ходить на вечеринки, организовывать благотворительные мероприятия, иметь парня, друзей, одеваться как захочу и самое главное — жить самостоятельно, а не под пристальным присмотром мамаш! Это одна из причин. Вторая — Кэвин. До того поцелуя я не могла себе признаться, что с самого детства влюблена в своего кузена. Все чувства, которые я испытываю к Кэвину, сложно описать как влюбленность, правильно было бы назвать его моим кумиром. С ним я чувствую себя в полной безопасности, уверенной в его поддержке и опеке, в его безграничной любви ко мне. Кэв меня вырастил, он стал для меня и братом, и сестрой, и другом, и идеалом моего парня, а возможно и будущего мужа. В нем меня восхищало буквально все, кроме спортивного интереса к женскому полу. Но как ни странно, я никогда не ревновала брата к его подружкам, даже наоборот, радовалась за него. Чего не скажешь о Кэвине. Его ревность частенько выходила за границы разумного и это сильно осложняло мне жизнь.
    Я четко следовала плану: оставалась в квартире брата дважды в месяц, терпела все угрозы и нравоучения. Свой семнадцатый день рождения я провела с Сэмом и друзьями в клубе, но не осталась на ночь в тайном логове, а пришла домой, чем сильно удивила родителей. На радостях папа подарил мне очаровательный кулон с брильянтом в форме сердца, который я ношу не снимая.
    Дни тянулись как жвачка.
    К концу ноября предки все-таки подняли вопрос о моем дальнейшем обучении. Нельзя сказать, что родители были сильно удивленны полнейшим безразличием и апатией с моей стороны.
    — Дорогая, это очень важно! Мы не можем решать этот вопрос за тебя, — тревожилась мама.
    — Мне все равно.
    — Но как же так? Еще весной ты рвалась в Лондон, что же изменилось?
    — Мама, мы все знаем, что в Англию вы меня не пустите, зачем же лелеять несбыточные мечты?
    — Ты могла бы выбрать какой-нибудь достойный университет в Майами, — примирительно предложила Констанс.
    — Замечательно. Узнаю, куда подаст документы Сэм, и поступлю туда же, — шах и мат, родственнички.
    — Дорогая?! — супер, у мамы началась истерика, это мне и было нужно.
    — Доченька, мне не хотелось бы применять силу, но я не позволю тебе так ломать себе жизнь. Ты с детства мечтала стать кардиохирургом и ты им станешь. Выбери учебное заведение и мы обсудим это позже, — огласил перерыв дипломатичный Мэтью Брум.
    — Да, папа.
    В середине декабря приехал Кэвин и привез Милли. Меня не переставало восхищать как все гладко складывалось. Кузина действительно затронула нужные струнки в сердце моей матери. Братец умело манипулировал английской девчонкой. Милли была по уши в него влюблена, а Кэвин вел себя как истинный джентльмен, иногда подергивая за натянутые ниточки ее чувств. Естественно, его цель была Анжелика, а не Милли, жениться на ней он не горел желанием, а вот ссориться с ее мамочкой не с руки. Моя же мамуля восприняла такое 'ненормальное' поведение Кэвина по отношению к девушке, за очевидное воздействие на его добродетели со стороны миссис Браун. Затем сама перезвонила Анжелике. Сестры общались не меньше часа, после чего мама всю ночь провела в библиотеке, просматривая свои детские фотографии. Уж не знаю как, но Кэвин втерся в доверие и моей тетке. Похоже у него по этой части просто талант.
    В конце концов ярый противник моего переезда в Лондон стала первым союзником и сама отправилась на переговоры с дедом и отцом. Через три дня после перехода мамы на мою сторону, сдались и остальные. Мэтью Брум позвонил Анжелике и помог мне заполнить анкету Лондонского медуниверситета. Отец поставил условие: либо Лондон, либо Сэм. Естественно я выбрала Лондон. Так закончились мои побеги в квартиру Кэвина.
    Жизнь вошла в привычно размеренное и рутинное русло. Дом-учеба-дом. Больше никаких выходок! Я всей душой хотела жить в Лондоне, там и оторвусь на славу, а пока нужно сделать все, чтобы туда попасть.
    Очевидно Лекс ушел давно. Варт исправно следил за камином, а сейчас в нем потрескивали остатки былой роскоши костра. Я аккуратно закинула туда три бревнышка и, воспользовавшись мехами, раздула сильный огонь. Проделав эту процедуру еще дважды, изучила все трещинки на стенах, полу и потолке, которые смогла рассмотреть.
    Желудок напомнил о своем существовании. Я медленно, по крошечке, съела два утренних кекса и выпила давно остывший кофе.
    Интересно, сколько сейчас время? Может час дня, а может и за полночь.
    С каждой пройденной минутой в моей душе росла тревога за горе-пациента. Хорошо, если его доставили в больницу или хотя бы оказали квалифицированную помощь. С такими ранами долго не протянешь. Отгоняя тревожный мысли, я перебрала в уме таблицу Менделеева, разложив элементы на металлы и неметаллы, летучие и нет, твердые, жидкие, газообразные; постаралась вспомнить точную атомную массу каждого из них… Затем в алфавитном порядке перебрала все известные мне заболевания, которые смогла вспомнить, дав им подробнейшую характеристику. От моего рутинного занятия отвлек скрежет открывающейся двери. В зал вошли двое мужчин, в одном из которых я сразу узнала Лекса, второй вероятно был Артур. Визитеры молча подошли к креслам, позволяя мне справиться с охватившей меня тревогой. Незнакомец дружелюбно заговорил:
    — Добрый вечер, мисс Брум.
    Я автоматически кивнула. Мужчина совсем не был похож на Лекса. На вид около сорока, коренастый, полноватый и совершенно непривлекательный. Короткие каштановые сильно вьющиеся волосы, не выразительные карие глаза, прямой нос. Мужчина улыбнулся. О, ясно, он точно родственник Лекса — та же сногсшибательная улыбка с легким оттенком иронии. Оба мужчины были одеты в похожие костюмы, которые немного увеличивали их незначительное сходство, но не сильно. Я перевела взгляд на Лекса, он спокойно смотрел мне в глаза, а когда его спутник снова заговорил, подмигнул, давая понять, что все еще намерен мне помочь. Я облегченно вздохнула и перевела взгляд на телепузика.
    — Александра, мое имя Артур Варт. Вы знаете, что от вас требуется?
    Старший Варт не сводил с меня пытливого взгляда, пока не дождался моего утвердительного кивка.
    — Вы согласны на условия Лекса? — твердо спросил Артур. Я опять кивнула.
    — Артур, не тяни. Александра понимает, что выхода у нее нет. Мы все обсудили и моя кандидатура ее вполне устраивает, — поторопил родственника Лекс.
    Его кандидатура?! Что вообще это значит? Так, Алекс, держи себя в руках! Он обещал вытащить тебя отсюда и просил подыграть ему.
    Я глубоко вздохнула, чтобы восстановить дыхание, а Артур принял этот вздох за покорное согласие со словами Лекса.
    — Это хорошо, потому что одним из главных условий является добровольное согласие обоих, — обрадовался телепузик.
    Вот как? Кэвин ничего не говорил об этом условии. Похоже у меня появился малюсенький шанс избежать своей горькой участи инкубатора.
    Стоп!!!
    Лекс, что сам собирается жениться на мне? М-да, романтичное предложение супнабора, ничего не скажешь. Всю жизни мечтала о таком муженьке. Видимо мое мнение мало кого интересует.
    Да я вообще не собираюсь замуж! Ни за Ричарда Раона, ни за Лекса Варта, ни за черта лысого!!! Кстати, причем здесь Варты? Какой им смысл от подобного союза? Нет, что-то здесь явно не сходится.
    — Мое согласие ты получил, — тем временем продолжал Лекс. — Александра заинтересована не меньше меня, что тебе еще нужно?
    — Ну что ж, раз вы все обсудили и решили, мне остается лишь уточнить ваш гонорар, мисс Брум.
    — Гонорар?
    Так, похоже я рано расслабилась. Какой еще гонорар, а главное — за что?
    — Артур, она еще ребенок, — заметив мою растерянность, ухмыльнулся синеглазый красавец, — и к тому же женского пола, не сори терминами.
    Я злобно стрельнула в Лекса глазами. Если бы взгляд можно было зарядить свинцом, Варт был бы трупом.
    — Ну да, ну да… Кузен, у тебя отлично получается ладить с дамами, моя стихия — финансы! — толи с гордостью, толи с грустью заметил Артур. — Итак, сколько?
    — Мы с Александрой сошлись на миллионе долларов.
    Что?
    — А-а! Девочка жаждет денег? — зычно рассмеялся Артур.
    Лекс спокойно смотрел мне в глаза ничего не выражающим взглядом. Мои мысли лихорадочно вращались в голове, а язык кололо язвительное замечание с конкретным адресом куда и кому отправиться за этот самый миллион баксов или даже вместе с ним, но ничего не оставалось, кроме как утвердительно кивнуть.
    — Слушай, братец, тебе повезло! Я в жизни не видел настолько покладистых девиц. К тому же, — Артур оценивающе осмотрел меня с ног до головы и шагнул вперед, сократив расстояние между нашими телами до нескольких дюймов. Я вжалась спиной в спинку тяжелого кресла, стараясь держаться от жирного старикашки как можно дальше, но моя брезгливая мина не принесла видимых результатов, скорее наоборот. Толстопуз задрал указательным пальцем под подбородок мою голову и осмотрел мое лицо, как осматривают морду племенной кобылы. — Прехорошенькая. Детка, ты чудо! — его глаза сияли похотью.
    — Оставь ребенка в покое.
    На этот раз я не стала возмущаться по поводу возраста. Артур отступил.
    — Ну, ни такой уж она ребенок, если взять во внимание ее прошлое… — похабно ухмыльнулся подстрекатель бунта моего желудка.
    Мое прошлое? Что вообще он может знать обо мне?
    — Все, с меня довольно, ты и так отнял массу времени. Я не понимаю, к чему это варварство? Можно было все цивилизованно обсудить и, уверен, мы с мисс Брум быстро нашли бы точки соприкосновения.
    — В аппетитах девчонки я не сомневаюсь — миллион баксов кусок не маленький, — закряхтел толстяк, — а вот твои побуждения мне до конца не понятны.
    — Она мне нравится, — беспечно пожал плечами синеглазый Варт.
    — Да неужели? А как же твои принципы, а?
    — Переживу. Оно того стоит.
    'Оно'? То есть не я, а что-то обещанное ему за этот брак? И почему меня так это задело? А о браке ли вообще идет речь? Зачем Варту жениться на мне?
    — Ты всегда должен быть лучшим? — толи утвердительно, толи вопросительно прорычал Артур.
    — Всегда.
    — Ваша вражда меня доканает!
    — Так не сталкивай нас лбами, — посоветовал Лекс.
    — Когда я могу вернуться домой? — вмешалась я в непонятную пикировку Вартов. Похоже они вообще забыли о моем присутствии.
    Оба мужчины посмотрели на меня как на полоумную.
    — Что? Я ведь не отказалась… выполнить… то, что вы хотите. Я устала, — заскулила я, стараясь чтобы мои слова не звучали наигранно.
    — Александра, ты поедешь со мной.
    — Но я…
    — Дорогая, мы ведь это уже обсудили. Вся процедура не займет больше недели, а преподавателям скажем, что ты болела.
    Лекс блистал абсолютным спокойствием, чем я похвастаться не могла, в то время как Артур внимательно наблюдал за нами обоими.
    — Ладно, — я обреченно согласилась. Если выбирать среди двух зол, то лучше уехать с Лексом, чем оставаться в этом погребе с похотливым старикашкой.
    Младший Варт взял меня под руку и осторожно подтянул к себе.
    — Идем, тебе нужно отдохнуть.
    — Знаешь, я передумал, — остановил Лекса Артур. — Девчонка пока останется здесь, — телепузик решительно сложил руки на груди. Лекс заметно напрягся.
    — Артур, у меня уже были планы на этот вечер.
    — О, и какие же? — насмешливо поинтересовался толстяк.
    Лекс хитро улыбнулся и нежно поцеловал меня в губы, при этом до боли сжал кисть моей руки, заставляя ответить на поцелуй без возражений.
    — Я всегда знал, что ты не такой уж праведник, — расхохотался старший Варт.
    — А я этого и не утверждал.
    — Ну-ну, не прибедняйся. Еще вчера ты яростно обвинял меня и Алена в педофилии.
    — Не принимай все так близко к сердцу, дорогой братец. Мое негодование связано лишь с юными девственницами, — после такой острой реплики оба мужчины расхохотались, а на меня будто ведро помоев вылили.
    Сегодня что конкурс объявили: 'кто сильнее унизит Алекс'? В таком случае Лекс ведет два — один — и это если считать по крупному, а вечер еще не закончен, хотя сомневаюсь, что этот несносный тип кому-то уступит победу.
    — В таком случае, надеюсь, ты не опоздаешь завтра или уже, — Артур демонстративно взглянул на золотые часы. Они тяжелым слитком красовались на его широком запястье, подчеркивая финансовый статус владельца, — сегодня к ужину?
    — Постараюсь быть вовремя, — сухо ответил Лекс. Похоже, пошлые и совершенно неуместные шуточки телепузика надоели не только мне.
    Мы быстро шли по коридору, по ступенькам, потом через большой зал, опять коридор, направо, налево, снова на право, опять зал, вестибюль, дверь, подъездная дорожка, 'бентли'. И все это время Лекс крепко держал меня за руку, толи ободряя и поддерживая, толи предупреждая, чтобы не делала глупостей. Скорее всего последнее.
    Варт завел двигатель и с присвистом тронулся. Скорость была бешеной. За окнами автомобиля мелькали деревья, сливаясь в общую черную массу, но сейчас меня это мало тревожило. Честно говоря, я никак не могла собраться с силами, чтобы начать допрос с пристрастием.

Глава 2

    Так в полном молчании мы добрались до северо-западной части Лондона. Варт припарковал машину у респектабельного коттеджа на Дордж-стрит, после чего быстро покинул салон автомобиля, уверенным шагом обошел его и, открыв дверцу, галантно подал мне руку. Я вышла и с вызовом уставилась в темно-синие глаза.
    — И что дальше?
    — Зайдем и обсудим, — он жестом пригласил войти в дом.
    — Нет.
    — Не глупите. Еще спасибо скажите.
    — Это еще за что я должна говорить 'спасибо'?! — возмутилась я.
    — Не устраивайте сцену, как капризный ребенок. Живо в дом! Или вам требуется физическая помощь?
    Варт вплотную подошел ко мне и стиснул железной хваткой мое запястье.
    — Я пойду с вами, но сделаю это по своей воле, — согласилась я, не выказав и намека на покорность. Против физической силы не поспоришь.
    — Не сомневаюсь, — ухмыльнулся он, но руку мою так и не отпустил.
    Что, последнее слово всегда должно оставаться за ним? — мысленно фыркнула я и королевским шагом направилась в дом.
    В холле нас встретил дворецкий, забрал у Лекса пальто и ждал мою куртку. Я демонстративно сделала шаг вглубь дома. Варт в два счета вернул меня на прежнее место, после чего без лишних церемоний расстегнул молнию и стащил с меня верхнюю одежду. Мне оставалось лишь позволить раздеть себя. Ну, не драться же с ним в самом деле!
    — Ангелы, тем более Хранители, так себя не ведут! — со знанием дела заявила я.
    — Вы о них слишком хорошего мнения.
    Уф! Как же он меня раздражает! Жаль, что убийство, даже таких вот несносных павлинов, уголовно наказуемо.
    — Юджин, будьте любезны проводить мисс Брум в 'золотую' комнату.
    — И стакан молока, — капризно потребовала я. — Пожалуйста.
    — Выполняйте. Как закончите, жду вас в библиотеке.
    Юджин сдержанно кивнул и предложил пройти на второй этаж по широкой мраморной лестнице.
    Дом был обставлен дорогой мебелью в стиле восемнадцатого века.
    Ох уж эти англичане!
    Поднимаясь по лестнице, я не могла отвести глаз от густо развешанных портретов. Люди, изображенные на них, были запечатлены в разных позах и различных по временной моде нарядах. Один из портретов занимал почти всю площадь стены лестничной площадки, но мое внимание привлекли не размеры произведения искусства, а очень красивый мужчина, изображенный на нем. Человек был одет в темный камзол, белую рубашку, белый шейный платок, узкие штаны и высокие сапоги. В левой руке красовалась сабля, в правой сжаты кожаные перчатки. Синие глаза…
    — Это Лекс? — я неуверенно озвучила свою догадку. Что-то в портрете не сходилось с оригиналом.
    — Это лорд Ричард Раона, — с гордостью ответил сопровождающий меня дворецкий.
    — Раона?! — ахнула я. — Вы сказали Ричард Раона?!
    — Да, мисс…
    — Лекс! — оставив растерянного дворецкого на лестничной площадке, я пулей помчалась в направлении двери, в которую минуту назад вошел Варт.
    Дважды, чуть не споткнувшись на ступеньках, я на полном ходу влетела в библиотеку.
    Лекс стоял у бара с полным бокалом виски в руках. От изумления его брови взлетели почти до середины лба.
    — Чем обязан, мисс Брум?
    — О! Еще как обязан! Помнится, ты спросил: кто такой Ричард Раона — и я тебе ответила. Теперь ты ответь мне: кто же он такой?!
    — Портрет. Конечно, — устало вздохнул Варт. — Как же я о нем забыл?
    — К чему этот фарс?
    — Неужели сходство столь явное? — с холодной улыбкой промурлыкал он, совсем позабыв об показной усталости.
    — Я первая спросила! Что это значит?
    — Моя дорогая, на портрете действительно изображен Ричард Раона, который жил в этом доме более чем сто двадцать лет назад, — спокойно продекларировал Варт, поднося к губам бокал с виски.
    — Он… ваш родственник?
    Я всеми силами пыталась вернуть способность нормально мыслить.
    — Что-то вроде того.
    — Так значит вы тоже… Раона?
    — Я — Варт, но да, де Раона мои предки.
    — Но… но Кэвин сказал… Это не правда!
    — Не правда, что я имею честь носить фамилию Варт или то, что мои предки де Раона? Дорогая мисс Брум, прошу вас изъясняйтесь яснее.
    — Ладно, допустим, что так оно и есть, — нахмурилась я, отчаянно собирая разлетевшиеся мысли. — Поэтому вы решили на мне жениться?
    — Хм-м. Я был уверен, что вы уже давно все поняли и в восторге от этой сделки, — он сделал большой глоток виски и поставил стакан на стол за собой. — А женюсь я исключительно по любви!
    Он еще и издевается! Гад!
    — Но я не хочу за вас замуж! Я вообще не хочу замуж!
    Мое отчаяние переходило все границы. Знать о пророчестве и предполагать его свершение совсем не то, что лицезреть нежеланного жениха, избавиться от которого не так-то просто.
    — Дорогая, вы разбиваете мне сердце, но выхода у вас, к сожалению, нет. Да и выбор небольшой, — в его синих глазах плясали бесенята.
    — У меня есть выбор? — спохватилась я. — Какой?
    — Конечно же, есть. За исключением детей, в вашем полном распоряжении четверо неженатых Раона: очаровашка Артур, Ален, Энтони и ваш покорный слуга.
    — А Ричард? Мне в мужья пророчили именно Ричарда, — совсем растерявшись, я даже не знала, что об этом думать.
    — Ммм, избранник, предсказанный судьбой, — ухмыльнулся Варт. — Как романтично! В таком случае ваш выбор можно сократить до трех кандидатур.
    Он озадаченно постукивал пальцами по подбородку, внимательно наблюдая за моей реакцией.
    — Не поняла?
    — Все просто: у Артура и Алена имя Ричард — второе, а у меня — первое. И если вы действительно желаете рассматривать исключительно среди Ричардов Раона, то Энтони придется снять со счетов, а жаль. Он бы вам понравился.
    — Я… я хочу познакомиться с Алленом, — выпалила я первое, что пришло в голову.
    — Это не сложно устроить, но мало что вам даст.
    — Почему же? Артур мне противен, вас я не переношу — нужно составить полную характеристику.
    — Вы ее имеете. Кажется Ален попадает в категорию 'премерзкий тип',— снисходительно улыбнулся Варт.
    — Шикарно! Энтони? Какую характеристику дали бы ему вы?
    — Вы мне доверяете в столь деликатном вопросе? Я польщен. Ну что ж, на мой взгляд Энтони — тряпка, но девушкам вроде вас, это почему-то безмерно нравится.
    — Это еще почему? В смысле, почему вы считаете Энтони тряпкой?
    — Хм. Скажем так: из него при желании можно веревки вить. Единственная серьезная проблема в том, что к нему уже присосалась одна пиявка, а с ней шутки плохи. Артур, едва не лишился жизненно важного органа, когда имел неосторожность прилюдно высказать свое мнение о подружке кузена. Так, что никто из нас не рискнет с ней ссориться. И Энтони, наверняка, тоже.
    Лекса определенно забавляло то, как я реагировала на его шутливый тон, но к моему огромному неудовольствию, я ничего не могла поделать с тем, что на моем лице так явно отражались все мои чувства.
    — Что вы скажите относительно Алена и себя? — расправив поникшие плечи, я снова ринулась в атаку.
    — Так, старина Артур похоже уже не участвует в конкурсе 'женихов'? — рассмеялся Варт.
    — Нет, — с омерзением фыркнула я, понимая, что своими вопросами только тешу без того непомерное самолюбие красавца.
    — Чудненько, ну что ж, ваше первое впечатление обо мне я, пожалуй, поддержу. 'Несносный' — верное суждение. Что касается Алена, то 'премерзкий' — это еще мягко сказано.
    Я обессилено рухнула в кресло и закрыла лицо руками. Конечно, хуже всегда есть куда, но вот только несильно. Я не стану намеренно разбивать чье-то счастье, но если Лекс считает Энтони тряпкой, то я бы безусловно оценила его как 'отличный парень'. Как жаль, что у Энтони уже есть девушка, пусть даже такая как Кэтрин.
    — Я бы вам не советовал связываться с этой мегерой, — сочувствующе покачал головой Лекс.
    У меня что, прямая трансляция мыслей? Вот уж точно несносный!
    — Откуда такая забота? — злобно прорычала я.
    — Вы забыли? — притворно обиделся Варт. — Я же ваш Ангел-хранитель!
    — Угу, обзавидуешься.
    Уж не знаю, о чем он там думал, но стоял молча в пол-оборота от меня, наблюдая за проезжающими за окном машинами.
    Ну, почему мне нужно выбирать между 'противным', 'несносным' и 'мерзким'?!!
    — Стоп! Артур сказал, что желание должно быть обоюдным и это важное условие пророчества! — я ухватилась за эту деталь, как тонущий за спасательный круг. Нет, как за шикарную яхту!
    — О, мисс Брум, ваша наивность порой умиляет, — снисходительно вздохнул Варт. — Вы думаете я с радостью готов охомутать себя, да еще и с дерзкой девчонкой? Есть обстоятельства, которые вынуждают меня к этому. И поверьте, подобные обстоятельства определенно найдутся и у вас.
    — Не найдутся, — уверенно фыркнула я.
    — Неужели? Как насчет жизни близкого вам человека или же вашей собственной? Вариантов масса. Советую не усложнять ситуацию. Я дал вам выбор, так выбирайте, пока не решили за вас.
    Но они не посмеют! — мысленно вскрикнула я. — Или посмеют?.. Это противозаконно! Я подам в суд!.. И что тогда? Это не обеспечит безопасность моим родным, кто-то может пострадать, даже погибнуть из-за меня. Кэвин тоже уверен, что способ заставить меня выйти замуж хоть за самого Дьявола найдется очень легко и быстро. Потому кузен и хотел спрятать меня на какое-то время, но для этого нужно было сделать фальшивые документы, а их на каждом углу не печатают. Мы договорились, что к концу учебного года уладим все вопросы связанные с побегом.
    Идея Кэвина не казалась мне такой уж ужасной, за исключением неизбежного академического отпуска, конечно, но сейчас даже она не пройдет. Я попалась в лапы Раона и они меня просто так не выпустят! Я с рождения обречена на такую судьбу. Глупо сопротивляться…
    — Но почему именно сейчас? — принимая свое безвыходное положение, выдавила я.
    Лекс неоднозначно пожал плечами и спокойно ответил:
    — Не могу утверждать наверняка, но скорее всего это решение вашего деда.
    — Нет, он обещал моей матери!..
    — Это вы выясните с ним. Полагаю мистер Эдвард Брум прибудет в Лондон со дня на день. Хотя, на вашем месте, я бы помалкивал о просвещенности происходящего. Легенда о браке по расчету в данной ситуации кажется мне более чем уместной.
    — Почему? — опешила я, не зная как понимать его совершенно серьезный тон и очевидное участие.
    — Соскучились за подземельем? — насмешливо ухмыльнулся Варт, разом перечеркнув зародившееся к нему доверие. — Нет, там, конечно, уютненько, сам старался, и Грэм в гости заскочить может…
    — Прекратите немедленно! Что с вами случилось? Утром вы были гораздо… сносней.
    — Утром я болел.
    Я пропустила его последнюю реплику мимо ушей, лихорадочно подыскивая новые пути отступления.
    — Если соглашусь выйти замуж, можно ли это отсрочить?
    — Сомневаюсь. Здесь не вопрос свадьбы, здесь вопрос магии, а она нужна слишком многим, и чем скорее тем лучше.
    — Бред! Это все полнейшая чушь! Вы не можете говорить серьезно! — взвилась я.
    — Могу, и вам это известно.
    На несколько долгих секунд воцарилось молчание. Варт безо всякого интереса наблюдал за дорогой, в то время как я боролась с затопившим меня отчаянием.
    — Хорошо, допустим, я тоже не исключаю возможности существования некоторой силы, — выдохнула я. — Но… это все так похоже на паранойю.
    — Тем не менее, — отозвался Варт. Он вел себя сдержано и уверенно, как-будто уже давно все для себя решил.
    — Вам тоже магия нужна в самые короткие сроки? — после очередного молчания спросила я. Что-то мне подсказывало, что у него несколько иные мотивы связать свою судьбу с наследницей Брум.
    — Мне, нет. Но это ничего не меняет. Почему вы спрашиваете? Надеетесь выиграть время?
    — Да. Мне нужно еще пять лет, — честно призналась я, уповая на его понимание.
    — Я могу уточнить зачем, если это не секрет, конечно?
    — Не секрет. Я хочу успешно окончить свое обучение. Супруг, и тем более ребенок, будут… мм… отвлекать, — на этот раз слезы потекли сами по себе, не спрашивая моего согласия.
    — Хм-м. Я уважаю ваше стремление приобрести профессию. И, возможно, этой проблеме есть решение.
    — Какое? — всхлипнула я.
    — Беременности можно избежать, а муж вряд ли станет препятствовать вашему обучению. Во всяком случае я бы не стал.
    — Обучение само по себе это лишь часть моей мечты, — с отчаянием прошептала я, но Варт откликнулся, будто хорошо слышал последнее предложение.
    — В чем заключается остальная часть мечты? — потребовал он.
    — В свободе.
    — С этим сложнее. Какую именно свободу вы хотите?
    — Полную! Хочу подруг, друзей, развлечений, любви в конце концов!
    — Qui multum habet, plus cupit, — невесело ухмыльнулся Варт.
    — Что?
    — Слишком многого хотите, мисс Брум. Не многие имеют и десятой части того, что вы перечислили.
    — Но я имела! Только все это получила, как потеряла. Это несправедливо! Я так много сделала для этого…
    — Что ж, вы хотели молока? Сейчас принесу.
    — Спасибо, — вздохнула я.
    Он вовсе не за молоком собрался — решил дать мне возможность немного побыть одной. Я это понимала и именно за это благодарила. Первый добродушный поступок за все недолгое время нашего знакомства.
    Варт вышел из библиотеки и закрыл за собой дверь, а я уже не сдерживала слез.
    Теперь я рыдала как пятилетний ребенок, потерявший любимую куклу. Как же жалко себя, Кэвина и кого-нибудь еще, всех жалко!
    И это они называют магическим даром? Да это самое настоящее проклятие! И почему всегда крайние женщины? Мало того, что нас природа наградила месячными, всеми прелестями беременности, родами… так еще и наследницы этой чертовой магической силы! Что меня ждет? Обрюхатят и запрут в четырех стенах, чтоб не мешала — вот что! Прощай любовь, прощай нежности и радости, прощайте поцелуи при луне…
    Поцелуи… И почему в моей жизни было так мало подобных радостей? Прежде мне казалось, что все еще впереди, теперь я уже не так в этом уверена, скорее наоборот. Печально. В моей жизни был лишь один поцелуй основанный на искренней любви и доверии. Тот поцелуй не раз повторялся в моих снах, только в новом сценарии, а на месте Кэвина был другой мужчина. Лица я не видела, но точно знала, что это не кузен. Мужчина жадно ласкал страстными губами мои губы, руками крепко прижимал к своему сильному телу и… Боже, неужели я больше никогда не испытаю ничего подобного? Вот так, наверное, и бывает: живешь в постоянных проблемах, не оставляя достаточно места для таких маленьких радостей как поцелуи, влюбленность, боишься привязаться к другому человеку, откладываешь на завтра все, что так хотелось сделать сегодня, расставляешь приоритеты и они становятся на сторону здравого смысла.
    Всхлипнув еще пару раз, я устало облокотилась на спинку мягкого кресла и отрешенно прикрыла глаза.
    Моросящий дождик. Облака. Радуга. Солнце. Поляна. Цветы. Озеро…
    Какое удобное кресло. Ммм. Как оно приятно пахнет… Знакомый запах… Мужской… Наверное, это любимое кресло молодого мужчины… Я бы его обняла… Да, определенно, я бы с огромным удовольствием обняла мужчину, который так чудесно пахнет… И поцеловала, нежно… страстно… В шею, выше, в губы… Вот так… Ммм. Как же приятно… Замечательный, ласковый… Почему-то отстранился… Эй, ты куда? Стой! Не ускользай! Я хочу еще! Ну, пожалуйста!
    — Мисс Брум, было бы гораздо интересней, если бы вы проснулись.
    — А? — я открыла глаза. Это вовсе не кресло, не сон и не фантазия… Я на руках у… Лекса!!! — Отпустите меня немедленно!
    — Я же говорил, что будет интересней, — от души забавлялся Варт.
    — Тьфу, какая гадость, да как я могла! О-о-о! Вы несносный, мерзавец, противный негодяй!
    — Стоп-стоп-стоп. Вы что-то путаете, дорогая. Противный у нас Артур, а мерзкий — Ален, я всего лишь — несносный и… Как вы сказали? Ах, да! Замечательный.
    — Пошел вон!!! Не-на-ви-жу!
    — Приятных сновидений, крокодильчик.
    Варт расхохотался и вышел из комнаты.
    Ненавижу-ненавижу-ненавижу!
    Неужели я и вправду его целовала?! Не может быть! Я ему все зубы повыбиваю, все ребра переломаю, расцарапаю его очаровательную физиономию! Мама родная не узнает! Надо же так вляпаться!
    Ой, куда это он меня принес? Светает, но все равно видно плохо. Я подошла к двери и включила свет. Мое сердце замерло. Шикарная спальня в кремово-золотых цветах. Огромная кровать с резной спинкой цвета слоновой кости в стиле Короля Солнца, покрытая атласным золотисто-бежевым покрывалом. Шикарное трюмо с большим зеркалом, пуфик и шкаф. На полу мягкий горчичный ковер. На окнах золотисто-кремовые портьеры.
    Это моя комната? Класс!
    Я разбежалась и прыгнула на кровать, подняв при этом золотое облако из тонкого покрывала. У хозяина дома отменный вкус. Лекс! У-у-у, дьявол, ненавижу этого павлина!
    Так-так, что у нас здесь есть? Шкаф пустой, в трюмо лишь новая запечатанная в упаковку щетка для волос, в тумбочке ароматические свечи. Ха, размечтался! А что здесь? Ванная комната. Банный халат, аккуратно сложенный комплект полотенец, зубная щетка, паста, клубничный гель для душа и шампунь 'Джонсон с Бэйби'. Это что шутка такая?
    После душа я спала как младенец. Проснулась от стука в дверь.
    — Добрый день, мисс Брум, — раздался за дверью мужской голос. — Вы спуститесь к обеду?
    Поборов неуместную робость, я решительно раскрыла дверь — передо мной стоял дворецкий.
    — Привет, Юджин. Который час?
    — Полдень, мисс.
    — Где Лекс?
    — Сэр Варт, уехал.
    Сэр? Может мне еще перед ним реверансы выписывать? Ну, конечно, аристократ несчастный.
    — Его светлость, просил передать извинения за вынужденный отъезд и вот это, — продолжал дворецкий, не обращая внимания на мою кислую физиономию.
    Дворецкий поставил большой подарочный пакет перед трюмо.
    — Что передать на кухню, мисс?
    — Ничего. Только… Принесите, пожалуйста, стакан молока, и покончим с этим.
    Юджин кивнул и вышел из комнаты.
    В пакете лежал новенький светло-голубой спортивный костюм, кроссовки, эластичные носочки и какая-то розовая коробочка с цельной упаковкой и надписью 'La Fame'. Я развернула упаковку — шикарный комплект белоснежного кружевного белья!
    Удивительно, но он угадал! Белье моего размера. Спортивный свободный, но не большой, и с кроссовками порядок. Я покрутилась перед зеркалом, одежда мне определенна шла. И как это у него получилось?
    Минуточку, а где мои вещи?!
    В комнате их нет, а я точно помню, что джинсы и гольф оставила на пуфике, сапог тоже нет.
    Боже!
    Залившись краской, я опрометью бросилась в ванную: белье нетронутым лежало на полу под грудой полотенец. Я облегченно вздохнула и села на край ванной. Почистив зубы, вернулась в комнату, привела в порядок волосы, заправила постель, сложила в корзину для грязного белья все, что нуждалось в стирке, подняла коробку от кроссовок и подарочную упаковку. На дне пакета сиротливо лежал белый конверт — в нем кредитка и письмо.
    Любопытно.
    'Доброе утро, мисс Брум.
    Прошу прощения, но до вечера вынужден вас покинуть. Прогуляйтесь по магазинам.
    Вы будите гостить в моем доме еще не менее трех дней. Прошу приобрести все необходимое. Вечером вы должны присутствовать на семейном ужине рода Раона. Это не вечеринка, но и не повседневное мероприятие. Начало в девять, в замке Хелдвелл.
    Юджин получил все инструкции.
    Ваш Ангел'.
    — Ага, сейчас! — с иронией фыркнула я, отбрасывая в сторону письмо.
    Нужно как-то отсюда сматываться! Я подошла к окну и внимательно осмотрела раму, вся фурнитура отсутствовала. Подстраховался, негодяй! Вчера, кроме дворецкого, я мельком заметила еще двоих мужчин. Нужно придумать что-то другое.
    Юджин, безустанно обошел со мной все модные магазины, помог выбрать одежду, обувь. Терпеливо выждал все процедуры в парикмахерской, чего не скажешь о двух охранниках — бедные не знали чем себя занять. Варт позаботился, чтобы я не смылась! Хотя, если подумать — куда я пойду? Бегство бессмысленно.
    Дворецкий оказался забавным старикашкой. Умел слушать, рассказал о внучке, которая чуть старше меня и живет в Шотландии, о сыне и о дочери. Ни словечком не обмолвился о Лексе и его семье, лишь настоял на коктейльном платье для ужина.
    Юджин посоветовал мне остановить свой выбор на пепельно-розовом платье из бархата и атласной отделкой, с открытыми плечами и рукавами в три четверти. Платье достаточно короткое, но не вульгарное. Мы подобрали к нему на полтона темнее сапожки на высоких тонких каблуках. В парикмахерской мне сделали легкую завивку и нежный макияж. Ноготки выкрасили в нежно-розовый цвет.
    Уже в машине я аккуратно собрала все чеки, подытожила сумму и сделала в памяти заметку: 'увижу деда, сразу перечислю на счет Лекса Варта ровно три с половиной тысячи фунтов стерлингов'.
    Домой мы вернулись в начале восьмого. В вестибюле, перед огромным зеркалом в стиле восемнадцатого века, я казалась самой себе такой нежной, такой юной и невообразимо хорошенькой. Как же давно я не носила платья?..
    Поход по магазинам и покупка новых вещей окончательно развеяла мои печали. Глаза сияли зеленью, волосы вились золотым водопадом до середины спины, на щеках легкий румянец отлично гармонировал с фарфором кожи. От природы яркие пышные губки кокетливо подчеркнуты мерцающим блеском.
    — Мисс Брум, я приготовил отличный чай. Вам стоит отдохнуть перед дорогой.
    — Спасибо, Юджин. Вы очень добры.
    Сделав шаг в сторону дворецкого, я скользнула глазами по лестнице — на площадке стоял Лекс. Он бесстрастно наблюдал за мной.
    Хорошее настроение как рукой сняло.
    Быстрым шагом я последовала за дворецким. В библиотеке на кофейном столике стоял серебряный поднос с чайным набором на три персоны. Я небрежно плюхнулась в кресло, а Юджин налил мне чашечку чая и поспешно ретировался, оставив меня одну.
    Полчаса блаженной тишины пролетели как миг.
    — Мисс, сэр Варт, ждет вас.
    Глубокий вздох, один-два-три-четыре… десять.
    Я взяла сумочку, накинула свое новое персиковое пальто с песцовым воротником, кремово-розовый шарфик и вышла на улицу.
    Варт стоял, спиной ко мне, около шикарного черного 'мазератти' и увлеченно разговаривал по телефону. Пижон!
    — Давай обсудим это завтра, — говорил он в трубку. — Сегодня я занят… Да, всю ночь… Обещаю…
    Варт, в процессе разговора обернулся, приветственно кивнул и открыл передо мной дверцу переднего пассажирского сидения.
    — Я перезвоню позже, — проговорил он, прежде чем разъединить звонок. — Чудесно выглядите.
    Не зная как расценить такую реплику, произнесенную бесцветным тоном: как комплимент или как дань этикету — я так же бесцветно поблагодарила и села в машину.
    Тачка просто роскошная! Не то, чтобы я не привыкла к дорогим автомобилям, но не к таким. У меня темно-малиновый кабриолет 'BMW' — подарок родителей на шестнадцатилетие. Дед предпочитает 'мерседес', папа 'ауди', дядя Митч 'инфинити' — и все они исключительно бизнес-класса. Констанс и Клаудия передвигаются на чисто женских вариантах 'тайоты' и 'лексуса', Кэвин гоняет на лимонном спортивном 'порше'. Но ни один из наших авто не дополняли так своих владельцев, как вчерашний 'бентли' и сегодняшний 'мазератти' соответствуют Лексу Варту.
    Уверена, что этот автомобиль чаще всего используется Вартом — весь салон пропитался легким свежим ароматом, который так соблазнял меня во сне. От осознания своего утреннего поступка мне было нехорошо весь день, а когда объект моего негодования сидит так близко, становится совсем плохо. Единственный способ сдержать все ядовитые реплики, которые крутятся у меня на языке, это вообще не открывать рот.
    Варт опять несся, словно за ним черти гонятся.
    — Мы опаздываем? — поинтересовалась я, бросая косые взгляды на спидометр.
    — Нет.
    — Тогда, прошу сбросить скорость.
    Лекс как-то странно на меня посмотрел, но скорость все-таки уменьшил на пятьдесят миль. Молча и без колкостей. Прогресс!
    — Не любите быструю езду?
    — Нет, почему же, люблю, даже очень, но есть немаленькая разница между быстрой ездой и низким полетом на истребителе.
    — Ладно, поползаем черепашьим ходом, раз вам так страшно.
    Насчет прогресса я определенно поторопилась!
    — Сто двадцать миль в час — это по вашему черепаший ход?!!
    — Не суть. Вы бы лучше хорошенько подумали о своем будущем, а не о манере моей езды.
    — Я всю жизнь только о своем будущем и думаю, — фыркнула я, надеясь тем самым прекратить беседу.
    — Надо полагать, что вы вняли моему совету и определились с выбором? — насмешливо продолжал Варт. Ему определенно нравилось дразнить меня.
    — Я все-таки хочу познакомится с Алленом и Энтони.
    — У вас будет час, затем вы оповестите меня о своем решении.
    — За час решить свою судьбу? — возмутилась я.
    — Замечу, что у меня и этого времени не было.
    — Наверное, я должна быть вам благодарна, — фыркнула я, уставившись в окно.
    — Не мешало бы, ведь не в моих интересах давать вам такую свободу.
    Кажется сейчас лучше промолчать, иначе час, так любезно предложенный Лексом, превратится в 'сию минуту!'. С него станется!
    Дальше мы ехали молча.
    Конечно же, я понимаю, что Варт скорее всего просто играет со мной, а жест доброго самаритянина, ничто иное как извращенный способ поразвлечься и еще разок самоутвердиться.
    В пророчестве ясно сказано, что мой супруг получит мощную магическую силу. Если Лекс не знал об этом пикантном моменте раньше и думал, что степень обретенной магии зависит от силы духа человека, как это было у наших предков, то я сама ему все выболтала. Наверняка это и есть то обстоятельство, которое заставляет его жениться на мне.
    Варт нарушил молчанку на подъездной дорожке к замку:
    — Мисс Брум, многим представителям моей семьи известно о пророчестве, но никто не знает, что вы тоже в курсе дела. Пусть все так и остается. Сейчас придерживаемся выбранной легенды: вы моя невеста.
    — Это просто смешно! — взвилась я.
    — Согласен. Более забавного выбора я не сделал бы даже будучи в стельку пьяным, — ухмыльнулся он, окинув меня насмешливым взглядом. — Тем не менее все есть как есть. Я не жду проявлений нежных чувств, но если мне придется вас обнять, советую не шарахаться.
    — Но… — он не дал мне даже рта раскрыть.
    — Напоминаю, я это делаю для вас. Не по мне подземелье плачет.
    — Зачем вам это? — в упор спросила я, демонстративно вздернув подбородок.
    — Я же Ангел, вы опять забыли?
    — Лекс, я благодарна за помощь, пусть она и сомнительная, но у меня ощущение слепого котенка. Объясните, что происходит.
    — Лекс? — нахмурился мужчина. Ему определенно не нравилось столь фамильярное отношение. — Варт, мисс Брум. Я вам не друг-одноклассник.
    — А я не школьница! — вскипела я. — Сколько можно обращаться со мной, как с неразумным ребенком?
    — А-а, так значит вы у нас взрослая, да? В таком случае ведите себя подобающе.
    Перепады настроения Варта были кардинальными. Это выводит из равновесия, полностью дезориентирует. То он спокойный и рассудительный, почти добрый и участливый, то злой и агрессивный, даже опасный. Метод 'кнута и пряника' на меня не очень хорошо действует. Тем более, если пытаются таким образом воспитывать!
    В вестибюле нас встретил Грэм и снова напугал меня до чертиков. Очевидно привыкнуть к монстру, свободно разгуливающему неподалеку, для меня нереально. Кошмар наяву! Один его голодный взгляд, и я сразу же забыла про всю несносность Варта. Лекс слегка улыбнулся, когда я всем телом прильнула к нему в поиске защиты.
    — Крокодильчик, Вам точно не его следует опасаться. Грэм — добрейшее создание на планете, — насмешливые доводы и двусмысленность фразы с намеком на угрозу с его стороны не сильно воодушевляли, вернее вообще не воодушевляли расценивать Грэма как добрейшее существо.
    Монстр попытался подтвердить слова своего хозяина с помощью улыбки. Оскал бультерьера отдыхает! Я пискнула и зарылась под расстегнутый пиджак Лекса, дрожа как осиновый листочек на ветру. Он отпустил монстра, сам помог мне снять верхнюю одежду и провел в гостиную к остальным гостям.
    — Хороший отдых пошел вам на пользу, мисс Брум, — Артур приветственно распахнул объятия и поцеловал меня в обе щеки. Показушник!
    Лекс обменивался рукопожатиями с остальными мужчинами.
    Кроме нас в зале было не меньше десяти взрослых, и даже двое детей.
    — Александра, позвольте представить нашу семью, вернее собравшуюся ее часть, — сегодня телепузик сама галантность!
    Я бегло осмотрела всех присутствующих мужчин и женщин. Настоящая семейка Адамсов! Изобразив хорошо отработанную за многие годы улыбку пай-девочки, тут же принялась внимательно осматривать тех, кого представлял мне Артур.
    — Начнем с того, что почти все присутствующие здесь Варты, будет удобней обращаться к каждому из нас по именам. Итак, господа, нашу гостью зовут Александра, прошу любить и жаловать, — затем Артур начал представлять собравшихся людей по часовой стрелке.
    У рояли стояла статная дама, Миранда, лет шестидесяти от роду, а за роялем ее супруг Джим и пятилетний внук Бил (Уильям). У камина — сын Джима и Миранды — Тимми с супругой Линдой. Красивая пара! Тимми очень похож на отца: каштановые волосы, светлая кожа, и как у Миранды — зеленовато-карие глаза, а не светлые, что отличало его от большинства присутствующих. Линда — голубоглазая блондинка, лет тридцати пяти. Не высокого роста и слегка худовата. Это не так бы бросалось в глаза, если бы рядом с ней не стояла пышногрудая и длинноногая рыжая бестия — Кэтрин. Правее, положив руку на крышку рояля, стоял Энтони. Его я осмотрела особенно тщательно, пытаясь разгадать за привлекательной внешностью мягкий характер, о котором говорил Лекс.
    Энтони достаточно интересный мужчина, лет тридцати пяти — сорока. Светлые волосы, добрые серо-голубые глаза, мягкие черты лица. Такой тип людей скорее всего работает в социальной сфере, например, учителя или врачи. Лекс был прав — Энтони мне очень симпатичен, возможно он и есть самый лучший вариант, но с рыжей фурией мне точно не тягаться. Так что о нем лучше забыть…
    На диване сидела супружеская пара, преклонного возраста Чарльз и Глория, их Артур представил как своих родителей и основных обитателей замка Хелдвелл. Отец телепузика очень крепкий старикашка, с резкими чертами лица: высокий лоб, злые с прищуром серо-зеленые глаза, как у всех Вартов красивый нос и идеально очерченный рот. Дедуле на вид около семидесяти лет, его супруге чуть больше шестидесяти. Чарльз привстал и приветственно поклонился. Теперь ясно в кого пошел телепузик — животиком весь в папочку!
    Глория — высокая сухопарая дама, седые волосы умелой рукой стилиста-парикмахера перемешивались с светло-сиреневыми прядями, очень бледная кожа, темно-карие, возможно даже черные, выразительные глаза. В молодости эта дама наверняка заставляла рыдать от зависти всех писанных красавиц. Даже не верится, что Артур ее сын.
    Далее в кресле, по левую руку от Чарльза, сидел его младший брат Рэндал. Ярко-голубые глаза, черные брови, высокий лоб, седые густые волосы выдавали непокорные вихри, родовой аккуратный нос и губы. Рэндал подошел ко мне, приветственно поцеловал руку и улыбнулся коварной улыбкой закоренелого ловеласа. Походка и стан выдавали в мужчине военного.
    — Мадмуазель, вы очаровательны.
    — Рада знакомству, сэр Рэндал.
    — Папа, не смущай девушку, — с улыбкой заступился Ахерон.
    Этот представитель семейства Раона был весьма видным мужчиной. По манере общения он сильно напоминал дядю Митча, возможно Ахерон тоже адвокат. Он перенял инициативу у Артура и представил мне свою жену Сару и сына Дэниэла. Муж с женой были похожи как двойники и внешне, и по темпераменту. У обоих темно-каштановые волосы, светлая кожа, даже нос Сары был женским вариантом родовой черты Вартов. Они подходили друг другу во всем — идеальная пара. Я не сразу заметила, но яркое отличие все-таки было: у Сары глаза синие, а у Ахерона, как у меня, насыщенно-зеленые. Эта супружеская пара излучала бешенный поток энергии.
    Дэн — милый малый, очень похож на родителей, тот еще сорванец. Мальчишке примерно тринадцать-четырнадцать лет и ему определенно скучно на этой встрече родственников.
    — Ален прибудет с минуты на минуту, а Стефан и Марк еще на учебе, — как хозяйка дома, Глория взяла инициативу в свои руки. — У вас есть полчаса, чтобы навестить свои комнаты и дать распоряжения обслуживающему персоналу.
    О, нет! Я не планировала оставаться здесь на ночь. Может мы с Лексом уедем? Вот уж не думала, что буду рассчитывать на нечто подобное.
    Глория подошла ко мне.
    — Дорогая, пойдемте со мной, я покажу вам вашу комнату.
    Значит, не уедем. Еле удержавшись от тяжелого вздоха, я покорно последовала за хозяйкой дома.
    Некоторое время мы шли молча по залу и широкому коридору, а когда поднялись на второй этаж Глория, добродушно улыбаясь, постаралась поддержать меня.
    — Дорогая, какой цвет вам больше нравится: зеленый или лиловый?
    — Лиловый, — не задумываясь ответила я.
    Глория улыбнулась и открыла передо мной дверь в лиловую спальню, пропуская свою гостью войти первой.
    В комнате была только самая необходимая мебель: зеркало, косметический столик, два стула, узкий высокий шкаф, тумбочка и достаточно широкая кровать. Вся мебель была фиолетового цвета и выполнена в современном стиле. На стенах шелковые обои с тесненным серебристым рисунком. Шторы, покрывало и ковер — сиреневые, дверь в ванную из фиолетового стекла.
    — Я знала, что вам здесь понравится, — сделала вывод по моей реакции хозяйка дома.
    — Комната просто замечательная. У вас превосходный вкус, мадам.
    — Спасибо. Устраивайтесь, и через двадцать минут прошу спуститься в большой обеденный зал. Ах, да. Он расположен в левом крыле замка. Наверное будет лучше, если за вами зайдет Александр. — Заметив мое недоумение, Глория пояснила:
    — Лекс. Мне не нравятся сокращенный вариант его имени. Не задерживайтесь, дорогая.
    Глория еще раз улыбнулась и вышла из комнаты.
    Лекс — это сокращение от Александр? Обычно говорят Алекс, но возможно и Лекс. У меня никогда не было знакомых тесок. На что еще я должна обратить внимание в этом человеке? Просто кладезь неожиданностей.
    Как же не хочется здесь оставаться! Нужно уговорить Варта вернуться к нему. Там намного спокойней. Моя интуиция во всю вопит, чтобы я поскорее сматывалась отсюда.
    Я еще раз осмотрела комнату и заглянула в ванную: голубой кафель, душевая кабинка, умывальник, унитаз — ничего лишнего. Нашла заранее приготовленную для гостей одноразовую зубную щетку и едва не подпрыгнула от радости. От волнения я так сильно сжимала челюсти, что теперь зубы беспощадно болели, а мятная паста в два счета решит эту проблему. Закончив с водными процедурами, я с облегчением вернулась в комнату и развалилась на широкой постели.
    Кровать оказалась очень мягкой и уютной. Растянувшись поперек нее, я расслабила все мышцы и быстро набиралась сил.
    Тишину разрезала стандартная мелодия мобильного телефона, доносившаяся из коридора, затем знакомый мужской голос, быстро приближающийся к моей комнате. Наверное это за мной… Я неохотно приняла вертикальное положение и открыла дверь. Мужчина как раз собирался войти в комнату напротив.
    — Варт, — окликнула я.
    Лекс обернулся и уставился на меня, будто впервые в жизни увидел.
    — Что-то не так? — осторожно спросила я, осматривая себя, не исчезло ли платье или не отросла ли ненароком вторая голова.
    Лекс отрицательно покачал головой и подошел ближе.
    — Не хочу еще раз показаться трусливой девчонкой, но не могли бы мы после ужина вернуться к вам? Мне здесь как-то не по себе.
    Я старалась говорить как можно учтивее. Ради того, чтобы поскорей покинуть это злосчастное место, можно пойти еще не такие жертвы.
    — Вот как? Почему? — искренне удивился Варт.
    Да что это с ним такое? У меня что все лицо зубной пастой испачкано? Только этого не хватало!
    Я поспешно вернулась в комнату и подлетела к зеркалу. Все нормально: лицо чистое, слегка бледновато, но если учесть мое эмоциональное состояние, то я еще прекрасно выгляжу. Варт вошел в комнату следом за мной. Зачем он переоделся?
    — Кстати, синий костюм мне больше нравился, — не оборачиваясь от зеркала, необдуманно высказала свои мысли вслух и тут же прикусила язык, увидев как он опять подозрительно прищурил глаза.
    — Извини, столько всего навалилось. Сначала Грэм, потом много новых знакомств… Глория сказала, что мы тески. Я не знала, что Лекс это не полное имя.
    Господи, что за чушь я несу!
    — Александр, — спокойно подтвердил Варт.
    — Ну да. Так мы можем уехать после ужина? — я повернулась к нему лицом и самым жалостливым взглядом заглянула в глаза.
    Ага, ясно. Сейчас опять начнет морали читать. Если все, чтобы я не делала он считает детскими выходками, то я продемонстрирую ему, каким отвратительно-капризным ребенком могу быть.
    — Варт, в конце концов, неужели так сложно вернутся в город? Я устала и хочу спать, а кроме того — жутко голодная…
    Я подошла и стала медленно перебирать пуговицы на его рубашке, потупив в пол взгляд. На папу подобный маневр действует безотказно.
    — Ну, пожалуйста, тут всего сорок минут езды черепашьим ходом…
    Не поднимая глаз, я продолжала играть с пуговицей его рубашки в области солнечного сплетения.
    — Обещаю вести себя хорошо, — что я там еще плела деду или отцу несколько лет назад?
    Варт стоял молча. Похоже, я выбрала не совсем правильную тактику. Может испробовать взгляд, которым мне удается уговорить Кэвина даже на самые немыслимые глупости?
    Медленно подняв глаза полные щенячьего обожания и доверия, надула губки. Вместо привычного 'сдаюсь, ты победила' он крепко поцеловал меня в губы.
    Ой-ёй, это совсем не то, чего я добивалась!!! Я резко шагнула назад и вытянулась струной, готовясь к возможной атаке.
    — Эй, мы так не договаривались! — зло бросила я.
    — А как мы договаривались?
    Варт смотрел на меня совсем иначе, не как обычно. Это что, вожделение? К ребенку? И это в его-то возрасте! В лучистых глазах плясали искры страсти, они даже изменили цвет: не синие, а ярко-голубые.
    Синие мне больше нравятся, определенно! Надо как-то выкручиваться. И срочно!
    Я понимала, что флиртовала с ним и его поведение вполне объяснимо, поэтому прибегла к другой тактике. Скулеж должен охладить страсть в любом мужчине.
    — У меня еще есть время! — напомнила я. — Знаю, мы договаривались на час, но Ален еще не приехал. Характеристика, помнишь? И Энтони… Нам пора спускаться, Глория просила не опаздывать.
    Я попыталась обойти его, чтобы поскорее выйти из комнаты, но Варт аккуратно поймал меня за руку и остановил. Его прикосновение как кипятком обожгло мою кожу.
    — У тебя поднялась температура, — заметила я. — С такой глубокой раной это не удивительно. Советую принять что-нибудь жаропонижающее.
    Варт удивленно приподнял левую бровь, но развивать эту тему не стал.
    — Ты куда? — мягко, почти вкрадчиво спросил он, когда я попыталась высвободить свою руку.
    — Как куда? Пора спускаться к ужину.
    — Без нас обойдутся.
    — Нет, я должна лично познакомится с Алленом, потом и поговорим.
    — Зачем он тебе? — едва сдерживаясь от улыбки, поинтересовался мой пленитель.
    — Может и незачем. А может он даже лучше чем Энтони, мало ли, что там Кэвин с ревности наплел!
    На этот раз Варт раскатисто расхохотался. Искренне и добродушно. Хотя все во мне вопило от раздражения, его смех затронул какие-то чувственные струны моей души. Вот бы почаще слышать этот смех. Господи, о чем я думаю!
    — В каком смысле лучше, чем Энтони? — все еще хихикая, выдавил Варт, тем самым вернув меня с седьмого неба в грешный мир.
    — Это невыносимо! Лекс, хватит ломать комедию!
    — Вот именно. Все предельно ясно. Зачем ехать домой? По-моему и тут можно неплохо провести время. Что скажешь, малышка?
    Что? Он что, мозгами тронулся? Мало того, что несет полную чушь, так еще и не поправил меня! Когда я в прошлый раз назвала его по имени — он чуть не рычал от злости, а сейчас даже внимания не обратил. Похоже, дело — дрянь!
    — Слушай, если не хочешь спускаться, то зачем настаивал на поездке?
    В дверь постучали.
    — Дорогая, вы готовы? Спускайтесь!
    — Да, Глория, уже идем! Пойдем скорее, — я взяла Варта за руку и потянула к двери.
    — Ты иди, а мне нужно кое-кому перезвонить.
    Странный он какой-то. Ну, да ладно. Я пожала плечами и поспешила догнать хозяйку замка. Дама уже спускалась по лестнице, когда я с ней поравнялась.
    — Милая, Александр немного занят, мужчины устроили внеплановое совещание, поэтому он просил меня забрать вас. Переживал, что из-за нашего Грэма вы побоитесь спуститься.
    — Но Лекс…
    — Ах, да не волнуйтесь вы так. Мы обычно не показываем нашим гостям Грэма, но Артур заверил меня, что вы уже почти член семьи. Мне, конечно, лучше спросить об этом у племянника, но с него кроме шуток ничего не вытянуть… Вы уже назначили дату свадьбы?
    — О!.. Нет, еще нет.
    — Ах, дорогая! Мой племянник от вас просто без ума! Его еле удержали в зале, чтобы он не убежал к вам. Ахерон хотел посоветоваться с кузенами относительно вопросов бизнеса. Подобные семейные вечера для них чуть ли не единственный шанс увидится.
    Ничего не понимаю. Зачем было отправлять Глорию, если сам пришел за мной?
    — Пойдемте сразу в большой обеденный зал, дорогая, там уже ждут Миранда, Линда и Сара. Остальные скоро подойдут.
    — А Кэтрин? — почему-то испуганно спросила я.
    — Деточка, не нужно так ее боятся. Мальчики немного преувеличивают, к тому же она давно с Энтони и не будет больше докучать Александру. Это все в прошлом.
    Так вот значит почему Лекс так не хотел, чтобы я пересеклась с этой рыжей фурией — боялся, что если Энтони улизнет ко мне, ему опять придется иметь дело с Кэтрин. Еще веселей! Ну просто бразильский сериал какой-то.
    — Глория, вы сказали, что будет еще Ален. Кто он Александру?
    — Брат. Знаете, это, конечно, не мое дело, но если вы не хотите поссорится с Александром, настоятельно советую избегать общества Алена.
    Хм. Все интересней и интересней. Глория просто ходячий источник информации. Любопытно, а она в курсе пророчества? Не уверена, что Лекс сам точно знает кому и что именно известно. Оно и не удивительно — в такой-то семейке! Я думала, что хуже моих вездесущих родственничков и быть не может, но я ошибалась — еще как может!
    В зале три дамы вели самую, что не на есть светскую беседу. Констанс бы сюда — вполне ее стихия. Как же мне все это надоело! Надо поскорее познакомится с Алленом и сматываться.
    — Александра, расскажите нам, пожалуйста, немного о себе, — обратилась ко мне Миранда.
    В зал постепенно собирались остальные гости. Кэтрин плавно переплыла от компании Ахерона и Энтони к дамам.
    О Боже, все эти высокородные дамы смотрят на меня, как преподаватели на экзамене, к которому я явно не готова, а им об этом известно!
    — Я — американка, — не самое удачное начало в обществе англичан. Ну, да ладно, поздно уже идти на попятную. — Родной город — Майами. Учусь в Лондоне в университете на медицинском факультете, — отличное представление, Алекс. Вполне сгодилось бы на конкурс 'мисс Мира'.
    — О, как интересно, Лекс и студентка медуниверситета. Никогда бы не подумала, — насмешливо обронила рыжая.
    Если бы Варт действительно был моим женихом, такое замечание глубоко задело бы мои чувства, впрочем оно и так меня задело.
    — Дорогая, расскажите как вы познакомились с Лексом? — попыталась разрядить обстановку Сара, но вопрос был не из легких. Я хорошо усвоила то, что мне когда-то сказал Кэвин: 'Если хочешь обмануть — всегда говори правду насколько позволяет легенда или не говори ничего'.
    — Мы познакомились благодаря Артуру, — я сказала это таким сладким голосом, будто вспомнила о самом счастливом моменте в своей жизни.
    — И я благодарю судьбу за это, любимая, — также сладко поддержал мою ложь Лекс, незаметно подойдя со спины. Он обнял меня за талию, и любя поцеловал в щеку. Превосходное представление!
    Ради повторения той картины, что наблюдалась на лицах Кэтрин и Миранды, я подставила Лексу губы. Варт раздраженно стиснул меня в объятиях, но с самым довольным выражением на лице нежно поцеловал. На мгновение мне показалось, что мы действительно влюбленная парочка, сопровождающая друг друга на семейном ужине.
    — Лекс, вы уже назначили дату свадьбы? — дружелюбно поинтересовалась Миранда.
    — Вот уж этот Артур, ничего не утаит… — очень правдоподобно пробурчал Варт, изобразив негодование.
    — Я тебя уверяю, Артур тут совершенно ни при чем. Твои глаза выдают тебя с головой, — настаивала Миранда.
    Даже мне стало любопытно, что такого она разглядела в его глазах. Я осторожно взглянула на Варта — темно-синие, вроде все в порядке, насколько это вообще возможно в данной ситуации.
    Вот, черт! Кажется, я попалась в коварную ловушку Миранды. Она мне еще при знакомстве показалась стервой! Мое наивное любопытство было расценено остальными как ожидание громогласного предложения руки и сердца. Варт тоже это понял. В его глазах мелькнули лукавые искорки. Неужели он опять решил поиздеваться?
    — Я думаю пока это невозможно.
    Ну вот. Я так и знала! Ненавижу!
    Казалось бы я должна ликовать, но при данных обстоятельствах мне было далеко до радости.
    Четыре пары глаз тут же уставились на меня: Кэтрин — злорадно, Глория — сочувствующе, Миранда с презрением, Сара с жалостью. Еще несколько секунд и я бы разревелась от коктейля чувств: оскорбление, унижение, злость, ненависть, обида от осознания того, что на самом деле все обстоит в точности до наоборот… Но Варт продолжил с совершенно подавленным видом:
    — Как по мне, то хоть завтра же под венец. Но… Но Александра учится, и нужно все спланировать не отклоняясь от расписания занятий. Вы же понимаете: торжество, медовый месяц…
    — Конечно, это очень важно! Мы с Ахероном поженились прямо посреди второго семестра и путешествие пришлось отложить на три месяца. В общем испортили всю романтику, — чуть ли не хохотала от облегчения Сара. Интересно, на вид ей не больше двадцати восьми. Когда она успела родить сына? Да и Ахерону не больше тридцати пяти. Он что женился на первокурснице? Вполне возможно.
    — Вот видишь, любовь моя, в моих словах есть рациональность, — подмигнул мне Лекс.
    Что ж, признаю — не плохо выкрутился, но если этот синеглазый мерзавец рассчитывает на мою благодарность, то пусть держит карман шире!
    — Вы абсолютно правы! Лекс предлагал обвенчаться на зимних каникулах, но разве за две недели можно все успеть? Мне бы хотелось не трехдневный уикенд, в качестве свадебного путешествия, а по меньшей мере месяц! Поэтому конец июля будет просто идеальным временем, а еще лучше отложить свадьбу до получения диплома. Как вы считаете?
    Вот тебе и отсрочка, Алекс!
    — Конечно, дорогая! Такие вещи как свадьба на скорую руку не делаются, — поддержала Глория.
    Лекс еле слышно хмыкнул. Интересно от огорчения или давил хохот, который я сама едва сдерживала.
    — Но откладывать столь радостное событие на несколько лет…
    Сара неодобрительно покачала головой и добродушно улыбнулась моему 'жениху'.
    — Глория, вы сегодня упомянули о Стэфане и Марке. Расскажите о них, пожалуйста, раз у меня нет возможности познакомится с ними лично, — перевела я тему разговора в интересующее меня русло.
    — Стэфан — сын Энтони, а Марк — Томми и Линды. Они учатся в юридическом лицее в Аризоне. Ох, попили эти сорванцы моей крови прошлым летом…
    Ясно — дети. Я не стала вникать в то, что рассказывала Глория, и не удержалась от огорченного вздоха. Лекс выдал смех за покашливание.
    — Любимый, ты хорошо себя чувствуешь?
    Как же он меня раздражает!
    — Не очень.
    — Может ты хочешь вернутся домой?
    — Чуть позже, любовь моя.
    Это значит 'да'?! Мы уедем?!
    — Так вы не останетесь на ночь? — встрепенулась Глория.
    — Лекс, насколько мне известно, Энтони и Ален хотели обсудить с тобой и Артуром какой-то крайне важный вопрос, — кокетливым голоском обратилась к Варту Кэтрин, скользнув по мне насмешливым взглядом.
    Она знает? Я напряглась и вытянулась, как солдат на смотре.
    — Все хорошо, дорогая, это не займет много времени, — он крепче прижал меня к себе, побуждая расслабиться.
    Я облегченно вздохнула и слегка отстранилась от него. Уж слишком крепко он меня обнимал. Это не очень хорошо сказывалось на моей нервной системе.
    К нашей душевной компании присоединились Тимми, Ахерон и Энтони.
    — Глория, где Ален? Я видел его машину, — поинтересовался Тимми.
    — Он поднялся к себе. Я немедленно пошлю за ним. Пора садиться за стол.
    Глория отошла дать распоряжения официантам, а наше дружное общество снова разбилось на группы. Ахерон и Тимми заняли беседой Кэтрин и Сару, Миранда присоединилась к Джиму и Чарльзу. Рэндал с Линдой обсуждали новую политическую программу Артура.
    К нам с Лексом присоединился Энтони.
    — Братец, и как долго ты скрывал такую прелесть? — с искренним восхищением спросил Энтони.
    — От тебя прятал! Вечно все к тебе сбегают, — толи в шутку, толи в серьез ответил Лекс.
    — Ну, прямо-таки все? — сыронизировал Энтони.
    — Что нового? — сменил тему его синеглазый кузен.
    — Завтра улетаю на неделю в Швейцарию, там запланированы две операции.
    — Что, у швейцарцев своих мясников не хватает?
    — Почему же, хватает. Наверное у меня лучше других получается клюв в нос превратить.
    — Энтони, вы хирург?
    В моих глазах наверняка святился восторг, так как Лекс раздраженно хмыкнул:
    — Ну вот, еще одна! Братец, ты обрекаешь меня на холостяцкую судьбу.
    — Не обращайте на него внимания, Александра. Это все дела давно забытые. В общем да, я хирург, занимаюсь пластической хирургией. В целом, я уже больше бизнесмен, чем врач, так как оперирую крайне редко. Я слышал вы тоже отдаете предпочтение медицине…
    — Энтони совладелец одной из крупнейших клиник по пластической хирургии в Англии, — отрекомендовал кузена Артур, оторвавшись от разговора с Линдой и Рэндалом.
    — Спасибо, что напомнил, — отшутился Энтони.
    — Знаешь, старина, твоей специальностью красоток проще заманить, чем бриллиантами.
    — Артур, это не серьезно. Зачем я нужен красоткам? У них и так по этой части все в полном порядке.
    — Вот только не говори, что на тебя одни дурнушки клюют.
    — Он и не скажет. В евнухи, так полагаю, еще не собирается! — Лекс подколол обоих кузенов так, что Энтони густо покраснел, а Артур пристыжено захихикал.
    — Дамы и господа, прошу всех за стол! — объявила Глория, стоя под руку с Чарльзом.
    Огромный овальный стол, за которым свободно разместятся не менее двадцати человек, ломился от количества расставленных блюд.
    Лекс галантно отодвинул мне кресло по правую руку от себя.
    — Благодарю.
    По левую руку от Лекса расположилась Кэтрин, за ней Энтони, по правую реку от меня сел Артур. Напротив сидели Джим и Миранда, Тимми и Линда. Супер компания, ничего не скажешь! Так и знала, что останусь голодной.
    Когда все расселись, стол уже не выглядел таким огромным. Если сесть поплотней, то останется места не более чем для пяти-шести человек.
    С первым тостом поднялся Чарльз:
    — Дорогие мои родные и близкие, рад в очередной раз приветствовать всех вас за этим столом. Спасибо, что находите время для семьи. Семья в наше время — роскошь, но без семьи, без рода мы капля в море. Мой первый тост, традиционно, за семью!
    Все с улыбками подняли бокалы с шампанским. После первого тоста возобновились беседы и началось медленное поглощение всей той вкуснятины, что стояла на столе. Лекс исправно следил за моей тарелкой, но блюда накладывал выборочно: трюфели в пармезане, мясо по-королевски, картофель в сливках — избегая всего жирного и жареного, также поступал и со своей тарелкой. Не то, чтобы я за ним особенно наблюдала, но то, что он и вилки не облизнул, не заметить было сложно. Все остальные Варты уплетали за обе щеки.
    Кстати, о птичках? Где еще один Варт? Ален так и не появился. Тем лучше…
    Следующий тост огласила Глория, потом Рэндал, Тимми, Линда, Джим, Миранда, Ахерон, Сара, Энтони, Кэтрин.
    Затем слово взял Лекс. Он говорил не много, но я поняла не все. Мое внимание отвлекали мысли о пророчестве Лоры. Когда же пришла моя очередь произносить тост, все гости были уже заметно веселые и улыбчивые.
    — Рада знакомству с такими милыми людьми, тронута вашим семейным уставом и общностью. Надеюсь всегда быть желанной гостьей в вашем доме, а двери моего дома открыты для вас.
    Самое удивительное, что мой тост шел от чистого сердца. Неужели я настолько пьяная?
    Вслед за тем вне очереди произнес небольшой тост Чарльз, после чего долго распинался его сын. Вот только, почему после тоста Артура мне пришлось у всех на глазах целовать Лекса, я не уловила. Варт сам был в замешательстве. Как выяснилось позже, главным подстрекателем этого форменного безобразия был Чарльз. Он закончил свой очередной тост поздравлениями меня и Лекса, пожеланиями долгого семейного счастья и своры детишек. Я уже знала, что должна подставить губы Лексу для очередного дружеского 'чмока', как мое бунтарское 'Я' проснулось и подняло голову.
    Какая еще свора детишек?! Какое семейное счастье?! А главное с кем, с ним?!
    Видимо Лекс понял, что сейчас разразиться по меньшей мере скандал. Он крепко обхватил мое лицо ладонями и закрыл мой рот своим, при малейшей попытке пискнуть причиняя боль, заставил подчиняться. Затем под гром аплодисментов и поздравлений с помолвкой, подхватил меня под руку, галантно попрощался с семьей, сославшись на трудный день, и направился к машине.
    Варт остановился с правой стороны капота и протянул руку чуть левее меня. Я оглянулась — за моей спиной стоял огромный сине-зеленый монстр, протягивающий Варту мое пальто. Со скоростью звука я опять зарылась Лексу под пиджак.
    — Крокодильчик, он тебя не тронет, — Варт нежно погладил меня по спине, желая успокоить, и заботливо набросил мне на плечи теплую вещь. — Обещаю.
    Несмотря на обидное прозвище, я была благодарна Лексу за защиту. В какой-то момент я даже осознала, что обнимаю его как старого друга и не испытываю при этом раздражения.
    — Мисс Брум, нам пора ехать, — серьезным тоном обратился ко мне Варт, немного увеличивая расстояние между нашими телами.
    Я осторожно оглянулась — Грэма уже не было видно. Убедившись, что мне ничего не угрожает, отступила на шаг назад, но стоило мне поднять глаза на своего защитника, как состояние легкого бешенства тут же вернулось. Ведь по сути именно он притащил меня в это ужасное место, населенное монстрами и ненавистными Раона, а кроме того он и сам один из них — Раона!
    Наверняка в моих глазах отразились все те недобрые чувства, которые я даже не собиралась скрывать, раз Варт снисходительно ухмыльнулся и вернулся из роли нежного жениха к истинной безразличной ко всему кроме себя любимого личине. Наблюдать подобное холодное отрешение даже на столь красивом лице я не могла, поэтому первой перевела взгляд на машину.
    Варт открыл передо мной дверку и усадил на переднее пассажирское сидение.
    Всю дорогу я мирно спала, умостившись в удобном кресле. Лекс разбудил меня под домом.
    — Мисс Брум, мы приехали. Вас отнести или сами дойдете?
    — Сама, — сонно и покорно согласилась я.
    Шагала я почти с закрытыми глазами, Лекс терпеливо вел меня за руку. Сказалось нервное перенапряжение и несколько бокалов шампанского.
    — Александр, спасибо, вам за… Просто, спасибо.
    Лекс замер.
    — Как вы меня назвали?
    — Александр, — из последних сил борясь со сном, повторила я. — Кстати, очень красивое имя.
    — Кто вам сказал, что это мое имя? — терпеливо поинтересовался Варт.
    — Вы.
    — Я ничего подобного не говорил.
    — Нет, говорил, когда пытался меня поцеловать.
    Не знаю как он вообще разобрал мой невнятный ответ.
    — Я весь вечер вас целую, — хмыкнул он.
    — Не так… Когда действительно хотел…
    В моем голосе послышалось разочарование и я поспешила прикусить свой длинный язык. Варту ни к чему знать об этом.
    — Меня зовут Лекс, а для вас я Варт, надеюсь вы в конце концов это усвоите.
    — Угу, — я опять спала у него на груди, пока он буквально нес меня по ступенькам.
    — Проснитесь, вам нужно переодеться.
    Лекс усадил меня на кровать. При полном освещении комната выглядела очень теплой и уютной.
    — Переодеться? Ах да, конечно. Кстати, мне было очень приятно, что вы снова одели синий костюм. Серый выглядел…мм… хуже.
    Последние слова остановили его в дверях моей комнаты. Он резко развернулся и подошел ко мне.
    — Когда вы видели на мне серый костюм?
    — Ну… в комнате.
    — И там я пытался вас поцеловать? — как-будто делая какие-то выводы прорычал он.
    — Д-да.
    — Почему я хотел это сделать?
    — Если это очередное подтрунивание, то весьма неудачное, потому что…
    — Просто ответьте на мой вопрос. Итак, почему я хотел вас поцеловать?
    — Я вас спровоцировала, — довольная тем, что смогла хотя бы в какой-то степени повлиять на его надменность, выпалила я. — В чем дело? У тебя что провалы в памяти?
    — А что конкретно я должен помнить? Как вы меня спровоцировали и, главное, зачем?
    — Нет, это не то, что ты подумал… Дело в том, что я очень хотела уехать сюда, потому что боялась оставаться в замке с монстрами, в котором, кстати, оказалась по твоей милости. Это все очень странно, неужели ты ничего не помнишь?
    — Что вы мне наговорили и какие получили ответы?
    — Ничего такого я не говорила, просто попросила забрать меня! — фыркнула я, поражаясь очередной странности в его поведении. — А ты как с катушек сорвался… И вообще, тебе лечиться нужно.
    — Угу, завтра же сдам анализ крови. Что дальше?
    — Фу, я, конечно, не психолог, но и без того вижу, что с головой у тебя явно проблемы. К тому же, как так получается, что твои глаза меняют цвет? Я уже привыкла, что они могут быть темно-синими и даже почти черными — это можно объяснить перепадами настроения или освещением, но что бы они вдруг стали лазурно-голубыми — это уже явно не нормально…
    — Так. Мисс Брум, — Варт небрежно прервал мой поток озвученных мыслей, — запомните хорошенько: если вы видите, что мои глаза не синие, а голубые, ни о чем со мной не разговаривайте. Вообще близко не подходите. Ясно?
    — Почему?
    — Разве я не напугал вас сегодня? — хищно ухмыльнулся Варт. Ему оставалось только облизнуться для усиления эффекта.
    — Псих!
    — Вот и договорились. Спокойной ночи! Увидимся завтра вечером.
    Следующим утром я встала рано. Приняла душ, зачесала волосы в тугой хвост, натянула новые голубые джинсы, розовую кофту с малиновой надписью из страз 'поцелуйчик' поперек груди и классные зайцы-тапочки. Когда вчера я увидела их на витрине магазина, то аж подпрыгнула от восторга: голубые с длинными ушами и большими глазами, розовыми носиками и миленькими бантиками на голове. У меня подобные тапочки есть во Флориде и дома у тетушки Анжелики. Такие вещи — моя слабость. Я храню все свои детские плюшевые игрушки, а медведю Джо даже рассказываю секреты. Этого медвежонка подарил мне Кэвин на тринадцатый день рождения. У Джо в брюхе есть тайный карман, там я прячу свой дневник. Уверенна, что Констанс, даже с ее нюхом на тайники, никогда его не найдет.
    В вестибюле меня встретил дворецкий.
    — Доброе утро, мисс Брум.
    — Привет. Юджин, можешь называть меня Алекс.
    — Алекс?
    — Да. Так зовут меня дома. Знаешь, ты очень хороший человек и я уверена, что мы подружимся.
    Вышколенный дворецкий позволил себе легкую улыбку.
    На самом деле мне нужен был хоть небольшой союзник. Со старика толку, конечно, мало, но как говорится на безрыбье и рак — рыба.
    — Почту за честь иметь такого друга как вы, мисс Алекс.
    — Ты не исправим, — с иронией вздохнула я. — Ну, да ладно. Чем займемся сегодня?
    — Предлагаю начать с завтрака, после чего обсудим план на день.
    Юджин провел меня в очень уютную столовую. Все как обычно в пышном стиле восемнадцатого века. Я внимательно осмотрела зал: прямоугольный с овальным выступом окон, они занимали почти весь периметр и выходили во внутренний двор; белая тюль водопадом лилась от потолка к полу; темно-коричневый паркет; стены кремово-молочные; белый потолок; немаленькая хрустальная люстра; во всю длину правой стены дубовый сервизный шкаф и бар; по левой стене тянулись лозы красивого темно-зеленого растения с похожими на чашечки водных кувшинок листьями, над ними старинные светильники; по середине зала тяжелый дубовый стол и стулья на восемь персон с резными гнутыми ножками и высокими спинками. И при всем этом места было более чем достаточно, чтобы, например, покрутить хула-хуп или попрыгать на скакалке.
    Запах свежих булочек и кофе, которые уже ждали меня на столе, вызвал прилив радости и непреодолимое чувство голода. Я плюхнулась на стул, не дожидаясь пока Юджин отодвинет его для меня. Здесь нет тети Анжелики и можно не особо заботиться о манерах поведения. Все равно хозяин дома считает меня дерзкой американской девчонкой, не буду его в этом разубеждать.
    — Приятного аппетита, мисс Алекс.
    — Спасибо.
    Юджин поставил ближе ко мне кофе и молоко. Поинтересовался, устраивает ли меню сегодняшнего завтрака и уже собрался уходить, как я остановила его вопросом:
    — Кто занимался дизайном интерьера этого дома?
    Очевидно, что все подобрано с совершенным вкусом, я видела вестибюль, библиотеку, мою спальню и теперь столовую, но ни одна деталь не повторилась, хотя все выдержано в едином стиле.
    — Леди Стела Морен, — произнесено это было как общеизвестный факт.
    — Она модный дизайнер? Никогда не слышала о ней.
    — Не думаю, что она дизайнер, но бесспорно талантливая особа, — с благоговейным вздохом отозвался седовласый мужчина, а заметив мое любопытство добавил:
    — Она так много сделала для этого дома, этой семьи… Наверное никто бы не смог восстановить этот особняк, в том же величие, каким он был до пожара.
    — Здесь был пожар? — удивилась я.
    — О, да, двадцать лет назад этот чудесный дом сгорел почти дотла. Сэр Чарльз даже подумывал продать это место под новую застройку, но не смог этого сделать, так как единственным законным владельцем является Лекс Варт, а в планы его светлости не входила продажа недвижимости.
    — Почему Лекс решил восстановить дом? — продолжала я свои расспросы.
    — А как же иначе? Он ведь принадлежал самому Ричарду Раона!
    — И чем же так знаменит Ричард Раона? — вот мы и коснулись интересующей меня темы.
    — Много поколений моих предков служило роду де Раона. Прадед рассказывал, что лорд Ричард был выдающимся человеком, благодаря ему семья Вартов сохранила все свое имущество. Получив титул, он также получил почти до основания разоренное графство, но приложил все свои силы и заставил сплотится всю семью. Ричард создал компанию 'Бьюти', вы наверняка ее знаете.
    — Конечно, это известная косметическая компания.
    — Правильно. А известна она благодаря Ричарду Раона. Большинство продукции выпускаемой этой компанией были разработаны непосредственно самим графом. Он не плохо разбирался в химии, и говорят, даже владел магией.
    — Магией? И Вы в это верите?
    — Я думаю, это всего лишь происки конкурентов, ведь мало кто способен безапелляционно принять свою ничтожность по сравнению с настоящим гением. Гораздо проще найти в успехах другого человека помощь чего-то сверх природного.
    — Это все так интересно! Юджин, не могли бы вы более подробно рассказать о Вартах… и о Раона.
    — Не уверен, что имею на это право, мисс. Я и так наговорил много лишнего. Приятного аппетита, мисс Алекс.
    Дворецкий учтиво поклонился и вышел из зала.
    Кэвин, ну где же ты?! Милли наверняка уже сообщила ему, что я пропала. Надеюсь братец сложит один плюс один и поймет, что во всем этом замешано пророчество. Я ведь сразу так подумала! Потом он найдет Алена и… Стоп! Но Ален не в курсе, что его братец намерен жениться на некой Александре Брум и естественно ничего не скажет Кэвину. А это единственная зацепка, благодаря которой он смог бы меня найти.
    Закончив с завтраком, я направилась в библиотеку, по дороге поздоровалась с Джей и Ди, — за вчерашний день я привыкла смотреть на охрану как на дрессированных овчарок.
    Я не любитель художественной литературы, но когда скучно и совершенно нечем заняться, то можно и почитать.
    На полках стояло большое количество книг, среди них были и поточные издания и первые выпуски, но они больше служили предметом интерьера, декорацией, чем источником информации или чьим-то увлечением. Для меня это заметно, так как дедуля Обри, был большим почитателем книг и его коллекция насчитывала сотни первых изданий и десятки выпущенной в ограниченном количестве литературных произведений. Библиотеки литераторов и коллекционеров сильно отличались от остальных, пусть даже не самых бедных. Дедуля Обри предпочитал детективы, а из научной литературы — психологию и право. У Варта другие предпочтения: мистика, фантастика, путешествия — это из художественной литературы, а из научной — исключительно химия и, кажется, латынь.
    Роман 'Мастер и Маргарита' Булгакова привлек мое внимание. Я давно планировала прочитать это произведение, но как-то оно не попадало мне в руки. Удобно устроившись в кресле, начала читать выбранную книгу.
    — Сядь, Кэвин! В полицию мы сообщили уже час назад. Она найдется, слышишь, обязательно найдется.
    — Анжелика, когда здесь будет Мэтью и Эдвард?
    — Констанс сказала, что они уже вылетели. Дорогой, а не могла ли Александра отправиться на какую-нибудь вечеринку или остаться на выходные у друзей?
    — Нет.
    — Но Констанс просила обзвонить всех ее приятелей, возможно она опять принялась за старое.
    — Нет.
    — Почему ты так уверен?
    — Она бы мне сказала.
    — Я знаю, вы очень дружны, но все-таки. Девочка уже довольно взрослая… В таком возрасте у многих просыпается чрезмерная самостоятельность. Ты ведь и сам знаешь: если Александра что-то задумала, то не отступит. Возможно она влюбилась и сбежала на зимние каникулы, сегодня ведь последний день занятий.
    — Я вам говорю — ее похитили! У меня нет ни малейшего сомнения в этом.
    — Дорогой, ну кому в Лондоне придет в голову похищать нашу девочку? Во Флориде, конечно, можно было бы рассмотреть такую вероятность из-за Мэтью или Эдварда, но здесь… не думаю, что это первая версия, которую нужно брать во внимание. В любом случае, нам остается только обзванивать ее знакомых в надежде, что кому-то из них известно местонахождение нашей проказницы.
    — Анжелика, ее похитили не из-за дяди Мэтью, а из-за того что она Брум!
    — Ничего не понимаю. Кэвин, если у тебя есть какие-то догадки, прошу не тяни. Я ведь так сума сойду от волнения и бессилия. Ты же знаешь как сильно я люблю эту малышку.
    — Алекс хотят насильно выдать замуж.
    — Замуж? Не смеши меня! Кому это нужно? Она не принцесса и не дочь олигарха. Я не спорю, Мэтью, далеко не бедный человек, но есть рыбки и покрупнее.
    — Вам наверное не известны старые легенды нашей семьи?
    — Какие именно?
    — Вы что-то знаете о предсказаниях Лоры?
    — Честно говоря, я почти ничего об этом не слышала. Только однажды Констанс рассказала мне, что по прорицанию какой-то старой ведуньи Александру ожидает большое будущее.
    — Так и есть. Если Алекс выйдет замуж за представителя семейства Раона и родит ему ребенка, оба рода опять получат магическую силу, которую полностью утратили еще два поколения назад.
    — Вздор! И ты в это веришь? Не будь ребенком.
    — Не верил, пока случайно не услышал, как Эдвард разговаривал с одним из Раона по телефону и обсуждал условия пророчества.
    — Хм-м. Может ты что-то не так понял?
    — Как бы не так! Дед сообщил собеседнику, что Алекс сейчас учится в Лондоне, дал адрес вашего дома, координаты медуниверситета… В общем всю необходимую информацию. И некий Ричард Раона должен был с ней зачем-то встретиться. Они договорились, что свадьба состоится в августе.
    — Хорошо, допустим вы все в это верите. Тогда нестыковка во времени получается: до августа еще почти целый год. И зачем похищать девочку, если Эдвард мог просто настоять?
    — Настоять?! Да каким образом он смог бы настоять? Вы ведь знаете Алекс, ее невозможно заставить делать то, чего она не хочет!
    — Согласна, Александра очень своенравная девушка, да и не мне судить о подобном. Даже не представляю как сама поступила бы на ее месте. Но почему ее похитили сейчас, что могло измениться в планах Раона? Нет, во все это сложно поверить…
    — Это моя вина. Дело в том, что я прилетел в Штаты на день Рождения матери, а тот злосчастный телефонный разговор подслушал, когда заехал за подарком Констанс для Клаудии. Эдвард думал, что в доме никого нет и, не заботясь о безопасности, разговаривал по мобильному прямо на кухне. Вы помните: если он нервничает, то способен слопать годовой запас провизии. Возможно он вернулся в библиотеку и заметил из окна мою машину или что-то в этом роде. Не знаю.
    — Ну и что? Ты мог ничего не слышать или попросту не понять…
    — Да, но это еще не все, я хотел больше узнать о пророчестве и обыскал весь кабинет Эдварда. Нашел дневники Лоры, в них сумбуром описывалась судьба почти всех моих предков и людей, о которых я раньше никогда не слышал, возможно Раона. Но то, что я нашел о нашем поколении, касалось в основном Алекс и моей младшей сестры Синтии. Я просмотрел все записи и, когда складывал дневники на место в нужном порядке, за дверью послышались шаги. Я запихнул оставшуюся часть как попало, а сам спрятался. В кабинет вошел Эдвард и Мэтью, последний был не доволен спешкой Эдварда относительно замужества дочери, напомнил об обещании деда не портить внучке детство и выдать замуж не раньше совершеннолетия. Эдвард, в свою очередь, ответил ему примерно так: 'если бы эта маленькая шлюшка уже приобрела свои способности и помогла бы нам с эликсиром, то я бы согласился подождать еще пару лет, но видимо мы не правильно поняли Лору. Скорее всего она имела ввиду не обычную связь, а замужество, и может быть даже рождение ребенка, не обязательно от Раона, а просто ребенка. Но проверять это я не намерен!'. Потом они вышли в коридор, а я выпрыгнул из открытого окна.
    Думаю, Эдвард заметил беспорядок в дневниках и понял, что мне все известно.
    — Ты считаешь, что ваш дед сам похитил Александру?
    — Нет, это определенно сделали Раона, но действовали они без сомнений с его подачи.
    — Кэвин, если во всем этом напрямую заинтересованы и Эдвард, и Мэтью, а возможно и твой отец тоже в курсе происходящего, боюсь, что мы ничего не сможем поделать. Тем более нам не известно, что по этому поводу думает сама Александра.
    — Алекс, естественно, против.
    — Это твое мнение или она сама тебе об этом сказала?
    — Сама. Я ей все рассказал.
    — И?
    — Она была напугана. Я предложил способ, как всех обмануть и она согласилась.
    — Она согласилась выйти за тебя???
    — Выйти за меня? Нет, но это отличная мысль! Я тогда об этом не подумал… Мы хотели просто спрятать ее.
    — И окончательно сломать девочке жизнь?! Как же ее учеба, карьера?.. Поверь мне — выйти замуж за нелюбимого мужчину не так страшно, как быть никем в этом мире.
    — Хм-м. У нас не было времени все обдумать, но ваша идея — самое лучшее решение этой проблемы. Всех проблем.
    — Не вижу я никакого решения. В чем разница, если она не испытывает к тебе, да и ты к ней, нежных чувств? А самое главное, твоя жизнь стала бы костью в горле как для Раона, так и для Брум.
    — Я их не боюсь!
    — Да какая разница?! Александра не пойдет на это, а если по глупости согласится, то потом сама побежит разводиться, лишь бы спасти тебя бесстрашного.
    — Я не отступлюсь! Я не отдам ее!
    — Ах вот в чем дело! Кэвин у тебя нет шансов.
    — Не смешно!
    — Оставь это! Твои попытки вытащить ее из семьи Раона ничего не изменят, а сам ты можешь погибнуть. Думаешь девочка переживет это?
    — Если не вмешаться, то может погибнуть она.
    — О, Кэвин, не драматизируй. Если верить всему тому, что ты тут наговорил, то Александра нужна им живой и здоровой. Я уверена, что со стороны Раона ей ничего не грозит.
    — Ага, кроме изнасилования.
    — Ревность — сильное и разрушительное чувство. Я понимаю, это все ужасно, но тут нужно выбирать: либо она согласится на этот брак сама, либо ее заставят. Третьего не будет.
    — И что потом?!
    — Ох, мой мальчик, попытайся отбросить эмоции и мыслить трезво. Чего хотят от Александры и Раона, и Брум?
    — Чтобы она вышла замуж за Ричарда Раона и родила ему ребенка.
    — Правильно. А что потом?
    — Что?
    — Она свободна как ветер в поле. Вот тогда любитесь и женитесь себе на здоровье.
    — А что, если Раона не отпустит ее? Нет, я не могу так рисковать.
    — Зачем ему это? Он хочет магию, а не Александру. Если бы ему нужна была ее любовь, он бы добивался ее традиционными способами, а не прибегал к насилию.
    — Не уверен.
    — Кэвин, называй все своими именами. Если ты боишься, что при нормальных обстоятельствах она тебе не достанется, и пытаешься использовать ситуацию с целью уложить непокорную девушку к себе в постель, то ты ничем не лучше ненавистных вам обоим Раона.
    — Проклятье!!!
    — Мисс Алекс, обед готов, — монотонно оповестил вышколенный дворецкий.
    — Спасибо, Юджин, уже иду.
    Мне стоило огромных усилий оторваться от книги, настолько она меня захватила.
    На обед подали солянку, печеный мясной рулет, картофельное пюре, салат из овощей и молоко. Наверное, Юджин заметил, что оно мне очень нравится. И был абсолютно прав. Выглядело все очень вкусно, но вот кроме молока, я почти ничего не съела.
    — Мисс, вы хорошо себя чувствуете? — обеспокоенно спросил внимательный дворецкий.
    — Все в порядке, я просто очень устала и, наверное, это стресс.
    — Если позволите дать вам совет, то по-моему лучшее лекарство от стресса — хороший сон.
    — А для меня компьютерные игры. В доме есть компьютер?
    — Да, но он принадлежит его светлости.
    — Здесь все принадлежит его светлости, — передразнила я дворецкого. — Разве нет?
    — Вы правы, но он не оставлял никаких инструкций по поводу ноутбука.
    — Вот видишь: то, что не запрещено — разрешено. Юджин, ну что тебе стоит? Просто намекни где он, и будем считать, что я сама случайно его нашла, — я посмотрела на дворецкого самыми жалобными глазами и старик сдался.
    — В библиотеке, — еле слышно прошептал он. — Может желаете кофе?
    — Нет, спасибо, я буду в библиотеке.
    Подскочив со стула, я понеслась на поиски ноутбука.
    Куда можно засунуть такую немаленькую вещь? Я уже облазила все, что только можно.
    В столе куча разных документов, как современных так и столетней давности: все возможные учеты, финансовые отчеты, купли-продажи, перемещения, много пригласительных, адресованных Джулиану Варту и Россу Варту. Два старых фотоальбома лежали в самом нижнем ящике. Черно-белые семейные фотографии. На одной из них я узнала молодых Чарльза и Глорию и почти юных Джима и Миранду, остальные мне не знакомы. Разглядывать старые фотографии чужих людей занятие очень скучное. Я зевнула и открыла соседний шкафчик, там лежали письма. Четыре не маленькие стопки, перетянутые цветными ленточками, которые наверняка видели первую мировую. Я вытащила все пачки на стол перед собой. От конвертов сильно пахло дымом. Наверняка это то, что сохранилось после пожара. 'Любопытство не порок, а такое хобби!'— успокоила я совесть и развернула письма с синей лентой, они были адресованы Ричарду Раона Сюзанной Оринер. Я пробежалась глазами по тексту, автоматически опуская все сопливые нежности.
    'Здравствуй любимый….
    …здесь все очень милые и опекают меня как дитя…. Доктор уверяет, что у нас с тобой еще будут дети, но не раньше, чем через несколько лет… Сожалею милый, что вела себя как неразумное дитя и теперь придется отложить свадьбу до моего выздоровления… Доктор ничего не сказал родителям о беременности. Спасибо, что поговорил с ним. Этот велико-нравственный старик ни за что бы не внял моим просьбам и все выложил бы отцу. Боюсь даже думать о ярости дорогого папочки… Мы не виделись всего несколько дней, а я уже успела безумно соскучиться по тебе, твоим страстным поцелуям, по твоему чудесному запаху…'
    Дальше читать это письмо я не смогла. Мои щеки и так пылали алым пламенем от того, что засунула нос в чужую жизнь, а интимные подробности, которые дальше принялась описывать эта девушка, заставили меня сложить письма на место.
    От усталости я опустила голову на стол, закрыла глаза и несколько минут бездумно смотрела в пол библиотеки.
    Постойте-ка, что это под креслом?
    Я на четвереньках подползла к диванчику и вытащила из-под него черный глянцевый ноутбук. Красс! Он без пароля? Мне сегодня везет! Так-так, интернет? Ну, и? О, вот, нашла! Wi-Fi. Логин и пароль?
    — Черт! Черт! Черт! Черт! Ненавижу! Какой параноик дома ставит пароли на выход в сеть?!!
    Так, Александра, дыши глубже. Раз, два, три, четыре… десять.
    Алекс, успокойся, ты что-нибудь придумаешь! Главное — слинять от Варта.
    Ладно, что у нас здесь? 'Пуск', 'Мой компьютер', 'диск Д'. Ого! Сколько же всего! Не меньше двадцати папок… Ага, вот 'игры', 'фильмы', 'фото', 'клубная жизнь' — интересно, что значит 'клубная жизнь'? Так, еще одна куча папок: 'меню', 'бар', 'дизайн', 'маркетинг', 'шоу-программы', 'партнеры', 'бухгалтерия', 'сотрудники', 'бизнес-план', 'финансы', 'банк', 'оборудование', 'поставщики', 'новые помещения', 'макет сайта' — о, наверное здесь есть презентация…
    Ух ты! Да это же Бритни Спирс! Джастин Тимберлейк! Леди Гага! Кристина Агилера! Фифти сент… и на всех фотках в обнимку со знаменитостями стоит… Лекс?!!
    О, вот есть видео-ролик, на нем Снуп Дог приглашает всех посетить и без того популярный в Лондоне клуб 'Гэлакси'.
    Я была там однажды с Милли и Амандой. Скажем так: лучшей дискотеки я в жизни не видела! Просторный танцзал, не мало столиков, четыре барные стойки, сумасшедший ассортимент, отличная светомузыка, бешеная акустика, шикарный дизайн, шоу-программа просто закачаешься, куча знаменитостей и отличная охрана. А под клубом — самый дорогой стрип-бар в Европе. Жаль, что несовершеннолетних туда не пускают ни под каким предлогом. Мы с Амандой и так прошли в 'Гэлакси' благодаря ее приятелю, который знал администратора и поручился за нас.
    Неужели этот клуб принадлежит Лексу? Мое отношение к этому синеглазому красавцу претерпело колоссальной реформации. Теперь он кажется мне классным и уже не таким несносным. Стоило ему сказать о клубе при знакомстве и я бы тут же влюбилась в него без памяти, а сейчас…
    Нужно будет попросить Варта взять меня в 'Гэлакси'.
    Так, а что у нас здесь… ага, клубы в Нью-Йорке и в Вашингтоне. Нет, этого быть не может!.. Он владелец клуба 'Пирамида' в Беверли Хилл? Ой, а этот ролик снят в 'Пирамиде'?
    'Господин Росс, расскажите нам пожалуйста о вашем следующем детище, о 'Гэлакси', будет ли клуб в Лондоне похож на 'Пирамиду'?'
    Росс? Почему Росс? Это что еще одна фамилия или же творческий псевдоним?
    'Нет, это будет нечто иное…'
    На записи Варт весь светился от гордости и казался еще более привлекательным, хотя это казалось невозможным.
    Может я погорячилась, когда думала, что ни за какие коврижки не пойду за него замуж? Не-ет, не погорячилась! Ему для этого не хватает еще парочки подобных заведений, а еще лучше десятка.
    Хотя, хм. Если заставить его поверить, что я купилась на заведения и вознести им хвалы, может он не станет держать меня под замком и я смогу сбежать? Выхода нет, стоит попытаться.
    Итак, нужно разработать стратегию поведения. Операция 'одурачить Варта':
    — поведение 'Алекс из Флориды', 'Александра из Лондона' не справится. Заметка: не перегнуть палку, не провоцировать и не изображать шлюху;
    — стиль одежды 'фея', то есть много розового, голубого, лилового, персикового, белого. Это его злит — просто замечательно. Заметка: не стать светофором;
    — фанатка дискотек, тусовщица. Это не сложно, мне безумно нравятся музыка и танцы. Заметка: никаких наркотиков и алкоголя — это явно перебор;
    — трудный возраст. Заметка: не употреблять сленг и нецензурные выражения — тяжело очистить речь;
    — днем спим, ночью гуляем. Заметка: спать не меньше семи часов в сутки;
    — следить за цветом глаз Варта! Заметка: с голубыми глазами он опасен, в прочем как и с синими.
    Итак, сейчас четыре часа вечера, у меня еще есть четыре часа до закрытия магазинов.
    — Юджин! — я вышла в вестибюль с четко сформированным планом действий.
    — Да, мисс.
    — Я хочу новую шмотку!
    Он не понимающе уставился на меня.
    — Ди, Джей, пора отрабатывать хлеб с маслом — мы едем по магазинам! — с командным тоном не поспоришь.
    Охранники обреченно вздохнули, а дворецкий улыбался во всю вставную челюсть.
    — Как скажете, мисс Алекс, — услышала я, когда уже во всю неслась по лестнице за банковской карточкой Варта, сапогами и курткой.
    Начала я свои покупки с двух кофточек, естественно розовая и голубая, к ним розовая мини юбка и голубые атласные шортики. Затем коротенькая белая юбочка, — мечта чирлидера! — и белая кофточка-сеточка с атласом на кокетке. Лиловое платьице-туника, легенцы, черные джинсы с низкой посадкой, обтягивающие мою задницу и ноги как вторая кожа, и черная кожаная куртка в стиле 'унисекс'. Высокие белые сапоги на тонкой шпильке, и черные на танкетке со стразами. Кучу белья я прикупила еще вчера. Да здравствует 'Виктория Сикретс'!
    Так, с гардеробом — порядок. Теперь аксессуары: две сумочки, черная и белая — на первое время хватит; белый обруч для волос, розовые и голубые заколочки с камушками, такие же браслетики.
    Косметика: тушь, пару блесков для губ, любимая туалетная вода, несколько лаков для ногтей, набор для маникюра, лак для волос, пенка… Фен, плойка, щетки для укладки…
    В общем теперь все шкафчики в моей комнате были забиты до отказа. Если не получится слинять в ближайшее время, то дом Варта определенно станет моим… до свадьбы, а может и после… Ох. Хорошо, что Ален не спустился к ужину и теперь Лекс не требует немедленного ответа. Интересно, что будет, если я выберу Энтони? Кэтрин точно меня убьет: задушит, отравит, застрелит… у нее ведь нет заинтересованности в магической силе, а умереть мне хочется еще меньше, чем выйти замуж. Эх, извини Тони, но тебе придется оставаться с рыжей. А жаль! Ну, да ладно, он такой же дедуган как и остальные.
    Ну вот, извечный вопрос: что надеть? Костюм 'чирлидера' и мои тапочки-зайцы подходят для моего плана идеально, к ним низкий хвост, перехваченный белой заколкой и розовый блеск для губ. И, вперед!
    Я спустилась по лестничному пролету и наблюдала за входной дверью с площадки между этажами. Уже без пяти десять. Юджин сказал, что Варт редко появляется раньше девяти и пока его еще не было. Я положила мячик под входную дверь в восемь часов, так в детстве проверяла заходил ли кто-то в мою комнату, — мячик лежал на прежнем месте. Время шло, но хозяин дома все не появлялся.
    Ожидание сводит меня с ума!
    Площадка двадцать зайцев-тапочек в длину и пятнадцать в ширину… у всех мужчин на портретах голубые глаза, темные волосы, светлая кожа и одинаковые носы… Все женщины очень красивы, особенно белокурая девушка с мечтательными глазами. Она намного младше остальных. Судя по портрету, девушке изображенной на нем около шестнадцати-восемнадцати лет.
    — Мисс, простите за любопытство, но что вы там делаете? — не выдержал Юджин.
    — Схожу с ума, — прорычала я.
    — Если вы ждете милорда, то он будет не скоро, у него сегодня важная встреча.
    — Ночью?
    О, какая же я дура! Он ведь вчера по телефону обещал кому-то всю сегодняшнюю ночь.
    С рыком раздражения я понеслась в свою комнату, но через минуту вернулась в вестибюль.
    — Юджин, в этом доме есть музыкальный центр или хотя бы телевизор?
    — Да, мисс. И то, и другое имеется в гостином зале.
    Я проследила за взглядом дворецкого — он смотрел на красивую большую дверь напротив зеркала, и направилась туда.
    Ого! Я ожидала увидеть гостиную в том же стиле, что и весь дом, но была крайне удивлена.
    Огромный зал не меньше пятидесяти квадратов по площади. Темный, цвета венги, ламинированный пол, белые стены и потолок с встроенным освещением по последним стандартам. Стеклянные полочки с неоновой подсветкой, стеклянная колонна по среди зала с утепленным в ней камином, два одинаковых ковра молочного цвета по обе стороны колонны. В дальней части большой диван буквой 'L' и напротив него стеклянный журнальный столик. Стереосистема, слева от меня второй диван, напротив него похожий на своего стеклянного собрата столик, только эллипс овала столешницы на четверть меньше первого. На стене впечатляющий домашний кинотеатр. Два огромных окна по всему периметру наружной стены и матово-белые тюли.
    — Так, мальчики, идите сюда! — позвала я свою 'свиту'.
    Все, как по команде собрались в гостином зале.
    — Юджин, в доме есть еще люди?
    — Да, мисс. Повар Жюль и горничная Алина, — мужчины с недоумением смотрели на меня. Еще бы, такая картина! Моя ярость и жажда бунта так и перла наружу.
    — Так позовите их немедленно!
    — Что вы задумали, мисс? — насторожился дворецкий.
    — Увидите! Ди, позови сюда Жюля и Алину, — качек нехотя поплелся в сторону кухни и достаточно быстро вернулся с симпатичной девушкой примерно моего возраста, ну может быть чуть старше, и сорокалетним мужчиной самой доброй французской наружности.
    — Итак, дамы и господа, если мне не позволено выходить из дома, то с целью развлечений прошу вас составить мне компанию на этот вечер. У нас будет вечеринка! — моему ликованию позавидовал бы любой оптимист.
    Реакция присутствующих была разной: охранники были в замешательстве, Алина немного напугана, Жюль растерян, а старина Юджин сиял от радости.
    — Итак, для начала включим музыку. Жюль, сколько нужно времени для приготовления пунша?
    — Пятнадцать минут, мисс.
    — Отлично, тогда ждем вас с ним через пятнадцать минут, — толстоватый добряк кивнул и отправился на кухню.
    — Алина, принеси, пожалуйста, несколько листов бумаги, ручку и мой шарф.
    Я осмотрела шкафчик под стереосистемой, нашла сборник с современной попсой и микрофон — то что нужно!
    — А диски с караоке у кого-нибудь есть?
    — У меня есть. В машине. Вчера купил для новогодних праздников. Сгонять? — спросил Ди, уже настроившись на игривый лад.
    — Отлично, неси.
    — Я быстро, — Ди пулей выскочил из гостиной.
    — Джей, ты поможешь мне подключить микрофон.
    Пока я возилась с настройкой микрофона, Жюль закончил приготовление пунша, Алина принесла то, что я просила, Ди вернулся с диском и все ждали моих дальнейших указаний.
    — Юджин, в доме есть карты или какая-нибудь настольная игра кроме шахмат?
    — Нет, мисс.
    — Тогда будем играть в шарады. Знаете правила?
    Все закивали и расселись на диване.
    — Ну, так как я эту игру предложила, а Жюль сидит полевую руку от меня предлагаю начать нам. Жюль, загадывай!
    Показать зайчика, особенно с моими тапочками оказалось проще простого. Первой угадала Алина, а ведомым стал Ди. И опять без особой фантазии. Девушка загадала медведя, что для Ди даже не пришлось изображать, он и сам вылитый медведь, впрочем как и Джей.
    Ведущим стал Юджин, а ведомым — Джей. Вот уж мы насмеялись, когда здоровяк пытался изобразить кузнечика.
    Дальше все шло как по маслу. Смех и даже слезы. Жюль чуть не разрыдался, когда изображал Пьеро.
    Трижды пройдя по кругу, шарады сменило караоке. Не знаю зачем мы с Джеем мучились и настраивали микрофон, все равно все пели хором. Танцевали, играли в жмурки, а вместо повязки использовали мой шарф.
    Джей с завязанными глазами поймал меня и кружил как на карусели по комнате, спотыкаясь о ноги игроков. Следовало ожидать, что рано или поздно мы оба свалимся. К сожалению, это 'рано или поздно' случилось совсем не вовремя. Варт вмешался как раз в тот момент, когда громадное тело штангиста-охранника расплющило меня по дивану в весьма интересной позе.
    — Детям пора спать, — прорычал хозяин дома, обращаясь исключительно ко мне.
    Джей рывком поднялся и отступил на несколько шагов назад. Лекс подал мне руку и помог встать на ноги. Поправив одежу, я посмотрела в глаза Варту — темно-синие, значит с ним все в порядке и можно немного пошалить.
    — Уже? Мы ведь совсем недавно начали, — заскулила я.
    — Сейчас третий час ночи, — спокойно ответил Варт.
    Мои компаньоны по вечеринки тихонечко, но быстро разошлись, не желая напроситься на неприятности.
    — Какая разница? Нам было весело.
    — Я заметил.
    — Не будь букой, — я нахмурила брови.
    — Вечеринка окончена, мисс Брум, пора в постель.
    — Я не ребенок!
    — Угу, тогда марш в мою постель!
    Варт с весельем посмотрел на мои тапочки, а я для большего эффекта еще и притопнула.
    — Мне было скучно. Я не привыкла сидеть дома.
    — Приму к сведению и в следующий раз придумаю вам занятие.
    — Варт, я решила…
    Он внимательно посмотрел мне в лицо.
    — Вы о чем?
    — О свободе. Я решила какую хочу свободу, — я опустила глаза на тапочки, а Варт, спрятал руки в карманы брюк и молча ждал моих пояснений.
    — Что мне нужно сделать, чтобы получить разрешение попасть на предновогоднее шоу в 'Гэлакси'? Я запланировала побывать там с друзьями еще на прошлых выходных — как только узнала о шоу-программе.
    Надеюсь, что моя ложь звучит весьма убедительно, иначе он заподозрит неладное и мало ли чем мне это обернется.
    — Это невозможно. Вы не совершеннолетняя и вас туда не пустят.
    Поверил! Отлично — значит у меня есть шанс.
    — Но я уже бывала там прежде! Это самый лучший клуб, в котором мне довелось побывать. Я его обожаю!
    — И как вы туда вошли? Повиляли задом перед охраной? Сомневаюсь, что они на это купились.
    — О, это моя личная хитрость. Мы с Милли так уже почти все самые модные дискотеки во Флориде обошли, — самодовольно похвасталась я. — Но этот секрет я не раскрою. Вам он ни к чему, а мне еще пригодится.
    Варт подозрительно прищурился.
    'Хоть бы только не заметил лжи, хоть бы только не заметил…'— молила я.
    — Позвольте мне пойти в 'Гэлакси'. Завтра там будет выступать сама Леди Гага!
    Конечно же я вычитала это в его ноутбуке, но он-то об этом не знает. Пусть думает, что я хожу в его клуб как в кафе 'Буше' и слежу за всеми шоу-программами как за новой выпечкой.
    — Хм-м.
    — Варт, я ради этого даже готова пойти туда с Чарльзом и Мирандой!
    — Даже так! Вы так сильно хотите попасть на концерт этой певицы? На следующей неделе она будет выступать в концертном зале с полной шоу-программой. Могу предложить вам билеты туда.
    Вот черт! Я должна попасть в 'Гэлакси' любой ценой, там работает приятель нового парня Аманды, возможно это единственный шанс сообщить Кэвину, где я нахожусь. Кроме как на брата, мне не на кого надеяться.
    — Нет, я хочу в 'Гэлакси'! — жалобно заскулила я.
    Ну что ж, надо рискнуть. Я опять посмотрела ему в глаза взглядом полным щенячьей преданности, любви и доверия, как тогда в замке Хелдвелл. На этот раз Варт среагировал как Кэвин.
    — Ну, что я делаю! — он поднял глаза вверх и со вздохом произнес:
    — Ладно, я отвезу вас туда, но в одиннадцать у меня важная встреча, поэтому не надейтесь на веселье до утра.
    — Спасибо, — я подарила ему самую искреннюю улыбку.
    Оказывается с ним можно договориться. Это обнадеживает.
    — Выезжаем в девять.
    Я радостно кивнула и быстрым шагом отправилась в свою комнату.
    Благополучно проспав завтрак, я поднялась к обеду. Спустилась вниз и на кухне меня радушно встретили вчерашние приятели по вечеринке.
    — Добрый день, мисс Алекс.
    — Всем привет!
    — Прикажите подать обед?
    — Ага.
    Я пошлепала в столовую.
    Сегодня в меню был куриный бульон с сухариками, рис с овощами, мясной салат, блины с медом и, конечно же, молоко. Съев всего понемногу, я вернулась в свою комнату дочитывать вчерашнюю книгу. На ужин попросила стакан молока и блинчик.
    Понежившись в пенной ванной не меньше часа, к восьми часам я принялась собираться в клуб. Волосы оставила распущенными с небольшими завитками на кончиках, приподняв белым обручем. Надела голубую кофточку, атласные шорты и белые высокие сапоги. Накрасила ресницы и губы. Сделала миленький маникюр: перламутровый лак и стразы. Ровно в девять в дверь постучал Юджин.
    — Мисс, сэр Варт ожидает вас в библиотеке.
    — Иду, спасибо, Юджин.
    Я спустилась вниз, молясь, чтобы Лекс не передумал. Выровняв дыхание перед дверью в библиотеку, спокойно вошла.
    — Добрый вечер, — на меня в упор смотрели красивые ярко-синие глаза хозяина дома, но что-то в нем настораживало.
    Я приветственно кивнула и осмотрела Лекса. Он что, собирается в таком виде сопровождать меня в один из самых популярных клубов Лондона?! Мне наплевать, что клуб его собственный!
    Варт как обычно предстал передо мной в дорогом темном костюме, насыщено-синей рубашке, верхние пуговицы которой были расстегнуты. Хорошо хоть галстук уже лежал на столе, а то у меня случился бы нервный срыв.
    — Что-то вы сегодня тихая, — заметив мое негодование, подсмеивался Варт.
    — Не хочу спровоцировать ссору.
    — А-а, ну что ж, тем проще для меня.
    — Так мы едем в 'Гэлакси'?
    — Да. Кстати, я уже решил, что потребую за это.
    — И чего вы хотите? — осторожно, но не демонстрируя страха, поинтересовалась я.
    — Расскажите, какие отношения связывали вас с Сэмюэлем Томсоном?
    — Это мой бывший бойфрэнд, — растерялась я. — Почему вы спрашиваете?
    — Мисс Брум, — тяжело вздохнул Варт. Очевидно, разговор не приносил ему удовольствия. — Вы спали с ним?
    — Я не обязана отвечать.
    Моему возмущению не было предела. Еще немного и неуместное любопытство получило бы по заслугам.
    — А я не обязан сопровождать вас в 'Гэлакси'.
    Да какая ему разница и вообще, откуда он знает о Сэме?
    — Вы виделись с дедом? — догадалась я и еще больше разозлилась.
    — Да. Я все еще жду ваш ответ на заданный мной вопрос.
    Варт действительно спокойно ждал, ничем не выказывая своего нетерпения. Он представлял собой образец безмятежности и хладнокровия. Кроме васильково-синего цвета глаз, который я сразу же заметила, он ничем себя не выдавал. Смотреть ему в глаза и следить за их цветом теперь было основным правилом.
    — Это шантаж и психологическое давление с вашей стороны!
    — Так подайте на меня в суд, мисс Брум.
    Похоже он начинает злиться.
    Если не отвечу, то в клуб не поеду определенно, но вот, что ему сказать? Наверное, лучше правду, как советовал Кэвин — дешевле будет. Я зло посмотрела наглецу в глаза и спокойно ответила:
    — Нет, не спала.
    — Я так и думал, — кивнул он, но скорее своим собственным мыслям, чем мне.
    — Тест сдан и я еду в клуб? — более резко, чем следовало, выпалила я, но в данный момент меня мало заботил мой тон. Ярость буквально кипела во мне и искала выход.
    — Да. Одевайтесь, я вас догоню.
    Надев свое персиковое пальто и шарфик, я вышла на улицу. На подъездной дорожке стоял уже знакомый мне 'бентли'. Варт вышел сразу за мной, открыл дверцу переднего пассажирского сиденья и, дождавшись пока я сяду в автомобиль, направился к водительскому сиденью, отвечая по пути на телефонный звонок.
    — Что вас так привлекает в этом клубе?
    Неужели, надеется услышать похвалу? Вполне заслужено, надо признать.
    — Там самая лучшая дискотека на планете! — я без стеснений выдала ему свои первые впечатления о клубе.
    — Вы часто там бывали? — как-будто между прочим поинтересовался Варт.
    — Не так часто как хотелось бы, — говорить правду!
    — Вы были на нижнем ярусе?
    Ах, вот что его интересовало — компетентность и непреклонность охраны.
    — Я знаю, что там стрип-бар, если речь идет об этом, и нет, там я не была. Меня интересует исключительно дискотека.
    Варт удовлетворенно кивнул. Какой-то он хмурый и не подшучивает. Неужели дед так сильно его нагрузил? Это в стиле Эдварда Брум — доводить людей до неконтролируемой ярости или погружать в серую депрессию.
    — Что думают мои родные о похищении?
    — В полном восторге от того, что мы поладили, — ухмыльнулся Варт.
    — Ох. Так Эдвард обо всем знал?! — ахнула я, хотя уже давно подозревала, что дело обстоит именно так.
    — А как же, и не только он. Не переживайте, они вам еще свечку подержат.
    — Даже не сомневаюсь, это вполне в его стиле, — негодующе проскрежетала я. — И что вы решили относительно меня?
    — Так замуж невтерпеж?
    Опять издевается! Сволочь!
    — Когда?
    — Да хоть завтра.
    Его подшучивания и беспечный тон угнетали меня еще больше.
    — Завтра Рождество, — прошептала я и тяжело вздохнула, отгоняя непрошенные воспоминания о сказочной атмосфере этого праздника.
    Лекс сделал вид, будто не слышал последнего замечания и молча припарковался у входа в 'Гэлакси'. На улице гудела толпа желающих попасть в клуб. Еще бы!
    Варт вышел из машины, открыл для меня дверцу, подал руку и повел в клуб. Охрана на входе без слов расступилась, пропуская нас в сердце гудящего, словно осиный рой, зала. Я сдала пальто в гардероб, Лекс в это время о чем-то сосредоточено разговаривал с администратором. Вот черт! Это же знакомый Аманды!
    Симпатичный администратор провел нас в VIP зону и усадил за самый лучший столик. Он находился на террасе, напротив сцены. Очень уединенно и одновременно на виду.
    -'Секс на пляже' и виски со льдом, — сделал заказ Варт. Он был чем-то заметно расстроен и одновременно обрадован, как-будто заочно получил зачет по нелюбимому предмету.
    Что же так на него повлияло? И почему он спросил о Сэме? Слишком много вопросов!
    Нам принесли напитки и пепельницу. Вот уж точно подходящее время, чтобы начать курить.
    — Когда начнется шоу-программа? — поинтересовалась я.
    — Через десять минут.
    — А когда она закончится?
    — Будет три программы с перерывами в час. Леди Гага выступает в первой и третьей, но боюсь, что после второй вам придется вернутся домой.
    — Кто меня отвезет? — обижено надулась я.
    — Джей. Он уже должен быть здесь.
    Варт кивком указал на самую большую барную стойку.
    Жаль, что придется так рано уезжать, но все равно чудесно, что удалось уговорить Лекса отвезти меня в клуб. Обычно похитители не развлекают своих пленных подобными радостями. Значит мне везет! Ага, как утопленнику. Бежать-то все равно некуда.
    Глубоко вздохнув, я взяла в руки бокал.
    Всю программу я не могла оторвать глаз от сцены, Варт давал небольшие комментарии, обращая мое внимание на интересные детали номеров. Шоу было просто восхитительное. Эпатаж певицы заворожил с первого взгляда. Яркие костюмы, фейерверки, декорации…
    Закончилась первая часть шоу-программы моей любимой песней 'Папарацци'. DJ объявил следующий трек, зазывая народ на танцплощадку.
    — Мисс Брум, развлекайтесь, пока есть такая возможность, а мне нужно возвращаться к вопросам бизнеса.
    Варт поднялся на ноги и уже собрался удалиться, как я остановила его, поймав за руку.
    — Потанцуй со мной, — я потянула его на танцплощадку.
    — Не думаю, что это хорошая идея.
    Лекс сопротивлялся целый трек, и пока я его притянула к танцующему народу начался медленный танец. Что ж, тем лучше. Я обвила своего пленителя за шею и всем телом прильнула к нему. Варт уступил. А он не плохо танцует!
    — Здесь потрясающе классно! — я смотрела ему в лицо полными неподдельного восторга глазами.
    — Я знаю, где гораздо интересней, Крокодильчик, — тихо посмеивался Лекс.
    — А-а, ну, конечно, 'Пирамида'.
    — Кто-то засунул свой очаровательный носик в мой ноутбук? — наигранно нахмурился он. То, что Лекс не злился я видела в его глазах, поэтому честно призналась в содеянном.
    — Мне было скучно.
    — Ну что, теперь я вам больше нравлюсь?
    — Определенно.
    У меня закралось подозрение, что компьютер был оставлен умышленно. Знал ведь, мерзавец, что я буду искать способы связаться с родными или друзьями.
    — И какое место в вашем списке я занимаю сейчас? — продолжал подсмеиваться Варт. Знает ведь, что его преимущества неоспоримы и пользуется этим.
    — Список еще неполный, — с нарочитой важностью заявила я.
    — Может быть поверите на слово кузену?
    — Откуда мне знать, о ком из вас троих говорил Кэвин? Вы ведь все Ричарды, да и в машинах у вас недостатка не наблюдается.
    — Упрямый Крокодильчик, — улыбнулся Варт. — Хорошо, я вам подыграю, только смотрите — хвостик не прищемите.
    — Это угроза?
    — Ну что вы! Предупреждение.
    — Сама разберусь.
    — Я должен идти, радость моя. Прошу прощения.
    Он поцеловал меня в лоб и ушел, а я вернулась к столику и устало шлепнулась на стул. В течении двадцати минут выпила еще два коктейля. Затем решила, поскорее найти знакомого администратора и передать 'привет' Аманде.
    Разыскать администратора, не привлекая лишнего внимания, оказалось на много сложнее, чем я ожидала. Но все-таки я его нашла.
    — О, привет! Какая встреча! — администратор сделал вид будто не помнит меня, хотя когда он увидел нас с Лексом на входе, в его глазах мелькнул страх и изумление.
    — Добрый вечер.
    — Спасибо, что помог нам с Амандой в прошлый раз.
    — Я надеюсь, вы не рассказали об этом мистеру Россу?
    — Что? Нет, как можно! Я своих не сдаю, — обижено протянула я.
    Парень облегченно вздохнул.
    — Слушай, а Аманда часто здесь появляется?
    — Бывает.
    — Можешь передать ей привет? Я так хотела рассказать подруге о своем новом романе, но потеряла мобильный, а там все номера. Представляешь? — намек на Варта сильно заинтересовал администратора. — Занятия начнутся только через месяц и я ее не увижу. Пусть узнает у Кэвина мой новый номер. Ок?
    — Я обязательно передам ей вашу просьбу, — с лучезарной улыбкой пообещал администратор.
    — Ты просто прелесть, — я кокетливо послала ему воздушный поцелуй и поспешила вернуться на место, но по дороге к столику наткнулась на Варта. Я даже не сразу его узнала: модные узкие брюки, светлая футболка и классная черная кожанка.
    Неужели он меня не видит?
    Я привлекла его внимание вопросом, на который прекрасно знала ответ:
    — Когда начнется вторая часть шоу-программы?
    — А-а, привет малышка, а я тебя высматриваю…
    — Зачем? Мы ведь договорились, что уедем не раньше одиннадцати, а сейчас только без двадцати…
    — Да, помню, но я передумал. Поехали сейчас!
    — Как же твоя встреча? — удивилась я.
    — Справятся сами.
    — Хорошо, — пришлось нехотя согласиться. — Я только заберу номерок со стола, — мне ничего не оставалось как огорченно вздохнуть и подчиниться. По большому счету программа минимум выполнена, а на сопротивление и капризы совершенно не осталось сил.
    — Номерок?
    — В гардеробе моя одежда, помнишь? — что это с ним?
    — Точно, точно. Я тебя провожу.
    Мы шли через танцплощадку, когда заиграл очередной медленный трек.
    — Потанцуем еще разок? Ну, пожалуйста.
    — Если ты настаиваешь, — без особого энтузиазма согласился Варт и крепко прижал меня к себе. Он двигался очень расковано, сексуально и совсем иначе. Одной рукой он придерживал меня за спину, второй поглаживал по талии и постепенно спускался все ниже. Если он опять пытается ткнуть меня носом в то, что я по его мнению глупый ребенок, то будет сильно разочарован. Варт склонился и нежно поцеловал меня в шею, от этого поцелуя аж мурашки по спине побежали.
    — Стой, я… — я немного отстранилась и заглянула ему в глаза.
    Ярко-голубые! Может они становятся такими, когда он возбужден? Но почему тогда в них нет нежности? Очень холодные, полные похоти. Я хочу, чтобы они опять были синие!
    — Отвези меня домой!
    Варт, как-то хищно улыбнулся и неожиданно резко поцеловал меня в губы. Но этот поцелуй сильно отличался от того, что был в библиотеке. Как-будто это совершенно другой человек. Тот поцелуй вызывал радость, блаженство, а этот тревогу и страх. Я с силой оттолкнула его.
    — Нет!
    — Нет? — черная бровь в изумлении поползла вверх.
    Боже, какой же он красивый и какой устрашающий!
    — Нет.
    — Ладно, поехали домой.
    — Не раньше, чем ты придешь в себя! — я поставила ультиматум и не собиралась отступать от своего решения.
    — Крошка, я в порядке, — удивленно ухмыльнулся он.
    — Не подходи ко мне!
    Я отступала назад, а он шел вперед. Что с ним такое? Где Джей?
    — Не приближайся ко мне!
    — А-то что?
    — Я тебе всю физиономию расцарапаю! И, клянусь, это не пустая угроза!
    Голубоглазый красавец громко расхохотался и поймал меня за запястья.
    — Попробуй. Хватит ломать комедию, малышка, поехали.
    Господи, он как с цепи сорвался!
    Варт настойчиво тянул меня за собой, не обращая внимания на то, что своей жестокой хваткой причиняет мне боль. Он быстро шел через зал, по пути расталкивая танцующих. Я не на шутку испугалась и перестала пререкаться, чтобы не разозлить его еще больше. Так мы вышли на улицу. Вернее вышел он, а меня выволокли как упершуюся ослицу, но судя по всему, моего тюремщика такое упрямство мало беспокоило. Он почти пронес меня на парковку, открыл машину и запихнул в салон 'майбеха'.
    — Почему мы едем на этой машине, как же 'бентли'?
    — Прокатимся на этой, — коротко ответил Варт и захлопнул дверцу, но сам в машину не сел. Его кто-то остановил. За Вартом я не видела кто к нему подошел, да и не особенно интересовалась этим, пока не началась потасовка. Несколько ударов, недолгая возня и стычка погасла как догоревшая свеча — быстро и тихо. Я вжалась в сидение автомобиля, от страха зажмурив глаза.
    — Мисс Брум, вас и на минуту нельзя оставить без присмотра? — раздался хорошо знакомый голос с нотками насмешки.
    — Лекс, что?.. — передо мной стоял синеглазый мужчина в… О, Боже! Этого не может быть! На нем опять была темно-синяя шелковая рубашка, правда без пиджака, и костюмные брюки. Я растерянно перевела взгляд на другого мужчину, он стирал кровь с нижней губы. Оба похожи как две капли воды. О, Боже! Я мигом вылетела из машины и попятилась назад.
    — Мисс Брум, планы меняются: вы возвращаетесь в клуб до конца вечера, — сказал тот, что в рубашке.
    — Но… я не понимаю…
    — Вы пойдете сами или вам требуется физическая помощь?
    — Лекс! — я со слезами бросилась ему на грудь. — Я пойду с вами по своей воле, — ответила также как два дня назад. Это было что-то вроде отзыва на кодовый пароль.
    — Не сомневаюсь, — рассмеялся он, нежно обнимая меня за плечи.
    Мы пришли в кабинет. Варт усадил меня в кожаное кресло и сунул в руки стакан с виски.
    — Выпейте, вам нужно успокоиться.
    Я сделала небольшой глоток из стакана и посмотрела на Лекса, интуитивно отмечая синеву его глаз.
    — К-кто он?
    — Ален Варт.
    — Но вы так похожи!..
    — Да, сходство большое, но те, кто знаком с нами обоими, путают крайне редко.
    — Почему вы раньше не сказали мне об этом? Зачем нужно было допускать до… такого?
    — И что бы я вам сказал? А главное, вы бы мне не поверили. Зато теперь у вас есть полная характеристика. Правда он милашка?
    — Ага, час от часу не легче.
    — Поговорим о ваших нежных чувствах ко всем Раона завтра, — закрыл тему Лекс, отклоняя звонок на мобильном телефоне.
    — Хорошо, только объясните мне наконец, как Варты связаны с Раона? И почему ваш брат так себя ведет? — не унималась я. Быть похищенной таким человеком как Лекс Варт это одно, по попасть в лапы к одному из его братьев — совершенно другое.
    — Варты потомки рода Раона. Более ста лет назад наша семья была вынуждена взять другую фамилию, но сейчас это уже не имеет значения. Что же касается Алена, — он на секунду замолчал, но потом с тяжелым вздохом продолжил, — это его обычная манера поведения. Довольны?
    — Вполне.
    Нашу откровенную беседу прервала шикарная брюнетка в вызывающем черном наряде.
    — Не помешала? — молодая женщина вплыла в кабинет, как в свой собственный, грациозно опустилась во второе кресло и сексуально забросила ногу на ногу.
    — Мисс Брум, Джей ждет вас в коридоре. Оставайтесь в клубе до окончания программы.
    Я машинально взглянула на большие настенные часы, — одиннадцать! — и едва подавила раздраженный стон.
    — Важная встреча, да, Варт?
    — Очень.
    Паразит! Ну да ладно, зато можно потанцевать от души. Жаль здесь нет Милли.
    Вторая часть шоу-программы — это выступление стриптизеров: Санта и трое эльфов. Такое откровенно-эротическое зрелище порядком завело публику. Добавило огонька шампанское, которое после полуночи в честь праздника лилось рекой. Впервые в жизни я заказывала сладкие одурманивающие коктейли, не задумываясь, что в любой момент потребуют удостоверение личности и выпроводят из зала. И в итоге слегка набралась! От легкого алкогольного опьянения веселье казалось еще безумней. Джей неустанно отгонял от меня всех желающих познакомиться, а их было не мало. Мой персональный телохранитель был непреклонен, исключением стал только очаровательный парень, поприветствовавший Джея по имени. Оказалось, это друг его племянника.
    — Как тебя зовут? — самоуверенно спросил очаровашка.
    — Алекс, — я дружелюбно улыбнулась парню, довольная его обществом.
    — А меня Стив.
    Стив скрасил этот вечер, превратив в один из самых веселых за последний год.
    Третья часть программы — продолжение первой — Леди Гага.
    В общем моему восторгу не было границ.
    И снова танцы. Ноги от усталости слегка дрожали, но я не обращала на это никакого внимания.
    — О, Лекс, привет! — искренне обрадовалась я, заметив, что столик уже не пустеет. Владелец клуба, развалившись на удобном диванчике, с интересом наблюдал за танцующими девушками.
    — Как праздник, Крокодильчик?
    — Все супер!
    Теперь Варт внимательно смотрел на меня, о чем-то сосредоточенно размышляя. Я же, наоборот, его не замечала. Слова песни заполнили все мое сознание, оторвали от реальности, увлекли в мир грез. Я была счастлива! Музыка и алкоголь в сочетании с танцующей толпой дурманят лучше любого наркотика.
    На следующий медленный танец Стив не подошел по понятным причинам, поэтому я потянула на танцпол владельца клуба.
    — Пойдем.
    Он нежно обнял меня и аккуратно повел в темпе играющей мелодии. Бритни Спирс — моя любимая песня 'I am not a girl'. Не думала, что такое еще ставят на дискотеках. Оказалось, это было живое исполнение. Я посмотрела на сцену, там с микрофоном в руках пела сама поп-принцесса.
    Боже, пусть эта чудесная ночь не кончается!
    — Спасибо.
    — Мисс Брум, Вы должны мне гораздо больше, чем спасибо.
    — Ладно — заслужил!
    Я чмокнула его в губы, а он ненастойчиво ответил, можно сказать просящим поцелуем. Удивившись, я не оттолкнула синеглазого красавца, напротив, лучезарно улыбнулась ему и приподнялась на цыпочки, разрешая себя поцеловать. Завтра буду злиться, но это будет завтра, а сегодня я хочу жить, хочу чувствовать себя живой, желанной, любимой…
    Эйфория! Музыка, танцы, напитки, праздник, красивый мужчина… Буду ли я еще когда-нибудь все это иметь? Что-то мне подсказывает, что ни один из Вартов, также как и я, не горит желанием связывать свою свободу семейными узами и скорее всего любой из них превратит меня в подобие комнатной болонки с розовым бантиком на челке.
    Песня закончилась и Варт меня отпустил.
    — Лекс, это все ничего не значит, просто я…
    — Знаю.
    — Вот и отлично. Сегодня будет таймаут, а завтра об этом не вспомним. Идет?
    — Договорились, Крокодильчик.
    Я рассмеялась и опять поцеловала его. Сейчас мне завидовала вся женская половина присутствующих, особенно те, кто имел представление кого я целую. Я и сама себе завидовала. Подумать только: он создатель 'Гэлакси', 'Пирамиды' и еще нескольких популярных клубов этого мира!
    — Не так. Расслабься и следуй за мной.
    Неужели Варт серьезно изъявил желание дать мне урок в поцелуях? Смех я сдержала, но вот с улыбкой не справилась.
    — Я не буду тебя целовать, если ты этого не хочешь. И вообще, надо меньше пить! Мне завтра определенно достанется.
    — Это что, жалобы? Сам-то не меньше меня выпил! — свои слова я подкрепила быстро опустошенным бокалом шампанского.
    Варт подозрительно посмотрел на меня.
    — Что вы задумали, мисс Брум?
    — Вот тебе раз! Ладно, попытка стать друзьями с треском провалилась. Ик… Ик…
    — Так, пора домой.
    — Не-а… Ик… Ну, может быть и пора… Ик…
    Ух, ты! Я уже в своей комнате, вот так скорость! Или я отключилась?
    — Надеюсь до кровати доберетесь самостоятельно? — насмешливо поинтересовался Варт.
    — Разве ты в состоянии предложить помощь? — хихикнула я, намекая на его не более трезвое поведение.
    Варт коварно улыбнулся и сделал шаг ко мне.
    — Нет-нет-нет, я не то имела в виду!
    — Как будите потрезвей — я обязательно рассмотрю ваше предложение.
    Лекс галантно поцеловал мне руку и вышел, прежде чем я успела сказать, чтобы он выметался.
    Хм. Он ведь хотел, но не остался. Что за маневр? Я и так знаю, что придется выбрать его, но пока у меня будет хоть маленький шанс слинять — не отступлюсь!

Глава 3

    Счастливого Рождества, Алекс!
    Я лениво перевела глаза на часы — три часа… дня?! Мамочки, я же так все Рождество просплю!
    Встрепенувшись и прогнувшись мостиком, покинула постель и прихрамывая направилась в ванную. Через час я была готова показаться на глаза цивилизованным людям. Натянула светло-голубые джинсы, футболку 'kiss', зайцев и спустилась вниз.
    — Доброе утро, Юджин. Елки у нас нет, поэтому… — я вручила коробочку с бантиком в руки растерявшемуся дворецкому. — С Рождеством!
    — С Рождеством, мисс Алекс, — благодарно улыбнулся старик, рассматривая свой подарок. — А елка у нас все же есть, она стоит в гостиной.
    — Как? — не веря своим ушам и затаив в душе детскую надежду на чудо, я понеслась в зал.
    Действительно, по середине гостиного зала у окна стояла очаровательная рождественская елочка, около метра высотой. Я подошла ближе. Под елкой лежал перетянутый розовым бантом подписанный для меня самой эпатажной певицей мира диск 'Папарацци'.
    — Юджин, а Варт дома? — прокричала я.
    — Да, его светлость у себя, — чопорно ответил вошедший в гостиную дворецкий. — Но до пяти часов его беспокоить не стоит.
    — А-а, — протянула я, усмиряя эмоции. — Ну, ладно.
    — Кстати, вам сегодня в шесть часов вечера нужно быть в замке Хелдвелл. Семейный праздник.
    — Опять??? — ахнула я.
    — Рождество, мисс.
    — Можно стакан молока, — на выдохе, словно требовала стакан виски, попросила я.
    В нашей семье Рождество чисто семейный праздник, и если взять во внимание теплый климат Флориды, то вязаные носочки и шарф были лишь символическим маскарадом. Носки над камином, елка, гирлянды, печеная индейка… Сомневаюсь, что Раона празднуют Рождество подобно миролюбивым южанам.
    — Юджин, во что обычно одеваются на этот праздник Варты?
    — Это зависит от настроения леди Глории и леди Миранды.
    — И какое настроение у них сегодня? — язвительно прошипела я.
    — Вообще-то в пригласительном об этом ничего не сказано, значит — свободный стиль. Мисс, если вы спрашиваете моего совета, то рекомендую остановить свой выбор на шелковом платье.
    — А-а, это то, что ты назвал 'сногсшибательным'?
    Дворецкий улыбнулся и утвердительно кивнул.
    — Как скажешь, — легко согласилась я.
    Платье действительно потрясающее: алое, чуть ниже колен, черные атласные бретельки, такой же пояс под грудь. Оно манило меня с витрины как русалка моряков: 'Примерь меня и мы станем лучшими подружками!'. Плюс красная шаль и черные сапожки на высоком каблуке. Годится!
    — Алина, не могла бы ты помочь мне с волосами? — пытаясь соорудить на голове что-то приличное, позвала я горничную.
    — К вашему платью подойдет корзинка, она у меня чудненько получается.
    — Давай, — без промедлений согласилась я на предложенный вариант.
    Через пятнадцать минут я восхищенно уверяла Алину, что парикмахер — это ее призвание.
    Интересно, как отреагируют все эти расфуфыренные дамочки, если я заявлюсь в потертых джинсах и готической майке? Два года назад я бы так и поступила, но становиться объектом всеобщих насмешек сегодня что-то не хочется. Тем более, что у меня есть такое чудесное платье! А джинсы никуда не денутся. Ох, это все влияние тети Анжелики! Хотя я и во Флориде не пропускала ни одной возможности пробежаться по модным бутикам. Шопинг — увлекательное занятие, а главное — энергоемкое!
    Осмотрев свое отражение в зеркале, я удовлетворенно кивнула.
    — Все было бы просто идеально, если бы вы улыбнулись, — посоветовала Алина.
    — Сегодня я могу только оскалиться, — зарычала я.
    — Вчера был тяжелый вечер?
    — Угу, — отгоняя назойливые словно мухи воспоминания, согласилась я. Моему вопиющему поведению не было никаких оправданий.
    — Мисс Алекс, сэр Варт просит вас спуститься, — после короткого стука в приоткрытую дверь отозвался Юджин.
    Я молча последовала за дворецким прямиком к его лукавому хозяину.
    Варт действительно ждал меня в библиотеке.
    У него, что, кроме костюмов и рубашек ничего нет?!!
    Ладно, может оно и к лучшему. Не даст мне забыть, что он несносный дедуган! Какого черта я опять его целовала? Если так хотелось обмена жидкостями и мощного выброса гормонов, могла бы прилипнуть к парню-очаровашке, как его там… Стен или Стив — не помню, да и неважно.
    — Как настроение, мисс Брум?
    Я хмыкнула и растянула язвительное подобие улыбки.
    Похоже ему ситуация кажется забавной. Ненавижу! Если бы еще голова не звенела как тыква со дня всех святых, ох-х.
    — Можно мне отказаться от праздника в Хелдвелл? — жалобно попросила я.
    — Нет.
    Ну держись Лекс Варт, тебя ждет тот еще вечерок!
    — Язык проглотили? — первым нарушил затянувшуюся молчанку Варт, сворачивая на западную объездную.
    — Это в твоих интересах!
    — Вот как. Почему же?
    Ох! Лучше бы уже молчал!
    — Какого черта ты таскаешь меня на эти долбанные сборища? — вспылила я и сразу же пожалела о своей грубости, но никак этого не выказала.
    — Во-первых, Раона теперь ваша семья. Привыкайте, — спокойно ответил Варт.
    И вот почему он такой уравновешенный? Я же только что оскорбила его семью!
    — Ну, конечно! А что у нас во-вторых? — от моего раскаяния и след простыл.
    — На сегодняшнем празднике будут не только Варты, но и друзья семьи. Им интересно познакомиться с моей невестой.
    — Твоей невестой? — возмутилась я. — Не помню, чтобы давала свое согласие.
    — А в-третьих… Так вы предпочитаете Алена? — удивленно среагировал Лекс на мое недовольное ворчание.
    — Даже если и так?
    — Что ж. Я принимаю ваш выбор. Мой брат в вашем полном распоряжении.
    Что-то мне подсказывало, что он нагло лжет. Уж никак этот высокомерный мужчина не тянет на аутсайдера, готового в любой момент отступиться. Даже в пользу родного брата.
    — Не Ален, а Энтони, — по-детски капризно заявила я, прекрасно понимая, что веду себя глупо.
    — Об этом вы с Кэтрин договаривайтесь, — хмыкнул Лекс, удовлетворенный моим ответом.
    — Так не честно! Она же меня попросту отправит на тот свет!
    — Я в этом даже не сомневаюсь, — расхохотался синеглазый дьявол.
    — Ну почему я должна считаться со всеми, а со мной никто?
    — Вы себе льстите, дорогая. Уверяю вас, ни один из нас не горит желанием срочно жениться, тем более на вас, мисс Капризная Принцесса.
    — Ты невыносим!
    — Знаю. Итак, ваше решение? — он остановил 'бентли' на подъездной дорожке замка Хелдвелл и ждал моего окончательного ответа.
    Лекс буквально упивался моей безысходностью и злорадно ухмылялся.
    — Дай мне еще один вечер.
    — Я могу дать вам еще время, до утра, в подземелье, а Грэм заглянет на чашечку кофе. Кто знает, может что-нибудь дельное подскажет. Он у нас смышленый малый. Честное слово, — Варт чуть не хохотал.
    — Хватит издеваться!
    — Я уверен, что свой выбор вы уже сделали, теперь прошу огласить его.
    — Самовлюбленный павлин!
    — Благодарю, Крокодильчик, у меня много достоинств. И все-таки?
    — Я выбираю тебя, — прошипела я.
    — Повторите, я не расслышал.
    — Еще и глухой!
    — Будьте снисходительней. Я ужасно стар.
    — Варт, я ведь могу и передумать.
    — Нет, не можете. У всех остальных 'достоинств' еще больше, чем у меня. Я вообще-то скромный и застенчивый. Нет, правда-правда.
    — И за что мне это?! — мученически закатив глаза, простонала я.
    — А вы в детстве мамочку всегда слушали? Ушки чистили? Ногти не грызли? Животных не мучили?
    — Шут гороховый! Ненавижу!
    Лекс вышел из машины, открыл мне дверцу и неизменно подал руку.
    Ну почему, когда весело ему — обязательно препаршиво мне? А сегодня он в лучшем расположении духа, чем за все время нашего знакомства. Можно только догадываться, чем мне это обернется.
    — Теперь, любовь моя, будьте умницей и ведите себя как вас учила ваша очаровательная тетушка.
    — Ты знаком с Анжеликой? — удивилась я, тут же забыв о предыдущем негодовании.
    — Приятная леди.
    — И она тебя даже не покалечила? — с недоверием воскликнула я.
    — О, напротив. Мы чудно поладили. Кстати, и ваш отец отличный парень.
    — И он тоже в курсе? — ахнула я, не веря ни единому слову. Они не могли так с ней поступить. Только не Анжелика, только не папа…
    — Сколько же раз вам повторять: ваша семья заинтересована не меньше моей. А теперь улыбнитесь, на нас смотрят.
    Смотрят, не то слово. Попросту нагло пялятся! Откуда, спрашивается, столько народу? Не меньше сорока человек.
    Эй, ребята, сегодня же Рождество, а не сбор заседания акционеров самых крупных компаний Великобритании!
    — Счастливого Рождества! — поприветствовал нас Чарльз.
    — Счастливого Рождества, — почти хором ответили мы с Лексом, явно не испытывая при этом особой радости.
    — Дорогая, вы выглядите поистине роскошно, — подошла Глория. — И на племянника моего влияете как гормон счастья! Не помню, когда видела его настолько сияющим. Вы превзошли даже открытие 'Гэлокси'!!!
    — Ну, что вы! Куда мне до 'Гэлакси'? От клуба проблем в несколько раз меньше, чем от меня. Правда, Лекс?
    — Не слушайте ее, Глория. Александра чудесная девушка, более нежного создания не возможно даже вообразить, — а мне на ухо шепотом добавил, — еще бы целовалась не как школьница семиклассница обремененная полным ртом свинцовых 'брекитов'.
    С милой улыбкой для Глории я наступила Лексу на туфель острым каблучком и как следует провернулась на нем. Как тебе такая нежность, женишок?
    — О, мои дорогие! Я так за вас рада. Александра, будьте осторожней, мой племянник тот еще фрукт.
    — Да-а? А я думала он белый и пушистый, ну просто зайчик. Разве нет?
    — Деточка, все Варты очень своенравны и честолюбивы…
    Ага, это я уже заметила. Прямо осиное гнездо!
    — Скажите, Глория, кто все эти люди?
    — О, я обязательно представлю вам наших гостей. В основном это родственники и близкие друзья семьи, — с гордостью ответила хозяйка дома.
    Я пожалела о своем вопросе, как только Глория подвела меня к первой группе гостей. Затем началось представление всех, кто только попадался в радиусе трех метров. Большинство я даже не запомнила. Суть в том, что почти все гости действительно оказались родственниками Раона: сестры, братья, племянники и племянницы жен Вартов. Всего несколько бизнес партнеров и друзей, но мне еще не всех представили, а приглашенные все прибывали и прибывали.
    Сразу же как Лекс отошел за шампанским, оставив со мной Линду, а от нее толку как мухе от пудреницы, Рыжая подошла вместе с шикарной брюнеткой, которую я видела вчера в кабинете Варта.
    — Добрый вечер, Александра. Вот уж кого не ожидала здесь еще раз увидеть.
    — Взаимно, Кэтрин, — я с точностью отразила горькую сладость красноволосой красавицы.
    — Чудесный сарафанчик, он вам очень идет, и, главное, по возрасту! Кстати, Александра, хочу вам представить свою подругу Стелу Морен.
    Я сделала вид, будто не слышала едкого замечания по поводу моей юности и также сладкоголосо представилась брюнетке. Благослови, Боже, позерство! Иногда оно бывает сильнейшим оружием.
    — Александра Брум.
    Стела оценивающе посмотрела на меня.
    — Кажется, я уже где-то видела вас…
    — У Лекса в кабинете, — напомнила я, в очередной раз поражаясь лживой краткости женской памяти.
    — Ах, да! Так это вы его маленький Крокодильчик?
    — Крокодильчик? Стела, у нашей очаровательной Александры интересное прозвище. О, Боже, как же это на него похоже! Не обижайтесь, дорогая, Лекс обычно называет все своими именами.
    Я его убью! Точно убью! Придушу! Пристрелю! Зарежу… Ну, не важно, просто как-то убью и все! Пусть только появится!
    — О, вы правы, это отличительная черта всех Вартов, они придумывают разные обидные прозвища только для любимых женщин. Вот Тимми, например, называет меня лягушонком. Я даже как-то слышала, как Джим поддразнивал Миранду, называя ее паучком, — ага, каракуртом! — А как называет вас Энтони? — что ж, оказывается Линда не такая уж бесполезная пустышка, как я думала. Спасибо, дорогуша! Я твоя должница.
    — Что-то я раньше не слышала о подобной черте характера Вартов, — засомневалась Кэтрин.
    — Как же? Энтони свою покойную женушку Эмму, царство ей небесное, ни разу по имени не назвал. Она для него так и осталась мышонком.
    — Кто тут обо мне вспоминал? — нашу сугубо женскую компанию разбавили Энтони и Тимми.
    — Привет, милый. Рассказывала девушкам о вашей ужасной привычке называть своих любимых шуточными прозвищами, — Линда нежно прильнула к мужу, послав мне ободряющий взгляд.
    — Лягушонок, ты же знаешь: это любя, — Тимми добро улыбнулся своей жене. — Без всякого подтекста.
    Эта нежная парочка могла умилить кого угодно. Приятно видеть настолько любящих людей. Жаль, мне уготована совершенно другая участь.
    В тот момент я впервые серьезно задумалась над тем, что сулит мне супружество с Александром Вартом.
    — С Рождеством, дамы и господа! — присоединился к нам Артур.
    — Позвольте узнать, почему у вас нет шампанского? — спросил у меня и Линды внимательный Энтони, заставив в очередной раз горько пожалеть о существовании в его жизни рыжей бестии.
    — Лекс отправился за ним, — неоднозначно пожав плечами, ответила я.
    — Нашли кого отпускать, — засмеялся Артур.
    — Неужели опять? — захихикала Линда.
    — Ничего не меняется, правда? И это прекрасно!
    — Тимми, скажи, пожалуйста, ты хоть раз видел, чтобы Лекс не задел Алена или наоборот?
    — Безбожники! Неужели даже на Рождество нельзя потерпеть друг друга без скандала?
    — Что на этот раз? — простонал Тимми.
    — О, сущий пустяк. Не о чем волноваться. Эти двое не поделили какую-то красотку, — Артур определенно знал кого они не поделили, но конкретизировать не стал.
    — Ну, если ты говоришь — пустяк, то это минут на двадцать, — вздохнула Линда.
    Интересно, что будет, если Лекс и Ален сцепятся не из-за пустяка? Как расценить вчерашнюю секундную потасовку?
    Дальше пошли обсуждения учебы Марка и Стефана, здоровья разных тетушек, последней урожай винограда и прогнозы на следующий год.
    — Как закончился семестр, Александра? — Энтони непринужденно увлек меня от общей компании в сторону рояля.
    — Все замечательно: без задолженностей, без низких баллов…
    — И какую специализацию вы выбрали?
    — Кардиохирургия. А как ваши швейцарцы?
    — Швейцарки, — улыбнулся Энтони. — Я вернулся в Лондон исключительно на Рождество.
    — Вижу ты не скучаешь, радость моя? — подошел Лекс и вручил мне долгожданный бокал с шампанским.
    — Нет, нисколько, у тебя очень интересный кузен.
    — Как Швейцария? — Лекс изобразил искренний интерес к этой стране.
    — Снежно, — односложно ответил Энтони, подарив мне еще одну лучезарную улыбку. Очевидно ему доставляло удовольствие дразнить кузена.
    — Кэтрин понравилось? — не унимался Лекс.
    — О, определенно, — все-таки отреагировал на притязания брата Энтони. — Но у нее скоро съемки и она ужасно нервничает из-за воздействия другого климата.
    — Неужели она отпустит тебя одного? — хохотнул Лекс.
    — Так и есть, — развел руками Энтони, делая вид, будто не понимает к чему клонит кузен.
    — Братец, у тебя однозначно появился конкурент, — откровенно издевался Лекс.
    — По себе судишь?
    — Возможно. Ну, да ладно. Не принимай все так близко к сердцу.
    — Дорогой, можно тебя на минутку?
    Окликнула Кэтрин, призывая Энтони вернуться к общей компании.
    Как только Энтони отошел, синеглазый Варт облокотился на рояль и равнодушно рассматривал толпу, по обыкновению не обращая на меня ни малейшего внимания.
    Иногда мне кажется, что он делает это нарочно, чтобы в очередной раз довести меня до состояния разъяренной тигрицы.
    — Дамы и господа, прошу пройти в свои комнаты, оставить распоряжения для обслуживающего персонала, и через час встречаемся в обеденном зале, — объявила хозяйка дома.
    — Лекс, мы ведь не останемся? — с надеждой в голосе прошелестела я.
    — Я еще не решил, — опять поддразнивал Варт.
    — Это не смешно!
    — Я и не пытаюсь шутить, Крокодильчик.
    — Мне здесь не нравится, — протестовала я.
    — А если я буду рядом?
    — Тем более!
    — У нас есть час. Я хотел вам кое-что показать. Пойдемте со мной, — как-будто не слыша моей последней реплики, серьезно проговорил он.
    — Куда? — растерянно ахнула я, перебирая в уме все возможные варианты очередного подвоха.
    — Вам понравится. Даю слово.
    — Сомнительное утверждение, — хмыкнула я, но меня снова проигнорировали.
    Варт бесцеремонно взял меня за руку и осторожно потянул за собой. Оказывать сопротивление не имеет смысла, так что пришлось подчиниться и не привлекать лишнего внимания со стороны многочисленных гостей.
    С вестибюля мы поднялись по левой лестнице на второй этаж, правая вела в гостевое крыло, — это я уже знала. Кроме того были еще и другие коридоры и повороты, но я понятия не имела, что находится за ними и не особенно горела желанием это выяснять. Варт открыл тяжелую дверь и пригласил меня войти.
    — Здесь библиотека, — благоговейно сказал он. — Ее собирали многие поколения моей семьи. Хелдвелл был руинами, когда достался моему предку первому Адаму Раона в качестве наследства от деда его матери.
    Ого! — я это подумала или сказала в слух?
    Полки с книгами возвышались на несколько метров над нами, вытягиваясь амфитеатром до самого потолка. Восхитившись количеством книг, я внимательно осмотрелась по сторонам: библиотека имеет овальную форму, деревянные стеллажи украшены классической резьбой, бежевый потолок со старинной хрустальной люстрой, множество светильников на деревянных перегородках, на полу овальный, повторяющий форму стен, кофейный ковер с горчичными узорами. По середине зала большой лаковый письменный стол и красивое кресло, напротив полукруглый диванчик.
    — А когда его реставрировали? — с замиранием поинтересовалась я. — Или замок по сей день сохранят свой первоначальный дизайн?
    — Нет, это были руины, замок отстроили заново, но это уже сделали наследники Адама Раона, вернее большую часть возвел Маркус, а закончил строительство Джулиан Раона.
    — Кто же разрабатывал современный дизайн? — осматривая представившееся великолепие, зачарованно поинтересовалась я.
    — Во многом, конечно, постарались дизайнеры прошлого столетия.
    — Мм… и Стела Морен, тоже помогала? — даже мне самой резанули слух нотки ревности, прозвучавшие в моем голосе, но я предпочла не усугублять свое положение попытками исправить ситуацию.
    — Здесь не так много ее заслуг, как, например, в моем доме, но, да, они с Глорией большие подруги, — с плохо скрываемой улыбкой ответил Варт. От этого лиса ничего не укрывается.
    — Зачем ты рассказал ей обо мне? — настало время платить по счетам, Александр Варт!
    Лекс прищурился, подозрительно заглядывая мне в глаза.
    — Вы уже познакомились?
    — Имела такое удовольствие. Так зачем?
    — Я ничего не говорил.
    — Откуда тогда ей известно, как ты называешь меня? Я имею ввиду это глупое прозвище. К тому же оно кажется мне обидным.
    Это мне показалось или Варт действительно облегченно вздохнул?
    — Она слышала как я давал распоряжения Джею, возможно я оговорился, — с легкой улыбкой ответил он, наблюдая за тем, как я всеми силами сдерживаю растущее негодование.
    — Допустим, я вам поверила. Что эта дама имеет против меня? Попросту говоря, зачем она пыталась меня разозлить?
    — И судя по всему, у нее получилось.
    — Ага, если бы не Линда, то завтра смеялся бы Артур и Энтони над тем, что ты просто не можешь обойтись без острых ощущений, и кастрация было бы не полным списком того, что бы я с тобой сделала!
    Я прямо кипела от злости, а Лекс с серьезным видом забавлялся, подливая масло в огонь.
    — Прекрати немедленно! Это просто невыносимо! Меня еще ни разу в жизни так не унижали!
    — Все бывает в первые.
    — Ооо!
    Я шумно выдохнула и опустилась на диван.
    — Если хотите, то я могу показать вам зимний сад и террасу, — после недолгой паузы, как ни в чем не бывало, предложил он.
    И как мне это понимать? Как отчаянную попытку загладить вину или же как очередную провокацию?
    — Здесь есть зимний сад? — настороженно поинтересовалась я.
    — Что вас так удивляет?
    — Растения не приживаются в отрицательной среде, а по сравнению с Хелдвелл окружная тюрьма рай на земле!
    Нет, красавчик, мириться я не намерена, а попадать в плохо замаскированную ловушку — не имею ни малейшего желания.
    — Значит вы ошибаетесь.
    — На счет замка или растений?
    — И того, и другого.
    Ого! Неужели я перегнула палку? Ну и поделом ему! Совесть, молчать!
    — Я хочу увидеть зимний сад, — тихонько призналась я в надежде загладить вину перед человеком, дом которого в сердцах оскорбила.
    Снова брать меня за руку совершенно не обязательно, тем более так грубо, но я промолчала. Вид у него был не самый доброжелательный.
    Двумя этажами выше, Лекс открыл стеклянную дверь и перед нами тут же зажглись лампы дневного освещения.
    Растений было так много, что джунгли Амазонки обзавидуются! Да и сам сад далеко не маленький: с резкими поворотами, проходами, тропинками.
    К сожалению цветы уже закрылись на ночь, но это совсем не портило общей картины. Чудесный, свежий запах кружил голову, с умопомрачительной скоростью поглощая все накопившиеся за день отрицательные эмоции. Я блаженно закрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям. Если бы цвет можно было определять по запаху, то здесь определенно преобладает светло-салатовый, лимонный и лазурно-голубой.
    Я сделала несколько шагов вперед и остановилась у темно-зеленого ветвистого растения, зачарованно рассматривая его остроконечные листочки.
    — Это папоротник, — не громко прокомментировал Варт.
    — Красивый.
    — Любимое растение Сюзанны Оринер, — тихо проговорил Лекс скорее для себя самого, чем для меня, но в его голосе было столько нежности и грусти, как-будто он говорил о самом дорогом человеке в своей жизни.
    — Ты веришь, что папоротник может цвести? — вспоминая рассказы дедули Обри об этом таинственном растении, спросила я.
    — Нет, — словно вырываясь из тяжелых воспоминаний о далеком прошлом, ответил Варт.
    — А я, да. Это ведь так волшебно! В детстве я верила во все сказки, которые мне рассказывали на ночь. Например, в Санту, в эльфов и даже в вампиров…
    — Вампиры? — удивился Варт, ухмыляясь моей легковерности.
    — Только не смейся, — обиженно протянула я.
    — С чего вы взяли, что я смеюсь? — пожал плечами Варт. Теперь на его лице нельзя было прочитать ни единой эмоции. — Всего лишь любопытно, откуда столько обожания к этим кровожадным существам?
    — Так уж и быть — отвечу, — с добродушной улыбкой начала я. — Когда мне было десять лет, я впервые посмотрела фильм 'Интервью с вампиром'. Он настолько затронул меня, что я стала читать все доступные любовно-фантастические романы, посвященные этим персонажам. У дедули Обри, такой литературы было немного, но он сразу же заметил мой интерес и предложил полистать более серьезные книги.
    — И как результаты?
    — Честно говоря — не очень. Мне не понравилось то, как ученые отзываются о моих любимых героях, и я очень быстро вернулась к любовным романам. Тогда дедуля рассказал мне, что был лично знаком с одним древним вампиром. Не смейтесь, смеяться над стариками нехорошо!
    — Я не смеюсь, — клятвенно заверил меня Варт. — Любопытная личность ваш дедушка. Продолжайте, пожалуйста.
    — Ладно, — недоверчиво нахмурилась я, но все-таки продолжила, — он заверил меня, что вампиры вовсе не романтические герои и если пойму, что передо мной нечто подобное, то нужно срочно бежать, хотя шансов на спасение будет не много.
    — Когда-то и меня интересовали эти существа, — признался Варт. — По легендам они ночные хищники.
    — Нет, не хищники, а убийцы, — не согласилась я.
    — Вот как? И почему же?
    — Хищники убивают ради еды, а не ради забавы. Сытый кот не побежит за мышью, — вспыхнула я.
    — Это всего лишь легенды, — неопределенно пожав плечами, Варт решил сгладить углы и закрыть тему.
    — Такие же как и пророчества Лоры? — не сдавалась я. — Факт существования вампиров, оборотней, сирен, русалок и многого другого никак не зависит от нашей веры. Кстати, Лора описывала вампиров с своих заметках.
    — И что же она о них написала? — не скрывая любопытства, спросил Варт.
    — Ничего конкретного.
    — И все же, — настаивал он.
    — Вообще-то она упоминала только одного из них, — сдалась я. — В ее заметках говорилось, что он красив, но ничем не отличается от живых людей, что вечно молод и вечен — пока пьет кровь, — что его сложно убить, что он безжалостный, но способен любить. Ценит науку, искусство, красоту и, как не странно, жизнь. Еще он вспыльчив и смертельно опасен! Его побаиваются даже ему подобные. Он убил много людей, немало сильных магов, беспощаден даже к вампирам.
    Варт как-то странно хмыкнул. Наверное посчитал все это полным бредом, фантазией восторженной девчонки.
    — Мисс Брум, Вы хотели увидеть террасу.
    — У нас еще есть несколько минут, чтобы побыть здесь?
    — Конечно.
    — Отлично. Благодарю.
    Я оставила Варта наедине с мыслями и отправилась в путешествие по саду, внимательно присматриваясь к каждому понравившемуся растению. С каждым шагом, с каждым вздохом мое настроение постепенно улучшалось. В какой-то момент мне даже показалось, что зеленый цвет стал гораздо милее розового. Улыбнувшись собственным мыслям, я немного ускорила шаг, стараясь не заострять внимание на отдельных веточках.
    В самой середине зимнего сада меня ожидал приятный сюрприз — там расположился очаровательный фонтан. Со рта у рыбки бежала вода, падая крупными каплями в бассейн, а в нем плавали кувшинки и несколько живых 'золотых' рыбок. Вода северным сиянием отражалась в темных окнах.
    Я подошла ближе к стеклу и заглянула в ночь. Внизу раскинулся парк, аллеи освещались фонарями, а вдалеке виднелись огни большого города.
    — Показывай террасу, — скомандовала Варту и прикусила язык, но он почти не среагировал, будто о чем-то серьезно задумался.
    Я заглянула ему в глаза:
    — Так ты покажешь мне террасу или нет?
    — Пойдем, — он снова схватил меня за руку и без лишней нежности потянул к лестнице.
    Мы поднялись еще на этаж выше.
    Терраса была покрыта стеклянным куполом. Ламп не было, только неоновая подсветка. Она дает возможность хорошо видеть предметы, но не мешает любоваться открывающимися видами. На горизонте светились огоньки Лондона, внизу парк, а за ним что-то очень темное.
    — Что там? — спросила я, указывая на темные овалы.
    — Озера.
    — Ты здесь вырос? — не отрывая глаз от огней скорее удостоверилась, чем задала вопрос. Почему-то я не могла погасить вспыхнувшую в воображении картинку, на которой маленький темноволосый мальчик бежит по этой поляне к озерам, раскинув в разные стороны руки как крылья птицы.
    — Лекс? — позвала я о чем-то глубоко задумавшегося Варта.
    — Да.
    Он обнял меня со спины и нежно поцеловал в шею.
    — Эй, что это с тобой?
    — Каждый раз, когда ты будешь называть меня по имени, я буду тебя целовать.
    — Это касается и общественных мест? — хитро улыбнулась я, совсем не пытаясь отстраниться.
    — В зависимости от ситуации, — серьезно проговорил он, нежно касаясь моей шеи, — вернее от того, как далеко от нас находится кровать.
    Шутит, значит уже все в порядке.
    — Пойдем вниз, — тихо попросила я. Интимность ситуации полностью дезориентировала и лишала ясности мысли.
    Он открыл передо мной дверь, пропустил вперед и молча шел следом.
    — Как скоро мы поедем домой? — поинтересовалась я, осторожно ступая по полированному мрамору.
    — Не раньше чем через три часа, а потом…
    — Что потом?
    — Мы определимся с датой свадьбы.
    Я зарычала от негодования и бессилия.
    — Знаю-знаю! Вы безумно счастливы и не можете дождаться первой брачной ночи…
    — Отстань!
    — Хотите с первой ночью не тянуть? Я весь ваш.
    — Да прекратишь ты подшучивать или нет?
    — Крокодильчик, я же абсолютно серьезно.
    Я со злостью заглянула ему в глаза и убедившись, что чертенята в них продолжают водить хороводы, издала глубокий вздох облегчения напополам с раздражением и продолжила спуск в гостевой зал.
    Дальше вечер четко повторял прошлый семейный сбор Раона, вот только пила я гораздо меньше и к счастью целовать Лекса меня уже никто не заставлял.
    После застолья в качестве развлекательной программы Глория аккомпанировала на рояле Стеле Морен. Соло экзотической красавицы хотелось не только аплодировать, но и подсвистывать, пристукивая ботинком по столу.
    Мужчины разбились на группы, обсуждали различные вопросы, нередко касающиеся финансов и политики. Артур как сыр в масле катался среди кузенов, поддерживая беседу сразу в нескольких группах. Ахерон буквально оттащил Лекса, оставив меня с Сарой. Рыжая пока не подходила, но это не гарантировало, что она обо мне забыла. Ален и близко не приближался, хотя изредка я ловила на себе его заинтересованный взгляд.
    Мне даже страшно подумать, в какой бы заднице я оказалась, если бы Лексу магия была безразлична. Интересно как так получилось, что Артур даже не претендовал на меня и заточил в подземелье со мной именно Лекса, а не Алена. Судя по всему, последнего магия интересовала не меньше первого.
    Все шло относительно ровно пока Сара не отошла в дамскую комнату, а ко мне на софу не подсела Стела.
    — Как-то не правильно началось наше знакомство, — дружелюбно проговорила брюнетка. — Александра, вы не против того, чтобы начать все с начала?
    Я выдала наивную улыбку, стараясь не показать своих истинных чувств.
    — Что скажите, если я заскочу на днях к вам на кофе? Поболтаем немного.
    — Я не против, — ну, что еще я должна ей ответить. Сказать: 'проваливай по добру по здорову'?
    — Я рада, что вы на меня не сердитесь.
    — Сержусь? Ну что вы! Вы тут совершенно не при чем! — ага, а я Микки Маус!
    Черноволосая красавица обворожительно улыбнулась и отошла, а меня словно ледяной водой окатили. Какой-то древний страх, дремлющий в недрах моей души вдруг проснулся и вовсю кричал о том, что это знакомство не пройдет мне даром.
    Не знаю откуда у меня возникли подобные чувства, но предполагаю, что в этом отчасти виновата экзотическая внешность черноволосой красавицы. Она определенно не чистокровная европейка. Серые как серебро миндалевидные глаза, оливковая кожа, пышные губы, аккуратный нос, высокий лоб, кукольная фигурка: не высокий рост, округлые формы, пышная грудь, тонкая талия, стройные ноги…
    Стела не казалась мне безобидной милашкой. Рыжая с ней и тягаться не станет. Это по меньшей мере глупо.
    После ухода мисс Морен ее место заняла Миранда.
    Что же это мне так везет? Ну, прямо как колобку из детской сказки.
    — Как вы себя чувствуете, дорогая? Что-то вы бледная сегодня.
    — Немного устала, — с деланным безразличием отозвалась я.
    — Хотела с вами поговорить насчет Александра.
    Вот так прямо с места в карьер? Ну-ну.
    — Я вас внимательно слушаю, — так, еще одна. Ну, выкладывай, раз пришла!
    — Вы наверное знаете, что род Раона очень древний, и некоторые его представители носят графский титул.
    — Что-то такое слышала, — интересно, как среагирует эта вышколенная леди, если я, например, зевну или в носу поковыряюсь? Все что угодно, лишь бы стереть эту надменную маску с ее наштукатуренной физиономии!
    — Так вот, представители нашей семьи исключительно благородные англичане голубых кровей.
    Ее не устраивает, что я американка, или ей не нравлюсь именно я? Хм. Националистов я из принципа не уважаю, а высокомерие у меня тем более не в почете… Ну, погоди, ведьма старая, я обязательно что-нибудь придумаю!
    Так как я ничего не ответила на ее резкие выпады, Аманда решила продолжить.
    — Дорогая, даже учитывая ваше ярое рвение выйти за Александра, вы никогда не станете одной из нас — одной из Раона. К тому же никто не понимает природы такого решения моего племянника.
    — А вы не рассматриваете такую версию как любовь? — фу-ты, аж самой смешно!
    — Лекс любит всех и никого одновременно. Я еще ни разу не видела, чтобы он пропустил хоть одну юбку, а короткую так тем более. На что вы рассчитываете?
    — Хм-м. Хотите правду? — доверительно прошептала я.
    — Конечно, — изумленно кивнула Миранда.
    — Я рассчитываю заполучить 'Гэлакси' и поверьте, Лекс мне его подарит.
    Ха-ха! Как я вам? По-моему отлично справляюсь с ролью корыстной стервы.
    — Это не возможно! — возмутилась такой дерзости Миранда.
    Ах, как обидно! Где же аплодисменты? Я ожидала более бурной реакции. Ладно, еще не все потеряно.
    — Вы так считаете? — вопрос был задан чисто риторически, но женщина была настолько возмущена, что ответила на него более чем прямолинейно:
    — Ну, милочка! Вы побили все рекорды наглости. Я, конечно, сразу заподозрила вас в исключительной корысти, но чтобы настолько!..
    — Вы сильно преувеличиваете, дорогая Миранда. Неужели Лексу по-вашему совершенно нечем привлечь девушку?
    — Девушку, возможно, а змею подобную вам, только деньгами!
    — Открою вам маленький секрет, — прошептала я, прикрывая рот ладошкой, — в постели он просто Ангел.
    Я почти промурчала последнюю фразу, но сразу же о ней пожалела, когда поняла, что Варт стоит у меня за спиной и все прекрасно слышит.
    Вот черт!
    — Может быть уже пора домой, любовь моя? — подал голос мой Ангел.
    — О, любимый, ты читаешь мои мысли.
    Миранда смотрела на нас горящими от злобы глазами, до абсолютной ярости не хватало всего капельку. И я ей эту каплю обеспечила. Грациозно приподнявшись на носочки, нежно коснулась губами губ Лекса, а так как мы стояли боком к старой кляче и ей было все отлично видно — я провела ладонью по пуговицам его рубашки и на секунду задержала руку на ремне брюк, кончиками ноготков процарапав чуть ниже пряжки.
    Супер! У Миранды глаза чуть из орбит не повыскакивали. Но был и побочный эффект моей шалости — реакция Лекса. Он взял меня под руку и направился к выходу. Мы забрали у дворецкого верхнюю одежду и сели в машину.
    — Как вечер? — холодно поинтересовался Варт.
    — Очень познавательный.
    — Что вы не поделили с Мирандой?
    — Тебя.
    — Очень интересно. Никогда не думал, что у тетушки есть на меня виды.
    — И еще какие!
    — Так чего же она хочет? — заинтересовался Варт.
    — Чтобы ты женился как минимум на кронпринцессе.
    — Очень на нее похоже, — ухмыльнулся он и внимательно посмотрел мне в глаза. — Но это не объясняет того, что заставило вас возбудить меня?
    — Я не нарочно, — залившись краской, призналась я.
    — В таком случае, Крокодильчик, придумайте очень весомую причину, почему я должен найти себе другую компанию на эту ночь.
    — Варт, прекрати, мне и так досталось! Вот только твоих шуточек не хватает.
    — И не подумаю. Сдали карты — играйте.
    — Я ребенок! Почти младенец! Забыл?
    — После ваших ярких описаний моих сексуальных способностей, я больше так не думаю.
    — Считай это подростковой фантазией.
    — Так и быть, Крокодильчик, мне все равно сегодня не до тебя, — с улыбкой принял мои правила игры Варт.
    — Что, опять важная встреча? — язвительно поинтересовалась я.
    — О, что я слышу? Неужели это ревность?
    — И не мечтай!
    Дальше мы молчали каждый о своем.
    Варт высадил меня у своего дома на Джордж-стрит, передав в надежные руки дворецкого. Не успела я зайти в холл, как за дверью с противным свистом завизжали колеса мощного 'бентли'.

Глава 4

    Выпив стакан горячего молока, я отправилась в постель и заснула сразу же, как только коснулась щекой подушки. Мне снился сегодняшний вечер. Мы с Вартом снова оказались в зимнем саду…
    — Мне не понравилось то, как ученые отзываются о моих любимых героях, и я очень быстро вернулась к любовным романам. Тогда дедуля рассказал мне, что был лично знаком с одним вампиром. Он говорил, что ночной охотник со временем стал ему другом и они научились доверять друг другу. Жаль, что я не знаю ни одного из них.
    — Вы уверены, что хотите подобной дружбы?
    — Не знаю. Наверное мне было бы безумно страшно.
    — Они могут быть достаточно интересными, если, конечно, не умирают от голода, — примирительно улыбнулся Варт.
    — Ты с кем-то из них знаком? Расскажи о них, пожалуйста.
    — Знаком. Они все еще интересуют вас?
    — Возможно. В детстве я была даже влюблена в Лестата Энн Райс, а Эдвард Каллен из 'Сумерек' Стефании Майер навеки покорил мое сердце, а уж после того как его сыграл Роберт Паттинсон, ни на одного парня целый месяц даже не смотрела. Какие вампиры на самом деле?
    — Ммм. Я думаю Энн Райс была более близка к оригиналу.
    — Дорогая, вы спускаетесь? — не известно откуда раздался голос Глории.
    — Да, уже идем.
    Большой зал, много незнакомых людей. Они совсем не похожи на тех, с кем знакомила меня Глория. Хотя среди них я рассмотрела Артура, Ахерона, Сару, Линду, Кэтрин, Стелу, а Миранда снова начала свои козни:
    — Дорогая, даже учитывая ваше ярое желание выйти за Александра, вы никогда не станете одной из нас — одной из Раона.
    — Я этого и не хочу!
    — Лекс любит всех и никого одновременно. Я еще ни разу не видела, чтобы он пропустил хоть одну юбку, а короткую так тем более.
    — Юбка у меня не короткая! К тому же он совершенно не рассматривает меня как предмет любовных забав. Я для него абсолютно безразлична, так что оставьте меня в покое!
    — Предупреждаю, Александра, будьте осторожней, мой племянник тот еще фрукт, — предостерегающий голос Глории звучал и далеко, и близко в моей голове.
    — Он не причинит мне зла!
    — И вы верите в его напускное благородство? Ха-ха-ха! Дорогая, более наивного ангелочка я еще не встречала. Александр коварен и очень опасен. Я бы сказала смертельно опасен.
    — Что вы имеете в виду?
    — Милая, более опасного существа, чем он, я не знаю. Бегите от него Александра, бегите со всех ног!
    — Но Варты меня не отпустят!
    — Дорогая, поверьте, Ален по сравнению с Лексом безобидный котенок!
    — И что же мне делать?
    — Бежать! Беги-и-и!!!
    Я проснулась в холодном поту. Бежать! Срочно! Но как?! И куда? Теперь, кажется, весь мир против меня… Алекс, это просто сон, плохой сон! Успокойся. Все будет хорошо.
    Шесть сорок. Рановато, ну да ладно.
    Горячая пенная водичка, шампунь, бальзам для волос, ароматный крем для тела… Ну, что может быть приятней? Времени вагон и тележка. А что если накрутить волосы?
    О Боже! Вылитая миссис Клаус! Ладно. Интересно, что вкусненького приготовил Жюль на завтрак?
    — Ну, что, зайцы, пошли вниз? — обратилась я к тапочкам.
    Я тихонько спустилась в вестибюль. Никого? Подкралась к входной двери. Открыто? Неужели я сбегу… Вот так просто? Дверь бесшумно открылась. Сердце замерло, а мышцы на ногах налились силой, готовясь стартовать в любой момент. О, нет! Юджин забирает почту у посыльного. Вот черт! Ну, так повезти, конечно же, не могло. Я глубоко вдохнула утренний морозный воздух и вернулась в дом. В столовой на столе уже стоял завтрак. Наверное, Алина видела, как я спустилась. Овсянка, молоко и пряники. Что ж, и с завтраком мне сегодня не везет…
    — Доброе утро, мисс.
    — Ах, если бы доброе, — пробубнила я, но судя по всему дворецкий не расслышал моего меланхоличного нытья. — Чем мы можем заняться сегодня? — без особого интереса уточнила я, отодвигая в сторону не тронутый завтрак.
    — Я принес карты, Алина подобрала целую стопку дисков с популярными фильмами, Жюль обожает 'монополию', а Ди и Джей думают, что игровая приставка с видеоиграми — лучший вариант для траты свободного времени… Так что вам решать.
    — Спасибо за заботу. Значит так: монополию и карты мы оставим на вечер, фильмы на обед, а игры сгодятся на утро. Кто будет со мной играть?
    — Ди. Джей уехал с Жюлем за продуктами.
    Мой натренированный охранник оказывается знает толк в видеоиграх! Он принес разные 'аркады' и 'гонки', оставив без внимания такие игры как 'квест' и 'драки'. Переиграть Ди удалось всего несколько раз, и то подозреваю, что он, негодник, поддавался!
    На обед у нас были чипсы и кола, а закуской послужили шоколадные батончики.
    — Эй, так не честно! — возмущалась я, отбрасывая в сторону джойстик.
    — Все честно! — стоял на своем Ди.
    — Ты обещал не использовать этот прием!
    — А ты обещала не подбирать последний ключ.
    — Я не виновата, что ты не проверяешь все тайники.
    — Может в гонки?
    И так в каждой игре, но играть с Ди — сплошное удовольствие. Он переплюнул даже Кэвина. В детстве я умудрялась проиграть с братом целые сутки напролет. Он не выпендривался, ради меня включал детские игры и был счастлив от того, что я довольна. Братец, милый, как же я по тебе скучаю! Я не видела Кэвина уже неделю, а казалось, что вечность. Бедный, наверняка, переживает еще больше, чем я. Он ведь не знает, что со мной все в порядке. И уж точно не предполагает, что мои похитители водят меня на дискотеки и званые обеды, играют в видеоигры, устраивают вечеринки, ходят по магазинам и косметическим салонам…
    Третья часть 'Шрэка' подняла настроение всем обитателям дома.
    — У тебя есть 'Один дома'?
    — Да, а что? Есть желание посмеяться?
    — Алина, ты чудо! Этот фильм радовал меня каждое Рождество. Включай скорей!
    Хотя мы все сотни раз видели как Кэвин МакКалистэр издевался над упрямыми грабителями, все равно хохотали от души.
    — От ужина вы не откажитесь, мисс Алекс! — строго занимался нравоучениями француз.
    — Жюль, а можно просто попкорн, а?
    — Нет, мисс. Вы испортите себе желудок.
    — Я уже взрослая девочка, к тому же медик.
    — Тогда вы оцените мой йогурт и фруктовый салат.
    — Убедил.
    После легкого ужина, я собралась поиграть в 'монополию' со своими новыми друзьями, но Юджин, как-то обеспокоено сообщил:
    — К вам, мисс Морен.
    — В чем дело, Юджин? Я думала она тебе нравится. Ладно, не отвечай. Пригласи ее в библиотеку, я сейчас подойду.
    Что этой кукле от меня нужно? Так, 'монополию' придется не на долго отложить. Уши торчком, хвост пистолетом — ты справишься!
    — Добрый вечер, Стела. Будите кофе или может быть хотите вина? — по-хозяйски поинтересовалась я, стараясь злобно не зыркать на гостью и быть по возможности вежливой.
    — Красного, пожалуйста.
    Я подошла к бару, надеюсь у Лекса здесь широкий выбор, иначе буду выглядеть глупо. О, вот!
    -'Мерло' подойдет?
    — Вполне.
    Я налила вино в два бокала.
    — Скажи, Александра, можно на ты? — я кивнула. — Ты любишь его?
    — Кого? — я в замешательстве уставилась на брюнетку.
    — Лекса, конечно.
    — А почему тебя это интересует? — стараясь сдержать нарастающее раздражение, спросила я.
    — Как ты наверное уже догадалась, мы с ним не просто друзья.
    Стела поймала мой взгляд и какое-то время не отпускала его, после чего нахмурилась, словно не увидела во мне того, что ожидала увидеть.
    — О, ясно. Ты пришла устраивать мне сцену ревности, угрожать, запугивать, подкупать или что?
    — Так ты любишь его? — Стела спокойно повторила свой вопрос и терпеливо дожидалась ответа на него.
    Ну что мне ей сказать? Ладно, версия 'корыстная Алекс' подойдет.
    — Я понимаю твои чувства к Варту, но боюсь, что у тебя нет шансов. Ничего личного. Прости.
    — А ты знаешь кто он? — опустив взгляд серебряных глаза на содержимое бокала, вкрадчиво поинтересовалась брюнетка.
    Конечно же знаю — несносный дедуган, вот кто! — подумала я, но вслух этого не произнесла.
    — Что ты имеешь ввиду?
    — Видишь ли, я в курсе пророчества Лоры и того, что с ним связано.
    Я удивленно заморгала глазами. Зачем было Лексу ей об этом рассказывать? Нет, что-то здесь нечисто.
    — Откуда тебе это известно?
    — Мир на слухах держится, но суть не в том. Мне нужен Лекс, тебе — свобода. Я права?
    Я неуверенно кивнула.
    — Допустим.
    — Значит у нас есть, что предложить друг другу.
    Что-то я в этом сомневаюсь.
    А что, если она помогает Алену? Лекс — это Лекс, а к премерзкому дедугану я не хочу! Как говорится из двух зол, в моем случае из четырех, я выбрала меньшее. Надеюсь.
    — И что ты можешь предложить мне? — деловым тоном спросила я, будто обсуждаю сделку по купле-продаже роскошного особняка, который не горю желанием продавать.
    — Я могу помочь тебе сбежать.
    — Каким образом?
    — План такой: я открою твое окно и приставлю к нему лестницу.
    — И где гарантии, что это не ловушка?
    — Нет никаких гарантий. Рискни, что тебе терять?
    О, мне определенно есть что терять…
    — Я не хочу попасть в руки к Алену. И я тебе не верю. Слишком большая вероятность того, что вы заодно.
    — Алену? — едва не рассмеялась Стела. — Знаешь, возможно он и не самый худший вариант среди Раона.
    — Он чудовище! Из всех Вартов я выбираю Лекса. Он кажется мне самым… нормальным, человечным.
    На этот раз Стела громко засмеялась.
    — Человечным, говоришь? Лексу определенно понравилась бы такая характеристика.
    — Что смешного?
    — Александра, худшего кандидата в мужья ты на всей планете не сыщешь.
    — Тогда зачем он тебе?
    — Мы… мм… очень похожи.
    — Ясно. Извини, но продолжать этот разговор нет смысла.
    — Я вижу, без радикальных мер тут не обойтись. Что ж… Скажи-ка, Лекс говорил тебе, что смертельно опасен?
    — Нет.
    — Он говорил, что ты никогда не будешь свободна, а развод гарантирует тебе смерть?
    — Развод?
    — Ах, девочка. Раона всего лишь нужно, чтобы ты родила ребенка от одного из них в законном браке, а дальше ты свободна как ветер в поле.
    — Почему же тогда с Лексом не так?
    — Просто поверь.
    — Нет, доверие нужно заслужить.
    — Неужели ты не хочешь свободы?
    — Какой свободы? Если я сбегу, то буду вынуждена всю жизнь прятаться! Прощай учеба, прощай карьера! Да здравствуют подворотни! А Лекс обещал, что у меня будет возможность закончить образование и работать по специальности. У меня нет оснований не верить ему.
    — У тебя и так будет такая возможность. Просто… иди в полицию.
    — Да-ну! Я еще в своем уме. Копы отправят меня прямиком к родным, а это все равно, что к Вартам. Если учесть, что Лекс и Ален близнецы, то выйдет по принципу: 'кто первый встал…', а меня участь тапочек не привлекает. Я выбираю Лекса, и точка!
    — Ну что ж, пожалуй я сделала все, что могла, — протяжно вздохнула брюнетка. — Если ковен узнает о тебе и о пророчестве, то без промедлений разделаются с тобой. Не в их интересах, чтобы Лекс получил силу и стал еще могущественней, возможно даже могущественней главы.
    — Ковен? Ты имеешь ввиду семью Раона?
    — Нет, я имею ввиду вампиров. А они медлить не станут.
    — Кого?! — рассмеялась я. — Ты меня что за ненормальную держишь?
    Вот так номер! Еще суток не прошло, как я твердила Варту о существовании ночных охотников, а сегодня отмахиваюсь от них не задумываясь. Какой пассаж!
    — Ну, как знаешь. В любом случае я все устрою для твоего побега. Вот держи, — она бросила мне в руки ключи, — серебристая 'тойота'. Считай это моим рождественским подарком.
    Я скосила глаза на ключи и всерьез задумалась над предложением Стелы.
    Нет, это бессмысленно и небезопасно.
    — Подумай хорошенько, Александра. Если не веришь тому, что я сказала, сама проверь, — с легкой насмешкой, продолжила сероглазая брюнетка.
    — Проверить? И как же я могу это проверить?
    — Ммм. Порежь при нем, например, руку. Не важно, главное, чтобы пошла кровь, и посмотри на его реакцию. Поверь, зрелище будет ошеломляющее.
    — Так и сделаю! — зло фыркнула я, сжав в кулаке ключ от зажигания.
    — Вот и умница.
    — Не пудри мне мозги, ты просто хочешь, чтобы я оставила его тебе.
    — Правильно. И если ты этого не сделаешь, то сильно пожалеешь. Я лично расскажу главе ковена о пророчестве.
    — Ах, как страшно! Уже в штаны наложила, — сыронизировала я. — У тебя явно не все в порядке с головой.
    — Лестница будет у твоего окна еще до одиннадцати, поступай как знаешь. Надеюсь больше с тобой не встречаться…
    — Взаимно.
    Стела ушла, оставив меня в препаршивом настроении.
    Вампиры, ковен, кровь… Да она просто сумасшедшая! На что только не пойдут ревнивые женщины!
    Если Стела планирует меня запугать сказками о монстрах и чудовищах, то она опоздала лет так на десять. Даже если я ей поверю, то куда мне бежать? У меня больше нет надежного места, где можно было бы спрятаться. Ох. Я просто пойду в полицию! Напишу на Вартов заявление о похищении. Наверняка Кэвин сообщил властям о моем исчезновении. В конце концов, я гражданка Соединенных Штатов Америки, и в Лондоне есть посольство. За учебу папа заплатил сразу после моего зачисления, а на жизнь уж как-нибудь заработаю. К тому же Кэвин обещал помочь…
    Или все-таки родить Варту ребенка и поскорее от всего этого избавиться? Возможно это и есть единственный выход. Я поговорю с Лексом, пообещаю ему ребенка, да хоть прямо сегодня, лишь бы он поскорее меня отпустил. Затем начну сначала свою личную жизнь. Сейчас все женятся, разводятся, снова женятся и опять разводятся. Такая мелочь как фиктивный брак, жизнь мне не сломает, а бегать и прятаться — не лучший вариант. Все, решено!
    Так, что мне нужно собрать из одежды? Сбрасывать со счетов реальный шанс убежать было бы глупо. Если Варт скажет, что развод невозможен и по пророчеству Лоры я должна прожить всю жизнь рядом с ним, то придется бежать. Я хочу любимого мужа и он тоже должен меня любить. Мой муж должен быть похож на Кэвина. Нежный, добрый, чуткий, любящий, а не несносный дедуган с завышенным самомнением.
    Так, спортивный и кроссовки — в сумку. Сейчас одену черные джинсы, кофту 'поцелуйчик', черную куртку и на удачу сапожки, в которых я была в последний день на свободе. Прощайте классные шмотки! Банковская карта. Нет, ее нужно взять! Снять наличку в первом же банкомате и сломать.
    — Мисс Алекс, вернулся сэр Варт. Он хочет с вами поговорить и ждет в библиотеке.
    Как, уже? Сейчас только девятый час вечера, почему он появился так рано? Наверняка Юджин доложил ему, что приходила Стела. Конечно. Что же еще? Плохо. Лестница будет стоя у окна только в одиннадцать…
    — Скажи, что я буду через несколько минут.
    Я запихнула упакованную спортивную сумку с одеждой под кровать, натянула зайцев и пошлепала вниз.
    Если хочешь кого-то обмануть — говори правду! Все обойдется. Лучшая мера защиты — нападение.
    Я не ошиблась, Варт был в бешенстве:
    — Добрый вечер, мисс Брум.
    Кроме холодного тона и посветлевших до странного леденистого оттенка глаз, о не самом доброжелательном расположении духа заявляла и его угрожающая поза.
    — Привет.
    — Скажите, пожалуйста, с каких это пор вы дружите со Стелой Морен?
    — А ты? — я с вызовом ответила вопросом на вопрос.
    — Что вы ей наговорили? — мне показалось, что от его ледяного тона вот-вот покроется инеем вся мебель в доме.
    — Я?! Это ты ей слишком многое доверяешь! Интересно, откуда она знает о пророчестве?
    — Проклятье! Вы в этом уверены? — выругался Варт, ероша волосы на затылке.
    — В чем? В ее осведомленности или в том, что это не я язык распускаю?
    — Чего она хотела? — сменив гнев на милость, продолжил Варт.
    — Угрожала.
    — Не сомневаюсь. Как?
    — Бредом.
    — Каким именно, не тяните!
    — Знаешь, решай вопросы ревности с их источником и оставь меня в покое!
    — Что она говорила? — настоял Варт.
    — То, что ты не дашь мне развода, после рождения ребенка. Это так?
    — А вы уже хотите развестись? — злобно сощурив глаза, прошипел не на шутку разъяренный мужчина.
    — Начнем с того, что я не хочу выходить замуж, — как можно тверже срезала я. — Так ты дашь мне развод или нет?
    — Если вы будите на нем настаивать. В прочем, мне все равно.
    — Хорошо. Тогда следующий вопрос: что такое 'ковен'?
    — Ковен? — приподняв левую бровь, синеглазый красавец изобразил искреннее изумление странным вопросом, но я была более чем уверена — он лжет!
    — Стела сказала, что, если я выберу тебя — меня обязательно убьют. Это так?
    — И вы этому верите? — насмешливо поинтересовался он, сокращая на два шага расстояние между нами.
    — Не имеет значения во что верю или не верю я. Вампиры — это не шутка!
    — Вампиры? — с насмешкой протянул он, делая еще один шаг.
    — Вот именно.
    Я взяла бокал с полочки, ударила им об стол и резким движением до крови расцарапала себе ладонь.
    — Вот черт! — ахнула я, зашипев от боли, и посмотрела на Лекса, ожидая увидеть на его лице как минимум недоумение.
    Варт повел себя иначе. Он резко и с треском вжался спиной в полку с книгами, глаза светились как у дикого животного, а зрачки превратились в семечки, как у кота на ярком солнце. Я замерла, холодея от ужаса. Вампир??? Лекс — вампир! Это не укладывалось в моей голове и совершенно не входило в рамки моего понимания.
    — Немедленно вытри руку! — в его голосе слышалось рычание.
    Я взяла влажную салфетку из коробочки и протерла окровавленную ладонь. Лекс быстро схватил меня за кровоточащее запястье и плеснул на рану виски.
    — Отпусти меня немедленно! — завизжала я, изо всех сил вырываясь из сильных рук.
    — Успокойтесь, — его глаза опять стали нормальными. — Этот трюк уже много лет на меня не действует.
    — Трюк? — ошарашено переспросила я.
    — Вам ведь Стела посоветовала так поступить, я прав? — мягко спросил он.
    — Да, — не уверенно призналась я, стараясь отстраниться от столь опасного существа.
    — Она надеялась, что я вас убью, — ухмыльнулся Варт. — Напрасно.
    — Убьешь? — а как же лестница, машина, побег?!!
    — Так и было бы, если бы не одно обстоятельство.
    — Какое? — как бестолковое создание мямлила я.
    — Вы мне слишком нужны, Александра.
    — А потом? Что будет потом? — сузив глаза, потребовала я и отступила еще на шаг.
    — Я позволю вам жить своей жизнью.
    Ага, так я и поверила!
    — Ясно. Значит по-твоему мне ничего не угрожает?
    — Нет, крокодильчик. Пока мы заодно — можешь быть спокойна.
    Думай, думай, думай! Может действительно Стела права и Ален не самый плохой вариант. А вдруг он тоже… не человек? Бежать! Алекс, беги!
    — Можно я пойду? — ошеломленно попросила я, с опаской кивая на дверь.
    — Через несколько минут я вас отпущу. Обещаю. А пока подойдите ближе.
    — Н-нет.
    — Или я сделаю это сам, — мягко пригрозил он.
    Я сделала шаг вперед, оставляя место для резкого разворота. Лекс сделал еще два шага и поспешно взял меня за здоровую руку. Я попыталась вырваться — безрезультатно.
    — Крокодильчик, пойми, я не причиню тебе вреда.
    Он прижал мою ладонь к своей щеке, потом нежно поцеловал. Глаза ярко-синие, нормальные зрачки, ровное дыхание… Я стояла как замороженная от страха, растерянности, сковывающего ужаса. Но боялась я по большей части не его, а ковен, о котором говорила Стела.
    — Крокодильчик, я знаю, что тебе сейчас нелегко, но поговори со мной, не молчи.
    Он сделал еще шаг, а я пискнула, как мышь перед смертью.
    — Смотри, я не проявляю агрессии. Ты дорога мне. Ты нужна мне. Я бы тебе и сам обо всем рассказал, но не сегодня. Я хотел, чтобы ты привыкла ко мне и не боялась.
    — Я тебя не боюсь, — прошептала я, стараясь унять предательскую дрожь.
    — Это уже хорошо. Иди сюда.
    Он легонько подтянул меня к себе и нежно обнял за плечи. Я не шевелилась.
    — Прости меня, Крокодильчик.
    — За что? — он что собирается меня укусить или что-то в этом роде?
    — За все… В первую очередь за то, что напугал. Это не входило в мои планы.
    Он снова осторожно привлек меня к себе и нежно, по-отцовски поцеловал в лоб.
    — И ты меня не укусишь? — глупо выдала я самый страшный вопрос, который вертелся на языке и никак не хотел растворяться.
    — Я не собирался этого делать и не сделаю. Помнишь, ты говорила, что тебе нравились романы о вампирах?
    Я неуверенно кивнула.
    — Так вот, считай меня кем-то из их героев. И я тебе не враг, наоборот, я предлагаю свою защиту, свою дружбу. Друзья?
    — Друзья, — нерешительно прошептала я.
    — А друзьям можно верить и доверять, ведь так?
    Я снова кивнула.
    — Просто верь мне. Ладно?
    Он уже просил поверить ему и не обманул. В тот раз я легко доверилась ему и в этот раз очень хотелось поступить также, но…
    — Это о тебе писала Лора? — стараясь побороть свой животный страх задавая как можно больше вопросов, выпалила я первое, что пришло в голову.
    — Ммм… Да, скорее всего.
    — Зачем тебе магия?
    — Я и так ею обладаю, но она стала слишком слаба.
    Он все еще держал меня в своих объятиях, не позволяя отстраниться.
    — Варт?
    — Мм?
    — Мне пока тяжело это осознать. Дай мне время.
    — Конечно, Крокодильчик. Столько, сколько нужно.
    Он приподнял мое лицо за подбородок и заглянул в глаза.
    — Все будет хорошо. Обещаю.
    Он нежно поцеловал сначала в щеку, потом легонько коснулся губами моих губ.
    Алекс, не дергайся, это же все тот же Лекс, которого ты сама целовала.
    Но он вампир!!! — вопило мое существо.
    Тише, тише. Не выдавай свой страх. В одиннадцать будет лестница и ты сможешь сбежать. Лестница… машина… побег…
    — Ты храбрее, чем я думал. Умничка.
    Варт сделал шаг назад и продолжил смотреть мне в глаза.
    — Проси чего хочешь. Обещаю выполнить любое твое желание.
    — Лекс, я не… Отпусти меня, а?
    — Даже если я тебя отпущу, тебе не уйти от Раона и твоей семьи. Ведь ты и сама это прекрасно понимаешь, иначе давно бы удрала от меня.
    — Я знаю, — так, плохая просьба. — Тогда я хочу свободы.
    — Ты свободна.
    — Что? — он шутит???
    — Ты абсолютно свободна и я тебя больше не держу.
    — Но…
    — Я уверен, что у тебя хватит здравого смысла не убегать. От меня сбежать очень сложно, а от нескольких мне подобных — невозможно.
    — То есть я все равно в клетке, просто теперь решетка это не стены дома и охрана, а мой здравый смысл?
    — А разве когда-нибудь было иначе? Ты с легкостью могла все бросить: родителей, друзей, учебу?
    — Нет, но…
    — Крокодильчик, чего ты хочешь?
    Убраться от тебя по дальше, чудовище!
    — Я хочу нормальной жизни, — как можно спокойней проговорила я, не отрывая глаз от перепачканной кровью руки.
    — Извини, детка, не раньше, чем я получу желаемое.
    Еще час назад я бы сама потянула его в постель, теперь такого желания у меня не возникало. Совершенно!
    — Хорошо.
    — То есть ты не побежишь к Артуру или Алену?
    Что? Хотя, исходя из последних событий — его подозрения вполне обоснованы.
    — Нет. Я… я остаюсь с тобой.
    Варт подозрительно прищурил глаза и внимательно осмотрел меня с ног до головы. Не знаю, что он увидел или, наоборот, не увидел, но утвердительно кивнул и сделал еще один шаг назад.
    — Я могу идти?
    — Еще одно.
    Он спокойным шагом подошел, резко склонил голову к моим губам и нежно поцеловал. Я тут же на несколько мгновений забыла, что он не человек. Забыла обо всем. Целовать Лекса — сплошное удовольствие. Очнулась, когда Варт опустил губы мне на шею. Я замерла.
    — Лекс?
    — Т-шш. Все хорошо, — он продолжал нежно целовать и ласкать кожу на моей шее, приятно поглаживая пальцами по спине. — Поцелуй меня.
    Это Лекс, он ничего тебе не сделает! Это все тот же нежный красивый мужчина… Это все тот же несносный дедуган. Черт побери, Александра Брум, возьми себя в руки и не будь сопливой трусихой!
    Ах, ладно, будем считать его престарелым Эдвардом Калленом. Я медленно, борясь с оцепенением, приподнялась на цыпочки и очень осторожно прильнула к его страстным губам и он также осторожно ответил на поцелуй. Я целовала — он отвечал, он целовал — я отвечала, пока его прохладные ладони не скользнули под мою кофточку.
    — Нет! — я встревожено остановила его, нервно вырываясь из крепких объятий.
    — Не глупи, Крокодильчик. Почему ты отказываешься?
    — Я этого не хочу. Никогда не хотела. Ясно?
    — Ложь, — улыбнулся он. — В этом меня сложно обмануть.
    — Я не могу.
    — Чего ты боишься?
    — Тебя! И… и… я не умею. Теперь понятно?
    — Я научу, — добродушно предложил он, озаряя библиотеку самой красивой улыбкой на свете. — Будь моей, Алекс. Будь со мной…
    — Это слишком! Ты… я… Ох, Лекс, ты обещал дать мне время.
    Мои щеки загорелись алыми пятнами и я рывком кинулась в свою комнату. Варт меня не остановил.
    Десять часов. Окно уже открыто и лестница стоит в положенном месте. Отлично! Я достала сумку, куртку и сапоги. Ключи, карточка, вроде все.
    Раз, два и я на лестнице. Три, четыре, пять и я на земле. Еще немного и я на улице возле обещанной 'тайоты'.
    Так, полный бак, — отлично! — двигатель работает тихо, без лишнего шума. Поправила зеркала и тронулась.
    Боже! Он вампир! Вампир!!! Я не хочу, чтобы меня съели! Ужас!
    Как же так вышло, что я согласилась выйти замуж за вампира? Я еще бы поняла, если бы мне судьба подбросила мага, в крайнем случае некроманта, но вампир — это уже слишком! И куда я еду? Туда, где меня не будут искать — мотель. Нужна наличка! Ага, вот и банкомат.
    Я припарковалась, но двигатель глушить не стала, открыла дверцу и только вышла из авто как раздался оглушительный взрыв.

Глава 5

    — Алло, да это я… Почему вы спрашиваете?.. Где?.. Ясно… Нет, карточку я сам ей дал… Она моя невеста… В реанимации? Что с ней?.. Я буду.
    — Юджин, позовите сюда Ди и Джея. Они едут со мной.
    — Мисс Алекс? Где она, сэр?
    — В госпитале. В реанимации. У нее была моя кредитка.
    — Что с ней случилось, милорд?
    — Взорвался автомобиль, на котором она ехала.
    — Думаю здесь не обошлось без участия мисс Морен.
    — Я в этом даже не сомневаюсь. Юджин, я видел у Алекс на руках кольца — найдите их.
    — Да, сэр.
    — Где есть ювелирный магазин, работающий в это время суток?
    — В 'Плаза', сэр. Они работают до восьми.
    — Отлично. Я вернусь к утру.
    — Добрый вечер, доктор, меня зовут Лекс Варт, Александра Брум — моя невеста. Скажите, как она?
    — Добрый вечер, мистер Варт, хотя после такого сложно назвать его добрым. Ваша невеста в тяжелом состоянии. У нее легкая степень сотрясение мозга, внутренние кровотечения, многочисленные ушибы, ожоги третьей степени на правом бедре и шоковое состояние.
    — Когда я могу забрать ее домой?
    — Вы рано облегченно вздохнули, мистер Варт. Анализы показали, что у мисс Брум обширная амнезия, к тому же она около суток была в коме.
    — То есть она ничего не помнит?
    — Возможно часть памяти все-таки не заблокирована, но какая именно и что именно она помнит, а что нет — предположить сложно. Главное, не давить на нее, и со временем все само собой восстановится. Ей понадобилось около трех часов, чтобы вспомнить свое имя. Но это уже радует.
    — Сколько потребуется времени для ее полного выздоровления?
    — Возможно недели, а может и месяцы. Конечно, есть вероятность, что она кое-что вообще никогда не вспомнит, но будем надеяться на лучшее. Кстати, воспоминания могут быть фрагментарными и не последовательными, нужно будет немного помочь ей с хронологией.
    — Ясно. Что со здоровьем в целом?
    — Ее физическое здоровье нормализуется не раньше, чем через десять дней.
    — Она уже в сознании?
    — Она спит.
    — Что ж, благодарю вас доктор.
    — Мистер Варт, вам придется заполнить документы и ответить на некоторые вопросы.
    Как же болит голова и тело… Меня, что переехал каток? Что это за ужасный писк? Я в больнице? Почему я здесь? Неужели и вправду каток?
    — Мисс, как вы себя чувствуете? — подбежала медсестра, как только заметила, что я проснулась.
    И кто придумал наряжать медперсонал в такие яркие цвета? Садисты бездушные!
    — Плохо. Ужасно хочется пить.
    Девушка любезно подала мне стакан воды.
    — Вы что-то помните? — поинтересовалась медсестра.
    — Вы о чем?
    — Как вас зовут?
    — Я… ээ… Нет, не могу. Странно.
    — Ничего, не переживайте. Вы все обязательно вспомните, а сейчас вам нужно поесть и поспать.
    Больничная еда — гадость редкостная! Я не помню, что мне нравится, но то, что это ужасно — понятно и так. Рисовый коржик по вкусу похож на старый резиновый тапочек, а компот идентичен сильно разбавленному шампуню с яблочно-сливовым ароматом, овсянку даже страшно с чем-то сравнивать — вдруг стошнит!
    Помусолив свой обед, я снова завалилась спать.
    Море… Золотой песок… Солнце… Мне тепло… Как же тут хорошо!
    Волны подбегают к моим ногам, вода слегка пенится на прибое, будоража золотистые песчинки. Мои пальцы и пятки погружены в горячий золотой песок. На голове шляпа с широкими полями. Они защищают от палящего солнца не только лицо и грудь, но и спину.
    — Алекс! — какая-то девочка окликнула меня. Ребенок стоял достаточно далеко и рассмотреть лицо было не возможно. Я ее знаю, но… Кто она?
    Я проснулась от усилий и напряжения памяти.
    — Хотите воды, мисс, — обратилась ко мне незнакомая медсестра. Наверное это другая смена. Сколько я спала?
    За окном закат, а когда я просыпалась в прошлый раз был полдень.
    — Да, спасибо. Как вас зовут?
    — Эллис. А вас?
    — Алекс, — не задумываясь выдала я.
    — Вы помните свое полное имя?
    — Д-да, Алекс Брум. Кажется, — помолчав несколько секунд в надежде на какое-нибудь подтверждение со стороны Эллис, неуверенно добавила я.
    — Алекс. Может быть Александра?
    — Не знаю.
    — Ну что ж, Алекс. Вы делаете успехи, но вам не стоит уставать и напрягать память. Давайте лучше поужинаете и снова отдохнете.
    — А вы не могли бы дать мне зеркало? — мне безумно хотелось знать как я выгляжу. Почему-то, я не имела об этом даже малейшего представления. Это тревожит.
    — Да-да, конечно. Вот, держите.
    Это я?
    Странно, но такое ощущение, что вижу свое лицо впервые: сердцевидная форма, высокий лоб, светлые золотисто-пепельные волосы, косая высокая челка, чуть темнее аккуратные брови, выразительные изумрудно-зеленые глаза, темно-коричневые длинные ресницы, слегка вздернутый аккуратный носик, пышные яркие губы, тонкий подбородок, светлая кожа. А я миленькая! Это приятно. Красивым легче живется, а красивым блондинкам и вовсе мозги без надобности. Ха, еще и не лишена чувства юмора! Приятное открытие.
    — Эллис, как вы думаете, сколько мне лет?
    — Предположительно от шестнадцати до двадцати. Знаете, что, мисс… Если бы вы могли мне ответить, я бы не удержалась от вопроса.
    — Какого? — заинтриговано спросила я.
    — Шарлиз Терон ваша родственница, быть может сестра или тетка?
    — Мгм… Мне можно встать?
    — Да, но вам определенно нужно за кого-то держаться, иначе упадете.
    Девушка подола мне руку и потянула, помогая подняться.
    Я сразу почувствовала боль в бедре, ребрах и затылке. Может я с седьмого неба свалилась?
    Мы прошлись по комнате и я снова села на кровать.
    — Я хочу еще, — преодолевая ноющую боль и легкую тошноту, поднялась я.
    Мы сделали еще круг по палате и Эллис согласилась проводить меня в туалет.
    Еще через полчаса я настояла на душе. Медсестра неизменно следовала за мной и помогала во всех начинаниях. Ее можно понять: помочь пациентке самой сходить в туалет или в душ намного проще, чем убирать утки и обтирать тампонами. Вот только от фена голова чуть не раскололась на части. Пришлось заплести влажные волосы в косу. После всех водных процедур, измерения давления, температуры и сердцебиения я блаженно заснула.
    Какой-то прием. Много людей. Все в дорогой вечерней одежде.
    — Мы познакомились благодаря Артуру, — говорю я четырем женщинам, которые с любопытством смотрят на меня.
    — И я благодарю судьбу за это, любимая, — красивый мужчина обнял меня за талию, и нежно поцеловал в щеку, а потом в губы.
    Резкая перемена и теперь снится совершенно другое место. Я разговаривала с какой-то симпатичной девушкой.
    — Прелесть моя, куда ты опять засунула мой плеер? — меня что-то сильно раздражает, вот только не пойму что именно.
    — Не знаю. Еще час назад он лежал на столе. Сейчас, я посмотрю на кресле, или под креслом, на диване или под диваном… а, вот он! Алекс, ты ведь дашь мне его завтра на первые две пары?
    — Что опять социологию не хочешь слушать?
    — Зачем слушать этот бред? Все равно зачет поставят только за посещение лекций и сносную контрольную, ради которой при любых обстоятельствах придется заночевать в библиотеке.
    — В жизни все пригодится! — рассмеялась я.
    Опять смена декораций.
    Футбольный матч. Чипсы, кола, много незнакомых лиц. Трибуны скандируют: 'Тигры! Тигры! Тигры!'
    Выступление группы поддержки и начало игры.
    Я смотрю по сторонам, но не узнаю ни единого лица. Солнечный день, скорее всего весна или осень, все в куртках, но достаточно тепло.
    Я проснулась от того, что кто-то осторожно взял меня за руку.
    — Крокодильчик, как ты? — нежно спросил приятный мужской голос.
    Крокодильчик? Почему Крокодильчик? Это вообще ко мне так обратились?
    Я открыла глаза и внимательно посмотрела на мужчину, сидевшего у моей постели. Я видела его во сне и он называл меня любимой. Красивый. Если он мой бойфренд, то мне определенно повезло. Темные ухоженные волосы, светлая кожа, синие глаза, обрамленные густыми черными ресницами, аккуратный нос, светло-малиновые губы. Я даже помню их тонкий вкус. Как же его зову? Портрет: сабля, перчатки, синий камзол…
    — Ты Ричард… Раона? — неуверенно спросила я.
    Мужчина обрадовался как-будто выиграл миллион в лотерее и поцеловал мою ладонь. Наверное я угадала.
    — Правильно?
    — Да, Алекс, правильно. Правильно!
    — Значит тебя зовут Ричард, — имя ему шло, но было такое чувство, будто я называла его совсем по-другому. Но как?
    — Да, Крокодильчик. С самого рождения.
    — Почему ты называешь меня Крокодильчиком? Я не рептилия. Кажется.
    — Конечно, нет. Ты очаровательная девушка. Так уж повелось, но мне не стоит тебе ничего рассказывать, иначе ты не будешь вспоминать прошлое, а лишь замещать полученной информацией, и впоследствии запутаешься, — с самым серьезным видом сообщил мне синеглазый красавец.
    — О, ясно. А я могу спросить как у тебя дела?
    — Я чуть с ума не сошел, пока тебя искал, — горько усмехнулся он.
    Меня обрадовало, что такой красавчик переживает за меня. Кто он? Я машинально взглянула на свою левую руку, Ричард нежно сжимал ее и целовал ноготки. На безымянном пальце блестело кольцо. Как же я раньше его не заметила? Очень аккуратное колечко с прямоугольным сияющим камнем, возможно бриллиантом. Я автоматически потянулась к шее. Цепочка и кулон в виде сердца с таким же камнем покоились на моей груди. Кто подарил кулон и кольцо? Это один и тот же человек или разные? Кольцо на безымянном пальце говорит о том, что я с кем-то помолвлена. Возможно даже с Ричардом. Я внимательно посмотрела в его глаза: необычайно синие, но не холодные, умные, живые.
    — Я помолвлена?
    Мужчина утвердительно кивнул.
    — С… с тобой? — даже не знаю, что больше хочу услышать 'да' или 'нет'. Почему-то это кажется мне очень важным. Чрезвычайно важным.
    — Да.
    Я вздохнула. Так. Меня зовут Алекс Брум, я помолвлена с Ричардом Раона и… все? Больше ничего?
    — Я люблю тебя? — осторожно спросила я. Мало ли, всякое бывает. Во любом случае сейчас я ни в чем не уверена и ни на что не претендую.
    Ричард лучезарно улыбнулся. Я помню его улыбку! Или она мне нравится сейчас?
    — А ты меня? — Как же хочется услышать 'да'!
    — Алекс, всему свое время, тебе нельзя уставать. Поспи.
    — Просто ответь, — настояла я, чуть не рыдая от собственного бессилия.
    — Да, да люблю. Как можно не любить такое прелестное создание? Теперь спи.
    Я облегченно вздохнула, хотя получила не совсем тот ответ, на который рассчитывала, и на минутку закрыла глаза.
    — Скажи, когда я смогу вернутся домой?
    — Если будешь много спать и хорошо питаться, то через два дня.
    — Ой! Я, кажется, забыла где живу?
    — У меня, — уверенно заявил Ричард.
    — Ммм. Давно мы живем вместе?
    — Иногда мне кажется, что всю жизнь.
    — Правда? Ну, наверное это хорошо… Ричард, я могу попросить тебя об услуге?
    — Все, что угодно, любовь моя. Только скажи.
    — Принеси мне, пожалуйста, молока. Его нет в больнице, а мне так хочется…
    Я улыбнулась и попыталась представить, как это выглядит, но не смогла.
    — Ты помнишь, что оно тебе нравится? — удивился синеглазый красавец.
    — Нет. Не знаю. Возможно.
    — Хорошо. Я скоро, а ты пока отдохни.
    Какой он милый. Чудесный. Мне определенно повезло с женихом. Но почему я не чувствую к нему любви? Неужели о таком чувстве можно забыть? Вот, например, молоко я вспомнила без проблем. Нет, он, конечно же, не безразличен мне, но то, что я чувствую к этому красивому мужчине — это… это… наверное… Ох.
    Так, перестань копаться в том, чего не понимаешь. Тем более он тебе снился, а молоко нет. Как же тяжело ничегошеньки не знать! Хорошо, что Ричард меня нашел. Ничего не помнить и быть одной совершенно невыносимо.
    Волосы уже высохли. Я взяла из-под подушки гребешок, аккуратно расчесала свои локоны и заново заплела их в косу, пропустив тот момент, когда Ричард вернулся в палату. Я заметила его совершенно случайно. Он словно притаился у двери и с любопытством наблюдал за мной.
    — Привет, — вспыхнув от смущения, прошептала я.
    — Крокодильчик, смотри, что я тебе принес.
    Моя реакция заставила его отвести взгляд и переключиться на свою ношу. Он разложил на прикроватном столике три коробочки и молоко в пластиковой бутылке. Я осмотрела содержимое каждой емкости: в первой картофельное пюре и котлета, во второй салат из капусты, в третьей пирожное со сливочным кремом.
    — Спасибо, любимый!
    Ричард просто засиял от удовольствия. Наверное, я редко так его называла, или наоборот часто?..
    — Алекс, я побуду с тобой еще немного и мне нужно будет вернуться в клуб.
    — Клуб?
    — Рабочие моменты.
    — А-а, конечно. Я просто ничего об этом не помню и ты…
    — Все хорошо. Я закажу для тебя обед. Вот, держи, — он дал мне мобильный телефон. — Он новый, я не смог найти твой, но записал на этом мой номер. Звони, когда захочешь. А сейчас перекуси и ложись спать. Мне нужно идти, вернусь в шесть. Не скучай.
    Ричард нежно поцеловал меня в губы и быстро вышел из палаты.
    Еда, которую он принес, оказалась необычайно вкусной. Я действительно очень люблю молоко. Налопавшись как колорадский жук на картошке, и отлежав все бока, решила пройтись по коридору.
    — Мисс, вам еще нельзя ходить одной! — ахнула медсестра. — Позвольте, я вас поддержу за руку.
    — Спасибо, Эллис. А что произошло, я имею в виду, что произошло со мной?
    — Ваш автомобиль взорвался. Вам очень повезло, что вы уже открыли дверцу и собрались выходить, когда это случилось.
    — Что значит взорвался? — нахмурилась я, ощутив легкий приступ тошноты.
    — Полицейские утверждают, что в машине была бомба, но точно сказать тяжело, автомобиль еще раз взорвался из-за бензина в баке и полностью сгорел.
    — То есть меня пытались убить? Кто?! Зачем?!
    — Нет-нет. Дело в том, что вы ехали не на своей машине и никто не знает, где вы ее взяли, а главное зачем и почему.
    — О-о.
    — Вам не о чем волноваться, правда. Вы не одна. К тому же ваш жених просто чудо!
    — Да, он хороший, — с нежной улыбкой согласилась я, тут же вспомнив насыщенно-синие глаза.
    — Я еще не видела, чтобы мужчина так заботился о девушке. Уж поверьте, даже отцы о детях меньше пекутся, чем он о вас.
    Я промолчала. Кто такой Ричард Раона? Я ничегошеньки о нем не знаю. Как мы познакомились, давно ли, любили ли друг друга, почему я живу у него или с ним, сколько мне лет и сколько ему, какие у нас общие интересы, что нас связывает, дарит ли он цветы просто так или только по праздникам, чем я занимаюсь и чем он, когда мы планировали пожениться, назначили ли точную дату, спим ли вместе, были ли у меня возлюбленные раньше, был ли он женат, есть ли у него дети и где мои родители?.. Вопросов все больше и больше, а память пошла спать и повесила табличку 'не беспокоить!'.
    Следующие три часа я находилась в кровати и не знала чем себя занять. На мобильном, что оставил мне Ричард есть три интересные игры, но они очень быстро надоели. Я заглянула в список контактов: 'Ангел', 'Джей', 'Ди', 'Дом'. Ангел! Вот как я его называла! Или нет? Ох. Но точно не Ричард. Я не сомневаюсь, что это его имя, но называла его однозначно иначе. Возможно и Ангел.
    Я нажала на вызов.
    — Привет, Крокодильчик, соскучилась? — заботливо поинтересовался Ричард.
    — Я называю тебя Ангелом? — выпалила я.
    — Иногда. Вспомнила что-то новое?
    — Нет. Пока нет. Я хотела попросить, чтобы ты привез мне наши фотографии.
    — Фотографии? — растерялся он.
    — Это сложно?
    — Нет. Не сложно, — отозвался Ричард. — Вот только, я не знаю, куда ты отдала фотоальбом для составления слайд-шоу на свадьбу, но обещаю разыскать твои детские фотографии и возможно, что-то найдется из наших общих фотоснимков.
    — А я не хранила их в электронном варианте? Посмотри на компьютере, — мне очень хотелось быть полезной.
    — Крокодильчик, твой ноутбук сгорел, — огорченно оповестил меня Ричард.
    — В машине? — нахмурилась я, напрягая память и изо всех сил стараясь вспомнить, что все-таки произошло.
    — Да. Тебе уже рассказали об аварии?
    — Угу.
    — Я буду в шесть. Поправляйся.
    — Буду ждать… И… Спасибо тебе. За все.
    — Ты должна мне намного больше, чем спасибо.
    Я промолчала.
    — Когда-нибудь вспомнишь, — засмеялся он. — Я вынужден возвращаться к работе, извини.
    — Конечно-конечно.
    Так значит Ангел, ну ладно, пусть будет Ангел. Кто такие 'Ди' и 'Джей' — друзья или родные?
    Начнем с 'Ди'. Вызов.
    — Алло.
    — Ди?
    — Да, мисс Алекс.
    — Ди, не знаю в курсе ли ты, что я многого не помню. Скажи, в каких мы состоим отношениях?
    — Отношениях? — удивился мужчина.
    — Ну, кто ты для меня? — прямо спросила я и, затаив дыхание, ждала ответ.
    — А-а, понятно. Я работаю у сэра Варта.
    — Кто такой Варт?
    — Ваш жених, мисс.
    — Жених? Моего жениха зовут Ричард Раона. Я в этом абсолютно уверена!.. Кажется.
    — Так и есть, мисс, — растерялся собеседник.
    — Кто же тогда Варт?
    — Вам лучше об этом с Юджином поговорить.
    — Юджин?
    — Это дворецкий, мисс.
    — То есть мне нужно позвонить домой?
    — Я думаю, да.
    — Спасибо, Ди. Кстати, ты заешь кто такой Джей?
    — Это мой напарник. Если вам что-то понадобится — он сейчас в больнице, дежурит у вашей палаты.
    — Зачем он это делает? — с недоумением поинтересовалась я.
    — Сэр Варт так приказал.
    — Ясно. Спасибо еще раз. До встречи.
    — Поправляйтесь, мисс.
    Секундочку, то есть у меня теперь гарем из женихов? И зачем приказано меня охранять, если взрыв машины — роковая случайность, или нет?
    Ладно, звоним Юджину.
    — Алло, — отозвался спокойный мужской голос.
    — Доброе утро, Юджин, — надеюсь это он.
    — Мисс Алекс? — обрадовался мужчина.
    — Да, это я.
    — Как вы себя чувствуете?
    — Уже лучше, спасибо.
    — Мы все так переживали! Возвращайтесь поскорее домой. Без вас здесь тоскливо.
    — Я постараюсь. Юджин, у меня к тебе вопрос: как зовут моего жениха?
    — Лекс Варт, мисс, — уверенно ответил дворецкий.
    — А кто такой Ричард Раона? — с негодованием промямлила я, стараясь выжать из своей памяти хоть каплю дополнительной информации.
    — Это его предок, но сэр Варт имеет такое же полное имя: Ричард Александр Адам Варт и он принадлежит роду Раона.
    Я облегченно вздохнула. Значит у меня один жених, это имен у него много. Целых три! Хм, Лекс Варт.
    Лекс. Да, это имя намного легче с ним сопоставить. Почему он меня не поправил? Хотя в целом, я не ошиблась. Просто почему-то вспомнилась именно эта часть его имени.
    Так, остался еще 'Джей'. Надев тапочки, я вышла в коридор и нажала на вызов. У меня за спиной заиграла мелодия мобильного телефона. Я обернулась. Джей настоящий качек! Ну, просто медведь!
    — Вы меня искали, мисс Алекс?
    — Привет. Ты Джей?
    — Да, — утвердительно кивнул медведь.
    — Зачем нужно охранять меня? — вложив в голос всю доступную мне решительность, потребовала я.
    — Так приказано, мисс.
    — Из-за чего? — не отступала я.
    — Не могу знать, мисс.
    Ясно, он либо не знает, либо не скажет. Результат все равно один.
    — Так вы мой охранник? — озвучила я очевидную истину.
    — Да, и очень этому рад.
    — А давно ты меня охраняешь?
    — Неделю.
    — Кто исполнял обязанности охранника раньше? — если вообще исполнял!
    — Мне это не известно, мисс.
    — Ладно, а чем я занималась всю прошлую неделю?
    — В целом ходили по магазинам, парикмахерским, устроили вечеринку, были на двух семейных ужинах и на дискотеке. Вроде ничего важного не упустил.
    Ух, ты! Я не бездельничаю.
    — Где проходили ужины? — нахмурилась я, выцедив из общего вороха поступившей информации слово 'семья'.
    — В замке Хелдвелл.
    В замке?..
    — Кто их проводил? — я продолжала мотать клубочек из чужих воспоминаний.
    — Семья сэра Варта.
    У семьи Лекса есть замок? Вот это да!
    — В честь чего устраивались встречи?
    — Первая — как обычно, ежемесячное собрание, а вторая — Рождество.
    — Рождество?! Какое сегодня число? — встрепенулась я, оглядываясь по сторонам в поисках календаря.
    — Двадцать девятое декабря.
    — Хм. Где мои родители?
    — Я с ними, к сожалению, не знаком.
    Джей отвечал на мои вопросы четко, коротко и по делу, с чего я сделала вывод, что мужчина имеет прямое отношение к военным.
    — Ладно. Я где-нибудь учусь или работаю?
    — Вы студентка медуниверситета, но мне не разрешено вам рассказывать о прошлом. Просьба врача.
    — Да-да, конечно.
    Так значит я будущий медик, врач, а какой я врач? Это все ужасно раздражает! Я чувствую себя слепым котенком.
    — Мисс Брум, вам пора на осмотр, — обратилась ко мне Эллис.
    Доктор посветил мне фонариком в глаза, поводил ручкой перед носом, попросил выполнить несколько простых движений с закрытыми глазами: вытянуть вперед руки, пальцем коснуться кончика носа, подбородка, плеча, присесть, пройти по палате задрав голову вверх…
    Издеваются как могут!
    Я стойко выдержала все процедуры и отправилась в кровать. Когда я бодрствую память не возвращается, а во время сна хоть какие-то обрывки всплывают. Нужно постараться уснуть.
    — С днем Рожденья тебя! С днем Рожденья тебя! С днем Рожденья, дорогая Алекс! С днем Рожденья тебя.
    В темную комнату красивая женщина вносит большой торт с горящими свечами. Свет от огней озаряет помещение. Все в шариках, много детей, а по середине комнаты большая цифра 'десять' в виде полосатого леденца.
    — Загадывай желание, дорогая, и оно обязательно сбудется.
    'Хочу на зимних каникулах поехать с Кэвином и его родителями на лыжный курорт!' Задуваю свечи. Все аплодируют и симпатичный мальчик, нет юноша, кружит меня на руках.
    — Вот ты и взрослая, сестричка! Десять лет это уже не детство, — юноша хохочет и ставит меня на стул.
    — Это тебе, — он дарит мне плюшевого льва и целует в щеку.
    Я люблю его! Кто этот мальчик? Он назвал меня сестренкой. У меня есть брат?
    Ночь. Высокое небо, звезды мерцают на черном своде как бриллианты на бархате.
    — Алекс, спускайся, — кто-то шепчет вдалеке.
    Я подхожу к окну.
    — Мне страшно! Слишком высоко, — также шепотом отвечаю я.
    — Не дрейфь, мы притащили лестницу, она чуть левее от окна.
    — Только держите ее крепко, — предупредила я.
    — Спускайся, мы страхуем.
    Я спускаюсь вниз, исполняю танец 'алоха' с двумя подростками. Они мои друзья, но я не помню их имен.
    — Ну что, погнали?
    — Подожди, надо спрятать лестницу, — отвечает второй парень.
    — Давай быстрей, иначе всю вечеринку пропустим!
    — Ты уверен, что нас туда пустят?
    — Алекс, ты что издеваешься? Эту вечеринку устраивает мой брат. Кто ж меня домой-то не пустит?
    — Ага, запрет нас в твоей комнате, а еще чего доброго родокам настучит!
    — Неужели наша Алекс струсила? Вот это новость!
    — Я ничего не боюсь!
    — Тогда пошли.
    Мы бежали и бежали, но я не чувствовала усталости, наоборот было весело.
    — Залазьте!
    — Через окно?
    — Ну да.
    — Как скажешь.
    Вот мы и на вечеринке… Громко играет музыка, куча парней и девушек. Все чем-то заняты: в основном танцуют и разговаривают, но некоторое наливают напитки и несколько парочек целуются на диване.
    — Супер, чуваки! Мы все-таки попали на вечеринку года!
    — Ага.
    — И что дальше?
    — Как что, пошли танцевать!
    — Алекс, сними кепку. В ней ты совершенно на девчонку не похожа.
    — Ну и что?
    — А то, что я приглашаю тебя на этот танец, — парень сам стянул с меня бейсболку и потянул танцевать.
    — Ай, ты мне все ноги оттопчешь!
    — А ты мне!
    Мы долго возмущались, но продолжали танцевать.
    — Алекс?
    — Что?
    — Можно тебя поцеловать? — робко спросил подросток.
    — Это еще зачем?
    — Ну, мы же типа взрослые, а на вечеринках все взрослые целуются.
    — А это обязательно?
    — Я думаю, да.
    — Ладно, но чур завтра не хвастаться и не трубить на каждом углу!
    — Согласен.
    Парень крепко прижался своими сухими и горячими губами к моим.
    — И в чем прикол?
    — Я тоже не понял, давай еще раз.
    На второй раз поцелуй был более нежный, но конечный результат остался тот же.
    — Их значимость определенно преувеличивают.
    — Ага.
    Я открыла глаза. За окном уже садилось солнце. Надо же, проспала весь день!
    — Добрый вечер, мисс Брум, — поздоровалась новая медсестра, — меня зовут Кэти.
    — Привет Кэти, подскажи который час?
    — Пять часов вечера.
    — Спасибо.
    — У вас пятнадцать минут до обхода врачей.
    — Я хочу умыться.
    Встать с кровати получилось гораздо проще, чем утром. Это хорошо. Голова почти совсем не кружится, только легкая слабость.
    Больничный голубой халат шел мне как корове седло, но ничего не поделаешь, такие правила.
    Холодная вода вмиг сняла всю оставшуюся дремоту. Почистила зубы, привела в порядок волосы и вернулась в палату.
    На прикроватном столике стоял большой букет из темно-красных роз. Как это я их сразу не заметила? Я подошла ближе. За букетом стояли коробочки с едой из ресторана 'Роял', название заведения было выдавлено на крышках, бутылочка молока и плитка шоколада. В букете записка:
    'С любовью, твой Ангел!'
    Как мило! Лекс просто чудо! Мой Ангел…
    Хоть я и бездельничаю, но есть почему-то все равно хочется. В коробочках были тушеные овощи, рис и мясной салат. Я быстренько умяла все за обе щеки и довольно завалилась на подушки.
    — Как самочувствие, мисс Брум? — поинтересовался доктор.
    — Уже намного лучше, спасибо.
    — Что-нибудь вспомнили за сегодня?
    — Знаете, доктор, я почти ничего не могу вспомнить, пока не сплю, да и во сне в основном какие-то обрывки фраз. Мне снятся люди, которых, кажется, я хорошо знаю, но не могу вспомнить ни одного имени.
    — Возможно, это будет проще сделать при личной встрече, — предположил доктор.
    — Вы правы, — обрадовалась я. — Лекса я узнала почти сразу, но с Джеем познакомилась, как впервые, хотя я его знаю не меньше недели и он целыми днями был рядом со мной.
    — Это понятно, у вас с мистером Вартом эмоциональная связь, а с Джем ее похоже не было. Вот и все.
    То есть он имеет ввиду, что я люблю Лекса?
    — А-а, ясно. Другими словами, чтобы это проверить, мне нужно встретиться с любимыми людьми, например, с родителями или близкими родственниками?
    — Друзья для этого тоже сгодятся, но не расстраивайтесь если сразу кого-то не узнаете.
    — Не буду, — с улыбкой пообещала я.
    Доктор измерил мое давление, температуру, повторил издевательство 'сели-встали' и сообщил, что мои дела идут на поправку. Вручил мне горстку таблеток и только после того, как я их послушно проглотила, вышел из палаты.
    До прихода Лекса осталось не меньше десяти минут, значит можно немножко поваляться. Голова ужасно кружится, а веки словно свинцом налились.
    Лекция в университете. Огромный зал, большое количество студентов, но это не семинар, а обычная лекция по психологии. Рядом со мной сидит красивая девушка. Она передвигает ко мне записку:
    'Завтра мы идем в 'Гэлакси', ты с нами?'
    Я отвечаю:
    'Да'.
    Она снова что-то пишет на листке:
    'Есть фальшивые документы?'
    'Нет'.
    'Я все решу, но это будет стоить денег'.
    'Сколько?'
    'Полтинник с человека'.
    'А не подавишься?'
    'Ну, как хочешь'.
    'Ладно, я согласна'.
    'Тогда завтра в десять у клуба'.
    — Привет, Крокодильчик.
    Лекс сидел в кресле у моей кровати.
    — Привет. Цветы чудесные, спасибо.
    Он слегка улыбнулся и взглянул на букет.
    — Как прошел день?
    — Почти все время сплю. Подозреваю, что не без помощи врачей.
    — Я знаю об успокоительном. Тебе нужен отдых.
    Мобильный телефон показал, что уже за полночь.
    — Ну вот, а я в шесть часов всего на минуточку прилегла, — я в отчаянии пожаловалась на горькую судьбу жениху.
    — Ничего страшного, во-первых ты очень красивая и я все это время не отводил с тебя глаз, а, во-вторых, я и сам неплохо отдохнул рядом с тобой.
    — Лекс, ты мой Ангел!
    — Так ты больше не называешь меня Ричардом? — усмехнулся Варт.
    — К сожалению, этого я пока не помню. Мне подсказал Ди, — пришлось признаться в разведке Варту.
    — Ммм. А как тебе больше нравится?
    — Если выбирать среди Ричард, Александр и Адам — я, конечно же, выберу Александр, это ведь и мое имя тоже.
    — Мне оно всегда больше нравилось, хотя родители называли меня Ричардом.
    — Сколько тебе лет?
    — Я ужасно старый, а если рассуждать как ты — то просто древний. — Лекс скорчил страдальческую гримасу.
    — Ну, сколько? — заскулила я, по-детски сморщив носик.
    — Почти двадцать девять.
    — А мне?
    — Алекс, попробуй вспомнить сама.
    — Не могу! Я пыталась, еще как пыталась, но не могу.
    — Память вернется, потерпи. Старайся об этом меньше думать.
    — А ты принес мне фотографии? — в надежде увидеть хотя бы фрагменты из своей прошлой жизни, спросила я.
    — Да, вот.
    Лекс протянул мне фотоальбом. Я внимательно просмотрела все снимки, но кроме одного юноши, того что поздравлял меня с десятилетием, никого не узнала.
    — Лекс, он мне снился. Это мой брат. Как его зовут?
    Варт посмотрел на фотографию.
    — Извини, но я с ним не знаком.
    — Жаль.
    — А что тебе еще снилось?
    — Знаешь, это что-то несвязное, разные обрывки. Я даже не уверена, что это воспоминания, а не просто сны.
    — И все-таки?
    — Мой день Рождения, побег на вечеринку, лекция в университете, футбольный матч, девочка, пляж, и ты.
    — Я? — искренне удивился Варт. — Что же тебе снилось обо мне?
    — Ты сказал, что благодарен судьбе за наше знакомство и назвал меня любимой.
    — Ммм. Так и есть. А после этого я тебя поцеловал.
    — Значит это все-таки воспоминания! — обрадовалась я.
    — Судя по твоим описаниям, да.
    — И нас познакомил Артур?
    — Можно и так сказать.
    Я облегченно вздохнула. Память хоть и не очень быстро, но все-таки восстанавливается.
    — Лекс, ты сказал, что я отдала наши фотографии для свадебного слайд-шоу?
    — Да. Ты вспомнила куда? — каким-то извиняющимся тоном поинтересовался Варт.
    — Н-нет. Не вспомнила, прости. Скажи, а мы уже назначили дату?
    — Не беспокойся об этом. Я все отменю, — Варт опустил глаза и выглядел очень подавленным.
    — Ох. Я даже не знаю, что сказать. Пойми меня правильно, я ничего не помню… Я с большим трудом свое имя вспомнила, а брак это очень серьезно и…
    — Зато с моим именем проблем не возникло, — пробурчал Лекс.
    — Но я не вспомнила тебя, то есть свои чувства к тебе.
    — Еще пару дней назад мне бы и в голову такая мысль не пришла, но сейчас…
    — Что?
    — Может ты просто думала, что любишь меня, а на самом деле это не так?
    — Лекс, я… не знаю, извини. Но ты очень нравишься мне сейчас. Знаешь, я правильно тебя назвала Ангелом, ты действительно мой ангел.
    Варт устремил на меня грустные взгляд.
    — Крокодильчик, я так скучаю, возвращайся ко мне по быстрей.
    — Я очень стараюсь. Правда.
    — Пойми, для меня очень важно, чтобы ты все вспомнила. Мне будет безумно тяжело все повторить заново, особенно если ты так слаба, — Варт отчаянно вздохнул и замолчал.
    — А может ты все-таки немножечко подскажешь, хоть направление дашь?
    — Нет, Крокодильчик, это только все запутает.
    Я облокотилась на подушки и уставилась в потолок. Надо же быть таким упрямым!
    — Ты устала?
    — Не уходи, — встрепенулась я, возвращая свой взгляд к синим глазам.
    — Я буду рядом до четырех утра, потом мне нужно в клуб.
    — Расскажи о своей работе, или это я тоже должна сама вспомнить? — как можно нежнее спросила я.
    — Ты обо всем знаешь. Ладно. Я занимаюсь клубным бизнесом. Владею пятью крупными клубами. Один находится в Нью-Йорке, второй в Вашингтоне, третий в Беверли Хилл, четвертый в Голливуде, пятый в Лондоне. Вот я и разрываюсь между ними на кусочки.
    — Ого! А когда же мы виделись?
    — Да уж, времени на любовь было не так много, как хотелось бы. Извини меня, Крокодильчик.
    — Сейчас, наверное, тебе везет, что я не помню как скучала, — я попыталась пошутить.
    — Наверное, — мы уже смеялись вместе.
    — Ты любишь животных?
    — Они не любят меня, — поморщился Варт.
    — Тебе нравятся походы, туризм?
    — Когда-то нравились, но это было очень давно. Почему ты спрашиваешь?
    — Хочу заново тебя узнать. Если я буду спрашивать, то о чем раньше хорошо знала, то можешь не отвечать.
    — Ладно. Валяй.
    — Ты любишь сладкое?
    — Нет.
    — Хм. Какое твое любимое блюдо?
    — Пропускаем.
    — Цвет?
    — Не знаю, я об этом не задумывался, но мне нравится твое красное платье и голубые шорты.
    — К сожалению, я их не помню. Следующий вопрос: кто ты по образованию?
    — Я заканчивал факультет точных наук в Оксфорде, если более конкретно, то это химия.
    — У тебя есть родители? — осторожно спросила я, что-то мне подсказывало, что нет. И это огорчало.
    — Нет, они давно погибли.
    — Извини, я…
    — Ничего.
    — Да. Ты играешь в компьютерные игры?
    — Можно сказать, что нет.
    — А если будешь играть, то какого типа игру выберешь?
    — Возможно 'квест'.
    — Какой твой любимый фильм?
    — Сложно что-то выделить, есть фильмы, которые я буду смотреть, могу посмотреть и не стану смотреть даже под угрозой пытки.
    — А музыка?
    — Я отношусь к современной музыке как к работе, а на классику времени почти нет.
    — Что ты любишь делать больше всего?
    — Заниматься сексом.
    — Лекс, я серьезно, — вскинув ладони к вспыхнувшим щека, простонала я.
    — И я. Очень серьезно.
    Меня почему-то сильно смутила такая откровенность и я решила поскорее сменить тему:
    — Я помню твое изображение на большом портрете, кто его написал?
    — Давай следующий вопрос.
    — Хорошо… Мм… Ты был женат?
    — Нет, но в ближайшее время собираюсь обзавестись очаровательной женушкой.
    Я улыбнулась и продолжила свой допрос:
    — А дети у тебя есть?
    — Нет, но очень хочу.
    — Мы говорили с тобой о ребенке? Просто, я не то, чтобы это помню, но точно знаю, что говорили.
    — Да, говорили.
    — Я уверена, что пока не готова к этому шагу. Это кажется мне чем-то запредельным.
    — Ты обещала подумать.
    — Мы спим вместе?
    Он лукаво посмотрел на меня, в глазах искрились озорные огоньки.
    — Давай дальше.
    Да уж, лучше бы ответил. Мне ведь этот вопрос покоя не даст. Ну почему нельзя чувствовать такие вещи интуитивно?
    — Что тебя привлекает во мне? — зашла я с другой стороны. Что-то в его идеальном поведении сильно настораживало. Какая-то тоненькая лживая нотка портила во всех смыслах совершенные отношения, которые так старался продемонстрировать мне Лекс.
    — По мимо очевидного?
    — По мимо очевидного.
    — Твоя чистота, наивность, доброта, непокорность, бунтарство, целеустремленность… я могу еще долго продолжать.
    Как же он красиво улыбается!
    — Я поняла суть. Спасибо.
    — Еще будут вопросы?
    — Да. Еще пара миллионов.
    — Тогда тебе следует поторопиться, если намериваешься успеть до моего ухода. Сомневаюсь, что кому-либо выпадет подобный шанс задавать мне вопросы и получать откровенные ответы.
    — Ладно. Как называется твой клуб в Лондоне?
    — Ты это хорошо знаешь, так что вспоминай.
    — Ты сводишь меня в 'Гэлакси'? — с просьбой в голосе спросила я, рассчитывая получить положительный ответ.
    — Что? Ты помнишь это место? — толи обрадовался, толи насторожился Варт.
    — Я помню, что собиралась туда.
    — На Новый Год там планируется интересная программа.
    — То есть да?! Ты согласен сходить со мной в этот клуб? На Новый Год?
    — А почему нет?
    — Класс!!! — искренне обрадовалась я.
    — Крокодильчик, мне уже пора. Я вернусь в шесть, и если врачи тебя выпишут — заберу домой.
    Я кивнула.
    — Устала?
    — Подожди. Можно еще один вопрос?
    — Только, если один.
    — О чем ты больше всего жалеешь?
    — О том, что не превратил одну чрезмерно болтливую принцессу в лягушку, а теперь спи — иначе я за себя не ручаюсь, — улыбнулся Варт.
    Он как и в прошлый раз едва коснулся губами моих губ и поспешно ушел.
    В Лекса Варта не влюбится только слепая, глухая и полоумная одновременно. Он умный, с хорошим чувством юмора, нежный… Не уверена, что его можно назвать добрым, но со мной он безукоризненно добр. Красивый, властный, сексуальный и беспощадно пользуется этим.
    И как это я умудрилась такого присвоить? А присвоила ли? Неужели я ревную? Похоже на то… Вот черт!
    До завтрака я спала как младенец. Снов не было.
    Еду опять доставили из ресторана. На этот раз был омлет, отварная рыба и картошка, фруктовое молоко и шоколад.
    — Мисс Брум, обход через десять минут, — обратилась ко мне Кэти, заглянув в приоткрытую дверь.
    — Сегодня будет Эллис?
    — Нет, Эллис дежурит завтра, а сегодня Микки.
    Наверное это та медсестра, которую я видела, когда впервые очнулась.
    Зубная паста. Я люблю мятную. Это я помню, и щетка должна быть мягкой, а эту выбирала точно не я.
    Так, Алекс, в зеркало не смотреть! Ты что стенку не видела? Возможно я даже у стенки выиграю в соревновании по бледности.
    В кровати сегодня почему-то особенно хорошо. Наверное я весь день проведу в постели.
    Газета? Кто принес мне газету?
    — Доброе утро, мисс Брум! Я Микки. Вы любите кроссворды?
    — Кажется, да.
    — В таком случае на последней странице 'Таймса' есть интересный кроссвордик.
    — Это вы принесли газету? Спасибо.
    — Не за что. Я подумала, что вам будет интересно узнать новости.
    — Вы правы. Я даже имени президента США не назову. Хотя… Постойте-ка, 44-й президент Соединенных Штатов Америки Барак Хусейн Обама, победил на выборах в 2009 году.
    — Вы молодец. Так держать, мисс Брум!
    — Алекс, — мягко поправила я. — Но все равно, спасибо.
    — Что за восторг? Вы что-то вспомнили? — поинтересовался доктор. Он только что вошел в палату и был озадачен моей радостью.
    — Мелочь, а как приятно, — с улыбкой поделилась я своими переживаниями с доктором.
    — Мисс Брум, безошибочно назвала имя президента Америки, — пояснила мой восторг медсестра.
    — Мало того, я помню как он выглядит!
    — Это не удивительно. Вы еще не то с легкостью вспомните. С общеизвестной информацией зачастую гораздо легче, чем с личной.
    — Почему? — почти расстроилась я.
    — Понимаете у амнезии может быть масса причин как травматических, так и психологических.
    — То есть я могу ничего не помнить не только из-за удара головой? Мое сознание может от чего-то закрываться, если у меня случился сильный стресс?
    — Верно, но в вашем случае травма более вероятная причина, во всяком случае основная.
    — Ясно. Нет смысла гадать, пока я не помню, что со мной происходило за последние… в общем за всю жизнь.
    — Ваша память быстро восстанавливается. Я уверен, что она не заставит себя ждать. В ближайшем будущем вы проснетесь и будите знать все и о своем прошлом, и о настоящем.
    — Спасибо, за поддержку, доктор.
    Термометр, тонометр, 'сели-встали', выпили горсть лекарств и марш в кровать.
    Сегодня осмотр прошел очень быстро.
    Скорей бы уже вечер. Я хочу домой!
    Привет, подушка, я к тебе.
    — Напоминаю, завтра нужно сдать ессее по 'Ромео и Джульетта'.
    Прозвенел звонок и все быстро засобирались. Я положила в сумку тетрадку, книгу по литературе и блокнот.
    — Алекс, ты куда-то едешь на каникулы? — ко мне подошла курносая рыжая девушка с россыпью бледно-оранжевых веснушек по всему телу, куда только мог упасть взгляд.
    — Нет. Наоборот, гости будут у меня.
    — А-а, из Лондона?
    — Угу.
    — Может познакомишь?
    — Ха! Мечтай!
    — Неужто ревнуешь?
    — Было бы к кому, — я смеюсь.
    — А как же Сэм?
    — А что Сэм?
    Набережная. Яркое солнце, пальмы, море. У меня на ногах ролики.
    — Алекс, подожди меня! — окликнула девочка. Я ее хорошо знаю, но вот имя никак не могу выловить из памяти.
    — Догоняй!
    — Так не честно, ты катаешься каждый день, а я месяц в год.
    — Значит переезжай жить в Майами!
    Я беру девочку за руку и мы едем вместе. Ветер дует в лицо, волосы развиваются… круг, второй, третий…
    — А завтра мы снова пойдем кататься?
    — Если хочешь, — отвечаю я.
    — Да, а сейчас давай поедим — я просто умираю от голода.
    Ночь. Слева от меня потрескивает огонь. Я лежу на земле, раскинувшись на мягкой траве, под головой спортивная куртка, и смотрю вверх, на черное бархатное небо, на сияющие звезды. Созвездие льва. Эти звездочки горят как-будто это последняя ночь в их жизни. Вот и ковшик малой медведицы. Небо безумно высокое, а звезды и луна совсем рядом. Я бы хотела когда-нибудь полететь на Луну. Возможно, в далеком будущем люди будут летать туда как ходят в музей или на выставку картин. А вдруг там есть живые существа? Зеленые человечки со смешными мордочками или они ярко-малиновые с бирюзовыми глазами, неважно, главное они очень дружелюбные и ласковые. Они будут приглашать нас в гости на чай с лунным печеньем или устроят лунные аттракционы.
    — О чем задумалась, сестренка?
    Рядом со мной завалился смеющийся парень. Он симпатичный и заметно пьяный. Каштановые волосы от бликов огня в костре казались красноватыми, теплые карие глаза, загорелая кожа, но я знаю, что от природы она такая же светлая как и у меня.
    — Думаю о лунных аттракционах. Как считаешь, там есть лунатики?
    — Ты что, в школе не училась? — продолжал смеяться парень.
    — Да ладно тебе. Что уже помечтать нельзя? — этот парень заставляет улыбаться и меня.
    — Алекс, я люблю тебя, — шепчет он.
    — Я тебя тоже.
    Парень перевернулся на бок, повернувшись ко мне лицом, оперся на руку и смотрел в мои глаза.
    — Будь моей девушкой.
    — Так много выпил?
    — Да, ты права: что-то не в ту степь полез.
    Дождь. Я сижу на подоконнике, в руках книга, но читать ее совсем не хочется. Крупные холодные капли стучат в стекло снаружи, а я согреваю его лбом изнутри.
    — Почему он так поступил?
    — Не расстраивайся, это не последний симпатяга на планете, — отвечает знакомый женский голос.
    — Да, но он мне так нравился.
    — Забудь! Этот болван того не стоит.
    — Почему так вышло?
    Я обернулась. Девушка, с которой я разговаривала, сидела в кресле, на коленях она держала глянцевый ноутбук.
    — Да потому, что ты не прыгнула в его постель на первом же свидании, а некоторые и без свиданий трутся задницами о его яйца.
    — Фу! Это мерзко.
    — Вот именно! Все они так и смотрят с кем бы покувыркаться, а о чувствах мы должны думать!
    — Что у тебя уже стряслось?
    — Ничего.
    — Это не ничего, это что-то, если ты так рассуждаешь!
    — Я сегодня не пошла на философию, засиделась в библиотеке, а когда вышла, то увидела эту курицу с параллельного патока в обнимку с моим бойфрендом.
    — Нееет. Только не твой тихоня, он просто не мог так поступить. Я не хочу сказать, что он не интересуется девушками. Просто мне казалось, что кроме тебя он вообще никого в упор не видит.
    — Вот и я так думала!
    — Все, устраиваем девичник! Звони всем, пусть собираются, а я пиццу закажу. Тебе как обычно сырную?
    От большого количества переживаний немного разболелась голова. За окном темно, в палате свет только от ночника. Я протянула руку к включателю. Яркий свет ослепил глаза, заставил зажмуриться. Восстановив зрение, я сонно осмотрела пустую палату. На кресле, где обычно сидит Лекс, лежала сложенная стопкой одежда. Джинсы, персиковый гольф, черная кожная курточка, коробочка с бельем, под креслом красивые черные сапожки. Кажется это моя одежда. Все моего размера и очень удобно. Я расчесала волосы и вышла в коридор. Варт разговаривал с доктором.
    Мне даже показалось, что Лекс не сразу меня заметил.
    — Я правильно понял, док: все прописанные лекарства нужно принимать еще три дня, а потом к вам на прием?
    Доктор кивнул и протянул ему рецепты.
    — Привет.
    — Привет. Хорошо выглядишь, — приобняв меня за плечи, ласково промурлыкал Варт.
    — Спасибо, — смущенно улыбнулась я в ответ на приятный комплимент.
    — Ну что, поехали домой?
    Я согласно кивнула и снова улыбнулась своему жениху.
    — Доктор, я вам очень благодарна за помощь. Спасибо.
    — Берегите себя.
    — Обязательно.
    Мы вышли на улицу. Морозно. Я вдохнула на полную грудь холодный воздух и тихонько застонала.
    — Крокодильчик, что болит?
    — Грудная клетка, но уже все прошло, — нехотя призналась я. Еще не хватало, чтобы он со мной нянчился. Без того опекает как бесценное сокровище. Это несколько обязывает.
    — Давай идти медленней.
    Варт открыл передо мной дверцу красивой черной машины.
    — Это 'мазератти'? — восхищенно прошелестела я.
    — Да, садись.
    — Очень красивая машина.
    — Спасибо, но тебе больше нравится другая, — улыбнулся Лекс.
    — Какая? — искренне удивилась я. — Что же может быть лучше этой красавицы?
    — Вспоминай.
    — Нет, не могу, — сдалась я, после недолгих, но мучительных усилий.
    — Она в гараже, приедем домой — увидишь, а пока постарайся вспомнить самостоятельно, — Варт еле сдерживал смех.
    — А мы можем немного покружить по городу? — встрепенулась я, озаренная замечательной идеей. Может быть улицы родного города всколыхнут мою память.
    — Все, что пожелает прекрасная леди.
    Я села в машину и осмотрела салон. Класс! Какая же тогда та, другая машина?
    Варт легонько тронулся. Он молчал, позволяя мне внимательно смотреть по сторонам.
    Улицы, витрины, вывески — все очень знакомо. Я знала почти все названия улиц и куда можно попасть, если свернуть направо или налево.
    — Это мой университет! Я тут учусь! — восторженно воскликнула я, прилипая лбом к холодному стеклу.
    — Правильно, а факультет помнишь?
    — Не-а.
    — Ничего страшного. Поехали дальше?
    — А ты не подскажешь? — хитро подмигнув, я в очередной раз намеревалась сжульничать.
    — Нет, лисенок, вспоминай сама, — рассмеялся Варт, не поддавшись на мою уловку.
    — Тогда поехали, — сложив руки на груди и показательно надув губы, фыркнула я.
    Варт свернул в жилые районы. Я их хорошо помню. Кто живет в этом доме? Почему он мне так знаком? Лекс не скажет, это точно.
    А в том магазинчике всегда горячие булочки.
    Мы снова вернулись в центр. Проехали несколько жилых кварталов. Эти улицы я не помню. Покружили еще не долго и Варт припарковал машину у красивого двухэтажного дома. По два огромных окна с арками от входа на первом этаже, второй углублен и отделан стеклянной террасой.
    Кажется я была в этом доме, но точно сказать не могу.
    Варт открыл мне дверцу и галантно подал руку.
    — Приехали. Пойдем?
    Я кивнула.
    На входе нас встречал дворецкий. Седовласый мужчина в черном строгом костюме.
    — С возвращением, мисс Алекс.
    — Рада вас видеть, Юджин, — нашлась я, сопоставив уже известные мне факты из потерянного прошлого.
    Мужчина пропустил нас в дом и закрыл дверь. Он собрал верхнюю одежду и сообщил, что ужин подадут через двадцать минут.
    — Крокодильчик, пойдем я покажу тебе твою комнату.
    Лекс взял меня за руку и повлек к лестнице. Так вот откуда я помню портрет! Он заставил меня остановиться. Это одно из немногого, что я смогла вспомнить.
    — Лекс, этот портрет я хорошо помню. Благодаря ему я вспомнила твое имя.
    — На нем изображен Ричард Раона, а не Лекс Варт. Думаю ты его помнишь, потому что долго рассматривала и искала между нами отличия.
    — А разве они есть?
    — Визуальных почти нет. Пойдем.
    У Варта почему-то резко испортилось настроение так, что я не стала задавать вопросов относительно портрета и молча последовала за ним.
    На втором этаже было три двери, предположительно в три спальни. Варт открыл среднюю.
    — Это твоя комната.
    Я вошла и осмотрелась. Золотисто-кремовая. На косметическом столике лежали заколки и косметика.
    — А где твоя? — неуверенно спросила я.
    — Дальше по коридору.
    Почему мы живем в одном доме и в разных комнатах? Это что средневековье какое-то?
    — Так будет лучше, — ответил Варт на мой невысказанный вопрос.
    — У меня, что мысли на лбу печатаются?
    — За тебя говорит, твой изумленный взгляд, Крокодильчик, — с ироничной улыбкой пояснил он, нежно погладив меня по щеке и заставив забыть о недовольстве. — Но, если пожелаешь, то всегда можешь переехать ко мне.
    Последние слова были сказаны в достаточно шутливой форме, чтобы не воспринимать их в серьез и не расценивать как настойчивое приглашение.
    — Где я жила раньше? — отступив на шаг от ласкового жениха, строго потребовала я.
    — Постарайся вспомнить сама. Ладно?
    — Лекс, я так не могу! Если я спрашиваю, то ответ для меня важен, — вспылила я от резко навалившегося негодования. Он даже не представляет какого мне!
    — Понимаю, но ничем не могу помочь.
    — Я тебе говорила, что ты просто невыносим?
    — Частенько, — рассмеялся он, ничуть не задетый моим сердитым тоном.
    — Вот как? Значит это для тебя не новость.
    Я подошла к зеркалу. 'Кити' — это мой любимый аромат.
    — У меня есть машина?
    — Да.
    — И ты, конечно же, не скажешь мне какая?
    — Нет. Она в гараже. Я могу тебя туда проводить.
    Я кивнула и продолжила осмотр комнаты.
    В шкафу не очень много одежды, почти нет косметики. Я зашла в ванную: моя зубная щетка, это точно, и паста эта мне нравится, любимый шампунь. Я все это помню, но сама комната кажется чужой.
    — Я ведь не жила здесь, ведь так? — уверенно заявила я.
    — Нет. Ночевала пару раз, но не жила.
    — Я могу увидеть твою комнату?
    — Да, — немного растерявшись, согласился Варт и, отступив на шаг, пропустил меня вперед.
    Похоже мой Ангел не сильно обрадовался такой просьбе.
    Варт открыл дверь в соседнюю комнату и включил свет.
    — Проходи.
    Я вошла. Комната мне совершенно не знакома. Огромная кровать из резного дерева, зеркальный шкаф-гардероб, утопленный в стену, LCD и стеклянный столик под ним. Темная деревянная дверь в ванную… Ничего не помню.
    Я закрыла глаза и попыталась еще раз. Запах. Приятный, мужской аромат. Так пахло кресло в какой-то библиотеке, так пахнет он, я в этом абсолютно уверена.
    — Здесь пахнет тобой, — я подошла к Варту и обняла его за шею.
    — Рад, что ты помнишь мой запах, — усмехался Лекс, обхватывая меня за талию.
    — Помню.
    Он медленно склонился к моим губам и осторожно поцеловал.
    — Поцелуй меня еще раз, — попросила я.
    Он громко засмеялся, чем неслабо удивил меня.
    — Я что-то не так сказала? — я была абсолютно растеряна и сильно смущена своей невольной дерзостью.
    — Нет, Крокодильчик. Все хорошо. Правда.
    — Тогда, почему ты смеешься?
    — Обычно ты не просишь, либо сама целуешь, либо загоняешь в угол и не оставляешь выбора, — он это серьезно или издевается?
    — Ммм. Значит я могу тебя поцеловать, когда захочу?
    — А такое желание часто возникает? — определенно издевается! И это ужасно злит!
    — Ты несносный дедуган!
    — О, я вижу память к тебе быстро возвращается.
    — Тем лучше!
    Я пулей вылетела из его комнаты, зашмыгнула в свою и раздраженно хлопнула дверью.
    Вот уж не думала, что мой Ангел может быть таким, таким… несносным!
    В дверь постучали.
    — Да?
    Вошел Юджин.
    — Мисс Алекс, вы спуститесь к ужину?
    — Нет!
    — Сэр Варт оставил ваше лекарство в столовой, — не обращая внимания на мой резкий тон, продолжил дворецкий.
    — А где он сам?
    — Уехал. Сказал, что вернется через пару часов и просил отдать вам это, — дворецкий протянул мне конверт.
    Кредитка?
    — Зачем?
    — Она ваша.
    Я посмотрела на карточку. 'Мастеркарт голд'.
    — Спасибо, — растерянно поблагодарила я дворецкого, пытаясь вспомнить хоть что-то о карточке и ее раннем использовании.
    — Так вы спуститесь?
    — Д-да.
    Юджин заботливо предложил мне руку.
    — Спасибо, все хорошо. Я смогу спуститься сама.
    На ужин был фруктовый салат, молоко и блинчик с медом, а на закуску горсть таблеток.
    Собравшись с духом, я отправилась в комнату Лекса.
    Почему он гонит меня?
    Я ждала его так долго, на сколько хватило сил бороться со сном, но в лекарствах присутствовало успокоительное, а тягаться с ним не самая простая задача. Не помогал даже громкий звук по ТV.
    Я не знаю снилось мне это или я смотрела очередной клип. Громкая музыка, большой клуб, много людей, дискотека… Мне казалось я просто там танцую, сама по себе. Со мной не было друзей. Я одна среди толпы, но мне безумно нравится.
    Я проснулась от того, что меня уложили под одеяло.
    — Лекс?
    — Спи, Крокодильчик.
    — Я ждала тебя, — промямлила я.
    — Спи. Завтра тяжелый день.
    — Угу.
    Восемь сорок. Часы стояли на удобной тумбочке, почти перед моим носом. Я села на кровати. Как я здесь оказалась? Засыпала точно в комнате Варта, а проснулась здесь. Глубоко вздохнув, пошлепала в ванную. Высушила волосы феном, дискомфорта он больше не вызывал. Нашла в шкафу красивое кружевное белье, голубые джинсы и голубую кофточку с высоким воротничком. У меня отличные тапочки-зайчики. Накрасила ресницы, завязала волосы в низкий хвост и направилась вниз.
    — Доброе утро, мисс Алекс. Я — Ди.
    — Рада встрече, Ди.
    Мужчина был похож на Джея: высокий, накаченный, темно-русый.
    — А где Юджин? — поинтересовалась я.
    — Доброе утро, мисс, — дворецкий стоял у меня за спиной.
    — О, привет.
    — Завтрак в столовой.
    — А Лекс? Где он?
    — У себя.
    — Он спустится к завтраку?
    — Боюсь, что нет.
    — Почему?
    — Сэр Варт, так живет уже много лет: ночью работает — днем отдыхает.
    — А-а, понятно.
    — Юджин, покажите, пожалуйста, что и где находится.
    — В столовой вы уже были, это библиотека, это гостиная, это кухня, — он поочередно открывал для меня двери, а я заглядывала во внутрь. Ничего не помню.
    — Доброе утро, — на кухне я встретила еще двоих людей, которых совершенно не знала.
    — Я — Алекс, — сконфуженно промямлила я.
    — Жюль — наш повар, а Алина — горничная, — представил Юджин.
    — Рада вас видеть, — ну, не скажу же: 'приятно познакомиться. Опять!'.
    — А мы рады, что вы вернулись, — поприветствовал Жюль.
    — С наступающим Новым Годом! — поздравила Алина.
    Сегодня Новый год?!! Как же я это упустила из виду? Лекс обещал отвести меня в 'Гэлакси'. Хм! Так вот зачем он оставил для меня кредитку.
    — Юджин, я собираюсь после завтрака по магазинам, где ключи от машины?
    — Какую вы хотите взять?
    — Сложный вопрос. Пусть, лучше меня Ди покатает.
    — Абсолютно с вами согласен. Мисс, а можно мне с Вами.
    — Вы тоже хотите что-то купить? — удивилась я.
    — Нет, просто вы раньше брали меня с собой. Это занятие мне очень нравится.
    — Вы ценитель женской моды? — рассмеялась я.
    — Я ценитель женской красоты, — гордо ответил дворецкий.
    — Убедили, вы едите со мной.
    Таблетки я спрятала в карман, еще не хватало уснуть в примерочной.
    Магазины выглядели очень знакомыми, даже некоторые консультанты пробуждали краткие вспышки воспоминаний о предыдущих визитах.
    Я выбрала несколько кофточек: белую, персиковую, салатовую, зеленую и лиловую. Двое джинсов: синие, бледно-голубые и светло-бежевые вельветки; классическую черную юбку, брюки, белую рубашку; белый спортивный костюмчик и кроссовки. Вот, хоть будет в чем на улицу выйти.
    А для похода в клуб выбрала светло-розовую тунику, к тому же у меня уже есть чудесные розовые сапожки.
    Я попросила остановить у магазина с сувенирами. Мое внимание привлек очаровательный брелок для ключей из горного хрусталя в форме купидона. Ангелок для моего Ангела!
    Выбрав в подарок для Ди и Джея по чайной кружке с фигурами качков, для Юджина шуточный зажим на галстук с логотипом плейбоя, для Алины длинную футболку с надписью 'сочная вишенка', будет как ночная рубашка с приколом, а Жюлю миниатюрную серебристую поварешку.
    Домой мы вернулись к четырем.
    — Мисс Алекс, хотите я вам сделаю прическу на вечер?
    — Было бы замечательно, спасибо. Кстати, нас сегодня не будет скорее всего до утра. Пойду поговорю с Лексом, чтобы он отпустил вас на выходные. Дайте мне несколько минут, я скоро вернусь и сообщу его решение.
    — Мисс Алекс, сэр Варт скорее всего еще спит, — осторожно предупредил Юджин, останавливая меня у самой лестницы.
    — Думаете он на меня разозлится? Не уверена. Напомните лучше, что он больше любит: чай, кофе или сок?
    Затянулась пауза, прежде чем Юджин ответил:
    — Воду.
    — Воду? — нахмурилась я.
    — Да, мисс, чистую воду без газа.
    — Тогда дайте мне стакан воды. Ну же! Чего застыли?
    — Это плохая идея, мисс.
    — Так, выкладывайте — в чем дело?
    — Не будите, пожалуйста, его светлость еще хотя бы час. Он этого не любит и злится.
    — Вот как? Ладно, тогда давайте чего-нибудь поедим сами.
    Я подошла к холодильнику и бегло изучила его содержимое.
    — Жюль, а можно быстренько приготовить что-то вроде пиццы?
    — Да, на это потребуется около тридцати минут.
    — Вот и чудненько!
    Я уселась у стойки на барном стуле и приготовилась ждать свой вкусный заказ.
    — Алина, как ты собираешься отметить Новогоднюю ночь?
    — Я со своим женихом планировала попасть к друзьям на вечеринку, — с добродушной улыбкой ответила девушка. — Конечно же, при условии, что сэр Варт даст мне отгул.
    — А вы, Жюль?
    — Дома с семьей, — накручивая кончики длинных усов и слегка пританцовывая от нетерпения, улыбнулся повар.
    — Юджин?
    — О, я уже слишком стар для этого, — прокряхтел старик.
    — То есть?
    — Я буду здесь.
    — Один? — вскинув брови, уточнила я.
    — Нет, с телевизором, — радостно ответил дворецкий.
    — В таком случае, желаю всем весело встретить Новый Год!
    Пицца получилась большая и очень вкусная: много сыра, свежие томаты, грибы и балык.
    Мое самочувствие было превосходное, поэтому я решила сегодня по возможности не пить лекарства, тем более, что в основном это успокоительное. Но оглашать тот факт, что прячу их в карман — не намерена.
    — Алина, прической займемся в восемь, а сейчас давайте воду, пойду будить своего Ангела.
    Я чуть не споткнулась от взгляда Юджина, но все-таки пошла к Варту. Стакан с водой в правой руку, хрустальный ангелочек в левой.
    Нажала на ручку, дверь тихо открылась, но в комнате оказалось очень темно. Шторы плотно задернуты, а основной свет включать что-то не хочется. Кому понравится яркий блеск в глаза, особенно во сне? Я достала мобильный телефон из кармана джинс и подсветила дисплеем. Ага, если я включу свет в ванной и оставлю дверь приоткрытой, то он будет падать на кровать, чуть-чуть не дотянув до подушек.
    Я забралась на постель рядом с Лексом. На ней и пятерым толстякам тесно не будет!
    — Ангелочек, просыпайся, — прошептала я.
    Варт спал на животе, зарывшись лицом в подушки.
    — Лекс, ты меня слышишь?
    — Ммм…
    — Вставай.
    — Крокодильчик, еще рано, — пробурчал он, не отрываясь от подушек.
    О, вот и пульт! Так, музыкальный канал был на семьдесят пятом. Телевизор включился и тихонько заиграла музыка.
    Я завалилась на кровать рядом с Вартом.
    — Лекс, мы едем в 'Гэлакси'?
    — Угу, — простонали мне в ответ.
    У Мадонны классный клип. Интересно он новый или я его не помню? Затем пела Кеша, после нее Электра, а к рекламе я уже сама чуть не спала.
    — Мой Ангел собирается сегодня просыпаться? — нараспев протянула я, взлохматив темные локоны.
    — Я уже не сплю, — вздохнул несчастный разбуженный.
    — А я тебе водички принесла.
    — Чего? — искренне удивился Варт.
    — Ну, Юджин сказал, что кофе и чай ты не любишь, а чистая вода — лучший выбор.
    — Ясно. Иди сюда.
    Лекс подтянул меня к себе и поцеловал в щеку.
    — Спасибо. Вода, это действительно самый лучший выбор.
    — Пока не за что. Смотри, у меня есть для тебя маленький подарочек.
    Ангелочек висел на моих пальцах.
    — Тебе нравится?
    Варт взял брелок в руки и внимательно рассмотрел пухленькую фигурку купидона.
    — Очень. Ты чудо.
    — Старалась.
    — Крокодильчик, скажи, пожалуйста, Юджину, что я умир-р-раю от голода. Пусть принесет мне протеиновый коктейль.
    — Фу-у, как ты пьешь эту гадость? — скривилась я.
    — Она очень… бодрит, но тебе не советую. Говорят, от нее быстро толстеют, — он хитро подмигнул мне и в шутку изобразил готовящегося к прыжку зверя.
    — Как знаешь, — засмеялась я, выбираясь из кровати. — Я быстро.
    Мои зайцы так и мелькали по лестнице. Через несколько секунд я уже была на кухне.
    — Юджин, Лекс сказал, что умирает от голода и просит принести его протеиновый коктейль. Юджин, тебе не хорошо? Что-то ты сильно побледнел.
    — Нет-нет, все в порядке, — убрав руку от сердца, выдохнул дворецкий.
    — Где он? Я сама поднимусь, а ты посиди.
    — Все в порядке, мисс. Оставайтесь здесь.
    — Да где уж там! Может врача вызвать? Мне твой вид определенно не нравится.
    — Все нормально. Правда.
    — Жюль, где хранится коктейль, в холодильнике?
    Я открыла дверцу, прежде чем дворецкий и повар успели меня остановить.
    — Ах, вот где хранится эта гадость, и как можно пить такую дрянь? Надеюсь он свежий?
    Оба интенсивно закивали.
    — Ладно, — протянула я, наблюдая за странным поведением прислуги.
    Раз-два-три и я на лестнице, еще десять секунд и я у дверей спальни Варта.
    Я зашла в комнату. Он также лениво валялся на кровати и смотрел телевизор.
    — Вот держи, — я бросила закрытую бутылочку нежившемуся в постели мужчине. — Зачем ты меня отнес? Я хочу спать с тобой, — притопнув ножкой, возмутилась я.
    Варт чуть не подавился своим напитком.
    — Что-то не так? — я не поняла такой бурной реакции. Что происходит? Почему все так странно себя ведут? Может я и не помню некоторых деталей своей биографии, но прекрасно понимаю, что на дворе двадцать первый век и что обрученные люди без зазрения совести могут жить вместе как супружеская пара. Во всяком случае это давно не осуждается в цивилизованных странах мира.
    — Крокодильчик, у тебя еще болят ребра, а я могу их случайно задеть, — попытался объяснить Варт. — К тому же, через две недели начнутся занятия, а мой образ жизни совсем не стыкуется с твоим. Не стоит ломать твой график…
    — Лекс, хватит! — перебила я, явно ложные возражения. — Что происходит?
    — Алекс, давай так: я спущусь в библиотеку через тридцать минут, там и поговорим, — это было сказано холодным приказным тоном, не терпящим пререканий.
    — Хорошо.
    Наверное, я раньше вела себя иначе. Неужели мы жили в одном доме, собирались пожениться и не спали в одной постели? Чего он так закипел как оскорбленная девица? Можно подумать я занялась совращением малолетних.
    Я спустилась в библиотеку. Впервые за несколько дней чувствуя себя нормально: нет сонливости и вялости, много энергии и сил. Устроившись в кресле, я увлеченно листала журнал, который позаимствовала у Алины по пути в библиотеку. Заголовок огромными яркими буквами 'Снова в моде…', 'Лучший новогодний подарок…', 'Каблуки или танкетка…', 'Все мужчины 'сво…'' — это уж точно. 'Самая длинная гирлянда…'. 'Новый аромат от Шанель…'…
    Журнал был настолько интересный и красочный, что я даже не сразу заметила, как Лекс сел в кресло напротив меня.
    — Привет, — я улыбнулась ему как можно нежнее, хотя сама была в полном замешательстве.
    — Привет.
    — Извини, за мое поведение… Я попросту не знаю… вернее не помню, чем мы раньше занимались вместе, и решила поступать интуитивно.
    — Мне нравится направление твоей интуиции.
    — Тогда почему я не могу оставаться на ночь с тобой? — нахмурилась я, ожидая наконец услышать правду.
    — Можешь, но только здоровая.
    — Я хорошо себя чувствую, правда.
    — Заметно, но я могу случайно причинить тебе вред. Поверь в этом нет твоей вины и не вздумай обижаться. Я знаю, что говорю, поэтому давай пока встречаться подальше от кровати. Ладно?
    — Как скажешь, — неопределенно пожав плечами, согласилась я. К тому же, его опасения за мое здоровье не без основательны.
    — Ох, Крокодильчик, как я хочу, чтобы ты поскорее все вспомнила, — устало вздохнул он, расценив мою покорность как огорчение, коим оно возможно и являлось.
    Не то, чтобы мне натерпелось забраться в постель к мужчине, скорее наоборот, но по каким-то непонятным мне причинам очень хотелось поскорее добиться ответов если не словом, то делом.
    — Так помоги. Ну что тебе стоит все мне рассказать? Это ведь не сложно…
    — Я бы с радостью, но так нельзя. Ты и сама все понимаешь.
    — Хорошо. Тогда давай делать то, чем занимались раньше, например, ходить туда, где часто бывали.
    — Хмм.
    — Что?
    — Нет, ничего. Мне нужно отлучится не на долго. Я вернусь в девять, потом поедем в клуб.
    Его резкие перепады настроения и спонтанные изменения планов сбивают с толку.
    — Лекс, у меня к тебе просьба, — остановила я своего жениха.
    — Какая?
    — Можно опустить на выходной всех, кому он нужен. Я имею ввиду Ди, Джея, Алину и Жюля. Я и без них прекрасно справлюсь.
    — Хорошо, но только на завтра, — индифферентно согласился он.
    Я благодарно кивнула и направилась к двери, потом резко развернулась и подошла к Варту. Он озадачено приподнял левую бровь, не ожидая такого поворота.
    — Ты говорил, что я целовала тебя, когда хотела?
    Варт утвердительно кивнул, едва заметно улыбнувшись уголками губ. Я приподнялась на цыпочки и нежно коснулась губами его губ, он слегка склонился ко мне и ответил таким же робким поцелуем.
    — Лекс, я не кусаюсь, — шутя проинформировала я своего не вовремя оробевшего жениха.
    — А я, еще как, — засмеялся он.
    — Я тебя не боюсь.
    — Напрасно.
    — Ты мне угрожаешь? — вскинув брови, заигрывала я.
    — А ты провоцируешь?
    — Если да, то что?
    — Сама напросилась. 'Гэлакси' отменяется, быстро в постель!
    — Ну уж нет! Я хочу на дискотеку, — не согласилась я.
    — А я в постель! — едва сдерживаясь от смеха, проинформировал меня самый красивый мужчина на свете.
    Мой самый красивый мужчина на свете. Мой!
    — Нет, ты мне обещал, — я уже скулила, подозревая, что в этой шутке всего доля шутки и она с каждой секундой стремительно уменьшается.
    — Тогда не начинай того, что не собираешься доводить до логического завершения, — мне дали ценный совет и нехотя отпустили, отступив на полшага назад.
    Я смущенно улыбнулась ему и отправилась на кухню.
    Значит, он просто переживает за мое здоровье, а не избегает меня. Это в корне меняет дело! Лекс мне действительно очень нравится. Я думаю, что раньше по-настоящему любила этого человека. Хочется в это верить.
    Мне приятно его целовать, нравится смотреть ему в глаза, но он может раздражать и даже немного пугать. Почему мне хочется быть рядом с ним, но я постоянно боюсь сказать или сделать что-то не так? Да и он сам частенько ссылается на то, что со мной прежней было лучше и он скучает. Какой я была? А главное, какой я была с ним? Интересно, а он сам сейчас ведет себя так же как до аварии или тоже в чем-то изменился?
    Почему я вообще попала в ту аварию? И где был он? Вдруг мы поссорились? Нет, так не пойдет! Сейчас нафантазирую себе всяких страстей, а потом буду с ними мучительно бороться!
    На кухне работники дома пили чай и обсуждали планы на сегодняшнюю ночь.
    — Уважаемые дамы и господа! Всем кому нужен выходной — свободны с девяти вечера и весь завтрашний день!
    Все присутствующие с благодарностью смотрели на меня, особенно Алина. Девушка очень хотела встретить Новый Год на вечеринке, но видимо переживала из-за работы.
    — Спасибо вам огромное, мисс Алекс!
    — Не стоит благодарности. Кстати, где Джей?
    — В гараже, — ответил Юджин.
    — Когда вернется, передайте ему, что он тоже свободен.
    Юджин кивнул.
    — Еще одно. Прошу всех собраться в восемь часов на кухне. Ничего не случилось, сами все поймете.
    Заинтриговав народ, я прошествовала королевской походкой в свою комнату.
    Шесть двадцать. Можно часик, а то и полтора спокойно полежать.
    Я на всякий случай завела будильник на мобильном телефоне. Еще не хватало проспать!
    — Где будем отмечать Новый Год? — спрашивает меня симпатичная девушка.
    — Милли, до него еще больше месяца…
    — Вот именно! Если не решить в ближайшее время, то потом придется выбирать из того, что останется.
    — В прошлом году мы с Кэвом планировали праздновать в Лондоне. Во Флориде слишком тепло и совершенно нет снега.
    — А как же твой новый парень? Кстати, когда ты нас с ним познакомишь?
    — Как только повод представится.
    — Повод? Да я вижу у вас все серьезно! — со смехом протянула девушка.
    — Он мне нравится.
    — А ты ему?
    — Думаю да.
    — Ты думаешь? А что он сам говорит?
    — Ничего. Мы еще слишком мало знакомы.
    — Ничего себе мало, ты уже вторую неделю по нему сохнешь. Для тебя это просто рекорд!
    — С ним все по-другому.
    — Расскажи, какой он?
    — Замечательный.
    — А поподробней?
    — Ох, он умный, красивый, нежный…
    — Так вы уже…
    — Н-нет… нет.
    — Ну вот, я так и знала. С такими темпами ты, наверняка, и состаришься девственницей.
    — Просто, я считаю, что для этого нужны более глубокие чувства.
    — Алекс, тебе уже девятнадцать! Сейчас невинность не в моде.
    — Да, я знаю.
    — Он тебя бросит.
    — Нет, не бросит.
    — Если не переспишь с ним в течении месяца — точно бросит.
    — Нет.
    — Спорим?
    — На что?
    — Если проиграешь, то уступишь Кэвину, а если выиграешь, то будет тебе великое счастье с твоим принцем.
    — Но Кэв мой брат!
    — Ага, троюродный и то в четвертом колене! Ты что, сомневаешься в чувствах твоего идеального ухажера? По твоим словам он просто ангел с розовыми крылышками, — подсмеивалась Милли.
    — Все равно ставки мне не нравятся.
    — Алекс, неужели ты боишься? — засмеялась девушка.
    — Я больше не поведусь на слабо!
    — Да не ужели? Я еще в жизни не видела более взбалмошную и азартную девчонку, чем ты!
    — Ты просто хочешь, чтобы Кэвин отымел меня и успокоился, — рассмеялась я.
    Девушка пожала плечами.
    — Его влекут непокоренные вершины…
    — Но это ничего тебе не даст.
    — Кто знает, кто знает…
    Мой сон прервал сигнал на мобильном — без пяти восемь.
    Милли, Кэвин. Кто они?
    Кэвин, это скорее всего тот симпатичный парень, который называет меня сестренкой и он нравится Милли. Она думает, что его привлекает ко мне моя непокорность. Даже если и так, то все равно ни о чем мне не говорит. Когда это происходило? Год назад или месяц? Девятнадцать лет. А сколько мне сейчас? Если парень, которого я не показывала Милли это Лекс, то мое видение годовалой давности. За два месяца знакомства не съезжаются жить в один дом, и тем более не планируют свадьбу. Ну, мне так кажется, хотя всякое бывает. Если не Лекс, то мне точно больше двадцати, а я почему-то уверена, что мне девятнадцать. Так, кажется, я зашла в тупик и совсем запуталась. Нужно выяснить собственный возраст. Это будет моей задачей номер один, пока не вспомню что-то еще.
    Я надела тапочки, поправила одежду, привела в порядок волосы, взяла коробочки и спустилась вниз. Все работники дома ждали на кухне.
    — С наступающим Новым Годом! Дамы и господа, я надеюсь эти подарки поднимут вам настроение и будут началом сегодняшнего праздника, — я шустро раздала за ранние приготовленные коробочки с подарками.
    Похоже мне удалось обрадовать этих людей.
    Зашуршала бумага.
    — Спасибо, мисс Алекс! — первым открыл коробку Жюль и вертел серебристую статуэтку поварешки в руках.
    Ди и Джей уже наливали газировку в подаренные им кружки.
    Алина прикладывала к себе яркую футболку, а Юджин поспешно заменял свой классический зажим на сувенирный.
    — А мне идет, — довольно улыбался дворецкий.
    — Очень! — поддержала его Алина.
    — Рада, что вам понравилось, а сейчас прошу прощения, но мне нужно собираться на праздник.
    — Мисс Алекс, я помогу вам с прической.
    — Спасибо, Алина, жду тебя у себя через пятнадцать минут.
    Первым делом нужно искупаться.
    Быстро приняла душ, вымыла волосы и слегка подсушила их феном. Почистила зубы и вышла в комнату. Алина, вооружившись плойкой, пенкой, муссом и лаком, ждала меня у туалетного столика.
    — Мисс Алекс, не могли бы вы показать мне ваше платье.
    — Да, конечно.
    Я достала из шкафа тунику и сапожки.
    — Ясно. Будет лучше, если вы сначала оденетесь, потом мы подберем макияж и сделаем прическу.
    Белье, капроновые колготки, сапожки, туника — я умудрилась все это натянуть на себя за три минуты. Наверное, мне частенько приходилось одеваться в сжатые сроки.
    — Я думаю к вашему наряду идеально подойдет розовый блеск для губ, лиловый карандаш для век, сиреневые тени и черная тушь.
    Алина мастерски орудовала косметикой, делая черты моего лица совершенными. По окончанию кропотливой работы я с умилением рассматривала себя в зеркале. Мэйк-ап получился очень нежным, как рассвет.
    — Красиво! Алина, я говорила, что у тебя талант?
    — Просто это моя профессия.
    — Почему же ты не работаешь в салоне?
    — Я учусь в колледже, — пояснила она, принимаясь за мои волосы. — Наклоните голову немного на бок, вот так. Днем мне нужно быть на занятиях, а у сэра Варта почти не бывает гостей, вообще-то я редко его самого вижу, да и он не против взять на работу студентку. К тому же мне не нужно снимать жилье, здесь у меня своя комната, а Жюль отлично готовит, так что я счастлива.
    — Да, наверное это хороший вариант.
    — Самый лучший, уж поверьте. Я даже не могу мечтать о большем.
    — Согласна, мне тоже тут нравится. У Лекса чудесный дом… Я давно здесь живу?
    — Мисс, я понимаю, что вам не терпится поскорее все узнать, но сэр Варт запретил рассказывать что-либо о вашем прошлом. Прошу прощения.
    — Не волнуйся, я не обижаюсь. Скажи, а в этом доме до меня с Лексом жили женщины? — проклиная себя за ревность, не сдержалась я.
    — Я работаю здесь не очень давно, — она явно пытается уклониться от ответа. Интересно.
    — Алина, я же не о своем прошлом спрашиваю, — надавила я.
    — Он мой работодатель и я бы не хотела…
    — Ладно-ладно, можешь ничего не говорить. Я спрошу у него сама.
    Алина стояла у меня за спиной, но в отражении зеркала я отчетливо видела выражение ее лица. Сейчас на нем была маска спокойствия, хотя я чувствовала как нервно подрагивают ее пальцы, будто она хочет мне что-то сказать, но боится за свою работу.
    Девушка включила фен, так что пришлось немного повременить с вопросами.
    — А как зовут твоего парня? — я решила немного отвлечь Алину, подойдя к вопросу с другой стороны. Не в моих привычках отступать. Чтобы знать эту черту своего характера мне не нужны полные воспоминания — достаточно лишь прислушаться к себе.
    — Сэм. Сэм Оберет.
    — У меня тоже когда-то был парень по имени Сэм, — радостно выдала я, довольная почерпнутыми из сновидений фактами.
    — Вы все-таки что-то помните? Это же здорово! Вы уже много вспомнили или может быть… все?
    — Ну, не все, просто некоторые вещи я вспоминаю легче, некоторые сложней. Вот ты сказала, что твоего парня зовут Сэм, а я вспомнила, что тоже знаю одного Сэма, — естественно я солгала. Имя Сэма мне приснилось, как и все остальное, что связано со мной, кроме Ричарда Раона, конечно. Это имя и портрет гвоздем сидят в моей памяти.
    — Так может сэр Варт ошибается и вам наоборот стоит все рассказать?
    — Вот и я тоже так думаю, но Лекс молчит. Даже маленькую подсказочку с него не вытянешь, — удрученно пожаловалась я, подкрепив свое стенания выразительной мимикой и жестикулуцией.
    Девушка не отреагировала на мою уловку и продолжала молча завивать локоны. Похоже так я многого не добьюсь. Ладно, попробуем по-другому.
    — Алина, а где мои учебники? — как-будто только что вспомнив, об их существовании ахнула я.
    — Какие учебники? — растерялась горничная.
    — Я точно помню, что тоже студентка, — очередная маленькая белая ложь.
    — Ах эти учебники! Вы лучше у сэра Варта спросите.
    — Он что и про то, что я уже без подсказок помню не разрешил говорить? — что-то тут определенно не так. Почему Лекс забрал меня сюда, а не отвез туда, где я постоянно живу? Может я обитаю в университетском общежитии, а сейчас каникулы и там никого нет? Да, вполне возможно, что я переехала к Лексу на каникулы. Он ведь не отрицал, что я не жила в этом доме.
    — Нет, не запретил. Просто, если я отвечу на этот вопрос, то могу дать вам информацию о том, чего вы еще не помните, а этого делать нельзя. Вот, готово!
    Я с удовольствием потрусила своей кудрявой гривой.
    — Классно! Парикмахерские за тебя драться будут! — со знанием дела заявила я. Помнить я, конечно же, не помню, но каким-то шестым чувством ощущаю, что частенько посещаю подобные заведения индустрии моды и красоты и имею представление о таланте в данной сфере.
    — До девяти осталось шесть минут, вполне достаточно, чтобы накрасить вам ногти, — любезно предложила моя новоиспеченная помощница, озаренная моей похвалой.
    — Ты и маникюром занимаешься? — восторженно воскликнула я. — Радость моя, да ты бесценный сотрудник!
    — У меня широкий профиль, — улыбнулась девушка.
    Она выбрала белый перламутровый лак и розовые стразы.
    Через восемь минут я любовалась своим маникюром.
    — Спасибо, Алина, я твоя должница, а долгов я не забывая, — подмигнув покорившей мое чеславие мастерице, доверительным тоном прошептала я.
    — Ну что вы, мисс. Мне совсем не трудно. К тому же вы подарили мне время на самый лучший праздник в году, это я ваша должница.
    Нашу беседу прервал Юджин.
    — Мисс Алекс, сэр Варт ждет вас внизу.
    Спускаясь по лестнице, я дула на свои перламутровые ноготки. У Алины и правда здорово получается. Мне повезло, можно сказать, вдвойне повезло. В доме есть не только горничная, но и салонный мастер. Вот бы еще она была немного по разговорчивей, ну да ладно.
    — Привет.
    — Привет.
    Лекс внимательно меня осмотрел.
    — Что? — почему он так нахмурился? Что его не устраивает?
    — Наверное амнезия не поможет, — недовольно пробубнил Варт.
    — Что-то не так?
    — Да нет, наоборот, все как обычно, — беззаботно отмахнулся он.
    — И чем же ты недоволен на этот раз? — не унималась я. Мне определенно не по душе его скептицизм и хотелось бы узнать причину.
    — Крокодильчик, я такого не говорил. Все замечательно. Лучше не бывает.
    — А ты в зеркало посмотри, — я точно не знаю в чем дело, но мне уже обидно.
    Варт взял меня за руку и подвел к большому зеркалу в вестибюле.
    — Что ты видишь? — стараясь скрыть раздражение спросил он.
    — Себя и тебя, — не понимая к чему он клонит, растерянно ответила я. В моем облике не было ни единого изъяна и мне это хорошо известно. Алина постаралась на славу, дизайнерская одежда мне определенно к лицу. Что не так?
    — А если бы ты не знала кто отражается в зеркале, то кого бы ты видела? — не делая конкретных ударений и не вкладывая в свой вопрос подтекста, попросил ответить Варт.
    Я непонимающе уставилась в зеркало.
    — Мужчину и девушку.
    — Поправочка: мужчину и ребенка, — он смеется или злится? Склоняюсь к последнему.
    Я еще раз устремила свой взгляд на отражение в зеркале — там стояла пара людей. Оба очень красивые, но совершенно разные. Хмм. Взрослый, сильный, властный молодой мужчина в темно-синем, почти черном, строгом костюме и насыщенно-синей классической рубашке из тончайшего хлопка, ремень с черной глянцевой пряжкой и черные модельные туфли. В общем ему можно прямо сейчас возвращаться на обложку журнала 'Man's', а вот девушка до 'Cosmopolitan' явно не дотягивала, ее место на обложке молодежного журнала 'Seventeen': слишком юная, слишком нежная радужная девочка.
    В моих глазах вместе с пониманием отразилось негодование. Естественно Варт это заметил и нежно обнял меня за плечи.
    — Все хорошо, — кажется он не ожидал подобной реакции и теперь жалел о содеянном. Что же я за человек? Неужели мое мировоззрение и стереотипы могли настолько поменяться из-за какой-то болезни?
    — Нет, не хорошо.
    — Крокодильчик, вот увидишь, через годик, другой ты станешь самой красивой женщиной на планете.
    — Угу, — я со всех сил старалась не расплакаться.
    Как же все-таки получилось, что он со мной? Мы настолько разные, аж глаза режет. Ему нужна более зрелая, сексуальная, с округлыми женственными формами, возможно даже с экзотическими чертами лица женщина. В моей памяти всплыл образ брюнетки с миндалевидными серыми как жидкое серебро глазами. Да, она ему явно подходит. Он не для меня, во всяком случае не сейчас. Мне бы больше подошел Кэвин.
    — Сколько мне лет? — пряча слезы и гордо вскинув подбородок потребовала я.
    — Нет.
    — Мне девятнадцать, ведь так? — я уже знала ответ на свой вопрос. Он отчетливо читался в зеркале.
    — Мы играем в 'угадай мелодию'? — начинал злиться Варт.
    — Неужели так сложно ответить? — в тон ему прошипела я.
    — Что это изменит?
    — Ты перестанешь отвечать вопросом на вопрос? — вспылила я.
    — А ты?
    — Ты невыносим!
    — Я знаю.
    Он молча помог мне надеть пальто и открыл дверь. Вот и первая ссора. Чудненько. Оказывается, даже ангелы умеют злиться.
    На подъездной дорожке стоял сияющий черный 'бентли'.
    — Вот это да! — я тут же забыла обо всех обидах. — Ты был прав, эта машина нравится мне гораздо больше, чем предыдущая.
    Варт молча открыл мне дверцу, я села. До 'Гэлакси' мы и двумя словами не обмолвились. Я безмолвно разглядывала шикарный салон и множество кнопок на приборной панели, а он периодически бросал на меня неоднозначные взгляды.
    Клуб, в котором мы собирались праздновать Новый год был хорошо мне знаком. Я наперед знала, где находится гардероб и столик, за который нас посадят. Официант знал Варта и даже без заказа принес виски со льдом и 'секс на пляже'.
    — Я хорошо знаю этот клуб. Я часто здесь бывала? — откровенно призналась я, нарушая затянувшееся молчание.
    — Не так часто, как тебе хотелось.
    Меня не прельстил его хмурый тон, да и сам ответ был не слаще уксуса. В его настроении чувствовалась какая-то неприятная нотка обреченности. На секунду мне показалось, что Варт сейчас далеко не там, где ему хотелось бы быть, но я побоялась спросить об этом. Что если он изъявит желание уйти? Или еще хуже — скажет правду? Нет, только не сегодня. Может это и эгоистично, но этот вечер, как и этот мужчина сегодня мои.
    — А ты? — не отступала я.
    — Часто, даже чаще чем хотелось, — шикарно, ничего не скажешь!
    DJ объявил начало новогодней программы. Вечер открыла группа 'Hurts' с песней 'Happiness'. Мне не нравится эта группа, а выбранная песня тем более. Кто хочет слышать, что твое счастье кому-то не нужно и кто-то его не хочет? Но увидеть этих определенно талантливых ребят всего в десяти метрах от себя было интересно. Поют они хорошо и, если не вслушиваться в текст песни, то вполне даже подойдет для открытия праздничного вечера.
    — Крокодильчик, если заболит голова или устанешь, только скажи и я найду тебе место потише, — проявил заботу Варт.
    — Я себя прекрасно чувствую, но все равно спасибо.
    Коктейль поднял мне настроение и я уже совсем забыла о своих переживаниях.
    Я достала мобильный. Девять сорок.
    — Лекс, мы можем сфотографироваться на камеру телефона? У меня совсем нет фотографий.
    — Конечно, Крокодильчик, иди сюда.
    Он усадил меня к себе на колени и включил режим фотосъемки на телефоне.
    Несколько кадров получились очень удачными. В любом случае, мои глаза на всех фотографиях были полные восторга, а на двух Варт даже улыбался. Какой же он все-таки красивый, а главное мой!
    Мы сидели чуть выше танцплощадки и все танцующие на ней были хорошо видны. Девушки плавно изгибались, ребята вились вокруг них.
    Интересно, я хорошо танцую? Есть только один способ это выяснить прямо сейчас.
    — Лекс, я…
    — Конечно, иди, — предвидел мой вопрос Варт и кивнул в сторону толпы.
    — А ты? — неуверенно спросила я. Он точно не был похож на человека, который увлекается дискотечными танцами.
    Варт улыбнулся и отрицательно покачал головой.
    — Как хочешь.
    Я умею танцевать, и мало того, мне это безумно нравится. DJ миксовал треки, ставил популярные песни. После шестого ритмичного танца я рухнула за наш столик, вытянув под ним уставшие ноги.
    Варт улыбался.
    — Любишь танцевать?
    — Да. Просто обожаю. Ощущения совершенно новые, но я счастлива!
    Я быстро осушила свой бокал и с улыбкой поиграла им в пальчиках.
    — Закажи мне еще, — я уже собиралась на танцплощадку, но Варт меня остановил.
    — Сядь, сейчас будет выступать Пикси Лотт, — спокойно сказал он, будто она сюда каждый день забегает попеть в караоке.
    — Пикси Лотт?! Ты шутишь?! Я из-за нее готова была плакать на коленях!
    — На коленях? Хм.
    — Я сейчас это вспомнила, но вот перед кем и зачем, я не знаю. Это не важно! Она мне очень нравится!
    Моему восторгу не было предела, когда на сцену вышла Пикси Лотт. И, конечно же, с песней 'Mama Do'. Первый куплет я еле усидела на стуле, но к концу второго уже во всю танцевала у нашего столика. Лекс не сводил с меня глаз и лучезарно улыбался. Я обожаю этот клуб, этот вечер, этот праздник!
    Следующая песня 'Boys & Girls'. Как мои каблуки только переносят такие прыжки и издевательства?
    А на песню 'Cry Me Out' я подняла и Варта. Она не очень медленная, но под ее мелодию удобно танцевать в паре. Лекс кружил меня, отпускал и притягивал обратно. Он чудесно двигается. Я не помню своей прежней жизни, но кажется, что я никогда раньше не была настолько беззаботно счастлива.
    Продолжила свое выступление Пикси Лотт песней из последнего альбома 'Live for the Moment'.
    К концу первого куплета мне принесли коктейль и на все столики поставили коробочки с бенгальскими огнями, зажигалки и пепельницы.
    Сингл 'Hold Me In Your Arms' завершил первую часть программы. Все зажгли огоньки и зажигалки, так как в зале почти полностью потушили освещение. А под конец песни оно погасло вовсе. Взрыв аплодисментов!
    Через секунду Dj громогласно объявил, что до Нового Года осталось пятьдесят три минуты сорок секунд и поставил следующий трек.
    Завтра я наверное встать на ноги не смогу, но сейчас меня это не колышет!
    Как приятно двигаться в такт музыке. Тело живет своей жизнью, мозг полностью отключается. Плавные и резкие движения сменяют друг друга, музыка — это жизнь. Свет и звук полностью гармонируют друг другу. Dj периодически поздравляет гостей клуба с наступающим Новым Годом.
    — Привет! — ко мне обратился парень с явным намерением познакомиться.
    — Привет, — я не останавливалась и продолжала танцевать, не обращая особого внимания на потенциального кавалера.
    Парень двигался рядом со мной. Хорошо одет, модный, стильный. По-видимому тот еще бабник.
    Темные волосы, загорелая кожа, серые глаза.
    Я повернулась к нему спиной, слишком уж он навязчивый.
    Через минуту он опять появился передо мной с двумя бокалами шампанского и протянул мне один из них.
    — Ты ведь из кардиологии? — точно, кардиология — это мой факультет!
    — Да. Мы знакомы?
    — Ты меня не помнишь? Я, Рик. Знаешь, это впервые в жизни девушка не запомнила меня, хотя мы вмести провели несколько часов на вечеринке у Стю. Я его брат.
    Стю? Кто такой Стю? Ладно, если он мой знакомый, значит нужно с него вытрясти хоть какую-то полезную информацию о себе.
    — Ах, да. Точно, — я взяла бокал с его рук.
    — Ты здесь одна? Где все?
    — Все?
    — Аманда, Милли, твой братец…
    — А-а… нет, они сегодня не со мной.
    — Тем лучше.
    Парень явно уже подгонял планы на меня, но пока в его действиях не было ничего предосудительного, я не ускользала и даже попыталась поддержать беседу:
    — А ты один?
    — Нет, не один. Здесь Стю, Джейсон, Райлли — их-то ты точно должна помнить.
    Я улыбнулась и продолжила танцевать. Эти имена мне ни о чем не говорили. Большего о себе у 'незнакомца' не спросишь, не выдавая своего беспамятства, а заведомо подкорректированная информация мне ни к чему. Поэтому я всем видом показала свое безразличие ко всему происходящему. Парень оказался понятливый и быстро переключился на другую более сговорчивую мишень для соблазна.
    Я вернулась к столику. Лекса не было. Как давно он ушел? Через несколько минут с наступающим Новым Годом поздравляла популярная певица Кеша. После короткой речи с поздравлениями она исполнила свою новую песню 'Cannibal'.
    — Не скучала?
    — Привет, — я радостно улыбнулась Варту.
    Он поставил на стол стакан с водой и стакан апельсинового сока со льдом для меня.
    — Спасибо.
    К бокалу с шампанским, который дал мне Рик, я даже не притронулась — мало ли кто он такой и чего туда мог насыпать. Не знаю, случались ли со мной подобные ситуации, или это инстинкт самосохранения, но свою интуицию я слушаю очень внимательно, особенно сейчас, когда положиться больше не на что.
    — Тебе нравится ее новая песня? — спросил Лекс о Кеше.
    — Нет, мне больше нравится 'Тик-Так'.
    Как по заказу, по окончанию 'Cannibal', началась 'Тик-Так' и опять я не усидела на месте. К середине песни официанты исправно расставили по столикам бутылки с шампанским и бокалы.
    Кеша закончила композицию за три секунды до полуночи под взрыв бутылок шампанского по всему залу, крики 'С Новым Годом!', аплодисменты и яркий фейерверк.
    Лекс протянул мне наполненный бокал и потянулся для салютного звонка свой.
    — С Новым Годом, Крокодильчик!
    — С Новым Годом, мой Ангел!
    Мы выпили шампанское до дна бокалов и Варт снова их наполнил.
    Продолжила шоу-программу популярная песня 'Blah blah blah'. Ну как тут усидишь на месте? Я не отходила от нашего столика — места для танцев более, чем достаточно.
    К Лексу подошел администратор и что-то ему объяснял. Варт кивал и давал какие-то краткие ответы, но я почти не обращала на них внимания. Кеша очень зажигательная певица. Следующий ее трек 'Funny Or Die' поднял на ноги всех, кто еще мог усидеть на предыдущем. Дискотека жила в бешеном ритме: толпа просто сошла с ума, особенно когда на сцене появились эльфы-стриптизеры. Я выпивала бокал за бокалом шампанского, но от избытка эндорфина в крови совершенно не ощущала действие алкоголя.
    Следующую песню 'True Love' Кеша исполняла не сама, а с Кэти Перри.
    Боже, да этому клубу нет равных! Если уж и Кэти Перри тут!
    DJ в очередной раз объявил продолжение дискотеки.
    Я танцевала как сумасшедшая. Все просто замечательно — жизнь удалась!
    К началу выступления Кэти Перри я уже чувствовала, что пора завязывать с алкоголем, но так хотелось продолжить праздник, что не слушала здравый смысл и поддавалась прихотям… Тем более, что за моим бокалом исправно следил 'невидимый' официант. Я практически не замечала, когда он его наполнял, поэтому имела слабое представление о количестве выпитого.
    Кэти Пери появилась на сцене в замысловатом свадебном платье: корсет еле скрывал соски, короткая юбка в сочетании с пышным шлейфом и, конечно же, густая фата. Певица гонялась на малиновых роликах за актером-женихом, изображая целеустремленность и настойчивость. Затем стянула ролики и одела белые туфли на высоких каблуках.
    Варт потянул меня за собой к сцене. Он кивнул какому-то мужчине и 'жених' Кэти неожиданно протянул мне микрофон.
    А на словах:
    Кто-нибудь, позовите врача,
    Приступ биполярной любви у меня.
    На американских горках застряла я,
    Не могу добраться к началу…
    Я уже пела на с цене с самой Кэти Пери!
    Ты меняешь свои решения,
    Как девчонка облачения…
    То холод, то зной,
    То давай, то отбой,
    То один, то со мной,
    То весёлый, то злой.
    Ты прав, но ошибаешься,
    Всё время меняешься.
    Дерёмся и разбегаемся,
    Целуемся и обнимаемся.
    Ты, ты ведь не хочешь остаться,
    Ты, но тебе некуда деваться,
    То холод, то зной,
    То давай, то отбой,
    То один, то со мной,
    То весёлый, то злой.
    Супер! Я умею красиво петь! Лекс об этом, конечно же, знал, но как он смог договорится о таком?! Это ведь практически не возможно! Наверное он хорошо знает владельца клуба или саму Кэти.
    Всю следующую песню 'Teenage Dream' я протанцевала в полнейшей эйфории. Очнулась к середине 'I Kissed A Girl'. Варт стоял в стороне и внимательно за мной наблюдал. Я танцевала для него.
    Следующей заиграла приятная медленная мелодия вступления в 'Thinking of you'.
    Лекс обнял меня и повел в танце. Как же все-таки чудесно он пахнет, словно манит к себе этим запахом, словно заставляет прижаться и не отпускать. Я подняла на него глаза. Он смотрел в мои. Темно-синие, глубокие, завораживающие глаза властного человека, в них попросту тонешь, но при этом совершенно не пытаешься сопротивляться, да и не сильно хочется удерживать себя на расстоянии. Я забыла обо всем на свете, просто смотрела в эту синеву и была безгранично счастлива. Тогда он впервые поцеловал меня, по-настоящему, как целуют любимую женщину, а не подружку. Передать ту радость, что вызывал его поцелуй словами совершенно не возможно. От него не сложно потерять контроль не только над эмоциями, но и над телом. Хорошо, что Лекс крепко меня держал, еще свалиться не хватало!
    'Thinking of you' сменила приятная, не быстрая мелодия. Ее удобно танцевать в паре. Лекс меня не отпустил и продолжал двигаться вместе со мной: кружил, отталкивал, притягивал. Я еле вспомнила название этой композиции 'Ur so Gay'. Кэти исполняла ее сидя на краю сцены, свесив вниз ножки в аккуратных свадебных туфельках.
    По окончанию выступления певица еще раз поздравила всех с Новым Годом и спустилась со сцены за столик. Похоже она не собиралась переодеваться, просто сняла фату и осталась в своем концертном костюме невесты.
    Дискотеку продолжил DJ.
    Мы вернулись к столику. Варт протянул мне бокал с шампанским, а сам взял виски.
    — Не устала?
    — Нет, все классно! Превосходно! Незабываемо! Сказочно! — я закружилась на месте и чуть не свалилась на пол потеряв ориентацию движений.
    Я посмотрела на часы на руке Лекса — два часа ночи. Золотой блеск оправы на светлой коже больно резанул мою память. Я помню этот блеск от огня в камине.
    — Лекс, где мы с тобой сидели в больших мягких креслах у горящего камина? — словно стараясь выдавить из головы неприятные ощущения, я со всей силы надавила подушечками пальцев на виски.
    Варт серьезно на меня посмотрел. Мне даже показалось, что этот вопрос чем-то его расстроил.
    — Ты помнишь Хелдвелл?
    — Я не знаю, просто камин, два кресла и мы с тобой — все.
    Он понимающе кивнул.
    — Это в замке Хелдвелл. Может вернемся домой?
    — Нет, я хочу еще немного здесь побыть. Будут еще выступать звезды?
    — Да, через полчаса две песни 'Hurts' закроют музыкальную программу.
    Ну что ж, все когда-нибудь кончается.
    Я вернулась на танцплощадку.
    Ноги уже ощутимо болели, да что там болели — просто отваливались. После двух песен пришлось возвращаться к столику, но с Лексом на моем месте уже сидела обворожительная брюнетка. Я замедлила шаг, пытаясь ее рассмотреть. Очень красивая. Мы знакомы! Это именно ее я вспомнила сегодня, стоя с Вартом перед зеркалом. Может это наша общая знакомая? Малюсенький червячок ревности зашевелился в моей груди.
    — С Новым Годом!
    — Взаимно, — с улыбкой ответила девушка.
    — Александра, ты помнишь Стелу? — без особой радости Лекс представил мне брюнетку.
    — Вы уже успели забыть мое имя? — удивилась девушка.
    — Нет, я его прекрасно помню, — легко солгала я.
    Лекс не сказал ей, значит она мне не друг.
    Варт отодвинул для меня стул рядом с собой.
    — Устала?
    Я кивнула. Он поставил передо мной свой стакан с водой, который весь вечер простоял на столе нетронутым.
    — Выпей, сейчас поедем, — не громко сказал мне на ушко Варт, после чего обратился к брюнетке, — рад был повидаться, но, к сожалению, мы уже собрались уезжать.
    — До завтра, милый, — с обворожительной улыбкой ответила Стела.
    Милый? Как это понимать? Спокойно, скорее всего этому есть вполне логическое объяснение. Я пропустила едкое замечание, затушив в себе зарождающиеся вспышки негодования. Еще не хватало выглядеть глупо.
    Варт никак не среагировал на реплику экзотической красавицы, встал изо стола и подал мне руку. Рядом с таким джентльменом волей не волей чувствуешь себя настоящей леди. В наше время это редкость.
    Мы забрали мою одежду из гардероба и молча вышли к машине. А что тут скажешь?
    — Понравился вечер? — уже в машине спросил Варт.
    — Да, все было просто замечательно, спасибо, — устало, но с блаженством промурлыкала я, уткнувшись носов в плечо своего жениха.
    — Ты не ела весь вечер. Если хочешь, мы можем заехать в ресторан, или что-то придумаем дома?
    — Честно говоря, я не хочу есть, а вот спать — безумно, — ноги аж покалывали от усталости и перенапряжения.
    — Как скажешь, — пожав плечами он повернул 'бентли' в сторону дома.
    К тому времени как мы приехали домой, я уже сладко спала непробудным сном.
    Помню как открылась дверца, меня пытались растормошить — безрезультатно. Я все равно на ноги встать не смогла бы. Лекс просто подхватил меня на руки и занес в дом. Потом… мягкая подушка, полнейшая тишина и покой.
    Я открыла глаза — половина четвертого. Шторы задернуты и не понятно: утро или вечер. Я села на кровати. Платье даже не помялось. Чулок и сапог на мне нет. Наверное их снял Лекс, а платье трогать не стал сто процентов из-за застежки, но все равно спасибо ему большое за заботу. Хоть ноги отдохнули.
    Ай! Кажется, я поторопилась с выводами — наступать на подушечки ступни жутко больно.
    Единственно верное решение в данной ситуация — горячая ванная с морской солью.
    Так, посмотрим, ага, вот какая-то соль. Она похожа на морскую. Да, так и есть. Мне повезло морской дар еще и с маслом лаванды — ммм, то, что надо!
    Повалявшись в горячей соленой водичке не меньше часа, стала смывать душем с волос все, что вчера так старательно наносила Алина.
    Ужас, я просидела в ванной два часа!
    Феном подсушила волосы, заплела их в хвост и обернула его вокруг заколки. Еле натянула на себя серые трикотажные бриджи, белую футболку и зайцев. Лифчик после ночи в 'анжелике' показался мне пыткой, поэтому я решила обойтись без него.
    Надо бы что-то погрызть, например, морковку или яблоко. Все равно больше ничего не полезет.
    Куда все подевались? Ах да, я же сама их отпустила на выходные.
    Так, что у нас тут есть? В холодильнике было разложено по полочкам и коробочкам достаточно много продуктов. В ящике для фруктов я нашла яблоки, апельсины, бананы, киви и лимоны. Апельсин мне лучше всех улыбался, и я взяла его.
    Как работает эта кофеварка? Ага, вот.
    Кофе получился очень ароматный. Поставив на барную стойку свой завтрак шустро переходящий в ужин, попыталась с наименьшими потерями забраться на высокий барный стул. Получилось не очень грациозно.
    — Как самочувствие, мисс Алекс?
    — Привет, Юджин. Очень болят ноги, а в целом все в норме.
    — Вы не забыли про свое лекарство.
    — Ммм, — недовольно промычала я, но здравый смысл взял верх над детским капризом. — Где оно?
    — Оно хранится здесь, — дворецкий открыл шкафчик, в котором стояла коробочка с десятком разных баночек, — вот, всех по одной, а эти — две.
    Юджин поставил передо мной рюмку с таблетками и стакан с водой.
    — Спасибо.
    — Как прошел вечер?
    — Прекрасно. 'Гэлакси' лучший клуб в мире! — с восторгом отозвалась я. — Я могу в этом поклясться, не смотря на то, что совершенно не помни ни одного другого клуба.
    — Да, о нем многие так говорят.
    — Вчера была супер программа! Представляешь, там выступала Кети Пери, и Пикси Лотт, и Кеша, и Hurts, а DJ вообще большая умничка! В общем скучать не приходилось. Лекс даже устроил мне дуэт с Кэти Пери! Вообразить не могу, как это у него получилось?
    — А как ваша память? — участливо поинтересовался старик.
    — Почти также как и несколько дней назад, — беззаботно отмахнулась я. — Я по-прежнему ничего не помню.
    Ко мне тут же вернулось негодование. Я огорченно вздохнула и устало уронила голову на руки.
    — Я думаю это временно и не о чем волноваться. Воспоминания скоро восстановятся.
    — Да, обязательно. Вот только бы до конца каникул вспомнить о своей учебе, иначе будет очень сложно начинать все сначала.
    — У вас еще масса времени. Все обойдется.
    — Одиннадцать дней, — раздраженно вздохнула я. Всего одиннадцать дней, а что дальше? Я вернусь туда, где жила раньше и стану лишь гостьей этому чудесному дому… и его хозяину. Как же мне этого не хочется.
    — Это почти две недели, не переживайте, — приободрял меня Юджин. — И, поверьте, пока вы того желаете — этот дом ваш.
    — Как телевизор? — я перевела тему в более безопасное русло. Похоже мои мысли транслируются не только Варту.
    — Мы прекрасно провели ночь и теперь он отдыхает, — пошутил дворецкий.
    Я захихикала.
    Кофе, апельсинчик, таблеточки — все очень вкусненько. Убрав за собой посуду, поплелась наверх.
    — Кстати, Юджин, где Лекс?
    — Сэр Варт уже уехал.
    — Ладно, передавай ему привет, — сладко зевнув, прикрывая ладошкой рот, я продолжила свой путь по ступенькам.
    — Обязательно, мисс.
    Надо купить себе новый ноутбук и ай-под.
    Зубная щетка и шум от воды в умывальнике не давали заснуть на месте.
    Закончив возню с водными процедурами, я стянула бриджи и завалилась спать просто в футболке.
    Солнечный день, пляж, море.
    Рядом со мной парни и девушки играют в волейбол. Я подставила солнцу лицо, закрыла глаза и нежусь в мягких теплых лучиках. Обожаю солнце!
    — Привет, Алекс! — ко мне шли два парня, на вид либо ученики выпускных классов, либо студенты начальных курсов. Оба крепкие, хорошо сложенные. Один брюнет с короткой стрижкой, второй блондинистый с длинной густой челкой.
    Блондин целует меня в губы.
    — Как дела, Крошка?
    — Сэм, почему ты здесь?
    — Мистер Торн отменил тренировку.
    — Значит, сегодня весь день вместе? — радуюсь я.
    — А если пожелаешь, то и всю ночь!
    Парень подхватывает меня на руки и кружит, затем нежно целует.
    — Опять устраиваете вечеринку?
    — Не мы, но ты все равно приглашена.
    — Супер! А кто ее организует и где?
    — Райдон, на золотом пляже, начало в девять.
    — Надо как-то улизнуть из дома…
    — Что, опять?
    — Клаудия рассказала Констанс о прошлой вечеринке, — виновато простонала я.
    — Откуда она-то узнала?!!
    — Скорее всего залезла в ноутбук к Кэвину, а там фотки.
    — Так он же у него весь на паролях! Сам видел.
    — Вот именно, а она каким-то образом открыла. Предполагаю не без помощи грамотного компьютерщика.
    — Хреново.
    — Ага… Там было чем полюбоваться.
    — Представляю.
    — Ладно, есть предложения по побегу.
    — Попросим Джул сказать, что ты к ней заниматься пойдешь или что-то в этом роде.
    — Не катит. Джул меня отмазывала на прошлой неделе.
    — Почему ты не попросишь Кэвина? С ним тебя хоть на экватор отпустят.
    — Это ты, конечно, загнул, но как бы там ни было он согласится помочь, только если на этой вечеринке не будет тебя.
    — В конце концов, почему наши отношения настолько стали ему поперек горла?
    — Да он сам ее хочет, — подсмеивается брюнет.
    — Не говори так! Он попросту ревнует.
    — А я о чем?
    — Как брат сестру.
    — Ну да, расскажешь прохожему.
    Ночь. Теплая кровать. Горит лампа. На коленях у меня ноутбук, телефон и ай-под.
    'Привет, зайчик' — светиться на клетке входящих сообщений.
    'Привет, котик' — отвечаю я.
    'Чем занимаешься?'
    'Уже в постели'.
    'Не пригласишь к себе?'
    'В гости?'
    'В постель'.
    'С какой целью?'
    'С целью получения и доставления взаимного удовольствия'.
    'А где же любовь до гроба, долгие бессонные ночи, дни томления и вздыхания?'
    'А мы пробежимся по ускоренной программе'.
    'Слишком много хочешь получить, а ничего взамен отдавать не собираешься. Я не хочу такого'.
    Дискотека. Много народа. Лето. Пляж. Звезды на небе почти не видны из-за большого количества светомузыки и прожекторов.
    — Алекс, держи, — девушка протягивает мне коктейль.
    — Откуда?
    — Моника помогла.
    — Спасибо ей большое.
    — Ничего, через пять лет тоже кому-то поможем.
    — Обязательно!
    — Я собираюсь сегодня остаться у Райдона, а как дела у вас с Сэмом?
    — Я не могу.
    — Предки?
    — Ага.
    — Мои уже смирились и типа верят в тот бред, что я сочиняю в качестве отмазок.
    — У меня все гораздо сложнее. Они все словно помешались на моем целомудрии. Даже Кэвин, представляешь?
    Магазин.
    — Вам это вам очень идет, — говорит продавщица.
    На мне белый топ и светлые джинсы.
    — Тебе и правда классно! Берешь? — спрашивает Милли.
    — Я и сама вижу, что классно, но Анжелика все равно не разрешит это носить.
    — Да брось, она и не увидит.
    — Возможно и не увидит. Берем!
    Лекция. Миссис Нормис диктует определение:
    -'Главная функция гемоглобина состоит в переносе дыхательных газов. У человека в капиллярах лёгких в условиях избытка кислорода последний соединяется с гемоглобином. Током крови эритроциты, содержащие молекулы гемоглобина со связанным кислородом, доставляются к органам и тканям… Дефицит гемоглобина может быть вызван, во-первых, уменьшением количества молекул самого гемоглобина, во-вторых, из-за уменьшенной способности каждой молекулы связать кислород притом же самом парциальном давлении кислорода'…
    Звенит звонок.
    — Алекс, дай мне, пожалуйста, свой конспект, — обращается ко мне лопоухий однокурсник.
    — Да, конечно, но верни его до конца дня. Завтра он мне понадобится.
    — Спасибо.
    Большая комната.
    Горит свет. Взрослые и дети играют в лото.
    — 65.
    — У меня.
    — 34.
    — У меня.
    — Кэвин, да тебе сегодня везет! — здесь ему около десяти лет.
    — 77.
    — Это 7 и 7?
    — Да, Александра, семь и семь, — отвечает мне седовласый мужчина с самыми добрыми глазами на свете.
    — Тогда у меня! — радуюсь я.
    Костер. Дети сидят вокруг него. У многих на палочках жарится зефир.
    — В страшном-страшном городе, на страшной-страшной улице, в страшном-страшном доме жила девочка Сара.
    — Нет, не Сара! — возмущаюсь я.
    — А вот и Сара.
    — Да перестаньте вы! Кэвин — продолжай, — останавливает зарождающуюся ссору мальчик, сидящий возле меня.
    — Так вот, был у этой Сары страшный престрашный зверь в подвале.
    — Он вовсе не зверь, а гоблин!
    — Нет, зверь! Ладно, пусть гоблин, но он ел котят и маленьких детей…
    Полумрак. Свет только от огня. Огонь. Камин. Каменный пол. Каменные стены. Подо мной что-то согревающее, не мягкое и не жесткое, шерстяное.
    Большая комната, полностью каменная. Потолок с тяжелыми подпорками. Металлическая дверь без ручки. И не единого окошка.
    У камина стоят два кресла. Я подхожу к ним. Там никого нет, но я точно знаю, что кто-то обязательно должен быть. Он был! Когда-то был, а сейчас его нет…
    Моя комната в доме Варта.
    Скрип открывающейся двери. Я уставилась на вошедшего. Монстр! Огромный, жуткий, как в самых страшных фильмах ужасов! Его кожа — грязно-зеленого цвета, подобие волос — плешивые синие пакли. Со рта капают густые слюни, оскал наводит ужас, а в глазах светиться звериный голод.
    — Ааааа! Монстррр!!! Аааа!!!
    Я вскочила с кровати и вылетела в темный коридор.
    — Лекс!!!
    Со всей скорости я запрыгнула к нему под одеяло.
    — Лекс! Лекс! Лекс! Проснись, пожалуйста! В моей комнате монстр! Нам нужно бежать! Слышишь? Ну, проснись же ты!
    — Тише, тише, Крокодильчик, успокойся.
    — Лекс, там… там… там… он… зубы и слюни… он огромный… зеленый… О-о-о… Мне страшно! — я всем телом прижалась к Варту.
    — Тихо. Никого там нет. Слышишь, его там нет. Это просто сон, дурной сон. Ну, хочешь, я схожу с тобой.
    — Нет!!! Я туда не пойду! И ты тоже!
    — Крокодильчик, это всего лишь плохой сон.
    — Нет! Я его в-видела, п-понимаешь, в-видела, — истерика уже прошла, но все равно было жутко страшно и от этого стучали челюсти.
    Лекс включил телевизор и сел в кровати, протирая рукой глаза.
    — Не п-прогоняй меня, — заскулила я.
    — Алекс, ну что за детский сад?
    — Мне с-с-страшно.
    — Ладно. Будь здесь, пойду, посмотрю, что тебя так напугало, — он посмотрел на часы и тихо выругался. — Где твои таблетки?
    — А-мм…, на к-кухне в верхнем ш-шкафчике.
    — Я быстро, не переживай.
    Он осторожно отцепил от себя мои руки. Я как обезьянка обвила его руками и ногами, когда заскочила в кровать и не желала отпускать. Закончив не равную по силам борьбу с дрожащими конечностями, он встал, накинул рубашку, брюки и направился к двери.
    — Лекс!
    — Я быстро.
    Паника прошла, но вот дрожь во всем теле унять никак не получалось. Я посчитала от одного до десяти и наоборот. Безрезультатно.
    Открылась дверь, пропуская в комнату из коридора неяркий свет рассвета. Я пискнула и накрылась с головой одеялом, а когда отважилась взглянуть на вошедшего, то облегченно вздохнула, узнав в нем Варта. Лекс посмеиваясь стоял у кровати.
    — Неужели я такой страшный?
    — Нет, не ты, — я высунула нос из-под одеяла.
    — Держи, — он протянул мне стакан воды и рюмочку с таблетками.
    — С-сп-пас-сибо.
    — Не з-за чт-то, — забавлялся Варт.
    Я выпила таблетки и забралась назад под одеяло.
    Лекс вздохнул и сел на край кровати.
    — Двигайся.
    Я шустро подчинилась. Он выключил телевизор. Зашуршал чем-то на тумбочке, потом бросил что-то на пол и лег рядом. Я забралась к нему в объятия и мирно засопела.
    Снов больше не было.
    Проснулась я в точно таком же положении, как и засыпала, даже немного отлежала себе запястье. Варт спал рядом, он отодвинулся и раскрылся. Или это я его раскрыла? Я потянула одеяло, которое сползло на пол, накрывая широкую спину, обтянутую белоснежной майкой. Лекс заворчал и перевернулся на живот, зарывшись лицом в подушки. Какой холодный! Бедненький замерз совсем. Укутав его в одеяло с ног до головы, я решила еще пару часиков поспать и устроилась рядышком, свернувшись в клубочек, прижавшись к Лексу спиной.
    — Крокодильчик, просыпайся, мне пора.
    — Угу.
    — Ты собралась еще и ночь проспать?
    — Ммм.
    — Просыпайся. Не хочу, чтобы ты опять испугалась.
    — Угу, — я села в кровати и осмотрелась.
    — Спускайся, Жюль приготовил шарлотку.
    — А ты?
    — Я уже поел. Мне пора.
    Вар торопливо поцеловал меня в лоб, потом в щеку и направился к выходу.
    — Лекс?
    — Да, Крокодильчик, — он обернулся.
    Я подбежала и крепко его обняла.
    — Я сегодня не долго, дождись меня.
    Каждый раз, когда Варт был вынужден оставить меня одну, мне казалось, что по возращению он очень надеется увидеть прежнюю Алекс и одновременно страшиться этого.
    — Хорошо.
    — Ну? — он заглянул мне в лицо, не разжимая моих объятий.
    Я потянулась для страстного поцелуя, но он просто подставил мне губы.
    — Мне правда пора.
    Пришлось его отпустить.
    Варт быстро ушел, не до конца прикрыв за собой дверь.
    Почему он так себя ведет? Все мои знакомые парни только и смотрели, как бы затянуть девушку в постель, а этот наоборот держит дистанцию. Что же между нами произошло? Может мы сильно поссорились, а может даже решили разойтись? Что-то мне не верится, чтобы я горела желанием выйти замуж… даже за Лекса Варта.
    Ладно, не буду себя грызть догадками, как все вспомню, так и подумаю. А сейчас надо умыться и чего-нибудь поесть — просто умираю от голода.
    — Всем привет!
    Вся моя свита в полном составе радостно встречала меня на кухне.
    — Добрый вечер, мисс Алекс. Прошу пройти в столовую, ужин готов.
    Я благодарно кивнула и направилась в обеденный зал.
    Шарлотка действительно была очень вкусная и по обыкновению любимое молоко. Таблетки я оставила на потом. Если я их приму, то через пять минут буду спать сном младенца, а мне хотелось бодрствовать.
    Я вернулась в комнату Лекса.
    Алина уже привела ее в идеальный порядок.
    Забралась на середину кровати и включила телевизор.
    О, 'Друзья'! Эту серию я не помню. Сразу по окончанию 'Друзей', начался какой-то новый детективный сериал, после него мистический триллер 'Настоящая кровь' — смесь легкого порно с ужасами.
    — Крокодильчик, чем это ты засоряешь себе мозги? — в дверях стоял Лекс и довольно улыбался.
    — Привет, это сериал о вампирах. Он идет по четвергам и пятница с половины девятого до девяти двадцати. Я точно помню, что смотрела его до того как… Ну, ты сам знаешь.
    — Так мы идем гулять или как? — Варт задал следующий вопрос, не обращая особого внимания на мои пояснения.
    Слово 'гулять' резко подняло меня с кровати.
    — Да! А куда?
    — Есть пожелания? — с лукавой ухмылкой переспросил он, выключая телевизор.
    — Я не помню, что мне нравится, а что нет, — растерянно пожав плечами, промямлила я.
    — Значит, идем в кино. Я проезжал мимо кинотеатра, сегодня показывают старые комедии. Ты как?
    — Не имею ничего против кинематографа.
    — Тогда у тебя на сборы не больше пятнадцати минут.
    Я тут же подскочила на ноги и прошмыгнула в свою комнату.
    Так, вот эти светлые джинсы, этот белый трикотажный гольф, эти белые сапожки, белая куртка, белый обруч на волосы. Тушь, туалетная вода, блеск для губ — готово! Ровно одиннадцать минут.
    Я спустилась вниз. Варт в библиотеке достаточно громко говорил по телефону, но когда я вошла — сразу закончил разговор.
    — Крокодильчик, ты похожа на снежинку, — с умилением он окинул меня нежным взглядом с ног до головы.
    Я засмеялась.
    — Расскажи, пожалуйста, откуда у меня такое необычное прозвище. Не то, чтобы я обижалась, но оно не очень похоже на самое милое. Почему ты прозвал меня именно Крокодильчиком?
    — Ты ведь не отстанешь? — с тяжелым вздохом уточнил Варт.
    — Нет.
    — Ладно. Это не я тебя так прозвал.
    — Да? А кто?
    — Ты сама себя назвала крокодилом с розовым бантиком.
    — С бантиком?
    — Угу. С розовым.
    — А как так получилось? — едва сдерживая хохот, выдавила я.
    — Ммм… Ты была не согласна с тем, что я исполнял обязанности твоего Ангела Хранителя.
    Это меня развеселило еще больше.
    — Поэтому теперь ты Ангел, а я Крокодильчик в бантике.
    Варт засмеялся и утвердительно кивнул.
    — Ясно. Спасибо. Одной головоломкой меньше.
    Мы вышли на улицу. Я растеряно посмотрела на Варта.
    — Не на машине.
    — Ты всегда понимаешь без слов? — с ноткой раздражения спросила я. — Всех или только меня?
    — Часто и многих. Здесь не далеко, заодно прогуляемся.
    — Ладно.
    Я взяла Лекса под руку и мы пошли в сторону центральных улиц.
    Оказывается, если знать как пройти, то до ближайшего кинотеатра не час ходьбы, как я ошибочно предположила, а около двадцати минут, но даже такое расстояние было настоящим подвигом для моего обожженного тела затянутого в джинсы. Я героически справилась с поставленной задачей, не издав при этом даже намека на стон.
    — Что взять? — как-то сконфужено спросил Варт. За ним редко такое наблюдается.
    — Чипсы и колу, — неоднозначно пожав плечами, ответила я, пытаясь разобраться в странной растерянности своего жениха.
    — А попкорн? — опять тот же неуверенный тон.
    — Нет, мне кажется, я не очень его люблю.
    Лекс взял в кассе билеты и купил чипсы с колой, пока я прочитала все афиши на неделю вперед. Много старых фильмов, но есть и премьеры.
    Места достались в середине зала — мои любимые! Я в детстве смотрела эту комедию раз десять, а может и больше. Не то, чтобы я вспомнила каждый конкретный случай просмотра этого фильма, просто знаю и все. На протяжении всего сеанса зал хохотал как ненормальный, а к концу фильма у меня жутко разболелись ребра.
    — Давай возьмем такси, — встревожился Варт, заметив мое прерывистое дыхание.
    — Нет-нет, это от смеха. Все почти прошло.
    Он бросил на меня оценивающий взгляд и недовольно пробурчал:
    — В таком состоянии еще и в мою постель лезет.
    — Что, милый? — я сделала вид, что не расслышала о чем он там бормочет.
    — Ничего. Поехали домой.
    Варт остановил такси, не обращая внимания на мои протесты.
    Через десять минут мы были уже дома. Я заметила, что, если вопрос касается моего здоровья — Лекс становится похож на колючего ежа. Бедненький, наверное, он сильно переживает по этому поводу.
    — Лекс, я не смертельно больная, не нужно так меня опекать.
    — Нет. Мне нужна здоровая жена и крепкие дети, — он почти рычал. Впрочем, почему почти? Он в прямом смысле нарычал на меня. Желание спорить и прекословить махом отпало. Когда Варт злится, себе дороже с ним связываться.
    Выпив на кухне вечернюю порцию таблеток, я пошлепала в свою комнату. Варт работал в библиотеке.
    Умывшись и переодевшись, я завалилась в кровать, но уснуть так и не смогла. Стоило только закрыть глаза, как всплывала зеленая морда со страшным оскалом, даже таблетки не помогали. Бродить по комнате определенно надоело. Без двадцати четыре утра. Чем себя занять?
    Я спустилась вниз. Везде темно, только в вестибюле горит приглушенный свет. На кухне свет включается автоматически, — здорово! Стакан молока. Кружка горячего черного чая. Ну, что еще?
    Я побрела назад на второй этаж. Из-под двери комнаты Варта пробивался не яркий свет. Я подошла ближе. Он с кем-то достаточно громко разговаривал, но голос собеседника не был слышен. За шумом телевизора я и слова Лекса с трудом-то различила. Скорее всего он говорит по телефону.
    — Нет… Нет, она и этого не помнит… Повезло? Да ты наверное издеваешься?.. Этот ребенок смотрит на меня как на что-то надежное, хорошее… Да, это не так и тебе это известно не хуже, чем мне… Я отпущу ее, если она захочет уйти, и ни один из вас и близко к ней не подойдет!
    Он замолчал, потому что я стояла на пороге, широко распахнув дверь.
    Варт отключил звонок и быстро подошел ко мне.
    — Как это понимать? — спросила я после затянувшейся паузы.
    — Никак.
    — Ну, конечно, у меня проблемы с памятью, а не с мозгами.
    — Я это знаю.
    — Почему я захочу уйти? — не выдержав неопределенной паузы, вспылила я.
    — Ты не уйдешь, — уверенно отрезал он.
    — Не уйду, но почему у меня может возникнуть такое желание?
    — Потому что в день взрыва, ты хотела уйти.
    — Мы поссорились? — вот это уже похоже на правду.
    — Нет.
    — Тогда почему? — снова растерялась я.
    — Мы разные, — после небольшой заминки ответил Варт.
    Что ж за диалог у нас такой? Просто невыносимо!
    — Я это заметила, — недовольно фыркнув, я сложила руки на груди, готовясь к очередной моральной атаке.
    — Ты сейчас реагируешь не так остро.
    — Что же изменилось?
    — Ты, Крокодильчик. Ты изменилась и надо признать — сильно.
    — Не называй меня так, сейчас это злит.
    — Давай завтра поговорим, уже почти утро. Почему ты не спишь? — стараясь перевести разговор в другое русло, спросил он.
    — Потому что не могу! Мне страшно, ясно?
    — Ты о вчерашнем монстре?
    — Да.
    — Хм. Весь день ты спала спокойно.
    — Я бы и сегодня спала спокойно, если бы ты меня не прогнал.
    — Я тебя не прогонял.
    — Лекс, я ничего не понимаю, то ты хочешь на мне жениться, то говоришь обо мне непонятные вещи, называешь ребенком.
    — Ты и есть ребенок.
    — Нет, я не ребенок!
    — Начинается… Когда-то мы уже решили этот вопрос.
    — И к какому общему решению мы пришли?
    — Ты согласилась со мной.
    — В таком случае, почему я здесь, а не с родителями?
    — Потому что будет гораздо хуже, чем уже было. Со мной безопасней, поверь.
    — Допустим. Что мне угрожает? — прямо спросила я, раздражаясь от того, что приходиться по кускам вытаскивать информацию. Неужели так сложно обо всем мне рассказать?
    — Вдали от меня тебя обязательно попытаются убить.
    — Но за что?! — ахнула я.
    — Ох, Крокодильчик, не заставляй меня через все это проходить во второй раз. Мне от одной мысли, что я никуда не могу тебя спрятать, становится не по себе.
    — Я не хочу прятаться! У меня учеба, потом карьера и ты.
    — Рад, что ты все-таки рассматриваешь меня как свое будущее.
    — Почему я должна думать иначе?
    — Сколько осталось до конца каникул?
    — Десять дней.
    — Давай так: мы все оставим как есть еще на девять дней, а если ты к тому времени сама не вспомнишь, то я все объясню.
    — Нет.
    — Поверь мне — так лучше.
    — Почему?
    — Да потому, что в противном случае ты окажешься в весьма незавидной ситуации! — устало зарычал он, определенно не желая продолжать наскучивший нам обоим разговор. Тем более в таком стиле. Варт явно не склонен отвечать на мои вопросы.
    — Что я такого сделала? — настаивала я.
    — Родилась. На этом разговор окончен, марш спать. Не в мою, а в свою постель! — запротестовал он, останавливая меня на полпути.
    — Нет, я остаюсь с тобой или ты все мне рассказываешь прямо сейчас.
    — Прошу, — он жестом пригласил в свою кровать.
    У меня было такое чувство, будто я выиграла войну и была этому безумна рада.
    Забравшись с головой под одеяло, я моментально уснула. С ним хорошо, безопасно, надежно. Я уверена: когда Лекс рядом, мне ничего на свете угрожать не может.
    Но рядом с ним мне не снятся сны, а значит — я ничего не вспоминаю. Если это вообще воспоминания, а не игра больного воображения.
    Я опять проснулась раньше и снова натягивала одеяло на холодную спину своего обделенного теплом жениха. Варт резко дернулся. Может я его напугала?
    Лекс больно схватил меня за запястья, перевернулся и завис надо мной с тихим рычанием. Я не видела его лица, но все инстинкты кричали, что дело — дрянь!
    — Крокодильчик?
    — У-угу.
    — Не буди меня больше, ладно. Я еще не привык, что ты спишь со мной.
    — А прежде разве не спала? — пискнула я.
    — Нет.
    — О!
    — Без паники. Мы просто не спали вместе, теперь спим.
    — А?..
    — Все вопросы через девять дней.
    — Но…
    — Я тебя прошу, потерпи хотя бы до вечера. Иначе я тебя покусаю.
    — Тоже мне угроза. Ладно, до вечера.
    Я вылезла из-под одеяла и направилась в свою комнату.
    Уже половина второго. Нужно привести себя в порядок и пойти прогуляться.
    Спортивный костюм, кроссовки и дутая куртка как раз подойдут для прогулки, а может даже и пробежки. Наверное раньше я часто бегала. Мышцы на ногах так и просят, чтобы их погоняли. Не важно как, да хоть по ступенькам, лишь бы бег.
    — Привет, Юджин!
    — Добрый день, мисс Алекс.
    — Я скоро вернусь.
    — Мисс, подождите минуту, с вами пойдет Ди, я его сейчас позову.
    — Не стоит, — с добродушной улыбкой отмахнулась я.
    — Но мисс, вам опасно ходить одной, хотя бы до выздоровления.
    — Юджин, я хорошо помню город, если ты об этом. Я хочу побыть одна, или у меня нет такого права?
    — Тогда прошу вас предупредить сэра Варта. В прошлый раз, когда вы ушли, он очень переживал.
    — Я ему позвоню, — я демонстративно покрутила в руках телефон и убрала назад в карман. — Обещаю.
    — Вынужден настоять на немедленном звонке.
    — Это уже переходит все границы! Я что под домашним арестом? — возмутилась я.
    — Но, мисс…
    — И слышать не желаю. Буду в шесть!
    Я так сильно хлопнула дверью, что испугалась — вдруг на меня сосульки повалятся.
    Легким бегом я добралась до площади. Ага, вот и банкомат. Несколько десятков фунтов мне не помешают.
    Солнце ярко светило, но уже спустилось на четверть от зенита. День сегодня очень теплый и располагает к прогулке.
    Я села в метро и добралась до центра. Прогулялась по улицам, но столь бесполезное занятие быстро мне наскучило.
    А что если съездить в университет?
    Я прокатилась на автобусе, потом прошла несколько кварталов пешком. Дорога мне казалась очень знакомой.
    Двор вокруг учебных корпусов был абсолютно пуст. Не удивительно. Кто же будет посещать университет в праздничные дни? Хотя, вполне возможно, что библиотека работает. Открыто!
    Я хорошо помню здание, зато совершенно не узнаю библиотекарей и студентов, которых встретила по дороге.
    Я зашла в читальный зал.
    — А, мисс Брум, вы за книгами по анатомии? Осталось всего шесть штук для абонементов, остальные только на читальный зал.
    — Да, спасибо.
    — Ваш читательский билет, пожалуйста, — попросила библиотекарь, пододвигая мне толстую книгу учета.
    — Я, кажется…
    — Неужели опять потеряли?
    — Наверное, так и есть.
    — Это в последний раз я выдаю вам книги без читательского билета. Вернуть до пятнадцатого числа или перезаписать. Расписывайтесь здесь, — женщина ткнула пальцем в строку напротив моей фамилии 'Александра Брум, второй курс, кардиохирургия'.
    Значит я на втором курсе медуниверситета, факультет — кардиохирургии. Уже что-то.
    — Спасибо.
    Я взяла книгу и вышла из библиотеки.
    Что дальше?
    Закрыла глаза, глубоко вздохнула чистый морозный воздух и, следуя интуиции, направилась в сторону жилых кварталов.
    Ага, магазин с булочками!
    В кондитерской приятно пахло корицей и ванилью.
    — Здравствуйте, Александра, ваша сестра была у нас несколько минут назад, — обратилась ко мне продавщица.
    Сестра? У меня есть сестра?
    — Спасибо, что сказали. Мы, наверное, разминулись. Что она взяла?
    — Как обычно: маковый рулет и молоко.
    — А-а, ясно. Что есть для меня?
    — Ваш любимый рогалик с повидлом.
    — Здорово, давайте, и побегу догонять сестру.
    — О, не переживайте. Она собиралась домой.
    — Почему вы так решили?
    — У нее в руках тоже были книги.
    — Логично. Спасибо.
    Так, значит моя сестра по дороге домой зашла в кондитерскую за молоком и булочками.
    А где же мой дом? Может это вон тот симпатичный двухэтажный домик? Он мне в прошлый раз показался очень знакомым. И не зря же Лекс проехал именно по этой улице?
    Я хорошо знаю этот дом, а окна на втором этаже так и притягивают взгляд.
    Ладно, зайду, а там видно будет.
    Я нажала на звонок и через минуту дверь открыла симпатичная девушка с булочкой в руках. Это же Милли, она мне снилась!
    — Алекс! Где тебя носило? — девушка была удивлена и обрадована моим появлением.
    — Привет, Милли.
    — Ну, заходи скорей, чего ты там топчешься! — Милли схватила меня за руку и потащила на второй этаж.
    — Где ты была? Неужели сбежала со своим принцем?
    — Я не…
    — Мы же договаривались, что ты не оставишь меня одну на Новый Год! — резко сменив тему, обиженно вскрикнула Милли.
    — Извини.
    — Алекс, это не честно! Я бы еще поняла, если бы ты отмечала его в постели какого-то красавчика, но 'Гэлакси'!
    — Я не…
    — Только не говори, что не была там! Мне Рик все рассказал. К тому же, как тебе удалось спеть дуэтом с Кэти Пери?
    — Это устроил Лекс.
    — Лекс? Вот как. Значит твоего принца зовут Лекс! Хм. Александр — красивое имя.
    Милли тараторила не замолкая. Мне даже не приходилось отвечать на ее вопросы, она сама на них отвечала и задавала следующие.
    — Опиши его! — воскликнула она и наконец предоставила мне возможность открыть рот.
    — Ну, он красивый, умный… Вот. У меня есть фотография, — я протянула ей мобильный телефон.
    — Ого!!! Это же Росс!!! Ты и с ним успела познакомиться? Круто! Ну, и где твой Лекс?
    — Нет, Милли, это Лекс Варт, — поправила я свою взволнованную сестру.
    — Ага, много ты знаешь, это Адам Росс! Он владелец 'Гэлакси'! Теперь мне все ясно…
    Как зовут владельца 'Гэлакси' для многих не секрет, но вот в лицо его мало кто знает. Я, например, по этому поводу ничего не помню. На самом деле я вообще ничего не помню.
    Мой Лекс — Росс? Если так, то выступление с Кэти Перри для него ничего не стоило, а я уже нафантазировала себе, что он все пороги ради меня пооббивал! Как бы не так.
    — Откуда ты его знаешь? — зло спросила я у кузины.
    — Он с Анжеликой в начале недели приезжал, — отмахнулась Милли, просматривая фотографии на моем телефоне.
    — Анжелика его тоже знает? — нахмурилась я, стараясь уловить какую-то важную деталь, но она постоянно ускользала.
    — У нее работа такая. Слушай, ты домой вообще собираешься возвращаться?
    Похоже Варт не рассказал им об амнезии. Но почему?
    — Я до конца каникул останусь у него.
    — Понимаю. Теперь ясно в кого ты так втюрилась, что даже похудела на несколько килограмм. Мне бы так!
    — Вообще-то он мне предложение сделал, — сама не знаю зачем добила я. Возможно подсознательно хотела оправдать свое поведение.
    — Нееет! — не веря своим ушам ошеломленно протянула Милли. — Не может быть! Ты выходишь за Адама Росса?!!
    — Ну, это еще не решено, но колечко он мне подарил. Смотри, — я протянула кузине левую руку.
    — Это брильянт? Ну да, что-то я не то спрашиваю. Представляю реакцию Кэвина, когда он узнает! Можно я ему скажу? Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!..
    — Ты знаешь, что делали в старину с гонцами, приносящими плохие вести?! — засмеялась я.
    — Это будет самая сладкая месть, которую я вообще могу вообразить! Да уж, и ничего он с этим не сделает! Куда ему до Росса!
    Мой телефон зазвонил в руках у Милли.
    -'Ангел'?
    — Отдай, это Лекс!
    — Отдам, если пообещаешь познакомить, — Милли запрыгнула на кресло и подняла телефон к потолку.
    — Ладно, познакомлю, давай сюда!
    Милли победно улыбаясь вернула мне телефон.
    — Алло.
    -'Алекс, где тебя носит?'
    — Я дома.
    -'Где дома?'
    — У родных.
    -'Будь там'.
    — Как скажешь.
    Я засунула телефон в карман спортивной куртки и задрожала. Не знаю откуда взялась тревога, но унять ее оказалось не так-то просто. Мне очень не хотелось, чтобы он был частым гостем в этом доме, вообще, чтобы он сюда заходил, но причин таких странных побуждений я так и не нашла.
    Кажется Лекс разозлился из-за того, что я ушла одна. Он называет меня по имени, только на грани бешенства. Ну да ладно. Я же не заключенная и имею право свободно передвигаться, — успокаивала я саму себя.
    Странно, я ушла еще двух не было, а сейчас начало шестого. Неужели Юджин до сих пор молчал?
    — Слушай, Алекс, я тебя не узнаю, — Милли внимательно посмотрела мне в глаза.
    — Что-то не так?
    — Ты какая-то, — запнулась кузина, судя по всему подбирая подходящее определение моему поведению, — тихая, что ли.
    Я что должна ей анекдоты отстреливать?
    — Тебе показалось.
    — Ладно рассказывай, где была, что делала?
    — Да ничего особенного.
    — Слушай, ты провела две недели с Адамом Россом и тебе нечего рассказать? Это по твоему ничего особенного?
    Две недели??? Так-так, все интересней и интересней.
    — Его зовут Лекс Варт. И к тому же он такой же человек как и мы с тобой.
    — Ага, тогда я улитка, — возмутилась Милли.
    — Улитка! — я чуть по полу не каталась со смеху.
    — Что? — не поняла девушка.
    — Знаешь как он меня называет?
    — Как?
    — Крокодильчик! Представляешь?
    — Миленько, — обомлела Милли.
    — Ага! И я о том же.
    — А какой он в постели? Хотя, что я у тебя спрашиваю, тебе ведь даже сравнить не с кем.
    Я покраснела и зашипела, а Милли расхохоталась.
    — Зато ты у нас просто секс-бомба, если он решил на тебе жениться! — продолжала подстегивать кузина.
    Я даже не помню был ли у нас секс, а о побуждениях Лекса к женитьбе вообще не догадываюсь. Главное, если ему так приспичило жениться, почему именно на мне? Особой любви я за ним не заметила, да и пылкой страстью тут тоже не пахнет. Скорее забота и опека над родным ребенком.
    — Так он приедет за тобой?
    — Да. Примерно через сорок минут уже должен быть, максимум через час.
    — Блин, блин, блин! Что мне надеть? Подумать только, у меня в гостях будет сам Адам Росс!
    — Успокойся. Если хочешь, чтобы он хотя бы поздоровался с тобой, то выбери шмотку, которая добавит тебе пару тройку лет. У него пунктик на возрасте.
    — Вы в этом похожи.
    — Не поняла?
    — Ой, да ладно! Всех кому за двадцать четыре ты считаешь пенсионерами. Дедуганы и старушенции, кажется так ты говоришь, — смеялась Милли.
    Дедуганы? Вот почему я назвала его несносным дедуганом!
    — Знаешь, а ты права, он действительно считает меня ребенком, а я его дедуганом, — озвучила вслух свои мысли.
    — Что вас связывает, не понимаю? — удивилась Милли.
    — Вот и я не понимаю. Мы действительно очень разные.
    — Как говорится: любовь зла, — подытожила сестрица.
    Как бы не так. Между нами и намека нет на любовь! Я это уже точно знаю, возможно даже что-то помню, но вот что? Оно совсем рядом, совсем близко, но дотянуться до этого файла в памяти никак не получается. Как-будто кликаешь мышью на поврежденную фотографию и она начинает загружаться, на экране появляются какие-то цветные полосы, точки. Если знаешь, что изображено на фото, то можно кое-что рассмотреть, угадать. Но если эта одна из миллиона, пусть даже хорошо известных фоток, то угадать почти не реально. Хотя подсознание скребет в поисках нужного ответа, постепенно сокращая поиск с миллиона до тысяч, с тысяч до сотен и ты в конце концов что-то рассматриваешь в этих точках и полосках, но вот уверенности в своей правоте абсолютно нет, скорее наоборот. Сейчас примерно тоже самое происходит и у меня в голове.
    — Да, кстати, где твой мобильный? Я имею в виду старый.
    — Не знаю, кажется я его потеряла.
    — Дай мне свой новый номер. Вдруг снова пропадешь…
    — Не пропаду, — улыбнулась я своей самоуверенности. — А ты сбрось мне все номера наших общих друзей и знакомых, которые у тебя есть.
    — Так все номера есть на компе.
    — На компе? — пытаясь вспомнить о чем она говорит, промямлила я.
    — Алекс, ты что с Луны свалилась? Он у тебя в комнате, конечно.
    Дорогу в свою комнату я нашла без труда. Все вещи были очень знакомыми и лежали на привычных местах. Яркие тапочки-медвежата сразу же бросились в глаза, эффектно выделяясь на фоне остальных вещей. Темно-малиновый ноутбук лежал на столе, рядом ежедневник. Я села на стул за стол с учебниками и тетрадями. Все очень привычно и знакомо: я знаю каждую книжку и тетрадку, а главное их содержимое. Уже радует — с этими знаниями не сложно будет влиться в учебный процесс.
    В нижнем шкафчике комода взяла спортивный рюкзачок, в нем я ношу форму на тренировки. Стоп! На какие тренировки я хожу?
    Я открыла рюкзак: форма чирлидера? Я чирлидер? Эта новость не то, чтобы огорчила, но и радостной мне не показалась. Зачем это мне нужно? Футбол… Футбольная команда… Капитан… Кэвин — капитан футбольной команды 'Тигры'! Неужели я это вспомнила сама?!! Ура!!!
    — Ты что-то потеряла и не можешь найти? — подозрительно спросила Милли.
    — Эмм… Да… Мой ай-под. Ты его не видела?
    — Ты же сама мне его отдала, когда мы последний раз виделись.
    — Фух, я уж подумала, что и его потеряла вместе с телефоном.
    — Хм. Сейчас принесу, — обеспокоенно за мое душевное здоровье протянула Милли, но все-таки ушла.
    Запихнув в рюкзак ноутбук, ежедневник, несколько карандашей, книгу по анатомии, внимательно осмотрела комнату.
    — Привет, Джо, я по тебе скучала! — обратилась я к плюшевому медвежонку.
    Тайник! В нем тайник! Я храню там свои дневники. Подхватив в руки медвежонка, отыскала застежку на его боку. Дневник на месте, но лучше взять всю игрушку — такой тайничок мне не помешает. Жаль ноутбук в него не спрячешь. Во-первых, он не влезет, а, во-вторых, выдаст себя массой.
    Стоп-стоп! Лекс сказал, что ноутбук сгорел!
    Та-а-ак, вот тебе первая ложь.
    Я открыла ноутбук и без труда ввела пароль. Папки с фотографиями пронумерованы по годам, затем по месяцам, а потом по событиям. Я открыла декабрь прошлого года: 'вечеринка у Стю', 'подготовка к игре Тигров и Дельфинов', 'Гэлакси', 'мой Принц'.
    Открывая папки по очереди и быстро просматривая фотографии, я частично восполняла огромные пробелы в своих воспоминаниях.
    Мгм, с Риком мы и правда хорошо знакомы, на одной фотке он даже целует меня в щеку. А мне оказывается к лицу тигровая форма чирлидера! Так, это 'Гэлакси', это я с Милли, а эта девушка мне снилась, но имени не помню. Стоп! Что это за парень обнимает меня на фотографиях в папке под названием 'мой принц'? Светло русый, кареглазый юноша, на вид не старше Кэвина. Кстати, у них не мало общего, как-будто этот парень родной брат моего кузена.
    Кто же тогда Лекс Варт, если 'принц' не он?
    Ой-ёй! Не приятный привкус обмана и предательства!
    Господи, еще вчера, я бы согласилась выйти за него, стоило ему лишь попросить! А самое страшное, что Лекс стал дорог мне. Я привязалась к нему. Еще денек-другой и возможно я горячо любила бы его! Зачем все это? А если еще приплюсовать то, что меня хотят убить, то становится совсем интересно.
    Так, пока я не вспомню кто есть кто, веду себя по-прежнему. Вопреки всему моя интуиция подсказывает, что безопасней всего пока только с Вартом.
    — Алекс, Росс приехал, — запыхавшись прокричала Милли, — он уже у дверей!
    — Слушай, задержи его буквально на пару минут. Скажи, что я хочу собрать кое-какие учебники.
    — Хорошо. С тобой точно все в порядке?
    — Да-да, иди.
    Я быстро засунула ноутбук назад в рюкзак, прихватила медведя, еще раз осмотрела всю комнату, кажется все.
    — Привет, — я спустилась в гостиную следом за Милли.
    — Привет, Крокодильчик, — меня одарили теплой радушной улыбкой. Я ответила тем же и ненавязчиво чмокнула в губы, оправдывая свой глупый порыв вынужденной мерой конспирации.
    — Лекс, познакомься это Милли. Она моя сестра.
    — Кузина, — зачем-то поправила Милли. Зато я теперь точно знаю, кем она мне приходится.
    — Миссис Браун дома? — между прочим уточнил Варт.
    — Нет, она еще на работе.
    — Крокодильчик, мне нужно уладить несколько вопросов в клубе и я бы хотел взять тебя с собой.
    Зачем он постоянно употребляет это не самое лестное прозвище? Если бы оно не было первым, что я услышала с его уст при первой встречи после аварии, то определенно расценила бы подобную фамильярность как откровенное издевательство.
    — Вы сейчас едите в 'Гэлакси'? — с надеждой спросила Милли.
    — Да. Кстати, если имеете такое желание, то можете составить кузине компанию, — любезно предложил Лекс.
    — С огромным удовольствием.
    — В таком случае на сборы у вас пятнадцать минут. Крокодильчик, у тебя ведь здесь есть подходящая одежда?
    — Да, — не уверенно ответила я на, казалось бы, простой вопрос.
    — Покажешь мне свою комнату?
    — Конечно, пойдем.
    А что мне оставалось делать? Округлить глаза в притворном ужасе? Изобразить оскорбленную добродетель? Ха! И это после того, как сама напрашивалась к нему в постель.
    Я провела Лекса к себе, а Милли побежала в свою комнату, не обращая на нас ни малейшего внимания. Да уж, собраться в самый модный клуб страны за пятнадцать минут не очень простая задача. Тут не до отвлекающих маневров.
    — Вот, здесь я живу.
    — Очень уютно. Как ты сюда попала?
    — Я зашла в библиотеку медуниверситета и вспомнила дорогу домой.
    — Только дорогу?
    — Ну, да.
    — Милли знает?
    — Нет. Ее я вспомнила еще вчера, только не могла понять кто она.
    — Показывай, что у тебя здесь есть из одежды.
    — А с этим сложнее — я сама не знаю, — пожаловалась я.
    Варт открыл плательный шкаф и осмотрел содержимое.
    — Вот, мне нравится.
    Он подал мне черную тунику с длинными отделанными полосками камушек рукавами и черные бриджи с такими же камнями. Наверняка это комплект. Да, точно! Я покупала этот набор в Майами на осенних каникулах для вечеринки у Стю, но так его и не надела, потому что у Милли был похожий черный костюм, в котором она выглядела просто потрясающе.
    Ух ты!
    Хм. Я открыла шкаф с обувью и куртками. То что надо! Высокие черные кожаные сапоги на каблуках и кожаная куртка с черным песцом на воротнике.
    Он что, не собирается выйти? Ну что ж, сам напросился!
    Я уселась на кровать и стала снимать с себя спортивный костюм прямо на глазах у Варта. Я думала он отвернется или как-то еще выдаст неловкость и уйдет, а он наоборот, присел на край стола и с безразличием смотрел на меня. Как на стенку.
    Перед ним раздевается девушка, а ему все равно? Даже взял тетрадку полистать, чтобы не скучать!!! Гад! Ладно, а если так?
    — Как думаешь, черное белье больше подойдет?
    Он послал мне скучающий взгляд и равнодушно кивнул.
    Что?!! Я тут дефиле в нижнем белье устроила, а ему хоть бы хны!!! Какой он мне жених после этого?
    — Лекс?
    — Ммм, — не поднимая глаз.
    — Лекс?
    — Я тебя слышу, — не отрывая глаз от моей тетрадки.
    — Что ты там нашел?
    — Уже две ошибки, а в химии неточность влечет огромные последствия. Ошибка в расчетах — вообще непростительная наглость! Ты хоть думаешь, что пишешь?
    — Какие еще ошибки? — нахмурилась я, заглядывая в тетрадку, приподнимаясь на носочки.
    — Здесь не гематит, а гидратированный оксид железа нужно добавлять.
    — Ржавчину?
    — Гидратированный оксид железа. Говори правильно.
    — Ой, точно.
    — Крокодильчик, мне ужасно нравится твоя задница и все остальное, но еще куча дел, а ты задерживаешь, на сборы осталось три минуты.
    — Тогда выйди из моей комнаты! — зарычала я.
    — Ничего, продолжай. Я не из стеснительных.
    — Издеваешься?
    — Я? Да никогда!
    — Пошел вон!
    — Как скажешь, — он спокойно вышел, прихватив с собой мою тетрадку по химии и мой любимый ярко-розовый фломастер.
    У-у-у, какой мерзкий тип! Ну, погоди, я тебе устрою! Ты у меня еще пошутишь! Хохмач недоделанный!
    Одежду я надела очень быстро. Даже сама удивилась подобной скорости. Подкрасила губы и расчесала волосы. Так, я уже опаздываю на три минуты. Подождет!
    Ага, утюжек для волос, плойка, черный карандаш для глаз — 'кошачий взгляд' всегда мне шел, правда слишком яркий для дневного макияжа, а на дискотеку — в самый раз. Может еще книжечку почитать? Ладно, вдруг сегодня в 'Гэлакси' намечается что-то интересное. Обычно шоу-программа начинается в девять, а уже почти восемь и ехать туда не меньше часа.
    — Алекс, тебе и суток не хватит, чтобы собраться?
    Милли зашла за мной в комнату с явным намерением как следует поколотить свою нерасторопную кузину.
    — Нет, хватит. Уже десять минут как готова.
    — Тогда почему ты тут сидишь? — недоумевала Милли.
    — Думаю: хочу ли я вообще куда-то идти.
    — Ты что с ума сошла! Не хочешь идти в 'Гэлакси'? Ты не заболела?
    — Клуб тут совершенно ни при чем и чувствую я себя тоже превосходно.
    — Что тогда?
    — Я не хочу никуда идти с Лексом, — нахмурилась я, сложив на груди руки, изобразив упрямство.
    — Вы что поссорились?
    — Он самый настоящий дедуган, причем несносный дедуган!
    — Начинается! У тебя ПМС?
    — Нет, неделю назад отмучалась.
    Как вспомню, аж самой плохо. В больнице и без того все болело, так еще и это 'счастье' привалило, — хоть плачь!
    — Тогда, что с тобой такое? — раздражалась Милли.
    — А разве что-то не так? — скопировав коронную мимику Лекса с приподнятой в изумлении бровью, наигранно веселым голоском пролепетала я.
    — Да! Ты ведешь себя как последняя сука, — фыркнула кузина.
    — Ну, спасибо, сестричка. Я тебя тоже безумно люблю.
    — Так, поднимай свой зад и тащи его вниз! — меня чуть ли не за шиворот потащили из комнаты.
    — Да иду уже, иду.
    Внизу меня ждала приятная картина: Лекс мирно беседовал с Кэвином. Почему-то одновременно захотелось рассмеяться и расплакаться.
    — Алекс?!! — радостно восторг кузен.
    — Она самая, — хихикнула я. — Привет, Кэв!
    Он ринулся ко мне, обнял и закружил по комнате, беспощадно прижимая к себе. Еще немного и моя грудная клетка претерпела бы не самую эстетическую деформацию, — больно!
    — Алекс, девочка моя, как же я переживал!..
    — Я тоже по тебе скучала, — стараясь хоть немного ослабить мертвую хватку, простонала я. — Кэв, ты меня раздавишь…
    — Ой, прости! — объятия стали нежными и осторожными, как-будто братец почувствовал причиненную мне боль и старался загладить вину. — Куда ты пропала, я все обыскал, перерыл весь город, даже пол Флориды на уши поставил?..
    — Со мной все хорошо, я была с Лексом. Кстати, Кэвин, познакомься это…
    — Адам Росс, — опередил меня Лекс.
    Почему он представляется этим именем? Ричард Раона, Лекс Варт и еще Адам Росс, сколько же у него имен?
    — Адам Росс, — повторила я для Кэвина, заодно пытаясь примерить на синеглазого мужчину образ владельца 'Гэлакси'.— Адам, это мой брат Кэвин.
    — Алекс, на самом деле мы уже знакомы, нас представила друг другу Анжелика. Да и мистера Росса не узнать невозможно.
    — Ну да, конечно же.
    — Александра, где Милли? Нам давно пора, — ненавязчиво вмешался Варт. Ему определенно не понравилось столь бурное приветствие Кэвина.
    — Она разговаривает по телефону с Анжеликой.
    — Будь добра, поторопи ее.
    — Я уже закончила и совершенно свободна, — Милли спускалась по лестнице. — Кэв, Анжелика будет через десять минут, дождешься?
    — Да, конечно. Алекс, когда мы можем поговорить?
    — Я тебе перезвоню.
    Крепко обняв и поцеловав Кэвина в щеку, традиционно подставила свою, но он со всем чувством прильнул к моим губам.
    Кажется, я за это выхвачу… а может и нет.
    Больше всех была озадачена увиденной картиной Милли. Она на целый час язык проглотила. Мы вдвоем сели на заднее сидение 'мазератти'. Лекс гнал как сумасшедший. Я помалкивала. Милли не лучший свидетель для всех вопросов, которые я хотела задать Варту.
    Лекс провел нас в клуб, усадил за наш новогодний столик, дал распоряжения администратору и ушел.
    — Ты что совсем умом тронулась?! — запричитала Милли, как только Варт скрылся с поля зрения.
    — Я не знала, что так выйдет, — не очень бойко оправдывалась я.
    — Даже без поцелуя, зрелище было то еще.
    — Это по тому, что ты знаешь о чувствах Кэвина ко мне. Для остальных все выглядело иначе, надеюсь.
    — Ага, надейся, — съязвила Милли. — Росс по-твоему слепой или дурак?
    — Успокойся, ему все равно, — без тени сомнения заявила я. А почему собственно я должна думать иначе?
    — Знаешь, по-моему это ты полная дура, если не видела как он взбесился.
    — Видела.
    — И что это, если не ревность?
    — Чувство собственности, и только.
    — Да с чего ты взяла?!!
    — Я перед ним неоднократно задом крутила, а он ноль по фазе! — в сердцах выкрикнула я, не потрудившись скрыть свое негодование.
    — Не поняла? — опешила Милли.
    — Вот и я не понимаю.
    — Тогда, почему он предложение тебе сделал, а главное: зачем ты с ним живешь? — отличный вопрос, вот только исчерпывающего ответа на него я, к сожалению, дать не могу.
    — Я живу не с ним, а у него, — из последних сил защищалась я. — Это разные вещи, уж поверь.
    — Так вы с ним не…
    — Нет.
    — Слушай, даже не знаю восхищаться твоей выдержкой или твоей глупостью…
    — Я тут ни при чем, это все он.
    — Ты хочешь сказать, что это он не хочет?
    — Я бы сказала не 'не хочет', а боится, но результат один.
    Эта мысль озарила меня только что, но почему-то показалась глубоко правильной. Именно так можно охарактеризовать то, что происходит с Вартом.
    — Бред какой-то. Чего ему бояться?
    — Не знаю, давай лучше закажем что-нибудь, — понизив голос, шикнула я, заметив подошедшего официанта.
    — Апельсиновый сок, — со вздохом сделала заказ Милли, ей до совершеннолетия еще полгода ждать.
    — Два 'махито' и два стакана апельсинового сока, пожалуйста, — откорректировала я.
    Хорошенький официант безропотно принял заказ и шустро отправился его выполнять. Хорошо быть подружкой владельца этого заведения!
    — Но…
    — Мне все можно.
    — А можно вниз? — сузив глаза до щелочек, коварно промурлыкала Милли.
    — Куда?
    — Алекс, тебя точно склероз периодически догоняет! Внизу самый известный в Европе стрипбар. Говорят он переплюнул даже парижского 'Казанова'.
    — Слушай, а я об этом даже не знала, — необдуманно пробубнила себе под нос.
    — Ты хоть иногда Аманду слушай, она ведь не всегда чушь несет.
    Я рассмеялась.
    Ну не спрашивать же у Милли, кто такая Аманда!
    — Так нас туда пустят?
    — Знаешь, давай как-то в следующий раз. Кажется, я уже исчерпала сегодняшний лимит терпения моего жениха.
    — Чего это ему злиться, там ведь женский стриптиз?
    — Я подумаю. Ладно?
    Что-то мне подсказывало, что добром это определенно не кончится.
    Музыкальную программу сегодняшнего вечера открыла победительница конкурса 'Евровидиние 2010' Lena с песней 'Satellite'.
    Продолжил DJ моей любимой песней Леди Гага 'Paparazzi'.
    К тому времени мы с Милли уже во всю выплясывали на танцполе. Людей в этом клубе мало не бывает. Сам зал рассчитан на девятьсот человек, но по ощущениям здесь не бывает меньше тысячи и при этом всегда очень много знаменитостей.
    Трек за треком и мы уже сидели за своим столиком тяжело дыша. Выпив еще по бокалу 'махито', восстановив силы, назад на танцплощадку.
    — Алекс, смотри, это Аманда! — зло улыбнулась Милли.
    — Где? — если бы еще знать, кто это такая.
    — Да, точно. Вон, смотри возле барной стойки.
    На самом деле возле барной стойки, куда показывала Мили, стояло около двадцати девушек и не меньше двух дюжин парней. Как она вообще кого-то в этой толпе рассмотрела?
    — Я ее не вижу, какая разница, тебе что компания нужна?
    — Компания, нет, но вот нос ей утереть не мешало бы.
    — Что вы не поделили?
    Милли вместо ответа посмотрела на меня как на психически не здоровую.
    — Я не знаю, чем вы с Россом занимались две недели на пролет, но мозги он тебе промыл хорошенько.
    Так, кажется, я сморозила какую-то глупость.
    За временем в этом клубе уследить сложно. Я отсчитывала часы по выступлениям Лены — песня в час, а это уже третья.
    Медляков сегодня было не много, и почти все мы пропустили в туалете.
    Каждый следующий трек был ритмичней предыдущего, а иногда на сцене танцевали стриптизеры в сексуальных костюмах.
    Милли решила перепробовать все виды 'мохито' и заказывала их один за другим, а так как ассортимент и разнообразие у этого напитка завидные — мы делили порции пополам. В общем к возвращению Варта нам было довольно-таки весело.
    — Если вы продолжите теми же темпами поглощать коктейли, то к часу ночи обе будите спать под столом, — сделал нам замечание Варт.
    — О, Лекс, ты уже закончил с работой? — я решила зайти из далека. Если даже не попытаюсь провести Милли в низ, то она мне это еще полгода в упрек ставить будет.
    — Да.
    — То есть, ты теперь в полном моем распоряжении?
    Варт приподнял одну бровь и вопросительно на меня посмотрел.
    — Я скучала, — кокетливо пояснила я свое любопытство.
    — Крокодильчик, лучше не юли и выкладывай: чего хочешь? — мой хитрый план с треском провалился: если я прямо ему скажу, что хочу сходить в стрип-бар, то он как минимум посмеется.
    Заиграл медленный сингл Pink 'I don't belive you', освободив меня от необходимости отвечать на конкретно поставленный вопрос.
    — Обожаю эту песню! Потанцуй со мной.
    Я не просила, а ставила перед фактом и потянула за руку к себе.
    Как же с ним хорошо танцевать, спать, жить…
    Я обвила его шею руками и просто плыла в такт мелодии: медленно, нежно.
    Варт смотрел на меня красивыми темно-синими глазами.
    -'Нет, я не верю тебе, когда ты говоришь, что я больше тебе не нужна. Не притворяйся, что
    совсем меня не любишь',— подпеваю я Пинк.
    И его глаза стали настолько темными, что сложно сказать синие они или черные.
    Он склонился, а я подалась к его губам. Лекс целовал со всей присущей ему страстью, не сдерживая ее, но и одновременно был очень нежным. В тот миг я поняла, что пропала. Я люблю этого мужчину, люблю всем сердце, всей душой. Как жаль, что мое чувство не взаимно. Он никогда не увидит во мне женщину! Я надолго останусь для него ребенком. Это настолько больно, что я прервала поцелуй, отстранилась и трусливо сбежала от него, от себя самой, от неизбежной боли. Мой Ангел разобьет мне сердце! Если, конечно, я позволю ему это сделать, а я этого не хочу, совсем не хочу…
    Бегом! Подальше от всего мира! Первый поворот, второй и я у дамской комнаты. Оросив пылающие щеки холодной водой, я понемногу стала приходить в себя.
    Алекс, все буде хорошо. Главное — восстановить память и решить все вопросы, сейчас ты все рано ничего не можешь сделать. Вокруг сплошная ложь.
    Я это понимаю и без воспоминаний. Лекс лжет, причем не опасаясь, что его обман раскроется сразу же как ко мне вернется память. В этом нет ни малейшего сомнения. Я чувствую себя никчемной пешкой, которая оказалась в центре сражения крупных фигур. Зачем я ему? Что от меня может зависеть? Я не полная идеотка, чтобы верить в его безграничную любовь. Абсурд!
    — А, маленький Крокодильчик, привет! — позади меня раздался приятный женский голос.
    Стела? Почему она так меня называет?
    — Привет, — сконфужено промямлила я, безрезультатно стараясь унять беспричинную волну страха.
    — Бедная овечка, совсем память отшибло, да? Ну ничего, это временно.
    Я посмотрела на нее с полным непониманием.
    — Я тебя недооценила. На такую паршивку как ты нужно было в два, а то и в три раза больше тратила истратить, — язвительно прошептала мне на ухо брюнетка.
    — Что? — она что так пошутила??? Зачем ей меня убивать???
    — Чего ты добиваешься? Я могу лично перекусить тебе горло!
    — И зачем дело стало? — съязвила я.
    — Да ты ненормальная! — прошипела Стела.
    — Позволь полюбопытствовать: ты имеешь диплом психоаналитика? Нет? Тогда не тебе судить о моем психическом здоровье.
    — Я и без диплома вижу, что в тебе слишком много наглости и слишком мало мозгов.
    — Слушай, что я тебе сделала? Чего ты так завелась?
    — Я тебе напомню — оставь Лекса в покое!
    — Да кому он нужен?
    Так, похоже передо мной одна из бывших моего 'женишка' и, кажется, не шутила о взрывчатке! Надо убраться по добру по здорову, мало ли какие у тетки тараканы в голове водятся. У меня и без того со здоровьем напряженка.
    Я пулей выскочила в зал. Через несколько минут я уже была у своего столика. Милли растерянно смотрела на меня, Лекса рядом не было. Ну как всегда!
    — Слушай, Алекс, я не знаю, что там между вами творится, да и не мое это дело, но твое поведение более чем странное. Ничего не хочешь мне сказать?
    — Нет. Где Лекс? — переводя дух, выпалила я.
    — Пошел переодеваться. Его вон та курица облила шампанским, — кузина кивком указала на смеющуюся в объятиях парня девушку.
    — Ясно.
    Я достала мобильный. 'Ангел' — вызов.
    -'Да, Алекс'.
    С таким же успехом он мог отозваться 'Да, чертовка!'.
    — Отвези меня домой, — не заостряя внимания на настроении своего 'жениха', выпалила я.
    -'Хорошо',— таким тоном, будто я его смертно обидела. Нечего было так целовать! И вообще, это я должна обижаться. Одна из его подружек, не факт, что бывшая, чуть не отправила меня в гости к настоящим ангелочкам.
    Я спрятала телефон в карман и обратилась к Милли:
    — Мы тебя подвезем домой.
    — А ты? — удивилась кузина.
    — Я же сказала — до конца каникул остаюсь с ним.
    — Не-а, поехали домой вместе, поплачешься, расскажешь о наболевшем. Может и не нужен вовсе тебе этот принц. Зачем ты себя мучаешь?
    — Давай потом это обсудим.
    — Как хочешь. Но вот тебе дельный совет, сестренка: Росс не мальчишка и с ним играть не стоит.
    — Знаю.
    — Тогда поскорей определись с решением: либо ты с ним, либо без него. Во всех смыслах. Понимаешь?
    — Я хочу быть с Лексом, — другого выхода все равно пока нет.
    — Тогда и будь с ним, а не беги как последний трус.
    — Что ты хочешь этим сказать?
    — Тебе нужно поговорить с ним и расставить все точки над 'i'.
    Ага, только для диалога нужны двое, а монологи я и сама не плохо пережевываю. Он не станет ничего мне объяснять. Уверена — будет тянуть до последнего.
    Во время нашего разговора за соседний столик подсел Варт и почему-то даже не смотрел в мою сторону. Что это еще за выходки? Я подошла к нему сама. Сейчас совсем не время строить из себя обиженного. Подумаешь, оттолкнула. Может у меня плохое настроение, да и вообще…
    — Лекс, извини, я не знаю, что на меня нашло, — сквозь зубы выдавила я.
    — Разве? — удивился Варт.
    — Ладно, поехали, нам еще Милли нужно домой подбросить.
    — А если я не хочу уходить?
    — Слушай, и так паршивое настроение, так что не усугубляй. Пойдем, я устала.
    — Алекс, я не…
    — Ну чем еще тебе не угодила? — я не дала договорить очередное нравоучение. — Хочешь остаться, оставайся! Я буду дома, можешь меня забрать завтра. Если возникнет такое желание, конечно.
    — Нет, постой, — он ловко поймал меня за руку и остановил на полпути к кузине. — Поедем вместе.
    Я кивнула и подошла к Милли.
    — Поехали.
    Мы забрали вещи из гардероба и вышли на улицу к парковке.
    'Мазератти' сиял в самом конце стоянки.
    — Девочки, есть предложение прокатиться на этой, — Варт показал на белоснежное 'ламборджини'.
    — Ух ты! — я и Мили одинаково среагировали на спортивную красоту.
    — Но она же двухместная, — уточнила я.
    Милли уже открыла водительскую дверцу и разглядывала приборную панель.
    — Хочешь повести? — Варт бросил Милли ключи, — Алекс, садись со мной. Тут еще двое такие как ты поместятся.
    Он сел и потянул меня на колени, снял мою куртку и бросил назад. Милли радостно забралась за руль.
    — Водить точно умеешь? — полушутя уточнил Варт.
    — Конечно, — засмеялась Милли, — куда едем?
    — К тебе, — скомандовал он и врубил музыку — продолжение дискотеки в шикарном салоне автомобиля.
    Места действительно было предостаточно, не смотря на то, что я сидела на сидении у Лекса между коленями. Он нежно меня обнял и притянул спиной к себе на грудь.
    Милли сияла от счастья.
    Машин почти не было и можно было ехать напрямик по главным улицам, не заботясь о возможных пробках и необходимости объездов через переулки.
    — Спасибо за вечер, — попрощалась Милли, многозначительно посмотрев на меня. Я отрицательно покачала головой и она зашла в дом.
    — Куда дальше? — с игривой улыбкой поинтересовался Варт, перебравшись за руль.
    — Я безумно устала. Отвези меня домой, — голова просто раскалывалась на части. Кажется, сегодня был перебор с информацией.
    Варт поставил спокойную музыку и мягко тронулся.
    Я закрыла глаза и облокотилась на высокую спинку. Куча разных воспоминаний закружились в моей голове: я еще ребенок — учусь ездить на велосипеде, бег с собакой, игра в салочки, первая отличная оценка и первая грамота, первый бал, роковой поцелуй с Кэвином, выпускной в школе, переезд в Лондон, первый поход в 'Гэлакси'… Воспоминания остановились на начале декабря прошлого года.
    Голова так болела, что я обхватила ее руками и застонала. Варт встревожено остановил машину.
    — Алекс, в чем дело? — спохватился он.
    — Больно, — борясь с режущей болью, простонала я.
    — Посмотри на меня. Что у тебя с глазами? Ты что 'колес' наглоталась? Или… Вот черт!
    Я ничего ему не ответила, только еще крепче сжала виски.
    Жуткая режущая боль, словно у меня в голове толстая и длинная раскаленная иголка!
    — Отвези меня в больницу!
    Я застонала и… отключилась.
    — Милли, где Алекс?
    — Я не знаю. Она домой не возвращалась и не звонила.
    — Когда ты ее видела в последний раз?
    — Вы завезли меня и уехали.
    — Проклятье. Как давно мы тебя завезли?
    — Час назад.
    — Если она объявится, пусть Анжелика мне сразу же перезвонит.
    — Росс, что случилось?
    — Мне некогда.
    — Джонсон!!! Я предупреждал, что убью тебя, если Ален еще раз проберется в мой клуб?
    — Да, сэр.
    — Так вот, я держу свои обещания.
    — Ахерон, мне наплевать, на твои дела с моим братом!
    — Разбирайтесь сами! Я больше не буду вмешиваться между вами.
    — Где он?
    — Я не знаю.

    — Артур, черт возьми, я не могу его искать днем!
    — Есть какие-то предположения?
    — Их слишком много, а до рассвета остался всего час.
    — Говори, куда ехать.
    — Ты к Раулю, а я навещу мисс Морен.
    — Нашел, когда по бабам шляться! Или… ты думаешь она причастна к исчезновению твоей малышки?
    — Да, черт возьми! Я в этом даже не сомневаюсь!
    — Ммм… — как же все кружится.
    — Проснулась, соня?
    — Где я? — комната в современном дизайне, серо-голубая мебель, голубые стены, серые портьеры.
    — Пить хочешь?
    — Угу.
    — Вот, держи.
    Холодная вода. Уже гораздо лучше.
    — Лекс, где мое лекарство?
    — Оно было у тебя с собой? — нахмурился он.
    — Нет, зачем? Оно на кухне… мм… в верхнем шкафчике.
    — Тогда с ним придется повременить.
    — Но у меня ужасно болит голова, мне оно просто необходимо, — застонала я.
    — Ты помнишь, какие там… препараты?
    — В основном успокоительное, снотворное и обезболивающее, — держась за голову, простонала я.
    — Ладно, скоро вернусь.
    Варт ушел. Я поднялась с кровати с огромным трудом, а до ванной шла как алкоголичка после длительного запоя — держась за мебель и стены. Куда он меня привез? Почему мы не дома? Ай-ай! Глубокий вдох. Смотреть под ноги! Голову не поднимать! Алекс, ты справишься.
    Унитаз стал не плохой перевалочной базой. К тому же появилась тошнота и слабые позывы к рвоте. Немного передохнув, я поднялась, держась за умывальник. Главное, не смотреть в зеркало! Какой кошмар!!! Ведьмы в ужастиках отдыхают. Весь нос и подбородок в запекшейся крови. Черные потеки смеси туши с карандашом по щекам напоминали слезы черного воска на белом стволе свечи. Неужели я так рыдала во сне? Охх. Как обычно, этот карандаш ничем не смыть, а молочко для снятия макияжа у Лекса вряд ли получится одолжить, тот еще жмот. Ай! Не до шуток. Надо поскорей вернуться в кровать.
    Эй, пол, стоять! Нет-нет-нет! Ой, ай, охх.
    Бух!
    — Слушай, собой полы сегодня мыть не стоит, вчера тут все убрали, — Лекс поднял меня на руки и вернул в постель.
    Налил стакан воды и насыпал в рюмку разных таблеток.
    — Пей.
    Я послушно все выпила.
    — Отвези меня в больницу.
    — Спи, я вызову врача.
    Я обессилено вздохнула и провалилась в темноту.
    Меня разбудил седовласый мужчина с толстыми очками на переносице.
    — Александра, как вы себя чувствуете? — не громко, но настойчиво потребовал он ответа.
    — Ужасно.
    — Что конкретно болит?
    — Голова… — я глубоко вздохнула, — и ребра.
    — Что с вами произошло?
    — Примерно неделю назад взорвалась машина… Лекс… не могу… объясни все сам…
    Я снова отключилась.
    — Алекс, ты меня слышишь, проснись.
    — Лекс? — простонала я.
    — Слушай меня внимательно: я отвезу тебя в больницу, но не стоит называть твое настоящее имя. Как тебя назвать?
    — Ммм?
    — Какая фамилия у Милли?
    — Браун.
    — Ты теперь Милли Браун, поняла?
    — Угу.
    Снова темнота.
    Знакомые звуки больницы.
    Приглушенный свет.
    Голова уже не болит, а слегка кружится. Приятная эйфория.
    — Привет. Как ты?
    Ммм, такой знакомый голос. Какая же огромная загадка сокрыта в этом человеке…
    — Привет, Ангел, — полусонно поздоровалась с Вартом.
    — Помнишь о чем я тебя просил? Ты сейчас Милли Браун.
    — Угу. Как скажешь, любимый.
    — Еще одно: где твой паспорт?
    — У Кэвина.
    Как странно все вращается. Весело!
    — Хм, где Кэвин?
    — Не знаю, — глупо захихикала я и спохватившись зажала рот рукой.
    — Где он живет? — не обращая на мое странное поведение ни малейшего внимания, продолжал свой допрос Варт. Вполне в его стиле.
    — Талбот 112, 48В.
    — Я скоро вернусь.
    — Лекс! — взвилась я.
    — Что?
    — Поцелуй меня.
    Варт улыбнулся и склонился ко мне. Я ожидала повторения вчерашнего ощущения, но сегодня он целовал иначе: жадно, требовательно, подавляюще…
    Не могу сказать, что мне совсем не понравилось, но вчера было намного лучше.
    — А мы с тобой поладим, — ухмыльнулся он. — Спи.
    — Лекс!!! Его нигде нет! Он как сквозь землю провалился!
    — Тише, тише. Артур, давай без истерик, я уже его нашел.
    — Где?!
    — У Кэтрин. Я же говорил, что он далеко не уйдет.
    — Так почему же ты не вернул девчонку?
    — Потому что ее сейчас там нет.
    — Лекс, я поражаюсь твоему спокойствию…
    — А разве я должен нервничать? Ничего он ей не сделает, а без этого от нее мало толку.
    — Паспорта?!!
    — Точно. Оба. Это новый, его Анжелика получила вчера вечером, а это старый, который ты, мой друг, так и не смог найти.
    — А как ты его нашел? Я же все обыскал! Весь дом! Из-за документов и пришлось все отложить.
    — Мой дорогой родственник, я давно тебе говорил, что запугивание и угрозы, не лучший метод манипуляции. Девчонка мне за несколько часов выложила гораздо больше, чем тебе сказала бы за годы.
    — И как это тебе удается?
    — Я предложил ей нечто большее, чем все остальные.
    — Да-ну, деньги?
    — Деньги? Ты думаешь ей нужны деньги? Я предложил ей дружбу, идиот.
    — Лекс, я всегда восхищался твоим коварством.
    — О, нет-нет, это вовсе не коварство. Сколько раз я должен тебе повторять: если хочешь, кого-то в чем-то убедить, для начала верь в то, что говоришь и делаешь сам.
    — Постой. Если документы все это время были у тебя, то зачем ты тянул?
    — А мне торопится незачем. Забыл? Это у вас часики тикают, а для меня время — ничто. Мне нужна магия и не крохи, а полная сила, а для этого нужно, чтобы малышка меня любила. Я намерен играть с этой девочкой в кошки-мышки, пока не буду полностью уверен в ее любви. К тому же твой длинный язык не сильно мне в этом способствует.
    — Лекс, это вышло случайно.
    — О, я прекрасно знаю как это вышло, и если бы не некоторые обстоятельства, я бы лично тебе горло разорвал.
    — Ты думаешь я этого не понимаю? Если бы не дневники и амулеты, вы оба давным-давно меня прикончили.
    — Или, наоборот — защищали, холили и лелеяли. Ты же, братец, как та собака на сене.
    — А что я с этого буду иметь? Ни у одного из вас недостаточно силы для изготовления эликсира, а остального я могу добиться и сам. Мне не нужна сыворотка правды, обойдусь без телепортов, огненные шары я все ровно не могу использовать, пистолет и тот на много надежней, так что…
    — Мы оба можем наложить заклинание очарования — и любая в твоей койке.
    — Ну, скажем не любая…
    — Обойдешься без магичек.
    — Это все, конечно, заманчиво, но несоизмеримо мало, по сравнению с тем, что получите от сотрудничества вы.
    — Заметь, это на много больше, чем ничего.
    — Чего ты хочешь на этот раз?
    — Силовой аркан Мегазавра.
    — Лекс, ты что задумал отправить на тот свет родного брата?!
    — Ага, и получить кровное проклятие, а к тому же компанию в лице занудного духа на всю жизнь, то есть навечно? Нет, спасибо.
    — Тогда для кого нужен аркан?
    — Тебе это знать не обязательно.
    — Знаешь, я пожалуй с тобой соглашусь — не желаю становиться соучастником. Значит так: я хочу получить чары доверия, ну и очарования, конечно.
    — Договорились.
    Вот уж не думала, что опять попаду в больницу. Снова скучная палата, отвратительна еда… Не знаю, куда подевался телефон. Лекс ушел утром, а сейчас уже обед. Называется 'скоро вернусь'? Я уже успела принять душ, высушить волосы и пару раз прогуляться по коридору.
    — Обход через десять минут, — предупредила медсестра.
    Меня скорее всего сегодня выпишут. Головная боль была вызвана перенапряжением. Сейчас все в норме, осталось вспомнить чем я занималась весь декабрь. У медвежонка Джо возможно есть ответы на некоторые вопросы, хорошо, что я не взяла его из дома. Больше шансов найти Джо не разоренным и с полным брюшком у Анжелики, чем в машине Лекса.
    — Добрый день, мисс Браун, — поздоровался доктор.
    — Добрый день.
    — Как самочувствие, есть жалобы?
    — Нет. Все хорошо.
    — В таком случае у меня нет причин вас задерживать. Кстати, звонил мистер Варт и просил передать, что будет в течении часа.
    — Спасибо.
    По завершению обхода я надела свою перепачканную кровью одежду и ждала Варта. Наверное, я действительно перегнула палку, раз он с таким безразличием отнесся к моей одежде. В прошлый раз мне не пришлось натягивать грязные шмотки.
    — Привет, красавица, вижу, что у тебя все хорошо, — без капли нежности, скорее с некоторой нервозностью, обратился ко мне Варт.
    — Да. Голова не болит, ребра тем же пока похвастаться не могут, а в остальном все в норме.
    — Поехали, где-нибудь поедим и кое-что обсудим.
    — Лекс, я бы хотела переодеться, давай заедем домой, — попросилась я, демонстрируя свой не особенно привлекательный внешний вид.
    — Хм, тут не далеко, примерно в пяти минутах езды, есть большой торговый центр — там не мало шмоток. Извини, малышка, домой пока нельзя.
    — Почему? — я буквально опешила от такого заявления.
    — Давай сядем в тихом месте и все обсудим. Поехали?
    — Хорошо.
    Торговый центр действительно был не маленький. Новое белье, темно-зеленый гольф из тонкой шерсти, черные брюки. На все про все я потратила не больше двадцати пяти минут. Рекорд!
    — Нравится? — спросила я у Варта, обернувшись вокруг своей оси.
    — Тебе идет, — спокойно ответил Лекс.
    — Где ты хотел пообедать?
    — Здесь не далеко есть очень тихий ресторанчик.
    По дороге в ресторан Варт рассказал, что даже подумывал купить это заведение.
    'Белла' действительно очень уютный и светлый ресторанчик. Не большой зал, рассчитанный на пятьдесят — шестьдесят персон, разбит на четыре секции: бар, открытые столики, полу-кабинки, закрытые кабинки и терраса. Хорошо оформлен и обещает чисто итальянскую кухню.
    Варт пригласил пройти в кабинку. Очень уютно: овальный деревянный стол и повторяющий форму стола мягкий диванчик, ненавязчивая подсветка.
    — Сырную пасту, фруктовый салат и стакан апельсинового сока.
    — Лазания, салат 'Морской', двойной 'Американо'.
    Официант быстро записал заказ и удалился.
    — Я думала ты не пьешь кофе?
    Варт проигнорировал мое замечание.
    — Алекс, давай начнем сначала. Меня зовут Ален Варт, Лекс мой брат.
    Я округлила глаза от удивления и со всех сил удерживала челюсть от стремительного падения на столешницу стола. Что вообще происходит?!
    — Видишь ли, если бы ты все помнила, то никогда бы больше нас не перепутала. Прошу прощения, что ввел тебя в заблуждение и сразу не представился. К тому же прошу прощение за свое прошлое поведение.
    — А что было в прошлом, почему ты извиняешься? — недоумевая шутит он или говорит правду, спросила я, отмечая при этом очевидные отличия. Как я раньше не заметила, что этот Варт голубоглазый, слегка загорелый и более мягкий, чем тот, кого я считаю своим женихом?
    — Я повел себя грубо, но сейчас это не столь важно.
    Официант прервал нашу беседу, подав напитки. Сразу же после его ухода Ален продолжил:
    — Александра, я не знаю, что именно ты помнишь, а что нет, поэтому давай так: я задаю вопрос, если ты что-то помнишь — отвечаешь, если нет, то я постараюсь рассказать тебе все, что знаю сам. Если вопросы возникают у тебя, то ты сразу же их задаешь, я отвечаю и мы возвращаемся к предыдущему. Договорились?
    Я ошеломленно кивнула.
    — Что ты знаешь о пророчествах Лоры?
    — Старые сказки о магической силе и союзе двух семей Брум и Раона, — после недолгой паузы начала я.
    — Это все, что тебе известно? — озадачено поднял брови Варт. — Расскажи более подробно.
    — Ну, по легенде, если семьи породнятся, то после рождения общего ребенка вернется магия — все потомки будут наделены разной по степени и природе магической силой, — не понимая к чему этот вопрос, ответила я и ожидала пояснений.
    — Это в общих чертах… Ситуация в том, Александра, что это не сказка, а пророчество и оно касается непосредственно тебя. Лора пророчила тебе в мужья Ричарда Раона.
    — Ричарда Раона? То есть вашего с Лексом предка?
    — Нет, не предка. Сейчас есть три представителя семьи Раона с именем Ричард. Это Лекс, я и Артур.
    — Я знакома с Артуром? — мне снилось, будто некий Артур познакомил меня с Лексом, но ничего более.
    — Да. Ты почти всех Раона знаешь. Лекс привозил тебя на наши семейные сборы. Возвращаемся к главному вопросу. Согласно пророчеству ребенок принесет силу не только следующему поколению, но и некоторым нынешним представителям семьи Брум и Раона. А ты — первая девочка, родившаяся за последние пять поколений обоих семей. Твои родные решили, что до совершеннолетия ты живешь свободно, а в двадцать один выходишь замуж за Ричарда Раона. Это было решено сразу же после твоего рождения.
    — А разве не нужно спросить согласия у меня и у… мм… Ричарда? — совершенно растерявшись, поинтересовалась я.
    — Алекс, не хочу показаться еще более грубым, но твои желания и желания Ричарда никого не заботят. Слишком многим нужна магия, а этого более чем достаточно. Я не знаю, чем вызвано решение твоей семьи пересмотреть сроки твоего замужества, но твой дед настаивает на скорой свадьбе. Вот только он понятия не имеет, что Ричардов трое. Он нашел Артура и с ним договаривался. Артуру нет смысла женится самому, это попросту ничего не даст, потому что он стерильный, а для возвращения магии необходим ребенок, иначе Артур не задумываясь тихо и быстро женился бы на тебе в первой же часовне. Остаются еще два Ричарда — я и Лекс. Мы оба не горим желанием жениться, но кому-то определенно придется и все это понимают. Артур взял на себя смелость решить вопрос с женитьбой в пользу Лекса, но тот наотрез отказался. Тогда мы еще не знали, что не только твой ребенок будет наделен магией, но и твой супруг. Тут уж, не скрою, начались сумасшедшие соревнования за твою руку, но никому из всех Раона не тягаться со мной или Лексом. Мы и так обладаем не самой слабой магией, но ее недостаточно для некоторых очень важных, можно сказать жизненно важных заклинаний и обрядов. Я ждал тебя, а Лекс даже не надеялся, что у него когда-то может выпасть шанс получить нужную ему силу.
    — Я обо всем этом знала? — не веря своим ушам, прохрипела я.
    — Да.
    — И я выбрала Лекса? — также без особого доверия ко всей этой истории, но уже более твердым голосом уточнила я. Может это какой-то неудачный розыгрыш?
    — Ты никого не выбирала. Он сделал так, чтобы у тебя была иллюзия выбора.
    Дело в том, что в условиях пророчества возвращения магии есть только два важных обстоятельства: добровольный союз между представителями Брум и Раона и их законнорожденный ребенок.
    Поэтому Лекс познакомил тебя со всеми Раона и преподнес каждого из нас в самом ярком свете. Он надеялся на мою импульсивность и не ошибся. Я думал, если расскажу тебе правду о брате, то у меня будут сто процентные шансы на твое согласие, но твоей охране позавидует любая королевская особа. Лекс сделал все, чтобы держать тебя в неведении. Любая моя попытка приблизиться пресекалась на месте, и единственным выходом казалось только похищение, но ты расценивала это как нападение. В этом я виноват сам. Я пытался подражать обычному поведению Лекса, но не знал, что он разыграл перед тобой святое благородство. Естественно, я получил сильное сопротивление с твоей стороны и попался брату. Он добавил масла в огонь ненависти, которую я сам же и вызвал у тебя своим поведением. Поэтому Ален Варт стал монстром, а Лекс Варт, если не рыцарем в сияющих доспехах, то просто самым меньшим злом, среди которых тебе пришлось выбирать.
    — Что же такого ты хотел рассказать мне о Лексе? — сама не знаю почему, но этот мужчина вызывает доверие и располагает к себе.
    — Не только о Лексе, но и о себе. Решай, кого обличать первого.
    — Начни с Лекса. Ты ради этого так много сделал, — с ободряющей улыбкой проговорила я.
    — Ну что ж, спасибо за оцененные труды. Ричард Александр Адам Варт был рожден в семье графа Раона в одна тысяча восемьсот пятьдесят пятом году.
    — Подожди, ты это сейчас о ком?
    — О Лексе Варте.
    — Но 1855 год?
    — В том и вся соль. В возрасте двадцати девяти лет он был обращен в вампира.
    — Что? Вампир? Лекс — вампир?!! — я чуть не захлебнулась воздухом, а самое странное, что даже ни на секунду не усомнилась в словах Алена. — Это о нем писала Лора?
    — Мне это не известно, — растерялся Ален.
    — Стой! Вы похожи как две капли воды и ты называешь его братом, значит ты тоже… э-э…
    — Нет, — прервал меня Ален, — я живой! Я маг и знаю маленькую хитрость, как обмануть время. Мы с Лексом действительно братья, он старше всего на несколько минут.
    — Ладно, допустим, я тебе поверила, но только теоретически, потому что я еще не знаю, как на это реагировать.
    Нас снова прервал официант, он принес остальную часть заказа.
    — Знаю, поверить во все это очень сложно, я и не прошу делать это немедленно. Тебе уже была известна правда о Лексе, поэтому ты пыталась сбежать, не видя больше другого выхода.
    — Что за жизненно важные заклинания нужны тебе и Лексу? — подошла я к вопросу с практической стороны.
    — Ммм. Они разные. Я хочу жить, а для этого мне нужен эликсир. Он сохраняет человека в том возрасте, в котором он начал регулярно его принимать.
    — Сколько тебе, биологически? — чисто из медицинского интереса уточнила я.
    — Двадцать восемь. Если прекратить его принимать, то стареешь в несколько раз быстрее.
    — Сколько у тебя еще осталось?
    — На шесть лет.
    Ответ Алена произвел на меня равнозначное впечатление, как если бы он признался, что неизлечимо болен и знает сколько ему осталось.
    — У Лекса другие потребности, — продолжил Варт. — Еще сто лет назад он был одним из не многих вампиров, которые могли находиться на солнце без существенного вреда для тела, но наша сила с каждым десятилетием становится на порядок ниже.
    — То есть он хочет видеть солнце? Быть нормальным?.. Жить?
    — Не идеализируй. Он не такой хороший, каким ты его сейчас себе представляешь. Солнце — самый простой способ убить вампира, а желающих не мало.
    — Что еще может убить вампира?
    — Вампиры и так фактически мертвы, поэтому обычные способы убийства к ним применять бесполезно. Они не переносят серебро. От раны нанесенной серебреным предметом остается шрам, от любого другого материала вреда не будет. Если проткнуть серебром сердце — верная смерть, если отсечь серебром голову — смерть, а если не серебром, то лучше для верности спалить дотла останки. Встречались уникумы, которые после того как им отрывали голову каким-то образом выживали.
    — Откуда тебе это известно?
    — Наше внешнее сходство с братом частенько сбивало с толку его приятелей, и у них не всегда были добрые намерения, поэтому Лекс сам обо всем рассказал и многому научил.
    — Разве у вампиров могут быть дети? — нахмурилась я собственным мыслям. Странно, что я об этом сразу не подумала.
    — Да, дрампиры. Я знаком с парочкой. Но это возможно только между женщиной-человеком и мужчиной-вампиром и при определенных обстоятельствах. Вампирские леди стерильны.
    — Какие еще обстоятельства? — фыркнула я, досконально зная анатомию человека и его репродуктивные функции.
    — Они мне не известны. Главное, что я об этом знаю, так это то, что мало кто после такого подвига выживал. Поэтому я не могу тобой рисковать. У тебя почти нет шансов выжить, а если погибнешь ты, то очень скоро умру и я.
    — Теперь понятно почему ты так за меня боролся, — язвительности в моем тоне хоть отбавляй. — Но… если Лекс знает, что убьет меня, почему не отдал тебе? У него и так есть не слабый шанс получить магию, как у представителя семьи Раона.
    — Я ему о том же твердил, но ты плохо знаешь Лекса. Он никогда не удовлетворится частью. Либо все, либо ничего.
    — М-да. Похоже на него, — мне самой стало странно, как легко я говорю о подобных вещах.
    — Давай поедим. Я уже сутки хожу голодный.
    Я кивнула и притянула поближе фруктовый салат.
    Не уверена, что Ален был на сто процентов откровенен, вернее я уверена в обратном. Слишком он во всей этой истории белый и пушистый получился — ну просто невинное дитя! Почему изначально мне в мужья выбрали именно Лекса, особенно если взять во внимание риск убить меня и лишится магии на годы?
    Вопросов меньше не становится. Нужно срочно каким-то образом восстановить память!
    Кажется, меня загнали в угол. От пророчества не убежать. Если Лора что-то предсказала, то оно обязательно сбудется, а в моем случае даже есть выбор между двумя вариантами будущего. Вот только один вариант краше другого: маг и маг-вампир. Я просто прыгаю от счастья!
    — Ален, какой магией ты владеешь? — спасибо дедуле Обри за то, что хоть немного ориентируюсь в происходящем.
    — Я черный маг, если ты об этом. Не пугайся так! Есть несколько видов магии: черная, белая и красная, но это лишь источники силы. Они не влияют на мировоззрение их обладателя. Мне знакомы белые маги, жаждущие власти и мирового господства не меньше черных, а методы получения этой власти не самые светлые, скорее наоборот.
    — Ладно, убедил. Тогда какой магией буду обладать я?
    — На глаз это определить невозможно, для этого есть специальный тест. Если хочешь, это можно выяснить.
    — Да, было бы здорово!
    Ален рассмеялся.
    — Что я такого сказала?
    — В твоих глазах целый коктейль чувств: паника, надежда, обреченность, страх, храбрость, любопытство… Не часто я такое вижу.
    — В моей голове смесь покрепче будет, — обиженно фыркнула я.
    — Догадываюсь.
    — Ален, что со мной будет?
    Он вопросительно посмотрел на меня, чуть приподняв левую бровь.
    Как же он все-таки похож на Лекса! Если бы Ален не сказал, что Лекс Варт его брат, я бы и дальше ничего не подозревала. Они одинаковые: внешность, манеры, жесты, голос, движения. Но есть и различия. Они почти не заметны с первого взгляда, но все-таки есть. Во-первых, цвет глаз — у Алена они гораздо светлее. Во-вторых, братья совершенно по-разному излагают свои мысли: Ален говорит четко и ясно, без двусмысленных фраз, шуточек и издевательств. В-третьих, Ален относится ко мне как к взрослому и здравомыслящему человеку, а Лекс как к глупому ребенку.
    — Я имею в виду, что со мной будет после возвращения магии?
    Ален пожал плечами и спокойно ответил.
    — Это зависит от твоего выбора. Я, к примеру, не стану тебя удерживать, если пожелаешь уйти. Но хочу, чтобы ты знала, что лучшей девушки я еще не встречал и буду счастлив стать твоим мужем на века.
    — Спасибо, приятно это слышать, — мой тон утверждал обратное.
    — Ах да, совсем забыл, вот держи.
    Он протянул мне мой мобильный и кредитку Лекса.
    — Теперь, когда ты обо всем знаешь, решай свою судьбу сама. Я приму любое твое решение.
    — Ален, я рада, что мы поняли друг друга. Спасибо за правду. Но пока я полностью все не вспомню, не могу ничего решать.
    — Я и не ждал немедленного ответа. Тебе определенно есть над чем подумать.
    — Я могу вернуться к родным?
    — Да, конечно. Но я должен тебя еще кое о чем предупредить. Твоя жизнь в серьезной опасности.
    — Почему? — зло стреляя глазами спросила я. Старая песня и уже порядком поднадоевшая.
    — Ты помнишь кто такая Стела Морен?
    — Да, знакомая Лекса.
    — Ошибаешься, она на много больше, чем просто знакомая.
    — А как это касается меня? — я сделала вид будто не понимаю о чем он говорит.
    — Она решила, что ты любишь его и попытается тебя убить. Не лично, конечно, иначе ей не избежать проблем с Лексом, но все же…
    — Откуда такая информация? — вздернув подбородок и приняв неустрашимый вид, потребовала я.
    — Это она помогла мне украсть тебя. И если снова увидит рядом с моим братом — тебе не жить.
    — Но я не собираюсь к Лексу! Я просто хочу домой, — не уступала я.
    — Он тебя не отпустит, — Ален покачал головой и опустил взгляд на салат.
    — Отпустит, он сам так сказал.
    — А ты сейчас его спроси. Давай, позвони и спроси.
    Я включила телефон.
    Он отпустит, он обещал.
    Боже, о чем я думаю! Лекс — вампир! Убийца! Мертвец! Бездушный монстр! Я для него не более, чем средство для достижения цели. Он никогда не смотрел на меня иначе. Ему нужна магия и плевать, что это может стоить мне жизни! Все или ничего! Ублюдок!
    Боже, о чем я думаю!
    И угораздило меня купиться на весь этот маскарад! Я влюбилась, когда думала, что он человек, но теперь, когда знаю правду, не могу больше смотреть на него как на мужчину — он монстр! И этим все сказано.
    Конечно же, он меня никуда не отпустит, а если поймет, что мне известна правда, даже не знаю, как себя поведет, что предпримет, но жизнь малиной мне вряд ли покажется. Дедуля Обри говорил, что вампиры самые опасные хищники на планете! Бежать! Бежать и прятаться! Но куда? Мне нужна помощь, но кто может мне помочь? Никто! Никто не станет связываться с подобным существом. Я не могу во все это втягивать своих родных. Это мои проблемы и я буду решать их сама.
    — Я могу помочь, — тихо сказал Ален.
    — У вас это семейное или у меня действительно мысли на лбу печатаются?
    — Не на лбу, в глазах.
    Я глубоко вздохнула и отключила мобильный.
    — Это значит, что я должна выбрать тебя?
    — Желательно, но не обязательно.
    — Не понимаю. Что тебе нужно?
    — Твоя сила. Мне просто нужна твоя магия.
    — Но я не обладаю ею.
    — Ошибаешься. Смотри.
    Он взял мою руку, крепко сжал межу своими ладонями и она слабо засветилась.
    — Как ты это сделал?!!
    — Хм. Я ожидал гораздо большего. Дай-ка мне вторую.
    Я неуверенно протянула ему руку. Ален переплел наши пальцы и крепко прижал свои ладони к моим. Опять слабое свечение. Я заворожено наблюдала за ним.
    — Вот черт!
    — Что?
    — Кажется, мой братец действительно заигрался в благородного рыцаря, — прорычал Ален.
    — Слушай, я ничего не понимаю. Хватит разбрасываться обрывками фраз!
    — Ладно, это поправимо.
    — Ты разговариваешь сам с собой? — нахмурилась я, уже делая выводы о психическом здоровье обоих братьев Варт.
    — Знаю. Ты все еще хочешь выяснить источник своей силы?
    — Д-да, — уже не так уверенно согласилась я.
    — Хорошо. Поехали, — Ален поднялся изо стола и почти уже вышел из кабинки.
    — Куда? — остановила я.
    — Выяснять кто ты у нас такая, — спокойно ответил Варт.
    — Ага, так я тебе и поверила!
    — Тебе ничего не угрожает. Мне нужно, чтобы ты сотрудничала, была сильная и здоровая. Чего ты боишься? Я не кусаюсь, в отличие от некоторых.
    Я неуверенно пошла за ним. А что еще остается?
    Варт ехал быстро, но не лихачил. Похоже он собрался вывезти меня из Лондона.
    — Куда мы едем? — осторожно поинтересовалась я, стараясь скрыть тревогу за напускным безразличием.
    — Туда, где мой дорогой братец не сможет тебя найти.
    — Ален, в следующий понедельник, то есть через семь дней, заканчиваются каникулы.
    — И что?
    — Мне нужно на занятия.
    — Я что-нибудь придумаю, — такой ответ меня не сильно порадовал, но что поделаешь — буду решать проблемы по мере их поступления.
    Закат. Солнце садилось и озаряло оранжево-пурпурным светом отдаляющийся город. Все так изменилось. Еще месяц назад я жила обычной жизнью девушки-студентки. Ходила на занятия, отдыхала с друзьями, занималась скучными делами. Самым большим кошмаром был экзамен по органической химии. А теперь я даже не знаю что я такое, должна выбирать между вампиром и магом или прятаться всю оставшуюся жизнь. Если верить Алену, то у Лекса есть весомая причина достать меня даже с обратной стороны Луны, и он явно не отступится, а когда поймает так или иначе убьет. Единственный шанс все это прекратить — выйти за Алена, по скорому родить ему сыночка или дочку. И вуаля! Я свободна! Ага, как бы не так. Родить ребенка это не в магазин сходить. Неудачно купленные джинсы можно забросить на полку шкафа, подарить соседке, выбросить и забыть. О ребенке не забудешь, о нем нужно заботиться, его нужно любить, у него должна быть семья. Как я смогу все это дать, если сама еще ребенок? Впервые я полностью согласна с Лексом — я ребенок! Маленькая, глупая, розовощекая девчонка! Вот только соплей и слез мне не хватало. Хватит ныть! Как-нибудь все решится! Надеюсь. Должно решиться.
    — Ален, расскажи о себе, — нужно немного отвлечься от тяжелых мыслей.
    — Что тебя интересует?
    — Ну, например, чем ты занимаешься?
    — Автомобилями. Страсть к машинам у меня с детства. Я разрабатываю новые модели и воплощаю их в реальность. Помимо этого у меня есть хорошо развитый бизнес — сеть авто салонов. Машины занимают почти все мое время.
    — А девушка? У тебя есть девушка? — глупый вопрос, конечно, но что-то надо спрашивать. Раз с работой и увлечением все ясно, остается только личная жизнь.
    — Теперь да, — он улыбнулся хорошо знакомой сияющей улыбкой. Она вызвала во мне бурю противоречивых эмоций: радость, злость, нежность, ненависть…
    — Я не твоя девушка.
    — Не будь такой радикальной. Дай мне шанс.
    Если он сейчас же не прекратит так улыбаться, то я ему всю физиономию расцарапаю!
    Смотреть в окно на проносящиеся мимо дома намного проще, чем видеть в Алене Лекса. Ну, почему они так похожи?
    Надо что-то с этим делать! Я влюбилась не в Лекса, а в то, что он мне показал — я люблю Ангела.
    Варт свернул с основной дороги на симпатичную улицу. Деревья на газонах украшены рождественскими гирляндами, все припорошено свежими хлопьями снега. Домики в этом зимнем великолепии смотрятся сказочными — как добрые гномы толстяки на картинках из детской книжки.
    Ален привез меня в загородный элитный район. Здесь могут позволить себе жить только достаточно богатые люди. Всего в тридцати минутах езды от города.
    — Приехали.
    Варт шустро открыл мне дверцу.
    Я глубоко вздохнула морозный воздух: очень чистый, свежий, насыщенный кислородом — вот почему все стремятся жить вдали от центра.
    — Здесь безопасно.
    Мы шли по еле различимой под свежим с