Скачать fb2
Разлуки не будет

Разлуки не будет

Аннотация

    Лора и Макс полюбили друг друга. Но родители Макса против их брака. В его отсутствие они рассказали Лоре, что их сын изменяет ей со многими женщинами. Поверив наветам, Лора порывает с любимым человеком. Однако пять лет спустя судьба снова сводит ее с Максом при весьма необычных обстоятельствах.


Сара Вуд Разлуки не будет

ГЛАВА ПЕРВАЯ

    В сознание Лоры ворвался телефонный звонок. Пытаясь нащупать аппарат, она свалила ночник, пару книг в бумажном переплете, фарфорового ежика и кружку с остатками шоколада. Наконец подняла трубку.
    — Алло? — сонно пробормотала она, пытаясь положить все на место и в результате вымазав руку в шоколаде.
    — Лора?
    Она резко села в кровати, внезапно ощутив тревогу и даже страх.
    — Макс? — пискнула она.
    Только он мог так произнести ее имя. По спине пробежали мурашки, а рука прижалась к груди, пытаясь утихомирить затрепыхавшееся сердце. Макс. Столько лет прошло…
    — Я еду к тебе.
    Она моргнула. В спальне было темно. Она откинула с лица копну непослушных темных волос, но светлее от этого не стало. Взглянула на светящийся циферблат часов, и ее огромные, цвета зимнего неба глаза от удивления стали еще больше.
    — В четыре утра? Господи Боже мой!
    Лора бросила трубку и накрылась одеялом с головой. Через час ей вставать! Она рассерженно слушала приглушенный настойчивый звонок и жалела, что не отключила телефон.
    А потом лежала, всей душой ненавидя Макса, моля Бога, чтобы он наконец перестал звонить, и вдруг поняла, в чем дело. Только по одной причине Максу могло вдруг понадобиться видеть ее: если он проник в секрет, который они с ее старшей сестрой Фэй хранили вот уже пять лет.
    Лора опять в ужасе села в кровати. А если он и вправду узнал? Что он предпримет? Расскажет Дэниэлю, мужу Фэй? И что тогда?
    Она вздрогнула, внезапно ее охватил жуткий холод. В панике сбросила на пол одеяло вместе с телефоном. Трубка слетела. От шума проснулся ее африканский попугай и в тревоге стал вопить во весь голос.
    — Замолчи, Фрэд… Пропади все пропадом, — запричитала она, пытаясь освободить ногу, запутавшуюся в телефонном проводе.
    Было слышно, как Макс что-то кричит в трубку, и, разозлившись, она пожалела, что его барабанные перепонки не лопнули от грохота.
    — Да? Что? — сердито сказала она в трубку.
    — Что, черт возьми, происходит? Кто там с тобой? — Голос Макса звучал разгневанно. Фрэд не замолкал ни на секунду.
    — Все в порядке, дорогой! — пыталась она успокоить своего нервного любимца.
    — Что?
    — Я говорю со своим попугаем! — сообщила она.
    От пронзительных криков Фрэда у нее звенело в ушах. Лора нащупала выключатель на упавшем ночнике и включила свет.
    — Ах, с попугаем…
    По тону Макса было понятно, что он о ней думает. Сжав зубы, она решила не реагировать.
    — Подожди минуту! — сказала она. — Попробую его успокоить. Он очень возбудимый.
    — Ради Бога!..
    Не дав Максу как следует выругаться, она положила трубку рядом с телефоном и встала с кровати, подумав при этом, что ей самой тоже не мешало бы успокоиться.
    Лора сдвинула покрывало на клетке попугая и прошептала ему несколько ласковых слов. При этом с завистью подумала, что ей никто таких слов не прошепчет.
    Фрэд немного успокоился и засунул голову под крыло. Лора нежно погладила его. Она взяла попугая из приюта для бездомных, животных, испытав непреодолимую жалость к безобразной, лысой, запаршивевшей птице… и желание излить на кого-то свою любовь.
    У нее сжалось сердце. Сдвинув брови, она с несчастным видом взглянула на ожидавшую ее телефонную трубку, совершенно не желая продолжать разговор с Максом. Она уже пережила разлуку с ним. Разлуку, но не ее последствия.
    Пять лет назад она забеременела от Макса.
    Ей тогда было 18, ему 24 года. Потом он вернулся к своей невесте, которая, как оказалось, ждала его в Суррее. А после, буквально через несколько недель, стал встречаться с сестрой Лоры. А потом — кто знает, с кем еще? Одна, вторая, третья…
    Неожиданно для нее самой ее глаза наполнились слезами. Она разозлилась, поскольку считала, что воспоминания о нем уже не могут причинить ей боль. И вдруг Макс опять пробудил в ней совершенно ненужные чувства.
    Поразившись собственной глупости, она покачала головой. Вспомнила, как забеременела, почему пошла на такой риск. Он уезжал во Францию… А она так любила его… когда он начал ее ласкать, она даже не подумала остановить его.
    Одного раза оказалось достаточно, чтобы вскоре, по истечении положенного срока, появился ребенок.
    Лора снова тщательно завесила клетку покрывалом. Хочет она или нет, но ей придется встретиться с Максом. Она должна знать его намерения.
    Вся дрожа от страха, Лора уселась на пол, глубоко вздохнула и взяла трубку.
    — Теперь слушаю тебя.
    — Хорошо. Я приеду в час дня. Будь на месте. Это очень важно.
    — Быть где? — Она почувствовала, что и голос ее дрожит.
    — В булочной. Там, где ты работаешь.
    — Откуда ты это знаешь? — вскрикнула она.
    — Я разговаривал с Дэниэлем.
    Правая рука, державшая трубку, задрожала так сильно, что Лора была вынуждена поддержать ее левой рукой.
    — Ох!
    Она потеряла дар речи. Ее словно парализовало. Неужели он все рассказал Дэниэлю? Брак Фэй и судьба двух ее детей могли оказаться под угрозой. Макс способен разрушить жизнь сестры. Лора закрыла глаза. Ее жизнь он уже разрушил.
    Когда Лора узнала о связи Макса с ее собственной сестрой, она была на пятом месяце беременности. Новость так потрясла ее, что она не могла даже есть. И однажды — Лора не знала точно, когда именно, — ребенок перестал шевелиться.
    Ее ребенок… мертвый!
    Ей так хотелось, чтобы он родился! Она отказывалась верить, что ребенок Макса — единственное, что ее связывало с ним, — умер.
    День за днем она ждала, надеялась, что ребенок проснется, начнет толкаться маленькими кулачками, ножками…
    Все внутри у нее сжалось при воспоминании о тех днях, когда она носила мертвого ребенка. А потом высокая температура, несколько часов кошмара в одиночестве, пока наконец родная тетка не нашла ее, рыдающую от боли, в ванной комнате.
    Как же она рыдала, поняв, что Макс виновен в смерти собственного ребенка — пусть даже он и не знал о его существовании…
    Несколько дней Лора пролежала в больнице под неусыпным надзором медсестры. А потом… появился полный сочувствия врач. И сообщил ей, что пришлось удалить матку и у нее никогда не будет детей. Но внешне это никак не проявится, постарался он хоть немного успокоить ее.
    Горе согнуло Лору. Предательство Макса лишило ее того, чего она хотела больше всего на свете.
    Счастливое замужество. Дети. Много детей-погодков. О Господи! Ее сердце разрывалось на части…
    — Лора!
    Но она уже не могла сдержать рыданий и не хотела, чтобы он их услышал. Она повесила трубку и отключила телефон.

    В это утро в магазине было паломничество детей. Белокурые двойняшки в красных комбинезонах и шляпках, кудрявый малыш-здоровячок и очаровательный Руфус.
    Лора крепко сжала в руках книгу заказов. Глубокий вдох… так… еще раз… Спокойно. Руфус уже сидит в коляске на улице, рассматривая прохожих из-под неправдоподобно длинных и густых ресниц.
    — Подождите, вот появятся свои!.. — счастливо приговаривала его мать. — Пеленки, бессонные ночи…
    Звучит замечательно.
    Лора вежливо улыбнулась на эти слова: конечно, женщина понятия не имела о ее проблемах — и поспешила заняться обсуждением рождественского торта. Она не позволяла себе даже взглянуть в сторону малыша, зная, что не удержится и погладит его персиковую щечку…
    С каменным лицом она убрала книгу заказов и заняла свое место за прилавком, надеясь, что сегодня счастливых мамаш больше не будет.
    Перед глазами стояло милое личико Руфуса, его густые черные волосы и огромные глаза, способные растопить даже сталь, не говоря уже о чувствительном сердце Лоры.
    Будь проклят Макс! Но теперь уже ничего не изменишь, надо привыкать к тому, что случилось.
    — Послушай, Лора, — услышала она голос Люка за спиной. — За те две недели, что ты работаешь здесь, ты вовсе не была Мэри Поплине для малышей. Что с тобой?
    Лора начала переставлять коробки с тортами, изо всех сил стараясь изобразить спокойствие.
    — Не понимаю, о чем ты, — прикинулась она удивленной.
    Теперь возьми торт с полки, прочитай, что там написано. «С тридцатилетием, Джаспер». Изобрази восторг при виде такого чуда — «БМВ» из шоколада и крема, так, теперь положи торт в коробку, постарайся не сломать зеркальца…
    — Ты же не обратила никакого внимания на этого малыша! В чем он провинился?
    Люк, владелец кондитерской «Греховные торты и неприличные пудинги», явно не хотел менять тему разговора. Ей опять пришлось притвориться занятой тортами.
    — Ты же прекрасно понимаешь, что это часть твоей работы: сюсюкать и вздыхать над малышами!
    — Да, понимаю. Может быть, выставить на полки сахарных мышат? — спросила она елейным голосом.
    — Нет! — Люк схватил ее за плечи и развернул к себе.
    Она отвела глаза. Еще два часа восемь минут до назначенной Максом встречи. Напряжение нарастало в ней буквально с каждой минутой, будто она находилась в центре запуска ракет.
    Сохли губы, дрожали руки.
    — Лора… — В мягком голосе Люка звучала забота.
    — О, пожалуйста, не надо, — всхлипнула она.
    Только не жалость! Все что угодно, только не жалость! Она сделала попытку вывернуться из его рук, но он был слишком высок ростом и силен, чтобы с ним могла справиться хрупкая женщина.
    — Пожалуйста, — повторила она, чувствуя, что окончательно теряет контроль над собой.
    Он отпустил ее. Но она не могла шевельнуться. Чувство полной безнадежности пригвоздило ее к месту.
    Он закрыл дверь, отключил звонок, повесил табличку «Закрыто». Потом она услышала его приближающиеся шаги.
    — Думаю, надо выпить кофе и поговорить, — произнес Люк, беря ее под локоть.
    У него был такой мягкий, теплый голос, как будто он что-то знал о той боли, какую она носила в душе. Он великолепно умел слушать, за что бесконечно нравился ей.
    Они работали и обедали вместе, были добрыми друзьями. Но она не хотела ни с кем делиться. А если сделать это сейчас, накануне появления Макса, она просто не вьщержит. Но Люку надо было хоть что-то объяснить.
    Он прикрыл дверь, которая вела в служебное помещение. Здесь восхитительно пахло выпечкой. Он усадил ее в кресло с явным намерением вызвать на откровенный разговор.
    — Я вижу, с тобой что-то не так. Обычно ты прекрасно обращаешься с покупателями. Люди чувствуют твое участие к ним. Но с детьми ты почему-то ведешь себя как-то странно. Что… ты имеешь против них?
    — Ничего. — Она обожала детей. Вот в чем было все дело.
    Ее лицо исказилось, из глаз потекли слезы. Люк опустился перед ней на колени, гладил ее по спине, шептал успокаивающие слова.
    — О, черт возьми! — Она так хотела потрясающе выглядеть, когда появится Макс. Независимой, преуспевающей, довольной и сильной. Вместо этого у нее будут глаза на мокром месте и зареванное лицо.
    — Ну, ну, — успокаивал ее Люк.
    Прошло много времени, прежде чем ей удалось справиться со слезами. Люк приготовил крепкий, сладкий кофе, после которого у нее прибавилось храбрости вкратце рассказать ему свою историю.
    — У меня… у меня не может быть детей, Люк… — Она сделала большой глоток кофе, чтобы растворить комок в горле. — А я их обожаю, — тихим, несчастным голосом продолжала она. — Вот так все просто. А мой бывший приятель должен прийти сюда во время ленча, чтобы сообщить какую-то ужасную новость о моей сестре.
    Тут она обнаружила, что крепко держит Люка за руку, так что даже ногти впились в его ладонь.
    Сколько в ней страсти! Кто бы мог подумать? Лора Тремейн, заурядная простушка! Маленького роста, со вздернутым носом и большим ртом. Ее полностью затмевала блестящая, сексуальная красавица сестра.
    — Думаю, ты мне не все рассказала, но я не любопытен, — проговорил Люк. — Иди наверх. Постарайся собраться. Когда придет Макс, я пошлю его к тебе. Я буду на месте, так что, если понадоблюсь, позвони по внутреннему телефону. Давай! — повторил он, видя, что она колеблется.
    — Ты так добр…
    — Просто я эгоист, — поправил он ее. — Ты чертовски хорошо готовишь, Лора. Я не хочу терять тебя. А с детьми мы что-нибудь придумаем…
    — Нет, проблемы с этим не будет. — Она встала, чувствуя себя гораздо лучше после того, как выговорилась. — Я сейчас в порядке. Честно. И… спасибо тебе. Ты очень хорошо все понимаешь.
    Люк, который пошел открывать дверь, остановился у входа.
    — Ничего удивительного. Моя жена тоже не может иметь детей.
    Лора похолодела. Медленно подняла голову и встретилась с ним глазами. И увидела в них страдание, какое испытывают люди, которым отказано иметь детей. Страдание, способное сломать человеку жизнь и взаимоотношения с людьми, встречавшимися на его жизненном пути.
    Макс перевернул ее жизнь. Друзья жаловались, что она замкнута. Правильно. Она теперь не может быть открытой.
    Она чувствовала себя женщиной с изъяном, как второсортный товар. И этот комплекс постепенно разрастался в ее душе, занимая все мысли, доминируя над всеми поступками. Она знала, что при всем желании никогда не сможет преодолеть его. Эта печаль будет с ней всю жизнь.
    Спасибо Максу.
    И вот Люк делится с ней самым сокровенным. Она в молчаливом сочувствии протянула к нему руки, и он подошел к ней. В этом объятии не было ничего сексуального ни с ее, ни с его стороны. Просто два несчастных человека, связанных общей трагедией.
    — Я рада, что рассказала тебе, — проговорила она в мягкий свитер Люка.
    — Да. — Он крепче прижал ее к себе.
    В этот момент они услышали, как кто-то стучит во входную дверь. Хотя широкая спина Люка загораживала ее, Лора поняла, что их прекрасно видно в окно.
    — Пропала твоя репутация, — с кислой улыбкой заметила она, отступая от Люка.
    Это было совсем не смешно, но Люк рассмеялся, и возникшее напряжение спало.
    — Похоже, что это Джаспер явился за своим «БМВ»! Ну давай, иди наверх, — подтолкнул он ее. — И не пускай Макса в свою душу. Держись. Когда-нибудь… может быть, ты захочешь познакомиться с моей женой. Она тебе понравится.
    Он с нежностью улыбнулся, и Лоре захотелось, чтобы когда-нибудь ее тоже так беззаветно полюбили.
    — Спасибо.
    Лора признательным жестом дотронулась до его груди и побежала наверх. У нее дрожали ноги, она до смерти боялась предстоящей встречи.
    Фрэд шумно приветствовал ее появление.
    Выражение ее лица смягчилось, она подошла к клетке у окна.
    — Привет, Фрэд, дорогой! — прошептала она, ласково гладя его по лысой голове. Потом взглянула на часы и застонала. В животе появилось ощущение, как будто там поселилась тысяча бабочек. Уже почти время ленча! Макс придет ровно в час. Он необыкновенно пунктуален.
    Она подошла к туалетному столику и оглядела себя в зеркало. Вид ужасный. Лицо помятое, глаза красные, волосы встрепанные.
    Платье… Что же надеть для бывшего любовника в свете предстоящего разговора? Серое платье джерси упало к ногам, она в раздумье перешагнула через него.
    Что-нибудь красивое. Сногсшибательное. Тогда она не будет так нервничать. Лора твердо верила, что одежда может влиять на настроение.
    Туфли на высоких каблуках придадут ей уверенности. В Максе больше 180 сантиметров, и он всегда подавлял ее своим ростом.
    Господи! Без пятнадцати час! Надо поторопиться. Прежде всего привести в порядок лицо.
    Она побежала в ванную, дрожа теперь уже от холода, поскольку на ней остались только лифчик, трусики, пояс и чулки. Открыла кран и, вскрикнув, плеснула холодной водой на отекшее лицо, потом на грудь.
    Фрэд вдруг громко закричал, решив, что на хозяйку напали. Вот уж кто придет на защиту, вздумай Макс проявить агрессивность. От крика попугая могут лопнуть барабанные перепонки.
    Наверное, уже без десяти, подумала она, не в состоянии открыть намыленные глаза. Потом, наклонилась над раковиной, умылась и попыталась нащупать полотенце.
    Кто-то вложил ей полотенце в руку.
    Лора замерла. Макс!
    По телу пробежала дрожь. А потом ее пронзила мысль, что Макс сейчас с удовольствием наблюдает за охватившей ее паникой. Женщины, которых он знал, наверняка без раздумий бросились бы к нему, она же стояла перед ним вся красная от смущения, с одной-единствен-ной мыслью, что ее план показаться ему во всем блеске полностью провалился.
    — Смотри не замерзни, — с улыбкой посоветовал он.
    Замерзнуть! Она вся горела от смущения!
    Ей казалось совершенно невозможным распрямиться перед ним. Она выхватила у него полотенце и обернула его вокруг своего почти обнаженного тела.
    Красивые пальцы Макса, которые она так хорошо помнила, расправили складки у нее на груди, и она чуть не закричала от этого прикосновения. В памяти всплыли дни, когда он не мог удержаться и все время ласкал и ласкал ее. Или же просто притворялся. Макс был мастером давать женщинам то, что они хотели получить. По его мнению, это была самая короткая дорога в постель, так она слышала.
    Эту тактику объяснили ей его огорченные родители. Он подстраивался под ту женщину, которую хотел. Для нее, Лоры, он избрал тактику покровительства, защиты, внимания. Он совершенно не стеснялся в присутствии Фэй называть очаровательными ее курносый нос и большой рот.
    Лжец.
    Лора пыталась что-то сказать, но вышло не слишком удачно:
    — Что, черт возьми…
    — Я постучал, — выдал свой классический ответ Макс.
    — Но не подождал! — ответила она, вне себя от ярости.
    — Этого я никогда не делаю, — согласился он.
    Нет. Никогда и ни за что. Он хотел сразу получить желаемое — или же уходил и тут же подыскивал замену.
    — Ну а теперь сделаешь. Возвращайся, сядь и жди — или же вообще уходи и не приходи больше! — выкрикнула она, яростно вытираясь полотенцем.
    — У тебя пять минут, — предупредил он. — Я спешу.
    — Иди и покорми попугая, — сделала она коварное предложение, прекрасно зная, что Фрэд обязательно укусит его за палец.
    — Нет уж, спасибо, — произнес Макс лениво. — Он какой-то больной.
    Лора вытерлась с яростным ожесточением. Она обиделась за своего любимца.
    — Кстати, — вновь раздался голос Макса, — у тебя на левой ноге поехала петля.
    Лора провела рукой по левой ноге. Он был прав. С красным от гнева лицом, тяжело дыша, она повернулась к нему, но он уже ушел.
    Она проклинала его. Ей так хотелось ударить это красивое, дерзкое лицо! Сбить с него спесь подробным рассказом о том, что он сотворил с ней.
    Просто не верилось, что он пришел сюда, чтобы сделать постыдное признание, — вел себя совершенно обычно, как будто ему нечего было стыдиться.
    Когда-нибудь, Макс Пенденнис… когда-нибудь! — пообещала она себе. Потом разозлилась на себя. Ведь хотела же казаться холодной и собранной, воплощением женщины, которой он теперь абсолютно безразличен. И все же ему удалось опять вывести ее из себя.
    Всего-то и надо — выслушать его с пренебрежительной усмешкой, убедиться, что он не станет разрушать брак Фэй, рассказав Дэниэлю о том, что когда-то произошло, и выставить его за дверь.
    Она решила ничего не говорить ему о своей беременности. Незачем разыгрывать из себя жертву. Куда лучше предстать перед ним отстраненной, неприступной, полной чувства собственного достоинства…
    Но тут она вспомнила, что встреча их напоминала картинку из журнала определенного сорта, она ведь была в мало что скрывающем белье и чулках!
    — Три минуты уже прошло.
    Лора с негодованием посмотрела на то, что ей было видно: длинные ноги в мягких серых брюках и блестящих черных ботинках.
    Он уселся в ее любимое кресло лицом к кровати и гардеробу, как зритель, ожидающий следующей сцены.
    Она вошла в комнату в тот момент, когда он поднимал с пола ее серое платье. Не говоря ни слова, она выхватила платье у него из рук и тут только заметила, что в комнате царит обычный беспорядок.
    У ног Макса лежала стопка недочитанных книг в бумажных переплетах, а на стуле — письма от друзей. Кругом были разбросаны тетради, бумаги, ручки — все, что требовалось ей для учебы. Макс ненавидел беспорядок.
    Стараясь не смотреть на него, она перешагнула через его ноги и направилась к гардеробу.
    И слишком поздно сообразила, что туго обернутое вокруг тела полотенце прекрасно обрисовывает фигуру.
    — Если хочешь, чтобы я поторопилась, отвернись, — приказала она через плечо. — Не собираюсь одеваться, пока ты меня разглядываешь.
    — Быстрее всего будет, если ты останешься как есть. Мне абсолютно все равно, что на тебе надето. — Ее словно облили ушатом холодной воды.
    — Зато мне не все равно! — фыркнула она, пожалев, что опять вышла из себя.
    Она услышала раздраженный возглас и скрип кресла. И в зеркале увидела, что он сидит, уставившись в окно, на безопасном расстоянии от попугая, который расхаживал по клетке, явно прикидывая, как бы изловчиться и клюнуть гостя.
    Лора открыла шкаф, не забывая ни на секунду о Максе.
    Высокий. Волосы цвета воронова крыла, как и у нее. Только его кудри безжалостно острижены.
    Ей показалось, что его плечи шире, чем осталось в ее памяти. Одет в великолепно сшитый костюм. Она помнила его мощное, атлетическое сложение, костюм прекрасно скрывал эту мощь.
    От его красоты захватывало дух. Он всегда был таким. Все ее подруги мечтали о нем, когда он приезжал на каникулы домой. Сын богатого генерала Уильяма Пенденниса. Надежда города. Мечта всех девочек — включая ее.
    Только… он теперь не ее Макс, и уже давно. Он принадлежит к другому миру. Привилегированному. Миру бизнесменов и финансистов. Миру, в котором привычнее летать на самолетах, чем ездить на автобусе.
    Видимо осознав, что она уже несколько минут не шевелится, он начал барабанить пальцами по подоконнику и притопывать ногой.
    Макс терпеть не мог долго находиться в замкнутом пространстве, так же как и ждать, вспомнила она, бесцельно передвигая вешалки в шкафу. Он был самым беспокойным и активным человеком, которого она знала.
    — Ну скоро ты? — нетерпеливо спросил он. — Мне надо попасть на самолет, а у тебя еще столько дел.
    — У меня?
    Он вроде бы и не собирался признаваться в своих отношениях с Фэй — и в последствиях этих отношений. Изумленная Лора достала свой лучший костюм, отбросила полотенце, надела короткую прямую юбку, которая прекрасно сидела на ее стройных бедрах. И сразу же почувствовала себя аккуратной и уверенной в себе женщиной.
    — Ты рассказывай, пока я одеваюсь, — предложила она.
    Звуки, которые он производил пальцами и ногой, сводили ее с ума. Почувствовав, что голос опять начинает дрожать, она постаралась взять себя в руки.
    — Расскажи о себе и Фэй, — приказала она.
    — Обо мне и ком?
    Обернувшись, она наткнулась на его удивленный, непонимающий взгляд.
    — Ну ты ведь здесь именно поэтому, не так ли? — потребовала она ответа. Ведь только он виноват в случившемся. Неужели он теперь собирается все отрицать? — Что, не хватает храбрости? Не заставляй меня презирать тебя еще больше, Макс, — тихо проговорила она.
    Его темные глаза сузились, но она поняла, что он не услышал ее слов. Он только что заметил ее зареванные глаза, взлохмаченные волосы, бледную, с розовыми пятнами кожу.
    Она отвела глаза, стараясь не думать о том, как отвратительно выглядит.
    — Что, черт возьми, происходит с тобой? Забота в его мягком голосе чуть не прорвала ее оборону. Но она вовремя вспомнила, что на самом деле ему совершенно все равно. Это всего лишь один из его приемов завоевания женщин.
    — Ничего. Просто было много работы сегодня утром, — коротко ответила она. Потом повернулась к зеркалу и начала расчесывать волосы. Как было бы хорошо, если бы эта масса волос волшебным образом превратилась в современную аккуратную прическу…
    Она видела, как Макс, сложив на груди руки, критически рассматривает ее.
    — Я понял, что тот парень внизу разлохматил твои волосы… Но кто заставил тебя плакать?
    Он, наверное, рассмеялся бы, если бы она ответила, что ребенок. Поэтому промолчала. Только еще яростней стала расчесывать блестящие шелковые пряди.
    В зеркале отражалось маленькое, беззащитное личико с огромными глазами, в которых дрожали слезы. Вид был такой, будто ее ранили в самое сердце.
    Макс не отставал.
    — Вы с тем здоровенным парнем поссорились… из-за меня? — Он нахмурил красивый лоб. — Потому что я должен был приехать и ты сообщила, что мы были любовниками?
    — Не преувеличивай свое значение! — презрительно ответила она.
    Но его предположение тронуло ее душу, и она решила предстать перед ним во всей красе. Похолодевшими пальцами начала наносить макияж.
    — Вы целовались и…
    — Нет! Это неправда!
    Опять совершенно забыв о том, что необходимо быть хладнокровной, она развернулась к нему с пылающими от гнева глазами. В такие моменты она была удивительно похожа на цыганку, как он однажды сказал ей с восхищением, а потом с жадностью поцеловал в мягкие алые губы.
    На минуту в его глазах зажегся огонь, проникший ей в душу. Но она была как мертвая внутри, поэтому он не достиг своей цели. Он ведь даже не отдает себе отчет в том, что возбуждает ее, подумала она раздраженно. Ведь для него это так же естественно, как дышать.
    — А что ты так бурно реагируешь, Лора? — спокойно заметил он. — Я все прекрасно видел. И почему, собственно говоря, вы не можете обниматься и целоваться? Конечно, если только… — он сжал губы, — если только он не женат.
    От удивления она широко раскрыла глаза.
    — Он хозяин магазина, — ответила она, чтобы хоть что-то сказать.
    — И твой начальник, — добавил Макс, в его словах слышалось презрение. — Он предоставил тебе квартиру…
    — Я плачу за нее! Я в пять утра встаю, чтобы включить печи…
    — Очень удобно, — пренебрежительно заметил Макс.
    Она замолчала. Пусть думает, что хочет, она не будет возражать. Какой смысл? Через полчаса Макс снова уйдет из ее жизни. Так она надеялась.
    По тому, как дрогнули его ресницы, она вдруг догадалась, что он смотрит на ее грудь, едва прикрытую кружевным лифчиком.
    Она повернулась к нему спиной, нашла в шкафу блузку, натянула ее на себя, застегнула две верхние пуговицы. И только потом ответила ему:
    — Я совершенно не обязана отчитываться перед тобой за свое поведение.
    — Нет, конечно. До тех пор, пока не потребуешь этого же от меня.
    Вот они и приблизились к объяснению. Он явно стыдился своей измены. Хорошо!
    С победным видом она закончила застегивать пуговицы, когда вдруг обнаружила, что пропустила одну. Черт, придется сделать все заново. Она повторила процедуру дрожащими пальцами, потому что ей пришлось это делать под внимательным взглядом Макса — он даже отодвинулся немного в сторону, чтобы лучше видеть.
    — Ну, теперь ты готова выслушать меня? — спросил Макс.
    — Конечно.
    Она старалась быть спокойной. Теперь уж ему ни за что не удастся вывести ее из себя. Он не привык иметь дело с женщинами, которые не выказывают к нему интереса. Несколько более уверенно она заправила блузку в юбку и села в кресло. Ноги скрещены. Спина прямая. На лице умеренная заинтересованность.
    — Начинай, — сказала она с видом женщины, приготовившейся слушать что-то очень скучное.
    Макс встал и зашагал по комнате, по пути трогая все, что попадалось под руку.
    — Надеюсь, ты понимаешь, что я должен быть в Париже.
    Он провел рукой по блестящей крышке стола, когда-то принадлежавшего ее бабушке. Казалось, его необычайно заинтересовала полированная поверхность красного дерева, он, не отрывая взгляда, сосредоточенно продолжал гладить ее длинными тонкими пальцами.
    Лора, пристально следившая за этими ласкающими движениями, наконец осознала смысл сказанных слов.
    — Нет, не понимаю. Париж, ты сказал? — Она произнесла это деланно безразличным тоном, но все равно вышло как-то хрипло, пришлось незаметно откашляться.
    Макс с ленивым любопытством взглянул на нее.
    — Так вот, мне пришлось отменить две встречи.
    Гибкой походкой он подошел к камину, взял в руки фарфоровую статуэтку чайки, которую прислала ей мать. Лора наблюдала, как он ласково погладил прекрасную птицу.
    — Наверное, у тебя важные новости, — предположила она.
    — Знаешь, твоя сестра далеко пойдет!
    — Я думала, она уже успела это сделать, — ответила Лора, с нетерпением ожидая продолжения.
    Он уже был в другом конце комнаты, засунул руки в карманы и направлялся к ней. Исходившая от него энергия, казалось, наполняла всю квартиру.
    — Мне позвонил Дэниэль, — продолжал Макс.
    — А я думала, вы с братом не разговариваете с тех пор, как он женился на моей сестре, — сурово заметила она. Она всегда осуждала семейную вражду, а Макс вообще вел себя глупо в том, что касалось Фэй. Она заслуживала гораздо большего с его стороны, чем простая вежливость. Но Макс не мог простить, что она предпочла ему другого. И этим другим оказался его не слишком удачливый брат.
    — Я обеспечивал Дэниэля последние несколько лет, — вздохнул Макс.
    — Ах, как это по-родственному!
    — Я делал это ради детей.
    Она замерла. Что дальше?
    — Но, — продолжал он, — как оказалось, я обеспечивал и кое-что еще. — Он подошел к ней вплотную, его хмурое лицо испугало ее.
    — Ч-что ты имеешь в виду? — спросила она.
    Сестра наделала много глупостей в свое время. Они с Дэниэлем, как беззаботные дети, бродили по стране, путешествовали автостопом, не подчинялись властям.
    — Дэниэль и Фэй арестованы, — резким тоном проговорил Макс.
    У нее упало сердце.
    — Опять нарушили закон? — спросила она, вспоминая, как ей однажды пришлось платить залог за Фэй, когда та отказалась покинуть владения одного фермера.
    — Ты не понимаешь, — сухо проговорил Макс и поджал губы. — Они сидят в тюрьме в Марракеше.
    У нее от удивления округлились глаза. Макс весь кипел от ярости. Лора знала, как он ненавидел образ жизни Дэниэля. Он обвинял брата в том, что тот опозорил честь семьи. По его мнению, в том, чтобы вступать в связь с деревенскими девушками и бросать их беременными, не было ничего особенного, так всегда поступали землевладельцы ради собственного удовольствия, но тюрьма — это нечто неслыханное!
    — За… что? — еле слышно пробормотала она, не отводя взгляда от его сузившихся глаз.
    — За наркотики.
    — О Господи! — Она в ужасе съежилась в кресле.
    — Сейчас не время охать, — раздраженно произнес он.
    — У меня вполне нормальная реакция, — процедила она сквозь зубы. — Я думаю о детях. Что с ними? И что мы можем сделать, чтобы вытащить Фэй и Дэниэля?
    — Ничего, — жестко ответил он.
    — Ничего? Но…
    От его презрительного взгляда она замолкла.
    — Самое главное — дети.
    — Конечно, но… — начала Лора.
    — Послушай меня.
    — Ты-то уже привык к этой мысли, а я только что узнала об этом! Ладно. Кто сейчас смотрит за Перраном и Керензой?
    — Одна их подружка, которой уже надоело играть в папу с мамой.
    — В Марракеше?
    — Нет. В Порт-Гаверне.
    Лора опять в изумлении открыла рот.
    — Но это же в Корнуолле! Я не понимаю… что ты говоришь… Фэй в Марракеше, а дети в Корнуолле? Как она могла уехать, когда Керен-зе всего только несколько месяцев?
    — Она не замечена в пристрастии к домоседству, — презрительно заметил Макс.
    Лора не могла не согласиться с ним. Она любила Фэй, но не могла понять ее поведения. Они с сестрой такие разные. Будь у нее четырехлетний малыш и младенец на руках, ее никакими силами нельзя было бы от них оторвать. Но ведь люди обычно не ценят, что имеют. Фэй всегда жаловалась на то, что очень легко беременела, а дети сковывали ее свободу. Лора опустила глаза, чтобы Макс не увидел в них боль. Ей самой так хотелось бы, чтобы ребенок ограничил ее свободу…
    — Спасибо, что рассказал мне это, — деревянным голосом проговорила она.
    — Кто-то же должен был это сделать.
    — Вероятно, дети сейчас у твоих родителей? Макс как-то странно посмотрел на нее.
    — Мои родители в Шотландии. А дети сейчас живут в коттедже, который отец подарил Дэ-ниэлю. Он, конечно, не часто им пользовался. В основном его сдавали, так что никто толком не знает, в каком он состоянии.
    Она вспомнила. Крошечный белый домик на склоне горы. Узкая дорога ведет от него к Порт-Га-верну, городку недалеко от ее родного Порт-Исаака, где она, дочь рыбака, провела все детство.
    Фэй ненавидела этот коттедж, говорила, что он мал и для крысы, старик мог бы предоставить им что-нибудь получше. Тогда сами Пен-деннисы жили в особняке в долине. Фэй рассчитывала получить что-нибудь в том же духе.
    — Уверена, что там все в порядке, — сказала Лора, вовсе так не думая…
    Это была совсем не та новость, какую она ожидала от него услышать. На ее лице появилось мечтательное выражение, в памяти возникло голубое небо, сверкающие волны, темные скалы. Запах моря был настолько явственен, что она буквально ощутила вкус соли на губах. Ей даже показалось, что под ногами у нее не истертый линолеум, а морской песок.
    Она задумчиво улыбнулась.
    — Перран, наверное, замечательно проводит время на берегу…
    — Завтра он пойдет на берег совершенно один, — сухо проинформировал ее Макс. — Подружка отправляется на какой-то музыкальный фестиваль. — Казалось, он крайне огорчен этим обстоятельством.
    — Быть не может, чтобы она оставила детей одних! — в гневе воскликнула Лора.
    Он пожал плечами.
    — Этой женщине не платят за то, что она сидит с детьми. Чего ради ей оставаться с ними?
    — Потому что они оказались в беде! — Лору изумило отсутствие в людях чуткости.
    — Она твердо решила уехать. И я ее не виню. Фэй сказала ей, что они якобы едут в Лондон всего на два дня, а прошло больше двух недель. Она солгала нарочно. Твоя сестра не особенно привыкла говорить правду, не так ли?
    Лоре очень хотелось защитить Фэй. С сестрой всегда было так весело, но она действительно словно не от мира сего.
    — Я уверена, есть какая-то веская причина…
    — Да. Все дело в том, что Фэй не создана для материнства, дети препятствуют ее активности, — сухо произнес Макс.
    — Что нужно сделать? — Лора решила перевести разговор в практическое русло.
    Макс поднял брови. Казалось, он не может оторвать глаз от ее полных мягких губ. Волна тепла прокатилась по ее телу, и она почувствовала, что заливается краской, как глупая школьница. Рассердившись на себя, она отвела взгляд.
    — Ну разве это не очевидно? — наконец произнес Макс. — Если кто-нибудь немедленно не поедет туда, дети останутся без присмотра.
    Лора прекрасно поняла, к чему он клонит. Она ясно прочитала это по его лицу. И посему решила перехватить инициативу.
    — Значит, ты едешь, чтобы присмотреть за ними? Очень благородно с твоей стороны, — сказала она, стараясь придать своему лицу восхищенное выражение.
    — Все не совсем так. Едешь ты.
    Она пристально посмотрела на него. Это исключено. Она поклялась никогда туда не возвращаться. И никогда не связываться с детьми сестры. Она даже никогда не видела их. Керен-за только родилась.
    Перран был ребенком Макса.

ГЛАВА ВТОРАЯ

    Она боялась, что Макс все узнал и приехал предъявить свои отцовские права. Вместо этого он просит ее присмотреть за своим сыном и маленькой племянницей! Выходит, он не узнал о Перране?
    — Я не могу. У меня работа, — объяснила она, гордая тем, что удалось сохранить хладнокровие.
    — Ладно.
    К ее удивлению, он не сделал никакой попытки спорить и направился к двери.
    — Но что ты собираешься делать с детьми? — крикнула она ему вслед.
    — Я? — Макс повернулся к ней. — Я думаю, что это твоя обязанность. Если тебе все равно… ну что ж. Я сообщу тебе телефон приюта, где они будут…
    — Приюта? Что ты имеешь в виду? — Она даже подпрыгнула в кресле.
    — Место, где содержатся сироты и дети, чья жизнь подвергается опасности…
    — Я прекрасно знаю, что такое приют! — взвилась она. — Но ты не можешь пойти на то, чтобы поместить туда своих собственных племянников!
    — А какие еще существуют варианты? Ты не можешь поехать, я не могу поехать — значит, о них должно позаботиться государство, если, конечно, ты не хочешь, чтобы они выросли на улице среди мусорных ящиков.
    Он снова направился к двери, но Лора опередила его, встав между ним и дверью. У него нет сердца. Он ведь сам себе хозяин, а значит, вполне мог бы взять отпуск и позаботиться о своих племянниках.
    — Хоть раз в жизни, — сказала она с яростью, — сделай что-нибудь не только для себя. Для двух маленьких детей…
    — Все уже решено.
    Как он может быть таким бесчувственным? Ей необходимо во что бы то ни стало убедить его исполнить свои обязанности дяди. И отца.
    — Пойми, у меня работа…
    — Уверен, что твой хозяин даст тебе отпуск в сложившихся обстоятельствах, — ответил он, с каким-то даже удовольствием наблюдая за ее реакцией.
    Лора бросила на него свирепый взгляд.
    — У меня на этой неделе два совершеннолетия, серебряная свадьба и еще восемнадцатилетие! Плюс конференция, на которую нужно приготовить сладкое для ста человек. У нас же здесь не огромный штат, когда любой может взять отпуск и это будет практически незаметно. Люк и я нужны друг другу…
    — Да, я видел.
    Она не стала препираться.
    — В общем, я не могу подвести Люка.
    — Но ведь ему бы пришлось справляться одному, если бы ты, например, заболела. Что тогда?
    — Ему бы пришлось оставаться после работы, или же он позвал бы на помощь свою сестру, — ответила она. — Но я не могу просить его.
    — Тогда я попрошу. Сомневаюсь, чтобы он отказал. Это было бы слишком жестоко, как ты думаешь?
    Интересно, отказывали ли ему вообще когда-нибудь?
    — Но мне нужно зарабатывать деньги! — заявила она, отбрасывая в сторону гордость и не желая притворяться, что деньги ее не интересуют. В конце концов, он же видит, как она живет.
    — Я заплачу тебе. — Лицо Макса просияло, как будто все проблемы были решены.
    — Я не взяла бы от тебя денег, даже если бы осталась без крыши над головой и жила бы в картонной коробке где-нибудь на автостоянке зимой! — воскликнула она.
    Нисколько не обидевшись, он, казалось, прятал улыбку.
    — По-моему, положение безвыходное. Или у тебя есть идеи?
    — Есть. Тебе надо поехать туда самому и стать им настоящим дядей! — ответила она.
    Он отмахнулся.
    — Я могу отравить их. Я же ничего не понимаю в детях.
    — Я тоже! — воскликнула она дрожащим от волнения голосом.
    — Правда?
    Он сложил руки и при этом слегка коснулся ее груди — ей некуда было отступить, — она упиралась спиной в дверь. Чувствуя, как накаляется воздух между ними, она глубоко вздохнула и умоляюще посмотрела на него, но он не сдвинулся ни на дюйм.
    — Правда. Откуда мне знать о них? — пробормотала она, стараясь почти не дышать.
    Его взгляд затуманился.
    — Некоторые женщины с детства обладают чувством материнства. А ты ведь всегда присматривала за деревенскими детишками. Я даже дразнил тебя за это, помнишь?
    Не в силах промолвить ни слова из-за комка, застрявшего в горле, она только смотрела на него широко раскрытыми глазами. Голос Макса стал мягким, близкие губы нежными.
    — Они вечно висли на тебе, ты была их кумиром.
    — Нет! — воскликнула она, мотнув головой.
    — Конечно же, да. Не ты ли рассказывала им сказки? Придумывала игры? Учила их разбираться в растениях и птицах — в общем, воспитывала их и нянчила?
    — Они все были гораздо старше! Младенцев в пеленках там не было, — сказала Лора, резкостью пытаясь скрыть свою печаль. — Семь, девять, десять лет. А с маленькими я не знаю даже…
    Огромным усилием воли ей удалось подавить подступившие к глазам слезы. В свое время она прочитала все книги о младенцах, какие смогла достать. Но потом постаралась забыть об этом. Она не может нянчить Керензу. Не может, и все. Это разобьет ей сердце.
    — Ты прекрасно во всем разберешься. Ты ведь женщина, — явно довольный своей способностью логически мыслить, сказал Макс.
    — О, ради Бога! — яростно воскликнула Лора.
    Он коснулся ее плеча, но она сбросила его руку, не в силах вынести его покровительственную манеру.
    — Но у женщин в самом деле есть всякие там инстинкты. Они просто запрограммированы заботиться о ком-то и замечают то, на что мужчина не обратит внимания…
    — Значит, тебе придется немного постараться и выкопать в себе способность заботиться и любить кого-нибудь! — взорвалась она.
    — Что ты имеешь в виду? — тихо спросил он, пристально глядя ей в глаза.
    Наконец-то ей удалось задеть его.
    — Мне кажется, я ясно выразилась. Тебе надо немного постараться. Отыщи свое сердце и попробуй воспользоваться им. Это пойдет тебе только на пользу.
    — Гмм. — Он покачал головой. — Ничего не получится. Я представления не имею, к примеру, чем их кормить, когда укладывать спать. Когда дети начинают есть, как все люди?
    — Не может быть, чтобы ты этого не знал! — воскликнула она. — Но в любом случае ты можешь спросить об этом девушку, которую оставили приглядывать за детьми. Постарайся очаровать ее, и она с удовольствием просветит тебя. А скорее всего, вообще избавит от заботы.
    Он рассмеялся.
    — Спасибо за то, что ты так веришь в мои чары.
    — На что, на что, а на это ты способен, — фыркнула Лора. — Тебе ничего даже делать не надо, просто прими эффектную позу, и все будет в порядке. — Она сама пришла в ужас от своих слов, а он вообще онемел. — А что, не так? Благодаря своей наружности ты всегда получал, что хотел.
    Он с интересом посмотрел на нее, в темных глазах зажегся недобрый огонек.
    — Может, проверим твое высказывание на практике? — угрожающим тоном спросил он.
    — Нет! Я просто пытаюсь решить проблему с детьми, — ответила она, залившись краской. — Макс, попробуй, — взмолилась Лора. — Ты же знаешь, что сможешь уговорить эту девушку остаться.
    — Может быть, — согласился он. — Но сомневаюсь, что это то, что нужно. Она наверняка одна из тех, кто постоянно крутился возле Фэй и Дэниэля, раз способна бросить детей одних.
    — Вовсе не обязательно.
    — У меня есть основания так думать: Фэй всегда привлекала людей, себе подобных. Ненадежных. Не удивлюсь, если эта девица и понятия не имеет о том, как надо обращаться с детьми. Лора, Дэниэль говорил мне, что ты никогда не видела их детей…
    — А ты? — парировала она, восприняв это замечание как укор.
    — И я тоже. Думаю, по той же причине, что и ты. Фэй и Дэниэль, поженившись, сразу начали странствовать по Англии. С ними невозможно было поддерживать нормальные отношения. Прошу тебя, подумай еще раз. С Перраном не должно возникнуть никаких сложностей. Он уже большой мальчик. Что касается Керен-зы, то ведь младенцы много спят и едят… не так ли? — неуверенно спросил он. — Если уж твоя сестра справлялась, ты тем более сможешь.
    — У меня другое предложение. Лучше всего тебе нанять няню. Поезжай к ним, подружись с детьми, а потом представь им няню — только постарайся найти женщину подобрее и…
    — Няню! Блестящая мысль! — воскликнул он. — Но вот проблема: я совершенно не представляю, что такое хорошая няня, — огорченно добавил он, взглянул на ее встревоженное лицо, и вдруг его осенило: — Минуту! Мне пришло в голову компромиссное решение. Мы с тобой вместе едем в Корнуолл…
    — Вместе? Ты и я? — в ужасе переспросила она.
    — Ну не Люк же! — ответил он, сверкнув глазами.
    — Ни за что.
    — Лора, мы пробудем там немного, только найдем няню…
    — Нет!
    — Всего несколько дней. А потом я слетаю в Марракеш и попробую добиться освобождения Дэниэля и Фэй. Решай, в противном случае дети отправятся в приют.
    Он не представляет, о чем просит. Он хочет, чтобы она позаботилась о его сыне. Это же все равно что воткнуть себе в сердце десяток ножей.
    Она угрюмо смотрела в пол. Совершенно очевидно: Макс понятия не имеет о том, что Перран — его сын. Хорошо, что Фэй хотя бы сумела сохранить эту тайну.
    Но… выполнить его просьбу совершенно невозможно. Ведь она должна будет жить в маленьком домике вместе с Максом, его сыном и младенцем. Но хуже всего то, что она сама испытывает страстное желание обнять этих детей, любить их, хотя прекрасно знает, какую боль это ей причинит.
    Ей придется наблюдать за тем, как Макс убаюкивает детей, читает им на ночь сказки, то есть выполняет роль отца. Наблюдать за жизнью, которой у нее никогда не будет.
    Нет. Это совершенно невозможно.
    Несколько дней любви, желания и сердечной боли. А потом опять пустота. Чистый мазохизм.
    — Так что ты выбираешь? То, что лучше тебе или детям? — Вопрос Макса прозвучал жестоко.
    Она вскинула ресницы, и на мгновение в ее синих, как веджвудский фарфор, глазах мелькнуло страдание.
    — Я… я… не могу! Я… — Она не могла говорить.
    Мгновенно выражение его лица стало холодным.
    — Все дело в Люке, не так ли? — резко спросил он. — Господи! Нужели детям своей сестры ты предпочтешь приятеля? Он так много значит для тебя?
    — Перестань на меня давить! Мне надо подумать, — дрожащим голосом произнесла она, отходя от двери и садясь в кресло.
    — И как долго ты собираешься думать? — спросил он.
    — Не знаю!
    — Туда добираться пять часов, — хмуро сообщил Макс. — Мне бы хотелось выехать через несколько минут. Эта женщина должна познакомить нас с Перраном до того, как он ляжет спать. Ребенок ведь может испугаться, если утром увидит двух незнакомцев, которые утверждают, что они его дядя и тетя.
    Значит, в нем есть все-таки что-то человеческое. И он прав. Ей надо решать быстро. Она провела рукой по волосам. Сердце билось при мысли о том, что они с Максом должны будут разыгрывать из себя родителей.
    — Ты слишком многого хочешь от меня.
    — Не я, а твоя сестра. И так было всегда.
    — Она совсем тебе не нравится?
    — Абсолютно.
    Лора удивленно посмотрела на него. Но ведь это Дэниэль сбил Фэй с толку. Дэниэль приучил ее к бродяжничеству и наркотикам. Фэй сама ей рассказывала.
    — Ну а что скажешь о своем братце? — накинулась она на Макса, не желая мириться с несправедливостью. — Он мог бы положить этому конец, если бы захотел. Он не меньше Фэй виноват в том, что бросил детей ради своих эгоистических пристрастий.
    — Ты отклоняешься от темы, — напомнил ей Макс, доставая из нагрудного кармана мобильный телефон. — Я не могу больше транжирить драгоценное время. Сейчас позвоню в департамент социальной защиты, пусть приедут за детьми. Самое простое решение вопроса. Как ты думаешь?
    — Ты животное!
    — Но практичное. — Он начал набирать номер. — Алло! Как позвонить в департамент?..
    Лора вздрогнула. Перрану ведь только четыре года. Они с сестрой будут жить и воспитываться в приюте. Для мальчика это просто шок.
    Макс повесил трубку и вертел в руках листок бумаги, на котором был торопливо нацарапан номер телефона департамента.
    — Ну так как, звонить или нет?
    Лора вжалась в кресло. Выбора нет. Каковы бы ни были ее чувства, в первую очередь надо подумать о детях. И ради них она пойдет на все.
    Бледная, с потемневшими от переживания глазами, она взглянула на Макса:
    — Но я должна взять с собой попугая.
    Лицо Макса выразило облегчение.
    — Ты можешь забрать с собой хоть всю эту комнату, только, ради Бога, быстрее.
    Лора задрожала. Она вдруг почувствовала такую слабость, что не могла подняться с кресла.
    — Я возьму лишь Фрэда, — тихо сказала она.
    — Ты вернешься быстрее, чем думаешь, — успокоил ее Макс. — Хочешь, позвони матери и предупреди ее.
    — Она в Новой Зеландии. — Голос Лоры потеплел при упоминании о матери. Зная, что Макс удивлен тем, что мать покинула свой любимый Корнуолл, она добавила: — Два года назад она познакомилась с одним туристом из Окленда и влюбилась в него. Они очень счастливы.
    — Я рад за нее и совсем не удивлен. Твоя мама очень приятная женщина. Такая заботливая. — Он немного помолчал. — Так что у тебя тут только Люк. Представляю, как не хочется покидать кого-то, кто тебе небезразличен. Но пусть Люк осознает, как ему плохо без тебя. Это очень полезно для любовников, не так ли?
    Она непонимающе посмотрела на него. Во-первых, они с Люком не любовники, а во-вторых, она вовсе не считала расставание полезным. Когда уезжает мужчина, он всегда находит себе новую партнершу. Им нельзя доверять. С глаз долой — из сердца вон. Но Лора чувствовала себя слишком несчастной, чтобы спорить с Максом по поводу Люка. У нее просто не было на это сил.
    — Я пойду скажу ему, — с трудом проговорила она.
    Но Макс жестом остановил ее:
    — Нет, лучше я. А ты собирайся. Я хочу уехать как можно быстрее, мы и так потеряли слишком много времени на разговоры.
    — Ты и в самом деле полагал, что я не откажусь сидеть с детьми?
    — Конечно. Ты всегда обожала детей. Я удивляюсь, почему у тебя самой их нет, — сказал он, направляясь к двери и не увидев выражения боли, промелькнувшего в ее глазах. — Давай побыстрее собирай чемодан, я сейчас вернусь за ним, а ты сможешь попрощаться с Люком.
    Лора чувствовала себя совершенно разбитой. Все складывалось ужасно.
    Она несколько раз глубоко вздохнула. Стало полегче, хотя ноги не хотели повиноваться. С трудом вытащив чемодан из-под кровати, она несколько минут беспомощно смотрела на него.
    В последний раз Лора воспользовалась этим чемоданом, когда, беременная, сбегала из Порт-Исаака в Лондон — город, где до этого никогда не бывала. Какая она тогда была испуганная, несчастная…
    Мать осталась присматривать за Фэй. Ей это плохо удалось…
    Сколько всего произошло с тех пор! Лора опустилась на колени рядом с чемоданом, вспоминая, как ей было тогда одиноко. За неделю до ее бегства Макс по делам уехал в Париж, а к ней зашли его родители и участливо сообщили ей, что его ждет прекрасная невеста и что с его стороны было совершенно непростительно затевать роман с деревенской девушкой.
    Почти сразу после этого визита ей стало ясно, что она беременна. Взяв с матери и Фэй клятву никому ничего не говорить, она уехала в Лондон к тетке. Шум, транспорт, серые дома повергли ее в ужас. Каждую ночь она плакала от тоски по дому.
    — Помощь нужна?
    — Люк, я!.. — Почувствовав внезапное облегчение, она повернулась к нему и неожиданно увидела рядом с ним Макса. На его красивом лице было написано раздражение, смешанное с решимостью.
    — Люк сказал, что не возражает против твоего отъезда. — Он пристально посмотрел ей прямо в глаза.
    Она, внезапно испугавшись, отпрянула. А когда наконец смогла взглянуть на Люка, краем глаза заметила, что Макс едва сдерживает гнев. Это было необъяснимо. Ревность исключена — ведь она ему совершенно безразлична. Значит, здесь что-то другое. Лора судорожно сглотнула, не в силах отвести взгляд от Макса, который притягивал ее словно магнит.
    Ее поразило, что, несмотря на свой огромный рост, Люк блекнет рядом с Максом.
    Она не могла отвести глаз от совершенной красоты лица Макса, даже когда Люк опустился перед ней на колени, взяв ее руки в свои.
    — Ты полагаешь, что справишься? — тихо спросил он.
    Все будет в порядке…
    — Я же не прошу ее в одиночку заниматься воспитанием сирот! — взорвался Макс.
    Лора подняла глаза к потолку.
    — Он известен своими замечательными манерами, — сухо заметила она, и Люк облегченно улыбнулся. Она встала с кресла. — Ладно. Пересади Фрэда в маленькую клетку, — приказала она Максу, а я пока соберусь и скажу Люку, что делать с теми тортами, которые я начала готовить.
    — Не беспокойся, дорогая, — Люк тоже встал. — Я прекрасно разберусь.
    Раздался яростный вопль Фрэда, за ним — не менее яростный Макса. Так ему и надо, подумала Лора, с невинным видом повернувшись к Максу.
    Засунув палец в рот, тот с ненавистью смотрел на Фрэда.
    — Что, укусил? — участливо спросила она.
    — А то ты не знаешь. — Макс метнул на нее гневный взгляд.
    Люк, переглянувшись с Лорой, усмехнулся, потом приблизился к клетке, и попугай спокойно перешел к нему на протянутую руку.
    — Давай полезай в маленькую клетку, — сказал Люк. — Я принесу корм, Лора?
    — Пожалуйста, — откликнулась она, запихивая белье и одежду в чемодан.
    Она подошла к туалетному столику, начала собирать косметику и тут увидела в зеркале, что Макс с хмурым видом аккуратно раскладывает в чемодане кое-как засунутые ею туда вещи.
    — Макс… — запротестовала она, видя, как он упаковывает самые интимные принадлежности ее туалета. — Оставь, пожалуйста.
    — Я просто хочу ускорить этот процесс. У меня совершенно нет времени. Нам давно пора ехать.
    Лора быстро надела жакет, сунула книги в пластиковый пакет и объявила:
    — Я готова.
    Они поспешили вниз, и Люк с Максом, ощетинившись, словно соперничающие собаки, уложили вещи в темно-коричневый «рейнджро-вер».
    — Ну, давай прощайся и поехали, — сказал Макс, наклоняясь над приборной доской.
    Люк увлек ее в магазин, подальше от глаз Макса.
    — С тобой правда все будет в порядке? Он говорит, что через пару дней…
    — Не волнуйся и прости, пожалуйста, что подвела тебя. Я вернусь, как только смогу.
    — Знаю, — кивнул Люк. — Мне будет не хватать тебя. Но детям ты сейчас нужнее. А если захочется посоветоваться… вот мой домашний телефон, — он достал из кармана визитную карточку. — Моя жена будет только рада поболтать с тобой. Она замечательная женщина, Лора. Ты вполне можешь ей доверять.
    — Спасибо. Ты настоящий друг.
    Она встала на цыпочки, поцеловала его в щеку и быстро пошла к выходу, стараясь справиться с охватившими ее чувствами.
    Макс, джентльмен при любых обстоятельствах, уже открывал перед ней дверцу машины. Причем со стороны сиденья водителя. Засовывая на ходу карточку Люка в карман, Лора вопросительно взглянула на Макса.
    — Мне надо будет позвонить в несколько мест, пока мы будем ехать, — объяснил он.
    Он поддержал ее под локоть, и она вдруг поразилась его хриплому голосу. Почему такой голос и такие печальные глаза? В них явственно проступала боль. Нет, не может быть, разве что он нервничает из-за детей.
    — Так что машину придется вести тебе, — продолжал он.
    — Я не умею!
    — Ты… не умеешь?
    — Ну да, что здесь такого странного? Если помнишь, я приехала в Лондон, когда мне было всего восемнадцать лет. А здесь не обязательно иметь машину. Даже глупо иметь машину в Лондоне. Нет никакой необходимости.
    — Черт!
    Они уже довольно далеко отъехали от Лондона, когда Лоре наконец удалось выровнять дыхание. Макс всегда был отличным водителем. С каждой милей настроение его улучшалось.
    Лора с восхищением наблюдала, как он управляет машиной, восторгалась его уверенностью и быстротой реакции. Макс не злился на других водителей и легко справлялся с возникающими трудностями. Он наверняка не теряется и в тяжелых жизненных ситуациях, подумала она.
    — Ну ладно, — вдруг произнес он, и ей совершенно не понравилось, как это прозвучало. Уж слишком решительно. Она даже крепко ухватилась за край сиденья, но тут он, к ее удивлению, всего лишь объявил: — Ленч.
    — Мы что, останавливаемся? — спросила она, сбитая с толку.
    — Еда в бардачке. Я попросил Люка приготовить бутерброды.
    Лора осторожно извлекла картонную коробку, наполненную снедью: копченый лосось с лимоном на черном хлебе, эклеры и шоколадные конфеты.
    — Мои любимые! Милый Люк! — восторженно воскликнула Лора.
    — Черт с ним, с Люком. Давай корми меня, — приказал Макс, не спуская глаз с дороги.
    Когда она протянула ему бутерброд, он поднял руку с руля и накрыл ее руку. Точь-в-точь как Рональд Колман с Бетти Дейвис в старом черно-белом фильме. Теперь Лоре стало понятно, почему кинозвезды так воспламенились от подобного прикосновения. Это было очень сексуально. Макс медленно поднес ко рту ее руку с бутербродом и чувственными губами коснулся не только хлеба, но и ее пальцев. Испытав нечто похожее на электрический разряд, Лора мгновенно отдернула руку и принялась за собственный бутерброд. У нее так громко колотилось сердце, что это наверняка слышал и Макс.
    — Очень вкусно, — сказал Макс, облизывая губы.
    — Еще бы.
    Она не могла налюбоваться на этот прекрасный чувственный рот и чуть не подпрыгнула, когда он застал ее врасплох словами:
    — Дай водителю как следует насладиться бутербродом.
    Не желая больше продолжать предложенную им игру, она просто запихнула огромный кусок прямо ему в рот. Он не стал возражать. На этот раз она ощутила тепло его губ на своей ладони. От удовольствия он прикрыл глаза, темные ресницы затрепетали на щеках, а выражение лица было такое, будто он вкусил нектара.
    — Давно я не пробовал ничего подобного. — Его губы тронула медленная, чувственная улыбка. — Ты напомнила мне о том, что я потерял, Лора. Спасибо.
    У нее на лице появилось презрительное выражение. Не надо было ему говорить это.
    — Ты льстишь мне.
    — Ничего подобного.
    Несмотря на проникновенность его тона, она прекрасно понимала, что Макс хвалит ее в своих интересах, а вовсе не потому, что ему так уж понравилось, как она его кормит.
    Максу жизненно необходимо, чтобы им восхищались. Это ей объяснили его родители. Он не терпел, когда кому-то не нравился или его не замечали. И прилагал огромные усилия, чтобы завоевать симпатию окружающих его людей.
    А потом, когда они начинали льстить ему, презирал их за это.
    Ей было жаль нервную миссис Пенденнис, а еще больше — ее сердитого мужа, которому было так неловко признавать, что поведение его старшего сына аморально.
    Макс ничего не знал об их разговоре. Его родителям он дался нелегко, и она была благодарна им за откровенность. Лучше остаться одной, чем жить с человеком, которому не можешь доверять.
    — Я хочу еще! — Он наклонился к ней, не отводя от дороги пристального взгляда.
    Стараясь не угодить в расставленную им ловушку, она скормила ему еще один бутерброд.
    — Последний раз я так кормила пончиками слона, — ехидно заметила она.
    Он, не обратив внимания на ее слова, медленно жевал. Потом замычал благодарно и снова схватил ее за руку.
    — Больше нет! — торопливо сказала она и охнула, снова почувствовав электрический разряд от его прикосновения. Он с наслаждением слизывал соус, оставшийся на ее ладонях и пальцах.
    — Просто восторг, — прошептал он, и Лора наконец вышла из транса.
    — Не смей этого делать! — воскликнула она, яростно вытирая руки салфеткой. Но все тело продолжало гореть.
    — Невозможно оторваться, — хрипло прошептал он.
    Лора так и не поняла, что он имел в виду: еду или возможность подразнить ее. Исходя из предыдущего опыта, она склонялась ко второму.
    — Не могла бы ты положить мне в рот конфету? Но осторожно, иначе мы можем попасть в аварию.
    Лора вся напряглась. Рональд Колман так далеко не заходил. Тяжело дыша, она положила конфеты на приборную доску.
    — Возьми сам, — хмуро проговорила она. Потом добавила: — Их делал Люк.
    — Ты давно его знаешь?
    — Довольно давно.
    Он откусил конфету точно посередине.
    — Хороший парень, — сказал он без особой уверенности.
    — Да. Очень хороший. — Ага! — подумала она. Пробуй сколько хочешь. Из меня все равно ничего не вытянешь. И тут вспомнила о его невесте. — Расскажи лучше о себе. Ты женился на…
    — Моя личная жизнь — это моя личная жизнь. Как и твоя.
    Он достал белоснежный носовой платок и вытер губы. Кто, интересно, стирает и гладит его белье? Кто-то очень преданный ему или тот, кому больше делать нечего, решила она. Лично она никогда не гладила носовые платки — времени жалко, жизнь и так коротка.
    — Попозже где-нибудь остановимся и выпьем кофе, — сказал он. — Доедай остальное. Я больше не хочу.
    — Я тоже.
    У нее пропал аппетит при одной мысли о том, что у Макса, возможно, есть семья. Перед глазами возникла картина: он смотрит на своего первенца. Это было мучительно. Не то чтобы ей хотелось быть его женой, просто жаль бедную женщину.
    Но потом Лора вспомнила, как он сказал, что не имеет никакого представления о детях. Хотя особо верить ему нельзя.
    — Вот держи, — протянул он ей трубку мобильного телефона. — Нажми «А», потом «1» и, если кто-нибудь ответит, поднеси трубку к моему уху.
    — Нет уж, подожди, пока мы остановимся, — сказала она, не в силах больше играть роль Бетти Дейвис.
    — Лора, мне надо позвонить в свой офис и отменить встречу в Париже и еще сказать секретарше, чтобы она обзвонила агентства по найму нянь. Ведь было бы неплохо, если бы мы уже завтра смогли этим заняться?
    — Конечно! — кивнула она и стала набирать номер.
    Ей ответил приятный женский голос:
    — Сью Линли, личный помощник Макса Пенденниса, чем могу помочь?
    Лора приложила трубку к уху Макса и начала прислушиваться к разговору, даже не пытаясь сделать вид, что смотрит в окно.
    Ей показалось, что этих двоих связывают очень теплые отношения. Макс шутил и много смеялся.
    Поскольку она вынуждена была держать трубку, то невольно Слышала, как Сью подшучивала над Максом: теперь костюм, который он намеревался носить в Париже, говорила она, доведет чаек до того, что они перестанут нести яйца.
    — У меня на этот случай есть с собой джинсы и джемпера, — ответил Макс, изображая обиду.
    — Ну конечно, чистый кашемир и джинсы от Ральфа Лорена, — парировала Сью. — Самая подходящая одежда для пятен от джема и йогурта.
    Лора искоса взглянула на Макса. От нарисованной перспективы он даже побледнел немного.
    — Побыстрей сообщи мне, когда у тебя появятся претендентки на место няни, — сказал он. — Сажай их всех на поезд в Бодмин, а я их встречу. Пока.
    Лора отключила телефон. Ее немного успокоило, что за детьми вскоре будет присматривать квалифицированная няня. Может быть, это случится уже завтра, и она спокойно вернется в Лондон.
    Она потянулась, закинув руки за голову, и немного расслабилась.
    — Пока все хорошо, — удовлетворенно заметила она.
    — Да, все идет по плану.
    Лора подозрительно взглянула на него. Его замечание звучало как-то странно.
    — Скоро мы оба сможем вернуться к нормальной жизни, — нервно сказала она, ожидая от него подтверждения.
    — Мне бы хотелось этого больше всего на свете, — прошептал он.
    И чуть не замурлыкал. Ведь перспектива ближайших 48 часов радовала его не больше, чем ее. Но в нем явно ощущалось какое-то непонятное возбуждение, будто он не мог дождаться того, что должно было случиться.
    Она не могла найти этому объяснение. Внезапно на нее навалилась жуткая усталость. Ее измучила необходимость бороться с воспоминаниями, очень тревожила предстоящая встреча с детьми, а тут еще Макс со своими загадками…
    Она откинулась на сиденье и закрыла глаза.
    У Макса наверняка какие-то планы. И они как-то связаны с нею.
    Холодок пробежал у нее по коже. Если он думает, что она согреет его постель в предстоящие две ночи, то глубоко ошибается.
    Макс тем временем напевал себе под нос «Когда я полюблю», и под это мурлыканье она забылась неспокойным сном.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    Лора очнулась, когда автомобиль вдруг остановился. Но не стала открывать глаза. Хотела продлить сон до последнего. А может, они уже приехали?
    — Лора…
    — Мы на месте? — сонно спросила она.
    — Нет. Я выдохся и собираюсь выпить кофе. Идешь со мной?
    Он наклонился над ней, вглядываясь в ее сонное лицо. Она взглянула в его огромные карие глаза и почувствовала головокружение.
    — Я могла бы сейчас съесть слона, — быстро ответила она.
    — У тебя какой-то пунктик на слонов. — Слабая улыбка тронула его губы и исчезла.
    Лора, сдвинув брови, задумалась. Почему он так пристально смотрел на нее? Может быть, она храпела? Или к ее носу прилипли крошки? Она быстро достала зеркальце и оглядела себя.
    — Вполне сойдет. Тем более для придорожного кафе, — заметил Макс, вылезая.
    Чтобы позлить его, она немного повозилась с прической, потом сделала попытку элегантно выйти из машины. Но ноги так занемели, что она упала прямо в его объятья.
    Некоторое время они стояли, прильнув друг к другу, как будто их тела не хотели разлучаться. Потом Лора холодно отстранилась и пошла посмотреть, как себя чувствует Фрэд.
    — Он спит, — с облегчением сказала она.
    — Счастливый, — пробормотал Макс, включая сигнализацию.
    Лора почувствовала угрызения совести, заметив, что его походка утратила пружинистость и сам он выглядел усталым. Тем не менее, когда они зашли в кафе самообслуживания, все взгляды устремились только на него.
    Лора не могла не признать, что он действительно выглядел потрясающе. Гладкая смуглая кожа, обтягивающая выступающие высокие скулы, темные глаза под черными ресницами и усталая улыбка — на это лицо хотелось смотреть не отрываясь.
    Женщины в кафе явно оценивали свои шансы. Его пристально осматривали — от блестящих волос до не менее блестящих итальянских ботинок. Он весь был утонченная элегантность.
    Она заметила его взгляд и моментально постаралась придать равнодушие своему лицу.
    Молоденькая кассирша тут же вступила с ним в разговор, не обращая на Лору ровно никакого внимания.
    — Мне надо бы передохнуть немного, прежде чем мы снова отправимся в путь, — сказал он, усаживаясь за свободный столик. — Вздремнуть сегодня удалось только пару часов в самолете. Я-то думал, мы будем вести машину по очереди.
    Он откинулся на стуле и одарил ее такой теплой улыбкой, что у Лоры моментально растаяло сердце.
    С ним явно что-то произошло. Этот усталый человек напротив нее совершенно не был похож на того высокомерного Макса, который когда-то с легкостью бросил ее.
    — Тогда я пойду куплю газету, почитаю, пока ты будешь отдыхать, — сказала она. Ей показалось, что она разговаривает с ним чересчур мягко.
    Давным-давно у нее в голове сложился образ идеального мужчины. И она считала, что Макс полностью соответствовал этому образу. Им было очень хорошо вместе. Чувство юмора, любовь к дикому корнуолльскому пляжу, стремление к простым человеческим радостям — все объединяло их.
    Сейчас Макс изо всех сил старался казаться тем самым человеком, которым когда-то притворился, но она знала, что это всего лишь фальшивка.
    Макс наблюдал за ней, потягивая кофе. У него были удивительно теплые, дружеские глаза.
    Они вели обычную беседу, принятую за столом, но отчего-то ее сердце билось сильнее, чем всегда. Возможно, причиной тому завистливые взгляды со всех сторон? Ведь все думали, что они принадлежат друг другу. От этого она испытывала неловкость.
    Лора уткнулась в тарелку. Во время поездок у нее всегда разыгрывался аппетит.
    — Как у нас со временем? — поинтересовалась она.
    — Пока все в порядке. Но кассирша сказала, что было штормовое предупреждение. На севере мы как раз попадем в бурю, так что ехать придется очень медленно.
    Она рискнула посмотреть на него, и ее сердце сжалось от сочувствия.
    — Ты и вправду очень устал.
    Он выглядел утомленным и беззащитным. Сильный ветер растрепал волосы, придав его облику что-то мальчишеское. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и ослабил галстук. Теперь у него был совсем не такой неприступный вид, как всегда.
    Их взгляды встретились. В глубине его глаз она увидела неизъяснимую нежность. На мгновение у нее перехватило дыхание. Но она тут же опустила ресницы.
    — Что произошло с нами, Лора? — тихо спросил Макс.
    — Ты поехал во Францию, я — в Лондон, — ответила она.
    Кафе самообслуживания — не лучшее место для того, чтобы бередить старые раны, подумала Лора. Она уткнулась в свою тарелку, стараясь скрыть подступившие слезы.
    Макс, видимо, неправильно понял ее и взял ее руки в свои.
    — Ты разозлилась, что я уехал во Францию? — спросил он. — Я так и не понял, что произошло. Мы ведь расстались, хотя любили друг друга, — добавил он.
    Слезы хлынули у нее из глаз. Она не знала, что было тому причиной, слишком острый соус или слова, которых не надо было произносить.
    — Лора!
    Его озабоченное лицо поплыло у нее перед глазами. Но возможно, озабоченность ей только почудилась.
    Она протянула руку, чтобы взять стакан с водой, но Макс схватил ее ладонь и прижал к своей груди, как драгоценный трофей.
    Разозлившись на себя за слабость, она выдернула руку и вытерла глаза.
    — Прибереги свою жалость для тех, кто в ней нуждается. Я не плачу, просто соус слишком острый, — сказала она.
    Ее слова произвели нужный эффект. Макс откинулся на стуле, как будто она облила его холодной водой. Вот так и нужно обращаться с ним, если не хочешь подпасть под его чары, подумала Лора.
    — Пей свой кофе, — проговорил Макс. Потом, помолчав, добавил: — Я просто хотел понять, что же все-таки произошло. Подумал, что надо все это прояснить, чтобы предстоящие пару дней прожить без напряжения. Но если ты не хочешь…
    — Не хочу. Я предпочла бы не касаться наших прежних отношений, — ответила она.
    — Ну тогда расскажи хотя бы, что ты делала, когда уехала из Порт-Исаака в Лондон?
    Чуть не умерла, хотела сказать она.
    — Занималась на курсах поваров, — ответила вместо этого Лора.
    Макс нахмурился.
    — А мне казалось, что тебе нравится жить в деревне. Ты сама говорила, что ни за что не уедешь оттуда.
    — Женская логика, — пожав плечами, ответила она.
    — Понятно. И все же я тогда очень удивился, что ты решила уехать в Лондон совершенно одна.
    — Может быть, твой отъезд в Париж натолкнул меня на мысль, что и мне неплохо бы расправить крылья, — с усмешкой сказала она.
    Последовало долгое молчание. Лора с трудом доела свой бутерброд с ветчиной. Присутствие Макса почти довело ее до нервного срыва.
    Осознав, что он чересчур долго молчит, она подняла на него глаза и заметила, что он напряженно всматривается в кого-то за ее спиной. Обернувшись, она увидела молодого человека, усаживавшего ребенка на детский стул.
    — Скажите, сколько вашему ребенку? — обратился Макс к молодому человеку.
    — Ей восемь месяцев, — гордо ответил отец.
    — И что она будет есть?
    — Через минуту сами увидите, — усмехнулся мужчина. — Все полетит прямо в вас.
    Макс уставился на девочку.
    — А вы что, одни? — с ужасом спросил он.
    — Моя жена навещает сестру. А мы с Люси возвращаемся с ярмарки.
    Лора видела, что Макс впитывает каждое слово, как будто проходит курс молодого отца. Оставалось надеяться, что он не будет вот так же приставать ко всем родителям, которых они встретят по дороге.
    — А она много спит?
    Молодой человек рассмеялся.
    — Не столько, чтобы мы с женой могли вести нормальный образ жизни! А почему вас это интересует? А! Вы с вашей… э… ждете ребенка? — восторженно воскликнул он.
    Боль пронзила Лору. Как может Макс вести такую беседу с совершенно незнакомым человеком? Она бросила на него свирепый взгляд.
    — Скажи ему, что он ошибается, — прошипела она.
    — Да пусть радуется, что догадался. Зачем его разочаровывать? — шепотом ответил он.
    И погладил ее по щеке таким жестом, словно они были любовниками.
    — Затем, что это неправда и этого никогда не будет! — сказала она.
    — Кто знает, что нас ждет в будущем? Может быть, судьба, Лора, не зря свела нас снова…
    — Нет! — в панике воскликнула она. Значит, вот что он задумал! — Забудь об этом! Мы не будем возвращаться к тому, от чего ушли…
    — Но мы ведь так и не выяснили…
    — И нечего тут выяснять! — заявила она.
    — Нет, я хочу получить ответы на свои вопросы. Я их много задал тебе в письмах. Почему ты не отвечала на них?
    У нее широко раскрылись глаза от удивления. Ни Фэй, ни мать ничего не говорили ей о письмах. Наверное, старались оградить ее от страданий, но ей самой хотелось бы узнать из этих писем, что заставило Макса бросить ее.
    К ним подошла девушка и начала убирать грязную посуду и стирать со стола. Она делала это очень медленно, бросая Максу улыбки и многозначительные взгляды, на что Макс лишь коротко поблагодарил ее, не отрывая глаз от Лоры.
    Она понимала, что он не отстанет от нее до тех пор, пока она не выложит ему всю правду.
    Нет, хватит с нее.
    — Ну так как, Лора?
    — Я была занята, — ответила она и закрыла глаза. Кровь отхлынула у нее от лица. Еще и еще раз она вспоминала, как когда-то прислушивалась к малейшему шевелению внутри матки. Как боролась за жизнь. Как привыкала к двойной… нет, тройной утрате. Макс, ребенок, мечты.
    — Чем же?
    От гнева она широко открыла глаза.
    — Развлекалась. Разве тебе Фэй не рассказывала об этом, когда вы подолгу бывали с ней вместе?
    Ну давай же, признайся в вашей связи! Ты же не можешь быть рядом с привлекательной женщиной и не соблазнить ее!
    — Фэй, как мне кажется, была занята совсем другим, — сказал он.
    Естественно. Фэй была занята тем, что делала ребенка вместе с ним.
    Внезапно Лора почувствовала, что больше не вынесет. Она поднялась со стула, избегая смотреть на Люси и ее отца, и с тяжело бьющимся сердцем направилась к выходу.
    Господи, как же больно! Макс все перевернул внутри ее. Что же от нее останется, когда она снова вернется в Лондон? У нее не хватит сил все это вынести. Лора судорожно перевела дыхание. Надо справиться.
    Но как?
    Она побрела к «рейнджроверу» и простояла на пронизывающем ветру у машины довольно долго, прежде чем знакомая рука обвила ее вокруг талии. Она сделала попытку вырваться.
    — Подчинись неизбежному! Отбрось осторожность, — посоветовал Макс.
    В другое время она только рассмеялась бы. Но сейчас, чувствуя, что силы покидают ее, она прижалась к его теплой, широкой груди, спрятавшись от пронизывающего ветра.
    Он помог ей забраться внутрь, потом уселся сам и положил ей на колени бумажный пакет.
    — Ты забыла свое клубничное пирожное, — улыбнулся он.
    Ей хотелось запихнуть это пирожное ему в глотку или размазать по его красивому лицу. Но не было желания показывать, как она разозлена.
    — Какой же ты, однако, заботливый!
    У нее так дрожали руки, что она не могла даже раскрыть пакет.
    — Ты в порядке? — спросил он, помогая ей.
    — Да, меня просто чуть не сдуло ветром, — нашла она подходящее объяснение своей дрожи.
    — Я видел, — произнес он нежным, обеспокоенным голосом. — Не надо было уходить без меня.
    — Мне надоело вспоминать прошлое, — отмахнулась она.
    — Ты не могла бы в одиночку справиться с трудностями, — очень, очень мягко сказал он.
    Она вся напряглась, почувствовав в его словах некий подтекст. Что ему известно? Фэй поклялась, что не расскажет ему о выкидыше. Но…
    Она отогнала мысль о том, что Макс знает об этом. Он вел бы себя совершенно иначе.
    — Как видишь, справилась!
    — Думаю, что со мной тебе было бы лучше, не так ли?
    — Мы что, заночуем здесь? — спросила она, желая сменить тему разговора. Теплота его голоса обволакивала ее, выдерживать это было трудно.
    — Нет. — Он включил двигатель. — Буря усиливается.
    Легкая улыбка скользнула по его губам, глаза заблестели. Он что-то задумал!
    — Может быть, тебе все-таки лучше отдохнуть? — в панике спросила она. В этот момент она отдала бы все на свете, чтобы только отсрочить их приезд в коттедж.
    Он пристально посмотрел на нее. Заметил беспокойство в расширенных глазах, приоткрытые губы, учащенное, прерывистое дыхание.
    — Все будет в порядке, — успокоил он Лору, лучезарно улыбнувшись, и погладил ее холодную, дрожащую руку. — Буду ехать, сколько смогу. Мне кажется, пока что у нас чудесная поездка, не так ли?

    Они надолго замолчали. Лора снова и снова перебирала в уме его слова, стараясь понять их смысл, а Макс полностью сосредоточился на дороге. По радио передали, что шторм ожидается на западе страны.
    Несколько раз машину качнуло в сторону, и Фрэд возмущенно закричал. Лора постаралась успокоить птицу, наконец попугай задремал.
    Когда они въехали на вершину холма возле Порт-Гаверна, их взору открылся такой вид, что захватило дух.
    — Вот это да! — воскликнул Макс. — Невероятно! Я никогда не видел такого моря!
    Разгневанное море было темным, грязно-серым. Оно накидывалось на прибрежные утесы с такой силой, что брызги перелетали через вершины. Море выбрасывало далеко на сушу клочья пены. Где-то вдали громыхал гром.
    — А я уже видела однажды такое… почти такое море… — У нее прервался голос. Именно в такой день ее отец вышел в море на спасательной шлюпке и не вернулся.
    Макс бросил взгляд на ее побледневшее лицо и обнял за плечи.
    — Это было, когда погиб твой отец? — догадался он.
    Она молча кивнула, не отводя наполненных слезами глаз от бушующего моря и невольно подумав о том, что и сейчас какая-нибудь спасательная шлюпка тоже может оказаться на воде.
    — Надеюсь, что в море никого нет, — сказала она так тихо, что Макс был вынужден наклониться, чтобы расслышать ее слова. — Было бы просто ужасно оказаться сейчас там.
    — Да. — Он сочувственно сжал ее руку. — Твой отец был настоящим мужчиной. Мы все восхищались им.
    — Правда? — повернулась она к нему с застенчивой улыбкой.
    Он был совсем близко, их лица почти соприкасались. Но в выражении его лица она заметила только сострадание. Потом он сказал:
    — Я даже завидовал тебе.
    — Что я его потеряла?
    — Нет, нет! — воскликнул он в негодовании. — Мне трудно объяснить… У тебя осталось что-то такое, что никогда нельзя потерять. Отец, о котором ты всегда будешь вспоминать с любовью. Сколько тебе тогда было?
    — Одиннадцать.
    — А мне семнадцать. Я тогда ненадолго приехал домой из школы. Смерть твоего отца потрясла весь Порт-Исаак. Люди говорили только о нем — какой он был достойный человек, какой хороший отец… Никто не мог сказать о нем ничего плохого.
    Лора печально улыбнулась, воспоминания об отце почему-то слегка успокоили ее.
    — Он и правда был чудесный, — сказала она с блестящими от слез глазами. — Веселый и преданный… Он так нас любил…
    Они помолчали. Наверное, Макс вспомнил о том, как однажды они уже говорили о ее отце, когда вместе бродили по пляжу. Однажды отец переоделся китайским волшебником и заворожил их всех трюками, которые до этого разучивал целый месяц. Как она узнала его, когда у него оторвался ус под тяжестью связки флагов всех наций, которые он доставал изо рта. А как он устраивал поиски сокровищ… Столько воспоминаний!
    — Интересно, — задумчиво сказал Макс, — будет ли кто-нибудь обо мне вспоминать с такой любовью, смогу ли я когда-нибудь стать таким же верным и преданным, как он. На меня тогда произвело огромное впечатление то горе, которое испытала вся деревня после его смерти.
    — М-мама была очень тронута, что на его п-похороны пришло столько народу, — запинаясь, проговорила Лора, удивленная его словами. Почему он не говорил об этом, когда они были вместе? Тогда он молчал. И даже если она просила его рассказать о своем детстве, тут же переводил разговор на другую тему.
    — Я помню… — Макс немного помолчал, — что даже спросил у своего отца, почему он никогда не отправлялся спасать людей на шлюпке.
    — И?..
    Она замерла в ожидании ответа. О своем отце он также никогда ничего не рассказывал. Генерал Уильям Пенденнис вышел в отставку, а почему — она не знала. Она вообще мало что знала и о самом Максе. Между ними было слишком много секретов, чтобы они смогли стать по-настоящему близки друг другу.
    — Он ответил, что у него хватает здравого смысла не рисковать жизнью ради совершенно незнакомых людей.
    — Макс!
    Глядя на ее изумленное лицо, он невесело рассмеялся. Ей представлялось невероятным, что кто-то может не соблюдать неписаный морской закон: вы обязаны прийти на помощь терпящим бедствие в море даже с риском для собственной жизни. Это обусловлено всемогуществом водной стихии. Ведь в любой день вы можете сами оказаться в подобной ситуации.
    — Мой отец не слишком обременен принципами гуманности, — сухо ответил Макс. — Между нами разразился грандиозный скандал по этому поводу, после которого мы почти не разговариваем.
    Слова Макса никак не совпадали с представлением о его отце, какое сложилось у Лоры после того, как он откровенно и с негодованием рассказал ей о двойной игре своего сына.
    Теперь же она не знала, что и думать. Она не могла не разделять чувств Макса в том, что касалось спасения людей. Его отец предстал в совершенно ином свете: бездушным эгоистом. Но Макс был точно таким же. Так чему же верить?
    — А мы все завидовали тебе, — сказала она в надежде выяснить что-нибудь еще. — У тебя было все.
    — Вовсе нет. — Он легонько взял ее за руку. — Мне всегда хотелось иметь дружную семью. Жену, четверых детей.
    Лора замерла. По-видимому, невеста Макса узнала о его связи с Фэй, и помолвка была расторгнута.
    — Я думала, что ты женился, — медленно произнесла она. — У тебя наверняка была масса вариантов.
    Его глаза недобро блеснули.
    — Да, много. Но я так и не встретил ту, которая мне нужна. Человек всегда хочет невозможного, верно?
    Лора не знала, что ответить. Она всегда считала, что Макс относится к ней несерьезно. Вот и сейчас он говорит, что хотел жениться, но не встретил достойную девушку, а это, конечно же, относится и к ней. Впрочем, она всегда это знала.
    Но теперь он предстал в совсем новом свете. Мужчина, стремящийся к семейной жизни. Но… искренен ли он? А ей-то что за дело? — глядя на бушующее море, подумала она, ее это не касается. Он отверг ее как возможную претендентку на роль жены, и даже если бы он увлекся ею — что было совсем не так, — с его стороны это была бы пустая трата времени.
    Ведь Макс хотел детей.
    Боже мой! Просто невыносимо представить его за завтраком в кругу семьи, прекрасной молодой жены и темноглазых детей!
    И даже не потому, что она любит его, а потому, что лишена возможности иметь детей. И в какой-то степени по его вине.
    У Фэй могут быть дети. С Фэй интересно, она красотка. Макс был у ее ног. И все же она предпочла Дэниэля. Вполне возможно, что Макс все еще переживает из-за этого. Ведь от ненависти до любви, как известно…
    А что будет, когда он узнает, что у него почти была семья? Что у него уже есть ребенок?
    Лора была на грани паники. Скоро он увидит своего сына… наверняка полюбит Перрана, а потом будет вынужден расстаться с ним. Она представила себе, как Макс станет навещать детей, считая себя их дядей… до тех пор, пока он или Дэниэль не догадаются или Фэй не скажет правду. И Макс захочет вернуть себе сына.
    Лора поежилась.
    Макс погладил ее холодные, дрожащие руки.
    — Должен признаться, я не дождусь, когда мне придется попрактиковаться в качестве отца, а ты?
    — Нет! — Она яростно затрясла головой.
    — Не верю! — поддразнил он ее. — Все женщины любят возиться с детьми.
    Лора вонзила ногти в ладонь, с каждой минутой чувствуя себя все более несчастной. Они ехали по узкой дороге, давным-давно прорубленной в скале заключенными. Дорога привела их прямо к берегу.
    Здесь ураган набросился с новой силой, беспощадно сотрясая даже их мощный автомобиль.
    Фрэд вновь жалобно заверещал, но Лора, захваченная жутким зрелищем, не обратила на него никакого внимания.
    Несмотря на прилив, вода отошла от берега, местами оголив даже песчаное дно залива. Кипящие волны прибоя высотой с дом с грохотом обрушивались на прибрежные скалы.
    — Невероятное зрелище, — выдохнул Макс, его лицо горело от возбуждения.
    Лора посмотрела в сторону маленького коттеджа на скалистом берегу.
    — Надеюсь, Перран не испугался!
    — Это зрелище скорее потрясло его, если он унаследовал хоть что-то от Пенденнисов.
    — Да, Фэй говорила, что он не из трусливых, — признала Лора.
    Вероятно, ее племянник такой же смелый и отважный, как Макс, и совершенно не похож на Дэниэля. Макса удивит его неугомонность: это так не похоже на безвольного и ленивого брата.
    Улыбнувшись ей в ответ, Макс повел машину к невысокому холму. Лора облизала сухие губы. Коттедж показался ей даже меньше, чем она помнила. Здесь они будут буквально друг на друге. Двое детей, она и Макс из-за непогоды не смогут даже выйти из дома… Она сжала зубы. Лучше об этом не думать.
    Фрэд орал уже во все горло. Ей захотелось открыть дверцу машины, выскочить и бежать, бежать, пока не иссякнут силы, от Макса, от детей, от всего того, что так неожиданно на нее свалилось.
    Он подъехал к коттеджу.
    — Заткнись, Фрэд! — закричал он. Попугай поперхнулся. — Пойду скажу, что мы приехали, — мягко обратился Макс к Лоре. — А ты посиди в машине, пока я за тобой не приду. Это приказ. Если ты попытаешься выйти самостоятельно, тебя просто сдует со скалы.
    Проклиная ветер, он едва смог открыть дверцу машины.
    Лора с тревогой смотрела, как он с трудом пробрался к входной двери и постучал.
    Дверь открылась. Макс исчез за ней, но буквально через две минуты появился вновь. Подойдя к машине, он жестом велел ей приоткрыть окно.
    — Я отведу тебя, — прокричал он. — А потом приду за вещами.
    — Фрэд! — воскликнула она, опасаясь за своего любимца.
    Макс просунул голову в машину.
    — С ним ничего не случится, — заверил он. — Набрось на клетку пальто. Успокойся, я прекрасно понимаю, что он для тебя значит. А теперь закрой окошко и приготовься.
    Вот и наступил момент, которого она так боялась. Застегивая «молнию» на длинной куртке и надевая капюшон, она почувствовала новый прилив страха. Захватив с собой как можно больше вещей, чтобы Максу не пришлось много раз возвращаться к машине, она вылезла наружу.
    Он тут же обнял и прижал ее к себе, защищая от ураганного ветра своим телом. Так они добрались до дверей коттеджа.
    Лора едва дышала. Ветер сорвал капюшон с ее головы, соленые брызги хлестали по лицу.
    Неожиданно все кончилось, она оказалась в тишине и тепле.
    — Все в порядке? — спросил он, по-прежнему прижимая ее к себе.
    Она тоже не хотела отрываться от него, стараясь оттянуть встречу с детьми. И вдруг почувствовала, что он прижал ее к себе еще крепче.
    — Не волнуйся, все будет хорошо, поверь мне, — прошептал он.
    И отошел, прежде чем она успела ответить. «Поверь мне». Она прекрасно знала, что скрывается за этими словами. Он вовсе не тот человек, которому она могла бы полностью довериться.
    — Ты Лора? — Молодая женщина стояла в конце коридора. На ней было длинное черное платье, волосы украшены ленточками и заколками, на лице ухмылка.
    — Да, Лора.
    Макс появился с коробками в руках и снова исчез.
    Подруга Фэй и не подумала помочь им.
    — Ребенок спит наверху. Я вызвала такси.
    — Простите? — Лора расстегнула куртку и отряхнула волосы.
    — Я уезжаю, — сказала женщина.
    — Прямо сейчас?
    Поджав губы, женщина посмотрела на Лору.
    — Здесь не хватит места для всех.
    Лора побледнела.
    — Но… Мы ничего не знаем о детях! Вы должны рассказать нам, что и как делать!
    — Вы что, смеетесь?
    Лора собралась задать ей несколько вопросов, но тут снова появился Макс с укутанной клеткой в руках.
    — Фрэд! — вскричала Лора, лихорадочно разворачивая клетку.
    — С ним все в порядке. Я слышу, как он ругает меня, — сказал Макс.
    Внезапно до нее дошло, что Макс в одном костюме. Пиджак и рубашка вымокли и плотно облепили тело. Лора инстинктивно дотронулась кончиками пальцев до его груди.
    — Ты совсем промок! Весь дрожишь! — воскликнула она.
    Он расплылся в улыбке, как будто она сказала что-то очень важное. Потом беззаботно махнул рукой:
    — Высохну.
    Она подавила в себе желание послать его переодеться во что-нибудь теплое. Это прозвучало бы слишком по-семейному.
    — Боюсь, твой костюм теперь испорчен из-за воды. И ты сделал это ради Фрэда! — Ее лицо дышало благодарностью.
    — Нет. — Он улыбнулся. — Ради тебя. Видно же, что ты просто обожаешь этого тощего мерзавца.
    — Спасибо тебе, — просто сказала она, а он ответил ей долгим теплым взглядом.
    — Ладно. Я поехала, — заявила подруга Фэй, услышав шум подъезжающей машины. И, вскинув на плечо рюкзак, выскочила из комнаты, прежде чем Макс успел среагировать.
    — Черт, куда это она?
    — Поздно, Макс. Она уехала. Нам придется справляться самим.
    — Но почему?
    — Она сказала, что на всех тут не хватит места.
    — У меня просто нет слов! Я сверну шею твоей сестре, когда увижу ее.
    — И, пожалуйста, Дэниэлю тоже, — заметила Лора, уязвленная тем, что всю вину он приписывает Фэй. — Надо пойти к детям. Ты сходишь наверх к малышке? А я посмотрю, где Перран. Он должен быть здесь, внизу.
    — Знаешь, тебе сначала лучше выпить чаю.
    — Да, это было бы просто здорово. Пойду приготовлю, а ты посмотри, как малышка.
    Лора с трудом заставила себя пойти в комнату в конце коридора.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    Заглянув в маленькую кухню, Лора обнаружила, что оборудование в ней вполне современное, хотя чистой ее не назовешь.
    Перран сидел за столом, накрытым клеенкой. Он ел сосиски с консервированной фасолью — судя по измазанному рту, есть аккуратно он не был приучен.
    Взглянув на мальчика, Лора невольно прислонилась к дверному косяку — у него были такие же, как у Макса, черные волосы, карие глаза и длиннющие ресницы. И такой же сердитый взгляд.
    — Малышка крепко спит, и, конечно же, я проверил — она дышит, — раздался у нее за спиной голос Макса.
    Лора нервно взглянула на него, ожидая увидеть на его лице потрясение, которое испытала она сама при виде мальчика. Но его, казалось, занимал только беспорядок на кухне. Она с облегчением перевела дух. Однако рано или поздно он все равно заметит это невероятное сходство.
    — Привет, — робко произнесла она, чувствуя себя не совсем уверенно в своем городском наряде. Надо было переодеться в свитер и джинсы.
    Перрану явно не понравились непрошеные гости. Он посмотрел на Лору безо всякого энтузиазма.
    — Попробуй еще раз, — прошептал Макс ей на ухо.
    Может быть, Перран просто испугался двух незнакомых людей, нежданно-негаданно явившихся сюда и одетых как для деловых переговоров? — подумала Лора.
    Отбросив в сторону собственные страхи, она широко улыбнулась мальчику и прошла на кухню.
    — Ты гораздо больше, чем я думала! — Но лесть не принесла никаких результатов. Лора попробовала другую тактику: — Я твоя тетя Лора, а это дядя Макс. Помнишь, я присылала тебе на день рождения грузовик и домик?
    В глазах мальчика на мгновение мелькнула заинтересованность и тут же погасла.
    — Привет, — неожиданно громко произнес Макс, так что и Перран и Лора вздрогнули.
    Она искоса посмотрела на Макса, ожидая, что тот наконец изумится сходству, проявятся гены, его потянет к ребенку и он поймет, что это его сын.
    Но Макс оставался Максом, вел себя совершенно непринужденно и широко улыбался мальчику. Лора почувствовала слабость в ногах и была вынуждена прислониться к стулу.
    — Мамина подруга должна уехать, — объяснила она, не дождавшись от Перрана ни слова. — Мы пробудем здесь до тех пор, пока не вернется твоя мама.
    Племянник молчал. Сердце Лоры разрывалось от жалости. Наверное, он страшно скучает по матери. Она сжала кулаки. Черт побери Фэй!
    — Обними его или что-нибудь в этом роде, — сказал Макс тихим шепотом.
    — Сам обними! — ответила она. Она беспомощно смотрела на Перрана, еле сдерживаясь, чтобы не схватить в объятья это маленькое тельце.
    — Мне кажется, мы выглядим как-то странно, — продолжал Макс.
    Лора кивнула. Она прикоснулась к спутанным волосам, они были пропитаны морской солью. Это она, наверное, похожа на чучело. Макс выглядел, как всегда, безукоризненно.
    Не успел Макс шагнуть к мальчику, как тот схватил ложку и начал кидаться фасолью.
    — Прекрати! — воскликнул Макс. Три фасолины в томатном соусе попали прямо ему в лицо. — Прекрати немедленно! — угрожающе повторил он.
    — Макс! — закричала Лора, увидев, как глаза мальчика округлились от ужаса.
    — Сам виноват, — пробормотал Макс, глядя на Перрана. — Я ему покажу, кто здесь главный.
    — Он не собака!
    — Детям и собакам требуется одно и то же. Еда, вода, кров, бесконечная любовь, внимание и твердая рука. Простые правила.
    Лора взглянула на Макса. Что он знает о детях?
    — Нельзя быть таким прямолинейным.
    — Надо дать ему понять, кто тут главный. Вот тогда можно быть гибче. Понимаешь, что я имею в виду? — ответил Макс, не сводя глаз с Перрана.
    Ложка опустилась. Глаза Перрана тоже. Нижняя губа задрожала, и Лора почувствовала, что больше не может этого выносить. Она бросилась к мальчику, обняла его, стала гладить по спинке, от души надеясь, что Макс не сильно напугал его.
    Она вся дрожала от жалости к нему. Несмотря ни на что, это был ребенок, о котором она всегда мечтала. Иссиня-черные волосы обрамляли хорошенькое, хотя и грязное, личико. Ей захотелось защитить от всего мира это крошечное тельце. Ее сердце наполнилось любовью.
    — Все в порядке, — успокаивающе проговорила она, целуя его в макушку. — Никто тебя не обидит. Мы позаботимся о тебе. Нам будет весело вместе.
    Он оставался совершенно неподвижным, как деревянная кукла. Она отпустила его, чувствуя себя ужасно глупой и отверженной.
    — Перран, не смей больше кидаться едой! — предупредил еще раз Макс.
    Мальчик воинственно упер руки в бока и одарил Макса холодным взглядом черных глаз.
    — Итак, объявлена война, — тихо проговорил Макс.
    — О нет, Макс! Он же маленький! — возразила Лора.
    — Испорченный мальчишка.
    — Он просто сбит с толку.
    — Он просто избалован.
    Воздух был наполнен взаимной ненавистью Макса и Перрана. Лору ужасно огорчило столь неудачное знакомство. Она представляла все совсем не так. Боялась, что не сумеет вести себя с детьми, которые так нуждаются в ее любви. Теперь все эти страхи казались ей смешными. Вполне возможно, их отношения вообще не зайдут так далеко!
    — Так, ну ладно. Давай-ка убирай со стола, а я посмотрю, куда еще попала фасоль. — Макс явно шел на конфликт, но удивительным образом Перран подчинился и начал стирать со стола.
    Озадаченная Лора поставила чайник на плиту и жестом показала Максу, куда еще попали кусочки сосисок и фасоль. Каким бы неправильным ей ни казалось поведение Макса, он победил, а она потерпела поражение.
    Наверное, она потеряла материнское чутье вместе со способностью рожать детей. Чувствуя себя глубоко несчастной, она заварила чай и разлила его по чашкам.
    Они с Перраном уселись за стол, в то время как Макс в свойственной ему беспокойной манере крутился по кухне, выискивая разбросанную фасоль и критически посматривая вокруг.
    — Какая грязь! — брезгливо заметил он. — Сомневаюсь, что Перран впервые так обошелся с едой. Первое, что мы должны сделать, — это утром же увезти детей отсюда. Поедем в какое-нибудь более приличное место.
    Лоре вовсе не улыбалась мысль оказаться в продезинфицированной, наполненной нержавеющей сталью кухне. Она схватила салфетку и безжалостно вытерла Перрану грязный рот, стараясь не обращать внимания на округлившиеся глаза и дрожащие губы. Ей очень хотелось обсудить с Максом его предложение, но, видя, как настороженно посматривает на них Перран, она решила отвлечь мальчика.
    — Хочу поставить клетку с попугаем куда-нибудь повыше, — как бы между прочим объявила Лора. Заметив интерес в глазах мальчика, она протянула ему руку: — Пойдем со мной?
    Он сердито посмотрел на нее и спрятал руки за спину. Лора пожала плечами, сделала безразличный вид и вышла из кухни.
    Она услышала шаги Макса по лестнице — наверное, он снова пошел проверить, как там Керенза. Когда Макс спустился вниз, он застал такую картину: Лора усаживала попугая в клетку, а Перран молча, но внимательно наблюдал за ней.
    — Воды, — сказала она, протягивая ему блюдечко. Она нарочно не смотрела в сторону племянника и обрадованно перевела дух, когда он все-таки взял блюдечко и выбежал из комнаты.
    — Он скоро вернется, — уверенно сказал Макс, когда Лора озабоченно посмотрела на него. — Я уже сталкивался с такими детьми…
    — Когда же? — спросила она с бьющимся сердцем. Он ведь не был женат… но все-таки проблема ему знакома? Она удивилась, насколько больно поразила ее эта мысль.
    Макс подошел поближе и дружески пожал ей руку.
    — Я ведь финансист, — напомнил он ей. — И вложил деньги в несколько школ и детских садов. Время от времени я их посещаю.
    — А… — Она немного успокоилась. — То есть… ты становишься на колени и начинаешь с ними играть?
    — Ну что-то в этом роде. Конечно, у меня есть специальный менеджер. Мы с ним обсуждаем общие направления работы с персоналом и родителями.
    Ну, по крайней мере хоть один из них примерно знает, как действовать.
    — А тебе это кажется очень трудным? — спросил он.
    — Я… я никогда не думала, что с Перраном будет так трудно, — призналась она. — Я полагала, что…
    Она глубоко вздохнула. Он понимающе посмотрел на нее.
    — Ты полагала, что мы здесь будем жить как одна счастливая семья?
    Лора покраснела и отошла от него. Она наполнила кормушку Фрэда зерном, но потом снова опустошила ее, решив поручить Перрану покормить попугая.
    Скрипнуло окно, оба вздрогнули. Макс закрыл его поплотнее. Ветер еще усилился, Лору успокаивало только то, что коттедж благополучно пережил на своем веку немало подобных штормов.
    — Я думала, что дети будут льнуть к…
    — К тебе. Ты будешь возиться с ними как наседка, а я только приходить обедать вместе с вами.
    — Ну, что-то в этом роде, — согласилась она.
    Как добиться, чтобы Перран не вел себя подобным образом? Чтобы он полюбил ее?
    — Нет, я намерен вплотную заниматься детьми, — заявил Макс. — Думаю, это единственная возможность для нас просветиться.
    — Постигнуть науку воспитания? Он загадочно улыбнулся в ответ.
    — А вот и твоя вода. Пока он будет занят здесь с тобой, я отнесу наши вещи наверх, приму ванну, переоденусь и загляну к Керензе, как бы она не проснулась. Мне не хочется оставлять тебя, но я боюсь схватить воспаление легких.
    Она кивнула, хотя до смерти боялась остаться наедине с Перраном. Надо быть идиоткой, чтобы бояться ребенка, одернула она себя.
    — Иди, — храбро ответила она. — Но только… не задерживайся слишком долго. — Макс устало кивнул, и она почувствовала угрызения совести. — Извини, я забыла, что ты несколько часов провел за рулем. Какая же я эгоистка! И мы скоро поднимемся наверх. Перрану, наверное, тоже пора будет принять ванну.
    — Мы совместно будем обороняться против него, — улыбнулся он.
    Лора пододвинула стул поближе к клетке Фрэда, чтобы Перран мог поставить туда воду и насыпать корм.
    — Когда мы останемся вдвоем, подробно обсудим нашу тактику, — шепотом проговорил Макс.
    Он взял ее дрожащую руку и крепко пожал. Она почувствовала, что ноги не держат ее.
    — О, Макс! — воскликнула она и сделала попытку рассмеяться. — Это же не военная кампания! Мы имеем дело с малышом…
    — И должны сделать это хак следует.
    — Но мы же здесь не надолго.
    — Какая разница? Я не меняю свои принципы.
    Лора с ужасом посмотрела на него.
    — Давай не будем усложнять! Мы не знаем, что нам делать. И не должны вмешиваться в процесс воспитания Перрана…
    — Это не воспитание, — перебил ее Макс и с достоинством вышел из комнаты.
    Лора в тяжело вздохнула и стала наблюдать за тем, как Перран наполняет кормушку Фрэда. После нескольких попыток установить ее в клетке, во время которых зерна дождем просыпались на волосы Лоры, кормушка оказалась на месте. Мальчик слез со стула и оглядел клетку с видимым удовольствием.
    Фрэд плясал. Радостная улыбка озарила лицо Перрана, и он тоже заплясал на месте, стараясь подбодрить попугая.
    Лора была потрясена. Ей захотелось обнять мальчика и прижать его к себе. Она приложила руки к груди и почувствовала, как колотится сердце.
    Потом она услышала, что Макс бежит вниз по лестнице.
    Она резко повернулась к нему и взглядом охватила его фигуру. Медленно. Жадно.
    Он был без рубашки, в одних только брюках. Гладкая атласная кожа, загар, мускулы.
    Она вся напряглась, с трудом заставив себя посмотреть ему в глаза. В них ничего нельзя было прочесть, но губы были такие зовущие, что невольно ее собственные губы стали вдруг мягкими, податливыми, как бы готовыми к поцелую.
    Чтобы скрыть свою реакцию, она ехидно спросила:
    — Ну что еще?
    — Думаю, тебе следует быть в курсе развития событий. Хотя они вряд ли будут тебе по душе.
    Лора едва понимала, о чем он говорит. Кровь начала пульсировать в ушах, жар волнами поднимался по телу, как будто она стояла перед раскаленной печкой. Она до смерти боялась, что он заметит ее состояние. Лора жаждала поцелуя его губ, жаждала объятий, хотела обвить руками могучие плечи и прижаться к мускулистому телу.
    Потому что чувствовала себя абсолютно незащищенной. Макс являл собой силу, которой ей так не хватало. Лора понимала, что нужно найти способ восстановить душевное и физическое равновесие, чтобы по утрам спокойно переносить вид его полуобнаженного тела.
    Он подошел к ней. Наклонился, обдав крепким мужским запахом. Дотронулся до спутанных, пропитанных соленой водой и посыпанных зернами волос. Лора замерла в ожидании какого-нибудь унизительного замечания.
    — Ты знаешь, что у тебя в волосах зерна? — спросил он, улыбнувшись.
    Она взглянула на него и невозмутимо ответила:
    — Я попала в посевную полосу.
    Он усмехнулся и выпрямился.
    — Тогда тебе лучше принять ванну сразу после меня — прежде, чем у тебя на голове вырастут подсолнухи.
    Она подавила улыбку и вздохнула, предвкушая блаженство.
    — Ванна! Теплая вода, чистые волосы… Чудо!
    — Да. Но… тут две проблемы…
    Лора вновь замерла.
    — Говори.
    Извиняющимся тоном он произнес:
    — Здесь только две спальни. В одной двуспальная кровать.
    — Ну и в чем проблема? Очень даже хорошо.
    — Рад, что один из нас доволен, — сухо сказал он. — Ну и где я должен спать? Дивана нет.
    Она оглядела комнату. Ничего, кроме стульев, на них не поспишь. Ну что ж, выход есть.
    — Ты будешь спать с Перраном, — сказала она.
    — С этим небольшая загвоздка. Дело в том, что он спит в детской кроватке. Все бы ничего, но боюсь, кроватка рухнет под тяжестью моего тела.
    Лора нахмурилась. Он находит это смешным. Веселые огоньки в его темных глазах раздражали ее.
    — Пойду посмотрю. В крайнем случае ты сможешь устроиться в ванне. Перран, я оставлю тебя на минуту? Просто поднимусь наверх… — Слова застряли у нее в горле. Перран вновь смотрел на нее тем же враждебным взглядом. — Перран? Ты меня понял? Я иду наверх.
    К ее удивлению, мальчик вдруг повернулся к ней спиной и снова занялся попугаем.
    — Лора… — Внезапно посерьезнев, Макс провел рукой по волосам. — Я забыл сказать тебе очень важную вещь. Перран…
    Она прошла мимо него к лестнице и, уже стоя на верхней площадке, вновь повернулась к нему лицом.
    — Ну, в чем дело?
    — Ты не принимай близко к сердцу…
    — Говори же!
    — Ладно, ладно, — пробормотал он. — Не кричи на меня.
    — Зачем бы я стала кричать на тебя? — холодно произнесла она.
    Он глубоко вздохнул.
    — Я решил отменить приезд кандидаток на пост няни…
    — Что?!
    — Не вижу другого выхода! Мы не сможем принять их завтра!
    — Почему? — в панике спросила она.
    — Но ты только посмотри на этот дом! Разве здесь можно беседовать? Им же пришлось бы сидеть друг у друга на коленях!
    Лора в ужасе уставилась на него. Няни не будет!
    — Но мы могли бы встретиться с ними где-нибудь в другом месте — например, в гостинице. Как ты думаешь?
    — А куда мы денем детей? Ведь сейчас ураган, если ты еще этого не заметила, а завтра обещают проливной дождь. Хороший хозяин собаку на улицу не выпустит, не говоря уже о детях.
    — Но у нас же машина!
    — Ты прекрасно видела, каково ездить на ней в этой местности. Это просто кошмар. Разумеется, мы можем оставить детей одних в коттедже и строго велеть им не баловаться, — с сарказмом в голосе предложил он. — Нет, Лора, все это нереально. Надо перенести приезд кандидаток на пару дней. Я завтра же свяжусь с моим секретарем и велю ей отложить встречу с ними до моего звонка.
    Очень удобно. Она свирепо посмотрела на него, синие глаза блеснули, как сапфиры.
    — Я не останусь здесь с тобой больше чем на два дня!
    — Увы, возможно, тебе все же придется это сделать. Иначе я безо всяких угрызений совести отдам детей в приют.
    — Ты сама сердечность, — презрительно сказала она, прекрасно понимая, что должна согласиться. — Я буду ждать только до тех пор, пока не улучшится погода, чтобы мы могли спокойно довезти детей до гостиницы. Что же касается места твоей ночевки… мы приспособим на сегодня какие-нибудь подушки с кресел или что-нибудь в этом роде, да, в конце концов, кухонный стол! А завтра ты пойдешь и купишь раскладушку. Кстати, тогда ты наверняка будешь заинтересован в том, чтобы няня появилась как можно раньше…
    — Собеседование мы проведем как можно скорее, но вряд ли уважающая себя няня согласится жить здесь, — сказал он. — Надо найти местечко посвободнее, да и почище.
    Лоре хотелось плакать. Он был абсолютно прав. Всё против нее!
    — Но ведь это займет несколько недель!
    — Только не у меня.
    — Если ты начнешь затягивать, если откажешь какой-нибудь вполне подходящей женщине… — угрожающе начала она.
    — Даже и не подумаю. — Он улыбнулся такой открытой улыбкой, что она против воли начала верить ему. — Хотя мне очень хотелось бы узнать, как ты в таком случае поступишь.
    — Напущу на тебя Фрэда!
    Он театральным жестом схватился за голову.
    — Что угодно, только не этот лысый попугай!
    Лора хмыкнула и пошла осматривать главную комнату. Там, кроме двуспальной кровати, почти не было мебели, уютной эту комнату никак нельзя было назвать. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы Лора решила послать Макса завтра же, даже невзирая на ураган, поискать более подходящее жилище.
    Краем глаза она увидела, что он, прислонившись к дверному косяку, наблюдает за ней.
    — Девочка в соседней комнате, — сообщил он.
    Лора напряглась. Она, как могла, оттягивала момент знакомства с Керензой. Почему-то она знала, что это будет еще тяжелее, чем с Перра-ном. И предпочла бы, чтобы встреча состоялась наедине.
    — Мне бы не хотелось беспокоить ее, — сказала она.
    — Очень хорошенькая девочка. Блондинка. Как Фэй и Дэниэль. — Голос Макса звучал нейтрально и все же…
    — Хорошо. Пойду спущусь к Перрану, — резко сказала она, направляясь к двери. — А ты иди мойся…
    — Подожди.
    Выхода у нее не было, Макс стоял в двери.
    — В чем дело? — пробормотала она.
    — Я не сказал тебе еще одну вещь.
    Ее взгляд медленно поднялся вверх по его телу. Стройные сильные ноги. Узкие бедра. Прекрасное мускулистое тело… Взгляд остановился на подбородке. Она приказала себе успокоиться. Такая близость к нему рождала панику. А может, она просто боялась того, что он собирался сказать.
    Фэй, отстраненно подумала она. Он все знает. Сейчас начнет изводить меня подробностями, объяснять, почему Перран темноволосый…
    — Это касается Перрана, — сказал Макс. У нее свело желудок и защипало в глазах.
    — Лора, — мягко продолжал Макс, — ты действительно должна кое-что знать…
    — Да! — вскричала она. — Должна! Так что говори, и покончим с этим!
    — Я не… Ладно.
    — Сейчас же! — повторила она, не в силах выносить больше. — Говори!
    — Я не сказал тебе сразу, чтобы не огорчать тебя.
    Она фыркнула. Если бы он знал! Ничего хуже он все равно не может придумать.
    — Ну?
    Макс склонил голову. Она чуть не заскрежетала зубами. Он протянул к ней руку, но она отодвинулась, свирепо посмотрев на него. Его рука повисла в воздухе.
    — Тебе не приходилось слышать что-то необычное о Перране? — мягко спросил он.
    — Например, что? — запинаясь, спросила она.
    — Фэй ничего тебе не говорила?
    Она замерла.
    — Судя по всему, он сводил ее с ума.
    У Макса в глазах появилось сострадание.
    — Но она не говорила тебе, почему именно? Может, я не прав, но…
    Лора ждала, затаив дыхание. Вот оно.
    — Подруга Фэй по телефону назвала его проклятым отродьем. И этому есть причина.
    — Эта подруга совершенно не умеет обращаться с детьми, и Перрану она не нравится.
    — Думаю, здесь посложнее, — тихо сказал Макс. — За две недели, которые эта женщина провела здесь, он не сказал ни слова.
    Мысли Лоры понеслись вскачь. Это было совсем не то, что она боялась услышать. Поначалу она испытала огромное облегчение.
    — Бедняжка! — воскликнула она.
    — Но может быть, я ошибаюсь, и это не физический недостаток, а явление психологического характера, — сказал Макс и погладил ее по спутанным волосам.
    Она отшатнулась, все еще дрожа. Ей совершенно не хотелось, чтобы ее жалели. Сама справится. Хотя у нее возникло нестерпимое желание довериться Максу и во всем положиться на него. Он наверняка что-нибудь придумает. Совершенно очевидно, что ему хочется поиграть в отца. Но тогда ей придется взять на себя роль матери. С трудом она подавила в себе это желание и сжала губы.
    — Да… я совершенно уверена в том, что Перран просто боится, — заявила она. Фэй ничего не говорила ей о физических недостатках мальчика. — Его покинули родители, и он ничего не понимает! Я разговорю его, — уверенно добавила она.
    Макс одобрительно улыбнулся. Он ласково погладил ее по щеке. Лора с трудом сохраняла присутствие духа.
    — Уж если кто и сможет достучаться до него, так это ты. Давай посмотрим, как это у тебя получится. Начинай прямо сейчас, пока я буду мыться. А потом мы выпьем чего-нибудь и поужинаем. Идет?
    — Отлично. — Она закусила губу. Он снова погладил ее по щеке. Надо срочно поставить все точки над «i», пока он окончательно не сломил ее волю. Она холодно отвела его руку. — Но, пожалуйста, не трогай меня. Сложилась серьезная ситуация, и у меня нет никакого намерения оказаться в твоей постели.
    — Да это и невозможно, — невинно ответил он. — Постели у меня просто нет.
    И скрылся в ванной. По его вздрагивающим плечам было видно, что он смеется.
    Растущее сексуальное напряжение между ними совершенно выматывало Лору. Каждое его движение, каждое слово только усиливало примитивное физическое влечение, которое она испытывала. Никакой глубины в этом чувстве не было.
    А раз так, его, должно быть, легко преодолеть?
    На какую-то долю секунды она почувствовала себя увереннее. Но тут же вспомнила, что он, судя по всему, не против провести ночь с ней в постели. И сказал, что постели у него нет. А у нее есть. И притом двуспальная.
    Тем временем из ванной послышалась песня. «Полюби меня сегодня». Лоре пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы подавить гнев.
    Потом она отправилась в спальню — вытащить из чемодана чистое белье.
    Открытый чемодан Макса стоял рядом. Не отдавая себе отчета, она провела рукой по лежавшим сверху джинсам. Под ними нащупала какую-то книгу. Не в силах сдержать любопытство — что же Макс читает перед сном? — она подняла джинсы и взяла в руки книгу. «Воспитание ребенка».
    Она задумчиво листала страницы. Наверное, он купил ее в Лондоне, перед тем как приехать к ней. Но… если он намеревался полностью переложить заботу о детях на нее, зачем ему понадобилось приобретать эту книгу?
    Может быть, он собирался подарить ее ей? В таком случае почему не отдал сразу?
    Потому что, решила она, у него есть какой-то план. Ее глаза сердито блеснули. Нет, больше она на его удочку не попадется.

ГЛАВА ПЯТАЯ

    Чувствуя прилив бодрости после ванны, Лора переоделась в джинсы и свободную хлопчатобумажную блузу, обернула мокрые волосы полотенцем. Выходя из спальни, она услышала, как Макс в ванной разговаривает с Перраном.
    — Давай наполним ванну до краев и ты покажешь мне, как ты умеешь плавать. У тебя есть какие-нибудь игрушки для ванны?
    Ответа не было. Но Лора и не помнила, чтобы ей попадались такие игрушки. Она сбежала по лестнице, набрала крышки от кастрюль, дуршлаг, пластмассовый кувшин и миски.
    И с неимоверным шумом ворвалась в ванную.
    Макс захлопал в ладоши.
    — Я выбираю дуршлаг, — с энтузиазмом воскликнул он. — А ты, Перран?
    Мальчик даже не улыбнулся. Лора бросила в ванну все, что держала в руках, потом начала нагонять волны кастрюльными крышками.
    — Смотри, как кружится эта маленькая! — вскричала она. — Возьми ее, Перран!
    Макс поднял мальчика на руки и опустил в ванну. Но тот продолжал вести себя как деревянный истукан. Макс потопил все крышки, с высоты поливая их водой из кувшина. Лора пустила в ванну пену, взболтала и, неожиданно схватив пригоршню пены, измазала лицо Макса.
    — Эй! — вскричал Макс, оттер пену и тут же бросил ей в лицо, одновременно прошептав на ухо: — Ничего не получается. Давай продолжать дурачиться, как будто его тут нет. Уверен, что ему понравится.
    Они продолжали брызгаться и кидать вещи в воду, делая вид, что это занятие доставляет им истинное удовольствие.
    Наконец Макс запросил пощады:
    — Помогите! Перран! Помоги мне!
    Лора краем глаза взглянула на племянника. Она увидела скривившиеся губы, огромные глаза, полные слез. Улыбка моментально исчезла с ее лица.
    — Дорогой… — мягко начала она.
    Перран неожиданно схватил крышку и запустил ею в Макса, который в ответ на это залился смехом и покатился по полу.
    Лора и Перран обменялись удивленными взглядами. Лора улыбнулась. Но малыш повернулся к ней спиной и начал вытаскивать затычку из ванны.
    — Ты победил, — бодрым голосом обратился к нему Макс, накрывая его огромным пушистым полотенцем и вытаскивая из ванны. — Минутку! Лора, где Перран? Он только что был у меня в руках…
    Полотенце яростно зашевелилось, и показалось раскрасневшееся личико.
    — А, вот ты где! — Макс притворился, что не замечает сердитого взгляда Перрана. — А тетя Лора случайно не видела твоей пижамы? — спросил он, вытирая маленькие ножки.
    Удивленная таким терпением Макса, Лора подала ему голубую полосатую пижаму с двумя спящими щенками на груди.
    — Как бы я хотела иметь такую же! — Лоре с трудом удавалось удержаться, чтобы не расцеловать розовые щечки малыша. Она сама чувствовала, как от нее волнами исходит нежность к нему.
    Испугавшись, что может не справиться с нахлынувшими чувствами, она решила прервать эту семейную сцену.
    — Уже много времени, ты устал, Макс, — резко сказала она. — Я тут все вытру, потом займусь ужином, а ты уложи Перрана, хорошо?
    — С удовольствием.
    Она поспешно поцеловала Перрана.
    — Спокойной ночи, — сказала она вслед уходящему мальчику.
    Потом начала убираться, стараясь делать это как можно тише, в надежде услышать хотя бы слово, произнесенное Перраном. Однако слышно было только, как Макс читает ему на ночь сказку с таким выражением, что у Лоры на глаза навернулись слезы и она поспешила как можно быстрее закончить уборку и спуститься вниз.
    На кухне она споткнулась об огромную коробку, торчавшую из-под кухонного стола. Заглянув внутрь, обнаружила в ней артишоки, спаржу, крабы и прочие деликатесы.
    Лора начала распаковывать коробку и извлекла оттуда несколько бутылок превосходного вина, джина, виски, коньяка. Там же лежали еще продукты: копченый лосось, королевские креветки, цыплята, овощи и экзотические фрукты. Ужин стоимостью в целое состояние!
    Интересно, эти продукты Макс покупал для себя… или для них обоих? Знал ли он, что они будут здесь вместе? Что же все-таки у него на сердце? Да и у нее самой?
    Рада ли она тому, что находится с ним здесь? Или ей лучше уехать? Заслышав его шаги по лестнице, она сделала равнодушное лицо.
    — Наконец-то мир! — провозгласил он, садясь в кресло.
    — Ну, это ты так считаешь.
    — О, Господи! — простонал он. — Но ведь ты же не объявляешь мне войну, нет?
    — Нет, но я не собираюсь одна готовить ужин. — Она провела рукой по влажным волосам и тяжело вздохнула. — Почисти, пожалуйста, лук.
    — У меня потекут слезы.
    — Очень может быть.
    Макс вздохнул, заткнул за ремень кухонное полотенце и начал чистить лук.
    — Перран продолжал молчать. В основном шумели мы сами.
    Лора слегка улыбнулась.
    — Только мы и шумели. Как ты думаешь, у него все в порядке? — обеспокоенно спросила она, откладывая нож, которым резала помидоры.
    — Конечно. — Он беспомощно тыкал ножом, явно не понимая, что надо делать. Тронутая его беспомощностью, Лора взяла нож и показала, как чистят лук.
    Он с несчастным видом пытался повторить ее движения. Но зато, когда у него наконец получилось, лицо его засияло. Лора взяла доску с нарезанным луком и повернулась к сковороде.
    — Я смотрю, ты все приготовил для детей. Пособия по воспитанию, салфетки, детское питание… А что, если бы я велела тебе отдать детей в приют?
    — Отдал бы все это в социальную защиту. Кстати, ты не хочешь позвонить Люку?
    — Зачем?
    — Ну, он наверняка слышал о шторме и беспокоится, как ты добралась. Или… боишься, что к телефону подойдет его жена?
    — Макс, — раздраженно сказала Лора, — у Люка прекрасная семья. Он мой начальник, и это все. Если хочешь знать, почему он обнимал меня, так это потому, что я сказала, что приезжает мой бывший любовник и что, судя по его телефонному звонку, меня ждут какие-то неприятности.
    Несколько долгих секунд он не отводил взгляда от ее напряженного лица.
    — Это правда! — воскликнула она.
    — Значит, ты не хочешь звонить ему?
    — Нет!
    — Значит, — настаивал Макс, — когда ты так горевала, что должна уехать…
    — Ох, отстань от меня! Я горевала из-за детей. И из-за Фэй с Дэниэлем.
    — А-а. — В его голосе слышалось сомнение.
    — Не приставай ко мне.
    Он взъерошил ей волосы. Она попыталась пригладить их, он засмеялся и схватил ее за руку.
    — У тебя лук в волосах. Стой спокойно, я его выну.
    Лора замерла. Он долго гладил ее волосы, а она затаила дыхание, настолько приятны были его прикосновения. И вдруг представила, как его руки скользнут с головы к плечам, потом опустятся на ее талию…
    — Мы с тобой как обезьяны в зоопарке! — вскричала она. — Ты будто ищешь блох в моей голове.
    Он рассмеялся грудным смехом.
    — У тебя несравненное чувство юмора, Лора. Я никогда так не смеялся с тех пор, как мы…
    — Ну что, все? — в панике вскричала она. Он вздохнул.
    — Что — все?
    — Лук.
    — Да! — Он снова рассмеялся и опять взъерошил ей волосы. Она буквально отпрыгнула от него. — Извини. Я не знал, что так больно.
    — Мне просто не нравится, что ты это делаешь, — солгала она, все еще ощущая прикосновение его длинных нежных пальцев. — Я чувствую себя как… как…
    — Как собака, обезьяна или слониха?
    — Как домашнее животное, которого ласкает хозяин. Так что убери руки, а то я могу укусить.
    — Ну ладно. Пойти посмотреть, как там Ке-ренза? Или ты сама хочешь это сделать?
    — Я готовлю. Иди сам.
    — Очень хорошо. Я скоро.
    — Не торопись.
    Спустя буквально несколько минут Макс снова был на кухне.
    — Они оба в порядке, — с сияющим видом объявил он. — Перран весь раскрылся, спит на боку. У него такие длиннющие ресницы! А у Керензы волосы — чистый шелк. Тебе не кажется, что она слишком много спит?
    Как все это ему нравится! — подумала Лора.
    — Ужин будет готов через пять минут, — сказала она.
    — Через пять минут! Вот это быстро!
    — Открой пока вино.
    Он опять был слишком близко. Ей не хватало воздуха. О, Господи, как же избавиться от переполняющих ее чувств? Она чувствовала себя совершенно измотанной, как будто шторм потрепал ее тело, душу и ум.
    — Хорошая мысль.
    Он наконец отошел от нее. А она уже готова была убить его. Или же прижать к стене и зацеловать до смерти это улыбающееся лицо…
    От этой мысли ее бросило в жар, и она чуть не выронила дуршлаг.
    — Становится вполне уютно, не правда ли?
    Мы тут, как настоящая семейная пара, готовим ужин, за окном ливень и шторм… — удовлетворенно сказал Макс. — Я часто думал, что значит быть отцом. Это, наверное, здорово.
    Часто думал? Насколько же жестока жизнь! Какой же ты дурак! — хотелось ей закричать во весь голос. Ты и есть отец. Неужели ты не способен узнать собственного сына?
    И почему ему не захотелось быть отцом пять лет назад? Почему не захотелось обзаводиться семьей? И зачем все время показывать ей, каким хорошим отцом он может быть?
    Ей было нестерпимо больно. Она чувствовала себя обделенной. Ведь у нее мог быть ребенок. И он называл бы ее мамой…
    Черт возьми! Что толку мучить себя? Может, если он узнает, что с ней произошло, он начнет наконец думать, что говорит, и перестанет разбивать ей сердце. Но она не могла заставить себя сказать ему правду. Да и как это отразится на Перране и Керензе?
    От ярости она готова была засунуть ему в рот горячую еду вместе со сковородой.
    — Как приятно пахнет чесноком! Я его просто обожаю. Вот твое вино. За твое здоровье! И за нашу удачу!
    Лора раздраженно отбросила назад влажную прядь волос.
    — Что ты называешь удачей? Уж не этот ли обшарпанный домик, ураган и ливень и этих чужих детей? И… и… тебя в придачу!
    — Лора, — мягко начал он.
    — Замолчи!
    Ей хотелось устроить скандал. Чтобы они стали врагами. Все что угодно, только не этот мягкий, глубокий голос, без труда проникающий внутрь, заставляющий забыть о сдержанности. Как же хотелось ей обвить руками его шею, прижаться к нему всем телом.
    Он замолчал. Она сидела на самом краешке стула натянутая как струна, он же напротив — совершенно раскованный, заботливый, полный дружеского участия… словом, такой, каким она вовсе не хотела его видеть. Потому что именно с ним хотела бы встречаться каждый день за завтраком.
    Так что же, она просто дурочка или что?
    Они ели в полном молчании. Он смотрел на нее, а она в свою тарелку, хотя каждой клеточкой ощущала ток, проходящий между ними. Когда она подняла бокал, ее рука так дрожала, что вино пролилось на скатерть.
    Вытирая скатерть носовым платком, он бросил на нее взгляд и заметил слезинку, дрожащую на кончике ее носа. Он поднял ее подбородок и отер слезинку указательным пальцем.
    — Это из-за меня, верно? — прошептал он.
    — Да, из-за тебя! — Почти в истерике она с такой силой воткнула вилку в креветку, что чуть не разбила тарелку. — Что, черт возьми, ты о себе думаешь?
    — Успокойся, Лора! Тебе тяжело находиться здесь со мной, потому что мы когда-то были любовниками. Но это было так давно. Все уже позади, не так ли?
    Для тебя, конечно, позади. Но не для меня. У меня осталось слишком много шрамов.
    Не в силах открыть ему всей правды, она сосредоточилась на ставших вдруг безвкусными креветках. Потом неожиданно сказала:
    — Позади, но не забыто.
    — Посмотри на меня, — тихо сказал он.
    — Нет уж, спасибо.
    — Боишься?
    — Просто не хочу подчиняться.
    Он откинулся назад и рассмеялся.
    — Не хочешь подчиняться, значит? — шепотом повторил он.
    Она подняла на него огромные, полные невысказанной боли глаза.
    Это был один из тех редких моментов, когда вокруг все замирает, а ты вдруг обретаешь способность читать в душе другого человека, постигать его мысли и ясно понимаешь, что он создан именно для тебя…
    Она и Макс созданы друг для друга, их мысли и чувства совпадали как две капли воды… дополняли друг друга… они были предназначены друг для друга.
    Женщина и мужчина, Адам и Ева, Макс и Лора.
    Он чувствовал то же самое, она знала это, знала наверняка своим забившимся сердцем, знала по радостному возбуждению, охватившему ее.
    У них обоих перехватило дыхание. Оба они оставались совершенно неподвижными, как будто малейшее движение могло нарушить это состояние и вернуть их к действительности.
    Не отводя от нее глаз, он встал и обошел вокруг стола. Лора боялась пошевелиться. Сохранись у нее здравый смысл, она должна была бы попытаться избежать неотвратимого, но Лора продолжала сидеть в напряженном ожидании.
    Хуже того, она подняла к нему светящееся надеждой лицо. Он намеревался поцеловать ее, и у нее не было ни малейшего желания его остановить.
    — Не вставай, — выдохнул он.
    Она встала.
    У него потемнели и подернулись дымкой глаза, горячее дыхание обожгло ей лоб.
    — Лора… — он произнес ее имя с необыкновенной нежностью. Он не дотронулся до нее, но она прекрасно видела, как ему хочется этого. Неверным голосом он произнес: — Не давай мне поцеловать тебя.
    Она, дрожа от восторга, протянула к нему руки. Тогда он с тихим стоном привлек ее к себе, обнял за талию, провел руками по гибкой спине.
    Стена отчуждения рухнула, оба они были переполнены пьянящим радостным возбуждением. Лора застонала, когда он еще крепче прижал ее к себе. Она подняла к нему лицо. Губы чуть приоткрылись.
    Именно этого она ждала все эти долгие, одинокие годы. Этого тепла, ощущения его тела…
    Я люблю его. Я отдала бы все на свете, чтобы быть с ним, чтобы быть любимой им. Люби меня! Она снова застонала. О, Господи! Она так хотела его! А он беспомощно смотрел на нее, как бы не осмеливаясь поверить в происходящее.
    В конце концов ей самой пришлось нагнуть его голову, прильнуть к его губам в страстном поцелуе, который длился до тех пор, пока она не почувствовала себя совершенно обессиленной.
    Одной рукой он начал гладить ее по спине, лаская каждый позвонок. Его движения были такими медленными, полными такой болезненной эротики, что она изнемогала от предвкушения каждой новой ласки. Другой рукой он нащупал ее грудь. У нее закружилась голова, потом она будто сквозь туман ощутила, как он пытается снять с себя свитер, мешающий их телам сомкнуться. Наконец кашемировая преграда была устранена, и его влажные губы вновь целовали ее, пока она боролась с пуговицами на его рубашке. И вот она кожей ощутила его тело.
    По нему прошла волна дрожи, и она почувствовала радость, что эта дрожь вызвана прикосновением к ее телу. Когда его пальцы начали гладить и ласкать ее, она в экстазе откинула голову и замерла, впитывая каждое движение его нежных пальцев.
    — Ты такой гладкий, как шелковый, — прошептала она, прижимаясь губами к его груди.
    — Господи, Лора! — хриплым шепотом сказал он, приникая губами к ее шее. — Как ты прекрасна. Даже прекрасней, чем я помнил. Я хочу тебя с того самого момента, когда впервые увидел. И всегда хотел… и буду хотеть…
    От его слов у нее закружилась голова, она не могла поверить своему счастью. Но, дотрагиваясь, гладя, лаская это большое тело, она чувствовала, как он весь дрожит от страсти.
    У нее в глазах стояли слезы радости, она не могла думать ни о чем другом, только о том, что он хочет ее так же сильно, как и она его.
    Ее тело прильнуло к его телу, растворяясь в том огне, который горел между ними.
    Сексуальное возбуждение стало почти непереносимым. Ей хотелось задушить его в своих объятьях, утолить этот немыслимый голод. А сознание того, что Макс сам едва сдерживается, только усиливало ее страсть.
    Неожиданно он отпустил ее, подошел к раковине и принялся убирать грязную посуду в мойку.
    Она чуть не упала на стол, лишившись его поддержки. Он оставил свое занятие, склонился над ней, его губы нашли ее рот, а руки начали торопливо снимать с нее одежду.
    Лора закрыла глаза. От холодного воздуха или от желания груди моментально затвердели, соски напряглись.
    Его жаркие губы скользнули по шее, язык ласкал ключицу. Ее пальцы непроизвольно вцепились в его шелковистые волосы. Больше ждать она не могла.
    — Поцелуй меня крепко! — еле выговорила она.
    — Моя дорогая Лора… — его губы накрыли ее рот. Оба они не в силах были унять дрожь. Она вся изогнулась, как бы приглашая его.
    Он издал хриплый стон, она почувствовала боль прикосновения к твердым соскам. Лора дернулась от пронзительного удовольствия, ногами обвила его бедра. Он уложил ее на стол, горящие глаза не отрывались от ее глаз.
    — Ласкай меня… везде… — шептала она в изнеможении, загипнотизированная этим взглядом и переполнявшим ее желанием.
    Его глаза сверкнули. Она нежно дотронулась до его лица, он наклонился, чтобы поцеловать ее. Ей хотелось плакать от счастья.
    Она так любила этого мужчину. И будет любить всю жизнь. Боль и удовольствие смешались в горько-сладостном чувстве.
    — Я хочу тебя, — прошептал он. — Нет… я хочу больше. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Ты понимаешь меня.
    Она кивнула.
    Макс помедлил мгновение. Потом тихо сказал:
    — Я хочу любить тебя, Лора.
    — Так люби меня, — выдохнула она, и напряжение покинуло ее.
    — Но я должен заботиться о тебе. А у меня нет… Черт возьми, Лора! — с болью выкрикнул он.
    Она нахмурилась, не понимая, в чем дело, потом поняла. Глаза наполнились слезами. Ему не нужно было предохраняться. Она вскрикнула. Макс гладил ее волосы, нежно целовал ее лицо.
    — Что такое, Лора? — спросил он, слизывая соленые слезы с ее щек.
    — Я… я не могу… — Она зарылась лицом в его плечо. — Все в порядке. Я хочу тебя. Но…
    — Не на столе?
    Она улыбнулась сквозь слезы.
    — Мне все равно, — честно призналась она. — Где хочешь… Все в порядке.
    Лора закрыла глаза и отдалась бездумному удовольствию. Она любит его. Они созданы друг для друга.
    — Да! — воскликнула она, когда его губы сомкнулись на ее соске, и горячая волна желания пробежала по ее телу. Она знала, что теперь Макс не остановится, он чувствует то же непреодолимое желание, что и она. Горячий пульс их сердец, огонь, сжирающий их обоих, заставит их вздыхать, стонать, шептать ласковые слова, целовать друг друга…
    Тело к телу, плоть к плоти.
    — О, Лора! — Его голос надломился.
    — Макс! — только и смогла выдохнуть она, потому что уже умирала от любви к нему.
    Он очень нежно поцеловал ее, пальцы продолжали ласкать ее грудь.
    Он двигался именно так, как она хотела. Набирая силу, быстрее и быстрее, непрестанно целуя ее, шепча ласковые глупости о том, как любит, обожает ее. Все это невероятно возбуждало, пока наконец ее тело не исполнилось неистовой ярости, и она вся изогнулась и прильнула к нему, чтобы усилить ощущение, которое проникло в каждую клеточку ее существа. Наконец они в изнеможении оторвались друг от друга, разгоряченные и удовлетворенные.
    — Я не могу поверить, — прошептал он. — Никогда не думал, что смогу испытать такое…
    Лора вообще не могла говорить, с ее губ сорвался только слабый вздох.
    Он крепко обнял ее. На Лору нахлынула волна тепла и счастья. Она чувствовала, как растворяется в Максе, плывет навстречу чему-то чудесному, загадочному. И она отдалась этому чувству, не задумываясь о будущем, прошлом и настоящем.
    Она почувствовала, что Макс подхватил ее на руки и несет наверх. Потом она оказалась на кровати, под одеялом, тесно прижавшись к теплому телу Макса.
    Лора улыбнулась, почувствовав, как он тесно придвинулся к ее ягодицам и ногами обхватил ее ноги, одновременно нежно целуя ее плечо и ухо.
    Оттого, что Макс был рядом, ее охватило необыкновенное спокойствие.
    В первый раз они предавались любви совершенно иначе. Это тоже произошло быстро и с такой же страстью, но к страсти примешивалось отчаяние, поскольку Макс уезжал в Париж.
    Лора лежала, прислушиваясь к ровному дыханию Макса, шуму дождя и ветра за окном. И еще они тогда были более жадными. Эгоистичными. Что-то явно изменилось.
    Внезапно ее охватила дрожь. Ведь только один из них мог практиковаться в любви с тех пор. Макс предавался любви с Фэй. И со сколькими женщинами еще?
    Сквозь шум дождя прорвался другой какой-то звук. Звук, от которого она задрожала еще сильнее. Кто-то терпит бедствие в море.
    Лора замерла. Она встала с кровати, хотя понимала, что вряд ли что увидит. Наспех натянув рубашку и джинсы, подбежала к окну. Ничего. Темно, хоть глаз коли.
    Она прижалась носом к стеклу, вспоминая ту жуткую ночь, когда погиб отец.
    — Господи, спаси эти бедные души, — прошептала она.
    Потом обернулась и посмотрела на спящего Макса. Ее охватил приступ любви, когда она увидела его спокойное во сне лицо. Жизнь такая загадка. Нельзя терять ни минуты. Но…
    Нервы были на пределе, все чувства перемешались. Как бы она ни любила его, она понимала, что будущего у них нет. Несмотря на всю свою ветреность и неверность, он хотел детей, а она была бесплодна.
    Лора глубоко вздохнула, задумавшись о том, что ждет их обоих. Она вспомнила, что говорила ей мать в день похорон отца. Все ее фразы начинались со слов: «Если бы только» и «Я так хотела бы».
    У нее есть надежда на счастье. И она не упустит его, не важно, сколько это счастье продлится. Никаких обязательств. Она и Макс… Вместе на несколько дней, на неделю, на месяц… Это стоит того, несмотря на боль неизбежной разлуки. Пусть так. Она вытерпит боль.
    Испугавшись вдруг своего решения, она спустилась вниз поставить чайник. И остановилась у двери маленькой спальни. Без Макса она могла заставить себя взглянуть на Керензу.
    Уняв поднявшуюся дрожь, с сильно бьющимся сердцем, она на цыпочках вошла в комнату и опустилась на колени возле детской кроватки.
    Красота девочки поразила ее. Она выглядела такой беспомощной и беззащитной, что у Лоры защемило сердце. Ей захотелось взять на руки малышку, потрогать ее маленькие пальчики и ушки.
    Она протянула дрожащую руку и дотронулась до золотистых локонов. С трудом сдержавшись, чтобы не схватить ее на руки, она закрыла глаза и представила себе, как баюкает ее на руках, ходит с ней взад-вперед по комнате, напевает ей колыбельную.
    У нее никогда не будет детей. Она упустила свой шанс. Сейчас она особенно остро почувствовала, что значит быть матерью.
    Она хотела Макса, несмотря на все его недостатки и слабости. И она хотела от него детей. Страдание раздирало ее. Слезы ручьем полились по лицу. Она взяла в руки мягкого медвежонка и прижала к себе, выплакивая в него свое горе. Керенза тоже неожиданно заплакала. Глядя на нее сквозь пелену слез, Лора была не в состоянии пошевелиться. Придя в ужас при мысли о том, что ей придется взять девочку на руки, успокаивать ее, вести себя как ее мать… она разрыдалась.
    — Лора, дорогая!
    — О, нет!
    При появлении Макса она опустилась на пол, так как силы покинули ее.
    Она закрыла лицо руками, услышала, как он прошел мимо, а потом Керенза внезапно прекратила плакать.
    Макс взял девочку на руки, ходил с ней по комнате, целовал ее, шептал ей что-то.
    — Лора!
    Она так и не отняла рук от лица, сжавшись еще больше, как будто ей угрожала какая-то опасность.
    — Ты мне нужна, — мягко сказал Макс. — Кто-то из нас должен подержать Керензу, а другой — приготовить ей еду. Не представляю, как женщины делают это одновременно, лично я так не могу. Пожалуйста, Лора, помоги мне.
    Не говоря ни слова, она поднялась, вытерла глаза и направилась на кухню. Макс вошел следом с Керензой на плече.
    Он начал кружить ее по комнате. Разбивая сердце Лоры. Лора приготовила бутылочку с едой и, избегая его взгляда, передала ее Максу.
    — Ладно уж, корми ты, — великодушно предложил он. — Уверен, тебе понравится.
    — Нет! — вскричала она.
    — Ну тогда сядь здесь и, пока я буду кормить ребенка, расскажи мне, что тебя так беспокоит.
    Ребенок лежал на его руках и удовлетворенно посасывал бутылочку. Лора рискнула взглянуть на них, и у нее упало сердце. На его лице появилось выражение бесконечной нежности, такого она еще никогда не видела. Любовь, благоговение и покровительство. Выражение, свойственное молодым отцам во всем мире.
    Она не ожидала, что зрелище Макса с ребенком на руках так взволнует ее. Перран — да, с этим еще можно было смириться. Но Ке-ренза… Она поспешно села за стол и уставилась на скатерть. Но, внезапно вспомнив, что совсем недавно происходило на этом столе, залилась краской.
    — Иди сюда, дорогая, — позвал Макс.
    Она закусила губу, похолодев оттого, что ей придется быть так близко к ребенку. Но Макс уже придвинул свой стул так, что его тело прижалось к ней. Молчание нарушалось только по-сапыванием Керензы.
    — Положи голову мне на плечо и расскажи все-все, — мягко настаивал он. — У нас не может быть секретов друг от друга, не так ли?
    Нет, она не могла заставить себя рассказать правду. Но он ждал объяснений.
    — Я… я проснулась…
    — Ну?
    Внезапно ее осенило: Макс поверит в эту причину ее слез, а ей удастся сохранить свою тайну.
    — Был сигнал кораблекрушения. Спустили спасательную лодку.
    Она ненавидела себя за эту ложь.
    Он наклонился и поцеловал ее бледную, холодную щеку.
    — Я понимаю, как тяжело тебе было. Но они храбрецы, те, кто сейчас там. Я им не завидую. Господи, спаси и сохрани их. — Он обнял ее одной рукой. — Иди в постель, дорогая. Я уложу Керензу. Посмотри, она уже спит.
    Лора бросила взгляд на ребенка. Керенза уснула во время еды. Длинные светлые ресницы подрагивали, личико разгладилось.
    — Красавица, — сказала она. — Не понимаю, как это Фэй называет ее ош… — Она испуганно замолчала.
    — Ошибкой? — догадался Макс. У него потемнело лицо. — Твоя сестра не заслуживает таких детей!
    — Уверена, что все матери могут сказать такое, когда раздражены, — попыталась защитить сестру Лора.
    — Гм. Ну ладно, подержи Керензу, пока я вымою бутылку.
    — Нет! — отпрянув, прошептала Лора.
    Макс встал и, не говоря ни слова, положил спящего ребенка на кресло. Когда он отвернулся, чтобы сполоснуть бутылку, Лора вскочила и побежала по лестнице в спальню. Там она бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку.
    Она слышала, как Макс вошел, разделся, лег рядом. Потом он повернул ее к себе. У нее забилось сердце. Она знала, что сейчас он спросит, почему она не хочет дотрагиваться до Ке-рензы.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    Дверь с шумом распахнулась. Они с виноватым видом отпрянули друг от друга.
    — Что за… Перран! В чем дело? — спросил первым пришедший в себя Макс.
    В дверях стоял дрожащий малыш. Лора соскочила с кровати, подбежала к нему и опустилась на колени.
    — Ты испугался бури, дорогой? — сочувственно спросила она.
    У Перрана задрожали губы, он бросился к кровати, взобрался на нее и зарылся головой в одеяло возле Макса. Макс наклонился к нему и стал шептать что-то успокаивающее. У Лоры екнуло сердце. Две темноволосых головы. Отец и сын.
    — Иди сюда, Лора, — сказал Макс. — Тут и для тебя хватит места. Давайте спать.
    Но тут из маленькой спальни раздались подозрительные звуки.
    — Кажется, нам не повезло. Девочка проснулась. Неси ее сюда, — предложил Макс, не отрываясь от Перрана.
    — Я… — Она замешкалась, и Макс вопросительно взглянул на нее. — Хорошо, — пробормотала она, понимая, что отказываться нельзя.
    Лора быстро прошла в детскую, взяла ребенка на руки. До чего приятно пахнут малыши, какие они мягкие…
    — Лора, — позвал Макс, — ты замерзнешь. Давай ее сюда, ляжем вчетвером. Уже светает. Надо поспать хотя бы часок, прежде чем они потребуют завтрак.
    — Хорошая мысль, — согласилась она, едва держась на ногах.
    Он удовлетворенно вздохнул, начал гладить Керензу по золотистой головке, пока та не заснула. Потом провел пальцами по лицу Лоры.
    — Как в счастливой семейке. Спокойной ночи, — мягко сказал он.
    Она сжала руки в кулаки, решив во что бы то ни стало воздерживаться от любви ко всем троим. Но это ей совершенно не удавалось. Макс уснул почти мгновенно. Перран устроился у него под рукой, уже готовый обожать отца. Керенза…
    Лора непроизвольно протянула руку, потрогала носик кнопочкой, пухлые губки, маленький подбородок. И поцеловала девочку в щечку. Ее сердце было окончательно покорено.
    Все ее решения пошли прахом. Какая же она все-таки слабая!

    — Нет, Перран, только не на столе, слезай-ка, вот так, хороший мальчик… и убери ногу с сахарницы… Ох, Перран! — вскричала Лора, принимаясь кормить мальчика супом собственного приготовления. И как только родители ухитряются справляться со своими детьми? Всего два дня она в этом домике — за окном не прекращается ливень — и уже сходит с ума!
    — Привет! Вот и я!
    Лора с Перраном вскочили навстречу Максу. Пронзительно заверещал Фрэд, как всегда при звуках голоса Макса. Перран обхватил ноги Макса как маленький осьминог. Лора потянулась к нему за поцелуем.
    — Как я рада! — сказала она, передавая ему Керензу.
    — Еще бы! — скромно улыбнулся он.
    — Не подумай, что из-за твоих прекрасных глаз, — ответила Лора, хотя ее сияющие глаза говорили как раз об обратном. — Просто ты нужен на этом детском фронте. Посмотри, что они натворили на кухне! Мы готовим пирожки к ленчу.
    — Вот так сюрприз, — воскликнул он, глядя на усыпанную мукой кухню. — Но пахнет чудесно. Какой ты умник, Перран! Но где же эти пирожки?
    Отпустив отца, мальчик ринулся к хлебнице, по дороге перевернул стул и чуть не свалил вазу.
    — Понятно, от кого он унаследовал такую энергию, — пробормотал Макс, укладывая Ке-рензу на кресло.
    Лора замерла с половником в руке.
    — Да?
    — Он так похож на тебя, — с любовью в голосе пояснил Макс.
    — На меня? — Лора чуть не пролила на себя суп.
    — Такой же энергичный, как ты. Или даже как твой отец. И такие же темные волосы, такой же крепыш. Кельтская натура. Вот это да! — воскликнул Макс, когда Перран протянул ему хлебницу. — Какой же мне выбрать? А можно сразу же попробовать? — Макс положил пирожок на тарелку и похлопал по стулу, стоявшему рядом. — Садись, Перран. Хотя нет. Сначала пойди и успокой Фрэда, пусть наконец замолчит. Ох, как вкусно! Никогда в жизни не ел таких пирожков. Волшебно!
    Мальчик, который направлялся к клетке с обожаемым попугаем, обернулся к нему с сияющим видом.
    — Ну вот, — объявил Макс. — Я подыскал нам великолепный дом.
    Лора, которую слова Макса о ее сходстве с Перраном повергли в шок, пришла в себя.
    — Как здорово! — воскликнула она. — Суп готов, Перран!
    Ребенок прибежал и сел за стол, Лора тоже села, на ее щеках заиграл нежный румянец. В просторном доме и управляться станет гораздо легче…
    — Если дожди и вправду прекратятся, как обещают синоптики, станет возможно приглашать нянь на собеседование. — Макс словно торопился избавиться от слов, давивших ему грудь. — И нам позволительно будет вернуться к нашей обычной жизни. Можно мне еще пирожок, Перран?
    Нет. Не так скоро! Не сейчас, когда у них все так хорошо складывается… Макс просто чудесный. Великолепный любовник, друг, отец.
    К тому же сильный, чувствительный, уравновешенный. Не отказывается хоть сто раз читать Перрану одну и ту же сказку, скакать с ним по коридору, помогает ей обучать мальчика элементарным правилам поведения… А с ней такой нежный и при этом неистовый любовник…
    Но если бы дело было только в сексуальном притяжении, ей было бы не так трудно расстаться с ним. Поскольку верным его назвать нельзя, она предпочла бы порвать с ним, чем с кем-то его делить.
    Но ведь он был великолепен во всем. Она обожала в нем мужчину, отца. Прислушиваясь к тому, как он говорит по телефону, она поражалась его способности принимать решения, легкости, с какой он вел дела, его прекрасным отношениям с другими финансистами, с клиентами.
    И он знал, как сделать ее счастливой. Искренне или нет, но он был именно тем мужчиной, который был ей нужен.
    Все, чего она хотела, — это побыть с ним немного дольше. Немного дольше побыть с ним и с детьми.
    Она знала, что Фэй и Дэниэль пробудут в заключении еще неделю. Судя по последнему звонку Макса, вряд ли что-то изменится. Поближе узнав Перрана, она понимала, что мальчик будет страдать, если они оставят его с няней.
    Да и сама она не сможет этого вынести.
    Побледнев при мысли о том, что вскоре расстанется с Максом, она взглянула на него, пытаясь понять, что испытывает он, думая о расставании.
    Казалось, он был совершенно равнодушен.
    — Ну так что… — ей показалось, что его голос звучал глуше, чем обычно, — ну так что, мне начать все это устраивать?
    Она издала какой-то невнятный звук и зажала рот рукой.
    — В чем дело? — хрипло спросил он.
    — Суп очень горячий! — солгала она.
    Он искоса посмотрел на нее, откинулся в кресле и прищурил глаза.
    Лора старательно размешивала суп, посолила его, хотя этого и не требовалось. Она еле сдерживалась, чтобы не упасть перед ним на колени и не начать истерично просить его хоть немножко продлить это семейное счастье. Но надо быть разумной. Надо просто постараться убедить Макса, что няня им не нужна.
    Лора нахмурилась. Несомненно, она затевает опасную игру. Но это единственный путь к счастью.
    Каждая минута с ними была драгоценной, даже если приходилось мыть посуду, уставать, почти не принадлежать себе.
    — Ну так что ты скажешь, Лора? — прошептал Макс.
    Она подняла голову. И увидела, что он смеется.
    Ему все равно! Он толстокожий и не замечает, что она страдает!
    — Что тут смешного? Меня беспокоит… меня беспокоят дети. Им и так досталось. Уехала мама, приехала какая-то тетя, тоже уехала, приехали мы, переедем в чужой дом, потом мы уедем, приедет няня… Не очень-то это хорошо для Перрана, Макс! И он так и не заговорил. Как бы новый поворот в его жизни не испортил все то, чего мы с таким трудом добились, — твердо закончила она.
    — Не обязательно. Няня тоже может учить его хорошим манерам и вовремя укладывать спать, — возразил он.
    — Но, Макс! — У нее упало сердце. Она с испугом посмотрела на него, чувствуя, что ее планы рушатся.
    Ясно, что он хочет уехать. Она и дети мало что значат для него. И нельзя его в этом винить. Наверное, ему скучно, ведь он привык повсюду ездить, носить деловые костюмы и быть обласканным опытными секретаршами.
    И разве сравнится изысканная еда в дорогих ресторанах с рыбой, чипсами или домашним жарким?
    У нее потеплели глаза. Все же Макс мужественно прошел через это, и она обожала его.
    — Так что — Макс? — напомнил он.
    Его темноволосая голова склонилась над тарелкой. Она не знала, о чем он думает, но, когда Перран стал мочить хлеб в тарелке с супом, он как-то слишком резко одернул его. Потом вдруг наклонился и поцеловал сына в щеку, как бы прося извинения.
    Перран улыбнулся и стал есть с изяществом джентльмена на банкете. Лора чуть не прослезилась. Какой славный мальчуган — надо побороться за счастье побыть с ним подольше. За несколько дней им удалось многого добиться. Макс не может не замечать это.
    — То, что мы делаем, приносит результаты, — сказала она уверенно. — Чем-то поведение переменилось к лучшему, и ты видишь это. Какая бы ни была замечательная няня, это все равно не то. И кое-кому придется привыкать к ее новым методам. По-моему, сейчас это не совсем желательно. Ты же не можешь не понимать, что любовь — семейная любовь — имеет огромное значение в воспитании детей.
    — Да-а-а, — согласился Макс.
    Он заколебался! Она радостно сжала его руку в своей.
    — Мы можем помочь ему, Макс! Ведь это же чудесно, если он начнет доверять нам и общаться с нами! А пока что он то и дело срывается. Если бы мы могли провести…
    — Сколько? — Он посмотрел на нее своими темными как ночь глазами.
    Всю жизнь, чуть не сорвалось у нее с языка. Она уже не могла скрыть слезы. Бархатная темнота его глаз притягивала ее, и ей пришлось закусить губу, чтобы не начать просить о невозможном. Дети принадлежат Фэй и Дэниэлю. Что касается Макса… Что ж, он принадлежит другому миру, многим женщинам.
    — Я не знаю. — Ну же, рискни, шептал тоненький голосок в ее мозгу. — Неделю? — Видя, что Макс не вскинул в ужасе руки, она осмелела. — Может, две. За это время, я думаю, мы сможем сделать из него нормального мальчика. А может быть, даже помочь Фэй. Если тебе удастся отменить приговор.
    — А вот это вряд ли, — Макс пальцем разгладил ее нахмуренные брови. — Что касается Фэй и Дэниэля, я думаю, тут за две недели не справиться. Но в принципе я согласен. — Он улыбнулся при виде ее засиявшего лица. — Но ведь тебя ждет в Лондоне работа.
    Лора готова была задушить его в своих объятьях — так она была счастлива.
    — Я созвонюсь сегодня с Люком. Уверена, что его сестра согласится еще некоторое время помогать ему. Ее ребенок пошел в школу, и она очень хотела найти работу.
    — Две недели — большой срок, когда приходится все время быть вместе. — Он замолчал. — Тяжело будет расставаться, — добавил он тихим голосом.
    Она почувствовала приступ боли.
    — Но мы ведь будем потом поддерживать связь с детьми, верно? Станем часто навещать их, я могу писать каждую неделю, рассказывать о Фрэде, посылать открытки с изображениями животных, ты же знаешь, как Перран любит животных…
    Макс тоже страдал, Лора прекрасно видела это. Он полюбил сына. Это было заметно и когда Перран по утрам прибегал в их спальню, и когда Макс укладывал его спать…
    За эти две недели он еще больше привяжется к нему. Может быть, он страшился расставания ничуть не меньше, чем она, и предпочитал уехать сейчас, пока не стало невыносимо больно.
    Не слишком ли многого она просит?
    — О, Макс, — сказала она, — я такая эгоистка. Я совершенно не думаю о тебе. Если тебе так тяжело…
    — Нет, — возразил он. — Да… О, черт, Лора, я знаю только, что никогда в жизни мне не было так хорошо. И ты права, Перрану необходима постоянная забота. Будет очень тяжело расставаться с… детьми. Но ты верно говоришь, мы не потеряем связи с ними. — Он ласково улыбнулся сыну. — Умница! Вот все доел. Нет, оставь ложку в тарелке. Она грязная, не надо класть ее на скатерть. — Макс нежно вытер мальчику рот салфеткой. Потом снова повернулся к Лоре. — Я не уверен, что выдержу две недели, — сказал он почти неслышно.
    — Ну тогда не будем загадывать больше, чем на день вперед.
    Она была готова вымаливать хотя бы час, если на большее нельзя было рассчитывать. С блестящими от слез глазами, она улыбнулась, стараясь справиться с радостью и печалью, переполнявшими ее сердце.
    — Согласен, — Макс сжал ее руку.
    — Я очень рада, что ты доволен этими несколькими днями, — серьезно сказала она.
    Он улыбнулся.
    — Это то, к чему я всегда стремился. Семейная жизнь.
    — У тебя когда-нибудь будет своя собственная семья.
    Она почувствовала нарастающую боль и поспешно опустила голову, не в силах вынести вспыхнувшие в его глазах радость и надежду, которые превратили эти темные глаза в сверкающие драгоценные камни.
    Макс поцеловал ее руку и, к облегчению Лоры, сменил тему.
    — Переедем после ленча. А потом, если погода позволит, пойдем на берег выпустить избыток энергии. Хорошо?
    Она встряхнула головой, как бы отгоняя от себя все горести, и просияла.
    — Просто не дождусь!
* * *
    — По машинам! — скомандовал Макс, запихивая клетку с Фрэдом в «рейнджровер».
    Он до последнего момента не выдавал место их нового обитания, хотя Лора догадывалась, что это будет один из коттеджей на берегу.
    Собственно говоря, ей было совершенно все равно, где жить, лишь бы было попросторнее и почище. А самое главное, чтобы там были Макс и дети.
    — Я намерен как следует утомить Перра-на, — шепнул ей Макс. Он украдкой погладил ее колено, и тут же огонь разлился по всему ее телу. — Спроси, почему.
    — Почему? — тоже шепотом спросила она, прекрасно зная ответ.
    — Хочу, чтобы вечером и ночью нам никто не мешал. Сначала на полу у камина, потом в библиотеке, потом…
    — В библиотеке?
    Он усмехнулся, и тут машина неожиданно въехала в широкие ворота.
    — Добро пожаловать в усадьбу Пенденни-сов! — При виде ее изумленного лица он рассмеялся, потом наклонился и поцеловал прямо в губы. — Летом ее сдают в аренду. Зимой она свободна. Теперь она наша.
    — Но… — Она вынуждена была замолчать, поскольку он снова поцеловал ее в губы. — Но она огромная!
    — Да, — согласился он. — Вот поэтому я и тороплюсь воспользоваться каждой комнатой.
    Перран постучал в ее сиденье. Она обернулась и увидела, что его внимание привлекло стадо на близлежащем поле.
    — Домашние животные! Смотри, Перран, там вместе с овцами ослик! Макс, как тут замечательно! — радостно воскликнула она. Настоящий домашний рай.
    Все время, пока они разгружали вещи, Перран не отводил глаз от коров. Потом пришел помогать. К тому моменту, когда все вещи были перенесены в просторный, прекрасный дом, Керенза уже дремала. Перрана тоже сморил сон.
    — Иди ко мне, — Макс резко притянул к себе Лору, как только она отвела племянника в большую детскую.
    — В холле? — воскликнула она, сама задыхаясь от желания.
    — Я хочу тебя, — пробормотал он. — Я так хочу тебя, что не могу больше ждать.
    Он зарылся лицом ей в шею, и она приникла к нему. Внезапно Макс резко прижал ее к стене, его лицо вмиг сделалось жестким и требовательным, а руки торопливо раздвинули ей ноги.
    — Макс! — только успела вскрикнуть она, как он зажал ей рот поцелуем.
    — Ты нужна мне. Сейчас!
    Эта неконтролируемая страсть, быстрое, горячее дыхание, мужская готовность, которую она тут же почувствовала, привели ее в неистовое возбуждение. Как это нехорошо, успела подумать она, среди бела дня…
    — Лора! — Его голос был наполнен мучительной и страстной болью, глаза полузакрыты, а руки ласкали ее тело, превращали соски в твердые комочки, нетерпеливо срывали с нее одежду, как будто он не в силах был больше ждать.
    Она тоже. С ее губ срывались короткие, отчаянные звуки. Эти звуки вызывал голод. Сексуальный голод. Первобытный, требующий немедленного удовлетворения. Их губы сомкнулись в страстном, нетерпеливом поцелуе. Макс поднял ее, прижал к себе, у Лоры было ощущение, что он буквально пронзил ее насквозь. Она чуть не потеряла сознание, когда они вместе достигли пика удовольствия.
    Макс первым пришел в себя, осторожно опустил ее на пол, не выпуская из своих объятий. Его глаза блестели как черные уголья.
    Прошло довольно много времени, прежде чем восстановилось дыхание. Макс целовал ее с таким обожанием, что глаза ее наполнились слезами.
    Он приподнял ее подбородок, взглянул в глаза с какой-то болью.
    — Ты ведьма! — пробормотал он неверным голосом. — Я уже не могу не дотрагиваться до тебя! Что нам делать, Лора?
    Вся дрожа, она отстранилась от него, поправила одежду. Макс в самом деле был без ума от нее. И так будет до тех пор, пока он не встретит кого-нибудь еще.
    Он взял ее голову в свои руки и снова страстно поцеловал в губы. И вновь она почувствовала волнение и слабость.
    Они сидели в гостиной, молча глядя на мрачные скалы и сверкающее море, каждый погружен в собственные мысли.
    Ураган стих. Кружили чайки, светило солнце. Но Лору томили предчувствия. Слишком уж страстной и какой-то отчаянной была их любовь. Как будто над ними навис дамоклов меч, готовый в любую минуту разрубить связывающую их тонкую нить.
    Макс крепко, почти до боли обнимал ее одной рукой. Она подняла голову и поцеловала его чтобы избавиться от напряжения, которое накапливалось в ней подобно надвигающейся грозе.
    Потом он мягко отстранился.
    — Пойду разбужу Перрана, или мы так и не выберемся сегодня на пляж. А ты пока приготовь купальные принадлежности.

    Глядя, как они идут по дороге, любой подумал бы: вот обычная семья — муж, жена и дети.
    Нервы Лоры были на пределе. Она предоставила Максу катить коляску с Керензой по песку и гальке, а сама подбежала к морю и завизжала, когда волна настигла ее.
    Оглянувшись, она увидела, что Макс благополучно установил коляску в безопасное место, а Перран уселся на камень, чтобы наблюдать за ней. Лора снова побежала к воде — на этот раз вместе с Максом; они как дети резвились и кричали, когда их окатывало волной. Лора даже согнулась — от смеха у нее закололо в боку.
    — Перран думает, что мы сошли с ума, — сказала она, глядя на сидящего на камне мальчика.
    — Неудивительно. Я не веселился так даже в детстве. Мой отец… — Макс неожиданно замолчал, потом схватил Лору за руку. — Я понял! — вскричал он. — Перран ведь никогда не играет как обычный ребенок, правда? Он не знает, что делать с фигурками животных, только заставляет их драться. Он не умел даже рисовать, пока ты не научила его изображать попугая.
    Она улыбнулась.
    — Он любит Фрэда. Играет с ним, поит, кормит… Хорошо, что у нас есть Фрэд. А вообще Перран любит всех животных, Макс.
    — Я знаю. Им никто никогда не занимался. Неудивительно, что мальчишка вырос сущим наказанием. Он как я.
    Она медленно выпрямилась.
    — Как… ты?
    — Да. Я был лишен многого в детстве. Мои родители почти не уделяли нам с Дэниэлем внимания. Нас держали в полной изоляции от деревенских детей. До школы я не умел играть. Возможно, Дэниэль повторил ошибки наших родителей. А у Фэй вообще нет представления о том, как воспитывать детей.
    — Ну и что?
    — Ему нужно помочь. Подожди! — бросил он на бегу.
    Вскоре Перран уже убегал от волн, схватив их обоих за руки и крича от восторга. Наконец они все устали и вымокли, а Лора не переставала улыбаться, глядя на счастливое лицо мальчика.
    Лежа на песке, Макс рассказывал Перрану, как исследовать лагуны, не нанося вреда морским анемонам, крабам и креветкам.
    Лора прислушивалась к шуму моря, наблюдала за бакланами и кайрами, ныряющими со скал в воду. И с ужасом думала о том, что вскоре ей предстоит возвращаться в Лондон.
    — Мы его многому научим, — с энтузиазмом проговорил Макс. — А может, стоит завести ему котенка. И кролика. К тому времени, когда он пойдет в школу…
    — Макс, — остановила она его, чувствуя, что он зашел слишком далеко. — Ты забываешься.
    Он тут же замолчал. Потом встал, подошел к Перрану, взял его на руки и начал подбрасывать высоко в воздух, потом обнял так крепко, как будто ни за что не хотел отпускать. У Лоры перевернулось сердце. Не в силах наблюдать за этой сценой, она стала рисовать камнем на песке.
    Перран. Керенза. Макс…
    — Мне кажется, Керенза проснулась, — сказала она. — Пойду пройдусь с ней.
    Макс кивнул и не отрываясь смотрел, как она покатила коляску по дорожке вдоль берега.
    Когда она вернулась, у нее уже было настроение есть, пить, любить и веселиться.

    Время купания было самым веселым за весь день, потом они читали на ночь — Лора подбирала разные голоса для всех зверушек, участвующих в сказке. Она боялась остаться наедине с Максом.
    — Ну ладно, — наконец сказала она, укрывая Перрана. Потом поцеловала его и повернулась к Керензе. — Спокойной ночи, дорогие мои. Я очень люблю вас обоих. — Больше говорить она не могла из-за комка в горле и вышла, оставив детей с Максом.
    Когда он спустился вниз, она сделала вид, что с интересом читает толстую книгу о насекомых.
    — Ну, это уже лишнее, — заметил он. — Перрану вряд ли будет интересно выслушивать рассказы про всех насекомых на свете.
    — Я просто изучаю зоологию. Так что ужин придется готовить тебе.
    — Здорово. А почему зоологию? — поинтересовался он, усаживаясь на ручку ее кресла.
    — Я состою в добровольном обществе по защите животных и каждый выходной…
    — У тебя, наверное, много разных жуков.
    — Полно.
    — Мухи, стрекозы?
    — Ну нельзя же ограничиваться только собаками, кошками и кроликами…
    — А как насчет львов? И слонов?
    — Зоология охватывает всех животных. Но лично я предпочитаю насекомых. Оставь меня в покое.
    — Хорошо. Я знаю свое место. Кухня, поцелуи, охота.
    — Охота? — Она, нахмурившись, посмотрела на него.
    — Мне же надо подстрелить буйвола на ужин.
    Лора улыбнулась. Все-таки как он умеет поднять настроение, когда ей плохо. Напевая себе под нос, Макс вышел.
    Спустя некоторое время она убедилась, что ей не удалось прочитать ни страницы, и включила телевизор.
    Когда Макс вновь вошел в комнату, она уже вовсю рыдала.
    — Дорогая! — воскликнул он, ставя поднос с едой на стол и обнимая ее.
    Она фыркнула и постаралась высвободиться.
    — Макс, уйди, я ничего не вижу!
    Он удивленно обернулся к телевизору, на экране которого мелькали последние кадры мыльной оперы.
    — Как это прекрасно! — рыдала Лора.
    — Лора! — с обожанием воскликнул Макс. — Я люблю тебя!
    У нее мгновенно высохли слезы, она недоуменно посмотрела на него.
    — Что ты сказал?
    Макс снова взял в руки поднос, торжественно поставил перед Лорой тарелку.
    — Ужин, — произнес он. — По четвергам буйволов не подают, так что сегодня рыба и чипсы, но…
    У нее задрожали губы. Слова «Я люблю тебя» были выложены на тарелке чипсами. Макс и впрямь знал дорогу к ее сердцу. Это гораздо лучше, чем красные розы и обед в ресторане. Чипсы!
    — Только, пожалуйста, не начинай снова плакать! Я не собираюсь морить тебя голодом. Если захочешь еще чипсов и рыбы, можешь взять из моей тарелки; здесь они уже не так красиво выложены, зато их много. Ну, что скажешь?
    Смеясь и плача, не в состоянии толком понять его, она сказала:
    — Отдай мне мою долю!
    И он отдал. В виде долгого страстного поцелуя.
    — У меня остывает ужин, — слабым голосом произнесла она.
    — Я подогрею. Лора, я люблю тебя. Я обожаю тебя. Не понимаю, что произошло тогда между нами, но знаю, что не хочу потерять тебя вновь. Мне кажется, если это произойдет, я брошусь со скалы…
    — Не говори так! — быстро сказала она. И пальцем провела по изгибу его чувственных губ.
    — Тогда избавь меня от горьких мыслей. — Он встал на колени, взял ее руки в свои и посмотрел ей прямо в глаза. — Выходи за меня замуж, Лора, и мы будем счастливы до конца наших дней, я обещаю тебе.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    Слишком поздно. Пять лет, потерянный ребенок. Какой жестокой бывает жизнь!
    Макс предлагает ей то, о чем она могла только мечтать, а она вынуждена отказать ему. У нее разрывалось сердце. За что ей такое?
    — Почему ты расстроена, дорогая? — улыбнулся он. — Подумай лучше о том, как хорошо нам будет вместе. Как сейчас, только в сто раз лучше. И так будет всегда. Мы созданы друг для друга.
    — Макс…
    — Подожди. Я еще не кончил уговаривать тебя.
    Он улыбнулся, у нее снова кольнуло сердце. Он был так счастлив!
    — Я хочу признаться, что обманул тебя, — мягко продолжал он.
    — Как это?
    — Когда Дэниэль попросил меня уговорить тебя присмотреть за детьми, я решил поехать с тобой вместе, понимая, что так тебе будет труднее. Я сделал это потому, что, уехав тогда, пять лет тому назад, ты больно задела мою гордость. Но потом… спустя несколько минут… все мои прежние чувства вернулись, как будто мы с тобой никогда не расставались. Я снова влюбился в тебя.
    Она смотрела на него из-под сдвинутых темных бровей. Его надо остановить. Немедленно.
    — Ты не можешь любить…
    — Я могу готовить для тебя, вытаскивать травинки из твоих волос, — продолжал он, явно не слыша ее. — Ты везде все разбрасываешь, я буду за тобой убирать. Ты плачешь над телевизионными фильмами и вырезаешь портреты киноактеров. Мне все это нравится. Теперь о свадьбе. Ты пойдешь к алтарю в белом платье, а взамен я согласен мириться со слоном…
    — Прекрати, Макс! Как ты можешь? — взорвалась она.
    У Макса рот открылся от удивления.
    — Что?
    — Нам предстояло провести вместе несколько дней! Они могли быть такими чудесными — а ты все испортил своим предложением!
    — Лора! — удивленно воскликнул он. — Я думал…
    — Нет, не думал! — закричала она и швырнула тарелку с чипсами на пол. Макс непонимающе смотрел на нее. — Ты только потому сделал мне предложение, что нам было весело вместе, и потом, эта игра в родителей напомнила тебе о твоей мечте — иметь идеальную семью…
    — Да! Ты совершенно права, — согласился он. — Ну и что тут плохого? Мы вполне можем стать такой семьей. Черт возьми, Лора, эти чипсы должны были смягчить твое сердце!
    Он был обижен. Лицо напряглось, глаза метали молнии. Она так хотела поцеловать его и удовлетворить все его желания. Но как могла она выйти за него замуж, зная, что детей она ему дать не может?
    — Они… они действительно…
    — Не надо жалеть меня. Я прошу тебя выйти за меня замуж, а не ставить мне отличную оценку за еду. Хочешь розы — у тебя их будет полная комната. Шампанское? — я для тебя наполню им ванну. Мне просто показалось, что ты любишь сюрпризы.
    Ей так хотелось ответить ему «да», но, собрав всю свою волю, она посмотрела ему в глаза и мягко произнесла:
    — Нет, Макс.
    Он вскочил с колен и начал мерить комнату нервными, широкими шагами.
    — Но нам же так хорошо вместе!
    — Брак — это не совсем то, к чему ты привык…
    — Замолчи! — оборвал ее он. — Дай мне сказать. А потом объяснишь, почему ты не веришь в то, что мы можем быть счастливы до конца жизни. Я люблю тебя. Мне так хорошо с тобой, так спокойно на душе, и в то же время ты постоянно возбуждаешь меня. Как, например, сейчас. Я хочу тебя даже сейчас. — Он бросил на нее гневный взгляд. — Ты понимаешь, что я поставил на карту все: гордость, самолюбие, все мои тайны…
    — Не надо! — прошептала она в ужасе.
    — Почему? Я не понимаю, Лора! — Макс подошел к ней и заставил ее встать. — Неужели я ошибся? Я думал, ты тоже любишь меня. Не может быть, чтобы ты была такая же со всеми мужчинами. Открытая, дружелюбная, веселая, любящая… О, черт! — Его лицо исказила боль. — Неужели это правда? Неужели тебе нужен только секс? Неужели ты так же легко ложишься в постель со всеми мужчинами, как со мной?
    — Нет, Макс! — воскликнула она. Но он с такой силой сжал ее запястья, что она взмолилась: — Отпусти меня!
    — Не сейчас. Сначала скажи мне кое-что. — Он схватил ее за подбородок, и она вынуждена была посмотреть в его безжалостные глаза. — Ты мне лгала о Люке? У тебя его визитная карточка…
    — Чтобы звонить ему! — возразила она. — Я должна звонить ему… Клянусь тебе, дело вовсе не в нем!
    Он отпустил ее руки, пригладил волосы и снова заходил по комнате. Наконец остановился у балконной двери, отодвинул шторы и вышел на балкон.
    Лора неверными шагами последовала за ним.
    Ее знобило, казалось, жизненные силы покинули ее.
    Макс стоял к ней спиной. Ей захотелось обнять его, но она поборола это желание и встала рядом, испытывая невыносимую боль.
    — Мне очень нравится Люк, — хриплым голосом произнесла она. — Но это вовсе не означает, что я падаю ему в объятья, как только мы оказываемся наедине. Если хочешь знать, Макс, я вообще ни с кем, кроме тебя, не занималась любовью.
    Она видела, как напряглась его спина, как побелели костяшки пальцев, сжимавших перила.
    — Ни с кем… кроме меня.
    Лора закусила губу, осознав: это означает, что она никогда не забывала его.
    — Мне кажется, тебе следует извиниться передо мной, — постаралась она перевести разговор на другую тему.
    Она не знала, что делать. Ему нужна была только правда, а именно ее она старалась избежать.
    — Извини, — коротко сказал Макс. Он поднял голову и посмотрел в темное небо, его руки заметно дрожали.
    — Ты никогда не был ревнивым, — продолжала она.
    — Нет. Но я не могу перенести даже мысли о том, что ты была с кем-то другим. С удовольствием набил бы морду этому Люку. Я понимаю, что в этом мало смысла, сам себя ненавижу за такие мысли, но ничего не могу с собой поделать, когда дело касается тебя.
    — Тогда мне лучше уйти с твоей дороги, — выдавила она.
    Он мгновенно повернулся к ней.
    — Ты этого не сделаешь! Я даже представить не могу, что потеряю тебя!
    Она опять с ужасом посмотрела на него.
    — Макс, ты не понимаешь, что говоришь!
    — Я не допущу этого! Ты пока что не назвала ни одной причины, по которой не хочешь выходить за меня замуж. Разве тебе не нравится жить в Корнуолле?
    — Нравится, но…
    — Я прекрасно вижу, что значу для тебя. Стоит мне только взглянуть, как ты сразу же загораешься. То же самое происходит и со мной! — закончил он сердито. — А теперь приведи свои доводы, только чтобы я мог в них поверить.
    Лора в страхе отшатнулась от него. Он вытянет из нее всю правду.
    Придется открыть хотя бы часть ее.
    — Ладно, — Лора облизнула высохшие губы. Ее огромные глаза были полны страха. Она скажет ему многое, но не все. — Я хотела забыть о прошлом ради детей. Из-за них я согласилась…
    — О чем ты, черт возьми, говоришь? О каком прошлом? О том, как ты бросила меня? Или ты считаешь, что виноват я?
    — Не считаю, а знаю! — вскричала она.
    Она была вне себя от гнева. Он не имеет права обвинять ее в случившемся!
    — Ну расскажи тогда, — в голосе его звучала ирония, — как это я бросил тебя? Каким это образом вина лежит на мне? Я умираю от желания узнать, что я совершил.
    Лора прямо посмотрела ему в глаза, дрожа от гнева, что он не признает себя виновным.
    — Твои родители были совершенно правы, — холодно произнесла она. — Ты никогда не признаешь своих ошибок. Идешь по жизни, считая, что в несчастьях виноват кто угодно, только не ты.
    — Что, черт возьми, я сделал? — вскричал он.
    — Другие женщины! — в ответ крикнула она. — Ах, ну конечно, ты шокирован! Вижу> ты понял, что я имею в виду. Вот именно поэтому я никогда не выйду за тебя замуж. Я не верю, что ты не будешь мне изменять. Женщины слишком тебя притягивают — а они находят тебя неотразимым. И ничего смешного в этом нет. В нашей семье не изменяли друг другу. Тебе придется поискать кого-то другого, кто закрывал бы глаза на твои похождения во всех столицах мира. — Ее голос звенел от гнева и боли.
    Он подошел к ней, но она отшатнулась к стене. Он обнял ее за голову двумя руками и наклонился к ней.
    — Послушай меня внимательно, — сказал он. — Я никогда, никогда никому не изменял. Поняла? Я достаточно ясно выразился?
    Но он ведь лжет. Это не может быть правдой.
    — Значит, ты не хочешь сознаться? А что ты скажешь о своей невесте?
    Она чуть не рыдала от напряжения и разочарования. Он оказался трусом. Ее Макс… опять упал с пьедестала.
    — О своей… о ком? — нетерпеливо повторил он.
    — Ну той, которая в Сюррее. Той, о которой ты ничего мне не говорил, пока крутил со мной любовь.
    — Я никогда не крутил с тобой любовь, — ответил он, его глаза метали молнии под нахмуренными бровями. — Я не понимаю, о чем ты вообще говоришь… Сюррей? Я никого там не знаю…
    — Прекрати лгать, Макс! — воскликнула она. — Твои родители мне все рассказали.
    — Мои родители! — Он отшатнулся, несколько мгновений простоял в полном молчании, внимательно вглядываясь в ее лицо. — Мои родители. — Его голос звучал подавленно. Лора подумала, что теперь он вряд ли будет притворяться. — Когда? Расскажи мне по порядку, что произошло.
    Она с вызовом посмотрела ему в глаза.
    — На следующий день после твоего отъезда во Францию они приехали ко мне. Рассказали про твою невесту и попросили за тебя прощения. Они были очень добры и заботливы. И явно чувствовали себя неловко. Мать постоянно посматривала на отца и все время запиналась…
    — Понимаю! — злобно пробормотал Макс.
    — Им было ужасно стыдно за твое поведение… — продолжала Лора с негодующим видом.
    — Нет, за свое, — с горечью заметил он.
    — Я не знаю, о чем ты говоришь, но теперь тебе ясно, почему я отказалась иметь с тобой дело? Макс, я не хочу связывать свою жизнь с человеком, у который живет двойной жизнью.
    Он откинул назад голову и застонал. Потом с нежностью и любовью посмотрел на нее.
    — Разве ты не понимаешь, дорогая? — Он вздохнул, когда она отрицательно покачала головой. Потом взял ее холодную, влажную руку в свою. — Они придумали эту невесту. Она никогда не существовала в реальности.
    — Но зачем им понадобилось лгать?
    — Они не одобряли тебя, — мягко ответил он. — Ты ведь из деревни. Мой отец хотел, чтобы я женился на женщине со связями.
    — Но он ведь не запрещал тебе встречаться со мной! — напомнила она ему резким тоном.
    Генерал был вежлив. Враждебности в нем не чувствовалось. Макс снова лжет. Она в отчаянии вырвала у него руку.
    — Конечно, не запрещал. В его понимании я просто тренировался на тебе. Играл с тобой. Отец у тебя всего-навсего рыбак. Мать работает на почте… Для него они просто не существовали. Верность твоего отца, его храбрость, способность собирать вокруг себя друзей — всего этого он не знал, да и знать не хотел. Как и того, как тяжко приходилось твоей матери растить тебя с сестрой. Он не видел того, что видел я… и чему завидовал. Тем не менее перед своим вылетом во Францию я попросил отца приглядывать за тобой. Тогда-то он, вероятно, и понял, что у меня серьезные намерения. И придумал эту невесту.
    — Я должна поверить тебе на слово, не так ли? Ну а Фэй? — Сузившимися глазами она наблюдала за его смущением. — Этого ты не можешь забыть! Ваша интрижка длилась пять месяцев! Как, ты думаешь, я должна была себя чувствовать, когда моя сестра подробно рассказывала мне о ней? Приехав из Франции, ты так соскучился по мне, что сразу запрыгнул к ней в постель! Даже не попытался встретиться со мной…
    — Фэй? Лора, за кого ты меня принимаешь?
    — За донжуана! — разрыдалась она.
    — Но ты кругом не права! Во-первых, я пытался найти тебя. Во-вторых, Фэй — известная любительница пофлиртовать. С семнадцати лет она кружила головы парням в деревне, — с отвращением сказал он.
    — Вот именно поэтому мне ненавистна сама мысль о том, что ты ухаживал за ней! Фэй красивая, а я простушка.
    — Ну да, Фэй внешне очень привлекательна. А у тебя внутренняя красота, которая бьет прямо в солнечное сплетение, да так, что дух захватывает. Ты…
    — Нечего жалеть меня, — прошептала она, в ужасе от его жестокости.
    — Я говорю то, что думаю, — угрюмо сказал он. — А из Франции я вернулся намного раньше срока, потому что не получал от тебя никаких известий и забеспокоился. Я нашел Фэй и попытался узнать у нее, куда ты подевалась…
    — Она… она сказала мне, что вы встречаетесь, — пробормотала Лора.
    — Тогда она просто лгунья! — негодующе воскликнул он. — А твоя мать ничего тебе не говорила?
    — Нет. Но она, верно, не хотела причинить мне боль. Ты… ты увозил Фэй далеко-далеко. Вы ужинали вместе. Мне были известны все меню. Вы занимались любовью в стоге сена, в твоей машине — везде! Она говорила…
    — Все это выдумки!
    — Но… — Лора была не в силах продолжать. Она с несчастным видом смотрела на Макса, совершенно сбитая с толку.
    — И ты поверила, что я могу вести себя подобным образом? — спросил он после долгого, холодного молчания.
    — Но вы с Фэй были опьянены своей любовью. Это было такое чувство…
    Он усмехнулся.
    — Однажды она попробовала подкатиться ко мне, но я отказался. Фэй не привыкла к тому, чтобы ее отвергали. Раньше с ней такого никогда не случалось. Она отплатила мне тем, что отказалась говорить, где ты находишься, и решила соблазнить Дэниэля. Именно поэтому я был против их свадьбы. Я знал, почему она решила выйти за него замуж. Хотя, как оказалось, ошибался. Они вроде бы действительно полюбили друг друга. Ей нравится им командовать, ему нравится, когда им командуют.
    — Даже не знаю, что и думать! — Лора прижала дрожащую руку ко рту.
    — Но как мне убедить тебя? Я могу поклясться на Библии, но не уверен, что ты поверишь мне. У тебя комплекс неполноценности в том, что касается Фэй. Если бы ты поняла, что гораздо красивее, гораздо желаннее…
    — Она говорила, что ты не мог… что ты просто не мог насладиться ею, — запинаясь, пробормотала она.
    — Значит, она злобная, мстительная, ревнивая женщина, и я ничего, кроме презрения, к ней не испытываю, — с яростью ответил он. — Помнишь, что я говорил о твоем отце? О том, какое влияние он имел на меня?
    — Да, но…
    — Так вот, я всегда хотел быть таким, как он. Таким же прямым и честным. Неужели я стал бы вести себя как презренное животное с любимой женщиной, которая ждала меня? — Он снова приблизился к ней, она почувствовала его мягкое дыхание на своем лице. — Ты прекрасно знаешь меня. Так прислушайся к тому, что говорит твое сердце. Я был абсолютно верен тебе все эти годы.
    Она боялась принять за истину его слова. Потому что… вывод напрашивался сам собой.
    — Ты хочешь сказать, что… никогда не занимался любовью с Фэй? Ни разу, никогда?
    — Никогда! Черт побери, Лора, ты же прекрасно знаешь, какая лгунья твоя сестра! Неужели ты веришь, что я мог спать с этой пустышкой? Что же мне делать? Вскрыть вены и написать все это кровью?
    Жестокая правда потрясла Лору. Фэй все наврала!
    — Я верю тебе, — высказала она наконец вслух то, что бродило в ее мозгу. — Перран не твой сын!
    — Что? — резко выдохнул Макс.
    Лора прижала руку к губам, но было поздно.
    — Ничего.
    Его глаза метали молнии.
    — Кто сказал, что Перран мой сын? Фэй? — Когда Лора кивнула, он от ярости заскрежетал зубами. — Твою сестрицу надо как следует выпороть! А заодно и тебя, — добавил он, — за то, что поверила ей.
    — Но ведь по времени все совпадает! — воскликнула Лора. — Фэй говорила, вы встречались почти пять месяцев. Я как раз была… — Она остановилась. Макс не должен знать, что она тогда была на пятом месяце беременности. — Не скажи она, что это твой ребенок, стало бы ясно, что она лжет.
    — Странная ситуация. Ты приезжаешь ухаживать за ребенком своей сестры со своим бывшим любовником, которого считаешь его отцом. — Он говорил и смотрел на нее с неподдельной горечью. — Теперь понятно, почему ты вела себя так напряженно.
    — Но… зачем она это сделала, Макс? — спросила Лора.
    — Из ревности.
    Лора начинала понимать: Перран — ребенок Дэниэля. Макс ни в чем не виноват. Сначала ее заставили усомниться в нем его родители. Потом Фэй. Она поверила им, поскольку даже вообразить себе не могла, что Макс по-настоящему любит ее.
    И еще эти рассказы Фэй о том, что Макс в постели просто тигр… Фэй, сообщившая ей, что она беременна от Макса, была причиной смерти ее ребенка.
    Она могла бы не терять ни Макса, ни его ребенка!
    Это был кошмар! От непереносимой боли Лора закрыла глаза.
    — Моя сестра…
    — Она всегда завидовала тебе, — сурово проговорил Макс. — Тебя любят за все, что есть в тебе. Ей же нечего предложить, кроме своего тела. Только поэтому она пользовалась таким успехом у мужчин…
    Она слушала его как во сне. Ее родная сестра разрушила ей жизнь, погрузила в пучину отчаяния, лишила всего, что она так любила!
    Это невозможно было понять. Но это было правдой.
    Теперь ясно, почему Фэй избегала ее после выкидыша. Она знала, что натворила, что все это значило для Лоры в физическом, моральном и эмоциональном отношении.
    — Ты никогда не поймешь этого, — безжалостно продолжал тем временем Макс. — Ты думаешь, все вокруг такие хорошие, а уж тем более родная сестра. Но ведь именно она испортила Дэниэля, убедила его, что бродяжничать весело. У нее отсутствует чувство ответственности. Она разлучила нас с братом. Только Господь Бог знает, что она наплела ему про меня. И когда их арестовали, наркотики нашли именно у нее…
    — Нет! — слабо выкрикнула Лора.
    — Поверь мне. Твоя сестра и мои родители — вот кто виноват в том, что произошло между нами. Но теперь у нас есть возможность все изменить…
    — Нет! Нет, нет, нет!
    Не в силах больше вынести этого, она выбежала с балкона. И остановилась, только когда была уже на улице. Она не плакала, внутри ее была пустота.
    — Ты замерзнешь, — раздался тихий голос Макса. — Скажи, чего ты боишься?
    — Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое. — Она задрожала, когда вдруг почувствовала, как он обнимает ее за хрупкие плечи.
    Он любил ее. Он хотел иметь семью. Он пытался найти ее…
    Мечты могли стать реальностью. Господи! Неужели эта мука никогда не кончится? Сколько времени предстоит ей обвинять себя, свою сестру, саму жизнь за чудовищную несправедливость?
    — Почему?
    — О, Господи! Я не хочу выходить за тебя замуж! — Она злилась на себя за то, что не могла придумать убедительной причины. — Мы не можем повернуть время вспять. Я не могу изменить своих чувств…
    — Мне казалось, ты любишь меня, — сказал он. — Не говори, что нет! Посмотри мне в глаза и скажи правду!
    Ей удалось заставить себя взглянуть ему прямо в глаза и сказать:
    — Люблю тебя? С чего ты взял? Я развлекаюсь со всеми. И ты знаешь это. Так что мой ответ — нет!
    Она видела, что он застыл на месте. Но продолжала смотреть на него, пытаясь заставить его уйти, нуждаясь в его ненависти.
    Она не могла выйти за него замуж. И не могла сказать ему, почему. Она слишком сильно любила его.
    Для него будет трагедией узнать, что его ребенок умер. Он будет непредсказуем. Может совершить все что угодно. Это пугало Лору.
    — Значит, так?
    — Да, — только и смогла ответить она.
    Он вернулся в дом, не говоря ни слова. Но она понимала, что это конец.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    Лора легла в постель. Макс ушел, она спала одна. Вернее — ворочалась без сна, беспощадные мысли никак не хотели покидать ее, мучила горькая правда.
    Ее сестра бессовестно обманула ее, и единственным утешением для Лоры было то, что об этом не знали их родители.
    Она могла быть сейчас женой и матерью. Женой Макса.
    Слез не было. Она лежала, свернувшись в беззвучный комочек горя.
    — Ты не спишь? — Макс. Холодный, униженный, обиженный Макс.
    Конечно, нет! — хотелось ей крикнуть. Теперь, наверное, она никогда не сможет спокойно заснуть.
    Лора не пошевелилась, хотя каждой клеточкой хотела прижаться к нему, умолять любить ее, несмотря ни на что… или напротив — напасть на него с кулаками. В ней бушевали любовь, ненависть, и потребовалась вся сила воли, чтобы сдержать эти чувства.
    Он включил свет.
    — Нам надо еще кое в чем разобраться, пока дети не проснулись.
    — В чем именно? — спросила она, раздраженная его деловым подходом.
    — В том, например, как мы будем вести себя в их присутствии. — Он сел на край кровати.
    Лора закрыла глаза. Он прав. Им необходимо вести себя так, будто ничего не случилось. Но сможет ли она? Лора медленно села в кровати. Было три часа утра.
    У Макса от усталости закрывались глаза, на щеках залегли тени, взгляд безжизненный.
    Он был одет в рубашку, свитер и джинсы, и от него исходила волна холода, как будто он гулял в тумане или лежал на мокрой траве.
    — Ты замерз, — сказала она с беспокойством.
    Его глаза блеснули презрением.
    — Какое это имеет значение?
    — Я… я не хочу, чтобы ты заболел.
    — Это мои проблемы.
    Он говорил безразличным тоном, как будто они были чужими, но глаза выдавали его. Макс был обижен до глубины души. Он предложил ей свою любовь, а она швырнула ее ему в лицо.
    Она непроизвольно протянула к нему руки.
    — Макс…
    Он вскочил с кровати, как будто она предлагала ему яд.
    — Не играй моими чувствами! — воскликнул он. — Нельзя же думать только о себе! Черт возьми, Лора, я полагал, ты другая. Может быть, вы с Фэй одного поля ягода…
    — Нет! — горячо воскликнула она. — Я только…
    — Игру оставь для детей. Я не хочу, чтобы они почувствовали, будто между нами что-то произошло.
    — Нет. Конечно, — согласилась она.
    — Им и так трудно. Я не хотел бы, чтобы Перран переживал еще и это. Согласна?
    — Да, но как это сделать?
    — Попробуем притворяться. Будем смеяться. Дурачиться. Веселиться. Ради Перрана будем казаться все так же влюбленными друг в друга. Старайся играть свою роль получше. Или он опять станет таким, как прежде, а то и хуже.
    Лора вздрогнула, увидев, что Макс начал стягивать с себя свитер.
    — Что… — она облизнула губы, — что ты делаешь?
    — Ложусь спать. Я устал. — Он расстегнул пуговицы на рубашке, забавляясь ее испугом.
    Лора открыла и закрыла рот.
    — Но есть ведь и другие спальни! И Перрана здесь нет. Нам не надо сейчас притворяться!
    Рубашка была расстегнута, обнажилась широкая, красивая грудь. Она с вожделением смотрела на нее, пока не вспомнила, что теперь не может дотронуться до нее.
    — Он удивится, если мы будем в разных кроватях, — Макс начал расстегивать ремень. Джинсы упали на пол. Лора в панике залезла под одеяло, осознавая, что вся дрожит от желания.
    — Смотри не трогай меня! — вскричала она.
    — После всего того, что я узнал о тебе? — он невесело рассмеялся.
    — И как долго это продлится, Макс? Как долго мы должны притворяться?
    — Пока Перран не заговорит.
    — Но могут пройти года! — воскликнула она.
    — Меня больше волнует мой племянник, чем наши несуществующие отношения, — отрезал он. — Ты больше ничего для меня не значишь. А он значит. Ребенок не должен страдать из-за ошибок своих родителей, пусть даже временных.
    — Но я не могу здесь оставаться! У меня работа!
    — Черт с ней, с твоей работой! Она что, важнее, чем ребенок?
    — Конечно, нет!
    — Поговори с Люком. Объясни ситуацию. Последний раз, когда ты звонила, он сказал, что его сестра прекрасно справляется.
    — Но я могу потерять работу, — пробормотала она.
    — Найдешь другую. Ты хороший кулинар. Ты же понимаешь, что мы должны помочь Перрану. Нельзя нанимать ему няню, ты сама говорила, что всякого рода изменения ему не на пользу. Не думай, что я в восторге оттого, что придется находиться здесь с тобой, хотя я люблю детей. Словом, хотим мы или нет, у нас нет выбора.
    Лора молчала, испытывая ужас при одной мысли о том, что Макс будет спать с ней, ненавидя ее, изо дня в день притворяться веселым…
    — Я добьюсь, чтобы он заговорил как можно скорее, — слабым голосом сказала она.
    — Отлично!
    Макс выключил свет, лег, повернувшись к ней спиной.
    Лора долго лежала неподвижно, прислушиваясь к его тихому дыханию. Он не спал, она уже достаточно хорошо знала его, чтобы понять это. Во сне его дыхание становилось более глубоким и медленным, тело расслаблялось, время от времени он постанывал как бы от удовольствия. Сейчас он лежал тихо и напряженно.
    Ей очень хотелось встать и уйти из комнаты, но она заставила себя не делать этого, начала думать о том, как вынудить Перрана заговорить. Может быть, стоит посоветоваться с психологом? Но она понимала, Макс прав: ребенку прежде всего нужны стабильность, любовь, спокойная жизнь. И с Перраном надо играть.
    Черт побери эти счастливые семьи! Как вынести все это? Надоело уже лежать тут, переживать и плакать. Сквозь занавески просачивался утренний свет. Надо побыстрее встать и уйти от Макса подальше, прежде чем она начнет крушить все вокруг.
    Она свесила ноги с кровати и встала, не слишком стараясь делать это тихо.
    Макс немедленно повернулся.
    — Что случилось? Кто-то из детей плачет?
    — Нет, я пойду погуляю.
    Поджав губы, она подошла к комоду, нечаянно стукнулась об него и с удивлением смотрела, как покачнулся и рухнул на пол хрустальный кувшин с водой.
    — Черт!
    Все правильно, думала она, глядя на осколки, усыпавшие пол и ее голые ноги. Все против нее. Все разбивается.
    — Не двигайся с места! — крикнул Макс. Она вздрогнула при резком звуке его голоса и обернулась. Он поднялся с кровати. Она не могла отвести глаз от его обнаженных узких бедер, тонкой талии…
    — Я сама справлюсь…
    — Делай, как говорят! — рявкнул он. Потом обернул вокруг бедер махровое полотенце и надел шлепанцы. — Двинешься на дюйм — порежешь ноги. — Он включил свет.
    — Я уже порезала. Немного. Ничего страшного. Переживу.
    — Подожди.
    — Спасибо, — пробормотала она.
    — Не за что. Я просто не хочу, чтобы ты испортила ковер.
    — Ах, извините!
    Он посмотрел на нее так, будто она выругалась в церкви, и она вся вспыхнула.
    — Это так непохоже на тебя, Лора, — неодобрительно заметил он.
    — Просто ты меня не знаешь, — ответила она.
    — Видимо, да.
    Он вышел из комнаты. Лора слышала, как он спустился по лестнице. Она стояла и ждала.
    Когда Макс вернулся с полиэтиленовым пакетом, бинтом, йодом, щеткой и совком, она притворилась, что рассматривает ногти.
    — Как, черт возьми, ты умудрилась скинуть этот кувшин? — спросил он, прикладывая марлю к порезу. Кровь перестала течь, и он занялся осколками.
    — Легко, — сердито буркнула она, глядя, как осторожно он снимает стекло с ее ног. — Я вообще неловкая.
    — Только когда злишься.
    Она удивленно посмотрела на его темный затылок, думая, что ослышалась. Ее взгляд смягчился. Он вынимал последние осколки у нее между пальцев, лицо было внимательным и сосредоточенным.
    Она так любила его сейчас, так хотела! Легкий стон непроизвольно сорвался с ее губ.
    — Черт! — выругался Макс, тут же обрезав до крови свой большой палец.
    И опять непроизвольно она опустилась на колени и взяла его палец в рот. От вкуса его крови, от ощущения пальца во рту она прикрыла глаза и задрожала.
    Он что-то пробормотал — это было похоже на ругательство, стон, мольбу — и поднял ее на руки. Она увидела страстное, злое желание на его лице.
    — Не надо! — прошептала она, испугавшись этого ожесточенного выражения его лица.
    Но он уже бросил ее на кровать, несмотря на слабое сопротивление, и начал через голову стаскивать ночную рубашку.
    — Думаешь? — хрипло спросил он.
    Лора только кивнула в ответ. Но когда он дотронулся до ее груди, она закрыла глаза, изогнулась навстречу ему. Ее тело снова предало ее.
    — Ты уверена? — Он издевался над ней, облизывая соски и превращая их в болезненные твердые комочки. Ее бедра уже извивались под ним.
    — Не надо!
    Он целовал ее в шею, грудь — везде. Везде, кроме губ.
    Ее глаза наполнились слезами. Она хотела его. Притворяться не было смысла — он уже нашел доказательство этому и умелыми пальцами ласкал ее тело.
    — Поцелуй меня, — простонала она.
    Макс страстно поцеловал ее в шелковый живот. Разозлившись при мысли, что с ней обращаются как с проституткой, Лора схватила его за волосы и подняла его голову.
    — Меня! — выкрикнула она. — Меня!
    Он только цинично посмотрел на нее. Она задрожала, попыталась вцепиться ногтями в его плечо, искусать, изорвать, вылить свою злость.
    Она не понимала, что с ней происходит, только чувствовала непреодолимую потребность как-то излить свое горе, пусть даже сломаться от нечеловеческого напряжения.
    — Нет. — Макс оторвал ее от себя, кинул ей ночную рубашку. — Одевайся. Перран скоро проснется. Я здесь не для того, чтобы удовлетворять твои сексуальные потребности, Лора, какой бы соблазнительной ты ни была.
    Униженная до крайней степени, Лора дрожащими пальцами попыталась натянуть рубашку, но никак не попадала в ворот. Она услышала, как застонал Макс, почувствовала, как его руки обхватили ее груди. Она замерла, потом тихо вскрикнула. Макс целовал ее грудь, ласкал соски.
    — Оставь меня, животное! — закричала она, не в силах выносить эту сладкую пытку. — Ты начал первым, ты бросил меня на кровать…
    — А что ты хотела? Засунула мой палец в рот и смотрела на меня как опытная искусительница. Сама напросилась!
    Наконец Лора справилась с рубашкой и яростно взглянула на него.
    — Я оказывала тебе первую помощь, — сердито бросила она. Он был прав — ее чувства были как на ладони, как если бы она написала их на знамени или прокричала в мегафон.
    — Если не хочешь больше недоразумений, не выставляй свои чувства напоказ, — фыркнул Макс. — Я не каменный!
    — Мы спим в одной кровати! Что мне теперь, спать одетой? Макс, так не может долго продолжаться.
    — Да, — согласился он. — Надо придерживаться договора, Лора. Будем друзьями днем и чужими ночью. Не провоцируй меня больше. Ты же видишь, как нам легко заняться сексом. Наши тела не отвыкли еще от сексуальной близости. Но в нынешних обстоятельствах я предпочел бы избегать секса.
    — У меня тоже есть условие. Не заигрывай со мной. Не надо дразнить меня. Понял? Иначе я уеду и решай сам проблемы Перрана.
    — Ладно. Иду в душ.
    Лора откинулась на подушки, чувствуя себя совершенно опустошенной. Значит, опять ложь. Надо притворяться, что любишь Макса, зная, что он ненавидит тебя.
    Она заснула, мечтая о чуде, о том, что они с Максом опять будут счастливы.

    — Проснись, дорогая, — ласково шептал Макс, нежно тряся ее за плечо.
    Она улыбнулась, не совсем проснувшись.
    — Доброе утро, любимый, — пробормотала она.
    И тут же почувствовала, как две маленькие ручки обвились вокруг ее шеи.
    — Перран, детка! Поцелуй меня. Еще разок. Ммм! Как хорошо!
    Она взглянула на Макса, и у нее упало сердце. Она поняла, что он лишь разыгрывает любовь. Но раз он может, сможет и она.
    — Ну, — радостным тоном сказала она, — что будем делать сегодня? Устроим пикник? Макс?
    Перран подпрыгнул, Макс поймал его на руки, закружил по комнате.
    — Замечательная идея! А где?
    — Сейчас пойду приму душ и подумаю. А ты пока пойди проверь, как там Керенза. Обрадуй ее как-нибудь… — она облизнула сухие губы, — дорогой.
    Лора поспешно накинула халат и убежала в ванную.
    Когда она вернулась, Макс уже переоделся в мягкую зеленую рубашку, свитер и песочного цвета брюки. На руках у него была Керенза. Перран был одет в черные джинсы и свою любимую черно-желтую спортивную майку с символами корнуолльской команды по регби.
    — Привет, пчелка, — ласково сказала ему Лора, похлопывая по круглому животику.
    Он от восторга зажужжал. Лора бросила быстрый взгляд на Макса. Это были первые звуки, которые они услышали от него, кроме смеха.
    — Больше похоже на корову, — непринужденным тоном бросил Макс. — Лора, как мычат коровы?
    Она притворилась, что задумалась, но Перран не подхватил игры. Расставив руки, он понесся по комнате, изображая пчелу.
    — Хорошее начало, — сказала Лора Максу, собирая одежду.
    Он кивнул, продолжая играть с Керензой. У нее замерло сердце от любви и нежности, когда она увидела эти две головы — темную и светлую, — прижатые друг к другу. Трогательное зрелище: мужественный, большой человек погружен в игру с крошечным ребенком.
    — Уууу! — Перран схватил ее шорты и напялил их себе на голову.
    Она рассмеялась и взяла другие. Макс бросил на нее взгляд, положил Керензу между двух подушек и стал догонять Перрана. Он издал звук, похожий на шум работающего двигателя. Перран тут же повторил его.
    Это был огромный прогресс. Совсем недавно он, гладя Фрэда, что-то нашептывал птице. Раз или два она видела, как он с виноватым видом стоял возле попугая и явно с ним разговаривал. А теперь Перран осмелел настолько, что издал звуки в их присутствии.
    Лора быстро переодела Керензу, не переставая улыбаться Максу и Перрану, испытывая вместе с тем двойственное чувство: ведь чем скорее ее племянник научится говорить, тем скорее ей придется уезжать отсюда. И все же так хотелось, чтобы он заговорил!
    — Мальчики, завтракать! — решительно сказала она. — Считаю до двадцати.
    Макс и Перран, оттолкнув ее в сторону, понеслись вниз по лестнице — судя по издаваемым звукам, превратившись теперь в аэропланы.
    — Я думаю, нам лучше поехать в Тинта-гель, — сказала Лора, накладывая на тарелки яичницу с беконом.
    — Ты был там, Перран? — спросил Макс, поднимая голову от Керензы.
    Мальчик покачал головой.
    — Там замок короля Артура, — с энтузиазмом проговорил Макс. — Он жил в нем с прекрасными дамами в длинных платьях и мужчинами в латах. Господи, как трудно объяснять ребенку, — обратился он к Лоре.
    — Мы покажем тебе пещеру, — сказала она тихим шепотом. Глаза Перрана округлились. — В ней жил колдун.
    — О-о-о! — воскликнул мальчик.
    Ни Лора, ни Макс не издали крика восторга, а уставились в свои тарелки.
    — Теперь, я думаю, недолго, — тихо сказал Макс.
    — Да, — сквозь слезы проговорила Лора.
    Он взял ее руку, поцеловал и улыбнулся при виде ее испуганного лица.
    — Мы справимся.
    — Угу.
    Весь этот день они снова были «семьей». Перран обожал магазины для туристов, где продавались колпаки колдунов, мечи, другое средневековое оружие и красочные книги про короля Артура. Но в качестве подарка он, на удивление всем, выбрал кристалл кварца и держал его в руке всю поездку, время от времени бросая на камень восхищенные взгляды.
    — Во-о!
    Лора замерла, потом нашла в себе силы отреагировать.
    — Чудесный камень, правда, Перран?
    Он посмотрел на ступени, ведущие в замок, и кивнул головой.
    Макс вынул Керензу из коляски.
    — Давайте сфотографируемся здесь.
    И прежде, чем Лора успела ответить, пошел с фотоаппаратом к какому-то мужчине. Лора сообразила, что он хочет попросить его снять всю семью.
    — Не надо, Макс, я вас сама сфотографирую! — крикнула она.
    — Надо сфотографироваться всем вместе. — И он бросил на нее такой свирепый взгляд, что она замерла. — Перрану понравится. Не надо быть такой эгоисткой.
    — Верно, я не подумала.
    Она встала туда, куда указал Макс, на фоне замка и бушующего моря. Взяла на руки Керензу. Перран с гордым видом встал рядом с Максом и вытянул вперед руку со своим драгоценным кристаллом.
    — Улыбайтесь! — приказал Макс, как только мужчина поднес фотоаппарат к глазам.
    Ради Перрана Лора широко улыбнулась. Когда-нибудь мальчик будет просматривать фотографии и вспомнит о счастливых временах. А о ее разбитом сердце он не узнает никогда.
    — Спасибо большое, — поблагодарил Макс фотографа.
    — Не за что. Не так часто удается собрать всю семью, не так ли? Такие фотографии — редкость.
    Макс, чуть нахмурившись, взял у Лоры Ке-рензу и положил ее в коляску.
    — Ты здорово придумал, — сказала Лора. — Надо еще сфотографироваться и отдать пленку в проявку. Может быть, стоит купить рамку, чтобы Перран…
    Но Макс неожиданно сорвался с места, схватив Перрана за руку. Мальчик едва поспевал за ним.
    Лора не могла понять, что такого она сказала. Она догнала их только на самой вершине горы. Макс, не говоря ни слова, передал ей Керензу и отправился играть с Перраном.
    К ним присоединился тот самый мужчина, который недавно их фотографировал. Вместе с ним были жена и три их сына.
    Лора наблюдала, как Перран играет с мальчиками, подражает их крикам. Она опустилась на траву, стараясь запомнить эту сцену, чтобы иметь возможность в будущем восстанавливать ее в памяти.
    — Все они как дети, — произнесла молодая женщина, усаживаясь рядом с Лорой и ласково глядя на мужчин и детей.
    Лора вежливо улыбнулась женщине и поддержала разговор.
    У нее осталось совсем немного времени. Она помнила совет матери: наслаждайся каждой минутой жизни.
    Она извинилась и подошла к Максу. В это время он как раз падал, пронзенный мечом, его глаза остановились на ее вспыхнувшем лице. Перран светился от счастья.
    Потом они нашли место для пикника возле водопада и сидели, наслаждаясь октябрьским солнцем и прекрасным видом дикой природы.
    — Как видишь, я справляюсь, — тихо сказала она Максу, когда Перран ушел охотиться на драконов. — Я очень люблю его. Разведенные родители умеют поддерживать между собой хорошие отношения, если заботятся о своих детях.
    — Ну и хорошо.
    Она тронула его за руку, обиженная сухостью тона.
    — Пожалуйста, Макс…
    — Мне, кажется, пора превращаться в дракона. — Макс встал и пошел искать Перрана.
    Лора постаралась скрыть разочарование и веселилась от души. Она отсняла всю пленку, чтобы запечатлеть этот день навсегда.

    Было очевидно, что Макс никак не может расслабиться. Лора не отрывалась от книги о насекомых, но чувствовала, что он неотрывно смотрит на нее.
    — Я иду спать, — наконец объявил он и вышел из комнаты.
    Было десять часов вечера. Лора старалась сосредоточиться на книге, но ей это никак не удавалось. Ее мысли постоянно возвращались к Максу и детям. Она пошла на кухню выпить горячего чаю, но вдруг остановилась. Слышно было, как наверху Макс меряет шагами комнату; быстрыми шагами, которые явно вьщавали его гнев.
    Она еще целый час пробыла на кухне, не желая идти в спальню, потом проверила детей. Перран даже во сне не выпускал из рук драгоценный кристалл. Нежно улыбнувшись, Лора поцеловала его и Керензу.
    Когда она наконец вошла в спальню, Макс уже спал. Вздохнув с облегчением, Лора на цыпочках подошла к кровати и нырнула под одеяло.
    Он перевернулся, пробормотав что-то во сне, и так же во сне обнял ее одной рукой. Лора вздохнула и замерла в его объятьях, любуясь прекрасным спокойным лицом.
    Я люблю тебя, проговорила она про себя и прильнула к нему, погружаясь в сон.
    Она видела сны, похожие на явь. Вот Макс проводит рукой по ее спине, она чувствует его дыхание на своем лице. Его прикосновения нежны, поцелуи покрывают лоб, губы, подбородок…
    И тут она поняла, что это совсем не сон. Лора притворилась спящей и полностью отдалась любовной игре.
    Казалось, что Макс пробудился, впрочем, возможно, он все это делал во сне: целовал и целовал ее, мягко и нежно, с такой осторожностью, словно она хрустальная. Лора лежала, боясь пошевелиться, издать звук.
    Его губы начали исследовать ее податливое тело. Ни один дюйм не остался без внимания. Лора уже сходила с ума от страсти. Когда наконец его губы сомкнулись на ее груди, а рука нащупала горячую плоть между ног, она издала внезапный, непроизвольный стон.
    Он тут же замер, как будто пробудившись ото сна. Широко раскрыл напоенные любовью глаза, потом прищурился и вскочил с кровати.
    — Макс! — Лора бросилась вслед за ним, поскользнулась и упала.
    Он тут же включил верхний свет.
    — Господи, Лора!
    — Я упала! — разрыдалась она. — Ох!
    — Извини. — Он опустился на пол рядом с ней, пригладил ей волосы. — Где болит? — вежливо и как-то безучастно спросил он.
    — Спина. Но ничего, все в порядке.
    — Подожди, я принесу мазь…
    — Нет! — Ей не хотелось, чтобы он втирал ей что-нибудь в спину. — Просто дай мне руку и помоги встать. Вот так. Видишь, все в полном порядке.
    — Попробуй пройтись.
    Она попыталась.
    — Да, могу. Макс… Я хочу сказать о том, что только что было… Извини, я спала…
    — Да.
    У нее задрожали губы.
    — Что ты собираешься делать? Куда ты идешь? — спросила она, потирая больную спину.
    — Куда-нибудь. Не знаю.
    Он вдруг заметил, что раздет. И что видно, как он возбужден. На щеках его тут же расплылся горячий румянец, и он отвернулся. Подошел к гардеробу, достал вещи. Слишком много вещей, чтобы надеть их все сразу. Но его намерения стали совершенно ясны, когда у него в руках оказались две пары ботинок.
    — Ты не можешь уехать! — закричала она, побелев от испуга.
    — Могу. — Он начал укладывать вещи в чемодан. — Я еду в Марракеш. Нам надо вернуть Фэй и Дэниэля.
    — Но… сейчас полночь!
    — Вот и хорошо: дороги свободны.
    — Но ведь ночью нет рейса!
    — Я подожду в аэропорту.
    — Перран…
    — Объясни ему, что я поехал к его маме и папе, и передай ему от меня привет.
    — Но…
    — Нет. Хватит. Я не могу не прикасаться к тебе и от этого схожу с ума. Так что справляйся тут сама. Я уезжаю.
    — О, Макс, пожалуйста! Ты мне так нужен здесь. И детям тоже. Ведь у нас сегодня был такой замечательный день. Перран вот-вот заговорит — я хочу, чтобы ты был рядом, когда это произойдет.
    — Мне надо ехать, — раздраженно проговорил он. — Не хочу делать то, о чем потом буду сожалеть.
    — Что именно? — спросила она.
    — Много смеяться, наслаждаться жизнью. Сильно любить.
    Ей так хотелось обнять его, стереть с его лица выражение боли, рассказать ему всю правду. Он любит ее, а у нее нет сил отказываться от этой любви и отрицать свою любовь к нему.
    — Я…
    — Слишком поздно. Не останавливай меня. Дай мне уехать. По крайней мере дай мне сделать это достойно.
    В молчании он упаковал чемодан и направился к двери. Лора подбежала к нему.
    — Позвони мне! — хрипло сказала она, хватая его за руку.
    Он стряхнул руку, как будто она была заразная.
    — Я буду звонить каждый день в пять часов, так что Перран сможет поговорить со мной.
    — А как долго ты там пробудешь?
    — Сколько понадобится. В моем бумажнике деньги. Возьми их. Трать на что хочешь.
    Она смотрела, как он вышел из комнаты. Не попрощавшись, даже не обернувшись. Потом услышала, как хлопнула входная дверь, взревел мотор. Лора подбежала к окну. И увидела, как машина отъехала от дома.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    — Перран! Сегодня приезжает Макс! — Лора положила телефонную трубку и раскрыла объятья. Она вся сияла. — Две недели! Как он мог оставить нас так надолго? Слушай, давай приготовим его любимый шоколадный торт. Он сказал, что уже в аэропорту. Значит, дома будет через несколько часов. Вполне хватит времени привести все в порядок. А потом и сами вымоемся и нарядимся.
    Она подождала в надежде, что мальчик хоть что-нибудь скажет. Ничего. Ни звука с тех пор, как уехал Макс.
    Ее сердце сжалось. Что их ждет? Макс ничего не стал объяснять по телефону, сказал, что расскажет все, когда приедет. Если он везет с собой Фэй…
    Пусть этот день будет самым счастливым. Не думать о будущем.
    Они с Перраном подготовили все для торта, поставили его в печь. Раскрасневшись у плиты, Лора весело болтала, откидывая назад волосы, не заботясь о том, что уже вся в муке.
    — Давайте танцевать! — Не дожидаясь ответа, она взяла Керензу на руки и закружилась по кухне. Керенза визжала от восторга. — Мой дорогой Перран, как я люблю тебя! — воскликнула Лора, когда мальчик начал кружиться вслед за ними.
    С блестевшими глазами он обнял ее колени и поднял к ней лицо.
    — Хорошо? — спросила она. Он кивнул, и она улыбнулась. — Будет совсем здорово, когда Макс вернется, правда?
    Тут она уловила какое-то движение сзади и, обернувшись, с удивлением увидела стоящего в дверях Макса.
    Он тихо прошел в комнату, наклонился и тронул за плечо ничего не подозревающего Перрана. Мальчик чуть не задушил его, обнимая.
    — Но ты же сказал, что находишься в аэропорту! — воскликнула Лора, еще не придя в себя от радостной неожиданности. — Хитроу ведь в нескольких часах езды отсюда!
    — Я прилетел в местный аэропорт из Лондона. Ну как тут, все в порядке?
    — Все хорошо. А как…
    — Потом расскажу. Наедине. — Он улыбнулся ей. — Не могу дождаться шоколадного торта.
    — А как ты догадался?
    Он рассмеялся.
    — Посмотри на свое лицо, волосы, на всю себя! Ты давно не заглядывала в зеркало?
    — Ох! — Она провела рукой по лицу и улыбнулась. — Так же вымазалась, как Перран?
    — Хуже. — Он оглянулся вокруг, подняв брови.
    — Мы собирались убираться, — поспешно объяснила Лора. — Сделать генеральную уборку. А в гостиной и так порядок, здесь мы просто…
    — Да я ничего. Просто очень рад, что вернулся.
    Казалось, ему доставляет удовольствие смотреть на нее. Он смотрел так, будто никогда раньше не видел ее.
    — Ну, — сказала Лора, — давай расскажем Максу, что мы тут без него делали. Что скажешь, Перран?
    Мальчик ничего не ответил, только выжидающе посмотрел на нее.
    — Мы ходили смотреть, как ловят рыбу, катались на лодке, ели мороженое, а чайка подлетела и выхватила мороженое у Перрана, — начала Лора. — Потом мы кормили коров травой…
    — Что? — рассмеялся Макс.
    — Ну да, у них и так много травы, но мы нашли длинную и сочную. Им очень понравилось. Потом мы бросали монеты в колодец и загадывали желания. Еще Перран теперь знает названия многих насекомых…
    — Ты просто чудесная, Лора, ты знаешь об этом?
    В ее глазах сначала появилось беспокойство, потом радость.
    — Фантастическая. Идеальная, вот я какая.
    — Я не шучу.
    Чуть погодя Лора, отмыв лицо от следов шоколада и муки, снова появилась на кухне проверить торт. Макс держал на руках Керензу и Перрана; всех троих клонило ко сну.
    Лора тихонько открыла духовку и убедилась, что торт готов.
    — Ну вот, дети уснули, — раздался у нее за спиной голос Макса. — Мне надо поговорить с тобой о Фэй. Пойдем на веранду.
    Лора пошла за ним, волнуясь, что ее сестра попала в беду, что Макс попросит ее остаться еще на неделю-другую, что вдруг ей придется уезжать.
    — Не закрывай дверь, — сказала она. — Вдруг дети проснутся.
    — Лора, — мягко сказал Макс, — лучше все же закрой дверь. Садись.
    — Что-то случилось?
    — Боюсь, что да.
    Она закусила губу, Макс взял ее руки в свои.
    — Я ничего не смог сделать, — просто сказал он.
    — Их осудили? — вскрикнула Лора.
    — Фэй призналась. Но не думаю, что у нее был выбор. Она рассказала мне, что Дэниэль стал наркоманом. Началось все с забавы, потом переросло в потребность. У него ломка. Фэй обвиняет всех, кроме себя.
    — Тебе, наверное, было жутко видеть все это, — мягко сказала Лора.
    — Да уж, — согласился он, — но чем ближе я подъезжал к дому, тем лучше мне становилось. А когда я увидел тебя, прекрасная моя мадонна… я тут же позабыл и о Фэй, и о Дэ-ниэле… Твоя сестра разрушила не только свою жизнь. Но ты, моя дорогая, ты заставляешь меня забыть обо всем, что есть злого на свете, — сказал Макс, пододвигаясь ближе.
    — Макс, я говорила тебе…
    — Я знаю. — Он встал. — Но дело в том, что твои губы говорят одно, а глаза другое.
    — Может быть, я просто сексуальная маньячка.
    — Я говорю о любви.
    — А я хочу узнать о своей сестре! — воскликнула она. — Что с ней теперь будет?
    — Хорошо, хорошо, хорошо. Ее адвокат считает, что ей грозит от пятнадцать до двадцати лет.
    — О Боже! — простонала Лора, закрыв лицо руками. — Это ведь ужасно, Макс. А что с Дэ-ниэлем?
    — Пока неясно, но я думаю, приговор будет таким же.
    Несколько мгновений Лора сидела не шевелясь, обдумывая судьбу сестры.
    — Бедная Фэй, — наконец произнесла она. Потом вздернула голову. — А дети? Что будет с детьми? — вскричала она. Макс, вероятно, рассчитывает, что она станет заботиться о них. Может быть, вместе с ним. Они будут жить как муж и жена, но никогда ими не станут.
    Или возможно, между ними восстановится сексуальная близость, так как похоже, что оба они не смогут воздерживаться. А может даже, он думает, что они поженятся и у них появятся дети. Да, конечно. Макс так любит детей, что непременно захочет своих.
    — Хочешь — подумай пока, а я пойду проверю, как там они. Приду — еще поговорим.
    Она хотела только одного: чтобы вернулось то время, когда они с Максом спали вместе, любили друг друга, были счастливы и ни о чем не задумывались.
    И тут она услышала его крик, такой силы, что кровь застыла у нее в жилах.
    — В чем дело, Макс? — вскричала она, вбегая в комнату.
    — Их тут нет!
    Она беззвучно открыла рот.
    — Дети! Их нет! — он встряхнул ее за руку. — Я уже обыскал весь дом. Иди проверь машину и сад. Давай быстрее!
    Спотыкаясь от ужаса, Лора побежала к гаражу.
    — Перран!
    Ни звука. Лора всматривалась в дорогу: вдруг промчится машина, увозящая детей в неизвестном направлении. Нет. Ничего.
    — Перран!
    И тут со стороны сада послышался какой-то шорох. Лора, затаив дыхание, прислушалась. Поле. Стадо коров… Она увидела, что в самом конце поля стадо сбилось в кучу и движется по направлению к чему-то…
    — Перран! — вскрикнула Лора и, перемахнув через высокий забор, побежала так, как не бегала никогда в жизни. Коровы увидели ее, повернулись и двинулись к ней навстречу. Но Лоре было все равно. Она видела только маленькую фигурку в черно-желтой майке и молилась, чтобы не споткнуться и не упасть — иначе она не успеет помочь мальчику…
    Каким-то чудом ей удалось увернуться от коров. Через мгновение она уже стояла рядом с Перраном, яростно размахивающим палкой, с плачущей Керензой за спиной. Лора подсадила Перрана, тот перелез через забор, передала ему девочку.
    — Положи ее на землю, родной, я сейчас иду к вам.
    Но как? Коровы тем временем перегруппировались и двинулись на нее. Лора сделала последнее усилие, перелезла через забор — и вот она уже рядом с детьми.
    — Они испугали ребенка, — вдруг заявил Перран. Он явно опасался, что Лора будет ругать его, и она не вьщержала и поцеловала мальчика. — Я нашел палку и начал махать перед ними, — гордо продолжал Перран. — Я спас ребенка.
    — О, дорогой, какой же ты храбрый! Но как вы там оказались?
    — Я пошел с ней погулять. Как Макс. Я хочу стать Максом, когда вырасту.
    И тут до Лоры наконец дошло: Перран говорит… Слезы полились ручьем у нее из глаз.
    — Он ищет тебя. Пойдем скажем ему, что все в порядке, — дрожащим голосом проговорила она, понимая, что Макс сходит с ума от беспокойства.
    Она увидела его в окне.
    — Эй! Мы здесь, все в порядке!
    Уже через минуту он бежал им навстречу, заключил их всех в объятья.
    — Что случилось? — тяжело дыша, спросил он. — Где они были? Что?..
    — Расскажи ему, Перран.
    — Лора храбрая, — заявил восторженно мальчик.
    Макс открыл рот. Потом посмотрел на Лору, она радостно кивнула.
    Перран разговаривает. Счастье и печаль смешались вместе.
    — Правда? — спросил Макс хриплым голосом.
    — Она побежала через стадо коров. Я люблю Лору.
    — Боже мой! Ты бежала через стадо? Ты идиотка! — закричал вдруг Макс. — Они же могли убить тебя! Упала бы, и они растоптали бы тебя…
    — Замолчи! — Глазами она показала на Пер-рана. Она беспокоилась, что мальчик расстроится. И в то же время приятно было чувствовать, что о ней заботятся. Любят ее.
    — Думаю, — продолжал Макс, взяв ее за руку, — что небольшой выговор за самовольную отлучку не помешает.

    Лора сама не знала, зачем надела свое самое лучшее платье. И зачем так тщательно причесалась и подкрасилась.
    Может быть, потому что решила сказать Максу: ему одному, без нее придется заботиться о детях. Объявить о том, что она уезжает завтра утром, надо при полном параде.
    Чтобы избежать разговоров о Перране, она начала расспрашивать Макса о Марракеше.
    И он рассказал о том кошмаре, какой пережил за последние две недели, чувствуя себя совершенно беспомощным. Лоре безумно хотелось обнять его, прижать к себе.
    Она нервничала под его пристальным взглядом. Сначала ей никак не удавалось приготовить кофе, потом, когда кофе уже был готов и она понесла поднос мимо Макса, он качнулся у нее в руках, и чашки упали на дорогой ковер.
    Она с ужасом смотрела на пятна от кофе и куски торта на полу. Макс мягко взял поднос у нее из рук.
    — Я пойду сварю еще. Иди садись.
    — Я заплачу за ковер.
    Она села на край стула, чувствуя себя совершенно несчастной. Какой он запомнит ее? Неловкая, совершенно бесполезная женщина, которая даже кофе приготовить не может без того, чтобы не превратить кухню в сцену боевых действий.
    — Ковер можно почистить, — сказал Макс, внося в комнату поднос со свежим кофе. — Это неважно…
    — Тогда я заплачу за чистку.
    — Возьми торт.
    — Я его уроню.
    — Ну и черт с ним, роняй!
    — Почему ты злишься на меня? — с несчастным видом спросила Лора.
    — Потому что ты невероятно глупа.
    — Ну, спасибо. — Лора взяла тарелку и начала есть торт.
    — Я хочу рассказать тебе, о чем попросили меня Фэй и Дэниэль.
    Лора почувствовала, как у нее задрожали руки, и поспешно поставила тарелку с тортом на стол.
    — Я сказал им, что мы вместе с тобой присматриваем за детьми, заверил, что с ними все будет в порядке. Фэй прекрасно сознает, что Перрану будет лет девятнадцать, когда она выйдет из тюрьмы. Лора… они хотят, чтобы мы усыновили детей.
    — Нет!
    Вот так. Все просто. Она сидела как зомби, ничего не соображая, только очень сильно болели голова и сердце.
    — Мы нужны Перрану и Керензе, Лора, и ты знаешь это.
    — Тебе лучше заботиться о них с помощью няни, которая не будет разливать кофе, разбивать графины…
    — …которая не будет танцевать и петь с детьми, любить их всем сердцем… О, Лора! Разве ты не понимаешь, что значишь для них?
    — А что я значу для тебя? — упрямо пробормотала она.
    — Ты для меня все на свете. Я говорил тебе это и раньше. Я хочу всегда жить с тобой…
    — Ничего не может быть навсегда! — вскричала она. Смахнула тарелку, торт упал прямо на ковер. — Черт! Просто не верится! — Она подняла голову, взглянула на Макса.
    Он смеялся. Смеялся до слез.
    — Как я люблю тебя, дорогая!
    — Рада, что могу тебя так смешить! — всхлипнула она.
    Он тут же подскочил к ней, крепко обнял.
    — Послушай, ты должна выйти за меня замуж, потому что любишь меня. Мы счастливы вместе. Ты любишь детей. Перестань, наконец…
    — Я не могу выйти за тебя замуж! Не могу! Хочу, но не могу!
    Он замер. Оттолкнул ее от себя. Внимательно посмотрел ей прямо в глаза.
    — Ты… ты замужем? Муж, с которым ты не можешь развестись?
    — Нет!
    Его потемневшие глаза выражали безумное беспокойство.
    — Но это… не серьезная болезнь, дорогая?
    — Нет. — Она решилась наконец сказать все. — Ты хочешь, чтобы у нас были дети, верно?
    — Ну конечно! — Он просиял. — Много. Братья и сестры Перрану и… Ну и в чем дело, Лора? Лора, скажи мне!
    — У меня не может быть детей, Макс.
    Он смотрел на нее, смысл ее слов постепенно доходил до него.
    — Не может быть детей?
    Он встал с кресла, заходил вокруг стола. Лора видела, что он думает, переосмысливает все происшедшее с ним за последнее время.
    Наконец он вновь сел в кресло.
    — Не могу поверить, через что я заставил тебя пройти, — побелевшими губами произнес он.
    Лора ждала всего, чего угодно, только не этого.
    — Ты хочешь иметь собственных детей. И тебе не нужно отказываться от этого, — мягко сказала она. — Ты богат. Красив. Многие женщины…
    — Нет. Я хочу тебя.
    — Но я не могу…
    — Это не имеет значения. — Он подошел к ней, заставил встать. — Я люблю тебя. У нас есть дети. Перран и Керенза. И ты можешь вылечиться.
    — Нет, Макс, это не лечится.
    — Но… Ты имеешь в виду… Ведь шрама нет…
    Ее глаза наполнились слезами.
    — Когда это случилось? — тихо спросил он. Она не могла сказать ему. Но ее глаза сказали ему все.
    Он с ужасом посмотрел на нее.
    — Ты была беременна от меня! Почему же ты не сказала? — Он закрыл глаза. — Мои родители. Они придумали невесту. Ты уехала в Лондон. Беременная, одна…
    — За мной ухаживала моя тетя, — напомнила Лора.
    — И ты… потеряла ребенка.
    — Фэй позвонила однажды, когда я была на пятом месяце…
    — Именно тогда она и рассказала тебе о нашей «любви». О том, что беременна от меня! Боже мой! Знай я об этом, даже пытаться не стал бы вызволять ее из тюрьмы!
    — Стал бы, — тихо сказала она. — Ради Перрана.
    — Не знаю! Лора…
    — Не жалей меня, Макс, — сказала она. — Никто не виноват. Надо примириться с этим. И не портить себе жизнь. Сегодня я буду спать в другой комнате. Хочу остаться здесь до утра, чтобы попрощаться с детьми… — Слезы не дали ей договорить, и она выбежала из комнаты.
    Макс не последовал за ней. Значит, он смирился с тем, что ей следует уехать. Это будет самое разумное.
    Лора зарылась головой в подушку и плакала, пока не уснула. Она осталась одна. Он не любит ее. Все это время она в глубине души надеялась, что это не так. Что ее тайна не будет иметь значения. Но разве можно винить его за то, что он хочет иметь полноценную жену?

    Проснулась она поздно. Надо позавтракать, сказать всем «до свидания» и вызвать такси.
    Спускаясь по лестнице, она заметила на белых ступеньках что-то красное. Сахарная глазурь! Как будто что-то написано… «Доброе утро, — прочитала она, Лора».
    Она улыбнулась. Перран. Спускаясь ниже, увидела продолжение… на обоях! «Люблю тебя. Если уедешь, я никогда не буду счастлив» Макс!
    Она открыла дверь на кухню. Улыбающийся Перран. Макс! Повсюду картонные шары, разрисованные яркими красками, развевающиеся полосы бумаги… И на всем этом бесконечные признания в любви.
    — Что ты видишь в моих глазах? — с надеждой спросил Макс.
    Он любит ее. И доказал ей это. Аккуратный, дисциплинированный Макс учинил в доме полный разгром своими признаниями в любви.
    — Не сердишься за беспорядок? — спросил Перран.
    — Нет. Но это не значит, что каждый может в любое время учинить нечто подобное!
    — Мы все уберем, — поспешно сказал Макс. — А обои нам все равно не нравились, правда?
    — Правда, — согласилась она. В ее глазах сияли звезды.
    — Ты прекрасна, — сказал Макс.
    — Неправда! Я выгляжу, как Квазимодо в худший из своих дней!
    — Думаешь? А по-моему, ты выглядишь просто потрясающе, — вздохнул Макс. — Наверное, это любовь. Мне все равно, какая ты, что ты делаешь, будут у нас дети или нет. Конечно, у меня были свои планы. Но не это главное. Главное то, что ты выходишь за меня замуж.
    — Ну конечно, — сказала Лора неуверенно. — Ох, надо позвонить маме. Она будет счастлива!
    — Когда я расскажу своим родителям, к чему привело их вмешательство, они не станут возражать против нашего брака. Мы будем жить здесь, в этом доме.
    — Чудесно, Макс! Мы купим Перрану кролика и…
    — Да, — быстро согласился Макс. — И других животных. Всех перечислять не обязательно. Мне все равно, лишь бы жить с тобой.
    — И с детьми.
    — Да.
    Лора нежно поцеловала его.

    Внимание!
    Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
    После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
    Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
Top.Mail.Ru