Скачать fb2
История русского автомата

История русского автомата

Аннотация

    Предлагаемая вниманию читателей издание представляет собой одну из первых удачных попыток дать объективную картину развития в нашей стране такого вида индивидуального автоматического оружия, как автоматы. До настоящего времени большинство значимых фактов и событий, представляющих интерес для исторического анализа, были засекречены. Книга «История русского автомата» подготовлена на основе работы автора со значительным количеством отечественных и зарубежных источников, в том числе ранее недоступных документальных и архивных материалов Министерства обороны и Министерства оборонной промышленности. Поэтому она будет весьма полезна как объективное историческое исследование не только специалистам в области средств ближнего боя, но и широкому кругу читателей, интересующихся историей стрелкового оружия, его настоящим и будущим.
    Прим. OCR: Издание интересно еще и тем, что в нем подробно описываются все модели стрелкового оружия представленного на конкурсы, достоинства и недостатки, порядок испытаний и снимают многие мифы накопившиеся в этой области.


С. Б. Монетчиков История русского автомата

    Предлагаемая вниманию читателей издание представляет собой одну из первых удачных попыток дать объективную картину развития в нашей стране такого вида индивидуального автоматического оружия, как автоматы. До настоящего времени большинство значимых фактов и событий, представляющих интерес для исторического анализа, были засекречены. Книга «История русского автомата» подготовлена на основе работы автора со значительным количеством отечественных и зарубежных источников, в том числе ранее недоступных документальных и архивных материалов Министерства обороны и Министерства оборонной промышленности. Поэтому она будет весьма полезна как объективное историческое исследование не только специалистам в области средств ближнего боя, но и широкому кругу читателей, интересующихся историей стрелкового оружия, его настоящим и будущим.

    ISBN 5-98655-006-4
    Монетчиков С.Б., 2005
    Кораблин В.В., фотографии, 2005
    Чабуткин С.В., фотографии, 2005
    ООО «Издательство «Атлант 44», 2005
    ВИМАИВиВС, 2005
    ИСТОРИЯ РУССКОГО АВТОМАТА

Предисловие

    С момента появления первых образцов легкого ручного автоматического стрелкового оружия — автоматов (по западной классификации — штурмовых винтовок), они стали объектом пристального изучения военных специалистов и неподдельного интереса со стороны гражданских людей, никоим образом не связанных с их разработкой и изготовлением. Неиссякаемый интерес к одному из самых ярких представителей этого оружия — советским автоматам Калашникова (АК). обусловлен тем. что их рождение пятьдесят лет тому назад привело к революционным преобразованиям в вооружении пехоты. И за прошедшее время оружие с маркой АК стало одним из ведущих компонентов системы средств ближнего боя Советской, а теперь и Российской, армии, превратившись в символ отечественного оружия. Именно осознание значимости этого оружия и ощущение незавершенности процесса развития и порождает постоянный высокий спрос на справочную и аналитическую литературу по истории развития. Автомат давно уже превратился из простого образца стрелкового оружия в многоцелевой комплекс и продолжает стремительно совершенствоваться, а специалисты и любители вновь и вновь возвращаются к его истории, пытаясь найти в ней закономерности, определяющие перспективу дальнейшего развития самого массового оружия пехоты. Сегодня с полной уверенностью можно констатировать, что разнообразные варианты автомага Калашникова, по всей видимости, останутся в ближайшем обозримом будущем основным образном индивидуального стрелового оружия Вооруженных сил, в значительной степени определяя тактику боевого использования.
    Многие отечественные военные специалисты с полным основанием считают, что в современных условиях, когда основным видом станут не крупномасштабные боевые действия с использованием термоядерного оружия, а вооруженные конфликты низкой интенсивности, автомат Калашникова в комплексе с другими видами оружия пехоты и впредь будет влиять на ход и исход боя или операции.
    Предлагаемая вниманию читателей книга представляет собой одну из первых удачных попыток дать объективную картину развития в нашей стране такого вида индивидуального автоматического оружия, как автоматы. До настоящего времени большинство значимых фактов и событий, представляющих интерес для исторического анализа, были ранее засекречены. Об отечественном стрелковом оружии можно было узнать только из популярных книг для молодежи призывного возраста или же, в лучшем случае, из западных публикаций, полных неточностей и ошибок. Только в последнее время в России появилось несколько изданий, которые смогли удовлетворить первое любопытство интересующихся. однако среди них очень мало книг, написанных с привлечением отечественных архивных материалов. С этой точки зрения представляемая книга органично вписалась в ряд добротных справочно-исторических изданий по стрелковому оружию, выгодно отличаясь от других публикаций на эту тему обширностью фак тического материала, поскольку подготовлена на основе работы автора со значительным количеством отечественных и зарубежных источников, в том числе ранее недоступных документальных и архивных материалов Министерства обороны и. Министерства оборонной промышленности. Несомненный интерес представляют взгляды автора на проблему зарождения этого вида оружия в Советском Союзе. Причем необходимо отметить корректность отражения истории создания и развития автомата Калашникова, поскольку успех этого оружия в полной мере можно соотнести как с талантом и мастерством самого Михаила Тимофеевича Калашникова, так и с большой работой огромного коллектива ученых. испытателей, технологов, рабочих и служащих предприятий. принимавших в течение длительного времени участие в совершенствовании советских автоматов. Доступно и в удачной популярной форме подается история создания и развития отечественных автоматов, оставляя у читателя право на формирование собственного представления о путях повышения боевых свойств и боевом использовании автоматов в будущем.
    Рекомендуя предлагаемую книгу российским и зарубежным читателям, полагаю, что она будет весьма полезна как объективное историческое исследование не только специалистам в области средств ближнего боя, но и широкому кругу читателей, интересующихся историей стрелкового оружия, его настоящим и будущим.
    Генерал-майор В.Е. Скороходов

Введение

    Принятие и 1940-х — 1950-х гг. на вооружение основных мировых держав высокоэффективного оружия массового поражения, в том числе и ядерного, внесло радикальные изменения в военные доктрины. Прогресс науки и техники привел к бурному развитию всех видов вооружения и военной техники, в том числе и автоматического стрелкового оружия, которое также непрерывно развивалось и совершенствовалось. Поэтому, когда во второй половине XX столетия практически полностью обновились способы и тактика ведения боевых действий, это ни в коей мере не уменьшило значение стрелкового оружия в настоящее время. Какими бы темпами ни развивались вооружение и военная техника, каким бы разнообразным ни было техническое оснащение вооруженных сил, успех в современном бою, как и прежде, во многом продолжает зависеть от пехотинца, вооруженного стрелковым оружием. В нашей стране государство, наряду с другими видами вооружений, продолжает уделять должное внимание совершенствованию стрелкового оружия, которое и сегодня, на рубеже тысячелетий, остается самым массовым и основным оружием российского солдата.
    Начало созданию нового класса автоматического стрелкового оружия, известного в настоящее время как автоматы (штурмовые винтовки), положил выдающийся русский оружейник В.Г. Федоров. Он разработал первый отечественный образец оружия пол винтовочный патрон уменьшенной мощности, прообраз «промежуточного» патрона. Применение патрона уменьшенного калибра, с улучшенной баллистикой стало прологом появления оружия под «промежуточные» патроны, созданного в 1930-40-е гг. (германские штурмовые винтовки под 7,92x33 «короткий патрон» и советские автоматы пд 7,62x41. а впоследствии 7.62x39 патрон образца 1943 г.) И хотя автоматы Федорова не получили широкого применения в Красной Армии, они все-таки сыграли свою положительную роль в развитии отечественного автоматического оружия. При их создании был накоплен ценнейший опыт проектирования и производства автоматического оружия. использованного впоследствии при осуществлении идеи унификации стрелкового оружия. Базовая конструкция автомата Федорова послужила основой для разработки различных ио своему назначению модификаций с единым принципом работы автоматики и схемой запирания канала ствола. Унификация значительно снизила затраты на разработку оружия, организацию его производства, позволила обеспечить взаимозаменяемость отдельных деталей и механизмов на различных образцах оружия одного и того же калибра, способствовала быстрому оснащению Красной Армии новыми образцами оружия, значительно сократив сроки изучения их материальной части личным составом в войсках, а также уменьшила затраты на техническое обслуживание и ремонт, упростила организацию технического обеспечения войск. Основные принципы унификации стрелкового оружия, заложенные в системах В.Г. Федорова, и нашедшие частичное осуществление в образцах В.А. Дегтярева, получили свое логическое завершение в наши дни в оружии семейства М.Т. Калашникова.
    Разработка автоматного патрона образца 1943 г. и создание на его базе легких, маневренных и безотказных образцов автоматического стрелкового оружия, обладающих высокими боевыми, эксплуатационными свойствами и производственно-экономическими показателями, позволили существенно улучшить стрелковое вооружение нашей армии. В практическом осуществлении этого участвовала большая группа конструкт оров-оружей н и ков старшего поколения: Ф.В. Токарев, С.А. Коровин, В.А. Дегтярев, Г.С. Шнагин, Л.И. Судаев, С.Г. Симонов, Н.В. Рукавишников, И.И. Раков, и молодые талантливые оружейники: Е.К. Александрович, П.Е. Иванов, В.Н. Иванов, А.А. Каштанов, А.А. Булкин. П.П. Поляков, А.П. Большаков, С.В. и B.C. Владимировы, Г.Ф. Кубынов. А.А. Дементьев, К.А. Барышев, М.Т. Калашников. Г.А. Коробов: И.К. Безручко-Высоцкий, которые приняли эстафету от пионеров-изобретателей отечественного стрелкового оружия.
    Однако в этом длинном ряду отечественных конструкторов особняком стоит имя выдающегося оружейника Михаила Тимофеевича Калашникова. Оно широко известно не только в нашей стране, но и за рубежом, поскольку практически во всех войнах и военных конфликтах второй половины XX столетия принимал участие автомат его-конструкции с маркой АК. Эффективный и надежный автомат Калашникова стал одним из символов нашей нелегкой эпохи. В этом оружии в полной мере была реализована перспективная концепция компоновки автоматического оружия, основными чертами которого стали компактность, технологичность, простота в обслуживании и ремонте. Предлагаемая читателю книга — История русского автомата неразрывно связана, в первую очередь, с самыми массовыми образцами отечественного оружия — автоматами Калашникова всех модификаций. Причем наряду с творческими заслугами самого М.Т. Калашникова, разработавшего один из лучших образцов автоматического стрелкового оружия, автор постарался отразить и немалый вклад в его создание многочисленных специалистов из конструкторских бюро, оружейных заводов. полигонов, научно-исследовательских институтов и воинских частей, а также представителей Главного ракетно- артиллерийского управления Министерства обороны и Министерства оборонной промышленности. Книга написана на основе документальных и архивных материалов, использованы также многочисленные труды советских историков-оружиеведов и. в первую очередь, В.Г. Федорова, мемуары самого М.Т. Калашникова, воспоминания его соратников, непосредственных участников или очевидцев описываемых событий, в частности А.А. Зайцева, Г.А. Коробова, А.А. Дементьева. М.Т. Малимона, К.А. Барышева. Такой комплексный подход к истории отечественного автоматического стрелкового оружия дает возможность глубже осмыслить многие вопросы укрепления обороноспособности нашей Родины.
    К великому сожалению, практически большая часть развития отечественного стрелкового оружия остается малоизвестной, поскольку специфика работы военно-промышленного комплекса ранее, по понятным причинам, не признавала открытости и доступности к своим секретам. До сих пор многие вопросы остаются тайной за семью печатями. Также и предложенная читателю работа не претендует на полное освещение истории создания и развития отечественных автоматов. Многие вопросы требуют детального изучения, поскольку еще далеко не все архивы открыты, и многие, в том числе и важнейшие, документы Министерства обороны и оборонного комплекса страны не известны исследователям. Поэтому поле деятельности для историков, изучающих эту тему, практически безгранично. Но автор был бы удовлетворен. если все. что сохранила память старших товарищей, и то, что по крупицам удалось собрать в этой книге, помогло бы читателям понять сложнейший путь эволюции оружия — начиная от осевой линии, проложенной конструктором на ватмане, до выхода изделия с конвейера завода, и вплоть до т ого момента, когда автомат берет в свои руки солдат.
    Автор выражает признательность и искреннюю благодарность за оказанную помощь и содействие К.А. Барышеву, А.Ю. Борцову, А.А. Дементьеву, М.Е. Драгунову, В.А. Изотову, А.Н. Кулинскому, И.И. Кириллову, В.В. Кораблину, Г.А. Коробову, А.А. Лови, Ю.А. Напваладзе. М.Э. Портнову.
    Особую благодарность автор приносит командованию Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, и. в первую очередь, начальнику музея полковнику В.М. Крылову за предоставленную возможность работы с экспонатами музея и их фотографирование.
    Огромную помощь в создании книги оказала Г. А. Монетчикова, без которой эта книга не увидела бы свет.

Часть I Автоматическое оружие под «промежуточный» патрон

ГЛАВА 1 Зарождение идеи

    6,5-мм автомат Федорова образца 19X6 г.
    По мнению многих специалистов-оружейников, к началу XX века при достигнутом уровне развития технологии, машиностроения и металлургии основные образны стрелкового оружия пехоты — винтовки и карабины (т. е. длинноствольное оружие калибром не более 20 мм, предназначенное для метания пуль), а также боеприпасы к ним уже исчерпали свои потенциальные возможности повышения боевых и эксплуатационных свойств или были близки к этому. Однако это не означало, что их дальнейшее совершенствование становилось вообще невозможным, особенно, если речь шла об улучшении работы запирающих узлов, упрощении обслуживания в процессе эксплуатации, технологии изготовления того или иного образца. В то же время стало ясно, что динамические характеристики винтовок с ручным перезаряжанием достигли своего предела, не позволяя добиться существенного повышения скорострельности. Поэтому конструкторы обратились к идее совмещения в одном образце компактности и легкости винтовки и скорострельности пулемета. Решение комплекса новых задач усложнялось проблемами, обусловленными не только недоработанными системами автоматики, но и конструкцией винтовочных патронов. обладавших излишней мощностью, которые из-за большого импульса отдачи не обеспечивали требуемой эффективности огня. Все крупнейшие оружейные фирмы мира, проводившие интенсивные изыскания в этой области. стремились выйти из сложившейся ситуации путем комплексного решения двух проблем: создания новых систем стрелкового оружия и патронов с уменьшенными габаритно-весовыми характеристиками и улучшенной баллистикой.
    Уже в 1890-х годах к проектированию патронов калибра 6,5–8 мм. но более легких и коротких, чем существовавшие винтовочные, приступили австрийский оружейный конструктор Карел Крика и швейцарский ученый-баллистик Ф. Хеблер. В России в начале XX века экспериментировал с аналогичными патронами, предназначавшимися для использования в автоматическом оружии, известный оружейник В.Г. Федоров. Именно ему принадлежит честь создания в 1916 г. первого в мире автомата под свой же 6.5-мм патрон уменьшенной мощности, предназначавшийся для улучшения боевых характеристик оружия.
    Боевые действия в русско-японской войне выявили настоятельную необходимость увеличения плотности огня за счет повышения скорострельности ручного огнестрельного оружия. В «Сборнике тактических указаний», изданном Военным ведомством по опыту русско-японской войны 1904–1905 гг… недвусмысленно говорилось об этом: — Следует засыпать неприятеля градом пуль, чтобы деморализовать его и сделать стрельбу его беспорядочной-. Первоначально русская конструкторская мысль пошла по пути усовершенствования магазинных трехлинейных винтовок образца 1891 г. и превращения их в самозарядные. Новые условия боя определят потребность войск в таком оружии, поскольку использование пехотой рельефа и особенностей местности, перебежки и самоокапывание сделали ее менее уязвимой от винтовочного огня. Дост ичь повышения эффективности огня можно было только путем увеличения боевой скорострельности оружия. В России к проектированию индивидуального автоматического оружия для пехоты приступили сразу же после окончания русско-японской войны.
    В 1905 г… наряду с другими конструкторами-оружейниками — Ф.В. Токаревым, Я.У. Рощепеем, Шубиным, Поздницким, такие работы начал и делопроизводитель Артиллерийского комитета Главного Артиллерийского Управления (ГАУ) капитан Владимир Григорьевич Федоров. А уже 10 января следующего года Артком ГАУ рассмотрел его первоначальные чертежи самозарядной винтовки. Создание нового оружия велось вначале в оружейной мастерской Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы, бывшей в то время одним из основных научно-учебных центров русской армии, а затем они были перенесены на Сестрорепкий оружейный завод. Тогда же к этим разработкам привлекаются выдающийся теоретик оружейного дела, начальник полигона офицерской школы полковник Н.М. Филатов и слесарь оружейного завода, в будущем известнейший советский оружейный конструктор. В.А. Дегтярев.
    Федоров совместно с Дегтяревым рассмотрел различные варианты конструкций и узлов запирания, пока не остановился, как ему казалось, на наиболее оптимальной системе работы автоматики — использовании энергии отдачи при коротком ходе ствола.
    При стрельбе очень мощными 7,62-мм винтовочными патронами образца 1908 г. надежное запирание обеспечивалось затвором с прямолинейным движением. Затвор имел две выступающие по бокам цапфы, его сцепление со стволом производилось без посредства ствольной коробки, с помощью двух симметричных боевых личинок. Во время выстрела затвор под действием силы отдачи двигался назад со стволом. После короткого хода ствола назад выступы личинок затвора утыкались в выступы неподвижной ствольной коробки, личинки поворачивались, освобождая цапфы затвора, и он расцеплялся со стволом. После чего затвор, продолжая движение назад, зацепом выбрасывателя извлекал стреляную гильзу из патронника. При движении назад ствол и затвор сжимали возвратные пружины, и под их действием подвижные детали после выстрела возвращались в исходное положение, продвигая при движении затвора вперед очередной патрон из магазина в патронник. Винтовка имела ударный механизм куркового типа. Питание патронами осуществлялось из постоянного магазина емкостью 5 патронов.
    В результате постоянных поисков наиболее оптимальной конструкции В.Г. Федорову удалось создать достаточно надежную и относительно простую автоматическую вин товку. В 1911–1912 гг. винтовка Федором прошла всесторонние испытания, первоначально на стрельбище Петербургской патронной проверочной комиссии, а впоследствии на полигоне офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме, положительно проявив свои боевые и служебно-эксплуатационные качества. Летом 1912 г. 10 винтовок Федорова, изготовленных на Сестрорецком оружейном заводе, были представлены для испытаний на Ружейный полигон. Изменения, внесенные в их конструкцию, в отличие от автоматических винтовок мод. 1911 г., касались, главным образом, упрочения некоторых деталей, улучшения предохранителей, а также новой конструкции прицела. Их испытания производились стрелками полигона и сводной роты Нейшлотского пехотного полка. Всего было из них произведено 46 920 выстрелов. На 36 000 выстрелов процент задержек из этого оружия был равен — при нормальных условиях работы автоматики — только 1,66 %, а в усложненных условиях — всего 3.9 %. При стрельбе из самозарядных винтовок Федорова на дистанцию 800 шагов радиус лучшей половины пробоин составил 65,5 см, что было лишь немногим хуже, чем у считавшейся в то время образцовым эталоном магазинной винтовки Мосина образца 1891 г., у которой этот показатель составлял 59,1 см.
    Испытания подтвердили значительное превосходство автоматического оружия над магазинными винтовками: скорострельность возросла вдвое, меньшая отдача при стрельбе вела к меньшей утомляемости стрелка, простота устройства и обращения допускала использование винтовки малообученным личным составом. Особая комиссия по разработке автоматической винтовки признала, что винтовка Федорова при определенной доработке может стать надежным оружием пехотинца, поэтому ее необходимо подвергнуть более масштабным, чем прежде, войсковым испытаниям, в связи с чем Сестрорецкому заводу было рекомендовано изготовить 150 единиц этого оружия. В.Г. Федорову за разработку 7,62-мм автоматической винтовки модели 1912 г. была присуждена первая Михайловская премия (золотая медаль), вручавшаяся один раз в пять лет за лучшие труды и достижения в области артиллерии и оружейного дела.
    Несмотря на реальные успехи, достигнутые в создании принципиально нового вила стрелкового оружия, Федоров не считал полностью законченной работу по созданию авт оматической винтовки, поскольку при ее проектировании конструктор столкнулся с трудностями, связанными с применением русского штатного 7,62-мм винтовочного патрона. Этот патрон имел гильзу бутылочной формы с выступающим фланцем, который предназначался для фиксации патрона при досылке в патронник упором кольцевого выступа закраины (фланна) в торен патронника, а также для извлечения гильзы зубом выбрасывателя из патронника. Если в магазинных винтовках эга особенность патрона была сто достоинством. то в автоматическом оружии она стала тормозящим фактором, создавая дополнительные трудности при конст руировании механизма подачи и тем самым существенно ограничивая возможности улучшения их боевых и служебно-эксплуатационных качеств. В то же время существовала и другая, более совершенная конструкция винтовочных гильз, в которых взамен закраины существовала кольцевая проточка (гильзы с невыступающим фланцем).
    В.Г. Федоров, как и многие конструкторы-пионеры в проектировании стрелкового автоматического оружия, в результате длительных поисков пришел к выводу, что устройство патрона во многом определяло конструкцию стрелкового оружия. Тем более, что Особая Комиссия, наряду с созданием нового вила оружия, поставила в качестве одной из целей задачу разработки нового патрона уменьшенного калибра с улучшенной баллистикой. В 1911–1912 гг. в России уже проводились с непосредственным участием члена этой комиссии В.Г. Федорова широкие испытания опытных патронов калибра 6, 6,5 и 7 мм. Их результатом стало признание наиболее подходящим для автоматического оружия 6-мм патрона с пулей массой 7 г и начальной скоростью 1000 м/с. Поэтому, несмотря на положительные результаты, полученные на испытаниях своего оружия под патрон калибра 7,62 мм, Федоров начинает в инициативном порядке работать над комплексом — боепринас-оружие-. включавшим в себя самозарядную винтовку и новый патрон. Впоследствии Владимир Григорович вспоминал: — Не считая возможным ждать окончания опытов комиссии, в целях ускорения всего дела я решил самостоятельно разработать новый патрон и одновременно с работами под 3-линейный калибр разрабатывать систему и иол новый патрон с улучшенной баллистикой. Свои работы я начал в 1911 г. с выяснения коренного вопроса об убойн‹хти малого калибра;… они были совершенно достаточны для убеждения в возможности немедленного принятия малого калибра 6.5 мм. Доказав, что убойность нули не изменяется с уменьшением калибра. Федоров разработал конструкцию совершенно нового патрона калибра 6,5 и 7 мм. причем он спроектировал пять вариантов патрона калибра 6.5 мм. отличавшихся размерами и формой пуль и гильз. Проведя колоссальное количество исследований и экспериментов, преследовавших три цели: уменьшение калибра, достижение более высокого давления (до 3500 атмосфер) и применения бесфланцевой гильзы (без закраины), В. Г. Федоров сумел создать 6.5-мм патрон, по праву считавшийся лучшим по тем временам. С введением уменьшенного калибра решались вопросы:
    — улучшения баллистических качеств оружия;
    — уменьшения массы патрона, следовательно, увеличения носимого боезапаса;
    — уменьшение массы оружия.
    Введением бесфланцевой гильзы облегчалось решение вопроса проектирования магазина с шахматным расположением патронов, подающего механизма, выбрасывателя и частично отражателя.
    В сентябре 1913 г. В.Г. Федоров представил комиссии для испытаний два экземпляра модернизированной винтовки, с отдельными доработками, связанными с изменением формы гильзы 6,5-мм патрона. В отличие от модели 1912 г., в ее новом варианте, подвижная ствольная коробка с ввинченным в нее стволом заменена жесткой коробкой; на казенном срезе ствола были выбраны пазы, в которые входили круглые выемки боевых личинок; более удобный в производстве затвор состоял из меньшего числа деталей; а для придания максимального ускорения в его конструкцию была введена специальная деталь, гак называемый ускоритель.
    При стрельбе в нормальных условиях это оружие на 3200 выстрелов дало лишь 3# задержек (1,18 % задержек). Однако при стрельбе из густо смазанной винтовки с запыленными подвижными деталями механизма автоматики и патронами имело место уже 20,5 % задержек (на 200 выстрелов — 41 задержка), что позволило комиссии сделать вывод о неудовлетворительных результатах стрельбы патронами в запыленных условиях, выразившимися в неподаче патронов и плохом извлечении гильз.
    Оценивая результаты испытаний винтовки, комиссия по разработке и испытанию автоматической винтовки отметила в журнале № 55 от 25 октября 1913 г.:
    1. Винтовка Федорова калибром 6,5 мм выдержала успешно комиссионные испытания.
    2. Означенная винтовка является первым в России образцом автоматической винтовки, разработанной для патронов с улучшенной баллистикой, со значительно большим давлением пороховых газов и гильзой без закраины.
    3. По сравнению с 7,62-мм автоматической винтовкой той же системы во вновь представленный экземпляр введены многие усовершенствования: магазин с шахматным расположением патронов, не выступающий из ложи, затвор из целого куска без пайки, большая прочность личинок и затвора, меньший вес всей винтовки.

    Вверху: 7,62-мм автоматическая винтовка Федорова. Опытный образец 1912 г.; внизу: 7,62-мм автоматическая винтовка Федорова. Опытный образец 1925 г.

    6,5-мм автоматическая винтовка Федорова. Образец 1913 г.

    В выводах комиссии, касающихся 6,5-мм патрона в журнале № 57 от 28 октября того же года зафиксировано следующее: «…Работы В. Федорова по выработке нового патрона…, произведенные по его личной инициативе, должны быть отмечены как чрезвычайно ценные для дела выработки нового образца винтовки».
    В связи с положительными результатами испытаний принимается решение об их продолжении, причем Сестрорецкому заводу поручалось изготовить по десять винтовок Федорова калибром 6,5 и 7 мм. На Ижевском заводе были заказаны заготовки стволов калибром 6,5 и 7 мм, а на Петербургском патронном заводе — 200 000 патронов для этих винтовок.
    Казалось, еще немного и русская армия одной из первых в мире получит принципиально новое оружие пехоты. Однако долгожданного прорыва не произошло. С началом первой мировой войны по распоряжению Военного министра В.А. Сухомлинова все работы на Сестрорецком оружейном заводе, связанные с созданием новых видов автоматического стрелкового оружия, были прекращены, а деятельность конструкторов и изобретателей прервана. Завод целиком переводился на увеличенный выпуск стрелкового оружия по планам военного времени. Конструктор автоматической винтовки В.Г. Федоров, по-прежнему не освобожденный от основной работы в Арткоме ГАУ. в течение всей войны выполнял ответственные задания по организации ремонта и снабжения армии стрелковым оружием, разработке системы ремонтных ружейных мастерских, а также по обеспечению российских вооруженных сил недостающим вооружением, что было связано с многочисленными длительными зарубежными командировками в составе особых комиссий, направлявшихся к союзникам. Именно в этой сложной обстановке. при постоянной загруженности своими основными обязанностями, Федоров внимательно изучал и анализировал опыт боевого применения разнообразных типов оружия. его роль и значение в системе стрелкового вооружения. Талантливый оружейник одним из первых в России смог уловить тенденцию перехода ручного огнестрельного оружия от магазинных к самозарядным и автоматическим винтовкам и автоматам, обеспечивающим высокую плотность огня.
    Несмотря на то, что во время первой мировой войны произошли коренные изменения в способе ведения боевых действий, все-таки доминирующее место в системе вооружения основного рода войск — пехоты, продолжало занимать стрелковое оружие, решавшее следующие задачи:
    — ведение огня на дальних дистанциях стрельбы с целью затруднения сближения противоборствующих сторон;
    — создание плотного огня на ближних дистанциях стрельбы для подавления наступательного прорыва противника или для огневого прикрытия своих сил при их переходе в наступление.
    В 1915 г. В.Г. Федоров пришел к заключению, что в условиях современного скоротечного маневренного огневого боя эти задачи успешно могло решать только автоматическое стрелковое оружие. Свои выводы русский конструктор смог подкрепить практическими наблюдениями во время пребывания во Франции осенью 1915 г. Он посетил участок позиций одной из армий на Западном фронте для изучения использования пехотного оружия в боевой обстановке. Там Федоров лично смог убедиться в высокой эффективности применения автоматического оружия, особенно ручных пулеметов. Впоследствии это нашло отражение в его мемуарах: «Мое внимание привлекли также несколько пулеметчиков с новейшими ручными пулеметами системы Шоша, только что введенными во французской армии. Ручной пулемет развивал скорострельность в 150–200 выстрелов в минуту и мог заменить около 15 стрелков. … Только здесь, в окопах около Монт-Сент-Элуа, я впервые воочию убедился в крайней необходимост и для нас нового оружия… Не автоматическую винтовку, а именно ручной пулемет нужно было в первую очередь разрабатывать для русской армии! Здесь, в окопах, и зародилась у меня мысль превратить автоматическую винтовку в тип оружия, близкий к ручному пулемету — нечто среднее между винтовкой и ручным пулеметом, то. что мы называем теперь автоматом».
    Стремление всех воюющих сторон изменить позиционный характер войны, придать ей динамизм путем маневренных действий требовало соответствующего оснащения войск. Наступающая пехота, основной в то время род войск, должна была обладать возможно меньшей уязвимостью от огня противника и в то же время иметь более эффективное, чем прежде, оружие. Указанным требованиям целиком и полн(ктьк) отвечал новый вид огнестрельного автоматического оружия, каким были ручные пулеметы, с их относительно небольшой массой и лучшей маневренностью, чем станковые. Они могли быть использованы непосредственно в боевых порядках наступавшей пехоты и вести мощный непрерывный огонь. Вопрос о необходимости разработки подобного оружия в России являлся одним из наиболее актуальных и приобретал, it сложившейся к тому времени трагической ситуации на русско-германском фронте, приоритетное значение. Разрабатывать совершенно новый образец ручного пулемета, принимая во внимание российские реалии с их медлительностью, косностью и бюрократией, было делом практически бесперспективным. Поэтому, чтобы частично восполнить полное отсутствие индивидуального автоматического оружия в русской армии, Федоров решил переделать часть своих самозарядных винтовок, приспособив их для ведения непрерывного огня, хотя в этом вопросе сказывалась двойственность взглядов самого конструктора на использование нового оружия.
    Вернувшись из-за границы в Петроград в январе 1916 г. генерал-майор В.Г. Федоров выступил на заседании Артиллерийского комитета ГАУ с докладом, где обосновывал необходимость дальнейшего развития отечественного автоматического стрелкового оружия. Конструктор, несмотря на свою колоссальную загруженность по службе, вернулся к работам над своим оружием в опытных мастерских ружейного полигона офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме, куда еще летом 1915 г. по инициативе начальника школы генерал-лейтенанта Н.М. Филатова были затребованы из Сестрорецка детали для 150 штук 7,62-мм самозарядных винтовок и 20 винтовок калибра 6,5 мм. Работой по сборке и отладке оружия руководил ближайший соратник Федорова — слесарь-оружейник В.А. Дегтярев, специально вызванный для этих целей в школу и обеспечивший успешное выполнение задания в сжатые сроки.
    Основные механизмы и схема работ ы автоматики самозарядной винтовки были сохранены, но в ее ударно-спусковой механизм конструктор внес некоторые изменения, введя переводчик вида огня, что позволило вести теперь одиночный и непрерывный огонь из этого оружия. Федоров также разработал съемный коробчатый магазин увеличенной емкости с шахматным расположением на 25 патронов 6,5 мм и 15 патронов — 7.62 мм.
    Однако отсутствие собственных 6,5-мм винтовочных патронов заставило конструктора принять неординарное решение. В сложнейших условиях войны для нового оружия пришлось применить обладавшие достаточной мощностью 6.5x51 японские винтовочные патроны тип 38. в отличие от бесфланпевого патрона Федорова имевших полуфланпевую гильзу. Эт и патроны поступали в Россию в значительных количествах вместе с японскими винтовками по заказу военного ведомства. Для переделки своих винтовок под новый патрон Федорову пришлось разработать вставной патронник, рассчитанный на иную геометрию гильз, а также укорот ит ь ствол на 190 мм и принять упрошенный прицел, рассчитанный на баллистику японских пуль.
    Новый тип индивидуального стрелкового оружия, не превышавший по массе штатную винтовку, но способный вести одиночный и непрерывный автоматический огонь, первоначально был назван ружьем-пулеметом, впоследствии Н.М. Филатов дал ему более совершенное название — автомат (от греч. automaios — самодействующий).
    Автоматика 6,5-мм ружья-пулемета системы Федорова работала но приипипу использования отдачи при корот ком ходе ствола. Запирание канала ствола осуществлялось качающимися боевыми упорами. Ударный механизм — куркового т ипа. Спусковой механизм позволял вести одиночный и непрерывный огонь. Прицельная дальность стрельбы — 2000 шагов (1424 м), начальная скорость пули — 660 м/с. Для рукопашного боя ружье-пулемет имело клинковый штык. Практическая скорострельность ружья-пулемета при ведении одиночного огня с заряжанием из обоймы на 5 пат ронов достигала 20–25 выстрелов в минуту, непрерывный, при том же заряжании. — 35–40 выстр/мин. с магазином на 25 патронов при одиночной стрельбе-50 выстр/мин. а при автоматической — до 100 выстрелов за гот же промежуток времени. Заряжание оружия производилось как из пластинчатой обоймы без отделения магазина, так и магазина по одному пат рону.

    6,5-мм автомат Федорова образца 1916 г. первых партий выпуска.

    Рукоятка перезаряжания 6,5-мм автомата Федорова образца 1916 г.

    6,5-мм автомат Федорова образца 1916 г. последних партий выпуска.

    Предполагалось, что если стандартным вооружением пехоты в ближайшем будущем станет самозарядная винтовка. то переводчиком для автоматической ст рельбы будет оснащаться оружие только лучших стрелков, обладающих выдержкой. спокойствием и дисциплиной, поскольку они смогут разумно экономить патроны. Само собой подразумевалось, что только винтовки отличных солдат будут переделываться в ружья-пулеметы. Однако сам конструктор не переоценивал своего оружия. Впоследствии он писал, что: «Автомат никоим образом не мог заменить ручного пулемета, он имел тонкий ствол, соответственно этому ему было назначено всего три магазина». Основным видом огня из этого вида оружия Федоров в первую очередь считал стрельбу одиночным огнем, поскольку «…непрерывная стрельба без упора бесполезна, она ничего не дает, кроме напрасной траты патронов».
    Оружейники полигона собрали восемь 7,62-мм ружей- пулеметов Федорова с магазином на 15 патронов, три 6,5-мм ружья-пулемета с магазином на 25 патронов и два с магазином на 50 патронов, а также сорок пять 6.5-мм автоматических винтовок Федорова. Войсковые испытания этого Оружия начались летом 1916 г. Ятя проверки их боевых и эксплуатационных качеств была сформирована команда «особого назначения», вооруженная пятьюдесятью автоматическими винтовками и восемью ружьями-пулеметами (автоматами) системы Федорова. В течение июля-августа 1916 г. команда во время обучения провела в тире полигона и на стрельбище стрелковой школы более ста стрельб, носивших характер войсковых испытаний. За это время стрелки на практике изучили материальную часть автоматической винтовки и ружья-пулемета системы Федорова, особенности их устройства, сборки и разборки, устранения задержек при стрельбе, основные приемы исправления оружия своими силами во фронтовых условиях. Хотя и было отмечено, что механизм ружья-пулемета является достаточно сложным и чувствительным к загрязнению, склонным к отказам и многочисленным задержкам при стрельбе, значительно снижавшим его боевые свойства, все-таки, в целом, испытания обоих видов оружия прошли успешно.
    Кроме опытов на полигоне, 6,5-мм ружья-пулеметы Федорова по распоряжению управления заведующего авиацией поступили также и для испытаний в 10-й армейский авиационный отряд, где они были испытаны стрельбой из самолетов и показали хорошие результаты. Заведующий авиацией и воздухоплаванием в действующей армии Великий князь Александр Михайлович в своем отзыве начальнику ГАУ писал: «Ружье-пулемет генерала Федорова дало прекрасные результаты… Прошу наряда на сто таких ружей для авиационных отрядов. Ружье во всех отношениях лучше ружья ручного пулемета Шоша». Начальник 10-го авиаотряда Горшков телеграфировал, что испытания дали отличные результаты и что летчики ходатайствуют о вооружении их ружьями-пулеметами Федорова. Таким образом, автоматические винтовки и ружья-пулеметы Федорова были подвергнуты не только комиссионным и полигонным испытаниям, но и фронтовым.

    Схема запирания 6.5-мм автомата Федорова образца 1916 т.

    Однако наряду с положительными качествами ружья-пулемета полностью выявились и его недостатки, в том числе и самый главный — низкая живучесть. При непрерывном огне ствол, начиная нагреваться уже через 300 выстрелов, вызывал затруднения извлечения стрелянных гильз, что вело к многочисленным задержкам при стрельбе. Поэтому предполагалось, что основным видом стрельбы из этого оружия будет одиночный, выборочный огонь. И только в исключительных случаях — при появлении крупных целей, а также во время отражения атак противника, допускалось ведение непрерывного огня, причем обязательно с упора. Металлическое цевье ружья-пулемета допускало ведение огня из него гораздо более длительное время, чем из трехлинейной винтовки образца 1891 г., у которой уже после 100 выстрелов начинала тлеть ствольная накладка и деревянная ложа. Поскольку во время ведения автоматического огня из ружья- пулемета (даже короткими очередями) происходил увод ствола вверх, то для более прочного удержания оружия при стрельбе с упора в конструкцию ложи была введена дополнительная рукоятка пистолетного типа. Иначе непрерывный огонь ничего не давал, кроме морального воздействия на психику противника. Для этого оружия т акже была характерна низкая кучность, особенно во время ведения непрерывного огня, когда она падала в два-три раза по сравнению со стрельбой одиночными выстрелами. Так, если в поперечнике рассеивание при стрельбе очередями достигало на дальности стрельбы 200 м — 0,6x0,5 м, на 400 м — 1,1x0,9. то на 800 м этот показатель уже возрастал до 2,1x1,85 м. Поэтому действительность непрерывного огня ограничивалась дальностью 500–600 шагов.
    Ружье-пулемет обслуживался расчетом из двух человек: автоматчиком и подносчиком боеприпасов, он же помощник-заместитель автоматчика. Считалось, что раз оружие обладает большой скорострельностью, то для него требуется и значительно больший, чем обычно, носимый запас патронов. для чего специально выделялся второй солдат.
    Появление достаточно непривычного, по тем временам, ружья-пулемета, так и не ставшего равноценной заменой ручному пулемету, на что в общем-то оно и было первоначально ориентировано, сопровождалось ожесточенной дискуссией о его месте в системе вооружения российской армии и методах использования. Па это влияли неразработанность требований к ружьям-пулеметам, традиционные взгляды, довлеющие над русскими военными, со временем становившиеся все более и более консервативными, отсутствие самой концепции использования подобного оружия в бою. Сам Владимир Григорьевич много лет спустя вспоминал, что — как нормальное вооружение пехотинца автомат Федорова никоим образом не являлся подходящим вооружением, к такой роли он никогда и не предназначался конструктором, так как для уменьшения веса автомат имел слишком короткий ствол «карабинный; прицел также был принят японский, карабинный, отличавшийся слишком простым устройством». Это оружие мыслилось только в качестве дополнительного средства к существующей системе стрелкового в(юружения, однако, в будущем, время опровергло эти взгляды. Так, на заседании Совета Обороны член Государственного Совета Лобанов-Ростовский активно возражал против принятия на вооружение такого «ублюдка». Однако, пусть и непродолжительные испытания винтовок и ружей-нулеметов в различных родах войск все-таки дали положительные результаты. Это позволило Арткому ГАУ в журнале N® 381 от 6.09.1916 г. констатировать, что. кроме авиации, — означенные ружья с пользой могли бы быть употреблены и на бронированных автомобилях, в особенности пушечных, где нет возможности поставить пулемет… Автоматическая винтовка Федорова могла бы быть использована для полевой позиционной войны как вооружение пехоты-, поделив, таким образом, вопрос о судьбе нового оружия на две части: ружье-пулемет предназначалось для использования в качестве вспомогательного средства, а винтовка — в качестве основного оружия пехоты. Поэтому сфера применения нового оружия, вызывавшая много вопросов, быта теперь очень четко оговорена. Ружьями-пулеметами Федорова планировалось в первую очередь вооружать специальные конно-охотничьи команды, мотоциклистов, экипажи бронеавтомобилей, расчеты полевой артиллерии и т. д., и только потом выдавать их отборным стрелкам в пехоте.
    По результатам испытаний начальник ГАУ генерал А.А. Маниковский принял решение рассмотреть вопрос о заказе 6,5-мм ружей-пулеметов Федорова. В Постановлении оружейного отдела Арткома ГАУ N® 441 от 21 октября 1916 г. были зафиксированы обстоятельства, повлиявшие на такой выбор:
    1. Ружье-пулемет калибра 6,5 мм при стрельбе японскими патронами обладало большими преимуществами, чем оружие калибра 7,62 мм: меньшей отдачей и меньшим нагреванием ствола, большей легкостью и компактностью, на что влияли линейные габариты японского патрона, большей прочностью запирающего механизма и более рациональным устройством магазина на 25 патронов.
    2. Все ружья-пулеметы Федорова предполагалось использовать в войсках Северного фронта, куда в основном и поступали 6,5-мм японские винтовки «Арисака», обеспеченные достаточными запасами боеприпасов.
    3. Ружье-пулемет Федорова должно было положить первый камень в фундамент принятого еще до войны решения о переходе русской армии на новый малокалиберный бесфланцевый патрон с улучшенной баллистикой. Именно это мероприятие должно было послужить началу перевооружения российских вооруженных сил новым, более совершенным, чем в других армиях, стрелковым оружием.
    1 декабря 1916 г. особая рога, приданная 189-му пехотному Измаильскому полку, в количестве 4 офицеров и 158 солдат (два состава обученных стрелков для пополнения убыли), быта отправлена в действующую армию, в состав 9-й армии Румынского фронта. Рота имела на вооружении, помимо ружей-пулеметов Федорова, еще и 7,63-мм самозарядные пистолеты «Маузер» М. 1912. кроме того ее оснастили новейшими но тем временам приспособлениями: 20 оптическими прицелами и биноклями; приборами ятя стрельбы из-за укрытий; переносными стрелковыми щитами и штыками-кинжалами но образцу кинжалов кавказского казачьего войска. Так. 1916 г. стал датой принятия на вооружение первого в мире ружья-пулемета (автомата), сконструированного русским оружейником В.Г. Федоровым.

    6.5-мм автомат Федорова образца 1916 г. на Румынском фронте. 1916 г.

    Это было первое в русской армии пехотное подразделение, вооруженное легким автоматическим оружием. На Западном фронте в том же, 1916 г., одновременно с русской особой ротой появились подобные части и подразделения, но вооруженные другими образцами автоматического оружия — пистолетами-пулеметами и самозарядными пистолетами. Так, в итальянской пехоте были сформированы роты, вооруженные 9-мм пистолетами-пулеметами системы Ревелли «Виллар-Пероза» М. 1915, а в кайзеровской армии — штурмовые группы — с 7,92-мм ручными пулеметами «Максим» MG.08/15 и 9-мм самозарядными пистолетами — Парабеллум- Р.08 с длинным стволом и барабанными магазинами увеличенной емкости на 32 патрона.
    Однако, несмотря на принципиальное одобрение нового оружия, власти не спешили наладить его массовое производство, хотя оружейный отдел ГАУ еще в марте 1916 г. признал целесообразным заказать одному из частных заводов 25 000 ружей-пулеметов и поручил заняться этим вопросом самому конструктору. При определении такого обьема отдел руководствовался теми соображениями, что количество 25 ООО шт. является наименьшим, при котором можно рассчитывать, чт о этот заказ будет принят солидным предприятием. хорошо зарекомендовавшим себя (при выполнении предыдущих нарядов ГАУ) и обладающим соответствующим станочным парком и квалифицированным персоналом. Размещение заказа на оружие Федорова на одном из государственных оружейных заводов было невозможно из-за все более возраставшего производства столь необходимых фронту трехлинейных винтовок. Одновременно руководство отдела, исходя из оценки реальной ситуации, сложившейся к тому времени в России, сочло возможным, что если ГАУ не удастся сразу найти надежное частное предприятие, где можно было бы разместить на приемлемых условиях заказ. то в таком случае можно пойти по пути производст венной кооперации с привлечением малого капитала. При этом изготовление отдельных узлов и деталей оружия можно будет наладить, объединив для этих целей несколько мелких частных мастерских и организовав при стрелковой школе особую мастерскую для производства наиболее ответственных частей и окончательной сборки ружей-пулеметов. В этом случае организация всего процесса изготовления нового оружия будет возложена на самого конструктора — В.Г. Федорова. При таком исходе дела количество заказанных ружей-пулеметов ограничивалось только 5000 ед., т. к. производство крупной партии в небольших мастерских, не приспособленных для этого, могло бы растянуться на очень длительный срок и потребовало бы громадных усилий.
    Переговоры ГАУ с представителями крупного промышленного капитала — инженером Семеновым, владельцем Петроградского машиностроительного завода и крупнейшим киевским промышленником Терещенко, соглашавшимися разместить у себя изготовление ружей-пулеметов, но не менее 50 000 шт., удовлетворительных результатов не дали из- за небольшой величины заказа и значительных финансовых средств, необходимых только для организации и налаживания производства оружия, а также чрезмерно завышенной ими ценой но сравнению с государственными расценками на подобного рода продукцию. Однако крайняя потребить русской армии в ручных пулеметах или их эрзац-заменителях — ружьях-пулеметах, количество которых оценивалось в 110 000 шт., вынудила ГАУ пойти на экстраординарные меры для решения этого непростого вопроса. В России не удалось найти подходящее предприятие, а за границей все мощности военной промышленност и союзников были заняты своими заказами, поэтому начальнику ГАУ пришлось разместить заказ на производство ружей-пулеметов на одном из трех государственных оружейных заводов — Сестрорецком. На принятие такого непростого решения не последнюю роль сыграло и обстоятельство, что развертывание выпуска ружей-пулеметов Федорова на этом заводе требовало сокращения его основной продукции — трехлинейных винтовок. В распоряжении начальника ГАУ генерала А.А. Маниковского начальнику Сестрорецкого оружейного завода говорилось: — Предписываю теперь же приступить к установке во вверенном Вам заводе фабрикации автоматической винтовки системы генерал-майора Федорова, имея в виду нижеследующее:
    1. Фабрикация винтовки должна сначала производиться полукустарным способом (подобно тому, как эта винтовка уже изготовлялась заводом в 1912–1914 гг.) и потом постепенно. по мере прибытия станков, переходить на машинный способ.
    2. При установке машинной разработки частей автоматической винтовки разрешается заводу по его усмотрению особые соглашения на передачу разработ ки некоторых частей винтовки на другие казенные… или част ные заводы.
    4. С целью скорейшей установки фабрикации означенной … винтовки разрешается уменьшить иодачу трехлинейной винтовки до 10 000 в месяц.
    6. Расчет фабрикации должен вестись на 10 винтовок в сутки при полукустарном способе и 50 винтовок в сутки при машинном способе разработки.
    7. Для быстрой закупки потребных станков надлежит командировать в Англию и Америку опытное лицо для закупки на месте подходящих станков под руководством генералов Гермониуса и Залюбовского.
    Изготовление оружия Федорова намечалось в тесной кооперации Сестрорецкого завода с Ижевским сталеделательным (производство черновых стволов) и Петроградским Путиловским заводом (выпуск ствольных коробок). Между тем. в связи с резким осложнением внутриполитической ситуации в стране, с начала 1917 г. производительность Сестрорецкого завода по изготовлению 3-линейных винтовок стала резко снижаться. В результате этого первоначальный заказ на выпуск ружей-пулемстов Федорова уменьшают до 15 000 шт. Однако, несмотря на принимаемые меры, ежемесячный выпуск винтовок на Сестрорецком заводе сокра тился с 14 000 в январе до 4000 шт. в конце года, на что в немалой степени повлияло развитие общественно-политической ситуации в стране. Такое развитие событий в Сестрорецке привело к тому, что постановка нового производства на заводе. еще более снизившая бы выпуск основной продукции, становилась уже практически не возможна.
    В такой ситуации Артком ГАУ принимает решение о переносе производства ружей-пулеметов на другой завод. ГАУ, путем длительных переговоров с — Первым русским акционерным обществом ружейных и пулеметных заводов- (уже имевшим контракт на строительство совместно с датской фирмой Dansk Rekylriffel Syndikat AS «MADSEN» нового пулеметного завода в г. Коврове и производства на нем 15 000 ружей-пулеметов (ручных пулеметов) «Мадсен», достигло соглашения, что общество должно произвести 10 000 пулеметов «Мадсена» и 9000 ружей-пулеметов Федорова. Причем сдача первых 500 ружей-пулеметов русской конструкции должна была начаться через 13 месяцев, а затем достигнуть ежемесячного выпуска 1500 шт., а по окончании производства «Мадсенов- до 2500 шт. Каждое ружье-пулемет должно было подвергаться контрольному отстрелу 10 одиночными и 100 выстрелами непрерывным огнем. Стоимость ружья-пулемета Федорова с запасными частями и принадлежностями составляла 1090 руб., что было на 643 руб. 50 коп. дешевле датского ручного пулемета, при. практически, той же эффективности. Однако и эти планы оказались нереальными. В условиях экономической отсталости России ни в Сестрорецке, ни в Коврове производство автоматов до Октябрьской революции так и не было организовано. Все, на что оказалась способной царская Россия, так это на кустарный выпуск винтовок и ружей-пулеметов системы Федорова, да и то лишь из готовых уже узлов и деталей в технических мастерских офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме.
    Масштабное производство ружей-пулеметов Федорова удалось организовать только после Великой Октябрьской социалистической революции. 2 января 1918 г. исполнительная комиссия при народном комиссариат е по военным делам приняла решение, утвержденное председателем Особого совещания 3 января, о налаживании изготовления нового оружия в Коврове. В том же месяце ГАУ направило В.Г. Федорова в г. Ковров на еще недостроенный завод датского концессионного общества с целью налаживания изготовления автомата. Эта работа проходила в тяжелейших условиях гражданской войны, разрухи и нарушения практически всех сложившихся кооперационных связей с поставщиками сырья и другими промышленными предприятиями, при одновременном строительстве и оборудовании завода. Исключительная трудность наших работ. — отмечал впоследствии В.Г. Федоров. — заключалась в том, что завод должен был производить первый в стране полный опыт установки производства автоматического оружия: установка производства пулеметов системы «Максим» на Тульском оружейном заводе в 1904–1905 гг. происходила в несколько иных условиях, тогда были получены из-за границы проверенные работой рабочие чертежи пулемета, а также чертежи приемных калибров, у нас же ничего этого не было-. Однако, несмотря на неимоверные трудности, форсированными темпами продвигалась переработка и составление рабочих чертежей, шла разработка технологического процесса и проектирование приспособлений, инструмента и калибров. По настоянию Военно-хозяйственного совета 13 мая 1919 г. было решено прекратить производство неотлаженной системы ручного пулемета «Мадсен» и начать подготовку массового выпуска ружей-пулеметов Федоров;!. Заказ оставался прежним — 9000 шт. В июле того же года в малом корпусе Ковровского завода в производство была запущена первая пробная партия в 200 штук. 14 образцовых ружей-пулеметов были изготовлены ковровскими оружейниками полукустарным способом. Они являлись своеобразными лекалами и образцами для проверки построительных чертежей. Однако пожар, возникший в малом корпусе, уничтожил 50 % изготовленного инструмента, 90 % приспособлений и примерно 60 % готовых калибров. Рабочим удалось лишь спасти незначительную часть инструментов и оснастки, а также вынести опытные образны ружей-пулеметов, часть готовых деталей и полуфабрикатов. Эта трагедия на длительное время отодвинула начало производства нового оружия, но полностью не смогла задержать его.
    Ожесточенная борьба Красной Армии с многочисленными противниками на фронтах гражданской войны заставила молодое Советское государство напрячь все свои силы для достижения победы над врагом. Среди колоссального количества задач, стоявших в то время перед отечественной военной промышленностью, одно из первых мест занимало удовлетворение потребностей фронта в ручном автоматическом оружии. Практически полное отсутствие в Красной Армии своих собственных ручных пулеметов вынуждало командование хвататься за любой альтернативный вариант.
    В феврале 1920 г. одно из ружей-пулеметов Федорова было доставлено Главкому Вооруженных Сил Республики С.С. Каменеву. В телеграмме от 06.02.1920 г. помощника Начальника штаба РВС Чрезвычайному уполномоченному по снабжению армии говорилось: «Главком, ознакомившись с ружьем-пулеметом системы Федорова, нашел его как с технической. так и с практической стороны крайне полезным, а посему просит принять меры к поднятию производительности этих ружей на заводе с тем, чтобы 300 ружей-пулеметов было изготовлено в наикратчайший срок.»
    Несмотря на значительные трудности Федоров сумел организовать производство ружей-пулеметов. Причем работы продвигались столь успешно, что уже в июле были сданы первые образны валового выпуска, в августе началось изготовление лекал и шаблонов, а сентябре руководство Центрального правления артиллерийскими заводами (ЦПАЗ) рапортовало в Совет военной промышленности: Завод к 15 сентября с.г. изготовил 15 ружей-пулеметов системы Федорова. Все эти ружья были в Высшей стрелковой школе, где они были испытаны, к ним нарезаны прицелы и по ним проводилось обучение команды. Из этого числа 8 ружей-пулеметов снабжены запасными частями и в ближайшее время им будет дано назначение на фронт. В настоящее время на заводе собираются следующие 12 ружей-пулеметов и имеется достаточное число готовых частей с тем, чтобы к 1 октября собрать в общем от 15 до 20 винтовок. До конца года было изготовлено более 100 ружей-пулеметов. Наращивая темпы изготовления оружия, Ковровский завод довел их вскоре до 50 штук в месяц. 21 апреля 1921 г. Совет военной промышленности констатировал, что массовое производство автоматов Федорова налажено: ежемесячно Ковровский завод выпускал к этому времени уже по 150 шт. «Советские автоматы Федорова» — как впоследствии вспоминал В.А. Дегтярев, — были нашим первым серьезным вкладом в вооружение красных полков, сражавшихся на многочисленных фронтах гражданской войны.
    Ружья-пулеметы поступили на вооружение частей Красной Армии, которые вели боевые действия на Кавказе и в Карелии. Так. ружьем-пулеметом Федором, наряду с винтовками образца 1891 г. и шестью ручными пулеметами «Мадсен» и «Шоша». был вооружен лыжный отряд командира пулеметной роты интернациональной военной школы Тойво Антикайнена. совершивший рейд по тылам белофиннов зимой 1922 г. При подведении итогов этой операции был сделан вывод, что в будущем отряд необходимо снабжать «легкими пулеметами и автоматами с количеством патронов не менее как на два боя». Наряду с этим отмечалось, что этому оружию присуши многие недостатки: так, неоднократны были случаи сдвоенных выстрелов при ведении одиночного огня; фиксировалась невозможность стрельбы при упоре на магазин, связанных с плохой подачей патронов и т. н.
    В своем рапорте № 8 1922 г. об испытаниях первой партии ружей-пулеметов (автоматов) в Высшей стрелковой школе «Выстрел» и на основании донесений с фронтов команд, вооруженных автоматами, начальник школы Н.М. Филатов сообщал: …Сведения с фронтов о боевом употреблении автоматов в составе команд получились весьма благоприятные. при условии снабжения команд запасными автоматами и хорошо обученной подготовленной прислугой; однако автомат нельзя считать вполне законченным в усовершенствовании и приемлемым в своем настоящем виде как основное вооружение нашей армии. Для последней цели изготовление автоматов должно быть более тщательным. а главнейшие части его должны быть взаимозаменяемы; к таким частям относятся: магазин, затвор, отдельные части затвора, сцепные щеки и все спиральные пружины, чего в автоматах пока нет. Подбор материала должен быть более строгим. Автомат обладает коротким стволом, благодаря этому кучность и дальность боя его ниже соответственных в винтовке. Это последнее обстоятельство мешает признать автомат Федорова основным оружием пехоты, так как в комиссии по вопросу об оружии будущего было решено, что новая автоматическая винтовка должна обладать лучшими. против существующих, баллистическими качествами… На основании изложенного можно считать, что автомат Федорова находится в периоде усовершенствования и окончательного установления различных деталей его механизма. Хотя автомат и обладает указанными недостатками, тем не менее он представляет пенное оружие для вспомогательных команд пехоты и кавалерии… Я полагаю, что в данное время вполне возможно признать автомат Федорова пригодным для вспомогательных команд, но при условии устранения при дальнейшей выработке автоматов всех указанных существенных неустраненных недостатков по указанию выс. стр. школы (высшей стрелковой школы «Выстрел». — Прим. автора)
    К этому же времени полученный боевой опыт использования ружей-пулеметов (автоматов) Федорова позволил обобщить и систематизировать формы и методы его применения. которые далеко не во всем совпадали с их оценкой Филатовым как вспомогательного оружия. Автоматам придавалось не только большее значение, но и указывалось на возможность изменения тактики боевых действий в связи с их использованием в качестве основного оружия пехоты. Происходит пусть медленный, но верный поворот в осознании роли и места этого оружия в системе вооружения РККА. Так, в наставлении И. Сверчкова — Автомат Федорова-, изданном в 1923 г., прямо указывалось на это (хотя сегодня можно согласиться далеко не со всеми его выводами).

    Полигонные стрельбы из автоматического оружия конструкции Федорова

    «…На автоматы в бою будут часто выпадать огневые задачи существенной важности и притом краткосрочные, возникающие в обстановке непосредственной близости про тивника… отдельный автоматчик с 1–2 помощниками, может заменить собой в огневом бою. стреляя одиночными выст- релами — 2–3, а применяя огонь непрерывный — до 10 ружейных предков, причем по сравнению с этой группой:
    а) занимает на позиции меньше места, может легче использовать наличные закрытия, быть менее заметным и уязвимым для противника и не стеснен соседями в отношении направления выстрелов;
    б) дает огонь, легче поддающийся управлению и дисциплине;
    в) звуком своей стрельбы напоминает пулемет и может произвести на противника более сильное моральное воздействие…
    Необходимо… соединять автоматы для огневой работы, по возможности попарно или в большие группы… В итоге автомат, как оружие столь же подвижное, но более мошное, чем винтовка, может с выгодою служить заменою ружейных стрелков, для разрешения почти всех задач огневого боя, но должен применяться не столько для поражения мелких одиночных целей, требующих большей меткости, сколько для обстреливания густым огнем целых групп противника. занятых им рубежей, площадей, на которых замечено его сосредоточение и т. п…. Неожиданность применения ближнего автоматного огня для противника, направление его во фланг и косвенно по отношению к фронту растянутых групповых целей и сосредоточения огня нескольких автоматов для совместного обстреливания одной и той же пели в значительной мере увеличивают его действительность…»
    К сожалению, широкие войсковые испытания автоматов Федорова показали отрицательные результаты, что было связано, в первую очередь, со сложностью конструкции самого оружия и многочисленными задержками при стрельбе (главным образом из-за несовершенной подачи патронов из магазина). Параллельное сосуществование винтовок образца 1891 г. и пулеметов образца 1910 г. пол отечественный 7,62-мм винтовочный патрон образца 1908 г., автоматов под японский 6,5-мм винтовочный патрон, а также разнообразных типов разнокалиберных станковых и ручных пулеметов под еще несколько иностранных патронов, доставшихся Красной Армии в наследство от царской армии и в качестве трофеев от белогвардейцев, вызвало значительные трудности в обеспечении только одного подразделения двумя, а то и более, типами боеприпасов к стрелковому оружию. Однако отсутствие необходимого количества собственного автоматического оружия вынуждало командование РККА временно мириться с подобным явлением.
    После окончания Гражданской войны В.Г. Федоров усовершенствовал свой автомат, внеся в его конструкцию ряд изменений. Так, в затвор была введена затворная задержка и муфта боевой пружины, в ствольной коробке — отверстия для зуба задержки затвора и пазы для обоймы. Изменение формы подавателя магазина позволило устранить перекос магазина. Стальная ствольная накладка цевья для облегчения была заменена алюминиевой. Для предотвращения двойных выстрелов при постановке переводчика на одиночный огонь в конструкцию спускового механизма введен разобщитель. Мушка получила предохранитель. Внесены изменения в прицел: вместо трех прорезей на гривке прицела сделали одну, рассчитанную на ведение стрельбы на дальность стрельбы теперь уже на 3000 шагов (2100 м). В связи с этим все автоматы выпуска до 1923 г. подлежали возврату на завод для доработки. С окончанием войны завод получил дополнительные возможности но наращиванию производства. Так, если по плану за 1922/23 финансовый год (01.10.1922-01.10.1923) намечалось изготовить 600 автоматов, то фактически их было выпушено за это время 822 ед.
    Последние по времени испытания автомата системы Федорова проводились в июле 1924 г. По их результатам комиссия постановила, что система «вполне приемлема для РККА». Однако слабость производственной базы Ковровекого завода, отсутствие всех необходимых материалов, мерительного инструмента, оснастки и лекал привело к тому, что все автоматы пришлось изготавливать полукустарным способом, 410 в значительной мере повлияло на качество продукции, где все основные детали фактически были не взаимозаменяемы. Оружие давало многочисленные задержки при стрельбе, особенно при подаче патронов из магазина. Из войск постоянно шли рекламации на боевые качества автоматов. Наряду с этим, Артком ГАУ в связи с серьезными трудностями в деле снабжения различными типами боеприпасов к стрелковому оружию подразделений РККА в 1924 г. принял решение о стандартизации в качестве основного штатного боеприпаса 7,62-мм винтовочного патрона образца 1908 г. А это. в свою очередь предполагало постепенное изъятие из войск с последующим снятием с вооружения всех образцов стрелкового оружия, в которых использовались иностранные патроны. В их число попадали и 6,5-мм автоматы системы Федорова. И хотя в том же, 1924 г., ГАУ приняло решение снять это оружие с вооружения Красной Армии и прекратить его производство, однако, дабы вся предыдущая работа не пропала втуне, двумя голами ранее Артком ГАУ предложил «…Токареву, Федорову. Дегтяреву, у которых уже имеются готовые типы, приложить все усилия к выработке окончательного образца под наш патрон в кратчайший срок».
    С учетом этого решения автоматы конст рукции В.Г. Федорова продолжали состоять на вооружении элитного Московского стрелкового полка Пролетарской стрелковой дивизии вплоть до 1928 г., когда автоматы были изъяты из полка и переданы на склад. Объективную, хотя и нелицеприятную, оценку этому оружию дал в своем рапорте от 27 февраля 1928 г. помощник председателя Арткома ГАУ. По его отзывам испытание автоматов в войсках показало, что оружие Федорова «…слишком нежно для боевой службы, и в случаях запыления и загрязнения автоматы отказывают в действии-. Кроме того, в качестве одной из основных претензий к автомату Федорова предъявлялась его низкая меткость при ведении непрерывного огня, когда «…только первые пули (из очереди. — Прим. автора) попадают в цель, а затем весь сноп траекторий отклоняется от цели, и стрельба становится бесполезной. Всего до прекращения производства в октябре* 1925 г. Ковровским оружейным заводом было изготовлено 3200 автоматов».
    Последнюю страницу автоматы системы Федорова вписали в свою историю несколько позднее, уже в 1940 г. Практически полное отсутствие в пехотных частях Красной Армии индивидуального автоматического оружия, столь зримо выявившееся в заснеженных лесах Карелии во время советско-финляндской войны 1939-40 гг., заставило советское высшее командование пройтись по всем запасам оружия, хранившегося на складах и в арсеналах и вновь вспомнить о крепко забытых к тому времени автоматах. Уже в январе- феврале 1940 г. практически все оставшиеся пригодными автоматы Федорова поступили на Карельский фронт), причем их в основном выдавали для вооружения подразделений войсковой разведки, где они еще раз продемонстрировали свои лучшие качества.

    6,5-мм автомат Федорова обр. 1916 г. на вооружении развелчиков. Карельский фронт. Февраль. 1940 г.

    В.Г.Федоров. 1954 г.

    6.5-мм самозарядный карабин Федорова. Опытный образец 1912/22 г.

    Приоритет В.Г. Федорова состоит в том, что он создал первый отечественный образец оружия этого класса под винтовочный патрон уменьшенной мощности. Несмотря на то, что 6,5-мм винтовочный патрон конструкции Федорова по своим характеристикам не является «промежуточным», его идея о необходимости создания для автоматической винтовки специального патрона уменьшенной мощности в последующем целиком себя оправдала. В.Г. Федоров проявил себя талантливым, одаренным и высокообразованным конструктором-оружейником, разработав конструкцию подобного патрона уменьшенного калибра и с улучшенной баллистикой, что, по сути, заложило основы для разработки оружия под «промежуточный» патрон. Он сумел не только предугадать основные тенденции эволюции стрелкового оружия, но и придать своими работами верное направление в развитии такого нового вида оружия, как автоматы (автоматические и штурмовые винтовки). При их разработке и изготовлении был накоплен ценнейший опыт проектирования и производства автоматического оружия, использованного вшхледствии при осуществлении идеи унификации стрелкового оружия. Базовая конструкция автомата Федорова послужила основой для разработки различных по своему назначению модификаций с единым принципом работы автоматики и схемой запирания канала ствола при выстреле.
    В.Г. Федоров. В.А. Дегтярев совместно с молодыми конструкторами Г.С. Шпагиным и Д.Д. Ивановым из проектно-конструкторского бюро Ковровского оружейного завода в 1920-25 гг. создали целый комплекс автоматического стрелкового оружия, включающий в себя 13 различных образцов, причем не только для пехоты (самозарядный карабин, автоматическая винтовка, несколько вариантов ручных и станковых пулеметов), но и для Военно-Воздушных Сил (одинарные, спаренные и строенные авиапулеметы), а также для бронетанковых войск (спаренный танковый пулемет). Унификация значительно снизила затраты на разработку оружия, организацию его производства, позволила обеспечить взаимозаменяемость отдельных деталей и механизмов на различных образцах оружия одного и того же калибра, способствовала быстрому оснащению Красной Армии новыми образцами оружия, значительно сократив сроки изучения их материальной части личным составом в войсках, а также уменьшила затраты на техническое обслуживание и ремонт, упростила организацию технического обеспечения войск.

    В.А. Дегтярев в иеху Ковровского завода им. Киркиж. 1930 г.

ГЛАВА 2 Предпосылки создания советского автомата

    В предвоенный период командование Красной Армии уделяло самое серьезное внимание разработке и совершенствованию новейших образцов стрелкового оружия. Это было связано с тем, что несмотря на некоторое улучшение боевых и эксплуатационных качеств магазинной винтовки образца 1891 г., достигнутое в результате модернизации, она все же значительно уступала автоматическому оружию. Красная Армия нуждалась в автоматической или самозарядной винтовке, равноценной штатной винтовке образца 1891 г. по массе, меткости огня, надежности, которая также работала бы без задержек в любых, в том числе и затрудненных, условиях эксплуатации. Многочисленные конкурсы по созданию самозарядных и автоматических винтовок, проводившиеся в СССР на протяжении 1920-30-х гг., закончились принятием на вооружение вначале автоматической винтовки Симонова (АВС-Зб), а вскоре и самозарядных винтовок Токарева (СВТ-38 и СВТ-40). Однако это не принесло желаемых результатов, поскольку новым винтовкам были присущи многие недостатки: сложность конструкции, многочисленные сложности в обслуживании и эксплуатации, большая масса. Наряду с этими проблемами существовали и чисто объективные факторы, препятствовавшие созданию действительно простого и надежного оружия. К ним относилось использование штатного 7,62x54R винтовочного патрона образца 1908 г. с устаревшей конструкцией фланцевой гильзы, затруднявшей проектирование и изготовление магазинов к автоматическому оружию. Кроме того, избыточная мощность самого патрона влияла на неудовлетворительную по надежности работу механизмов автоматики и кучность боя очередями, особенно из неустойчивых положений. Попытки советских конструкторов-оружейников В.Г. Федорова, Ф.В. Токарева, В.А. Дегтярева, С.Г. Симонова добиться хотя бы приемлемых результатов в создании индивидуального автоматического оружия пехоты не принесли успеха. Сохранение на снабжении РККА 7,62-м. ч винтовочного патрона образца 1908 г. стало на многие десятилетия одним из основных источников многих проблем и трудностей, постоянно возникавших перед советскими конструкторами при проектировании новых образцов индивидуального автоматического оружия пехоты.
    При создании автоматических винтовок требовалось сохранить небольшую массу оружия (не более 4,5 кг), а также обеспечить надежность работы механизмов автоматики и хорошую кучность боя при ведении стрельбы очередями. В то же время значительная мощность 7,62-мм винтовочного патрона обусловила использование в подобном оружии очень прочных узлов и деталей, что в свою очередь влияло на увеличение массы автоматических винтовок. Так закладывались основы дня противоречия при конструировании ручного автоматического оружия: мощный патрон требовал значительной массы оружия, в то же время стремление снизить его массу неизбежно приводило к уменьшению надежности работ механизмов и увеличению рассеивания при стрельбе непрерывным огнем из-за большого импульса отдачи.
    Отечественная конструкторская мысль явно зашла в тупик в этом направлении. Конструкторы-оружейники объективно были лишены возможности создать надежное, удовлетворяющее всем требованиям армии оружие, т. к. этому препятствовал штатный винтовочный патрон. Дальнейшее развитие подобных образцов стрелкового оружия становилось бесперспективным, поскольку не представлялось возможным дать приемлемые для армии новые системы без ухудшения их боевых и эксплуатационных качеств. В то время как кардинальное решение вопроса — переход РККА на новый вид основного боеприиаса, также являлось неприемлемым в столь тревожные для страны предвоенные годы. Таким образом, порочный круг замкнулся.
    Для радикального решения данной проблемы требовался принципиально иной подход, тем более, что у отечественных оружейников имелся пусть и небольшой, но реальный опыт создания качественно нового вида индивидуального автоматического оружия — автоматов (на Западе более соответствующих классу автоматических карабинов или штурмовых винтовок). Трудности, возникшие при создании автоматических и самозарядных винтовок из-за применения мощных винтовочных патронов, а также неудачи, постигшие русский автомат Федорова образца 1916 г. (обусловленные использованием в нем 6,5-мм винтовочного патрона иностранного производства, сложностью конструкции оружия, дороговизной его производства и многочисленными проблемами в эксплуатации), подвели отечественных конструкторов к мысли начать вслед за западными оружейниками разработку пистолетов-пулеметов под пистолетные патроны меньшей мощности.

    7.62-мм пистолет-пулемет Дегтярева ППД образца 1940 г.

    7,62-мм пистолеты-пулеметы Шпагина ППШ образца 1941 г.
    Вверху: с барабанным магазином емкостью 71 патрон; внизу — с секторным магазином емкостью 35 патронов.

    Это оружие, рассчитанное пол 7,62x25 пистолет ный патрон, наряду со своей легкостью и компактностью, столь необходимыми для ведения скоротечных маневренных боевых действий в условиях ближнего боя, обладало высокими огневыми возможностями и хорошими эксплуатационными качествами. Наряду с простотой устройства автоматики, связанной с использованием свободного затвора и пистолетного патрона, их отличала относительная дешевизна и возможность производств;! на несложном станочном оборудовании, что было крайне важно для налаживания массового изготовления столь необходимого армии оружия. В течение нескольких лет в Советском Союзе появилось достаточно много самых разнообразных образцов этого оружия, наибольшую известность из которых в конце 1930-х — начале 1940-х гг. получили пистолеты-пулеметы Детрева (ППД) образца 1934 г… образца 1934/38 г., образца 1940 г.; Шпагина (ППШ) образца 1941 г. и Судаева (Г1ПС) образца 1942 г… образца 1943 г. В годы Великой Отечественной войны за отечественными пистолетами-пулеметами также закрепилось и второе наименование — «автомат», хотя они были принципиально отличны от родоначальника этого вида оружия — автомата Федорова образца 1916 г. (пистолетом-пулеметом в отечественном оружневедении называется автомат, в конструкции которого предусмотрена стрельба пистолетными патронами).
    В то же время перед самой войной советские оружейники. неудовлетворенные сложившимся положением, попытались найти альтернативу существующему штатному стрелковому оружию. Неудачи, постоянно сопутствовавшие советским автоматическим и самозарядным винтовкам, а также ощущение острой необходимости в создании действительно эффективного автоматического образца пехотного оружия, заставили ГАУ совместно с Наркоматом вооружения СССР в 1940–1941 гг. осуществить еше одну попытку выйти из сложившейся ситуации — малой кровью-. Перед конструкторами быта поставлена задача по разработке автоматических и самозарядных карабинов под штатный 7.62x25 пистолетный патрон образца 1930 г. При этом предполагалось, что удлинение ствола оружия до 400 мм даст возможность значительно увеличить начальную скорость пули, позволив таким образом вести эффективную стрельбу на дальности до 600–800 м, а также повысить точность боя. К работам над подобным оружием приступили видные советские оружейники С.А. Коровин, С.Г. Симонов и В.А. Дегтярев. Симонов разработал в 1941 г. подобную модель автоматического карабина АПКС-34. В 1941–1942 гг. в КВ-2 под руководством В.А. Дегтярева при участии И.И. Слостина было разработано еще несколько образцов 7,62-мм автоматических и самозарядных карабинов, рассчитанных на использование патрона ТТ. Между собой они различались, как правило, способом заряжания из отъемного магазина или из обоймы. Начальная скорость пули всех образцов этого оружия не превышала 500 м/с, т. е. была практически аналогична начальной скорости пули пистолетов-пулеметов Дегтярева (ППД-40) и Шпагина (ППШ), уже состоявших на вооружении Красной Армии. Таким образом, еше раз нашло подтверждение теоретических предположений о том, что, несмотря на увеличение длины ствола, невысокая начальная скорость пули достаточно маломощного для такого оружия 7,62-мм пистолетного патрона образца 1930 г., по сути дела, превращала его в оружие ближнего боя. Дальность эффективной стрельбы из этого оружия не превышала 200 м. в то время как решение подобных задач достаточно эффективно выполнялось пистолетами-пулеметами. Поэтому в конце 1942 г. работы по автоматическим и самозарядным карабинам под пистолетный патрон прекращают во всех советских конструкторских бюро.

ГЛАВА 3 Разработка «промежуточного» патрона

    Вторая мировая война подвергла стрелковое оружие всех без исключения воюющих стран серьезнейшим испытаниям. Анализ боевого опыта, полученного в течение уже первых лет войны, позволил выявить основные недостатки и определить тенденции, общие для всего комплекса стрелкового вооружения. К ним относились: сокращение дальности применения огня пехотного оружия; значительный рост плотности огня за счет высокой насыщенности в войсках автоматического оружия; стремление компенсировать недостаточную эффективность прицельного огня созданием большой плотности огня (широкое применение получила стрельба в движении); к кучности боя оружия стало предъявляться меньше требований.
    Широкое распространение автоматического оружия стало насущной необходимостью и вытекало из общею развития как вооружения, так и форм ведения боевых действий. Новые боевые порядки войск были теперь рассчитаны на одновременное введение в действие всех огневых средств. В холе второй мировой войны изменилась тактика действий пехоты. Высокая динамичность боя, его скоротечность, быстрое изменение боевой обстановки потребовали широкого применения маневра как огнем, так и подразделениями, позволяя сочетать огонь и движение, хотя в наступлении пехотинцам приходилось передвигаться под огнем противника по большей части ползком по-пластунски или перебежками, что значительно затрудняло атаку. Рассредоточение боевых порядков и использование местности для укрытия от огня противника повлияло на то, что одним из наиболее часто используемых положений для стрельбы из индивидуального огнестрельного оружия стало положение лежа, обеспечивающее наилучшее укрытие от огня противника и наиболее высокую меткость стрельбы. В то же время в годы войны основными положениями для стрельбы из ручного автоматического оружия, выбираемого стрелком в зависимости от условий боя и местности, стали положения: лежа (с упора или с руки), с колена, стоя и с ходу. Веление огня с ходу, применявшееся в основном при атаках и контратаках, производилось, как правило, из двух положений — на ходу без остановки и на ходу с короткой остановкой для стрельбы.
    Армии требовалось создание адекватного ситуации оружия — легкого и компактного, но в то же время рассчитанного под более мощный патрон, чем пистолетный (использовавшийся в пистолетах-пулеметах). Постоянно меняющаяся тактическая ситуация в ходе боя требовала поражения малозаметных и быстро исчезающих целей шквальным огнем из всех огневых средств, поэтому поражение непрерывным огнем на ближних и средних дальностях стало одним из основных требований к индивидуальным образцам стрелкового оружия пехотинца. Хотя практика ведения боевых действий в годы Великой Отечественной войны наглядно показала, что в отличие от вермахта, где отмечалось стремление компенсировать неточный огонь из любых положений увеличением его плотности, в Красной Армии по-прежнему практикуется ведение точного прицельного огня на поражение. Так, сотрудник научно-исследовательского полигона стрелкового вооружения РККА (НИПСВО) инженер-капитан В.Ф. Лютый в своих «Исследованиях но обобщению опыта применения и эксплуатации стрелкового оружия на фронтах Великой Отечественной войны», проведенных в 1944 г… писал: «Трехлетний фронтовой опыт боевых действий показал, чю требования к меткости боя оружия ни в коем случае не могут быть снижены, а наоборот, прицельный огонь и в дальнейшем должен являться основой воспитания и обучения войск; что в маневренной войне точность огня стрелкового оружия не менее важна, чем в войне позиционной. Прицельный огонь — признак высокого морального духа, мужества, стойкости и исключительного самообладания солдата». В то же время широкомасштабное боевое использование автоматического оружия привело и к определенной эволюции взглядов на необходимую дистанцию ведения огня из стрелкового оружия. Если в предвоенный период в армиях всех, без исключения, стран ее стремились увеличить, то уже первые бои показали, что огонь даже из станковых пулеметов на расстоянии свыше 1000 м практически не эффективен. Глубина поля боя. как правило, не превышала 800 м. Это расстояние полностью перекрывалось огнем станковых и ручных пулеметов, рассчитанных на использование штатного винтовочного патрона, наиболее эффективного на дальностях свыше 500 м. Однако избыточная мощность винтовочных патронов влекла за собой неэкономичность этого вида боеприпасов в связи с резким уменьшением дальности, на которые велась стрельба из стрелкового оружия. И кроме того самозарядные и автоматические винтовки в бою не давали необходимой плотности огня, которым обладали пистолеты-пулеметы, чье массовое внедрение в войска в начале войны позволило резко увеличить мощь автоматического огня стрелкового оружия пехоты. Пистолеты-пулеметы оказались незаменимым видом стрелкового оружия при велении боя накоротке: в населенных пунктах. лесу, в траншеях и т. д., где большое значение имели относительно небольшие и легкие образны оружия с емкими магазинами. В то же время пистолеты-пулеметы, рассчитанные под маломощные пистолетные патроны, позволяли полностью развить максимальную плотность огня этого оружия только в ближнем бою. на дальности не более 200 м. Цели в тактической зоне от 200 до 500 м поражались огнем магазинных винтовок и карабинов, которые являлись основным индивидуальным оружием пехоты того времени. Практическая скорострельность этого оружия составляла 10–15 выстр/мин. значительно уступая, таким образом. автоматическому оружию. В результате этого, в зоне от 200 до 500 м не удавалось создать необходимую плотность огня.

    Чертеж 7,62-мм винтовочного патрона образца 1908 г.

    Чертеж германского 7.92-мм автоматного «короткого» патрона Pist. Patrone 43 фирмы Pohe из г. Магдебург.

    Боевые действия на советско-германском фронте со всей очевидностью доказали, что систему стрелкового вооружения РККА необходимо существенно дополнить, приведя ее в соответствие с требованиями времени. Перспективное оружие пехоты должно было быть автоматическим, с возможностью выбора вида огня и обеспечением мгновенного открытия огня на ходу и использования любых ветречающихся на местности естественных упоров; максимально легким и компактным, надежным, маневренным, а кроме того, еще и обладать достаточной мощностью на дальностях действительного огня 600–800 метров. Становилось все более очевидным, что Красной Армии требовалось новое оружие под новый патрон.
    В конце 1942 г. красноармейцам на Волховском фронте в качестве трофея впервые попал принципиально новый образец германского оружия — 7,92-мм автомат Mkb.42(H), разработанный под «промежуточный» патрон, занимавший но баллистическим данным, массе и габаритам промежуточное положение между винтовочным и пистолетным патронами. Причем в целях упрощения изготовления германский автоматный патрон был создан путем механического укорочения винтовочной гильзы, что значительно удешевляло его себестоимость и позволяло освоить массовое производство боеприпасов в достаточно короткие сроки.

    Н.М. Елизаров. 1945 т.

    Б.В. Семин.

    15 июля 1943 г. состоялось первое совещание Техсовета Наркомата Вооружения (НКВ) СССР, посвященное вопросу «О рассмотрении новых иностранных образцов оружия под патрон уменьшенной мощности», где военные совместно с представителями оружейных и патронных КВ рассмотрели трофейный Mkb.42(H) и переданный американскими союзниками 7,62-мм самозарядный карабин М.1, созданный под специальный карабинный патрон уменьшенной мощности, а также их боеприпасы. Дискуссия выявила, что боевой опыт убедительно доказывал — прицельный огонь из основных образцов индивидуального стрелкового оружия — винтовок и карабинов ведется по живой силе противника на дальности стрельбы не более, чем 400 м. Поэтому отпадает необходимость иметь неэкономичный винтовочный патрон. Нужно перейти на патрон с меньшими габаритами и меньшим импульсом отдачи, следовательно, на оружие с меньшей массой и габаритами. На выработку решения этого совещания в немалой степени повлияла позиция, занятая генерал-лейтенантом В.Г. Федоровым. В решении совещания было зафиксировано, что все оружейные КБ, в том числе и НИПСВО, должны приступить к отработке нового 7,62-мм комплекса вооружения, включающего в себя: ручной пулемет, автомат и самозарядный карабин, а также «промежуточный» патрон для них. Причем в первую очередь заслуживает внимания патрон калибра 6,5 мм, баллистические качества которого могли обеспечить ту же дальность прямого выстрела, что и у винтовки образца 1891/30 гг., — 400 м. ОКБ-44, отвечавшему за создание боеприпасов к стрелковому оружию, было поручено провести расчеты по выбору баллистических характеристик патрона наивыгоднейшей массы пули для калибров 5,6, 6,5 и 7,62 мм. наиболее часто встречающихся на практике. При этом длина баллистического ствола должна равняться 520 мм, а среднее давление — не более 3000 кг/см2. Пуля должна была иметь достаточную убойную силу для вывода живой силы противника из строя на дальности стрельбы не менее 1000 м.
    В процессе проработок нового «промежуточного» патрона было просчитано 314 вариантов разных образцов, из которых 8 рекомендовали для дальнейших исследований. После ряда экспериментов, из-за недостаточной эффективности и снижения убойного действия пуль, были отвергнуты все проекты калибра менее 7,62 мм. Уже в сентябре того же года после рассмотрения ряда опытных образцов за основу будущего патрона был взял один из проектов, предложенных конструкторской группой ОКБ-44, состоявшей из главного конструктора Н.М. Елизарова, ведущего конструктора П.В. Рязанова, ведущего технолога Б.В. Семина и инженера И.Т. Мельникова. Елизарову совместно с конструкторами- оружейниками Федоровым. Токаревым, Симоновым и Шпагиным поручалось отработать чертежи патронника и натронной камеры для приемки «промежуточных» патронов. Окончательную доработку патрона должно было провести ОКБ-44, а изготовление первой партии новых патронов предполагалось заводом № 543. Создание в 1943 г. 7,62x41 «промежуточного» патрона послужило основой для начала перспективных работ по разработке качественно новых образцов отечественного индивидуального автоматического оружия пехоты. Укороченный, по сравнению с винтовочным. автоматный патрон с бесфланневой гильзой позволил не только значительно упростить способы подачи патронов в автоматическом оружии, но и с уменьшением отдачи увеличить мелкость стрельбы, хотя в отношении новой пули высказывались (в т. ч. и В.Г. Федоровым) большие претензии, и. в частности, к ее гораздо меньшей гироскопической устойчивости на полете по отношению к легкой пуле 7,62- мм винтовочного патрона образца 1908 г. Фиксация «промежуточного» патрона с невыступаюшей закраиной в патроннике осуществлялась скатом гильзы в скат патронника, что в свою очередь повышало требования к изготовлению патронников и гильз.
    «Промежуточный» патрон образца 1943 г. состоял из биметаллической гильзы длиной 41 мм, без закраины, с меньшим но диаметру (чем у гильзы винтовочного патрона образца 1908 г.) капсюлем; заряда пироксилинового пороха специальной марки ВУ (винтовочный, укороченной резки); пули, созданной по образцу легкой пули образца 1908 г. со свинцовым сердечником и цилиндрической хвостовой частью.
    Новый патрон предназначался для поражения открытых (или укрытых небольшими препятствиями из местных предметов) живых целей на дальностях до 1000 м. обеспечивая прицельный огонь до 800 м. с дальностью прямого выстрела 325 м. Пуля со свинцовым сердечником к патрону образца 1943 г. массой 8.0 г (для сравнения, винтовочного образца 1908 г. -9.6 г, пистолетного образца 1930 г. — 5,5 г) имела начальную скорость 740 м/с (соответственно, винтовочного — 865 м/с, пистолетного — 520 м/с) при дульной энергии — 229 кг/м (винтовочный — 362 кг/м, пистолетный — 75,7 кг/м). По сравнению с винтовочным новый патрон образца 1943 г. давал возможность увеличить носимый бойцом их запас в 1,38 раза (масса 100 винтовочных патронов равна массе 138 патронов образца 1943 г.) и облегчить массу оружия. Немаловажным являлся и производственный фактор, так, при изготовлении 1 млн патронов образца 1943 г. (по сравнению с винтовочным образца 1908 г.) существенным был выигрыш в экономии: биметалла — 4 т, свинца ~ 1,15 т. пороха — 1.5 т. Уже к марту 1944 г. выпуск новых боеприпасов был освоен в массовом производстве.

    Слева 7,62x41 патрон промежуточный образца 1943 т., справа — 7.62x39 автоматный патрон образца 1943 т.

ГЛАВА 4 Первые работы по конструированию автоматов

    Еще в том же, 1943 г., офицеры ГАУ (и в первую очередь генерал-лейтенанты А.А. Благонравов и В.Г. Федоров) совместно с ведущими отечественными конструкторами-оружейниками в достаточно короткие сроки попытались найти оптимальное решение проблем, возникавших при разработке новых систем стрелкового оружия.
    1. Рассматривался вопрос о типе оружия — т. е. определялось его место в системе вооружения (возлагаемые на данный вид оружия задачи, условия его боевого применения).
    2. Решался вопрос о структурной оптимизации «конструктивного вида», т. е. прорабатывался выбор принципиальных схем оружия. Рассматривались различные варианты принципов работы автоматики, общей и поагрегатной компоновки. принципиальные схемы различных узлов и механизмов.
    3. Была проведена параметрическая оптимизация в вопросе отработки принципиальных схем, изготовления, выработаны первые тактико-технические требования (TIT).
    Определившись с задачами. Главное Артиллерийское Управление в начале ноября 1943 г. объявило первый конкурс на разработку комплекса стрелкового оружия под новый «промежуточный» патрон, в том числе ручного пулемета, самозарядного карабина и автомата. При этом автомат первоначально планировали использовать в качестве пехотного «оружия поддержки». Конкурсную комиссию возглавил заместитель начальника отдела ручного огнестрельного оружия Управления стрелкового вооружения (УСВ) ГАУ инженер-подполковник А.Я. Башмарин. В соответствии с ТТГ предполагалось «разработать автомат под патрон образца 1943 г… который при сравнительно малом весе обеспечивал бы высокую мощность огня на ближней и средней дальности стрельбы боя пехоты». Новое автоматическое оружие с массой не более 5 кг. а в комплекте с запасными магазинами — не более 9 кг. при общей длине не более 1000 мм, длине ствола 500–520 мм, должно было иметь возможность выбора вида огня, емкость секторного магазина — 30–35 патронов. По кучности стрельбы одиночным огнем на дальность до 100 м он не должен был уступать винтовке образца 1891 г… а непрерывным огнем — пулемету ДП. Для лучшей устойчивости оружия при стрельбе новое оружие могло быть снабжено двуногой сошкой. Вскоре после получения тактико-технического задания Арткома ГАУ и Техсовета НКВ все оружейные КБ и НИПСВО приступили к проектированию автомата.

    Группа офицеров ГАУ и конструкторов-оружейников в период полигонных испытаний автоматов под 7,62-мм «промежуточный» патрон. Пос. Щурово Московской обл., 1944 г.
    В нижнем ряду сидят (слева направо): С.Г.Симонов. Г.С.Шпагин; начальник НИПСВО генерал-майор И.И.Бульба, В.А.Дегтярев. В.Г.Федоров, А.И.Судаев. В верхнем ряду стоят: Н.М.Елизаров, В.Г.Комаров. Н.А.Орлов, Н.С.Охотников, Н.А.Бугров, И.П.Родин, И.Ф.Дмитриев. К.Н.Южин. B.C.Москаленко. И.Я.Башмарин. А.М.Егоров.

    В конкурсе 1944 г. приняли самое активное участие многие конструкторы-оружейники: Ф.В. Токарев, С.А. Коровин. В.А. Дегтярев, Г.С. Шпагин, А.И. Судаев, С.Г. Симонов, Н.К. Александрович, П.E. Иванов, В.Н. Иванов, С.А. Прилуцкий и др. Они представили много оригинальных проектов автоматического оружия. Однако недостаточно четкие ТТТ привели к тому, что по своим массо-габаритным параметрам (масса оружия с длиной ствола 500 мм превышала 5–6 кг) опытные образны более соответствовали современным ручным пулеметам, чем автоматам, все они были снабжены отъемными штыками и двуногой сошкой. В немалой степени на эту особенность конструкции нового оружия влияла результативность стрельбы. Так, было неоднократно теоретически и практически доказано, что наиболее устойчивым положением для стрельбы из ручного оружия является положение лежа с упора или лежа с сошки, поскольку получаемые при этом величины рассеивания близки к характеристикам табличного рассеивания. В то же время при стрельбе лежа с руки рассеивание возрастало в 1,5–2 раза, а при стрельбе стоя — в 2,5–3 раза. Стрельба на ходу также характеризовалась большим рассеиванием, и поэтому применялась, главным образом, для создания направленного огня высокой плотности по отдельным крупным целям противника. При этом ведение огня с коротких остановок обеспечивало в 2–3 раза меньшее рассеивание по сравнению со стрельбой на ходу без остановок, но снижало скорость движения стрелка. Яркими представителями этого оружия стали автоматы, представленные КВ № 2 В.А. Дегтярева при заводе НКВ СССР № 2 им. Киркиж:

    7,62-мм автомат. Опытный образец 1944 г. Конструкторы: II.K. Иванов, Е.К. Александрович и В.Г. Селезнев.

    7,62-мм ручной пулемет РД-44 на сошке. Опытный образец. Конструкторы: П.Е. Иванов. В.П. Иванов. Е.К. Александрович. В.В.Деггярев.

    7,62-мм ручной пулемет РД-44 на войсковых испытаниях. 1944 г.

    7,62-мм автомат Коровина. Опытный образец 1944 г.

    Затвор с затворной рамой и возвратным механизмом 7,62-мм автомата Коровина.

    7.62-мм автомат Прилуцкого. Опытный образец..

    — образец конструкторов П.Е. Иванова. Е.К. Александровича и В.Г. Селезнева созданный по типу ручного пулемета ДП, с дисковым магазином на 50 патронов:
    — образец конструкторов В.П. Иванова, В.Н. Иванова и Е.К. Александровича с ленточным питанием (лента на 100 патронов), впоследствии известный под индексом РД-44. (После ряда доработок этот образец был принят на вооружение Советской Армии как -7,62-мм ручной пулемет сист. Дегтярева РИД образца 1944 г-.);
    — образец С.Г. Симонова РПСМ-10-П-44 (представлявшего НИИ-61 в г. Климовске Московской обл.), с магазинным питанием, откидным металлическим прикладом и возможностью ведения только автоматического огня;
    — образец тульского конструктора С.А. Коровина, выполненного но очень редко встречающейся в стрелковом оружии конструктивной схеме — с кольцевой газовой камерой и кольцевым газовым поршнем, охватывающим ствол. Запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора. Ударно-спусковой механизм рассчитан только на непрерывный огонь. Магазин секторный, емкостью на 30 патронов;
    — образец еще одного туляка — С.А. Прилуцкого. созданный по схеме «булпапп», с отводом пороховых газов из канала ствола и запиранием — перекосом затвора. Магазин секторный, емкостью 30 патронов.
    В то же время ряд опытных образцов первых советских автоматов уже имел четкие формы не группового, а именно индивидуального автоматического оружия, причем для многих из них была характерна общая тенденция. На их конструкциях сказывалось сильное влияние т. н. «конструкторской моды», начало которой положили германские автоматы (штурмовые винтовки) МР.43/МР.44. В первую очередь это наложило свой отпечаток на общую компоновку оружия, принципы работы автоматики и т. д. К таким образцам относились:
    — автомат КБ-2 конструкции Е.К. Александровича и В.Н. Иванова с отводом пороховых газов из канала ствола и запиранием — перекосом затвора. Магазин секторный, емкостью 30 патронов;
    — автомат С.Г. Симонова, автоматика которого работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола, а запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора. Курковый ударно-спусковой механизм допускал возможность выбора одиночного и непрерывного огня. Магазин секторный, емкостью 30 патронов;
    — автомат Ф.В. Токарева, представлявший собой переделанную автоматическую винтовку АВТ-40, но с дополнительной пистолетной рукояткой управления огнем и двуногой сошкой, закрепленной на дульной части ствола;
    — автомат Ф.В. Кузьмищева — начальника КБ НИПСВО, с работой автоматики по принципу отвода пороховых газов из канала ствола и запиранием при помощи качающейся серьги, шарнирно соединенной с затвором, а через промежуточную деталь — и с затворной рамой. Ударный механизм ударникового типа. Спусковой механизм допускает ведение одиночного и непрерывного огня. Возвратная пружина размешалась в крышке ствольной коробки. Магазин секторный, емкостью 30 патронов. Предусмотрено крепление клинкового штыка;

    Ф.В. Токарев.

    Неполная разборка 7,62-мм автомата Прилуцкого. Опытный образец.

    7,62-мм автомат конструкторов Е.К. Александровича, В.Н. Иванова. Опытный образец 1944 г.

    7,62-мм автомат конструкторов Е.К. Александровича. В.Н. Иванова. Опытный образец 1944 т. Неполная разборка.

    7.62-мм автомат Токарева. Опытный образец.

    — два автомата А.И. Судаева АС-44, изготовленные Тульским оружейным заводом. Их автоматика работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола, а запирание осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Они различались только конструкцией ударного механизма — один с ударниковым. другой — с курковым. Спусковой механизм не имел специального переводчика вида огня, производство огня одиночными выстрелами осуществлялось шепталом с перехватом. Питание из секторного магазина на 30 патронов.
    По результатам первых испытаний, проходивших на полигоне НИГ1СВО в поселке Шурою Московской области весной 1944 г. конкурсная комиссия пришла к выводу, что ни один из представленных автоматов не может полностью заменить штатные пистолеты-пулеметы ППШ и ППС, ни по безотказности работы автоматики, ни по кучности стрельбы. Поскольку представленное оружие достаточно резко различалось но своим качествам, то комиссия рекомендовала продолжить работы над опытными образцами, выделив собственно автоматы и оружие поддержки (ручные пулеметы). В первую группу, рекомендованных к доработке входили автоматы Судаева обоих вариантов и Дегтярева (конструкции F.K. Александровича и В.Н. Иванова), а во вторую группу — образцы оружия КБ-2 конструкции В.П. Иванова, В.Н. Иванова, Е.К. Александровича; П.Е. Иванова. Е.К. Александровича, В.Г. Селезнева; Симонова РПСМ-10-11-44 и Коровина. Конструкторам давался всего один месяц для приведения своего оружия в соответствие с ТГТ конкурса. Повторные испытания были возобновлены 1 июля 1944 г. и продолжались в течение двух месяцев. На них были представлены усовершенствованные автоматы: КБ-2 Дегтярева конструкции Е.К. Александровича и А.А. Каштанова; Симонова, Судаева; Кузьмищева, а кроме того, два новых образца — Г.С. Шпагина и А.А. Булкина.


    Затвор с затворной рамой и возвратным механизмом 7,62-мм автомата Кузьмищева (вид сбоку).

    Затворная рама и затвор 7,62-мм автомата Судаева АС-44 (вид сверху).

    7.62-мм автомат Судаева АС-44. Опытный образец 1944 г.

    И здесь хотелось бы подробнее остановиться на образце конструкции Шпагина, получившем обозначение промежуточный автомат Г.С. Шпагина образца 1944 г.-. Этот автомат позволил советским конструкторам-оружейникам получить определенный, пусть и негативный, опыт создания автоматического оружия под новый патрон. Г.С. Шпагин создал опытный образец, в конструкции которого для работы автоматики использовал хорошо зарекомендовававший себя в пистолетах-пулеметах принцип отдачи свободного затвора. Однако он потерпел неудачу из-за того, что узлы и механизмы оружия не соответствовали значительно большой мощности промежуточного патрона. Автомат Шпагина имел общую массу 5,5 кг. при массе затвора 1,2 кг, что в несколько раз превышало все допустимые пределы для этого вида оружия, поскольку при стрельбе, особенно непрерывными очередями, его сотрясала сильнейшая вибрация, которая сводила практически к нулю все достоинства нового патрона. Наряду с этим автомат Шпагина отличался большой нестабильностью работы по скоростям отката затвора. Поэтому в связи с негативными результатами, полученными при испытаниях автомата Шпагина, отечественные конструкторы в дальнейших работах над подобным оружием использовали только автоматику, работавшую но принципу отвода пороховых газов из канала ствола с прочным запиранием.

    7,62-мм автомат КБ-2 конструкторов Е.К. Александровича, А.А. Каштанова. Опытный образец 1944 г.

    7,62-мм автомат Шпагина (вид справа). Опытный образец 1944 г.

    Схема работы оружия со свободным затвором:
    1 — ствольная коробка; 2 — возвратная пружина; 3 — затвор; 4 — гильза; 5 — ствол; 6 — пуля.

    Неполная разборка 7,62-мм автомата Шпагина. Опытный образец 1944 г.

    Фрагмент ствольной коробки автомата Шпагина с надписью.

    Приемник магазина 7.62-мм автомата Булкина.

    7.62-мм автомат Булкина. Опытный образец 1944 г.

    Автомат Булкина работал по принципу отвода пороховых газов из канала ствола. Особенностью этой конструкции стала рациональная схема короткого узла запирания, которое осуществлялось поворотом затвора на три боевых упора. Затворная рама, воздействуя на скосы затвора, осуществляла его поворот и запирание канала ствола. Это не только позволило успешно решить проблему поперечного разрыва гильз, но и найти путь к разгрузке ствольной коробки, что в свою очередь решало вопрос о переводе изготовления этой, одной из наиболее ответственных деталей автомата, со станочной обработки на фрезерных станках на более прогрессивную штамповку из стального листа. Рукоятка перезаряжания размешалась с левой стороны прилива газовой трубки. Непривычным для отечественного оружия стало крепление секторного магазина сверху ствольной коробки, в связи с этим прицельное приспособление было смешено влево.
    Летние испытания стали настоящей битвой на выживаемость сильнейшего. Автомат Шпагина сошел с конкурса после 315 выстрелов, затем не выдержали испытаний автоматы конструкторского бюро Дегтярева, Токарева, Коровина и др. Лишь автомат Судаева АС-44, продемонстрировавший достаточно высокую надежность действия в различных условиях работы, живучесть и работоспособность, успешно преодолевал сложную программу испытаний. Творческая мысль и талант А.И. Судаева позволили ему в сжатые сроки доработать свою конструкцию и представить на летние испытания наиболее приемлемый вариант нового оружия.
    К особенностям автомата Судаева относилась продуманная, рациональная конструкция подвижного узла автоматики, при котором затворная рама, закрытая крышкой, располагалась сверху на фрезерованной ствольной коробке, а снизу к ней был подвешен затвор, перемещающийся по внутренним направляющим самой коробки. Возвратно-боевая пружина также находилась в ствольной коробке. Крышка ствольной коробки шарнирно соединялась с самой коробкой и сзади фиксировалась выступом подвижного основания возвратного механизма. Рычажная планка перекрывала щель для рукоятки перезаряжания в крышке ствольной коробке. Подобная конструкция позволила существенно уменьшить чувствительность подвижного узла автоматики к грязи и ныли, скапливающимся внутри ствольной коробки.

    Горловина с подавателем стального магазина к 7,62-мм автомату Судаева АС-44.

    А.И. Судаев.

    Схема работ ы оружия с отводом пороховых газов:
    1 — возвратная пружина; 2 — затворная рама; 3 — затвор; 4 — ствол; 5 — поршень; 6 — газовый регулятор; 7 — пуля.

    Прицел секторный, рассчитанный на дальность до 800 м. Сверху к корпусу стального отъемного магазина секторного типа с шахматным расположением 30 патронов были приварены две щеки, служившие для упрочения его верхней части и для правильной установки магазина в ствольную коробку. На переднем торце верхней части магазина имелся зацеп, а на задней — упор для крепления магазина в ствольной коробке. Корпус магазина снизу имел закраины для присоединения крышки, а на его задней стенке было просверлено отверстие, против которого при полностью снаряженном магазине располагался нижний патрон.
    Автомат Судаева в большей степени, чем оружие других конструкторов, удовлетворял предъявляемым требованиям, и в первую очередь но надежности работы. Этого удалось добиться как выбором рациональной схемы автоматики, так и за счет усовершенствования запирания перекосом затвора, что достигалось наиболее оптимальным соотношением масс затвора и затворной рамы. На полигонных испытаниях АС-44 показал наилучшие результаты по наименьшему числу поломок и задержек при стрельбе, а также по кучности. Осенью того же года конкурсная комиссия в своем заключении признала перспективность конструкции автомата Судаева. В частности, на основании результатов испытаний последнего варианта автомата Судаева образца 1944 г. было зафиксировано, что «необходимо автомат конструкции Судаева, как обеспечивающий вполне надежную работу автоматики в нормальных и различных условиях эксплуатации, а также живучесть деталей в пределах тактико-технических требований, подвергнуть широким войсковым испытаниям, изготовив для этой цели серию автоматов». Опытная партия 7,62-мм автоматов Судаева (АС-44) образца 1944 г. была изготовлена весной 1945 г. Тульским оружейным заводом. Поисковые испытания автомата Судаева АС-44 состоялись летом 1945 г. в Московском, Ленинградском, Среднеазиатском и Закавказском военных округах, а также в группе советских оккупационных войск в Германии и на Высших офицерских курсах — Выстрел-. АС-44 вполне удовлетворял предъявляемым требованиям по кучности стрельбы с упора (с сошки). Являясь практически равноценным ручному пулемету ДП на дальностях стрельбы до 600 м, он намного превосходил по эффективности стрельбы на средних дальностях штатные пистолеты-пулеметы. В то же время его показатели при ведении стрел!›бы одиночными выстрелами были гораздо хуже, чем у магазинной винтовки образца 1891/30 гг. Комиссия признала, что автомат АС-44 успешно выдержал программу войсковых испытаний, но предложила конструктору улучшить маневренные качества своего оружия и, в первую очередь, уменьшить его массу (5,35 кг — с магазином без патронов и 5,9 — со снаряженным магазином), которая была явно избыточна для пехотинцев. В заключении по войсковым испытаниям комиссия отмечала, что «…автомат под патрон образца 1943 г. может занять соответствующее ему место в системе стрелкового вооружения в армии и заменить штатные пистолеты-пулеметы (ППД-40, ППШ-41, ППС-43) при условии, что он не будет уступать им по маневренным качествам и кучности автоматической стрельбы».
    К концу 1944 г. руководство Советских Вооруженных сил на основании критического анализа, как наших перспективных конструкций, так и тщательного изучения зарубежного опыта использования оружия, смогло выработать достаточно цельные и четкие взгляды на систему стрелкового вооружения в низшем тактическом звене. В эту систему предполагалось включить самозарядные карабины, автоматы и ручные пулеметы. Этим оружием планировалось, после окончания войны, заменить во взводном звене все остальные образны оружия. Наконец-то было определено точное место автоматов в этой системе вооружения и их роль как основного оружия пехотинца. В.Г. Федоров, отстаивая эту точку зрения, доказывал: «…боевой опыт второй мировой войны выдвинул необходимость, с одной стороны, перехода от пистолета-пулемета к автомату-карабину, разработанному под новый промежуточный патрон и имеющему более длинный ствол, чем у пистолета-пулемета, с другой стороны, перехода от длинных винтовок к карабинам и разработки для них патрона, отвечающего условиям современного боя (уменьшение дистанции стрельбы)… Целью проектирования нового типа автомата-карабина будет получение меткого прицельного одиночного выстрела на расстояниях в пределах 400 м при возможном ведении и непрерывного огня. Последний, несмотря на свою меньшую действительность. безусловно, даст хорошие результаты (при отражении атак и при обстреле крупных целей), не говоря уже о громадном моральном значении».

    7,62-мм облегченный автомат Судаева ОАС. Опытный образец 1944 г.

    Затворная рама с затвором и возвратным механизмом (вил сбоку) 7,62-мм облегченного автомата Судаева АС-44.

    В октябре 1945 г. А.И. Судаев доработал по результатам испытаний свой автомат, снизив его массу до 4,8 кг, однако по маневренным качествам он уступал штатным пистолетам-пулеметам, показывая при этом худшую кучность стрельбы из неустойчивых положений на дальностях до 200 м. Поэтому ГАУ на основании данных, полученных в ходе войсковых испытаний АС-44, еше раз уточнило тактико-технические требования на разработку автоматов под «промежуточный» патрон. Было принято решение объявить новый, второй по счету, конкурс, в котором наряду с известными оружейниками были представлены и автоматы Г.С. Гаранина. И.И. Слостина, А.А. Булкина, В.Ф. Кузьмишева, Ефимова и др. В соответствии с новыми тактико-техническими требованиями «…автомат должен являться индивидуальным оружием, предназначенным для вооружения автоматчиков в стрелковых подразделениях, в специальных командах всех родов войск взамен состоящих на вооружении ПП-41 и ПП-43… Автомат предназначается главным образом для поражения живых целей на дальностях стрельбы до 500 м, прицельная дальность стрельбы — 800 м». Конструкторам предлагалось существенно повысить маневренные качества своих образцов автоматов, в т ом числе и за счет отказа от штыка и сошки, а также улучшить кучность стрельбы на всех дальностях прицельной стрельбы, как из устойчивых, так и неустойчивых положений. Были значительно повышены требования по кучности боя оружия: так, при стрельбе на 100 м одиночным огнем максимальный радиус рассеивания пуль не должен был превышать 15 см, а при стрельбе на 50 м максимальный радиус рассеивания пуль-6 см; при автоматическом огне лежа с упора эти характеристики составляли соответственно — 35 и 14 см, а при стрельбе лежа с руки — 70 и 28 см, что соответствовало аналогичным показателям стрельбы из пистолета-пулемета Шпагина (ППШ).
    Фаворит первого конкурса А.И. Судаев участвовал в новых испытаниях со своим модернизированным образцом, известным как -7,62-мм облегченный автомат Судаева (ОАС). Он представлял собой облегченный вариант АС-44 (масса с магазином без патронов — 4,77 кг. в комплекте с 3 снаряженными магазинами — 9.75 кг), единственным внешним отличием от его предшественника являлось отсутствие сошек. Однако предварительные заводские испытания ОАС показали, что кучность боя у него при стрельбе лежа с упора на все дальности оказалась гораздо хуже, чем у АС-44, что объяснялось главным образом возросшей отдачей при уменьшении массы. Кроме того не удовлетворяла живучесть ряда деталей. Поэтому конкурсная комиссия приняла следующее решение: «Изготовление серии облегченных автоматов Судаева для полигонных испытаний нецелесообразно без предварительной доработки с целью повышения живучести деталей и устранения недостатков, отмеченных при заводских испытаниях».
    Но доработать этот автомат не удалось. Смерть конструктора в августе 1946 г. оборвала его перспективные проекты. Явный лидер конкурса — автомат Судаева ОАС, будучи недовеленным, был снят с дальнейших испытаний. Проблема создания автомата продолжала оставаться нерешенной.

ГЛАВА 5 Первый тур конкурса 1946 г

    Учитывая сложность проблемы. Управление стрелкового вооружения (УСВ) ГАУ сочло в 1946 г. необходимым объявить новый конкурс на проектирование автомата под патрон образца 1943 г. в соответствии с тактико-техническими требованиями ГАУ № 3131-45 г. Приказом начальника ГАУ генерал-полковника Н.Д. Яковлева была создана новая конкурсная комиссия в составе: председателя — начальника УСВ ГАУ генерал-майора инженерно-технической службы Н.Н. Дубовицкого, а также членов: полковника М.Г. Арефьева. инженер-подполковников С.Б. Вайследера. А.Я. Башмарипа. И.Я. Литичевского, И.П. Попкова и инженер-капитана А.А. Григорьева.
    Для новых автоматов, как индивидуального массового оружия пехоты, были разработаны ТТТ, критерии которых учитывали в первую очередь такие характерист ики, как маневренность, скорострельность, убойное действие пули и меткость стрельбы.
    Маневренные качества определялись совокупностью таких характеристик, как масса, габариты, удобство стрельбы из всех положений. Поскольку большое значение имела масса магазинов (как показал опыт войны, для успешного решения различных огневых задач стрелок должен иметь при себе носимый боекомплект в 200–300 патронов), то они должны были иметь наименьшую собственную массу. Для удобства использования автомата и передвижения с ним в бою необходимо было существенно уменьшить размеры оружия. Для автоматов стрелковых подразделений приемлемой считалась длина 900-1000 мм, причем с деревянным прикладом, т. к. считалось, что подобное оружие обеспечивает устойчивость стрельбы, а кроме того, сможет быть использовано в рукопашном бою. Для автоматчиков специальных родов войск и офицерского состава предполагалось иметь более короткое оружие, со складным металлическим прикладом. Поскольку по новой концепции автомат, как представлялось. был наиболее удобным оружием для боя в траншеях и окопах, то его требовалось оснастить штыком в виде отъемного ножа, который мог понадобиться автоматчику во всех случаях его боевой деятельности. Снаружи автомат не должен был иметь выступающих частей, мешающих при стрельбе в ограниченном пространстве. В то же время это оружие должно быть удобным для стрельбы с коротких остановок. на ходу, стоя, с колена, лежа, с дерева, с чердаков, из танка и т. д.
    Высокая боевая скорострельность автомата должна была обеспечиваться постоянной готовностью оружия к стрельбе, безотказностью его действия, простотой обслуживания, приемлемой емкостью магазина и большим запасом носимых патронов. Темп стрельбы автоматов должен был не превышать 400–500 выстр/мин, а боевая скорострельность автоматов — не менее 60-100 выстр/мин, тогда хорошо подготовленный автоматчик мог сделать за минуту более 100 выстрелов, поразив при этом от 12 до 35 грудных и ростовых фигур на дальности до 300–400 м. Подобная скорострельность позволяла также создать плотный огонь по цели. При этом предполагалось, что основным видом огня станут короткие очереди по 3–5 или длинные по 5-10 выстрелов, в то же время для поражения одиночных удаленных целей оружие должно было иметь переводчик вида огня. Поскольку боевая скорострельность оружия в значительной степени зависит от безотказности работы его механизмов в различных условиях эксплуатации, то первостепенное значение придавалось его простоте и надежности. Наряду с этим повышенные требования предъявлялись и к безопасности обращения с автоматом.
    На первом этапе конкурса 1946 т. в УСВ ГАУ было представлено шестнадцать эскизных проектов автоматов. Среди них были семь проектов отдела главного конструктора (ОГК) Ковровского оружейного зашла № 2, в том числе: П.П. Полякова, ATI. Большакова, С.В. и B.C. Владимировых; два проекта дегтяревского КБ-2 — B.В. Дегтярева, Г.Ф. Кубынова и А.А. Дементьева. От НИГ1СВО участвовали А.А. Сулаев, Н.В. Рукавишников, К.А. Барышев и М.Т. Калашников. Тульский оружейный завод представляли С.А. Коровин. Воскресенский; Тульское ПКБ-14 — Г.А. Коробов. А.А. Булкин; Климовск — C.Г. Симонов и Ефимов; Артиллерийскую академию — И.К. Безручко-Высоцкий. В августе, после рассмотрения эскизных проектов, десять из них были рекомендованы для дальнейшей работы с внесением исправлений и доработок.

    7,62-мм автомат Кубынова. Опытный образец 1946 г.

    7,62-мм автомат Коровина. Опытный образец 1946 г.

    7,62-мм автомат Коровина. Опытный образец 1946 г.

    В этом конкурсе принимал участие и молодой конструктор. фронтовик, сержант М.Т. Калашников, прикомандированный к КБ полигона НИПСBO с 1943 г. Сам он впоследствии вспоминал: «Конкурс был закрытым. Те, кто принял в нем участие, представляли всю документацию по образцу под вымышленным именем… По условиям конкурса требовалось представить не только чертежи общих видов, расчеты на прочность узла запирания, определить темп стрельбы и дать ряд других важных характеристик, но и сделать детальную проработку проекта». Калашников отправил свой эскизный проект автомата под шифром «МИХТИМ», что являлось сокращением по первым трем буквам его имени и отчества.