Скачать fb2
Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945

Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945


Автор неизвестен Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945

    Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945
    {1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания после текста книги.
    С о д е р ж а н и е
    А.Н. Ефимов. Вступительное слово
    А.Н. Ефимов. Роль советских Военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне
    Л.Л. Батехин. Роль партийно-политической работы в мобилизации личного состава Военно-воздушных сил на решительный разгром врага
    В.Е. Панькин. Эволюция организационной структуры ВВС, способов и методов организации управления и взаимодействия в годы Великой Отечественной войны
    А.П. Силантьев. О некоторых вопросах применения авиации в годы Великой Отечественной войны и их связь с современностью
    Н.М. Скоморохов. Развитие оперативного искусства ВВС в годы Великой Отечественной войны и значение опыта войны для современности
    А.Ф. Борсук. Развитие тактики родов фронтовой авиаций в годы Великой Отечественной войны, значение опыта войны для современности
    В.В. Решетников Применение дальней авиации в Великой Отечественной войне
    А.Н. Волков. Применение авиации для выполнения транспортно-десантных задач. Значение опыта войны для современности
    Н.В. Расторгуев. Воздушная разведка в годы Великой Отечественной войны
    А.П. Рощин. Связь и радиотехническое обеспечение боевых действий авиации в годы Великой Отечественной войны
    Н.Г. Шишков. Качественное и своевременное обеспечение советских ВВС авиатехникой и вооружением в годы Великой Отечественной войны, как одно из главных условий завоевания господства в воздухе
    В.З. Скубилин. Инженерно-авиационное обеспечение боевых действий ВВС в годы Великой Отечественной войны
    А.Н. Закревский. Тыл советских Военно-воздушных сил в годы Великой Отечественной войны
    А.Ф. Ковачевич. Массовый героизм советских летчиков в годы Великой Отечественной войны
    А.Г. Первов. Опыт использования авиационных резервов ВПК в годы Великой Отечественной войны и его значение в современных условиях
    В.С. Кот. Применение опыта боевых действий авиации в годы Великой Отечественной войны в практике обучения летного состава
    Г.У. Дольников. Разоблачение буржуазных фальсификаторов о вкладе советских Военно-воздушных сил в победу над фашистской Германией
    А.Н. Ефимов. Заключительное слово
    Маршал авиации Ефимов А. Н.
    Вступительное слово
    Наша страна, Советские Вооруженные Силы, все прогрессивное человечество планеты находятся в преддверии знаменательной даты - 40-летия Победы над фашистской Германией. Советские люди встречают этот праздник с хорошим настроением. Новый подъем трудовой активности в народе вызвали решения апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, рассмотревшего вопрос о созыве очередного ХXVII съезда КПСС и задачах, связанных с его подготовкой к проведением. Эти решения придают всей работе в предсъездовский период особое звучание, требуют от всех советских людей настойчивого, упорного труда во имя дальнейшего укрепления экономического и оборонного могущества Родины.
    Состоялась встреча высших партийных и государственных деятелей стран Варшавского Договора. Этот важный политический акт вновь продемонстрировал твердую решимость государств содружества и впредь неуклонно следовать курсом мира и мирного сосуществования.
    Время неумолимо все дальше и дальше отодвигает от нас тот памятный день - 9 мая 1945 года, когда советский народ и народы освобожденных стран праздновали долгожданную Победу. Однако неизгладимой она остается в памяти советских людей. Подготовка к празднику Победы весенним половодьем охватила всю нашу необъятную Родину. В эти предпраздничные дни проходят многочисленные встречи ветеранов - участников Великой Отечественной войны с тружениками промышленных предприятий и полей, воинами Вооруженных Сил. Тысячи и тысячи советских людей посещают места погребения, склоняя свои головы перед светлой памятью о бесстрашных сынах и дочерях Отчизны, павших в боях за свободу и независимость Родины, за освобождение от фашистского ига народов других стран. Эту радостную, волнующую дату готовятся широко отметить не только советские люди, но и народы стран социалистического содружества, все прогрессивное человечество. И это вполне объяснимо. Уж очень дорогой ценой заплатил мир за победу над фашизмом.
    Много войн, больших и малых, знает история человечества. Но такого разрушительного урагана, какой ворвался на нашу землю 22 июня 1941 года она еще не знала. Война, навязанная Советскому Союзу германским фашизмом, явилась самым крупным вооруженным выступлением ударных сил мирового империализма против социализма, одним из тягчайших испытаний, когда-либо пережитых нашей Родиной. В этой войне решалась судьба первого в мире социалистического государства. От ее исхода зависело будущее мировой цивилизации, прогресса и демократии.
    Трудной, кровопролитной была Великая Отечественная война. Но советский народ и его Вооруженные Силы под руководством Коммунистической партии одержали в ней полную победу, сокрушили самое мрачнею порождение империализма - фашизм , похоронили его бредовые планы на мировое господство, отстояли свободу и независимость социалистического Отечества, осуществили великую освободительную миссию.
    Победа над фашистской Германией была одержана усилиями всех стран антигитлеровской коалиции и мы далеки от мысли умалять вклад наших союзников в дело победы, как это делают определенные круги на Западе по отношению к СССР. Но главной силой, преградившей путь германскому фашизму к мировому господству, сокрушившей его, было Советское государство. Именно наша страна, наш народ, его воины, руководимые ленинской партией, вынесли на своих плечах основную тяжесть войны и сыграли решающую роль в разгроме врага.
    Победа Советского Союза над гитлеровской Германией оказала глубочайшее воздействие на весь последующий послевоенный ход мирового развития. Она укрепила авторитет и международные позиции СССР, открыла новые благоприятные возможности для роста сил социализма, национального освобождения, расчистила дорогу к миру.
    Обращаясь мыслями и памятью к событиям Великой Отечественной войны, к ее грандиозным битвам, вдумываясь в бессмертный подвиг советского народа и его армии, мы с гордостью отмечаем, что историческая Победа, одержанная первым в мире социалистическим государством, была в высшей степени закономерной, явилась результатом воплощения в жизнь ленинского учения о зашите социалистического Отечества. Главными источниками, из которых наш народ и его армия черпали исполинские силы для победы над сильным и коварным врагом, были общественная система социализма, идейное и политическое единство советского общества.
    Мы победили потому, что в годы суровых военных испытаний во главе борющегося народа и его армии стояла ленинская Коммунистическая партия. По ее призыву вся страна поднялась на смертный бой с фашизмом. Коммунисты, как это им и подобает, шли в бой в первых рядах защитников Родины и потому можно с полным основанием сказать, что Коммунистическая партия в те грозные годы стала подлинно сражающейся партией.
    В Великой Отечественной войне победили наши славные Вооруженные Силы. Они не только выдержали чудовищной мощи удар, но и сломали хребет гитлеровским полчищам, повергли в прах самую мощную военную машину империалистического мира того времени, достойно выполнили свою патриотическую и интернациональную миссию. За годы войны Вооруженные Силы СССР провели девять военных кампаний, основу которых составили свыше 50 наступательных и оборонительных операций стратегического масштаба, а также 250 фронтовых операций. В ходе их наши Вооруженные Силы разгромили и пленили 607 вражеских дивизий. Одни только эти факты убедительно свидетельствуют о масштабах битвы с фашизмом, о высоком уровне стратегического и оперативного руководства, о боевом мастерстве военных кадров, о силе духа и стойкости всех наших воинов.
    Неувядаемой славой в суровые годы Великой Отечественной войны покрыли себя и воины-авиаторы. В тесном взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил и самостоятельно Военно-воздушные силы успешно громили врага на суше, на море и в воздухе. Без участия ВВС в годы Великой Отечественной войны не проводилась ни одна операция Советских Вооруженных Сил. Завоевав в середине 1943 года стратегическое господство в воздухе, они удерживали его до конца войны и тем самым создали условия для успешного проведения крупнейших стратегических наступательных операций, оказали решающее влияние на исход войны.
    Героизм и отвага воинов наших доблестных Советских Вооруженных Сил никогда не померкнут в веках. Они живут в бесчисленных песнях, народных сказаниях и легендах.
    Значительный вклад в победу над фашистскими захватчиками внесли бойцы народного ополчения, советские партизаны и подпольщики. Великий подвиг в годы войны совершили труженики тыла. Мужественно перенося неимоверные трудности, рабочие, колхозники, ученые, инженеры, конструкторы неутомимо ковали оружие Победы.
    Возвращаясь памятью к Великой Отечественной войне, опираясь на исторический опыт, мы объективно оцениваем и современные события. Ясно и четко представляем всю сложность нынешней международной обстановки, глубоко осознаем цель беспрецедентной гонки вооружений в США и других странах НАТО. Империалисты, намереваясь ввергнуть мир в войну, хотели бы взять в ней социальный реванш - ликвидировать социализм, как систему и как идеологию. Но этому не бывать. Колесо истории повернуть вспять никому не дано. Свидетельство тому - итоги Великой Отечественной войны,
    В условиях усиления агрессивности империализма воины Советских Вооруженных Сил в своем ратном труде неизменно держат равнение на высокий подвиг героев Великой Отечественной войны, стремятся достойными делами, высокой бдительностью и боеготовностью, воинским мастерством преумножать славные боевые традиции армии и флота. Опыт минувшей войны и поныне остается бесценным источником военных знаний, совершенствования военного искусства, могучим средством обучения и воспитания личного состава.
    Настоящая конференция имеет своей целью показать всемирно-историческое значение Победы советского народа и его Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне, источники Великой Победы, раскрыть роль Военно-воздушных сил в войне, показать развитие оперативного искусства и тактики ВВС, вклад авиационных служб в дело всестороннего обеспечения боевых действий авиации, применение полученного опыта боевых действий в современных условиях.
    На конференцию приглашены видные авиационные военачальники, участники сражений и боев Великой Отечественной войны, которые внесли достойный вклад в общее дело победы, вынесли на своих плечах все тяготы войны. Приглашены также нынешние крылатые защитники Родины - достойные продолжатели воинской славы отцов и дедов, боевых традиций наших славных Военно-воздушных сил.
    Маршал авиации Ефимов А. Н.
    Роль Советских Военно-Воздушных Сил в Великой Отечественной войне
    Роль Военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне показана в приказе Верховного Главнокомандующего от 19 августа 1945 года No 51:
    "В Великой Отечественной войне советского народа против фашистской Германии наша авиация с честью выполнила свой долг перед Родиной. Славные соколы нашей Отчизны в ожесточенных воздушных сражениях разгромили хваленую немецкую авиацию, чем и обеспечили свободу действий для Красной Армии ... Вместе со всей Красной Армией они наносили сокрушающие удары по врагу, уничтожая его живую силу и технику; Умелые действия нашей доблестной авиации постоянно способствовали успеху наземных войск и помогли добиться окончательного разгрома врага ... Советский народ, народ-победитель законно гордится боевой славой своих летчиков".
    Это стало возможным благодаря исключительно большому вниманию, которое уделяла Коммунистическая партия Военно-воздушным силам в предвоенные годы и в ходе Великой Отечественной войны. Накануне войны партией и правительством был принят ряд решений, направленных на дальнейшее развитие ВВС, повышение их боевого потенциала. С учетом положений советской военной доктрины велась разработка вопросов применения ВВС в операциях будущей войны.
    Предвоенные взгляды советского искусства на возможный характер операций и применение в них Военно-воздушных сил. Состояние ВВС накануне войны
    В предвоенные годы вопросам вооруженной борьбы в начальный период войны уделялось значительное внимание. Эти вопросы обсуждались в военной печати, освещались в трудах видных военачальников и военных теоретиков М. Тухачевского, Р. Эйдемана, В. Меликова, Е. Шиловского, А. Лапчинского, В. Хрипина и др.
    Наступление рассматривалось как главный и решающий вид военных действий. Теория глубокой наступательной операции, разработанная в предвоенные годы в нашей стране, явилась выдающимся достижением советского военного искусства. Сущность этой теории заключалась в том, что фронтовые объединения, используя резко возросшую огневую и ударную мощь авиации, сухопутных и воздушно-десантных войск, должны были наносить сокрушительные удары и поражать противника на всю глубину его оперативного построения. При этом авиация рассматривалась как мощное маневренное средство поддержки и прикрытия сухопутных войск на поле боя и как основное дальнобойное средство уничтожения вражеских объектов в оперативной глубине.
    "Боевая авиация, взаимодействуя с наземными войсками, - отмечалось в проекте Полевого устава Красной Армии 1941 г., - мощными ударами подавляет огневые средства обороны ... сопровождает наступление танков и пехоты, подавляя артиллерию, скопления войск и подходящие резервы".
    Советская военная наука наряду с разработкой теории наступательной операции исследовала вопросы организации и ведения оборонительных действий. В то время наиболее полно была разработана теория армейской оборонительной операции. Что же касается фронтовой оборонительной операции, а тем более стратегической обороны, то они в должной мере исследованы не были. Считалось, что фронтовые объединения могут переходить к обороне только в исключительных случаях.
    В соответствии с нашими предвоенными взглядами перед ВВС в начальный период войны ставились задачи уничтожать воздушного противника на всю глубину его расположения и срывать мобилизацию вооруженных сил врага. Предусматривалось наносить удары по экономическим, административным и политическим центрам противника, которые должны были оказать влияние не только на ход начального периода, но и на исход войны в целом.
    Разгром авиационных группировок, срыв железнодорожных, автомобильных, морских и речных перевозок, разрушение военно-экономических центров предусматривалось осуществлять проведением специальных воздушных операций с участием сил фронтовой и дальнебомбардировочной авиации, а на приморских направлениях - и ВВС флотов.
    Теория борьбы за господство в воздухе разрабатывалась с учетом опыта, полученного в межвоенных локальных вооруженных конфликтах и в первом периоде второй мировой войны. Борьба за господство в воздухе рассматривалась не изолированно от военных действий, а как часть всей вооруженной борьбы. В проекте Полевого устава Красной Армии подчеркивалось, что
    "... главнейшей задачей авиации является содействие успеху наземных войск и обеспечение господства в воздухе".
    Борьбу за господство в воздухе предполагалось вести уничтожением авиационных.группировок, запасов авиационного горючего, боеприпасов и других материальных средств, разрушением предприятий авиационной промышленности, а также срывом планомерной подготовки летно-технических кадров.
    С учетом все возрастающей роли авиации в войне Военно-воздушные силы строились как самостоятельный вид Вооруженных Сил. Они включали авиацию Главного Командования - дальнебомбардировочную, фронтовую - ВВС военных округов, армейскую - ВВС общевойсковых армий и войсковую - корпусные авиаэскадрильи (схема 1). Удельный вес авиации Главного Командования составлял 13,5 процента, фронтовой - 40,5 процента, армейской - 43,7 процента, войсковой - 2,3 процента. В боевом составе ВВС западных военных округов истребители составляли 59 процентов, бомбардировщики - 31 процент, штурмовики - 4,5 процента, разведчики - 5,5 процента.
    В результате реализации мер, принятых Коммунистической партией, боевая мощь советских ВВС к моменту нападения фашистской Германии на СССР значительно повысилась. Было сформировано 79 авиационных дивизий и пять авиационных бригад. Основным тактическим соединением стала авиационная дивизия преимущественно смешанного состава. Число авиационных полков увеличилось к июню 1941 года по сравнению с началом 1939 года более чем на 80 процентов.
    В состав западных приграничных военных округов к началу войны входили 32 авиационные дивизии, 119 авиационных полков и 36 корпусных авиационных эскадрилий. Дальнебомбардировочная авиация на западном направлении была представлена четырьмя авиационными корпусами и одной отдельной авиационной дивизией в составе 1346 самолетов. Она предназначалась для решения самостоятельных оперативно-стратегических задач.
    Следует отметить, что авиационная промышленность Германии ко времени нападения на СССР выпускала самолеты новых типов. Наша же авиационная промышленность только осваивала их производство. К началу войны было произведено в общей сложности 2739 самолетов Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, Пе-2, Ил-2. Из них немногим более половины находились в составе ВВС западных приграничных военных округов. Однако авиационные полки только приступили к их освоению.
    Великая Отечественная война подвергла суровой проверке разработанные перед войной основные положения советской военной науки о роли и значении авиации в войне. В целом они подтвердились.
    Завоевание господства в воздухе - составная часть всей вооруженной борьбьь, первоочередная задача советских ВВС, одно из непременных условий успешного проведения операций
    Советские Военно-воздушные силы в тесном взаимодействии с сухопутными войсками, силами флота и самостоятельно успешно громили врага в воздухе, на суше и на море. Своими действиями они оказывали существенное влияние на ход и исход вооруженной борьбы. При их непосредственном участии Советские Вооруженные Силы нанесли сокрушительное поражение немецко-фашистским группам армий "Север", "Центр", "Юг", "Дон","Северная Украина", "Южная Украина", "А" "Б", "Висла", действовавшим на советско-германском фронте в различные периоды Великой Отечественной войны.
    Решительность целей операций, проводимых противоборс. вующими сторонами, предопределила напряженный, бескомпромиссный характер невиданной в истории битвы в воздухе, развернувшейся на советско-германском фронте от Баренцева до Черного морей. Именно здесь происходили крупнейшие воздушные сражения и бои второй мировой войны, в ходе которых
    немецко-фашистские люфтваффе потерпели сокрушительное поражение.
    Советские летчики, несмотря на трудности и сложности создавшейся обстановки в начале войны, смело действовали на всех стратегических направлениях. Это были вынуждены признать даже бывшие фашистские генералы и офицеры - авторы книги "Мировая война 1939-1945 гг." Они писали:
    "... потери немецкой авиации не были такими незначительными, как думали некоторые. За первые 14 дней боев было потеряно самолетов даже больше, чем в любой из последующих аналогичных промежутков времени. За период с 22 июня по 15 июля 1941 г. немецкие ВВС потеряли 807 самолетов всех типов, а за период с 6 по 19 июля - 477. Эти потери говорят о том, что, несмотря на достигнутую немцами внезапность, русские сумели найти время и силы для оказания решительного противодействия".
    Горя ненавистью к врагу, посягнувшему на свободу и независимость любимой Родины, наши летчики с самого начала войны демонстрировали высокую воздушную выучку, отвагу и героизм, шли на самопожертвование. Уже 22 июня 1941 года летчики шестнадцать раз таранили фашистские самолеты. Поэтому вполне закономерно, что именно летчики М.П. Жуков, С.И. Здоровцев и П.Т. Харитонов первыми в Великой Отечественной войне были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.
    Советские Военно-воздушные силы в войне решали три основные задачи: завоевание стратегического господства в воздухе, авиационная поддержка и прикрытие сухопутных войск и сил флота, ведение воздушной разведки. Периодически советская авиация решала задачи по уничтожению объектов глубокого тыла противника.
    Борьба за стратегическое господство в воздухе явилась составной и неотъемлемой частью всей вооруженной борьбы на советско-германском фронте, первоочередной задачей советских ВВС. На решение этой задачи только фронтовая авиация израсходовала более 35 процентов общего количества самолето-вылетов. Она велась под общим руководством Ставки Верховного Главнокомандования в интересах войны в целом и включала два периода {схема 2).
    Первый период - с 22 июня 1941 года по 18 ноября 1942 года характерен ожесточенной борьбой в воздухе, перевооружением советских ВВС, совершенствованием организационной структуры авиационных объединений, соединений и частей, возрастанием роли централизованного управления силами авиации, поиском путей наиболее эффективных форм борьбы за господство в воздухе и авиационной поддержки войск.
    В начале войны массированным налетам гитлеровской авиации советское командование противопоставило активные наступательные воздушные бои истребительной авиации и периодические удары по вражеским аэродромам в границах, каждого фронта. Эти вынужденные меры оказывали зачастую существенное влияние на развитие обстановки в полосах фронтов. Об этом свидетельствуют результаты массированного авиационного удара, нанесенного советской авиацией по 20 вражеским аэродромам с целью срыва готовившегося на 12 - 13 октября 1941 года удара противника по нашим оборонявшимся войскам и объектам в районе Москвы. Активность действий гитлеровской авиации в полосе Западного фронта значительно снизилась.
    По мере увеличения ударной моши советских ВВС на отдельных стратегических направлениях, где позволяла обстановка, наносились массированные удары силами авиации смежных фронтов, соединениями авиации дальнего действия, авиации флота и ПВО страны. Эти действия в ряде случаев носили форму воздушных операций.
    Важными этапами борьбы за стратегическое господство в воздухе в этот период явились активные действия авиации в ходе битвы под Москвой и оборонительного сражения под Сталинградом. Борьба в воздухе велась в исключительно трудных для нас условиях при качественном и количественном превосходстве врага. Учитывая это, Ставка Верховного Главнокомандования считала возможным завоевать господство в воздухе за счет сосредоточения крупных сил авиации. В результате принятых мер второму немецко-фашистскому воздушному флоту, насчитывавшему до 700 самолетов, противостояла группировка советской авиации в составе около 1200 боевых самолетов. Это явилось главной предпосылкой для того, чтобы постепенно инициатива в воздухе перешла к советским ВВС. К концу ноября 1941 года впервые в Великой Отечественной войне удалось завоевать оперативное господство в воздухе. Тем самым были созданы условия для перехода сухопутных войск в контрнаступление. Был развеян миф о непобедимости немецко-фашистской авиации. Весь мир облетела тогда слава о советских летчиках В.В. Талалихине и А.Н. Катриче, совершивших в небе Москвы впервые ночной и высотный тараны, а также В.А. Шишове, А.Ф. Локтионове, Ф.М. Фаткулине, Е.М. Гор6атюке и других мужественных воздушных бойцах.
    В течение зимы и лета 1942 года продолжалась напряженная борьба за стратегическое господство в воздухе. Однако она уже носила другой характер. Понеся значительные потери в боевой технике и в наиболее подготовленном летном составе, гитлеровское командование было вынуждено отказаться от одновременных активных действий авиации на всем советско-германском фронте, а сконцентрировало ее усилия лишь на главных направлениях.
    Летом 1942 года центр борьбы за господство в воздухе переместился на южное крыло советско-германского фронта. К началу оборонительного сражения под Сталинградом немецко-фашистское командование сосредоточило на этом направлении 1200 самолетов. Тем самым было достигнуто более чем двукратное превосходство над группировкой советской авиации. Однако и в этих условиях действия советской авиации носили решительный характер, летчики проявляли героизм и самоотверженность. Фашистским стервятникам надолго запомнилось небо над Сталинградом. Здесь начался славный героический путь летчиков В.Д. Лавриненкова, А.А. Алелюхина, И.Н. Степаненко, Амет-Хан Султана и многих других. Это они смело вступали в жестокие схватки с превосходящим во много раз противником, наводили ужас на врага, уничтожали его или вынуждали к позорному бегству. Летчики-сталинградцы никогда не забудут героические подвиги летчика-истребителя В.Е. Пятова, дважды в одном воздушном бою таранившего вражеский самолет и благополучно произведшего посадку на своем аэродроме, летчиков-штурмовиков Н. Абдирова, А.А. Рогалъского, повторивших подвиг Н.Ф. Гастелло; В.М. Голубева, И.П. Бахтина; мастеров бомбовых ударов А.И. Молодчего, В.С. Ефремова, В.В. Сенько. Здесь проявились новаторские способности И.С. Полбина.
    В результате активных действий советских ВВС в первом периоде Великой Отечественной войны немецко-фашистской авиации было нанесено тяжелое поражение. Фашистская Германия и ее союзники потеряли 15,7 тысяч самолетов, значительную часть наиболее опытного летного состава. За это же время на всех других театрах второй мировой войны их потери составили всего 3,4 тысяч самолетов, т.е. в 4,6 раза меньше. Второй период, борьбы за господство в воздухе охватывал время с 19 ноября 1942 года по 23 августа 1943 года. Он был характерен качественным и количественным превосходст-вом над ВВС противника, применением более решительных форм борьбы - воздушных операций, проводимых по плану Ставки ВГК, крупных воздушных сражений, повышением про-фессиональной подготовки командных кадров и боевой выучки летного состава. Важными этапами борьбы за стратегическое господство в воздухе в этом периоде были боевые действия авиации в контрнаступлении советских войск под Сталинградом, воздушные сражения на Кубани и Курская битва.
    Ставка Верховного Главнокомандования ставила в прямую зависимость от завоевания господства в воздухе исход контр-наступления наших войск под Сталинградом. Верховный Главно-командующий писал в связи с этим 12 ноября 1942 года пред-ставителю Ставки Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову:
    "... Опыт войны с немцами показывает, что операцию против немцев можно выиграть лишь в том случае, если имеем превос-ходство в воздухе ... " и далее предлагал: "... лучше отложить на некоторое время операцию и накопить побольше авиации".
    В результате принятых мер авиационная группировка под Сталинградом была усилена до 1350 самолетов. Поступившие на вооружение новые скоростные истребители Ла-5, Як -7б. Як-9 позволили вести эффективные воздушные бои с новыми немецкими самолетами типа Ме-109, ФВ-190. Почти одинаковое соотношение сил и качественное состояние самолетного парка позволили в первые же дни контрнаступления завоевать оперативное господство в воздухе, а затем и удерживать его до окончания стратегической наступательной операции. Совет-ская авиация внесла существенный вклад в разгром одной из крупнейших стратегических группировок противника. Всего в ходе оборонительного сражения и контрнаступления под Ста-линградом в воздушных боях и на аэродромах советские ВВС совместно с войсками ПВО страны и войсками фронтов унич-тожили свыше 4,4 тысяч боевых и транспортных самолетов. В ходе Сталинградской битвы советскими ВВС было положено начало коренному перелому в борьбе за стратегическое гос-подство в воздухе на советско-германском фронте. В последующем ни в одной крупной операции немецко-фашистской авиации так и не удалось перехватить инициативу в воздухе на сколько-нибудь длительный промежуток времени.
    Героической страницей в летопись боевых действий советских Военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне вошли воздушные сражения на Кубани. Они явились составной частью операций Северо-Кавказского фронта по освобождению от захватчиков Таманского полуострова и разгрому остатков немецко-срашистской группы армий "А".
    Как известно, противник для действий по войскам и объектам Северного Кавказа на аэродромах Таманского полуострова. Крыма, юга Украины и Донбасса сосредоточил до 1200 самолетов 4-го воздушного флота. Это составляло около 40 процентов всей авиации, действовавшей в то время на советско-германском фронте. При этом немецко-фашистским командованием основной упор делался на массированное применение преимущественно бомбардировочной авиации. В составе группировки советских ВВС на этом направлении было 900 боевых самолетов. В ходе боевых действий противник постоянно наращивал свою авиационную группировку и, например, к началу третьего воздушного сражения, которое проводилось в период с 26 мая по 7 июня 1943 года, ее боевой состав был доведен уже до 1400 самолетов. В результате гитлеровское командование добилось полуторного количественного превосходства авиации в свою пользу.
    Применение новых тактических приемов, позволивших в наибольшей мере использовать возросшие боевые возможности советских истребителей, высокие морально-боевые качества наших летчиков, централизованное управление явились главными составляющими победы советской авиации на Кубани. Здесь враг потерял 1100 самолетов. Из них 835 были уничтожены в воздушных боях. Потери наших истребителей составили 396 самолетов.
    В те дни над Кубанью гремела слава выдающихся мастеров воздушного боя А.И. Покрышкина, братьев Д.Б. и Б.Б. Глинка, В.И.Фадеева, В.Г. Семенишина, Г.А. Речкалова и многих других.
    Победа советской авиации на Кубани стала важной предпосылкой для завершения борьбы за стратегическое господство в воздухе. Следует отметить, что к середине 1943 года враг окончательно лишился качественного превосходства в авиационной технике.
    Наивысшего накала борьба за господство в воздухе в стратегическом масштабе достигла при подготовке и в ходе Курской битвы. Немецко-фашистское руководство считало, что война далеко еще не проиграна и что тяжелое положение, в котором оказались вооруженные силы, можно поправить за счет большого летнего наступления. Они надеялись в ходе его разгромить главные силы Советской Армии, вновь овладеть стратегической инициативой и добиться изменения хода войны в свою пользу. На карту было поставлено все. Гитлеровское командование сосредоточило на курском направлении наиболее боеспособные авиационные соединения - 4 и 6-й воздушные флоты. Для их усиления из Германии, Франции, Норвегии и Польши было переброшено дополнительно около 400 самолетов. Из 2980 самолетов противника, находившихся в то время на советско-германском фронте, более двух тысяч предназначались для участия в наступательной операции на Курской дуге.
    Ставка Верховного Главнокомандования, готовя Вооруженные Силы к летним сражениям 1943 года, придавала исключительно большое значение завершению борьбы за стратегическое господство в воздухе. В этих целях была создана авиационная группировка, превосходившая в полтора раза группировку авиации противника. В условиях чрезвычайно ожесточенной борьбы наши летчики в воздушных боях и на аэродромах уничтожили более 3700 самолетов. Это почти двойной состав авиации, которой располагал враг к началу операции "Цитадель". В летопись истории тех суровых дней вошли имена таких прославленных воздушных бойцов, как А.Е. Боровых, В.Л. Попков, В.А. Зайцев, И.П. Витковский, И.П. Лавейкин, М.З. Бондаренко, Ф.В. Химич и многие другие. В небе над Курском открыл список своих побед И.Н.Кожедуб. Незабываем подвиг А.К.Горовца, сбившего в одном воздушном бою девять вражеских бомбардировщиков. Мы преклоняемся перед мужеством и отвагой А.П. Маресьева. Только человек сильного духа, преданный коммунистическим идеалам, мог, лишившись обеих ног, снова вернуться в боевой строй и продолжить счет побед.
    Беспримерный героизм и мужество советских летчиков, нанесенные противнику невосполнимые потери позволили завершить в нашу пользу борьбу за стратегическое господство в воздухе. В целом за два года ожесточенной и бескомпромиссной борьбы советской авиацией в воздушных сражениях и боях на аэродромах было уничтожено 35,7 тысяч вражеских самолетов. Для сравнения необходимо привести такие цифры. ВВС США и Англии за этот период вывели из строя немногим более 10 тысяч самолетов, т.е. в 3,5 раза меньше.
    О результатах борьбы в воздухе свидетельствует постоянное снижение боевого состава немецко-фашистских ВВС на советско-германском фронте. Если к началу нападения на СССР фашистская Германия имела около 5000 боевых самолетов, в ноябре 1942 года 3500, то в июле 1943 года - лишь 2980. Наш самолетный парк действующей армии постоянно возрастал. В конце 1942 года он составлял уже около 4,5 тыс., а летом 1943 года - около 10 тыс. самолетов.
    С завоеванием стратегического господства в воздухе были созданы благоприятные условия Советским Вооруженным Силам для проведения крупнейших стратегических наступательных операций одновременно на нескольких направлениях, а Военно-воздушным силам - для более решительного массирования сил и ведения непрерывных наступательных действий. Вражеская авиация, наоборот, была вынуждена значительно снизить свою активность. До конца войны она уже не могла осуществлять эффективную поддержку своих сухопутных войск, надежно прикрывать их в операциях, а также производить налеты на объекты глубокого тыла нашей страны.
    С битвы под Курском немецко-фашистская армия перешла к стратегической обороне как на земле, так и в воздухе. Переход гитлеровских ВВС к оборонительным действиям наглядно демонстрируется также изменением удельного веса родов авиации. Если в начале войны в составе ВВС Германии 58 процентов составляли бомбардировщики, а на долю истребителей приходился только 31 процент самолетного парка, то к концу 1944 года количество бомбардировщиков снизилось в 4 раза, а истребителей возросло более чем в 2 раза и составляло 68 процентов от всего боевого состава ВВС.
    В советских же ВВС проходил обратный процесс. В начале войны на долю бомбардировщиков и штурмовиков фронтовой авиации приходилось 35,5 процента, а на 1 июля 1943 года около 60 процентов, включая и самолеты По-2. Боевой состав ВВС приобрел наступательный характер. Костяком их стали ударные силы.
    С завоеванием господства в воздухе потери вражеской авиации резко возросли, а нашей - значительно снизились. В 1941 году на один потерянный нами самолет в среднем приходилось 32 самолето-вылета, в 1943 году - 72, в 1945 году - 165. У противника, наоборот, в 1942 году на один уничтоженный самолет приходилось 25,5 самолето-пролета, в 1943 - 22,5, а в 1945 году 11.
    Советским военным искусством, оперативным искусством ВВС в годы войны были успешно решены вопросы авиационной поддержки войск в наступательных операциях фронтов (групп фронтов). Если в большинстве наступательных операций 1941 - 1942 годов боевые действия авиации на поле боя сводились главным образом к кратковременной авиационной подготовке атаки, то с 1942 года стало широко применяться авиационное наступление. Переход к нему был обусловлен, с одной стороны, изменениями в характере обороны противника, а с другой возросшими боевыми возможностями авиации. Сущность авиационного наступления заключалась в непрерывной поддержке сухопутных войск на всю глубину наступательной операции. Зародившись в контрнаступлении под Сталинградом, оно в последующем стало неотъемлемой частью наступательных операций Советских Вооруженных Сил.
    Следует сказать, что у истоков теоретической разработки этой формы оперативного применения ВВС во фронтовых наступательных операциях стоял командующий ВВС Красной Армии генерал А.А. Новиков и его штаб во главе с генералами С.А. Худяковым и Ф.Я. Фалалеевым.
    Большая заслуга в практическое внедрение авиационного наступления в жизнь принадлежит командующим воздушными армиями товарищам С.И. Руденко, С.А. Красовскому, Т.Т. Хрюкину и их штабам во главе с М.М. Косых, К.И. Тельновым, Н.Г. Селезневым.
    В ходе Великой Отечественной войны были разработаны вопросы применения авиации в наступательных операциях на приморских направлениях, организации и ведения боевых действий во фронтовых оборонительных операциях..
    Заслуживают особого внимания вопросы применения авиации в операциях на окружение. В контрнаступлении под Сталинградом, в Корсунь-Шевченковской, Ясско-Кишиневской, Белорусской, Берлинской и других операциях советские ВВС приобрели опыт организации и осуществления круговой многозональной воздушной блокады, гибкого маневрирования авиационными объединениями и соединениями для отражения контрударов противника на внешнем и внутреннем фронтах окружения, массированного использования авиации для ликвидации окруженных группировок. На решение задач авиационной поддержки войск в операциях были направлены главные усилия авиации дальнего действия. Этого требовала обстановка и сложившийся характер вооруженной борьбы. В интересах сухопутных войск было израсходовано 40,4 процента всех самолето-вылетов.
    Развитие форм и способов применения организационной структуры ВВС в годы войны
    На основе глубокого анализа боевых действий авиации оперативным искусством ВВС осуществлялась разработка наиболее эффективных форм и способов боевых действий ВВС. Основными формами применения авиационных объединений, соединений и частей являлись систематические боевые действия в рамках фронтовых наступательных и оборонительных операций, воздушные операции, авиационные удары, воздушные сражения и бои.
    Известно, что основной урон гитлеровской авиации был нанесен при действиях ВВС в рамках операций фронтов. Однако опыт свидетельствует о том, что весьма эффективной формой борьбы с вражеской авиацией явилась воздушная операция. В годы войны с этой целью было проведено девять воздушных операций (схема 3). Как правило, они осуществлялись перед началом стратегических операций и оказывали существенное влияние на их исход. Так, важную роль в развернувшейся борьбе за господство в воздухе перед началом битвы под Курском сыграла воздушная операция, проведенная по указанию Ставки ВГК в период с 6 по 8 мая 1943 года. Это была одна из крупнейших воздушных операций Великой Отечественной войны. Она проводилась с участием шести воздушных армий (1, 15, 16, 2, 17 и 8-й) на фронте 1200 км. В ходе операции советские летчики совершили 1400 самолето-вылетов, вывели из строя свыше 500 самолетов противника. Это составило 25 процентов от исходного боевого состава к началу операции.
    Опыт организации и проведения операции является весьма поучительным. Он показал исключительную необходимость скрытого планирования и организации воздушных операций, достижения внезапности в нанесении особенно первых массированных ударов. Практика проведения воздушной операции показала, что на первый массированный удар приходилось 42,5 процента всех уничтоженных самолетов, на второй - 31,2, на третий - 23,1 и на четвертый удар - только 3,2 процента. Если в первом ударе на один уничтоженный самолет противника приходилось 2 самолето-вылета, то во втором - 2,4, в третьем - 3,2 и в четвертом - 30,2. В то же время наши потери от удара к удйру увеличивались.
    Анализ боевых действий авиации говорит о том, что наибольшие результаты достигались в тех случаях, когда достаточно глубоко прорабатывались вопросы одновременного уничтожения вражской авиации как на аэродромах, так и в воздухе при строгой централизации управления крупными силами авиации в руках Ставки Верховного Главнокомандования.
    С завоеванием стратегического господства в воздухе воздушные операции по разгрому авиационных группировок противника не проводились. Действия авиации были сосредоточены главным образом на поддержке и прикрытии войск. Задача удержания господства в воздухе успешно решалась нанесением отдельных массированных авиационных ударов, проведением воздушных сражений и боев как в рамках фронтовых операций, так и самостоятельно.
    Воздушное сражение, как форма боевого применения истребительной авиации, окончательно сложившееся во втором периоде Великой Отечественной войны, стало новым явлением в оперативном искусстве ВВС.
    Впервые элементы воздушных сражений имели место при отражении налетов гитлеровской авиации в системе противовоздушной обороны Москвы и Ленинграда. Во втором и третьем периодах войны они приобрели широкий размах, особенно в небе Кубани, на Курской дуге и в Берлинской наступательной операции. Например, 2 июня 1943 года при отражении массированного налета 543 немецких самолетов на железнодорожный узел Курск участвовало 386 советских истребителей фронтовой авиации и Войск ПВО страны. В этот день было уничтожено 145 фашистских стервятников.
    В ходе воздушных сражений и боев Военно-воздушные силы уничтожили 44 тыс. вражеских самолетов. Анализ боевых действий авиации показал высокую эффективность воздушных боев, проведенных в годы войны наиболее подготовленными летчиками. Так, например, летчиками-истребителями Героями Советского Союза было сбито свыше 10,5 тыс. самолетов, что составляет почти четвертую часть всех вражеских самолетов, уничтоженных советской авиацией в воздушных боях. Результативность проведенных ими воздушных боев в 3,5 - 4 раза превышала среднюю результативность.
    Одновременно совершенствовались и способы боевых действий. Ударной авиацией широко применялись сосредоточенные удары, эшелонированные действия, самостоятельный поиск и уничтожение объектов в заданном районе или полосе ("охота"), а также блокирование аэродромов противника. Истребительная авиация при решении боевых задач действовала главным образом тремя способами: патрулированием в воздухе, вылетом из положения дежурства на аэродроме и непосредственным сопровождением бомбардировщиков и штурмовиков. Развитие способов боевых действий осуществлялось в основном в направлении повышения активности при отражении массированных налетов вражеской авиации за счет выноса зон дежурства за линию фронта, применения наивыгоднейших боевых порядков, эшелонирования сил по высоте, создания групп различного тактического назначения, совершенствования тактических приемов воздушного боя парами, звеньями, более крупными группами, широкого применения в воздушном бою вертикального маневра.
    Высокий накал вооруженной борьбы требовал от летного состава постоянного поиска новых, неожиданных для противника тактических приемов выполнения боевых задач и боевых порядков. Так, в бомбардировочной авиации стало широко применяться бомбометание с пикирования, а прием нанесения ударов по целям был назван "вертушкой Полбина". Летчики штурмовой авиации разработали и стали широко применять новый тактический прием "круг самолетов". Он обеспечивал непрерывное огневое воздействие штурмовиков на цель и взаимную огневую поддержку между самолетами (подразделениями). Высокоэффективным боевым порядком истребителей была знаменитая "этажерка".
    Развитие форм и способов применения авиационных объединений, соединений и частей осуществлялось в органической взаимосвязи с изменениями организационной структуры Военно-воздушных сил, оснащением их новой авиационной техникой. Советским военным искусством были сделаны важные выводы о необходимости перехода от ВВС фронтов к воздушным армиям и создания мощных авиационных резервов. Всего за годы войны было сформировано 17 воздушных армий фронтовой авиации и одна - дальней авиации. Создание воздушных армий как крупных авиационных оперативных объединений было новым направлением в строительстве советских ВВС. Сложившаяся организационная структура фронтовой авиации и авиации дальнего действия в ходе войны полностью себя оправдала, показала свою жизненную силу, докончила с распыленностью авиации, позволила повысить маневренность соединений и частей, массировать усилия на важнейших направлениях, поддерживать тесное взаимодействие с войсками и устойчивое централизованное управление силами авиации в проводимых операциях.
    С самого начала Великой Отечественной войны Ставка испытывала необходимость иметь в своих руках крупные резервные силы авиации для наращивания авиационных группировок на важнейших направлениях. Полтора года войны потребовалось для того, чтобы найти наиболее приемлемую форму организационной структуры авиационных резервов. Практика боевых действий подтвердила целесообразность создания однородных авиационных корпусов и дивизий резерва Ставки ВГК (схема 4). Все возраставшие возможности авиационной промышленности, наличие подготовленных авиационных кадров позволили осуществлять формирование авиационных резервов с большой интенсивностью. Уже к концу 1942 года было сформировано 11 авиакорпусов и одна отдельная авиадивизия, в 1943 году - еще 12 корпусов и 15 дивизий. Всего за годы войны было сформировано 30 авиакорпусов и 27 отдельных авиадивизий. Удельный вес соединений РВГК в составе действующих ВВС был довольно большим и до второй половины 1944 года непрерывно увеличивался. Если в начале второго периода Великой Отечественной войны на их долю приходилось 25 процентов, то во второй половине 1944 года этот показатель достиг 52 процентов. Это как раз тот период, когда Советские Вооруженные Силы провели целый ряд последовательных крупнейших стратегических наступательных операций, в результате которых была полностью освобождена территория нашей страны и Советская Армия приступила к освобождению народов Европы от фашистских захватчиков.
    Наличие мощных оперативных авиационных объединений и резервных соединений ВВС позволяло советскому командованию обеспечивать необходимое соотношение авиации сторон, использовать авиацию массированно для решения главных задач на важнейших направлениях, осуществлять широкий манёвр с целью сосредоточения основных усилий для завоевания и удержания господства в воздухе и решения других стратегических задач.
    Эффективность боевых действий Военно-воздушных сил обусловливалась не только развитием в ходе войны форм и способов их применения, организационной структуры, приобретением командными и летными кадрами боевого опыта, но и оснащением ВВС новыми типами самолетов. Советская авиационная промышленность с честью выдержала испытания войны.
    Было налажено серийное производство 25 типов новых самолетов, в том числе МиГ-3, Як-3, Як-9, Ла-5, Ла-7, Ил-2, Ил-10, Пе-2, Ту-2, Пе-8 и др. По своим боевым качествам они не только не уступали лучшим немецким самолетам" но и по отдельным показателям превосходили их (схема 7). В самые напряженные годы борьбы за стратегическое господство в воздухе в 1941 1943 годах в Советском Союзе в обшей сложности было произведено около 60 тысяч боевых самолетов. В фашистской же Германии - немногим более 39 тысяч. Этим в значительной степени была обусловлена убедительная победа советских ВВС над немецко-фашистской авиацией.
    За годы войны наша авиационная промышленность произвела более 112 тысяч боевых самолетов, в то время, как промышленность фашистской Германии - 89,5 тысяч.
    Непрерывное расширение военного производства дало возможность командованию и Военному совету Военно-воздушных сил постоянно увеличивать количество боевых самолетов в действующей армии, постепенно изменяя соотношение сил авиации сторон в пользу советских ВВС. Начиная с ноября 1942 года, они по своему боевому составу значительно превосходили ВВС фашистской Германии. С этого времени не только количественное, но и качественное соотношение постоянно было на нашей стороне, а в самый кульминационный момент борьбы за стратегическое господство в воздухе - на 1 июля 1943 года - оно было 3,4:1 в нашу пользу.
    Основные итоги боевых действий Военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне
    Военная победа над германским фашизмом была достигнута совместными усилиями всех видов Вооруженных Сил. Существенный вклад в победу внесли Военно-воздушные силы. В трудных условиях обороны они изматывали и обескровливали ударные группировки противника и тем самым снижали их наступательные возможности, уничтожали подходящие резервы. Массированными и целеустремленными действиями ВВС способствовали увеличению размаха и решительности наступательных операций. Военно-воздушные силы являлись самым дальнобойным средством воздействия по объектам оперативного и стратегического тыла врага, основным средством ведения тактической, оперативной и стратегической разведки.
    Они широко применялись для перевозок материальных средств. Впервые в вооруженной борьбе в широком масштабе применялись для оказания всесторонней помощи партизанскому движению. Однако основное и решающее влияние на ход и исход войны оказало завоеванное советскими Военно-воздушными силами стратегическое господство в воздухе.
    Военно-воздушные силы Советской Армии за годы Великой Отечественной войны совершили более 3 млн. боевых самолето-вылетов. На противника было сброшено более 660 тыс. тонн бомб различного калибра. Была сфотографирована площадь, равная 6,5 млн. км, которая на 1 млн. км превышала территорию европейской части СССР.
    Они сыграли главную роль в разгроме ВВС фашистской Германии. В воздухе и на аэродромах было уничтожено 48 тысяч из 57 тысяч вражеских самолетов, выведенных из строя советской авиацией на советско-германском фронте. Для сравнения следует сказать, что англо-американская авиация за время второй мировой войны уничтожила 32,8 тысяч, т.е. в 1,7 раза меньше, чем было уничтожено советской авиацией. При этом более 22 тысяч самолётов было выведено из строя на аэродромах. Эти цифры опровергают несостоятельность утверждений буржуазных фальсификаторов истории второй мировой войны, пытающихся любыми способами принизить роль советской авиации в разгроме ВВС фашистской Германии.
    История войн не знает подвигов, подобных тем, которые советские летчики совершали в годы Великой Отечественной войны.
    Они более 600 раз применили воздушный таран, 34 летчика этот прием применили дважды, а Герой Советского Союза А.С. Хлобыстов - трижды. Подвиг капитана Гастелло, совершенный им 26 июня 1941 года, за годы войны повторили еще 502 советских летчика.
    Язык статистики обычно считают сухим. Но нельзя без волнения воспринимать цифры, запечатлевшие вершины невиданного в истории подвига воинов-авиаторов. За годы войны 228 авиационных соединений, частей и подразделений были преобразованы в гвардейские, 897 награждены боевыми орденами, 708 получили почетные наименования. Около 200 тысяч сынов и дочерей всех наций были награждены орденами и медалями. 2420 самых отважных авиаторов удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе 65 - дважды, а А.И. Покрышкин и И.Н. Кожедуб - трижды. Высокой награды -звания Героя Советского Союза - были удостоены 29 советских военных летчиц, в том числе А.Л. Зубкова, Е.А. Никулина, Е.И. Носаль, Е.М. Руднева, О.А. Санфирова, Н.Н. Федутенко, М.П. Чечнева. За каждой из этих цифр кроется высочайшее мужество летчиков, техников, связистов и других специалистов, для которых нет ничего выше, чем свобода и независимость Родины. Бессмертные подвиги героев стали не только достоянием истории. Для всех поколений советских людей они всегда будут служить вдохновляющим примером верности патриотическому, воинскому долгу.
    За годы войны в Военно-воздушных силах выросли крупные военачальники: А.А. Новиков, П.Ф. Жигарев, А.Е. Голованов, Г.А. Ворожейкин, Ф.Я. Фалалеев, С.А. Худяков, Н.С. Скрипко, К.А. Вершинин, С.И. Руденко, С.А. Красовский и др. Воспитана целая плеяда выдающихся летчиков и штурманов современности. Это П.С. Кутахов, А.И. Покрышкин, М.Н. Кожедуб, Н.М. Скоморохов, И.С. Полбин, Л.И. Беда, А.Я. Брандыс, И.А. Воробьев, Г.Ф. Сивков, А.И. Молодчий, В.Н. Осипов, В.В. Сенько, Е.П. Федоров, С.И. Кретов, Г.А. Речкалов, Ф.В. Химич, Амет-Хан Султан и многие другие.
    Важнейшим источником достижения победы над коварным врагом явилась постоянная организаторская и вдохновляющая деятельность Коммунистической партии и Советского правительства по укреплению и развитию Советской Армии и Военно-Морского Флота. Проводилась большая работа по воспитанию высоких морально-боевых качеств советских летчиков. Эти вопросы находились в центре внимания командного состава, политорганов, партийных и комсомольских организаций и достигались в процессе повседневной партийно-политической работы.
    Мы с законной гордостью обозреваем пройденный путь, большие достижения советских Военно-воздушных сил. Богатый опыт оперативно-стратегического применения ВВС. в Великой Отечественной войне является прочной основой для дальнейшего творческого развития теории и практики применения авиации в современных операциях.
    Сегодня в крылатом строю славных Военно-воздушных сил находятся сыновья и внуки тех, кто героически дрался в небе Москвы и Ленинграда, чей боевой путь пролегал от Сталинграда до Берлина. Они свято чтут и преумножают традиции старшего поколения, настойчиво осваивают новые авиационные комплексы, совершенствуют боевое мастерство, всемерно повышают бдительность и боевую готовность. А когда требует Отчизна, интернациональный долг, совершают подвиги, достойные воинской славы отцов и дедов. В наши дни мы гордимся героическими подвигами наших летчиков-интернационалистов В. Гайнутдинова, В. Щербакова, В. Павлова, В. Кота, Е. Зельнякова и других мужественных авиаторов. Высокая коммунистическая идейность и высочайший профессионализм - вот основные слагаемые, определяющие морально-политическое содержание личности современного воздушного бойца, его профессиональную подготовку.
    Славный юбилей личный состав Военно-воздушных сил встречает новыми успехами в боевой и политической подготовке. Мощным рычагом в борьбе за эффективность, качество обучения и воспитания войск стало социалистическое соревнование, развернутое под девизом: "40-летию Великой Победы, ХXVII съезду КПСС - наш самоотверженный ратный труд". Поддержав почин инициатора соревнования в ВВС - личного состава гвардейского Краснознаменного авиационного полка, которым командует гвардии полковник А. Царьков, большинство авиационных частей и подразделений подошло к знаменательному юбилею с высокими показателями в ратном труде, удостоено эвания отличных. Значительно увеличились ряды мастеров боевого применения, летчиков-снайперов и штурманов-снайперов. В Военно-воздушных силах воспитан большой отряд заслуженных военных летчиков и заслуженных военных штурманов СССР.
    По зову нашей партии они готовы вступить в бой и отстоять воздушные рубежи нашей Родины.
    Генерал-полковник авиации Батехин Л. Л.
    Роль партийно-политической работы в мобилизации личного состава Военно-воздушных сил на решительный разгром врага
    Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне раскрыла перед всем миром неоспоримые преимущества социализма. Это была победа созданного великим Лениным Советского государства, самого передового общественного строя, социалистической экономической системы, марксистско-ленинской идеологии.
    "Вдохновителем и организатором Победы советского народа, подчеркивается в постановлении Центрального Комитета КПСС "О 40-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", - явилась Ленинская Коммунистическая партия. Своей многогранной деятельностью она обеспечила прочное единство политического, государственного и военного руководства, армии и народа, фронта и тыла. По ее призыву вся страна поднялась на смертный бой с фашизмом.
    Вступление СССР в войну потребовало от Коммунистической партии, как партии правящей, выработки программы военной перестройки всей жизни страны, мобилизации всех ее сил и средств для разгрома врага. Такой программой явилась директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года.
    Раскрыв зловещие замыслы врага, партия определила цели и задачи советского народа в навязанной ему войне, указала на необходимость беспощадной борьбы с врагом. Это была программа превращения страны в единый боевой лагерь под лозунгом партии "Все для фронта, все для победы!" Был создан чрезвычайный орган - Государственный Комитет Обороны (ГКО), в руках которого сосредоточилась вся полнота власти в стране. В июне 1941 года был создан и Военный совет ВВС, как орган, совмещающий функции военного и политического руководства.
    Преисполненные чувства высокого патриотизма, глубокой веры в торжество правого дела советские люди, воины армии и флота как один человек поднялись на ратные и трудовые подвиги, еще теснее сплотив свои ряды вокруг Ленинской партии. Руководствуясь указанием В.И. Ленина о том, что в условиях войны "идеалом партии пролетариата является воюющая партия", Центральный Комитет перестроил всю деятельность самой партии. Только в первые шесть месяцев войны на партийную работу в войска и на флот было направлено 8800 руководящих партийных работников. Многие из них стали членами военных советов и начальниками политорганов фронтов, флотов, армий. В качестве тюлитбойцов на фронт было послано около 100 тысяч коммунистов и комсомольцев.
    В конце 1941 года в Вооруженных Силах находилось коммунистов в два с лишним раза больше, чем накануне войны. К концу войны каждый четвертый воин был коммунистом и каждый пятый - комсомольцем. Коммунисты несли в массы глубочайшую убежденность в правоте нашего дела, являли собой образец бесстрашия и мужества. Более 70 процентов Героев Советского Союза были коммунистами, миллионы - награждены орденами и медалями. Три миллиона из них пали смертью храбрых на полях сражений.
    В центре внимания партии стояли вопросы укрепления Вооруженных Сил. Несмотря на понесенные потери в боях, численностъ Вооруженных Сил увеличилась за четыре года войны более чем в 2 раза и составила более 11,3 миллиона человек. Самое пристальное внимание Центральным Комитетом ВКП(б) уделялось партийно-политической работе в действующей армии. При этом партия руководствовалась выводом В.И. Ленина о том, что "Во всякой войне победа в конечном счете обусловливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь" (Полн.собр.соч., т.41, стр. 121).
    Руководствуясь установками партии, военные советы, командиры и политработники, партийные и комсомольские организации воспитывали воинов в духе идей марксизма-ленинизма, беззаветной преданности социалистическому Отечеству, классовой ненависти к врагу, глубокой веры в победу над фашизмом, постоянной готовности до последнего дыхания бороться за честь
    Родины. В этом заключалась главная задача политработы.
    Война расширила объем политической работы. Была проведена ее перестройка. Главное управление политической пропаганды в июле 1941 г. было преобразовано в Главное политическое управление РК КА, отделы политической пропаганды армий, корпусов, дивизий - в политотделы. Вводились военные комиссары, определялись их задачи. В ВВС они были введены в эскадрильях, полках, дивизиях, штабах, районах аэродромного базирования, вузах. В батальонах аэродромного обслуживания и отдельных ротах связи были введены политруки. На должности военных комиссаров назначались, как правило, опытные, грамотные в военном и политическом отношении политработники. Во второй половине 1942 года в авиачастях 96% комиссаров полков обладали довоенным опытом партполитработы, 80% - имели военно-политическое образование.
    9 октября 1942 г. был издан указ "Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии". Политическая работа стала служебной обязанностью каждого командира. В связи с этим политорганы, партийные и комсомольские организации стали больше уделять внимания помощи командирам в изучении опыта политического и воинского воспитания. Позже многие политработники были рекомендованы на командные должности. Только в АДД на командную работу было переведено 285 политработников.
    В воспитании людей возрастала роль партийных и комсомольских организаций как центров по мобилизации коммунистов и комсомольцев, всех авиаторов на разгром врага. Вместо избираемых ответственных секретарей партийных и комсомольских бюро полков были введены парторги и комсорги.
    По указанию ЦК ВКП(б) в июле 1942 г. в политотделах авиадивизий и РАБ{1}, а также в бомбардировочных авиаполках были введены агитаторы.
    Так осуществлялась перестройка партийно-политической работы в ВВС в соответствии с установками партии и изменениями на фронте.
    В марте мы ознакомились с материалами специального выпуска журнала "Военная мысль", посвященного научной конференции в ГСВГ в конце ноября 1945 года по Варшавско-Познанской операции. В выступлениях Маршала Советского Союза Г. Жукова и других участников конференции убедительно подтверждено, что политорганы в годы войны глубоко вникали во
    {1}РАБ - район авиационного базирования.
    все стороны огромной и кропотливой работы по подготовке операций и боевых действий. Они участвовали в принятии решений, в организации взаимодействия, в проведении маскировочных, дезинформационных и других мероприятий, во всех видах оперативного, тылового и технического обеспечения, боевой подготовки войск с учетом предстоящих боевых задач.
    Партийно-политическая работа занимала исключительно важное место в целях достижения высокого политического настроя, стойкости и мужества личного состава, мобилизации его на успешное выполнение поставленных боевых задач. Она явилась важным условием в укреплении боевой мощи Военно-воздушных сил, в мобилизации воинов-авиаторов на завоевание господства в воздухе и решительный разгром врага.
    В годы войны со всей силой подтвердились слова В.И.Ленина о том, что там, "где наиболее заботливо проводится политработа в войсках ... там нет расхлябанности в армии, там лучше ее строй и ее дух, там больше побед". (Полн. собр. соч., т.32, с.56).
    С началом войны в ходе жестоких оборонительных боев авиаторам разъяснялись ленинские идеи о защите социалистического Отечества, опасность, нависшая над Родиной, развенчивался миф о непобедимости фашистской армии. Велась борьба с элементами малодушия и недисциплинированности. Пропагандировались смелые и решительные действия летного состава В первые же недели воины-авиаторы показали массовый героизм и самоотверженность в борьбе с врагом. 22 июня 1941 г. наши летчики 16 раз таранили фашистские самолеты.
    Мощным средством повышения морально-политических и психологических качеств в боевой обстановке явилось разъяснение приказа Ставки от 16 августа 1941 года о борьбе с трусами, дезертирами и паникерами.
    В битве под Москвой партийно-политическая работа направлялась на обеспечение психологического перелома в сознании летного и всего личного состава с переходом от тяжелых оборонительных боев к контрнаступлению, на воспитание высокого наступательного порыва у личного состава. Командиры и политорганы опирались на призывы ЦК ВКП(б) к советскому народу и Вооруженным Силам, на речь И.В.Сталина на Красной Площади, его доклад на торжественном собрании по случаю 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.
    Вопросы мужества, стойкости, дисциплины личного состава частей огромное значение приобрели летом 1942 г., когда немецко-фашистским войскам удалось прорваться к Волге и Кавказу. Активно разъяснялись ленинские требования к дисциплине. В.И. Ленин всегда считал, что без твердой дисциплины на войне невозможно добиться ни малейшего успеха, но в период массового отступления, писал он, "дисциплина должна быть сознательней и в сто раз нужнее, потому что когда вся армия отступает, ей не ясно, она не видит, где остановиться, а видит лишь отступление, - тут иногда достаточно и немногих панических голосов, чтобы все побежали. Тут опасность громадная." (Поли. собр. соч., т. 45, с.88).
    28 июля 1942 года Народный комиссар обороны издал приказ, который в войсках получил название "Ни шагу назад". В нем говорилось, что отступать дальше некуда, не остановить гитлеровцев, значит загубить Родину, заслужить презрение и проклятие народа. Главное политуправление РККА издало соответствующую директиву. Эти документы активно разъяснялись командирами и политработниками всему личному составу ВВС.
    На партийных собраниях остро критиковали тех, кто жаловался на трудности, не проявлял высокой боевой активности и дерзости. На партийных бюро заслушивались отчеты коммунистов о их примерности в боевой работе, о стойкости в бою.
    После решительного перелома в ходе войны особенностью партийной работы явилось то, что она осуществлялась в обстановке боевых успехов, в условиях общего наступления наших войск.
    В этих условиях командиры и политработники, партийные и комсомольские организации частей и подразделений проводили большую работу по формированию у летного и всего личного состава высокого наступательного порыва, непреклонной решимости изгнать оккупантов с советской земли и перенести боевые действия на вражескую территорию. Среди форм и методов работы как в подготовительный период, так и в ходе наступления широко были распространены обращения военных советов к частям, памятки и листовки, призывающие к умелым и решительным действиям против врага, митинги и призывы, мобилизующие воинов-авиаторов на подвиги во имя Родины.
    Политотделы заботились об укреплении и восстановлении партийных и комсомольских организаций, изучали и обобщали положительный опыт их работы, укрепляли политико-моральное состояние и дисциплину личного состава, повышали его бдительность. Офицеры политотделов и штабов дивизий большую часть времени находились в частях и эскадрильях. Политорганы заботились о правильной постановке партийно-политической информации, о состоянии частей. Важное место занимали политдонесения. План работы политотделов дивизий составлялся на период решения конкретной задачи.
    Для замполитов полков главным была живая воспитательная работа с людьми. Им удавалось всегда раньше других узнать обо всем, что делается на участке фронта, где ведется наступление, о результатах выполнения задач летным составом и частями обеспечения.
    Заместители командиров полков по политической части инструктировали парторгов, комсоргов, агитаторов, заботились о питании и отдыхе личного состава, вели работу в связи с патриотическими письмами, поступавшими из тыла, мобилизовывали летный и технический состав на изучение поступающей в части новой авиационной техники.
    В ходе наступательных операций советское командование, осуществляя планы окружения и ликвидации вражеских частей и соединений, стремилось в короткие сроки завершить операции, чтобы быстрее высвободить силы для дальнейшего наступления. В этих условиях основная задача партполитработы состояла в том, чтобы мобилизовать авиаторов на решительные действия по расчленению и уничтожению окруженных немецко-фашистских войск в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Личному составу разъяснялось значение операций, обращения военных советов.
    В связи с вступлением Красной Армии на вражескую территорию деятельность командиров, политорганов ВВС направлялась на развитие у авиаторов неукротимой воли к победе над фашизмом, осознание ими великой освободительной миссии и необходимости укрепления содружества советских ВВС с авиацией и патриотическими силами ряда европейских стран, вступивших в борьбу с гитлеровцами.
    К примеру, в широко известной классической Висло-Одерской операции, в которой принимали участие 16 и 2-я воздушные армии, главное внимание командиров, политорганов и партийных организаций, как пишет маршал авиации С.И. Руденко, уделялось воспитанию у наших летчиков чувства боевого содружества с ВВС Войска Польского, пролетарского интернационализма, укреплению дружбы советских авиаторов с местным населением, оказанию ему помощи, разъяснению полякам освободительной миссии Советской Армии. В эти дни проводились беседы о злодеяниях фашистов на польской земле, в концлагерях по материалам, опубликованным в армейских газетах.
    Военный совет ВВС, командиры, политорганы и партийные организации принимали меры к оперативной и своевременной перестройке партполитработы, приведению ее в соответствие с новыми боевыми задачами. В обращениях к личному составу определялись основные цели и задачи предстоящих боевых действий, что позволяло конкретно строить политработу в частях и подразделениях.
    В боевых условиях активно работали агитаторы и чтецы, проводились митинги, собрания коммунистов и комсомольцев, совещания актива.
    Агитаторы звеньев, отрядов, взводов систематически информировали личный состав о решениях партии и правительства, об изменениях военно-политической обстановки, доводили сводки Совинформбюро о положении на фронтах, разъясняли боевые задачи, популяризировали отличившихся в воздушных боях, воспитывали у летного и технического состава стойкость в бою и боевой наступательный порыв. Агитаторов подбирали из передовых летчиков, штурманов, воздушных стрелков-радистов и других авиаспециалистов. Утверждали их комиссары, а позднее - заместители командиров по политчасти. Так, в полках 15 гв. иад было по 16 агитаторов, в том числе по 3 - 6 летчиков, 80 процентов - коммунистов, около 75 процентов имели правительственные награды. Примеров боевой работы агитаторов немало. Активно работал агитатором Герой Советского Союза П. Сомов. После каждого боевого вылета он разбирал бой молодых летчиков, помогал комэске мобилизовывать летный и техсостав на выполнение боевых приказов. Его агитация была действенна, так как каждое слово он подкреплял своими боевыми делами. После изменения структуры ВВС первичные парторганизации полков стали крупными партийными коллективами, насчитывающими до 80 коммунистов, а в бомбардировочных полках - свыше 100 человек. В целом по ВВС общая численность коммунистов в период войны увеличилась с 58 964 человек в июне 1941 года до 199 161 - в июле 1945 года.
    Ярким показателем примерности коммунистов-авиаторов в боевой работе являются данные о количестве сбитых ими самолетов противника. Так, в 5 иак среди летчиков, сбивших три и более самолетов, в 1944 году члены ВКП(б) составляли 57,5 процента, кандидаты в члены ВКП(б) - 17,7 процента, комсомольцы - 17,5 процента. Авангардная роль коммунистов в бою была характерной чертой и для других объединений и соединений.
    Например, в 100-м авиационном полку за период Ясско-Кишиневской и Львовско-Сандомирской операций было произведено 1305 боевых вылетов, из них 1255 (90,6%) - коммунистами, из 353 воздушных боев 95 процентов провели тоже коммунисты. Ими сбито 88 самолетов противника из 95,
    Наряду с учетом особенностей политработы в зависимости от периодов войны и операций, она концентрировалась и на таких постоянно действующих задачах, как завоевание господства в воздухе, формирование высоких морально-боевых и политических качеств летного состава и его боевой активности, парт-политработа с инженерно-техничбским составом, партийно-политическая работа с личным составом авиатехнических частей по обеспечению боевой деятельности полков и др.
    Остановлюсь на наиболее характерных чертах партполитработы в боевой обстановке с учетом этих направлений.
    Как известно, советское командование одним из важнейших условий успешного ведения операций и войны в целом рассматривало проблему завоевания и удержания господства в воздухе. Борьба нашей авиации за господство в воздухе развернулась с первого дня войны и велась на всем ее протяжении. От нее зависели успехи сухопутных войск. Не случайно на решение этой задачи за годы войны в ВВС было использовано более 35% общего количества самолето-вылетов.
    Важнейшим средством мобилизации авиаторов на решительную борьбу за господство в воздухе стала партийно-политическая работа. На первом плане в ней стояла забота о росте политической сознательности, непоколебимой идейной убежденности летного состава, осознания им необходимости и готовности пожертвовать своей жизнью ради защиты родного неба.
    Большое внимание уделялось формированию высоких морально-политических и боевых качеств, воспитанию у авиаторов жгучей ненависти к немецким летчикам. На основе высокоразвитого чувства ненависти к врагу на фронтах родилось движение за ведение боевых счетов мести: счет сбитых в воздухе самолетов противника, учет количества сброшенного смертоносного груза, число разбитых танков, орудий, автомашин, опорных пунктов фашистов и т.д.
    В ряде частей составлялись личные счета мести оккупантам. В 13 ВА большой популярностью пользовались стенды "Счет мести истребителей", где указывалось, сколько каждый летчик полка сбил немецких самолетов.
    В 89 гв.иап партийное бюро провело анкетный опрос по личному счету мести врагу и выяснилось, что по полку в целом сложилась потрясающая картина зверств и ущерба, причиненных фашистами семьям воинов полка. По этим материалам в части проводились митинги мести, партийные и комсомольские собрания. Каждое слово выступающих дышало гневом и возмущением. Летчики, штурманы, техники, механики клялись мстить фашистам, призывали боевых товарищей ускорить час победы, писали клятвенные письма жертвам фашизма.
    Воспитанию у авиаторов высоких морально-политических качеств, смелости в воздушных боях способствовало: изучение истории Коммунистической партии; пропаганда лучших боевых традиций русской армии; широкая популяризация образцов боевого мастерства и героических подвигов; привитие летчикам, штурманам, всему личному составу любви и верности традициям части, дивизии. Парторганизации широко использовали в воспитательной работе труды К.Маркса и Ф.Энгельса, ХХХIV Ленинский сборник, который включал документы по основным вопросам военной политики партии.
    По указанию ЦК ВКП(б) в годы войны была выпушена серия брошюр о полководцах Александре Невском, А.В. Суворове, М.И. Кутузове и др. По личному указанию И.В. Сталина в распоряжение Военного совета ВВС было направлено 2000 экземпляров книги К. Осипова "Суворов". О русских полководцах в частях читались лекции. Так, только в 6 гв.иад было прочитано более 20 таких лекций с охватом 1850 человек. После одной из лекций о Суворове летчики 13 иад Проскурин и Голубенко заявили, что суворовские тактические принципы - "глазомер, быстрота, натиск" - целиком можно использовать в истребительной авиации. Вскоре Голубенко на практике применил суворовский принцип "побеждать врага не числом, а умением". Возглавляя шестерку яков, он вступил в бой с 36 фашистскими самолетами. Группа успешно провела воздушный бой, своих потерь не имела.
    Во всех авиационных соединениях специальные комиссии проводили сбор и обобщение материалов и реликвий о героических делах летчиков, техников и других авиаспециалистов, писали истории авиадивизий. В большинстве авиаполков были заведены книги "Герои нашей части", оформлены карты с отражением боевого пути полка. Большое эмоциональное значение имели митинги на аэродромах при выносе Красных Знамен.
    Патриотические чувства гордости за свою часть, верности боевым традициям в авиации были настолько сильны, что массовым явлением стало возвращение летчиков из госпиталей непосредственно в свои полки.
    Политорганы настойчиво добивались своевременности вручения личному составу наград и присвоения званий, предъявляли серьезные требования в этом отношении к работникам кадровых органов. Важную роль, в настрое людей играло награждение частей орденами.
    Решительная борьба с противником за господство в воздухе требовала развития у авиаторов высокой боевой активности, стремления во что бы то ни стало уничтожить врага. "Решительность, натиск - указывал В.И. Ленин, - три четверти успеха" (Полн. собр. соч., т.11, с.340).
    Боевая активность - это показатель морального духа, преданности коммунистическим идеалам в экстремальной ситуации, требующей предельного напряжения сил и воли, готовности к самопожертвованию.
    Мощным стимулом в повышении боевой активности личного состава явилось проявление инициативы и состязательности авиаторов. О важности соревнования в армии говорил еще М.В. Фрунзе в 1922 году. Но 10 ноября 1942 года был издан приказ Народного комиссара, обороны, которым соревнование в армии отменялось, так как гласность его иногда приводила к разглашению военной тайны. Однако дух соревнования в ВВС сохранялся в течение всей войны. Рождавшиеся в полках почины мобилизовывали личный состав на освоение новой техники, на овладение новыми тактическими приемами в воздушном бою, на причинение максимального урона противнику в живой силе и технике.
    Политорганы и партийные организации помогали командирам в анализе соревнования, в определении его победителей и отстающих. Летом 1944 года в бомбардировочной авиации широкий размах получило движение "тысячников"' это боевые вылеты с бомбовым грузом в 1000 кг. Такие начинания развивали инициативу людей, повышали их ответственность за подготовку техники, изучение целей, выполнение боевых задач.
    Эффективное воздействие на развитие боевой инициативы оказывало торжественное вручение летчикам новых боевых самолетов. Получая грозные боевые машины, летчики клялись еше беспощаднее громить врага, сражаться до полной победы.
    Огромное значение придавалось воспитанию летного состава в духе дружбы и войскового товарищества. Примеров проявления этих качеств в ВВС немало. Дружба и товарищество авиаторов на земле и в воздухе - это питательная атмосфера, которая рождает уверенность, мужество и героизм. Они остаются важным фактором и в настоящее время. Особенно ярко проявляется дружба и взаимопомощь в действиях нашего личного состава в ДРА.
    Командиры и политработники глубоко вникали в вопросы комплектования авиационных звеньев и особенно пар, вылетающих на боевое задание. Уверенность друг в друге, дух товарищеской поддержки и выручки в бою умножали сипы каждого летчика, вдохновляли на подвиг. Например, в частях 4-й воздушной армии в период боев на Кубани весной 1943 года пары комплектовались с учетом личных качеств, боевого опыта, а также и желания самих летчиков. Все это способствовало повышению эффективности борьбы с авиацией противника, сокращению своих потерь.
    Большое место в партийно-политической работе занимали вопросы совершенствования боевого мастерства, преодоления недооценки боевой подготовки со стороны отдельных летчиков. Политорганы повышали ответственность командиров и штабов за использование всякой возможности для проведения учебных полетов, совершенствования и восстановления навыков летчиков в технике пилотирования, в воздушно-стрелковой, бомбардировочной, штурманской подготовке. В интересах учебы использовались разборы боевых вылетов, постановка задач.
    Напряженная учеба между боями проводилась, к примеру, в частях 43, 47 и 224-й авиадивизий. Здесь создавались рельефные карты целей, что позволяло летному составу лучше изучать особенности каждого полета, захода и удара по цели. Политработники принимали участие в подготовке и проведении сборов руководящего состава, слетов мастеров воздушного боя, бомбовых и штурмовых ударов, разведки.
    Вопросы боевой подготовки, огневой и тактической выучки летного состава обсуждались на партийных собраниях эскадрилий. Парторги эскадрилий вовлекали коммунистов в активную работу по изучению, обобщению и распространению боевого опыта мастеров воздушного боя.
    Злободневными были индивидуальные и групповые беседы, выступления с докладами по таким вопросам, как: "Завоевать господство в воздухе - главная задача", "Место асов в бою" "Воздушный бой штурмовика с истребителями противника" и др. Поучительные воздушные бои описывались в боевых листках, бюллетенях, альбомах, вычерчивались на схемах, становились достоянием всего летного состава.
    Газеты воздушных армий регулярно знакомили читателей с наиболее успешными действиями летчиков, писали о поучительных примерах взаимодействия авиации со стрелковыми, танковыми и артиллерийскими частями.
    Коммунистическая партия призывала защитников Родины добиваться превосходства над врагом не только морального, но и в искусстве воевать, бить врага наверняка. Народный комиссар обороны требовав полностью использовать возможности поступавшей в войска первоклассной техники. В 1942 году он ввел во всех штабах фронтов, воздушных армий специальный аппарат для творческого осмысливания и применения всего нового, что появлялось в боях.
    Важными формами учебы и распространения передового опыта являлись летно-тактические, воздушно-стрелковые, технические конференции. Только в частях 2-й воздушной армии при активном участии политорганов за период с сентября по ноябрь 1943 года было проведено 20 таких конференций, на которых выступило свыше 200 летчиков, инженеров и техников. "Участвуя на этих конференциях, - писал прославленный летчик А.П. Маресьев, - мы ощущали, как расширяется наш военно-технический кругозор, обогащается опыт. В результате мы с большей уверенностью и мастерством били врага, множили наши боевые успехи".
    Получили распространение совещания по итогам дня с участием политработников, парторгов, комсоргов и боевого актива, на которых анализировались положительные и отрицательные стороны боевой и политической работы за день, ставились очередные задачи.
    Мощным и верным средством мобилизации авиаторов на успешное выполнение боевых задач служил личный пример командира и политработника. Многие политработники наряду с командирами показывали личный пример отваги и героизма, были мастерами боевых ударов по врагу. Их пример и откровенные беседы воодушевляли воздушных бойцов. Многие из них имели более 100 боевых вылетов и несколько сбитых самолетов врага. За успешное выполнение боевых заданий и проявленное при этом мужество шестнадцати авиационным политработникам в годы войны было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Среди них комиссар 38 иап Л. Чапчахов, комиссар эскадрильи бомбардировщиков Г. Тарянин, военком 788 иап В.Башкиров, заместитель командира 805 шал по политчасти С. Мкртумов и многие другие.
    Особое внимание командиры и политработники проявляли к первым боевым вылетам молодых летчиков, так как в этот период молодежь больше всего нуждалась в помоши старших, в поддержке и закреплении уверенности в своих силах. Главный маршал авиации А.А.Новиков в связи с этим писал: "Только физическое ощущение поверженного врага может утвердить летчика как воздушного бойца".
    Большое воспитательное значение имели индивидуальные беседы с ними асов, поздравления и чествования молодых летчиков по случаю первого боевого вылета, первой победы в воздухе, вручение молодым летчикам боевых самолетов.
    Действовал порядок включать молодежь в состав групп, вылетающих на боевое задание только после отработки основных элементов техники пилотирования, боевого применения и облета района боевых действий. При этом, в обшем составе группы, как правило, до 50% были опытные летчики. Все это обеспечивало воспитание беспредельно преданных Коммунистической партии и советскому народу умелых, мужественных, инициативных, смелых и решительных воздушных бойцов.
    Большое значение имела работа с инженерно-техническим составом, главная задача которого в ходе боевых действий состояла в том, чтобы обеспечить своевременную и качественную подготовку авиационной техники.
    В обстановке напряжённой борьбы за господство в воздухе командиры и политработники боролись за обеспечение максимального количества самолето-вылетов, за сокращение сроков подготовки авиатехники. Решать эту задачу приходилось порой в очень сложных условиях, с передовых аэродромов и площадок, расположенных в непосредственной близости от линии фронта, с ограниченным количеством технического состава.
    В период Курской битвы, к примеру, летчики делали по 6 - 7 вылетов в день (5 иак). В истребительных и штурмовых полках некоторые авиационные специалисты сокращали время подготовки самолетов к повторному вылету до 15 - 20 минут.
    Велась работа и по обеспечению безаварийности. Партийные организации и тогда строго спрашивали с коммунистов, которые допускали халатность в подготовке самолетов.
    О высокой действенности идеологической и организаторской работы с авиационными специалистами свидетельствуют многочисленные примеры их самоотверженных действий. Уже к концу 1943 года и на протяжении последующих лет войны, при значительном количественном росте самолетного парка ВВС, численность неисправных самолетов была ниже 10 процентов. Высокая ответственность коммунистов и всего личного состава ИАС явилась одним из важнейших факторов успешных боевых действий советской авиации.
    Специфические задачи, выполнявшиеся частями тыла и связи, определяли и специфику партийно-политической работы с их личным составом.
    Первостепенная роль принадлежала в них офицерам подразделений и начальникам отделов, служб. Возрастало значение систематического инструктирования их о задачах, формах и методах партполитработы в различной обстановке. Повышалась роль младших командиров в политико-воспитательной работе с подчиненными в отделениях, экипажах, сменах, взводах, на складах, пунктах хозяйственного довольствия и т.д.
    Опыт Великой Отечественной войны показал, что боеспособность и политико-моральное состояние полков и эскадрилий в значительной мере зависят от того, как накормлены, одеты, обуты воздушные бойцы, где и как организован их отдых. Повседневная забота об удовлетворении материально-бытовых нужд и культурных запросов личного состава являлась важнейшей составной частью всей партийно-политической работы и одной из главных обязанностей командиров и политработников БАО.
    Обобщая, можно сказать, что проведенная партийно-политическая работа ь годы войны обеспечила мобилизацию личного состава Военно-воздушных сил на решительный разгром немецко-фашистской авиации, достижение стратегического господства в воздухе и внесение достойного вклада в общую победу Советских Вооруженных Сил над гитлеровской военной машиной.
    На основе опыта партийно-политической работы в ВВС в годы войны можно сделать ряд выводов и рекомендаций, реализация которых будет способствовать повышению уровня и эффективности воспитательной работы в сегодняшней резко обострившейся военно-политической обстановке.
    1. Партийно-политическая работа в ВВС в годы Великой Отечественной войны строилась с учетом ее закономерностей и принципов. Основой высокой действенности этой работы была закономерность, выражающая ее зависимость от идеологии и политики партии на всех этапах войны.
    Проявились и такие закономерности, как зависимость состояния партполитработы от уровня подготовки командных и политических кадров, их способности организовать дело; соответствие ее содержания и форм конкретной боевой обстановке, специфике оборонительных и наступательных операций, новым задачам. Это придавало политической работе ярко выраженный характер. Чем сложнее и опаснее складывалась обстановка, тем активнее, как правило, проводилась и партполитработа с людьми по поддержанию у них физических и духовных сил, решимости во что бы то ни стало выполнить боевой приказ.
    2. Опыт партполитработы в период войны составляет бесценное богатство Военно-воздушных сил. Он добыт и проверен в ожесточенных сражениях с сильным и коварным классовым противником. Всестороннее осмысливание этого опыта вносит значительный вклад в развитие практики партийного строительства в ВВС и в этом смысле представляет важнейший фактор их боевой мощи. Нет сомнения, что он найдет применение и в возможной войне, когда от личного состава ВВС потребуется не меньшая готовность отдать жизнь за Отечество. Это вызывает необходимость вооружения командиров, политработников, офицеров конкретными навыками в овладении проверенными уже формами и методами политической работы в боевой обстановке.
    3. Партийно-политическая работа была и остается могучим и нестареющим оружием особого рода, является эффективным средством мобилизации личного состава ВВС на успешное решение всех стоящих перед ним задач, на подготовку его к решительным и самоотверженным боевым действиям по защите социализма.
    Совершенствуя партийно-политическую работу в свете установок июньского (1983 г.), внеочередного мартовского и апрельского (1985 г.) Пленумов ЦК КПСС и других общепартийных документов, опираясь на опыт Великой Отечественной войны, командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации развивают надежный источник формирования высоких морально-политических и боевых качеств воинов-авиаторов, укрепления могущества и боевой готовности Военно-воздушных сил.
    Высокое мобилизующее влияние партийно-политической работы на личный состав может быть достигнуто только тогда, когда в ее основе, как и в годы войны, будут постоянно лежать ленинские положения о роли морального фактора в борьбе с классовым врагом, высокая партийность, коммунистическая идейность и наступательный дух.
    4. В ходе подготовки к 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне в частях ВВС широко используются многие формы и направления партполитработы, рожденные в годы войны, появились и новые, о чем мы обстоятельно говорили на Военном совете ВВС 25 марта. Большим подспорьем и руководством в работе командиров и политорганов стали директивы Министра обороны СССР и начальника Главного политического управления СА и ВМФ Д-40-1983 г. и Д-22-1984 г. по героико-патриотическому воспитанию личного состава и подготовке к достойной встрече 40-летия Победы. Работу в этом плане следует наращивать.
    Наши славные Военно-воздушные силы располагают богатыми героическими традициями. Они дали в годы войны 21 процент Героев Советского Союза, в том числе 65 - дважды и двух трижды Героев Советского Союза. В годы Отечественной войны многие авиасоединения и части были награждены орденами, удостоены звания гвардейских, почетных наименований. Часть из них и ныне в составе ВВС. Это немалые "живые" резервы для героико-патриотического воспитания молодых воинов-авиаторов. О них следует постоянно помнить и активнее приводить их в действие.
    5. Учитывая возрастающую напряженность военно-политической обстановки в мире, опасность развязывания реакционными силами империализма агрессии против СССР и дружественных нам стран, усиление идеологической борьбы и необходимость поддержания Вооруженных Сил в высокой степени боевой готовности, главной целью партийно-политической работы в ВВС сегодня следует считать дальнейшее сплочение личного состава вокруг Коммунистической партии Советского Союза, неуклонное выполнение требований ЦК КПСС о поддержании высокой бдительности и постоянной готовности ВВС к надежному обеспечению безопасности СССР и наших союзников от посягательств любых агрессоров.
    Опыт Великой Отечественной войны, - говорит Министр обороны СССР Маршал Советского Союза С.Соколов, - с наибольшей наглядностью подтвердил старую, но вечно живую истину, ... чтобы выполнить свое предназначение по защите Родины, армия должна постоянно учиться ратному делу, учиться упорно и напряженно прежде всего новому, умело опираясь при этом и на прошлый опыт. ...
    В деле подготовки офицерского состава, - говорит Министр обороны СССР, - особенно большое значение имеет воспитание сильной воли, высоких организаторских способностей, настойчивости в достижении цели. Офицеру должны быть чужды малодушие, нерешительность, нерасторопность ... Все эти качества вырабатываются всей системой политического и воинского воспитания. Политическая убежденность, идейная закалка воинов служат первоосновой их стойкости, решительности и непреклонной воли к победе, способности преодолевать любые трудности.
    6. Командующим, военным советам, командирам, политорганам и партийным организациям следует настойчиво проводить в жизнь установки ПК КПСС о повышении качества и эффективности идеологической работы в войсках, формировать у каждого летчика, штурмана, инженера и техника, других категорий личного состава и командного звена четких классовых позиций, глубокой убежденности в правоте дела партии, советского патриотизма, готовности в любую минуту встать на защиту завоеваний социализма. Полнее использовать в этих целях общегосударственные политические мероприятия в связи с подготовкой к ХХУП съезду КПСС, 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, 30-летию Варшавского Договора.
    Творческое использование богатейшего опыта Великой Отечественной войны, высказанных здесь предложений и рекомендаций станет для руководящего состава одним из важнейших условий повышения морально-боевого потенциала ВВС, успешного решения всех задач, поставленных перед Военно-воздушными силами Коммунистической партией и Советским правительством в современной обстановке.
    Генерал-полковник авиации Панькин В. Е.
    Эволюция организационной структуры ВВС, способов и методов организации управления и взаимодействия в годы Великой Отечественной войны
    Коммунистическая партия и Советское правительство, учитывая всю сложность военно-политической обстановки в предвоенные годы, принимали эффективные меры по укреплению Советских Вооруженных Сил. Пристальное внимание уделялось и развитию Военно-воздушных сил. В феврале 1941 года ЦК ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР, приняли постановление "О реорганизации авиационных сил Красной Армии", которым предусматривалось в течение года существенно увеличить численность авиации приграничных военных округов, улучшить подготовку авиационных кадров, реорганизовать авиационный тыл, провести необходимые мероприятия по реконструкции и расширению аэродромной сети, способной обеспечить базирование всех типов самолетов. Особое место занимали вопросы дальнейшего совершенствования организационной структуры ВВС, которая должна была обеспечить наиболее целесообразное соотношение видов и родов авиации, наивыгоднейший состав авиационных соединений, частей и подразделений, позволявший с максимальной эффективностью использовать их боевые возможности в бою и операции.
    Накануне Великой Отечественной войны, советские Военно-воздушные силы организационно состояли из дальнебомбардировочной авиации Главного Командования, фронтовой, армейской и войсковой авиации (см.схему 1). Армейская и войсковая авиация, имевшие в своем составе 46 процентов самолетов от всего самолетного парка ВВС военного округа, непосредственно подчинялись командующим общевойсковыми армиями и командирам корпусов. В специальном отношении они подчинялись командующему ВВС военного округа. Ему же непосредственно подчинялась фронтовая авиация. ВВС военных округов и дальнебомбардировочная авиация Главного Командования непосредственно подчинялись Главному управлению ВВС Красной Армии. Дальнебомбардировочная авиация предназначалась для самостоятельных действий по объектам глубокого тыла противника и для совместных действий с другими видами Вооруженных Сил. Планировалось иметь в ее составе пять авиационных корпусов, по две авиационные дивизии двухполкового состава в каждом и три отдельные авиадивизии. К началу войны удалось создать четыре корпуса и одну отдельную дивизию, которые насчитывали 1346 самолетов и 931 боевой экипаж.
    Фронтовая авиация предназначалась для оперативного взаимодействия с войсками фронта. Накануне войны она состояла из отдельных смешанных, бомбардировочных и истребительных авиационных дивизий и авиаполков.
    Армейская авиация предназначалась для тактического взаимодействия с войсками фронта и состояла из смешанных авиационных дивизий.
    Войсковая авиация предназначалась для тактической воздушной разведки, корректировки огня и связи. Накануне войны она была представлена отдельными корпусными авиационными эскадрильями. Каждый стрелковый, механизированный и кавалерийский корпусы имели в своем составе по одной эскадрилье.
    Основным тактическим соединением ВВС являлась авиационная дивизия. Она состояла из 4 - 5 авиационных полков, а последние - из такого же количества эскадрилий. По штату в полках различных родов авиации имелось от 40 до 60 самолетов. Отдельная корпусная авиаэскадрилья имела в своем составе десять самолетов-разведчиков и шесть самолетов связи. Перед войной было 95 таких эскадрилий.
    Деление авиации на фронтовую и армейскую имеет свою предысторию. Временной инструкцией Воздушным силам Красной Армии 1936 года предусматривалось все части и соединения ВВС во фронте сосредоточивать, как правило, в руках фронтового командования и использовать для действий в интересах той или иной армии по принципу поддержки без передачи в подчинение последним.
    Но уже в 1937 году на воздушных маневрах Красной Армии был сделан вывод о том, что для организации "надлежащего взаимодействия" необходимо часть боевой авиации передавать в непосредственное подчинение армейскому командованию.
    Роль же фронтового командования заключалась в координировании усилий этой авиации для борьбы за господство в воздухе и к содействию войскам в ходе наступательной операции. Эта тенденция в развитии оргструктуры военной авиации была претворена в жизнь в период советско-финляндской войны. В ходе ее впервые были образованы ВВС армий и фронта с выделением им 49 и 36 процентов сил авиации соответственно.
    В итоговом докладе в Главный военный совет Красной Армии от 19 марта 1940 года начальник Главного управления ВВС Красной Армии Я.В. Смушкевич писал: "С полной несомненностью доказана необходимость подразделения ВВС на армейскую авиацию, специально предназначенную для взаимодействия с наземными войсками, и оперативную, действующую в интересах операции и войны ". (Военно-исторический журнал, No10, 1980 г., с. 19).
    Этот вывод и лег в основу новой оргструктуры ВВС на военное время, предусматривавшей передачу части дивизий фронтовой авиации общевойсковым армиям для тактического взаимодействия с войсками. Для этих целей предназначались смешанные авиационные дивизии. Причем каждой армии, действовавшей на главном направлении, намечалось выделять 2 - 3 авиадивизии, а на второстепенном - по одной дивизии. Остальные силы оставались в распоряжении командующего ВВС фронта, составляя так называемую фронтовую группу авиации. Выделение большой части авиации ВВС фронта в распоряжение общевойсковых армий вело к распылению ее ограниченных сил и в конечном счете к снижению ее боевой мощи. Это наглядно подтвердил опыт летне-осенней и зимней кампании 1941 - 1942 годов.
    Главное управление ВВС Красной Армии накануне войны занималось формированием частей и соединений для ВВС военных округов и армий, готовило кадры, обеспечивало перелеты, вело подготовку аэродромной сети, обобщало полученный боевой опыт и доводило его до частей и соединений ВВС.
    Для лучшего руководства боевыми действиями авиации 29 июня 1941 года учреждается должность командующего ВВС Красной Армии. При нем создается штаб и Военный совет. С этого времени Ставка ВГК осуществляла управление авиацией через командующего и штаб ВВС Красной Армии, Она сосредоточивала главные силы авиации на важнейших стратегических направлениях, определяла задачи и характер применения ВВС, занималась организацией взаимодействия авиации с другими видами Вооруженных Сил.
    Боевыми действиями фронтовой и армейской авиации руководили командующие фронтами и армиями через соответствующих командующих ВВС фронтов и армий.
    Боевой опыт первых месяцев войны показал, что организационная структура авиационных соединений и частей оказалась громоздкой и не обеспечивала оперативное ими управление. Авиационные полки, имевшие 60 и более самолетов, как правило, располагались на двух-трех аэродромах, значительно удаленных друг от друга.
    Для улучшения управления и повышения маневренности авиаполки в начале августа 1941 года постановлением Государственного Комитета Обороны были переведены на новые штаты. Полки стали состоять из трех эскадрилий и иметь в своем составе по 32 самолета. В целях более тесного взаимодействия бомбардировщиков и штурмовиков с истребителями, а также для надежного прикрытия их на аэродромах базирования во вновь формируемые полки стали включать по две эскадрильи бомбардировщиков или штурмовиков и по одной эскадрилье истребителей.
    В конце августа 1941 года во всех родах авиации штаты авиаполков были вновь изменены. Авиационные полки стали состоять из двух эскадрилий и иметь в своем составе по 20 самолетов. Это объяснялось прежде всего нехваткой самолетов, возникшей из-за больших потерь и неспособностью авиапромышленности удовлетворить нужды фронта. Малое количество боевых машин в авиационном полку, безусловно, ограничивало его возможности, но иного выхода в тот период не было.
    По этой же причине изменился и состав авиационных дивизий. Они стали двухполковыми. В январе 1942 года дивизионное звено управления было вообще ликвидировано. Управления дивизий армейского и фронтового подчинения расформировывались, а полки подчинялись непосредственно командующим ВВС фронтов и армий, что привело к еще большему распылению авиации.
    В 1942 году советская авиапромышленность приступила к крупносерийному выпуску современных истребителей, штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков. Накопленный боевой опыт по управлению авиацией и возросшие возможности авиапромышленности позволили ликвидировать организационную раздробленность авиации и приступить к созданию авиационных объединений и соединений. По решению Государственного Комитета Обороны в мае - июле 1942 года на базе армейской и фронтовой авиации начали создаваться воздушные армии. В начале 1942 года, как отмечалось в докладе главнокомандующего ВВС маршала авиации товарища Ефимова Александра Николевича, было сформировано семнадцать воздушных армий фронтовой авиации.
    Воздушная армия как крупное оперативное объединение позволяла централизованно управлять всеми силами авиации фронта, широко маневрировать авиационными соединениями, массированно использовать их там, где этого требовала обстановка.
    Командующие воздушными армиями по вопросам организации и ведения боевых действий во фронтовых операциях подчинялись непосредственно командующим фронтами, а в специальном отношении - боевая подготовка, комплектование, материальное и аэродромное обеспечение и другие вопросы командующему ВВС Красной Армии.
    Одновременно началось формирование однородных бомбардировочных, штурмовых и истребительных дивизий. Сначала они были двухполкового, а затем трехполкового состава. Однородность дивизий существенно упрощала их применение при решении оперативных и тактических задач, позволяла ускоренно проводить подготовку самолетов к боевым вылетам и их ремонт.
    Совершенствовалась и организационная структура авиационных полков. Осенью 1942 года они вновь были переведены на 32-самолетный состав. В это же время в истребительной и штурмовой авиации звено увеличивается до четырех самолетов - две пары, что в значительной мере улучшило управление ими в боевых порядках, взаимодействие в воздушном бою, повысило боевые возможности звеньев.
    Боевой состав воздушной армии не был постоянен. Он обусловливался главным образом ролью, которая отводилась воздушной армии в операции, а также наличием материальной части. Обычно воздушная армия состояла из двух-трех истребительных, одной-двух бомбардировочных и одной-двух штурмовых авиационных дивизий и нескольких отдельных авиаполков. Следует отметить, что количество самолетов в воздушных армиях в ходе войны неуклонно увеличивалось. Так, в операциях 1942 года воздушные армии насчитывали до 400 самолетов, в 1943 году - от 500 до 1000, а на заключительном этапе войны - до 1500 самолетов. В отдельных операциях этого периода (Висло-Одерская, Берлинская) они имели 2500 - 3000 самолетов. Следовательно, самолетный парк воздушных армий завершающего периода войны превосходил воздушные армии 1942 года в 6 - 8 раз.
    С созданием воздушных армий открылись широкие возможности реализации на практике основных принципов боевого применения авиации - массирования ее сил, обеспечения тесного взаимодействия с войсками, централизации управления, экономного расходования сил и средств.
    Большие изменения произошли и в оргструктуре дальнебомбардировочной авиации. В июле - августе 1941 года, в связи с большими потерями самолетов, авиационные корпуса были расформированы. С этого времени дальнебомбардировочная авиация организационно состояла из отдельных дивизий.
    С марта 1942 года в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны дальнебомбардировочная авиация реорганизуется в авиацию дальнего действия и подчиняется Ставке ВГК. Организационные изменения имели цель создать мощную группировку, которую можно было бы использовать для самостоятельных действий в глубоком тылу противника. К концу этого года в ее состав входило 11 авиадивизий.
    Рост выпуска дальних бомбардировщиков позволил в последующем уточнить оргструктуру авиации дальнего действия. В 1943 году начинается формирование авиационных корпусов. К концу 1943 года в ней насчитывалось восемь авиационных корпусов и две отдельные дивизии.
    Организационные изменения в АДД оказали влияние на ее боевое применение. Стало возможным воздействовать по объектам глубокого тыла не одиночными самолетами и группами, как это было в первом и втором периодах войны, а полками, дивизиями и корпусами, то есть наносить сосредоточенные и массированные удары.
    В декабре 1944 года авиация дальнего действия была преобразована в 18-ю воздушную армию и подчинена непосредственно командующему ВВС Красной Армии. Одновременно были укрупнены ее корпуса. Вместо двух авиационных дивизий теперь в их состав стало входить четыре дивизии. К концу месяца она включала четыре корпуса и три отдельные дивизии, всего около 1300 боевых самолетов.
    В заключительных операциях Советских Вооруженных Сил 18-я воздушная армия дальней авиации активно участвовала в боевых действиях совместно с воздушными армиями фронтовой авиации и сыграла важную роль в разгроме немецко-фашистских войск.
    В течение войны осуществлялся поиск путей создания мощных авиационных группировок на всех важнейших направлениях за счет создания специальных авиационных резервов. Известно, что Советские ВВС вступили в войну, не имея, по сути дела, таких резервов. Потребность же в них возникла с первых дней войны. ВВС внутренних военных округов были малочисленны. К тому же они не обладали необходимой маневренностью и мобильностью, требовали дополнительной реорганизации перед отправкой на фронт. Поэтому сразу же были начаты поиски оптимальной организационной структуры авиационных резервов и форм их применения (см.схему 4).
    Сначала создавались резервные авиационные группы, которые имели в своем составе истребительные, штурмовые и бомбардировочные авиационные полки. Всего было создано шесть таких групп. Каждая из них насчитывала 80 160 самолетов. По тому времени это были довольно крупные силы авиации. В сентябре - октябре 1941 года на их долю приходилось до 20 процентов всего самолетного парка действующих ВВС Красной Армии.
    Резервные авиационные группы использовались для наращивания сил авиации на важнейших участках фронта и в первую очередь для борьбы с танковыми группировками противника. Постоянное нахождение на фронте резервных авиационных групп давало возможность в любой момент значительно усиливать ВВС того или иного фронта. Наличие резервных авиагрупп и маневр ими между фронтами позволяли более успешно воплощать в жизнь важнейший принцип советского военного искусства - массированное применение авиации на главных направлениях для решения важнейших задач.
    Подготовка к решительным наступательным действиям Красной Армии в конце первого периода войны и начале второго требовала создания большого количества авиационных резервов. В марте 1942 года было принято решение сформировать десять ударных авиационных групп РВГК с включением в каждую из них от 100 до 200 самолетов. Все группы были смешанного состава. Они являлись средством Верховного Главнокомандования и предназначались как для решения самостоятельных задач, так и для усиления фронтовой авиации на важнейших направлениях.
    Резервные и ударные авиационные группы, безусловно, сыграли важную роль в боевых действиях в первый период Великой Отечественной войны. Их наличие позволяло Ставке ВГК в короткие сроки наращивать усилия малочисленных ВВС фронтов. Достоинством авиагрупп являлась их высокая маневренность. Они не имели тыловых и обеспечивающих частей. В то же время этой оргструктуре были присущи и недостатки. Группы не имели твердых штатов, были смешанного многополкового состава, что усложняло вопросы их обеспечения в районах предназначения. К тому же они не обладали достаточной боевой мощью, необходимой для решения крупных оперативных задач.
    Летом 1942 года в условиях подготовки советских Вооруженных Сил к предстоящим крупным наступательным операциям, было принято решение о создании более мощных организационных формирований резерва ВГК. Такими формированиями явились авиационные армии. В период с мая по сентябрь 1942 года были сформированы одна бомбардировочная и две истребительные армии. В их составе было до 300 боевых самолетов. Такие армии были в состоянии решать более крупные, по сравнению с авиагруппами, задачи, существенно влиять на ход операций сухопутных войск и на воздушную обстановку.
    Однако даже непродолжительный опыт боевого применения этих армий убедительно показал нецелесообразность такой оргструктуры авиационных резервов. При их бесспорно высокой ударной мощи они обладали рядом существенных недостатков. Армии имели громоздкие органы управления, что снижало их маневренность и подвижность - важнейшие качества авиационных резервов. Наличие в одном фронте нескольких авиационных объединений воздушной армии, бомбардировочной и истребительной авиационных армий затрудняло управление ими и организацию взаимодействия со стороны командующего фронтом. К тому же авиационные армии было трудно использовать в полном составе. Поэтому их делили на различные группы, которые передавались в оперативное подчинение командующим воздушными армиями разных фронтов. На укомплектование и боевую подготовку таких армий затрачивалось много времени.
    Исходя из опыта создания авиационных резервов, стало очевидно, что необходимо такое авиационное формирование, которое было бы более мощным, чем авиагруппа, но более маневренным, чем авиационная армия. При оперативном подчинении его воздушной армии фронта оно должно было легко вписываться в ее оргструктуру и так же свободно могло выводиться из нее после выполнения поставленных задач. Такой организационной единицей стал авиационный корпус.
    К концу 1942 года было сформировано 11 авиакорпусов и одна отдельная дивизия. Всего за годы войны было создано 30 авиакорпусов и 27 отдельных авиадивизий. Авиационные корпуса создавались как однородного, так и смешанного состава. Удельный вес последних в составе авиационных резервов постепенно снижался. Каждый авиакорпус состоял из двух авиадивизий трехполкового состава и насчитывал от 180 до 360 самолетов. Увеличение ударной мощи авиационных корпусов РВГК не привело к снижению их маневренности, так как управление корпуса, штаб и службы были менее громоздкими, чем в авиационной армии.
    Давая оценку новой организационной структуре авиационных резервов, командующий ВВС Красной Армии в докладе Наркому обороны СССР отмечал, что корпус способен решать самостоятельные сложные задачи, маневрировать как в пределах смежных фронтов, так и на значительные расстояния при постоянном сохранении управления и готовности к немедленным боевым действиям.
    Удельный вес самолетов соединений РВГК в составе действующих ВВС в ходе войны постоянно возрастал и к лету 1944 года он составлял более 50 процентов.
    После длительных поисков в конце первого периода войны была найдена наиболее целесообразная оргструктура авиационных резервов. Ими стали авиационные корпуса и отдельные дивизии РВГК, которые повысили маневренность ВВС и явились мощной ударной силой, способной решать задачи не только на поле боя, но и в тылу противника.
    Опыт Великой Отечественной войны показывает, что одним из решающих условий успешного ведения боевых действий Военно-воздушными силами являлось четкое и непрерывное руководство авиационными объединениями, соединениями и частями. Вопросы руководства силами авиации тесно переплетались с вопросами поиска оптимальной оргструктуры ВВС и также претерпевали неоднократные изменения.
    В годы войны были найдены новые наиболее целесообразные формы руководства и управления авиацией в стратегическом, оперативном и тактическом звеньях.
    В стратегическом звене руководство Военно-воздушными силами осуществляла Ставка ВПК. Она определяла общие задачи ВВС, организовывала взаимодействие между видами Вооруженных Сил, распределяла резервы авиации по стратегическим направлениям, выделяла необходимые ресурсы, проводила мероприятия по техническому оснащению и совершенствованию оргструктуры ВВС, форм и методов управления ими. Непосредственным исполнителем ее распоряжений по всем этим вопросам были Генеральный штаб, командование ВВС Красной Армии и командование авиации дальнего действия.
    Наиболее трудным и сложным этапом в организации и осуществлении управления был начальный период войны. В это время связь и управление часто нарушались во всех звеньях руководства. В этих условиях появлялась необходимость в создании промежуточных органов стратегического руководства ВВС, которые, находясь в районе действующих фронтов, смогли бы повысить оперативность управления авиацией. Таким органом явились главные командования ВВС стратегических направлений (Северо-Западного, Западного и Юго-Западного). Главкомы направлений согласовывали усилия и организовывали взаимодействие авиационных объединений и соединений, действовавших в стратегических оборонительных операциях. Функции главкомов ВВС направлений возлагались по совместительству на одного из командующих ВВС фронта. Однако, как показала практика, главкомы ВВС направлений не могли полностью справиться со всеми задачами по руководству боевыми действиями авиации. Указанные органы управления создавались поспешно, без заблаговременной подготовки, при отсутствии необходимых кадров и средств для их формирования. К тому же их полномочия не были определены каким-то положением. На управление авиацией направлений отрицательно сказывалось также совмещение функций главкома ВВС направления и командующего ВВС фронта. Последний и без того был перегружен работой по организации боевых действий подчиненных ему авиационных соединений и частей. В сентябре 1941 года эти органы были упразднены.
    В это же время практиковались и другие формы управления авиацией. С осени 1941 года Ставка ВГК стала практиковать посылку своих представителей по авиации в район боевых действий. Наделенные большими полномочиями они координировали усилия авиационных объединений и соединений, осуществляли контроль за правильностью использования авиационных сил в крупных операциях, следили за своевременным получением пополнения и материальных средств, выделенных Ставкой ВГК.
    Представители Ставки по авиации с небольшой оперативной группой от штаба ВВС Красной Армии размещались на КП фронтов (воздушных армий) и использовали имеющиеся на них средства связи. В последующем они стали иметь свои радиостанции, шифрорганы, каналы связи.
    В целом деятельность представителей Ставки по авиации была необходимой, а практика их посылки на фронт себя оправдала.
    Совершенствовалось управление авиацией и в оперативном звене. Боевой деятельностью ВВС во фронтовых операциях руководили командующие фронтами через соответствующих командующих ВВС фронтов (воздушных армий).
    Основой управления авиацией в этом звене являлось решение командующего воздушной армией (ВВС фронта), которое принималось в соответствии с решением командующего войсками фронта и поставленными перед авиацией задачами. Решение командующего ВВС фронта (ВА) оформлялось в виде боевого приказа и плана боевых действий.
    Широко практиковались выезды командующего и начальника штаба воздушной армии в соединения и части, вызов командиров авиакорпусов, дивизий и начальников штабов на КП ВА для личной постановки им боевых задач.
    Совершенствование управления авиацией в оперативном звене осуществлялось в направлении повышения гибкости и обеспечения устойчивости и непрерывности управления. Это достигалось созданием в авиационных объединениях и соединениях надежной системы пунктов управления, внедрением и лучшим использованием радиотехнических средств связи, заблаговременным и тщательным планированием боевых действий, совершенствованием оргструктуры органов управления, организацией четкой работы командования и штаба воздушной армии по руководству боевыми действиями (схема 5).
    Система пунктов управления авиацией во фронтовых операциях создавалась с таким расчетом, чтобы она могла обеспечить командованию и штабам воздушных армий твердое руководство авиационными соединениями в любых условиях обстановки и на всех этапах операции.
    В операциях первого периода войны в воздушных армиях создавалось обычно два пункта управления - командный и тыловой. На КП воздушной армии (ВВС фронта) находились командующий или его заместитель, а также отделы и службы, связанные непосредственно с руководством боевыми действиями авиации.
    Он размещался вблизи КП фронта. Тыловой пункт управления воздушной армии (ВВС фронта) организовался в районе тылового пункта управления фронта. На нем размещался ряд отделов и служб, не связанных с руководством боевыми действиями.
    Во втором периоде войны, кроме командных и тыловых, стали создаваться вспомогательные пункты управления, располагавшиеся в районе вспомогательного пункта управления командующего фронтом. На вспомогательном пункте управления находилась оперативная группа из 6 - 10 офицеров различных служб. До середины 1943 года эти группы были штатными, затем при подготовке операций они создавались каждый раз заново.
    При действиях сухопутных войск на широком фронте для лучшего управления авиацией над полем боя в районе ВПУ создавались 1 - 2 передовых наблюдательных пункта. Если при проведении операций в ограниченных районах концентрировалось большое количество авиации, то организовывались контрольно-пропускные пункты. Они размещались вблизи линии фронта и предназначались для уточнения задач подразделениям и частям, следующим в район боевых действий.
    Общей тенденцией в размещении пунктов управления воздушной армии в операциях второго и третьего периодов войны являлось приближение их к линии фронта до 8 - 15 км, что положительно влияло на управление боевыми действиями авиации.
    В ходе войны произошли существенные изменения в организации пунктов управления в тактическом звене. До лета 1942 года командир истребительной авиационной дивизии управлял боевыми действиями с командного пункта, расположенного в районе аэродромного базирования. Вследствие этого он слабо знал воздушную и наземную обстановку в районе боевых действий и не мог своевременно влиять на ход и исход воздушных боев. Со второй половины 1942 года его командный пункт стал размещаться вблизи линии фронта - на удалении 3 - 5 км, как правило, на главной радиостанции наведения. Главные радиостанции во главе с командиром соединения назывались в то время пунктами наведения и управления воздушным боем, фактически же это были передовые командные пункты. С лета 1943 года создание их было узаконено.
    Принятые меры значительно повышали надежность и оперативность управления, эффективность воздушных боев и надежность прикрытия войск фронта.
    Передовые командные пункты с лета 1943 года стали создаваться и в штурмовых авиационных соединениях, которые размещались рядом с КП командующих (командиров) тех общевойсковых (танковых) объединений (соединений), войска которых поддерживали штурмовые авиационные соединения.
    Управление бомбардировочным авиасоединением осуществлялось, как правило, с командного пункта, расположенного в районе базирования. Передовые командные пункты создавались в тех случаях, когда бомбардировщики привлекались для непосредственной поддержки сухопутных войск. Новым в управлении авиацией явилось направление оперативных групп и авиационных представителей со средствами связи, а также офицеров наведения на КП общевойсковых (танковых) армий. Опыт войны показал, что оперативные группы и авиапредставители сыграли важную роль в управлении авиацией на поле боя и полностью себя оправдали.
    Большое влияние на повышение оперативности, устойчивости и непрерывности управления авиацией оказало широкое внедрение радиотехнических средств связи и радиолокационных станций.
    На качество и оперативность руководства авиацией повлиял рост боевого мастерства офицеров штабов.
    Таким образом, в годы Великой Отечественной войны управление авиацией непрерывно улучшалось. Это было достигнуто прежде всего четкой организацией работы штабов по руководству войсками, совершенствованием системы пунктов управления, внедрением и лучшим использованием радиотехнических средств связи и радиолокации.
    В довоенных уставах подчеркивалось, что главнейшая задача авиации заключается в содействии успеху наземных войск в бою и операции и, что тесное и непрерывное взаимодействие войск и авиации имеет решающее значение для разгрома врага.
    Взаимодействие ВВС с сухопутными войсками в годы войны осуществлялось в стратегическом, оперативном и тактическом масштабах.
    Стратегическое взаимодействие заключалось в согласовании усилий Военно-воздушных сил с сухопутными войсками в интересах достижения успеха в стратегических операциях ив войне в целом. Организовывала стратегическое взаимодействие непосредственно Ставка ВГК или через своих представителей.
    Представители Ставки, находясь в районе боевых действий, согласовывали действия фронтов и авиации по цели, месту и времени, сосредоточивали основные усилия на главном направлении, нарезали полосы для полетов фронтовой авиации и авиации дальнего действия.
    Организатором оперативного взаимодействия авиации с общевойсковыми (танковыми) армиями являлся командующий войсками фронта. Принимая решение на проведение операции, он определял основы совместных действий общевойсковых, танковых и воздушных армий (ВВС фронта).
    Особое внимание уделялось отработке взаимодействия в наступательной операции при прорыве обороны противника и вводе в прорыв подвижных групп фронта, а в оборонительной при борьбе за удержание главной полосы обороны и нанесении фронтового контрудара.
    Вопросы совместных боевых действий отражались, как правило, в специально разработанных планах взаимодействия, (плановых таблицах взаимодействия).
    Оперативное взаимодействие организовывалось по двум принципам: поддержка сухопутных войск авиасоединениями и выделение авиационных соединений в оперативное подчинение командующих объединениями сухопутных войск. Поддержка сухопутных войск авиацией являлась основным принципом взаимодействия.
    Оперативное подчинение авиасоединений объединениям сухопутных войск применялось редко. Оно практиковалось при необходимости усиления танковых объединений и соединений, действовавших в оперативной глубине в отрыве от основных сил фронта на направлении главного удара.
    Тактическое взаимодействие заключалось в согласовании усилий авиационных частей и соединений с действиями пехоты, танков и артиллерии по месту, цели и времени. Организаторами этого вида взаимодействия являлись командующие общевойсковыми, танковыми и воздушными армиями.
    При организации тактического взаимодействия авиации с общевойсковыми соединениями большое внимание уделялось непрерывности воздействия на противника, четкости управления авиацией над полем боя. Это достигалось совмещением командных пунктов авиационных и общевойсковых командиров,совершенствованием средств целеуказания и взаимного обозначения.
    Опыт войны показал, что применяемые во втором и третьем периодах войны формы и методы организации взаимодействия ВВС с сухопутными войсками в стратегическом, оперативном и тактическом масштабах себя оправдали. Основными формами взаимодействия были либо поддержка, либо передача авиационных соединений в оперативное подчинение командующих общевойсковыми, танковыми армиями.
    Таким образом, в годы минувшей войны были найдены оптимальные формы организационной структуры Военно-воздушных сил. Совершенствуясь под воздействием количественного и качественного роста авиации, боевого опыта, развития военно-авиационной мысли, изменения характера борьбы на фронте и других факторов, она оказывала, в свою очередь, большое влияние на теорию и практику оперативного применения Военно-воздушных сил. Опыт учит, что оргструктура должна быстро менять свои формы по мере совершенствования авиационной техники и средств поражения, изменения характера вооруженной борьбы и других факторов.
    В ходе войны был успешно решен вопрос создания крупных авиационных резервов. Опыт показал, что без мощных авиационных резервов и умелого их использования невозможно рассчитывать на успешные действия в воздухе и на земле.
    Боевой опыт Великой Отечественной войны и до настоящего времени не утратил своего значения. Его необходимо использовать для дальнейшего, развития Военно-воздушных сил, совершенствования их применения в современных операциях, управления ими и для организации тесного взаимодействия с другими видами Вооруженных Сил.
    Маршал авиации А.П. Силантьев А. П.
    О некоторых вопросах применения авиации в годы Великой Отечественной войны и их связь с современностью
    Во-первых, разрешите выразить глубокую признательность командованию, Военному совету Военно-воздушных сил за приглашение и предоставленную возможность выступить на конференции.
    От имени старшего группы генеральных инспекторов Министерства обороны маршала авиации Руденко С.И. и себя лично позвольте поздравить вас с наступающим праздником - Днем Великой Победы.
    Я с большим интересом прослушал очень содержательные доклад и содоклады. Основное их достоинство заключается в том, что каждая высказанная мысль подтверждается фактами, подкрепляется цифровым материалом.
    На данной конференции очень хотел выступить маршал авиации Руденко С.И., однако неотложные дела не позволили ему сделать это. Поэтому он попросил меня доложить на конференции соображения по некоторым вопросам, которые готовил для своего выступления. По мнению маршала, как бы далеко ни отстояла от нас Великая Отечественная война, ее опыт - основные положения тактики, оперативного искусства, стратегии не потеряли своего значения и для сегодняшнего и для завтрашнего дней. Сам этот опыт и как он приобретался во время войны предопределялся использованием всего того, что было накоплено нами в боях в небе Испании, Китая, Монголии, Финляндии. Было учтено все полезное из практики применения авиации фашистской Германией в Польше, Франции, битве за Англию, из практики применения стратегической авиации англичанами и американцами по объектам Германии и на Тихом океане. Однако каким бы золотым фондом ни был этот опыт, слепое его применение в сегодняшнем бою и операции было бы ошибочно. Есть в этом опыте элементы непреходящие, в то же время есть и такие, которые умерли и, по-видимому, уже не вернутся, хотя есть и такие, которые еще могут быть полезными для возрожденных родов авиации, в частности армейской авиации.
    Хотелось бы в качестве подтверждения выдвинутого тезиса сослаться на непреходящее значение взаимодействия. Маршал, напутствуя меня сегодня на выступление, просил передать, что он лично считает вопрос организации четкого взаимодействия именно тем условием, которое обеспечило нам победу на земле и в воздухе. При этом имеется в виду как взаимодействие авиации с сухопутными войсками и силами флота, так и взаимодействие внутри ВВС. Нужно иметь в виду, что оно касалось всех уровней, образно говоря, от пары до воздушной армии включительно.
    Я не располагаю временем, чтобы раскрыть методику накопления опыта по вопросам взаимодействия и его внедрения в практику боя и операции. Она складывалась под неумолимым воздействием все возраставшей скоротечности ведения боевых действий, участия в них все большего количества разнородных сил, использующих все более эффективные средства борьбы, способные решительно повлиять на ход и исход боя и операции. Если к этому добавить, что все эти силы и средства, как правило, для достижения поставленных решительных целей поделены на тактические и оперативные (вторые эшелоны, резервы и т.д.), то будет понятно как важны их согласованные действия, которых можно достичь четким, непрерывным и обеспеченным взаимодействием.
    Анализируя теорию и практику развития современного боя и операции, мы видим, что все перечисленные элементы на сегодня не только присутствуют при ведении боевых действий, но и имеют тенденцию к росту. Так, все увеличивается скоротечность, количество элементов в построении войск для боя. В сражении участвуют новые виды оружия высокой боевой эффективности (ракетные войска, вертолеты и т.д.). Отсюда роль взаимодействия этих сил и средств неизбежно поднимается на новую более высокую ступень.
    Особенно растет необходимость технического обеспечения взаимодействия, коренным образом влияющая на формы, методы и способы взаимодействия. Теперь совсем не обязательны объединенные пункты управления, единые штабные элементы в виде оперативных групп. Достаточно иметь во всех звеньях дисплеи с единой обстановкой, выраженной в реальном масштабе времени, и выданное вышестоящей инстанцией машинное оптимальное решение, как все требуемые для боя вопросы взаимодействия будут решены.
    И надо думать, что это не из области фантастики и кнопочной войны, а реальный завтрашний день. Зачем об этом просил передать вам маршал? Затем, чтобы мы поставили эти задачи организации взаимодействия на изучение, широко используя для этого современные технические средства.
    Насколько позволяет мне время, я хотел бы также сказать несколько слов о тактике, изучении тактических приемов, накопленных всем боевым опытом нашей авиации. Так же, как изложенный вопрос взаимодействия, тактика имеет как непреходящие принципы, так и коренным образом меняющиеся. При этом последних больше, так как тактика, в силу только ей присущих причин, более подвижна, более подвержена изменениям, ибо ее основой является применяемое в бою оружие, а оно при современном техническом прогрессе, уровне фундаментальных и прикладных исследований, экономическом могуществе, современной технологии меняется значительно чаше, чем раньше. Вспомним, например, как повлияло на изменение тактики действий войск появление автоматического оружия, дальнейшее совершенствование артиллерийских и поступление на вооружение ракетных систем. Их поступление на вооружение войск, как известно, не вызывало коренных изменений во взглядах на ведение операций и боев. Другое дело в наши дни. Принципиально новое оружие, основанное, порой, на совершенно новых физических принципах, требует полной смены (замены) тактических принципов ведения боя. И не нужно этого бояться, так как это объективный диалектический закон.
    Очень жаль, что мы в этом плане мало подвижны и нередко продолжаем использовать самые элементарные приемы из опыта прошедшей войны.
    Сегодня наличие оружия, основанного на новых физических свойствах, делает каждый ударный самолет совершенно самостоятельным средством и тактика должна быть иной, а соответственно и средства боевого и специального обеспечения как автономные, так и групповые. При дальнейшем развитии тактики должна учитываться проявившаяся уже тенденция - в новой технике не столько важна роль носителя, сколько оружия - ракет, снарядов, бомб и средств управления им, которое следует считать решающим в авиационном комплексе сегодня. Однако нельзя ставить под сомнение и необходимость совершенствования летательного аппарата.
    Мы должны самым внимательным образом отслеживать все новое в развитии военного искусства, авиационной техники и вооружения. Подготовку летного состава осуществлять на конкретных примерах из передового опыта ведения боевых действий в Великой Отечественной и локальных войнах.
    В заключение позвольте напомнить еще об одной стороне современных взглядов на боевое применение авиации.
    Как и раньше, продолжает оставаться значительной роль уровня технической оснащенности самолетного парка ВВС на результаты борьбы за господство в воздухе. Опыт 1941 - 1942 годов учит о том, что мы терпели неудачи в основном из-за технического отставания нашей истребительной авиации (при наличии в боевом составе гитлеровской авиации преимущественно ударных самолетов), а это оказывало существенное влияние на действия сухопутных войск в операциях. Это очень хорошо показано в докладе главнокомандующего ВВС.
    Командующие, командиры, авиационные штабы всех степеней, весь летный состав должны четко усвоить, что, если нет господства в воздухе, - нет успеха на земле. Именно это положение должно лежать в основе всей нашей работы.
    Учиться военному делу настоящим образом - это завещание В.И.Ленина. Наша священная обязанность воплощать в жизнь заветы вождя применительно к современным формам оперативной, боевой и политической подготовки.
    Маршал авиации Скоморохов Н. М.
    Развитие оперативного искусства ВВС в годы Великой Отечественной войны и значение опыта войны для современности
    Для того чтобы глубоко и всесторонне раскрыть развитие оперативного искусства ВВС в годы Великой Отечественной войны и показать. значение опыта войны для современности, необходимо определить, что следует понимать под оперативным искусством Военно-воздушных сил и какие факторы влияют на его развитие.
    Оперативное искусство Военно-воздушных сил - это наука о законах, формах и способах вооруженной борьбы (боевых действий) и искусство реализации боевых возможностей авиационных объединений. То есть, основное его направление - достижение целей с минимальными затратами сил и средств. А это возможно лишь при условии, если будет правильно учтено положительное влияние факторов, влияющих на развитие оперативного искусства, к основным из которых следует отнести:
    - военно-политическую обстановку;
    - количество и качество средств вооруженной борьбы;
    - взгляды сторон на ведение вооруженной борьбы;
    - организационную структуру и систему управления войсками;
    - опыт боевых действий и уровень подготовки командных кадров.
    Именно с позиций оценки влияния указанных факторов и проследим развитие оперативного искусства ВВС в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период, понимая при этом, что его основным содержанием является разработка и выбор целей, форм и способов, времени и объектов, определение способов управления, взаимодействия и обеспечения авиационных объединений.
    Давая общую оценку оперативному искусству ВВС как науке и искусству, следует сказать, что оно в тяжелых условиях войны смогло превзойти военную мысль фашистской Германии, а наши командные кадры в трудной обстановке ив исключительно короткий срок смогли овладеть искусством управления оперативными объединениями Военно-воздушных сил.
    Однако было бы неправильным, если мы сейчас основное внимание будем акцентировать только на положительном опыте, который дала нам война. Главное для нас - изучить историю, учесть положительное и сделать правильные выводы.
    Военно-политическая обстановка накануне Великой Отечественной войны складывалась не в нашу пользу.
    Фашистская Германия перед нападением на Советский Союз перевела всю экономику на военные рельсы, идеологически обработала народ своей страны и народы порабощенных стран. Ее армия была полностью развернута и оснащена самым современным по тому времени оружием.
    Мы подготовку страны к отражению агрессии не завершили. Экономика в полном объеме не была подготовлена к войне. Происходило перевооружение Красной Армии и Военно-Морско-го Флота, шла организационная перестройка Вооруженных Сил.
    Боевая мощь ВВС фашистской Германии превосходила боевую мощь наших Военно-воздушных сил. Если количественно по самолетному парку мы несколько превосходили Германию, то в качественном отношении значительно уступали ей. В составе наших ВВС свыше 80 процентов самолетов было старых типов, характеристики которых уступали противнику.
    Фашистская Германия рассматривала свою авиацию как самостоятельный наступательный вид вооруженных сил, основными задачами которой являлись: завоевание превосходства в воздухе с самого начала войны; проведение самостоятельных воздушных операций; оказание поддержки сухопутным войскам там и тогда, где и когда действия авиации могли дать наибольший эффект. Бомбардировочная авиация составляла 58 процентов самолетного парка.
    Наша военная наука трактовала и это было определено в проекте Полевого устава Красной Армии 1941 года, что ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА АВИАЦИИ - СОДЕЙСТВИЕ НАЗЕМНЫМ ВОЙСКАМ.
    ВВС фашистской Германии перед нападением на Советский Союз состояли из пяти воздушных флотов.
    Война застала наши Военно-воздушные силы в стадии организационной перестройки, итогом которой явилась децентрализация управления, распыление усилий авиации в результате передачи ее в подчинение различным инстанциям общевойскового командования.
    Враг имел двухлетний опыт боевых действий. Мы же такого не имели. Хотя часть наших авиационных командных кадров получила боевой опыт в Испании, на Халхин-Голе, в советско-финляндской войне, однако это был в основном опыт применения авиации в тактическом масштабе.
    Теория применения Военно-воздушных сил в стратегической обороне и в условиях, когда противник захватил и прочно удерживает превосходство в воздухе, разработана не была.
    Пагубно на Военно-воздушных силах сказалась частая смена руководящего состава в оперативно-стратегическом звене. Так, за три предвоенных года у руководства Военно-воздушными силами находилось пять начальников Главного управления ВВС, а за первые 20 дней войны дважды сменились командующие ВВС фронтов (все, кроме командующего ВВС Северного фронта генерала Новикова А.А.). К этому следует добавить, что перед войной из всех командующих ВВС военных округов лишь 13 процентов исполняли эту должность свыше одного года. Поэтому перед войной в своем большинстве командные кадры ВВС теоретически и практически не были полностью готовы к руководству авиационными соединениями и объединениями.
    Фашистская Германия, максимально используя благоприятное влияние вышеназванных факторов, с самого начала войны лишила нас количественного превосходства по авиации. Только за первый день войны мы потеряли около 1200 самолетов, из них более 800 - на аэродромах. В результате этого с июня 1941 года и вплоть до лета 1943 года фашистская Германия, захватив инициативу, прочно удерживала превосходство в воздухе.
    В исключительно трудных условиях начального периода войны наша военная мысль искала пути уменьшения, отрицательного и усиления положительного влияния рассмотренных выше факторов.
    Результатом явилось:
    а) Придание Военно-воздушным силам роли самостоятельного вида Вооруженных Сил: с июня 1941 года введена должность командующего ВВС и создан Военный совет Военно-воздушных сил.
    б) Уточнение взглядов на применение авиации и изменение оргструктуры ВВС. Основной акцент был перенесен на массирование усилий и централизацию управления, что потребовало изменить оргструктуру ВВС. С мая 1942 года Военно-воздушные силы стали состоять из воздушных армий с подчинением их командующим фронтами.
    в) Разработка и внедрение новых, более эффективных форм и способов боевого применения авиации главным образом в интересах сухопутных войск. Военная наука в этот период предложила авиационный удар, прикрытие войск, авиационное наступление.
    В период, когда наши войска вели стратегическую оборону на всем советско-германском фронте, авиация самостоятельно оперативно-стратегические задачи, как правило, не решала. Ее основные усилия направлялись непосредственно на поддержку и прикрытие войск на поле боя. Отсюда основным способом боевых действий бомбардировочной и штурмовой авиации были эшелонированные удары частей и соединений мелкими группами с интервалами 10 - 15 минут под прикрытием 4 - 6 истребителей. А в истребительной авиации при прикрытии войск и тыловых объектов применялось патрулирование над заданными районами, перехват из положения дежурства на аэродроме или из засад, "свободная охота". Самым распространенным способом при прикрытии войск было патрулирование. На патрулирование в годы Великой Отечественной войны было затрачено около 90 процентов самолето-вылетов истребительной авиации. Такое применение авиации обеспечивало непрерывность воздействия до противнику в узкой полосе, однако вело к нерациональному расходованию сил, особенно истребительной авиации. Но другого выхода не было - техническая база управления авиацией была крайне слабой.
    Более эффективно ВВС решали свои задачи в ходе авиационного наступления. Суть его заключалась в непрерывной поддержке наступающих сухопутных войск массированными действиями авиации на всю глубину операции. Первый опыт подготовки и проведения авиационного наступления был частично получен в контрнаступлении под Сталинградом, в полном объеме - в контрнаступлении под Курском. В среднем на авиационное наступление в ходе фронтовых наступательных операций было затрачено 40 - 56 процентов самолето-вылетов от общего числа.
    Продолжая оценку оперативного искусства ВВС в этот период, следует сказать, что проблема завоевания господства в воздухе в теоретическом и практическом плане в полном объеме не была решена. Военная наука указывала, что для завоевания господства в воздухе могут проводиться специальные воздушные операции и авиация противника может уничтожаться в ходе повседневных боевых действий. Однако теория воздушной операции с целью завоевания господства в воздухе глубокой разработки не получила.
    В то же время опыт войны подтвердил, что воздушная операция - наиболее целесообразная форма для достижения господства в воздухе.
    Примером может служить воздушная операция, проведенная в мае 1943 года совместными усилиями шести воздушных армий с целью ослабления 4 и 6-го воздушных флотов фашистской Германии. В результате было уничтожено свыше 500 самолетов противника, наши потери составили 122 самолета, т.е. в четыре с лишним раза меньше.
    Наиболее эффективным был первый удар, в котором совершено около 450 самолето-вылетов. В результате было уничтожено 194 самолета противника на аэродромах и 21 - в воздухе. Наши потери составили 20 самолетов.
    Какие можно сделать выводы по содержанию оперативного искусства ВВС за период с начала войны и до лета 1943 года?
    Первый. Отрицательное влияние на развитие оперативного искусства ВВС оказали все рассмотренные ранее факторы, в силу чего многие его тюложения не полностью выдержали суровую проверку и подверглись изменениям и уточнениям.
    Второй. Военной наукой своевременно не сделан был акцент на то, что Военно-воздушные силы - самостоятельный вид Вооруженных Сил, способный решать задачи как самостоятельно, так и с целью обеспечения боевых действий других видов Вооруженных Сил и родов войск.
    Третий. Завоеванию господства, в воздухе в теоретическом и практическом плане должного внимания не уделялось.
    Четвертый. Распыление усилий Военно-воздушных сил не давало возможности рационально использовать их боевую мощь.
    С лета 1943 года военно-политическая обстановка изменилась в нашу пользу - от стратегической обороны мы перешли к общему наступлению на всем советско-германском фронте, захватили стратегическое господство в воздухе, авиация стала занимать важное место в проводимых операциях. Благодаря превосходству нашей экономики, героическим усилиям советского народа, мужеству и героизму личного состава Военно-воздушных сил в количественном и качественном отношении мы стали превосходить авиацию фашистской Германии. Создали необходимый резерв для усиления воздушных армий, действующих на главных направлениях. В резерве Ставки ВГК находилось свыше 40 процентов самолетного парка. Был обобщен накопленный боевой опыт, повысился уровень оперативной подготовки командных кадров и стабилизировался их состав. Новая оргструктура и созданный резерв Ставки ВГК позволили массировать усилия авиации и централизованно управлять ею.
    По-иному указанные факторы повлияли на применение авиации фашистской Германии. Действия фашистских ВВС стали носить оборонительный характер. Удельный вес бомбардировочной авиации с 58 процентов в начале войны снизился до 17 процентов, а удельный вес истребительной авиации соответственно возрос с 31 до 59 процентов.
    Однако, объективно оценивая противника, следует сказать, что даже в этих исключительно трудных для него условиях неукоснительно соблюдался принцип массирования сил, что позволяло ему на отдельных участках на короткое время создавать тактическое превосходство в воздухе.
    Переход к централизованному управлению авиацией давал положительные результаты. Однако многие общевойсковые военачальники, получив в свое распоряжение крупные авиационные объединения, стремились все силы авиации, независимо от складывающейся обстановки, использовать только для авиационной поддержки и прикрытия войск на поле боя.
    Поэтому борьба за завоевание господства в воздухе, как необходимого условия для завоевания общего успеха, целенаправленно не велась. Господство в воздухе было завоевано в ходе авиационной поддержки и прикрытия войск и благодаря все возрастающему численному превосходству нашей авиации над противником.
    Оперативное искусство ВВС не показало, насколько эффективными в этих условиях могли стать воздушные операции по уничтожению авиации противника на земле. В доказательство приведу несколько цифр.
    На борьбу с авиацией противника путем уничтожения ее на аэродромах авиация затратила всего шесть процентов от общего количества совершенных ею самолето-вылетов. Замечу, что за годы войны на один уничтоженный в воздухе самолет противника произведено свыше 30 самолето-вылетов, а на один, уничтоженный на земле, - около пяти самолето-вылетов.
    Военная наука в то время не дала четких рекомендаций по рациональному применению боевой мощи Военно-воздушных сил, а командные кадры не полностью использовали их возросшие боевые возможности. Достаточно сказать, что в ходе фронтовых наступательных операций завершающего периода войны основные усилия бомбардировочной и штурмовой авиации в основном сосредоточивались на уничтожении объектов противника на поле боя и в ближайшей оперативной глубине. Так, штурмовики свыше 80 процентов самолето-вылетов совершили на глубину до 10 км, фронтовые бомбардировщики около 93 процентов самолето-вылетов - на глубину до 50 км. На борьбу с резервами и для нарушения перевозок фронтовая авиация произвела не более пяти процентов самолето-вылетов от общего количества.
    Война показала, какое значение имеет правильно разработанная теория, насколько важно своевременно, всесторонне и объективно оценивать факторы, влияющие на развитие оперативного искусства ВВС.
    Великая Отечественная война закончилась убедительной нашей победой, но победа досталась нам очень дорогой ценой.
    Для нас извлечь уроки из опыта войны означает: сделать все возможное заранее, чтобы ослабить отрицательное и усилить положительное воздействие факторов, влияющих на развитие оперативного искусства ВВС.
    В академии новые вопросы боевого применения авиации разработаны, они требуют своей проверки и внедрения в практику оперативной подготовки войск.
    Великая Отечественная война показала, насколько важно правильно решить проблему управления войсками. Говоря об управлении сейчас, следует иметь в виду глубину разработки теории, степень овладения ею командными кадрами, техническую базу и организационную структуру войск. Эти вопросы в настоящее время приобретают особую актуальность, так как фактор времени, когда стороны располагают такими высокомобильными и дальнобойными средствами вооруженной борьбы, приобретает решающее значение.
    Великая Отечественная война показала, какое значение имеют морально-боевая, психологическая подготовка личного состава и всестороннее обеспечение боевых действий авиации. Этим вопросам и сейчас надо уделять постоянное внимание. Обстановка требует: надо иметь такие методы подготовки и такие командные кадры, которые на деле обеспечивали бы высокое качество боевой, психологической подготовки и постоянную высокую боевую готовность войск к срыву агрессии противника.
    Опыт Великой Отечественной войны - наше бесценное достояние, однако использовать его нужно творчески, с учетом изменившихся условий, резко возросших возможностей к, безусловно, с учетом имевших место недостатков накануне и в ходе Великой Отечественной войны.
    Генерал-полковник авиации Борсук А.Ф.
    Развитие тактики родов фронтовой авиации в годы Великой Отечественной войны, значение опыта войны для современности
    Большой вклад в победу советского народа над фашистской Германией внесли Военно-воздушные силы, основу которых составляла фронтовая авиация. Вместе с другими родами войск фронтовая авиация наносила сокрушительные удары по живой силе и технике противника. В ожесточенных воздушных боях и сражениях наши летчики громили хваленую немецко-фашистскую авиацию.
    Тактика родов авиации отвечала уровню авиационной техники и требованиям боя того времени. В основном правильно решались вопросы применения родов авиации, определялись способы боевых действий, боевые порядки и тактические приемы при выполнении различных задач, в достаточной степени отрабатывались вопросы управления и боевого обеспечения.
    Однако допущенные просчеты и недостатки в проведении мероприятий по повышению боевой готовности ВВС и подготовке их к отражению фашистской агрессии привели к тому, что нашей авиации пришлось вступить в войну в трудных условиях обстановки.
    С самого начала военных действий на всем советско-германском фронте развернулась ожесточенная борьба за господство в воздухе.
    Истребительная авиация при этом была основным средством борьбы. Однако, при необходимости, она привлекалась и для поражения наземных объектов противника.
    Наиболее важными задачами, решаемыми фронтовыми истребителями в ходе Великой Отечественной войны, были: прикрытие сухопутных войск и объектов тыла от ударов с воздуха и воздушной разведки противника; обеспечение боевых действий других родов авиации и прикрытие аэродромов их базирования; нанесение ударов по войскам и технике противнит ка; ведение воздушной разведки.
    На прикрытие войск и объектов тыла фронтов в начале войны выделялись практически все истребительные части и соединения. В дальнейшем, по мере увеличения самолетного парка истребителей и с заменой пулеметного вооружения на пушечное, появилась возможность использовать часть истребительной авиации для решения других задач. Основными способами боевых действий истребителей при выполнении задачи прикрытия войск являлись: перехват из положения дежурства на аэродроме или из засад, патрулирование (дежурство в воздухе), "свободная охота".
    Перехват самолетов противника из положения дежурства на аэродроме был более экономичным способом действий, однако его эффективность зависела прежде всего от надежности работы систем наблюдения, оповещения и связи. Поэтому более широкое применение он получил в третьем периоде войны с поступлением на вооружение ВВС радиолокационных станций.
    Наиболее распространенным способом боевых действий истребителей при прикрытии войск явилось патрулирование над полем боя. В назначенные зоны дежурства в воздухе высылался наряд истребителей, состав которого зависел от наличия сил, активности противника, характера боевой задачи. Однако эффективность этого способа вначале была низкой. Истребители в зонах дежурства выполняли полет большими группами в сомкнутых боевых порядках, что сковывало их манёвр, затрудняло управление в бою. При этом такая группа представляла легко уязвимую для истребителей противника цель, особенно со стороны верхней полусферы. Используя слабые стороны в организации патрулирования наших истребителей, противник нередко сковывал их действия незначительными силами и безнаказанно наносил удар по нашим войскам.
    Учитывая эти недостатки в боевых действиях истребителей, советские летчики уже в воздушных сражениях на Кубани (весна 1943 года) впервые применили эшелонирование истребителей в зонах дежурства в воздухе по высоте. Одним из первых такой боевой порядок применил выдающийся мастер воздушного боя капитан А.И.Покрышкин, впоследствии Трижды Герой Советского Союза, маршал авиации. Он в числе первых перешел на патрулирование в зоне дежурства в воздухе на повышенных скоростях полета с использованием вертикального маневра. Это сокращало время сближения, повышало внезапность атаки по противнику, обеспечивало истребителю сохранение инициативы в бою. Родившаяся в небе Кубани тактическая формула "высота - скорость - маневр огонь!" стала для всех советских летчиков-истребителей основной формулой победы.
    Для борьбы с одиночными самолетами и небольшими группами на земле организовывались засады, которые располагались в непосредственной близости от линии фронта, а также на вероятных направлениях маршрутов полетов авиации противника. В засады выделялось от пары самолетов до эскадрильи.
    С целью уничтожения отдельных самолетов и небольших групп противника над его территорией применялась "свободная охота" истребителей. Помимо успешной борьбы с самолетами противника на глубине 50 - 100 км за линией фронта "охотники" добывали ценные разведывательные данные о расположении и действиях наземных войск и авиации противника.
    Важной задачей истребительной авиации было обеспечение боевых действий других родов авиации, которое включало: непосредственное сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков до цели и обратно; прикрытие их в районе боевых действий; блокирование аэродромов противника.
    При достаточном количестве сил боевой порядок истребителей сопровождения обычно состоял из трех тактических групп: непосредственного прикрытия; ударной, резерва.
    Группа непосредственного прикрытия, как правило, располагалась сзади (200 - 400 м) с незначительным превышением (150 - 300 м) или на одной высоте с бомбардировщиками или штурмовиками. Ударная группа обычно следовала с превышением 800 - 1000 м над бомбардировщиками или штурмовиками. Группа резерва находилась по отношению к ударной группе и группе непосредственного прикрытия в стороне или сзади с превышением над ударной группой 600 - 1000 м. Если для сопровождения выделялось небольшое количество истребителей, то группа резерва, а иногда и ударная группа не создавались.
    В условиях сильного противодействия истребителей противннка наряду с непосредственным прикрытием штурмовиков и бомбардировщиков применялась расчистка воздушного пространства. Истребители прибывали в район боевых действий обычно за 3 - 5 мин до нанесения удара бомбардировщиками и штурмовиками и связывали боем истребителей противника. В некоторых случаях, при наличии достаточного количества сил, создавались заслоны на наиболее вероятных направлениях появления истребителей противника.
    В ходе войны совершенствовалась и тактика воздушного боя. Решающее значение на ее развитие оказало улучшение боевых свойств наших самолетов. С поступлением на вооружение частей ВВС новых истребителей Як-3, Як-9, Ла-5, Ла-7, обладающих высокой тяговооруженностыо, воздушный бой на виражах уступил место вертикальному маневру, что позволяло летчикам вести наступательный бой и применять эшелонированные по высоте боевые порядки. Тактика боя основывалась на внезапности, максимальном использовании маневра, огня, взаимодействия в группе, на умелом использовании преимущества своего самолета и учета слабых сторон самолетов противника.
    Наряду с решением своих основных задач по обеспечению боевых действий сухопутных войск и других родов авиации, фронтовые истребители в годы войны привлекались также к штурмовым действиям по различным наземным объектам противника.
    Основными объектами действий истребителей являлись войска и техника противника на марше, на поле боя и в районах рассредоточения, железнодорожные эшелоны и автоколонны, самолеты, склады горючего и боеприпасы на аэродромах.
    Атака цели производилась, как правило, с пикирования парами, звеньями и одиночно. Сначала сбрасывались бомбы, затем цель обстреливалась из пулеметов и пушек. Сбрасывание бомб производилось в зависимости от размеров цели самостоятельно каждым летчиком или же по сигналу командиров звеньев или пар.
    Известно, что советской авиацией на советско-германском фронте уничтожено 57 тысяч вражеских самолетов, 48 тысяч приходится на Военно-воздушные силы Советской Армии, в том числе 44 тысячи было уничтожено в воздушных сражениях и боях. Не исключено, что и в современных условиях воздушное пространство явится той основной средой, где развернутся главные события по завоеванию господства в воздухе.
    Развитие тактики штурмовой авиации
    Штурмовая авиация как средство поддержки сухопутных войск на поле боя впервые была создана в нашей стране.
    Специальный бронированный самолет-штурмовик Ил-2 был принят на вооружение в 1941 году.
    В первый период войны штурмовая авиация применялась преимущественно для борьбы с танковыми и механизированными колоннами наступающего противника. Поскольку самолетов Ил-2 было еще мало, они действовали мелкими подразделениями в составе одного-двух звеньев. Атаки производились с бреющего полета. Они давали высокие результаты. Именно в этот период немецкие солдаты прозвали наши штурмовики "черной смертью".
    В борьбе с истребителями противника штурмовики выработали тактику, основанную на взаимной поддержке экипажей путем сочетания огня крыльевых пушек, пулеметов и маневра. Однако задняя полусфера самолета оставалась незащищенной оборонительным огнем и самолеты Ил-2 несли большие потери от истребителей.
    В ноябре 1942 года прошел врйсковые испытания и начал поставляться фронту двухместный самолёт Ил-2, оборудованный подвижной пулеметной установкой для обстрела задней полусферы.
    Так была окончательно отработана конструкция штурмовика, получившего назначение противотанкового самолета. Однако по-настояшему он стал противотанковым лишь в 1943 году, когда впервые под Курском были применены противотанковые бомбы различных калибров. Результаты ударов по танкам с применением этих бомб оказались в 2 - 3 раза выше, чем при бомбардировании танков фугасными авиабомбами.
    Если с началом войны штурмовая авиация действовала по колоннам наступающего противника, то после перехода наших войск в контрнаступление под Сталинградом и до конце войны штурмовая авиация стала широко применяться для поддержки войск на поле боя. Удары наносились звеньями, шестерками и эскадрильями, бомбометание и стрельба по целям велись с пологого пикирования с высот 900 - 700 м, как правило, с нескольких заходов. Каждый экипаж самостоятельно выбирал и атаковал цель.
    При уходе штурмовиков от цели истребители противника часто сбивали замыкающие самолеты. Это привело к созданию нового боевого порядка "круг самолетов", который применялся сначала для ведения боя с истребителями, а затем и для действий по наземным целям. Эскадрилья в составе не менее восьми самолетов, построившись в колонну по одному, оказалась способной замкнуть "круг" и посамолетно атаковать цель, сохраняя дистанцию между самолетами 600 - 800 м. Впервые этот боевой порядок был применен в мае 1942 года в 288 шап.
    Свои задачи штурмовая авиация выполняла как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими родами авиации и сухопутными войсками.
    Для действий по объектам на поле боя штурмовая авиаций расходовала 80 процентов самолето-вылетов. При этом применялись два основных способа действий - сосредоточенные и эшелонированные удары. Преобладающим являлся второй способ, так как он обеспечивал штурмовикам выполнение одного из главных требований к авиационной поддержке войск - непрерывность воздействия на противника. Удельный же вес сосредоточенных ударов составлял 15 процентов.
    Во втором и третьем периодах войны широко применялась "свободная охота" одиночных штурмовиков и небольших групп. Атаки объектов на поле боя выполнялись с фланга, фронта и тыла противника.
    Атака с фланга применялась обычно при действиях по живой силе, расположенной в траншеях главной полосы обороны.
    Атака с фронта применялась при действиях вблизи линии боевого соприкосновения, для чего заранее намечалось наивыгоднейшее направление ухода от цели и возвращения на свою территорию.
    Атака с тыла, как правило, обеспечивала наибольшую внезапность, но была небезопасна для своих войск. Поэтому она применялась по объектам, расположенным не ближе 3 - 5 км от линии фронта.
    До лета 1942 года основным способом атаки целей являлась атака с бреющего полета. Этот способ обеспечивал внезапность штурмового удара, уменьшал потери от огня зенитной артиллерии и исключал атаки истребителей противника снизу. С конца 1942 года штурмовики стали успешно осуществлять атаку с пикирования с углами 10 - 30° с высот не ниже 600 - 700 м, а также с горизонтального полета, с высот от 100 до 400 м.
    Атака целей осуществлялась, как правило, нанесением эшелонированных ударов группами. Для этого штурмовики выходили на цель в колонне групп по 6 - 8 самолетов на дистанции между ними 500 - 600 м. Каждая группа атаковала цель одновременно всем составом с пикирования. Такой способ
    атаки цели снижал противодействие истребителей и зенитной артиллерии, уменьшал свои потери, производил сильное моральное воздействие на противника. Однако пребывание штурмовиков над целью при этом было кратковременным, из-за чего не все экипажи успевали полностью израсходовать боекомплект.
    Эти недостатки были исключены при нанесении штурмовиками эшелонированных ударов по цели с "круга". Эскадрилья штурмовиков подходила к цели в колонне из двух четверок. Ведущий эскадрильи после обнаружения цели давал команду на выполнение одновременной атаки звеньями для бомбометания с пикирования с последующим размыканием или на перестроение по одному для выполнения последовательных атак с круга самолетов. При круге из восьми самолетов дистанция между ними была 400 - 600 м, что обеспечивало взаимную огневую поддержку между экипажами при атаке наземных целей. Время пребывания штурмовиков над целью составляло 15 - 20 мин. В зависимости от состава групп замкнутый "круг" мог состоять из одиночных самолетов, пар или звеньев.
    "Круг" обеспечивал штурмовикам также надежную огневую защиту в бою с истребителями противника, так как каждый самолет защищал хвост впереди летящего экипажа.
    При отражении атак истребителей противника "круг" постепенно перемещался в сторону расположения наших войск, откуда можно было получить поддержку зенитных средств и истребительной авиации, которые "отсекали" от штурмовиков истребителей противника.
    В ходе войны штурмовики нередко привлекались к действиям по резервам противника в местах сосредоточения и на марше с целью уничтожения живой силы и техники или задержки и дезорганизации движения.
    При атаке данной колонны удару подвергались в первую очередь голова или часть колонны, которая находилась в теснинах. Атака такой колонны при сильном насыщении ее зенитной артиллерией и прикрытии истребителями производилась в боевом порядке "пеленг" пересечением колонны несколько раз под углом 15 - 20° с разворотом "все вдруг".
    При выполнении задачи нарушения железнодорожных и автомобильных перевозок противника широкое распространение получили действия одиночных самолетов и небольших групп штурмовиков - "охотников". Проникая в тыл противника на глубину до 100 - 150 км, они отыскивали и уничтожали паровозы, эшелоны, одиночные легковые и специальные автомашины, разрушали мосты, переправы.
    "Свободная охота" позволяла штурмовикам поддерживать непрерывность боевого воздействия с воздуха, особенно в сложных метеоусловиях, и при малой затрате сил и средств наносить противнику значительный ущерб.
    Штурмовая авиация в годы войны являлась основной ударной силой в борьбе с авиацией противника на аэродромах прифронтовой полосы. Помимо самолетов объектами ее действия на аэродромах были личный состав, склады горючего и боеприпасов, заправочные средства.
    Удары по объектам на аэродромах обычно выполнялись с пикирования или с бреющего полета. Наиболее выгодными для действий штурмовиков считались высоты от 600 м до бреющего полета. Эти высоты позволяли штурмовикам надежно определять местонахождение каждого самолета или других объектов и, следовательно, с максимальной эффективностью применять свое оружие.
    В ходе боевых действий штурмовикам нередко приходилось встречаться с самолетами противника в воздухе. Хорошая маневренность, мощное пулеметно-пушечное вооружение позволяли им успешно вести наступательный воздушный бой с бомбардировщиками Ю-87, Ю-88, транспортными самолетами Ю-52 противника и добиваться, как правило, победы.
    Современная ИБА, разрабатывая свою тактику, опирается на богатейший опыт боевых действий штурмовой авиации в годы Великой Отечественной войны.
    Фронтовая бомбардировочная авиация
    в годы Великой Отечественной войны являлась основной ударной силой советских ВВС. Перед войной она имела на вооружении до 90 процентов устаревших самолетов типа СБ. Новые бомбардировщики Пе-2, превосходившие немецкие самолеты подобного типа, к началу войны только начали поступать на вооружение. Поэтому боевое применение этого самолета, особенно бомбометание с пикирования, находилось в начальной стадии освоения.
    Основные усилия фронтовых бомбардировщиков в Великой Отечественной войне были направлены на содействие сухопутным войскам. Так, из общего количества самолето-вылетов ФБА за период 1943 - 1945 годов приходилось: на уничтожение войск и боевой техники - 82 процента; на удары по аэродромам 2,1 процента; на действия по железнодорожным объектам и переправам - 12,7 процента; на разведку - 2,7 процента.
    Фронтовые бомбардировщики действовали преимущественно по объектам, расположенным на небольшом удалении от линии фронта (30 - 100 км). Это объяснялось ограниченными возможностями огневых средств сухопутных войск, недостаточной численностью бомбардировочной авиации, а также ограниченным радиусом полета бомбардировщиков.
    Основными способами боевых действий бомбардировщиков при уничтожении войск противника на поле боя, на марше и в местах скопления являлись сосредоточенные и эшелонированные удары. Первый способ применялся при действии по крупным и важным целям, для эффективного поражения которых требовалась максимальная концентрация ударной мощи в короткий промежуток времени. Они наносились большими группами бомбардировщиков. Одновременность удара достигалась полетом к цели в одном общем боевом порядке или одновременным выходом на цель нескольких групп с разных направлений.
    Действия ФБА к концу войны характеризовались массированием ее усилий. Так, например, за два дня по Кенигсбергу было произведено несколько тысяч самолето-вылетов и сброшено 5000 т бомб, а в Берлинской операции - свыше 10 000 т бомб.
    Наряду с одновременными (называвшимися тогда сосредоточенными) ударами дивизий и корпусов широко применялись и последовательные (эшелонированные) удары эскадрильями или полками.
    Эшелонированные удары применялись при необходимости длительного и непрерывного воздействия на противника. В этом случае бомбардировщики действовали по целям отдельными группами (эскадрильями, звеньями и даже одиночными самолетами) с различными интервалами по времени и при атаке цели, как правило, делали несколько заходов.
    С началом войны бомбометание осуществлялось в основном с горизонтального полета с высот 1000 - 3000 м. Атаку целей бомбардировщики выполняли вблизи линии фронта, а затем уходили со снижением до 600 - 800 м и разгоном скорости на свою территорию. Такой способ бомбометания обеспечивал нанесение удара по площадным целям и уклонение от атак истребителей противника. Однако он был недостаточно эффективен при нанесении удара по малоразмерным объектам, составляющим на поле боя большинство целей (колонны танков, мотопехоты, опорные пункты и т.п.).
    Поэтому уже со второго периода войны с поступлением на вооружение частей самолетов Пе-2 и освоением их летным составом бомбометание стало выполняться с пикирования. Ввод в пикирование выполнялся, как правило, с высот 1500 - 3000 м, а сброс бомб с высот не менее 500 - 800 м. Такой способ атаки цели позволил повысить точность бомбометания. Выполнение атаки с пикирования осуществлялось одиночными самолетами или звеньями. Каждое звено прицеливалось самостоятельно и сбрасывало бомбы по команде ведущего.
    С накоплением опыта боевых действий совершенствовались и тактические приемы бомбардировщиков при нанесении ими ударов по наземным целям. Так. для повышения эффективности действий бомбардировщиков был разработан и применен удар с пикирования из боевого порядка "круг". Одним из создателей и инициаторов этого тактического приема был командир 2-го гвардейского бомбардировочного авиационного корпуса генерал-майор авиации Полбин И.С. Суть его заключалась в том, что группа бомбардировщиков наносила последовательные удары с пикирования одиночными экипажами или небольшими группами (по 3 - 5 самолетов; из образованного ими замкнутого круга. При этом увеличилось время пребывания бомбардировщиков над целью, использовались большие углы пикирования 60 - 70°, что повысило точность бомбометания, улучшились условия.для прикрытия истребителями, во много раз возросла эффективность использования бортового оружия.
    Действия с замкнутого круга существенно дополнили арсенал тактических приемов бомбардировочной авиации. Применение этого способа явилось свидетельством высокой тактической зрелости и боевого мастерства наших летчиков.
    Для подавления и изнурения живой силы и уничтожения техники противника на поле боя и в ближайшем тылу ночью применялись легкие бомбардировщики устаревших типов Р-5, По-2. И, тем не менее, они показали высокую эффективность при решении специфических задач благодаря ряду присущих им положительных качеств.
    Так, высокая устойчивость и простота пилотирования позволяли самолетам Р-5 и По-2 вести боевую деятельность в таких условиях погоды, когда другие рода боевой авиации не могли действовать. Хорошие взлетно-посадочные качества самолетов Р-5 и По-2 позволяли базировать их на площадках ограниченных размеров в непосредственной близости от наземных войск.
    Тактика легких ночных бомбардировщиков при действиях на изнурение живой силы состояла в беспрерывном в течение всей ночи бомбардирован ни районов и объектов, занимаемых войсками противника. В данном случае большого количества самолетов не требовалось, так как длительность воздействия достигалась повышением времени пребывания каждого самолета над целью и увеличением размеров участка действий для каждого самолета. Как правило, для действий одного самолета выделялся участок в 1,5 - 2 км по фронту. Продолжительность пребывания в нем одного экипажа составляла 30 50 минут.
    О высокой эффективности действий легких ночных бомбардировщиков по артиллерии свидетельствует то, что при появлении самолетов Р-5 и По-2 ночью над полем боя батареи прекращали огонь.
    Части ночной легкой бомбардировочной авиации широко привлекались также для ударов по ближайшим аэродромам и ведения воздушной разведки.
    В настоящее время соединения и части фронтовой авиации вооружены принципиально новыми авиационными комплексами, имеющими значительные отличия от самолетов Великой Отечественной войны. Естественно, тактика, как наиболее подвижная и чувствительная к изменениям в средствах ведения боя, получила дальнейшее развитие.
    Тактика рождается людьми на полях сражений. Хочется назвать тех, кто ее творил в авиации в годы войны. Это бывшие командующие и главнокомандующие ВВС главные маршалы авиации товарищи А.А. Новиков, П.Ф. Жигарев, К.А. Веришнин, П.С. Кутахов, дважды Герой Советского Союза, главнокомандующий ВВС маршал авиации А.Н. Ефимов, трижды Герои Советского Союза - гордость советского народа - Иван Никитович Кожедуб и Александр Иванович Покрышкин. Это присутствующие здесь маршалы авиации товарищи Н.М. Скоморохов, А.П. Силантьев, Г.В. Зимин, И.И. Пстыго, Н.С. Скрипко, генералы В.В. Решетников, И.М. Мороз, С.В. Голубев, Г.Т. Береговой, С.И. Харламов, В.М. Безбоков, В.А. Кумсков, М.И. Фесенко и другие герои - активные участники воздушных сражений.
    Огромный боевой опыт, полученный в ходе прошлой войны, не утратил своего большого значения и сегодня. Как и в годы Великой Отечественной войны, основу современной тактики ВВС составляют: внезапность действий, активность и решительность, ведение боевых действий с предельным напряжением, экономное расходование сил и средств, тесное взаимодействие участвующих в боевом вылете сил, твердое и непрерывное управление ими, всестороннее обеспечение боевых действий, учет и правильное использование морально-политического и психологического факторов, максимальное использование каждым экипажем боевых возможностей самолета для решительной победы над противником.
    Как известно, принципы боевого применения авиации являются основой для разработки способов и тактических приемов боевых действий, которые более подвижны и зависимы от боевых свойств и возможностей авиационных комплексов, средств поражения, подготовленности летного состава, характера противодействия противника и других условий боевой обстановки. Поэтому по сравнению с принципами боевого применения авиации они претерпели еще большие изменения. Но и здесь преемственность опыта прошлого не потеряла своего значения.
    Так, применявшиеся в годы войны одновременные и последовательные удары по заранее заданным или выявленным в ходе боевых действий объектам, действия по вызову из положения дежурства на земле или в воздухе, самостоятельный поиск и уничтожение целей ("охота") остаются в числе основных способов боевых действий частей и соединений фронтовой ударной авиации (бомбардировочной, истребительно-бомбардировочной, штурмовой).
    В тактике истребительной авиации не утратили своего значения уничтожение воздушного противника из положения дежурства на земле или в воздухе, действия из засад, расчистка воздушного пространства и заслоны в воздухе, самостоятельный поиск и уничтожение воздушных целей в заданном районе (полосе), патрульное сопровождение, блокирование аэродромов противника.
    Основу боевых порядков в истребительной и истребительно-бомбардировочной авиации, как и раньше, составляет пара самолетов. Получило дальнейшее развитие деление боевых порядков на группы различного тактического назначения.
    В действиях по наземным целям дальнейшее развитие получили удары с малых высот и с пикирования, в том числе со сложных видов маневра. Прежний бреюшии полет наших легендарных штурмовиков трансформирован в полет на малых и предельно малых высотах, являющийся в настоящее время для всех родов авиации одним из наиболее эффективных тактических приемов преодоления ПВО противника и достижения тактической внезапности.
    Конечно, речь идет прежде всего о сходстве формы, лежащей в основе указанных способов и тактических приемов. Что же касается их содержания, то здесь произошли существенные изменения.
    Это определяется прежде всего значительными качественными изменениями авиационной техники. В настоящее время на вооружение частей ВВС поступают авиационные комплексы четвертого поколения, которые обладают новыми боевыми свойствами, позволяющими в значительной степени расширить область их боевого применения.
    Под воздействием новых технических средств совершенствуются формы и способы боевых действий авиации, изменяются старые и разрабатываются новые тактические приемы ведения воздушных боев и нанесения ударов.
    Однако опыт Великой Отечественной войны показал, что тактическая подготовка должна носить целенаправленный характер, она должна стать этапом, на котором формируются все необходимые профессиональные качества воздушного бойца, и. в то же время, она должна учитывать особенности состоящей на вооружении техники, уровень подготовки летного состава частей, условия боевых действий.
    Боевые действия авиации в Великой Отечественной войне есть кладезь бесценного боевого опыта. Необходимо вдумчиво и тщательно его анализировать и находить достойное ему применение в различных условиях современной обстановки. Организация тщательного изучения этого опыта и доведение до частей всего того полезного, что этот опыт дает, будет служить делу дальнейшего повышения боевой мощи нашей авиации.
    Генерал-полковник авиации Решетников В.В.
    Применение дальней авиации в Великой Отечественной войне
    По предвоенным взглядам дальнебомбардировочная авиация, являясь авиацией Главного Командования Красной Армии, предназначалась для поражения крупных военно-промышленных и административно-политических центров глубокого тыла врага в интересах войны в целом. Этому была подчинена и направленность ее боевой подготовки. В частях осуществлялся процесс перевооружения на самолеты Ил-4, Пе-8, Ер-2 и их освоения.
    К началу войны в состав ДБА входили пять авиакорпусов (в том числе один на Дальнем Востоке), три отдельные авиадивизии и отдельный авиационный полк, в которых насчитывалось более 1000 боеготовых самолетов.
    Острая необходимость применения ДБА по своему основному предназначению сохранялась в течение всей войны. Но сложившаяся обстановка, невыгодное для нас соотношение сил авиации сторон, особенно по ударной авиации, резко изменили принципы ее боевого использования с самого начала военных действий.
    Известно, что в результате внезапно развязанной войны в первый день вторжения агрессора ВВС приграничных военных округов понесли тяжелые потери - около 1200 самолетов. Дальние же бомбардировщики, имея более глубокое базирование, от ударов с воздуха не пострадали, но, будучи привлеченными из-за отсутствия достаточного количества бомбардировщиков в составе фронтовой авиации для борьбы с танковыми колоннами и колоннами мотопехоты, несли большие потери в воздухе.
    В первый день войны в соответствии со своим предназначением ДБА получила задачу главными силами нанести удар по ряду административно-политических и военно-промышленных центров глубокого тыла врага: Кенигсбергу, Данцигу, Варшаве, Кракову, а также, во взаимодействии с авиацией ВМФ, разрушить основные объекты нефтеперерабатывающей промышленности Румынии. Поставленную задачу, хотя и ценой больших потерь, дальнебомбардировочная авиация выполнила успешно, Однако уже на третий день войны характер боевых действий ДБА резко изменился. Ее основные усилия были направлены на уничтожение танков и живой силы наступавших войск, противника на дорогах и переправах в районах Минска, Луцка, Двинска и др. Она наносила удары по переправам на Западной Двине, Немане, Березине, Друти, Днестре и других реках.
    Дальние бомбардировщики действовали с большим напряжением в основном днем, реже - ночью. Их удары были весьма эффективны, но силы все больше и больше распылялись. От ударов полковыми группами они переходили к действиям мелкими группами, по большому количеству объектов, с малых высот - 200 400 м, нередко применяя по наземным целям пулеметный огонь. Дальние бомбардировщики действовали без прикрытия истребителями, так как их не хватало. Это приводило к большим потерям. Только 26 июня 1941 года ДБА потеряла 43 экипажа Ил-4. В этот день геройски погиб и экипаж командира эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка капитана Н.Гастелло, направивший свой подбитый зенитным снарядом, горящий бомбардировщик на скопление гитлеровских войск и техники. Идя на таран, героический экипаж продолжал сражаться - вел огонь по врагу из всех пулеметных установок.
    Следует отметить, что, хотя ДБА в тот период пришлось действовать в несвойственных для нее условиях, экипажи, имевшие более высокую летную и боевую выучку, значительно быстрее к ним приспосабливались. Их действия отличались боевой дерзостью, решительностью, тактической целесообразностью, а удары - высокой точностью.
    Но потери продолжали расти. И потому Ставка Главного Командования своей директивой от 3.7.41 г. потребовала применять дальнебомбардировочную авиацию ночью, с больших высот, а в случае необходимости - днем, с высот не ниже средних, при обязательном сопровождении истребителями и выделением сил для подавления зенитной артиллерии. Решение было правильным и своевременным, однако осуществлять его было непросто.
    ДБА вела боевые действия практически во всех оборонительных операциях. Например, в воздушной операции, проводимой с 29 августа по 3 сентября 1941 года, в которой участвовала авиация трех фронтов и силы ДБА против 2-й танковой группы Гудерина, дальние бомбардировщики совершали за ночь по 2 3 вылета. Танковая группировка понесла крупные потери, темп ее наступления был значительно снижен.
    Продолжая сосредоточивать свои основные усилия на поддержке войск фронтов, дальнебомбардировочная авиация в период с 10 июля по 30 сентября 1941 года частью сил во взаимодействии с авиацией флота успешно действовала по военно-промышленным объектам в Кенигсберге, Данциге, Хельсинки, Варшаве, по нефтеперегонным заводам Румынии. В июле 1941 года ДБА нанесла восемь эффективных ударов по объектам нефтяной промышленности в Плоешти, Констанце и Бухаресте. Были уничтожены склады нефтепродуктов, почти в два раза упала добыча нефти, что вызвало серьезное беспокойство в ставке Гитлера. В записке от 22 августа 1941 года он писал, что разрушение единственных, находящихся в распоряжении Германии нефтяных промыслов может иметь для продолжения войны "такие последствия, которые трудно предвидеть". К сожалению, переключение нашей авиации на решение неотложных задач по уничтожению колонн мотопехоты и танков противника не позволило успешно завершить выполнение поставленной задачи.
    Следует заметить, что тревожная перспектива лишиться горючего, которая реально возникла перед фашистским руководством в разгар летне-осенней кампании 1941 года в результате действий ДБА, явилась одной из причин сосредоточения главных усилий немецких войск на южном направлении с целью захвата кавказской нефти.
    В начале августа 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение нанести удар по Берлину в качестве ответной меры на начавшиеся с 22 июля налеты немецко-фашистской авиации на Москву. Эту задачу, действуя с аэродрома на о.Эзель в Балтийском море, успешно выполнили группа бомбардировщиков ВВС Балтийского флота и две группы ДБА. В течение августа 1941 года они нанесли несколько ударов по столице фашистской Германии. Воевые действия велись в исключительно трудных условиях. Линия фронта проходила уже в 350 - 400 км восточное острова. Гитлеровская авиация бомбила островные аэродромы днем и ночью, фашисты вели обстрел из корабельной артиллерии, топили в море транспорты с горючим и боеприпасами. Несмотря на все это, бомбардировки Берлина продолжались. Последние самолеты вылетали на боевое задание, используя бензин из баков других самолетов. И только в начале сентября на минимальной заправке экипажи покинули остров.
    В это же время, действуя с аэродрома под Ленинградом, Берлин бомбили четырехмоторные бомбардировщики Пе-8 дивизии комбрига М.В.Водопьянова. Эти удары потрясли фашистское руководство, население Германии и войска на фронте, поскольку в результате лживой фашистской пропаганды все уверовали в то, что советская авиация уже давно уничтожена. Подвиг наших экипажей был отмечен высокими государственными наградами. Целый ряд летчиков и штурманов были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.
    Но враг продолжал рваться к Москве. Дальние бомбардировщики в этот период действовали не только по аэродромам, участвуя в борьбе за господство в воздухе, но и нарушали коммуникации противника, громили вражеские войска на поле боя, применяя авиационные бомбы и пулеметный огонь, ведя, по сути дела, штурмовые действия. В тяжелых метеорологических условиях (низкая облачность, снегопады, обледенения) ДБА днем и ночью действовала по отступавшим немецко-фашистским войскам в период контрнаступления под Москвой.
    Вместе с тем, в сложившейся обстановке все больше и больше нарушалось централизованное управление дальнебомбардировочной авиацией. Из-за больших потерь происходили постоянные переформирования частей. Силы ее продолжали распыляться. Авиационные соединения и части оказались фактически в подчинении командующих войсками фронтов, в полосах которых они базировались. 74 процента всех самолето-вылетов за 1941 год ДБА произвела с целью непосредственной поддержки войск на поле боя.
    В августе было упразднено корпусное звено управления. Ставка стремилась сохранить силы авиации Верховного Главнокомандования, централизовать управление, обеспечить массированное ее применение. Директивой от 4 июля 1941 года Ставка потребовала от начальника Генерального штаба ставить задачи ДБА лично. После этого Генеральному штабу удалось спланировать и провести две воздушные операции. Но положение с управлением в основном оставалось прежним. Потери сил ДБА дошли до 65 процентов. В боевом составе оставалось семь дивизий.
    5 марта 1942 года Государственный Комитет Обороны принял решение преобразовать ДБА в авиацию дальнего действия и подчинить ее непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования. Командующим АДД был назначен генерал-майор авиации (к концу войны главный маршал авиации) А .Е. Голованов. Были сформированы новые полки и дивизии. В АДД вошел основной состав ГВФ и воздушно-десантные войска. Промышленность уже поставляла новые самолеты Ил-4. Дальние бомбардировщики стали действовать массированно, главным образом ночью, по наиболее важным объектам. Удельный вес ударов по целям, расположенным в глубоком тылу, заметно возрос. И все-таки главными объектами действий по-прежнему оставались войска, коммуникации, аэродромы противника, т.е., строго говоря, объекты фронтовой авиации.
    АДД действовала в интересах войск Крымского, Брянского фронтов и особенно на сталинградском направлении. В августе 1942 года сюда были переброшены пять авиационных дивизий. Экипажи действовали с высоким боевым напряжением в тесном взаимодействии как с соединениями и частями других родов авиации, так и с сухопутными войсками. Приближение к основным районам боевых действий позволило за счет сокращения заправки самолетов топливом увеличить бомбовую нагрузку. Это очень важно, если учесть, что наша промышленность к тому времени уже стала поставлять авиационные бомбы более крупных калибров.
    Произошли и другие изменения: значительно расширилась сеть радио и светомаяков, приводных радиостанций, пеленгаторных баз. Отсюда повысилась точность навигации и эффективность ударов по объектам врага в непосредственной близости от своих войск. Если фронтовая авиация действовала преимущественно днем, то АДД чаще всего наносила удары ночью, делая по 2 - 3 вылета. Боевые порядки состояли из ударных групп и групп обеспечения: разведки и обозначения цели, освещения и контроля результатов ударов.
    В Сталинграде, особенно в конце сентября 1942 года, авиация дальнего действия приобрела богатый опыт боевых действий по уничтожению войск противника в крупном городе. Дальние бомбардировщики вынуждены,были наносить удары в 2 - 3 км от своих войск. Широко практиковалось перенацеливание экипажей, что представляло большую сложность. Но следует сказать, как показал опыт боевых действий дальних бомбардировщиков и в последующих операциях, не было за всю войну ни одного случая нанесения ударов по своим войскам.
    В этот трудный период для нашей страны и ее Вооруженных Сил Ставкой ВГК было принято решение на нанесение ударов частью сил авиации дальнего действия по военно-промышленным и административно-политическим центрам глубокого тыла врага - Берлину, Будапешту, Бухаресту, а также по Варшаве, Данцигу, Кенигсбергу, Штеттину. Для выполнения этой задачи было выделено 200 наиболее подготовленных экипажей. Например, по Берлину были нанесены три удара, в результате которых в городе возникло 50 очагов пожаров, 13 из которых крупные. Были отмечены шесть мощных взрывов. Столице фашистской Германии был нанесен существенный материальный ущерб, а международный политический резонанс был просто колоссальным. В то время советские люди с гордостью и восхищением восприняли весть о бомбардировке Берлина. Все прогрессивные информационные агенства мира отмечали смелую и дерзкую операцию советских летчиков, огромную нарастающую силу нашей авиации.
    В ходе контрнаступления под Сталинградом авиационные соединения АДД, взаимодействуя со 2, 8, 16 и 17-й воздушными армиями, получили первый опыт боевых действий в рамках авиационного наступления. К началу 1943 года в боевом составе АДД произошли существенные изменения. Она уже имела 11 дивизий. В мае в соответствии с постановлением ГКО стали формироваться восемь дальнебомбардировочных авиационных корпусов. Боевой состав авиации дальнего действия возрос до 700 самолетов и продолжал увеличиваться. Задача стояла в том, чтобы довести его до 1200 самолетов.
    В подготовительный период битвы под Курском АДД вела активные боевые действия по срыву железнодорожных перевозок. В течение апреля, мая и июня она вела систематические боевые действия по разрушению железнодорожных объектов на глубину до 50 - 600 км. По таким наиболее важным железнодорожным узлам, как Брянск и Орел, были нанесены 22 сосредоточенных удара, по Гомелю - восемь, Унече - шесть. Стала применяться "свободная охота" в ночных условиях.
    Как свидетельствуют захваченные в качестве трофеев оперативные документы фашистского командования, одной из причин переноса сроков начала наступления на Курской дуге были удары наших бомбардировщиков по коммуникациям, сыгравшие важную роль в срыве планов перегруппировки немецко-фашистских войск.
    Более крупными силами АДД действовала на участках прорыва вражеской обороны в Курской битве.
    На орловском направлении для действий по войскам противника в тактической зоне было сосредоточено уже пять авиакорпусов и одна дивизия дальних бомбардировщиков.
    В этот же период АДД наносила эффективные удары по позициям дальнебойной артиллерии беззаботинской группировки противника под Ленинградом, применяя бомбы крупного калибра. Некоторые части, делая в ночь по два вылета, один удар наносили по объектам в районе Курска, а второй под Ленинградом. После каждого удара по артиллерийским позициям Ленинград не обстреливался по 10 - 12 дней.
    В феврале 1944 года Верховное Главнокомандование приняло решение провести воздушную операцию силами авиации дальнего действия по разрушению военно-промышленных объектов в г. Хельсинки. В течение трех ночей было совершено 2120 самолето-вылетов. На объекты противника сброшено 18 000 бомб. Плотность ударов составляла пять самолетов в минуту.
    С такой же целью в течение четырех ночей в сентябре 1944 года была проведена воздушная операция по разрушению военно-промышленных объектов г. Будапешта. Было сброшено 8000 бомб, плотность ударов составляла девять самолетов в минуту. Эти удары ускорили выход из войны сначала Финляндии, а затем и Венгрии. Немаловажную роль сыграла АДД и в выводе из войны Румынии. Таким образом, цели этих воздушных операций были достигнуты.
    Большой опыт организации и ведения боевых действий авиация дальнего действия получила в стратегических наступательных операциях 1944 года и завершающего периода Великой Отечественной войны. Ставка Верховного Главнокомандования на главнейших направлениях сосредоточивала основные силы не только фронтовой, но и дальней авиации. Так, в целях достижения крупных стратегических результатов, в ходе Белорусской наступательной операции на этом направлении было сосредоточено восемь авиационных корпусов, насчитывавших более 1000 тяжелых самолетов. Ставка ВГК даже сочла целесообразным перенести на сутки наступление 1-го Белорусского фронта с тем, чтобы последовательно сосредоточить усилия АДД на поддержке сначала 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го, а затем 1-го Белорусских фронтов.
    К 1945 году, когда военные действия были перенесены на территорию фашистской Германии и ее сателлитов, потребность в уничтожении объектов в глубоком тылу противника отпала, появилась благоприятная возможность привлечения ударных сил авиации для содействия сухопутным войскам при взламывании особо прочной вражеской обороны в ходе развернувшегося гигантского наступления наших войск на всем советско-германском фронте. Это явилось также одним из основных факторов, обусловивших необходимость преобразования авиации дальнего действия в 18-ю воздушную армию и подчинения ее командующему ВВС Красной Армии с сохранением ее назначения как средства ВГК.
    В этих условиях дальние бомбардировщики стали выполнять боевые задачи в более тесном взаимодействии с сухопутными войсками и фронтовой авиацией, чем это было в предшествующих операциях.
    Основными целями стали укрепрайоны, цитадели, крепости и т.д. Мало того что такие цели, будучи особо прочными и малоразмерными, требовали применения бомб крупного калибра, они в то же время вплотную примыкали к переднему краю атакующих войск. От дальних бомбардировщиков требовалось наносить удары с очень высокой точностью. В связи с этим увеличился удельный вес боевых действий днем. Например, при штурме г. Кенигсберга днем 7 апреля 1945 года участвовало 514 дальних бомбардировщиков при непосредственной сопровождении 124 истребителей. Кроме того, над городом непрерывно патрулировало еще до 100 советских истребителей. Сокрушительный массированный авиационный удар с применением бомб крупного калибра по опорным пунктам и фортам города снизил возможности фашистских войск к сопротивлению, что значительно способствовало более быстрому продвижению советских войск и капитуляции этой, как считали фашисты, неприступной крепости.
    В ночь на 16 апреля 1945 года перед переходом советских войск в наступление и началом Берлинской наступательной операции 745 дальних бомбардировщиков в течение 40 мин нанесли мощный массированный удар и разгромили шесть опорных пунктов второй полосы обороны противника. В ночь на 17 апреля 760 бомбардировщиков вновь обрушили свой удар по объектам противника перед наступавшими войсками. Подобные удары последовали и в ночь на 18, 21, 25 и 26 апреля. Это были последние удары по опорным пунктам фашистов на подступах и в самом Берлине.
    За годы Великой Отечественной войны дальняя авиация произвела около 220 тысяч боевых вылетов. По задачам самолето-вылеты ДА распределяются следующим образом: на уничтожение войск противника - 88 901, на срыв железнодорожных перевозок - 67 278, на удары по аэродромам - 20 519, на десантирование войск и грузов - 25 747, на удары по глубокому тылу врага и морским объектам - 13 268, на воздушную разведку и выполнение других задач - 4075. На врага было сброшено 2 млн.266 тысяч бомб различного калибра. Это составило около 1/3 всех бомб, сброшенных на врага всей советской авиацией.
    Боевые действия дальней авиации, вклад ее личного состава, в разгром фашистского агрессора получили всеобщее признание нашего народа и высокую оценку Коммунистической партии и Советского правительства. За годы войны стали гвардейскими 5 корпусов из 9, 12 авиадивизий из 22, 43 авиаполка из 66. Орденами награждены 7 авиадивизий и 31 авиационный полк. Более 20 тысяч авиаторов были награждены орденами и медалями, около 300 удостоены высокого звания Героя Советского Союза, а шестеро этого звания удостоены дважды: А.И. Молодчий, Е.П. Федоров, П.А. Таран, С.И. Кретов, В.Н. Осипов, В.В. Сенько.
    Таким образом, в ходе Великой Отечественной войны авиация дальнего действия провела ряд крупных воздушных операций как самостоятельно, так и совместно с фронтовой авиацией. Своими действиями она способствовала завоеванию и удержанию стратегического господства в вхкздухе, существенно влияла на ход и исход стратегических операций на театрах военных действий.
    Более 40 процентов от всего количества самолето-вылетов было выполнено для нанесения ударов по войскам и боевой технике противника на поле боя. столько же - по объектам в оперативной глубине, восемь - на решение транспортных и десантных задач, около двух - на воздушную разведку и только четыре процента самолето-вылетов (в 1942 - 1943 годах эта цифра доходила до 8 и более процентов) дальние бомбардировщики использовали для нанесения ударов по объектам глубокого тыла врага.
    Война диктовала свои законы и широкое применение АДД в интересах фронтовых операций было объективной необходимостью. Вместе с тем это не означает, что именно такое применение дальних бомбардировщиков в ходе войны может быть признано наиболее целесообразным.
    Из анализа боевых действий АДД можно сделать следующие наиболее важные выводы, имеющие существенное значение для планирования и организации боевых действий дальней авиации в современных условиях.
    АДД в годы Великой Отечественной войны являлась мощным дальнобойным и наиболее маневренным ударным средством в руках Верховного Главнокомандования. Имея значительный радиус действия, она, не меняя своего базирования, могла успешно действовать в интересах различных фронтов.
    Важнейшими принципами и условиями достижения максимально эффективных результатов боевых действий АДД в любых условиях обстановки является централизованное управление и массированное ее применение по наиболее важным объектам.
    Боевые действия дальних бомбардировщиков должны надежно обеспечиваться силами и средствами других видов Вооруженных Сил, родов войск и авиации на максимальную глубину.
    Следует избегать привлечения дальних бомбардировщиков для выполнения тех задач, которые могут быть решены другими средствами.
    В ходе боевой подготовки авиационных частей необходимо совершенствовать не только способы нанесения ударов по объектам глубокого тыла, но и отрабатывать действия по войскам и наиболее важным целям противника в тактической и оперативной глубине.
    Исключительно важным условием применения дальних бомбардировщиков является умение командования, авиационных штабов оперативно организовывать и осуществлять взаимодействие с другими видами Вооруженных Сил и с фронтовой авиацией.
    Дальние бомбардировщики при действии в непосредственной близости от своих войск должны надежно обеспечиваться высокоточными средствами навигации и управления экипажами в воздухе, поскольку любая ошибка в выборе точки прицеливания опасна не столько промахом, сколько возможностью поражения своих войск.
    Сохраняя свое основное предназначение как мощное ударное средство Верховного Главнокомандования для поражения объектов в глубоком тылу, дальняя авиация должна быть в готовности для решения разнообразных и неожиданных боевых задач. Залогом успеха при этом является высокая всесторонняя выучка летных экипажей.
    Генерал-полковник авиации Волков А.Н.
    Применение авиации для выполнения транспортно-десантных задач. Значение опыта войны для современности
    40 лет отделяют нас от того дня, когда победой советского народа и его славных Вооруженных Сил закончилась Великая Отечественная война. В историческую Победу над фашистской Германией огромный вклад внесла советская авиация. Анализируя опыт ее применения в годы войны, мы отмечаем тот факт, что около 1,7 млн. самолето-вылетов или 31,4 процента от обшего количества всех самолето-вылетов нашей авиации было совершено на выполнение транспортно-десантных задач.
    Обращаясь к истории развития советского военного искусства, следует отметить, что уже в 20-е годы нашей военной наукой исследовалась возможность использования авиации дл совершения сухопутными войсками маневра по воздуху в тыл противника в бою и операции. Теорией "глубокой операции'', разработанной в 30-е годы, воздушным десантам отводилась важная роль, как ''передовому воздушному эшелону" наступающих войск (по терминологии тех лет). Накануне войны существовали правильные взгляды на роль транспортной авиации как средства перевозок войск, материальных средств и обеспечения маневра в особых условиях оперативной обстановки. Проект Полевого устава Красной Армии 1940 года выделял транспортную авиацию как отдельный вид авиации и определи ее задачи. Транспортная авиация предназначалась ''для выброски и высадки воздушных десантов, переброски войск на большие расстояния, транспортировки военных грузов, в особенности для войск, действующих в тылу противника, и для эвакуации''.
    В 30-е годы в СССР создаются воздушно-десантные войска, первые подразделения транспортной авиации, разрабатывается и испытывается транспортно-десантное оборудование, исследуется возможность использования самолетов различных типов для перевозки, парашютного и посадочного десантирования войск, отрабатывается применение воздушных десантов в операциях сухопутных войск.
    В предвоенные годы Воздушно-десантные войска и авиация Красной Армии получили значительный опыт применение крупных воздушных десантов на учениях и маневрах Белорусского, Киевского, Ленинградского военных округов, во время освободительного похода Красной Армии в Бессарабию и оказания помощи правительству Советской Литвы. Отрабатывался также маневр сухопутных войск по воздуху. Значительный опыт выполнения воздушных перевозок в сложных условиях Европейского Севера был получен во время войны с Финляндией. Для выполнения всех этих задач, а также для обеспечения подготовки частей ВДВ широко привлекались части дальней бомбардировочной авиации ГК и формирования ГВФ.
    Накануне войны существовал взгляд, что в ходе военных действий транспортно-десантные задачи могут успешно выполнять соединения и части фронтовой и дальней бомбардировочной авиации, а также гражданский воздушный флот. Это ослабляло внимание к нуждам развития воздушного транспорта и послужило одной из причин того, что военно-транспортная авиация как отдельный вид авиации из состава ВВС выделена не была.
    Для выполнения транспортно-десантных задач из всех самолетов, состоявших накануне войны на вооружении ВВС и ГВФ, можно было привлечь следующие типы: ТБ-3(Г-2), ПС-84, ТБ-7, Р-5 (П-5, ПР-5.), По-2. (схема 6). Наиболее приспособленным для транспортировки войск и грузов был самолет ПС-84 (с 1942 года Ли-2), выпускавшийся в СССР с 1938 года по лицензии фирмы "Дуглас'' (самолет ДС-3). Он мог перевезти 20 человек или до 2000 кг груза на дальность до 2400 км и обладал высокой по тем временам экономичностью.
    Самолет ТБ-3, несмотря на низкую экономичность и скорость, был незаменим для транспортировки военных грузов большого габарита и веса. Он мог посадочным способом транспортировать легкий танк или; автомобиль с 45-мм пушкой, или две 76-мм пушки на внешней подвеске. К началу войны были разработаны технические условия на производство ПС-84 в десантном варианте, позволявшем транспортировать при внутренней загрузке 45-мм и 76-мм пушки, мотоциклы и другую технику. Война помешала выполнить намеченные планы.
    К началу её парк самолетов, который можно было использовать для выполнения транспортно-десантных задач, обладал грузоподъемностью 1640 тонн (при боеготовности 80%), в том числе грузоподъемность самолетного парка ГВФ составляла около 520 тонн (32%). Таrой парк был способен в значительной мере обеспечить потребности в транспортной авиации.
    Однако война внесла свои коррективы. Большие потери самолетов дальнебомбардировочной авиации в начале войны не позволили широко использовать их для выполнения транспортно-десантных задач. Более того, транспортный самолет Ли-2 применялся все годы войны как ночной бомбардировщик и лишь в небольшом количестве поступал в Московскую авиагруппу особого назначения (с декабря 1942 года 1 атд ГВФ), во фронтовые части ГВФ, а с конца 1943 года - в авиацию ВДВ.
    Создалось несоответствие между возможностями Воздушно-десантных войск, которые к началу войны имели пять воздушно-десантных корпусов обшей численностью около 200 тысяч человек, и возможностями ВВС по их десантированию. Лишь с середины 1942 года наша промышленность начала восполнять потери транспортных самолетов и их количество в ВВС Красной Армии и формированиях ГВФ стало постоянно увеличиваться.
    Для решения транспортно-десантных задач в годы войны привлекались многие авиационные соединения и части АДД и ВВС Красной Армии, но основной их объем был выполнен соединениями и частями, сформированными на базе ГВФ. Уже в первые дни войны из подразделений территориальных управлений ГВФ были сформированы особые авиагруппы, преобразованные в 1942 году отдельные полки и дивизии ГВФ. С мая 1942 года ГВФ был передан в прямое подчинение заместителю Наркома обороны по авиации - командующему ВВС Красной Армии. В разные периоды войны в ГВФ насчитывалось от 2300 до 3000 самолетов, из них 220 - 300 транспортных.
    Наиболее сильным военно-транспортным авиационным соединением в руках Верховного Главного Командования являлась Московская авиагруппа особого назначения (1 атд) ГВФ, насчитывавшая в начале войны 138 самолетов, из них 83 самолета ПС-84. В последующем в составе 1 атд было сформировано три авиационных транспортных полка (по 30 Ли-2) трех-эскадрильного состава.
    Положение с выпуском самолетов Ли-2 улучшилось с весны 1942 года. Они начали поступать в авиацию дальнего действия на замену самолетов ТБ-3. На базе ГВФ была развернута подготовка кадров на Ли-2. С июля 1941 года по июль 1942 года было подготовлено 500 пилотов, около 290 бортмехаников и 270 бортовых радистов. Наличие этих кадров позволило в марте 1942 года приступить к формированию 1-й транспортной авиационной дивизии на самолетах ПС-84 в составе 101, 102 и 103-го транспортных авиационных полков. К июню 1942 года формирование было закончено и дивизия приступила к выполнению боевых задач. Хотя, в связи с успешным применением самолетов ПС-84 в качестве ночных бомбардировщиков, 1 тад уже в конце июля 1942 года была переименована в бомбардировочную авиационную дивизию дальнего действия, все же это было первое военно-транспортное соединение Советских ВВС.
    Всего на самолеты Ли-2 к лету 1944 года было перевооружено 15 бомбардировочных авиаполков. За всю войну авиация дальнего действия получила от промышленности более 1200 самолетов Ли-2 и в ходе боевых действий все чаше привлекалась для выполнения транспортно-десантных задач.
    Кроме самолетов для десантирования войск и грузов широко применялись десантные и грузовые планеры, состоявшие на вооружении ВВС. С 1942 года по май 1945 года было получено из США около 480 самолетов С-47. Однако даже в конце войны количество транспортных самолётов лишь немного превышало тысячу единиц. В начале войны недостаток транспортной авиации ощущался особенно остро и явился одной из причин неудачного десантирования 4 вдк в январе-феврале 1942 года.
    В годы Великой Отечественной войны был получен значительный опыт применения воздушных десантов в самых разнообразных гееграфических условиях: под Москвой, в Белоруссии, на Украине, на Дальнем Востоке. В целом война подтвердила предвоенные взгляды на применение воздушных десантов в операциях, однако они не нашли столь широкого применения, как предполагалось, и прежде всего из-за нехватки транспортных самолетов. Всего советским командованием было применено более 40 воздушных десантов в основном тактического значения. Оперативное значение имели: воздушный десант в составе 4-го воздушно-десантного корпуса в районе Вязьмы зимой 1942 года и выброска 3-й и 5-й воздушно-десантных бригад в районе Канева при форсировании Днепра в сентябре - октябре 1943 года.
    В январе 1942 года в результате контрнаступления под Москвой сложилась обстановка, позволявшая нашим войскам окружить и уничтожить вяземскую группировку противника. Для завершения окружения было решено применить воздушный десант в районе Озеречня в составе 4 вдк, насчитывавшего около 10 000 человек. Из-за отсутствия у нашего командования опыта применения крупных воздушных десантов, острого недостатка авиации (всего было выделено 40 Ли-2 и 25 ТБ-3), неудовлетворительной организации прикрытия транспортной авиации в исходном районе для десантирования и на маршрутах полета, транспортная авиация несла большие потери, точность выброски была низкой, а сроки десантирования были растянуты в несколько раз. В результате за пять ночей с 27 января по 1 февраля было десантировано всего около 2300 человек с легким вооружением. В связи с изменением оперативной обстановки десантирование было прекращено и возобновилось 19 февраля из нового исходного района восточнее Москвы в район Желание с целью окружения юхновской группировки врага. Командование учло допущенные ранее ошибки, и выброска осуществлялась более успешно. За шесть ночей было десантировано 7000 человек и около 1500 мест с оружием, боеприпасами и продовольствием. Однако качество десантирования и на этот раз оставалось низким. Растяжка по времени выброски десанта и сбора его вследствие разброса на большой площади привела к тому, что немцы успели принять меры по усилению своих войск и цели воздушно-десантной операции достигнуты не были.
    Второй крупной воздушно-десантной операцией является Днепровская, проведенная советским командованием с целью содействия войскам Воронежского фронта в форсировании Днепра в сентябре 1943 года.
    Для десантирования трех бригад общей численностью около 10 000 человек выделялось более двухсот самолетов и планеров, что обеспечивало реальную возможность осуществить выброску десанта в течение двух ночей. Однако и здесь при планировании и организации подготовки к десантированию были допушены ошибки. Командование фронта в планировании практически не участвовало, многие вопросы обеспечения и взаимодействия были решены в качестве пожеланий. Десантирование сопровождали большие трудности из-за недостаточного времени, выделенного на подготовку, задержки сосредоточения самолетов в исходный район для десантирования, неудовлетворительной организации заправки топливом, слабого штурманского обеспечения и ошибок нашей разведки в оценке обстановки в районе десантирования, куда противник к моменту выброски подтянул три дивизии.
    За одну ночь с 24 на 25 сентября была почти полностью десантирована 3 вдбр и часть сил 5 вдбр общей численностью около 4600 человек, однако из-за неточной выброски десантники были обречены на самостоятельные действия в тылу противника мелкими группами и поставленную задачу выполнить не могли.
    Большую роль в войне с фашистской Германией сыграли тактические десанты и диверсионные группы. Специфика ведения боевых действий на своей территории обеспечивала большую помощь и поддержку десантам со стороны местного населения. Небольшие десанты пополнялись за счет партизан, перерастали в крупные партизанские соединения. В то же время Германия почти не применяла в войне с нами воздушные десанты.
    Широкое применение нашли тактические воздушные десанты в войне с милитаристской Японией. С целью нарушения управления войсками деморализации тыла японских войск, а также воспрещения вывоза военной техники и промышленного оборудования советское командование в период с 16 по 23 августа 1945 года применило в Манчжуршйгвосемь воздушных десантов, численностью от 150 до 500 человек. Момент применения воздушных десантов был выбран исключительно удачно, и они сыграли большую роль в ускорении разгрома милитаристской Японии.
    Всего в годы второй мировой войны воюющими сторонами было применено восемь крупных воздушных десантов. Наши союзники провели четыре крупные воздушно-десантные операции: Сицилийскую (июль 1943г.), Нормандскую (июнь 1944 г.), Арнемскую (Голландия, сентябрь 1944 г.), Рейнскую (Германия, март 1945 г.). Следует сказать, что англо-американские воздушные десанты применялись против слабого и деморализованного противника, который почти не оказывал сопротивления. А благоприятные условия их применения были созданы действиями Советской Армии на восточном фронте.
    Фронтовые соединения и части ГВФ, авиация дальнего действия, фронтовая авиация и авиационные дивизии особого назначения в годы войны широко применялись для перевозки личного состава сухопутных войск, доставляли боеприпасы, продовольствие и различные грузы из тыла страны к фронту, эвакуировали раненых и больных, оказывали помощь войскам и населению в осажденных и блокированных городах. За годы войны было перевезено свыше 2 млн. человек личного состава, в том числе 350 тысяч раненых и больных, свыше 123 тысяч тонн боеприпасов, вооружения, продовольствия, медикаментов и других материальных средств. Около 83 тысяч человек перевезено по воздуху в тыл и из тыла противника. Свыше 45 тысяч человек и 11,5 тысяч тонн грузов было сброшено на парашютах. Основной объем перевозок (свыше 94%) был выполнен транспортными авиачастями, сформированными на базе ГВФ. Вклад воздушного транспорта в общий объем перевозок войск и материальных средств составил всего 0,2 процента. Тем не менее значение воздушных перевозок трудно переоценить. Транспортная авиация успешно справлялась с выполнением наиболее срочных воинских перевозок и использовалась там, где другие виды транспорта применить было невозможно.
    Важной областью применения транспортной авиации во время войны стала переброска оперативных резервов и материальных средств в короткие сроки при подготовке и проведении важных наступательных операций фронтов ив другой сложной боевой обстановке. В октябре 1941 года в период обороны Москвы по решению Ставки в район Мценска были переброшены резервные подразделения и части в составе 5 тысяч 500 человек с 13 тоннами боеприпасов для формирования стрелкового корпуса генерала Д.Д. Лелюшенко. В военной истории хорошо известна переброска на 500-километровую дальность 5 вдк в район Орла в составе шести тысяч человек с боевой техникой и двойным боекомплектом.
    В период проведения Белорусской операции летом 1944 года транспортная авиация 1-ой ВА составом 220 самолетов совершила за два месяца 28 тысяч самолето-вылетов. Боевое напряжение на самолет составляло в среднем 3 - 4 вылета в сутки. По воздуху было перевезено 36 тысяч человек личного состава, пять тысяч раненых и 9,5 тысяч тонн различных грузов. Широко применялись воздушные перевозки в контрнаступлении под Сталинградом в конце 1942 года, в Корсунь-Шевченковской операции в 1944 году. В июле 1944 года 4-й гвардейский и 5-й авиационные корпусы АДД на самолетах Ли-2 перебросили на территорию Словакии 1-й Чехословацкий истребительный авиаполк и 2-ю Чехословацкую воздушно-десантную бригаду.
    Широко использовалась военно-транспортная авиация для материального обеспечения 6-й гвардейской танковой армии в Хингано-Мукденской операции Забайкальского фронта в августе 1945 года.
    Передовые бригады армии продвигались в высоких темпах, части обеспечения отставали от танков. Создалось положение, при котором отдельные танковые и механизированные корпусы оставались почти без горючего. В этих условиях нашим командованием силами 54-й и 21-й транспортных авиадивизий был организован "воздушный мост'', по которому передовым частям 6-й гвардейской танковой армии в сжатые сроки было перевезено более 2000 т горючего, около 160 т боеприпасов и других грузов.
    Обстановка, сложившаяся на фронтах Великой Отечественной войны, определила такую важную и специфическую задачу транспортной авиации, как оказание помощи блокированным и зосажденным городам - Ленинграду, Одессе, Севастополю. Особая Северная авиагруппа под командованием А.А. Лаврентьева, транспортная авиация ВВС Ленинградского фронта и Балтийского флота, а также несколько эскадрилий в составе 170 Ли-2 и полка ТБ-3 под общим командованием С.И. Шарыкина в чрезвычайно тяжелых условиях делали по несколько вылетов в сутки. По воздушному коридору летчики ежедневно доставляли в Ленинград по 100 - 150 т грузов и вывозили из блокированного города сотни больных, раненых, а также вооружение и дефицитные материалы. По воздуху было эвакуировано 50 тысяч женщин и детей. Можно без преувеличения сказать, что транспортная авиация внесла свой достойный вжлад в героическую оборону Ленинграда.
    Важной и одной из сложнейших задач транспортной авиации в годы войны стало выполнение заданий в интересах расширения партизанской борьбы, а также по обеспечению боевых действий советских войск в тылу противника. Советская транспортная авиация широко использовалась в интересах партизанского движения не только на территории СССР, но и в Югославии, Польше, Болгарии и в других странах, порабощенных фашистской Германией. Так, для обеспечения боевых действий чешских партизан и участников Словацкого национального восстания было выполнено 1500 самолето-вылетов, доставлено 850 тонн боеприпасов, оружия, медикаментов, перевезено более 3000 человек.
    Опыт войны на практике подтвердил правильность предвоенных взглядов советской военной науки на роль авиации как средства десантирования воздушных десантов, перевозки войск и материальных средств по воздуху.
    Послевоенное развитие военно-транспортной авиации осуществляется с постоянным учетом боевого опыта Великой Отечественной войны, изменений, происходящих в международной обстановке, с учетом совершенствования средств вооруженной борьбы и развития советского военного искусства.
    Военно-транспортная авиация укомплектована замечательным личным составом, воспитанным в духе беспредельной преданности делу Коммунистической партии и Советскому правительству. Тысячи наших военнослужащих награждены орденами и медалями СССР за образцовое выполнение служебных обязанностей.
    Позвольте заверить Вас, товарищ главнокомандующий, что личный состав военно-транспортной авиации, идя навстречу ХХVII съезду КПСС, будет и впредь настойчиво овладевать теорией и практикой военного дела, настойчиво преумножать славные боевые традиции Военно-воздушных сил, постоянно повышать боевую готовность к выполнению возлагаемых на нас задач и самоотверженно служить делу защиты нашей социалистической Родины.
    Полковник Расторгуев Н.В.
    Воздушная разведка в годы Великой Отечественной войны
    Изучение опыта Великой Отечественной войны несомненно имеет огромное значение для решения задач учить войска тому, что необходимо на войне. Одним из важных элементов этого опыта является организация в годы Великой Отечественной войны разведки, в том числе и воздушной, которая велась в тесном взаимодействии с другими видами разведки Красной Армии и занимала важное место среди них.
    О роли разведки ярко сказано в статье Министра обороны СССР Маршала Советского Союза товарища Соколова С.Л.: "Весь опыт войны как некоторых неудачных операций в ее начале, так и успешно проведенных операций в последующие периоды убедительно показал, что успех зависит, прежде всего, от того, насколько тщательно противник разведан"...
    Какими же силами и средствами располагала воздушная разведка, каковы ее роль и значение и какие основные задачи она решала в годы Великой Отечественной войны? К началу Великой Отечественной войны разведывательная авиация организационно подразделялась на армейскую и корпусную. Армейская состояла из отдельных разведывательных авиационных полков (орап), состоящих из четырех разведывательных авиационных эскадрилий (раэ) по 12 самолетов-разведчиков (типа СБ и Як-4) и одной эскадрильи связи (12 самолетов У-2). В корпусную разведывательную авиацию входили отдельные разведывательные авиационные эскадрильи (ораэ) по девять самолетов-корректировщиков и разведчиков и по шесть самолетов связи.
    Всего было сформировано и находилось в стадии формирования десять разведполков и 63 отдельные эскадрильи. Большая часть корпусных авиационных эскадрилий не имела ни материальной части, ни летного состава.
    В целом разведывательные авиационные полки и отдельные эскадрильи перед войной были укомплектованы только на 37,7 процента личным составом и имели на вооружении 5,5 процента самолетов от общего состава боевой авиации ВВС.
    В течение 1940 - 1941 годов в связи с формированием и развертыванием новых училищ и авиационных соединений наиболее опытный летный состав разведывательной авиации был перемещен на руководящие должности в формируемые эскадрильи и училища других родов авиации. Прибывший из летных училищ в разведывательные авиационные части молодой летный состав не имел подготовки и опыта ведения воздушной разведки и передачи данных с борта самолета. Все это привело к тому, что качество подготовки летного состава разведывательной авиации резко снизилось.
    Боевые действия войск Красной Армии с началом войны потребовали конкретных, достоверных и оперативных данных о противнике. Состояние разведки, в том числе и воздушной, с учетом потерь в авиационной технике в первые дни войны, не позволяло в полной мере решать стоящие задачи, несмотря на беспримерный героизм и храбрость, показываемые всем летным составом. В создавшейся обстановке партия и Верховное Главное Командование приняли решительные меры по усилению воздушной разведки. В конце 1941 года - начале 1942 года были сформированы три разведывательных авиационных полка Главного Командования, которые вели воздушную разведку по заданию Генерального штаба и командующего ВВС, а также отдельный запасной разведывательный авиационный полк, осуществлявший подготовку квалифицированных экипажей-разведчиков.
    В апреле 1942 года было создано училище воздушных разведчиков, а в мае по решению Государственного Комитета Обороны начато формирование отдельных разведывательных авиационных полков и корректировочно-разведывательных эскадрилий в каждой воздушной армии.
    Все это обеспечило увеличение самолетного парка разведывательной авиации, улучшило подготовку воздушных разведчиков, повысило качество разведывательной подготовки офицеров штабов и летного состава разведывательных частей и в целом эффективность воздушной разведки. Тем не менее, количество штатных самолетов-разведчиков в ходе всей войны оставалось на уровне 5 - 5,5 процента от общего состава боевой авиации, а объем задач воздушной разведки все возрастал.
    Возникла необходимость широкого привлечения для выполнения задач воздушной разведки других родов авиации. Поэтому в соответствии с директивой командующего ВВС в авиационных соединениях были выделены нештатные разведывательные авиационные подразделений. В некоторых воздушных армиях уже в 1942 году для ведения тактической воздушной разведки выделялись по полку истребителей, по 1 - 2 эскадрильи штурмовиков и по 1 2 эскадрильи легких ночных бомбардировщиков, укомплектованных наиболее подготовленными летчиками. В дальнейшем этот опыт получил распространение во всех армиях. Специально подготовленные истребители и штурмовики зарекомендовали себя прекраснымн воздушными разведчикамж поля боя и ближайших тылов.
    Главнокомандующий ВВС маршал авиации Ефимов А.Н. в статье "Развитие Военно-воздушных сил, форм и способов их боевого применения в операциях Великой Отечественной войны" отмечает: "Среди задач, решаемых Советскими Военно-воздушными силами в годы войны, воздушная разведка занимала важное место. На ее выполнение было израсходовано 11 процентов всех самолето-вылетов, из них 19 процентов выполнили штатные силы разведки, 45 процентов истребители, 13 процентов штурмовики и 23 процента бомбардировщики".
    Это необходимо учитывать при подготовке нештатных разведывательных авиационных эскадрилий.
    В связи с этим следует подчеркнуть еше такое важное положение штатные силы разведки авиационных объединений в основном использовались по планам и задачам штабов фронтов. В этих условиях единственным средством разведки в руках штаба авиационного объединения являлись подразделения нештатных самолетов-разведчиков.
    Опыт Великой Отечественной войны показывает, что при принятии решения командиры и штабы учитывали, несомненно, данные всех видов разведки, но данным воздушной разведки отдавался приоритет. Ни один план операции не приводился в исполнение без данных воздушной разведки. Очень часто только на их основе командование принимало и уточняло решение. Например, 15 сентября 1943 года воздушной разведкой 14 ВА в районе западнее Тарту было вскрыто интенсивное движение автомашин, пехоты, артиллерии в западном и юго-западном направлениях. Правильная оценка этих данных позволила командованию Ленинградского фронта изменить ранее принятое решение и нанести удар левым флангом в сев.-зап. направлении, в результате чего 22 сентября была освобождена стопина Эстонии - Таллин.
    На разборе Львовско-Сандомирской операции командующий войсками 1-го Украинского фронта Маршал Советского Союза Конев И.С. так определил значение воздушной разведки: "Благодаря хорошо организованной воздушной разведке, мужеству и настойчивости экипажей-разведчиков мы имели возможность упреждать противника во всех его действиях. Умелое использование разведчиками радиосвязи давало возможность своевременно принять меры для противодействия или истребления противника".
    В современных условиях роль и значение воздушной разведки для обеспечения успехе войск еще более возрастают. В силу своей высокой мобильности, быстроты действий, охвата большого разведываемого пространства, возможности использования на борту летательного аппарата самых современных средств разведки она способна в короткие сроки выявить жизненно важные для противника объекты, особенно подвижные и малоразмерные, и оперативно передать данные по радиоканалам на наземные пункты управления.
    Наряду с совершенствованием сил и средств воздушной разведки в годы войны шло непрерывное совершенствование организационной структуры органов разведки снизу доверху, которые осуществляли непосредственное руководство практической деятельностью воздушной разведки. К началу войны в штабах ВВС фронтов имелось в составе оперативного отдела по одному-два офицера разведки, а в составе оперативного отдела ВВС Красной Армии было лишь отделение разведки в составе нескольких офицеров. В начале 1942 года в штабах ВВС фронтов, а затем после их преобразования в штабах ВА организуются самостоятельные разведывательные отделы, в штабе ВВС Красной Армии - разведывательное управление в составе четырех отделов.
    Сформированные органы разведки были укомплектованы высокоподготовленными офицерами-разведчиками. Только в РУ ВВС Красной Армии 50 процентов генералов и офицеров имели высшее военное образование. Важным было решение Ставки Верховного Главного Командования о закреплении офицеров разведки за разведывательными органами. Это решение в полной мере оправдало себя. Прекратился уход высокоподготовленных специалистов в другие службы; анализ противника, его отслеживание стали вестись с должным качеством.
    Воздушная разведка в годы войны велась двумя способами - визуальным наблюдением и воздушным фотографированием (по современным взглядам инструментальными средствами разведки). Представляет интерес рост в годы войны уделъного веса инструментальных средств разведки. Если в 1941 году он составлял всего 10 процентов, то в 1945 году - 87 процентов. Такой рост значения инструментальной разведки указывает прежде всего на повышение роли документированных данных разведки в планировании. Большой интерес представляет опыт аэррфоторазведки в интересах танковых и механизированных войск, когда выполнялось перспективное воздушное фотографирование маршрутов предстоящего наступления танковых и механизированных соединений и частей, из этих снимков монтировали панораму заснятой местности, которую в виде фотосхем или, проектируя на экран, демонстрировали водителям танков. Это давало возможность наглядно изучать рельеф местности, естественные преграды, огневые точки противника и т.д. Такие фотопанорамы высоко ценились командирами (штабами) соединений и частей сухопутных войск. Этот опыт прямо указывает, что наряду с развитием средств передачи данных воздушной разведки с борта самолета на наземные приемные пункты в масштабе времени, близком к реальному, по-прежнему будут иметь большое значение и обычные фотосхемы, получаемые в интересах определения полос прорыва обороны противника общевойсковыми частями и соединениями, при определении маршрутов движения войск, при планировании операций. Следовательно, этот вид подготовки личного состава органов разведки ВВС ни в коей мере себя не изжил.
    И еще важный вывод, вытекающий из опыта организация и ведения воздушной разведки в годы войны, касающийся оперативности прохождения разведывательных данных. За годы войны разведывательное управление ВВС обработало более 150 тысяч разведывательных документов, т.е. ежедневно около 100 документов. И что характерно, начиная с 1943 года и до конца войны все разведывательные документы прибывали в установленные сроки. Этого требовала боевая обстановка.
    Все, от солдата до командующего, понимали, что от своевременного представления результатов разведки зависит успех боя и операции. Штабы делали все возможное в целях оперативности прохождения раpведданных. Решающим моментом в использовании данных воздушной разведки была и остается оперативность их доведения до заинтересованных штабов всеми возможными способами. Это достигалось: четко действующей радиосвязью; выделением для воздушных разведчиков специальных каналов радиосвязи; наличием радиоприемников во всех общевойсковых соединениях, особенно действующих на главном направлении; выделением прямых каналов связи в звене орап, фронт и ВА.
    Успешное решение задач воздушной разведки существенно зависело от степени подготовки летного состава, привлекаемого для их выполнения. Опыт войны подтвердил целесообразность закрепления за отдельными разведывательными частями и подразделениями постоянных полос или районов разведки, а также за отдельными экипажами-разведчиками определенных объектов. Это позволяло экипажу легче вскрывать происшедшие изменения на местности, возможно меньше внимания уделять ориентировке, а больше разведке военных объектов.
    Генерал-лейтенант авиации Рощин А.П.
    Связь и радиотехническое обеспечение боевых действий авиации в годы Великой Отечественной войны
    Изучение исторических материалов при подготовке к конференции показало, что партия и правительство уделяли самое пристальное внимание развитию связи в предвоенные годы, рассматривая ее как нерв Краской Армии, как важнейшее условие управления боем и взаимодействия всех родов войск. Постановление Совета Труда и Обороны от 11 мая 1936 года предусматривало создание самостоятельной сети связи ВВС: строительство ЦУС ВВС КА, обеспечивающего связь со всеми штабами ВВС ВО, со своим мощным приемным и передающим центром, строительство УС ВВС ВО, стационарных УС на наиболее важных аэродромах и линий связи, соединивших штабы, аэродромы с ближайшими конторами связи Наркомсвязи. К концу 1939 года это было сделано. ВВС к началу войны имели хорошую стационарную систему связи, которую в начальный период использовал и Генштаб.
    Выполняя указания партии, наша промышленность в предвоенный период обеспечила выпуск самолетных и наземных радиостанций.
    Авиационные радиостанции РАТ, РАФ, РСБ-Ф одновременно поступали на оснащение других видов Вооруженных Сил. Однако война не дала возможности выпустить достаточное их количество. ВВС вступили в Великую Отечественную войну с большим некомплектом табельных средств связи. В годы войны связисты занимались не только связью, но и навигацией, радиолокацией.
    Вопросы навигации и радиолокации сначала решала отдельная служба, а затем Управление земного обеспечении самолетовождения. Зародилась служба ЗОС в 1940 году во время войны с Финляндией для обеспечения боевых действий авиации ночью и в сложных метеоусловиях. Однако, начиная с 1941 года, такое обеспечение полетов и перелетов авиации осуществлялось централизованно на территории всей страны.
    Служба ЗОС устанавливала единые виды и режимы работы, централизованно распределяла частоты, позывные, а в дальнейшем и приводные радиостанции, прожекторы, маяки, пеленгаторы. Это позволило совершать полеты ночью в СМУ с любого аэродрома и в любом направлении.
    В нашем архиве сохранились материалы и отчеты военного и послевоенного периодов. В них четко прослеживаются деление и анализ работы на два периода: работа связи ЗОС в период вынужденного отхода наших войск и во время проведения крупнейших стратегических наступательных операций.
    В первый период войска связи проводили титаническую работу по установлению любыми путями и средствами связи командования с подчиненными. Фронт в то время не мог обеспечить наши потребности в проводах и каналах связи. Каналы выделялись в ограниченном количестве с возможностью их изъятия в любое время. Только в период длительной обороны или подготовки к наступлению эти вопросы решались наиболее полно. Поэтому ВВС явились пионерами в организации связи радиобуквопечатания, создания силами войск многочисленных подвижных аппаратных с возможностью быстрого демонтажа аппаратуры и установки ее в развалинах домов, подвалах, окопах. С созданием в мае 1942 года воздушных армий в их состав были введены полки и батальоны связи. К концу войны таких полков было 17.
    Имевшиеся в войсках радиосредства в первое время использовались без достаточного соблюдения правил СУВ, а в дальнейшем, наоборот, появилась "радиобоязнь". Надо сказать, что некоторые основания для "радиобоязни" были. Только после войны мы узнали, как тщательно организовывал враг радиоразведку, пеленгацию и перехват работы радиосредств. Наибольшие потери понесли связисты в воздушных стрелках-радистах, особенно в штурмовой авиации, и на радиостанциях. Специальность радиста была дефицитной на протяжении всей войны.
    Во втором периоде войны обеспечение средствами, связи и ЗОС в основном наладилось. Появились новые формы управления авиацией - авианаводчиками с земли, первые радиолокаторы РУС - 1,2 ("радиоулавливатель самолетов"). Главный маршал авиации Вершинин К.А. писал: "Своевременная встреча бомбардировочных групп противника до подхода их к полю боя стала возможной благодаря широкому применению и грамотному использованию радиотехнической станции РУС-2".
    Было сокращено количество дежурств самолетов в воздухе. В 1944 году от отдельных радиолокаторов начали переходить к радиоузлам.
    Оценивая работу войск и систему связи и РТО с позиций сегодняшнего дня, необходимо отметить, что опыт работы авиационных связистов в годы войны не потерял своего значения и сейчас и требует постоянного изучения.
    Войска связи и ЗОС внесли свой достойный вклад в дело Победы в Великой Отечественной войне. Родина оценила работу связистов. Звания Героя Советского Союза были удостоены 30 авиационных связистов, 15 воздушных стрелков-радистов стали полными кавалерами ордена Славы. Многие авиационные части связи удостоены звания гвардейских. Тысячи авиационных связистов награждены орденами.
    Хранить и умножать добытые кровью и воинским мастерством славные боевые традиции - долг каждого из нас.
    Генерал-полковник авиации Шишков Н.Г.
    Качественное и своевременное обеспечение советских ВВС авиатехникой и вооружением в годы Великой Отечественной войны как одно из главных условий завоевания господства в воздухе
    В предвоенные годы Центральный Комитет партии и Советское правительство, признавая все возрастающую роль авиации в вооруженной борьбе (по опыту войны с Финляндией и событий в Испании и на ХалхиннГоле), а также реально оценивая низкие возможности производственной базы, доставшейся нам в наследство от царской России, большое внимание уделяли развитию авиационной индустрии страны, освоению производства новейших типов самолетов и созданию Военно-воздушных сил, способных противостоять авиации фашистской Германии.
    Так, благодаря принятым мерам, за годы второй пятилетки авиационная промышленность увеличила выпуск самолетов и моторов в 5,5 раза. В 1939 году было принято решение о строительстве девяти новых самолетостроительных и шести авиамоторных заводов, что должно было позволять к концу 1941 года увеличить мощности по выпуску самолетов на 2/3. В следующем, 1940 году, к выпуску авиационной техники были привлечены еще семь предприятий, выделенных из других отраслей народного хозяйства. Создавались новые конструкторские бюро. Во второй половине 1940 - начале 1941 года развертывается ускоренное освоение серийного производства боевых самолетов новейших типов. Это истребители Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, пикирующие бомбардировщики Пе-2, а также штурмовики Ил-2, аналога которым в немецко-фащистской авиации не было. Но поставить эти самолеты в боевые части в больших количествах не представлялось возможным. Военно-воздушные силы вступили в войну в основном на старой материальной части.
    82,7 процента всего самолетного парка наших ВВС составляли самолеты устаревших типов, значительно уступающих по своим летно-техническим данным соответствующим немецким образцам.
    Так, из имевшихся в ВВС к июню 1941 года 106 истребительных авиаполков новые самолеты успели получить только восемь иап ( пять - на МиГ-3, один на ЛаГГ-3, два - на Як-1). Остальные полки были вооружены самолетами производства начала тридцатых годов. Из 82 ближне-бомбардировочных авиаполков (кроме того, было 29 полков АДД) только один полк был полностью укомплектован новыми самолетами Пе-2, два полка находились в стадии перевооружения на этот тип самолета, восемь полков были вооружены самолетами Су-2, а 71 полк - уже устаревшими к тому времени самолетами СБ, которые по дальности полета и бомбовой нагрузке почти в два раза уступали немецким бомбардировщикам Хе-111 и Ю-88. Аналогичное положение было в дальнебомбардировочной, штурмовой и разведывательной авиации.
    К тому же часть новых самолетов находилась в небоеготовом состоянии, так как поступила в части без наземного имущества и имела некоторые производственные дефекты. 22 июня 1941 года застало Военно-воздушные силы, как и всю нашу страну, в стадии становления и интенсивного развития. В ВВС только что начало осуществляться принятое 25 февраля 1941 года ЦК партии и СНК СССР постановление "О реорганизации авиационных сил Красной Армии", которым намечалось в течение 1941 года сформировать 25 управлений авиационных дивизий и свыше 100 новых авиаполков, из которых 50 процентов предполагалось вооружить новыми типами самолетов.
    Несколько ранее (в 1935 г.) из состава ВВС была выведена морская авиация, которая стала одним из родов сил флота, а непосредственно накануне войны, уже в 1941 году, для прикрытия объектов тыла, а также важных административных и промышленных центров из состава ВВС были переданы в оперативное подчинение командования ПВО страны 40 полков истребительной авиации. В последний предвоенный год был завершен перевод ВВС с бригадной организаци на полковую и дивизионную, а в дальнебомбардировочной авиации созданы авиационные корпуса.
    В соответствии с существующей в то время доктриной большую часть самолетного парка составляли самолеты-истребители, в то время как в ВВС фашистской Германии, исходя из ее доктрины "молниеносной войны", бомбардировочная авиация составляла 57,8 процента, истребительная - 31,2 процента и разведывательная - 11,0 процента.
    О самоуверенности и наглости фашистских лидеров свидетельствует и тот факт, что в 1940 году они пригласили в Германию нашу военно-промышленную делегацию во главе с Наркомом черной металлургии Тевосяном И.Ф. В авиационной ее группе были товарищи: Гусев А.И., Поликарпов Н.Н., Дементьев П.Ф., Яковлев А.С. и др. Этой делегации немцы показали все свои авиационные заводы, а потом продали Советскому Союзу 36 самолетов двенадцати типов, в том числе истребители Ме-109 и Хейнкель-100, бомбардировщики Ю-88, Дорнье-215 и ряд других.
    Начавшаяся война прервала проведение намеченных мероприятий по развитию Военно-воздушных сил, до крайности затруднила развертывание промышленностью производства новых типов самолетов. Только в течение второго полугодия 1941 и в начале 1942 года из угрожаемых районов страны было перебазировано на восток оборудование 2593 промышленных предприятий, в том числе и многих авиационных. В этот период народное хозяйство испытывало острую нехватку рабочей силы, топлива, электроэнергии, сырья, различных материалов. Однако, благодаря энергичным мерам партии и героическим усилиям народа, уже в декабре 1941 года падение промышленного производства удалось приостановить. К середине 1942 года, практически, был завершен перевод всей промышленности на военный лад.
    Так, если в декабре 1941 года производство боевых самолетов составляло 618 единиц, то в мае 1942 года Советские ВВС получили от промышленности 2239 боевых самолетов. Одновременно повышалось качество. На фронт стали поступать новые истребители Як-7 и Ла-5. Значительно расширилось производство бомбардировщиков Пе-2 и штурмовиков Ил-2.
    Всего в 1942 году нашими заводами было выпущено 21,7 тыс.боевых самолетов, что позволило к концу года снизить удельный вес самолетов устаревших типов на фронте до 47 процентов и получить численный перевес над авиацией противника, который в последующие годы войны все время возрастал как в количественном, так и в качественном отношении.
    Наша авиация стала господствовать в воздухе сначала на отдельных, наиболее важных направлениях, а начиная с Курской битвы, - повсеместно на всех фронтах. И это несмотря на то, что немецко-фашистское командование увеличило к концу войны долю истребительной авиации в составе своих ВВС до 68 процентов. На фронт все более широким потоком стали поступать новейшие самолеты Як-9, Ла-7, Ил-4, Ил-10, Т у-2. Тактико-технические характеристики основных типов самолетов периода Великой Отечественной войны приведены на схеме 7. Ежегодный выпуск каждого из этих типов самолетов составлял сотни, а некоторых - даже тысячи единиц. Доля самолетов новых типов в боевом составе действующих фронтов достигла к 1944 году почти 90 процентов.
    Здесь уместно будет напомнить основные сведения о поставках нашей стране в период войны вооружения и техники из других стран.
    В соответствии с принятым в марте 1941 года американским конгрессом законом о ленд-лизе Соединенными Штатами Америки осуществлялись поставки вооружения, боеприпасов, продовольствия и других материалов странам, находящимся в состоянии войны с государствами фашистского блока.
    Всего расходы США по ленд-лизу в период с 1 марта 1941 года по 1 августа 1945 года составили 46,0 млрд. долларов, или 13 процентов обшей суммы их военно-бюджетных расходов, из которых 30,269 мдрд. долларов были предоставлены Великобритании (65,7%); 9,8 млрд. долларов - Советскому Союзу (21,3%); 1,406 млрд. долларов - Франции; 0,631 млрд. долларов - Китаю; 0,421 млрд. долларов странам Латинской Америки. Позднее к этим поставкам присоединилась Англия.
    Общие импортные поставки составляли только около 4 процентов производства промышленной продукции нашей страны, и, конечно, не могли играть того значения, которое км приписывают на Западе.
    Причем, большая часть поставок была осуществлена в 1943 - 1944 гг., т.е. в тот период, когда наша промышленность выпускала военную продукцию на полную мощность, а не в 1941 - 1942 годах, когда мы в ней особенно нуждались. Правда, в отношении самолетов этот процент был несколько выше. Так, за годы войны у нас было произведено 112,1 тысяч боевых самолетов, а получили мы по ленд-лизу 17,5 тысяч боевых самолетов, в то время как США их произвели 192,0 тысячи единиц, а Англия - 94,6 тысяч единиц.
    Германия за годы войны произвела 89,5 тысяч боевых, самолетов, Италия - 7,6 тысяч единиц и Япония - 55,1 тысяч единиц (всего около 150 тысяч самолетов). Авиационных боеприпасов было поставлено нам 27,0 тысяч тонн или около 2 процентов всех наших ресурсов. При этом надо помнить, что еще в период войны в уплату за поставки по ленд-лизу Советский Союз поставил США 300 тысяч тонн хромовой, 32 тысячи тонн марганцевой руды, а также много другой ценной продукции.
    За годы войны парк боевых самолетов ВВС возрос почти в 2,5 раза и полностью обновился, бомбовый залп самолетов, находяшихся на фронте, увеличился с 997,0 тонн почти до 5000 тонн.
    Нельзя не отметить некоторых моментов, на которые не всегда обращается внимание. В составе воздушных армий, действующих фронтов на западе в течение всей войны находилось только 40 - 45 процентов боевых самолетов, а остальные 55 - 60 процентов - в тылу: на Дальнем Востоке, в Закавказье, во внутренних округах, летных училищах и т.п.
    Средняя продолжительность жизни на фронте бомбардировщика равнялась примерно одному году, истребителя - девять месяцев, а штурмовика - чуть больше шести месяцев.
    Авиабомбы и особенно авиапатроны расходовались в относительно малых количествах. На каждый имевшийся и выпущенный самолет было израсходовано только около 5,5 боекомплекта авиабомб. Расход одного боекомплекта патронов приходился на 16 боевых вылетов бомбардировщиков, на 3 - 4 боевых вылета штурмовиков и на семь боевых вылетов истребителей.
    Небоевой расход и потери боеприпасов составляли незначительный процент (менее 16%).
    Основными видами комплектования частей ВВС авиационной техникой, а также восполнения боевых потерь самолетов на фронте были следующие.
    Первое - использование в первый период войны соединений дальнебомбардировочной авиации Главного Командования в интересах авиационной поддержки войск непосредственно на поле боя. На выполнение этих задач в 1941 году было затрачено 74 процента всех вылетов самолетов, что привело к значительным их потерям и быстрому уменьшению боевого состава ДБА.
    Второе - использование ВВС внутренних военных округов, особенно в первый наиболее тяжелый период войны. До 10 июля 1941 года из ВВС Московского, Орловского, Приволжского, Уральского и Харьковского военных округов была передана на фронт большая часть имевшихся у них авиасоединений. Эти силы сыграли исключительно важную роль в срыве стремительного продвижения танковых группировок противника. Использовался этот метод и позже, в конце 1941 - 1942 гг., когда поставки техники из промышленности были незначительными. Кроме того, постановлением СНК СССР от 23 июня 1941 года ГВФ был передан в оперативное подчинение Наркома обороны.
    Третье - формирование новых и доукомплектование отведенных с фронта авиадивизий и полков. До 1 декабря 1941 года в действующую армию было отправлено 30 таких дивизий, а также большое количество авиаполков и отдельных авиаэскадрилий.
    Значительно в меньших масштабах осуществлялось доукомплектование однотипной материальной частью авиационных частей без их отвода с фронта.
    Но основным методом была формирование и укомплектование личным составом и самолетами новых типов авиационных частей (их называли маршевыми) силами запасных авиационных бригад и полков ВВС внутренних военных округов. Всего ими было подготовлено и отправлено на фронт около 2000 таких авиационных частей и подразделений, большинство из которых было включено в состав авиационных дивизий и корпусов Резерва Верховного Главного Командования. Умелое и оперативное маневрирование этими частями позволяло советскому командованию создавать значительное превосходство нашей авиации над авиацией противника при проведении решающих операций на фронтах.
    В ходе войны этот метод постоянно совершенствовался. Впервые он начал применяться в августе 1941 года с формирования резервных авиационных групп (РАГ РВГК), которые включали от четырех до восьми авиационных полков (от 80 до 160 боевых самолетов).
    Весной 1942 года стали создаваться ударные авиационные группы РВГК, в которые включались до 200 боевых самолетов, в том числе до 140 бомбардировщиков и штурмовиков.
    Летом 1942 года с увеличением производства самолетов промышленностъю началось формирование авиационных армий РВГК в составе до 300 боевых самолетов. Но из-за громоздкости и недостаточной маневренности их использование себя не оправдало.
    Вместо них со второй половины 1942 года началось формирование авиакорпусов и отдельных дивизий РВГК. Они обладали достаточной ударной мощью, хорошей маневренностью и без особых трудностей включались в боевые составы ВА фронтов. Этот метод использовался до окончания войны. Всего было сформировано 30 таких авиакорпусов и 27 отдельных дивизий. К началу второго периода Великой Отечественной войны удельный вес самолетов авиакорпусов РВГК в боевом составе фронтовой авиации составлял 25 процентов, а во второй половине 1944 года - 52. С учетом отдельных авиадивизий РВГК этот показатель достиг 63 процентов.
    Несколько слов о том, как в годы войны осуществлялись учет наличия, планирование, распределение и подача в авиачасти поступающих вз промышленности самолетов.
    К сожалению, приходится констатировать, что до войны в ВВС не было единой эффективной системы учета наличия и состояния исправности самолетного парка. Каждая служба получала из войск свои отчеты, которые не в полной мере отражали реальное положение дел и не были идентичными. Особенно это проявилось в первый период боевых действий. Поступающие из западных округов в службы ВВС по разным каналам данные о наличии самолетов и их потерях отличались между собой в несколько раз. С целью выявления истинной обстановки в июле 1941 года в действующие объединения были направлены из ЦА ВВС специальные группы офицеров, а в августе был издан приказ Наркома обороны о переучете всех самолетов на фронте и в тылу и о создании в Управлении технического снабжения Тыла ВВС отдела учета самолетов и моторов. Но наспех введенная система учета имела ряд недостатков и не в полной мере отвечала требованиям военного времени.
    По инициативе ЦК партии членом Военного совета ВВС генералом Шимановым Н.С. (в то время он был заведующим авиационным отделом ЦК ВКП(б)) была разработана карточная система пономерного учета самолетов и моторов.
    Приказом Наркома обороны от июля 1943 года эта система была введена в жизнь и с тех пор действует до настоящего времени.
    Ежемесячные отчеты о наличии в ВВС самолетов и их исправности стали представляться члену Военного совета ВВС и начальнику ОМУ. Один раз в квартал итоговые данные этих отчетов докладывались И.В. Сталину.
    Кроме того, оперативное управление каждый день получало данные о потерях и выведенных из строя летных частях и выдавало их в ГУ БП ВВС и ОМУ. От операторов исходили также задания на формирование и доукомплектовакие частей к предстоящим операциям.
    Главное управление заказов и технического снабжения (в аппарате НВ ВВС) ежедневно по ВЧ получало со всех самолетных заводов данные о выпуске самолетов и их отправке в части.
    Планы выпуска самолетов уточнялись ежемесячно.
    Распределение самолетов по летным частям осуществляло ГУ БП ВВС и выдавало его ГУ заказов и технического снабжения (НВ ВВС), которое выписывало наряды на получение самолетов и направляло их в части-получатели и военпредам на заводах.
    Непосредственно на заводах самолеты получали по нарядам представители боевых частей, перевооружаемых или понесших потери, затем - представители маршевых, т.е. формируемых частей, с 1942 года - представители запасных бригад и полков, которые формировали маршевые части. Позже при запасных бригадах были созданы специальные перегоночные полки, которые получали и перегоняли самолеты в маршевые части или в учебно-тренировочные полки, сформированные во всех ВА для доподготовки летного состава. Из утапов самолеты вместе с летным составом направлялись непосредственно в боевые части.
    Распределение боеприпасов, ГСМ и авиационно-технического имущества осуществлялось соответствующими службами Тыла ВВС.
    Постоянно совершенствовавшаяся в ходе войны система обеспечения частей ВВС самолетами, боеприпасами и другими материально-техническими средствами внесла свою долю в общую победу советского народа над фашистской Германией, которая еше раз подтвердила положение, что исход длительной вооруженной борьбы не определяется простым соотношением материальных и людских ресурсов сторон, а решается совокупностью политических, экономических, социальных и моральных факторов, умелым и целеустремленным использованием всех наличных и потенциальных ресурсов страны, умением достигать превосходства в силах в решающих операциях.
    Генерал-полковник авиации Скубилин В.З.
    Инженерно-авиационное обеспечение боевых действий ВВС в годы Великой Отечественной войны
    Все дальше в прошлое уходят трудные и героические годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов.
    Советский народ и его Вооруженные Силы под руководством Коммунистической партии сломали самую сильную по тем временам в капиталистическом мире военную машину фашистской Германии.
    Решающую роль в разгроме немецкой-фашистской авиации сыграли Военно-воздушные силы Красной Армии, которые в жестоких боях завоевали стратегическое господство в воздухе и в значительной степени способствовали успешному проведению операций Советских Вооруженных Сил.
    Накануне Великой Отечественной войны основной парк самолетов ВВС состоял из бомбардировщиков СБ, ТБ-3, ДБ-3, истребителей И-15БИС, И-16, И-153.
    В самом начале 40-х годов в ВВС начали поступать отвечающие требованиям того времени бомбардировщики ДБ-3Ф, Пе-2, истребители МиГ-1, МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-3, самолет-штурмовик Ил-2, аналогов которого не имела ни одна армия мира.
    К весне 1941 года численность самолетов ВВС увеличилась по сравнению с началом 1939 года в два раза, однако новых самолетов в западных округах было менее 20 процентов.
    К концу 30-х годов в ВВС сложилась и система технической эксплуатации авиационной техники.
    Структура инженерно-авиационной службы ВВС предвоенного периода (служба в то время называлась эксплуатационно-технической) обеспечивала эксплуатацию авиационной техники в мирное время. Однако она имела ряд существенных недостатков, не позволяющих в полной мере осуществлять руководство деятельностью личного состава при эксплуатации и ремонте авиационной техники в военный период.
    Во-первых, аппарат ИАС на всех уровнях был развит слабо. Управление главного инженера ВВС военного округа состояло из пяти человек, старшего инженера дивизии и полка - из трех человек. В условиях, когда в ВВС округа входило до десяти авиационных дивизий (около 30 авиаполков) и десяти отдельных эскадрилий, а каждый полк состоял из пяти эскадрилий, такое число инженеров не могло предметно руководить личным составом ИАС.
    Во-вторых, эксплуатация и ремонт техники находились в разных руках. Ремонтная сеть ВВС (стационарная и полевая) подчинялась начальнику управления снабжения. Главный инженер ВВС ею не управлял. Ремонтные мастерские ПАРМ-1, представляющие собой "основной орган" полевого ремонта полка, входили в состав тыловых частей (БАО) и при перебазировании полка оставались на прежнем месте базирования. Полк оставался без подготовленных к восстановлению средств ремонта и запасов материалов. А ПАРМ-1 в БАО часто использовались как транспортные машины или простаивали в неисправном состоянии.
    В-третьих, на всех уровнях управления ИАС практически не существовала отчетность по авиационной технике, в том числе и пономерной учет наличия и состояния самолетов.
    В предвоенный период инженерно-авиационной службой в основном решались задачи организации обслуживания и технической эксплуатации авиационной техники, организации технической учебы летного и технического состава, выявления и устранения конструктивно-производственных недостатков самолетов.
    Подготовка к обеспечению боевых действий, как правило, проводилась упрощенно, в стационарных условиях.
    Начавшиеся боевые действия сразу же поставили перед ИАС ряд новых задач:
    - обеспечение интенсивной боевой работы при использовании в широких масштабах полевых аэродромов;
    - восстановление в короткие сроки самолетов, получивших боевые повреждения;
    - перебазирование на новые аэродромы без прекращения боевой работы;
    - эвакуация неисправных самолетов с мест вынужденной посадки и прежнего базирования;
    - освоение новых типов самолетов;
    - проведение мероприятий по предупреждению преждевременного выхода из строя техники, особенно при ее эксплуатации на полевых, практически не оборудованных аэродромах.
    Как показал опыт боевых действий, существовавшая в предвоенное время структура ИАС не смогла решать вновь возникшие задачи и прежде всего по восстановлению поврежденных самолетов и обеспечению максимального количества вылетов на выполнение боевых задач.
    Остро встал вопрос о реорганизации ИАС и в первую очередь ее управленческого аппарата. Такая реорганизаций началась уже в августе 1941 года, однако сразу найти оптимальную структуру не удалось. Прошло несколько этапов реорганизации, прежде чем пришли к структуре начала 1943 года. Основные направления реорганизации заключались: в объединении руководства эксплуатацией и ремонтом авиатехники в руках главного инженера ВВС; в укреплении управленческого аппарата ИАС объединений, соединений и частей; в создании сети полевого ремонта авиационной техники.
    Одновременно с реорганизацией уточнялись задачи, возлагаемые на ИАС, обязанности и ответственность инженерно-технического состава. Приказом Наркома обороны No 201 от 28 июня 1942 года и директивой Командующего ВВС КА No 13 843 от 12 августа 1943 года было определено правовое положение должностных лиц ИАС от моториста до главного инженера ВВС. Эти документы легли в основу Наставления по инженерно-авиационной службе (НИАС-43), которое регламентировало всю деятельность инженерно-авиационной службы. С этого времени главные инженеры ВА, ВВС ВО, ак, старшие инженеры ад, ап стали заместителями командующего (командира) по ИАС. Была найдена оптимальная структура ИАС, которая без изменений просуществовала до конца войны, что сыграло положительную роль и позволило эффективно осуществлять инженерно-авиационное обеспечение боевых действий.
    Подготовка самолетов к боевым вылетам производилась техническим экипажем во главе с техником (механиком) самолета.
    В состав технического экипажа входили моторист и мастера по всем специальностям. Технический экипаж все время находился у самолета и в любое время был готов выполнять свои обязанности.
    В период острой нехватки личного состава объемные работы выполнялись групповым методом.
    Подготовка самолетов к вылетам, в том числе и боевым, была привычным делом для инженерно-технического состава и особых трудностей не представляла.
    Высокая динамичность боевых действий существенно усложняла организацию инженерно-авиационного обеспечения. В отдельных случаях до десяти раз в месяц приходилось авиачастям менять место дислокации. Частые перебазирования потребовали создания в частях специальных команд перебазирования, которые имели постоянный состав, четкое распределение обязанностей и подготовленное к перебазированию техническое имущество. Время подготовки команды к выходу составляло 20 - 30 мин. В состав команд включались представители всех специальностей для обеспечения возможности автономной подготовки самолетов на новом аэродроме. Большие трудности при осуществлении перебазирования возникали по доставке личного состава и технического имущества. Наземный транспорт выделялся в крайне ограниченном количестве, практически только для передовой команды. Остальному техническому составу приходилось добираться к новому месту базирования самостоятельно всеми возможными способами: на попутных машинах, поездами и даже пешком. Например, технический состав истребительных полков 16 ВА во время наступательных операций летом 1943 года за два месяца прошел пешком около 350 км. Основная тяжесть по подготовке самолетов к боевым вылетам ложилась на передовые команды, а наземное оборудование оставалось на старом аэродроме и таким образом утрачивалось.
    Новые аэродромы базирования, как правило, не имели твердого покрытия и служебных помещений и заранее не готовились. У батальонов аэродромного обслуживания едва хватало сил оборудовать взлетно-посадочные полосы и рулежные дорожки. Все остальные работы - оборудование укрытий, рабочих и жилых помещений, маскировка и охрана самолетов - выполнялись техническим составом. Статистика военного времени показывает, что около 50 процентов младших авиаспециалистов постоянно не участвовали в работах на авиационное технике, что, безусловно, отрицательно сказывалось на качестве и своевременности подготовки самолетов к боевым вылетами.
    Особые трудности возникали при эксплуатации самолетов в зимнее время. Отсутствие средств подогрева вынуждало проводить периодический запуск и прогрев двигателей, что влекло за собой большой расход бензина и моторесурса.
    Серьезные осложнений в эксплуатации авиационной техники вызывали полевые аэродромы. Построенные зимой, весной они оказывались неровными или с малой плотностью грунта, что вызывало поломку щитков шасси, выход из строя радиаторов, моторов и т.д.
    Большую специфику в работу инженерно-авиационной службы вносила необходимость массового освоения новой техники. В условиях острой нехватки личного состава квалифицированная переподготовка прибывающего инженерно-технического состава часто не проводилась. Это обстоятельство вызвало определенное снижение уровня профессиональной подготовки технического состава, вследствие чего возросло число ошибок при эксплуатации техники. Остро встал вопрос о повышении качества освоения новых самолетов. Решение его было осуществлено путем организации переучивания на заводах Наркомата авиационной промышленности, в ВВИА имени проф. Н.Ё. Жуковского, в НИИ ВВС КА. Особое место в этой работе заняли запасные авиационные бригады, которые осуществляли массовую переподготовку на новую технику летного и технического состава. Они также принимали от заводов Наркомата авиационной промышленности самолеты, доводили их, облетывали и готовили к боевым действиям. Только одной из таких бригад было подготовлено 10 000 летчиков, 13 000 инженеров и техников, доведено и передано фронту, около 10 000самолетов, укомплектовано, подготовлено и отправлено на фронт 180 авиационных полков, 23 авиационных эскадрильи, около 5000 отдельных экипажей.
    Кроме того, была повышена личная ответственность за состояние знаний авиационной техники. Командующий ВВС КА требовал: "Впредь считать незнание правил эксплуатации летчиком или техником материальной части, состоящей в полку на вооружении, как невыполнение своего служебного долга и привлекать за это к ответственности".
    Проведенные в 1941 - 1942 годах мероприятия значительно улучшили положение дел, что в сочетании с исключительным энтузиазмом и самоотверженным трудом технического состава обеспечило бесперебойную работу авиационной техники.
    Позитивные перемены в работе инженерно-авиационной службы были обусловлены следующим:
    1. Была решена задача обучения технического состава, в первую очередь, практическим навыкам в подготовке самолетов к полетам. Широко практиковались технические разборы, инструктажи по выполнению целевых проверок и сложных работ, доведение особенностей эксплуатации самолетов в различных климатических условиях.
    Из вузов стало поступать пополнение, которое имело достаточную теоретическую подготовку и практические навыки в эксплуатации новой техники.
    2. Совершеннее стала организация работ на авиационной технике, улучшилось планирование работ, жестким стал контроль за их проведением и за соблюдением правил эксплуатации авиационной техники. Сложилась система сбора, обобщения и анализа отказов авиационной техники, выработки и доведения мероприятий по их предупреждению.
    3. Значительно окрепли руководящие кадры инженерно-технического состава, которые приобрели ценный опыт обеспечения боевых действий.
    Значительную роль в обеспечении качества инженерно-авиационного обеспечения играли патриотизм и преданность делу партии инженеров, техников, механиков.
    Девизом технического состава было "Не уходить с аэродрома до тех пор, пока самолеты не будут приведены в исправное состояние". По 18 - 20 часов в сутки техники и механики находились на аэродромах, работая на самолетах, часто под обстрелом противника. В течение всей войны они вели напряженную работу в невероятно трудных условиях, внося вклад в обшее дело победы над врагом.
    В качестве примера можно привести следующее. Старший лейтенант Гусаков 137 бап за время войны обеспечил более 500 боевых вылетов, провел 28 сложных полевых ремонтов самолетов и 32 замены моторов, под его руководством было собрано и подготовлено к боевым действиям 35 самолетов. Такой же большой вклад в обеспечение боевой работы 31 иап 17 ВА внесли старшины Мазин, Лоскутов, Акимов, обслужившие более 750 боевых вылетов каждый.
    Технический состав штурмовых авиационных полков при необходимости принимал участие в боевых вылетах в качестве воздушных стрелков. Например, старший техник авиационной эскадрильи 522 шап старший техник-лейтенант Барсуков в сентябре 1944 года не только совершил 36 боевых вылетов в качестве стрелка, но и отразил 11 атак истребителей противника и сбил при этом один Ме-109.
    Активное участие в подготовке авиационной техники к боевым вылетам, особенно в первый период после перебазирования на новый аэродром, принимал летный состав.
    Боевое содружество летного и технического состава явилось основой успешного решения стоящих перед Военио-воздушнымк силами задач.
    За годы войны было обеспечено 3 124 000 боевых вылетов с налетом 5 640 000 ч., подготовлено и подвешено на самолеты 30 450 000 бомб весом более 660 000 т.
    Наиболее сложной составной частью инженерно-авиационного обеспечения в годы войны было восстановление самолетов с боевыми и эксплуатационными повреждениями.
    С учетом традиций отечественной авиации и опыта боевых действий в конце 30-х годов в ВВС КА сложилась система ремонта авиационной техники на трех организационных уровнях.
    Стационарный ремонт был представлен авиационными ремонтными базами (АРБ) и стационарными авиаремонтными мастерскими (САМ), которые выполняли капитальный к средний ремонт самолетов. Капитальный ремонт осуществляли также серийные и ремонтные заводы промышленности.
    Подвижные ремонтные органы включали в себя подвижные авиаремонтные мастерские на транспортной базе, состоящей из железнодорожных вагонов (ПАМ) и автомобилей (ПАРМ). Эти мастерские прикреплялись к стационарным реморганам и выполняли средний ремонт самолетов на местах базирования.
    Полевой ремонт был предоставлен одноавтомобильной мастерской ПАРМ-1, которая выполняла мелкий и текущий ремонт авиатехники.
    Определенный объем ремонта этих видов выполнялся также техническим составом авиационных частей.
    Основным недостатком существовавшей структуры была организационная разобщенность - часть реморганов подчинялась главному инженеру ВВС, часть начальнику тыла ВВС, а в основном - начальнику снабжения и ремонта. Стационарная ремонтная сеть развивалась хорошо и в значительной мере обеспечивала потребность в стационарном ремонте, освобождая постепенно от ремонта техники заводы промышленности. Менее подготовленной к началу войны оказалась полевая ремонтная сеть из-за ее организационной неоформленности, недостаточной укомплектованности и оснащенности технологической документацией и оборудованием. Указанные недостатки отрицательно сказались на уровне восстановления поврежденной авиационной техники. Несмотря на поистине героический труд ремонтников, число неисправных самолетов возрастало. К концу 1942 года в частях ВВС скопилось большое число неисправных самолетов, не считая ремфонда стационарной ремсети.
    Требовалось немедленное усиление полевой ремонтной сети, а также совершенствование системы управления ремонтом в целом. Реорганизация производилась по линии передачи реморганов главному инженеру ВВС, а также увеличения числа подвижных авиаремонтных мастерских.
    В инженерно-авиационную службу полков из тыла были переданы мастерские ПАРМ-1, а в дополнение к ним были сформированы мастерские по ремонту спецоборудования ПАРМС-1.
    За авиационными дивизиями были закреплены мастерские ПАРМ-3, ранее работавшие в системе стационарного ремонта.
    В начале 1943 года для сети полевого ремонта создаются подвижные авиаремонтные базы (ПАРБ) в начале для ремонта самолетов и моторов, а потом и оборудования самолетов (СПАРБ). ПАРБ придавались дивизиям, следовали с ними при перебазировании и сыграли ведущую роль в восстановлении авиационной техники с повреждениями средней тяжести. Эти меры значительно укрепили полевую ремсеть.
    К началу 1943 года стационарная ремсеть ВВС также представляла собой достаточно мощную отрасль, которая выполняла сложные виды ремонта авиатехники на своей базе, а в случае затруднения доставки и на местах базирования с помощью своих подвижных подразделений ПАМ и ПАРМ-10.
    В составе авиаремонтных баз и мастерских были развернуты цехи, которые сортировали и восстанавливали узлы и детали самолетов и моторов, не подлежащих восстановлению. Эти цехи являлись надежным источником поставки запасных частей.
    Возросшие объем и сложность ремонта требовали изыскания новых технологических процессов, приемов и способов ремонта. Для всестороннего изучений и обобщения опыта ремонта и широкого внедрения в практику всего нового в прогрессивного в конце 1942 года в ВВС была создана Первая научно-экспериментальная база (НЭБ-1), которая впоследствии выросла в Центральную научно-экспериментальную базу (ЦНЭБ).
    Ремонтная сеть начала 1943 года отличалась высокой автономностью и способностью ремонтировать практически всю авиационную технику ВВС. Деятельное участие в ремонте принимали и заводы Наркомата авиационной промышленности, ремонтные бригады которых работали в войсках до конца войны.
    Наряду с усилением производственной базы ремсети ВВС совершенствовались и ее организационные основы. В 1943 году при главном инженере ВВС создаются управления полевого и капитально-восстановительного ремонта авиатехники. Управление полевого ремонта сразу же берет на себя учет реморганов, пономерной учет всех неисправных и восстановленных самолетов, осуществляет маневр ремонтными органами. С его организацией полевая ремонтная сеть быстро росла не только количественно, но и качественно. К августу 1943 года в войсках уже работало 113 ПАРБ и 25 СПАРБ. Одновременно растет качество и культура ремонта, ведется борьба за сохранение аэродинамических качеств самолетов. Растет производительность и качество ремонта и в стационарной сети ремонта.
    На заключительном этапе войны ремонтная сеть ВВС представляла единый комплекс стационарных и подвижных формирований. Подвижные формирования являлись эффективным средством обеспечения боеспособности авиационных частей. К концу войны в ВВС функционировало более 1600 подвижных авиаремонтных органов различных типов.
    Благодаря функционированию ремонтной сети как единого органа восстановления техники к концу войны в три раза сократились безвозвратные потери поврежденной техники, более 90 процентов пополнения парка составляли отремонтированные самолеты, 75 боевых вылетов из 100 совершались на самолетах, прошедших ремонт. Основным итогом работы ремонтной сети являются 1 700 000 восстановленных самолетов.
    Говоря о восстановлении техники, нельзя не остановиться на системе сбора аварийной техники. В годы войны эту работу выполняли технические команды тыловых частей. Они работали в тесном содружестве с ремонтными органами ВВС. Результатом этого содружества явилось возвращение в строй 3500 самолетов, совершивших вынужденные посадки вне аэродромов - это существенная прибавка боевой мощи ВВС. Кроме того, весьма ощутимым оказался поток запасных частей, который поступал через пункты сбора, разделки и сортировки составных частей авиационной техники, которая не подлежала восстановлению.
    В заключение можно отметить, что инженерно-авиационная служба военных лет после реорганизации успешно справлялась с задачей инженерно-авиационного обеспечения боевых действий.
    Боевая работа инженерно-технического состава высоко оценена Советским правительством. Орденами и медалями награждено 49 946 человек, в том числе 360 - орденом Ленина, 1242 - Красного Знамени, 21 336 - Красной Звезды.
    Боевой опыт инженерно-авиационной службы ВВС периода Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов постоянно используется инженерно-техническим составом в интересах повышения боеготовности ВВС в современной сложной и взрывоопасной обстановке.
    Генерал-полковник авиации Закревский А.Н.
    Тыл Советских Военно-Воздушных сил в годы Великой Отечественной войны
    В докладе Генерального секретари ЦК КПСС тов. Горбачева М.С, на апрельском Пленуме ЦК КПСС указывалось о той невероятно гигантской цене, которую заплатил за Победу в Великой Отечественной войне советский народ. Коммунистическая партия и Советское правительство делают все, чтобы Вооруженные Силы имели все необходимое для надежной защиты нашего Отечества.
    Изучая опыт Великой Отечественной войны, важно учитывать ее уроки при решении конкретных вопросов совершенствования боевой готовности Военно-воздушных сил к выполнению стоящих задач в современных условиях обстановки.
    Роль тыла в войне неоднократно подчеркивалась основоположниками марксизма-ленинизма, В.ИЛенин говорил, что "самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены" (Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.35, С.408).
    Это высказывание В.И. Ленина получило убедительное подтверждение в годы Великой Отечественной войны, которая явилась самым тяжелым испытанием в истории нашей Родины и потребовала огромного напряжений сил всего советского народа.
    Опыт войны с белофинами в 1939 - 1940 годах вскрыл серьезные недостатки в организации авиационного тыла, основными из которых были громоздкость и малая подвижность авиационно-технических частей, излишняя привязанность частей авиационного тыла к органам материального обеспечения. сухопутных войск. Система управления тылом затрудняла оперативность и автономность принятия решений по организации тылового обеспечения авиации.
    Основу войскового авиационного тыла в те годы составляли авиационные базы, которые в условиях боевой обстановки себя не оправдали. Достаточно сказать, что для перевозки одной базы железнодорожным транспортом требовалось 6 - 7 воинских эшелонов по 70 - 75 вагонов в каждом.
    Проведенная весной 1940 года некоторая реорганизация авиационных баз не в полной мере решила проблему повышения их маневренности. Поэтому в соответствии с Постановлением партии и правительства от 10 апреля 1941 года было принято решение о введении новой организационной структуры. Территория западных приграничных военных округов разбивалась на 36 районов авиационного базирования (РАБ). Каждый район предназначался для обеспечения трех-четырех авиадивизий.
    Вновь созданная структура авиационного тыла была значительным шагом вперед. Войсковой тыл стал более гибким и подвижным.
    Реорганизацию тыла планировалось завершить к 1 августа 1941 года. Однако внезапное нападение на нашу Родину немецко-фашистских захватчиков не позволило завершить организационную перестройку тыла до начала войны.
    С первых дней Великой Отечественной войны выявились не только сильные, но и слабые стороны новой организации тыла ВВС. Опыт показал, что управление авиационной базы является ненужным промежуточным звеном между районом авиационного базирования и батальонами аэродромного обслуживания. Оно не способствовало, а затрудняло управление батальонами. Кроме того, уже в первые дни войны выявилась острая необходимость увеличить количество БАО, иметь в составе районов авиационного базирования склады для обеспечения частей материальными средствами, а также свой автотранспорт. Поэтому директивой заместителя Народного комиссара обороны от 24 августа 1941 года была проведена новая реорганизация органов тыла, согласно которой более четко определились задачи района авиационного базирования, изменена его структура.
    В результате организация и возможности войскового звена авиационного тыла значительно улучшились. Основной тыловой частью в авиации стал батальон аэродромного обслуживания. Он мог в сжатые сроки перемещаться с одного аэродрома на другой и обеспечивать любые авиационные полки бомбардировочные, штурмовые, истребительные, разведывательные.
    Такая организация войскового тыла целиком оправдала себя и просуществовала без принципиальных изменений всю войну. Осуществлялись только частичные организационно-штатные мероприятия, продолжался процесс технического оснащения частей тыла, что увеличивало их возможности по обеспечению боевых действий авиационных соединений и частей.
    В 1942 году произошла новая реорганизация центральных управлений Военно-воздушных сил, в том числе и тыла ВВС. В результате начальнику тыла ВВС были подчинены следующие управления: устройства тыла (с 1943 года штаб тыла), аэродромного строительства, технического снабжения, импортное; отделы (в последующем - управления): эксплуатации спецавтотранспорта и средств механизации, снабжения горючим, общевойскового снабжения, а также центральные авиационные склады.
    Таким образом, уже в первом периоде Великой Отечественной войны тыл Военно-воздушных сил оформился как самостоятельная система, имеющая свои соединения, части, органы управления, снабжения, ремонта и другие тыловые учреждения. Эта система полностью себя оправдала, успешно выдержала испытания военного времени.
    Основные условия авиационного тыла в войне были направлены на решение задач инженерно-аэродромного и материального обеспечения боевых действий.
    В Военно-воздушных силах основными производственными единицами по подготовке аэродромов были отдельные инженерно-аэродромные батальоны и аэродромно-технические роты. За годы войны ими было построено и восстановлено около 6 тысяч аэродромов на территории действующих фронтов, а с учетом Дальнего Востока и ВВС военных округов - более 8,5 тысяч.
    Одновременно с подготовкой летных полей было построено около 40 тысяч земляных обвалований для самолетов, более 7 тысяч командных пунктов, свыше 30 тысяч землянок, около 3 тысяч складов и других объектов.
    Большая работа проводилась по маскировке базирования авиации за счет проведения мероприятий по маскировке объектов на действующих аэродромах и особенно за счет создания широкой сети ложных аэродромов. Об эффективности этих мероприятий свидетельствуют следующие примеры:
    - в 1943 году противником было произведено свыше 60 процентов ударов по ложным аэродромам 16-й воздушной армии, что дало возможность значительно снизить потери наших самолетов на земле;
    - к началу Львовско-Сандомирской операции во 2-й воздушной армии было подготовлено 33 ложных аэродрома, в том числе девять ночных. Благодаря мероприятиям по оперативной маскировке, проведенным в этом объединении, противник не смог вскрыть подлинной группировки нашей авиации. В июне и первой половине июля 1944 года фашистская авиация совершила 87 процентов налетов на ложные аэродромы этой армии и только 13 процентов на действующие.
    В ходе войны планирование и организация подготовки аэродромов на территории фронта осуществлялись непосредственно командованием воздушной армии. Задачи эксплуатации и совершенствования аэродромов в ходе операции решались по распоряжениям командования районов авиационного базирования. Особое внимание уделялось совершенствованию технического оснащения инженерно-аэродромных частей и методов скоростного строительства аэродромов.
    Следует заметить, что в наступательных операциях, проводившихся в высоких темпах, инженерно-аэродромные части не всегда справлялись со своевременной подготовкой необходимого количества аэродромов. В результате имели место случаи скученного базирования авиации на отдельных аэродромах и отставания ее от сухопутных войск, особенно в период распутицы, когда полеты самолетов с грунтовых аэродромов становились невозможными. В этих условиях принимались неотложные меры по ускоренному строительству упрощенных искусственных взлетно-посадочных полос с использованием местных строительных материалов: грунто-гравийных, грунто-шебеночных, грунто-шлаковых и даже деревянных и кирпичных.
    В ходе войны получен также определенный опыт по укладке аэродромных покрытий из металлических плит и по подготовке весной 1945 года участка автострады Берлин-Бреслау для полетов двух истребительных авиаполков.
    В годы Великой Отечественной войны авиационно-технические части обеспечили 3 млн. 124 тыс. боевых самолето-вылетов фронтовой и дальней авиации. При этом было израсходовано более 1 млн. т авиационных боеприпасов и более 1 млн. 700 тыс. т авиационных ГСМ. Эти объемы работ пришлось выполнять при сравнительно низкой укомплектованности частей автомобилями. Так, например, в период с 1 марта 1943 года по 1 января 1945 года средняя укомплектованность автомобилями различного назначения составляла 65 - 68 процентов, а их техническая готовность 80 - 86 процентов.
    Особенно сложными были условия материального обеспечения боевых полетов в начальном периоде войны.
    Однако, несмотря на всю сложность создавшейся в начале войны обстановки и неуклонное возрастание потребности в материальных средствах в ходе войны, труженики тыла страны и действующей армии со своими задачами по материальному обеспечению боевых действий войск, в том числе и авиации, успешно справились. Это стало возможным благодаря героическим подвигам личного состава тыла, его беззаветной преданности нашей социалистической Родине.
    В труднейших условиях боевой обстановки воины авиационного тыла делали все зависящее от них по обеспечению боеспособности и успешных боевых действий авиационных соединений и частей. Их подвиги были поистине массовыми!
    Много поучительных примеров отваги, трудолюбия, изобретательной смекалки и находчивости показали воины инженерно-аэродромных частей при изысканиях и строительстве аэродромов. В лютую стужу, пургу и распутицу, днем и ночью они строили и восстанавливали аэродромы. Нередко были случаи, когда им приходилось вступать в бой с противником, а иногда вести продолжительные бои совместно с сухопутными войсками.
    В 1941 году отличилась рота 44 отдельного икженерно-аэродромного батальона при обороне Тихвина. Она совместно с сухопутными войсками на своем участке героически отражала атаки превосходящих сил врага. За проявленную отвагу и мужество почти весь личный состав роты награжден орденами и медалями. Роте было присвоено почетное звание гвардейской.
    Орденом Красного Знамени награжден 24 оиаб, участвовавший в героической обороне Керчи. Многие инженерно-аэродромные батальоны награждены орденами Красной Звезды.
    Большим уважением за их нелегкий труд пользовались водители автомобилей. Несмотря на налеты авиации противника, они, зачастую без сна, с честью выполняли задачи по своевременному подвозу материальных средств.
    Особенно тяжело было доставлять материальные средства по ледовой трассе Ладожского озера. 27 ноября 1941 года, по указанию начальника тыла ВВС Ленинградского фронта, автомобильные части и подразделения 6-го и 96-го районов авиационного базирования включились в эти перевозки. 1000 автомобилей и около 1200 человек были выделены для работы на трассе.
    За время существования "Дороги жизни" только автоколонны 6-го района авиационного базирования перевезли в Ленинград 3778 т горюче-смазочных материалов, 90 т боеприпасов, 357 авиационных моторов, 90 т продовольствия и около 1400 т других грузов. Кроме того, для населения города и частей Советской Армии было доставлено 11 500 т продовольствия и эвакуировано около 4000 человек.
    128 дней напряженной работы на ледовой трассе - это один из ярких примеров героической работы тыловых органов Советской Армии, в том числе и Военно-воздушных сил.
    В ходе стремительного наступления наших войск, зачастую, авиационные полки базировались в непосредственной близости от окруженных группировок противника. При этом в ряде случаев создавалась сложная обстановка на отдельных аэродромах, в районах которых группировки фашистов пытались вырваться из окружения. В этих случаях личный состав авиационных и авиационно-технических частей вел бои с группировками фашистов. Так, например, в Белорусской операции личным составом частей тыла 4-й воздушной армии при обороне аэродромов было убито 974, ранено и захвачено в плен 1833 немецких солдата и офицера.
    Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили самоотверженный труд личного состава тыла Военно-воздушных сил. Десятки тысяч воинов награждены высокими государственными наградами. За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками орденом Красного Знамени награждены 38, 80 и 96-й районы авиационного базирования, 265, 464, 469 и 691-й батальоны; орденом Александра Невского 55, 476 и 492-й батальоны аэродромного обслуживания. Орденом Красной Звезды награждены восемь районов авиационного базирования, 64 батальона аэродромного обслуживания, девять отдельных инженерно-аэродромных батальонов, десять отдельных автотранспортных батальонов и другие части авиационного тыла.
    За годы Великой Отечественной войны накоплен огромный опыт работы тыла Военно-воздушных сил по обеспечению боевых действий авиации в сложных условиях боевой обстановки. Этот опыт является частицей обшего вклада в советскую военную науку. О нем важно помнить при решении конкретных вопросов совершенствования боевой готовности тыла к выполнению задач по обеспечению боевых действий авиационных соединений и частей в условиях современной войны. При этом надо помнить не только наши успехи, обеспечившие великую Победу, но также недостатки и просчеты, приведшие к неоправданным потерям.
    С учетом опыта работы тыла ВВС в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы, по нашему мнению, целесообразно руководствоваться следующими основными принципами:
    - максимальным соответствием организационной структуры и системы тылового обеспечения ВВС в мирное времи, предусматриваемой на военное время;
    - постоянной высокой боевой готовностью тыла, его способностью в любых условиях обстановки и в установленные сроки развернуться и приступить к выполнению поставленных задач по обеспечению боевых действий авиационных соединений и частей;
    - сосредоточением основных усилий тыла на обеспечение авиационных соединений и частей, выполняющих главные задачи;
    - устойчивым тыловым обеспечением авиационных соединений и частей за счет эшелонированного построения тыла, своевременным наращиванием его усилий в зависимости от обстановки, поддержанием в установленных размерах запасов материальных средств, своевременным проведением мароприятий по восстановлению боеспособности частей и учреждений и по обеспечению высокой живучести всей системы тылового обеспечения.
    Анализируя роль тыла, в достижении Победы в Великой Отечественной войне, уместно вспомнить высказывание Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в его выступлении на военно-научной конференции ГСВГ в ноябре - декабре 1945 года. Он говорил, что материальное обеспечение и подготовка, тыла к обеспечению операции - "это самый сложный вопрос подготовки операции". Актуальность этих слов не только не утратила своего значения в настоящее время, а наоборот, неизмеримо возросла.
    Генерал-лейтенант авиации Ковачевич А.Ф.
    Массовый героизм советских летчиков в годы Великой Отечественной войны
    Военно-воздушные силы нашей страны с честью выполнили свой долг перед Родиной. Советские летчики проявляли массовый героизм.
    Отстоять свободу и независимость Родины, разгромить фашизм - главные побудительные мотивы героизма.
    Героизм наших летчиков воспитан был партией, он проявлялся в испанских событиях, у озера Хасан, на Халхин-Голе, в советско-финляндской войне. Наша авиация вступила в Великую Отечественную войну в крайне неблагоприятных условиях. Особенно трудными оказались первые дни войны, когда был нанесен большой урон нашей авиации на аэродромах. Врагу удалось завоевать господство в воздухе. Однако ему не удалось достичь главной цели - сломить высокий моральный дух советских летчиков, их непоколебимую стойкость, стремление выполнить боевую задачу любой ценой.
    В первом налете утром 22 июня участвовало около 800 бомбардировщиков и до 500 истребителей врага. Отражая первый и последующие налеты авиации противника, наши летчики смело вступали в воздушные бои. В этих боях, наряду с применением оружия, советские летчики успешно применяли и таранные удары по вражеским самолетам, стремясь любыми средствами предотвратить удары фашистской авиации по нашим войскам и объектам тыла.
    Уже в первый день войны советские летчики-истребители самоотверженно таранили 16 вражеских самолетов. При этом шестеро из них остались живы. Тремя первыми советскими летчиками, получившими в ходе начавшейся войны Героя Советского Союза, были летчики-истребители - М.И. Жуков, С.И. Здоровцев и П.Т. Харитонов. Они получили свои награды 8 июля 1941 года.
    Таранные удары в воздухе прочно вошли в практику боя летного состава всех родов авиации. Более 600 раз прибегали к нему наши летчики. И это не было жестом отчаяния, как пытаются представить в настоящее время таранные удары на Западе. Они стали одним из тактических приемов боя, требовавшим высочайшего мастерства и большой самоотверженности. Ряд наших летчиков-истребителей мастерски владели этим приемом, как, например, лейтенант А.С. Хлобыстов, который за один вылет успешно таранил два самолета противника. Лейтенант В.В. Талалихин таранил Ю-88 во время ночного налета немцев на Москву. Летчик С. Дроздов в небе Курска на подбитом штурмовике в воздушном бою отрубил хвостовое оперение истребителя противника.
    Всего в ходе Великой Отечественной войны летчики-истребители применили воздушный таран в бою 598 раз, штурмовики - 19 раз и бомбардировшики - 18 раз.
    Таранные удары наносились также по наземным объектам. Их еще называли огненными таранами. Обычно к ним прибегали экипажи в тех случаях, когда их самолеты были подбиты и дальнейший полет оказывался невозможным. Одним из первых летчиков, совершивших таранный удар по скоплениям фашистской техники, явился капитан Николай Гастелло со своим экипажем бомбардировщика. За первым огненным тараном последовали другие. Летчики и экипажи в целом предпочитали смерть фашистскому плену и отдавали свою жизнь во имя Родины, стремясь нанести врагу максимальный урон.
    Это стремление побуждало экипажи штурмовиков делать по несколько заходов на цель, не взирая на яростное противодействие со стороны противника.
    В ходе минувшей войны летчики-штурмовики совершили 286, бомбардировщики 119 и истребители 98 огненных таранов.
    Таранный удар - это исключительный тактический прием. Летчики применяли его лишь в тех случаях, когда исчерпывались все другие возможности для уничтожения врага: кончались боеприпасы, горючее или когда враг угрожал важному объекту, а других средств для его уничтожения уже не оставалось и т.д.
    Но героизм советских летчиков проявлялся не только в применении таранного удара. Он являлся также стремлением нанести противнику максимальный урон, не взирая на его численное преимущество или другие неблагоприятные условия. Не уклоняться от боя, как это нередко делали фашистские летчики, когда они не имели численного и тактического преимущества к началу встречи с нашими самолетами, а решительно навязывать его врагу, уничтожать его, или спасти товарища, попавшего в беду - это также было свойственно нашим летчикам в ходе войны и являлось для них законом, руководство которым порождало героизм, отвагу и бескомпромиссность поведения летчиков в бою. Так, уже на второй день войны советский летчик Александр Иванович Покрышкин, которому суждено было позднее стать одним из известнейших асов, совершая разведывательный полет с напарником в районе реки Прут на границе с Румынией, вступил в бой с пятью "мессершмиттами" и хотя его МиГ-3 был поврежден в схватке, он сумел сбить Ме-109.
    Не каждый мог решиться вступить в бой с превосходящими силами противника, особенно при возвращении с боевого задания на свой аэродром. Ведь задание уже выполнено. Но советские летчики, руководствовались в этом случае правилом: вижу врага - должен уничтожить его во что бы то ни стало. Именно неистребимая потребность уничтожить врага побудила старшего лейтенанта А.К. Горовца вступить в бой с 20-ю немецкими бомбардировщиками, в котором он решительно и смело атаковал их и сбивал в каждой атаке по самолету, пока не израсходовал все боеприпасы. Он уничтожил в одном воздушном бою девять вражеских машин. За этот подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Это был единственный в мире летчик, добившийся таких результатов в одном бою.
    История свидетельствует и о таком подвиге, когда летчик А.П. Маресьев летал с протезами на обеих ногах, вел воздушные бои и одерживал в них блестящие победы. Только за два дня в боях на Курской дуге он сбил пять фашистских самолетов и был удостоен звания Героя Советского Союза.
    Подвиг летчиков - это не только показатель высоких морально-психологических качеств, а стремление уничтожить врага в любых условиях. Героями стали прежде всего те летчики, вторые наряду с указанными качествами были также тактически грамотными и пытливыми в поисках нового в тактике, безупречно стреляли и бомбили, настойчиво навязывали противнику свою волю, словом были мастерами своей профессии, в силу чего они добивались выдающихся результатов в ходе боевой деятельности. Это прежде всего летчики - Герои Советского Союза.
    Творцами нового в тактике боя следует считать прежде всего трижды и дважды Героев Советского Союза А.И. Покрышкина, И.Н. Кожедуба, А.Н. Ефимова, Н.М. Скоморохова, А.И. Колдунова и многих, многих других. Им больше других, видимо, были свойственны способность концентрировать все психические силы и обостренная умственная деятельность в атмосфере опасности.
    В попытке выбить наши войска с территории Румынии в марте 1944 года немцы нанесли мощный контрудар в районе города Яссы. Для обеспечения поддержки с воздуха фашистское командование собрало лучшие истребительные эскадрильи люфтваффе. На этом направлении против них действовало несколько гвардейских авиаполков, в которых служили такие советские асы, как Покрышкин, Кожедуб, Клубов, Речкалов и многие другие, имевшие уже значительный опыт ведения воздушных боев. Поэтому воздушное сражение, развернувшееся над Яссами, отличалось своим упорством и напряженностью.
    Немецкие бомбардировщики волна за волной под прикрытием "мессершмиттов" и "фокке-вульфов" совершали налеты на позиции советских войск. Немцы применили эшелонированное построение авиации, использовавшееся советскими летчиками еще на Кубани, и первоначально имели некоторый успех, так как наши истребители основными силами ввязывались в бой с истребителями прикрытия.
    Однако советские летчики очень скоро разгадали тактические приемы противника. Были внесены определенные коррективы в действия истребителей и уже на второй день боев летчики авиационного полка, которым командовал А.И.Покрышкин, сбили 30 немецких самолетов, не потеряв ни одного своего.
    Известно, что А.И.Покрышкин старательно и творчески лично отрабатывал тактические приемы воздушного боя, внимательно изучал тактику противника, охотно делился своим опытом с молодыми летчиками, собиравшимися вечерами у него в палатке. Эффективность такого обучения наглядно подтверждается всего одним фактом: 30 летчиков, которые участвовали в первых боях под руководством А.И. Покрышкина, стали впоследствии Героями Советского Союза, а шестеро из них дважды удостоились Золотой Звезды Героя. За время войны только они уничтожили 500 немецких самолетов.
    Наглядным примером мастерства в вождении групп и нанесении точных бомбоштурмовых ударов является факт назначения в 1943 году Александра Николаевича Ефимова командиром эскадрильи, когда ему исполнилось всего 20 лет. Он не только лично сам метко разил врага на земле, но и успешно сбивал истребители противника в воздушных боях.
    Советский ас Иван Никитович Кожедуб, получивший боевое крещение в битве под Курском, к концу войны имел на своем боевом счету более 60 уничтоженных фашистских самолетов. В битве за Берлин он сбил свой 62-й самолет, которым оказался реактивный истребитель "мессершмитт-262".
    9 мая, в день, когда уже был подписан акт о капитуляции Германии, майор В. Голубев, один из летчиков, дивизии А.И. Покрышкина, сбил над Прагой "Ме-109". Это был последний самолет, сбитый в воздушном бою во второй мировой войне на Европейском театре.
    Массовый героизм советских воинов и в том числе летного состава, их стойкость и мужество отнюдь не являются лишь "природной выносливостью и неприхотливостью", "загадочностью славянской души" и другими подобными "загадками", о чем пишут буржуазные историки и военные специалисты. Им не дано понять истинные причины и побудительные мотивы героизма советского народа во всех войнах, военных конфликтах и особенно в Великой Отечественной войне. Все их "объяснения" далеки от истины, ибо они не научны и игнорируют наш социалистический строй, который порождает массовый героизм, воспитывает чувство высокой ответственности за его судьбу, за судьбу своих боевых товарищей и безусловное выполнение боевой задачи. Лишь чувство долга способно породить величие духа.
    Наши героические традиции глубоки. Они обусловлены советским образом жизни, всей социалистической действительностью, высокими идеалами нашего государственного и общественного строя, одухотворенностью нашего народа великими преобразующими целями, духовными ценностями, уходящими в наше далекое прошлое, в русский и советский патриотизм, любовь и преданность своей Родине.
    В борьбе за идеалы нашей партии и Родины в первых рядах всегда находились коммунисты и комсомольцы. Они первыми шли в бой, на подвиг. Достаточно сказать, что свыше 90 процентов авиаторов, получивших в годы войны звание Героя Советского Союза, были членами и кандидатами в члены партии. Их мужество и верность идеалам нашей партии оставляли глубокий след в душе воинов, олицетворяли мужество и самоотверженность всей ленинской партии. Не случайно во многих написанных перед боевым вылетом заявлениях писалось: "Иду в бой, прошу считать меня коммунистом". Прежде всего коммунисты проявляли силу характера, мужество, решительность и упорство в бою.
    О массовости героизма советских авиаторов говорят такие цифры. За отличное выполнение боевых заданий, героизм я отвагу около 200 тысяч авиаторов отмечены государственными наградами. 2420 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Среди плеяды бесстрашных авиаторов 65 дважды и два человека трижды награждены медалью "Золотая Звезда".
    За высокое боевое мастерство, проявленное при выполнении боевых заданий по разгрому немецко-фашистских захватчиков более 60 процентов авиационных частей и соединений награждены орденами СССР, 228 авиационных соединений, частей и подразделений фронтовой и дальней авиации преобразованы в гвардейские, 708 получили почетные наименования. 319 раз в приказах Верховного Главнокомандующего отмечались наиболее отличившиеся в боях авиационные соединения и части.
    С полным основанием можно утверждать, что сегодняшнее поколение авиаторов, воспитанное на славных и богатых традициях советских летчиков военного поколения, так же надежно и самоотверженно будет защищать интересы нашей Родины, проявлять героизм, совершать подвиги, действовать в боевой обстановке по законам боевого товарищества, которым неизменно руководствовались летчики в годы Великой Отечественной войны. И сейчас есть такие примеры.
    К числу таких примеров относятся действия экипажей вертолетчиков во главе с Василием Щербаковым, выпускником нашей академик, и Владимиром Копчиковым при выполнении ими интернационального долга в ДРА.
    В одном из полетов душманами был подбит вертолет В. Копчикова. Летчик успел доложить об этом ведущему и сел.
    На глазах у В. Щербакова к поврежденной машине устремились озверевшие бандиты. Они рассчитывали захватить в плен экипаж Копчикова. В. Щербаков принял решение спасти своих боевых товарищей, хотя это грозило, в случае неудачи, гибелью или пленением. Маневрируя, он повел свой вертолет над головами бандитов, принудив их прижаться к земле. Затем совершил посадку рядом с поврежденной машиной Копчикова, взял на борт его экипаж и поднялся в воздух. Вскоре Василий Щербаков был удостоен звания Героя Советского Союза.
    В академии обучаются также Герои Советского Союза, получившие это звание за героизм и отвагу при выполнении заданий Родины. Это полковник Ю.И. Чуриков, подполковник Е.И. Зельняков, Ф. Шагалиев. Майор А.В. Сурцуков награжден орденами Ленина, Красного Знамени и медалью "За боевые заслуги". Они являются продолжателями боевых традиций летчиков-героев периода Великой Отечественной войны.
    Основная масса авиаторов молодого поколения не прошла через суровые испытания, выпавшие на долю советского народа и наших воинов в годы Великой Отечественной войны. Но они верны героическим традициям нашей армии и народа, с честью выполняют свой долг по защите интересов нашей Родины.
    Полковник Первов А.Х.
    Опыт использования авиационных резервов ВГК в годы Великой Отечественной войны и его значение в современных условиях
    Вооруженная борьба на советско-германском фронте с самого начала Великой Отечественной войны развернулась на широком фронте. Боевые действия как на земле, так и в воздухе начали вестись в чрезвычайно сложной, быстро меняющейся обстановке. Они отличались решительностью целей, высокой напряженностью и маневренностью.
    ВВС противника, используя фактор внезапности и качественное превосходство в технике и нанеся советской авиации уже в первый и последующие дни войны значительные потери, , захватили господство в воздухе сначала на важнейших направлениях, а затем на всем советско-германском фронте. В создавшейся обстановке Советские Военно-воздушные силы не могли надежно прикрыть сухопутные войска и объекты тыла от ударов фашистской авиации, оказать обороняющимся войскам эффективную поддержку с воздуха.
    Для завоевания господства в воздухе, эффективной поддержки войск, решения внезапно возникавших задач с первого же дня войны потребовалось немедленное восполнение потерь ВВС действующих фронтов, усиление авиационных группировок на важнейших стратегических (операционных) направлениях. Потребность в резервах авиации, возникшая в начале войны, оставалась вплоть до полного разгрома фашистских войск и окончания Великой Отечественной войны. Подготовка и проведение операций на различных стратегических (операционных) направлениях требовали усиления одних, сокращения других и создания новых авиационных, группировок.
    Рассмотрим последовательно, как создавались и применялись авиационные резервы.
    Создание авиационных резервов ВГК.
    Определенный резерв авиации был создан в Советской Армии еще до начала Великой Отечественной войны. В составе авиационного резерва Главного Командования имелись соединения и части ВВС внутренних военных округов. Они включали на 22 июня 1941 года около 23 процентов всего самолетного парка ВВС Красной Армии. Однако в начале войны при крайне больших потерях ВВС фронтов этих сил оказалось недостаточно не только для наращивания усилий, но и для восполнения потерь.
    Опыт первых двух месяцев войны убедительно показал, что в руках Ставки ВГК должен быть постоянный авиационный резерв, маневрируя которым, можно последовательно переносить усилия авиации с одного направления на другое и, не имея общего превосходства в силах, завоевывать господство в воздухе на отдельных направлениях, отражать удары наступавших войск противника, решать внезапно возникавшие задачи. Так это было, например, в ходе контрнаступления под Москвой и под Сталинградом. В качестве такого резерва авиации до осени 1942 года создавались резервные, ударные, маневренные и другие авиационные группы и даже авиационные армии РВГК. Так, с августа по октябрь 1941 года было сформировано шесть резервных, а с марта по апрель 1942 года - десять ударных авиационных групп РВГК. Три авиационные армии РВГК были сформированы в июле 1942 года.
    Однако и с их созданием проблема авиационных резервов ВГК полностью не решалась. Одни из них создавались временно, смешанного состава и имели незначительный самолетный парк, в силу чего не могли решать не только оперативные, но и тактические задачи. Такими являлись авиационные группы. Другие же авиационные армии, наоборот, были мощными, но малоподвижными, громоздкими. Кроме того, применение авиационных армий приводило к серьезным трудностям в вопросах организации управления и взаимодействия, поскольку при передаче фронту такой армии в его составе оказывалось два оперативных авиационных объединения, командующие которых не подчинялись друг другу.
    Накопив опыт создания и использования различных по их составу и организационной структуре авиационных резервов, командование ВВС Советской Армии пришло к выводу о необходимости создания более крупных, чем авиационные группы, и более маневренных, чем авиационные армии, резервных соединений. Обстановка требовала, чтобы авиасоединения РВГК одновременно сочетала в себе три свойства: были достаточно мощными и в то же время высокоманевренными и удобоуправляемыми. Такими авиационными соединениями РВГК стали авиационные корпуса и отдельные дивизий РВГК, создание которых началось с 26 августа 1942 года. Всего до конца войны было создано 30 авиационных корпусов и 27 отдельных авиадивизий.
    Имея в своем составе до 360 самолетов, авиакорпуса РВГК обладали значительно большими боевыми возможностями, чем авиационные группы, и примерно такими же, как авиационные армии РВГК. Наличие же в составе авиакорпусов 2 - 3 дивизий (в авиационных армиях их было от трех до пяти) значительно повысило их маневренность по сравнению с авиационной армией РВГК. Авиационные корпуса РВГК оперативно подчинялись командующему воздушной армией (на определенное время ). Это позволяло включать в состав одной воздушной армии несколько авиакорпусов. Например, при подготовке Львовско-Сандомирской операции 1-го Украинского фронта во 2-ю воздушную армию было передано девять, в Берлинской операции - восемь авиационных корпусов РВГК. При этом, как показал опыт, не затруднялась организация боевых действий, не нарушалась гибкость и централизация управления авиацией в масштабе фронта.
    Удельный вес самолетов авиакорпусов РВГК в боевом составе фронтовой авиации был достаточно большим. К началу второго периода войны в них насчитывалось уже 25 процентов от самолетного парка фронтовой авиаций действующей армии, а на 1 августа 1944 года боевой состав авиакорпусов РВГК составлял уже 52 процента от самолетного парка фронтовой авиации действующей армии. С учетом самолетного парка отдельных авиадивизий РВГК этот процент был равен 63. Такой состав авиационного резерва ВГК, как показал опыт войны, являлся наиболее оптимальным. Располагая им, Ставка ВГК имела большие возможности по усилению воздушных армий фронтов в решающие моменты на важнейших направлениях. Так, получив на усиление из Резерва Ставки ВГК четыре авиационных корпуса и семь отдельных дивизий РВГК, советские ВВС смогли в ходе контрнаступления под Сталинградом завоевать и удержать господство в воздухе. После ввода в сражение трех авиакорпусов РВГК резко удалось изменить обстановку в воздухе на Кубани весной 1943 года. Командующий войсками Северо-Кавказского фронта отмечал, что авиация противника, понеся исключительно большие потери, вынуждена была уйти с поля боя, господство в воздухе перешло в наши руки.
    Таким образом, поиски наилучших форм организации авиационных резервов ВГК, продолжавшиеся более года, к исходу первого периода войны увенчались успехом. Были созданы маневренные, мобильные, обладавшие большими боевыми возможностями, удобоуправляемые авиакорпуса и дивизии РВГК.
    Маневр авиасоединениями РВГК.
    Как показал опыт, везде одинаково сильным быть нельзя. Поэтому наше командование широко осуществляло маневр силами авиации, перенося ее усилия последовательно с одного направления на другое, нанося таким образом серьезные поражения то одной, то другой группировке противника. Имея многочисленные авиационные резервы, Ставка ВГК весьма успешно решала эту проблему. При этом характерно, что с совершенствованием форм организации авиационных резервов ВГК, накоплением опыта и изменением обстановки на фронте менялся характер и масштаб маневра.
    В начале Великой Отечественной войны соединения и части ВВС внутренних военных округов выполняли маневр преимущественно из тыла к фронту, С созданием же специальных авиационных соединений РВГК (РАГ-ов, МАГ-ов, УАГ-ов) маневр резервами стал осуществляться как из тыла к фронту, так и вдоль фронта. Например, 1 РАГ 11 сентября 1941 года с Брянского фронта после участия в воздушной операции по разгрому 2-й танковой группы противника была переброшена на Юго-Западный фронт, а 15 сентября для действий по этой же танковой группе была перенацелена с Брянского на Юго-Западный фронт 4 РАГ. С прибытием двух авиагрупп РВГК самолетный парк ВВС Юго-Западного фронта увеличился вдвое, что позволило его войскам путем нанесения контрударов и ударов авиации с воздуха снизить темпы продвижения 2-й танковой группы.
    Вместе с тем, межфронтовой маневр авиагруппами РВГК осуществлялся лишь в рамках стратегического направления на расстояния, не превышающие 300 км. Широкий размах с привлечением большого количества резервных соединений получил маневр во 2-м и 3-м периодах Великой Отечественной войны и при подготовку войны против милитаристской Японии. Переход стратегической инициативы на сторону Советской Армии и наличие большого количества авиакорпусов и дивизий РВГК позволили создавать на важнейших направлениях крупные авиационные группировки и решающим образом влиять на ход и исход операций.
    По опыту летне-осенней кампаний 1943 года, летне-осенней кампании 1944 года и завершающей кампании в Европе в 1945 году на направлении главного удара Ставка ВГК сосредоточивала от 39 до 95 процентов всех имевшихся авиационных корпусов РВГК. В результате усиления авиационными резервами боевой состав воздушных армий фронтов, действовавших на главном направлении, увеличивался в 2 - 3 и более раз. Так, боевой состав 15 ВА Брянского фронта на 1 мая 1943 года составлял всего 257 исправных самолетов, к началу оборонительного сражения под Курском (5 июля) он увеличился до 758, а на 3 августа насчитывал уже 1139 исправных самолетов. 1 ВА 3-го Белорусского фронта на 1 мая 1944 года имела в своем составе 672 исправных самолета. К началу же Белорусской операции (на 23 июня 1944 года), после усиления ее пятью авиакорпусами и тремя отдельными авиадивизиями РВГК, насчитывала уже 2005 исправных самолетов. На долю авиационных корпусов РВГК приходилось от 50 до 63 процентов всех самолетов, участвовавших в боевых действиях в битве под Курском, в Белорусской и Берлинской операциях.
    Столь значительное усиление воздушных армий резервами во многом предопределило успех действий нашей авиации в воздухе, а сухопутных войск на земле. ".... Громадное численное превосходство нашей авиации, докладывал командующий 16 ВА после окончания Бобруйской операции в штаб ВВС Красной Армии, - определило уже в первый день операции невозможность серьезного сопротивления в воздухе. На протяжении всех дней операции наша авиация прочно удерживала господство в воздухе ... наши войска... могли спокойно двигаться вперед, чувствуя мощную поддержку с воздуха своей авиации".
    Маневр авиакорпусами и дивизиями РВГК с целью создания или усиления авиационных группировок на стратегических (операционных) направлениях осуществлялся из тыла к фронту и вдоль фронта. Причем межфронтовой маневр выполнялся как в рамках одного стратегического направления, так и с одного направления на другое.
    Маневр из тыла к фронту выполнялся, чаще всего, в период подготовки к кампании (операции). До начала летне-осенней кампании 1943 года из резерва было передано на фронт 12 авиакорпусов; летне-осенней кампании 1944 года, завершающей кампании в Европе - по 11 авиакорпусов. Подавляющая часть авиакорпусов, выводившихся из резерва, передавалась в воздушные армии фронтов, действовавших на главном направлении в кампании.
    В летне-осенней кампании 1943 года из 12 авиакорпусов, выделенных из резерва, 11 выполнили маневр в район Курского выступа. В летне-осенней кампании 1944 года из 11 авиакорпусов восемь были переброшены в Белоруссию, а до начала завершающей кампании в Европе все 11 авиакорпусов были переданы из резерва на берлинское направление в 4, 16 и 2-ю воздушные армии, соответственно 2-го, 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов.
    В летне-осенней кампании 1943 года маневр из тыла к фронту авиасоединениями РВГК осуществлялся, кроме того, для создания стратегического резерва в районе Курского выступа. В 5 ВА Степного военного округа были переброшены три авиакорпуса. Это явилось особенностью Курской битвы, когда в резерве Ставки ВГК находилось оперативное авиационное объединение, усиленное авиакорпусами РВГК.
    Нередко маневр из тыла к фронту авиасоединениями РВГК выполнялся с целью наращивания усилий авиации в борьбе за господство в воздухе уже в ходе операции. Так, в первые дни оборонительного сражения под Курском, когда фашистской авиации удавалось периодически захватывать инициативу в воздухе и наносить чувствительные удары по нашим войскам, Ставка ВГК 7 июля 1943 года усилила истребительную авиацию Центрального и Воронежского фронтов. В 16-ю воздушную армию Центрального фронта из резерва была передана 234 иад, а во 2-ю воздушную армию Воронежского фронта - 256 иад РВГК. Своевременный ввод в сражение авиационных резервов, а также проведение ряда других мероприятий позволили нашей авиации в последующие дни обороны прочно завоевать господство в воздухе на курском направлении.
    Маневр вдоль фронта с одного направления на другое выполнялся авиасоединениями РВГК при последовательном проведении операций на разных направлениях. Так, после успешного завершения Сталинградской битвы 2 бак и 2 сак были переброшены весной 1943 года на Северный Кавказ, где в низовьях Кубани развертывались ожесточенные бои на земле и в воздухе. Сюда же с Воронежского фронта прибыл 3 иак. Однако уже в конце июня и в начале июля 1943 года соединения РВГК после завершения воздушных сражений на Кубани выполнили маневр: 2 сак и 3 иак - в 5-ю воздушную армию Степного фронта, а 2 бак - в 1-ю воздушную армию Западного фронта. Все три авиакорпуса после перебазирования вели активные боевые действия в битве под Курском. Маневрируя таким образом авиационными соединениями РВГК, Ставка ВГК создавала благоприятные условия советским ВВС для последовательного разгрома фашистской авиации и завоевания летом 1943 года стратегического господства в воздухе.
    Маневр на большие расстояния авиакорпусами РВГК выполнялся и в летне-осенней кампании 1944 года. После разгрома немецко-фашистских войск на южном крыле советско-германского фронта и освобождения Крыма 3 иак и 1 сак во второй половине мая 1944 года были выведены из боевых действий. В то же время в Белоруссии советские войска готовились к проведению крупнейшей в Великой Отечественной войне стратегической наступательной операции. В такой обстановке 3 иак из Крыма был перебазирован в 1 ВА 3-го Белорусского фронта. А после доукомплектования уже в ходе операции в Белоруссии был переброшен 1 сак в 6 ВА 1-го Белорусского фронта. Так, нанеся серьезное поражение фашистской авиации на юге, наше командование перенесло главные усилия советской авиации на центральный участок советско-германского фронта, создав тем самым благоприятные условия для проведения операций сухопутных войск в Белоруссии.
    Исключительно широко в годы войны выполнялся межфронтовой маневр авиасоединениями РВГК в рамках стратегического направления, в ходе одной стратегической операции (битва под Курском, Белорусская операция и др.). В зависимости от изменения роли и задач фронтов в стратегической операции авиасоединения РВГК по указанию Ставки ВГК передавались то одному, то другому фронту. Например, на первом этапе Белорусской операции главная роль отводилась войскам 3-го и 1-го Белорусских фронтов. Именно поэтому, входившие в их состав 1 и 16 ВА были усилены десятью авиакорпусами РВГК и насчитывали свыше двух тысяч исправных самолетов. В то же время 4 ВА 2-го Белорусского фронта не имела ни одного авиакорпуса, а 3 ВА 1-го Прибалтийского фронта - всего один авиакорпус.
    Однако после успешного решения фронтами ближайшей задачи стратегической операции усилия войск были перенесены и на другие направления. Изменились роль и задачи фронтов, что привело к необходимости немедленного осуществления маневра силами авиации. Так, когда войска 1-го Прибалтийского фронта развернули стремительное наступление на Вильнюс, Шяуляй и создалась реальная возможность отрезать в Прибалтике немецкую группу армий "Север". Ставка ВГК усилила в середине июля 1944 года 3 ВА 1-го Прибалтийского фронта. В ее состав из 1 ВА 3-го Белорусского фронта были переданы 1 гв.бак, 1 гв.иак и 334 бад РВГК, имевшие в своем составе около 500 исправных самолетов. В начале августа, во время выхода войск 2-го Белорусского фронта на подступы к Восточной Пруссии и получения ими задачи на дальнейшее наступление, была усилена и 4 ВА 2-го Белорусского фронта. В ее состав из 16 ВА 1-го Белорусского фронта были переданы 4 шак и 8 иак. Вследствие этого боевой состав воздушной армии увеличился вдвое.
    В этой же Белорусской операции при выходе войск правого крыла 1-го Белорусского фронта в район северо-восточнее Бреста и успешном прорыве обороны противника войсками 1-го Украинского фронта создались благоприятные условия для перехода в наступление войск левого крыла 1-го Белорусского фронта. Дли обеспечения успеха наступления здесь была создана ударная группировка сухопутных войск и авиации. В частности, в 6-ю воздушную армию 1-го Белорусского фронта были переданы из 16 ВА этого же фронта два авиакорпуса (6 сак и 3 бак) и три авиакорпуса из резерва. Боевой состав воздушной армии увеличился в пять раз. Такое перемещение усилий авиации в ходе стратегической операции с одного направления на другое путём маневра авиационными соединениями РВГК во многом помогало сухопутным войскам развивать наступление с высокими темпами и на большую глубину.
    В условиях, когда требовалось немедленное усиление авиации в полосе соседнего фронта или при недостатке там аэродромов, авиасоединения РВГК выполняли межфронтовой маневр без перебазирования - радиусом действия. Например, после ввода в сражение 3 гв. ТА на левом крыле Брянского фронта 19 июля 1943 года в ходе контрнаступления на орловском направлении противник обрушил на нее массированные удары с воздуха. В сложившейся обстановке своих сил в 15 ВА для отражения ударов было недостаточно, а организация и осуществление маневра истребительного авиакорпуса в полосу Брянского фронта требовали много времени. С тем, чтобы немедленно организовать противодействие бомбардировкам противника по указанию Ставки ВГК 6-му истребительному авиакорпусу РВГК, находившемуся в 16 ВА соседнего Центрального фронта, была поставлена задача - прикрыть войска 3 гв. ТА, не перебазкруясь на Брянский фронт. Благодаря принятым мерам активность действий фашистской авиации была быстро и резко снижена.
    Маневр радиусом действия по сравнению с маневром с изменением аэродромного базирования был более скоротечен, экономичен, не требовал широкой подготовки аэродромной сети в полосе фронта, куда выполнялся маневр, и сосредоточения частей обеспечения. Он способствовал достижению внезапности удара, своевременному влиянию на воздушную и наземную обстановку. Его существенным недостатком являлась незначительная дальность, ограниченная радиусом действия самолетов.
    В годы Великой Отечественной войны при подготовке боевых действий против милитаристской Японии был получен опыт в организации и осуществлении маневра авиасоединениями РВГК с одного театра войны на другой. С целью усиления авиационной группировки на Дальнем Востоке с Западного ТВД в конце июня 1945 года и начале июля были перебазированы в 12 ВА Забайкальского фронта два бомбардировочных авиакорпуса ( 6 и 7 бах ) и 190-я истребительная авиадивизия РВГК. Экипажи бомбардировочных авиакорпусов перебазировались на Дальний Восток по воздуху на своих боевых самолетах, а летный состав 190 иад РВГК - на транспортных самолетах. Боевые самолеты 190 иад РВГК получила на месте нового базирования. Передача в состав 12 ВА двух авиакорпусов, вооружённых самолетами Ту-2 с большим радиусом действия, оказала весьма положительное влияние на ход боевых действий войск Забайкальского фронта в Маньчжурской стратегической операции. Это объясняется тем, что части авиакорпусов на самолетах Ту-2 могли даже в условиях крайней ограниченности аэродромов и стремительного продвижения войск выполнять боевые задачи в их интересах, длительное время базируясь на одних аэродромах.
    Советское командование придавало большое значение правильному применению соединений РВГК, поступавших на усиление воздушных армий фронтов. 29 марта 1943 года в директиве командующего ВВС Советской Армии в адрес командующих воздушными армиями и командиров авиакорпусов указывалось: "Авиационные корпуса РВГК, придаваемые в оперативное подчинение воздушных армий, использовать только на направления главных ударов и ни в коем случае не допускать распыления их для одновременного поражения большого числа объектов и выполнения многих задач".
    Помимо директивных указаний командующий ВВС Советской Армии или его заместители по существу непрерывно находились на фронтах войны в качестве представителей Ставки ВГК по авиации и принимали участие в разработке планов применения ВВС и использования авиационных соединений РВГК в крупнейших стратегических операциях.
    Истребительные авиационные соединения РВГК использовались главным образом для ведения борьбы за господство в воздухе и прикрытия войск и объектов тыла фронта. Так, в Курской битве непосредственное влияние на изменение воздушной обстановки оказал ввод в сражение истребительных авиакорпусов РВГК. В первые дни вражеского наступления противник владел инициативой в воздухе. По указанию командования ВВС командиры 4-го, 5-го и 6-го истребительных авиакорпусов выехали на передовые командные пункты, расположенные у переднего края. Умело нацеливая группы истребителей на бомбардировщиков противника и своевременно наращивая силы в воздухе, они сумели добиться резкого перелома обстановки в воздухе. Противник стал нести большие потери и снизил свою активность. После ввода в сражение дополнительно еще двух истребительных авиационных дивизий РВГК в полосах Центрального и Воронежского фронтов инициатива окончательно перешла на сторону советской авиации.
    В Висло-Одерской операции прикрытие главной группировки войск 1 -го Белорусского фронта успешно осуществляли 3 и 6 иак. В Берлинской операции удержание господства в воздухе и прикрытие главной группировки войск 1-го Белорусского фронта осуществлялись 3-м и 13-м истребительными авиакорпусами РВГК, которые успешно справились с поставленной задачей.
    Большинство командиров истребительных авиационных соединений РВГК в ходе войны зачастую сами находились во главе боевых порядков соединения (группы самолетов), показывая пример мужества, бесстрашия и умения руководить боем в воздухе. Например, дважды Герой Советского Союза Е.Я. Савицкий (ныне маршал авиации) лично совершил 216 боевых вылетов и сбил 22 вражеских самолета, а летчики 3-го истребительного корпуса под его руководством произвели за войну около 29 тысяч боевых вылетов и уничтожили 1653 самолета противника.
    Бомбардировочные и штурмовые авиационные соединения РВГК составляли главную ударную силу воздушных армий. Важнейшими задачами, возлагаемыми на штурмовые и бомбардировочные авиакорпуса, являлись авиационная поддержка войск фронтов при прорыве обороны и развитии тактического успеха в оперативный, нарушение железнодорожных к автомобильных перевозок и борьба с резервами, уничтожение группировок войск в оперативной глубине, уничтожение самолетов противника на аэродромах. Как и истребительные авиакорпуса, они использовались на направлениях главных ударов фронтов.
    Например, в апреле 1945 года во время штурма Кенигсберга, помимо трех воздушных армий (1, 3 и 18 ВА) и ВВС Краснознаменного Балтийского флота привлекались 5-й гвардейский и 5-й бомбардировочные авиакорпуса РВГК из состава соседних - 15-й и 4-й воздушных армий. Массированное использование авиации помогло войскам 3-го Белорусского фронта разгромить и пленить 130-тысячную кенигсбергскую группировку противника в течение нескольких суток. В Берлинской операции только 1-ю гвардейскую танковую армию 1-го Белорусского фронта поддерживали с воздуха 9-й штурмовой и 6-й гвардейский бомбардировочный авиационные корпуса РВГК. Главный маршал авиации А.А. Новиков, координировавший действия всех сил авиации в Берлинской операции, в своих воспоминаниях писал: "В первую очередь мне хочется отметить боевую работу частей и подразделений 1-го и 2-го гвардейских штурмовых авиакорпусов. Это они, когда фашисты прижали огнем артиллерии нашу пехоту к земле, своими мощными ударами заставили замолчать орудия в районах Форста, Гросс-Цшаксдорфа, Койне, Кебельна, Емлитца и Мускау. Советская пехота снова поднялась в атаку и быстро овладела этими сильными узлами обороны на первой полосе".
    Для прикрытия, поддержки и сопровождения введенных в сражение 17 апреля 1945 года 3-й и 4-й гвардейских танковых армий 1-го Украинского фронта было выделено шесть авиационных корпусов РВГК: два бомбардировочных, два штурмовых, два истребительных, позволивших танкистам выполнить свои боевые задачи.
    Все эти примеры показывают большую роль и значение боевых действий авиационных соединений РВГК, придаваемых воздушным армиям фронтов на период осуществления наступательных или оборонительных операций.
    Таким образом, в годы Великой Отечественной войны был получен богатый опыт создания и применения авиационных резервов ВГК. В настоящее время, несмотря на коренные изменения характера вооруженной борьбы, многие положения этого опыта, продолжают сохранять свое значение. Он является важной основой для успешного решения проблемы создания и использования авиационных резервов Главного командования в современной войне с учетом новых достижений науки и техники у нас и у вероятного противника.
    В будущей ядерной войне роль авиационных резервов неизмеримо возрастет, что связано в первую очередь с возможными значительными потерями, увеличением размаха вооруженной борьбы, повышением маневренности и динамичности военных действий.
    Неменьшая потребность в резервах авиации возникает и в войне с применением только обычных средств поражения, поскольку такая война будет характеризоваться большим напряжением, острой борьбой за инициативу, массовыми потерями войск и непрерывным наращиванием их усилий за счет переброски резервов из глубины.
    Опыт локальных войн и послевоенных учений показывает, что успех военных действий с обычными средствами поражения на континентальных и океанских (морских) ТВД в современных условиях находится в прямой зависимости от наличия господства в воздухе. Главная и решающая роль в этой борьбе будет принадлежать авиации. Успешная же борьба за господство в воздухе, как это следует из опыта Великой Отечественной войны и послевоенных учений, немыслима без создания количественного и качественного превосходства над авиационной группировкой противника на важнейших направлениях действий Советских Вооруженных Сил. Создание таких сильных авиационных группировок возможно либо за счет маневра авиацией, сосредоточенной на ТВД, либо за счет маневра резервными силами авиации из глубины, т.е. при наличии достаточного количества авиационных резервов. Поэтому в современных условиях наличие достаточного количества заранее подготовленных соединений или частей РВГК, способных в любой момент и в кратчайшие сроки выполнить маневр на ТВД из глубины страны или с других ТВД, становится настоятельной необходимостью. Без наличия таких соединений (частей) невозможно достигнуть нужного превосходства над авиационной группировкой противника, резкого изменения обстановки в свою пользу в ходе боевых действий сухопутных войск.
    Следовательно, как в ядерной, так и в обычной войне проблема создания, подготовки и применения авиационных резервов продолжает оставаться актуальной. Ее правильное решение невозможно без творческого использования опыта войны.
    Опыт Великой Отечественной войны показал, что потребность в резервах авиации возникла в первые же дни войны. Они нужны были и использовались для немедленного восполнения потерь, понесенных нашей авиацией, для усиления авиационных группировок на важнейших направлениях, для решения внезапно возникавших задач. При этом быстро меняющаяся обстановка, маневренный характер операций, проводимых на обширных пространствах, потребность в авиации то на одном, то на другом направлениях вызывали необходимость создания специальных мобильных, способных в короткие сроки перебазироваться на большие расстояния авиационных резервов ВГК.
    В качестве такого резерва авиации в годы войны применялись формирования различной организационно-штатной структуры. Однако наиболее оптимальной структурой авиационных резервов ВГК оказались авиационные корпуса и отдельные авиационные дивизии РВГК. Они обладали высокими боевыми возможностями, мобильностью и маневренностью, обеспечивавшими способность в самые короткие сроки выполнять маневр на большие расстояния. Такая структура авиационных резервов ВГК создавала удобство управления ими и материально-технического обеспечения.
    В связи с крайне ожесточенным характером будущей войны, возможными большими потерями, особое значение приобретает проблема количественного состава авиационных резервов ВГК. Актуальность этой проблемы повышается еще и тем, что состав резерва должен обеспечить выполнение поставленных перед авиацией задач как в ядерной, так и в обычной войне. Опыт Великой Отечественной войны показал, что состав авиационного резерва должен быть достаточно большим. Так, на 1 сентября 1941 года удельный вес самолетов резервных авиационных соединений составлял 21 процент от самолетного парка авиации фронтов, к началу летне-осенней кампании 1943 года - 42 процента, а на 1 августа 1944 года - 63 процента.
    Практика войны подтвердила, что только при наличии такого большого количества авиасоединений РВГК Ставка имела возможность создавать крупные авиационные группировки на важнейших направлениях.
    Пристального внимания заслуживает опыт гармонического создания и накопления авиационных резервов ВГК всех родов авиации: бомбардировочной, истребительно-бомбардировочной и истребительной. Только создание и непрерывное накопление авиационных резервов всех родов авиации позволило в годы войны создавать на главном направлении мощные авиационные группировки, способные решать разнообразные задачи. В будущей войне круг этих задач еше больше расширится, сложность их выполнения повысится. Поэтому опыт войны имеет практическое значение.
    Весьма серьезного внимания заслуживает в современных условиях опыт организации и осуществления маневра авиационными резервами РВГК. Это объясняется тем, что роль маневра в современной войне значительно повысилась. Главнокомандующий ВВС требует считать важнейшим направлением совершенствования оперативной подготовки освоение маневра как внутри театра, так и с одного театра военных действий на другой. Между тем, вопрос организации и осуществления маневра резервами авиации требует глубокой теоретической разработки. А это возможно только при длительном анализе богатого исторического опыта.
    Опыт учений и в целом практика послевоенного развития оперативного искусства ВВС подтвердили жизненность и особую важность принципов применения авиационных резервов, которые получили проверку и себя полностью оправдали в операциях (кампаниях) прошлой войны. К ним относятся: массированное применение авиационных резервов на решающих направлениях и постановка перед ними наиболее целесообразных задач. Исследование показало, что от 50 до 90 процентов всех сил авиасоединений РВГК Ставка использовала на главных направлениях действий советских войск. Важнейшими задачами авиационных соединений РВГК являлись участие в борьбе за господство в воздухе, поддержке войск фронтов и борьбе с резервами.
    В целом, несмотря на крупные изменения, происшедшие а средствах вооруженной борьбы и способах их применения, опыт создания и применения авиационных резервов ВГК, приобретенный в годы Великой Отечественной войны, является в высшей степени поучительным и во многом сохраняет свое значение в настоящее время. Он позволяет глубже познать и целеустремленнее решать современные вопросы военного искусства.
    Генерал-майор авиации Кот В.С.
    Применение опыта боевых действий авиации в годы Великой Отечественной войны в практике обучения летного состава
    Великая Отечественная война против фашистской Германии и империалистической Японии явилась для Советского государства, его Вооруженных Сил суровым испытанием, богатой школой ведения вооруженной борьбы в различных условиях обстановки. В ходе ее получили дальнейшее развитие вопросы советской военной стратегии, оперативного искусства и техники, обогатились формы и методы обучения и воспитания личного состава Военно-воздушных сил.
    Безусловно, в современных условиях под влиянием научно-технического прогресса отдельные положения оперативного искусства, тактики ВВС, которыми руководствовались в годы войны, претерпели коренные изменения. Но не устарел сам опыт, методы подготовки операции и боя, никогда не устареет и значение военной смекалки, мастерства и творчества, с которыми решались самые сложные вопросы в ходе боевых действий.
    В докладе главнокомандующего ВВС отмечалось, что в годы войны при разработке вопросов оперативно-тактического применения авиации большое внимание уделялось авиационной поддержке войск. Переход к авиационному наступлению в ходе Великой Отечественной войны как основной форме применения авиации во фронтовых наступательных операциях явился крупным шагом вперед в этом вопросе. Вместо эпизодических разрозненных ударов мелкими группами в интересах сухопутных войск она стала применяться массированно на главных направлениях действий ударных группировок войск фронтов на всю глубину проводимых операций.
    И в настоящее время авиационная поддержка войск является одной из важнейших задач авиации. Боевые возможности ее по решению этой задачи значительно повысились. Однако осталась незыблемыми принципы массирований сил на важнейших направлениях, нанесения согласованных по цели, месту и времени ударов подразделений и частей различных родов войск. Значение четко организованного взаимодействия участвующих в огневом поражении противника сил и средств приобрело особую остроту.
    В докладе также убедительно показано, что одной из наиболее важных и сложных задач, решаемых советскими Военно-воздушными силами в годы Великой Отечественной войны, была борьба за господство в воздухе. Битва в воздухе закончилась убедительной победой советской авиации над ВВС фашистской Германии. Завоевание стратегического господства в воздухе в 1943 году явилось важнейшим условием успешного проведения ряда крупнейших стратегических наступательных операций Советскими Вооруженными Силами в третьем периоде Великой Отечественной войны. При этом решающая роль в этой борьбе принадлежала истребительной авиации. Это положение актуально, и в наши дни. Успех действий сухопутных войск еще в большей степени стал зависеть от того, кто владеет инициативой в воздухе.
    Дальнейшее развитие в годы войны получили способы боевых действий авиации. Анализ ее боевого применения показывает, что, несмотря на незначительный процент самолето-вылетов (1,5 - 2%), выделяемых для действий авиации способом самостоятельного поиска ("охота"), он был в 3 - 4 раза эффективнее любого другого способа. Такой способ позволял стремительно проникать в расположение врага на земле и в боевые порядки его авиации в воздухе, своевременно обнаруживать противника и внезапно наносить удары по наиболее уязвимым местам наземных объектов и групп различного тактического назначения в воздухе. Успех действий этим способом достигался неукоснительным соблюдением скрытности, внезапности атак. Сейчас, в условиях широкого применения средств РЭБ, возможного нарушений управления, а также при действиях за пределами радиолокационного поля своих средств, еще большее значение приобретает самостоятельный поиск "охота".
    Не утратил своего значения опыт создания специальных подразделений для обеспечения действий ударных групп авиации. Это подтверждает опыт боевых действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Например, применение демонстративных (отвлекающих) групп в значительной степени способствует достижению внезапности нанесения ударов ударными группами.
    В годы Великой Отечественной войны важную роль в обеспечении командования данными о противнике играла воздушная разведка. К ее ведению привлекались не только специальные разведывательные авиационные подразделения и части, но и нештатные самолеты-разведчики всех других родов авиации. Например, из общего количества самолето-вылетов, выполненных на решение этой задачи, 45 процентов приходится на истребительную авиацию. В настоящее время большая насыщенность группировок войск малоразмерными подвижными элементами, по которым будут задействованы разнородные силы и средства, воздушная разведка окажет решающее влияние на успешное ведение боевых действий.
    Опыт организации управления авиацией в годы Великой Отечественной войны показал целесообразность использования боевых самолетов в качестве ретрансляторов. Это позволяло намного успешнее решать задачи по прикрытию особенно подвижных войск при действиях в отрыве от главных сил фронтов. И в настояшее время управление авиацией при действиях на полный тактический радиус или в сложных физико-географических условиях не исключает применение самолетов-ретрансляторов.
    Непреходящее значение имеет также опыт по созданию системы пунктов управления авиацией в годы Великой Отечественной войны. Уже в первом периоде войны, под Ленинградом впервые стали применяться пункты управления и наведения истребителей на воздушные цели. Позже этот опыт получил распространение и на других участках фронта. Нельзя исключать положение, что и в современных условиях возникнет необходимость иметь такие пункты управления.
    В определенной обстановке для управления авиацией найдут применение авиационные наводчики, подготовке которых в годы войны уделялось самое пристальное внимание, как правило, они осуществляли управление с пунктов управления, развернутых непосредственно в районе боевых действий.
    Сложные повседневные будни авиаторов полны примеров героизма, отваги и бесстрашия. Приняв эстафету от ветеранов, нынешнее поколение воздушных бойцов своим беззаветным служением Отчизне преумножает славные боевые традиции Военно-воздушных сил, проявляя при этом чувство товарищества, дружбы и взаимовыручки. В сложной обстановке воины-авиаторы действуют смело, решительно, по-фронтовому. Имена крылатых сыновей нашего народа Героев Советского Союза Г. Елисеева, В. Гайнутдинова, В. Павлова и других по праву стоят в одном ряду с именами прославленных советских асов времен Великой Отечественной войны. Они были первыми там, где требовалось особое мужество. Командиры поручали им самые опасные и ответственные боевые задачи.
    Нынешнее поколение советских летчиков, равняясь на героев, полно решимости с честью выполнить свой патриотический и интернациональный долг.
    Генерал-полковник авиации Дольников Г.У.
    Разоблачение буржуазных фальсификаторов о вкладе Советских Военно-Воздушных сил в победу над фашистской Германией
    Необратимое время все дальше отодвигает от нас события Великой Отечественной войны. Четыре десятилетия сог ветский народ живет мирной жизнью, сознавая ценой каких усилий и жертв достались нам победа и мир. Все меньше остается в строю участников минувшей войны, живых свидетелей решающего вклада Советских Вооруженных Сил в разгром фашистской Германии и ее сателлитов. С учетом того, что большую часть населения нашей страны представляют люди, родившиеся после войны, а также попыток Запада извратить, фальсифицировать исторические факты, преуменьшить значение нашей Победы, значительно возрастает необходимость знать молодежи правду о войне, закономерность победы социализма над фашизмом.
    В докладе и выступлениях немало внимания было уделено разоблачению фальсификации итогов второй мировой войны, попыток преуменьшить значение нашей победы. Нужно сказать, что в подобных, так называемых исследованиях, на Западе значительное место занимают измышления и клевета на советские Военно-воздушные силы, их вклад в великую Победу.
    После войны в США, Англии, ФРГ и других капиталистических странах опубликовано большое количество книг, в которых рассматривается роль Военно-воздушных сил во второй мировой войне. Тут и сборники документов, и научные исследования, и мемуары.
    Значительно активизировалась эта работа в связи с приближающимся 40-летием Победы. Классовый противник развернул широкомасштабную клеветническую кампанию, стремись фальсифицировать итоги и уроки второй мировой войны. За примерами далеко ходить не надо. Об этом свидетельствуют проведенные в печати, по радио и телевидению, другим каналам идеологические акции в связи с 45-летием начала второй мировой войны, 40-летием высадки союзнических войск в Нормандии, 35-летнем создания блока НАТО.
    На этих и других подобных примерах мы неоднократно убеждаемся в правоте слов великого Ленина В.И. о том, что идеологи буржуазии всегда используют историю в интересах своих хозяев. "Представители буржуазной ... науки, - писал он, - являются сплошь апологетами империализма и финансового капитала"; "... беспристрастной" социальной науки не может быть в обществе, построенном на классовой борьбе".
    Большая часть западной литературы написана с позиций антикоммунизма и антисоветизма. В искаженном, лишенном достоверности свете излагаются события, которые происходили в годы минувшей войны в "пятом" океане.
    Как мощное и мобильное средство в руках командования Военно-воздушные силы Красной Армии оказали существенное влияние не только на ход и исход отдельных операций, но и войны в целом. Несмотря на неблагоприятные условия, сложившиеся в результате внезапного нападений фашистской Германии на нашу Родину, они сумели сохранить в начале войны боеспособность. В трудных условиях летно-технический состав переучивался на новые типы самолетов; для ударов по немецким войскам умело использовалась имевшаяся авиационная техника, непрерывно изыскивались и применялись новые эффективные способы боевых действий. И в конечном итоге нанесено решительное поражение военной авиации противника.
    В годы войны в полной мере раскрылись боевые возможности наших ВВС как самостоятельного вида Вооруженных Сил.
    Во всех оборонительных и наступательных операциях минувшей войны Военно-воздушные силы принимали самое активное участие. Всего за годы войны совершено 3 миллиона 124 тысячи самолето-вылетов. На врага было сброшено более 30 миллионов бомб, причинен огромный урон в живой силе и боевой технике.
    Буржуазные фальсификаторы, однако, предпринимают усиленные попытки исказить роль советских ВВС в разгроме фашистской Германии, деятельность Коммунистической партии по укреплению Военно-воздушных сил в годы войны.
    Остановлюсь лишь на трех направлениях фальсификации роли советских ВВС в войне.
    Первое. Наиболее распространенным направлением является отрицание в зарубежной литературе того факта, что после 22 июня 1941 года решающие сражения не только на земле, но и в воздухе происходили на советско-германском фронте. Для протаскивания этой версии используются различные фальсификаторские приемы и способы.
    Западные военные историки, подробно описывая боевые действия американской, английской и немецкой авиации, зачастую ничего не говорят о советских ВВС - будто они тогда и не существовали. Некоторые из них не полностью игнорируют решающую роль советских Военно-воздушных сил в разгроме ВВС фашистской Германии. Однако, описывая подробнейшим образом незначительные бои на Западе, они становятся излишне немногословными, когда говорят о битве в воздухе на советско-германском фронте.
    Напрасно искать в трудах зарубежных авторов о воздушном сражении на Кубани в 1943 году, которое стоило фашистской авиации 1100 самолетов и серьезно подорвало ее боевую мощь; о воздушных боях над Курском летом того же года, где было уничтожено 3700 вражеских самолетов, о боевых действиях наших летчиков в стратегических наступательных операциях 1944 года и завершающего этапа Великой Отечественной войны.
    Так, западногерманский военный историк генерал Кессельринг утверждал, что поражение фашистской авиации было нанесено только англо-американскими военно-воздушными силами. В статье "Немецкая авиация" он прямо заявляет, что "союзники завоевывали безграничное пространство в воздухе". Но в ней нет ни слова о том, что англо-американская авиация вступила в борьбу уже после того, как основная масса германской авиации была разгромлена советскими ВВС. Ни слова этот историк не говорит о том, что большая часть имевшейся фашистской авиации находилась на советско-германском фронте. Поэтому английской и американской авиации противостояла меньшая часть воздушных сил противника.
    Немало литературы появилось о том, что мощь немецкой авиации была якобы подорвана ударами англо-американских бомбардировщиков по авиационным заводам Германии. Это опровергается историческими документами и фактами. До 1943 года, т.е. когда гитлеровская коалиция была еще сильной, ВВС США и Англии сбросили лишь 2 процента бомб на авиационные объекты врага. Даже в 1944 году, когда был открыт второй фронт в Европе, в фашистской Германии было выпущено на 16 тысяч самолетов больше, чем в 1943 году. В этот период в составе фашистской авиации на советско-германском фронте находилось не менее 70 процентов самолетов.
    Чтобы ложь была похожа на истину, фальсификаторы пишут и такой вздор о советских ВВС, что "первый сокрушительный удар по русской авиации способствовал тому, что она смогла оправиться только к концу войны". Английские историки Т. Констебл и Р. Толивер в своей книге прямо заявляют: "В первые месяцы войны советская авиация была уничтожена, как фактор".
    Несомненно, вероломный удар фашистских стервятников на рассвете 22 июня 1941 года по 66 приграничным советским аэродромам нанес нашей авиации определенный ущерб. Однако разгромлена, как это пытаются доказать буржуазные историки, она не была. С первого же дня войны ВВС Красной Армии оказывали врагу упорное сопротивление, которое неуклонно возрастало. Уже на третий месяц войны боевые потери немецкой авиации превысили потери наших ВВС.
    Замалчиванием результатов боевых действий советской авиации или принижением ее роли западные историки пытаются убедить читателей в мнимой слабости советской авиации и таким образом извратить деятельность нашей партии и правительства по укреплению Военно-воздушных сил.
    Но это не так. Партия, решая в те годы множество сложнейших проблем по мобилизации материальных и духовных сил страны на разгром врага, проявляла поистине повседневную заботу о всестороннем укреплении ВВС, их организационной структуры, боевой подготовки, создании новых образцов авиационной техники и оружия.
    Была введена должность командующего ВВС Красной Армии, создан Военный совет ВВС. В целях массированного применения авиации, улучшения взаимодействия между родами авиации и наземными войсками Центральный Комитет партии и Государственный Комитет Обороны признали целесообразным вместо ВВС фронтов и общевойсковых армий создать крупные авиационные объединения. Всего было сформировано 18 воздушных армий.
    Большое внимание партия уделяла развитию авиационной промышленности. Производство боевых самолетов в СССР составляло: во второй половине 1941 года - 8,2 тыс., в 1942 году - 21,7 тыс., в 1943 году - 39,9 тыс., в 1944 году - 33,2 тыс. и за январь - август 1945 года - 19,1 тыс. самолетов, то есть всего за годы войны выпущено 112,1 тысяч самолетов.
    Фальсификаторы, особенно из числа бывших фашистских генералов, утверждают, будто советское командование выигрывало сражения и битвы не умением, а числом. Однако уместно напомнить, что противник почти до конца 1942 года имел превосходство в количестве боевых самолетов. К тому же стремление принизить уровень оперативного искусства и тактики наших ВВС, организаторских навыков авиационных командиров, боевого мастерства летчиков также не соответствует действительности.
    О слаженном и четком взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил и родами войск свидетельствует немало примеров. В Архиве Министерства обороны СССР, в музеях и комнатах боевой славы авиационных соединений, частей, военно-учебных заведений ВВС хранится большое количество писем, телеграмм и других документов, в которых общевойсковые командиры благодарили летчиков за эффективную помощь и поддержку с воздуха. Например, Военный совет 13-й армии Центрального фронта так оценил действия летчиков 16-й воздушной армии во время Курской битвы: "Бомбардировщики и штурмовики своими действиями наносили противнику чувствительные удары по живой силе и боевой технике, расстраивали его боевые порядки, содействовали нашим контратакам, сдерживали наступление немцев. Истребители, прикрывая боевые порядки, противодействовали бомбардировщикам врага, заставляли их сбрасывать бомбы вне цели. Военный совет 13-й армии просит передать летному составу горячую благодарность наших наземных войск за активную поддержку с воздуха в отпоре врагу".
    Пренебрежительно отзываются западные историки об уровне подготовки и боевом мастерстве советских летчиков в период войны. Так, Клаус Уэбе утверждает, что в учебных заведениях наших летчиков готовили в духе слепого повиновения. У преподавателей и инструкторов "не было ни опыта, ни личной инициативы". В обучении господствовали "механические методы". Автор этой фальшивки утверждает, что по карте и компасу летали только самые выдающиеся советские пилоты, остальные ориентировались по местности, ввиду чего совершали вылеты только в хорошую погоду. Боевое мастерство и выучка советских летчиков, по словам Уэбе, даже к концу войны "были ниже норм, принятых в армиях США и Англии".
    Клаус Уэбе - генерал-лейтенант, служивший в штабе люфтваффе, не мог не знать, какой в действительности была подготовка советских летчиков. Только в воздушных боях и на аэродромах ими было уничтожено 57 тысяч немецких самолетов, а том числе 48 тыс. приходится на долю ВВС Советской Армии. А всего на советско-германском фронте во время второй мировой войны было уничтожено 77 000 самолетов. На Западноевропейском театре фашисты потеряли 7000 самолетов, на Средиземноморском и Балканском -15 000. Советские летчики летали днем и ночью, действовали в сложных метеорологических условиях.
    Им был присущ высокий моральный дух, глубокая идейная убежденность, ненависть к врагу, готовность к самопожертвованию. Только советские летчики были способны и шли на таран.
    Не предусмотренный ни одним воинским уставом, кроме "устава" безграничной любви к Родине и личной ответственности за ее защиту, таран с первых дней войны был зачислен советскими авиаторами в арсенал средств воздушной борьбы. В докладе главнокомандующего ВВС отмечалось, что уже 22 июня 1941 года летчики 16 раз таранили фашистские самолеты.
    За годы Великой Отечественной войны было совершено более 600 воздушных таранов, в них участвовало 558 летчиков-истребителей, 19 экипажей штурмовиков и 18 экипажей бомбардировщиков, 34 летчика применили таран дважды, а Герой Советского Союза П. Хлобыстов - трижды.
    Счет таранов наземных целей открыл капитан Николай Гастелло 26 июня 1941 года. Всего же за время войны, по последним данным, совершено 503 таких тарана, из них 286 - экипажами штурмовиков, 119 - экипажами бомбардировщиков и 98 - летчиками-истребителями.
    В зарубежной печати часто искажаются сведения о численности авиационных группировок, принимавших участие в боевых действиях. Делается это по одному шаблону: силы немецкой авиации преуменьшаются, советской преувеличиваются.
    Так, в различных западногерманских изданиях указывается, что для нападения на СССР фашистское командование выделило всего 1000 - 1800 самолетов, тогда как их фактически было около пяти тысяч. Генерал-фельдмаршал Э. Манштейн утверждал, что наступление немецкой группировки на орловско-курском направлении летом 1943 года поддерживалось лишь одной авиадивизией, хотя известно, что на Курской дуге были сосредоточены два воздушных флота - 4-й и 6-й, которые насчитывали более двух тысяч самолетов.
    Цель такого подтасовывания цифр ясна. Западногерманские фальсификаторы пытаются посеять иллюзии качественного преимущества немецких летчиков перед советскими. В действительности наши летчики нередко сражались с численно превосходящим противником и побеждали его.
    Второе. Буржуазная пропаганда стремится возвеличить роль поставок США и Англии по ленд-лизу и таким образом умалить деятельность Коммунистической партии по руководству авиационной промышленностью, представить нашу экономику чрезвычайно слабой. Закон о ленд-лизе, то есть о передаче взаймы или в аренду вооружения, боеприпасов, продовольствия и других материалов странам, находящимся в состоянии войны с государствами фашистско-милитаристского блока, был принят американским конгрессом в марте 1941 года. С этого момента и по август 1945 года США израсходовали на поставку по ленд-лизу 46 миллиардов долларов. Однако Советский Союз, на котором лежала основная тяжесть борьбы с немецко-фашистскими агрессорами, получил из этой суммы лишь 9 млрд. 800 млн. долларов, в то время как Англия и страны Британской империи - 30 млрд. 269 млн. долларов. Поставки велись нерегулярно, были значительно ниже обещанных, нередко шла старая техника. За годы войны в США было выпущено 192 тыс. боевых самолетов, из них СССР получил немногим более 17 тысяч. Таким образом, не поставки по ленд-лизу, а возможности нашей промышленности, героические усилия рабочего класса, Коммунистической партии обеспечили в годы войны советским Военно-воздушным силам большое количество отечественных самолетов.
    Третье. Буржуазные фальсификаторы постоянно умаляют летно-тактические данные наших самолетов, стремятся очернить вклад наших конструкторов в разработку новейших образцов авиационной техники. Западногерманские историки преднамеренно занижают скорости советских истребителей последних модификаций периода войны, пытаются показать, будто наши самолеты уступали в скорости Фокке-Вульф-190А и Мессершмитт-109Г.
    Необходимо в связи с этим подчеркнуть, что наша партия постоянно заботилась о том, чтобы в борьбе за господство в воздухе советские ВВС имели самолеты лучшего качества. При этом Коммунистическая партия руководствовалась ленинскими указаниями о том, что в войне "берет верх тот, у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины". По заданию Центрального Комитета партии и Государственного Комитета Обороны авиаконструкторы С.В. Ильюшин, С.А. Лавочкин, В.М. Петляков, А.Н. Туполев, А.С. Яковлев, В.Я. Климов и другие настойчиво работали над созданием новейших самолетов и авиамоторов. Всего за годы войны в серийное производство было запущено 25 новых типов советских самолетов и 23 типа авиамоторов.
    В Советском Союзе наиболее успешно решена проблема по созданию самолета, предназначенного для поддержки войск на поле боя - штурмовика Ил-2. Для поражения объектов на поле боя этот самолет имел бомбовую нагрузку до 600 килограммов, две 23-миллиметровые пушки и восемь реактивных снарядов РС-82.
    В свете этого, утверждение о том, что советский штурмовик не имел хорошего вооружения для поражения танков, свидетельствует о незнании западными историками излагаемого вопроса, либо об умышленном извращении фактов. Нужно сказать, что ни у наших союзников, ни у наших противников ничего похожего на самолет Ил-2 не оказалось. У противников он вызывал ужас, а у союзников - зависть и восхищение. Итоги войны убедительно показали превосходство советской авиации над авиацией противника, мощь нашей авиационной промышленности, решающую роль ВВС Красной Армии в разгроме фашистской авиации.
    Правда истории прокладывает себе путь через все препятствия, воздвигаемые реакционными силами. Эта правда об истории Великой Отечественной войны, роли ВВС в разгроме врага вскрывает коварство империализма, учит бдительности к его проискам.
    Правда о войне - это обвинительный акт империализму, грозное предостережение современным агрессорам, объявившим крестовый поход против лагеря социализма.
    Враждебная пропаганда, фальсифицируя историю второй мировой войны, пытается так или иначе обелить и приукрасить антигуманную, агрессивно-милитаристскую сущность империализма, внешнеполитического курса США и их союзников по НАТО. В то же время она выполняет целевую задачу психологической подготовки новой войны против СССР и других стран социализма.
    Поэтому правда о решающей роли Советского Союза и его Вооруженных Сил в победоносном исходе второй мировой войны должна стать эффективным оружием в борьбе против агрессивной политики империализма, за спасение человечества от угрозы ядерной войны, за мир во всем мире.
    Это особенно актуально сегодня и потому, что значительная часть населения нашей страны является поколением послевоенного периода, не испытавшим на себе войны и ее последствий. Нельзя не учитывать и определенной неосведомленности молодого поколения о действительной сущности и характере событий минувшей войны.
    Безусловно, роль советских ВВС в годы Великой Отечественной войны и в последующем будет исследоваться и изучаться. Опыт их применения в войне будет творчески использоваться в практике оперативной, боевой и политической подготовки, в учебно-воспитательном процессе с учетом современных условий.
    Как подчеркивается в постановлении ЦК КПСС "О 40-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", необходимо "... давать решительный, аргументированный отоор нашим идеологическим противникам, всякого рода фальсификаторам истории мировой войны".
    Маршал авиации Ефимов А.Н.
    Заключительное слово
    Наша конференция завершает свою работу. В ходе ее были заслушаны доклад, два содоклада и научные сообщения. В них с особой силой подчеркивалось, что выдающаяся победа советских Военно-воздушных сил над ВИС фашистской Германии явилась результатом организаторской и вдохновляющей деятельности Коммунистической партии и Советского правительства по их постоянному укреплению и развитию, героического труда советского народа, обеспечившего все увеличивающийся выпуск качественно новых самолетов, высоких морально-боевых качеств летного и инженерно-технического состава, командных кадров Военно-воздушных сил. Со всей убедительностью было показано, что именно советские Военно-воздушные силы за первые два года войны нанесли врагу такие потери в самолетах и летном составе, которые немецко-фашистскому руководству уже не удалось восполнить до ее конца. Завоеванное ими в середине 1943 года стратегическое господство в воздухе оказало решающее влияние на ход и исход крупнейших стратегических наступательных операций и войны в целом. Справедливо отмечалось, что, приобретя опыт в начальный период войны, командование и штаб Военно-воздушных сил затем четко и оперативно разрабатывали планы применения ВВС в операциях, были предусмотрительны и дальновидны в замыслах, решительны в способах их реализации. Командующие и штабы авиационных объединений доказали свое превосходство в деле подготовки и организации боевых действий, их всестороннего обеспечения, в гибкости управления авиационными соединениями и частями, в упорстве, с которым они стремились к достижению целей. Брало верх над противником и тактическое мастерство командиров по применению авиационных соединений и частей.
    Выступавшие на конференции правильно подчеркнули, что еще далеко не полностью обобщен опыт применения ВВС в Великой Отечественной войне. Необходимо и в будущем уделять внимание исследованию вопросов оперативного искусства и тактики ВВС, организации и ведения партийно-политической работы в годы минувшей войны. В ходе ее суровому испытанию подверглись предвоенные взгляды на роль и место Военно-воздушных сил в войне. Мы с гордостью можем сказать, что в целом они выдержали это испытание. Но война внесла в них немалые коррективы. Опыт, приобретенный Военно-воздушными силами в сражениях и боях, должен и сегодня широко использоваться в практике оперативной, боевой и политической подготовки войск, в учебно-воспитательном процессе в ВУЗах. Надо учиться умению организовывать операцию, сражение и бой, эффективно использовать имеющиеся в распоряжении силы и средства с учетом конкретных условий, прививать офицерам навыки работы на картах, волю и непреклонное упорство в выполнении поставленной задачи.
    Коренные изменения в военном деле не умаляют значения боевого опыта минувшей войны, хотя многие положения оперативного искусства и тактики ВВС, которыми руководствовались в те годы, претерпели значительное развитие. Но главная суть методов организации и подготовки боевых действий не изменилась. Сметка, военная хитрость, мастерство и творчество, с которыми решались нашими командирами и политработниками самые сложные вопросы в ходе боевых действий, поучительны и в наши дни. Командиры, штабы и политорганы призваны с наибольшей пользой применять их в практике работы. Важно, чтобы анализ и выводы из боевого опыта плодотворно использовались военной теорией для решения и обоснования проблем современного военного искусства, повышения боевой готовности войск.
    Подвиг советского народа и его Вооруженных Сил в войне - не только история. Это наше сегодняшнее оружие, могучий источник воспитания новых поколений защитников Родины. Подвиг воинов-авиаторов - это боевая слава Военно-воздушных сил, бесценное достояние, которое с годами не стареет. Наполненное идейным и нравственным содержанием огромного значения, тесно увязанное с современностью, оно служит действенным средством воспитания пламенных патриотов и убежденных интернационалистов. Беспримерный подвиг советских воинов, их массовый героизм, готовность отдать жизнь за свою социалистическую Родину - эти качества не возникли сами по себе. Они результат огромной идейно-политической работы в предвоенные годы и во время войны. Сейчас эта работа приобретает еще большее значение. Она определяется в решениях партии как. одна из наиболее важных в формировании облика защитника Родины. Многие авиационные соединения и части имеют боевые заслуги перед Родиной, награждены боевыми орденами и отмечены почетными наименованиями. Все это нужно умело использовать для воспитания личного состава
    Цели нашей конференции достигнуты. Выражаю сердечную признательность всем генералам и офицерам, принявшим участие в ее работе.
Top.Mail.Ru