Скачать fb2
Это даже не умрёшь

Это даже не умрёшь

Аннотация

    А что будет, если Человечество, пусть не всё, а в лице отдельных его представителей обретёт бессмертие? Нет, не так - БЕССМЕРТИЕ! И какая разница почему? Будет ли это заражение загадочным вирусом, результатом эксперимента или сектантской практикой Добровольных Друзей Григория Грибового. Главное результат-то есть. Да уж, результат. Теперь ведь даже и не умрёшь...
    Автор сам рассказывает в своём обращении, почему он взялся эту книгу писать. Прочтите - узнаете. Сразу предупреждаю, у автора довольно... г-мм... своеобразный Русский язык, не лишённый инвективной лексики.


    Чтобы изменить документ по умолчанию, отредактируйте файл "blank.fb2" вручную.


Константин Смелый
ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ



    От автора
    По просьбе издателя, несколько слов о том, почему я взялся за эту книгу.
    Причины две. Здесь я расскажу об одной из них.
    Нет, я не имел никакого отношения к проекту «Лазарь». Не работал в Каролинском институте. Никогда не служил в спецслужбах. Не был телохранителем Егора Веденеева. Не состоял в ДДДГГ – Движении добровольных друзей Георгия Грибового. Всё это делали другие люди. О том, что происходило десять лет назад, они рассказали в собственных книгах.
    Да, о каждом из участников событий, с кем я (был) знаком, уже неоднократно писали.
    Но писали на полях. Писали, словно о тех актёрах, которые появляются на экране только один раз где-то в первой серии, чтобы сказать «К вам посетитель, мистер Кларк», а затем уступить место другим, большим людям с большими делами.
    Без некоторых больших людей не обошлось и здесь. Но в целом, я хотел написать не о тех, кто пытался дирижировать известными событиями, а о тех, на кого эти события обрушились. О тех, кого они так или иначе придавили.
    Значительная часть текста не претендует на стопроцентную достоверность. Я старался, в меру способностей, писать роман, а не историческую хронику. Мне хотелось, чтобы эта книжка стояла под табличкой «Современная проза» (заранее прошу прощения у настоящих писателей за такое соседство) и попадала в руки людей, которые не заглядывают в отдел исторической литературы.
    Вторая причина в послесловии. Если невмоготу, смотрите сразу. Но я прошу – нет, умоляю вас сначала прочитать книгу.
    Во всех огрехах и несуразностях текста вините меня. За все достоинства, если таковые найдутся, благодарите тех, кто мне помогал:
    Татьяну, Анатолия и Ивана Смирновых,
    Екатерину Бардышеву,
    Олега Новикова,
    Викторию Вронскую
    и, разумеется, мою жену Лену

ЧАСТЬ 1 ЗАРАЖЕНИЕ


Вступление

    В апреле 2000-го в моего друга по имени Олег влюбилась одна на вид никак не замечательная девушка по имени Зина.
    Дальше, на посторонний взгляд, произошло вот что. Влюбившись в Олега, Зина стала активно надеяться на его взаимность. Она сама сделала первый шаг, то есть взяла и написала Олегу трогательное послание. В послании Зина говорила о том, что Олег ей очень нравится, хотя она понимает, что она ему совершенно безразлична, но всё же не будет ли он любезен дать ей знать в самом ближайшем будущем, есть ли у неё хоть самый незначительный шанс завоевать его симпатию.
    - Воительница симпатий, мать, - подумал и позднее сказал мне Олег. Он мог бы проявить понимание и окутать Зину взаимностью, если бы Зина была не Зина, а совсем другая девушка. Но она не была другой девушкой. Поэтому Олег не проявил никакого понимания. Он взгрустнул и стал Зину последовательно избегать.
    Не могу сказать наверняка, как Зина истолковала такое поведение Олега. Скорее всего, она решила, что он скрывает свои истинные чувства в силу какой-нибудь природной застенчивости и надо помочь ему сделать ответный шаг. Она стала звонить Олегу в разные времена суток, приглашать его на свои многочисленные дни рождения, Первое мая, День города и День независимости. Олег искренне мучился, жаловался мне на свою горькую долю и отзывался о Зине нелестно. Отзывался, конечно, за глаза. В общении с ней он вынужден был соблюдать вежливость и щадящую линию поведения. От приглашений Зины он отбивался ссылками на важные дела. Так у Зины сложилось представление о неимоверной деловитости Олега. И она стала любить его ещё сильней.
    Полгода Зина не оставляла попыток взять симпатию Олега с ходу. Однако с той стороны, откуда она вела наступление, симпатия Олега была неприступна. Во всяком случае, для Зины. Выслушивая приглашение за приглашением, Олег постепенно терял флегматичность и не раз порывался доверительно объяснить Зине, что лучший способ завоевать его симпатию – оставить его в вечном покое и найти другой объект любви.
    До поры до времени Олега сдерживало человеколюбие. Потом его стали сдерживать мои политкорректные рассуждения о незавидности положения Зины и ранимой девичьей натуре. Потом – совсем недолго – его сдерживала привычка. В конце концов Олег выработал иммунитет ко всем сдерживающим факторам и решился.
    20-го декабря, возвращаясь с работы домой, он, как обычно, случайно встретил Зину неподалёку от метро. Зина окатила его лишённой рассудка улыбкой и начала щебетать о том, как приятно вот так вот случайно встретиться. Потом Зина принялась приглашать Олега на празднование католического рождества, Нового года, православного рождества, Старого нового года и Нового года по лунному календарю. Олег вскипел и, бурля, попросил Зину – попросил громко и отчётливо – оставить его в покое, навсегда. В этом случае, пообещал Олег, он будет ей очень благодарен и его симпатия будет беспредельна. Высказавшись, а также пожелав Зине счастливых новых годов, Олег осторожно обогнул её и побежал домой, пока не началось что-нибудь нехорошее.
    Убедительная просьба Олега повергла Зину в отчаяние. Ей долго не хотелось расставаться с последними лохмотьями надежды, но делать было нечего: она любила его безоглядно и высоко ценила его мнение. Всякий смысл из жизни улетучился, внутри поселилось грызущее сожаление, работа превратилась в фабрику пыток, все стали казаться врагами, аппетит исчез. Оставшееся до Нового года время она напряжённо думала, как бы получше оставить Олега в покое. Перебрав немало вариантов, Зина в конце концов остановилось на самом верном способе. В ночь с 31-го декабря на 1-ое января, в квартире подруги, где происходила весёлая новогодняя вечеринка, Зина повесилась, официально прожив на разноцветном свете двадцать два с половиной года.

Новый год

    Первооткрывателем висящей Зины совершенно случайно стал молодой человек по имени Антон. Первого января, в восемь часов вечера, он неуверенно проснулся, отодвинул ближе к стене девушку по имени Юля, слез с дивана, надел штаны, прокашлялся, начал спускаться по узким деревянным ступенькам и, увидев Зину, немедленно рухнул на пол.
    Пол был отдалён от потолка почти на 4 метра; в промежутке находился сколоченный из досок и подпираемый балками второй этаж. Он простирался над половиной комнаты и был ограждён перилами. К этим перилам Зина старательно привязала толстый узловатый шнур от утюга, нацепила на себя петлю и спрыгнула со ступенек. Петля была затянута очень неумело, поэтому Зина умирала в течение восемнадцати минут – крича, хрипя, размахивая руками и вращаясь вокруг своей оси. На восемнадцатой минуте всё вдруг встало на место: шейные позвонки хрустнули, конечности Зины постепенно перестали дёргаться, и комната снова наполнилась музыкой и веселящимися голосами из-за стены. На протяжении новогодней ночи двери комнаты периодически открывались и внутрь заходили люди – всегда в чётном количестве. Свет при этом не включался, и Зина оставалась незамеченной, несмотря на ощутимый запах мочи. Постепенно карнавал затих. Часть гостей разошлась искать дальнейших развлечений, часть пребывала в состоянии сильного алкогольного опьянения, часть легла спать, и поэтому в течение всего маленького тусклого дня Зина продолжала не замечаться.
    Поднявшись с пола, Антон бросился к тому месту, где, по его представлениям, мог находиться выключатель. Ещё минуты две Антон спотыкался, ударялся о стены и предметы и убеждал себя в том, что черневший на фоне окна силуэт – это невинная новогодняя шутка. Ну, например, чучело Деда Мороза, повешенное за низкое качество подарков. Когда его рука нащупала выключатель, Антон был почти уверен в этой версии.
    Зина висела лицом к входной двери. Лицо, к счастью для Антона, скрывали растрепавшиеся чёрные волосы. Антон взобрался обратно на второй этаж, попытался разбудить девушку Юлю, потом снова спустился, задел Зину рукой, выбежал из комнаты и встал на четвереньки у двери ванной комнаты. Его рвало недолго, но громко и мучительно.
    На шум прибежала дремавшая на кухне хозяйка квартиры, по имени Катя. Зажав пальцами нос, Катя открыла Антону дверь в ванную, помогла ему встать и поинтересовалась, что он пил и ел накануне. Антон сказал, что ел её собственную стряпню и пил ею же купленное шампанское и высококачественные болгарские вина и русские водки, но что дело не в этом, а намного хуже. Он прополоснул рот, переступил через лужу рвоты и продемонстрировал Кате тело Зины, всё ещё качавшееся под действием его толчка. Катя вскрикнула, разрыдалась, приказала Антону куда-нибудь позвонить, вытерла слёзы и заставила себя подойти к Зине. Ноги Зины находились сантиметрах в пятнадцати от пола. Катя была на пятнадцать сантиметров выше Зины, и их лица оказались на одном уровне. Катя убрала волосы с лица Зины, справилась с тошнотой и стала осматривать Зину и её окрестности на предмет предсмертной записки. Катя училась на шестом курсе медицинской академии.
    Безжалостно скомканная записка нашлась на полу в дальнем углу комнаты. Катя решила, что Зина намеревалась отправиться в вечность, сжимая её в руке. Записка занимала обе стороны тетрадного листа и изначально была многословной, но в последнюю минуту Зина, по-видимому, решила быть краткой и тщательно зачирикала большую часть написанного. «Мама! Прости меня, если сможешь… Это очень глупо, я знаю, но видно так уж мне на роду написано… Катя, извини за испорченную вечеринку. Ребята, простите за испорченный Новый год… Олег, не думай, что ты виноват в моей смерти. Это я сама такая дура… Прощай!» - таков был оставленный текст.
    - Дура, - всхлипнула Катя. – Ну и дура. Вот уж действительно дура.
    Катя знала Зину год и два месяца. В некотором смысле – очень некотором – она была её лучшей подругой. Зина поверяла Кате свои секреты. Та всегда слушала невнимательно, думая о своём. Страсть к Олегу, однако, упоминалась так часто, что её невозможно было игнорировать.
    Олега Катя знала совсем поверхностно, но могла представить его вероятные взгляды на женское обаяние Зины. Кроме того, теперь она полностью разделяла его вероятное мнение об умственных способностях Зины.
    - Я позвонил, - тревожно сообщил Антон.
    - Куда?
    - В скорую.
    - А в милицию позвонил?
    - В милицию?… - Антон потупил глаза. – Может, это… Может, в милицию не надо?
    - Может, вообще никуда не надо звонить? А? Снимем её сейчас, запихнём в мусоропровод. Потом дальше будем праздновать. Как, ничего идея? Тебе нравится? Ещё один придурок! Иди звони, идиот!
    - ... Чего ты орёшь на меня?! Я её, что ли, повесил? Я не буду звонить в милицию. Ты тут хозяйка, ты и разбирайся. Я тут вообще ни при чём. Я эту дуру не знаю даже. Меня вообще Юлька притащила. Разгребайте сами своё говнище.
    Антон вышел из комнаты и стал искать в прихожей свою одежду. Катя швырнула записку в кресло, бросилась вслед за ним и начала давить на то, что от общения с милицией ему всё равно уже никуда не деться. На их крики из трёх других комнат сбежались ещё шесть человек. Чтобы прояснить ситуацию для вновь проснувшихся, Катя распахнула дверь в комнату, и оттуда вылетела полуголая девушка Юля, уже вошедшая в курс дела. Юлю и ещё одну девушку пришлось долго успокаивать и поить валерьянкой. Пока Катя занималась этим, передумавший уходить Антон и полноватый, узкоплечий молодой человек по имени Борис перерезали шнур от утюга. Тело Зины с грохотом сложилось на полу. При виде лица Зины Антона ещё раз стошнило, и он пошёл принимать душ. Все остальные собрались в гостиной и стали дружно зевать, мрачно смотреть друг на друга и пить пиво. Девушка Юля после долгого неразборчивого лепета вскочила, оделась и убежала из квартиры, истерично извиняясь.
    Через сорок пять минут приехала милиция. Недовольная жизнью бригада скорой помощи появилась через сорок пять минут после милиции.
    Тут обнаружились две в разной степени удивительные вещи. Во-первых, никто, включая гостеприимную хозяйку, не помнил, когда Зина появилась в квартире. Более того, Катя даже не могла вспомнить, как и когда она приглашала Зину и приглашала ли вообще. В ответ на соответствующие вопросы все озадаченно переглядывались и качали головами. Милиция поинтересовалась, не был ли ещё кто-нибудь на вечеринке, и Катя хотела по-товарищески избавить ушедшую часть компании от неновогодних впечатлений, сказав, что никого больше не было, но девушка по имени Лена, страдающая от неординарного похмелья, с готовностью начала перечислять всех по именам и контактным телефонам. У неё была очень хорошая память. Тогда Катина память тоже внезапно просветлела, и она отчётливо вспомнила, как Зина пришла где-то в районе одиннадцати, поздравила её с Новым годом и выпила вместе со всеми два бокала шампанского.
    - Два? – переспросила милиция.
    - Да. Точно два. Я хорошо помню.
    - Больше ничего она не пила?
    - Ну… Трудно сказать… Я за ней не следила.
    - А пришла она какая?
    - Трезвая. Ну, на вид, во всяком случае.
    - …Вы её подруга? – спросила милиция, в очередной раз пробегая глазами оставленную Зиной записку.
    - Да, ага, подруга, да.
    - Вы уже поставили в известность родителей этой… покойной, то есть? Позвонили?
    Катя просмотрела номера в телефоне, долго листала записную книжку, копалась в ящиках письменного стола и в каких-то папках и обнаружила нужный номер в древних лекциях по дефектологии.
    - Вообще-то, ну, как бы она мне всегда звонила, - виновато пояснила Катя, набирая номер.
    Вторая вещь была более удивительной. Не очень трезво басящий мужчина на другом конце провода представился отцом Зины и перенёс известие о самоубийстве дочери с похвальным самообладанием. После сбивчивого рассказа Кати он помолчал, хмыкнул и сказал:
    - Опять, значит.
    - Что опять? – не поняла Катя.
    - Зина опять повесилась, говорю.
    - А… Она уже раньше пыталась?
    - Пять раз. Считай, каждый год это делает. Петлю всё равно не научилась завязывать как следует. Руки не из того места растут, я всегда говорил. Как там у неё петля нынче? Я ей недавно сам показывал. Может, запомнила…
    - Подождите, - перебила Катя. – Вы, наверно, не совсем поняли, что произошло. Она… совсем повесилась. Она умерла. Я учусь на врача, у меня нет сомнений, к сожалению...
    Отец Зины снова помолчал.
    - Вы же там просто не в курсе, да? – спросил он после паузы. – Я понял, что она умерла. Она всегда совсем умирает. У неё иначе не бывает. Правда, раньше... Паблисити было меньше. Поэтому вы и не в курсе. Вы её подруга?
    - … Да, - выдохнула Катя.
    - Катя, наверно? Она говорила, что к вам пойдёт… Послушайте, Катя, не надо беспокоиться особенно, мы с Ваней сейчас подъедем и заберём её. Мне очень жаль, что так вышло. Зина, конечно, по-свински поступила. В праздник, в чужой квартире, никого не предупредила. Ей будет стыдно, я уверен. Я за неё прошу прощения. Да она и сама перед вами извинится, конечно же. Вы только никого не вызывайте ни в коем случае, никакой милиции, я хочу сказать. Врачей тоже никаких не надо, пожалуйста. Вы просто подождите, мы с Ваней сейчас подъедем, у нас машина. Где вы живёте?
    - Я… Понимаете, я уже как бы вызвала милицию. И скорую помощь…
    - Уже вызвала?! – трубка затрещала от крика. – Ну зачем, зачем вы это сделали? Какого чёрта?… Никто ещё не приехал?
    - Все приехали, - всхлипнула Катя.
    - Тьфу ты, бля-а-ать, - печально протянул Зинин отец и глубоко вздохнул. – Они уже констатировали эту, смерть?
    - Да.
    - Протокол составляют?
    Катя посмотрела на скучающую в ожидании милицию.
    - Не знаю, - жалобно сказала она. – Наверно да.
    - Да уж, подарочек… Вот что, позовите-ка кого-нибудь из них к телефону, я сам с ними поговорю.
    Катя позвала милицию к телефону, села на пол и замерла. Её глаза приобрели стеклянный блеск. Девушка по имени Катя номер два попыталась с ней заговорить, но потерпела неудачу. Милиция в это время внимательно слушала отца Зины, продолжая скучать. Бригада скорой помощи укладывала труп Зины на носилки. Компания подавленно молчала, вертя в руках банки с пивом и не решаясь их опорожнять.
    Через несколько минут Зинин отец сумел в чём-то убедить милицию. Милиция попросила врачей снять тело Зины с носилок и уехать. Вслед за врачами уехала и сама милиция, оставив в гостях у Кати длинного худого сержанта, который сел пить чай на кухне и моментально заснул за столом. Компания постепенно разошлась, приглушённо прощаясь и вздыхая. Когда в половине двенадцатого приехали Зинин отец и брат, их встретили Катя, Катя 2, узкоплечий Борис и синяя Зина, лежавшая на ковре в прихожей.
    - Олегу пока лучше не звонить, - сказал Зинин отец после того, как отвёз сержанта.
    - Я тоже так думаю, - сказала Катя 2.
    - Зачем портить человеку праздник, - сказал Борис.
    Они не стали звонить Олегу и вместо этого вынесли Зину из квартиры и положили на заднее сиденье машины. Катя всё время с затаённым ужасом смотрела на отца Зины. Ей хотелось что-нибудь спросить у него, чтобы убедиться в его психическом нездоровье. На вид он был совершенно нормальным человеком, действовал и говорил осмысленно. Катя начала бояться, что их телефонный разговор был похмельным наваждением.
    Сержант уехал. Зину увезли. Катя, Катя 2 и Борис просидели всю ночь на кухне, вспоминая, как все были несправедливы к ней. Катя 2, хорошо знавшая Олега, пыталась его осуждать, но Катя предложила ей взглянуть на ситуацию с его точки зрения. Если бы он несколько раз переспал с Зиной из сочувствия, она бы всё равно рано или поздно повесилась, и он был бы виноват в значительно большей степени. Потом девушки ещё раз всплакнули. Борис сказал несколько слов о вечном и с открытием метро уехал домой, поняв, что побыть наедине с Катей ему так и не удастся.
    Второго января Катя работала в вечернюю смену. Она позвонила родителям Зины из поликлиники и спросила, когда будут похороны и не нужно ли чем-нибудь помочь. После мимолётного молчаливого недоумения мать Зины смущённо кашлянула.
    - Ну как же… - пробормотала она. – Вы же должны знать… Толик сказал мне, что вы знаете…
    - Что я должна знать, извините?
    - Ну… Похорон не будет, разумеется. Эээ… Аа, мм… Вы не волнуйтесь, Катя. Через пару дней Зину можно будет навестить, так что…
    - Да что ж вы надо мной издеваетесь!.. – зарыдала Катя. – Что вы за люди такие, в конце-то концов?! Вы меня за идиотку держите? Что вы собираетесь с Зиной сделать? Почему похорон не будет?! Заспиртуете вы её, что ли?
    - Какие вы глупости говорите, Катя, - с тихим укором сказала Зинина мать. – Я, впрочем, отлично вас понимаю… Знаете что, Катерина, раз Толик вам ничего толком не объяснил, приезжайте к нам в гости, и я сама вам всё расскажу. Чтобы вы не волновались. Только никого не зовите с собой, ладно? Нет, правда, приезжайте, когда сможете, я сейчас в отпуске, да ещё тут Зина… В общем, целыми днями дома сижу, не выхожу никуда. Приезжайте обязательно.
    После работы и бессонной ночи Катя выпила чашку чая с лимоном и поехала в гости к Зине. По пути её подташнивало от диких мыслей. Желудок нервно протестовал. Очень хотелось в туалет.
    Выйдя из туалета, Катя подошла к Зининой маме. Мама стояла у двери Зининой комнаты и виновато улыбалась. Ей было под пятьдесят. Дверь в комнату была закрыта, и от этого Кате сделалось как-то совсем жутко.
    - Хотите на Зину посмотреть?
    - Она там? Лежит?
    - Пока лежит. Скоро начнёт вставать, я думаю.
    С этими словами мама Зины открыла дверь и прошла в комнату. Катя переступила порог, увидела стоявший рядом с окном диван, вскрикнула и почувствовала слабость в ногах. Мама Зины участливо посмотрела на неё и пододвинула стул. Катя села.
    - Что это?.. Кто она такая, я имею в виду? Что это такое? – спросила она.
    - Это Зина. Её, конечно, сейчас трудно узнать.
    - Почему... Почему она трясётся? – спросила Катя минуту спустя.
    - Почему?.. Это не ко мне вопрос. Не знаю. Она всегда так. Через два дня начинает подёргиваться, слегка совсем. Потом начинает трястись. Трясётся двое суток.
    Мама Зины отошла от Кати и медленно присела на краешек дивана – рядом с трясущимися ногами. Она выглядела совершенно спокойной, словно всё происходящее без труда укладывалось в заведённый порядок вещей.
    - Что у неё с лицом? – прошептала Катя.
    - Что видите. Бог её знает. Каждый раз так. Неприятно. Но что ж делать. Я её не накрываю ничем, потому что трясётся. Всё слезает. Сейчас ещё одежда целая, а как-то вся была в клочья. Полопалась. Такой вот ужас. А потом, в конце – как будто и не было ничего. Как ни в чём не бывало. Только…
    Она не договорила.
    - Можно, я подойду? – Катя поднялась со стула.
    Мама Зины несколько раз меланхолично кивнула. Она глядела в пол.
    Катя была стойкой девушкой с почти законченным медицинским образованием, с воспоминаниями из моргов и анатомических театров и с годичным стажем работы в поликлинике. Отгоняя дурноту и головокружение, она подошла к дивану и склонилась над тем, что называлось Зиной. Даже на близком расстоянии Катя не могла уловить никаких следов трупного запаха. В воздухе над диваном висел только незнакомый горьковатый аромат, слабый и вполне терпимый.
    На Зине больше не было безвкусного малинового платья, в котором она повесилась. Её переодели в просторный и сильно застиранный халат. Поверх халата тело было стянуто тремя ремнями: вокруг щиколоток, коленей и пояса. Оставленные на свободе руки и ступни ног хаотично дёргались. Пальцы левой руки то и дело впивались в халат и скребли его, словно стараясь разодрать ткань. Волосы были собраны в узел на макушке, уже порядком растрепавшийся. На месте лица дрожала студенистая масса, бледная и матово-влажная на вид. С большим трудом угадывались контуры рта и носа и два бугорка на месте глаз. Подавляя позывы к рвоте, Катя дотронулась указательным пальцем до расплющенного отростка, который, вероятно, когда-то был ухом Зины. На ощупь отросток был совершенно сухой и гладкий, словно поверхность воздушного шарика.
    В следующее мгновение Катя отдёрнула руку и вскрикнула. Голова Зины приподнялась, студень задрожал ещё сильнее, два бугорка расползлись, и как будто со дна этого бесформенного лица поднялись два ненормально больших глазных яблока, подёрнутые полупрозрачной слизью. Они были видны две или три секунды, а потом снова скрылись под бугорками. Голова опустилась.
    Этого Катя уже не видела. Зинина мама не успела подхватить её, и Катя повалилась на пол, опрокинув табуретку, на которой стояла кастрюля с тёплой водой.
    Так стойкая девушка Катя впервые в жизни потеряла сознание.
    Сознание не возвращалось к ней около пяти минут.
    Через пять минут Зинина мама помогла ей подняться с залитого водой пола и, качая головой, участливо пощупала промокший свитер.
    - Снимите-ка его, я выжму и поглажу. И пойдёмте на кухню.

Дача

    Пока Зинина мама не принесла семейный альбом, Кате было нелегко поверить, что в младшем школьном возрасте Зина считалась одарённым ребёнком. Черноволосая девочка на медленно мутнеющих фотографиях хитро ухмылялась, задумчиво смотрела в стороны и гордо демонстрировала грамоту победителя математической олимпиады. Она не подавала ни малейших признаков изумлённого идиотизма, свойственного той Зине, которая сочла возможным повеситься в новогоднюю ночь в квартире подруги.
    Катя узнала, что эта девочка научилась читать в три с половиной года, а в пять собственноручно написала стихотворение про странного снеговика. Странность снеговика заключалась в том, что он хотел весны, чтобы всем маленьким детям и бездомным котам было тепло вприпрыжку бегать по двору, когда растает снег совсем. Таким образом, речь в этом стихотворении шла о высоких идеалах самопожертвования и о беспечной неблагодарности детей и бездомных котов, которые растоптали тающие останки снеговика и пошли под солнышком гулять – ведь к ним пришла весна опять.
    В шесть лет одарённая Зина пошла в школу. Пока её вечный сосед по парте Миша Бурлаков выводил в тетрадке «Салдатты ахранят страну!», истекая слюной от усердия и умственного перенапряжения, Зина безошибочно воспроизводила «Пограничники зорко стерегут границы нашей Родины» и успевала пририсовать сбоку мужественный силуэт с овчаркой на поводке. В изостудии девятилетняя Зина покрывала шкатулки иллюстрациями к «Тысяча и одной ночи». В музыкальной школе десятилетняя Зина перескочила через класс. Летом на даче одиннадцатилетняя Зина читала Толстого и решала задачи из книжки под завораживающим названием «Московские математические олимпиады: 1980 – 1988». И то и другое она делала для удовольствия.
    Золотой век Зининого интеллекта кончился внезапно и бесследно. В сентябре восьмого класса, сразу после летних каникул, она утратила интерес к рисованию, забросила фортепьяно, стала туго соображать на уроках и к началу декабря скатилась на тройки и слабые четвёрки по всем предметам, кроме русского языка. Родители пытались вразумлять Зину. Произошло несколько жутковатых скандалов, во время которых Зина молча плакала и, по всем внешним признакам, абсолютно не понимала, чего от неё хотят. В конце концов родители списали всё на триумфальное наступление переходного возраста. Они решили надеяться, что рано или поздно свет разума вернётся в глаза Зины сам по себе.
    Однако дело не ограничилось тройками и заброшенным фортепьяно. Общительная и постоянно окружённая подругами девочка Зина превратилась в занудное наваждение и стойкий раздражитель для сверстников. Мама Зины, заметив это превращение, первоначально думала, что дочь, должно быть, переросла своё окружение, и её взрослые интересы не встречают понимания среди обыкновенных восьмиклассников. Младший брат Ваня, напротив, сразу сказал, что «Зинка теперь вечно порет фигню какую-то ни к селу ни к городу». Он оказался прав. Зина начала говорить невпопад, ляпать откровенные глупости и жалобно смеяться, когда все остальные молчали. После восьмого класса и до окончания школы с ней, по инерции, держались только две подруги. Одна была самой серой и недалёкой девочкой в её классе, другая – самой недалёкой и серой в её дворе.
    Три мальчика, влюбившиеся в Зину в седьмом классе, неосознанно убедились в том, что красота – это всё-таки некое удачное сочетание сосуда и огня, пылающего в сосуде, и что отсутствие любого из компонентов радикально меняет дело. Вместе с печатью ума лицо Зины потеряло миловидность. Из её движений исчезло небрежное достоинство. Даже её походка стала рубленой и неуверенной. Мальчики ужаснулись и влюбились в других девочек, причём Дима, которому летом удалось четыре раза поцеловать Зину в губы, зажечь в ней ответное чувство и даже погладить рукой её проявляющуюся грудь, ужаснулся сильнее всех. Он возненавидел Зину и норовил побить всякого, кто вспоминал об их романтических отношениях.
    От такого Диминого поведения зажжённое им чувство, разумеется, расцвело в деградировавшей Зине махровым цветом. Как позднее угрюмо заметил её папа, все Зинины таланты и пристрастия прокисли, перебродили, и в результате получилась одна всеобъемлющая страсть – к неразделённой любви. Зина продолжала влюбляться только в красивых мальчиков-экстравертов, так что никакой другой её любовь не могла быть по определению: красивые мальчики-экстраверты находили Зину отвратительной и обращались с ней гнусно. На гнусное обращение Зина, как правило, напрашивалась сама. Как и в истории с Олегом, она писала мальчикам записки, караулила их по дороге домой, звонила и приглашала на дни рождения и прочие праздники.
    В десятом классе, на школьной дискотеке по случаю предстоящего Дня Святого Валентина, Зина, сидевшая в углу и безответно влюблённая в Пашу из 11б, дождалась объявления белого танца и пригласила Пашу. Паша уже имел шанс наблюдать Зинины чувства в действии. Он потерял счёт запискам, звонкам и случайным встречам. Но поскольку он был человеком терпимым, добродушным и, к тому же, собирался стать врачом, он превозмог себя, кивнул, осторожно взял Зину за талию и, покачиваясь, стал терпеливо ждать окончания песни. Песня была бессмертной балладой Брайана Адамса Please Forgive Me. Как только начался первый припев, Зина прильнула к Паше, схватила его за шею и, не попадая в такт, горячо зашептала в его ухо please forgive me / I can’t stop loving you. Паша не был святым великомучеником, он был обыкновенным подростком, и он не выдержал. Со словами «да иди ты» он вырвался из её объятий и сбежал в другой конец зала, грубо расталкивая по пути танцующие пары.
    Пока не кончилась музыка, Зина слёзно смотрела ему вслед. Потом она выcкочила из зала, забрала куртку из гардероба, вышла из школы и побежала домой. Утром Зина позавтракала, дождалась ухода родителей на работу и достала из тумбочки в их спальне ключи от дачи. Добравшись до дачи, Зина отыскала старый гамак, отрезала от него верёвку, залезла на чердак и первый раз в жизни повесилась.
    Единственным человеком, который обратил внимание на отсутствие Зины в школе в тот день, был Паша. По дороге в школу Паша понял, что после вчерашнего Брайана Адамса больше не сможет реагировать на Зину по-джентльменски. Смирившись с этим, он начал обдумывать, какими именно словами и каким тоном пошлёт её подальше. К своему огромному облегчению, впервые за три месяца он провёл все шесть перемен, ни разу не ощутив на себе влюблённого взгляда и не услышав «ой, Паша, привет, как дела».
    Дома нехватку Зины первым почувствовал младший брат Ваня. В восемь часов вечера он вернулся с занятий баскетбольной секции и, по своему обыкновению, очень хотел есть. Действуя автоматически, Ваня щёлкнул выключателем в прихожей, сбросил ботинки и куртку, зычно крикнул «Добрый вечер, Зиновий Гердт!» и застыл на пороге кухни. В кухне было темно, прохладно и не пахло едой. Ваня озадаченно прошёлся по квартире, вскипятил чайник, сделал себе три бутерброда с копчёным сыром и сел играть в игровую приставку Dendy. В начале одиннадцатого с концерта Вячеслава Малежика вернулись родители, находившиеся в состоянии скандала, так как во время концерта отец Зины отлучился в буфет и на протяжении семи песен употреблял там мартини со своим сослуживцем, и после концерта сел за руль не совсем трезвый. Слыша крики и треск разрываемого в сердцах плаката с автографом Вячеслава Малежика, Ваня продолжил играть. Через полчаса, когда крики прекратились окончательно, мама появилась в дверях Ваниной комнаты и устало спросила, почему они с Зиной не оставили родителям ничего поесть. Ваня перестал играть и встал.
    - А Зинка куда-то ушла ваще, - сказал он.
    - Куда это она могла уйти? – непроизвольно удивилась мама.
    - А я чё, Пушкин? – спросил Ваня.
    Мама знала телефон самой серой и недалёкой девочки в их дворе. Та знала телефон своего эквивалента в Зинином классе. Эквивалент знал телефоны всех остальных. Хотя эти знания, как и подозревала Зинина мама, оказались избыточными. Никто из остальных уже более года не общался с Зиной в неформальной обстановке. В формальной обстановке с Зиной общалась Маша Королькова, имя которой стояло в паре с Зининым в графике уборки класса. Раз в три недели, после уроков, Зина подметала и мыла пол кабинета биологии, а Маша сидела на учительском столе и красилась для свидания с Виталием, который был старше на двенадцать лет и называл себя менеджером разделочного цеха, хотя по документам проходил как мясник. Маша сообщила, что в последнее время при уборке класса Зина постоянно говорила о Паше из 11б. Номер Пашиного телефона, аккуратно выведенный на жёлтом листке крупными красными цифрами, обнаружился под оргстеклом на Зинином столе. Имя «Павлик Березин» было написано маленькими буквами в уголке листка.
    Мама немедленно набрала этот номер. Через полторы минуты Паша, оторванный от пересмотра фильма «Парк Юрского периода», понял, что посетившее его в школе чувство облегчения было преждевременным. Собравшись с силами, он убедительно рассказал Зининой маме, как накануне минут пятнадцать по-дружески беседовал с Зиной на дискотеке. Он, в частности, сказал Зине, что очень ценит её дружбу, но что как девушка она не совсем в его вкусе, и Зина при этом выглядела вполне нормально, а точнее, как всегда.
    Зинина мама накричала на Пашу и бросила трубку.
    - Утопилась в пруду, я так думаю, - сказал папа.
    - В каком пруду?!? Как ты можешь так говорить? – мама постепенно начинала плакать.
    - Не, Зинка воды боится, - успокоил её Ваня. – Она бы не стала топиться.
    - Есть, впрочем, и другие возможности, - сказал папа.
    Следующие дни, суббота и воскресенье, были потрачен на мамины истерики и общение с милицией. В воскресенье вечером маме стало плохо с сердцем. Она села в кресло в комнате Зины и беспомощным голосом попросила папу принести ей валидол из тумбочки в спальне. Папа не смог найти ни валидола, ни ключей от дачи, которые всегда очень заметно висели на гвоздике, вбитом во внутреннюю сторону дверцы.
    - Эврика, - буркнул папа.
    После трёхминутной перебранки на тему «Почему ты раньше об этом не вспомнил» мама и папа сказали Ване выключать Dendy и бежать во двор прогревать машину. На улице была стандартная февральская ночь с мокрым льдом внизу и мокрым снегом сверху. В ожидании родителей, Ваня прогревал воспетую в песнях вишнёвую девятку около двадцати минут. Потом ему пришлось заглушить двигатель и вернуться домой, чтобы своим обалдевшим присутствием помочь папе успокоить маму. Мама сидела на полу в прихожей и всхлипывала. К половине первого, после многочисленных «да-ничего-там-с-ней-страшного-сидит-книжку-читает-про-несчастную-любовь», им удалось поднять маму с пола, накинуть на неё пальто, вывести из квартиры и посадить в машину. Папа сел за руль. Ваня с ногами забрался на заднее сиденье и стал думать о подержанном BMW, который дядя Лёхи Смирнягина в январе пригнал из Германии.
    Сразу за городом перестали работать дворники, и путь до дачи занял пять часов вместо трёх.
    Свет в окнах дачи не горел, но сквозь уплотнившийся под утро снегопад мерцала лампочка над крыльцом. Папа сказал подождать его в машине и, ёжась от попадающих за шиворот снежинок, подошёл к дому. Замок на двери отсутствовал. Переступив порог, папа почувствовал прилив безотчётного страха. Он торопливо нашёл выключатель. Ни в одной, ни в другой комнате Зины не было, но на старом диване справа от входа лежала её куртка. Рядом с курткой валялся замок. Из замка торчали ключи.
    - Зина? – попытался крикнуть папа.
    Он прислушался и через несколько секунд разобрал звуки приглушённого копошения над своей головой. Он подошёл к лестнице на чердак. Посмотрел в чёрное прямоугольное отверстие в потолке.
    - Зина? – повторил папа с облегчением.
    Копошение продолжалось. Папа воткнул в розетку свисающий с чердака шнур. После серии всполохов отверстие загорелось синеватым светом. Папа ещё раз позвал Зину и, не дождавшись ответа, залез на чердак.
    Он не имел никакого отношения к медицине, никогда не присутствовал на вскрытии, никогда не изучал ничего более впечатляющего, чем влияние простатита на половую функцию. В общем, он, конечно, не потерял сознания, но вытошнило его сразу. Залив рвотой стопку старых номеров «Огонька», папа неохотно выпрямился и снова повернулся в сторону Зины. Зина лежала на полу в самой середине чердака, рядом с опрокинутой скамейкой для развешивания белья. С балки наверху свисал кусок верёвки. Другой кусок находился на Зининой шее. Голова тряслась и была неестественно вывернута. Ещё более неестественно были вывернуты и тряслись руки и ноги. На месте лица и левой груди, которая должна была виднеться из-под разорванной блузки, дрожали бесформенные бледные выпуклости и комки. Скрюченные пальцы рук напоминали оплывшие розовые свечи.
    Трупного запаха на чердаке не было.
    - О ё-моё, - прошептал папа.
    Через какое-то время он спустился за ножом, переборол отвращение и снял верёвку с шеи Зины. Его продолжало тошнить, но желудок уже был совершенно пуст.
    Внизу хлопнула дверь.
    - Толя, ну что там, ну что там такое? Что с ней? Она здесь?
    - Живая, - крикнул папа. – Стой внизу, я щас спущусь.
    В тот раз они отвезли Зину в больницу.
    По дороге в город папа живописно въехал в канаву. До больницы добрались под конец дня. Зина не прекращала дёргаться, но где-то после полудня на её лицо начали возвращаться черты. Стали разглаживаться и приобретать нормальный облик остальные части тела. Таким образом, пресыщенному взору дежурного врача предстал уже не жуткий слепок в форме человеческого тела, но нечто и в самом деле напоминавшее шестнадцатилетнюю девочку.
    - Что случилось? – спросил врач, задирая Зинино веко.
    - Она пыталась повеситься, - объяснил папа.
    Врач посмотрел на трясущуюся шею Зины.
    - Пыталась повеситься? Без верёвки?
    - Почему без верёвки? С верёвкой, - смутился папа.
    На шее Зины не было видно никаких следов петли.
    - Странно, почему она до сих пор без сознания, - в конце концов сказал врач. – На кому не похоже. В шесть утра её нашли? На полу лежала? Судороги уже должны были пройти... Их вообще не должно было быть. Головой ударялась она? Пульс нормальный. Абсолютно нормальный пульс. Зрачки реагируют. Шея чистая. Никакой борозды. Лицо одутловатое, всё верно. А кровоизлияний как будто не было. И никакой синюхи. Не было. Очевидно. Совершенно очевидно. Хм. Любопытно.
    Несколько мгновений врач выглядел так, как будто ему на самом деле было любопытно. Потом на его лицо вернулось выражение сдержанного отсутствия.
    - Анализы сделаем. Завтра Винницкий её посмотрит. Сегодня он уже ушёл. Любопытно.
    Винницкий добрался до Зины только через три дня и не нашёл её случай любопытным, потому что через три дня Зина была в полном сознании и абсолютно здорова, хотя и не помнила ничего начиная с прошлого вторника.
    - Да не вешалась она, - сказал Винницкий. – Инсценировка. Нет, что-то с ней серьёзно не в порядке, конечно. Но это не ко мне. Это к психиатрам.

Лесопарк

    Зину увезли домой. В следующий понедельник, через десять дней после самоубийства, она пошла в школу и рассказала одноклассникам, что пережила приступ неизвестной науке болезни. Из-за приступа она несколько дней пролежала на даче – без сознания.
    - А на даче-то ты чего делала? – спросила Маша Королькова.
    - Я поехала туда в состоянии исступления, – повторила Зина мамины слова.
    - А убить в состоянии исступления ты тоже можешь? – оживился Руслан Старостин.
    Зина расплакалась, и на этом распросы прекратились. Те, кто до того сидел с Зиной за одной партой, прекратили там сидеть. Учителя какое-то время разговаривали с Зиной медленно и вдумчиво. Паша Березин ещё месяца полтора изредка ловил на себе застывший и немного озадаченный взгляд, но больше не получал записок и даже не слышал «ой, привет, как дела».
    Зина перестала любить его.
    Несколько месяцев она вообще никого не любила. Вместо этого она готовилась к поступлению на филологический факультет Российского Государственного Педагогического Университета им. Герцена. Каждый вечер вплоть до середины июля Зина не менее трёх часов склонялась над классической литературой, историей России, «Современным русским языком» и вневременным «Английским для поступающих в вузы». Мама с тихой надеждой подкладывала Зине всё новые книги и посылала её к репетиторам, которые брали большие деньги за то, чтобы два раза в неделю полтора часа сидеть напротив Зины и многозначительно молчать, пока она пересказывала прочитанное.
    Если не брать во внимание отдельные выдающиеся исключения, существуют два пути в филологию: прочитать кое-что и всё понять или прочитать всё и кое-что запомнить. Очевидно, что Зина не могла воспользоваться путём номер один. В то же время, второй путь был ей вполне по силам, и она, несомненно, поступила бы в том же году, если бы 19-го июля не повесилась на сосне в лесопарке под Токсово – неподалёку от вольера с зубробизонами.
    Зубробизоны, лишённые приличного хабитата и попавшие под переходный период в российской истории, вызывали сострадание даже в сердцах средних размеров, а большое Зинино сердце просто разорвалось от жалости. Зина, её родители и её дядя с женой и пятилетним сыном приехали в лесопарк, чтобы там незаконно приготовить и съесть шашлык. Покормив зубробизонов зелёными яблоками, они пошли искать подходящее место для костра. Вокруг было много других людей с незаконными намерениями. Поиски заняли около получаса, и за это время Зина отбилась от остальных.
    В какой-то момент она пропустила поворот тропинки и углубилась в лес. Слёзы застилали её глаза. Рюкзак, наполненный учебными и справочными пособиями, подпрыгивал от её резкого шага и бился о спину. До первого экзамена оставалось три дня. Сердечная боль о зубробизонах многократно усилила абитуриентский невроз, протекавший у Зины в тяжёлой форме и путавший без того путаные мысли. В мире было слишком много стресса, слишком много жестокости и слишком много равнодушных родных, близких и бывших одноклассников. Личная жизнь не удалась. По пути попалась неожиданная сосна, стоявшая на возвышении и, в отличие от большинства лесных сосен, имевшая мощные ветви уже на высоте полутора-двух метров от земли. Выхода не было.
    Зина сняла рюкзак, достала из косметички маникюрные ножницы и выдрала из рюкзака верёвку, которой он стягивался наверху. Потом она вынула из джинсов свой плетёный голубой ремешок, забралась на сосну, затянула ремешок на толстой ветке чуть слева от своей головы, привязала к нему верёвку, сделала петлю, продела в неё голову и прыгнула.
    Верёвка с ремешком держались одиннадцать секунд, а затем развязались. Падая, бешено махавшая руками Зина опрокинулась на ветвь, с которой прыгнула, зацепилась ногами за другую ветку, ударилась головой о ствол, потом о землю, свернула себе шею и всё-таки умерла.
    Дядя и родители разыскивали Зину более трёх часов. Когда они наконец наткнулись на неё, мама сразу же бросилась искать телефон, а отец и дядя понесли тело к месту, куда приходят автобусы. Девятка стояла там.
    Вид мёртвой девушки с окровавленной головой произвёл фурор среди детей и взрослых, оказавшихся поблизости.
    - Напали-таки? – спросила участливая пожилая женщина.
    - Это они её рогами? – спросил её десятилетний внук.
    - Взбесились? – спросил усатый мужчина с залысинами, выгружавший из автобуса около двадцати детей среднего школьного возраста, на которых лежала печать заштатного пионерского лагеря.
    - Смори, смори! Вон несут! Ой господи! Какой ужас! Ваще прикол! А Ваучер, дурак, не поехал! – сказали дети, выходя из автобуса.
    - Все стоим на месте, от автобуса никуда не отходим, быки вырвались из ограждения! – заорала девушка в очках, выбравшаяся из автобуса вслед за ними.
    Отец и дядя тяжело дышали и ничего не говорили. Жена дяди какое-то время металась между ними и девяткой, потом затолкала сына в машину и застыла на месте, не отнимая руки ото рта. Кто-то расстелил на земле выцветшее зелёное покрывало. Зину положили на него. Усатый мужчина попытался найти у неё пульс, не нашёл его и выверенным движением закрыл Зинины веки.20 20 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ
    - Боюсь, скорая уже ни к чему, - сообщил он, поворачиваясь к зрителям.
    Зинин отец неожиданно согласился.
    - Понесли её в машину, - сказал он. – Лена, выгоняй Тимошу оттуда.
    Через несколько минут прибежала мать Зины.
    - Я... Я позвонила, - выдохнула она, полусогнувшись. – Щас приедут. Скорая.
    - Не надо нам никого, - не задумываясь, сказал Зинин отец. – Сами домой довезём.
    Жена посмотрела на него осоловевшими глазами и открыла рот.
    - Пока она не запахнет, никуда я её не повезу, - почти шёпотом пояснил он, наклонившись к ней.
    Несколько секунд они сверлили друг друга выразительными взглядами. Потом отец Зины повернулся к брату.
    - Шурик, мы щас Зину повезём в город... Вы как-нибудь уж сами доберётесь, да?
    Дядя Зины закивал.
    Родители привезли Зину домой и положили на кровать в её комнате. Ване сказали, что сестра в глубокой коме. Ваня присвистнул. Поздно ночью, после многих попыток уснуть, родители Зины дружно вылезли из постели, проследовали на кухню и стали пить чай.
    - Ты... соображаешь, что ты делаешь? – наконец спросила шёпотом мама Зины. – Что мы скажем Шурику и Ленке?.. Что мы вообще... Что мы, вообще рехнулись, что ли?
    - Я Шурику позвонил, как только пришёл. Пока ты в ванной рыдала. И мылась. Сказал, что всё нормально.
    - То есть как это нормально?
    - Ну, что Зина пришла в себя. Что просто без сознания была. Ушиблась...
    - Да ты же видел, как у неё шея повёрнута! Она мёртвая! Она холодная, Толик!.. – чуть не перешла с шёпота на крик мать Зины.
    - Она и в прошлый раз была мёртвая.
    - ...Чего ты мелешь?
    - Я не мелю. Я ей пульс щупал. Тогда, на чердаке. Потом, когда в машину её принесли, тоже. Не было у неё никакого пульса.
    - Ты ей пульс щупал? Ты же даже не знаешь, где этот пульс находится. На какой части тела.
    - Всё я знаю, что надо. Ещё с «Зарницы» в школе помню... Не было у неё пульса, говорю тебе. Появился только на полпути, после этой канавы.
    - ...Просто ты щупал плохо. Она же дёргалась! Что она – без пульса дёргалась?
    Отец Зины почёркнуто отодвинул чай в сторону и сделал безумные глаза.
    - В том-то и дело! – истошно зашептал он. – В том-то и дело! Я думаю... Это были... Судороги какие-то... Она была мёртвая. Помнишь, как она выглядела? Студень какой-то застывший вместо тела... А потом всё пришло в норму, у нас на глазах.
    - ... И как ты всё это объясняешь?
    - Да никак! Откуда я знаю! – отец Зины раздражённо дёрнул головой. – Зомби! Иисус из Назарета! Птица Феникс! Короче, я уже сказал. Пока она не запахнет, никому ни слова. Заболела, и всё. Всё, пошли спать...
    На следующий день он вернулся с работы на два часа раньше. Сам не зная зачем, он открыл входную дверь очень тихо и крадущимся мелким шагом пошёл к Зининой комнате. Он крался, пока не уткнулся ногой в Ванины кроссовки, брошенные посреди прихожей. Наваждение мгновенно исчезло. Квартира наполнилась звуками. Ваня играл в Dendy и напевал себе под нос песню «Опиум» группы «Агата Кристи».
    - Как там Зина? – осторожно спросил отец.
    - Всё так же, - сказал Ваня. – Коматозная. Чё вы её в больницу не отвозите?
    Отец Зины помедлил с ответом, но так и не придумал ничего оригинальней, чем «так надо».
    - Собирайся, кстати, - добавил он. – К бабушке сегодня поедешь. А завтра обратно на дачу. А то торчишь тут... В городе.
    Отец вошёл в комнату Зины, приблизился к её кровати, наклонился и принюхался. Зина не пахла ничем особенным, кроме леса и косметики. Несмотря на то, что именно этого он и ожидал, у него похолодело внутри. Потом он присмотрелся к лицу Зины, и у него похолодело ещё больше.
    Лицо изменилось. Оно не опухло – точнее, оно опухло только в некоторых местах. Другие места, наоборот, как будто усохли и натянулись. Веки были совершенно плоскими. Отец посмотрел на руки Зины. Кожа на них мягко сморщилась и напоминала застывшие волны.
    Внезапно он понял: руки дрожали. Очень мелко, почти незаметно, но вне всякого сомнения.
    - О ё-моё, - сказал отец Зины.
    Он просидел в комнате Зины весь вечер и половину ночи – пока желание спать не пересилило потрясение и любопытство. На его глазах дрожь усиливалась. Начали трястись ступни. Потом ноги. Потом всё тело. Подбородок начал колотиться о грудь. Черты лица расплывались и всё больше теряли форму.
    Мать Зины заглянула в комнату только один раз. Присмотревшись, она вскрикнула и захлопнула дверь. После этого она весь вечер варила суп, жарила говядину, пекла пирожки, перебирала посуду и громко слушала радио.
    Около шести утра родители проснулись от грохота в Зининой комнате. Мать Зины начала безостановочно кричать и хотела выбежать из квартиры в одной ночной рубашке. Отец едва удержал её. В комнате Зины он увидел, что почти бесформенное тело свалилось с кровати и ходило ходуном на полу посреди комнаты. Клочья лопнувших джинсов и футболки трепыхались вместе с ним. Лёгкий горьковатый запах, стоявший в комнате, мгновенно вернул отца в февральское утро на даче.
    - В следующий раз привяжем её к кровати, - обречённо сказал он жене. – Что ж это за бредятина-то?
    Они больше не входили в комнату Зины, пока – через полтора дня – звуки в ней не затихли окончательно. К этому моменту Зина выглядела приблизительно так же, как тогда в больнице, сразу после прибытия.
    Ещё через два дня Зина полностью пришла в себя. Как и в прошлый раз, она выглядела совершенно здоровой. Как и в прошлый раз, ничего не помнила. После долгих колебаний и ночных перешёптываний родители на неделю отправили её в больницу. В больнице Зину всесторонне обследовали, ничего не нашли и снова посоветовали показать психиатрам.
    - Ну что я могу сказать? - сказал психиатр, когда родители выпроводили Зину из кабинета и вопросительно уселись напротив него. – Мы тут посмотрели, провели кое-какие анаааализы... Ни о какой патологии речи нет. Но определённые невротические проявления присутствуют, конечно. Общая инертность психических процессов, нарушения внимаааания присутствуют... Судя по ситуации, могу сказать, что наиболее вероятная причина – долгое перенапряжение эмоциональное, продолжительный стреееесс... Ничего страшного, девочке просто нужно отдохнуть, расслабиться, изменить обстаноооовочку... – растянутые окончания фраз, казалось, зависали в воздухе и медленно растворялись в нём. – То есть если обстоятельства психотравмирующие не будут повторяться, то всё, можно сказать, придёт в норму очень быыыстро... На будущий год смело можно будет поступааать... Конечно, режим подготовки к экзаменам надо более продуууманный... Кроме того, я тут выпишу один неплохой препарат, он поможет снять последствия стрееесса...
    Отец Зины смотрел на психиатра пустыми немигающими глазами.
    - Она вешалась два раза, - сказал он.
    - ... Что, простите?
    - Она вешалась. Два раза. В феврале первый раз. Второй раз две недели назад. Мы вам ещё не говорили об этом?
    - Нееет, - психиатр заёрзал в кресле. – Суицидальные попытки, значит, были? Демонстративные?
    - Нет, - отец Зины моргнул. – Очень уединённые.
    - Вот как... – психиатр потыкал ручкой в недописанный рецепт и погрустнел. – Ну, с этого, наверно, надо было начинааать. Давайте поподробней про оба случая.
    - Да, да, щас, - отец Зины вышел из оцепенения и нетерпеливо закивал. – Только сначала... У меня есть такой вопрос, не совсем по делу... Скажите, вот бывают такие случаи, когда человек мёртвый, эээ, когда в состоянии клинической смерти человек находится сутки, а потом приходит в себя?
    - Сутки? – смущённо поперхнулся психиатр. – Нееет. Не думаю, что бывают такие случаи.
    - А зомби? Зомби на самом деле - существуют? На Гаити или где-нибудь ещё? В смысле, есть там задокументированные свидетельства, научная база? Что-нибудь в этом духе?
    - Толик!.. – охнула мать Зины, мгновенно покраснев. – Какие зомби? О чём ты говоришь?
    - ... Я, конечно, не могу ручаться... – осторожно начал психиатр, невольно пытаясь спрятаться за своим столом. – Я определённо не специалист по этому, скажем, вопросу...
    Не глядя на него, отец Зины соскочил со стула и повернулся к двери.
    - Мы в другой раз подойдём. Ещё. Сейчас нам идти надо.
    - Толик! – мать Зины вскочила за ним. – Ты куда?
    - До свидания. Пойдём, Таня. Извините за беспокойство. Спасибо.
    Отец Зины вышел из кабинета. Зина сидела у окна, на скамейке, обтянутой дырявым коричневым коленкором, и печально смотрела в пространство. Рядом с ней, недовольно поджав губы, сидел лысый худой мужчина в синем спортивном костюме.
    - Зин, пойдём, - сказал отец. – Всё в порядке.

Азовское море

    Той же ночью, шёпотом на кухне, было решено как следует познакомиться и подружиться с двоюродной тётей Зининого отца, проживавшей в посёлке Ильич на берегу Азовского моря. Другой посёлок Ильич, с величественной природой, находится в Алтайском крае, но у Зининой семьи там не было родственников. Кроме того, алтайский посёлок регулярно затопляет и засыпает оползнями. Часть населения живёт в бараках, зимой трещат морозы, туристов нет, денег нет, в местной речке однажды нашли расчленённые трупы двух девушек. Даже если бы у петербургской Зины никогда прежде не было суицидальных настроений, там бы они возникли.
    На следующий день отец зашёл на почту и отправил две телеграммы: «тоня сестрица жива ещё вопр пятнадцать лет не виделись приезжай в гости внуков привози люся из ильича» - на свой адрес, и «спасибо за приглашение прилетаем воскресенье с зиночкой и подарками встречайте тоня» - в посёлок Ильич на Азовском море. Получив первую телеграмму, он отправился к своей матери.
    - Мам, как здоровье? – спросил он, переступив через порог её квартиры на улице Уточкина. – Молодцом? Вот, тётя Люся тут тебе телеграмму прислала. На наш адрес. Твой потеряла, должно быть. В гости тебя зовёт. С внуками. Вот два билета на самолёт. Ванька не хочет ехать. Зина с тобой поедет. Она болела сильно. В этом году поступать не будет. Врач сказал, надо её на море. Так что можешь её там на зиму оставить. Подарки для тёти Люси я прямо в аэропорт привезу. Вылет в воскресенье.
    Вылетели в воскресенье. Когда самолёт оторвался от земли и взял курс на юг, Зина обратила бледное лицо к бабушке и спросила:
    - Бабуля, а мы разобьёмся, упадём и умрём, да?
    - А? – бабушка оторвалась от иллюминатора. – Ты что такое говоришь, Зин? Никуда мы не упадём. А хотя бы и упали. Смотри, как красиво всё, - бабушка мечтательно ткнула пальцем в иллюминатор. – Всё лучше так помирать, чем в Боткинской больнице на койке.
    Внизу зеленела под ярким солнцем Ленинградская область.
    Тётя Люся, 63-х лет, загорелая и коренастая, встретила их в аэропорту в Анапе. Она выглядела так, словно приехала с фотосессии для обложки журнала «Крестьянка» за август 1981 года. Её лицо и ситцевое платье вселяли уверенность в завтрашнем дне.
    - Ой-ой-ой-ой-ошеньки, - при этом сказала она. – Ужасть-то какая! Тонечка, Тонечка, как мы с тобой постарели! Как времечко-то бежит! Када ты прошлый раз приезжала, Брежнев ещё ж был!
    - Уж был так был, - подтвердила Зинина бабушка.
    Сын тёти Люси дядя Коля погрузил вещи в багажник запорожца и повёз всех в посёлок Ильич. У него была смуглая лысина, много железных зубов и жена, которая ушла несколько лет назад.
    - С тех пор в одну харю детей воспитываю, - похвастался дядя Коля, держа два пальца правой руки на руле.
    - И ни хера не в одну, ну шо ты прибедняешься-тааа, - возмутилась тётя Люся. – Живёт у негхо Ниночка, святая баба, очень мне нравится. Ведёт хозяйство. Летом в пионерлагхере работает поварихой. Колька у ней как сыр в масле.
    - Ээээ, - осклабился дядя Коля.
    Посёлок Ильич тонул в деревьях и обдувался ветрами двух морей. Дом тёти Люси стоял в 170 метрах от Азовского. Млеющие от жары куры время от времени спускались по боковой тропинке на безупречно белый песчаный пляж. Незрелый виноград переполнял виноградники. Всё было солнечно-зелёного цвета.
    - Ну шо, Зиночка, хорошо у нас? – спросила тётя Люся.
    Зина стояла рядом с калиткой, держа сумку на уровне груди, слегка разинув рот и не двигаясь.
    - Волшебно! У вас тут просто волшебно, тётя Люся! – воскликнула она. – Вы, наверное, такая счастливая!
    - А то как же, - помрачнела тётя Люся.
    - У нас тут ещё и Швейцария есть своя, - сказал дядя Коля. – Не хуже ихней. Таманская. Пять килОметров всего. Свожу вас с тёткой Тоней непременно. Горы там красивущие. Озеро есть. И за границу надо вам съездить обязательно. Тут по Чушке рядом совсем. Сел на паром – и Крым.
    - Здорово! – Зина бросила сумку на землю и захлопала в ладоши.
    Тётя Люся охнула и отчаянно схватилась за щёки. Пыль вокруг сумки быстро потемнела от жидкости из разбившихся бутылок.
    - Нууу ё, - понуро сказал дядя Коля. – Поплыли мои сувениры...
    - Ничего, Коль, - успокоила его Зинина бабушка. – У меня в рюкзаке ещё есть.
    Она не в первый раз пристально посмотрела на Зину и пошла в дом.
    Поначалу тёте Люсе пришлось потесниться: была середина августа, и пристройку для гостей продолжала занимать отдыхающая дама с ребёнком. Она платила тёте Люсе 35 тысяч рублей в день и загорала топлесс, вызывая глухое осуждение со стороны дяди Колиной подруги. Сам дядя Коля вяло махал рукой и утверждал, что худосочные титьки подмосковной дамы не вызывают у него ничего, кроме жалости. Ребёнок отдыхающей был Машенькой, бойкой девочкой восьми лет, цвет кожи которой уже переходил за отметку «шоколадный». Машенька и Зина нашли друг у друга много общих интересов и подружились мгновенно. Они проводили вместе почти всё время, позволяя худосочной маме загорать более беззаботно и равномерно.
    Дядя Коля жил неподалёку. Пил плотно, но при этом регулярно трезвел, находил халтуры и держал свои обещания. Через неделю он посадил Зину и Машеньку в запорожец и поехал показывать им местную Швейцарию. Бабушка Зины осталась в постели с приступом мигрени.
    Таманская Швейцария сильно отличалась от оригинала, но, в основном, размерами. Маленькое озеро у подножия холмов казалось бездонным и сказочным. Холмы – высокими и древними.
    - Во! – сказал дядя Коля, жмурясь на небо и похлопывая Зину по плечу. – Рай земной! Ну, вы тут купайтесь-загорайте, я схожу пока по делам. У меня здесь дружок.
    Он беспечно отхаркался и пошёл вниз – в сторону моря.
    - Возвращайтесь! – сказала Зина. – Мы будем вас ждать!
    Три часа спустя, когда дядя Коля, томный от жары и алкоголя, вернулся к озеру, его ждал отрезвляющий шок.
    Зина стояла на коленях, наклонившись вперёд. Из-под неё неподвижно торчали мокрые пост-шоколадные ноги Машеньки. Подскочив ближе, дядя Коля разглядел, что Зина изо всех сил давит руками на грудь девочки и пытается делать ей искусственное дыхание – рот в рот. Синхронизация между выдохами Зины и её толчками в Машенькину грудь отсутствовала.
    - Оооой ты ё! – крикнул дядя Коля. Алкогольный туман вокруг его головы мгновенно поредел.
    Зина оторвалась от лица Машеньки и посмотрела на него. Дядя Коля невольно отшатнулся. Подбородок, губы и кончик носа Зины были измазаны кровью. Дядя Коля перевёл взгляд на Машеньку. Она не открывала глаз, но слабо постанывала и как будто пыталась кашлять. Вся нижняя часть её лица была в крови.
    - Она захлебнулась!!! – завизжала Зина, показывая окровавленные зубы.
    - Кровью? – риторически спросил дядя Коля и грубо спихнул Зину с тела Машеньки.
    Он прижал ухо к груди девочки, выругался, осторожно сгрёб её в охапку и потащил к воде.
    - ... Она не дышит!!! Я делала всё, что могла! Она захлебнулась! – продолжала визжать Зина.
    - Да заглохни ты, придурошная! – рявкнул дядя Коля, не оборачиваясь. – Всё она дышит. И сердце бьётся как надо... Орать меньше надо, бля...
    Он ополоснул лицо Машеньки и уложил её на землю. Она приоткрыла глаза и рот и опять попыталась кашлять, но вместо кашля из её глотки вырвался надрывный звук приближающейся рвоты. Дядя Коля расторопно повернул её на бок и приподнял. Машеньньку вытошнило. Дядя Коля снова подтащил её к воде и заставил выполоскать рот. После этого она начала дышать быстро и сипло и наконец закашляла по-настоящему. Минуты две дядя Коля поддерживал её на боку и сокрушённо лепетал «держись, Машуха, ничего, ничего, ничего».
    Откашлявшись, Машенька сказала, что ей холодно. Дядя Коля укутал её в оба полотенца. Потом стянул с себя рубашку и, понюхав, задумчиво надел обратно.
    - ... А ты шо? Шо было? Как? Как было-то? – он оторвал взгляд от Машеньки и пришиб им Зину.
    Зина не смогла ответить. У неё случился приступ рыданий. Затем он сменился приступом икоты.
    Машенька тоже едва могла говорить – от слабости и от боли в израненных губах и языке. В конце концов она собралась с силами и сбивчиво, но связно зашептала о том, что произошло. После того, как дядя Коля исчез в направлении моря, она сразу захотела искупаться. Зина сказала, сначала надо хорошенько прогреться на солнышке. Машенька, прогревшаяся в запорожце до полуобморока, так не думала, но признала авторитет Зины и послушалась. В Подмосковье её воспитанием занималась прабабушка – ветеран ликбеза и вдова штрафбатовца, после войны в одиночку взрастившая троих детей на зарплату шпалоукладчицы. Зина и Машенька обошли вокруг озера, побегали по кромке воды и несколько раз спели нарочито писклявыми голосами популярную песню В. Преснякова-младшего «Подружка Маша, пожалуйста, не плачь». Затем, по инерции, «Стюардессу по имени Жанна». После «Стюардессы» Машенька снова потянулась купаться, но Зина строго посмотрела на неё и напомнила, что для эффективного прогрева полагается загорать. Машенька опять послушалась и легла на траву. Был первый час дня. Солнце стояло в причерноморском зените. Машенька накрыла голову жёлтой футболкой, мгновенно сомлела на солнцепёке и задремала. Какое-то время спустя она пришла в себя под водой. Её ноги не касались дна. Кто-то держал её за плечи. Вода была упругой и солнечной. Машенька сделала автоматический вдох, захлебнулась, начала истерично барахтаться и выскользнула из державших её рук.
    В следующий раз она пришла в себя от боли в укушенном языке.
    - Ййййа... Я... Я бегала вниз ннна море! – обрела дар истерической речи Зина. – Окунулась! Возвращаюсь – а она лежит! Я толкнула её, в бок... Потому что она уже достаточно прогрелась. Можно было идти купаться! Я толкнула её в бок, мол, пора. А она не двигается! Я сразу поняла: она без сознания, у неё солнечный удар! Надо было что-то предпринять... Я решила охладить её в воде!..
    - Вниз головой? – уточнил дядя Коля.
    - Да!..
    - А на хрена ж ты поволокла её на глубину?
    - Чтобы она быстрее остыла!.. Но... Она вдруг вырвалась и пошла ко дну!..
    - Дура, - вдруг сказала Машенька, громко и отчётливо. – Ты дура.
    Дядя Коля многословно поддержал её.
    Узнав об инциденте в Таманской Швейцарии, подмосковная дама справедливо орала на всех в течение трёх часов. Через двое суток она досрочно увезла Машеньку домой. Ещё девять дней спустя уехала в Петербург Зинина бабушка. Зина осталась в посёлке Ильич – вопреки жёсткой оппозиции со стороны дяди Коли и благодаря рвению, с которым она выполняла любые распоряжения тёти Люси. Зина мыла полы, трясла ковры, варила борщи, чистила бычков и тюлек, собирала виноград, поливала грядки с огурцами, загоняла кур на ночь, убирала курятник, а также пасла корову и обеих коз. Через три недели она даже научилась их доить. Вдобавок, Зина обнаружила ещё более серьёзную добродетель: за завтраком, обедом и ужином, когда тётя Люся перемывала кости жителям посёлка или превозносила советское прошлое, Зина слушала и без конца выражала шок, удивление и восторг – невпопад, но с большой отдачей.
    - Золото, а не девка! – объявила тётя Люся под конец августа, вручая продавщице местного магазина свиток сторублёвок, перевязанный резинкой. – Тут двадцать пять тыщ как раз должно быть, Юль. Всё делает! Всё! Ну, гхородская, понятное дело, не сразу схватывает. Три недели не могхла в подойник попасть, када коз-то доила. И када рыбу чистила, всё сперва плакала гхорючими слезами. Рыбу, говорит, жалко. Но как попривыкла – так просто клад, а не девка. Ещё и умная-то ведь какая. Настоящий собеседник. КультивирОванный. Ленингхрадская выучка, гховорю тебе.
    - Я тилькы однОгхо доси нэ розумию, – продавщица развернула свиток и стала мусолить банкноты. – Шо ж йийи таку красуню из Ленингхраду попэрли?
    Тётя Люся посерьёзнела, взвешивая все за и против разглашения того, что Зинина бабушка изложила ей в качестве причины.
    - Так ведь ленингхрадская выучка, каже ты бушь, – сказала она. – Жалостливая она слишком. Она там в гхороде вся на нервах была и переживала всё. У интеллигхентных часто бывает такое. Психика слабая. А тут в институт надо поступать. СтрессовАя ситуация, понимаешь? Родители её к доктору повели, а он-то и гховорит, надо её на гходик ближе к земле. Шоб не нервничала так. А то, может, если приживётся, и больше чем на гходик. У нас-то здесь хорошо. Не то шо у них в гхороде там. Спокойно у нас.
    - Та вже, нема куды спокойней, - скептически фыркнула относительно молодая продавщица и начала доставать с полки пахучие буханки чёрного хлеба. – Трымай товар, тётя Люся.
    По всем внешним признакам, близость к земле и физический труд в самом деле влияли на Зину благотворно. Хроническая экзальтация заметно сгладилась. Вскоре Зина сумела распотрошить целую курицу, не пролив ни единой слезы. «Зиночка здорова весёлая помогает очень пусть остаётся год буду только рада», отрапортовала тётя Люся пятнадцатого сентября.
    - Ну вот и славно, - процедил папа, протягивая телеграмму маме. – Сходи завтра в сберкассу, переведи тётке Люсе ещё тыщ сто пятьдесят.
    Мама нервно закачала головой.
    - Я как сердцем чую, Толик, я как сердцем чую, добром всё это не кончится. Надо её возвращать. Надо. Я пошлю телеграмму, пусть едет домой. Подумай только: а если что-нибудь... случится? Они же не знают... Они же не знают, что...
    - Не надо её домой, - понизив голос, в очередной раз сказал папа. – Не надо никаких телеграмм, слышишь меня? Если они её похоронят, ничего страшного. Всем будет проще.
    Мама в очередной раз расплакалась. Папа утешительно похлопал её по плечу и привычно направился к серванту. Нижняя – непрозрачная – часть серванта закрывалась на ключ и с недавних пор начала заполняться специфической литературой. Папа достал ключ из заднего кармана висевших на стуле брюк, сел на корточки, открыл дверцу и окинул взглядом ряд свежих корешков. На тот момент их было уже пятнадцать. Прочитать папа успел пока только два: знаменитую брошюру доктора Муди «Жизнь после жизни» и публицистическое произведение советского автора «За последней чертой: суицид и общество». Вторая книжка была толще, но обошлась в десять раз дешевле первой – она лежала в запасниках «Военной книги» с восемьдесят девятого года. Несмотря на свежесть лениздатовского корешка, она успела многообразно устареть, но папу увлекли стиль изложения и бесконечные ссылки на общественные реалии, уже четыре года приобретавшие в его памяти радужный ностальгический флёр.
    Папа почесал переносицу. На очереди стояла «Теория и практика вуду», купленная в благоухающем магазине «Тайны востока». Папа зацепил корешок указательным пальцем, взял книгу в руки и поморщился. На лицевой стороне обложки, под чёрными буквами названия и чёрной фамилией американского автора, красовалась неуверенная акварельная вариация на тему фильма «Ночь живых мертвецов». На задней стороне обложки находилась карта Гаити и окружающих восточных государств. Внутри обложки на протяжении трёхсот страниц описывались мифы вуду о мире и мифы Голливуда о вуду. Вперемешку.
    Папа Зины, человек стихийно здравомыслящий, всю жизнь занимался ремонтом импортной бытовой техники – сначала стран Варшавского договора, позднее в сервисном центре Sony. Он с интересом читал техническую документацию к 30 30 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ
    магнитофонам и телевизорам, временами даже по-английски, и без особого интереса читал Пикуля и халтурно переведённые американские детективы, которыми его снабжала жена. В целом, папа всегда уважал печатное слово и духовные искания человечества. Литературе из магазина «Тайны востока» было суждено нанести первый серьёзный удар по его доверию и к печатному слову, и к духовным исканиям.
    Дойдя до терминов «хунган» и «мамбо», папа отложил «Теорию и практику вуду» в сторону и включил телевизор. На следующий день он пропустил сто пятьдесят страниц и сразу взялся за технологию изготовления зомби. Чтобы сделать из человека зомби, узнал папа, необходимо стать злым колдуном и украсть у жертвы часть души при помощи заклинаний и магического порошка. Примечание в конце главы научным тоном предполагало, что секрет зомби кроется в веществе под названием тетродотоксин, которое было найдено в некоторых пробах магического порошка наряду с толчёными жабами и человеческими костями. Небольшая доза тетродотоксина приводила к полному параличу всего тела; человек при этом оставался в сознании – вплоть до момента смерти, которая наступала вслед за параличом. Смерть наступала однократно и насовсем. Папа перечитал всю главу ещё раз. Прямых параллелей со случаем Зины не было.
    Ещё через день, предварительно выпив бутылку «Балтики 4», папа приступил к «Освобождению слушанием в промежуточном состоянии», более известному как «Тибетская книга мёртвых».
    Без десяти одиннадцать мама выключила телевизор на кухне, проверила наличие Вани в его комнате и пришла раскладывать диван.
    - Спать собираешься ложиться? – спросила она.
    Папа оторвался от чтения и посмотрел на неё. Его рот был открыт довольно широко.
    - Ага... – он протяжно шмыгнул носом. – Щас, дочитаю пару страниц. Тут хреновина такая... Слушай, Тань, твоя мама ведь в церковь ходит?
    - Ну ходит. А что?
    Папа помялся в кресле.
    - Она, это самое... Верит в бога там, чудеса, загробную жизнь?
    - Да вроде бы. Крестит меня каждый раз, когда ухожу. «Да хранит вас с Толиком Господь». И это... – мама забралась под одеяло и зевнула. – Когда Ельцина по телевизору со свечкой показывают... Она ругается всё, притворщик-негодяй, как он храм смеет осквернять. Бабушка Тамара была очень религиозная. Маму так с самого начала воспитывала. Над ней даже в школе смеялись, кто-то из одноклассников видел, как они...
    - И во что конкретно она верит? – перебил папа. – Что ей там в церкви говорят? Что после загробной... После смерти что происходит?
    - Известно что... Ой, а будильник я поста... Поставила. После смерти, Толик, или в ад к чертям, или в рай к ангелам. Нас с тобой в ад, конечно, как всех бывших советских... Я так вообще пятёрку получила в институте по научному атеизму. Списала, правда, всё подчистую с методички под партой. Может, это мне зачтётся. У тебя-то был научный атеизм в твоём техникуме?
    - Не, не было... – папа кинул взгляд в раскрытую «Книгу мёртвых» на своих коленях и рассеянно пошевелил нижней губой. – А после ада и рая что?
    - В смысле?... Ничего после ада и рая нет. Если попал, то навечно.
    - Ты уверена? Как-то это... Не разработано... Тут вот такое понаписано... – он встряхнул книгой.
    - Так может и в православных книжках понаписано. Мало ли где что понаписано... Мама, вон, тоже в тонкостях не разбирается. В прошлую Троицу на могилу бабушки Тамары когда ездили... Помнишь? Я у неё спросила, мам, а что это вообще за Троица? Бог-то вроде один, все говорят, а тут тебе и Отец, и Сын, и Святой Дух... Они что, все разом миром правят? Она говорит, да вроде бы нет, вначале был Отец главный, потом Сын стал главный... Я говорю, а Отец куда, на пенсию что ли вышел? А она – тьфу ты, да что ж ты такое говоришь, Танька, вот Господь тебя услышит, какая пенсия. Отец умер, говорит. Я ей – мам, он же бог, как это умер. Она всё думала, думала. Сказала, надо у Клавдии Михалны спросить, она должна знать... А ты чего там читаешь-то?
    Папа показал ей обложку.
    - Тут про преселение душ... – сказал он. – Когда умираешь, то сначала видишь свет. В книжке этого доктора, как его, Муди, там тоже про свет есть... А потом две недели на тебя... снисходят духи. Плохие и хорошие. Только на самом деле это всё одни и те же духи. И они вообще не существуют на самом деле. Они только иллюзия. Твоя главная задача – это чтоб ты понял, что всё только иллюзия. Если за две недели не поймёшь, то увидишь утробы вокруг, и тебя затянет туда. В утробу. Потом из этой утробы ты рождаешься опять. В одном из шести миров...
    - И будешь баобабом тыщу лет пока помрёшь, - процитировала мама. – Ты ещё мифы Древней Греции потом не забудь перечитать.
    Она повернулась на бок, подставила руку под голову и направила на папу серьёзный взгляд.
    - Думаешь, там где-нибудь написано, что с Зиной такое случилось?
    Папа смущённо уставился в пол.
    - Все эти книжки ты зря напокупал, – неожиданно ровно сказала мама. – Я так думаю, ничегошеньки там про это написано... Я думаю, это мутация. Что-то такое. Как после Чернобыля вот были же мутации, в газетах часто пишут. Только у Зины это, конечно, вряд ли от Чернобыля... И ещё кажется мне... Это связано как-то с тем, что... – мама запнулась, подыскивая слова.
    - Что в восьмом классе? – вскинул голову папа.
    - Вот именно. Может быть, с этим тоже связано, – она снова зевнула. – Ну всё, хорош, давай спать. У нас комиссия завтра, мне к полдевятого надо.
    - Хорошо, – согласился папа.
    Он поставил «Тибетскую Книгу Мёртвых» обратно в сервант и пошёл чистить зубы.
    В посёлке Ильич, тем временем, заканчивался бархатный сезон и наступала осень. Уехали отдыхающие, пожелтели листья, зачастили дожди и меланхолично посерело море. К декабрю температура принялась падать до +4 градусов Цельсия, а пару раз скатилась до самого нуля и чуть ниже. Иными словами, установился добротный петербургский октябрь.
    Зина продолжала беспрекословно трудиться на тётю Люсю, слушать её монологи и жить с ней в мире и согласии. Когда дядя Коля впадал в особенно беспокойный запой и его на ¾ русская душа увеличивалась до невыносимых размеров, к тёте Люсе и Зине присоединялась его сожительница Ниночка с двумя детьми младшего школьного возраста. Тогда жить было ещё веселей. Ниночка, тридцатилетняя уроженка Норильска с оттопыренными ушами, делала котлеты и пекла пирожки с курагой; тётя Люся при этом качала подбородком и заочно распекала дядю Колю, прихлёбывая чай. Ниночка согласно вздыхала, но не забывала указывать на положительные черты его характера. Дети играли на чердаке или делали уроки. Зина помогала им. Она отчётливо помнила значительную часть программы начальной школы. Вечером все смотрели телевизор «Радуга», корпус которого разъезжался от количества и величины транзисторов; местами он даже был скреплен изолентой. Дядя Коля в это время курсировал от приятеля к приятелю по всем семи улицам посёлка. Иногда его буйная голова показывалась в тётилюсином дворе и кричала ругательства, и раздавался оглушительный стук в дверь, но ему не открывали.
    31 декабря дядя Коля, напротив, оказался трезв и одет в праздничный пиджак. Он пришёл вместе с Ниночкой и детьми. Присутствовали и трое гостей из Темрюка: тётя Аля с мужем и девятилетней внучкой. На новогоднем столе стояли мандарины и необходимые блюда из майонеза. Телевизор «Радуга» бережно взгромоздили на комод, чтобы всем было видно. До полуночи веселье протекало в идиллическом семейном русле. Не затихал смех, велись разговоры, елся майонез, детей время от времени доставали из-под пластмассовой ёлки и ставили на табуретку для декламации стихов и текстов популярных песен. Дядя Коля предложил четыре тоста за уходящий год, но, стараниями и окриками тёти Люси, договорил до конца и выпил только один раз. Зато в полночь грянули куранты, бессловесный гимн и «Старые песни о главном». Были открыты сразу несколько бутылок. Тосты пошли одни за другим. Детей оставили в покое с лимонадом, пряниками и конфетами, а Зине, приравненной к взрослым, налили шампанского в круглый стакан с красной каёмкой.
    Шампанского было не так много, и потому к двум часам, когда оформилась идея уложить детей спать, Зина осталась самой трезвой участницей застолья. Тётя Аля даже не могла больше подпевать телевизору, а Ниночка перестала говорить слова и только смотрела перед собой, без конца хихикая. Дети дяди Коли играли в карты в соседней комнате. Приезжая внучка Вика свернулась в клубок под ёлкой и спала.
    - Викуля, спать! – отчаявшись петь, скомандовала тётя Аля из-за стола. – Поздно!
    - Зиночк, – тётя Люся нашла глазами Зину. – Зиночка, ты это... Уложи детишек, милая.
    Внезапно дядя Коля грохнул кулаком по столу.
    - Ни хуя! – взревел он. – Никакой Зиночки, блядь! Не подпущу её к моим детям!
    - Гхляди-ка ты, вспомнил, что у него дети есть, - автоматически заметила тётя Люся. – Зиночк, ты это... Не слушай пьяногхо дурака. Укладывай детишек.
    - Никаких детишек! – повторно заревел дядя Коля, по мере сил привстав. – Не подпущу! Эту не подпущу! Одну уже чуть не утопила, манда ленинградская! Своих не дам!
    - Ты шо ж это несёшь-тааа, дурень ты окаянный!..
    Голос тёти Люси взвился под потолок, но тело не могло оторваться от стула. Тётя Люся бессильно замахала руками. Муж тёти Али примирительно всхрипнул и захлопал дядю Колю по правой лопатке. Ниночка прекратила хихикать. Съёжившаяся Зина смотрела на дядю Колю, не моргая.
    - ... К детям не пущу! Пааашлаааа! Пусть уёбывает отсюда! Манда ленинградская! Откуда приехала, блядь! Пааашлаааа!..
    - Папа! папа! папа! – дети прибежали из соседней комнаты.
    Услышав голоса детей, Зина вышла из оцепенения. Она выскочила из-за стола. Все, кроме дяди Коли, попытались броситься за ней, но ни у кого кроме детей не получилось сделать это достаточно быстро. Дети, в свою очередь, не смогли удержать Зину. Вырвавшись в сени, она машинально сунула ноги в резиновые сапоги, набросила на плечи первую попавшуюся куртку, обеими руками толкнула дверь на улицу и бросилась бежать в сторону моря. Ночь была тёмная и ветреная. Невидимые волны шумно окатывали берег. Зина долго бежала вдоль полосы прибоя, скрестив руки на груди, и повернула в море, только когда очередная волна вдруг достала ей до колен. Идти пришлось очень долго, отмель никак не хотела заканчиваться, но зато кожаная куртка с подкладкой, схваченная Зиной в сенях, успела основательно пропитаться водой и, когда дно под ногами наконец исчезло, помогла ей утонуть максимально быстро.

Стройка

    Первого января, на закате, посёлок Ильич пришёл в себя и двинулся прочёсывать окрестности в поисках Зины. Поиски продолжились второго января, но снова не принесли успеха. Под конец третьего января тётя Люся ещё раз отхлестала веником дядю Колю и понуро побрела к соседям, в доме которых находился ближайший телефон.
    - Алло, – сказал папа Зины, взяв трубку.
    - Толя! Толя! – запричитала тётя Люся сквозь треск и шипение междугородной связи. – Это тётка Люся, с Ильича. Фу ты, дозвонилась, слава богху... Гхоре мне дуре старой! Гхоре мне дуре старой, ой-ой-ой-ой-ошеньки...
    Папа непроизвольно опустил руку вместе с трубкой. Потом опомнился и поднял её обратно.
    - Чего стряслось-то, тёть Люсь?
    - ... Зиночка пропала! Убежала из дому и пропала! Ой-ой-ой-ой-ошеньки...
    - Давно убежала?
    - Позавчера ещё! Мы всё искали, искали! Всем посёлком искали! Нету её нигхде!..
    - Она взяла с собой что-нибудь? Когда убегала?
    - ...А? Нет, ничего, ничего не взяла! Куртку только Мишкину схватила – это из Темрюка, Алькин муж, ты его не знаешь. Ой-ой-ой-ой...
    - Тогда вернётся, – сказал папа. – Вероятно.
    Он взял несколько дней за свой счёт и через сутки сумел вылететь в Новороссийск. Покупку новой стиральной машины пришлось передвинуть в будущее.
    Потерянный дядя Коля и грязный запорожец ждали папу у выхода из аэропорта. Папа виновато хлопнул рукой по чемодану и признался, что не привёз никаких гостинцев. Дядя Коля махнул рукой. Рассеянно потёр лысину.
    - Зина нашлась, – сказал он. – Часа за два до того, как уехал я. Вовремя, слава богу.
    Вечером четвёртого января группа ильичёвских мальчишек брела по берегу моря и смачно курила утащенные у отцов папиросы. Самый маленький и пока некурящий бежал вприпрыжку впереди всех, иногда оборачиваясь, чтобы полюбоваться огоньками в темноте. Он первым услышал странные шлепки и плеск, доносившиеся со стороны небольшой каменистой косы, на несколько метров прерывавшей песчаный пляж. Мальчишка подбежал ближе к источнику звука, вгляделся в него и криком подозвал остальных. Пока подтягивались остальные, он вгляделся внимательней. Потом завопил и бросился им навстречу.
    Зина лежала на спине совсем недалеко берега. Привыкшие к темноте глаза могли достаточно подробно разглядеть её в зареве огней посёлка и свете бледного месяца, висевшего над морем. Подходили к концу четвёртые сутки с момента смерти; тело уже вернулось к более-менее нормальному облику, но ещё не перестало содрогаться и беспорядочно трясти конечностями. Вдобавок к этому оно натужно отрыгивало воду, скопившуюся внутри. На губах Зины пузырилась пена. Из ноздрей прерывисто сочилась вода. Самая жуткая деталь, однако, находилась не на теле Зины, а вокруг него – на дне. Там извивались несколько десятков вытянутых светящихся клякс, каждая не больше двух сантиметров длиной. Их тёмно-зелёное свечение тускнело буквально на глазах: в течение минуты, пока мальчишки остолбенело таращились на всё это, почти половина клякс полностью погасла.
    Никто не решился подойти к Зине, и никто не согласился остаться и ждать на берегу до прихода взрослых. В едином порыве мальчишки помчались к дому тёти Люси, постучали в дверь и сообщили о находке. Когда тётя Люся и оказавшаяся в гостях Ниночка добежали до места, где Зина плескалась в волнах, никаких светящихся клякс не было видно. Мальчишки заголосили. Поклялись, что ничего не выдумывают. Тётя Люся только выругалась и перестала обращать на них внимание. Она и Ниночка вдвоём вытащили Зину на берег, подхватили её под трясущиеся ноги и руки и понесли домой. По дороге Зина захрипела и начала негромко гудеть через нос.
    При упоминании гудения в памяти Зининого папы вспыхнул февральский день, когда он впервые столкнулся с этим гудением сам. Внутренности папы слегка сжались.
    - Она скоро перестанет... – невольно сказал он, глядя на тёмный мир, бегущий мимо за окном запорожца.
    - ...А? Да уже перестала! – даже не моргнул глазом дядя Коля. – Уже перестала. Я когда уезжал, она уже вроде и тряслась меньше.
    Три дня спустя он отвёз папу и Зину обратно в Новороссийск, к железнодорожному вокзалу. Зина слабо улыбалась и не очень твёрдо стояла на ногах. Сунув дяде Коле пять десятитысячных купюр, папа взял её под руку и обречённо поволок в зал ожидания.
    Дядя Коля глядел им вслед и не верил своему счастью. Облечение, наполнявшее его душу, было безбрежно. После того, как Зина и папа вошли в здание вокзала, он забрался в запорожец и окрылённо поехал в ближайший гастроном.
    В Петербурге Зина возобновила чтение учебников и занятия с репетиторами. Кроме того, мама постепенно переложила на неё почти всю работу по дому. Зина не помнила никаких событий между серединой декабря и возвращением в сознание, но хозяйственная жилка, воспитанная тётей Люсей, успела окостенеть ещё осенью. Брат Ваня стал прибавлять в весе. Он обнаружил, что Зина с воодушевлением делала для него бутерброды, макароны, гренки и даже свиные котлеты с луком независимо от времени суток и количества просьб в день.
    3-го июля телевидение и жители Российской Федерации переизбрали Б. Н. Ельцина на второй срок. Зина не внесла вклада в это событие – 18 лет ей исполнилось только десятого. День рожденья прошёл в суженном семейном кругу – без Вани и папы. Они уехали на дачу.
    Мама подарила Зине вечернее платье. Бабушка Тоня – туалетный набор и книгу автора Козлова «Искусство быть счастливым». Бабушка Наташа тут же отметила, что истинное счастье обретается только в истинной вере, и разразилась иконой Богородицы 35 на 50 см., а также Новым Заветом (с Псалтырем), который ей преподнесли американские миссионеры. Хотя отец Иннокентий и Клавдия Михална не уставали напоминать, что американские миссионеры смущают умы и сеют фрукты раздора, просто выбросить красивое издание с золотистой шёлковой закладкой и тонкими нервущимися страницами было жаль.
    Зина повесила икону над изголовьем своей кровати. Чтение Козлова и Нового Завета (с Псалтырем) пришлось отложить на будущее. Через неделю начинались вступительные экзамены на филологический факультет.
    На день первого экзамена мама взяла отгул. Её угнетали тяжёлые предчувствия. Зина изъявила желание писать сочинение в своём новом вечернем платье. В конце концов её удалось отговорить, но такое начало не предвещало ничего хорошего. За завтраком и по дороге на Васильевский остров мама, чтобы как-то сбить себя с неприятных мыслей, задала Зине десяток вопросов о трудах и взглядах Фонвизина, Тютчева, Толстого и Распутина. Накануне мама заглянула в один из учебников и наугад прочитала несколько разделов. Зина ответила относительно связно и, насколько мама могла судить, без очевидной околесицы.
    День был солнечный, с приятным ветерком. Когда абитуриенток запустили в аудиторию и дверь закрылась, мама на всякий случай минут сорок простояла в коридоре. За дверьми аудитории царили шорох и молчание. Паникующая Зина вроде бы не показывалась. Мама посмотрела на часы, покинула здание и пошла на Большой проспект, чтобы сесть на скамейку и скоротать время за чтением «Искусства быть счастливым». Ей хотелось знать, не пишет ли автор Козлов чего потенциально дестабилизирующего для Зининой психики.
    Зина тем временем излагала на бумаге в полоску соображения на тему «Не хлебом единым: духовное измерение русской литературы (на примере двух писателей XIX-го столетия и трёх писателей XX-го столетия)».
    Последний Зинин репетитор любила прищуриться и сказать, что хорошее сочинение «должно быть написано тематично, вдумчиво, эмоционально, нетривиально». Слово «нетривиально» Зина посмотрела в словаре. «Духовное измерение – самое главное измерение настоящего художественного произведения,» – писала она. «Его наличие отличает истинную литературу от литературы пустой, тривиальной, написанной на потребность дня. Цель настоящего писателя – вложить в своё произведение заряд духовности и передать его читателю. Это не значит, что читателю остаётся всего лишь открыть книгу и получить этот заряд. Отнюдь! Чтобы понять духовность автора, надо вдуматься в произведение. Надо вжиться в него эмоционально, пропустить его через душу и сердце. Правильное восприятие духовности – это труд, которому надо учиться.»
    На этом вступительное слово заканчивалось. Начиналось прояснение терминологии:
    «Что же такое духовность? Конечно же, это неотъемлемое и глубочайшее свойство русской культуры, которое нельзя объяснить в двух словах. Не хлебом единым живёт русский человек! Не обращая внимания на повседневные проблемы и мелочные заботы, он устремляется к высшей нравственности и справедливости, к счастью для всех людей на земле, к Богу, к красоте. Духовность в литературе – не что иное как художественное выражение этого стремления. Произведение с духовным измерением приоткрывает для читателя покрывало тайны, позволяет нам увидать луч света истины, приблизиться к Богу и стать намного чище и добрее. Выражаясь образно, можно сказать, что свет истины льётся через духовную литературу прямо от Бога в душу человеческую.»
    Бабушка Наташа использовала это образное выражение при вручении Нового Завета на дне рождения. Она слышала его от Клавдии Михалны, которая слышала его от отца Иннокентия.
    Прояснив терминологию, Зина перешла к основной части. Самыми духовными авторами XIX-го столетия, вне всякого сомнения, были Достоевский и Тютчев. Следовали старательно вызубренные цитаты из Алёши Карамазова и про камень, скатившийся с горы. В XX-ом веке знамя духовности подхватывали Блок, Цветаева и Солженицын, причём Цветаева совершенно очевидно держала его так высоко, что не выдержала и прискорбно надорвалась, а «миссия Солженицына ещё не увенчалась концом». Ему, допускала Зина, предстояло обойти в духовности всех предшественников.
    «Русская литература немыслима без духовности,» – заключала она. «Пока не обрывается традиция духовности и свет истины проливается на нас со страниц книг, литература живёт. Я несказанно счастлива, что мне выпало жить во время, когда Церковь и духовность встают из пепелища и возвращают свои законные права. Бог вернулся из изгнания на нашу отруганную Родину. Снова сверкает сияющий град на холме! Мы можем смело надеяться, что новые русские писатели пойдут по ступням своих великих предшественников, разглядят сверкающую светочь истины и поделятся с нами своей духовностью в новых великих произведениях великой русской литературы.»
    Это было последнее предложение.
    Про сияющий град на холме было написано в отрывном православном календаре.
    На стадии проверки Зинины соображения легли на стол молодого канд. филологических наук Лилии Семёновны Соловьёвой. Лилия Семёновна привычным движением расписала красную шариковую ручку об обложку журнала «Нева» и начала скользить глазами по аккуратным строчкам Зининого сочинения. Под конец её глаза наполнились слезами.
    - Молодчинка девчонка! – вздохнула она. – Просто молодчинка!
    За два месяца до проверки Зининого сочинения Лилия воцерковилась и начала носить распятие на серебряной цепочке. Что ещё более существенно, прямо накануне проверки она видела сон православного содержания. Ей приснился мужчина с бирюзовым галстуком и нимбом над головой. Он представился Александром Невским. Лилия упала на колени, но мужчина взял её за руку, поднял с колен и вывел из здания университета – прямо в васильково-ромашковое поле. Вдали, на холме, сиял град Китеж.
    За сочинение Зина получила «отлично». На английский она отправилась окрылённая успехом и рассказала тему The Four Seasons без единой запинки. Определённые трудности возникли с переводом отрывка из адаптированного Сомерсета Моэма, однако обе экзаменующие преподавательницы находились под впечатлением от предыдущей абитуриентки, которая огласила название своей темы как «май футур профессьон», запнулась на втором предложении и после долгой паузы доверительно сказала, наклонившись вперёд: «Сорри. Ай хэв нот ту спикинг ту инглиш мэни тайм.» А также застенчиво улыбнулась. На этом фоне Зине с энтузиазмом поставили пятёрку.
    Сдав на четыре устный экзамен по русскому, Зина внезапно поняла, что такая широкая полоса удачи в её несчастной жизни может иметь только одно объяснение – сверхъестественное. На обратном пути она пробежала всю дорогу от метро до квартиры, бросилась в свою комнату и, не снимая туфель, забралась на кровать. Стилизованный под Рублёва портрет смуглой Богородицы с младенцем настороженно смотрел на неё со стены.
    - Спасибо вам, Матерь Божья и Господи! – выдохнула Зина.
    Она молитвенно сцепила руки и рухнула на колени. По её щекам стекали слёзы благодарности.
    Так Зина поступила на филологический факультет Герценовского Университета (на специальность «Преподаватель русского языка и литературы, а заодно, на всякий случай, английского»), и так начался глубоко православный период в её жизни.
    Этот период длился недолго – до 25 января следующего года – и закончился традиционно: самоубийством через повешение. На протяжении всего периода Зина, как и полагается первокурснице, ходила на все лекции, конспектировала каждое слово, читала все книги и страшно переживала. Успокоение она находила в вере. У неё по-прежнему не было друзей, девочки и немногочисленные юноши с её курса начали тихо сторониться её едва ли не первого сентября, но зато у неё были походы в церковь с бабушкой Наташей и Новый Завет (с Псалтырем), более четверти стихов которого она подчеркнула к январю синим карандашом. Она перестала носить джинсы и юбки выше щиколотки. Она перестала надевать блузки с короткими рукавами. Она молилась перед едой, раздражая маму и забавляя Ваню – он без конца передразнивал её и при первой же возможности раскатисто завывал «Гоооосподууу пооомооолимсааа». Папа держался корректно, с усталым любопытством. Как-то вечером он даже взялся за Новый Завет, но после третьего Евангелия имел неосторожность спросить у Зины, какое же из четырёх всё-таки правильное. Зина крикнула, что они все одинаково правильные, вырвала у него книгу и закрылась у себя в комнате. Несколько дней после этого она отказывалась разговаривать с ним.
    Вместе с январём наступила первая сессия. Зина сдала её на три не очень твёрдые тройки. Плохие оценки она отнесла на счёт своей греховности. Чтобы понизить греховность, она начала молиться в два раза чаще и носить на голове цветастый платок, взятый у бабушки Наташи. Мама забеспокоилась. Втайне от Зины, она устроила матери разбор полётов. Под конец беседы бабушка Наташа плюнула в её сторону и посулила ей божью кару, если она вздумает вмешиваться в религиозное воспитание. Мама хлопнула дверью и той же ночью шёпотом поведала папе о своём беспокойстве.
    - И что мы можем сделать? – отозвался папа со своего края расстеленного дивана. – Чего, не помнишь, как она психанула, когда я её про Библию спросил?
    - Помню, – угрюмо прошептала мама.
    Было решено успокоиться и надеяться на лучшее.
    Несмотря на цветастый платок, в котором Зина явилась на последний экзамен, по окончании сессии одногруппники пригласили её отпраздновать вместе с ними. Они были, в целом, неплохо воспитанной, вежливой молодёжью. После некоторых нравственных колебаний Зина приняла приглашение. 25 января, в 6 часов вечера, она пришла в квартиру старосты Юли на Третьей линии и, не снимая платка, села за стол. Юля сослалась на недоделанные закуски и скрылась на кухне. Из музыкального центра раздавалось «Радио Максимум».
    Постепенно подошли все остальные. Три девушки привели своих молодых людей. Денис, один из двух юношей группы, явился с крысой-альбиносом по имени Рапунцель в кармане куртки; во время застолья она шустро бегала по его плечам и шевелила усами. Все смеялись и совали ей кусочки хлеба и крекеров. Смаковали детали сессии. Относительно невинно перемывали косточки преподавателям. Пили «Монастырскую избу» и коньяк. Несколько раз танцевали под танцевальные элементы репертуара «Радио Максимум».
    Зина продолжала сидеть в платке, отодвинувшись от стола и сочувственно улыбаясь. Она ничего не пила и почти ничего не говорила, и первые часа два никто особо не замечал её присутствия. Приведённые молодые люди, конечно, шёпотом спросили своих девушек, что это за ненормальная, и шёпотом получили указание не обращать на неё внимания.
    К половине девятого вежливость и тактичность собравшихся были изрядно разбавлены алкоголем. Общение перестало быть общим и разделилось на секции. Хозяин крысы Денис самозабвенно покачивался на табуретке, доедал последний бутерброд с красной рыбой и мычал под радио. Крыса сидела у него на голове, зарывшись мордочкой в густую рыжую шевелюру.
    - Эй, привет, Зин, – крикнул Денис, дожевав бутерброд. Потом, для верности, помахал рукой.
    - Здравствуй, Денис, – ответила Зина с другого конца стола. – Ты только меня заметил? Я самая первая пришла.
    - Не сомневаюсь, – икнул Денис. – Ты, я сморю, улыбаешься всё загадочно. Как Джоконда.
    - Да, улыбаюсь, – согласилась Зина.
    - А чего улыбаешься-то? Если не секрет?
    - Да так... Смотрю на вас всех...
    В глазах Дениса воспламенился интерес. Он непроизвольно дёрнул головой, и крыса вскочила, принимая боевую стойку.
    - И что ж ты видишь?
    - Вижу суету сует и томление духа, – скорбно сказала Зина. Она готовила эту фразу с начала вечера.
    - Да ну? – саркастически изумился Денис. – Правда что ль так всё запущено?
    - Да, – Зина наклонила голову. – Молодёжь в наши дни слишком далека от Церкви. Вы живёте не по Слову Божьему.
    Одна из девушек увлечённо целовалась со своим молодым человеком на диване прямо за спиной Зины.
    - Дэн, оставь Зину в покое, – подала голос из прихожей староста Юля.
    Денис пропустил её слова мимо ушей. Диалог с Зиной захватил его. Он даже бросил качаться на табуретке.
    - Так мы что, в ад все попадём?
    - Это ваш собственный выбор. Вы не хотите повернуться лицом к Богу. Бог всегда готов принять вас.
    - Готов? Нас прямо всех? А ты, значит, в рай? Пойдёшь? После смерти?
    - В рай попадают все настоящие православные, – уверенно сказала Зина.
    - ... Оооо, Зина, ты круто заблуждаешься! – Денис соскочил с табуретки, придерживая крысу рукой. – Тебя круто обманули! Я щас открою тебе глаза на истину! Юлькаааа! У тебя Библия есть?
    - Дэн, да оставь ты Зину в покое, она верующий человек, – отозвалась староста Юля.
    - А я что, против? – Денис обиженно посмотрел на неё. – Я ж не говорю ей, что христианство – фуфло. Я ей только Библию хочу почитать. Есть у тебя?
    Сначала Юля наотрез отказалась искать Библию, но несколько человек громко выразили интерес к окрытию Зининых глаз на истину. Юля сдалась. Она принесла из другой комнаты невзрачное перестроечное издание Нового Завета и протянула Денису. Денис схватил книгу и полез смотреть содержание.
    - Ты её хоть читал раньше? – недоверчиво спросила Юля.
    - Неа! – Денис покачал головой и крысой, не отрываясь от Нового Завета. – Я книгу моего деда читал! Раз десять. «Библия как она есть» называется. Лениздат восемьдесят третий год. Всем настоятельно рекомендую. Зе вэри бэст ов зэ байбл с дедовскими комментариями... Во, нашёл!
    Он подоскочил к Зине, пододвинул себе табуретку и сел.
    - Священое Писание у нас не врёт, так?
    - Так, – боязливо кивнула Зина.
    - Тогда слушаем! Внимательно! Кхе кхе. Откровение Святого Иоанна Богослова. Это про Армагеддон и Страшный Суд которое. Основная идея данного произведения в том, что добро всегда побеждает. Энное количество праведников попадает в небесный град Ерусалиииим, – пропел Денис. – Остальных травят, пытают и вообще мочат по-всякому, а потом бросают в огненное озеро. Навечно. Кто же попадает в небесный град Ерусалим? Читаем...
    Несколько минут Денис с выражением зачитывал отрывки про двенадцать колен Израилевых по двенадцать тысяч каждое, про их генеалогию и про то, как они не осквернились с жёнами и следуют за Агнцем прямо в освящённый ясписом кристаллоподобным и набитый ценными минералами Иерусалим сквозь двенадцать специальных ворот, в то время как подавляющее большинство человечества жарится в озере, горящем огнём и серою.
    - Вот так!
    Денис триумфально обвёл собравшихся глазами. Собравшиеся оцепенело молчали. Зина заворожённо смотрела на Дениса. Крыса спустилась на правое плечо и шевелила длинным розовым хвостом.
    - Это что, серьёзно в Библии написано вот всё это?... – недоверчиво спросил один из приведённых молодых людей.
    - Чёрным по белому, – заверил Денис. – Теперь главное. Помолимся о даре истолкования. Какие выводы можно сделать из прочитанного? Во-первых, в рай попадает только сто сорок четыре тысячи человек. Это меньше, чем в Новгороде. Во-вторых, все они из колен Израилевых. Проще говоря, евреи. Значит, из всех, кто сейчас сидит в этой комнате, шанс есть только у Тани Перельман. Но и Танька пролетает, потому что в-третьих. В-третьих, прямо сказано: никто из ста сорока четырёх тысяч не осквернился с женщиной. Все девственники, короче. Девственники! Значит, женщин среди них нет по определению. Что и следовало доказать. Таким образом, мы видим, что все присутствующие – включая тебя, Зина – мы видим, что всем присутствующим светит огненное озеро с серой. Никакого рая нам не будет, даже если мы все будем носить платки с утра до вечера. Понимаешь?
    Денис и Рапунцель одновременно повернули головы в сторону Зины. Именно это и стало последней каплей. Зина завизжала, схватила крысу и швырнула её в музыкальный центр. После секундного замешательства Денис крикнул «идиотка!» и бросился к крысе, которая срикошетила на пол и теперь лежала там, пища и дёргаясь. Зина выскочила в прихожую и стала одеваться. Никто не останавливал её.
    Она сумела вернуться к своему дому и уже почти вошла в подъезд, когда её заплаканные глаза сфокусировались на долгострое за проспектом. Пометавшись по двору, Зина бросилась туда. Не было греха страшней самоубийства, но если Господь в любом случае уготовил ей озеро с серой, то казалось разумней всего сразу отдаться Его воле. Она быстро нашла прореху в скособоченном бетонном заборе. На заброшенной стройплощадке было снежно, неровно и темно; на пути к пяти построенным этажам валялись невидимые кирпичи, обломки бетона и куски арматуры. Зина несколько раз споткнулась. Прямо перед входом в недостроенное здание её нога зацепилась за провод. Минуту или две Зина рыдала в снег и скребла коротко остриженными православными ногтями обледеневшую землю. Потом она поднялась на ноги и, приложив титанические усилия, выдернула провод.
    Остальное было делом нескольких минут – если быть точным, двадцати двух.

Старая овчарня

    В половине первого родители Зины позвонили старосте Юле. После звонка они, по зарождавшейся традиции, сели на кухне и принялись молчать. Чуть позже на кухню вошёл в трусах и майке Ваня. Через месяц ему исполнялось шестнадцать. Ваня прислонился к холодильнику.
    За приоткрытыми шторами медленно кружился редкий снег.
    - У меня никаких предложений, – наконец нарушил молчание папа. – Пойдёмте-ка все спать.
    - Чё, думаете, она опять на дачу поехала вешаться? – спросил Ваня.
    Мама хотела посмотреть на него с упрёком, но передумала.
    - Толик, расскажи Ваньке всё. Про последние два раза, – обратилась она к папе.
    - Какое всё? – выпрямился Ваня. – Про Зинку?
    - ... Сериал, твою мать, – не услышал их папа. – Кошмар на Третьей Улице Строителей...
    Чуть позже, взяв с Вани клятву не трепаться, папа рассказал ему все запредельные подробности трёх предыдущих самоубийств. В том, что произошло четвёртое, он не сомневался. Ваня выслушал папу без больших глаз и лишнего энтузиазма. Он заявил, что давно подозревал что-то в этом духе и что тело Зины, скорее всего, находится под полным или частичным контролем пятого измерения или инопланетного разума.
    - Хреновый чего-то разум, – сказал на это папа. – Сессию даже сдать нормально не может.
    - А ты думаешь, он будет тебе сразу чертежи бластера рисовать? Или это – корни пятой степени извлекать в уме? – парировал Ваня. – Само собой, что он не показывает никому, что он высший разум. Он маскируется. Чтоб мы ничего не заподозрили. Мы с парнями как раз фильмец такой смотрели на днях...
    - А зачем ему вешаться постоянно? – спросила мама.
    - Откуда я знаю? Может, ну... Может, это тело так меняет хозяина! Один разум выполняет свою миссию, освобождает тело, на его место приходит другой. А все эти самоубийства – это всё для маскировки тоже.
    - Не, Ванька, фигня это всё. Слишком тупо это для инопланетного разума. Из пятого измерения, – покачал головой папа. – Мамина версия про мутацию мне больше... Правдоподобней кажется.
    - ... Может, это болезнь? – вслух подумала мама. – Зина заразилась где-нибудь...
    - Да какая ж это на фиг болезнь! – возмутился Ваня. – От болезней умирают, а эта воскресает наоборот! А эти – светляки в море, про которые, ты говоришь, пацаны говорили? Что это, микробы с лампочками? Вирус СПИДа на батарейках?
    - Слышал бы нас кто... – безрадостно заметила мама.
    - Неизвестно ещё, видели эти пацаны что-нибудь вообще или придумали всё...
    - Да на фига им придумывать? Да у них и фантазии бы не хватило...
    - Фантазии на это много не нужно, – буркнул папа. – Можно просто фильмец посмотреть...
    Через час все пошли спать при своих мнениях.
    Утром папа для порядка съездил в милицию и объявил Зину в розыск. В глубине, а также на поверхности души он надеялся, что её не найдут. В некотором смысле, его надежды оправдались: милиция действительно не нашла Зину. Прежде её обнаружили братки и Хунагов А. М.
    Братки были любительского пошиба. Они имели два гвоздодёра на четверых и один пистолет ТТ 1952 года выпуска, купленный у Подольского Д. П., майора милиции в отставке. Боевой машиной им служил форд 81-го года, тщетно выкрашенный в чёрный цвет. Однако плох тот браток, который не мечтает стать Аль Капоне, даже если это имя ему ничего не говорит. Братки стремились действовать как взрослые. Ровно через трое суток после того, как Зина кое-как испустила дух в обледенелой резиновой петле (позднее, понятное дело, оборвавшейся), они приехали в окрестности стройки, чтобы не по-детски разобраться с Хунаговым А. М., владельцем неказистого ларька «Продукты» у троллейбусной остановки. В этом ларьке папа Зины обычно покупал «Балтику 4», «3» и «2», мама брала шоколад и печенье с кремовой начинкой, а Ваня, оглянувшись по сторонам, приобретал сигареты.
    Чтобы не светиться, а также не компрометировать серьёзность своих намерений, братки оставили форд на параллельной улице, засунули гвоздодёры в рукава, пересекли дворы и увидели девятку Хунагова рядом с остановкой. То есть там, где они ожидали её увидеть. Дверь ларька была открыта. Хунагов стоял на пороге, спиной на улицу, и разговаривал с продавцом на звучном языке, который братки по умолчанию считали азербайджанским, хотя на самом деле он был адыгейским и принадлежал к совсем другой языковой семье - восточно-кавказской. На троллейбусной остановке гоготали два подростка с бутылками ледяного пива в руках. Из их ртов поднимался пар. Было минус шесть градусов Цельсия.
    Братки обступили спину Хунагова и сказали «Здравствуй, Азамат». После этого, согласно плану, события разворачивались драматично. Хунагов показал ладони и выразил готовность обсудить всё по-людски. Братки понимающе закивали и разделились. Двое повели Хунагова на разговор по-людски; двое остались у двери ларька и закурили. Продавец, смуглый юноша с большими глазами, осторожно опустился на обитую клеёнкой табуретку и оцепенел, подчёркнуто отвернувшись от выхода. Через полторы минуты со стороны долгостроя раздался свист. Братки бросили окурки в снег и втиснулись в ларёк.
    - Братья, я ничего не знаю. Я на вас не смотрю, – сказал продавец с дрожащим акцентом.
    - Какие мы тебе на хуй братья, – предвосхитили братки Данилу Багрова.
    Они сбросили юношу на пол и били табуреткой и ногами, пока он не затих. Потом завалили непроданным товаром с полок.
    Подростков сдуло с остановки на другую сторону проспекта.
    Схватив пару бутылок пива, братки покинули ларёк и побежали вдоль забора стройки – обратно к траурному форду. По их телам приятно разливался адреналин. Деловые лица несколько сморщились от острых ощущений. Разреженные мысли устремлялись в баню, которая топилась в Лисьем Носу стараниями жены одного из них.
    В этот момент из-за забора щёлкнул выстрел. Братки остановились как вкопанные. Раздался второй выстрел. Потом третий. Как и первые два, он прокатился по окружающим девяти- и шестнадцатиэтажкам гулким эхом.
    - Ну Пингвин долбаёб, – высказался один из братков.
    - А я ему говорил бля – не бери пушку, – высказался другой.
    Пингвин тем временем начинал понимать, что выстрелил во что-то не то.
    Вначале они благополучно протащили Хунагова А. М. сквозь дыру в заборе и дотолкали почти до недостроенного здания. Хунагов всё это время пытался говорить по-людски. Он честно перепутал дни, сказал он. Он хотел предупредить. Он готов лично подъехать к Паше в любое время. После условного свиста Хунагову стало ясно, что разговор не склеится. Он сделал глубокий вдох и с разворота дал Пингвину в морду – так, что тот опрокинулся в снег. Второй браток рефлекторно взмахнул гвоздодёром, но Хунагов в своё время бегал стометровку быстрее всех остальных юниоров Адыгейской автономной области. Он перемахнул через груду бетонных балок и скрылся в зияющем подъезде. Пингвин ошалело поднялся на ноги. Его нос отваливался от боли и ронял частые горячие капли. Пингвин вытащил из куртки пистолет, неуклюже перелез через балки и, не обращая внимания на сдавленные протесты соратника, бросился в подъезд.
    Тьма объяла его. Он взбежал на первую площадку и прислушался, тяжело дыша и ощупывая воздух свободной от пистолета рукой. Слабое фиолетовое зарево откуда-то сверху подсказывало ему, что площадка продолжается вперёд и вправо. Пингвин нерешительно шагнул вперёд, но тут же услышал справа отчётливый шорох, повернулся, выстрелил и побежал вслед за выстрелом. Не пробежав и трёх метров, он врезался в стену, но моментально забыл об этом, потому что увидел вход в чуть менее непроглядное помещение, у противоположной стены которого, прямо под оконным проёмом, что-то явно шевелилось. Пингвин выстрелил ещё два раза – прямо в шевеление. Оно, тем не менее, не прекратилось и даже не изменило своего характера. Не опуская пистолет, Пингвин храбро подошёл ближе.
    Он окончательно убедился, что на полу шевелится не Хунагов, когда щёлкнул зажигалкой и увидел белёсое женское лицо с аккуратной дыркой в скуле. Кожа вокруг дырки вздулась, образовав подобие кольца. Кровь при этом ниоткуда не текла, а голова продолжала трястись – вместе с туловищем и босыми ногами.
    Пингвин считал себя искушённым ценителем видеофильмов про живых мертвецов. В сложившейся ситуации он заорал, наложил в штаны и сиганул обратно на улицу.
    Когда вопли и ругань братков стопроцентно стихли за забором, А. М. Хунагов начал спускаться с последнего достроенного этажа. Он был немного озадачен случившимся. Он уже успел помолиться и мысленно приготовиться к встрече с Всевышним. Но встреча, похоже, откладывалась. На первом этаже Хунагов на всякий случай остановился и замер. Так он услышал шум трясущегося тела Зины.
    Значительная часть Зининой одежды уже превратилась в тряпки. Наименее рваным оставался пуховик. Хунагов осторожно застегнул его и взвалил Зину на плечи. Потом вышел на улицу и направился к дыре в заборе. Трясущееся тело норовило соскользнуть и несколько раз едва не повалило его. Ещё протаскивая Зину через дыру, Хунагов увидел продавца, лежавшего на краю заснеженного газона рядом с ларьком, лицом вниз. Продавец слабо шевелил головой и постанывал. Снег вокруг него был испачкан кровью.
    Хунагов бегом донёс Зину до девятки, посадил на заднее сиденье и вернулся за продавцом. Он попытался взять юношу на руки, но тот закричал от боли. В конце концов проходившая мимо женщина помогла донести продавца до машины и положить на заднее сиденье. Зина к тому времени уже сползла с сиденья на пол и сложилась там, выбросив вперёд босую ступню.
    - ... И её что ль тоже? – женщина вгляделась в сумрак внутри девятки. – Ой, а с ногой-то у неё что?! О господи боже ты мой...
    Хунагов посмотрел на ногу Зины. Его передёрнуло.
    - Не имею понятия. Врачи скажут, – он убрал ногу Зины внутрь и закрыл заднюю дверь. – Спасибо вам большое. Где здесь больница поблизости, вы не знаете?
    Под утро Зининым родителям позвонили из милиции и сказали, что найдена девушка в аномальном физическом состоянии со студенческим билетом на имя их дочери. Папа натянул штаны и свитер, опрокинул в себя стакан кефира и поехал в больницу.
    - Она? – спросил дежурный врач.
    - Она, она, – нетерпеливо сказал папа. – Нашлась... Мне сказали, какое-то аномальное физическое состояние у неё? Чего с ней такое?
    - Даааа, есть странности определённые... – врач приподнял одеяло и показал папе ноги Зины. – Ну, что она трясётся без сознания несколько часов – это ещё как бы куда ни шло... Дыхание тоже очень необычное... Но вы особенно на ноги посмотрите.
    Папа посмотрел. Между пальцами Зининых ног ещё не было промежутков – только пульсирующие красноватые вмятины. Коленные чашечки тоже пока не совсем встали на место и находились на несколько сантиметров ниже обычного. Папа изобразил на лице изумление.
    - У неё ведь не с рождения так? – с надеждой спросил врач.
    - Нет, – добил его надежду папа.
    - Мы вначале подумали, что врождённая аномалия... Но я потом смотрю, что изменения происходят... Вначале вообще пальцы почти намечены не были, а сейчас, как видите... И колени стали ближе к норме. На лице тоже – видите здесь? – здесь было углубление, закрытое тонкой тканью, как будто соединительной. Ну, вот как сейчас между пальцами ног у неё... И посинение вокруг было. А сейчас – видите, да? – только пятнышко осталось красное. То же самое вот здесь, – врач ткнул пальцем под левую грудь переодетой в больничную пижаму Зины, – и в спине, с другой стороны, чуть пониже правой лопатки. То же самое...
    - Интересно, – честно сказал папа. – Очень интересно. Она не вернулась домой. Четыре дня назад. Была в нормальном состоянии, когда уходила. Мы её... искали. Так отчего же? Отчего это с ней такое?
    Врач развёл руками.
    - Ничего не могу сказать определённого. Будем анализы делать... Мы бы и раньше сделали, да с ней как раз парнишку привезли... С проломанным черепом и с ребром в лёгких. Он умер полчаса назад. В реанимации.
    - Парнишку? Кто их привёз?
    - Мужчина какой-то. Он щас в милиции, наверно...
    В то же утро папа встретился с Хунаговым А. М. и услышал от него про выстрелы и про обрывок провода, который тот снял с Зиной шеи прежде, чем взвалить её на плечи.
    Анализ крови у Зины удалось взять только к середине дня – до этого кровь отказывалась течь, а когда её всё-таки извлекали при помощи шприца, почти мгновенно превращалась в бурый денатурированный раствор, который поверг весь персонал в лёгкий недоверчивый шок. В четыре часа всё внезапно пришло в норму, кровь перестала выкидывать фокусы и стала совершенно обыкновенной кровью первой группы, без указаний на какие бы то ни было аномалии. Слюна оказалась столь же бессодержательной. Первые дикие кардиограммы постепенно сменились стандартным жизнеутверждающим рисунком. Дыхание стабилизировалось. Коленные чашечки встали на место, пальцы ног разделились, следы загадочных углублений на лице, затылке и теле полностью исчезли. Началось и быстро кончилось жутковатое гудение. Вернулось сознание, с воспоминаниями вплоть до первых чисел января. Через пять дней Зину выписали.
    - Значит, говорите, было уже так раньше? – спросил в заключение другой врач.
    - Было, – подтвердил папа. – И привозили её в больницу уже. Только позже. Когда всё прошло. Никто не заметил ничего странного.
    - Ясно... – врач смотрел мимо папы, на потёртый временем советский плакат на стене. – Ну, вы не пропадайте, приводите её на обследование время от времени, будем её на учёте держать... Мы бы её и сейчас ещё подержали, конечно... Понаблюдали бы... Интересный случай... Но такой сейчас аврал...
    - Понимаю, – поднялся со стула папа.
    В середине февраля Зина снова стала ходить на занятия, причём в джинсах и без платка на голове. Её христианский запал угас так же бесследно, как угасла после первого самоубийства любовь к Паше из 11б. Зина помнила о своём предсмертном благочестии, но помнила отстранённо – как Ваня своё былое увлечение игровой приставкой Dendy. Заметив такое охлаждение к вере, бабушка Наташа попыталась поговорить с Зиной по душам, но Зина не понимала сути предъявляемых претензий. В начале разговора она зевала; под конец, поскольку тонá бабушки Наташи становились всё более повышенными, расстроилась до слёз. На этом месте вернулась с работы мама и откровенно выставила бабушку из квартиры. Три месяца после этого они не разговаривали.
    Ваня облазил недостроенный дом сверху до низу и даже притащил откуда-то счётчик Гейгера, чтобы замерить уровень радиации на месте самоубийства Зины. Подобно папе, он принялся покупать литературу эзотерического характера. Но в его книгах толковалось о более свежих тайнах мироздания: неопознанных летающих объектах, близких контактах третьего рода, параллельных мирах и Курте Кобейне, который жил в одном из них и диктовал оттуда свои новые загробные песни. Кроме того, Ваня придумал для Зины звучный диагноз, в который она с удовольствием поверила: «эпизодический депрессивный психоз, проявляющийся в кратковременных приступах амнезии». Слово «психоз», правда, Зина опускала. И добавляла слово «глубокий»:
    - У меня глубокая эпизодическая депрессия, проявляющаяся в приступах кратковременной амнезии.
    - Больше ни в чём? – кисло спросил Денис.
    Его крыса умерла от стресса и полученных телесных повреждений через одиннадцать часов после вечеринки.
    - Что ты имеешь в виду, Денис? – не поняла Зина.
    - Ну, там, в религиозном фанатизме?
    - Дэн, оставь Зину в покое, – рутинно сказала староста Юля.
    После четвёртого самоубийства эмоциональное состояние Зины полтора года оставалось стабильным. Зина занималась, сдавала экзамены на «удовлетворительно», готовила еду, ни в кого не влюблялась, никому не молилась. Родители немного воспряли духом, особенно мама. Однако в августе 1998-го Зинина стабильность обрушилась, вслед за государственными пирамидальными облигациями и курсом рубля.
    Дефолт не поразил Зину непосредственно. Она не имела собственных сбережений и, более того, находилась на даче, собирая урожай овощей и конспектируя мировую литературу трёхцветной шариковой ручкой. Иногда она читала вслух бабушке Тоне – отчётливо, хотя и без малейшего намёка на выражение. В остальное время бабушка Тоняпила на веранде белорусский лимонад и слушала «Маяк». Ей вспоминался обдуваемый лёгким бризом посёлок Ильич на берегу двух морей.
    Родители приезжали по пятницам и уезжали в воскресенье. Ваня наслаждался последним летом детства в летнем лагере, удалённом от посёлка Ильич на двести тридцать километров.
    На неделе, которая началась с дефолта, порядок вещей был нарушен. Родители приехали в субботу, после полудня. Мама смотрела вокруг себя красными заплаканными глазами. Её нерасчёсанные волосы падали на мятое, невыспавшееся лицо. Небритый папа был одет в пиджак поверх майки и спортивных штанов.
    Мама поздоровалась с бабушкой Тоней и Зиной. Папа не издал ни звука. Он сел на скамейку под яблоней, прислонился спиной к стволу, достал из внутреннего кармана бутылку коньяка и отхлебнул.
    - Ну чего, Тань? – шёпотом спросила бабушка Тоня, вцепившись руками в перила крыльца. – Я тут радио всю неделю слушаю. День и ночь. Извелась уже. Как у вас?... Что с Толей?
    Мама вдохнула. Выдохнула. Махнула кистью руки.
    - Спрашивайте у него, Антонина Устиновна.
    Бабушка издалека вгляделась в папу и покачала головой. После мамы она была ведущим специалистом в области папиной психологии. Третьим был Ваня. Если бы он случился поблизости, он бы тоже мгновенно определил, что в ближайшие сутки папу лучше не спрашивать ни о чём.
    Зина потеряла свои знания папиной психологии всё в том же восьмом классе. Сначала отхлёбывающий отец с двухдневной щетиной просто напугал её. Она постояла в пяти метрах от него и пошла в дом – принимать участие в безмолвном чаепитии, вместе с мамой и бабушкой. Несколько раз она нарушила молчаливое жевание пряников замечаниями об овощах и мировой литературе. Мама односложно мычала в ответ. Затем Зина вернулась к чтению и конспектированию. Через час она прервалась, чтобы сходить в фанерно-рубероидный туалет на краю огорода.
    Яблоня с папой находилась по пути к туалету. Возвращаясь, Зина остановилась напротив папы, превозмогла страх и спросила, что случилось.
    - А, Зинуля, – сказал папа. – Ты присядь пока, я щас тоже схожу и всё тебе объясню.
    Он поставил бутылку на скамейку и пошёл в туалет. Зина нерешительно присела на краешек. Бутылка была наполовину пуста. На крыльце немедленно нарисовалась мама.
    - Зина! – крикнула она. – Не беспокой отца. Иди в дом, занимайся.
    - А ты не трогай её, Тань, – раздалось из туалета. – Она меня не беспокоит. Мы с ней щас будем говорить. Как отец с дочерью.
    Зина посмотрела на маму, пожала плечами и осталась на скамейке. Мама устало щёлкнула языком. Ей не хотелось вступать с папой ни в какие формы коммуникации. В конце концов она зашла обратно в дом.
    По возвращении из туалета папа опустился на прежнее место.
    - Ну, как литература? – вкрадчиво спросил он, отхлебнув.
    - Очень интересно, – ответила Зина. – Я могу тебе что-нибудь посоветовать почитать, если у тебя есть свободное время. В июле я читала зарубежную классику. Это позволяет увидеть корни. Появляется чувство исторической перспективы. Литература итальянского Возрождения удивительно многоплановая. Лично мне из зарубежной литературы близок немецкий романтизм. Но с начала августа у меня по плану идут русские авторы, по большей части. Это, папа, как земля и небо. Сразу чувствуешь, насколько тоньше русская литература. Чувствуешь, насколько ближе она твоей душе. Чем больше я учусь, пап, тем лучше понимаю, что литература – наше главное богатство. Сейчас я...
    - Это ты правильно понимаешь, – громко перебил её папа. – Это наше главное богатство. Больше ни хера у нас нет.
    Он отхлебнул и для разнообразия поморщился. Доцент Метёлкин, владелец дачного домика через дорогу, громко поздоровался из-за забора и пошёл дальше по своим делам.
    - Привет, привет, – запоздало откликнулся папа. – Рисуй доллары, доцент... Что я, тебе, Зинуля, скажу, чудо ты наше бессмертное. Тебя, ясен пень, только вечное интересует. И это прекрасно, Зинуля, прекрасно. Литература... Историческая перспектива... Неее, я не вижу ни хера никакой исторической перспективы. Только вижу исторический кобздец. Может в твоей тонкой литературе написано где-нибудь, почему так? А? Написано? Пушкин писал об этом?
    - О чём? – прошептала Зина.
    - Почему везде чужих сначала имеют? А у нас своих имеют в первую очередь? От тонкости, что ли? Деликатные они у нас очень, да... Стеснительные... Вот чё бы нормальная страна сделала? Нормальная страна набрала бы кредитов за границей, а потом сказала бы, миль пардон, нету у меня денег. Жопа только голая и ракеты у меня. Не буду ни хера отдавать. И вот чё вы все будете делать... Или напечатала бы денег. Включила бы станок и напечатала. Леса много. Бумаги хватит. Городов хватит. Но неее, ни хера... Они ж тока что нолики убрали с бумажек. Копейку вернули в оборот. С гордостью. Как же ты тут будешь деньги печатать. Некрасиво. Опять нули полезут... Неее, ясен пень, лучше всего у своих деньги отобрать. Своих отыметь. Дерьмо не надо из избы, здесь все привычные. Государственные облигации... Государство... Твоя родина – эмэмэм, Зинаида. Понимаешь? Эм—эм—эм. Наша историческая перспектва – пирамидостроение. Написано об этом в литературе? Если не написано, я тебе щас расскажу, ты сама напишешь потом. Может, прославишься. Сначала, Зинаида, всех сгоняют строить пирамиду, как в Египте, вручную. Пóтом и кровищей. А в конце эта пирамида разлетается на хер и пришибает всех. Кто не спрятался, я не виноват. Потому что проект на коленке рисовали. И так ещё одну пирамиду. А потом ещё одну... Ты вот, Зинаида Бессмертная, ты молодец у нас. Будешь духовно богатая. Ты ещё в бога зря бросила верить, бог – это вообще железно. Ушла бы в монастырь, там никого ничего не колышет. Мирись с бабой Наташей, пока не поздно... Потому что иначе пришибёт. Как меня. Пять лет, блядь, откладывал. Своё дело хотел. С корешом всё прикинули. Всё просчитали. Потом пошёл, блядь, в банк. Весной. Старомодно, сказали, деньги под матрасом держать. Отсталость это, дядя. Деньги должны работать. У них в банке. Он динамично развивается... – папина рука, державшая коньяк, затряслась. – Ллллитература, да... Иди-ка ты всё-таки в монастырь, Зинуля. Жизнь – это не литература. Она ни хера не тонкая. В жизни жрать надо. Деньги надо зарабатывать. И в зубах их держать, эти деньги. Неее, однозначно в монастырь, Зинаида. Там учитаться можно книжками... А вообще, – папа развернул голову и смерил сжавшуюся на краешке скамейки Зину взглядом с поволокой. – Вообще, чё тянуть всю эту волынку. Тебе не впервой. Иди, повесься где-нибудь за посёлком. Может, в этот раз получится до конца. Вот тебе, погоди... – папа порылся в своих спортивных штанах и извлёк оттуда маленький складной ножик с шестью лезвиями. – На, держи. Срежешь у доцента бельевую верёвку. Только петлю повнимательней завязывай. Ну, давай, вперёд... – он легонько подтолкнул Зину локтем.
    Зина встала, всхлипывая и сжимая ножик в трясущемся кулаке.
    Папа развернул голову обратно, встряхнул бутылку и отхлебнул больше обычного.
    - Советую на старой овчарне. Там много балок удобных, – добавил он.
    - Хорошо, папа, – Зина поковыляла к калитке.
    За калиткой она бросилась бежать. Она срезала бельевую верёвку в незнакомом огороде на краю посёлка и повесилась на старой овчарне. Пятьдесят минут спустя, когда мама прибежала туда вслед за ней, Зина медленно крутилась над опрокинутым ржавым бидоном. Ещё через полминуты верёвка обрвалась.

Улица Уточкина

    Таким образом, в Зинины сложные отношения со смертью была посвящена бабушка Тоня. Поздно ночью они с мамой перенесли тело из овчарни в дом. Чтобы не попадаться на глаза пьяной дачной молодёжи, они сделали большой крюк через рощу, подступавшую почти вплотную к их участку. Тропинка была узкая и давно не хоженая, а Зина за последние полтора гола заметно прибавила в весе. Через каждые пятнадцать-двадцать метров приходилось останавливаться.
    - Ну надо же, – мечтательно сказала бабушка Тоня во время одной из передышек.
    - В смысле? – спросила мама.
    - Вот уже не думала, что буду тащить мёртвую внучку по лесу... А ты ещё и говоришь, что она оживёт через четыре дня. Интересно-то как.
    Мама с некоторой завистью посмотрела на чёрный силуэт бабушки Тони. Ей никогда не приходило в голову, что самоубийства и воскрешения Зины можно описать словом «интересно».
    Бабушка осталась на даче вместе с телом. Когда она заметила, что тело начинает подрагивать, она перенесла радиоприёмник с «Маяком» в комнату и, отвлекаясь только на сон и приготовление картошки в мундире, в течение четырёх суток предавалась наблюдениям. Уже под конец ей пришло в голову взять с Зининого стола чистую тетрадку и последовательно описать все метаморфозы. До ухода на пенсию бабушка Тоня тридцать шесть лет проработала геологом: сначала полевым, причём нередко в Сибири; затем кабинетным в Ленинграде. На исходе седьмого десятка её ум был по-прежнему пытлив и по-прежнему любил обстоятельность.
    Год спустя Зина предоставила бабушке Тоне прекрасный шанс расширить и дополнить записи в тетради. Она повесилась прямо в её квартире на Улице Уточкина.
    У Зины был свой ключ от квартиры. После августовского самоубийства они с бабушкой Тоней заметно сблизились; иногда Зина несколько дней подряд жила в комнате покойного деда Андрея, в окружении желтеющих книг о машиностроении и фотопортретов людей в касках и защитных очках. Сам дед Андрей, прежде чем умереть от рака, успел прожить в этой комнате чуть больше года. Зине, впрочем, казалось, что он прожил там несколько столетий. В день смерти деда время в комнате остановилось – об этом свидетельствовал даже отрывной календарь, на котором выцветало 13 сентября 1987-го года.
    13 сентября 1999-го года Зина приехала на Улицу Уточкина в два тридцать пять. Она включила телевизор на кухне и принялась тушить картошку. Бабушка сидела в гостях в доме напротив, у своей бывшей сотрудницы и лучшей подруги. Происходил одиннадцатый мемориальный разговор про деда Андрея.
    В три часа по телевизору начались новости. Здесь нелишне отметить, что к тому моменту Зинино эмоциональное состояние неуклонно ухудшалось уже больше месяца – с тех пор, как она попыталась работать вожатой в лагере в Приозерском районе и четырьмя днями позже была снята с отряда и отправлена обратно в Петербург, к большому сожалению детей, которые только-только вошли во вкус и готовились издеваться над ней по-настоящему. Третьего сентября на это потрясение наложилась новая преподавательница английского Жанна Васильевна. Уже к середине первого занятия она сказала Зине: I think you’re just wasting everyone else’s time here, my dear. Что было особенно чувствительно, поскольку на первом и втором курсе Зинин аграмматичный, но относительно быстрый английский удовлетворял и временами даже радовал преподавателей.
    После удара Жанны Васильевны Зина уже балансировала на грани. Однако за очередную последнюю черту её вытолкнули именно новости. В новостях показали руины многоквартирного жилого дома в Москве и сказали буквально следующее:
    – ... в том числе тела десяти детей. Кроме того, извлечены тринадцать фрагментов тел, не поддающихся идентификации. По уточнённым данным МЧС России, во взорванном доме на Каширском шоссе были зарегистрированы сто сорок четыре жильца. На месте трагедии уже вывешен так называемый "список живых". Он содержит имена тридцати девяти человек, прописанных во взорванном доме. По разным причинам, минувшей ночью эти люди не ночевали в своих квартирах. Госпитализированы на данный момент девять человек, в том числе двое детей. Состояние здоровья детей оценивается медиками как удовлетворительное. Амбулаторная помощь оказана...
    Ещё утром Зина слышала, как одногруппники говорили что-то о взрыве в Москве, но была слишком зациклена на предстоящем занятии с Жанной Васильевной, а Жанна Васильевна, в свою очередь, вообще никогда не смотрела новости, чтобы не портить себе нервы. Теперь, узнав о масштабах случившегося, Зина забыла о тушении картошки и пошла плакать в комнате деда Андрея. Невыносимость жизни в шестой раз оглушила её. Прорыдав несколько минут на табуретке у письменного стола, Зина подняла глаза и увидела на стене выцветающее 13 сентября 1987-го года. День дедушкиной смерти.
    - Значит, так уж заведено в нашем роду, – сказала она и целеустремлённо повесилась на карнизе, привязав к нему комбинацию дедовского ремня и полосатого шнура от старого утюга.
    Бабушка Тоня вернулась в шестом часу. В квартире стоял дым и запах гари. На плите дотлевала картошка. Бабушка выключила плиту, распахнула окна и сняла ремень с шеи Зины. Насколько она могла судить, Зина умерла не столько в петле, сколько от удара головой о стальную фигуру металлурга в треть человеческого роста, которую деду Андрею подарила заводская партийная ячейка в честь выхода на пенсию. Очевидно, карниз в какой-то момент не выдержал. Бабушка смыла кровь с виска и лица Зины, раздела её и положила на кровать. Потом позвонила Зининым родителям и пошла доставать из серванта прошлогоднюю тетрадь с наблюдениями.
    - А на неё можно будет взглянуть? на эту тетрадь? – спросила Катя у Зининой мамы.
    - Конечно. Антонина Устинна, к сожалению, умерла в этом, то есть в прошлом году. В её квартире Ваня сейчас живёт с девушкой своей. Тетрадка тоже там у них. На старом месте, в серванте. Я думаю. И Ванины фотографии – он тогда, на Уточкина, много фотографий сделал. Вы попросите его потом показать, если интересно...
    - Очень. Безумно интересно, – закивала Катя. Профессиональная составляющая её личности очнулась ещё в середине рассказа.
    - Ваня и в этот раз снимал уже. Он у нас главный энтузиаст... Говорит, надо подготовить материал как следует, задокументировать всё и на английский перевести. В Финляндию отвезти хочет. Он думает, им там интересней будет, чем нашим...
    - А что наши? – не поняла Катя. – Почему нашим не должно быть интересно?
    - Ну... Помните, когда она второй раз в больнице была? Вот... И ведь мы ещё потом, в девяносто девятом, когда она у бабушки повесилась, приглашали этих двух врачей, которые её случаем вроде интересовались тогда... Один – представляете? – он сказал, что ему не до того. Попросил не беспокоить больше... Другой, правда, подъехал. Вечером, на третий день. Чуть ли не до двенадцати сидел с Антониной Устинной и с Толиком. Потом ещё один раз приехал, когда она очнулась уже. Вопросы ей задавал. Я с ним тоже разговаривала. Он такой немножко ненормальный, как врачи часто бывают. Жук Роман Романович. Вы извините, Катя, что я так про вашу профессию...
    - Ничего, ничего, – понимающе улыбнулась Катя. – Такая профессия.
    - Да... В общем, он, главным образом, лоб потирал и плечами пожимал. Ничего не говорил толком. «Я займусь этим, я займусь этим.» Так ничем он и не занялся. Мы не в курсе, во всяком случае... Знаем только, что он в Москву переехал. В начале этого... в начале прошлого года. Звонил нам перед переездом. Сказал, что не забывает. Просил связаться с ним, если повторится ещё раз. Электронный адрес оставил...
    - Вы уже написали ему?
    Зинина мама наклонила голову и сжала губы. Она искала подходящие слова.
    - Эээ... Мы подумали, бессмысленно это... Было бы кому действительно интересно, уже бы взялись за Зину давно. В институт бы забрали какой-нибудь, исследовали бы там. Что в таких случаях делают?... Мы подумали, наши нашими, Россия Россией, всё понятно, но, наверное, не только в этом дело... Может быть, Зина выпадает из общей картинки слишком сильно. В голове не укладывается. Даже в наших-то головах – и то не укладывается. Мы с Толиком ловим себя постоянно на том, что забываем напрочь про всю эту... чертовщину. Понимаете, да, что я хочу сказать?
    - Ага, понимаю, – задумчиво кивнула Катя. – Понимаю... Но ведь это же нельзя так оставить... Это же... Это же фантастика, настоящая фантастика! Даже в кино такое не часто... Это же – если это исследовать – это может кончиться открытием покруче спирали ДНК. Если она действительно и полностью умирает, а после этого... А вы свитер повесили в ванной, да?
    - Нет. Он в прихожей, на рогах.
    Катя поднялась из-за стола и побежала за свитером. Мама Зины поднялась вслед за ней.
    - Можно, я к вам сегодня ещё приду? – спросила Катя, торопливо застёгивая пальто на пороге Зининой комнаты. – Сегодня попозже, с одним знакомым? Он тоже врач. В смысле, почти врач – он в ординатуре сейчас, занимается судебной медициной. Он это должен увидеть. Ему будет очень интересно. Очень. Мы с ним пока зелёные, нам общие картинки по барабану... И его научный руководитель... Я объясню потом. Можно мы придём, да? – Катя взглянула на часы. – Часов в... часов в шесть?
    - Приходите, конечно, – мама Зины отступила в сторону, пропуская Катю к входной двери. Взрыв Катиной активности немного ошарашил её.
    На лестничной площадке, нажав на кнопку лифта, Катя обернулась и несколько секунд морщила лоб.
    - И вы не могли бы ещё попросить Ваню привезти эти записи? – наконец поймала она ускользавшую мысль. – И фотографии? Пожалуйста. Если он сегодня собирался приехать. Пусть он захватит всё.
    - Хорошо, Катя, я позвоню ему, – сказала мама. – Я думаю, он сразу же прискачет. Я же говорю, он главный энтузиаст.
    - Ну, тем более... Тогда отлично! Спасибо! До встречи! Мы обязательно придём, скоро!
    Катя страстно помахала Зининой маме рукой и вскочила в подъехавший лифт.
    Вот так всё и началось.57 57 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ

ЧАСТЬ 2 ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД


Машенька

    Никита любил поговорить о своей оперативности, но в поисках Машеньки оперативность не проявила себя: Зина рассказала об инциденте в Таманской Швейцарии ещё в декабре, Братья слетали в посёлок Ильич сразу после Нового Года, точный старый адрес в Чехове был известен к православному Рождеству, а то, что Машенькина мама развелась с Машенькиным папой, нашла другого папу и переехала в дом, находившийся в семистах метрах от прежнего, почему-то выяснилось только под конец апреля.
    - Я тебе объясню, почему, – бесстрастно сказал Жук, выслушав Никиту. – Я тебе охотно объясню, почему. Я не видел здесь никого из твоей кодлы, включая тебя, с двадцать третьего февраля, когда ты приехал сюда в офицерской фуражке и в жопу пьяный. Чтобы поздравить меня с праздником. Я в своё время носил кирзовые сапоги на сборах, и я высоко оценил твоё внимание. Но с двадцать третьего февраля и до настоящего момента я звонил тебе пятьдесят девять раз, всё отмечено в аутлуке, дозвонился из них двенадцать, не был сброшен восемь – и каждый из этих восьми раз выслушивал невыносимо гнилые отмазы, как вы их называете. При этом ты должен лично приезжать и лично общаться со мной раз в неделю. Три месяца я терпел и не звонил Егору Дмитричу. Три месяца. Так что без обид, договорились?
    - Договорились, – буркнул Никита. – В общем, короче, как я сказал. Контакт наладили. Третьего её привезём. Вместе с мамой.
    - То есть как это «с мамой»? – опешил Жук.
    - А куда нам маму девать? – возмутился Никита. – Она над ней чахнет как курица над яйцом, бля. «Бедная моя Машенька, солнышко моё несчастное...»
    - Курица с яйцом носится, – автоматически поправил его Жук. – Чахнет Кащей над златом. С мамой сделайте что-нибудь. Что-нибудь безболезненное, я имею в виду. Безобидное. Объясните, что закрытая кремлёвская клиника. Заинтересовалась уникальным случаем. Конфеты купите. Или торт бисквитный. Понимаешь? Или Егор Дмитрич должен объяснить?
    З-го мая была пятница, законодательно вставленная в длинные выходные. Машеньку привезли к полудню. Нервную маму оставили в Чехове, с конфетами «Юбилей» и бисквитным тортом. Помимо кондитерских изделий и корня «кремль», успокоить её помог Машенькин отчим. Он долго тряс руки Братьям и сказал, чтобы там, в закрытой кремлёвской клинике, не торопились. Чтобы изучили всё как следует. Пусть Машенька послужит медицине, мы готовы пойти на жертвы. На лице отчима отражалась сбывающаяся мечта. Ему неоднократно снились сны, в которых Машенька покидала его двухкомнатную квартиру и навеки переезжала в интернат для умственно отсталых детей в отдалённом субъекте Российской Федерации.
    Жук перенял Машеньку у Братьев на крыльце клиники и за руку провёл в свой кабинет. Выражение на лице девочки превзошло его ожидания. Вместо заледеневшего испуга-удивления он увидел полное отсутствие эмоций. Когда Машенька крутила глазами – чтобы смотреть в разные стороны – казалось, что она, по старой привычке, выполняет ритуал, давно утративший для неё смысл. В остальном её облик соответствовал полу и паспортному возрасту. Только ботинки, джинсы и кофточка смотрелись подозрительно гармонично для пятнадцати лет. Судя по всему, Машенька не принимала никакого участия в выборе своего гардероба.
    В кабинете Жук усадил её на кушетку. Машенька принялась медленно тереть ладонью своё правое колено.
    - Ты ушиблась? – спросил Жук.
    Он согнулся над столом, поводил мышкой по прошлогоднему номеру Brain Research, запуская программу для аудиозаписи, и сел на табурет рядом с кушеткой. На его лице нарисовалось участие.
    - Нет, – ответила Машенька.
    - А почему ты трёшь коленку?
    - Не знаю.
    - Замечательно, – сказал Жук, увлечённо сцепляя пальцы. – Расскажи мне о себе.
    Машенька равнодушно повернула глаза в его сторону и принялась тереть другую коленку.
    - Меня зовут Мария, – ответила она. – Моя фамилия Тимохина.
    - Сколько тебе лет?
    - Мне пятнадцать лет.
    - Ты учишься в школе?
    - Номер два.
    - В каком классе?
    - В восьмом бэ.
    - Ты уже второй раз в восьмом классе?
    - Да... Дима Липецкий сейчас в девятом а. Он красивый, мне нравился в прошлом году. В восьмом а.
    - Почему тебя оставили на второй год?
    Машенька медленно покачала головой.
    - Потому что ты плохо учишься?
    - ... Не знаю.
    - У тебя есть любимые предметы в школе?
    - Не знаю... У меня есть кот Борис. Рыжий. Очень большой, – на пару мгновений она перестала тереть коленки и показала размеры кота. – Самый большой кот во дворе... У него большие усы.
    На слове «усы» в её голосе проскользнула первая неясная эмоция.
    - Хороший кот, - признал Жук. – А для чего люди ходят в школу?
    - На уроки.
    - А для чего уроки? Для чего люди получают образование?
    - ... Это в университете, - Машенька заметно напряглась перед ответом.
    - Что в университете?
    - Там получают образование.
    – Верно. А для чего его получают, ты не знаешь?
    - Не знаю, – с готовностью отозвалась Машенька.
    - Ага, – Жук хрустнул пальцами. – Маша, а вот скажи мне: как можно узнать, что человек врёт?
    - Надо спросить, – ответила Машенька, не задумываясь.
    - У кого спросить?
    - ... Не знаю.
    - Хорошо, – просиял Жук. – Тогда, Маша, такой вопрос, с твоего позволения. Чем отличаются юноши от девушек?
    - Они разные.
    - Точно. А в чём разница?
    - Они не носят юбки.
    - Мальчики?
    - Юноши. Только Катыкин, на Новый год. На огонёк... У них есть член.
    - Есть, – согласился Жук. – А ведут юноши и девушки себя одинаково?
    - Когда, – спросила Машенька без вопросительной интонации.
    От потирания колен она перешла к потиранию кушетки.
    - Когда? – Жука удивил сам факт вопроса с её стороны. – На уроках, например.
    - Не знаю.
    - На переменах?
    - ... Не знаю.
    - На дискотеке?
    - Я не хожу.
    - Ага, – Жук понимающе кивнул, встал с табуретки и нашёл среди бумаг на столе список вопросов. Вопросы занимали полторы страницы формата А4.
    - Я хочу есть, – сказала Машенька.
    - Скоро будет обед, – пообещал Жук.
    Он нажал кнопку на большом офисном телефоне, стоявшем на тумбочке. Послышалась далёкая радиомузыка, шаги и «да, Роман Романович».
    - Вика, накрой, пожалуйста, в столовой. Через двадцать минут мы с девочкой придём обедать.
    - Обедать? – гулко удивился голос Вики. – Есть? Перед анализами?
    - Да. В данном случае не имеет значения. Накрой на троих. Эти ведь уехали уже?
    - Да. Первое, второе и салат?
    - И мороженое, – сказал Жук. Он оглянулся на Машеньку. – Маша, ты ведь любишь мороженое?
    - С чем, - произнесла Машенька.
    - С изюмом, – раздалось из телефона.
    - Борис не ест мороженое. Я давала ему. На блюдечке.
    - В общем, мороженое, – Жук отжал кнопку.
    На его лицо легла внезапная тяжёлая мысль.
    Ела Машенька молча и аккуратно. Доев мороженое, поднялась со стула и спросила, где можно помыть посуду. Вика хотела сказать, что не надо, она помоет сама, но Жук остановил её. Он показал Машеньке кухню и раковину. Все десять минут, пока она приносила со стола и мыла тарелки, чашки и столовые приборы, он непроницаемо следил за её действиями.
    После обеда Машеньку привели в смотровую. Вика постелила на кушетку чистую простыню и полезла за инструментами для взятия мазков, но Жук остановил её и на этот раз. Вместо мазков и прочих формальностей он попросил Машеньку растянуться на кушетке и вколол ей слоновью дозу снотворного.
    - Сходи пока проведай Зину, – сказал Жук Вике. – Я всё сам сделаю.
    Вика пожала плечами и вышла.
    Жук запер за ней дверь. Минуты три он задумчиво стоял посреди комнаты, морща лоб и почёсывая мочку уха. Мочки, а также раковины обоих ушей Жука давно стоило побрить.
    Машенька умиротворённо сопела на кушетке. Её ноги были слегка согнуты и повёрнуты влево.
    Постепенно Жук вышел из раздумья. Он достал набор сверкающих инструментов и сосудов, методично вымыл их над широкой овальной раковиной и разместил на столике рядом с кушеткой. Затем аккуратно раздел Машеньку. На полу под кушеткой выросла куча скомканной одежды, увенчанная трусиками с изображением черепашки в очках. Жук тщательно осмотрел и ощупал тело девочки, четыре раза перевернув его в процессе. Тело было веснушчатым и подростковым, с ещё слабо выраженной грудью и острыми лопатками. На правом бедре сидело бледное родимое пятно величиной с пятирублёвую монету; низ живота был перечёркнут тонким выпуклым шрамом. Жук нашёл в компьютере отсканированную копию медицинской карты из чеховской поликлиники, в энный раз пробежал её глазами, но не увидел ничего, что могло бы объяснить присутствие шрама.
    - Ну бог с тобой, – Жук нетерпеливо отмахнулся от компьютера.
    Он достал из стола «Кэнон», поменял объектив, прикрепил вспышку и сделал тридцать два снимка разных частей тела Машеньки, для чего её пришлось ещё пару раз перевернуть. После этого наконец пришла очередь разложенных на столике инструментов. Жук надел перчатки, ввёл в левую руку Машеньки анестетик, взял пробу крови из вены и выцедил её в длинную пробирку, уже занятую до половины бесцветной жидкостью. Кровь красиво заклубилась. Жук полюбовался ею и вытянул вторую пробу, которую поместил в пустую пробирку поменьше. Бросив все три использованных шприца в ведро под раковиной, он взял скальпель и аккуратно срезал слой ткани толщиной около миллиметра с подушечки большого пальца Машеньки. Срезанный лоскут он стряхнул со скальпеля в маленькое прозрачное блюдце, также заполненное жидкостью.
    Оставалось только перевязать обрезанный палец. Жук сделал это, снял перчатки, накрыл Машеньку покрывалом, откатил в сторону столик с инструментами и образцами, настучал полстраницы текста на компьютере и вышел, выключив за собой свет.
    Ему ужасно хотелось курить.
    На крыльце он столкнулся с коренастой женщиной в чёрных резиновых сапогах и забрызганном грязью белом халате.
    - Роман Романыч! – воскликнула она.
    - Дарья Васильевна, – произнёс Жук, с опаской осматривая непорочную белизну собственного халата. – Что стряслось?
    - Я это, ничего такого, к Вике за деньгами на корм... Вам хотела только сказать, что Чушка заболела, кажется. Надо бы это, в общем, ветеринару её показать.
    - Это которая из них Чушка? – Жук нахмурился и достал из американского почтового ящика слева от крыльца сигареты и зажигалку.
    - Которая молоденькая самая, с мордочкой чёрной. В феврале её только купили. Не хочет ничего есть и всё першит горлышком. Два дня уже.
    - Она в отдельном загоне у нас?

    -
    В отдельном, в отдельном! Само же собой!

Никита и высшие сущности

    Никита, подобно Амели Пулен с Монмартра, имел в жизни свои маленькие радости. Ему нравилось смотреть, как прорастает луковица, поставленная в баночку с водой. Ему нравилось заезжать домой в середине дня и там, на кухне, слушая Лав-Радио, делать себе два бутеброда из батона с изюмом и дешёвой варёной колбасы, которые запивались сладким чаем из большой (0,6 л.) кружки. Он любил набирать комбинацию из нулей и звёздочек на мобильнике и слушать, как смонтированный женский голос говорит «На вашем счёте осталось тридцать долларов семьдесят четыре цента». Зимой он получал огромное удовольствие по утрам, очищая стёкла машины от инея и попыхивая зажатой в зубах сигаретой.
    Наиболее изощрённой и нечастой радостью Никиты было услышать в жаркий день от кого-нибудь малознакомого «ну и жарища – Ташкент просто». Если это случалось, он снисходительно замечал, что хилая московская жара даже рядом не лежала с температурным беспределом, который каждое лето творится в Ташкенте. Никите нравилось быть специалистом по Ташкенту. В 85-ом году его папу отправили туда прямо из ГДР, вместе с семьёй и понижением оклада. Звание, впрочем, понижать не стали. Почти до самого конца Советского Союза Никита жил в одном из более приличных домов на улице Хорезмской и ходил в полтинник, то есть школу №50. Она была одной из наиболее русских в Узбекской ССР. «С низким процентом узкоглазия», удовлетворённо острил папа и добавлял «чучмеклос», демонстрируя знание немецкой морфологии. Папа происходил из нордической Вологодской области.
    В школе Никита, тем не менее, дружил с Вовчиком – лишь наполовину нордическим сыном русского инженера и узбекской учительницы. С Вовчиком Никита ходил на самбо, пил свою первую водку, курил первый план, ненавидел классную руководительницу Софью Исааковну, говорил о девочках. Один раз ездил с ним на Каспийское море. После того, как семья Никиты переехала в Рязань, они с Вовчиком даже переписывались несколько лет.
    В Рязани Никита прошёл через военное училище. За училищем последовала короткая, но памятная десантно-командная карьера. В ходе этой карьеры он потерял связь с Вовчиком.
    Связь неожиданно восстановилась в тот момент, когда Вика с Машенькой и гостинцами скрылись в подъезде многоквартирного дома в г. Чехов. Никита как раз опустил стекло, закурил и взял в руку телефон, чтобы получить порцию невинного удовольствия.
    Удовольствие не состоялось. Телефон зазвонил. Номер был московским и незнакомым.
    - Алё, – рявкнул Никита.
    - Алло, алло! – воскликнул Вовчик. – Кит, это я, Володя! Вовчик! Из Ташкента! Из полтинника! Я в Москве!
    - Вовчик!!! Мать твою за ногу! ЗдорОво! – Никита просиял и тут же снова погас. – Ты где мой номер взял?
    - У жены твоей, где же ещё? Я твоим родителям в Рязань сначала позвонил, ну, то есть маме твоей. Я – прими соболезнования – в смысле, насчёт отца...
    - Да ладно. Давнее дело.
    - Твоя мама мне домашний ваш дала телефон, я позвонил. Как её зовут, жену-то твою? Не спросил как-то...
    - Ира её зовут.
    - Ира! Красивое имя, женское! В смысле, женственное! С прекрасной энергетикой! Доооолго её упрашивал, чтоб она мне номер твоего мобильного дала. Минут десять. Всё «я ему передаааам, он вам перезвониииит». Всю нашу с тобой молодость ей пересказал! Чтобы в доверие войти. Таинственный ты стал! Серьёзный!
    - Время такое, – сухо сказал Никита.
    - Дааа, время, это да... Встретиться-то можно с тобой, Кит? Я ведь в Москве...
    - Чего ты делаешь? В Москве?
    - Яааа... По общественно значимой деятельности... Тут, понимаешь, такой есть человек, он из Ташкента тоже, у него такая потрясающая миссия... Да я те всё расскажу при встрече! Ты закачаешься!
    - Ну ну, – выдохнул дым Никита. – Уже боюсь. Послезавтра ты будешь ещё? В Москве?
    - Конечно! Пока тут есть деятельность, буду! В обозримом будущем буду!
    - Ты даёшь. Деятель! – поморщился Никита. – Хорошо. Послезавтра тогда. Ты приткнулся где?
    - У друзей! Единомышленников!
    В конце концов Никита без энтузиазма сказал Вовчику, что подберёт его у метро. На этом разговор закончился.
    До возвращения Вики Никиту грызли сомнения. Он даже так и не проверил, сколько долларов и центов оставалось на его счёте. Что-то в голосе и репликах друга юности совершенно не вязалось с образом из Никитиной памяти. Никита помнил Вовчика нормальным пацаном. Тот нормальный пацан не проявлял склонностей к общественно значимой деятельности и не потрясался миссиями. И вообще, тот Вовчик говорил совсем не так. Если бы в активный словарный запас Никиты входили слова «интонация», «чрезмерный» и «экспрессивный», он бы подумал, что интонации в речи нового Вовчика носили чрезмерно экспрессивный характер.
    - Чего-то он как пидор какой-то стал разговаривать, – сказал в тот вечер Никита в разговоре с женой Ирой.
    До вечера, однако, ещё надо было дождаться Вики и отвезти её обратно в клинику. Вика Никиту раздражала. Когда она наконец вышла из Машенькиного дома и уселась в машину прямо справа от него, он перестал ломать голову над переменами в голосе Вовчика.
    - Пристегнуться не забудьте, – недружелюбно сказал он, заводя машину. – Ну, как всё прошло?
    Вика послушно пристегнулась.
    - Неплохо, – сказала она. – Мама была очень рада. Благодарила. Вопросов задавала много. Я сказала ей про операцию. Что сделали операцию, что возможно улучшение... Что не будем выпускать из виду... Она всё спрашивала, неужели не надо денег платить. И почему не надо. Объяснила ей, что уникальные случаи всегда на госфинансировании... А отчима не было дома. Ничего, если я закурю?
    - Пожалуйста, – сказал Никита.
    Пока Вика курила, он разрывался между неприязнью к ней и любопытством. На выезде из Чехова любопытство победило.
    - А что девочка, она правда воскресла?
    - Правда, – не сразу ответила Вика. – Хочется надеяться, что ни с кем кроме меня вы это обсуждать не собираетесь.
    - Обижаете, – пожалел о своём вопросе Никита. – Я свои инструкции знаю. Не в своё дело нос не сую. Любопытно просто.
    - Я понимаю.
    Остаток пути до клиники прошёл в молчании.
    Двое суток спустя, в 19:25, Никита вышел из машины в окрестностях станции метро "Пролетарская" и через три минуты ходьбы безошибочно определил друга юности в долговязой фигуре рядом с газетным киоском. Вовчик имел на себе кроссовки, мешковатые джинсы и заправленную в джинсы футболку с надписью LOVE IS ALL IT TAKES. На его плече висела потрёпанная сумка из коричневой кожи. Пепельные отцовские волосы немного поредели, но были по-прежнему тщательно зачёсаны на прямой пробор. Узкие глаза, как и двенадцать лет назад, смотрели сквозь очки в металлической оправе.
    В целом, внешний вид Вовчика слегка успокоил Никиту.
    - Вовчик! – сказал он, сердечно обнимая и похлопывая друга юности. – Рад тебя видеть. Извини, припозднился. Машина, то да сё...
    - Да брось, Кит! – запротестовал Вовчик. – Всё происходит по плану. Я позанимался пока духовной практикой. Очень рад, что мы с тобой встретились!
    При упоминании духовной практики Никита сделал шаг назад и невольно огляделся. Вечерние люди нестройной колонной выходили из метро. Девочка старшего школьного возраста извлекала деньги из вышитой бисером сумочки и покупала журнал Cosmopolitan. За ней отрешённо стояли ещё несколько покупателей периодики. Июльское солнце собиралось закатиться. Никто не подслушивал их разговор и не хихикал в кулак.
    - Эээээ, – сказал Никита. – Ну, пойдём что-ли посидим где...
    - Пойдём! – закивал Вовчик. – Столько лет не виделись! Поговорим!
    - Ага, – сказал Никита.
    В заведении «Золотой Улугбек», которое Никита выбрал для встречи с другом юности, стоял полумрак, курились кальяны и подавались блюда национальной кухни. Раздавалась соответствующая музыка. Вовчик долго вертел головой, принюхивался и восхищённо цокал языком.
    - Потрясающе! – заявил он, получив меню от рыжеволосой девушки в тюбетейке. – Аутентично здесь. Аура хорошая.
    - Ага, – подтвердил Никита. – Ты чего будешь? Я угощаю.
    - Не знаю даже... Глаза прямо разбегаются... – Вовчик несколько раз пролистал меню туда и обратно. – Нууу, можно мне машхурду на первое... А на второе эту, баранину с лапшой...
    - Мне то же самое, – сказал Никита
    Официантка сделала несколько росчерков карандашом.
    - Что желаете пить? – спросила она.
    - А можно мне сока гранатового, два стакана? – мгновенно определился Вовчик. – Один сразу? Знаешь, Кит, я ведь теперь ни капли спиртного в рот не беру. Вообще.
    - Ни хрена себе, – сказал Никита исподлобья. – Мне тоже сок, девушка.
    - И ты не пьёшь? – захлопал глазами Вовчик.
    - Я за рулём.
    После этой фразы Никита погрузился в ожидание еды. Он ждал молча и глядя в сторону, на оживлённые трапезы за другими столиками. Вовчик нетерпеливо ёрзал на стуле и постукивал разложенными перед ним приборами. Музыка продолжала звучать.
    Через десять минут принесли первое. Вовчик с облегчением схватился за ложку, наполнил её, отправил в рот и тут же выплюнул всё обратно.
    - Ууууууффф, горячо!!! Сссссс!!!
    - Еду обычно горячей подают, Вовчик, – напомнил Никита.
    - Да, чего-то я – ссссс – стормозил... – Вовчик замахал рукой перед раскрытым ртом.
    Почувствовав, что лёд растоплен, он спросил Никиту о роде его нынешней деятельности. Никита сначала ответил уклончиво. Потом подумал и сказал, что работает личным шофёром большого человека. Глаза Вовчика загорелись. Он подмигнул Никите и предположил, что имя большого человека, конечно же, секрет. Никита охотно подтвердил это. Его снова посетила надежда, что крыша у друга юности всё-таки съехала не до конца. Он разговорился и вкратце описал Вовчику основные вехи своей военной карьеры. Вовчик слушал с видимым интересом. Смеялся в нужных местах. Однако когда принесли второе и Никита прервался, Вовчик задумчиво закусил губу, посмотрел Никите в глаза и спросил, гармонична ли его жизнь.
    Никита прожевал то, что находилось у него во рту, и заявил, что его жизнь в полном порядке.
    - Это хорошо, это хорошо... – заморгал Вовчик. – А твой большой человек, он чем занимается?
    - Бабки зашибает, – сказал Никита.
    - Большие, наверно, да? Влиятельный человек?
    Никита решил сменить тему разговора.
    - Влиятельный, – отрезал он. – Лучше ты мне расскажи, как сам? Чем занимался? Закончил ты тогда эту – прикладную математику свою? Или что ты там учил?
    - ... Это важно – достучаться до влиятельных людей, – не обратил внимания Вовчик. – Мы с соратниками вчера как раз говорили об этом. Георгий сам говорил об этом. На последней встрече. Ты ведь о нём ещё не знаешь, Кит?
    - О ком?
    - О Георгии Грибовом! – Вовчик окончательно положил на стол вилку и нож и наклонился к Никите. – Он из Ташкента. На моём факультете учился. Даже специальность та же у него, – Вовчик гордо улыбнулся. – Механика... Он уже тогда был гением. Самый выдающийся мозг нашего времени, можешь мне поверить! Ещё с восемьдесят седьмого года он координатор на Земле, от высших сущностей. Вначале он на узбекское правительство работал. Обеспечивал безопасность правительственных самолётов. По технологии ментального блокирования. Ну, экстрасенсорика, короче. Потом он понял, что миссию откладывать больше нельзя. Потому что человечество стоит на краю гибели, а духовный потенциал не реализуется никак... Короче, Георгий хочет уберечь людей от их негативного воздействия на себя. И на другие объекты внешнего мира. Он работу написал, «О спасении и гармоничном развитии». Это главная книга после Библии, можешь мне поверить!
    Никита меланхолично ел свою лапшу с бараниной.
    - Кит, это всё абсолютно серьёзно, абсолютно! – продолжал Вовчик. – Георгий уже несколько лет в Москве. Он с правительством сотрудничает, на самом высшем уровне. Он читал лекции в МЧС, по мониторингу катаклизмов. Да чего там говорить! Член пяти научных академий! Министерство культуры уже фильм снимает про его миссию. Скоро все о нём узнают... Я вот тоже сначала был пещерный человек, без надежды и веры. Но повезло – попал на семинар Георгия, когда в Екатеринбурге жил. Хотел заплатить за билет, но там бесплатно пускали. Я с непривычки не всё сразу понял, конечно – манера говорить у Георгия такая, надо привыкнуть, да. Но уяснил самое основное. Шарики у меня активно крутились... – Вовчик продемонстрировал пальцем кручение шариков в своей голове. – Я домой когда пришёл, сразу попробовал его метод динамики взаимодействия души, духа и сознания. Результаты обалденные! Обалденные, Кит! Со второго раза уже появилось ощущение жара во всей верхней части тела. В голове прояснилось. Внутренним глазом увидел свет Создателя, серебристо-салатовый такой... Чувствовалось покалывание в затылке. Чувствовалось, как сердечная чакра открывается. Если сразу много людей в разных концах мира работают по этой методике, опасность глобальной катастрофы уменьшается в разы! В разы! – Вовчик сделал глоток гранатового сока и облизал губы. – Здесь Георгий в «Космосе» проводит регулярные семинары. Там собирается весь цвет интеллигенции со всего мира, можешь мне поверить!
    - Типа тебя? – не выдержал Никита.
    - Да что там я, – Вовчик махнул рукой. – Я просто рядовой участник великого движения... Там, кроме меня, такие люди! Столько! Поток уже не остановить. Скоро массово у человечества начнётся осознание своего высшего я. Все сакральные знания, которые на уровне души у нас хранятся, начнут распаковываться. Технологии Георгия уже сейчас позволяют каждому управлять событийностью. Высшие сущности приходят на помощь. Нужно только выучить простой числовой ряд, 9175854171, я тебе потом на бумажке напишу. Но самое главное – в это трудно поверить, но есть неопровержимые свидетельства, всё задокументировано! – самое главное, эти технологии позволяют воскрешать из мёртвых! Когда Георгий станет президентом России, смерть на всей территории страны станет полным анархизмом!
    - Из мёртвых? – замер Никита. – Воскрешать?
    - Да! – почти лёг на стол Вовчик. – Как Христос. Только массово.
    Он был так удовлетворён произведённым эффектом, что заметил лапшу с бараниной и принялся есть. Никита, напротив, сложил приборы в тарелку и пару минут озабоченно морщил лоб. Несколько раз он посмотрел на часы.
    - Слушай, Вовчик, – решился он наконец. – Я тут тоже знаю одно место, где людей воскрешают.
    - Правда?!? – взорвался Вовчик. – По технологиям Георгия Грибового?!?
    - Да не ори ты так, бля... Да, по технологиям. Могу тебя свозить туда. Если хочешь.
    - О чём разговор! Хочу, конечно! Когда?
    - Прямо сейчас.
    Вовчик замялся.
    - Блин. Я обещал единомышленникам, что сегодня вечером с их таксой погуляю... И половики вытрясу... Неудобно перед людьми... Они меня приютили здесь...
    - Тебе что, такса важней или воскрешение из мёртвых? – Никита сделал каменное лицо. – Я тебе без базара говорю: там воскрешают. У меня специальный допуск есть на объект. Но даже с ним не всегда можно попасть. Только два раза в месяц можно. В особые дни. Ну? Поедешь?
    После некоторой внутренней борьбы Вовчик согласился.
    - Я те гарантирую, ты не пожалеешь, – одобрительно кивнул Никита. – Щас, я выйду, позвоню им туда. Чтобы пропустили нас. Ты расплатись пока.
    Он оставил Вовчику несколько купюр и вышел на улицу.
    Жук ответил после третьего гудка. В его голосе звенело раздражение. Никита напрягся и вежливо извинился за беспокойство.
    - Роман Романыч, вы тут недавно, помните, рассказывали, что эти... Что заражённые тупеют резко... Что надо будет искать случаи... Да нет, я так, краем уха только, обижаете, честное слово... Так я чего звоню. Встретился тут с дружком старым, двенадцать лет не виделись. Начали с ним говорить, а его как подменили просто. Отупел по полной программе. Невооружённым глазом видно... Вы сейчас там или в Москве?... Я подумал, может, привезти его стоит... Вы его посмотрите... Мне не трудно, могу прямо сейчас... Да? Ну, тогда... Да, отлично, тогда везу... Где-то полпервого буду тогда, ждите. До свиданья.
    После разговора с Жуком Никита проверил остаток на счёте. Потом позвонил жене Ире. Выслушав неизбежное и выругавшись, он убрал телефон, заглянул в ресторан и громко позвал Вовчика на выход.

Егор Дмитриевич

    В молодости Егор Дмитриевич увлекался альпинизмом. Свою первую девушку он покорил ранней бородой и хриплым исполнением песен из кинофильма «Вертикаль». Год спустя ему покорилась и первая серьёзная вершина. Молодой Егор Дмитриевич забрался на Казбек.
    В команде, кроме него, была та самая девушка (Лида), друг детства Стёпка и специалист Антон. Ещё трое человек удовлетворённо остались на высоте 2400 метров, среди цветов и минеральных источников.
    От минеральных источников и до последних ночёвок шли по графику. Потом график не выдержал. Восемьсот с лишним метров от ночёвок до вершины преодолели только с третьей попытки. Без Стёпки. Он дико раскашлялся накануне и едва держался на ногах. Когда они уходили на восхождение утром третьего дня, Стёпка провожал их взглядом из палатки, дожёвывая утреннюю порцию колбасы. Во взгляде читались зависть и облегчение.
    Утро было солнечное, с лёгким ветром. Быстро вернулся энтузиазм, подмоченный двухдневной непогодой. Более опытный Антон шёл впереди; Лида в середине; Егор Дмитриевич, позабывший про головную боль и мокрые рейтузы, замыкал. К одиннадцати без особых затруднений вышли на седловину, а в начале третьего, после финального рывка по перилам, стояли на вершине. Антон достал фотоаппарат. Егор Дмитриевич и Лида поцеловались под щёлканье затвора и несколько минут очарованно топтались и крутились на площадке. Вокруг, под щедрым майским солнцем, расстилалось всё, ради чего стоило трястись в поезде Ленинград – Кисловодск, стоило тащить в гору 30-килограммовый рюкзак и три ночи подряд ночевать в непросыхающей одежде на куцей и неровной площадке.
    Уже в начале спуска стало ясно, что ветер снова усиливается. Со стороны Грузии с неожиданной скоростью подошёл новый фронт облаков. Под конец сложного отрезка, когда склон только-только стал выполаживаться, видимость резко ухудшилась. Поднявшаяся снежная крупа забивала очки. Боясь потерять направление спуска, Антон заторопился вниз. Буквально через несколько шагов он сорвался в трещину и повис на верёвке; Лиде и Егору Дмитриевичу едва удалось не свалиться вслед за ним. Через час нечеловеческих усилий они вытащили Антона обратно на склон. Чтобы продолжить спуск, почти наугад взяли вправо и успешно сползли ещё на несколько десятков метров. Тут в трещину едва не угодила Лида. Солнце давно исчезло. Ветер становился всё плотней. Сбившись в клубок и покричав друг на друга, они решили попытаться найти укрытие и подождать, пока ветер хотя бы немного стихнет.
    Вскоре удалось нашарить подходящую выемку в склоне и дружно втиснуться в неё – как оказалось, на весь вечер и всю ночь. Заснуть сумела только Люда. Антон и Егор Дмитриевич сжимали её спинами, ели снег и время от времени аккуратно мочились в него. Антон шёпотом материл синоптиков. Егор Дмитриевич замечал в ответ, что долгосрочные прогнозы нередко расходятся с действительностью и что не ему, Егору, было жаль денег на рацию.
    В полдень следующего дня, издевательски ясного и спокойного, они спустились к своей палатке. Стёпки рядом с палаткой не было. Они принялись звать его. В конце концов все охрипли от крика, но Стёпка не отвечал. Он лежал на выступе тридцатью метрами ниже, с проломанной головой и поджатыми руками и ногами. Его штаны были расстёгнуты и приспущены.
    Спускаться вместе с трупом оказалось ещё трудней, чем они боялись. К их частичному счастью, на полпути к метеостанции они наткнулись на группу здоровенных парней из Пятигорска. Негоже тащить вниз того, кто погиб в горах, сказали они, неодобрительно качая скуластыми головами. Надо было оставить на высоте. Двое из парней, тем не менее, вызвались помочь.
    Лида всхлипывала, почти не переставая. Антон серьёзным голосом разговаривал с пятигорцами. Егор Дмитриевич молчал. Он был в шоке.
    Шок оттаял при встрече с теми, кто ждал их возвращения на высоте 2400 м. – среди цветов и источников, с живописным видом на снежную вершину Казбека.
    К вершине, в придачу ко всему, прицепилось белое облачко.
    - Как будто печку там кто-то топит, – сказал один из пятигорцев, щурясь из-под ладони.
    Молодой Егор Дмитриевич не увидел сходства с печкой. Он перевёл взгляд обратно на тело Стёпки, завёрнутое в палатку. Теперь, когда шок исчез, он почувствовал тошнотворную, удушливую неизбежность собственной смерти. Ему показалось, что раньше он был здоров и потенциально бессмертен. Теперь же кто-то тихой сапой впрыснул ему в кровь яд. Теперь кто-то медленно, но верно работал над тем, чтобы свести его в могилу. От этого чувства, смешанного с голодом и усталостью, у Егора Дмитриевича подкашивались ноги.
    - В общем, азарт пошёл на убыль, – подытожил Егор Дмитриевич. – Что, в общем-то, нехарактерно. Исключение из правил, можно смело сказать. Есть у меня знакомый, с тех же времён... На втором его восхождении пять человек из группы свалились в пропасть. По оплошности, по невероятно глупой оплошности. Он остался, и ещё один парень. Спустились с горем пополам... Так этот мой знакомый, он до сих пор в горы ходит. На Пике Коммунизма был. В Гималаях был. В сентябре куда-то опять ездил. Вы, Роман Романыч, сами никогда горами не увлекались, нет?
    Жук помотал головой. Его пальцы нетерпеливо постукивали по тонкой папке, лежавшей у него на коленях. Глаза смотрели на террариум с маленькой черепахой. Черепаха медленно вертела головой в мерцающем фиолетовом свете, среди дизайнерских полок с книгами. Полки простирались за пределы взгляда Жука. Они были сделаны из металла и усажены маленькими лампами. Кое-где между книгами стояли кактусы. Каждый из кактусов подсвечивался своей собственной лампой. Жук чувствовал себя крайне неуютно среди всего этого.
    Егор Дмитриевич, между тем, усмехнулся.
    - Мне бы теперь в самый раз сказать «а знаете, Роман Романыч, я ведь не зря сел вам на уши с этой историей».
    - ... Да я уж понял, что не зря. В третий раз рассказываете.
    - Не может быть, – угас Егор Дмитриевич. – А я думал, вам я ещё не...
    - Во время осмотра на Газгольдерной – первый раз. Когда привезли и застрелили Зину – второй. Но это ничего. История хорошая. Поучительная.
    - Феноменальная у вас память, – поморщился Егор Дмитриевич.
    Жук промолчал.
    Экран домашнего кинотеатра показывал заставку с рыбками и водорослями.
    - Хорошо, – сказал Егор Дмитриевич. – Давайте начнём.
    Жук кивнул и протянул ему папку.
    - Тут, в принципе, всё написано. Несколько снимков я тоже положил. Вы посмотрите потом без спешки. На досуге... – Жук стукунул пальцем по пробелу. На экране появилась выцветшая фотография девочки младшего школьного возраста с октябрятским значком на груди. – В любом случае, суть дела я сейчас изложу. В общих чертах. На сегодняшний день. Сначала эмоциональную часть, потом всю фактическую.
    - Ооо, есть эмоциональная часть? – Егор Дмитриевич захлопнул папку и положил её на кофейный столик.
    - Есть. Лично у меня. Откровение за откровение, если хотите. Неизбежность смерти и прочее – это меня, конечно, давно не пробирает. Меня... Меня, Егор Дмитриевич, стала терзать неадекватность. Я не говорю сейчас о технической неадекватности, о ней я потом скажу. И даже не о профессиональной неадекватности. Которая дело поправимое, теоретически... Я говорю именно про себя как конкретную персону. Я, если выражаться громко, чувствую свою личную несоразмерность тому, чем я здесь, благодаря вам, занимаюсь. Эээ, благодаря вам и случаю. Что всё это, скажем так, незаконно – это меня мало волнует. Об этом мы уже говорили неоднократно... По-настоящему меня беспокоит, что не тот масштаб личности у меня.
    - Опять вы прибедняетесь, – осклабился Егор Дмитриевич.
    - ... Не только у меня не тот масштаб. У вас тоже не тот. Не хочу вас обидеть. Мы с вами втихую копаемся... У нас в руках... К нам в руки попало нечто, которое ставит на уши столько всего – столько, что я уже со счёта сбился. Перестал вести учёт. Сейчас увидите. Вот в чём мы с вами копаемся. При спорадическом участии Никиты и прочих братьев. У меня есть предложение в этой связи. Но я его в конце изложу. В конце наглядней будет.
    - Эмоций больше нет?
    Жук помассировал пальцами веки и проигнорировал вопрос Егора Дмитриевича.
    - Зина. С её историей вы знакомы. Семьдесят восьмого года рождения. В июле ей исполнится двадцать пять. С девяносто четвёртого по две тысячи второй год Зина двенадцать раз переживала физическую смерть. Вы были свидетелем восьмой. За первые пять смертей стопроцентно ручаться не могу, но, скорее всего, все они действительно имели место. Что касается остальных, то в шести случаях факт смерти был зафиксирован лично мной, и в одном – квалифицированным медицинским работником. В тех шести случаях, которые констатировал я, факт смерти не вызывает абсолютно никаких сомнений. Зина действительно умирает. Что это значит. Отсутствует дыхание и сердцебиение. Полное электрическое молчание коры головного мозга, в том числе при продолжительной стимуляции звуковыми, слуховыми и болевыми раздражителями. Полное отсутствие мозгового кровообращения. Начинается аутолиз. Грубо говоря, тело начинает само себя переваривать. Начинается интенсивное размножение бактерий, находящихся в теле. Кожа последовательно приобретает голубоватый, затем зеленоватый оттенок. Разрушаются кровеносные сосуды. В течение первых тридцати часов с момента выпадения функций мозга отличия от любого другого мёртвого тела пренебрежительно малы... – Жук закрыл выцветшую фотографию и прогнал по экрану несколько снимков мёртвой Зины на операционном столе. – Пять часов после смерти. Десять часов. Двадцать. Тридцать. Картина резко меняется в начале тридцать первого часа. Как будто кто-то дёргает рубильник и выключает процесс разложения. Ферменты, занятые в аутолизе, стремительно распадаются. Буквально за несколько минут, за пять с половиной, гибнут абсолютно все бактерии, находящиеся внутри тела и на его поверхности. Абсолютно все, повторяю. Тело становится мёртвым в такой степени, в какой не мертвы даже булыжники в вашем японском саду. Любые новые микроорганизмы, попадающие на поверхность тела, погибают в течение нескольких секунд. Кожа утрачивает трупный оттенок и начинает бледнеть. На тридцать втором часу начинается... Посмотрите на эти фотографии. Сорок часов с момента смерти. Лицо одутловатое. Кожа крайне бледная. Но, в общем, тело кажется абсолютно нормальным. Это обманчивое впечатление. Посмотрите, рентгеновский снимок, на той же стадии. Скелет пока на месте. В общих чертах. Но нет никаких внутренних органов. Нет даже мозга. Почти весь объём тела наполнен однородной – даже не тканью, она не состоит из клеток, клетки снова появляются непосредственно перед началом конвульсий – это просто такая упругая протеиновая каша, масса воды, минеральных соединений и крайне аномальных белков, напоминающих прионные по структуре. За неимением лучшего сравнения...
    - Напоминающих что? – переспросил Егор Дмитриевич, не отрываясь от экрана.
    - Прионные белки. Эти белки, если в нормальном состоянии, они находятся в клетках головного... Но это долгая история, Егор Дмитрич. Прочитайте там в папке, если вам интересно.
    Егор Дмитриевич послушно кивнул.
    Жук открыл следующий снимок.
    - Это начинается... эта масса начинает формироваться на тридцать втором часу. Вся мёртвая ткань, все погибшие бактерии, все продукты разложения, скопившиеся к этому моменту, – всё это расщепляется, растворяется, превращается в эти аномальные белки. В другие компоненты... Через десять часов этот процесс почти завершён. На этом снимке сорок второй час. Здесь у кожи совершенно ненормальный цвет, кожи нет как таковой, только своего рода имитация кожи, это особенно заметно на пигментированных участках тела, они приобретают такой неестественный, глянцево-розовый оттенок. Вот здесь хорошо видно. И здесь. Тело, тем не менее, по-прежнему сохраняет форму. Кажется неподвижным. Однако взгляните на эту запись. Эти кадры делались с минутным интервалом на протяжении шести часов.
    - Ууф, – поморщился Егор Дмитриевич.
    По лицу мёртвой Зины, снятому крупным планом и неуклонно бледневшему, бегала лёгкая рябь. Опущенные веки дрожали и время от времени слегка проседали. Губы расползались и снова стягивались; между ними мелькала отталкивающе коричневая зубная эмаль. Кончик носа шевелился. Под конец он стал медленно оплывать, как горящая свечка.
    - Да, – Жук дождался завершения пятнадцатисекундной записи и включил другую. – Это нормальная съёмка. Сорок шестой час. Конвульсии. Пока ещё относительно слабые. Конвульсии начинаются примерно через сорок четыре часа после смерти.
    - Да, конвульсии эти, – Егор Дмитриевич пошевелился в кресле. – Расскажите мне наконец, из-за чего она трясётся. Это так... зрелищно. Меня заинтриговало с самого начала.
    - За сорок минут до начала конвульсий внешний слой белковой... внешний слой этого протеинообразного материала начинает изменяться. Это важный момент, Егор Дмитрич. Можно сказать, момент начала её воскрешения. В этом абсолютно мёртвом теле – даже не теле, а предмете, который тело напоминает только внешне... Начинают формироваться живые клетки. Живая ткань. Мышечная. Квазимышечная, вернее будет сказать. Она на первых порах похожа скорее на ножку улитки, чем на мышцу человека. Хотя это сравнение я, откровенно говоря, тоже притянул за уши. Первые несколько часов новая ткань настолько чувствительна, что реагирует на атмосферное электричество. На излучение бытовых электроприборов. На мобильные телефоны. На всё подряд реагирует... За мышечной появляются другие ткани. Все остальные, вперемешку. Постепенно из них формируются внутренние органы. Это шестьдесят второй час. Тело почти неузнаваемое. Угадываются, как видите, только общие контуры, довольно гротескные. Тряска на пике. Очень сильная. Примерно с пятидесятого по семьдесят седьмой час в теле, помимо формирующихся органов, присутствует... Я её называю «питательная ткань», но это абсолютно с потолка название, я не представляю, какую функцию она выполняет. Вот несколько схем, их Вика подготовила... То, о чём я говорю, показано сиреневым цветом. Оно появляется в районе, соответствующем брюшной полости. Распространяется по всему туловищу. Концентрируется вокруг формирующихся органов. На определённом этапе буквально обволакивает всё. Самое интересное – почти полностью заполняет черепную коробку, вплоть до...
    - Оно живое, это сиреневое?
    - ... Не знаю, – сказал Жук после длинной паузы. – Нам не удаётся ничего с ней сделать. Мы даже не можем её извлечь из тела как следует. Пожалуй, я вам сейчас сразу покажу, где тут... Так. Ещё одна схема, тоже Викина. Это... Это можно назвать рабочим пространством Зининого воскрешения. Зоной действия механизма, который осуществляет воскрешение. Рабочее пространство повторяет контуры тела, в общих чертах. Среднее расстояние от поверхности тела – двадцать три миллиметра, хотя эта величина несколько раз меняется. Участки, которые соответствуют голове и конечностям, двигаются вместе с ними, с совсем небольшим запозданием.
    Егор Дмитриевич внимательно изучил изображение, напоминавшее трёхмерную проекцию раздутого манекена, и потерянно покачал головой.
    - Я не совсем понимаю.
    - Эээ... Как бы это вам... Вы про такую вещь как аура слышали?
    - Ооо, а как же! Даже про эту – про пинглу и сушунду. И про кундалини ещё. Жена увлекалась. Тайнами востока.
    - С ума сойти, – искренне поразился Жук. – Кунда... Это у вас память феноменальная, не у меня... Представьте, в общем, что этот механизм – или агент, который Зину воскрешает, - представьте, что у него есть аура. У него есть своё представление о форме Зининого тела. Он действует в пределах этого представления. В пределах ауры. Убивает бактерии. Воссоздаёт живые клетки. Удерживает тело от расползания в разные стороны. И поддерживает это сиреневое нечто, «питательную ткань». Информация, энергия, Зина вообще – всё внутри ауры. Электромагнитное излучение, которое несколько раз наблюдается во время конвульсий, – его интенсивность резко падает на границе ауры. Собственно, мы благодаря излучению вышли на идею рабочего пространства у агента. Аура перемещается, да – но вместе с телом. Со всем телом. Если мы вынимаем из мёртвого тела кусочки, никаких чудес с ними больше не происходит. Сиреневая субстанция вне ауры вообще деградирует мгновенно. Разлагается на воду, пару аминокислот и бестолковый набор сахаров.
    - ... Понятно.
    - Хорошо. Что происходит дальше. Последними, примерно между семидесятым и восемьдесят вторым часом, восстанавливаются кровеносные сосуды и нервная система. Кора больших полушарий – в самую последнюю очередь, уже после того, как начинает биться сердце, – Жук закрыл очередной ролик и открыл следующий, где тряска была менее интенсивной, а тело – более узнаваемым.
    - А оно когда начинает биться?
    - Семьдесят восемь часов четыре минуты.
    - Я смотрю, чётко график расписан...
    - Ювелирно. Через восемьдесят два часа двенадцать минут энцефалограф начинает регистрировать активность в восстановленном мозге. Активность значительная. По рисунку ЭЭГ сопоставима с парадоксальным сном. Периферийная нервная система при этом ещё долго продолжает вести себя как бы независимо от мозга, в ней творится полный сигнальный бардак... Нормальный метаболизм во всём теле восстанавливается через восемьдесят пять с половиной часов. На восемьдесят седьмом часу начинается носовое гудение. Запись я не приготовил, но примерно так, – Жук сжал губы и замогильно погудел через нос.
    Егор Дмитриевич поёжился.
    - Жутковато это в оригинале, должно быть...
    - Жутковато. У Вики случилась истерика. Ни тряска, ни деформации – это её в первый раз не проняло. Только гудение... Продолжается оно тридцать семь с лишним минут. На одной ноте, без заметных пауз. Дыхание в это время очень своеобразное, разумеется, но его я изображать не рискну. Почему она гудит – это мне тоже неизвестно. Последние подёргивания окончательно затихают почти через девяносто часов. Сразу же за этим резко падает активность мозга, почти до уровня глубокой комы. В таком квазикоматозном состоянии Зина остаётся ещё более двух суток.
    На снимках, сменявших друг друга в режиме слайдшоу, Зина лежала на розовой простыне и выглядела безмятежно спящей.
    - А телесные повреждения? На ней ведь всё заживает, насколько я помню? Затягивается?
    - Затягивается, – подтвердил Жук. – Тело воскресает в том же состоянии, в каком оно находилось примерно за семьдесят часов до момента смерти. Телесные повреждения, полученные в этот период, в течение этих семидесяти часов до смерти и тридцати часов после, – агент их не учитывает. То есть они не восстанавливаются. Мы, должен сказать, не пробовали... Мы не отрезали Зине руки и ноги. Поэтому не могу ручаться, что они отрастут. Но пулевые ранения и любые колюще-режущие – это проходит абсолютно бесследно.
    - Рехнуться можно, – не выдержал Егор Дмитриевич.
    - Можно. Дальше. Зина приходит в сознание ровно через сто сорок четыре часа и тридцать четыре минуты после смерти. Ведёт себя так, как будто проснулась после обыкновенного ночного сна. Предсмертная амнезия – от четырёх до двадцати восьми дней... Вот такая общая картина. Дальше, – Жук отхлебнул остывшего кофе из чашки Егора Дмитриевича и открыл фотографию Машеньки. Машенька стояла во дворе клиники, равнодушно глядя мимо объектива. – Девочка Маша, из города Чехова, восемьдесят седьмого года рождения. Судя по всему, в девяносто пятом году она получила агент от Зины. Зина пыталась делать Машеньке искусственное дыхание и, по её словам, поранила ей губы. Мне не совсем ясно, как это привело к передаче агента – вы увидите, почему. Так или иначе, это безусловно произошло. Мы наблюдали Машу два с половиной месяца. Её воскрешение повторяет Зинину схему, один в один, с точностью до минут. Здесь больше говорить не о чем. Девочку мы вернули в семью. Без осложнений.
    - Помню, помню... Отчитывался Никита. Я в полуха, правда... Занят был.
    - Не сомневаюсь, – Жук снова потянулся к остывшему кофе Егора Дмитриевича.
    - Хотите свежего? – упредил его Егор Дмитриевич. – Я могу сварить.
    - Что?... – Жук с недоумением посмотрел на свою протянутую руку и отдёрнул её от чашки. – А, нет, спасибо. Это я машинально... Я вам сейчас покажу, про что Никита не отчитывался.
    На экране появилось испуганное мужское лицо в очках.
    - Марков Владимир, семьдесят второго года рождения, уроженец Ташкента. Школьный друг Никиты. В конце июня прошлого года приехал в Москву. Хотел активно участвовать в распространении учения Георгия Грибового.
    - Это кто ещё такой?
    - Учитель человечества. Мессия. Фёдор Рыбалкин с псевдонаучным уклоном. Если это вам говорит что-нибудь.
    Егор Дмитриевич покачал головой.
    - Я не могу сказать, шарлатан он или психически больной – скорее всего, и то, и другое. Как бы то ни было, крайне активный тип. Имеет офис, регулярные семинары проводит, книги издаёт. Утверждает, что разработал технологии ментального предотвращения всех катастроф и болезней. Мёртвых, само собой, тоже воскрешает.
    - Надо же. Какое совпадение.
    - Вторым пришествием Христа себя ещё не объявил. Но и это не за горами, я уверен. В общем, бог с ним... Каким образом Владимир Марков оказался у нас. Ответ на этот вопрос непосредственно упирается в самую плохую новость, которая у меня для вас есть, – минуту или две Жук открывал-закрывал папки с многочисленными jpg-файлами. В конце концов на экран вернулась поблекшая фотография девочки с октябрятским значком. – Узнаёте эту девочку? Это Зина. Восемь лет.
    - ... Нет, как хотите ругайте Совок, а у него был стиль, – Егор Дмитриевич расплылся в невольной улыбке. – Передничек, звёздочка... У моего младшего оболтуса, впрочем, тоже форму ввели недавно. Ничего такая, аккуратная...
    - Да, – равнодушно сказал Жук. – Плохая новость, Егор Дмитрич, в том, что до четырнадцати лет Зина была отличницей и вундеркиндом. И Маша тоже – не вундеркиндом была, но, насколько я понимаю, вполне толковой девчонкой, со светлой головой. Её нынешние интеллектуальные способности иначе как мягкой формой дебилизма не назовёшь. У Зины ситуация несколько лучше. Ничего клинического. Она, выражаясь бытовым языком, просто дура. Инфантильный склад характера. Очень слабое аналитическое мышление, особенно что касается анализа поведения других людей. Полное отсутствие критического мышления. Склонность к фиксации на любых идеях, которые ей внушаются. Или просто попадаются под руку... Таких людей на свете, конечно, хватает, в силу генетической лотереи и воспитания, без каких-либо загадочных причин. Но здесь другая история. И Зина в четырнадцать, и Маша в восемь лет – обе были умнее, чем сейчас. Я уверен, тут имеется прямая связь с появлением агента и его деятельностью в организме. Подозрения у меня были с самого начала, а после Маши сомнений почти не осталось. Никита, видимо, подслушал, как я обсуждал этот вопрос с Викой или Женей. Не знаю. Так или иначе, он притащил этого приятеля своего, Маркова Владимира, ссылаясь на его интеллектуальную деградацию. Не думаю, что таковая имела место – там уже исходные данные были не особенно выдающиеся. Агента в нём, естественно, не оказалось. Но и отпустить мы его не могли. Никита сразу растрезвонил ему всё на свете, а он – вы можете себе представить, что за человек. Фанатик, новообращённый, в голове полная галиматья, гуру этот его под боком тут, в Москве... В общем, я сказал ему, что предстоит пострадать за истинную веру и за Учителя. Мы устроили его в подвале бани, там было много пустого места...
    - Ааа, подвал... Я, когда всё строили ещё, приехал как-то посмотреть... Чуть не приказал его закопать обратно. Кричал им, на черта такой подвал в бане. А он, выходит, пригодился.
    - Пригодился... До появления Маркова Владимира у нас были три собаки, десять свиней и шимпанзе из Белоруссии. Не знаю, где в Белоруссии шимпанзе разводят, его лично Никита привёз, надо отдать ему должное. Что мы со всей этой живностью пытались сделать... – покашливая в левый кулак, Жук убрал с экрана фотографию Вовчика и открыл разноцветную схему с большим количеством стрелочек и пояснений. – Смотрите внимательно, Егор Дмитрич. Это воплощение главного героя. То, что я называю «агент». Какая-то его часть, по крайней мере. Вероятно, важная.
    В течение минуты оба вглядывались в экран. Егор Дмитриевич беззвучно шевелил губами – читал пояснения у стрелочек. Жук продолжал кашлять.
    - Так это что – вирус? Как вы и думали? – спросил Егор Дмитриевич, закончив чтение.
    - Нет, – Жук синхронно покачал головой и кулаком, в который кашлял. – Нет. Во-первых. Даже самые крупные вирусы очень маленькие – всего в тысячу раз крупнее атомов, в тысячу с небольшим. Агент по размеру сопоставим с нейронами – это невообразимо гигантский размер для вируса. Единственное, что его объединяет с вирусами, – способность кристаллизоваться, но даже здесь... Впрочем, бесмысленно перечислять сходства и отличия. Это не вирус. Это не бактерия. Не живая клетка вообще, в любом известном мне смысле. На первый взгляд, да, у агента есть внешняя мембрана, как будто есть ядро, между ними нечто вроде жиденькой цитоплазмы с кучей свободных рибосом, которые неизвестно откуда берутся... Есть внутренние элементы, как будто напоминающие органеллы. Но возьмите это ядро – там нет хроматина, нет вообще никакого намёка на ДНК, нет никакого ядрышка, никакого видимого взаимодействия с цитоплазмой, это тупой клубок из тридцати разных белков примерно, в несколько слоёв – икосаэдр по форме – как будто увеличенный макет, например, полиовируса... Помните, старик Хоттабыч наколдовал телефон из мрамора? – ядро агента можно сравнить с мраморным телефоном – это издевательство, вставленное в другое издевательство – эти органеллы, вы видите на рисунке, пять разных типов – эти структурно похожи на хлоропласты – то, что в растениях осуществляет фотосинтез, – но здесь катализатором служат электромагнитные волны другого диапазона, а на выходе никакой глюкозы, никакого кислорода, чистый пшик – тепло и свет... Эти ни на что не похожи, мешки с ионизированной водой... Эти два можно с некоторой натяжкой обозвать лизосомами и митохондриями – первые расщепляют и переваривают всё подряд – всё, что попадает внутрь через поры в мембране, независимо от степени дегенерации – вторые действительно вырабатывают АТФ, но молекулы получаются крайне неустойчивые, большинство сразу же теряет третий фосфат – разваливается вхолостую... Последний тип – их всегда одиннадцать, в каждой клетке – в принципе, это одиннадцать недоделанных ядер, в каждом есть генетический материал – в каждом ядре разный материал – по объёму информации эквивалентный геному дождевого червя – и, насколько мы можем судить пока, ДНК просто лежит мёртвым грузом - волокна не конденсируются, ничего никогда не делится, вообще ничего осмысленного не происходит, рибосомы в цитоплазме получают команды неизвестно откуда... Всё это хозйство вращается вокруг центрального элемента, совершенно свободно, никакого реального цитоскелета там нет, всего несколько волокон – вращается быстро и чуть ли не по фиксированным орбитам... Я повторяю, это чистой воды издевательство – по-хорошему, эти псевдоклетки должны просто лежать и бездарно разлагаться – а они активны! – причём ещё как – это самое главное здесь... – Жук нервно облизал губы. – Понимаете, агент невозможно найти ни в теле Зины, ни в теле Маши – когда они живые, его там просто нет, в их телах – в этом виде нет. Он проявляется в пробах тканей или крови, через час с небольшим – если образцы находятся в водопроводной воде, например...
    - В водопроводной воде? – ожил Егор Дмитриевич. – Почему именно в водопроводной?
    - Потому что в ней хлорка. Агент как будто реагирует на хлор. На воду и хлор. На любые хлоросодержащие соединения.
    - ... И на морскую воду, значит?
    Жук вопросительно посмотрел на Егора Дмитриевича.
    - Ну, там же соль, в морской воде, Роман Романыч. Натрий хлор. Я к тому, что – она же один раз в море утопилась, если мне память не изменяет. Вы её топить не пробовали?
    - Нет... – Жук выглядел так, как будто полчаса искал по всему дому очки, а потом обнаружил их в своём кармане. – Надо будет расспросить Зину ещё раз подробно... Хотя это озеро, вода пресная... Надо будет расспросить...
    - Вот и я вам пригодился, – Егор Дмитриевич откинулся в кресле, явно довольный собой. – Свежий глаз заметит враз, как говорится.
    - Ага, ага... Заметит... – пробормотал Жук. – Я всё блуждаю сегодня почему-то... Агент проявляется в пробах крови и тканей, как я сказал. Появляется из крови и тканей, словно он там уже сидел в каком-то виде, который мы не можем опознать. Потом он снова пропадает – через пять часов самое позднее – он снова растворяется в пробе, как будто понимает, что его обманывают – это мои предрассудки, конечно, я слишком долго им занимаюсь, трудно избежать определённой персонификации – он бесследно сливается с тканью, которая затем разлагается, как положено – и всё, никаких следов. Но эти частицы – пока их можно наблюдать – они всё время активны – они образуют своего рода колонии, конгломераты из нескольких десятков отдельных частиц – и в этой стадии нам удалось их пересадить. Сначала свиньям. Шестерым из десяти. Точный инкубационный период в новом носителе я сказать не могу – возможно, заражение происходит почти мгновенно, когда оно вообще происходит – совершенно точно, что не больше двух недель. Свиньи проявляют те же симптомы, то есть воскресают через несколько суток после гибели – только график воскрешения немного отличается. Шимпанзе заразить не удалось...
    - Свиньи тоже глупеют?
    - Нет, поведение свиней никак не изменилось, восприимчивость к тренировке осталась прежней... Самое главное – мы успешно пересадили агент Маркову Владимиру. Он воскрес два раза, в полном соответствии с графиком Зины и Маши. Однако Марков, как и свиньи, не показал значительного ухудшения интеллектуальных способностей. С одной стороны, его преданность Грибовому значительно усилилась, но трудно сказать, чем именно это было вызвано – возможно, чисто психологический эффект лишения свободы – и, собственно, мои наставления про муки за Учителя. Так или иначе, поведение Маркова после заражения было, в целом, таким же...
    - Вы всё в прошедшем времени о нём. Он что, сбежал? Или-таки умер с концами? 
    - Это отдельная история. К вопросу о Никите... Да, Марков мёртв. С концами. Неделю назад Никита решил его навестить. Подозреваю, что в подпитии. Привёз его какой-то Лёша... Я был в Москве. Вика сейчас в отпуске, завтра возвращается. Только Женя была на месте, и охранник ещё. Никита спустился к Маркову в подвал. Разговор, по его словам, завязался традиционный, о Грибовом и смысле жизни. В ходе разговора о смысле жизни Никита вышел из себя. Несколько раз выстрелил Маркову в голову. Потом вытащил тело из подвала, выволок за территорию, облил бензином и сжёг. Женя пыталась его остановить. Он угрожал ей пистолетом. Орал. И так далее.
    Жук подчёркнуто замолчал, глядя на экран.
    Егор Дмитриевич мрачно пошевелился в кресле. Его лицо брезгливо исказилось.
    - Спасибо, Роман Романович, – сказал он. – Приношу свои личные извинения за этот бардак. Сожалею, что уделял вам так мало внимания всё это время. Климат сейчас... Вы слышали, наверное, кого в субботу арестовали в Новосибирске? Я вам скажу, люди в масках не только личные самолёты штурмуют. Прокуратура не только на нефть реагирует... Менее масштабные интересы у них тоже есть... Впрочем, это не ваши проблемы. Прошу прощения ещё раз. Вы, я так понимаю, хотите других? В смысле, людей?
    - Хочу, – подтвердил Жук, не задумываясь. – Замену Братьям и Никите, как минимум. Кроме того, мне нужны ещё три ассистента. С биологическим образованием и хорошим английским. Я также считаю, что всю работу следует перенести подальше от Москвы. Чем быстрее это произойдёт, тем лучше. Я готов оставить работу на Газгольдерной. Примерная смета на новое оборудование и биологический материал у вас в папке. Стоимость переезда можете прикинуть сами. Учитывая проблемы, о которых вы говорите... Вам решать, что из этого сейчас возможно, и насколько вы заинтересованы в продолжении моей работы. Егор Дмитриевич, я... Я бы посоветовал выкроить время и подумать над этим. То, что у нас сейчас есть, – это любительский балаган. Это не исследовательский центр. Особенно не для проблемы такого уровня. Я не справляюсь. Мы не справляемся. Решите для себя, справляетесь ли вы. Если нет – если мы всё сворачиваем, то у меня есть каналы – я знаю, куда и кому можно передать результаты - как вывести проблему на международный уровень – попробовать вывести...
    - Хорошо, я подумаю, – перебил Егор Дмитриевич. – Я подумаю. Полистаю... – задумчиво кивая, он приоткрыл и снова захлопнул папку на кофейном столике. – Я вам позвоню завтра. Обсудим дальнейшие действия... Значит, этот загадочный агент бессмертия, как вы его называете... Им, если в двух словах, всё-таки можно заразиться. При этом есть риск стать идиотом. Я правильно понял?
    Жук неуверенно повёл головой.
    - Возможно, – сказал он. – С другой стороны, нельзя исключить, что этот побочный эффект имеет место только в раннем возрасте... Когда формирование коры больших полушарий не завершено... Историю Маркова можно интерпретировать в этом свете. Но, опять же, не совсем ясно, какая интеллектуальная деградация может иметь место у... Нет, в идеале, конечно, необходимы испытания – пересадить агент нескольким взрослым пациентам с достаточным уровнем интеллекта – при соответствующей контрольной группе – тогда можно быть более-менее уверенным – но так мы окончательно скатимся за грань всякой этики...
    - Неужели? А мы ещё не скатились? – Егор Дмитриевич резко поднялся. – Ладно, шучу. Шучу. Ещё раз спасибо. Остальное завтра, – он протянул руку для прощального рукопожатия. Жук, застигнутый врасплох, поспешно захлопнул ноутбук, выдернул из него провода, засунул его под мышку и неуклюже вскочил навстречу протянутой руке.

    -
    До свиданья, – сказал он виноватым голосом.
    Минуту спустя он услышал, как захлопнулась входная дверь.
    Стало очень тихо. Было слышно, как черепаха ползёт из одного угла террариума в другой. Егор Дмитриевич посмотрел на свои руки. Мизинцы обеих рук дрожали. Безымянные пальцы подёргивались за компанию. Вены на запястьях казались особенно чёрными и неприятными.
    Егор Дмитриевич прошёл в гостиную. Он не стал включать свет. В баре была тёмно
    Он торопился опьянеть прежде, чем станет совсем страшно.
    Реальность была слишком однозначной и навязчивой.
    Слишком настоящей.

Женя

    Женя находила реальность совсем другой.
    С её точки зрения, ближе всего к настоящей реальности располагались некоторые минувшие дни в марте и апреле, когда смотреть на всё приходилось сквозь узенькие щёлки между веками, ноги неминуемо промокали, голова кружилась от сырой свежести, а на штукатурке домов, подлежавших расселению и сносу, медленно просыхали тёмные разводы. Дом, в котором выросла Женя, расселили и снесли через семнадцать лет после соответствующего решения, за два месяца до её выпускного бала. Прямо в конце последнего апреля, максимально приближенного к реальности.
    Дальнейшие марты и апрели начали удаляться от оригинала, число настоящих дней неуклонно сокращалось, плотность весны падала, но всё это происходило не слишком быстро, и кроме того, ей оставались другие просветы и проблески, и даже находились новые. Летом, например, можно было всю ночь просидеть в гостях, чтобы рано утром, добираясь до дома в предвкушении сна, смотреть, как наполняются улицы и станции метро. Осенью, когда дул дождливый ветер и пахло октябрьскими листьями, реальность казалась более зыбкой, но при этом сильно прибавляла в пронзительности, и Жене хотелось думать самые глубокие мысли на свете, сбежать из Москвы в романтическую провинцию и написать ещё одну такую повесть, где прекрасная героиня сдержанно умирает в конце, и герой едет в машине по дождливому городу, мужественно кусая губы, и дворники едва справляются с водой, и электрические кляксы за лобовым стеклом пляшут перед глазами, на которых вовсе нет дворников – только бесполезно моргающие веки. А друзья героя, немногословные мужчины с простым чувством юмора и трезвым взглядом на вещи, уже знают, что эту ночь он должен пережить самостоятельно, они сидят в прокуренном баре и лаконично кивают друг другу, понимая, как далёк завтрашний день. И над всем этим висит время и страна, но только не Веймарская республика, а побольше и поближе к настоящему, без прямого упоминания лоснящейся гнилой головы, но с красочными коричневыми метастазами по всему полотну, с уверенными ублюдками в скрипучих креслах и нарастающим единомыслием в газетах, и не только девушка, но кто-то ещё должен был успеть погибнуть до последней страницы, чтобы кто-то совсем другой, читающий из уютного иностранного будущего, мог захлопнуть книгу и молча смотреть на абажур своей настольной лампы, с неуместными порывами в груди и невыносимой уверенностью в завтрашнем дне.
    Но такую повесть подмывало написать только в мокрые дни середины октября. В остальное время Жене хотелось отвлечься от времени и страны и писать фэнтэзи.
    Жук не любил фэнтэзи. Точнее, он не любил беллетристику в целом. Ещё точнее, он просто не мог её читать.
    - Как можно не мочь читать книги, я не понимаю, – среди прочего, сказала Женя в то утро. – Что ты мои тексты не можешь читать, это я могу понять. Готическое фэнтэзи – жанр не для всех. Тем более в компьютерных распечатках. Но ведь есть же столько других жанров разных. Есть куча замечательных писателей. Я вчера заходила днём на Профсоюзной в Дом книги, даже там столько хорошей литературы – и нашей, и переводной, издания все новые, оформление конфетка. Просто расцеловать всё хочется и полмагазина сразу купить. Потом, есть же классика. В твоём возрасте как раз многие открывают для себя классику. Я недавно интервью читала с Рязановым. Он говорит, что открыл для себя Достоевского в третий раз...
    Жук разразился кашлем, переходящим в смех.
    - Я помоложе всё-таки буду, – сказал он. – Лет на тридцать пять.
    - ... Всем известно, что искусство помогает в научной работе. Наука – это же тоже творческий процесс, согласись. В ней же важно, чтобы мышление не было закапсулированным, чтобы мысль не катилась по утрамбованной дорожке. Именно здесь искусство приходит на помощь. Искусство помогает смотреть на повседневность свежим взглядом, видеть мир по-новому... Великие учёные это понимали. Дарвин постоянно просил жену, чтобы она для него играла на фортепьяно. Эйнштейн сам на скрипке играл. Ломоносов писал оды...
    - А я тебя слушаю, – Жук перевернулся на спину и сложил руки на животе. – Зачем мне ещё искусство, когда ты есть. Литература... Это ты ведь мне рассказывала, как ты в театр не можешь ходить?
    - Ну да, я не люблю театр, ну и что, это совсем другое дело. В театре мне просто смешно, мне скучно, потому что там степень условности – там такая – это такая художественная форма нафталиновая, её невозможно воспринимать всерьёз – такая степень условности не вызывает никакого эмоционального отклика, не создаёт...
    - А у меня литература, – перебил её Жук. – Никакого эмоционального отклика. Открою книгу и мне кажется: пусто там. Плоско. Истории выдуманные. Персонажи выдуманные. Диалоги ненатуральные. Это, как его – авторское эго за каждым предложением. Много страниц. Всё какое-то случайное. Необязательное. Напрашивается мысль: почему я должен это читать. Зачем мне это. Зачем в третий раз открывать классику. Мне первого хватило.
    - «Открою книииигу»! – передразнила его Женя. – Да ты помнишь, когда ты открывал книгу-то в последний раз? Художественную?
    - А как же. Могу даже... – Жук зевнул, – дату назвать. Двадцать третьего января. «Войти в закулисье» книга называлась. На обложке было написано, что триллер о подвиге современного разведчика. И первое предложение помню... «Величайшая геополитическая трагедия двадцатого века, каковой, безусловно, стал развал СССР, оставила Сергея без работы и средств к достойному существованию.»
    - Ну ты тоже нашёл, что открывать.
    - Так ведь элементарная вежливость... Мне сам писатель её подарил. Юрий Дзержинский. Полковник ФСБ под псевдонимом... «Роману Романовичу от автора, с глубокой признательностью за высокий профессионализм»... Липосакцию мы ему сделали на Газгольдерной. Как же тут было не открыть.
    - Ладно, понятно всё с тобой, – Женя перелезла через Жука и встала с расстеленного дивана. – Завтракать будешь?
    Они позавтракали в тесной кухне, c декабрьским рассветом за немытым окном. Съели по два тоста с сыром и выпили по кружке кофе с молоком. После завтрака Жук закурил. Женя вздохнула и приоткрыла незаклеенную часть окна. С улицы в кухню потекли холодный воздух, собачье тявканье и отдалённый гул машин.
    - Слушай, Жук Романович, – Женя поплотнее запахнула халат и прислонилась спиной к стареющему холодильнику. – Я ловлю себя часто на том, что думаю о твоём прошлом загадочном. Про которое ты никогда мне не рассказываешь. Я так думаю, у тебя в прошлом есть большая гадкая тайна. У тебя есть гадкая тайна?
    Жук выпустил дым и нехотя усмехнулся.
    - Конечно... Я граф Калиостро Мценского уезда. Постигаю тайну бессмертия на даче мелкого олигарха. Морю свиней. Мучаю белорусских шимпанзе. Ставлю опыты на последователях Георгия Грибового. Нарушаю российское законодательство, – Жук затянулся. – Рутинно.
    - Это не гадкая тайна в прошлом. Это страшный секрет из настоящего. Тем более, я и так всё это знаю. Гадкая тайна должна быть личного характера.
    - ... Ты и так всё знаешь?
    Жук посмотрел на Женю. Насмешливо прищурился. Пальцы его левой руки увлечённо крутили зажигалкой.
    Конечно, в тот момент Женя не догадывалась, что начинается первый по-настоящему страшный день её жизни. Она смаковала рыхлое нерабочее утро и говорила бесцельно и невнимательно – ради того, чтобы говорить. Она прищурилась в ответ и наклонила голову, как будто ожидая разъяснений. Но Жук ничего не разъяснил. Он стал дальше смотреть в окно. Его молчание не разочаровало её: у неё не было настроения говорить о клинике, ей хотелось поговорить о чём-нибудь незамысловатом и личном. Она спросила Жука, кем работала его первая и последняя жена, на что Жук ответил, трудно сказать, она ходила в свой НИИ гигиены труда и профзаболеваний и, возможно, чего-то там делала, что-то связанное с гигиеной труда, но потом началась рыночная экономика, она стала распространять косметику, и тут мы развелись. Ты не выдержал позора? стала подтрунивать Женя. Не смог жить с дистрибьютором косметической продукции? Нет, сказал Жук, источником позора был я, она не могла больше жить с недоделанным профессором и хирургом на полставки. Подала на развод. Я остался под сильным впечатлением. Ушёл с кафедры на полную ставку. Даже деньги стал брать – нормальные деньги, то есть. Не символические. Ступил на эту – как ты там сегодня сказала? – на утрамбованную дорожку. И вуаля, я на Газгольдерной. И режу девочек в лесу. Жук затушил сигарету о блюдце, в котором уже лежали несколько окурков. Женя отклеилась от холодильника, встала за спиной Жука и положила руки ему на плечи. Я у буржуев жир сосу и режу девочек в лесу, произнесла она нараспев. Потом наклонилась и обняла его. Уй ты бедный мой Фауст. Предал клятву Гиппократа, продал душу олигарху. Всё из-за противной жены. Хотя, если так подумать, надо ей сказать спасибо. Мы ведь с тобой встретились тоже благодаря ей. Тоже из-за неё, поправил Жук. Не за что благодарить тут. Встречаться нужно с этими – с нормальными молодыми парнями. Уууу, сказала Женя и поцеловала его в ухо, побритое ею накануне. Как я могу встречаться с нормальными парнями. Они мне не пара. Я же тоже продала душу за тайну бессмертия. После этих слов она выпрямилась, обошла стол и взялась за ручку окна, собираясь его закрыть. Её босые ноги уже начинали неметь от сквозника.
    Закрывая окно, она увидела, как на газоне напротив соседнего подъезда остановился чёрный джип. За ним подъехал ещё один. Из первого джипа выпрыгнули двое в форме, с автоматами в руках; затем открылась передняя дверь и показалась третья фигура, одетая в ярко-коричневую дублёнку. Фигура в дублёнке с сомнением посмотрела на дом Жука и сунулась обратно в машину, выставив в сторону Жени массивный зад, затянутый в чёрные брюки. Не понимаю, это милиция или что это такое, сказала Женя без особого интереса. Где? немедленно спросил Жук – так громко, что она вздрогнула и обернулась. Во дворе, сказала она. Что с тобой? Жук вскочил с табуретки и буквально отпихнул Женю от окна. Ё-моё, протянул он упавшим голосом. Его лицо исказилось и побледнело. Ё-моё. Они сюда идут. В мой подъезд.
    Он бросился в прихожую. Иди сюда, скорей, крикнул он из прихожей. Когда Женя подбежала к нему, он сунул ей в руки её пальто, но в следующий миг выхватил его обратно и стал запихивать в верхнее отделение стенного шкафа. Шкаф был почти до отказа забит кое-как свёрнутым тряпьём и чем-то в целлофановых пакетах. Ну не стой, Женька, не стой, не смотри, иди в комнату, собирай свою одежду, засунь её куда-нибудь, скорее, на одном дыхании прошипел Жук, хватаясь за её ботинки, валявшиеся у двери. Женя побежала в спальню, вспомнила, что раздевалась в другой комнате, метнулась туда, подобрала свой бюстгальтер, джинсы, носки, рубашку, свитер, снова бросилась в спальню и лихорадочно распихала всё по ящикам комода. Жук нервно складывал диван. Сверни бельё, скомандовал он, указывая локтем на кучу постельного белья на полу. 
    Женя послушно свернула бельё. Залезай в диван, шепнул Жук. Она не поняла его. Залезай в диван, повторил он, ты как раз должна поместиться. Залезай, я тебе говорю. Он схватил её за руку и подтянул к себе, другой рукой придерживая сегмент дивана, служивший крышкой.
    Когда она скрючилась внутри, Жук опустил крышку.
    - Женька, меня щас, скорее всего, уведут, – громко зашептал он в районе её головы. – Ты подожди час или сколько сможешь. Вылезешь, сразу же позвони Вике. Скажи, надо разъезжаться. Два слова: надо разъезжаться. Потом мобильник выброси вместе с сим-картой, где-нибудь на улице выброси. Купишь себе новый, деньги возьми где всегда у меня, там же ключ запасной, вряд ли обыск сейчас будет, только сим-карту на свой паспорт не покупай, попроси кого-нибудь, обольсти продавца, скажи, мобильник украли, документы украли, пусть тебе помогут, в общем. Домой к себе не заезжай, ты поняла, вообще там не показывайся, даже близко, едь сразу на Щёлковскую, на автовокзал, там должны быть автобусы до Питера, садись в автобус и едь в Питер, в поезде не едь ни в коем случае, ты поняла, приедешь в Питер, звони по телефону триста двадцать шесть...
    В дверь настоятельно позвонили.
    - ... Триста двадцать шесть двадцать один сорок девять, – еле слышно договорил Жук, слегка приподняв крышку. – Триста двадцать шесть двадцать один сорок девять. Запомнила, Женька? Повтори.
    Его глаз жалобно вглядывался во внутренности дивана сквозь приоткрытую щель.
    - Триста двадцать шесть двадцать один сорок девять, – прошептала Женя.
    - Молодцом, – щель мягко закрылась.
    В дверь позвонили повторно и ещё более настоятельно. Жук прошаркал прочь из комнаты и открыл. Федеральная служба безопасности, сказал простуженный деловой голос. Жук? Роман Романович? Да. В квартиру тяжело ввалились несколько пар ног. Вы один? Один. Ноги затоптались по комнатам. Одна за другой хлопнули двери шкафов, ванной и туалета. Я один, повторил Жук. Я один живу. Ребят, вы не усердствуйте там особо, распорядился деловой голос, как будто убеждённый словами Жука. Шаги постепенно стянулись в прихожую и начали гулко выходить обратно на лестничную площадку. С вами хотят поговорить, сказал деловой голос. Жук промолчал. По вопросу национальной безопасности, невыразительно добавил голос. За пять минут соберётесь? Да, сказал Жук.
    Он собирался не больше двух минут. Всё, я готов, сказал он, собравшись. Последние ноги вышли из квартиры. Дверь захлопнулась. Щёлкнул нижний замок. Лязгнул верхний. Загремел удаляющийся топот.
    Женя медленно выпрямила одну из скрюченных рук. Прижалась лбом к обитому тканью каркасу дивана. Её подташнивало от страха.
    Боль в затёкших ногах и шее постепенно вытеснила страх. В носу свербило от пыли. Чихнув в десятый раз, Женя поняла, что больше не может. Она откинула крышку и выкарабкалась наружу. Встала посреди комнаты. На линолеуме досыхали следы ботинок. Металлический советский будильник оглушительно тикал на своей тумбочке и показывал десять минут первого.
    Сходив в туалет, Женя откопала в комоде свои джинсы и достала из них мобильник. Набрала петербургский номер. Сохранила его в телефонной книжке под названием «Спб». Потом раздражённо усмехнулась. Покачала головой. Нашла запись под названием «Виктория Кащеевна» и нажала на кнопку с зелёным символом звонка. Привет, Жень, почти мгновенно отозвалась Вика. Привет, сказала Женя. Роман Романыч просил тебе передать, что тебе надо – что надо разъезжаться. За ним пришли где-то час назад, сказали, что... Всё понятно, прервала её Вика. Спасибо. Что тебе понятно? спросила Женя, повысив голос. Что тебе понятно? Что происходит вообще? Я тебя найду в Петербурге, сказала Вика после паузы. Хорошо? Ты слышишь меня, Жень?.. Хорошо?.. Женя?.. Хорошо, сказала Женя. Она нажала на кнопку с красным символом. Извлекла из комода остальные детали своего гардероба, сбросила на пол халат и оделась. Вытащила своё пальто, сумку и ботинки из шкафа в прихожей. Присев на табуретку в кухне, переписала несколько номеров из телефона в потрёпанную записную книжку с надписью «Казань» и стилизованным изображением Казанского Кремля на обложке.
    Номер под названием «Спб» она записала в последнюю очередь. Несколько раз обвела его. Захлопнула книжку и отключила телефон. Подняла глаза. В грязном блюдце на другом конце стола валялись восемь мятых окурков. Рядом стояла красная кружка с остатками молочного кофе. Кружка отбрасывала тень. Сквозь немытое окно и серую муть в небе просвечивало бледное солнце.
    Женя оцепенела.
    Через минуту она поднялась. Всхлипывая, прошла в большую комнату и нашла в серванте пластмассовую домашнюю аптечку с поблекшим красным крестом. Внутри, под просроченными ампулами морфина в картонных упаковках, лежали ключи, тысяча девятьсот двадцать евро и сорок три тысячи рублей с мелочью.

Вика и национальная безопасность

    За тридцать шесть минут до Жени позвонил Сергей.
    Вика и Зина в этот момент уже сидели на чемоданах. Вика сидела на огромном пластиковом чемодане с книгами и медицинской периодикой. Чемодан под Зиной был поменьше. В нём лежала часть её одежды и кое-какие личные вещи: компакт-диски с популярной музыкой, косметичка, подарочное издание «Властелина колец» в одном увесистом томе, «Сильмариллион», режиссёрская версия «Братства кольца» на двух пиратских дивиди, фотографический портрет родителей в траурной рамке, биография Дж. Р. Р. Толкина и фен. Во внутренний карман чемодана, застёгнутый на молнию, были упакованы шариковые ручки и сокровенная общая тетрадь, в которой Зина писала продолжение истории Средиземья, включая воссоединение и вечное блаженство Фродо и Сэма на Западе, в сени белой горы Таникветиль. Идея от греха подальше подсадить Зину на Толкина родилась в начале 2003-го года и принадлежала Жене. Это была единственная Женина идея, которую Вика не встретила в штыки. И, более того, поддержала.
    Вика не ревновала Жука и вообще не была в него влюблена. Женю она не одобряла в принципе.
    Когда позвонил Сергей, Вика курила третью сигарету подряд. Первые две она выкурила на обледеневшем крыльце клиники, кутаясь в пуховик и постукивая сапогом о сапог. Кончилось это тем, что охваченная материнским инстинктом Дарья Васильевна затащила её внутрь. Всё равно переезд, всё вверх дном, Роман Романыча нет, чего зря мёрзнуть, заботливо прокудахтала она. Тогда Вика села курить на чемодан. Зина уселась напротив и стала смотреть на неё, словно ожидая нагоняя. Вместо нагоняя Вика предложила ей сигарету. Зина отказалась. Она курила после одиннадцатой смерти, но бросила после двенадцатой. У Жука не нашлось никаких гипотез на этот счёт.
    С большого чемодана проглядывалась кухня. В кухне хозяйничала Дарья Васильевна. Она мельтешила в дверном проёме и время от времени бросала сердобольные реплики, адресованные Чушке, куски бывшего тела которой шипели на сковородке.
    Сергей, грузовики и грузчики ожидались к часу.
    - Самое позднее – к половине второго, – пообещал Сергей. – Будьте в полной боевой готовности.
    Но эти слова Сергей произнёс в девять утра.
    - Отбой, – сказал он теперь, с омерзением в голосе. – Полный отбой. Чего им, козлам, только не спится по воскресеньям... Разъезжаемся. Адвокат мне звонил. Обоих взяли. Я попробую часам к четырём подъехать за вами. Она ведь не на ходу, ваша там? Тойота в гараже?
    - ... Нет, - сказала Вика.
    - Что?
    - Нет!
    - Ну я так и думал. Ждите, короче.
    Вика положила телефон на чемодан рядом с собой и старательно затянулась.
    - Как они там, едут? – крикнула из кухни Дарья Васильевна.
    - Нет, – крикнула Вика в ответ. – Переносится переезд. Серёжа один подъедет. В конце дня.
    Дарья Васильевна показалась в дверном проёме.
    - Жизнь – одна большая накладка, – объявила она, философски вытирая руки о фартук. – Ну, хоть Чушеньку нашу съедим спокойно.
    Зина жалобно пошевелилась на своём чемодане. Её глаза начали наполняться слезами.
    Вика затушила о чемодан недокуренную сигарету и тут же машинально достала из пачки новую.
    - Не плачь, Зина, – сказала она. – Её жизнь не прошла зря.
    Поглощение Чушки с картофельно-овощным гарниром началось несколько минут спустя. Свинина получилась изумительной. Зина два раза попросила добавки. Дарья Васильевна была очень довольна собой и вдохновлённо причитала, как жаль ей со всеми расставаться.
    На Вику тем временем снизошла интересная идея, которую стоило обдумать. Может быть, даже осуществить. Однако если бы вместо этой идеи на Вику как нельзя кстати нахлынули воспоминания, то среди них непременно был бы мартовский полдень четырёхлетней давности, когда она впервые оказалась в окрестностях деревни Матвейково и впервые переступила порог клиники, на тот момент ещё мало отличавшейся от не вполне доделанной дачи с пристройками.
    До этого, впрочем, было собеседование – в пустом белом офисе на Зоологической улице. Жук сидел на стуле в углу комнаты, рядом с офисным столом, на котором не было абсолютно ничего. Он предложил ей сесть на второй стул, зелёный и вращающийся, с ошмётками упаковочного материала на спинке. Жук механически извинился за скудность обстановки. Попросил её не обращать на это внимания, место работы находится за городом, в совершенно другом месте. За городом? насторожилась Вика. Но в объявлении стояла Москва. Москва – на удивление растяжимое понятие, сказал Жук. Как бы то ни было. Он задал ей несколько бессистемных вопросов о прежних местах работы. Потом спросил, религиозна ли она. Нет, сказала Вика. Хорошо, кивнул Жук. Ваше резюме и рекомендации я внимательно прочитал. Все справки о вас навели. Теперь что я могу вам сказать. Работа исследовательского характера, частная клиника, очень камерная, очень уединённая. В процессе становления, но финансирование хорошее. Работа несложная, но кропотливая. Ваша основная специализация, микробиология, наверняка пригодится, но нужно быть готовой к работе в смежных областях. Может быть, очень смежных. Я... Мы занимаемся изучением чрезвычайно редкого заболевания. Ничего более конкретного до подписания договора сказать не могу. Могу только пообещать, что работа крайне интересная. Крайне интересная. Вероятно, перспективная. До поры до времени строго конфиденциальная. В договор входит подписка о неразглашении и прочее, у меня тут есть копия в портфеле, вы сможете ознакомиться. Официальное название должности – «директор отдела санитарно-гигиенической безопасности», официальное место работы - ООО "Ступинский завод стеклопластиков", он действительно существует, это всё пойдёт в трудовую книжку. Официальный оклад, который будет выплачиваться на ваш счёт за вычетом подоходного налога, – тринадцать тысяч восемьсот тридцать рублей. Сверх этого вы будете получать ещё полторы тысячи долларов ежемесячно. Я предполагаю, что в течение рабочей недели – с понедельника по пятницу – вам часто придётся оставаться на территории клиники. Там будет для вас просторная комната, есть кухня, вокруг лес, свежий воздух. Дарья Васильевна есть. Питание полностью за счёт работодателя. Возить вас будут прямо от вашего дома до места работы. И обратно. Отпуск – пять недель. Минимальный срок договора – два года, с возможностью продления. Вашим непосредственным начальством буду я. Жук поднял свой портфель, стоявший на полу, достал из него несколько бумаг в голубоватой пластиковой папке и протянул Вике. Посмотрите, здесь формы договора и кое-какая информация обо мне. К сожалению, пока не могу вам ничего дать с собой. Посмотрите сейчас, дома подумайте обо всём. Через два дня я вам позвоню.
    Вика пробежала глазами два первых листка в папке, не понимая почти ни слова.
    Здесь следует сообщить, что осенью в жизни Вики грянул гром: оборвались семилетние отношения со зрелым мужчиной Борисом, владельцем антикварного магазина. Борис встретил другую женщину. Уже четыре с лишним месяца Вика снова разглядывала по ночам репродукцию Марка Шагала на стене своей старой комнаты в квартире родителей. Выяснилось, что без Бориса у неё не было денег на отдельное жильё, хорошую одежду, Францию и даже на гранатовый сок, с которого она привыкла начинать каждое утро. Её научно-исследовательская зарплата перестала казаться смешной и оказалась нищенской.
    Нет, сказала Вика. Не надо два дня. Я готова приступить к работе. Когда скажете.
    Неделей позже один из Братьев встретил её у подъезда и отвёз в окрестности деревни Матвейково. Шофёр произвёл на Вику тяжёлое впечатление, она даже начала жалеть о том, что согласилась, и облик вытянутой двухэтажной дачи с недоделанными бетонными колоннами вокруг крыльца только подогрел её сомнения. Однако на первом этаже пахло хорошим евроремонтом и немного больницей, имелись безликие комнаты с бледно-зелёными стенами, нераспечатанное оборудование, нерасставленная мебель и Жук, читавший англоязычный журнал напротив девушки с печальным выражением лица. Девушка смирно сидела на кушетке, сложив руки на коленях. Здравствуйте, Вика, знакомьтесь, это Зина, наша сирота, сказал Жук, откладывая журнал. Она живёт здесь, пока под присмотром Дарьи Васильевны, в перспективе и под вашим тоже. После знакомства он выставил Зину из комнаты, запер дверь и засунул в видеодвойку кассету, на которой перепуганную Зину, стоявшую в нижнем белье посреди залитого светом помещения, убивали тремя оглушительными выстрелами: в грудь, в живот и ещё раз в грудь. Стрелявшего в кадре не было. За сценой убийства следовали дотошные съёмки мёртвых зрачков, далее руки в хирургических перчатках небрежно извлекали из тела пули, тело приобретало трупный оттенок, дрожало, деформировалось, возвращалось в норму и воскресало. Жук сопровождал кадры короткими пояснениями. Вика в тихом ужасе слушала его и не отрывала глаз от экрана, её подмывало вскочить и убежать, она думала только о том, что теперь её уберут как лишнего свидетеля, но уже к вечеру того дня страх прошёл. После просмотра кассеты Жук с пониманием вручил ей пятьсот долларов аванса и папку с предварительными заключениями. Вика прочитала все девяносто пять страниц на одном дыхании. Потом появилась Дарья Васильевна. Она накормила Вику обедом и показала ей просторную комнату на втором этаже. В комнате было большое окно, телевизор на угловой полке и ароматная мебель янтарного древесного цвета. Обои можно другие поклеить, заметила Дарья Васильевна. Вы только скажите Роман Романычу. Нет нет, мне очень нравится, замахала руками Вика.
    В начале шестого, после двухчасового разговора, Жук объявил: ну, на сегодня мы как будто всё обсудили. Я возвращаюсь в город. Вы со мной? Или уже останетесь?
    Вика предпочла остаться. На протяжении четырёх лет она старалась уезжать из клиники только в отпуск. Или когда этого требовала работа. В её жизни ещё никогда не было столько спокойствия, размеренности и смысла одновременно. Менялись времена года, менялись свиньи, достроились колонны, на смену ассистенту Гоше пришла Оксана, Оксану сменила Женя, Дарья Васильевна осваивала новые рецепты из книги «Кулинарная классика Средиземноморья» – и всё это время Вика видела перед своим внутренним взором только одно: огромную серую кляксу под рабочим названием «Агент». Края кляксы постепенно бледнели и размывались, клякса медленно теряла огромность, почти с каждой неделей в ней становилось чуть меньше непостижимого, и её полное исчезновение казалось Вике простым делом времени, пускай долгого. Если исключить французские курорты, где она проводила отпуск, и научные публикации в тех областях, которые она отслеживала, мир за пределами клиники не интересовал Вику. Она, конечно, собиралась в него вернуться, купить квартиру, завести бульдога, возобновить личную жизнь – но только после. После полного исчезновения кляксы.
    Теперь, когда запредельный мир самым нахальным образом напомнил о себе, на внутренний взор Вики опустились муть и отчаяние.
    Поначалу они даже не давали Вике как следует обдумать её идею. Пока Зина тщательно пережёвывала свинину, а Дарья Васильевна оплакивала всеобщее расставание, неоформленная мысль бессильно прокручивалась в Викиной голове, не в силах отвлечь её и не обрастая никакими подробностями.
    Потом позвонила Женя. Звонок Жени сделал черту под ускользающим раем более жирной и бескомпромиссной. К Вике вернулось самообладание.
    - Большое спасибо, Дарья Васильна, – она отодвинула от себя едва тронутую порцию. – Извините, у меня что-то с аппетитом. Переволновалась. Зина, нам с тобой нужно обсудить кое-что. Я буду в своей комнате. Поднимись ко мне потом, пожалуйста.
    Зина поспешно утёрла губы салфеткой и несколько раз кивнула.
    - Доешь, не торопись, – сказала Вика.
    Перед тем, как выйти, она взяла из аптечки на холодильнике старомодный моток лейкопластыря.
    В своей комнате, опустошённой переездом, Вика присела на голую кровать, достала из пачки очередную сигарету и щёлкнула зажигалкой. Она не помнила, когда в последний раз курила так много и тем более в закрытом помещении. Лёгкое головокружение и приятная нетвёрдость в руках настроили Вику на творческий лад. Внезапная идея приняла законченную форму.
    Вскоре в комнату робко заглянула Зина.
    - Можно?
    - Проходи, Зин, – Вика похлопала по кровати рядом с собой. – Присаживайся.
    Зина вошла и села на почтительном расстоянии от Вики, внимательно вывернув шею в её сторону.
    - Хорошо себя чувствуешь? – спросила Вика, раскуривая ещё одну сигарету.
    - Да. Обед был очень вкусный, правда?
    - ... Не нервничаешь из-за переезда?
    - Нет, – замотала головой Зина. – Ну, немножко...
    - Молодец, – Вика помолчала. – Я думаю, ты сама давно уже догадываешься о том, что я тебе сейчас скажу... Но пришло время развеять всякие сомнения. Ты должна знать: всё, что написано во «Властелине колец», - правда.
    Зина охнула и закрыла рот руками. Её взгляд просветлел.
    - Всё? – спросила она из-под ладоней. – Правда всё? И «Сильмариллион» тоже?
    - Да. Там тоже всё правда. Толкин ничего не придумал. Он получил откровение и записал его на эльфийском языке. Потом перевёл просто всё на английский.
    Зина отняла руки от лица.
    - Правда?.. А в послесловии к «Властелину колец»... Там говорится, что книга была написана не по-эльфийски. Там говорится, что она была написана на вестроне.
    - ... Да, само собой. Но откровение Толкин всё равно получил на эльфийском.
    - А на каком эльфийском? На синдарине? Или на квенья?
    - На главном эльфийском... – Вика затянулась и раздражённо выдохнула дым в сторону окна. – Зина, это детали. «Властелин колец» и другая твоя книжка – это информативно, но второстепенно. Важно другое. Толкину была открыта тайна бессмертия и всеобщего счастья. Он написал об этом в отдельной, тайной книге. Секретным эльфийским шифром. Невидимыми чернилами. Этой книги было сделано всего несколько копий. Десять копий. Знаешь, что там написано? Там написано, что надо сделать, чтобы тёмные силы потеряли власть над миром. Если сделать то, что там написано, нынешняя тёмная эпоха кончится. И начнётся новая светлая эпоха. Все будут жить вечно, как эльфы, и никто не будет болеть. В мир вернутся хоббиты и волшебство.
    - Волшебство!.. – Зина снова поднесла руки ко рту. – И что, что надо сделать?
    - Это, к сожалению, пока не известно до конца. Шифр невероятно сложный. Но над этим ведётся работа. Мы – ну то есть я, Роман Романович, Женя – мы члены тайного международного братства, мы заняты расшифровкой книги. Её воплощением в жизнь. Таких секретных центров, как наш, всего десять. Столько же, сколько копий тайной книги. Остальные девять находятся за границей. В Шотландии, во Франции. И в Новой Зеландии, конечно. Главный координатор нашей группы – засекреченный эльф. По имени Георгий Грибовой. Запомни: Георгий Грибовой. Он обладает многими сокровенными знаниями. Мы работаем изо всех сил. Разгадка, я думаю, уже близка. Но тёмные силы тоже не дремлют.
    - Ой, – вздрогнула Зина.
    - Я знаю, как это страшно, – Вика положила её руку на плечо. – Но ты должна знать всю правду. Везде в мире сейчас у власти стоят бывшие слуги Саурона. Пока замаскированные. Только Новой Зеландией ещё управляют силы света. Именно поэтому там снимают «Властелина Колец», это сигнал всему остальному человечеству. Режиссёр Питер Джексон в прошлой жизни был Фродо, это его новая миссия... Слугам Саурона не хватает совсем чуть-чуть для полного триумфа. Они делают всё, чтобы не допустить расшифровки книги. Они пытаются уничтожить все её копии. До сих пор нам удавалось водить их за нос, но сегодня утром они схватили Романа Романовича...
    - Нет! – окончательно побледнела Зина.
    - К сожалению, Зина, это правда. Не исключено, что они уже едут сюда, за нами. Мы постараемся бежать, скоро подъедет Сергей. Может быть, всё обойдётся. Но мы должны быть готовы к худшему, – Вика испытующе посмотрела в глаза Зине. – Должны?
    - Да. Конечно!
    - Я объясню тебе, что делать, если нас схватят слуги Саурона... Во-первых, Зина, если нас будут брать вместе, я дам тебе знак, я скажу «это они». Если так получится, что ты будешь одна, то помни: если они из ФСБ – это точно слуги Саурона.
    - Ага, я понимаю, – закивала Зина. – Только я не помню... Что такое ФСБ?
    - Это Федеральная служба безопасности, Зина. Они ездят в чёрных машинах и хватают всех, кто противится тьме. Они сами скажут, откуда они. Может, удостоверение даже покажут. В общем, ты легко поймёшь... Теперь вставай, пойдём со мной, – Вика поднялась с кровати и затушила сигарету о подоконник. – Мы тебя подготовим.
    Они вышли из комнаты и по чёрной лестнице спустились в подземный этаж, не менее опустошённый и унылый. Щёлкая выключателями, Вика провела Зину через десяток сквозных помещений с распахнутыми настежь дверями. У последней двери, низкой и запертой, Вика остановилась и достала из кармана свой электронный мастер-ключ.
    - Мы с тобой прямо под свинарником сейчас стоим, – сказала Вика, открывая дверь. – Это особенная комната. Для безвыходных ситуаций.
    Она нащупала на стене выключатель и нажала на него. Под низким потолком вспыхнула круглая матовая лампа. Комната была маленькой, не больше шести квадратных метров, и треть этого пространства занимал стальной шкаф со множеством дверок разных размеров. Вика сказала Зине закрыть дверь комнаты, наклонилась и нетерпеливо приложила ключ сразу к трём отделениям в нижнем левом углу шкафа. Дверки плавно распахнулись. В двух отделениях стояли запечатанные картонные коробки с надписями на иврите; из третьего, самого нижнего, Вика достала маленький оранжевый брусок с металлическими контактами.
    - Это наша последняя защита, – она выпрямилась и повернулась к Зине. – Слуги Саурона владеют чёрной магией. При помощи неё они могут выведать у нас всё. Они могут выведать даже такую информацию, о которой мы сами не догадываемся. Поэтому мы не можем даться им в руки живыми. Ты согласна, Зина?
    - Да, – прошептала Зина, не отрывая глаз от оранжевого бруска.
    - Иначе победа тьмы неизбежна. Сними-ка джемпер... И футболку тоже сними... Да не стой с ними, брось просто на пол пока...
    Когда Зина осталась в бюстгальтере, Вика вручила ей брусок и приказала горизонтально прижать его к верхней части живота.
    - Да не так, не всей рукой, за кончики возьмись, я сейчас буду закреплять... – Вика вытащила из кармана лейкопластырь. – Не бойся, пока детонатор не вставлен, ничего не может взорваться.
    С лейкопластырем пришлось повозиться ногтями и зубами – Вика забыла взять ножницы – но в конце концов брусок был надёжно прилеплен к Зине.
    - Не мешает, нет?..
    Вика снова нагнулась к нижнему отделению шкафа. Выпрямилась с кусочком чёрной пластмассы в руке. Кусочек поблескивал контактами. Когда Вика аккуратно прижала его к торцевой части бруска, не заклеенной лейкопластырем, раздался лёгкий щелчок.
    - Не бойся, не бойся, ничего страшного сейчас не случится, – Вика подобрала с пола брошеную одежду. – Оденься.
    Пока Зина трясущимися руками натягивала и расправляла футболку и джемпер, Вика в третий раз склонилась к нижнему отделению шкафа.
    - Смотри внимательно, – она поднесла к лицу Зины ещё один кусочек пластика – круглый и приплюснутый, с маленьким плоским тумблером на каждой стороне. – Чтобы устройство взорвалось, нужно сдвинуть обе эти штучки одновременно, сдвинуть в разные стороны, в противоположные стороны, и держать их в таком положении десять секунд. Десять секунд держать и не отпускать. Десять секунд. Запомнила?
    - Десять секунд, – повторила Зина.
    - Молодец. На, покажи мне, как ты их сдвинешь.
    Зина взяла кусочек пластика двумя руками, зажмурилась и сдвинула тумблеры.
    - Так, теперь отпусти. Видишь, они отскакивают назад? Там пружинки. Поэтому нужно их держать... Теперь попробуй сделать это одной рукой. И не жмурься, не жмурься. Оно не взорвётся сразу. Десять секунд – это долго. Это двадцать один, двадцать два, двадцать три – и так до тридцати... Опусти руку, расслабься. Попробуй сдвинуть штучки... Отпусти... Ещё раз... Отпусти... Ещё раз... Отпусти... Теперь попробуй в кармане. Засунь руку в карман и попробуй сдвинуть... Получается?.. Попробуй ещё раз. Точно получается?.. Молодец. Молодец, Зина. Оставь его там... Теперь... Если нас схватит ФСБ, то есть слуги Саурона, теперь ты им не дашься живой. Ты погибнешь смертью героя. А по другую сторону смерти тебя будут ждать эльфы и Гэндальф.
    Зина робко улыбнулась.
    - А Леголаса я тоже увижу?
    - Ты увидишь всех, кого захочешь. Такое право даётся каждому, если он умирает смертью героя. А здесь за тебя отомстят. Георгий Грибовой, он отомстит за тебя. Когда сдвинешь штучки, крикни слугам Саурона...
    - Я знаю! – неожиданно перебила её Зина. – Я воскликну «О, Элберет! Гилтониэль!»
    - ... Да, это тоже можно. Но этого мало. Не забудь ещё крикнуть «Георгий Грибовой отомстит за меня!» Несколько раз. Запомнила?
    - Георгий Грибовой отомстит за меня! – с чувством крикнула Зина. – О, Элберет! Гилтониэль! Георгий Грибовой отомстит за меня!
    - Не забудь при этом штучки держать, – нахмурилась Вика. – Сдвинутыми.
    - Нет, нет! – с отчаянной страстью замотала головой Зина. – Я не забуду, Вика! Я погибну сама и унесу в могилу несколько слуг Саурона.
    Вика немного растерялась.
    - Ну, ты особенно их не старайся... – с сомнением сказала она. – Может быть, лучше...
    - Я так – я умру – я буду – я буду счастлива погибнуть смертью героя!
    - Хорошо, – Вика закашлялась. – ... Молодец. Иди наверх, к Дарье Васильевне. Попей чаю. Я щас прицеплю себе тоже взрыватель и поднимусь.
    Зина расплакалась и крепко обняла Вику, восклицая «мы встретимся в Амане!». Вика терпеливо погладила её по голове. После объятий Зина распахнула дверь и побежала к выходу из подвала.
    Вика машинально попыталась закурить. Тут же одёрнула себя. Простояв минуту в нерешительности, она достала из шкафа четыре оставшихся бруска и присоединила к ним детонаторы. Один брусок она сунула обратно в шкаф; три других взяла с собой, чтобы разложить их в помещениях на первом и втором этаже.
    Без двадцати пять во двор клиники втянулись три чёрных джипа с музыкой. На заднем сиденье одного из них приехал Сергей. Он был в наручниках. Под его носом чернели усы из запёкшейся крови.
    Во всех окнах первого этажа клиники горел свет.
    Часть защитников национальной безопасности вышла из джипов и поёжилась от мороза. Трое серьёзным шагом направились к крыльцу. Двое стали обходить здание по заметённой снегом дорожке. Другая часть защитников продолжила сидеть в тепле машин, построенных в сияющую фарами шеренгу между свинарником и воротами. Тот, кто остался вместе с Сергеем, выключил свет в салоне и сделал потише звуковую дорожку к кинофильму «Бумер».
    - Твой шеф – он правда тут опыты на свиньях ставил? – добродушно спросил он.
    - На свинках, – поправил его Сергей. – На сухопутных свинках.
    - Шутник, – усмехнулся защитник безопасности. – И не теряет бодрость духа никогда. А? Не теряешь? – он повернул голову и посмотрел на Сергея назидательным взглядом.
    Сергей устало поморщился.
    - Ну молчи, молчи... – зевнул защитник, разворачивая голову обратно. – О. А вот и кто-то.
    Сквозь лобовое стекло они увидели, как на крыльцо, к которому уже вплотную подошли защитники в дублёнках, выскочила Зина. На ней не было верхней одежды. Защитники остановились у крыльца и, судя по всему, представились. Один выразительно вознёс над собой и затем убрал обратно в карман руку с удостоверением. Зина отшатнулась и ударилась спиной о дверь. Она что-то кричала.
    Защитник Сергея сделал музыку ещё тише и приоткрыл дверь машины. Его коллеги в дублёнках синхронно взошли по ступенькам. Не отступая от двери, Зина прижала руки к бокам. В следующее мгновение спины защитников национальной безопасности скрыли её. Зина продолжала кричать. Она кричала отрывисто и пронзительно. Сергей отчётливо услышал имя Георгия Грибового. Защитники невозмутимо стояли вокруг Зины. Один из них басисто увещевал её. В освещённых окнах клиники не было заметно никакого движения.
    - Чего она орёт? – защитник Сергея вылез из машины.
    Ответ на свой вопрос он получил значительно позже. Через две секунды его сбило с ног, оглушило, а также присыпало осколками стекла и кирпича. В довершение всего, земля под ним задрожала и разверзлась.

Сахаров Андрей Дмитриевич

    Писатель Юрий Дзержинский всё это время переживал творческий подъём.
    Ему не раз доводилось читать мнения, что сильнее всего литератора вдохновляют неурядицы в личной жизни и вывихи в судьбе Родины, и в середине девяностых, во время работы над своим первым романом, после развода и вынужденного отхода от дел, он охотно соглашался с такими мнениями. Даже теперь, когда он перечитывал «Войти в закулисье», каждая страница дышала болью. Местами наворачивались слёзы. В памяти оживали дни, потерянные на унизительной должности завскладом фармацевтической компании, принадлежавшей оборотистому выскочке из ЦК ВЛКСМ, – дни без женского тепла по вечерам, без цели на горизонте и без просвета в будущем. Плохо было буквально всё. Природные богатства и целые отрасли промышлености оседали не в тех карманах. Нефть стоила мало. Ельцин клянчил кредиты и пресмыкался перед Западом. Продажные журналисты, одурев от безнаказанности, в прямом эфире смешивали с дерьмом Армию, доблестных предков и самое святое. Самое святое сокращало штаты. Лучшие сотрудники понуро уходили на фармацевтические склады. Бывший диссидент Петров, выпущенный из психушки в 87-ом, сомнительным путём въехал в квартиру на верхней площадке и демонстративно не здоровался, несмотря на давнее знакомство. Более того, он напивался пьян и прямо во дворе кричал о необходимости повальной люстрации. Призывал к суду над кровавой гэбнёй.
    Однако из этой бездны вышла только одна книжка в 216 страниц. Тогда как за последние три года Ю. Дзержинский написал уже четыре романа – и страниц в самом коротком из них было более трёхсот пятидесяти, даже без учёта издательских анонсов и содержания. И это при том, что холодная голова Дзержинского снова была в строю, и горячее сердце занималось творчеством только по вечерам и субботам. А воскресенья Дзержинский целиком отводил своей новой семье и спорту. Теперь ему было совершенно очевидно, что плодотворность тягот и невзгод бесстыдно преувеличена.
    Гордость за настоящее Родины и уверенность в её будущем вдохновляли намного надёжней. Благодарность придавала творческих сил. На пятой странице самой свежей книги, «После смуты», Дзержинский, не сдержавшись, попросил издателя разместить посвящение: «Тому, кто вернул нам веру в себя». Личность того, кто вернул им веру в себя, прояснялась двумя страницами позже, в начале первой главы. Панин Вячеслав Вячеславович, герой повествования, рождался в Ленинграде, с предчувствием учил немецкий и любил книги про разведчиков – прежде всего, «Щит и меч».
    Когда Жук сел на стул в кабинете Дзержинского и по-светски спросил его про литературные успехи, Дзержинский удовлетворённо смутился. Затем выдвинул ящик стола и достал «После смуты», изданное в бело-красно-голубой обложке. На лицевой стороне, под названием, был изображён главный герой. Он прищуренно смотрел вдаль.
    - Симпатично, – Жук повертел книгу в руках. – Кого-то мне он напоминает, этот портрет...
    - Вы возьмите себе этот экземпляр, если хотите, Роман Романыч, – зарделся Дзержинский. – Мне будет очень приятно, если вы на досуге...
    - Непременно, – сказал Жук. – Досуга у меня навалом. Спасибо.
    Он положил книгу на колени, накрыл её ладонями и насмешливо посмотрел в пол слева от себя.
    Дзержинский вернулся в режим холодной головы.
    - Собственно, об этом я и хотел поговорить, – вступил он после длинной паузы.
    - ... О моём досуге?
    - Нууууу, скорее о вашей занятости, Роман Романыч. О вашей работе.
    На этом месте ему отчётливо захотелось встать и пройтись по кабинету, бросая задумчивые взгляды в окно. Однако новый кожаный диван, который ему поставили на прошлой неделе, не позволял осуществить такой манёвр с необходимой долей достоинства. Тогда Дзержинский немного отодвинулся от стола, развернул кресло на сорок градусов и бросил взгляд в окно прямо из него. Затем вернул взгляд на Жука.
    - Прежде всего, Роман Романыч, хочу вас заверить: я к вам испытываю только уважение. Безо всяких но. Что наши ребята вас взяли – вы не принимайте близко к сердцу – порядок есть порядок, закон есть закон. Ну не могли не взять. Связались вы... Вы были связаны с человеком крайне нечистоплотным, тут уж как есть. Ну не могли вас не взять. Но лично я – я вас не осуждаю. Ни в коем случае. Я вас очень хорошо понимаю. Время у нас в стране было трудное. Всем приходилось вертеться. Медицине нашей, нашей науке, нашему интеллектуальному потенциалу – таким людям, как вы, Роман Романыч – вам пришлось особенно нелегко. Мы это знаем. Деньги, как говорится, не пахнут. Особенно, когда их нет... Но то время, к счастью, закончилось, – Дзержинский выгнул голову и посмотрел на хмурый портрет на стене. – Страна, слава богу, встаёт на ноги. Государство крепчает. Такого бардака, какой был в девяностые, мы больше не допустим. Сейчас вот ещё дружно переизберём Президента, и с новым мандатом доверия...
    Жук осторожно кашлянул в кулак.
    - Вы извините, что я перебиваю... Я слышал, вы клинику на Газгольдерной закрыли тоже?
    - Нууу, закрыли, конечно, не мы... Мы только, на всякий случай, обратили внимание соответствующих инстанций. Оказалось, не зря, – Дзержинский грустно улыбнулся. – Договор аренды там был неправильно оформлен. Требования противопожарной безопасности не соблюдались. Велась двойная бухгалтерия, как водится. Платежи рутинно шли мимо кассового аппарата. Кроме того, была попытка дачи взятки инспектору Федеральной налоговой службы. Непорядок, что тут делать. Отозвали им лицензию, направили дело...
    - Странно.
    - Чего ж тут странного, Роман Романыч? Порядок есть порядок, закон есть закон.
    - Странно, что попытка дачи взятки не удалась, – Жук посмотрел на Дзержинского чистыми глазами. – После стольких лет практики.
    - Времена меняются, я же говорю вам, Роман Романыч, – мимолётно помрачнел Дзержинский. – Да и забудьте вы об этой клинике на Газгольдерной, ну в самом деле. Мы же с вами знаем, это слишком мелко для вас! Липосакция, ну я вас умоляю... – он тряхнул рукой, как будто прогоняя невидимую муху. – Мы в курсе вашей исследовательской работы, Роман Романыч, да да да. И мы считаем – наверху считают – и лично я считаю, Роман Романыч: ваша работа должна быть непременно продолжена. И на этот раз не по прихоти, так сказать, нуворишей. Продолжена в национальных интересах! На благо всей нашей страны.
    Жук молчал, глядя в пол – на этот раз справа от себя.
    - Вы разве сами не хотите продолжить исследования, Роман Романыч?.. Ваше заведение в Ступинском районе, однозначно, восстановлению не подлежит. Там рожки да ножки только. И от подопытной девушки вашей тоже... К сожалению. Но ваша голова – она-то ведь цела! Это же главное, Роман Романович!
    - ... Какие именно исследования?
    - Ну что вы в самом деле, Роман Романыч!.. – Дзержинский разочарованно всплеснул руками.
    - Нет-нет, вы меня не так поняли, – торопливо поправился Жук. – Я не так выразился... Я ничего не пытаюсь... Мне – ну, просто хотелось бы услышать, как вы себе это – как на вашем верху это себе представляют – предмет моих исследований...
    - Хаа-раа-шо представляют, Роман Романыч. Достаточно хорошо. Нууу, мы не специалисты, конечно. Но всё, что можно понять без кандидатской по биологии, – это мы представляем. А что мы не можем понять – это мы как раз оставляем вам. С удовольствием и доверием. Понимаете?..
    - Понимаю.
    - Вас такой расклад должен устроить. Думается мне. Должен устроить. Роман Романыч.
    Не отрывая взгляд от пола, Жук поставил книжку перпендикулярно коленям и обхватил её верхний край.
    - Или вас больше устроит благородный физический труд? В соответствующем учреждении? – про себя Дзержинский отметил, что задал риторический вопрос.
    Жук уверенно помотал головой.
    - Нет. Не устроит... Я согласен, естественно...
    Он посмотрел в лицо Дзержинскому, пытаясь решить, стоит ли спрашивать его о Вике. За полтора месяца адвокаты ни разу не обмолвились о ней. Ни единым словом. Жук мечтал о даре истолкования и терялся в догадках. На всякий случай держал своё любопытство при себе. Поколебавшись, он не заговорил о Вике и теперь. Вместо этого он вернул «После смуты» в горизонтальное положение и попросил листок бумаги и ручку. Дзержинский понимающе кивнул, развернул на сто восемьдесят градусов широкомасштабный ежедневник в пухлой обложке и подтолкнул его к краю стола.
    - Вы подсядьте поближе, Роман Романыч, – пригласил он, протягивая увесистую сигарообразную ручку.
    - Спасибо.
    Жук встал и передвинул стул. Положил «После смуты» слева от ежедневника. Пока он заполнял своим мелким почерком текущий день Дзержинского, тот искоса любовался обложкой книги. Дзержинскому, как обычно, представился прототип своего главного героя, устало садившийся в домашнее кресло после государственного дня. Погладив лабрадора, прототип замечал на журнальном столике бело-красно-голубую книгу и протягивал к ней руку. Это ещё что такое? добродушно спрашивал он, разглядывая смутно знакомое лицо на обложке. Это новый роман, о котором все говорят, отвечала супруга прототипа. Тебе посвящён. Мне посвящён? хмурился прототип. Автор прислал? Нет, что ты, махала рукой супруга. Я вчера летала на открытие новой городской библиотеки в Набережные Челны, ко мне подошёл мальчишечка лет тринадцати. Сказал, это его любимая книжка теперь. И подарил. Я пролистала в самолёте – там никакой лести. Всё предельно честно, предельно искренне. Без прикрас. Почитай, тебе понравится. Ну, раз так, улыбался прототип, открывая книгу. Раз без прикрас...
    - Не знаю, разберёте ли вы мой почерк... – Жук развернул ежедневник обратно и пододвинул к Дзержинскому. – Прочитайте, пожалуйста.
    - Вслух? – пошутил Дзержинский.
    - Как хотите, – не стал понимать шутку Жук.
    Дзержинский склонился над ежедневником.
    - Ну что же, – сказал он, дочитав список до конца. – Это всё вполне реально, Роман Романыч. Могу вас заверить. Вполне реально.
    - ... И третий пункт?
    - И третий пункт. Инфраструктура же есть. Разошлют циркуляры, организуют. Если надо.
    - ... И добровольцы?
    - И особенно добровольцы. Вы же знаете наших людей. Если Родина скажет...
    - Это только то, что необходимо сразу же, сейчас, – уточнил Жук.
    - Конечно, – кивнул Дзержинский. – Вы потом сядьте, подумайте хорошенько... Напишите другой список... Более полный. Помните: теперь вам помогает вся страна. Вся страна, Роман Романович! А целой стране – особенно такой, как наша – что может быть не под силу целой стране? Взять хотя бы космическую программу нашу, взять БАМ. Да одна победа над нацизмом чего стоит, в конце концов!..
    - Да, – сказал Жук. – Я смогу связаться со своими коллегами? В Петербурге?
    Дзержинский непроизвольно сложил руки на столе – ладонь к ладони.
    - Вы должны понять. Не мне вам говорить, что у вас в руках очень важная информация. Взрывоопасная, в определённом смысле. Обстановка в мире сейчас очень сложная. Это чудо, что до сих пор...
    - Хорошо, я понял, – перебил Жук. – Конечно... Где останки Зины? Девушки?
    - В смысле «где»? Захоронены, я полагаю...
    - Надо раскопать.
    - Раскопать?.. – поморщился Дзержинский. – Конечно... Локализуем, раскопаем...
    - Я внесу это в список. В более полный...
    Жук почувствовал внезапную перемену баланса в кабинете. Его половина качели бесцеремонно поднялась в пространство между Дзержинским и большими людьми, которые пребывали наверху. Ты в болоте, я на самолёте, подумал Жук, глядя на пухлые пальцы Дзержинского, цеплявшиеся друг за друга на лакированной поверхности стола.
    - И Никита Машевский... – сказал Жук задумчиво. – Мне нужен Никита Машевский.
    - Машевский?.. Машевского, боюсь, не получится.
    - Не получится?
    - Нет. Разве только вы успели его обработать своим вирусом, Роман Романыч. Тоже можно раскопать, посмотреть... Укокошили Машевского. Уронили из окна собственной квартиры. Предсмертную записку положили. На стол, между бутербродами... Это и наша вина тоже, чего уж тут. Надо было сразу брать под охрану, как только он вышел на связь... Вот видите, с какими людьми вас попутало, Роман Романыч? Видите? Только проснулась у человека совесть и сознательность, как его тут же... – Дзержинский театрально провёл пальцем невидимую линию поперёк своей шеи.
    - Какая жалость, – заметил Жук, оживляясь. – Какая жалость. Ещё мне нужен компьютер. С доступом в интернет. Можете его отслеживать, или что вы там делаете. Главное, чтобы он у меня был.
    Дзержинский выпрямился в кресле и смерил Жука неубедительным холодным взглядом.
    - Больше вам ничего не нужно? Роман Романыч?
    Жук покачал головой.
    - Меня сейчас отведут куда-нибудь? – предположил он с уверенной надеждой. – Куда-нибудь, где я смогу принять нормальный душ? Поесть нормальной еды? Полежать на настоящей кровати? Что-нибудь в этом духе?
    Дзержинский помолчал. Затем нажал кнопку на очень солидном телефоне в углу стола и произнёс «всё, Никольченко, заходи». Никольченко, облачённый в штаны цвета хаки и вязаный свитер со стилизованными лосями, оперативно вырос в дверях кабинета.
    - Отведи к Виктору Степанычу, – распорядился Дзержинский. – До встречи, Роман Романыч.
    Жук задумчиво поднялся со стула.
    - А что было в записке? – спросил он. – В предсмертной? У Никиты Машевского?
    - ... А вы не в курсе? «В моей смерти прошу винить секту Георгия Грибового». И подпись, – ответил Дзержинский с вызовом.
    - Спасибо, – сказал Жук. – Теперь я в курсе. До свиданья, товарищ Дзержинский.
    Никольченко поперхнулся ленивым смехом за его спиной.
    Дзержинский перевёл брезгливый взгляд с Жука на «После смуты», оставшееся на краю стола, и нервно забросил книжку обратно в ящик.
    По издевательской выходке судьбы, в паспорте и других документах ему всю жизнь приходилось быть Сахаровым. Андреем Дмитриевичем.

ЧАСТЬ 3 СКРЫТАЯ СТАДИЯ


Пустующая комната

    В мае 2004-го, пока события принимали необратимый характер, мой друг по имени Олег влюбился. С ним такое происходило нечасто – последний раз ещё в то время, когда он без конца подвергался вниманию Зины. Тогда он влюбился почти безответно и абсолютно безответственно, в начинающую жену бывшего одноклассника. Дело кончилось дракой, преждевременным разводом и некрасивыми склоками вокруг двухкомнатной недвижимости (её только-только купили); и в разгар всего грянуло легендарное самоубийство Зины на новогодней вечеринке. За самоубийством потянулись нездоровые слухи и, что ещё хуже, мифологические подробности.
    Такой суеты Олег не выносил. Напившись водки с грейпфрутовым соком, он поклялся мне, что до тридцати пяти будет обходиться эротическими сновидениями, онанизмом и случайными связями на чужих юбилеях. В тридцать пять найдёт некрасивую жену по интернету.
    Он не дотянул ровно пять лет. Двенадцатого мая 2004-го ему позвонила Катя. Она спросила, не может ли он заскочить к ним после работы. Олег сильно удивился. У него уже давно были трудности с размещением прошедших событий во времени – все годы после института сливались в гигантский салат из рабочих недель и выходных дней – но он мог поклясться, что не виделся и не разговаривал с Катей по крайней мере года два. Он уточнил адрес и купил по дороге бутылку вина. На месте выяснилось, что Катя вышла замуж за Бориса, которого Олег помнил ещё более смутно, чем временные координаты последней встречи с ней.
    Все трое сели на кухне и несколько минут пили чай с печеньем, неловко обмениваясь никому не интересными новостями. Затем Катя сообщила Олегу, что он надёжный человек. За это поручилась Вероника, их общая знакомая. Олег вежливо замялся. Катя спросила, правда ли, что у него есть пустующая комната, которую он почти не использует.
    Олег той зимой переехал. Насколько он мог понять, под пустующей имелась в виду та из двух его комнат, в которую он беспорядочно свалил основную массу вещей. У него не доходили руки распаковать и расставить их. Ему хватало кровати, стола и компьютера. И гантелей. В другой комнате. Поэтому он признал, что у него действительно как бы есть свободная комната. Катя и Борис переглянулись. Катя открыла бутылку вина и достала три бокала. Олег запротестовал. Он был за рулём. Катя на мгновение застыла с бутылкой, занесённой над третьим бокалом. Потом сказала, ну ничего, Зина выпьет. Она налила вино, выглянула из кухни в прихожую и позвала, Зина! Всё в порядке, выходи!
    Олег почувствовал, как его руки теряют вес. В кухне стало душно. В памяти зашевелились мифологические подробности. Олег посмотрел на Катю в поисках объяснения – а лучше опровержения, но Катя сосредоточенно вернулась на своё место рядом с Борисом. Это наша хорошая знакомая, сказала она, как будто извиняясь. И они с Борисом посмотрели на дверь.
    В кухню вошла худенькая девушка в поношенных многокарманных штанах и застиранной белой футболке. Её грудь обтягивал групповой портрет обесцвеченных телепузиков. Густые светлые волосы, едва достававшие до плеч, были нерасчёсаны. На вздёрнутой губе под красивым узким носом, на скулах и вокруг ключиц темнели редкие веснушки. Девушка поздоровалась с Олегом и подслеповато прищурила глаза, пытаясь сфокусировать их на его лице. Ей могло быть от двадцати до тридцати.
    Олег представился. Дальше он услышал, что девушке нужно обязательно где-нибудь приткнуться до начала июня, по возможности бесплатно и непременно у надёжного человека. Да да, без проблем, закивал Олег. Конечно! У меня есть свободная комната! Можно даже считать, свободная квартира! Я почти весь день на работе! На выходных сплю как убитый! У меня даже второй холодильник есть где-то! Маленький, правда, такой... Но я могу его себе взять пока, у меня всё равно в холодильнике кефир один! Я на работе ем...
    Как правило, любовь с первого взгляда случается только с героями романтических комедий и курсантами военных училищ. Поэтому Олег влюбился не сразу. Но ему сразу же захотелось это сделать: влюбиться в неожиданную девушку от двадцати до тридцати, с острой грудью, красивым узким носом и романтической копной не всегда причёсанных волос, особенно если эта девушка могла быть до такой степени рядом, то есть прямо в его квартире, и для общения с ней не нужно было изыскивать неуклюжие поводы, требующие не только и не столько денег, но, прежде всего, планирования и крупномасштабной суеты.
    Она переехала к нему в тот же вечер, взяв с собой ровно одну умеренную сумку на колёсиках и пакет с продуктами. Пакет собрала Катя, чтобы создать в холодильнике Олега альтернативу заявленному кефиру.
    На освобождение свободной комнаты от вещей ушло три часа совместной возни и разговоров почти ни о чём. Девушка руководила. Олег охотно подчинялся. Закончив, они сели пить слабый ночной чай. За чаем говорили мало. Жадно доедали Катино печенье и смотрели в тёмное окно. В темноте угадывался простор. Красивый у тебя, наверно, вид, нарушила тишину девушка. Да что там – окраина, махнул рукой Олег. Мне окраины очень нравятся, сказала девушка. Мм, сказал Олег. Мм. Ну, я это – мне завтра на работу, в шесть утра, виновато объявил он минуту спустя. Постельное там вроде в ящике, помнишь... Конечно, конечно! Девушка встала и поставила чашки с блюдцами в раковину. Олег сходил в туалет, почистил зубы и пожелал ей спокойной ночи. Она спросила, можно ли принять душ. Само собой, засмеялся Олег. Я же говорю - сплю как убитый! Он вошёл в свою комнату, закрыл дверь и залез под одеяло. Из ванной донеслось шуршание воды. Было приятно слушать это шуршание. Олег понюхал пододеяльник и подушку. Надо будет постирать, подумал он.
    На следующий день он в третий или четвёртый раз за пять лет ушёл из офиса ровно в шесть.
    В лифте, вооружённый деликатесами и вином, Олег размышлял, как будет правильней: просто открыть дверь ключом или сначала позвонить, или же позвонить и подождать, пока девушка подойдёт и откроет. Прямо у двери пришлось сделать окончательный выбор, и он выбрал второй вариант – как вполне вежливый, но не излишне вежливый. В конце концов, он заходил в свою квартиру, и стратегически выгодней было держаться обыденно и невозмутимо, особенно пока невозмутимость и обыденность ещё не давались ценой продуманных усилий.
    Он позвонил и торопливо вставил ключ в первый замок. В ответ на это из квартиры раздался грохот падающей посуды. После грохота послышалось очаянное «ой». Затем упало ещё что-то. Телефон в кармане Олега встряхнулся. Не отрываясь от замка, Олег попытался вытащить телефон рукой, державшей пакет. В самый разгар усилий он понял, что телефон вздрогнул только один раз, от принятой СМСки. В квартире произошло третье громкое падение группы предметов. Олег сосредоточился на замках и несколько мгновений панически крутил ключи туда-сюда.
    В конце концов он справился с замками и ворвался в квартиру, крича «эй, это я, что случилось». Не получив ответа, бросил пакет на подставку для обуви. Сделал шаг в сторону кухни. Замер.
    Последствия первого грохота были хорошо видны из прихожей: два перевёрнутых блюдца, полоски нарезанного сыра, разбитая литровая банка и выкатившиеся из неё огурцы, а также вилки, нож, недоеденный кусок хлеба и почти пустая бутылка армянского коньяка. Всё это вымокало в огуречном рассоле на полу кухни. Вокруг бутылки рассол имел благородный янтарный оттенок. На полусдёрнутой скатерти стола лежали мобильный телефон и опрокинутая рюмка.
    - Зина?.. Зина?.. – позвал Олег.
    Он заглянул в комнату, освобождённую накануне. Без груды вещей и при свете майского вечера шестнадцать квадратных метров заметно раздались во все стороны. Посреди непривычного простора валялись два ящика, выдернутые из книжного шкафа. Содержимое одного из них – аптечка и три альбома со студенческими фотографиями Олега – находилось на полу между ящиками и девушкой. Девушка сидела у стены, прижав к груди колени и упираясь ладонями в пол. На её губах дрожала нетрезвая улыбка.
    - Зина? – Олег подошёл к ней. – Ты что? Ты – всё нормально?
    Девушка резко запрокинула голову, чтобы смотреть ему прямо в лицо, и ударилась затылком о стену.
    - Нет Зины. Нет, – назидательно сказала она, поморщившись от боли. – Больше нет. Очень самоотверженная она – наша Зина была. Она очень – пала смертью храбрых. Она как настоящая шахидка на самом деле...
    - Ты про другую Зину, в смысле?.. Ты её знаешь?
    - Я?.. Даааа, про единственную и неповторимую Зину я говорю, – блаженно зажмурилась девушка. – Про Зиночку с агентом... Кто не знает Зиночку, Зину знают все!
    Её лицо, обращённое к потолку, стало казаться Олегу настолько прекрасным, что он машинально перевёл взгляд – сначала на её грудь, затем в сторону. В стороне был матрас, аккуратно застеленный и сдувшийся. На краю матраса стоял маленький ноутбук с протёртой клавиатурой. По чёрному экрану бегала тоненькая строка. «Это не страшно, это даже не умрёшь», разобрал Олег.
    - Я так испугалась... – мечтательно сказала девушка, опуская голову. – Я же подумала сразу, это... Полезла за этими... Ну а это же твоя квартира, это не Катина, это у неё там они лежали, тут-то нет, надо было просто в сумку, но я не успела уже, ты вошёл... К счастью, ну так сказать. Я твой коньяк взяла там из шкафа, но это же ничего, да? – она открыла глаза.
    - Само собой, – Олег снова уставился на экран ноутбука. – Я всё равно хотел предложить – я вина тоже принёс... Думал тоже, может, посидим...
    - Посидим, – подтвердила девушка. – Ты присаживайся, не стой...
    Она шлёпнула по полу ладонью.
    - Щас, я ра... Уличное сниму с себя, – беспомощно сказал Олег.
    В прихожей, разувшись и скинув куртку, он схватил пакет с вином и бросился на кухню. Для осуществления задуманного вечера требовались бокалы и штопор. 
    Требовалось также помыть виноград.
    На кухне правая нога Олега с разбегу наступила в рассол. Мгновенно вспомнив о разбитой банке, Олег отпрыгнул в прихожую. Более того, он справился с беспомощностью, наткнулся на мысль о полученной СМСке и полез в карман за телефоном.
    Катя писала: «Олег забыла предупредить! Пжлст не давай зине пить никакого алкоголя следи чтоб спиртное не стояло на виду дома. Если что сразу звони».
    Олег потёр ладонью лоб.
    Звонить Кате, тем не менее, не стал. Пока он осушал лужу и собирал осколки и огурцы, девушка без дальнейших эксцессов заснула на полу комнаты. Её голова покоилась на вытянутой руке. Пьяная улыбка медленно угасала на спящем лице. Олег сходил за насосом и принялся заново накачивать матрас. При этом он обнаружил, что ему трудно не смотреть на девушку. Вскоре его потянуло закрыться в своей комнате и суррогатно напиться под пиратский диск с двумя альбомами группы Coldplay. Он докачал до упора, убрал в сторону ноутбук, осторожно перетащил девушку на матрас и накрыл одеялом. Девушка не проснулась.
    Ещё минуты две Олег простоял рядом с ней. Потом нагнулся к ноутбуку с намерением его выключить.
    Из-под чёрного фона с бегущей строкой вынырнул текстовый документ.
    «... образом, воздействие любых препаратов, угнетающих деятельность мозга, интоксикаций, инфекционных поражений и любых видов метаболических нарушений было последовательно исключено», прочитал Олег. «Во время второго контрольного освидетельствования тела Маркова, в котором я принимала участие в качестве ассистента Вронской, мною лично были установлены следующие признаки наступления смерти мозга: 1) полное электрическое молчание (амплитуда активности ЭЭГ менее 2 мкВ при непрерывной 40-минутной регистрации и длительной стимуляции свето-звуковыми и болевыми раздражениями); 2) полное прекращение мозгового кровообращения (по результатам контрастной панангиографии четырех магистральных сосудов головы, выполненной двукратно с получасовым интервалом). Я готова засвидетельствовать достоверность информации, которую предоставила Вронская. Что касается самого процесса регенерации, начинающегося примерно через тридцать часов после наступления смерти, я имела возможность...» Дальше мигала чёрная палочка. Текст обрывался.
    Олег благоговейно покосился на спящую девушку. Документ он закрыл, но под ним оказался ещё один, не менее таинственный: «... изменчивой темноты, бег Ари оборвался на краю долины, в одном сокращении сердца от жёлто-чёрной пропасти. Город. Голова в грудь, руки по кругу, рывок назад. Ари опрокинулся на тупые камни, прикрытые тощей землёй. Обожгла роса на редкой траве, обожгла боль в локтях. Послушно качнулось небо. Ари вскрикнул, приподнялся, попятился от края. Услышал своё дыхание – жадное, сорванное. Пропасть тянула к себе. Город разбегался в стороны мятым веером света. Долина наклонялась к нему, подталкивала. Ари отполз дальше от края, понимая, что чувства обманывают его. Не было сил спорить с ними. Так вот что – зашептал он. Вот что она имела в виду. Третий путь в город – самый скорый путь, третий путь – самый страшный, третий – только для тех, кого ждут. Повторяя слова Вестницы, Ари обернулся в темноту. Как далеко он оставил их? Он слышал их выкрики, слышал голодный топот коротких лап, игольчатые шаги Погонщиков – но где? Ещё в памяти или уже рядом, за последней булыжной россыпью? Провёл по лицу – кровь ещё текла, сочилась из рассечённой переносицы. Что они сделают с ним? Сразу скормят животным, отволокут в лагерь, отдадут богам, швырнут нахлебникам? Да что ему до того. Ари зажмурился, наклонился вперёд, позволил тупым камням под тощей землёй подтолкнуть себя. Глаза открылись. Край долины клонился всё ниже. Вдруг сжалось тело, запнулось жадное дыхание – там, над веером света, лезвием вспыхнул шпиль. На долгий миг исчезли все тени. Тавиран, тавиран – зашептал он снова, горячее. Бессмертное сердце смертного мира, безнадёжная надежда обречённого, светлое дно бездонной грусти. Третий путь – самый страшный. Третий – только для тех, кого ждут. Он почти кричал. Ждут ли его? Да что ему до того! Прошёл путь, прожил жизнь, оторвался от погони, упал у края – что ему теперь до того? Кто-то мог сделать больше, держаться дольше, идти дальше. Кто-то мог верить слепо, жить верно. Другой, не он. Неееее яаааа! Крича, Ари встал на ноги, встал на отвесной стене, выбросив руки назад. Пытался схватиться за воздух. И снова испуганно задрожала каждая жила в теле, снова забыл, как дышать, снова исчезли тени – мелькнуло лезвие тавиран. Осталось засмеяться. Третий путь в город – самый скорый. Осталось сделать три шага и сорваться в жёлто-чёрную пропасть. Третий путь – самый страшный. Смеясь, Ари побежал; смеясь, оттолкнулся от тощей земли. Третий путь – для тех, кто сделал всё, что мог...»
    И мигающая чёрная палочка. Олег посмотрел в верхний левый угол экрана. Потом в нижний. «Третий путь». 178 страниц.
    - Ни хрена себе, – пролепетал Олег.
    Он снова покосился на девушку – на этот раз скорее боязливо, чем благоговейно. Незримая дистанция между ними, которую Олег чувствовал нутром, вытянулась ещё на несколько условных метров. Предполагаемая личность девушки, к сожалению, не уступала внешности и относилась к высшей группе сложности.
    Других открытых документов в ноутбуке не было. Любопытство грызло Олега, но откровенно копаться в чужом компьютере он не мог. Оставалось если не засмеяться, то, во всяком случае, вздохнуть и сделать три или четыре шага в сторону двери, чтобы сорваться за ней в употребление вина и прослушивание группы Coldplay.

Кухня

    Пятница, наступившая на следующий день, обошлась без событий. Когда Олег уходил на работу, девушка ещё не проснулась; когда он вернулся, она вежливо поздоровалась из своей комнаты и попросила прощения за вчерашнее. Олег промямлил, ничего, с кем не бывает. Спросил, будет ли она ужинать. Нет, спасибо, помотала головой девушка. Я уже.
    Олег в очередной раз сник и пошёл хлебать свой кефир и жевать огромный нездоровый бутерброд в компании телевизора. Тринадцать человек, напористо сказал телевизор, погибли при пожаре в Курганской области. В Катаре взлетела на воздух машина с бывшим вице-президентом Республики Ичкерия Зелимханом Яндарбиевым. В Питере тоже взорвали «Жигули», но г-н Кислицын, который, по идее, должен был в них сидеть, как раз в тот момент выбирал ноутбук в магазине «Кей» на Ленинском 122. Под конец выпуска, для баланса и просвещения, телевизор объявил, что бригада польских археологов откопала здание Александрийской библиотеки. Секунды через три после слов «Александрийской библиотеки» девушка прибежала из комнаты. Встав рядом с Олегом, она увлечённо просмотрела остаток репортажа.
    На десерт подали свадьбу датского принца и австралийской простолюдинки.
    - Какое здесь паденье было, Гамлет! – сказала девушка, отворачиваясь от экрана.
    - Чего? – не понял Олег.
    - Интересно очень, – она махнула рукой в сторону телевизора. – Про Александрийскую библиотеку интересно. Мне когда было десять лет, я прочитала про эту библиотеку... Сколько бесценных текстов там сгорело, как они навсегда потеряны для нас. Меня так впечатлило. Я даже села и написала рассказик в тетрадке, первый свой рассказ вообще. Там было про археолога Кузнецова, он ехал в Египет и находил в пустыне все эти манускрипты якобы сгоревшие, в потайном месте. Архимед, оказывается, построил подземный ход, и во время пожара все книги вынесли быстренько...
    Олег слизнул с нижней губы бутербродную крошку.
    - ... А сейчас ты пишешь?
    - Пишу. Вчера как раз... Закончила повесть. Хотела как-то отметить... Но это на любителя. Фэнтэзи.
    - Ааа, – поспешно кивнул Олег. – Фэнтэзи... Я, в основном, по специальности читаю. Ну и там, журналы с газетами... Фэнтэзи не пробовал. Готов попробовать...
    В общем, Олег завершил пятницу ещё тремя бутербродами и чтением первых ста семидесяти семи страниц произведения «Третий путь».
    Он не понял, понравилось ему или нет. Но за субботним завтраком, естественно, дал положительный отклик. Девушка неподдельно обрадовалась. Минут пять она говорила о специфике жанра, творческом процессе и художественных задачах. При этом она активно жестикулировала и быстрым движением левой руки приструнивала волосы, непослушные после сна. Олег нашёл это движение крайне волнующим.
    Потом девушка осеклась и потускнела лицом. Кофе пришлось допивать в неловком безмолвии.
    После завтрака Олег наскоро почистил зубы и заторопился прочь –бездарно проводить субботу со мной и третьим приятелем. Когда он зашнуровывал ботинки, девушка выглянула из комнаты. Протянув пару сторублёвок, она попросила его купить интернет-карту на десять часов.
    Помню, мы долго таскались по спортивным магазинам в поисках дорогой эксклюзивной фигни, которую третий приятель хотел подарить жене. Потом сидели у меня. Несмотря на Ленкины протесты, за дополнительным вином бегали два раза. Олег в подробностях пересказал нам сюжет повести «Третий путь». Мы хихикали и неодобрительно кивали. Об авторе, однако, Олег не обронил ни слова даже после второго дополнительного похода. Ночевать он остался на раскладном кресле.
    В воскресенье днём он вернулся домой. Там его ждали две неожиданности: обед из трёх блюд и Борис. Борис, конечно, звонил – рано утром – и попросил разрешения зайти, но Олег, дав это разрешение, уронил мобильник и голову обратно на пол и подушку соответственно. Он был без сознания ещё часа три, пока мой гадский сосед сверху не начал сверлить. Память о звонке не сохранилась. В общем, когда Олег вошёл в квартиру, громкий голос Бориса из комнаты девушки хлестнул его по ушам, словно дуэт пенопласта и школьной доски из тёмно-зелёного стекла. Олег внутренне скривился и чуть не вышел обратно, но тут и Борис, и девушка выскочили ему навстречу, рассыпаясь в извинениях.
    С облегчением вспомнилось, что Борис имеет жену. Кроме того, на кухне оказался тот самый обед из трёх блюд, аккуратно накрытый крышками и завёрнутый в теплосберегающие фартуки и полотенца.
    Насытившись, Олег окинул девушку и даже Бориса добрым взглядом.
    - Уф, – сказал он. – Спасибо.
    - Не за что, – подмигнула девушка.
    - Олег! – сделал серьёзное лицо Борис. – Мы, конечно, тебя и так уже напрягли по полной программе!..
    Дальше было снова заявлено, что Олег надёжный человек. Именно поэтому его помощь требовалась ещё в одном деле. Вместе с помощью требовалась конфиденциальность. Борис так и сказал: «конфиденциальность». Его большие детские глаза при этом пытались сверлить Олега. От такого слова и такого взгляда круглое лицо Бориса с маленькой бородкой казалось ещё комичней. Олег усмехнулся и дал гарантию конфиденциальности.
    И тогда ему рассказали массу фактов, значительную часть которых он предпочёл бы не знать. Началось с того, что девушка была не Зиной, а Женей. Это откровение Олег мысленно встретил с распростёртыми объятиями – имя «Женя» и шло девушке, и нравилось ему гораздо больше. К сожалению, дело всё-таки имело отношение к Зине, а сама Зина хоть и умерла в конце концов, но сделала это на четыре года позднее, чем Олег до тех пор надеялся.
    Последовал рассказ о Зининой бессмертности. Были кратко описаны все самоубийства и воскрешения. Выяснилось, что через три дня после незабвенной новогодней ночи, выслушав рассказ Зининой мамы, Катя вызвонила Бориса с дежурства и потащила смотреть на оживающее тело. Борис позволил тащить себя скорее из любви к Кате, чем из интереса, однако на месте проникся с первого взгляда. На следующий же день он подкараулил Левыкина, своего научного руководителя, прямо в его дворе. Левыкин прогуливался с псом вокруг заснеженной свалки, страдая похмельем, кризисом среднего возраста и временной мизантропией. Убедить его получилось только с третьего захода, двумя сутками позже – можно даже сказать, непростительно позже, потому что вечером пятого января, в десятом часу, у дверей Зининой квартиры выросли нешуточные люди с однозначными намерениями. Родителям Зины они протянули двадцать тысяч долларов, завёрнутые в газету, и сказали отойти в сторону. Мама слабо запротестовала. Папа одёрнул её. Саму Зину, уже вернувшуюся в норму, но ещё не в сознание, взвалили на носилки и унесли в неизвестном направлении, которое в дальнейшем оказалось Москвой: пока Борис в первый раз обхаживал Левыкина, Катя написала туда письмо – Жуку Роману Романовичу. Потому что он был единственным квалифицированным человеком, который проявил к случаю Зины живой интерес.
    Катя, по словам Бориса, не могла представить, что у письма будут такие молниеносные последствия. Когда Зину бесследно увезли в ночь, Катя была в трансе и уверенности, что Зинины родители съедят её заживо. Но всё сложилось с точностью до наоборот. Она стала другом семьи и даже чем-то вроде суррогатной дочери, вменяемой и взрослой, с крепкой медицинской головой на плечах. О такой дочери всегда тихо мечтала Зинина мама, а папа не только мечтал, но и высказывался вслух. Катя, в свою очередь, выросла без матери. Отца потеряла на втором курсе университета. Вначале она приходила к Зининым родителям, чтобы говорить о пропавшей – они с Борисом хотели составить максимально подробную биографию Зины. Когда биография была готова, тема Зины незаметно исчерпала себя. Все постепенно согласились, что Зина исчезла бесповоротно. Профессор Левыкин с вялым любопытством изучил тетрадку Зининой бабушки и два раза выслушал Катю, терпеливо кивая; волосы и крошечные фрагменты кожи, собранные из постели Зины, тщетно дожидались неосуществимого анализа ДНК; Жук, до которого Катя без особых проблем дозвонилась, сидел на далёкой улице Газгольдерной и равнодушным голосом отрицал свою причастность к чему бы то ни было. Оставалось только гадать, но гадание быстро надоело, и в конце концов Катя и Зинина мама взялись за другие темы: работу, еду, кино, обстановку квартиры, одежду, литературу и свадьбу Кати и Бориса, которая как-то плавно вытекла из совместного головоломания над тайной (во всяком случае, такое впечатление сложилось у Олега, поскольку Борис опустил подробности).
    Почти через три года, в самом конце октября 2003-го, Катя обнаружила в своём мэйл.рушном ящике письмо от Жука.
    Далее речь на кухне Олега неизбежно зашла о Подмосковье. Женя принесла ноутбук и показала несколько десятков фотографий клиники. Олег слушал молча. Смотрел внимательно. Кивал мало. Сначала ему было в равной степени интересно и неуютно. При первом же упоминании ФСБ доля интереса стала катастрофически падать. Олег слушал про то, как Женя пряталась в диване, как мелкого олигарха Егора Дмитриевича снимали с франкфуртского рейса, как Зина взорвалась на крыльце вместе с двумя ФСБшниками, как некая Вика плелась с огромными чемоданами сквозь декабрьский лес, как та же Вика, оставив чемоданы в Питере, с купленным паспортом уезжала в Эстонию, как перестал отвечать на письма и звонки адвокат Жука, – в общем, Олег слушал и робко надеялся, что его всё-таки разводят, в целях таинственных и дурацких. Иначе выходило, что красивая девушка, которую ему так уместно подселили, была Б. Березовским и Ш. Басаевым, врагом родного государства в федеральном розыске. Олег переваривал информацию и смотрел на девушку, и падал духом всё ниже и ниже – пока не заметил, что от всего этого безобразия девушка стала казаться только привлекательней.
    - Ладно, Борис.
    - ... эти люди в Швеции, с которыми мы на связи, они готовы... А? Что?
    - Ну, хватит уже информации. Независимо, правда это всё или... Как - чего я-то могу сделать? В чём помощь заключается?
    Борис снова открыл рот и стал набирать воздух в лёгкие, явно испытывая трудности формулировки.
    Девушка опередила его:
    - Олег, ты можешь передать в Швецию кое-что?
    Взгляд Олега остекленел.
    - Нетяжёлое совсем, – поспешила добавить Женя. – Триста граммов, не больше.
    - Триста грамм чего?
    - Это – ну, такой контейнер небольшой с образцами. Ткани Зины и Маркова. Вика, что смогла, захватила с собой, когда уходила из клиники. В декабре. Контейнер из пластика специального, нет ни грамма железа. Он совершенно герметичный, так что можешь не бояться заражения никакого. Вообще, заражение так просто не происходит, нужны особые условия. Да мы даже и не уверены, на самом деле, есть в этих тканях Агент в какой-либо форме – то есть, ну, возбудитель – или его там уже нет... Ещё пару дисков с информацией надо будет передать.
    - Диски будут замаскированные, – вмешался Борис. – Под музыкальные диски, под обыкновенные пиратские. С обложкой, названием, с аудио-трэками даже можно...
    - Да, – подтвердила Женя. – Всё совершенно безобидно будет выглядеть. В крайнем случае, скажешь, что тебе подсунули в аэропорте.
    - Погодите, погодите, – Олег невольно поднял руки, как будто пытаясь загородиться от удара в лицо. – Я пока не согласился ни на что. Кому передать, зачем передать, почему я это должен делать? Почему, например, не он – почему ты не можешь это сделать, Боря?
    - Я бы рад бы, – понуро сказал Борис. – Конечно, я бы сам. Или даже Катя бы слетала, она хоть по-английски как-то может, я-то ни бе ни ме ни кукареку...
    - У них загранпаспорта забрали, – перебила Женя.
    - То есть как? – прыснул Олег. – Пришли и забрали?
    - Ну да, именно так. Пришли и забрали. В один прекрасный вечер.
    - Серьёзно?.. – от нахлынувших эмоций Олег качнулся в сторону Бориса, выкатывая глаза. – Так они вас пасут уже? По полной программе? И ты припёрся сюда среди бела дня?
    - Я рано утром...
    - ... Они ж, блядь, завалятся сюда теперь! Не сегодня так завтра! И какая в жопу Швеция? Меня после твоих визитов не то что загранпаспорт – посадят на хер за какую-нибудь неуплату налогов! За незаконную аренду недвижимости! Женя, извини, пожалуйста, что я тут матом, просто такая ситуация получается...
    - Ничего, ничего! – с пониманием затрясла головой Женя. – Олег, нет, ты послушай, всё не так плохо на самом деле. Точнее, всё даже хуже, но по-другому хуже. Загранпаспорта отобрали не только у Кати с Борисом...
    - У нас у всего универа отобрали! – подхватил Борис. – У всего преподавательского состава! У всех аспирантов! Выезд за границу только по письменному обращению. После согласования и собеседования в ФСБ. Ещё с конца марта и вплоть до особого распоряжения, в интересах государственной безопасности. Так нам объявили. В Мечникова то же самое, в Военмеде само собой... Даже в Педиатрическом у всех загранпаспорта поотбирали!
    - Они что-то знают о питерских связях Жука, конечно, – очень тихо сказала Женя. – В Мечникова, где он работал раньше, там уже всех на допросы гоняли, некоторых по несколько раз. Мы не знаем, что он сейчас делает, почему они не могут из него вытянуть конкретную информацию, жив ли вообще он... Такое впечатление: они как будто тычутся наугад здесь в Питере. Или же... Они ведь не просто даже нас ищут – у них что-то покрупнее запущено. Помасштабней.
    - Это сто процентов, – сказал Борис. – Мне знакомый говорил, в городские морги и больницы поступил циркуляр из министерства. Тоже в начале этой весны. Приказано не выдавать трупы родственникам раньше, чем через пятьдесят часов после поступления тела в морг или с момента констатации смерти больного. Под любым предлогом держать все трупы по пятьдесят часов. Написано, что «при наличии признаков аномального протекания процессов декомпозиции» надо немедленно труп изолировать и бежать извещать некое учреждение в Москве, причём совсем не министерство, хоть циркуляр и оттуда... И есть такое указание: ничего не афишировать. Прямо перед майскими в онкологическом диспансере городском был скандал. Родственники одной умершей вломились в паталогоанатомическое отделение на Каменном острове. Требовали отдать им тело. Завотделением после этого открыто сказал журналистам и про циркуляр, и что он о нём думает, чуть было не поднялся шум, но на другой день уже по газетам и по радио прошло официальное опровержение от Минздрава. Мол, никаких таких абсурдных циркуляров никто не рассылал, всё это вздор, а задержки с выдачей тел – это частные случаи, продиктованные соображениями эпидемиологической безопасности. 
    Завотделением сняли с должности, завели на него уголовное дело оперативно, по факту растраты. Якобы он вместо новых итальянских холодильников купил для морга подержанные российские, а на разницу внедорожник себе...
    - Я читал про это на днях, – вспомнил Олег. – Про холодильники.
    - Вот видишь! – ухватилась за его слова Женя. – Вот видишь! Это не Катю с Борей они пасут. Они пасут всех сразу. А всех сразу, ну, невозможно же под прицелом держать! Не беспокойся, Олег.
    Она посмотрела на Олега с таким доверчивым расположением, что он не удержался и действительно перестал беспокоиться. Что ещё более характерно, через пять секунд её взгляда Олег почувствовал синхронный прилив энтузиазма и пофигизма, известный также под названием «азарт». Ему померещилось, что малоприятные компоненты действительности – вроде начальства, бритья и ФСБ – превратились из клубящейся серой мерзости во что-то ненатурально гладкое и понарошечное, похожее на декорации компьютерной ходилки: можно было смело плюнуть на них, чтобы сосредоточиться на главном, точнее на главной, и довести квест до сияющего победного уровня, по ходу дела отважно переправляя в Швецию возбудители бессмертия и замаскированные диски.
    - Да я что, – сказал Олег, испытав просветление. – Я спокоен. Когда ехать надо?

Офис

    Ехать надо было чем быстрее, тем лучше. В понедельник Олег прямо из офиса позвонил в турагентство с дешёвым названием и попросил организовать ему индивидуальный тур в Стокгольм.
    Турагентство спросило, есть ли у него открытая финская виза. Услышав, что нет, долго терзало его программой тура и стращало последствиями её нарушения, но в конце концов назвало цену и напомнило, что для запуска процесса нужны деньги и паспорт.
    Пообещав заехать на следующий день, Олег положил трубку. Засунул листок обратно в портфель. Уставился на закрытую дверь своего кабинета. На двери висел корпоративный календарь на текущий год, выдержанный в тревожных тонах. Стилизованные корпоративные люди прижимали к головам светящиеся мобильные телефоны.
    Слева от Олега, за стеклопакетом, текли машины и Большая Невка. За рекой, на Каменном острове, стойко росли деревья.
    Дверь с плакатом отворилась, без стука.
    - Доброе утро, Олег, – сказал замдиректора регионального отделения 
    ИгорьАндреич. – Вот, ознакомся. Поручение.
    На стол перед Олегом шлёпнулся большой жёлтый конверт, небрежно надорванный сбоку. Олег взял его в руки и вытащил несколько листков формата А4, при вскрытии конверта также надорванных. Первая страница начиналась с громоздкой шапки из официального названия, московского адреса, полного имени, длинной должности и трёх телефонов. Шапка отпихнула бледное «ПОРУЧЕНИЕ» почти в самый центр листа.
    - «Особая рабочая группа по вопросам информационных технологий и коммуникаций при Чрезвычайном отделе санитарно-эпидемиологической безопасности Федеральной службы безопасности Российской Федерации... Кузнецов Иван Иванович...» - рассеянно зачитал Олег. – Это что это?
    - Это пять минут назад курьер принёс. Прямо мне в кабинет. Под расписку, – ИгорьАндреич заснул правую руку под пиджак и почесал себе левый бок. – Два курьера, то есть. Один с кобурой на заднице. Под пиджаком. Ты посмотри это, Олег, и забеги потом ко мне, окей?
    Игорь Андреич вышел, оставив дверь открытой. Взгляд Олега проводил его до выхода из смежной комнаты и под конец неизбежно упёрся в рабочее место секретаря Светы. Света была облачена в свой понедельничный гардероб, самый минимальный на неделе. Под её столом просматривались длинные ноги в чёрных туфлях и колготках телесного цвета, которые – Олег тут же ярко представил себе это – при извлечении из-под стола на свет начинали блестеть, матово и волнующе. Образ освещённой Светы бывал большим подспорьем в минуты мастурбации. Однажды Олег даже так увлёкся этим образом, что пригласил Свету в суши-бар после работы. Но быстро опомнился. Да она и не пошла. У неё уже был оптимальный молодой человек: чиновник из полпредства Президента в Северо-Западном федеральном округе.
    Олег закрыл глаза. Вместо обязательной фантазии о Свете, безыскусно согнутой над принтером, на ум полезли фрагменты вчерашних разговоров с Женей. После того, как Борис ушёл, они провели остаток дня вокруг Жениного ноутбука. Они выясняли и планировали, сидя на совсем коротеньком расстоянии друг от друга. От Жени очень приятно пахло – не парфюмерией и моющими средствами, а впрочем, конечно, ими тоже, но вместе с каким-то другим слабым ароматом, как будто даже лекарственным. Как будто лекарственными травами. По крайней мере, Олегу представлялось, что много экзотических лекарственных трав из каких-нибудь Гималаев, если собрать их в одном месте, могут пахнуть именно так. А ещё ведь она опять много говорила этим своим голосом, сильным и слегка нервным, очень красиво. В частности, она сказала, что в Стокгольме его встретят специальные люди. Ему возместят все расходы, наличными. И под расписку, добавила она. Наверное, в шутку.
    При мысли о расписках Олег открыл глаза. «ПОРУЧЕНИЕ» никуда не делось. Он по-прежнему держал его в руках.
    Текст «ПОРУЧЕНИЯ» был многословный и дубовый. Олег, впрочем, не ожидал от него ясности, не говоря уже о лаконичности. За годы чтения кодексов, законов, подзаконных актов, нормативных документов, приказов и судебных решений он привык не только воспринимать такие тексты, но и производить их самостоятельно, с высокой долей убедительности.
    Через пять минут он потрясённо выбрался из-за стола и пошёл к Игорь Андреичу.
    - Можно?
    - А, Олег... Нужно. Присядь. Ну? Чего они от нас хотят?
    Олег сел на стул и сосредоточенно помолчал.
    - Если по сути дела, – сказал он, выстроив в голове наиболее адекватную формулировку, – ФСБ не только обнаглело, но и обленилось. Окончательно.
    - Аааа... Что, какой-нибудь новый супер-СОРМ надо прикрутить к каждому мобильнику? Со спутниковой тарелкой?
    - Нет-нет, собственно по СОРМу никаких нововведений. Только старая песня. Срочная и полная проверка техсредств для обеспечения оперативно-розыскных мероприятий на всём имеющемся оборудовании... Немедленная модернизация по необходимости... За наш счёт, разумеется. Выделение специальных техпомещений для СОРМ, закрытых для сотрудников компании... Там, где этих помещений до сих пор нет. Полный апдейт удалённой базы данных, которой они пользуются, плюс доступ к биллинговой системе... Дешифровка при дополнительном кодировании...
    Олег замолчал. Он не знал, как перейти к новшеству.
    - Ну не томи, – вздохнул Игорь Андреич. – Чего там нового-то?
    - Ну... До сих пор, по сто тридцатому приказу, мы же только предоставляли им доступ. А ПУ стояло у них там. В зловещих застенках. Они сами решали, кого прослушивать и когда, сами всё записывали, сами торговали прослушкой, сами шантажом занимались. А теперь они всё – они хотят, чтоб мы это делали. Внаглую. Не зря бумажку не через Реймана провели, а прямо через липовое ведомство фээсбэшное. Во-первых, нам предлагается официально ввести прослушку, как услугу для государственных организаций. Отслеживание и запись разговоров и сообщений лиц, представляющих явную или потенциальную угрозу общественному порядку, государственному строю и тэ дэ. И никакие судебные решения даже походя не упоминаются. Это на полном серьёзе, Игорь Андреич, чёрным по белому, но это так, мелким текстом.... Главное, ПУ теперь тоже должны стоять у нас. В целях финансовой оптимизации работы по предотвращению биологического терроризма и экологического саботажа. Это слово в слово. Мы должны закупить у них же все их пульты, выделить помещения, выделить персонал и записывающую аппаратуру и без перерыва записывать все разговоры определённых категорий лиц...
    - Каких категорий?
    - Они список пришлют. Записанный материал предоставлять по первому требованию. На жёстких носителях. С указанием личных данных и периода прослушивания. К выполнению поручения приступить в двухнедельный срок. Если мы поручение не выполняем – отзывают лицензию.
    Игорь Андреич поставил локти на стол и сложил ладони, бледнея от ярости.
    - Пиз-дец. На основаниях или просто так?
    - Отзыв лицензии, вы имеете в виду? На основаниях. Там весь список, Игорь Андреич, в приложении к письму. Весь классический набор. Нарушение условий использования полос радиочастот. Введение в эксплуатацию базовых станций без предварительного согласования с местной администрацией. Несоблюдение требований технической и экологической безопасности при расширении сети... Плюс там пара претензий по финансовой отчётности: по помещёнию коммутационного центра в Выборгском районе и ещё по налогам за прошлый и позапрошлый год. На уголовное дело хватает за глаза.
    Игорь Андреич потёр большим пальцем лоб и на несколько секунд зажмурился, словно собираясь завизжать.
    - ... Мы что-нибудь делали из этого? Я, конечно, знаю, что нет. Но вдруг чего.
    Олег покачал головой.
    - Несколько деревьев срубили в области. Это по экологической безопасности можно пустить. По местным администрациям если, то мы, естественно, взятки давали в районах. Но давали предварительно... – Олег кисло усмехнулся. – С местными администрациями у них проблем не будет, там дадут любые показания. Заключение о нарушениях от Минсвязи у них тоже найдётся. Вот по коммутационному центру мы ещё в прошлый ГУВДэшный наезд всё вылизали, там вряд ли что-нибудь... По налогам, честно, не могу сейчас сказать, сомневаюсь, надо с Аллой поговорить.
    - Поговорим... Но слушай, я не понимаю главного: за-чем? Зачем им нужны наши услуги? Неужели у них нынче средств нет? С этим-то товарищем в Кремле? Это что, проверка лояльности, что ли? А?
    Олег развёл руками.
    - Ну да ладно, – Игорь Андреич протянул руку к телефону. - Наше дело махонькое. К Люку со мной сходишь? Мне как-то не по себе одному к нему с этим.
    - Конечно, Игорь Андреич.
    В то же время, самому Олегу было не по себе даже вместе с Игорь Андреичем. Региональный управляющий директор Люк Брайд был добродушным ушастым ирландцем с седеющим ёжиком на голове. Он много понимал по-русски. При этом, однако, говорил по-английски. Более того, временами его чаша переполнялась. И тогда он отказывался прогибаться под национальную специфику. До сих пор это сходило им с рук, выручали ушлые адвокаты и старые связи, и всё же Игорь Андреич неоднократно пытался донести до Люка, что бесконечно везение продолжаться не может.
    Увещевания Игорь Андреича не подействовали. В ответ на пересказ «ПОРУЧЕНИЯ», Люк усмехнулся, словно не воспринимая происходящее всерьёз, и сказал no fucking way.
    Затем он сказал no fucking way ещё раз, с более глубоким чувством. There’s no fucking way we’re going to comply with that. Он брезгливо посмотрел на реку и стойкие каменноостровские деревья за окном, присел на край стола и как будто задержал дыхание. Игор ьАндреич поинтересовался, что же делать, если не подчиняться. Nothing, сказал Люк. We’re gonna work. Oleg’s gonna get in touch with our other lawyers and start working out a line of defence for each allegation. Oh – and I’m definitely letting Stockholm know about this. Стокгольм! простонал Игорь Андреич. Может, в прессу ещё позвоним? Excellent idea, сказал Люк. We should definitely contact the press.
    - Чистоплюй, – вздохнул Игорь Андреич, едва они с Олегом вышли из кабинета. – Чистоплюй ирландский.
    В его голосе звучали обречённость и одобрение.
    В большой комнате, прилегавшей к офису Люка, при этом повисла неестественная тишина. Финансы и связь с общественностью поедали Игорь Андреича и Олега четырьмя парами обеспокоенных женских глаз.
    - Ну, что смотрите, работницы невидимого фронта? – неубедительно спросил Игорь Андреич, пытаясь накрутить на палец кончик галстука. – Всё в порядке. Эз ю вё, как говорит господин Брайд... Алла, у вас найдётся полчасика для нас с Олегом? Да? Через пять минут? Хорошо, будем ждать. У меня.
    Когда они вышли в коридор, Игорь Андреича осенила идея, которая сидела в голове у Олега с самого начала.
    - Неплохо бы... В МТС и «Мегафон» надо бы позвонить. Узнать, какие у них нынче поручения. Ты как думаешь?
    - Да надо, наверно, – кивнул Олег. – Игорь Андреич, я это – как раз вас собирался спросить, как раз насчёт Стокгольма...
    - Подожди, щас ко мне зайдём.
    У себя в кабинете Игорь Андреич дал Олегу знак сесть на диван и прикрыл дверь. Сам сел на журнальный столик.
    - Ну, чего про Стокгольм?
    Олег во второй раз за день испытал трудности формулировки.
    - ... Игорь Андреич, я знаю, что отпусков договорились не брать до августа – с расширением, а теперь ещё и с этим... Мне просто очень надо в Швецию съездить в начале июня. Нужен отгул на пару дней. Это либо пятница и понедельник, либо четверг-пятница – вокруг выходных, одним словом.
    Игорь Андреич отреагировал не сразу. Несколько секунд он смотрел Олегу в глаза, при этом явно не видя ни глаз, ни Олега в целом.
    - Хорошо, Олег, – его взгляд снова включился. В голосе зазвенели отцовские нотки. – Без проблем. Ты ведь по личному делу?
    - Да.
    - В начале июня... А пораньше чуть? И если со службой совместить?
    Олег напрягся.
    - Как совместить?
    - А мистер Брайд ведь всё равно туда полетит на днях. Тем более теперь. Поднимать вопрос. Не по телефону же он об этом будет диалоги вести. Ну а ты ему там поможешь изложить трезвый туземный взгляд на проблему. Разбавишь ему цивилизаторский пафос. Реализмом... С Ларсом-Йоханом познакомишься заодно, с нашим дорогим. А? Себя покажешь. Английский пошлифуешь. Я бы сам поехал, да раз тебе всё равно надо... И денежки свои тратить не придётся.
    - Игорь Андреич, спасибо за доверие, это, конечно... – начал было Олег.
    - А не за что, – оборвал его Игорь Андреич. – Ты же у нас толковый мужик. Я с Люком поговорю сегодня.
    В дверь постучали.
    - Можно? – спросила голова Аллы.
    - Да нужно же, нужно... – помрачнел Игорь Андреич.

Скамейка

    Вечером Олег не обнаружил дома Женю.
    Не менее десяти минут он как ошпаренный носился по квартире, впиваясь глазами в предметы и переворачивая их, пытаясь высмотреть записку или какой-нибудь – хотя бы косвенный – знак, который мог бы объяснить, куда она делась. Он застывал на месте и крутил головой, и мысленно спрашивал себя, видны ли вокруг следы героического сопротивления в виде разбросанных вещей и перевёрнутой мебели, но вещи с мебелью находились на своих местах, и даже ноутбук стоял на застеленном матрасе, а уж его-то, пытался трезво рассудить Олег, уж ноутбук-то забрали бы в первую очередь – со всеми его потрохами, со всеми ценными текстами про банан-географию и чёрт знает что там ещё, а заодно и с произведением «Третий путь».
    Тут ему пришло в голову, что в свете истории, рассказанной на кухне, многие сюжетные повороты «Третьего пути» стали гораздо понятней, несмотря на камуфляж в виде заокраинных земель и кабанов-оборотней, и от этой мысли Олег почему-то пришёл в ещё более неприглядную панику. Он принялся рыться в шкафах. Он выскочил на балкон и посмотрел вниз – не лежит ли там в кустах тело. Он почти собрался бежать к соседям, но вовремя сообразил, что не знает, о чём и как их спрашивать. И тогда он достал телефон и позвонил Кате.
    - Олег?
    - Катя! Женя – я прихожу с работы – её нет!
    - Нет?.. Ушла из квартиры?
    - Нигде нет, и утром ничего не говорила!
    - Ой... Ну... – Катя закашлялась. – Вещи её на месте?
    - Да всё на месте!
    - Ну слава те господи... Олег, ты только не беспокойся, всё в порядке, мы тебя не подставим...
    - Да я же не об этом! – оскорблённо крикнул Олег.
    - Где у тебя ближайший магазин, где спиртное продают?
    - Ты думаешь, она опять это?.. Блллин, ну как же это!..
    - Она что, пила уже при тебе?
    - Да на второй день, в прошлый четверг! Выпила весь коньяк. Поздно твоя эсэмэска пришла, я бы убрал иначе...
    - Ой, Олег, извини, извини, пожалуйста. И, ну правда, успокойся, алкоголизм – это неприятно, само собой, но ведь она тихо пьёт, она же без эксцессов, даже если ушла куда-то, она вернётся, я уверена, она очень собранный человек, и стадия не та ещё, слава богу. Просто поговори с ней, когда она вернётся...
    - У меня, вообще-то, мало магазинов тут, ларёк на остановке и двадцать четыре часа на Камышовой, но там есть всё...
    - Значит, она сейчас вернётся, точно тебе говорю. Вернётся. Ой Женька, ведь говорила два часа назад со мной, поклялась мне, что прекрасно держится... Давай-ка я ей сейчас позвоню, одёрну её немножко, встряхну, на неё подействует...
    Олег вздрогнул. Он оторвал телефон от уха и нервно помял его в руке. Съёжившийся Катин голос продолжал тараторить. По экрану слева направо бежало условное изображение радиоволн. Под волнами и словами «Пашутина Катя» контрастно синел МТСовский номер.
    Олег медленно вдохнул и выдохнул в надежде немного успокоиться. Затем включил громкую связь.
    - ... когда стала работать у Айболита... Ну то есть, ты понимаешь, где. Она говорит, что и до этого выпивала почти каждый день. А там вошла окончательно в колею. Каждый вечер у себя, в одиночку. Этот – Жук не давал ей пить, когда она у него ночевала, но вообще ему, я думаю, не до того было... А мы с Борькой, естественно, не знали поначалу. Думали, ну что, у неё стресс, конечно, страшный, она расслабляется, всё нормально. Пока она не стала бегать в магазин постоянно и по литру вина днём прямо... Ты меня слышишь? Олег? Олег? Ты пропал куда-то...
    - Слушай, Катя, пожалуйста, не звони ей пока. Пожалуйста. Я её дождусь, я сам с ней поговорю. И вообще, – Олег оторвал глаза от телефона, который в режиме разговора не показывал время, и дёрнул левой рукой, обнажая часы на запястье, – я к вам, наверное, приеду сегодня. Может быть, поздно. Вы, в общем, ждите меня.
    Он оборвал Катино недоумение и засунул телефон обратно.
    Через семь с половиной минут, более не в силах ждать, Олег выбежал на улицу. Сначала он доскакал до ларька на остановке, потом до двадцати четырёх часов на Камышовой, потом обошёл по периметру своё заокраинное скопление десяти- и шестнадцатиэтажек, но увидел только много громогласных подростков и низкорослых мужчин с бурыми не от рождения лицами.
    Оказавшись с другой стороны своего дома, Олег остановился. За недоделанным проспектом, по которому не ездили машины, начинался огромный пустырь, усеянный случайными кустами и гаражами. Где-то вдали – Олег знал это по виду из окна – пустырь упирался в жирный серебристый трубопровод, железную дорогу и параллельное скопление многоэтажек.
    Посреди недоделанного проспекта, на разделительной полосе, стояла скамейка. Туда её из романтических соображений притащила молодёжь. На скамейке, спиной к Олегу, сидела девушка с волосами Жени.
    - Женя! – Олег сиганул в её сторону.
    Девушка повернула голову, увидела Олега и, пока он не остановился прямо перед ней, не отцепляла от него глаз.
    - Женя!...
    - Олег, – Женя потупила взгляд и сконфуженно протянула ему бутылку вина. – Я закат жду. Посиди со мной, а?
    До заката оставалось не меньше часа. Бутылка была пуста на две трети. Олег взял её и, поколебавшись, сел сантиметрах в тридцати от Жениной левой руки. Рука держалась за один из обшарпанных деревянных брусков скамейки. Она была бледная и напряжённая, с неприятно чётким рисунком вен.
    - Жень, – Олег осторожно накрыл выпирающие вены своей ладонью. – Ты, наверное, зря так на виду...
    - Зрее некуда, – качнула головой Женя. – Вот, Олег, я о чём думала... Вот ты расскажи мне, как ты с Зиной познакомился?
    Мимо прокатились трое подростков на роликах. Олег отдёрнул руку. Он ярко представил, как выглядит со стороны: тридцатилетний жлоб в костюме и при галстуке одной рукой сжимает бутылку, а другой типа успокаивает девушку. На романтической скамейке посреди проспекта.
    - Ну, это не я с ней. Скорее она со мной. Точнее, мы на курсах познакомились, английского. В девяносто восьмом, что ли, году...
    - В апреле двухтысячного, – бесстрастно поправила Женя. – В Language Planet. Международная языковая академия Армена Арутюняна.
    - Точно! – знакомство Жени с деталями его биографии ошарашило Олега и сначала польстило ему. В следующее мгновение, впрочем, он с раздражением понял, что речь идёт о деталях биографии Зины. – ... Меня записали в группу интермидиат, вторник и четверг. Половина группы там продолжала обучение, с при-интермидиат, и Зина была среди них...
    - И Катя была, – Женя откинулась на спинку скамейки и жмурилась на падающее в многоэтажки солнце. – С ноября месяца...
    Олег отвернулся и бессознательно отхлебнул из бутылки, пытаясь заглушить раздражение.
    - Зачем спрашиваешь, если и так всё знаешь?
    - А нет, я не всё знаю... Я только хронологию. Но мне вот интересно, а как же это вы её видели – два раза в неделю – и не замечали?
    - Что она бессмертная? У неё на лбу не было написано.
    - Нет, что она патологическая дура. Клиническая идиотка. Как вы этого не замечали?
    Олег задумался.
    - Да не было в ней ничего из ряда вон, – решил он в конце концов. – Дура как дура. По-английски так даже бойко говорила. Без времён и без предлогов, правда, ну так этим не одна она грешит... Ну, чушь несла дикую, когда в перерыве у нас заходил разговор про что-нибудь. Так ведь в той же группе была, ну, например, преподаватель экономики – Лариса, по-моему – из Большого Университета. Автор монографий и прочее. Тоже дура абсолютная, но эта ещё и с претензиями. Они с Зиной сцепились один раз по поводу Солженицина. Такую пургу несли – непонятно было, кто из них дурней... Да, а Стас! – Олег чуть не вскочил со скамейки. – С мозгами в пидараске! Вот у кого всё на лбу было написано. Увязался со мной раз до метро. Рассказывал, как он крут в сетевом маркетинге дисконтных карт. Давал советы, как женщин надо воспитывать. Никогда не забуду... А ты, Жень, говоришь... Да включить телевизор – там же что ни рожа, то Зина. Одна в Думе есть – даже внешне похожа на Зину чем-то. А как рот откроет, так вообще две капли воды, только эта злее раз в десять... Как её фамилия... Склизкая, Скользкая...
    Женя расхохоталась так громко, что где-то за их спинами затявкала собака.
    - А действительно, есть в ней от Зины что-то... – она наконец оторвала руку от скамейки и утёрла слёзы, выступившие от смеха.
    - Не выделялась Зина особенно, – подытожил Олег, снова отхлебнув. – Потом да, она меня достала со своими приглашениями. Знаками внимания бесконечными. Но я не подозревал, что так серьёзно всё. Пока она не повесилась.
    Он скосил глаза на безмятежную улыбку на лице Жени и решил воспользоваться моментом.
    - Жень? Может, пойдём всё-таки? Закат с балкона можно посмотреть... У меня есть новости кое-какие.
    Женя не обратила никакого внимания на его инициативу.
    - Ни-че-го кли-ни-чес-ко-го... – музыкально протянула она. – А у меня тоже сегодня новости! Не простые, а прямо от Айболита.
    - От кого?
    - От Жука Романа Романовича.
    - ... Это который клиникой командовал?
    Женя размашисто кивнула, всё так же жмурясь.
    - Он тебе написал?
    - Типа того. Написал.
    - И что он... – вопрос застыл у Олега на губах. – Погоди, он на твой почтовый ящик написал?
    - Ннндя, – кивок.
    Мысли в голове Олега параноидально заметались из угла в угол. Жук послал ей письмо – при помощи компьютера, не иначе – Жук арестован – компьютер просматривается насквозь – они проверят все ушедшие пакеты – Женин ящик – владельцы почтового сервера – Женин интернет-провайдер – Женин ноутбук – телефонный номер – его телефонный номер!!! – связался, блядь – ещё эти микробы в Швецию – ну и что, что симпатичная – геморрой один от этих баб – ещё и алкоголичка – найдут ведь, блядь, найдут! – это бред, это страшный сон, этого не может быть – может, всё-таки врут они это всё – и фэнтэзи ещё пишет – чего делать-то? – чего делать? – Александрийская библиотека, мать...
    Женя перестала жмуриться и теперь смотрела на Олега, как будто забавляясь смятением на его лице.
    - Олег, ты такой... впечатлительный, – она погладила его по плечу. – Ты прямо как я... Если через телефонную линию выходишь в интернет, они тебе – как же это – каждый раз новый этот...
    - Айпи-адрес, – процедил Олег.
    - Точно. Каждый раз другой дают. Борис узнавал для меня…
    - Да выследят как не фиг делать! Они выследят и по динамическому! Они по какому хошь айпи запеленгуют! Нашла кого спрашивать... Борись, блинн, Борис...
    - Олег, ну не кипятись ты так, – Женя хихикнула. – Ну пускай айпи... Это же не конец фильма. Всё в почту упирается. У меня ящик на хотмэйле, на имя Ханс Вихтельманн. Адрес вихтельманн 1971 собака хотмэйл ком. Я тебе покажу. У Айболита на йаху. Его ящик. Чайниз подчёркивание кьюти. Эту кьюти зовут Янь Пихань. Мы с ней параноидально стираем все сообщения. По прочтении. Никто на нас не выйдет через почту... – она снова хихикнула. – Да и вообще. Глупости это всё. Он сбежал! Айболит сбежал!
    Олег не почувствовал особой радости.
    - Он щас не ко мне едет, надеюсь?
    Женя энергично замотала головой.
    - Об этом не написал. Знаешь, что он написал? Он написал, – она взялась за край скамейки и начала раскачиваться, словно произнося мантру, – Женька, привет, я ушёл от них три дня назад. Действие на кору как предполагали. Будет время и возможность, напишу подробно. Надеюсь, ты за границей и вообще молодцом. Жэ. Жээээ... Олег?
    - Здесь я.
    - Ты такой впечатлительный. Я тебя так понимаю. Что я могу для тебя сделать? Я для тебя что-нибудь хочу сделать... Ты такой хороший человек...
    - Да ладно, какой я хороший... – Олег внутренне обмяк и внешне зарделся.
    - Может, я тебе нравлюсь? Хочешь, мы – как же это – займёмся любовью? Если я тебе нравлюсь, то есть?
    Олег нелепо огляделся. Ближайшие люди – всё те же подростки на роликах – маячили метрах в ста справа. Он огляделся снова, потом ещё раз, стараясь оттянуть свою реплику и как можно дольше не встречаться с девушкой взглядом.
    Женя положила руку ему на колено.
    - Я же вижу, я тебе нравлюсь... Ты не думай, мне не трудно. Ты ничего, симпатичный...
    - Спасибо.
    Олег бросил оглядываться и нерешительно удалил Женину руку с колена. Если бы её предложение прозвучало в квартире, а не на скамейке посреди проспекта, ему бы не пришли в голову мысли о благородстве. Он даже не мог внятно объяснить себе, что такое благородство. Смутно помнилось, что благородство – это когда ты не забираешь себе найденный кошелёк с пачкой евро или отказываешься заниматься сексом. Про кошелёк было понятно, про секс – не очень, но целоваться на скамейке не хотелось в любом случае, потому что в определённый момент всё равно бы пришлось прерваться и переместиться домой, а это было как-то негладко для первого раза, а если не начинать целоваться здесь и сразу идти домой, она может передумать, и всё получится неловко и беспросветно, и при таком раскладе благородство – наилучший выход, потому что это произведёт на неё впечатление, а там, глядишь, шанс повторится, особенно если оставить бутылку вина в шкафу – так, стоп.
    Подумав про бутылку вина в шкафу, Олег понял, что рядом не лежал ни с каким благородством. Он ужаснулся и невольно обхватил бутылку обеими руками, но мысли не перестали метаться: а ведь если он откажется, она и вправду может решить, что она ему не нравится, или просто настроение никогда не повторится, с алкоголем или без, сегодня же она получила письмо от этого Жука, нууу жук, она так радуется, словно спала с ним раньше, тут ещё и любовная линия в этом шпионском романе – это бред, это страшный сон, этого не может быть – один геморрой только от...
    Метания Олега прекратила лада с мигалкой и бело-голубой раскраской. Лада свернула с недостроенного шоссе, в которое упирался недостроенный проспект, недоропливо проехалсь вдоль разделительной полосы, проплыла мимо скамейки, но тут же осадила назад и остановилась.
    - Вечер добрый, молодые люди, – розовощёкий лейтенант с густыми советскими усами условно козырнул им, не вылезая из машины. – Рядом ведь живёте-то, небось?
    - Рядом, – беспомощно кивнул Олег.
    Женя, совершенно окаменев, поедала милиционера глазами.
    - Вот и идите домой вино-то пить, – добродушно посоветовал лейтенант. – Вы знаете, что административное нарушение совершаете?
    Олег знал.
    - Извините, товарищ лейтенант, мы на закат просто хотели посмотреть... – зачем-то залепетал он, плохо соображая от облегчения.
    - Да мне-то что... Слышь, извиняются! – смеясь, он повернулся к напарнику. Потом снова высунул голову в окно машины. – А вот попадётесь кому другому, могут и привлечь. Идите, идите домой. На закат можно из окна посмотреть.
    - Спасибо, – сказал Олег.
    Как только лада отъехала, они поднялись со скамейки и молча пошли домой. Недопитую бутылку Олег поставил в урну рядом с подъездом.
    В квартире он рассказал Жене о поручении, которое получила его компания. Потом о командировке в Стокгольм. Женя слушала рассеянно. Вяло нахмурилась первому, вяло обрадовалась второму. Выслушав, сказала, что завтра надо встретиться с Борисом и всё «переобсудить», а сейчас она ни о чём больше не хочет думать. Она хочет в душ и спать.
    Олег содрал с шеи галстук и изготовил себе бутерброд. Полюбовался закатом из окна кухни. Ехать к Борису и Кате совершенно расхотелось.
    Перед сном он минут сорок думал о благородстве, сексе, российском законодательстве и какую одежду брать в Стокгольм. Вязкое чувство бредовости происходящего не покидало его ни на минуту.

Санаторий

    Второе письмо от Жука пришло на следующее утро.
    «Женька, жаль, что ты ещё здесь. Надеюсь, сможешь уехать в ближайшее время. Держи меня в курсе.
    Я тут описал, что у меня происходило с февраля. Высылаю тебе. Вике тоже пошлю. 
    Она мне тоже ответила уже.
    Что они сделали с Веденеевым и его адвокатами, я не знаю. Последний раз разговаривал с одним из них ещё в феврале. С тем, который Миша был, с высоким голосом. После этого через пару дней буквально вытащили меня из камеры и отвезли прямо в кабинет к моему любимому писателю Юрию Дзержинскому. Который меня когда-то благодарил за липосакцию, я тебе вроде рассказывал. Судьба, одним словом. Тов. Дзержинский отпустил мне все грешки великодушно, всех зарезанных девочек. Предложил работать на Родину, тоже девочек резать и воскрешать, но с федеральным размахом и финансированием. Я долго не раздумывал. Пусть Родина, думаю, и не лучше Веденеева, но так ведь и вряд ли намного хуже, да и всё лучше ходить в исследователях, чем куковать на зоне.
    За Дзержинским, как я понял, совсем большие люди стоят, если не Самый Большой Человек. Никого из них лично я так и не видел, но по размаху всё стало ясно. Инициативная шайка эфэсбэшников не умеет так размахиваться.
    Из кабинета отвезли меня на какую-то квартиру. Мебели там было мало, но чисто, со вкусом. На кухне, правда, Шишкин над холодильником. Рожь. На следующий день табуном пришли посвящённые коллеги, восемь человек. Большинство молодые и молоденькие даже, сплошь в очках без оправ, но двое постарше меня. Одного из них, Кондрашова из Академии, с элегантной козлиной бородкой на втором подбородке, я ещё в Питере встречал на конференции. Два сопроводителя в штатском очень тактично себя вели. Остались ждать на диване в прихожей. Коллеги потрясли мне руку и рассказали, как выскребли из пепелища всё, что выскреблось. Снова отобрали у мамы бедную Машеньку, умертвили-подождали, всё как часы, но механизм совершенно не понятен, топчемся без вас на месте, Роман Романыч, выручайте. Я подумал ну нет, коллеги и заочно тов. Дз., так дело не пойдёт. Сначала везите, показывайте, дайте оседлать процесс. Тогда я вас выручу. Так и сказал. Они согласно закивали, даже с почтением каким-то, как мне показалось, и удалились все. Просидел ещё день в этой квартире, пока не приехал за мной фургончик такой без окон. Посадили в кресло, включили свет, дали журнальчики полистать общественно-политические. Везли долго, часов шесть, с остановкой на туалет в неизвестном чистом поле.
    Привезли в бывший санаторий на берегу речки. Что санаторий, я по крыльцу и беседкам понял. Потом ещё набрёл на территории на ржавый щит: Уважаемые отдыхающие! Не разводите костров и т. д. Вокруг холмы и лес. Так ни одна сволочь мне и не сказала, что за речка. Сам я, поскольку удирал мордой в пол, тоже не узнал до сих пор. Попробую выяснить в ближайшее время. Когда меня привезли, в санатории доделывали ремонт стахановскими темпами. Рабочие все были какой-то совсем восточной внешности, вкалывали без перекуров, по-русски не слышал от них ни слова. Через недели две они ремонт закончили и испарились. Ночью.
    Комнату дали огромную, кровать под стать, с мою кухню московскую, не преувеличиваю, всё время поперёк спал. Письменный стол с компьютером. Кнопка вызова девушки с едой и кофе. Душевая и туалет за дверью сбоку. Три дня я там безвылазно сидел, общался с коллегами. Пересказывал им всё, что они и без меня знали, и недоговаривал всё остальное. Повременю, думал. Как только доделали забор вокруг территории, с проволокой и вышками по периметру, меня из комнаты выпустили. За забор, сказали, не ходи. По территории зато ходи. Я прямиком пошёл в их «рабочую половину», в лабораторию то бишь, посмотреть, правда ли завезли туда всё то, о необходимости чего я изводил Веденеева. Пришёл и обалдел, клянусь. Только в кино я такое видел. Руки сразу же зачесались. Захотелось скакать от энтузиазма. Стыдно вспоминать. Одних томографов стоит восемь штук, и ПЭТ и МРТ, всё абсолютное новьё, филипс и проч., и компьютеры на каждой тумбочке, со скоростным интернетом, хоть и под фсбэшным контролем. Не телефонный абзац через межгород, который у нас пыхтел в Матвейково. Но доконала меня комната для МЭГ. Натуральная, представляешь? Сверкающая, с иголочки, с трёхслойной защитой и активным шумопонижением. Почти триста сенсоров в шлеме. Я потом всех на МЭГ гонял постоянно. Ради чистого наслаждения сбором данных на нормальном оборудовании.
    Теперь что из этого великолепия получилось, точнее, получается. Когда насмотрелся и натрогался, объявил им, что с Машенькой работать будем, что ж ещё делать, но для пересадки материал малопригодный. Наплёл про два штамма, которые мы якобы выявили в веденеевской клинике, активный и пассивный. У Зины вот был активный, а у Машеньки, стало быть, ленивый, и заразное бессмертие из него или не выйдет, или с большим трудом. Самое смешное, что не только тов. Дзержинский, но и все коллеги поверили мне безоговорочно. Они там, похоже, зашуганы основательно. Я понимаю, что ФСБ за одного пуганого двух непуганых даёт, но на голове зашуганность сказывается отрицательно. Надо, говорю, прочёсывать страну, искать по городам и моргам. Что искать, спрашивают. То есть помимо собственно Симптома. Описал им что-то вроде вируса табачной мозаики со сложной оболочкой и поразительной способностью собираться в колонии и мимикрировать под работающие органеллы. И это съели. В марте мне сообщили, что разослали циркуляры во все морги и больницы. Ищут активный штамм.
    Кстати. Пока ещё забор возводился, соратники Дзержинского раз пять беседовали со мной о тебе, Вике и Дарье Васильевне. Напирали на то, что слишком мало костей нарыли на пепелище и только от одного скелета, то есть Зины. Я напирал на то, что сильно горело – а оно действительно сильно горело, там же половина амуниции, как я понял, прямо под этой идиотской цистерной с соляркой рванула. Божился, что вы должны были сидеть в клинике и ждать нашего приезда. Не думаю, что они мне особо поверили, но отстали, во всяком случае. Принялись ставить на уши российскую медицину и гонять всю мою бывшую кафедру на допросы, до меня тут дошли слухи.
    Мы с коллегами стали заниматься Машенькой. Они искололи девчонку сверху донизу, взяли пробы абсолютно всех тканей, даже костной, но вода-то сплошь дистиллированная, абсолютная стерильность везде, никаких Братьев, Никиты и Дарьи Васильевны. Можешь себе представить. И сходить в столовую за солью тоже никому в голову не придёт ни с того ни с сего. Я сказал, очень странно, дорогие коллеги, у нас всё проявлялось как миленькое, может, в какую-нибудь скрытую форму возбудитель перешёл? Может, в новом носителе проявится? И стали они колоть машенькину кровь свиньям, причём в совершенно промышленных масштабах. За третью декаду марта и половину апреля забили несколько сот свиней, клянусь. Если не тысяч. Ни одна не воскресла. В конце концов приехал Дзержинский, припёр меня к стенке почти буквально, сказал, Роман Романыч, не морочь нам голову, мы прекрасно знаем, что для Веденеева у тебя были конкретные результаты, а для Родины что же получается, хрен с маслом? В общем, я честно пытался момент истины оттянуть максимально. Надеялся, что вы раньше окажетесь за границей. Ждал, что меня со дня на день отхлестают по лицу нерусскими журналами с большими заголовками про вирус бессмертия в руках российских спецслужб и про высокие идеалы профессора Zhuk и молодых исследователей Vika и Zhenya, которые хотят, чтобы открытие принадлежало всему человечеству. Вика, кстати, говорит, только одно шведское бульварное издание что-то пронюхало и проявило интерес. Это какая ж она недоверчивая и осторожная, шведская научная общественность, снимаю шляпу и кланяюсь. Или щелкопёры недостаточно ушлые? Короче говоря, сказал я Дзержинскому, хорошо, пойдём на крайние меры. Возбудитель совсем лёг на дно и окуклился, свиньи не годятся, подавайте нам сюда добровольцев, крепких проверенных парней, которым не страшно вечно жить за Родину. Экспериментально убивать, говорю, их не будем, будем только анализы брать. Дз. сначала на меня прикрикнул, я тебе, дескать, не дам людей переводить, душегуб, но позвонил в тот же день с извинениями. Видно, сказали ему гуманизма не разводить. Прислали нам десять человек – студентов-второкурсников из Академии ФСБ. Побеседовал с ними. Никто не в курсе, что с ними собираются делать. Объяснили им только туманно, что российская медицина разрабатывает чудодейственные препараты для повышения выносливости человеческого организма. Да ещё и троечники все как один. Оболтусы. Нормальные ребята. Я возмутился даже в душе. Семерых отослал сразу обратно, троих оставил для отвода глаз и потребовал у Дз. более репрезентативной выборки по возрасту. И тогда прислали мне то, что надо. 8 человек, от 27 до 46. Лейтенанты, капитаны и один майор даже. Из неназванных областных и районных управлений. Побеседовал. Как на подбор циничные и озлобленные, поскольку в карьерном тупике безо всяких перспектив и работу люто ненавидят. Умственные способности при этом вполне себе. Выбрал троих – 30, 34 и 42 г., бездетных. Припугнул коллег непомерной ответственностью и прогнал из лаборатории. Препараты готовил сам. Пересадил агент троим избранным, остальных сделал контрольной группой, вколол им набор витаминов для укрепления здоровья и приказал всем бросить курить на время эксперимента.
    Было это 23 апреля. 12 дней после этого гонял всех на потёмкинские анализы, потом на МЭГ, с нашими стандартными заданиями, а потом по очереди принимал у себя в кабинете для беседы. Через 12 дней наметилась положительная динамика. Двое из троих начали дуреть прямо у меня на глазах. Скажу тебе честно, ничего более жуткого и удручающего в своей жизни не наблюдал. Зовут их ст. лейтенант Ромашко и майор Сопатый, и бьюсь об заклад, они мне будут в кошмарах сниться, а на Страшном Суде выставят их мне как главных свидетелей обвинения.
    У меня для них всех была прорва тестов на аналитическое мышление и проч., коллега Осокин из МГУ подготовил, очень толковый парень, плюс я беседовал с каждым на общие темы. На двенадцатый день Сопатый справился с четырьмя заданиями из десяти, при обычном показателе 7 из 10, но этому я не придал особого значения, статистические колебания были у всех. Но как только мы перешли к беседе – а я собирался с ним о российской системе образования поговорить, тема номер 12 в списке, он вдруг наклонился так ко мне через стол и спрашивает вполголоса, а как, извините, ваша настоящая фамилия? Я отвечаю, Жук моя фамилия, нету другой. Он на меня скептически посмотрел и говорит, нерусская что-то. Я говорю, чего ж нерусская. Отец у меня был детдомовский, его когда привезли в детдом в два года, он только «ба» говорил и шепелявое «жу», причём «жу» значительно чаще и громче, так и записали «Жук» в графе «фамилия». Сопатый прищурился и говорит, а в детдом откуда его привезли? Я говорю, с Витебского вокзала, на скамейке его нашли, в пальтухе старой спал, в обнимку с обглоданной буханкой хлеба. Сопатый задрал указательный палец – дескать, я так и думал. Что, спрашиваю, вы думали? Он говорит, вы еврей. И рассказал мне, как он всегда к евреям с недоверием относился, а тут минувшим вечером смотрел он телевизор, интервью с неким народным избранником от партии под названием «Родина», и его вдруг осенило: весь этот проект наш придумали евреи, чтобы извести цвет русской нации. Я спрашиваю, что же, и начальство ваше, которое вас сюда прислало, – они тоже евреи? Он кивает, само собой. Не все, конечно, но на самом верху точно жидовское гнездо, теперь ему ясно видно. И что, спрашиваю, президент Будин тоже еврей? Он задумался. Потом покачал головой. Нет, говорит, он наш, но вокруг одни ваши, у него руки связаны, он не может ничего сделать. Наклонился снова через стол и шепчет, я вас евреев нутром чую. Представь, накануне ещё сидел предо мной нормальный мужик, с какой-никакой головой на плечах, обсуждали с ним его любимые фильмы, смеялись даже, «Крёстный отец» ему очень нравился, как и мне, и тут вдруг на тебе такое. На следующий день приводят Сопатого ко мне в кабинет раньше обычного, он садится на стул с вызовом и объявляет, а никакие тесты я больше не буду делать. В сионистских заговорах участвовать отказываюсь. Попросил его рассказать мне о сионистском заговоре поподробней. Он с радостью. Полчаса я слушал и записывал, потом выключил запись, сказал ему заткнуться и возвращаться в свою комнату. Освободил от всех тестов, оставил только моторные и нашу старую линейку вопросов на причину-следствие. Коллег предупредил, если будет упираться, вяжите и колите снотворное.
    С Ромашко немного другая история. Он был самый угрюмый из троих. На вопросы отвечал здраво, но страсть как неохотно. Огрызался, а не отвечал. Я думал, ну, если на этого подействует, будет нам Вика номер два. Без суицидальных наклонностей, думал, не обойдётся. На тринадцатый день Ромашко пришёл ко мне через одного человека после Сопатого. Сел за стол и молчит. Я его и так, и сяк, и в чём дело, Сергей, что у вас за камень на душе, неужели опять мама плоха и т. д. Он здоровый был мужик, сажень в плечах, на треть головы меня выше, а я ведь не низенький. Молчит, сверлит глазами стол, и мне не по себе стало. Хотел уже благодарить его за беседу и отпускать. И тут он как заревёт. Зубы оскалил, смахнул стол в сторону и хвать меня за глотку. Прижал к стенке. Я, орёт, вас всех передавлю. Кого нас? спрашиваю еле-еле. Охрана вбежала в кабинет – там двое ребят стояли всегда за дверью. Кричат ему отпустить меня, а у него откуда ни возьмись вилка в руке. И приставляет он её, ясное дело, к моему горлу. Говорит охране, прочь, суки, а то я его проткну. Охрана отступила. Он развернул меня спиной к двери. Выталкивает из кабинета, пихает по коридору и шипит: не знаешь, сука, кого вас? Не знаешь, кого вас? Всех вас! Американцев и дерьмократов! Трясёт меня за грудки и вилкой шею скребёт. Я ему, Сергей, опомнитесь, вы что, я русский. На выборы вообще никогда не ходил. Распад Советского Союза, говорю, величайшая геополитическая катастрофа двадцатого века. Он говорит, неее, не хуй мне тут, отплясали вы все своё. И толкает к выходу из здания. Коллеги, что в коридоре были, припечатались к стенам, глаза блюдцами. Не знаю, чем бы всё это кончилось, если бы перед выходом не было бокового коридора. Там стояли ещё двое парней из охраны, поджидали уже. Ромашко был увлечён, не смотрел по сторонам, только мне в переносицу. Повернул голову в последнее мгновение. И получил пулю в глаз.
    В этот эмоциональный день мне удалось безответственно удрать из моего санатория научно-исследовательского. Как удалось, ты не поверишь. Сам с трудом верю до сих пор. Когда Ромашко унесли на гистологию, я смыл кровь и мозги с лица и заклеил шею пластырем. Сказал, всё коллеги, кромсайте его сами, с меня хватит на сегодня. Вышел на территорию, покурить и подышать свежим воздухом. Настроение было мутное. Оно и сейчас прояснилось не особенно, но теперь я хоть ни за что не отвечаю больше, и ничто от меня боле не зависит, и можешь меня распекать за прогнивший нравственный стержень. Долго ли коротко ли добрёл я до беседки одной из, уселся там, распечатал пачку сигарет, уставился на закат. Красивые там закаты, санаторий не от балды построили в своё время. А к беседке с одной стороны вплотную ряд кустов подходит, густых кустов, с жёлтенькими цветочками, не помню, как называются. Вообще никакой ботаники не помню, подумать только. И слышу, шелестит в этих кустах. Я приподнялся, выглянул из беседки. Вижу, бежит человек полусогнувшись и шипит, мол, не смотрите, не смотрите на меня, Роман Романыч, не привлекайте внимание. Я сел обратно, посмотрел на ближаюшую вышку, а вышка пустая между тем, кофе пошла пить, наверное. Человек вполз буквально в беседку, запыхавшийся, сел на пол рядом со мной, протянул руку снизу и шепчет, что Жора. Слава богу, говорит, я вас нашёл одного. Я спрашиваю, вы кто, Жора? Он говорит, я за вами, я вас спасти, я от Георгия. Я спросил больше автоматически, какого Георгия. Сам при этом догадался почти мгновенно, потому что такой Жора с такими глазами только от одного Георгия может прибежать. Жора тут же подтвердил: от Грибового. Рассказал мне шёпотом, как ширится Движение Добровольных Друзей Георгия Грибового или что-то в этом духе. Везде уже есть люди Георгия, включая ФСБ. Я спросил, и в президентской администрации есть? Но там, как выяснилось, нет пока ещё. Да и те, что в ФСБ – не на самых рублёвых должностях пока. Сам Жора оказался шофёром. Сказал, что некто повыше его крышует. Через крышевателя стало известно, что ФСБ накрыло подпольный исследовательский центр бессмертия, что центр этот защищался до последней капли крови, все сотрудники погибли с именем Грибового на устах, не желая сдаваться врагу, и только одного удалось взять живым, но зато самого главного, то есть меня. Грибовой тут же объявил, что центр действовал по его методике и под его руководством, как же ещё. Там, оказывается, велись работы над портативной машинкой для воскрешения трупов, на аккумуляторах с подзарядкой от электросети. Спецслужбы всей планеты готовы на всё, чтобы заполучить такую технологию, поэтому работа держалась в строгой секретности до поры до времени. И вот, стало быть, не уберегли, но пока я сохраняю верность учению Грибового, не всё ещё потеряно.
    На этих словах Жора взял меня за руку. Меня послали спасти вас, Роман Романыч! Бежимте! Я спрашиваю, как? Он говорит, у меня есть первоклассный план, мы привезли сегодня новое оборудование и материалы на двух микроавтобусах, уезжаем через сорок пять минут, порожняком, от заднего крыльца. Там сесть невозможно, вас сразу заметят, но я как бы забуду телефон в столовой и остановлюсь, когда буду объезжать здание, чтобы за ним сбегать. Остановлюсь прямо под окнами туалетов, которые в левом крыле на втором этаже. Я говорю, мне что же, прыгать оттуда? И как насчёт вышек и вообще людей на территории? Ежели кто мимо пойдёт? И машину – её что, не досматривают на выезде? Он закивал головой, мол, да, досматривают, но только для галочки, известное дело, откроют заднюю дверь и закроют, а вы на пол ляжете, под один из пустых ящиков, он длинный, надо будет только ноги поджать немножко. Вылезайте через крайнее левое окно, прямо под ним вход в подвал с козырьком, совсем невысоко прыгать и дальше слезать легко, от ближайшей вышки его клён загораживает, да и вообще уже будет темно, а по территории вряд ли кто будет ходить, потому что сборная России играет архиважный матч с Лихтенштейном. Или с Люксембургом. Как слезете, запрыгивайте в машину через переднюю дверь, я открытой её оставлю, чтоб не хлопала, и перебирайтесь через сиденья назад, а дальше я прибегу и покажу, как вам укладываться.
    Короче говоря, я сказал, хорошо. Подумал, у меня ещё сорок минут на размышления – если что, просто не вылезу и всё. Жора сверил со мной часы и стиснул мне руку опять, чуть ли не со слезами благодарности. Высшие сущности помогут нам, Роман Романыч! И убежал обратно по кустам.
    Объятый смятеньем, покурил я ещё и пошёл в столовую. Там трое коллег сидят над пивом и возбуждённо обсуждают Ромашко. Остальные, говорят, пошли футбол смотреть. Пригласили меня к столу, но я отмахнулся. Нашёл в холодильнике лазанью, сунул в микроволновку, и тут, Женька, рука судьбы. Увидел полбутылки красного вина в приоткрытом шкафчике. Выдул её прямо из горла, ковыряясь в расплывшейся лазанье. Смятенье мгновенно прошло, и объяла меня решимость. Думаю, да к лешему всё это, любопытство моё выгорело, виски поседели, лавры и нобелевские премии мне никак не светят, какого чёрта я буду производить бессмертных кретинов, пускай даже из фээсбэшников, этим и без меня есть кому заняться. Надо, думаю, драпать за политическим убежищем и покоем, вслед за тобой и Викой. В общем, взял из шкафа стакан, налил в него воды и направился к коллегам. По пути подобрал солонку. Поставил им стакан посреди стола и говорю, друзья, щас я вам открою страшный секрет и вручу ключ, смотрите внимательно. Насыпал в воду соли, размешал ложкой, подержал там палец и обвёл всех многозначительным взглядом. Кондрашов натурально чуть не съел стакан глазами, прямо подался к нему всем телом. Потом посмотрел на меня, как будто всё сразу понял. Я говорю, вуаля. Плохо мне что-то, коллеги. Пойду-ка я спать.
    В комнату я не заходил. Денег у меня всё равно не было, а вещи никакие брать не хотелось. В туалет на втором этаже вошёл ровно в условленное время. Свет не включил, до крайнего левого окна добрался наощупь. Там не жгут никаких фонарей на территории. Бомбардировок с воздуха боятся, не иначе. Когда глаза привыкли, вижу, микроавтобус стоит уже на месте. Козырёк оказался не то чтобы прямо под окном, но ног я не поломал каким-то образом. Видно, высшие сущности действительно на моей стороне. Слез с козырька и забрался в машину. Пока переваливался через сиденья в заднюю часть, заметил ещё, что в водительском кресле автомат лежит. Жора прибежал через минуту или две, запыхавшийся, нервный весь. Он трясся всем телом, когда помогал мне втиснуться под этот ящик. Ноги, кстати, пришлось поджать изрядно, и болеть они начали почти сразу же. У ворот, как Жора и обещал, для проформы открыли-закрыли заднюю дверь. Второй микроавтобус ждал уже за воротами. Другой водитель прикрикнул на Жору, где ты там бля валандишься, Жора тявкнул в ответ, что за мобилой возвращался. В общем, поехали.
    Не могу сказать, через сколько времени мы остановились. Наверное, не больше часа ехали, но ноги так болели, что под ящиком у меня протянулась вечность. Наконец Жора остановил машину и выскочил куда-то. Я не выдержал. Приподнял ящик и вытянул ноги, с болезненным наслаждением. Машину, между тем, Жора остановил резко, вполоборота, но я над этим не задумывался, мне было совершенно наплевать. О своём решении бежать я уже тысячу раз пожалел. А когда услышал автоматную стрельбу и вопли, зажалел ещё интенсивней. Скрючился опять под ящиком и затрясся, как Зина на сорок пятом часу. Тут Жора распахивает задние двери и голосит, вылезайте Роман Романыч, пересадка. Срочная. Я вылез. Вижу, дорога узкая, грунтовая, мы остановились посередине, впереди нас стоит какая-то встречная машина и вовсю светит дальним светом, а передо мной второй микроавтобус, с разбитым передним стеклом. Водитель вывалился из открытой двери лицом в обочину, только одна нога зацепилась. И Жора размахивает автоматом.
    А дальше, Женька, произошло нечто в конец незабываемое. Жора посадил меня во встречную машину, на заднее сиденье. Машина «Лада» была, задрипанная довольно. В ней сидели два мужика в джинсовых куртках. Оба приветливо поздоровались, поулыбались. Потом вылезли из машины. Гляжу, Жора отдаёт им автомат и обнимает каждого крепко. Ко мне тоже подошёл и руку пожал. Пожелал удачи и мужества. «Прощайте, Роман Романыч, мы встретимся снова, когда смерти больше не будет». Потом сел обратно за руль своего микроавтобуса и дал отмашку рукой. Один из мужиков тут же поднял автомат и, веришь или нет, прострочил Жору насквозь вместе с микроавтобусом. Ни разу в жизни не было мне так жутко, клянусь тебе. Мужики садятся в машину, а я сижу вспотевший от страха, вцепился пальцами в сиденье, рот разинул. Думаю, абзац, где моё родное фээсбэ, спаси меня грешного и помилуй. Мужики мне говорят что-то успокаивающее, по плечу хлопают, автомат рядом кладут на пол, а я никак не реагирую. Начал отходить только через минут двадцать – после того, как они остановились на мосту и выбросили автомат в какую-то реку.
    В общем, Женька, натерпелся я заслуженных страхов, но в конце концов привезли меня в Москву. В Москве подселили к друзьям Георгия Грибового. Сижу тут уже пятый день, ем пельмени и бутерброды, телевизор смотрю. Хозяева – семейная пара, мои ровесники, без детей. С бородатой таксой зато, из которой песок сыплется. Он вроде предприниматель, она у него бухгалтер. Оба грибовитые. Суют мне литературу, гудят без конца про то, как Георгий станет президентом и отменит смерть. На улицу меня днём боятся выпускать, но письма дают писать, по крайней мере. На днях предстоит встреча с Грибовым. Морально готовлюсь.
    Это всё пока, Женька. Обнимаю.
    ж»
    Олег, естественно, узнал о письме вечером, вернувшись с работы. Борис успел прийти и уйти днём; переобсуждение, судя по всему, состоялось тогда же. Олег спросил, что решили, но Женя пропустила его вопрос мимо ушей и сразу завела речь о Жуке. Пересказывая письмо, она много смеялась. На некоторых подробностях даже повизгивала от восторга. Олег внимательно выслушал. Приключения Жука впечатлили его, но не сбили с мысли. Он отобрал у Жени бутылку, вылил остатки мартини в раковину и потребовал отдать ему все деньги, которые у неё есть.
    Женя поводила головой и сказала, что у неё больше нет. Мартини поглотило последние средства. Олег не поверил ей, но требование повторять не стал. Он ушёл в свою комнату и до утра хранил одностороннее молчание.
    Женя умолкла в одиннадцатом часу, в разгар собственных рассуждений о том, что теперь, когда приобретены знания, набран опыт и набита рука, рассказ про Александрийскую библиотеку надо бы написать заново. А впрочем, кому это интересно, зевнула она и, свернувшись в клубок, заснула на полу комнаты Олега. Через десять минут Олег заставил себя оторвать глаза от её лица. Попытался бережно перенести клубок в другую комнату. Бережно не получилось, особенно во втором дверном проёме, но Женя не проснулась.
    Утром она молча отдала ему две тысячи триста сорок рублей с копейками. Олег засунул деньги в хронически пустовавшее Неприкосновенное Отделение бумажника, и употребление алкоголя в его квартире прекратилось. Вместе с ним прекратилось общение с Женей. Она стала безвылазно сидеть в своей комнате, за закрытой дверью, лишь пару раз за вечер показываясь на кухне, чтобы налить себе чая. Нервное ожидание на её лице чередовалось только с усталостью, иногда брезгливой.
    Олега мутило от гремучей смеси неловкости, влюблённости, раздражения и бессилия. Каждое из этих неудобных чувств подпитывало остальные. Они дружно разбухали, разъедали внутренности и отбивали всякое желание просыпаться утром и возвращаться с работы вечером.
    Так прошла вся рабочая неделя. В субботу, за два дня до вылета, Олег поехал в условленное место получать контейнер с образцами.
    Место находилось на трамвайной остановке при въезде на Светлановскую площадь. Олег добрался до остановки ровно в условленные десять часов утра и, присев на скамейку, стал смотреть на проезжавший мимо транспорт.
    Светило запылённое солнце. День обещал быть майским.
    Трамваи приходили и уходили, по-субботнему пустые и романтичные. Из седьмого по счёту вывалился небритый молодой человек с раздутым старинным портфелем в руке. Дед Олега ходил с похожим портфелем за водкой в магазин «Рябинушка» в конце 70-х – начале 80-х гг. В семье портфель называли «крокодиловым».
    Молодой человек имел круглое лицо, смотрел большими глазами сквозь мощные очки и выглядел слегка не от мира сего. Однако он не был Борисом. Кем он был, Олег так и не узнал. Молодой человек не представился.
    - Вы Олег? – спросил он.
    - Да, – Олег привстал со скамейки.
    Молодой человек кивнул, крепко пожал Олегу руку, вручил крокодиловый портфель и пожелал удачи. Затем, не дожидаясь какой-либо реакции со стороны Олега, сиганул через дорогу – на красный свет – и стремительно удалился за ближайший угол.
    Олег взвесил портфель в руке. Вес брутто составлял не менее пяти килограммов. 
    Олег потянулся за телефоном, чтобы наорать на Катю или Бориса, но правденый гнев довольно быстро иссяк.
    - Назвался груздём, – пояснил Олег самому себе.
    Женя встретила его в прихожей. Ни говоря не слова, он протянул ей портфель и пошёл принимать душ. После сорокаминутного сидения на Светлановской площади ему казалось, что он не мылся трое суток.
    - Всё на месте, – обрадовала его Женя, когда он вышел из ванной.
    На кухонном столе лежали три прямоугольные коробки, завёрнутые в бородавчатый полиэтилен и крест-накрест перехваченные резинками. Размерами коробки не превышали средний роман серьёзного автора. Сквозь полиэтилен угадывались надписи чёрным маркером по синей пластмассе. Слева от коробок возвышалась стопка из четырёх компакт-дисков. Верхний, согласно обложке, являлся сборником Euro Dance 2003.
    - Всё? – переспросил Олег. – Ничего лишнего?
    Женя не поняла вопроса.
    - Чего они такие тяжёлые?
    - Нет-нет, они совсем не тяжёлые! – Женя отчаянно замотала головой и замахала руками. – Попробуй! Это просто, – она пнула ногой валявшийся у стола портфель. – Это там топор лежал.
    - Топор? Какой топор?
    - Железный такой, для разделки мяса. С зубчиками, – Женя наклонилась, вытащила топор из портфеля и с видимым услилием положила на стол, на безопасном расстоянии от коробок. – Наверно, чтобы образцы расколошматить. Если по пути фээсбэшная засада. Наверно, кто-то из друзей Бориса додумался.
    Секунды три они оба созерцали топор. Потом перевели взгляды друг на друга. Первой прыснула Женя. Олег расхохотался вслед за ней – рывком, как будто уже смеялся до этого, но кто-то нажал на паузу.
    По окончании смеха они убрали со стола коробки с топором и сели пить чай.

Аэропорт

    Во время полёта, то есть час пятнадцать минут, Люк Брайд пил безалкогольное пиво и рассказывал Олегу о своей первой российской жизни в Южно-Сахалинске. В этой жизни неторопливо и бесконечно происходили встречи с губернатором и мэрами, раздавались скромные провинциальные взятки, разыскивался непьющий персонал, местное население разбирало базовые станции в поисках меди, представители международных нефтяных компаний заходили в гости, пили водку и женились на русских учительницах, дул холодный ветер, никто не говорил по-английски, отключалось электричество и совершались поездки-отдушины в Японию, однако и в Японии, несмотря на работающий транспорт и действующих официантов, всё было не так, как в нормальном мире, всё было чересчур своеобразно. В общем, когда Люк оказался перед карьерным выбором между Петербургом и Саппоро, колебался он только для приличия, потому что Петербург хоть и есть немытая коррумпированная имитация, но всё же Европы, а там в Саппоро вообще другая цивилизация, при всём к ней уважении и при всей отвисшей челюсти.
    Олег поддакивал и кивал, с трудом сдерживая зевоту. Ему было неинтересно. Он чувствовал зудящую слабость в коленях. Он то и дело наклонялся вперёд и обтирал колени ладонями. Слабость, само собой, от этого не проходила.
    На паспортном контроле Люк вырвался вперёд, просеменил мимо окошка для граждан ЕС и скрылся из виду. Олег встал в очередь для прочих наций и начал переставлять ноги - по направлению к соломенноволосой девушке за стеклом. Очередь начиналась студентками и заканчивалась тремя мужчинами за пятьдесят. Студентки излучали спокойствие и энтузиазм. На контроле они заявили, что едут на конференцию, посвящённую изучению и охране арктической лисы. Цель приезда мужчин прояснилась постепенно. На контроле они кивали, краснели и перекладывали из руки в руку потёртые дипломаты. Они не говорили ничего, кроме «ес». Только последний добавил к этому «лайк гёлз» и махнул рукой вслед уже прошедшим. Олег понял, что мужчины тоже охраняли арктическую лису. Одновременно вспомнилось, что Катя просила известить её о благополучной посадке.
    Ну, теперь уже после контроля, вербально подумал Олег.
    Девушка с соломенными волосами взяла его паспорт, равнодушно посмотрела в глаза и пробежала острыми пальцами по клавишам компьютера. Снова посмотрела в глаза, менее равнодушно. Спросила о цели визита и продолжительности пребывания. Выслушала его ответы, продолжая смотреть в глаза. Олег непроизвольно зашевелил плечом, на котором висела сумка с дисками Euro Dance 2000 – 2003. Коробки с образцами лежали в багаже. Девушка приложила к уху трубку, ткнула пальцем в телефон и сказала несколько шведских слов. Среди слов промелькнули его имя и фамилия, оба с неправильным ударением, но до жути отчётливые.
    Придётся немного подождать, сказала она.
    Олег кивнул и сквозь стекло посмотрел на свой паспорт. Девушка постукивала пальцами по двуглавому орлу. Она ждала.
    Минуту спустя из глубин аэропорта вышел улыбающийся блондин в джинсах и коричневом пиджаке поверх клетчатой рубашки. Он представился Фредриком со шведской фамилией и протянул руку для рукопожатия. Олег пожал её с двухсекундным запозданием. Фредрик кивнул девушке за стеклом. Та раскрыла паспорт, впечатала в него отметку о прибытии и протянула Олегу. Фредрик дружелюбно похлопал Олега по локтю и пригласил следовать за ним.
    Люк ждал его у багажной ленты. Он уже погрузил на тележку и свой гигантский зелёный чемодан, и спартанскую сумку Олега с отломанным колёсиком. Фредрика он оглядел с подозрением. Спросил, в чём дело. Фредрик расплылся в улыбке, назвал своё имя и вытащил из пиджака удостоверение. Шведская служба безопасности, пояснил он.
    Съев удостоверение глазами, Люк повернулся к Олегу и спросил, действительно ли они выехали из России. Олег вжал голову в плечи и беспомощно взмахнул руками.
    Фредрик, подававший знак ладонью двум здоровым парням в форме, засмеялся. Лично он шутку оценил, сказал он.
    Здоровяки помахали в ответ и направились к ним.
    Он очень извиняется, сказал Фредрик, но у него есть приказ задержать господина Олега Новикова на период от одного да двадцати четырёх часов, в зависимости от обстоятельств, хотя лично он надеется, что до двадцати четырёх часов дело не дойдёт, особенно если господин Новиков проявит понимание ситуации. Люк побагровел, но прежде чем он успел открыть рот, Фредрик добавил, что задержание господина Новикова продиктовано интересами национальной безопасности Швеции.
    Люк попросил объяснить, что именно угрожает нацбезопасности Швеции.
    Биологический терроризм, не моргнув глазом, ответил Фредрик.
    Люк спросил Олега, имеет ли тот связи с биологическими террористами.
    Поколебавшись секунду, Олег покачал головой. Нет, он не имеет никакого отношения к терроризму.
    Посмотреть на этих словах Люку в глаза у Олега не получилось. Вместо этого он уставился в глаза Фредрика, выпрашивая подтверждение своей непричастности.
    Фредрик моргнул с пониманием и посоветовал господину Брайду продолжить путь в гостиницу. Встречающая сторона уже приехала и ждала его. Однако на поезде, заметил Фредрик на будущее, добираться до этой гостиницы было бы и комфортней, и быстрей. О господине Новикове можно не беспокоиться. Он будет доставлен в свой номер самое позднее через двадцать пять часов. А теперь не мог бы господин Новиков снять свою сумку с тележки и следовать за ним дальше?
    Так, в сопровождении двух крепких голубоглазых парней в форме, Олег поволок свою сумку за Фредриком – прочь от пунцового Люка.
    Через залы и коридоры, мимо кафе и магазинов Sky City, мимо счастливых международных людей, не представлявших никакой угрозы безопасности Швеции, Олега провели в маленькое помещение с квадратным столиком, двумя стульями, узким шкафом с кучей ящиков, кофеваркой на тумбочке и шведскоязычными бумажками на стенах. Окно, полузадёрнутое голубой занавеской, смотрело в другую комнату, раза в четыре больше. Там, за компьютерами и телефонами, сидели две привлекательные женщины среднего возраста.
    Фредрик указал Олегу на один из стульев, но сам встал в углу, облокотившись на шкаф. Облачённые в форму здоровяки остались в коридоре.
    Сейчас придёт коллега, сказал Фредрик.
    Окей, сказал Олег.
    Минуту ожидания спустя Фредрик спросил, как погода в Санкт-Петербурге.
    То же самое, сказал Олег. Дождь.
    Фредрик выразил надежду, что лето всё-таки будет раннее.
    Да, кивнул Олег.
    Фредрику рассказывали, что Петербург лучше всего посещать в июне-июле.
    В августе тоже можно иногда, сказал Олег. Главное, не зимой, не весной и не осенью.
    Дверь распахнулась.
    - Здравствуйте, Олег, – сказал вошедший коллега по-русски.
    Он был ниже и старше Фредрика, на полголовы и лет на двадцать пять соответственно. Третье внешнее отличие заключалось в костюме, вполне официальном, дорогом и надетом на однотонную рубашку, хотя и без галстука. На носу коллеги сидели очки с круглыми стёклами; глаза за стёклами приветливо моргали; лоб пересекали три ломаные морщины; тёмные волосы были присыпаны сединой.
    Олег непроизвольно вскочил со стула, позабыв ответить на приветствие. Русский язык вышиб его из последней колеи. Кроме того, коллега жутко напоминал кого-то. Кого-то очень знакомого.
    Рука, протянутая для рукопожатия, оказалась сухой, широкой и крепкой.
    - Меня зовут Ульф, – представился коллега, присаживаясь на стул напротив. – Ульф Магнуссон. Я работаю в той же организации, что Фредрик. Но у меня немножко другая должность. Немножко выше. Советник безопасности. Вы хотите кофе?
    Акцент у него был мягкий и ускользающий.
    - Нет, спасибо, – завертел головой Олег. – Но воды, если можно...
    Ульф Магнуссон по-шведски обратился к Фредрику. Тот издал мяукающий звук согласия и вышел.
    - Сейчас принесёт, – Ульф достал из пиджака замшевую тряпочку, снял очки, быстро протёр стёкла, вернул очки на переносицу, сложил тряпочку вчетверо и засунул обратно. – Я прошу прощение от имени организации. От нашей организации. Но тоже от имени Швеции, можно сказать. Но вы должны нас понимать.
    - Да-да, я понимаю, – закивал Олег.
    - Давайте начнём с главного тогда, – Ульф покосился на большую сумку Олега, стоявшую у столика. – Там материал, который вы везёте?
    - Да-да. Я сейчас покажу...
    Олег потянулся к сумке.
    - Нет, спасибо, сейчас не надо, – Ульф остановил его руку. - Скоро здесь будут люди. Специалисты. Они возьмут весь материал сами. Они вернут вам сумку потом. Это ничего?
    - Конечно!.. У меня тут ещё диски... – клацнув застёжкой, Олег открыл другую сумку – она лежала у него на коленях – и выложил на стол все сборники Euro Dance. – На них должна быть информация какая-то...
    - Да, – кивнул Ульф. – Спасибо. Специалисты возьмут диски тоже.
    Вернулся Фредрик – с пластмассовым стаканом. Улыбаясь, поставил стакан перед Олегом. Нараспев сказал Ульфу что-то по-шведски, услышал шведские слова в ответ и снова вышел.
    Олег почти не заметил, как осушил стакан.
    - В России вас просили передать материал женщине, которую зовут Аньета Сентерквист?
    - Да.
    - Вечером в девять часов на Центральном вокзале? Сегодня?
    - Да. В Макдональдсе...
    - Хорошо. Я хотел просто подтвердить, – Ульф меланхолично посмотрел на женщин в смежной комнате и несколько раз медленно кивнул собственным мыслям. – Аньета работала в Каролинском институте. Это там они ждут ваш материал. Конечно, они обсуждают действия с нами. Координируют. Все понимают, что есть опасность. Но вы встретились бы с Аньетой, если всё было бы как надо. Мы тогда не задержали бы вас здесь. В аэропорте, – Ульф перевёл взгляд обратно на Олега. – К сожалению, сегодня утром Аньета исчезла. Соседи видели её около семь утра. На лестнице её дома. Потом она не приехала на работу. Мы не знаем, где она. Мы не знаем, что с ней случилось. Поэтому мы встретили вас для вашей безопасности.
    Олег закрыл глаза. Ему хотелось по-детски захныкать от того, что происходившее не было страшным сном.
    - Спасибо, – сказал он.
    - У меня есть несколько вопросов. Если вы можете ответить, мы будем очень благодарны.
    - Да-да.
    - Когда вы видели Евгению последний раз?
    После секундного замешательства Олег сообразил, о ком речь.
    - Сегодня утром, перед самым уходом. В прихожей.
    - Какое было её настроение в эти последние дни?
    - ... Последние два дня у неё было хорошее настроение... На прошлой неделе она была замкнутая. Мы не разговаривали почти. Но в субботу, когда я привёз домой образцы, она сразу оживилась. Приободрилась. Много говорила.
    - Вы знаете, какие письма она получала в эти последние дни через электронную почту?
    - Я знаю только про одно. Она получила третье письмо от Жука в субботу вечером.
    - Роман Жук?
    - Да. Её, ну, как сказать... Научный руководитель, начальник. Который всё это...
    - Да, я знаю, – Ульф поправил очки. – Она сказала вам, что он написал?
    - В двух словах только. Что Жук встретился с Георгием Грибовым. С руководителем секты, которая выкрала его из этого... из этой секретной лаборатории, где ФСБ изучает...
    Олег осёкся. Внезапная мысль о том, что он, судя по всему, разбалтывает государственные тайны представителю иностранной спецслужбы, буквально оглушила его.
    Ульф без труда прочитал эту мысль на его лице.
    - Не говорите, – сказал он. – Мы знаем. Мы знаем, где это есть и что они там делают. Все знают в Европе. Все такие организации, как наша. Было что-то другое в письме Жука?
    - Он собирался уехать из Москвы. Со дня на день. Хотел сбежать от Грибового и всей его компании... А в Америке тоже знают? – неожиданно для себя самого спросил Олег.
    - Да.
    - А... А ФСБ знает, что все... знают?
    - Мы думали, что нет. Но сейчас мы больше не уверены. После Сентерквист. Вы замечали слежку в эти последние дни? Вам казалось, что кто-нибудь следит за вами?
    - Да мне... Постоянно казалось, что за мной следят. Но это началось сразу, как только Женя ко мне переехала. Евгения, я имею в виду. Я сразу стал нервничать. Начал оглядываться по сторонам постоянно. Я не создан для таких историй... Но послушайте, Ульф, это же – если вы думаете, что это ФСБ здесь у вас в Швеции уже орудует, то это же бессмыслица получается, – внезапно Олег снова почувствовал себя взрослым человеком. – Зачем им что-то делать с этой женщиной, если они могли приехать ко мне домой и просто отобрать коробки с образцами? И скрутить заодно нас обоих? Меня и Евгению, я имею в виду? Я не сомневаюсь, что у нас там идиоты работают, как и везде, но не до такой же степени идиоты?
    - Я с вами согласен, – по-прежнему спокойно сказал Ульф. – Бессмысленно. Не сходится. Но Аньета почему-то исчезла всё равно. Прямо в этот день, когда вы приезжаете. Поэтому мы встретили вас.
    - ... Вы хотите, чтобы я пошёл на встречу сегодня вечером? На Центральном вокзале? Как было изначально задумано?
    - Нет, – Ульф покачал головой – так медленно, что казалось, он делает это нарочно. – Мы посмотрим, что сами можем сделать. Но у меня есть действительно предложение для вас. Можно сказать, я опишу вам ситуацию, в которой вы есть. И вы тогда можете решить сами.
    В дверь постучали. Ульф сказал шведское слово. В комнату вошла сухопарая женщина лет сорока пяти с неподвижным длинным лицом. Она поздоровалась с Олегом по-английски. Ульф показал на диски и большую сумку. Женщина что-то спросила. Ульф ответил ей. Женщина сказала «окей», взяла диски, подхватила сумку и вышла, не попрощавшись. Всё время, пока она была в комнате, Олег думал о Жене. Он мысленно спрашивал её, на фига нужно было увозить возбудитель бессмертия от одной спецслужбы, чтобы передать его другой спецслужбе.
    - Это был специалист из Каролинского института, – прервал его мысли Ульф. – Её тим будет работать с вашим материалом. Катя переписывается с ней.
    Олег схватился за телефон.
    - Извините. Я обещал Кате, что напишу, когда приземлюсь.
    - А. Да... – Ульф сокрушённо потёр ладонями. - Наверно, надо подождать.
    - Почему?
    Глаза Ульфа повеселели.
    - Через мобильный телефон не надо передавать информацию. Наверное, вы помните, почему вы в Швеции. И господин Брайд.
    Олег покраснел и заёрзал на стуле. Думать о Люке было крайне болезненно. Пугал не то чтобы гнев – пугал брезгливый укор, с которым Люк выслушивал определённые новости.
    Ульф продолжил с того места, где его прервала женщина из Каролинского института:
    - Как я сказал, я опишу вашу ситуацию. Ситуация неприятная. Несколько дней назад, когда вы собирались лететь в Швецию, ФСБ не знал про вас. Мы почти уверены, почти на сто процентов. Они не знали тоже, где Евгения была. Конечно, они могли узнать каждый день. Но если вы прилетели бы сюда, если вы передали бы все предметы для Аньеты без проблем и если вы потом вернулись бы домой без проблем, тогда ваше будущее было бы не наше дело. Но Аньета исчезла. Люди, у кого есть контакт с Евгенией, они пока не получали от неё сообщения с рано утром сегодня...
    - Может, интернет просто не работает! – запротестовал Олег. – Или просто... Ну, не знаю... Спит... Выпила... – он невольно скривился. – Несколько часов прошло всего-то.
    - Возможно. Но если она не напишет ответ сегодня или завтра... Подумайте. Аньета исчезла. Мы задержали вас здесь. Евгения не отвечает. Ваша ситуация изменилась. Не только ваша, но вы думайте о вашей. Когда вы сейчас вернётесь... Если вы сейчас вернётесь, там, возможно, неприятности будут для вас. Возможно, серьёзные. Вы в этом, я понимаю, не виноваты сам. Это получилось так. Другие люди виноваты. Мы тоже, наверное. Я прошу прощения за это. Но мы не можем заменить вашу ситуацию сейчас. Но мы предлагаем вам остаться. Здесь в Швеции. Мы можем помогать вам здесь.
    Ульф замолчал.
    Олег пришибленно переварил услышанное.
    - ... У Евгении есть вообще-то мобильный, но она его не включает никогда, – посетовал он, глядя в пол. – Даже батарейку отдельно держит. Фильмов насмотревшись. Хотя, конечно... Может, Кате позвонить всё-таки? Чтобы она съездила. У меня стационарного, к сожалению, нет. Телефона...
    Ульф продолжал молчать.
    - Остаться где? – рывком вернулся к теме Олег. – Как остаться? Эмигрировать, что ли? Вы мне предлагаете политическое убежище просить?
    - Можно не так драматично. Вы получите разрешение на работу. Вы получите работу, которая связана с вашей профессией. Говорить по-шведски не будет обязательно. Конечно, если вы хотите, можно тоже посещать уроки шведского языка. Мы поможем вам тоже найти квартиру.
    - Чокнуться можно, – непроизвольно сказал Олег.
    Со студенческих лет он вяло лелеял типовую мечту о жизни за границей Российской Федерации. Когда ему стукнуло двадцать шесть, мы с Серёгой притащили его в ОВИР и заставили сдать документы на загранпаспорт. В том же году он первые три раза попал за границу, в стандартном порядке: Турция, Хельсинки, Париж. По возрастающей. Потом он ездил смотреть на Венецию, Барселону и Мюнхен. Был в командировке в Копенгагене. Мечта обзавелась образным рядом. При этом она оставалась вялой и фантастической: вот типа зайдёт в одно обыкновенное утро Люк в его кабинет и скажет, дорогой Олег, ты пашешь как конь, твой юризм безупречен, твоя корпоративная этика непрошибаема, твой английский превзошёл все опасения, давай-ка мы не дадим пропасть такому добру и отправим тебя в Копенгаген или даже лучше сразу в Эдинбург. Эдинбург априорно был непревзойдённой кульминацией мечты, квинтэссенцией заграничности и прочими красивыми словами неславянского происхождения. От слова «Шотландия» веяло дорогим виски и вересковым мёдом. Олег купил все альбомы невыносимо скучной шотландской группы Travis и несколько сборников шотландских народных песен. Никаких других практических шагов в направлении жизни за границей он не предпринимал.
    Мечта, как и любовь, добралась до него сама. У Люка в ней, правда, оказалась второстепенная роль, а вместо Шотландии подсунули Швецию. Зато в рамках шпионского триллера и недалеко от Копенгагена.
    Как только Олег понял, что мечта сбывается, ему стало обидно за Родину. То же самое нутряное нечто, которое удовлетворённо разбухало от портретов Гагарина и болезненно ворочалось после каждого поражения сборной России по футболу, вдруг встало на дыбы.
    - Спасибо за заботу о моей безопасности, – сказал Олег. – Но вот вы мне только одну вещь объясните. Евгения и её друзья уговорили меня вывезти из России коробки с этим вирусом, или агентом, или как он у них зовётся. Очевидно, чтобы эти коробки не достались российским спецслужбам. Передать в руки мировой научной общественности и так далее. Я согласился, как последний идиот. Евгения – очень... – он запнулся, подбирая определение. – Очень обаятельная девушка. Отказаться было трудно. Я привёз коробки в Швецию. Только я вылезаю из самолёта, объявляются шведские спецслужбы, берут меня под руки и отводят в сторонку. Коробки отбирают. Предлагают эмигрировать в Швецию. Обещают работу. Курсы шведского обещают. Берут под крыло, так сказать. И всё это чтобы уберечь меня от злого русского ФСБ. Получается, я совершенно буквально вывез из России некие ценные материалы, чтобы передать их иностранной разведке. Мировая научная общественность осталась не у дел. Получается – вы поправьте меня, если я не прав – получается, я причинил ущерб государственным интересам своей страны. И теперь вместо того, чтобы вернуться домой и явиться в ФСБ с повинной – вместо того, чтобы попытаться компенсировать хоть чем-то этот ущерб – вместо этого я почему-то должен оставаться в Швеции и сотрудничать с вами. Почему я должен сотрудничать с иностранными спецслужбами? Почему не со своими? Почему я должен своих бояться? Вот вы на этот вопрос мне ответьте, пожалуйста.
    Олег откинулся на спинку стула, положил левую руку на стол и, постукивая пальцами, триумфально уставился на Ульфа.
    - Это справедливый вопрос, – охотно признал Ульф. – Очень справедливый. Я понимаю, что вы патриот, который любит свою страну. Если вы хотите вернуться, это ваше решение. Мы не заставим вас остаться. Вы можете потом сотрудничать с ФСБ или не сотрудничать. Это не наше дело. Каролинский институт получил материалы. Мировая научная общественность будет знать скоро. Нам больше ничего не нужно от вас. Нам не нужно, чтобы вы с нами сотрудничали.
    Олег бросил стучать пальцами.
    - Но вы сами дали часть ответа, – продолжил Ульф, помолчав. – Вы, с точки зрения ФСБ, вызвали ущерб государственных интересов. Своей страны. Это уже случилось. Кроме того, вы сделали ваш выбор не сегодня. Вы сделали ваш выбор восемь дней назад, когда Евгения и Борис рассказали вам, в чём дело. Вы не сходили в ФСБ, не правда ли? Не сходили... Ваш патриотизм – это ваше дело. Я просто напоминаю, что, скорее всего, у вас будут серьёзные проблемы в России. Вы согласны?
    Олег послушно кивнул. Нутряное нечто радикально съёжилось.
    - Вы можете не давать ответ прямо сейчас. Можете подумать. У вас есть время. Мы не будем вас задерживать.
    Ульф встал, неожиданно и резко. Олег вскочил вслед за ним. В комнату вошёл Фредрик и протянул Олегу прямоугольный кусок картона, пояснив, что это железнодорожный билет до Центрального вокзала. Поезд отходил через семнадцать минут.
    - Фредрик покажет вам, как спуститься на платформу, – сказал Ульф. – Он тоже объяснит, как идти в гостиницу от вокзала. Это близко. До свидания, Олег. Было очень приятно с вами познакомиться.
    Уже в поезде, расплывшись по мягкому креслу и закрыв глаза, Олег понял, почему лицо Ульфа Магнуссона казалось ему таким знакомым – более того, родным. Со скидкой на густые волосы и скандинавскую мимику Ульф вполне мог сойти за родного брата советского Шерлока Холмса. Как следствие, полчаса пути до Центрального вокзала Олег вообще не думал о том, в какие тартарары летела его жизнь. Он мучительно вспоминал фамилию актёра Ливанова.

Посёлок

    Борис родился в 1976 г., говорил по-русски и знал наизусть фильмы режиссёра Гайдая, но, по-хорошему, не принадлежал ни нашей эпохе, ни исторической общности под названием «постсоветский народ». Он принадлежал невольному братству чистосердечных ботаников, которое, по определению, тяготится эпохами (когда ни родись, всё самое интересное случилось до тебя и случится после тебя) и национальностями (большинство говорящих на любом языке – люди, с которыми не о чем разговаривать).
    Мне раз или два довелось говорить с Борисом по телефону. Потом, при нашей единственной встрече вживую, меня поразило, до какой степени его высокий голос и неестественно членораздельная речь соответствовали его внешности, а именно очкастому, растерянному лицу, узким плечам и старательно причёсанной волнистой шевелюре. Печать женской заботы смягчала родовые ботанические признаки, но не могла извести их до конца. Некоторый диссонанс во внешний вид Бориса вносили только две детали: ссадина на лбу и трёхдневная щетина. Они казалась работой гримёра-халтурщика.
    Щетина и ссадина бросились в глаза и Зининой маме. В тот же день. 26-го мая.
    - Боря? – удивилась она, разглядывая рыжеватые колючки на не-волевом подбородке. – Проходи, проходи... Ты откуда? С работы?
    - Татьяна Игоревна, добрый вечер! – выпалил Борис. – А Катя... – он оглядел лестничную площадку, глубже обычного вжал голову в плечи и перешёл на шёпот. – Катя случайно не у вас? Уже?
    - Нет... А что, должна быть? Собиралась вроде заскочить на днях, но пока не... Да проходи же, Боря, не через порог же...
    Борис кивнул и послушно переступил порог. Встал посреди прихожей.
    Зинина мама закрыла дверь за его спиной. Папы дома не было и не ожидалось, поскольку друг Шура Бугаёв праздновал рождение второй внучки.
    - Ты не звонил? Кате? – спросила мама.
    - Я? Кате? – Борис замотал головой. – Я, к сожалению, нет, не звонил. Я – у меня телефон разбился, ещё позавчера...
    Словно боясь, что ему не поверят, он торопливо расстегнул молнию на боку чёрной сумки, висевшей у него на плече, и вытащил две половинки корпуса громоздкой нокии. К одной из половинок ещё липли остатки электронных внутренностей.
    - Вот оно что... Ну, хочешь, позвони от нас, – мама кивнула в сторону прямоугольного аппарата на стене прихожей.
    Борис сделал шаг в сторону телефона, остановился и снова замотал головой.
    - Нет-нет. Нет. Лучше не звонить. Можно, я её подожду? У вас?
    - ... Ну конечно, – сказала мама с неожиданным сомнением. – Так она сегодня, значит, придёт всё-таки?
    - Да-да. Сегодня. Она обязательно придёт.
    Борис поставил на пол сумку, снял дешёвые ботинки, равномерно покрытые пылью, и тут же подпрыгнул от внезапного щебетания домофона.
    - Вот и Катя, – не ошиблась Зинина мама.
    Минуту спустя они стояли в прихожей уже втроём. Борис жалобно смотрел на Катю; растрёпанная Катя убито смотрела на Бориса; мама встревоженно разглядывала обоих.
    Немая сцена продолжалась секунд шесть. На седьмой секунде мама сделала громкий вдох и задала вопрос, который, насколько она могла судить, содержал в себе единственное возможное объяснение происходящего:
    - Ребят, вы что? поссорились?
    Катя и Борис повернули головы в её сторону.
    - Нет-нет! – в третий раз замотал головой Борис. – У нас всё в порядке, Татьяна Игоревна.
    - Правда, – подтвердила Катя. – Всё в порядке у нас. Если можно так выразиться, – она снова уставилась на Бориса. – Ну что? Ты встретился? С Кириллом?
    - Да. Да. Да, конечно.
    - Что он сказал? Он знает, что с Олегом?
    - Он – нет, говорит, что не знает ничего... Он... – Борис замялся. – Кать, я ему – как-то так получилось, что я ему всё рассказал...
    - Что? - Катя не поверила своим ушам. – Как всё? Зачем? Ты совсем чокнулся?!
    Борис беспомощно развёл руками и поклялся, что не хотел. Поклялся, что совсем наоборот. Он пришёл к Кириллу на работу, в бизнес-центр недалеко от «Чёрной речки». Позвонил и ждал на проходной, твёрдо намереваяся задать только один вопрос, только о вестях от Олега. В случае отрицательного ответа – поблагодарить Кирилла, развернуться и уйти. В случае положительного – выслушать, поблагодарить, развернуться и уйти.
    - Я один фактор не учёл, – Борис начал моргать и водить плечами, словно пытаясь спрятаться от Катиного взгляда. – Напряжение последних дней меня доканало. Люди часто становятся болтливы, когда нервничают...
    Он вытащил Кирилла из бизнес-центра на набережную. Через три минуты Кирилл – друг Олега – знал всё, чего ему не следовало знать: что в Швецию Олег повёз таинственную научную посылку; что последние две недели в его квартире пряталась от таинственных преследователей таинственная девушка по имени Женя; что в понедельник вечером Борис пришёл в дом Олега, чтобы встретиться с этой Женей; и что Жени там не оказалось. Она исчезла вместе с большей частью своих вещей.
    - Она ушла не по собственной воле, – пояснил Борис для Зининой мамы.
    - С чего ты взял? – без выражения спросил мама, опускаясь на край трильяжа.
    Догадаться, по словам Бориса, было нетрудно: дверь квартиры болталась на одной петле, а оба замка были вырваны с мясом.
    - Я не сразу ушёл, – продолжал Борис. – Я подумал, что ведь если они ломали дверь, тогда у Жени должно было быть время – они же не сразу, наверное... Может быть, она успела записку написать и спрятать где-нибудь в квартире.
    Превозмогая страх, Борис боком открыл дверь – «чтобы не оставлять отпечатки пальцев». Он дал себе слово, что пробудет в квартире ровно десять минут. За это время он сумел заметить, что Жениного ноутбука нигде нет и что все ящики в её комнате выдвинуты. Сумка на колёсиках, в которой она держала свои вещи, тоже отсутствовала. Борис достал носовой платок – «мне Катя как раз утром дала чистый», трогательно пояснил он – и с его помощью открыл все остальные шкафы в квартире, включая холодильник и хлебницу. Он не нашёл никакой записки, но зато обнаружил пустые ампулы и шприц на кухонном столе, а также подсохшую блевоту на полу ванной комнаты и на краю самой ванны.
    - И раковина была разбита, и шампуни, и всё остальное – всё было разбросано по полу. Да, и полотенца – два полотенца лежали в ванне, ещё мокрые. Со следами крови! – дрожащим голосом описал Борис.
    Десять минут ещё не вышли, но он больше не мог находиться в квартире – он убежал оттуда, даже не притворив за собой дверь. Он не знал, что у Жени был яд. Об этом знала только Катя. Знала она и то, что на самом деле ампулы содержали апоморфин. Рвотное средство. В апреле она сама принесла Жене эти ампулы. Ей надоело слушать нетрезвые просьбы о яде.
    - Катя такая молодец! Она помогла мне потом ход событий восстановить. Кто-то, видимо, пришёл за Женей. Она не открыла. Они начали ломать дверь. Она вколола себе апоморфин. Только одна загадка остаётся: откуда следы борьбы в ванной комнате. Я думал-думал. Одно объяснение более-менее подходит: кто за ней пришёл, они не понимают разницы между внутривенной инъекцией и приёмом яда через рот. Они увидели, что её рвёт, и, может быть, решили промыть ей желудок силой...
    - У этой девушки был яд? – переспросила мама с большим запозданием. – Зачем?
    - А? – сбился Борис. – Да-да, ну то есть нет, конечно! Рвотное средство, не представляющее опасности для жизни, как я уже сказал. Мы с Катей уверены, что с Женей – что с этой девушкой всё в порядке – то есть что она жива, по крайней мере. Если, конечно, её...
    Он запнулся.
    - Если её что, Боря? – спросила Зинина мама.
    - И что на это Кирилл? – в два раза громче спросила Катя.
    - Он меня перебил, – Борис плаксиво поморщился от Катиного крика. – Что не хочет больше ничего слышать, сказал. Не хочет больше знать никаких подробностей. Послал меня на три буквы и ушёл обратно в бизнес-центр. Ну, и тут до меня дошло, конечно же, что я облегчил душу не по адресу. У меня даже головокружение началось. В Невку прыгнуть захотелось...
    - И надо было прыгать! – рявкнула Катя. – Вниз головой твоей дубовой! Надо же так растрепать всё! И кому! Мать моя женщина, кому! Этот Кирилл – ты ж первый раз его в жизни видел! Первый раз в жизни!
    Она швырнула на пол сумочку, которую всё это время мяла в руках, медленно осела на подставку для обуви и закрыла глаза.
    - Ребята, – мама встала с трильяжа, осенённая догадкой. – Это всё как-то с Зиной связано?.. Или нет?
    Катя три раза кивнула, не открывая глаз.
    - Напрямую, Татьяна Игоревна... Боря, – она открыла глаза, чтобы посмотреть на Бориса. Её взгляд больше не испепелял. – До меня научрук твой дозвонился. Левыкин твой.
    Борис озадаченно поправил очки.
    - Я с ним утром разговаривал... – пробормотал он.
    - Ага. А потом, когда ты с кафедры ушёл уже, с ним декан разговаривал. А декана поставили в известность. Соответствующие инстанции. Мол, несмотря на все наши паспорта отобранные и беседы профилактические, произошла утечка научной информации. Сверхсекретной. За рубеж. Мол, есть все основания предполагать, что утекло через сотрудников Академии. Есть конкретные подозреваемые. Выдан ордер на арест. Сегодня, значит, арестуют, а завтра по всем корпусам расклеют оповещения воспитательного значения. С именами. Имена декан Левыкину не сказал, но Левыкин-то твой не слепой... Он, говорит, в марте ещё понял, к чему, как он выразился, «сыр бор весь». Говорит, когда ему первый раз пересказали мартовский циркуляр про морги, он ни секунды не сомневался, чем там вызван интерес в Москве к «протеканию процессов декомпозиции». Говорит, поначалу даже хотел переговорить с нами. Хотел предложить вместе подготовить данные известные. Отправить в Москву. А потом пошли разговоры о допросах в Мечникова. Потом паспорта у всех поотбирали. Левыкину не по себе стало. Решил не высовываться. Решил: если придут и прямо спросят – он скажет. А не придут и не спросят – не скажет... Вот я теперь и не понимаю, чего это он вдруг? Чего он бросился нас предупреждать? Говорил со мной чуть ли не шёпотом, голос дрожит... Я переспрашивала без конца, а он всё бубнит и бубнит еле слышно... Чего он, спрашивается, о нас печётся, когда у самого так коленки трясутся?
    - Левыкин, в целом, всегда мне казался довольно порядочным человеком, – сказал Борис. И тут же покраснел от того, насколько фальшиво это прозвучало.
    - ... Вас хотят арестовать? – подала голос мама. – Это вы? Передали секретные материалы за границу?.. Про Зину?.. Почему? Вы не знали, что их наши ищут?
    Катя покачала головой и сказала, что знали – потому и передали.
    - Я не понимаю, – мама вытерла лоб ладонью. – Почему вы не могли просто связаться с этими – кто там этим в Москве занимается... И сказать им... Зачем за границу надо было?
    Катя нехотя начала объяснять. Она говорила медленно, не глядя на Зинину маму, удивляясь тому, как трудно ей подыскивать слова, и постепенно понимая, что загвоздка не в словах, а в самих объяснениях. Её хотелось нащупать в своей неприязни к секретным циркулярам, ФСБ и всей неподъёмной, чавкающей туше российского госаппарата какое-нибудь принципиальное дно, какую-нибудь краеугольную веру – вроде той, которая непременно лезла из её покойного отца после двух-трёх рюмок армянского коньяка: веру в прозрачность государственной власти, в употребление служб безопасности по назначению и – к этому отец призывал неблагодарный мир особенно часто – в абсолютную окрытость процесса научного познания. Катя с таким напором копошилась в мотивах своего поведения, что у неё засосало под ложечкой, но там, в этих мотивах, не было никакой особой веры – только блекнущие воспоминания об отце, брезгливость по отношению к начальству, ошмётки большеглазого научного любопытства и девушка по имени Женя Румянцева, свалившаяся ей на голову в феврале. 
    Всё в конце концов сводилось к девушке по имени Женя Румянцева.
    Если Катя была суррогатной дочерью, о которой всегда мечтала Зинина мама, то Женя Румянцева оказалась суррогатной Лучшей Подругой, которой всегда не хватало Кате. Идеал Лучшей Подруги сложился в Катиной голове лет в тринадцать: начитанная, имеющая взгляды на всё на свете и одно пагубное пристрастие (чтобы можно было спасать и беречь), попеременно смешливая и многозначительная, склонная неудобно влюбляться в немолодых мужчин сомнительного морального облика, балующаяся искусством и связанная с чем-нибудь то ли престижным, то ли таинственным, а лучше и престижным, и таинственным одновременно. Престижность того, во что вляпалась Женя, оставляла желать лучшего, но всем остальным критериям московская гостья отвечала как влитая. Иными словами, в феврале с Катей случилось примерно то же самое, что с Олегом в мае: она влюбилась.
    Влюбилась Катя без особого сексуального подтекста, но сильно. Когда Женя перекочевала к Олегу, чтобы морально готовить его к контрабанде бессмертия, Катя несколько дней не могла стряхнуть с себя чувство, что из её квартиры вывезли мебель и выдрали сантехнику. А когда перепуганный Борис, потрясая расквашенным мобильником, рассказал, что Женя исчезла, Катя преодолела расстояние до ближайшего стула и прижала руки к животу. Так она пыталась остановить обвал внутренних органов. Не скатиться в неожиданную воронку под ногами.
    - ...и, к сожалению, те люди... люди, которые заинтересованы... которые хотят монопольно... обладать монополией на эту информацию... это открытие... то есть, получается, держать его в секрете от всего человечества... они... чтобы использовать его в политических, что называется, целях... Короче говоря, – перебила Катя сама себя, – так получилось. Так получилось, Татьяна Игоревна. Не воротишь... сделанного...
    - Да уж. Не воротишь, – Зинина мама кивнула. – Так. Мойте руки. Оба. Я вас покормлю. Толик, – она сняла прямоугольную трубку и набрала номер, – отвезёт вас на дачу. Сегодня же. Дальше придумаем. Что-нибудь.
    Папа, выдернутый из празднования рождения второй внучки Шуры Бугаёва, был на месте через двадцать три минуты. Ему никто ничего не стал объяснять; его просто заставили сунуть голову под холодную воду, выпить кружку густого чёрного кофе и сжевать несколько листьев мяты. Затем мама выставила его на улицу – ходить кругами на свежем воздухе. На улице было светло и тепло, чахлый тополь изо всех сил зеленел, до июня оставалось пять дней, но пока мама распихивала по сумкам консервы, крупы и постельное бельё для Кати и Бориса, ей вспоминалась февральская ночь десять лет назад. Ночь, на исходе которой они добрались до дачи и в первый раз нашли дёргающееся тело Зины.
    В ту мерзкую ночь дорога заняла пять часов; на этот раз папа уложился в два сорок пять. Как и тогда, он зашёл в дом первым. Осторожно осмотрел обе комнатки, залез на чердак и, удостоверившись, что нигде не лежат спящие бомжи, помахал остальным с крыльца.
    - Тут в посёлке народа уже много в это время года, – сказала Зинина мама, втыкая в розетку маленький холодильник в углу первой комнатки. – Вы со своих телефонов лучше не звоните, наверное... Вы лучше попросите у кого-нибудь...
    - Конечно, Татьяна Игоревна, – сказала Катя.
    - В общем, вы тут... – неловко начал папа, глядя в дощатый пол. – Вы тут пока перекантуйтесь... Мы, может, что-нибудь придумаем... Или, может, вам самим что придёт в голову, – закончил он с некоторой надеждой.
    - Спасибо, Анатолий Иванович, – сказала Катя.
    Борис стыдливо зевал на табуретке у овального стола, обитого клеёнкой в цветочек.
    - У нас мужик на работе есть... – папа прекрасно знал, что никогда в жизни не попросит этого мужика даже шкаф помочь перевезти, не то что вывозить за границу государственных преступников, но хотел хоть чем-то подпереть иллюзию разрешимости сложившей ситуации. – У него паспорт эстонский есть. Мать жила, ну, как его... в Печорском районе до войны. Эстонцы же там раздают всем печорским... Так он, в общем... Можно его попросить... У него грузовичок... Он летом часто...
    - Спасибо, Анатолий Иванович, – сказала Катя. – Спасибо.
    Она еле-еле сдерживалась. Как только Зинины родители вышли из дома, как только на улице затарахтел автомобильный двигатель, Катя села рядом с Борисом, сложила руки на пахнувшей сыростью цветочной клеёнке и, уткнувшись в них лбом, разрыдалась, как не рыдала с детства.
    Борис испуганно гладил её по спине и мямлил, что всё обойдётся.
    Почти весь день они проспали в бугристой кровати с облезлыми железными спинками. Оба без конца просыпались, ворочались, пихались, с неприязнью смотрели на полоски солнечного света, пробивавшиеся сквозь занавески, и снова спешили заснуть. Бодрствовать было слишком мерзко.
    Вечером Борис взялся жарить вермишель с колбасой, а Катя вышла побродить по участку. Внутри символического забора, который едва доставал ей до живота, она насчитала пять яблонь, пять кустов смородины и три куста крыжовника. Густое сплетение малины в одном из углов не поддавалось пересчёту. Между яблонями и кустами угадывались очертания старых грядок. Торчал покосившийся остов теплицы с ошмётками полиэтилена. Иными словами, после смерти бабушки Тони овощеводство в Зининой семье пришло в упадок.
    В фанерно-рубероидном туалете, щедро заправленном известью на исходе прошлогоднего сезона, пахло скорее непривычно, чем неприятно. Помочившись и с облегчением обнаружив свежий рулон туалетной бумаги на гвозде (мама сумела подумать обо всём), Катя несколько минут просидела на ворохе жухлых газет сбоку от дырки. Рассматривала круглые следы сучков на угловом бревне. Думала, как хорошо было бы принять душ. Недоумевала, что не оказалась на Зининой даче раньше: в конце концов, из всех воспоминаний и выкладок получалось, что именно здесь, в радиусе двух-трёх километров от домика, в котором Борис угрюмо стоял над шипящей сковордкой, Зина должна была заразиться. В августе девяносто первого.
    Воспоминания Зининых родителей и Вани об августе девяносто первого Катя знала наизусть. Яркой вспышкой в их памяти, естественно, был период с 19-го по 22-ое, но за пределами вспышки всё тонуло во мраке, и факты приходилось искать только в этом конусе света, как под фонарём из пресловутой аллегории. Утром девятнадцатого августа, прямо перед началом «Лебединого озера», Зина с мамой ушли за грибами. Возвращаясь, встретили недалеко от дома дядю Митю Ефимова, который сказал «Горбачу кранты» и провёл ладонью поперёк шеи. Днём заходил доцент Метёлкин из соседнего дома, изменившийся в лице и неожиданно молчаливый. Бабушка Тоня отпаивала его малиновым чаем с водкой и повторяла: «Не жили как люди, нечего и дёргаться». Метёлкин жадно хлебал чай, изредка роняя слово «крушение» с разными определениями: «надежд», «чаяний», «свободы, «перестройки» и «ещё одной оттепели». Вечером ходили в гости к Сазановичам. Звонили отцу. Пока взрослые гоняли чаи и аполитично сбивались на сплетни и огороды, Зина сидела на табуретке у серебристого радиоприёмника Сазановичей, который, шипя и потрескивая, выдавливал из себя «Русскую службу Би-би-си». В какой-то момент Зина сказала: «Мама, я так боюсь, что они арестуют Ельцина». Доцент Метёлкин заплакал, услышав эти слова. Его долго успокаивали. Десятилетний Ваня, презиравший восьмилетнего сына Сазановичей и абсолютно равнодушный к Ельцину и ГКЧП, от скуки залез на шкаф и разбил вазу с ажурным горлышком, завёрнутым в спираль. Двадцатого и двадцать первого августа снова ходили в лес – за черникой и ещё раз за грибами. Снова приходил Метёлкин. Сазанович-старший уехал в Ленинград, чтобы «сделать всё, что в его силах». У дяди Мити Ефимова сорвался бодливый бык, и на полдня это событие напрочь заслонило все политические неурядицы. Быка ловили всем посёлком; поймали в огороде пожилой учительницы из Луги, которая два часа просидела на чердаке своего домика в ожидании спасения. Утром двадцать второго никуда не ходили и собирались выспаться, но в седьмом часу прибежал Метёлкин – объявить, что Горбачёв вернулся в Москву, а ГКЧПистов уже берут под арест. Он так колотил в окно, что стекло дало трещину. За эти событием просвет в памяти обрывался. Кажется, ещё ходили в лес. Кажется, была большая драка на дискотеке в поселковом клубе, с черепно-мозговыми травмами, выбитым глазом и милицией из района. Ещё мама утверждала, что это в том августе Ваня болел коньюктивитом, но сам Ваня был уверен, что коньюктивит случился двумя годами позже.
    Никаких зацепок ни у кого в памяти так и не нашлось.
    Катя вышла из туалета и направилась к домику.
    - Добрый вечер! – раздалось со стороны дороги.
    Похолодев, Катя обернулась на голос. Сутулый седой мужчина с одутловатым лицом, на котором сидели очки в роговой оправе, махал ей рукой.
    - Я ваш сосед, – пояснил мужчина. – Вадим Ильич Метёлкин.
    - Добрый вечер, – сказала Катя.
    - Всё думал: машина шумела ночью, а Тани с Толиком не видно нигде. А это, стало быть...
    - Мы родственники, – сказала Катя, не придумав ничего лучше. – Дальние. Татьяны Игоревны. Меня Катя зовут.
    - Очень приятно, Катя!
    - Мне тоже.
    Метёлкин приподнял палку, на которую опирался, сделал прощальный жест и похромал прочь.
    После вермишели с колбасой Катя и Борис почитали и снова легли спать. Так прошёл первый день. За первым днём прошёл второй. Потом третий. Где-то после четвёртого Катя сбилась со счёта и больше не могла с ходу назвать ни число, ни день недели. Начинка у любого дня была одна: поглощение макаронов/риса/гречки, покупка хлеба в поселковом магазине, праздное хождение по лесу, в котором ещё ничего не успело вырасти, ядовитые разговоры всё о том же и чтение книг, наскоро выхваченных из книжного шкафа в квартире Зининых родителей. Сильнее всего и Катю, и Бориса развлекла «Теория и практика вуду» с размашисто подчёркнутыми абзацами про некоторые особенности поведения зомби. Рядом с пассажами о тетродоксине стояли жирные карандашные знаки вопроса.
    Через некоторое количество одинаковых дней к ним наведался автор подчёркиваний и вопросительных знаков, то есть Зинин папа. Он приехал в два часа ночи, с едой, новыми книгами и обездоленным видом заговорщика, который сомневается в правоте своего дела.
    - Всё вроде спокойно пока, – сказал он. – Никто к нам не приходил, никто нас никуда не вызывал. Хреново они за вами следили. Наверно... Я так думаю, переждём до конца лета. Потом вывезем вас за границу. Ну, на Украину хотя бы.
    - Спасибо, Анатолий Иванович, – сказала Катя.
    В девятом часу утра, коротко вздремнув на веранде, папа уехал обратно.
    А через час после его отъезда пришёл бывший доцент Метёлкин и пригласил Катю и Бориса зайти к нему вечером, чтобы отметить день рождения его покойной супруги.

Пруд

    Жена Метёлкина умерла в январе 85-го от молниеносной формы гепатита B.
    - Саша была необыкновенным человеком, – сказал Метёлкин, неловко нарезая вафельный торт. – Мы, разумеется, склонны преувеличивать достоинства усопших близких. Но! Прошу вас поверить моей профессиональной привычке к объективному изложению фактов. Это была женщина редчайшей доброты, редчайшей целостности характера. Сашина принципиальность стоила ей работы. Вы, наверное, слишком молоды, чтобы помнить, какое подлое было время. Саша перешла дорогу одному мерзавцу. Не удержалась и сказала однажды на научном совете то, чего никак не следовало говорить...
    - На научных советах и сейчас много чего не следует говорить, – встрял Борис.
    - Вы, пожалуй, правы, – охотно закивал Метёлкин. – Я, к счастью, вышел в прошлом году на пенсию. Вырвался из этого круга. Вы не откроете, Борис? Верите ли, в студенческие годы я на спор откупоривал шампанское за три с половиной секунды. Это производило неизгладимое впечатление на наших девушек.
    - Могу себе представить, – сказала Катя.
    - Ах, Саша... – Метёлкин пригладил большим пальцем густую седую чёлку. – Почти двадцать лет прошло, а я всё никак не могу смириться. Такая нелепая, такая жестокая, ненужная смерть... Когда Саша потеряла работу, мы оказались в немного стеснённых финансовых обстоятельствах. Разумеется, Саша не могла сидеть сложа руки. Частные уроки давала школьникам. Даже устроилась было техническим инвентаризатором, представьте себе, но и там у неё с начальством не сложились отношения. Знакомая подсказала ей сдавать кровь – тогда могли заплатить до шести рублей за сто милиграммов. Саша тут же ухватилась за эту возможность. Отправилась на Московский проспект, где станция переливания крови. Там она и заразилась. Персонал разводил руками, разумеется. Все убеждали меня, что это нехарактерно, что едва ли не первый случай в истории славной советской медицины...
    - Я их понимаю, – нахмурилась Катя. – На донорском пункте заразиться? Я не удивлюсь, конечно, если кто-то там что-то недостерилизовал. Но гепатитников же не допускают к забору даже.
    - Может быть, как раз, когда анализ брали на антитела, – предположил Борис, с опаской выкручивая пластмассовую пробку из бутылки шампанского.
    - Думаешь? Ну, может быть... – Катя посмотрела на Метёлкина с неожиданным интересом. – Вы сказали, Вадим Ильич, что фульминантная форма была? У вашей жены? А вы не могли бы...
    Она чуть не сказала «...поподробней описать симптомы, если помните», но вовремя осадила себя.
    - А вы медики? – выпрямился Метёлкин.
    Раздался громкий хлопок. Половина кипящей бутылки вылилась на ветхий деревянный стол. Борис принялся извиняться, но Метёлкин замахал руками, вытер пролитое шампанское подозрительной тряпкой и объявил, что без большого пшика и праздник не праздник.
    - Сегодня Саше исполнилось бы пятьдесят пять! – он торжественно разлил другую половину бутылки по щербатым чашкам и воздел свою чашку к небу. – С днём рождения, Саша!
    - С днём рождения, – без воодушевления подхватили Катя и Борис.
    Метёлкин залпом опорожнил чашку и запихнул в рот кубик вафельного торта.
    - Вы знаете, я долго пытался поверить в загробную жизнь, – виновато зачавкал он. – У нас, с тех пор, как дуют новые ветра, многие бросились в объятия христианства. И я, честно скажу, рад бы. Рад бы! Но не удаётся мне. Даром что говорят: гуманитариям принять веру значительно проще. Я просто не нахожу достаточных оснований, – он покрутил головой, словно ища доказательств загробной жизни в зарослях крапивы и одичавшей смородины, среди которых находился стол. – И потому, вы знаете, хотел бы спросить вас. Пользуясь случаем. Вы, как медики, как смотрите на вероятность загробной жизни? Есть ли основания полагать, что сознание переживает физическую смерть? Есть ли хоть какие-то указания на то, что эта неискоренимая вера в бессмертие, на которой стоят человеческие религии, – можно ли сказать, что она не беспочвенна?
    Борис посмотрел на Катю. Катя жевала торт и глядела в свою чашку.
    - Эээ... – начал Борис. – Ну... Если подойти к этому вопросу чисто физиологически...
    - Вадим Ильич, – перебила его Катя, не отрывая взгляда от чашки. – Загробной жизни нет. А бессмертие есть. Воскрешение из мёртвых, по крайней мере. Говорю вам, как медик.
    - Вот как? – обрюзглые черты лица Метёлкина стали немного отчётливей.
    Катя отхлебнула шампанского.
    - Вы помните, наверное, Зину? Дочь Смирновых, которая пропала несколько лет назад?
    - Катя! – умоляюще взвизгнул Борис.
    - Зину? – нахмурился Метёлкин. – Ну разумеется помню. Бедная девочка. Такая умница была маленькая. Всегда, бывало, придёт в гости, когда приедешь из города, задаст кучу вопросов про всё на свете. Потом, в подростковом возрасте, словно подменили её. Словно душу из неё вынули, выражаясь дуалистически. Очень хорошо помню эту трансформацию... А что, нашлась она?
    - Нашлась, – Катя вздрогнула от пинка по лодыжке, который под столом отвесил ей Борис, и в ответ открыто пихнула его локтем. – Перестань, Боря. Вадим Ильич, я про вас много слышала от Зининых родителей. Я знаю, вы давно сюда ездите летом. Может быть, вы нам поможете. Понимаете, Зина Смирнова болела... болеет очень редкой болезнью. Наука с этой болезнью до Зины вообще не сталкивалась. Никогда. Мир, Вадим Ильич, стоит на пороге очень серьёзного открытия. Потому что деградация интеллекта – это только один из основных симптомов. Второй симптом – бессмертие. В самом буквальном смысле. Зина умирала, совершенно буквально. И воскресала. Более десяти раз. Мы с Борисом занимаемся изучением этого феномена. Нам известно, что этой болезнью Зина, скорее всего, заразилась именно здесь. На даче. В августе девяносто первого года. Вадим Ильич, попытайтесь, пожалуйста, вспомнить. Что-нибудь странное происходило в посёлке в это время? Что-нибудь необычное? Из ряда вон?
    - Так-так-так, так-так-так... – от волнения Метёлкин привстал со скамейки и тут же плюхнулся обратно. Его руки дрожали так сильно, что ему пришлось убрать их со стола и сцепить в замок на груди. – Август девяносто первого... Янаев, Пуго, Крючков, Форос, Ельцин на танке, суверенитет Украины... Витя Сазанович подрался с коммунистами на Дворцовой площади... Сильный туман был утром двадцать второго в посёлке, я всю ночь радио слушал... У Ефимовых бык сорвался... У Ефимовых... Дядя Митя ещё жив был... – Метёлкин уронил голову на грудь, продержал её там несколько мгновений и вернул в исходное положение. – А ведь было. Было одно событие. Дня за два-три до путча. Здесь в посёлке есть семейство Ефимовых. Сейчас остался только младший сын с женой, ему лет тридцать, я думаю, но в начале девяностых ещё был жив и старший сын, Миша Ефимов, и дядя Митя, отец их. И мать их ещё здесь жила. Позже она к сестре переехала, в Лодейное Поле, хотя за эту подробность я не поручусь, да и вряд ли существенно это... Как я уже сказал, числа шестнадцатого или семнадцатого... В нашей половине посёлка отключился свет, где-то около одиннадцати. Во всяком случае, я хорошо помню, как вышел во двор, а там уже стояла густая августовская тьма, ничего не было видно. Только у соседей мелькали спички да свечки в окнах. Дядя Митя Ефимов – вы справедливо спросите, причём здесь он – его дом был рядом с подстанцией. Вы знаете, наверное, такие гудящие будочки, которые сбрасывают напряжение до двухсот двадцати вольт, потому что в линиях электропередач – это очень интересная система – ток, чтобы минимизировать утечку энергии, на самом деле идёт под огромным...
    - Да, мы знаем, – громко сказала Катя.
    - ...Здесь в посёлке две такие подстанции. На каждой есть, грубо говоря, рубильник, при помощи которого можно обесточить полпосёлка, если, скажем, серьёзные ремонтные работы надо провести. И здесь так заведено, что дом, который ближе всего к подстанции, присматривает за ней, в некотором смысле. В этом доме хранится ключ от подстанции, и если, скажем, выбивает предохранитель, или какие-то другие непредвиденные обстоятельства...
    - То есть дядя Митя пошёл на подстанцию посмотреть, в чём дело, – снова перебила Катя.
    - Совершенно верно, – Метёлкин был слишком взволнован, чтобы обижаться. – Дядя Митя взял фонарик, вышел из дома и направился к подстанции. Был он, как обычно по вечерам, под шафе, и поэтому никто его впоследствии не стал слушать. Подоспели к тому же известные события, народу стало не до того, да и самому дяде Мите стало не до своих видений... А видел он – я не знаю, обратили ли вы внимание, что на северной окраине посёлка есть несколько прудов. Их после войны выкопали для разведения карасей. Подстанция находится слева от самого крупного пруда, если стоять к посёлку спиной. Дядя Митя открыл подстанцию и обнаружил, что предохранитель-таки вышибло, причём довольно радикальным образом. Палёной проводкой пахло очень сильно. Дядя Митя удивился – ночь была очень тихая – и рассудил весьма здраво, что при таком раскладе копаться в трансформаторах лучше утром, на трезвую голову. Он запер будку, собрался идти домой и в этот самый момент заметил зелёные огни в пруду...
    - Маленькие? – взорвался Борис. – Продолговатые? Они извивались?
    - Именно так! Именно! – всплеснул руками Метёлкин. – Дядя Митя, если память мне не изменяет, употребил слово «шевелились». «Как будто», говорит, «утопленники на дне сидят и курят в темноте – только огоньки папирос видать»! Рассказывал, что хмель с него как рукой сняло и что перепугался он до полусмерти, поэтому смотрел на эти зелёные подводные папиросы недолго. Примчался домой, стал бить тревогу: дескать, караул, энлэо в пруду. Вы тоже помните, я полагаю, как в то время ни одна уважающая себя газета не выходила без сообщения об очередном НЛО...
    - С ума сойти, – Катя встала из-за стола и взволнованно прошлась вправо-влево. – Всё так аккуратно сходится... Просто... как в кино. Этот пруд – из него берут – брали тогда воду? Дети купались в нём?
    - Воду из него обычно не берут, – Метёлкин покачал головой. – Разве только для полива, в особенно засушливые годы. Миша Ефимов, когда ещё жив был, ставил туда один раз насос. Но в девяносто первом с дождём всё было в порядке, это я хорошо помню...
    - А с Мишей что с этим случилось? Вы говорите: «когда жив был»...
    - С Мишей? Всё та же подстанция случилась. Отключился свет во время ночной грозы – в девяносто девятом это было. Миша полез копаться в проводах поддатый. Долго его колотило. Даже обугливаться начал. А что про детей вы спрашиваете... Купаться в прудах всем детям строго-настрого запрещено. Вода там всё-таки цветёт, пиявки водятся, да и на дне шут знает что валяется. Но, вы знаете, я вполне допускаю, что Зина могла туда тайком залезть, когда услышала про дядимитиных утопленников с зелёными папиросами. Она очень пытливая была девочка, очень. До этой, как вы говорите, неизвестной науке болезни.
    Катя ещё несколько раз прошлась туда-сюда вдоль стола.
    - Вадим Ильич, вы не обидитесь на нас, если мы сбегаем посмотрим на этот пруд рядом с подстанцией? Я понимаю, он никуда не денется, да и ничего такого в нём больше нет, наверное, но нам просто чтобы... Чтобы успокоиться. Мы только посмотрим и вернёмся к вам. Мы можем даже забежать в магазин и взять ещё шампанского, если там есть.
    Лицо Метёлкина осветила отеческая улыбка, тёплая, как июньское солнце, медленно сползавшее в мешанину деревьев, крыш и столбов за его спиной.
    - Катя, я вас прекрасно понимаю. Бегите! Бегите скорей! Мир, как вы говорите, стоит на пороге открытия. Ребята, меня самого переполняют... Меня... Что может быть более волнующе, чем стоять в шаге от неизвестного... Ну же! – он встал и замахал руками. – Я не то что не обижусь – я настаиваю!
    - Мы сразу же вернёмся, Вадим Ильич.
    Катя допила шампанское и стремительно пересекла пространство между избушкой Метёлкина и домиком Зининых родителей. Борис поскакал вслед за ней. Катя зашла внутрь домика, чтобы достать сто рублей из неприкосновенного запаса. Борис свернул в туалет.
    Когда он вышел, Катя стояла у калитки, лицом к дому, и загадочно улыбалась.
    - Пойдём? – Борис встал рядом с ней.
    Она кивнула, но не двинулась с места. Потом спросила, не кажется ли ему, что всё это происходит не с ними. Борис в очередной раз признался, что только это ему и кажется. Обычно Катя реагировала на это признание печальным хмыканьем, но в этот раз она расхохоталась – так сокрушительно, что ей пришлось повернуться и схватиться за калитку.
    - Борька... ха ха ха... давай... ха ха... положим жизни на алтарь науки... как ты на это смотришь... пруд... пруд, мать моя женщина... пруд!!! ха ха ха... дядя Митя изменившимся лицом бежит пруда... нарочно такого не придумаешь... давай, Борька... всё равно сидим тут, как свинки в лаборатории... давай пойдём и утопимся в волшебном пруду... ха ха... если всплывём через трое суток... живые и здоровые... нам же всё простят! А, Борька? Не думаешь? Ха ха ха! А я думаю: простят! Воскресающих не судят! Посадят нас в секретный санаторий! И будем жить на всём готовеньком! Будут нас умерщвлять раз в квартал! Во имя науки! Ха ха! На благо Родины! А что мозги скукожатся, так на фиг нам они с тобой? А, Борька? На фиг они нам, в самом деле?
    - Катя... – Борис положил руку на её предплечье.
    - Ха ха ха... Один геморрой от этих мозгов... Пойдём, Борька... Утопимся в пруду...
    - Катя!
    - В прууу-дууу! – прокричала Катя ему в лицо.
    - Катя! – Борис затряс её обеими руками. – Катя, смотри...
    Еще два спазма смеха спустя, вытерев ладонью слёзы, Катя посмотрела туда, куда упирался его взгляд.
    Она увидела милицейский УАЗик и два чёрных внедорожника. Все три машины только что свернули с главной улицы посёлка и теперь медленно, вразнобой переваливались с боку на бок, преодолевая сотню метров, которая оставалась до дачи Зининых родителей.

Российская Федерация

    Лейтенант Дорошенко, молодой и не подтянутый, тем временем сидел в любимом кресле Зининого папы и сосредоточенно помешивал чай с ароматом бергамота. По движениям его нижней челюсти, всё более частым, было ясно, что подготовительная пауза вот-вот кончится, и он наконец скажет что-нибудь неожиданное и грозное.
    Так оно и произошло.
    - Что вам известно о деятельности Георгия Грибового?
    Зинины родители переглянулись.
    - Кто это такой? – поморщилась мама.
    - Вы не знаете? А вот, может быть, ваш муж – давайте спросим у него – может быть, он знает? – глаза Дорошенко упёрлись в папу.
    Папа развёл руками. Затем непроизвольно скрестил их на груди, чтобы поддержать себя.
    - Ни малейшего понятия.
    - Вы уверены? – Дорошенко изогнулся в кресле, словно его куда-то ткнули иголкой.
    - Уверены, – сказала мама.
    - Вот как, – Дорошенко покивал, задумчиво и как будто слегка обиженно. – А вы знали, что Екатерина и Борис сотрудничают с сектой Георгия Грибового?
    Мама смущённо кашлянула и посмотрела на него, как часто смотрела на Зину после её деградации.
    - Мы же сказали вам. Мы не знаем, кто это такой, – она непроизвольно повысила голос.
    Дорошенко вздохнул. Положил ложечку на край блюдца.
    - Георгий Грибовой основал и по настоящий момент возглавляет милитаризованную тоталитарную секту, которая – у нас есть надёжные сведения – на деньги, полученные путём мошенничества, а также от ряда иностранных спецслужб и так называемых фондов, планирует и частично уже осуществляет деятельность, направленную на подрыв научного потенциала, социальной стабильности и государственного строя Российской Федерации, – отчеканил он заученное определение. – Борис и Екатерина Бардышевы, подопечные ваши, у себя дома укрывали активного члена. Этой самой секты. Женщина, которую они укрывали, находится в федеральном розыске с декабря прошлого года. Кроме того, – Дорошенко приостановил речь, чтобы громко втянуть в себя полчашки чая. – Кроме того, по заданию Бардышева и его жены, ещё один активный пособник Грибового вывез из России научные материалы, которые имеют стратегическое значение. Для обороноспособности страны. Нашей с вами страны. В Швеции этот товарищ попросил политического убежища. Чтобы скрыться от российских правоохранительных органов. Вот какую компанию вы, как говорится, пригрели у себя на даче, Анатолий Иванович и Татьяна Игоревна.
    Мама закрыла глаза. Её казалось, что с каждой фразой, извергавшейся изо рта Дорошенко, её головокружение набирает несколько дополнительных оборотов. Чтобы переплавить хотя бы малую долю отчаяния в ненависть, она представила, как встаёт с дивана, отбирает у Дорошенко чашку и выплёскивает остатки чая в его рыхловатое, не по возрасту серое лицо.
    - К счастью, есть у нас и более внимательные граждане... – сообщил Дорошенко с интонацией, предполагавшей развитие темы, но называть более внимательных граждан не стал. – Бардышев и его жена будут задержаны сегодня вечером. Им будут предъявлены соответствующие обвинения. Задержание женщины, которую они прятали, – вопрос нескольких дней. Потом найдём и самого Грибового... – он сделал очередную паузу. – И вы ничего не знали? Никак не догадывались об этой стороне жизни Бориса и Екатерины?
    Папа беспомощно потряс головой. Посмотрел на маму. Та продолжала сидеть с закрытыми глазами, открыто надкусив губу и вжавшись в спинку дивана.
    - Нет. Мы ничего не знали, – сказал папа.
    Дорошенко сокрушённо причмокнул.
    - Почему вы им помогали? Почему вы пустили их на свою дачу? Как они объяснили вам причину своего бегства из города?
    - Они сказали, что хотят отдохнуть, – сказала мама почти шёпотом. – Что они в отпуске...
    - И вам это не показалось подозрительным?
    - Нет. Почему это должно...
    - То есть вы совсем ничего не знали об их научных интересах?
    - Ничего.
    - И вы не знали, что они пользуются вами, чтобы получить информацию о вашей дочери?
    - ...Нет.
    - И вам никогда-никогда не приходило в голову, что информация о вашей дочери может представлять интерес для государства?
    - Мы... Никто... – секунды две или три мама собиралась рассказать Дорошенко, как до появления Кати с Борисом никому не было решительно никакого дела до их дочери, но вовремя поняла, что ей не хватит самообладания говорить без слёз и крика. – Нет.
    - Вы без зазрения совести продали – я повторяю – продали вашу дочь Егору Веденееву, одному из лидеров тоталитарной секты Георгия Грибового, – обличительно загремел Дорошенко, выпрямляясь в кресле. – В течение нескольких лет вы имели тесные контакты с активными функционерами секты. Вы позволили им скрываться на вашей даче от органов охраны правопорядка. Вы сознательно хранили в тайне от общественности информацию о вашей дочери. Вы безответственно... Что?
    - Ну так арестуйте нас, – повторно всхлипнула мама. – Арестуйте и дело с концом... Что вы... Что вам надо? Что вы от нас хотите? Мы не знаем никакого Грибового. Мы не члены... не входим ни в какие секретные общества. Что вы... Что вы шпыняете нас нашей дочерью? Вам бы пожить с такой дочерью! Вам бы пережить, что мы из-за неё пережили! Вам... Вы хоть понимаете... Чем вы нас пытаетесь пристыдить? Катя для нас как родная... Ближе родной... Какое нам дело до её научных интересов? У вас-то самих, – мама перестала даже пытаться контролировать себя, – какие у вашей конторы бандитской научные интересы? Что вы рыщете тут? Что за шито-крыто такое? Что вы тут городите нам про секретность, про обороноспособность? А? Что, я спрашиваю? Что вы будете, армию самоубийц из нашей Зины выращивать?
    - Татьяна Игоревна!!! – пришёл в себя Дорошенко.
    - Таня... – простонал папа – бледный, как бумага для принтера.
    - Ладно, Вов, хорош, – сказали с порога комнаты.
    Появление напарника Дорошенко, до того тактично скучавшего на кухне и всеми забытого, молниеносно разрядило обстановку. Папа снова начал дышать. Мама обмякла, облокотилась на ручку дивана и повернула голову к окну. Дорошенко медленно, словно преодолевая серьёзные сомнения, поднялся с кресла.
    - Мы вас сегодня больше не будем тревожить, – обратился напарник к Зининому папе. – Но. Вообще, конечно. Дело серьёзное.
    - Ну само собой, само собой, – подскочил папа.
    Напарник одобрительно поджал губы, пропустил Дорошенко в прихожую и подождал, пока тот выйдет из квартиры.
    - Эээ... Вы не уезжайте никуда, – обыденно сказал он напоследок. – Мы к вам зайдём ещё.
    - Само собой! Само собой! – папа с пониманием затряс плечами. – А когда зайдёте?
    - А когда время придёт.
    - А, ну само собой, само собой...
    Время пришло почти месяц спустя, второго июля. В тот самый день, когда средства массовой российской информации сообщили, что член милитаризованной тоталитарной секты Георгия Грибового в упор застрелил митрополита Кутицкого и Коломенского Феофана.

ЧАСТЬ 4 ОБОСТРЕНИЕ



    То, что принято называть Обострением, началось 2 июля 2004 года и закончилось (Зелёным) Пшиком 30 августа.
    Главные события этого периода, хотелось бы надеяться, ещё болезненно свежи в нашей куцей коллективной памяти. На случай, если не свежи, а также для того, чтобы поместить действия наших героев в исторический контекст, эта часть представляет собой краткую хронику Обострения.
    Вся информация, за исключением письма Романа Жука и рассказа Виктории Вронской, взята из открытых источников. Желающие более подробно ознакомиться с событиями лета и осени 2004-го могут найти полный список источников в конце книги.

2 июля 2004 года

    Митрополит Кутицкий и Коломенский Феофан (Роман Захарчук) убит в Измайлово, у Храма Покрова Пресвятой Богородицы. Убийца, безработный гражданин Украины 28 лет, встретил Феофана на автостоянке, возле его лексуса, и, выхватив из сумки пистолет, пять раз выстрелил в митрополита с расстояния менее двух метров, а затем направил оружие себе в рот. И Феофан, и стрелявший скончались на месте. Одна из пуль также попала в настоятеля храма, иерея Сергия Нефедова, но прошла сквозь предплечье, не задев кость.
    Убийство произошло около девятнадцати тридцати (время здесь и далее московское). Уже в вечерних выпусках новостей Первый канал, канал «Россия» и НТВ сообщили со ссылкой на источники в московском ГУВД и ФСБ России, что ответственность за убийство взяла на себя «милитаризованная тоталитарная секта Георгия Грибового», уроженца Казахской ССР 1962 года рождения. Пятого июня, на специально собранной пресс-конференции в гостинице «Космос», Г. Грибовой, «на основании Слова Божьего и Словом Божьим, и на основании того, что [он] в этом был уверен всегда, то есть [он] это знал всегда изначально», объявил себя вторым пришествием Иисуса Христа, а на следующий день уехал из Москвы в неизвестном направлении.
    Дикторы всех трёх каналов зачитали следующий «отрывок из обращения последователей Грибового» к российской общественности:
    «... этим бескорыстным актом мы хотим донести до фарисейского руководства Русской Православной Церкви, что их слепота и упрямое нежелание прозреть и признать Георгия Грибового как полномочное Второе Пришествие Господа Нашего Иисуса Христа вызывают скорбь и справедливое негодование в рядах рядовых верующих.»
    Заключительная часть обращения, в которой говорилось, что Г. Грибовой сам «не держит никакого зла» на митрополита Феофана и «в ближайшем будущем проявит на нём свою великую богоданную милость», зачитана не была.

3 июля

    Учитывая «безустанное многолетнее подвижничество», которым митрополит Феофан «снискал глубочайшее уважение и любовь» среди простых верующих, а также принимая во внимание его мученическую гибель за веру, РПЦ объявляет о своём решении выставить гроб с телом Феофана для всенародного прощания в Храме Христа Спасителя.

4 июля

    Прощание с митрополитом начинается в восемь часов утра; предполагается, что оно продлится до 21.00.
    Ещё до рассвета у храма начинают собираться люди. После начала работы общественного транспорта их число быстро достигает нескольких тысяч. К девяти утра храм окружён плотным кольцом желающих проститься с мучеником. Около одиннадцати неподалёку от храма начинается «стихийный митинг»; звучат призывы сплотиться вокруг истинной веры и Церкви, а также предать беспощадному суду всех, кто так или иначе причастен к убийству Феофана. Мелькают написанные от руки плакаты: «Страшным убийцам – Страшный Суд!», «Все на борьбу с Антихристом!» и «Лжемессия, тебя ждёт ад – мы поможем тебе попасть туда поскорее». Время от времени толпа скандирует: «Гроб Грибовому!»
    В 14.37 пенсионерка Валентина Терентьева из Балашихи, проходя мимо гроба с телом митрополита, вскрикивает и, не в силах вымолвить ни слова от шока, показывает рукой на закрытые тканью ноги убитого. Все, кто находится в этот момент рядом с гробом, замечают, что ткань дрожит. Несколько секунд спустя подрагивать начинает голова митрополита. Храм наполняется воплями; более двадцати человек падают в обморок. Прощание с телом немедленно прекращается. Люди в штатском и рясах выводят и выносят всех из храма, однако уже через полчаса канал «Россия» показывает в прямом эфире гроб с трясущимся Феофаном. В течение часа эти кадры транслируют все ведущие информационные каналы планеты.
    В 20.35 Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступает с прямым телеобращением к «православной пастве и ко всем жителям земным». По его словам, всё указывает на «истинно явленное нам чудо милости Господней», но сейчас, «во времена лжепророков и мнимых чудес», как никогда необходимы выдержка и терпение. Патриарх обещает, что средствам массовой информации будут предоставляться ежечасные сводки о состоянии митрополита Феофана.
    В тот же вечер в интернете обнаруживается полный текст обращения сторонников Г. Грибового, фрагмент из которого цитировали 2-го июля федеральные телеканалы. Официальный сайт Грабового не работает с восьми часов вечера 2-го июля, но полный текст обращения вывешивается в нескольких Живых Журналах со ссылкой на ресурс, находящийся по адресу www.ggvoskreshenie.spb.ru. Доступ к этой странице прекращается около 22.00. Радиостанция «Эхо Москвы» и канал REN TV зачитывают полный текст обращения в 23.00 и 0.00.

5-9 июля

    Как и было обещано, центральные телеканалы и «Радио России» передают регулярные сообщения о «несомненном восстановлении жизненных функций» митрополита Феофана. Наиболее часто употребляемая формулировка: «В состоянии митрополита наметились новые признаки нормализации». Телеканалы демонстрируют фотографии воскресающего. Осенью выяснится, что использовались только снимки, сделанные 4 июля.
    По Европейской части России прокатывается волна массовых православных манифестаций; в СМИ они именуются «молитвенными собраниями». Сотни – в ряде городов тысячи – людей собираются на площадях и пустырях и под руководством священнослужителей на местах читают молитвы, часто с горящими свечами, портретами митрополита Феофана (с нимбом) и самодельными хоругвями в руках. На некоторых собраниях звучат первые призывы к публичной казни Г. Грибового и запрещению деятельности на территории Российской Федерации всех религиозных конфессий, кроме РПЦ.
    В Воронеже толпа забивает насмерть пятидесятидвухлетнюю женщину: та публично назвала себя последовательницей Грибового и призывала собравшихся «открыть глаза на истинного Господа Грибового Георгия».
    В Кисловодске происходят «столкновения между славянскими и мусульманскими молодёжными группировками», перерастающие 8 июля в плономасштабный антиисламский погром; убит имам кисловодской мечети. В город срочно перебрасываются подразделения внутренних войск; зачинщики и участники погрома задержаны уже 9 июля. Президент Будин заявляет, что правоохранительные органы «повыдёргивают [погромщикам] руки и всё остальное». Патриарх Алексий II выступает с «умиротворительной» телеречью, в которой произносит знаменитую фразу: «Любите и сострадайте нашим младшим исламским братьям». Комментарий газеты «Коммерсант» на выступление Патриарха, содержащий подзаголовок «Исламский слон – младший брат православного слона», приводит к закрытию издания «за разжигание религиозной розни».
    9 июля в Москве и других крупных городах начинаются массовые аресты последователей Г. Грибового и «лиц, подозреваемых в тесном сотрудничестве с сектой».

10 июля

    В 21.00 лечащий врач митрополита Феофана, доктор медицинских наук И. Гозман, и Патриарх Алексий в эфире канала «Россия» официально объявляют об «окончательном и полноценном восстановлении жизненных функций и возвращении в сознание... Иными словами, митрополит Феофан милостию Божьей полностью воскрес, дорогие россияне!» Следуют кадры с самим Феофаном: он хлопает глазами и ошалело улыбается в камеру, но выглядит абсолютно живым и здоровым. Гозман заявляет, что митрополит согласен на сотрудничество с «независимой международной комиссией», которая задокументирует и научно подтвердит «неоспоримый факт воскрешения». Патриарх в прямом эфире встаёт на колени перед специально доставленной в больницу иконой Владимирской Божией Матери и призывает телезрителей присоединиться к нему в «горячей благодарственной молитве».
    Около полуночи премьер-министр Братков подписывает распоряжение, объявляющее понедельник 12 июля выходным днём.

11 июля

    Многотысячные «молитвенные собрания» проходят в большинстве российских городов.
    Известие о полном воскрешении убитого православного священника облетает мир. С комментариями выступают десятки религиозных и политических деятелей – по большей части, второго эшелона. Президент Венесуэлы Уго Чавес лично поздравляет Президента Будина «с чудесным знаком Божьего благоволения России». Сухие поздравительные телеграммы воскресшему митрополиту приходят от духовного руководителя Ирана Великого аятоллы Али Хаменеи и других исламских лидеров. Однако пресс-службы Ватикана, Далай-ламы и Верховного раввината Израиля выражают «сдержанное отношение» к случившемуся и указывают на необходимость дождаться результатов работы заявленной «независимой международной комиссии». Похожие мнения высказываются на государственном уровне в США и странах Европейского Союза. Помимо президентов Украины и Белоруссии, единственный глава европейского государства, который – сразу после своей инаугурации – выступает с заявлением о своей «твёрдой вере» в подлинность воскресения Феофана, – новоизбранный сербский президент Борис Тадич.
    Самый откровенный скепсис и насмешки звучат в интервью польскому телевидению мэра Варшавы Александра Качиньского. Среди прочего, Качиньский высказывает «предположение», что история с воскрешением – «театральная постановка русских спецслужб, разыгранная при помощи нового вируса, вызывающего кратковременную кому». Пресс-служба польского президента Квасьневского спешит откреститься от слов Качиньского, называя их «сугубо частным мнением». Тем не менее, в ночь с 11 на 12 июля группа молодых людей забрасывает камнями и бутылками с зажигательной смесью посольство Польши в Москве.

12 июля

    Пресс-служба Каролинского института (Стокгольм, Швеция) распространяет предварительный отчёт о работах по исследованию «инфекционного агента нового типа», которые ведутся в институте с конца мая «на основе данных и материалов», собранных на территории России. Отчёт содержит подробное описание механизма воскрешения и «псевдоклеток», при помощи которых «инфекционный агент» передаётся от носителя к носителю (условия такой передачи не сообщаются). Также упоминаются «ухудшение аналитических способностей», «деградация критического мышления» и «общая инфантилизация сознания», которыми, по-видимому, характеризуется «психическое состояние больных уже через несколько дней после заражения». Отмечается, что влияние «инфекционного агента» на работу головного мозга, возможно, приводит к заметным изменениям поведения только у людей: первая серия опытов с заражёнными крысами не показала «ощутимого ухудшения способности находить дорогу к корму в сложном лабиринте».
    После презентации отчёта ректор Каролинского института Харриет Вальберй-Хенрикссон даёт развёрнутое интервью CNN, в котором, в частности, говорит:
    «Мы не планировали так или иначе публиковать (go public with) результаты работы, которая сейчас идёт, так рано. Среди занятых в проекте исследователей существовал консенсус, что сначала мы должны провести максимум экспериментов, рассмотреть максимум гипотез, мы должны хотя бы в общих чертах понимать, с чем имеем дело. Потому что, честно говоря, сейчас мы всё ещё находимся перед большим жирным знаком вопроса. Мы понимаем в общих чертах, что происходит, но что касается того, как это происходит, у нас нет даже рабочих гипотез, которые хотя бы с натяжкой (with a little stretch of imagination) можно было бы назвать удовлетворительными. К сожалению, последние события – я имею в виду события в России – заставили нас принять решение опубликовать хотя бы ту информацию, которая у нас уже есть, потому что у нас нет никаких сомнений: воскрешение русского церковного чиновника произошло именно так, как действует этот инфекционный агент. Первые кадры из церкви, где стояло тело, полностью соответствуют картине оживления, которая нам уже известна. Лицо воскресшего церковного чиновника сразу после того, как он пришёл в сознание вечером десятого июля, – всё соответствует нашим данным... Мы не хотели бы, чтобы международная общественность получала эту информацию через неспециалистов, я имею в виду, через политиков, пересказывающих утечки из своих секретных служб, как вчера произошло в Польше... Нет, мы не занимаем никакой политической позиции относительно действий российских властей – я не могу сказать с уверенностью, знают ли они, что происходит... Надо помнить, что открытие было сделано русскими исследователями – к сожалению, меня убедили пока не разглашать их имена – и сейчас по крайней мере несколько исследователей в России знают, о чём идёт речь. При всём уважении к чувствам православных верующих, я хотела бы выразить надежду, что российские власти сдержат своё обещание и позволят независимой международной комиссии внести ясность (clarify) в эту ситуацию.»
    Реакция РПЦ на информацию, распространённую Каролинским институтом, становится известна в середине дня. Пресс-служба Московского Патриархата именует вышедший отчёт «пасквильным измышлением», демонстрирующим стремление «очернить православную веру и дискредитировать Россию в целом», а также неспособность «техногенной западной цивилизации, утратившей духовное ядро», принять «истинное христианское чудо». Официальное заявление российского МИДа выдержано в аналогичных тонах и завершается обещанием не допустить шведских исследователей к участию в независимой комиссии «ввиду уже запущенной подготовки к откровенной фальсификации результатов расследования».
    Мнение ведущих российских идеологов можно суммировать словами Г. Павловского, сказанными на следующий день: «Этой фабрикацией, совершенно беспрецедентной по своей гнусности, Европа и Запад в целом расписались вчера в своей духовной нищете... Они страшно боятся религиозного авторитета России, они боятся нашего народа-богоносца... Диалог с такими трусами и духовными лилипутами нам не к лицу.»

13-18 июля

    Отчёт Каролинского института, The Karolinska Report, вызвал, мягко говоря, сильнейший международный резонанс.
    Уже Харриет Вальберй-Хенрикссон признала в своём интервью, что открытие механизма, разворачивающего смерть на 180 градусов и восстанавливающего функции организма в полном объёме даже не после гибели мозга, а после разрушения всех внутренних тканей, не только означает революцию в медицине, физиологии и биологии в целом, но «непременно поставит на уши» (will surely kick up a hell of a storm in) философию и теологию – не говоря уже о вероятных сдвигах, которые факт полной и повторной обратимости смерти вызовет в широком общественном сознании.
    Начало дискуссии, последовавшей за публикацией отчёта, можно частично проследить по следующей выборке отрывков из редакционных статей и авторских колонок.

    La Repubblica (Италия), 13 июля:
    «Не может быть никакого сомнения, что это открытие будет использовано в военных целях. Это всего лишь вопрос времени. Хорошему солдату не нужно критическое мышление; напротив, критический, зрелый взгляд на мир может только помешать выполнению приказов... Если русские ещё не прививают бессмертие своим силам особого назначения, значит, они собираются сделать это завтра. Они будут первыми – но не последними.»

    «Наша страна» (Израиль), 13 июля:
    «Первая мысль – какая ещё первая мысль может прийти в голову простому израильтянину после таких известий? – у жены на языке оказалась раньше, чем у меня: «какое счастье, что этот вирус бессмертия не воскрешает трупы, которые на кусочки разорваны». Перед глазами встала кошмарная картинка: «Хамас» завладевает вирусом и повально заражает своих бойцов. «Чтобы попасть в рай, нужно подорвать себя не менее десяти раз!» С другой стороны, может, оно бы и к лучшему, если рай-то отодвинуть? Подозреваю, что число желающих влиться в ряды шахидов при таком раскладе резко пошло бы на убыль.»178 178 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ

    Ouest-France (Франция), 14 июля:
    «Что ж, как уже не раз бывало в истории, Святой Грааль оказался не совсем таким, каким мы его себе представляли. Спору нет, в руках у человечества оказалась если не вечная жизнь (такое не выяснишь за пару месяцев), то эффективное лекарство против преждевременной смерти. Если дочитать отчёт [Каролинского института] ровно до середины и положить на полку, впору ликовать и предаваться фантазиям о дивном новом мире, где все инфицированы прирученным вирусом бессмертия и никому больше не страшны убийства и несчастные случаи. Смерти больше нет, дамы и господа! Последний трус может смело карабкаться на Эверест, прогуливаться в нетрезвом виде по [району Парижа] Ле-Аль после полуночи или даже порвать с опостылевшим офисным существованием и податься в тореадоры или наёмники...
    Увы, у отчёта есть и вторая половина. За победу над смертью придётся заплатить «ухудшением аналитических способностей» и «деградацией критического мышления», а то и – выговорить страшно – «инфантилизацией сознания».
    Это не просто прискорбно. Это несправедливо.
    Рискну предположить, что дорогой читатель, подобно мне, не всегда в восторге от собственных аналитических способностей и критического мышления – особенно когда речь заходит о планировании расходов на месяц. Рискну предположить также, что, несмотря на посещение родительских собраний или даже хирургически подтянутую физиономию, дорогой читатель, как и я, нередко мучается подозрением, что внутри с шестнадцати лет изменился незначительно.
    Но! В нашем случае всё это, конечно, лишь благородные сомнения. В то же время и вы, и я без труда назовём пять родственников, десять коллег и двадцать знаменитостей, у которых, судя по их поведению, нет и зачатков критического мышления, а развитие сознания застопорилось скорее не в шестнадцать лет, а ещё в начальной школе.
    И вот это несправедливо. Этим людям нечем рисковать! Они могут хоть завтра отправляться в Стокгольм и выстраиваться в очередь за бессмертием у Каролинского института.»

    Göteborgs Posten (Швеция), 14 июля:
    «... я вздохнула с облегчением, когда прочитала, что «инфекционный агент» передаётся новому носителю «только в очень специфических условиях» (неплохо было бы знать, что это за условия, вы не находите?). Если бы я верила в Бога, я бы немедленно упала на колени и обратилась к нему с молитвой: Боже, упаси нас всех от эпидемии бессмертия, тем более такого бессмертия. Мы на этой планете не блещем ни интеллектом, ни нравственностью; если мы станем ещё тупей и при этом будем жить вечно, мир превратится в ад.»

    Svenska Dagbladet (Швеция), 14 июля:
    «Харриет Вальберй-Хенрикссон подчёркивает: «то, что произошло в России, - это не чудо, это имеет естественные причины, которые сейчас изучаются». Я не берусь спорить с ректором Каролинского института, но у меня вопрос: а имеет ли смысл проводить такое различие в этой ситуации? Можем ли мы с определённостью сказать: да, вот именно в этом месте кончаются естественные причины и начинается чудо? Мы столкнулись с явлением, механизм которого (по признанию самого ректора) нам совершенно не ясен. До сих пор это явление было знакомо нам только по сказкам и священным книгам. Чем же это не чудо?»

    Frankfurter Allgemeine Zeitung (Германия), 15 июля:
    «Русские, давно убедившие всех в исключительной широте и величине русской души, теперь подкинули миру ещё одну причину сомневаться в существовании души как таковой. Так, по крайней мере, полагает Кристоф Хаммершмитт, профессор философии Университета Гумбольдта: «Более наглядной демонстрации ложности дуализма душа-тело просто не придумаешь. Не обязательно звонить профессорам философии, любой школьник сказал бы вам то же самое... Если данные [отчёта Каролинского института] верны, то что мы имеем? Заражённый [вирусом бессмертия] умирает во всех смыслах этого слова, придраться не к чему. Затем, через шесть дней, воскресает. Между смертью и воскрешением в его памяти – большая чёрная дыра. Где находилось его сознание? Я не сомневаюсь, теологи и Святой престол быстро найдут для этого какое-нибудь творческое объяснение, но, если вы спросите меня, это один из тех случаев, когда правда лежит на поверхности (klar wie Kloßbrühe): оно нигде не находилось. Его просто не было – пока вирус, прошу прощения за грубое сравнение, не перезапустил систему. Тот факт, что работа программного обеспечения при этом страдает, только лишний раз подтверждает фундаментальное единство сознания и его носителя, то есть мозга.»
    Прежде, чем последовать совету проф. Хаммершмитта и обратиться за разъяснениями к школьникам, мы решили узнать мнение того, кто, по его словам, в данный момент должен работать над «творческим» (einfallsreich) решением вопроса, - Мартина Крайнера, профессора католической теологии Мюнхенского университета, автора книги «Вопрос о душе» (Die Frage nach der Seele), которая вышла в феврале этого года... Мы спросили профессора Крайнера, готов ли он возразить своему коллеге – или же правда, опровергающая существование души, действительно лежит на поверхности? «В определённом смысле, да, правда лежит на поверхности», засмеялся проф. Крайнер. «Но, похоже, мы с профессором смотрим на разные поверхности (in verschiedene Kloßbrühen hineingeguckt haben). Насколько я помню, в отчёте Каролинского института написано чёрным по белому: между смертью и воскрешением заражённого в течение многих часов мозг отсутствует напрочь. Сначала он разлагается, потом и вовсе заменяется этой любопытной тканью, которая там называется intermediary pseudo tissue, если мне не изменяет память. Если, как говорит коллега Хаммершмитт, единство мозга и сознания столь фундаментально, то где же находится сознание, где находится весь этот огромный объём информации, когда мозга попросту нет? Кроме того, профессор забывает, что амнезия не ограничивается собственно периодом смерти – как минимум несколько дней перед смертью забываются так же бесследно. Не хотел бы спешить с заявлениями, что у нас в руках бесспорное доказательство существования какого-то нематериального носителя сознания, но это очень, очень интересное открытие...»

    Süddeutsche Zeitung (Германия), 16 июля:
    «[Епископ] видит эту проблему следующим образом: «Либо мы признаём, что преемственность личности заражённого между смертью и воскрешением обеспечивается неким нематериальным носителем, либо мы смиряемся с тем, что воскресший – это новая личность. Она может быть совершенной копией убитого, но ни о какой преемственности, если привязывать сознание к мозгу, не может быть и речи. Это очень прямолинейная философская задача, скорее даже логическая задача, с очевидным ответом.»
    Нейрофизиолог Михаель Хёрстер (Гейдельбергский университет), однако, не согласен с епископом. «Поскольку мы почти ничего по-настоящему не знаем об этом инфекционном агенте, проблема выходит за рамки философии. Агент, которому под силу обратить процесс разложения через тридцать часов после смерти, вполне может обладать способностью копировать и хранить информацию, причём огромный объём информации. Почему бы нет? Мы же ничего о нём не знаем. И пока мы не поймём механизм воскрешения, я не вижу особого смысла в философских дискуссиях на эту тему.»

    Gazeta Wyborcza (Польша), 17 июля:
    «Мы всегда старались не скатываться в самодовольную русофобию, которую некоторые наши общественные деятели считают первейшей доблестью и священным долгом всякого поляка, но в данном случае остаётся только развести руками и повторить вслед за ними: русские снова лечат хромоту забиванием гвоздей в голову. Можно приветствовать стремление российского руководства заполнить идеологический вакуум в стране верой; можно радоваться, что разрушенные большевиками храмы восстанавливаются, а прежде пустевшие – вновь заполняются прихожанами. Можно по-разному относиться к информационным и административным привилегиям, которыми пользуется в России православие; можно и нужно спорить об искренности бывших офицеров КГБ, позирующих со свечами и серьёзными минами в церковные праздники. Однако сейчас спорить не о чем: мы наблюдаем дешёвый – и к тому же кровавый – фарс, построенный на кое-как засекреченных исследованиях. Если для укрепления веры и сплочения нации в ход идут фокусы и ложь, это неизбежно кончится катастрофой и для веры, и для нации.»
    Стоит сказать несколько слов и о расхожих названиях «инфекционного агента».
    Первое популярное название – «вирус бессмертия» (the immortality bug) – промелькнуло в эфире BBC ещё 12 июля. 13 июля родилось второе: сайт американского пародийного издания The Onion разместил статью под заголовоком “Безбожные шведы подхватили вирус Иисуса» (Godless Swedes Catch Jesus Bug). В статье приводились слова «Свена Свенссона, одного из сотен заражённых»: «Охренеть можно! На прошлой неделе я насмерть обожрался фикадельками в ИКЕЕ, а потом восстал из мёртвых на шестой день! В следующий раз я побью рекорд Христа и восстану на второй день.» (Holy shit! Last week I stuffed my face with IKEA meatballs till I dropped dead, and then I rose from the dead on the sixth day! Next time I’m totally beating Jesus and making it in two days!)
    В последующих выпусках The Onion можно было прочесть материалы под заголовками «Дух Святой серьёзно обеспокоен ухудшением IQ Христа после воскрешения» (Holy Ghost Says Drop In Christ’s IQ After Resurrection ‘A Major Cause For Concern’) и «Сын подал в суд на отца в связи с психической травмой: «Отче, ты не предупредил, что эта афёра с воскрешением сделает из меня дебила», говорит г-н Всемогущий Бог-младший» (Son Sues Father Over Mental Abuse: ‘Dad, thou never didst tell me that this resurrection scheme would make me a retard’, says Mr God Almighty, Jr.).

    Тема «заразы Христовой» и ухудшения умственных способностей Бога-Сына после воскрешения была обыграна комиками и фельетонистами в большинстве западных стран. Российские СМИ обильно цитировали эти скетчи и фельетоны, демонстрируя духовное разложение и антихристианскую сущность западного мира.

    The Russian bug
    , третье популярное название, получило хождение позднее – уже после Пшика.

19 июля

    В 20.00 все федеральные телеканалы начинают трансляцию самой рейтинговой передачи в истории российского телевидения – записи первого «обращения благодатью Божьей восставшего из мёртвых митрополита Крутицкого и Коломенского Феофана к народам России и ко всей православной цивилизации».
    Митрополит сидит за огромным антикварным столом в ярко освещённой студии. По краям стола горят свечи. Стена за спиной Феофана густо увешана иконами и портретами русских царей. Зычным певческим голосом, не отрывая немигающих глаз от телесуфлёра, он произносит сорокаминутную речь, которая впоследствии получит название «Слово о Третьем пути».
    «Слово» не является цельным текстом. Зто довольно бессвязный набор увещеваний, выдержанных в псевдобиблейском стиле, и политических тезисов, которые местами прямо противоречат друг другу. Эксперты допускают, что, несмотря на тэйковер (то есть знаменитый переход высших психических функций от головного мозга к Агенту через несколько дней после заражения), Феофан мог быть соавтором или даже автором текста своего выступления, однако никакого единства в вопросе об авторстве «Слова о Третьем пути» нет. Прошло всего десять лет, все живые фигуранты Обострения находятся в твёрдой памяти, а местами и при должностях, но число предполагаемых авторов этого ключевого текста уже перевалило за полсотни.
    Выступление Феофана ни разу не прерывается рекламой. В начале речи, после долгого вступительного молчания, Феофан кратко кается в «прегрешениях своих тяжких» (природа прегрешений не разъясняется) и благодарит Бога за то, что тот доверил ему, «недостойному», важную миссию по спасению России «и всех земель» и с этой целью вернул к жизни. Феофан предупреждает: всё, что он скажет, Бог поведал ему лично, хотя и не словами, а через «свет и любовь».
    При всей сумбурности «Слова о Третьем пути», в нём можно выделить несколько ключевых тем и соответствующих им отрывков:

    О «Третьем пути»
    «... сказал мне Господь: «знай, что есть три пути у государств земных». Первый путь – восточный, путь деспота. Деспот живёт вне народа и довлеет над народом, и давит его, и только о своих интересах, о гордыне и жадности своей печётся. Строит деспот свою империю на костях и слезах народных. Прозябает под ним народ – без веры, без цели, без смысла, без исторической правды. Другой путь – путь Запада, путь торговца, путь безбожника. Россия всегда стояла за доблесть и честь, а Запад говорит: не должно быть достоинства и чести, они мешают торговле, их надо подрезать на корню, как крылья. Запад всё мерит мошной. На всё смотрит глазами туловища своего. Вот, бывает, смотришь фильм американский. Там подросток сидит, уткнулся в свой компьютер. К нему другой подходит. И говорит сидящий: «Что ты стоишь у меня над задницей?» Русский юноша сказал бы: «Что стоишь у меня над душой?» Даже слова «совесть» нет в английском языке. Чудовищно далеки наши миры. Не годится нам путь Запада. Потому сказал Бог: «я даровал вам третий путь». Наш удел не либерализм, не безбожная технократия, не тирания, не империя, не демократия, не плутократия, а смыслократия. Только русский человек не думает день и ночь о новом холодильнике. Не холодильник ему нужен, а смысл жизни. Ему не страшен дефицит колбасы – дефицит смысла страшен ему, дефицит того «зачем», 184 184 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ
    ради которого и создал Бог мир. Высшей ценностью и разменной монетой в государстве нашем будут сгустки смыслов, сгустки «зачем», «куда» и «для чего».

    Об имперской сущности России
    «[Бог] дал народу русскому бескрайние просторы. И сказал Он: «володейте ими, управляйте ими и храните их. Имейте попечение справедливое и доброе о благе всех, кто Промыслом Моим стал частью империи вашей.» Так мы грандиозны, так разнообразны, так важны для всего мира, что без имперского духа и имперской выправки с Россией не управишься. Разрушится имперскость, погибнет и страна...»
    «Было время лихое: отменили демократы империю и сказали, что быть России «нормальным», дохленьким, ручным государством и что будут править Россией «цивилизованные центры мира». Но восстаёт из пепла, отряхает прах с колен новая, пятая империя. Чувствуем мы переход из тьмы в свет. Не оступиться бы. Не свернуть с верного пути.»

    О территориальной экспансии
    «... сказал мне [Бог]: «дал я вам земель в достатке, от края до края, да не уберегли, разбазарили вы их». И заплакал я горькими слезами, и пристыдился за народ наш безалаберный, но утешил меня Господь. «Пусть только», сказал он, «откроют мне сердце своё и не боятся свободолюбия своего, и тогда, придёт час, всё вернётся: и Украина с Белоруссией, и Закавказье, и Казахстан, и Царьград». Ибо поселил Бог в душе нашей народной стремление к расширению. Прибудет государство русское и огромными полярными землями, и Антарктидой, и системой баз по всему Тихому океану.»

    О демографии
    «... [Бог] послал меня сказать женщинам русским: «полно куролесить в гордыне своей, пора рожать». Есть женщины, что говорят, мол, хотим получить образование, сделать карьеру и обеспечить своё материальное благополучие. А что толку от её карьеры, если она детей не рожает? Пусть живёт в строгости. Чем меньше денег и соблазнов, чем строже муж, тем больше детей родит для государства нашего.»

    Об уникальности русских
    «Только наш великий и могучий язык бережёт ещё в себе священный смысл праязыка, на котором говорил прародитель Адам.»185 185 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ
    «Ещё когда воцарился Алексей Михайлович, наша история продолжалась уже семь тысяч лет. Куда там Европе! Пётр пришёл, поменял календарь, и забыл народ русский свою историю.»
    «Даже учёные признают: западный человек думает левым, рациональным, сухим полушарием, а русский человек думает правым, творческим, пассионарным. Только русский человек – настоящий творец истории.»

    О Западе
    «Вот, говорят либералы наши: «[на Западе] нет бедных». Ну и что с того, что нет бедных? Зато вот ведь какая беда есть: человек, когда он всё купил, заплывает жирком и Бога забывает. Где нет бедности, там косность...»
    «А «свободу слова» и «права человека» Запад придумал, чтобы развратить народ наш роскошью и порнографией. Пока смотрит народ на голливудских девок и исходит слюной от похоти – приходи и завоёвывай его с потрохами.»

    О власти
    «... и услышал я: «полно топтать чудесную историю свою и обзывать бесноватыми великих мужей государственных!» Нашептал нам враг, что Иван Грозный, заступник веры и укрепитель земли русской, только и знал, что убивать сыновей да жечь собственные города. Враньё. Президент наш тоже взбесил уже западных завистников своей настырностью и своей фанатической влюблённостью в Россию. То-то они заёжились, то-то заизвивались.»
    «Где ещё такая жизнестойкость? Где ещё такое торжество воли к жизни и воли к власти, как не в современной России? Только эта закалённая воля, только эта власть и даёт нам надежду.»
    «В лихое время наделал русский народ немало ошибок. Понимает народ, что должен быть воспитан. Потому отдал народ построение власти своему лидеру... Народ, как зрелые граждане, на выборах формирует власть свою, а воспитатель присматривает, чтобы не повторилась лихая година.»
    «Придумали выборы... Зачем будоражить народ выборами? Чтобы голосовали заключённые и душевнобольные? Даже чукчи участвуют в выборах, на севере живущие, которые не знают ничего, не смотрят телевизор.»186 186 Константин Смелый ЭТО ДАЖЕ НЕ УМРЁШЬ
    «Справедливость там, где Президент.»
    «... интеллигенции, которая вечно брюзжит и воротит нос от власти, велено сказать: и ничтожна ты, и террористична, и убога, и плюёшь ты в лицо стране своей, которая на медные пятаки вырастила тебя... Или интеллигенция с властью, или она предала Родину, и погибель ждёт её.»

    О православии
    «Сказал мне Господь наш: «поди и напомни народу русскому о предназначении его – о верности Христу и Церкви Его. Скажи им: если не возлюбят все как один Христа, то погнутся и поломаются». Не сможем мы без Христа дать отпор антихристианскому «новому мировому порядку». Идёт агрессия, отбивать которую придётся и силой, и духом, а только во Христе сила и дух. Проповедь Церкви подпитает силы мореплавателя и космонавта, солдата и президента, шахтёра и хлебороба...»
    «Только как государство Веры выстоит Россия. Пусть хулят нас, пусть зовут «православным талибаном», пусть хоть горшком кличут, но мы будем гнуть своё. Будет расти место Православия в жизни России. Будет крепнуть сила Церкви и рука её. Православие сделаем фундаментом нашим, а всё остальное будет лишь теремом расписным над этим фундаментом. Если кричат нам, что мы, мол, мракобесы, и стращают нас клерикализацией, значит, мы на верном пути – на Третьем пути. Ибо сказал мне Господь Бог наш: «грядёт время последнего царя. Поди и скажи им: в России да увижу приуготовление этого последнего царства». Вот наш смысл...»
    Помимо приведённых выше цитат, речь Феофана содержит сочные пассажи о вреде межнациональных браков, освоении Северного полюса и колонизации Луны, ограничении проката иностранных фильмов и введении прямого налога на прибыль в пользу православной церкви.
    Здесь стоит забежать вперёд и отметить, что после Пшика российскую общественность скрутит внезапное прозрение. В тысячах покаянных интервью сотни общественных деятелей посетуют на то, что в качестве божественного откровения нам скормили кое-как состряпанный винегрет из Третьего Рима, квасного евразийства, «Домостроя» и бредней недолечившихся специалистов в области патриотического языкознания и патриотической истории.
    Сетования продолжаются уже десять лет, но факт остаётся фактом: опросы общественного мнения, проводившиеся после показа «Слова», свидетельствуют, что мы схавали это откровение с неподдельным энтузиазмом и чувством глубокого удовлетворения.

20 июля

    Лидеры всех четырёх партий, представленных в Государственной Думе («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Родина») в разной степени бурно приветствуют откровение митрополита Феофана.
    Президент Будин, как всегда, обильно мелькает в новостях, но «Слово о третьем пути» никак не комментирует; пресс-секретарь Президента Погромов распространяет короткое заявление от лица Будина, поздравляющее население страны «с чудесным подтверждением высокого предназначения российского народа», который должен «сплотиться в выполнении» своей «завидной миссии». В тот же вечер на Первом канале митрополит Феофан жёстко критикует заявление Погромова за употребление слова «россияне» вместо «русские» и сочетания «российский народ» вместо «русский народ». «Нет никакого российского народа», объясняет Феофан телезрителям. «Есть Российское Государство, и есть русский народ, который воздвиг его, слепил из земель и народов.»

22 июля

    В дневном эфире радиостанции «Эхо Москвы» появляется посол Швеции Свен Хирдман. По словам ведущего, радиостанции было «ох как нелегко заманить господина Хирдмана на разговор в эти последние дни»: «мы начали, что называется, вести осаду шведского посольства 12 июня, вместе с православной молодёжью и активистами движения «Идущие вместе», разве что камни в окна не кидали и не прокалывали колёса у служебных машин посольства, но пытались, пытались поговорить с господином послом, получили восемь прямых отказов, и вдруг утром сегодня его секретарь сам связался с нами и сказал, что мы можем заполучить господина посла ровно на тридцать пять минут сегодня после обеда».
    Разговор длится чуть дольше. Посол не обвиняет никого прямо в предумышленном использовании «вируса бессмертия» в политических целях, но несколько раз повторяет, что временные рамки воскрешения Феофана, а также некоторые особенности его мимики, один в один совпадают с клинической картиной «заболевания». По мнению посла, со стороны врачей митрополита и со стороны руководства российских телеканалов было «опрометчиво» позволять воскресшему выступать с какими-либо заявлениями «до завершения работы международной комиссии». Ведущий просит прокомментировать обещание МИДа не допустить шведских специалистов к участию в работе комиссии. Свен Хирдман высказывает сожаление по этому поводу и отмечает, что за пределами России специалисты Каролинского института на данный момент обладают наиболее полной информацией о «вирусе бессмертия» и его воздействии на человеческий организм.
    Ведущий напоминает, что российский МИД не признаёт в принципе существование «вируса бессмертия», а информацию о его российском происхождении и каких-либо секретных исследованиях назвал «вымыслом, достойным бульварной прессы самого низкого пошиба». Посол отвечает, не дожидаясь конца перевода; по его словам, нежелание официальной Москвы признавать, что такие исследования ведутся, и вообще допускать существование «вируса», вызывает «серьёзную обеспокоенность» и «ставит под сомнение само создание компетентной международной комиссии». В то же время, Каролинский институт «сделал полностью доступными» все данные, которыми располагает, и готов предоставить доказательства существования вируса любым СМИ, и прежде всего российским – если только они проявят к этому хотя бы малейший интерес.
    Ведущий начинает задавать следующий вопрос, но посол перебивает его. Ещё большую обеспокоенность «и даже гнев» вызывают непрекращающиеся нападения на здания и сотрудников посольства Швеции в Москве и Генерального консульства в Санкт-Петербурге. Посол обвиняет милицию в бездействии и подчёркивает, что подавляющее большинство российских СМИ либо игнорируют атаки «молодых боевиков» на дипломатические представительства Швеции, либо откровенно симпатизируют нападающим. Шведское правительство уже дважды направляло ноту протеста российским коллегам; оба раза ответ был «совершенно неудовлетворителен»: российское государство не может «препятствовать свободному волеизъявлению граждан, не переходящему рамки закона».
    Ведущий предлагает принять несколько звонков от слушателей. Первая дозвонившаяся, Елена из Твери, спрашивает «господина шведского посла», почему «шведы так ненавидят Россию» и «когда католики наконец оставят в покое православных верующих». Свен Хирдман отвечает, что сам он не знаком со шведами, которые ненавидят Россию, и не может отвечать за них. Ему известны несколько шведов, которые – посол немного повышает голос – «имеют резко негативное отношение» к российским правоохранительным органам и российским чиновникам, но, напоминает посол, если верить данным российских социологических опросов, это отношение почему-то разделяют и сами россияне. Что касается католиков, то он «не Римский Папа» и даже не посол страны с католическим населением, и вообще никогда не верил ни в Бога, ни в чёрта, ни в муми-троллей, ни в чудесные воскрешения, так что второй вопрос совершенно не по адресу.
    Второй дозвонившийся не представляется. Вместо этого он сразу предлагает послу «убираться вместе со всеми своими к ёбаной матери, пока вас тут не вздёрнули на...» - на этом месте звонок прерывают. Ведущий извиняется, ссылаясь на прямой эфир; посол говорит, «это пустяки», он слушает подобные звонки уже три ночи подряд, а его электронная почта доверху набита обещаниями скорой мучительной смерти с последующим продолжением мук в аду. Именно «это обстоятельство» привело его сегодня на радио – другие информационные каналы «не работают». Посол добавляет, что опасения за свою жизнь, жизнь его супруги, а также жизнь и здоровье всех сотрудников посольства вынуждают его идти на «беспрецедентный шаг»: сегодня утром он лично отправил в Стокгольм запрос об отзыве из России «всей шведской дипломатической миссии», если российские власти в ближайшие двое суток не вмешаются в происходящий «беспредел» и не принесут извинения за своё бездействие.
    Через пять с половиной часов после окончания беседы с послом Швеции на «Эхо Москвы» лично прибывает новый первый заместитель министра внутренних дел Чигалин в сопровождении бойцов ОМОНа и конфискует всё оборудование. Радиостанция закрывается «до судебного разбирательства на предмет разжигания межнациональной и религиозной розни, а также по подозрению в оказании информационной поддержки милитаризованной тоталитарной секте Георгия Грибового».
    С той же формулировкой прекращается вещание канала REN TV. Вечером 22 июля ведущая выпуска новостей зачитывает последнее обращение, опубликованное в интернете от имени Г. Грибового. Обращение адресовано «всему христианскому человечеству». Грибовой предупреждает о предстоящем ему «скором мученичестве за веру и свет», которое продлится «неделю и ещё день» и закончится его «чудесным ускользновением из рук палачей», вознесением на небо и триумфальным возвращением 6 сентября в качестве Президента Российской Федерации. Если российский народ отвернётся от Антихриста в лице Православной Церкви, то «наступит всепроникающее благосостояние», а «вирус бессмертия» будет без рецепта доступен в виде таблеток во всех аптеках страны.

23 июля

    Советник посольства Швейцарии в России по дороге на работу останавливается у светофора. Неизвестные разбивают окно его машины и забрасывают внутрь противопехотную гранату. Дипломат погибает на месте; осколками гранаты также ранены 12 прохожих и водитель автомобиля, стоявшего рядом.
    Через полчаса на сайте недавно возникших «Объединённых дружин православной самообороны» появляется признание, что «отважные бойцы» организации перепутали Швейцарию со Швецией, что «в общем-то, понятно и простительно», поскольку «Запад один, и Антихрист один». Швейцария и Швеция отзывают всех дипломатов, находящихся в России. В знак солидарности на такой же шаг идут все скандинавские страны.
    Поздно вечером премьер-министр Братков выражает соболезнования семье погибшего дипломата, приносит краткие извинения от лица российского правительства и заверяет, что преступление «будет расследовано». Почти идентичное по содержанию заявление распространяет пресс-секретарь Президента Погромов. Сам Будин в этот день в новостях не фигурирует.

25 июля

    Георгий Грибовой арестован казахской полицией в Усть-Каменогорске и буквально час спустя там же выдан представителям ФСБ. Генеральный прокурор Устинов заявляет, что «дело Грибового» представляет «особую государственную важность», в связи с чем предварительное расследование будет произведено «в кратчайшие сроки». Судебное разбирательство начнётся «в ближайшее время».

28 июля

    Приступает к работе «Международная независимая комиссия по расследованию обстоятельств возвращения к жизни митрополита Кутицкого и Коломенского Феофана». С одобрения российских властей, в комиссию вошли 28 специалистов, представляющие 11 стран: Россию, Белоруссию, Украину, Казахстан, Армению, Сербию, Грецию, Венесуэлу, Италию, Францию и Китай. Только половина членов комиссии имеют учёные степени по биологии или медицине; трое являются докторами богословия. Получив благословение Патриарха Алексия, комиссия начинает свою работу с «обстоятельной беседы» с лечащим врачом Феофана и с «тщательного анализа медицинских данных».

2-4 августа

    В очередном телевыступлении митрополит Феофан настаивает на том, что «в обновлённой народной Империи Российской» православие должно стать государственной религией.
    Лидер думской фракции «Родина» Дмитрий Рогожин первым заявляет, что его партия готова внести соответствующий законопроект на рассмотрение парламента на первом же заседании после летних каникул. Лидер ЛДПР Жириновский немедленно обвиняет «выскочку» Рогожина в «законодательном воровстве» и обещает внести аналогичный законопроект, но «намного лучше, намного забористей». По словам Жириновского, закон, над которым «уже с декабря» работает его фракция, не только придаст православию статус официальной религии и поставит РПЦ на государственное финансирование, но и «обеспечит все остальные шаги необходимые», как-то: введение в школах страны в качестве обязательного предмета «Основ православной веры и культуры», изъятие «дарвиновского бреда» из учебников биологии, замену армейских знамён хоругвями, включение в судебную практику клятвы перед иконой, запрещение разводов, абортов и всех способов контрацепции, возвращение в Уголовный кодекс статьи за гомосексуализм («кастрировать их всех»), а также «плавный, но твёрдый переход» к монархии через помазание действующего Президента на царство.
    Лидер КПРФ Зюганов спешит заявить о поддержке законодательных инициатив, которые «официально закрепят действительный статус и реальную важность, могучую роль» православного христианства в России. Однако КПРФ, скорее всего, «предложит свои существенные поправки», чтобы обеспечить «адекватность и взвешенность закона».
    Последним – в вечерних новостях 4 августа – о законотворческих планах своей фракции, имеющей большинство в Государственной думе, рассказывает формальный глава «Единой России» Борис Крыслов. Он заранее исключает поддержку любых законопроектов о статусе православия, которые «не будут выношены в недрах» самой партии. «Мы», заявляет Крыслов, «подготовим наиболее сбалансированный, наиболее профессиональный законопроект, чтобы он имел все шансы и в Совете Федерации, и на столе у Президента».

5-10 августа

    В Казани начинаются массовые волнения, вызванные обещаниями думских партий придать православию статус официальной религии.
    В последующие дни многотысячные митинги протеста проходят почти во всех субъектах Российской Федерации, где православие не является доминирующим вероисповеданием. В интернете появляются и исчезают отчёты очевидцев о столкновениях между протестующими (и нередко симпатизирующей им милицией) и подразделениями внутренних войск.
    Федеральные телеканалы не освещают эти события – как не упоминают они и торжественную клятву первого вице-премьера Чеченской республики Готырова-младшего: 7 августа в Грозном, при большом стечении народа, сын убитого в мае Президента Чечни Готырова-старшего обещает «пересмотреть чеченско-российскую дружбу», если православие на самом деле будет объявлено государственной религией.

8 августа

    Начало судебного процесса над Георгием Грибовым и «членами милитаризованной тоталитарной секты, действовавшей под его руководством».
    Неожиданно для всех на первое заседание в Басманном суде Москвы свободно допускаются журналисты, включая нескольких западных корреспондентов. Присутствуют также представители общественности и – так в новостях канала «Россия» - «рядовые граждане, которые не смогли остаться в стороне». Одна из рядовых граждан, немолодая женщина с крашеными в медный цвет волосами, выбивающимися из-под платка, на вопрос корреспондента о том, что привело её в зал суда, отвечает: «Да в лицо, в глаза ему хочу посмотреть, нехристю этому – человек он или кто?» Несколько десятков рядовых граждан не помещаются в зале и устраивают «митинг в поддержку правосудия» под дождём, который хлещет с раннего утра.
    Посмотреть в глаза Грибовому на первом заседании суда не удаётся почти никому: «зловещий лидер секты» сидит, облокотившись на колени, и неотрывно смотрит в пол. На нём мятые серые брюки и чёрный пиджак поверх бледно-зелёной футболки. На ногах – рыжие мокасины. По обе стороны от него хлопают глазами семеро других подсудимых. Девушка, сидящая с левого края, на протяжении всего заседания держит перед собой сложенные ладони. Её губы шевелятся.
    Уже вступительное слово председательствующего судьи Трупникова вызывает оживление в зале: Грибовой и его соседи по клетке обвиняются, в общей сложности, по шестнадцати статьям Уголовного кодекса. Помимо ожидавшихся статей – 105-ой (убийство), 280-ой (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и 282-ой (организация экстремистского сообщества и его деятельности) – подсудимым вменяются мошенничество, шпионаж, участие в незаконном вооружённом формировании, надругательство над телами умерших, возбуждение ненависти по признаку отношения к религии и ещё несколько преступлений. Особое любопытство журналистов вызывают статьи 261 и 262 – «уничтожение или повреждение лесных насаждений» и «нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов».
    При проверке явки выясняется, что отсутствует государственный обвинитель. В зале раздаётся смех и возмущённое гудение. Председательствующий Трупников окриком призывает всех к порядку и наклоняется к судье, сидящему справа от него. Тот достаёт мобильный телефон и через несколько секунд спрашивает: «Ну ты где?» Убрав телефон обратно, он кивает Трупникову. Председательствующий снова прикрикивает на публику и объявляет, что определения о переносе заседания не будет – обвинение «стоит в пробке» и «присоединится к нам с минуты на минуту». Один из двух адвокатов, сутулый мужчина лет сорока, выражает вялый протест. Его узкая шея болтается из стороны в сторону в слишком широком воротнике; по периметру залысин белеет перхоть. Протест игнорируется.
    Трупников даёт распоряжение увести из зала всех свидетелей, проходящих по делу, и приступает к выяснению личностей обвиняемых. Девушка со сложенными ладонями представляется «апостолицей Людмилой», родившейся на «благословенной земле» «перед последними днями». «Не валяйте дурочку, Прохорова» – Трупников зевает, не донеся кулак до рта. «Нина, напечатай там из обвинительного», бросает он секретарю.
    Грибовой, когда очередь доходит до него, отвечает на вопросы не совсем внятно, но, к разочарованию прессы, вполне адекватно. На вопрос о роде занятий говорит, что предоставляет «консультации по предотвращению катастроф и кризисов». Семейное положение: «одинок».
    Он не поднимает глаз от пола.
    На предпоследнем обвиняемом процесс ненадолго стопорится: он утверждает, что «вообще не видел» обвинительного заключения, и добавляет «у адвокатов спросите». Второй адвокат, худенькая девушка лет двадцати пяти, высоким голосом просит переноса заседания. Трупников раздражённо поворачивает голову туда, где должен находиться обвинитель, спохватывается и говорит: «Ладно, сейчас он подойдёт, мы у него спросим, что за дела». Затем переходит к опросу последнего подсудимого. Когда опрос заканчивается, повисает пауза, наполненная покашливаниями и перешёптываниями публики и глухим шипением ливня за окнами.
    Паузу нарушает девушка-адвокат. Обращаясь скорее к залу, чем к судьям, она говорит, что все её подзащитные желают ходатайствовать о рассмотрении их дела судом присяжных. Трупников закатывает глаза. «Ты бы ещё после оглашения приговора это сказала». Адвокат пунцово краснеет, но, нервно обхватив кончиками пальцев край стола, напоминает председательствующему, что официальное обвинение её подзащитным было предъявлено только накануне во второй половине дня – у них «просто не было времени» ни о чём ходатайствовать. «Ну хорошо, хорошо», неожиданно соглашается Трупников. «Наберём мы вам присяжных.»
    Заседание он, однако, не прекращает. Тянется новая пауза. Из общего сдавленного гудения в зале выделяются два голоса, по-немецки обсуждающие запредельную абсурдность происходящего.
    Наконец прибегает слегка подмоченный ливнем обвинитель Найдёнышев. Поправляя галстук, он спешно занимает своё место, что побуждает председательствующего заметить: «Ну вот, теперь все в сборе».
    Грибовой, всё так же не поднимая головы, внезапно произносит отчётливое «нет».
    Трупников приказывает ему замолчать.
    Грибовой не обращает внимания на окрик. «Сахарова здесь нет», поясняет он. «Сахарова надо судить вместе со мной, так по справедливости. Он полковник ФСБ. Его легко найти.»
    Трупников истошно повторяет приказ. Его лицо багровеет. Грибовой замолкает, но камень уже брошен – по залу расходятся круги нарастающего возбуждения. Покричав ещё немного, председательствующий прекращает заседание и назначает встречу сторон с присяжными на 15 августа.
    После отбора и привода заседателей к присяге и до конца Обострения состоится ещё два слушания «дела милитаризованной тоталитарной секты Г. Грибового». На основании того, что «в ходе судебного расследования могут фигурировать материалы, составляющие государственную тайну», ни СМИ, ни представители общественности с рядовыми гражданами на эти слушания допущены не будут.

10-11 августа

    Пресса в Европе и Северной Америке пестрит материалами об «очевидно сфабрикованном» российскими спецслужбами «показательном процессе» против «религиозного деятеля» г-на Грибового, который «выступал с публичной критикой нарастающего влияния Православной Церкви в России» и так перешёл дорогу Москве. Французская «Либерасьон» объявляет Грибового «очередным узником совести в Будинской России».
    На общем фоне выделяется статья во «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг», репортёр которой лично присутствовал в понедельник на «Суде без прокурора». «Дело Грибового», пишет он, «похоже, можно суммировать так: крупный мошенник круто подставил мелкого. Правой руке ФСБ рано или поздно придётся заинтересоваться тем, что делает левая, – и пожалеть, что этот интерес не возник раньше.»

12 августа

    Вечером, после долгого дня, проведённого в одной из лабораторий Каролинского института в Сольне, Вика возвращается в общежитие, механически ужинает размороженными овощами, двадцать пять минут занимается шведским и включает компьютер, чтобы проверить почту.
    В самом старом почтовом ящике она находит письмо от Жука. Кроме неё письмо адресовано Жене и Борису; ещё один адрес ей не знаком. Вика копирует письмо на рабочий стол, быстро просматривает старые сообщения в этом ящике и сохраняет на жёсткий диск самые важные. Последней она сохраняет адресную книгу. Затем удаляет содержимое всех папок ящика, деактивирует его и заводит новый на другом почтовом сервере.
    Наконец, известив старых знакомых о смене адреса, она закрывает браузер. Делает себе кофе на общей кухне. Возвращается в комнату. Бухает в кофе 50 граммов виски и садится читать письмо.
    «Привет всем.
    Ни от кого не вижу никаких писем. Не знаю, попались вы все или осторожничаете. Надеюсь, что последнее. Так или иначе, решил напоследок отправить вам отчёт о своих приключениях за уходящее лето. Может быть, подошьют к какому-нибудь делу, когда закончится ныне свирепствующий от Москвы до самых до окраин пиздец, одним из прямых виновников которого я и т.д. Если, конечно, он закончится.
    Я писал Жене, как встречался с Грибовым в конце мая. Здесь повторю, что впечатление на меня это рандеву произвело тяжёлое. Грибовой – гибрид душевнобольного и мошенника с неплохой хваткой, и обе эти составляющие на редкость гармонично в нём уживаются. Но к этому-то я был готов. Не это меня огорошило, а вот что.
    Грибовой долго просвещал меня в своём кабинете. Говорил об отмене смерти технологией экстрасенсорного рассасывания, хотя за точность терминологии не ручаюсь. Под конец начал намекать, как-то даже кокетливо, мол, для осуществления этого грандиозного проекта нужна моя помощь, я должен посодействовать переходу человечества на новый духовный уровень и проч. Мне было очень лень с ним разговаривать, меня от ненаучно-фантастических бредней всегда вялость разбивала, Женька знает. Заставил себя сказать, что никаким экстрасенсорным сосанием я заниматься не умею, а если он имеет в виду продолжение работы по исследованию агента, то, во-первых, я не хочу больше этим заниматься, хватит с меня, а во-вторых, для этого нужна полноценная научная база и миллионные капиталовложения. И квалифицированные ассистенты. У вас, говорю, ничего этого нет и, подозреваю, не может быть в принципе. 
    Грибовой не обиделся на это, только помычал меланхолично, а потом говорит, нет, вы не поняли, нам не нужны исследования, нам нужно только само бессмертие. Мне, говорит, открыто, что агент – дар землянам от высших существ, ковыряться в нём вообще кощунственно, надо просто брать и пользоваться во благо человечества. Лаборатории, говорит, нам не нужны, лаборатории у ФСБ есть, а у нас есть сторонники в ФСБ.
    Покойный Жора, который мне помог сбежать, говорил, конечно, что Грибового кто-то в ФСБ поддерживает, но я не поверил тогда. Подумал, нееее, брат, фсбэшный идиотизм совсем в другом ключе выдержан, в более приземлённом, и вообще рациональные проблески тут и там попадаются. Спрашиваю Грибового, и что же у вас за сторонники в ФСБ такие? Он говорит, за нас целый полковник, причём имеющий непосредственное отношение к проекту «Лазарь». Меня прошибла догадка. Не Сахаров, спрашиваю, фамилия случаем у этого полковника? Не Андрей Дмитриевич его зовут? Прямо «да» Грибовой так и не сказал, но из того, как он весь замялся и зарделся, можно было сделать только один вывод.
    После аудиенции с Грибовым повезли меня обратно на квартиру к таксовладельцам. Ни глаза на этот раз не завязывали, ни вообще никаких мер предосторожности. Водитель – щуплый парнишка. Хоть открывай дверь и выскакивай на светофоре. Видимо, думали, бежать мне всё равно некуда. Правильно думали. Я как сел в машину, так и переваривал грибовитость писателя Дзержинского, пока не встал. Кто его знает, как они с Грибовым связаны на самом деле, но что Грибовой очаровал Дзержинского и использует в своих целях – это мне кажется маловероятным. С другой стороны, подлинность сдвига по фазе у Грибового и его вера в свою миссию у меня не вызывают сомнений. Моя теория: Дзержинский, сам или по приказу сверху, дурил Грибового и играл им. Последние события, мне кажется, в эту теорию укладываются превосходно.
    Так или иначе, я обдумал всё это тогда же, в машине. Когда под конвоем парнишки вошёл в квартиру, хозяйка на меня налетела – ну как, Роман, как всё прошло, я же говорила вам, он самая выдающаяся личность нашего времени, от него свет исходит. Меня едва не стошнило. Спрашиваю, а где Андрей, то бишь муж? Оказывается, уехал в Тверь на встречу с тамошней ячейкой грибовитых. С ночёвкой уехал, на все выходные. Суббота была, насколько я помню.
    В воскресенье я проснулся часов в шесть утра и понял, что противно и страшно мне. Думаю, если Дзержинский был тем самым грибовитым фсбэшником, про которого говорил Жора, значит, он не только организовал мой побег, но и был в курсе каждого моего вздоха. Не говоря уже о моей переписке со всеми на свете. Я долго тужился, пытаясь понять, на черта ему Грибовой и мой побег. Хотел он таким косвенным образом выудить из меня то, что я не договаривал? Это ему удалось, в определённом смысле. Хотел выйти через меня на вас? До сих пор не знаю, поймали вас или нет. Разыгрывал некую хитрожопую комбинацию? Тут на днях, я видел в газете, он получил героя России из рук Будина за успешную антитеррористическую операцию. Генералом его грозятся сделать. Вероятно, ради этого старался. В любом случае, снимаю шляпу. Изобретательная ты сволочь, тов. Дзержинский. Главное, избегай бессмертия. Желаю дальнейших творческих успехов.
    Короче говоря, страшно и противно было, что даже не принуждают, а просто играют мной неизвестно во что. Пинают, как мячик. Оделся я тихонько, сходил на кухню, взял самый здоровенный нож и пошёл будить хозяйку. Она спросонья нож не сразу разглядела. Трёт глаза, улыбается. Вам что, говорит, Роман? Не спится одному? И отодвинулась так, как будто приглашая к себе в постель. Я чуть нож не выронил, до того нелепая была ситуация. К счастью, тут она заметила нож. Закричала. Я говорю, тише, Вера, мне ужасно неудобно, но я вас честно зарежу, если вы сейчас не сделаете то, что я скажу. И потряс ножом для острастки. Приказал ей отдать мне все деньги и драгоценности, которые есть в доме. Потом посадил её в ванную, задвинул шкафом, а между шкафом и противоположной стеной втиснул кресло. Сказал, не беспокойтесь, Вера, Андрей вызволит вас сегодня же вечером. Она всхлипывает. Мол, а если он задержится? Не могу же я, говорит, воду из крана пить. Я говорю, это не ко мне претензия. Это к Лужкову. Поблагодарил за гостеприимство, раздолбал системный блок в компьютере на всякий случай, нашёл задрипанный рюкзак, собрал в него что нашлось из консервированной еды и отправился скитаться по городам и весям. Такса меня провожала до дверей, молча. За подъездом, похоже, никто не следил. Во всех смыслах этого слова.
    Думал, схоронюсь где-нибудь на Украине. Думал, пережду грозу. Или даже натурализуюсь там.
    Награбил я почти 23 тыс. наличными, золотое кольцо, браслет серебряный и четыре цепочки. Цепочки эти ничего не стоят, как выяснилось. Я б на месте Веры тоже меня обманул.
    На Украину решил податься через Воронеж и город Бобров на реке Битюг. Мама была из Боброва. В восемнадцать лет уехала оттуда в Ленинград и ни разу не возвращалась. И никогда не рассказывала ничего. Всю жизнь мне хотелось на этот Бобров взглянуть. Взглянул. Всё теперь понятно. Место, впрочем, симпатичное, зелёное.
    Пока ещё ходил по городу Боброву в горку-под горку, останавливается рядом со мной грузовик, старенький ЗИЛ. Высовывается сияющий мужик, папироса торчит из усов. Спрашивает, тебе куда, городской? На Украину, говорю. Мужик машет, залазь. Сто рублей плюс бензин. До Украины пол-Воронежской области, между тем. Я говорю, может, двести хотя бы? Он смеётся – посмотрим, мол. В общем, залез я. Проехали сколько-то километров, мужик спрашивает, а пожрать не хочешь на дорожку? А ну поехали тогда тут. В деревню. И повернул тут же в кусты какие-то. Я сижу и думаю, всё, каюк, сейчас завезёт меня, отберёт рюкзак и пристукнет ключом на 52. Одним словом, недооценивал я кристалльность его души.
    В деревне восемнадцать домов. Заколоченные окна. Тут и там стоят комбайны одноразового использования. Три души, все далеко за 60: баба Саша, баба Ира и баба Нина, мать водителя. Кормиться приехали к ней. Я спрашиваю, чего деревня-то пустая? Вроде не Псковская область. Черноземье. Баба Нина говорит, черноземье-нечерноземье, водку везде хлещут. Оказывается, году в 95-ом справляла деревня поминки по мужу бабы Саши и вся скопом отравилась палёной водкой. 14 мужиков, 6 женщин и три школьника. Все в ряд похоронены за деревней. Кто остался живой, уехал. Мне показалось, помню я этот случай из новостей. Или аналогичный, по крайней мере. Ужас, говорю. Виталик, который водитель, кивает: да, мол, страшное дело. Надо помянуть народ. Тоже в мае, говорит, было. И достаёт бутылку водки, «Тихий Дон».
    Вот так я и не доехал до Украйны милой. Когда оклемался на следующее утро, спросил бабу Нину, можно ли жить в каком-нибудь из пустых домов. Она говорит, да хоть во всех сразу живи. Хозяев нет, а нам с девками всё веселей. Пошли мы с Виталиком, сорвали замок с одного из домов, который поновей и поцелей был, содрали доски с окон и договорились, что он мне будет еду и сигареты привозить раз в неделю. Баба Ира дала мне комплект постельного белья в горошек. Спросила, когда давала, а ты преступник, наверно? В бегах? Ищут тебя? Я сказал, нет, сам от себя бегу. Объяснил, что в Ленинграде жена мне изменила с лучшим другом, вот я и сбежал подальше, чтобы в припадке ревности случайно не убить обоих. Такая история бабкам понравилась.
    Дальше я прожил полотора самых благостных месяца в своей жизни. Спал, ел, курил. Читал без конца – ты, Женька, рада будешь знать. Про революцию и партизанское движение, по большей части. «Подпольный партком действует». Ещё подшивки советского «Огонька» и «Крестьянки». Всё это у меня в доме нашлось. Помогал бабкам по хозяйству. Воду носил, в земле ковырялся. Осмотрел всех трёх, написал каждой на альбомном листе её хвори со списком лекарств. Виталик съездил в Воронеж, купил почти всё. После этого бабки каждый день меня кормили, по очереди. Баба Ира даже в доме у меня убралась. Новые занавески на окна повесила. Горшок принесла с геранью.
    Кончилась эта благодать известно чем. «Чудом». Про «Чудо» однажды в санатории Дзержинский оговорился. Вместо «все, кто задейстован в проекте «Лазарь», сказал «все, кто задействован в операции «Чудо». И сразу же поправился. Я запомнил, но не обратил внимания. А тут в один прекрасный июльский вечер прибегает баба Нина и кричит, что чудо случилось в Москве. Настоящее божье, как она сказала. У бабы Нины и радио есть, и телевизор, она следит за событиями в стране и мире. Я лежал дома, читал про подпольный партком, об агенте вообще весь день не думал, но осенило меня незамедлительно. Спрашиваю, неужто воскрес кто? Баба Нина оторопела. Ты, говорит, откуда знаешь? Воскрес! Митрополит, которого антихристы эти подстрелили вчера, зашевелился в церкви! По телевизору показали!
    До первой феофановской речи я ещё надеялся, может, случайно всё вышло. Назначат эту самую компетентную международную комиссию, разберутся, правду в мешке не утаишь и проч. Простодушен я стал за полтора месяца пасторального существования. Продолжал надеяться, пока не услышал, как этот бесноватый чёрненький имбецил с бородой, как там его фамилия, комментирует на Первом канале отчёт Каролинского института, прямо в новостях. После этого надежды кончились. А после оглашения состава комиссии даже надежда на надежду кончилась.
    Последние несколько дней сидел у бабы Нины каждый вечер. Смотрел на все эти наши рожи родные по ТВ. В каждой мне мерещится майор Сопатый из санатория. Смотрю на каждого деятеля и думаю, заразили этого? Прошло у этого уже двенадцать дней или нет? И ведь не скажешь по ним так запросто. Не дети уже. Не девочка Машенька. Не Зина. Не до сорока даже большинство. Были мудаками и болванами с высокой функциональностью, ими и останутся, разве чуть помахровей да пооткровенней. Но теперь ещё бессмертные. Ай молодец, Роман Романыч. Посодействовал переходу Родины на новый духовный уровень.
    В общем, простите меня все. Прости, Женька. Прости, Вика. Прости, Российская Федерация, когда очухаешься. Прости, грибовитая Вера – браслет и кольцо я сегодня отдал Виталику. Он довёз меня до почтамта в Россоши – в Боброве интернет не работает.
    Прощай, писатель Дзержинский. На основании доступных мне данных заключаю, что сука ты и подонок почище меня. Не ищи. Уезжаю к маме. Сейчас схожу в аптеку, куплю шприц и что надо – сколько надо. Смешаю и вколю себе под кустом в окрестностях местного морга. Можешь справиться там через пару дней.
    Спасибо всем.
    Жук»
    Дочитав письмо, Вика выключает компьютер. Наливает себе ещё виски. Потом ещё. И ещё. Заплакать ей удаётся только на четвёртой порции.
    После полуночи, держась рукой за стены и непроизвольно прикрывая другой рукой распухшее, красное лицо, она выходит на улицу, чтобы купить ещё алкоголя. Она делает несколько десятков шагов по безжизненной улице и постепенно, болезненно вспоминает, что находится в Швеции, где спиртное по ночам не продаётся.
    - Надо ж было додуматься до такого... – всхлипывает Вика, задыхаясь от отчаяния. – Водки не купить ночью... Какие же они сволочи, шведы эти… Какие сволочи...
    Она возвращается в общежитие.

16 августа

    Биолог, представляющий Грецию, французский богослов и оба сербских врача объявляют о своём выходе из «Международной независимой комиссии» в связи с «очевидной невозможностью достичь заявленных целей комиссии в существующих условиях».
    По утверждению греческого специалиста, членам комиссии «не разрешается проводить любые анализы», которые могут быть «так или иначе связаны с тематикой Каролинского отчёта».
    Российские СМИ сообщают, что четыре члена комиссии «были вынуждены отказаться от участия в дальнейшей работе» по причине «недостаточной компетентности».

17 августа

    Журналисты радиостанции «Эхо Москвы» и около сотни сочувствующих проводят третий по счёту митинг протеста против «незаконного закрытия» радиостанции, на этот раз на Пушкинской площади Москвы.
    Несмотря на массовое присутствие милиции, активисты «Дружин православной самообороны» окружают митингующих, вырывают у них из рук плакаты, валят людей на мостовую и избивают ногами, дубинками и обрезками труб. К тому моменту, когда милиция вмешивается в происходящее, в госпитализации нуждаются более трёх десятков человек. Один журналист погибает на месте; ещё одна журналистка закрытой радиостанции умирает в реанимационном отделении.

19 августа

    Деятельность всех некоммерческих организаций, в той или иной степени пользующихся зарубежным финансированием, приостановлена «в связи с подозрениями в шпионаже и антигосударственной деятельности» в отношении их сотрудников. Задержаны более тысячи человек, в том числе несколько десятков иностранных граждан.

20 августа

    Канал «Россия» проводит пятичасовой телемарафон с участием российских политиков и артистов, посвящённый обличению антироссийской деятельности «западных фондов», «миссионеров», «правозащитников», «экологов» и лично Г. Грибового.
    Один из зрителей в студии, интеллигентный юноша, похожий на молодого Тарковского, страшно конфузясь, читает стихотворное обращение к «вожаку сектантов и врагам России вообще». Стихи завершаются словами «так трепещи, правозащитник и эколог, твой гнусный век теперь не будет долог». Из уст ведущего регулярно звучит термин «грантоеды», которому предстоит фигурировать в выпусках новостей и аналитических программах вплоть до конца Обострения.
    В конце пятого часа под оглушительные аплодисменты в студии появляется митрополит Феофан. Он отмечает, что «сделан шаг в правильном направлении», но «грех останавливаться на достигнутом». Следующим шагом, по словам Феофана, должен стать «крестовый поход против антихристианского бизнеса», который «окопался в России» и «присосался к её богатствам».

21 августа

    В воскресный полдень заместитель Председателя правительства Шугов проводит «экстренную» пресс-конференцию для иностранных журналистов. Приглашения московским корреспондентам зарубежных СМИ были разосланы накануне – поздно вечером.
    «Митрополит Феофан», заверяет вице-премьер, «высказал своё личное мнение». Россия «была, есть и будет» надёжным деловым партнёром для иностранных компаний и предпринимателей. Любые «налоговые и прочие проверки» будут проводиться «в строгом соответствии с российским законодательством». На насмешливый вопрос, преобладают ли такие же «умеренные» настроения в Генеральной прокуратуре и Администрации Президента, Шугов неожиданно отвечает «а спрашивайте их сами» и прекращает пресс-конференцию.
    В этот же день на «молитвенных собраниях» в крупных городах звучат наиболее решительные требования отменить мораторий на смертную казнь. По словам архиепископа Архангельского и Холмогорского, только при этом условии Г. Грибовой, «его пособники и другие враги России» смогут «вкусить справедливого возмездия».

22 августа

    Митрополит Феофан предаёт анафеме, а затем дополнительно объявляет «находящимся вне Божьей милости» вице-премьера Шугова и «всех остальных изменников» в российском правительстве, которые «променяли Бога на мамону в швейцарских банках».

23 августа

    В интервью Первому каналу пресс-секретарь Президента Погромов говорит: «При всём нашем уважении и даже, чего уж там, при всём благоговении, мы не совсем понимаем, почему [митрополит Феофан] так кипятится по этому поводу. Не знаю, конечно, какие ещё указания Бог ему дал в июле... Последние две тысячи лет мы руководствовались словами его, так сказать, предшественника, не менее авторитетного, по имени Иисус Христос, а тот сказал, что Богу Богово, а кесарю кесарево. А мамоне, я так понимаю, мамоново... Никакой несовместимости между православной верой и швейцарскими банками мы не видим... Бизнес, который выгоден для нас, для жителей России, антихристианским быть не может.»
    Достоянием общественности становится и мнение главы ФСБ Бадружева. У Бадружева «очернение идеи честного зарабатывания больших денег» вызывает «некоторое такое недоумение»: «Мы, то есть русский народ и даже российский, если деньги зарабатываем, то на благо Родины. [Митрополит Феофан] сам же нам сказал: что хорошо русскому, то угодно Богу. А русскому хорошо, когда у него есть деньги, по собственному опыту знаю... Когда [есть] духовность, это хорошо, но духовность да ещё при деньгах – это гораздо лучше же.»

25 августа

    Рано утром федеральные телеканалы сообщают о «внезапном ухудшении здоровья» и госпитализации митрополита Феофана вследствие «обострения болезни почек». Лечащий врач оценивает состояние Феофана как «серьёзное, но, слава Богу, стабильное».
    После полудня председатель «Международной независимой комиссии», белорусский нейрофизиолог Сухоренко, передаёт журналистам «промежуточное заключение касательно возвращения к жизни митрополита Феофана». Две страницы «Заключения» содержат минимум фактов; суть документа изложена в последнем предложении: «Члены комиссии единогласно заключают, что собранная на данный момент информация не даёт однозначного ответа на поставленные вопросы и требует дальнейшей обработки и анализа».

26 августа

    Дикторы федеральных телеканалов зачитывают отрывки из нового обращения Феофана «к народу России и всей православной цивилизации», ныне известного как «Второе слово о Третьем пути». «В связи с ухудшением здоровья», митрополит «предпочёл отказаться от личного выступления». Полный текст нового обращения публикуют «Православный вестник» и «Российская газета».
    Во «Втором слове» можно выделить два ключевых фрагмента. Первый указывает на то, что отождествление погони за наживой со злом есть глубочайшее заблуждение:
    «Худо не услышать слово посланника Божия, но ещё хуже превратно истолковать его... Говорю вам: Третий путь не исключает рыночных отношений и выгод, которые они сулят. Жили мы уже раз без рынка и капитала в безбожном Советском Союзе, и знаем, чем это кончается. Знаем мы также, что как только захотят еретики, большевики и проповедники западные одурманить русский народ, тут же напяливают на себя личину «нестяжателей». Не раз так бывало... Говорю вам, как Господь Бог говорил мне: Третий путь – это не путь бесовской уравниловки. Если текут в Россию деньги, если есть в России богатые люди, если богаты в ней правители, то не будут жаться и свирепствовать, а от щедрот своих, от благодушия помогут и народу. Богатый царь – добрый царь, и ни народ, ни Церковь свою он не обидит. Издревле так повелось на Руси...»
    Второй отрывок, ещё более любопытный, вводит в оборот знаменитое понятие «патриотическая коррупция»:
    «...вот голосят враги наши с утра до ночи: «Коррупция у вас! Коррупция!» И не говорят того, что коррупция коррупции рознь. Есть коррупция предательская, компрадорская, атлантистская. На такую насмотрелись мы вдоволь в окаянные девяностые. Слава Богу, пришла ей на смену другая – патриотическая. Коррупционер-патриот не доверяет Западу, не имеет с ним общего языка, а потому приобретённое добро своё старается припрятать по-русски, по-домашнему. Коррупционер-патриот не зависит от врагов России. Денежки свои приумножает на Родине или же вкладывает их с умом в экономику друзей наших...»
    Призыв узаконить «патриотическую коррупцию» - одна из центральных тем аналитических программ и выступлений российских политиков в последние дни Обострения.

28 августа

    Георгий Грибовой убит в следственном изоляторе. Согласно официальной версии, его задушил один из бывших членов секты.
    Генеральная прокуратура приносит извинения «народу России» за то, что Грибовой не дожил до вынесения приговора и, таким образом, «не испытает на себе всю полноту народного гнева». Суд над «пособниками Грибового» будет продолжен и доведён до конца «несмотря ни на что».

30 августа

    Первое заседание осенней сессии Государственной думы проводится на неделю раньше обычного и вместо среды назначено на понедельник. Всю предыдущую неделю оно заранее называется не иначе как «историческим» и «эпохальным». Сообщается, что «в ходе предварительных консультаций» лидеры думских фракций «достигли взаимной договорённости» относительно так наз. «Закона о православии» и сопутствующего ему пакета законопроектов под общим названием «Меры по обеспечению и укреплению православного образа жизни».
    Предполагается, что большинство депутатов от ЛДПР, КПРФ и «Родины», а также значительная часть одномандатников, представляющих другие партии или самих себя, поддержат законопроекты «Единой России» в первом чтении. Известно, что подготовленные единороссами законы перекликаются со «списком Жириновского», хотя формулировки «более сбалансированы». Лидеры фракций не озвучивают конкретное содержание предлагаемых законов, ограничиваясь общими фразами о «законодательном закреплении роли православной веры и высокой христианской нравственности».
    Некоторые интернет-издания сообщают со ссылкой на депутатов «Родины», что законопроекты предусматривают бюджетное финансирование строительства и работы православных храмов и административную ответственность за «пропаганду иных религиозных верований, равно как и атеизма» среди православных граждан. «Оскорбление православной веры» будет приравнено к надругательству над государственными символами России. Преподавание православия в школах будет начинаться со второго класса. Прерывание беременности будет разрешено только в случае прямой угрозы жизни матери. Гомосексуалисты будут отправляться на принудительное психиатрическое лечение. Процедура развода будет усложнена; продажа контрацептивов – резко ограничена. Отдельно будут рассматриваться поправки в Конституцию, которые уберут из неё «чуждую России четырнадцатую статью» о светском государстве и равноправии религий; в нужные места будут вставлены Бог и православие.
    Вокруг здания Государственной думы с раннего утра выставлено милицейское оцепление. Ограничено движение по прилегающим улицам. Закрыта Манежная площадь. По информации ФСБ, «существует реальная опасность провокаций со стороны радикальных антихристианских группировок». Как выяснится позже, в течение трёх дней перед историческим заседанием милиция и ФСБ снимали с приходящих в Москву самолётов, поездов и автобусов всех, кто «потенциально мог принять участие в несанкционированных акциях протеста» вокруг здания Госдумы. Обезьянники Москвы трещат по швам от «приезжих лиц неславянских национальностей и неправославного вероисповедания».
    Около девяти утра в Охотный ряд начинают стягиваться загорелые депутаты. Некоторые насуплены и молчаливы, некоторые боязливо озираются на милицию и коллег, но большинство явно пребывает в праздничном настроении. Они хлопают друг друга по пиджачным спинам, хохочут и в зал заседаний проходят через буфеты. Кофейные чашки, остающиеся на столах, местами уже попахивают коньяком. Формальный предводитель единороссов Крыслов, вопреки обыкновению, улыбается. Более того, он позирует телекамерам в обнимку с милиционерами оцепления, восклицая «солдатушки бравы ребятушки!» Зампредседателя фракции «Родина» встречает депутата И. Капцона радостным криком: «Салют народному артисту Еврейской автономной области!» Капцон подходит к нему и молча даёт в морду. Оказавшиеся рядом депутаты разражаются аплодисментами.
    Спикер Крыслов открывает заседание с двадцатиминутным опозданием. Несмотря на отсутствие почти всех представителей «нехристианских субъектов Федерации» зал непривычно полон – многие депутаты, впечатлившись разговорами об историчности и эпохальности заседания, решили отметиться на нём лично. Крыслов поздравляет коллег с началом осенней сессии и отмечает, что «после такого событийного лета» к первому дню своей работы народные избранники пришли «не с пустыми руками». Зал одобрительно шумит. «Давай уж голосовать!» раздаётся со стороны ЛДПР. «Выставляйте там свой пакет, чего тянулку тянуть. Всем всё ясно.» Это предложение встречается многочисленными похохатываниями. Крыслов ухмыляется и, постукивая костяшками пальцев по столу, мягко призывает коллег к соблюдению регламента.
    10 часов 24 минуты и 47 секунд по московскому времени. В зале, как будто по нажатию выключателя, наступает тишина. Камеры, ведущие съёмку заседания, начинают показывать зернистые помехи, в которых едва угадываются призрачные, искажённые контуры зала и депутатов. По рассказам очевидцев – то есть журналистов, охраны и трети депутатского корпуса – вслед за двумя-тремя секундами тишины начинается гудение, «как если собрать штук двести электроподстанций в одном месте». Две трети депутатов обмякают в своих креслах, роняя головы на грудь. Сидящие на трибуне шлёпаются лицом в стол.
    Громкость гудения растёт. Среди тех, кто остался в сознании, начинается паника. Люди кричат о нервно-паралитическом газе и ломятся к выходу, протискиваясь между креслами и обездвиженными, гудящими телами. Чудовищный шум усугубляется завыванием пожарной сигнализации. Выбегающие из зала депутаты дерутся в дверях, спотыкаются в коридорах, сталкиваются с милиционерами оцепления, вбегающими в здание.
    К моменту Пшика в зале остаются считаные единицы незаражённых. Лишь четверо из них впоследствии смогут подробно описать то, что произошло. Я привожу рассказ корреспондента «Известий»:
    «Я сидел на ближнем к трибуне балконе, с левой стороны... Первый импульс тоже был немедленно бежать, но остановило меня как раз это гудение, как ни странно. Промелькнула мысль, что не слышал я никогда о таком газе, от которого люди вдруг начинают гудеть, как трансформаторные будки. Поэтому любопытство взяло верх над осторожностью. Первое, что я заметил, когда все [заражённые] обмякли: у них дёргались кисти рук, у каждого, таким вот движением от себя, с растопыренными пальцами, немного даже манерно, если здесь уместно такое слово. Словно, знаете, аристократка, которая отмахивается от надоевшего десерта. Потом у них начали подскакивать головы, как мячики, но это недолго продолжалось, секунд пять, пока гудение не достигло пика, полного крещендо. Очень, очень громко было, да ещё эта сирена. Казалось, голова расколется сейчас, не выдержит. Дальше я подумал, что теряю сознание, потому что всё в поле зрения как будто поплыло слегка, расфокусировалось, но тоже буквально на пару секунд, потом снова стало хорошо видно. Если бы [другие очевидцы] не описывали то же самое, я бы так и думал, что это у меня в голове только было. Даже когда резкость вернулась, и я увидел зелёное свечение, не сразу поверил своим глазам... Свечение не клубилось, как БиБиСи показывает в фильме... Нет, они консультировались с нами и потом прямо сказали, мы для зрелищности сделаем его клубящимся, так динамичнее... Свечение было ровное, неподвижное и довольно бледное, особенно по краям. Мне оно напомнило снимки звёздных туманностей, некоторых, во всяком случае. Края были такие же рваные и неподвижные. Свечение начиналось от пола и заканчивалось, наверное, на высоте человеческого роста. Ниже балкона, во всяком случае. Покрывало всех отключившихся, как покрывалом, за тавтологию извините... Опять же, я долго описываю, но висело это свечение в зале только считаные секунды. Не больше десяти. Потом стало меняться в цвете, очень-очень быстро, по всему спектру, мне кажется. Ещё через, не знаю, три или четыре секунды гудение стихло. Свечение... Здесь я не уверен, но мне кажется, я помню, что видел, как вместо свечения на доли секунды появилась тонкая цветная паутина, которая связывала всех [заражённых], но уходила как бы и за пределы зала, сквозь стены... Ну, а дальше был тот самый «Пшик». Это не совсем был пшик, на самом деле. Скорее, коллективный выдох. Мы вспоминали потом «последний выдох господина ПЖ» из «Кин-дза-дзы»... [Заражённые] все выдохнули разом, как по команде, и в следующую секунду уже никаких свечений, никаких паутин не было. Ничего. Только двести с лишним тел бьются в конвульсиях по всему залу... Меня спрашивают обычно, было ли страшно. Нет, страшно не было. Но это зрелище, когда они тряслись... Это очень гадко выглядело. Тошнотворно. Меня вырвало...»
    Одновременно с массовым коллапсом, который имел место в здании Государственной думы, «утратили функциональность» все остальные заражённые на Земле, включая восемь свиней и четырнадцать крыс в Каролинском институте.
    В это же время датчики Международной космической станции и нескольких спутников зарегистрировали серию аномальных колебаний в гравитационном поле Земли. На 1,7 секунды планету окутала электромагнитная буря; радиус её наибольшей интенсивности пришёлся на умеренные широты Северного полушария. Эта скоротечная буря закончилась выбросом мощного пучка высокоэнергичного гамма-излучения из центра Москвы в участок неба, прилегающий к созвездию Цефея.

30 августа, день и вечер

    Около 90% заражённых утратили всякие признаки жизни в течение трёх часов после Пшика. Тела остальных – в основном, тех, кто был старше 60 – оставались активными до поздней ночи. Ни один из заражённых не вернулся в сознание.
    Во второй половине дня, после сумбурных сообщений о «химической атаке» на депутатов Государственной думы, федеральные телеканалы получили отмашку из Администрации Президента сменить угол подачи известных событий на сто восемьдесят градусов. Один из немногих уцелевших генералов ФСБ появился в экстренных выпусках новостей с откровениями о «беспрецедентном злоупотреблении служебным положением» и «массовом антигосударственном заговоре» среди своих сослуживцев. Организатором заговора был назван лично директор ФСБ Бадружев. Телезрителям показали последние конвульсии тела Бадружева на ковре в его кабинете.
    Глава Администрации Президента Мишкин взбудоражил мир предположением о том, что заговором могла руководить «неизвестная форма разума – возможно, неземного происхождения» (впоследствии нашлась другая версия). Только ленивый репортёр не отметил, что руки и голос Мишкина, подкарауленного на пути к служебному автомобилю, при этом дрожали. На лице попеременно читались ужас и облегчение.
    В седьмом часу вечера НТВ пропустило в эфир телефонный звонок от человека, который представился как «профессор Кондрашов, научный руководитель исследовательского центра ФСБ в Ярославской области». Профессор Кондрашов поведал населению Российской Федерации, что отчёт Каролинского института не был «антироссийским измышлением». В основе отчёта лежали «данные, полученные российскими учёными в рамках секретной программы «Лазарь», а также в процессе её подготовки».
    Кондрашов далее рассказал, как после «рекламного» воскрешения митрополита Феофана сотрудники ФСБ, отвечавшие за программу, развернули «массовую продажу» «прививок от смерти» российским политикам, чиновникам и представителям силовых структур – несмотря на предостережения учёных. «Мы предупреждали их, что до выяснения природы и свойств заражающего агента к нему лучше вообще никак не притрагиваться», отметил Кондрашов. «...В последние дни мы отмечали повышенную активность агента. Были предположения, что может существовать некая критическая масса, критическое число заражённых организмов, по достижении которого характер активности агента может измениться качественно.»
    В результате Пшика Россия потеряла, в общей сложности, 269 депутатов Государственной думы, 64 члена Совета Федерации, четырёх федеральных министров, половину сотрудников Генеральной прокуратуры, треть Генерального штаба, почти всю верхушку ФСБ, восемь иерархов Русской православной церкви и пять работников Администрации Президента.
    Никто из них не воскрес.

31 августа

    В полдень к «народу России» обратился Президент Будин. Под его глазами фиолетово темнели незагримированные круги. Четыре раза в течение своей речи он нервно брался левой рукой за узел галстука.
    Будин пообещал, что обстоятельства «преступных, кощунственных махинаций научными данными» будут расследованы «до самых мельчайших деталей». Все «виновные, если они остались в живых», предстанут перед судом.
    Под занавес моргающий Будин металлическим голосом попросил телезрителей «простить его за недостаток бдительности». Он пояснил, что его «предали» люди из его «ближайшего окружения». «Опутанный сетью заговора», Будин «не догадывался», что происходит.
    Так закончилось Летнее обострение.
    Далее возобновилась обыкновенная российская история.

ЧАСТЬ 5 ОСТАТОЧНЫЕ ЯВЛЕНИЯ


Три дня одного года

    Зеркало, как всегда, запотело. Вика тщательно протёрла его полотенцем для верхней половины тела. Бросила полотенце на ворох грязного белья в углу ванной комнаты. Надо было наконец занять время для стирки.
    - Когда буду выходить, – сказала себе Вика.
    Она встряхнула головой – так, чтобы мокрые сосульки волос рассыпались по плечам. Затем посмотрела в зеркало.
    Тело оставалось таким же. Со вчерашнего утра ничего не изменилось. Так же нецивилизованно выпирали ключицы. На грудях, тут и там исполосованных растяжками, так же маячили непропорционально большие ареолы сосков. Талия, переходя в бёдра, по-прежнему спотыкалась о края таза.
    Вика приложила руки к вискам и позволила им медленно сползти вниз, до самого живота. Кожа, румяная от горячего душа, казалась такой же гладкой. Всё ещё гладкой.
    - Что я, в самом деле, – прошептала Вика.
    В её половой жизни зиял перерыв длиной в четыре года и десять месяцев. Только теперь, когда непредумышленное воздержание кончилось, когда собственное тело – словно в том пионерском лагере двадцатью годами раньше – показалось чужим и по-чужому нелепым, Вика оторопела. По эту сторону перерыва ей оказалось тридцать шесть. Она едва помнила, как в последний раз встречалась с подругами, которые худо-бедно водились у неё до Жука и его клиники. Она десять месяцев не имела вообще никакой связи с мамой. Вокруг – страна, где вежливые люди уравновешенно ведут обеспеченные жизни, не дают себе покупать спиртное по воскресеньям и обильно финансируют медицинские исследования. В эстонском паспорте, подделанном вполне официально, – чужая фамилия, нелепая и случайная, как угловатое тело в зеркале. В полуторной кровати – спящий венгр из дальнего конца коридора, не знающий ни слова по-русски и на восемь лет моложе.
    Вика высушила волосы, вышла в комнату и, стараясь не шуметь, оделась. Несколько раз останавливала взгляд на умиротворённом лице венгра. Его звали Штефан. Он был ничего себе. Симпатичный. Слегка даже напоминал Рэлфа Файнза. В Будапеште у него была девушка.
    В общей кухне стоял свежий запах кофе, но те, кто его пил, уже ушли. В углу под потолком бойко тараторил телевизор. Вика сменила фильтр в кофеварке и зарядила новую порцию. Неспешно принялась за творог со вкусом паприки. В институте её не ждали раньше десяти.
    Из телевизора неизбежно посыпались последние российские события. Смуглая британка с пышными, сверкающими волосами заговорила о внеочередном заседании российского парламента. Ожидалось принятие закона о статусе православия. МИД в энный раз объявлял клеветническими нескончаемые сообщения – всегда из интернета, всегда исчезающие пару часов спустя – о массовых волнениях в Татарстане и на Северном Кавказе. Американский Госдеп и почти вся Европа хором призывали к открытому расследованию обстоятельств гибели Г. Грибового. Состояние госпитализированного митрополита Феофана, между тем, стабилизировалось.
    После этого известия творог полез не в то горло. Вика закашлялась и переключила телевизор на какие-то мультфильмы, озвученные бодрыми немецкими голосами.
    Она уже допивала кофе, когда в коридоре хлопнула дверь и раздалось шлёпанье сонных шагов. В кухню ввалился Штефан – босоногий, с обнажённым торсом.
    ‘Good morning’, сказал он. ‘Your phone rang.’
    Вика взяла из его протянутой руки свою «Моторолу».
    ‘Thank you.’
    Она сразу же отвернулась, не зная, какими глазами смотреть на Штефана и какой мимикой сопроводить этот взгляд.
    ‘I will be in my room until twelve’, сказал венгр нерешительно.
    ‘See you later’, кивнула Вика, упорно глядя в экран телефона.
    Прежде, чем она сумела сложить знаки на экранчике в информацию о пропущенном звонке, телефон заверещал.
    ‘Martin?’
    ‘Vika! Vika! Where are you? Are you on your way?’
    ‘I’m having breakfast.’
    ‘Fuck breakfast. Get here as fast as you can. The animals are convulsing. All of them. It started six minutes ago. Get dressed and run here.’
    Вика бросила грязную чашку на столе.
    - Хорошо, что оделась уже, – пробормотала она, выскакивая из кухни.
    До корпуса, в котором держали животных, было тридцать две минуты обычным шагом – Вика замеряла, чтобы правильно учитывать расход калорий, – но теперь, конечно, никакой ходьбы она позволить себе не могла. Почти все машины, по ночам припаркованные у общежития, уже разъехались; людей на стоянке не было. Вика подбежала к шеренге велосипедов, тоже поредевшей, и стала хвататься за рули и сёдла. Последний велосипед, грязно-зелёный и начисто лишённый передач, оказался не на замке. Его седло было задрано слишком высоко, руль опущен слишком низко, заднее колесо почти спустило и к тому же скреблось о крыло, но через девять минут Вика всё-таки оттолкнула велосипед на клумбу у входа в свой институтский корпус и, не замечая, что задыхается, бросилась к стеклянным дверям.
    Я так и знала, знала, знала, колотилось её сердце. Рано или поздно. Будет переход в другую фазу. Я знала, знала, знала!
    ‘I knew it!’ выдохнула она, вывернув голову в сторону Мартина и просовывая руки в рукава халата, который он держал. ‘I told you!’
    ‘You did’, охотно подтвердил Мартин.
    У входа в зал, известный всем как Svinstian, то есть Свинарник, возбуждённо толпилась как минимум половина сотрудников, причастных к агенту. На экранах компьютеров, стоявших вдоль правой стены, бились в конвульсиях бледно-розовые пятна. Не задерживая взгляд на компьютерах и ни с кем не здороваясь, Вика вошла в Свинарник и остановилась в начале широкого прохода между двумя рядами вольеров. В ноздри ударил горьковатый запах воскрешения. Его нельзя было спутать ни с каким другим запахом на свете.
    Восемь заражённых свиней, восемь контрольных. Первоначально они чередовались в вольерах: заражённая – контрольная – заражённая – контрольная. Буквально за три дня до того здоровых хрюшек и бессмертных хрюшек развели по разные стороны прохода. Теперь вся правая сторона лежала на боку, колошматила пятаки об пол и колотила копытцами воздух; вся левая сторона сгрудилась у стены прохода и, не отрывая глаз от своих заражённых сестёр, то озадаченно похрюкивала, то вдруг на несколько мгновений приходила в неистовство и заполняла Свинарник оглушительным рёвом.
    Уже за три следующих часа, в течение которых постепенно затихали конвульсии заражённых свиней (тела крыс утихомирились несколько раньше), удалось выяснить следующее:
    а) В отличие от конвульсий, которые сопутствовали процессу воскрешения, эти заключительные судороги были вызваны не реакцией сверхчувствительной мышечной ткани на электрическое загрязнение воздуха, а хаотической активностью головного мозга, сопоставимой – особенно у свиней – с эпилептическим припадком у человека.
    б) В образцах тканей заражённых животных больше не появлялись характерные колонии ромбовидных псевдоклеток.
    в) Когда пришли первые противоречивые сообщения о том, что произошло в Москве, и, в частности, о выбросе гамма-излучения из самого центра российской столицы, один из ассистентов Мартина замерил радиационный фон в Свинарнике и прилегающих помещениях. В вольерах заражённых свиней и вокруг клеток заражённых крыс через два часа после коллапса экспозиционная доза излучения составляла 45 микрорентген в час и, таким образом, превышала обычные показатели более чем в семь раз. До возвращения уровня радиации в норму дальнейшие работы велись в защитной одежде.
    г) Полное электрическое молчание головного мозга животных наступило, в среднем, за сто десять секунд до окончательной остановки сердца.
    Через двое суток стало очевидно, что и свиньи, и крысы разлагаются безо всяких отклонений, точно по графику. Никаких следов, никаких признаков деятельности агента – если не считать показателей дозиметра, неуклонно сползавших к норме, – больше не было.
    Все двое суток Вика не вылезала из лаборатории, как ни уговаривал её Мартин сходить домой выспаться и как ни клялся, что немедленно позвонит, если, вопреки её же упадническим прогнозам, всплывут новые данные. Мысль о возвращении в общежитие вызывала у Вики физическое недомогание. С каждым часом пропахший нафталином подростковый страх перед встречей с венгром казался всё менее нелепым и всё более закономерным. Вечером первого дня Штефан позвонил ей и жизнерадостно спросил, как дела и не хочет ли она поужинать вместе; Вика гавкнула, что всё в порядке, ледяным голосом сослалась на авральную работу, а под конец саркастически предложила ему поинтересоваться последними событиями в мире. Она не могла понять, почему так стервозно говорила с ним, и не могла справиться с беспредметной гадливостью, которая захлестнула её после этого звонка. Впрочем, под утро, прикорнув на диване в столовой и уже засыпая, она призналась самой себе: ещё страшнее, чем вернуться в окрестности венгра, было уйти из института. По-хорошему, такие настроения следовало клеймить как мелодраматические и антинаучные, но, даже заклеймённые, они продолжали нашёптывать ей: он выскользнул у тебя из рук. Подразнил и, как писали в детских книжках, был таков. Ты никогда не раскусишь его. Если ты уйдёшь, ты поставишь точку и подведёшь черту. Распишешься в поражении.
    В первую ночь она проспала всего два часа. Проснувшись и сжевав упаковку орехово-ягодной смеси из автомата, нырнула обратно в теряющую смысл чехарду распотрошённых свиней, предметных стёкол, клеточных культур, электронных микроскопов, компьютеров, компьютеров, компьютеров, омерзительно спокойных коллег, бесплодных анализов и никуда не годных гипотез. Она лично прозвонила все крупные больницы и медицинские вузы Москвы, пытаясь выяснить, куда были доставлены тела заражённых после коллапса и что с ними теперь происходило. Россия уже признала факт существования агента и ведения исследований в этом направлении, но органы и бюрократы впали то ли в ступор, то ли в панику, то ли просто не знали, как теперь строить отношения и вообще взаимодействовать с окружающим миром. Никто не давал комментариев, никто не отвечал на вопросы, вся Москва рявкала о своей непричастности и бросала трубки. Только Кондрашов продолжал лаконично общаться с журналистами – из ФСБшного далёка в Ярославской области, точных координат и телефонных номеров которого не знал никто.
    Вторую ночь – точнее, её последние три с половиной часа – Вика провела на том же диване. В половине шестого её разбудила одна из многочисленных Анн в команде Мартина. Анна потрепала её по плечу и сказала несколько предложений по-английски. Спросонья Вика не поняла ничего, кроме «wake up» и «on the phone», но позволила дотащить себя до кабинета Мартина и сунуть себе в руку трубку.
    ‘Hello’, зевнула она.
    - Виктория? Виктория Вронская? – спросил мужской голос с академическим звучанием.
    - Да.

    -
    Доброе утро. С вами говорит Кондрашов, Михаил Дмитриевич.

Пресс-конференция

    - (...) Во-первых, сразу всех предупреждаю: по-английски я только тексты «Битлз» могу цитировать. На слух тоже понимаю плохо. Читать могу, так что присылайте записки. Но отвечать буду по-русски. Расшифруете потом. С переводчиком тягомотно слишком. Я отказался. И ещё вот что. Буду... (Кашляет.) Буду отдавать предпочтение вопросам от российских журналистов. Не потому, что я высоко ценю их профессиональные качества, хотя попадаются и у них такие. (Смех в зале.) Просто обращаюсь, наверное, к российской аудитории прежде всего. Если вы из России, напишите это прямо на листе а-четыре большими буквами, чтоб я видел. У остальных заранее прошу прощения. Вы тоже, конечно, тяните руки, пожалуйста, но в виду просто имейте... (Кашляет.) Ну, давайте начнём что ли... Вот, девушка уже успела написать эр и эф на листочке... Пожалуйста.
    - Светлана Волобуева, «Аргументы и факты». Роман Романович, вопрос очевидный: почему вы обращаетесь к российской аудитории из столицы другого государства? Спасибо.
    - Почему, значит... (Кашляет – долго и судорожно.) Простите, третью неделю кашляю уже... Почему я нахожусь в столице другого государства. Ну, например, потому что мне в данный момент физически страшно. Ехать в Россию.
    Да, пожалуйста, вы.
    - Частицын Михаил, НТВ. У меня вопрос ещё более очевидный: заражены ли вы вирусом бессмертия? Первое, что мир о вас узнал два дня назад, было что в середине августа вы погибли. Сегодня утром вы неожиданно объявляетесь в шведском посольстве, живой и невредимый. Если вы не заражены, каким образом вы воскресли? Спасибо.
    - Как я воскрес... Ну, во-первых, в шведском посольстве я объявился не сегодня утром, а в августе. Четырнадцатого числа, если быть точным. Потом меня две недели перевозили с места на место, в высшей степени конспиративно. Я глубоко признателен господину Оландеру, всем остальным сотрудникам посольства... Меня и собственно в Швецию собирались экспортировать. Как раз три дня назад собирались. Но тут многие угрозы моей безопасности отдали концы в межзвёздное пространство. Если б я был заражён, меня бы сейчас препарировали вместе с ними. Это ответ на ваш вопрос...
    Ну, даже, предположим, если бы агент ушёл и оставил меня на Земле одного в качестве эмиссара или плацдарма... Я бы вам здесь не на вопросы отвечал. Я бы рассказывал про заговор жидов и ФСБ против Папы Римского... (Кашляет.) Грубо говоря. И рефлексия меня б не изводила... А воскрес я потому, что не умирал. Я – да, отослал прощальное письмо своим – ну, пусть будет «соратникам». Из города Россошь Воронежской области. Написал, что осознал, что я наделал. Что намерен свести счёты с жизнью. Письмо, естественно, было перехвачено сразу спецслужбами. Тремя, как минимум. Во вторник откуда-то из недр ФСБ начала всплывать информация и обо мне, и о моей кончине, и масса других откровений. Интересно, искали они моё тело или нет...
    Факт в том, что умереть мне не удалось. Я человек довольно трусливый. Умертвить себя собирался без драматизма, внутривенной инъекцией. Пошёл искать аптеку, чтобы купить что-нибудь усыпляющее, умертвляющее... И шприц. Первая аптека была на ремонте. Вторая на переучёте. Третья просто закрыта. На большой замок, без разъяснения причины. Люди на улице сказали мне, что есть и четвёртая, но момент был уже упущен. Растряс я свою решимость, пока бегал по городу Россошь. Стал думать, а что мне терять. А что если как раз взять и сделать то, о чём все спецслужбы всё равно подумают в первую очередь. Они же все подумали... Ну, вы понимаете: что раскаяние и самоубийство своё я разыграл просто. Поэтому, когда я свалился на голову шведской дипмиссии в Киеве, там никто не осенял себя крестным знамением. Приняли без разговоров. Кормили очень вкусно.
    Ага, давайте вы, пожалуйста. Да, вы, в третьем ряду.
    - Эээ, Татьяна Шелина, газета «Известия». Господин Жук, сведения о вас, которые поступали последние два дня, очень отрывочные. Вас называют первооткрывателем вируса бессмертия, вы, несомненно были ключевой фигурой в проекте «Лазарь», но вот – я цитирую вас: «написал, что осознал, что я наделал». Не могли бы вы поконкретней? Что конкретно вы «наделали»? Какова была ваша роль в летних событиях? В чём вы раскаиваетесь? По вашему мнению, есть ли основания для привлечения вас к уголовной ответственности? Спасибо.
    - В летних событиях я участия не принимал... (Кашляет.) Да что ж такое... Летом я был уже не у дел. Сидел в Воронежской области. Кстати, пользуясь случаем, хочу передать огромный привет Виталику, бабе Саше, бабе Ире и бабе Нине. (Машет рукой.) Низкий вам поклон за гостеприимство.
    Дальше. Ключевой фигурой в проекте «Лазарь» был не я. Ею был генерал ФСБ Дмитрий Сахаров. Первооткрывателем агента – вируса бессмертия – я тоже являюсь с оговорками. Я был первым специалистом, который обратил внимание на Зину Смирнову. То есть на исходную носительницу. Это верно. Однако в лабораторных условиях – там приоритет надо отдать Виктории Вронской, моей ассистентке. Она первая выделила псевдоклетки. Вика, тебе тоже привет. (Машет рукой и кашляет.)
    Дальше. В чём я раскаиваюсь. Понимаете, первый раз я вплотную наблюдал процесс воскрешения пять лет назад, осенью девяносто девятого. У меня не было ни малейшего сомнения, что феномен передо мной подлинный и совершенно новый. Мои дальнейшие действия, если бы я не был тщеславным кретином... Что я должен был сделать? Ввести в курс дела хотя бы двоих-троих коллег из смежных областей – это раз. Задокументировать процесс воскрешения на порядок тщательней. Всё записать как следует. Найти выпускника инъяза, сесть вместе. Более-менее адекватно перевести всё на английский. Размножить. Зину Смирнову вывезти на время за границу куда-нибудь. Всю собранную информацию разослать – всем и сразу. В Москву, в Стокгольм, в ИНСЕРМ, в Гейдельберг, в Лондон, японцам, в журналы во все. Но поскольку тщеславный кретин, вместо этого я... (Извлекает откуда-то из-под стола большой полосатый термос, откручивает крышку и наливает в неё нечто тёмное и дымящееся. Отхлёбывает.) Вместо этого я поехал в Москву, где занимался липосакцией и разыскивал мецената, помешанного на вечной жизни. Собранные данные держал у себя. На дискеточках, в скромных папочках...
    У меня всё предельно стройно было в голове. Я рассуждал: за границу такое посылать – непатриотично, а со своими делиться – бесполезно, всё равно у них ни оборудования, ни денег. Через год я нашёл Веденеева, получил какие-то деньги и головорезов в помощь. Выкрал Зину, организовал в лесу пародию на исследовательский центр. Возился там самозабвенно. Ковырялся, как дитё в заводном паровозике. Что мы выяснили за два с половиной года – тот же Каролинский институт разложил бы по полочкам за три-четыре месяца... (Отхлёбывает, морщится от боли в горле.)
    Время было безнадёжно утеряно. Три с половиной года. Понимаете? (Обводит взглядом зал.) Всё это время я мог бы... Мне стоило просто... Куда там. (Машет рукой.) Дожидался, пока про агента пронюхают наши бойцы невидимого фронта. У этих, конечно, были и деньги, и оборудование, и секретные циркуляры, и Жора Грибовой про запас на поводочке. Только наука побоку им. И я это, конечно, прекрасно видел, и даже пыжился поначалу. Пытался умалчивать, что мог, совал им вроде как прутики в колёса в их ярославском санатории. С самого начала при этом знал, что выдам рецепт рано или поздно. Ну и выдал. Прямо ли, косвенно ли – это неважно... (Морщится и кашляет.) Они бросились прививать друг другу бессмертие по сходной цене. В течение лета, видимо, допрививались до некоего – до некой критической массы. И в понедельник – все знают, что в понедельник. Понятно, в чём я раскаиваюсь?
    Что вы ещё спрашивали? Я забыл уже.
    - Эээээ, по вашему мнению, могут ли вас привлечь к уголовной отвественности? И хотите – готовы ли вы сдаться в руки российского правосудия?
    - Это сложный вопрос... Понимаете, если меня будут судить за антиправительственный заговор, если я буду сидеть рядом с Сахаровым на одной скамье подсудимых, и мне будут втирать, как я помогал плести сеть вокруг Будина и Браткова... О нет. Я не хочу в этом междусобойчике участвовать. (Качает головой.) Таких романтических преступлений я не совершал.
    Ну вот, давайте теперь не из России. Вот вы, пожалуйста.
    - Виктор Гайдукевич, канал «Один плюс один». По вашему мнению, у Сахарова были более могущественные покровители? Как далеко тянется цепочка тех, кто стоял за летними событиями? Спасибо.

    -
    Не знаю, куда именно она тянется... Ну, до Бадружева точно тянулась до понедельника... Сейчас, конечно, всех собак повесят на Сахарова – уже начали вешать. Я не могу сказать, что я не предвкушаю соприкосновения морды Сахарова с грязью, но Сахаров, при всей его личной инициативности, – он не мог бы всё это без одобрения или, как минимум, попустительства... Почему я и назвал этот суд междусобойчиком. Суд, который над ним непременно устроят в кратчайшие сроки, я имею в виду.
    Я разговаривал с Кондрашовым по телефону сегодня днём. Долго. Ничего нового за лето у них никто не открыл, конечно. Все с утра до вечера занимались «оптимизацией процесса пересадки». Кондрашов клянётся
    Что делается в Каролинском институте, комментировать, к сожалению, не могу. Меня же ради моей безопасности держали в страшном секрете. Ни с кем не давали говорить
    А от себя что могу сказать? Мне нравится, что Кондрашов скормил все данные физикам. Так наверняка перспективней, чем возиться без конца с биологической бутафорией… Конечно, основных вопросов у нас, ну, три. Два из них сугубо научные. Как агент действует. Откуда взялся и куда делся. Я на сегодняшний момент уверен на девяносто девять процентов, что агент, как бы он ни работал, к разуму никакого отношения не имеет. Ни к высшему, ни к божественному, ни к этому
    Поэтому зафиксируйте, пожалуйста: мозгов у агента
    Я знаю, конечно, какие у вас всех заголовки. Про козни Сатаны, про десант инопланетных духов. Как параллельные вселенные трутся друг о друга я тут ещё читал. Я понимаю, у вас работа такая, но будь моя воля, вы бы все напечатали метровыми буквами через первую полосу, вот так (

Попутчики

    Нериметная пара, сидевшая через проход наискосок, оставила после себя Aftonbladet.
    Олег встал, подобрал газету с зелёного кресла и сел обратно, в очередной раз отмечая про себя, что в России он скорее бы съел свои носки, чем потянулся в поезде за оставленной газетой. Он положил газету на пустое сиденье рядом с собой, вытащил из пиджака ручку, достал словарь из чемоданчика, наморщил лоб и принялся разгадывать заголовки на первой полосе.
    Сказочные шведские слова – это не переставало поражать его – не только имели смысл, но складывались в полноценные таблоидные предложения. Каждый день он убеждался, что этими словами можно было говорить о политике, футболе, кусачих лосях, ценах на бензин и даже о покинутом папе, который задушил двухлетнюю дочку, чтобы насолить её матери. О двух цветущих принцессах, до несправедливости миловидных, этими словами можно было вообще говорить до бесконечности. Широта применения шведского языка обескураживала Олега. Надписи на могилах десятого века или заунывные баллады о жизни до победы социал-демократии – такое употребление казалось ему единственно уместным. Ещё, наверное, по-шведски хорошо было баюкать маленьких детей. Но всё остальное? Включая делопроизводство?
    Напрягшись, Олег вспомнил, как будет «договор» и как будет «устав». Без энтузиазма подумал, что есть ещё и «договор на подряд», и «уставной капитал», и остальные неотвратимые выражения. На их русские эквиваленты у него ушло пять лет. На английские – десять.
    Компания, в которую он ездил на собеседование, делала большие клапаны, продавала их за границу и принадлежала британцам. Там от него, как и обещал Ульф, не ожидали беглости в шведском. Вся корпоративная макулатура велась по-английски. Корпоративное мыло писалось по-английски. Наиглавнейший начальник – вполне в стиле Люка Брайда – разбирал язык туземцев, но говорил только по-английски. Собеседование прошло замечательно. Всё было замечательно. Но если оставаться здесь, то выучить «уставной капитал» придётся всё равно. Более наглядного способа доказать своё профессиональное рвение ещё не придумали.
    То есть не «если оставаться здесь», а «раз уж я остаюсь здесь».
    Олег отложил словарь и карандаш. Откинулся на спинку кресла. Отодвинул занавеску. За окном плыла стерильная версия Ленинградской области, затянутая октябрьским дождём.
    - Вы не против, если я тут присяду? – сказали из прохода по-русски.
    - Что? – вздрогнул Олег.
    Повернув голову, он увидел мужчину лет тридцати пяти, в очках без оправы, с ухоженными тёмно-русыми волосами, отпущенными примерно до уровня подбородка. Ниже подбородка находился воротник белой рубашки в тонкий синий квадратик. Рубашку скрывала кожаная куртка, которая благородно выцвела прямо на стадии своего итальянского производства.
    - Можно присесть рядом с вами? – мужчина приветливо показал хорошие зубы.
    Олег оглядел вагон. Больше половины мест пустовали – вместе с читателями Aftonbladet в Оребру вышла куча народа.

    -
    Пожалуйста... – он убрал с сиденья газету и словарь. Засунул карандаш обратно в пиджак.
    Мужчина сел и протянул ему руку.
    - Николай. Можно Коля. Можно на «ты».
    Другая его рука прижимала к коленям тоненький портфель с золотистыми застёжками.
    Олег нехотя пожал протянутую руку.
    - Олег.
    Олег резко отдёрнул руку. Сглотнул и тут же покраснел.

Дождь в Карлстаде

    Он проскочил перрон – крытый, но всё же промозглый – и минуты полторы пытался прийти в себя в зале ожидания. В конце концов тройное действие коньяка, эмоций и спешки заставило его нашарить в бумажнике пять крон и засунуть их в щель рядом с ближайшим туалетом. Когда его перестало рвать, он отвалился от унитаза и какое-то время сидел на полу, прислонившись боком к стене. Затем встал, умылся и, нахлебавшись воды из-под крана, пошёл домой.
    Дождь, по утверждению Аftonbladet, заливал в тот вечер всю южную половину Швеции. Однако если в Вэстэросе он сдержанно моросил, то в Карлстаде хлестал со всех сторон, порывисто и обстоятельно. Закрываясь чемоданом, Олег поскакал по привокзальной зебре, потом направо, потом дальше вглубь города – по струящимся тротуарам, мимо голых деревьев и редких прохожих, вплотную вдоль стен и сияющих витрин закрытых магазинов, хотя особого смысла жаться к стенам не было. На втором повороте он вполголоса обматерил себя за оставленный дома зонтик, но на самом деле особо не злился ни на свою забывчивость, ни на дождь, ни на устройство мира в целом: от мокрого холода голова посвежела, а дома ждал не только зонтик, но прежде всего горячий душ и постель напротив телевизора.
    Подозревать, что долговязый мужчина в чёрной кожаной кепке идёт за ним по пятам, Олег начал после церкви. Точнее – после того, как наискось перебежал маленькую, усаженную кустами площадь перед зданиями двух школ, которые эту церковь загораживали. Мужчина держался метрах в пятнадцати-двадцати и пересёк площадь по той же траектории, шаг в шаг, даже не пытаясь быть незаметней. Олег зашагал ещё быстрее – мужчина подстроился под него; Олег сделал лишний крюк над подходе к каналу – мужчина повторил этот крюк; на берегу канала Олег резко свернул налево, в сторону пешеходного мостика, – мужчина свернул за ним, в том же самом месте.
    На другом берегу канала, в пяти шагах от мостика, нервы Олега лопнули. Он прижал чемодан к груди и понёсся в сторону своего дома, до которого оставалось не больше трёхсот метров. Ему хватило силы воли, чтобы не завопить о помощи сразу же, но как только сзади раздалось отчётливое русское «Стой! Стой, Олег!», его самообладание развалилось окончательно, и он заорал во всю глотку – заорал первобытное, универсальное «ААААААА!!!», с подвизгиванием и клёкотом, и продолжал орать, пока, прямо на подступах к своему подъезду, не задел ногой стойку для велосипедов и не растянулся на мокром газоне.
    Дождь забарабанил по его спине.
    Хлюпающие шаги приблизились прежде, чем он успел подняться. Они умолкли прямо у его ног; осталось только громкое дыхание – пересыпанное кашлем и ещё более надорванное, чем его собственное.
    - Куда ж ты бежишь... мать твою перемать... не угнаться за тобой...
    Олег приподнялся на локте и повернул голову.
    - Узнаёшь... узнаёшь меня? – преследователь содрал с головы кепку, вытер ею лицо и попытался разогнуться.
    - Жук, – просипел Олег. – Роман Романыч... откуда ты-то... ты-то на хера за мной...

    -
    За тобой... Нужен ты мне тыщу лет... – Жук наконец прокашлялся и сплюнул в лужу. – Тетрадку давай.

Возвращение

    - Ты ел уже?
    - Голубцы разогрел вчерашние.

    -
    ... На вот, я взяла тебе.

Послесловие

    Кирилл – это я.
    В этом состоит вторая причина.
Top.Mail.Ru