Скачать fb2
ДАР БЕЛОГО АСТРОНАВТА

ДАР БЕЛОГО АСТРОНАВТА


    Евгений Наумов
    ДАР БЕЛОГО АСТРОНАВТА
    фантастическая повесть
    Хабаровск, 1988
    Фантастическая повесть о необыкновенных приключениях трех друзей-школьников
    на Земле и в космосе, на диковинных планетах, о том, что дружба и товарищество –
    лучшие помощники в борьбе со злом.
    «А УШИ У НЕГО СЕРЕБРЯНЫЕ?»
    Макар Синицын сидел на подоконнике и смотрел в окно. От голых деревьев и домов
    протянулись длинные тени. Далекие сопки за Амуром потемнели, стали похожи на
    черных ежей. Ветер гнал по улице желтые и красные листья. А по двору гонялся за ними
    на велосипеде второклассник Гоша Шурубура. Заметив Синицына, он подъехал поближе,
    остановился под окном и, задрав голову, крикнул:
    — Когда планер сделаешь? — и добавил: — Обещалкин!
    Макар ничего ему не ответил. Стал гладить сидевшего рядом толстого полосатого кота
    Обормота. Тот заурчал от удовольствия.
    Шурубура, пронзительно свистнув, укатил. Макар, вздохнув, посмотрел ему вслед.
    Дом стоял на вершине сопки, и из его окон открывался красивый вид на Хабаровск.
    Город тянулся вдоль широкого Амура на десятки километров. На соседней улице
    Калинина высились новенькие многоэтажки. Справа бежал Амурский бульвар с
    многоцветными клумбами. А еще ниже, за бетонной набережной, раскинулась водная
    гладь реки. Сегодня Амур отливал холодным, синеватым блеском. Осень. Обезлюдел
    песчаный пляж, на который любил бегать Макар. Палуба белоснежного плавучего
    лайнера «Семен Дежнев», решавшего острым форштевнем волны, была пустынна.
    Капитан в бинокль рассматривал крутой обрывистый правый берег.
    Макар вспомнил недавний шторм на Амуре.
    Пенистые волны с грохотом обрушивались на бетон набережной, и воздух излетали
    брызги, а небольшой буксирчик, ныряя среди разъяренных серых валов, торопился ук-
    рыться в спасительном затоне. Выл сильный ветер, и казалось, портовые крапы, похожие
    на журавлей, вот-вот снимутся с места и улетят в теплые края.
    Макар представил себя капитаном на мостике большого теплохода. Вот он громовым
    голосом кричит на всю квартиру: «Свистать всех наверх! Полный вперед!»
    Сейчас, с наступлением осени, такие штормы налетали все чаще — Амур сердился и
    бушевал перед тем, как его свободолюбивые волны надолго закует толстая ледовая броня.
    ...В холодильнике щелкнуло и загудело. Синицыну представилось, что где-то там,
    внутри, сидит маленький человечек, одетый в теплую шубу, собачьи унты и меховую
    шапку с длинными ушами. Точь-в-точь как его папа, известный полярник. Сидит
    человечек, а перед ним рубильник. Повыше — термометр. Человечек смотрит на него, и
    как только столбик опускается ниже красной черты, выключает холодильник. А когда
    столбик перерастет красную черточку, снова включает. И так без конца...
    Вдруг из-под холодильника осторожно высунулась острая белая мордочка. Тревожно
    зашевелились кончики блестящих усов. Показался маленький белый мышонок. Синицын
    изумленно смотрел на него: откуда он взялся? В школьном живом уголке он встречал
    белых мышей, но никогда не слышал, чтобы они водились в квартирах.
    Но тут он удивился еще больше: глазки, усики и хвостик мышонка необыкновенно
    ярко сверкнули.
    Они были золотыми!
    Как завороженный смотрел Макар на мышонка, а тот, не подозревая, что в кухне еще
    кто-то есть, подбежал к столу и принялся обнюхивать его ножку. Тут кот Обормот
    напружинился и прыгнул. Мышонок белой молнией метнулся по полу и исчез под
    холодильником. Обормот забегал вокруг холодильника, сердито урча и пытаясь достать
    мышонка лапой.
    — Что, не вышло? — довольно сказал Макар. — На такого маленького бросаешься!
    Это же мышонок с золотым хвостиком! Иди лучше лови в подпале крыс.
    Кот сел, захлестнул вокруг передних лап хвост и уставился на хозяина желтыми злыми
    глазами. Мяукнул, не соглашаясь с Макаром. Ему хотелось мышонка.
    — И не стыдно тебе, разбойнику? — возмутился Синицын. — Смотри, выгоню.
    Кот перекинул хвост с одном стороны на другую.
    Двери скрипнули. На шум явился Брехун — маленький шелковисто-белый фокстерьер,
    ласковый с друзьями, но беспощадный к врагам. Он презрительно посмотрел на кота и,
    стуча коготками, подошел к Макару. Уткнувшись холодным носом ему в руку, вильнул
    хвостом. Кот насторожился, готовясь запрыгнуть на стол, если Брехун бросится на него.
    Но тот вдруг забеспокоился и двинулся к холодильнику. Сунул под него нос и стал шумно
    нюхать.
    — И ты туда же? — упрекнул его Макар. — Ополчились на маленького!
    Брехун завилял хвостом, но продолжал нюхать, даже царапнул пол когтями.
    В коридоре раздался звонок.
    — Это ко мне пришли! — сообщил Макар коту и фокстерьеру и побежал открывать.
    На лестничной площадке он увидел Дашу Поспелову и Генку Лысюру. За ними
    поблескивал круглыми очками Зина Живцов с рулоном белой бумаги.
    — Заходите, заходите, — пригласил Синицын. — Вот вешалка, раздевайтесь.
    Генка помог Даше снять пальто. Он был староста класса и всячески показывал, что он
    не такой, как все.
    — Эх ты, хозяин! — упрекнул он Макара. — Надо же помочь даме раздеться.
    «Дама» захихикала и стала поправлять перед зеркалом косички.
    — Ничего, не барыня, — грубовато бросил Синицын, хотя ему стало неловко. Он
    вспомнил, что папа всегда помогал маме снять пальто.
    Генка взял у Зины рулон и расстелил его на столе, сам забегал по комнате. Это у него
    называлось «творчески мыслить».
    — Ты, Синицын, будешь рисовать заголовки и карикатуры, — на ходу распоряжался
    он. — Помнишь, говорил нам, что умеешь рисовать? Поспелова пусть переписывает
    заметки — у нее почерк хороший. А Зиновий Живцов будет давать темы для карикатур.
    Синицын тоскливо съежился. Вот она, расплата: прихвастнул однажды на собрании,
    что может хорошо писать заголовки и в свое время целые плакаты оформлял (в какое
    «свое время», он не уточнил). И вот не успел оглянуться, как его избрали в редколлегию.
    Макар неуверенно взял карандаш.
    — А что ты собираешься делать? — Даша повернулась к Генке.
    Тот напыжился:
    — Я, как староста класса, буду передовую статью диктовать. Значит, так... — он
    полистал блокнот. — Заголовок: «От каждого — по книге!».
    — Это ты о чем? — не понял Макар.
    — Как о чем? Ты что, не в курсе дела? Мы сейчас важную... — он снова заглянул в
    блокнот, — кам-па-нию будем проводить: собирать библиотечку на общественных
    началах. Каждый должен принести для нее свою любимую книгу. У тебя, например, какая
    самая любимая книга?
    — У меня? — голос Макара дрогнул. — «Маленький принц».
    — Вот ее и принесешь! — решительно приказал Лысюра.
    — А другую нельзя? Это ведь моя самая-самая любимая...
    Лысюра остановился перед Синицыным и заложил руки за спину:
    — Значит, любимую книгу ты хочешь оставить себе, а другим отдать то, что тебе не
    нужно? Живцов, запиши это для карикатуры.
    Макар возмутился:
    — А ты сам какую принесешь?
    — Я? — Лысюра вытащил блокнот из-за спины и по складам прочитал: — «Роль
    профсоюзных организации в развитии горнодобывающей промышленности». Один рубль
    пятьдесят одна копейка стоит.
    — Что? — Макар даже задохнулся. — Это твоя любимая книга? Да врешь ты все! Мы
    же знаем, что ты только про шпионов и читаешь.
    — Про шпионов это я так читаю. — Лысюра отвел глаза. — А вот эта книга стоящая.
    Рубль пятьдесят одна копейка.
    — Да что ты заладил: рубль пятьдесят одна, рубль пятьдесят одна! Вот, — Макар
    метнулся к полкам с книгами, — «Кулинария»! Два рубля семьдесят копеек! Могу отдать
    вместо «Маленького принца», мама все равно в нее не заглядывает...
    В это время послышались глухие всхлипывания. Это смеялся Зина Живцов. Потом
    захихикала Даша.
    — Чего смеетесь? — оторопел Синицын.
    — Ой, не могу... хы-хы-хы, — давился Живцов. — «Кулинария»! Кто же ее читать
    будет?
    — А кто будет читать эту... как ее? — Синицын нацелился пальцем в Генку.
    — Эту-то! Еще как будут! Вон Живцов уже изъявил желание, «забил» очередь.
    Правда, Зина? — не сдавался Лысюра.
    — Твою книгу тоже никто читать не будет, — спокойно возразил ему Живцов. — И не
    ври, пожалуйста, ничего я не «забивал».
    — Ага, значит, подводишь друга. Ну ладно, попомнишь меня, Зиновий. Твое мнение
    какое, Поспелова?
    — Мое мнение такое, — тихо сказала Даша, — чтобы все было без обмана, пусть
    каждый приносит хорошую книгу.
    Пока шла перебранка насчет книг, пока Лысюра диктовал передовую, Синицын совсем
    забыл о мышонке. Он с интересом смотрел, как старательно выписывала Поспелова
    статью Лысюры: «Отличница! Пишет — залюбуешься!»
    — Не дыши в затылок! — передернула плечами Даша, и Макар передвинулся к
    Живцову. Тот быстрыми движениями карандаша набрасывал карикатуру. На бумаге по-
    степенно вырисовывался испуганный толстый человек, который, озираясь, прятал в шкаф
    книги.
    — Кого это ты рисуешь? — настороженно спросил Синицын.
    — Это пока еще никого, — произнес тот многозначительно. — Но потом подпишем
    фамилии тех, кто пожадничает.
    Наконец передовая статья была готова, карикатура закончена и наступила очередь
    Синицына писать красочными буквами в верхней части газеты «Пионер № 1».
    С тяжелым вздохом Макар вооружился карандашом и, согнувшись, замер над листом
    бумаги. Тут он заметил под острием карандаша какую-то соринку. Он отложил карандаш
    и стал тщательно сметать с бумаги незримую пыль.
    — Мусор тут, понимаешь, — бормотал он, оттягивая время и мучительно соображая,
    как отвертеться от своего же вранья.
    Подперев кулачком подбородок, Даша внимательно смотрела на него. Ох, лучше бы
    она не смотрела!
    — Ну, чего тянешь? — не выдержал Генка. — Рисуй, то уже поздно. Стенгазету нужно
    завтра вывесить. — А чего вы смотрите? — огрызнулся Макар. — Не могу я рисовать,
    когда все вокруг стоят и глазеют.
    — Ну ладно, ладно, не будем, — успокоил его Живцов. — Давайте, ребята, лучше
    почитаем свежий номер «Пионерки». — И он вытащил из кармана газету.
    Синицын понял, что его уже ничто не спасет. И тут он вспомнил про мышонка.
    — Ребята, а что я сегодня видел! — воскликнул он, откладывая в сторону карандаш. —
    Из-под холодильника белый мышонок выскочил, а усы и хвост у него золотые. Честное
    слово, не вру!
    — Ой, с золотым хвостом! — всплеснула руками Даша. — Вот бы поглядеть на него!
    Но мальчишки смотрели на Макара недоверчиво.
    — Ты что нам заливаешь? — прищурился Генка. — Где это ты видел мышей с
    золотыми хвостами?
    — Под холодильником! И не заливаю я. Нужно очень! Не верите — не надо. Только у
    него и глаза золотые!
    — Ха-ха! — без улыбки сказал Генка. — А уши у него серебряные?
    — Уши я не рассмотрел...
    — Работай лучше, работай, — командирским тоном бросил Лысюра.
    Синицын уныло склонился над газетой, задвигал локтями, крепко стиснув карандаш, и
    вдруг услышал крик Даши:
    — Ой, что ты наделал! Тушь опрокинул!
    ГЛУБОКОЙ НОЧЬЮ
    Синицын отпрянул от стола. По белой скатерти расплывалось громадное черное пятно,
    похожее на паука.
    — Эт-то я оставил пузырек открытым, — заикаясь пробормотал Живцов.
    — Быстрее снимайте скатерть и — в ванную! — приказала Даша. — Попробуем
    отмыть...
    Скатерть сдернули и потащили в ванную. Даша сложила ее углом и сунула под струю
    горячей воды.
    — Поворачивай! Поворачивай! — помогал ей Лысюра.
    Через плечо с несчастным видом заглядывал Синицын:
    — Ну как, отмывается?
    — Немного отмылась, — ответил Генка. — Но пятно видно.
    Скатерть отжали и повесили на батарею. Пятно стало бледнее. Синицыну казалось, что
    оно занимает уже половину скатерти.
    — Ну, Синицын, будет тебе! — сделала большие глаза Даша. — Я лучше побегу, а то
    еще и мне попадет.
    Живцов и Лысюра нерешительно затоптались. Они явно почувствовали себя неуютно.
    — Ну, мы это самое... пойдем... — почесал затылок Генка. — Я совсем забыл: к
    контрольной надо готовиться. По математике.
    — И мне тоже, — Зина уронил с носа очки, но благополучно поймал их. — Домой к
    тому же далеко добираться. На двух трамваях и одном автобусе.
    И ребята решительно направились в прихожую, стали торопливо одеваться.
    — В общем, ты рисуй... Завтра мы придем за газетой. Договорились? — Генка тряхнул
    руку Синицына и как-то боком проскользнул в дверь вслед за Дашей и Живцовым.
    Дверь захлопнулась. Синицын остался один.
    «Скоро мама должна прийти! — вспомнил он. — Что делать, что делать?»
    Он снова расстелил скатерть, а сверху положил стенгазету, полностью закрыв пятно. И
    вовремя! Едва он закончил, в комнате появилась мама. Она прошла прямо к столу и с
    любопытством стала рассматривать стенгазету.
    — Молодцы! — похвалила она. — А где же заголовок?
    — Да мне написать поручили, — вяло отозвался Макар.
    — Тебе? — удивилась мама. — Ты ведь не умеешь.
    — Поручили, значит, нужно суметь.
    Мама, возмутилась:
    — Есть же ребята, которые хорошо рисуют, зачем они поручили тебе? Я поговорю с
    Ниной Борисовной.
    Макар испугался:
    — Не надо говорить с Ниной Борисовной!
    — Почему?
    Синицын принялся лихорадочно выдумывать небылицы:
    — Понимаешь, это у меня общественная нагрузка. И я попробую.
    — Пусть тебе дадут другую, — заметила мама. — То, что тебе по силам.
    — Так все нагрузки уже разобрали, а мне эта досталась.
    Мама пожала плечами:
    — Странное у вас что-то творится. — И ушла в спальню. — Ты думаешь ложиться? —
    крикнула она оттуда.
    — Сейчас, мама!
    Макар торопливо погасил свет, но не лег спать, а сел перед стенгазетой и, подперев
    щеку ладонью, задумался.
    «Сколько бед принес этот день! Скатерть залил тушью. Заголовок не сделал. А еще
    придется завтра «Маленького принца» отдать. Вот не отдам, пусть мою фамилию пишут
    под карикатурой!» Он с неприязнью посмотрел на толстого противного человечка,
    прячущего в шкаф свои книги. В смутном свете луны человечек, казалось, шевелился —
    то спрячется за шкаф, то вылезет...
    Голова Синицына клонилась все ниже и ниже, пока нос не уткнулся в газету...
    Когда он проснулся, за окном была ночь, луна, словно круглый электроплафон,
    светила в окно, на полу лежали голубые квадраты. Макар повертел головой и пенял, что
    он спал, сидя прямо за столом. Что же его разбудило.
    Из коридора донесся подозрительный шум. Синицын тихонько направился туда.
    Неожиданно появился Брехун и, стуча коготками, двинулся за хозяином. Ночью он не
    лаял — к этому его еще папа приучил.
    В коридоре Макар увидел Обормота. Взъерошенный, с горящими глазами, он рвался в
    ванную комнату, пытаясь открыть дверь. Шерсть на нем стояла дыбом, хвостом он стучал
    об пол, как палкой.
    — Что тебе там нужно? — яростно шепча, спросил Макар и хотел оттащить Обормота
    от двери, но кот неожиданно больно царапнул его руку,
    — Ах так! — разозлился Макар. — Я с тобой по-хорошему, а ты... Ну, погоди!
    Он схватил кота за шиворот, открыл дверь — и Обормот с коротким злым мяуканьем
    полетел в темноту лестничной площадки. За ним молча ринулся Брехун, едва не сбив
    Макара с ног.
    — Что это с ним? — удивился Синицын. Потом открыл дверь в ванную и включил
    свет.
    — Никого... — разочарованно сказал он, озираясь. Мирно сияли никелированные
    краны. Стояли цветные флакончики с шампунем. В пластмассовом стаканчике дремали
    зубные щетки.
    — Тик-так! — услышал вдруг Макар. Он заглянул в ванну и в изумлении вытаращил
    глаза: там сидел белый мышонок с золотым хвостиком.
    — Как же ты попал сюда? — шепотом спросил Макар и взял мышонка на руки. —
    Тебя, наверное, кот загнал?
    — Тик-так! Тик-так! Тик-так! — пронзительно пискнул мышонок и затих. Он сидел в
    ладонях Синицына и мелко дрожал. «Как странно он пищит!» — подумал Макар и поднес
    его ближе к свету. Восхищенный, замер. Хвост и усики у мышонка действительно
    оказались золотыми. А глаза были янтарного цвета, окруженные крохотными золотыми
    ресничками. Макар осторожно погладил по мягкой белоснежной шерстке. Мышонок
    шевельнул хвостиком, замигал и начал обнюхивать палец Макара.
    — Что, есть, наверное, хочешь? — Ну пойдем, я тебя накормлю.
    Он понес мышонка на кухню и накрошил в ладонь немного хлеба. Мышонок понюхал
    его, но есть не стал.
    — Ну, тогда иди домой. — Макар опустил мышонка на пол, тот метнулся и пропал под
    холодильником. Синицын со вздохом собрал крошки и бросил их вслед мышонку: —
    Проголодаешься — пожуешь.
    Он выключил свет и уже собрался уходить, но услышал тоненький голосок:
    — Тик-так, добрый мальчик! Ты меня слышишь?
    Синицын вздрогнул.
    — Кто ты такой? — спросил он и почему-то встал по стойке смирно, как на уроке
    физкультуры.
    — Я мышонок Тик-Так, живу в вашем холодильнике.
    — В холодильнике? — удивился Макар.
    — Да. Я слежу за тем, чтобы он хорошо работал.
    — Ух ты! — восхитился Макар. — И тебе не холодно?
    — Нисколько. Я окружаю себя шубой из теплого воздуха.
    — Но как ты туда попал?
    — О, это долгая история. Когда-нибудь я расскажу тебе ее. Но мне сейчас пора.
    Говори, чего тебе хочется, добрый мальчик?
    Синицын принялся лихорадочно соображать. Но, как назло, ничего не приходило на
    ум Макару. Очень хотелось спать.
    — Да я ничего не знаю.
    — Ну что же, — пискнул мышонок. — Ложись спать, утро вечера мудренее...
    И мышонок Тик-Так, вильнув золотым хвостиком, исчез
    Макару еще сильнее захотелось спать. Просто ужасно. Глаза у него так и слипались.
    Он добрался до кровати, кое-как разделся и только нырнул под одеяло, как мгновенно
    заснул. Последнее, что он услышал, был противный крик Обормота под дверью.
    ХРУСТАЛЬНЫЙ СТАКАНЧИК
    Проснулся Макар от щекочущих лучей солнца. Он сладко потянулся и сразу все
    вспомнил: и незаконченную стенгазету, и испорченную скатерть, и говорящего мышонка
    с золотым хвостиком.
    Стенные часы пробили десять.
    — Ой, — спохватился Макар, — сейчас ребята придут, а у меня ничего не готово.
    Он вскочил, подбежал к столу и вскрикнул: на белом листе ватмана горели
    необычайно красивые буквы заголовка: «Пионер». Слово переливалось радугой, от него
    нельзя было оторвать глаз. Долго любовался Макар на это чудо, потом, все еще не веря
    себе, потрогал буквы пальцами. Нет, они были на самом деле, это ему не спилось.
    «Какой я дурак! — сказал он себе. — Ведь это же мама нарисовала!» — И тут же
    испугался: а пятно? Наверное, заметила. Он поднял стенгазету и ахнул: скатерть была
    совершенно чистой. Пятно таинственным образом исчезло. И еще Синицына поразило то,
    что посреди стола лежала новенькая книжка в золотом переплете — «Маленький принц»!
    Макар кинулся к шкафу. Его книжка стояла на месте.
    В прихожей зазвенел звонок. Синицын накрыл обе книги стенгазетой, натянул брюки
    и подбежал к двери: «Вот я вас сейчас удивлю!»
    Перед ним с испуганным видом стоял Зина Живцов.
    — Ты одни? — разочарованно спросил Макар: он так хотел увидеть Дашу!
    — А ты тоже один? — в свою очередь спросил Живцов.
    — Конечно, один. Мама давно на работу ушла.
    Зина облегченно вздохнул:
    — Это хорошо, — и, перегнувшись через перила, крикнул: — Ну, долго вы там? Идите
    скорей!
    — А кто там? — удивился Синицын.
    — Поспелова и Лысюра... Понимаешь, у нее шнурок на ботинке развязался, вот они и
    застряли, — Живцов отвел глаза.
    — Понятно! — догадался Макар. — Вы мамы моей боялись? Из-за того, что скатерть
    испортили...
    — Предположим, скатерть испортил ты, — послышался голос Лысюры. — Но все
    равно, мало ли что бывает...
    — А вот увидите, что бывает! — заорал, не выдержав, Синицын. — Заходите скорей!
    Глаза Даши загорелись любопытством. Она первой подбежала к столу.
    — Ах! — вырвалось у нее при виде чудесного заголовка. — Как красиво!
    — Что там? Что? — толкая друг друга, кинулись к столу Генка и Зиновий. — Вот это
    сила!
    Насладившись восхищением друзей, Синицын сдернул стенгазету со скатерти:
    — Отгадайте, где пятно?
    — Какое пятно? — удивилась Даша. — Это же новая скатерть!
    — Точно, новая, — зачем-то щупая материю, подтвердил Живцов.
    — Никакая она не новая! — обиделся Макар. — Это та самая, вчерашняя...
    — А где же тогда пятно? — не поверила Поспелова. — Или вы его чем-то свели?
    — Оно само исчезло за ночь. Вот!
    Лысюра досадливо поморщился:
    — Брось заливать, Синицын! Ты еще скажешь, что заголовок сам нарисовался?
    — Конечно, — ответил Макар и прикусил язык. Кто ж ему поверит? Еще на смех
    поднимут. А Генка уже разглядывал книги.
    — Так у тебя два «Маленьких принца», оказывается?! А сам вчера говорил, что не
    можешь дать книгу для библиотеки.
    — Так вчера была одна. А ночью... А ночью появилась другая.
    Ребята переглянулись.
    — У тебя что, температура, Синицын? — Генка повертел пальцем у виска. — Или
    свихнулся? Макар обиделся.
    — Можешь не верить, твое дело. Забирайте свою стенгазету.
    — Не твою, а нашу, — строго поправил его староста, скатывая лист ватмана в трубку.
    — У тебя веревочка есть? — спросил он.
    — Сейчас принесу! — буркнул Макар и отправился на кухню, где у них на крючке
    висел моток бельевого шнура. Но как только он вошел, заметил, что дверца холодильника
    приоткрылась. Он хотел захлопнуть ее и удивленный замер. В холодильнике стоял
    хрустальный стаканчик с мороженым. Макар осторожно взял его. За прозрачными стен-
    ками пламенели красные ягоды клубники, утопавшие, как в пуху, в белоснежном
    мороженом. В стаканчик была воткнута маленькая хрустальная ложечка. Макар не
    удержался и попробовал мороженое: такого вкусного он еще не ел! Мороженое было
    невероятно, прямо-таки фантастически ароматным! Макар зажмурился от невыразимого
    удовольствия, но неожиданно спохватился: надо же угостить и друзей! Он вернулся в
    комнату.
    — Мороженое! — обрадовались все. — Тащи ложки, быстрее!
    И четыре ложки, в том числе и хрустальная, нырнули в стаканчик, катастрофически
    быстро опустошая его.
    — Все! — Живцов смачно обсосал ложечку. — Эх, маловато.
    — Повеселились — и за работу! — Лысюра отодвинул в сторону стаканчик и
    развернул сборник задач.
    — Ой, смотрите! — восторженно воскликнула Даша.
    Хрустальный стаканчик, стоявший у края стола, был снова доверху наполнен
    мороженым. Когда это случилось, никто не заметил, только Живцов был готов
    поклясться, что стаканчик не двигался с места. Но самое удивительное: теперь в нем было
    не клубничное, а шоколадное мороженое. Темно-коричневая масса его тяжело наползала
    на хрустальные стенки.
    — Фокусы Кио... — простонал Лысюра.
    — А я знаю, знаю! — захлопала в ладоши Поспелова. — Мы отвернулись, а Макар
    подменил стаканчик. Подменил, подменил!
    — Ничего я не подменял! — возмутился Макар. — Вот еще. Я сам только сейчас это
    мороженое увидел. Лучше давайте его съедим.
    Через две минуты и этот стаканчик был пуст. Его поставили в центр стола и затаив
    дыхание стали наблюдать за ним.
    Дружный крик вырвался у всех одновременно: стаканчик внезапно наполнился
    желтым сливочным мороженым! У Живцова слетели очки, Даша застыла с открытым
    ртом, а Лысюра озабоченно пытался нащупать свой пульс и никак не мог.
    — Почему же пульс не бьется? — встревоженно обратился он к Зине.
    — Что я тебе, доктор, что ли? — огрызнулся тот, надевая очки.
    И только Синицын не растерялся. Он уже догадался, что все эти чудеса произошли по
    велению Тик-Така, но пока решил об этом молчать.
    Наконец Даша с опаской взяла в руки стаканчик и начала его разглядывать.
    — Может, у него двойное дно? — предположил Генка. — Я в цирке видел: клоун при
    всех выпивает полный стакан, а тот снова наполняется до краев. Фокусный стаканчик.
    — Сам ты «фокусный», — ответила ему Даша и сказала: — Тут рисунок какой-то.
    Смотрите!..
    Все склонились к стаканчику и разглядели на нем изображение золотистого мышонка.
    Да, Макар не ошибся. Это был подарок Тик-Така.
    ПОБЕДА НАД ШВЕДАМИ
    — Синицын, к доске!
    У Макара что-то оборвалось внутри. Не ожидал он, что его вызовут, и сидел, глубоко
    задумавшись. Вспоминал, как по дороге в школу они договорились никому не рассказы-
    вать про хрустальный стаканчик.
    — Засмеют! — беспрестанно твердил Лысюра. — Чем мы докажем, что ели такое
    мороженое?
    Макар и сам засомневался: было ли мороженое? Все случившееся казалось
    необыкновенным сном. Правда, один и тот же сон не могли увидеть одновременно четыре
    человека. Ведь не бывает же коллективных сновидений из одних и тех же картин. Ладно,
    мороженое — сон. А кто нарисовал заголовок? Такой красивый, что Нина Борисовна
    удивилась. Кто свел пятно со скатерти, книжку «Маленький принц» подарил? Мысли
    Синицына уже начали путаться...
    — Рассказывай домашнее задание. — Нина Борисовна приготовилась слушать.
    Синицын медленно поднялся и стал ковырять ногтем парту.
    — Ты решил задачу?
    Синицын молчал.
    — Покажи тетрадь!
    Макар показал, хотя мог бы не делать этого. Там было пусто, никакого решения.
    — Садись, Синицын, двойка!
    Послышался робкий голос Лысюры:
    — Нина Борисовна, он общественное поручение выполнял...
    — Знаю! Все успевают общественную работу вести и домашние задания выполнять.
    Вот ты, например, решил задачу?
    — Решил.
    — И в выпуске стенгазеты участвовал. Так ведь?
    Ничего больше не сказал Лысюра. Умеет Нина Борисовна убедить. И странное дело,
    чувствуешь, что она права, и никогда на нее не обижаешься, даже если она ставит тебе
    двойку. А за что обижаться? Почему он, действительно, не решил пустяковую задачку?
    Волшебство всякое... Лысюре небось ничего не помешало. И Поспелова вон руку тянет...
    Про Живцова и говорить нечего — тот никогда не забывает уроки выучить.
    Эх, Синицын! Опять мама увидит в дневнике двойку и будет переживать.
    После ужина мама спросила:
    — Ну, какие твои отметки?
    Макар замялся.
    — Покажи дневник!
    — Он... он у Нины Борисовны, — запинаясь ответил Синицын. — Она собрала все
    дневники, чтобы выставить отметки за контрольные работы.
    — Ладно, посмотрю в другой раз, — мама побарабанила пальцами по столу, вздохнула
    и ушла к себе. За ней, настороженно оглядываясь на Макара, поплелся Обормот.
    В комнате сгущались сумерки.
    Долго сидел Макар за столом, тупо глядя в задачник.
    Что же получается? Он уже начал обманывать маму? Зачем? Ведь рано или поздно она
    узнает правду. Что тогда?
    — О чем ты горюешь, добрый мальчик? — вдруг послышался знакомый голосок.
    Синицын вздрогнул и поднял голову. Прямо перед ним на столе сидел мышонок Тик-Так
    с золотым хвостиком.
    Синицын страшно обрадовался:
    — Тик-Так! Это ты?
    — Я вижу, что у тебя горе. Не смогу ли чем-нибудь тебе помочь? Скажи только.
    — Милый Тик-Так! Сделай, чтобы мои уроки всегда были готовы и чтобы я отвечал
    только на пятерки! Помолчал Тик-Так, прежде чем ответить.
    — Ну что же, если ты так хочешь, твое желание будет выполнено. Ложись спокойно
    спать: утро всегда вечера мудренее.
    Спасибо, дорогой Тик-Так! — крикнул Макар.
    Не сразу заснул Макар в тот вечер, все ворочался с боку на бок. Представлял себе, как
    удивится Нина Борисовна... Какими глазами посмотрит на него Даша... Генка... Эх! А
    когда он подумал, что никогда-никогда ему не придется теперь мучиться над домашним
    заданием, биться над мудреными задачками, корпеть над правописанием, будущее
    показалось ему таким заманчивым, что он тихо рассмеялся.
    Несколько дней учительница, как нарочно, не спрашивала Макара, хотя он усиленно
    тянул руку. Но вот на уроке истории Нина Борисовна вызвала его и попросила рассказать
    о Полтавской битве.
    Синицын встал и уверенно направился к доске.
    — Когда произошла Полтавская битва? — обратилась к нему учительница.
    — Полтавская битва... Полтавская битва... — начал Макар, и вдруг прямо перед его
    глазами всплыли четкие фразы, словно они были начертаны в воздухе. — Полтавская
    битва произошла в 1709 году, — бойко начал он. — Царь Петр Первый наголову разбил
    войска шведского короля Карла Двенадцатого!
    — Правильно! — удивленно похвалила его Нина Борисовна. — А подробнее
    рассказать можешь?
    Новые строчки появились перед самым носом Макара, и он стал читать их:
    — Десять лет продолжалась война между Россией и Швецией. Русские отвоевывали
    побережье Прибалтики, но шведский король...
    Класс замер. Послушайте, послушайте, как отвечает Синицын! Тот самый Синицын,
    который у доски и трех слов связать не может. Тот самый Синицын, из которого каждое
    слово клещами надо было тянуть. Тот самый Синицын, который только на подсказках и
    выезжал, получая худенькие и слабенькие троечки! Чуть не на каждом собрании отряда
    его прорабатывали как отстающего. А сейчас он отвечает будто по писаному. Это же
    чудо! Он даже... Он даже читает стихи!
    И верно, Макар, отчаянно размахивая руками, кричал на весь класс:
    — Уж близок, близок час победы.
    Ура! Мы ломим: гнутся шведы.
    О славный час! О славный вид!
    Еще напор — и враг бежит...
    Да, для Синицына это был поистине звездный час. Нина Борисовна, улыбаясь, вывела
    против его фамилии пятерку.
    На перемене Макара окружили ребята:
    — Молодец, Синицын! Ну-у, удивил!
    Хлопали его по плечу, пожимали руку. В тот же день в классе была выпущена
    «молния». Синицына изобразили в виде богатыря с копьем, на скачущем коне, а впереди
    удирают шведы, похожие на двойки.
    Через три дня Синицын исправил двойку по математике. Он решил у доски такую
    головоломную задачу, что даже отличник Черепанов не смог угнаться за ним. А еще через
    день Макар наизусть прочитал всю «Сказку о царе Салтане», хотя задавали одну
    страничку. Не пропустил ни одной строчки, ни одного слова. Все следили за ним по
    книге. Учительница опять поставила ему пятерку, но сказала, чтобы он без надобности не
    учил так много.
    Подумать только, совсем недавно она укоряла Синицына тем, что он не слишком
    утруждает свою голову!
    Синицын все эти дни лентяйничал самым великолепным образом. Ничего не учил,
    никаких задачек не решал, ничего не делал. Теперь он был свободен и целый день
    проводил на улице. Гонял футбольный мяч, играл в городки, в пятнашки, ходил в кино,
    валялся на диване. А когда требовалось, гордо вытаскивал из ранца дневник и
    торжественно показывал его маме. Там были неизменные пятерки. Мама сначала
    удивлялась, плохо верила и даже как-то зашла в школу — узнать правду. Нина Борисовна
    встретила ее с улыбкой:
    — Макар сейчас у нас самый лучший ученик в классе. Я только боюсь, чтобы он не
    переутомился.
    Мама недоуменно пожала плечами: какое там переутомление! Занимается как всегда,
    как и в ту пору, когда носил домой одни двойки.
    — Значит, ему легче стала даваться учеба, — предположила Нина Борисовна.
    Но однажды на безоблачные будни Макара набежала легкая тень. Пришло письмо от
    отца.
    «Здравствуй, сынок! Мама написала, что ты делаешь большие успехи в учебе.
    Поздравляю! Я всегда верил в тебя и говорил маме, что когда-нибудь тебе надоест
    кататься на двойках и тройках, и ты возьмешься за учебу по-настоящему... Ты же у меня
    мужественный!
    Мы сидим в легком сборном домике, но здесь тепло и уютно. За стенами метет пурга.
    Через час мне идти проверять приборы...»
    Синицын читал письмо, и уши его полыхали от стыда.
    Однажды, придя в школу, Макар увидел объявление:
    «Внимание, внимание! Готовьтесь к турниру, веселые и находчивые! Чихая от
    архивной пыли, ройтесь в справочниках и книгах. Или делайте наоборот: дыша чистым
    воздухом, наблюдайте внимательно природу, почаще выезжайте за город, в тайгу, в поле,
    потому что тема нашего нового турнира — «Природа вокруг нас». В соревнование
    вступят команды «Альбатрос» (четвертый «Б») и «Любознательный» (четвертый «А»)».
    — Готовься к турниру! Будешь защищать честь класса, — сказал Макару Зина
    Живцов.
    — А почему я... должен защищать? — удивился Синицын.
    — А кто? Мне Поспелова сейчас расписывала: «Синицын покажет!» И мы решили
    записать тебя в команду, как знатока... то есть, как знающего... Ты ведь в последнее время
    стал очень знающим?
    — Постой! — схватил его за рукав Макар. — Поспелова... так говорила?
    — А то кто же? Но, видно, плохо она тебя знает, — Зина пренебрежительно махнул
    рукой, собираясь уйти.
    — Ладно, ладно! — остановил его Синицын. — Нельзя уж и пошутить. Нервные все
    стали... Я ж не отказываюсь. Записывай в свой «Любознательный».
    — Вот это другое дело! — обрадовался Живцов. — Давно бы так. Тогда ты готовься с
    сегодняшнего дня. А то знаешь они какие — «альбатросовцы»?
    — Какие? — насторожился Макар.
    — Таких вопросов насуют — у-у-у! Только держись! И где они их откапывают? Даже
    в «Детской энциклопедии» ответов не найдешь. Так что берись за дело.
    — А зачем мне браться? — хмыкнул ему вслед Синицын. — Я на любой вопрос отвечу
    не глядя.
    И довольный собой, он отправился в класс. Найдя там Дашу, небрежно заметил:
    — Тут только что Живцов ко мне привязался...
    — Ну и что? — спросила Поспелова.
    — Выручай, говорит, иначе положит нас четвертый «Б» на лопатки.
    — А ты что? — Дашины глаза блеснули.
    — Пришлось согласиться. Ладно, говорю, разделаю их.
    — Правда?
    — Честное слово!
    КОТ ВЕЛИЧИНОЙ С КИТА
    Пионерская комната гудела, как перед началом киноутренника. Старшая
    пионервожатая Влада Изотовна, румяная, с веселыми ямочками на щеках, наводила
    порядок:
    — Четвертый «А» садится у этой стены, а четвертый «Б» — сюда... Лысюра, Лысюра,
    ваше место там!
    Наконец команды разместились и начали сверлить друг друга глазами.
    — Начинайте, — объявила Влада Изотовна. — Капитаны команд, жребий!
    В команде «Альбатрос» поднялся длинный Пашка Многолет. От «Любознательных»
    вышел Зиновий. Живцов и Пашка подошли к Владе Изотовне.
    — Белые начинают, — сказала она, чуть приоткрывая шахматную коробку, где лежали
    всего две пешки. Зина Живцов с усилием просунул в щель руку и вытянул черную.
    «Альбатросовцы» захлопали в ладоши.
    Многолет вернулся на место, улыбаясь до ушей. Он пошептался о чем-то с командой и
    вышел на середину.
    — Первый вопрос! — крикнул он. — Сколько всего воды на Земле?
    Наступила тишина, как в пустом классе.
    — Поди-ка, измерь, — протянул кто-то.
    — Уточняю вопрос, — продолжал Пашка. — Нужно ответить, сколько воды всего в
    океанах, озерах и реках, в облаках и ледниках.
    Синицыну показалось, что вместе с секундомером Влада Изотовна включила и шум в
    комнате. Все загудели с удвоенной силой, зашевелились, стали толкать друг друга лок-
    тями.
    К Синицыну подбежал Зина Живцов:
    — Ну, знаешь?
    Макар с усилием наморщил лоб. Он ждал, когда появится волшебная надпись. Но
    никакой надписи не было. Перед глазами качалось красное и встревоженное лицо
    Живцова.
    — Вспоминай, вспоминай! — торопил тот плачущим голосом. — Время идет. Что
    придумали, ловкачи, почешешься тут...
    — Время истекает, — напомнила Влада Изотовна.
    Живцов шумно задышал:
    — Ну что же ты, Синицын...
    И тут поднялся Олег Черепанов.
    — Всей воды на Земле, — начал он, неловко пряча руки за спину, — шестьдесят семь
    миллионов кубических километров.
    Влада Изотовна еще не успела утвердительно кивнуть, как по вытянувшимся лицам
    «альбатросовцев» стало понятно: ответ правильный. Разразилась буря восторженных кри-
    ков.
    — Минутку! — подняла руку Влада Изотовна. — А может, Олег знает, сколько воды в
    океанах и облаках?
    — Знаю, — смущенно ответил Черепанов. — В озерах и реках — четыре миллиона, в
    ледниках — тридцать миллионов, в облаках, тучах — двенадцать миллионов кубических
    километров воды.
    — Ур-ра!!! — закричали «Любознательные».
    — Олег немного ошибся, — внесла ясность Влада Изотовна. — В ледниках не
    тридцать миллионов, а двадцать восемь и восемь десятых. Но ошибка незначительная, и
    команда «Любознательных» получает восемь очков.
    В стане «альбатросовцев» пронесся жалобный, протяжный стон.
    Теперь пришла очередь Живцова задавать вопрос. Он преобразился. Лицо его стало
    напряженным, глаза сощурились.
    — Какой цветок расцветает раньше всех весной? — спросил он.
    — Подснежник! — хором, как один, отозвались «альбатросовцы».
    — Это ваш окончательный ответ? — улыбнулась Влада Изотовна.
    Все обернулись к капитану Пашке Многолету. Тот хмурился, глядя в пол.
    — Нет, не окончательный, — поднялся он. — Первым зацветает горицвет.
    Влада Изотовна сделала отметку в блокноте:
    — Пять очков.
    Пашка сел под ликование своей команды. Но тут же вскочил и предложил одному из
    команды «Любознательных» выйти к доске.
    Живцов повернулся к Макару и зашипел:
    — Ну, Синицын, ты еще не отвечал. Иди, выручай команду! Наверное, какую-нибудь
    задачку дадут, а ты их щелкаешь как орешки.
    Синицын, подталкиваемый многими руками, напутствуемый пожеланиями, выбрался
    из рядов своей команды и подошел к стоявшей в углу черной глянцевой доске.
    Там он привычно взял мел и неожиданно почувствовал уверенность: «Уж задачку-то я
    решу».
    — Нужно нарисовать, — раздался голос Многолета, — капусту, огурец, желудь,
    собаку, кота и коня.
    — Пустяки, это же просто! Дуй, Синицын!
    — Только, — продолжал Многолет, подняв руку, — морскую капусту, морской
    огурец, морской желудь, морскую собаку, морского кота и морского коня.
    Все это он проговорил с наслаждением, каждый раз выделяя слова «морской»,
    «морская»... У Синицына даже зубы заныли. Что рисовать — он и представления не имел.
    Каких-то морских собак, котов... А какие они? Может, такие же, как и сухопутные, только
    побольше размером? Кот величиной с кита? А какой тогда конь? Постой, постой... Какие-
    то неясные воспоминания возникли в голове у Синицына. Морской конь, морской конек...
    Правильно, морской конек! Макар не раз видел его в детских книжках. Он похож на
    шахматного коня, только вместо гривы — колючки.
    И Синицын торопливо принялся рисовать шахматного коня. Правда, получился он
    немного кривой, но зато похожий.
    Особенно старательно Макар вырисовывал круглую невысокую подставку.
    Сзади захихикали, Синицын обернулся.
    — Что это? — Пашка тыкал перед собой пальцем и заливался смехом.
    — Морской конь!
    «Альбатросовцы» грохнули хохотом.
    — Шахматный это, а не морской, — отрезал Многолет. — У морского никакой
    подставки нет, а хвост острый, как шило.
    И тут Синицын услышал со стороны своего класса сильное шипение, как от клубка
    змей, он увидел множество устремленных на него укоризненных и сердитых глаз. Но одни
    особенно поразили его — удивленные и презрительные — глаза Поспеловой. Он понял,
    что, дав честное слово и не выполнив его, оказался болтуном в глазах девочки, которая
    ему нравилась больше всех.
    Синицын опустил голову, положил тихонько мел и поплелся на свое место...
    Долго еще продолжался турнир между «Альбатросом» и «Любознательным». Макар в
    это время горько думал: «С завтрашнего дня опять начну двойки хватать. Все. Наверное,
    пропал мышонок Тик-Так. Кончилось волшебство. Что делать?»
    Он еле дождался конца турнира, даже толком не поняв, кто кого победил. Макару
    было не до того.
    Расталкивая всех, он пробирался к двери. Кто-то с размаху хлопнул его по плечу:
    — Что же ты подвел нас, Синицын?
    Он даже не оглянулся. Схватив с вешалки пальто, выскочил на улицу.
    ГДЕ ТЫ, ВОЛШЕБНИК ТИК-ТАК?
    Рваные тучи неслись по небу, ветер хлестал по ногам сухими листьями. Макар бежал,
    горестно бормоча себе под нос:
    — Бедный я, несчастный... Один раз удача привалила — не учить уроки, да и то
    ненадолго. Теперь опять страдать над учебниками, зубри — ой-ой-ой! — чуть не
    прискуливал он.
    Отомкнул дверь — дома никого. Затаив дыхание, Макар направился на кухню. Вдруг
    из темноты появился Обормот и начал тереться об его ноги. Наверное, колбасы просил. А
    может...
    Синицын испугался.
    — Обормот, ты?..
    Кот сыто и нахально замурлыкал. Макар схватил его за шиворот:
    — Признавайся, слопал Тик-Така?
    Кот сучил лапами и закатывал глаза. Из-под кровати за этой сценой одобрительно
    наблюдал Брехун, поблескивая крохотными глазками. Кот со своими пакостями сидел у
    него в печенках.
    — Все ясно, — грустно сказал Синицын. — Ты подкараулил маленького беззащитного
    мышонка и съел его. Сожрал! Что, скажешь, не так? Эх ты! Ведь это волшебный
    мышонок! Сказал бы мне, что есть хочешь, я бы тебе килограмм колбасы приволок!
    Честное слово! Уходи, не хочу тебя видеть, — и он отшвырнул Обормота.
    Кот улизнул под кровать. Макар тихонько отворил дверь на кухню. Прислушался.
    Ветер завывал за окном. А на холодильнике сидел живой мышонок.
    — Ты меня звал, добрый мальчик? — спросил он.
    — Конечно, дорогой Тик-Так! — обрадовался Макар. — Вызвали меня сегодня к
    доске, а я ничего не мог ответить. Подумал, что волшебство твое кончилось. Что же...
    — Ты ошибся! Знай же, мальчик, что волшебство мое сильное, и ничто не может ему
    противостоять, потому что это не злое волшебство. И тот, кто им владеет, не теряет свою
    силу.
    — Так почему же я ничего не мог ответить?
    — Потому, что ты не знал того, о чем тебя спросили.
    — Но как же так? — недоумевал Макар. — И на уроках я ничего не знаю, а... отвечал.
    Ты же обещал.
    — Я обещал тебе, — прервал его мышонок, — что ты будешь знать все, о чем
    написано в учебниках. Значит, тебя спрашивали о том, чего в учебниках нет.
    — И верно, я был на турнире КВН, там задавали специально такие вопросы, которых
    ни в одном учебнике не найдешь. Это для того, чтобы ребята читали разные книжки и
    больше знали.
    — Правильно! — одобрил мышонок.
    Но Синицын погрустнел.
    — Значит, в этих турнирах я не смогу участвовать?
    — Почему? Если почитаешь другие книги, то тоже будешь знать.
    — Но ведь их много, этих книг! — в отчаянии вскрикнул Макар. — А я читаю
    медленно, пока все прочтешь, так состаришься, ни в один пионерский КВН не примут.
    Зачем мне тогда кавээны?
    — Чего же ты хочешь?
    — Хочу во всех турнирах участвовать. Чтобы мог на любой вопрос ответить. Сделай
    это, милый Тик-Так!
    — Хорошо, будет так, как ты хочешь, — почему-то огорченно согласился мышонок..
    ВСЕОБЩЕЕ ПРЕЗРЕНИЕ
    — Ну, кто победил вчера? — спросил Синицын, когда на следующий день увидел в
    раздевалке Зину Живцова. Тот хмуро посмотрел на него:
    — Ты же был на турнире, чего спрашиваешь? Кричал: «Я, Я!» А сам... Сколько очков
    из-за тебя потеряли! Если б знали...
    — Да ты не волнуйся! — хлопнул его по плечу Синицын. — В следующий раз мы их
    на клочки разнесем.
    — Иди ты! — сверкнул глазами Живцов. — Не хочу и слушать. В голове ни бум-бум,
    хоть бы что-нибудь знал, кроме уроков. Любозна-а-тельный...
    — Значит, ни бум-бум? — переспросил Синицын зловеще, и в другой раз Живцов
    обязательно обратил бы внимание на его тон, но сейчас. Зина был слишком зол на Макара.
    — А вот спроси меня о чем-нибудь!
    — Отвяжись! — отмахнулся Живцов.
    — Нет, ты спроси! — напирал Синицын. — Попробуй, задай любой вопрос, что вчера
    на турнире задавали.
    — Нашел дурака! — хмыкнул Зина. — Теперь их все знают.
    — Тогда задай мне какой-нибудь другой вопрос, которого не было на турнире.
    — Где я тебе его возьму? — буркнул Живцов. — Ну, чего ты ко мне пристал? Я так
    переживаю из-за вчерашнего, а ты мне переживать не даешь. Пономаренко! Поговори
    с ним!
    Проходивший мимо Пономаренко остановился и, как всегда, застенчиво улыбнулся:
    — А что?
    — Да вот, — пожаловался ему Живцов, — лезет ко мне, требует, чтобы я ему какие-то
    вопросы задавал. Мало его вчера позорили.
    — Никто меня не позорил! — вскипел Синицын. — Если бы я захотел, то на любой
    вопрос ответил бы запросто!
    Пономаренко и Зина удивленно переглянулись. Но куда там! Макар уже закусил
    удила.
    — Ну? Слабо?
    Живцов зло прищурился:
    — На любой вопрос ответишь? Хо-ро-шо! Задам-ка я тебе один вопрос, на него ни
    один человек в мире не ответил. Я вчера хотел шарахнуть им «альбатросовцев», да от
    расстройства забыл.
    — Давай, давай! — оживился Макар.
    Зина оглянулся по сторонам и понизил голос:
    — У какой рыбы зеленые кости?
    Синицын удивился: зеленые кости? Разве бывают рыбы с такими костями? Но пока он
    удивлялся, губы его как-то сами собой ответили:
    — У двух морских рыб: бельдюги и саргана.
    Живцов и Пономаренко так и отпрянули от Макара. Зина даже застонал. И снова
    выразительно переглянулся с Пономаренко.
    — Значит, все знаешь? — каким-то неестественным шершавым голосом уточнил
    Живцов. — Тогда скажи мне еще, что такое «ведьмино кольцо»?
    Синицын в первый раз слышал о «ведьмином кольце». И он с любопытством ждал, что
    ответят его губы.
    — «Ведьмино кольцо» встречается в лесу. По краям его растут грибы, а в середине
    пусто, даже травы нет. В Америке, в степях Восточного Колорадо, бывают кольца до
    двухсот метров в диаметре.
    — Ага, вот ты какой... — угрожающе протянул Зина. — Ну, ладно, поговорим после
    уроков.
    И оба, повернувшись круто, заспешили прочь. Макар посмотрел им вслед и пожал
    плечами:
    — Завидуют... Ну и пусть!
    В классе Макар заметил, что все, перешептываясь, враждебно смотрят на него. Он
    сначала не придал этому особого значения. Но вот в тетрадку по математике упала клякса.
    Он повернулся к толстой Зое Чепуровой:
    — Дай промокашку!
    Та дернула плечом и промолчала.
    — Ты что, не слышишь?! — потянул ее за рукав Синицын.
    Зоя сердито отвернулась:
    — Не трогай меня! Я с тобой не разговариваю!
    У Синицына из рук выпала резинка, которой он собирался стереть кляксу. Зойка,
    толстая добродушная Зойка, от которой никогда слова плохого не услышишь, не хочет с
    ним разговаривать! Сначала Синицы» решил, что ослышался.
    — Это ты со мной не хочешь разговаривать?! — переспросил он.
    — А то с кем? — повернулась к нему Зойка, и Макар в первый раз в жизни увидел
    злость в ее глазах. — Ты еще имеешь нахальство спрашивать?!
    — Да что я тебе сделал?!
    Учительница постучала мелом по доске:
    — Синицын, перестань разговаривать.
    Макар нахохлился. «Что такое происходит сегодня? — думал он недовольно. —
    Пришел в школу с таким хорошим настроением — и на тебе! Все стараются тебе
    насолить. Что они — не выспались?»
    На перемене его настроение окончательно испортилось. Куда бы он ни пошел — все
    от него отворачивались, старались не замечать. Мимо проходил отличник Олег
    Черепанов.
    — Алька! — окликнул его Синицын и почувствовал, что голос его противно
    заискивающий. — Я тут у одного иностранную марку видел...
    Но Черепанов втянул голову в плечи и даже ускорил шаг. Это было невероятно! При
    упоминании о марках он становился сам не свой и вцеплялся в человека мертвой хваткой.
    А тут даже не остановился.
    Синицын совсем пал духом. Он сел на свое место и уныло уставился в пол. Рядом с
    ним остановились голубые ботинки с поцарапанными носами. Макар медленно поднял
    голову.
    Перед ним стояла, заложив руки за спину, Даша Поспелова и презрительно смотрела
    на него сверху вниз. У Синицына тоскливо зачесался нос.
    — Так ты, оказывается, не только хвастунишка, но и предатель?!
    Макару показалось, что голос ее звенит на всю школу, хотя Даша говорила почти
    шепотом.
    — Кто, я?! — привстал Синицын, и у него глупо отвисла нижняя губа. — Я —
    предатель?!
    Даша не стала его слушать и ушла на свое место.
    — Тихо! — крикнул Лысюра. — После уроков не расходиться: будет классное
    собрание. Закрытое, без учительницы.
    — Почему закрытое? — спросил кто-то.
    — Потому, — ответил за Черепанова Лысюра, — что будем судить Синицына! Макар
    задохнулся:
    — Меня... судить?!
    — А кого же еще? — возмутился Живцов. — У нас больше нет предателей.
    Но тут же умолк: в класс вошла Нина Борисовна.
    Синицын опустился на свое место. В голове его гудело, как в школьном коридоре на
    большой перемене.
    «Обижают, — он вдруг шмыгнул носом, — все меня обижают, даже Зойка, и та...»
    Весь урок Синицын сидел как на иголках. Еле дождался конца. Нина Борисовна
    продиктовала домашнее задание, собрала со своего стола журнал, тетрадки и ушла. Все
    тоже делали вид, что собираются, но сразу же после ухода учительницы Живцов
    подскочил к двери и заложил ее ножкой стула. Класс загудел.
    — Не орите! — поднял руку Лысюра. — Будем проводить закрытое собрание.
    — Как же не орать! — взорвался Живцов. — Если в наши ряды пробрался шпион,
    предатель...
    — Кто шпион?! Кто предатель?! — подскочил к нему Синицын. — За шпиона,
    знаешь... по сопатке получишь!
    Их с трудом растащили.
    — Спокойно, спокойно! — надрывался Черепанов. — Объявляю собрание открытым.
    Пионера Синицына прошу выйти к доске.
    — Зачем к доске? — струсил Макар.
    — Иди! Иди!
    Синицын послушно вышел и растерянно остановился.
    — Бери мел! — приказал Черепанов. — Рисуй морскую корову, морскую уточку,
    морское перо.
    «Да не знаю я ничего такого!» — хотел было крикнуть Синицын, но рука его помимо
    воли уже рисовала на доске. Он даже сам начал с интересом смотреть на то, что появ-
    ляется на доске.
    Морская корова была похожа на тюленя и моржа, с толстой складчатой шеей. Морское
    перо только чуть-чуть напоминало птичье перо, а уточка совсем не имела ничего общего с
    обычной уткой — это были толстые короткие стебли с пучками листьев на конце.
    — Ну вот, видите?! — воскликнул Живцов, кивая на доску. — Он прекрасно знает
    всех морских животных: коров, собак, свиней... А вчера прикинулся Незнайкой на Луне!
    Синицын пробормотал, запинаясь:
    — Вчера я действительно не знал...
    — А сегодня знаешь! — ехидно бросил Живцов. — Вчера на пустяковые вопросы не
    мог ответить, а сегодня даже рыб с зелеными костями назвал, не моргнув глазом. Да ведь
    этого даже старые кавээновцы-пенсионеры мне никогда не могли сказать!
    — Сказки для второго-третьего класса! — поддакнул Лысюра.
    Макар в отчаянии приложил руку к груди:
    — Это правда, чистая правда! Я вот только объяснить этого не могу, поверьте на
    слово... — и вдруг выкрикнул: — Честное пионерское, не могу!
    На минуту в классе наступила полная тишина, как перед контрольной. Потом она
    взорвалась отчаянными криками и шумом:
    — Он еще словом пионера бросается!
    — Бессовестный!
    — Гнать его из пионеров!
    Но тут поднялся Лысюра и потребовал слова.
    — Дело нешуточное, — он значительно обвел всех взглядом. — Я предлагаю не
    допускать больше Синицына к турнирным соревнованиям КВН...
    — Не надо... я... — дернулся Макар.
    — Справедливо! — пробасил молчавший до того Пономаренко, и руки взметнулись
    вверх.
    ВСТРЕЧА С КОБРОЙ
    Вечером Синицын нос к носу столкнулся в подъезде с Гошей Шурубурой. Тот шел,
    волоча за собой ранец с оторванной лямкой, и уныло смотрел под ноги. Видно, у него, как
    и у Макара, тоже были неприятности. Это сразу как-то расположило к нему Синицына. Он
    положил руку на плечо Гоши и спросил:
    — Ты чего такой, Шурубура?
    — А-а-а! — отмахнулся тот безнадежно.
    — Хочешь, я тебе планер подарю? Помнишь, обещал?
    Гоша засопел, подозрительно посмотрел на Макара и пробурчал:
    — Ничего мне не надо!
    — А мороженого? Эскимо! Или какое ты любишь?
    Шурубура стал обходить Макара слева. Видно, он не верил ему, поскольку тот не раз
    обещал то одно, то другое.
    — Постой, куда ты? Я ведь не вру! — Синицын прижал его к перилам.
    Но так трудно поверить человеку, который раньше не сдержал ни одного своего
    обещания! Гоша пыхтя стал вырываться.
    Вдруг Синицын перед самым его носом громко хлопнул в ладоши.
    Шурубура остолбенел и не сводил глаз с раскрытой ладони Макара. А на ней лихо
    плясал и кувыркался маленький-маленький клоун в пестрой одежде и длинном колпаке с
    кисточкой. Рядом с ним скакала совсем крохотная собачка и лаяла писклявым голосом.
    Тут послышались шаги, заскрипела дверь подъезда. Макар сжал ладонь и обернулся.
    В подъезд вошла соседка Агафья Сидоровна, которую за сплетни и злой язык прозвали
    Коброй. Особенно не любила она детей, говорила, что они «кругом пакостят», и всячески
    старалась им досадить.
    Ребята знали, что она идет в семнадцатую квартиру, «на цветной телевизор», как она
    говорила. Увидев их, Кобра оживилась.
    — Сейчас начнется, — пробормотал Гоша, хватая ранец за уцелевшую лямку.
    — Ага! — пронзительно завопила соседка. — Кучами в подъездах собираются!
    Пройти людям не дают! Курют, бумажки жгут! И когда это кончится? — Ее маленькая го-
    ловка на длинной шее завертелась из стороны в сторону.
    И тут же деловитым тоном спросила:
    — Ну-ка, что там спрятали? Несите сюда, показывайте. Видя, что ребята и не думают к
    ней подходить, опять перешла на крик:
    — Завтра же пойду в милицию, пусть наводят порядок! Терпения моего больше кету...
    Гоша и Синицын были рады удрать на улицу, но Агафья Сидоровна, стоя в дверях,
    подбоченилась и, видимо, зарядила надолго. Пытаться проскочить мимо нее нечего было
    и думать: она умела ловко и очень больно дернуть за ухо.
    И тут Макара осенила счастливая мысль.
    — Агафья Сидоровна! — умильно проговорил он. — У нас скоро турнир кавээн будет,
    так мы хотим в качестве почетного участника вас пригласить.
    — Кто это — мы? — насторожилась Кобра.
    — Мы, пионеры четвертых классов.
    — А чего мне там делать, на турнике вашем? — с любопытством спросила Агафья
    Сидоровна.
    — Не на турнике, а на турнире, — поправил Синицын. — Это соревнование такое: кто
    больше всех знает.
    — А-а! — протянула она, смягчившись. — Дело хорошее. Кто же вас надоумил-то,
    чертенят? Я ведь действительно много чего знаю...
    — Вот-вот! — подхватил с невинным видом Синицын, чинно проходя мимо нее и
    держа за руку Гошу. — Потому и говорят, что вы все и про всех знаете.
    Маленькие глазки пытливо уставились на Макара и вдруг вспыхнули яростью.
    — Ах ты, сморчок! — вскипела Кобра. — Значит, я, по-твоему, сплетница, да?!
    Растопырив руки, она кинулась на Синицына, но было поздно. Опасная зона была
    позади, и ребята бросились бежать. Через минуту они были в безопасности. Агафья Си-
    доровна стояла у подъезда, в бессилии потрясая руками.
    — Куда же ты спрятал человечка? — спросил Гоша, отдышавшись. — Я тоже хочу
    научиться такому фокусу.
    — Никакой это не фокус! — возразил Синицын. — Волшебство одно, понимаешь?
    — Жмешься, значит? — обиделся Шурубура. — Ладно, попросишь и ты у меня чего-
    нибудь! Мне отец обещал фонарик круглый достать, на сто метров бьет, даже посмотреть
    тебе не дам.
    — Это потому, что ты жадный, — упрекнул его Синицын. — А фонариков таких я
    могу десять достать.
    — Ха-ха-ха... — начал было издевательским тоном Гоша, но поперхнулся. Синицын
    уже протягивал ему новый сверкающий фонарик.
    Гоша вытаращил глаза:
    — Тот самый, круглый... на три батарейки! — Он схватил его и начал осматривать со
    всех сторон. Нажал кнопку — и ослепительный сноп света ударил в темноту двора.
    — Мечта! — сказал Гоша восторженным голосом.
    — Бери насовсем, — разрешил Макар.
    — Правда?!
    — Бери. Я не жадный.
    — А запасные батарейки у тебя есть? А то нигде не достанешь, — тут же попросил
    Шурубура.
    — Сколько надо? — спросил Макар.
    Шурубура зашевелил губами:
    — Шесть! И две лампочки.
    Получив все это, он упрятал дары поглубже в ранец и прижал его к животу. Теперь он
    окончательно поверил, что Макар Синицын могущественный волшебник. Даже батарейки
    достал, а их ведь и в магазинах нет!
    — Я волшебник Кара-Чунг! — глухим голосом привычно говорил Синицын. — Что
    захочу, то и сделаю. Ты понял, Шурубура?
    — Понял, — прошептал Гоша, — теперь я верю, что есть волшебники. А раньше не
    верил, потому что никогда они не появлялись, сколько я ни просил. Думал, брехня все это.
    Он долго молчал, вздыхая, потом начал допытываться у Макара:
    — А вот этот дом ты можешь перевернуть вверх тормашками? Сделаешь так, чтобы у
    меня выросло шесть рук?
    — Зачем тебе шесть рук? — удивился Макар.
    — А вот если Коляша полезет ко мне, я ему ка-ак дам! Пока он двумя руками, а я ему
    шестью по сопатке — бах-бах-бах! Он и отстанет...
    Долго сидели в этот вечер Синицын и радостный Шурубура. Спохватился Гоша, когда
    с балкона раздался нетерпеливый голос матери:
    — Гоша! Где ты?!
    — Я здесь! — крикнул Шурубура.
    — Ты долго еще будешь гулять?
    — Еще, мам, немного!
    — Иди скорее домой!
    — А зачем?
    Она всплеснула руками:
    — Да ведь поздно! Ты ужинать сегодня думаешь или нет?
    Гоша с грустью повернулся к Макару:
    — Ну, я пошел... Зовут.
    — Приходи ко мне завтра, а? — предложил Синицын. — Будем вместе играть. У меня
    кубик Рубика есть. Папа прислал.
    Гоша так и подскочил:
    — Да ну! — но тут же насупился: — Не выпустят. Пока все уроки не выучу, не
    выпускают.
    — Уроки? — протянул Синицын. — Уроки... Хочешь никогда не учить уроков, а знать
    всегда на пятерку? — Ему еще больше захотелось удивить Шурубуру. Ребята отверну-
    лись, так он назло им Гошку осчастливит.
    — Хочу, конечно! — обрадовался Гоша. — Еще давно, с первого класса мечтаю.
    — Ну так иди, ложись спать! — Синицын лукаво прищурился. — Утро вечера
    мудренее.
    Гоша приблизил свое лицо к Синицыну. Его глаза блестели, как звезды.
    — Правда? — с изумлением спросил он. — Да я тебе... я тебе свой ножик подарю!
    Смотри, четыре лезвия, во! Одно, правда, сломанное...
    И он торопливо сунул в руки Синицыну свой бесценный дар. Макар хотел засмеяться
    и сказать, что он может достать тысячи таких ножиков, но посмотрел в благодарные глаза
    Гоши... и ничего не сказал. Только торопливо сунул ножик в карман.
    ДОЛГОЖДАННЫЙ ПРИЗ! НО...
    Макар не обманул Гошу. На следующий день тот уже стучался рано утром в квартиру
    Синицыных. И только Макар открыл дверь, Шурубура ворвался в прихожую, чуть не сбив
    его с ног.
    — Вот удивились все! — завопил он. — Вот был концерт!
    — Чему удивились? — Макар от удовольствия заулыбался.
    — А тому, что я знаю уроки! Когда я им сказал, что уже выучил, они подняли меня на
    смех...
    — Кто — они?
    — Мама и Людка, сестренка. Налетели на меня: ты ничего не учил, садись за уроки! А
    я им говорю: спрашивайте. Сестричка моя — косички кверху и хвать задачник: «Что
    задавали?» Я говорю: то-то и то-то. Посмотрела в тетрадку, а задачка-то уже написана! И
    упражнение по русскому языку выполнено. Вот лица у них вытянулись! Проверяли,
    проверяли меня, так ни с чем и остались. Слабо им против меня! — хвастливо закончил
    он.
    — А я что говорил? — подбоченился Макар.
    — Слушай, — Гоша понизил голос, — ведь упражнения и задачки в тетрадках моих
    моим почерком написаны. Фокус-покус! Вот что удивительно...
    — Чего удивительного? — не понял Синицын.
    — Ведь я-то их не писал, это точно! Сам первый раз в глаза увидел. Вот посмотри: и
    цифры-то кривулисты, как у меня. Почему?
    — Потому! Ты что, хотел, чтобы чужим почерком у тебя в тетрадке было написано?
    Тогда все сказали бы, что не ты выполнил задание. И про кляксу не забыли — ты ведь не
    чистюля какой-то...
    — Верно! Но кто же все-таки моим почерком писал в тетрадке, а? Ты не знаешь
    случайно?
    — Не ломай себе над этим голову! — посоветовал Синицын, выкладывая кубик
    Рубика. — Есть дела поважнее.
    Макар был очень рад, что к нему пришел Гоша. В последнее время ему стало очень
    скучно жить на белом свете. Уроки учить не надо было, и времени у него стало хоть
    отбавляй. И вот тут, неожиданно, для него начались неприятности. Он остался один. А
    скажите, разве интересно играть одному? Даже в кино ходить одному, и то скучно. Ведь
    из кино идешь с друзьями и обмениваешься мнениями: «Тот ему кэ-эк даст!» — «А этот
    ему кэ-эк врежет!» А Синицыну не с кем было ни играть, ни в кино ходить. Только он
    приглашал кого-нибудь с собой, как ему отвечали: «А кто за меня уроки будет делать?»
    Прямо одно сплошное огорчение! И Синицын затосковал. Он целыми днями валялся на
    диване, как лежебока, и подолгу смотрел в потолок.
    Тут-то он и повстречал Гошу. И сделал так, чтобы и тому не надо было учить уроки.
    Правда, Гоша был младше его, но не намного. Главное то, что он восхищался Синицыным
    и считал его настоящим волшебником.
    Для Макара жизнь снова стала увлекательной и интересной.
    А вскоре появилось объявление, что между командами КВН «Альбатрос» и
    «Любознательный» состоится турнир на литературную тему.
    Синицын с нетерпением ожидал этого дня. Он надеялся, что ему, несмотря на запрет,
    все же удастся выступить.
    «На этот раз я вам покажу! — думал он. — Попляшет у меня «Альбатрос».
    И этот день наступил. В пионерской комнате опять собрались команды и болельщики.
    Еще с порога Макар увидел большой портрет Горького и плакат под ним: «Всем хорошим
    во мне я обязан книгам».
    Синицын уверенно направился к команде «Любознательных». Но его остановил
    Живцов:
    — Синицын, куда? Ты не участвуешь в турнире.
    Макар почувствовал, что его бросило в жар.
    — П-почему это я не участвую?
    Голос у него был такой расстроенный, что Зина замялся:
    — Ты что, забыл? Мы же постановили на собрании исключить тебя из команды...
    Вообще-то ты можешь участвовать в турнире, но как болельщик...
    — Ну ладно! — с угрозой процедил Синицын. — Попомнишь ты меня...
    Он круто повернулся и пошел к болельщикам — отпетым двоечникам и троечникам.
    Те встретили его с удивлением, зашушукались.
    Скрипнув зубами, он сел и стал искать глазами Дашу. Она сидела в первых рядах
    команды «Любознательных», щеки ее горели от возбуждения.
    — Сегодняшний турнир особый! — объявила Влада Изотовна. — Команда-
    победительница получает переходящий приз команд знающих и находчивых. Его
    изготовил специально для нас бывший ученик нашей школы, а ныне мастер фабрики
    музыкальных инструментов Петр Семенович Галущак.
    Она подошла к деревянной коробочке и открыла ее. Все ахнули. На фоне
    разбушевавшейся реки покачивался маленький белоснежный корабль. Влада Изотовна
    нажала кнопочку, и полилась мелодия: «Шуми, Амур, шуми, наш батюшка...»
    Белоснежный корабль резал волны и неустрашимо шел вперед...
    Начался турнир.
    Первым выступил Живцов и, оглядывая команду «альбатросовцев», спросил звенящим
    голосом:
    — Где находится самая большая книга в мире?
    Синицын уже знал точный ответ. С любопытством следил он, как засуетились
    «альбатросовцы», громко зашептались. Пашка Многолет пробежал по рядам и вернулся
    на место:
    — В одной из библиотек Нью-Йорка. Ее высота три метра, толщина один метр, а вес
    сто центнеров. Листают ее с помощью особой аппаратуры. Однако мы считаем, что
    величина книги определяется не ее весом, а содержанием.
    Влада Изотовна слегка покачала головой:
    — Не сто, а сто двадцать пять центнеров. Но на вопрос дан правильный ответ. Три
    очка. А за дополнение еще два очка.
    Пашка Многолет довольно улыбнулся. Он вдруг дурашливо подмигнул и затараторил:
    Вот столицы достигает.
    Царь к царевне выбегает,
    За белы руки берет,
    Во дворец ее ведет.
    И садит за стол дубовый
    И под занавес шелковый.
    В глазки, с нежностью глядит,
    Сладки речи говорит.
    — Откуда эти строки, из какой книги?
    Несколько голосов сразу крикнули:
    — Из «Сказки о рыбаке и рыбке»!
    Другие запротестовали:
    — Нет, из «Сказки о царе Салтане»!
    Синицын смотрел на Живцова. И когда тот разрешающе кивнул, Макар с места сказал:
    — «Конек-Горбунок»! Ершова!
    — Болельщику Синицыну за правильный ответ три очка, — объявила Влада Изотовна.
    Макар поймал быстрый взгляд, брошенный на него Дашей. Многие стали
    оглядываться на Синицына, а тот не упускал подходящего момента. Как на его счастье,
    «Альбатрос» подобрал такие заковыристые вопросы, что редко кто мог на них ответить.
    Так, например, все удивились, когда Пашка сказал, что Робинзон Крузо существовал на
    самом деле, только под другой фамилией. Требовалось ответить, сколько лет и на каком
    необитаемом острове жил Робинзон Крузо. Конечно, только один Макар Синицын мог
    сказать, что настоящего Робинзона Крузо звали Александр Селькирк и он четыре года жил
    на чилийском острове Хуан-Фернандес.
    То же самое произошло, когда Пашка стал допытываться, какую последнюю книгу в
    жизни написал Александр Дюма. Кто кричал «Три мушкетера», кто — «Граф Монте-
    Кристо», а Пономаренко даже ляпнул, что «Графиню Рудольфштадскую». И только после
    всех Синицын спокойно объявил:
    — «Кулинарную книгу».
    — Это что — про приключения поваров? — зашумели вокруг.
    — Нет, про то, как печь блины, — пояснил Макар под хохот болельщиков.
    — На его личном счету уже двадцать очков. Больше, чем у обеих команд, вместе
    взятых. — Так сказала Влада Изотовна и добавила: — Теперь мой вопрос обеим коман-
    дам. Вы все знаете, что на Дальнем Востоке живет много народностей — нанайцы, ульчи,
    орочи, нивхи, чукчи, эскимосы. Среди них есть писатели и поэты. Кто назовет их?
    Сзади робко поднялась рука смуглолицей Нади Сидоренко из четвертого «А»:
    — У нанайцев есть писатели Григорий Ходжер и Андрей Пассар...
    — Правильно! — подскочил Пашка Многолет. — Мы недавно читали...
    — А у других народностей?
    Кто-то вспомнил сказки Владимира Санги, но не смог назвать его национальность.
    Когда возникла заминка, поднялся Макар и принялся перечислять: чукотский писатель
    Юрий Рытхэу, мансийский — Юван Шесталов, ненецкий — Леонид Лапцуй, юкагирский
    — Семен Курилов, эскимосская поэтесса Зоя Ненлюмкина...
    И вот конец турнира. Оба капитана бросали на Синицына пронизывающие взгляды, но
    он только ухмылялся: «Ну что, чья взяла?»
    У Влады Изотовны в руках коробочка с призом.
    — Здесь, на рояле, есть пластинка с надписью: «Только дай себе волю, начни жить как
    легче, и тебя понесет так, что не выплывешь». Из какого произведения взято это вы-
    сказывание?
    — Ясно, из какого, — поднялся Макар. — Из книги Ильиной «Четвертая высота».
    Болельщики закричали от восторга: вот, мол, какие герои произрастают среди нас!
    Влада Изотовна объявила:
    — Команды не набрали необходимого количества очков. Приз по праву присуждается
    болельщику Синицыну из четвертого «А» класса.
    На миг он даже опешил: ему лично?! Такого Макар не ожидал. На памяти всех
    кавээновцев подобного случая еще не бывало...
    И вот заветный приз вручен Макару Синицыну. Но странное дело, радости он почему-
    то не испытывал.
    «Выиграл-то не я... Если бы не волшебство, как бы я отвечал на вопросы?» — подумал
    он. И ни к селу ни к городу вдруг вспомнилось, как мямлил он на первом турнире и даже
    не смог нарисовать какого-то несчастного морского конька. Сплошной позор. «А вот
    Живцов смог!» — ужалила мысль.
    К нему подошел Лысюра.
    — Тебе чего?
    — Да я так, просто! — заюлил тот. — В команде прямо ахали после каждого твоего
    ответа...
    Макар недоверчиво покосился на него.
    — Точно! А Поспелова аж подпрыгивала!
    — Подпрыгивала?! — Синицын оживился.
    — Ну! — подтвердил Лысюра. — Пономаренко говорит: может, «альбатросовцы» ему,
    то есть тебе, заранее все вопросы дали? Ты ведь им в прошлый раз подыгрывал... А я
    говорю: дураки они круглые, что ли?
    — Ну, а Поспелова, Поспелова?! — не выдержал Синицын.
    — Что — Поспелова? — пожал плечами Лысюра. — Подпрыгивала...
    Он остановился и с подозрением посмотрел на Макара:
    — А чего ты все про Поспелову спрашиваешь? Влюбился в нее, что ли?
    — Скажешь тоже! — запротестовал Макар.
    Лысюра засмеялся и пропел:
    — Жених и невеста замесили тесто...
    — Я тебе дам тесто! — сжал кулаки Синицын.
    Лысюра испугался:
    — Да я пошутил, ты что, не понимаешь?
    — Хороши шутки! — Макар начал остывать. — Говори, да думай, что говоришь!
    — Ты не кипятись. Какая может быть любовь в четвертом классе? Я пошутил. Но ведь
    на пионерском сборе Влада Изотовна объясняла, что среди пионеров может быть только
    дружба и взаимное уважение. У тебя ведь с Дашей дружба и взаимное уважение, или
    только дружба без взаимного уважения?
    — Почему без уважения? У нас... уважение.
    — Без дружбы? — разочарованно протянул Генка.
    — Нет, дружба тоже есть... Уважение... с дружбой. — Синицын окончательно
    запутался и опять разозлился. — Да что ты ко мне пристал со своей дружбой и
    уважением?! Иди спроси у Даши, если тебе так нужно.
    Лысюра быстро огляделся.
    Они стояли в вестибюле школы у большого окна. Никого уже не было, все разошлись
    после турнира. Несколько человек топтались во дворе, размахивая руками: наверное,
    спорили.
    Глаза Генки хитро блеснули, он нагнулся к Макару и сказал с расстановкой:
    — Она не только подпрыгивала...
    — А что еще? — вскинулся Макар.
    — Она сказала, что хотела бы дружить с тобой. Всю жизнь...
    Синицын остолбенел. Он хотел что-то сказать, но не мог.
    — М-м-м... — выдавил он.
    — Что? — Лысюра мысленно потирал руки. Вот это эффект! Теперь все ясно:
    Синицын очень хочет дружить с Поспеловой!
    — Врешь! — наконец выговорил Макар. — А как, как она сказала?
    — Ну... как? — Генка многозначительно поднял брови. — Очень просто. Так прямо и
    сказала.
    — Так и сказала? Эх, Лысюра, ну и молодец ты! Не зря тебя назначили старостой.
    Лысюра напыжился.
    — Скажи, что ты хочешь? Говори! — напирал Синицын.
    — Я к тебе, понимаешь, с общественным делом, — многозначительно сообщил
    Лысюра. Он давно подозревал, что все происходящее с Макаром — неспроста. Какие-то
    силы замешаны в этом, и он решил тоже получить выгоду.
    Он вытащил из кармана печенье и захрустел им.
    — С каким делом? — Синицын слушал его.
    — Послезавтра все классы будут брать обязательства по сбору металлолома. Сколько,
    по-твоему, наш класс может собрать лома, а?
    Синицын беспечно махнул рукой:
    — Сколько соберем, столько и будет.
    — Нет, так нельзя! — у Лысюры даже крошки изо рта полетели. — Наш класс должен
    собрать больше всех металлолома.
    — Ну и соберем!
    — Поможешь, значит? — сощурился Лысюра.
    — А как же! — удивился Макар. — Все будут участвовать в мероприятии.
    — Да я не об этом! — поморщился Генка. — Сколько тонн я могу назвать в
    обязательстве?
    — Тонн? Да ведь ни один класс больше тонны никогда не собирал. Даже
    старшеклассники.
    — Не мели ерунды! — нахмурился Лысюра. — Я думаю, если скажу, что дадим пять
    тонн, не поднимут на смех? А? — он беспокойно заглядывал в лицо Синицыну.
    — Говори уж десять! — бросил Макар.
    Лысюра почесал в затылке.
    — Десять? Десять... десять... Неужели сможешь? — Он не думал, что так просто
    уговорит Макара. — Давай десять тонн!
    Синицын изумленно посмотрел на него:
    — Да ты в своем ли уме? Слыханное ли дело — десять тонн! Где мы соберем столько?
    Я ведь пошутил...
    — Как — где? Ты же только что обещал помочь! — возмутился Лысюра.
    До Макара только теперь дошло, на какую помощь надеется староста.
    — Вот так помощь! — ахнул он. — Да ведь все десять тонн мне и придется давать.
    — А тебе жалко для коллектива какого-то ржавого железа? — сплюнул Генка. — Ты
    же не сам будешь собирать. Ведь не сам? — хитро прищурился он.
    — Для меня, положим, труд и небольшой, — сознался Синицын, — но ведь это будет
    нечестно, другие классы меньше наберут.
    — Ах, нечестно? А ты сам-то честный? Приз что, сам завоевал на турнире? Ну?! —
    Теперь Лысюра был уверен, что Макар обладает волшебной силой.
    Синицын опустил голову.
    — Пели разобраться, Синицын, то ничего нечестного тут нет, — успокоил его
    староста. — Каждый собирает столько, сколько может. Верно?
    — Верно...
    — Вот и ты дашь, — он хлопнул Макара по плечу. — Десять тонн можешь?
    — Конечно, могу. Я и двадцать...
    — Не, двадцать многовато... — засомневался староста. — Заподозрят, что дело
    нечистое...
    «Да уж какое там чистое», — подумал Макар.
    УТЮГИ ПОСЫПАЛИСЬ ГРАДОМ
    На следующий день после уроков Лысюра объявил пятиминутное собрание.
    — На повестке дня, — важно начал он, — сбор металлолома.
    Все затихли.
    — Кто сколько может собрать и принести в школу металлолома? Записываю...
    И он с торжественным видом сел за учительский стол.
    — Я принесу дырявый чайник, — подняла руку Зойка.
    — Чугунный утюг, вес семь килограммов, — отбарабанил Пономаренко.
    Лысюра одобрительно кивал, записывая. Со всех сторон неслись новые обещания:
    кастрюли, выщербленный топор, колосники на печку, будильник...
    — Какой будильник? — возмутился староста.
    — «Слава»... — растерянно протянул Олег Черепанов. — Он только звонит, а
    механизм не работает...
    — Это у тебя механизм не работает! — Лысюра постучал себя карандашом по лбу. —
    Сколько он весит, два грамма? Мне вес, вес давай!
    Тогда Олег вспомнил, что в подвале у них давно стоит старая кровать.
    — Только придите помочь, а то я один не приволоку!
    — Само собой! — заверил его Лысюра. — Так вот, я записал все, что вы сказали.
    Набирается что-то около... — он пошевелил губами, словно подсчитывая, — около десяти
    тонн.
    — Что?! — класс даже привстал от удивления. Лысюра не смутился:
    — Десять тонн!
    — А ну, пересчитай, — потребовал Живцов. — Два чайника и кровать — десять тонн?
    У тебя по математике вроде четверка, Лысюра.
    Генка начал читать список, оценивая в килограммах каждый предмет.
    — Чайник — двадцать килограммов, топор — тридцать...
    — Да ты что? — завопили вокруг. — Такой чайник и на стол не поднимешь! Топор
    двухпудовый — ха-ха-ха!
    — Ну, девятнадцать! — огрызнулся староста. — Откуда я знаю, какие у кого чайники!
    Они ведь старые, ржавчиной обросли. У меня, например, чайник весит не меньше два-
    дцати килограммов. А с водой еще больше... — Он обратился к Черепанову: — Кровать
    сто килограммов потянет?
    — Это ж кровать, а не бульдозер! — отшатнулся Черепанов. — Она хоть старая, но...
    — Что нам, фотографироваться с ней? — пробурчал Лысюра.
    Как ни накидывал он, как ни преувеличивал вес — еле-еле набралось полторы тонны.
    — Я думаю, что мы возьмем обязательство собрать не менее пяти тонн, — твердо
    заявил староста.
    — Пять тонн?! Да мы надорвемся, а столько ни в жизнь не наберем! — недоумевал
    Живцов.
    Лысюра укоризненно покачал головой.
    — А ты, оказывается, лентяй, Живцов. Еще не работал, а уже — «надорвемся»... Нюни
    распустил: «ни в жизнь не наберем»! Эх ты!
    Живцов смутился, что-то забормотал.
    — Словом, подумать надо, пошевелить мозгами, ясно? — Лысюра неопределенно
    пошевелил пальцами в воздухе.
    Когда все разошлись, староста порвал листок, на котором записывал обязательства
    каждого, и повернулся к Синицыну:
    — Порядок! А теперь иди за мной.
    Смеркалось. Холодный ветер рвал полы их пальто. Они подошли к школьному сараю,
    и Лысюра отомкнул громадный висячий замок, откинул железную петлю:
    — Ключ я у деда Цыбули взял.
    В сарае было сумрачно, пахло плесенью и краской. В углу были свалены поломанные
    стулья, парты, столы, ржавые ведра, бочки, связки старых тетрадей.
    — Тут, — указал Генка пальцем на середину.
    — Что? — не понял Макар.
    — Сгружай свои десять тонн. При мне будешь, или мне выйти?
    — Оставайся, чего там... — Синицыну надоело творить чудеса в одиночку. Когда кто-
    то рядом, интереснее...
    Он хлопнул в ладоши:
    — Десять тонн металлолома чтобы были здесь, как дома!
    И удивился: перед ним ничего не было.
    — Не-ету! — прошептал Генка и толкнул плечом Синицына. — Может, что
    неправильно сказал в заклинаниях?
    — Да нет, все правильно! — протестовал Макар. И он опять хлопнул в ладоши. — Не
    успею моргнуть глазом — тоннам всем явиться разом!
    Снова пусто. У Синицына волосы зашевелились на голове. Значит, он уже не
    волшебник? Кончилось все... В отчаянии он привычно крикнул:
    — Две порции мороженого!
    В руках появились вафельные стаканчики, наполненные снежно-белым мороженым,
    как он любил, с верхом. Один стаканчик он протянул Генке.
    — А металлолом почему-то не появляется, — озабоченно сказал Генка. — Может,
    волшебники его не собирают?
    — Наверное! Ну да! — Синицын поперхнулся. — Что они — пионеры, что ли?
    Некоторое время они с аппетитом уплетали мороженое.
    — Ладно, давай хоть тонну, — вздохнув, попросил Лысюра.
    — Попробую. — Синицын хлопнул в ладоши: — Появись-ка здесь хоть тонна
    металлического лома!
    — Эх! Даже тонну пожалели! — ударил в отчаянии шапкой о землю Генка. — Жмоты
    несчастные, а не волшебники! — И ехидно заметил: — А чайник, один-единственный
    чайник они дадут?
    Синицын вяло запросил чайник. И вдруг оба испуганно отпрыгнули в сторону: на
    землю шлепнулся чайник.
    Лысюра схватил его и жадно ощупал:
    — Новенький, никелированный, — и заорал в угол, словно там кто-то прятался: — Эй,
    нам новых чайников не нужно, только старые, с дырками подавай!
    И эта просьба была удовлетворена: появился старый, весь в ржавчине и с дыркой на
    боку чайник.
    Синицын осмелел:
    — Еще три чайника!
    — Есть! — взвизгнул Генка. — Давай, проси еще Десять. Еще!
    Он едва успел отскочить, сверху градом посыпались чайники.
    — Ур-ра! — вошел в азарт Лысюра. — Требуй двадцать!
    — Может, чайников хватит? — возразил Макар. — Попросим что-нибудь другое,
    утюги, например.
    — Можно утюги, — согласился Генка, — они тяжелые.
    — Двадцать утюгов! — хлопнул в ладоши Синицын, и в ту же секунду раздался
    отчаянный вопль Лысюры.
    Он подпрыгнул, задрав лицо с зажмуренными глазами к потолку и держась двумя
    руками за ушибленную ногу
    — Смотреть надо! — орал Лысюра невидимым волшебникам. — Швыряете куда
    попало! Техники безопасности не соблюдаете!
    Синицын утешил его:
    — Скажи спасибо, что по голове не трахнули. Раскололи б, как орех.
    Лысюра заковылял к бочке, уронил ее набок и залез внутрь:
    — Теперь проси хоть танки!
    — Нет, я кастрюли попрошу, — решил Синицын.
    В самый разгар «сбора металлолома» заскрипела дверь и в сарай вошел дед Цыбуля.
    — Это что за шум? — прошепелявил он — То вроде ладоши хлопают, то по крыше
    бегают, то вроде как гром гремит. Металлолом перебираете?
    Он прошел взад-вперед, приглядываясь к куче ржавого старья.
    — Много нанесли. Молодцы! — Старик подобрал с земли чайник, который
    «прилетел» самым первым — А этот чайник еще послужит. Добрая посудина. Ишь, кто-то
    выкинул. А ты чего в бочку залез? — спросил он у Лысюры и не рождавшись ответа,
    ушел, пообещав принести взамен чайника пилу без ручек.
    — «Еще послужит!» — передразнил Генка. — Совсем новенький чайник! Поживился
    дед.
    Они стояли перед горой разного металлического хлама.
    — Хватит, наверное? — решил Синицын. — Здесь уже больше десяти тонн.
    — Почему же они сразу не дали десять тонн, а по частям? — задумчиво произнес
    Лысюра.
    — У них, наверное, весов не было, — пошутил Макар.
    И оба захохотали над простаками-волшебниками, которые не смогли определить на
    глазок, сколько металлолома потребуется на десять тонн.
    ...Сообщение Лысюры о том, что у них уже есть десять тонн, не вызвало восторга. В
    классе воцарилась полная тишина.
    Потом Живцов недоверчиво сказал:
    — Этого не может быть. И весь класс подхватил:
    — Враки!
    — Без паники, без паники! — поднял руку Лысюра. — Ну чего кричите? Пойдемте, я
    вам покажу...
    И он стал пробираться к выходу. Четвертый «А» повалил за ним.
    У сарая Генка остановился.
    — Здесь все свои? — он встал на цыпочки. В задних рядах топталось несколько
    третьеклассников, из любопытства увязавшихся следом. — Гоните их в шею! — приказал
    Генка.
    Когда приказание было выполнено, староста широко распахнул дверь сарая:
    — Смотрите! Вот наши десять тонн.
    Передние замерли у входа, но под напором задних протиснулись в сарай. Стали
    разглядывать ржавые вещи.
    — Кто это собрал? Кто? — слышались то и дело восклицания.
    Лысюра выпятил грудь.
    — Много будете знать — скоро состаритесь. Самое главное — наш металлолом, наш,
    понимаете?
    Под его нахальным взглядом кое-кто опустил глаза или отвел их в сторону.
    — Чего же, понятно! — хмуро бросил Живцов. — Только никто из наших ребят его не
    собирал, и мы не будем считать эту кучу своей. Это нечестно.
    Лысюра побледнел от злости.
    — А ты чего лезешь всюду, Живцов? Чего лезешь? Ты собрал хоть килограмм
    металлолома? А? Собери столько, а потом будешь лезть!
    — Я соберу! — насупился Живцов, в волнении снимая очки. — Столько, правда, не
    соберу, но зато это будет мой металлолом.
    — Верно! — поддакнул Черепанов. — Пошли, ребята!
    Друзья остались одни.
    Генка сел на перевернутое ведро и вздохнул:
    — Теперь Живцов будет докапываться, где мы достали столько металлолома.
    Настырный парень! Чересчур уж честный. Разобрать бы его на совете отряда за плохую
    учебу, так он учится хорошо. Да... — Он искоса посмотрел на Синицына. — Нет, ну ты
    мне скажи, Макар, что им еще надо?! Десять тонн для них собрали, а они недовольны.
    Почему?
    Макар и сам не знал. Только чувствовал он, что когда кто-то за тебя что-нибудь делает
    — это неинтересно. Он по себе уже знал. Может, так же и ребятам?
    — Слушай! — оживился Лысюра. — Я вот еще о чем хотел тебя попросить...
    — Что еще? — насторожился Макар.
    Генка смущенно заерзал на ведре:
    — Понимаешь, у нас каждый день кто-нибудь да хватает двойку. А мне потом Нина
    Борисовна высказывает... Как бы так сделать, чтобы не было этих проклятых двоек. Ты не
    знаешь?
    — Учиться надо. Стараться — и все. И не будет их.
    — Скажешь тоже! Разве двоечники хотят учиться? Их к учебнику и трактором не
    подтянешь...
    — Это верно... — вздохнул Макар, вспомнил, как ему тяжело было когда-то садиться
    за учебники.
    — А я придумал! — воскликнул Лысюра. — Ты ведь все можешь! Так достань мне
    такой маленький радиоприемничек-радиопередатчик. Я сижу на задней парте, никто не
    обращает на меня внимания. А в это время у доски кто-нибудь отвечает урок. «Садись, —
    говорит ему Нина Борисовна, — ничего не знаешь, ставлю тебе два». Тогда я нажимаю
    кнопку и говорю тихонько в микрофон: «Не два, Нина Борисовна, а три. Это пионер
    хороший, исправится». И учительница выводит тройку.
    — Ну да, — протянул Синицын. — Так она тебя и послушает!
    — Приборчик-то будет волшебный! — доказывал Генка. — Его, то есть меня, все
    должны будут слушаться! Ну, попробуй, хлопни в ладоши, а?
    Макар неуверенно повиновался. Как он и ожидал, никакого приборчика не появилось.
    — Не получается, сам видишь, — пожал он плечами.
    — Нет, Синицын! — грозно произнес староста. — Я вижу, что ты для коллектива не
    хочешь даже пальцем о палец ударить! Эх ты!
    — Но почему обязательно с помощью волшебства? — забормотал Макар. — Вон в
    четвертом «Б» ни одной двойки нет, они ведь без волшебства обошлись.
    — Сравнил тоже! Там коллектив нормальный. А тут всякие Живцовы мешают вывести
    класс в передовые. Для вас же стараюсь, а ничего не получается...
    — Ладно, я попробую, — пообещал Макар.
    — Так да или нет?
    — Сказал, попробую.
    Домой Макар возвращался расстроенный. Под ногами хрустел снежок. Иногда
    Синицын останавливался и, задрав голову, смотрел на звезды. Там космос, неведомые
    планеты. Говорят, там холодно, человек превращается в сосульку.
    Он пошел дальше. Мысли были какие-то мрачные. Не нравилось ему, что Лысюра
    начал его эксплуатировать для того, чтобы стать лучшим классным старостой в школе.
    Макар тяжело вздохнул. И тут его чуть не сбил с ног вылетевший из-за угла Гоша
    Шурубура. За ним гнался известный дворовой хулиган Коляша, второгодник-второкласс-
    ник.
    — Макар, дай ему, чего он лезет! — закричал Гоша, прячась за спину товарища.
    Синицын угрожающе двинулся навстречу Коляше. Тот сразу же свернул в сторону,
    подскочил к дереву и стал раскачиваться, как обезьяна, вцепившись руками в ветку. Гоша
    швырнул в него снежком.
    — Он меня у кочегарки подстерегал...
    Синицын выудил из кармана несколько завалявшихся подсолнечных семечек и
    протянул их Гоше:
    — Грызи.
    — Ух ты, жареные. А что мало?
    — Последние, — развел руками Синицын.
    Гоша упрекнул:
    — Трудно тебе еще достать? Забыл?
    Синицын спохватился:
    — Ой, правда! В кармане, понимаешь, нашел несколько штук...
    Через минуту они грызли семечки, К ним приблизился Коляша и стал клянчить:
    — Да-а-йте семок...
    Ему наполнили растопыренные ладони, и он, довольный, убежал, преследуя рыжего
    кота.
    — Ну, как жизнь? — полюбопытствовал Макар.
    — Плохо, — вздохнул Гоша.
    — Почему? — Синицыну казалось, что хуже, чем у него, не может быть.
    — Елена Дмитриевна грозится из школы выгнать.
    — За что? Ты ведь уроки знаешь на пятерку?
    — За поведение, — нехотя пояснил Гоша. — На уроках не слушаю, верчусь, болтаю.
    — Постой! — схватил его за рукав Синицын. — У меня тоже так было!
    — Из школы выгоняли?! — заволновался Шурубура.
    — Почти. Так я стал делать вид, что слушаю внимательно, и теперь все в порядке.
    — Я не могу... — понурился Гоша. — Не получается. То назад оборачиваюсь, то в
    потолок начинаю смотреть. А Елена Дмитриевна уже заметила, что если я в потолок
    смотрю, то, значит, не слушаю. Она знаешь какая? Все видит! Рогатку в парте спрячешь,
    учебниками заложишь, а она все равно найдет. Во!
    — А бывает у тебя такое, что иногда хочется уроки поучить? — спросил Макар.
    — Бывает, — признался Гоша, — да что толку учить, если все знаешь? Мне иногда
    хочется двойку схватить, а то одни пятерки, даже неинтересно. Все вокруг так и вьются:
    «Гоша молодец! Гоша умница! Вундер-кит!» Противно... Вот раньше житуха была: двоек
    полно, все ругают...
    — И мне тоже противно! — признался Макар. — А тут еще Лысюра пристал.
    — Что, тоже хочет одни пятерки получать? А ты скажи: много вас таких на
    дармовщину.
    — Нет, он требует такой приборчик, чтобы через него всем учителям приказывать,
    какие кому оценки ставить.
    — Здорово! — восхитился Гоша. — Он что, директором хочет стать? А ты не давай
    ему этот приборчик, себе забери.
    — Не могу! — сник Макар. — Он еще Поспеловой скажет...
    Тут Синицын поперхнулся. А Гоша продолжал допытываться:
    — Она что у вас, староста класса?
    — Не в этом дело...
    — Тогда чего ее бояться?
    — Ну, она... как бы тебе сказать... — замялся Макар.
    — А-а! Ябеда! Я знаю, все девчонки ябеды. А ты мне ее покажи, я ее подкараулю и так
    напугаю, что она не захочет больше ябедничать. Я умею их пугать!
    — Нет, она не ябеда! — возразил Макар. — Она хорошая.
    — Разве девчонки бывают хорошими? — вытаращился на него Гоша. — Все они или
    ябеды, или плаксы. Уж на что Лидка, моя сестра, даже по деревьям умеет лазать, а и то...
    Синицын оборвал его:
    — Еще семечек хочешь? — и поднялся. — Пошел я, а то скоро мама придет.
    Когда стемнело, Макар снова прокрался к заветному холодильнику и, затаив дыхание,
    постучал:
    — Тик-Так, Тик-Так! Выйди, покажись, важный разговор есть.
    Ночь была глухая, безлунная, по небу неслись тучи, тонко высвистывал ветер в рамах
    окна. Вдруг засиял теплый свет на холодильнике, и Макар увидел мышонка с золотым
    хвостиком.
    — Чего ты хочешь, добрый мальчик? Какое у тебя важное дело?
    Макар стал торопливо объяснять:
    — Ты обещал, что по первому моему желанию появится любая вещь. Я попросил
    приборчик, чтобы можно было через него приказывать учителю, какие кому оценки ста-
    вить, но он не появился!
    — Знаю! — ответил мышонок. — Все твои желания исполняются по моей воле, но
    этого желания я не мог выполнить.
    — Почему?
    — Потому, что эта вещь дала бы тебе власть над поступками и делами других людей.
    А такая власть всегда приводит к злу.
    — Я не для себя просил, — стал оправдываться Макар, — а для старосты класса. Он
    хочет, чтобы в классе не было двоек. Это же доброе дело!
    — Скоро я скажу тебе свое решение, — ответил Тик-Так и торопливо скрылся...
    ПЕРЕВЕРТЫШИ С ЧЕРНОЙ ЗВЕЗДЫ
    По школе пронеслась весть, что Пашка Многолет строит в своем сарае космический
    корабль. После уроков почти весь четвертый «А» отправился посмотреть на него.
    В сарае было холодно. В углу валялись старые доски, под ногами хрустел уголь, но
    «конструктора» это не смущало. Он так и кипел энергией: носился по сараю, весь чума-
    зый, цепляясь ногами за мотки проволоки, обрезки жести, раскиданные вокруг,
    размахивал отверткой.
    При виде корабля у всех перехватило дыхание. Вот это корабль! Сделанный из жести,
    он острым носом целился прямо в толстую серую балку потолка.
    — Какой! — замерла перед ним Даша.
    Макар искоса посмотрел на нее и сердито засопел. Подумаешь, корабль! Это же
    игрушка. Он же не взлетит! Ни за что не взлетит!
    Макар не заметил, что последние слова он выкрикнул. Пашка, прилаживавший в это
    время «сопло» кораблю, вскочил:
    — Помолчи!
    Синицын постучал костяшками пальцев по обшивке — ракета отозвалась пустотой.
    — Внутри-то ничего нет. Ха-ха-ха!
    — Это у тебя в голове ничего нет! — вскипел Пашка.
    — А как он полетит?
    — Как надо, так и полетит. Тебе какое дело? Уж тебя-то в полет не пригласим.
    — Больно надо! Если захочу, я и сам могу полететь!
    Лучше б Синицын не говорил этого! Ох, какие крики и смех раздались вокруг!
    — Во загнул!
    — Трепло!
    — Хвастунишка!
    Макар понял, что сболтнул лишнее. Он опрометью бросился из сарая. Вслед ему
    раздались свист и улюлюканье.
    Он бежал, не разбирая дороги. Как жаль, что он не может показать им свое
    могущество!
    Дело в том, что в сарае у Макара уже давно стоял космический корабль, только не
    такой, как у Пашки, а настоящий, с двигателями и всеми приборами. Тик-Так выполнил
    просьбу Макара, но не сказал, как им управлять. Вот Макар тайком каждый вечер ходил в
    сарай, пытаясь разобраться в устройстве и приборах корабля.
    Ну ничего, скоро они узнают! Узнают!
    Неожиданно он почувствовал, как кто-то ухватил его за рукав. Это была Даша.
    — Расстроился? — спросила она сочувственно.
    Макар дернул плечом, но на душе у него стало легче.
    — Ты тоже не веришь? — спросил он обиженно.
    — Почему же? Ведь я-то знаю...
    — Откуда?
    — Гошка проболтался. Но я никому не скажу. Только... — Она помолчала. — Макар...
    — голос Даши заставил его насторожиться. В нем были необычные нотки. — Макар,
    возьми меня с собой!
    Он остановился, будто о стену лбом ударился.
    — К-куда? — выдавил он.
    — В космос, куда же еще! — воскликнула Даша. — Ты не бойся, я тебе пригожусь. Я
    могу перевязки делать в случае чего, ведь я сандружинница. Прибираться в отсеках
    корабля. И еще много чего.
    Макар, раздумывая, затоптался на месте.
    — Да я не знаю, когда еще полечу...
    — Не ври, пожалуйста! — строго сказала Даша. — Ты ведь решительный. И смелый.
    Ты хочешь стать первым пионером-космонавтом. И я хочу стать первой пионеркой-
    космонавткой, то есть космонавтом. Ты не имеешь права отказывать!
    Она наступала на него. Макар пятился, не зная, что ответить. Вдруг Даша заплакала.
    — Вот это космонавт... — опешил Макар.
    — Я хочу полететь в космос.
    «Ну и девчонки пошли!» — вздохнул Макар.
    Даша почувствовала его колебания.
    — Говори, где?
    — Что — где?
    — Космический корабль! — тихо, но твердо сказала она.
    — Тут, недалеко... в сарае, — неожиданно признался он.
    — Идем!
    И Даша решительно пошла вперед. За ней поплелся Макар.
    Если бы они обернулись, то заметили бы, как из-за угла дома выступила темная
    фигура и, крадучись, поспешила за ними.
    Замок сарая был ржавый и с трудом открывался. Впрочем, Макар сам долго возился,
    «тянул резину». Он все еще был в нерешительности: открывать или сказать, что пошутил?
    — Ну что ты там копаешься?! — не вытерпела Даша.
    — Погоди, заедает, — пыхтя ответил Макар.
    Вдруг заскрипел снег. Макар и Даша испуганно обернулись. Перед ними стоял,
    засунув руки в карманы, Шурубура.
    — Ты чего приперся? — свирепо накинулся на него Синицын.
    — Хочу и приперся! — независимо сказал Гоша.
    — Оставь его! — в нетерпении махнула Даша рукой. Но Макар медлил открывать
    дверь, пока рядом находился Шуру бура.
    В этот миг сарай дрогнул и из его щелей полился яркий свет. Макар рванул дверь и
    отскочил. Из сарая стремительно выбежал черный кот и бросился наутек.
    — Обормот! — крикнул ему вслед Макар.
    Гоша швырнул в кота снежком. Потом заглянул в дверь и ахнул:
    — Ракета!
    Посреди сарая стоил серебристый космический корабль. Он, казалось, готов был вот-
    вот взлететь и ждал свой экипаж. По его бортам тянулись ряды иллюминаторов, из ко-
    торых струился мягкий свет. В открытой двери корабля темнел стройный силуэт человека.
    Он был маленького роста.
    «Это же мальчик!» — удивился Макар.
    Странный мальчик был одет в ослепительно белый эластичный скафандр. Над
    прозрачным шлемом дрожали тоненькие золотистые усики антенн.
    — Здравствуйте! — поклонился он ребятам. — Здравствуй, Макар!
    — Откуда ты... вы меня знаете?! — удивился Макар.
    Он хотел было называть мальчишку на «ты», но в поведении, движениях незнакомца
    было столько достоинства, что Синицын поневоле проникся к нему уважением.
    — А ты меня разве не узнал? Я тот самый белый мышонок, которого ты спас от
    смерти.
    — Мышонок Тик-Так! — вскрикнул Макар.
    — Да, ты меня правильно назвал. Но я на самом деле космонавт Тик-Так с планеты
    Свет Разума. Я совершал облет планет и, когда приблизился к Земле, повстречал корабль
    страшного космического злодея Крека с черной звезды Мертвая Хватка. Он затаился над
    Южным полюсом и наблюдал за Землей, стараясь отыскать самое уязвимое место, чтобы
    потом нагрянуть с целой разбойничьей флотилией и напасть на жителей вашей планеты.
    Как всегда, он был со своим верным помощником, кровожадным толстяком Вяком.
    Заметив меня, они поняли, что их коварные планы раскрыты и что я постараюсь
    предупредить своих однопланетян, которые пресекут их злодейские козни. Тогда они
    погнались за мной. Мне пришлось сесть на Землю и скрыться в холодильнике. Крек и Вяк
    всегда боятся холода, потому что живут на раскаленной планете. Они выследили меня и
    установили наблюдение. Но мое могущество оставалось при мне. — Тут он дотронулся до
    маленькой овальной коробочки на груди. — И я выполнял все твои желания, Макар.
    Когда же увидел, что ты собираешься лететь в космос, я пришел спасти тебя, хотя и
    рискую своей жизнью...
    — Меня? Спасать? — удивился Макар.
    — Ты не знаешь коварных разбойников космоса, они могут принимать любой облик.
    Потому и зовут их Перевертыши.
    Он не договорил. Раздался хорошо знакомый скрипучий торжествующий голос:
    — Вы что тут делаете? Пожар хотите устроить?
    И на пороге появилась Агафья Сидоровна. Она уперла руки в бока и стала сверлить
    всех злыми глазками.
    — Никто не хочет пожар устроить... — забормотал было Макар, пытаясь заслонить
    собой маленького космонавта. Но дальнейшие события развернулись стремительно.
    У ног Кобры появился кот Обормот, и, что особенно удивило Макара, он терся о ее
    валенки и умильно заглядывал ей в лицо.
    — Ко мне, Обормот! — приказал Макар. — Постыдись!
    Но кот не обращал на него никакого внимания. Космонавт Тик-Так бросился к
    кораблю. Но Агафья Сидоровна проявила неожиданное проворство и опередила его.
    — Берегитесь, это Крек! — крикнул Тик-Так.
    Гоша и Макар двинулись вперед, чтобы остановить Кобру, а Даша закричала:
    — Что вы безобразничаете, вот я сейчас милицию позову!
    — Милицию? Ха-ха-ха! — басом вдруг проговорила Агафья Сидоровна и обернулась.
    Ужас охватил ребят.
    Перед ними стоял высокий страшный человек, весь в черном, в руках он держал два
    длинных пистолета.
    — Хотели меня перехитрить? — рявкнул он, устремляя круглые сверкающие глазки на
    космонавта. — Но нет! Меня, знаменитого космического злодея Крека с черной звезды
    Мертвая Хватка, еще ни на одной планете не удалось обвести вокруг пальца! Я долго
    ждал, но теперь пришел мой час. Ты, Тик-Так, отныне останешься здесь, на этой холодной
    Земле. Для тебя время остановилось. Наконец-то я захватил твой корабль! Он у меня в
    руках, ха-ха!
    Злодей поднял пистолет, и яркий фиолетовый луч вырвался из его дула. Тик-Так,
    вскрикнув, схватился за прозрачный шлем.
    — Я ослеп! — вскрикнул он.
    — Сюда, Вяк, — заревел Крек. Тотчас между ног Макара прошмыгнул Обормот, и
    едва он поставил переднюю лапу на ступеньку сходней, как превратился в приземистого, с
    большими щетинистыми усами человечка в черно-желтом скафандре.
    Гоша засвистел и запустил ему в спину снежком.
    Крек остановился на пороге корабля и заговорил знакомым скрипучим голосом:
    — Мальчик, ты как ведешь себя со старшими? Вот сейчас к родителям отведу, они
    тебе уши оборвут...
    Если бы Синицын закрыл в этот момент глаза, он мог бы поклясться, что говорит
    Агафья Сидоровна. Гоша по привычке спрятался за спину Макара. Но Крек уже своим
    голосом приказал:
    — Заводи двигатели!
    Он вскочил в корабль и захлопнул за собой дверь. Корабль вздрогнул, что-то внутри
    еле слышно зарокотало. Закурился сизый дымок.
    — Бежим отсюда! — крикнул Тик-Так.
    Но было поздно.
    Загудело, засвистело. Ударили в землю струи жаркого пламени, и ребят вместе с Тик-
    Таком вышвырнуло из сарая в распахнутую дверь.
    Макар успел увидеть, как острый нос корабля прорвал толевую крышу сарая и секунду
    торчал так, словно принюхиваясь к морозному воздуху. Потом что-то вспыхнуло, корабль
    рванулся и исчез.
    Тик-Так сидел на снегу, обхватив голову руками, и тихонько стонал.
    — Что с тобой, Тик-Так? — присела рядом с ним Даша. — Тебе больно?
    Космонавт покачал головой.
    — Нет. Это совсем не больно. Но я никогда больше не буду видеть, если не вернусь на
    свою планету. Только там меня могут вылечить... Но страшно не это. Крек захватил
    корабль с опознавательными знаками планеты Свет Разума. Теперь злодеи могут
    спокойно миновать заградительное поле и сесть на нашу планету. Если их не остановить,
    они принесут много зла ее жителям.
    — А что они могут сделать? — встревожился Макар.
    — Они их ослепят. А там, где все слепые, злым легко захватить власть в свои руки. И
    тогда пираты с черной звезды Мертвая Хватка поработят всех.
    — Почему же они здесь, на Земле, никого не ослепили? — вмешалась Даша.
    — На вас их коварное оружие не действует.
    — Эх, был бы у нас корабль! — воскликнул Гоша. Тик-Так поднял голову.
    — Я могу его построить, — сказал он и снова дотронулся до овальной коробочки на
    груди. — То есть материализовать. Энергии хватит. Но кто полетит на нем? Я ведь ослеп.
    — Я! — подскочил Шурубура.
    — Я! Я! — встрепенулись Макар и Даша.
    — Правда? — Тик-Так поднялся. — Тогда за дело! Время идет. Главное — у вас есть
    желание.
    — Есть! — ударил себя в грудь Шурубура. — У меня есть много этого желания.
    Прямо целый вагон.
    — Я научу вас управлять кораблем, это очень легко. Я расскажу, по каким звездам
    ориентироваться.
    — Ой, как интересно! — загорелась Даша. — Но... как же дома? Нас будут искать...
    — Поищут и перестанут! — беззаботно сплюнул Шурубура. — Скажут: гуляют где-то.
    — А может, полет продлится долго?
    — Вечно девчонки все портят! — досадливо махнул рукой Макар. — Не хочешь — не
    лети!
    — Не беспокойтесь, — Тик-Так поднял руку, — я создам ваших двойников. Они будут
    жить вместо вас, и никто не узнает, что вы отсутствовали.
    — Двойники! Вот это здорово! — ахнул Макар.
    — Моя мама все равно узнает, что это не я, — пропыхтел Гоша, — она говорит, что
    насквозь меня видит.
    — Посмотреть бы на своего двойника! — глаза у Даши заблестели.
    Тик-Так опустил голову.
    — Вам нельзя их видеть.
    — Ну, Тик-Так, ну, миленький, покажи хоть одного двойничка! — упрашивала Даша.
    — Хоть краешком глаза... А?
    Тик-Так все еще колебался.
    — Ну чего привязалась? — толкнул Макар локтем Дашу. — Говорят тебе русским
    языком...
    Тик-Так поднял голову, золотистые усики на его шлеме задрожали.
    — Хорошо, я покажу вам только одного двойника, и вы сами увидите, что из этого
    получится.
    Он повернулся и ухватил Гошу за руку. Быстро провел пальцами по его лицу, одежде,
    ощупал шапку. Гоша стоял неподвижно, только таращил на него глаза. Вдруг в руке Тик-
    Така появился узкий красный браслет. С тонким звенящим звуком он защелкнулся вокруг
    запястья Гошиной руки и загорелся малиновым светом. Тотчас таким же малиновым
    светом вспыхнула овальная коробочка на груди маленького космонавта. Шурубура
    ошалело рванулся в сторону, но Тик-Так строго скомандовал:
    — Обернись!
    Гоша крутнулся на пятках и нос к носу столкнулся с каким-то мальчишкой.
    — Ты чего подглядываешь? — насупился Гоша. — А ну, мотай отсюда, пока цел.
    — Сам мотай! — точно таким же задиристым голосом отозвался мальчишка. — Ты
    что, купил это место?
    — По шее захотел? — Гоша стал угрожающе подбираться к нему, но вдруг озадаченно
    остановился. — Эй, а откуда у тебя мое пальто?
    — Это мое пальто у тебя! Отдай!
    Грянул хохот. Даша и Макар показывали пальцами на взъерошенных мальчишек, они
    как две капли воды были похожи друг на друга.
    — Это же твой двойник! Ну точь-в-точь похож!
    — И нос такой же, кнопкой и курносый.
    — У самих кнопкой и курносый! — огрызнулись Гоши.
    Потом один из них сказал другому:
    — Так, значит, ты мой двойник?
    — Это ты мой двойник! — возразил другой.
    — Нет, ты!
    — Ты!
    Они схватились за грудки и пытались повалить друг друга.
    — Ты двойник, ты... Признавайся по-хорошему!
    — Нет, ты!
    — Вот видите? — сказал Тик-Так, прислушиваясь к пыхтению двойников. —
    Разнимите их! Гош растащили.
    — Ну? — сказал Тик-Так. — Настоящий Гоша пусть остается, а другой идет домой.
    — А где же настоящий? — жалобно спросила Даша. — Их не отличишь. Оба
    поцарапанные и с головы до ног в снегу.
    — Раздеть их надо, — глубокомысленно сказал Макар. — У настоящего Гоши на
    животе родинка. Он мне показывал...
    — Я настоящий! Я настоящий! — орали в это время двойники, стараясь перекричать
    друг друга.
    — Дайте мне правые руки, — велел Тик-Так. — Вот этот, с красным браслетом на
    руке, настоящий.
    Но второй Гоша, искусственный, не захотел идти домой. Он принялся швырять в
    настоящего снежками и вопил, что если не возьмут его с собой, он все расскажет маме про
    настоящего. А настоящий порывался к нему, чтобы «накостылять как следует по шее».
    — Испарись, говорю! А не то...
    Тут настоящий Гоша застыл с открытым ртом, второй Гоша стал действительно таять
    на глазах, испаряться... Он все еще размахивал руками и что-то кричал, но голос его
    становился тише и тише, очертания все туманнее. Вот уже сквозь него хорошо видны огни
    на железнодорожной линии, и наконец словно облачко пара взвилось над сугробом снега.
    — Испарился... — прошептала испуганно Даша.
    — Да, — грустно сказал Тик-Так, — пришлось его нейтрализовать. Иначе он
    действительно мог рассказать взрослым обо всем, что здесь видел.
    — Ну что? — стал напирать на Гошу Макар. — Ты требовал: давай двойника, давай
    двойника!
    — Все требовали, не только я один! — огрызнулся Шурубура. — Чего сваливать на
    маленького...
    — Маленький, да удаленький! — фыркнула Даша, вспомнив, как он воевал со своим
    двойником. Она обратилась к Тик-Таку: — А почему они такие непримиримые, эти
    двойники?
    — Долго объяснять, — вздохнул он. — Чем больше сходства у людей, тем сильнее у
    них отталкивание... Но сейчас не время для объяснений. Мы должны лететь за Креком и
    догнать его.
    — Правильно, в путь! — подхватил Макар.
    — А двойников не надо, — решила Даша.
    — Ладно, — согласился Тик-Так, — лучше я сделаю так, чтобы родные не
    беспокоились во время вашего отсутствия. — И добавил загадочно: — И чтобы
    отсутствия вообще не было...
    Он положил пальцы на овальную коробочку на груди и застыл неподвижно. Ребята
    притихли.
    Силуэт маленького космонавта становился темнее, а на груди все ярче и ярче, как
    огонек, разгоралась прозрачная коробочка. От нее шли теплые волны, становились все
    горячее. Пальцы Тик-Така попеременно нажимали крохотные разноцветные кнопочки.
    — Теперь взгляните! — вдруг крикнул он. — Появился ли смерч над тем местом, где
    стоял корабль?
    Макар и Даша со всех ног кинулись к сараю. Осторожно заглянули в распахнутую
    дверь. Там было темно, электрическая лампочка не горела, но в углу, где стоял раньше
    космический корабль, что-то гудело и воздух слабо светился.
    — Там, наверное, смерч! — воскликнул Макар.
    — А теперь взгляните! — звенящим голосом продолжал Тик-Так. — Видны ли
    вспышки?
    — Нет, вспышек нет.
    Тик-Так что-то сделал с коробочкой, и вот заполыхали отсветы у входа в сарай.
    — Есть!
    — Глаза режет! — Даша заслонила лицо ладонью.
    Теперь все топтались у входа в сарай, вытягивая шеи и заглядывая внутрь. Кто-то
    шумно дышал Поспеловой прямо в затылок.
    Вдруг сверкнули молнии, засветился белый конус. Он стал вытягиваться вверх, далеко
    за пределы крыши.
    — Ровно ли горит? — спросил маленький Тик-Так.
    — Как плафон! — подпрыгнула Даша.
    И опять раздался знакомый приглушенный взрыв.
    — Ну, что? — дрожащим голосом спросил Тик-Так.
    Макар облизал пересохшие губы и прохрипел:
    — Готово...
    — Новый корабль! Новый корабль! — вопил, прыгая, Гоша.
    Совсем рядом послышался сиплый голос деда Корнея, сторожа промтоварной базы,
    находившейся в соседнем переулке.
    — Вот, вот они где, проказники! Ить я говорил, что они здесь порох жгут, пожар
    ладят. Сюда! Сюда! Щас их накроем! Окружай!
    — Скорее в корабль! — скомандовал Тик-Так. — Иначе нас схватят.
    Макар кинулся к кораблю.
    В дверях сарая появился громадный тулуп сторожа в собачьей шапке. Ребята его
    побаивались, потому что дед Корней неутомимо преследовал их, еще с тех пор, когда
    Колька Шрамко из третьего «В» нечаянно разбил камнем окно в его сторожке. Правда,
    теперь Колька служил в армии, но дед Корней не забыл хулиганства.
    За плечом сторожа показалось насупленное грозное лицо дворника Девятисильного,
    который называл себя «мастером чистоты».
    — Стой! — крикнул он. — Что это? Игрушки какие, а? Слазь!
    Ребята заторопились. Даша подталкивала Тик-Така, который двигался неуверенно,
    растопырив руки. Вот он споткнулся, но Макар втащил его в ракету. Следом влезли
    Шурубура и Даша.
    — Это что же такое, товарищ «мастер чистоты»? — растерянно повторял дед Корней,
    бестолково топчась на месте и не давая войти дворнику. — Никак ракета? Никак
    шпионская? Никак империалистическая?
    Дворник наконец отпихнул его, проворно протиснулся в дверь и сразу же
    настороженно пригнулся, крепко сжимая метлу.
    — Оптическая научная иллюзия, — бросил он отрывисто и покосился на сторожа. —
    Прошу сохранять олимпийское спокойствие!
    Слова эти что-то прояснили в испуганном сознании деда Корнея и подбодрили его. Он
    храбро ринулся вперед и опять загородил дорогу дворнику.
    — Погодите, пострелы! Я вам покажу, как жечь разные... люзии!
    — Не трогай, шарахнет! — предостерег Девятисильный. — Возможно напряжение.
    Макар перед самым багровым носом деда Корнея быстро захлопнул люк корабля.
    Тотчас послышались тяжелые
    удары.
    — Откройте люзию! — шумел сторож.
    — Всем сесть в кресла! — скомандовал Тик-Так. — Включаю двигатели!
    Загудело что-то внизу, корабль задрожал. Мелькнули в иллюминаторах крыша сарая,
    потом огни городка, какие-то светящиеся пятна и полосы.
    Земля, родная Земля уходила вниз, за корму космического корабля, уносившего
    Макара и его друзей навстречу неведомым приключениям. К неведомым планетам.
    «А вдруг мы назад не вернемся? — пронеслось в голове Макара. — Земля... мама...
    школа...»
    Он хотел вскочить, но невероятная сила прижала его к креслу, вдавила в сиденье. В
    глазах стало темнеть...
    ТАИНСТВЕННАЯ ДВЕРЬ
    — Ой! — вскрикнула Даша. — Я, кажется, стала легкой, как пушинка.
    Она оттолкнулась и медленно поднялась в воздух. Мимо нее что-то пролетело и с
    тупым стуком ударилось в потолок. Это был Гоша. Он не рассчитал своих сил и вскочил
    слишком резко.
    — Ой! — потер он макушку. — Шишку набил, кажется...
    Макар тоже выпрямился, оттолкнувшись ногами, и тут же взмыл к потолку. Он успел
    вытянуть руки, и его отбросило вниз, к полу. Впрочем, теперь уже было трудно разобрать,
    где низ, где верх. С одной стороны в иллюминаторы ярко било солнце, с другой
    заглядывала черная ночь. Макар и Даша долго смотрели на большие звезды, пока у
    девочки не закружилась голова.
    — Я, кажется, падаю! — крикнула она, оттолкнувшись от иллюминатора. Но вместо
    того чтобы упасть, она улетела к противоположному борту корабля. Это вызвало смех. За
    ней тотчас устремился Гоша и схватил ее за ногу.
    — Не упадешь, я тебя держу!
    При этом он зацепил пальто Макара, и оно, как живое, догнало их и накрыло с
    головой.
    Ребята развеселились, но тут раздался тревожный голос Тик-Така:
    — Пропал мой энергопульт! Ищите его, друзья!
    Принялись искать. Но белой матовой коробочки с маленькими разноцветными
    кнопками нигде не было.
    — Плохо дело! — приуныл Тик-Так. — Она дала бы нам все, что пожелали.
    — Наверное, когда лезли в корабль, второпях обронил! — предположил Макар.
    Тик-Так покачал головой. Несколько минут он сидел задумавшись.
    — Постойте! — лицо его просветлело. — В корабле должны быть запасы. Ведь он
    создавался полностью укомплектованным. Посмотрите в каютах.
    Ребята принялись обследовать отсеки корабля. Странно все это происходило: они
    летали по коридору, хватаясь то за одну скобу, то за другую. Вскоре они нашли большую
    каюту, наполненную консервными банками, бутылками, пачками печенья,
    полиэтиленовыми пакетами с едой, тюбиками питательной пасты. Сразу же начали
    пробовать.
    Больше всего им понравились тюбики с прозрачной ароматной пастой — это была
    особая пища космонавтов, от нее сразу прибавилось сил, хотелось что-то делать. На
    тюбиках были нарисованы какие-то оранжевые шары, наподобие апельсинов.
    Тик-Так объяснил, что растут эти вкусные плоды на планете Свет Разума и из них
    приготовляют пасту. Ее называют «звездный нектар».
    В другой каюте они нашли пять запасных белых скафандров, точно таких же, какой
    был на Тик-Таке. Он сказал, что скафандры могут пригодиться, если путешественники
    вздумают сесть на какую-нибудь планету или потребуется совершить выход в открытый
    космос.
    — Давайте сейчас в космос выйдем! — загорелся Гоша. — А? В открытый!
    — Что ты там потерял? — холодно осведомилась Даша.
    Но Макара тоже захватила эта мысль. Он задержался возле скафандра, примеряясь, как
    его надеть.
    Даша в отчаянии всплеснула руками:
    — Погодите! Ведь вас унесет, и я останусь одна!
    Но Тик-Так успокоил ее:
    — Они не умеют открывать переходные шлюзы. А я им не покажу, пока не
    потребуется,
    В самом конце корабля они обнаружили просторное помещение, в котором находилась
    длинная диковинная машина. У нее было сорок металлических суставчатых ножек и
    выпуклые, словно у кузнечика, глаза-иллюминаторы. — Вездеход-везделет. ВВ-один. —
    Тик-Так с гордостью положил руку на зеленую обшивку и погладил так, словно это было
    живое существо.
    — Мы будем звать его «Вовой»! — предложила Даша.
    — Хорошо! Ты согласен, чтобы тебя звали «Вовой»? — спросил Тик-Так у вездехода.
    Тот неожиданно зашевелил суставчатыми лапками.
    — Ну-ка, покажи свои крылья!
    Над «Вовой» бесшумно расправились широкие и прозрачные, как у стрекозы, крылья.
    — Он живой? — шепотом спросил Макар.
    — Нет. Но он понимает приказания.
    ...А корабль все летел мимо больших и малых звезд, мимо комет, астероидов. Иногда
    он попадал в метеоритные потоки, и тогда град стучал по обшивке.
    Тик-Так объяснил, что крупные метеориты приборы корабля обнаруживают задолго до
    встречи и автоматически отворачивают корабль в сторону.
    Все осмотрели ребята на волшебном корабле. Только одна зеленая дверь в самом носу
    была постоянно закрыта и вызывала у них неизменное любопытство. Тик-Так упорно не
    говорил, что там.
    Но однажды он сам открыл ее и пригласил ребят. Они увидели просторную каюту.
    Вместо одной из стен стоял громадный выпуклый зеленоватый экран.
    — Телевизор! — ахнул Гоша.
    Но это был не телевизор. Тик-Так щелкнул переключателями, погас свет, и на экране
    появились яркие точки.
    — Чтобы лучше видеть, — пояснил маленький космонавт. — Вот звездная карта неба.
    В центре ее — красный огонек, это наш корабль. А теперь всмотритесь внимательнее, и
    вы увидите среди многочисленных звезд одну — ярко-зеленую. Это наша планета Свет
    Разума. Ищите ее!
    Ребята чуть ли не носом возили по экрану, то взлетая под потолок, то опускаясь к
    полу. Но зеленой звезды никак не находили.
    — Не мешайте друг другу! — посоветовал Тик-Так, прислушиваясь к шумной возне.
    — Разделите экран на участки и исследуйте их.
    Наконец, под самым потолком, Даша нашла крохотный зеленый огонек.
    — Проверим! — Тик-Так взялся снова за переключатели. — Сейчас этот огонек
    должен мигать.
    — Мигает! — крикнули ребята.
    — Тогда все в порядке. Возьмите рулетку, — Тик-Так подал им длинную серебристую
    ленту с делениями, — и измерьте расстояние от нашего корабля до планеты. Сколько?
    — Четыреста шестьдесят пять сантиметров, — ответил Макар.
    — Не сантиметров, а целапов, — поправил Тик-Так. — Каждое деление на этой
    рулетке равно одному целапу. Один целап — это десять миллионов километров. А теперь
    посмотрите внизу. С какой скоростью мы летим?
    Первым у приборов оказался Гоша.
    — Пять! — во все горло крикнул он. — Стрелка стоит на цифре пять.
    — Значит, пять целапов в час. Теперь нужно решить задачу: если мы летим со
    скоростью пять целапов в час, то за сколько времени мы пролетим расстояние в четыреста
    шестьдесят пять целапов? Кто решит?
    Гоша потихоньку отплыл по воздуху в самый дальний угол каюты и там затих.
    — Синицын лучше всех решает задачки! — Даша с гордостью посмотрела на Макара.
    У того сразу заныло под ложечкой. Ведь Даша не знала, что только с помощью Тик-
    Така и его волшебной коробочки он так блестяще решал задачи. Теперь коробочка ис-
    чезла и Тик-Так не сможет помочь ему. Сам он ослеп и ожидает от Макара решения!
    Он хотел было сказать об этом, но, встретив сияющий взгляд Даши, промолчал.
    — У кого есть ручка и бумага? — спросил он.
    Нашли ручку, нашлась и бумага. Макар долго что-то на ней высчитывал.
    — Четыреста шестьдесят пять разделить на пять, — он усиленно морщил лоб. —
    Разделить на пять... Пятью пять — двадцать пять! Тьфу, зачем мне двадцать пять?
    Наконец число как будто разделилось, но верно ли это? Эх, был бы задачник, недолго
    бы заглянуть и в ответ...
    — Что так долго? — недоумевала Даша. — Раньше ты всегда решал быстро...
    — Раньше, раньше! — отмахнулся Макар. — Не мешай! Здесь с миллионами дело
    иметь приходится.
    Она притихла. Макар, тяжело вздохнув, подытожил:
    — Получилось сто девяносто три.
    — Сто девяносто три часа! — воскликнул маленький космонавт. — Столько нам
    осталось лететь еще до нашей планеты. Больше недели.
    — Как долго! — вздохнула Даша. — А что мы будем делать все это время?
    — Лучше всего лечь спать, — сказал Тик-Так. — Космонавты всегда так делают в
    дальнем полете...
    — Столько спать?! — ужаснулся Гоша.
    — Я дам вам таблетки спокойного сна. Пойдемте.
    Он показал ребятам, как превратить кресла в кровати. Потом Тик-Так достал
    специальный прибор со множеством делений — наверное, их было не меньше тысячи.
    — Ну-ка, поставьте кто-нибудь стрелку звонка на деление сто девяносто три.
    Затем он дал им по маленькой сладкой таблетке и пожелал спокойного сна.
    Уже засыпая, Макар подумал: «А правильно ли я решил задачу? Сто девяносто три...
    Надо было решить еще раз. Нина Борисовна всегда говорила: семь раз отмерь... Ну,
    ничего, все равно за это двойку не поставят. Прилетим, а потом разберемся...» И он
    широко зевнул.
    ЦВЕТОК ДОЛГОЛЕТИЯ
    Пронзительный звон разнесся по космическому кораблю. Первым вскочил Гоша
    Шурубура.
    — Подъем! Подъем! — заорал он, словно в пионерлагере, где побывал минувшим
    летом и где ему очень понравилось. Он тут же стащил одеяло с Синицына. Тот, не успев
    продрать глаза, ухватился за край ускользающего одеяла:
    — Ну, чего... А ну, не трогай!
    Даша сразу вскочила и полетела к иллюминатору. Едва она распахнула темные
    шторки, как в каюту хлынул ярко-красный свет.
    — Ах, горим! — вскрикнула она испуганно.
    — Слышишь, горим! — Шурубура снова сорвал с Макара одеяло и полетел к потолку,
    не рассчитав рывка. — Пожар, пожар!
    Но тут проснулся Тик-Так. Лицо его раскраснелось ого сна, голубые глаза сверкали, но
    были печально-неподвижны. Он по-прежнему ничего не видел.
    — Я слышал крики «пожар»? — удивленно спросил он. — Или это мне приснилось?
    — Да, снаружи что-то горит, невозможно смотреть в иллюминатор, — всхлипнула
    Даша.
    — Наденьте черные очки. Что вы теперь видите?
    — Солнце... — в один голос начали Макар и Даша, — но почему оно такое яркое?
    Даже в очках глазам больно.
    — Одно солнце? — тревожно спросил Тик-Так.
    — Нет... пять.
    — Но ведь у нас должно быть три солнца! — с отчаянием воскликнул Тик-Так. —
    Посмотрите внимательнее, три солнца — одно над другим!
    Макар и Даша прильнули носами к стеклу.
    — Раз, два, три, четыре, пить! — взволнованно считал Макар.
    — Ой, я падаю! — вскрикнула Даша.
    — Мы снижаемся? — удивился Тик-Так. — Значит, приборы обнаружили впереди
    планету.
    Сильный удар потряс корабль.
    Гоша, пыхтя, стал выбираться из-под кресла.
    ...Сборы «космонавтов» были недолги. Они надели точно такие же, как у Тик-Така,
    белоснежные костюмы с золотыми рожками антенн на прозрачных шлемах.
    Гоша, дурачась, полез к Макару бодаться. Он был похож на маленького козленка.
    Даша прыснула.
    Они остановились у выхода из ракеты. Макар волновался: сейчас, вот прямо сейчас
    они ступят на незнакомую планету.
    Тик-Так нажал кнопку, и дверь отошла в сторону. Перед ними распахнулась ярко-
    зеленая равнина. Пять солнц освещали ее.
    — Ну, что вы видите? — взволнованно спросил Тик-Так.
    — Траву видим, деревья, кусты. Солнца! Пять солнц!
    — Облака еще! — добавила Поспелова. — Фиолетовые!..
    Тик-Так опустил голову.
    — Это не Свет Разума! — огорченно сказал он.
    — Как же мы тогда сюда попали? — спросила Даша.
    — Это проделки Крека! Наверное, он не сразу улетел от Земли, а околачивался на
    орбите: догадался, что я могу еще построить корабль, вот и набросал на нашем пути маг-
    нитных мин.
    — Что это такое? — удивился Гоша.
    — Эти мины создают сильные магнитные поля, а если корабль попадает в такое поле,
    то отклоняется в сторону. У каждого пирата на корабле есть такие мины, хотя они за-
    прещены Звездным Советом.
    — Проклятые бандиты! — возмутилась Даша.
    — Что же теперь делать?
    — Давайте спускаться, — заторопился Гоша. — Раз прилетели, то посмотрим эту
    планету.
    — Сначала проверьте, твердый ли грунт, — посоветовал Тик-Так.
    Макар попрыгал на месте.
    — Ничего! Ходить можно.
    — Берем вездеход, — решил Тик-Так.
    С помощью Даши он вышел из корабля, повозился около кормового отсека, и створки
    разошлись. Из отсека медленно, переваливаясь на бесчисленных суставчатых ножках,
    выбрался вездеход-вертолет «Вова».
    — Рысак! — протянул, довольно Гоша. — Чур, я за руль сяду!
    Но его не пустили к управлению. Водителем назначили Дашу. Рядом с ней сел Тик-
    Так.
    Управлять вездеходом было легко: достаточно было громко и четко приказывать ему,
    и он поворачивал влево-вправо, убыстрял ход или останавливался.
    Даша с удовольствием правила вездеходом. Она заставляла его взбегать на крутые
    холмы, преодолевать быстрые реки. На глубине, там, где ноги машины не доставали дна,
    они превращались в весла и гребли так быстро, что «Вова» летел, словно глиссер.
    Они ехали два часа, но не встретили ни одного живого существа. Повсюду зеленели
    густые заросли высокой травы, торчали отвесные ярко-рыжие скалы. Встречались
    коричневые кактусы.
    Наконец решили остановиться на поляне, выйти и осмотреться. «Вова» замер на месте
    и согнул суставчатые ноги, как это делают слоны, чтобы пассажиры могли ступить на
    землю.
    — Я останусь в вездеходе! — крикнул Гоша. — Не отходите далеко!
    — Смотрите, цветы! — воскликнула Даша. Она собирала среди травы маленькие
    фиолетовые цветы, напоминающие фиалки, и уходила все дальше и дальше.
    — Эй, вернись! — крикнул Макар. Но Даша не слышала его: наверное, позабыла
    включить шлемофон. Тогда Макар пошел следом, с любопытством поглядывая по сто-
    ронам.
    Они отошли довольно далеко от вездехода. Вдруг Макар наткнулся на
    необыкновенный цветок. Нагнулся и сорвал его. Лепестки у него были бархатно-черные,
    плотные, словно вырезанные из дерева. Из сердцевины торчали длинные, слегка
    изогнутые стрелы золотистого цвета.
    — Даша, смотри, что я нашел! — крикнул Макар.
    Даша оглянулась. Вдруг глаза ее широко раскрылись, и она протянула вперед руку.
    Губы беззвучно шевелились.
    Синицын удивился: «Цветок вроде не страшный. Чего это с ней?»
    Но девочка смотрела не на цветок. Она смотрела за спину Макара. Тот резко
    повернулся и замер от страха.
    Перед ним стоял лев.
    Это был не обычный земной лев, какого можно увидеть в цирке или зоопарке. Это был
    гигантский зверь величиной с двухэтажный дом, с пастью, словно чердачное окно. Он
    задумчиво рассматривал мальчика, как бы решая — сразу его съесть или немного
    подождать.
    Макар пятился от него, пока не наткнулся на перепуганную Дашу. Та вскрикнула и
    заплакала. Синицын выпятил грудь и стал ждать приближения страшного чудовища.
    Лев не спешил. Он неторопливо подошел к Макару и стал его обнюхивать, шумно
    втягивая воздух. Это было невыносимо! Уж лучше б сразу проглотил, одним махом! И
    Макар в отчаянии стал бить рукой по широкой, как кровать, морде зверя.
    — Брысь, тебе говорю! Брысь! — кричал он так, будто лев был кошкой.
    Тот урчал и смущенно мигал круглыми коричневыми глазами. Хвостом он обмахивал
    себя по бокам, одного такого удара было достаточно, чтобы прихлопнуть Макара как
    муху.
    Лев повел носом и одними губами осторожно забрал из рук Макара черный цветочек.
    Еще раз тяжело вздохнул, словно принося извинения, и затрусил к соседней роще.
    Раздался топот множества ног, и из травы показался плоский нос вездехода-вертолета.
    На месте водителя сидел Гоша Шурубура с вытаращенными глазами. Рядом с ним
    виднелось встревоженное лицо Тик-Така.
    Даша и Макар мгновенно очутились в вездеходе. Поспелова обняла Гошу и
    всхлипнула.
    — Где он? Где он? — вырывался из Дашиных объятий Шурубура. — Где лев? Дайте
    мне его укокошить из пушки.
    — Опасность миновала, — вмешался Тик-Так. — А из пушки никого нельзя убить. Ее
    лучи делают кровожадных зверей мирными, как ягнята.
    Оказывается, он услышал разносившиеся из шлемофона Макара крики и велел Гоше
    гнать вездеход на выручку.
    — Я его сразу увидел! — шумел Гоша. — А он тут же удрал вон туда, я заметил.
    Теперь не уйдет.
    Он упорно направлял вездеход в ту сторону, куда убежал лев. Никто не мешал ему —
    все были слишком растеряны.
    Даша повернулась к Макару и стала заботливо осматривать его:
    — Он не укусил тебя, не поцарапал?
    Дашины пальцы ощупали скафандр Макара. Ради того, чтобы она так внимательно и
    заботливо заглянула в его глаза, он готов был снова очутиться перед грозным чудовищем!
    И не одним!
    Вскоре они увидели льва. Он высился темно-желтой глыбой в густой траве и
    обеспокоенно озирался. В губах его по-прежнему был зажат черный цветок.
    — Стой! — крикнул Макар Гоше. — А то заметит нас...
    Вездеход замер. И ребята увидели удивительную картину.
    Из травы начали выпрыгивать серые зверюшки. Приглядевшись, ребята узнали зайцев.
    Их было много, целое заячье войско! И это войско охватывало льва кольцом. Лев
    тревожно заметался по равнине, пытаясь проскочить к роще. Но не тут-то было: зайцы
    выпрыгивали из травы прямо перед его носом, и тот шарахался из стороны в сторону в
    невероятном испуге.
    Все теснее смыкалось кольцо зайцев вокруг царя зверей. Тогда лев сел и понурил
    голову. Из его пасти свисал цветок. Зайцы придвинулись еще ближе. Теперь, если бы лев
    шевельнулся, он сразу раздавил бы десяток этих серых разбойников. Но он осторожно
    улегся.
    И тут зайцы с визгом накинулись на него. Они барабанили передними лапками по его
    широкой, как крыша вагона, спине, по бокам, по лбу. Несколько зайчишек вцепились
    зубами в толстый твердый хвост и таскали его по траве. Лев терпел это, изредка
    вздрагивая всем телом.
    Но вот один из зайцев залез прямо на морду льва и, выхватив цветок, со всех ног
    кинулся бежать.
    Вся стая с пронзительным визгом бросилась за ним.
    Счастливец промчался совсем рядом с вездеходом, держа цветок в зубах.
    Ну и хохотали же ребята! Да, такого не увидишь никогда в жизни: зайчишки скопом
    одолели царя зверей. Да еще какого! Одним ударом лапы он мог уложить сотню косых.
    — Кажется, я догадываюсь, на какую планету мы попали, — сказал Тик-Так,
    прислушиваясь к выкрикам ребят. — Но нужно добыть цветок. Вперед!
    После небольшой борьбы с Шурубурой Даша снова заняла свое водительское место и
    дала «полный газ». «Вова» рванулся вслед за убегающими зайцами.
    О, это была отчаянная гонка!
    — Быстрее, жми! — орал Гоша восторженно.
    Вскоре они стали настигать зайцев. Но вездеход так сильно трясло, что Тик-Так
    прокричал:
    — Придется лететь! Поднимайся в воздух!
    И тотчас вверху мягко зарокотали воздушные винты, тряска сразу же прекратилась.
    Трава внизу слилась в сплошное бархатное одеяло, на котором прыгали серые точки зай-
    цев. А вот и самый проворный.
    — Правь прямо на зайца с цветком и хватай его, — наклонился к Даше Тик-Так.
    — Как... хватать? — не поняла Даша.
    — Скомандуй «Вове», а он уж схватит.
    Косой летел, заложив уши за спину.
    Из носа вездехода высунулись две длинные тонкие клешни. Они пошевелились в
    воздухе, резко изогнулись и ушли вниз. Через секунду в одной клешне трепыхался заяц,
    вторая быстро и ловко вырвала у него из зубов цветок.
    — Попался, косой! — завопил Гоша. Клешня выпустила зайца, и тот исчез в траве. На
    столе перед ребятами появилось странное растение, испускающее тепло.
    Тик-Так осторожно ощупал бархатные лепестки. А коснувшись огненных тычинок,
    вскрикнул:
    — Цветок долголетия!!!
    ...Через несколько часов космический корабль покидал планету пяти солнц. В
    центральной каюте в маленькой стеклянной вазе стоял черный цветок — драгоценная
    добыча. Тик-Так сказал, что космические пираты готовы отдать за этот цветок десять,
    двадцать кораблей награбленного золота.
    — Он что — много лет цветет? — не понял Гоша. Тик-Так объяснил:
    — Это цветок бессмертия. Раз в сто лет он вырастает на этой планете, и тогда все
    живое стремится найти его. А царь здешней планеты — заяц. Лев же наоборот — труслив.
    — А что, лев тоже питается травой? — удивилась Даша.
    — Нет, конечно, он нес цветок львице, — задумчиво предположил Тик-Так. — Или
    своим детям. Ведь родители всегда самое лучшее стараются принести детям.
    Особый, завывающий звук тревоги разнесся по кораблю.
    Тик-Так побледнел:
    — Это Перевертыши!
    МЕСТЬ ВЯКА
    В это время металлический равнодушный голос автопилота сообщил:
    — Справа по курсу обнаружен космический корабль со злодейской эмблемой на
    борту. Приближается...
    Друзья прильнули к иллюминаторам: маленькая красноватая точка светилась и
    медленно двигалась среди бесчисленных звезд и скоплений.
    — Внимание! — продолжал автопилот. — Получаем позывные со встречного корабля.
    Он выходит на связь.
    И тотчас загремел знакомый голос:
    — Говорит свободный космический пират Крек, командир корабля «Звездная смерть»!
    Предлагаю всем сдаться! Даю на размышление пять минут!
    Ребята, как по команде, повернулись к Тик-Таку:
    — Что будем делать, командир? Он грустно опустил голову:
    — Сдаваться.
    — Как — сдаваться?! — возмутился Макар. — Наши никогда не сдаются!
    — Вот ему, видел? — и Гоша повертел кулаком перед носом Тик-Така, но,
    спохватившись, смущенно отошел.
    — Пусть только сунется! Мы ему покажем! Тик-Так покачал головой:
    — Они всегда побеждают. Поэтому мы с ними давно не воюем. Как только они
    предлагают сдаться, мы сдаемся. Другого выхода нет...
    Макар возмутился:
    — Так просто сдаться? Нет!
    — Ничего не поделаешь, — развел руками Тик-Так, — за пленников они берут выкуп
    и отпускают их.
    — Выкуп?!
    — Конечно. Денег у нас много. Перевертыши знают. И мы не жалеем денег, когда
    нужно спасти жизнь одного из нас. Ведь жизнь всегда дороже.
    — Этим злодеи и пользуются! — вмешался Гоша. — А вы бы хоть раз дали им по
    сопатке!
    — Нельзя! — возразил маленький космонавт. — Тогда они убьют пленников.
    — Нельзя сдаваться в плен, — упрямо сказал Макар.
    — Мы не любим войны. У нас нет оружия, только «лучи мира». Но на злодеев они
    почему-то не действуют, — объяснил Тик-Так.
    — А на кого действуют?
    — На хороших людей, конечно. И на зверей! Макар даже оторопел:
    — Зачем же тогда такие лучи? Значит, вас колошматят, а вы откупаетесь? Ну, с нами
    этот номер не пройдет!
    — А что вы сделаете? — недоумевал Тик-Так. — Они вооружены до зубов.
    — Мы их перехитрим, — предложила Даша. — Что, если мы спрячемся, а?
    — Ну и что? — поинтересовался Гоша. — Чего прятаться? Надо смело выйти на бой и
    всех их — бах-бах!
    — Из чего бах — из пальца? — презрительно оборвала его Даша. — Говорят тебе,
    кроме этих самых... мирных лампочек, у нас ничего нет.
    — Развивай свой план дальше, — потребовал Макар.
    — Мы спрячемся, — оживилась Даша. — Они ведь не знают, что мы тоже на корабле.
    Они залезут сюда, посмотрят, что никого нет, кроме Тик-Така, и уйдут.
    — Они оставят часовых, — сказал Тик-Так.
    — И пусть! Сколько они оставят часовых — одного, двух, трех? Все равно им потом
    придется заснуть. Вот тогда мы выйдем, свяжем их и снова захватим корабль.
    — А что, это мысль! — восхитился Макар.
    Из репродуктора снова донесся нетерпеливый голос Крека:
    — Дождусь я ответа или нет? Иду на абордаж! Берегитесь! Слышите?
    Вражеский корабль подошел совсем близко. Теперь оба космических корабля шли
    параллельным курсом. Пиратский череп ухмылялся с борта «Звездной смерти».
    — Успели нарисовать, гады! — пробормотал Гоша.
    Ребята увидели, как открылась дверь вражеского корабля. Появились две фигуры: одна
    — длинная, тощая — Крека, вторая — короткая, толстая — Вяка.
    Крек взмахнул рукой — и к кораблю полетел, разворачиваясь, тонкий шнур, на конце
    которого что-то чернело. Раздался глухой стук в борт.
    — Магнитные присоски, — заметил Тик-Так, напряженно прислушиваясь, —
    злодейское снаряжение!
    Когда оба корабля были прочно скреплены несколькими десятками абордажных
    шнуров с присосками, Крек и Вяк, держась за веревки, полезли на корабль.
    — Что-то я никого, кроме них, не вижу, — сказал Макар, глядя в иллюминатор. — А
    что, если...
    И, повернувшись к ребятам, он скомандовал:
    — Надевайте скафандры, живо! Он быстро напялил свой скафандр и исчез. Через
    минуту он снова появился. Карманы у него оттопыривались. А в дверь уже колотили
    Перевертыши:
    — Открывайте! Дверь высадим! Синицын торопливо сказал:
    — Тик-Так, если ты не хочешь воевать со злодеями, то хотя бы поможешь нам?
    — Конечно! Я всегда готов сделать для вас все, что нужно. Говори!
    — Тогда пойдем...
    Они осторожно выбрались через запасный выход корабля и повисли в тени его
    корпуса. Макар вытащил из кармана внушительный магнитный замок, который разыскал
    в кладовке, и прикрепил его к люку запасного выхода. Гоша Шурубура крепко сжимал в
    руке длинный кухонный нож.
    В корабле раздались грохот и проклятия.
    — Ворвались! — прошептал Макар. — Пошли.
    Хватаясь за выступы и скобы в корпусе корабля, они перебрались на другой борт. Вот
    и открытый освещенный люк, через который проникли Перевертыши. Изнутри доно-
    сились ругательства и грохот.
    Друзья быстро захлопнули люк, и Макар моментально повесил на него второй замок.
    Тотчас изнутри забарабанили кулаками:
    — Откройте! Эй вы, немедленно откройте! Не то пожалеете!..
    Макар ухватился за веревку и, замирая, скользнул по ней к вражескому кораблю. Люк
    его был распахнут. Злодеи так привыкли к победам в космосе, что не принимали никаких
    мер предосторожности.
    Он заглянул внутрь. И по веревке, как паучок по паутине, вернулся назад.
    — Никого! Там никого нет! Ура!
    Распахнулся один иллюминатор, второй. Злодейские рожи угрожающе таращились на
    ребят. Наушники шлемофонов дребезжали от их ругани.
    — Проклятье! — неистовствовал Крек. — Клянусь тысячью раскаленных метеоритов,
    я отвезу вас на страшную Планету Вулканов и изжарю живьем!
    — Сначала выберись, а потом будешь жарить, пиратская морда, — крикнул Гоша и
    принялся ловко обрезать ножом абордажные веревки с присосками.
    Даша помогла Тик-Таку перебраться на вражеский корабль, Макар последовал за
    ними.
    Здесь все было точно так же, как на их корабле, если не считать зловещей эмблемы,
    нарисованной на борту черной несмываемой краской.
    «Ничего, прилетим на планету Свет Разума и уберем этот проклятый череп», —
    подумал Макар и даже не счел нужным сообщить об этом Тик-Таку. Это была его страш-
    ная ошибка.
    Синицын повернулся к Даше:
    — Цветок не потеряла?
    — Нет, он здесь, под скафандром, — она дотронулась до груди.
    А Тик-Так без конца радовался.
    — Неужели мы их победили, а? — приговаривал он. — Мы их перехитрили, вот это
    здорово! Такого случая еще никогда не было: самого Крека, коварнейшего и жестокого
    космического пирата, обвели вокруг пальца!
    Макар обернулся.
    — Гоша, поторопись! Мы улетаем, — крикнул он и остолбенел. Гоши нигде не было.
    Только что он возился с веревками над самыми иллюминаторами и исчез.
    Ребята принялись наперебой кричать:
    — Гоша! Где ты, Гоша? Отзовись! Шурубура!
    — Покричите, покричите еще! — неожиданно раздался противный голос. — Может, и
    отзовется... Только вряд ли. Своего Гошу вы не увидите больше никогда в жизни.
    Из открытого иллюминатора высунулся черный шлем. За стеклом его кривлялась
    толстая усатая физиономия.
    — Вяк! — воскликнула Даша.
    — Обормот! Предатель! — с ненавистью глядя на лоснившуюся рожу, крикнул Макар.
    — Говори, куда ты дел Гошу?
    — Хе-хе-хе! — Вяк довольно облизнулся. — Во-первых, никакой я тебе не Обормот. Я
    только изредка принимал облик твоего презренного кота, чтобы следить за этим вот... —
    он кивнул на Тик-Така. — А во-вторых, могу сказать, где этот несчастный мальчишка,
    который не раз пребольно дергал меня за хвост, когда я в облике кота пробирался по
    лестнице вашего дома. Теперь я ему отомстил: тоже дернул за хво... то есть за ногу,
    правда, всего один раз, зато на славу!
    И он коротким толстым пальцем указал вниз, в космическую бездну:
    — Улетел туда... можете попрощаться. Хе-хе-хе! Даша заплакала.
    — Сначала я хотел втащить его сюда, — продолжал самодовольно Вяк, — но он стал
    сопротивляться. Жаль, что не удалось этого сделать! Оборвал бы ему все уши и славно
    выпорол самым толстым ремнем! Пришлось отправлять его в безвозвратное космическое
    путешествие. Пусть теперь целуется с кометами.
    — У, проклятый! — Макар не выдержал и швырнул в злодея тяжелым ключом прямо в
    лоб, и хотя скафандр защитил его, глаза Перевертыша съехались к переносице. С
    пронзительным мяуканьем он скрылся в глубине корабля.
    В ПЛЕНУ
    — Как же нам теперь найти Гошу? — спрашивал расстроенный Макар.
    Они втроем держали совет во вражеском корабле. Как и следовало ожидать, никаких
    атомных пушек, пулеметов и пистолетов здесь не оказалось.
    — На испуг берут, — разъяснил Синицын Тик-Таку.
    Это был корабль, который раньше принадлежал планете Свет Разума. Он был точно
    такой же, как и тот, что они оставили, потому что оба создавались по одной схеме. Даже
    вездеход-везделет стоял внизу, и ребята назвали его «Вовой-2». Вездеход охотно
    отзывался на эту кличку.
    Правда, во время пребывания здесь злодеи устроили такой беспорядок, что Даша и
    Макар два дня убирали помещение, выбрасывая через кормовой люк мусор, окурки и
    пустые бутылки из-под лимонада «Три звезды», который Перевертыши любили больше
    всего и уничтожили весь его запас.
    Корабль пиратов не отставал от друзей.
    Время от времени из репродуктора неслись ругательства и проклятия злодеев.
    Разбойники требовали немедленно снять с корабля замки и сдаться в плен. В случае
    неповиновения они грозили страшными, немыслимыми карами. Ребята только хохотали в
    ответ.
    Но горестные мысли о Гоше и его судьбе все чаще овладевали ими.
    — Сами мы не найдем его, — сказал Тик-Так. — Слишком слабая у нас аппаратура,
    чтобы обнаружить в космосе такое маленькое тело.
    — Не такой он и маленький, — обиделся за друга Макар. — Как-никак второклассник
    уже.
    — Я имею в виду, что он маленький по сравнению с планетами, — улыбнулся
    космонавт.
    — А-а, тогда другое дело! — солидно кивнул Макар. Подумав, он объявил: — Но без
    Гоши мы дальше не полетим. Космонавты не бросают друг друга в беде, правда, Даша?
    — Конечно! — Даша решительно тряхнула косичками.
    — А мы и не думаем бросать его в беде, — сказал Тик-Так. — Мы будем искать его.
    И они решили кружить на одном месте, пока не обнаружат Гошу.
    — У него в скафандре месячный запас еды, питья и воздуха, — подбадривал друзей
    Тик-Так. — Видели на спине контейнер? Там хранится неприкосновенный запас на случай
    аварии.
    Он установил рычаги на пульте управления так, чтобы корабль шел по спирали,
    описывая все большие и большие круги. А Макар и Даша, сменяя друг друга, дежурили у
    обзорного экрана, до боли в глазах всматривались в каждую светящуюся точку. Мимо
    проносились астероиды, метеориты, иногда отдельные планеты.
    Гоши не было. Он пропал бесследно.
    Макар закрыл глаза и как будто задремал. Ему показалось, что он дома, лежит в своей
    уютной кровати и ждет, когда придет с дежурства мама. Вот звякнул ключ в двери, вот
    слышатся осторожные шаги. «На сколько времени хватит Гоше воздуха в скафандре?» —
    подумал он. Тик-Так говорил, что воздуха и воды хватает на несколько дней. Есть еще
    питательные таблетки. А потом? Удушье, смерть, холод... Зачем мама включила свет? Ему
    так хочется спать... Он силится открыть глаза и не может.
    — Макар! Макар! — слышит он тревожный голос Даши. — Кажется, это злодеи...
    Откуда злодеи? Зачем злодеи? Ах да, ему ведь снится увлекательный сон о
    космическом путешествии с белым мышонком Тик-Таком, превратившемся в космонавта.
    Сейчас он проснется и...
    — Ага! — его схватили за шиворот и сильно тряхнули. — Попались, голубчики! Вот
    теперь я полюбуюсь на ваши перепуганные рожи, прежде чем бросить в раскаленный
    кратер вулкана!
    Макар проснулся. Над ним возвышался Крек с ядовитой улыбкой на губах. Тик-Так и
    Даша уже сидели в креслах, крепко привязанные веревками. Синицын стал отбиваться и
    нечаянно съездил Вяку по уху.
    — Ах, так? — взвизгнул Крек. — Ты еще на старших руку поднимаешь?
    Он замахнулся, что-то сверкнуло у Макара перед глазами, и вокруг стало темно. Когда
    Макар снова очнулся, то увидел, что и он уже привязан к креслу. Вяк постарался: веревки
    больно врезались в кожу.
    Крек, заложив руки за спину, расхаживал перед ними взад и вперед, говоря скрипучим
    голосом:
    — Итак, сейчас мы отвезем вас на Планету Вулканов, поджарим там хорошенько, все
    это снимем на кинопленку и фильм распространим по всей Вселенной, чтобы космонавты
    знали: за непослушание и сопротивление мы жестоко наказываем! Ужасная смерть ждет
    каждого, кто не подчиняется нашим распоряжениям и сопротивляется. Да, да! Таких мы
    будем подвешивать над кратером самого огнедышащего вулкана. — Крек подошел к
    столу и взял лист бумаги. — Насколько я догадываюсь, это ваши расчеты. Хотелось бы
    мне знать, кто их делал, — усмехнулся он.
    — Я, — выдавил Макар, исподлобья глядя на Перевертыша. — Ну и что?
    — Ха-ха-ха! — закатился тот. — Поздравляю! От своего имени выношу
    благодарность.
    — Не надо мне вашей благодарности! — бросил Макар ему в лицо. — Да и за что?
    — Как — за что? За расчеты, по которым вы никак не могли попасть на планету Свет
    Разума, а попали в наши руки. Ведь здесь ошибка на ошибке.
    — Неправда! — стал вырываться Макар.
    — А вот, посмотри: 465 разделить на 5 будет 93. У тебя же почему-то получилось 193!
    Понятно? Ты как будто сработал по нашему заданию, мальчик!
    — Не выполнял я ваших заданий! — запротестовал Макар со слезами на глазах. — Я
    просто ошибся!
    — За такие ошибки ставят единицу! — сурово прервал его Крек. — А в космонавты
    просто не допускают. Не понимаю, как такой опытный путешественник, как звездочет
    Тик-Так, — он не без иронии поклонился в сторону маленького космонавта, — мог
    доверить такие важные расчеты двоечнику.
    Тут не выдержала Даша:
    — Никакой он не двоечник! Он был когда-то двоечником, а в последнее время
    исправился и получал одни пятерки. По математике он мог решить любые задачки лучше
    всех в классе! — И она с гордостью посмотрела на Синицына.
    — Пфу! Пфу! — насмешливо зафукал Вяк.
    — Мы знаем, — высокомерно произнес Крек, — что последнее время этот мальчик
    стал получать одни пятерки. Но благодаря кому? Ему помогал Тик-Так своими подсказ-
    ками на расстоянии и телеподсказками! Он брал учебники и подсказывал ему правильный
    ответ. Вот и весь фокус. Ученичок же беззастенчиво пользовался этим, врал, всех
    обманывал. А когда ему пришлось решать самостоятельно, он... что, Вяк?
    — Ни бум-бум! — радостно промяукал усач.
    — Ха-ха-ха! — покатывались со смеху космические пираты.
    — Браво, Синицын! Такие люди — бессовестные, лживые — нам нужны, — Крек
    похлопал Макара по плечу.
    — Кто бы мог подумать... — поразилась Даша. — Я считала, что если Макар решил, то
    это самое верное. А он, оказывается, только на подсказках и выезжал.
    — Напрасно вы упрекаете во всем Макара, — заговорил Тик-Так. — Он мужественно
    вступил в борьбу с презренными злодеями и победил! Ведь это он закрыл вас на замок,
    словно мышей.
    Перевертыши заскрежетали зубами.
    — Кстати, как вам удалось освободиться? Крек ударил себя в грудь:
    — Я и не из таких ловушек уходил!
    — Ну а точнее?
    — Направил корабль в метеоритный поток. Через минуту все замки были сбиты
    метеоритами. Учитесь!
    А Макар не смел поднять глаз. Это из-за него они не попали на родную планету Тик-
    Така. Из-за него очутились и плену у пиратов. Из-за него погиб Гоша...
    — У меня одна просьба к вам, — сказал он дрожащим голосом, — чтобы меня...
    первого бросили в вулкан.
    Злодеи на радостях обнялись и стали выбивать чечетку.
    — Мы бросим его последним! — прогнусавил Вяк. — Пусть он посмотрит, как по его
    вине мучаются другие.
    — И все это снимем на кинопленку! — пронзительно выкрикнул Крек. — Это будет
    потрясающий фильм. Шедевр киноискусства! На черной звезде за него дадут целый ко-
    рабль золота.
    — Требуй два корабля! — подпрыгивал Вяк. — Один тебе, другой мне. Нет, лучше
    три: один тебе, а два мне. Неожиданно вмешалась Даша.
    — Уважаемые злодеи! — сказала она строго. — А если бы вам дали десять кораблей
    золота, вы отпустили бы нас на свободу?
    — Десять кораблей золота? — выпучил глаза Крек.
    А Вяк даже присел от изумления. Пошевелил губами и завопил:
    — Это значит, шесть кораблей мне, а четыре ему!
    — Нет! — отрубил Крек сурово. — Девять кораблей мне, а один тебе.
    — Это несправедливо! — начал брызгать слюной Вяк, но Крек уже не слушал его.
    Присев на ручку кресла, он вкрадчиво спросил у Даши:
    — А где же ты, девочка, возьмешь целых десять кораблей золота? Где?
    — А вы отпустите нас на свободу?
    — Конечно, конечно, — проквакал Крек. — Но...
    — И доставите нас на планету Свет Разума?
    — Безусловно!
    — Дайте честное пио... злодейское слово.
    — Честное злодейское слово, что я выполню своп обещания! — с жаром поклялся
    Крек, поднимая вверх оба пистолета.
    — Тогда развяжите меня, — потребовала Даша. Она побледнела. — Вот здесь, у меня
    под скафандром...
    — Не смей, Даша! — крикнул Макар. — Они тебя обманут...
    Но было поздно. Едва Даша освободила руку и достала черный цветок долголетия, им
    моментально завладели, пираты. Развязывать Дашу полностью они и не подумали.
    — Видишь, — с горечью бросил Макар, — что ты наделала!
    — Развяжите нас! — негодовала она. — Ведь вы обещали!
    Но Перевертыши не сводили помутневших глаз с бесценного цветка. Крючковатый
    нос Крека побелел, по толстым щекам Вяка струился пот. Казалось, они вот-вот упадут в
    обморок.
    — Вот это добыча! — наконец выдохнул Крек.
    — Мы о такой и не мечтали! — промяукал Вяк, потирая руки.
    Но тут вмешался Тик-Так:
    — Вам дали выкуп, и вы должны освободить нас. Если вы этого не сделаете, я сообщу
    в Звездный Совет.
    — Плевали мы на твой Совет! — бросил через плечо Крек.
    Перевертыши любовались добычей.
    — Почему вы нас не развязываете? — Даша сердито сдвинула брови.
    — А зачем? Мы приближаемся к цели путешествия.
    — Вы же дали честное слово выполнить свои обещания!
    — Во-первых, я дал честное злодейское слово, а не пионерское...
    — Да! Все слышали!
    — А вам следует знать, что честное слово Перевертышей никогда не выполняется. Его
    можно тут же перевернуть обратно.
    — Эх, вы!
    — Во-вторых, я клялся, что выполню свои обещания. Но какие? Ведь еще раньше я
    обещал изжарить вас на вулкане. Именно это обещание я и имел в виду.
    Он подскочил к Даше и загнусавил ей прямо в ухо: — Ну, согласись, девочка, что
    десять кораблей золота за цветок и три корабля золота за фильм о ваших мучениях —
    больше, чем десять кораблей золота только за цветок.
    — Тринадцать кораблей! — застонал Вяк от радости.
    — Кстати, вот и цель нашего путешествия, — зловеще сказал Крек. — Он подошел к
    иллюминатору и отдернул штору: — Планета Вулканов!
    Каюту мгновенно залили багровые отсветы страшной планеты...
    ЧУДОВИЩА ПЛАНЕТЫ ВУЛКАНОВ
    Крек умело посадил корабль на кромку самого большого кратера, чтобы, как он
    выразился, «сразу ввести действующих лиц в атмосферу спектакля».
    — Вяк, отвяжи пленников и выводи их. А я пойду и заряжу кинокамеры, — приказал
    главарь.
    Едва он скрылся, Вяк подскочил к пленникам и торопливо зашептал:
    — Слушайте, слушайте! Я ослаблю ваши путы, а когда выйдем из корабля, то по
    моему сигналу бросайтесь на этого проходимца и вяжите его.
    Макар и Даша с недоверием смотрели на усача.
    — Нужно наконец покончить с этим бессовестным грабителем! — толстые щеки его
    затряслись от злости. — Так обманывать честных людей! Мы бросим его прямо в кратер,
    и пусть горит синим огнем.
    — Но прежде отберем у него цветок, не так ли? — многозначительно спросил Тик-Так,
    подставляя свои руки. Вяк подскочил:
    — Конечно! Десять кораблей золота — и все мне! Только мне! Вы ведь не обманете?
    Вы отдадите мне цветок?
    — Мы-то не обманем, — сказала Даша, поднимаясь. — Но как бы вы снова...
    Глазки Перевертыша воровато забегали.
    — Нет, нет! Ни за что... — он осекся. В каюту входил Крек. В руке его поблескивала
    новенькая кинокамера диковинной формы. Он подозрительно посмотрел на Вяка:
    — Все готово?
    — Д-да, — прохрипел тот. — Можем идти. Я связал их на славу. Если хочешь,
    проверь.
    — Пойдем, пойдем, некогда, — бросил Крек. — Время — деньги!
    Тик-Так уперся.
    — Проверьте скафандры! На этой планете нет кислорода. А без кислорода жить
    нельзя... Крек загоготал:
    — Это без денег жить нельзя, а без кислорода мо-о-ожно! Ха-ха!
    Но все же по его знаку Вяк неохотно проверил скафандры. Крек двинулся вперед и
    открыл люк. Вяк вывел связанных пленников.
    Тик-Так был прав: если бы на них не было скафандров, они сразу бы задохнулись от
    густого ядовитого дыма, окутавшего планету. И тогда не состоялись бы съемки фильма,
    все было бы копчено в один миг.
    Кругом, куда ни кинь взгляд, дымились раскаленные камни, из трещин и дыр
    выбивались струи пламени и газа, сотни больших и маленьких вулканов выбрасывали
    жидкую лаву и вулканические бомбы, которые с треском и грохотом падали вокруг.
    Крек с довольной улыбкой огляделся:
    — Хорошо... Именно так мне всегда и представлялся рай для злодеев...
    Даша испуганно глядела на задымленные угрюмые скалы. Тик-Так стоял с серьезным
    лицом, словно к чему-то внимательно прислушивался.
    — Тик-Так, — придвинулся к нему Макар. — Ты готов, дружище?
    Тот еле заметно кивнул.
    — О чем вы там шепчетесь? — набросился на них Крек. — Или вы еще не теряете
    надежды вырваться из моих рук? Ха-ха-ха! Напрасно...
    Макара ужаснуло его лицо: жестокое, злобное и беспощадное, с горящими
    красноватыми глазами.
    — Первым бросай его, — указал он на Тик-Така. — Все равно он ничего не видит.
    Значит, по-настоящему не будет страдать. А эти пусть смотрят. Подведи их поближе, к
    самому кратеру!
    Он вскинул камеру к глазам, чтобы выбрать удобную точку съемки, но в это время Вяк
    заорал ему прямо в ухо:
    — Отдай цветок, негодяй! — и схватил его за горло. Они упали на дымящиеся камни.
    Макар одним движением сорвал с рук веревки и стремительно бросился к дерущимся.
    За ним подбежала Даша. И вовремя: сильный и ловкий Крек уже брал верх над своим
    неповоротливым противником. Оседлав Вяка, он поднял камень и занес его над головой.
    Толстяк в ужасе завизжал. Но тут подоспел Макар и опрокинул Крека на спину. Общими
    усилиями главаря быстро скрутили.
    — Предатель! — скрежетал зубами связанный бандит. — Вот как ты платишь мне за
    мою заботу! Ты предаешь меня уже триста восемьдесят шестой раз!
    — А сколько раз ты меня предавал? — пыхтел толстяк, отряхиваясь. — Я уж и считать
    перестал. Вспомни, как на планете Даномил ты не только выдал меня властям, но даже
    вызвался сам меня повесить на веревке из живых змей.
    — Жаль, что я не сделал этого! — Крек корчился от бешенства.
    Усатый торопливо полез ему за пазуху и долго шарил там. Лицо его побагровело, как
    свекла.
    — Где цветок? — закричал он. — Говори сейчас же, куда ты спрятал цветок?
    И тут он застыл с открытым ртом. Макар взглянул в ту сторону, куда он смотрел, и
    побледнел.
    Космический корабль, который стоял на самом краю, вздрогнул, накренился и
    сорвался в кратер. Взметнулось пламя, донесся сильный взрыв.
    Друзья замерли в оцепенении. Никто не хотел верить в ужасную катастрофу.
    — Ха-ха-ха! — раздался зловещий каркающий смех. Это смеялся Крек. —
    Достукались?
    — Что же делать? — тупо спросил его толстяк.
    — Ну-ка, развяжи меня! — приказал ему главарь.
    Вяк поспешно бросился выполнять его приказание.
    Разминая затекшие руки, Крек окинул всех презрительным взглядом. Потом
    неторопливо поднял с камней кинокамеру и помахал ею перед носом толстяка:
    — На этот раз, жирная лягушка, тебе не выкарабкаться. Ты погибнешь, подлый трус и
    предатель!
    — А ты? — трясущимися губами спросил Вяк. — Ты разве не погибнешь?
    Главарь загадочно усмехнулся:
    — Мне, может быть, еще и повезет...
    И он пошел, перепрыгивая через трещины, брызжущие искрами. Толстяк с минуту
    стоял, растерянно глядя ему вслед, потом бросился вдогонку и жалобно закричал:
    — Прости меня, о великий Крек. Я никогда-никогда больше не предам тебя, буду
    твоим верным псом и помощником! Сделай мне очередное, триста восемьдесят шестое
    серьезное предупреждение. Я больше не буду-у...
    Они скрылись в клубах дыма.
    — Жалкая душонка! — воскликнул Тик-Так и спросил: — А кинокамеру они
    захватили?
    — Да, — ответил Макар. — А что?
    — В кинокамере спрятан цветок долголетия! Крек надеется купить на этой планете
    новый корабль, чтобы удрать.
    — У кого же он здесь купит корабль? — Макар с сомнением огляделся. Кругом только
    скалы и дымящиеся вулканы. — Здесь же нет жизни.
    — Здесь может быть станция космических наблюдателей. Надо догнать Крека, в этом
    наше единственное спасение!
    — Ой, что это там, наверху? — Даша невольно попятилась и чуть не упала.
    Макар оглянулся и вздрогнул: из кратера выплеснулась раскаленная лава и катилась
    прямо на них. Издали она казалась огненным тестом, медленно сползающим по крутому
    боку огромного горшка.
    — Лава! На нас идет лава! — закричал Макар. Он почувствовал, как нагревается
    скафандр.
    — Бежим! — Даша схватила маленького космонавта за одну руку, Макара — за
    другую, и они кинулись вниз по склону. Макар поскользнулся и больно ушиб коленку.
    Но огненная лава была уже близко. Пришлось опять ускорить бег. Тик-Так то и дело
    спотыкался, потом остановился и сел:
    — Больше не могу, друзья. Давайте простимся. Дальше вы идите одни. Я останусь.
    Макар растерялся.
    — Как так? Зачем оставаться?
    — Очень просто, — спокойно ответил Тик-Так. — Без меня вы побежите быстрее.
    — Но ты же погибнешь здесь! — воскликнула Даша, теребя его за рукав.
    — Зато вы спасетесь.
    — Что за ерунду ты городишь? — Макар оглянулся на приближающийся огненный
    вал, и у него на короткий миг мелькнула мысль, что без Тик-Така они действительно по-
    бежали бы гораздо быстрее. Но нельзя же бросать товарища в беде. Он столько раз
    выручал его. — А ну, вставай, пойдем!
    — Нет, я останусь здесь, потому что задерживаю вас, я хочу, чтобы вы спаслись, —
    упрямо возразил Тик-Так.
    — А мы хотим, чтоб и ты спасся! — в одни голос воскликнули Макар и Даша.
    — Нет. Один погибает, чтобы другие спаслись. Такой у нас закон, это разумно.
    — Плохой закон! — возмутился Макар. — У нас никогда не бросают товарища в беде.
    — Если ты не пойдешь, мы понесем тебя, но не оставим здесь, — добавила Даша. — И
    быстрей! Лава близко!
    Они подхватили Тик-Така под мышки и потащили вниз.
    Огонь дышал им прямо в спину. Если бы не скафандры, то, наверное, они в одну
    минуту изжарились бы. Но и через мощную защиту скафандров проникало огненное
    дыхание вулканов. Пот заливал лица, дышать было трудно.
    Наконец вулкан скрыла густая пелена дыма.
    — Вот они! — крикнула Даша, когда дым на минутку рассеялся — Пираты!
    Совсем недалеко между валунами виднелись две знакомые фигуры.
    — Стой! — крикнул им Макар, но из пересохшего горла вырвался только слабый
    хрип.
    В следующую секунду произошло такое, что их охватил невыразимый ужас.
    Синевато-серые валуны неожиданно зашевелились и стали приподниматься на кривых
    суставчатых лапах, как у крабов или пауков. Маленькие глазки на стебельках сверкали
    кроваво-красным огнем.
    Чудовища медленно подбирались к друзьям. Их были полчища. И все они жадно
    тянули свои гигантские клешни к отважным путешественникам. Раздавался такой
    скрежет, словно гранитные глыбы терлись друг о друга.
    Друзья поняли, что пришла их гибель.
    — Бежим! — плаксиво крикнул Вяк. — Они сожрут нас!
    Один Крек спокойно наводил объектив кинокамеры прямо на морды крабов.
    — Выход один, — небрежно процедил он сквозь зубы. — Броситься в кратер и разом
    погибнуть. Все же приятнее чем в мерзком желудке одной из этих тварей.
    — Мы согласны! — ответили Макар, Даша и Тик-Так.
    У Вяка задрожал голос:
    — Я не хочу в огонь...
    — Тогда полезай к нему в пасть! — Крек кивнул на ближайшего краба с одной
    клешней. Сзади него теснились другие. «Почему он так спокоен?» — мелькнуло у Макара
    в голове.
    Вдруг сквозь мутные полосы мелькнул силуэт какого-то странно знакомого краба.
    Макар одернул себя: «Какие тут знакомые крабы?»
    — Готовьтесь! — скомандовал Крек. — Будете прыгать в огонь по моей команде. А я
    буду вас снимать. Потом прыгну сам.
    — А почему не вместе? — удивилась Даша.
    — Может быть, меня в последний момент спасут, девочка, — спокойно ответил
    злодей. — Бывало в моей жизни и такое... И тогда у меня будет замечательный фильм о
    вашей гибели. Я продам его за три корабля золота. А ваши родные узнают, как смело вели
    вы себя в последние мгновения.
    Это был весомый довод.
    — Ну что ж... — обреченно вздохнула Даша. Они встали на краю кратера и крепко
    взялись за руки...
    ВОЗЬМИТЕ И НАС, МЫ ХОРОШИЕ!
    — Раз... два... — Крек вскинул кинокамеру. Макар в последний раз оглянулся и
    удивленный замер. В облаках дыма ему померещилось лицо Гоши Шурубуры.
    — Стойте! — отчаянно крикнул он. — Я увидел...
    — Прыгайте, прыгайте! — завопил Крек. Но причина его спокойного поведения
    раскрылась. Макар увидел то, что давно уже заметил коварный злодей.
    Оказалось, что ближайший к ним краб вовсе не краб, а вездеход «Вова», в котором
    сидит Гоша Шурубура. Он отчаянно пробивался вперед, но ему то и дело приходилось
    останавливаться и вступать в сражение с крабами. «Вова» ловко опрокидывал их своими
    стальными рычагами.
    — Гоша! К нам идет Гоша! — закричала восторженно Даша.
    «Вова» прорвался наконец сквозь кольцо чудовищ и остановился возле ребят.
    — Садитесь быстрее! — приказал Гоша, распахивал входной люк. Первым втолкнули
    Тик-Така, потом влезла Даша. Макар уже занес ногу, когда Вяк умоляюще сложил руки:
    — Возьмите меня с собой! Я больше не буду! Я стану хорошим... Всех буду
    слушаться.
    Его отталкивал в сторону Крек:
    — Меня, меня возьмите. Он тяжелый, от него только вездеход перегрузится. А я
    легкий, меня возьмите.
    — Не берите их! Они должны остаться здесь. Во Вселенной им нет места! — гневно
    сказал Тик-Так.
    Услышав это, Перевертыши упали на колени и жалобно заголосили:
    — Смилуйтесь! Не отдавайте нас на растерзание чудовищам. Они нас съедят!
    Ребята колебались.
    — А может, взять их? — пожалела Даша. — Ведь они тут погибнут.
    — Закрывай дверь! — крикнул Гоша. — Сейчас на нас налетит этот... с одной
    клешней!
    Тогда Крек щелкнул крышкой кинокамеры и вытащил цветок долголетия:
    — Вот... Возьмите. Десять кораблей золота!
    — Эх ты! — укорил его Макар. — Подкупить думаешь. А ведь цветок-то наш.
    Поэтому его и берем.
    — Забирайте нас! — снова завопили Перевертыши. — Мы будем хорошими! Мы уже
    хорошие! Они голосили так, что в ушах звенело.
    — Ладно, — махнул рукой Макар. — Кто старое помянет, тому глаз вон. Садитесь.
    — Правильно! — захлопала в ладоши Даша, а потом обняла Макара. — Ты,
    оказывается, добрый.
    Тот смущенно шмыгнул носом.
    Бандиты торопливо полезли в люк вездехода. Они очень хотели показать, что уже
    сейчас стали хорошими, и старались не отталкивать друг друга, но у них это не очень
    получалось. Ведь они всегда удирали от опасности первыми, в бой шли последними, а
    добычу хватали раньше всех.
    Но вот они все же втиснулись в вездеход, и тот двинулся назад. Гоша, сияя,
    повернулся к друзьям:
    — Ну, как я веду машину?
    — Классно! — похвалил Макар. — Где ты пропадал? И как очутился здесь?
    — Ну, то, что меня Вяк зафутболил в космос, вы знаете, — начал Гоша. — Сначала я
    перепугался. Лечу, кувыркаюсь, а вокруг звезды мелькают. Даже глаза закрыл от страха.
    Но тут вспомнил, как Так-Так учил нас управлять скафандром. Стал микродвигатели
    выключать и остановил кувыркание. Лежу, как на воде, и думаю, что дальше делать.
    Звезды рассматриваю. Вдруг вижу — одна движется. Что такое, думаю, никак спутник
    летит? За ним второй! Я закричал: сюда, сюда, на помощь! Потом понял, что меня никто
    не слышит, — звездочки пролетели и скрылись. Обидно так стало... Через некоторое
    время снова летят! Ну, думаю, заметили. Стал руками и ногами размахивать, а звезды
    опять скрылись.
    — Это мы тебя разыскивали, — пояснил Макар.
    Гоша кивнул:
    — Я так и понял. Стал дожидаться, хоть и скучно было. Хорошо, в скафандре есть
    запас воды и питья. А то боялся — с голоду помру. Опять звездочка появилась — одна.
    Остановилась. Я микродвигатель включил и тихонько к ней направился. А это корабль. Я
    внутрь забрался. К перископу приник, вижу невдалеке еще один корабль. Только им уже
    завладели злодеи. Решил Лететь следом...
    — Как же ты летал? — изумилась Даша. — Разве ты умеешь управлять кораблем?
    Гоша свысока посмотрел на нее:
    — Думаешь, я зря околачивался у пульта управления, когда Тик-Так по подсказкам
    Макара вел корабль? Все его действия замечал: какие рычаги двигает, какие кнопки на-
    жимает. А Макар еще гнал меня оттуда...
    — Я боялся, что собьешь корабль с курса, — оправдывался тот. — Или отвинтишь
    какую-нибудь гайку... Гоша махнул рукой:
    — Там же ни одной гайки нет! Это не трактор... Когда сели вы на эту планету, я
    покрутил немного вокруг и тоже сел. Стал вас на вездеходе разыскивать... И вот спас, —
    гордо закончил он
    ТИК-ТАК ВИДИТ СНОВА
    Долго ли, коротко они летели, наконец показалась планета Свет Разума.
    Жители планеты радостно приветствовали путешественников. Тик-Так что-то кричал
    им в ответ, и по его лицу текли слезы счастья. Наконец-то он снова на своей родной
    земле! Правда, пока он не мог ее видеть, но врачи обещали вылечить его от слепоты,
    вызванной пиратскими лучами.
    А бандитов увезли, чтобы подвергнуть суровому, но справедливому наказанию. Целый
    год им предстояло пасти летающих бегемотов на Планете Тысячи Болот.
    Тик-Так познакомил ребят со своим братом — черноволосым Фик-Факом. У того на
    груди был зеленый значок.
    — Что это значит? — спросил Макар.
    — Я слежу за порядком, — объяснил Фик-Фак. — Иногда кто-то прилетает
    посмотреть событие с опозданием и стремится прорваться в первые ряды, чтобы лучше
    видеть.
    — А-а, — догадалась Даша. — Это как наши дружинники! Если кто подерется, то
    сразу его в милицию.
    — У нас никто не дерется, — строго сказал Фик-Фак.
    Тут подлетела серебристая «скорая помощь». Двое врачей в белых костюмах и с
    голубыми крестами на рукавах подхватили Тик-Така и увезли его в больницу.
    — Мы еще увидим его? — забеспокоилась Даша. Фик-Фак улыбнулся:
    — Конечно. Через несколько дней. А главное, он вас увидит.
    Фик-Фак нажал кнопочку на груди, и космический корабль растаял в воздухе.
    — Он свое отлетал, — пояснил Фик-Фак. — Теперь он распылен на молекулы, из
    которых будет построен новый корабль.
    — Жалко «Вову», — вздохнула Даша.
    Ребятам велели сиять скафандры и дали легкие белые костюмы. На груди у каждого
    была прикреплена маленькая коробочка с тремя кнопками.
    — Это энергопульты для гостей, — пояснил Фик-Фак. — Вы быстро научитесь
    управлять ими. Смотрите: если нажать правую кнопочку, то вы перенесетесь куда
    захотите; если нажать левую — появится нужная вам вещь; средняя кнопка для
    переговоров с любым жителем нашей планеты.
    Гоша начал колдовать над коробочкой, и тотчас появился новенький малиновый
    мотоцикл «Ява».
    — Это вещь! — пыхтел он, пытаясь влезть на сиденье. — Не обдурили... Давно мечтал
    погонять на таком.
    Жители планеты с удивлением рассматривали диковинную машину.
    — Для чего этот механизм? — спросил Фик-Фак.
    — Чтобы ездить на нем, для чего же еще! — объяснил Гоша.
    — А какую скорость он развивает?
    — Не догонишь! — прихвастнул Гоша. — До ста двадцати выжимает.
    — Ста двадцати чего?
    — Ста двадцати километров в час! А умеючи и больше...
    Фик-Фак сильно удивился. Он даже ничего не мог сказать, только переводил глаза с
    мотоцикла на Гошу.
    — Но зачем тебе это древнее приспособление, если ты в любой момент можешь
    оказаться в любом месте?
    Гоша хмуро слез с мотоцикла и погладил его ярко-красный бочок, словно прощаясь со
    старым, верным другом. Фик-Фак сразу переслал «Яву» в музей допотопных машин.
    И друзья отправились путешествовать по удивительной планете Свет Разума. Она
    была похожа на Землю, но только ярче и многоцветнее. Очевидно, потому, что ее
    согревали сразу три солнца. Дома были ослепительно белые, как гигантские кубики
    рафинада. Над ними протянулись воздушные линии метро. Изумительные парки
    раскинулись повсюду. В них обитали ручные звери со многих планет. Ребята побывали и
    в школах, где обучение проходило при помощи дисплеев и компьютеров. И где никто не
    знал, что такое подсказка Гоша попробовал объяснить, какое это удивительное
    изобретение, но его никто не понял. «Темный народ», — вздохнул Шуру бура.
    Сутки на планете Свет Разума были длиннее, чем на Земле, и отважные
    путешественники многое успевали посмотреть за день. Но скоро, несмотря на то, что
    было очень интересно, друзья устали и захотели домой.
    — А когда мы полетим назад? — спросили они Фик-Фака.
    — Уже скоро, — успокоил их он. А однажды радостно объявил: — Сегодня из
    больницы выйдет Тик-Так.
    Встречать маленького космонавта собралось множество людей. Всем хотелось пожать
    ему руку и поздравить с выздоровлением.
    Тик-Так вышел под приветственные крики.
    — Как вы себя чувствуете, Тик-Так?
    — Как твои глаза?
    — Да здравствует бесстрашный покоритель космоса!
    — Ты хорошо видишь?
    — Полетишь снова, Тик-Так? Даша бросилась к нему с объятиями:
    — Тик-Так, дорогой! Как мы рады!
    Маленький космонавт переводил затуманенный взгляд больших голубых глаз с одного
    лица на другое. Так долго он никого не видел! Каждый старался обнять его, заглянуть в
    его ожившие глаза.
    — Тебя и не узнать! — Макар хлопнул Тик-Така по плечу.
    Это был самый радостный день у ребят на планете Свет Разума. Они провели его с
    Тик-Таком, бродя по зеленым лугам и вспоминая свои приключения в космосе.
    — А помните здоровенного льва? — подскакивал Гоша. — Как он от зайцев удирал?
    Тик-Так смеялся и не мог налюбоваться природой, веселыми синеватыми облаками,
    тремя сияющими солнцами на небосклоне. Но какая-то печаль, как тучка, то и дело
    омрачала его лицо.
    — Что с тобой? — участливо спрашивала Даша. — Ты еще не выздоровел? Почему ты
    грустишь?
    И тогда Тик-Так не выдержал и поведал ребятам страшную новость: они никогда-
    никогда не смогут увидеть своих родных, близких и знакомых, потому что за то время,
    что они путешествовали в космосе, на Земле прошли тысячи лет.
    — Не может быть! — побледнел Макар. — Как же это так: тут одно время, а там
    другое?
    Тик-Так понурил голову:
    — Я сам не знал. Но в больнице я разговаривал с одним ученым, и он мне сказал об
    этом.
    — Что же делать? — растерялась Даша.
    — Сейчас ученые ищут способ отправить вас обратно на Землю прямо к тому
    моменту, когда мы вылетели.
    — А они найдут такой способ? — голос Макара задрожал.
    — Могут найти. Дело в том, что совсем недавно наши ученые стали управлять
    временем. Но удастся ли...
    — Попроси их, Тик-Так! — умоляюще воскликнула Даша. — Скажи им, что я очень
    хочу увидеть маму, папу, бабушку... Если мы прилетим через тысячу лег, то они, на-
    верное, уже умрут...
    — II я опять по математике отстану, — пробасил Гоша. — Придется догонять класс.
    — Какой класс? — протянул Макар, невольно улыбнувшись. — Никого из твоего
    класса и в помине не будет.
    — И Семенюка не будет? — тупо переспросил Гоша. — Он ведь мне рогатку должен.
    Как же так?
    — Да отстань ты со своей рогаткой! — отмахнулась Даша.
    Они замолчали. В головах стучало одно: «Тысяча лет, тысяча лет...» Какое-то
    тоскливое чувство охватывало их.
    — Какой будет наша Земля через тысячу лет? — нарушил тягостное молчание Макар.
    — Кругом асфальт! — выпалил Гоша. — И машины — одна за другой, одна за другой!
    У каждого своя машина.
    Он мечтательно задумался.
    — Многоэтажные дома, — протянула Даша. — Высотные... Небоскребы. В сто, двести
    этажей.
    — Точно! — подхватил Гоша. — Мой дядька — архитектор, так он говорит, что
    будущее за небоскребами. Везде небоскребы!
    — А в селе? — возразил Макар. — Вон я каждое лето к бабушке в село езжу, так у нее
    свой дом, вокруг яблони, вишни, груши, на огороде клубника, козел Берендей... Бабушка
    говорит, что ни за что не переедет в городской высотный дом.
    — А зачем ей переезжать? — махнул рукой Гоша. — И в селе у каждого будет свой
    высотный дом. Даша и Макар рассмеялись:
    — Трепач! Зачем бабушке высотный дом?
    — Как зачем? Залезет на верхотуру и будет наблюдать, как в огород за клубникой
    крадутся.
    Даша посерьезнела.
    — А что? Наверное, и в селах будут высотные дома. Все живут в одном высотном
    доме, а вокруг сады, огороды... А люди? Какими будут люди?
    — Конечно, добрые и справедливые. Все в мире жить будут. У каждого своя
    автомашина, «Жигули»... или там «Волга». Мечта! — подхватил Гоша.
    — Дались тебе эти автомашины. Они воздух загрязняют. Все летать будут...
    — Точно! У каждого свой самолет...
    — Да погоди! Летать будут без самолетов, они ведь тоже загрязняют воздух, грохочут.
    Вот как на планете Свет Разума. Нажал кнопочку — и мигом перенесся в другое место.
    Без грохота и дыма.
    Долго мечтали в этот вечер друзья, представляя себе Землю будущего.
    — Вот так же, наверное, и тысячу лет назад мечтали, — вздохнула Даша, укладываясь
    спать. — Что люди будут добрые и справедливые, жить станут в мире и дружбе...
    Никто ей не ответил.
    Как-то утром Тик-Так ворвался в гостиницу к ребятам.
    — Все в порядке, друзья! Ученые решили задачу! Готовьтесь к полету! — сообщил он.
    — Ур-ра! — завопил Гоша.
    — Опять лететь на корабле? — встревожилась Даша. — А если пираты нападут?
    — Или этот... — Гоша кивнул на Макара, — снова рассчитает так, что мы попадем
    куда-нибудь на Марс.
    Макар съездил его по затылку.
    — Нет, — разъяснил Тик-Так. — Вы полетите без корабля. По колодцу времени.
    — Как это? Как это? — попятился Макар.
    — Увидите.
    В назначенный день вся планета собралась провожать землян на родину. Ребят ввели в
    странное решетчатое здание, из крыши которого в небо уходили стальные стрелы. Для
    каждого была приготовлена отдельная кабинка. Ребята торопливо прощались: до
    назначенного времени остались считанные минуты.
    — Вот тот самый ученый, который помог вам решить задачу перемещения во времени,
    — шепнул Тик-Так.
    — Когда войдете в кабину, вытянитесь, глубоко дышите и смотрите на красную
    лампочку перед собой, — сказал ученый и улыбнулся. Глаза у него были усталые. — Мы
    перешлем вас по пространственно-временному колодцу, и вы попадете прямо домой.
    Передавайте от нас горячий привет вашим мамам и папам...
    И тогда Даша вытащила из кармана цветок долголетия, который берегла для мамы.
    Цветок был все так же свеж, и так же полыхали его стрелы-тычинки.
    — Вот... возьмите, — протянула она его ученому.
    — Что это? — удивился он.
    — Цветок долголетия. Чтобы вы жили долго-долго, — пояснила Даша.
    Ученый очень растрогался.
    — Я слышал об этом цветке, но никогда не видел его. Спасибо! — взволнованно
    поблагодарил он. — У меня есть старый учитель. Я подарю ему этот цветок.
    — Но я хочу, чтобы цветок был ваш! — воскликнула Даша. — Ведь это вы решили
    задачу!
    — Девочка, — возразил ученый. — Если бы не мой учитель, я бы не решил ни одной
    задачи в жизни. Ты согласна?
    — Да...
    Макар в последний раз обнялся с Тик-Таком.
    — Спасибо тебе за все, — шепнул он голубоглазому волшебнику. — Ты еще
    прилетишь к нам, на Землю?
    — Может быть, — сказал грустно Тик-Так, — если меня пошлют...
    Он протянул руку:
    — А это тебе.
    На ладони мальчика лежала матовая белая ручка с золотым перышком.
    — Какая красивая! — воскликнул Синицын.
    — Это не простая ручка. Она будет выполнять все твои желания. Достаточно только
    тебе написать свое желание на бумаге или даже в воздухе... Только не причини никому
    зла.
    Они вошли в кабинки.
    — До свидания, Тик-Так! Прощай, Фик-Фак! Прощайте все! — кричали ребята.
    Дверцы захлопнулись. В кабинках послышалось мерное гудение. Зажглись красные
    лампочки.
    Макар стоял, напряженно глядя на огонек. Вот он по-1ас, вспыхнул, снова погас... Что-
    то дрогнуло. Макар почувствовал, что медленно поднимается. Потом ему показалось, что
    исчезли руки, ноги, исчезло все его тело, только глаза остались и смотрят в темноту.
    Темнота всколыхнулась и поглотила его.
    СЛЕЗАЙТЕ, ВЫ НАРУШАЕТЕ!
    — А, вот вы где, проказники! — раздался грубый голос. Темнота начала проясняться.
    И вдруг Макар почувствовал, что кто-то схватил его за ноги и крикнул:
    — Эй, кто это сел мне на шею? А ну, слазь, хулиган! Макар испуганно огляделся. Он
    увидел знакомый распахнутый сарай, сугробы вокруг. На нем опять надето пальто,
    валенки... Но почему он сидит верхом на чьих-то плечах?
    — Ты как залез туда? С крыши прыгнул?
    — И мне кто-то сел на шею... — услышал Макар растерянный голос «мастера
    чистоты» Девятисильного. — Гражданин, вы нарушаете. Я требую, чтобы вы немедленно
    слезли с моей шеи.
    Кто-то плюхнулся в снег и дал стрекоча. Макар кинулся следом.
    — Стой! Стой! — гремело сзади.
    Макар перевел дух только у своего дома. Оглянулся, его нагоняли двое. Он узнал
    Дашу и Шурубуру.
    — Это вы?! Что произошло, не пойму...
    Даша давилась от смеха.
    — Ой, не могу... Ой, мамочка! Вы же с Гошей попали прямо на шеи дворнику и деду
    Корнею. А я рядом в глубокий сугроб упала, еле выкарабкалась.
    — Вот так штука! — изумился Гоша. — А они нас не узнали?
    — Наверное, нет! Он же кричал тебе: «Гражданин!» А ты разве гражданин?
    Макар задумался.
    — Наверное, ученый чего-то не рассчитал... Ну ладно, нее равно мы дома.
    — Мы вернулись с планеты Свет Разума! — радостно сказала Даша. — Вы помните
    все?
    — Все помню! — пробурчал Гоша. — Только как на дворника сел, не помню. Хорошо,
    что удрали.
    — Зацапал бы нас, а потом доказывай ему, что мы из космоса вернулись, — бросил
    Макар.
    — Неужели мы были там? — удивлялась Даша. — Все так похоже, на сон...
    Они некоторое время стояли и глядели друг на друга, словно не веря и то, что с ними
    произошло.
    — Ой, побегу домой! — спохватилась Даша. — Я так соскучилась по дому!
    — Ну, и мы пойдем, — пробормотал Макар, когда шаги Поспеловой стихли вдали.
    Они стали медленно подниматься по лестнице.
    Может, и вправду прошло несколько тысячелетий, пока они путешествовали? Но нет,
    лестница была все та же, нисколько не изменилась, вот перила на втором этаже ша-
    таются... И та же надпись на стенке: «Людка — ябеда, коза».
    Макар робко позвонил. Послышались знакомые шаги, и в двери появилась мама. Она
    спокойно посмотрела на Макара:
    — Уже пришел? Нагулялся?
    Макар порывисто бросился ей на шею:
    — Мама, я так соскучился по тебе! Мне кажется, что не видел тебя тысячу лет!
    — Ну, зачем же преувеличивать? — она рассмеялась. — Эх ты, выдумщик!
    К ним подбежал Обормот и начал мяукать — что-то клянчил. Макар тотчас
    высвободился из маминых рук и схватил кота.
    — Это ты, Обормот? — он пытливо заглянул коту в глаза. — Или Вяк? Признавайся.
    Кот хрипел и дергал лапами.
    — Что ты там говоришь? — удивилась мама.
    — Мужской разговор. — Он выпустил кота, и тот, пригнувшись, нырнул под кровать.
    — Удираешь, трус...
    Мать позвала из кухни:
    — Иди, поешь. Да, а почему ты звонил? Ты что, опять потерял ключ?
    — Нет, — возразил Макар и полез в кармам. — Вот он...
    Рука его наткнулась на что-то. Он вытащил это «что-то»: на ладони лежала молочно-
    белая ручка с золотым пером.
    ...Макар проснулся и увидел Обормота. Тот спал прямо на подушке и щекотал лицо
    усами.
    — Брысь, — он скинул кота на пол. — Кровати тебе уже мало.
    Одеваясь, Синицын с удовольствием рассматривал все давно знакомое: кровать, полку
    с книгами, среди которые белел «Маленький принц», стол, коробку с конструктором,
    машинами, пистолетами.
    Он испытывал странное чувство: как будто никуда отсюда и не отлучался. А
    путешествие с Тик-Таком на планету Свет Разума? Было ли оно? Ведь они вернулись как
    раз к тому моменту, когда еще и не собирались вылетать. Дворник и сторож только
    подошли к сараю и корабля не видели. Но ручка, волшебная ручка, вот же она...
    ...Он пришел в школу раньше всех. Когда поравнялся со школьной калиткой, из нее
    кто-то выскочил и приказал:
    — Руки вверх, зубы вниз! Стрелять буду!
    Мохнатая шапка надвинута на глаза, из-под нее виднеется широкий красный нос. В
    руке — черный пистолет.
    «Деревянный, — сообразил Макар и ухмыльнулся: — Чем пугает! И кого пугает!»
    — Ты сначала заряди, а потом стрелять будешь! Лысюра сдвинул шапку на затылок:
    — Что, струсил?
    — Было б от чего. И не такое видел.
    Макар обрадовался Генке. Тот был первый, кого увидел Синицын после возвращения
    из своего удивительного путешествия. Макар хлопнул Лысюру по плечу:
    — Здорово!
    — Здорово!
    Потом староста таинственно оглянулся по сторонам и спросил:
    — Ну как, достал?
    — Что достал?
    — Как что? — возмутился Лысюра. — Радиоприемничек, чтобы оценки поправлять.
    Отстает, понимаешь, наш класс по успеваемости...
    И тут Макар вспомнил давний разговор. Ах да, Лысюра хлопочет об отстающих
    учениках. Хочет исподтишка давать советы учителям, какие оценки ставить, — Может, не
    надо? — попробовал отговорить он Генку.
    — Как это не надо?! — мгновенно вскипел староста.
    Он выпятил грудь, отставил ногу. Ну, сейчас понесет... Макару почему-то стало жалко
    Лысюру. Он сам принял твердое решение добиваться успехов собственными силами, не
    надеясь ни на чью подсказку, даже волшебную. «Вот удобный момент, чтобы избавиться
    от ручки!» — подумал он и потянулся к уху Лысюры:
    — Зачем тебе радиоприемник? Есть у меня волшебная ручка — что напишешь ею, то и
    исполнится. Напишешь, чтобы кому-нибудь поставили пятерку, — и поставят, даже если
    он молчит, как инфузория-туфелька. Понял?
    Лысюра недоверчиво повертел ручку:
    — А ручка волшебная? Правда?
    — Когда я врал? — оскорбился Макар.
    — Это верно, — признал Генка. — Ну, раз так, спасибо! — Он с чувством потряс руку
    Синицына. — Расстарался для коллектива, теперь наш класс будет в школе самым
    передовым! Ну, Синицын! Мы тебя в стенгазете отметим: прилагал усилия. Понял?
    — Понял. Только ты поосторожнее с ней, — предупредил Макар.
    — Будь спок! — выставил ладонь Лысюра и подпрыгивая направился в школу.
    А у Макара почему-то на душе стало сумрачно, словно тучка набежала на солнце,
    которое ярко светило до сих пор. И вдруг:
    — Макар!
    Он радостно обернулся:
    — Даша!
    Они сияя посмотрели друг на друга. Потом Даша заговорила:
    — Понимаешь, оказывается, никто ничего не заметил. Я пришла домой, а мама как раз
    пол мыла, да еще начала ворчать, что я так рано пришла, не могла у подружки посидеть. Я
    к ней кинулась, целую ее, а она говорит: «Что это на тебя телячьи нежности напали?
    Лучше бы помогла убираться». И я помогла. А какие же это телячьи нежности, если я так
    долго ее не видела? Правда, Макар?
    — Правда... — подтвердил он, широко улыбаясь.
    ЗДРАВСТВУЙ, ДВОЙКА!
    Генка в одиночестве сидел за своей партой. Наклонив голову и высунув язык,
    старательно писал что-то.
    В класс с шумом ввалилось несколько человек с Живцовым во главе.
    — Привет! Что делаешь? — они подошли к Лысюре.
    — Дрова колю... — у Лысюры забегали глазки. — Не видите, новую ручку
    расписываю? — Он торопливо прикрыл что-то похожее на упражнение первоклассника.
    — Принесли лом? — спросил он деловито.
    — Принесли!
    Старосте не понравился тон, каким это было сказано. Он пошарил в кармане и
    вытащил ключ:
    — Держи, от сарая. Только аккуратнее там складывайте.
    — А мы уже сложили, — хмыкнул Живцов. — Около сарая.
    — Украдут! Немедленно перетаскайте в укрытие.
    — Не украдут, Другие классы тоже кучами складывают, и никто ни у кого не крадет.
    — Я что сказал? — прикрикнул староста. И грозно нахмурился.
    — А ты не приказывай! — Живцов выпрямился, вокруг сгрудились остальные. — Мы
    решили: десять тонн, которые вы с Синицыным достали каким-то темным путем, не при-
    нимать на коллективный счет нашего класса.
    — А что сдавать будете?
    — Что соберем, то и сдадим. Без обмана.
    — Так мы же обязательства не выполним! Опозоримся! — закричал в отчаянии
    Лысюра.
    — А мы его и не давали, — вставил Черепанов. — Опозоришься только ты один.
    — И придется тебе рассказать честно, как ты хотел всех обмануть, — добавил Живцов.
    — Рассказать? Ты мне приказываешь рассказать? — вскочил Генка.
    — Не я — все приказывают.
    — Как бы тебе плохо не... — начал было Генка, но тут вбежали Синицын и Поспелова
    и закричали восторженно:
    — Нина Борисовна идет! Нина Борисовна!
    Все недоуменно посмотрели на них, а Генка проворчал:
    — Учителю радуются. Нашли кому!
    Нина Борисовна поздоровалась, раскрыла журнал.
    — На прошлом занятии мы говорили о полезных ископаемых. Давайте вспомним, что
    это такое...
    Рука учительницы скользнула по списку, и все, как завороженные, следили за ней.
    — Чепурова!
    Зоя чуть слышно охнула и вскочила.
    — Я же почти ничего не знаю... — пробормотала она и пошла к доске.
    — Расскажи нам о полезших ископаемых, Чепурова, — Нина Борисовна ободряюще
    улыбнулась ей. Она знала, что Зоя старательно учила все уроки, но у доски на нее обычно
    нападала страшная робость. Все вылетало из головы, и Чепурова еле могла выдавить из
    себя два-три слова. Вот и сейчас она принялась теребить фартук, то краснея, то бледнея.
    — Откуда добывают полезные ископаемые? — задала учительница наводящий вопрос.
    Полезные ископаемые добывают ил земли, — послушно подхватила Чепурова.
    — Правильно. Какие ты можешь назвать полезные ископаемые?
    Молчание.
    — Уголь полезное ископаемое или нет?
    — Полезное! — обрадовалась Зойка. — Уголь — это очень полезное ископаемое.
    — А где его добывают?
    — В шахтах.
    В общем, тягомотина. Ответы из Чепуровой приходилось вытягивать клещами. Зойка
    и сама это понимала.
    — Садись, Чепурова. Ума не приложу, почему ты всегда так отвечаешь?
    И она повела ручкой по журналу, чтобы вывести напротив фамилии Чепуровой
    неизменную тройку.
    Но в это время Лысюра торопливо схватил волшебную ручку и нацарапал в своей
    тетрадке: «5». Нина Борисовна с превеликим смущением увидела вдруг, что ее рука
    ставит Чепуровой вместо тройки — пятерку! Она в недоумении потерла лоб и сказала:
    — Отвечаешь ты неважно, но я знаю, что ты всегда старательно учишь материал.
    Поэтому ставлю сегодня пятерку, чтобы ты так же старательно учила и впредь.
    Ученики притихли в недоумении. А Зойка засияла, как электрическая лампочка.
    «Что за чепуха?» — подумала Нина Борисовна и вызвала другого:
    — Живцов!
    Зина неохотно пошел к доске,
    — Что с тобой, Живцов? — заинтересовалась учительница.
    — У него мама заболела! — сказал кто-то. — В больницу ее положили.
    — Что с ней? — сочувственно спросила Нина Борисовна.
    — Не знаю, — потупился Зина. — Сегодня пойду ее проведать...
    — Может быть, ты не готов? — предположила учительница. — Тогда я спрошу тебя в
    другой раз.
    — Нет-нет! — Живцов так замотал головой, что чуть очки не слетели. — Я... я все
    выучил.
    Действительно, урок он знал хорошо. Без запинки рассказывал о добыче гранита, о
    свойствах песка и глины, об использовании торфа.
    — Садись, — сказала довольным голосом учительница. — Отвечал ты прекрасно.
    Генка с нетерпением ждал этого момента. Он так и ерзал на месте. «Ага, значит, ручка
    волшебная! Сейчас ты за все ответишь, Живцов! У тебя пропадет охота указывать мне,
    Лысюре, что делать и чего не делать. Да и кто тебя будет слушать, двоечника? Отныне ты
    не будешь вылезать из двоек, и тебя постоянно будут разбирать на советах отряда и
    дружины. Ставлю тебе первую двойку, Живцов. Она, конечно, может стать последней,
    если ты вовремя одумаешься и не будешь перечить мне, старосте Лысюре...»
    И он безжалостно нарисовал у себя в тетрадке двойку. Двойка была жирная,
    вызывающая. Генка несколько секунд любовался ею, потом с интересом посмотрел на
    учительницу.
    А Нина Борисовна с изумлением увидела, что ее рука поставила Живцову «2».
    «Что я делаю?» — ужаснулась она. И сказала растерянно:
    — Двойка...
    — Как двойка? — ахнули в классе.
    Зина расстроенный сел за парту.
    Макар обернулся и заметил торжествующее лицо Генки Лысюры, белую ручку с
    золотым пером. Как молния озарила его догадка. Он вскочил.
    — Это все Лысюра! — крикнул Макар, указывая на старосту. — Это он ставит оценки
    волшебной ручкой!
    Никто ничего не понял, все уставились на Синицына в изумлении. А он подскочил к
    старосте и схватился за ручку.
    — Отдай! Ты делаешь зло! Ты негодяй!
    — Не трожь! — запыхтел Лысюра.
    Они дергали ручку каждый к себе. И та вдруг начала вытягиваться, покрываться
    черными узорами. Бывшие друзья в испуге выпустили ее. Она упала на пол, свернулась
    гибкой змеей, задымилась и пропала.
    Все как будто очнулись от глубокого сна. С недоумением посмотрели друг на друга
    Лысюра и Синицын. «Почему это я стою посреди класса?» — подумал Макар и пошел на
    свое место. Зина Живцов снял очки и почувствовал на щеке что-то мокрое. Он провел
    ладонью по лицу. Слезы? Откуда они? Зина достал платок и поспешно вытер их, чтобы
    никто не заметил.
    Нина Борисовна скользнула взглядом по списку. Так, спрошены уже двое: Чепурова и
    Живцов. Как всегда, Чепурова получила тройку, а Живцов молодец, хоть и заболела мама,
    ответил на пятерку.
    — Теперь к доске пойдет Синицын, — объявила Мина Борисовна. — Он расскажет,
    как добывают нефть.
    Макар вышел, привычно открыл рот и замер... Он ничего не мог сказать, ни слова. Это
    было невероятно!
    «Как же я забыл, — мелькнуло в голове, — что теперь нужно самому учить уроки... Не
    подготовился!»
    — Ну что же ты? — повернулась учительница. — Рассказывай.
    — Нефть... — промычал Синицын. — Нефть добывают... добывают...
    Он тянул время, ожидая, что, может быть, кто-нибудь сжалится над ним и подскажет,
    но все спокойно смотрели на него. Кто же станет подсказывать отличнику, лучшему
    ученику класса?
    — Синицын! — сделала большие глаза Нина Борисов-па. — Ты не знаешь урока?
    — Я... ммм...
    — Ну, тогда расскажи, что такое нефть, — учительница попыталась спасти лучшего
    ученика класса.
    У него перед глазами замелькали от напряжения красные круги. Потом он мысленно
    увидел асфальтированную дорогу. В отчаянии Макар выпалил:
    — Нефть — это... ну, мазут. Добывают его из асфальта.
    И тут же с ужасом замолчал. Он вспомнил вдруг, что такое нефть и как ее добывают.
    Полузабытые страницы учебника стали всплывать в памяти...
    Но было поздно.
    — Садись, два! — сказала, как выстрелила, Нина Борисовна. Синицын, остолбенев,
    смотрел, как рука учительницы выводит в журнале двойку. И странное дело: он вдруг
    обрадовался. «Значит, действительно кончилось волшебство, — подумал он с
    облегчением. — Теперь самому придется все делать. Жизнь снова будет интересной!» И
    Синицын неожиданно для себя самого сказал учительнице:
    — Спасибо!
    Нина Борисовна нахмурилась:
    — Ты еще и паясничаешь?
    — Нет, я не паясничаю! — покачал головой Макар. Ну как объяснить, что он
    действительно рад этой двойке? С нее начнется новая жизнь. Ведь это должно быть
    радостно — самому добывать свои знания! Может быть, он станет таким же ученым, как
    тот, на планете Свет Разума? Ведь даже там, в этой волшебной стране, тот, кто хочет
    получить больше знаний, должен учиться сам.
    — Садись, — сказала учительница.
    ПОДАРОК ИЗ АРКТИКИ
    Мама открыла дверь с таким счастливым выражением лица, что Макар сразу
    догадался:
    — Письмо от папы?
    Она не успела ответить — появился сам папа! У Синицына перехватило дыхание.
    Он бросился к отцу и почувствовал, что летит вверх, под потолок... Отец тормошил
    Макара:
    — Большой какой стал, а! Скоро отца догонишь! Он посадил его к себе на плечо и
    пробасил:
    — Ну-ка, пошли, я покажу тебе кое-что... Опустив Макара на пол, он с таинственным
    видом вытащил из чемодана тяжелый костяной рог.
    — От слона? — ахнул Макар и еле удержал в руках подарок.
    — Нет, моржовый клык. А теперь смотри, какая здесь картина вырезана. Это наш
    радист Алеша постарался для тебя. Молодец, говорит, у тебя сын — отличник!
    Макар увидел маленькие домики среди бескрайнего ледяного поля. Рядом крошечные
    фигурки зверей. У их ног еще более крошечные собаки с хвостами-крючочками. Среди
    торосов брел белый медведь, еще дальше, у полыньи, лежал тюлень. А над всем этим в
    небе переливалось северное сияние. Макар ни разу не видел северного сияния, но хорошо
    представлял его себе по рассказам и письмам отца.
    — Хорошо, а? — спросил отец.
    — Хорошо, — прошептал Макар.
    Потом они сидели втроем за столом и пили чай. Отец без конца рассказывал о
    жестоких морозах, о вьюгах, белых медведях, айсбергах.
    Мама показала отцу приз, который получил Макар на турнире КВН. Папе
    понравилось. Он то и дело нажимал клавишу и с удовольствием слушал мелодию песни
    «Шуми, Амур...», задумчиво разглядывал качающийся на волнах кораблик.
    А Макар сидел как на иголках, низко опустив голову,
    и тяжелая краска стыда заливала его лицо. Отец заметил. И когда мама ушла на кухню
    мыть посуду, он придвинулся к Макару, взял его руки в свои большие ладони и серьезно
    сказал:
    — Макар, ну-ка подними голову. Посмотрим друг другу в глаза.
    Они всегда так делали, когда хотели поговорить откровенно.
    — Говори, — сказал отец.
    Макар набрал полную грудь воздуха и выпалил:
    — Ты веришь, что могут быть волшебники и чудеса?
    — Конечно, верю! Знаешь, сколько бывает чудес на Севере?
    Макар упрямо мотнул головой:
    — Нет, не на Севере. А вот, например, входишь ты на кухню, открываешь
    холодильник... Хотя не так. Однажды ночью я проснулся потому, что сидел за столом...
    И Макар рассказал отцу все. Тот слушал его не перебивая, очень серьезно, и по глазам
    его было видно, что он верит каждому слову. Он даже кивал, иногда вскрикивал: «Ух ты!
    Вот это да!» — особенно когда Макар рассказал о приключениях в космосе. Потом он
    задумался.
    — Значит, прямо вот так хлопнул в ладоши — и перед тобой все, что пожелаешь?
    — Ага! — подтвердил Макар. Он пожалел, что не может теперь же показать отцу свою
    волшебную власть. — А что бы ты хотел?
    Отец пожал плечами:
    — Даже не знаю. Всего, что мне нужно было в жизни, я добивался с их помощью, —
    он вытянул свои сильные руки. — Только не хлопал ими, как лентяй, а работал... — Он
    положил ладонь на игрушечный рояль: — Помнишь, что написано на крышке?
    Макар опустил голову.
    — «Только дай себе волю, начни жить как легче, и тебя понесет так, что не
    выплывешь». Я... я отнесу приз обратно в школу.
    Ночью Макару снились белые медведи и северное сияние. И еще он знал, что станет
    таким же мужественным и сильным, как папа, и без всякого волшебства.
    Волшебство хорошо в сказке, а в жизни нужно надеяться только на себя. И на друзей...
Top.Mail.Ru