Скачать fb2
Приключения Василисы. Или как царевна-лягушка за счастьем ходила

Приключения Василисы. Или как царевна-лягушка за счастьем ходила

Аннотация

    Любите гулять по ночам? Тогда будьте готовы к неприятностям. В один вечер получить сразу двух женихов, когда за всю жизнь ни одного не было, это вполне в духе Василисы. Ну и что с того, что оба из другого мира? И не важно, что один из них дракон и зовут его Кощеем, а второй Иван - царевич. Главное что ты сама царевна, причем лягушка. И кому-то позарез понадобилась твоя шкурка. А тут еще любовь случилась. Самая что ни наесть настоящая. В общем, некогда сидеть, сложа руки, ожидая, когда все само собой решится. Пора в путь дорогу собираться… за счастьем.


Светлана Велесова Приключения Василисы. Или как царевна-лягушка за счастьем ходила

Глава 1


    Лисса шла по ночному городу. Упругие струи дождя хлестали по лицу, но она не обращала на это никакого внимания. Лишь презрительно кривила губы, когда незадачливые прохожие, застигнутые разбушевавшейся стихией врасплох, пробегали мимо, прячась под пакетами и сумками в тщетной попытке найти укрытие. Благо множество ресторанов и кафе, зазывно сверкая неоновой рекламой, отражавшейся на мокром асфальте, предлагали тепло уют и приличный ужин за умеренную плату.
    Юная парочка, хохоча и прыгая через лужи, пробежала мимо, чуть не вытолкнув ее на проезжую часть. Лисса едва успела шарахнуться от них в другую сторону, и сделала это вовремя. Из-за поворота с ревом давно вымершего динозавра вырулил старенький шевроле и, подняв тучи грязных брызг, пронесся мимо. Погрозив наглецу кулаком с зажатыми в нем сандалиями, Лисса ускорила шаг и, пройдя пол квартала, не раздумывая, свернула в парк.
    Отгороженный от центральной части города высокой каменной стеной, погруженный во тьму, он выглядел пустым, мрачным и унылым. Мало кто рискнет прогуляться по узким извилистым дорожкам, где и фонарей-то почти нет (а если есть, то горят через четыре на пятый, и то не всегда), под проливным дождем, да еще ночью. Похоже она одна такая храбрая на всю округу выискалась. Неуверенно остановившись у кованых ворот, Лисса оглянулась назад. Туда, откуда доносился шум гам и суета ночного города.
    Может не стоит так рисковать и вернуться обратно? Там люди есть, не то, что здесь. Хотя нет, вон еще парочка таких же сумасшедших, как она. Пристроились на лавочке подальше от фонарей, и страстно целуются, невзирая на ливень.
    Хмыкнув, Лисса сильнее сжала в руке сандалии и пошла к противоположному выходу из парка по давно знакомым тропкам и аллеям. Забредя в самую глушь, она оказалась под ветвями настоящих исполинов. Деревья были настолько большими, а кроны так раскидисты, что под ними дождь не намочил даже землю. Барабанил по листьям где-то в вышине и только. Решив передохнуть, она присела на скамейку и стала обувать сандалии. Это там по широким улицам можно безбоязненно бродить босиком, а здесь, где под каждым тебе кустом даже в будний вечер отдыхает и веселится молодежь, можно запросто распороть ноги о разбитые бутылки из-под пива.
    Она как раз застегивала последний ремешок, когда в поле ее зрения оказались мокрые, но удивительно чистые мужские туфли, и край таких же мокрых, но еще хранящих следы глажки брюк. От страха сердце екнуло и провалилось… кто сказал в пятки? Дурак он был или никогда так не боялся. Ее сердце упало в желудок, тут же вызвав спазм и позыв к рвоте.
    - Выходите за меня замуж. - Раздался над ее головой мягкий баритон.
    От подобного заявления Лисса чуть не опрокинулась с лавки, носом прямо в его туфли, благо поза была подходящая. А может рухнуть? И прикинуться, что упала в обморок от столь нелепого предложения. Не, не вариант. Мало ли что за псих ей встретился. Может он из той породы насильников, которым нравятся девушки в обмороке. Эх, ведь чуяла одним местом, что не стоит в парк соваться, так нет же, поперлась.
    - Я не выхожу замуж за черные ботинки. - Ляпнула, и тут же прикусила язык. Теперь ее не только изнасилуют, но и убьют самым зверским образом, и начнут убиение ее несчастной с отрезания длинного языка, который вечно мелет не то, что думает его хозяйка.
    Сверху послышался сдавленный смех и все тот же баритон произнес.
    - А за того, кто обут в черные ботинки, замуж пойдете?
    Как некстати вспомнился фильм про одного маньяка, который точно так же заманивал невинных дев обещанием жениться, а потом, обрядив в свадебное платье, препарировал в подземной лаборатории. Холодок страха пробежал по спине, заставив очнуться и, наконец, трезво оценить сложившуюся ситуацию. Бежать бесполезно, это она знала точно. Как и драться. Ну не дал ей бог ни силы, ни роста, ни умения постоять за себя. Обычно с ней всегда был рядом тот, кто мог это сделать лучше нее. А сегодня все друзья-подруги, испугавшись ливня, остались в родной общаге, отказавшись вместе с ней мокнуть под дождем. И что же остается несчастным, беззащитным девушкам? Правильно, надо пойти за психа замуж.
    С особой тщательностью Лисса застегнула сандалию. На всякий случай проверила другую, крепко ли держится и не соскользнет ли в самый неподходящий момент, когда она будет от жениха драпать. И только после этого разогнулась и встала с лавки, позволив себе удовольствие осмотреть мужчину с ног до головы.
    Хорош, что тут скажешь. Высок, силен, и агрессивен как затаившийся в засаде хищник. На нем был очень дорогой костюм. Такой же черный, как и его туфли. Мокрый пиджак он снял и небрежно перекинул через локоть левой руки. Черная шелковая рубашка тоже намокла, облепив мощные мускулы на руках, плечах, груди и плоском животе. Волосы тоже были мокрыми, а это значит - он давно шел за ней, а не поджидал первую попавшуюся жертву, спрятавшись за стволом дерева. От этой догадки стало еще страшнее, и Лисса поспешила подхватить его под локоть, и чуть ли не силой потащила за собой по дорожке, увлекая вглубь парка.
    - И как вы намерены это сделать? - Она решила, что лучше нести всякую чушь, чем позволить буйному воображению рисовать картинны, одна ужаснее другой, и все почему-то с ней в главной роли.
    - Э…что именно? - Мужчина видимо готовился долго и нудно уламывать девушку, чтобы та пошла за него замуж, а тут такая удача, что он просто растерялся. Он явно не ожидал от щуплой девушки такого напора.
    - Как что? - Возмутилась Лисса. - Конечно, жениться! Или увидев мое лицо, вы раздумали и берете свои слова обратно?
    - Нет, конечно. Я не раздумал. Просто я…
    - Правильно. - Перебила его Лисса. - Минздрав давно предупреждает - думать вредно. Откуда только ты такой дремучий взялся. Хотя не важно. Ты мне лучше расскажи…
    Она болтала без умолку, не давая мужчине и слова вставить в свою прочувствованную речь. Ох, как она ему свадьбу-то расписала, сразу расхотел жениться, по лицу было видно, как он скис, когда услышал про толпу родичей, которую она собралась пригласить на торжество. И не важно, что она сирота детдомовская, и ближе подруги Аньки, с которой она третий год делила комнату в студенческом общежитии, у нее не было. Ему-то знать о том совершенно не полагается. Как и о том, что у нее скоро кончатся идеи, а до выхода из парка еще ой как далеко. Но нельзя молчать, нельзя давать ему думать, иначе этот тип сразу вспомнит о своих маньяческих идеях, и потащит ее в кусты, вершить всякое непотребство. Что же сказать, чтобы еще такого выдумать, чтобы от ее больного воображения он растерял последние мысли?
    Неожиданно среди деревьев мелькнула стена забора. Такая близкая… и такая высокая. Хотя, можно рискнуть. Говорят, от отчаяния и страха люди совершают немыслимые поступки. А у нее самое что ни наесть отчаянное положение. Выждав момент и дождавшись, когда среди зарослей кустарника появится хотя бы видимость просвета, Лисса резко выдернула свою руку из-под его локтя и бросилась бежать. А мгновение спустя за ее спиной затрещали кусты. Маньяк очнулся и бросился за нею следом. Страх помноженный на отчаяние придал ей сил. Девушка не бежала, она летела к спасительной стене, не замечая как кусты, цепляясь за платье, рвут тонкую ткань и оставляют кровавые борозды на ее теле.
    Маньяк догонял. Она слышала, как он сыплет страшные проклятия на ее бедную голову, и Лисса мысленно простившись с жизнью, вложила все силы в последний рывок. Прыгнув, она (о чудо, долетела) зацепилась руками за край стены и, ломая ногти, потянулась вверх. Но перелезть через стену так и не успела. Маньяк подпрыгнул, сильные пальцы ухватили ее за лодыжку и резко дернули вниз. С тихим вскриком она упала в грязь, и тут же принялась царапаться кусаться и всячески брыкаться в попытке скинуть с себя навалившееся тяжелое тело. Почему она не закричала в тот момент, она потом так и не вспомнила, а ведь спасение было так близко.
    Луч от карманного фонарика скользнул поверх кустов.
    - Кто здесь? - Послышался спокойный мужской голос.
    - Уверен, что это тут? - Второй голос выражал явное сомнение.
    - Да. Они сюда побежали.
    Маньяк, недолго думая, припал к ее губам долгим поцелуем, заглушив и без того слабые протесты девушки, и когда двое полицейских заглянули за кусты, их взору открылась вполне обычная для этого места картина.
    - Совсем стыд потеряли. - Проворчал тот, что говорил первым. - Слышь, парень. Забирай свою девку, и валите отсюда. Парк не место для подобных развлечений.
    Маньяк что-то промычал в ответ, но с места не сдвинулся. Еще бы. Ведь его руки и ноги крепко держали ее, а губы закрыли рот, не давая позвать на помощь. Полицейские поворчали, больше для вида, заметив валяющийся в траве баснословно дорогой мобильник модели, которая только-только появилась на западе, и до России еще не дошла. Разве что в виде эксклюзива, у таких богатеньких, как этот. Толстенный бумажник, валяющийся рядом с пиджаком и рассыпанные по траве визитки, одна круче другой, и не рискнули связываться с очередным новым русским, возжелавшим испытать экстрима. Только попеняли на распоясавшуюся молодежь, и пошли дальше, как будто ничего не видели.
    И Лисса потеряла всякую надежду на спасение. Слезы ручьем покатились по перепачканным грязью щекам, смешиваясь с кровью из разбитого носа. Она уже простилась с жизнью, когда поняла, что ее больше не целуют (если конечно то, что он вытворял с ее губами можно назвать поцелуем) и даже не держат.
    - Чего испугалась, дуреха? Я к тебе со всей душой, а ты бежать. Эх, Василиса, Василиса. Неужели тебя мамка ничему не научила?
    Мужчина скатился с нее, сам встал и помог подняться на ноги. Окинул ее грязное порванное платье скептическим взором, и накинул на худенькие дрожащие плечи свой пиджак, в котором она просто утонула. Собрав разбросанные вещи, рассовал по карманам брюк и обратил взор на нее.
    - Ты? - Лисса шмыгнула носом, смахнула с лица кровь, и только тогда осмелилась поднять взгляд на несостоявшегося насильника. - Ты убьешь меня?
    Мужчина от ее слов опешил, а потом рассвирепел.
    - Значит, вот что ты обо мне подумала? А ничего попроще ты не могла придумать? Например, что я действительно хочу жениться на понравившейся мне девушке?
    Два часа спустя Лисса сидела в уютном кафе и пила горячий шоколад, не в силах до конца поверить, что она вышла замуж за Кощея. Да, да. Именно за Кощея. Она тоже не сдержала смешок, когда мужчина назвал священнику свое настоящее имя на церемонии венчания. Святой отец, услышав имя жениха, едва не рухнул, запутавшись от волнения в своей сутане. И Лисса его прекрасно понимала. У любого будут расшатанные нервы, когда к тебе среди ночи вламываются два грязных чучела и требуют их срочно повенчать. Ну, положим, требовал Кош, а она так, стояла себе в сторонке и на пару со святым отцом слушала бред про полнолуние, парад планет и смещение каких-то пространственно временных векторов. Которые должны были вот-вот совпасть, а ему (Кощею, разумеется, ее вы сюда не приписывайте) нужно срочно пожениться на юной царевне Василисе, а то явится за ней сумасшедший Иван Царевич, и уведет красавицу прямо из-под его носа. Священник бросил только один взгляд на красавицу, и Кош понял - убеждение словом не помогло, и тогда он достал свой бумажник. В святом отце тут же проснулось должное понимание всей сложности затруднительного положения, в которое попал добрый господин, и их повенчали за пять минут прямо тут, не отходя от кассы, тьфу ты, от алтаря.
    Кош (ну что за дурацкое имя, надо будет придумать ему прозвище, иначе она так и будет каждый раз смеяться, произнося его) отложил меню, и улыбнулся ей теплой улыбкой, от которой Лиссе захотелось срочно отрастить крылья и взлететь на небо. Только сейчас она как следует, рассмотрела мужа и чуть не удавилась от зависти к самой себе. Таких интересных мужчин она еще не встречала. Черные как вороново крыло волосы, еще недавно были идеально уложены, но дождь и ветер растрепали прическу, придав ему вид уличного мальчишки. Ироничная улыбка на красиво очерченных губах. Серые глаза, искрящиеся шальным весельем, за которым прячется убийственная серьезность. И замаскированное под вальяжность любопытство. Кощей рассматривал ее так, словно хотел что-то найти. Господи что? Она обычная девчонка, каких в городе пруд пруди. Но его интерес льстил, и потому она чувствовала себя немного сковано и неуверенно под его взглядом.
    - Будешь еду заказывать или еще какао?
    - Какао, пожалуйста.
    Он щелкнул пальцами. Тут же возле их столика возникла официантка, в надежде за свою расторопность получить щедрые чаевые.
    - Выбрали что-нибудь?
    - Да. - Кощей еще раз лучезарно улыбнулся, от чего бедная официантка, просто разомлела. - Два какао, пожалуйста.
    От вида вытянувшегося в удивлении лица официантки (она что думала, они тут половину меню закажут?) Лисса прыснула со смеху. От чего у нее какао выскочило носом. Кош с самым невозмутимым видом протянул ей салфетку. Правда, вовремя заметил ее грязные руки с поломанными ногтями и взялся самолично вытирать ей лицо.
    - Что ж ты так неосторожна, милая. Где твои манеры? Ты же царевна, а не какая-то простолюдинка. Вот и веди себя соответственно.
    - Не могу. - Простонала Лисса в попытке сдержать рвущийся наружу истерический смех.
    - Не можешь? - Чуть ли не с отеческой заботой и ангельским терпением поинтересовался мужчина.
    - Не могу, потому что ты обознался. Никакая я не царевна.
    - Почему ты в этом так уверена? - Его губы сложились в ироничной улыбке, и он откинулся назад, положив локти на спинку мягкого диванчика, заменявшего в кафе обычные стулья.
    - Потому что… - Лисса задумалась. Действительно, что она знает о себе? Выросла она в детском доме. Ни имен родителей, ни других родственников в личном деле не указано. Даже датой рождения поставили день, когда ее, завернутую в одно лишь одеяло, подкинули на ступени приюта. И никакие слова и действия этого странного мужчины не могли убедить ее в том, что она потерянная царевна. А если принять во внимание кто он такой, то вся эта история сильно смахивала на бред сумасшедшего. - Потому что это неправда.
    Он хмыкнул, отметая ее слова.
    - Правда, и ты очень скоро в этом убедишься. В отличие от тебя, я могу с уверенностью сказать, кто ты есть на самом деле. Ведь я потратил годы на то, чтобы найти тебя.
    - Годы? - Удивилась Лисса. - И сколько же ты меня искал?
    - Долго, очень долго. Ладно, пошли отсюда, а то только зря время тратим.
    Он резко поднялся с места, забыв про сделанный заказ. Правда, не забыв за него расплатиться, и ее потянул за собой. Только теперь Лисса не сопротивлялась. Страх перед мужчиной прошел, хотя доверять она ему не стала. Слишком все было запутанно, странно и сказочно. Вот скажите, пожалуйста, к какой нормальной царевне (а по утверждению Коша, нет ну что за дурацкое имя, она самая что ни на есть настоящая царевна с приданым в пол царства, эх и где оно только это царство) приходит Кощей чтобы жениться? В нормальной сказке он ее похищает с тем, чтобы впоследствии за ней явился прекрасный царевич на белом коне, убил злобного Кощея и освободил ее из плена. Стоп. Кажется, он что-то говорил про некого Иван Царевича, а она, как всегда важную информацию мимо ушей пропустила.
    - Кош, а Кош? Куда ты меня опять тащишь?
    - К тебе в общагу.
    Лисса встала как вкопанная и мужчина тоже был вынужден остановиться.
    - Откуда ты знаешь про общагу? Ты что? Следил за мной?
    - Конечно. - На его лице отразилось удивление ее простотой и наивностью. - Или ты думала, я каждой встречной Василисе делаю предложение?
    - Лисса. - Поправила она его, уже устав чему-либо удивляться. Интересно, на сегодня она исчерпала свой лимит удивления или будут еще сюрпризы? - Зови меня Лиссой. С детства ненавижу свое имя.
    И все те обидные прозвища, что ей давали в детдоме другие дети.
    - Нет. Я не буду тебя так звать. И тебе не советую больше отзываться на него. Где это видано, чтобы у царевны, потомка династии великих царей, была собачья кличка. Где твое самоуважение и твоя гордость, Василиса?
    Ну? И что на это скажешь? То-то и оно. Поэтому Лисса промолчала и позволила этому странному типу вести ее в ее же собственное общежитие. Глянув на часы, она поняла, что безбожно опоздала к закрытию. Теперь придется или стучать в окно к комендантше и придумывать достойную причину для того, чтобы провести Коша, то, что он ее муж не было для старой перечницы достойным основанием. Поди докажи ей факт замужества, если ты венчалась в церкви. Колечко на пальце? Так его любой парень подарить может, да и не золотое оно, это все отблески электричества, а не благородного металла. Причем тут замужество?
    Или по заведенной уже привычке лезть на второй этаж по водосточной трубе. Хотя, та вряд ли выдержит его вес. Кош мужчина не маленький вдруг свалится? Не убьется, но покалечится и что тогда? Бросить институт и всю жизнь работать посудомойкой, зарабатывая жалкие гроши ему на лекарства и симпатичную сиделку?
    - Ты чего сопишь? - Веселые искры в обычно спокойных серых глазах, заставили девушку отбросить последний страх и перенять его шутливый тон.
    - Да вот, думу великую думаю. Как мы в общагу войдем? Там же все давно на замок закрыто. Или опять будешь применять великую магию зеленых денег, которые баксами зовутся?
    Кош рассмеялся, дернул ее к себе, на миг крепко обнял, и не успела она испугаться, тут же отпустил.
    - Нет, мы по трубе полезем. У тебя это здорово получается, особенно когда ты в юбке.
    - Что? Когда подсмотреть успел?
    - Давно это было. Кажется, ты тогда еще на первом курсе училась.
    Ответить этому зарвавшемуся наглецу она не успела, хотя видит Бог, очень хотела. Прямо на их пути заклубилось марево тумана, быстро приобретая очертания воронки, и оттуда прямо в их сторону полетел град стрел.
    - Что за…
    Кош ей даже выругаться не дал. С силой толкнул в ближайший проулок. Не устояв на ногах, она пролетела с десяток метров и приземлилась на пятую точку.
    - Беги. - Выкрикнул он, выхватывая неизвестно откуда взявшийся меч (не иначе как кладенец, или это уже из другой сказки?) и ринулся прямо на рой стрел.
    Лисса обомлела, забыв не то, что бежать, о том, что дышать надо. Кош танцевал со стрелами, отражая их своим мечом, чтобы ни одна не долетела до нее. Те же, соприкасаясь с заколдованной сталью, вспыхивали, словно искры бенгальских огней и также быстро исчезали. Не успел он отразить все стрелы, как из воронки полетели другие. Кош под их напором медленно отступал, прикрывая ее не только мечом, но и своим телом. И боль от каждой пронзившей его стрелы она ощущала как свою собственную.
    Это было настоящее безумие. Ошеломленная происходящим, Лисса не знала что делать. Рука сама скользнула в карман пиджака и сжала мобильник. Вот оно - спасение, можно позвонить в службу спасения позвать на помощь. И сама тут же горько рассмеялась. Что она скажет спасателям? Помогите, моего мужа Кощея Бессмертного убивают сотни стрел, летящие из открытого портала? Максимум кого они дождутся - это карету скорой помощи с дюжими санитарами со смирительными рубашками.
    Одна стрела, вторая, третья, с жутким вжиком пролетели над ее головой.
    - Лисса, беги. - Просьба приказ резанула по ушам и натянутым нервам, заставив действовать на одних инстинктах.
    Она вскочила и разворачивалась, чтобы бежать, когда увидела перекошенное диким отчаянием лицо Кощея. Он сделал рывок, хотя прекрасно понимал, что отразить летящую в нее стрелу уже не успеет. Удар, пробивший плечо, отбросил ее на стену дома, по которой она и сползла. Кош выронил меч и рухнул на колени. Протянул к ней руки…
    - Василиса!
    В то же мгновение, он превратился в огромного черного дракона, взмыл в небо над пятиэтажками, едва не посшибав крыльями с крыш спутниковые антенны, и на прощанье, полыхнув огнем по людям, выпрыгивающим из портала, скрылся в другом таком же, открывшемся прямо посреди неба.
    - Нуссс, и кто тут у нас на сей раз?
    С трудом переводя дыхание от адской боли в плече, куда угодила поганая стрела, Лисса подняла глаза на говорившего. И опять забыла дышать. Только теперь от охватившего ее восхищения. Перед ней, все еще держа в руках лук с натянутой тетивой и положенной на него золотой стрелой, стоял бог. Нет, не так. Перед ней стоял БОГ. Настолько парень был красив. Золотые волосы. Смуглая кожа, что для блондинов не характерно, а тут смотрелось вполне естественно. Видимо он много времени проводит на свежем воздухе в постоянных тренировках, так как сидя дома на печи, такую фигуру не получишь. Высок, строен и в то же время накачан как чемпион мира по вольной борьбе. Правда портили всю картину плотно сжатые губы, и выражение красивого лица, не сулящее ей ничего хорошего.
    Интересно, Бог ее добьет? Или тоже предложит замуж за него пойти? От столь нелепой мысли она рассмеялась и тут же застонала от накатившей боли. Парень и окружившие его воины встали полукругом, загородив проулок и то, что в нем происходило от посторонних взглядов. Все они были под стать друг другу. Рослые, плечистые, примерно одного возраста лет двадцать - двадцать пять. И удивительно похожи друг на друга. Словно их отливали по одному шаблону. О том, что все они братья, Лисса даже помыслить не могла. Сразу мамку становилось жалко. Нет, скорее всего, специально отбирали молодцов по определенному стандарту. Угу, и одевались они в одном и том же военторге. Темные рубашки под кольчугами, головы покрыты шлемами, из-под которых развевались русые волосы до плеч. На ногах добротные сапоги, из жесткой кожи. Руки от локтя до запястья и ноги защищены кожаными то ли рукавами, то ли щитками, Лисса так и не разобрала в темноте. Зато очень хорошо рассмотрела их мечи и луки. Ну, точно богатыри Русские. Хоть сейчас на площадку мосфильма снимать исторический эпос.
    И все эти типы взирали на нее со смешанным чувством брезгливости и жалости к своему господину. Эй, ну ничего себе. Может она на самом деле красавица писанная, только в грязи вывалянная, подратая словно кошка и к тому же раненая. Вместо того чтобы изображать из себя толпу шизиков, возвращающихся с ролевки, лучше бы оказали девушке первую помощь и скорую вызвали.
    Первым, как ни странно, в себя пришло золотоволосое совершенство. Убрав стрелу в колчан, а лук за спину, он присел перед ней на корточки и ласково так, словно больному ребенку пообещал.
    - Потерпи немного, сейчас будет больно, но потом все пройдет.
    И она дура, нет послать его со своей заботой куда подальше, поверила.
    Почему дура? Это она поняла, когда он резко выдернул стрелу. От болевого шока Лисса едва не потеряла сознание, а не потеряла потому, что мир вокруг нее странным образом завертелся, закружился, резко увеличился в размерах и ее, словно погребальным саваном, накрыло пиджаком Коша, ставшим в один миг на триста размеров больше.
    - Ква! - Квакнула она.
    И подумала с тоской в сердце. Вот и ей довелось поучаствовать в охоте на жаб. А когда теплые мужские ладони выудили ее целую и невредимую (а также мелкую зеленую, пупырчатую и противную), из вороха ставших ненужными одежд, она обвела всех присутствующих мутным жабьим взором и чисто из спортивного интереса задала вопрос:
    - Нусссс, и кто тут у нас Иван Царевич?

Глава 2


    Не, ну вы можете себе представать, чтобы Иван! Царевич!! Женился!!! На ЖАБЕ!!!!!!! Фееее, какая гадость. Да она бы сама на себе не женилась, побрезговала, а тут красавец мужчина. А как не мог поверить в это священник (кстати, тот же самый, который три часа назад венчал ее с Кощеюшкой) когда толпа дружинников во главе со своим командиром (он же Иван Царевич, это для тех, кто еще не понял) во всем своем древнерусском прикиде завалила к нему домой. Вытрясла из кровати, по военному споро упаковала в рясу, сунула в трясущиеся потные ладони служебник, (книга такая, по которой священник службу проводит) и на руках внесла в Храм Божий. А что с ним было, когда ошалевший священник потребовал предъявить невесту… Так громко Лисса еще в своей жизни не квакала.
    И вот итог этой странной ночи (пошла блин, погулять). Она! Жаба! Сидит на плече своего второго мужа, судорожно вцепившись лапками в его плащ, в тщетной попытке удержать равновесие и не свалиться. Ведь упади она с его плеча, в лепешку расшибется. За Иваном-царевичем строем топают дружинники, выбивая подкованными сапогами искры из мостовой. С лицами настолько торжественно вдохновенными, словно Куликовскую битву выиграли. Надо ли говорить, что они привлекали к себе внимание? Хотя народ странным зрелищем, похоже, не удивишь. Чуть ли не каждый, увидев их, начинал глазами искать спрятанные кинокамеры и режиссерскую группу, снимающую очередной исторический фильм.
    - Иван! Иваааан! - Проквакала она ему в ухо.
    - Чего тебе Василисушка?
    Вот тут ее лапки и разжались, и она полетела прямехонько в его ладони. Хорошо успел подставить, а то бы шлепнулась об асфальт и расшиблась насмерть.
    - Осторожно! - Парень опять водрузил ее себе на плечо.
    - Ква…кхе…кха…Послушай Царевич, а ничего, что я уже за Кощея замуж вышла? Я понимаю, что священник меня не узнал, но ты-то должен знать, что это значит. - И уцепившись лапой покрепче, она протянула вторую ему под нос. Чтобы во всей красе показать по-волшебному уменьшившееся колечко, которое, сколько ни пытайся (а пытались все, чуть лапы ей не по отрывали) сниматься не желало.
    - Это ничего не значит. То, что произошло в твоем мире можно считать помолвкой. Настоящая свадьба будет дома во дворце Царя Батюшки. Просто считай, что у тебя два претендента на сердце.
    - А почему руку пропустил? Ишь ты шустрый, сразу на сердце замахнулся. Может, я Витьку люблю со второй общаги?
    - Никого ты не любишь, Василиса. - Царевич даже остановился, чтобы опять взять ее в руки, поднести к своему лицу и заглянуть в душу синими, как само небо, глазами. - Иначе бы колдовство не подействовало, и ты бы осталась человеком, и проклятый Кощей драконом не обернулся.
    - Я про руку спрашивала. - Буркнула-квакнула она, от обиды раздув брюшко.
    - А руки ты уже нам отдала.
    Лисса тут же спрятала обе лапки с колечками под брюшко. А этот гад ей подмигнул и расплылся в улыбке. Не, у Кощея тоже была потрясающая улыбка, но Царевич… Если так пойдет и дальше, Коша в битве за ее бедное сердечко, проиграет даже раньше, чем они доберутся до портала.
    - Мне в общагу надо.
    - Зачем?
    - С Анькой попрощаться. Вещи кое-какие взять. Я же не всегда буду лягушкой, - по крайней мере, очень на это надеюсь. - И если правильно поняла план действий, дорога предстоит долгая, и возвращение обратно не предвидится.
    - И как ты себе это представляешь? - Царевич, во избежание других падений подумал, подумал и засунул ее за пазуху, надежно прикрыв плащом, от любопытных взглядов.
    Лисса задумалась… нет, правда задумалась. Если протащить в общагу одного Кощея дело было не из легких, то про Царевича и его дружину даже квакать бесполезно. Комендантша в два счета всех мужиков сдаст в психушку, а её на живодерню. Да и Аню придется долго убеждать, что она не зеленый глюк, а ее лучшая подружка. Что будет дальше, ее фантазии не хватило, и Лисса была вынуждена признаться:
    - Каюсь, глупая мысль была.
    - Зато хорошая.
    - В смысле? - Встрепенулась она, боясь поверить, что представится последняя возможность, увидится с подругой. - Ты действительно отнесешь меня в общагу?
    Покинув предоставленное убежище, она опять вскарабкалась на плечо и заглянула в глаза парню, боясь, что ее обманут. Но царевич не шутил. И у нее затеплилась надежда, что половина ее проблем может чудным образом решиться.
    - Видишь ли, Василиса. - Иван, помялся, словно ему было стыдно в чем-то признаваться. Воевода, исполняющий при дружинниках роль командира, фыркнул и отвернулся, будто не ждал от него другого.
    Странная у них субординация, мелькнула мысль, но ей не дали ее додумать. Царевич ее просто огорошил:
    - Кощей использовал возвратную силу нашего портала. Нашего единственного портала.
    Ей потребовалась минута, чтобы осмыслить сказанное. А когда осмыслила, разоралась как ненормальная, забыв, что ей как порядочной лягушке полагается не вопить, а квакать.
    - Ты не Иван-царевич. Ты Иван-дурак, ты это знаешь?
    - Не смей оскорблять царева сына. - Возмутился ее хамством воевода.
    От испуга она опять сверзилась с плеча Ванюши. Тот поймал и с укоризной глянул на мужчину, прося не вмешиваться. Видимо влипли они с этим порталом знатно, раз готовы ее слушать.
    - Ну, дурак я, дурак. Кто ж знал, что Кощей до тебя раньше доберется.
    - Хватит на Кощея все валить. - Возмутилась она. - Нашли козла… э…э…э дракона отпущения.
    Царевич вздохнул.
    - Надо мага пространственника искать. Они умеют межмировые порталы открывать.
    - Угу. Может тебе еще и адресок Волхва подсказать? Слышала я, еще те чудики были. С богами брагу пили, и общались с ними запанибратски. Вдруг попросят по-свойски Перуна тебя домой подкинуть. Или номер мобилки Зевса на аську кинут, тоже браток был не из последних. Такие чудеса откалывал, закачаешься. - Квакнула Лисса, уже понимая, что с этими горе Муромцами каши не сваришь. Если она хочет опять когда-нибудь в девушку превратиться, пора брать бразды правления в свои лапы. В конце концов, царевна она или где? Хоть и лягушка.
    Видя, что ее не понимают, причем все, включая царевича, Лисса вздохнула и попыталась рассуждать здраво.
    - Парни, ночь на дворе. Если собираемся и дальше гулять по городу, надо вам переодеться, не то утро будем встречать в полицейском отделении. Сомневаюсь, что у вас есть при себе паспорта российского образца. За гражданство даже не заикаюсь. Три дня будут выяснять кто вы и откуда. А потом будете Наполеону из соседней палаты объяснять про царя батюшку и Драконо-Кощея, укравшего ваш портал. Поверьте, в психушке вас будут слушать о-о-очень внимательно.
    Про свою участь она старалась не думать. Воображение опять нарисовало подземелье, только на этот раз стерильное, белое, залитое светом, вокруг кучи сверхсекретного оборудования и стены из целлофана, отгораживающие операционный стол от остальных помещений. И препарируют ее уже другие маньяки, имеющие на это официальное разрешение от соответствующих спецслужб.
    Б…р…р…р, да что же ее весь вечер на мысли о скальпелях тянет.
    Воевода от ее слов сам был готов за дракона огнем дышать, так сверкали глаза от гнева. Грудь вздымалась, видимо ему дыхания не хватало, но и мужества высказать все, что думает о квакающих под руку лягухах, тоже не хватало, так как Ванюша откинул голову и захохотал.
    Сдавленные смешки послышались со стороны дружинников, но одного начальственно взора хватило, чтобы мигом восстановить разболтавшуюся дисциплину.
    - Василиса, ну и насмешила. - Произнес, отсмеявшись, Ванюша и погладил пальцем ее по голове, по спинке. Хотел пощекотать под подбородком, но вдруг стал серьезным и убрал руки. - Вообще-то ты права. Положение у нас действительно хуже некуда.
    - О чем я и говорю. Значит так. Пункт первый - уйти с освещенных улиц. На вас и так достаточно насмотрелись.
    - Без тебя ученые. - Не выдержал воевода.
    Лисса удивилась. Чего он на нее взъелся? Это личная неприязнь? Или ему умные девушки в принципе не нравятся?
    Царевич устало, махнув рукой, попросил мужчину отцепиться от лягушки.
    - Остынь Славий. Девушка дело говорит. Василисе этот мир родной, так что стоит прислушаться к ее советам
    Славий что-то проворчал в бороду по поводу наглых девиц, не почитающих ни возраста, ни чина, но Лиссе его ущемленное самолюбие было сугубо параллельно. Главное дружина, наконец, убралась с центрального проспекта и теперь шла по тихим темным улочкам.
    - Куда идем? - Поинтересовался у нее Ванюша.
    Лисса вздохнула и вдруг к собственному неописуемому удивлению зевнула во всю пасть, забыв прикрыть рот лапкой.
    - Прости. - Пробормотала она, радуясь, что лягухи не краснеют. А если и краснеют, то на их зеленой мордочке этого не видно.
    - Ты устала. День был очень длинным. - Улыбнулся ей царевич, и Лисса от заботы, прозвучавшей в его голосе, опять размякла. Но пришлось собраться.
    - Для начала пойдем ко мне. Нам всем не помешает выспаться.
    - Это реально? Нас ведь много. - Ваня покосился на своих спутников, которые не в пример ей выглядели бодро, и казалось, спать вовсе не собирались.
    - Если убедим Аньку, что вы не психи, она даст ключи от двести пятой комнаты. Девчонки уехали на каникулы в горы. Только там всего пять кроватей. - На всякий случай предупредила она, прикидывая, где можно разместить остальных парней. Но переживала она зря. Среди дружинников послышались смешки. Улыбнулся даже хмурый воевода, а Ванюша пояснил с лучезарной улыбкой на лице:
    - За нас не беспокойся. Спали и не в таких условиях. Лишь бы у тебя проблем не было.
    - У меня? - Удивилась она и самыми честными глазами посмотрела на Ванюшу. - С каких пор у лягушек могут возникнуть проблемы? Проблемы будут у Аньки, если вы из холодильника всю еду съедите. Но как ты только что сказал про своих парней, я то же самое скажу про Аню. Она и не из таких ситуаций выкручивалась.
    - Хм… - Глаза Ивана блеснули лукавой улыбкой. - Я жажду познакомиться с этой юной девой. Ведь вы подруги?
    - И еще какие. Она мне… - Лисса хотела сказать как сестра, но вовремя закрыла рот и отвернулась от царевича. Что-то слишком быстро она разоткровенничалась с ним. Так не бывает. Два часа как познакомились, а будто всю жизнь друг друга знают. Не привыкла она к такому, потому и чувствовала себя ужасно, словно предательство совершила.
    Жизнь в детдоме научила ее быть осторожной, постоянно быть на чеку и следить за каждым своим словом. И даже когда она получила паспорт и по окончании школы аттестат о среднем образовании, а к нему билет во взрослую жизнь, ее привычки мало изменились. Только к середине первого курса она смогла нормально общаться с одногрупниками. С Аней было сложнее. Вынужденные жить в одной комнате и тесно общаться, она неосознанно подвергла девушку испытанию на прочность и верность, и когда та выдержала все ее заскоки, и не отказалась от предложения дружить, открыла перед ней душу. С тех пор они были неразлучны. Вот и сейчас, она хотела вернуться в общагу, чтобы пожаловаться Ане и выслушать ее, без сомнения, дельный совет как вылипать из этой ситуации.
    Представив выражение лица подруги, когда она с плеча Царевича проквакает "Привет Анюта" Лисса не выдержала и расхохоталась. И только отсмеявшись, почувствовала, как со звоном лопнуло напряжение между ней царевичем и его дружиной. Странно, до сих пор она не замечала, как все они скованы, молчаливы и стараются лишний раз ее не трогать. Все, кроме воеводы.
    Она почувствовала прилив благодарности к мужчине, своими подначками и придирками не давшему ей закатить заслуженную истерику. Ну вот. Стоило только подумать обо всем, что с ней случилось, как на глаза навернулись слезы, в горле застрял колючий ком…
    - Эй! - В ужасе вскричал царевич. - Василиса, только не плакать!
    - Бабы, что с них взять. - Славий сплюнул и отвернулся, чтобы не видеть, как она украдкой смахнула лапкой с глаз предательские слезы.
    Ванюша предпринял попытку усадить ее обратно за пазуху, но она поинтересовалась, он знает дорогу до общаги? И осталась сидеть на плече.
    Пока дошли домой, Лисса вся издергалась. Попробуй в двух словах объясни царевичу и его дружине, почему дорогу надо переходить именно по белым полоскам на дороге да еще на зеленый свет. И почему внезапно выросшую на их пути стену посреди глухого двора надо обязательно перелезть, а не обойти. Да потому что там, где ее можно обойти находится универмаг, недавно обзаведшийся камерами наружного наблюдения. Хотите сняться в кино? Нет? Что такое кино? Твою ж дивизию, кто меня тянул за жабий мой язык. Лисса успела тысячу раз проклясть свое невезение, втянувшее ее в эту историю. Но делать нечего - пришлось объяснять внимающим ей с открытым от удивления ртом мужчинам, прописные истины, знакомые ей с детства, а им кажущиеся совершенно немыслимыми. Дослушав лекцию - "Что", "Как", "Зачем" и "Почему нельзя", парни пришли к единодушному мнению, у них в преисподней и то лучше, и дружно попрыгали через стену. А она бессильно повисла на плече смеющегося царевича, вывалив язык от жажды.
    В общем, до общаги они добрались как раз вовремя. Чтобы увидеть как комендантша, выпустив на улицу группу студентов с сумками, собравшихся на выходные домой, тут же заперла за ними дверь, погасила на вахте свет и отправилась спать.
    - Опоздали. - Лиса с досады стукнула лапой, да забыла, что сидит на голове царевича. Тот сдернул ее себе в ладонь и задом отполз от линии кустов в густые заросли, где их поджидали воевода и остальные.
    - И что теперь?
    - Ждать ночи.
    - Лишь бы не до утра.
    Иван сглотнул, видимо тоже жажда замучила. Ей проще, подпрыгнула и лизнула с листа. Три капли и жажды как не бывало, а радости сколько, что окатила жениха водой. Вон как морщится, что вода потекла за шею.
    Затаившись в зарослях стали ждать пока народ разойдется. Улица хоть и не центральная, но людей все равно много. Несколько машин стояли на стоянке возле общежития. Парни и девушки, открыв двери, слушали музыку, пили пиво и громко смеялись, обсуждая какой-то кинофильм. Видимо, только что пришли с просмотра.
    Истоптав всего Ванюшу, Лисса нашла уютное место в складках теплого плаща, у него на коленях и загребая лапами, укрылась им как одеялом. Тепло, хорошо, можно и поспать. Все равно разбудят, когда настанет время штурмовать общагу.
    Невдалеке тихо переговаривались дружинники, обсуждая сложившуюся ситуацию. Лисса зевнула. Ничего необычного, обычные мужские разговоры, чем кормить ораву молодцов, где для них достать одежду и желательно отдельное жилище подыскать, временное, достаточно большое, чтобы всех вместило и соседей минимум, чтобы на вопросы не отвечать, кто такие.
    - Странная ты девушка, Василиса. - Теплые пальцы прошлись по ее спине, вызвав толпу приятных мурашек, вырывая из полусонного забытья.
    - А? - она очумелыми глазами уставилась на царевича. Чего это он? Не заболел ли часом?
    - Не кричишь, не плачешь, не проклинаешь меня с Кощеем. Вообще ведешь себя так, будто ничего не случилось и превращение из девушки в лягушку для тебя обычное дело.
    Сонливость как рукой сняло. Лисса вскинула голову, заглядывая в лицо Ванюши. Нет, не жалеет, просто не понимает ее реакцию. Это хорошо. Услышь она в его голосе хоть каплю жалости, и его ждала бы встреча с жабой ниндзя, повыбивала бы все зубы и покусала за уши.
    - Если я буду плакать, это что-нибудь изменит?
    - Нет.
    - Тогда зачем трепать нервы себе и людям? - Она попыталась изобразить пожатие плеч, призванное показать царевичу ее равнодушие к своей участи, но в исполнении лягушки это выглядело как предсмертные судороги, до икоты напугавшие Ванюшу.
    - Тебе плохо? - Он схватил ее за лапку, и начал тыкать пальцем под ребра и в брюшко, проверяя, жива она, или уже издохла. - Василиса, не молчи, скажи хоть слово?
    - Щекотно! - Давясь смехом, Лисса брыкалась и лягалась, отпихивая от себя мужские пальцы.
    - Уффф, напугала. - Ванюша облегченно выдохнул и, завернув в краешек плаща, прижал к груди.
    - Хррр… хеее… - Захрипела Лисса. - Отпусти, раздавишь.
    - Что за день сегодня такой, все наперекосяк. - Иван убрал ладонь, и она шлепнулась мужчине на колени. - Прости, обычно я не такой неуклюжий.
    - Ну, ты… - Возмущению Лиссы не было предела, но, увидев полные раскаяния синие глаза, успокоилась, -… ладно проехали. О, кажется, они сейчас уедут.
    Зазвенели покатившиеся по асфальту пустые бутылки, захлопали двери, взревел мотор одной машины, второй, третьей.
    Лисса спрыгнула на траву и собралась пробраться через кусты, чтобы посмотреть, как компания разъезжается по домам, но ей не дали сделать и два скока. Царевич поймал ее, водрузил на плечо и аккуратно раздвинул ветки сирени, открывая обзор на общагу.
    Зажглись фары, взвизгнули тормоза и, оставляя черные следы от задымившихся шин, "гонщики" укатили восвояси.
    - Наконец-то. - Рядом сквозь кусты протиснулся Славий, разглядывая опустевшую улицу и асфальт, отделявший кусты от общежития. - Слишком светло. Все равно кто-нибудь заметит. Вон в скольких окнах горит свет.
    - Можно потушить фонарь. - Иван задрал голову, рассматривая местное светило.
    Уличный фонарь на бетонном столбе подмигнул ему желтым глазом, словно давний заговорщик. Над ухом свистнул камень, дзынькнула лампочка и свет потух, мигом погрузив нужный участок улицы во тьму.
    - Славий! - Зашипел царевич на нырнувшего в кусты воеводу.
    - Зато темно.
    Лисса хихикнула. Она давно мечтала грохнуть фонарь, потому как он всю ночь светил ей в глаз, не давая спать.
    - И что теперь?
    - Теперь лезем по трубе вон в то окошко. И надеемся, что Анька нас по этой же трубе не спустит.
    Лисса привстала и указала на окно с занавесками в веселенький цветочек, на втором этаже, третье с краю, у которого аккурат проходила водосточная труба.
    - Шутишь? - Изумился царевич.
    - Ничуть. - Представив, как Ванюша и его дружина лезут по хлипкому водостоку, Лиссу разобрал смех, и она поспешила предупредить, пока единственная дорога к дому не отвалилась от стены. - Только лезьте по одному. Там крепления еле держатся.
    - С каждым часом все веселее и веселее. - Буркнул Славий, на присядках передвигаясь ближе к своей дружине с тем, чтобы осчастливить их радостной вестью. - Значит так, ребята. Действуем быстро и чтоб без шума.
    Кулак мужчины оказался под носом самого молоденького парнишки.
    - Особенно тебя касается, Никола.
    - Да что я, не понимаю что ли? - Возмущенно засопел парень, и свел глаза в кучу, когда кулак ткнулся ему в нос.
    - Поговори у меня.
    - Брось, Славий. - Царевич встал, оглядывая улицу. - Никола нас не подведет. Лучше подержи.
    Стянув шлем, он посадил в него Лиссу, и не успела она квакнуть, передал воеводе.
    - Решил первым рискнуть здоровьем? - Услышав смех в словах Славия, Лисса поднапряглась и, зацепившись за край шлема, вывалилась из него наполовину.
    - Плащ сними. - Посоветовала она, за что получила щелчок по носу и грохнулась на дно. - Эй! Без рук!
    Возмущенно сопя, она опять вылезла наружу, застав во всей красе великолепное зрелище- раздевание Ванюши.
    Парень снял из-за спины красочно расписанный чехол с луком, отстегнул от пояса колчан со стрелами, потом плащ. Все это он передавал Николе, с улыбкой наблюдающему за разоблачением командира. Меч в ножнах вместе с перевязью. Снял наручи и такие же штуки с ног. С тихим звоном потянул кольчугу с плеч и остался в штанах, свободной рубашке и мягких сапогах, плотно облегающих ноги почти до самого колена. Подошел к стене, поплевал на руки и взялся за трубу водостока.
    Железо жалобно заскрипело.
    - Вот же, хлипко держится.
    - Смотри шею не сверни. - Хохотнул Славий и дал знак дружине отойти в тень, чтобы не привлекать внимания к тому, как царевич лезет по трубе.
    Лисса, забыв дышать, наблюдала, как труба под весом парня ходит ходуном, скрипит, из стены сыплется штукатурка, создавая ощущение, что он вот-вот грохнется на землю. Хорошо лезть не высоко. Но все равно страшно. Царевич тем временем добрался до подоконника и, накренившись под опасным углом, постучал в окно.
    Минуту ничего не происходило, а потом одернулась занавеска, резко распахнулись створки, и недовольная девушка с коротко стриженными огненно рыжими волосами в одном лифчике и трусиках бикини выглянула наружу.
    - Я так и знала, что ты среди ночи явишься. - Аня запнулась, вытаращив глаза на царевича. Выдохнула и резко подалась вперед, разглядывая чудное явление среди ночи.
    Ванюша столь же резко отшатнулся. На его прекрасном лице проступило неописуемое удивление, и тут труба особо жалостливо заскрипела и таки отвалилась от стены.
    - Упс. - Аня с расширенными от ужаса глазами наблюдала, как царевич с грохотом рухнул на асфальт. Труба упала сверху и отбив ему все, что только можно, с грохотом покатилась по асфальту в кусты, остановившись у ног Славия.
    - Маааать твою, Кощей*** чтоб тебя**** вместе с**** Анькой.
    Лисса, открыв рот от умиления, слушала, как Ванюша матерится на всю улицу. Хорошее видать у царевича воспитание. Разносторонне, раз он где-то нахватался площадной брани.
    - Эх, - вздохнул над ее головой Славий. - И откуда ты только взялась на нашу голову. - И ломанулся через кусты помогать царевичу, оставив дружину сидеть в засаде.
    - А что я? Я предупреждала, что труба ненадежная. - Тут же бросилась оправдываться Лисса. - И вообще, меньше надо в детстве каши лопать, тогда не будешь весить столько, что тебя ни одна порядочная труба не держит.
    - Сиди уж. - Славий опять щелкнул ее по носу, заставив свалиться на дно шлема, и аккуратно пристроив его на земле, нагнулся над Ванюшей. - Ты как? Встать сможешь?
    - Сейчас. - Простонал парень, отцепляя руки от травмированных частей тела и медленно распрямляясь.
    - Ты там живой? - Послышался участливый голос сверху. Аня, чуть ли не наполовину свесившись из окна, наблюдала за царевичем.
    - Нормально. - Отозвался Ванюша, медленно вставая, и тут же задрал голову, разглядывая в окне полуголую девицу.
    Лисса наполовину выползла из шлема, наблюдая невероятную картину. Парень и девушка смотрели друг на друга удивленными глазами, и на их лицах проступало одинаково шокированное выражение.
    Первым не выдержал царевич. Откинув буйну голову, он расхохотался. Славий вскинулся и тоже обратил пристальный взор на Аню. Минутное замешательство и он схватился за отсутствующий меч, предусмотрительно снятый с пояса, чтобы не привлекать излишнего внимания.
    Аня тоже вела себя странно. Ее взгляд не отрывался от лица Ванюши, а на губах змеилась дьявольски обворожительная, все понимающая улыбка.
    - Так ты лезешь или нет? А то мне холодно. - Девушка передернула плечами и сделала попытку закрыть окно.
    - Погоди. - Ваня очнулся и шагнул к стене, продолжая неотрывно смотреть на Аню, начисто позабыв, что они тут не один. - Скинь веревку или что там у тебя есть, я поднимусь.
    Аня исчезла из окна и минуту спустя, вернулась со скрученными покрывалами.
    - Лови.
    Царевич, наученный падением с трубы, подергал импровизированный канат, проверяя на прочность.
    - Не упаду? - Его взгляд опять метнулся вверх и остановился на насмешливо улыбающейся Ане.
    - А ты проверь. - Девушка скрылась в комнате.
    Ваня еще раз для верности дернул за веревку, и ловко вскарабкавшись по стене, перевалился через подоконник исчезая следом.

Глава 3


    - Не к добру это. - Славий схватил ее, Лисса даже квакнуть не успела, сунул обратно в шлем, да что это за произвол и ущемление свободы? Зажал железяку в зубах, ухватился за скрученные покрывала, и в мгновение ока взобрался по стене. - А ну погодьте убивать друг друга. - Рявкнул он, влезая в окно и становясь между Иваном и Анютой.
    Шлем стукнулся о подоконник, загудев как колокол. Лисса чуть не оглохла, вывалилась из него и, шатаясь на лапках словно пьяная, отползла подальше, пока опять никто не вздумал ее туда засунуть.
    - Эй, что здесь происходит?
    Что за странные люди. Ваня с насупленным видом смотрит на Анюту, словно девушка его только что покусала как ядовитая гадюка. Воевода не сводит настороженных глаз с обоих.
    Анюта…
    Есть предел потрясениям, которые может выдержать человек за один день и при этом не свихнуться. Вот бы картинно закатить глазки и по стеночке плавно съехать в обморок. А очнувшись поутру, от души посмеяться над приснившимся кошмаром. Но толи жабы менее чувствительны к нервным срывам, в силу многократного уменьшения ума, толи они вообще не умеют падать в обморок, но Лисса осталась сидеть на подоконнике, с отстраненным любопытством взирая на подружку.
    Аня успела натянуть любимые джинсы, и белый короткий топ, оставлявший открытым голый девичий живот. Обуваться она не стала. Зато вооружилась. Стоя у двери, как можно дальше от царевича, девушка насмешливо взирала на мужчин, лениво поигрывая шаровой молнией размером с хороший футбольный мяч, искрящейся на пальцах левой руки. В правой она уверенно сжимала меч. И никто не усомнился, одно неверное движение, и она пустит его в дело.
    - Ну, здравствуй Ваня. Давно не виделись.
    - Аня… - Царевич шагнул к ней, и шаровая молния увеличилась в размерах втрое, а Аня плавно перетекла в боевую стойку.
    - Стой на месте иначе Славию не поздоровится. У него хватит глупости прикрыть тебя собой.
    - Я тоже рад видеть тебя Анюта. - Мужчина искренне улыбнулся девушке, будто действительно был рад встрече. - Может, поговорим? Мы взрослые люди, неужели не договориться?
    Аня презрительно фыркнула, выражая свое мнение о разумности некоторых присутствующих. Лисса почему-то отнесла к ним и себя, так как совершенно запуталась и отчаялась что-либо понять в происходящем. Понятно было только одно, Кощей, Ваня, Анюта и даже Славий давно знакомы, и их встреча произошла явно не в этом мире. Тогда как же ее встреча с Аней на вступительных экзаменах? Совместное заселение в общежитие? С одновременным выселением из лучшей комнаты, бывших владелиц, испугавшихся Аниного меча? Лисса еще тогда сильно удивилась, тому, как девушка мастерски владеет оружием. Аня потом призналась, что с пяти лет занимается единоборствами и фехтованием и не намерена прекращать тренировки из-за такой малости как переезд учиться в другой город. Поэтому Лисса не удивилась, что Аня в первую очередь схватилась за меч. Но наличие у подружки, которую, казалось бы, успела за три года изучить вдоль и поперек, магических способностей (да-да, читала она фэнтези, причем очень много, с Аниной подачи, между прочим) стало для Лиссы настоящим шоком. Это ж как мастерски надо лгать, чтобы за все время ни единым словом не обмолвиться, что ты жительница другого мира?
    Чудовищность обмана, в который ее втянули, лишили Лиссу возможности здраво рассуждать, иначе бы она поостереглась кидаться на Аню, когда та в таком гневе. Правда, непонятно с чего она злиться. Не ее в жабу превратили.
    - Ты все знала? - Спрыгнув на пол, она подскакала к подруге и, остановившись в метре от босых ног, подняла взор, затуманенный слезами.
    - Конечно, она знала. - Зло выплюнул царевич. - Аннирель сестра Кошшервеля.
    Кошшервель? Кощей? Кош? Лиса подавилась смехом пополам со слезами. А не такое дерацкое имя у него, если подумать… по сравнению с настоящим.
    И тут молния со свистом пролетела над ее головой, заставив Славия пригнуться, едва не задев языкатого царевича. С сухим треском врезалась в стену, где мгновение назад стоял Ванюша и, оставив круглое обожженное пятно, с шипением погасла, не причинив особого вреда. Только подымило немного у края выжженных обоев, да штукатурка осыпалась на пол, открыв кирпичную кладку.
    - Придурок, кто тебя просил языком ляскать. - Взвилась Анюта и в ее руке опять вспыхнула молния.
    - Что? Правда глазки колет? Или тебе так понравилось разыгрывать из себя лучшую подругу?
    - Да заткнитесь вы оба. - Славий бахнул кулаком о шкаф, привлекая к себе внимание, но не рассчитал прочность ДСП, из которого он был сделан, и тот с треском сложился у его ног как карточный домик, погребя под досками те немногие вещи, что в нем хранились.
    Лучшего момента, чтобы очнуться и начать здраво рассуждать не придумаешь, но видимо мозги перекосило не только у Лиссы, так как Аня опять швырнула молнию в царевича. Тот едва успел увернуться и спрятался за холодильник. Холодильник это святое и молния, не долетев до шкафа со стратегическим запасом еды в виде трех сосисок и двух пачек анакома, истаяла в воздухе.
    - Она и есть моя лучшая подруга! А тебе здесь делать нечего!
    Аня хотела запустить еще одну молнию, но Славий стоял слишком близко, и она не рискнула, из боязни убить мужчину.
    - Угомонилась? - Воевода не двинулся с места, понимая, что он единственный сдерживающий фактор.
    - Да. - Аня движением кисти погасила молниевый заряд и перевела взгляд на подругу. Меч в ее руке истаял, словно дым, и сизой струйкой завернулся вокруг руки от локтя до запястья, превратившись в стальной браслет змейку. Присев на корточки, Аня взяла ее на руки и, ткнулась носом в ее мордочку. Лисса фыркнула, отвернула голову, потерла нос лапкой и, не утерпев, чихнула.
    - Верь мне Лисса, я никогда не лгала тебе. А то, что правды всей не говорила, так, кто бы мне поверил, что я с Ледоры, а не с Земли.
    Широко распахнутые глаза, на расстоянии вытянутой лапки, казались такими огромными, что Лисса отразилась в них целиком. И последняя надежда, что все происходящее жуткий сон, развеялась словно дым. Она не осознавала, произошедших в ней изменений. Гнала прочь, пока не увидела себя во всей жабьей красе в кривом зеркале глаз подруги.
    И вдруг стало очень грустно, и за себя до слез обидно. Она не знала, кто говорит правду, а кто лжет напропалую. Но Аня была первой в списке на ее доверие. Три года жизни не сотрешь. Дружба для них ни пустой звук, что бы там ни говорил царевич. И Кош здесь совершено не причем. Она вообще до этой ночи не знала, что у Ани есть брат. Что стоило ему появиться раньше на год или два, и обвинения Вани имели бы под собой реальный смысл. А так пустой звон и сотрясение воздуха от злости что Кощей чуть не оставил его с носом.
    Потом почему-то шел Славий. Чувствовала она, что этот мужчина не предаст, если станет другом.
    Бронзу по-братски поделили между собой Иван с Кощеем. Оба хороши. Вломились в ее жизнь, натворили дел, и чисто по-мужски, решение всех проблем свалили на хрупкие женские плечи… Анюты, так как Лисса понятия не имела, как из всего этого выпутываться и решила в этом непростом деле положиться на более опытную подругу.
    Лисса вдруг осознала, что в комнате стоит неестественная тишина. Только поскрипывала открытая створка окна, да занавеска нет-нет, хлопала по стеклу, под напором ветра. Свежий воздух с улицы, наполненный ароматом недавно бушевавшей грозы постепенно выгонял из комнаты жару, скопившуюся за день, наполняя ее ночной прохладой. С улицы слышался стрекот сверчков и унылый одинокий крик сыча, напоминающий горестное мяуканье котенка.
    Все ждали от нее хоть какой-нибудь реакции. Аня от волнения искусала себе все губы. Царевич стоял в шаге от холодильника, вдруг опять закипят страсти, так зачем далеко уходить от такого надежного укрытия. Один Славий не проявлял признаков беспокойства. Железный мужчина. Лисса по достоинству оценила его выдержку. Вздохнула, принимая решение. Верное оно или нет, покажет время, а пока… она глянула на подругу и изобразила неуверенную улыбку. На большее проявление чувств она сейчас была просто не способна.
    - Кто дал вам с братом такие дурацкие имена? Язык свернешь, пока выговоришь.
    - Лисска я тебя люблю. - От избытка чувств Аня взвизгнула и закружилась по комнате.
    Лисса, прижатая к подруге, единственная уловила ее судорожный вздох, наполнивший легкие как перед прыжком в воду. Сердце застучало в бешеном ритме, выдавая волнение Анюты. "Лисска держись" шепнула подружка и со всего маху стукнула запястьем, на котором вечно болтались всякие браслеты, о стену. Браслеты разбились вдребезги. По полу застучали упавшие бусинки. Полетели осколки хрупкого камня. Лисса еще успела увидеть перекошенное в беззвучном крике лицо Ванюши. Славия, в броске в отчаянной попытке удержать их на месте. И тут бахнул взрыв, словно в комнате взорвали снаряд пиротехники. Все закружилось, засверкало, ну точно китайский фейерверк, и кануло во тьму, только лишь за тем, чтобы вспыхнуть ярким светом. И Лисса поняла, что летит с высоты второго этажа прямо в мшистое болото.
    - А…а…а…- Хрясь… Больно сломалась чахлая береза об ее спину. Шмяк… бульк… - Тону! Спасите! - Заорала она дурным голосом, выныривая из-под воды и стряхивая с волос налипшие водоросли, прелые листья и много-много ряски. Поняв, что стоит в воде по пояс, заорала еще дурнее. - Аня! Какого черта ты творишь! Предупреждать же нужно!
    - Я предупредила! - Вынырнула Анюта неподалеку, выплевывая изо рта тину и смахивая с лица слишком длинную челку, залепившую глаза и нос.
    Глаза подружки сияли варварским весельем. Взмахнув колесом руками, подняв при этом тучи брызг, Аня шлепнулась спиной на воду и звонко захохотала, грозя небу сжатым грязным кулаком.
    - Ну, что? Получил Ванюша! Посмотрим, как тебе понравится в техногенном мире, без документов, денег, жилья и возможности вернуться!
    Лисса покрутила пальцем у виска, глядя на подругу. Что она нашла смешного в том, что царевич вместе со всей дружиной застрял в другом мире? Да как попал туда, так и вернется. Кто-то же открыл для него портал. Значит, знает, где он, а когда Ваня не вернется в положенный срок, отправит за ним спасательный отряд. Делов-то. Внезапно под ногами что-то хлюпнуло, прервав измышления на тему как спасти Ванюшу, ил провалился, и ее потянуло вниз.
    - Аня, - Жалобно пискнула она. - Кажется, меня засасывает!
    Вот именно сейчас она была совсем не рада, что опять превратилась в человека. До чего проще сидеть в болоте, если ты лягушка.
    - Анюта! - Взвыла Лисса, чувствуя, как погрузилась уже по грудь, и вода плещется о подбородок.
    Аня очнулась, в два гребка оказалась рядом, попробовала нащупать твердое дно, но видимо тут кругом была трясина, так как ее лицо исказилось от страха и, она рванула прочь, к ближайшей кочке.
    - Лисса, на воду плашмя быстро. - Крикнула она, вырывая одним рывком березку вместе с корнем, и зацепившись за другую, протянула ей ветку.
    Лисса изо всех сил тянулась, но пальцы не доставали. Да что же это за гадство такое, сначала в жабу превратили, потом в другой мир переместили, а теперь в болоте утопили?
    - Лисса! Не смей тонуть! - Аня выгнулась дугой, повиснув над болотом. Деревце, за которое она держалось, сильно накренилось, грозя в любой миг переломиться.
    Лисса все понимала. Все. Но ничего не могла поделать. Она судорожно вдохнула носом, сознавая, что это ее последний вдох в этой жизни и погрузилась с головой под воду. Она уходила на дно слишком быстро. Тело уже по пояс погрузилось в ил, и даже если бы она сумела дотянуться до спасительной ветки, Аня бы ее нипочем не вытянула, сил хватило. Ступни от могильного холода заледенели, от нехватки воздуха легкие горели огнем, но Лисса так отчаянно хотела жить, хотела вырваться на волю, увидеть солнце, услышать, как поют птицы и надавать по щекам Кощею и Ванюше, за то, что посмели втравить ее во все это, что откуда силы взялись. Она цеплялась за все, за потопленные ветки, корни растений, накренившийся камыш, в кровь разрезая руки. Дышать хотелось так, что хоть жабры расти. Если бы могла, так бы и поступила. И тут вода над ней забурлила. Чья-то сильная рука, явно не Анюты, вцепилась в волосы и больно дернула, вытягивая ее наверх. Рывок, еще рывок ее извлекли из воды, и с силой швырнула к берегу. На единственный островок суши во всем этом царстве мха и сырости.
    - Дыши, Лисса, дыши. - Анюта стучала по спине, заставляя кашлять, выплевывая из легких воду, ил и прочую гадость. Хорошо, не лягушек, иначе бы ее стошнило.
    - Кажется, я в порядке. - Лисса вздрогнула, услышав, как звучит ее голос. Сипло, с надрывом, как у старой вороны.
    - Ох и напугала ты меня Лисска! - Аня обхватила ее за плечи и залилась слезами.
    - Эй, а меня вытащить?
    Лисса вздрогнула и оглянулась. В том месте, где она тонула, на поверхности воды, словно звезда морская, распластался… воевода.
    - А он откуда? - Лисса, убрала мокрые, покрытые тиной и прочей болотной растительностью, волосы за уши, глядя, как Славий пытается подгрести ближе и ухватиться за многострадальную березку, у которой уже корни вывернулись наружу. Правда, у него плохо получалось. Кожаные сапоги наполнились водой, превратив ноги в две пудовые гири, и теперь они медленно шли на дно. Как только ступни коснутся ила, его тут же засосет на дно.
    - Анька держи нас. - Крикнула Лисса, упав на живот и не заботясь, что острый камыш и сучья царапают живот, поползла навстречу воеводе, протягивая к нему руки. Правда пришлось пару раз булькнуться лицом в грязь, пока она нашла опору. Зато Анька крепко держала ее ноги, упираясь своими пятками в какой-то пень, оказавшийся неподалеку.
    - Лисска, я вас двоих не удержу! - Пыхтя от натуги, крикнула Аня, но все равно ног не выпустила, еще крепче сдавив лодыжки.
    Это у них семейное с Кошем, хихикнула Лисса. Тот тоже ее за лодыжку с забора сдернул. Чуть не вывихнул гад.
    - Чего ржешь. Руку давай! - Воевода подгреб ближе.
    Лисса поползла ему навстречу и мужчина, словно клещами, вцепился в ее запястья, рывков выдернув себя из тины. Правда она опять ткнулась лицом в жижу, от неожиданности хлебнул болотной тины. Зато воевода, выскочив на островок, тут же выхватил ее и вернул на сушу.
    - Кха… тьфу… гхе… - Лисса вытерла рукой язык, только безтолку. Руки тоже были грязные, и пришлось сплевывать в надежде, что слюна в конечном итоге смоет грязь. О том чтобы зачерпнуть водицы из болота, дабы умыться, мысль даже не возникла, спасибо, наплавалась, больше не хочется.
    - Уффф. - От переизбытка эмоций, Аня рухнула на спину и, раскинув руки, закрыла глаза. Улыбка появилась на ее чумазом лице. Джинсы промокли, и от грязи были похожи, черт знает на что. Блузка была безвозвратно испорчена и Лисса крупно сомневалась, что ее можно будет отстирать. Грязь тут была какая-то по-особенному жирная.
    Подул ветер, заставив ее вздрогнуть и осознать, что в отличие от Ани, у которой хоть и грязная, но одежда все-таки имелась, сама она одежды не имеет. А между прочим с ними есть еще мужчина и он ей не жених и даже не родственник.
    - Ой. - Лисса сделала попытку прикрыться руками. Только не знала, что в первую очередь стоит прикрывать, а потому села на землю и, сжавшись улиткой, обхватила колени, притянув их к подбородку.
    - Что? - Аня с трудом открыла один глаз, мигом оценила бедствие подруги и потянула с себя футболку.
    - Надень обратно! - Вспылил Славий, до этого сгребавший в одну кучу весь сушняк, какой смог найти на островке. - А тебе я рубашку дам.
    Он до этого успел снять кольчугу и теперь не без труда содрал с себя мокрую рубашку и швырнул в ее сторону. С громким…чавк… комок грязной ткани упал ей на голову. Понимая, что это лучше чем ничего, Лисса оделась и, не выдержав, расхохоталась. Разрез на вороте доходил ей до пупка, и никакая завязка не спасала положения. Длинны хватало, чтобы едва прикрыть попу, оставляя открытыми исцарапанные и измазанные илом ноги.
    - Харе ржать. - Буркнул воевода, старательно отводя взгляд от ее коленок.
    - Не пыхти Славий. - Сквозь смех выдавила Анюта. - Лиссечка, вид отпадный. Жаль здесь некому его по достоинству оценить.
    При этом она удостоила Славия таким красноречивым взглядом, что Лисса опять захохотала. Действительно вид у воеводы был такой, будто он готов провалиться в самую глубокую трясину, лишь бы не терпеть насмешки двух полуголых девиц. И ведь ничего им в ответ не скажешь, что у одной, что у другой есть, на что посмотреть. Причем обе прекрасно об этом знают.
    Хорошего понемножку. Отсмеявшись Лисса, наконец, обратила внимание на окружающую их действительность. Действительность оказалась до того удручающей, что стразу же расхотелось на нее смотреть.
    Во все стороны, простиралось одно сплошное грязное болото. В надвигающихся сумерках его края терялись в подступающем со всех сторон тумане. Лишь с одной стороны виднелся лесной массив, черной полосой окаймляющий берег. А так кругом вода, осока, кое-где камыш, там, где вода переходила в небольшие островки суши. Чахлые деревья, которым не суждено вырасти до нормальных размеров, еще больше нагоняли тоску. И над всем этим огромное небо, по которому плыли низкие тучи. Неужели, в довершение ко всем их бедам, еще и дождь пойдет? Хорошо сейчас лето, а не осень. Иначе бы уже давно стемнело.
    Махнув рукой, Лисса обернулась. Славий к этому монету собрал весь сушняк до которого смог добраться не слишком углубляясь в болото, и притащив последнюю охапку веток, кинул поверх уже довольно приличной кучи.
    - До леса сегодня не дойдем. А ночью по болоту лучше не шататься. Так что ночуем здесь и пойдем с рассветом. Аня, будь добра запали, у меня нет огнива.
    - Без проблем. - Девушка дохнула. Из ее рта вырвалась струя пламени как из огнемета и дрова, словно их полили бензином, тут же задались огнем.
    - Ух ты. - От удивления воскликнула Лисса. - А что еще ты можешь?
    При этом она придвинулась к огню так близко, насколько было возможно терпеть его жар. Пережидать ночь в тепле, да еще со светом не так уж плохо… наверное. Главное не оглядываться на болото, а то от одного взгляда на его бескрайнюю ширь становилось жутко.
    - Что еще? Могу змием обернуться. - И видя полное непонимание на лице подруги, пояснила. - В этом мире так драконов называют. Помнишь сказку про Илью Муромца и Змея Горыныча? Так вот мы с Кошем его ближайшие родственники.
    - Врешь. - Лисса не могла поверить, что ее подружка, которую она знала без малого три года, дракон. Или змий как она себя только что назвала. Кстати, а в чем разница? Надо будет потом не забыть спросить. А то вдруг это принципиально?
    - Да ну брось, когда это я тебя обманывала?
    - Так мы полетим отсюда? - Обрадовалась Лисса, что не придется ночевать на болоте, а поутру через него пешком тащиться.
    - Боюсь, что нет. - Аня покосилась, на воеводу. - Славик в жизни не сядет женщине на шею. Он же мужжжжчинааа.
    - Тьфу, на тебя ведьма. - Сплюнул Славий. Развернулся и ушел от них на другой край острова, то есть на пять метров и, усевшись на кочку, приставил к глазам козырьком ладонь, вглядываясь в кромку леса. Что он там высмотреть хотел непонятно. Ни черта ж не видно.
    - Дурак, такой же, как его царевич. - Аня усмехнулась. - Я не ведьма, а колдунья. И не вижу в том ничего плохого.
    Лисса во все глаза смотрела на подругу, чувствуя, как кислая зависть начинает разъедать душу.
    - Я тоже хочу стать колдуньей. - Вдруг выпалила она от переизбытка чувств, чуть не кинувшись к подружке, умоляя взять в ученицы.
    - Ты не сможешь. Тебе ведуньей быть.
    - А в чем разница? Ведьма, колдунья, это ж одно и то же.
    - Не скажи. - Аня тоже подсела к костру ближе. - Ты светлая, твоя сила от природы идет, от стихий и живых духов. А мне подвластна смерть, влияние на сознание и потусторонние силы.
    - Прямо джедаи какие-то. Мы хоть драться с тобой не будем? Ну, там силы добра и зла?
    Аня вскинула на нее совиные от удивления глаза.
    - Лисска ну ты даешь. Какое добро, какое зло, мы все дети одного мира. Просто разные силы будут нам в помощь вот и вся разница. Славий скажи.
    Славий не ответил. Лишь напрягся, но с места не двинулся, и даже не обернулся.
    И тут в небе где-то над лесом громыхнуло. Начиналась настоящая гроза. И когда над ними разверзлись небеса, и хлынул ливень, потушив костер, Славий вернулся сел рядом, и, обняв девушек за плечи, притянул к себе, пытаясь согреть своим телом.
    - А может, полетим? - Лисса, безуспешно пыталась спрятать голову под рукой мужчины, но почувствовав, что ему неудобно бросила свои попытки.
    - Теперь уже нет. - Аня тоже никак не могла умоститься подмышкой Славия. Они шатали его во все стороны, но мужчина стоически терпел измывательства, давая им возможность удобно устроиться. Сидеть то долго, до самого утра.
    - Почему?
    - Потому что ночью летать над болотом небезопасно для одинокого дракона.
    - Но почему? - Лиссе все было интересно, и ей очень не нравился расстроенный голос подруги.
    - Ты глянь на небо, сразу поймешь.
    Лисса высунулась из укрытия, и, не обращая внимания, что по лицу струями бежит вода, всмотрелась в почерневшее от грозы небо. Там среди туч, мелькали черные тени, до того большие, что не спутаешь ни с какой птицей. Да и не летают птицы в ливень. Лиссе показалось, что она слышит хлопанье крыльев, но из-за постоянных громовых раскатов не была в этом уверена.
    - Кто это?
    - Нетопыри. - Вместо Ани ответил Славий и тоже поднял лицо, чтобы глянуть на кружащихся монстров.
    - Вампиры? - Не поняла Лисса, чувствуя, как внутренности у нее холодит уже от страха, а не от дождя.
    - Нет, вампиры сухопутные твари, а эти с крыльями. И охотятся стаями, тогда как вампиры одиночки.
    Словно в подтвержденье слов мужчины, три тени спикировали вниз. Одна с плеском ушла под воду, тут же вынырнула, неся в задних лапах что-то белесое, до жути похожее на человеческое тело. Часто хлопая кожистыми крыльями поднялась в воздух. И тут две твари, что кружили рядом, ринулись вырывать трепыхающуюся добычу, при этом разорвали тело на части и разлетелись в стороны, каждый со своим куском.
    Из-за спины, раздался дикий вой, частые всплески, и чавкающие звуки мокрых крыльев, с которых слетала грязь. Лисса обернулась. Вокруг них шла охота. Нетопыри ныряли под воду, вытаскивали белесые тела, взлетали и разрывали на части вместе с другими сородичами.
    - Какой ужас. - Онемевшими губами прошептала она, вжавшись в Славия с такой силой, что чуть не повалила его на спину. Но он усидел, прижав к себе еще крепче. - Кого… - она запнулась, -… кого они едят?
    - Упырей.
    - Вампиров?
    - Да что ты прицепилась к вампирам? Упырь он и есть упырь. Нежить живущая в болоте. По ночам людей утаскивают и тоже едят, правда не живыми, а ждут пока утонут.
    - А днем?
    Все что угодно, только бы не видеть, что творится вокруг. Жаль, что нельзя не слышать. Вокруг раздавалось бульканье, чавканье, хлопанье крыльев, шум грозы и вой, переходящий в несвязанные вопли, но кричали не люди, и от этого было еще жутче. От взболомученного болота несло гнилью, тлением и сероводородом.
    - Днем нет. Эти твари света божьего боятся. Потому сидят глубоко под илом, но сейчас вечер, небо тучами затянуто, вот они и повылазили, и нетопыри вылетели на охоту, хотя тоже свет плохо переносят.
    - Значит днем не опасно?
    - Боле менее. - Славий сжал их с новой силой. - Если быть очень осторожным.
    - А почему на нас не нападают? Мы же, как жуки на плоском блюде со всех сторон видны?
    - Об этом ты у Аньки спроси. Она у нас по всякой нежити мастерица.
    - Ань? - Лисса сама удивилась, насколько жалко прозвучал ее голос, но ничего не могла с собой поделать, страшно так, что самой хотелось выть и скрести ногтями землю.
    - Я поставила охраняющий от нежити контур. Так что сидим компактной кучкой, у него радиус невелик. - Она виновато пожала плечами. - На больший не хватило сил. Слишком долго не практиковалась в колдовстве.
    Лисса чуть ли не обвила руками и ногами воеводу, тот дернулся и чуть не повалился на бок.
    - Тише, ничего с нами не случится. Если надо я встану и буду до рассвета их мечом гонять.
    Лисса ничуть не успокоилась от этих слов. Наоборот, перед глазами встала страшная картина, как контур перестанет их ограждать, сделав видимыми для всяких гадов. И могучий витязь, с одним мечом отбивается от нетопырей, но и его сила иссякает и вот три твари поднимают его в воздух и там рвут на части, а он кричит… кричит…
    Удар увесистой оплеухи привел ее в чувство, заставив закрыть рот и осознать, что это она кричит от страха.
    - Хочу домой. - Зарыдала Лисса.
    Славий промолчал. Только прижал ее лицо к своей груди и стал гладить огромной ручищей по мокрым волосам.
    Рядом тихонько вздохнула Аня.

Глава 4


    Поспать этой ночью им так и не удалось. И хотя по времени Лиссы она не спала уже полтора суток, никакие силы не могли заставить ее сомкнуть глаза, пока вокруг творится такое. И дождь тут был совершенно не причем.
    Ближе к полуночи нетопыри закончили охоту и всей стаей улетели вглубь болота.
    - Хорошо не к лесу. - Славий повел плечами, разминая затекшую спину, но хватки не ослабил. Да и девушки бы ему не дали. Пусть только попробует их отпустить.
    - У них там гнездо. Они его не бросят. - Аня клацала зубами от холода, поэтому ее слова звучали невнятно и очень тихо.
    А может, она просто не хотела привлекать внимания других монстров? Скорее всего. Стоило нетопырям исчезнуть, болотное месиво забурлило, и из его глубин полезли упыри. От ужаса Лисса зажмурила глаза, но потом усилием воли заставила себя смотреть. Врага надо знать в лицо. И если она собирается жить в этом мире, лучше знать какие опасности он в себе таит.
    Неожиданно прямо у их острова зашевелилась кочка, приподнялась, и из-под нее вылез упырь. Лисса едва заставила себя сидеть неподвижно. Только пальцы ног поджала, не смея шевельнуть даже ступней, чтобы не привлечь внимания чудовища.
    Упырь действительно походил на человека. Туловище, руки ноги голова, разве что половых признаков не видно, но что-то подсказывало ей, размножаются они не как люди. Лысая голова, вертелась из стороны в сторону вынюхивая добычу. Рот кружочком с торчащими по периметру острыми, как иглы зубами, нос клапаном, и глаза огромные и черные как дно болота. Кожа гладкая, склизкая и блестящая. Пальцы рук и ног длинные с перепонками, поэтому упырь по суше передвигался по пластунски и вскорости уполз, опять нырнув в болото.
    Лисса запретила себе шевелить даже глазами. Потому как рядом с ними то и дело всплывали эти монстры. Замирали, приглядываясь и принюхиваясь к чему-то, а потом стремительно, поднимая тучи брызг, кидались на лягушек, змей и мелкую рыбешку, тут же сжирая ее, и возобновляя охоту.
    - Аня, твоей силы хватит прикрыть нас до утра? - Лисса говорила очень тихо, едва шевеля онемевшими от холода губами.
    Она понимала, что ответ ей, по сути, безразличен. Если нет, то все равно Аня без колдовства не сможет ничего сделать. Но все равно хотелось знать, чтобы в случае чего успеть прочитать молитву, прежде чем она найдет упокоение в желудке упыря. Уж лучше б утонуть в болоте, все не так страшно чем это.
    - Хватит, только постарайся дрожать не так сильно, качает.
    Лисса вымученно улыбнулась. У Ани еще хватает сил на шутки. Но как ни странно, именно неуместность юмора, когда кругом так страшно, подействовала на нее успокаивающе. Правда дрожать мелкой дрожью так и не перестала. Это было выше ее сил. Окоченевшее от холодного дождя тело, не слушалось мысленных позывов, пытаясь, таким образом, хоть чуточку согреться.
    Ливень прекратился лишь под утро, когда черное небо начало сереть и над горизонтом появился разрыв в тучах, явив взору полосу чистого неба, залитого розовым светом восходящего солнца. Сразу же поднялся туман, скрыв безрадостную картину. Но это уже не играло никакой роли. Того, что Лисса увидела этой ночью, она вовек не забудет, а так всего лишь придется подождать, пока он рассеется, чтобы как можно быстрее убраться из гиблого места. Еще одну ночь с упырями, она просто не выдержит.
    Всплески на болоте стихли, это упыри, испугавшись солнца, скрывались во тьме трясины. Где-то вдалеке прокричала птица. Тут же раздался всплеск, и все стихло. Съели птичку, поняла Лисса, и почему-то именно эта последняя бессмысленная смерть стала особенно обидной.
    Всхлипнув, она разрыдалась, уткнувшись в плечо Славия, бывшее и так мокрым.
    - Лисса, ты чего? - Всполошилась Аня. С трудом, вставая на ноги, девушка потянулась, разгибая онемевшее за ночь тело. - Все же обошлось.
    - Я знаю. Это нервное, не обращайте внимания.
    Славий осторожно убрал руку с ее плеч, Лисса поняв намек, отстранилась и утерла слезы, встал и тоже потянулся.
    - Костер не развести. - Он с сожалением посмотрел на мокрые ветки и неслышно растворился в тумане.
    - Куда он? - Всполошилась Лисса, глядя в окружающую их серебристо серую дымку.
    - Освежиться. - Хмыкнула наглая подружка. - Да и нам, не мешает умыться, Лисска ты идешь? Или будешь делать лужу прямо тут?
    Краска бросилась в лицо, заставив Лиссу смущенно отвернуться от подруги. Вот еще одна проза жизни. И хотя в детдоме бывали ситуации похуже, за годы веселой студенческой жизни она успела от этого отвыкнуть. Что ж, придется заново привыкать. С этой грустной мыслью она встала, и плетясь за Анькой, хотя куда тут идти, весь островок в диаметре метров пять.
    Переборов смущение, и мысленно возблагодарив туман, за нежданную подмогу. Лиса набралась храбрости зачерпнуть воды и поплескать себе в лицо, типа она умылась.
    - Ань, а как мы по болоту пойдем? - Ее передернуло от жути. - Там же упыри сидят.
    - Днем они не опасны.
    Вот странная манера. Всю ночь их полоскал дождь, а поди ж ты, привычка по утрам чистить зубы все равно толкает к воде, как будто мало ее вылилось им на головы. Но Лисса так и не смогла перебороть омерзение и заставить себя прополоскать рот. Аня, тоже зачерпнув пригоршней воду, долго смотрела на нее и плеснула себе в лицо.
    - Но лучше уломать Славия на полет. Мне тоже не хочется тащиться через все болото, тем более что через него может и не быть тропы.
    - Ты знаешь это место? - Лиссу, наконец, пробрало любопытство. Надо же узнать хоть что-нибудь об этом мире.
    Аня долго всматривалась вдаль. Лучи рассвета прорезали пелену тумана и он, клочьями зависая над водой, медленно таял, открывая взору все ту же безрадостную картину.
    - Нет, - девушка тряхнула головой, и решительно встала с колен. - Ну что Славий? - Аня обернулась и нашла взглядом воеводу.
    Славий, как и она до этого, смотрел на кромку леса и вид у него был не очень радостный. Видимо представил, сколько им до него топать и тяжело вздохнул.
    - Полетим или пешком пойдем? - Голос у Ани наоборот был весел. Она смотрела в спину воеводы и ее глаза искрились, а губы прошептали тихо. - Ох уж эта мужская гордость.
    Но Славий ее услышал.
    - Да нет. - Мужчина махнул рукой, отгоняя ее нелепое предположение. - Обычная предосторожность.
    - О чем он? - Лисса дернула подружку за майку. Она все еще стеснялась обращаться к воеводе напрямую. Странный мужчина. Вроде и ведет себя дружелюбно, а все равно словно между ними стоит стена по имени Ванюша.
    - Ох ты ж. - Выдохнула Аня, и лицо ее стало мрачнее той тучи, что медленно наползала с горизонта, грозя к обеду опять затянуть небо серой пеленой. - Если скроет солнце, могут напасть нетопыри, а против стаи я не выстою. Прости Лисска, но полет отменяется.
    - А ну потопали девочки, и очень быстро.
    Славий натянул кольчугу прямо на голое тело, приладил меч за спину и, не глядя, идут они за ним или нет, уверенно пошел по болоту, утопая в жиже по щиколотку, а иногда и по колено. Аня рванула за ним следом, пока круги на воде не растеклись, сгладив следы. Лисса тоже решила, что одной ей делать на болоте нечего и не заставила себя долго ждать.
    Омерзение оттого, что голые ступни погружаются в воду и ил препротивно скользит между пальцев, Лисса преодолела очень быстро. Его сменил страх, что под этим илом прячутся упыри, и если случалось, что ноги погружались выше колен, она, чувствовала, как холодные ручонки хватают ее за щиколотки. И тогда никакая сила не могла заставить ее сдержать истошный визг, с которым она выпрыгивала из воды и уносилась вперед, доводя до припадочного смеха Аню и воеводу.
    - Василиса, ты так шумишь, что распугала всех упырей в округе. - Хохотал Славий - Угомонись и иди спокойно не то опять в трясину провалишься.
    Вот не надо было ему напоминать об этом. Едва слова мужчины сорвались с уст, как она, ойкнув от испуга, провалилась по пояс. Причем на том самом месте, где воевода и Аня прошли мгновение назад. Аня вскрикнула, Славий обернулся и, ухватив ее за шкирку, не без труда вытащил из воды и поставил на тропу рядом с собой. Но ноги, словно заколдованные стали опять погружаться в тину.
    - Помогите. - Пискнула она, от страха отчаянно цепляясь за мужскую руку.
    - Что за бес с тобой творится Василиса? - Славий опять выдернул ее и поставил так близко от себя, что Лисса грудью уперлась ему в кольчугу. Мужчина вздрогнул, от столь близкого соседства с практически голым девичьим телом, покраснел и хотел отступить, но она вцепилась в него, не желая терять надежную опору.
    - Стой, где стоишь, не хватало еще из-за твоего смущения сдохнуть. Да я, если хочешь знать, голой пойду по проклятому болоту, лишь бы выбраться отсюда.
    - Лисса, ты…
    Аня не успела закончить сою мысль. Ил под ногами вдруг исчез, в глубине промелькнуло ухмыляющееся лицо упыря, и Лисса ухнула в глубину, сразу погрузившись с головой под воду. Чудовищным усилием воли она сдержала крик ужаса, сохранив в легких воздух. Дикий, животный страх быть съеденной заживо заставил ее руками и ногами отбрыкиваться от хватающих ее со всех сторон перепончатых лап. Кому-то нехило перепало, так как на мгновение она почувствовала себя свободной и со всех сил рванулась вверх. И тут ее больно, разодрав кожу на боках и груди, обхватили гигантские когти и вырвали из болота.
    Нетопыри!
    Ужас застлал разум, мешая связно мыслить. Лисса рванулась, из последних сил стараясь разжать когти, не соображая, что они раз в двадцать больше нетопыриных, в каждую секунду ожидая, что ее разорвут на части.
    - Не дергайся, не удержу. - Громыхнуло с неба.
    - Аня? - Превозмогая боль в сдавленных ребрах, Лисса задрала голову и увидела над собой грудь красного дракона, изящную вытянутую шею и огромную клиновидную голову. - Офигеть у тебя вид подруга.
    Дракона громыхнула смехом, исторгнув из раскрытой пасти струю пламени, по меньшей мере, метра три. И сильнее замахав крыльями, устремилась к лесу.
    - Йййййяяяяяя! - Жуткий нечеловеческий визг толпы разъяренных женщин разнесся над болотом.
    Славий рванул бегом, к лесу. За ним по пятам, выпрыгивая из тины, неслись зеленые бестии, которым само солнце было сугубо параллельно. Существа, состоящие сплошь из мха и водорослей, нагоняли витязя. Высоко подпрыгивая, они метились прыгнуть ему на спину, вцепиться в волосы, ухватить за ноги.
    - Болотные кикиморы. Так вот кто под тобой тропу проваливал. Тогда как мы со Славушкой преспокойно на ней стояли. - Басисто поведала подруга. - Похоже Лисска, кто-то сильно не рад твоему приходу в этот мир.
    - Будто у меня был выбор. - Буркнула Лисса, уже почти не обращая внимания на боль во всем теле. - Могу и вернуться. У меня, между прочим, еще два курса остались недоучены.
    - Гы…хм… да кому нужен тут твой университет. Вот магии тебе действительно стоит поучиться. Ох ты ж ешкин кот.
    - Йййиии! - Не хуже кикиморы завизжала Лисса, когда Аня заложила крутой вираж, заворачивая обратно, резко снижаясь над болотом. И только сейчас увидела, что вместо воеводы на болоте высится шевелящаяся и визжащая на все лады куча мала из зеленых тел.
    - Лисска держись. - Дракона разжала когти.
    Лисса от неожиданности не успела сгруппироваться и рухнула в воду попой вниз отбив о корягу себе копчик.
    - Гр…ё…ых… - Только и смогла вымолвить она, не делая попыток встать. Ноги отнялись, и никакого дыхания не хватало, чтобы сдержать рвущиеся из груди крик. Больно же, черт возьми.
    Аня, заложив крутой вираж, как напалм прошлась над кучей малой, подпалив кикимор.
    - Убью! - С ревом раненого буйвола Славий вырвался из цепких ручонок болотных монстров, меч замелькал с такой скоростью, что голубая сталь окружила его наподобие сферы. За минуту расшвырял кикимор, а потом опять рванул бегом, на ходу схватив Лиссу за руку, и дернув за собой.
    Они неслись по болоту с такой скоростью, что ноги едва касались поверхности воды. Рука воеводы от ила и еще чего-то, Лисса отогнала мысль, что это кровь кикимор, иначе бы тут же хлопнулась в обморок, на радость упырям, была липкой, но она вцепилась в нее с такой силой, что оторвать ее от Славия можно было только вместе с его рукой.
    За спиной опять послышались крики, и к ним примешивался вой выползающих со дна упырей, так как паскудная туча выбрала именно этот момент, чтобы закрыть собой солнце.
    Лиссе очень хотелось спросить, почему они не летят на драконе, тогда их никакой гад не достанет. На ее взгляд Аня была достаточно крупной, чтобы уместить на себе и ее и Славия, но понимала, что если откроет рот, то собьет дыхание и до леса точно не добежит.
    Аня парила над ними, с помощью огня расчищая дорогу от упырей и сжигая кусты, камыш и прочие колючки. Лисса машинально отметила, что быть она сухой, а не мокрой с ног до головы, гореть ей как вон та березка, чьи листья почернели, а веточки скручивались, превращаясь в сизый пепел, разносимый ветром гонимым, взмахами огромных крыльев.
    Неожиданно земля под ногами стала тверже, лес стеной встал на пути и они со Славием на всей скорости врезались в эту стену, раздирая подлесок и кусты, устремились в самую чащу. Дракон взмыл вверх, заходя на новый круг над болотом, чтобы дать последний залп огня.
    Так их Анька, жечь гадов. Со стороны болота послышались затихающие предсмертные крики, и внезапно все стихло. Осталось только хлопанье гигантских крыльев дракона, шелест крон над головой и громко бухающее в висках сердце.
    Дыхание со свистом вырывалось из легких, обжигая горло. Сосны мелькали перед глазами, калейдоскопом сменяя друг друга. Славий пер на пролом с прежней скоростью, словно это не он только что пробежал марафон с препятствиями по болту. И ее тащил за собой дальше в лес, пока силы не покинули ее. Лисса споткнулась и рухнула на колени, чуть не вывихнув себе плечо. Славий так и не отпустил ее руку. Остановился, только почувствовав, что она упала и волочится за ним, дрыгая ногами.
    - Я больше не могу. - Свистящим шепотом выдохнула она, не имея сил встать с земли. Грудь горела огнем, ноги дрожали, отказываясь повиноваться. Бок пульсировал нестерпимой болью, словно туда пырнули ножом. Но Славия это не волновало.
    - Вставай, болото слишком близко. Или хочешь пойти на корм упырям? - Не слишком ласково мужчина вздернул ее на ноги, и пока она опять не рухнула, поволок за собой, правда уже не так быстро.
    Чем дальше они уходили от болота, тем более дремучим становился лес. Деревья превратились в настоящие исполины, полностью скрыв небо и тот немногий свет, что пробивался сквозь тучи. То и дело приходилось перебираться через валежины покрытые мхом и заросшие пышными папоротниками. Или обходить заросли крапивы, через которые Лисса отказывалась пробираться напрямик.
    Вообще все было не так плохо, если бы она не устала как собака и не изнывала от боли в исцарапанном теле, мечтая об одном, упасть и умереть на месте. Поэтому лес промелькнул как калейдоскоп картинок. Усталое сознание лишь выхватывало отдельные куски из общей картины. Мрачные сосны перемежались раскидистыми дубами. И тогда под ногами настил из опавшей пожелтевшей хвои сменялся зеленой травой, холодящей босые ступни. Мелькнула светлая березовая роща и ясная поляна за ней, покрытая цветами, но Славий прошел мимо, с каждым шагом все дальше уводя ее от болота. Вскоре они вышли на просторный луг, и Лисса задохнулась от восхищения. Вдохнув полной грудью медовый пьянящий аромат цветущего разнотравья, она упала лицом в траву, распугав всех бабочек.
    - Если хочешь идти дальше, тебе придется меня нести. - Сил подняться уже не было. Их не было даже на то чтобы повернуть голову и посмотреть, чем занят мужчина.
    Славий сел рядом с ней, и выпустив из рук меч, который так и не успел убрать за спину, взялся вытирать его пучками травы от зеленой слизи.
    - Дракону в лесу нас не найти, а здесь мы как на ладони и Аня не пролетит мимо. Подождем ее и пойдем дальше. До ночи надо уйти как можно дальше от болота.
    Лисса ничуть не сомневалась, что Аня скоро явится. Действительно луг был настолько большим, что даже в своей драконьей ипостаси ей будет легко садиться. А умница все-таки Славий. Не только о ней заботится, но и об Анюте. Тут мужской кулак пихнул ее в бок, заставив вздрогнуть и отвлечься от созерцания муравья, несущего на спине гусеницу и поднять взгляд на воеводу.
    - Помоги кольчугу снять, мне самому не управиться.
    Лисса села, подтянув под себя ноги, и только сейчас поняла, что не только ей досталось. Кольчуга на спине мужчины была порвана в нескольких местах, словно ее вскрывали ножницами по металлу. Отдельные кольца впились под кожу и при попытке снять кольчугу, вырвутся вместе с кусками мяса. Ей вдруг резко поплохело. Даже когда у нее брали кровь из пальца, она умудрялась хлопнуться в обморок, на потеху всем медсестрам, вынужденным приводить ее в чувство с помощью нашатыря. А тут целая спина, покрытая ранами с рваными краями, заполненными черными сгустками начавшей запекаться крови.
    Она не могла сказать, что за сутки знакомства, успела изучить Славия. Они даже не разговаривали толком, так перебросились парой слов. Но что-то ей подсказывало, если бы он мог справиться сам, не стал бы просить о помощи. Плюс к этому дважды спасенная им на болоте жизнь и Лисса не посмела смалодушничать и отказаться.
    - Только, пожалуйста, не шевелись.
    Сглотнув тошнотворный ком, подкативший к горлу, она с силой сжала зубы, и дыша ртом, чтобы от запаха крови не стошнило, взялась дрожащими пальцами вынимать из тела мужчины впившееся в него железо. Чувствовала она себя при этом чуть ли не Джеком Потрошителем. Хорошо Славий внял ее предупреждению и сидел неподвижно, замерев как каменное изваяние. Не вздрагивая даже тогда, когда ей ничего не оставалось кроме как дернуть кольцо, прорывая кожу. По-другому его было не изъять.
    - Надо промыть раны. - Она решила не молчать, чтобы отвлечь мысли от того, что делали руки. - Как думаешь, здесь есть поблизости ручей?
    - Закончишь, пойдем, поищем.
    - Бог мой, он еще и идти куда-то собрался. Да на тебе места живого нет.
    - Царапины ерунда. - Славий оглянулся, чтобы ободряюще ей улыбнуться. - Только надо промыть иначе шрамы останутся… Эй, девушка, не падай в обморок.
    Лисса сморгнула, начавшую застилась сознанье, пелену. И встретившись взглядом с серыми глазами мужчины, вспыхнула от злости. Что за чурбан бесчувственный. Как можно быть таким беспечным. Да наверняка, к завтрашнему утру, вся спина воспалится, сколько грязи с болота попало в открытые раны. А ему шрамы, видите ли, останутся.
    - Все, можешь снять.
    Лисса не стала ждать, пока воевода снимет кольчугу. Если она увидит, как он дерет ей себе спину, точно в обморок упадет. А так запах трав, пока она шла по лугу, лаская ладонями колышущееся цветущее море, помог ей успокоиться, и посмотреть на ситуацию совершенно по-другому.
    Какое ей собственно дело до чувств Славия. Нравится ему разыгрывать из себя терминатора, нечувствительного к боли, флаг руки и скипидар в клизму. Тут она не выдержала и хихикнула. Воевода вдруг представился ей эдаким, богатырем былинным, способным ударом кулака разрушить гору, как он разломал шкаф у них в общаге, и одним глотком выпить море. Что за чушь. Обычный мужчина, боящийся сыграть труса перед девчонкой.
    А что это он там делает? Лисса повернула обратно и, подойдя к Славию, застала его за непростым делом. Укоротив свои штаны до колена, наподобие бриджей, воевода пытался достать себе за спину и обрывками ткани стереть с нее кровь.
    - Совсем рехнулся? - Лисса отобрала у него грязнючие тряпки. - Заражение крови захотелось получить? Давай, вставай, пошли ручей искать иначе сдохнешь тут без антибиотиков и пенициллина.
    - Какая суровая дивчина. - Славий косо посмотрел на нее снизу вверх, но не стал спорить. Поднялся, и как миленький пошел следом за ней к кромке леса.
    - Ой, - спохватилась Лисса. - А если Аня пролетит мимо, а нас нет? Где мы ее потом искать будем?
    - Хм. - Хмыкнул Славий, и, отломав от ближайшего дерева большую ветку, Лисса с ужасом заметила, как раны на его спине от предпринятых усилий опять открылись, и заковылял обратно.
    Она за ним, готовая в случае чего поддержать, если он рухнет. Хотя реально не представляла, как удержит такую махину. Росту в мужчине было два метра с лишним, и веса килограмм сто двадцать, причем ни капли жира одни стальные мышцы на стройном поджаром теле, да-да, пощупала она его немножко, пока выковыривала из спины кольчугу, не смогла отказать себе в удовольствии исследовать столь удивительный экземпляр гомосапиенса. На Земле такие вымерли одновременно с динозаврами и больше не возрождались, несмотря на все стероидные добавки культуристов.
    Славий тем временем, вернулся к месту, где бросил свою кольчугу, натянул ее на палку и воткнул посреди поля как огородное пугало.
    - По запаху прилетит или блеск заметит. - И заковылял обратно к лесу, скрывшись в его чаще, а Лисса так и осталась стоять посреди луга, глядя на монумент человеческой глупости.
    Догнав Славия, стукнула мужчину по плечу.
    - Совсем сдурел? На запах крови из леса дикое зверье примчится. Будет им обед. С твоей спиной-то.
    Славий улыбнулся, ничуть на нее не обидевшись. Еще бы. Для него ее удар легче комариного укуса, а учитывая, что ему приходится терпеть боль в спине, то мог вообще его не заметить.
    - Не… будет обед для Ани. Змии, они много жрут. Хорошо не часто, а то бы все стада повывели. Вот бы медведь из дубравы вышел. Глядишь, и нам бы жареного мяса перепало.
    Лисса поперхнулась еловой иголкой, которой пыталась зажевать голод. До сих пор вопрос питания крылатых змиев как-то не возникал. Им с Анькой вполне хватало сковородки жареной картошки с салом на три дня. Эх… где она та картошка, да еще с салом…
    Но вместо вожделенного шкварчащего полупрозрачного сала на сковородке, представилась картинка, как медведь обнюхивает кольчугу, траву, заляпанную кровью, мечтая поживиться глупыми людишками, ну а если не людоед, то прогнать их со своей территории, а тут Аня с неба дых огнем… вот и сжарился мишка. От мысли о еде, пуще того о жареном мясе, причем натуральном (угу вместе со шкурой, нечищеными зубами и серными пробками в ушах) без всяких ускорителей роста и вколотых гормонов раздувающих его словно дрожжи, рот сам собой наполнился слюной, а желудок издал голодный рык. Ему вторил рев в животе мужчины. Лисса окинула взглядом его фигуру, мысленно перевела вес в количество ежесуточно потребляемых калорий и поняла, что одного медведя на завтрак будет мало. Этот лось сам съест половину. Вторую Аня, а ей как всегда достанутся рожки, так Лисса не тупи, у медведей нет рогов, только уши. Угу а тебе достанется язык… тоже нечищеный. Фееее.
    - Только вряд ли. - Продолжал рассуждать Славий, делая вид, что не замечает ее взглядов. - Присутствие змия разгонит всех хищников, и вместе с ними дичь на десяток миль вокруг. Так что будем голодать долго и со вкусом.
    Лисса мысленно помахала улепетывающему, от страха быть съеденным Анькой, мишке и философски изрекла, стараясь не показать своего разочарованья.
    - Зато можно ночью спать спокойно, никто не нападет.
    - Это точно. - Славий выдохнул с таким чувством, что Лисса невольно улыбнулась. Похоже, он тоже успел мысленно вонзить зубы в сочный кусок жареного мяса, и так же мысленно попрощаться с ним как это сделала она. - О, вот и ручей нашелся.
    - Где? - Лисса завертела головой по сторонам и смогла увидеть блестящую ленту воды, на дне оврага только когда Славий скатился по склону вниз и плюхнулся поперек течения, тут же образовав мутную запруду.
    - Спускайся осторожно, склон скользкий. - Предупредили ее, но поздно.
    Пятки поскользнулись на глинистом склоне и Лисса с воплем упав на попу, поехала вниз, со всего маху влетев в начавшего вставать Славия, повалив его обратно.
    Из горла мужчины вырвался сдавленный рык.
    - Понятно, почему Кощей от тебя смылся. Понял, что с такой женой своей смертью не умрет вот и спихнул Ваньке, а тот дурак и рад радехонек.
    - Знаешь что! - Возмутилась Лисса, чувствуя, как от ледяной воды занемели ноги, почему-то оказавшиеся поперек колен мужчины.
    - Что? - Русая бровь насмешливо взметнулась, Славий с интересом ждал, что она скажет.
    - Ничего. - Буркнула Лисса, делая попытку встать, при этом, не сверкнув голым задом. То-то потеха будет.
    Мужчина заметил причину ее неуклюжести, мигом присмирел и, залившись краской по самые уши, отвернулся.
    - Прости, я не хотел, просто и так больно, а тут еще ты… словно нарочно, честное слово.
    Вот теперь он добился своего. Лисса почувствовала себя по-настоящему виноватой.
    - Давай, садись так, чтобы вода натекала на спину, а я помою, сам ты только хуже сделаешь.
    Славий сел, вытянув ноги по течению, и блаженно закрыл глаза, когда ледяная вода окатила спину, уняв боль.
    Лисса тщательно вымыла руки, оттирая их травой от въевшейся болотной грязи. Прополоскала куски штанин, пока они не стали чистыми, и пересев Славию за спину взялась аккуратными движениями, чтобы лишний раз не теребить раны, смывать с них грязь и запекшуюся кровь, пока из порезов не потекла чистая и алая. Она в какой-то передаче видела, что так надо делать, чтобы не дать грязи и микробам попасть внутрь. Отсутствие лекарств и в пределах видимости людского поселения, где можно раздобыть что-нибудь из народных средств не оставляли особых надежд на то, что Славий завтра будет здоров. О том, сколько микробов попадает в раны вместе с водой, она тоже старалась не думать, уповая на то, что в таком холоде они не водятся.
    Мужчина тяжело дышал, с силой сжав челюсти. На этот раз он не прикидывался, что ему все равно. Боль, наверное, была адская и Лисса постаралась быстрей закончить, наложив на спину опять промытые тряпки как компрессы.
    - Постарайся их не скинуть, пока не выберешься из оврага. Да и потом. Мало ли какую заразу разносят на лапах мухи.
    Славий облегченно выдохнул, поняв, что экзекуция осталась позади. И, не делая резких движений, выбрался из ручья на берег. Встал на колени, плеснул на лицо, зачерпывая пригоршнями воду, поливал голову, смывая с волос остатки болотной тины и зеленой слизи, залепившей волосы, когда он рубал кикимор. Еще раз сполоснул лицо, огладил русую бороду. И взялся мыть руки, грудь и очищать оставшиеся после обрезания штаны от въевшейся в них грязи, старательно делая вид, что не замечает Лиссу.
    Она же стуча зубами от холода, не спешила покидать ручей, боясь, что Славий увидит слишком много из ее и так практически голого тела. Одно дело плевать на приличия, когда тебя вот-вот съедят и совсем другое, когда они вдвоем в лесу, где ситуация так и навевает на определенные мысли. Вообще-то Лисса не думала, что ей стоит всерьез опасаться Славия. Не тот он мужчина чтобы взять женщину силой. Но мало ли что… и на помощь позвать некого. Разве что медведя… Или Змия…
    - Ой, а что вы тут делаете? - Грязное Анькино личико появилось над оврагом и тут же сморщилось. - Фууу сколько крови.
    - Аня осторожно…
    - Берегись…
    Одновременно вскрикнули Лисса с воеводой, но Аня уже катилась вниз по проторенной дорожке, истошно визжа от испуга. Плюх в ручей заглушил визг, исторгнув из горла подруги истошный вопль.
    - Ледяная, с…
    Славий скривился. И только сейчас заметил, что девушка, в отличие от хоть немного одетой Лиссы, совершенно обнажена. Видимо потеряла свои джинсы и футболку, а так же трусики и лифчик, когда экстренно отрастила крылья.
    - Вы тут… это…того… отмывайтесь, а я пойду. - Заикаясь, пробормотал он, краснея пуще вареного рака. И пулей вылетел с оврага, заставив подруг изумленно переглянуться и звонко захохотать.
    - Ты чего сидишь тут мокнешь? - Удивилась Аня, отодвигаясь от посиневшей от холода подруги. Ну, да, она тоже в нее врезалась как до этого Лисса в Славия. Видимо тут у всех одна дорога.
    - Ч…ч…чес..сть блю…д..ду. - Стуча зубами от холода, Лисса кое-как разогнула тело и, выбравшись из воды села на ветку, упавшую поперек ручья, превратившуюся в подобие скамейки. Только сидеть на ней было не очень удобно, из-за жесткой коры, и множества сучков. Для того, у кого зад голый, это представляло определенное неудобство.
    - О…о… это нужно. Только ты у нас со всего курса умудрилась остаться девственницей. - Хихикнула Анюта, от души плескаясь в воде, при этом, ничуть не смущаясь. Они и раньше вместе в бане мылись, а кроме них здесь больше никого не было. Только Лисса подозревала, что подругу и воевода бы смутил. В отличие от нее Аня особой стыдливостью не страдала, за что ее любили все мальчишки. Особенно когда она одевала вызывающе обтягивающие брюки, топы, которые лифчики или короткие юбки из-под которых порой выглядывали полукружия ягодиц.
    - Причем тут это? Просто Славий мне посторонний. Даже не друг, если на то пошло. Так случайно свалившийся на нашу голову мужчина. - Лисса постаралась, чтобы Аня за ее словами, как она наделялась прозвучавшими достаточно равнодушно, не заметила отчаянного смущения. Наличие девственности было для нее больной темой. Не то чтобы она нарочно пыталась ее сохранить. Попыток покончить с ней было много. Но все никак не могла решиться, ни с одним из тех парней, которые ей это предлагали. Те же, кто имел несчастье, нравится ей, влюблялись в лучшую подругу, стоило им ее хоть раз увидеть. Причем Аня никак их к этому не провоцировала, проявляя лояльность Лиссе.
    - Не бери в голову. - Аня махнула рукой, бесшабашно отметая проблемы. - Со Славием ты быстро подружишься, он классный парень, вот увидишь.
    - Ань, а сколько тебе лет? - Вдруг ни с того ни с сего спросила Лисса. И поспешила уточнить, чтобы ее вопрос не посчитали праздным любопытством. - Я ведь правильно поняла, что вы с Ваней и Славием давно знакомы?
    - Хм… - Аня уже почти закончила мыться и теперь сидя на траве, оттирала пятки, и вычищала грязь из-под ногтей. - Видишь ли, в этом мире люди живут несколько дольше, в среднем лет триста. Ну а если у кого открывается дар, необязательно магический, то и до тысячи живут.
    - Ого. - Лисса по-новому посмотрела на подругу. - А тебе сколько? Ты хоть мне в бабушки не годишься?
    - Гожусь. - Совершенно серьезно ответила Анюта, вставая и взбираясь по склону оврага. Помогла выбраться забуксовавшей Лиссе. И только тогда смогла посмотреть ей в глаза. - Мне сто восемь лет, Василиса, двадцать из которых мы с братом прожили в твоем мире.
    И не успела Лисса удивиться, как подружка сменила тему.
    - А что это за пугало вы соорудили? Я чуть не умерла со смеха, когда увидела. Ворон пугать вздумали?
    - Нет, Змия приманивали. Вернее одну Змиючку. - Улыбнулась Лисса. Правильно хорошего понемножку. Еще пара тройка таких вот откровений и можно идти сдаваться в местную психушку.
    Пока шли лесом, Лисса срывала ветки папоротника и взялась сплетать их вместе и только когда обернула вокруг подруги получившуюся плетенку, Аня поняла, что для нее соорудили подобие платья.
    - Ой, Лисска, что бы я без тебя делала.
    - То же что и всегда. - Расхохоталась Лисса, закрепляя с помощью травинок импровизированную одежку на плечах подруги. - Соблазняла всех мужчин подряд.
    Аня осмотрела свой наряд, в виде цилиндра опоясывающего тело от подмышек до колен и вместе с Лиссой покатилась со смеху.
    - В таком виде только лешего соблазнять или другую нечисть. - Отсмеявшись, проговорила Аня. - Но мне нравится. Жаль что завянет.
    - Ничего я тебе новый сплету еще лучше. - Лисса схватила подругу и потащила прочь из леса.
    Небо над их головами развиднелось и ей хотелось поваляться в траве на солнышке. Все-таки она здорово замерзла ночью под дождем, а тут еще вынужденное купание в ледяном ручье приключилось.

Глава 5


    - Ань, он, что смылся? - Лисса обвела недоуменным взором луг, ища воеводу, но он, словно сквозь землю провалился.
    Аня, распластавшись на траве, обновляла загар, используя вместо ультрафиолета в солярии, ласковое солнце.
    - Брось, Лисска. Никуда он не денется. Ему же за тебя ответ перед царевичем держать. Прогуляется по лесу, и вернется. Может, дичь какую словит, а то есть охотаааааа. - Девушка с подвыванием зевнула, едва успев прикрыть рот ладошкой, и закрыла глаза с явным намерением поспать.
    Лиссе вспомнился виртуальный жареный медведь, и она тяжело вздохнула. Есть действительно хотелось и даже очень. Но все равно странно. Куда может деться раненый человек?
    - Ань, а если ему плохо станет. Ты бы видела, во что эти твари превратили его спину. На ней живого места нет.
    - Лисс, тебе делать нечего кроме как стенать? - Аня приподняла голову со сложенных рук и выгнулась в спине, чтобы глянуть на подругу. - Вернется Славий, никуда не денется. Что до его ранений, так если сразу не свалился, то и дальше с ним ничего не будет. У него, дар воина. Иначе не взяли бы в царскую дружину. И если он в свои годы сумел дослужиться до воеводиного чина, то какие-то порезы для него залечить на два чиха. Может он этим сейчас и занимается. Регенерация, знаешь ли, не очень приятная штука, как по ощущениям, так и по виду. Лучше ложись, позагораем, а то белая как немочь, выйдем из лесу, народ запугаешь. Подумают, мертвячку за собой веду.
    Лисса улыбнулась. Аню понесло. Сколько лет молчать о принадлежности к другому миру, а тут можно сказать сам бог велел просвещать неразумную. Что ж будем слушать. Все равно другой доступной информации пока нет, так что надо использовать редкие откровения подружки.
    Но на этом Анины откровения закончились, и девушка попросту уснула. Лисса подумала, подумала и решила последовать ее примеру. Все равно до возвращения Славия заняться нечем. Стянув изрядно потрепанную воеводину рубашку, и разложив на траве сушиться, она растянулась рядом с подружкой.
    Аня не права, после ежегодных добровольно принудительных работ, когда колхозники помогают студентам собирать урожай, спина у нее как раз и загорела в точности по очертаниям купальника. Так что Лисса легла лицом к солнцу, закрыв глаза локтем, чтобы не слепило.
    - Ань…
    - Уууу - Взвыла подруга.
    - Не мычи. Вдруг Славий вернется, а мы тут нудизм устроили?
    - И не увидит для себя ничего нового. - Огрызнулась Анька и тут же жалобно заканючила. - Лисска, имей совесть дай поспать.
    Лисса еще не забыла, что такое совесть и где ее хранят. Потому вытащила старушку из закромов души, стряхнула с нее пыль и заставила трудиться, то бишь замолчала и тоже вроде как вздремнула. Но не тут-то было. То жук пролетит над самым ухом, сгоняя дрему, то кузнечик запрыгнет на голый живот, вызвав щекотку. То цепочка муравьев не нашла ничего лучше как сократить себе путь по добыванию еды прямиком через ее ногу. Еще и трава вздумала колоться и солнце слишком жаркое. В общем, поерзав, помахав руками и попинав вредных насекомых, Лисса поняла, что романтика живой природы не для нее и села, только для того чтобы опять рухнуть в высокую траву, начисто забыв про давешние неудобства.
    В ста шагах от них, из-под сени леса вышли местные аборигены и громко переговариваясь, стали выстраиваться цепью. Траву кость будут, поняла Лисса глядя, как мужики, взявшись за косы, сделали первый взмах.
    Вжик. И над лугом, разморенным солнцем поплыл ни с чем несравнимый аромат скошенной травы.
    Приплыли. И как теперь одеться, если из травы носа не высунуть. Только ползком к лесу в другую сторону, пока не заметили.
    - Пс… - Лисса ткнула подругу пальцем в бок.
    - Митяй… - Голос одного из мужиков разнесся над лугом. - Давай не отставай, а то в самую жару один работать будешь.
    - Анька да проснись же, пора делать ноги.
    - Ничего батя, я догоню, смотрите сами не захекайтесь раньше срока, а то неизвестно кто первым будет.
    Над лугом пронесся дружный мужицкий хохот.
    - Хавроний, мало ты драл Митьку, смотри-ка, грубит отцу.
    - Не, мы с ним еще в дома поспорили…
    - Аня! - Лисса, затрясла подругу, но та, разомлев на солнце, слабо трепыхалась, и просыпаться отказывалась категорически, а мужики, рассуждая, сколько накосят сена, да управятся ли за день или придется еще раз прийти, подходили все ближе.
    Лисса ударилась в панику. Что делать-то? Что делать? Мамочка. А косы свистят все ближе. Уже травой во всю пахнет… да так вкусно, аж голова кружится так и хочется куснуть. Вот бы стать коровой или на худой конец кобылой, сразу бы вопрос конспирации и пропитания отпал.
    Правду говорят, бойся желать чего-либо, ты можешь это получить. Не успела Лисса проглотить набежавшую слюну, как над головой бахнуло, ухнуло, в небе громыхнуло, и она обнаружила себя стоящей на четырех ногах, причем все четыре покрыты бурой шерстью и кончаются раздвоенными копытами.
    - Мууууу?!
    Анька, услышав истошное мычанье над самым ухом, не успев до конца проснуться, вскочила от испуга и, вылупив глаза, понеслась по лугу, бешено мыча и хлеща себя хвостом по рябому боку.
    Мужики, увидав такое чудо, побросали косы и со спринтерской скоростью рванули к лесу, как тетерева попрыгав на деревья, причем на самые высокие ветки.
    "Анька, стой, это ведь я Лисска" - Кричала вслед подруге Василиса, мчась за ней в попытке обогнать и остановить. Но из горла вырывалось только муканье, причем такое, что любой, кто его слышал, сразу понимал, у коровы бешенство в последней стадии.
    Аня видимо тоже так решила, а так как спросонья еще не осознала себя коровой, то продолжала нарезать круги по лугу, удирая от дурной скотины, решившей ее, во что бы то ни стало, затоптать.
    "Лисса, Славий! Помогите!" Вопила она пуще Лисски, до бледности пугая мужиков, когда с ревом пробегала под деревьями, на которых они сидели.
    - Бесы я тебе говорю.
    - Ох, ты ж, никак с болота повылезли.
    - Не будет нам теперь житья.
    - Мужики, а что это такое торчит посреди поля?
    - Все братцы, конец чесной жизни. Это происки колдуна вызвавшего рогатых бесов.
    Это они о чем?
    Лисса поняв, что по-хорошему Аню не догнать. Испуг страшный допинг, особенно в целях придания дополнительной силы, решила пойти от противного. Остановиться и подождать пока подруга сама прискачет ей навстречу. Потому и услышала разговоры мужиков, а, проследив за их взглядами, поняла, что они тычут пальцем в штандарт с кольчугой.
    Темнота. Да разве ж это колдовство? Колдовство у них под носом стоит, мычит и бьет копытом.
    И тут Аня, завершив круг по лугу, доскакала до нее. Увидела, что напугавший ее монстр обычная корова, успокоилась, подошла ближе принюхалась. Лисса улыбнулась… Глазки буренки, которая Анюта, закатились, и она хлопнулась в обморок, вмиг распознав в ней лучшую подругу.
    - Муууу… - На больше Лисса оказалась не способна. Не умеют коровы смеяться и все тут.
    От вида лежащей на спине коровы с задранными вверх копытами, мужики заржали и попадали с веток как спелые груши.
    - Бать, какие бесы, обычные телки. Наверно от стада отбились.
    Лисса скосила глаз на умного мальчишку. Пацан лет пятнадцати, по голосу тот самый Митяй, поспоривший с отцом, кто больше накосит сена.
    Сено?
    Сено!
    Хрум хрум… Лисса как голодающий Поволжья принялась лопать траву, на коровий вкус оказавшуюся просто изумительной, мягкой, сочной, сладкой (вот бы никогда не подумала, а ну бабочка кыш отсюда, это мой цветочек). Хрясь себя хвостом по боку, чтобы отогнать вредное насекомое, покусившееся на ее попу. Да только сама шарахнулась от испуга. Надо же к коровьему телу, оказывается, прилагаются коровьи инстинкты. Как она, будучи жабой мух не наелась? Вот был бы финиш.
    - Тише, тише, не бойся, ничего с тобой не будет. - Мальчишка, пока другие мужики приводили в чувство Аню и ставили ошалевшую девушку на ноги, огладил Лиссе бока, провел мозолистой рукой по лбу, заглянул в глаза. - Хорошая девочка, ты, чья будешь?
    - Муууу (дурак) - Промычала Лисса. Неужели он действительно надеется, что корова ему как на духу выложит имя, фамилию и адрес по прописке?
    "Дура, он тебя успокоить пытается"
    О, это Анька очухалась. Лисса посмотрела на подругу и тут же скаканула назад, напоровшись на взгляд полный бешенства и обещания самой страшной кары, какая есть на свете.
    "Ты не могла ни в кого приличного нас превратить? Обязательно было в корову?"
    "Причем тут я? Ну, подумала, ну захотелось, кто же знал что получится?"
    "Кто бы знал? Не думала что, получится?"
    Аня, яростно мыча, нагнула голову, выставив вперед рога и наступая на нее, теснила к лесу, пока Лисса не уперлась задом в терновый куст и больно уколовшись, остановилась.
    "А то, что у тебя дар магический без обучения будет стихийно проявляться, ты об этом не подумала? Захотелось ей, видите ли, травки пожевать, тьфу на тебя Лисска, баламутка"
    - Держите их, а ну бодаться начнут.
    Мужики повисли на рогах у насуплено глядящих друг на друга подружек и еле растащили их по сторонам.
    - Так-то лучше. Митька, а ну подай веревку, ща мы их повяжем, и домой сведем. Пусть староста разбирается. Ну а если никто не объявится за находкой себе и заберем. Они еще не телые, сведем с моим быком. Телята крепкие будут, ишь какие справные коровки.
    "Чего?"
    "Чего?"
    Взревели они на пару с Анькой. Какой бык? Нашли тут производительниц телят.
    - Мужики, почто скотинку мою забижаете?
    Лисса вздрогнула, услышав голос Славия. Когда прийти успел?
    Э…ум…а… а это он? Она во все глаза рассматривала мужчину. По виду на Славия похож. Только ниже ростом, уже в плечах шире в талии. Борода до пупа. И лет под пятьдесят, если не больше. Но все еще видна воинская стать. Ни дать ни взять отставной дружинник, за выслугу лет, отправленный на пенсию.
    "Ань, что с ним случилось?"
    "А что случилось?" Не поняла подруга.
    "Ты на Славия смотри. Он же постарел на тридцать лет. Как так?"
    "Ах это. Помнишь, я тебе про дар воина говорила. Способность изменять внешность одна его грань. В зависимости от силы дара воин может в экстремальных условиях, идя в разведку, до неузнаваемости измениться себя вплоть до строения носа, челюсти, зубов и всего скелета. Я уже не говорю о смене возраста, цвета глаз волос и кожи"
    Пока они мысленно болтали, Славий подошел к палке, снял с нее кольчугу и, перекинув через плечо, словно тряпку, неспешно поравнялся с мужиками.
    - Мы эт, того. - Замямлил Хавроний, косясь на рукоять меча, выглядывающую из-за спины мужчины.
    - Вы б не пугали животинок. А ну взбесятся, как я их потом продавать буду.
    Лисса вытаращила глаза. Что он несет? Какой продать, а ну иди сюда коровий владелец несчастный. Она чуть не ринулась бодать мужчину, но вовремя получила от Аньки пинка копытом и осталась стоять на месте.
    "Стой, где стоишь" Мукнула на нее подружка. "Деньги лишними не будут, а ты лучше думай, как расколдовывать нас будешь"
    Упс. Об этом она как раз и не подумала.
    "Ань, а если у меня не получится обратно? Что делать будем?"
    Аня состроила ей такую зверскую рожу, что Лисса поняла, лучше пусть получится, иначе хуже будет.
    Славий тем временем наплел мужикам вранья с три короба про то, как он весь из себя дружинник и что с того, что в руках уже не та сила, чтобы меч держать? Он бы попросил кузнеца перековать и сделать его полегче, да последний господин на кого он работал вместо денег коровами расплатился.
    - Мужики не хотите их купить? А то деньги во как нужны. - Обратился Славий к Хавронию, смекнув кто тут старший.
    Другие мужики не лезли в разговор, наблюдая за ними со стороны, а чтобы не стоять без дела точили косы, жутко отвлекая Лиссу от подслушивания, постоянными чирканьями точила по металлу.
    - От чего не купить. - Почесал затылок Хавроний, поглядывая на коровок. - По три златеня за каждую.
    - Побойся бога. - Возмутился Славий, как будто с него сняли последнюю рубашку и теперь снимают сапоги. - По пять златеней, и ваш кузнец починит мне кольчугу.
    - Четыре, больше не дам. Мы далеко от других селений, будь неладно это болото. Раньше оно таким не было. А теперь с каждым годом все больше земли под воду уходит. Глядишь, и нам скоро придется с нажитого места сниматься и дальше в лес уходить, чтобы не утопнуть. От того и на ярмарки не каждый год ездим. Да и кузнеца тебе лучше другого поискать. Наш только косы точит, да коня подкует, если нужно, а по оружию и кольчугам он не мастер. Зато одежку тебе справим. У меня жена, знаш какая мастерица.
    Славий с умным видом кивал, довольно улыбался, словно мужик угадал все его тайные желания, и они ударили по рукам довольные друг другом.
    - Бать я их домой сведу. То-то мамка обрадуется.
    Словно из-под земли рядом с Лиссой вырос Митька и, подпрыгивая от радости, принялся вязать ей на шею веревку. Другой конец повязал на шею Ане и поволок обеих в лес.
    - Муууу! - Лисса оглянулась, на Славия, пока ее не увели, но воевода к тому времени свалил свои воинские пожитки под кустом у кромки леса и взялся за косу, оставленную Митяем.
    - Раз пацана отослали, я за него буду, ночлег и ужин отработаю, ты как Хавроний, принимаешь замену?
    Хавроний от радости такой, что и скотинку приобрел, и завтра не надо будет на луг возвращаться, радостно закивал соглашаясь. Славий хоть и военный, но мужик сильный втрое больше сына накосит, вот повезло-то. А еды для хорошего человека не жалко, тем более, оставшись ночевать в деревне, он будет вынужден утром по дворам скупать все необходимое для дальнего пути. Видно же, человек нездешний и надолго не задержится. Вот деньги обратно и вернутся.
    Лисса видела все это крупными буквами написанное на довольном лице ушлого мужика. Славий тоже это понимал, как и остальные, уже придумывающие, что полезного продать, чтобы златени Хаврония прикарманить. Один вопрос, а как же я?
    "Анька, я не поняла. Мы что? Крайние оказались?"
    "Выходит так. Главное чтобы деревенские не узнали, как их надуть собираются, а то живо насадят нас на вилы. Так что прикидываемся приличными телками и не мычим, пока Славий не явится"
    А я что? Я ничего? Лисса и не думала возмущаться. Тем более она понятия не имела, как обратно расколдовываться. С ее везением получится как в той песне Аллы Пугачевой. Вместо девушки розовая коза в полоску, у которой из пятой точки торчит рогатая нога. Бр…р…р привидится же такое тьфу, тьфу чтобы мимо пролетело, а то Аня ее точно убьет, притопит на болоте и скажет что так и было.
    - Пошла, пошла милая.
    Уй! Больно! Лисса лягнула копытом и только потом оглянулась посмотреть на мальчишку вздумавшего огреть ее хворостиной. Не ну что за наглость. Можно подумать у нее зад казенный, даром что коровий.
    Мальчишка ловко увернулся, обежал кругом и потянул за веревку.
    - Пошли, пошли, чего встали.
    Они с Аней и пошли. А что делать? Такова коровья доля. Прикинувшись, что совершенно не понимают человеческой речи, она нагло игнорировали попытки подростка заставить их идти быстрее и останавливались через каждые десять шагов, чтобы полакомиться кустами малины вместе с листьями, ягодами и ветками в придачу.
    Митька, поняв, что быстрее они идти не будут, сдался и стал вместе с ними объедать малину.
    - А что? Домой приду, мамка приставит к другой работе. - Бубнил он с набитым ртом.
    Лисса скосила глаз, посмотреть на Митьку. Интересно он понимает, что говорит с коровами или это для него в порядке вещей разговаривать с домашней живностью? Видимо единственный ребенок в семье, раз ему поговорить не с кем.
    Самого мальчишку это ничуть не волновало. Аню тоже, так как она, найдя недалеко от тропы поляну с грибами, принялась их увлеченно лопать.
    "Они хоть не ядовитые?" Лисса с сомнением принюхалась. Для нее все грибы были одинаковые. Иначе чем в банке в магазине она их не видела. А, учитывая стоимость той банки, то и не пробовала. Стипендия она хоть и резиновая, но не до такой степени, а грибы для студента продукт не первой необходимости, есть вещи поважнее и посытнее. То же сало, например.
    "Подберезовики. Ум… вкусно"
    - Ух ты! Сколько их тут. Умница Рябушка, целую грибницу нашла.
    Митька, стянув рубашку, завязал в узел рукава и горло и принялся собирать грибы, складывая их в получившийся мешок.
    Аня на Рябушку только фыркнула. Лисса мысленно усмехнулась и вместе они в два счета съели-собрали все грибы.
    - Вот мама обрадуется. Пирогов напечет, а может на зиму насушит. - Мальчишка мечтательно прикрыл глаза, и Лисса сразу вспомнила полуголодное детство в детдоме. Помнится, ей тоже все время хотелось есть. Не оттого, что их плохо кормили, никто детей голодом не морил, просто еда была строго диетической, а то мало ли у кого какие аллергии. И все время хотелось чего-нибудь вкусненького, например тех же пирогов с грибами. Мням.
    Митька тем временем взвали на плечо рубаху с грибами и, продравшись через кусты, вышел обратно на тропу.
    Сытые они с Анькой мерно брели за ним через густой лес, пока тропка не окончилась тупиком, упиравшимся в густые заросли можжевельника и два ошкуренных деревянных столба с верху донизу покрытых затейливой резьбой.
    "Не нравится мне это" Аня подошла ближе посмотреть, и вдруг исчезла.
    - Мууууу!!
    "Аня!" Завопила Лисса от испуга.
    - Иди-иди, уже почти дома.
    И Митька, паршивец малолетний так огрел ее, что Лисса невольно влетела меж столбов…
    На миг в глазах померкло, а когда прояснилось, оказалось она стоит рядом с растерянно глядящей по сторонам Аней, прямо у колодца посреди деревни. А за их спинами два точно таких же столба, что были на дороге, только надписи на них другие.
    При их появлении два мужика вскинули луки с наложенными на них стрелами.
    - Стой, кто идет!
    - Это я Митька, дядя Сева, не узнали?
    Мальчишка вышел из переливающегося воздушного марева между столбами, улыбаясь во все зубы бдительным стражам.
    Узнав мальчишку, мужики с облегчением опустили луки, и подошли ближе.
    - Откуда коров привел?
    - Батя у вояки выторговал, он на наш луг забрел. Какой-то господин с ним скотиной расплатился, а зачем она ему в дальнюю дорогу? Вот и торганул. Золото оно всяко нужнее будет.
    - А где сам этот заброда?
    - Так на лугу остался, бате с покосом подсобить. Они вечером придут все вместе.
    - Хм. - Хмыкнул мужик соступил с дороги, давая пройти подростку.
    "Аня, что это было? Только не говори, что эти деревенские вот так запросто телепортируются через пол леса, чтобы траву косить"
    Лисса шла за мальчишкой, при этом, стараясь держаться поближе к Ане. Та же вертела головой по сторонам, пребывая в таком же недоумении, как и она.
    "Чтоб мне лопнуть, если я понимаю, что здесь происходит, но ты права Лисска, это стационарный телепорт. Я ведь еще на лугу удивилась, откуда там люди взялись, я пока вас с воздуха искала, на десятки верст вокруг не видела ни одной деревни. Это ты виновата"
    "Я?" Искренне удивилась Лисса.
    "Ты, ты. Кто ж еще. Не преврати ты нас в коров, я бы сразу сообразила, что что-то тут не чисто"
    Лисса решила промолчать, понимая, что этот случай будет ей икаться еще очень долго. Аня забывчивостью не страдала, и никогда не упускала случая помянуть былое, так что лучше помолчим и подумаем, как выпутываться будем. Ведь сбежать из хорошо охраняемого поселения будет не так просто, а в невесты к местному быку она не напрашивалась, так что лучше ей как Ане смотреть в оба да запоминать дорогу. Хотя, что тут запоминать. Вся деревня была построена по кругу. Пять домов по центру, с обнесенными плетенью фруктовыми садами. За ними еще дома с такими же обширными владеньями, разделенные между собой кольцами дорог. И две прямые дороги, пересекающиеся крест накрест в центре.
    "Как думаешь, деревня обнесена забором?"
    "Сто пудово"
    Подтвердила ее догадку Аня и Лисса приуныла. Надежда по-тихому смыться в лес, если не удастся себя расколдовать, помахала копытом и ускакала в неизвестном направлении. Теперь, чтобы не обзавестись теленочком уже в следующем году, придется постигать ускоренный курс местного колдовства методом научного тыка. В смысле, авось что-нибудь да наколдуем.
    Тем временем Митя привел их к чисто ошкуренному забору из гладких бревен, налег на огромные ворота, с натугой распахнул и загнал их на уютный двор возле трехэтажного деревянного дома.
    Услышав шум, на крыльцо вышла высокая стройная и удивительно красивая женщина. Так вот в кого пошел Митька. Те же соломенные волосы и тот же шальной взгляд, не утративший внутреннего света, присущего всем детям. С ясной улыбкой она взирала на сына, пытающегося поставить ворота на место одной рукой. Другой он продолжал удерживать мешок с грибами, а глазами при этом косил на Аню с Лиссой, следя, чтобы не убежали.
    - Оставь, отец потом закроет. - Женщина сбежала по ступеням, и ласково взъерошив нечесаную шевелюру сына, глянула на коров.
    Лисса застыла. До сих пор ей не доводилось встречать таких женщин. В том другом мире, откуда она пришла, они были тусклые и бесцветные по сравнению со столь яркой красотой. Неудивительно, что некоторым требовались тонны косметики, чтобы вернуть хотя бы часть блеска. Причем, если судить по внешним данным, в матери Митяя не было ничего необычного. И в то же время она отличалась от женщин Земли как яркая комета от тусклой пятнадцати ватной лампы, которую вкручивают в ночники, чтобы глаза не слепили.
    Интересно, а как бы я смотрелась рядом с ней, если бы была девушкой, а не коровой? Нет, лучше о таком не думать. Только теперь Лисса поняла, почему обладая более утонченной красотой, чем Аня, ей никогда не удавалось привлечь внимание понравившихся мужчин. Все они влюблялись в Аню. Причем это происходило раз за разом, пока она не уверилась в том, что из них двоих Аня красивая, а она умная. Оказывается, их тянуло не на внешность подруги, а на отголоски той силы, что ей удалось сохранить за двадцать лет жизни в ее мире.
    - Митя, кого ты к нам привел?
    Лисса вдруг осознала, что женщина рассматривает их с Анютой с не меньшим интересом, чем они ее.
    - Батя купил… - мальчишка пересказал матери ту же историю что стражникам у портала.
    Женщина слушала его внимательно, держа за плечо, при этом, не сводя с них глаз, от чего Лисса почувствовала себя очень и очень неуютно. Скосив глаза на Аню, она заметила, что подруга тоже нервничает. Переступает с ноги на ногу, мнется и словно ненароком отходит все дальше от матери Митяя, та же старательно делает вид, что не замечает странного поведения коровы.
    Дослушав рассказ сына, женщина еще раз улыбнулась.
    - Вот и ладно. Отведи их в хлев. А что ты с рубахой сотворил? Я же ее только вчера стирала.
    - Грибы собрал. - Мальчишка неуверенно протянул матери мешок с добычей, не зная чего ждать, похвалы или наказанья.
    - Молодец. За это освобождаешься от стирки.
    Мальчишка сразу заулыбался, передал матери мешок и потянул их с Анькой в хлев, обнаружившийся прямо за домом. Устроив в загоне, снял с них веревки, насыпал две охапки душистого сена, смотался за водой, наполнил корыто и, закрыв дверь на увесистый засов ушел в дом, помогать перебирать грибы к готовке.
    Аня минут пять тупо смотрела в дощатую стену, сквозь щели в которой проникали солнечные лучи, высвечивая полосы летающей в воздухе пыли. Лисса ждала, что она скажет, чувствуя, что не к добру такая задумчивость подруги.
    "Влипли мы Лисска, причем по-крупному"
    "Это я уже хвостом почувствовала. Видела, как она на нас смотрела? Думаешь, поняла, что мы не обычные коровы?"
    "Конечно" Аня глянула на нее и опять отвернулась, будто ей было стыдно перед ней. Да за что?
    "Аня?" Лисса переступила ближе и легонько боднула подругу, привлекая внимание. "Ничего сказать не хочешь?"
    "Думаю, она здешняя ведунья. И если порталы ее работа, то она очень, очень, очень сильная. Не чета мне. А вот плохо это или хорошо для нас, скоро узнаем"
    "Насколько скоро?"
    "Да прямо сейчас"
    Стукнул засов, створка огромной двери без скрипа распахнулась и в хлев вошла мать Митяя. Подошла к загону, минуту рассматривала их внимательными глазами, пока они с Анькой дыханье затаили, а потом улыбнулась.
    - И какая надобность была в телок превращаться?
    "Твоя работа, ты и отвечай" Злорадно мукнула Анюта, выпихивая ее вперед, для ведения переговоров.
    "Как? Я же не говорю по человечески, а она по коровьи?"
    "Как хочешь, так и объясняй, только помни, сердить столь сильную ведунью не рекомендуется категорически. Последствия могут быть самыми непредсказуемыми"
    Лиссе тут же вспомнился крылатый слон с торчащей из ушей экибаной из той же приснопамятной песни и она, изобразив на морде самое жалобное выражение обреченно мукнула, понимая, что пока не разколдуется разговора не получится.
    Женщина тем временем терпеливо ждала, с интересом наблюдая за их переглядываниями перемукиваниями, и тут до нее дошло.
    - Спонтанное превращение?
    - Му!
    Ура! Хоть кто-то умный повстречался. Лисса утвердительно закивала головой, подтверждая догадку ведуньи, та лишь шире улыбнулась. Взмахнула руками, сказала слово и все.
    Лисса и Аня, прикрытые лишь своими волосами стояли посреди хлева, удивленно тараща глаза на женщину, довольно потирающую руки.
    - И кто из вас одаренная? - Она перевела взгляд с Лиссы на Аню. - Ты колдунья?
    Аня кивнула.
    - Это у Лиссы от испуга произошел спонтанный выброс силы.
    Лисса сглотнула, когда ведунья окинула ее оценивающим взглядом, ну прямо как корову, кивнула каким-то своим мыслям и пошла к выходу.
    - Побудьте тут. Я одежду принесу.
    Она ушла, и Аня облегченно выдохнула, усевшись на солому.
    - Пока неплохо. Но Лисска, ты не представляешь, какая невероятная удача встретить в такой глуши столь одаренную волшебницу. Вряд ли деревенские понимают истинные масштабы ее силы.
    - Нам тоже помалкивать?
    - Конечно.
    Лисса поежилась. Без дебёлой коровьей шкуры было холодно. Да и неуютно стоять голой, вдруг кто придет? Тот же Митька, например? Хотя если их расколдовали, вряд ли мать пустит его в хлев.
    Вскоре женщина вернулась с ворохом грубой домотканой одежды.
    - Вот все что нужно.
    Аня первая стала одеваться. Лисса подражая ей во всем, надела нижнюю рубашку без рукавов, на тонких кружевных лямках. Поверх рубашки полагался сарафан из выбеленного льна, украшенный вышивкой по вороту и подолу. Присборенный под самой грудью он был не так уж широк, как Лисса представляла по детским сказкам. Ходить удобно, а вот бегать вряд ли, если только не сделать в нем разреза до самого бедра, но тогда придется рвать и рубашку. Как она и ожидала, на ноги полагались лапти и никакого тебе нижнего белья. Немного неудобно и снизу поддувает, но все лучше, чем ходить голой или в одной воеводиной рубашке.
    - Ну вот, на людей стали похожи, а то прямо кикиморы болотные…
    Лисса вздрогнула, уж слишком живы были воспоминания о болоте. Женщина это заметила, и взгляд ее стал серьезным.
    - Я смотрю, вы побывали на болоте? Пойдемте в дом, там поговорим. Голодные видать, заодно поможете мне с ужином, мы гостей не ждали и лишнего не готовили.
    - Благодарим вас госпожа… - Аня поклонилась ведунье, Лисса тоже торопливо согнулась в поклоне, чтобы ее не посчитали неблагодарной. Женщина только отмахнулась.
    - Оставьте это для высоких городов. И не надо госпожи. Зовите меня Веленой.
    - Аннирель. - Представилась Анюта. - Можно просто Аня.
    - Василиса.
    Женщина кивнула, принимая знакомство, и повела их в дом.

Глава 6


    В доме было тихо, тепло и пахло свежеиспеченным хлебом. В животе, набитом сеном булькнуло, намекая, что хлеба поесть не повредит, а еще мяса, супа и вообще корове сено, а человеку нужна нормальная еда.
    Лисса прекрасно сознавала, что прежде чем их покормят, придется изрядно потрудиться. И чтобы лишний раз не думать о еде, идя по дому, вертела головой по сторонам, рассматривая местный быт. Она никогда не была поклонницей домов из сруба, но этот дом… даже не дом, а настоящий терем. Просторный светлый и уютный. Вся мебель в нем была добротной и украшена затейливой резьбой. Наверняка хозяин долгими зимними вечерами, когда делать нечего, предавался любимому ремеслу. Неожиданностью стали окна из настоящего стекла. Снаружи они закрывались плотными ставнями, защищающими зимой от холодного северного ветра. Единственное чего не было в помине, это ковров. Зато можно было ходить обутым по дощатому полу, натертому воском до лакового блеска.
    - Видать давно вы тут живете. - Аня первая вступила в разговор с хозяйкой. - Дом у вас большой и сразу видно обжитой.
    - Как замуж вышла, так и живу. - Женщина тепло улыбнулась былым воспоминаниям. - Почитай годков двадцать будет.
    Велена привела их на светлую кухню, с окнами, выходящими во двор, усадила за стол, выдав доски, ножи и целю гору овощей, фруктов и… да-да тех самых грибов, что насобирал Митька. Самого мальчишки ни на улице, ни в доме не было слышно. Видимо женщина хотела поговорить без посторонних, и услала его прочь.
    - Почему вы нас расколдовали? - Лисса придвинула к себе миску с картошкой и руки сами привычно взялись ее чистить, тогда, как голова была занята совершенно другим.
    - Не думаю, что вам хотелось у нас телками остаться. - Женщина суетилась у огромной печки, закладывая ее дровами.
    Лисса фыркнула.
    - Конечно, нет. Кто захочет быть коровой, если человеком быть намного лучше.
    - Кому как. - Велена подсела к ним к столу и тоже взяла нож в руки. Сразу работа пошла быстрее. - Многие наоборот хотят зверьем навек остаться, уклоняясь от людской доли. Думают так жить проще.
    - Это выбор труса. - Лисса не заметила удивленный взгляд ведуньи и насмешливый Анюты, так как уронила на пол не дочищенную картошку и нырнула за ней под стол.
    - А ты смелая значит будешь? - Велена лукаво сощурила глаза, наблюдая, как она трет тыльной стороной ладони нос, чтобы не чихнуть. Вот так всегда от картофельного сока жутко хочется чихать, а потом еще и чешутся все руки. Лисса сунула ладони в тазик с водой, чтобы отмокали, заодно можно и помыть картошку и другие овощи. Анька вон уже справилась с грибами. Да и рядом с ведуньей выросла изрядная гора лука и моркови.
    - Не до героизма. Но трудностей не боюсь. - Лисса улыбнулась и, вынув из воды пригоршни овощей, продемонстрировала их Велене. - Что дальше с ними делать?
    - Дальше резать и складывать по горшкам. Поставим в печь томиться, получится замечательно рагу.
    Женщина поставила на стол два чугунных котелка, и они взялись мелко крошить овощи, укладывая их слоями, пока не наполнили доверху. Велена долила воды и, проверив печь, отставила их в сторону. Дрова еще не прогорели.
    - Я мусор вынесу, скажите куда. - Аня вскочила из-за стола и взялась сгребать с него шкорки и очистки.
    - Компостная куча за хлевом будет. Найдешь дорогу через дом?
    "Не оставляй меня с ней наедине!" Лисса бросила на подругу жалостливый взгляд, надеясь, что Велена его не заметит.
    "Ей надо с тобой поговорить, а я мигом вернусь. Только я тебя молю, не болтай лишнего, нам и так проблем хватает"
    И Аня унеслась, ударяя себя при беге ведром по колену. Отвыкла от работы за время жизни в техногенном мире… или никогда ей не занималась. Хм… интересно, а где Анин дом? Хорошо бы прижать в углу подругу да попытать по части местной географии и обычаев, чтобы ненароком не попасть впросак. Но это потом, а сейчас…
    Лисса отвела взгляд от двери, за которой скрылась Аня и наткнулась на невеселый взгляд ведуньи. Велена пристально рассматривала ее, причем было такое впечатление, что и снаружи и изнутри. Внезапно накатил ледяной холод, и не успела она заорать от испуга, как тут же отступил.
    - Почему не пошла учиться?
    - Эм… о… э… да как-то все времени не было. А что?
    - Да, то, что дар такой силы или запечатывать нужно, чтобы не натворить дел… - Велена наградила ее тааааким красноречивым взглядом, что Лисса сразу поняла, ее превращение в корову это сущие цветочки по сравнению с тем, что могло бы быть. Эй! А может, это она сама себя в лягушку превратила? А появление Кощея и Ванюши просто послужило катализатором, разбудившим ее магический дар? А что? Вполне может быть. Может спросить об этом у Велены? Хотя не стоит. Тогда придется все ей рассказать и про Царевича и про дракона Кощея, и про то, что она из другого мира, а Аня просила ее лишнего не болтать. - Или развивать, а ты не сделала ни того, ни другого. То-то всю нечисть на болоте взбудоражила. Еще бы, даровая сила. Причем так много. Не удивлюсь, если они за тобой в лес пошли.
    - Так это все из-за меня? - Ужас воспоминаний о ночи на болоте, накатил с новой силой, заставив зябко ежиться, будто она все еще сидит там, в обнимку со Славием и Анютой и слушает упыриный вой и хлопанье крыльев охотящихся нетопырей.
    - Из-за кого еще? Ты откуда такая дремучая? Что азов волшебства не знаешь?
    - Издалека. - Уклончиво ответила Лисса, и, уткнувшись носом в доску, чуть ли не в пюре искромсала фруктовую начину для пирога. Велена еле усела отобрать у нее яблоки пока они имеют хоть какой-то вид.
    - Оно и видно. Поэтому шляешься по гиблому болоту, фоня на десять верст вокруг неконтролируемой силой, в компании колдуньи и брехливого вояки решившего нажиться на твоем невежестве. Где это видано девок за коров продать.
    - Славий не брехливый. - Вступилась Лисса за воеводу. - Просто…
    Она заткнулась на полуслове. Не говорить же, что они на самом деле хотели их надуть, и, прикарманив денежки, попросту сбежать. Она еще помнила предупреждение Ани про вилы. Хотя сама представила костер посреди села, на котором сжигают берхливую Лисску.
    - Просто так сложились обстоятельства. - Еле выдавила она, отчаянно краснея. Ну, погоди Аня, останемся одни я тебе припомню эту сцену. Кто тут из нас двоих должен тетке лапшу на уши вешать?
    - Ну-ну. - Велена усмехнулась, словно только что прочла ее мысли, и куда-то ушла.
    Тут вернулась Аня с пустым ведром и Лисса ей выложила весь разговор с ведуньей, разборки оставив на потом. Давно пора выяснить отношения, а то у нее складываться нехорошее впечатление, что ее тут за дуру держат.
    - Вон оно как, оказывается. - Девушка взъерошила челку и по-новому посмотрела на подругу. - А как Велена узнала про то, что случилось на болоте?
    - Тебе лучше знать. Ты у нас колдунья.
    - Тю, Лисска, что же ты ее об этом не спросила?
    - Я еще и спрашивать должна? - Разозлилась Лисса. - Если такая умная возьми и спроси сама.
    - Ну и спрошу. - Обиделась на нее Анюта.
    - О чем спросите? - Велена появилась, неся в руках кадку с подошедшим тестом, и кухня сразу же наполнилась запахом дрожжей. - Я отвечу, у меня в отличие от вас за пазухой секретов нету.
    - Откуда вы знаете, что нечисть на болоте шалит?
    - Ничего себе шалит. Ань, да они нас чуть не съели.
    Велена с улыбкой смотрела, как они ссорятся, а потом серьезной стала.
    - Я давно наблюдаю за болотом. Раньше обычное оно было. Кикиморы только водились, да водяной время от времени баловал. Корову там, - Лисса вздрогнула, теперь она молоко нормально пить не сможет, не вспомнив, при этом, как сама была коровой, - утопит или кого кружить начнет, но никогда раньше люди в нем не гибли, разве что по пьяни или еще по какой глупости. А года два назад поналезло гадов, откуда только взялись, словно приманил их кто. Совсем житья не стало.
    - Если все так серьезно, почему ты ковен магов о помощи не попросила? Это их прямая обязанность, решать проблемы там, где один маг не справляется.
    Аня уже не злилась, внимательно слушая Велену. Лисса мысленно усмехнулась. Нашлись две родственные души. А ей-то что делать? Буду пирог печь, все равно все про него забыли и она, измазав руки по локоть маслом, взялась отделять от общей массы теста равные куски, раскатывать и, уложив в жаровни, наполнять начинкой, а потом верх украшать всякими косицами, да прочими цветами. Любила она это дело. Только не часто доводилось пироги печь. В общаге печка вечно занята, пока в очереди достоишь, наступит утро. Это в бытность свою в детдоме она часто помогала поварам на кухне, отбывая наказание за свои шалости. Вот и научили ее сердобольные тетки как с тестом обращаться. До сих пор помнит.
    Велена, заметив ее старания, удивлено выгнула брови и одобрительно хмыкнув, подставила еще жаровен.
    - Я вот что вам предложить хочу. Давайте завтра сходим на болото вместе посмотрим, что там случилось. Мой опыт, сила Василисы и твоя защита Аня, помогут нам решить проблему без вмешательства посторонних. Не хочу я тут никого видеть. Не для того в такую даль ушла, чтобы вернулось то, о чем забыть хотела.
    Настал черед Ани хмурить брови. Лисса же только краем уха слушала их разговоры. Все равно от нее мало что зависит. Как волшебницы решат туда она и пойдет. А куда деваться, если у нее в этом мире ни кола, ни двора, ни родственников, женихи не в счет, это отдельная и очень больная тема. Та же ситуация, когда ей исполнилось восемнадцать и двери детского дома навсегда для нее закрылись, оставив один на один с взрослым миром.
    Видя, что они не рвутся в помощь, Велена предложила то, от чего они отказаться не смогли.
    - Если удастся прогнать с болота нечисть, в накладе не останетесь. Всей деревней отблагодарим.
    - А если не удастся? - Аня все сильнее хмурилась, но было видно, что она уже решилась. - Обещаешь позвать магов из ковена?
    - Клянусь силой. - Женщина от радости всплеснула руками, и поспешила отобрать у Лиссы очередной пирог. - Да что же это я. Вам отдохнуть надо. Если хотите баню истопите, вечером и мужчины попарятся. А там и ужин подоспеет. Идите, идите. Я вам комнату выделила на чердаке, там все необходимое найдете.
    - А как же… - Лисса указала жестом на гору продуктов на столе и кавардак на кухне, но Анька ухватила ее за плечо и потащила за собой.
    - Не нравится мне это Лисска. - Заговорила она, едва они оказались в комнатке под самой крышей и взялись доставать из сундука чистые полотенца и простыни, чтобы взять с собой в баню.
    Лисса, не специалист по колдовским делам, не нашлась, что ответить и потому глубокомысленно молчала.
    - Ты же сама видела, сколько там упырей. Нам троим не справиться. Да еще нетопыри гнездо свили и кикиморы словно взбесились. В одном права Велена. Нормальный водяной не допустил бы такого безобразия в своем болоте. А значит, его место занял кто-то совсем злой.
    - И что делать будем? - Лисса свернула вещи и зажала их под мышкой, готовая идти мыться.
    - Что-что. Исполнять свою часть договора. - Аня улыбнулась и весело ей подмигнула. - Готовься Лисска, этой ночью пойдем за силой, а то жизнь в твоем мире высосала из меня почти все соки и если я к утру не восстановлюсь, защиты от меня не ждите.
    - О, да, конечно… а куда? - В Лиссе проснулось любопытство. Аня колдовать будет. Вот здорово, не все же ей одной.
    - Увидишь. - Еще загадочнее ответила Анюта, и они пошли топить баню.
    Пришлось пару раз навестить Велену на кухне, чтобы узнать, где у нее дрова и веники хранятся. Заодно Лисса выпросила кое-что из местных снадобий, чтобы подлечить Славию спину. Женщина узнав, что их спутник был ранен на болоте, обещала лично посмотреть и успокоенная Лисса, с чистой душой отправилась топить баню.
    - И кто сказал, что это женская работа? - Лисса замахнулась топором и со всей дури бахнула по полену.
    Топор отскочил от него, словно дерево и не деревянное вовсе, а резиновое, и вывихнув ей запястья улетел к забору, Аня едва успела пригнуться, чтобы ей голову не снесло.
    - Отлично, подруга, вот и нашлось для тебя оружие для расчистки болота. Одним ударом всех упырей положишь. - Аня подобрала топор и, отодвинув ее в сторону, сама взялась колоть дрова.
    Удар, треск и две половинки вредного полена упали по бокам от чурки, на которой они издевались над древесиной. Замах, удар, еще удар и толстое бревно раскололось на четвертины.
    - Такое ощущение, что ты всю жизнь дрова колола. - Лисса присела в сторонке, наблюдая, как Аня работает. Видеть подругу с топором в руках было непривычно. Ей чтобы уверенно стоять, пришлось задрать сарафан выше колен, как она его там закрепила, Лисса не доглядела, но зрелище было поразительное.
    И надо же было именно в момент, когда Аня замахнулась над очередным поленом, на заднем дворе появиться Митьке.
    - О, малец, ты как раз во время, а ну подсоби двум дивчинам. - Аня на радостях, что подоспела помощь, припрягла подростка колоть дрова, а сама уселась рядом с нею.
    - Э… а вы кто такие? - Мальчишка не растерялся, принял из рук Ани топор и за минуту наколол им целую гору дров.
    Лисса только вздохнула, что значит мужчина.
    - Гости будем. - Анька хитро сощурилась, и она поняла, что что-то сейчас будет.
    - Гости? - Парень выпрямился, потер спину и пристроив топор на стену на специальный крюк в сарае вышел к ним. - Откуда? Я не помню, чтобы вы в деревню приходили.
    - Тю, обормот. Сам же нас привел, а теперь не помнит. - Аня уже вовсю потешалась над тем, как Митяй силится вспомнить, когда это он успел в дом девок привести. Вроде браги он не пил ни вчера, ни сегодня, да и отец, узнай о таком, мигом спустил бы с него шкуру.
    - Мууууу. - Подала голос Лисса и покатилась со смеху, видя, как вытягивается лицо парнишки, осознавшего кто они такие.
    - Ой, не могу, ты только посмотри на него. - Аня схватилась от смеха за живот. - Такое впечатление, что колдовства никогда не видел.
    - Не видел. И что с того? Далеко мы от всех живем, вот маги к нам и не заглядывают. - Митька не обиделся на их насмешки, наоборот расплылся в улыбке от уха и до уха и уставился на Анины голые коленки.
    Девушка мигом одернула подол.
    - Ты смотри, да не заглядывайся, а то уши надеру.
    Мальчишка порозовел, но так слегка и смущенно отвернулся.
    - Простите госпожа колдунья, я не специально. Больно уж ноги у вас красивые.
    Анька запустила в наглеца поленом, да тот ловко увернулся и захохотал вместе с ними.
    - Слышь, малец, баню нам истопи, твоя мамка разрешила нам в ней помыться. Да воды натаскай.
    - Сию минуту, госпожа колдунья. - Засуетился он, собирая колотые дрова в охапку и оттаскивая их к бане. Растопил печь и, схватившись за ведра, умчался в сад за водой к колодцу, видимо тот, что в центре деревни был, стратегический запас воды на самый крайний случай.
    - Ань, а нам не влетит от Велены за то, что сына ее к работе припахали?
    - Нет. - Анька глянула на небо, которое опять заволакивали тучи, грозя вот-вот скрыть солнце. - Расслабься. Все нормально. Не думала же ты, что мы на самом деле должны выполнять мужскую работу.
    - Тогда зачем ты заставила меня колоть дрова?
    - А просто так. - Ответила вредная подружка. - Было интересно посмотреть, справишься или нет?
    - Ну ты… - Возмутилась Лисса, а так как не нашлась что ответить на такую наглость быстро сдулась, потирая вывихнутые запястья. - Мда, нашему физкультурнику такие нагрузки и не снились.
    - Петру Васильевичу пришлось бы здесь многому учиться. В отличие от него, Славий голыми руками может все эти полена в щепки покрошить. Тут ты или сильный или умный или волшебством владеешь, другие долго не живут. Так что Лисска выбирай, что тебе больше нравится и начинай тренироваться.
    Лисса прикрыла глаза. Хорошо то как. Сидеть вот так под деревом. Где-то за хлевом мычит разочарованный бык, что его невест расколдовали. Рядом в загоне ходят куры. Петух, усевшись на жерди, чистит перья и хорохорится, бросая на них косые взгляды. У самодельного пруда топчут грязь перепончатыми лапами утки, а чуть дальше, выковыривая из земли толстых жирных червяков, кормятся огромные индюки. И почти не пахнет навозом, так чуть-чуть, чтобы не забыть, что ты в деревне.
    Яблони с почти спелыми яблоками гнут ветви до самой земли. А за ними спеют груши. Ветерок тихонько шелести листвой, а над банькой уже вьется дымок, сообщая, что вот-вот и она будет готова.
    - А должна?
    От долгой тишины, Аня успела забыть, о чем они только что говорили, но потом вспомнила. Глянула на Лиссу, хотела сказать одно, а заговорила вовсе о другом.
    - Ты думаешь когда-нибудь домой вернуться?
    - Не знаю. Меня там никто не ждет. Но и здесь я никому не нужна. Не думал же твой брат на самом деле на мне жениться. Я вам была нужна, чтобы напитать заклинание портала силой, которой вы лишились, и домой вернуться.
    Аня под ее пристальным взглядом отчаянно покраснела и опустила очи. И Лисса поняла, что угадала. И от этого знания стало очень больно. Ну что стоило просто попросить о помощи, как это сделала Велена? Неужели она бы отказала? Конечно, нет, и Аня должна была знать об этом. А раз так, то прав царевич и ее дружба яйца выеденного не стоит. Теперь бы еще разобраться, зачем она Ване понадобилась, и тогда можно будет принимать решение остаться здесь или искать пути домой вернуться.
    - Пошли мыться. Митька уже воды натаскал бочку. И затаился за баней, подглядывать. Не будем его разочаровывать. Здоровое любопытство надо поощрять. А то насмотрится на местных девок, и женится на какой-нибудь толстухе. Потом всю жизнь будет маяться, вспоминая нас стройных и красивых.
    Аня фыркнула, встала и вдруг крепко обняла.
    - Что бы ты не выдумала себе Лисска, и как бы не собирался тебя использовать мой, брат, знай, ты навеки моя подруга и лучше тебя на всем белом свете нету.
    Лисса почувствовала, что комок в горле уже не так горчит, как раньше и тоже обняла подругу.
    - Будем думать, что так оно и есть. - Не стала она прощать Аню вот так сразу. Пусть помучается ей полезно поумерить свой эгоизм до разумного предела. Заодно и ей польза, можно будет припрячь Анюту поучить ее хоть какому-нибудь волшебству, а то завтра на болоте от нее будет мало толку, разве что как от батарейки для Велены.
    Баня встретила их душным жаром. Митька знатно натопил, но оно и к лучшему. До вечера не остынет и не надо будет ее топить по второму разу. Скинув с себя одежды, они принялись первым делом мыться в тазике, чтобы чистыми пойти в парилку. Надраив себя жесткой щеткой до красноты и вычесав из волос остатки тины, особенно досталось в этом плане Лиссе с ее волосами ниже попы.
    В парилке они едва не задохнулись. Спасала только вода в ковше, которую они взяли с собой, и влажный пар от печки, когда не нее плеснули водой из тазика, где был замочен дубовый веник. Парилка сразу же наполнилась ароматом дуба.
    - А теперь ложись под веник. - Распорядилась Аня.
    Лисса тут же растянулась на лавке, предчувствуя удовольствие. И подруга не разочаровала, отходив ее так, что кожа стала чистой до скрипа и горела, словно по ней прошлись наждачкой, а не распаренными листьями.
    Выбежав в предбанник, они с визгом окатили друг друга из ушата ледяной водой и обратно в парилку. Теперь уже Лисса взялась за веник и припомнила подружке ее двуличие, оторвавшей на ее спине и тому, что ниже со всей силы. Аня хихикала, слушая ее пыхтение.
    - Давай Лисска, выпусти пар. На то баню и создали, чтобы не только грязь телесную в ней оставлять, но и душевную.
    Лисса и расстаралась, трижды пройдясь по всему Аниному телу. На душе сразу стало легче. А когда она трижды окатила Аню водой из бочки и, глядя, как она цекотит зубами от холода, окончательно просила.
    Замотавшись в простыни, и прихватив с собою вещи, вернулись в дом, где Велена выдала им по литровой кружке холодного кваса и отправила спать, клятвенно заверив, что их помощь на кухне и по дому ей не требуется.
    А вечером их разбудил Славий.
    - Хватит спать, вставайте. Хозяйка велела вас к ужину позвать.
    Лисса потянулась, села на постели и, осоловело хлопая глазами, уставилась на воеводу. Он так обличье и не сменил, оставшись взрослым мужчиной, зато сменил рваные штаны и изрядно потрепанную рубашку на добротную домотканую одежду и такие же, как у них лапти, от чего стал выглядеть почти по-домашнему, если бы не настороженность затаившегося в засаде хищника во взгляде.
    Так же смотрела Аня, никому и ничему не доверяя в этом доме. Постепенно и Лисса пришла к такой же мысли, что безоглядно доверять волшебнице не стоит. Слишком быстро она сменила гнев на милость, избавив от хозяйственной работы.
    - Проснулась? - Мужчина улыбнулся, от чего вокруг глаз у него пролегли морщинки.
    - Еще нет, но уже скоро.
    Он удивленно хлопнул глазами, явно не поняв студенческого юмора и Лисса махнув рукой, вытолкала его из комнаты. Надо же им с Аней одеться, а то они так и уснули, замотанные в простыни.
    - Быстрее одевайтесь. - Предупредил Славий с той стороны двери. - Для опоздавших стол второй раз накрывать не будут.
    - Поняли мы, поняли. Сейчас будем.
    Глянув в открытое окно, Лисса поняла, что на дворе уже глубокий вечер. Небо опять заволокло тучами и мелко накрапывает дождь, тихо барабаня по дощатой крыше. Теперь понятно, почему им так хорошо спалось.
    - Аня вставай, иначе без нас все съедят.
    Вот она магия в чистом виде, еще не до конца проснувшись, девушка подорвалась с постели и кинулась надевать вещи, естественно задом наперед. Лисса едва успела направить в рукава ее руки, пока Аня окончательно не запуталась в сарафане.
    Славий и семья Велены как раз рассаживались по лавкам, когда они галопом прискакали на кухню и, застряв в дверях, дружно поздоровались.
    - Добрый вечер. - Улыбнулась Лисса, проскальзывая вперед Аньки и усаживаясь рядом со Славием.
    - Всем привет. - Подружка плюхнулась по другую сторону от воеводы и мило улыбнувшись обалдевшему Хавронию сложила на коленях руки, ожидая пока хозяин первым переломит хлеб.
    - Наши телки, батя. - Буркнул Митька, и весело сверкнув в их сторону глазами, спрятал от отца улыбку.
    Славий улыбнулся без тени раскаяния на лице и развел руками.
    - Извини, так получилось. Я бы все равно денег с вас не взял, а ночлег и ужин за себя и девок отработал.
    - Кто тут девки! - Возмутилась Лисса. - За словами следи, а то в глаз получишь.
    Митька, не утерпев, прыснул со смеху, за что заработал звучный подзатыльник.
    - Прости, забыл, что ты у нас замужняя девица.
    Аня хихикнула в кулак. Митька уже был готов под стол свалиться, только присутствие отца и бросаемые Хавронием злые взгляды сдерживали его от того, чтобы расхохотаться.
    Лисса смотрела на Славия и могла поклясться, что за мгновение до того как он сделал каменное лицо, в его глазах мелькнуло неудержимое веселье. Ах ты гад. Я тебе еще, припомню упоминание к столу царевича. Весь аппетит испортил.
    - Вот и пироги поспели. - Велена внесла их на подносе. Исходящие паром, только что из печи, один сладкий, второй с грибами и водрузив на стол посреди прочей снеди, села вместе с ними.
    - Уже познакомились? - Она смотрела на мужа, и под ее взглядом Хавроний отошел, досадливо махнув рукой в сторону девушек и воеводы.
    - Еще нет.
    - Аня и Василиса, если я правильно поняла, сей доблестный воин сопровождает их в столицу, а чтобы в дороге разбойники не пристали, они используют для маскировки колдовство.
    - Истинно так, госпожа Велена. - Славий уважительно склонил голову перед ведуньей. - У меня приказ доставить Василису к ее мужу и если не услежу, с меня голову за это снимут, а Аня с нами для охраны от всякого колдовства с которым справиться я один не в силах.
    Все взоры обратились на Василису. Она же, отчаянно краснея, не знала что сказать. Велена видя, что ситуация стала донельзя неловкой, переключила внимание на себя, напомнив что ужин стынет.

Глава 7


    Ночь, холодно, грязь чавкает под ногами обутыми в Митькины сапоги. Хорошо дождь кончился, а то реквизируя у парня рубашки и портки, про куртки они забыли и сейчас бы мокли как те суслики. Вот спрашивается, чего им с Аней в доме не сидится? Нет, не так. Какого упыря им не спится в теплой постели до самого утра?
    - Митька, как можно покинуть деревню, кроме как порталом? - Аня, как идейный вдохновитель похода в лес за силой, оглянулась на паренька, плетущегося за ними.
    - Через ворота, но стражи их не откроют до самого рассвета. - Ответил тот, ускорив шаг и поравнявшись с Лиссой.
    - Вот и чудно, значит нам в другую сторону. - Аня становилась, поняв, что ее спутники не поспевают за ее бодрым шагом.
    Зевнув в кулак, и зябко обхватив себя за плечи, Лисса догнала подругу.
    - Куда теперь?
    Они стояли на перекрестке дорог, понятия не имея куда идти. Лисса была бы рада домой вернуться, да разве она отпустит Аню в лес одну? Да ни за что на свете. Еще и Митька за ними увязался, не дай Бог с ним что случится, Велена им головы оторвет. Но остаться дома паршивец отказался наотрез, стоило ему узнать, зачем им посреди ночи понадобилась его одежда. Аня шипела как настоящая змея, едва не плюясь ядом от злости на несносного мальчишку, которому видите ли, страсть как охота посмотреть, как ведьмы колдовать будут.
    - Туда. - Митька указал налево.
    Налево так налево. Лиссе было сугубо фиолетово куда идти. Все равно придется лезть через забор. Что у нее за карма такая? Вечно по заборам лазить?
    - Лисса не спать. - Шикнула на нее Анюта и Лисса поняла, что стоя спит не заметив, как они пришли на место. Тихий проулок, в котором сходились сады и огороды. Жилые дома был достаточно далеко, чтобы их обитатели не заметили ничего подозрительного, происходящего у забора. И извечный спутник всех хулиганов темнота такая хоть глаз выколи. Хоть бы тучи разошлись, от звезд хоть и мало свет, зато с ними веселее.
    Задрав голову, Лисса глянула на частокол в два человеческих роста и удивленно воззрилась на подругу.
    - И как высоту брать будем? С разбега или прыжками с места?
    - Слету. - Аня усмехнулась. - Давай Лисска, превращайся в кого-нибудь могущего через забор перебраться, и перекинуть через него веревку.
    - В кошку? - Без энтузиазма поинтересовалась Лисса. Что-то ей разонравилась Анина затея. Да и не знала она как превратиться можно. Раньше у нее все само собой случалось под давлением обстоятельств. Да и не перелезет кошка через такую высоту. Бревна гладкие, когтям зацепиться негде. Разве что птица перелетит. Вот бы в лебедя превратиться, а то у нее вечно черт знает кто выходит.
    Бух! Бах! Хрях! Лисса шлепнулась в лужу, белыми крылами поднимая тучи брызг.
    - Анюта! - Взвыла она дурниной, понимая, что ее желание опять исполнилось. Да что же это такое!
    Митька от испуга чуть не наступил на нее, замахал для равновесия руками и, не удержав вместе, поехавшие, на размокшей глине ноги, шлепнулся на попу.
    - Госпожа колдунья!
    - Лисска! Ты молодчина! - Аня подпрыгнула от радости и, схватив ее за шею, выдернула из грязевого плена и раскрутив как спортивное ядро, запустила в небо. - Лети! - И видя, что она летит как штопор, башкой в землю, заорала. - Дура, крылья тебе на что!
    - Да что же вы так орете! - Митька встал, отряхивая портки от грязи и оглядываясь на дома, в любой момент ожидая, что хозяйские собаки поднимут лай на всю деревню.
    Лисса с ужасом видя приближение земли, отошла от шока и замахала крыльями, в последний миг уйдя в горизонтальный полет. Еще пара взмахов и взмыла в небо.
    - Йохо!!!!! - От нахлынувшего восторга клич вырвался сам собой.
    Кружа над садами и крышами домов, старательно огибая печные трубы, Лисса сделав пару больших кругов, закружила над Аней с Митькой.
    - Анька, это здорово!
    - Тьфу на тебя три раза Лисска. Давай уже бери веревку и перекинь через забор.
    Лисса сделала попытку сесть. С четвертого раза у нее получилось. По крайней мере та борозда в грязи длинной три метра такая мелось по сравнению с полным каюком, которым могли обернуться предыдущие попытки. Митька подыхал от смеха, схватившись за живот и притуляясь к забору. Аня хихикала, в очередной раз вынимая ее из лужи и отряхивая грязь с крыльев.
    - Да не хлопай ты ими, и так всю меня в грязи вывозила, будто я в одном хлеву со свиньями валялась.
    - Я не нарочно. - Лисса послушно сложила крылья вдоль тела и вперевалку на перепончатых лапах прошлась туда сюда вдоль забора, пока Аня разматывала с пояса веревку и совала ей в клюв, давая ценные указания по дальнейшему ее использованию.
    - Перелетишь через забор, превращайся обратно в человека и закрепи конец за дерево или, в крайнем случае, за крепкий куст. Только выбери такой, чтобы вес человека выдержал, а то свалимся.
    - А ефли не будет ни куфта ни дефева. - Говорить с веревкой во рту было жуть как неудобно, но не бросать же ее, а потом опять в рот совать уже грязную.
    - А их там и нет. - Наконец, обрел дар речи Митька. - Батя с мужиками каждый год по осени вырубают все на расстоянии полета стрелы, чтобы никто незамеченным не подкрался к забору.
    - Ефе… тьфу. - Лисса таки выплюнула веревку. - И за что ее крепить? Учти, что мне еще обратно превратиться нужно, не факт что получится.
    - Тогда придумай что-нибудь. Мозги тебе на что?
    Лисса зыркнула на подругу и на этот раз взлетела сама без посторонней помощи. Летать было великолепно, не то, что передвигаться по земле на четырех копытах. Птица слушалась ее, будто она вылупилась из яйца, а не родилась у своей мамы.
    Митька оказался прав. За забором было пусто, как будто тут прошла толпа мамаев. Ни дерева, ни чахлого кустика, даже трава была скошена под ноль. Унылое зрелище. Ничего интересного и Лисса полетела к лесу. У нее родилась отличная идея, как помочь Ане перебраться через забор. И главное, для этого не надо превращаться в человека. Пусть лучше ее утром опять Велена расколдует.
    Ха! В лес она влетела, но не подумала, что лебедь птица водоплавающая, а не сухопутная и со своими перепончатыми лапами не сможет сесть на ветку. А идея была проста как пятирублевая монета. Отломать сук потолще, да подлиннее. Пусть Аня привяжет к нему веревку, и перекинет через забор. Сук зацепится за острые зубцы, вот тебе и опора, лучше всякого дерева и главное можно забрать с собой, вдруг какой ретивый стражник будет совершать обход деревни и наткнется на их веревку. Тревогу еще поднимет, испугавшись, что на них напали.
    Так Лисса, тебя опять куда-то понесло. Поняв, что кружит над лесом без всякой цели, полетела обратно.
    - Ну что? - Аня с Митькой, увидев, что она ни с чем вернулась, приуныли. - Не получилось?
    - Как? У меня весла вместо лап, а чтобы сесть в лесу, нужны когти. - Лисса хотела добавить, как у орла, но задавила эту мысль в зародыше. Не хватало еще превратиться в другую птицу. К этой едва привыкла. - Но я у меня есть идея.
    - И для того, чтобы тебя осенило, надо было улететь на пол часа?
    Так долго? Она не заметила. Увлеклась наверно. Но как не увлечься, когда так здорово под крыльями пружинит воздух, неся тебя на своих волнах. Когда душа ликует от ощущения свободы, когда… не отвлекайся Лисса. Одернула она сама себя.
    - Все что нужно, чтобы перелезть через забор это крепкая палка с локоть. Митька, поищи в соседнем огороде.
    - Ой! - Спохватилась Анюта. - Я совсем забыла, что так тоже можно. Митька, что стоишь, лезь давай.
    - Ага, сейчас. Там же собаки. - Парнишка боязливо покосился на соседскую плетень. - Вдруг дядя Милентий узнает, что я лазил по его огородам и расскажет бате?
    - Так, - не по-детски разозлилась Аня. - А ну марш домой, а то может тебе еще и в лес нельзя, и на колдовство смотреть не можно. Митька, определись ты туда или сюда.
    Мальчишка обиженно засопел и полез через плетень, затрещавшую под его весом. Хилые тут какие-то заборы. Митька это тоже понял, так как быстро спрыгнул в сад, пока плетень под ним не проломилась, и скрылся в темноте среди деревьев. Послышался треск, в ночной тишине, прозвучавший словно выстрел. И пацан с прытью горного козла перескочил хлипкое огражденье, держа под мышкой увесистую ветку.
    - Такая пойдет?
    - То, что доктор прописал. - Аня, быстро примотала конец веревки строго посередине палки и, раскрутив, отправила в полет на ту сторону забора. Глухо стукнуло, она осторожно потянула и когда ветка показалась над зубцами, дернула, намертво ее застопорив.
    - Чего встали? Лезем. - Упершись ногой в вертикальную стену, крепче ухватила веревку руками и пошла по нему как по бульвару. Митька от удивления присвистнул, впервые увидев такой способ лазанья по заборам.
    Пока он глазел на попу Ани, обтянутую портками, да почесывал затылок, прикидывая, как сам взбираться будет, Лисса взлетела и стала медленно кружить, поджидая пока они спустятся с забора. Высота-то не шуточная. Но подстегиваемые азартом нарушения запрета они ловко попрыгали вниз и, прихватив с собой веревку с палкой, почесали в лес.
    - Лисска, ты должна найти способ превратиться обратно в человека.
    Аня, пыхтя от натуги, несла ее под мышкой, так как они забрались в такие дебри, что ей было сложно лететь, не задевая крыльями за густые ветви.
    - Я не могу. - Лиссе было неудобно. Лапы занемели, голова на длинной шее то и дело висла и тогда она больно ударялась ей об Анины коленки.
    - А ты пытайся.
    - Сто раз пыталась. - Она действительно хотела стать человеком и идти на своих двоих. Но как и в случае с коровами у нее не получалось повернуть процесс вспять.
    Митька, слушая их пререкания, устал ржать, и теперь только улыбался от уха и до уха, глубокомысленно молча. Еще бы. Попробуй он вякнуть, под руку раздосадованной колдунье. Вмиг окажешься не таким красивым.
    А вокруг лес был темный и густой. Ели стеной стояли, словно не хотели пускать их дальше, то и дело, норовя зацепить Аньку размашистыми лапами. Где-то ухала сова и слышались другие звуки, в другой раз показавшиеся бы Лиссе жутко страшными, так как это вам не пригород, где горожане вытоптали все, что только можно и весь подлесок вырубили на дрова. Здесь было взаправду страшно. Но сейчас все ее внимание было поглощено попытками превратиться в человека. И на прочее не хватало ни сил. Наконец она сдалась, полностью осознав безрезультатность своих попыток, толку от которых круглый ноль и сплошное расстройство нервов.
    - Не получается, хоть ты тресни.
    Трах! Бах! И она стоит на своих двоих в порванной Митькиной рубашке и расползшихся по всем швам сапогах, от которых осталась одна подошва. Хорошо штаны на месте. Щеголять перед мальчишкой голым задом было бы крайне неудобно.
    - Мои новые сапоги! - Вскричал Митька, хватаясь за голову. - Мать оторвет мне уши и заставит всю зиму в лаптях проходить.
    - Ну, ты Лисска! - Анюта сползла по ближайшей сосенке, корчась от истерического смеха. - На тебя надо амулет повесить иначе твое неуемное воображение до добра не доведет.
    Лисса не нашлась, что ответить и как давеча Славий, беспомощно развела руками, больно прикусив язык и выкинув из головы все посторонние мысли, чтобы опять чего-нибудь не наколдовать. А идея на счет амулета, сдерживающего силу, ей очень понравилась. Где бы его достать?
    - Ходют тут всякие, шумят колдуют. Кто такие? Пошто в лес пришли? - Послышался трескучий голос откуда-то из-за пенька, и они тут же притихли, прекратив ржать.
    В траве вспыхнул десяток светлячков, осветив небольшого человечка, больше смахивающего на еловую шишку с руками и ногами из тоненьких палочек, и головой в виде желудя, даже шляпка на ней имелась и хвостик, словно он только что с дуба рухнул, окончательно поспев.
    - Лешак. - Ойкнул Митька и сел на пень напротив, по совиному вытаращив глаза на человечка.
    - Не лешак, а леший. Правильных слов не знаешь, а еще сын ведуньи.
    - Кто сын ведуньи? - Не понял Митька.
    Но тут вмешалась Аня, пока хозяин леса, не сболтнул лишнего. Не спроста Велена хранила в тайне свою силу. Видать на то были веские причины.
    - Леший, поведай мне, далеко ли до круга силы?
    Девушка сделала знак рукой по воздуху перед собой, щелкнула пальцами, и он на мгновенье вспыхнул синей руной. Леший зыркнул на нее и с явной неохотой поклонился.
    - Доброй ночи колдунья. Неправильное время ты для обряда выбрала. Нонче слишком мало силы. Подождала бы денька два, пока круг войдет в полную силу.
    - Я бы с радостью, да время поджимает, возьму сколько есть.
    - Ладно, так и быть, покажу дорогу. Платить чем будешь?
    - А чем нужно?
    Лисса испугалась, что с них сейчас заломят такую цену, что Аня так и останется без силы. Потом сообразила, что это магическая сделка и вряд ли леший потребует с них золото, которого у них и так нет.
    Леший же, сделал вид, что задумался. На самом же деле разглядывая их и оценивая, что с них можно взять.
    - Прядь ее волос. - И указал сучковатым пальцем на Лиссу.
    Она плотнее запахнулась в лохмотья рубашки, отчаянно сознавая, как ужасно выглядит. Оборванная, босая, кожа мурашками как у того гуся.
    Трах! Бах! И гусь стоит посреди леса.
    От отчаяния Лисса заплакала. Аня взвыла, посрамив всю волчью стаю, а Митька свалился с пня, отчаянно хохоча. Даже леший удивился. Соскочил на землю и, подойдя к ней, ухватил за клюв и заглянул в глаза, благо они теперь оказались одного роста.
    - Ух ты какая сила. - И дерг перо у нее из крыла.
    Лисса, не ожидавшая такой подлости, клюнула лешего в нос.
    - Ой, простите. Я не нарочно. - Лисса попятилась от хозяина леса, и остановилась, упершись задом Ане в ноги. - Теперь мы в расчете?
    На одной руке у лешего лежала прядка ее волос. Второй он почесывал укушенный нос, и выглядел при этом донельзя довольным.
    - Теперь в расчете. - Хозяин леса обернулся к Ане, замершей с открытым ртом. Видимо на ее памяти еще никто не клевал леших. - Получишь ты полную силу, так и быть подсоблю. Но ты, - тут он опять повернулся к Лиссе. - За это поможешь очистить ото зла болото.
    Лисса кивнула, соглашаясь. Куда она денется. Иначе Велена зажарит ее на ужин, с яблоками в собственном соку, за то, что сами в лес сбежали и сманили за собой Митьку. Эх, до чего же не везет гусям. Лебедем быть однозначно лучше.
    Бабах! И она опять обернулась белокрылой птицей. Леший отшатнулся, да и сел на Митьку, хлопая от удивления глазами.
    - И амулет придарю, а то разнесешь округу. Что я делать потом буду? И направлю к кому нужно, чтобы обучил тебя. Ты опасна для окружающих, ты это знаешь?
    Лисса только и смогла что кивнуть, чувствуя во рту привкус крови от прикушенного языка и слушая гулкое эхо в голове полностью свободной от всяких мыслей.
    Аня не стала настаивать на ее превращении обратно в человека. Молча подхватила на руки и потащила вслед за лешим. Митька плелся сзади то и дело оглядываясь назад и вздрагивая, заслышав далекий волчий вой, раздававший в ответ на вопль Ани.
    Вскоре хозяин леса выел их на круглую поляну, указал в центр, где росло чахлое деревце.
    - Вот он круг. Дальше сама знаешь что делать. Да оставь этих за барьером, а то неизвестно что за силу ты получишь.
    Наградив поочередно Лиссу с Митькой строгим взглядом, призывающим беспрекословно слушаться старших, нырнул под корни ближайшего дерева и исчез бесследно.
    - Стойте здесь. - Повторилась Аня и, встряхнув кистями, пошла по кругу поляны, тихо напевая и делая руками пасы, словно сплетала невидимые нити в кружева.
    - Колдует. - Митька весь вперед подался, жадно следя за девушкой, глазами.
    Лисса тоже навострила уши. Даже клюв от удивления открыла, когда вокруг поляны, у кромки леса выросла стена голубого света. Дерево в центре начало стремительно расти, направляя ввысь серебряные ветви с золотыми листьями. Тучи разошлись, и россыпь ярких звезд украсила собою небо. Поляна стала вдруг огромной, хотя Лисса могла поклясться, ни она, ни лес с места не двинулись. Не иначе искривление пространства, явившее колдовскую суть этого мира.
    Аня закончила заклинание плести. По траве пробежали искры, вспыхнула пентаграмма с деревом по центру.
    - Кто посмел потревожить меня?
    Лисса от испуга спряталась в кусты. Рядом зашелестел травою Митька. Аня же без страха повернулась к дереву и, отвесив ему земной поклон, заговорила с великим почтением.
    - Прости, что потревожила тебя до срока мать. Но мне нужна сила.
    - Все хотят силы. - Тяжко вздохнуло дерево и, зашелестев кроной, качнулось, словно на ветру. - Не срок еще.
    Аня открыла рот, чтобы ответить, но дерево, взмахнув рукой ветвью, остановила ее, склонила крону, как люди склоняют на бок голову, чтобы подумать.
    - Слышу тебя. - Обратилось дерево к кому-то невидимому. - Хорошо, - выдохнуло, прошелестело. - Помогу, раз так.
    И резко распрямившись, взмахнуло всеми ветвями и осыпало Аню с ног дог головы сверкающей пыльцою.
    Аня закрыла глаза, раскинула руки и вокруг не, словно из сна видение, возник ореол полупрозрачного алого дракона, бьющего расправленными крыльями и ревущего во всю силу. Волшебная пыльца ярко вспыхнула и впиталась в змия, заставив его светиться нестерпимым для человеческого глаза светом.
    Лисса зажмурилась, чтобы не ослепнуть, а когда открыла глаза, все следы колдовства исчезли. Только Аня продолжала стоять посреди поляны, задумчиво глядя на деревце, вернувшее свой чахлый вид.
    - Вот это да! - Выдохнул Митька выползая из кустов, но не решаясь ступить в круг силы. - Настоящий змий. Я думал, вас всех давно истребили волхвы.
    - Им это почти удалось. - Аня повернулась к ним с кривой улыбкой на бледном осунувшемся лице. Видимо колдовство по добыванию силы много ее и забирает.
    А иначе как? Невозможно что-то получить, прежде хорошенько не поработав.
    - Ань, о чем ты? - Мудрая Лисса тоже не полезла на поляну, поджидая подругу под деревом, где их оставил леший.
    - Думаешь, нам с братом самим хотелось пожить в твоем мире? Ничего подобного, нас туда силой отправили, поняв, что не смогут победить. Но мы вернулись, и кому-то очень сильно не поздоровится. Пойдем Лисска, надо лешего найти.
    - Чего меня искать? Я тута.
    Лешак вылез из-под другого дерева, и проковыляв на своих коротеньких ножках остановился возле Лиссы.
    - А ну-ка, обернись человеком, если не хочешь лебедушкой навек остаться.
    Лисса не хотела и даже очень. И ее сила, подчиняясь неистовому желанию, вернула ей прежний вид.
    - А теперь нагнись.
    Лисса присела на корточки перед человечком и нагнула голову. Тот повесил ей на шею медальон на тоненькой цепочке, сразу же упавший в ложбинку между грудей.
    - Гм… хм… - потер он нос. - Действительно красиво.
    Лисса залилась краской, и тут же прикрыла грудь ладонью, попутно борясь с желанием стукнуть по башке ухмыляющегося лешего. Тот же видя, что добился цели, весело захохотал, от чего все чешуйки на его теле шишке встали дыбом, сделав его похожим на ощерившегося ежа.
    - А теперь еще один. - Ей на шею повесили кожаный шнурок с серым камешком, нырнувшим туда же куда и амулет, от чего Лисса покраснела еще сильнее. Хорошо ночь, темно и кажется никто, кроме лешего не видит ее смущенья. - Он будет светлеть и станет снежно белым, когда встретишь того, кто объяснит природу твоей силы. Никого другого не спрашивай, иначе попадешь в беду. По этой же причине, никогда не снимай экранирующий амулет. Тебе очень повезло, что в этом краю нет колдунов и нечисти способной тебе по настоящему навредить, а то бы не пережила прошлой ночи. А теперь идите, путь я укажу.
    И провалился под землю, оставив после себя кружиться светлячков. Насекомые взвились в воздух компактной кучей и полетели в лес, указывая дорогу к дому.
    - Бежим, пока они не улетели. - Аня первой рванул в лес. За ней Митька.
    Лисса еле разогнув затекшие ноги, заковыляла следом, поспешая со всех сил, чтобы не отстать. На удивление лес быстро кончился, не иначе опять леший подсобил, видать достали они его конкретно. Перед ними встал родимый частокол, окружающий деревню. И, повторив маневры, с дрыном и веревкой они, спустя пять минут, были по ту сторону забора.
    - Уффф, - облечено выдохнула Аня. - Вот это приключенье. Лисс, дай амулеты посмотрю, вдруг надул леший и ерунду подсунул.
    - И мне посмотреть дай.
    Вкрадчивый голос Славия, раздавшийся из темноты, заставил всех троих подпрыгнуть от испуга и с ужасом воззриться на воеводу в полном воинском облачении.
    - Я бы тоже глянула, что за безделушки в дар вы получили, и еще интереснее узнать за что?
    Велена вышла из-за дерева, поигрывая увесистой скалкой в сильных руках женщины выглядевшей не менее грозно, чем меч мужчины.
    Щелкнул кожаный ремень, и следом за женой вышел Хавроний, хмуря брови и поигрывая желваками на скулах.
    - Так, так. - С угрозой произнес отец Митьки, подступая к ним. - Чего это нам не спится? Может мне кто-нибудь толком объяснить?
    Ну, все. Попали, поняла Лисса, машинально сжимая в кулак оба амулета и вместе с Аней и Митяем медленно отступая спиной к забору.

Глава 8


    Всю дорогу до дома Хавроний пинал сына под зад, попутно разъясняя, какой он дурак, что с ведьмами увязался в лес идти.
    - Тебя могли волки задрать. Леший в чаще заблудить. Мавки насмерть затанцевать. Навки в подземное царство утащить. Да мало ли нечисти в лесу водится, охочей душу человека заполучить. А он уши развесил, на колдовство ему, видите ли, посмотреть охота.
    - Так ведь ничего не случилось, бать.
    Хавроний сдвинул брови и зарычал, что сын вместо должного внемления его словам еще и огрызается, и Митька пустился наутек от вконец озверевшего родителя. Пробегая мимо матери, получил еще и скалкой по спине, чтобы слова отца крепче запали в душу.
    - Вот я тебя, сопля зеленая.
    - Ма, не надо. Я все понял. - Митька юлой вертелся, пытаясь ускользнуть от материнского гнева. Но не слишком прытко, мать хоть и лупила, да любя, отец тот ремнем так отходит, шкуры живой на спине не останется. А так и наказанье получил и цел остался.
    - Что ты понял? Отвечай?
    - В лес не ходить, колдовства не видеть. - Неожиданно парнишка распрямился, оказавшись на пол головы выше матери, и улыбнулся, так что сердце женщины растаяло. - Ма, я больше не буду, честнее слово.
    - Ох Митенька, горюшко мое. - Велена всхлипнула и, выронив скалку, обняла сына, стиснув так, словно задушить хотела.
    Хавроний подошел и отвесил подзатыльник сыну.
    - Это тебе за материны слезы, поганец. - И пошел открывать ворота, так как они пришли.
    Славий придержал Аню в стороне, пока Велена водила Митьку умываться к корыту у колодца, категорически отказываясь пускать в дом такого чумазуру. Лисса тоже остановилась.
    - Все еще весело?
    Воевода не ругал их. Даже голоса не повысил. Просто глянул с грустной укоризной. И от этого стало так невыносимо стыдно, что захотелось сквозь землю провалиться. Ой! Лисса от ужаса, что сейчас очутится в царстве Навок, зажала рот рукой, но к ее великому облегчению ничего не случилось. Амулет, что подарил ей леший, действовал исправно, сдерживая неконтролируемые выбросы дурной силы.
    Аня дернула плечом и, вздернув подбородок, прошла мимо Славия, будто не слыша его слов. Подойдя к освободившемуся корыту, яростно умылась, и пучком травы взялась оттирать грязь с одежды.
    Ага, и ее проняло, хоть и не показывает виду. Лисса вздохнула.
    - Ты прав. Не весело. И даже не смешно. - Призналась она мужчине и тоже пошла, мыться, так как больше всех в грязи вывалялась.
    Лисса вслушивалась в окружающую тишину и не могла понять, что не так. Казалось, дом ведуньи живет собственной жизнью, отличной от людей. Он тихо вздыхал, потягивался со скрипом и излучал явно ощутимое недовольство тем, что хозяева еще не спят.
    - Это домовой шалит. - Велена зажгла еще одну свечку. На кухне сразу стало светлее, и скрипы прекратились, как и исчезло ощущение, что за тобой следят. - Не обращай внимания. Просто ему любопытно.
    Лисса с опаской покосилась в угол у печи. Именно оттуда она ощущала пристальный взгляд в спину. Естественно там никого не было. А ухват для горшков на домового не походил никаким боком.
    Велена села напротив них с Аней.
    - Дай амулет посмотрю. - Она протянула руку, и Лисса неохотно взялась за ремешки, собираясь снять их с шеи. - Да не снимай. А то опять в кого-нибудь превратишься.
    Лисса тут же убрала руки и перегнулась через стол к ведунье, чтобы та могла дотянуться до амулета, при этом ее не задушив.
    Женщина внимательнейшим образом изучила медальон, блокирующий силу. Даже, как показалось Лиссе, завистливо вздохнула, вертя его в руках и так и эдак. Но вот странно, камушек, долженствующий привести ее к учителю, оставила без внимания, будто не заметила.
    - Давно я его не видела. Последний раз в библиотеке академии. В одном из древних свитков. - Велена с явной неохотой выпустила амулет из рук, вернув владелице. - Знаешь ли ты, что он занесен в список пропавших артефактов, за нахождение которых ковен предлагает огромную награду?
    - Нет. - Лисса с удивлением воззрилась на невзрачную вещицу. Ничего себе приобретение. Да за ним теперь глаз да глаз нужен. Иначе не успеет очнуться, а его уже сперли.
    И словно подтверждая ее мысли, Велена предупредила ее о том же.
    - Так что если не хочешь с ним расстаться, никому не показывай.
    - Дай посмотреть. - Аня вцепилась в медальон, тоже подвергнув тщательному осмотру. Не постеснялась попробовать на зуб, как это делают с золотыми монетами. Только медальон был не золотой. Скорее всего медный, так как гравировка была покрыта зеленым окислением.
    - Велена, а его почистить можно? - Лисса выдрала медальон из рук подруги и сунула за пазуху еще одной Митькиной рубашки. Решили не переодеваться, так как в штанах на болоте всяко лучше, чем в длинной юбке.
    - Не можно, а нужно. Только делай это сама, чтобы не нарушить его работу. Ты ведь знаешь, что вещи, наделенные волшебной силой, признают одного владельца? И могут перейти к другому, только если хозяин добровольно с ними расстается?
    - Угу, или если их снимают с трупа. - Поддакнула Аня, при этом имея вид весьма серьезный. - Так что Лисска, если тебе дорога жизнь, никому не показывай, и не говори о том, что обладаешь таким сокровищем.
    - Чем дальше в лес, тем злее партизаны. - Пробормотала Лисса.
    Аня хихикнула, услышав ее бурчание. Велена удивленно выгнула брови, впервые услышав про новый вид нечисти. Она же чувствуя себя неуютно под взглядами волшебниц, встала и, подойдя к печи, налила себе из кадки чистой колодезной воды. От волнения пить захотелось. А после всех превращений, что с ней произошли в лесу, еще и есть к тому же. Но попросить стеснялась и потому выпила целую кружку, надеясь, что от воды без хлора и прочих примесей, к которым организм приучен с детства, ее не прослабит.
    - Теперь, когда мы разобрались с ночным происшествием. Нужно приготовиться к походу на болото. Аня что за защиту ты использовала прошлой ночью?
    Едва Лисса вернулась к столу. Велена взяла деловой тон, и они с Аней погрузились в обсуждение деталей предстоящей операции. Она понимала едва ли три слова из десяти, и потому положив руки на стол, уронила на них голову и вскоре заснула сладким сном, в котором ей снилось, что она опять в лесу, танцует на поляне с лешим, выделывая смешные па вокруг сухого дерева.
    - Лисса не спи. - Аня толкнула ее, и тут же подхватила, когда она чуть не свалилась с лавки от испуга.
    - Совсем сдурела? Я же сплю.
    - И я о том же. - Подруга сунула ей под нос кружку странно пахнущего отвара и кусок пирога. - Ешь, скоро уходим.
    - Как уже? - Глотнув горячего, она скривилась от противного вкуса. - Что это за гадость?
    - Отвар зверобоя, сделает тебя невкусной для падальщиков.
    У нее тут же пропал всякий аппетит и желание пробовать пирог. Что за начинку они в него засунули? Змеиные головы? Чтобы еще и ядовитой стать? Хотя пахнет обычными яблоками.
    - Скажи, что ты пошутила. - Взмолилась Лисса.
    - Скажу. - При том подруга была очень далека от юмора и всякого розыгрыша. - все что хочешь скажу, ты главное пей, я еще потом налью.
    Лисса еще раз нюхнула варево, глотнула. Не так уж плохо, только несладко и… ну да, она предпочитает чай, но если вопрос стоит так, то она готова пить отвар литрами, лишь бы упыри в ее сторону даже не смотрели.
    - Что это? - Глотая понемногу, горячо так, что язык обжечь можно, но видимо так и задумано, Лисса кивнула на стол, заваленный бусами, браслетами и широкими лентами с вышивкой явно магического содержания. Одну такую ленту Аня повязала ей на пояс, как кушак.
    - Здесь сила, повышающая естественную регенерацию тела. Не знаю, есть она у тебя или нет. Но если ты не обладаешь способностью само исцеляться, то пояс не даст тебе умереть, пока не подоспеет помощь.
    - А остальное?
    - Остальное тоже. Смастерили из того, что было. Надевай, не привередничай. Помирать так красивыми.
    Аня взялась навешивать ей на шею бусы из сушеных ягод, нанизанных на тонкую веревку, через одну с полудрагоценными камнями.
    - Щит. Не слишком сильный. Если ударят, будет больно, зато не смертельно. Действует практически против всей известной нежити. Это, - шею оттянула еще одна нить бус. - То же самое. Бузина и яшма, будут осыпаться по мере израсходования силы. К сожалению, ничего другого за столь короткое время придумать не удалось. У Велены практически нет запасов. И как ты поняла все это защита от магической атаки. Против прямого физического удара ни один щит не выстоит. Так что будь все время на чеку и в случае чего беги. Никакого геройства, ты поняла меня Лисска?
    Лисса кивнула. Ей вообще не хотелось никуда идти. Только отказываться теперь поздно. Аня обещала помочь Велене, она дала слово лешему, так что наряжаемся как хиппи и вперед, авось упыри, при встрече передохнут все от смеха.
    - Утро доброе.
    В кухню вошел Славий, бодрый, словно спать и не ложился. На плечах кольчуга, поверх новенькой рубашки. Меч в заплечных ножнах. На ногах мягкие сапоги, позволяющие ему ступать бесшумно, хотя как он при этом умудряется не бряцать железом, Лисса так и не поняла. Кисти и предплечья закрыты наручами, так же защищены ноги выше колен. Только голова осталась непокрытой, он, когда за ними в портал прыгал, забыл на подоконнике свой шлем, а заменить его здесь явно нечем. Не шапку же одевать, от нее все равно никакого толку.
    Лисса, закусила губу, чтобы сдержать улыбку. Можно заменить шлем ведром. Она видела несколько штук, висят рядочком на заборе. Сойдет, если прорезать в нем для глаз дырки, и как-нибудь закрепить на голове. Представив воеводу с ведром на голове, Лисса не выдержала и хихикнула. Все сочли, что это у нее на нервной почве, и сделали вид, что не заметили.
    - О привет, Славий. А где Велена? - Аня закончила обряжаться в бусы, затянула туже пояс, и напоследок повязала на лоб ленту, от чего рыжая челка вздыбилась над ней волной, придав ей вид киношного ниндзя.
    - Отправила Хаврония поднимать мужиков, и пошла будить Митьку. С нами пойдет.
    Воевода подошел к столу, взял пол пирога и в два куся, проглотил, запив отваром из кружки Лиссы.
    - А он зачем? Мешаться только будет. - Аня опять наполнила кружки.
    Лисса взяла себе другую, не рискнув требовать, чтобы Славий вернул ей кружку. Какая в сущности разница из какой пить. Разве что та ей больше нравилась, на ней была красивая роспись огнем горящих веточек рябины. Она всегда была неравнодушна к красивой посуде. Это еще с детского дома осталось. Желание выделиться из общей массы детей, хоть чем-нибудь. Помнится в столовой, она всегда выискивала взглядом тарелку с голубой полоской по краю. И старалась сесть возле нее раньше других. Та тарелка одна была такая, самая красивая, потому и не выкидывали, несмотря на небольшой скол и трещину. Ждали, пока совсем расколется.
    - Лисска, опять спишь?
    Сморгнув воспоминание с ностальгической грустью по безвозвратно ушедшим временам, Лисса улыбнулась.
    - Уже нет.
    - Всем утро доброе.
    Митька вошел в полосу света. Весь заспанный и взъерошенный словно воробей. Аня и его усадила к столу, заставив через силу проглотить кусок пирога.
    Лисса зажгла еще свечи, так как старые совсем оплыли и грозили вот-вот погаснуть, при этом мельком наблюдая за воеводой. Она помнила о том, что у мужчины раненая спина. Сам он, похоже, давно забыл об этом, ни разу не сморщившись от боли. А может допинг, какой принял? С него станется наесться мухоморов, лишь бы не отпускать одних на болото.
    - О чем душа мается?
    Лисса подпрыгнула от испуга и резко обернувшись, стукнула воеводу кружкой по груди, выплеснув на него остатки отвара, что в ней были.
    - Идиот! Так пугать из-подтишка! Ой! Извини, я не хотела. - Она кинулась за полотенцем и принялась вытирать мокрое пятно, но делать это через кольчугу оказалось не так просто. Наконец, Славий не выдержал и, отобрав полотенце, взял ее за руки, чтобы не суетилась.
    - Брось, высохнет. Ты чего так нервничаешь? Не знаешь, что в таком состоянии идти на дело, верная смерть? Если не можешь взять себя в руки, лучше дома сиди, без тебя управимся.
    Лисса онемела. А потом взорвалась.
    - А ты?
    - Что я? - Не понял ее мужчина, но рук при этом не отпустил, и Лисса не могла никуда деться от его пристального взгляда.
    - У тебя спина изранена, но ты идешь, а мне запрещаешь. - И залилась краской до самой шеи, осознав, насколько жалобно прозвучал ее голос. Позор Лисска, струсила перед каким-то мужиком. А как тут не трусить, если он возвышается над тобой как скала и гневно дышит в макушку, так как твой нос не достает ему даже до ключицы.
    - Спина? - Удивился Славий. А она разозлилась.
    - Да спина. Не помнишь кому вчера у ручья раны мыла? И кого на болоте чуть на куски не порезали?
    Славий растерялся, не понимая, из-за чего она подняла столько шума.
    - Так зажило давно.
    - Как зажило? - Вся ее злость испарилась как вода из чайника, с которого вовремя сняли крышку. Она с недоумением смотрела на воеводу, не понимая, как такое может быть. Она же видела, трогала руками. Не могли такие раны быстро затянуться. На это от силы неделю надо, а тои больше. - Покажи!
    - Прям здесь? - В глазах мужчины зажглись огоньки смеха, и сразу цвет сменился со стального серого на серебристый.
    - Да. - Лисса решила не сдаваться и настоять на своем. Все равно не поверит, пока не увидит, а то, что на них с пристальным вниманием смотрят Аня с Митькой, ее не волновало. Не портки, же она просит его снять, а задрать рубашку.
    Под усами в бороде мелькнула широкая улыбка. Мужчина снял со спины меч, пристроив в углу возле печки и, развернувшись, оголил спину.
    Лисса вздрогнула. Дрожащие пальцы сами потянулись к чудовищным рваным шрамам, избороздившим спину. Твердые вздувшиеся рубцы рассасывались прямо на глазах. Если так пойдет и дальше, то через неделю от них не останется следа. Славий оказался прав, все зажило, даже не загноившись.
    Как зачарованная она водила руками по спине мужчины, не замечая, как эта самая спина краснеет от смущения, Аня начинает подхихикивать, а Митька пускает пузыри в кружку, пытаясь таким образом заглушить смех.
    - Лисс, я понимаю, что ты до мужика дорвалась, но тебе не кажется, что сейчас не время и не место к нему липнуть?
    Лисса опять вздрогнула и, залившись краской, как свекла, тут же убрала руки в глубокие карманы. Славий одернул рубаху, вместе с ней кольчугу и изо всех сил пытаясь побороть собственное смущение, с расстройства сжевал вторую половину пирога.
    - Мамка идет. - Подал голос, ухмыляющийся Митька. И на кухне разом воцарилась деловая атмосфера. Все засуетились, засобирались, безтолку, зато при деле.
    Вошла ведунья. Пока где-то ходила, успела сменить юбку на штаны мужа, мягкие башмаки на высокие сапоги до колен и выглядела при этом так же экзотично, как и остальные. На шее не меньше шести ниток бус, запястья все в браслетах. Косы перевиты лентами, а на тонкой талии перевязь с двумя мечами.
    Славий уважительно кивнул женщине. Аня сделала вид, что так и надо. Лисса с Митькой переглянулись. Мальчишка хмурил брови, пытаясь уложить в голове новый образ матери. Как же так? Откуда? И почему я ничего о том не знаю? Лисса пожала в ответ плечами, мол, в жизни всякое бывает. Славий усмехнулся, без труда поняв смысл их переглядываний. Аня спрятала улыбку за кружкою отвара. Велена строго глянула на всех и скомандовала собираться в дальний путь.
    - Пора. Светает.

Глава 9


    - Давай, - легонько подтолкнул ее в спину Славий. Остальные стояли в сторонке и не давили на психику, понимая, какого это, вернуться туда, где тебя чуть живьем не съели. - Ты должна перебороть свой страх, иначе он останется с тобой на всю жизнь.
    - Слушай, кончай лечить мне нервы. - Огрызнулась Лисса. И уже тише, только для себя буркнула. - Можно подумать я этого не знаю.
    Давай Лисса, на раз два три… и она осталась стоять на месте. Ноги приросли к земле, не желая ступать на болото. Да что же это за такое. Никогда не была трусихой, а тут. А тут полное болото всякой нежити, готовой напасть на тебя в любую минуту. И ей плевать, на то, что ты будешь активно против. Числом возьмут и никакие амулеты и защитные щиты против толпы мертвяков ей не помогут. Молодец Лисска, докопалась до причин своего страха. А теперь давай скажи подруге и ведунье, что ты не доверяешь им как магам и потому никуда с ними не пойдешь. Так Лисса, опять тебя в дебри понесло. Кончай рефлексировать и давай топай.
    - Ну, с Богом. - Глубоко вздохнув, она сделала шаг, другой третий и когда ноги, обутые в сапоги по щиколотку утонули в болотной жиже, нашла в себе силы не заорать, не запрыгать и идти спокойно. Кто бы знал, чего ей стоило, это спокойствие. Но улыбки и облегчение на лицах спутников послужили утешением, что она приняла единственно верное решение.
    - Молодец, Василиса. - Похвалила ее Велена и, обогнав, пошла вперед. За ней Славий с Митькой. Аня глянула на них и пошла рядом, пока тропа позволяла идти вместе.
    - Ань, а зачем мальчишку с собой взяли?
    - Я почем знаю. - Пожала плечами подруга, при этом, шаря взглядом по болоту. Пусть только упырь попробует из-под кочки вылезти. Сразу молнией меж глаз получит.
    Лиса завистливо вздохнула. Она тоже так хотела. Расшвыриваться молниями направо и налево, ничего не бояться и выглядеть крутой. Увы, Аня была такой и без магической силы. Смелая. Она, не задумываясь, кидалась драться, если считала это нужным, но могла быть и нежной, как домашняя тигрица.
    - Не дрейфь, Лисска. - Подбодрила ее подруга. - Держишься молодцом.
    - Угу, до тех пор, пока не покажется упырь. И будете потом ловить меня по всему болоту или вытаскивать из трясины. Ань я не знаю, как отреагирую, если… - Не закончив фразу, Лисса содрогнулась от сжавшего внутренности страха. Ей все время чудилось, что тропа под ней проваливается, и со дна тянутся холодные склизкие руки. Но ноги, несмотря на чавканья и хлюпы, твердо стояли на тропе, давая шаткую уверенность, что это самое обычное болото с мшистыми кочками, покрытыми алыми крапинками созревшей клюквы. Редкими деревцами, островками суши, обильно поросшими чахлой растительностью и озерцами водной глади, отражавшей розовеющее рассветное небо в рваных облаках.
    И тут проснулись комары и мошки и сразу кинулись на них жужжащим роем. Лисса напрочь, позабыла про свои страхи, отмахиваясь от приставучих насекомых.
    - Совсем про них забыла. - Всплеснула руками Велена и кинулась собирать какую-то траву. Раздав пучки, показала, что с ней делать. - Нужно размять, и соком натереть лицо руки и одежду и мошкара отстанет.
    - И будем мы зеленые как инопланетяне. - Лисса скептически смотрела, как между ладоней образуется зеленоватый сок с приятным цитрусовым запахом.
    - Не, как кикиморы. - Хихикнула Анюта активно натираясь соком и смахивая с щек прилипшие травинки. - Авось за местную фауну сойдем, и нас не тронут.
    Велена улыбнулась. Славий хмыкнул.
    - Тогда я буду водяной.
    - А я кто? - Митька с зеленой рожей выглядел до того уморительно, что вызвал взрыв смеха, распугавший всех лягушек.
    - Будешь у нас русалом, так и быть. - Отсмеявшись, воевода присвоил мальчишке звание в их отряде домашней нежити и они потопали дальше, так как идти осталось совсем немного. Уже виднелся большой остров и на нем черные каменные глыбы. Те самые развалины, что не давали ведунье жить спокойно.
    Лисса шла, стараясь не отвлекаться по сторонам, внимательно следя, куда ноги ставит. Искупаться в болотной тине ей ни капли не хотелось. Сей процесс до того завладел ее вниманием, что она не заметила, как все остановились, и она ткнулась в Аню, та толкнула Митьку. Мальчишка от испуга скаканул вперед, чуть не сбив с ног Славия. Воевода вовремя ухватил его под мышку и вдвоем они едва устояли на тропе, чуть не сбив с ног Велену.
    - Вы можете вести себя тише? - Шикнула на них ведунья.
    - Аня! - Славий оглянулся на юную колдунью.
    - Лисса! - Огрызнулась та, передавая эстафету.
    - А я что? Я ничего. Споткнулась просто. - Лисса отошла на шаг. Какие все нервные. Было бы с чего. На ее взгляд в тех развалинах ни один здравомыслящий колдун жить не будет. Крыши нет, полуразрушенные стены, а подземелья наверняка затоплены и полны пиявок и ужей. Не говоря уже о том, что чтобы преодолеть стену из осоки и камыша, понадобится меч Славия и его недюжинная сила. - А там точно кто-то есть?
    - Лисска, ты можешь помолчать минуту? Сглазишь, где мы потом колдуна искать будем?
    Велена закатила глаза к небу, махнула воеводе и Славий, взяв меч в руки, шагнул к непреступной стене разросшейся растительности.
    - А ну-ка, посторонитесь. - Скомандовал он, замахиваясь, что есть силы.
    Лисса Аня и Велена столпились на краю острова, чтобы не попасть под удар меча. Митька отошел в сторону, рассматривая какие-то кочки.
    - Мам, а это что?
    - Не трогай ничего руками! - Вскричала ведунья, когда сын еще не договорил, и кинулась к нему.
    Ей тоже стало любопытно, но Аня не пустила, удержав на месте.
    - Лучше туда смотри.
    Лисса оглянулась. Славий уже прорубил проход и сквозь поредевшие кусты были видны развалины.
    - Офигеть, Ань откуда?
    - Я почем знаю.
    Не дожидаясь ведуньи, они пошли за воеводой, закончившим косить и вышли на сухую поляну с круглым фундаментом, вокруг которого валялись обугленные почерневшие валуны по три тонны весом каждый.
    Подошла Велена, неся в руках осколок камня, с какими-то рисунками. Митька, вытирающий руки о штаны.
    - Когда-то здесь была башня. Из деревни в нее был выход, но однажды молния ударила в крышу, уничтожив ее вместе с порталом. Это случилось пять лет назад, я тогда зачистила все магические следы и с тех пор больше сюда не ходила. Давайте разделимся и тщательно все осмотрим.
    - А это не опасно? - Славий подозрительно косился по сторонам, не спеша убирать меч в ножны.
    - Я не чувствую здесь присутствия магической силы, ни старой, ни новой. Но все равно, вдруг я в прошлый раз что-то важное из виду упустила. Митя, Славий, Василиса, не трогайте ничего руками. Если найдете что-нибудь подозрительное, сразу меня зовите или Аню.
    - Есть! - Отсалютовала Лисса и, не обращая внимания на бросаемые ей в спину взгляды пошла гулять по острову, прекрасно понимая, что ничего путного ей не найти. Почему? Да потому что в жизни не отличит обычный камень от магической штучки, если только она не будет сделана из золота и сплошь утыкана драгоценными камнями.
    Зато хорошо было оказаться в одиночестве и, не опасаясь пристального взгляда Велены, смотреть по сторонам. Руки так и тянулись ковырнуть обугленный камень и посмотреть, что скрывается под слоем золы. Лисса оглянулась, дабы удостовериться, что она одна.
    Где-то за кустами слышались голоса Славия и Мити. Воевода объяснял жадно внимающему мальчишке смысл своего чина и связанные с ним обязанности. Еще дальше Велена и Анюта обсуждали вероятность разграбления разбойниками такого злачного места. По мнению Велены разбойников в их лесах отродясь не было. Аня утверждала, что они были, есть и всегда будут и ни за что не упустят возможности на халяву поживиться, даже если для этого придется преодолеть сто верст и все лесом.
    Лисса хихикнула. Она была полностью согласна с подругой. В этом мире или в том, откуда она пришла, людьми всегда двигали одни и те же страсти.
    - Так, посмотрим, что у нас тут.
    Отломив от куста палку, она взялась соскребать с валуна слой гари, но все что обнаружила под ней это зеленоватый гранит с золотистыми вкраплениями слюды. Кто-то не поленился притащить с гор в болото эти камни и построить башню. Может, этот кто-то и создал сеть порталов, соединяющих деревню и отдаленные точки по всей округе? Велена клялась, что это не ее работа. Когда искали место для деревни, случайно набрели и решили приспособить для своих нужд. Тем более, что для открытия портала не нужно быть магом. Достаточно знать правильные руны того места, куда хочешь пойти и выставить их на деревянных колесах, на столбах в деревне. Лиссе вся эта система напоминала знакомую технологию цифровых замков и то, что местный колдун воплотил ее в этом мире, здорово удивило их с Анютой. Они даже предположили, что тот, кто создавал порталы, был выходцем с Земли. Но тогда получалось, что вся система создана недавно. Лет тридцать назад, когда в ее мире появились первые компьютеры. Велене они о своей догадке ни слова не сказали. Решив, если представится возможность самостоятельно ее проверить. Жаль здесь столбы сгорели. Будучи деревянными, они не пережили пожара пятилетней давности. Зато есть пара на лугу. Вот на них и можно будет посмотреть… пристально. Главное найти повод подольше задержаться в деревне.
    Так, а что там у нас такое интересное выглядывает?
    Кусок цепи торчал из-под земли, так и призывая за него дернуть. Ухватившись покрепче, Лисса потянула, выворачивая мох вместе с комьями земли. Цепь тянулась и тянулась, увлекая ее к кромке болота, и ушла под воду.
    - Твою ж маму. Аня! - Крикнула она, понимая, что самой соваться к упырям не стоит. Лучше позвать подмогу.
    Затрещали кусты, топот бегущих ног и подруга на пару с ведуньей выбежали из-за обвалившейся стены.
    - Что у тебя?
    - Цепь. Она явно к чему-то крепится, но это что-то под водой. - Лисса отступила, давая волшебницам дорогу.
    Тут подоспели и Славий с Митей.
    - Держи крепко. - Велена вручила воеводе конец цепи. - А я попробую воду развести. Аня щиты поставишь, чтобы она не натекла обратно?
    - Запросто. - Аня сцепила пальцы, вывернула ладони, хрустнув суставами, разминая руки перед работой.
    Ведунья положила руку на поверхность болотной жижи, прикрыла глаза и зашептала заклинания.
    Мох дрогнул и словно живое существо стал расползаться в стороны, открывая под собой бурую жижу, закружившуюся воронкой в которой замелькали полусгнившие камыши. Славий натянул цепь, но пока конца не было видно. Между ладоней у Анюты появилось синее свечение, и чем шире она разводила руки, тем ярче оно становилось. Воронка тем временем приобрела в диаметре три метра, углубилась на все четыре. Теперь уже в ней вертелась черная жижа, издавая жуткое зловоние гниющей органики. Слава Богу, упырей не видно. Вздохнула Лисса, медленно отодвигаясь подальше от берега, где уже из мха и грязи образовался целый вал.
    - Есть! Аня фиксируй.
    Аня бросила заклинание в центр воронки. Велена убрала руки, но края не плюхнули обратно в яму, а уперлись в невидимую преграду, словно в воду воткнули гигантский стакан с прозрачными стеклянными стенками.
    - Силовой барьер. - Пояснила Аня в ответ на изумленный взгляд Лиссы. И тут же сунула любопытный нос в яму. - Ну, ничего себе. Славий тяни.
    - Что там? - Воевода дернул. Цепь звякнула без всякого эффекта. - Крепко, а ну посторонитесь.
    - Сейчас помогу. - Аня прыгнула вниз. Лисса только успела ойкнуть от испуга и перегнувшись через край, глянула что так заинтересовало подругу.
    На дне обнаружилась каменная плита из такого же гранита, из которого была построена башня. В центре квадратный люк, в него вделано изрядно поржавевшее кольцо, к которому крепился другой конец цепи.
    - Как у тебя это получается? - Велена смотрела на нее ошарашенным взглядом.
    Лисса пожала плечами и развела руками.
    - Шла, шла, конец цепи нашла. Да бросьте, разве может быть там что-то интересное? Наверняка вода просочилась и все уничтожила.
    - Не скажи. - Послышалось со дна магического колодца. Аня колдовала над кольцом и той частью цепи, что пролежала под водой, укрепляя связи, чтобы, когда Славий дернет, та не рассыпалась прахом. - Люк запечатан герметично. Так что может и найдем что интересное. Но я склонна согласиться с Василисой, она часто оказывается права.
    Велена только покачала головой. Митька так тот вообще стоял с отрытым от удивления ртом, впервые в жизни видя, как мать колдует.
    - Готово! - Аня глянула обо что бы вытереть руки от ила вперемешку со ржавчиной и не найдя ничего путного, отерла о штаны, все равно грязные после стояния на коленях.
    Славий поднатужился, потянул сначала аккуратно. И когда цепь выдержала сильнее и, наконец, дернул со всей силы. Люк вылетел из паза с хлопком взорвавшейся петарды, едва не прибив Аню. Лисса только успела заметить, как вокруг тела девушки вспыхнуло голубое свечение, о которое ударился люк, не причинив ей вреда, только отбросив к дальней стенке колодца.
    - Фууууу! - Аня зажала нос. Остальные отшатнулись от жуткого запаха, вырвавшегося из подземелья вместе со спертым воздухом. - Если колдун когда-нибудь тут жил, то мы только что вскрыли его могилу.
    - Вполне возможно. - Велена скатилась вниз и, собрав руками воздух, словно пряжу, Лисса была готова поклясться что видела как он в виде пучков нитей зажат в руках ведуньи, но потом она моргнула и видение исчезло. А Велена толкнула воздух в открывшийся лаз выдавив наружу новый поток вони вперемежку с пылью.
    - Раз есть пыль, значит там сухо. - Славий спрыгнул к женщинам. - Лисса, Митька побудьте снаружи, покараульте и если что кричите что есть силы.
    - Эй, так не честно. Я тоже хочу посмотреть, что там. - Возмутился Митька, поняв, что его лишают самого интересного.
    - Митя останься. Это может быть опасно. По этой же причине и Василиса не идет с нами. - Голос Велены был мягким и увещевающим, но ни у Лиссы, ни у парнишки не возникло даже мысли ослушаться и поступить иначе. Аня нахмурилась, но промолчала. Славий, тот уже успел сунуть голову в лаз и потому ничего не видел.
    - Колдуньи, наколдуйте свет, там темно хоть глаз выколи.
    - Легко. - Аня сотворила шаровую молнию, и когда Славий вылез, запустила ее вниз. - Ну? Кто первый рискнет здоровьем?
    - Я. - Велена решительно шагнула к проему и легко спрыгнула вниз. - Прыгайте здесь не глубоко. - Послышался ее голос, словно из трубы.
    - А если бы было глубоко? - Поинтересовалась Лисса, присаживаясь на подогретый солнцем валун, готовясь ждать ровно до заката. Дольше ее никакая сила на болоте не удержит.
    - На глубоко есть левитация. - Аня подпрыгнула, на мгновение зависнув над дырой, и плавно ушла под землю, махая на прощание рукой.
    Славий без всяких спецэффектов крепче сжал меч в руке, сел на край, свесив ноги, и оттолкнувшись свободной рукой, прыгнул глухо приземлившись. Голоса гулким эхом заметались, но о чем они там говорили, было непонятно, а потом Славий Аня и Велена ушли вглубь подземелья и их голоса совсем стихли.
    - Так не честно. - Заныл Митька, только что не прыгая вокруг воронки, и пытаясь сверху заглянуть в дырку. - Они там, а нам что делать?
    - Не знаю как ты, а я буду завтракать. Жутко это голодное дело освобождать болото от упырей. Хотя каким боком к этому относится лазанье по колодцам, ума не приложу.
    - Я тоже.
    Парнишка повел носом, когда Лисса развернула узелок с картошкой, салом и перьями зеленого лука. Пахло вкусно. Тем более она успела уже изрядно проголодаться. А, представив, как после лука от нее не только упыри будут шарахаться по сторонам, но и сам колдун сбежит без оглядки, принялась с аппетитом есть, честно поделившись с Митькой.
    - Хорошо тут. - Проговорила она с набитым ртом.
    Действительно, если бы не таящаяся на дне угроза, можно было прекрасно отдохнуть. Солнце уже почти встало и теперь ласково пригревало, заставляя глазки жмуриться и клониться в сон. Благодаря травяному соку гнус их не тревожил. Стрекозы, блестя на солнце крыльями, то и дело залетали посмотреть на притаившихся в кустах людей, и покачаться на листьях камыша. Легкий ветерок ерошил волосы. Лисса прикрыла глаза, прекратив хрумтеть луком. Впервые в жизни она слышала, как поет болото. Хор лягушек, переплетался с птичьим щебетом и уханьем кукушки. Жужжание насекомых низкой нотой дополняло симфонию звуков.
    Даже Митька присмирел, перестав ворчать на несправедливость мира. Откинувшись на плоский камень, он закинул руки за голову и, закрыв глаза, с отстраненной улыбкой слушал вместе с ней.
    - Никогда не знал, что мать колдунья.
    - Угу. - Поддакнула Лисса. Собеседник мальчишке был не нужен. Ему просто нужно было выговориться вслух, чтобы создать в голове новую картину мира, в одну ночь, перевернувшуюся для него с ног на голову. Так что одобрительно поощрительные звуки, были самое то.
    - В деревне тоже об этом не знают.
    - Вот и ты помалкивай. - Лисса глянула на последнюю картошку. Осилит, не осилит? И решив, что выкидывать продукты нехорошо надкусила сразу половину.
    - Я то буду. Да зачем она призналась? Толку оттого, что я знать буду? Только соблазн кому-нибудь разболтать.
    - Может, ей надоело врать? Об этом ты не подумал? Не пробовал хранить тайну, не смея ни с кем о ней обмолвиться и словом?
    - Не а. Нет у меня тайн. Да и откуда взяться, если дальше леса я ничего не видел.
    - Брось ныть. Некоторые и леса никогда не видели.
    - Как так? - Митька даже глаз открыл, готовясь услышать от нее страшную тайну про тех, кто всю жизнь провел в мрачном подземелье в заточенье у злого колдуна.
    Лисса хихикнула, ну и воображение у мальчишки.
    - Легко. В степи бывает, едешь… то есть скачешь на лошади несколько дней подряд и ни одного дерева так и не увидишь. Одна трава, причем жухлая и пыль. Мне больше лес нравится. Так что ты просто счастливчик, что живешь тут.
    - Угу, - угукнул Митька, опять закрывая глаза. - Счастья больше некуда.
    Лисса пожала плечами и, вытряхнув платок от картофельных крошек, сунула за пазуху. Она не нанималась в матери утешительницы. Поэтому оставила реплику парнишки без ответа и погрузились в созерцательное слушание, когда Митька вдруг опять заговорил.
    - Говорят, за лесом есть большие города, где проживает уйма народа. Торговые галеры бороздят моря и реки. И над башней магической академии в столице, сияет камень Селенит.
    - А зачем он там нужен? - Лисса сорвала осоку, очистила от листьев и вгрызлась в сочный стебель, заедая привкус лука. Черт с ними с упырями, пусть живут… покамест. Она добрая, когда сытая.
    - Как это зачем? - Встрепенулся Митька, приподнялся на локтях и наградил ее самым осуждающим взглядом. - Он волшебный, позволяет ученикам полнее раскрыть свои силы. И для защиты служит, как оберег.
    - Это все понятно. - Лисса сорвала еще осоки, вкусная зараза. - Зачем его было устанавливать на крыше? Вдруг свалится, уйма народа может погибнуть. И ремонт порушенной башни влетит не в один златень. Не проще спрятать его в подвале. Заодно подальше от воровского взгляда.
    - Да ты соображаешь, о чем говоришь? Это же Академия Высшего магического искусства. Какие воры! Какой там упадешь. Он намертво приделан! Он же волшебный.
    - Ты сам видел, что так рьяно говоришь?
    - Отец рассказывал. Он врать не будет. Они с матерью пока в деревне не поселились, раньше в городе жили.
    Лисса услышала в голосе мальчишки явное сожаление о таком их решении. Дурак, не понимает, что ему повезло вырасти нормальным в отличие от многих, чьи души цивилизация поглотила безвозвратно. Она бы с превеликим удовольствием осталась здесь жить, при условии, что изведут всех упырей и прочих гадов. Но ей надо женихов найти и разобраться, что за игру Иван с Кощеем затеяли и ее втянули. Да заставить их снять кольца, сама она сделать это не могла, сколько ни пыталась, хоть руби пальцы, по-другому не выходит.
    - Слышишь? - Выдернул ее из мрачных мыслей Митька.
    - Где? - Лисса оглянулась.
    - Там! Показалось, что кто-то шел через кусты.
    Они переглянулись, разом побледнев от страха. Мало ли кто может шастать на болоте днем. Вдруг это колдун вернулся, а у них нет даже кухонного ножа, чтобы защититься.
    Лисса прислушалась. Кусты и правда трещат, и слышатся чавкающие шаги. Она вскочила, и на ходу снимая с шеи амулет, блокирующий силу, бросилась в ту сторону, откуда развались звуки. Митька, прихватив каменюку поувесистей, за ней. Обежав развалины, они встали, не зная смеяться или нет. Упитанный кабан, застряв в кустах, не спешил покидать убежище, защищающее его от надоедливой мошкары и рыл носом мох, выискивая, съедобные корни и с чавканьем жуя.
    Услышав шум, обнаглевший хряк даже рылом не повел, а когда увидел двух людей, только смачно хрюкнул, обнажив желтые клыки, и видя, что они не двигаются с места, вернулся к прерванной еде.
    - Ничего себе. - Прошептал Митька, медленно отступая назад под защиту развалин. - Здоровый гад, если нападет, порвет как пить дать.
    - А если мы его? Будет в случае чего чем откупаться от упырей, если застрянем на ночь на болоте.
    - Чем? Голыми руками?
    - Можно магией. - Неуверенно предложила Лисса, отступая вслед за парнишкой, не зная, что может выйти из ее колдовства. Явно ничего путного, судя по прошлым попыткам.
    Забравшись на самый верх, они залегли на камнях, не упуская из виду продолжавшего кормиться кабана и одновременно наблюдая за ямой в болоте, но пока из лаза никто не появился и даже шума не было слышно, подтверждающего, что их спутники уже близко.
    - А ты сможешь?
    - Превратить его в кого-нибудь не такого большого?
    - Кого? - Глаза Митька заблестели в предвкушении охоты с помощью колдовства.
    Лисса задумалась. В кого бы превратить хряка, чтобы не убежал, не напал, не поднял шум, и не улетел вольной птицей. На ум приходили только растения.
    Хлоп! Бах!
    И на месте бедной свинки стоит раскидистая березка с десятком золотых колец, словно обручи обхватывающими тонкие ветви.
    - Ух ты! - Восхитился Митька и, спрыгнув вниз, дважды обошел дерево, смотрящее на него поросячьими глазами, выпирающими посреди ствола вместе с пастью увенчанной черным волосатым пятаком.
    - Хрю! Иииии! - Заверещал кабан на всю округу, возмущенный таким произволом.
    Птахи умокли и, вспорхнув улетели куда подальше от такого чуда. Жабы попрыгали в воду, и таращились на них, выставив над поверхностью одни глаза.
    Лисса на попе съехала по камню, не рискнув прыгать. Нацепила обратно медальон и вытаращилась на Березового кабана с ужасом представляя, в кого за это ее превратит Велена.
    - Ох, и влетит мне от твоей мамки. - Со стоном призналась Лисса.
    - Ага. - Поддакнул совершенно счастливый Митька.

Глава 10


    Бедного хрюшу так и не расколдовали. Она не рискнула, побоявшись сотворить такое, после чего даже Велена не сможет вернуть ему обратно поросячий вид. И когда ведунья, Славий и Анюта выбрались из подземелья, таща на закорках тюки драной ткани с завернутыми в нее книгами, ведунья устроила ей настоящий разнос как препод за опоздание на его экзамен в институте.
    - Как можно быть такой безалаберной, Василиса. А что если бы нежить среагировала на выплеск магической силы? Хочешь нам тут всем устроить братскую могилу? Пожалуйста, только без меня и Мити.
    - Остынь, Велена. - Славий положил грязную ручищу женщине на плечо, и та устало опустила плечи.
    - Ни на минуту нельзя оставить без присмотра, прямо дите малое, да и только.
    - Она и есть дите. - Аня тряхнула кудрями, смахивая с них паутину, собранную по углам подземелья, но та приклеилась намертво, и девушке пришлось выбирать ее руками. - Правда, Лисска, кончай чудить. А то неровен час, беду накликаешь, а справиться с ней не сможешь. Дождись лучше, пока научишься чему путному, тогда и колдуй на здоровье, никто слова поперек не скажет
    - Обещаю тридцать раз подумать, прежде чем колдовать. - Честно-честно пообещала Лисса, держа за спиной руку со скрещенными пальцами. - А что вы интересное нашли? Посмотреть можно?
    И она без всякого стеснения сунула нос в первый сверток. Книги были старые в кожаных переплетах с пожелтевшими страницами и засаленными углами. Сразу видно их читали вдумчиво и часто.
    - Осторожно, не повреди. - Воскликнула Велена, видя, что она взяла одну.
    Лисса кивнула, заворожено листая страницы и любуясь рукописным текстом. То, что она не могла прочесть ни строчки, ее не особо расстраивало. Рунная азбука, используемая в этом мире, была для нее сравнима с китайскими иероглифами. Но сам факт того, что она держит в руках книгу, от начала и до конца сделанную и написанную руками, заставлял душу трепетать от охватившего ее восторга.
    - Если в них нет ничего умного, можно я себе одну возьму? - Взмолилась она, глядя на Велену щенячьими глазами.
    Им не понять ее страсти к антиквариату, в особенности к книгам, папирусам и свиткам, хранящим историю былых времен. И желание обладать хоть одной книжкой, было сродни навязчивой идее, когда ты до боли хочешь что-то, но ни как не можешь получить.
    - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. - Она сильнее прижала книжку, как будто кто-то хотел ее отнять.
    Славий наблюдал за устроенным представлением с улыбкой. Аня фыркала. Она знала, что подруга не отстанет, пока свое не получит. Велена хмурила брови, решая для себя, можно ли ей дать книжку и чем это может обернуться.
    - Хорошо, но только после того как я их внимательно просмотрю.
    - Ураааа! - Лисса подпрыгнула от радости и с неохотой, словно расставаясь с частичкою себя, вернула книжку на место. - А… э… а куда мы их денем? Не потащим же с собой?
    - Ты, с какой горы свалилась? Сума тебе на что?
    - Сума? Какая сумка? Нет у меня никакой сумки.
    - Хватит Лисса. - Схватившись за живот от смеха, простонала Аня.
    Славий улыбался во все тридцать два зуба, Митька уже привыкший к ее выходкам, реагировал спокойно, а вот ведунья продолжала возмущаться и хмурить брови.
    - Все Василиса, вернемся в деревню, посажу тебя за уроки. Будешь у меня знать, как разбрасываться силой направо и налево, когда она будет даваться тебе кровушкой и потом.
    - С превеликим удовольствием, госпожа Велена. - Став совершенно серьезной, поблагодарила Лисса. Она и не надеялась, что ей так крупно повезет, найти учителя в лице ведуньи. И пусть настоящий учитель немного подождет. Велена преподаст азы, без которых действительно не стоит браться колдовать, а то хрюшку жалко. Она же не садист и не хотела ничего плохого.
    - А кто на березу колец навешал? - Аня как раньше Митька обошла кругом несчастного кабана охрипшего от бесполезного крика.
    - Не я. - Тут же открестилась Лисса. - Он таким сразу превратился.
    - Смотри-ка. - Славий согнул ветку. - Словно перстеня на пальцах. А кабанчик то не прост.
    Аня Славий и Велена окружили дерево, рассматривая со всех сторон и щупая его за ветки. Пятачок нервно дергался. Хряк явно не знал чего еще ему ждать от трех колдуний и грозного мужчины, задумчиво оглаживающего рукоять меча.
    - Хрю! - Возмутилась березка, когда Славий ухватил пятак за ноздри.
    - Расколдовывайте. Есть у меня к господину магу парочка вопросов.
    Лисса неосознанно вцепилась в руку Митьки, они сидели рядышком на валуне, чтобы не мешаться под ногами.
    - Димка, мы колдуна поймали! - Ее восторгу не было предела, поэтому Лисса не заметила, как мальчишка морщится от боли.
    - Как ты меня назвала?
    - Э… - Лисса оторвалась от созерцания пасов, производимых Веленой. Все равно непонятно как ей удается вернуть обратно, то, что она наколдовала. - Дима, а что? Тебе не нравится собственное имя?
    - Нравится, только никто меня так не зовет. Все Митяй, Митька или Митенька. Отвык, вот и показалось оно чуждым.
    - Бывает. Я тоже не всегда на Василису окликаюсь. - Она улыбнулась мальчишке и сильнее сжала его руку. - Пошли, посмотрим на нашего колдуна.
    Встав так, чтобы не мешать и в то же время хорошо видеть происходящее, Лисса и мальчишка застали невероятную картину. Славий меж ног зажал кабана за бока, и, ухватив за голову, вывернул так, что одно неосторожное движение и свернет шею.
    - Вот теперь поговорим, голубчик. Почто следишь за нами?
    - Может, превратим его обратно в человека? - Предложила Аня. - А то странно вести беседы с кабаном.
    - Не выйдет. - Велена и рада была бы воплотить Анину идею, да понимала, что ее сил не хватит, перебить чужое колдовство. - Его морок это индивидуальная разработка. Снять сниму, но пока разберусь, как это сделать, чтобы без головы не оставить, много времени уйдет, а уже и так полдень. Так что кому не по нраву беседы с кабанами могут обождать в сторонке.
    - Нашла коса на камень. - Шепнула Лисса на ухо Митьке. - Темная колдунья и Светлая ворожея.
    - Думаешь, подерутся?
    - На что спорим?
    - А что у тебя есть?
    - Ничего. Возможно в перспективе книжка.
    - Книжки мне без надобности, я читать не умею.
    - Какое совпадение.
    - Дети, тихо! - Шикнула на них Велена и шагнув к колдуну присела на корточки чтобы оказаться на одном уровне. - Как же ты докатился до подобной жизни? Свиньёй бегать по болоту? Надо же и упыри до сих пор не съели, сколько вкусного сала на боках отрастил.
    - Хрю. - И жалобный взгляд в глаза ведуньи умоляющий избавить от оседлавшего его мужчины.
    - Щас. - Славий сильнее сжал колени. - Я выпущу тебя, а ты сбежишь?
    - Он что мысли читать может? - На ухо поинтересовался у нее Митька.
    Лисса неопределенно пожала плечами, начиная подозревать, что так оно и есть на самом деле. Слишком уж часто воевода отвечал на мысли не высказанные вслух. А Славушка не прост, ой как не прост, как хочет показаться. Надо бы присмотреться к нему внимательней, вдруг стоит ждать от него подвоха.
    Словно на самом деле прочитал ее мысли, мужчина вскинул голову и глянул с укоризной. Мол, откуда сомнения? Я же вроде не давал повода?
    - Еще пожелания будут? - Нехорошо так улыбнулась ведунья, о которой Лисса на мгновение забыла, ведя молчаливый диалог с воеводой.
    - Нет. - Совершенно по человечески, обреченно вздохнул свин.
    Лисса хоть и ожидала чего такого, все равно от удивления подпрыгнула, дернув Митьку. Тот скривился и высвободил из ее пальцев руку, потерев запястье, на котором остались отчетливые следы ее нервных переживаний.
    - Вот и чудно. А теперь честно отвечай на все вопросы, иначе на твоей шкуре начну обучать Василису. Василиса, поди сюда, встань ближе, чтобы господин свин не думал, что мы шутим.
    Лисса на пример Анюты хрустнула пальцами, изображая полную готовность колдовать по первому знаку. Хряк дернулся от испуга и чуть не выскочил из хватки воеводы, застряв плечами меж колен. Славий рывком вернул его на место, ухватив по крепче.
    Что страх делает с людьми. Лисса сдержала смешок, чтобы не нарушить образ себя ужасной. Встав за плечом Велены, она вперила в хряка немигающий взгляд, зная, как это действует на нервы.
    - Кто такой? Откуда в наших краях. Что забыл на болоте и почему следишь за нами? - Озвучила Велена список вопросов первостепенной важности.
    Хряк еще пару раз дернулся, вдруг удастся сбежать, осознал всю бесполезность своих попыток и окончательно смирился с тем, что попал, причем крупно, так как никто из них шутить был не намерен.
    - Анастас Миленский. Прислан ковеном магов Беловодья для разведывания обстановки и по возможности устранения причины разгулявшейся в этих краях нежити.
    - Коллега значит.
    Вопреки ожиданиям, Велена не обрадовалась появлению собрата. Скорее расстроилась, что они вообще его встретили. Аня, как услышала, что еще один светлый маг на ее голову свалился, медленно отошла в сторону и присев на валун, подтянула колено к груди. Обхватив ногу руками, задумчиво смотрела в сторону, пребывая в далеких далях. Уж точно дальше, чем простирается болото, потому как не с первого раза откликнулась на зов Лиссы.
    - Чего грустишь? - Ей пришлось подвинуть подругу, чтобы сесть рядом.
    Лиссе были совершенно неинтересны выявления общих знакомых Велены и Анастаса и она решила пообщаться с подругой.
    - Валить надо.
    - С какой стати? Тут нам помощь прибыла. Теперь в два счета прищучим упырей. Или переживаешь, что он светлый?
    - Лисс, ну сколько можно повторять. Нет ни светлых колдунов, ни темных. Просто я могу то, чего в принципе не сможет повторить Велена и наоборот.
    - А как же некромант, поднявший нежить? Или он по определению хороший?
    - Конечно. Кто, по-твоему, эту нежить упокаивать должен? Знахарки и шептуны?
    Лисса задумчиво смотрела, как по небу плывут кустистые облака. Иногда закрывая солнце, и тогда остров накрывала тень, давая иллюзию прохлады. А расстегнуть рубашку до пупка, открыв прохладе доступ к взмокшему телу, не позволяли местные приличия и отсутствие лифчика.
    - Не знаю. - Минуту спустя честно ответила реа. - Книжки фэнтези, что ты подсовывала мне читать, не дают на это однозначного ответа.
    - Мдаааа. - Протянула Аня, как и она, поднимая глаза к небу. - Пробелы в твоем образовании размером с озоновую дыру над Антарктидой. С этим надо что-то делать. Причем срочно. Ты молодец, что согласилась поучиться у Велены. Она действительно очень сильная.
    Лисса довольно хмыкнула. Знала бы подруга, чего ей стоило довести ведунью до нужной степени озверения, чтобы та, наплевав на убеждения, взялась ее учить.
    - Значит так, мальчишки и девчонки. - Велена, наконец, закончила допрос.
    - А так же их родители. - Не смогла удержать за зубами язык Лисса, вызвав своей репликой, смех у Митьки и веселый хрюк у свина.
    - Я серьезно. Уважаемый мэтр Анастас, согласился нам помочь в сложившейся проблеме.
    - Интересно кто кому помогать будет? Он нам или мы ему? Отчет ковену все равно писать мэтру.
    Слова Ани задели за живое. Не то чтобы Лисса изо всех сил стремилась очищать местное болото. Она искренне радовалась, что в их полку прибыло компетентных магов. Недоучек в ее лице Велене хватало выше крыши. Просто до сих пор это было ее личное дело. Вендетта, за то, как не ласково ее встретил этот мир. А тут получалась практически рутинная работа. Маг, принявший человеческий вид, предлагал разделить болото на сектора и, разбившись на пары, маг - помощник, прочесать его за два-три дня. По его словам этого времени хватит, чтобы выявить аномалию, или вспугнуть колдуна, загнать в ловушку и, прищучив, передать в ковен для справедливого суда.
    Как всегда ее и Аниного мнения не спросили. Велена решила все сама. Лиссе предстояло идти со Славием. Ведунья на отрез отказалась отпускать сына от себя. И Ане ничего не оставалось, как взять в напарники колдуна, явно не впечатленного такой идеей.
    - Я могу и сам работать.
    - Работайте, кто вам запрещает. Только под присмотром Ани. Она если что сможет обезвредить вас в два счета, если вздумаете чудить. Ань сможешь?
    - Легко. - Анюта приблизилась к мужчине и улыбнулась ему улыбкой голодного дракона, заставив нервно сглотнуть и отнестись куда серьезнее к предстоящему походу.
    - Двинулись, сегодня осматриваем сектора шесть семь и восемь. До заката должны успеть.
    - А после? - Лиссу передернуло от воспоминаний о том, что творится ночью на болоте.
    - Собираемся здесь. Это самое безопасное место, ставим защиту и до утра отдыхаем.
    - Может, в деревню вернемся? Там безопаснее.
    - Я понимаю, что тебе страшно Василиса, но некогда нам бегать туда сюда. Чем быстрее справимся, тем быстрее все это закончится.
    - Вот так всегда.
    - Пошли, не бойся. - Славий легонько взял ее за плечо, и они побрели в свою сторону.
    Повесив, на шею третий по счету амулет, теперь для быстрой мысленной связи с другими группами на случай обнаружения противника, Лисса почувствовала себя настоящей новогодней елкой и чуть не запела подобающую песнь, но решила, что шутки шутками, а задание у них серьезное. Хватит веселиться, пора и поработать.
    - Черт. - Запрыгала она на одной ноге, вытряхивая из прохудившегося сапога воду. - Я так и знала, что это обязательно случится.
    - Что стряслось? - Славий, ушедший далеко вперед, остановился, поджидая пока она догонит.
    - Сапог порвался. - Лисса со злости выдрала камыш и крепко привязала к стопе подошву. Идти стало труднее, вид дурацкий, ноге все рано мокро. Промучившись пол часа, она не выдержала, села на кочку и, разувшись, закинула сапоги куда подальше в надежде что ими хоть одному упырю по башке придется. Вторые сапоги извела Митьке, Если Хавроний заставит отработать покупку новых, драить ей полы в их доме как минимум пол года.
    - С тобой всегда так хлопотно? - Славий вернулся, видя, что она никуда не собирается идти и преспокойно сидит на кочке. - Что ты делаешь?
    - Лапти плету.
    - А ты умеешь?
    Лисса глянула на свое рукоделие из трав и была вынуждена сознаться.
    - Нет, но босиком я дальше не пойду.
    - У тебя ж носки есть.
    - Из-за набившейся в них грязи они напоминают детский памперс. И ходить в них так же неудобно.
    - А ты наколдуй себе обувку.
    - Кабы знала как, думаешь, мучилась бы с этим? - Она сунула ему под нос плетение, типа лапти обыкновенные, покамест одна штука.
    - И босиком ты далеко не уйдешь, а нам еще половину территории обойти нужно. - Славий почесал затылок, не зная как быть. - Хочешь мои возьми, они затянутся на голени и спадать не будут. Только что великоваты…
    - Угу размеров на десять. - Лисса только представила себя обутой в сапоги мужчины, и ей уже делалось смешно. У Славия размер ноги как минимум сорок шестой, а у нее тридцать пятый.
    - Зато не босая. Берешь, аль нет?
    - Беру. - С вздохом согласилась Лисса. А что делать? Идти-то надо.
    Эпопея с сапогами приобрела неожиданные последствия, когда они усталые, голодные и злые вернулись на остров последними, так ничего и не обнаружив. Одно сплошное болото, от которого ее уже начинало потихонечку тошнить. И то, что другие пришли с таким же результатом, нисколько не утешало. Потому как в огромных сапогах она в кровь растерла себе ноги. Славий изрезал босые пятки о жесткие стебли камыша, пока ходил проверять подозрительный остров и теперь, сидя у костра прикладывал к новым ранам листья подорожника, позаимствованные из личных запасов мэтра Анастаса.
    - Лисса, что у тебя с ногами?
    Велена кинулась к ней, едва Василиса со стоном стянула с себя изуверскую обувку. Теперь она точно знала, что такое пыточный сапог святой инквизиции.
    - Мозоли натерла.
    - А где Митькины сапоги, что тебе давали?
    - Порвались. - Лисса заранее приготовилась к тому, что ее сейчас начнут ругать за расточительность, но к ее великому изумлению, досталось не ей, а отцу парнишки.
    - Вот же скряга. Говорила еще позапрошлой зимой, что сапоги драные, так нет на ярмарку не с чем ехать, год не урожайный. И вот итог, скоро опять зима наступит, а Мите обуть нечего.
    - Мам, брось. - Парнишка сидел у самого костра, навесив свои сапоги на палки и нагнув их к теплу ближе, чтобы за ночь просохли. Одна Аня не пострадала, так как ей достались сапожки от Велены. Хавроний мужик умный, не рискнул экономить на жене, зная, чем ему это аукнется.
    - Да я не переживаю, только, как теперь Василисе быть, на болото разутой никак нельзя, тем более с такими мозолями. Упыри хоть днем и спят, кровь все равно почуют. Да еще гадюки и пиявки…
    Лисса вздрогнула от испуга. Пока ведунья осматривала ее лодыжки и смазывала вонючим бальзамом на основе жира, она старалась не смотреть, как солнце медленно садится, простирая огненную дорожку через все болото. Небо стремительно темнело, и вот уже одна за другой на нем стали появляться звезды.
    - Слышите? - Мэтр Анастас, поднял палец, призывая всех внимательно слушать.
    Аня пожала плечами, не отрываясь от чтения книги. Разложив дневной улов рядышком с собой, она нашла себе занятие на вечер, напрочь забыв про остальных. Велена была занята ее ногами. Митька спал. Славий опять куда-то делся. Не иначе за хворостом пошел. Остров большой, кустарника много. Хватит веток, чтобы поддерживать огонь до самого утра.
    Одной Лиссе было делать нечего, и она стала слушать.
    - Ничего не слышу.
    - То-то и оно, что ничего.
    - Сейчас начнется. - Велена, закончила бинтовать ей ноги, и села к огню. Становилось холодно, так как с болота подул сильный ветер, пригибая пламя костра к земле и выбивая из него искры.
    Лиссе не нужно было объяснять, что именно начнется. Раз солнце село, значит, сейчас из-под воды повылазит всякая нежить. Руки помимо воли задрожали, и она сунула их между колен, чтобы было не так заметно. Тишина стояла и правда непривычная. За день она привыкла к раздававшимся над болотом звукам и к вечеру просто перестала их воспринимать. И теперь, когда они в один миг исчезли, стало по настоящему жутко.
    Первый вой они встретили дружным вздохом. Потом раздался второй третий, за ними частые всплески и болото за кругом света от костра опять закишело белесыми телами.
    Как личинки мухи на навозной куче, пришло на ум сравнение одновременно с накатившей тошнотой. Но лучше пусть тошнит, чем сводит внутренности от леденящего душу страха.
    Вернулся Славий, как она и предполагала, неся охапку дров. Оглянулся куда их деть и, свалив неподалеку сел к костру. Лисса тут же придвинулась к нему, стараясь не слишком часто смотреть в сторону болота. Но, несмотря на страх, взгляд то и дело всматривался во тьму, в любой миг ожидая, что их заметят и растерзают на кусочки. Но упыри, натыкаясь на невидимую преграду, уползали обратно в глубину, словно тут не было никакого острова, вместе со спрятавшимися на нем людьми.
    - Ань, твоя работа?
    Подруга отвлеклась от листания книг и криво улыбнулась.
    - Чья еще? У меня специализация по нежити или ты забыла? Не бойся, щит выдержит, так что можешь спокойно спать ложиться.
    Она кивнула на Митьку. Вот кто ничего не видел и не слышал. Подложив сапог под ухо вместо подушки, парнишка скрутился калачиком возле костра и преспокойно спал, видя радужные сны, судя по довольной улыбке.
    Чуть в сторонке мэтр и Велена склонились над картой, отмечая исследованные за день участки. Ветер то и дело норовил свернуть тонкую бумагу и зашвырнуть в костер, так что им пришлось отвлечься на поиски камней и придавить углы. Уж лучше б они с другой стороны сели, но разве им об этом скажешь?
    - Мы прошли здесь, здесь и здесь.
    - На этом участке тоже ничего нет. - Велена очертила пальцем участок вокруг тропы, по которой они шли от леса.
    - А я пришел отсюда и здесь тоже пусто. - Маг поплевал на карандаш, и тщательно заштриховал исследованные участки. И сразу стало видно, что топать им еще по болоту, топать.
    Они еще долго говорили о том, кому в какую сторону идти завтра, так чтобы по возможности охватить большие участки. Аня увлеченно читала, пристроившись на обломке камня. Дима спал. Славий задумчиво ковырял палкой в углях, заставляя костер гореть ярче, и то и дело подбрасывал в него ветви, для поддержания огня.
    Лисса устав бояться, легла на спину и, закинув руки за голову, стала смотреть на звезды. Лучше на них, чем на ползающих вокруг упырей. Жаль нельзя еще не слушать. Чавкающие хлюпающие булькающие звуки и беспрестанный вой со всех сторон заставляли сердце стучать гулко, и вздрагивать от испуга, каждый раз, когда кто-то находил свою смерть в лапах упырей.
    Неожиданно над болотом пронесся далекий вой, низкий и глубокий, отдавшийся вибрацией во всем теле. Анастас с Веленой подскочили, Аня с треском захлопнула книжку, Славий схватился за меч, за целый день, так и не побывавший в ножнах. Лисса превозмогая ломоту во всем теле, села и с ужасом воззрилась во тьму, простирающуюся сразу за кольцом света от костра.
    - А вот и наш хозяин объявился. - Маг стал судорожно копаться в своей сумке, извлек оттуда дымчатый кристалл и, расположив на ладони завертеться по кругу, пока не замер лицом на юго-запад, когда камень тускло вспыхнул. - Что у нас в той стороне?
    Кинувшись к карте, нашел еще один отмеченный на ней большой остров.
    - Гнездо нетопырей. - Не глядя на них с Веленой, произнесла Анюта. Она, как и Лисса смотрела в ночь и ее глаза, отражая отблески костра, полыхали багряным светом, признак того, что она едва сдерживает свою драконью ипостась.
    - Это не хорошо. Помимо прочих гадов здесь может водиться высшая нежить. Велена это становится опасным. Я должен сообщить ковену.
    - Не раньше, чем наступит утро. Иначе нарушите контуры защиты.
    - Велена, вы опять сомневаетесь в моей компетенции?
    - Простите мэтр, просто решила лишний раз напомнить, вдруг вы прямо сейчас кинетесь в погоню.
    - Я не самоубийца. - Оскорбился маг.
    - Вот и славно. - Ведунья улыбнулась. - Значит можно до утра поспать. Вам первому дежурить, все равно письмо ковену составлять.
    - И мы спать, Аня ты с нами? - Славий оглянулся на девушку.
    - Да. Сквозь контур даже линчу не пройти, так что я тоже посплю немного.
    Аня с Лиссой облепили Славия с двух сторон. Он подгреб их к себе поближе, и не обращая внимания на удивленные взгляды мага и Велены, компактной кучкой завалились спать.
    Под теплым боком у мужчины, Лисса впервые за все время почувствовала себя спокойно. Зарывшись носом ему в шею, обхватила рукой поперек груди, столкнувшись там же с рукой Анюты, тесней прижалась для сохранности тепла (Славий лапочка снял кольчугу, не побоявшись упырей, лишь бы им было удобно) и в то же мгновение заснула.

Глава 11


    Ночь выдалась холодной. Камыш шелестел под напором ветра, и постоянные крики, стоны и протяжный вой, не давали крепко спать. В полудреме продержались до утра. А на рассвете остров накрыло ледяным туманом, заставившим окончательно проснуться.
    - Наконец-то тишина. - Лисса разжала онемевшие за ночь руки, выпуская мужчину из объятий.
    Мужчина выпускаться не хотел. По крайней мере, так показалось Лиссе, когда руки Славия соскользнули с ее спины с едва заметной, но все-таки заминкой. Вздохнув, воевода потянулся, сел и, не глядя на нее, отправился за валуны к болоту.
    - Где тишина? - Рядом зашевелилась Аня. - Лягушки орут как ненормальные.
    Лишившись тепла, девушка проснулась, пару раз зевнула и села, протирая не выспавшиеся глаза.
    - Все что не вопли упыря, музыка для моих ушей. - Лисса тоже села, хотела встать, но не получилось. За ночь утихшая боль в ступнях вновь проснулась, вызвав стон, разбудивший ведунью.
    Осмотрев ее ноги, Велена сделала неутешительный вывод. Ходить ей никак нельзя. В деревне она бы вылечила ее в два счета, а так придется немного пострадать.
    - Вот и славно. - Анастас довольно улыбнулся ошалевшей от такого заявления Лиссе. - Я сейчас отошлю послание в столицу, а ты девушка получишь на него ответ, пока мы будем на болоте.
    - О… тогда ладно. - Лисса смутилась, оттого, что неправильно поняла мага, а потом встрепенулась. - Я что здесь одна останусь?
    - Не бойся, скучать не будешь. Я придумала тебе занятие, так что не успеешь оглянуться, а мы уже тут как тут. - Обрадовала ее подруга.
    - Только не готовить. Все равно не из чего. - Тут же предупредила Лисса, перебираясь ближе к каменному обломку и опираясь на него спиной. Сидеть ей предстояло долго, так что лучше сразу позаботиться об удобствах.
    - Никто в здравом уме не доверит тебе продукты. Нам еще жить хочется. - Пошутила Аня, потянувшись. - Так, мне тоже надо умыться. Митя, вставай, иначе все пропустишь.
    Ведунья задумчиво смотрела на потягивающегося и почесывающегося сына, явно что-то прикидывая в уме.
    - Оставлю ка я с тобой Митьку, а сама со Славием пойду.
    Лисса ничего не имела против компании мальчишки. Наоборот, вдвоем веселее и не так страшно. Мальчишка был против. Обиделся, что с ним обращаются как с маленьким. Буркнул. - Зачем тогда вообще с собой взяли. - И ушел умываться туда, откуда только что вернулся Славий.
    - Чего лица такие кислые?
    - Василиса заболела, с ней остается Митя. Так что выходим прямо сейчас. Нужно успеть дотемна обойти территорию на троих деленную, так что работы предстоит много.
    Воевода понимающе кивнул, подсел к Лиссе и, взяв за руки, заглянул в глаза.
    - Ты как? Сильно болит?
    - Терпимо. - Она улыбнулась, такой трогательной заботе. С чего бы вдруг? Раньше на нее Славий едва внимание обращал. Можно сказать, терпел по долгу службы. А тут такие разительные перемены. Или на него так подействовала совместная ночевка? - Ягод наберете по пути. - Решила она на всякий случай сменить тему. - А то есть хочется, хоть опять в корову превращайся. - Тут она скосила лукавый взгляд на собирающегося мага. - Или в кабана, у него рацион шире.
    Мужчина, услышав ее издевку, поджал губы.
    - И о вас, юная девица я написал ковену. Вы сами по себе удивительная аномалия и заслуживаете пристального внимания мох коллег.
    - Что? - Велена взвилась от гнева. - Хотите на девочку лапы наложить? Не позволю! Она моя ученица и точка.
    Если маг, что и хотел сказать в ответ, то под взглядом ведуньи стушевался, засуетился и, схватив сумку с картой и магическими принадлежностями, устремился на болото, крикнув на ходу.
    - Скажите Ане, пусть поторопится, я ждать не буду.
    - Вот так-то! - Велена довольно улыбнулась. - Ну что, Славий, пошли пока прохладно?
    - Как скажете госпожа Велена.
    Мужчина быстро экипировался и ушел вслед за ведуньей. Прибежала Аня и, узнав, что все уже ушли, помчалась следом. Скоро явился Митя, и сев рядом, тоскливо глянул вслед удаляющимся фигурам.
    - Так не честно. - Сделал он очередную попытку поныть, но Лисса не собиралась целый день терпеть его плохое настроение.
    - Брось, нам тоже есть чем заняться, будем азбуку учить. Смотри, что нам оставила Анюта.
    И она продемонстрировала окончательно павшему духом парнишке разворот книжки, на котором Аня трофейным карандашом (стыбзила из сумки мага, пока тот не видел) написала ей местный алфавит с транскрипцией по-русски.
    Выучить руны оказалось плевым делом. Потом все было еще проще. К полудню они уже вполне сносно читали по слогам. Ей было в этом плане труднее, чем парнишке. Она умела читать и писать. Только другими буквами, и подсознание наотрез отказывалось давно укоренившиеся настройки, искренне недоумевая, почему одни и те же слова, которые слышатся абсолютно одинаково, писать-читать надо по-другому.
    А потом ее заело, почему подросток уже во всю читает целые страницы, а она еле бекает, мекает как… В общем, обидно до глубины души. И, открыв первую попавшуюся книгу, принялась читать вслух и внятно, тщательно проговаривая, просматривая и ясно осознавая слова, чтобы в памяти накрепко засел звук-образ.
    Дело двинулось быстрее, и Лисса не заметила, как углубилась в чтение полевых заметок, некогда жившего здесь колдуна. Этот товарищ вел подробные записи своего жизнеописания, начиная с того что ему ночью снилось и заканчивая, как он ложился спать. И так каждый день все тридцать две книжки. Она не поленилась их все перелистать, чтобы в этом убедиться.
    - Ого, а вот это интересно.
    - Что у тебя? А то у меня муть такая, что уже тошнит от описаний, как он на ужин ел пиявок, запивая желчью извлеченной из десяти жаб.
    - Фееее Митька, ты точно знаешь, как правильно отбить аппетит, чтобы желудок, наконец, замолк и не просил покушать. В общем вот что пишет наш маг незадолго до разрушения башни.
    Сегодня встретил на болоте упыря. Упокоил с миром. Странно, откуда он тут взялся? Вечером проверил деревенское кладбище. Все на месте. Значит эта тварь пришлая. Но откуда? На ближайшие сотни верст вокруг, нет ни одной живой души акромя деревни, но и нет захоронений, откуда его могли взять. А если упырь не будет ежедневно получать свежее мясо, его тело истлеет, и он упокоится естественным путем. А этот выглядел так, словно его только что подняли. Надо будет утром сходить проверить…
    - Что? Что проверить? - Митька вперед подался, глаза горят, рот приоткрыт от жажды услышать, куда отправился маг на поиски приключений на свой неугомонный зад. Видимо нашел, раз не закончил запись. А это серьезно, так как до этого он отличался просто патологической педантичностью, записывая даже сколько дырок у него в носках, какими способами он пытался их зашить и сколько раз, пока не выкинул.
    А может колдуну просто не с кем было поговорить? Вот он и вел дневник, как будто это его собеседник? Такое часто бывает с маленькими детьми, придумывающими себе невидимого друга и ведущие с ним пространные беседы, в основном жалуясь на родителей или как в ее случае на воспитателей в детском доме.
    Я помню тебя Миха и никогда не забуду.
    - Тут повествование обрывается. - Лисса для верности еще раз пересчитала книжки и, удостоверившись, что эта действительно последняя, разочарованно вздохнула. Митька не единственный кого распирало любопытство.
    - Совсем?
    Сколько разочарования в одном вопросе.
    - Совсем, но я предлагаю слазить в подземелье, и посмотреть вдруг продолжение лежит где-нибудь, а наши его просто не заметили. Как тебе идея?
    - Ну не знаю.
    От предложения пошарить в подземелье, после ночи, проведенной на болоте, Митькин энтузиазм совсем упал. Лисса бы тоже не рискнула здоровьем, но вчерашний поход Ани Славия и Велены вдохновил ее на эксперимент. И что с того, что у нее больные ноги? Можно ведь и попытаться левитацию освоить.
    - Давай слазим! - Протянула она тоном, полным энтузиазма найти как минимум сокровища капитана флинта и мальчишка не устоял.
    - Уговорила. Только надо прежде позаботиться о том, как выбираться будем, летать аки птица, я не обучен.
    - Сделаем веревку!
    - Точно.
    Решили, постановили, в реальность воплотили. На то чтобы из прибрежного камыша сплести веревку достаточной длины и крепости, потребовалось два часа, пол стакана крови и изрезанные пальцы. Нет, ну кто забыл с собой ножи взять а? Или их только им с Митькой не дали?
    Митька, закинув ее руку себе на плечо, помог доковылять до силовой воронки, до сих пор сдерживающей болото и не дающей жиже поглотить подземелье вместе с люком. Закрепил веревку за обломок валуна и осторожно по ней спустился, подхватил ее, когда она чуть не упала. И только тут вспомнил.
    - Лисс, а как мы искать что-либо будем? Там же темень хоть глаз коли.
    Лисса ткнула пальцем ему в глаз. Тот взвыл, и отбросив ее руку закрыл его ладонью.
    - Дура, что творишь!
    - Сам дурак, думай, прежде чем говорить такие вещи. Это ж логово колдуна вдруг дурная сила возьмет да и выколет тебе глаз на самом деле, а так я исполнила твое желание и больше оно не сбудется. Митька, думать тридцать раз надо, прежде чем подумать. Ну, чего встал, прыгай да меня лови.
    Митька прыгнул. Послышался грохот, и причитания о том какой дурак тут понаставил рухлядь всякую, через которую убиться можно. Оборвал себя на полуслове. И тут же заорал.
    - Не надо в меня ничем тыкать, я нечаянно сказал.
    - Ладно, живи. Я сегодня добрая. Ты расчистил взлетно-посадочную полосу?
    - Чего посадить на полосу? - Не понял ее Митька, и она в свете дня, падающего в раскрытый люк подземелья, увидела парнишку, стряхивающего с себя пыль и рыжеватую труху.
    - Проехали, ты меня ловить будешь? - Лисса не рискнула снять амулет и повторить Анин трюк с полетом. Решив, что лучше зря не рисковать когда над головой кружится в водовороте четыре метра болотной жижи, сдерживаемой только магической силой, которую она по недомыслию может с легкостью разрушить.
    - Ловлю! - Парнишка встал под люком, вытянул вверх руки, и Лисса зажмурившись от страха, прыгнула наугад.
    Митька под ее тяжестью рухнул на пол, зато поймал, крепко сцепив на ее талии руки.
    - Хе…ты не могла бы слезть с меня? - Сдавленно прошептал парнишка, лежа в пыли и глядя на нее взором побитого спаниеля.
    - Прости. - Лисса скатилась с него и хотела помочь встать, но он сложился пополам, схватившись за то самое место.
    - Ну ты… тяжелая. И колени у тебя острые.
    Пряча улыбку, она сняла с себя пояс и повязала Митьке.
    - Вот возьми. Тебе поможет, мне он все равно не помогает, так что толку от него, как мертвому припарка.
    Звучный шлепок по попе, заставил Лиссу подскочить, взвившись чуть ли не до потолка, не столько от боли и испуга, сколько от Митькиной наглости.
    - А в морду!
    - Сама же говорила, думать надо, а так я тоже твое желание исполнил. Глядишь и не помрешь теперь.
    Мгновение в подземелье стояла тишина, взорвавшаяся дружным хохотом. Лисса потерла попу. Да уж, пацан, а приложил руку так, что это не припарка, а целый горчичник получился.
    - Вставай, умный ты наш. Не так уж сильно я тебя и придавила.
    Кряхтя и издавая жалобные стоны, парнишка встал и они как два инвалида, она на ноги, он… гхм… тоже на ноги, побрели влекомые исследовательским любопытством.
    Увы и ах. В подземелье оказалось пусто как в норе мыши раннею весной, когда она съела все запасы, а те, что остались, проросли и стали непригодны в пищу. Если здесь что и было ценное, то его уже давно нашли и вынесли, оставив только бесполезные дневники, от которых одна польза - красота. Все остальное кроме камня сгнило, осев на полу черной пылью. Ну или догнивало судя по остаткам полуразвалившихся стульев, шкафов и ворохам ворсы, некогда бывшей шерстным ковром.
    - Эх, а я надеялся… - С разочарованием протянул Митька.
    - Я тоже. - Лисса вздохнула. - Потопали обратно?
    - Угу. Куда?
    Лисса оглянулась. Для освещения подземелья они использовали проверенный веками способ. Огонь факела трепетал под напором сквозняка, выпуская вверх струи черного дыма, оставляющие полосы гари на камнях потолка.
    - Фиг его знает. Ты разве не запоминал дорогу?
    - Я? - Удивление на лице мальчишки было до того искренним, что Лисса тоже удивилась.
    - Ну не я же. Я вообще тут в первый раз.
    - Если ты забыла, я тоже здесь впервые. И вообще кто из нас колдунья и должен все обо всем на свете знать?
    - Вот как щас дам тебе квантовой физикой по органическим соединениям в мозгу, будешь знать, как умничать и на девушку наезжать. Кто из нас мужик, вот и думай, как из подземелья выйти.
    - Ох, и языкатая ты Василиса. Гляди с таким жалом вместо языка ни один нормальный парень замуж не возьмет, побоится, что превратишь в чудище поганое, да не будешь знать, как обратно расколдовать.
    Лисса обиделась. Даже слезы на глаза навернулись. И она смахнула их рукой.
    Митька заметив, что ее настроение резко изменилась, шагнул ближе и вдруг ни с того ни с сего обнял. Лисса врезала б ему в лоб за такую наглость, да в руке был факел, побоялась шевелюру подпалить.
    - И что это значит?
    - Прости меня Василиса, дурак, зазря тебя обидел, просто… - Тут он крепче сжал руки и Лисса поняла, что что-то сейчас будет, -…ты такая миленькая, а когда сердишься, становишься очень красивой, ты это знаешь?
    - Ты, какой плесени тут надышался? Але, пацан, руки убери, а то пальцы переломаю.
    Но Митьку словно околдовали. Он припал к ней губами и стал неумело целовать. Лисса замерла как удав перед кроликом, сжавшись от охватившего ее страха. Что-то не так. Что-то не так. Неправильный поцелуй, и дело вовсе не в том, что ее целует парнишка. За студенческую жизнь в общаге с кем только целоваться не доводилось, даже вспоминать стыдно. Просто не должен обычный поцелуй причинять столько боли.
    Боль пронзила губы, когда в них вонзились острые клыки, и она почувствовала во рту привкус своей крови. От страха Лисса уронила факел, быстро погаснувший в пыли и только сейчас стало заметно, как у мальчишки во тьме алым горят глаза. И судя по шелесту, за спиной расправляются кожистые крылья.
    Вампир! Пронзила ее затуманенная болью и страхом запоздалая мысль. Вот же гадство, везет ей вечно на всяческих уродов.
    "Не бойся"
    Раздался шепот у нее в голове и все мысли, в том числе и о спасении, тут же попрятались по углам в мигом опустевшей черепушке.
    "В моих объятьях ты обретешь покой… вечный"
    "О чем мы только что и говорили. Нафиг я сняла заговоренный пояс? Интересно, а почему он не испепелил его на месте? Вампиры вроде принадлежат к классу нежить. Или нет?"
    Вампир поперхнулся, как показалось Лиссе смехом, на миг оторвался от ее губ, разорвав контакт. И этого мгновенья ей хватило, чтобы прийти в себя и сорвать с шеи заветный амулет, который тут же поклялась никогда в жизни больше не надевать.
    - Чтоб ты гад под землю провалился! - В этот раз она желала от всей души, и ее желание было исполнено. Под ногами треснул камень.
    - Нееееет! - Только и успел вскрикнуть вурдалак и тут же исчез, оставив на своем месте кучи битого щебня, будто на самом деле под землю провалился.
    Рухнув на попу на подкосившихся ногах, Лисса первым делом зажгла факел. Благо кремний и огниво были у нее в кармане, а не у "Митьки". И только убедившись, что в подземелье она одна, хотела дать волю нервам, закатив истерику с ревом и соплями, но тут камень зашевелился и из-под земли послышался зловещий голос обещающий, когда выкопается не только высосать всю кровь, но и поднять труп вурдалачкой.
    - Вот неугомонный. Пол, окаменей навечно.
    - Дурааааааааа! - Взвыл вампир, успевший вылезти из-под земли по плечи, едва выпростав одну руку. Вторая так и осталась под землей, придав ему вид скособоченной коряги.
    - Сам такой некрасивый. - Лисса отползла от его когтей, которыми он пытался до нее достать, при этом дергался, как припадочный эпилептик с кровавой пеной на губах.
    - Идиотка! Выпусти меня!
    Лисса не ответила, любуясь сюрреалистической картиной вмурованного в пол мужчины, давным-давно переставшего даже отдаленно смахивать на Митьку.
    - Ты что не слышишь? Выпусти, я тебе сказал.
    - Щас, бегу и спотыкаюсь.
    Вампир замер, поняв, что брыкаться бесполезно, даже магия не могла перебить ее искреннее, высказанное от всей души желание. Минуты три буравил ее взглядом и наконец спросил.
    - И что теперь?
    - Теперь? - Лисса облизнула опухшие губы, вызвав судорожный вздох вампира. - Теперь я пойду наверно. Вылезу из подземелья, в расстройстве чувств забуду поставить люк на место и уберу, сдерживающее болото силу… думаю, ты утонешь. И тебя съедят ночью упыри.
    - И вместе со мной умрет мальчишка.
    Улыбка вампира стала откровенно издевательской, и он захохотал, когда увидел, как она побледнела.
    - Митька? Что с ним?
    Она хотела броситься нему с намерением задушить на месте, прежде вызнав, куда он дел Митьку. И главное когда успел? Но поняла, что именно этого он и хочет, и осталась сидеть на месте. Тоже три минуты буравила взглядом, а потом встала и пошла прочь.
    - Ты куда!
    Это что? Страх? Бросьте, разве может вампир бояться ее угроз? Они же по определению бессмертны по причине смерти и ничего с ним не станется, даже затопи она пещеры. Лет через пять тысяч цементный раствор меду камнями превратится в обыкновенный песок, и он с легкостью освободится. И с упырями договорится. Родственники они или погулять вышли?
    - Стой Василиса! Вернись!
    Лисса остановилась за поворотом, спрятала факел, чтобы он не давал отсветов и топая на месте постепенно заглушая шаги, сделала вид, что ушла. Сама же притаилась и стала слушать.
    - Вот же влип. - Бухтел мужчина, явно делая попытки расшатать камень. - И эта…грх… мрх… дых… чтоб ее и так и эдак.
    Лисса едва сдержала смех. Впору собой гордиться, вампир уже не может выразить вслух свои чувства к ней, чтобы это выглядело прилично.
    - Я, между прочим, имею высшее академическое образование. И никогда неприлично не выражаюсь. Репутацию, знаешь ли, портит.
    - Ты все слышал? - Лисса выглянула из-за угла. - Но я же молчала.
    - Думала громко. - Буркнул он. - Освободи а?
    - Вампир, телепат и еще один кандидат жениться. Знаешь, лучше посиди тут, а я пойду Димку поищу. И не надо лыбиться. Без твоей подсказки справлюсь.
    - Ну-ну, иди. Если что, знаешь, где меня найти.
    Третий час, блуждая по подземелью, которому не было конца, Лисса не раз вспоминала ехидное "Ну-ну" и самодовольную ухмылку вампирюги. Прибить бы гада, да нельзя. Только он один знает, где спрятал Митьку.
    Она и звала и простукивала камень и пыталась колдовать, но все безрезультатно. Гулкое эхо было ей ответом, ни за одной каменной стеной не обнаружилось пустоты. И от магии не было ни ответа, ни привета, словно Лисса исчерпала свой лимит на чудеса.
    - И что делать? - Она стояла на развилке коридора в одну сторону ведущего на выход, в другую туда, где ее ждал вампир. - Что? Что? Прекращать геройствовать и звать на помощь.
    Анюта Славий Велена и Анастас, вернулись только лишь под вечер. Аня, какой бы уставшей ни была сразу пошла кругом острова, ставить защиту. Мэтр увязался вслед за ней, словно они за целый день не налюбовались друг на друга.
    - Интересный способ вы используете, Анюта. Закольцовываете силу, питающую заклинание на себя. Не боитесь однажды утром не проснуться, израсходовав весь резерв и заодно с ним жизненные силы?
    - Не боюсь. У меня отличная от людей энергетическая структура.
    - Надо же, а по вам не скажешь, что вы нелюдь.
    - А по вам не скажешь, что вы людь. - Не осталась в долгу Анюта, и пока маг хлопал глазами, хватая от возмущения ртом воздух, скрылась в стремительно наступающей ночи.
    - А где Митя? - Велена оглянулась, ища взглядом сына. И когда не нашла, обратилась к единственной, кто мог ответить.
    Лисса вздохнула и призналась, как им с Митей стало скучно азбуку учить, как им захотелось посмотреть, что там в подземелье.
    - Взяли бы вчера с собой, ничего бы и не случилось. - В свою очередь обвинила она их и продолжила пересчет несчастий, свалившихся на голову.
    - Врешь. - Не поверил Славий, когда она поведала о том, как Митя превратился в жуткого вампира, пообещавшего на ней жениться. Правда, в том случае, если она примет его веру.
    - Ни капли, можете пойти и сами убедиться.
    - А Митя? Митя где? - Велена схватилась за горло, с ужасом слушая ее рассказ и в отличие от воеводы, веря каждому слову.
    - Не знаю, этот гад не признается.
    - Ну эт он зря. - Славий встал и решительно зашагал в сторону подземелий.
    Велена за ним, не отставая ни на шаг. При этом вид, имея такой грозный, что если вампир сразу же не признается, куда дел Митьку, Славию допрашивать будет уже некого.
    - А ты куда? - Мужчина придержал ее у края. - А ну обратно.
    - Я с вами. - Лисса поджала губы, упершись, как баран в своем решении идти с ними..
    - Пусть идет. - Ведунья обогнула их, и первая спрыгнула вниз.
    - Под твою ответственность. - Предупредил Славий.
    Велена кивнула и спустилась в подземелье.
    - Явилась, и года не прошло. - Язвительно встретил ее вампир, едва она с факелом появилась в коридоре и тут же умолк, увидев, что на этот раз она пришла с подмогой.
    - Ты что-то сказал? - Славий чиркнул кончиком меча по камню, выбив из него сноп искр. Раздался жуткий скрежет, заломивший всем уши, а вампира заставивший скривиться как от зубной боли.
    - Где мой сын? - На ладони Велены вспыхнула переливающаяся перламутровым блеском сфера. Едва заметное движение кистью и сгусток смертоносной энергий полетел в вампира.
    Тот расширил глаза от ужаса, дернулся в попытке уклониться, а когда энергия заклинания повисла перед его носом, свел глаза в кучу чуть не окосев.
    - Г…г…гос…поожа. Я не знал, что мальчик ваш сын. Чем хотите поклянусь.
    - Да ну? - Не поверила ни одному его слову, ведунья. Подошла ближе, заставив вампира выгнуть шею назад, так что голова заломилась до пола. - А печать мою на нем ты не видел? Может, ты слеп? И тебе надо зрение подправить?
    - Не надо! - Заорал он, когда Славий присел рядом с ним на корточки и, схватив за роскошную густую шевелюру, приставил узкое лезвие ножа к правому глазу.
    - Если сразу признаешься, будет не так больно.
    - Я скажу, скажу, только не трогайте глаза. Они дольше всего регенерируют. Парнишка невидимый и обездвиженный стоит в соседнем зале. - Признался вампир, взглядом умоляя Велену остановить садиста.
    Велена бросила взгляд на Славия, тот понимающе кивнул, и женщина убежала искать и расколдовывать сына. Лисса с воеводой остались караулить вампира. Тот смотрел на них с плохо скрываемым страхом. Причем большее число взглядов доставалось ей, а не мужчине.
    - А ты умеешь удивлять, Василиса. - Славий задумчиво чертил полосы кончиком ножа по лицу вампира, заставляя того каждый раз вздрагивать, когда лезвие проходило вблизи глаз. При этом он ни разу его не поранил, хотя Лисса догадывалась, что лезвие заточено как бритва.
    - Порой я сама себе удивляюсь. - Чувствуя, что не в силах больше стоять, она присела на корточки, прислонившись спиной о стену для опоры, и факел, положив на пол, так чтобы не погас. - Три дня в вашем гребаном мире. За это время кем я только не успела побывать. Трижды чуть не утонула в болоте, свела знакомство с упырями, и вот теперь меня чуть не сожрал вампир. И за все это время только раз нормально покормили. Где справедливость, Славий?
    - Хочешь справедливости, спрашивай богов. Они за то в ответе, а хочешь перестать быть кормом для всяческих придурков, начинай учиться. Иначе всегда найдется тот, кто захочет бесплатно твою силу заполучить.
    - Или ты их или они тебя? Да? - Криво улыбнулась Лисса.
    - Что-то вроде того. Только в твоем случае это будет по-другому. Или они тебя убьют, или ты успеешь спрятаться или убежать. То того дня как ты их сможешь сделать, пройдут годы упорного труда.
    - Сколько тебе лет Славий?
    - Что?
    - Что?
    Удивились ее вопросу воевода и вампир, заворожено слушающий их разговор, от чего начисто забыл о кинжале в опасной близости от своего лица.
    - Сколько тебе лет? В пересчете на мое летоисчисление?
    - Хм… двадцать восемь. Может чуть больше. Не знаю. Смотря во сколько лет, в твоем мире умирают люди.
    - А на самом деле?
    - При том, то жить мне тысячу лет, может быть чуть дольше, двести шесть.
    Она хотела еще спросить. Откуда ты родом Славий? Как оказался в царской дружине? Ведь чувствуется в тебе порода и дворянская стать, а может так принято, что мужчины с даром отправляются служить, тогда, как другой сын наследует титул и земельные угодья? Много чего хотела она спросить. Но тут раздался голос Митьки, и она, сорвавшись с места, бросилась к нему, повиснув на шее, радостно визжа и дрыгая ногами, пока парнишка, обхватив ее за талию, кружил радостно смеясь.
    - Димка, живой. Я так испугалась, когда на твоем месте оказался этот гад!
    Лисса не осознавала, что целует парнишку в щеки, подбородок, ясные глаза, заставляя отчаянно краснеть, под улыбающимися взглядами матери и воеводы.
    - Живой, живой. Ты три раза мимо меня прошла. Я чуть не лопнул, силясь тебя позвать, но все напрасно.
    Велена вытирала тыльной стороной, подозрительно блестящие глаза, а когда глянула на вампира, в мгновение ока из любящей матери превратилась в разъяренную колдунью.
    - Ты умрешь за это.
    - Для казни нет причины. Ваш сын жив.
    Неожиданно для всех встал на защиту вампира Славий.
    - Ну и что. Это отродье приняло заказ на убийство и если бы не Василиса, ни один из нас не вернулся бы домой живым.
    - Неправда. - Совершенно спокойно и даже немного по-деловому вступил в полемику вампир. - Меня наняли убить только Василису. Остальных бы я не тронул. Чему свидетельство ваш сын живой и невредимый.
    - Так это ты упырей на болото напустил?
    - Нет. Я выполняю только штучные заказы.
    - Ну, все. - На этот раз Василиса озверела не по-детски. - Я тебе покажу штучку.
    И она шепнула слово. Вернее пару… ну может три. Кто сгоряча их считает?
    Под изумленный вздох Велены вампир исчез. Лисса подбежала к образовавшейся в полу яме, встала на колени и, сунув в нее руку, извлекла сверкнувший в свете факела изумруд. Да такой огромный, что едва уместился на ее ладони.
    - Вот гад, при жизни был красивый, и теперь глаз не отвести. Ну, ничего. Побудешь у меня красивой штучкой пару десятков лет, поразмыслишь о добром вечном. Посмотрим, как тебе после этого захочется принимать заказы на убийство невинных дев.
    - Это справедливо. - Славий отряхнул с рубашки пыль и спрятал нож за голенище сапога. - За покушение на жизнь представитель гильдии убийц из расы вампиров, эх жаль имя спросить забыли…
    - Марош.
    - Э… что? - Славий от неожиданности споткнулся на полуслове.
    - Он говорит, что его имя Марош.
    - Ооо! - Глаза мужчины заметно округлились.
    - Оооо!!! - Велена выпала в осадок, потрясенно глядя на то, как изумруд в сложенных лодочкой ладонях Лиссы медленно меняет форму, приобретая шлифовку и сверкающие грани, прямо на глазах превращаясь в драгоценность, у которой даже цены не будет, настолько она уникальна не как украшение, а как артефакт. - Душа вампира, воплощенная в камне. Лисса, ты уверена, что правильно определила специализацию? Может тебе стоит поучиться у Анюты и ее семьи? Драконы больше других на свете знают о колдовстве такого рода.
    - Оооо!!!!!!! - Митька шагнул в ней и потыкал пальцем в окончательно сформировавшийся кристалл. - Он живой там?
    - Живой. И желает уточнить, к скольким годам заключения его приговорит Славий, а то мой срок кажется ему несправедливым.
    - Хм… гхм… - Воевода спрятал в кулак улыбку, глядя на Велену, позабывшую о том, что у нее были какие-то претензии к вампиру и на Лиссу, задумчиво поглаживающую изумруд.
    - Пять лет вполне хватит, чтобы осознать вину. И покуда ты будешь его владелицей, ему каждый месяц за три зачтется. Ну а если потеряешь или надумаешь продать, то дальше как обычно. Час за час и так до истечения всего срока.
    Кристалл полыхнул ярким светом и обрел вокруг себя тонкую серебряную сетку, оплетшую его со всех сторон наподобие кружева, настолько она была красива.
    - Ой! - Встрепенулась Лисса. - Как теперь узнать, кто заказа меня этому гаду?
    - Можешь спросить у Мароша. Но вряд ли он ответит, так как наемникам имя заказчика говорят. Да не переживай ты так. - Ободрил Славий, видя, что она от таких новостей скисла. - Мы обязательно узнаем, кто тебе навредить хочет. Дай только срок.
    - Что это у вас такое интересное происходит, что магией фонит на пол болота?
    Анюта неслышно вышла из темноты, и ее любопытное личико вытянулось от удивления, едва она разглядела в руках подруги артефакт. - Ну ничего себе! Ты где нашла камень душ? Мы же здесь вчера обыскали все, даже щели в полу, и ничего подобного не заметили.
    - Был тут один индивид. Хотел мою душу заполучить, да своей лишился. - Лисса сунула изумруд в карман, и тут явился мэтр.
    - Ты с ума сошла, выбрасывать столько силы? - Накинулся на нее сразу Анастас. - Хочешь переполошить всю нежить на болоте?
    - А мы со Славием еду нашли. - Велена улыбнулась, когда на нее устремились голодные взгляды, едва не перессорившихся в очередной раз людей.
    - Так давайте ее приготовим… - Радостно воскликнул Митька.
    - И съедим. - Закончила за него Анюта, под дружно грянувший хохот.

Глава 12


    Василиса проснулась от буравящего взгляда в спину. Что за наглость. В кои-то веки удалось поспать, наплевав на упырей и проклятое болото, а тут такой облом.
    - Открой глазки красавица, вижу, что не спишь. Я два часа жду, пока кто-нибудь из вас проснется. Еще немного и решат, что я умер, похоронят и останусь я с вами навечно.
    Ну, уж нет, хватит ей одного вампира. И так зараза весь бок отдавил. Надо срочно придумать, где его хранить. Держать изумруд такого размера все время при себе опасно, украдут. Да и выслушивать его едкие замечания уже порядком надоело. Хорошо он ночью тоже спит, если бы болтал без умолку ей богу отправила бы куковать на дно болота.
    - Встава…а…ай!
    Осторожно чтобы не разбудить Славия, Лисса выбралась из-под придавившей ее руки, и, встав, оглянулась, ища взглядом, кого прибить за побудку в такую рань. На самом высоком обломке башни сидел полупрозрачный мужчина, сквозь которого красиво просвечивало утреннее солнце, делая силуэт еще более размытым.
    - Ты кто?
    - Конь в пальто. Посланник я от ковена магов. Помощь вызывали?
    Лисса удивленно кивнула.
    - Ну, так я пришел, рассказывайте, что у вас случилось?
    - Почему сразу я? - Ощерилась она, тихонечко отступая назад.
    - Потому что ты уже не спишь. - Кажется, призрак уже пожалел, что разбудил ее, а не кого-нибудь другого.
    - Так я мигом разбужу кого надо. Мэтр Анастас, вставайте, к вам пришли.
    - Шли всех в… пень, я спать хочу.
    - Мэтр, если я пошлю, он ведь действительно пойдет в… пень. - Честно предупредила Лисса. - Как потом ковену объяснять будем, куда посланца дели?
    Призрак хохотнул и плавно, словно перышко на ветру, слевитировал с валуна и, приземлившись возле не желающего вставать коллеги, шепнул на ушко.
    - Стас, вставай, уже утро. - И заорал как ненормальный. - Твою мать день давно в разгаре, а он спит до сих пор.
    Лисса едва успела пригнуться, когда над головой пролетела шаровая молния, запущенная Анютой. Да, подруга часто бывает по утрам злой, особенно когда ей спать мешают. Вторая молния от Велены просвистела в обратном направлении. От испуга мэтр, швырнул заклинанием в нахала, но вместо призрака чуть не угодил в Славия. Воевода увернулся, понял, что ему с мечом в разборки колдунов соваться бесполезно и нырнул в ближайшие кусты, потеснив Лиссу. Митька ужом уполз к ним и приготовился из укрытия наблюдать за развитием событий.
    - Никогда больше не буду над мамкой так шутить. Особенно с утра, пока она не выпьет две кружки взвара и окончательно не проснется.
    - Что так? - Улыбнулся Славий.
    - Жить хочу.
    Лисса согласно кивнула. Уставшие за двое суток на болоте, вымотавшие себе все нервы, колдуны шутки не поняли. Поэтому когда Аня кинула другим заклинанием, призрак едва успел увернуться.
    - Идиотка! Ты меня чуть не убила! - Заорал он на Анюту, в спешном порядке выстраивая вокруг себя защитное поле, наподобие мыльного пузыря. Круглое радужное и на вид такое же хлипкое.
    - И поделом тебе. - Аня успела окончательно проснуться и теперь злобно наблюдала за пришельцем. - Не будешь орать дурниной. Думать надо, что люди не спроста крепко спят.
    - Мэтр Велантий, вы зачем здесь? Я же просил карты и амулеты? - Анастас тоже признал коллегу и потому жутко смутился "теплому" приему, что они ему устроили.
    Прозрачный маг повел руками, указывая сразу на все болото.
    - Подобного разгула нежити давно не было. Естественно такой случай привлек внимание ковена. Поэтому прислали меня, чтобы на месте разузнать обстановку, а то с ваших слов коллега получается больно удручающая картина.
    - Вам надо было прийти вчера и поночевать с нами ночку, а не явиться под утро и портить людям настроение. - Упрекнула ведунья пришлого мага.
    Лисса поняла, что это надолго и задом вылезши из кустов, направилась к воде умыться. Следом за ней скользнула Аня.
    - Девушки, не долго. Соблюдайте очередь. - Славий как скала загородил тропку, чтобы никто лишний к ним не сунулся и не нарушил уединение.
    Холодная вода взбодрила, прогнав дрему. Лисса распустила косу и, расчесав пальцами, заплела обратно, слегка смочив водой, чтобы волосы не торчали дыбом. Надломила осоку и, разжевав кончик стебля, почистила им зубы. Что поделать если в этом мире еще не изобрели зубную щетку. Китайцев на них нету.
    - Ань, а до дома твоего брата далеко?
    Девушка замерла, не донеся ладони с водой до лица, и та вытекла сквозь пальцы, пока она на нее смотрела.
    - Я думала ты уже никогда не спросишь. С чего бы Лисса? Ты же не рвешься замуж за Кощея. Или я неправильно тебя поняла?
    - Поняла ты правильно. Просто…
    Что просто она объяснить не успела, так как ближайшая к ним кочка зашевелилась, приподнялась и из-под мха вместо длинной челки на них глянули испуганные глаза.
    - Кто из вас Василиса?
    Аня ткнула в нее пальцем.
    - Она.
    - Спасибо подруга. - Обиделась Лисса. - Не ожидала от тебя.
    - А чего ты хотела, если нечисть знает твое имя?
    Дальше ссориться им не дали. Кочка дернулась, изящные девичьи руки разгребли тину и кикимора, оказалась у самого берега, поднявшись над ним по пояс. Лисса отпрянула от неожиданности сев на попу и тут же пожалела, что показала гостье свой испуг.
    Та обиделась. А Лисса возмутилась. Чего от нее хотели, когда перед самым носом из болота выползает зеленая девица с мхом и ряской на волосах, потому совершенно не понятно какого они цвета, абсолютно голая к тому же, и тянет к тебе руки. То, что это жест мольбы, она поняла потом, а сначала Лиссе показалось, что ее хотят придушить, так как руки тянулись к горлу.
    - Тебе просили передать весть. И что за помощь тебе будет отдельная награда.
    - Кто просил за вас? И почему я помогать должна, когда вы нас недавно чуть на куски не разорвали?
    - То отступницы, одурманенные злом. - Кикимора опустила глаза, и Лисса с удивлением увидела, что чудо болотное плачет. - Он пришел с востока.
    Кто такой он, расшифровывать не надо. Естественно главный злодей, замутивший всю эту кашу. Но Лисса не стала перебивать, предпочитая слушать. Тем более, что все ближе слышались голоса магов, те подошли к Славию и спрашивали про них с Анютой. Кикимора тоже услышала, что сюда идут посторонние, и заговорила быстрее, бросая испуганные взгляды в сторону тропы, в любой миг, ожидая, что на ней появятся люди.
    - С ним был артефакт, он не справился с ним, и оба утонули. С тех пор зло почти полностью поглотило болото. Я с трудом прорвалась по приказу владыки. Он как понял, что вы пришли помочь, каждый день посылал нас с сестрами к вам с вестью. Я единственная дошла.
    - А остальные?
    Можно было не спрашивать, что стало с другими посланницами. Но Лисса хотела знать. Без этого она отказывалась верить. Наверно потому, что до сих пор им невероятно везло. И она утратила ощущение опасности нависшей над болотом и окружающими его землями.
    Кикимора поняла ее терзания. Коснулась руки, оставив на запястье мокрый след, и тихо произнесла.
    - Погибли. Как погибнем все мы, если к исходу третьего дня, вы не очистите болото от нежити.
    И плеснув рыбьим хвостом, бывшим у нее вместо ног, нырнула в воду, обдав брызгами и облепив ряской.
    - Ну и как тебе? - Лисса повернулась к Ане, ожидая, что та скажет.
    - Причина ясна. Куда двигать понятно. Одна проблема, как достать со дна труп вместе с артефактом.
    Лиссе вдруг вспомнились строчки из вчера прочитанной книги. Про одинокого неизвестно откуда взявшегося упыря.
    - Ань, а колдун может восстать после смерти и превратится в упыря?
    - Запросто. Только это не упырь будет, а полноценный вурдалак.
    - Или два.
    - С какой радости?
    - С той, что после разрушения башни наш колдун должен был куда-то деться. - И Лисса поведала подруге, о том, как маг столкнулся с упырем, а потом и сам пропал, пока искал, откуда тот мог взяться.
    - Дело дрянь. - Аня шлепнула себя по колену и резко встав, отряхнула с рубашки ряску. - Надо рассказать остальным. Против вурдалаков деревенское колдовство все равно, что с вилкой на крокодила.
    - Отличная идея. Давай натравим на упырей стадо крокодилов!
    - Лисса, крокодилы не ходят стадами, они… Постой ты что делаешь? Не надо крокодилов!
    Поздно. Лисса сама ужаснулась, с какой скоростью сбылось ее желание. Они с Аней рванули от воды и как два паука в мгновенье ока вскарабкались на отвесную стену башни. Усевшись на ней, высоты трех метров стали наблюдать, как змеи, обитавшие в болоте, растут, будто на дрожжах, превращаясь в огромных зубатых тварей.
    - Что-то они не очень похожи на крокодилов. - Нервно сглотнула Аня, еще сильнее поджимая под себя ноги.
    - Я никогда не видела их вживую и весьма смутно представляла себе их облик. Вот и получилось… что получилось. - Покаялась Лисса, заворожено наблюдая как, болото начинает буквально кишеть этими тварями.
    - Аня! Василиса! - Послышался голос воеводы. Мужчина устал их ждать и, забеспокоившись, почему они так долго, решил проверить. Лучше бы он стоял на месте. Ближайший крокодил его слышал и рванул на голос, быстро-быстро передвигая шестью ногами.
    - Славий беги!
    - Мать вашу, а эти откуда взялись!
    Одновременно воскликнули Славий и Анюта. Раздалось злобное шипение крокодила, лязг и скрежет металла, и в ту же секунду Славий с погнутым и покусанным мечом оказался рядом с ними на стене.
    - Лисска твоя работа? - Взревел он, отмахиваясь испорченным оружием от прыгающего под стеной и пытающегося ухватить его за ногу крокодила. При этом он орудовал мечом как палкой, так как старинный воинский клинок больше был ни на что не годен. Разве что бросить, чтобы крокодил доел, а то вид у него голодный.
    - Моя. - Честно призналась Лисса. Чего скрывать-то, если и так понятно у кого растут уши.
    Аня захохотала и чуть не свалилась со стены. Хорошо Славий был рядом, удержал.
    - Лисска, у тебя уши. - Обрадовала ее подруга.
    - Ой! - Лисса с ужасом вцепилась в свои уши, ставшие длинными как у зайца и покрытые белым, мягким мехом.
    - Отлично. Есть что оторвать. - Славий окончательно озверел и двинул кулаком в морду зверюке, когда та особо высоко подпрыгнула. Крокодил рухнул в кусты и вдруг заскулил как щенок.
    - Как ты мог! Это же ребенок. - Кинулась Лисса на защиту своего монстрика. И спрыгнув со стены, бросилась его обнимать и успокаивать. Видимо она окончательно свихнулась, так как совершено не чувствовала страха рядом с крокодильчиком длинной три метра, причем полтора из них составляла пасть с такими зубами, что саблезубый тигр от зависти бы удавился.
    - Лисса вернись! - Завопила Аня, материализуя в каждой руке по огненному шару, готовясь прыгнуть и погибнуть вместе с ней, когда стая крокодилов кинется их кушать.
    Славий скатился со стены и уже мчался к Лиссе, когда над берегом раздалось утробное урчание и чудовище легло на брюхо у ног Лиссы, блаженно закрыв глаза и позволяя себя гладить.
    - Охренеть. - Все что смогла выдавить Анюта, очень осторожно спускаясь вниз и подходя ближе.
    Славий выругался более цветисто и в отличие от колдуньи с места не двинулся, предпочтя с расстояния наблюдать за ними.
    Лисса же умильно водила руками по чешуйчатой шкуре созданного ею монстра, ощущая ее холодность и невероятную прочность. Почесала над глазами, исторгнув из глотки крокодила, очередное довольное шипение. На нее вонами накатывали чувства зверя. Постепенно утихающий страх внезапного превращения, радость от ощущения рядом с собой родственной силы. Все правильно. Она их создала, вложив себя частицу. И эту часть они ощущали в ней, приняв за маму. Лисса решила, что лучше об этом остальным не говорить. Насколько Аня привычная к ее выходкам, и то сорвалась. Хотя надо признать с крокодилами она переборщила. Вполне хватило бы пираний. Проведя ладонью вдоль челюсти, и пробуя пальцем острейшие клыки, она счастливо улыбнулась и оглянулась на подругу.
    - Аня, он хороший. Я чувствую его эмоции. И не только его. Их всех. Они хотят помочь, только не знают, как выманить из ила упырей. Сами они туда проникнуть не могут слишком глубоко, дышать нечем.
    - А ты наколдуй им акваланги. - Буркнула Аня, гася огонь в руках и подсаживаясь рядом, правда прикоснуться к крокодилу не рискнула, хотя ни он, ни его собраться, облепившие весь берег и норовящие сунуть морду под ласкающую руку Лиссы, не выказывали агрессивности.
    - Девушка с заячьими ушами, в компании сотен гигантских крокодилов. - Вздохнул Славий и подошел к ним. - Знаешь, Аня, если мы выберемся с этого болота живыми, меня уже ничто, и никто в этом мире не сможет удивить.
    - Не зарекайся, Славий. Тебе еще Лиссу к царевичу вести, а до стольного града путь не близкий, всякое может произойти.
    И тут над островом раздался истошный вопль. Это крокодилы, влекомые запахом готовящейся еды сунули свои любопытные носы в лагерь.
    - Не обижайте их! - Закричала Лисса и побежала выручать питомцев, пока ошалевшие колдуны с перепугу их не поубивали.

    Как тяжко жить на свете девушке с длинными ушами. Их припекает солнце (бедные зайцы, как они летом ходят в мех одетые). Они все слышат, даже то, что не предназначено для нежной и ранимой девичьей психики. Правда в разговоре столичных магов Лисса не выглядела ни нежной, ни ранимой и уж точно не девушкой. Самое приличное, что они о ней сказали это ослица. Лисса припомнила мэтру Анастасу кабана и березку с рылом, мэтр Велантий пожелал узнать подробности и после этого перестал обзывать ее всяческими словами, переключившись на коллегу. Велена наотрез отказалась возвращать ее ушам прежний вид, заявив, что пора самой учиться, раз у нее так хорошо выходит квинтэссенцитивное колдовство.
    - Какое колдовство? - Лисса не рискнула повторить вслух, боясь, что язык сломает.
    - От слова квинтэссенция. Что значит душа. - Велена пережив первый шок нашествия крокодилов, и отогнав их за барьер окружающий остров, немного успокоилась. Чему способствовали четыре кружки отвара из трав и несколько кусочков сладких сухарей презентованных ей мэтром Анастасом из личных запасов. - Я заметила, что твоя сила наиболее активна, когда мысли, эмоции и повеления души находятся на пике. При совпадении частоты вибраций, происходит мгновенное увеличение потенциала в десятки, а в случае с крокодилами, сотни раз, и тогда случается выброс силы, влекущий за собой метаморфозы. Это очень редкий дар, но он встречается. Плохо то, что совершенно не поддается контролю со стороны владельца.
    Лисса приуныла. А потом взбодрилась. Леший сразу определил природу ее силы. Потому и дал амулет, который приведет к настоящему учителю. Так как Велена наотрез отказалась ее учить, заявив, что в ее случае любые знания будут опасны для окружающих
    - Мой тебе совет. Не снимай амулет блокирующий твои эмоциональные порывы, пока не обретешь покой в душе и абсолютную ясность мысли. Только тогда ты перестанешь влипать в неприятности.
    - А как же уши? - Лисса состроила жалобные глазки, но Велена осталась непреклонна.
    - Разколдуй сама. Это просто. Тебе достаточно лишь очень сильно захотеть.
    И ушла, оставив ее одну сидеть у догорающего костра, обдумывать, как теперь жить дальше с заячьими ушами. Так как они совершенно не желали принимать прежний вид, сколько бы Лисса не хотела.
    - А ты попробуй медитировать, как я тебя учила. - Подсказала Аня. - Очень помогает успокоиться.
    - Из личного опыта? - Улыбнулась Лисса. Настроение медленно улучшалось, поэтому ушки опять поднялись и теперь как локаторы улавливали все звуки. Вплоть до шорохов кузнечиков в траве, и хруста листьев камыша, поедаемых гусеницей.
    - Еще бы. - Аня улыбнулась. - Имея вредного старшего брата, надо иметь железобетонные нервы и море юмора в запасе.
    - И не говори. - Лисса вспомнила свое детдомовское детство. - И часто вы пакостили друг другу?
    - Часто. Но поскольку Кош старший, то и пакости у него были более изощренные. Мне почти никогда не удавалось ему достойно отомстить. Пока однажды он не довел меня до ручки, подложив на дно ванной огромного слизняка, под водой совершенно невидимого, пока я на него не наступила. От моего визга няня оглохла на три дня. Но моя мстя была страшна.
    - Дай угадаю. Ты спалила ему комнату?
    - А вот и нет. - Аня лукаво улыбнулась. - Всего лишь разрушила родовой замок. Так что новый строили замешанный на моей крови, чтобы стоял вечно.
    - Изверги. - Лисса в притворном ужасе вытаращила глаза. - Цедить кровь из ребенка. Надеюсь, ты Коту за это отомстила?
    - И еще как. Э… как ты его назвала?
    Лисса покраснела. Аня понимающе хмыкнула, еще сильнее вгоняя ее в краску.
    - Ему понравится. Еще ни одна девушка не называла его котиком. Так что Лисса у тебя есть все шансы почесать моего братика за ушком и услышать, как он мурлычет.
    Лисса тут же представила, как чешет за ухом огромного чешуйчатого дракона, и покатилась со смеху. А что? Опыт по усмирению рептилий у нее есть. Натренировалась на крокодилах.
    - Вы только посмотрите. - К ним на полянку, вышли оба мэтра. - Тут проблем по горло, а им все хаханьки.
    - Стас не жужжи. Девушки стресс снимают. И почему я не воспользовался порталом? - И астральный дух мэтра Велантия уставился на Аню масляными глазами.
    Та к изумлению Лиссы улыбнулась магу, потянулась, от чего ткань рубашки обтянула грудь, обрисовав соски, и под дружный вздох магов ушла помогать Велене, выстраивать защиту вокруг острова.
    Было решено не шататься по болоту, а поджидать хозяев здесь. В том, что как только крокодилы начнут ночью нападать на упырей, те явятся, уже никто не сомневался. Вопрос в другом. Как их встретить. И судя по тому, что готовили для вурдалаков Аня и Велена встреча будет жаркой. Даже не магическую часть отряда Славия и Митяя припахали к обороне. Они сооружали вал из камней, за которым предстояло держать осаду.
    - Что-то вы совсем пригорюнились юная девица. Ушки не нравятся?
    Лисса глянула на Анастаса, хотела нахамить, но потом решила действовать по примеру Ани. Лениво улыбнувшись, глянула на мага из-под полуопущенных ресниц. Чуть подалась вперед, потянувшись за последней печеной картошкой, но так чтобы грудь третьего размера в вырезе рубашки оказалась перед его носом, и шепнула ему на ушко.
    - От чего же? - Голос прозвучал чувственно и томно. Самое то, что надо. - Очень даже нравятся. Мне бы еще и хвостик, чтобы интересней было.
    Маг вздрогнул, встретился с ней взглядом и залился краской от ушей до самой шеи. Мгновение тишины, взорвалось хохотом мэтра Велантия.
    - Коллега, а не примерить ли вам волчью шкуру? Кабаном зайку не догнать.
    И с хлопком испарился, пока ему не прилетело от пошедшего гневными пятнами Анастаса. Лисса оставшись один на один с разъяренным магом, решила, что пора делать ноги, пока тот не очнулся и не припаял ей хвостик (не она одна тут шутки шутить умеет).
    - Ой, кажется, меня зовет Велена.
    И убежала на другой край острова, туда, где трудился Славий, зная, что к воеводе маг не сунется, потому как до коликов его боится. Почему так, она не знала, но странная вражда была ей только на руку.
    Завидев ее, Славий нахмурился, потом криво улыбнулся и, подперев плечом валун, который катил к берегу, утер со лба пот ладонью и вытер ее о штаны.
    - Где уже набедокурила?
    - Нигде. - Лисса присела в сторонке под кусточком, прячась от палящего солнца. Рой мошкары тут же собрался над головой и загудел как неправильно настроенный приемник. Хорошо не кусался и на том спасибо.
    Славий хмыкнул, не обманувшись ее смиренным видом. Митька подмигнул, радуясь передышке, а то ухекался пацан, стараясь поспеть за взрослым мужчиной. И они покатили валун дальше, где Велена и Аня с помощью магии водружали его на стену, так как руками его туда было не поднять.
    А Лисса извлекла из кармана изумруд и стала вертеть и так и эдак, гадая, почему вампир молчит? Вчера он ей весь мозг вынес своими стенаниями, как несправедливо она с ним поступила.
    - Марош? - Позвала она.
    А в ответ тишина и странное гудение.
    - Мааарооош? Гудит зараза. Ты у гнуса научился мне на нервы действовать. Отвечай. У меня к тебе вопрос есть. Важный.
    Лисса пересела удобнее, так как выступающий корень давил на копчик. Двинула плечом ветки кустарника, заставив их качнуться. Заплясали солнечные зайчики, заставив щуриться. Один попал на изумруд, переломился сквозь его грани, осветив глубину, и она услышала ответ.
    "Зачем разбудила? Так сладко спал"
    - Ну ты молодец. Ту такие дела творятся, а он спит. Марош, а ты вообще откуда?
    "От верблюда"
    - Ух ты! В этом мире и верблюды есть? И пустыня? И бедуины?
    "Тихо, тихо. Тарахтишь как сорока. Тебе вообще, что от меня нужно?
    - Ничего. Просто мне скучно, к крокодилам меня не пускают, боятся, что я им вторую пасть наколдую, чтобы сразу по два упыря хватали. И чего им не нравится моя идея? Упырей-то много, а водяной срок всего три дня дал. Потом всем настанет форменный каюк.
    Лисса замолчала, ощущая странную настороженную тишину внутри кристалла.
    "Василиса, милая, какие крокодилы? Это же северная широта. Тут зимой болото промерзает в глубину на шесть аршинов. И снега по шапку, ни пройти, ни на лошади проехать. Ты случаем не на солнышке сидишь? От него и удар схватить можно"
    Лисса смотрела, смотрела на изумруд. Да и сунула его в карман.
    "Эй, ты что? Обиделась?"
    - Нет. - И руки убрала, а то чешутся, швырнуть подальше. И на кой черт она его разбудила. Кстати, а как это у нее получилось.
    Изумруд был извлечен обратно на свет божий. Лисса его даже от пыли вытерла. Хорошо не поплевала, прежде чем рукавом тереть. Сообразила, что вампир обидится.
    - Марош, а как ты себя там чувствуешь?
    - Забавно, что ты спросила.
    - Я серьезно.
    - Если серьезно, то странно себя чувствую. Как будто от меня одна голова осталась. А знаешь, это даже интересно, у тебя случайно бумаги нет, записать, а то боюсь, пока мой срок закончится, успею позабыть первые впечатления.
    Лисса хохотнула.
    - Будет тебе бумага, только кто писать будет?
    - Ты. У меня-то рук нет.
    - Я так и думала.
    Последующие часы Лисса занималась тем, что скрупулезно записывала под диктовку вампира. Заодно тренируясь в рунной письменности и про себя молясь, чтобы это потом можно было прочесть, так как руны выходили корявые, строчки кривые, а поскольку бумаги было мало, то писать приходилось и на полях. И когда она совсем закончилась вписывать между строк.
    Но все это были мелочи по сравнению с тем, что она узнала о самом вампире. Оказалось, Марош получил четыре высших образования. Это был для нее настоящий шок и недосягаемая высота, ей бы одно закончить.
    - Слушай, если ты такой умный, как с убийцами связался?
    - Не поверишь, если скажу.
    Лисса припомнила все, что с ней происходило за последние дни, и честно ответила.
    - Поверю.
    - Люблю я это дело.
    У нее карандаш из рук выпал.
    - Любишь убивать? Ну, ты псих.
    - Есть немного. - Не без гордости признался вампир. - А ты пиши, пиши. Не отвлекайся на разговоры. Мне мнооого есть что рассказать.
    Лисса нащупала в траве карандаш и злорадно улыбнулась. Карандаш-то совсем стерся, и она крупно сомневалась, что Славий даст ножик его поточить. А значит, ее мучения скоро закончатся. И зачем она только разбудила проклятого вампира. Скоро там солнце сядет, и он опять впадет в спячку?

Глава 13


    Вечер наступил неожиданно быстро. Целый день Лисса занималась чем угодно, лишь бы не думать о том, что будет после наступления ночи. И вот последние лучи погасли за горизонтом и над болотом расползлись зловещие сумерки, разукрасив унылый пейзаж в серо фиолетовые цвета.
    - Скоро начнется. - Велена напряженно всматривалась вдаль, ожидая в любой момент появления упырей или их хозяев.
    Лисса поежилась от холода и сильнее запахнулась в куртку. Почувствовав ее настроение, нос вожака крокодилов ткнулся ей под руку, утешая и передавая уверенность в том, что они справятся. Лисса почесала жесткие костяные наросты над глазами рептилии, со своей стороны внушая радость от их участия и уверенность в том, что они не подведут. Вся надежда была на чешуйчатых монстров. Их нападение должно было спровоцировать вурдалаков ввязаться в драку, угодив в расставленную для них ловушку. Устроили ее в подземелье, от души перепачкав стены кровью. Донорами выступили все, так как стен много.
    Сами укрылись за валом из камней, накрыв его магической завесой. Еще днем обсудили участие каждого в предстоящей битве. Лисса наслушалась советов от души, самым возмутительным по ее мнению был который, дал ей мэтр Анастас. В случае неминуемой гибели спасаться бегством, бросив остальных. Оптимисты блин. Не собиралась Лисса никого бросать на растерзанье ни упырям, ни вурдалакам, потому и выпросилась у Велены не прятаться за магической завесой, а выйти к крокодилам, поддерживая с ними прямой контакт.
    К ее удивлению ведунья не стала спорить. Только нашептала защитный заговор и отпустила, наказав быть предельно осторожной. И вот теперь она сотнями глаз монстров всматривалась в поверхность болота, наблюдая, как моховые кочки начинают шевелиться и белесые твари выползают наружу в поисках добычи еще не подозревая, что этой ночью будут охотиться на них самих.
    - Вперед мои хорошие. Кушать подано. - Скомандовала Лисса, подкрепляя слова неистовым желанием порвать всех упырей на части, растерзать, чтобы больше не восстали.
    Крокодилы, послушные ее воле скользнули в воду, без плеска и без шума поплыли. И вот уже первая добыча сгинула в громадной пасти, вторая третья…
    Началась великая охота. Лисса ликовала, ощущая, как с каждым уничтоженным нежитем очищается болото, возвращаясь к своей первозданной сути. Упыри поняли, что на них напали и бросились на крокодилов. Вой разнесся во все стороны, спугнув на дальнем острове нетопырей. Черным облаком взмыли они в синеющее небо и с воздуха кинулись в гущу сражения, не разбирая, где упырь, где крокодил. Для этих тварей все они были добычей. И тогда в битву вступили маги, расстреливая нетопырей огненными пульсарами.
    Лисса впечатлилась когда мэтр Анастас разошедшись не на шутку с каждой руки запускал по три молнии, и каждая находила свою цель, сжигая нетопыря до пепла, который пушистыми хлопьями оседал на воду, словно над болотом пошел черный снег.
    Славий, кое-как выпрямивший свой меч, защищал волшебников от подкрадывающихся с болота упырей, прорвавшихся сквозь заслон из крокодилов. Лисса хотела броситься ему на подмогу, но поняла, что только будет ему помехой. И сосредоточила все внимание на ментальной связи с питомцами, так как они нуждались в ее поддержке больше чем воевода, сам по себе бывший грозным оружием, ломавшим упырей голыми руками, если не доставал до них мечом и швырял в костер, разожженный Велантием. Огонь да пасть волшебного крокодила вот единственное, что могло их навеки упокоить, так как даже разорванные на части упыри продолжали передвигаться, норовя достать тех, кто этой ночью стал для них погибелью.
    Болото словно закипело от идущей в нем битвы. И тут, словно понимая, что силы волшебников и нежити равны, к ним пришла неожиданная помощь, в лице поднявшихся со дна кикимор, вооруженных копьями и водяного с серебряным трезубцем. Они с яростью кинулись в самую гущу битвы, но и против них нашлись достойные противницы. Отступницы, попавшие под чары зла.
    - Ййййаааа.
    Пронесся вопль над болотом, смешиваясь с шипением крокодилов, воем упырей и грохочущими звуками взрывающихся магических шаров. Хлопанье крыльев нетопырей, хлопки вырывающегося со дна сероводорода, идущая от него вонь, запах тлена и витающей смерти, от касания крыла которой у Лиссы волосы вставали дыбом. И до одури хотелось забиться под камень, превратившись в маленькую букашку, которую никто не заметит и пройдет мимо. Но нельзя. Когда друзья за твоей спиной стоят насмерть, хочется в их глазах выглядеть достойной. К тому же она ответственна за тех кого своей волей породила. Крокодилы без ее уверенности и поддержки были как малые дети попавшие в разборки взрослых и не продержались бы и минуты.
    Видимо, упыри это каким-то образом поняли. Поэтому стали прорываться к ней, неся при этом грандиозные потери, так как рептилии встали на ее защиту, отгородив живым заслоном своих тел. И то твари проползали глубоко под тиной и измазанные илом с висящими на голове и плечах полусгнившими камышами рвались порвать ее на части. Так что ей тоже пришлось обнажить меч (Аня своей ей отдала для самозащиты), хотя в обращении с ним она была полный ноль. Но когда жить захочешь, будешь махать без разбора во все стороны, отбивая тянущиеся лапы упырей.
    - Вот тебе. Вот тебе. Получи гад зарплату. - Приговаривала Лисса, чтобы не так бояться, когда отрубленные ею руки, кисти, головы откатившись прочь, опять начинали ползти в ее сторону, норовя ухватить за щиколотки и прокусив сапоги дорваться до ее плоти.
    - Лисса, берегись. - Вопль Ани из-за вала, заставил ее вздрогнуть и замереть на миг. Подруге этого хватило, чтобы шаровой молнией спалить незаметно подкравшуюся голову с огромными клыками. Такая если цапнет пол ноги оторвет.
    - Спасибо. - Крикнула Лисса, покрепче сжимая меч.
    - Держи его двумя руками. - Крикнул Славий, каким-то чудом успевающий сам сражаться, следить за ней, и еще давать дельные советы.
    Лисса взяла оружие, как сказали, почувствовав, как оно перестало скользить в потных от страха ладонях, и со всего маху перерубила очередного упыря, пнув особо шуструю половину прямо в пасть идущего ей на подмогу крокодила. Глоть и никого нету, только сытая довольная морда рептилии и ментальная просьба дать еще.
    - Да, пожалуйста. - И Лисса вторым пинком отправила вторую часть убиенной нежити.
    - Хшшш.
    Хорошо, поняла крокодила Лисса, удивившись, что те уже начали говорить вслух. А что дальше будет? Победные песни и пляски до рассвета? Жуть. Опять тебя не в ту степь несет. Лучше давай прикончим вон того упыря и отдохнем немного.
    - Расставь ноги, так равновесие держать удобно.
    - Да пошел ты. Нашел время учить. - Огрызнулась Лисса на воеводу, но все равно последовала его совету, замахиваясь для нанесения удара. Хорошо упырь тварь тупая, прет напролом. Будь на его месте кто более разумный, давно прикончил бы ее на месте.
    - Теперь согни ноги в коленях и упор на носки, словно собираешься бежать.
    - Может, ты заткнешься? И так едва успеваю увернуться, если еще начну думать, будет только хуже.
    Славий не ответил, на него навалилось сразу несколько тварей. И тут раздался вопль сверху.
    - Смотрите там!
    Лисса вскинула голову, отбрасывая с лица упавшие волосы, и увидела, как по болоту в свете собственной магической защиты идут двое. Перед ними трясина становилась твердой как асфальт, от чего на мокрой поверхности отражался лунный свет, делая ее серебристой. А за их спинами твердь опять растекалась тиной, обретая мутный цвет, едва подернутый лунной рябью. Кикиморы развернулись и кинулись на пришельцев и были отброшены ударной волной выброшенного заклинания.
    - А вот и наши вурдалаки явились. - Мэтр Велантий за день успевший смотаться за своим телом и теперь присутствующий на болоте воплоти, глянул сверху на воеводу с Лиссой. - Быстро в укрытие, пока вас не заметили.
    Славий схватил Лиссу за шкирку и уволок за каменную стену, бросив к подножию, где защита была самой сильной.
    - А как же крокодилы! - Возмутилась Лисса. - Они же без меня погибнут.
    - Они сделали свою работу, выманили из логова хозяев. Большего не нужно. - Велантий даже не глянул на нее, сосредоточив все внимание на вурдалаках.
    Лисса не ответила. Она не понаслышке знала такой сорт людей, уверенных в своем превосходстве, и в том, что все остальные в этом мире созданы, чтобы служить им. Молча встала, стряхнула с себя руку воеводы и покинула безопасное убежище, вернувшись туда, где знала она нужней всего. Рептилии, опять почувствовав ее, возликовали и по ее команде угомонились, попрятавшись под воду, так как упыри при приближении хозяев прекратили нападать, а нетопырей они, кажется всех успешно перебили.
    - Кто посмел! - Один вурдалак уже подошел так близко, что его можно было рассмотреть в лунном свете.
    Ничего особенного. Обычный мужик, привлекательный к тому же. Если бы не глаза, горящие красным светом, да на руках устрашающие когти, при этом острые как бритва. Одеты оба были в истлевшие балахоны, в прорехи которых просвечивали бледные мускулистые тела. Мертвецы, однако. Только в отличие от безмозглого упыря, эти после смерти сохранили не только разум, но и магическую силу.
    - Я допустим. - Велена поднялась на камень в полный рост и подсветила себя светом энергетического шара, подброшенного в воздух и зависшего у нее над головой. - Вы почто болото мутите?
    - Это важный научный эксперимент. Не тебе судить нас женщина.
    - А почему второй молчит? - Шепотом спросила Лисса у Славия, вставшего за ее спиной. Тот, поняв, что ее упрямству нет предела, решил подстраховать, и пошел за ней.
    - Наверно не такой разумный. А может, замышляет гадость.
    - По мне так второе вероятней. - Лисса присмотрелась ко второму мертвецу, молчком стоящему чуть поодаль от напарника. И увидела тонкую ниточку связывающую их. Причем молчун оказался на привязи у говорливого, продолжавшего выяснять отношения с Веленой. И по этой нити было видно, как сила от него идет к хозяину.
    - Эге, так ты у нас батарейка.
    - Это что еще за зверь? - Не понял ее сравнения Славий.
    - Тот, кто питает другого силой. Кажется он в плену, а если попробовать освободить, что будет?
    Славий даже не рыпнулся ее остановить, зная, что это бесполезно. И правильно сделал, так как Лисса вытянула руки и, представив, как ее пальцы развязывают сдерживающие узлы, стала снимать с пленника магические путы. Тот повернул в ее сторону бессмысленный взор мертвых глаз, заставив поежиться от жути, но не прекратить работы. И когда последний узел развязался и путы спали, шагнул к хозяину, занес руку и вонзил ему в спину нож, где только до этого прятал, одежда то вся на дырах.
    - Ну, все. - Выдохнул над ней Славий, одним движением отодвигая ее себе за спину. - Сейчас покрошат нас на квашеную капусту. Лисска, если я после смерти стану упырем, так и знай тебя съем первую.
    - Подавишься, на мне мяса нет одни кости.
    - А я маслы люблю, так что не отвертишься.
    Лисса хихикнула не к месту. Она была стройной, но по меркам этого мира настоящий суповой набор. Удивительно, что Славий вообще ее заметил. Но тут действия начали разворачиваться с такой быстротой и силой, что она мгновенно забыла обо всем и бросилась спасаться под ближайший камень.
    Вурдалаки сцепились не на шутку, разя друг друга заклинаниями, летевшими во все стороны, успевай только вворачиваться. Кто-то свой накрыл их со Славием защитным куполом и открыл ловушку. Упыри, почуяв кровь, бросились заполнять собой тоннели. В чем им способствовали крокодилы и кикиморы, подгонявшие отстающих, и когда коридоры заполнились кишащими скользкими тварями, слизывающими кровь со стен, Анастас активировал спрятанные заклинания, разом спалившие всех упырей. Тех, кто не влез и остался снаружи, добивали вручную. А потом еще и затопили. А когда один вурдалак победил другого, кинулись на него, так как победил первый, легко осилив истощенного напарника. Но и за то, что отвлек на время ему огромное спасибо. Жалко конечно, наверно хороший был мужик, но Велена сразу предупредила, что спасти вурдалака не может никакая сила и его нужно только убить, иначе он будет сеять смерть повсюду.
    Как оказалось, одолеть одного мага, пусть и мертвого оказалось не так просто. Умный зараза, сразу понял, что угодил в ловушку и потому бился, словно и не умирал вовсе. И сие счастье ему предстоит впервые.
    На этот раз Лисса не стала лезть вперед, предоставив сражаться профессионалам. Ибо ее воображение отказывало выдавать варианты, как можно сделать мертвеца еще мертвее. Хотя как-то же он убил второго.
    - Хм, а действительно как?
    Распластавшись на спине крокодила, она отправила его в болото искать труп вурдалака, чтобы убедиться, действительно ли он мертв, а то вскочит и кинется на защиту напарника. Все-таки свой, мертвый, а тут озверевшие живые, готовые упокаивать столько, сколько нужно лишь бы больше не поднялись.
    Гигантское тело крокодила под ней ходило волнами, жесткие выступы больно впивались в грудь и бедра. Ноги то и дело норовили соскользнуть в воду, но Лисса держалась, что есть силы, вцепившись в рептилию, всматриваясь в зыбкую топь и жалея, что ее магия не позволяет создавать даже малюсенький осветительный шар.
    - Поверни налево мой хороший. Посмотрим, что там темное на воде плавает.
    Крокодил послушно повернул куда сказали, и через минуту подгреб к распластавшемуся на воде телу. Лиссу пробрал пот страха. Но мертвец не проявлял признаков активности и кажется, был по настоящему мертв, судя по тому, как от него смердело.
    - Фууу. - Лисса зажала нос. Но головы не отвернула, внимательно следя за ним, вдруг притворяется, а тут она такая наивная и нежная, смотреть на труп не захотела.
    Рядом на крокодиле подгреб Славий и зашипел на нее разъяренным змием.
    - Совсем рухнулась?
    - Славий, не зуди, лучше посмотри, что с этим вурдалаком происходит. Он же разлагается прямо на глазах.
    - А ты чего хотела? Он пять лет пробыл мертвым и до сих пор держался только за счет магической силы. Все посмотрела? Удовлетворила любопытство, а теперь погребли обратно, пока зона боевых действий не переместилась к нам.
    Лисса оглянулась. Действительно маги теснили вурдалака в их сторону, не нанеся ему серьезных повреждений. Вокруг мертвеца стоял непробиваемый щит. Видимо он, убивая напарника, успел выкачать из него все силы и теперь использовал ее для удержания защитного поля, а свою направил на контр атаку. И как быть? Не оставлять же его с миром. Отомстит, только тогда забудет.
    - А как можно лишить его силы?
    - Никак, пока не истощится защитное поле. Слушай, Василиса. - Славий точно дошел до последней стадии кипения. - Кончай болтать и скажи своим крокодилам, чтобы отвезли нас на берег.
    Лисса кивнула, соглашаясь, и шепнула крокодилу куда везти, да только не на берег, а к месту битвы, на расстояние броска. Пора вспомнить уроки физкультуры. Жаль только, что она швыряла бутафорскую гранату на отметку три, иначе можно было бы не рисковать, приближаясь настолько близко. А по-другому нельзя иначе не докинет и израсходует единственный шанс покончить с вурдалаком. Славий ругался сквозь зубы, поминая в хвост и гриву ее безрассудство и полное отсутствие мозгов. Лисса улыбнулась. Ругает, значит, волнуется, а раз волнуется, значит, она ему не так уж безразлична, как он пытался все время показать.
    Найдя укрытие среди осоки, Лисса выцарапала из мокрого кармана изумруд и несколько раз на него дыхнула для согрева, чтобы пробудить вампира.
    "Ну, что на этот раз? Рассказать тебе сазу на ночь, а то самой не спится?"
    - Хочешь, отменю наказание и верну тебе прежний вид?
    "Хочу, конечно!" Завопил от радости вампир, а потом очнулся. "Э…э…э, а что я должен для этого сделать?"
    - Сущую малость, вернее две. Я тебя швырну. Ты должен при соприкосновении с защитным полем, полностью поглотить силу его заряда. Я знаю, кристаллы это могут, заодно свой резерв пополнишь. И поклянешься, что ни за что на свете больше не посягнешь на мою жизнь.
    "Клянусь не посягать на твою жизнь. Швыряй"
    Лисса замахнулась.
    - Подожди. - Славий, слышавший каждое слово, остановил ее.
    Лисса замерла, понимая, как по дурацки выглядит ее рука с изумрудом, торчащая из зарослей осоки, поэтому опустила ее, прижав к груди.
    - Что он тебе пообещал? Повтори слово в слово.
    "Не слушай его Василиса, там гибнут твои друзья, а ты медлишь"
    - Василиса! - Славий, наплевав на необходимость прятаться, соскочил со спины крокодила и, утопая в грязной жиже по пояс, подошел к ней и схватил за плечи. - Я понял, что ты задумала, но не слишком ли ты рискуешь, выпуская убийцу на свободу?
    - Он поклялся не посягать на мою жизнь. - Лисса не понимала, к чему клонит воевода, зато она хорошо слышала вскрик Велены полный боли. Краем глаза увидела, как Аня взмыла драконом в ночное небо, чтобы попробовать сжечь вурдалака, раз его магия не берет.
    - И все? - Славий стал мрачнее тучи.
    - Все.
    - Дура. Он и не будет посягать, а просто тебя прикончит, как только обретет свободу. Значит так, повторяй за мной, и если он не повторит клятву слово в слово, раздроблю его на мелкие осколки, как только найду чем.
    Лисса испуганно кивнула. Таким она еще Славия не видела и не хотела, чтобы его ярость была когда-нибудь направлена на нее. Пусть уж лучше на вампира.
    - Я Марош Валевич, жизнью клянусь не причинять вреда царевне Василисе Половецкой ни словом, ни мыслью, ни делом. А также клянусь защищать ее от зла видимого и невидимого творимого и замышляемого, а иначе смерть мне, смерть, смерть, смерть. Заставь его повторить клятву.
    Славий встряхнул ее за плечи хорошенько, заставляя очнуться и начать мыслить. Только сейчас Лисса осознала, что у нее в голове благим матом орет вампир.
    "Это не клятва, это рабство, да что он себе позволяет. Я не буду этого говорить"
    - Василиса, - ее опять встряхнули на этот раз, не разрешая слушать Мароша. - Иначе нельзя выпускать его на свободу. Он найдет тысячу и один способ нарушить слово и выполнить заказ. То, что ты его пленила, заказа на твое убийство не отменяло, и он его исполнит как только обретет свободу. Это ты хоть понимаешь?
    - Он не хочет повторять. - Лисса задрожала, глотая слезы от страха и бессилия. Она не слышала Велены, Аня-дракон ревела от ранений, одиночные упыри, которых они не добили, вели сражение с кикиморами, так как крокодилы, оказавшись без ее поддержки, расползлись по болоту, больше не проявляя интереса к битве. А проклятый вурдалак гонял по кочкам Велантия с Анастасом, швыряя в них заклинания с такой скоростью, что те не успевали атаковать в ответ. - И кто тогда разрушит защитный контур?
    Славий не ответил, но Лисса поняла и так, что он сам шагнет за барьер магической защиты и приняв основной удар на себя, даст возможность магам пробить ее и упокоить вурдалака.
    - Нет. - Теперь Лисса вцепилась в него словно клещ. - Я не пущу тебя. Тоже мне герой нашелся.
    - Иначе никак. Я не позволю тебе по глупости совершить смертельную ошибку.
    - Мы найдем другой способ.
    - Какой? Натравить на вурдалака крокодилов? Только погубишь зря зверят.
    - Но иначе ты погибнешь.
    - Зато вы будете живы.
    - Э нет. А знаешь, что? Ты прав. - Лиссу вдруг охватила заманчивая идея. Славий, завидев знакомый блеск в ее глазах и как от радости воспряли поникшие заячьи уши, шарахнулся от нее как от чумной, но не успел. Вспыхнул серебряным светом и упал ей на руки (упрямого вампира она успела убрать в карман) шаром горного хрусталя.
    - Вот оказывается, какая у тебя душа, чистая, как ручей горный.
    То, что она услышала в ответ от Славия, Лиссу покоробило до глубины ее девичьей души, и она от обиды что есть силы, замахнулась.
    - Лети.
    И полетел воевода, полетел. Врезался в полупрозрачный купол защитного поля вурдалака, на мгновение застрял в нем, словно муха, угодившая в паутину паука и не успел мертвяк очнуться и среагировать на чужеродное вмешательство, как его защита пару раз мигнула и впиталась в хрустальный шар, заставив его светиться как маленькое солнце.
    От подобной наглости вурдалак опешил и тут ему настал окончательный и бесповоротный конец, так как в него одновременно полетели три заклинания, озверевших магов. И сверху обуглило до пепла струей огня, выпущенного Анютой.
    - Славий! - Лисса бросилась к тому месту, куда в болото плюхнулся хрустальный шар и, споткнувшись о ноги обретшего свой прежний вид мужчины, рухнула на него, чуть не утопив. - Славий, ты живой? Ты как? Нормально? Да что же ты молчишь? Ответь, не пугай меня.
    Мужчина улыбнулся, глядя мимо нее на звезды в свете луны утратившие свой яркий блеск. И вдруг тихо рассмеялся.
    - Ну ты… - Возмутилась Лисса и стукнула кулачком по его груди, сама начиная глупо улыбаться.
    - Знаешь, Василиса, есть в тебе такое, что руки так и чешутся придушить на месте…
    - Вот спасибо…
    - … но именно сейчас мне хочется тебя поцеловать.
    Лиссу как ветром с него сдуло. Плюхнувшись в грязь, она шустро поползла от полоумного мужчины, опасаясь, что ее выходка с превращением повредила ему мозги. Но Славий успел ухватить ее за пятку и, не обращая внимания на отчаянные брыкания, подтянул к себе и крепко поцеловал.
    Лисса замерла как кролик перед удавом, и хихикнула мужчине в губы от пришедшего на ум сравнения. Не кролик, а девушка с заячьими ушами, и не удав, а очень грязный, уставший как зараза и при этом весьма привлекательный мужчина. Еще бы бороду сбрил, а то щекочется.
    - А что это вы тут делаете?
    С неба спикировала дракона, лавируя одним крылом, второе раненое стараясь сильно не тревожить и плюхнувшись в болото, окатила всех грязью, как будто им и так было мало.
    Славий усмехнулся, а потом начал хохотать. Лисса тоже развеселилась.
    - Как мы качественно уделали вурдалака, а?!
    - А кто снял с него защиту? И главное КАК?
    Велантий и Анастас, держа под руки хромающую Велену, подошли к месту сбора.
    - Василиса, попроси своих крокодилов помочь кикиморам добить упырей, пока они опять не размножились. - Ведунья дала знак магам опустить ее на кочку и те, устроив ее удобно сами поплюхались в грязь, не обращая внимания, на то что вода очень холодная и те кто в ней давно сидит, начинают цокотеть зубами.
    - Так кто додумался, как снять защитное поле?
    - Василиса. - Сдал ее с потрохами Славий.
    - А что сразу я? - Возмутилась Лисса и удивилась, почему все дружно расхохотались.

Глава 14


    Тихий шелест листьев над головой, треск костра. Языки оранжевого пламени выхватывают из темноты окружающий со всех сторон дремучий лес. Лисса больше не боялась темноты, как и ночевок под открытым небом. После того, что случилось на болоте, ее представления о страхе, кардинально изменились.
    Она наивно думала, что достаточно убить вурдалаков и дело в шляпе. Как бы не так. Две недели они с командами мужиков из деревни добивали упырей по одиночке, пока всех не извели. Потом доставали проклятый артефакт, погубивший волшебников. Какая это тяжелая работа, тащить из болота бегемота. Артефактом оказался обломок скалы, размером с кубометр и весом тонны три. Пока его поднимали со дна, переполошили все болото, такую муть развели, что она достигла ручьев, речек и их разливов. Потревоженные русалки решили узнать, что случилось и их тут же припахали к общественным работам. Но артефакт не желал отрываться от дна, хоть ты тресни. Сколько веревок извели, пока не набрались храбрости попросить Аню обернуться драконом и приподнять, чтобы обвязать противомагической сетью (угадайте, кто ее плел, пока остальные надрывали пупки, пытаясь его с места сдвинуть?), и установить под него лаги, по которым вытащить со дна на берег. А дальше за дело взялись маги. Мэтры что-то наколдовали и артефакт стал легким как подушка. Привязав его к крупу ишака, купленного по случаю в деревне, решили отвезти в столицу, не рискнув перемещать порталом. Бедный ишак не понял, что громадина мало весит, и носился по деревне как угорелый, пытаясь ее скинуть, пока его не изловили, не наложили кучу успокоительных заклинаний, чуть ли в зомби не превратив, и сделали скалу невидимой, чтобы не травмировать психику животного, которому предстояло его везти. В общем, худо-бедно магов проводили.
    Они же, отпраздновав избавление от нежити, положенные три дня, причем, не уходя с болота, иначе водяной и кикиморы могли кровно на них обидеться, за то, что не дали как следует отблагодарить. Получили заслуженные дары от водяного народа и жителей деревни и груженые двинулись в дальний путь. Пока что в гости к Ване. Надо же ей с кого-то начинать решать проблемы женихов, да и Славий дал понять, что пока он жив, к Кощею не отпустит. Не убивать же его, в самом деле. Вдруг в дороге пригодится? Аня покатывалась со смеху, слушая их перепалку, и согласилась путешествовать вместе с ней, пообещав, что любимую подругу в беде не бросит. А братец, если озаботится тем, что невеста где-то задержалась, сам ее отыщет, даже на краю земли. Дракон он или так погулять вышел?
    - Василиса, за кашей смотри. Пригорит, со дна есть будешь.
    Лисса, вынырнула из воспоминаний и взялась усердно мешать ложкой булькающую в котелке гречневую кашу с мясом, луком, приправленную травами и острым перцем. Вкуснота, слюнки уже час текут, а она никак не сварится.
    Славий улыбнулся, видя, как она сглатывает голодную слюну, и вернулся к прерванному занятию.
    Вжик-вжик. Хрш-хрш.
    Кузнец в деревне как смог выпрямил ему меч, и подарил точило. И теперь Славий пытался вернуть оружию если не былую славу (после зубов крокодила сие в принципе невозможно, по причине отсутствия нескольких кусков), то хотя бы приличный вид. И ценой нервов спутников, вынужденных слушать скрежет точила по металлу, ему это удавалось.
    Увидев гримасу на ее лице, усмехнулся:
    - Еще день и я закончу.
    - Я это слышала три дня назад. - Лисса зачерпнула ложкой кашу, подула и осторожно попробовала на вкус. Гречка еще жесткая, пусть варится, вкуснее будет.
    - Отличная сталь, чего ты хочешь. Настоящая работа гномьих мастеров. Такой клинок стоит годового жалования архимага.
    - У вас тут и гномы есть? - Лисса забыла про кашу и про свое недовольство противным звуком, от которого ныли зубы. - А эльфы? Орки? Тролли?
    - И эти есть, только живут далеко и не всякого к себе пускают. По крайней мере, человеку свободный вход на их земли закрыт магической завесой. Да и мы их не слишком жалуем.
    - Почему? - Лисса от любопытства не смогла усидеть на месте и, придвинувшись к мужчине, подлезла к нему под руку, специально, чтобы отложил точило, а то мешает слушать. - Расскажи, расскажи, ну пожалуйста. Мне же любопытно.
    Заныла она как маленькая, вызвав у него улыбку.
    - Хорошо, расскажу, только кашу не проворонь.
    Лисса еще раз кивнула и приготовилась внимательно слушать.
    Славий отложил в сторону меч, порылся в своей котомке и, достав из нее карту, развернул так, что она оказалась у них обоих на коленях.
    - Смотри сюда. Вот три царства Суран, Мирдар и Тариан. Население в основном люди. Если и встретишь в них представителей других рас, то это будут посланники дружественных держав или купцы. Восточные горы или Красные как их называют люди, поделили пополам гномы и драконы. В степи живут орки и кентавры. На Северо-западе полуостров Амир-Даи объединенные племена. У них нет единого правителя. Все решает совет вождей. Причем две трети из них женщины, повелительницы грифонов и воевать с ними сущее наказание, солдаты толпами сдаются в плен хрен потом выкупишь.
    Лисса прыснула со смеху. Урок географии получался с комментариями.
    - Говоришь так, будто самого завидки берут.
    - И еще как. - Славий вздохнул в притворном сожалении. Улыбка тронула губы, и взгляд блеснул весельем. - Но увы, не судьба мне к воительницам податься, дабы прилежно изучать их воинское искусство. На мне вся старшая дружина держится, так что мораль превыше знаний. Но мы отвлеклись. Слушай дальше. Океан один на всех, но есть флот свободных капитанов…
    - Пираты что ли?
    - Какая ты догадливая. - Славий передвинул карту ей на ноги. - Чтобы лучше было видно. - Объяснил в ответ на ее удивленный взгляд.
    А сам-то. Сам-то ладонью водя по карте, выписывает круги на ее коленях, заставляя забыть о том, что надо слушать. И в ухо шепчет (что он там шепчет уже не важно). Лаская его жарким дыханьем, от которого мурашки по спине и всему телу. Кто бы знал, что заячьи уши такими чувствительными окажутся. И внизу живота заворачивается горячий узел наслаждения, от близости крепкого мужского тела, к которому так и тянет прикоснуться.
    Аня караул! Куда ты запропастилась? Дались тебе эти грибы-ягоды. Тут нагло соблазняют, а ты в лесу третий час ходишь. Вот погоди, пожалуюсь на тебя Кощею, что не блюла меня и в два драконьих глаза за воеводой не следила.
    - Славий, тебе не жарко у костра? - Она сама удивилась, что голос прозвучал спокойно, и в нем насмешки ровно столько, чтобы отрезвить мужчину. И заодно себя, так как только что осознала, что неотрывно смотрит на его губы.
    Он встретился с ней взглядом и тут же отстранился.
    - Мммм?
    - Тут ручей есть рядом. Можешь освежиться. Обещаю карту не спалить и доварить кашу. Или продолжим географию учить?
    - Кхм… - Воевода кашлянул в кулак, огладил бороду (натолкнув ее на шикарную мысль о мести) и лукаво сверкнув глазами, продолжил, как будто и не было ничего такого и они просто рядышком сидят.
    Лисса чуть не расхохоталась невинности взрослого мужчины. Если бы все ее ухажеры столь чувственно и откровенно выражали свои желания не быть ей девственницей в двадцать лет. А так одно сплошное разочарование вместо личной жизни.
    - Пираты они и есть пираты. - Вернулся он к тому месту, где объяснения прервались. - Грабят, топят корабли, угоняют людей и нелюдей в рабство. Некоторым удалось от них откупиться, но за это платят такую дань, что дешевле вступить в сражение и в случае потери судна построить и снарядить другое. Что еще?
    - Эльфы.
    Славий косо глянул на нее и, поджав губы, сухо бросил.
    - А что эльфы?
    Кажется, эльфов он не любит.
    - Сидят в своих лесах, нос не высовывают. Им запрещено без блокирующих магию амулетов появляться во владениях людей, так как они там все поголовно маги, и было время, вели себя… кхм… не совсем достойно, за что были биты по наглым ушастым мордам…
    Точно не любит. Только что зубами не скрежещет, говоря о них.
    - Вот собственно и все. Самое важное ты узнала, в остальном по ходу дела разберешься. Не так все сложно. -Закончил Славий свой рассказ и, сложив карту обратно в сумку, сбежал в лес. Не иначе как в ручье умыться.
    А Лисса осталась сидеть у костра, размышляя, что это такое было. Спонтанно возникшее желание или внезапно проснувшийся интерес?
    - Только этого до полного счастья не хватало. - Вздохнула она, мешая кашу и отдирая со дна начавшую пригорать гречку. - Мало мне проблем с Ваней и Кощеем. - Она со злости бросила ложку, и та тут же утопла в каше. Еле выловить успела, за самый кончик. - Уй, горячо. - Бросила ложку на траву и облизала обжегшиеся пальцы.
    - О чем бормочешь?
    Аня вышла из тени в круг света. Поставив корзину полную грибов на землю, села напротив, протягивая к теплу озябшие руки.
    - Ни о чем. - Лисса решила не рассказывать ничего подруге. Вдруг не повторится. Зачем обострять отношения между Славием и Анютой. Ну а если у него это всерьез, пусть сам объясняется с драконицей когда она заметит и захочет ему шкуру подпалить. Кстати об огне.
    Лисса откатила палкой из костра пару углей покрупнее, и накрыла их еловой лапой, чтобы тлели. Дым комаров отгонит, и угли до утра не остынут. В ее планы входило заставить Славия хорошо подумать, нужно ему приставать к ней или для сохранности здоровья лучше поберечься?
    Аня глянула на нее. Поняла, что темнит подруга, раз отводит взор, но не стала лезть в душу и сладко зевнув, стала укладываться спать.
    - Славий надолго? - Она только сейчас заметила, что его нет.
    - Ушел умыться. Ты кашу будешь?
    - Нет, я нашла, чем закусить. - И Аня сыто улыбнулась, ковырнув палочкой застрявший в зубах кусочек мяса.
    Вернулся Славий с мокрой головой. Кивнул Ане, молча положил себе каши и, проглотив ее в три глотка, уселся спиной к костру, лицом к лесу, дежурить первым.
    - К утру разбуди меня. Тебе тоже надо выспаться. - Аня еще раз зевнула, и вытянулась у огня, укрывшись одеялом, используя вместо подушки седло коня.
    Они вообще много чего в деревне прихватили. Не имея много денег, люди расплатились с ними тем, что полностью в дорогу снарядили. Каждому выдали по лошади со всем необходимым снаряжением. Одеяла, посуду и три мешка продуктов. Дары водяного были менее ощутимы, но не менее значимы. Он обещал пустить слух по своим родственникам, чтобы им при пересечении любой воды препятствий не чинили. Будут они переправляться через реку или на корабле плыть.
    Лисса залила водой тарелки, чтобы помыть их утром. Ночью одной идти к ручью ей было страшно, Славия просить с ней пойти, еще страшнее, а Аня уже спит и видит сны.
    Расстелив свое одеяло, завернулась в него словно в кокон, подоткнув со всех сторон, чтобы утром не замерзнуть и долго-долго смотрела на костер, пока не уснула. И так крепко спала, что чуть не пропустила момент, когда Аня меняла Славия, взявшись дежурить в самые трудные рассветные часы. Ей как дракону было без разницы, в какую смену дежурить. Для сна девушке было достаточно несколько часов, а вот их единственный мужчина нуждался в отдыхе. Скрепя сердце признавал это, хотя его мужская гордость бунтовала против того, что девушка может нести ответственность наравне с ним. Но поскольку не дурак, согласился честно поделить ночные часы дежурства. Пять себе два Ане.
    Лисса вздохнула. Она предложила дежурить в три смены, чтобы каждому дать больше времени для сна, но Славий категорически отказался, не объясняя ей причины, а она не стала напирать.
    - Аня? - Воевода тронул девушку за плечо и слегка потряс. - Вставай, ты сама просила.
    - Ага…а…а! - Аня зевнула, протерла глаза и села, зябко ежась от предрассветного холода. - Встаю. Давай, заползай под мое одеяло, пока оно еще теплое.
    - Я с Василисой лягу, мерзнет девка.
    Ну, нет. В ее планы совместное спанье этой ночью не входило. Притворившись, что ворочается во сне, Лисса раскинулась на одеяле, хотя от холода хотелось натянуть на самый нос и не вылезать из-под него, пока солнышко не встанет.
    Славий постоял с одеялом в руках, под скептическим взором Ани и лег один. Лисса едва заставила себя лежать неподвижно, ровно дыша, чтобы никто не понял, что она не спит. Сознание так и норовило скользнуть обратно в сон, так как утро на самом деле было очень ранним, но ради задуманной мести, она постаралась не уснуть, а час спустя по всем правилам разыграла пробужденье, с зеванием, потягиванием и морганием сонным глазами.
    - Привет, Ань. Который час?
    - Когда ты перестанешь спрашивать? Часов в этом мире нет. Еще не изобрели. Хотя кто знает, может за мое отсутствие уже успели. Ориентируйся по солнцу.
    - И где оно?
    - Вот и спи, раз его нет. Чего в такую рань встала?
    - Не хочется мне. Наверно вчера каши переела. - Лисса еще раз потянулась и, потирая для согрева руками плечи, пошла к ручью.
    Вернулась злая, от холода зуб на зуб не попадал. С кончика носа капала вода. Опять забыла с собой полотенце взять. Аня улыбнулась, когда она, словно мышь-норушка, зарылась в одеяло, чтобы согреться. Все-таки хорошо спать у Славия под боком. Тепло, мягко и защищено. Ей не хватало его этой ночью. Собственно поэтому и проснулась, иначе бы до завтрака спала.
    Так, где там наши уголечки. Вот они хорошие, за ночь не потухли. Лисса подмигнула Ане, чтобы та не вздумала поднять шум и подпихнула угли под бороду мужчине. А сама встала над ним с пол литровой кружкой ледяной воды. Думаете, зря к ручью ходила? Правильно, не зря.
    - Ты что задумала? - Зашептала Аня, заворожено следя, как русая борода курчавится от высокой температуры и опадает пеплом.
    - Так надо.
    Мужчина, чуя во сне, что жареным запахло, повел носом, вдохнул дым, и резко распахнул глаза.
    - Доброе утро. - И она перевернула кружку.
    Славий взвыл, вскочил и, осознав, что это он горит, запрыгал по поляне, костеря ее на чем свет стоит, а когда погасил пожар под носом, кинулся за ней.
    - Уши оторву, поганка!
    - Василиса, беги. - Аня от хохота рухнула на одеяло.
    Лисса рванула прочь от взбешенного мужчины, наивно полагая, что пробежка босиком по утренней росе, его быстро остудит. Только выпустила из виду, что он тренированный мужчина, а она забыла, что такое физкультура еще на первом курсе. Славий легко догнал ее, схватил поперек тела и, подняв на руки, швырнул в ручей. Они как раз мимо пробегали, пугая своим топотом пришедших на водопой зверей.
    - И тебе утро доброе, Василиса.
    Ледяная волна захлестнула ее с головой, выбив из легких воздух, а когда Лисса опять вздохнула, завопила так, что на ее крик прибежала насмерть перепуганная Анюта, решившая, что Славий в бешенстве отрезает ей уши, без всякой магии возвращая им прежний человеческий вид.
    - Вы даете, как дети малые. - Отдышавшись, девушка втянула когти. С лица сошла алая чешуя, делавшая ее похожей не на дракона, а на огромную рептилию. - Вынимай ее и к костру неси.
    - Сама дойдет. - Буркнул мужчина.
    - А я говорю, неси. Заболеет, с тебя кровь цедить буду на восстанавливающие зелья.
    - Точно-точно. - Проклацала зубами Лисса, делая попытку выбраться из воды, так как добрые спутники не спешили подать руку, и обратно плюхаясь на попу. - На зелья его, с потрохами. Я же пошутила, а он…
    - Пошутила? - Опять завелся Славий, хватая ее за шкирку и вздергивая на ноги. - Да я тебя за такие шутки… - И так и не сказав, какую кару ей придумал, подхватил на руки и бросился бегом обратно на поляну, где завернул в три одеяла и сев рядом на корточки стал растирать ей ноги, так как она тоже не додумалась обуться и пробежалась босиком.
    - Дура, ты Василиса.
    - Знаю. - Она счастливо улыбнулась, чувствуя, как все тело покалывает от тепла, и мокрая одежда начинает причинять страшные неудобства. - Славий, отвернись, мне раздеться нужно.
    Мужчина от удивления вскинул на нее глаза и покраснел как рак.
    - Я отойду. Тебе пяти минут хватит?
    - За глаза.
    Славий ушел, скрывшись за кустами. Лисса в то же мгновение скинула с себя одеяла, нашла в седельной сумке запасной комплект одежды и, тут же переоделась. И все равно ее трясло, словно от озноба, рубашка трижды падала из рук, прежде чем она развесила ее на кусты сушиться. Более плотным шерстяным штанам достался куст к костру поближе. Пристроив таким же образом белье, нырнула под одеяла, вывернув их наизнанку, мокрыми пятнами наружу.
    - И что это было?- Аня, наблюдавшая за ней с все возрастающим удивлением, вздернула бровь,
    - Сама не знаю. - Лисса, почувствовала, как заливается краской. Действительно, что на нее нашло? Выходка достойная ребенка, а она давно стала взрослой. Слишком давно, чтобы помнить, когда это произошло. Но на душе, пели птички и улыбка сквозь раскаяние и смущение, так и норовила пробиться на лицо.
    Они с Аней переглянулись, а потом расхохотались.
    - Знаешь, Лисса, если бы я не знала Славия и всю эту ситуацию с Ванюшей и моим братом, то подумала бы что он на тебя запал. А так не знаю, что и думать.
    Лиссе сразу стало не до смеха. Воевода ей очень нравился, но крутить с ним роман, пока не выяснит отношения с женихами, было бы не честно. В первую очередь по отношению к нему. Да и сама она не знала, хочет ли завязывать с ним более близкое знакомство. Хотя была вынуждена признать - его чувство юмора ей нравится. Еще никто не купал ее в ледяном ручье (где его в городе взять, не под общественный же душ в общаге совать подругу) а потом столь нежно не проявлял о ней заботу, согревая ноги.
    Чувствуя, что отогрелась, Лисса вылезла из одеял и села помогать Ане, перебирать вчерашние грибы. Приготовить они их не успели, значит нужно с собой взять, так как выкидывать провиант в условиях, когда не знаешь, что будешь завтра кушать, сущее расточительство, а жизнь на стипендию, приучила ее экономить даже соль, которой почему-то всегда навалом, в отличие от других продуктов.
    Славий вернулся пол часа спустя, когда они успели перебрать грибы, попутно съев все ягоды. Он специально шумел и топал, чтобы девушки не пропустили его появленье. Выйдя из кустов, пошел к своему коню. Достал сухую рубашку и тоже переоделся.
    Лисса замерла, не донеся последнюю ягоду до рта. От ручья вернулся совершенно другой человек. Контраст между взрослым серьезным мужчиной, каким он был до сих пор. И молодым парнем, устроившим из своего переодевания настоящее представление, был настолько разительным, что Лисса напрочь забыла о том, что решила игнорировать его поползновения.
    - Позер. - Фыркнула Анюта, но глаз не отвела, как и Лисса заворожено следя за тем, как при малейшем движении тугие мускулы канатами перекатываются по бронзовой от загара спине и на руках, когда Славий взялся полотенцем вытирать мокрые волосы.
    - Он побрился! - Воскликнула Лисса, и тут же зажала рот рукой, поймав взгляд Славия.
    - А что ему оставалось? Когда ты ему бороду спалила? - Аня толкнула ее локтем в бок, призывая вести себя прилично.
    - Ему идет.
    Лисса с удовольствием отметила, что без бороды Славий выглядел гораздо привлекательней. Угу, моложе лет на тридцать, это точно. Интересно этот чертовски обаятельный парень, тоже образ? Или он так выглядит на самом деле?
    Русые волосы рассыпались по плечам. Широкие плечи, переходящие в узкую спину и еще более узкие бедра, с которых бриджи, по причине отсутствия ремня грозили вот-вот сползти ниже всяческих приличий. Прямые ноги. Он так и не обулся, и босые ступни по щиколотку утопали в изумрудной траве, покрытой капельками утренней росы. И как ему не холодно так стоять, когда у нее от одного его полуодетого вида (соблазнительного вида, между прочим), все тело покрывалось мурашками и хотелось только одно, опять спрятаться под одеяло.
    Зажав руки между колен, Лисса вжала голову в плечи, чтобы хоть капельку согреться. И не смогла отказать себе в удовольствии пройтись взглядом по мужчине в обратном направлении пока не столкнулась с ним глазами. Чувствуя, как заливается краской до самой шеи, от его все понимающей улыбки, хотела завопить, что так нечестно. Ты нарочно все устроил. Но он и так знал, для чего все это затеял. Показать ей от чего она имела глупость отказаться.
    Так значит, да?
    - Кашу греть? Или съедим холодной? - Анюта дернула ее за локоть, призывая очнуться и не вестись на откровенную провокацию.
    Лисса сразу же засуетилась, для чего-то схватила свою котомку. Что она там хотела найти не важно, главное чем-нибудь занять руки и не смотреть, как Славий подходит ближе.
    - Греть. Иначе жир к зубам прилипнет.
    Лисса подпрыгнула на месте, когда услышала над собой его смеющийся голос, и еще глубже засунула нос в сумку.
    Ели в молчании, бросая друг на друга косые взгляды. Лисса не знала как вести себя с этим новым Славием. Слишком, разительной оказалась перемена. Причем не только во внешности, но и характере. Выходит не вранье, что актеры, по долгу исполняя в театре одну и ту же роль, настолько сильно сживаются со своим персонажем, что даже дома, в кругу семьи начинают вести себя так же, как и на сцене.
    Вот и Славий, бывший до сих пор серьезным дядькой, вдруг обрел чувство юмора и способность улыбаться. Аня хихикала, видя ее замешательство. Славий под их взглядами ни разу не поперхнулся кашей. У него даже аппетит не испортился в отличие от Лиссы.
    - Будете добавку? - Он взялся за котелок руками.
    Они с Аней дружно отрицательно качнули головами, умильно наблюдая, как мужчина, прижав котелок к груди, вышкребает со дна самые вкусные поджаренки.
    - Надо было сварить две порции. - Лисса решила отомстить за свое смущенье. То, что это она ему бороду подпалила, вынудив побриться, не имело к делу никакого отношения.
    - Думаешь, останется голодным? В таком случае нам его не прокормить, если каждый раз будем готовить по две порции. - Аня включилась в игру, и они громко зашептались, то и дело, косясь на Славия, чтобы в случае чего, вовремя стукнуть по спине. Вдруг на радость им подавится.
    Мужчина, чувствуя, что против него замышляется очередная пакость, поступил умно. Быстренько доел и, оставив им мыть грязную посуду, ушел седлать коней.
    Поняв, что шутка сорвалась, они прекратили дурачиться, и наскоро перемыв посуду, так как с восходом солнца вода в ручье теплей не стала, и у них закоченели руки, упаковали ее по сумкам.
    Славий к тому времени скатал одеяла, затушил костер, закидав его землей. Положил снятый пласт дерна на его законное место, вернув поляне первозданный вид, словно тут и не ночевали люди, и ждал пока они закончат собираться, держа коней под уздцы.
    Лисса собрала с кустов так и не просохшие вещи, с сожаленьем упаковав их в седельную сумку, представляя, как они там будут преть под солнцем. Еще раз окинула взглядом поляну, не забыли ли чего. Она не собиралась из-за спешки терять вещи, которых и так мало, а новые не за что купить. Кажется, все взяли.
    Славий от нетерпения пристукивал себя по бедру вожжами.
    - Поехали. Если путь будет легким, ночевать будем на постоялом дворе. От него день пути до следующей деревни. А там уже рукой подать до обжитых мест.
    - Здорово. - Обрадовалась Анюта, с легкостью взлетая в седло, словно и не было двадцатилетнего перерыва в верховой езде. - Обязательно закажу себе горячую ванну.
    - Будет мягкая кровать, с чистыми простынями. - Лисса мечтательно вздохнула и взялась за луку седла, готовясь, впервые в жизни, сама сеть на лошадь, так как сильно подозревала, что после ее выходки Славий больше не захочет с ней дружить.
    Но она ошиблась. Мужчина сложил лодочкой ладони, и едва она вступила на них ногой, с легкостью подсадил на лошадь.
    - Ой…ё…ёй. Как высоко. - Пришлось сильней вцепиться в поводья, пока Славий хмыкая, вставлял ее ноги в стремена, так как сама она до жути боялась лишний раз пошевелиться и свалиться со спины кобылы, искренне считая, что при падении переломает себе все кости.
    - Кто о чем, а женщины об удобствах. Крепко сидишь?
    - Ага. - Лисса качнулась назад, когда ее лошадь пошла шагом, и быстро выпрямилась. Неделя верхом. Все время лесом по буреломам, где тропы нормальной нет, только та, что протоптали звери. Тут хочешь, не хочешь, научишься держать равновесие, и когда первый страх прошел, она расслабилась и стала вертеть головой по сторонам, вдруг что-нибудь интересное случится или повстречается на их пути, а она по невнимательности пропустит.

Глава 15


    День выдался жарким. Лошади мерно ступали по дороге, утопая копытами в пыли. Фыркали, прядали ушами, и то и дело взмахивали хвостом, отгоняя надоевших мух.
    Из лесного бурелома они выехали во второй половине дня. И не останавливаясь на привал, продолжили путь по укатанной телегами дороге, по которой везли товары из деревень, попрятавшихся по глухим лесам на постоялый двор, где трактирщик скупал изделия ремесел и продукты с тем, чтобы потом с выгодой перепродать, идущим мимо торговым караванам.
    Дорога лентой вилась вдоль ручья. Березовая роща звенела от многоголосого птичьего щебета. То и дело раздавалось уханье кукушки. Лисса ехала, заткнув уши. Пение птиц и жужжание насекомых она еще как-то переносила, как и ручей, бегущий по камням, но кукушка это уже слишком.
    - Совсем плохо? - Славий поравнялся с ней и нагнулся, заглянуть в глаза, чтобы она не вздумала соврать.
    Это началось несколько дней назад. Поначалу возможность обладать тонким звериным слухом показалась ей восхитительной, и она с удивлением открыла для себя целый новый мир, недоступный людям. Но в отличие от ушей, улавливающих все подряд, ее мозг не мог обработать поступающую информацию, и в какой-то миг сдался, сигнализируя прогрессирующей головной болью, что проблему ушей надо решать, причем срочно.
    - До постоялого двора доживу, а там надо будет искать вату или пробки от вина. Еще один такой день и я или оглохну или сойду с ума.
    При упоминании о вине, мужчина улыбнулся, потрепал ее по плечу и, оставив плестись позади всех, догнал Аню. Что-то шепнул девушке на ухо. Та оглянулась, хмуря брови, потом задорно улыбнулась, кивнула и повернула своего коня к Лиссе.
    - Вот, Велена упаковала специально для тебя, но я не рискнула предложить, зная, что ты цветы не любишь.
    И девушка развернула перед ней треугольный платок, на черном фоне которого алели веселенькие цветочки. Такие в ее мире даже бабушки уже не носят, предпочитая однотонные цвета.
    - Давай. - Взяв платок, Лисса плотно повязала его на голову. Звуки не исчезли, просто стали тише, значительно облегчив жизнь.
    - Тебе идет. - Аня не выдержала и прыснула со смеху. - Нет, правда. И заячьи уши не видны. Скоро будем на постоялом дворе, незачем показывать их всем подряд.
    О…о…о, об этом Лисса не подумала. Сильнее натянула на виски платок и туже затянула узел, чтобы не сполз на глаза.
    - Спасибо.
    - Живи, подруга. И вообще. Ты, когда собираешься учиться? Или хочешь всю жизнь ходить с ушами? Смотри, а то привыкнешь и не заметишь, как они станут размером как у слона.
    Лисса вынула из-за пазухи амулет, долженствующий привести ее к учителю, не изменивший цвет даже на пол тона.
    - Точно не сейчас. - И вернув его на место, похлопала себя по груди, где прятался еще один амулет, сдерживающий ее силы, давая понять, что держит обещание, данное Велене без особой надобности не колдовать.
    Аня улыбнулась, и они поехали рядом, пока позволяла ширина дороги. Но Славий неожиданно остановился. Остановились и они, подъехав ближе.
    - Что там? - Аня привстала на стременах, пытаясь из-за плеча мужчины рассмотреть причину остановки.
    - Указатель.
    - И? - Не поняла Лисса. Ей было без разницы куда ехать, лишь бы из лесу поближе к людям.
    - Направо таверна. Прямо дорога на Боровинку, куда мы завтра поедем. Если сейчас завернем к постоялому двору, придется возвращаться, без толку потратив остаток сегодняшнего дня и завтрашнее утро.
    - А что налево?
    - Ничего. Тут только два указателя. - Славий заставил своего коня шагнуть в сторону открывая вид на деревянный столб с прибитыми к нему досками, на которых каленым железом были выжжены руны обозначающие названия.
    - Я голосую за постоялый двор. - Аня оглянулась на нее в надежде на поддержку, так как воевода слишком внимательно смотрел на дорогу, ведущую к деревне. Не иначе решил сэкономить время и заставить их опять ночевать в лесу.
    - Я тоже. - Поддержала подругу Лисса.
    - Едем прямо. - Словно не слыша, что большинство проголосовало за удобства, решил Славий и тронул с места по направлению к деревне.
    - Я не поняла. - Лисса хоть и не стала оспаривать принятое решение, но решила выяснить, это и дальше так будет? - А как же правило учитывать мнение большинства?
    - Я учел. И нашел его неверным.
    - Это еще почему?
    - Правда, почему? - Аня пристроилась с другого боку.
    Славий глянул на Анюту, перевел взгляд на нее, понял, что его качественно зажали в тиски на узенькой дороге, и для собственного здоровья решил ответить.
    - Потому что неразумно ставить постоялый двор в стороне. А все, что неразумно, вызывает подозренье. Вот я и хочу проверить. На всякий случай не отставайте и будьте внимательны.
    И он вырвался вперед, заставив их пришпорить своих коней, чтобы не отстать. Пока трясешься в седле, разговаривать не с руки, а то ненароком язык себе откусишь, и Лисса сосредоточила все внимание на дороге, чтобы низкие ветки не хлестали по лицу.
    Вскоре выехали на вспаханное поле. Вернее дорогу вокруг него. На поле колосилась спелая пшеница, золотым морем колышась на ветру. Правда сильно заросшая сорняком, и вытоптанная дикими зверями, от чего впечатление о хозяевах складывалось не слишком благоприятное.
    - Не нравится мне здесь. Может, повернем обратно, пока не заехали далеко и дотемна успеем на постоялый двор, до того как закроются ворота? - Предложила Аня, не особо надеясь, что ее послушают.
    - Мне тоже не нравится, поэтому нужно проверить, что случилось, почему за полем не следят.
    - А может не надо? Мне упырей за глаза хватило. Вдруг тут тоже нежить завелась? - Вмешалась в разговор Лисса.
    Аня и воевода оглянулись, одинаково удивленно глядя на нее.
    - Вполне возможно. - Задумчиво протянул Славий, перестегивая меч к себе поближе. - Аня?
    - Поняла.
    Девушка легко встала на седле скачущей по ухабам лошади, и, раскинув руки, взлетела в небо огненным драконом.
    - Василиса, на дорогу смотри. - Вернул ее на землю, вернее не лошадь Славий, так как она в воображении летала в облаках вместе с Аней.
    - Амулет снять?
    - Пока не надо, но руку на нем держи, мало ли…вдруг…
    Лисса вняла предупреждению и вытащила амулет, оставив его висеть поверх рубашки. Славий изогнувшись, поймал поводья Аниной кобылки, начавшей без наездницы безнадежно отставать, и привязал поводья к луке своего седла.
    Вскоре появились первые заборы, ограждающие такие же заброшенные огороды.
    - Здесь точно живут люди? - Лисса почувствовала, как от иррационального страха струйка пота сползла между лопаток. В деревне не было ни души, причем давно, судя по тому, как перекосились избы, и с прохудившихся крыш сползала прогнившая до основания солома. Полу оторванные ставни болтались на ржавых петлях. И за провалами в битых окнах чернела пустота покинутого жилища.
    - Когда-то жили.
    Их накрыла тень. Лисса вжала голову в плечи, но, услышав хлопанье крыльев, поняла - это Аня заложила крутой вираж, выискивая место где приземлиться, чтобы ничего не снести. Они со Славием направили коней к центру заброшенной деревни, где на огромной площади их ждала дракона, складывая крылья вдоль тела, в клубах поднятой при посадке пыли.
    - Живых тут нет, даже собак и кошек. - Громыхнула Аня, исторгнув из глотки вместе со словами сноп дыма.
    Дракона гневается, и чувствует то же что и она. Нестерпимое желание бежать отсюда, куда глаза глядят. Лисса оглянулась, окинув взглядом полную разруху и запустенье. Вздохнула и перевела взгляд на Славия.
    - Проверять будем?
    - Да. Лисса идешь со мной, Аня полетай над лесом, вдруг, что необычное увидишь и не только на первый взгляд. Смотри магическим взором. Только никуда не лезь. Встречаемся на этом месте через час и все обсудим.
    Дракона подождала пока они на лошадях отъедут к ближайшему забору и спешатся и, только тогда взлетела, иначе бы засыпала их пылью с ног до головы. И так вся одежда стала серой, и на зубах неприятно скрипел песок. Славий сплюнул себе под ноги, а ей протянул фляжку.
    - На, прополощи рот.
    Лисса хмыкнула. Она же девушка приличная и плеваться ей не с руки, а ты не подумал, что я с водой делать буду? Глотать, чтобы за приличную сойти? Выплюнув воду под кусты, Лисса сполоснула лицо и руки и вернула фляжку.
    - Как с лошадьми поступим? С собой возьмем или привяжем тут?
    - С собой. - Славий взял под уздцы двух лошадей, Лисса повела свою, прикидывая как они вместе с ними будут осматривать дома.
    Все оказалось проще, чем она себе придумала. Заходя во двор, Славий оставлял ее на улице, а сам осматривал дом изнутри и так каждый раз, пока не обошли всю деревню. Никого, ничего. Нет даже мебели и утвари, не говоря уж о каких-нибудь запасах, будто жители вместе со всем скрабом в один день собрались и ушли. Тогда почему поля и огороды бросили? Непонятно. А может, урожай поел какой-нибудь вредный жук?
    Она так и спросила об этом Славия, когда уставшие голодные шли на площадь, где их уже ждала Аня, принявшая человеческий вид.
    - Жук? Вполне возможно, знаешь я не мастер по выращиванию пшеницы, посмотри, когда обратно поедем. Если это нашествие насекомых, надо предупредить остальных, чтобы зимой от голода не вымерли.
    - Завтра? А ночевать мы будем здесь? - Возмутилась Лисса.
    Аня, услышав о планах на ночевку, тоже взорвалась.
    - Если ночевать на улице, то я предпочитаю лес, а не это захолустье. Я поляну у озера нашла, недалеко. Только пойдем пешком, там такой бурелом не проедем.
    - У озера это хорошо, заодно и искупаемся. - И Славий с таким наслаждением почесал спину, что у Лиссы мгновенно зачесалось все на свете, начиная от немытых волос, и заканчивая левой пяткой.
    - Почему стоим? В путь, а то темнота настигнет нас посреди леса.
    До темноты успели дойти до озера, расседлать лошадей и пустить их пастись на берег. Развели костер и сварили кашу на этот раз с грибами. Отставив ее в сторону, подвесили над костром второй котелок для чая. Хотя чаем там и не пахло, не было в этом мире такого растения и общепринятым горячим напитком на все случаи жизни, как и подозревала Лисса, оказался травяной отвар. Его вкус варьировался от сладкого, кислого и горького в зависимости от того, какие травы произрастали в той местности, где ты живешь.
    Пока взвар заваривался, а каша стыла, разбрелись в разные стороны купаться. Мальчик налево, девочки направо. Оставив вещи висеть на кустах, Лисса вошла в воду, издав стон блаженства.
    - Как парное молоко. - Поведала она Анюте и без единого всплеска нырнула. Проплыла довольно долго под водой и вынырнула ближе к середине. Помня, что где-то рядом купается Славий, Лисса старалась не слишком высовываться из воды, хотя желание распластаться на поверхности и бездумно смотреть в звездное небо с восходящей из-за леса луной, было очень сильным. Ничего, потом можно будет полежать на одеяле.
    - Василиса!
    Окрик Ани, полный страха, заставил ее вздрогнуть, завертеться, ища взглядом подругу. Она стояла на берегу и махала руками, зовя ее обратно.
    - Ань, ты чего?
    - Греби обратно!
    - Почему? - Лисса ничего не понимала. Что еще за напасть, когда так хорошо?
    И только сейчас заметила, как под ней в глубине зарождается свечение и вместе с ним, со дна поднимается целый город, раздвигая пространство, чтобы поместиться на поверхности небольшого озера, прямо на глазах превращающегося в море.
    Рывок, резкая боль в руке. Лисса на мгновение нырнула под воду, а когда вынырнула, поняла, что это Славий схватил ее и тащит к быстро удаляющемуся берегу, гребя одной рукой.
    - Отпусти. - Скомандовала она, и когда мужчина ее бросил, поплыла сама, радуясь, что в свое время полтора года на плавание ходила.
    Славий оглянулся только раз, увериться, что она не отстаёт, но что их усилия, по сравнению с древним колдовством. Вода под ними забурлила, стала опадать, и оказалось, что они лежат на черепичной крыше, цепляясь за ее выступы, чтобы потоком не смыло с четвертого этажа. Берег скрылся за домами, а вода бурлясь и пенясь по тротуарам ушла в широкие ливневые стоки.
    - А рыбы где?
    - В… - Славий глянул на нее, вспомнил, что по их меркам она еще ребенок и прикусил язык. - Какая разница.
    - Что делать будем?
    - Залезем на самую высокую крышу, и будем ждать, пока город опять не пойдет на дно, чтобы не утянул с собой.
    - Отличная идея. - Согласилась Лисса. Сама бы она по зову трусливой заячьей души спряталась в подвале, не подумав, что город в скором времени опять уйдет под воду. Почему опять? Да потому что про него никто не слышал, а стоял бы себе на месте, так указатель был. Чтоб он провалился тот столб вместе с указателями. Если бы не он, спали бы сейчас в мягкой постели на постоялом дворе, а не по крышам бегали.
    - Пошли, пока никто не проснулся. Кто первый я или ты?
    - Ты. - Лисса с легким сердцем отдала пальму первенства мужчине, и никакой феминизм не шевельнулся, задавленный неимоверным чувством неловкости. Сама при этом не смогла отказать себе в удовольствии хоть одним глазком посмотреть на такой шикарный образчик голого мужчины? Но, ее ждал сюрприз. Славий был в трусах, причем лейба на резинке одной известной фирмы, производящей нижнее белье в ее мире.
    - Почем трусы покупал?
    - Пятьсот рублей за пару. - Славий наградил ее гневным взором. - Мое белье обсуждать будем или выбираться?
    Вот тебе и житель технически отсталого мира. Может попросить его, когда в следующий раз отправится на Землю ее с собой взять? Она бы не отказалась прошвырнуться по магазинам и накупить себе трусов и лифчиков. А то непривычно щеголять в панталонах с кружевами под коленом и коротенькой кофточке до пупка, заменяющими здесь привычное белье.
    Славий развернулся и припустил бегом по крышам. Лисса за ним, понимая, что этот забег она не забудет до конца жизни. Странное дело, купаться они шли ночью, а здесь только-только наступало утро. Может, вместе с пространством исказилось и время? Тогда сколько прошло там, где осталась Аня? Нет, лучше об этом пока не думать, чтобы не сойти с ума. А о чем тогда? О, нашла. Бешено скачущие от испуга мысли, споткнулись и остановились, когда Лисса уперла взгляд в спину бегущего впереди мужчины.
    Интересно, она тоже так глупо выглядит, перепрыгивая с крыши на крышу? Хорошо те располагались рядом, и даже для нее не составляло труда перескочить разделявшее их расстоянье. Но что за срам. Бегать по крышам в панталонах. Щеки полыхали от стыда. О том, что их могут заметить снизу или из окон более высоких домов, она старалась не думать.
    Бесполезно. Ей всюду чудились любопытные взгляды, и казалось еще немного и раздастся веселый смех, собравшихся поглазеть на них местных жителей.
    - Василиса не отставай. - Окликнул ее Славий и вдруг спрыгнул вниз.
    Лисса ойкнула от испуга и, добежав до края, остановилась. Славий стоял на траве в густом саду, и махал руками, приглашая прыгать.
    - Давай, я удержу.
    Лисса замерла. Два этажа. Он что, рехнулся? Слишком высоко, и она не такая худышка как он себе вообразил. В ней пятьдесят шесть килограмм веса. Придавит так, что позвоночник переломит или руки оторвет.
    - Прыгай. Нам еще бежать вон до той башни. - И Славий махнул на самый высокий шпиль. - Мы сейчас в саду у кого-то из местной знати, если не уберемся, то утонем вместе с проклятым городом, сидя в его застенках.
    Лисса осознала, что им грозит и, зажмурившись, прыгнула, угодив прямиком в теплые сильные объятия.
    - Ты… - Не успел Славий похвалить за смелость (или попросить похудеть еще немного, если в будущем ему предстоят опять ее ловить), как поблизости раздались шаркающие шаги и скрипучий голос, полный удивленья поинтересовался, что они делают в чужом саду в непотребном виде?
    - А ну пошли вон! Совсем распоясались, спасу нет от всяческих бесстыдников, словно это не сад владычицы, а срамное место.
    - Бежим. - Шепнул Славий. И они рванули прочь, понимая, что если не уберутся до того, как мужчина очнется и поднимет шум, им во всем городе будет негде скрыться. Не так уж он велик, как казался по началу.
    До следующей стены они добежали за минуту. Яблони и груши так и мелькали перед глазами, пока между ними не появилась каменная кладка. Славий не раздумывая ухватил ее ручищами за бока и закинул на стену, так, что она повисла к нему попой, лицом наружу, столкнувшись нос к носу с обалдевшим от подобной наглости стражем.
    - Привет, где выход не подскажешь? - Она влезла на стену и свесила ноги с другой стороны.
    Рядом в такой же позе повис запрыгнувший на стену Славий.
    - Доброе утро, не подскажете, как добраться до центральной башни, наикратчайшим путем? - Славий улыбнулся, словно он тут на прогулке. - Хотел показать рассвет девушке, дабы впечатление произвести.
    Лисса прыснула со смеху. Впечатление они произвели это точно. Стражник, очумело хлопая глазами переводил ошалевший взор с нее на голого мужчину (он не видел что Славий почти одет, попа-то с другой стороны стены осталась), пока воевода не отправил его в нокаут, стукнув кулачищем со всего маху по макушке шлема. Раздался гулкий звон. У парня подкосились ноги, и он осел на траву как огромный куль, упакованный в доспехи.
    - Видела, куда он показал? - Славий первым спрыгнул, принял ее со стены. На этот раз она не стала закрывать глаза. Страх переломать при падении ноги, отступил под натиском страха, что их поймают и упекут в темницу для особо опасных психов.
    - Туда. - Указала она направление, и они побежали.
    Правда, бежать им пришлось не долго. На пути встала еще одна стена, и перелезть через нее не представлялось возможным. Славий покрутил головой по сторонам, ища, какое дерево можно сломать и использовать вместо шеста и не найдя такого, расстроился.
    - Придется обходить.
    - Поздно.
    Ее заячьи уши уловили нарастающий шум, бегущей в их сторону толпы. Спустя мгновение, его услышал Славий. Попытался спрятать ее за своей спиной, но их быстро окружили, наставив копья. Вперед вышел высокий мужчина в парадном доспехе. Внимательнейшим образом осмотрел с головы до ног и коротко приказал.
    - В темницу их.
    Лисса вцепилась в руку Славия, как когда-то на болоте, когда от этого зависела ее жизнь. Кажется ситуация повторяется, только в этот раз им угрожают не упыри, а бледные до синевы жители странного города.
    - Смотри. - Славий толкнул ее в бок, взглядом указав на небо, пока их вели тропками к решетчатой двери в дальнем конце сада.
    Лисса задрала голову и ахнула. Вместо неба над головой колыхалась вода, сквозь толщу которой просвечивало тусклое солнце, больше похожее на бледную луну, чем на яркое светило.
    - Почему нас не затопило? - Полюбопытствовала она и тут же получила тычок в спину тупой стороной древка копья.
    - На допросе говорить будешь, а сейчас молчать. - Прикрикнул на нее стражник, и Лисса замолчав, теснее прижалась к воеводе.
    Славий обнял ее за плечи и не отпустил, когда их ввели в относительно неглубокое подземелье и хотели посадить в разные камеры.
    - Если посадите нас вместе, обещаем вести себя достойно.
    - Не положено. - И стражник дернул его руку, чтобы добраться до Лиссы.
    Она чуть на голову воеводе не залезла, прижалась так, словно они одно тело о двух головах и восьми конечностях. Но Славий не двинулся с места и сколько стражник не пытался разогнуть его локоть стоял как скала, и медленная улыбка наползала на его губы.
    - Даю слово, что не попытаемся бежать. - Во второй раз подал он голос, когда стражник совсем выбился из сил.
    - Ну и бес с вами. - Мужчина отступил, пока окончательно не потерял лицо.
    Перед ними открыли толстую дубовую дверь снаружи и изнутри обитую пластинами железа. Славий толкнул ее вперед себя и, нагнув голову и ссутулив плечи, шагнул в камеру вслед за ней. Лязг запираемого засова, особо резанул по ушам и натянутым до предела нервам. И когда наступила тишина, Лисса сползла по стенке, уткнувшись лицом в колени. Славий присел рядом, минуту посидел, положив ладонь ей на плечо, и поняв, что она не собирается устраивать истерик, встал и пошел обследовать тюрьму.
    Лисса посидела еще пару минут, слушая, как он простукивает стены, дергает за решетку на окне под самым потолком, проверяет на прочность нары, прежде чем сесть. Тоже проблема, когда ты весишь как ярмарочный борец, мебель должна быть крепкой, чтобы ножки у стула не расползались под тобой как раздавленная медуза. Стальные прутья, на которых держались деревянные лежанки, выдержали его вес. Потом сидеть на полу ей надоело, и она перебралась на нары напротив воеводы.
    - Чего нам ожидать?
    Мужчина пожал плечами и откинулся спиной на стену, прикрывая глаза.
    - Раз мы вместе с городом погрузились под воду, то стоит тянуть время, а значит на допросе врать. Причем чем красочнее и с большим количеством подробностей, тем больше времени у нас будет.
    - Для чего?
    - В обычных условиях я бы сказал, для того чтобы дать время друзьям спасти нас, но в данной ситуации я даже не могу представить, как поступит Аня. Разве что позовет на помощь своего брата.
    - А самим нам не выбраться?
    После пробежки по крышам тело стало остывать, и мокрая одежда стала причинять неудобство. Славий заметил ее ерзания и похлопал рядом с собой.
    - Иди сюда, от меня быстрей согреешься.
    Лисса отрицательно мотнула головой.
    - Мне и тут неплохо. И не беспокойся так, не заболею. Я здоровая как лошадь и чтобы меня уложить в постель с простудой, нужно нечто больше чем мокрая рубашка.
    - Как хочешь. - Славий опять хотел закрыть глаза, но Лисса только начала задавать вопросы.
    - А что будет после допросов? Если нас к тому времени не спасут?
    - По разному.
    - Славий, не трави душу, ты сам из этой структуры. Как поступят с парочкой обнаруженной в саду местного властителя?
    Он нахмурился. Вопрос явно пришелся ему не по вкусу, и, судя по тому, как долго он тянул с ответом, Лисса поняла - им хана.
    - А может сослаться на знакомство с водяным? Он обещал содействие своего народа.
    - Если ты заметила, мы в плену не у русалок, а у людей. И о знакомстве с водяным молчи как рыба. Мало ли в каких они отношениях с водяным народом.
    Несколько часов прошло в мучительном ожидании. Славий бессовестно уснул, растянувшись во весь рост на нарах. Лисса пока она спал, сделала зарядку, чтобы согреться и от тепла тела просушить вещи, а потом села медитировать. Кто-то мог бы сказать, что у нее странная реакция на стрессовую ситуацию, но сама она считала, что беспокоиться понапрасну бесполезная трата времени и собственных нервов. Да она переживала о том, чем все закончится, но не собиралась биться из-за этого головой о стену стенать и заламывать руки. Лучше попробовать успокоиться, как учили ее Аня и Велена. О кстати. Она вспомнила о своем медальоне и, сунув руку за пазуху, извлекла наружу оба и обомлела. Медальон, указывающий путь к учителю, побелел, словно молоко и издавал мягкое свечение.
    - Славий. - Она словно птица слетела с нар и, потеснив мужчину к стенке села рядом с ним, суя медальон ему под нос, так, что он, проснувшись, свел глаза в кучу, чтобы увидеть, что у нее в руках. - Смотри, он изменил цвет.
    - И что? Теперь мы сможем телепортироваться на берег?
    - Ой, я забыла, что ты не в курсе. В этом городе живет мой учитель. Слышал поговорку, что все, что ни делается всегда к лучшему? Может именно поэтому мы здесь? Потому что меня сюда вел амулет?
    - Тогда какого кляда я пошел на дно? - Он сел, окончательно проснувшись, и теперь внимательно рассматривал светящуюся каплю на ее ладони, не спеша к ней прикоснуться.
    - Потому что решил, что мне грозит опасность, и кинулся спасать. - Лисса коснулась ладонью его руки, с силой сжимающей край лежанки, и тихо произнесла.
    - Спасибо Славий.
    Мужчина вздрогнул, странно покосился на нее, хотел высвободить руку, но тут за дверью послышались шаги, звук открываемого замка и в проеме распахнувшейся двери возникли два стража.
    - Вас желает видеть госпожа.

Глава 16


    По иронии судьбы, их привели в ту самую башню, на крышу которой они хотели забраться. По дороге им встретился слуга, вручивший каждому по накидке.
    - Чтобы не стояли раздетые в тронном зале. - Пояснил он и, убедившись, что они оделись, удалился.
    - Кажется, стадию допросов мы благополучно пропустили. - Шепнула Лисса, пока они шли длинными коридорами, в окружении шести стражников. - И нам сразу зачитают обвинение. Как думаешь, посадят в тюрьму? Присудят общественные работы за нарушение порядка и границ частной собственности? Или заподозрят в покушении на владычицу и по быстрому казнят?
    - Тьфу, тьфу, чтобы не сглазить. Типун тебе на язык Лисска.
    - И сто сорок под язык. Я тоже знаю эту поговорку. Слушай, повяжи ты этот плащ на пояс, а то выглядишь э…э…э…
    Славий вздернул бровь, ожидая, что она скажет. Лисса же не могла придумать, как тактично дать ему понять, что при ширине его плеч и немалом росте, плащ, смотрится как простыня на ребенке нарядившимся пугалом, чтобы ночью пугать младших братьев и сестер.
    - Знаешь, лучше сними его совсем. В трусах ты выглядишь гораздо лучше.
    Мужчина скептически хмыкнул.
    - От тебя я другого и не ждал. Хочешь меня дураком перед правительницей выставить?
    - Не хочу я тебя никем выставлять…
    - Разговорчики! - Одернул их страж и дальше шли молча.
    А потом и вовсе стало некогда болтать. Двери распахнулись и, подталкивая в спины копьями, чтобы не застревали на пороге, их втолкнули в тронный зал. Славий сразу же стал оглядываться, высматривая возможность для побега, а она с удивлением смотрела на владычицу заколдованного города и не могла отвести от нее глаз. Было в этой женщине что-то до боли знакомое, но что именно понять не успела, так как та вдруг завопила: - Дитятко мое! - И соскочив с трона, бросилась к ней, раскинув руки, с явным намерением обнять.
    Лисса шустро спряталась за Славием, испугавшись не на шутку.
    - Не отдавай меня. - Она вцепилась в плащ мужчины и когда два стража потащили ее прочь, утащила вместе с собой, оставив Славия стоять раздетым.
    Среди придворных дам, раздался дружный "Ах", заставивший мужчину покраснеть от корней волос до пят и бросить испепеляющий взгляд на давящуюся от смеха Лиссу.
    - Вася! Милая, что же ты прячешься, от любимой тетки. - Энтузиазм женщины немного поостыл, и она с бега перешла на шаг, вспомнив, кто тут владычица. Прикажет, и доставят строптивую племянницу прямиком к трону.
    Стражники Лиссу тут же отпустили. Выронив накидку, она растерла плечи, на которых медленно проступали синяки. Женщина, увидев это безобразие, нахмурилась, заставив стражей дружно шарахнуться назад, потеснив придворных.
    - Тетка? - До Славия дошли слава владычицы, и его гнев тут же обрушился на Лиссу. - Раньше нельзя было сказать?
    - Я откуда знала? - Возмутилась она подобной несправедливостью. Так вот откуда сходство и смутное чувство, что они давно знакомы.
    - Тетка, причем родная. - Владычица медленно надвигалась на нее, хмуро сдвинув брови. - И я не понимаю, почему ты так себя ведешь. Я видела тебя совсем крохой, и верю, что ты меня не помнишь, но разве мама не говорила тебе о нас?
    - Нас? - Оторопела Лисса, медленно отступая по кругу так, чтобы Славий все время был между ней и новоявленной родственницей.
    Придворные дружно издали "Ох" от того, как круто дело завернулось. Дамы одна за другой попадали в обморок, причем так, чтобы оказаться к Славию поближе. Лисса чуть не наступила на одну, едва не упав на даму сверху. Тут-то тетка до нее и добралась, схватив за руку.
    - Ааааааа! - Завопила Лисса во всю мощь легких. - Отпустите!
    От страха, что их со Славием сейчас разлучат, она дергала рукой что есть силы, пытаясь высвободиться, бросая умоляющие взгляды на воеводу. Тот отрицательно качнул головой, и, скрестив руки на груди, ждал, когда закончится этот балаган, не понимая, что ей вовсе не до смеха.
    Все детство она мечтала о том чтобы обрести дом и настоящую родню, но взрослея растеряла все иллюзии. Если ее не удочерили в раннем детстве, значит, она никому не нужна на всем белом свете, и отныне надо полагаться только на себя. Так она и жила до встречи с Ваней и Кощеем. И хотя с одной стороны сердце прыгало от радости, что нашлась хоть одна родственница, но душа вопила, что так не может быть. И все это неправда. И страх обмануться в самых сокровенных мечтах, затмил все остальное, заставляя ее вырываться из рук женщины с яростью дикой кошки.
    - Три сестры, одна из которых твоя мать. - Продолжала убеждать ее владычица. - Да что с тобой? Ведешь себя так, словно я тебе чужая.
    Лисса затравленно оглянулась, ища поддержки у зрительного зала. Но у придворных удивление медленно переходило в шок, а у некоторых на лицах начала проявляться озабоченность странными маневрами владычицы вокруг арестантов. Да и стражи, придя в себя, медленно смыкали круг, чтобы ее утихомирить. И Лисса поняла, надо убираться со сцены за кулисы, то бишь переносить выяснение отношений подальше от посторонних глаз и не придумала ничего лучше, чем последовать примеру валяющихся на полу дам.
    - Ой, дурно мне. - Она картинно закатила глазки, изображая немощь. Эх, еще бы бледность на лице явить, но чего нет, того нет, бледнеть по заказу пока не научилась, но и так сойдет, вон, как тетка всполошилась, даже руку отпустила. И Лиса приложив ладонь тыльной стороной ко лбу, крутнулась кругом на пятках и рухнула в "обморок" на какую-то девицу, исторгнув из нее хриплый "Кхррр".
    А она говорила, что не худышка, а кто-то тут не верил.
    - Чего встал! Неси ее в покои, я сама дорогу покажу. - Нашла на ком сорвать злость владычица.
    Славий, поднял Лиссу на руки и словно она для него ничего не весит, зашагал за продолжавшей возмущаться ее поведением теткой.
    - Что за дети нынче стали. Никакого уважения. Говорила, я Селене, девочку нужно воспитывать в семье, так нет, наслушалась Отторала и увезла к бесу на рога и вот итог, девица совершенно не воспитана и не знает своей семьи. Хватит притворяться, я знаю, что ты в сознании.
    - А вот и нет. - Возразила Лисса, не открывая глаз, и тут же попросила, сама себе противореча. - Славий отпусти.
    - Нет. - Ее сжали так, что кости захрустели.
    Владычица удивленно оглянулась.
    - Хорошо у твоей матери хватило ума обеспечить тебе охрану, прежде чем на родину послать.
    Это точно, послали, так послали. Интересно Селена это ее мать? Тогда Отторал должен быть отец, никого другого влюбленная женщина послушать не могла. Василиса Оттораловна, ну и отчество впору псевдоним брать, звучит как неприличное ругательство. Теперь бы еще фамилию узнать. Про то, что она царевна Половецкая, как заявил на болоте Славий, она не поверила, хотя было лестно считать себя дочерью царя.
    - Славий не охрана.
    Они уже пришли и Славий стоя посреди шикарной спальни, продолжал держать ее на руках, пока владычица звала служанок и раздавала указания:
    - Прибрать, протереть, полить цветы. Лодерюки, во все вас носом надо тыкнуть. У самих мозгов нет, навести порядок. Да принесите одежду, не может моя племянница в панталонах щеголять. И для мужчины что-нибудь приличное подберите.
    - Да, владычица. - Девушки, поклонившись в пояс, и кинулись выполнять приказ, при этом, то и дело, косясь на нее и Славия, чтобы как следует рассмотреть и потом разнести сплетни на весь город.
    - Не охрана? - На лице женщины проступил неподдельный интерес, и она совсем по-другому глянула на мужчину, заставив его покраснеть, второй раз за этот день.
    - Он… - Лисса глянула на Славия снизу вверх, заметив едва заметную улыбку. Он тоже с интересом ждал, какой статус ему присвоят, -…муж.
    - Что? - От удивления тетка опустилась на кровать. - Когда успела замуж выйти? Тебе ж только двадцать лет?
    Славий только зубами скрипнул, не смея при владычице признаться, что ее нагло обманули. Но его взгляд яснее ясного дал понять, что Лисса узнает о себе много нового, когда они останутся одни, так как теперь это их спальня и неизвестно, сколько им предстоит в ней жить.
    - Три недели назад. - Лисса показала ему язык и улыбнулась когда на скулах мужчины заходили гневные желваки. - Это было так романтично. Он разбил под моим окном фонарь…
    - Так. - Тетушка хлопнула себя по коленкам, встала и направилась к двери. - Даю вам час, чтобы умыться и приодеться, а потом жду у себя. Мне не терпится послушать о том, как ты жила без нас. Да и тебе пора узнать, что в этом мире у тебя есть семья, готовая за тебя горой стоять. Так что никаких глупостей, ясно?
    - Ясно. - Вздохнул Славий.
    Едва за новоявленной тетушкой закрылась дверь, Лисса расхохоталась и сползла с его рук, прекрасно поняв подтекст последней фразы. Никакого секса, пока не получат благословления.
    - Знаешь что… - Один Славий не находил в этом ничего смешного.
    Она не стала его слушать и с возгласом:
    - Чур, я первая купаться. - Смеясь, удрала в ванную.
    Получив вдогонку гневное:
    - Ррррр.
    И удар подушкой в закрывшуюся дверь.

    Три часа спустя, Лисса стала счастливой обладательницей тетушки Марьяны, к которой так необычно попала в гости, тетушки Вероны, живущей на другом континенте среди песков пустынь, бабушки и дедушки Лии и Тонаса Лихачевых обитающих по всему свету (лица без определенного мета жительства, по-нашему бомжи) и десятка двоюродных братьев и сестер.
    - Значит, моя мать была старшей? - Веселье куда-то испарилось еще в самом начале рассказа, вместе с аппетитом. Она так и не притронулась к еде, пока слушала про своих родственников.
    - Селена, она была не только старшей, но и самой одаренной. Потому и позарился на нее царь Половецкий, да так и не женился, хотя она родила ему тебя. У него уже была законная супруга. Только боги не дали им детей, вот и плодил бастардов направо и налево. Да ты не расстраивайся, деточка. В семье тебе все рады и если хочешь, носи фамилию деда, будешь Василиса Лихачева. Да и имя это известное, так что где ни назовешься, везде друзей найдешь.
    - Это точно. - Впервые за вечер подал голос Славий, как и она не притронувшийся к еде. - Очень известная фамилия… в определенных кругах. - И глянул на нее так выразительно, что у Лиссы пробежали мурашки по спине. - Я десять лет гоняюсь за Тонасом Лихачевым, чтобы его повесить.
    Лисса чуть не рухнула со стула, узнав о ново обретенных родственниках столь интересные подробности, а Марьяна захохотала над ее замешательством и досадой мужчины.
    - И не поймаешь никогда. Если бы не Василиса, не выйти тебе из моих застенков. Но раз вошел в семью, предлагаю тебе подумать и бросить службу у царя Беренея… да-да и не смотри так, думаешь, я не знаю нашего врага в лицо? И радеть за наши интересы.
    - Я подумаю. - Славий схватил с блюда пирожок и, надкусив, усердно задвигал челюстями.
    Лисса уже заметила, что когда он нервничает по настоящему, то начинает поглощать продукты в неимоверных количествах. Поэтому наложила ему полную тарелку мяса, и придвинула ближе кувшин кваса. Им еще комнату делить, кто, где спать будет, а нервный мужчина за закрытыми дверями, это вам не шутки.
    От тетушки не укрылся ее жест домашней заботы, и она подмигнула Лиссе, окончательно ее смутив.
    - А теперь я хочу послушать твою историю, и узнать, почему Селена не вернулась вместе с тобой.
    - Я не знаю, почему… мама… - Она с трудом произнесла это слово вслух. Рука Славия под столом сжала ее колено, давая силу вспомнить прошлое, о котором она сталась никогда не думать, - оставила меня в детском доме. Я никогда не видела ее, и имя услышала от вас. Первые семнадцать лет я провела в приюте для сирот. После окончания школы поступила в институт, но закончить так и не успела. Кошшервель повстречал меня в парке и просил замуж выйти. Потом посватался Иван сын Беренея. Но мы с Аней сбежали от обоих, порталом переместившись прямиком на болото близ Ухабовки, ты наверно слышала историю про упырей и породивших их вурдалаков от водяного? Раз сама в подводном городе живешь?
    Марьяна кивнула, отпивая вина из хрустального бокала и пряча за ним лукавую улыбку.
    - Конечно, слышала, потому и дала указ караулить тебя у каждой открытой воды, чтобы в гости пригласить. Но скажи мне милая, когда во всем этом ты успела за Славия замуж выйти?
    Славий тоже с интересом глянул на нее. Он уже почти смирился с тем, что его обозвали мужем и вынудили лгать ради благого дела. Лисса зависла, не зная, что сказать. Поэтому просто глянула на воеводу "влюбленным" глазами и загадочно улыбнулась, позволяя тетке самой додумать пикантные подробности. Славий ответил таким же "влюбленным" взглядом, а его пальцы, словно тиски, сжали ее коленку, причинив нешуточную боль.
    - Об этом кроме вас пока никто не знает. - Он кивнул владычице, придав лицу вид отъявленного заговорщика. - Хотели держать в секрете, пока Василиса не разберется с женихами. Помолвка с наследником царя и представителем племени драконов дело серьезное. С ними нельзя шутки шутить. Вот и молчим до срока. Правда, Василиса? - И еще сильнее сжал пальцы, чтобы до нее верней дошло, какими проблемами ее выдумка может обернуться.
    - Конечно Славий, - Кивнула Лисса, высвобождая коленку из захвата, и со всей силы отдавливая ему каблуком стопу. - Но тетя Марьяна моя родственница и не проболтается. Вы ведь тетушка никому не скажете? - Каблук впился еще сильнее, но Славий и бровью не повел. Только вилку согнул в пальцах, и зубья ей завязал узлом, при этом, продолжая улыбаться.
    - Конечно милая, - Марьяна улыбалась, глядя на их подстольную возню. - Ты даже не представляешь, как это завлекательно узнать такие приятные новости и сознавать, что я единственная, кто об этом знает. Так что не переживай, я буду молчать как рыба. Но ты должна будешь за это погостить у меня пару дней.
    - Нет! - Пришла в ужас Лисса. Ее там Аня ждет, волнуется. Еще вздумает начать спасательные работы, попросив помощи у своего клана. Вот радости будет вернуться на берег и столкнуться нос к носу с ее братом. Нет, она определенно еще не готова к встрече с Кошей.
    - Да! И я не принимаю возражений. - Тетка стояла на своем. - Тебя не было двадцать лет, и ты только что вернулась. Думаешь, я отпущу тебя, пока не узнаю все-все о твоей жизни? К тому же, надо организовать поиски Селены, не могла она просто так тебя бросить. Да и с братьями и сестрами тебе надо познакомиться, а то всю жизнь одна как перст и ничего о нас не знаешь. К тому же Лия с Тонасом в любой день могут заглянуть ко мне в гости. Вот и свидятся со Славием. Твой дед давно желает с ним поговорить. Но… - она в шутку погрозила мужчине пальцем, хотя предупреждение было вполне серьезным, -… никаких ссор и поединков в моем доме, мы же теперь родственники.

    Лисса еле уговорила тетку отложить знакомство с братьями и сестрами на следующий день, сославшись на сильную усталость и желание хорошенько выспаться. Тетка поняла ее так, как ей хотелось. Скосив глаза на ее красавчика "мужа", толкнула в бок и хитро подмигнув, с богом отпустила отдыхать.
    Пока шли до спальни в компании провожатых, улыбались до боли в скулах, под любопытными взглядами придворных. Кстати провожатыми оказались те же стражи, что несколько часов назад вели их от темницы в тронный зал. И после общения с дражайшей тетушкой Лисса искренне считала, что размен темницы на шикарные покои, для них со Славием ничего не изменил. И лишний раз утвердилась в своей догадке, когда за ними закрылась дверь их спальни и два стражника подперли ее с обратной стороны, якобы охранять от придворных жаждущих познакомиться с племянницей владычицы поближе. Но Лисса и без красноречивых взглядов Славия поняла, что их не выпустят отсюда просто так.
    Спрятавшись в ванной, на всю включили воду, чтобы их никто не слышал.
    - Надо бежать. - Озвучил ее мысли воевода.
    - И чем быстрей, тем лучше. Не нравится мне у таких родственников в гостях.
    Мужчина удивился.
    - Ты не поверила что она твоя родная тетя?
    - Почему не поверила? Очень даже поверила. Просто я привыкла по жизни быть одна. А тут целая семья тети братья сестры, дед с бабкой. Кстати, что такого мой дедуля натворил, что ты на него зуб точишь?
    - Тебе огласить весь список, за что его хотят повесить, отрубить голову и четвертовать в трех царствах?
    - Ничего себе прославился дедуля, тогда я лучше поживу до времени с детдомовской фамилией.
    Лисса присела на край огромной купели, которая одновременно с включением воды стала наполняться густой ароматной пеной, от которой во все стороны летели мыльные пузыри. Свет исходил от нескольких десятков толстых свечей, ароматизированных ванилью. Интересно это служанки такие романтичные или тетка распорядилась?
    - А какая у тебя фамилия? - Славий, удивленно смотрел на нее, словно впервые видел.
    - А у тебя?
    - Я первый спросил.
    - Я девушка, мне уступать надо, давай колись, а то, как я тетке объясню, что не знаю, как меня зовут по мужу?
    - Кстати о твоей выдумке…
    - О, да. Мне очень хочется послушать.
    Лисса скрестила руки и закусила нижнюю губу, чтобы не улыбнуться. У Славия первый запал злости давно прошел и теперь он ворчал больше по привычке, чем на самом деле хотел выяснить отношения, но гордость обязывала оставить последнее слово за собой. Что ж она не против.
    - Иван меня, за распространение клеветы о его невесте, загонит на конюшню и собственноручно кнутом шкуру со спины сдерет. - Сделал пробный выпад Славий.
    - А мы ему правду скажем, что я соврала, иначе бы Марьяна тебя из тюрьмы не выпустила и будет он мне должен за твою жизнь, золота столько, сколько ты сам весишь в полном боевом доспехе.
    - Кошшервель зажарит на шашлык. Или отправит в свои рудники навечно. Ты драконов по Ане судишь, но она даже по их меркам странная. Поверь, дракон то, что попало ему в лапы, другому из принципа не уступит. Даже если самому не нужно.
    Лисса удивилась, надо же какие грозные у нее женихи, а по виду и не скажешь. Что же ей придумать для Кощея?
    Но придумать ей не дали, в спальне приоткрылась дверь, послышались шаги, крадущиеся к ванной и она не долго думая, обхватила Славия за шею и, потянув сопротивляющегося мужчину на себя, хотела поцеловать, естественно для поддержания легенды о супружестве, иначе, зачем еще надо было запираться в ванной? Но не удержала равновесия. У Славия по мыльному краю фарфоровой купели скользнули руки, и они вдвоем полетели в воду, выплеснув на пол море пены и затушив почти все свечи.
    - Твою ж мать, Василиса! - Славий первым вынырнул из воды.
    За ним она, жадно хватая ртом воздух. Вытерла сползающую на глаза пену. И нос к носу столкнулась с нависшим над ней мужчиной. Славий уперся руками в борта купели, и сдвигаться, давая ей выбраться, не собирался. Лисса замерла под его взглядом, скользящим по ее лицу, нервно забившейся на шее жилке, груди, где под мокрой тканью платья обозначились затвердевшие соски. У него задрожали руки. Пальцы впились в купель с такой силой, что еще немного и фарфор лопнет, и хана ванной. Безумно хотелось слизнуть с губ щекочущую ванильную пену, но она не рискнула, побоявшись спровоцировать и так едва сдерживающегося мужчину.
    - Славий! Василиса! Где же вы?
    Окрик Марьяны разбил наваждение. Они как нашкодившие дети отпрянули друг от друга, всколыхнув воду. Дверь в ванную открылась. Через проем на пол лег квадрат света, явив растрепанную от быстрого бега тетку с двумя стражами за спиной.
    - Вот вы где, а я вас искала!
    Лисса ошалело хлопала глазами. Славий, отодвинувшись подальше от соблазна, тряс головой, чтобы прогнать туман. Стражники, смущенно отводили взгляды. Одна тетушка стояла, поджав губы от постигшего ее разочарования.
    - Я все думала, что за обедом мне не давало покоя. И вспомнила. У тебя на пальцах кольца всех женихов, кроме мужниного.
    Марьяна только усмехнулась, когда Лисса наградила ее более чем красноречивым взглядом "Ты только за этим пришла? Или хотела проверить, не обманули ли мы тебя?"
    Что ж они со Славием вполне развеяли тетушкины сомнения. Еще бы! Сцена в ванной была красноречивее всяких слов. Влюбленных застали врасплох и теперь они ждут, не дождутся, когда владычица уберется, чтобы продолжить с того места, где их прервали.
    - В общем, я решила сделать вам подарок. - Закончила свою мысль Марьяна и протянула на ладони раскрытую перламутровую раковину, внутри которой сверкали два золотых кольца, инкрустированных красными кораллами.
    Славий глянул на Лиссу затравленным зверем, осознав, куда дело клонится. Лисса тоже испугалась. Имея опыт обручения с Ванюшей и Кощеем, она с недавних пор с опаской относилась ко всяческим волшебным кольцам. А других тетка преподнести просто не могла. Вон как глаза сверкают в предвкушении гадости под названием - добрые дела. И если в ситуации с женихами у нее был хоть какой-то выбор. То здесь, не надо дыма, чтобы понять, куда ветер дует. Караул! Не хочу жениться, тьфу ты замуж не хочу! По крайней мере, вот так по принуждению, будь Славий хоть тысячу раз хороший. Но Владычица смотрела на них со сладенькой улыбкой и не собиралась отступать. И два стража за ее спиной яснее ясного дали им понять или они женятся по настоящему, без всяких сказок, или Славия тот час препроводят обратно в тюрьму и он уже больше никогда из нее не выйдет.
    - Я хотел подарить Василисе кольцо моей матери. Это традиция, дарить его супруге, тем более, что я единственный сын и оно Василисино по праву. - Попробовал выкрутиться воевода, но не на ту напали. Тетушка тоже была та еще аферистка.
    - В нашей семье тоже свято чтят традиции, и эти кольца подойдут вам как нельзя лучше, так как принадлежат ее прабабке и ее мужу, собственно они дарили их Селене, но так как дочь вышла замуж раньше матери, то они переходят вам.
    - Э… а кто у нас прабабушка с прадедушкой? - Решила на всякий случай уточнить Лисса, как можно дольше оттягивая неизбежное, ибо сердцем понимала, что не позволит упрятать Славия в тюрьму, а умом не представляла, как это осуществить практически, так как ни он, ни она не горели желанием жениться, а по-другому получалось, что никак. Но бросать мужика на растерзание родственникам, когда сама в эти неприятности втравила, она не собиралась. Поэтому ждала, когда тетка поведает о прабабушке с прадедушкой. Не зря же она вспомнила о них именно сейчас, а не за обедом.
    - Как? Разве я забыла тебе сказать? - Притворно удивилась владычица. - Ты, моя милая, правнучка царицы Ази и царя Прига, морских владык. Или ты думала я под водой прячусь от твоего мужа?
    - Капец. - Лисса ушла под воду с головой, чтобы больше никого не видеть и ничего не слышать. Но главное чтобы скрыться от прожигающего насквозь взгляда воеводы. Встрял мужик. Зато сразу стало понятно, почему в нее вцепились Кощей с Ванюшей. Такую завидную невесту еще нужно поискать. По маменьке она оказывается родственница подводного царя, судя по всему из старшей ветви рода. А в отцах у нее числится царь людей. Обалдеть какой набор генов. Точно как у Пушкина "Родила царица в ночь, не то сына не то дочь, ни мышонка, ни лягушку, а неведому зверушку" В том, что она женского рода ни у кого сомнений нет, а вот по части остального в самую точку. Осталось до полного счастья в мышку превратиться, чтобы избежать фарса под названием замужество, так как лягушкой она побыть уже успела…
    - О нет! - Лисса только сейчас осознала, что заветный амулет остался лежать на прикроватном столике, куда она его положила вместе с путеводной звездой, одеваясь к обеду.
    Мир стремительно завертелся, становясь огромным. Запутавшись в мокром сарафане, Лисса быстро шла на дно, сквозь толщу воды наблюдая, как над головой сходятся клочья пены. В то же мгновение вода в купели всколыхнулась, и ее вынесло на волнах, прямиком в бережно подставленные ладони воеводы.
    - Ик! - Кажется, она успела наглотаться мыла. Изо рта вырвался рой малюсеньких мыльных пузырей, закружившихся вокруг испуганно замершей тетки. - Ик!
    - Василиса! - Простонал Славий, давясь смехом. - Ну что ты натворила? - Он прижал ее к себе и выбрался из купели, обрушив на пол литры воды, стекающей с одежды вместе с пеной. - Видите, что вы наделали? Напугали до икоты. И кто теперь ее обратно превращать будет? Самой ей лучше не пытаться. Поверьте моему опыту, будет только хуже.
    - Моя племянница мышь с малюсенькими заячьими ушами! - Пролепетала Марьяна, закатила глаза и грохнулась в обморок, оставив Славия один на один с растерявшимися стражами, едва успевшими подхватить владычицу под белы руки.
    - Ик! - Василиса не выдержала и покатилась со смеху.

Глава 17


    Не успел Славий переодеться в сухое. Лисса прийти в себя, а тетушка отойти от обморока, как в спальне раздался - Бум! Бам! Крах! И неизвестно откуда взявшийся мужик завопил так, что заломило уши.
    - Какой идиот смеет колдовать без моего ведома?!
    Стражники схватились за мечи, бросив владычицу на пол. Лисса сильнее вжалась в ладони воеводы, затравлено ища, куда спрятаться. Один Славий преспокойно стоял на месте.
    - Не трусь. - Он погладил ее по спинке, успокаивая. - Кто бы это ни был, защита дворца его пропустила.
    - А? - Лисса не успела понять, что он имел в виду.
    Дверь в ванную с треском распахнулась, явив грозного колдуна, готового убить на месте незадачливого соперника. Лисса прыснула со смеху, радуясь, что ее мышиный писк потонул в оглушительном хохоте стражников. Портить отношения с учителем с первой минуты встречи ей вовсе не хотелось. Ведь по голосу она думала колдун будет не меньше Славия ростом с видом грозным как у разъяренного дракона, а оказалось… Метр с кепкой, лопоухий. С желтыми глазами, огненно рыжими усами и бородой до пупа и красным носом, какие на резинке носят клоуны в цирке. Одетый в балахон звездочета и остроконечный колпак.
    Славий со скептической улыбкой, мол и не таких видали, пережидал всеобщее веселье. Гном свел брови, увидев кавардак, едва шевельнул губами и оба стража не успели икнуть от удивления, как обнаружили себя в юбках и передниках служанок, стоя на четвереньках драящими полы.
    - Так-то лучше. Наведите тут порядок. - И тут взгляд коротышки остановился на тетушке. Укоризненно покачал головой, неодобрительно цокнул языком, и владычица плавно переместилась с пола на кровать.
    - Изверги, совсем извели бедную женщину. Но ничего, пущай поспит. А тому охламону, что посмел оторвать меня от опытов, уши оторву. За вопиющую безответственность.
    - Уши отрывать не надо. Лучше верните им прежний вид. - Славий схватил ее за хвост, чтобы не убежала и, посадив на ладонь, продемонстрировал колдуну.
    Тот от неожиданности, привстал на цыпочки, чтобы разглядеть получше. Славий нагнулся, чтобы гному не пришлось тянуть шею, Лисса сжавшись в комочек таращила на мага испуганные глаза бусинки. Только усики подрагивали, выдавая ее волнение. Все же речь шла о ее любимых ушках.
    - Это что за зверь? Сколько лет живу, такого никогда не видел?
    - Мышь, а уши остались от прошлой неудачной попытки колдовать. - Воевода шмыгнул носом, так как вода потекла по волосам, застилая ему лицо, мешая дышать и видеть. Гном только глянул на него, и вся одежда на мужчине в миг просохла. На ней даже мыльных разводов не осталось, а волосы после просушки стали слегка виться. Ее сарафан, до сих пор плавающий в ванне, взлетел в воздух, высох прямо на глазах, сложился аккуратной стопкой и, пролетев в спальню, убрался в распахнутый сундук, захлопнувшийся с оглушительным треском.
    - Я тоже так хочу. - Лисса от зависти забыла бояться. - Научите?!
    - Научу. Только для начала надень это.
    На руки Славия шлепнулся амулет, чуть не прибив ее на месте, так как медальон оказался с нее размером и в три раза больше весил. Воевода выпрямился и аккуратно повесил веревочку ей на шею. И в следующее мгновение уже девушкой она оказалась на его руках… конечно голой.
    - Ой! - Лисса поняла, что не она одна краснеет. Даже гном стал свекольного цвета. Славий зажмурился, и судорожно вздохнул у нее над ухом. Стражники уткнулись в пол, и сильнее завозили по нему тряпками, покашливая от смущения в усы.
    - Гррхм. - Откашлявшись, Гном опять шепнул, и сарафан вновь очутился на своей хозяйке.
    - Спасибо. - Лисса облегченно выдохнула. И чуть не завопила от радости, ощупав руками свои родные ушки, вернувшие свой исконно человеческий вид. А потом во все глаза уставилась на коротышку.
    То с какой легкостью и главное без последствий для окружающих, он реализовывал свои желания, вызывало невольное уважение и восхищение настоящим мастерством.
    Стражи закончили мыть полы, спустили воду в ванной, протерли ее от пены и, сложив тряпки в ведро, подхватили юбки и сбежали с такой скоростью, будто им довелось побывать в логове дракона, а не в девичьей спальне.
    - Как тебя зовут, дитя?
    Славий опустил ее на пол, и Лисса вслед за магом прошла в спальню. Гном, чтобы быть с ней на одном уровне вскочил на стол, иначе его макушка маячила в области ее пупка, смущая жутко. А так хорошо. Так они могут смотреть в глаза друг другу. Еще бы разрешили сесть, а то ноги после всего не держат.
    - Что-то я не расслышал твоего имени. Или ты немая?
    - Василиса.
    Лисса краем глаза заметила, как Славий разместился в кресле неподалеку, с неподдельным интересом взирая на нее и гнома.
    - Василиса. А по отцу-батюшке?
    - Он не признал меня, так что я Меньшикова Василиса Львовна.
    Славий улыбнулся. Она за спиной показала ему кулак. Гном нахмурился.
    - Это неживые имена. Я за ними души не чую. Кто назвал тебя так?
    - Директриса "Детского Дома N3 имени Владислава Меньшикова" расположенного по улице Льва Толстого. Фамилию писателя посчитали кощунством дать сироте и назвали, как назвали. Я не в обиде.
    Славий перестал улыбаться, и, подавшись вперед, буравил взглядом спину, вызывая жуткий зуд между лопаток и желание превратить его в кого-нибудь не такого противного, в таракана, например.
    - Славий прекрати. - Не выдержала она, и, вывихнув руку, почесала зудящее место.
    Гном встрепенулся.
    - Молодой человек, если вам делать нечего, я живо найду для вас работу.
    - Не надо. Обещаю, больше не мешать.
    - Тогда сидите тихо. Ладно, с именем мы разобрались. Теперь ты поняла, почему твое колдовство вечно выходит наперекосяк?
    Лисса удивленно выгнула брови.
    - Нет. А откуда вы узнали?
    - Слухами земля полнится. Но что за дар - сказка. - Гном забегал по столу. Славий только успевал убирать с него тарелки, ложки, чашки, чтобы маг не наступил тапками в остатки от салата. - А про имя я так скажу. В нем - настоящем, заключена подлинная сила. Это связь между тобой и твоим родом, передавшим тебе дар в наследство. Да-да и не смотри на меня так. Все мы родственники в той или иной степени, но настолько дальние, что это уже не суть важно. Нужно чтобы отец, во что бы то ни стало, признал тебя. Можешь считать это первым заданием тебе, как моей ученице.
    - А я ученица? - Лисса чуть не завопила от радости, борясь с желанием схватить коротышку под мышки и закружить по комнате как любимую куклу. И хотя у нее отродясь не было кукол, но ей очень нравилось, как это делали девочки в кино.
    - Еще бы. - Фыркнул гном. - Думаешь, я отдам такое дарование этому недотепе, Федьке? Нет, нет и еще раз нет. Я сам тебя учить буду и вот тебе второе задание, приведи в чувство владычицу, а то конфуз случится.
    - Запросто. - Лисса подошла к подоконнику, взяла с него кувшин с водой, оставленный им на ночь, чтобы не шлялись по дворцу, если пить захочется, и вылила на тетю.
    Та захлебнулась, закашлялась и прямо на кровати отрастила себе прекрасный рыбий хвост, покрытый сверкающей жемчужной чешуей.
    - Василиса! - Завопила Марьяна, пытаясь встать, но без ног это было трудно, а на одних руках далеко не уползешь.
    Славий закрыл лицо руками, чтобы Владычица не дай бог, не увидела, как он ржет. Даже гном опешил.
    - Вообще-то я хотел, чтобы ты воспользовалась силой своего желания…
    - Надо было уточнять.
    - … но и так сойдет.
    - Сойдет? Сойдет? - Завопила тетушка, дотягиваясь до подушки и запуская ее в голову племяннице. - А ну наколдуй обратно ей заячьи уши! Их драть удобно. Васька, ты что творишь?!
    - Я откуда знала, что вы наполовину рыба? Ой! - Лисса запрыгнула на диван с ногами. - Я тоже в такое чудо превращусь?
    Славий задыхался от смеха. Гном хмыкал, в бороду, наблюдая, как владычица закидывает Лиссу подушками, а когда они закончились в ход пошли прикроватные вазы с цветами, несчастный столовый сервиз, которому сегодня гороскопом напророчили быть разбитым, несмотря на все ухищрения воеводы его спасти, а потом и сами столики.
    Этого Лисса уже не стерпела. Стол не ваза, по голове даст, сотрясением мозгов не отделаешься. Амулет полетел в сторону, шепнула заветное желание и тетка зависла в воздухе, в недосягаемости до остальных метательных предметов.
    - Надо же какой у вас темперамент, тетя. Прямо феникс, а не рыба.
    Славий сполз на пол с кресла. А гном, наоборот, в него рухнул, закрыв глаза ладонью, словно у него внезапно разболелась голова.
    - Василиса, по-хорошему прошу, прекрати чудить, иначе хуже будет? Рундар! Что вы там разлеглись! Сделайте же что-нибудь.
    - Сейчас, сейчас. Дайте мне минуту.
    Гном сосредоточился. Владычица извернулась, умудрившись сесть на воздух как на трон и, скрестив руки, ждала, когда ее опустят на пол.
    Лисса спряталась за спинку кресла. Что сейчас будет. Точно по хребту получит, как только тетка ноги обретет.
    Бум! Бах! Крах!
    Пространство в комнате порвалось и пошло трещиной от потолка до пола, словно кто-то разорвал бумажную картинку и из образовавшегося провала шагнул еще один маг.
    - Где моя ученица?
    - Поздно, Федя, поздно. - Гном по имени Рундар улыбнулся, довольно потирая руки. - Она уже пообещала у меня учиться.
    - Да расколдуйте же меня!
    Марьяна потеряла всякое терпение, а Лисса переползла из-за кресла в объятия воеводы.
    - Не бойся. Я не дам тебя в обиду.
    - Посмотрю я, как ты будешь противостоять двум колдунам, решившим поделить меня на части. Но ты держи, держи. Вдруг получится.
    Славий хмыкнул, и осторожно пересадив с пола себе на колени, уперся подбородком ей в макушку, обнимая еще крепче. Уютно-то как. Так бы и сидела вечно, честное слово. Но страсти разгорались не на шутку. Оба колдуна были готовы из-за нее вцепиться друг другу в глотку. Хорошо Марьяну расколдовали и тетушка, рухнув на кровать, используя простыни вместо полотенца, вытирала хвост, бормоча, что вот она сейчас как встанет на ноги и кому-то очень сильно не поздоровится.
    - Рундар. Ты не можешь ее учить. Тебе запретили появляться на поверхности, а девушка вряд ли захочет остаться под водой даже ради знаний, которые ей в принципе не нужны. - Второй маг оказавшийся таким же потешным, как и гном. Разве что ростом чуть повыше, а так точь-в-точь братья - близнецы. Он уже залатал дыру в пространстве и теперь вышагивал перед коллегой, от волнения дергая себя за кончик белоснежной бороды.
    - Как это не нужны! - Возмутился гном. - Подход к обучению молодежи, в первую очередь должен быть научным. Наш дар самый редкий, но и самый великий, а потому требующий от его носителя абсолютнейшей серьезности и безграничной ответственности за собственные поступки. А это достигается годами концентрации и прилежной учебой. Ведь ты не хуже меня знаешь, наличие дара ничто без соответствующей теоретической подготовки. И я в этом намного превосхожу тебя.
    - Ха. Потому что в десять раз старше. И применительно к нашему дару все эти знания, которые я, между прочим, чту и уважаю не меньше твоего, ничто. Нужно только очень сильное желание.
    - Но ответственность за свои деяния никто не отменял.
    - Этого я не отрицаю. Но научиться ответственности можно, только совершая ошибки и их же исправляя, а не с помощью медитаций, сидя в классе.
    - Уууу, как все запущено. Прямо как в Санта-Барбаре. - Лисса спрятала зевок в кулак. За этот бесконечно долгий день она устала, истрепала себе все нервы, и если так пойдет дальше, уснет прежде, чем маги что-нибудь решат.
    - Ты смотрела этот сериал?
    - Что? - Спать сразу расхотелось. Оглянувшись, Лисса наткнулась на лукавый серый взгляд. - Славий, ты меня пугаешь. Ты не только трусы из моего мира носишь, но и как заправская домохозяйка рассуждаешь о сериалах? До какой серии ты досмотрел?
    - До триста там какой-то. - Его бедного перекосило от былых воспоминаний, а Лисса захохотала, напрочь забыв про свару магов и почти вернувшую себе человеческий вид Марьяну. У нее уже была одна нога. Вторая упорно продолжала изображать из себя рыбу, но с тем усердием, с которым ее терла тетка это не надолго.
    - За что тебя так наказали?
    Она как-то пробовала по совету девчонок из института посмотреть супермодный сериал. Ей хватило четырех серий, чтобы понять, свою жизнь на такую ерунду она тратить не будет.
    - Что еще остается делать, когда между занятиями никуда ходить нельзя, а в квартире из всех доступных развлечений только телевизор?
    Лисса понимала, что ей не идут выпученные глаза, но ничего не могла с собой поделать. Новая подробность из жизни мужчины, стала настолько неожиданной, что она не нашлась что ответить. Если Славий оказался не так прост, то чего ей ожидать от Кощея и Ванюши? Нет, с этими мужиками определенно надо ухо держать востро и нос по ветру, а то задурят мозги, не успеешь и заметить.
    - Василиса! - Тетка, успевшая вернуть себе вторую ногу, села на краю кровати и пальцем поманила к себе.
    Маги тут же прекратили спорить. Как бы ей ни хотелось остаться, пришлось покинуть уютное убежище на коленях воеводы и идти мириться. Не дело это ссориться с родственниками, о которых столько лет мечтала и наконец-то обрела.
    - Простите меня тетя. Я больше так не буду. - И она смиренно потупила глаза, правда остановилась так, чтобы в случае, если не простят, тетка не смогла надрать уши.
    Марьяна хмыкнула, оценив ее покаянный вид.
    - Будешь, будешь. Не ври хоть сама себе. Но я могу понять, почему ты на меня ощерилась как морской еж.
    Лисса моргнула. Надо же, а тетушка оказывается психоаналитик. Хотя при ее должности другой быть нельзя иначе мигом свергнут. Но она права. Лисса просто не могла воспринимать женщину как родную тетю. Умом да, но чувства не обманешь. Ей просто нужно время, чтобы душой принять новую родню. А Марьяна прет как танк, постоянно на нее давит, вот и выходит, что у нее сработала выработанная годами притеснений в детском доме защитная реакция. И откуда только взялся под рукой этот злосчастный кувшин. Хотя если бы не этот случай, неизвестно остановилась бы сама Марьяна. Ведь она кажется, тоже поняла, что не надо давить на нее, все придет в свое время. Только дайте ей его.
    Владычица, пока она молчала, не спускала с нее глаз, читая, словно раскрытую книгу. И когда Лисса окончательно расслабилась и несмело улыбнулась, на этот раз искренне, без всяческой игры, улыбнулась сама и махнула на нее рукой.
    - Живи уж. Ну а вы? - Обратилась она к магам. - Что решили? Беретесь учить? Или это недоразумение так и будет жить неучем?
    - Берем.
    - Берем.
    Ответили они разом.
    Во избежание нового скандала, Марьяна решила вопрос об ее обучении решить сама.
    - Значит так, голубы мои. Раз вы не можете договориться. И я здесь единственная старшая родственница Василисы, будет так. Ты Ругнар будешь учить ее, когда она будет у меня в гостях, а значит сейчас твоя очередь. А ты Федор, так и быть учи ее на суше.
    - Но я. - Попробовала вставить слово Лисса, но кажется, ее мнения никто не спрашивал. Нет, так дело не пойдет. - Вообще-то мне надо срочно возвращаться.
    Три пары недовольных глаз одновременно пригвоздили ее к месту. Хорошо Славий встал позади нее и удержал за плечи, передавая ей чуточку своего спокойствия.
    - Тебя что-то не устраивает? - Нахмурилась Марьяна. - Или ты расхотела учиться?
    - Поверьте, я всем сердцем желаю учиться, но там, - Лисса ткнула пальцем в потолок, имея в виду поверхность. - Меня ждут, и если надолго задержусь без уважительной причины, то вам очень не понравится, если в поисках меня в город нагрянут драконы.
    - Аннирель Янку путешествует вместе с нами. - Расшифровал ее слова Славий, так как ее никто не понял.
    В комнате повисла тишина, и стало слышно, как за дверью спальни шушукаются служанки, и стражники, пытающиеся их отогнать. Марьяна расхохоталась.
    - Василиса, ты истинная Лихачева. Путешествовать с мужем в компании сестры одного их женихов. Вот это я понимаю межрасовая дружба. Ты Славий смотри за женой в оба, а то не успеешь оглянуться, как уведут прямо из-под носа.
    - Я умею беречь мое.
    От его слов Лиссе стало очень грустно. Не потому, что Славий солгал, ради их притворства. Нет. Просто он сказал правду и будь она на самом деле его женой ни за что на свете не отдал другому. А так он бережет ее для своего царевича, чтобы не досталась Кошу, или кому другому.
    - О… драконы. - Ругнар уважительно кивнул. - У них тоже стоит поучиться. Только ты с ними осторожно, а то они те еще притворщики.
    - А как же мне у вас учиться? - Лисса от досады, что все так получилось, кусала губы и до хруста в пальцах сжимала кулаки. Как же так, только нашла учителя. Не одного, а сразу двух, как тут же надо их покинуть. Нет, девочки, не желайте выйти замуж за красивого принца, или сразу двух. От этого одни проблемы. Да еще и настоящее счастье проплывает мимо, а ты смотришь, и ничего не можешь сделать, так как уже связана словом с другими. И Аню отсюда не предупредишь, что они со Славием не утонули, и сюда не пригласишь. По тому, как Марьяна все сильнее хмурится, тетка не жалует драконов, даже очень.
    - А я тебе книжку дам. - Нашелся Федеор. Замахал руками, попрыгал на месте и из складок его мантии на пол выпала увесистая книга.
    Лисса улыбнулась. В трусах он ее, что ли носит? Видимо не ей одной пришла в голову такая мысль, так как тетка закусила губу, чтобы не расхохотаться, а Ругнар покосился на коллегу и покрутил пальцем у виска. Хлопнул в ладоши, и у него в руках появилась целая стопка книг. Федор тем временем поднял свою книгу с пола, вытер рукавом и протянул ей, краснея от смущения:
    - Вот, я ее недавно написал. Там все подробно описано.
    - Спасибо.
    Лисса взяла из рук мага книгу и благодарно поклонилась.
    - И я вот, собрал тебе тематическую подборку. - Ругнар протянул ей свои книги.
    Славий принял их и сгрузил ей на руки, так что пришлось вытянуть шею и придавить подбородком, чтобы не разъезжались в стороны, грозя рухнуть на пол.
    - Спасибо, мэтр Ругнар. И вам, мэтр Федор огромное спасибо. Клянусь, что прочту их все от корки и до корки.
    В порыве радости, что их кажется, отпустят, Лисса была готова на что угодно.
    - Нет, я их наизусть выучу. - И увидев, как маги скептически переглянулись, поспешила их заверить. - Честно-честно, память у меня хорошая. Только как бы их унести, тяжелые.
    Марьяна всхлипнула, и когда Лисса к ней повернулась узнать, что случилось, подошла к ней и обняла вместе с книжками. Естественно они рассыпались и Славий с магами кинулись их собирать и складывать на столик.
    - Ты так похожа на свою мать. - Владычица прижала ее к себе, гладя по голове, и вытирая с ее щек неизвестно откуда взявшиеся там слезы. - Я вижу, что тебе пора, но не могу отпустить просто так. И обещай заходить в гости.
    - Обещаю. - Лисса хлюпнула носом, чувствуя ком, перекрывший до боли горло.
    - Я сейчас, ты не уходи пока. И этим, - кивок на умиляющихся магов, - скажи, чтобы не отправляли, пока я не вернусь.
    Марьяна ушла и в комнате сразу наступила тишина. Маги отошли в сторонку и шептались о том, кто подарил ей лучшую книгу, попутно решая извечный спор соотношения количества и качества.
    Лисса их не слушала, просто не могла, слишком она устала от бесконечной череды эмоций, меняющихся, словно в калейдоскопе. Этот день был очень, очень, очень долгим. У нее было всего несколько таких долгих дней в прошлой жизни. Когда она вышла с сумкой на порог приюта и двери детского дома навсегда за ней закрылись. И первый учебный день в университете, когда надо успеть получить книжки, выбить документы на общежитие и в него вселиться, а то достанется комната возле туалета и общественной курилки. Плюс ко всему не перепутать лекции, а они как назло читаются в разных корпусах, расположенных в противоположных частях города, а ночью дружное отмечание начала студенческой жизни, затянувшееся до рассвета и плавно перетекшее в сладкий сон во время первых лекций.
    - Да ты уже спишь совсем. - Славий потянул ее за собой в кресло и опять усадил на колени. - Может, останемся до утра? Несколько часов ничего не решат.
    - Аня сойдет с ума и натворит кучу глупостей, пока мы будем дрыхнуть. - Возразила Лисса, укладывая голову ему на плечо, а глаза сами собой закрылись.
    - С этим я не буду спорить. Драконий темперамент, что ты хочешь.
    - Это точно. А как ты познакомился с Аней? - Лисса не рискнула помянуть при Славии Кощея. И хотя между ними нет ничего кроме дружбы, было что-то упоительное в том, чтобы сидеть вот так, обнявшись в одном кресле. Еще бы укрыться теплым пледом и развести огонь в камине, и получится настоящая семейная идиллия. Вот только у них семья понарошку. И только до тех пор, пока они в гостях у Марьяны. И в замке и в помине нет каминов. Вы когда-нибудь пробовали развести костер, находясь глубоко под водой? А тогда как они отапливают свои дома? Магией? Или у них круглый год лето и нет такой проблемы? Надо бы как-нибудь расспросить тетку подробнее как она сумела целый город погрузить под воду. И не только погрузить, но и с удовольствием в нем жить.
    - Как я познакомился с Аней?
    - А…а…га. - Лисса зевнула, прикрыв рот ладошкой. Славий погладил ее по растрепавшимся косам.
    - Она прилетала в замок Беренея со своим отцом. Таудеш решал таможенные вопросы, а она была отдана по попечения мамок нянек, мала еще была. Ну а мне пришлось обеспечивать охрану высоких гостей, так и познакомились, когда снимал ее с дерева в саду, откуда она боялась слезть, забравшись на самую вершину.
    - Разве она знатного рода? - Ради такой новости Лисса приоткрыла один глаз. Еще одного принца в лице теперь уже Кощея ее психика не выдержит.
    - Все драконы почитаются как знать.
    - Почему?
    - Потому что их мало и они величайшие на свете маги. Ну и из страха конечно. - Славий улыбнулся. - Попробуй, тыкни и прояви неуважение к повстречавшемуся дракону, мигом окажешься у него вместо ужина.
    Лисса фыркнула и опять закрыла глаза. Она уже научилась понимать, когда Славий шутит. Не едят людей драконы. Не потому что не хотят или не могут, а просто брезгуют и боятся несварения желудка, так как не всякий человек захочет перед съедением раздеться и помыться, а сапоги они, знаете ли, застревают в зубах и вкус портят.

    Проснулась она все в том же кресле. Славий спал, одной рукой обняв ее, а другую свесив. Магов не наблюдалось и в помине. Зато в окно светило зеленоватое подводное солнце, подтверждая ее страшную догадку.
    - Славий, мы проспали.
    Она попробовала вскочить, но только смогла сползти на пол. От неудобной позы тело онемело и отказывалось слушаться. Только сейчас она поняла, что вместе с ней сползло и одеяло. Кто-то укрыл их, когда она уснула. Вспомнив, о чем вчера думала, Лисса жутко смутилась. Кажется, ее желания начинают исполняться и без ее вмешательства, а это круто. Если так пойдет и дальше, то вскоре она обнаружит, что вообще никуда не перемещалась и все приключения в этом мире ей приснились. Нет, уж дудки. Она не собиралась отказываться от возможности пожить другой жизнью. К той она успеет еще вернуться, если с этой ничего не получится.
    - Славий, да проснись ты. - Она ущипнула его за ногу.
    Мужчина от неожиданности дернулся, чуть ее не стукнув, и тут же проснулся. Полностью, как это делают звери. Без всякой сонливости, потягиваний и почесываний пока в голове туман рассеется.
    - Не делай так больше, я могу нечаянно тебя убить. Ты чего всполошилась? Еще же ранее утро.
    Лисса чуть не расплакалась.
    - Я же тебе говорила, там Аня одна. Она думает, что мы утонули. Что бы ты стал делать на ее месте?
    - Звал на помощь. - Без запинки ответил мужчина, а потом представил свою встречу с драконами и всполошился. - У тебя на все про все десять минут. Умыться переодеться, сложить в суму книги. Тетка сделала тебе знатный подарок, безразмерную суму. Можешь в ней таскать вещей хоть тонну, и все равно в ней всегда будет свободное место. А я найду, что нам перекусить в дорогу, и предупрежу владычицу, что уходим, а то обидится.
    - А как же… - Лисса хотела сказать, а как они выбираться будут, но Славий уже вышел, и она осталась одна.
    Решив последовать дельному совету, наведалась в купальню, потом переоделась. Взяла в руки обычную сумку из мешковины с пришитым к ней валяным рисунком и длинной вязаной лямкой через плечо. Ничего волшебного. В ней даже дно видно, а она-то надеялась, что, заглянув внутрь, увидит, в ней черноту космического пространства с плывущими в нем спиралями галактик и сверкающими туманностями.
    Посмеявшись над своей наивностью, сложила в нее книги, наконец, постигнув принцип. Вещи в сумку надо складывать по одной. Оказавшись внутри, они исчезали прямо из рук. И доставались тоже по одной в зависимости от того, что она хотела извлечь наружу, так что прежде чем отравлять в нее книжку, Лисса заучивала наизусть ее название и запоминала ее на вид, а то неровен час забудет, и не будет знать, как потом вынуть.
    Вскоре пришли Славий и Марьяна.
    - Готовы? - Тетка по очереди расцеловала их троекратным поцелуем, и, обняв сразу обоих, пожелала счастливого пути и скорейшего возвращения. - Я жду вас в гости, так что не заставляйте долго ждать, а то сама нагряну.
    Славий взбледнул от подобной перспективы. Лисса рассмеялась и, взяв его за руку, от всей души пожелала оказаться вместе с ним на суше. Пока она сидела одна, прочла записку, оставленную ей магами между книжек. В ней они в одном предложении выразили всю суть предстоящей ей учебы.
    "Нужно всего лишь всей душой чего-то захотеть"

Глава 18


    Свежий ночной ветер ударил в лицо, растрепав косы. Славий облегченно выдохнул, и тут же застонал.
    - Василиса!
    - Не получилось? - От расстройства, что опять у нее вышло все не так, Лисса распахнула зажмуренные для храбрости глаза, и только сейчас поняла, чем так недоволен воевода. Она умудрилась переместить их на вершину гигантской ели, и мужчина копчиком ударился о толстенный сук, так как она приземлилась на него сверху.
    - Слезь с меня, пожалуйста.
    Лисса слезла, стараясь не слишком часто наступать на него каблуками и при этом не рухнуть вниз, уж больно высокая ель попалась. Она под напором ветра еще и шаталась словно пьяная. Обхватив руками ствол, она распласталась на нем, как медуза. Славий передвинулся. Потер ушибленное место, и со злости отломав сук, бросил его вниз. Послышался хруст ломаемых веток и глухой удар о землю с последовавшим за ним:
    - Что за… - И не переводимая на литературный язык ругань.
    - Кажется, ты его убил. - Лисса плотнее вжалась в ствол, чтобы стать как можно незаметнее.
    - Убитые так не выражаются. - Славий свесился вниз, ухватившись за спиной руками в ветку.
    - Звать на помощь?
    - Погоди, вдруг там чужие. Нарвемся на неприятности.
    Лисса понятливо кивнула. Чего не понять? В этом мире или ты с нами или тебе не поздоровится. Так что ждем, что там высмотрит Славий. Хотя ель густая вряд ли он что-нибудь увидит. Скорее услышит.
    Тип под деревом громко удивлялся, откуда сук свалился, решил, что белка уронила. Славий скептически хмыкнул. Лисса уткнулась носом в кору, хрюкая от смеха. Меньше всего воевода походил на белку, скорее на медведя. Жертве их неосторожности вскоре надоело строить догадки и, бормоча под нос проклятия и сетуя, что оставил лук и стрелы в лагере, из белки бы получился наваристый суп, удалился.
    Ель качнулась. Лисса сильнее вцепилась в ствол, чувствуя, как ветер треплет выбившийся из штанов подол рубашки, задувая под нее и холодя спину. Стало холодно и очень неуютно. К тому же зверски хотелось есть. А с земли как назло потянуло запахам жареного мяса.
    - Может пора спуститься? Пока еще кто-нибудь не пришел повидаться с деревом, а то потом вступим в гадость или измажем в ней руки.
    Славий сглотнул, и косо глянув на нее, согласно кивнул.
    - Я первый, ты осторожно за мной. Только не свались мне на голову, рухнем оба, шуму будет.
    - Я поняла, не дура.
    Лисса успела замерзнуть так, что была согласна на что угодно, лишь бы убраться с этого ветродуя. Славий начал осторожный спуск, специально выбирая для опоры те сучки и ветки, до которых она тоже могла дотянуться.
    - Только вверх не смотри. - Предупредила Лисса, только сейчас сообразив, что под рубашкой у нее ничего нет, кроме нее самой, а проклятые сучки и ветки так и норовят задрать ее выше головы, тормозя и без того медленный спуск.
    - Понял, не дурак.
    - Вот и славно. Выяснили, что мы с тобой оба умные люди.
    - Василиса, ты можешь помолчать?
    - Могу. Но тогда мне сразу становится страшно, и начинают дрожать руки.
    - А то, что нас могут услышать и натыкать стрелами зад, тебе не страшно?
    - Страшно. - Честно призналась Лисса и замолкла. Ей показалось или нет? Но, кажется, Славий от облегчения выдохнул.
    Воевода мягко спрыгнул на твердую землю, усланную сухими опавшими иголками. Принял ее на руки и поставил рядом с собой. Стараясь не делать много шума, они пошли в противоположную сторону от той, куда ушел мужчина. Вообще-то старалась она одна. Славий и так шел бесшумно. Это она шумела за троих, с хрустом ломая сушняк под ногами или зацепляя ветку, которая потом еще долго раскачивалась со скрипом.
    Наконец терпение воеводы лопнуло и он, закинул ее себе за спину.
    - Держись крепко и не сопи мне в ухо.
    Получила она ЦУ и прижалась щекой к его спине, чтобы ветки не хлестали по лицу. Но долго так не вытерпела, ей было интересно, куда он ее несет. Оказалось, Славий не брел по лесу без разбора, а целенаправленно шел, то и дело, останавливаясь, оглядываясь и сворачивая то в одну, то в другую сторону. Вскоре между деревьев замелькал свет костра, послышался запах дыма, и Славий вышел на их давешнюю стоянку, с одиноко сидящей у костра, бледной от недосыпа Аней.
    - Славий! Василиса! - Увидев их, девушка вскочила, хотела броситься навстречу и вдруг остановилась на пол пути, обессилено опустив руки. - Вы вернулись сами? Но как?
    - Спасибо Василисе. - Славий сгрузил ее на траву, и, заприметив Анину кружку, взял напиться.
    Лисса со стоном разминала онемевшие от перенапряжения икры.
    - Анька, ты пол жизни потеряла, не утонув вместе с нами.
    - Да уж. - Как-то кисло отозвалась подруга. - Прости меня Лисса.
    - За что? - Не поняла она, а Славий насторожился, уловив несвойственные Ане виноватые нотки.
    - Я так испугалась за вас. Тут приходили охотники. Они и рассказали, что случилось с той деревней. Они все за долги ушли служить владычице в подводный город, так как не смогли выплатить ей обещанную дань.
    Лисса от удивления присвистнула, чем немало удивила воеводу. Он что не знал, что девушки могут свистеть? Фью, фью милый, отстаешь от жизни. Но это все лирика, а вот новость, что ее тетка могла так нехорошо поступить с жителями деревни оказалась неприятной. А может по родственному настучать на нее водяному? Пусть образумит Марьяну, превратив ее озеро в гниющее болото? Будет знать, как уводить людей под воду.
    - Мы тут недалеко наткнулись на шайку. - Славий вернул кружку на место. - Это твои охотники или в этих лесах есть разбойники?
    - Славий, Славий. Как не стыдно. Собственную дружину не узнать.
    Лисса вздрогнула, услышав, до боли знакомый голос.
    Воевода выпрямился, меняясь в лице и прямо на глазах превращаясь в чужого человека. Холодного, бесстрастного исполнителя чужих приказов. Спрятав душу за безликой маской, он погас словно потушенная свечка.
    - Я хотела сказать, но вы меня перебили. - Всхлипнула Анюта. - Вы так внезапно утонули. И я не могла ничем помочь. А брат далеко, я не смогла до него дозваться, и не придумала ничего лучше, чем позвать любого, кто мог откликнуться на зов о помощи.
    - Я услышал. И это помогло нам вернуться.
    На поляну из-за елей вышел Иван-царевич собственной персоной. Лисса обомлела. Царевич в узких обтягивающих джинсах и белоснежной майке, оставляющей открытыми загорелые плечи, выглядел так, словно сошел с обложки модного журнала. Он подстригся, очень сильно укоротив шевелюру на затылке, а спереди оставив длинную челку, прикрывающую хитрющие синие глаза. Следом за ним появились парни из дружины. Мама родная. Аполлоны в джинсах с луками за спиной и мечами, пристегнутыми к перевязям, опоясывающим узкие талии, это что-то. Парни загалдели, увидев воеводу, кинулись обнимать, трясти за плечи, словно дети малые, узревшие родителя после длительной разлуки. Только тогда Славий отмер и снова заулыбался не меньше их, радуясь столь неожиданной встрече. И все равно чужой. Не такой, как был раньше. Ваня тоже улыбался, а потом перевел взор на нее с Анютой.
    - Что-то ты не выглядишь радостной, Василиса. Или не ожидала так скоро меня увидеть?
    Аня была на грани истерики, что невольно притащила сюда царевича, и была ей в предстоящем выяснении отношений не подмога. Да и справедливости ради стоило принять первый удар на себя, чтобы Ане меньше досталось, когда Ванюша припомнит ей выходку, стоившую им месяца разлуки и по сути изменившую всем жизнь, так как Лисса уже не была той легковерной дурочкой, поведшейся на красивую внешность его и Коши. И она больше не была одна, как всю жизнь про себя думала. У нее есть семья, к которой всегда можно обратиться за помощью.
    - От чего же. - Она нашла в себе силы задорно улыбнуться. - Мы как раз к тебе в гости шли, чтобы у твоего батюшки с удобствами дождаться. Или ты думал, Славий за красивые Анины глазки предаст тебя? Полно тебе Иван - Фыркнула она, по его глазам, поняв, что именно так он и думал. - Человек служит тебе верой и правдой много лет, а ты о нем так плохо судишь. Ценить и уважать такие кадры нужно. И к тому же всячески поощрять. Вон даже Аню соблазнил идти с нами.
    Пока она говорила, у Ани глаза становились все больше и больше, пока не расширились на пол лица. Лисса мысленно хихикнула. Ну вот, успокоилась и перестала истерить, а то совсем раскисла.
    Взгляд царевича немного потеплел, но не настолько, чтобы ей поверить. Тоже не лыком шит. Ложь за версту чует. Но она не солгала, только не сказала всей правды. А потому он терялся в догадках, копчиком чувствуя, что все идет не так, как надо.
    И тут царевич перешагнул невидимую черту. Лисса почувствовала ее как звон лопнувшей струны. Она вспомнила, что так было и в первую их встречу, только тогда она не обратила на это внимания из-за ранения. И вот сейчас опять то же самое. Царевич присел на корточки, положил руку на ее плечо, и в следующее мгновение она превратилась в жабу.
    - Сколько ж можно. - Простонала она от накатившего отчаяния и понимания того, что на этот раз все очень, очень серьезно. Не хотела она превращаться. А значит, ее дар не всесилен, или в нем как в хорошей бочке меда, есть та самая ложка дегтя, про которую ей почему-то забыли рассказать.

    Было решено задержаться у озера на сутки, чтобы отдохнуть и уже завтра с новыми силами двинуться в дорогу. Парни, за каких-то два часа, разбили на поляне палаточный лагерь и рассвет встретил их запахами готовящейся на кострах каши и заваривающегося травяного чая. Им с Аней выделили отдельную палатку, так как практичный царевич вернулся с Земли не с пустыми руками, а упакованным по всем правилам походной жизни. Вопрос "Где деньги взял?" отпал как несущественный. Раз купил, значит, заработал или были зарезервированы в банке на такой вот случай. А в сейфе того же банка, наверняка хранился полный набор всех необходимых документов, начиная от свидетельства о рождении до водительских прав. Он, наверное, и машину водит, и шикарные апартаменты посреди столицы имеет, царевич он и есть царевич, в каком бы мире не находился.
    Конечно, она обиделась на Ванюшу, за то, что перед своими подчиненными выставил полной дурой, заставляя объяснять, что светофор не волшебный посох могучего чародея, повелевающего безлошадными каретами, а обыкновенный механизм, который при желании и необходимом умении соберет каждый школьник.
    - Василиса, ты пойми, не мог я сразу тебе признаться, что давно знаком с твоим миром.
    Она молча отвернулась, не желая ничего слушать. Он унес ее от лагеря к ручью, настояв на том, что им нужно поговорить. Вот и поговорили, что чуть не рассорились.
    - Да пойми же ты. Не надо подданным знать, что я путешествую по другим мирам. Наследник должен быть прост и понятен каждому крестьянину из самой глухой деревни, а не вызывать сомнения в здравости своего ума.
    Вообще-то он прав, такие заскоки для наследника и будущего царя, на которого смотрит каждый житель королевства верный путь к волнениям и смуте. Но все равно прощать его так просто она не собиралась. Не потому что злопамятная. Чего нет, того нет. Просто так она сможет еще некоторое время держать его подальше от себя. А ей эта дистанция была нужна как воздух, чтобы разобраться в своих чувствах.
    - Вась?
    - Не зови меня так. - Лисса спрыгнула с его ладони и отскакала на пол метра, чтобы видеть царевича всего с земли, не переламывая при этом собственную шею. - Хватит мне одного сокращенного имени. - И уже тише, больше для себя, чем для него. - Ненавижу клички, тем более, мужские.
    Иван сидел на траве, облокотившись руками о согнутые колени, и жевал травинку, вертя ее в пальцах. Челка свесилась на лицо, скрывая хитрющие синие глаза.
    - А Лиссой тебя звать можно?
    - Можно.
    Она тряхнула папоротник, и ледяные капли росы душем обрушились на иссушенную кожу, вызывая неимоверно приятные ощущения. Все-таки лягушка земноводное, и с этим придется считаться, пока носит зеленую шкурку. Лисса скосила глаза на бегущий по камушкам ручей. Не глубоко и течение не сильное не унесет. Да и в случае чего за папоротник можно зацепиться, так что попробовать стоит, а то уж больно хочется.
    - Ты что задумала? - Ваня выплюнул травинку, удивленно глядя, как она примеряется для прыжка.
    - Йййхууу! - Лисса прыгнула в ручей, окатив брызгами царевича. - Красота!
    Иван улыбнулся, наблюдая за ее купанием. В отличие от прочих знакомств с ручьями, в этот раз ей в нем нравилось. Холод почти не чувствовался. И можно было уйти на самое дно, залечь под камнем и, открыв глаза наблюдать, как по дну ручья между камней перекатываются песчинки, мимо плывут листья, а за ними вдогонку какие-то личинки. Инстинкт сработал раньше, чем она успела остановиться. Задние лапы с силой распрямились, толкнув тело в погоню за добычей, и мгновение спустя она сидела на камушке, блаженно жмурясь на солнышке и поглаживая сытое брюшко.
    - Лисса! - Царевич скривился.
    - Между прочим, очень вкусно и по количеству протеина превосходит куриный окорочек. - Лисса хихикнула и опять прыгнула в воду. Даешь лягушку. В животе довольно булькнуло, намекая, что можно было бы еще покушать. Представив сколько для нее теперь еды повсюду, и оттого, что ее не нужно мыть, крошить и резать и тем более варить, Лисса пришла в полнейший восторг. Вот она халява. И не важно, что ее еда жужжит, пищит или ползет куда-то, главное она заставляет Ванюшу кривиться от отвращения и больше не думать о поцелуях, а то она наивная, не поняла, зачем он унес ее за километр от лагеря, якобы чтобы их никто не смог подслушать. Вот дурак. Неужели поверил детским сказам, что ее достаточно поцеловать и она тут же разколдуется?
    - Василиса. - Царевич запустил руку в воду и попытался ее выловить, но она увернулась и, выскочив на другой берег, распласталась на теплом камне, чтобы погреться. От пребывания в ледяной воде захотелось спать, и она вспомнила, что лягушка существо не только земноводное, но и хладнокровное. С этим тоже придется считаться, если она не хочет на всю зиму впасть в спячку, вмерзнув в лед в какой-нибудь луже.
    - Да?
    - Так ты просишь меня за вынужденный обман?
    - Не так быстро. - С мимикой она еще не разобралась и вряд ли царевичу на уроках преподавали физиогномику лягушек, так что пришлось перейти на серьезный спокойный тон, без всяческих смешинок. - Ты еще не сделал ничего такого, чтобы я тебе поверила и стала доверять.
    - Но я же объяснил.
    - Слова, Иван - это только звуки. Лучше начинай совершать правильные поступки. А то замуж звал, а сам три короба наврал. Думаешь, после этого я буду воспринимать тебя серьезно? Да никогда!
    И бултыхнувшись в воду, залегла на дно. Иван опять травинку зажевал. Неужели задумался? Вот было бы здорово, да только верится с трудом.
    - Лисс, вылезай. Будем возвращаться.
    Лисса выпрыгнула на сушу. Подрыгала лапками, стряхивая с них воду, и забралась в подставленные лодочкой ладони. Как бы ей ни хотелось остаться, еще меньше ей хотелось целый километр прыгать по лесному бурелому обратно к лагерю. Лучше уж на руках Ванюши, хотя и предпочла бы быть от него как можно дальше.
    Притворившись, что уснула, она избежала дальнейших разговоров, а когда послышался шум голосов в лагере, сладко потянулась и зевнула.
    - Уже пришли? Так быстро? - И не дав царевичу ответить, спрыгнула на траву и поскакала к своей палатке. Забравшись внутрь, еле преодолела целые горы рюкзаков с одеждой и прочими необходимыми каждой девушке вещами, подарок от Ванюши. Они с Аней так и не заглянули внутрь. Надо будет, как она вернется произвести ревизию, вдруг у царевича ума хватило купить то, что нужно.
    Под брезентовым тентом было душно, но выходить на всеобщее обозрение тоже не хотелось. Тем более она такая маленькая, а парней много, еще растопчут ненароком. Лучше лягу я посплю. Минутку. Зевнув так, что чуть не вывихнула челюсть, Лисса решила, что минутки будет мало. Пол часа. Или час. Да часик можно и поспать.
    Потоптавшись по подушке, как это обычно делают домашние кошки, Лисса вытоптала ямку и улеглась в нее, положив, голову на лапки и мгновенно уснула.
    Разбудил ее недовольный голос подруги.
    - Спит она.
    - Я только хотел спросить, что подать на ужин?
    Ого, вот это прилегла на часик. Оказывается уже вечер. Что же она ночью делать будет? Устраивать от бессонницы лягушачий концерт, спевшись с лягушками из озера?
    Прислушалась к голосам. Парень мялся от смущения не зная, как озвучить крутящуюся на языке мысль. Царевна изволит кашу кушать или ей персонально мух ловить.
    - Неси двойную порцию, а мы сами разберемся.
    Прошелестел полог, вжикнула молния, и звуки снаружи стали тише. Зато сразу стало слышно, как Аня ругается сквозь зубы, пытаясь в полусогнутом состоянии перелезть через рюкзаки, и при этом не цепляться за шесты, удерживающие палатку:
    - Сам дурак, и вопросы дурацкие. Лисска ты там спишь или уже проснулась?
    Лисса хихикнула, потянулась, выпутываясь из одеял, и уперлась голыми пятками в брезентовую стенку спального отделения палатки.
    - Да что же это такое? - Она села.
    Откинув еще один, уже внутренний полог, разделяющий палатку на две чести появилась Аня и в удивлении застыла на месте.
    - Лисс, - тихонько позвала она, входя и так же наглухо застегивая молнию, отделяя их от внешнего мира двойным пологом. Повесила на крючок масляную лампу, осветив тесное пространство. - Что происходит? Почему ты опять в человека превратилась?
    Лисса сама не могла понять, что за чудеса творятся. Она и в этот раз не участвовала в собственном превращении. Она вообще спала!
    - Ты решила с ним остаться?
    - С кем? С царевичем? Ань не дури. Мне не замуж надо, а вот с этим разобраться.
    И Лисса более чем красноречивым взглядом окинула свое тело. Аня почесала в затылке. Пожевала губами и сделала гениальный вывод:
    - Ничего не понимаю. Если ты сама не колдовала, тогда кто?
    Очень хороший вопрос. Лисса задумалась. Может, к ним в компанию затесался маг и теперь превращает ее туда сюда как игрушку ёё? Если так, то надо найти его и задружиться по настоящему. Так качественно отделаться от навязчивого внимания Ванюши, всякий раз, при встрече в лягушку превращаясь, еще придумать надо.
    - Ань, а царевич далеко?
    Одна мысль не давала покоя и Лисса решила проверить. Если она права, то… то - это просто здорово!
    - Со Славием отправились на постоялый двор, узнать последние новости и закупить кое-какой товар, а что?
    Сердце подпрыгнуло и заколотилось как сумасшедшее. Вскочив, Лисса как ненормальная заносилась по палатке, то и дело, путаясь в простынях и одеялах и раскачиваясь на надувном матрасе как на лодке.
    - Лисс, ты чего? - Подруга во все глаза смотрела, как она швыряет рюкзаки в безразмерную сумку. Рухнув на спину, натянула джинсы. Села, обула кроссовки, и натянула первый попавшийся свитер.
    - Сматываемся отсюда, пока я опять не превратила себя в жабу.
    - Ты сама? Но как?
    - Очень не хочу замуж за Ванюшу. - Лисса выхватила из чехла нож, расцелую того, кто додумался сделать такой подарок, и, всадив в брезент, распорола стенку палатки от потолка до пола. - Ань ты со мной? Мне некогда раздумывать, как только Ваня узнает про мой дар, а он узнает, как только ступит на постоялый двор, до которого докатились слухи о происшедшем на болоте, в жизни не отпустит, а я не хочу жить в неволе.
    - Я с тобой! - Аня вскочила и бросилась за ней.
    Лисса уже выбралась наружу и нервно оглядывалась на дружинников, удивленных столь странным способом покидать временное жилище. Парни вставали один за другим, понимая, что девушки не погулять вышли.
    - И как мы от них убежим?
    - Полетим! - Лисса вопреки всякой логике рванула парням навстречу, на бегу закидывая сумку себе через шею на плечо. - Кто из нас дракон?
    Аня подпрыгнула, сделала сальто в воздухе и взмыла в небо черной тенью.
    - К опушке, я тебя подхвачу! - Рыкнула она.
    - Стойте! Куда!
    До дружинников, наконец, дошло, что это побег, и они кинулись Лиссе наперерез, загоняя ее в лесную чащу. Аня заложила крутой вираж, набирая скорость и по широкой дуге возвращаясь обратно. В небе полыхнуло зарево огня.
    Лисса вильнула в сторону и, запрыгав между палаток, проскочила между запутавшихся в веревках парней. Чья-то рука цапнула ее за свитер между лопаток, но она успела вырваться, пока другие руки не схватили и не бросили на землю, навсегда лишив надежды обрести свободу и независимость, так как второй попытки убежать у нее не будет. Тень накрыла ее, и ветер от летящего дракона ударил в спину, едва не сбив с ног. Ржание коней смешалось с победным ревом Ани, когда Лисса вскинув руки, ухватилась за когти подруги, и они стали стремительно удаляться от земли.
    Штаны вместе с кроссовками полетели вниз, упав на задравшего голову вверх Ванюшу. Славий едва удерживал на месте визжащего от страха и коня. Лисса, что есть силы, вцепилась в коготь подруги, когда и свитер полетел вслед за штанами, а вместе с ним и Ванюшино обручальное кольцо. Все-таки ее догадка оказалась верна. Не суждено им с Ваней быть вместе. Стоит только ему приблизиться, и она всякий раз будет превращаться в лягушку.
    - Я лечу!!!!! - Завопила она от радости, что никто не додумался схватить лук и стрельнуть по крыльям драконы, тогда бы они точно никуда не улетели.
    Аня, набрав достаточную высоту, стряхнула ее с когтя, нырнула вниз и Лисса уже девушкой упала ей на шею. Рядом шлепнулась сумка. Лисса тут же завязала лямку в узел на своем запястье и с силой вцепилась в костяные гребни на шее подруги, словно созданные для того, чтобы за них держаться.
    - Ййййхуууу! - Не смогла она сдержать восторг от полета. Удавшийся побег пьянил не хуже вина, заставляя губы расплываться в улыбке. - Ань, ты когда-нибудь летала с голой девицей на шее?
    - Нет! - В огромной груди зарокотало, и подруга от смеха икнула дымом. - Лисс, если не прекратишь меня смешить, то далеко не улетим? Я рухну.
    Лисса свесилась вниз. С такой высоты можно, все равно с земли ее не увидят, разве что белый силуэт на фоне темного дракона и синего в звездах неба.
    Так не вовремя вернувшийся Иван все еще сидел верхом и, прижав ее джинсы к груди, смотрел, как она от него улетает, а Славий… Славий смеялся, и одной рукой удерживая на месте коня, другой махал им на прощанье. Дружинники застыли, не зная как реагировать на подобную наглость. Видимо от них еще никто не убегал.
    Лисса отвернулась от быстро удаляющейся стоянки, ярким пятном горящих костров выделяющейся среди черной массы леса, и повернулась к своей свободе, ветром бьющей по лицу. Дракона с силой махала крыльями, наращивая скорость и высоту. Все дальше, прочь от леса, прочь от Вани… В груди неприятно кольнуло. Но она быстро задавила шевельнувшееся сожаление оттого, что Славий остался вместе с ним. Земля круглая, даст Бог еще свидятся. Сейчас для нее в ближайших планах залечь на дно в каком-нибудь захолустье и всерьез заняться своим даром. Чтобы в будущем никто не смог подчинить ее и силой или лестью заставить выполнять чужие желания, а не свои.
    Она прижала сумку с лежащими в ней книгами к груди как величайшую драгоценность. Чувствуя, что сейчас она на правильном пути. А она привыкла доверять своим чувствам.
    - Куда летим? - Аня изогнула шею, чтобы глянуть на подругу. Огромный глаз сверкнул красным, словно в нем полыхало пламя.
    - На восток.

Глава 19


    - Аня! - Взвыла Лисса, окончательно заледенев. - Давай садиться иначе я в сосульку превращусь.
    - Держись.
    Дракона резко пошла вниз. У Лиссы косы растрепались, и распущенные волосы наподобие флага реяли на ветру. Глаза слезились, и она не видела, куда они летят. Но страха не было и в помине. Подруга не уронит, она это уже доказала и не раз, закладывая крутые виражи, в поисках воздушных потоков в которых можно долго планировать сберегая силы.
    Аня часто замахала крыльями, гася скорость. Лиссу бросило вперед на гребни, а потом так же резко назад, когда огромное тело дракона изогнулось и подруга, выставив лапы села посреди поля, пробежала метров сто и окончательно остановившись, превратилась в девушку.
    Лисса оказалась сидящей у подруги на плечах. Мгновение они стояли на месте, а потом рухнули в высокую траву, вспугнув стаю перепелок. Стрекот насекомых вокруг них замолк и в следующее мгновение возобновился с новой силой. Аня села, растирая себе затылок и плечи.
    - Ты отсидела мне всю шею. Худеть надо подруга, иначе в следующий раз не взлетим.
    - А я о твои гребни отбила себе всю попу, теперь будут синяки.
    Они переглянулись и покатились со смеху.
    Отсмеявшись, Лисса с трудом распрямила онемевшее конечности. Хорошо-то как. Летняя ночь укутала ее теплым одеялом. После холода поднебесья нагретая за день солнцем земля дышала жаром, словно натопленная печка. Ароматы луга наполняли легкие, выдавливая из них холод и согревая изнутри. Несмотря на дикую усталость спать не хотелось. После так удачно закончившегося побега, адреналин еще бурлил в крови, понуждая встать и бежать дальше. Взошедшая полная луна, затмила своим светом звезды, сделав их на фоне неба почти невидимыми. И сразу стала видна дорога, вьющаяся вдоль поля, прямиком к деревеньке, черными силуэтом виднеющуюся на горизонте.
    - Оп-паньки. Тут люди неподалеку, а я опять в полном неглиже.
    Лисса села, радуясь, что во ржи (или пшенице, не разбиралась она в зерновых, только в хлебе) ее не видно и, достав из безразмерной сумки первый попавшийся рюкзак, вытряхнула его содержимое перед собой и от радости чуть не прослезилась.
    - Бог мой, а я добровольно от такого мужика отказалась.
    - Что у тебя там? - Аня сунула любопытный нос в кучу. Извлекла из нее лифчик и растянула его на руках. - Ай да Ванюша, вот тебе и дурак.
    Лисса выхватила у нее вожделенную вещицу и приложила к себе.
    - Точно по размеру!
    Аня от смеха схватилась за бока, глядя, с какой поспешностью она застегивает замочек на спине. А когда Лисса одела до комплекта еще и кружевные трусики, то жизнь показалась ей настоящим раем.
    - И нечего так ржать. - Пихнув развеселившуюся подругу, она села на пятки и принялась перебирать вещи в поисках подходящей для себя одежды, так как Ваня, несмотря на то, что видел ее человеком всего минуту, точно угадал размер и накупил одежды столько, что хватит ей и еще подруге останется. Поделив поровну трусы, лифчики, подвязки, чулки и кружевные корсеты, она приуныла.
    - Все это конечно здорово, красиво и безумно дорого. Но как-то не практично.
    - Лисса… - Простонала Аня, умирая со смеху. - Прекрати.
    - Но, Аня. - Лисса в растерянности смотрела на полностью одетую подругу, ей хорошо, не надо переживать по поводу приличий. - Думаешь, я далеко уйду в таком виде?
    - До первого извращенца. - Аня прекратила смеяться, наконец, осознав масштаб трагедии. - Давай посмотрим, что в других рюкзаках, не совсем же он дурак? Царевич все-таки.
    Оказалось, что у Ванюши не только мозги на месте, но к ним приложен и здравый смысл. Никаких джинсов, мини юбок и прочей одежды, которая была естественна для ее мира, не было в помине. Видимо тот комплект: джинсы - кроссовки - свитер, был единственный, призванный порадовать ей душу.
    Шерстяные бриджи, рубашки из выбеленного льна, теплые туники, доходящие до середины бедра, пара курток из натуральной кожи, кожаные сапоги, полусапожки, туфл