Скачать fb2
Коллекция детективов

Коллекция детективов

Аннотация

    Коллекция детективных рассказов, опубликованных в газете «Совершенно СЕКРЕТНО» с декабря 1997 года по июль 2012 года.


Дэвид С. Кук
ШЛЯПНАЯ БУЛАВКА

Совершенно СЕКРЕТНО № 12/106 от 12/1997
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунки: Игорь Гончарук
    Гарри Бейнсли отличался спокойной, мягкой манерой поведения и совершенно заурядной, невыразительной внешностью. Высокого роста и худой как щепка, он уже начал лысеть, а плечи его слегка ссутулились от долгих часов, проведенных у стола за конструированием новых моделей дамских шляпок. Никто бы в жизни не заподозрил, что он способен на убийство.
    Тем не менее он действовал с необычайной осторожностью и осмотрительностью, обезопасив себя от любых подозрений. Он расставил ловушку уже больше двух месяцев назад и терпеливо ждал, уверенный в том, что теперь конец его жертвы лишь вопрос времени.
    И вот наконец это свершилось. Норман Стоу мертв. Правда, поначалу Бейнсли испытал скорее неприятное удивление, нежели облегчение. Он ожидал, что это случится в квартире Стоу, а не в его рабочем кабинете. Но в конце концов, быть может, это и к лучшему. Их фирма переживала трудные времена, а, обнаружив Стоу бездыханным за столом над бухгалтерскими книгами, полиция вполне могла прийти к заключению, что это самоубийство.
    Бейнсли взглянул на Макса Пирса, рослого черноволосого детектива из полицейского управления, и негромко спросил:
    — Как же это случилось, лейтенант?
    Пирс пожал плечами:
    — Предстоит еще порядочная работа. Нужно проверить заключение медицинского эксперта, снять отпечатки пальцев в кабинете, задать ряд вопросов… Пока известно лишь, что сердце вашего компаньона остановилось.
    Значит, пока все в порядке, подумал Бейнсли. Вскрытие покажет наличие в организме мышьяка, а во время осмотра квартиры Стоу найдут бутылку бурбона с этим же ядом. На бутылке обнаружат отпечатки пальцев самого Стоу, и никому даже в голову не придет связать эту смерть с ним, Бейнсли. Если полиция копнет глубже, то без труда выяснит, что Стоу получил этот бурбон в подарок на день рождения от Лестера Адамса, одного из самых крупных заказчиков дамских шляпок их фирмы, так как найдет визитку Адамса. Разумеется, Адамс будет все отрицать. И полиция ему поверит — какой же убийца подписывается под своим преступлением!
    Все просто идеально. И теперь фирма будет принадлежать только ему. Он вдохнет в нее новую жизнь, получит заказов больше, чем сможет выполнить. Дела быстро пойдут в гору.
    — Скажите, лейтенант, когда вы сможете увезти тело Нормана? Все, что случилось, конечно, ужасно, но все-таки… вы же понимаете, бизнес есть бизнес.
    — Понимаю, — кивнул Пирс. — Мои ребята скоро закончат, и мы увезем тело с собой.
    Бейнсли вздохнул:
    — Я думаю о наших дамах, в первую очередь о Вирджинии Генри, да и о других тоже. Вы не представляете, как глубоко переживают они эту трагедию.
    Пирс снова кивнул:
    — А пока мне хотелось бы задать вам несколько вопросов. — Он достал из кармана блокнот и карандаш. — Покойник был женат?
    — Нет, холост. Он слишком ценил свободу.
    Детектив что-то быстро отметил в блокноте.
    — Вам известны имена женщин, с которыми он общался?
    Стоу никогда не делился подробностями своей личной жизни, и поэтому Бейнсли мог с чистой совестью ответить:
    — К сожалению, нет. Но какое это имеет отношение к происшедшему? Боюсь, я не…
    — Просто таков порядок, — прервал Пирс. — Если будет установлено, что смерть вашего компаньона вызвана естественными причинами, мы прекращаем расследование, в противном случае нам придется проверять все. — И почти без паузы спросил: — Каково было его финансовое положение? Иначе говоря, не было ли у фирмы серьезных затруднений?
    Бейнсли снова вздохнул:
    — По правде говоря, дела фирмы шли просто отвратительно. Как вы знаете, это печальное событие как раз и произошло, когда Норман просматривал наши бухгалтерские книги.
    — В котором часу вы сегодня утром приехали на работу?
    — Вы уже спрашивали меня об этом. В десять. Женщины уже были здесь. Вирджиния Генри сказала, что обнаружила Нормана за письменным столом. Она и позвонила в полицию.
    Пирс задумчиво покусал кончик карандаша.
    — Больше вам добавить нечего?
    Бейнсли покачал головой:
    — Если что-нибудь припомню, обязательно дам вам знать.
    Детектив устало поднялся.
    — Хорошо, мистер Бейнсли. Посмотрю, как идут дела у ребят, а потом они заберут тело. Но я заеду к вам снова, как только получу подробное медицинское заключение.
    Полицейские с носилками исчезли в кабинете Стоу. Через несколько минут они не без труда вынесли их — Норман Стоу был довольно крупный мужчина.
    Гарри Бейнсли скорбно глядел им вслед, но душа его пела от счастья — Стоу покидал свой кабинет, чтобы никогда в него больше не возвращаться. Он уже видел, как изменит здесь все, как модернизирует производство, превратит фирму в процветающее предприятие, и не испытывал никаких угрызений совести. Он добавил яд в бутылку бурбона так давно, что нервное напряжение, испытываемое им в первые дни, уже спало. Теперь, когда все было кончено, Бейнсли даже и убийцей себя не чувствовал. Просто с беднягой Норманом приключился несчастный случай. Конечно же, он пошлет цветы и будет присутствовать на похоронах с видом человека, потерявшего близкого друга. Но все это будет позже, а сейчас ему предстоит сделать кое-что еще. Он нажал кнопку звонка, вызывая Вирджинию Генри.
    Жизнерадостная, с восхитительными рыжими волосами, Вирджиния служила секретаршей сразу обоим компаньонам, но ее отношения со Стоу носили гораздо более доверительный и сердечный характер. Она называла его просто Норман, часто обедала с ним, и почти каждый вечер он подвозил ее домой. Бейнсли всегда был для нее лишь мистером Бейнсли, и ни о какой фамильярности между ними не было и речи. Но теперь все изменится.
    Вирджиния вошла в кабинет с блокнотом для стенографии и карандашом.
    Бейнсли печально улыбнулся ей:
    — То, что произошло, просто ужасно. Представляю, какой это был шок для вас.
    Мисс Генри присела на стул. Бейнсли невольно залюбовался ее точеными ножками с изящными лодыжками.
    — Норман Стоу был изумительный человек, — произнесла она, — всегда такой жизнерадостный, веселый… С ним было так легко работать. Он… — Молодая женщина внезапно всхлипнула.
    Бейнсли взял ее за руку и мягко произнес:
    — Ну-ну, успокойтесь, дорогая. Не нужно так расстраиваться.
    Вирджиния не отдернула руки, и он почему-то подумал, что она вовсе не была к нему равнодушна. Просто он сам проявлял излишнюю застенчивость. Ну что ж, с сегодняшнего дня она займет особое место в его сердце. Испытывая прилив необычной для него уверенности, Бейнсли сказал:
    — Могу я предложить вам поужинать со мной сегодня вечером, Вирджиния?
    Впервые он назвал ее просто по имени, и она удивленно взглянула на него.
    — Я… извините… сегодня я не смогу.
    Бейнсли слегка нахмурился.
    — А завтра?
    Она на мгновение задумалась, потом кивнула:
    — Завтра с удовольствием.
    Бейнсли слегка сжал ее руку и, чрезвычайно довольный собой, откинулся на спинку кресла.
    — Превосходно! А сейчас мне хотелось бы рассказать вам о моих планах реорганизации фирмы, планах, которые мистер Стоу, боюсь, не одобрил бы…
    На следующее утро, когда Бейнсли вошел в свой кабинет, его уже ждал Макс Пирс, мрачный и усталый. Бейнсли был уверен, что лейтенант уже получил заключение судмедэксперта и ему известно о мышьяке, обнаруженном в желудке покойного.
    — Доброе утро, — поздоровался Пирс. — Надеюсь, вы не обиделись на меня за то, что я расположился в вашем кабинете.
    Бейнсли снял шляпу и аккуратно повесил ее на вешалку.
    — О чем вы говорите, лейтенант! Заходите в любое время и чувствуйте себя здесь как дома. — Усаживаясь за письменный стол, он заметил, что бумаги его просматривали. — Чем могу помочь?
    — Я взял на себя смелость прочитать письма, которые вы продиктовали вчера, — сказал Пирс. — Похоже, вы собираетесь тут многое изменить.
    — Просто готовимся запустить новую линию по производству летних шляпок. Это следовало сделать еще месяц назад, но Стоу не решался…
    — А вас рыночная конъюнктура не пугает?
    — Ничуть. Женщины ценят новшества в моде. На нашу продукцию всегда будет спрос.
    Детектив поднялся.
    — Благодарю вас, мне пора бежать. Я ведь зашел, только чтобы узнать, нет ли чего нового.
    Бейнсли насторожила скрытность Пирса.
    — Э-э… а что же о Нормане? — проговорил он. — Что показало вскрытие?
    Пирс пожал плечами:
    — Очень много работы, масса анализов. Возможно, через пару дней… не знаю. — Он зевнул. — Извините, почти не спал прошлой ночью.
    Лейтенант направился к двери, но остановился.
    — Ах да, благодарю вас за подсказку насчет приятельниц Стоу. Недостатка в них у него не было, это уж точно. Вчера мы осматривали квартиру.
    — Я действительно ничего не знаю о его знакомых женщинах, да и в квартире его был всего пару раз.
    — Та еще квартирка, доложу я вам. Сущий притон! А судя по запасам спиртного в баре, покойник к тому же был не дурак выпить.
    «Вот оно, — подумал Бейнсли, — не могли они не найти бутылку с отравленным бурбоном!»
    Однако Пирс лишь сказал на прощание:
    — Обязательно зайду к вам, как только будут готовы результаты вскрытия. — И вышел, тихонько притворив за собой дверь.
    Бейнсли чувствовал, как в нем начинает закипать злоба. Все шло не так, как он задумал. Абсолютно все! Полиция работает спустя рукава. Неудивительно, что преступность растет такими темпами. Ведь любой кретин за это время нашел бы треклятую бутылку бурбона и выяснил, как она туда попала.
    Внезапно он резко выпрямился в своем кресле. Пирс почти не спал прошлой ночью… это могло означать, что они обнаружили бутылку и начали отрабатывать возможные варианты. Но если это так, то почему же детектив ничего не сказал об этом? Ответ ясен. Они заподозрили, что именно он, Гарри Бейнсли, прислал бутылку! Ну что же, это меняет дело.
    Бейнсли откинулся на спинку кресла и усмехнулся. Пусть попробуют что-нибудь доказать. Если Пирс хочет сыграть с ним в эту игру… Что ж, он готов принять вызов.
    Вечером Бейнсли встретил Вирджинию на ступенях Астор-Билдинг. Они взяли такси и отправились в дорогой французский ресторан на Пятьдесят второй улице. Вирджиния была ослепительна — вечернее платье цвета морской волны изумительно контрастировало с золотым потоком ее волос.
    — Вы просто чудо, дорогая, — проговорил Бейнсли, когда они уселись за столик, — но, извините меня за любопытство, как вам удается шить столь роскошные туалеты на ваше не такое уж большое жалованье?
    Она мило улыбнулась ему:
    — Вы не поверите, как много можно сэкономить, если разумно вести хозяйство.
    — Вам больше не придется экономить. С этой недели ваше жалованье удваивается.
    По его мнению, это был благородный жест, но Вирджиния Генри поблагодарила его довольно сдержанно.
    — Это замечательно, мистер Бейнсли, — сказала она, — но, боюсь, я…
    — Это только начало, Вирджиния. Прошу вас, называйте меня просто Гарри. К чему эти формальности…
    — Ну хорошо… Гарри. — Она снова улыбнулась, и Бейнсли почувствовал, как радостно забилось его сердце. Вирджиния была божественно хороша, и лишь одно нарушало обаяние этого чудного вечера — Вирджиния очень много пила. Сам он никогда не выпивал за столом больше трех, максимум четырех коктейлей, а для Вирджинии это не более чем легкая разминка. При этом алкоголь, казалось, совершенно не действовал на нее.
    Когда он сказал ей об этом, она весело рассмеялась:
    — Видели бы вы, как я пью, когда бываю в ударе!
    Но вовсе не это несколько омрачило ему настроение в этот вечер. Бейнсли расстроился, когда она не позволила ему подняться к ней в квартиру. А ведь он так мечтал побыть с ней наедине.
    — Не сегодня, Гарри, — ласково сказала она. — Увидимся завтра на работе.
    — Но Вирджиния… — попытался было он спорить, но она заставила его замолчать, крепко поцеловав в губы.

    Бейнсли не мог уснуть всю ночь. Он и не мечтал о таком. Теперь, когда Нормана Стоу не стало, она поймет, кто ее настоящая судьба.
    Радостное возбуждение не оставляло его до утра, и, когда он отворил дверь своего кабинета и увидел лейтенанта Пирса, его настроение ничуть не ухудшилось.
    — Доброе утро, лейтенант, — приветливо произнес Бейнсли, — чудесная погода, верно? В такие дни только и понимаешь, как славно жить на свете.
    Глаза детектива покраснели от бессонницы, вид был усталый, он даже не улыбнулся.
    — Я получил медицинское заключение, — произнес он, — ваш компаньон был убит.
    — Убит? — удивленно переспросил Бейнсли. — Вы, должно быть, ошибаетесь. Кто мог желать смерти бедного Нормана?
    — Вот как раз это я и хотел узнать, — ответил Пирс. — Скажите, были у него враги? Может быть, это как-то связано с вашим бизнесом?
    Бейнсли покачал головой:
    — Разумеется, у нас есть конкуренты. Как у всех. Больше, к сожалению, ничего не могу сказать.
    Он был полностью удовлетворен тем оборотом, который приняли дела. До сих пор на него не пала даже тень подозрения. Хотя могло ли быть иначе? Ведь он спланировал все так тщательно.
    — Но, может, у вас есть какие-то идеи, лейтенант? Я полагал, что убийцы всегда оставляют улики.
    — Не всегда, — медленно проговорил Пирс, — не всегда. Но просто так убийства тоже не совершаются. Должен быть мотив. Так что рано или поздно мы вычислим этого парня.
    — Парня? — переспросил Бейнсли. — А почему вы считаете, что преступление совершил мужчина?
    — Это я так фигурально выразился, — пояснил Пирс, — разумеется, убийцей может оказаться кто угодно.
    — И я полагаю, что все мы находимся под подозрением, — спокойно проговорил Бейнсли, — я в первую очередь.
    — Почему?
    — Потому что в результате смерти Стоу я выигрываю больше всех. Становлюсь единоличным владельцем фирмы. Хотя, разумеется, такой шаг был бы большой глупостью с моей стороны. Все равно что самому сунуть голову в петлю.
    Детектив прищурился, медленно покачал головой и улыбнулся:
    — Вы правы, мистер Бейнсли. Абсолютно правы. И я буду откровенен с вами. Я с самого начала знал, что это убийство, но решил дать убийце время выдать себя.
    Бейнсли удивленно посмотрел на него:
    — Так я все-таки находился под подозрением?
    — Конечно. Мы следили за каждым вашим шагом последние два дня.
    Бейнсли мысленно порадовался, что Вирджиния Генри не позволила ему подняться к ней. Полиции этот визит, несомненно, показался бы подозрительным.
    — Ну а что вы думаете сейчас?
    — Думаю, нам следует искать другого подозреваемого. — Пирс поднялся и направился к двери. — Вы с честью выдержали проверку.
    Как только лейтенант вышел из кабинета, Бейнсли звонком вызвал Вирджинию.
    — Дорогая, — начал он, — вы не представляете, как я счастлив сегодня. А очень скоро мы с вами оба будем самыми счастливыми людьми на свете. Я куплю вам такие туалеты, о каких вы и не мечтали. Вы будете королевой.
    Она улыбнулась, ничего не ответив, и он продолжал:
    — Когда Норман был жив, каждый его взгляд в вашу сторону причинял мне почти физическую боль. Но теперь всему этому конец. — Он нежно сжал ее руки. — Мне нужно сказать вам, Вирджиния… сможете ли вы… захотите ли вы…
    — Вы идиот! — Она быстро отдернула руки и вскочила. — Настоящий идиот!
    Это прозвучало как пощечина.
    — Вы не так поняли меня, Вирджиния, — поспешил он объясниться, — я имел в виду…
    — Я знать не хочу, что вы имели в виду.
    Он был озадачен.
    — Но ведь вчера вечером…
    — Я поцеловала вас, чтобы вы отвязались от меня, — презрительно проговорила она. — Да и вообще я пошла с вами в ресторан только потому, что меня попросил об этом лейтенант Пирс. Наверное, мне стоило сказать вам об этом раньше, Гарри. Дело в том, что Норман Стоу и я поженились за две недели до его смерти. Так что теперь мы с вами компаньоны, и мне не нужны ваши деньги!
    Кровь бросилась Бейнсли в лицо. Ярость исказила его черты.
    — Но, боюсь, нашему партнерству не суждена долгая жизнь, — продолжала она, — видите ли, я сообщила лейтенанту Пирсу, что только у вас хранится ключ от нашего складского помещения.
    — Складского помещения? — воскликнул Бейнсли. — Какое отношение это имеет к…
    — Не понимаете? — с невинным видом спросила она. — Тогда я должна поведать вам, что мой любимый муж был убит с помощью одной из наших длинных рубиновых шляпных булавок. Кто-то сунул ее ему в ухо, пронзив мозг. Лейтенант Пирс считает, что это сделали вы. Он очень хитро вел допрос. Даже вынудил меня рассказать ему о вашем недавнем споре с Норманом.
    Бейнсли уже не испытывал ярости, только страх.
    — О споре? — воскликнул он. — Но я в жизни не спорил с Норманом!
    — Неужели? — В голосе ее слышались удивление и легкая насмешка. — А я готова была поклясться, что вы угрожали ему. Бога ради, извините меня за эту жуткую ошибку, но лейтенант Пирс проявил такую настойчивость… Вы же знаете этих полицейских…
    Бейнсли без сил рухнул в кресло. Он понял, что потерпел поражение. Теперь ему открылось многое, о чем он прежде и не подозревал.
    — Вирджиния, ведь это вы убили Нормана, верно?
    Ее глаза удивленно расширились:
    — Как вы можете говорить такое? Я думала, что вы любите меня, Гарри. — Она взяла со стола свой блокнот и улыбнулась ему. — Пройдусь немного по магазинам, мне нужно кое-что купить. Увидимся завтра.
    Бейнсли тупо уставился на дверь, которая затворилась за ней, потом, тяжело вздохнув, достал из ящика стола револьвер. Скоро сюда вернется лейтенант Пирс, чтобы еще немного поиграть с ним в кошки-мышки. Гарри Бейнсли мрачно усмехнулся. Ничего, его смерть не останется неотмщенной. Пусть через неделю, месяц. Быть может, два месяца. Какое это имеет значение? Ведь, в конце концов, Вирджиния Генри… нет, Вирджиния Стоу, поправил он себя, «безутешная» вдова Нормана, все равно выпьет ту бутылку бурбона…

Ричард Матесон
ДОБЫЧА

Совершенно СЕКРЕТНО № 1/107 от 01/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Автор перевода не указан
    Вернувшись вечером домой, Эмилия повесила пальто во встроенный шкафчик в прихожей, вошла с небольшим пакетом в гостиную и села на тахту. Держа пакет на коленях, развернула бумагу. Деревянная коробка напоминала шкатулку. Эмилия подняла крышку: там лежала отвратительного вида кукла — вырезанное из дерева двадцатисантиметровое тело-скелет с непомерно большой головой. Лицо было свирепым: оскаленные острые зубы, злобно выпученные глаза. В руке кукла сжимала копье. Эмилия вынула со дна коробки лист бумаги и прочла: «Здесь Тот, Кто Убивает. Он беспощадный охотник». Она улыбнулась. Артур будет доволен.
    Вспомнив об Артуре, Эмилия со вздохом положила коробку на тахту, взяла телефон и набрала номер.
    — Здравствуй, мама.
    — Ты еще не вышла?
    — Мам, я знаю, что сегодня пятница, наш вечер… — напряженно начала Эмилия. — Я познакомилась с одним человеком… учителем средней школы. Его зовут Артур Брисбейн.
    — Ты не придешь, — сказала мать.
    — Сегодня день его рождения… Я обещала ему, что мы… проведем этот вечер вместе… Я приду завтра вечером…
    Мать молчала.
    — Мам?
    — Теперь и вечеров по пятницам для тебя слишком много.
    — Мам, я вижусь с тобой два-три раза в неделю.
    — Ты хочешь сказать, что звонишь по телефону… А могла бы заходить почаще, у тебя здесь собственная комната.
    — Мам, не нужно об этом! — Эмилии хотелось заплакать. «Я не ребенок, — подумала она. — Хватит обращаться со мной, как с ребенком!»
    — Ты давно с ним встречаешься? — поинтересовалась мать.
    — С месяц…
    — И не сказала мне…
    — Я собиралась рассказать. — В голове Эмилии запульсировала боль. Она посмотрела на куклу. Та, казалось, пристально разглядывает ее. — Он хороший человек, мам.
    Мать не ответила. Эмилия свернулась калачиком у телефонного аппарата и, потянувшись, вынула куклу из коробки. «Мне уже тридцать три», — подумала она.
    — Ты бы видела мой подарок ко дню его рождения. Я нашла его в антикварном магазине на Третьей авеню. Это подлинная кукла-фетиш племени зулу. Очень редкая. Артур ведь помешан на этнографии…
    Трубка молчала.
    — Это охотничий фетиш. — Эмилия старалась казаться веселой. — Говорят, в кукле заключен дух охотника Мьянгмы. Ее тело обвивает золотая цепочка, не позволяющая духу убежать… Его зовут Тот, Кто Убивает. Видела бы ты его лицо… — Эмилия почувствовала, как по щекам у нее потекли теплые слезы.
    — Желаю приятно провести время, — проговорила мать и повесила трубку.
    Эмилия поставила куклу на край кофейного столика и поднялась. В голове звучали последние слова матери. «Господи, мама! Почему все заканчивается именно так?» Она в бессильной ярости сжала кулачки и пошла в ванную, не заметив, что задела столик. Тот качнулся, и кукла упала вниз головой, кончик копья воткнулся в ковер, а ноги повисли в воздухе. Тонкая золотая цепочка соскользнула на пол…
    Когда Эмилия, кутаясь в махровый халат, вернулась в гостиную, было почти темно. Слышно было, как в ванной бежит вода. Она села на тахту, поставила телефон на колени и, тяжело вздохнув, набрала номер.
    — Артур?
    — Да?
    Этот тон, любезный, но осторожный, лишал ее силы, она не могла говорить.
    — Твоя мама, — спокойно сказал Артур.
    — Каждую пятницу… вечером… — Она запнулась, выжидая. Артур молчал. — Я говорила тебе об этом.
    — Знаю, — ответил он. — Она по-прежнему командует тобой, так?
    Эмилия напряглась.
    — Просто не хочу ее огорчать. На ней плохо сказался мой переезд.
    — Я тоже не хочу задевать ее чувства. Но не так часто у меня бывает день рождения, а этот вечер мы запланировали заранее…
    — Знаю, — шепнула она.
    — Почему же ты позволяешь ей так с тобой обращаться? — холодно спросил Артур. — Единственный вечер в году…
    Эмилия закрыла глаза, губы ее слабо шевелились:
    — Она моя мать.
    — Я ждал этот день… — Он помолчал. — Очень жаль… — И повесил трубку.
    Эмилия долго сидела, слушая короткие гудки. И вздрогнула, когда записанный на магнитную ленту голос произнес: «Пожалуйста, повесьте трубку».
    «Вот так подарок ко дню рождения, — подумала она. — Бессмысленно вручать его теперь Артуру. Завтра же отнесу куклу обратно». Она потянулась и включила настольную лампу.
    На кофейном столике куклы не было. Эмилия заметила на ковре золотую цепочку, встала, подняла ее и бросила в деревянную коробку. Под столиком куклы тоже не было. Эмилия пошарила под тахтой. И, вскрикнув, отдернула руку. Выпрямившись, повернулась к лампе: что-то застряло под ногтем указательного пальца. Это был наконечник крошечного копья. Она бросила его в коробку и сунула палец в рот. Затем с тихим стоном потянула на себя край тахты. И вспомнила вечер, когда они с матерью покупали мебель. Она хотела обставить комнату в датском модерне, но мать настояла на покупке тяжелой тахты из клена. Эмилия с трудом отодвинула тахту от стены. Древко копья лежало на ковре. Она подняла его и положила на кофейный столик…
    Вдруг позади нее послышался шорох. Эмилия повернулась — никого. И почувствовала, как по икрам ног побежали мурашки. «Это убежал Тот, Кто Убивает», — улыбнулась она.
    В кухне что-то звякнуло. «Что происходит?» — подумала Эмилия, вошла на кухню и включила свет. Все выглядело как обычно. На плите стояла кастрюля с водой, стол, стул, ящики и дверцы шкафа закрыты, электрочасы, маленький холодильник с поваренной книгой наверху, подставка для ножей, прикрепленная к дверце шкафа… Что такое? Кажется, пропал маленький нож.
    Эмилия уставилась на подставку. «Не глупи, — сказала она себе. — Просто я убрала нож в ящик, вот и все». Но в ящике с серебром ножа не было.
    Новый звук заставил ее взглянуть на пол. Может, ей показалось? Но она видела какое-то движение. «О, перестань». — Эмилия пренебрежительно хмыкнула.
    Неожиданно в комнате погасла лампа.
    Эмилия вскрикнула и зажмурилась. Несколько секунд она не шевелилась, затем открыла глаза и заглянула в темную гостиную — никого.
    «Перестань же! — сердито бросила она. — Нужно выключить воду в ванной». — И Эмилия направилась в холл.
    Что-то двигалось по ковру. Эмилия застыла. Блеснул металл — и она почувствовала острую боль в правой икре, а потом ощутила, как по коже струйкой течет теплая кровь. Женщина бросилась в холл. Под ней скользнул коврик. Чтобы не упасть, она схватилась за стену, потом стала метаться, испуганно всхлипывая.
    Снова движение в темноте. Эмилия вскрикнула: боль в левой икре, затем в правой. Что-то скользнуло вдоль бедра. Она отшатнулась, импульсивно вытянула руки, с трудом удерживая равновесие, и бросилась в темную спальню. Захлопнув дверь и тяжело дыша, прислонилась к ней: что-то стукнуло о другую сторону двери — маленькое, у самого пола.
    Эмилия осторожно защелкнула запор и бросилась на кровать. Сидя на краю постели, потянула на колени параллельный телефон. Кому позвонить? В полицию? Подумают, ненормальная. Матери? Та слишком далеко… Не сводя глаз с двери, стала набирать номер Артура. Вдруг ручка двери повернулась, щелкнул замок, и дверь распахнулась. Что-то упало с дверной ручки и покатилось к кровати. Поджав ноги, Эмилия дернулась назад и замерла, почувствовав, как ОНО дергает покрывало. «Нет, это невозможно». Она не могла пошевелиться, лишь пристально смотрела на край матраца.
    Показалось что-то, напоминающее крошечную голову. Эмилия с воплем спрыгнула на пол. Влетев в ванную, захлопнула дверь, задыхаясь от боли в лодыжке. Она едва успела защелкнуть замок, как что-то стукнуло снаружи по низу двери. Послышался звук, напоминающий царапанье, затем все стихло.
    Вода в ванне почти добралась до выпускного отверстия. Закручивая краны, Эмилия заметила, как в воду падают капли крови. В зеркальном шкафчике над раковиной с ужасом увидела глубокий порез на шее и прижала к нему ладонь. Внезапно ощутила боль в ногах и глянула вниз — кровь из ранок на икрах стекала по лодыжкам. Эмилия заплакала.
    Она потянулась к дверце шкафчика, вытащила йод, марлю и пластырь. Опустила сиденье унитаза и села. Открыть пробку пузырька с йодом оказалось делом нелегким — пришлось несколько раз стукнуть им о край раковины. Сжав зубы от боли, забинтовала правую ногу.
    Вдруг она увидела, как под косяк просунулось лезвие ножа.
    «ОНО пытается уколоть мои ноги — думает, что я стою поблизости». Но какая нелепость — пытаться представить себе мысли этого существа… «ЭТО ТОТ, КТО УБИВАЕТ, — промелькнуло в мозгу. — ОН БЕСПОЩАДНЫЙ ОХОТНИК».
    Пристально глядя на движущееся лезвие, Эмилия торопливо забинтовала ноги и вытерла полотенцем кровь на шее. Наклонившись к двери с сильно бьющимся сердцем, напряженно прислушалась: внутри ручки слышался слабый металлический скрежет. Кукла пыталась открыть замок.
    Не сводя глаз с ручки, Эмилия отступила. В затылке у нее закололо.
    «Я не должна впустить ЭТО».
    Хриплый вопль слетел с ее губ, когда из ручки выскочил кусочек металла. Она отшатнулась и сорвала с крючка полотенце; ручка повернулась, щелкнул замок, и дверь стала открываться.
    Кукла вбежала внезапно: она двигалась так быстро, что в глазах Эмилии зарябило. Размахнувшись, она ударила полотенцем, словно по огромному клопу, — кукла отлетела к стене. Затем набросила на нее полотенце и, распахнув дверь, ворвалась в спальню.
    Эмилия почти достигла двери холла, но подвела лодыжка — вскрикнув, она растянулась на ковре. Сзади послышался шум. Повернувшись, заметила выбегающую из ванной куклу, похожую на паука. В темноте поблескивало лезвие ножа. Эмилия попятилась, наткнулась на шкаф и спиной влезла в темноту, руками нащупывая ручку.
    Снова боль — ледяные порезы на ноге. Взвизгнув, она потянулась вверх и сорвала пальто, которое упало на куклу. Она швыряла на пальто все, до чего могла дотянуться. Кукла исчезла под грудой одежды. Эмилия перелезла через шевелящуюся кучу, с усилием выпрямилась и, хромая, подбежала к входной двери. Попыталась открыть замок — безуспешно. В ужасе заколотила в дверь:
    — Пожалуйста, помогите! Помогите!
    Повернувшись, Эмилия бросилась через гостиную, упала возле тахты на колени, пытаясь нащупать телефон, но пальцы так дрожали, что она не могла набрать номер. Эмилия всхлипнула и придушенно вскрикнула — кукла бежала к ней из холла.
    Эмилия схватила с кофейного столика пепельницу и швырнула в куклу. Потом бросила вазу, деревянную коробку, статуэтку, но попасть в куклу не смогла. Пятясь, она упала на кофейный столик и сбросила на пол лампу. Затем снова метнулась в холл и спряталась в шкафу.
    Непослушными пальцами Эмилия вцепилась в ручку шкафа; собственное дыхание горячими волнами касалось лица. Она вскрикнула, когда лезвие просунулось под дверцу, уколов палец на ноге. Халат распахнулся; Эмилия чувствовала, как по груди стекает кровь, ноги онемели от боли.
    «Пожалуйста, кто-нибудь, помогите», — молила она.
    И застыла, когда ручка в ее ладони стала поворачиваться.
    «ОНО не может победить меня. НЕ МОЖЕТ». Похолодев, Эмилия сжала ручку сильнее и ударилась головой об угол стоящего на полке чемодана.
    Внезапно ее озарило. Удерживая ручку правой рукой, левой потянулась наверх. Защелки чемодана оказались открытыми. Рывком она повернула ручку, одновременно распахивая дверь, и услышала, как отброшенная кукла шлепнулась на пол.
    Эмилия потянулась, стащила вниз чемодан, распахнула крышку и, упав на колени в дверях шкафа, поставила чемодан, будто раскрытую книгу. Стиснув зубы, внутренне сжалась и почувствовала, как кукла стукнулась о дно чемодана. Мгновенно захлопнула крышку и бросила его плашмя, тут же навалилась на него и дрожащими пальцами защелкнула замки. Затем, облегченно всхлипнув, оттолкнула чемодан так сильно, что тот скользнул по полу и стукнулся о стену. Стараясь не прислушиваться к яростным толчкам и царапанью в чемодане, Эмилия с трудом поднялась на ноги.
    Включив в холле свет, она попыталась открыть дверь на лестницу — замок оказался безнадежно заклиненным. Глянув на ноги, захромала через гостиную. Бинты размотались и волочились следом, раны кровоточили. Она ощупала шею и обнаружила, что порез все еще влажен от крови. Эмилия сжала дрожавшие губы — скоро она попадет к доктору. Вытащив из кухонного стола пешню для колки льда, вернулась в холл.
    Услышав скребущий звук, она взглянула в сторону чемодана и затаила дыхание: из его стенки торчало и двигалось вверх-вниз лезвие. Она попыталась схватить его левой рукой и вытащить — лезвие повернулось и исчезло, а Эмилия вскрикнула, отдергивая руку. На большом пальце оказался порез, кровь побежала по ладони. Эмилия прижала палец к халату, чувствуя, что мозг ее немеет.
    Поднявшись, захромала к входной двери и принялась дергать замок. Безрезультатно… Подсунув под крепление замка пешню, нажала — кончик пешни отломился. Эмилия поскользнулась и едва не упала. Не хватало времени… В отчаянии она оглянулась.
    Окно! Можно выбросить чемодан! Она торопливо отбросила пешню и наклонилась к чемодану. И застыла: кукла высвободила из вырезанной дыры плечи и голову. Словно парализованная, Эмилия следила за ее попытками вылезти наружу. А кукла пристально смотрела на нее. «Нет — все это лишь сон», — подумала Эмилия, увидев, как кукла спрыгнула на пол.
    Повернувшись, Эмилия побежала в гостиную. Правой ступней она попала в осколки керамики и, потеряв равновесие, упала на бок. Кукла прыжками неслась к ней, поблескивало лезвие. Отбросив куклу ногой, Эмилия вскочила, ввалилась в кухню и налегла на дверь.
    Что-то не позволяло ей закрыться. Эмилии казалось, что в ее мозгу слышится вопль. Посмотрев вниз, увидела нож и крошечную деревянную ручку, застрявшую между дверью и косяком! Эмилия надавила, пугаясь силы, с которой дверь сопротивлялась ей. Послышался треск, и губы ее скривились в злобной ухмылке; словно обезумев, она продолжала тянуть дверь. Вопли в мозгу усилились, заглушая треск расщепляемого дерева, лезвие ножа повисло. Эмилия плюхнулась на колени и потянула за него — деревянная кисть отвалилась, и нож оказался на кухне. Она поднялась и бросила нож в раковину. Вдруг дверь сильно ударила ее в бок — в кухню ворвалась кукла. Эмилия схватила стул и швырнула в нее. Кукла отскочила и обежала стул. Эмилия сдернула с плиты кастрюлю с водой, бросила на пол: она со звоном ударилась и окатила куклу водой.
    Эмилия внимательно следила за куклой — та вовсе не стремилась к ней, а пыталась забраться на раковину, подпрыгивая и стараясь уцепиться за край левой рукой. Ей нужен был нож, оружие.
    И вдруг Эмилия поняла, что нужно сделать. Шагнув к плите, потянула вниз дверцу духовки и крутанула ручку. Услышав шипение газа, повернулась и схватила куклу.
    Она вскрикнула, когда та принялась брыкаться и выкручиваться. От безумных рывков Эмилию швыряло от одной стены к другой, вопли заполнили мозг, и она поняла, что кричит дух куклы. Она ударилась о стол, повернулась, упала перед плитой на колени и швырнула куклу внутрь. Захлопнув дверцу, навалилась на нее всем телом.
    Дверца чуть не слетела с петель. Эмилия уперлась плечом, потом спиной, стараясь не слушать стук и скрежет в духовке. Почувствовав запах горящего дерева, закрыла глаза. Дверца нагревалась, она осторожно подвинулась. Мозг заполнили удары, в сознании бились вопли. Запах горящего дерева усилился. Ужасно болела нога.
    Эмилия глянула вверх на настольные часы: без четырех семь. Прошла минута, и вопли в мозгу утихли.
    Еще минута — толчки и удары прекратились. В воздухе повисла дымная пелена. «Люди заметят дым, — подумала Эмилия. — Теперь, когда все позади, они придут и помогут».
    Она отодвинулась от дверцы, но держалась наготове, чтобы навалиться на нее вновь. Смрадный запах обугленного дерева вызывал тошноту. Но необходимо было проверить, и она открыла дверцу.
    Нечто темное, душное ворвалось в сознание, и она снова услышала вопли. Одновременно мозг окутало горячей волной, превратившейся в торжествующий крик.
    Эмилия встала и выключила газ. Взяла из ящика щипцы для льда и вытащила обугленную, скрюченную деревяшку. Бросила ее в раковину и пустила воду. Подождала, пока та перестала дымить, и прошла в спальню, подняв трубку телефона, набрала номер.
    — Это Эмилия, мам, — сказала она. — Извини, что я так поступила. Мне хочется провести этот вечер с тобой, хотя и немного поздновато. Ты не могла бы зайти ко мне? — Она прислушалась. — Хорошо…
    Повесив трубку, Эмилия прошла на кухню и взяла самый длинный разделочный нож. Потом подошла к двери и отодвинула задвижку, на этот раз свободно скользнувшую. Захватив нож в гостиную, она сняла халат и исполнила танец охоты — танец радости и наслаждения предстоящим убийством. Затем уселась в углу.
    ТОТ, КТО УБИВАЕТ, сидел, скрестив ноги, в темном углу и ожидал появления добычи.

Патриция Макгерр
РОКОВОЙ ПОВОРОТ

Совершенно СЕКРЕТНО № 2/108 от 02/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Универмаг Гришема, где я работала продавцом в отделе женской одежды, три дня в неделю открыт до девяти вечера. Когда мне предложили по четвергам и пятницам выходить во вторую смену, я задумалась. Я живу с родителями за городом, и дорога занимает почти час. С другой стороны, мне светили прибавка к жалованью и две выходные субботы в месяц. Так что, сверившись с расписанием автобусов и выяснив, что один из них отправляется в пять минут десятого, я согласилась.
    В первую пятницу вместе со мной в автобус набились и последние покупатели, но многие из них вышли, прежде чем мы выехали из города. И когда автобус свернул на узкую дорогу, огибающую Сосновый каньон, в салоне остались всего шесть пассажиров. Я сидела рядом с миссис Райн, что готовила салаты в кафетерии нашего магазина. Мы обе слишком устали для праздного трепа, поэтому я просто смотрела на дорогу, когда автобус вписался в крутой поворот.
    Внезапно фары выхватили из темноты маленькую девочку на велосипеде. Лет восьми или девяти, в шортах и футболке, со светлыми волосами, заплетенными в две косички, ярко-красным бантом. В то мгновение, когда я увидела ее, она пересекала дорогу перед автобусом. Я схватилась за спинку переднего сиденья, ожидая визга тормозов и резкой остановки. Но автобус только увеличил скорость. Я приподнялась, чтобы предупредить водителя, но тут рука миссис Райн потянула меня вниз.
    — Успокойся, милочка, — прошептала она. — Это всего лишь призрак.
    — Что? Как вы… — запротестовала я, но автобус уже миновал то место, где я видела девочку, и миссис Райн убрала руку. Я повернулась, вглядываясь в темноту, но никого не увидела.
    — Да не тревожься ты так, — проворковала миссис Райн. — Это же дочь Барлоу. Ты, должно быть, слышала об этом происшествии. Она погибла на этом самом месте прошлым летом.
    — Вы хотите сказать, что теперь по дороге разъезжает ее призрак? Это же бред. — Я оглядела салон. Мужчина по другую сторону прохода читал газету. Парочка на переднем сиденье оживленно обсуждала цены. Сидевшая позади мисс Уайли вязала свитер. — Почему все так спокойны? Или ее видели только мы с вами?
    — Нет, милочка. Мы все ее видели, только остальные к ней привыкли. Она появляется каждую пятницу. Мы делаем вид, что ничего не заметили. Ради мистера Джонсона. — Взглядом женщина указала на водителя. — Ему так нелегко, бедняжке. Видишь ли, он сидел за рулем, когда это случилось.
    Миссис Райн сошла на следующей остановке, так что больше в тот вечер я ничего не узнала, но наутро за завтраком спросила родителей, известно ли им о маленькой велосипедистке, которую сбил автобус.
    — Да, — кивнула мама. — Такая печальная история. Ты не можешь ее не помнить, Сис. Все только об этом и говорили.
    — Должно быть, это случилось, когда я уезжала в отпуск.
    — Совершенно верно, — подтвердил отец. — Ты вернулась в сентябре, а автобус сбил ее в середине августа.
    — Ее звали Джейни Барлоу… или Дженни? Девять лет, и такая милашка, если судить по фото в газете.
    — Со светлыми косичками и бантом?
    — Ну, насчет банта не помню… — Мама нахмурилась, вспоминая. — Да, светлые волосы, заплетенные в косички. Ее семья поселилась здесь недавно. Купили дом в новом поселке над каньоном. Дома там чересчур дорогие, но зато на природе. Покупают их в основном молодые пары с детьми. Эти Барлоу все еще живут там, не так ли, Фрэнк?
    — Насколько я знаю, да. У жены был нервный срыв, и она на какое-то время уезжала.
    — В столкновении обвинили водителя?
    — Отнюдь, — покачал головой отец. — Разумеется, состоялся суд, где его полностью оправдали. Свидетелями проходили пассажиры автобуса. Все как один показали, что девочка выскочила с боковой дороги прямо под колеса автобуса, когда он появился из-за поворота. Водитель сразу же дал по тормозам, но это не помогло. Девочку сбросило с велосипеда, и она ударилась головой о камень. По заключению коронера, смерть наступила мгновенно.
    — Мистер Барлоу, естественно, во всем винил водителя, — добавила мама. — В газете написали, что во время судебного заседания он публично назвал его убийцей. Что ж, его чувства можно понять — единственная дочь.
    — Не следовало разрешать ребенку кататься на велосипеде в столь поздний час, — вставил отец. — И уж родители должны были строго-настрого наказать ей не выезжать на шоссе.
    — Сказать-то легко, — вздохнула мама. — Разве нынешние дети кого-то слушают? — Она покачала головой. — Не водить же их на поводке. Я помню, какой ты была в этом возрасте, Сис. Сущий дьяволенок.
    Они принялись в сотый раз обсуждать мое бедовое детство и о дочери Барлоу больше не вспоминали. Я подумала было рассказать им о призраке, которого видела на дороге, но при свете дня мне самой не очень-то в него верилось. Может, мне все приснилось: и призрак на дороге, и разговор с миссис Райн?

    В следующий четверг я вновь уехала девятичасовым автобусом. Обошлось без приключений. И я почти убедила себя, что велосипедистка-призрак мне приснилась.
    В пятницу я сидела рядом с припозднившимся покупателем, который сошел до того, как мы свернули на дорогу у каньона. Миссис Райн немедленно плюхнулась на освободившееся место.
    — Скоро мы ее увидим, — прошептала она. — Постарайся сохранять спокойствие.
    — Увидим кого?
    — Дочь Барлоу. Ты же видела ее на прошлой неделе, помнишь? Она всегда появляется здесь по пятницам. Жаль, что ее душа никак не может обрести покой.
    — Я не верю в призраков, миссис Райн, — твердо заявила я.
    — Да что ты, милочка? — снисходительно усмехнулась она. — Тогда тебе лучше закрыть глаза перед следующим поворотом. Трудно, знаешь ли, не верить тому, что видишь.
    Конечно же, глаза я не закрыла. Сказала себе, что девочка-велосипедистка, которую я видела на прошлой неделе, совсем не призрак, в чем убеждала меня миссис Райн, а оптическая иллюзия, результат отражения света фар от окружающих дорогу скал. А потом автобус миновал поворот… и появилась она. Маленькая девочка, склонившаяся над рулем, бешено работающая ногами, с летящими на ветру косичками. Она изо всех сил спешила пересечь узкую полоску асфальта. Вновь я почувствовала, как возросла скорость автобуса, и едва подавила рванувшийся из груди крик. Миссис Райн похлопала меня по руке.
    — Несчастная душа… — пробормотала она.
    Я не ответила и облегченно вздохнула, когда женщина сошла на следующей остановке.
    Как только автобус тронулся с места, ко мне подсела мисс Уайли.
    — Надеюсь, ты не поверила в эту чепуху про призраков.
    — Но я что-то такое видела, — с неохотой признала я. — Вроде бы девочку на велосипеде, и автобус проехал сквозь нее. Миссис Райн говорит, что такое повторяется каждую неделю.
    — Истинная правда, — согласилась она. — Ты, несомненно, знаешь о происшествии.
    — До прошлого уик-энда не знала… Родители рассказали, что в прошлом августе на этом повороте автобус сшиб ребенка, но вины водителя нет. Если это правда, я не понимаю, почему его преследует призрак.
    — Это не призрак, — пренебрежительно усмехнулась мисс Уайли. — Во всяком случае, суеверия тут ни при чем.
    — Тогда что же мы все видели?
    — Я была на суде. Все, кто ехал в автобусе в тот вечер, давали показания. Отец Дженни Барлоу весь процесс просидел, не отрывая глаз от водителя. Когда судья объявил происшедшее несчастным случаем и оправдал водителя, он обезумел. Кричал, что его дочь убили и убийца должен за это ответить. Двое мужчин схватили его за руки, а не то он бы набросился на Джонсона прямо в зале суда.
    — Я его понимаю. Вы думаете, он имеет какое-то отношение к этим… видениям?
    — Он профессиональный фотограф, — разъяснила мисс Уайли. — До переезда сюда он работал в Голливуде, участвовал в съемках рекламных роликов и документальных фильмов. Говорят, у него дома съемочная площадка и проявочная лаборатория. Если ты ходишь в кино, то наверняка знаешь, какие нынче спецэффекты.
    — Вы хотите сказать, что мы видели какой-то фотографический трюк?
    — Он специалист. — Она пожала плечами. — И у него наверняка много фотографий дочери. Можно ли найти лучший способ отомстить человеку, которого он винит в ее смерти?
    — Как это жестоко! — Я посмотрела на мистера Джонсона. Роковой поворот остался позади, он откинулся на спинку сиденья, но его плечи были по-прежнему напряжены. — Я могу понять состояние мистера Барлоу после смерти дочери. Но прошло несколько месяцев. Разве можно так терзать человека? Почему его никто не остановит?
    — Попробуй еще докажи, что это его рук дело, — ответила мисс Уайли. — Да, полиция посылала к нему кого-то, и автобусная компания провела собственное расследование. Но если мистер Барлоу и установил какой-то прибор, он хорошо запрятан и управляется дистанционно. А поскольку нет закона, запрещающего показывать картинки на местной дороге, власти спустили это дело на тормозах.
    — А почему мистер Джонсон не переходит на другой маршрут? — недоумевала я. — Или он мог бы не ездить здесь в пятницу вечером, раз уж девочка появляется только в это время.
    — Я уверена, что компания пошла бы ему навстречу. Но никто и подумать не мог, что отец девочки будет так долго упорствовать. А теперь, похоже, дело пошло на принцип. Джонсон знает, что он невиновен, и, попросившись на другой маршрут, позволит Барлоу взять верх, косвенно признает свою вину. Называй это гордостью, упрямством или как-то еще, но ни один из мужчин не хочет уступать.
    — Но это же кошмар для обоих.
    — Ты сказала родителям, что видела призрак девочки?
    — Нет, решила, что глупо говорить об этом.
    Мисс Уайли одобрительно кивнула:
    — Лучше об этом не упоминать. Даже миссис Райн понимает, что распространение подобных слухов может принести только вред, особенно мистеру Джонсону. Этим рейсом ездят лишь несколько человек, и все помалкивают. Надеюсь, ты поступишь так же.
    — Конечно, — пообещала я.
    После этого разговора я по пятницам брала на работу книгу и читала ее по дороге домой. Тем не менее, даже увлекшись сюжетом, всякий раз чувствовала, как автобус прибавлял скорость, выходя из этого чёртова поворота, и знала, не отрывая глаз от книги, что мы вновь столкнулись со странным явлением.
    Неделя проходила за неделей, и я, как и мои попутчики, к этому привыкла. Но я не могла выкинуть из головы двоих мужчин, не желавших уступать. Отца, возможно, потерявшего рассудок после смерти дочери, сидящего где-то в холмах и прислушивающегося к шуму автобуса, чтобы в нужный момент нажать кнопку и привести в действие таинственный механизм, дабы вновь поиграть на нервах человека, которого он считал убийцей дочери. И водителя, ставшего, пусть и не по своей вине, причиной смерти ребенка, каждую неделю приближавшегося к повороту, зная, что ждет его впереди, отчего руки его сильнее сжимали руль, а нога вдавливала в пол педаль газа, чтобы побыстрее покончить с этим кошмаром. Но не может же это длиться вечно? Когда-нибудь мистер Барлоу размонтирует свое оборудование и даст им обоим возможность все забыть.
    Как-то вечером я, как обычно, поднялась в салон и села в первых рядах. Стояла весна, аромат цветов пропитал воздух. Сидевшая рядом женщина обложилась пакетами и сияла от счастья: очень уж удачными получились покупки. Начало трехдневной распродажи вызвало небывалый наплыв покупателей, и я совершенно вымоталась. Я облегченно откинулась на спинку сиденья. Назавтра предстоял не менее трудный день, а о субботе не хотелось и думать.
    Я подняла руку, чтобы прикрыть зевок, в тот самый момент, когда автобус проходил, как я его теперь называла, Барлоуский поворот. Фары, как обычно, выхватили из темноты ребенка на велосипеде. И опять же, как обычно, автобус увеличил скорость.
    Да только на этом сходство и закончилось. Светлые косички уступили место черным, коротко стриженным волосам. И сегодня, осознала я за мгновение до скрежещущего удара и звона разбитого стекла, четверг. Другой день. Другой ребенок.

Джон Лутц
ДОРОГАЯ ДОРИ

Совершенно СЕКРЕТНО № 3/109 от 03/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Моя жена — Дорогая Дори. Естественно, не столько для меня, сколько для миллионов читателей колонки, в которой она рассказывает, как вести домашнее хозяйство. Газетный синдикат рассылает ее в сотню ведущих изданий. Вы знаете, какого рода колонки я имею в виду — те, что обычно печатаются на шестой странице раздела «Моды» и объясняют вам, как поставить новые подметки на старые туфли или превратить износившийся насос для ванной в прекрасную садовую поливалку. Или же знакомят со ста одним способом использования яичной скорлупы. Моя Дори, которой минуло тридцать пять, была автором самой популярной из таких колонок и с неподдельной страстью и преданностью изыскивала все новые способы экономичного ведения хозяйства, которые отличались на редкость свежим подходом. Беда заключалась в том, что многие из ее предложений были более умны, чем практичны, и именно поэтому я больше не мог даже в мыслях называть Дори дорогой.
    Классическая метаморфоза, можете вы сказать, — от любви до ненависти.
    Через год после нашей свадьбы я с отвращением ел сандвичи из черствого хлеба, который можно было покупать за половину цены, спал под лоскутным одеялом, в квадратиках которого узнал свою любимую старую спортивную куртку, в гостиной ходил по ковру, составленному из уродливых образцов, бесплатно поставляемых магазинами ткани, и таращился в покрытый снежной рябью экран телевизора, потому что на сооружение гигантской телеантенны пошли бракованные водопроводные трубы. Поклонники Дорис были бы счастливы убедиться, что она сама живет в окружении своих же предложений по рационализации быта. Что же до меня, я мечтал оказаться в компании естественной блондинки, которая осветляет волосы не при помощи лимонной кислоты, а нормальной, пусть и дорогой, парфюмерии.
    С другой стороны, Дорис зарабатывала кучу денег. Я был достаточно практичен, чтобы не настаивать на разводе и разделе имущества. Дорис не могла этого не понимать. Так что из этого мучительного, но выгодного брака не было иного выхода, как только через труп Дорогой Дори. Если бы еще она придумала, как из кухонной утвари сделать что-то вроде пистолета.
    Но я прекрасно понимал, что не имеет смысла полагаться на что-то подобное. Тут не сработает ни нож, ни револьвер, ни колун, ни электропровода в ванне. Придется поломать себе голову над ситуацией, которая будет выглядеть как несчастный случай, и полиция не сможет в ней разобраться, пусть даже кого-то и будет подозревать. Как правило, они подозревают мужа, так что мне нужно будет сконструировать что-то уж здорово умное. И побыстрее. Потому что от жизни с Дорис я медленно, но верно сходил с ума.
    — Посмотри, Хью, — сказала она, демонстрируя свою невзрачную фигуру, словно манекенщица в новом платье. — Последнее, что я придумала. Ну, не гениально ли, когда приходится иметь дело с подтекающими кранами и крошками на столе? — На талии у нее красовался рулон туалетной бумаги, висящий на обрывке веревки, обмотанном вокруг пояса. — Молоко пролилось или у ребенка нос течет, — вдохновенно декламировала она, — но вам стоит только потянуть и оторвать — и в вашем распоряжении отличное полотенце, в любое время, в любом месте!
    В самом деле потрясающее, если вас устраивает весь день ходить с рулоном туалетной бумаги, подпрыгивающим на заднице.
    — Умно, — оценил я, возвращаясь к своему журналу. Я не так глуп, чтобы злить Дори. В своей мстительности она могла быть очень изобретательной. Я помню, как-то мы поссорились, и она переклеила этикетку с лосьона для волос на точно такой же флакон с суперклеем — как гласила телевизионная реклама, он мог выдержать вес автомобиля. Я провел пять предельно неудобных часов и выдал не меньше дюжины ни с чем не сообразных обещаний, прежде чем она выдала мне формулу простого состава, который растворяет клей. И больше мне не хотелось таких испытаний.
    — Я вроде кое-что придумал, — пробормотал я, рассеянно почесывая левую руку.
    — Что именно, Хью? — поинтересовалась Дори.
    — Я просто разговариваю сам с собой, дорогая, — сказал я, переворачивая очередную страницу журнала для гурманов, который заставлял меня захлебываться слюной.
    — Тебе надо носить с собой диктофон и прокручивать его в конце дня, чтобы убедиться, как смешно ты разговариваешь, — посоветовала она.
    Днем мне был предложен ланч из несъеденных остатков, из которых можно приготовить хоть и безвкусное, но питательное блюдо, и я в который уж раз не мог не подумать, почему мы должны существовать, как нищие побирушки. Денег у нас хватало. И мы обитали в прекрасной квартире на десятом этаже дома в одном из самых спокойных и престижных районов города. Но в стенах квартиры все было самодельным, уродливым, сколоченным из мусора или вытащенным из подвалов.
    По завершении ланча я стал чистить пластиковые моющиеся тарелки, а Дорис, оторвав клочок от своего украшения на поясе, протирала стол. Укладывая тарелки в раковину, я провел пальцем по одной из них и выругался: под ногтем собралась полоска грязи, и, кроме того, я его чуть не сорвал.
    — Ай-ай-ай, — посочувствовала мне Дори. — Но никаких проблем.
    И, прежде чем я понял, что она делает, Дори залепила мне палец своим дьявольски быстро сохнущим клеем, напоминающим цемент.
    — Он сохранит ноготь, пока тот не окрепнет, — весело сообщила она.
    Может, и так. Но при взгляде на палец я почему-то почувствовал себя в роли доктора Джекила, превращающегося в мистера Хайда.
    Настало время отправляться по магазинам. Я сопровождал Дори во время ее визита в местную лавчонку подержанной одежды, где она потратила целых четыре доллара, приобретя на них форменную юбку женского персонала морской пехоты, а для меня — потертый на локтях великоватый костюм.
    Она дала мне понять, что знает способ сделать костюм как новый и подогнать его по фигуре с помощью нескольких английских булавок.
    Заскочив в соседнюю булочную, где она купила черствые булочки с глазурью, мы отправились домой. Естественно, шли мы пешком — женщина в дождевике с каким-то странным утолщением на бедрах и нервный мужчина с изуродованным пальцем. Может, я преувеличиваю, но мне казалось, что все прохожие смотрели на нас. В последнее время я вообще много чего себе представлял. Например, каково это жить одному.
    — Жить надо просто, — в тот вечер сказал мне Дуайт, мой неизменный бармен. — И тогда все получится. И придет удача.
    Спасаясь от Дори, я регулярно заходил к нему в подвальчик. И хотя напитки у Дуайта были жутко дорогими, мне тут нравилось.
    — Ты хочешь сказать, — вступила в разговор Лейси, шикарная платиновая блондинка, сидящая у стойки рядом со мной, — что в любом случае можно обойтись плоскогубцами и отверткой. Но если с их помощью делали первые «форды», то свою новую модель ты же отгонишь к автомеханику, коль скоро с ней что-то случится.
    Дуайт признал, что примерно так он и поступит.
    Лейси удовлетворенно кивнула и пригубила пиво. Честно говоря, заходил я в подвальчик и из-за нее тоже. Я подозревал, что на деле она была чистой брюнеткой, которая каждую неделю тратила немалые суммы в косметическом кабинете.
    — То есть из каждого сложного положения есть простой выход, — сказал Дуайт. — Я прав?
    — Больше, чем ты можешь себе представить, — согласился я, прикидывая, как бы провести время с Лейси. Ей-Богу, она была хорошенькой девушкой — или, во всяком случае, старалась казаться таковой. Даже при самых благоприятных обстоятельствах Дори трудно было назвать симпатичной. Это было качество, которое не имело ничего общего ни с бережливостью, ни с изобретательностью.
    — А это что такое? — спросила Лейси, и я понял, что она обращается ко мне.
    Я сидел нога на ногу, и одна штанина задралась до середины икры. Лейси показывала пальцем на пуговицу, пришитую к верхней кромке носка.
    — Моя жена пришила такие пуговицы на черные носки, — объяснил я. — Чтобы в темноте я не спутал их с коричневыми.
    Лейси и Дуайт уставились на меня.
    — Так, — сказала Лейси. — Глупее не придумаешь.
    Я почувствовал, что краснею.
    — Да? А как бы ты решила эту проблему?
    — Будь ты моим мужем, Хью, то носил бы один носок коричневый, а другой черный.
    Я расхохотался так, что расплескал пиво. Дуайт, одобрительно улыбаясь моему хорошему настроению, вытер лужицу на стойке, пустив в ход самое настоящее полотенце. Лейси засмеялась вместе со мной. Ее вообще было легко рассмешить.
    — Чего вы так развеселились? — спросил Дуайт.
    — Мне понравилась идея носить один носок коричневый, а другой черный, — объяснил я ему. — До чего удивительно простое решение проблемы.
    — Простота — это вообще ключ к жизни, — напомнил мне Дуайт.
    Может, и к смерти, подумал я про себя. Я не мог отделаться от мыслей, какую жизнь мне приходится вести с Дори. И я усложнял проблему, которая на деле решалась куда как просто, — проблему, которая имела отношение к существованию Дори на этой планете. Дуайт, как всегда, изрек умную мысль, избавив меня от необходимости принимать нелегкое решение.
    Следующим утром я положил на подоконник, высунув ее в окно, палку от метлы и посмотрел на Вторую авеню, что бурлила жизнью в десяти этажах подо мной. Затем опустил оконную раму, прижав палку таким образом, что она высовывалась на несколько футов. Убедившись, что ни в холле, ни на лестничной площадке никого нет, я поднялся на два этажа, где располагался служебный выход на крышу, пересек ее и подошел к той стороне, что выходила на Вторую авеню.
    Я всегда боялся высоты, но заставил себя свеситься с крыши, пока в двух этажах внизу не увидел торчащую из нашего окна палку. После чего я осторожно отступил назад и ключами процарапал на шиферной черепице крыши метку. Содрогнувшись, я в последний раз бросил взгляд на улицу внизу и заторопился в квартиру.
    Убедившись, что меня никто не видел, вытащил палку и поставил ее в стояк последней модели, который некогда был картонной трубкой из-под бумажного полотенца. Я понял, как решить проблему, учитывая, что Дори достаточно сильна и неукротима. Выкинуть ее в окно мне будет не под силу. Кроме того, обязательно останутся следы борьбы. Криминалистика достигла такого уровня, что их обязательно найдут.
    Когда Дори вернулась после утренней встречи с редактором, я встретил ее с привычной для себя раболепной почтительностью. И, слушая стрекот пишущей машинки в соседней комнате, тупо смотрел на экран телевизора, где шла какая-то мыльная опера. Набираясь мужества, я думал о своей внутренней драме.
    Беспрерывный треск клавиш прекратился. Дори просматривала свое творение. Я поймал себя на дикой мысли: можно ли при помощи обыкновенной зубной пасты устранить кровь? Не об этом ли она пишет в одной из своих колонок?
    Теперь все это неважно, сказал я себе и позвал ее: «Дори!»
    Она вошла в гостиную с раздраженным выражением лица, на котором еще лежал отсвет вдохновенного творчества. Дори терпеть не могла, когда ее отрывали от работы.
    — На час я заказал столик у «Ринальди», — сообщил я ей. «Ринальди» был один из самых дорогих ресторанов в городе, специализировавшийся на лобстерах, которых Дори ненавидела.
    Ее высветленные лимонной кислотой брови сошлись на переносице.
    — Ты… что?
    Когда Дори начала орать, я опустил руку и включил спрятанный под креслом диктофон. Все прошло как нельзя лучше. Я завел ее так, что она вопила не умолкая минут пять.
    Этим вечером ужин состоял из риса, нескольких листиков салата и пары кубиков говяжьего концентрата. Я покаялся. Дори пошла на то, чтобы заключить со мной перемирие. За чашкой ячменного кофе она проинформировала, что прощает мое недостойное поведение. Посуду сегодня мыл я.

    Через два дня, когда мы сидели в гостиной, просматривая каждый свою часть утренней газеты, я с трудом сглотнул комок в горле и сказал, что недавно заметил нечто, достойное ее профессионального внимания.
    — И что же это такое? — с подозрением спросила она, поскольку ей никогда не доводилось слышать от меня мыслей, достойных использования в ее колонке.
    — Вчера я был на крыше, — сказал я.
    — Ради Бога, чего тебя туда понесло?
    Я почувствовал, как в мозгу стали лихорадочно проворачиваться шестеренки моего замысла.
    — Никогда там раньше не был… даже не представлял, как все выглядит.
    Дори удивленно уставилась на меня.
    — И вот что я хочу сказать, — продолжил я. — На соседней крыше увидел очень интересный флюгер. Похоже, что он самодельный, но так ловко выкроен из старой пивной банки…
    Дори опустила на колени свою часть газеты и заинтересованно повернулась ко мне.
    — Из пивной банки? — переспросила она. Вне всякого сомнения, она уже прокручивала сотни вариантов применения пустых пивных банок — вазы, стаканчики для карандашей, горшки для цветов, — но вот флюгер ей не приходил на ум.
    Я опустил газету и улыбнулся, давая понять, насколько заразителен ее энтузиазм.
    — Идем, — сказал я. — Сама увидишь.
    Она тут же вскочила, ибо уже не могла думать ни о чем другом, а только о новой теме своей колонки. Поднимаясь с кресла, я включил диктофон, который был поставлен на полную громкость воспроизведения.
    К тому времени, когда мы оказались на крыше, прокрутились две минуты пустой пленки и в нашей квартире стали раздаваться вопли Дори, которые она издавала во время нашей последней ссоры. Их должен будет услышать по крайней мере хоть один из соседей.
    Я подвел Дори к метке на крыше, что была точно над нашим окном.
    — Вон там, — сказал я, показывая ей на неуклюжий кондиционер на противоположной крыше.
    Прищурившись, Дори попыталась обнаружить флюгер.
    — Ничего не вижу, Хью, — раздраженно сказала она.
    — Надо передвинуться вот сюда, — подвел я ее к метке. — И смотреть между двух каминных труб.
    — Я все равно не…
    Она так и не закончила предложение. Ладонью правой руки я с силой толкнул ее в спину, и с высоты двенадцати этажей Дори полетела на тротуар. Я тут же отвернулся, чтобы меня не вытошнило при виде ее распростертого тела.
    Никому не попав на глаза, я торопливо добрался до квартиры и заскочил в нее. Я уже предусмотрительно открыл окно, под которым теперь лежало изуродованное тело Дори. Запись нашей ссоры кончилась, и в комнате стояла тишина. Нагнувшись, я переключил клавиши, и, пока звонил в полицию, рассказывая о постигшем меня трагическом несчастье, запись исчезла.
    Полиция оказалась у моих дверей через несколько минут. Я повторил свою историю двум полицейским в форме, и, думаю, они не смогли не поверить тому представлению, которое я так убедительно разыграл перед ними. Я в полной мере вошел в роль безутешного мужа.
    Тощий рыжеволосый человек, представившийся лейтенантом Гастоном, сидел напротив меня в гостиной, слушая мое повествование. Он задал несколько вопросов.
    — Значит, произошла ссора, — повторил он, — и вы сказали жене, что хотите развестись?
    — Совершенно верно, лейтенант, — потрясенно признал я. — Вне всякого сомнения, соседи слышали, как мы ссорились.
    Лейтенант справился со своими записями.
    — Она возражала против развода, расстроилась, сказала, что скорее покончит с собой, чем потеряет вас, — и выбросилась из окна.
    — Именно так все и было, — признал я его правоту. — Конечно, мне и в голову не могло прийти, что она говорит серьезно… — я сокрушенно шмыгнул носом, — пока уже не было поздно…
    — В это окно? — уточнил лейтенант Гастон.
    Я кивнул. Оно было по-прежнему открыто, и легкие порывы летнего ветерка шевелили портьеры.
    Гастон вздохнул и встал.
    — Не спуститесь ли со мной вниз, сэр?
    Меня внезапно замутило. В горле пересохло.
    — Чтобы опознать?..
    — Не совсем, — сказал лейтенант Гастон, придерживая передо мной дверь прихожей.
    Никто из нас не проронил ни слова. Собравшиеся расступились передо мной. Стоило только покинуть прохладную кондиционированную атмосферу холла, как у меня ослабли ноги. Тело Дори было огорожено канатами, и рядом на страже стоял полицейский. Он приподнял ограждение, и лейтенант Гастон придержал меня за локоть, когда мы подныривали под него. Я не мог заставить себя взглянуть на тело Дори.
    — Если ваша жена выкинулась из окна десятого этажа, — осведомился Гастон, — то как вы объясните вот это?
    И тут уж мне пришлось поднять глаза.
    Внешний облик Дори был не столь ужасен, как мне представлялось. Как ни странно, крови было совсем немного, только сломанные ноги были вывернуты под непривычным углом. Самым страшным была длинная белая лента туалетной бумаги, тянувшаяся от заметно уменьшившегося рулона на поясе — вверх, вверх, все выше, до крыши…
    Плотная бумага была перфорирована лишь чуть-чуть, так что порвать ее было непросто. Должно быть, свисающий свободный конец зацепился за что-то, когда я толкнул Дори, и во время ее падения размотался с рулона на поясе.
    — Я жду объяснений, — сказал лейтенант Гастон. Он сжал пальцы на моем предплечье, но мне показалось, что они сдавили горло.
    Я попытался выдавить хоть слово, заявить о свой невиновности. Но боюсь, что это получилось у меня не очень убедительно. Я сам не узнал хриплые звуки, которые сорвались у меня с губ:
    — Я не понимаю…
    Лейтенант Гастон обратился ко мне с нудным полицейским монологом, зачитывая мои права с карточки, которую он держал в свободной руке. Среди всего прочего, он сообщил, что я могу хранить молчание.
    Как бы я хотел, чтобы Дори была жива. Она бы наверняка придумала какое-нибудь толковое занятие, чтобы коротать время в тюрьме.

Текс Хилл
ПРОСТО ТРЮК

Совершенно СЕКРЕТНО № 4/110 от 04/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Я был каскадером с начала шестидесятых годов. Для меня и моих заказчиков доллар всегда оставался долларом. И я никогда не отказывался ни от каких трюков, если не считать парочки настолько опасных и непредсказуемых, что за них не взялся бы даже великий Билли Джеймс. «Бандиты пограничья» представляли собой обыкновенный вестерн со стандартным набором трюков — опрокинуть лошадь, на полном скаку вылететь из седла, парочка кулачных драк. Разве что в нем должен был сниматься Бак Бейкер, некогда легендарный артист, гаснущая звезда экрана. В старые времена Бак был первым номером, когда речь шла о скачках по прерии и лихих перестрелках. Теперь же, ходили слухи, Голливуд перестал обращать на него внимание. И «Бандиты пограничья» были для него последней отчаянной попыткой предстать в роли звезды.
    Мне уже доводилось работать с артистами, которых считали крупными величинами. Я вдоволь насмотрелся и на их самолюбование, и на профессиональную ревность и взаимную неприязнь. Бак был полной противоположностью большинству современных звезд — спокойный, сдержанный, хорошо воспитанный, настоящий старый профессионал. В первое же утро по прибытии я увидел его на съемочной площадке и сразу обратил внимание, какое твердое у него рукопожатие и с каким неподдельным равнодушием он относится к статусу звезды.
    Представил нас друг другу помощник режиссера Джей Миллер, элегантный молодой человек. Я сказал Баку, как рад работать с ним и как мне нравятся его прежние фильмы.
    — Спасибо, — ответил он приятным низким баритоном. — Я всегда старался дать своим зрителям то, что они хотят увидеть. — И окинул меня пристальным взглядом. — Да и о вас я слышал только хорошее. Говорят, вы один из лучших конных каскадеров в нашем деле.
    — Я люблю лошадей, — сказал я.
    — Отлично. Обычно все свои трюки я делал сам, но… — загорелой рукой он провел по легкой округлости животика, — годы, пожалуй, берут надо мной верх.
    — Мне-то кажется, что вы в отличной форме.
    Я не кривил душой. Для своих лет он в самом деле выглядел великолепно. Такой же сухой и стройный, разве что погрузнел на несколько фунтов, но уверенности ему было не занимать.
    — Во всяком случае, думаю, что справимся.
    Я улыбнулся ему в ответ, посмотрел, как он шел к своему креслу в тени трейлера, и, повернувшись к помощнику режиссера, спросил:
    — Что я должен знать как дублер мистера Бейкера?
    Ухмыльнувшись, Джей лишь пожал плечами.
    — Просто подражай его повадкам на экране и не обижай его лошадь.
    — С этим проблем не будет, — сказал я. — Лошади мне в самом деле нравятся.
    — Ну и прекрасно. — Джей снова пожал плечами. — Идем, я покажу тебе трейлер, что мы отвели для тебя. Кинь свои вещи и направляйся вон к тому серебристому трейлеру. Все большие шишки уже там, пьют кофе.
    Разобравшись с вещами и кинув сумку на кровать, я закурил и вышел, чтобы встретиться с продюсером и режиссером. Майское солнце уже палило вовсю. Во всяком случае, спину мне припекало основательно. Открыв двери, я вошел в кондиционированную атмосферу административного трейлера.
    Мужчины, сидевшие вокруг стола, не скрывая раздражения, встретили мое появление. Но, наконец, высокий грузный человек в махровой рубашке встал и протянул мне руку.
    — Добро пожаловать на борт, Стив, — сказал он, кивнув остальным. — Это Стив Холт, наш организатор трюков. Знакомься — Фред Эйкер, твой режиссер, и Крейг Гейтс, вторая наша звезда.
    Я, в свою очередь, обменялся с ними рукопожатиями. Режиссер был худым нервным человеком, на лице его читалась привычка властвовать. Знать я его не знал, но слышал о нем; его работы были выше среднего уровня, и я не мог не удивиться, что он взялся работать на такой студии.
    Крейга Гейтса я знал. Встреча с ним была еще одним поводом для удивления: один из самых заметных молодых артистов в мире кино, его звезда стремительно всходила в зенит, пожиратель сердец в полном смысле слова. Кроме того, он был первоклассным занудой. Кое-кто из моих друзей работал вместе с ним и оценил его как надменного самовлюбленного эгоиста, склонного побаловаться кокаином. Он просматривал роль. У меня что-то засосало под ложечкой.
    Четвертого человека мне не представили. Он улыбнулся, продемонстрировав полный рот таких зубов, что я невольно вспомнил Брюса, механическую акулу.
    — Х. Р. Бохэн, — холодно сказал он. — Менеджер мистера Гейтса.
    Он не выказал ни малейшего желания принять мою протянутую руку, так что я сунул ее в карман и привалился к стене. Мой старый приятель Виктор Гордон, продюсер фильма, сел и привычным для него жизнерадостным тоном предложил мне налить кофе и пристроиться куда-нибудь. После того как я сделал то и другое, он сказал:
    — Вот копия сценария, Стив. Никаких сложностей для тебя не предвидится.

    Они вернулись к своему разговору, а я, попивая кофе, стал листать обтрепанные страницы сценария. Как я и предполагал, сюжет был предельно прост. Вдоволь лихих скачек и перебранок со стрельбой, пара падений с тридцатифутовой высоты. Привычное дело для Бака Бейкера. Долистав сценарий, я погрузился в вежливое молчание.
    Дискуссия меж тем обрела жаркий характер, и я не без удивления слушал гневные замечания. Поймите меня правильно — в каждой картине возникают те или иные проблемы. Вечно кто-то спорит со сценарием, кому-то не нравится костюм или что-то другое. Но на этот раз было нечто иное — некоторые реплики Крейга Гейтса дышали неподдельной злобой.
    — А мне плевать! — орал свежеиспеченный сексуальный символ Америки. И его правильные, как отлитые из пластмассы, черты лица были искажены от ярости. — Не собираюсь играть вторую скрипку при старом, вышедшем в тираж ковбое!
    — Да успокойся же, Крейг, — пытался утихомирить его Вик, и было видно, каких усилий ему стоит сдерживаться. — Я не могу переписывать весь сценарий. Бак и так согласился получать равный с тобой гонорар, и все контракты уже подписаны. Студия ждет, что ты выполнишь все свои обязательства. — Он бросил жесткий взгляд на агента Гейтса. — Бохэн знал условия, так что решайте все проблемы между собой. Съемки начинаются завтра утром, и чтобы ты был на съемочной площадке, готовый к работе, или же нам придется…
    — Только не пытайся мне угрожать! — завопил Гейтс.
    — Никто никому не угрожает. Я просто напоминаю тебе, что ты подписал контракт, — ровным голосом ответил продюсер, — и условия его не возьмется оспаривать ни один суд.
    При этом повороте событий Бохэн подал первые признаки жизни. Откашлявшись, он умиротворяюще положил руку на плечо своего молодого клиента.
    — Я не сомневаюсь, что все может быть улажено ко всеобщему удовлетворению. Но первым делом, Крейг, как я считаю, мы должны с тобой обговорить ситуацию с глазу на глаз. — Встав, он стал подталкивать Крейга к дверям. — Никаких проблем не будет, мистер Виктор. Свою часть контракта мы выполним с честью. В полной мере.
    Когда за ними закрылась дверь, Вик испустил тяжелый вздох. Эйкер, режиссер, сломал карандаш надвое и запустил обломки в стену. Я молча уткнулся в чашку с кофе. Я не сомневался, что Крейгу Гейтсу придется с честью выполнить свои обязанности по контракту, но проблем с ним будет выше головы. Я отчетливо чувствовал, как они смердят.
    Я снова стал просматривать сценарий, уделяя теперь внимание только тому, что касалось трюков. Вик и Эйкер одобрили все мои предложения, дали мне расписание съемок на завтра, и, оставив их разбираться с текущими заботами, я вышел под теплые лучи аризонского утра.
    Когда во второй половине дня прибыли мои ребята-каскадеры, я обговорил с ними завтрашний порядок действий, угостил их обедом в ресторанчике, что стоял дальше по шоссе, и постарался пораньше вернуться на нашу стоянку. Почти все трейлеры стояли темные и молчаливые, и свет горел только в окошке у Бака Бейкера. Он всегда гордился тем, что назубок знал свою роль, и ясно было, что пока остальные веселились в городке, он зубрил ее. Он был последним в своем роде, пережиток тех времен, когда звезды изо всех сил старались дать своим зрителям то, что те хотели увидеть.

    День начался лучше некуда. Первую сцену отсняли меньше чем за час. Почти все лошади были игривые и брыкливые, и мои ребята показали все свое искусство, укрощая их. Я вывел из стойла крупного белоснежного жеребца Бака и сам оседлал его.
    Но едва только я собрался поставить ногу в стремя, как Бейкер перехватил у меня поводья и вскочил в седло, одарив меня улыбкой.
    — Спасибо, Стив, — сказал он, — но я не так уж стар.
    Посадка его отличалась уверенностью и изяществом. Я наблюдал за ним с искренним восхищением. Баку было уже около шестидесяти, но когда он сидел в седле, никто бы не дал ему этих лет. Легко представить, каким он был в те годы, когда его называли Величайшим Ковбоем Мира.
    Этим утром моя команда почти ничего не делала, потому что снимались в основном диалоги. После ланча мы заседлали коней, готовясь к сцене погони за дилижансом, и Бак не мог скрыть удовольствия, видя, как я дублирую его в сцене прыжка на полном галопе на козлы дилижанса. Когда он подошел, я только успел перевести дыхание.
    — Стив, — сказал он, — это и в самом деле нечто. Глядя на тебя, я видел самого себя лет этак двадцать назад.
    — Чёрт побери, Бак, — смутившись, ответил я, — да ты же сам придумал этот трюк. Я просто скопировал тебя в «Легионе рейнджеров».
    Улыбка его была полна легкой грусти.
    — Да… году так в сорок третьем. — И его широкие плечи, казалось, чуть обмякли, когда он шел к себе.
    Поскольку все знали, с какой неприязнью Крейг Гейтс согласился разделить бремя славы с Баком Бейкером, на съемку их первой совместной сцены собралась куча зрителей — и из рабочих, и из творческого состава, — которые наблюдали за ними с большим интересом. Но все прошло хорошо, и Эйкер не скрывал своей радости. Он попросил актеров вернуться на площадку, чтобы сделать еще один дубль, и Крейг беспрекословно подчинился. Бейкер с привычным профессиональным вниманием выслушал все указания и был более чем хорош.
    Я уже решил, что съемка завершится гладко и спокойно, как все и произошло.
    День подходил к концу, и я собирался снимать костюм, как вдруг со стороны съемочной площадки донесся шум ссоры.
    Бетти, девушка-гримерша, плакала, закрыв лицо руками. Крейг Гейтс орал на нее и размахивал руками, собираясь дать ей еще одну пощечину.
    — Спокойнее, мистер Крейг, — предупредил я, встав между ними. — Иди, Бетти. Увидимся попозже.
    Кулак Крейга со свистом прорезал воздух. Реакция спасла меня от полновесного удара, но все же он был достаточно чувствителен, и я полетел кубарем. Кровь бросилась мне в лицо, и, сжав кулаки, я вскочил на ноги, готовый дать сдачи.
    — Не делай этого, Стив.
    Тихий спокойный голос отрезвил меня, и я перевел дыхание, чтобы расслабиться. Вмешательство режиссера помогло мне спасти свою работу, а Крейгу Гейтсу — физиономию стоимостью в миллион долларов. На этот раз.
    Всю следующую неделю я избегал встреч с Гейтсом, разговаривая с ним только когда этого нельзя было избежать. Он продолжал донимать Бетти из-за каждого пустяка. Его блинчики были то сыроваты, то пережарены; на глаза был плохо наложен грим — он не оставлял ее в покое, и при виде его Бетти начинала бить дрожь. Что же до меня, то эта съемочная площадка стала самым противным местом, где мне когда-либо приходилось работать. Бак Бейкер был профессионалом до мозга костей, чтобы позволить себе сорваться, но было видно, что он начинает с нескрываемым отвращением относиться к своему напарнику.
    На второй неделе работы начались самые ответственные и тяжелые трюковые съемки. Вот тут уж мы действительно отрабатывали свои гонорары до последнего цента, и времени ни на что больше не оставалось.
    По сценарию герой, которого играл Гейтс, должен был на полном скаку вылететь на вершину пятидесятифутового утеса и вместе с лошадью прыгнуть в реку внизу. Чет Джексон для трюка облачился в костюм Гейтса, а тот пытался объяснить, как Чету предстоит действовать. И тут Сноукинг, жеребец Бака, подался вперед и, прежде чем я успел вмешаться, толкнул Гейтса мордой. Белокурый красавчик потерял равновесие и лицом вниз полетел в кучу навоза.
    Захлебываясь от ярости, Гейтс вскочил под раскаты смеха и, отчаянно ругаясь, пнул белого жеребца ногой в живот. Испуганное животное вскинулось от боли. Я изо всех сил вцепился в поводья. Когда мне наконец удалось его успокоить, чей-то предостерегающий крик заставил меня обернуться.
    Гейтс, выдернув штырь из операторской тележки, подкрадывался к всхрапывающей лошади. У него были глаза убийцы. Но не успел он сделать и пары шагов, как Бак Бейкер резко развернул его к себе и кулаком в перчатке в классическом ковбойском стиле нанес правый боковой удар по смазливой физиономии. Выронив штырь, Крейг выругался и попытался нанести ответный удар. Бак поднырнул под него и провел комбинацию «раз-два», после чего соперник без сознания рухнул на землю. Спокойно обведя всех взглядом, Бак поправил на голове свой стетсон и тихо сказал:
    — Ни один сукин сын не смеет бить мою лошадь.
    Он взял у меня поводья и повел за собой Сноукинга. И мне почему-то показалось, что он помолодел.
    Последующие два дня прошли как нельзя лучше. Крейг Гейтс не показывался из своего трейлера. Его агент попытался было развопиться, но Бак все еще оставался такой звездой, тягаться с которой ему было не по силам. Бак молча выслушал его, а потом послал Бохэна куда подальше.

    Съемки подходили к концу, единственной приметой конфликта было явное стремление Гейтса превзойти стареющего актера. Опыт Бейкера позволял пресекать их с легкостью, пришедшей за многие годы съемок, и напарник то и дело без видимых усилий со стороны Бака попадал в дурацкое положение.
    В одну из жарких ночей я внезапно очнулся от крепкого сна, сам толком не понимая, что меня обеспокоило. Полежав так несколько секунд, я встал и, в чем был, вышел из трейлера. Легкий ветерок обдал меня прохладой. Со стороны конюшен донесся чей-то стон. Я кинулся туда.
    В середине загона лежало на боку большое белое тело Сноукинга. Голова его была откинута, и широко раздутые ноздри мучительно подрагивали в агонии. Схватив в трейлере штаны и на ходу натягивая их, я помчался звонить ветеринару…
    — Я сделал все что мог, — покачал головой доктор Гонзалес. — Примите мои соболезнования.
    Сдавленные рыдания Бака Бейкера прорезали тишину, я сам чуть не заплакал. Я-то знал, как сильно человек может привязаться к коню, а для Бака смерть Сноукинга прервала последнюю ниточку, связывавшую его с годами славы.
    Вик обнял Бака за плечи:
    — Мне искренне жаль, Бак. Но ведь он уже был в годах — рано или поздно это должно было случиться.
    Бак кивнул.
    — Я понимаю. Просто я сентиментальный старый дурак…
    И тут доктор Гонзалес, складывая свои инструменты, сказал:
    — Эта лошадь погибла от ламинита. Я предполагаю, кто-то постарался обкормить ее до смерти.
    Лицо Бака стало жестким. Мы уставились на конюха Текса Дженкинса. Парнишка потрясенно обвел всех взглядом и вскинул руки.
    — Подождите! — закричал он. — Я тут ни при чем! Я всем лошадям задал обычную порцию корма, а остатки отнес на склад.
    — Ты уверен? — спросил Вик.
    — Да, сэр!
    Не проронив ни слова, Бак направился в сторону хранилища, мы в молчании последовали за ним. Он открыл дверь, вошел и тут же вышел с пустым мешком.
    — Сто фунтов зерна, — мертвым голосом сказал он. — Подонок мог с тем же успехом скормить ему мышьяка.
    Все поняли, кого он имел в виду. Тесной группой мы проследовали за ним к трейлеру Гейтса. Мы догадывались, что сейчас должно последовать, но никто из нас и пальцем не шевельнул, чтобы помешать. Бак колотил в дверь трейлера, пока она не открылась.
    Промаргиваясь, Гейтс уставился на мрачные лица окруживших его.
    — Зачем? — спросил Бак.
    — Что?
    — Почему ты просто не пристрелил его?
    — Бейкер, ты что, с ума сошел? Чёрт побери, что ты несешь?
    Побагровев, Бак вцепился Гейтсу в горло и с силой затряс его.
    — Моего коня, сукин ты сын! Ты скормил ему столько зерна, что и слон подох бы!
    Высвободившись из его хватки, Гейтс отпрянул назад, с трудом переводя дыхание.
    — О чем ты говоришь? Я просто дал ему как следует наесться! — С трудом перебарывая панику, он обвел нас взглядом. — Я был не прав, когда в тот день пнул его. И просто хотел с ним помириться.
    — Ты, грязный… — рванулся к нему Бак. Он сбил Гейтса с ног, но тут же сам захрипел, схватился за грудь и тяжело опустился на землю.
    «Инсульт», — объяснили Вику медики, вдвигая в машину «скорой помощи» каталку с Баком. Красные отсветы мигалки бликами падали на лица тех, кто стоял у машины. Дверцы захлопнулись, и мы расступились — «скорая» резко взяла с места. Скорее всего, Бак Бейкер выживет, но пока еще врачи не знают, в какой мере скажется инсульт.
    Крейг Гейтс стоял у своего трейлера, привалившись к стенке, и его лицо заливала мертвенная бледность.
    — Ради всех святых, ребята, — пролепетал он. — Клянусь, я и в мыслях ничего такого не держал, я и представить себе не мог…
    Подойдя к нему, Вик Гордон щелкнул короткими толстыми пальцами.
    — Гейтс, ты представляешь собой самую примитивную форму жизни, которую я когда-либо видел! На своей карьере в кино можешь поставить крест! Это я тебе обещаю! — Он развернулся на пятках, и один за другим разошлись все остальные, оставив меня наедине с удрученным Гейтсом.
    — Стив! — настороженно и испуганно уставился он на меня. — Ты должен мне поверить! Я не имел в виду… я просто хотел…
    — Можешь не утруждаться, Гейтс. Я не хочу слышать, как ты пытался подружиться со Сноукингом.
    — Ну и хорошо! — вдруг заорал он. — Да, не пытался! Признаю — я хотел, чтобы этого проклятого жеребца вытошнило. Я хотел обкормить его до рвоты. Но это был бы всего лишь розыгрыш — как он мне, так и я ему. Просто трюк!

    В Голливуде правит всемогущий доллар — что бы ни произошло, дело остается делом. Сегодня утром Вик на производственном совещании сообщил нам, что поскольку до завершения фильма осталось отснять только две сцены, в них буду занят я, дублируя вышедшую из строя звезду. Ни диалогов, ни крупномасштабных съемок не предполагалось, сцены были построены только на стремительном действии, так что никаких проблем.
    Я переоделся в костюм Бака и занял место на балконе салуна. Через несколько минут появился бледный Гейтс. Поднявшись по лестнице, он остановился рядом. Я равнодушно посмотрел на него и не проронил ни слова.
    Когда были установлены камеры и подобран световой режим, Эйкер махнул нам — начинайте. Я спокойным голосом осведомился у Гейтса, ознакомился ли он с порядком проведения трюка. Мы должны были сцепиться в схватке у перил, обменяться парой ударов, после чего, выломав ограждения, рухнуть вниз. Он кивнул, и я дал понять Эйкеру, что мы готовы.
    Трюк относился к числу несложных — всего лишь свалиться с пятнадцати футов на стол, который должен был сложиться под правильным углом, что позволило бы нам перекатиться на пол. Гейтс мог попросить, чтобы его заменил каскадер, но я думаю, он постеснялся, не хотел ронять свою репутацию. Да в любом случае мне придется оказаться внизу и принять на себя основной удар.
    Все прошло как по писаному. Драка была жесткой и весьма правдоподобной. Перила хрустнули и сломались именно в нужную секунду, и мы полетели вниз. Но любой трюк зависит главным образом от точного расчета времени и отточенной координации движений. Конечно, опыт и подготовка очень важны, но в ходе трюка ты все равно должен быть предельно собран и внимателен, чтобы избежать несчастной случайности. Достойно удивления, насколько легко искалечиться или даже погибнуть, если ты чуть-чуть не подрассчитал и пришел на голову, кувыркаясь с высоты в пятнадцать футов.
    Нет, сэр, даже самый забавный трюк перестает быть таковым, если он не получается. Человек может погибнуть, будь он даже самая крупная звезда. Во время падения я слегка изменил положение тела и, увидев ужас на лице Гейтса, ощутил вполне оправданную гордость за быстроту и точность своей реакции, которая и на этот раз не подвела меня.

Дэвид Гриннэл
(США)
ТРЯПКА

Совершенно СЕКРЕТНО № 6/111 от 06/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Ничего бы, наверное, не произошло, если бы весна так никогда и не наступила. Зимой не случилось ничего необычного, и так бы все и тянулось, вероятнее всего, пока погода оставалась холодной и миссис Хиддингботтом не выключала отопление.
    Однако вполне можно допустить, что миссис Хиддингботтом оказалась виновата в том, что произошло. Не то чтобы были какие-то основания подозревать ее в злом умысле, но просто она обладала двумя недостатками, которые присущи практически всем хозяйкам дешевых гостиниц, — она была слегка воровата и не слишком чистоплотна.
    Ей не стоило так спешить и отключать батареи в самом начале марта. Ведь март — обманчивый месяц, и миссис Хиддингботтом должна была догадаться, что за коротким потеплением снова наступит холодная погода. Хотя постороннему человеку трудно было бы искать какую-либо причинно-следственную связь случившегося с невнимательностью миссис Хиддингботтом во время уборки, которую та производила осенью, в ноябре. Но, вероятно, ей не следовало забывать ту тряпку за батареей в одной из комнат на третьем этаже.
    Тряпка, естественно, была грязной после уборки, но дело даже не в этом. Ведь протирка мебели не требует идеально чистой тряпки. Хотя… Кто знает? Не стоило, наверное, брать для этого тряпку с засохшей кровью от куска мяса, который лежал на ней.
    Но что поделаешь? Миссис Хиддингботтом была забывчивой и не слишком умной пожилой вдовой и вполне соответствовала дому, в котором держала меблированные комнаты, — мрачному зданию из серого кирпича в пригороде Нью-Йорка, полвека назад считавшемуся элитным пригородным домом. Теперь же здесь селились одинокие неудачники из провинции, пытающиеся найти в большом городе свое место под солнцем.
    Итак, в том, что миссис Хиддингботтом забыла старую грязную тряпку за батареей, не было ничего удивительного.
    Но с этого все и началось.
    Мистеру Трепаниди, который снимал эту комнату, следовало бы прибраться, однако он всегда был слишком усталым и занятым: целый день работал на заводе, и, когда возвращался в свое жилище, сил у него хватало лишь на то, чтобы просмотреть страницы спорта и комиксов в вечерних газетах.
    Батарея, за которой лежала тряпка, была паровой, что также достаточно необычно. Но дом-то старый, и эту допотопную систему отопления владелец установил много-много лет назад. В декабре из батареи закапало, и на полу рядом с тряпкой образовалась лужица. Кроме того, из неисправного вентиля сочился пар. Вентиль давно следовало бы починить, но, поскольку батарея умудрялась оставаться горячей, миссис Хиддингботтом не удосужилась сделать это. Ну и вдобавок хозяйка не переносила сквозняков, поэтому зимой окна почти не открывались, и днем, когда Трепаниди был на работе, в комнате становилось очень жарко.
    Трудно сказать, что является причиной химической реакции. Некоторые ученые склонны думать, что жизнь — это физический процесс, который невозможно воспроизвести в лабораторных условиях. Каждый знает, что некоторые химические вещества притягиваются к источнику тепла, а другие к свету, и эти вещества необязательно органические. «Тропизм» — научный термин, который используется в том случае, когда вы верите в гипотезу, что живая материя — вещество с большим количеством тропизмов, а неживая имеет очень малое количество тропизмов или не имеет их вовсе. Правда, это только лишь один взгляд на природу вещей. Ведь тепло, влага и компоненты жира были единственными составляющими при зарождении жизни в каком-нибудь кайнозойском болоте несколько миллиардов лет назад.
    Что, однако, вполне могло бы быть правдой, если бы весна так и не пришла. Потому что миссис Хиддингботтом однажды утром в начале марта выключила батареи. Но к вечеру снова похолодало, как в феврале. Миссис Хиддингботтом, будучи ленивой женщиной, решила не включать батареи до следующего утра, а после действовать в зависимости от погоды и жалоб жильцов.
    Как бы то ни было, Трепаниди был найден мертвым на следующее утро. Миссис Хиддингботтом постучалась к нему, потому что он не спустился к завтраку, и, не получив ответа, вошла в комнату. Жилец лежал в постели, посиневший и холодный, будто был задушен во сне.
    Поднялся страшный шум, но толком ничего выяснить не удалось. Несколько усталых детективов обшарили комнату вдоль и поперек, назадавали массу глупых вопросов, составили несколько протоколов и затем передали дело на откуп следователю и похоронной команде. Трепаниди не имел родственников, значит, никому не было дела, жив он или мертв; не имел бедняга также ни друзей, ни врагов, поэтому можно исключить и случайных посетителей. Вероятно, решили все, он сам случайно задохнулся под одеялом. Конечно, тело было необычайно холодным в тот момент, когда миссис Хиддингботтом обнаружила его, но кому придет в голову обсуждать такую мелочь?
    Нашли, правда, жирное пятно на простыне, такие же пятна на полу и немного плесени на лице умершего. Но никого этот факт абсолютно не взволновал.
    Немногочисленные пожитки мистера Трепаниди передали его сводной сестре из Бруклина, которую, по всей видимости, случившееся не слишком потрясло. Миссис Хиддингботтом, как положено, денек походила в черном, а затем дала объявление о сдаче комнаты. Она все же произвела там небольшую уборку, но тряпка осталась на прежнем месте, поскольку миссис Хиддингботтом не удосужилась заглянуть за батарею.
    В следующую неделю погода оставалась холодной, и в доме поддерживалось тепло.
    Новым жильцом комнаты на третьем этаже стал нервный молодой человек откуда-то из северных штатов. Он питал большие иллюзии относительно жизни и общества. Нью-Йорк представлялся ему идеальным местом, чтобы начать новую жизнь.
    После четырех дней пребывания в городе молодой человек — звали его Стормблоу — стал еще более нервным. Он целыми ночами курил сигарету за сигаретой лежа в постели, чего миссис Хиддингботтом не одобряла, поскольку это означало пепел на полу и пятна на мебели (хотя их и так было предостаточно), но не стала ничего предпринимать.
    Когда в очередной раз потеплело, миссис Хиддингботтом оставила батареи включенными, поскольку не собиралась обманываться дважды. В результате чего в комнатах стало невыносимо жарко — ведь окна по-прежнему оставались закрытыми. На следующий день хозяйка отключила батареи, потому что в помещении были настоящие тропики.
    Но мартовская погода изменчива, и около девяти вечера похолодало. Миссис Хиддингботтом, собираясь ложиться спать, решила, что если утром снова станет тепло, никто не будет жаловаться. Что могло или же не могло быть правдой, но, в сущности, значения не имело.
    Стормблоу явился домой около десяти, открыл окно, разделся, положил пачку сигарет и пепельницу на пол рядом с кроватью, выключил свет, лег в кровать и закурил, выпуская дым вверх в темноту. Докурив одну сигарету, он тут же вынул другую и прикурил ее, а окурок бросил в стоявшую на полу пепельницу.
    (Тепловое притяжение, несомненно, является той химической силой, которую никто не может отрицать наверняка!)
    Стормблоу послышалось что-то вроде шлепка, однако он не обратил на это внимания. Ночью в доме постоянно раздавались какие-то звуки. Тихий неясный свист он приписал мыши. Потянулся за новой сигаретой. Нашарил в темноте пачку, достал сигарету, прикурил и опустил руку вниз, чтобы затушить окурок в пепельнице.
    Он прижал окурок к чему-то влажному, напоминающему использованный носовой платок. Раздался шипящий звук, и что-то обернулось вокруг его запястья. Стормблоу быстро отдернул руку, но что-то вцепилось в нее мертвой хваткой. Стормблоу попытался стряхнуть это…
    Тряпка за батареей остывала, по мере того как воздух в комнате холодел. А вокруг не было ничего, что могло бы послужить источником тепла. ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ ЛЕЖАЩЕГО В КРОВАТИ ЧЕЛОВЕКА. И тряпка накрыла его лицо — излучающую тепло кожу и дымящуюся сигарету.
    Миссис Хиддингботтом разбудила сирена пожарной машины — большая часть третьего этажа выгорела полностью.
    Ни у кого не вызвало сомнений, что причиной пожара послужила привычка молодого человека курить в постели. Миссис Хиддингботтом получила страховку и купила новый дом, продав старый за бесценок одной вдове, которая тоже хотела заняться гостиничным бизнесом.

Стив О'Конелл
ГОРЬКИЙ ПРИВКУС

Совершенно СЕКРЕТНО № 6/111 от 06/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Нора Меррик отмерила из бутылки три чайные ложки коричневой жидкости в стакан с водой и размешала. Оценив на глаз результат, добавила столовую ложку концентрата лимонного сока и понесла стакан в спальню.
    Муж полулежал на кровати, подложив под спину две большие подушки, и листал журнал.
    — Твое лекарство, Гарольд.
    Он отложил в сторону журнал.
    — Доктор не прописывал мне никаких лекарств. Отдых и спокойствие пару дней — все, что мне сейчас нужно.
    Нора поставила стакан на столик около кровати.
    — Это тебе не повредит.
    — Может, и не повредит, но откуда ты знаешь, что принесет пользу?
    — Я в этом абсолютно уверена.
    Все мужчины как маленькие дети — они мнительны и боятся лекарств. Джером был такой же. И Билл.
    Гарольд взял стакан.
    — Что это?
    — Немного лимонного сока.
    — А помимо сока?
    — Лекарство.
    — Одно из твоих домашних средств? — нахмурился он.
    Нора стряхнула пепел с салфетки на ночном столике.
    — Милый, ты забываешь пользоваться пепельницей.
    Муж пристально посмотрел на нее:
    — У тебя самой лицо красное. Могу поспорить, ты тоже подхватила грипп.
    Она приложила ладонь к своему лбу. Да, действительно, лоб горячий.
    Гарольд улыбнулся:
    — Вот и выпей сама свое лекарство. Тебе оно нужнее, чем мне.
    — Нет, — холодно ответила Нора, — себе я сделаю другое.
    Гарольд поставил стакан на столик.
    — Выпью попозже.
    Нора с трудом сдержалась, чтобы не вспылить.
    — Хорошо, я вернусь через пятнадцать минут. И чтобы к тому времени стакан был пуст.
    И она пошла на кухню мыть посуду.

    Детектив Пэйли, порывшись в ящике стола, нашел пачку сигарет.
    — Какой адрес вы назвали?
    Сержант Блэнчард нетерпеливо повторил:
    — Ист-Аткинс, 714.
    Пэйли вытащил из пачки сигарету и закурил.
    — Вы ведь из полицейского управления Сент-Луиса, сержант?
    Блэнчард кивнул.
    — Я проследил их от Цинциннати. Сейчас они здесь. Но чтобы арестовать их, мне нужны ваше разрешение и содействие.
    Пэйли лениво откинулся на спинку стула и выглянул в окно.
    — Похоже, собирается дождь.
    Блэнчард откашлялся.
    — Вы не считаете, что нам надо спешить с арестом?
    Пэйли неторопливо выпустил кольцо дыма.
    — Не могу уйти отсюда, пока не доложу капитану.
    Глаза Блэнчарда устремились на дверь за спиной Пэйли.
    — Это ведь его кабинет?
    Пэйли ухмыльнулся:
    — Расслабьтесь, сержант. Капитан вернется минут через десять. Вы думаете, мы должны немедленно туда мчаться, чтобы вовремя выбить из его руки стакан? Согласно полученной от вас информации, — Пэйли указал на лежавший перед ним лист, — они женаты всего пять недель. Времени явно недостаточно, чтобы все оформить и получить страховку. Так что не волнуйтесь, мы еще успеем.

    Сполоснув последнюю тарелку, Нора вернулась в спальню. Стакан стоял нетронутый на столике.
    — Что в сегодняшней почте? — спросил Гарольд, перевернув страницу журнала.
    — Несколько рекламных листков. И письмо из страховой компании.
    — Что они хотят?
    — Ничего. Уведомляют, что наши полисы прошли проверку и страховка вступила в силу. Формальное письмо.
    Гарольд улыбнулся:
    — Теперь я мертвый стою двадцать тысяч.
    — Не говори так, — машинально ответила Нора.
    Гарольд заложил руки за голову.
    — Двадцать тысяч. Ты можешь себя чувствовать в безопасности.
    Да, подумала Нора, в безопасности. Когда в жизни так не везет, только и остается, что рассчитывать на деньги. Джером оставил ей пятнадцать тысяч, Билл семнадцать. Ее взгляд снова остановился на стакане.
    — Твое лекарство. Мне обязательно стоять над тобой, чтобы ты выпил?
    — Ладно. Сейчас выпью.
    — У тебя десять минут. Не больше.
    Она повернулась и пошла на кухню.
    В кастрюле на плите закипела подсоленная вода. Нора вынула из пачки спагетти, посмотрела на них задумчиво и убрала половину обратно. Гарольд лежит в постели, и навряд ли у него разыграется сейчас аппетит. Она обернулась и в приоткрытую дверь спальни увидела мужа. Он стоял у окна спиной к ней.
    Нора видела, как он вылил содержимое стакана в горшок с бегонией, лег в постель и с довольной ухмылкой снова взялся за журнал. Поджав губы, она достала чистый стакан, бутылочку с коричневой жидкостью и концентрат лимонного сока.

    Пэйли и Блэнчард спустились в гараж и пошли к машине.
    Механик выглянул из-под поднятой крышки капота:
    — Еще не закончил. Будет готово через десять минут. Хотите другую машину?
    — Нет, — ответил Пэйли, — я люблю свою старушку. Мы подождем.
    Они прошли в маленький офис. Прикрыв дверь, Пэйли уселся на вращающийся стул. Блэнчард начал заводиться:
    — Не понимаю, почему мы не можем взять другую машину?
    — Ты заработаешь язву, — мягко отозвался Пэйли. — Зачем торопить время? Мы успеем, я же сказал.
    Блэнчард, бросив взгляд на часы, нетерпеливо зашагал по комнате.
    Через двенадцать минут заглянул механик:
    — Все готово.
    Сев за руль, Пэйли повернул ключ зажигания и медленно двинул машину к выходу.
    — Как насчет чашки кофе и сэндвича?
    — Нет! — рявкнул Блэнчард. — Нет!

    Нора вернулась в спальню с полным стаканом.
    Гарольд поднял глаза от журнала.
    — Снова лекарство?
    — Не снова, — сердито отозвалась Нора, — а все то же. Я видела, что ты сделал. Ты, наверное, погубил мой цветок.
    Гарольд вспыхнул:
    — Если это погубило цветок, то навряд ли могло принести пользу мне.
    — Растениям и людям нужны разные лекарства, — отрезала Нора и категорически приказала: — Выпей.
    Муж нехотя взял стакан. В дверь позвонили.
    Нора не пошевелилась и слегка повысила голос:
    — Гарольд, выпей лекарство. Немедленно!
    — Не могу же я глотать залпом, и потом, я болен. Между прочим, звонят, и ты могла бы открыть дверь.
    Нора заколебалась, потом взяла у него стакан.
    — Я не позволю тебе вылить и это, пока меня нет.
    Она вернулась через пять минут.
    — Кто там был? — спросил Гарольд.
    — Продавец пылесосов, — ответила Нора, снова протягивая лекарство. — Я его спровадила.
    Гарольд нехотя взял стакан, пригубил и поморщился:
    — Горькое.
    Нора ждала, скрестив руки на груди.
    Гарольд медленно выпил.
    — Думаю, теперь ты довольна.
    — Да, — сказала она, — я довольна. — И улыбнулась. — А теперь постарайся отдохнуть.
    В два тридцать опять позвонили.
    Чуть приоткрыв дверь, она увидела у порога двух мужчин внушительного вида.
    — Миссис Меррик?
    Нора кивнула.
    Оба предъявили полицейские жетоны.
    — Нам надо с вами поговорить.
    Нора оглянулась, потом нерешительно открыла дверь шире.
    — Прошу вас, постарайтесь говорить потише. Мой муж спит. У него грипп, и он почти не спал прошлой ночью.
    Женщина потрогала свой лоб. Похоже, она действительно заразилась от Гарольда. Нора добавила в стакан с водой коричневую жидкость, размешала и выпила. Да, немного горчит. В следующий раз надо добавить немного сахара.
    Она выглянула в окно и стала смотреть на дождь.
    Вначале Джером умер от пневмонии, потом Билл погиб в автомобильной катастрофе. Теперь полиция увела Гарольда. Они рассказали нелепую историю о том, что он отравил своих предыдущих жен.
    Нора вздохнула. Вот уж не везет, так не везет.

Стивен Кинг
ПОКУШЕНИЕ

Совершенно СЕКРЕТНО № 7/112 от 07/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    — Мистер Реншо?
    Голос портье остановил мужчину на полпути к лифту. Он обернулся, переложил сумку из одной руки в другую. Во внутреннем кармане пиджака похрустывал тяжелый конверт, набитый двадцати- и пятидесятидолларовыми купюрами. Он прекрасно поработал, и Организация хорошо расплатилась с ним, хотя, как всегда, вычла в свою пользу двадцать процентов комиссионных. Теперь Реншо хотел только принять душ, выпить джину с тоником и лечь в постель.
    — В чем дело?
    — Вам посылка. Распишитесь, пожалуйста.
    Реншо вздохнул, задумчиво посмотрел на коробку, к которой был приклеен листок бумаги: на нем угловатым почерком с обратным наклоном написаны его фамилия и адрес. Почерк показался Реншо знакомым. Он потряс коробку — внутри что-то еле слышно звякнуло.
    — Хотите, чтоб ее принесли вам попозже?
    — Нет, я возьму посылку сам.
    Он поставил коробку на покрытый великолепным ковром пол лифта и повернул ключ в специальной скважине над рядом обычных кнопок — Реншо жил в роскошной квартире на крыше небоскреба. Лифт плавно и бесшумно пошел вверх. Он закрыл глаза и прокрутил в памяти свою последнюю «работу».
    Сначала, как всегда, позвонил Кэл Бэйтс:
    — Джонни, ты свободен?
    Реншо — очень хороший, надежный специалист, свободен всего два раза в год, минимальная такса — 10 тысяч долларов; клиенты платят за безошибочный инстинкт хищника. Ведь Джон Реншо — хищник, генетика и окружающая среда великолепно запрограммировали его убивать, самому оставаться в живых и снова убивать.
    После звонка Бэйтса Реншо нашел в своем почтовом ящике светло-желтый конверт с фамилией, адресом и фотографией некоего Ганса Морриса, бизнесмена из Майами, владельца и основателя «Компании Морриса по производству игрушек». Человек, которому он мешал, обратился к Организации, она в лице Кэла Бэйтса — к Джону Реншо. БА-БАХ. На похороны просим являться без цветов…
    Двери лифта открылись. Подняв посылку, он вышел, отпер квартиру. Начало четвертого, просторная гостиная залита апрельским солнцем. Реншо несколько секунд постоял в его лучах, положил коробку на столик у двери, бросил на нее конверт с деньгами, ослабил узел галстука и вышел на террасу.
    Там было холодно, пронизывающий ветер продувал тонкое пальто. Но Реншо все же на минуту задержался, разглядывая город, как полководец — захваченную страну. По улицам, как жуки, ползли автомобили. Очень далеко в золотой предвечерней дымке сверкал мост через залив, похожий на диковинный мираж. На востоке, за роскошными жилыми небоскребами, еле видны набитые людишками грязные трущобы, над которыми возвышался лес телевизионных антенн. Нет, здесь, наверху, жить лучше, чем там, на помойке.
    Он вернулся в квартиру и направился в ванную понежиться под горячим душем.
    Через сорок минут устроился в кресле с бокалом в руке и не торопясь стал разглядывать коробку. За это время тень накрыла половину темно-красного ковра. Наступил вечер.
    В посылке — бомба.
    Разумеется, ее там нет, но вести себя надо так, как будто в посылке бомба. Он делает так всегда, именно поэтому прекрасно себя чувствует, не страдает отсутствием аппетита, а вот многие уже отправились на небеса, в тамошнюю биржу безработных.
    Если это бомба, то без часового механизма — никакого тиканья из коробки не доносится. С виду обычная коробка, но с каким-то секретом. Вообще-то, сейчас пользуются пластиковой взрывчаткой. Поспокойнее штука, чем все эти пружины.
    Реншо посмотрел на почтовый штемпель: Майами, 15 апреля. Отправлено пять дней назад. Бомба с часовым механизмом уже бы взорвалась в сейфе отеля.
    Итак, посылка отправлена из Майами. Его фамилия и адрес написаны угловатым почерком с обратным наклоном. На столе у бизнесмена стояла фотография в рамке. На ней — старая карга в платке. Через нижнюю часть фотографии наискосок тем же почерком надпись: «Привет от мамочки, лучшего поставщика идей твоей фирмы». Это что еще за идейка, мамочка? Набор «Убей сам»?
    Он сосредоточился и, сцепив руки, не шевелясь, разглядывал посылку. Лишние вопросы — например, откуда близкие Морриса узнали его адрес — не волновали Реншо. Позже он задаст их Бэйтсу. Сейчас это неважно.
    Он достал из бумажника пластиковый календарик, засунул его под веревку, которой была обвязана коричневая бумага, и под клейкую ленту — скотч отошел. Немного подождав, наклонился, понюхал. Ничего, кроме картона, бумаги и веревки. Он походил вокруг столика, легко присел на корточки, проделал все с самого начала. Серые расплывчатые щупальца сумерек вползли в комнату.
    Веревка более не удерживала бумагу. Реншо достал перочинный нож, перерезал веревку — оберточная бумага упала на столик.
    Зеленый металлический ящичек с черными клеймами. На нем белыми трафаретными буквами написано: «Вьетнамский сундучок американского солдата Джо». И чуть пониже: «Двадцать пехотинцев, десять вертолетов, два пулеметчика с пулеметами браунинг, два солдата с базуками, два санитара, четыре джипа». Внизу, в углу: «Компания Морриса по производству игрушек, Майами, Флорида».
    Реншо протянул руку, но тут же отдернул ее — в сундучке что-то зашевелилось. Он встал, не торопясь пересек комнату, направляясь в сторону кухни и холла, включил свет.
    «Вьетнамский сундучок» раскачивался. Неожиданно он перевернулся и с глухим стуком упал на ковер. Крышка на петлях приоткрылась. Крошечные пехотинцы — ростом сантиметра по четыре — стали выползать через щель. Реншо не мигая наблюдал за ними, не пытаясь разумно объяснить происходящее. Он только прикидывал, какая опасность угрожает ему и что надо сделать, чтобы выжить.
    Пехотинцы были в полевой армейской форме, касках, с вещевыми мешками, за плечами — миниатюрные карабины. Двое посмотрели на Реншо. Глаза у них были не больше карандашных точек.
    Пять, десять, двенадцать, вот и все двадцать. Один из них жестикулировал, отдавая приказы остальным. Те построились вдоль щели, принялись толкать крышку — щель расширилась.
    Реншо схватил с дивана большую подушку и пошел к сундучку. Командир обернулся, махнул рукой. Пехотинцы взяли карабины наизготовку, раздались негромкие хлопающие звуки, и Реншо внезапно почувствовал что-то вроде пчелиных укусов.
    Тогда он бросил подушку, солдатики попадали, от удара крышка сундучка распахнулась. Оттуда, жужжа, как стрекозы, вылетели миниатюрные вертолеты, раскрашенные в маскировочный зеленый цвет, как для войны в джунглях.
    Негромкое «пах! пах! пах!» донеслось до Реншо, тут же он увидел в дверных проемах вертолетов крошечные вспышки пулеметных очередей — и как будто кто-то начал колоть его иголками в живот, правую руку, шею. Он быстро протянул руку, схватил один из вертолетов, резкая боль ударила по пальцам, брызнула кровь — вращающиеся лопасти наискось разрубили ему пальцы до кости. Ранивший его вертолет упал на ковер и лежал неподвижно. Остальные отлетели подальше и принялись кружить вокруг, как слепни.
    Реншо вскрикнул от неожиданной боли в ноге. Один пехотинец стоял на его ботинке и бил штыком в щиколотку. На Джона смотрело ухмыляющееся крошечное лицо. Реншо ударил солдатика другой ногой, маленькое тельце перелетело через комнату и шлепнулось о стену — крови не было, осталось лишь липкое пятно.
    Тут раздался негромкий кашляющий взрыв — жуткая боль пронзила бедро. Из сундучка показался солдат с базукой — из дула лениво поднимался дымок. Реншо посмотрел на свою ногу и увидел в брюках дымящуюся дыру размером с монету в двадцать пять центов.
    Он повернулся и побежал через холл в спальню. Рядом с лицом прожужжал вертолет, выпустил короткую пулеметную очередь и полетел прочь.
    В спальне у Реншо лежал «магнум-44». Он схватил револьвер двумя руками, обернулся и понял, что стрелять придется по летящей мишени не больше электрической лампочки.
    На него зашли два вертолета. Сидя на постели, Реншо выстрелил, и один разлетелся вдребезги. Двумя меньше, подумал он, прицелился во второй… нажал на спусковой крючок…
    Чёрт подери! Проклятая машинка дернулась!
    Неожиданно вертолет пошел на него по дуге, лопасти винтов вращались с огромной скоростью. Реншо успел заметить пулеметчика, стрелявшего короткими очередями, и бросился на пол.
    Мерзавец целился в глаза!
    Прижавшись спиной к стене, Реншо поднял револьвер, но вертолет уже удалялся. На мгновение он застыл в воздухе, нырнул вниз и, как бы признавая преимущество Реншо в огневой мощи, улетел в сторону гостиной.
    Реншо поднялся и сморщился от боли. Из раны на ноге обильно текла кровь. Ничего удивительного, мрачно подумал он, много ли на свете людей, выживших после попадания из базуки?
    Сняв с подушки наволочку, он разорвал ее, перевязал ногу, взял с комода зеркало для бритья, подошел к двери, ведущей в холл. Встав на колени, поставил зеркало под углом и посмотрел в него.
    Крошечные солдатики разбили у сундучка лагерь. Они сновали взад и вперед, устанавливали палатки, деловито разъезжали на малюсеньких — высотой сантиметров шесть — джипах. Над пехотинцем, которого Реншо ударил ногой, склонился санитар. Оставшиеся восемь вертолетов охраняли лагерь, барражируя на высоте кофейного столика.
    Неожиданно солдатики заметили зеркальце и открыли огонь. Через несколько секунд оно разлетелось на куски.
    Ну ладно, погодите.
    Реншо взял с комода тяжелую, красного дерева шкатулку и, резко открыв дверь, с размаху швырнул ее — так бейсболист бросает мяч, — сбив пехотинцев, как кегли. Один джип перевернулся. Стоя в дверях, Реншо выстрелил и попал в солдата.
    Однако пехотинцы пришли в себя: одни, как на стрельбище, вели стрельбу с колена, другие попрятались или отступили в сундучок.
    Реншо заметил, что «пчелы» жалят его в ноги и грудь, но не выше. Может, расстояние слишком большое, но это не имеет значения — он не собирается отступать и сейчас разберется с ними.
    Он выстрелил еще раз — мимо. Чёрт их подери, какие они маленькие! Но следующий выстрел уничтожил еще одного пехотинца.
    Яростно жужжа, на него летели вертолеты, крошечные пульки попадали в лицо. Реншо расстрелял две машины. Оставшиеся шесть разделились на два звена и удалились. Он вытер кровь с лица и приготовился открыть огонь, но остановился. Укрывшиеся в сундучке пехотинцы что-то оттуда вытаскивали. Похоже…
    Последовала ослепительная вспышка желтого пламени, и слева от Реншо из стены дождем полетели дерево и штукатурка.
    Ракетная установка!
    Он выстрелил по ней, промахнулся, повернулся, добежал до ванной в конце коридора и заперся там. Посмотрев в зеркало, увидел обезумевшего индейца с дикими, перепуганными глазами. Лицо было в крови, которая текла из крошечных, как перчинки, дырочек. Со щеки свисал лоскут кожи.
    «Я проигрываю сражение!»
    Дрожащей рукой он провел по волосам. От входной двери и телефона его отрезали. У них есть эта чёртова ракетная установка — прямое попадание, и ему башку оторвет.
    Про установку даже на коробке не написано!
    Реншо глубоко вздохнул и неожиданно хрипло выдохнул — из двери вылетел кусок обгоревшего дерева величиной с кулак. Маленькие языки пламени лизали рваные края дыры. Он увидел яркую вспышку — они пустили еще одну ракету. В ванную полетели обломки, горящие щепки упали на коврик. Реншо затоптал их. Вдруг из дыры вылетели два вертолета. С яростным жужжанием они посылали ему в грудь пулеметные очереди.
    С протяжным гневным стоном он сбил один из них рукой — на ладони вырос частокол порезов. Отчаяние подсказало выход: на второй Реншо накинул тяжелое махровое полотенце, и когда тот упал на пол — растоптал его.
    Вот так, чёрт подери, вот так! Теперь они призадумаются!
    Похоже, они действительно призадумались. Минут пятнадцать все было спокойно. Реншо присел на край ванны и принялся лихорадочно размышлять: должен же быть выход из этого тупика! Обязательно. Обойти бы их с фланга!
    Он резко повернулся, посмотрел на маленькое окошко над ванной. Есть выход из этой ловушки!
    Его взгляд упал на баллончик сжиженного газа для зажигалки, стоявший в аптечке. Реншо протянул за ним руку — сзади послышалось шуршание, — быстро развернулся, вскинул «магнум»… Но под дверь всего лишь просунули клочок бумаги. А ведь щель настолько узкая, мрачно подумал Реншо, что даже ОНИ не пролезут.
    Крошечными буковками на клочке бумаги было написано одно слово:
    СДАВАЙСЯ
    Реншо угрюмо улыбнулся, положил баллон с жидкостью в нагрудный карман, взял с аптечки огрызок карандаша, написал ответ:
    ЧЁРТА С ДВА
    и подсунул бумажку под дверь.
    Ему мгновенно ответили ослепляющим ракетным огнем — Реншо отскочил от двери. Ракеты по дуге влетели через дыру в двери и взрывались; попадали в стену, облицованную бело-голубой плиткой, превращая ее в миниатюрный лунный пейзаж. Реншо прикрыл рукой глаза — шрапнелью полетела штукатурка, прожигая ему рубашку на спине.
    Когда обстрел закончился, Реншо залез на ванну и открыл маленькое окошко — на него смотрели холодные звезды. За окошком — узкий карниз, но сейчас не было времени об этом думать.
    Он высунулся в окошко, и холодный воздух резко ударил его по израненному лицу. Реншо посмотрел вниз — сорок этажей. С такой высоты улица казалась не шире полотна детской железной дороги. Яркие мигающие огни города сверкали внизу сумасшедшим блеском, как рассыпанные драгоценные камни.
    С ловкостью гимнаста Реншо бросил свое тело вверх и встал коленями на нижнюю часть рамы. Если сейчас хоть один из этих слепней-вертолетиков влетит в ванную через дыру и хоть раз выстрелит ему в задницу, он с криком полетит вниз.
    Ничего подобного не произошло.
    Он извернулся, просунул в окошко ногу и через мгновение стоял на карнизе. Стараясь не думать об ужасающей пропасти под ногами, Реншо двигался к углу здания.
    Осталось четыре метра… Три… Ну вот, дошел. Он остановился, прижавшись грудью к грубой поверхности стены, раскинув руки, ощущая баллон в нагрудном кармане и придающий уверенность вес «магнума» за поясом. Теперь надо обогнуть этот проклятый угол.
    Реншо осторожно поставил за угол одну ногу и перенес на нее вес тела. Теперь острый, как бритва, угол здания врезался ему в грудь и живот. «Боже мой, — пришла ему в голову безумная мысль, — я и не знал, что они так высоко залетают».
    Его левая нога соскользнула с карниза. В течение жуткой, бесконечной секунды он покачивался над бездной, отчаянно размахивая правой рукой, чтобы удержать равновесие, а в следующее мгновение обхватил здание с двух сторон, обнял, как любимую женщину, прижавшись лицом к острому углу и судорожно дыша.
    Мало-помалу Реншо перетащил за угол и левую ногу. До террасы оставалось метров девять. Еле дыша, добрался до нее. Дважды приходилось останавливаться — резкие порывы ветра грозили сбросить его с карниза. Наконец он схватился руками за железные перила, украшенные орнаментом, бесшумно залез на террасу, через стеклянную раздвижную дверь заглянул в гостиную. Он подобрался к ним сзади, как и хотел.
    Четыре пехотинца и вертолет охраняли сундучок. Наверное, остальные с ракетной установкой расположились перед дверью в ванную.
    Так. Резко, как полицейские в кинофильмах, ворваться в гостиную, уничтожить тех, что у сундука, выскочить из квартиры, быстро на такси — и в аэропорт. В Майами найти поставщика идей — мамочку Морриса. Реншо подумал, что, возможно, сожжет ей физиономию из огнемета. Это было бы идеально справедливым решением.
    Он снял рубашку, оторвал длинный лоскут от рукава, затем откусил пластмассовый носик от баллона с жидкостью для зажигалки. Один конец лоскута засунул в баллон, вытащил и засунул туда другой, оставив снаружи сантиметров двенадцать смоченной жидкостью ткани. Достав зажигалку, глубоко вздохнул, чиркнул колесиком, поджег лоскут, с треском отодвинул стеклянную дверь и бросился внутрь.
    Роняя капли жидкого пламени на ковер, Реншо бежал через гостиную. Вертолет сразу же пошел на него, как камикадзе. Реншо сбил его рукой, не обратив внимания на резкую боль. Крошечные пехотинцы бросились в сундучок.
    Реншо швырнул газовый баллон, превратившийся в огненный шар, мгновенно повернулся и бросился к входной двери. Он так и не успел понять, что произошло.
    Раздался грохот, как будто стальной сейф скинули с большой высоты. Этот грохот отозвался по всему зданию, и оно задрожало, как камертон.
    Дверь его роскошной квартиры сорвало с петель, и она вдребезги разбилась о дальнюю стену…
    Мужчина и женщина шли по улице. Они посмотрели вверх и увидели огромную белую вспышку, словно сразу зажглась сотня прожекторов.
    — Кто-то сжег пробки, — предположил мужчина. — Наверное…
    — Что это? — перебила его спутница.
    Какая-то тряпка медленно падала рядом с ними. Мужчина протянул руку, поймал ее.
    — Господи, мужская рубашка, вся в крови и маленьких дырочках.
    — Мне это не нравится, — занервничала женщина. — Поймай такси, Раф. Если что-нибудь случилось, придется разговаривать с полицией, а я не должна быть сейчас с тобой.
    — Разумеется.
    Он оглянулся, увидев такси, свистнул. Тормозные огни загорелись — мужчина и его спутница побежали к машине.
    Они не видели, как рядом с обрывками рубашки Джона Реншо приземлился листочек бумаги, на котором угловатым с обратным наклоном почерком было написано:
    ЭЙ, ДЕТИШКИ! ТОЛЬКО В ЭТОМ ВЬЕТНАМСКОМ СУНДУЧКЕ!
    (Выпуск скоро прекращается.)
    1 ракетная установка
    20 ракет «Твистер» класса «земля — воздух».
    1 термоядерный заряд, уменьшенный до масштаба набора.

Дон Ноултон
БУМЕРАНГ

Совершенно СЕКРЕТНО № 8/113 от 08/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    — Мисс Форд, — сказал Пеннингтон Смит, — как я неоднократно повторял вам, на моем столе должны лежать три отточенных карандаша. Я вижу только два.
    Мисс Форд приняла выговор с молчанием, полным ядовитой неприязни.
    — Когда позвонит мистер Крукшенк, — продолжал Смит, — скажите ему, что я хотел бы видеть его у себя ровно в два часа. До полудня я буду на торговом совещании в кабинете мистера Джекобса…
    Зазвонил телефон. Он снял трубку.
    — Говорит Пеннингтон Смит.
    — Мистер Смит, — сказал какой-то мрачный, неприятный голос. — Я думаю, вы изъявите желание увидеться со мной сегодня ровно в два часа дня в моем кабинете.
    — Кто это?
    — Неважно, — ответил голос. — Я располагаюсь в номере 713 в «Тауэр-отеле». И буду ждать вас к двум часам.
    — Вы, очевидно, так шутите? — ядовито осведомился Смит.
    — Никаких шуток.
    — В таком случае будьте любезны сообщить, кто вы такой и что у вас за дело ко мне.
    — Узнаете, когда встретимся.
    — С тем же успехом разговор может состояться и сейчас, — гаркнул Смит. — Ибо, конечно же, я никуда не…
    — О, еще как явитесь! И предварительно вспомните, где вы провели ночь на 17 июня.
    Наступило молчание.
    — Номер 713, «Тауэр-отель», — повторил голос, и в трубке послышались гудки.
    Несколько минут Пеннингтон Смит сидел, застыв на месте.
    — Мисс Форд, — наконец сказал он, — сообщите мистеру Крукшенку, что, к сожалению, я не смогу сегодня принять его.
    Семьсот тринадцатый был обыкновенным гостиничным номером, в котором размещались письменный стол с пишущей машинкой и металлический шкаф для досье. За столом сидел крупный лысый человек с нахальными серыми глазами.
    — Заходите, мистер Смит, — сказал он, не делая попытки встать или протянуть руку. — Садитесь. Этот кабинет не столь внушителен, как ваш, но моим целям он вполне отвечает. Теперь могу представиться: меня зовут Гамильтон Бриггс.
    Смит расположился в кресле по другую сторону стола. Бриггс отметил сухую стройную фигуру, аккуратно подстриженные усики и бритвенные складки на брюках.
    — Как я предполагаю, — заметил Смит, — это не ваша настоящая фамилия.
    Джентльмен за столом приподнял брови.
    — Ваше предположение абсолютно правильно, — сказал он, — но совершенно несущественно. Под этим именем меня знают в моем банке и в ходе всех моих деловых встреч. И если у вас больше нет никаких сомнений, можем приступить к финансовой сделке, ради которой мы и встретились.
    — Сколько вам надо? — с обескураживающей прямотой осведомился Смит.
    — Да перестаньте, — поморщился Бриггс, — не торопите события. Чтобы установить надлежащую цену, нам предстоит рассмотреть достоинства предлагаемого мною товара. Как вы, надеюсь, уже догадались, товар, который я предлагаю на продажу, — это молчание. Мне остается лишь ознакомить вас с объемом информации, которой я располагаю.
    — Валяйте, — сказал Смит.
    — Вам сорок семь лет, вы женаты, детей нет. Не является тайной, что вы хорошо относитесь к жене, но, как бы это помягче выразиться, не обожаете ее. Она представляла для вас большую ценность, ибо ее семья крупный держатель акций компании, которая пригласила вас на работу. В данный момент вы вице-президент компании, занимающийся вопросами финансов, но после ухода на пенсию президента компании вы сможете занять его пост. Я правильно излагаю?
    — Совершенно правильно, — подтвердил Смит.
    — 17 июня сего года, — продолжил Бриггс, — вы вместе с некоей женщиной, имя которой нет необходимости упоминать, зарегистрировались как муж и жена в гостинице, название которой тоже нет необходимости упоминать. И провели в ней ночь. У меня имеется несколько весьма выразительных фотографий. Желаете взглянуть?
    — Отнюдь, — ответил Смит. — Я могу припомнить данный инцидент и без помощи визуальных доказательств. Тем не менее мне интересно было бы узнать, как вам стало известно о моем пребывании там.
    — Я не выдаю профессиональных тайн. Продолжим. Если ваша жена и совет директоров компании ознакомятся с фактами и увидят снимки, шансов стать президентом компании у вас будет не больше, чем у горстки снега уцелеть на горячей сковородке.
    — Сколько вы хотите?
    Гамильтон Бриггс холодно улыбнулся:
    — До чего приятно иметь дело с таким человеком, как вы. Я хочу шестьдесят тысяч долларов.
    Пеннингтон Смит закурил сигарету.
    — У меня нет шестидесяти тысяч долларов, — твердо сказал он.
    — Что и полагается говорить при открытом гамбите, — прокомментировал Бриггс. — Скорее всего, вы врете. В противном случае это очень плохо для вас. Ибо если я не получу…
    — Вы дали мне понять, — прервал его Смит, — что, если я не выражу желания или окажусь не в состоянии оплатить ваши запросы, вы явитесь к моей жене или в компанию и продадите информацию, которая, конечно же, положит мне конец. И теперь вы пытаетесь давить на меня, требуя, чтобы я буквально вывернул карманы, после чего пообещаете, что, получив деньги, вручите мне снимки и наложите обет молчания на свои уста. Из чего, конечно, я не могу не сделать вывод, что вы лжец. Вы просто оставите у себя негативы фотографий и будете сосать из меня кровь до конца жизни. Послушайте, Бриггс, почему бы не подойти к данной ситуации более реалистически?
    Тирада Смита явно ошеломила Гамильтона Бриггса.
    — Что вы имеете в виду? — спросил он.
    — У меня нет свободных шестидесяти тысяч долларов, — объяснил Смит, — но если я стану президентом компании, то, как надеюсь, в течение достаточно долгого периода времени буду получать более чем приличное содержание. Почему бы нам не заключить сделку на основе временных категорий? Вы не можете не понять, что таким образом получите куда больше, чем шестьдесят тысяч долларов, а я смогу позволить себе эти выплаты. Давайте назовем это шантажом, который должен привести к системе выплат.
    Бриггс бросил на Смита быстрый, полный подозрительности взгляд, но Смит невозмутимо смотрел на него бесстрастными голубыми глазами.
    — Мне не нравится, какие слова вы выбираете, но ваше предложение вызывает определенный интерес. Не угодно ли вам изложить его детали?
    — Все очень просто, — ответил Смит. — Если я стану президентом компании, то в течение оговоренного, достаточно разумного периода времени смогу выплачивать вам по две тысячи четыреста долларов в месяц, не испытывая финансовых сложностей. И к тому же незначительность месячных выплат не будет привлекать к ним внимания.
    — Что вы считаете достаточно разумным периодом времени?
    — Первое касается продолжительности жизни, второе — длительности пребывания на данном посту. Учитывая возможные заболевания, нервное напряжение на работе, не думаю, что имеет смысл заключать договор дольше, чем на семь лет. Кроме того, предполагая, что за это время компания под моим руководством будет расти и процветать, сомневаюсь, что моя шалость семилетней давности произведет такое уж убийственное впечатление на жену и совет директоров и из-за нее я лишусь своего поста. Поэтому и предлагаю семь лет, которые должны устроить нас обоих. Две тысячи четыреста в месяц, двадцать восемь тысяч восемьсот в год — за семь лет сумма выплат достигнет двести одной тысячи шестисот долларов. Это значительно больше шестидесяти тысяч.
    На какое-то время Бриггс погрузился в молчание.
    — Я знаю, о чем вы думаете, — продолжил Смит. — Вы думаете, что я хочу вас как-то подловить. Ничего подобного. Все просто, как азбука. При сегодняшнем положении вещей я вообще не могу вам заплатить. Мне приходится тратить все до цента. Если же я стану президентом компании — а я им стану, если вы не помешаете мне, — то смогу платить вам. Две тысячи четыреста долларов в месяц в течение семи лет.
    — А если в силу каких-то причин вы НЕ СТАНЕТЕ президентом? — спросил Бриггс.
    — В таком случае публикуйте свои снимки на первой странице воскресного издания и идите к чёрту. Я сделал вам предложение. Принимайте его или отказывайтесь.
    — Я его принимаю.
    — О’кей, — с облегчением сказал Смит. — Теперь нам осталось лишь составить и подписать контракт.
    — То есть? — спросил Бриггс.
    — Я сказал, что нам осталось лишь составить контракт.
    — Контракт?
    — Конечно. Вы же не собираетесь заключать столь важную сделку без контракта? Мистер Бриггс, я очень скрупулезен в делах. Моя секретарша мисс Форд считает, что я даже излишне скрупулезен. Именно это качество и позволяет мне надеяться на пост президента. Я не люблю оставлять что-либо незавершенным. И настаиваю на предельной точности отношений.
    У вас есть нечто на продажу. Я покупаю. Сумма сделки составляет сотни тысяч долларов. Ни один здравомыслящий человек не станет заключать сделку такого масштаба без письменного соглашения. И его текст черным по белому будет защищать вас в такой же мере, как и меня, поскольку между нами не смогут возникнуть никакие недоразумения.
    — Почему-то, — медленно произнес Бриггс, — мне не нравится сама идея письменного документа…
    — Почему бы и нет? Он в равной мере накладывает на нас обоих определенные обязательства. Вы говорите, что будете держать язык за зубами, я же говорю, что в течение семи лет буду выплачивать вам деньги, и оговариваю сумму. Разрешите воспользоваться вашей пишущей машинкой…
    Пока Смит печатал, Бриггс прикурил сигарету не с того конца и выругался.
    — Вот и все, — бросил Смит, вытаскивая лист из машинки. — Две копии. Датированы сегодняшним числом, оставлено место для наших подписей. У каждого будет по одному аутентичному экземпляру. И вот что в нем сказано:
    «Данным документом нижеподписавшийся Гамильтон Бриггс берет на себя обязательство никому и ни при каких обстоятельствах не раскрывать личность женщины, бывшей спутницей нижеподписавшегося Пеннингтона Смита днем и вечером 17 июня сего года, а также обязуется никому и никогда не демонстрировать фотографии Смита и его спутницы, снятые в данной ситуации.
    По взаимному соглашению и в качестве платы за подобное молчание Пеннингтон Смит обязуется выплачивать Гамильтону Бриггсу две тысячи четыреста долларов ежемесячно в течение семи лет. Выплаты начинаются со дня подписания данного документа.
    Если же вышеупомянутые факты станут известны работодателям и/или жене Пеннингтона Смита, соглашение аннулируется и выплаты не производятся».
    — Для чего нужен последний абзац? — спросил Бриггс.
    — Это всего лишь констатация факта, — объяснил Смит. — Предположим, жена или компания узнают о моем небольшом романе из какого-то иного источника — мы не можем исключать такую возможность, — у вас не будет больше оснований для шантажа.
    — Я бы хотел, чтобы вы не пользовались этим словом. Вы приобретаете защиту против возможных последствий вашей собственной глупости. По сути, это нечто вроде страховки.
    — Верно, — согласился Смит. — Но разве вы когда-нибудь слышали об УСТНОМ договоре на страховку? Мы должны все учесть. Давайте подпишем и покончим с этим делом.
    — Минутку, — запротестовал Бриггс. — А нет ли опасности в том, что наше соглашение носит письменный характер?
    Смит рассмеялся:
    — А разве не несет в себе опасность обладание досье, которые, конечно же, у вас имеются, со снимками и письменными отчетами о недостойном поведении многих и многих? Да если о них узнает полиция, вы можете ставить на себе крест! Так стоит ли считать, что данная бумага с вашей подписью увеличивает уровень риска по сравнению с тем, что хранится в вашем шкафу?
    — Я не это имел в виду. Что вы собираетесь делать со своим экземпляром соглашения?
    Смит уставился на Бриггса.
    — А что, по вашему мнению, я собираюсь с ним делать? — саркастически спросил он. — Показать жене? Представить совету директоров? Сунуть в свой личный сейф, где его найдут в случае моей смерти? Поверьте мне, Бриггс, мой экземпляр соглашения будет спрятан так, что и сам Эдгар Гувер не сможет найти его. Я далеко не дурак.
    — Но я по-прежнему не понимаю, — продолжал настаивать Бриггс, — зачем вам нужен контракт в письменном виде?
    Смит вздохнул.
    — Как я уже объяснял вам, — терпеливо сказал он, — таким образом я веду все дела. И еще: уважающий себя человек не увиливает от исполнения условий контракта. Как только мы подпишем документ, каждый из нас может рассчитывать друг на друга.
    — И все же идея мне не нравится, — пробурчал Бриггс.
    Смит встал.
    — С другой стороны, семь лет — слишком долгий срок. Может, нам было бы лучше заключить устное соглашение, и тогда я не чувствовал бы себя связанным условиями контракта и как-то мог бы увильнуть от его выполнения. Кроме того, у вас не было бы моей подписи на документе, который служит полным и безоговорочным признанием в недостойном поведении.
    — Ох, да садитесь же! — рявкнул Бриггс. — Не могу поймать вас на слове, но считайте, что вы меня уговорили.
    Молча они подписали листы соглашения. Бриггс положил свой экземпляр в стальной сейф за столом. Смит аккуратно сложил листик и спрятал его в бумажник.
    — Ну, вот и все, — заметил Смит, глянув на часы. — Извините, но мне надо возвращаться в офис. Вы услышите обо мне.
    — На что, конечно, надеюсь… каждый месяц, — с мрачной ухмылкой ответил Бриггс.

    Неделю спустя Гамильтон Бриггс сидел за письменным столом, вскрывая утреннюю почту.
    Зазвонил телефон. Он снял трубку:
    — Алло?
    — Говорит Пеннингтон Смит. Я думаю, вы изъявите желание увидеться со мной в моем кабинете в два часа дня.
    — Что у вас за идея? — потребовал ответа Бриггс.
    — Узнаете, — парировал Смит, — когда мы увидимся.
    — Послушайте, Смит, мы обо всем договорились. И я не собираюсь…
    — О, еще как собираетесь. Вы явитесь сюда. Или предпочитаете визит полиции?
    Наступило молчание.
    — Двенадцатый этаж, «Пибоди-билдинг», — сказал Смит и повесил трубку.
    — Садитесь, Бриггс. — Смит не сделал попытки встать или протянуть руку. — Мисс Форд, оставьте нас на несколько минут. У нас с мистером Бриггсом сугубо приватный разговор.
    Мисс Форд закрыла дверь с несколько подчеркнутым тщанием.
    — Не будете ли вы так любезны сказать мне, — начал Бриггс, — какого чёрта…
    — Прошу вас! — прервал его Смит. — Если позволите мне высказаться, мы сбережем время. Имеются некоторые факты, которые вы, без сомнения, оцените. — Он откинулся на спинку кресла и соединил кончики пальцев. — Во-первых, вы должны знать, что моя жена в свое время была полностью проинформирована об инциденте, имевшем место в «Тауэр-отеле» 17 июня. Я сам ей все рассказал. В сущности, все оказалось куда проще — и опрятнее, если я могу так выразиться, — ибо данная ситуация значительно упрочила желание моей жены получить развод, который скоро будет иметь место, после чего я женюсь на той женщине. Во-вторых, — продолжил Смит, — совет директоров компании в курсе моих матримониальных дел, и, более того, я никогда не изъявлял желания стать президентом компании, пусть даже это место и было бы мне предложено. Я ухожу в отставку и начинаю заниматься своим бизнесом. И сегодня — мой последний день в этом кабинете.
    — Вы проклятый врун! — взорвался Бриггс.
    — Потише! — предупредил его Смит. — Вы же не хотите, чтобы кто-то услышал наш разговор. В-третьих, при данных обстоятельствах наше взаимное соглашение, конечно, аннулируется и не имеет никакой силы, что вытекает из условий последнего параграфа.
    Бриггс вскочил на ноги.
    — На вашем месте я не предпринимал бы никаких действий, — спокойно заметил Смит. — За дверью много людей. Теперь о четвертом пункте, который имеет определенное отношение к полиции.
    Бриггс, обмякнув, опустился в кресло. Выражение высокомерной надменности сползло с его лица. Смит полез в стол.
    — Вот тут у меня, — сказал он, — фотокопия нашего соглашения плюс копия моего чека на ваш адрес, чека на две тысячи четыреста долларов, который я сам выписал и по которому сам лично получил деньги. Этих доказательств, попади они в руки соответствующих представителей власти, более чем достаточно, дабы на долгое время изъять вас из обращения, буде у меня появится такое желание.
    — Что это значит: буде появится такое желание? — еле вымолвил Бриггс.
    — Я могу и не вводить полицию в курс дела, — объяснил Смит, — если мы с вами придем к взаимопониманию.
    Бриггс успел подавить готовый вырваться у него взрыв ругательств.
    — Сколько вы хотите? — спросил он.
    — Как мне кажется, мы эту тему предварительно уже обговорили, — ответил Смит. — И я не хочу излишне отягощать ваше существование. Тем не менее уверен, что человек с вашими талантами имеет постоянный и довольно существенный доход, так что вас не особенно обременит необходимость выплачивать мне ежемесячно сумму в две тысячи четыреста долларов. В течение семи лет.
    Бриггс бросил взгляд на дверь.
    — И на вашем месте я бы не пытался увильнуть, — посоветовал ему Смит. — Стоит мне поднять трубку, и полиция будет в вашем отеле, прежде чем вы успеете уничтожить архивы. Сомневаюсь, что вас радует перспектива вечно бегать от правосудия.
    — О’кей, — еле шевеля языком, промолвил Бриггс. — Как я предполагаю, вы хотите все зафиксировать черным по белому…
    — Хорошая мысль, Бриггс, — ухмыльнулся Смит. — Однако моя страсть фиксировать все соглашения в строгой письменной форме как-то сошла на нет. Будем считать, что мы заключили нерушимое джентльменское соглашение. Обойдемся без каких-либо записей. Я никому не расскажу о нашем разговоре, а если вы проболтаетесь, буду под присягой отрицать его. Но вы не проболтаетесь, потому что в таком случае выдвинете обвинение против самого себя. Все эти документы — негативы и фотокопии — я помещу в только мне известное место и по прошествии семи лет уничтожу. Вы же будете ежемесячно пересылать мне по почте деньги, и первая выплата должна состояться сегодня. Уверен, что человек вашего рода занятий обычно носит с собой сумму, которую принято называть кучей.
    Бриггс молча вытащил пачку денег и отсчитал сорок восемь пятидесятидолларовых банкнот.
    — Надеюсь, вы простите меня, если я не выдам расписки, — сказал Смит. — Мисс Форд! Вы можете вернуться!
    Пока мисс Форд занимала свое место за пишущей машинкой, Смит вежливо провожал Гамильтона Бриггса до дверей.
    — Будьте здоровы, Бриггс, — сказал он. — Как вы однажды изволили заметить, приятно иметь дело с таким человеком.

Джозеф Пэйн Бреннан
ПРОКЛЯТЬЕ ВЕДЬМЫ

Совершенно СЕКРЕТНО № 9/114 от 09/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    С Канаваном я познакомился лет двадцать назад, вскоре после того, как он эмигрировал из Англии. Он был букинистом, большим ценителем старинных книг, поэтому, обосновавшись в Нью-Хэвене, сразу открыл книжный магазин.
    Его небольшой капитал не позволил ему заняться бизнесом в центре города. Поселившись в старом большом доме на окраине, он совместил работу и жилье. Район был малонаселен, но так как основной доход Канаван получал через почтовые заказы, это практически не имело большого значения.
    Часто, отработав утренние часы за пишущей машинкой, я шел в магазин Канавана и проводил там большую часть дня, роясь в старых книгах. Это доставляло мне большое удовольствие, наверное, еще и потому, что букинист никогда не выказывал недовольства, если я уходил, ничего не купив.
    Постоянных посетителей у него было мало, и, по-видимому, он иногда чувствовал себя одиноким. Частенько, когда покупателей не было видно на горизонте, он заваривал английский чай, и мы вдвоем сидели часами, пили чай и разговаривали о книгах.
    Канаван даже внешне был похож на букиниста или на популярную карикатуру на него. Маленький, немного сутулый, голубые глазки доброжелательно поглядывали сквозь старомодные очки со стальными дужками и квадратными стеклами.
    Хотя дела у него шли неважно, он выглядел вполне довольным жизнью, и так продолжалось до тех пор, пока Канаван не стал вдруг проявлять внимание к своему участку земли на заднем дворе.
    Позади ветхого большого дома, где он жил и держал книжную лавку, простирался большой заброшенный участок, поросший ежевикой и высокой пестрой травой. Несколько сгнивших яблонь, черных и корявых, дополняли безрадостную картину. Остатки забора давно скрылись под высокими зарослями травы и кустов. Я иногда удивлялся, почему Канаван не приведет участок в порядок. Но это было не мое дело, и я никогда не заговаривал с ним об этом.
    Однажды, не застав Канавана в лавке, я прошел по длинному узкому коридору в кладовую, где он часто работал, распаковывая и упаковывая книги. Канаван стоял у окна, глядя на задний двор.
    Я уже открыл рот, чтобы заговорить, но меня остановило выражение его лица, полное напряженного внимания. Канаван был полностью поглощен тем, что видел, и по лицу его пробегали волны восхищения, удивления, отвращения, как будто увиденное отталкивало и притягивало одновременно. Заметив мое присутствие, он подпрыгнул от неожиданности и долго смотрел на меня, как на незнакомца.
    Потом на лице его появилась обычная добродушная улыбка, и голубые глазки приветливо замерцали за квадратными линзами. Он покачал головой.
    — Этот задний двор иногда выглядит очень странно. Если смотреть на него долго, то начинает казаться, что он простирается бесконечно.
    Вот и все, что было сказано. Но если бы я знал тогда, что это лишь начало ужасного, страшного дела!
    После того случая я почти всегда заставал его в кладовой. Иногда он работал, но чаще просто стоял у окна, глядя на унылый задний двор.
    Потом я стал замечать неестественность в поведении Канавана, когда он разговаривал о книгах, как будто лишь играл в прежнее оживление, но мысли его были все еще там, на проклятом дворе.
    Мне было как-то неудобно заговаривать с ним о его пристрастии, о чем потом горько пожалел.
    Бизнес Канавана, и без того не процветающий, совсем захирел. Но еще хуже было то, что он сам опустился внешне. Совсем сгорбился, и, хотя глаза по-прежнему не теряли острого блеска, мне казалось, что этот блеск указывает больше на лихорадочное состояние, чем на здоровый энтузиазм, как было раньше.
    А однажды я нашел дом пустым. В кладовой Канавана тоже не было. Я подошел к окну. Постоял, глядя, как от легкого ветра волнами колышутся буро-зеленые заросли. Черные останки деревьев застыли корявыми силуэтами, завершая безрадостную картину. Ни одной птицы. Даже бабочки. Ничего живого.
    Впрочем, что-то в этом безжизненном ландшафте интриговало, вызывало острое любопытство. Как будто передо мной были кусочки неведомой мозаики, которые надо было непременно сложить, найти их тайну и разгадку.
    А через некоторое время я испытал странное ощущение, что двор, заросший дикой травой, становится просторнее, растягивается в пространстве, становясь перспективой, и если войти в заросли, то пройдешь мили и мили, прежде чем дойдешь до края.
    Меня вдруг охватило острое желание выйти за дверь, броситься в волнующееся травяное море и идти, идти. Я чуть было не сделал это, как вдруг увидел Канавана.
    Он выскочил из зарослей травы и какое-то время озирался вокруг с таким видом, как будто не знал, где находится. Смотрел на свой дом так, будто видел его впервые. Ежевичные колючки и трава прилипли к его брюкам и старомодным ботинкам. Мне показалось, что сейчас он обратно нырнет в заросли.
    Я забарабанил в окно. Канаван обернулся и увидел меня. Постепенно его искаженное лицо и безумный взгляд пришли в норму. Слабыми, нетвердыми шажками он подошел к двери, которую я открыл, вошел в дом и, пройдя в гостиную, бросился в кресло.
    — Фрэнк, — слабо прошелестел его голос, — не заварите ли чаю?
    Я принес чай, и он пил его очень горячим, пил долго, не говоря ни слова. Я понял, что он ничего не сможет сейчас рассказать.
    — Вам лучше не выходить из дома несколько дней, — посоветовал я на прощание.
    Не глядя на меня, он слабо кивнул.
    Когда я навестил Канавана на следующий день, он выглядел лучше, но был подавлен и угрюм, не заговаривал о вчерашнем случае.

    Минула неделя. Казалось, он забыл о заднем дворе. Но однажды я опять застал его в кладовой у окна, от которого он очень неохотно оторвался.
    Я решил поговорить с ним. Сказал, что он теряет покупателей, что месяцами не смотрел в каталоги. Что лучше позаботиться не только о книжном бизнесе, но и о здоровье, чем часами глядеть в этот проклятый двор. Я пытался убедить его в абсурдности такого поведения. Если люди узнают, что он все время разглядывает участок, где ничего нет, кроме миниатюрных травяных джунглей и кустов ежевики, они подумают, что он сошел с ума!
    Потом спросил, что с ним случилось тогда, там, в траве, когда он выскочил оттуда с безумным видом.
    Канаван со вздохом снял очки.
    — Фрэнк, я знаю, вы хотите мне добра, но есть загадка в этом дворе, и я хочу ее разгадать. Не знаю, что это — изменение перспективы, размеров, но что бы ни было — это явный вызов. Я найду, докопаюсь до истины. Если вы думаете, что я сошел с ума, мне жаль, но я не найду покоя, пока не разгадаю тайны этого клочка земли.
    Он нахмурился, надел очки.
    — В тот день я стоял, смотрел в окно, и вдруг меня охватило непреодолимое желание выйти. Я бросился в заросли в ожидании приключений, испытывая возбужденный интерес. Но вскоре это чувство сменила глубокая подавленность, депрессия. Повернулся, чтобы выйти обратно, и… не смог. Вы не поверите, я знаю, но я заблудился! Не знал, в какую сторону идти, эта трава гораздо выше, чем кажется! Когда вы входите в нее, она возвышается над вами, и ничего не видно.
    Невероятно, но я блуждал там целый час. Двор как будто вытянулся и стал огромным, когда я попал в него. Я, должно быть, ходил кругами и, клянусь, прошел многие мили! — Он покачал головой и продолжал: — Выход нашел случайно. Но самое страшное, что, как только я вышел, испугался и почувствовал беззащитность и мне захотелось нырнуть обратно! Несмотря на чувство тревоги и уныния, которое я испытал там.
    Я ушел от Канавана с чувством глубокого беспокойства. И оно оправдалось, когда зашел к нему несколько дней спустя. Канаван исчез. Передняя дверь была открыта, как всегда, но его не было в доме. Я прошел в кладовую, выглянул в окно и вдруг заметил веревку, тянувшуюся от дома и пропадавшую в траве. Я понял замысел Канавана. Боясь заблудиться, он хотел выйти из зарослей, держась за веревку.
    Я решил подождать его и, пройдя в лавку, стал рыться в книгах. Прошел час, и я начал беспокоиться. В конце концов вернулся в кладовую и, открыв дверь, громко его позвал. Странно, но было такое ощущение, что мой крик заглох на границе с травой. Я позвал снова и, не получив ответа, решил идти за ним по протянутой веревке. Конец ее был надежно привязан к массивной ножке тяжелого стола.
    Нырнув в траву, сначала шел легко и быстро, но потом стебли стали толще и гуще, и я с трудом прокладывал путь.
    Вскоре меня охватило чувство затерянности и тоски. Что-то несомненно было дьявольское и нечистое в этом месте. Вскоре я увидел, что веревка оборвалась — зацепилась за колючий куст. Вероятно, Канаван не заметил этого и пошел дальше, держа оторванный конец в руке.
    Я остановился и, приставив ладони рупором ко рту, крикнул. Мой крик увяз, утонул в зарослях. Это испугало меня, но я двинулся дальше. Теперь приходилось расчищать себе путь руками.
    Пот заливал глаза, голова болела. Внезапно почувствовал, что не один в траве. Волосы встали дыбом — кто-то или что-то явно подползало ко мне сзади, и я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Страх вдруг сменился вспышкой ярости. Я страшно разозлился на Канавана, на проклятый двор и на себя. Сейчас докопаюсь до корней этой дьявольщины. И, резко обернувшись, бросился туда, где притаился мой преследователь.
    Гнев перерос в леденящий ужас.
    В тусклом, с трудом пробивавшемся сквозь толстые густые заросли солнечном свете я увидел Канавана, стоявшего на четвереньках, похожего на зверя, приготовившегося к прыжку. Очков на нем не было, одежда изорвана в лохмотья, безумная усмешка искажала рот в полуоскале. Из горла вырывался звук, похожий на глухое рычание.
    Я застыл как парализованный, молча уставясь на него. Канаван смотрел на меня, и в глазах его не было даже проблеска узнавания.
    — Канаван! — крикнул я, опомнившись. — О, ради Бога, Канаван, вы меня не узнаете?
    Он ответил глухим рычанием. Его тело напряглось в преддверии прыжка.
    Подгоняемый диким страхом, я бросился прочь. Страх придал мне новые силы. Не чувствовал, как больно хлестали меня стебли, как ранили острые колючки. Все мои усилия сконцентрировались на одном — я должен был выйти отсюда, из этих дьявольских зарослей, убежать от чудовища, которое преследовало меня. Я задыхался. Ноги слабели. И вдруг меня поразила мысль, что бегаю кругами.
    Наконец я вырвался на опушку травяных джунглей. Передо мной лежало открытое пространство, а за ним — дом Канавана.
    Не останавливаясь, задыхаясь, я добежал до двери. По непонятной причине был уверен, что преследователя не остановит открытое пространство, но даже не обернулся, чтобы удостовериться в этом.
    В гостиной я бросился в кресло.
    Наконец дыхание успокоилось, хотя ужас, сковавший меня, не отпускал. Вспоминая налитые нечеловеческой злобой глаза Канавана, я понимал, что его мозг не только претерпел изменения в связи с каким-то шоком, но полностью разрушен, теперь лишь смерть будет для него вероятным избавлением.
    Мучаясь дурными предчувствиями, я вызвал полицию и «скорую помощь».
    Что за этим последовало, включая непрерывные допросы, оставило меня в состоянии нервного коллапса.
    С полдюжины полицейских с полчаса прочесывали волны бурых зарослей, но не нашли и следов Канавана.
    Они были возбуждены, злы и чем-то сконфужены. Заявили, что ничего не увидели и не услышали в траве за исключением прятавшейся там бродячей собаки, которая избегала встречи, но время от времени они слышали ее рычание в зарослях.
    Я открыл было рот, но вовремя одумался и промолчал. Полицейские и так смотрели на меня с откровенным подозрением, будто считали, что я не в своем уме.
    Предупредив, что, возможно, меня вызовут для дальнейшего допроса и что мои собственные владения могут тоже подвергнуться обыску, они с неохотой разрешили мне уйти.
    Канаван был занесен в список пропавших людей. Мол, внезапно потеряв память, он покинул свой дом. Такое случается сплошь и рядом.
    Но я не успокоился.
    После шести месяцев методичной работы в библиотеке местного университета, я откопал кое-что. Это могло пролить свет на случившееся, хотя идея казалась мне весьма фантастической.
    Заголовок тоненькой рукописи 1695 года гласил: «Смерть Гуди Ларкинс, ведьмы».
    Как рассказал древний автор, соседи обвинили Гуди Ларкинс в том, что она обратила заблудившегося ребенка в дикого пса. Тогда, после Салемского процесса, ведьм хватали направо и налево. Гуди приговорили к смерти. Вместо сожжения ее завели в болотистые дебри и пустили по ее следу голодных псов.
    Когда те настигли Гуди, она крикнула так, что было слышно ее соседям, которые возвращались домой:
    — Будь проклята эта земля, а тот, кто попадет сюда, превратится в зверя, загрызшего меня!
    Я исследовал старинные карты и обнаружил, что земля за домом Канавана как раз и есть то место, где погибла ведьма.
    Я никому ничего не сказал. И только один раз вернулся к проклятому месту. Был холодный осенний день, под ветром шелестела бурая трава. Не знаю, что привело меня сюда — чувство долга по отношению к Канавану или последний проблеск надежды. Но как только подошел к опушке зарослей, понял, что совершаю ошибку.
    Я молча смотрел на почерневшие обрубки яблонь, притихшие заросли ежевики и вдруг почувствовал, что за мной наблюдают. Несмотря на страх, еле удержался от внезапного противоестественного импульса броситься в заросли. Что-то неудержимо подталкивало меня пойти, затеряться в зарослях, кататься в траве, сорвать с себя эти ненужные тряпки, бегать там с голодным воем в ожидании добычи.
    Я бросился прочь. Как сумасшедший прибежал домой и заперся на все запоры.

Билл Крайдер
КОШКИН ДОМ

Совершенно СЕКРЕТНО № 10/115 от 10/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Бенни решил обчистить этот дом, как только увидел припаркованный перед крыльцом мини-вэн компании «Кошачья радость»: успех гарантировался заранее…
    Полтора дня ушло на обследование перспективного района. Получалось все на диво легко.
    Утром он побегал трусцой, низко надвинув на лоб козырек. Прекрасный способ прикинуть что к чему: бежишь медленно, туда — по одной стороне улицы, обратно — по другой.
    Во второй половине дня вывел на прогулку собаку, грейхаунда, приобретенного бесплатно, потому что тот по возрасту уже не мог участвовать в собачьих бегах. Шляпа с широкими полями бросала тень на лицо и скрывала глаза.
    А свой коронный трюк Бенни использовал в середине дня, прихватив пачку прямоугольных рекламных листовок, которые самолично растиражировал на ксероксе. В каждой имелось отверстие, позволяющее вешать ее на дверную ручку.
    Реклама, кстати, была подлинной. На пробежке Бенни попросил листовку у двух мальчишек, развешивающих их по дверям, резонно предположив, что все останутся в выигрыше, если он сам займется их распространением: мальчики получали помощника-добровольца, а он — возможность прогуливаться по округе и подходить к входной двери каждого дома. Любой позвонивший по указанным телефонам попал бы к Робби и Томми, готовым подстричь лужайку всего за 20–25 долларов. А если бы Бенни спросили, что он, собственно, делает, то в ответ бы услышали: «Помогаю племянникам». Но никаких вопросов ему не задавали, и он весело шагал от дома к дому, осматривая участки и, если его никто не видел, заглядывая в окна гостиной.
    Бенни даже подумал, а не начать ли ему рекламировать фирму «Кошачья радость» — очень уж она помогала ему в его бизнесе. Если мини-вэн «Кошачьей радости» парковался возле дома, значит, хозяева в отъезде. Тут уж никаких сомнений быть не могло, даже если на крыльце не лежали газеты, из почтового ящика не торчали письма, а лужайка выглядела так, словно ее подстригли только вчера (может, и подстригли, если хозяева позвонили Томми и Робби). Дело в том, что, уезжая в отпуск, вы могли обратиться в компанию «Кошачья радость» и присланный ею человек регулярно приходил бы в дом, чтобы присмотреть за вашей кошкой или котом. Кормил, поил, опорожнял туалетный ящик — короче, выполнял все необходимое. Наверное, мог даже посидеть с вашим четвероногим другом и почесать ему брюшко. Бенни всего этого не знал, да и не хотел знать. Он отдавал предпочтение собакам.
    Мимо дома, у которого стоял мини-вэн, он прошел, гуляя с грейхаундом. Водитель, симпатичная блондинка, как раз вылезала из кабины и посмотрела на него и собаку.
    — Добрый день. — Он поднес руку к шляпе, вроде приветствуя ее, но на самом деле чтобы лучше скрыть лицо.
    — Привет, — ответила девушка и направилась к дому.
    А Бенни зашагал дальше, уже зная, что ближе к полуночи он сюда обязательно вернется.

    Обычно Бенни оставлял машину на окраине микрорайона, предпочтительно на стоянке у местного продовольственного магазина, а разведку проводил на своих двоих.
    На этот раз продовольственного магазина он не нашел, но как нельзя кстати подвернулся торгово-развлекательный центр с множеством маленьких магазинчиков, библиотекой и несколькими кафе быстрого обслуживания.
    Бенни так и не понял, откуда взялся кот. Может, ему надоело рыться в мусорных контейнерах за одной из кафешек — не суть важно. Вышагивал он медленно, не обращая внимания на движущиеся по автостоянке машины. Водители пропускали его с улыбкой, покоряясь судьбе. Чернильно-черный кот, и на мгновение у Бенни появилось желание дать задний ход. К суевериям он относился равнодушно. Просто не нравился ему этот черный кот.
    Но он опоздал. Грейхаунд, не один год носившийся за механическим кроликом, заметил кота и сорвался с места. Рывок застал Бенни врасплох, но на быстроту реакции он никогда не жаловался, а потому успел крепко сжать поводок. Собака не вырвалась, зато он сам оказался на асфальте.
    Несмотря на жесткую посадку, поводок он так и не выпустил. Кот скакнул на капот «хонды-аккорд», выгнул спину, трубой задрал распушенный хвост и зашипел на грейхаунда, который, напрягая все мышцы, дюйм за дюймом тащил Бенни по горячему асфальту.
    Бенни удалось подняться и оттащить пса, прежде чем он успел добраться до «хонды». Кот прошипел что-то на прощание и исчез, перебежав с капота на багажник.
    Кто-то зааплодировал, и Бенни, к своему сожалению, обнаружил, что он и его грейхаунд собрали маленькую толпу, состоящую, похоже, только из котофилов. Никто не симпатизировал Бенни, хотя тот порвал брюки на коленях и в кровь разодрал ладони.
    Бенни плевать хотел на пристрастия местных жителей, его заботило только одно: как бы кто не разглядел как следует его лицо. Он также не хотел, чтобы заметили и машину, на которой он уехал, поэтому ему пришлось с достоинством проследовать дальше, прикинувшись, что у него есть дела в другом месте. И лишь через пятнадцать минут он вернулся на автостоянку, посадил пса на заднее сиденье неприметной синей «шеви-нова» и уехал, до самого дома кляня черного кота.

    К полуночи Бенни напрочь забыл о коте. Весь вечер только и думал о доме, который намеревался ограбить.
    Дом он уже тщательно осмотрел. Особенно порадовал его деревянный забор высотой семь футов. Запертые ворота не смущали Бенни. Разбежавшись, он мог упереться ногой в забор, схватиться за верхнюю планку и в мгновение ока очутиться во дворе.
    Уличный фонарь в конце квартала тоже не беспокоил — слишком далеко. Не заметил он и датчиков охранной системы, поэтому мог загнать свой автомобиль на подъездную дорожку и загружать добычу через дверь гаража. Луна только народилась, так что ночи стояли темные.
    Системой сигнализации дом также, видимо, не оборудован — никаких ее признаков он не обнаружил. А в нынешние времена любой, кто обзаводился такой системой, спешил известить об этом, устанавливая таблички во дворе и украшая окна наклейками. Наклейками и табличками пользовались и те, у кого охранной сигнализации не было и в помине, чтобы отвадить от своих домов Бенни и ему подобных.
    Он не сомневался, что сможет проникнуть в дом со двора. Иначе и быть не могло.
    Узким лучом фонарика «Черный Макс» Бенни осветил двор. Маленький внутренний дворик под стеклянной крышей, у двери две громадные миски — одна наполовину наполнена собачьей едой, во второй вода. На обеих красным лаком для ногтей выведено: «УБИВЕЦ». Видать, собачья кличка.
    Бенни хохотнул. Старая как мир уловка. Поскольку во дворе собака на него не набросилась, от него ждали одного: он в страхе ретируется, чтобы не столкнуться со свирепым псом за дверью. Но никакого пса в доме не было и быть не могло. Потому что компания «Кошачья радость» ухаживала только за котами и кошками.
    Ногой отодвинув миски, Бенни оглядел дверь. В основном стеклянные панели. На одну он наклеил липкую ленту и легонько ударил молоточком, который достал из заднего кармана. Вытащив осколки, просунул внутрь руку и открыл дверь.
    Шагая через внутренний дворик, сокрушенно покачал головой, увидев сдвижную стеклянную дверь, — это уж совсем просто. В канавке, по которой ходила дверь, лежала метелка, чтобы не дать двери открыться, если бы кто-либо попытался сдвинуть ее. Однако этого Бенни и не собирался делать. Он достал из другого кармана отвертку и в минуту снял сдвижную часть, закрепленную на винтах. Отставил в сторону, отдернул занавеску и вошел.
    Хозяева предусмотрительно оставили включенной флуоресцентную лампу, так что Бенни не оставалось ничего другого, как убрать фонарик. Он оглядел кухню. Первым делом обратил внимание на табличку с надписью:
«ЭТОТ ДОМ ОХРАНЯЕТСЯ НАТАСКАННЫМ СТОРОЖЕВЫМ КОТОМ».
    — И чего только не выдумают люди, — пробормотал Бенни.
    С другой стороны, если определить, где затаился кот, хуже не будет, подумал он, открывая дверь гаража.
    Однако найти кота он не сумел. Нашел его миску для еды, туалетный ящик (достаточно чистый, «Кошачья радость» не зря получала деньги), но не кота. Впрочем, его это не волновало. Кота он красть не собирался.
    Зато взял видеомагнитофон (стерео, с четырьмя головками), цветной телевизор (с функцией «картинка в картинке», такой можно оставить и себе), музыкальный центр (фирмы «Боуз», хозяева разбирались в технике), коллекцию открыток с фотографиями игроков профессиональных бейсбольных команд (многие пятидесятых годов, в том числе Боумена и Топпса, стоили они никак не меньше телевизора), драгоценности (ничего интересного, товар, предлагаемый «ТВ-шопами»), компьютер с монитором (настоящий IBM), автоответчик (стоит немного, зато маленький), неплохое столовое серебро, охотничьи ружья.
    Трудился он без отдыха, перенося вещи в гараж. Наконец все лежало у двери, осталось только отключить замок-автомат и поднять гаражную дверь. В доме Бенни провел не больше пятнадцати минут — чуть дольше, чем следовало, но в разумных пределах. Он выглянул в стеклянное окошечко. Вроде бы никто не интересовался ни домом, ни его автомобилем.
    Бенни решил вымыть руки и глотнуть воды. У двери, ведущей из дома в гараж, имелась маленькая ванная. Удобно, отметил он. Поработав во дворе или в гараже, можно помыться и не тащить грязь через весь дом.
    Ванная находилась далеко от флуоресцентной лампы, поэтому в ней царила тьма, но Бенни подумал, что сможет помыть руки, не включая фонарик. Он нащупал кран, повернул и поднял рукоятку. Хлынула вода.
    Кот (тот самый, не найденный Бенни), спавший в раковине, подпрыгнул в воздух. Так высоко, насколько мог подпрыгнуть кастрированный самец весом восемнадцать фунтов, оттолкнувшись от гладкого фаянса, за который не могли зацепиться его когти.
    — М-я-я-я-у-р-р! — возмущенно заорал он.
    Рассердившись, что его внезапно окатили водой, или испугавшись внезапной встречи с незваным гостем, или уловив запах грейхаунда, натасканный сторожевой кот попытался спастись, перескочив через голову Бенни, который от неожиданности превратился в замершую перед раковиной статую, совершенно не понимая, что происходит.
    Впрочем, многое прояснилось, когда острые когти кота впились ему в грудь, лицо и, наконец, макушку, аккурат в то место, где волос осталось совсем ничего. С макушки кот сиганул на пол и рванул по коридору в сторону кухни.
    — Ах ты, сукин сын! — взревел Бенни, повернулся и бросился за котом.
    На кухне мерзавца не оказалось, и Бенни прошел в гостиную.
    — Тебе бы лучше выйти самому, — обратился он к коту. — Рано или поздно я тебя все равно отыщу.
    Кот не ответил, и только тут Бенни осознал, что ситуация просто идиотская. Он говорит с котом, но ведь глупый кот, разумеется, ничего не может ему сказать.
    Бенни поднес руку к голове, осторожно коснулся отметин, оставленных котом. На пальцах осталась кровь, и он вытер их о штанину.
    Кот не виноват, решил Бенни. Он просто напугал кота, так что нечего на него пенять. Как бы поступил он сам, если бы кто-то тихонько подкрался к его кровати и вылил на него ушат воды? Наверное, точно так же, как кот. И не надо ему сейчас тратить время попусту, пора выметаться из дома. Он и так задержался больше положенного.
    Бенни повернулся, двинулся было к кухне и наступил на кота, который незаметно подкрался сзади.
    — М-я-я-у-р-р! — отреагировал котяра, вывернулся из-под ноги и пребольно вонзил когти в правую икру.
    — Сукин сын! — вновь взревел Бенни и попытался ухватить кота рукой, тем самым допустив еще одну ошибку: когти, отпустив икру, разодрали руку.
    — Г-р-р-р! — зарычал Бенни, выпрямился и попытался пнуть кота, но тот уже серой кляксой таял в полумраке.
    Бенни было двинулся за ним, но остановился. Пора смываться! Он захромал к гаражу, зализывая рваные раны на руке.
    «Нова», вопреки обыкновению, завелась с полоборота, и Бенни выехал с подъездной дорожки на улицу. Машину он вел медленно и осторожно, не нарушая правил дорожного движения. Каждый раз, глянув на длинные царапины на руке, клял кота.
    В конце концов, все обошлось. В доме его не засекли, а добыча что надо. Особенно хорош телевизор, и Бенни вновь подумал о том, чтобы оставить его себе, когда увидел едущую навстречу патрульную машину.
    Других автомобилей в столь ранний час на улице не было, и Бенни взмолился, чтобы копы проехали мимо. Они, однако, обратили внимание на его «нову». Теперь их разделял один квартал, и патрульная машина заметно сбросила скорость. Бенни ехал так же: не очень быстро, не слишком медленно. Смотрел прямо перед собой и всем своим видом стремился показать, что ему бояться нечего. Он надеялся, что в темноте копы не увидят его исцарапанного лица.
    Если бы он поменьше думал о копах, то наверняка заметил бы рыжую кошку, которая потрошила пластиковый мешок с мусором, выставленный на тротуар в ожидании утренней уборки. И мог бы даже углядеть черно-белого кота, который выскользнул из-под зеленой изгороди аккурат в тот момент, когда кошка извлекла из мешка бумажную тарелку с прилипшей к ней полоской бекона.
    Он услышал яростное мяуканье — кот прыгнул на кошку — и повернул голову направо. Рыжая метнулась на мостовую перед его бампером. Черно-белый — следом. Чего Бенни разглядеть не мог, так это полоску бекона в пасти кошки.
    Вариантов было два: ударить по тормозам или раздавить кошек.
    Об этом он, естественно, не успел даже подумать — кто бы успел?
    Резко надавил на педаль тормоза и вывернул руль вправо. «Нова» передним колесом залезла на тротуар. Бампер ударил по пластиковому мешку, мусор полетел во все стороны.
    Кошек он не раздавил.
    Зато патрульная машина, разумеется, остановилась. Копам хватило одного взгляда на лицо Бенни, чтобы понять: царапины — не результат несчастного случая. То есть у них появились веские основания заглянуть на заднее сиденье и в багажник «новы», а уж найденное там послужило не менее веским поводом для того, чтобы препроводить Бенни в участок и посадить за решетку.
    Бенни сидел на заднем сиденье патрульной машины, пока копы звонили в дежурную часть, чтобы сообщить о задержании, и думал о кошках: черном коте, перешедшем ему дорогу, натасканном сторожевом коте, из-за которого он неоправданно долго задержался в доме, и двух кошках, бросившихся под колеса его автомобиля. Он знал, что кошки — неразумные твари, но поневоле задавался вопросом: а так ли это?
    Когда водитель завел двигатель, Бенни посмотрел в заднее стекло машины. Рыжая кошка и черно-белый кот сидели рядом, радостные, счастливые, пара лучших друзей. Кот вылизывал бумажную тарелку, а кошка смотрела на Бенни поблескивающими красными глазами.
    — Чёртовы кошки, — пробормотал Бенни. — Может, они все-таки разумные?
    — Что ты сказал? — полюбопытствовал коп, сидевший рядом с водителем.
    Рыжая кошка опустила мордочку и начала ловить блох на задней лапке. Нелепо. Не может быть разумной такая глупая тварь.
    — Ничего, — ответил Бенни. — Ничего я не сказал.
    Патрульная машина тронулась с места.

Роальд Даль
(Великобритания)
ТРЕТИЙ ПОСТОЯЛЕЦ

Совершенно СЕКРЕТНО № 11/116 от 11/1998
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Билли Уивер добирался из Лондона до Бата дневным поездом с пересадкой в Ридинге. На привокзальную площадь в Бате он вышел около девяти часов вечера. Небо было густо усыпано звездами, ярко светила луна. Морозный воздух проникал в легкие, а ледяной ветер обжигал лицо.
    — Нет ли поблизости недорогой гостиницы? — обратился Билли к носильщику.
    — Попробуйте зайти в «Колокол и Дракон», может, у них есть свободные номера, — ответил тот. — Это недалеко, около четверти мили.
    Молодой человек поблагодарил его, подхватил свой чемодан и пошел в указанном направлении.
    Билли Уиверу было семнадцать лет, и он впервые отправился в деловую поездку. В новом синем пальто и коричневой фетровой шляпе, помахивая чемоданом, он быстро шел по улице и чувствовал себя превосходно. В последнее время Билли старался все делать быстро: наблюдая за важными персонами из Главной конторы, он понял, что проворство, бойкость — отличительная черта преуспевающего бизнесмена.
    По обеим сторонам широкой улицы тянулись ряды высоких, когда-то роскошных, домов с одинаковыми колоннадами у парадных входов. Сегодня следы обветшания бросались в глаза даже в темноте: облупившаяся краска на дверях и окнах, трещины и пятна на некогда белоснежных фасадах.
    Вдруг в ярком свете уличного фонаря в окне первого этажа одного из домов Билли заметил приклеенный к стеклу лист бумаги. Подойдя ближе, прочитал короткое объявление: «Ночлег и завтрак». Прямо под объявлением на подоконнике стояла ваза с высокими желтыми хризантемами, которые чудесно смотрелись на фоне зеленых бархатных штор, обрамлявших окно. У Билли появилось желание заглянуть в комнату. Он прильнул к стеклу и сразу же увидел пылающий в камине огонь. На каминном коврике спала, свернувшись калачиком, очаровательная такса. Комната, насколько можно было рассмотреть в полутьме, была обставлена добротной мебелью: кабинетный рояль, массивный диван и несколько мягких кресел. В дальнем углу клетка с большим попугаем.
    Животные в доме — хорошая примета, подумал Билли, наверняка это приличный дом, и, пожалуй, здесь ему было бы удобнее, чем в гостинице. С другой стороны, у гостиницы свои преимущества: по вечерам можно выпить пива, поиграть в дартс и пообщаться с другими постояльцами. Кроме того, гостиница наверняка обойдется дешевле. Однажды Билли останавливался на пару дней в гостинице, и ему очень понравилось, а вот в пансионах он еще никогда не жил и, честно говоря, немного побаивался.

    Уивер в раздумье потоптался еще несколько минут перед окном с хризантемами и решил прежде посмотреть, что представляет собой «Колокол и Дракон».
    Он отвернулся от окна и уже было собрался идти дальше, как вдруг почувствовал что-то странное. Резко обернувшись, снова пробежал глазами объявление. «Ночлег и завтрак»… Всего два слова, но ему показалось, что это не слова вовсе, а два черных немигающих глаза уставились на него, не давая уйти. Словно повинуясь безмолвному повелению, Билли направился к входной двери, поднялся по ступенькам и нажал кнопку звонка. Где-то в глубине дома коротко продребезжал звонок, и тут же — он не успел даже опустить руку — дверь распахнулась, и на пороге появилась женщина лет сорока пяти — пятидесяти. Все это напомнило ему детскую игрушку: нажимаешь кнопку — и из коробочки мгновенно выскакивает фигурка. Точно как эта дама. Билли чуть не подпрыгнул от неожиданности.
    Увидев его, женщина тепло и радушно улыбнулась.
    — Пожалуйста, входите. — Она широко распахнула дверь и отступила в сторону.
    Билли почувствовал неудержимое желание повиноваться этому приятному голосу.
    — Я увидел объявление в вашем окне, — пробормотал он и сделал шаг назад.
    — Да, я знаю.
    — И хотел бы снять комнату…
    — Пожалуйста. У меня уже все приготовлено для вас, мой дорогой, — перебила его женщина.
    — Я шел в «Колокол и Дракон», но по дороге увидел объявление в вашем окне, — зачем-то еще раз сказал Билли.
    — Что же вы стоите на холоде? Входите же наконец!
    — Могу я узнать, сколько вы берете за пансион? — спросил Билли, все еще оставаясь на крыльце.
    — Пять шиллингов и шесть пенсов за ночь, вместе с завтраком.
    Билли подумал, что ослышался: это было фантастически дешево.
    По-видимому, неправильно истолковав его молчание, женщина поспешно сказала:
    — Если для вас это слишком высокая цена, я могу немного снизить плату. Все дело в яйцах — они сейчас дорого стоят. Если вы можете обойтись без яйца на завтрак, пансион будет стоить на шесть пенсов дешевле.
    — Нет-нет, цена вполне подходит, — в свою очередь заверил ее Билли. — Я бы очень хотел у вас остановиться.
    — Не сомневаюсь. Входите же.
    Ее голубые глаза смотрели на него с искренней доброжелательностью. Она была очень похожа на гостеприимную и ласковую мать его школьного друга, у которого он часто проводил рождественские каникулы.
    Билли снял шляпу и переступил порог дома. Он заметил, что в прихожей не было других шляп или пальто, не было также ни зонтов, ни тростей…
    — Весь дом принадлежит нам, — будто предупреждая возможный вопрос, сказала женщина и ласково улыбнулась ему. Поднимаясь по лестнице, она продолжала: — Видите ли, к моему великому огорчению, мне не слишком часто доводится принимать гостей в своем гнездышке. — И она снова одарила его улыбкой.
    Конечно, старушка немного не в себе, подумал Билли, но за пять шиллингов и шесть пенсов кто будет обращать на это внимание?
    — Я был уверен, что от желающих остановиться отбоя нет, — вежливо заметил он.
    — О да, дорогой мой, конечно! — воскликнула женщина. — Беда в том, что я чуточку привередлива в выборе. Однако в доме днем и ночью все готово к приему приятного гостя. Я имею в виду — подходящего, то есть молодого джентльмена вроде вас, дорогой мой. И это такое огромное удовольствие — увидеть наконец того, кто мне точно подходит.
    Она полуобернулась и, как бы ощупывая, оглядела его с головы до ног. Ее бледные губы расплылись в довольной улыбке.
    «Странная все же старушка», — еще раз подумал Билли.
    На площадке третьего этажа женщина сказала:
    — Этот этаж мой.
    А еще через пролет торжественно объявила:
    — А этот — весь ваш. Надеюсь, вам здесь понравится. Вот спальня. Утреннее солнце светит прямо в окно, мистер Перкинс. Ваша фамилия Перкинс, я угадала?
    — Нет, мадам, моя фамилия — Уивер.
    — Мистер Уивер. Очень мило. Я положила в постель бутылочку с горячей водой, чтобы согреть простыни. Чувствуйте себя как дома. А если все же будет холодно, можете зажечь газ.
    Маленькая уютная спальня очень понравилась Билли. Он заметил, что покрывало снято с постели, а угол одеяла аккуратно отвернут. Похоже, здесь в самом деле ждали постояльца.
    — Вы не представляете, как я рада, что вы наконец появились, — сказала хозяйка, пристально глядя ему в лицо. — По правде сказать, я уже начала беспокоиться.
    — Ну что вы, все в порядке, — весело ответил Билли, хотя ее слова смутили его. — Не беспокойтесь, пожалуйста, обо мне.
    Он положил чемодан на стул и уже собрался его распаковать, как вдруг услышал:
    — Не хотите ли поужинать, мой дорогой?
    — Спасибо. Я совсем не голоден и хотел бы сразу лечь спать, потому что завтра рано утром мне надо быть в конторе.
    — Ну хорошо, тогда я вас покидаю. Располагайтесь на ночлег, но прежде, будьте добры, спуститесь в гостиную на первом этаже и распишитесь в книге. Все постояльцы это делают — так предписывает закон. И мы с вами не будем нарушать его по пустякам. Не так ли?
    Женщина помахала ему рукой, быстро вышла из комнаты и прикрыла за собой дверь. Теперь Билли уже не сомневался: хозяйка слегка не в себе, но это его совершенно не беспокоило. Он был уверен, что она абсолютно безвредная, да к тому же добрая и очень заботливая. Может быть, ее сын погиб на войне и она так и не смогла оправиться от горя. Отсюда, наверное, и ее чрезмерное внимание к нему.
    Через несколько минут, распаковав чемодан и умывшись, Билли сбежал по лестнице на первый этаж. В гостиной было тепло и уютно. В камине по-прежнему горел огонь, и маленькая такса все еще крепко спала, уткнувшись носом в живот. Билли с удовольствием потер руки — ему здорово повезло.
    Книга для гостей лежала на рояле. Уивер вписал свою фамилию и адрес и прочитал две предыдущие записи. Одного из гостей звали Кристофер Малхолланд из Кардиффа, другого — Грегори Темпл из Бристоля.
    Кристофер Малхолланд… Он, несомненно, слышал его прежде. Но где? Может, так звали его одноклассника? Или одного из многочисленных поклонников его сестры? Нет-нет. Это что-то другое. Он еще раз заглянул в книгу: «Кристофер Малхолланд, 532, Соборная улица, Кардифф; Грегори Темпл, 27, Платановая аллея, Бристоль».
    Теперь и второе имя показалось знакомым.
    — Грегори Темпл… — произнес он вслух, пытаясь вспомнить. — Кристофер Малхолланд…
    — Такие милые мальчики, — нежно пропел голос за его спиной.
    Билли обернулся и увидел хозяйку с большим серебряным чайным подносом в руках.
    — Знаете, я уже где-то слышал эти имена. Или видел их в какой-то газете.
    — Правда? — живо отозвалась она. — Как интересно!
    — Я почти уверен. Может быть, это имена известных игроков в крикет или футболистов? — продолжал размышлять он вслух.
    Женщина поставила поднос с чаем на низкий столик перед диваном и с интересом посмотрела на Билли.
    — Вы говорите, известных? О нет, не думаю, зато уверяю вас, что они оба были удивительно красивы. — Потом добавила с улыбкой: — Да, это были высокие и очень красивые молодые люди. Ну точно как вы, дорогой мой.
    Билли еще раз заглянул в книгу.
    — Вы так хорошо помните их. А ведь последний гость был здесь больше двух лет назад.
    — Неужели?
    — Да. А Кристофер Малхолланд почти за год до того.
    — Боже мой, как быстро летит время, не правда ли, мистер Уилкинс?
    — Моя фамилия Уивер, — поправил Билли. — У-и-в-е-р.
    — Ах, ну конечно же! — вскрикнула женщина, усаживаясь на диван. — Простите меня, пожалуйста. У меня всегда так: в одно ухо влетает, из другого вылетает. Ничего не поделаешь, мистер Уивер, я вечно все путаю.
    — Может, вы все же припомните что-то необычное, что связывает эти два имени? — спросил Билли.
    — Нет, дорогой мой, я ничего такого не помню.
    — Видите ли, у меня такое странное чувство, что эти имена каким-то образом связаны между собой. Знаете, как, скажем… Дэмпси и Танни или Черчилль и Рузвельт.
    — Забавно. Но, дорогой мой, стоит ли так мучить себя по пустякам? Идите-ка лучше сюда, садитесь рядышком и выпейте чашечку крепкого чая с имбирным печеньем, прежде чем отправитесь спать.
    — Не беспокойтесь, пожалуйста. Мне очень неловко, что я доставил вам столько хлопот.
    Он все еще стоял возле рояля и смотрел, как хозяйка проворно расставляет чашки и блюдца. Руки у нее были очень маленькие и белые, с красными ноготками. Билли почти машинально наблюдал за ней, мучительно пытаясь припомнить что-то ускользающее, что вот-вот всплывет на поверхность и прольет свет на тайну двух фамилий. Он не хотел сдаваться и продолжал вслух вспоминать:
    — Одну минуточку, сейчас, сейчас… Кристофер Малхолланд… Может быть, это тот школьник из Итона, который путешествовал по Западной Германии, а затем вдруг…
    — Молоко? Сахар?
    — Да-да, пожалуйста, молоко и сахар, — машинально ответил Билли. — Он путешествовал, а затем вдруг…
    — Школьник из Итона? О нет, дорогой мой, мистер Малхолланд не был школьником из Итона, он учился в Кембридже, на последнем курсе. И перестаньте мучить себя. Идите-ка лучше сюда, сядьте рядом со мной и погрейтесь у огня. Ваш чай готов. Идите же.
    Она похлопала маленькой ладошкой по дивану, словно показывая, где ему сесть. Молодой человек в задумчивости присел на краешек дивана. Женщина тут же поставила перед ним чашку с чаем.
    — Ну вот и хорошо, — удовлетворенно сказала она. — Не правда ли, здесь очень мило и уютно?
    Билли маленькими глотками отпил чай. Некоторое время они сидели молча, и Билли чувствовал на себе ее взгляд — она словно изучала его, подсматривая за ним из-за края чашки. Ему показалось, что от нее исходит какой-то необычный запах, не то чтобы неприятный, нет, он просто никак не мог понять, что он ему напоминает: маринованные грецкие орехи? или свежевыделанную кожу? или больничные коридоры?
    Наконец хозяйка прервала молчание:
    — Мистер Малхолланд был большим любителем чая. В жизни не встречала человека, который мог бы выпить столько чая, сколько милый, дорогой мистер Малхолланд.
    — Он что, не так давно уехал отсюда? — Билли был почти уверен, что видел эти имена в газетах.
    — Уехал? — переспросила женщина, слегка приподняв брови. — Но, мой дорогой мальчик, он никуда не уезжал. Он все еще здесь. И мистер Темпл тоже. Они оба на четвертом этаже.
    Билли поставил чашку на стол и недоуменно уставился на хозяйку. Она улыбнулась и успокаивающе похлопала его по колену своей маленькой белой ручкой.
    — Сколько вам лет, дорогой мой?
    — Семнадцать.
    — Семнадцать! О, это прекрасный возраст! Мистеру Малхолланду тоже было семнадцать. Но, по-моему, он был немного ниже вас ростом. И зубы у него были хуже, чем у вас. У вас изумительные зубы, мистер Уивер.
    — Это только так кажется, в них полно пломб, — окончательно смутившись, пробормотал Билли.
    — Мистер Темпл, конечно, был постарше, ему было уже двадцать восемь. Я ни за что бы не подумала, если бы он сам не сказал. На его теле не было ни пятнышка.
    — Ни… чего?
    — У него была кожа, как у младенца.
    Наступило молчание. Взяв чашку, Билли отпил глоток и осторожно поставил чашку на блюдце. Женщина словно забыла о нем. Он сидел, уставившись в дальний угол комнаты, где стояла клетка с попугаем, и нервно покусывал нижнюю губу.
    — Вы знаете, когда я через окно разглядывал вашего попугая, то был абсолютно уверен, что он живой, — наконец нарушил молчание Билли.
    — Увы, уже нет.
    — Потрясающе! Даже вблизи он кажется живым. Кто сделал это чучело?
    — Я.
    — Вы?
    — Конечно. А как вам мой маленький Бэзил?
    И она нежно посмотрела на таксу, спящую перед камином. Собака вела себя довольно странно: не лаяла и уже столько времени лежала неподвижно в одной и той же позе. Осененный неожиданной догадкой, Билли осторожно прикоснулся к ее спине. Она была твердой и холодной. Он взъерошил пальцами шерсть и увидел сероватую, сухую, прекрасно сохранившуюся кожу.
    — Великолепно! — воскликнул Билли и с восхищением взглянул на маленькую женщину, сидевшую рядом с ним. — Наверное, это очень трудно сделать? — с любопытством спросил он.
    — Что вы, вовсе нет. Я с удовольствием набиваю чучела всех своих любимцев, когда они умирают. Хотите еще чашечку чая?
    — Нет, спасибо.
    У чая был слабый привкус горького миндаля, и Билли совсем не хотелось больше пить.
    — Вы уже записались в книгу, мой дорогой?
    — Да.
    — Прекрасно. Если я забуду ваше имя, то в любой момент смогу спуститься сюда и посмотреть. Я почти каждый день смотрю, как их звали… э, мистер Малхолланд и мистер…
    — Темпл, — подсказал Билли. — Грегори Темпл. Простите меня за назойливость, я хотел узнать: были ли у вас за последние два-три года другие постояльцы?
    Слегка наклонив голову набок, женщина искоса посмотрела на него.
    — Нет, мой дорогой. Только вы. — И она ласково улыбнулась.

Роберт Фиш
ЛОТЕРЕЯ

Совершенно СЕКРЕТНО № 1/117 от 01/1999
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    Те, кто верил в уникальные способности старой мисс Джилхули, говорили, что она экстрасенс, но большинство считали ее ведьмой, да и родилась она в Сейлеме, штат Массачусетс, чего никогда не скрывала, — этот город знаменит процессами над ведьмами в 1692 году, в результате которых более двадцати женщин сожгли на костре, а около ста пятидесяти посадили в тюрьму. И удачи списывали на стечение обстоятельств или на чистое везение. Но факт оставался фактом — что-то она видела. В форме облаков, бейсбольных открытках, брошенных на стол крышках от пивных бутылок, да мало ли в чем еще.
    Малдун ни секунды не сомневался в талантах мисс Джилхули. Однажды, через три года как Катлин отдала Богу душу, она, глядя на пену в его пивной кружке, посоветовала остерегаться высокой темноволосой женщины. И точно, двумя днями позже миссис Джонсон, которая стирала его белье, попыталась всучить ему рубашку в красно-коричневую полоску, утверждая, что получила ее от него, хотя Малдуна даже китайская водяная пытка не заставила бы надеть такую рубашку. А вскоре после этого, ощупывая шишки на его голове — результат драки в баре на Маверик-Стейшн, — мисс Джилхули сказала, что Малдуна ждет долгое путешествие по воде. И точно, наутро босс послал его в Нантаскет, на другую сторону бухты.
    Поэтому не стоило и удивляться, что, оставшись без работы и случайно столкнувшись со старой мисс в гриль-баре «У Кейзи» (она заглядывала туда раз в неделю, дожидаясь автобуса во Фреймингхэм, где жила ее сестра), Малдун спросил себя, а почему, собственно, он не подумал о ней раньше. Он взял недопитую кружку пива, перебрался за столик укутанной в шаль мисс Джилхули и поделился с ней своими проблемами:
    — Страховка по безработице подходит к концу, и, похоже, никому не надо класть кирпичи, во всяком случае, мне такого не предлагают. А деньги нужны. Как мне их добыть?
    Мисс Джилхули окунула палец в его пиво, провела им по лбу Малдуна. Закрыла глаза, и секундная стрелка пробежала полный круг, прежде чем она открыла их вновь.
    — Сколько лет твоей теще? — спросила мисс Джилхули дрожащим голосом, не сводя с Малдуна водянистых глаз.
    — Семьдесят четыре. — Чувствовалось, что вопрос удивил Малдуна. — Исполнилось в прошлом месяце. А что?
    — Точно не знаю, — медленно ответила старая мисс. — Могу сказать только одно. Я закрыла глаза и спросила себя: «Как Малдун может добыть денег?» И тут же под веками огненными буквами высветились слова: «Сколько лет Вере Каллахэн?» Что-то это да значит.
    — Да, — мрачно буркнул Малдун. — Но что?
    — Я опаздываю на автобус. — Мисс Джилхули поднялась, подхватила свой древний саквояж. — Ты додумаешься, не волнуйся. — И с улыбкой скрылась за дверью.
    Семьдесят четыре, размышлял Малдун, направляясь к маленькому дому, который теперь делил с тещей. Обычно старая мисс Джилхули более щедро выдавала информацию. А тут явно пожадничала. Семьдесят четыре! Малдун остановился как вкопанный. Трактовка-то однозначная, и чем дольше Малдун думал об этом, тем больше нравился ему выход, предложенный мисс Джилхули, враждовавшей всю жизнь с Верой Каллахэн. И его теща достаточно часто поминала свою пожизненную страховку. Можно сказать, эта страховка стала одной из причин, убедившей Малдуна пустить тещу на порог. И семьдесят четыре — более чем почтенный возраст, на четыре года больше отведенных человеку Библией три раза по двадцать и еще десяти лет. Не говоря о том, что среднестатистическая продолжительность жизни и близко не подошла к этой отметке.
    Малдун улыбнулся: как быстро он смог найти ответ на эту непростую загадку. Отправить тещу на тот свет — труд небольшой. Даже с гирями в каждом кармане едва ли она тянула на сто фунтов. Да и смерть ее вряд ли кто заметит. Она путешествовала между кроватью и кухней и жила на одном чае. А учитывая целый букет болезней, бедняжка с радостью отправится в могилу.
    Он подумал о том, чтобы справиться в страховой компании о сумме, причитающейся родственникам усопшей, но при здравом размышлении решил, что делать этого не стоит. Ему могли задать не очень-то приятные вопросы, если бы выяснилось, что старушка загнулась вскоре после того, как зять наведался в страховую компанию. Тем более Малдун не сомневался, что получит приличную премию: старая мисс Джилхули никогда его не подводила.
    Когда он вошел в дом, теща спала на диване (она спала больше кошки, подумал Малдун), и от него потребовалось лишь приложить к ее лицу небольшую, с вышивкой, подушку и несколько минут подержать, навалившись всеми своими двумястами фунтами. Она разве что подрыгала ногами.
    Потом Малдун поднялся, убрал подушку, посмотрел на тещу. Он не ошибся: на лице покойницы читалась искренняя благодарность. Подушку он взбил, вернул на место и пошел звонить в похоронное бюро.
    И только закончив все переговоры — пришлось изрядно поторговаться, чтобы сбить заоблачные цены похоронного бюро, — и подписав все бумаги, Малдун позвонил в страховую компанию. Вот тут его ждал сюрприз. Страховочная премия тещи составила четыреста долларов. Несомненно, крупная сумма шестьдесят лет назад, когда любящие родители позаботились о дорогой дочери, но сущий пустяк в нынешний инфляционный век. Малдун хотел отменить похороны, но владелец похоронного бюро пригрозил: а) подать в суд; б) прислать на разборку своего племянника, известного на весь Южный Бостон хулигана. В итоге, чтобы расплатиться за похороны, ему пришлось подчистую снять деньги со своего банковского счета.
    И Малдун осознал, что он неправильно истолковал намек старой мисс Джилхули. Он не обиделся, не поставил под сомнение ее экстрасенсорные способности — вина лежала только на нем. А посему вновь вернулся к цифрам. Семьдесят четыре… Может, предполагалось совершение с ними неких математических действий? Если от семи отнять четыре, останется три… Три чего? Три маленьких поросенка? Три слепых мышки? Три слепых поросенка? С другой стороны, семь плюс четыре равнялось…
    Он стукнул себя по лбу, кляня за дурость, потер ушибленное место: рука у каменщика Малдуна была тяжелая. Конечно же! Семь плюс четыре равнялось одиннадцати. ОДИННАДЦАТИ! Если это не прямое указание на то, что он должен сыграть в кости, то его дед родом из Варшавы (Бостон — город выходцев из Ирландии).
    Малдун повторно заложил свой маленький домик, получив чуть больше восьмисот долларов, добавил к ним две сотни, вырученные за автомобиль, купленный три с половиной года назад, и с тысячей баксов, банкнотами по сто, в кармане направился в гриль-бар «У Кейзи».
    — Кейзи! — полюбопытствовал он. — Где нынче играют в кости?
    — В отеле «Каллахэн», — ответил Кейзи, протирая стаканы. — Как и всю неделю. В номере семьдесят четыре.
    Малдун едва удержался от того, чтобы вновь не двинуть себя по голове. Ну откуда в человеке такая тупость? Задай он этот вопрос раньше, ему не пришлось бы иметь дело с этим вором из похоронного бюро, не говоря уж о том, что какие-то деньги остались бы на счету. Хотя он не мог не признать, что без тещи в маленьком доме стало просторнее.
    — Благодарю, — бросил он Кейзи и выскочил из бара.
    За разборным столом для игры в кости, установленным в номере 74 отеля «Каллахэн», собрались крутые парни, но Малдуна это нисколько не пугало. С тысячей долларов в кармане и удачей, улыбавшейся ему во весь рот, он чувствовал себя очень уверенно. Кивнув одному из игроков, которого знал, он повернулся к другому, похлопал по плечу.
    — Есть место еще для одного?
    — Ставка сто баксов минимум, — ответил мужчина, не отрывая глаз от стола. — Только наличными.
    Малдун кивнул. Именно на такие условия он и рассчитывал.
    — Кто последний?
    — Я, — коротко ответил мужчина.
    Малдун достал деньги из кармана, согнул банкноты вдоль, как принято у игроков, обернул вокруг пальца, дожидаясь своей очереди. Когда кости пододвинули к нему, Малдун положил стодолларовый банкнот на середину стола, взял кости, потряс у уха. Перестук ему понравился. На его лице появилась счастливая улыбка.
    — Семь и четыре мои счастливые цифры, — объявил он. — Те самые, что нарисованы на двери этой комнаты. А теперь, если человек сможет таким макаром выкинуть одиннадцать…
    — Он кончит в канаве, — ответили ему. — Не тяни время — бросай. Ты их обобьешь.
    Оббить кости Малдун не успел. Собственно, побывали они у него в руках ровно десять раз. Пять раз он выкинул два очка, пять — три. Поставил рекорд, которому предстояло запомниться надолго. Предыдущий равнялся пяти неудачным попыткам. Потом игрок поднялся на лифте на крышу (играли тогда в «Копли-Сквер») и прыгнул вниз. Малдун передал кости соседу справа и молча вышел из номера.
    Побродил по улицам, тяжелыми рабочими башмаками сшибая с тротуара все, что попадалось под ноги: банку из-под пива, кусок кирпича, вызвавший такие приятные воспоминания, пустую сигаретную пачку. А вот с оберткой шоколадного батончика ничего не вышло: удача изменила ему, и башмак просвистел выше. Семьдесят четыре! Что же могло означать это гр… паршивое число (монастырская школа воспитала Малдуна в строгости, он не позволял себе ругаться даже в мыслях). Попытался подойти к проблеме с позиций здравого смысла, не давая воли эмоциям. Старая мисс Джилхули никогда не подводила его, следовательно, не могла подвести и в этот раз. Просто он неправильно истолковал ее слова.
    Семьдесят четыре? Семьдесят четыре? Цифры в его голове зазвучали в определенном ритме. Чего-то, правда, недоставало. Семь-четыре… ноль? Семь-четыре-ноль! Все точно! Чувство полного удовлетворения охватило Малдуна. Вот оно что! Семь-четыре-ноль!
    Ноги сами привели его в гриль-бар «У Кейзи». Он вошел в пустой зал, сел за стойку.
    — Пива!
    — Как сыграл? — спросил Кейзи.
    — Дай мне и виски, — ответил Малдун. Опрокинул стопку, выпил полкружки пива, вытер рот, пристально посмотрел на Кейзи. — Тебе что-нибудь говорят цифры семь и четыре?
    — Ничего, — честно признался Кейзи.
    — А как насчет семи, четырех и нуля?
    — Еще меньше.
    — А если подумать?
    Но Кейзи уже ушел на кухню, чтобы приготовить себе сэндвич, и Малдун обнаружил, что разговаривает с воздухом. Положил деньги на стойку, направился к выходу. В дверях столкнулся с коротышкой О’Лири, который по поручению мафии собирал ставки в лотерее «Цифры» [Numbers — незаконная ежедневная лотерея, в которой ставки делаются на непредсказуемое число, например, три последние цифры в биржевом индексе Доу-Джонса]. Возможно, он предпочел бы заниматься чем-то другим, но где бы ему стали платить такие деньги?
    — Не желаете поставить на число, мистер Малдун? — спросил О’Лири.
    Малдун уже хотел пройти мимо, мотнув головой, но вновь остановился как вкопанный. По его телу пробежала дрожь. В голове словно вспыхнула яркая лампа. Он пнул себя ногой, в результате чего потом три недели хромал.
    Святой Боже! Ну можно ли быть таким слепым! Слепым? Чокнутым! Какое еще значение могут иметь цифры, кроме того, что они — цифры?! От этой мысли Малдун просто застонал. Если бы он не убил тещу и не полез в эту чёртову игру, он бы мог поставить полторы тысячи долларов на цифры семь-четыре-ноль. Полторы тысячи долларов при ставке пятьсот к одному! Однако, не отправь на тот свет тещу, он бы не смог вычислить последнюю цифру, ноль, а потому ничего бы не выиграл. Но вот в кости он сыграл совершенно напрасно. Потому что теперь Малдун абсолютно точно знал, что хотела втолковать ему старая мисс Джилхули.
    — Вам нехорошо? — озабоченно спросил О’Лири, вглядываясь в лицо Малдуна.
    — Нет! — ответил Малдун, схватил маленького букмекера за руку и потащил к стойке. — Кейзи!
    Кейзи появился из кухни, стирая майонез с подбородка.
    — Не кричи. Чего ты хочешь?
    Малдун уже стаскивал с пальца обручальное кольцо.
    — Сколько ты мне за него дашь?
    Кейзи смотрел на Малдуна, как на сумасшедшего.
    — У меня не ломбард, Малдун.
    Но Малдун его не слушал. Прибавил к кольцу часы с браслетом.
    — Сто баксов за все. В долг. Вечером все отдам. — И, поскольку Кейзи продолжал таращиться на него, торопливо добавил: — Только за кольцо я заплатил в свое время шестьдесят баксов. И часы стоят не меньше полутора сотен, не говоря уже о браслете. От «Спейдера», не какая-то подделка. Неплохой залог, а? — В голосе слышались просительные нотки. — Не отказывай, мы же давние друзья.
    — Знакомые, — уточнил Кейзи, не отрывая глаз от Малдуна. — Таких денег в кассе нет.
    — При чем тут касса? В кармане у тебя куда больше.
    Кейзи еще с минуту смотрел на него, потом небрежно смахнул кольцо и часы с браслетом на ладонь и сунул в карман. Из другого достал раздутый бумажник. Начал отсчитывать купюры.
    — Девяносто пять баксов. Пять процентов — комиссионные, как положено.
    Малдун хотел возразить, но время поджимало.
    — Мы еще поговорим об этом, Кейзи.
    На улице он повернулся к О’Лири, схватил его за плечи, дабы подчеркнуть значимость своих слов:
    — О’Лири, я хочу поставить девяносто пять баксов на цифры семь-четыре-ноль. Ты понял? СЕМЬ-ЧЕТЫРЕ-НОЛЬ! Сегодня!
    — Девяносто пять баксов? — О’Лири обалдел. — Никогда не выдавал расписку больше чем на два бакса, мистер Малдун. — Он на мгновение задумался. — Нет, на пятерку. — О’Лири просиял, потом сник. — Нет, на два, пятерка оказалась поддельной.
    — Мы теряем время, — угрожающе прорычал Малдун. Только тут до него дошло, что он поднял коротышку и держит в нескольких дюймах над полом. Поставил О’Лири на место. — Они заплатят? Вот в чем вопрос. — Теперь он говорил спокойнее.
    — Разумеется, заплатят, мистер Малдун. — О’Лири одернул рукава. — Если они начнут мухлевать, долго не проживут.
    — Хорошо, что они это понимают. — Малдун протянул девяносто пять долларов. Получил расписку, убедился, что цифры записаны правильно, убрал ее в карман и повернулся к Кейзи: — Пива! — По голосу чувствовалось, что их дружеским отношениям нанесен серьезный урон. — В счет тех пяти баксов, которые ты только что украл у меня!
    Семи вечера Малдун дожидался в гриль-баре «У Кейзи». Именно в этот час букмекеры объявляли три последние цифры в национальном казначейском балансе: на этой неделе для участников лотереи он заменял Евангелие. Малдун понимал, что наличные ему не принесут. В конце концов, речь шла о сорока семи тысячах долларов. Придется взять чек. Если бы не игра в кости, он бы мог стать богачом. С другой стороны, мог и оказаться в канаве с перерезанным горлом, как указал один из игроков в «Каллахэне».
    Кто мог бы заплатить такие бабки? Уж, конечно, не бостонская мафия, это точно. Может, оно и к лучшему. Уплаченный выигрыш в сорок семь тысяч долларов станет отличной рекламой, а сумма, по меркам мафии, не так уж и велика.
    Приятно, конечно, сознавать финансовую независимость, но сорить деньгами Малдун не собирался. Отдать долги — это святое, купить себе колеса, малолитражку, никакой роскоши, а остальное ляжет на банковский счет. Пять процентов годовых — небольшие деньги, он это понимал, но все лучше, чем шлепнуться с крыши об асфальт.
    Он потянулся к кружке пива и увидел входящую в бар старую мисс Джилхули. Неужели так быстро проскочила неделя? Должно быть, так: похороны, одно, другое, третье, а время не стоит на месте. Он помахал ей рукой и крикнул Кейзи, что сегодня он угощает мисс Джилхули.
    Она села за столик Малдуна и только тут разглядела блаженство, разлитое по его лицу.
    — Значит, ты сообразил что к чему, Малдун.
    — Не сразу, — признался тот. — Честно говоря, только сегодня. Но лучше поздно, чем никогда. — Он наклонился над столом и доверительно прошептал: — Речь о лотерее, так? Семь и четыре — ее возраст, плюс ноль на конце, потому что, если вы об этом еще не слышали, бедняжка покинула нас.
    Старая мисс пригубила пиво, которое принес ей Кейзи, кивнула.
    — Именно так я и подумала, после того как мне три ночи подряд приснился О’Лири, хотя я ему в матери гожусь.
    — Не знаю, как мне вас отблагодарить… — Он не договорил, потому что распахнулась дверь и в бар влетел О’Лири. Расталкивая всех, он поспешил к их столику. Его глаза горели.
    — Мистер Малдун! Мистер Малдун! — затараторил он. — Никогда не видел ничего похожего! Да еще при ставке в девяносто пять долларов!
    Малдун радостно улыбался.
    — Ошибиться всего в одной цифре! — воскликнул О’Лири.
    У Малдуна все упало.
    — В одной цифре? — ошарашенно переспросил он.
    — Да! — закивал О’Лири. — Вы ставили на семь-четыре-ноль. А выигрышная комбинация семь-пять-ноль. Вот уж не повезло, так не повезло. — Он вздохнул и забыл об этом курьезе: жизнь продолжалась. — Хотите что-нибудь поставить на завтра, мистер Малдун?
    — Нет. — Малдун повернулся к мисс Джилхули, издававшей какие-то странные звуки, и не сразу понял, что старуха смеется.
    — Ох уж эта Вера Каллахэн! — торжествующе воскликнула старая мисс. — Я всегда знала, что она лгала насчет своего возраста!

Роберт Блох
ЧЁРНЫЙ ЯЩИК

Совершенно СЕКРЕТНО № 2/118 от 02/1999
    Перевод с английского: Автор перевода не указан
    Рисунок: Игорь Гончарук
    На засиженном мухами стекле было написано «Ресторан „Брайт Спот“. Заходите и ешьте». Есть почему-то не хотелось. Тем не менее он вошел, уселся на стул у стойки и принялся разглядывать официанток. В конце концов одна из них очнулась от спячки и подошла к нему.
    — Что будем есть, мистер?
    — Кока-колу.
    Официантка принесла стакан. Он сделал вид, что изучает меню, и спросил, не поднимая глаз:
    — Скажите, здесь работает миссис Хелен Краус?
    — Я Хелен Краус.
    Посетитель поднял глаза. Что за ерунда! Майк часто рассказывал о своей жене: «Высокая блондинка с отличной фигурой. Похожа на артистку, которая играет глупых блондинок. Ну, ты знаешь, о ком я говорю… Только Хелен не дурочка. И, братан, в постели она!..» Он помнил все ночные рассказы Майка, но сейчас, глядя на официантку, не мог найти в ней ничего общего с тем образом.
    Ничего, кроме высокого роста. Весила Хелен не меньше ста шестидесяти фунтов. Волосы неприятного мышиного цвета, за толстыми стеклами очков тусклые голубые глаза.
    — Я ищу Хелен Краус, которая жила в Нортоне…
    — Это я, — удивленно кивнула официантка. — Что вам угодно?
    — Ваш муж просил найти вас.
    — Майк? — ахнула она. — Но он же мертв…
    — Знаю. Меня зовут Расти Коннорс. Мы два года просидели в одной камере.
    — Что он просил передать? — прошептала Хелен.
    — Здесь не место для разговора. — Коннорс огляделся по сторонам. — Когда вы освободитесь?
    — В половине восьмого.
    — Давайте где-нибудь встретимся.
    — Может, на углу около парка? — предложила Хелен.
    Он кивнул, встал и, не оглядываясь, вышел.
    Расти Коннорс не ожидал, что жена Майка окажется такой коровой. Покупая билет в Хейнсвилл, он рассчитывал найти знойную красавицу и соединить бизнес с удовольствием. У него даже была мысль провернуть с Хелен какое-нибудь дельце. Теперь же, после встречи с этой толстухой с тусклыми голубыми глазами, он испытывал большое разочарование. Зачем Майку понадобилось целых два года вешать ему на уши лапшу? Об удовольствии придется забыть. Остается только дело — пятьдесят шесть тысяч долларов, которые Майк спрятал где-то в этих краях.

    Когда они встретились в парке, уже стемнело. Это устраивало Расти. Он не хотел, чтобы их увидели вместе. К тому же Хелен не могла в темноте разглядеть его лица. Так было легче сказать то, что он задумал.
    Они присели на скамью рядом с площадкой для оркестра. Расти закурил. Затем, вспомнив о правилах хорошего тона, протянул пачку Хелен.
    — Благодарю, — покачала она головой. — Я не курю.
    — Да, Майк мне рассказывал. — Коннорс сделал паузу. — Он много рассказывал о тебе, Хелен.
    — Мне тоже писал, что ты его лучший друг.
    — Майк был отличным парнем. Нам с ним не повезло. Тогда я еще не знал, что такое жизнь. После армии бил баклуши. А когда кончились деньги, устроился в подпольную букмекерскую контору. Первый и последний противозаконный поступок я совершил в тот вечер, когда полиция устроила облаву. Босс кинул мне портфель, набитый бабками, и велел сматываться через черный ход. А там ждал фараон с пушкой. Я ударил его портфелем по голове. Честное слово, не хотел сделать ему ничего плохого, просто надо было вырваться. Но не повезло. Я проломил ему череп, и он дал дуба.
    — Майк писал об этом. Да, тебе здорово не повезло.
    — Майку тоже не повезло, Хелен. — Расти специально называл ее по имени. — Я его долго не мог раскусить. Порядочный парень и вдруг ни с того ни с сего убивает лучшего дружка. И ни одного свидетеля. Затем так прячет труп, что его никто не может найти. Полиция так и не нашла труп Пита Тейлора?
    — Пожалуйста, не надо. Я не хочу говорить об этом.
    — Понимаю. — Расти взял Хелен за полную потную руку, похожую на большой кусок теплого мяса. — Против него ведь не было серьезных улик?
    — Кто-то видел, как Майк в тот день подобрал Пита, — пожала плечами Хелен. — Пит потерял ключи от машины и, наверное, подумал, что Майк подбросит его с деньгами на фабрику. Полиции только это и было нужно. Майка взяли, когда он пытался замыть кровяные пятна. Алиби у него, конечно, не было. Я поклялась, что он сидел дома со мной, но копы не клюнули. Ему дали десять лет.
    — А через два года он умер, — вздохнул Расти. — Но так и не рассказал, куда спрятал труп с бабками. — Немного помолчав, он затянулся и спросил: — Ты тоже не знаешь?
    — Не знаю. Мне так осточертели все эти разговоры о деньгах, что я уехала из Нортона и вот уже два года вкалываю в этой грязной забегаловке. Неужели я стала бы жить в этой дыре, если бы Майк рассказал, где деньги?
    Расти выбросил окурок. Красный светлячок несколько раз мигнул в темноте и погас.
    — Хелен, что бы ты сделала, если бы нашла деньги? Отдала бы копам?
    — С какой стати? В знак благодарности за то, что они упрятали моего мужа за решетку и убили его? Мне сказали, что он умер от пневмонии. Знаю я их пневмонию. Он просто сгнил в камере.
    — Доктор сказал, что это был грипп. Я устроил скандал, и им пришлось поместить его в лазарет.
    — Они убили его. Майк заплатил за все собственной жизнью. Теперь деньги принадлежат мне, его вдове.
    — Нам, — поправил ее Расти.
    — Значит, он сказал тебе, куда их спрятал? — воскликнула Хелен.
    — Он уже был при смерти и еле ворочал языком. Из его намеков трудно было что-либо понять. Вот я и решил приехать сюда и поискать бабки. Пятьдесят шесть тысяч, даже если их разделить, уйма денег.
    — Зачем тебе делиться, если ты знаешь, где деньги? — сразу насторожилась Хелен.
    — Затем, что я не знаю точного места. Нужно многое вспомнить. Здесь я чужой и могу вызвать подозрения. Если ты мне поможешь, мы быстро найдем деньги.
    — Ты предлагаешь мне сделку?
    — Это не просто сделка, Хелен. Майк все время говорил о тебе, и мне захотелось узнать тебя получше… Может, у меня немного поехала крыша, но я прожил два года без женщины…
    Расти Коннорс сунул сигарету в угол рта, чтобы Хелен не заметила отвращения на его лице. Он надеялся, что она заснула. Ему нужно было подумать.
    Пока все шло по плану. На этот раз все должно пройти как надо, а не так, как два года назад…
    Знакомство с этим придурком Майком было отличной идеей. Он быстро узнал о деньгах, только его сокамерник никогда не говорил о тайнике. Поняв, что Майк по-настоящему болен, Расти попытался задушить его, но этот кретин все равно молчал.
    Когда Майка поместили в лазарет, Расти испугался — вдруг тот все расскажет. К счастью, Майк не дожил до утра. А лопух доктор решил, что он умер от пневмонии.
    После смерти Майка Расти не стал добиваться досрочного освобождения, решив, что лучше отсидеть еще шесть месяцев и стать по-настоящему свободным человеком. Выйдя из тюрьмы, сразу же отправился в Хейнсвилл искать Хелен.
    Он не соврал, когда сказал, что нуждается в ее помощи. Правда, теперь какое-то время придется притворяться, что она ему нравится…
    — Дорогой, ты не спишь?
    Расти передернуло, но он быстро взял себя в руки.
    — Не сплю, — ласково ответил он и положил сигарету в пепельницу.
    — Может, поговорим?
    — Конечно.
    — Нам нужно все обсудить.
    — Люблю практичных девушек, — через силу пошутил Расти. — Ты права, крошка. Чем скорее начнем искать, тем быстрее найдем. — Он повернулся к Хелен. — Итак, перед смертью Майк сказал, что копам никогда не найти денег, потому что они до сих пор у Пита.
    — И это все? — разочарованно спросила Хелен после небольшой паузы.
    — Разве этого мало? Бабки спрятаны вместе с трупом.
    — Все копы в округе вот уже два года безуспешно ищут труп Тейлора, — вздохнула девушка. — Я думала, ты на самом деле что-то знаешь.
    — Давай думать! — воскликнул Расти. — Где искали копы?
    — Сначала они очень тщательно обыскали наш дом вместе с подвалом.
    — Где еще?
    — Целый месяц люди шерифа прочесывали лес вокруг Нортона, не пропуская ни одного старого амбара, ни одного заброшенного дома. Даже все озеро облазили.
    — В тот день Майка долго не было дома? — неожиданно спросил Расти.
    — Часа три.
    — Значит, он не мог далеко отъехать от города! Труп спрятан где-то в окрестностях.
    — Полиция тоже так думала. Они ничего не забыли, можешь мне поверить. Даже осушили карьер.
    — Давай попробуем подойти с другого конца. Пит Тейлор и твой муж были друзьями, так? Как они развлекались? Играли в карты, пили?..
    — Майк почти не пил. Чаще всего они рыбачили или охотились. У Пита Тейлора был домик на озере.
    — Далеко от Нортона?
    — Около трех миль. Знаю, о чем ты думаешь. Только напрасно. Полиция там все обыскала. Они даже сорвали полы.
    — Где Тейлор держал лодку? — не сдавался Расти.
    — Когда они с Майком отправлялись на рыбалку, то брали лодку у соседей. — Хелен вздохнула. — Два года ломаю голову над тем, куда он спрятал деньги.
    — Что произошло в тот день, когда убили Пита Тейлора? — поинтересовался Коннорс, закуривая. — Ты ничего не забыла?
    — Я сидела дома. У Майка был выходной, и он куда-то уехал.
    — Он ничего не сказал перед тем, как уехать? Может, нервничал или как-то странно себя вел?
    — Нет, едва ли он спланировал все это заранее. Думаю, все получилось… случайно.
    — А что думали копы?
    — Что Майк все продумал. Он знал, что в день зарплаты Пит едет в банк за деньгами. Директор фабрики старик Хиггинс был странным типом и почему-то платил своим рабочим наличными. Полиция считает, что, когда Пит зашел в банк, Майк уже ждал на стоянке. Он как-то вытащил ключи в его машине, и Пит, естественно, не смог ее завести. Майк дождался, когда уйдет охранник, потом как бы невзначай подошел к Питу и спросил, что стряслось. Наверное, примерно так оно и было. Служащий стоянки видел, как Майк и Пит о чем-то разговаривали. Потом Тейлор сел в машину Майка, и они уехали. Что произошл