Скачать fb2
Смерть на пляже

Смерть на пляже

Аннотация

    Менты... Обыкновенные сотрудники уголовного розыска, которые благодаря одноименному сериалу стали весьма популярны в народе. Впервые в российском кинематографе появились герои, а точнее реальные люди, с недостатками и достоинствами, выполняющие свою работу, может быть, не всегда в соответствии с канонами уголовно-процессуального кодекса, но честные по велению сердца.


Андрей Иванов, Дмитрий Рубин Смерть на пляже

1

    Лето выдалось жарким. Город распаренно лежал под палящими солнечными лучами. Машины изнемогали в уличных пробках. Зато горожане, у которых не было возможности уехать в отпуск на юг, могли в выходные позагорать и искупаться за городом или даже в одном из парков.
    В аэропорту было людно. Как всегда, там стояла неповторимая атмосфера, свойственная всем вокзалам,— атмосфера романтики путешествия и усталости от долгого пребывания вне дома. За стойками баров улетающие и встречающие потягивали кофе, пиво и более крепкие напитки. Носильщики катили тележки с чемоданами. На прибывших набрасывались таксисты. Жизнь текла суетливо и размеренно.
    Полный седой человек с раскосыми глазами шагал по залу в сторону выхода. На плече его висела большая сумка с яркой надписью «Спорт». Увидев газетный киоск, он подошел к прилавку и купил телефонную карточку. Затем прибывший оглянулся, ища глазами таксофон. У автомата он положил возле ног сумку, вставил карточку и набрал номер. На том конце сняли трубку.
    —  Алло,— услышал приезжий.
    —  Здравствуйте,— ответил он,— будьте добры Володю.
    —  Да, это я.
    —  С вами говорит Андреев,— сказал раскосый, — я вам привез посылку от Сан Саныча.
    —  Хорошо. Давайте встретимся в семь часов вечера. Вы представляете себе, где находится Петро павловская крепость?
    —  Да, конечно.
    —  Там, недалеко от главного входа есть ресторан «Бастион». Прямо за воротами. Как мне вас узнать?
    Андреев улыбнулся.
    —  Узнаете,— сказал он.— У меня очень характерная восточная внешность.
    — Давайте встретимся у главных ворот.
    — Давайте,— согласился Андреев.
    —  Хорошо,— подытожил Володя.— Тогда до встречи.
    Андреев повесил трубку. Он набросил сумку на плечо и зашагал по залу. В этот момент из репродуктора раздался голос.
    —  Мы приглашаем вас на увлекательную экскурсию по Петербургу,—услышал Андреев.— Вы сможете увидеть достопримечательности нашего города — Исаакиевский собор, стрелку Васильевского острова, Невский проспект, набережные Невы. Автобус отходит от центрального входа в аэропорт через пятнадцать минут.
    Андреев задумался. Экскурсия по городу не входила в его планы. И все-таки его тянуло прокатиться по местам, где он давно не был.
    «В конце концов,— подумал Андреев,— мне все равно нужно попасть в центр. Поездка на такси наверняка обойдется дороже».
    Приезжий вышел на улицу и подошел к экскурсионному автобусу. Он купил билет и сел в автобус возле окна. Сумку положил на полку. Через четверть часа машина наполнилась пассажирами, женщина-экскурсовод заняла свое место, водитель закрыл двери и направил машину в сторону города.
    Зазвучал убаюкивающий голос экскурсовода. Андреев смотрел в окно. Сначала промелькнули окрестные пейзажи. Проплыла мимо фабрика «Кока-Кола». Рекламные щиты вдоль шоссе зазывали в рестораны, предлагали товары и услуги. Предыдущий раз Андреев был в городе лет пятнадцать назад. Тогда мегаполис имел другое название и другое лицо. Там, где сейчас стояли рекламные щиты, раньше находились бетонные конструкции с огромными лозунгами, приглашавшими в светлое будущее и агитировавшими за мир.
    Наконец за окнами автобуса замелькали новостройки. Андреев отметил, что город сильно разросся. Он увидел церковь возле шоссе, которой не было прежде. А стела, возвышающаяся над площадью Победы, пятнадцать лет назад уже стояла. Вот и сейчас она возникла вдалеке, неумолимо приближаясь к автобусу. Машина выехала на Московский проспект и тронулась в сторону центра. Миновала Московская площадь, появился Парк Победы. Пейзажи этого района особенно волновали Андреева. В одном из домов окнами на парк раньше была квартира его отца. С матерью они расстались давно, она жила в Якутске. Здесь у старшего Андреева появилась другая семья, но сын регулярно прилетал в город, и они встречались. Это продолжалось до тех пор, пока и восьмидесятые годы отец не умер.
    Миновав Московский проспект, экскурсионный автобус оказался в центре. Он поехал по набережной, и взглядам пассажиров распахнулась панорама Невы. Прогулочные катера на спеша тянулись по бесконечному речному пути.

2

     Вечером Андреев появился в Александровском парке со стороны мечети. Он подъехал чуть раныше и остановил такси за несколько сот метров до места встречи с Володей. Закурив, Андреев не спеша направился в сторону деревянного моста. При нем уже не было большой сумки с надписью «Спорт». Он оставил ее в гостинице.
    Володя стоял за мостом через канавку, возле главных ворот. Он тоже курил. Заметив Андреева Володя махнул рукой, заулыбался и шагнул навстречу. Это был широкоплечий спортивный человек лея сорока. Светлые джинсы и белая рубашка с короткими рукавами ярко контрастировали с глубоким темным загаром, покрывавшим лицо и руки Володи.
    —  Здравствуйте,— сказал он Андрееву.— Я — Володя.
    —  Миша,— представился приезжий.
    —  Как у вас в Якутске с погодой? — улыбаясь, спросил Володя,
    —  Холодно,— вздохнул Андреев.
    — А тут в этом году — красота!
    —  Вижу. Вы хорошо загорели.
    —  Спасибо.
    Володя жестом пригласил Андреева пройти внутрь Петропавловской крепости.
    —  Пойдемте. Здесь есть неплохой ресторан. Поговорим, заодно и поужинаем.
    Новые знакомые миновали ворота и метров через пятьдесят оказались у входа в небольшой ресторан «Бастион». В зале было полупустынно. Андреев и Володя расположились за угловым столиком.
    —  Что будем заказывать? — спросил Володя.
    Как его новый знакомый, Андреев тоже разглядывал меню. На вопрос сотрапезника он пожал плечами.
    —  Доверяю вашему вкусу,— сказал приезжий. К столику подошел официант.
    —  Значит, так,— начал Володя,— бутылку коньяка. Пару легких салатов. Мясное ассорти. Два шашлыка...
    —  И что-нибудь попить,— добавил Андреев. Официант ушел выполнять заказ.
    —  Легко нашли? — спросил Володя.
    —  Конечно. Для меня Питер — почти родной город.
    —  Вы что — здесь родились?
    —  Нет, но мой отец прожил всю жизнь. Он был геологом. Ездил в командировки под Якутск. Там познакомился с матерью. Через несколько лет они разошлись, но я часто приезжал к нему в гости.
    Официант принес салаты, мясное ассорти и сок. Разлил коньяк по рюмкам.
    —  Ваше здоровье,— сказал Володя.
    Он поднял рюмку.
    —  Спасибо,— ответил Андреев.
    Они чокнулись, выпили. Собеседники были голодны, поэтому с удовольствием принялись за еду. Володя наполнил рюмки. Андреев улыбнулся.
    —  Теперь выпьем за вас,— предложил он ответный тост.
    —  Я бы выпил за успех, но, говорят, за это не пьют,— сказал Володя.
    —  Тем более — за вас!
    Коньяк подогрел обоих, они уже не были скованными, как в начале беседы. Володя наконец заговорил о деле.
    — Все в порядке? Ничего не изменилось? — спросил он.
    —  Все, как договаривались.
    —  Принесли с собой?
    —  Нет, они в надежном месте.
    Володя понимающе покачал головой.
    —  Хорошо,— сказал он.— Давайте встретимся завтра у меня на квартире.
    Приезжий отрицательно покачал головой.
    — Давайте,— сказал Андреев.— Но не у вас, а там, где я вам укажу.
    Володю не очень устроил ответ Андреева, но он не подал вида. Загорелый спортсмен вновь наполнил рюмки.
    — Вы не хотите сегодня как-нибудь развлечься? — неожиданно сменил тему Володя.— Сауна, девочки...
    —  Спасибо,— возразил Андреев.— Мне хотелось бы сначала решить все дела.
    Они чокнулись и выпили без тоста.

3

    В Двенадцатом отделении милиции работа кипела. Майору Олегу Соловцу передали, что его хочет видеть подполковник Юрий Петренко. Соловец сложил в ящик стола накопившиеся у него документы и вышел из кабинета. С собой он взял только папку с текущими бумагами — на случай, если Петренко захочет их посмотреть. Между собой оперативники называли подполковника Мухомором.
    Поднявшись на второй этаж, Соловец заглянул в кабинет шефа. Картину, которую увидел Соловец, можно было бы назвать «Сборы в долгую дорогу». Мухомор стоял возле окна, снимал с подоконника рассаду и укладывал в большую сумку. Другая туго набитая сумка стояла рядом. Для страховки она была перевязана ремнем. На тот случай, если от напряжения лопнет молния.
    —  Здравствуйте, Юрий Александрович,— сказал Соловец.— Вы меня вызывали?
    Мухомор повернулся к майору.
    —  Здравствуй,— сказал он. Подполковник положил еще одну с баночку с рассадой в сумку.— Вызывал,— продолжил Мухомор.— Садись.
    Петренко оторвался от своего занятия и сел напротив Соловца.
    — Я на несколько дней к себе в Грузино. Адрес помнишь?
    —  Помню, товарищ подполковник.
    —  Пришли ко мне пару стажеров. Да покрепче. Надо грядку вскопать и сарай подправить. Работы много.
    Соловец вопросительно посмотрел на шефа. Тот понял его молчаливый вопрос.
    —  Ты помнишь, к нам зимой из Новой Гвинеи полицейские по обмену опытом приезжали? — спросил Мухомор.
    Соловец улыбнулся.
    —  Помню,— вздохнул он.— Особенно прощальный банкет.
    — Так вот, вчера посылка пришла на мое имя от их подполковника. Как же его зовут...
    Мухомор поискал на столе и, найдя, взял в руки конверт с большим количеством красивых иностранных марок.
    — Подполковник Арафун Хихедо,— прочитал он.
    —  И что этот Хихедо? — спросил Соловец.
    —  Семена папуасского растения прислал. Парацелла обыкновенная. Пишет, что плоды ум обостряют и физических сил придают!
    Лицо Мухомора стало серьезным. Торжественность момента передалась и Соловцу.
    — А если вас спрашивать будут? — спросил майор.
    —  Скажешь, что у меня совещание в главке.
    С этими словами Мухомор продолжил сборы на дачу. В глубине души Соловец позавидовал начальнику. В такую погоду гораздо приятнее было находиться на даче, чем в пыльном раскаленном городе...
    Жара на улице действительно стояла отнюдь не питерская. Несмотря на будний день, на пляже возле Петропавловской крепости было много отдыхающих. Кто-то играл в волейбол, кто-то дулся в преферанс, а кто-то просто загорал, подставив живот не по-северному жаркому солнцу.
    Возле самой воды на подстилке сидели трое мужчин. Это были уже знакомые нам Андреев и Володя, а также подельник Володи Саша — наголо обритый спортивный человек лет тридцати пяти-сорока. Так же, как Володя, он был покрыт темным ровным загаром.
    Утром Андреев созвонился с Володей, Они обсудили время и место встречи на нейтральной территории. Володя предложил пляж возле Петропавловской крепости. После недолгих раздумий Андреев согласился. На встречу пришел и подельник Володи Саша.
    Для них обоих это место было хорошо известно. Здесь они регулярно загорали. Володя и Саша относились к тем «солнцепоклонникам», которые начинали загорать уже в конце апреля, а заканчивали поздним бабьим летом. Поскольку солнце в северных краях бывает нечасто, подельники могли отложить важные дела только для того, чтобы лишний раз поваляться на солнце. У них было несколько любимых мест для загара в городе и окрестностях. Но все-таки чаще всего они принимали солнечные ванны на пляже возле Петропавловской крепости.
    Сегодня у Володя и Саши появилась возможность соединить приятное с полезным. На пляже в половине двенадцатого у них была назначена встреча с Андреевым. Он появился с бутылкой пива в одной руке и пакетом с пляжными принадлежностями — в другой. Володя познакомил Андреева с Сашей, и компания расположилась на подстилке возле воды.
    Рядом в песке резвились дети. Две девушки в купальниках играли в бадминтон. По-соседству шумная компания, несмотря на жару, распивала горячительные напитки под обильную принесенную с собой закуску.
    Неожиданно девушка с ракеткой в руке пропустила удар, и воланчик просвистел прямо в сторону троицы. Он ударился о грудь Володи. Тот взял его в руку. Девушка подбежала к компании.
    —  Простите,— смущенно сказала она.
    Володя протянул руку с воланом, но потом резко отвел ее в сторону, заигрывая с девушкой.
    —  Вы это сделали специально,— сказал он.
    Девушка улыбнулась.
    —  Ну, что вы! — возразила она.
    Забрав волан, девушка вернулась к игре. Троица продолжила свой разговор.
    —  Ну, что, Михаил,— сказал Саша.— Посмотрим товар.
    Андреев сделал глоток пива.
    —  Покажите деньги,— возразил он.
    —  Деньги в дипломате,— сказал Володя.— Не будем же мы их здесь светить.
    Андреев покачал головой.
    — Ничего страшного,— сказал он.— Тут до нас никому нет дела.
    Действительно, на пляже никому не было дела до трех спорящих о чем-то мужчин.. Все вокруг отдыхали на полную катушку.

4

    В городе существует странная традиция. На одном из бастионов Петропавловской крепости стоит боевая пушка. Каждый день ровно в полдень пушка эта делает холостой выстрел. Никто не знает, во что обходится городской казне это громкое сотрясение воздуха. Никто не знает, сколько инфарктов случилось с теми, кто находился недалеко от пушки во время выстрела. Известно только, что раз в сутки в радиусе полукилометра от бастиона люди вздрагивают, услышав неожиданный залп.
    Отдыхающие на пляже возле Петропавловской крепости находились совсем рядом с упомянутой пушкой. Когда раздался выстрел, публика вздрогнула. Стая птиц поднялась в небо, Кто-то из детей заплакал. У кого-то из перекусывающих кусок застрял в горле. Знакомая нам девушка, игравшая в бадминтон, от неожиданности пропустила удар. И вновь волан со свистом полетел туда, куда он упал минут десять назад. Девушка побежала за ним. Там, где сидели трое, остался только один. Это был толстый мужчина с раскосыми глазами. Он лежал лицом на солнце, грудь его была закрыта газетой. Волан упал совсем рядом. Девушка наклонилась, чтобы его поднять, но тут неожиданный порыв ветра заставил ее закрыть рукой лицо от летящего песка. Когда она отвела руку, у нее перехватило дыхание.
    С порывом ветра улетела газета, лежавшая на груди мужчины и скрывавшая рану от заточки у него на груди в районе сердца. Девушка вскрикнула так громко, что окружающие люди оглянулись. Минут через пять вокруг нее и окровавленного мужчины собралась толпа.
    А еще через сорок минут на пляже появилась оперативная бригада из Двенадцатого отделения милиция. Это были капитан Андрей Ларин, старшие лейтенанты Анатолий Дукалис и Вячеслав Волков, а также эксперт-криминалист Александр Калинин. Первыми возле трупа оказались Дукалис и Волков.
    —  Никак, китайца завалили? — сказал Дукалис, обратив внимание на раскосые глаза убитого.— А еще пели: «Русский с китайцем братья навек»...
    Волков указал коллеге на татуировку на руке «китайца». Там было написано имя «МИША».
    —  Если и китаец, то сильно обрусевший,— сказал он.
    Эксперт сделал снимки убитого, после чего вызванные санитары отвезли его в морг.
    Девушка, обнаружившая труп, сидела на песке в нескольких шагах от места происшествия. Лицо ее было бледным, как полотно. Девушку звали Ира. Оперативники уже познакомились с ней. Дождавшись, когда Ира пришла в себя, Ларин поговорил с ней.
    —  Расскажите, пожалуйста, подробно, что вы видели,— попросил капитан.
    Ира задумалась.
    —  Мы играли с подругой в бадминтон,— сказала она.— У меня воланчик улетел в его сторону. Я подошла, чтобы поднять. Тут дунул ветер, с человека слетела газета, и я увидела, что он убит.
    —  А что было до этого?
    —  Буквально минут за десять до этого я видела его живым. Он сидел, пил пиво и разговаривал с двумя мужчинами.
    —  Вы хорошо их разглядели?
    —  Только одного. И мне показалось...
    — Что?
    —  Что я его где-то раньше видела.
    Ларин внимательно посмотрел на взволнованную девушку.
    — А мне кажется,— сказал он,— что я вас где-то раньше видел.
    —  Вы думаете...
    Девушка вгляделась в лицо капитана.
    — Да,— сказала она.— И я вас видела. Внешность у вас запоминающаяся.
    —  Вы случайно не в кафе на Большой Монетной работаете? — спросил оперативник.
    —  Работаю.
    —  Так я же у вас часто бываю? — соврал Ларин.
    На самом деле он был в том кафе всего один раз, но Иру запомнил. Сказалась профессиональная память на лица, а также то, что девушка ему сразу понравилась.
    —  Мне у вас очень пирожки с клюквой нравятся,— сделал комплимент Ларин.
    Ира улыбнулась:
    —  Мы их сами выпекаем.
    —  Хорошо, вот вам мой телефон. Если что-нибудь еще вспомните, позвоните, пожалуйста.
    Ларин протянул Ире свою визитку.
    —  Обязательно позвоню,— сказала Ира.
    Она больше не думала об убийстве. Ира пыталась вспомнить, сколько же раз капитан Ларин ел пирожки с клюквой в ее кафе.

5

    Вернемся к двум нашим загорелым подельникам Володе и Саше. Убив на пляже Андреева, они забрали с собой все его вещи и погрузили в багажник машины. За руль сел Саша. Преступники поехали домой к Володе на Предтеченскую улицу. Улица эта тянется вдоль Лиговского проспекта от Сангальского сада, пересекая Обводный канал и теряясь где-то в районе Волкова кладбища. Таких тихих улиц немного осталось в центре города. Каждый попавший сюда чувствовал себя не в центре многомиллионного мегаполиса, а где-нибудь в тихом провинциальном городке. Пенсионеры неторопливо прогуливались по тротуару. В магазинах дремали продавщицы. Двух-трехэтажные дома стояли в тени деревьев.
    В одном из этих домов в небольшой двухкомнатной квартире жил загорелый Саша. Туда подельники притащили вещи убитого Андреева. Вооружившись ножницами, ножом и плоскогубцами, преступники стали раскурочивать одежду якута. Они разрезали пиджак и брюки. Оторвали подошвы и каблуки от ботинок. Даже кепку изрезали на мелкие кусочки. В конце концов перед Володей и Сашей образовалась куча изуродованного тряпья, которое когда-то было одеждой Андреева.
    — Да...— вздохнул Володя.
    —  Что «да»? — огрызнулся Саша.
    —  Он говорил, что они при нем.
    Подельники закурили. Кроме изрезанной одежды, от Андреева остались бумажник и ключи гостиничного номера. Саша еще раз взял в руки портмоне и внимательно просмотрел его содержимое. Затем он протянул Володе извлеченную оттуда визитку гостиницы «Витязь».
    — Все ясно,— сказал он.— Поехали.
    Забрав ключи от номера, преступники вышли из квартиры. Они тронулись по направлению к гостинице...
    В это время в лаборатории эксперта-криминалиста Александра Калинина шла напряженная работа. Там стоял характерный больнично-химичеекий запах. Калинин в белом халате колдовал над трупом убитого Андреева, Он производил вскрытие. То, что удалось обнаружить эксперту в туго набитом не до конца переваренными продуктами животе якута, удивило видавшего виды криминалиста. Он извлек из желудка несколько небольших камней, положил их в кювету и теперь внимательно смотрел, нет ли там еще чего-нибудь необычного.
    В лабораторию вошел Ларин. Он поморщился от неприятного запаха. Калинин мельком взглянул на него и вновь повернул голову к трупу. Как раз в этот момент эксперт заметил в желудке якута еще один камень.
    —  Проходи,— сказал он Ларину.— Может, спиртику?
    От спиртика Ларин бы не отказался. Однако рабочий день был еще в самом разгаре, и он решил воздержаться.
    —  Спасибо, потом,— махнул рукой капитан.
    —  Потом не будет,— пробурчал Калинин.
    Эксперт продолжал копаться в огромном якутском животе.
    —  Сейчас,— сказал он,— последний камень достану.
    Калинин извлек камень, положил его в кювету рядом с остальными. Ларин молча наблюдал за работой криминалиста.
    —  Вот,— выдохнул Калинин.
    Он взял пинцетом один из камней, промыл его, посмотрел на свет.
    —  Что скажешь? — спросил Ларин.
    —  Похоже —алмаз. Оперативник усмехнулся.
    —  Раз алмаз, может, это дело у нас ФСБ заберет?
    — Алмазы-то они заберут,— возразил эксперт,— а труп все равно нам оставят.
    — Это точно,— согласился оперативник. Он взял в руку промытый алмаз и осмотрел его.— Сколько, по-твоему, это все может стоить?
    Эксперт задумался.
    —  Трудно сказать,— произнес он.— Тысяч сто пятьдесят. Долларов.
    —  А ты можешь определить, откуда они?
    —  Могу. Но на это потребуется время.
    —  Хорошо. Что еще?
    — Минут за двадцать-тридцать до смерти он плотно поел. Часа через полтора я тебе определю, чем его кормили.
    —  Спасибо, Саша.
    —  Не за что. Ты чай будешь?
    Ларин вздохнул.
    —  Ну, тогда уж спиртика,— сказал он.
    —  Вот это другой разговор! — оживился Калинин.
    Он достал из стеклянного шкафа странного вида сосуд и пару стаканов. Ларин постепенно начал привыкать и к неприятным запахам, и к соседству с трупом. Эксперт налил в стаканы грамм по пятьдесят.
    —  Разбавленный? — спросил капитан.
    —  Я разбавил, но только на свой вкус. Будь осторожен.
    —  За криминалистику,— сказал Ларин, опрокидывая стакан.
    Дальше случилось страшное. Оперативнику показалось, что горло и желудок его обожгло огнем. Он сделал несколько глубоких вздохов и побежал к раковине. Там капитан выпил несколько горстей воды.
    —  Извини, Андрюша,— сказал Калинин.— Я же сказал: разбавил на свой вкус.
    Еще учась в Академии, эксперт привык пить спирт едва разбавленным или не разбавленным вовсе.
    —  Ну, ты даешь! — отдышавшись, сказал Ларин.
    Впрочем, после выпитого стакана настроение у оперативника приподнялось. А атмосфера лаборатории стала казаться даже уютной. И уж совсем перестал его раздражать лежащий рядом труп.
    —  Ну что, еще по одной? — предложил Калинин.
    Ларин усмехнулся.
    —  Давай,— сказал он.— Но только теперь я сам себе разведу.

6

    Гостиница «Витязь» стояла на Крестовском острове. Здание представляло собой уродливое сооружение со смешанным архитектурным стилем. В семидесятые годы дом постройки начала века был перестроен. Из-за того, что передний фасад оставили без изменений, возникло то, что называют «смесь бульдога с носорогом». Облицовка советских времен, в отличие от дореволюционной, быстро стала осыпаться, что также не украсило здание. Впрочем, работников гостиницы это не слишком волновало. Основной доход «Витязю» приносили не туристы и спортивные делегации, которые регулярно останавливались в отеле. Больше всего денег давали парочки, останавливавшиеся в гостинице на ночь или даже на вечер. Сказывалось соседство с Центральным Парком Культуры и Отдыха.
    Саша и Володя подъехали и зашли в «Витязь». Вестибюль переполняли специфические запахи, свойственные дешевым гостиницам. Было безлюдно. Табличка со стрелкой указывала, где находятся ресторан и бар. Подельники поднялись на третий этаж, остановились возле триста двадцать восьмого номера. Саша полез в карман за ключом.
    —  Где-то я эту девку видел,— сказал Володя.
    —  Какую девку? — не понял Саша.
    — С пляжа.
    Саша недоуменно поморщился.
    —  Которая в бадминтон играла,— объяснил Володя.
    Его партнер махнул рукой.
    —  Забудь о ней,— сказал он.
    Преступники открыли дверь. Дешевый одноместный номер, в котором остановился Андреев, представлял из себя небольшую комнату с кроватью, столиком и телевизором, был также туалет с душем.
    —  Ты начинай в сортире,— сказал Саша,— а я здесь.
    Вздохнув, Володя открыл дверь в туалет. Подельники искали алмазы, которые Андреев привез в Питер из Якутска. По договоренности, якут должен был принести их на пляж Петропавловской крепости. Не найдя драгоценных камней среди вещей приезжего, загорелые партнеры рассчитывали обнаружить их в номере гостиницы.
    Володя выдавил зубную пасту из тюбика. Затем осмотрел бачок унитаза. Саша разрезал диван. Разобрал телевизор...
    В конце концов преступники перевернули весь номер. Через час они присели покурить посреди развороченной комнаты.
    — Мы все забрали с пляжа? — размышляя, спросил Саша.
    —  Да, вроде, все,— ответил Володя.
    В этот момент взгляд Саши упал на пустую бутылку из-под пива, стоявшую в углу номера. Он толкнул рукой партнера. Володя поймал взгляд Саши и догадался, о чем тот подумал.
    —  У него была бутылка с пивом,— сказал он.
    —  Точно. Она осталась там!
    Володя нервно затушил сигарету.
    —  Черт! — сказал он.
    —  Поехали,— сказал Саша...
    В это время в Двенадцатом отделении милиции оперативники майор Соловец, капитан Ларин и старшие лейтенанты Дукалис и Волков тоже были заняты важным делом. Они пили чай с сухарями. Когда в кабинет вошел эксперт Калинин, Соловец предложил ему чашечку.
    —  Давай,— сказал криминалист. Он сел за стол рядом с коллегами.
    —  Ну, что получилось? — спросил Соловец.
    Калинин отхлебнул из чашки.
    —  Мы поработали с алмазами,— сказал он.— Скорее всего, они добыты в Якутии. И еще... Наш клиент за полчаса до смерти ел сырую рыбу.
    Дукалис усмехнулся.
    — Он что,— спросил старший лейтенант,— строганину с собой привез?
    —  Скорее всего, это суши,— пояснил Калинин.
    Ларин пожал плечами.
    —  Чего «суши»? — спросил капитан.
    Из оперативников только Волков понял, о чем шла речь.
    —  Блюдо из сырой рыбы,— сказал он.— Как сейчас помню, мне тетка из Норильска в прошлом году прислала. Я после этого неделю животом маялся.
    —  Может, он от этого и умер? — вставил Дукалис.
    —  А дырку в груди сам себе расковырял? — отреагировал Ларин.
    Капитан повернулся к Калинину.
    —  Спасибо, Саша,— сказал он.
    Возникла пауза. Оперативники оценивали создавшуюся ситуацию.
    —  Надо послать запрос в Якутск,— сказал Ларин.— Может, убитый есть у них в картотеке.
    Соловец кивнул.
    —  Слава, займись этим,— обратился он к Волкову.— А вы проверьте рестораны, где подают сырую рыбу. Внешность у убитого яркая. Может, кто-то его запомнил.

7

     Поняв, что алмазы Андреева могли остаться в бутылке из-под пива, Володя и Саша рванули на пляж возле Петропавловской крепости. Оглядываясь по сторонам, они осторожно подошли к тому месту, где состоялась их встреча с приезжим якутом.
    —  Вспомнил! — неожиданно сказал Володя.
    —  Что вспомнил? — спросил Саша.
    —  Где девку эту видел. Которая в бадминтон играла. Она моей соседкой была, когда я на Моховой жил.
    — Да плюнь ты на нее!
    Партнеры увидели на песке пустую пивную бутылку. Они подошли к ней. Володя взял бутылку в руку, убедился, что она пустая.
    —  Ты бы лучше вспомнил, какое пиво он пил,—Я сказал Саша.
    Володя машинально крутил в руках пустую бутылку. Вдруг они услышали голос, который заставил их вздрогнуть. Это был бомж Петрович. Летом он всегда подрабатывал на пляже, собирая бутылки.
    —  Эй! — крикнул Петрович.— Мужики! Оставьте бутылку! Это моя зона.
    Загорелые подельники оторопели.
    —  Какая такая зона? — наконец спросил Володя
    Петрович начал втолковывать подельникам пляжные правила.
    — Здесь все бутылки мои,— сказал он,— а если хотите работать, то платите пошлину.
    —  Ну-ка, ну-ка! — сказал Саша.
    Загорелые преступники обступили Петровича с двух сторон. Они взяли его под руки.
    —  Вы чего, мужики? — испугался бомж.
    —  Ты куда бутылки собранные таскаешь, помоечник? — угрожающе спросил Володя.
    —  Как куда? Да на приемный пункт, естественно.
    —  Пошли, покажешь,— сказал Саша. Петрович попытался вырваться.
    — Да мне некогда! — возмутился он. Володя ударил бомжа по печени.
    —  Ой...— застонал Петрович.
    —  Пошли, тебе говорят!
    Под конвоем Володи и Саши Петрович нехотя поплелся в сторону пункта приема стеклотары...
    Петроградская сторона — самый удивительный район Питера. Здесь красота соседствует с уродством, богатые престижные дома — с трущобами. В подвале одного из дворов рядом с Заячим островом располагался приемный пункт, куда Петрович привел загорелых преступников, Рядом с железной дверью, окрашенной в темно-рыжий цвет, на стене был звонок.
    —  Вот здесь, — сказал Петрович.
    —  Звони,— дал указание Саша.
    Петрович позвонил. Дверь открыл приемщик Степаныч. Он был старым знакомым Петровича. Они любили раздавить на двоих бутылку бормотухи. И тот, и другой знали и поддерживали отношения с оперативниками из Двенадцатого отделения. За небольшие деньги Петрович со Степанычем поставляли милиционерам информацию с улицы. За это им прощались мелкие нарушения, а также было позволено время от времени ночевать в «аквариуме» отделения милиции.
    Внешний вид Степаныча мало чем отличался от внешнего вида Петровича. Только засаленный неопределенного цвета фартук указывал на то, что в настоящий момент он не бомж, а муниципальный служащий.
    —  Бутылки принесли, ребята? — спросил Степаныч.
    Трое визитеров молча вошли в приемный пункт. Саша запер входную дверь на щеколду.
    —  Ему отдал? — спросил Володя Петровича, показывая на хозяина пункта.
    Петрович кивнул. Саша подошел к Петровичу.
    —  Где бутылки из-под пива, которые ты сегодня принимал? — спросил он.
    — А в чем дело?
    Степаныч посмотрел на Петровича.
    —  Он что, недопитую у вас забрал? — спросил приемщик, показывая на Петровича.
    Саша ударил Степаныча кулаком в лицо. Тот упал и опрокинул стоящий за ним ящик с пустыми бутылками. Посуда с грохотом раскатилась по полу.
    —  Ты что — плохо понял?
    Такого поворота Степаныч не ожидал.
    —  Повторяю еще раз,— сказал Саша,— Где пивные бутылки, которые ты сегодня принимал?
    Кряхтя, Степаныч встал с пола.
    —  Вот.
    Приемщик показал на длинные ряды ящиков, стоявшие вдоль стены. Володя с Сашей переглянулись.
    —  Значит, так,— сказал Володя.— Ты на сегодня закрылся.
    Он повернулся к Петровичу.
    —  Ты таскай сюда ящики,— сказал преступник ему,— а ты будешь промывать бутылки.
    Бомж и приемщик не сразу поняли, чего от них хотят.
    —  Где у тебя умывальник? — спросил Саша.
    Степаныч рукой указал на соседнее помещение.
    —  Вон там,— сказал он.
    Оглядев комнату, Володя увидел висящую на стене грязную футболку. Он снял ее и кинул приемщику...
    Через пять минут в приемном пункте закипела работа. Петрович таскал ящики с бутылками к рукомойнику. На раковину была натянута футболка. Степаныч наполнял бутылки водой, затем сливал воду на футболку. Саша и Володя стояли рядом, руководя работой. Расчет был прост. Если Андреев спрятал алмазы в бутылке с пивом, то была надежда найти их, промыв все сданные сегодня с пляжа бутылки. Как известно, ограненные алмазы, будучи помещенными в жидкость, становятся невидимыми...
    Если у преступников работы был непочатый край, то в Двенадцатом отделении милиции рабочий день подходил к концу. В кабинет, где находился капитан Ларин, вошел Дукалис. В руках у него была папка с документами.
    —  Вот, Андрей,— сказал он.— Обзвонил близлежащие рестораны. В этих подавали сырую рыбу.
    Дукалис протянул список. Ларин бегло просмотрел его.
    —  Ни фига себе! — отреагировал он.— У них, наверное, рыбный день был! Ну что же, завтра с утра наведаемся.

8

    Только глубоко за полночь бутылки в пункте приема стеклотары были наконец перемыты. Последнюю бутылку Володя вымыл сам. Убедившись, что там ничего нет, он с грустью протянул ее Саше. Преступники закурили.
    Синяк под глазом Степаныча от удара Саши приобрел сине-фиолетовый оттенок. Больше всех устал Петрович, которому пришлось таскать тяжелые ящики к раковине,
    — А чего вы искали-то, мужики? — спросил он. Саша криво улыбнулся, процедил:
    —  Истину.
    Видимо, даже в такой грустной обстановке он не утратил чувство юмора.
    —  Истину надо в вине искать,— шуткой на шутку ответил Петрович.
    Саша еще раз посмотрел на пустую бутылку, которую вертел в руках, и с размаху разбил ее о стену. Преступники вышли из приемного пункта. Белая ночь заканчивалась. Начиналось зыбкое прозрачное утро. По Неве тянулись суда и катера. Улицы шлифовали поливальные машины.
    Преступники подошли к Тучкову мосту. Он был разведен. Машины в ожидании стояли перед вздыбленным пролетом. Кто-то из водителей дремал прямо в автомобиле. Саше и Володе тоже нужно было попасть на левый берег. Оставалось ждать еще пятнадцать минут. Недалеко от моста расположилось открытое круглосуточное кафе. Там догуливала подвыпившая публика. Большинство людей также ожидало сведения моста. Подельники не спеша подошли к кафе, присели у стойки, изучили карту вин. — Налей-ка нам по сто грамм коньяка,— сказал Володя бармену.
    После душного помещения пункта приема стеклотары свежий невский воздух бодряще подействовал на преступников. А коньяк еще больше добавил им энергии.
    Вскоре мост был сведен, забурлило движение на улицах и набережных. Покинув открытое кафе, Саша и Володя вышли на проезжую часть и, поймав такси, растворились в городском потоке.
    Стартовав, будний день города стал набирать обороты. Старший лейтенант Дукалис и капитан Ларин, встретившись в отделении, поехали по ресторанам, где вчера подавали сырую рыбу. Объехав весь город, оперативники оказались у ресторана «Бастион» возле все той же Петропавловской крепости. Было уже обеденное время. Солнце нещадно палило. .Милиционеры вышли из своего «рафика».
    — Жрать охота,— сказал Дукалис— Может, здесь и пообедаем? — лейтенант кивнул головой в сторону «Бастиона».
    —  Съедим пару порций суши? — съязвил Ларин. Они зашли в зал. Подошли к метрдотелю. Показали ему свои удостоверения.
    —  Чем могу помочь? — спросил тот.
    —  Скажите, кто у вас работал вчера в дневную смену? — спросил Ларин.
    Метрдотель задумался.
    —  Вон Сережа Григорьев,— сказал он.— У того столика.
    Оперативники подошли к официанту.
    —  Капитан Ларин, Уголовный розыск,— представился офицер.
    —  Сергей Григорьев,— ответил официант.
    Дукалис достал из кармана фотографию убитого Андреева.
    —  Скажите,— начал он,— не был ли у вас вчера этот человек?
    —  Позвольте...— сказал Григорьев.
    Он взял из рук Дукалиса фотографию и внимательно ее рассмотрел.
    — Да,— кивнул головой официант.
    —  А когда это было?
    —  Ну... В районе одиннадцати.
    Оперативники поняли, что сегодня впервые их усилия закончились успехом.
    —  Давайте присядем,— предложил Ларин.
    Все трое сели за столик.
    — Скажите, вы его раньше не встречали? — спросил старший лейтенант.
    Григорьев наморщил лоб, припоминая всех клиентов, побывавших за его столиками в последнее время.
    —  Да,— сказал он.— Видел его позавчера вечером. Он был не один.
    —  А тот, с кем он был, вам не знаком?
    —  Нет, я его не знаю. Но, скорее всего, это кто-то из завсегдатаев пляжа.
    —  Почему вы так думаете?
    —  У него очень сильный загар. Ведь некоторые уже с марта у стенки начинают загорать... А что случилось?
    —  Видите ли,— сказал Ларин,— этого якута убили через час после того, как он у вас позавтракал.
    — Сможете помочь нам составить фоторобот того, с кем он был здесь позавчера? — спросил Дукалис.
    Григорьев кивнул головой. Он теперь уже отчетливо вспомнил ужин Андреева и Володи с коньяком и шашлыками. Это был выгодный заказ.
    —  Думаю, смогу,— сказал официант.
    — Давайте завтра в одиннадцать,— сказал Дукалис— На Пятнадцатой линии. Вот вам адрес.
    Дукалис записал на своей визитке время завтрашнего приема.
    —  У меня завтра работа. Но я попрошу, чтобы подменили,— улыбнулся Григорьев.— Милиции надо помогать.
    Оперативники встали.
    —  Может, пообедаете? — спросил официант.
    — А у вас есть суши? — спросил Ларин.
    —  Сегодня, к сожалению, нет. Возьмите мясо.
    —  Нет,— сказал Дукалир.— Без суши обедать не будем.
    —  Ну, значит, в другой раз.
    — До свидания,— Ларин протянул руку Григорьеву.
    —  Всего доброго,— попрощался тот.

9

    Выходя на улицу, в дверях ресторана «Бастион» Ларин и Дукалис лицом к лицу столкнулись с загорелым преступником Сашей. Они не знали, кто это, а преступник не подозревал, что перед ним оперативники. Поэтому каждый пошел в свою сторону. Ларин и Дукалис — к милицейскому «рафику», а Саша — в ресторан.
    Он зашел в зал, присел за стойку бара.
    —  Кружку светлого пива,— обратился Саша к бармену.
    Рядом с Сашей за стойкой бара сидели метрдотель и официант Сергей Григорьев. Народу в зале почти не было, поэтому они неторопливо пили кофе и курили.
    —  Чего от тебя менты хотели? — спросил метрдотель.
    — Какого-то китайца на пляже шлепнули,— сказал официант.
    —  Ну и что?
    —  Я его пару раз обслуживал.
    —  Это что, теперь преступление? — удивился метрдотель.
    Бармен поставил перед Сашей кружку пива, но тому было уже не до выпивки. Саша услышал разговор, происходивший рядом с ним.
    —  Они хотят,— сказал Григорьев, чтобы я составил фоторобот человека, с которым этот узкоглазый ужинал.
    —  А... Понятно.
    —  Я завтра попозже подойду, а то мне к одиннадцати в ментуру нужно зайти.
    —  Хорошо, я скажу Антону, чтобы тебя подменил.
    В зале появились посетители, и официант направился к ним. Саша сделал несколько глотков пива и поставил кружку на стойку. Он положил рядом с ней деньги и, встав, вышел из ресторана...
    В это время в Двенадцатом отделении милиции в дежурной части мирно дремал майор Чердынцев. У майора была слабость, которую он никак не мог в себе побороть, несмотря на сетования начальства и угрызения совести. Чердынцев любил «залить за воротник». Делал он это, как правило, в нерабочее время, но иногда срывался и пропускал стаканчик прямо во время службы. Вот и сегодня ко второй половине рабочего дня Чердынцев был изрядно подогрет. В отделении было жарко. Это окончательно сморило майора, и он задремал в дежурке возле телефона.
    Внезапно раздался звонок. Чердынцев снял трубку.
    — Дежурный Чердынцев слушает,— сказал он.
    —  Говорит приемщик посуды из пункта приема стеклотары Степаныч,— раздалось в трубке.
    Чердынцев поморщился.
    —  Какой приемщик? — не понял майор.
    В этот момент в отделение вошли Ларин и Дука-ис. Увидев их, Чердынцев протянул трубку Ларину.
    — Андрей! — сказал он. Послушай. Ничего не понимаю, какой-то приемщик стеклотары.
    Ларин взял трубку из рук Чердынцева.
    —  Слушаю, капитан Ларин,— сказал он.
    Звонил Степаныч из пункта приема посуды. Утром, после ухода Володи и Саши, он и Петрович раскатали бутылку водки и заснули в подсобке. Степаныч расположился на проеденном молью диване, а Петрович — на драной раскладушке. Недавно они проснулись. Петрович побежал за бутылкой для опохмелки, а Степаныч расстелил на перевернутом ящике из-под бутылок чистую газету... Наконец, застолье было подготовлено. На газете стояла бутылка дешевой водки, лежали очищенная луковица, спичечный коробок с солью и два пирожка с мясом. Дрожащими руками Степаныч разлил водку по стаканам, и друзья, не чокаясь и не произнося тостов, выпили вожделенный напиток. Настроение у них сразу приподнялось, и они решили позвонить знакомым милиционерам, чтобы рассказать о случившемся минувшей ночью.
    —  Алло, Васильич,— сказал в трубку Ларину Степаныч,— Это я, у нас тут ЧП! Ворвались двое, всех избили. Форменный разбой учинили!
    —  Куда ворвались-то? — спросил капитан.
    —  Так в приемный пункт ко мне, на Зелениной.
    —  И что взяли?
    —  Ничего не взяли, заставили меня с Витьком, с Петровичем, всю ночь бутылки из-под пива мыть!
    —  Ну и как — перемыли?
    —  Только утром закончили.
    Петровичу показалось, что его друг неправильно все излагает. Он вырвал трубку из рук Степаныча.
    — Алло, Васильич! — крикнул он в трубку.— Здорово, это Петрович! Ты уж с ними разберись! А то у меня печень и так на ладан дышит, а они по ней кулаком!
    Вновь трубкой завладел Степаныч.
    —  Васильич, так что нам теперь делать? — спросил он Ларина.
    Разговор с бомжами не был неожиданностью для Ларина, Они постоянно преподносили милиционерам какие-нибудь сюрпризы.
    —  Вот что,— сказал оперативник,— вы пересчитайте, сколько бутылок за ночь вымыли, составьте письменный отчет и принесите нам.
    —  Будет сделано,— отрапортовал Степаныч.
    Он повесил трубку.
    —  Ну, чего? — спросил Петрович,
    —  Значит так,— сказал Степаныч.— Надо пересчитать бутылки и отнести в ментовку отчет.
    Петрович с ужасом взглянул на горы пустых бутылок, которые они перемыли ночью.
    —  Надо, так надо,— вздохнул он.
    — Ради восстановления справедливости,— философски сказал Степаныч.
    Он наполнил стаканы.
    — Давай,— сказал Петрович.
    Друзья выпили. Степаныч очистил перочинным ножом луковицу и разрезал ее на две части. Каждый из бомжей мокнул свой кусок луковицы в соль и откусил от него.
    —  Сейчас допьем и начнем,— подытожил Петрович.

10

    Лето было в разгаре. Иногда небо заволакивали легкие облака, жара спадала и на улицах устанавливалась мягкая прогулочная погода. Особенно приятно было пройтись по набережной. Свежий речной воздух создавал романтическое настроение.
    Днем у Саши с Володей была назначена встреча в открытом кафе на Английской набережной. Володя пришел чуть раньше. Он взял кружку пива и сел за свободный столик. Вскоре появился Саша. Он предпочел кофе и, взяв его, подсел к своему подельнику.
    —  Как пивко? — поинтересовался Саша.
    —  Тут всегда свежее,— удовлетворенно сказал Володя.
    Подельники закурили.
    —  Плохо дело,— наконец сказал Саша.
    Партнер с непониманием посмотрел на коллегу.
    —  Ясно, что плохо,— отреагировал он.
    — Я не о том,— поморщился Саша.— Менты как-то вышли на официанта в «Бастионе».
    —  На какого официанта?
    —  Ты позавчера с якутом жрал, вот он тебя и запомнил! —взорвался Саша.
    —  Спокойно, без истерики,— сказал Володя.
    — Он завтра в одиннадцать в ментуре твой фоторобот составлять будет.
    —  Откуда ты знаешь?
    — Оттуда! — огрызнулся Саша.— Я в «Бастионе» был, случайно его разговор с другим халдеем услышал.
    Наступила пауза.
    —  Фоторобот, говоришь, составлять будет...— размышляя, проговорил Володя.
    Преступник одним глотком допил пиво.
    —  Нет, не будет! — сказал он.
    Мимо открытого кафе, где сидели загорелые подельники, проходили стайки туристов, влюбленные парочки и просто спешащие по делам прохожие. По Неве медленно тянулись прогулочные катера и баржи...
    Поздно вечером официант ресторана «Бастион» Сергей Григорьев, закончив работу, вышел на улицу. День выдался тяжелым. Несколько часов назад в ресторане раздался звонок. Были заказаны три столика. За этими столиками сегодня работал Григорьев. Вечером компания человек двенадцать-четырнадцать начала праздновать день рождения мужчины лет сорока пяти. Начиналось все очень торжественно. Произносились велеречивые тосты, преподносились цветы и подарки. Но как это часто бывает, постепенно чинное застолье превратилось в заурядную пьянку. Какой-то девушке стало дурно, двое мужчин что-то не поделили и пошли на улицу выяснять отношения, а одна пара средних лет устроила ссору прямо в зале, в результате чего с женщиной случилась истерика. Одним словом, вечеринка удалась.
    Выйдя на улицу, Григорьев с наслаждением вдохнул свежий воздух. Он перешел через мостик, отделяющий Заячий остров от Александровского парка. Затем официант прогулялся до Кронверкской улицы. Две бесшумные тени неотступно следовали за ним.
    Григорьев поймал такси на Каменноостровском и поехал на север. Он жил на Светлановском проспекте. Минут через пятнадцать машина остановилась. Расплатившись с таксистом, Григорьев вышел на улицу. Он специально попросил шофера остановиться метров за двести до своего дома, чтобы еще немного пройтись.
    Улица была пустынна. Публика, желавшая гулять, была в этот час в центре города. Григорьев шел не спеша, наслаждаясь тишиной и теплым свежим воздухом. Он не заметил, что сзади за ним медленно следовала машина с погашенными фарами. Когда официант переходил улицу, машина резко рванулась вперед и через несколько мгновений настигла его. Это случилось на самой середине улице. Удар был таким сильным, что Григорьев сразу потерял сознание и отлетел на несколько метров от автомобиля. Не останавливаясь, машина завернула за угол и скрылась.
    Спустя полчаса по улице проезжал дежурный наряд ГИБДД. Милиционеры заметили тело мужчины на проезжей части и вышли на улицу. Один из постовых осмотрел Григорьева и нашел в переднем кармане рубашки визитку. Он протянул ее коллеге. Тот достал фонарик и прочитал:
    —  Анатолий Дукалис, старший лейтенант Уголовного розыска. Других документов нет?
    —  Нет.
    —  Надо позвонить в его отделение,— сказал милиционер с фонариком.

11

    Майор Олег Соловец был единственным из оперативников отделения, кто имел большую семью — жену и двоих детей. Его супруга Юля работала в крупном универмаге, дочь заканчивала школу через год, сын учился в третьем классе. Как в любой семье, у Соловцов случались и радости, и огорчения. Вот и сегодня, отправив детей в школу, супруги вступили в перепалку. Разговор начала Юля. Она стала упрекать майора в том, что тот слишком мало уделяет времени своей дочери, а между тем, та уже давно вступила в опасный возраст. От начатого разговора у Соловца сразу заболела голова и, сославшись на неотложные дела, он быстро стал собираться на работу. Головная боль от слов жены выветрилась только на подходе к отделению милиции. Уже издали Соловец заметил Ларина, который шел к «конторе» с другой стороны. Оперативники встретились у дверей. Пожали друг другу руки.
    —  Что-то у тебя вид невеселый,— сказал Ларин.
    —  Утром с женой пообщался.
    Ларин улыбнулся.
    —  Я, к счастью, со своей утром не разговариваю,— сказал он.— Она позже встает.
    Коллеги вошли в отделение. На вахте сидел дежурный Чердынцев. Он был трезв и чем-то сильно взволнован.
    —  Здорово, мужики! — обратился Чердынцев к оперативникам.
    —  Привет,— сказал Ларин.
    —  Разворачивайтесь. Дукалиса убили. Надо ехать на опознание.
    Это известие прозвучало, как гром среди ясного неба.
    —  Как убили? — ошарашенно сказал Соловец.
    —  Когда? — спросил Ларин.
    —  Сегодня ночью звонили из ГИБДД,— Доложил Чердынцев.— В районе Светлановского машина его сбила и скрылась с места преступления. Скончался на месте.
    —  Как его туда занесло?..— сказал Ларин.
    Соловец нервно вынул сигарету и закурил. У него не было слов.
    —  Когда это случилось? — наконец спросил он Чердынцева.
    В этот момент дверь-в отделение отворилась. На пороге появился старший лейтенант Анатолий Дукалис. В руках он держал бутылку с минеральной водой.
    —  Здорово,— сказал Дукалис увидев коллег.
    Их странная реакция на его появление удивила старшего лейтенанта.
    — Вы чего, ребята?
    Ответом было молчание.
    —  Может, водички...— Дукалис протянул оперативникам минералку.
    —  Покойничек пришел! — наконец сказал Соловец.
    —  Чего? Чего?! — не понял Дукалис.
    — Нас Чердынцев в морг на твое опознание приглашает,— съязвил Ларин.
    Все посмотрели на дежурного майора.
    —  Да что вы, ребята! — стал оправдываться Чердынцев.— Сегодня ночью нашли труп человека без документов. У него в кармане была визитка Дукалиса.
    —  Вот оно что...-- понял старший лейтенант.
    Соловец пришел в себя и стал отдавать приказания. Он обратился к Дукалису.
    —  Значит так, Толян, съезди в морг,— сказал он.— Посмотри, что там за покойник с твоей визиткой.
    —  Как скажешь,— согласился Дукалис.
    Развернувшись, он вышел из отделения. Солонец с Лариным прошли в кабинет. Вскоре там появился Волков. В руках у него были документы.
    —  Привет, мужики,— сказал он.
    —  Здорово,— отреагировал Соловец.
    —  Что это у тебя? — спросил Ларин.
    —  Пришел ответ из Якутска,— объяснил Волков.
    —  И что пишут? Волков развернул бумагу.
    —  Андреев Михаил Петрович,— прочитал он,— сорок восьмого года рождения. Работает мастером на прииске «Мирный». В Петербурге в командировке, остановился в гостинице «Витязь».
    —  Ясно,— сказал Ларин.
    —  Надо ехать в гостиницу,— резюмировал Соловец.
    —  Может, сначала чайку попьем? — предложил капитан.
    —  За воскрешение Дукалиса? — усмехнулся Соловец.
    —  Чье воскрешение? — не понял Волков.
    —  Тебе Андрюха по дороге объяснит,— сказал майор.— Отставить чай. Поезжайте в гостиницу, посмотрите, что у него в номере.
    — Хорошо, — кивнул Ларин...
    День обещал быть жарким. На небе не было ни. одного облачка. Служащие, чьи конторы не имели кондиционеров, с грустью представляли себе предстоящую многочасовую пытку. Зато любители загара предвкушали удовольствие. И они не ошиблись. На солнце сегодня не было ни одного черного пятнышка.
    Уже знакомая нам девушка Ира, свидетельница убийства Андреева, с утра загорала на пляже возле Петропавловской крепости. Ира была легкомысленной девушкой. Шок от вида убитого якута прошел у нее очень скоро. Волны жизни захлестнули продавщицу пирожков с клюквой, и она поплыла дальше по течению.
    Итак, первую половину дня Ира загорала. Она аккуратно переворачивалась с боку на бок, чтобы загар лег равномерно. Наконец, девушка почувствовала, что еще немного, и она задымится. На сегодня план был перевыполнен. Количество ультрафиолета, поглощенного юным организмом, превысило допустимую норму. Как человек опытный, Ира поняла это. Она оделась, собрала вещи и направилась на выход.
    Ира пошла мимо стены Петропавловской крепости, вдоль которой стояли загорающие мужчины и женщины. Краем глаза она поглядывала на мускулистых молодых людей. На некоторых из них взгляд девушки задерживался дольше, чем на других. Вдруг Ира остановилась. Холодная волна прокатилась по ее загорелому телу. У стены в плавках и черных очках стоял Володя. Девушка сразу узнала его. И мгновенно перед глазами Иры встал день убийства, летящий к трем мужчинам воланчик и труп якута с раной в сердце на песке... Володя снял черные очки. Взгляды девушки и убийцы встретились.
    Ира быстро пришла в себя и энергично зашагала в сторону моста. Володя накинул рубашку, влез в брюки и сунул ноги в шлепанцы. Он бросился вслед за ней. Ему было тяжело бежать в пляжных тапках, и все-таки вскоре преступник настиг Иру.
    —Девушка, как вам позагоралось? — переведя дух, спросил он.
    —  Спасибо, хорошо,— не оглядываясь, ответила Ира.
    —  Может, я вас угощу чашкой кофе в кафе?
    —  Извините, я спешу.
    —  Давайте, я вас подвезу. У меня машина.
    Ира прибавила шагу.
    —  Спасибо, не надо,— сказала она.
    Вскоре загорелые молодые люди оказались на мосту через Заячий остров. Володя схватил Иру за локоть.
    — Да подождите, куда вы спешите! — сказал он.
    —  Отпустите меня! — взвизгнула Ира.
    Терпение Володи лопнуло.
    — Стой спокойно, сука! — угрожающе сказал он. Проходящий мимо мужчина оглянулся.
    —  Ты чего, парень? — крикнул он.— Отпусти девку!
    —  Топай мимо, это моя жена,— ответил Володя.
    Пожав плечами, мужчина пошел дальше. Ира попыталась вырваться, но преступник сжимал ее локоть железной хваткой.
    —  Отпустите, я милицию позову! — пригрозила девушка.
    Говоря это, Ира запустила свободную руку в сумочку и незаметно достала оттуда баллончик со слезоточивым газом.
    — Цыц! — прикрикнул на нее Володя.
    Резким движением руки Ира направила баллончик в лицо преступника. Струя газа ударила в глаза Володи. Он вскрикнул, отпустил Иру и схватился за лицо. Девушка рванулась вперед. Она сбежала с моста и перебежала улицу, лавируя между машинами. На противоположной стороне стоял инспектор , ГИБДД. Ира подбежала к нему.
    —  Помогите! — крикнула она.
    Молодой инспектор с удивлением посмотрел на девушку.
    —  Что случилось? —  спросил он. Ира перевела дыхание.
    —  Меня преследуют! — сказала она.
    —  Кто преследует?
    —  Там, на мосту!
    Инспектор вслед за Ирой повернулся в сторону моста. Однако никого, кроме группы японских туристов, там не было.

12

     Разгром в номере гостиницы «Витязь», устроенный Сашей и Володей, днем был обнаружен администрацией. Вызвали местный наряд милиции. Он приехал в отель минут за сорок до того, как там появились капитан Ларин, старший лейтенант Дукалис и эксперт-криминалист Калинин.
    Наши офицеры поговорили с администратором, и тот отвел их на третий этаж, в номер, где жил Андреев. В коридоре оперативники встретились с милиционерами из дежурного наряда. Один из них, был старым знакомым Ларина. Узнав друг друга, они поздоровались.
    —  Ты что тут делаешь? — спросил Ларин.
    —  Да вот вызвали,— объяснил милиционер.— Хозяин отсутствует, номер разгромлен.
    —  Хозяин уже второй день в морге,— сказал капитан.
    Ларин, Волков и Калинин вошли в триста двадцать восьмой номер. Перед их глазами предстали перевернутые вверх дном комната и туалет.
    —  Ничего себе! — выдохнул Ларин.
    — Только что обои со стен не сорвали! — сказал Дукалис.
    В разговор вступил Калинин.
    — Догадываетесь, что они искали? — сказал он.
    — А как же!
    —  Может, пальчики остались,— предположил Дукалис.
    —  Сейчас посмотрим,— эксперт приступил к работе...
    Ближе к вечеру жара стала спадать. Толпы людей повалили с работы, в транспорте было не протолкнуться. Неожиданно небо затянули тучи, в природе появилось предчувствие грозы.
    После встречи с Володей Ира долго не могла прийти в себя. Она быстрым шагом пошла по Каменноостровскому проспекту, и сама не заметила, как оказалась на Большом. Словно колокол, в голове у нее звенели слова Володи. Запыхавшись, Ира остановилась, огляделась вокруг. Перед ней сверкала вывеска кафе «Заправка». Дверь туда была открыта. Ира заглянула внутрь.
    В полумраке убаюкивающе играла музыка. На стенах висели картинки с изображением различных «питейных сюжетов». Интерьер кафе должен был вызвать у посетителей уверенность в том, что истина в вине. Ира не любила спиртное, но она решила выпить чего-нибудь холодного и обдумать положение.
    Сев за столик со стаканом сока, девушка немного успокоилась. Она вновь вспомнила день убийства якута и разговор с капитаном Лариным. Вспомнила и то, что симпатичный оперативник любил пирожки с клюквой. Но главное,— Ира вспомнила, что он оставил ей свою визитку! Порывшись в сумочке, девушка нашла ее.
    Ира подошла к стойке бара и попросила телефон. Бармен положил перед ней трубку. Девушка набрала номер отделения. Трубку снял дежурный Чердынцев.
    —  Майор Чердынцев слушает,— сказал милиционер.
    —  Будьте добры,— сказала Ира,— позовите капитана Ларина.
    —  Его нет, он на выезде,— ответил майор.
    —  А когда будет?
    —  Не знаю. Попробуйте позвонить попозже.
    Вздохнув, Ира положила трубку.
    —  Что-нибудь еще желаете? — спросил бармен. Девушка пожала плечами.
    —  Дайте, пожалуйста, чашку кофе.
    Бармен сварил кофе. Ира взяла чашку, бесплатный журнал со стойки и вернулась за свой столик. Минут через двадцать она вновь попросила телефон, И снова в отделении ей ответил Чердынцев.
    —  Скажите, не появился ли капитан Ларин? — спросила Ира.
    —  Пока нет,— ответил дежурный.
    —  Передайте, пожалуйста, чтобы он срочно позвонил по телефону...
    Ира посмотрела на номер телефона, отпечатанный на трубке.
    —  659-23-11,— закончила она.
    Затем девушка взглянула на бармена.
    —  Будьте добры, еще одну чашку кофе.
    Сев за свой столик, Ира принялась перечитывать журнал сначала...
    Звонок девушки в отделение был последним, который принял Чердынцев в сегодняшнее дежурство. Его рабочий день закончился. Приятное предчувствие холодного пива, которое он собирался выпить, заставило майора быстро собраться и направиться к выходу.
    На улице Чердынцев столкнулся с Лариным и Волковым. Они возвращались из гостиницы «Витязь». Майор обратился к Ларину.
    — Андрей,— сказал он,— тебе сегодня весь день какая-то барышня названивает.
    Ларин улыбнулся.
    —  Что за барышня? — спросил капитан.
    —  Сходи в дежурку, там на столе ее телефон.
    —  Хорошо, спасибо,— кивнул Ларин.
    Взяв в дежурке листок с номером телефона, оперативник поднялся к себе в кабинет. На листке кроме номера стояло имя — Ира.
    —  Ира... Ира.. Что за Ира? — пробормотал капитан.
    Он сел за стол перед аппаратом и набрал номер. В баре «Заправка» раздался звонок. Бармен снял трубку.
    —  Бар «Заправка»,— сказал он.
    —  Могу я поговорить с Ирой? — спросил Ларин.
    Девушка предупредила бармена, что ей будут звонить, поэтому он позвал ее к телефону.
    —  Вам звонят,— сказал бармен.
    Ира подошла к стойке.
    —  Здравствуйте,— сказала она.
    —  Добрый вечер,— ответил капитан.
    Он все еще не понимал, с кем разговаривает.
    —  Это вам звонит Ира. Мы виделись на пляже. Помните, я была свидетельницей убийства.
    Ларин сразу вспомнил девушку. Он заметил, что голос у нее звучит взволнованно.
    —  Что-то случилось? — спросил капитан.
    —  Да. Я сегодня случайно встретилась с одним из тех двоих, кто был на пляже. Вы знаете, он напал на меня на улице и пытался силой затащить к-себе в машину!
    —  Где вы сейчас?
    —  Я в баре на Большом проспекте Петроградской стороны.
    —  Какой адрес?
    Ира обратилась к бармену.
    —  Какой у вас адрес? — спросила она.
    —  Большой, шестьдесят четыре,— ответил бармен.
    Ира назвала адрес капитану.
    —  Никуда не выходите, я сейчас приеду,— сказал Ларин.
    Капитан вызвал дежурную машину и через пятнадцать минут был уже возле бара «Заправка». Отпустив автомобиль, капитан вошел внутрь. В зале по-прежнему было безлюдно. Оперативник сразу узнал девушку, с которой разговаривал на пляже и пирожки которой ел когда-то на Большой Монетной улице. Ира тоже узнала милиционера. Она радостно помахала ему рукой из-за столика. Ларин подошел и сел рядом.
    —  Здравствуйте, товарищ капитан,— сказала она.
    —  Добрый вечер,— ответил оперативник.
    Ларин внимательно посмотрел на Иру. В полумраке бара она показалась ему еще симпатичнее, чем тогда, на пляже. Загар был ей очень к лицу. Он хорошо сочетался с длинными русыми волосами и светлыми глазами девушки.
    —  Вам заказать что-нибудь? — спросил Ларин.
    —  Нет, спасибо.
    — Да вы успокойтесь,— улыбнулся капитан.— Вам сейчас лучше что-нибудь выпить. Немного. Чтобы прийти в себя.
    —  Ну... Не знаю...— неуверенно протянула Ира.
    —  Я сейчас,— сказал Ларин.
    Он подошел к стойке и взял две рюмки коньяка.
    —  Выпейте,— сказал капитан девушке. Ира вздохнула.
    —  Ну, если вы настаиваете... Она сделала глоток.
    —  Ваше здоровье,— сказал капитан.
    Он тоже приложился к рюмке. Коньяк действительно подействовал на Иру успокаивающе.
    —  Спасибо, что приехали, товарищ капитан,— сказала она.
    —  Пожалуйста, просто Андрей,— попросил Ларин.
    —  Хорошо.
    Капитан улыбнулся. Ему начала нравиться эта светловолосая испуганная продавщица пирожков.
    —  Вы успокоились? — спросил он. — Да.
    — Давайте тогда спокойно поговорим.
    Ира сделала еще глоток из рюмки.
    —  Скажите, Андрей, что же мне теперь делать?
    Ларин допил свой коньяк.
    — Не буду скрывать, Ира, положение у вас очень серьезное. Вчера вечером был убит человек, который тоже проходил свидетелем по этому делу. Видимо, он встречался с предполагаемым убийцей, и тот мог его опознать.
    — И что с ним случилось?
    —  Его сбила машина. Может, это случайность, но я в это не верю. Боюсь, что вам грозит серьезная опасность.
    — А нельзя ли приставить ко мне охрану?
    Ларин вздохнул.
    —  К сожалению,— сказал он,— охрана у нас не предусмотрена бюджетом.
    Ира умоляюще посмотрела на капитана.
    — Я бы мог...— неуверенно сказал Ларин.
    —  Что?
    —  Мог бы на время стать вашим телохранителем... В качестве исключения.
    — Спасибо вам большое! — Ира сжала ладонью руку капитану.
    Жена Ларина Маша гостила у матери в Самаре, офицеру не нужно было звонить ей и говорить, что Дукалис попросил подменить его на ночном дежурстве.
    Ларин сделал столь необычное предложение Ире не только из служебного долга. Капитану приятно было находиться в обществе девушки, и он чувствовал, что она тоже неравнодушна к нему. Оперативник взял еще по рюмке коньяка, и вскорости от скованности первых минут разговора не осталось и следа. Милиционер и продавщица еще полчаса сидели в кафе, потом пешком пошли к Ириному дому.
    Стоял теплый безветренный вечер. Спешить было некуда. Ира жила на Черной речке. Когда Ларин и девушка дошли до ее дома, наступил глубокий вечер. Дома Ира приготовила чай с пирожками.
    —  Ваши любимые — с клюквой,— сказала она Ларину.
    Капитан откусил кусочек пирожка.
    —  Вкусно,—сказал он.
    Ларин не лукавил. Пирожок действительно был испечен с любовью. Он просто таял во рту.
    —  Черт меня дернул в тот день с Катей пойти на пляж...— вздохнула Ира.
    Время от времени она мысленно возвращалась к сегодняшней встрече с загорелым преступником.
    —   Не было бы счастья, да несчастье помогло,— сказал Ларин. Он взял с тарелки еще один пирожок.
    —  Андрей, как вы думаете, долго вы их будете ловить? — спросила Ира.
    —  Мы делаем все возможное. И если вы нам поможете, это может случиться очень скоро.
    — А как я могу вам помочь?
    —  Уж раз он решил до вас добраться, то, судя по всему, попытается опять напасть на вас. Кажется, вы теперь единственный человек, который знает преступника в лицо.
    Ларин сделал паузу. Он отхлебнул из чашки уже остывший чай.
    —  Не согласитесь ли вы подежурить с нами на пляже для того, чтобы опознать преступника? — сказал капитан.
    Ира посмотрела в глаза оперативнику.
    — А это очень опасно? — спросила она.
    —  Не волнуйтесь, Ира, я всегда буду находиться рядом.
    Девушка глубоко вздохнула.
    —  Хорошо,— сказала она.— Я согласна. Было уже совсем поздно.
    —  Завтра тяжелый день,— сказал Ларин.— Где я могу прилечь?
    Ира жила в небольшой однокомнатной квартире.
    —  Я постелю вам на кухне,— предложила она,— если не возражаете...
    —  Не возражаю,— улыбнулся капитан.
    Девушка достала из шкафа большой надувной матрац и протянула его оперативнику.
    —  Надуйте, пожалуйста,— сказала она.
    —  А у вас нет насоса? — спросил Ларин.
    Ира грустно покачала головой.
    — Ладно,— сказал капитан,— вспомним туристскую юность.
    Он принялся надувать матрац.
    — У вас хорошо получается,— улыбнулась хозяйка дома.
    Она начала стелить себе постель в комнате.

13

     Давно капитану Ларину не доводилось ночевать на кухне. Впрочем, он так утомился за день, что сразу уснул на надувном матраце.
    Оперативник редко видел сны. Засыпая, он проваливался в черную бездонную яму и до утра пребывал в ее потемках. Если и случалось увидеть какой-нибудь сон, Ларин сразу же забывал его. Однако сегодняшняя ночь стала для оперативника необычной. Ему приснились тени, ползущие по стенам Ириной квартиры. Постепенно эти тени превратились в людей. Ларин увидел, что в руках у них оружие. Один держал топор, другой — огромный нож. Вооруженные люди прокрались в комнату Иры, занесли над ней оружие и стали наносить смертельные удары. Кровь брызгами полетела в разные стороны. Перья из подушки закружились по квартире... Ларин проснулся в холодном поту. Было утро. Капитан лежал на большом надувном матраце посреди кухни. Рядом с ним, прильнув к его плечу, лежала Ира. Ей тоже приснился тяжелый сон, и посреди ночи девушка перебралась на кухню к Ларину. Размеры матраца позволяли уместиться обоим.
    Стараясь не будить хозяйку дома, Ларин стал аккуратно подниматься. Ира все-таки проснулась.
    —  Ты куда? — спросила девушка.
    Так незаметно для себя они перешли на «ты».
    —  Спи,— сказал Ларин.— Я тебе позвоню из отделения.
    Он встал и начал одеваться. Ира перевернулась на другой бок и заснула. Капитан вышел на улицу. День обещал быть жарким. Это очень способствовало операции, план которой сложился в голове оперативника.
    По утрам Ларин привык к чашке кофе. Чтобы не будить Иру, он не стал пить кофе у нее и решил сделать это по дороге. Недалеко от станции метро «Черная речка» капитан заметил кафе. Он пробыл там пятнадцать минут, выпив кофе и съев бутерброд. Выйдя на улицу, Ларин закурил и направился к метро. Он еще и еще раз продумывал детали операции, план которой ему предстояло сегодня изложить коллегам. Сделать это нужно было убедительно, чтобы у оперативников не возникло сомнений в правильности его решения.
    Ларин зашел в вестибюль метро. Он доехал до станции «Невский проспект», там сделал пересадку и в конце концов очутился на «Василеостровской».
    Пока Ларин был под землей, на улице стало еще жарче. Капитан пешком дошел до отделения. Он поднялся на третий этаж и зашел в кабинет, где уже находились Соловец, Дукалис и Волков. Соловец разговаривал по телефону.
    —  Так точно, Юрий Александрович! — сказал майор в трубку.— Хорошо, послезавтра с утра будем у вас... Обязательно... Захватим.
    Он положил трубку.
    —  Здорово, Андрюха! — поприветствовал Ларина Соловец.
    —  Привет всем,— ответил капитан.
    —  Ну, что там Мухомор? — спросил Соловца Дукалис.
    Майор вздохнул.
    —  Зовет послезавтра на дачу, на субботник. Обещает папуасскими баклажанами накормить.
    Оперативники заулыбались.
    —  Времени у нас мало,— сказал Соловец,— так что давайте коротко и по делу.
    Доклад начал Волков.
    —  В гостинице отпечатков пальцев не обнаружено.
    Соловец удивился.
    —  Вообще никаких? — спросил он.— Там же| жили десятки людей!
    —  Они, видимо, после обыска прошлись по всем предметам тряпкой,— объяснил Волков.— Горнич-J ная их тоже не видела. Замок открыт родным ключом. Видимо, взяли у убитого.
    В разговор вступил Дукалис.
    —  Надо бы проверить всех, кто проходил по делам о скупке алмазов и продаже их за границу,— предложил он.
    —  Какие еще предложения? — спросил Соловец. Возникла пауза.
    —  Мужики,— наконец сказал Ларин,— я сегодня ночью разговаривал со свидетельницей...
    Оперативники переглянулись.
    — Ну-ка поподробнее, пожалуйста,— ухмыльнулся Волков.
    —  О чем же ты с ней ночью разговаривал? — поддержал его Соловец.
    Ларин махнул рукой.
    — Да ладно вам,— сказал он.— Я же о деле.
    —  Ну, говори,— уже серьезно сказал Соловец.
    До сих пор Ларин сидел на диване в углу кабинета. Теперь он пересел за стол, чтобы быть ближе к коллегам.
    И оперативник подробно изложил план операции, возникший у него накануне вечером.

14

    К одиннадцати часам в городе уже стояла жара. Пляж возле Петропавловской крепости заполнялся отдыхающими. Ира заняла свое любимое место на песке возле воды. Она хотела взять с собой на пляж подругу Катю, но Ларин в телефонном разговоре попросил девушку придти на пляж одну. Капитан позвонил Ире из отделения после того, как поговорил с оперативниками. Коллеги одобрили план Ларина и, обсудив детали, приступили к осуществлению операции.
    На пляже работала бригада продавцов прохладительных напитков. База у них находилась в соседнем с крепостью павильоне. Ларин договорился с администратором и вышел на пляж в фирменной футболке с надписью «Квас» и ящиком, в котором позвякивали бутылки.
    Капитан сзади незаметно подошел к Ире, которая лежала на подстилке, вглядывалась в лица отдыхающих через черные очки. Ларин наклонился над девушкой. Ира вздрогнула, увидев возникшую из-за спины тень.
    — Не желаете чего-нибудь прохладительного? — спросил оперативник.
    Он улыбнулся.
    —  Да, бутылочку минералки,— сказала Ира.
    Ларин достал из ящика бутылку минеральной воды, открыл ее и протянул девушке.
    —  Все в порядке, я рядом,— сказал он.
    —  Молодой человек, можно мне кваску! — услышал капитан за спиной.
    Его звала женщина средних лет, лежавшая метрах в пятнадцати от оперативника.
    —  Да, конечно,— ответил Ларин.
    Он направился утолять жажду женщины. Неподалеку Волков с Дукалисом перекидывали друг другу летающую тарелку. Рядом загорал Соловец. Он держал в руках газету, периодически отрывался от нее, оглядывая пляж. Резвящиеся вокруг дети раздражали майора. Пробегая мимо него, они то и дело осыпали его песком.
    Пляжная жизнь текла размеренно и сонно. Даже волейбольный мяч, казалось, летал в рапиде. Кто-то играл в преферанс. Кто-то пил пиво. Некоторые прикладывались и к более крепким напиткам под серьезную закуску, принесенную с собой. На небе не было ни единого облачка. Безветрие и солнце убаюкивали. Ира не заметила, как начала засыпать.
    Вдруг девушка вздрогнула. Вновь чья-то тень возникла рядом с ней. Будучи уверенной, что это Ларин, Ира нехотя повернулась к хозяину тени. Человек, стоявший рядом с ней, был одет в фирменную футболку с надписью «Квас». В руках у него был ящик с напитками. Но это был не Ларин! Перед Ирой стоял Володя. Появление его было настолько неожиданным, что девушка онемела. Она хотела закричать, но язык словно присох к гортани.
    — Не желаете чего-нибудь? — спросил Володя.
    Он опустил руку в ящик. Кроме напитков там находился пистолет с глушителем. В дне ящика имелась дырка, через которую Володя и собрался сделать выстрел. Преступник развернул ящик.
    —  Это он! — наконец крикнула Ира.
    Она бросилась в сторону. Володя, уже не скрывая пистолета, достал его из ящика и направил на девушку. В этот момент Дукалис, в руках которого была летающая тарелка, метнул ее в Володю. Она попала в преступника как раз в тот момент, когда тот нажал на курок. Володя дернулся и промахнулся. Подбежавший в этот момент Ларин обрушил на голову преступника ящик со своим товаром. Оглушенный убийца упал на песок. Ларин надел на него наручники. Соловец, Волков и Дукалис обступили капитана, который держал Володю.
    —  Молодец, Андрюха! — сказал Соловец.
    —  Кантуйте его,— ответил Ларин.
    Он оставил Володю коллегам, а сам бросился успокаивать Иру, которая продолжала пребывать в шоке. Впрочем, как мы уже знаем, Ира была очень отходчивым человеком, и спустя минут десять она уже спокойно разговаривала с Лариным.
    А еще через полчаса закованного в наручники Володю оперативники доставили в отделение. Они повели его на допрос. По коридору навстречу им шли бомжи Петрович и Степаныч. У Степаныча под глазом красовался большой синяк. Первым бомжи увидели Ларина, который возглавлял компанию оперативников.
    —  Здравствуй, Васильич,— обратился к нему Петрович.
    —  Здорово,— ответил Ларин.— Тебе чего?
    В разговор вступил Степаныч.
    —  Вот, составили отчет,— сказал он.
    —  Какой отчет?
    —  О нападении на пункт стеклотары.
    Ларин поморщился.
    —  Ничего не понимаю,— сказал он.
    Тут наконец бомжи заметили, что Волков и Дукалис вели по коридору закованного Володю.
    —  О! — закричал Петрович.— А вы его уже взяли!
    Он погрозил пальцем задержанному преступнику.
    —  Я тебе говорил, что наши менты тебя быстро возьмут,— злорадно сказал бомж.— Будешь знать, как над людьми издеваться!
    Друга поддержал Степаныч. Он показал Ларину список перемытых бутылок.
    —  Две тысячи двести сорок три бутылки заставил меня перемыть! — сказал приемщик стеклотары.
    —  Успокойся, Степаныч,— попытался остановить его Ларин.
    —  Какой успокойся! Я из-за этого гада половину рабочего дня пропустил! — не унимался Степаныч.
    — И я пятьдесят бутылок до нормы не добрал! — поддержал его Петрович.
    — А где ты их собираешь? — спросил Дукалис.
    —  На Петропавловке.
    —  В следующий раз собирай в Парке Победы. Там спокойнее,— посоветовал бомжу старший лейтенант.
    Оперативники вместе с Володей пошли дальше по коридору.
    —  Ты уж, Васильич, с ним построже,— сказал напоследок Петрович.
    Ларин махнул рукой.
    —  Не волнуйся, вкатим по полной,— сказал он.
    — Спасибо, Васильич! — крикнул вдогонку Петрович.— Если что нужно, я всегда выручу.
    —  Мы на посту! — добавил Степаныч.

15

     Погода в северном мегаполисе очень переменчива. Случается, неделю стоит невыносимая жара, а потом день за днем идут дожди. Иногда погода меняется несколько раз в течение суток. Поэтому, жители города привыкли всегда носить с собой зонт.
    На сей раз зонт понадобился капитану Ларину, когда он шел пешком по Большой Монетной в направлении кондитерской, в которой работала Ира. Дождь начался неожиданно, Он был теплым и едва заметным. Тем не менее, Ларин все-таки открыл зонт. Капитан хотел защитить букет цветов, который он держал в руке.
    Когда оперативник зашел в кондитерскую, Ира стояла за стойкой. Она радостно улыбнулась, увидев оперативника. Ларин подошел к стойке, протянул девушке цветы.
    —  Спасибо, Андрей,— сказала она,— Присаживайся, я сейчас подойду.
    Ларин сел за столик. Ира подошла к нему с блюдом, полным свежевыпеченных пирожков, и большой кружкой кофе.
    —  Спасибо, Ира,— сказал милиционер.
    —  На здоровье. Я их сама пекла.
    Ларин взял с блюда пирожок и с удовольствием откусил большой кусок.
    —  Ну, что же,— сказал он, пережевывая кушанье,— охранять тебя больше не нужно. А жаль...
    —  Ты, кстати, прошлый раз забыл у меня свою зажигалку,— сказала Ира.
    — Серьезно?
    — Да.
    Ларин не помнил, чтобы он что-то оставил у девушки, но возражать не стал.
    —  Ну, я тогда сегодня вечером зайду,— сказал оперативник.
    —  Заходи,— ответила Ира.— Сегодня будет утка с яблоками.

16

    В субботу майор Олег Соловец, капитан Андрей Ларин и старшие лейтенанты Анатолий Дукалис и Вячеслав Волков встретились утром на Финляндском вокзале. Они были одеты по-походному. В больших сумках приятно позвякивали бутылки. Милиционеры сели в электричку, идущую по Сосновскому направлению.
    Когда состав тронулся, Дукалис взглянул на Соловца. Майор прочитал мысли старшего лейтенанта.
    — Что, даже часа потерпеть не можешь? — строго сказал он.
    —  Да нет, Георгич, я, как все,— вздохнул Дукалис.
    —  Ладно, давай,— сказал Соловец.
    Дукалис достал из сумки бутылку, сок и одноразовые стаканчики. Раздав посуду коллегам, он умелым движением руки разлил водку.
    —  За начало субботника! — произнес тост Ларин.
    Оперативники выпили.
    —  Безобразие,— проворчала старушка на соседней скамейке.
    Офицеры, обернувшись, посмотрели на нее.
    —  С утра начинают,— не унималась пенсионерка.— Милиции на вас не хватает!
    Последняя фраза пришлась оперативникам по душе. Они дружно рассмеялись...
    Минут через сорок состав прибыл на станцию Грузине Оперативники вышли на платформу и знакомым маршрутом направились в сторону дачи подполковника Петренко.
    Мухомор в цветистых шортах копался на грядке. Рядом с ним работали двое курсантов. Они были по пояс обнажены, на дереве висели их кителя.
    —  Здравия желаю, товарищ подполковник! — отрапортовал Соловец.
    — Здорово,— сказал Мухомор, увидев подчиненных. Он повернулся к курсантам: — Отдыхайте, товарищи курсанты, вторая смена приехала.
    Курсанты радостно прекратили работу.
    —  Заходите, не стесняйтесь,— сказал Мухомор оперативникам, все еще стоявшим за штакетником.
    Офицеры приехали в Грузино, чтобы помочь шефу вскопать грядки, но, как водится на Руси, большая работа началась с большого перекура и застолья. Специально к приезду гостей жена Мухомора собрала в парнике огурцы.
    Милиционеры расположились прямо в саду за столиком. Перед тем, как приступить к главному, Ларин доложил Мухомору о ходе расследования последнего убийства. Он рассказал об удачно проведенной операции по задержанию преступника на пляже и о том, какая картина преступления в концов предстала перед оперативниками.
    —   Итак, Юрий Александрович,— подытожил Ларин,— Андреев договорился обменять алмазы на деньги на пляже. Поскольку ограненные алмазы не видны в жидкости, он решил перестраховаться и поместил их в бутылку с пивом. На пляже Андреев, видимо, почувствовал что-то неладное и выпил пиво вместе с алмазами.
    Мухомор усмехнулся.
    — Дорогая закуска,— сказал он.
    —  Это точно,— согласился с шефом Соловец.
    —  А что со вторым преступником? — спросил Мухомор.
    —  Второго мы взяли через пару часов,— сказал Дукалис.
    Мухомор остался доволен докладом оперативников.
    —  Ну,— сказал он,— у них пиво с алмазами, а у нас огурцы домашние.
    Он подал сигнал жене, находившейся на веранде, чтобы она несла закуску. Офицеры вынули из сумок бутылки. Застолье обещало быть долгим и радостным.

Top.Mail.Ru