Скачать fb2
Феи на каникулах.

Феи на каникулах.


    Феи на каникулах. Риджина Будзи.
    1)     Письмо для Блум.
    ________
    Это было самое обыкновенное утро, новый рабочий день
    волшебного города Гардении и зоомагазина фей. Каждая фея принималась за свою
    работу с усердием и радостью: Стелла готовила котенка к конкурсу красоты. Лейта
    учила щенка немецкой овчарки гимнастическим трюкам, Флора лечила крыло
    попугайчика. Текна обновляла доску объявлений на сайте зоомагазина, а Муза
    проверяла инструменты в музыкальной комнате.
    Блум, как обычно, находилась со своей овечкой Белль за
    стойкой и встречала посетителей. Ближе к обеду веселый и улыбающийся почтальон
    Марк вошел в магазин.
    — Почта! — крикнул он, входя.
    — Добрый день, Марк, — поздоровалась с ним Блум. — Есть
    что-нибудь для нас?
    — Добрый день, Блум. Да, у меня есть письмо для тебя.
    — Письмо? Как странно, я не ждала писем. Кто бы мог мне
    написать? — удивилась Блум, взяв конверт, который протягивал ей почтальон.
    — Если бы я это знал, я бы был пророком! — пошутил Марк и
    улыбнулся. — Ну, я уже должен идти. Жаль, других писем для тебя нет... В
    общем... Ммм... Пока!
    Сказав это. Марк повернулся и столь поспешно направился к
    выходу что ударился о стеклянную дверь. Парень обернулся со смущенной улыбкой,
    как бы извиняясь за свою неловкость, потом открыл дверь и вышел. Блум немного
    обеспокоенно смотрела ему вслед.Подруги часто подшучивали над ней, говоря, что
    молодой почтальон влюбился в нее по уши, и если судить по смущенному поведению
    парня в ее присутствии и по его глупым шуткам, возможно, в этом была доля
    истины. Блум улыбнулась про себя.
    «Будем надеяться, что Скай никогда об этом не узнает, а
    не то бедный Марк попадет в беду», — подумала она. Она хорошо помнила, что
    произошло, когда Специалист встретил ее бывшего парня и какое из этого вышло
    недоразумение.
    Блум воспользовалась тем, что в тот момент в магазине не
    было посетителей, и решила сразу прочесть письмо. Ее терзало любопытство, кто
    же мог его послать. Как только она открыла конверт и узнала, кто был
    отправителем, на ее лице заиграла сияющая улыбка.
    По мере того как она пробегала по убористым строчкам,
    написанными старомодным подчерком, ее улыбка становилась все
    шире. Дойдя до конца письма, она убрала его в коверт,
    погладила Белль по кудрявой головке и сказала:
    Хорошие новости, моя маленькая! Мне так не терпится
    рассказать их другим! Овечка вопросительно посмотрела на нее:
    что же такого важного было написано в этом письме?
    Во время обеденного перерыва Блум сообщила новость другим
    феям.
    Сегодня утром Марк принес мне письмо, — начала говорить она.
    При упоминании молодого почтальона на лицах подружек появились лукавые улыбки, однако Блум сделала вид, что не заметила этого, и продолжала: — Оно с хорошими известиями от нашего старого друга.
    — От какого друга? — спросила Стелла.
    — Ни за что не угадаете! От господина Батсона! — воскликнула Блум.
    —  Правда? Давай, Блум, читай! — попросила ее Флора. — Мне не терпится узнать, как у него дела.
    Блум достала письмо из конверта и начала читать.
    «Дорогам Блум, дорогие девочки, вы еще помните меня? Прошло некоторое время с нашей последней встречи, и многие вещи
    изменились. Вы научили меня тому, что какой бы трудной ни была жизнь, никогда не надо отчаиваться и нужно всегда с уверенностью смотреть в будущее. Теперь я уже не тот неприятный человек, которого вы знали. Я перестроил ферму и наконец-то больше не живу один: теперь я ухаживаю за новыми четвероногими друзьями. Я бы чотел познакомить вас с ними и показать, как тут всё изменилось. Почему бы вам не приехать ко мне в гости вместе со своими питомцами? Ферма у меня большая, и вы можете провести у меня все выходные».
    Блум подняла глаза от письма, улыбнулась и спросила у подруг:
    — Ну, что вы думаете об этом?
    — Ты еще спрашиваешь? — удивилась сияющая Стелла. — Никогда не откажусь от каникул! Ура!
    — Я рада, что господин Батсон обрел душевный покой, я бы с удовольствием его навестила, — согласилась Флора.
    — Интересно, за какими животными он стал ухаживать? — спросила Муза.
    Надеюсь, что за лошадьми, — сказал Лейла. Я отличная наездница и обожаю верховую езду.
    —Хорошо, девочки, решено! Как только у нас будет возможность, мы поедем в гости к господину Батсону, — сказала Блум. — Текна, можешь проверить, заняты ли следующие выходные?
    Текна быстро проверила электронное расписание встреч на компьютере.
    — Ни у одной из нас дел на эту суббогу нет, — сказала она.
    — Отлично, лучше и быть не могло! — обрадовалась Блум. — Устроим себе небольшие каникулы и поедем в гости к господину Батсону на выходные. Собирайте чемоданы, девочки!
    2)     Прибытие на ферму.
    __________________
    В следующую субботу феи с питомцами отправились провести выходные на ферме господина Батсона. Чтобы приехать на место как можно раньше и провести побольше времени на природе, они выехали на своем фургоне в семь утра.
    Дорога на ферму господина Батсона заняла у них немногим более часа. По пути волшебницы и питомцы видели, как дома и магазины города уступали место полям и фруктовым садам. Феи любовались загородным пейзажем, освещенным лучами утреннего солнца; только Стелла, как только залезла в фургон, надела на глаза маску для сна и задремала вместе с Джинджер на коленях. Всем известно, что принцесса Солярии не любит вставать рано.
    После того как волшебницы вышли из фургона, им пришлось пройти небольшой отрезок пути пешком. На ферме их ждал господин Батсон: Блум предупредила его, что они приедут рано утром.
    — Добро пожаловать, девочки! — поздоровался господин Батсон, идя им навстречу.
    Здравствуйте, господин Батсон! — от имени всех поздоровалась Блум. — Как наши дела?
    Господин Батсон улыбнулся.
    — Совсем неплохо. А что вы думаете об этом? — сказал он, показывая широким жестом ферму за его спиной.
    Волшебницы вытаращили глаза от изумления: от старой развалившейся фермы ни осталось и следа. Фасад был заново выкрашен, рамы окон были заменены, а на крыше блестела, словно рубины, новая красная черепица. Пропала и запущенная, колючая растительность, когда-то окружавшая дом, вместо нее стелился аккуратный газон и росли молодые деревца.
    — Это замечательно! — радостно воскликнула Стелла.
    — Вы действительно проделали великолепную работу, — похвалила Флора.
    — Спасибо, девочки, — сказал господин Батсон. — Теперь идите со мной: я покажу вам ваши комнаты. Когда вы отнесете чемоданы, я отведу вас к загонам на задней стороне фермы и покажу моих новых друзей.
    После того как волшебницы надели подходящую одежду, господин Батсон проводил их на заднюю часть фермы, где находились стойла и открытые загоны, в которых в хорошую погоду содержались животные.
    — Сейчас я занимаюсь только двумя видами животных, но я хочу как можно скорее взять себе и других, — объяснял он по пути.
    Позади дома было два загона. В одном спокойно паслось стадо овец, с такой густой шерстью, что они казались мягкими облачками. А в другом...
    — Какая прелесть! — не смогла удержаться от восторженного крика Лейла и побежала вдоль изгороди.
    В другом загоне находились шесть великолепных лошадей темной масти. Одни из них с белой звездой на лбу подошла к краю изгороди, куда прибежала Лейла. Фея погладила ее по морде.
     — Насколько я вижу, тебе нравятся лошади, — заметил с улыбкой господин Батсон.
    — Ах, простите! — ответила Лейла смущенно. — Я даже не спросила разрешения... Да, лошади мне очень нравятся.
    — Почему бы тогда тебе не прокатиться? — предложил господин Батсон. — Почему бы нам всем не сделать кружок? В стойле есть удила и седла. Знаете, я бы хотел переделать часть фермы в манеж, поэтому у меня есть все, что нужно.
    — Мы и правда можем прокатиться на ваших лошадях, господин Батсон?
    — Ну конечно! Подождите меня здесь, — сказал господин Батсон и пошел в стойла взять удила и седла.
    Когда он вернулся, Лейла стала помогать ему готовить лошадей к прогулке, тогда как другие феи, войдя в загон, знакомились с лошадьми, кормя их морковкой и сахаром. Питомцы, порхая рядом, с любопытством и подозрением смотрели на этих огромных животных. Одну Белль, казалось, не интересовали лошади, она зачарованно смотрела на загон, где паслись овцы. Блум заметила это и подошла к ней.
    — Что такое, малышка? — спросила она ее, заинтересованная этим странным поведением. Тут она поняла, что Белль хотела познакомиться с другими овцами, так как в городе, где деревенских животных нет, она их никогда не встречала.
    В этот момент ее позвала Лейла.
    — Давай, Блум! Лошади готовы, только тебя ждем!
    Блум ласково обняла свою овечку.
    — Сейчас мы должны ехать на прогулку с другими волшебницами и питомцами, — сказала она. — Но я тебе обещаю, что, когда мы вернемся, я отпущу тебя в загон с другими овечками, и ты сможешь с ними подружиться.
    Белль посмотрела на нее своими большими глазами, светившимися от радости, и заблеяла.
    — Ну хорошо, я поняла: мы скоро вернемся, — пообещала фея. — Теперь пойдем!
    Скоро господин Батсон открыл загон, и волшебницы выехали верхом на лошадях па прогулку по окрестностям с малышами, порхающими рядом.
    До того как они отдалились от фермы, Белль обернулась, чтобы бросить последний взгляд в сторону загона, где паслось стадо: она никогда пе встречала других овец, таких же как она, и ей не терпелось нернуться назад и подружиться с ними.
    3)     Новая дружба.
    ____________
    Покатавшись на лошадях, феи вернулись на ферму. После обеда они оставили питомцев свободно играть на открытом воздухе, и Блум, как и обещала, разрешила Белль полететь к загону овец.
    Белль, охваченная волнением, пристроилась на один из столбиков изгороди. В полуденный зной некоторые овцы дремали, другие щипали растущую внутри загона траву. Они паслись все вместе и казались огромным облаком с белой шерстью. Овцы не заметили Белль, первый шаг должна была сделать волшебная овечка.
    Белль уже хотела приблизиться к стаду, чтобы поздороваться с овцами, как вдруг она заметила в нем какое-то движение. Две овцы выталкивали из стада третью, у которой в отличие от других шерсть была черная как уголь.
     — И не думай пробовать еще раз! Ты знаешь, что мы не хотим, чтобы ты паслась вместе с нами! — проблеяла одна из них, так сильно толкнув черную овцу, что та полетела кувырком.
    Черная овца не упала духом, сразу встала на ноги и ушла в угол загона, где свернулась в клубочек; мордочка ее выражала непреклонность и готовность дать отпор.
    Белль была поражена произошедшей сценой и сразу же подлетела к черной овце.
     — Как ты? Они тебя обижают? — спросила она, даже не представившись.
    — Они так всегда делают, я уже привыкла, — ответила черная овца. — А ты кто такая? Я тебя никогда раньше не видела.
     — Ты права, прости! Меня зовут Белль, и я гощу на ферме с моей хозяйкой, — ответила волшебная овечка. — Я рада с тобой познакомиться. Хочешь со мной дружить?
    Черная овца нерешительно посмотрела на неё.
     — Ты смеешься надо мной? — спросила она с подозрением. — Зачем тебе дружить с такой, как я?
    Ну... Потому что ты мне кажешься симпатичной, — ответила Белль, сбитая с толку такой недоверчивостью.
    — Тебя не пугает, что я другая?
    — Другая? — переспросила Белль, не понимая. Потом она неожиданно поняла: — А, ты говоришь о твоем цвете? Не вижу в этом ничего плохого. Постой, только не говори, что стадо не дружит с тобой из-за этого?
    Черная овца кивнула.
    — Конечно, из-за этого, — ответила она, — Я отличаюсь от них и поэтому не могу быть вместе с ними. Я не могу щипать травку со стадом, потому что моя шерсть — черная.
    — Но это же глупо! — воскликнула Белль, — Каким образом твой цвет мешает тебе быть вместе с остальными? И представь, какая была бы скука, если бы все на свете были бы одинаковые!
    Понятно, почему ты так думаешь: в конце концов, ты — зеленая, — ехидно заметила черная овца.
    А что, зеленый плохой цвет? — простодушно спросила Белль.
    Черная овца заблеяла, и это было похоже на смех, шедший от самого сердца.
    Да ты и вправду чудная! — воскликнула она. — Нет, зеленый — красивый цвет: на листьях и на деревьях он смотрится прекрасно. Но это не цвет овец — овцы должны быть белыми.
    Белль замолчала на несколько секунд, чтобы все это обдумать. Она никогда не думала до этого, что разный цвет шерсти или чего-нибудь другого может быть недостатком. И даже сейчас, когда она это узнала, ей все еще казалось, что это огромная глупость.
     — Я решила, — сказала она вдруг. — Я поговорю с остальными овцами и объясню им, что нет ничего плохого в том, чтобы быть разными, тогда они тебе разрешат щипать травку вместе с ними.
    — Я боюсь, что тебя ждет разочарование, — сказала черная овца. — Но если ты и впрямь хочешь — желаю тебе удачи!
    Белль полетела к стаду, и скоро на Белль были устремлены глаза всех овец. Животные перешептывались друг с другом; среди блеяния Белль смогла различить слова «зеленый», «крылья» и «другая».
    — Это верно, у меня необычный цвет, но я такая же овца, как и вы, — сказала Белль. — И черная овца тоже. Почему вы все время выгоняете ее из стада?
    — Мне кажется, это естественно: потому что она другая. И ты тоже, — ответила одна из овец, бросив на нее сердитый взгляд.
     — Да, она — другая, и я тоже, но почему вы считаете, что это недостаток? — спросила Белль.
     — Потому что это так, и всё — резко ответила другая овца. — Если большинство из пас рождается белыми, значит, правильный цвет — белый.
    — Или ты считаешь, что быть другого цвета — это замечательно, зеленая овечка? — с насмешкой спросила другая овца.
    Белль почувствовала, что от обиды слезы наворачиваются у нее на глазах: эти овцы смеялись над ней. Было ясно, что они совсем не хотели воспринимать ее всерьез.
     — Ну, может, от этого и нет никакой пользы, но зато это красиво, — сказала уверенно
    Белль. — Быть всем одинаковыми скучно, а отталкивать кого-то только потому, что он другой, — это несправедливо.
    Сказав это, она улетела и вернулась в угол загона, где была черная овца. У нее дрожали уши, а глаза светились. Черная овца посмотрела на нее с нежностью и попробовала утешить ее.
    — Не расстраивайся: я сказала тебе, что будет трудно разговаривать с ними, — сказала она.
    — Они и надо мной посмеялись, не захотели меня слушать, — сказала Белль очень грустно.
    — Я так и думала, — вздохнула черная овца. — Но знаешь, что я тебе скажу? Нас
    не должны волновать их глупые разговоры, по тому что мы с тобой теперь подружки.
    Взгляд Белль посветлел.
     — Ты и правда так думаешь? — обрадовалась она.
    — Конечно! — кивнула черная овца. — Никто до этого не делал ничего подобного для меня. Для тебя важно, что я черная, а не белая?
    — Конечно, нет! — ответила Белль.
    - Хорошо! А для меня не важно, что ты зеленая. Мы — две лучшие подружки.
    Белль просияла. Грусть, которая ее заполнила, когда другие овцы подняли ее на смех, прошла, и ее заменила радость от обретения новой подружки.
    На закате Блум пришла за Белль, чтобы позвать в дом на ужин. Когда Белль увидела ее, она радостно полетела ей навстречу.
    — Маленькая моя, как все прошло? — спросил Блум. — Ты нашла новых друзей?
    Белль заблеяла. Блум ей ласково улыбнулась и провела рукой по зеленым локонам.
    — Завтра ты сможешь поиграть с твоими новыми друзьями. Однако сейчас нам надо идти обратно, — сказала она и отправилась в сторону фермы.
    Белль последовала за ней, но перед этим она подлетела к загону, чтобы попрощаться с черной овцой.
    — Беее! — проблеяла она. — До завтра, моя лучшая подружка!
    4)         Стадо в опасности.
    ____________________
    После ужина феи помогали господину Батсону убраться на кухне и болтали с ним, а потом собрались идти спать. Этим утром они проснулись очень рано, и усталость, накопившаяся за долгий день, начинала сказываться. Итак, они пожелали спокойной ночи господину Батсону и вместе с питомцами отправились в свои комнаты.
    Как только феи легли на кровати, они сразу заснули, убаюканные ночными звуками природы, доносившимися из открытых окон.
    Полная луна, находящаяся высоко в небе, освещала поля и загоны животных. Лошади и овцы тихо спали, их ласкал теплый ночной ветерок. Белая шерсть овец еще сильнее блестела при свете луны.
    Однако в темноте прятались животные, которые совсем не собирались спать. В первый раз дикие волки рискнули выбраться так далеко от места своего привычного обитания, и поэтому нельзя винить господина Батсона в том, что он не позаботился о безопасности животных в стойлах: он просто не мог представить, что подобная опасность могла появиться.
    Черная овца еще не уснула. Она уже хотела ложиться, как вдруг ночной ветер принес волчий запах к ее ноздрям. Тотчас овца испуганно вскочила. Инстинкт подсказывал ей, что означает этот запах: нельзя было терять ни минуты. Волки еще были не очень близко, но они приближались. Она сразу же побежала будить других овец.
    — Просыпайтесь, сони! — блеяла она и толкала остальных овец, пытаясь поднять их на ноги. — Волки идут! Мы должны громко заблеять, чтобы хозяин услышал нас и прогнал их!
    — Оставь нас в покое, черная овца! — недовольно проворчала самая старая овца. — Здесь волки не водятся.
    — Но я почувствовала их, говорю вам! Давайте вставайте!
    — Мы тебе не верим, — ответила другая овца, — Из-за того что мы с тобой не дружим, ты хочешь пошутить над нами.
    Делать было нечего: эти овцы были упрямее ослов, и если они вбили себе что-нибудь в голову, то переубедить их было невозможно. Черная овца посмотрела за изгородь и с ужасом увидела осторожно подкрадывающиеся силуэты волков.
    «Я должна как-то позвать на помощь. Но как?» — подумала она.
    Овца задумалась. Полная луна освещала шерсть других овец, делая их заметными даже на большом расстоянии. Но она была черной, и в темноте она могла двигаться словно тень и оставаться никем не замеченной.
    В одно мгновение она приняла решение: она добежала до калитки, которая вела из загона, мордой и копытами стала стучать по ней, пока та не открылась, и после этого бросилась бежать в сторону фермы. На таком расстоянии волки не могли увидеть черную овцу, укрытую тьмой ночи. Она добежала до фермы и начала блеять под окнами.
    — Бееееелль! Бееееелль! На помощь!
    Черная овца блеяла и блеяла, пока ей не удалось разбудить свою подругу Белль, которая подлетела к окну.
    — Что случилось? — спросила она.
    — Волки сейчас накинутся на стадо! ответила черная овца.
    Не теряя времени, Белль полетела будить хозяйку. Она прыгнула на кровать и стала дергать Блум за пижаму и стягивать одеяло, пока фея не открыла глаза.
    — Белль, ну в чем дело? Почему ты себя так ведешь?
    Как только фея проснулась, Белль полетела к окну, и Блум побежала за ней. Фея протерла глаза и посмотрела вниз.
    — Белль, но разве это не твоя подруга? — спросила она сонным голосом. — Что она делает у нас под окном и почему так громко блеет?
    Тут Блум подняла глаза в сторону загона овец и сразу поняла, какая опасность грозит стаду. Волки были в опасной близости от него. Еще несколько метров — и они бы перепрыгнули через изгородь. Уже проснувшиеся овцы блеяли от ужаса.
    Фея не стала терять времени и выбежала на улицу. Под звездным небом она воспользовалась волшебным даром Беливикс и полетела на помощь овцам. Она прибыла вовремя: волки достигли изгороди и уже готовились напасть на стадо.
    — Сердце дракона! — воскликнула Блум.
    В мгновенье ока огненная сфера приблизилась к волкам, но не ударила прямо по ним, а увеличилась и взорвалась ослепительной вспышкой, которая превратила ночь в день.
    Блум так изменила направление чар, чтобы не ранить животных, а только напугать их. Прием сработал: напуганные волки с воем убежали в лес.
    Тем временем господин Батсон, разбуженный суматохой, вышел из дома в одном халате и подошел к фее.
    — Что тут происходит? — спросил он.
    — Все в порядке, господин Батсон, — ответила Блум. — Волки хотели накинуться на стадо, но я прилетела вовремя.
    — Я даже не знаю, как тебя отблагодарить, — произнес господин Батсон. — Но как ты их заметила?
    — На самом деле это не моя заслуга, а черной овечки, которая подняла тревогy, — объяснила Блум.
    В это время черная овца вернулась к загону. Господин Батсон нежно подтолкнул ее в загон и закрыл за ней калитку.
    — Думаешь, волки вернутся? — озабоченно спросил он.
    — Они так испугались, что думаю, они в этих местах больше не появятся, — ответила Блум. — Теперь мы можем идти спать.
    5)         Как хорошо быть разными.
    _______________
    На следующее утро Белль сгорала от любопытства: она хотела пойти к своей подружке — черной овце и послушать, что произошло вчера. Во время нападения волков ее оставили в безопасном месте, и она гак ничего и не увидела. Когда во время завтрака Блум заметила, что Белль нетерпеливо летает по комнате, она поняла ее желание и открыла дверь, чтобы та смогла полететь к стаду.
    Белль полетела к загону овец, чтобы попросить черную овцу рассказать ей подробно, что произошло вчера, но от того, что она увидела, она забыла о своем намерении и раскрыла глаза от удивления. Перед ней предстала самая странная картина, которую она когда-либо видела в жизни: все овцы, которые вчера были белыми, теперь стали самых разных цветов. С зелеными пятнами, с коричневыми полосками, в красный горошек. Больше не было двух одинаковых овец. А самым невероятным было то, что черная овца паслась посередине стада вместе с остальными.
    — Но... Но... Что здесь случилось? — спросила сбитая с толку Белль.
    Черная овца услышала ее, отделилась от стада и подошла к ней.
    — Привет! — весело поздоровалась она. -Заметила перемены?
    — Да, и я им рада, но я так ничего и не понимаю...
    — Все очень просто, — стала объяснять черная овца. — Этой ночью, после того как волков прогнали, другие овцы поблагодарили меня. Они поняли, как глупо они поступили, не послушав меня, когда я говорила, что идут волки, и спросили меня, как мне удалось, оставшись незамеченной, поднять тревогу. Когда я рассказала, что это заслуга моей черной шерсти, которая позволила мне передвигаться ночью незаметно, они убедились, что различия могут быть полезными, и решили сами стать разными.
    — Это я вижу, но как им это удалось? — спросила с любопытством Белль. Эти разноцветные овцы были действительно забавными, особенно если вспомнить, как они дорожили своей белой шерстью еще день назад.
    — Некоторые овцы покатались в траве, пока у них не появились зеленые пятна, некоторые измазались в грязи, а некоторые нашли дикую черешню и окрасились упавшими ягодами, — объяснила черная овца. — И естественно, теперь они признают меня за свою: мое отличие больше не считается недостатком, а наоборот — достоинством.
    Быть разными — полезно, — сказала овца в зеленую и коричневую полоски, которая тем временем подошла к ним. — Нас этому научила черная овца: без нее мы бы не спаслись от волков. И ты, Белль, тоже была права: с разными цветами веселее...Как хорошо быть разными!
    И этот момент господин Батсон, волшебницы и питомцы пришли к загону овец. Увидев разноцветное стадо, они рассмеялись, а господин Батсон схватился за голову.
    — О, горе мне! — воскликнул он. — Мои овцы, должно быть, сошли с ума!
    При виде хозяина овцы, гордые тем, что они такие разные, принялись вышагивать перед ним, выпятив грудь вперед, чтобы он смог полюбоваться их разноцветной шерстью. Феи опять покатились со смеху: овцы были очень смешными.
    — Теперь мне придется всех мыть, — сокрушенно сказал господин Батсон. — Кто знает, что же с ними случилось?
    Блум догадывалась, в чем причина, но решила ничего не говорить.
    — Если хотите, мы можем помочь вам помыть овец, — предложила она.
    Что? — возмутилась Стелла. — Что за шутки? Мы приехали сюда отдыхать, а не работать!
    — Стелла, не будь неблагодарной, — упрекнула ее Флора. — Господин Батсон столь любезно принял нас. Меньшее, что мы можем сделать, чтобы его отблагодарить, — это помочь ему с работой на ферме.
    — И потом, это будет весело, вот увидишь! — сказала Муза.
    И Муза была права: купание овец оказалось предлогом для игры с водой весь день. Волшебницы и питомцы веселились, брызгая друг в друга водой и увертываясь от брызг. Даже господин Батсон принялся играть с ними. Он смеялся как ребенок, чего с ним не происходило уже довольно давно. День пролетел почти незаметно, и пришло время волшебницам возвращаться в Гардению.
    Пока феи укладывали чемоданы, Белль прощалась с черной овцой.
    — Пришло время мне уезжать, — сказала волшебная овечка. — Я рада, что познакомилась с тобой. Надеюсь, когда-нибудь я приеду к тебе в гости.
    — Спасибо тебе за все, Белль. Без тебя стадо бы никогда меня не приняло, — ответила черная овца.
    После этого Белль вернулась к Блум и другим феям, которые прощались с господином Батсоном.
    — Спасибо за ваше гостеприимство, господин Батсон, — сказала Блум, пожимая ему руку. — Было приятно с вами еще раз повидаться.
    — А мне было приятно принимать вас у себя, — ответил господин Батсон. — Надеюсь, что вы сможете еще приехать ко мне в гости.
    — Ах, конечно, думаю, что мы точно приедем, — улыбаясь, сказала Блум и поглядела на свою овечку краем глаза.
    После этого феи с питомцами отправились в лучах заходящего солнца к своему фургону, который должен был отвезти их обратно в Гардению.
Top.Mail.Ru